Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Рулев Александр: " Зона Притяжения " - читать онлайн

Сохранить .
Зона притяжения Александр Рулев
        Во время испытания на орбитальной станции секретного устройства на Землю из дальнего космоса вонзается луч. Это становится началом катастрофы или совсем не катастрофы… В романе неожиданным образом вывернут сюжет вторжения инопланетян. Жертвами оказывают все: и инопланетяне, и земляне. Они столкнулись с силой, неподдающейся пониманию. С цивилизацией, которая находится за фазовым барьером… Главный герой один, повествование от первого лица, роман построен на постоянном действии. Лирических отступлений очень мало. Смысл вписан в действие.
        Александр Рулев
        Зона притяжения
        Часть первая
        Армагеддон
        Глава первая
        С того самого момента как человек научился мечтать, он захотел преодолеть земное притяжение и полететь словно птица. Столетиями эта мечта была недоступна. Но человек не отчаивался. В раздумьях он подбрасывал кверху камни, палки, кости, попутно создал пращу, лук и катапульту, затем набил порохом металлическую трубу, затолкал туда ядро, поджег порох и выстрелил по соседской крепости. Однако предметы, запущенные в воздух, оставались там недолго и падали вниз, причиняя увечья различной степени тяжести. Таинственная сила, намертво пригвоздившая к земной поверхности размечтавшегося человека, оставалась загадкой, покуда Ньютон научно не обосновал, почему яблоки падают вниз, а не вверх. Окрыленный новым знанием человек принялся создавать аппараты способные поднять его в небо. Поэкспериментировав с надувными баллонами, крыльями и пропеллерами, он вернулся к идее металлической трубы набитой горючими материалами и наконец-то достиг желаемого результата. Но мне почему-то всегда казалось, что мы так и не победили это проклятое притяжение, а лишь обманули его. Вот если бы яблоки начали падать вверх, а не вниз -
это стало бы настоящей победой!
        К своему удивлению я обнаружил, что яблоки в изобилии лежавшие у моих ног стали подниматься. Их примеру последовал сам Ньютон сидевший под соседним деревом, затем из кустов вылетел белый рояль вместе с пианистом. Музыка удалялась от меня куда-то далеко ввысь и я, оторвавшись от бренной земли, последовал за мелодией. К черту притяжение, наконец-то я научился летать по-настоящему!
        - Добрыня, просыпайся! Пора вставать! - растолкал меня Степаныч.
        Я разлепил глаза и понял, что музыка никуда не улетала, просто Цыплаков убавил звук на электронном будильнике, когда стал меня будить.
        - Он уже минут пять орет, а ты все не просыпаешься! - сказал он тоном строго воспитателя и удалился из спального отделения.
        Я вылез из спального мешка и лениво поплыл в основной отсек.
        Все-таки недолюбливает меня Степаныч. Но я стараюсь не обращать на это внимание. Цыплакову за сорок, а мне только двадцать девять, и он считает, что я еще слишком «зеленый для такой важной работы». Впрочем, Степаныча можно понять. Я стал для него своего рода «киндер-сюрпризом». Меня назначили в экипаж совершено неожиданно, нарушив при этом несколько правил и негласных традиций. Уж не знаю кому, и каким местом я там приглянулся. По большому счету и для меня это стало большим сюрпризом. Не прошло и двух лет, как я попал в отряд, и вдруг меня в обход многих более достойных отправляют на орбиту. Поэтому-то я отлично понимаю Степаныча и не пытаюсь ему ничего доказывать.
        Выполнив полный набор утренних процедур, я позавтракал, после чего сытый и довольный подлетел к пульту, где уже ковырялся Цыплаков.
        - Ты вовремя, через две минуты сеанс связи с ЦУПом. Сегодня у нас очень важный эксперимент.
        - Угу, - ответил я и незамедлительно приступил к работе.
        - Знаешь, Добрыня… у меня какие-то странные предчувствия. На счет этого спутника, который мы с тобой должны сегодня запустить, - неожиданно поделился Цыплаков, оторвавшись от пульта и посмотрев на меня.
        - С чего бы это вдруг? - удивился я.
        - Ну, во-первых, за исключением того, что спутник изготовлен неким НПО «Парадокс», о нем ничего не известно, а это уже самом по себе подозрительно. Кто как ни мы должны знать, что делаем, черт побери! Я не люблю такие сюрпризы. И во-вторых… Мне кажется, что это как-то связано с тобой. Только не удивляйся. Это не моя идея. Тебя включили в экипаж сразу же после того, как нам подкинули этот подарочек.
        Степаныч ошарашил меня своим заявлением. Когда я проходил долгую и мучительную подготовку в Звездном городке, космос представлялся мне слишком опасным местом, где нет времени на интриги и тайны, где все направлено на достижение общей цели.
        - Я, правда, ничего не знаю, - пожимая плечами, сказал я.
        - Вот это меня и заботит. Похоже, они хотят поставить над нами какой-то дурацкий эксперимент. Не нравится мне все это. Раньше такого не допускали. Космонавты всегда знали, на что шли, даже когда это было смертельно опасно.
        Степаныч едва успел договорить, как на экране показалось лицо руководителя полетов.
        - Доброе утро Анатолий, Олег…
        - Доброе утро Валерий Иванович, - почти хором поздоровались мы.
        - Как вы знаете, ребята, программа полета полностью выполнена. За исключением самой важной части, которую мы отложили до крайних дней вашей экспедиции…
        Я пребывал в растерянности и поэтому не следил за разговором. Я думал, что Цыплаков как командир экипажа уж наверняка знает, для чего предназначался этот спутник. В списке груза и программе полета он значился как спутник связи производства НПО «Парадокс». Я наивно полагал, что когда дело дойдет до испытания Степаныч выложит все подробности. И вдруг выясняется, что он тоже ничего не знает!
        - Скажите честно, Валерий Иванович, по крайней мере, вы в курсе, что он собой представляет? - очнувшись, услышал я слова Цыплакова. Похоже, большая часть их разговора пролетела мимо моих ушей, пока я пытался привести собственный внутренний мир в порядок.
        Руководитель полетов замялся.
        - Ребята, это действительно настолько важно, что мы не могли посвящать никого в детали… Даже я знаю только его общее предназначение…
        - В таком случае, как же мы будем осуществлять эксперимент, если не знаем подробностей? - возмутился Степаныч.
        - Через несколько секунд мы переведем вас на Тамск-13 - научный центр «Парадокса», - в последний раз улыбнулся Валерий Иванович, прежде чем пропасть с экрана.
        - Доброе утро, Анатолий Степанович, Олег Владимирович, - на нас уставился мужичок с внешность типичного «чокнутого» профессора из старых фильмов. Он до смешного напоминал Эйнштейна, разве что волосы не были седыми (вероятно специально косил под знаменитого физика). - С вами говорит главный конструктор НПО «Парадокс» Мирослав Рымкевич. Приношу свои извинения за то, что мы держали вас в неведении. Но это действительно было необходимо…
        Для начала давайте договоримся в терминах. Условимся называть спутник Устройством. Так вот устройство состоит из трех функциональных частей: реактивного двигателя, блока дистанционного управления и исполнительного модуля. Частотные характеристики уже поступают на ваш компьютер. После чего вы сможете управлять нашим Устройством через свой пульт.
        Слушая Рымкевича, Цыплаков лишь молча кивал. Но, зная Степаныча, я мог предположить, что про себя он говорил что-нибудь нелицеприятное в адрес этого самого Рымкевича с его дурацким Устройством. Однако это вовсе не означало, что он отнесется к предстоящему эксперименту наплевательски. Нет, он выполнит все на пять с плюсом, не переставая при этом ворчать. Что же касается меня, то я наоборот чувствовал некоторое возбуждение. Мне захотелось как можно быстрее сбросить налет таинственности. За поведенные на орбите два месяца мы проделали много работы и даже выходили наружу, но ничто так не воспламеняло во мне энтузиазм как тайна.
        - В вашу задачу входит вывод Устройства в открытый космос и его активизация. Затем Устройство необходимо отвести от станции на безопасное расстояние - сто-сто пятьдесят метров и переключить в режим ожидания. Когда эксперимент завершиться вы получите дальнейшие инструкции. А теперь перейдем к самому Устройству.
        Спутник был достаточно маленьким, поэтому еще до начала сеанса связи Цыплаков притащил его в главный отсек и закрепил напротив пульта.
        - Как вы видите, на боку Устройства имеется функциональная панель, с помощью которой производится подготовка и запуск, - сказал Рымкевич, а затем пояснил, что обозначала каждая клавиша и индикатор, расположенные на панели.
        Надо отдать Рымкевичу должное - он был предельно краток и не загружал нас излишними подробностями. Но выудить из него правду об истинном предназначении спутника не удалось. Рымкевич умело избегал прямого ответа.
        - Это устройство нового поколения, которое возможно даст толчок новому витку научно-технического прогресса, - максимум, что сумел вытянуть из него Цыплаков.
        У меня не было времени, чтобы дослушать их диалог до конца, но для себя я решил, что спутник, очевидно, как-то связан с военной программой. И нам не хотят доверять «государственную тайну». Что, на мой взгляд, было ошибкой. К примеру, я до того попасть в отряд космонавтов работал в закрытом КБ и имел самое непосредственное отношение к государственной тайне. Или же они опасались, что наши опыты пропасут гости станции с других стран, и поэтому ничего рассказали даже исполнителям, - то есть нам.
        Пока я занимался подготовкой к выходу в космос, Степаныч вводил полученные данные в компьютер и настраивал управление спутником. Облачившись в скафандр, я еще раз проверил все системы. Однако прежде чем направится к шлюзу, Цыплаков сам осмотрел меня, и только после этого дал добро на выход.
        - Ты уверен, что мне не нужны никакие дополнительные инструкции с Земли? - недоверчиво спросил я.
        - Долбанная секретность!.. На самом деле ничего сложно там нет. Нажать пару кнопок и все, это может сделать даже школьник, - отмахнулся Степаныч. - Давай-ка, займемся делом, и не будем задерживать «новый рывок научно-технического прогресса»! - добавил он, подтрунивая толи надо мной толи над Рымкевичем.
        Шагнуть двумя ногами в бездну - туда, где нет ничего кроме звезд, где ничто не прижимает к тебя к поверхности, где ты чувствуешь себя богом, только сказавшим «да будет свет», - вот что привело меня в космос. Я шел к этому мигу долго, с того самого момента, как увидел звездное небо. И вот я здесь. Я добился своей мечты, в отличие от многих мальчишек, грезивших о звездах, но так и сделавших ни одного шага на встречу к ним. Уже во второй раз я выходил в открытый космос, но волновался будто юнец перед первым свиданием.
        - Ты главное не дергайся зря. Ничего сложного тут нет. Простой вытащишь эту штуковину наружу и оттолкнешь ее от станции, - напутствовал меня Степаныч.
        - Да все нормально, - улыбнулся я, делая вид, что уже в который раз проверяю фиксаторы перчаток. На самом же деле я просто пытался скрыть от Цыплакова легкий мандраж.
        Я подхватил спутник и поплыл в стыковочный модуль, а затем в шлюзовую камеру. Степаныч закрыл за мной люк и вернулся к пульту управления.
        - Ну, как ты там? Воздух вот-вот откачается, - спросил он по радио.
        - Все в норме, только тесновато. Устройство устроиться мешает, - отшутился я.
        - Олег, давление ноль. Можешь выходить. Как понял? - услышал я голос Цыплакова секунд двадцать спустя.
        - Вас понял, командир. Открываю люк, - эти слова звучали для меня словно Гаринское «Поехали!».
        Отворив последнюю дверь между мной и вселенной, я выплыл наружу.
        - Олег, на связи Земля. Рымкевич хочет узнать, как Устройство реагирует на вакуум, - послышался из наушников голос руководителя полетов.
        - Валерий Иванович, как оно должно на него реагировать?
        - Тебе виднее, Олег…
        Похоже, он тоже ничего не знает, или придуривается - почему-то пришло мне в голову.
        Внешне Устройство представляло собой открытый каркас цилиндрической формы девяносто сантиметров длинной и тридцать два сантиметра диаметром, внутри которого умещалось все оборудование. На боковой панели горел красный индикатор, свидетельствующий о том, что система в норме и готова к активации. Тщательно осмотрев спутник, я ответил:
        - Никаких видимых изменений не наблюдаю.
        - Хорошо. Теперь нажми клавишу «2», - это вновь говорил Степаныч.
        - Нажимаю… - не успев договорить, я увидел, как в носовой части цилиндра раскрылась необычной формы антенна. Это был конус с углом наклона градусов тридцать-сорок.
        - Должны раскрыться антенна и загореться желтый индикатор.
        Прямо детский сад какой-то. Соедините красненькую детальку с синенькой и получите смешного покемона…
        - Антенна раскрылась, но желтого цвета на панели не наблюдаю. Может быть, он должен загореться в какой-нибудь другой части Устройства?
        - Подожди…, -растеряно произнес Цыплаков.
        Затем последовала продолжительная пауза космической тишины. Я слышал только собственное дыхание и бессмысленно крутил в руках спутник, пытаясь найти этот злосчастный желтый огонек.
        - Олег, вы слышите меня? - вначале голос показался незнакомым. - Будем надеяться, что несправен только сам индикатор, - наконец узнал его. Это был Рымкевич собственной персоной.
        - Допустим. И каковы мои дальнейшие действия?
        - Очевидно, нам придется рискнуть. Нажмите клавишу «3» и оттолкните Устройство на незначительное расстояние, так чтобы вы смогли вернуть его, если двигатели не заработают, - голос Рымкевича заметно дрожал. Он, вероятно, сильно волновался, однако при этом не утратил способность кратко и доступно излагать свои мысли.
        Я нажал на клавишу «3» и обнаружил, что на панели загорелся зеленый индикатор.
        - Загорелся…
        - Зеленый! Отлично! - опередив меня, почти заорал Рымкевич. Похоже, нервишки ученого все-таки не выдержали. - Теперь осторожно оттолкните его от станции!
        Я так и сделал. Слабого толчка хватило на то, чтобы цилиндр отлетел метров на пять. И вдруг я увидел, как дюзы миниатюрного космического аппарата озарились белым выхлопом газа, который сразу же замерзал. Спутник полетел прочь от станции.
        - Я его веду! Еще секунду назад с камеры заднего вида можно рассмотреть твою удивленную физиономию! - обрадовал меня Цыплаков.
        - Отлично, а что делать мне?
        - Приказано, ждать. Как только завершиться эксперимент, я подведу спутник обратно, и ты вернешь его на борт.
        - Как долго это продлиться?
        - Не более получаса.
        А раз так, значит, у меня есть уйма свободного времени, чтобы просто повисеть в пустоте, наблюдая за тем, как кружится подо мной старушка Земля и заманчиво подмигивают звезды. Я стал вслушаться в тишину, словно пытаясь уловить в ней голос вселенной, но по-прежнему слышал только собственное дыхание. Пока вдруг не понял - мое дыхание и есть голос вселенной, она дышит через меня…
        Тем временем спутник удалился от стации на достаточное расстояние, превратившись в маленькую блестящую точку. Мое внимание полностью переключилось на него. Но я был не одинок в своем любопытстве.
        Было время темного десятилетия, когда только Россия могла поддерживать орбитальную станцию. Еще лет семь назад каждый выход был значительным событием, которое обязательно освещалось в выпусках новостей. Теперь же это стало настолько обыденным явлением, что, порой, мы и представители других стран выходили в космос совершенно независимо друг от друга (каждый со своего шлюза), выполняя абсолютно разные задачи. Да и станция уже не та - в два с половиной раза больше изначальной. По сути дела она превратилась в нагромождение модулей, принадлежавших разных странам и даже парочке международных корпораций. Своего рода вавилонская башня на орбите или если угодно космическая коммунальная квартира, содержание которой «всем миром» было дешевле и безопаснее, чем множества орбитальных отдельных квартир. Однако, как у всякой коммуналки тут были свои минусы. Из года в год росло взаимное раздражение соседей. К примеру, у Китайцев была давно своя (или даже две станции). Хотя новостей о том, что они туда летают давно не было. Их космическая отрасль серьезно пострадала после темного десятилетия. Ну а пока американцы
из международной корпорации «Спейсшип» специально перенесли запланированные на вчера совместные с японцами работы, чтобы понаблюдать за нашими опытами. Грин и Осака вышли наружу четверть часа назад и сейчас, временно оторвавшись от ремонта японского робота-манипулятора, следили за нашим спутником.
        Им как, впрочем, и мне не терпелось узнать, что же там, черт побери, происходит.
        - Ну, как там дела? - не выдержал я.
        - Не знаю Олег, ждем-с. Но возможно ничего особенного не произойдет. Мы просто этого не увидим, - ответил Спепаныч.
        Не прошло и минуты с тех пор, как он произнес «мы просто этого не увидим», как вдруг на месте спутника зажглась маленькая сверхновая. Яркий белый свет на какое-то время ослепил меня. Первой мыслью было, что спутник взорвался! Но как только ярко-белое пятно исчезло с сетчатки моих глаз, я увидел, что спутник по-прежнему на своем месте.
        - Анатолий, что произошло? Что это за вспышка? - спросил я, когда пришел в себя.
        - Если бы ты это выдел!.. Если бы…. - голос Цыплакова захлебывался. - Олег… ты даже себе представить не можешь…
        Похоже, там действительно произошло нечто из ряда вот выходящее, что заставило Степаныча настолько изумиться.
        - Да что там такое?!
        - Обожди, Земля дает указания, - уже более спокойно ответил Цыплаков.
        Я остался в тишине предоставленный собственным мыслям. Я неотрывно смотрел на точку спутника и строил гипотезы. Скорее всего, вспышка не была чем-то неожиданным, вполне возможно опыт удался. Однако в чем суть эксперимента я не знал. Может быть, мы только что испытали какое-нибудь супероружие и при этом понятия не имеем о последствиях, как те американские летчики, сбросившие на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы.
        Спутник наконец сдвинулся с места и поплыл обратно к станции. Точка становилась все крупнее, пока не приобрела конкретные очертания.
        - Олег, огромное спасибо вам за помощь! - неожиданно раздался голос Рымкевича после почти двухминутного молчания. - Мы с вами присутствовали при великом событии. Возможно, вы еще не успели оценить его значимость. Но вы все поймете, когда спутник подлетит ближе!..
        Рымкевич пропал, на смену ему пришел Цыплаков:
        - Олег до тебя осталось меньше десяти метров! Приготовься принять Устройство!
        Я расставил руки в разные стороны, словно стоял на воротах, ожидая пенальти.
        В наушниках послышался смешок.
        - Добрыня, это не футбол. Я веду его прямо к тебе. Около станции скорость снизиться почти до нуля, так что не нервничай. Просто подхвати его и все!
        - Он, кстати, ничего не объяснил, - пожаловался я Степанычу. - Может быть, ты будешь так добр и расскажешь, что мы все-таки сделали?! - несколько натянуто спросил я.
        - Сейчас все сам увидишь!
        Цилиндр надвигался прямо на меня, но летел крайне медленно.
        И вдруг (снова это вдруг!) я увидел, как светящаяся игла вонзилась в Землю, вновь ослепив меня ярко-белым светом. Это выглядело, как будто из космоса по планете ударила гигантская молния.
        - А это еще что?! - недоуменно спросил я.
        - Понятия не имею… Надеюсь, это не из-за нашего спутника. По крайней мере, свет исходил откуда-то из космоса, - отозвался Степаныч. - Обожди-ка, сейчас спрошу ЦУП, что видели они… - озадаченно произнес Цыплаков.
        Но что думали в ЦУПе по поводу недавнего светопреставления, мне узнать не довелось. Потому что произошедший вслед за этим «фейерверк» заставил всех содрогнуться от страха. Белое свечение залило небесный свод на сколько хватало глаз, словно на орбите зажглись сотни, а может быть и тысячи миниатюрных сверхновых. Я зажмурился, прячась от невыносимо яркого света. А когда открыл глаза, то к своему ужасу обнаружил, что где-то над нами произошел взрыв. Цвет новой вспышки был огненно-красным. Мне уже было не до спутника, когда десятки маленьких убийц - осколков возникших после взрыва ударили по станции смертельным градом. Из корпуса забили несколько «гейзеров» драгоценного воздуха. С первого же взгляда стало понятно, что поврежден наш челнок «Гагарин», так же пробиты по крайней мере три или четыре модуля станции и давление падает слишком быстро, чтобы система нагнетания сумела справиться с потерями. Секунд двадцать я прибывал в полнейшем ступоре, тупо наблюдая за тем, как воздух покидает отсеки станции.
        - Первый! Первый ответь! Вызывает второй! - стал я вызвать Цыплакова, когда пришел в себя.
        - Степаныч! Ответь, твою мать! Цыплаков! Ну же! - орал я изо всех сил.
        А в ответ тишина.
        Я буквально заледенел от ужаса, словно холод космической пустоты проник сквозь скафандр и превратил меня в кусок замороженного мяса. Нет, этого не может быть, этого не должно было произойти! - твердил мой разум. Но произошедшая катастрофа была самой настоящей. И катастрофа эта выходила за рамки тех ситуаций, к которым меня готовили в Звездном городке. Я был в полной растерянности и не знал что предпринять. В голову ничего не лезло кроме той пустоты, что окружала меня сейчас. Невероятным усилием воли я заставил себя сосредоточится на спасении.
        Если станция разгерметизировалась слишком быстро, то вряд ли кто-нибудь успел надеть скафандры. И если даже успел, то, возможно, повреждена система связи или что-нибудь случилось с энергоснабжением. Допустим самый худший вариант: на станции все мертвы и повреждена аппаратура. В таком случае мне придется самостоятельно пробираться внутрь, потом наладить подачу воздуха в скафандр, а уже затем думать, что предпринимать дальше…
        Но прежде я должен сделать то, что должен был сделать с самого начала, черт побери! - вдруг опомнился я. Всему виной моя неопытность! Цыплаков похоже прав - я еще слишком зеленый для такой важной работы. Мне будто бы послышался его насмешливый голос: - Добрыня, это просто. Возьми и переключись на общий канал.
        Я потянулся к ручке настройки и вдруг, перед тем как нажать ее рука сама собой замерла.
        А что будет, если и там тишина, что если действительно все, кроме меня погибли! - с ужасом подумал я.
        - Господи помоги! - с этими словами я переключился на общий канал, который использовался для совместных работ и экстренных случаев.
        В первое мгновение голос, услышанный мной, напомнил то ли о японских мультфильмах, то ли о гонконгских боевиках. Так орать мог только японский космонавт Тоцуро Осака. Вместе с Грином они занимались ремонтом, когда я запустил этот дурацкий спутник.
        Выдох облегчения вырвался из моей груди, когда я услышал вполне разборчивую английскую речь.
        - Осака, пожалуйста, успокойтесь! Грину уже не помочь!.. Тысяча чертей, я думал, вы японцы самый спокойный народ…
        Осака умок и больше не проронил ни слова.
        - Двигайтесь к шлюзу и, пожалуйста, не говорите ничего без необходимости. Я попробую еще раз связаться с Добрыниным.
        - Добрынин на связи, - дрожащим от счастья голосом отозвался я.
        - Слава богу! Я думал никто из вас не выжил!.. Добрынин, быстрее двигайтесь к нашему шлюзу! Мы падаем! Если в ближайшие десять-пятнадцать минут не удаться вернуть станцию на орбиту, мы обречены! - отрывисто прокричал астронавт.
        Он был прав. Самый простой и быстрый способ проникнуть на станцию сейчас - пробраться к шлюзу американского сегмента. Тем более если станция начала падать, то у меня катастрофически мало времени. Вопрос только в том, с какой стати она начала падать? Какая сила заставила ее сойти с орбиты? Удар маленьких осколков не был настолько сильным, чтобы их энергии хватило на значительное перемещение нескольких сотен тонн металла. Значит, существует еще какая-то сила, которая тащит нас вниз.
        Цепляясь за поручи там, где они были установлены, и за любые другие выступы, я медленно плыл над корпусом. Боясь оторваться от станции, так как трос из недостаточной длины пришлось отцепить. Слева от меня проплыло что-то белое. Я обернулся и увидел, что это был человек. Он безвольно дрейфовал около разбитых солнечных батарей вместе с обломками. Никакого движения рук или ног не наблюдалось.
        - Вижу человека! - сказал я.
        - Да это Грин. Но, по всей видимости, его убило осколком. Осака видел, как из его скафандра выплеснулась кровь, - ответили мне.
        Наконец добравшись до американского шлюза, я обратил внимание, что пробиты почти все модули. Маленькие воздушные гейзеры сочились тут и там. Удивительно, что при такой плотности осколочной волны не задело ни меня, ни Осаку. Было бы не плохо знать, что же над нами такое рвануло? Какой-то спутник или что?
        - Как у вас с давлением? Я вижу многочисленные пробоины в корпусе.
        - Медленно падает. Но это неважно - я уже надел спасательный скафандр, - ответили со станции.
        Кроме Цыплакова на борту оставалось двое американских астронавтов: Робертсон и Маккол. Трое американцев и японец прилетели лишь неделю назад. И толком познакомиться мы еще не успели, поэтому было не мудрено, что я не узнал голос.
        - Это Маккол? - наугад спросил я.
        - Нет, к несчастью, бортинженер погиб.
        Я сглотнул. Кажется, досталось не только нашему основному модулю.
        - Как это произошло?
        - Когда по нам ударил поток осколков, он был другом в модуле… А теперь там вакуум, - Робертсон сказал это почти как Левитан объявивший о начале Великой Отечественной. - Боюсь, ваш главный модуль тоже остался без атмосферы. Разгермитизация произошла на столько быстро, что Цыплаков вряд ли успел надеть скафандр.
        Еще минуту-другую назад я разговаривал с ним, и вдруг узнаю, что человека больше нет. У меня защемило в груди лишь от одной мысли, что Цыплаков как и Грин безжизненно болтается в пустоте. Но лицо Грина, по крайней мере, скрыто шлемом, от чего кажется, что это не человек вовсе, а какой-нибудь робот. Может быть, Степаныч и недолюбливал меня, но за два месяца нахождения на станции мы невольно сблизились. Мне не хотелось верить, что его жена и двое детей не дождутся мужа и отца, что Цыплаков больше никогда не вернется домой и не сядет за обеденный стол поесть любимого борща, о котором он вспоминал в течение всего полета.
        - Робертсон, а где Осака? Я его не вижу.
        Японец ответил сам.
        - Я уже в шлюзе. Жду вас.
        - Мы поместимся вдвоем?
        - Должны, это новый шлюз.
        Пока я забирался в шлюз, вновь заговорил Робертсон:
        - Скажите, Добрынин… Я знаю, что это может задеть вас, но ваш спутник мог как-нибудь повлиять на то, что произошло потом?…. Понимаете, я видел вспышку… и, в общем, те, что произошли за ней они были такие же, как и та первая около вашего спутника.
        О господи, спутник! Я уже почти забыл про него. Ведь я так и не узнал, для чего он предназначался и поэтому был не в состоянии ответить американцу что-либо вразумительное. Вопрос Робертсона вновь заставил меня вспомнить о Хиросиме. Вдруг мы сами, не зная того, испытали какое-то страшное оружие?
        - Мне известно только, что это был спутник связи, - коротко ответил я.
        Робертсон тяжело вздохнул.
        - Ну, хоть сейчас давайте избежим секретности! Какое-то это имеет значение теперь!
        Я начинал сердиться, хотя и понимал его состояние.
        - Послушайте, Робертсон, я действительно ничего толком не знаю. Запросите ЦУП, там вам все пояснят!
        - Если бы у меня была связь с Землей, я бы вас не спрашивал! - нервно произнес Робертсон.
        - Черт, я не думал что все настолько плохо, - только и смог сказать я.
        - Именно поэтому я вас и спросил. Может быть, ваш спутник имел какое-то побочное действие?
        - Простите, Робертсон, я действительно ничего не знаю.
        Зацепив Осаку, я протиснулся в шлюз. Японец словно мумия застыл напротив меня. Похоже, внутри что-то случилось с освещением. Свет исходил только от моего фонаря, но даже его хватило, чтобы увидеть сквозь стекло шлема, что лицо Осаки искажено болью.
        - Вам плохо?
        - Она вылилась из него бурным потоком, и тут же капли превратились в тысячи маленьких рубинов. Это было красиво и ужасно одновременно…, - тяжело дыша, ответил Осака и закрыл глаза.
        - Он не может пережить смерть Грина, - пояснил Робертсон. - Так, давление уравнялось, можете открывать люк.
        Внутри станции горело только аварийное освещение. Большая часть оборудования не работала. По отсекам летала всевозможная утварь.
        - Сколько у нас времени осталось? - спросил я, когда влетел в отсек к Робертсону, который висел рядом с пультом.
        - Приблизительно пятнадцать минут, а может быть и того меньше.
        - Вы пробовали запустить двигатели вашего челнока, чтобы вернуть станцию на орбиту?
        - Безрезультатно. Компьютер станции не перехватывает управление двигателями. Честно говоря, я рассчитывал на вас, Добрынин. Вы ведь инженер…
        - Да, но не гений, даже при условии вашей и помощи мне не успеть устранить поломку за столь короткий срок… Если она вообще устранима.
        - Остается эвакуация. Но кто-то должен принять решение! Мы не можем просто так взять и разбить триллионы долларов! - нервы Робертсона начали сдавать, он сорвался на крик, - Это международная собственность и если мы…
        - Прекратите это! Пожалуйста! - наконец ожил Осака. - У нас слишком мало времени!
        Часы действительно тикали, а мы еще ровным счетом ничего не сделали, чтобы спастись. Станция тем временем опускалась все ниже.
        - Он прав! - сказал я. - В конце концов, мы есть представители этих самых народов, и вполне можем принять решение! Я голосую за эвакуацию!
        - Я присоединяюсь! - согласился со мной японец.
        Удовлетворенный тем, что ответственность разделена поровну Робертсон сказал:
        - В таком случае я спускаюсь в челнок и начинаю подготавливать его к спуску.
        - По инструкции спасательными капсулой служат старые модуля «Союзов» и новые «Федерации»! - возмутился я.
        - Согласен, но, во-первых, туда еще надо проникнуть. А во-вторых, на челноке у нас будет возможность маневра при посадке, - сказал Робертсон удалясь к стыковочному модулю.
        - А вы уверены, что ваш Спейсшип-3 не поврежден?
        - То же самое я могу сказать и про ваш «Гагарин», который, кстати, находился ближе всех к эпицентру взрыва, а наш челнок был скрыт массой станции…
        - Ладно, хватит, препирательств. Будем действовать параллельно. А Осака пусть займется связью.
        - Нет проблем, - ответил Робертсон, скрывшись внизу.
        По большому счету мне было наплевать, на чем покинуть станцию. Наши капсулы со старых «Союзов» и новых «Федераций» или челнок Спейшип-3 были одинаково приспособлены для спасения (если конечно они целы). Я, прежде всего, хотел убедиться, что Цыплаков и Маккол действительно мертвы, как утверждал Робертсон.
        Японец с усердием взялся за связь. Хотя я подозревал, что это был сизифов труд. Но интуиция подсказала мне, что Осаку сейчас нужно чем-то занять, чтобы он не зацикливался на смерти Грина.
        В последнем модуле американского сегмента я нашел мертвого бортинженера Маккола. Его тело дрейфовало посередине отсека вместе с какими-то деталями. Слава богу, что он был повернут ко мне спиной, и я видел только вздутые и разорванные внутренним давление руки. Я двинулся дальше к нашему модулю в надежде застать там живого Цыплакова. Люк легко поддался, и я вошел внутрь. Как и предупреждал Робертсон, отсек был полностью разгерметизирован. Степаныча я увидел сразу. Он так и остался у пульта, глядя на меня неестественно выпученными глазами. Его лицо походило на ледяную маску со страшными порезами, заполненными застывшей кровью.
        - О боже, нет! - невольно вскрикнул я.
        - Что у вас там? - спросил Робертсон.
        - Цыплаков погиб сразу.
        - Сожалею…
        Лучше бы мне этого не видеть, подумал я и повернул назад.
        - Робертсон, как с челноком?
        - Считайте, нам повезло! Это просто чудо какое-то! Если не считать нескольких пробоин, он практически не пострадал! Основные системы не повреждены, но вот со связью и здесь проблемы. А как вы? Добрались до спасательных модулей?
        - Теперь в этом нет необходимости. Я двигаюсь к вам.
        - Поторопитесь, температура быстро растет. Скоро станция начнет разваливаться…
        - Послушайте Робертсон! Если вы сумели наладить управление двигателями, то почему бы вам не выправить орбиту станции? Если конечно еще не поздно.
        - Господи, Добрынин! Неужели вы думаете, что я не попытался этого сделать!.. Скорость падения не замедлилась ни на йоту! Станция обречена!
        - Черт… - сдавлено произнес я и поспешил к челноку.
        Уже через десять минут мы отсоединили стыковочный узел и заняли свои места. Здесь на челноке я был только пассажиром. Сейчас наша судьба всецело находилась в руках Робертсона.
        Я сидел на месте второго пилота и наблюдал за его действиями. Мне показалось, что он чем-то озабочен.
        - Добрынин, вы когда-нибудь управляли самолетом?
        - К сожалению, только парапланом, - ответил я.
        - Понятно, значит, при посадке рассчитывать можно только на одного из нас.
        - Я же предлагал, эвакуироваться на нашем модуле.
        - Возможно, вы были правы… - тяжело вздохнул американец.
        - Что случилось?! Может, вы поделитесь со мной?
        Он пристально поглядел на меня, играя жевалками. Сквозь стекло шлема было видно, как по его бледному напряженному лицу текли ручейки пота.
        - У меня не получается отлететь от станции…
        После недолгой паузы гробовой тишины, в наушниках послышался голос японца:
        - Может быть, не отошли фиксаторы?
        Я помотал головой.
        - Кажется, понял. Мы набрали слишком большую скорость. Станция просто давит на нас своим весом.
        - В таком случае я увеличу тягу. - Робетсон потянулся к пульту.
        Но я одернул его.
        - Не стоит этого делать. Неизвестно к чему это может привести. Станция, например, может начать беспорядочно вращаться или же челнок врежется в какую-нибудь внешнюю конструкцию, - я указал на нависающие над нами искореженные солнечные батареи и фермы.
        Американец медленно положил руку обратно и буквально скрепя зубами произнес:
        - Черт возьми, вы правы. Но что же нам делать дальше?
        - Ждать пока сопротивление атмосферы сорвет с нас эту шляпу, - удивительно, но я еще сохранил способность шутить.
        - Как бы это сомбреро не накрыло нас своими широкими полями! Робертсон с опаской поглядел фермы и батареи, которые начинали постепенно изгибаться.
        - Попробуйте еще раз связаться с Землей, - попросил японец.
        - Если вы хотите услышать шум, то, пожалуйста, - склонившись на пультом Робертсон переключил нас на внешний канал.
        По перепонкам больно ударило громкое хрипение, иногда срывающееся на треск или грохот. Это длилось всего несколько секунд, но даже когда Робертсон вырубил внешний радиоканал, шум еще долго звучал в ушах.
        - Как вы полагаете, чем это может быть вызвано? - спросил Осака.
        Но вопрос так и повис в пустоте, потому что никто из нас не знал однозначного ответа. И даже если бы знал, то это вряд ли помогло восстановить связь с Землей.
        Мы летели молча, чувствуя, как растет перегрузка, и наши тела вдавливаются в кресла. Проклятое притяжение вновь побеждало нас, опуская на дно гравитационного колодца. Я закрыл глаза и увидел, что яблоки и Ньютон стали падать вниз. Все кончено. Сну было не суждено стать реальностью.
        Тем временем снаружи начали оплавляться и распадаться элементы станции. Гнулись и рвались на части солнечные батареи, отваливались антенны. Красные от перегрева отсеки станции отдалялись от нас, а мы, избавившись от опасного груза, уходили в сторону. Наблюдая за этой картиной, американец не выдержал:
        - Мы погубили людей и целое состояние… Вопрос ради чего? - он пристально поглядел на меня, - И все-таки, Добрынин, для чего предназначался ваш спутник?
        - Не-зна-ю! - по слогам ответил я.
        - Но из-за чего-то это все началось, черт побери?! Я хочу знать, по какой причине погибли двое моих товарищей, и рухнула целая орбитальная станция! - американец перешел на крик.
        - Я бы тоже хотел это знать…, - медленно произнес я, с трудом удержав себя, чтобы не накричать в ответ.
        Мы вновь замолчали. Слышался все нарастающий шум, как в топке паровозного котла. Пламя за бортом все больше увеличивалось и переходило в сплошной поток. Но перед тем как оно окончательно закрыло собой фонарь кабины, я увидел, что помимо нашего челнока на Землю падало еще несколько достаточно крупных объектов. Но они не выглядели как обломки станции. Там было что-то действительно большое, много больше челнока или даже всей станции…
        Боже, если ты есть помоги нам, подумал я и закрыл глаза.
        Наконец скорость и высота полета стали уменьшаться. Челнок затрясло, словно мы ехали на телеге по булыжной мостовой. Мы еще приходили в себя от перегрузки, когда включились тормозные двигатели и корабль начал плавный спуск.
        Над нами было голубое небо и ослепительное солнце, между нами и землей только редкие перистые облака.
        - Куда нас вынесло?
        - Затрудняюсь ответить. Когда это началось, станция была над Россией. Но мы падали по довольно странной траектории - практически по прямой. Челнок будто притягивало огромным магнитом!
        - Я тоже обратил на это внимание, - согласился я с Робертсоном.
        - Примерно на высоте тридцать семь-сорок километров корабль словно ожил от комы и стал подчиняться управлению. Все это довольно странно…
        - Давайте попробуем связаться с Землей, - вновь предложил Осака.
        Едва Робертсон переключил тумблер, как нас с новой силой обрушился звуковой хаос состоящий из хрипов, тресков и грохотов.
        Американец разочарованно помотал головой.
        - Дело дрянь. Я надеялся, что хоть в стратосфере это пропадет. Значит, придется садиться вслепую.
        Он сдвинул рыжие брови и добавил лично для меня:
        - И все-таки мне кажется, что ваш спутник что-то наделал…
        Мне оставалось только молчать, потому что я не мог ни опровергнуть, ни подтвердить его догадку. Но постоянные напоминания о спутнике раздражали. Было не по себе лишь от одной мысли, что это все могло произойти из-за меня.
        Чем ниже опускался корабль, тем яснее становились масштабы катастрофы, затронувшей не только космос. Под нами простирались изрытые воронками, будто после бомбежки, леса и поля с редкими островками населенных пунктов. Над поверхностью тянулись длинные султаны дыма всех возможных цветов. Где-то далеко на северо-востоке показался большой город, рядом с которым, по всей видимости, располагался аэропорт.
        - Дотянем? - спросил я Робертсона.
        - Ни в коем случае. Дело даже не в топливе. Мы не можем подвергать опасности население, потому что даже не знаем, есть там посадочная полоса необходимых размеров. Вот если бы у нас была связь… - американец сделал последнюю попытку, вновь убедившись, что ничего кроме треска и шума приемник не улавливал.
        - Придется садится на любое подходящее поле.
        - Это самоубийство! Челнок взорвется! - возмутился я.
        - Он достаточно крепок и намного надежнее старых моделей типа «Челенджера», но если подломится шасси, то все возможно.
        - В таком случае лучше сразу садиться на брюхо…
        - А если попробовать на шоссе, - предложил японец, приподнявшись со своего места и заглянув вниз. - Черт, шоссе забиты машинами….
        В таком случае Робертсон прав, единственный вариант - это сесть на поле.
        - Добрынин, как на счет этого? - американец указал на желтую полосу поля окаймленную с трех сторон буферной лесополосой.
        - Километра два-три будет. Вы уверены, что нам этого хватит?
        - Нет, но остальные еще меньше, - он уверенно отвел штурвал от себя. - Я постараюсь сбросить лишнее топливо, посмотрим, что выйдет…
        Пока Робертсон нарезал круги над полями, сжигая остатки топлива, я старался не думать о том, что произойдет, если он ошибся.
        Наконец, челнок, сделав последний круг, стал быстро снижаться. Желтое поле надвигалось на нас со зловещей быстротой. Мне показалось, что мы летим слишком быстро, и спросил об этом Робертсона. На что тот ответил:
        - Я опустил скорость до минимума!
        - А если мы налетим на дренажную канаву! - вдруг опомнился я.
        - Поздно, я уже не смогу поднять корабль обратно! Да поможет нам господь! - прокричал американец сквозь нарастающий рев двигателей.
        Мурашки пробежали по моей спине, когда корабль, чуть не срезав верхушки тополей, пронесся над лесом и тяжелой тушей рухнул на поле. Затем меня чуть не вырвало из кресла, когда челнок начало трясти и подбрасывать. Поле оказалось вовсе не таким ровным, каким выглядело сверху. Несмотря на колоссальное трение, мы явно не вписывались в импровизированную «посадочную полосу».
        - Держитесь! - успел выкрикнуть я, прежде чем челнок достиг подлеска, и удар чудовищной силы выбросил меня из кресла…
        Глава вторая
        Первым ощущением было то, что я состою из одной только боли. Голова просто раскалывалась, на лбу и левой щеке чувствовалось неприятное жжение, во рту ощущался характерный привкус крови.
        Я открыл глаза и обнаружил, что надо мной склонился Робертсон, - в руке он держал инъектор.
        - Слава богу, вы очнулись! - обрадовался он.
        В его руке появился кусок ваты, которой он стер с моего лица кровь. Но едва Робертсон коснулся носа, как я вскрикнул от острой боли.
        - Простите, у вас, кажется, сломан нос…
        - Надеюсь, что это самое страшное, - еле ворочая языком, произнес я. - А что вы мне вкололи?
        - Вас с такой силой швырнуло на панель, что я думал - вам конец. Но ничего, боль скоро пройдет, я вколол вам антишок, через полминуты вы будете полны бодрости… но этого хватит минут на сорок не более, потом боль вернется.
        Я пошевелил руками, а затем при помощи Робертсона принял сидячее положение. Боль понемногу утихала, и я почувствовал в себе силы встать на ноги. Голова, правда, кружилась, но я все равно встал и, придерживаясь о стенку, спросил у Робертсона:
        - А где Осака?
        - В соседнем отсеке начался пожар. Он пытается потушить его. Но, по-моему, это бесполезно. Необходимо как можно быстрее эвакуироваться!
        Лишь после его слов я обратил внимание, что в кабину уже стал проникать дым. Мой разбитый нос был наполнен кровью, поэтому я не ощущал запах гари, но дышать от этого не становилось легче.
        - Потерпите, я сейчас открою запасной выход!
        Пока Робертсон мучался с люком, в кабину влетел взмокший от пота японец, а за ним ворвались клубы серого дыма. Затворив дверь в соседний отсек, прокашлявшись, он сказал:
        - Все очень плохо! Я не сумел потушить пожар.
        - Лучше помогите мне! - натужно прокряхтел Робертсон, силившийся открыть люк.
        Наконец четыре руки повернули заклинивший замок, и запасной вход открылся. Пока Робетсон закреплял аварийную лестницу, Осака кинулся ко мне и предложил свою помощь.
        - Ничего, как-нибудь сам, - отказался я и медленно двинулся к открытому люку.
        Как мне показалось, японец развел слишком активную деятельность. Может быть, таким образом он пытался реабилитироваться за свое неадекватное поведение в первые минуты катастрофы.
        - Добрынин, вы сможете спуститься самостоятельно? - спросил меня Робертсон.
        - Постараюсь.
        - Тогда я пойду первым, и буду страховать внизу, - сказал он и скрылся в проеме люка.
        Едва я подошел к выходу и поглядел под ноги, как у меня закружилась голова. Челнок, подмяв под себя подлесок, словно траву, достиг основного леса и чудом остановился о полувековых елей и берез. Сквозь кроны деревьев виднелось залитое солнцем ржаное поле. Тишина. Лишь где-то в глубине чащи слышались тревожные голоса птиц. А ведь еще несколько минут назад этот мирный уголок сотрясал чудовищный рев реактивных двигателей. Теперь же природа, словно стремясь компенсировать противоестественный ей шум, исцелялась тишиной.
        Да, я дома. Жаль, только запахов не чувствую. А как бы было хорошо вдохнуть полной грудью запахи родного дома после двух месяцев космической стерильности, а затем попасть в радостные объятия спасателей, прилетевших на вертолете. Вот как я представлял свое приземление. Но судьба распорядилась по иному.
        Робертсон стоял на поваленной молодой осине, лежавшей как раз под запасным выходом, и озабоченно глядел на меня.
        - Вам нехорошо? Может быть все-таки помочь?
        Его вопрос вернул меня к реальности.
        - Все нормально, ваше чудо-средство подействовало, - заверил я американца и стал спускаться.
        Движения давались с трудом. Ненавистное притяжение опять превратило меня из бога в ползущую тварь, неповоротливое животное, навеки прикованное к поверхности.
        Едва встав на землю, я умудрился тут же споткнуться о большой сук и рухнуть на Робертсона.
        - Вам все-таки требуется помощь, чтобы идти, - констатировал американец, помогая мне встать.
        Я ничего не ответил, рассудив, что Робертсон упертый мужик и спорить с ним бесполезно. Путь делает что хочет.
        - Осака ну где вы там! Срочно покиньте корабль! - крикнул он, задрав голову кверху.
        Я тем временем перелезал через поваленное дерево и обернулся, когда он закричал. Я увидел, что челнок лежал, накренившись на левый бок, и дымился. Местами языки пламени уже вырывались наружу. Холодок пробежал по спине, стоило мне подумать о том, что будет, если огонь достигнет топливных баков.
        - Послушайте, Робертсон, нужно бежать! Корабль может в любой момент взорваться!
        - Я слил остатки топлива перед посадкой, но бог его знает, вдруг там еще что-то осталось… Осака, двигайте вашу задницу, черт побери! - заорал он пуще прежнего.
        Японец выглянул из открытого люка.
        - Хорошо, хорошо. Но сначала надо спустить аварийный запас! - с этими словами он выкинул вниз мешок.
        - К черту запас! Мы приземлись в населенной местности! Немедленно слезайте! Я вам приказываю…
        Не успел Робертсон договорить, как в двигательном отсеке раздался сильный хлопок, а затем из лопнувшей обшивки вырвался столб пламени и повалил черный дым.
        Мы оба пригнулись.
        - Осака немедленно спускайтесь! - заорал американец.
        Японец выбросил последний мешок и наконец-то полез вниз.
        - Помогите Добрынину. Я потащу мешки сам! - сказал он на ходу.
        Робертсон молча подхватил меня за руку и потащил за собой. Мы двигались быстро, как только могли. Поначалу было сложнее всего. Приходилось перелезать через поваленные молодые деревья подлеска. Я обернулся и увидел, что японец тащил сразу два мешка: один на спине, другой в ругах, и все больше отставал от нас. Робертсон одернул меня, чтобы я двигался быстрее. У меня не было столько сил, сколько у него. Во-первых, потому что я пострадал при посадке, а во-вторых, потому что намного дольше пробыл в невесомости. Несмотря на допинг, который мне вкололи, и специальную систему тренировок, мышцы и главное сердце, отвыкли от земного притяжения. Поэтому я шел так, словно нес тяжелый мешок картошки на плечах. Но Робертсон похоже совсем забыл об этом и с упорством бульдога тащил меня вперед. Я больше не оборачивался, однако слышал позади треск сучьев. Осака спешил за нами.
        Мы уже вышли на поле и отдались от лесополосы метров на сорок, когда неожиданно прогремел взрыв, и нас повалило на землю.
        - О, боже, мой нос! - простонал я, приподнимая голову.
        Новый приступ острой боли, казалось, пронзил мой череп насквозь. Я лег на спину и, глубоко выдохнув, задержал дыхание. Боль стала меньше. Укол действовал все лучше.
        Робертсон уже был на ногах и протягивал мне руку.
        - Добрынин, с вами все в порядке?
        - Все нормально, просто дайте мне немного отдохнуть.
        - Хорошо. Я пока пойду посмотрю, что с Осакой.
        Слушая удаляющиеся шаги американца, я смотрел в ослепительно голубое небо, откуда нещадно палило летнее солнце. И если бы не черный дым то и дело накрывавший меня тенью, картина была бы совсем идиллической. Неожиданно я увидел, как небо прочертили несколько темных точек, одна из которых вспыхнула красным и тут же погасла. Остальные пропали из зоны видимости, скрывшись за горизонтом.
        - Добрынин, идите сюда! Мне необходима помощь! - донесся до меня восклик астронавта.
        Я заставил себя подняться и, подминая сухие колосья, потащился к Робертсону, который стоял на опушке и махал мне рукой.
        - Лучше бы он бросил эти самые мешки. Господи упокой его душу… - мрачным голосом сказал американец, когда я вылез из ржаного моря.
        Осака лежал почти у самого края лесополосы между деревьев, уткнувшись лицом в траву. На его спине лежал злосчастный аварийный запас, не спасший его от осколка, который вошел ему в затылок. Второй мешок валялся рядом.
        Какая нелепая смерть, пронеслось у меня в голове, выжить после такой чудовищной передряги на орбите, добраться до земли и погибнуть от случайного осколка!
        - Давайте решим, что делать. Может быть, стоит его перетащить?
        - Зачем? Какая разница, где он будет лежать? Когда мы найдем помощь, его заберут.
        - Это так, но я боюсь, что он просто-напросто сгорит. Разве вы не слышите, что огонь подступает все ближе?!
        Огонь вокруг взорвавшегося челнока и вправду распространялся со зловещей быстротой. Характерный треск становился все громче, задымленность увеличивалась, на нас уже подул горячий воздух, словно струя из гигантского фена. Словом, пожар был совсем близко.
        - Если мы будем тащить его, то сгорим сами! Нужно бежать!
        - Давайте, по крайней мере, возьмем запас, раз уж он притащил его.
        Мы подхватили мешок за лямки и быстрым шагом двинулись вперед. Огонь следовал за нами по пятам. Дым становился все гуще и затруднял дыхание. Мое сердце было готово выпрыгнуть из груди, в ушах звенело, дышал я словно паровоз. При этом было невыносимо жарко: не меньше двадцати пяти-тридцати градусов, и пот лился с меня ручьями. Но благодаря допингу я шел и шел вперед, низко наклонив потяжелевшую голову.
        - Добрынин, кажется впереди речка, - словно откуда-то издалека донесся голос моего спутника. - Давайте поднажмем.
        Куда там! Я и так выжал из себя все возможное. Робертсон понял, что я уже не способен идти быстрее и, выдернув из моей руки лямку, стал нести рюкзак в одиночку. Наконец я увидел прямо перед собой кусты можжевельника, за которыми начиналось резкое углубление. И слетел вниз, плюхнувшись в грязь, посреди которой тек узенький ручеек мутной теплой воды. Встать самостоятельно я уже был не в состоянии и стал двигаться дальше на четвереньках, пока Робертсон не вытащил меня на противоположный берег. Там я устало рухнул в траву и замер, не в силах больше двигать ни одной конечностью.
        Сквозь звон стоявший в ушах, я слышал, как Робертсон стал ковыряться в мешке, что-то ворча себе под нос. Моя попытка приподняться закончилась плачевно - содержимое желудка изверглось из меня на траву.
        Отодвигаясь от собственной блевотины, я вдруг подумал, что завтрак я съел еще в космосе, а вытошнило меня уже на земле. Был в этом какой-то символизм. Так же и вселенная, не переварив наши глупые консервные банки, которые мы гордо именуем кораблями и станциями, отрыгнула их обратно за Землю. Мне казалось, что после такой страшной катастрофы человечество оправится еще не скоро, и я уже никогда не полечу в космос. Притяжение будет давить, давить и давить на меня, пока не вгонит в могилу…
        Американец растормошил меня.
        - Добрынин у вас сотрясение, выпейте, это должно помочь.
        Он протянул мне флягу и маленькую белую капсулу. Честно говоря, я не был уверен, что смогу что-либо проглотить. Однако попытался это сделать. Капсула с трудом пролезла через горло и с большим глотком воды улетела в пищевод.
        - Лежите на спине и не шевелитесь. Через пару минут она раствориться, - посоветовал мне Робертсон.
        Но я бы обошелся и без его советов, потому что лежать - это единственное, что я сейчас мог.
        Робертсон вынул из рюкзака радиостанцию и включил ее в режим сканирования, пытаясь уловить хоть какие-то осмысленные сигналы. Шум стал немного тише, но все равно заглушал любую волну в эфире.
        Пожар тем временем подступил совсем близко к противоположному берегу и остановился, не в силах преодолеть водную преграду. Хорошо хоть ветер сносил дым в сторону от нас.
        - Вы слышите?! - неожиданно спросил американец.
        - Ничего кроме звона в ушах и треска из вашей станции.
        - Да нет же! Что-то летит! - он вырубил звук и только тогда я услышал медленно нарастающий гул.
        - Помощь! - радостно провозгласил Роберстон.
        Не прошло и минуты, как примерно в двух километрах к северу от нас показался вертолет. Я осторожно приподнял голову, опасаясь новых приступов тошноты, и увидел, что он летит мимо нас.
        Американец поспешно вынул из мешка ракетницу и запустил сигнальную ракету в воздух. Никакой реакции не последовало. Вертолет не изменил своего курса.
        - Черт возьми! - ругнулся он и вновь включил радиостанцию.
        На этот раз ему повезло больше. Сквозь грохот и треск до моих ушей донеслись несколько слов:
        - «Сокол», говорит «Сокол»… «Гнездо»… Я тебя не слышу!..
        - Я ничего не понимаю! Он говорит по-русски! Добрынин, попробуйте вы!
        Он протянул мне микрофон и, продолжая держать его над моим лицом, добавил:
        - Говорите же что-нибудь!
        - Нам срочно нужна помощь! Космонавтам требуется помощь! Позывной «Буян»! Ответьте, «Сокол»! - прокричал я на сколько хватило сил.
        Робертсон в надежде на скорый ответ переключил станцию на прием, но похоже, нас не услышали. Вертолет продолжал двигаться своим курсом и вскоре исчез за верхушками деревьев. Мы попробовали вызвать их еще раз, однако результат был тот же. В эфире слышались лишь грохот и треск.
        - Почему они не услышали нас!? - недоумевал американец. - Ведь мы же их слышали!
        - Возможно у них более мощный передатчик. И как мне кажется, они тоже безрезультатно пытались до кого-то докричаться.
        С тяжким вздохом американец лег на траву.
        - Это все ваш спутник… - принялся он за старую песню.
        Пытаясь увести разговор в сторону, я спросил:
        - А как же система оповещения?
        - Связи со спутниками нет. Либо они рухнули, так же как и станция, Либо связи мешает этот странный источник помех.
        - Сдается мне, что они рухнули. Пока вы искали Осаку, я видел, как с неба падало большое количество каких-то объектов.
        - Я тоже видел их, когда мы шли. Но это могли быть обломки станции.
        - Вам не кажется, что они слишком долго падали…
        Промолчав немного, он ответил:
        - Кажется, но что это меняет?!
        - Только не говорите мне, что виноват наш спутник.
        - Поймите, Добрынин, я вовсе не обвиняю вас лично. Вы действительно могли ничего не знать…
        - Как летчики «Энолы Гей»? - неожиданно вырвалось из моих уст.
        - Господи, да при чем тут это!? Может быть, ваш спутник вообще не имел никакого отношения к военным! Но в результате испытаний что-то пошло не так. Яйцеголовые как всегда чего-нибудь не учли. Или же произошел какой-то сбой… Знаете, при желании даже безобидная микроволновка может стать опасным оружием.
        Его слова заставили меня вспомнить о желтом индикаторе, который так и не загорелся. Не уж-то все из-за него? Да нет, не может того быть, чтобы из-за сбоя в каком-то дурацком спутнике нарушилось природное равновесие. Я не верил, что маленький прибор мог вызвать настолько страшные последствия.
        Или не хотел верить?! Атомная бомба ведь тоже не очень большая, а какой эффект! Значит, Робертсон не так уж далек от истины. Чем черт не шутит, а вдруг это действительно из-за нашего спутника?!
        Меня брало в дрожь от подобных мыслей. Единственным оправданием было то, что я находился в абсолютном неведении. И тут меня осенила страшная догадка. На Земле опасались непредвиденных последствий и поэтому специально не сообщили нам суть эксперимента. Но в таком случае это просто свинство! А Рымкевич урод каких свет не видывал! На его совести жизни троих, нет уже четверых космонавтов и, бог знает, скольких мирных жителей. Я еще раз вспомнил о Степаныче и подумал о том, что сейчас чувствует его семья.
        Пока я размышлял, американец достал из рюкзака пистолет и кобуру и закрепил ее на комбинезоне.
        - К чему это?! Мы ведь не на вражеской территории.
        - Предосторожность необходима. Во время стихийных бедствий возможны случаи мародерства. Лучше скажите, куда мы двинем?
        - Город был на северо-востоке. Значит, туда. А куда же еще? - пожал плечами я.
        Жмурясь, Робертсон глянул на небо.
        - Надеюсь, мы доберемся до цивилизации до заката.
        - Не знаю, по Москве сейчас без четверти одиннадцать.
        - Гм… Если судить по солнцу, то здесь часа на два больше, - прикинул Робертсон и я с ним согласился.
        Американец закинул за спину рюкзак, и мы двинулись в путь. Трава на поле была недавно скошена, поэтому идти было легко. Не будь такого сильного задымления, наша дорога показалась бы увеселительной прогулкой. Но лесные пожары вокруг были столь сильны, что дым порой закрывал солнце. Впрочем, поле, по которому мы шли, огонь пока что не затронул. Но никто не мог гарантировать, что пожар не застанет нас врасплох где-нибудь впереди.
        Пока мы шли, я обратил внимание, что с неба по-прежнему падали метеоры. Робертсон тоже заметил это и, сдвинув брови, осторожно спросил:
        - Добрынин, давайте постараемся восстановить ход событий. Может быть, это пояснит ситуацию.
        Какой же он все-таки зануда, подумал я. Интересно его что-нибудь заботит кроме причин катастрофы? Но с другой стороны, о чем было еще говорить? О погибших товарищах? Чтобы нам обоим стало еще тошнее? Нет, об этот говорить будем после, когда окажемся в безопасности.
        Прокашлявшись, я ответил:
        - Хорошо, иначе вы никогда не отстанете от меня.
        Затем кратко описал ему все события вплоть до взрыва, погубившего станцию.
        - Чему, по вашему мнению, радовался Цыплаков? - спросил он, когда я закончил.
        - Наверное, эксперимент удался…
        - Но ведь вы утверждаете, что он тоже ничего не знал. Как же в таком случае он узнал, что эксперимент удался?
        Тут я задумался. А ведь действительно, Цыплаков закричал «Если бы ты это выдел!». Стало быть, он что-то увидел. Я сосредоточился, пытаясь вспомнить, как выглядел спутник в последний момент. Но зрительная память сохранила лишь уплывающий в пустоту цилиндр. Спутник тогда меня мало волновал. Казалось, это было давным-давно, словно в другой жизни, хотя с тех пор прошло не больше двух часов.
        - Не знаю, не знаю…, - в задумчивости произнес я.
        - Ладно, откровенность за откровенность, - вдруг сказал американец. - Нам дали приказ наблюдать за вами. И даже перенесли время выход в космос. Мы должны были не только зафиксировать на видео ваш эксперимент, но и провести различные физические измерения. Объяснения были очень туманны, но я понял, что наши ведут разработки в том же направлении и хотели бы как можно больше узнать, читай украсть у ваших.
        - Вопрос, только в каком направлении велись эти самые разработки?
        Робертсон кивнул.
        - Мне думается, что к связи это не имело никакого отношения.
        Вскинув голову, я увидел, как высоко над нами пролетел серебристый объект и, оставляя за собой темный след, спикировал куда-то на север. Затем по округе разнесся страшный грохот, земля под ногами завибрировала, из-за линии горизонта вырост темно-серый гриб взрыва. Мы невольно пригнулись. Но совершено напрасно, ибо тот объект упал далеко. Реальная же угроза надвигалась на нас с совсем другой стороны. Самолет (по крайней мере, так мне показалось вначале) пролетел на бреющем полете, едва не зацепив наши головы, и приземлился на поле меньше чем в полукилометре от нас.
        Мы стояли в замешательстве несколько секунд, пока Робертсон не сказал:
        - Добрынин, оставайтесь здесь. Я проверю, может быть, там кто-то остался жив.
        Он скинул с себя рюкзак и побежал к приземлившемуся самолету. Впрочем, этот агрегат можно было назвать самолетом лишь с натяжкой. Даже отсюда я видел, что его форма довольно необычна. К примеру, я не наблюдал ничего похожего на хвостовое оперение. Не нравилось мне это, ой как не нравилось. Но сообщить о своих опасениях Робертсону я не успел, потому что он уже был слишком далеко и приближался к «самолету».
        Наблюдая за американцем, я пропустил тот момент, когда над полем появился еще один объект. Он пронесся над нами с безумной скоростью и тут же исчез. Все произошло настолько быстро, что я даже не успел понять, как он выглядел. В глазах остались лишь темная полоса, расчертившая голубое небо, а затем огненный ком, на месте которого еще секунду назад лежал странный самолет.
        - Не-е-е-т! - закричал я.
        Но мой крик уже ничего не мог изменить. Взрыв опрокинул Робертсона навзничь и раскидал по полю тысячи полыхающих осколков.
        Я упал на траву и закрыл голову руками. Потом когда все стихло, я вскочил и, позабыв про усталость, со всех ног побежал к Робертсону. Шансов на то, что он остался жив, было очень мало, но если он ранен, то дорога каждая секунда.
        Американца я нашел недалеко от обломков «самолета». Он был весь в крови и уже не дышал. Ему разворотило грудную клетку. Спасти его я был не в силах.
        Ноги стали как ватные, и я опустился на колени рядом с ним. Мне было больно и страшно. Больно, потому что погибли все, кто был со мной на орбите, и я был пусть косвенно, но виноват в их смертях. Страшно, потому что смерть следовала за мной по пятам, даже здесь на Земле она безжалостно истребляла оставшихся. Вокруг меня словно была какая-то злая аура.
        Пока мы оставались вдвоем, никто из нас старался не упоминать о гибели товарищей, но это не значит, что мы не думали о них. Теперь же, когда я остался один, ощущение утраты навалилось на меня с удвоенной силой. Казалось, их лица с немым упреком смотрят на меня с того света. Почти незнакомые Грин и Маккол, ворчливый, но мудрый Цыплаков, суетливый японец, и наконец упертый рыжий янки - Робертсон.
        Они были мертвы, а мне еще предстояло добраться до города. Во что бы то ни стало добраться и рассказать все.
        Я забрал у Робертсона пистолет - сорок пятого калибра, какая-то специальная модель для NASA. Даже беглого взгляда на обломки хватило, чтобы понять, - остаться в живых после такого взрыва никто не мог. Но почему-то тянуло подойти ближе, словно кто-то подзывал меня. Пересилив страх, я поднялся и стал осторожно приближаться к дымящимся обломкам. Сделав шагов двадцать, я замер. Слева от меня валялся достаточно крупный кусок серебристого металла похожий на часть разбитой скорлупы, внутри которой что-то лежало. Подойдя ближе, я увидел мутно-серое месиво с едва ощутимым оттенком зеленого, заполнявшее углубление. Вид был не из приятных. Будь в моем желудке хоть что-нибудь, меня наверняка вырвало бы. Я уже хотел отвернуться и пойти прочь, как вдруг различил запачканный серой «грязью» блестящий диск со странными иероглифами на поверхности, напомнившими мне то ли арабскую вязь, то ли китайское письмо. Но каким образом здесь очутился самолет с ближнего востока или из Китая я не мог. Разве что началась война?!
        По спине пробежали мурашки, едва я подумал о войне. А вдруг, наш эксперимент был воспринят как акт агрессии и послужил толком к новой мировой бойне. Не потому ли с неба падает такое количество непонятных объектов? Все это очень похоже на работу ПВО…
        Я сам нагнал на себя такого страха, что был не в силах сдвинуться с места. Но правая рука как будто жила собственной жизнью и помимо моей воли опустилась за странным диском. Едва ладонь коснулась металла, как я почувствовал, что напоролся на что-то очень острое. Руку словно пронзила огромная игла, влившая в вену какую-то вязкую жидкость, которая быстро распространилась по кровеносной системе. Боль пронзила все тело словно электрический разряд, в глазах потемнело, и я потерял равновесие…
        Какое-то время спустя я очнулся, обнаружив, что лежу на земле рядом с обломком таинственного самолета. Пальцы сжимали блестящий диск, из-за которого я, кажется, распорол ладонь.
        Это надо же польститься на блестящую железку, словно абориген какой-то! И что же такого я в нем нашел?
        Я разжал пальцы, ожидая увидеть глубокий порез и кровь, но к своему удивлению ничего такого не заметил.
        Хм, странно… Вероятно померещилось. Меня как будто током долбануло…
        Я подумал, может, лучше его выкинуть, но отчего-то не смог это сделать. Диск с загадочными иероглифами словно прилип к моим рукам. Какое-то подспудное чувство подсказывало, что он мне еще пригодится. Не знаю, каким образом, но обязательно пригодиться.
        - Ладно, черт с ним, пусть остается! - рассудил я и засунул диск в карман.
        Стоило мне подняться на ноги, как вдруг желудок заурчал словно живое существо. От неожиданно навалившегося голода у меня чуть не помутнело в глазах. Мне показалось, что если в ближайшие минуты я не съем чего-нибудь, то обязательно помру. Я ринулся назад, подобрал мешок и не чувствуя под собой ног сел на скошенную траву. Затем судорожно раскрыл мешок и буквально за пару минут сожрал большую часть съестных запасов лежавших там.
        - Это ненормально, - подумал я, когда голод отступил, - со мной что-то не так!
        Может быть, это и вправду из-за диска? Или из-за того укола? В голове появились какие-то полуфантастические мысли о вирусах или мутациях, которые могли стать следствием испытаний проведенных нами на орбите. Я отогнал их, пытаясь найти вполне реальные объяснения случившегося со мной. Однако ничего путного на ум так и не пришло.
        Я вспомнил об американце, который так и остался лежать вблизи с обломками странного летательного аппарата. Его бы следовало перенести в более надежное место, но я боялся туда возвращаться. И потом какая разница, где он будет лежать. Все равно, когда я найду помощь, его тело подберут спасатели. Если конечно, я успею найти помощь…
        Как бы то ни было, я должен постараться.
        Уложив вещи обратно в рюкзак, я вытащил диск из кармана. Меня все еще терзали сомнения, брать ли его с собой или оставить здесь. Однако необычность этого куска метала странным образом притягивала меня. Диск был примерно десять сантиметров в диаметре, почти плоский, странные иероглифы располагались по окружности двумя рядами, в корпусе из светлого металла имелось несколько отверстий. Решив все же его взять с собой, я очистил диск от грязи и запихал обратно в карман комбинезона. А затем двинулся на северо-восток.
        Преодолев еще одно поле, я захотел немного срезать и пройти через лес, и тем самым совершил роковую ошибку. Пожар настиг меня в глубине чащи, когда я неторопливо шел по едва заметной тропинке, петлявшей между берез. Я слишком поздно понял, что очутился в огненной ловушке.
        Это лето выдалось на редкость жарким и сухим. Жара началась с середины июня, и над многими областями дожди не выпадали уже больше месяца. Поэтому деревья горели, словно спички, и ничто не в силах было задержать огонь, с жадностью поглощавший гектары леса. Но одно дело, когда ты сморишь на это со стороны, и совсем другое, когда ты оказываешь в эпицентре стихии. Я в панике заметался, ища выхода из ловушки, но огонь, казалось, обступил меня со всех сторон. Густой дым затруднял дыхание, становилось все жарче, словно я попал внутрь топки. Упругие ветки секли меня по лицу и мешали двигаться. Мечась по горящему лесу, я успел дважды обжечь руки и подпалить штанину. Пожар тем временем сжимал вокруг меня свои огненные тиски.
        Наконец я выбрался на поляну, посреди которой был пруд. Вот только воды в нем не оказалось, - только небольшая лужица на дне. Но выбора у меня не оставалось. Я прыгнул вниз и, улегшись на дне высохшего пруда, стал жать, когда пожар пройдет мимо. Вжавшись в землю, я ощущал, как жар становится все сильнее, а треск ломающихся сучьев громче. Но самым главным врагом был дым, с угрожающей быстротой заполнявший мое убежище. Дышать стало невозможно, но и бежать было некуда, - вокруг пруда полыхала сплошная стена огня. Я сдерживал дыхание, пока меня не стало мутить. Затем пришлось вдохнуть, после чего я вырубился.
        Глава третья
        Придя в себя, я перевернулся на спину, судорожно вдыхая горячий воздух, наполненный запахом паленого дерева. Чем он даже был приятен, словно я заснул под убаюкивающее бренчание гитары напротив костра, в котором мои друзья собирались печь картошку. Правда, в этот раз в роли картошки выступал я сам.
        Когда взгляд прояснился, я увидел, что вокруг вместо деревьев стояли обугленные черные палки. Меня окружало несколько метров земли, еще недавно служившей дном маленького пруда, а кругом была только чернота. Сгорело все: деревья, кустарники, травы и даже мох. Я находился в центре гигантского пепелища, бывшего когда-то лесом.
        Упираясь руками, я встал на колени и неожиданно вспомнил, что сильно обжег ладони. Или это привиделось мне? Ведь они совершено не болели.
        Я поднес ладони к лицу и не поверил своим глазам: на местах ожогов розовела свежая кожа. И застыл, пытаясь понять, что же со мной произошло. Лишь теперь я вдруг сообразил, что дышу через нос и ощущаю запахи! Кроме того, сломанный нос перестал болеть. А желудок вновь требовал еды.
        Со мной происходила какая-то аномалия и началась она с тех пор, как я ухватился за тот странный диск, и мою руку кольнуло что-то непонятное. Но теперь я даже не знал - радоваться этому или огорчатся. Естественные опасения по-прежнему не оставляли меня. Опять появились мысли о вирусе или мутации. Но я старался гнать от себя подобные мысли.
        Желудок урчал. А еды, к сожалению, у меня не оставалось, потому что мешок я уронил где-то в лесу, когда пытался унести ноги от пожара. Значит, придется терпеть, пока не найду что-нибудь съестное или не выйду к людям, где меня, надеюсь, накормят.
        Ну что ж, подведем итоги. Аварийного запаса у меня больше нет, остался только пистолет с двумя запасными обоймами, часы, компас и загадочный диск, о предназначении которого оставалось лишь догадываться. С таким багажом я долго не протяну. Стало быть, мне нужно как можно скорее добраться до людей.
        Я поднялся на ноги в прекрасном самочувствии, не чувствуя ни боли ни слабости. Единственное, что доставляло мне физический дискомфорт, так это чувство голода.
        Около четверти часа я плутал по выгоревшему лесу, пока не вышел на бетонку. Дорога шла как раз в нужном направлении - на северо-восток, и я побрел по ней.
        На часах было одиннадцать минут седьмого. Впрочем, это время было выставлено примерно, когда мы решили, что местный часовой пояс на два часа опережает Московское время. Солнце уже налилось красным цветом и медленно ползло к горизонту, так что, возможно, Робертсон был прав. Но это означало, что я лежал без сознания порядка четырех-пяти часов.
        Бетонка послужила преградой для огня, поэтому лес слева от меня остался невредим. Справа же было черным-черно. На сколько хватало глаз стояли лишь обугленные палки, словно иллюстрация о глобальной атомной катастрофе. Ветер нес дым откуда-то с востока, где все еще свирепствовали пожары.
        И все-таки катастрофа произошла, напомнил я себе, только вот какая? И главное почему? Вопросы, на которые я пока не знал ответа.
        В половину седьмого я вышел к мосту. Вернее, не мосту даже, а земляной насыпи соединяющей два берега небольшой речушки, которая текла сквозь две здоровых трубы. Воды в речке было совсем мало. Проклятая засуха сделала свое дело. Я умылся от копоти покрывавшей мое лицо и руки. Наверное, если взглянуть со стороны я представлял собой плачевное зрелище. Комбинезон ободран, местами обожжен. Я был скорее похож не на космонавта, а на бомжа, случайно нашедшего на помойке выброшенную космическую амуницию.
        И здесь речка прервала триумфальное шествие огненной стихии, оградив лес на противоположном берегу.
        Я перешел речку и двинулся дальше, ощущая новый приступ голода. Конечно, я мог свернуть с дороги, и попробовать найти что-нибудь съестное в лесу. Но почему-то я был уверен, что дорога вот-вот выведет меня к людям. Местами на дороге были видны совсем еще свежие следы колесного трактора. Один раз мне даже послышался какой-то механический звук, свидетельствующий о том, что цивилизация где-то рядом.
        Прошло еще минут десять, прежде чем я увидел трактор, следы которого встречались по пути. Однако эта находка вовсе не обрадовала меня. Трактор, видимо, съехал с дороги и, врезавшись в дерево, перевернулся на бок. Лишь подойдя вплотную, я увидел на разбитых стеклах и внутри кабины большое количество крови. От перевернутой машины кровавый след тянулся по зелени и исчезал где-то в глубине чащи.
        Мурашки пробежали по коже, а рука сама собой потянулась за пистолетом. Вынув оружие, я обыскал кабину, сам не зная, в поисках чего. Полезной оказалась только полуторалитровая пластиковая бутылка от лимонада, наполовину заполненная питьевой водой.
        Мне было совершенно непонятно, кому и зачем понадобилось убивать человека ехавшего на тракторе. Может быть, в лесу орудует маньяк-людоед, почуявший, что пришло его время?! Чушь! Особенно если приплести сюда всякие серебристые объекты, диски со странными значками и «страшные мутации». Но кто-то ведь убил тракториста?!
        Жадно глотая воду из найденной бутылки, я не переставал опасливо оглядываться по сторонам.
        Или я преувеличиваю. А вдруг здесь просто тащили труп или даже раненого после случайной аварии? Но тогда почему в лес, а не по дороге?
        Так и не решив очередную дилемму, я двинулся дальше. Пистолет на всякий пожарный я держал наготове. С каждым шагом, чувство опасности нарастало. Шестым, седьмым или каким-то другим чувством, выходящим за рамки обычного восприятия, я ощущал присутствие врага, который еще не видел меня, но ждал, чтобы… съесть. Бред! Это мой желудок требует жратвы, никто не собирается меня съедать. Это все глюки. Просто я сам хочу есть.
        Наконец бетонка вывела меня к железнодорожному переезду. На столбике висела табличка: «Пост 33 км». Недалеко от переезда располагался деревянный дом, окруженный огородом.
        Вот и слава богу! - обрадовался я. - Там наверняка кто-то есть.
        И не ошибся: там действительно кто-то был. От дома через рельсы ко мне неуклюже прыгало непонятное существо высотой чуть больше метра - помесь ежа с медведем. Звук, который оно издавало, нельзя было назвать ни рычанием, ни ревом. Я никогда раньше не слышал ничего подобного, но не сомневался в его намереньях. Из большой клыкастой пасти чудища, словно вырывалось торжествующее «Еда!!!». Неуклюжесть зверя оказалась обманчивой. Просто он двигался каким-то необычным способом. Раскрыв свою чудовищную глотку, он без промедления прыгнул на меня…
        Я уже не помню, как поднял пистолет и со всей силой надавил на спусковой крючок. Пули настигли зверя в полете, попав ему прямо в открытую пасть. Но животному хватило набранной инерции, чтобы повалить меня на землю. Меня обдало зловонным запахом и забрызгало липкими слюнями, больше похожими на сопли. Колючки зверя больно укололи в живот. Я брезгливо скинул с себя мертвую гадину и откатился в сторону.
        Сердце бешено колотилось, руки дрожали, особенно правая, в которой я держал пистолет. Лишь теперь я осознал, какой опасности подвергался, не доверяя собственной интуиции.
        Вдох, затем выдох и пауза. Затаив дыхание, я жал пока мои нервы придут в порядок и руки перестанут дрожать.
        Никогда в жизни не видел ничего подобного! Возможно какое-то редкое животное, - рассуждал я, разглядывая убитого зверя.
        Темно-коричневые с черными полосками колючки, почти круглое тело с невиданно большим ртом и короткие ножки. Впрочем, они не помешали ему прыгнуть на несколько метров и уронить меня на землю. Не эта ли тварь сожрала тракториста? А может быть их здесь много?
        Я в ужасе поднялся и, сжимая в руках рукоятку пистолета, стал озираться по сторонам. Со стороны дома донесся звук, как будто что-то упало. Потом я услышал женский крик: - Помогите!!!
        - Убейте этих зверюг! - это уже кричал мужчина.
        Я перешел железнодорожное полотно и медленно, каждую секунд ожидая нового нападения, приблизился к огороду окружавшему дом.
        - Сколько их было? - крикнул я.
        - Мы видели троих… - ответил мужской голос.
        Теперь я разглядел, откуда они кричали. Из разбитого окна, которое было закрыто изнутри шкафом.
        - Осторожнее, вот оно! - предупредили меня.
        Я увидел, как животное проскользнуло вдоль стены дома, и побежало между кустов красной смородины прямо ко мне. Пистолет затрепетал в моей руке, извергая из себя свинец. Первая пуля прошла мимо, - тварь слишком быстро двигалась, но вторая и третья нашли свою цель. Я отпрянул в сторону, уклоняясь от кровожадной пасти. Зверь пролетел мимо меня, но был еще жив. Четвертая пуля, угодившая в лоб, добила гадину. Лишь после того, как животное застыло на земле, конвульсивно дергая маленькими лапками, я смог облегчено выдохнуть.
        Расслабляться еще рано, где-то бродит третий, напомнил я себе.
        - Вы его убили? - из дома послышался голос мужчины.
        - Да.
        - Слава богу! Значит, мы можем выйти.
        - А как же третий?
        - Одного я заколол вилами. Посмотрите, он должен лежать около крыльца.
        Пройдя между парниками с огурцами и помидорами, я невольно облизнулся. И не в силах сдержать себя, сорвал огурец побольше и буквально за несколько секунд сожрал его.
        Мертвый зверь и в правду лежал около крыльца проткнутый вилами, торчавшими из его тела, а вокруг была лужа черной крови! Никогда не слышал про животных с черной кровью. Вероятно, оно настолько экзотическое, что даже кровь у него какая-то не такая. Но откуда ему тут взяться, коли оно такое экзотическое? Не с неба же оно свалилось? А кстати мысль! Что если грузовой самолет, перевозивший животных, упал где-то неподалеку?
        - Да он мертв, - подтвердил я.
        Только после этого дверь медленно отворилась, и в проеме показалось бледное напуганное лицо мужчины лет шестидесяти. Мужичок был невысокого роста, худой, но жилистый. На нем были тренировочные штаны и старая майка.
        - Спасибо, сынок! Я уж думал, хана! - поблагодарил мужик.
        Женщина вышла следом. Типичная деревенская клуша, из тех, кто считает, что после пятидесяти жизнь кончена, и ходить можно только в платочке и куцем бесформенном платьице. Я сразу же догадался, что она подозревает меня во всех смертных грехах и молчит лишь потому, что чувствует себя обязанной за спасение.
        - Вы давно тут прячетесь?
        - Мы тут живем, а не прячемся! - возмущено произнесла тетка.
        Мужик улыбнулся.
        - Успокойся, Лена… Теперь все будет хорошо! Иди полежи.
        Его жена недовольно фыркнула и ушла в дом.
        - Сынок, ты не обращай внимания. Она перенервничала. Мы уже часа три тута оборону держим! Если бы у меня двухстволка не в сарае была, я бы им показал… Участковый доконал, паразит! От него прячу, не зарегистрирована, говорит!
        - Вы случайно не знаете, что это за животные? - прервал я мужичка.
        Тот с опаской глянул на мертвого зверя, и, почесав затылок, ответил:
        - Отродясь не видывал. Но бог его знает, что там, в лесу водиться. Думаю так, их огонь погнал, вот они на человека и стали кидаться.
        Я покачал головой.
        - Никогда не слышал, что у нас водятся такие животные да еще с черной кровью!
        - Сынок, да мало ли что водится! Я вот читал, про мутантов. Думаю так, это и есть мутанты! От всяких там военных экспериментов пошли. У нас знаешь, сколько тута военных баз было! Уйма! Да что я тебе говорю, ты же сам из военных будешь! Ведь ты летчик, сынок!?
        Что-то заставило меня кивнуть. Мужик скоре всего поверит, что я космонавт, а вот его жена вряд ли. Летчик более распространенная профессия, чем космонавт, а значит, будет меньше всяких объяснений. В голове тут же сложилась гипотеза: мой самолет потерпел аварию, а я катапультировался и приземлился где-то в лесу. В это гораздо легче поверить, чем в американский челнок, догорающий в семи-восьми километрах отсюда.
        - У вас есть телефон?
        - Есть, сынок, но не работает, зараза. Как только с неба падать метеоры начали, все электричество накрылось на хрен и связь пропала. Оба телефона пишут - нет сети!
        - Вот черт!
        - Да ты не расстраивайся. Может, тебе помочь чем?
        - Есть очень хочется. Даже желудок сводит, - признался я.
        Мужичок улыбнулся.
        - Жена! - закричал он. - Накорми нашего спасителя!.. А я пока ружье откопаю.
        Я зашел в дом. Кухня была сразу же налево. Тетка молча налила тарелку холодных щей и отошла к окну, старясь не глядеть на меня.
        Интересно, чем я ей так не понравился?
        Щи закончились очень быстро, но есть по-прежнему хотелось. Я кашлянул, и неуверенным голосом попросил добавки.
        - На вас не напасешься, - проворчала тетка, наливая вторую порцию, и вновь отвернулась от меня, будто от заразного.
        Я посмотрел на старые часы с кукушкой, висевшие рядом со столом, и сверил их со своими. Робертсон угадал верно. Они опережали московское время на два часа. Далеко же меня занесло. Но спросить у тетки, какая это область я не решился.
        Пока я ел вторую порцию, в дом вернулся мужик. С сияющим лицом он занес старую двухстволку и коробку с патронами.
        - Ну что, служивый, делать-то будем? - спросил он.
        - А что вы предлагаете?
        - Думаю так, в город нужно ехать! - ответил он, заряжая ружье. - А тута оставаться опасно.
        - Зверей боитесь?
        - Да нет, сынок, дело не зверях. Тут перегон рядом, а там еще с прошлой недели цистерны с горючкой стоят, ежели пожар до них доберется, нам тута мало не покажется. Так что уходить надо, помощи нам все равно не дождаться. Если уж тебя не ищут, то про нас и подавно забыли!
        Я согласно кивнул.
        - А есть на чем ехать?
        - Угу! Дрезина у меня имеется. Только ее вытащить надо. Тяжелая она зараза. Раньше-то когда пост еще не сократили, я на ней часто катался с напарником. А потом одному тяжело стало. Только вот иногда сыны приезжают, так мы на ней в лес по запасным путям…
        - Ну, пойдемте за вашей дрезиной.
        Когда мы выходили, я случайно заметил, как тетка повернулась к иконе, которая висела в углу, и стала креститься, тихо нашептывая:
        - Это все из-за них, Иродов проклятых…
        Знай, она правду, то наверняка записала бы меня в антихристы или, по крайней мере, в черти. Хорошо, что я доверился интуиции и ничего им не сказал…
        С другой стороны, тетка недалека от истины - ведь это действительно сделали мы. Только вот что сделали, я по-прежнему не знал. В памяти вновь всплыл спутник, который надвигался на меня из темноты, и захлебывающийся от радости крик Цыплакова: «Если бы ты это выдел!».
        Да что же ты там увидел, Степаныч?! Что же это было, черт побери!?
        - А тебя как звать, служивый? - спросил мужичок, когда мы подошли к сараю, где хранилась дрезина.
        - Олег.
        - А я Павел Игнатич. Будем знакомы.
        Дрезина стояла около дверей накрытая рваным брезентом. Поднатужившись, мы вытолкали ее на улицу, и по деревянным мосткам потащили к рельсам. Я понял, что лучше поговорить с мужиком сейчас, пока нас не слышит жена.
        Я начал издалека:
        - А что там, на перегоне, был кто-нибудь?
        - Да никого. Сторож, думаю так, удрал еще утром. Телефон там тоже не работает. Я проверял.
        - А поезда давно не ходили?
        - Да как электричество пропало, так и престали. Часов в двенадцать последняя элекричка прошла.
        - Испугались, наверное, метеоров?
        - Да не сильно. Жена вот, испугалась. Я больше пожаров боюсь. И так лес в округе уже цельный месяц горит, а тут еще метеоры с неба падают. Значит, еще больше загорит…
        Мужичок хитро прищурился.
        - А ты Олег, видать сам ни черта не знаешь, раз меня распариваешь?!
        В ответ я наврал ему, что мой самолет разбился еще утром и я целый день бродил по лесу, пока не нашел бетонку.
        - А я хотел у тебя спросить. Думал, вы военные знаете. Да стеснялся. Понимаю, военная тайна, сам служил… Слушай, а может война началась? Как думаешь, Олег?!
        Я пожал плечами.
        - Ну да ладно. Будем надеяться, что нет.
        Мы докатили дрезину до железнодорожного полотна и установили ее на рельсы. После этого Павел Игнатович ушел за женой и долго не возвращался. Я уселся на шпалу и стал ждать. Из дома доносились их громкие голоса и какая-то возня. Жена не хотела покидать дом и до хрипоты спорила с мужем.
        Солнце уже скрылось за верхушками деревьев и раскрасило запад в бордо. В траве стрекотали цикады, а где-то в лесу заливался соловей. Ветер стих, и с юга на нас наползала дымовая завеса, отчего запах гари становился все сильнее.
        Я засек время. Павел Игнатович с женой вышли только через семнадцать минут. Они несли набитую вещами сумку и по-прежнему спорили.
        - Павлуша, может останемся, - ныла тетка.
        - Да какое тут! Сгорим ведь заживо! Или зверье опять набежит! Едем к сынам в город, и баста!
        Было бы неплохо знать, о каком городе идет речь, подумал я и спросил:
        - В город?
        - Да, в Тамск. - кивнул мужичок, указывая направление.
        Меня словно током ударило, едва я услышал про Тамск. Это название уже звучало сегодня из уст руководителя полета (а казалось, будто в другой жизни). Речь шла о неком Тамске-13, откуда с нами связывался Рымкевич. Уж не пригород ли это Тамска? Тем более Павел Игнатович упоминал о большом количестве военных объектов в округе. В таком случае все сходится. Стало быть, челнок каким-то невероятным образом тянуло именно сюда, к источнику излучения, которое принял спутник. Картина постепенно начала проясняться. Меня распирало спросить, не знает ли Павел Игнатович о Тамске-13. И я рискнул.
        Павел Игнатович почесал затылок.
        - Что-то слышал, думаю так, это военный городок, но вот где он, черт его знает…
        Моя гипотеза подтвердилась. Но что это мне давало? Не буду же я искать Рымкевича, чтобы набить ему морду?!
        Двигатель дрезины завелся с раза, наверное, десятого. И потом то, и дело глох, после чего мучительную процедуру приходилось повторять.
        Ветер окончательно стих, и дым становился с каждой минутой все гуще. Видимость упала метров до трехсот, а потом, когда начало смеркаться, практически до нуля. Поэтому казалось, что мы ехали из ниоткуда в никуда. Только мутная бездна дымовой завесы и рельсы, возникающие из пустоты и туда же исчезавшие. Стук колес и монотонное тарахтение двигателя.
        По словам Павла Игнатовича до города мы должны добраться самое худшее за час с небольшим.
        Я сидел с закрытыми глазами и думал о семье. Родители, скорее всего, с замиранием сердца ждут последних новостей. Галька наверняка поехала в ЦУП. Тяжело им сейчас. Может быть даже тяжелее чем мне. Потому что ждать, осознавая при этом, что ты ничем не можешь помочь, - самая худшая мука. Но и я пока был бессилен. Возможно, добравшись до города, я смогу сообщить о себе.
        Неожиданно прогремевший выстрел оторвал меня от размышлений. Павел Игнатович схватился за ружье, но дрезина с каждой секундой уносила нас все дальше от того места, и увидеть стрелявшего, даже если он стоял недалеко от железки, стало просто невозможно.
        - А ты говорила останемся, останемся! - гаркнул он на жену, а потом обратился ко мне: -Не нравиться мне это, Олег. Чего-то они расстрелялись тута?
        - Может быть просто просили остановился?
        - Нормальный бы крикнул, а эти сразу палить!
        - С чего вы взяли, что их было много?
        - Кажись, видел я что-то. Фигуры две или три… а может, и померещилось.
        Слушая наш разговор, тетка проворчала что-то неразборчивое. Но было понятно, что это опять касалось меня.
        С тех пор как тетка замолчала, больше никто не проронил ни слова. Прошло минут десять, прежде чем из тумана появились едва различимые контуры зданий.
        - Это город? - спросил я.
        - Нет! До города еще километров двенадцать, - помотал головой Павел Игнатович и заглушил двигатель, затем достал из кармана фонарик и стал светить им вперед. - Это Сусанино, думаю так, лучше сбавить скорость, а то ненароком сшибем кого, да и мост впереди.
        Дрезина продолжила путь по инерции. Поселок мимо, которого мы проезжали, словно вымер: ни света, ни звука, только где-то вдали подвывала собака. Мимо пронеслись несколько строений и платформа, затем вновь пустота.
        Похоже, и здесь проблемы с электричеством, рассудил я.
        Фермы моста возникли неожиданно, словно волшебник материализовал их из дыма за какие-то доли секунды. Казалось, мост висел над пропастью где-то высоко в горах окутанных густым туманом. Первый пролет мы преодолели без приключений, но едва достигли второго, как луч фонарика выхватил из темноты последний вагон электропоезда, скаты которого были опасно подняты над рельсами.
        С воплем «Твою мать!» Павел Игнатович застопорил колеса. Если бы он вовремя не заглушил двигатель, нас бы просто выбросило с дрезины или она врезалась бы в электровоз.
        Тетка молча перекрестилась, вжав голову в плечи, когда мы остановились под вздыбленным над колеей вагоном. Мужик и я почти синхронно спрыгнули с и оттащили дрезину назад.
        Павел Игнатович выдал матерную тираду, и устало облокотился о ферму.
        - Дайте-ка фонарик, - попросил я.
        - Ты там смотри, осторожнее. А то еще упадешь…
        Взяв фонарик, я пошел вдоль вагона, слыша, как позади опять заворчала жена Павла Игнатович а.
        - Это все из-за них…. Прости нас боженька!!!.. Из-за них, иродов… - доносился ее скрипящий голос.
        Как же он ее столько лет терпит? Честное слово будь я на его месте, убил бы!
        Следующий пролет моста проваливался вниз. Я посветил фонариком, но кроме дыма ничего не увидел. Вагоны уходили вниз вместе с мостом, лишь последний остался на уцелевшем пролете, приподнятый общей тяжестью состава. Видимо это была та самая электричка, что проходила в полдень. Мост разрушил упавший с неба метеор или какой-нибудь обломок, а машинисты не успели затормозить.
        Я провел лучом по окнам последнего вагона, большая часть из которых оказалась разбитой. Именно здесь после катастрофы должно было остаться больше всего выживших. Значит, это они разбили окна и вылезли из ловушки. Я отбросил мысль, попробовать забраться внутрь и проверить, не осталось ли там кого-нибудь. Потому что положение состава выглядело ненадежным. Того и гляди, рухнет вниз. Думаю, все, кто мог, уже спаслись. Ведь с момента аварии прошло порядка девяти часов.
        Я услышал, как заработал двигатель дрезины. Похоже, Павел Игнатович собирался назад. Погасив фонарик, я вернулся обратно. Шустрый пенсионер с ворчливой женой уже поджидали меня на дрезине.
        - Садись, Олег! Вертаемся в поселок. Тама у меня один бывший сослуживец имеется, может, пустит переночевать.
        Я запрыгнул на дрезину, и мы поехали в Сусанино.
        - А как же теперь до города добраться?
        - Как с холма спустимся, пойдем через дачный поселок, а за ним, аккурат, шоссе будет и мост, километрах в двух-трех отсюдова. Но это завтра, когда светло станет.
        Мы остановились около платформы.
        - Пошли, он недалеко живет.
        Проплутав в темноте минут десять-пятнадцать, Павел Игнатович наконец узнал дом своего знакомого. Жена все время пока мы бродили между немногочисленных домов поселка, не переставала ворчать. А я старался не вслушиваться в то, что она говорила.
        Павел Игнатович долго стучал и даже пару раз крикнул:
        - Семен, проснись!
        Но дверь нам никто не открыл. Дом выглядел таким же опустевшим, как и весь поселок.
        - Да куда они все подевались?! - сказал он, пиная дверь ногой, пока та вдруг не распахнулась.
        - О как?! Ну, вы как хотите, а зайду, раз не заперто, - сказал он скорее не для нас, а для тех, кто мог находиться внутри.
        В доме никого не оказалось. Все шкафы и полки были раскрыты, вещи раскиданы. Складывалось впечатление, что дом либо обыскивали, либо хозяева в спешке что-то искали. Электричество отсутствовало, поэтому в темноте разобраться было трудно.
        - Странно все это.
        - Может быть, они тоже ушли? Поселок, например, могли эвакуировать.
        - А чего бардак такой? Семен человек аккуратный, он бы раскидывать вещи не стал…
        - Значит, мародеры залезли, - сказал я, вспомнив слова Робетсона.
        - Думаю так, лучше пойдем мы отсюда на станцию. А то еще обвинят, - решил Павел Игнатович.
        Прикрыв дверь, мы двинулись обратно к станции. Одноэтажная деревянная постройка, примыкавшая к платформе, тоже оказалась не запертой. Вначале мы вошли в помещение, где располагались касса и магазин. Прилавок был разбит, часть продуктов пропала. В служебном помещении я обнаружил телефон, но он естественно не работал.
        С тех пор как мы очутились в поселке, меня не покидало тревожное ощущение, что здесь произошла какая-то беда. Не могли жители так просто расстаться со своим жилищем. Значит, был кто-то заставивший их это сделать.
        Но идти ночь да еще в густом дыму никому не хотелось, поэтому, не смотря на опасность, решили заночевать здесь. Мы закрыли все двери, а жену Павла Игнатовича отправили спать в служебное помещение станции, где стояли два дивана.
        - Давай Олег, иди поспи, а тута покараулю, - предложил мужичок.
        - Давайте лучше вы. Чрез два часа сменимся.
        - Хороший ты мужик, Олег… - он хлопнул меня по плечу и ушел к жене.
        Фонарик остался у меня, поэтому я решил обыскать магазинчик более тщательно. Я ощущал себя последним мародером, но чувство голода было сильнее. В конце концов, магазин уже обокрали, и если я возьму немного еды, то вряд ли это будет иметь решающее значение для владельцев. Все равно большая часть продуктов пропадет.
        На полках я нашел хлеб, в размороженном холодильнике несколько плавленых сырков, сделал бутерброды и с удовольствием слопал их, запивая соком из пакета. Кроме того, я обнаружил, что здесь были не только продукты. Я разжился зажигалками, складным китайским ножиком, и даже нашел еще два фонарика и батарейки к ним.
        В закрытом помещении не так несло гарью, и было легче дышать, но зато стало душно. И комары, сволочи, накинулись на меня, едва я выключил фонарик.
        Снаружи было чудовищно тихо. Я слышал только собственное дыхание и стук сердца, словно там в космосе. С тех пор прошла едва ли половина суток, но для меня это было как будто в другой жизни. Теперь я уже не космонавт, а всего на всего бродяга, промышляющий мелким воровством. Я уже не представлял, как мне удастся доказать свою личность. Ведь при мне не было никаких документов. Только мои голословные утверждения. Я задумался о том, куда следует обратиться, когда доберусь до города. В милицию?! Нет, там меня точно за идиота примут, к тому же за опасного идиота с оружием! Пожалуй, лучше в ФСБ или МЧС, там люди посерьезнее. С другой стороны, а вдруг у них тоже отсутствует связь? Сколько мне придется ждать, пока удостоверятся, что мой рассказ правда… Ситуация прямо скажем глупая.
        Но я верил, что в конце концов все образуется. Гораздо больше меня беспокоило собственное здоровье. У меня никак не выходил из головы тот момент, когда первый раз взялся диск и получил тот странный укол в руку. С тех пор меня стали одолевать приступы голода. Затем пока я без сознания валялся в лесу, зажили ожоги, и перестал болеть якобы сломанный нос. Или это мне все померещилось?! Спокойно проанализировав эти факты, я пришел к выводу, что, скоре всего, виной тому был диск. Именно он каким-то непостижимым образом сделал мое тело более живучим. Нащупав в кармане гладкую поверхность теплого металла, я вынул диск и зажег фонарик. Разглядывая непонятные значки, я думал о том, кому он мог принадлежать. Неожиданно я услышал тихие голоса.
        - Это все они - военные сделали! А он один из них! Твой паршивый, Олег!
        - Да замолчишь ты старая, когда-нибудь! Дай уже поспасть…
        - Если ты не пойдешь, я сама уйду! Негоже с этим ходить! Беду накличет!
        - Ох, и надоела ты! Спи, окаянная!..
        - Они это все, они… прогневали Бога… - ворчала тетка, уже засыпая.
        - Ибо не ведаете, что творите, - сказал я про себя. И ведь, правда, не ведали ни фига. И до сих пор не ведаем, черт бы побрал, этого Рымкевича!
        Павел Игнатович сменил меня на полчаса раньше, чем обещал.
        - Иди, посипи, сынок. Меня все равно бессонница мучает.
        Он уселся рядом и, положив ружье на колени, спросил:
        - Тихо было?
        - Тихо. Только комары достали.
        - Там та же история. Вот моей старухе все не почем! Спит как убитая!
        Я зашел в служебное помещение. Тетка мерно посапывал на диване, который стоял ближе к двери. Второй, свободный был у закрытого ставнями окна. Я осторожно пробрался мимо спящей, лег на диван и, устроившись поудобнее, очень скоро заснул.
        Мне снилось, что я лечу в космосе и держу в руках спутник. Подо мной Земля. Я нажимаю какую-то кнопку, и знаю, что после этого на спутнике должен загореться желтый индикатор. Но вместо того, чтобы зажечься на спутнике желтые огоньки в большом количестве вспыхивают на Земле. И вдруг я понимаю, что это никакие не огоньки, а атомные взрывы, которые уничтожают планету. Затем все сливается в одну большую смеющуюся морду Рымкевича, говорящую мне: - Это все вы! Ироды проклятые!
        Спутник в моих руках превращается в оружие, и я со злостью стреляю в огромное лицо. Но пули рикошетят обратно и попадают по мне…
        Я в ужасе проснулся, ощущая, как по лицу стекает холодный пот. Сквозь щель между ставнями в комнату пробивался свет. Значит, я проспал до самого утра и Павел Игнатович почему-то не разбудил меня. Я встал с дивана и понял, что его жены в комнате не было. Схватив пистолет, я выбежал в соседнее помещение. Но и там никого не было. Дверь на платформу раскрыта нараспашку. Я осторожно вышел наружу и огляделся. Смог по-прежнему висел над поселком. Видимость была не больше двухсот метров. Жизни в поселке не наблюдалось, по крайней мере, в тех домах, которые я видел. Но остальные скрытые от меня дымкой наверняка так же были пусты. Дрезина стояла на том же мете, где мы ее оставили вчера вечером. И решил, что чета пенсионеров ушла пока я спал. Видимо тетка все-таки сумела убедить мужа, что со мной идти опасно.
        Ну и ладно, баба с возу - кобыле легче. Дорогу я и без них найду.
        Но перед тем как двинуться в путь, я решил обшарить помещения станции при дневном свете. Я нашел спортивную сумку, в которую сложил запас продуктов и питья. В ящике стола в служебном помещении случайно наткнулся на переносной приемник. Кстати пришлись найденные ночью батарейки. Вставив их, я с надеждой включил приемник и стал крутить ручку настройки. Но за сутки ничего не изменилось, - на всех частотах были только треск и шум. Разочарованный я набросил на плечо сумку и двинулся в путь. Спустившись с холма, я вышел к дачному поселку, который выглядел таким же опустевшим. Чтобы не заблудиться в дыму, я решил придерживаться берега, предполагая, что он, в конце концов, приведет меня к мосту. Вскоре дачный поселок скрылся из виду. А я все отчетливее слышал доносившееся с севера громыхание, словно там была гроза или стреляли орудия…
        Неужели все-таки война?! Или всего лишь взрываются склады с боеприпасами, до которых добрался лесной пожар?
        Я двигался вдоль берега, пока из дымки не возник силуэт моста. Обрадовавшись, я прибавил шаг, думая, что, возможно, удастся остановить какую-нибудь попутку. Однако никаких звуков с дороги не доносилось. Лишь приблизившись к насыпи, я увидел, что, поперек моста стоит грузовик с эмблемой МЧС. Чуть позже я заметил двух солдат.
        - Ну вот и славно! - обрадовался я.
        Солдаты смотрели на меня без заметного интереса, просто как на еще одного прохожего. Они сидели на ящиках, облокотившись на бордюр моста, и молча провожали меня взглядом. Оба выглядели уставшими и сонными. Вначале я даже подумал, что так и пройду мимо, не услышав от них ни слова. Я уже решил заговорить первым, как вдруг из кабины «Камаза» высунулось чье-то лицо.
        - Гражданин, стойте, здесь карантинная зона!
        Дверь раскрылась, и ко мне подскочил капитан с заспанной небритой физиономией. Плотный, широкоплечий, почти два метра ростом.
        - В связи с особым положением всем должны сделать прививки!
        - А что собственно произошло?
        - Спрашивать будете потом, а сначала вам сделают прививку! - отрезал капитан.
        Один из солдат достал из рюкзака, лежавшего на асфальте, пистолет-инъектор и направился ко мне.
        Поведение солдат и офицера насторожило меня. В первую очередь им бы следовало узнать на каком основании я ношу оружие и проверить у меня документы. Но ни то ни другое сделано не было. Вместо того они как упертые бараны хотели всадить мне какую-то прививку. Да и прививку ли?!
        Я в страхе попятился назад.
        - Взять его! - рявкнул капитан, когда понял, что не собираюсь подчиняться.
        Все трое бросились на меня. Первым получил капитан. Удар пришелся в челюсть и отбросил его на грузовик. Я не ожидал от себя такой силы и реакции, ведь еще сутки назад я с трудом передвигал ноги! Вторым досталось солдату с инъекционным пистолетом, который попытался уколоть меня в плечо. Получив в пах ногой, он согнулся пополам и осел на дорогу. Третий кинулся на меня, замахиваясь прикладом. Я ловко увернулся от удара и, ухватившись за автомат, ударил его лбом в нос. Но к несчастью из кузова уже выпрыгивало подкрепление. Не успел я оглянуться, как уже был под прицелом четырех автоматов.
        Отпустив солдата, я обречено поднял руки, понимая, что убивать они меня не собираются. Им важно сделать так называемую прививку.
        Стирая с разбитых губ кровь, ко мне подошел разъяренный капитан. И со всего маху заехал ботиком по лицу. Падая, я услышал его зычный голос:
        - Вколите двойную дозу снотворного!
        Глава четвертая
        Никогда не слышал о прививках, которые делают прямо внутрь позвоночника. Я очнулся от сильной колющей боли в основании шеи, как будто что-то острое пытались запихать внутрь позвоночного столба. Но мой позвоночник, как ни странно, этому сопротивлялся, выталкивая инородное тело прочь из организма. Даже не представляю, благодаря чему это происходило. Однако боль от этого лишь усиливалась.
        Открыв глаза, я понял, что лежу на обычном деревянном столе, а надо мной склонились, по крайней мере, два человека. Первый тот, что колол меня в спину, был слева. Второго я не видел, но чувствовал, потому что он придерживал меня за ноги. Придерживал слабо, так на всякий случай, с полной уверенностью, что я лежу без сознания. А зря. Ибо первой жертвой стал именно он. Я резко согнул обе ноги, а потом еще быстрее оправил их обратно. Подошвы врезались во что-то мягкое, послышался сдавленный крик. Затем я вывернулся на спину и ударил второго в живот. Соскочил со стола и ударил еще раз в лицо. Лишь когда мой мучитель повалился на пол я, наконец, осознал, что это была женщина белом халате. Скорее всего, врач…
        Но муки совести не продлились и нескольких мгновений, едва я увидел белесого слизняка с острым жалом, который извивался под ногами, пытаясь забраться в мою штанину. Вот что кололо меня в спину! Я немедля раздавил мерзкое сознание, и из-под ботинка брызнула прозрачная слизь.
        Теперь надо добить второго.
        Помощник извращенного врача гирудотерапевта, держась за пах, пятился назад. Ничего особенного он не представлял, просто дохленький мужичек лет сорока пяти, медицинский халат болтался на нем словно на вешалке.
        И вдруг я услышал оклик:
        - Стой на месте, Миротворец или кто бы ты ни был на самом деле!
        А слона-то я и не приметил. Коренастый парень лет восемнадцати в клетчатой рубахе и потертых джинсах, наставив на меня «Макаров», стоял в шести-семи шагах справа: простое, даже глуповатое лицо и в тоже время не по годам мудрый взгляд. Будь он обычным парнем из глубинки, он бы сказал что-нибудь вроде «Стой, козел!», но никак не «Стой на месте, Миротворец или кто бы ты ни был на самом деле!».
        Я находился в типичной совхозной столовке заполненной мухами и неистребимым запахом общественной кухни. За спиной моего противника была распахнутая дверь, за которой открывался вид на рядовой поселок городского типа с однообразными блочными двухэтажками и деревянными сараями. За большими окнами, пробиваясь сквозь дымку, палило беспощадное летнее солнце, и рычал заведенный грузовик. Обычное утро в обычной российской глубинке. Пистолет в руках юнца, разложенные на столах спящие люди и раздавленный белесый червяк казались нездоровой фантазией «приехавшего на картошку» студента, который в перерывах между сбором корнеплодов и пьянками, в десятый раз перечитывает потрепанный томик Стивена Кинга.
        - Ты совершено, прав! Я не тот, кем выгляжу! - грубым голосом сказал парень, словно прочитав мои мысли. - Я сразу же понял, что ты не похож на простого аборигена. Помощник может быть только у Миротворцев или у Мудрецов, - он отстегнул одну пуговицу и вытащил из-за пазухи мой диск, висевший на его мускулистой груди, словно какой-то древний амулет. - И ты гораздо сильнее и живучее остальных! Но уверяю, мы найдем способ уничтожить тебя. Меня лишь волнует один вопрос, откуда ты такой взялся?
        Все что он говорил, для меня не имело пока никакого смысла. Но в одном я был уверен, что ничего хорошего меня не ожидает. «Пиявки», которые проникают внутрь позвоночника, могли быть чем угодно: плодом генетических экспериментов или даже пришельцами. Как он меня назвал? Кажется, «аборигеном»?!
        - А вы то откуда взялись? - пытаясь найти выход из положения, я тянул время, как мог.
        - Ты впрямь дурак или притворяешься?… - лицо парня исказила какая-то немыслимая гримаса. - Впрочем, это уже не важно! - громко произнес он и выстрелил.
        Грудная клетка взорвалась острой болью, и я рухнул навзничь. Однако боль неожиданно пропала. Оставаясь в полном сознании, я неподвижно застыл на полу не в силах пошевелить даже веками.
        Кажется, я умираю, раз боль пропала! Все вернувшиеся с «оттуда» именно так описывали свою смерть: вначале пропадает боль, становиться очень хорошо, потом отделяешься от тела…
        Но хорошо мне не становилось, просто пропала боль и только. Более того, я даже слышал голоса. Они доносились словно откуда-то издалека.
        - Думал с ним придется сложнее, - сказал парень, застыв надо мной на несколько секунд, а потом исчез из поля зрения.
        - Зачем ты убил его!? Мы потеряли отличное тело! - послышался в ответ женский голос.
        - Он как-то связан с Миротворцами, поэтому опасен. У нас не было другого выхода…
        - Считай, повезло, он чуть не убил нас! - подержал его третий голос.
        - Ладно, давайте вот этого, он уже почти проснулся…
        - У нас заканчивается снотворное! - посетовала женщина.
        Они прошли мимо меня, мужичек, который получил по яйцам, как-то опасливо глянул, словно желая лишний раз удостоверится, мертв ли я.
        - Не сомневайся! Точно в сердце! - заверил его парень, и, перешагнув через меня, тоже скрылся.
        Ублюдки! Жаль, я не могу ничего сделать! - думал я, силясь заполучить свое тело обратно.
        В сердце, ты говоришь, урод? Почему же я до сих пор жив?!
        И неожиданно боль вернулась обратно, только это была совсем другая боль в области желудка. Я уже чувствовал что-то подобное, когда очнулся в сгоревшем лесу и еще раньше у разбитого «самолета». Затем мои веки учащенно заморгали, еще чуть позже я стал ощущать конечности, пока, наконец, не почувствовал, что могу двигаться.
        Не понимаю, как это произошло, но я не собирался давать им второго шанса. Поэтому я приподнял голову, и, убедившись, что все трое стоят ко мне спиной, тихо встал.
        Любители пиявок сгрудились около медицинской каталки: мужчины пытались удержать «пациента», который брыкался и вопил что-то бессвязно-матерное, а женщина держала в руках белесого слизняка.
        - Я же предупреждала на счет снотворного!
        - Ничего как-нибудь так… мы его удержим! Давай уже!
        До парня с пистолетом было не больше шести-семи шагов. Он стоял ко мне спиной, а пистолет торчал из расстегнутой кобуры. Оставалось только успеть его выхватить. Проблему составляла только стоявшая вполоборота женщина, которая могла заметить меня раньше, чем я доберусь до пистолета. Но другого шанса не было, и я, собрав все силы - какие еще остались, бросился на противника.
        - Нет!!! ОН!! - отрывисто выкрикнула женщина и от испуга выронила слизняка из рук.
        Парень уже стал разворачиваться, когда моя правая рука ухватилась за рукоятку «Макарова». Вырвав пистолет, я тут же надавил на спусковой крючок. К счастью он был снят с предохранителя. Поэтому прежде чем наши ладони схлестнулись в борьбе за оружие, первая пуля уже угодила парню в бок. И перевес с самого начала был на моей стороне. Смертельный армрестлинг не продлился и двух секунд. Я навел дуло на его грудь и вновь выстрелил. Парень охнул и осел на пол. В этот же миг на меня кинулся тщедушный мужичек, но, получив локтем по морде, отлетел назад. Едва я освободился от убитого парня, как залепил еще не очухавшемуся мужику ногой пах. Направив оружие на застывшую в оцепенении женщину, я попытался, наконец выяснить, кто они такие и кто выдал им лицензию на занятие гирудотерапией. Но не успел я произнести свой вопрос, как женщина заорала и ринулась прочь из столовой. Я проводил ее дулом пистолета, не решившись выстрелить. Жертв и так хватало. А я не исповедаю принципы ковбоев - сначала стреляй, а потом думай. Впрочем, если такие вот ублюдки будут встречаться мне часто, то, вероятно, придется сменить
принципы.
        Едва женщина скрылась на улице, как в широком дверном проеме возник человек с автоматом в правой руке. Оторопев, он смотрел на то на меня, то на убитого парня. Наконец сообразив, что произошло, он стал поднимать ствол АКСУ. Но было уже слишком поздно. Для него. Не для меня…
        Мой пистолет изначально был направлен на автоматчика, потому оставалось только нажать на спусковой крючок. И враг повалился навзничь, так и не успев выстрелить.
        - Ну, мужик, ты даешь! - донесся до меня осипший голос человека с медицинской каталки.
        То же самое я говорил себе. Я не предполагал, что смогу так хладнокровно расправиться с двумя людьми, да и вообще без каких лицо терзаний выстрелить в человека. Как будто во мне до поры до времени сидел свой личный мистер Хайд, наконец вырвавшийся на свободу.
        Я сорвал с убитого диск и повесил его на шею. Обернувшись назад, я увидел, как мужик в белом халате трусливо сиганул за прилавок, спрятавшись в помещении кухни.
        - Слушай, братан, хрен с этими уродами, они все равно без оружия! Лучше расстегни браслеты!
        На медицинской каталке лежал пристегнутый наручниками молодой полицейский. Его, вероятно, привезли с той же целью, что и меня. Но в отличие от остальных людей, которые безмятежно дрыхли на столах, он пришел в себя раньше, чем ему затолкали в позвоночный столб «пиявку».
        - Каким образом?! Где я возьму ключи?
        - Да, вон у этого урода с моим автоматом. Верняк, ключи у него!
        Пока я рылся в карманах второго мертвеца из-под коренастого выполз еще один слизняк. Не долго думая, я придавил гадину. Та же участь подстерегла и второго, который вылез из автоматчика.
        - Да, че ты возишься!.. Щас как набегут эти уроды!.. - поторапливал меня милиционер. Но стоило ему увидеть раздавленного слизняка, как его вытошнило.
        Ключи я нашел в нагрудном кармане и тут же подскочил к закованному менту. Расстегнув наручники на правой руке, я вручил ему ключ со словами:
        - Давай сам, а я покараулю!
        В то время как он освобождал себя, я обыскал убитых. У первого я нашел четыре запасные обоймы к ПМ и отличный охотничий нож, у второго забрал автомат и два магазина к нему.
        - Драпать нужно отсюда! - сказал полицейский, отцепляя последний браслет. - Братан, ты бы вернул мой «калаш»?!
        Милиционеру было лет двадцать пять. Длинный, худой, с помятой небритой физиономией. Наверное, единственное, что он умел в жизни, так это разъезжать в машине ДПС и задерживать гопников. С некоторым сомнением, я отдал ему АКСУ и магазины.
        - Будешь прикрывать. Попробуем уехать на том грузовике, - я указал на машину, которая виднелась за окнами с восточной стороны столовой.
        - Лады, - посипел он, проверяя затвор.
        Я понимал, что перенести спящих людей в машину нам физически не успеть, поэтому мы выбежали во двор и вдоль стены бросились к грузовику. Выглянув из-за угла, я убедился, что на площадке рядом со столовой никого не было. Там стояли только две машины: заведенный грузовик и микроавтобус скорой помощи.
        - Вот на этой карете меня привезли, - мент кивнул в сторону скорой помощи.
        - Тебя как звать?
        - Кирилл.
        - А меня Олег, будем знакомы… Кирилл, ты знаешь, как отсюда выехать?
        - Да и водить тоже, - опережая новый вопрос, ответил он.
        - Тогда лезь за руль…
        Мы забрались в машину, и Кирилл умело вырулил с площадки на дорогу. По улице перпендикулярной нашей уже бежала толпа. Мне почудилось, что среди десятков лиц мелькнул тот самый пенсионер-шустряга, Павел Игнатович. Он бежал размахивал своей старой двухстволкой и выкрикивал что-то воинственное. Из толпы стали стрелять, но Кирилл уже разогнался, и ни одна пуля не попала в кабину. Петляя по узким раздолбанным улицам поселка, грузовик несся к шоссе, которое уже мелькало за частными одноэтажными домами.
        - Слушай, братан, ты вообще как? У тебя вся грудь в крови! - не отрывая взгляда от дороги, спросил меня Кирилл.
        Я со страхом посмотрел себя. На комбинезоне действительно расплылось красное пятно, но боли я почему-то не чувствовал и вопреки здравому смыслу кровь больше не шла. Хотя по всем законам физиологии, если я конечно не Терминатор, у меня должны быть сильное кровотечение и болевой шок. Но видимо я был Терминатором. Ощупав место входа и выхода пули, я обнаружил лишь коросты запекшийся крови.
        - Так пустяки, царапина, - нервно улыбнулся я, а сам подумал, что моя гипотеза на счет диска оказалась несостоятельной. Ведь когда тот парень продырявил мою грудь, диска при мне не было. Значит, что-то иное стало причиной моей живучести, но думать об этом не было времени.
        Неожиданно, когда до шоссе оставалось совсем немного, из-за угла на улицу выбежал мальчик лет двенадцати, целясь в нас из пистолета.
        - Вот уроды! - не выдержал Кирилл и, стараясь объехать мальца, чуть не врезался в столб.
        Однако пистолет в руках мальчика был вовсе не игрушечный. Первый выстрел пробил лобовое стекло, и пуля прошла между мной и водителем. Второй… Впрочем, второй принадлежал мне. Да мне! Потому что я уже не контролировал собственные действия. Рука сама подняла пистолет, и пальцы надавили на спусковой крючок. Если бы парень вовремя не увидел моего оружия и не бросился к забору, то так бы остался на дороге с пулей в животе. Когда прогремел следующий выстрел, я уже контролировал руку, и попал ему под ноги, заставив пацана перепрыгнуть через забор и скрыться в глубине сада.
        - Ты че совсем сдурел! Мальца-то зачем?! - Кирилл наконец продрал глотку и больше не сипел.
        - А ты хотел оказаться на его месте?! - я сказал таким заутробным голосом, что он не посмел мне ответить.
        Грузовик вывернул на шоссе. Мимо промелькнула табличка с перечеркнутым названием поселка «Червяково».
        Ну и названьеце. Как будто специально придумали.
        Не успели мы выехать за пределы поселка, как за нами устремилась погоня. С дороги ведущей к Червяково вывернул «Уазик» и стал нагонять нас. Видимость была метров пятьсот, поселок уже скрылся за дымкой, но машина не желала исчезать вместе с ним, потихоньку сокращая разрыв.
        - Эта тарахтелка на ладан дышит! И горючка, кажись, тю-тю… - Кирилл стукнул по индикатору.
        - Может, бак пробили?
        - Так ведь уроды!
        Выжав все возможное из старого «ЗИЛа», Кирилл гнал вперед, но все равно с каждой секундой расстояние до «УАЗика» становилось все меньше, а индикатор топлива неумолимо приближался к нулю.
        Опасность лишь подстегнула голод. Теперь я понимал, что происходит с моим организмом. Любое повреждение тканей почти мгновенно компенсируется за счет внутренних резервов, которые организм тут же требует восполнить.
        Предполагая, что шоферы часто берут с собой что-нибудь перекусить, я стал в надежде обшаривать кабину. Рука нащупала полиэтиленовый пакет, раскрыв который я обнаружил три бутерброда с колбасой.
        - Будешь? - ради приличия спросил я.
        - Ну, мужик у тебя и нервы! - пораженно помотал головой мент, - Жрать, когда за нами гоняться эти уроды!
        - Как хочешь…
        Скорость, с которой я поглотил бутерброды, еще больше поразила его.
        - Как в тебя влезло?! После тех пиявок меня до сих пор блевать тянет…
        Напоминание о «пиявках» тоже не доставляло мне удовольствия, но в несколько ином смысле. В ту минуту гораздо больше волновал вопрос, какая «пиявка» прячется внутри меня и постоянно просит жрать?
        Расстояние до «УАЗика» тем временем сократилось до каких-нибудь ста метров, и по нам открыли пальбу. Пули свистели уже совсем близко, когда шоссе пошло на подъем, и грузовик начал глохнуть.
        - Все, копец! - констатировал мент, поднимая с колен автомат. - Догнали уроды!
        Участок дороги, где заглох «ЗИЛ», с обеих сторон был окружен сенокосными лугами. До спасительного леса оставалось около двухсот метров.
        - Прячемся за капот! - крикнул я и, открыв дверь, стал палить наугад.
        Мент последовал моему примеру и дал по преследователям короткую очередь. Послышался визг тормозов. И я, выпрыгивая из кабины, увидел как «УАЗ» разворачивается боком. Еще раз выстрелив, я спрятался за капотом. Милиционер задержался, чтобы дать по преследователям вторую очередь, и только затем присоединился ко мне.
        - Кажись, я их задел! - радостно сообщил он.
        - Молодец… не успел я договорить, как наше единственное укрытие стало медленно откатываться назад.
        - Твою мать! Надо было на ручник ставить!..
        Выход оставался один, и я скомандовал:
        - Пока она катится, прыгаем в кювет!
        Слава богу, он понял меня верно и бросился в противоположную сторону. Наши противники были слишком заняты, чтобы открыть прицельный огонь, поэтому мы удачно перебежали по разные стороны дороги, и спрятались в канавах. В то время как враги пытались покинуть обреченный «УАЗик», на который катился наш грузовик, я выглянул из укрытия и несколько раз выстрелил. Один из преследователей позволивший себе бежать во весь рост упал, сраженный пулями моего «Макарова». Остальные попадали на асфальт и открыли ответный огонь, заставив меня сползти вниз кювета. Справа застрочил АКСУ милиционера. Парень стрелял очередями, и только зря тратил патроны. Но крикнуть я ему не решался, потому что враги были очень близко и тоже могли меня услышать. Наши позиции разделялись не более чем полусотней метров. Грузовик промял бок «УАЗа», и больше не двигался. Теперь они могли смело использовать обе машины в качестве укрытия. Единственным нашим преимуществом осталось то, что мы вели перекрестный огонь, не дающий им передвигаться. Но если мент израсходует все патроны, то нам несдобровать…
        Поднимая пистолет для нового выстрела, я вдруг заметил, что из дымки в небе показалась темная точка. Южнее нас громыхнул взрыв и к небу поднялся столб огня. Затем точка выросла, превратившись в огромную птицу, и почти бесшумно пронеслась над нами. Послышался свист, глухие удары по земле и гулкие по металлу, будто прошел скоротечный град. Кто-то из преследователей завопил нечеловеческим голосом, а из «УАЗика» вырвались языки пламени. Я вжался в землю как раз когда прогремел второй взрыв, уничтоживший наш «ЗИЛ».
        В ушах еще звенело. Я пролежал минут десять, слушая, как трещит огонь, пока не заставил себя крикнуть:
        - Кирилл, ты жив?
        А в ответ тишина.
        - Кирилл?!
        И снова нет ответа. Неужели убит?
        Я осторожно высунул голову. От обеих машин остался лишь опаленный остовы. К небу поднимался черный дым, вонявший палеными покрышками. Вокруг были разбросаны дымящиеся осколки, обгоревшие трупы преследователей отбросило на траву. Убедившись, что мне ничего не угрожало, я поднялся и сразу же обратил внимание, что на дорожном покрытии остались глубокие вмятины, словно продавленные шпильками туфель на свежем асфальте, а корпуса машин местами напоминали решето. Мощный был пулемет, если это вообще был пулемет. Вниз по шоссе на границе видимости дымилась еще одна машина, на которой из поселка, вероятно, ехала подмога. Да так и не доехала.
        Милиционер скатился на самое дно канавы и не подавал признаков жизни. На его спине проступало кровавое пятно. Я спустился и пощупал пульс, убедившись, что он был мертв.
        Застыв над телом Кирилла, мысленно я перенесся во вчера, когда смерть одного за другим унесла всех коллег-космонавтов, словно вокруг меня была какая-то недобрая аура, притягивающая несчастья. Все кто связывался со мной рано или поздно погибали. В голове промелькнула шальная мысль: «А может быть, я и есть тот самый ангел конца света. Поэтому-то безобидный спутник связи, да что там, любая микроволновка превращается в моих руках оружие Армагеддона».
        Маразм, конечно, но доля правды в этом есть…
        Подобрав оружие и запасной магазин, я решил поскорее убраться отсюда. Идти по шоссе было небезопасно. И я двинул через луг к лесу, рассудив, что буду передвигаться параллельно дороге. Ни часов, ни компаса у меня не осталось. Я мог ориентироваться исключительно по солнцу и по приметам. Шоссе вроде бы вело в нужном направлении, а именно на северо-восток туда, где располагался город, который Павел Игнатович назвал Тамском.
        В лесу было тихо, слышались только голоса птиц и хруст сучьев под ногами. Все происходившее за границей этого тихого уголка казалось чем-то нереальным. Словно я заснул под убаюкивающее пение соловья и мне приснился кошмар. А теперь стоит лишь выйти на дорогу, где как ни в чем не бывало мчатся машины, и никто из людей не слышал ни о какой катастрофе. Но это все мечты. Мир уже никогда не станет прежним.
        Я тщетно пытался разобраться с кашей царившей в моей голове, когда вышел на просеку, по которой с востока на запад тянулась ЛЭП. Открытое пространство нужно было преодолеть как можно скорее, поэтому я прибавил шаг.
        Вернуться к размышлениям я смог лишь, когда вернулся под укрытие леса.
        Итак, то, что произошло нечто выходящее за рамки «реального», «обыденного» отрицать совершенно бессмысленно. Но понять, что конкретно произошло, пока не представлялось возможным. Потому что происходившее не вписывалось ни в один из стандартных сценариев катастрофы.
        Логическая цепочка выстраивалась следующим образом: испытания спутника, необъяснимые явления в космосе, затем странные объекты в небе над местом нашей посадки, взорвавшийся серебристый «самолет», диск с иероглифами, мое «бессмертие», страшные твари с черной кровью, потом «пиявки» и уже на самом последнем месте «птичка» расстрелявшая наших преследователей из «пулемета». Причем многое в этом ряду приходится ставить в кавычки, потому что это только удобные моему разуму понятия. Упоминались еще некие Миротворцы и Мудрецы? Что это? Или кто это?
        Что же получается в итоге? Началась война? Но с кем? Военный эксперимент вызвавший мутации? Неужели виноват спутник? Или это пришельцы?… Словом, шарики заезжают за ролики! Сумасшествие! Но, пожалуй, самым удивительным стала моя невероятная живучесть. Я был в растерянности. Если быстрое заживление ран еще как-то можно допустить, то быстрое воскрешение после двух пули попавшей в грудь - уже нонсенс. А поскольку вариант с диском отпадал, то оставался укол, вызвавший у меня болевой шок, после которого я отключился. Впрочем, был еще вариант с облучением во время испытаний на орбите. Но облучению подверглись все, а выжил только я?! Стало быть, остается укол. От одной только мысли, что в теле оказалось нечто чужеродное, меня передернуло. Но это всего лишь догадка! - напомнил я себе. Однако легче от этого не стало.
        Вопросов было много, а ответов ни одного. Только гипотезы. И в конце концов все они упирались в одну отправную точку - спутник, который мы испытали. Я понимал, что катастрофа началась с нашего спутника! И осознание этого чудовищного факта заставляло меня страдать.
        Продолжая идти параллельно дороге, я вдруг услышал, как со стороны города приближается автомобиль. На большой скорости он промчался мимо, поэтому я не успел его заметить, но по звуку догадался, что это была легковушка.
        Возможно, на ней ехали обыкновенные люди, которые неминуемо попадут на угощение к пиявкам. В таком случае, мне бы следовало предупредить их. И к тому же я сумел бы узнать, что твориться в городе. Однако не стоит сбрасывать со счетов и тот вариант, что в машине сидели «зараженные» пиявками.
        Я прошел еще метров пятьсот, прежде чем приблизился к краю леса. Сквозь просветы между стволами уже виднелся берег реки и мост.
        Пригнувшись, я осторожно вышел на опушку и, едва заметив на том берегу грузовик перекрывавший дорогу, упал в траву. Затем переполз за ближайший куст.
        Почерневший грузовик посередине шоссе еще дымился. Что очень напоминало работу «птички», которая совсем недавно уничтожила моих преследователей. Но здесь «она» почему-то не тронула две легковушки, отогнанные в сторону от дороги. Людей я пока не обнаружил, но это вовсе не означало, что их нет.
        Наблюдая за мостом, я стал прикидывать, как поступить дальше. Можно конечно, попытаться найти другую переправу или даже переплыть реку, тем более что она была от силы десять метров в ширину. Наконец я увидел, что на мост вышел солдат. Он шел вдоль парапета в мою сторону, размахивая руками, словно делал зарядку. Остановившись у края парапета, солдат вдруг крикнул, обращаясь к тому, кто прятался в кустах с левой стороны дороги.
        - Ты нормально? - это сказал солдат с моста.
        - Все в порядке! - донесся ответ с моего берега, но с противоположной стороны дороги, где в кустах прятался второй.
        Значит, один сидит открыто, другой страхует из укрытия. Но на другом посту их было целое отделение, а здесь всего двое. Федеральная трасса слишком важное место, чтобы они пожалели людей. Поэтому я заключил, что, скорее всего, большая часть погибла при налете «птички», а машина, которую мы слышали, поехала за подмогой. Но даже если их всего двое, рисковать понапрасну не стоило. Лучше обойти препятствие. В конце концов, моя цель добраться живым и сообщить все в Центр. Если Центр, конечно, еще существует, и там будут кому-то интересны мои откровения.
        Я отполз обратно в лес и, стараясь не шуметь, быстро двинул на восток. Лишь отдалившись километра на два от моста, я позволил себе выйти к берегу. Затем, выбрав место поудобнее, разделся, связал одежду в узелки, и залез в воду. Думаю, в самом глубоком месте было едва ли три метра. Поэтому плыть пришлось только в середине.
        Я вылез на противоположный берег и, спрятавшись в траве, лег. Слушая, как стрекочут кузнечики, я не переставал думать о том, что же мне предпринять дальше. Вряд ли мне удастся поймать хоть какую-нибудь машину. Потому что все они либо едут из города, либо перехвачены «зараженными» на предыдущих постах. В таком случае придется топать до самого города.
        Обсохнув, я оделся и пошел на север с таким расчетом, чтобы выйти на шоссе. Я не отошел и сотни метров от реки, как лесополоса неожиданно закончилась. На сколько хватало глаз, протирались поля, над которыми висела дымка, скрывавшая из виду горизонт. Вдоль леса параллельно реке шла узкая дорога, которая очевидно вела к шоссе. Идти по открытой местности было опасно, но у меня не оставалось другого выхода. Я брел по дороге, думая, что мне, пожалуй, стоит срезать по полю, как вдруг увидел впереди машину. Ее силуэт был едва заметен в дымке, но я все равно насторожился. До машины оставалось где-то полкилометра, когда я свернул в лес, чтобы осторожно подкрасться ближе.
        На дороге стояла белая «Нива», двери которой были распахнуты, а в салоне вроде бы никого. Я взвел затвор автомата и, пригибаясь, выбежал к машине. Ни внутри «Нивы», ни вокруг никого не было. Ключ оказался в машине. Лучшего подарка и быть не могло. В моей ситуации джип - просто идеальная находка! Вопрос только в том, куда могли исчезнуть хозяева? Капот не был теплым, значит, они покинули машину давно. На заднем сидении я нашел сумку с едой и одежду: женскую и мужскую. Часть пищи я сразу же приговорил. Наевшись, я еще раз обошел машину кругом и только на этот раз обратил внимание, что на картофельных грядках остались следы. Они вели прямо от дороги куда-то в поле. Прищурившись, я посмотрел вдаль. На севере угадывались контуры чего-то большого и светлого. Может быть ангара, а может быть… корабля?! Высадившиеся на картофельном поле пришельцы?! Нет, лучше я не буду проверять, как это сделали пассажиры «Нивы», которые ушли в поле и больше не вернулись.
        После нескольких попыток я завел машину и поехал к городу, в надежде, что найду там помощь.
        Глава пятая
        Я выехал на шоссе десять минут назад и пока не встретил ни одной машины. Видимость была не больше полукилометра. Шоссе как бы не хотя выплывало из дымки - порой, казалось, что оно вот-вот закончиться и вокруг останется только белая пустота пахнущая гарью. Несколько раз я включал автомагнитолу, но приемник не поймал ничего кроме шумов и тресков. В общем, все то же самое…
        Первым я заметил съехавший в кювет рейсовый автобус. Я даже притормозил, чтобы осмотреться. Но людей не обнаружил. Возможно, они ушли дальше, или вернулись назад в город. Затем было еще несколько брошенных легковушек, перевернутый сгоревший грузовик и разбитый автобус. Почти все машины были помяты, словно в них кто-то врезался, в одной из легковушек я заметил человека. Остановившись и отъехав назад к старому «Форду», я с ужасом обнаружил, что водитель был мертв. Окровавленный мужчина сидел в кресле придавленный рулевой колодкой, лобовое стекло было разбито, капот смят, как будто «Форд», по меньшей мере, врезался в трактор. Наверняка это последствия вчерашнего дня, когда видимость была почти что нулевая. Я нашел у мертвого чудом уцелевший телефон, зарядка которого показывала одиннадцать процентов. Однако телефон показывал что сети нет…. Мне стоило быть предельно осторожным, чтобы не врезаться в какую-нибудь из разбитых и оставленных на дороге машин. Пришлось снизить скорость до шестидесяти и притормаживать, едва заметив в тумане силуэт машины. Но вместо того, чтобы увидеть очередную разбитую машину
я к своему удивлению обнаружил, что над дорогой пролетел странный объект. Клянусь, он выглядел как «летающая тарелка», если мне это не померещилось! НЛО прошмыгнуло над шоссе и исчезло в дымке.
        Неужели все-таки пришельцы? Или это какой-то новый тип самолета?
        Проезжая по участку дороги, над которым пролетела «тарелка», я невольно остановился. Мое внимание привлекли большие следы трехпалых ног, пересекавшие асфальт и уходившие в поле.
        А это что?! Годзилла? Или мне опять мерещиться?
        В уме нарисовалось какая-то нелепая картинка: пришельцы на «летающей тарелке» мчаться по следу Годзиллы.
        Помотав головой, я сбросил наваждение. Затем выпил немного клюквенного морса из бутылки, которую еще раньше нашел в сумке на заднем сидении, и поехал дальше. Лишь через пару минут я заметил очередной автомобиль. Из-за дыма я не сразу понял, что он не стоял на месте, а двигался мне навстречу. Это был темно-синий микроавтобус с тонированными стеклами. Он ехал по моей полосе и не собирался сворачивать, будто перепутал Россию с Англией или какой-нибудь другой страной, где входу правостороннее движение.
        Я просигналил, но он все равно не отреагировал, упорно двигаясь мне в лоб. До микроавтобуса осталось едва ли метров двадцать, когда я дернул руль влево, и каким-то чудом избежал неминуемого столкновения. Никогда не думал, что способен на подобные виражи, словно я всю жизнь был профессиональным гонщиком.
        Сзади взвизгнули тормоза. Я обернулся и увидел, что микроавтобус ловко развернулся и рванул за мной.
        Какого черта ему надо? Он, что, самоубийца?!
        Я переключился на четвертую скорость и дал полный газ, пытаясь оторваться от преследователя. Но микроавтобус не отставал, быстро сокращая разрыв. К сожалению «Нива» была не такой быстрой как микроавтобус. Он догнал меня минуты через полторы и толкнул в задний бампер. Машина содрогнулась, но я удержал руль. Микроавтобус толкнул еще несколько раз, прежде чем стал пытаться обойти меня. Я принялся вилять по шоссе, не давая ему выскочить вперед. Сумасшедшая гонка продолжалась, пока впереди не появился разбитый фургон, который стоял посередине дороге. Я еле успел повернуть направо и пронесся по самой кромке дороги, чуть не задев левым бортом фургон. Тем временем синий микроавтобус, проскочив слева от разбитой машины, все-таки вырвался вперед и стал прижимать меня к правому краю. Наши борта столкнулись, раздался скрежет металла о металл. Движок «Нивы» жалостливо застонал. Это противостояние не могло продолжаться вечно, - рано или поздно микроавтобус столкнет меня своей массой в кювет. Машина уже ехала по обочине, а до канавы оставалось меньше метра.
        Сердце бешено колотилось, я весь взмок, и пот ручьями стекал по моему лицу. Удерживая руль дрожащими от напряжения руками, я с отчаяньем посмотрел на автомат лежавший на соседнем сидении. Но оторваться от баранки я был не в силах - обе руки словно приросли к пластику. К тому же я понимал, что стоит мне лишь на мгновение ослабить хватку, как он сбросит меня. Даже если я сумею дотянуться до автомата одной рукой, мне еще нужно взвести затвор. То же самое касалось и пистолета.
        А жаль. Потому что тонированные стекла кабины микроавтобуса были рядом. Один или два выстрела могли бы решить исход поединка. Впрочем, и те, кто был в микроавтобусе, могли выстрелить в меня.
        - Что тебе нужно?!!.. - попытался крикнуть я в открытое окно, но рев двигателей заглушил мой голос.
        Если он не услышал меня, то, по крайней мере, видел, как я пытаюсь что-то сказать. Но тонированное стекло микроавтобуса не опустилось. Кричать было бесполезно, потому что он не успокоиться пока он не сбросит меня.
        Автомобиль уже стал наклоняться набок, когда канава неожиданно закончилась. Это был въезд на поле, на который я тут же свернул.
        Ну, все! Здесь моя стихия! По грядкам моркови микроавтобус вряд ли проедет, облегченно подумал я. И съехав с боковой дороги, вырулил прямо на поле. Моя «Нива» запрыгала по грядкам, оставляя преследователя позади. Но, похоже, я столкнулся с настоящим камикадзе. Машина все равно последовала за мной. Сумасшедший водитель бросил свой автобус на грядки, и, не проехав десяти метров, забуксовал на месте.
        Я подал немного назад и остановился. Теперь он был в моей власти. Чувствуя невероятную злость, я быстро схватил автомат и выпрыгнул из машины. До синего микроавтобуса было метров двадцать, но даже подойди я вплотную, то не увидел бы сквозь тонированные стекла водителя.
        - Выходи придурок! - заорал я, наставляя автомат на лобовое стекло.
        Но выходить никто не собирался. Машина по-прежнему буксовала на месте, выбрасывая из-под колес комья земли. Нормальный человек уже давно бы остановил движок и вышел из салона с поднятыми руками.
        - Последний раз предупреждаю! - крикнул я. И опять остался без ответа.
        Подходить к машине я опасался. В конце концов, внутри мог находиться кто угодно, и не факт, что я окажусь быстрее его. Может быть, он или они только того и ждут, чтобы я подошел ближе. И стрелять тоже не хотелось. Но машину надо было как-то обезвредить. Лучше всего прострелить покрышки.
        Я прицелился и двумя точными выстрелами пробил передние покрышки. Двадцать метров конечно расстояние небольшое, однако, попасть с первого раза неопытному человеку не так-то просто как кажется. Я учился на военной кафедре в институте, но никогда особой меткостью не отличался. Сейчас же я бил в цель, словно заправский снайпер. И тогда из пистолета я снял противника почти с полсотни метров - расстояние для «Макарова» критическое. Во время перестрелки я не обратил на это внимания. Но, теперь сравнив свои ощущения, я понял, что их роднило странное чувство единения с оружием. И автомат, и пистолет словно являлись продолжением моего тела.
        Откуда? Почему? Еще одно побочное действие «укола»?
        Я прострелил оставшиеся две покрышки и, не опуская автомата, задом отступил к своей машине. Из микроавтобуса так никто и не появился. Движок ревел, колеса с пробитыми покрышками еще глубже закопались в землю.
        Я захлопнул дверь и поехал обратно к шоссе, опасливо поглядывая на микроавтобус, упорно буксующий на одном месте.
        Может быть, мне стоило заглянуть внутрь салона и разобраться с сумасшедшим водителем. Но какое-то подспудное чувство остановило меня. Уже вырулив на шоссе, я поймал себя на мысли, что воспринимаю странный автобус не как машину, а как попавшего в ловушку опасного зверя. Он напоминал раненого разъяренного быка. Но я не был отважным тореадором и поэтому предпочел ретироваться с места боя.
        Вскоре дымка скрыла синий микроавтобус из виду, и я продолжил свой путь к городу, внутренне приготовившись к новым сюрпризам. Хотя конечно лучше бы обойтись без них.
        За исключением одной разбитой легковушки дорога была пустой. Только через три-четыре километра из дымной пелены материализовалась автозаправочная станция. Знак сообщал, что до города оставалось семь километров. Над заправкой красовался здоровенный щит с надписью «Тамск-Нефть». Я глянул на индикатор топлива и решил свернуть. До города оставалось совсем немного, но у меня не было стопроцентной уверенности, что найду я там помощь. Поэтому на всякий случай не мешало запастись бензином.
        Я оставил «Ниву» рядом с колонкой девяносто второго и направился к зданию автозаправки, где, судя по вывескам, кроме кассы располагались магазин и кафе. В кассе никого не оказалось: окно занавешено жалюзи, дверь заперта. А вот дверь, ведущая в магазин и кафе, была взломана. Взведя затвор автомата, я осторожно заглянул внутрь. Помещение было разделено на две секции. В правой располагались кафе и продуктовый отдел, в левой магазин автозапчастей. Лампы не горели, но большие окна давали достаточно света, чтобы все разглядеть. Здесь уже кто-то побывал и успел порыться в обоих отделах. Неожиданно за продуктовым прилавком я услышал подозрительный шорох. Там явно кто-то прятался.
        - Есть кто живой? - спросил я, держа автомат наготове.
        Из-за прилавка послышалась возня, но подняться никто не захотел.
        - Послушайте, я все равно слышу вас. Лучше вылезайте по хорошему! - почему-то мне показалось, что их там как минимум двое.
        - Мы… мы не хотели ничего брать! Мы просто здесь прячемся! - раздался звонкий девичий голос.
        Первой из-за прилавка поднялась светловолосая девушка с красивым, но испуганным лицом. На ее щеках виднелись черные следы потекшей туши. Затем поднялись два парня. Коротко стриженные, оба в похожих пестрых футболках и широких шортах. Ребятам было не больше двадцати.
        - Дверь была уже взломана, когда мы сюда пришли, - сказал тот, что пониже.
        Я сразу же понял, что он врет. Дверь взломали, конечно же, они. Но мне не было до этого никакого дела.
        Опустив автомат, я спросил то, что меня волновало в первую очередь:
        - Телефон есть рабочий?
        - Да, - ответила девушка, - но нет сети ни на одном операторе.
        Понятно, значит случилось что-то серьезное.
        - А вы откуда идете - из города или в город? - продолжил я свой допрос.
        - Мы с пикника, с лесных карьеров… - начала девушка, но ее оборвал длинный парень.
        - Мы в Тамск идем, домой, - в его голосе чувствовались повелительные интонации человека привыкшего решать все силой.
        - А тут чего зависли?
        - Мы же говорили, что прячемся. Нас машина по пути чуть не сбила… Аську того… переехало, а мы успели удрать… - сказал длинный.
        Значит, я был не первой жертвой того безумца?! Может быть, все-таки стоило его пристрелить?
        Едва парень сказал имя сбитой девушки, как их спутница закрыла лицо руками и заплакала.
        - Это ее подруга, - пояснил второй парень и стал сбивчиво рассказывать. - Наша машина заглохла недалеко отсюда. Мы пытались толкнуть, но ничего не вышло… Аська стала голосовать… Мы думали, может кто появиться и на галстуке нас разгонит… И вдруг эта девятка как впишется в Аську… Ну мы сразу в рассыпную и в поле, а потом сюда вот пришли…
        - Погоди-ка. Ты говоришь, это была девятка?! - спросил я.
        Оба кивнули.
        - Ну да. А вы с ней тоже столкнулись?
        Я чего-то недопонимал. Откуда же тогда взялся синий микроавтобус?!
        - Стоп, ребята… А как выглядела ваша машина?
        - Темно-синий «Фольксваген» микроавтобус. Это машина моего отца. Он иногда разрешает на выходные попользоваться… - сказал длинный.
        Я ошеломленно замер. Получалось, что сумасшедший водила пересаживался с одной машины на другую и разъезжал по шоссе в поисках новых жертв. Монстры, «пиявки», НЛО и вот теперь автомобильный маньяк! Мир окончательно свихнулся! С трудом верилось, что это могло произойти из-за одного несчастного спутника.
        - Меня пытались таранить на вашем «Фольксвагене», - сообщил я парням еще одну нерадостную новость.
        - Этот урод угнал мою тачку! - не выдержал длинный и со злости ударил по прилавку.
        - Тебя только тачка и заботит! А то, что он Асю придавил, тебе наплевать! - всхлипывая, произнесла девушка.
        Не обратив на нее внимания, парень спросил:
        - А как вы сумели оторваться от него на «Ниве»?
        - Заманил на поле, где он благополучно завяз, потом прострелил покрышки и…
        - Вы нас подвезете? - перебил меня второй.
        - Что обратно?! До вашей машины?
        - Да нет… до города.
        - Какой к черту город! Поехали с этим уродом разберемся! - закричал длинный. - Я его прибью! Он у меня землю жрать будет…
        Я отрицательно покачал головой.
        - Извините ребята, обратно я не поеду. А в город, пожалуйста.
        - Ну, тогда мы сами пойдем! Где он там застрял?
        - Километра три отсюда…
        - Я лично не пойду! - возмутился его приятель.
        - И я тоже. Давайте уедем отсюда! Я хочу домой… - согласилась девушка, вытирая слезы.
        - Ну вы, блин… трусы! Очканули из-за какого-то маньяка! Да я сам один пойду! - в его руках появилась монтировка, очевидно, позаимствованная в соседнем отделе. - Я ему башку размозжу, гаду!
        - Остынь парень. С чего ты взял, что он один? А вдруг их там несколько?
        Сжимая в руках монтировку, он остановился у самой двери.
        - Ну, так одолжите свой автомат, если самому страшно! - играя жевалками, он зло посмотрел на меня. Казалось, что он вот-вот полезет драться.
        - Все свое оружие я добыл в бою и без боя не отдам! - сказал я, демонстративно поправляя лямку, на которой висел автомат.
        - Все-таки война! - охнула девочка. - Война! - повторила она и вновь захныкала.
        - Я не знаю… Может быть война, а может быть и нет. Пока ничего не ясно.
        - Блин, этого еще не хватало! Война?! - парень изобразил на своем лице удивление и демонстративно отпустил монтировку. Для него это был единственно достойный выход из положения. Формально никто не посчитает его трусом и при этом удастся избежать драки.
        Чтобы поскорее забыть этот инцидент, я перешел к другой теме.
        - Я хотел заправиться, но раз электричества нет, то ничего не выйдет…
        - Фигня! Год назад я работал на такой же заправке только на западном шоссе. Здесь должен быть резервный генератор! - обрадовал меня второй парень. - Идемте, я покажу где…
        Генератор был на заднем дворе заправки и скрывался в нише закрытой железной дверь. Пришлось вернуться за инструментом, чтобы сломать замок. Его товарищ тем временем сидел у входа магазин и пил лимонад. Девушка сидела рядом и, опустив голову ему на плечо, тихо хныкала. Пока мы возились с замком, парень разговорился.
        - Димон с Валькой уже три месяца встречаются. Аська была ее подругой. Валька вроде как хотела нас свести. Для этого на пикник вчетвером и поехали… А вы на Димона не обращайте внимания. Он только возбухать и может! Думает полгода в качалку походил, так уже супермен…
        - А тебя как звать?
        - Толя.
        - А меня Олег. Можешь кстати назвать меня на «ты».
        Поднатужившись, я наконец сломал замок и открыл дверь. Затем мы запустили генератор, и Толя сообщил, что придется еще ломать дверь в диспетчерскую, поскольку все управление происходит через компьютер.
        Забравшись в диспетчерскую, Толя несколько минут бился с компьютером, пока за дело не взялся я. Все оказалось довольно просто.
        - Толя, а ты кем работал на заправке? - спросил я, загоняя на свою колонку неограниченный лимит, чтобы заполнить бензином не только бак, но и канистры, которые я приметил в магазине.
        - Ну это самое… Ну… - замялся тот.
        - Понятно. На подхвате был. Иди наполни бак и канистры из магазина.
        - А сколько?
        - Штуки четыре хватит. А я пока еды наберу.
        Толя покосился на меня.
        - Так ты думаешь, что…
        - Ничего я не думаю. Но, надеясь на лучшее, предпочитаю готовиться к худшему.
        - Мне кажется, ты что-то знаешь! Олег, скажи, война все-таки началась или нет!?
        - Иди заливай! Поговорим позже! - повысив голос, сказал я.
        Забив два пакета съестными припасами, я заставил влюбленных голубков перенести их в машину. А сам подумал, что прихватить из магазина автозапчастей. Когда я вернулся к машине, Толя уже закончил с заправкой и вместе с другом запихивал в багажник канистры с топливом.
        - А может, это самое, попробуем вернуться к автобусу? - опять предложил длинный.
        - Дима, я уже все сказал. Рисковать ни имеет никакого смысла. Садитесь в машину. До города я вас подвезу, а дальше как хотите, - всем своим видом я дал понять, что спорить со мной бесполезно.
        - Как скажете… командир, - со скрытой издевкой произнес он.
        Девушка и длинный устроились на заднем сидении, Толя рядом со мной. Как только все сели, я завел «Ниву», и мы двинулись в путь.
        Толя тут же полез к автомагнитоле, в надежде поймать хоть какую-то станцию. Но естественно кроме треска и шума мы ничего не услышали.
        - Олег из-за чего это может быть?!
        - Без малейшего понятия. Вероятно, какой-то очень сильный источник помех, - делиться своими гипотезами и догадками я не собирался, ведь тогда мне пришлось бы рассказывать всю правду.
        - Это началось вчера утром. Вначале с неба падали метеоры, а потом перестала играть музыка… Мы пытались поймать другую станцию, но везде был только шум. И мобильник перестал работать.
        - А перед этим вы не слышали выпусков новостей?
        - Там была только музыка… Правда, один раз ведущий чего-то ляпнул на счет метеоритного дождя.
        - А чего же вы еще вчера домой не поехали?
        - Да чего, чего… пьяные были! - отозвался с заднего сидения Дмитрий.
        - Ты мужик, лучше расскажи, чего произошло, а не глупые вопросы задавай!
        - Я знаю не так уж много, - ответил я, глядя на отражение диминого лица в зеркале.
        - Ха! Рассказывай! Ты походу дела ты летчик, а вам должны сводки сообщать! Ну или как там это называется!..
        Я натянуто улыбнулся.
        - Ты прав. Но мой самолет упал, прежде чем я успел принять сообщение, если оно конечно было. Поэтому я нахожусь в таком же неведении как ты со вчерашнего утра, - соврал я, чтобы избежать дальнейших расспросов.
        В дальнейшем придется придерживаться этой гипотезы, как самой правдоподобной. Иначе я проколюсь на деталях.
        - Ну, неужели вы сами ни о чем не догадываетесь?! - спросила девушка.
        - Война - самое простое объяснение, - серьезно начал я. - Однако и самое банальное. Слишком много всего происходит, что не вписывается в рамки обыкновенной войны…
        - Что, например?
        Я прикинул, что же им сказать и остановился на «НЛО», которое вроде бы пролетело над шоссе.
        - Совсем недавно я видел… «летающую тарелку».
        Длинный засмеялся.
        - А зелененьких человечков ты не встречал?
        - Нет, но пиявок, которых запихивали в позвоночник, видел…
        Ребята дружно захохотали.
        - А ты шутник, Олег! - давясь от смеха, произнес Толя.
        - Угу, а еще я космонавт, - раз уже пошла такая фигня, то пусть смеются, решил я.
        - Юрий Гагарин! Ха-ха-ха! - забился в истерике Дима.
        Услышав фамилию Гагарин, я тяжело вздохнул. Парень не знал, что остатки нашего челнока с таким названием валялись сейчас где-то в округе.
        Город тем временем приближался. Первые здания медленно выплывали из дымовой завесы и надвигались на нас темной стеной. Это был типичный провинциальный город с серийными многоквартирными домами прошлого века и скверами между ними. Спальный район.
        Тамск безмолвствовал. При въезде в город мы не встретили ни одной живой души. На перекрестке стояла полицейская машина с разбитыми стеклами. Чуть дальше лежала перевернутая фура. Дома выглядели пустыми. Магазины не работали, многие витрины были разбиты, на тротуарах и дороге валялись разные вещи.
        Мои спутники очень скоро перестали смеяться и молча глядели по сторонам, очевидно пытаясь понять, что же произошло. Их лица становились все мрачнее и мрачнее. На следующем перекрестке, где стояли две врезавшиеся друг в друга легковушки, я остановил «Ниву».
        - Ну что? Куда вас подвезти? - спросил я, вытаскивая из кармана автодорожную карту, которую нашел на заправочной станции.
        - Куда же все подевались? - сказал Толя, будто не слыша моего вопроса.
        - И почему так тихо? В городе не может быть так тихо… - добавила девушка.
        - Все это похоже на последствия паники, - предположил я.
        Посмотрев на карту, Толя усмехнулся. Правда его усмешка вышла какой-то трагичной.
        - Мы и без карты дорогу знаем… Я вам покажу, - обернувшись к своим друзьям, он спросил. - Ну что, куда двинем?
        - Давай на Старый проспект! Вначале Вальку домой закинем, а потом уж видно будет… - сказал Дима.
        - Я боюсь! А вдруг дома никого нет! - запротестовал девушка. - Ты что не видишь, что дома пустые!
        - Может просто никто не высовывается! Все как последние трусы попрятались и ждут! Трусы, вылезайте! - заорал Дима, едва не оглушив меня.
        - Заткнись, пожалуйста! - крикнул я в ответ.
        - Ну ладно… замяли. Давай, это самое, посигналим. Вдруг кто и вылезет из окна.
        Я несколько раз просигналил, пока девушка не закричала, указывая на блочную пятиэтажку слева от нас:
        - Я видела! Видела! Там кто-то высунулся, а топом опять исчез!
        - Где?
        - Покажи…
        Мы все поглядели на окно второго этажа, на которое указывала Валя, но ничего не заметили.
        - Давайте, сбегаем туда и спросим, что случилось! Они наверняка видели! - возбуждено произнес Толя.
        - А если не откроют?
        - Тогда сломаем дверь! - не удержался Дима.
        Эти глупые споры мне уже порядком поднадоели, и я сказал свое решающее слово:
        - Слушайте! Мы не будем никуда бегать, гадать и так далее! Давайте проверим ваши дома, а уже потом будем делать выводы!
        - Логично… - согласился Толя.
        - Тогда говори куда ехать!
        - Сейчас все время прямо, затем повернем. Я скажу где. Это и будет Старый проспект.
        - А ты случайно не знаешь, где у вас располагается управление внутренних дел или еще лучше ФСБ?
        - А зачем оно тебе? - удивился Толя.
        - Очень надо, - вымучено улыбнулся я.
        - На площади Революции в нее Старый проспект упирается. Там будет большое серое здание. Не ошибешься.
        - Спасибо. Ну а теперь займемся вашими адресами.
        Я надавил на газ и вильнул вправо, чтобы миновать разбитые машины. Я бы и сам хотел знать, что приключилось в городе. За прошедшие с начала катастрофы сутки жители многотысячного города не могли просто так исчезнуть. Даже если был принят план срочной эвакуации, вывести абсолютно всех жителей за столько короткий срок невозможно. И через два квартала я убедился в своей правоте. Два подростка, женщина и пожилой мужчина выбежали из продуктового магазина с полными пакетами и, увидев нас, испуганно скрылись в подворотне.
        - Я же говорил, что все попрятались! - воскликнул Дима, проводив взглядом удирающих людей.
        - Тогда почему на улицах не осталось ни одной тачки? - спросил Толя.
        - Вероятно, все кто мог, покинули город на машинах, - вмешался я. - Или власти реквизировали весь автотранспорт.
        - И где же эти самые власти?!
        Я вспомнил разбитые полицейскую машину и сказал:
        - Значит, все смылись.
        Это стало последней фразой. Потому что «Нива» не проехала и квартала от магазина, как вдруг (за сутки я уже привык к этому слову) позади громыхнул взрыв. Я не удержал руль, и нас опрокинуло набок. Машина перевернулась два раза и застыла колесами кверху. От сильного удара у меня потемнело в глазах…
        Глава шестая
        В голове пульсировала тупая боль. Во рту ясно ощущался привкус крови. Я открыл глаза и осмотрел салон. Первая мысль - попытаться вытащить ребят из машины, пока не рвануло топливо в баке и канистрах! Но вначале нужно было вытащить себя самого. А из положения вниз головой это было не так уж просто. Тем более, что дверь, как и следовало, ожидать, не открывалась. Проявляя чудеса ловкости, я выполз вперед, предварительно сбив остатки лобового стекла. К несчастью я провозился слишком долго. Огонь охватил автомобиль быстрее, чем я ожидал, и спасать моих пассажиров было слишком поздно.
        Я с трудом поднялся и похромал к торговому павильону, который располагался на тротуаре и одновременно служил автобусной остановкой. Каждый шаг отдавался острой болью в левой ноге, идти было тяжело, но необходимо. Потому что машина готова была в любой момент взорваться, и ближайшим укрытием мог служить только этот павильон.
        Я дотащился до остановки и спрятался за угол. Прислонившись к нагретой солнцем металлической стенке, я опустился на асфальт и замер.
        Вдох, выдох, пауза и так несколько раз, чтобы сгладить сердцебиение и утихомирь боль.
        Несколько секунд спустя улицу сотряс новый взрыв, сопровождаемый звоном бьющегося стекла. Машина взлетела на воздух, но почему-то грохот не прекращался. Вначале я решил, что меня контузило, но очень скоро убедился, что этот звук был не только у меня в ушах. Шум, который я слышал, мог издавать либо танк, либо тяжелый гусеничный трактор. Рокот мотора, фырканье выхлопных газов и чудовищный лязг гусениц сливались в единую какофонию, посвященную торжеству и безумию научно-технического прогресса. Сопоставив этот звук с недавним взрывом, перевернувшим машину, я пришел к выводу, что это, скорее всего, был танк. Но зачем кому-то понадобилось стрелять по гражданской машине?!! Может, и вправду война началась?!..
        Танк, похоже, вывернул из двора и сейчас двигался по улице, прямо напротив моего убежища. Я опасливо выглянул из-за угла и увидел, как тяжелая громадина Т90 давит остатки моей «Нивы».
        Какого черта!! Почему наши войска стреляют по нашим же мирным жителям?!..
        Тем временем танк остановился и стал разворачиваться обратно. Я в ужасе отпрянул назад. Выстрели он сейчас, и меня уже не спасет «фантастическая живучесть». Меня просто разорвет на куски! Оставалось только бежать, но бежать-то я как раз и не мог… Я поднялся и попробовал опереться на левую ногу. Боль почти не чувствовалась! Вот уж действительно фантастическая живучесть!
        Вопрос оставался лишь в том, куда бежать. Слева от меня была только длинная витрина универмага с разбитыми стеклами, занимавшего весь первый этаж дома. Проезд между домами был отрезан, потому что танк располагался как раз напротив. Единственный выход - это под прикрытием остановки забежать в универмаг.
        Вдохнув побольше воздуха, я ринулся вдоль витрины. Я бежал быстро, как только мог, не оглядываясь назад. Лязга гусениц пока не слышалось. Значит, танк стоял на месте. Но я словно чувствовал направленный на меня прицел. И поэтому когда запрыгнул в разбитую витрину и оказался внутри магазина, то ощутил невероятное облегчение. Пригнувшись, я добрался до ближайшего прилавка и залег за ним. Вновь послышался лязг. Судя по звуку, танк двигался по улице мимо универмага. Кажется, повезло. Они не заметили меня.
        Я лежал на каких-то тряпках скинутых с прилавка и слушал удаляющийся рокот танка. Постепенно звук становился все тише и тише, как вдруг раздался сильный грохот, эхом прокатившийся по улицам. Оставшиеся стекла универмага задрожали и попадали вниз. Затем все стихло. Я слышал только жужжание мух и собственное дыхание. Думая, что же предпринять дальше, я пролежал еще несколько минут, пока не поднялся и стал оглядывать магазин. Прежде всего, мне следовало найти что-нибудь из еды. Но, к сожалению, внутри не нашлось ничего съедобного. Впрочем, в разных отделах мне удалось разыскать полезные вещи: часы, нож, флягу, фонарик, зажигалки и другие принадлежности, которые могли пригодиться в том случае, если я не найду помощи и мне придется уйти из города. Все это я упаковал в рюкзак, позаимствованный в отделе сумок, и решил заняться поисками еды. Первым кандидатом на наличие таковой был павильон, за которым я прятался от танка. Я вылез на улицу и быстро перебежал к остановке. С той стороны улицы, куда уехал танк, не доносилось ни звука. Танк даже если он по-прежнему стоял на дороге был скрыт от меня дымкой.
Почувствовав себя в относительной безопасности, я залез через разбитое окно внутрь павильона. Продуктовый магазинчик, располагавшийся там, был по большей части разграблен, но мне удалось кое-что обнаружить и набить этим свой урчащий желудок. Нога больше не болела. Вероятно, я переоценил серьезность раны. Наверняка это был просто сильный ушиб…
        Я поймал себя на том, что всеми силами пытаюсь откреститься от любых мыслей на эту скользкую тему. Всем невероятным вещам я пытаюсь найти вполне реальное объяснение. Но на самом деле его не существует! Если даже сейчас я всего лишь «сильно ушибся», то утром, когда по мне почти в упор выпустили две пули, «легкими царапинами» я бы не отделался. Кроме того, и тогда и сейчас меня вновь одолевало чувство голода. Организм требовал назад потраченные на заживление раны калории. В голову опять полезли бредовые мысли о мутации. Меня чуть не затрясло от страха, я сел на пол и, обхватив голову руками, загрузился по полной программе. Наконец я понял, почему до сих пор упорно отгонял подобные мысли. Потому что был не в состоянии найти ответ, сколько бы не размышлял! Выход был только один - бросить это дело, занявшись насущными вопросами. Что я и сделал.
        Мне еще предстояло решить, куда двигаться дальше. Мои попутчики упоминали о площади Революции, где располагалось управление ФСБ и полиции. Я вынул из кармана карту города и области, которую нашел еще на заправке, и стал искать эту самую площадь. До нее оставалось что-то около двух километров, если конечно, я правильно вычисли свое местонахождение.
        - Ну что же в путь, - сказал я сам себе и вылез из разграбленного павильона.
        Переходя улицу, я бросил взгляд на искореженные почерневшие остатки «Нивы», внутри которых покоились тела трех ребят, на свое несчастие ставших моими попутчиками. Теперь уже не было сомнений, что надо мной довлел своего рода злой рок. Я притягивал к себе несчастья, словно герой Пьера Ришара из старой французской комедии «Невезучие». Но то была комедия. А все, что происходило со мной, на комедию не тянуло, скорее совсем наоборот. Уверен, если бы эти трое не поехали со мной в «Ниве», то остались бы живы. Еще больше помрачнев от подобных мыслей, я двинулся дальше.
        Над городом висела зловещая тишина. Лишь изредка слышались странные шорохи, да громыхала где-то то ли канонада, то ли гром. Такая тишина и безлюдье естественны ночью, а не в разгар дня. Но даже ночью то тут, то там лают собаки и по улицам проезжают одинокие автомобили. Здесь же ничего этого не встречалось, как будто город действительно вымер. Но я же видел людей, выбегавших из магазина и этот чертов танк! Значит, все-таки в городе кто-то есть! Вероятно, напуганные жители прятались по домам, а по улицам разъезжали танки без предупреждения уничтожавшие любой автотранспорт и возможно людей. Вспомнив безумного водителя, который чуть не сбил меня на шоссе, я пришел к выводу, что его поведение каким-то образом взаимосвязано с тем, что происходило в Тамске. Может быть, город постигала некая эпидемия, приведшая часть людей в состояние помешательства. После «пиявок» и собственного «воскрешения» такая гипотеза не казалась мне слишком уж фантастической. Внутренне я был готов ко всему.
        Заворачивая за угол во двор, я вдруг увидел спину улепетывающего от меня парнишки. В кустах справа послышался хруст веток и чьи-то шаги.
        - Стой, я ничего тебе не сделаю!.. - крикнул я, пытаясь остановить беглеца.
        Бесполезно. И парнишка, и тот, кто прятался в кустах, удрали, потому что боялись меня. Боялись! Но почему?!!..
        Проще всего было догнать их и спросить. Но я не собирался тратить время на подобные глупости. Ускорив шаг, я направился к Старому проспекту, чтобы затем выйти на площадь Революции, где как я полагал сумею найти помощь. Больше мне не встретилось ни одной живой души. Пустые дворы, улицы, ни одной машины, не считая разбитые и нерабочие. Хотя я чувствовал, что за мной наблюдают. Пару раз успел заметить, как дернулись занавески в окнах. Стукнула дверь подъезда. Детские голоса, и топот бегущих ног. Детишки убегали и прятались, едва я приближался. Жители наблюдали, но ни один не решился высунуться открыто! Меня все больше раздражало это. Хотелось встать посреди улицы и закричать:
        - Люди, ау! Люди, я не кусаюсь!
        Но я не сделал этого, потому что знал - мой крик напугает их еще больше. Я шел словно ежик в тумане из одноименного мультфильма, а вокруг ни души - одни только призраки домов и людей. Напуганный пропахший гарью город в нереальной дымке. И я один иду по нему.
        Наконец я прочел вывеску на доме: «Старый проспект 112». И сверившись с картой, убедился, что цель близка. Проспект был замусорен больше остальных улиц. Заметив наспех сброшенные с проезжей части прицеп и разбитую легковушку, я решил, что еще вчера по проспекту двигалась большая масса автомобилей. Возможно, именно здесь проходил один из главных путей эвакуации. Что, в общем-то, закономерно, поскольку Старый проспект пересекал почти весь город с востока на запад. Значит, направление эвакуации было либо на запад, либо на восток. Поэтому-то на южном шоссе мне встретилось так мало машин. Однако я не мог понять, почему и сегодня эвакуация не продолжалась.
        Пройдя сотню другую шагов, я вдруг увидел впереди небольшую группу людей: пятеро взрослых и трое детей. Двое мужчин тянули за собой тележку, набитую вещами. Завидев меня, они замедлили ход. Женщина та, что шла впереди и вела за руку ребенка, стала указывать на меня и о чем-то спрашивать мужчин. Похоже, они испугались.
        И эти туда же! Неужели я такой страшный!?…
        Неожиданно группа свернула направо и, общими усилиями затолкав тележку на тротуар, ринулась в подъезд ближайшего дома. Но испугались они вовсе не меня, а шума, который доносился с востока. По проспекту сюда двигалось что-то достаточно большое и громкое…
        Снова танк или целая колонна бронетехники!? В таком случае надо сматывать пока цел. Не долго думая, я последовал примеру беженцев и ринулся к дому. Но подъезд, в который я намеривался вломиться, оказался закрытым на кодовый механический замок. И мне пришлось бежать к следующему. Слава богу, он был не заперт, потому что буквально несколько секунд спустя из дымки возникла первая боевая машина. Слыша, как колонна мчится по проспекту, я очертя голову прыгал через ступеньки, пока не очутился на третьем этаже. Рокот становился все сильнее. Неожиданно я услышал знакомый звук, какой мне уже приходилось слышать сегодня утром, - будто по земле в один момент ударили тысячи ледяных горошин. Затем грохот и крики. Прижавшись к стене, я выглянул из окна и к своему удивлению обнаружил, что два бронетранспортера столкнулись, а «уазик» следовавший за ними перевернулся. В разные стороны от машин разбегались солдаты. Я успел заметить, как двое из них забежали в мой подъезд, и чисто рефлекторно полез за пистолетом. Но пистолета не оказалось! Очевидно, я потерял его при падении из «Нивы», а потом и вовсе забыл о нем.
        Тем временем на улице одна за другой вспыхнули боевые машины. На секунду выглянув из окна, я заметил пронесшуюся над домами тень. Несомненно, это была та самая «птичка», расстрелявшая утром на шоссе моих преследователей и мента, который помог мне бежать из Червяково. Вопрос в том кого она расстреляла на этот раз - врагов или союзников? Что мне ожидать от солдат укрывшихся в том же подъезде?
        Они поднимались наверх. Наверное, чтобы осмотреть улицу с более выгодной позиции. У меня была возможность уйти еще выше и попытаться избежать встречи, но что-то заставило остаться.
        Едва увидев меня, оба солдата замерли.
        - Такая же штука чуть не убила меня сегодня утром! - с места в карьер начал я, произнеся первое, что пришло на ум.
        Солдаты оттаяли. Тот, что был плотнее, выдохнув, сказал:
        - Штука, блин!.. Да она же на птицу была похожа! Я такого отродясь не видал!
        - Точно… на птицу… - пробормотал второй.
        Первый подошел к окну и глянул на полыхающие машины.
        - Геныч, полное дерьмо! Ни одной колымаги не осталось! Да еще этот танк сраный Вано на бээмпэхе спалил… короче аут!
        - Капитан успел, не знаешь?
        - Да хрен его… он кажись, в другую сторону рванул…
        Они как будто не замечали меня, пока один из бронетранспортеров не взорвался. Мы дружно попадали на пол, навалившись при этом друга на друга.
        - Геныч, полное дерьмо! Полное, Геныч!
        - Хоть бы Парашев сдох, скотина…. Достал… - прохрипел Геныч.
        Едва мы расселись на полу, как раздался еще один взрыв.
        - И второй туда же! - обречено кивнул первый солдат. - Подождем пока догорят, а потом пойдем искать выживших!
        - Угу… - согласился его товарищ и полез в карман за куревом.
        - Мужик, а тебя закурить чего-нибудь приличного не найдется? - спросил первый.
        Я мотнул головой.
        - Не курю.
        - Жаль, придется эту дрянь смолить, - с этими словами он достал дешевые папиросы и прикурил у Геныча. Оба солдата сняли каски, и устало облокотились о шершавые стенки лестничной площадки, пуская табачный дым вниз. Я понимал, что они еще только начали отходить от пережитого стресса и поэтому неадекватно реагировали. И молча ждал, пока они сами начнут задавать вопросы.
        - А ты вообще кто?! Летчик, что ли? - оглядев мой комбез, наконец спросил первый.
        Видимо, опять придется врать, подумал я и кивнул.
        - Ну, будем знакомы. Я Николай, а это вот Геннадий.
        - Олег, - ответил я. - А про какой танк ты говорил?
        - А… танк! Ну это за которым мы гоняемся еще с вечера… Точнее гонялись…
        - Мы его на Московском проспекте подловили! Он за какой-то тачкой погнался, мы его тут и подорвали…
        - Со второго раза только сволочь вспыхнул! - подтвердил Николай.
        - А почему вы за ним гонялись?
        - Да как же еще… они же сволочи, как появились вчера вечером, стали по сторонам палить! Естественно, их подорвать приказали!
        - А кто там вообще был? Кому в голову пришло по народу стрелять?
        - Ты чего полегче спроси!.. А птички эти откуда взялись?… - Николай закурил вторую. Его примеру последовал Геннадий.
        Итак, картина начинала проясняться. Танком, скорее всего, управляли какие-то психи. Микроавтобусом на шоссе очевидно тоже. Впрочем, это лишь догадки.
        Солдаты выкурили еще пару папирос, прежде чем снизу раздался крик:
        - Мужики, вылазь, кто живой!
        - Уцелел, собака… - не выдержал Геннадий.
        - Старшина, он как прапор, только хуже, - отшутился Николай. - Пошли, а то достанет потом…
        - Если оно будет, это потом, - уныло произнес его товарищ.
        Кроме нас на улице собралось еще восемь человек. Солдаты оттаскивали трупы от догорающих машин на тротуар.
        - Давайте, присоединяйтесь! - крикнул Геннадию и Николаю тот самый старшина, - крепко сбитый мужичек чуть ниже среднего роста с квадратным подбородком. Заметив меня, он сразу же спросил:
        - А ты что с неба свалился?!
        - Именно оттуда…
        - У нас тут тоже дела - дрянь, как видишь, - он театрально развел руками.
        - Помочь? - предложил я.
        - Если не в напряг.
        - А ты уверен, что «птичка» снова не появиться, пока мы тут возимся?
        Страшина помотал головой.
        - Неа, она за техникой гонялась… На пеших тратиться не будет. Может она и выглядит как «птичка», но ведет себя как нормальный штурмовик…
        Мы сложили все тела в одном месте на тротуаре. Раненых не оказалось, только мертвые. «Птичка» знала свое дело, и любое попадание странных «пуль» в туловище или голову заканчивалось смертельным исходом. Пока мы носили тела, я обратил внимание на то, что на асфальте осталось множество маленьких выбоин таких же, как и на южном шоссе в нескольких километрах от Червяково.
        Солдаты были слишком растеряны и напуганы, чтобы обращать на меня внимание. Внезапная смерть сослуживцев и командира повергла молодых ребят в шок. И только резкие выкрики старшины заставляли их действовать организованно.
        - Все офицеры погибли? - спросил я у старшины Парышева, с которым мы вместе переносили тела убитых.
        - Неа… старший лейтенант Титов остался. Вон у подъезда сидит. Молодой еще, нервишки не выдержали…
        Только теперь я заметил, что недалеко от того места, куда мы укладывали тела, на скамейке за кустами сидит офицер.
        - Перекур! - крикнул Парышев и уселся прямо на газон. - Курить будешь? - он протянул мне сигарету.
        Я отказался и пошел к офицеру.
        - Ну, как знаешь… - буркнул старшина и разлегся на траве. В отличие от своих сослуживцев он был на удивление спокоен и даже безразличен, словно таскать трупы было для него дело привычным. Может быть, так оно и было, если он служил до этого на Кавказе или воевал где-то за границей.
        Старший лейтенант сгорбившись сидел на скамейке и смотрел в одну точку. Я сел рядом. Даже не посмотрев на меня, он произнес:
        - Никогда не думал, что так будет… я… не понимаю, почему….
        На вид старлею было лет двадцать пять не больше. Длинный, худощавый, с уставшим небритым лицом. Камуфляжная форма на нем была пыльной и грязной и висела словно какой-то нелепый балахон.
        - Двинь ему по щеке разок. По себе знаю, помогает, - раздалось из-за кустов, где на траве лежал Парышев.
        Я не стал следовать совету бывалого вояки и вместо этого просто потряс старшего лейтенанта за плечо. Очнувшись, он ошеломленно посмотрел на меня.
        - Вы… вы кто?!
        - Олег Добрынин, летчик… вернее бортинженер.
        - А… Старший лейтенант Титов.
        - Будем знакомы.
        Мы пожали друг другу руки, после чего он спросил:
        - Вы видели ее?! Это же ласточка! Гигантская ласточка!
        Парышев захохотал.
        - Ласточка с шестиствольным пулеметом! Андреич, ну ту дал!..
        Он развернулся в сторону голоса и спросил:
        - Старшина, капитан жив?
        Парышев не ответил. Титов тяжело выдохнул и помотал головой.
        - Хороший был мужик… Жену жалко… и сын у него еще малой…
        Пока Титов говорил о своем командире, я вспомнил про Цыплакова и представил, что я буду говорить его жене, если конечно доберусь. Сейчас она, наверное, вместе с моими родственниками ждет вестей, с замиранием сердца слушая последние сводки. Ведь меня тоже ждут родители и жена. Хотя наши отношения с Галькой в последнее время обострились. Так что, возможно, она не сильно переживает, в отличие от матери, которую жаль больше остальных. Но что я мог поделать?!
        Старший лейтенант встал со скамейки, отряхнулся и выпрямился во весь рост, став выше меня на полголовы. Но в его взгляде по-прежнему читалось отчаянье.
        Он вышел из-за кустов и оглядел выживших после налета солдат, расположившихся на газоне возле дома. Бледные как смерть лица, кто-то тихо плакал, кто-то безудержно болтал. А рядом на тротуаре лежали те, кто не успел убежать.
        - Старшина, какие у нас потери? - спросил он, стараясь говорить, как можно уверение. Но голос старлея все равно срывался на фальцет. Казалось, что он вот-вот расплачется. Я представлял, каких трудов ему стоило взять себя в руки.
        - Удалось найти двенадцать. Но в машинах, наверное, еще пять-шесть осталось, - ответил Парышев поднимаясь с газона. Солдаты нехотя последовали его примеру, но Титов остановил их.
        - Больше половины… - ошеломленно произнес он, глядя на таких же, как и он, сам растерянных и напуганных солдат, старавшихся не глядеть на убитых сослуживцев.
        - Бывало и похуже. Однажды нас в ущелье зажали, так…
        - Я не понимаю, Парышев ты впрямь такое бесчувственный или ты все внутри держишь?!
        - Андреич, не кипятись!? Я всего лишь…
        - Я тебе не Андреич, а товарищ старший лейтенант! - разозлился Титов. - Десять минут, на отдых, а потом возвращаемся в часть!
        - А как же тела?
        Титов напрягся и даже прикусил губу, обдумывая ситуацию.
        - Потом мы пришлем машину, - наконец решил он и развернулся ко мне. - Ээ… Олег, кажется…
        - Да.
        Он жестом показал на скамейку.
        - Нужно… кое-что обсудить.
        - Хорошо, - согласился я.
        - Олег… вы не похожи…хм… на человека, который недавно вышел из дома, - имя в виду мой потрепанный вид, сказал Титов. - Вы случайно тут оказались?
        Старлей говорил сбивчиво, его тряс легкий мандраж. Наверное, именно также со стороны выглядел я, когда мы приземлились.
        Ну вот, подумал я, теперь придется либо рассказать ему всю правду (после чего он, возможно, решит, что я свихнулся), либо обойтись только общими деталями. Господи, я сам загонял себя в ловушку! Мог ли я еще сутки назад подумать, что мне придется скрывать свою настоящую профессию.
        - Мы попали в метеоритный поток…. Пришлось покинуть борт. В общем, я приземлился южнее Тамска, потом попал в лесной пожар, долго плутал, пока не вышел на шоссе, где собственно и нашел брошенную машину, на которой приехал в город… и нарвался на этот бешеный танк… можно сказать чудом в живых остался, пошел дальше, а тут вы… ну думаю снова этот же танк…, - я был рад, что мне удалось обойтись без откровенной лжи.
        - С чего ты взял, что с неба падали метеориты!? - неожиданно оборвал он мой рассказ и перешел на «ты».
        - А что, по-твоему, сверху лился дождь из «летающих тарелочек»?
        Титов пристально посмотрел мне в глаза.
        - Я знаю, вам запрещают распространяться… Но сейчас… Не говори, что их не видел! Вчера мы засекли, по крайней мере, три неопознанных объекта. Мы пытались провести разведку с воздуха. Запустили имеющиеся в части беспилотники, один разбился…. Потерял управление. Второй вообще дальше сотни метров не улетает… по всем частотам все заглушено!
        - И ты хочешь сказать, что это были инопланетные корабли? - я не пытался убедить его в обратном, а лишь хотел выудить побольше информации.
        - Ну ладно… Я не уверяю, что это были пришельцы, но эти объекты действительно выглядели очень странно. Может быть, это какие-то новые секретные самолеты… не знаю.
        Он закрыл лицо ладонями и так просидел около минуты, пока я не спросил его:
        - Ты знаешь, откуда взялся танк?
        - Понятия не имею… Могу тоже самое просить у тебя на счет той летающей штуки…
        - Титов, но я слышал от твоих солдат, что вы гонялись за танком.
        - Да… Но мне известно очень мало… Танки…
        - Так их было несколько? - удивился я.
        - Да, по крайней мере, три. Они появились вчера вечером на юго-восточной окраине города и принялись расстреливать все, что движется… я имею в виду технику…
        Про себя я отметил, что «птичка» вела себя точно так же. На моей памяти, она (или они) уже второй раз атаковала скопление машин. В этом я был согласен со старшиной. Возможно, в таком тумане пилот мог различить только крупные цели или же имел четкий приказ уничтожать лишь технику. Поэтому, находясь под прикрытием «зеленки» - деревьев и кустарников, в обилии рассаженных вдоль домов, мы могли чувствовать себя в безопасности.
        - Из-за отсутствия связи часть не имела никакого четкого приказа, - продолжал Титов. - Наш полкан на свое усмотрение принял решение, когда в часть прибежали напуганные жители… Первый танк подорвали недалеко от нашего городка. Второй где-то в полночь на Южном вокзале… а за третьим до четырех дня гонялись. Они сволочи долго прятались в парке, по дворам виляли…
        Затем Романцов, это наш капитан, решил провести дополнительную разведку… Ну а дальше сам знаешь что было…
        Не переставая слушать Титова, я вдруг ощутил чье-то присутствие. Глянув на дверь подъезда, я обратил внимание, что она была чуть приоткрыта. Нашу беседу кто-то подслушивал.
        - Обожди, - сказал я, дотронувшись до плеча старлея. И резким движением подскочил к двери, дернув ручку на себя.
        На меня испуганно уставилась женщина лет сорока пяти-пятидесяти в сиреневом платье.
        - Ой!.. - только и смогла сказать она, закрыв лицо обеими ладонями.
        - Не бойтесь, вас никто не тронет!
        Женщина опустила ладони и, запинаясь, произнесла:
        - Я… я только хотела… хотела узнать …. Ребята, неужели война?!
        Я помотал головой.
        - К сожалению, нам ничего про это неизвестно.
        - Но ведь вы же военные?! Кто-то ведь должен знать!
        - Женщина, связь не работает, мы знаем не больше вашего, - донесся из-за моей спины голос Титова.
        - Да, к сожалению, это так, - подтвердил я.
        - Господи, что же будет! Как же нам быть…
        Я пожал плечами.
        - Может быть, вам стоит покинуть город.
        - На чем! Вчера тут было такое столпотворение!.. Похоже, все кто мог, уже удрали! Естественно на обычных людей властям было наплевать! - описывая это, она нервно жестикулировала, словно сопровождая свои слова сурдопереводом. Я заметил, что у нее было красивое лицо, но стресс и усталость старили его. Возможно, даже я несправедливо добавил ей лишних лет пять-десять.
        - А куда они ехали?
        - В смысле, куда? - не поняла меня женщина.
        - В каком направлении.
        - А… туда, - указала она на запад. - Это было что-то страшное… сплошной поток машин! Они все ехали и ехали, много часов, потом машин стало меньше и к полуночи все затихло…
        Я повернулся к Титову.
        - Ты что-нибудь об этом знаешь?
        - Да… вроде бы гражданские власти вчера объявляли об эвакуации… потом вроде отменили… в общем, полная неразбериха. Но наше командование никаких указаний не давало…
        - Ты же говорил, что связь попала? Как же вы тогда…
        - Мобильники, радиостанции и телевидение - да, а городские телефоны и проводное радио проработали еще пару часов.
        - Гм, понятно…
        Женщина с надеждой посмотрела на Титова.
        - Ну так ребята, что же нам делать. Может с вами можно уйти?
        - А какой смысл. Мы и сами не знаем, что нам делать. И главное куда?
        - А много вас тут осталось? - кивнул я в сторону подъезда.
        - Да примерно половина… у кого были машины уехали… кто-то пешком видимо…
        Значит, половина жителей по-прежнему оставалась в городе и пряталась в своих домах, боясь высунуть нос наружу, прикинул я.
        Пока мы говорили в парадной за спиной женщины образовалось еще несколько жильцов с напуганными лицами. Очевидно, любопытство пересилило страх и заставило их покинуть свои убежища. На меня посыпались все те же вопросы, которые буквально минуту назад задавала женщина. Самым активным оказался маленький толстяк с раскрасневшимся лицом. Под его напором шестеро жильцов вывалили на улицу, не переставая задавать вопросы, на которые мы не знали ответов.
        - Скажите, это война?
        - Зачем вы все скрываете…
        - Мы же знаем…
        - Кто на нас напал?
        - Мы знаем не больше вашего! - устало отвечал стралей.
        - Но ведь вы же военные! Черт возьми, вы-то должны знать! - почти кричал раскрасневшийся толстяк.
        Город еще пять минут назад казавшийся вымершим неожиданно ожил, словно по мановению волшебной палочки. Люди появились также из других подъездов и даже из дома на противоположной стороне улицы. Те, кто не решился выйти, смотрели на нас и окон или вышли на балконы. За десять минут вокруг нашей группы скопилось, по меньшей мере, человек тридцать-сорок. От их гомона у меня чуть не заболела голова. Кто-то задавал одни и те же вопросы, кто-то причитал над убитыми, кто-то жалел измотанных солдат. Сердобольные предлагали накормить. Больше всех гундосил тот самый толстяк.
        - Почему армия убивает своих граждан! Кто за это ответит!
        - Да ты свихнулся, мужик! - отсадил его старшина. - Никого мы не убивали!
        - А как же ночью! Я слышал, как стреляли танки!
        Схлопотав по морде и получив «объяснения» в нецензурной форме по поводу танков, бойкий мужичек наконец умолк.
        Все это время я сидел на газоне и помалкивал, оставив Титова отдуваться. Жители с подозрением поглядывали в мою сторону, будто знали, что вина за все происходящее лежит на мне. Или мне так казалось? Возможно, я слишком много о себе возомнил или у меня просто началась паранойя. В голове опять стали возникать аналогии с американскими летчиками управлявшими «Энолой гей».
        - Что же вы летуны, нас не защитили от этих!.. - подняв голову, я увидел седовласого пенсионера, укоризненно смотрящего на меня.
        - Извините дедуля, я упал еще утром, когда все началось… Извините… - пробормотал я.
        - Эх! - махнул рукой пенсионер и направился к бедняге Титову, которого уже и так засыпали вопросами. Впрочем стралей держался молодцом. Но я чувствовал, что его терпение рано или поздно лопнет.
        В хаосе болтовни горожан я не услышал ни одного внятного рассказа, одни только эмоции, но кое-что для себя уяснил. Из обрывков фраз постепенно складывалась картина происходящего. Вчерашним утром, когда я увидел впившийся в землю луч «света», горожане ощутили слабый подземный толчок. Что стало полной неожиданностью для сейсмически неактивного района. Однако паника началась позже, когда с неба повалились непонятные объекты и город стали сотрясать разрывы чудовищной силы. Подстегнутые незваными гостями из космоса пожары вокруг Тамска запылали с новой силой. Словом, почти все оставляющие апокалипсиса были налицо. Мэр объявил о немедленной эвакуации, но не прошло и часа, как губернатор отменил его распоряжение. В течение дня, пока не исчезла связь, власти еще несколько раз меняли свои решения, показывая свою абсолютную беспомощность. Многие горожане уже не надеялись на власти и спасались, кто как может. Главным направлением бегства еще утром с подачи мэра, было избрано западное. Тем временем в городе пропало электричество, а из кранов перестала течь вода. Люди, у которых не было личного автотранспорта,
или не успевшие воспользоваться общественным, еще какое-то время ходившим, вынуждены были остаться в своих домах. По-прежнему никто толком не знал, что же произошло на самом деле. Поэтому по городу ползли самые невероятные слухи. К вечеру автомобильный поток иссяк. Все кто мог бежали. Испуганные и растерянные жители прятались в своих квартирах, не зная, что им делать. Лишь мародеры и отчаянные мальчишки шастали по улицам задымленного Тамска. Именно на таких сорванцов я наткнулся совсем недавно. Может быть, они сейчас бегали в толпе окружившей нас. Я заметил, как один рыжий мальчишка спорил со взрослыми утверждая, что вчера вечером видел «машины, которые ехали сами по себе». Его, конечно, осмеяли. Но после всего, что мне довелось увидеть, я был готов поверить ему. Хотя и не мог логически объяснить это. Впрочем, как и многое другое.
        Танки появились поздним вечером и стали палить во все, что движется. Именно поэтому люди боялись выходить на улицу. Опасаясь каждого человека одетого хоть в какое-то подобие униформы. Вероятно, они решили, что началась война, и в город вторглись вражеские войска.
        Наконец Титов не выдержал и, срываясь на фальцет, закричал:
        - Граждане, угомонитесь! Мы действительно знаем не больше вашего! И, к сожалению, никак не можем вам помочь!
        Толпа на мгновение замолчала. Все обратили свои взоры на молодого офицера.
        - Как это так!
        - Это просто свинство!
        На стралея посыпались возмущенные возгласы рассерженных горожан. Я конечно понимал их. Уже больше суток они мучались в полной неизвестности в раскаленном пропахшем дымом городе лишенные воды и электричества. И вот, казалось бы, появился представитель власти, который все объяснит, поможет или хотя бы даст надежду, что скоро все образуется. А он в место этого говорит, что знает не больше их. Тут было от чего разозлиться.
        - Ладно-ладно, успокойтесь! Мы еще вернемся!
        - А почему нельзя с вами?!
        - Да… нам страшно тут оставаться!
        Желающих пойти вместе с отрядом Титова нашлось человек двадцать.
        - Я же говорю, мы вернемся и сообщим вам новости! Более того, я оставлю тут двух солдат!
        Последние слова вроде бы успокоили людей. Кое-кто даже отправился домой.
        Титов подозвал Парышева и приказал ему отобрать двух солдат. Честно говоря, я не понимал, зачем это нужно и поэтому заставил себя встать и подойти к старлею.
        - Ты что и вправду собираешься вернуться? - тихо спросил я.
        - Нет… Ночью мы пришлем грузовик, чтобы забрать трупы. Ну а солдаты пока будут охранять их от мародеров.
        На секунду я представил себя на месте этих двух бедняг. Остаться в мрачном городе до самой ночи, чтобы охранять тела погибших сослуживцев?! Да, армейскую логику понять трудно…
        Не повезло двум ребятам, которых я встретил в подъезде. После того, как старшина объявил им приказ, лица обоих стали бледнее, чем у покойников.
        - Ну что, летчик, ты с нами? - спросил меня Титов.
        - А, да… с вами… - в задумчивости сказал я, все еще переживая за молодых солдат.
        - Тогда возьми. Им он уже не понадобиться, - кивнув на трупы, он сунул мне «калаш» и пару магазинов.
        Толпа вокруг нас постепенно рассосалась. Остались только самые стойкие, которые еще надеялись, что им разрешат идти вместе с отрядом. После того как Титов в последний раз отшил их, мы двинулись в путь. Я периодически оглядывался назад, наблюдая как люди, провожавшие нас постепенно, словно мираж, растворяются в дымке. Какое-то время нас преследовала стайка детей, но через километр пропали и они. Вокруг нас остался только безмолвный задыхающийся в дыму и страхе город.
        Глава седьмая
        Мы шли уже минут пятнадцать и по моим расчетам вот-вот должны были выйти на площадь Революции, где располагалось местное управление Госбезопасности. Путь наш пролегал вдоль домов, иногда отряд сворачивал во дворы, стараясь избегать подозрительных скоплений разбитых машин.
        - Даю голову на отсечение, утром этого хлама на дороге не было! - говорил в таких случаях старшина Парышев, и мы послушно сворачивали в строну от проспекта.
        Было дымно, жарко и липко. Хотелось убраться из этого города куда-нибудь, где веет морской прохладой и кричат чайки, как тогда в наш с Галькой медовый месяц… Впрочем, не буду о грустном. Я ведь даже не знал, увижу ли ее когда-нибудь.
        Поравнявшись со мной, Титов неожиданно спросил:
        - Так куда все-таки шел?
        - Мне нужно на площадь Революции, - пространно ответил я.
        - Но там же Серый дом. Я думал, ты к своим пробираешься… Неужели все так серьезно.
        Под «Серым домом» надо полагать он имел в виду управление ФСБ. Подобным зданиям, как правило, народная молва давала имена собственные, - традиция оставшаяся еще с советских времен.
        - Да, серьезно, - кивнул я.
        - Жаль тебя огорчать, но… - почему-то он не докончил фразу до конца.
        - Ну, говори же! Что там еще!
        - Скоро сам все увидишь…
        Ну, вот и еще один сюрпризец! - с тревогой в сердце подумал я.
        Не прошло и минуты, как из дымки показалась большая площадь. Беглого взгляда хватило, чтобы понять, о чем не договорил старлей. Дома по левую сторону от площади были разрушены. Сама же площадь была усеяна обломками, а также раздавленными и перевернутыми автомобилями. Посреди площади окруженный островком зелени стоял осиротевший постамент, за которым виднелся мрачный серый монолит управления ФСБ. Здание было частично повреждено. Окна, по крайней мере, трех этажей зияли чернотой. Над крышей еще поднимался дым.
        Я застыл на месте как вкопанный, ощущая себя полным идиотом. Мой план рассыпался в прах. Похоже я не найду помощи в этом городе.
        - Мне кажется, это случилось еще вчера, - сказал Титов, остановившись вместе со мной. - Именно поэтому началась такая неразбериха. Тут ведь не только ФСБ было, но и штаб МЧС.
        - Тут у вас вообще… осталась какая-нибудь власть? - произнес я, тупо уставившись на последнюю догорающую надежду.
        Титов не ответил, потому что, воспользовавшись остановкой, решил выпить воды из фляги. Лишь утолив жажду, он произнес: - Видать не осталось. Все сбежали.
        Весело, ничего не скажешь. Теперь я даже не предполагал, что мне предпринять дальше. Нас обучали совсем не этому. Не бродить по полуразрушенным городам в поисках незнамо чего… По идее это меня должны были разыскивать отряды поисково-спасательной службы, а не я их.
        - Что совсем никого нет?!
        Он помотал головой.
        - Впрочем… мы видели ночью свет в центральной больнице… Возможно, там еще кто-то остался…
        Тем временем отряд опередил нас метров на пятьдесят. Заметив отсутствие командира, Парышев остановил солдат и вопросительно воззрился на Титова.
        - Ну что Олег ты с нами или как?
        А есть ли у меня выбор? Допустим, я пойду самостоятельно. Но вопрос - куда? Оставаясь с ними, я, по крайней мере, получал хоть какую-то гарантию безопасности и надежду выбраться отсюда. Если конечно было куда выбираться…
        - Идем, - ответил я, поправив лямку рюкзака. И мы молча двинулись вслед за отрядом.
        Прошло, наверное, минут пять-семь, прежде чем Титов вновь заговорил.
        - У меня была мысль, что ты в Яшено идешь к военному аэродрому. Но тогда тебе уже давно следовало бы свернуть на север.
        - А далеко до вашей части? - спросил я, чтобы увести разговор в другое русло.
        - Еще километра четыре. Мы на самой окраине располагаемся, можно сказать, уже не в городе.
        Потом стралей начал рассказывать что-то о себе, как он решил стать военным, про их военный городок и так далее, но я уже не слушал его. В тот момент я находился в какой-то прострации. Если в моей голове и попадались мысли, то они были все больше мрачные или бредовые. Жара окончательно разморила меня, стало клонить в сон.
        Я уже не знал, куда и зачем иду. Словно целую вечность шатался по этому странному городу и успел забыть о цели своего пути. А еще я думал, что подвергаю опасности попутчиков, поскольку имею свойство притягивать к себе неприятности. И вообще все это бред, абсурд, идиотизм! Я вынужден скрывать, что являюсь космонавтом, потому что не могу доказать это или же из-за страха, что меня растерзают как виновника этой страшной катастрофы?! Я даже не мог решить из-за чего.
        Вот сейчас я иду вместе со страшим лейтенантом, который принял меня за летчика. Он ведь даже не спросил у меня документов. А что если действительно началась война? И я какой-нибудь вражеский диверсант?!.. Да все мы оказались не готовы. Даже опытный старшина Парышев, по всей видимости, служивший какое-то время на Кавказе.
        А, собственно говоря, что же в действительности началось? Вопрос, ответ на который пока не знал никто.
        Вечерело. Солнце уже не так пекло, хотя было по-прежнему душно. Всякое движение в воздухе замерло, и смог вновь начал сгущаться. Видимость уменьшилась до полусотни шагов, а может и того меньше.
        Отряд продвигался вперед очень медленно. Солдаты чувствовали усталость после тревожной ночи и лениво волочили ноги, шаркая подошвами об асфальт. Кроме этих звуков было слышно только наше дыхание, да откуда-то издалека доносился гул, который мог быть канонадой боя или просто эхом надвигающейся грозы. Иногда, впрочем, слышались людские голоса, но они быстро стихали, стоило нам приблизиться. Нас боялись. Здесь все всех боялись…
        Однажды над нами бесшумно пронеслось что-то темное. Кто-то тут же закричал:
        - Воздух!
        И все попадали на землю. Двое даже попытались добежать до ближайшего укрытия. Однако тревога оказалась ложной. Стрелять по нам никто не собирался.
        - Скажи Олег, существуют ли самолеты, которые могут летать в таких отвратительных условиях, да еще и бесшумно? - спросил меня Титов, когда мы вновь двинулись в путь.
        - Самолеты есть разные. Все зависит от радара, но дело даже не в этом. Радар тут просто не поможет! На бреющем полете, практически между домами, при нулевой видимости, хм, это просто фантастика!
        - Вот я о том же. Может быть все-таки признать очевидное… Что это инопланетяне.
        - Планетяне, блин!.. - хмыкнул Парышев, услышав стралея.
        - Старшина?! - окликнул его Титов.
        - Да товарищ старший лейтенант, - бывалый вояка обернулся к нам, продолжая при этом двигаться задом наперед.
        - Иди ты к черту, старшина!
        - Есть товарищ старший лейтенант! - ответил Парышев и отвернулся. - Походу дела мы туды все и идем.
        Солдаты отреагировали на его тупую шутку слабыми смешками. Но даже это натянутое, неестественное веселье разрядило обстановку и идти стало легче.
        Волна разговоров, порожденная незатейливым спичем старшины, вскоре стихла, и вновь мы погрузились в пропахшую дымом тишину. Домов становилось все меньше, а зелени все больше. Мы входили в частный сектор.
        - Уже скоро, - обрадовал меня Титов.
        - Что-то не так… Как будто чего-то не хватает, - чуть позже произнес он, когда мы проходили мимо дома в высоким каменным забором.
        - Да чего-чего… Собак не хватает! Лая не слышно! Со вчерашнего дня я не видел и не слышал ни одной псины, да чего там, кошек даже нет! - объяснил старшина. - Даю голову на отсечение, и крысы с мышами тоже смотали!
        - Не к добру это, не к добру… - вырвалось у Титова.
        По моей спине пробежали мурашки. Теперь я окончательно уверился в том, что это была не война, во всяком случае, не просто война… Черт побери, я был бы даже рад, если бы это была просто война! Но кошки и собаки оставались с людьми в самые страшные годы, даже в блокадном Ленинграде, когда на них уже смотрели как-то по иному, как на еду… Сейчас же произошло нечто такое, что заставило их убраться прочь из города. Или оно еще только должно произойти? Ведь животные часто предвидят катастрофы. Может быть, правы те, кто так поспешно удрали из города?
        Несколько минут спустя, когда мы вышли к небольшой площади, из дыма показался силуэт танка. Я невольно вздрогнул.
        - Не бойся, этот уже свое отвоевал! Мы его вчера долбанули! - успокоил меня стралей.
        Обгоревший танк с уныло опущенным дулом стоял посреди маленькой площади, бывшей одновременно перекрестком двух улиц. По левую руку от нас располагалось двухэтажное здание из серого кирпича с обшарпанной вывеской «Торговый Центр». Старшина Парышев выбежал вперед и с одного маху запрыгнул на корму подбитого танка. Неожиданно откуда-то сверху со стороны здания раздался удивленный возглас:
        - Парышев, ты что ли?!
        - Ну а кто же еще, мать моя женщина! Это ты Серега?
        Я задрал голову и увидел, как на крыше «торгового центра» появилась чья-то фигура.
        - А где Романцов и техника?
        - Это все, кто остался. Романцов погиб, технике копец, - ответил Парышев.
        - Козлов, это ты там маячишь? - окрикнул человека с крыши Титов.
        - Яки горный козел, - не к месту добавил Парышев.
        - Я тебе, б…, дам козла!.. Параша!
        - Отставить! Кончай хамить! - крикнул на обоих Титов. - Козлов, как в части, все нормально?
        - Тишина… А вас танки потрепали?
        - Нет, хуже. Но это отдельный разговор…
        Стралей махнул рукой, чтобы все топали дальше к воротам части. Мы свернули налево, прошли до следующего перекрестка, и вскоре перед нами показался КПП части. Выкрашенные в ядовито зеленый цвет ворота были закрыты. Будка КПП была обложена мешками с песком, из окна торчал ствол пулемета.
        Едва мы приблизились, как из будки послышался сонный голос:
        - Стой, мать вашу, кто идет?!
        - По уставу нужно обращаться! - крикнул в ответ Титов.
        - Какой к черту устав, когда тут каждую минуту всякие идиоты приходят!.. Шланг открывай, свои!
        Ворота со скрипом отворились, и мы вошли внутрь. Длинный худощавый солдат отдал честь Титову.
        - Везет же некоторым… - буркнул кто-то из подопечных стралея.
        Напротив ворот стояла замаскированная БМП, на броне которой расположились двое вояк. Оба смотрели на нас с недоумением.
        - Леня?! Почему вы пешком?… И где Романцов? - спросил молодой офицер.
        - Нет больше Романцова, Костя… - печально ответил Титов.
        Тот самый Костя - смешной коротышка с офицерскими погонами незамедлительно соскочил с машины.
        - Вот черт! Как это произошло?! Танки?
        - Нет, - помотал головой старлей. - Нас атаковали с воздуха. Какой-то необычный самолет… Несколько секунд - и ни одной машины!
        - Вот дела!!! - ошарашенный офицер застыл на месте, провожая нас взглядом до самого поворота, пока отряд не скрылся за углом здания.
        Внутренняя дорога проходила мимо казарм и в конце концов привела нас к плацу, на другом конце которого из дымки едва проступало массивное двухэтажное здание с пристройкой. Пошагав по плацу, мы остановились напротив здания.
        - Товарищ, старший лейтенант, разрешите по казармам? - обратился Парышев.
        - Обожди, сначала доложу полковнику. Отдохните пока здесь, - с этими словами Титов поднялся на крыльцо и скрылся за дверью.
        - Б…! - только и смог выдавить из себя старшина и опустился на скамейку.
        Остальные последовали его примеру, оккупировав две скамейки стоявшие около крыльца штабного здания. Те, кому не хватило места, сели прямо на газон.
        Парышев потянулся за куревом.
        - Будешь? - спросил он меня.
        - Я не курю…
        - Я тоже, - сказал он и закурил.
        Солнце уже скрылось за домами, жара постепенно отступала. И если бы не этот проклятый смог, то был бы прекрасный летний вечер.
        Старшина закашлялся и со словами, - Полный капец, это же невозможно! - выбросил недокуренную папиросу.
        Откуда-то слева донеслись детские голоса. Я посмотрел в ту сторону, тщась разглядеть сквозь дымку хоть что-нибудь.
        - Там дома для офицеров и контрактников, - пояснил Парышев.
        Не прошло и пары минут, как со стороны казарм возникло несколько солдат. Тут же завязались наполненные тревогой и страхами разговоры. Солдатам Титова хотелось выговориться после пережитого стресса, остальным хотелось узнать, что происходило в городе. К Парышеву подошли два сержанта. Я почувствовал себя лишним и решил не мешать им, устроившись на траве в нескольких десятках шагов от скамеек. Так я и лежал в одиночестве, прислушиваясь к голосам военных да стряхивая с себя надоедливых насекомых, активизировавшихся с наступлением вечера, покуда дверь не хлопнула и все не замолчали. На крыльце появилось двое: один - высокий худой, второй - плотный среднего роста.
        - Твою мать! - гаркнул второй, я понял, что это был полковник. - Вас только за смертью посылать! Романцова не уберегли! Ладно, идите! Да, и оружие никому не сдавать!
        Солдат как ветром сдуло, они растворились в дымке, утопав в строну казарм.
        - А где этот твой летчик? - спросил полковник Титова.
        - Да тут где-то был…
        Пришло время выйти из-за кулис, в смысле, из-за дыма, а то Титову еще больше достанется, подумал я и встал.
        На счет «плотности» я ошибся, полковник был скорее рыхлым с заметно выпирающим брюхом. Кроме того, от него за два метра разило перегаром.
        - Ты что ли летчик? - разглядывая меня, словно какую-то букашку, спросил полковник.
        - Точнее бортинженер…
        - А хрен с тобой! Летчик, мне сейчас не до тебя! Ленька отведет тебя к Хоменко, путь тот и разбирается! - махнув рукой, он быстрым шагом удалился к казармам.
        - Семеныч стресс снимает. Я бы тоже не отказался, - шепнул старлей, едва полковник скрылся из виду.
        - А кто такой Хоменко?
        - Ну, подполковник Хоменко… Хитрый лис, ты с ним поосторожнее!
        - А может быть обойтись без разговора… А?
        - Никак нельзя, - отрицательно помотал головой Титов, - приказ!
        Предчувствуя разоблачение, я мрачно кивнул головой и неторопливо пошел вслед за Титовым на экзекуцию.
        Мы прошли почти что на ощупь по темным коридорам и очутились в кабинете, где нас встретил среднего роста лысый мужичек лет сорока пяти.
        - Присаживайтесь, - сразу же предложил подполковник, едва заметив нас.
        Единственным источником света в комнате была керосиновая лампа, стоявшая посреди стола, на котором лежали какие-то бумаги и карта. За окном уже окончательно стемнело и ее света едва хватало, чтобы выхватить из темноты несколько квадратных метров вокруг стола. Остальное тонуло в ночи.
        - Титов вы свободны, - буркнул подполковник и принялся разглядывать меня.
        - Подполковник Хоменко, Сергей Иванович. С кем имею честь беседовать? - задал он свой первый вопрос, как только Титов вышел.
        - Олег Добрынин, бортинженер.
        Я еще не представлял, какую мне выбрать тактику. Поэтому решил, как и раньше, отвечать односложно и уклончиво. Впрочем, эта дурацкая игра порядком мне надоела. Но скажи я сейчас правду, то он наверняка примет меня за придурка… Космонавты просто так, где попало, не шляются.
        - А звание?
        - Я гражданский специалист.
        - Хорошо, к какому отряду вы приписаны?
        - К отряду космонавтов! - взял да и ляпнул я.
        На лице Хоменко не дрогнул ни один мускул. Он медленно отдалился от стола и, почти исчезнув в темноте, громко произнес:
        - Ну ладно молодой человек, держу пари, что никаких документов у вас нет, а этот комбинезон вы сняли с убитого или раненого!
        Вот именно этого я и страшился - нарваться на такого дебила, подумал я, ощущая как учащенно забилось в груди сердце. Вся обстановка давила на меня словно километровая толща воды: и этот придурковатый подполковник, и темнота, и духота, и неистребимый запах дыма. И никакой надежды на скорое избавление. Кругом одна только неизвестность.
        - Ага, вы еще скажите, что я диверсант и меня к вам забросили.
        Хоменко вновь показался из темноты, облокотившись на стол обеими руками.
        - Нет, молодой человек, вы не диверсант. Вы слишком глупы для диверсанта! Скорее всего вы просто банальный мародер!
        Дать бы ему сейчас по морде, - подумалось мне, - но это только ухудшит мое положение.
        - И сдается мне, где-то я вас видел, - продолжил свою мысль подполковник.
        - Определенно в разделе уголовной хроники «их разыскивает милиция».
        - Знаете, что Олег или как вас там… шутки я люблю, но только в мирное время. А сейчас мне не до шуток!
        - Может, вы все-таки дадите мне высказаться?
        - А мне некогда слушать ваши сказки. Хватит и того, что рассказал старший лейтенант Титов.
        Я застыл, ожидая самого худшего. Сердце было готово вырваться из груди. Видимо придется бежать, прикинул я.
        - И что же вы собираетесь со мной сделать? - спросил я, приготовившись к прыжку…
        И десять минут спустя устало рухнул на койку. Ничего подполковник со мной не сделал, как впрочем, и я с ним. У меня лишь забрали вещи, а затем отвели в казарму. Кроме того Хоменко распорядился не спускать с меня глаз. Больше всего я опасался, что подозрение вызовет тот странный диск с непонятными иероглифами. Но Хоменко увидев его, буркнул что-то про японские штучки. Вероятно решив, что это какой-нибудь талисман. Ну и как говориться, слава богу.
        В казарме кроме меня находилось еще десятка два гражданских. Как объяснил один из солдат охранявших меня, это были родственники военнослужащих решившие укрыться на территории части.
        - А куда делись солдаты? - спросил я, обратив внимание на то, что в приоткрытой тумбочке стоявшей рядом с моей койкой лежали какие-то вещи.
        - Здесь была вторая рота. Они уехали на работы еще прошлым утром. До сих пор никто не вернулся, - ответил сонным голосом сержант Шапиев.
        Освещения в казарме, как и во всем гарнизоне не было. Резервная электростанция то ли не работала, то ли полковник приказал беречь соляру. Поэтому все пользовались свечами и невесть откуда взявшимися керосиновыми лапами. Вначале обитатели казармы проявили ко мне определенный интерес. Первым подошел маленький мальчик и спросил: - Дяденька, а вы не видели моего папу?
        - К сожалению, нет, - помотал головой я.
        За мальчишкой тут же подбежала молодая женщина, и, подхватив его на руки, сказал:
        - Петя, не мешай, дяденькам, они устали.
        - Ну, где же папа? Где папа? - не унимался малыш.
        - Извините, - сказала женщина и унесла сына.
        Потом подошли еще пару человек. Но, не узнав ни от меня, ни от солдат ничего нового, они перестали нас беспокоить. Несмотря на то, что люди располагались в противоположном конце казармы, я сумел подслушать отрывки некоторых разговоров. Надежда еще не покидала их, но голоса оптимистов звучали уже не так уверенно. Все чаще проскакивали словосочетания: «третья мировая», «конец света» и тому подобные. Говорили о том, что в городе хаос и кругом шастают мародеры. Матери боялись за детей, жены за мужей, которые по-прежнему не вернулись в часть. Но все еще ждали и надеялись, что завтра будет ясное утро, подует ветер, который разнесет в клочья проклятый удушливый смог и, в конце концов, все образуется.
        Вскоре казарма погрузилась во тьму, и люди забылись в тревожном сне. Я лежал на койке и размышлял о том, что буду делать завтра, когда проснусь. Решение «сдаться» подполковнику Хоменко уже не казалось мне единственно верным. Я мог убежать, но какой-то подспудный импульс заставил меня поступить именно так. Интуиция, черт бы ее побрал! А если интуиция ошибается? Вдруг меня завтра расстреляют, как вражеского диверсанта? Да, ну бред это все!.. Никто меня расстреливать не будет. А если даже попытается, то ничего этим не добьется.
        - Боже, как я мог забыть об этом! - с ужасом подумал я, едва вспомнив про свою невероятную живучесть.
        Пошли уже вторые сутки с тех пор, как со мной произошли странные изменения. Пока это дало только плюсы. Но, кто знает, что будет со мной завтра. Какова расплата за воскрешение?
        А вдруг это никакая не мутация?! - неожиданно подумал я, - вполне возможно виной всему тот «укол»! Вдруг какая-нибудь «пиявка» все же проникла в мое тело? И теперь внутри живет чудовище - «нечто», ради существования которого «носителю» временно даются невероятные способности к выживанию. И потом когда плод созреет, мне конец…
        Или, черт возьми, я опять напридумывал всякого бреда и сам себя запугиваю!? Но ведь было же! Было! Раны действительно заживают на мне за считанные минуты.
        Что дальше? Не знаю. Ничего не знаю. Хотелось бы надеяться, что завтра все проясниться. В этом я ничем не отличался от людей в другом конце казармы. Но они уже спали, а я никак не мог сомкнуть глаз. Меня охватил страх, что это произойдет во сне. Я представил, как чудовище, если они и вправду живет во мне, вспарывает живот, затем вылезает наружу и принимается за остальных…
        До самого рассвета мое сознание дрейфовало между сном и бодрствованием, подкинув мне массу нелепых, а подчас пугающих видений. И вот, когда за окнами стало светлеть, я почувствовал сильную режущую боль в животе. Меня стало трясти…
        Я в ужасе открыл глаза и увидел над собой испуганное лицо подполковника Хоменко. Оказалось, это он тряс меня за плечи.
        - Господи, я думал у вас приступ! Вы расцарапали себе весь живот! - отпустив меня, произнес Хоменко.
        Онемев от страха, я был не в силах даже поднять голову и посмотреть расцарапанный живот.
        - Да что с вами!? - недоумевал подполковник.
        - Я… э, кажется… мне приснился страшный сон, - наконец выдавил я не своим голосом.
        Подушка и бесполезное из-за жары одеяло были сброшены на пол, простынь смята, как будто ее только что вынули из задницы. Мой и без того потрепанный комбинезон, который я не решился снять, был окончательно изорван. Видимо во сне я пытался расстегнуть молнию, но вместо этого разорвал ее. Живот был действительно исцарапан до крови. Впрочем, царапины заживали почти на глазах. Я быстро закрыл свое тело от глаз подполковника.
        - Мне нужно с вами серьезно поговорить, - тихо сказал Хоменко, когда я принял сидячее положение и протер глаза.
        - Говорите, - пожал плечами я, пытаясь собраться с мыслями.
        - Нет, не здесь. Идемте ко мне.
        Пока я надевал ботинки, проснулся сержант Шапиев.
        - Спите себе дальше, Шапиев. - Произнес Хоменко, глядя на проснувшегося солдата.
        - Никак нет, товарищ подполковник… я только… - вскочив, затараторил сержант.
        - Я же сказал - спите! - подполковник посмотрел на сержанта таким взглядом, что тот буквально рухнул обратно на койку.
        Мы вышли из казармы, и я к своему удивлению обнаружил, что смог пропал. С запада дул теплый ветер, разогнавший дым, на востоке занимался рассвет, а над нами было чистое небо. И очень хотелось надеется на лучшее.
        Хоменко был неожиданно вежлив ко мне, обращался на «вы». Впрочем, он и вчера обращался так же, что странно для подобных людей. Он больше походил на особиста, чем на подполковника линейной части. Может быть, его вежливость всего лишь тактический ход, чтобы ослабить мою бдительность, а затем. А что, собственно говоря, затем?
        Я мог до бесконечности забивать голову догадками. Вместо этого следовало первым перейти в наступление, однако он опередил меня.
        - Прежде всего, я должен извиниться. Но и вы должны понять меня. В такой ситуации приходится быть предельно осторожным, - крайне серьезным тоном произнес Хоменко, озадачив меня.
        Я кивнул в ответ, обдумывая верить его словам или нет.
        Каждый шаг отдавался болью в животе, но «нечто» рожденное моим возбужденным разумом, тут было вовсе ни причем, просто мне было необходимо посетить туалет.
        - Мне бы, э-э-э, по нужде… - сказал я, едва мы приблизились к штабному зданию.
        На лице подполковника впервые появилось что-то вроде улыбки.
        - Да конечно, - кивнул он.
        Несколькими минутами позже я зашел в кабинет Хоменко. Хозяин дремал в кресле, рядом на стуле лежал комплект униформы, на полу стояло две пары ботинок. Не открывая, глаз он сказал:
        - Вам лучше сменить одежду. Вот на счет ботинок я сомневался. Сорок третий или сорок четвертый… выбирайте.
        - Спасибо, у меня сорок четвертый.
        - Если нужно я вызову медика обработать ваши царапины.
        - Нет, пустяки… - ответил я, ощутив, как холодок пробежал по спине.
        Не хватало еще, чтобы они осматривали меня. Что подумает Хоменко, если узнает, что на мне уже не осталось ни одной царапины?
        Я перенес вещи в противоположный конец кабинета и стал переодеваться, повернувшись спиной к подполковнику.
        - Только час назад до меня вдруг дошло, - продолжил Хоменко, - что я видел ваше лицо в позапрошлом номере «Российской газеты». Олег Добрынин, правильно?
        У меня аж от сердца отлегло. Подполковник удивил меня. Если я и ожидал, что меня, наконец, узнают, то только не Хоменко.
        - Да верно. Должен признать, что у вас отличная зрительная память.
        - Уже не та, что раньше…
        Глава восьмая
        На старых электромеханических часах стоявших на столе подполковника было уже четверть первого. Стрелки медленно, словно во сне, отмеряли минуты. Он не отпускал меня уже два часа, прошедших после совещания комсостава. Хоменко представил меня просто специалистом Федерального Космического Агентства, чтобы не вызвать излишнего ажиотажа. На совещании, кроме Хоменко присутствовали еще толстый полковник и два офицера помоложе. Они с интересом отнеслись к моему рассказу. Правда, мне пришлось опустить некоторые подробности, чтобы не выглядеть в их глазах идиотом. Выслушав меня, офицеры еще долго обсуждали план действий. Я не вмешивался, но избежать вопросов не удалось, так как я был, по сути, единственным источником информации. На совещании мне стало известно, что машина, посланная за телами убитых, не вернулась. Я невольно вспомнил о двух несчастных ребятах, которых оставили там сторожить мертвых… Хотя может быть они-то как раз и выжили, а машину расстреляла «птичка».
        Дилемма - эвакуировать бригаду из черты города или держать позицию, так и осталась неразрешенной. Командир части был за то, чтобы ждать указаний сверху, но при этом не хотел брать ответственности на себя. И все время уклонялся от конкретного решения. Похоже, его больше интересовало, как бы поскорее похмелиться после вчерашнего. Он нервничал, стараясь побыстрее прекратить весь этот самозваный «совет в Филях». Но очевидно побаивался Хоменко, потому что целиком зависел от него. Ведь порядок в части держался именно на подполковнике. Два майора колебались. Словом, они были как лебедь рак и щука, и ничего конкретного не решили. Но винить их было не за что. Я прекрасно понимал, в каком подвешенном состоянии они находятся. Даже в худшем, чем я. Поскольку на офицерах висела ответственность за других. Я же с момента гибели экипажа станции отвечал только за себя самого. Растерянности не было, пожалуй, только у Хоменко или он удачно скрывал свои чувства.
        По ходу совещания я выяснил, что связь с командованием округа просуществовала несколько дольше, чем гражданская или даже эмчээсовская. Военным не поступало приказа об эвакуации, однако пришла директива перевести часть в режим боевой готовности. А затем накрылась и военная связь. Поэтому уже почти двое суток часть была предоставлена сама себе. Не появись вечером того же дня танки, крушившие на своем пути все подряд, вояки вряд ли зачесались бы.
        Хоменко в задумчивости стоял у открытого окна и глядел куда-то вдаль.
        - Олег, понимаете, мне нужно это знать не из праздного интереса, а по долгу службы, так сказать. В конце концов, это останется только между нами.
        - Я рассказал вам все, что мне известно, - снова повторил я.
        - Олег, при всем уважении к вам, но врать вы не умеете. Как соотнести спутник связи и слова вашего командира. «Если бы ты это видел» - я цитирую ваши слова.
        - Может быть, он увидел что-то на мониторе, - отбивался я.
        - Нет, здесь присутствует логическая неувязка.
        Черт побери, он загнал меня в угол. Я вообще не обязан ничего рассказывать. Это конечно не государственная тайна, но информация из разряда служебной. Хоменко вытаскивал из меня правду клещами, цепляясь за каждое слово.
        - Черт возьми, Сергей Иванович, вы меня тоже простите, но вы работаете явно не по специальности! Как вас сюда занесло? Вам бы в органах служить! Слишком вы умны и воспитаны для такой должности!
        Хоменко нервно хмыкнул.
        - Не вы первый это замечаете… Что ж, воспитания у меня, наверное, на уровне генов. Четыре поколения моих предков служили родине. А вот где я служил до этого… Неважно, Раз уж судьба меня забросила сюда. Послужу родине и тут. Но вы правы я действительно в своем роде уникум. И вам, Олег, повезло, что вы встретили именно меня. Однако ж и вы далеко непросты. Можно сказать с луны свалились!
        Кажется, он пытался шутить.
        - Я не прошу от вас невозможного. Например, перевести, что написано на вашем странном приборе, который, по всей видимости, принадлежал японцу. Просто опишите, что сделал ваш спутник.
        Слава богу, с японским у него явно туго, облегчено подумал я.
        - Хорошо, я скажу вам.
        Едва я произнес это, как он закрыл раму и развернулся ко мне.
        - Вы слышали про «Энолу Гей»?
        Хоменко напрягся.
        - Это из военной истории. Хм, так назывался…
        - Самолет, с которого сбросили атомную бомбу на Хиросиму. Так вот, летчикам, не объяснили, что несет их бомбардировщик. Им просто сказали, что они сбросят новую мощную бомбу. Понимаете о чем я…
        Недовольный подполковник отвернулся назад и вновь открыл окно.
        - Вам действительно ничего не сказали!!! Теперь я вижу, что вы не врете.
        - Мы знали только что испытаем спутник связи.
        - Вы хотя бы осознаете, какой груз ответственности лежит на вас?!!
        - И да и нет. Ведь я был пешкой в чужих руках. Но стоит об этом подумать, как становиться не по себе…
        В комнате воцарилась гнетущая тишина. И мне действительно стало не по себе. Вначале неприятно защемило в груди. Потом перед мысленным взором закружились лица Цыплакова, Робертсона, Грина, Маккола и Осаки - погибших членов экипажа МКС, затем лицо жены, родителей и многих других. Все они смотрели с укоризной за то, что я разрушил их привычный мир. Нажал маленькую кнопку на дурацком Устройстве, и миру конец…
        Я очнулся от прикосновения руки подполковника. Положив ладонь на мое правое плечо, он тихо произнес:
        - Мужайтесь, Добрынин, мужайтесь. Нам еще предстоит сообща выбраться из этого…
        Хоменко вернулся к столу, достал из ящика маленький карманный приемник и, вставив наушники в уши, стал крутить ручку настройки.
        - Только шум, - спустя какое-то время сказал он.
        На мгновение мне показалось, что я тоже слышу шум, раздававшийся из приемника Хоменко. Вскоре я услышал отдельные крики, топот тяжелых армейских сапог. Во дворе началось какое-то оживление. Я бросился к отрытому окну и увидел, что люди бегут в разных направлениях. Бросив взгляд на соседние строения, я обнаружил на крышах много солдат и гражданских.
        - Да что там случилось?! - наконец опомнился подполковник.
        - Кажется, они что-то увидели…
        Заметив нас, пробегавший мимо солдат притормозил.
        - Товарищ подполковник, там самолеты! - махнув рукой на север, крикнул он и помчался дальше, очевидно на крышу ближайшего дома.
        - Бардак! Никакой дисциплины… - буркнул Хоменко и подошел к шкафу. - Идемте, на крышу штаба, я возьму бинокль.
        Не прошло и минуты, как мы, поддавшись общей суматохе и позабыв о естественной предосторожности, очутились наверху. Видимость составляла не более трех километров. Налетевший утром ветер так и не сумел полностью развеять проклятый смог. На севере почти на границе видимости мы увидели метавшиеся в небе силуэты самолетов.
        Тем временем Хоменко настроил бинокль и с удовлетворением в голосе произнес:
        - Действительно самолеты.
        - Но вопрос чьи?!
        - Похожи на наши «сушки». Но лучше гляньте сами.
        Приняв бинокль, я неожиданно заметило, что среди самолетов металась «ласточка». Мелькали огненные шарики ракет, а если прислушаться, то становилось слышно громыхание бортовых орудий.
        - Там идет бой, - произнес я, и словно в подтверждение моих слов один самолет неожиданно вспыхнул и, оставляя в небе темный след, резко пошел вниз.
        Едва самолет скрылся за крышами домов, как до нас донесся грохот, а к небу взметнулись всполохи пламени, затем повалил черный дым. Со всех сторон посыпались ругательства.
        Кроме нас на крыше очутилось немало народу. В том числе двое радистов, зачем-то притащивших полевую рацию.
        - Кто приказал? - строго спросил их Хоменко.
        - Мы это… - замямлил сержант.
        - Понятно, самодеятельностью занимаетесь!
        - Прикажете отнести обратно?
        - Ладно, черт с вами, разворачивайте!
        - Вряд ли у них получиться, - засомневался я, вспомнив, как мы с Робертсоном безуспешно пытались связаться с вертолетом, пролетавшим гораздо ближе, чем эти самолеты.
        Бой между тем продолжался. Все заворожено наблюдали за поединком в небе. Но лишь я да Титов со своими солдатами знали, с каким опасным противником имеют дело наши летчики. Поэтому когда прямо в воздухе разлетелся второй самолет, я нисколько этому не удивился. Удивляло другое - что они так долго держались.
        - Будет лучше, если мы окажемся под крышей, а не на крыше, когда она добьет самолеты и, не дай бог, пролетит над нами, - с этими словами я вернул бинокль подполковнику.
        - Та самая «птичка», которая накрыла отряд Романцева?!
        - Да.
        Хоменко уже хотел приказать, чтобы все покинули крышу, когда вдруг произошло чудо. На голубой лист небосвода словно кто-то пролил ярко-зеленые чернила. Брызги разлетелись по сторонам и стекли вниз.
        Ошалев от неожиданности, я вырвал из рук подполковника бинокль и прильнул к стеклам. «Ласточки» больше не было! Летчики сбили ее!!!
        - Сбили!!! Они сбили ее!! - вне себя от счастья, завопил я.
        Стоявшие рядом вояки подхватили мой клич, за ними люди на соседних крышах, и вскоре вся часть вопила резанная.
        - Сбили!!!
        - Ура-а-а-а!!
        - Сбили!!!
        Те, у кого было оружие, стали палить в воздух.
        Самолеты еще немного покружили над местом боя, а затем направились на восток. Радисты вопили что есть мочи, но их естественно никто не слышал.
        - Как назло под рукой ни одной сигнальной ракеты! - удручено произнес подполковник, провожая взглядом улетавшие самолеты.
        Впрочем, он ошибся. На всю бригаду все же нашлось несколько догадливых, и с территории части в небо поднялись три ракеты. Не прошло и нескольких секунд, как самолет, летевший последним, сделал разворот в нашу сторону.
        Все вновь завопили. И раскатистое «ура» незаметно слилось с нарастающим грохотом реактивного двигателя. Штурмовик на бреющем полете пронесся над нами и вновь пошел на разворот. Кто-то из вояк запустил еще одну сигнальную ракету.
        - Наш! - стараясь перекричать шум рявкнул Хоменко. - «Сушка».
        Самолет тем временем сделал над частью круг, а потом под радостные крики свил над нами восьмерку и, качнув крыльями, ушел на восток.
        - Значит, будем ждать вертолета, - услышал я от Хоменко, когда грохот реактивных струй стих.
        - Вопрос, долетит ли он…
        - Будем надеяться.
        - Товарищ подполковник, мы ничего не слышали!.. - надрывая связки, доложил радист.
        Все еще продолжали по инерции кричать и свистеть вслед улетевшему самолету. Поэтому приходилось говорить громко, чтобы услышать друг друга.
        - Да нет! - перебил второй, - кажется, что-то было. «Держитесь» - вот так, кажется, они передали.
        Хоменко кивнул.
        - Хорошо, свертывайте агрегат.
        Мы уже было направились к выходу, когда на крыше появился полковник. Он тяжело дышал, запыхался, кроме того, от него как обычно сильно разило спиртным.
        - Иваныч! Ну че тут? Самолет говорят…
        - Все нормально, Никита Семеныч, будет помощь, - подхватив качающегося полковника, Хоменко повел его вниз.
        Весь остаток дня я бесцельно шатался по территории части. Мне определенно начинало везти. Вокруг ничего не взрывалось, не гибли люди и, самое главное, я наконец-то получил реальную поддержку. Оставалось только дождаться вертолета, если конечно верить сигналу, который дал летчик штурмовика. Люди заметно повеселели. Того уныния и растерянности, которое было вчера, и след простыл. Однако мой оптимизм был куда осторожнее, чем у военных. Ветер стал затихать, и город вновь погружался в объятия смога. А вертолета меж тем все не было. Я понимал, что если он не прибудет в ближайшие полчаса, то просто не обнаружит наше местонахождение. Поэтому в лучшем случае нам следовало ожидать его завтра утром. И то при условии, что завтра ветер хотя бы немного развеет дымовую завесу…
        - Летчик, блин! Не узнал! - услыхал я, когда, задумавшись, шел вдоль бетонного забора части.
        Я поднял взгляд и обнаружил, что ко мне подходит старшина Парышев. На его лице была пьяная ухмылка, изо рта торчала сигарета.
        Парышев вынул из-за пазухи на три четверти початую бутыль и сунул ее мне.
        - Давай за радостные вести!
        Я понял, что от него просто так не отвертеться и немного хлебнул. Слава богу, что за час до этого я поел вместе с подполковником. И хотя полноценным обедом это было не назвать, желудок я все же набил.
        - Как думаешь, вертушка скоро будет? - спросил старшина.
        Я поделился с ним своими опасениями.
        - Ну завтра то она наверняка будет?!.. Жаль мужиков, да и второй батальон не вернулся. Я сегодня к жене Романцова ходил… жалко ее… Хорошая баба….
        Парышев залпом допил остатки водки и, облокотившись спиной об забор, сел.
        - Знаешь я ведь не только на Кавказе был… Но черт побери, вовсе я не такой я железный, как думает стралей. Когда эту гадость хлебну, так сразу слезу прошибает… жалко людей… большая война это ж не Кавказ… это…
        - Парашев, че расселся!
        Нас заметил один из патрулей ходивших вдоль периметра части.
        - Иди проспись! - сказал какой-то незнакомый мне сержант.
        - Сам ты параша!.. - старшина пнул ногой своего коллегу и удалился прочь.
        - Чума! А вы бы тут не ходили, товарищ Добрынин. Подполковник Хоменко просил вас не уходить далеко, - уже мне сказал сержант.
        Я кинул головой и пошел вслед за пьяным старшиной.
        Весь день ко мне липли с расспросами, особенно гражданские. Какой-то умник распустил слух, что я, дескать, один летчик успевший катапультироваться с одного из подбитых сегодня днем самолетов. Людям не терпелось узнать, кто на нас напал. Один раз я не вытерпел и сказал, что все сразу. Вопросы не то чтобы раздражали меня, но заставляли вспоминать о произошедшем на орбите. Я никак не мог отделаться от мысли, что мы испытали какое-то страшное оружие, ставшее причиной войны или всепланетной катастрофы.
        В итоге я нашел убежище среди солдат Титова, которые, по крайней мере, не задавали мне глупых вопросов. Компания из шести человек закрылась в маленькой комнатушке и втихаря пила стащенную откуда-то водку. Я слышал, что Хоменко искал меня, но решил пока не объявляться.
        Парышев уже вырубился и лежал в углу комнаты. Солдаты пили, закусывали и травили разные, как правило, похабные байки, а мой стакан так и остался не тронутым. Я сидел в задумчивости, глядя куда-то в пустоту.
        Теперь, когда появилась реальная надежда, что я доберусь до своих, меня вдруг охватила тревога. Я был неуверен в себе и не знал, что буду говорить, когда предстану перед комиссией. Я ведь даже не задумывался над этим. Цель была только выжить.
        Фактически я единственный свидетель, на которого неизбежно обрушиться масса вопросов, как только начнутся разбирательства. Возможно, мне дадут несколько дней передышки, а потом начнется… И я еще пожалею, что стал космонавтом. Стоило ли так долго учиться, получать ученую степень, пробиваться в отряд космонавтов, чтобы упасть с небес и пить водку с обычными солдатами. Этот путь можно было пройти гораздо быстрее. Мы все очень умные, черт побери, и вот до чего нас довела эта умность! До мировой катастрофы! Будь мы проще, как эти солдатики, ничего бы такого не случилось.
        Я схватил стакан и залпом выпил его содержимое. Водка обожгла горло и пищевод, но в голову совсем не ударила.
        - Вот дает, летчик! - сосед похлопал меня по плечу. - На-ка еще.
        - А мы думали ты совсем того, трезвенник-язвенник.
        Я усмехнулся и выдул второй стакан. И опять никакой реакции. А ведь сейчас как никогда я хотел напиться. Но не помог и третий стакан. Солдаты, заинтересовавшись, этим феноменом налили четвертый. Все молча ждали, когда я наконец не выдержу и рухну рядом со старшиной. Я и сам желал этого, однако четвертый тоже прошел незамеченным. Лишь тогда я сообразил, что причиной этого была «тварь», жившая внутри моего тела. Вероятно, она переваривала водку.
        Господи, ну за что мне такое наказание! Ели ты и в самом деле есть, господи…
        Из-за этой дряни я на всю жизнь окажусь в изоляции. Если она, конечно, не сожрет меня раньше!
        Мне стало страшно. Я желал только одного - заснуть и, проснувшись, обнаружить, что это страшный бредовый сон наконец закончился. К несчастью, это было невозможно. Значит, если я выберусь, меня ожидает судьба подопытного кролика. Тогда может быть и не стоит выбираться…
        Я впал в прострацию и потерял счет времени. Очнуться меня заставил солдат, прокричавший мне прямо в ухо:
        - Очнись летчик! Тревога!
        Вскочив, я побежал вместе со всеми. Мы вылетели в коридор и ринулись выходу. С улицы доносились крики и пальба.
        Ну вот, опять началось! - промелькнуло в голове, когда я очутился на крыльце казармы. - Это было всего лишь затишье перед бурей!
        Стрельба и крики доносились со стороны ворот, через которые мы вчера попали на территорию части. Солдаты, не долго думая, побежали на подмогу. Я в нерешительности замер на крыльце, потому что у меня не было никакого оружия. И тут в ушах зазвенело. За соседним зданием громыхнул взрыв, выбивший все стекла.
        - Воздух! - услышал я, прежде чем человеческий голос исчез в раскате нового взрыва.
        Инстинктивно я бросился вниз и, подвернув ногу, прокатился по ступенькам. Из дыма возник темный силуэт, и вновь забарабанил по земле «смертельный град». Я видел, как солдаты бежавшие впереди почти одновременно упали наземь. Затем кто-то рухнул на меня и, конвульсивно дернувшись, замер.
        - Летчик… летчик, ты жив, мать твою? - хриплый голос вывел меня из оцепенения.
        Скинув в себя убитого солдата, я вдруг обнаружил в дверном проеме перекошенное лицо старшины Парышева. Он был еще пьян, но уже начинал трезветь. Ситуация способствовала.
        Выдав порцию отборного мата, он посоветовал мне подобрать автомат убитого и ползти обратно.
        Сам не свой я вырвал из рук мертвеца «калаш» и неуклюже прополз по ступенькам. Мы уселись друг напротив друга, боясь высунуться наружу. Стрельба не умолкала, порой слышались хлопки взрывов.
        - Гранаты, - сказал старшина, а затем выдал очередную матерную тираду.
        Неожиданно слева по коридору послышался шум. Мы оба схватились за оружие, но это были всего лишь трое солдат.
        - Пригнитесь дурни! - бросил Парышев, - если не хотите лежать как те торопыги за окном!
        Выглянув наружу и удостоверившись в правоте старшины, они опустились на пол.
        - Что делать то будем товарищ старшина? - спросил смуглый парень.
        - А что слыхать?
        Солдаты пожали плечами.
        Парышев вновь выругался, затем, подумав немного, сказал:
        - Через этот выход опасно, попробуем через другой. Надо нашим помочь.
        - А где другой выход? - спросил я.
        Парышев исподлобья глянул на меня.
        - А ты летчик, вообще сиди, мать моя женщина, тебя беречь велели!
        - Я ничем не лучше остальных.
        - Да ты летчик парень неплохой, только какой-то не такой… - старшина недобро хихикнул.
        По спине пробежала волна мурашек. Даже если Парышев просто прикалывался, то он все равно попал в точку. Я ведь действительно «не такой» в самом прямом смысле.
        - Ладно, двинули свои задницы, мать моя женщина…
        Пригибаясь как можно ниже к полу, мы прошли в другой конец здания. Но запасной пожарный выход был заперт.
        - Ломайте к е… матери! - приказал старшина и вместе с солдатами принялся высаживать дверь.
        Грохот ударов сливался с выстрелами.
        - Давайте быстрее! - подначивал старшина.
        Она уже почти поддалась, когда остатки стекла в единственном окне звякнули и смуглый солдат тот, что был покрепче остальных, неожиданно обмяк и рухнул вниз.
        - Ложись!!! - едва успел крикнуть Парышев, прежде чем на светло-зеленой краске стены появилось множество черных отметин.
        Я бревном свалился на пол - живой и невредимый. На счет остальных уверенности не было, пока я не услышал хрипловатый бас старшины:
        - Ну, что все живы?
        - Пашка… Пашка… - простонал солдат.
        Я приподнял голову и увидел, что он плачет, дергая за руку своего товарища.
        - Браток, ему уже не помочь… - выдавил из себя старшина, отползая к стене.
        - А смуглый как? - зачем-то спросил я, хотя и так знал, что он мертв.
        - Ты бы, летчик, мать моя женщина…
        Парышева оборвала на полуслове очередь, разукрасившая стену новой порцией черный дырочек.
        - Сюда ползите! - крикнул он уже после и ругнулся.
        Я не стал с ним спорить и приблизился к безопасной стене слева от оконного проема. Солдат по-прежнему стонал и плакал.
        - Мама, мамочка! Ну за что! Сволочи….
        - Вот это уже лучше… Правильно сволочи! А теперь ползи сюда дурень! - почти ласково сказал Парышев.
        Не переставая плакать, солдат присоединился к нам.
        Стрельба тем временем почти затихла, слышались лишь одиночные выстрелы.
        - Сволочи! Уроды! Сволочи! Они убили Пашку! Уроды… - хныкал солдатик.
        Неожиданно он передернул затвор и ринулся к окну.
        - Эй, куда лезешь! - одернул его старшина, но тот уже высунулся выше уровня подоконника и выставил дуло автомата.
        Затем я увидел, как покрасневшие глаза парня чуть не вылезли из орбит.
        - Там это! - ошарашено произнес и замертво рухнул.
        И по стене вновь ударила очередь.
        - Глупо. - только и смог сказать старшина, разглядывая маленькие темные отверстия на лице парня. - Ладно, ты сиди, я подползу и докончу с дверью.
        Пока Парышев доламывал дверь, я был занят своими мыслями. Я уже перестал бояться смерти. Ощущение завладевшее мной было где-то по ту сторону страха. Я шествовал по земле в роли ангела смерти и разрушения. И прекратить это можно одним только способом - убрать источник катастроф, то есть меня! В голове возникла сумасшедшая мысль, - встать напротив окна, чтобы покончить с этим раз и навсегда. А заодно решить предстоящие проблемы с проверкой и допросами. Раз и все!..
        И что все!? - неожиданно произнес внутренний голос. - Ты забыл про ожоги, простреленную грудь, перелом и царапины, зажившие буквально на глазах!? Похоже, водка все-таки повлияла на твои умственные способности!
        Господи, ну за что мне это?! Я даже не могу умереть, как следует!
        Или все же могу?
        Моя левая рука, будто сама собой, потянулась к окну. Едва ладонь показалась в проеме, как по стене ударила новая очередь. Я услышал ругань старшины, но упорно продолжал держать руку, пока вдруг не почувствовал острую боль и одернул ее. Кровь еще мгновение назад хлеставшая из центра ладони вдруг остановилась. Затем быстро почернела и стала свертываться. Затаив дыхание, я стер с ладони ее остатки и обнаружил новую розовую кожицу.
        Что и требовалось доказать - незначительные раны заживают почти мгновенно. И почему я до сих пор не свыкся с этим!?
        А что если будет поврежден мозг? Сколько тогда времени понадобиться на восстановление? И будешь ли ты самим собой после такой «реинкарнации»? - не унимался внутренний голос.
        Может быть, «оно» только этого и добивается, чтобы окончательно завладеть моим телом?!
        - Летчик, че ты там ковыряешься?! Двигай копытами! - окликнул меня Парышев, перед тем как исчезнуть в дверном проеме. Хорошо, что он не видел моего безумного эксперимента.
        Мне хватило ума не встать в полный рост. Я перелез через убитых парней на четвереньках.
        Парышев был уже на улице и словно змея полз к соседнему зданию. Раскрытый вход располагался совсем недалеко. Я окончательно выбросил из головы дурацкие мысли на счет смерти и пополз вслед за старшиной.
        - Все это наваждение! Я еще выкарабкаюсь! А тварь как-нибудь вынут из моего тела… - подбадривал я себя.
        Ползти, как старшина, я не стал, и вместо этого пригибаясь, как можно ниже, промчался до входа. Уже внутри Парышев прижал меня к стенке.
        - Ты что сдурел, мать моя женщина! Тебя же могли подстрелить!
        Я с силой оттолкнул его.
        - Знаю!
        - Кабан чертов! Тебе бы в пехоту! - с этими словами старшина пропал в темноте коридора.
        А я остался сидеть на прежнем месте, то и дело поглядывая на левую ладонь. Кожа на ране уже почти не отличалась от остальной.
        - Эй, летчик! Пошли!
        Я поднял глаза и обнаружил, что надо мной стоял длинный солдат. Кажется тот самый, что вчера открывал нам ворота.
        - А где Парышев?
        - Там, - голова на тонкой птичьей шее кивнула, указав направление.
        Я пошел за солдатом. Завернув в первую же дверь, мы очутились на кухне. В темноте я и солдат наткнулись на какие-то кастрюли валявшиеся на полу.
        - Шланг, это ты гремишь? - послышалось из-за двери.
        - Расслабься муха, - бросил тот.
        Из полумрака кухни длинный вывел меня в светлое помещение столовой. У прохода с папиросой в зубах сидел еще один солдат.
        - А то я уже стрелять хотел… - сказал он и опустил автомат.
        В зале находилось человек пятнадцать. В центре, где на столе лежали пару темно-зеленых ящиков, оживлено спорили Парышев и офицер маленького роста. Оба постоянно срывались на крик, поэтому я слышал только отдельные части фраз.
        - Прекрати назвать меня Костя, мать твою!..
        - Костя, б…, ты может быть и старше по званию, но….
        - Да я за эти ящики четверых отдал!!!…
        - А что Титов?
        - На КПП…
        - Ужасная тварь… Она перепрыгнула через забор!..
        - Пить меньше надо!.. Так я тебе и поверил!
        - Да ты на себя посмотри!..
        Когда Парышев не выдержал и схватил офицера за грудки, а тот в свою очередь залепил ему в нос, я понял что без моего вмешательство просто не обойтись. Я подлетел к ним и вырвал низкорослого офицера из лапищ старшины.
        - Вы что свихнулись?! - заорал я.
        - Ладно, хер с ним пусть живет! - Парышев стер кровь, потекшую из ноздрей. - Сейчас не до него!
        Честно говоря, я не понимал причину их спора, но чтобы увести разговор в другое русло сразу же спросил:
        - Что это за ящики?
        - Гранатометы, - пояснил офицер.
        - А что с воздушной атакой?
        - Они больше не появлялись. Уничтожили всю технику и пропали…
        Парышев раскрыл ящик и со словами: «Посмотрим, что за таракан тебя напугал» вынул оттуда пару «тубусов» РГП.
        Молодой офицер хотел что-то ответить, но сильный глухой удар по крыше здания заставил его замолчать. Стены задрожали, с потолка посыпалась штукатурка.
        - Она запрыгнула на крышу! - завопил кто-то из солдат.
        Все засуетились. Парышев зачем-то всучил мне один из «тубусов» и ломанулся к ближайшему укрытию. Не прошло и пары секунд как нечто тяжелое и большое рухнуло напротив широких окон столовой, и пол под ногами содрогнулся.
        Первое что пришло на ум - гигантский, размером с грузовик, богомол. Но первое впечатление оказалось обманчивым. Чудище лишь в общих чертах походило на земное насекомое, вероятно также как и летающая тварь на ласточку. Панцирь или кожа монстра постепенно меняли свой цвет, подстраиваясь под окружающую среду. Две пары конечностей держали страшилище на земле, а третья пара вместе с большой остроносой головой поворачивалась прямо в нашу сторону…
        Бред! Этого не может быть! - твердил рассудок, но бесшумные «пули», которые выплевало из себя чудовище, уже решетили тела, деревянные столы и прочую мебель. Слышались только человеческие вопли да барабанная дробь «пуль» попавших в стены. Но почему-то ни одна из них не угодила по мне, словно вокруг было защитное поле.
        Неожиданно барабанная дробь стихла. Все замерло. На полу распластались тела убитых. Похоже, я остался один.
        - Стреляй! - вдруг услышал я знакомый бас старшины.
        Он прятался за колонной и выпученными глазами смотрел на меня.
        - Чего ждешь?! Стреляй, идиот!
        Лишь после этих слов я сообразил, что уже давно присел на одно колено и положил гранатомет на правое плечо. Я сделал это чисто машинально, но ума не приложу, как мне удалось привести оружие в боеготовность. Руки сделали это сами собой.
        - Е… твою мать! Стреля-я-я-й! - заорав благим матом, старшина окончательно привел меня в чувства.
        Но стоило пальцу надавить на спуск, как я ощутил сильный удар по лицу, и в голове будто взорвалась бомба…
        Глава девятая
        Я упал на песок, а сверху навалилась Галька.
        - Ну что не ожидал, муженек?!
        - По правде говоря, нет, - недоуменно произнес я. - Как тебе удалось подкрасться?
        - А вот так! - сказала жена и чмокнула меня в губы. - Недотепа ты у меня… как же ты полетишь в космос?!
        - Как-нибудь так, - ответил я и повалил ее набок.
        - Ой, что это! - завизжала Галя. - Горячий…
        Она подняла с песка серебристый диск.
        - Талисман какой-то. Точно… ты его у рыжей продавщицы взял! Я видела, как она на тебя пялилась! Ну, как дай его сюда, стервец!
        - Какая я еще рыжая продавщица? Я вижу этот диск впервые!
        Я потянул странный талисман к себе. Солнце отражалось от диска и слепило глаза. Я едва разглядел, что на серебристой поверхности выделялись какие-то непонятные иероглифы.
        Черт побери, удивленно думал я, мы уже вторую неделю здесь, но я не помню никаких рыжих продавщиц. Здесь вообще все темненькие за исключением приезжих.
        - Отдай!
        Стоило ей рывком потянуть диск на себя, как в шею впилась веревка.
        - Погоди, я чего-то не понимаю?! Не покупал я никакого талисмана и уж тем более не надевал его на шею!
        Галька вновь навалилась сверху и вдавила меня в песок.
        - Да врешь ты все! Отдай говорю! - не унималась она, продолжая тянуть диск на себя.
        Я сопротивлялся, как мог, но она все тянула и тянула…
        Неожиданно пальмы и море за ее спиной потеряли объем, поблекли и превратились в обыкновенный рисунок на стене. А сама Галька вдруг стала мужиком.
        - Не дам! - вырвалось из моих уст, но я не услышал себя.
        Мужик резко отпустил диск и в ужасе отпрянул от меня.
        - Не… не может быть! - дрожащим губами произнес он, застыв надо мной на коленях.
        Только теперь я понял, что лежу на полу в каком-то помещении, на стене которого нарисована примитивная картинка маленького острова с тремя пальмами.
        - Я был в полной уверенности, что вы мертвы, Добрынин! - произнес мужик.
        «Как я тут очутился?» - хотел спросить я, но вместо слов из горла вырвался неразборчивый хрип. Мне понадобилось изрядно прокашляться, прежде чем я смог говорить.
        - Как я тут очутился? - наконец выдавил я хриплым едва слышным голосом.
        Лицо мужика было мертвецки бледным, но выражало скорее не ужас, а ужасное удивление.
        - Я приказал перенести ваше тело… вас сюда временно…
        - Меня что хватил солнечный удар?
        - Солнечный удар!? - брови мужика поднялись еще выше (хотя куда уж выше).-Добрынин вы что ничего не помните? Вас же растрясла та чудовищная тварь!
        Тварь?! Это он о моей жене, что ли?!
        - Поскольку у вас кроме этого устройства ничего не осталось, я решил передать его командованию, чтобы они доставили вашим.
        - Диск что ли? - его слова напомнили, что я по-прежнему держу в руке странный предмет, который был единственным связующим звеном между настоящим моментом и тем, что происходило со мной каких-то две минуты назад. Или не происходило? Может быть, мне все привиделось? Или наоборот, эта комната с глупым рисунком на стене и незнакомый мужик - галлюцинация?
        Диск отражал свет, проникавший через окна за моим затылком. Свет становился все сильнее, пока не стал таким невыносимо ярким, что мне пришлось закрыть глаза. И тут я словно очутился в кинотеатре. За несколько секунд невидимый киномеханик промотал недостающий отрезок моей жизни. Возвращение памяти произошло настолько быстро, что от переизбытка эмоций я чуть было не потерял сознание.
        - Боже!!! Нет!!!! - простонал я.
        Три с лишним года отделяли пляж на берегу далекого теплого моря и глупый рисунок на стене.
        - Сколько я пролежал?
        - Часов восемь, - ответил подполковник Хоменко. - Я был в полной уверенности, что вы мертвы… слишком много ранений… Это невероятно.
        Хоменко по-прежнему не мог придти в себя, поэтому говорил сбивчиво, что-то бормоча себе под нос.
        - Не может быть… не может быть, - как заклинание твердил он.
        Впрочем, и я был растерян не меньше подполковника. В голове царил кавардак.
        Выходит, я умер! Умер не клинической смертью, умер по настоящему и был трупом целых восемь часов! После чего воскрес!
        И остался самим собой. Или со мной произошли необратимые изменения, которых я еще не замечаю?
        Бред…
        Однако, черт возьми, я предвидел возможность этого. Мое тело не просто быстро восстанавливается. Оно бессмертно! Или же бессмертно пока это необходимо твари, что поселилась внутри?!
        Я приподнялся, чтобы оглядеть себя - не появилось ли каких-нибудь наростов или лишних конечностей. Но стоило мне оторваться от пола, как по всему телу прокатилась волна острой боли. И я невольно застонал.
        - Вызвать медика?! - всполошился Хоменко.
        - Нет. Дайте жрать!!!! - почти закричал я, когда боль сжалась в маленький комочек в области желудка.
        «Нечто» требовало еду, чтобы восстановить силы, потраченные на реанимацию организма.
        Своей просьбой я окончательно шокировал подполковника. Ему понадобилось полминуты, чтобы придти в себя.
        - Куренков быстрее сюда!
        Послышались чьи-то шаги, и комнату вбежал солдат.
        - А-а-а, это как?!.. - едва заметив меня, произнес Куренков и тут же рухнул в обморок.
        - Черт, слабаки!.. придется самому. Погодите Олег, погодите, - проворчал подполковник и, поднявшись на ноги, убежал.
        Есть хотелось просто до умопомрачения. А ждать, пока вернется Хоменко, просто не было сил. Чувство голода заставило меня подползти к упавшему в обморок солдату и начать рыскать по его карманам. Поначалу я даже испугался, что со мной произошли какие-то фатальные изменения, сделавшие меня чуть ли не людоедом. Однако все ограничилось вынутым из нагрудного кармана большим шоколадным батончиком, который я с жадностью запихал в рот. Тем временем солдат очнулся, но, увидев меня, снова потерял сознание. Наверное, в тот момент я выглядел крайне устрашающе, словно оживший мертвец из фильма ужасов. Кроме того, я даже не заметил, что ем шоколадку вместе с оберткой.
        Поглощенный мыслями о еде, я не заметил, как в помещение ввалились несколько человек во главе с Хоменко.
        - Осмотрите его! - незамедлительно приказал подполковник.
        - А как же этот? - спросила женщина в испачканном кровью белом халате.
        - Сам очнется!. Только и вы, пожалуйста, не падайте в обморок! - предупредил он.
        Врач подошла ко мне и замерла.
        - Подождите, я ведь осматривала его вчера! Этого не может быть! - ошеломлено произнесла она.
        - Я знаю, что этого не может быть! Тем не менее, осмотрите его!
        Подполковник всучил мне черный хлеб, какой-то пакет и пластиковую бутылку. Первым я съел хлеб и, запив его водой, принялся за пакет, внутри которого оказалось печенье.
        - Олег вы хотя бы обертку сняли, - глядя на то, с каким остервенением я поглощаю пищу, заметил Хоменко.
        Я не ответил, потому что рот был забит. Несмотря на то, что я ел, женщина умудрилась осмотреть меня.
        - Фантастика! Фантастика! - не уставала повторять она.
        - Однако факт остается фактом. Он жив.
        - Как вы себя чувствуете? - спросила врач.
        - Есть очень хочется, - промычал я, пережевывая печенье вперемешку с оберткой.
        - Невероятно!
        - Хорошо, займитесь этим обморочным, - разочарованно произнес подполковник. Очевидно, он надеялся, что врач хоть как-то сумеет объяснить мое странное «воскрешение».
        Когда я закончил с едой, Хоменко подозвал двух солдат, которые помогли мне подняться и повели к выходу. Передвигался я с трудом, едва чувствуя ноги.
        - Куда идем? - спросил я, когда мы вышли на улицу.
        - Вас необходимо эвакуировать, - ответил Хоменко.
        - Неужели прибыл вертолет?
        - Да. Детей и раненых мы уже погрузили. Боюсь, вертушка перегружена, но без вас улететь я не позволю!
        - А что стало с чудовищем?
        - Вы попали в него из гранатомета, а потом старшина Парышев добил тварь. В общем узнаете все от него. Парышев в вертолете.
        - Ранен?
        Подполковник кивнул.
        Мы шли вдоль казарм, было еще раннее утро. Здания отбрасывали длинные тени, скрывавшие последствия вчерашней перестрелки. Но если приглядеться, то можно было заметить, что на стенах множество выбоин, окна разбиты, кругом валяются стреляные гильзы.
        Постепенно мне становилось лучше, шаги были все увереннее и тверже, слабость отступала. Наконец мы дошли до плаца, посреди которого расположилась здоровенная вертушка, вокруг которой скопилось множество народу. Слышались женские крики и плач. С со стороны ограды тоже кто-то орал, люди пытались перелезь через забор, а солдаты сбрасывали их обратно. Хоменко рванул вперед, направляясь к кабине. Я подошел к вертолету, когда людей уже стали прогонять с площадки, чтобы их не зацепило лопастями при взлете. Из двигательного отсека вертушки послышался нарастающий гул, лопасти медленно зашевелились. Меня не хотели подпускать к входному люку, но тут появился Хоменко.
        - Я их уговорил! Залезайте Добрынин! С богом! - проорал подполковник.
        В проеме люка показался седой мужик в летном комбезе и, подав мне ладонь, крикнул:
        - Держись!
        Я ухватился за его крепкую руку и секунду спустя уже был внутри.
        - Прощайте Олег! По…. - слова Хоменко заглушил гул двигателя.
        Прежде чем люк захлопнулся, я успел помахать ему рукой. Я был благодарен этому человеку, но понимал, что мы едва ли когда-нибудь свидимся.
        - Прощайте, Сергей Иванович, - прошептал я, наблюдая за тем, как уносится из-под ног земля. Фигурки людей стали совсем маленькие, а дома как игрушечные. Мы вновь победили ненавистное притяжение - оторвались от поверхности. Вопрос, на долго ли?
        Вертолет был забит до отказа, раненых расположили на лучших местах, дети сидели, где только можно. Было душно, словно в парилке, дети кричали, плакали, толкались, раненые охали и стонали. Словом, форменная психушка!
        Мне пришлось занять место на полу прямо напротив люка. Едва я сел, как ко мне пристроилась маленькая девочка.
        - Дяденька, а когда заберут мою маму? - спросила обладательница двух светлых косичек.
        - Следующим вертолетом, - нашелся я. - Скажи, здесь есть кто-нибудь взрослый?
        - Тетя Ира, она медсестра.
        - А где она?
        - Там, лечит раненых дяденек! - девочка указала в другой конец салона, где какая-то женщина пыталась утихомирить детей, чтобы они не беспокоили раненых.
        - А когда будет новый вертолет?
        - Скоро, очень скоро, - сорвал я, и, закрыв глаза, прислонился к горячему металлу люка.
        Чувство голода уже не так сильно беспокоило меня, а боль в области желудка стала едва заметной, однако я с удовольствием слопал бы еще что-нибудь питательное. Того пайка, что дал мне Хоменко, явно не хватило, чтобы полностью восстановиться…
        Восстановиться!
        Ведь я бессмертен!
        Бред…
        Самое хреновое, что мне придется как-то объяснять это спецам Агентства, когда я доберусь. Объяснять придется очень многое, а у меня кроме голословных утверждений ничего нет. Но это все потом. Сейчас необходимо расслабиться и ни о чем не думать. Пусть вертушка вывезет меня из этого ада, а там будь что будет.
        Если все будет хорошо. Если…
        Меня кто-то толкнул в плечо. Я открыл глаза и обнаружил над собой ту самую медсестру - молодую женщину с посиневшим от усталости лицом.
        - Ты ранен? - спросила она, указав на мою испачканную кровью форму.
        - Нет, - мотнул головой я.
        - Тогда почему ты здесь? Вертолет и так перегружен?!
        - Я не ранен, я хуже - мертв!
        Женщина покрутила пальцем у виска.
        - Теперь я вижу, ты в правду ранен, только в голову! - сказала она и направилась к кабине, наверное, выяснить что-то у экипажа.
        Я посмотрел на девочку, которая тихо хныкала у меня под боком:
        - Мама, мамочка, мама…
        Я погладил несчастного ребенка по голове, и не в силах больше наблюдать это зрелище закрыл глаза.
        Эх, если бы я не нажал красную кнопку! Эх, если бы!
        То ее нажал бы кто-нибудь другой! Виноват не ты! Виноват проклятый Рымкевич со своим гребанным спутником! Девочка плачет из-за его чертовых выдумок! - сказал внутренний голос. - Прекрати обвинять себя! Ты тоже жертва, как и эта маленькая девочка!
        Стоило мне расслабиться, как за боротом раздался грохот. Я глянул в иллюминатор и успел заметить как объятый пламенем боевой вертолет сопровождения, беспорядочно кувыркаясь, падал вниз.
        - Черт, это карма! - успел подумать я, прежде чем пришел наш черед.
        Вначале послышалась барабанная дробь по корпусу, потом сдавленные крики. Через несколько секунд повалил дым и вертушку повело в сторону. Нас бросило на правый борт, но я успел ухватиться за поручни и поэтому не покатился вместе со всеми. Девчушка вцепилась в меня и запищала:
        - Мама, мамочка, забери мне отсюда… я не хочу умирать…. Мамочка!!!
        - Не плачь! Я сейчас все исправлю! - зачем-то обнадежил я ребенка.
        - Мама!! Мамочка! - не унималась девочка.
        Вертолет продолжало швырять туда-сюда, едкий дым постепенно заполнял салон. Дети вопили, как резанные, раненные ругались матом. Я понимал, что мы обречены, но все же что-то заставило меня броситься к кабине. Может быть, неосторожно данное обещание маленькой девочке, а может быть что-то иное…
        Как я и предполагал, в кабине все были мертвы: пилоты, седовласый бортинженер, что помог мне забраться, и та медсестра с худым уставшим лицом. Фонарь кабины был разбит, воздушный поток чуть не выбросил меня обратно в салон. Я кое-как, цепляясь за все, что ни попадя, добрался до штурвала и, сбросив мертвого пилота, упал в кресло. У меня не было ни малейшего представления о том, как управлять вертолетом, но я рассудил, что раз машина еще держится в воздухе, то у нас, возможно, есть шанс на спасение. Едва я ухватился за штурвал, как руки сами перевили его в нужное положение. Вертушка выровнялась, но высота по-прежнему уменьшалась. Топливный был бак пробит, в двигателе возгорание, обороты падали….
        Боже, откуда это?! Я чувствовал себя так, словно всю жизнь управлял вертолетом. Мне было знакомо предназначение каждого тумблера и прибора! Я управлялся с громадной винтокрылой машиной как с обычным легковым автомобилем!
        Откуда это и почему?!!
        На догадки не было времени, потому что земля надвигалась с угрожающей быстротой. Воздушный поток срывал одежду, в ушах стоял звон. До поверхности оставалось меньше ста метров. Верхушки деревьев коварно нацелились в днище вертолета. Я вытянул штурвал до самого упора, и бросил машину влево туда, где заметил поле…
        Назвать это посадкой можно было только с большой натяжкой. Вертолет шандарахнулся о землю левым бортом, шасси подломились, лопасти ударили в дерн и разлетись. Машина опасно накренилась набок, и лишь благодаря случайности не завалилась на левый борт.
        - Спасибо господи! Спасибо! Не дай больше никому умереть! Только не из-за меня! - закрыв лицо руками, прошептал я, когда вертушка заняла устойчивое положение.
        Крики, доносившиеся из салона, заставили меня действовать. Внутри царил полный хаос. Дети метались в поисках выхода, падали друг на друга, кто-то уже задыхался от дыма. Как только я сумел открыть выход, все, кто мог самостоятельно передвигаться, стали выпрыгивать наружу. Остальных пришлось выносить. Оказалось, что с детьми были еще две женщины, которые сидели ближе к хвосту. Вместе мы помогли раненым выбраться из вертолета. Чуть позже к нам присоединились несколько подростков.
        Я боялся, что вертушка вот-вот взорвется. Но к счастью этого не произошло. И мы успели вынести всех живых до того, как в салоне появилось открытое пламя. Самым страшным было то, что кроме экипажа там осталось семь или восемь детей и пятеро солдат. Смерть настигла их еще в небе, когда «ласточка» полоснула по вертолету очередью. Женщины, помогавшие мне, долго не могли успокоиться, пока мы относили раненых на безопасное расстояние от машины. Раненых, кстати, оказалось не так уж и много - человек пятнадцать. Из них только трое не могли передвигаться. Остальные вылезли из вертолета сами или им помогли дети.
        Минуты через две-три, после того как борт покинул последний человек, машина вспыхнула. Пламя взвилось на несколько метров, порой раздавались хлопки. Все ждали взрыва, но вертолет так и не рванул, а просто сгорел.
        Эйфория охватившая детей после приземления быстро сменилась унынием. Мы молча замерли в траве, наблюдая за тем, как догорает наша надежда. Дети помладше плакали.
        Я окончательно выбился из сил, пока таскал раненых. В горле пересохло, желудок вновь требовал пищи, голова кружилась. Все вокруг ждали от меня помощи, но я был не в состоянии даже помочь себе самому. Бросив прощальный взгляд на охваченную пламенем вертушку, я рухнул на землю и зарыл глаза.
        Сейчас бы поесть и поспать, думал я, но знакомый голос вернул к реальности.
        - Летчик! Мать моя женщина! Летчик! Даю голову на отсечение, ты был мертв!
        Распахнув усталые веки, я увидел, что надо мной маячит перевязанная бинтом башка.
        - Судя по виду, ты уже кому-то давал ее?
        - Ха-ха, очень смешно!
        Парышев уселся рядом со мной. Кроме головы у него была перевязана левая рука и торс.
        - Увлекся я, понимаешь, когда ту тварь мочил! Слишком близко подошел…. Короче обожгло, и руку поломал, когда падал…
        - Что делать то будем?
        - Что-что? А хрен его знает…. Ты у нас самый умный… и живой.
        - Ага, живее всех живых.
        - Ты хотя бы карту у пилотов прихватил?
        - А карту… чуть не забыл.
        Впопыхах, пока мы выносили раненых, я бросил планшет и автомат, которые успел найти в кабине, где-то на пол пути. Узнав об этом Парышев обложил меня матом, а затем крикнул:
        - Ну-ка, малышня кто постарше, идите поищите планшет и автомат!
        На клич Парышева отозвались трое пацанов и девчонка - те же что помогали нам выносить раненых.
        - Ты предлагаешь тащиться на своих двоих с ранеными и кучей малолеток? - спросил я у старшины.
        - Все зависит от того, что мы увидим карте. Может быть, стоит вернуться назад. Можно конечно и ждать помощи. Они там наверняка засуетятся, пошлют разведчика. Да только не долетит он, как мы не долетели.
        - Значит, придется идти, - невесело произнес я, ощущая навалившуюся на меня ответственность за детишек и раненых солдат.
        - Не дрейфь, летчик, найдем какое-нибудь укрытие, а там видно будет.
        Пока мы говорили, компания шустрых подростков нашла брошенные мной автомат и планшет. Довольные собой дети подбежали к нам.
        - Осторожнее! - старшина выхватил у толстяка АКСУ. - Спички, а тем более автоматы детям не игрушка!
        Мы разложили карту в надежде определить свое местонахождение. Вышло это далеко не сразу. Ориентировочно вертолет летел на север или на северо-восток от Тамска. На карте было сделано много свежих отметок. В частности Тамск и прилегающие к нему территории были помещены в круг, очерченный жирной красной линией. На северо-востоке примерно сотне километров от города была яркая отметка над поселком Нагорное. Старшина предположил, что там располагался штаб. Но место назначения вертолета мы так и не обнаружили. В принципе он мог приземлиться где угодно, в одной из обозначенных синим карандашом на карте точек. Единственным ориентиром могла служить труба, торчавшая из-за леса. Старшина предположил, что это Северная ТЭЦ.
        - Если так, то мы приземлились на территорию агрокомплекса Лесное!
        - Какой агрокомплекс!? Тут кругом лес! - заметил я.
        - Даю голову на отсечение, что этот лес всего лишь лесополоса шириной метров триста, а за ней что-нибудь да есть.
        Я не стал спорить, потому что действительно видел какие-то строения, когда пытался посадить вертушку. Кроме того, поле на котором мы, так сказать, сели, было засажено клевером, тимофеевкой и овсяницей - типичными кормовыми травами. Чтобы хоть как-то набить желудок мне пришлось побыть коровой и слопать немного травы. На вкус она была противная к тому же суховата, но мне уже было наплевать.
        Прежде чем идти на разведку, мы перебазировались на опушку леса, чтобы не быть на виду. Тем более что начинался настоящий солнцепек. А наши детишки стонали не хуже раненых и требовали кто мамы, кто воды, кто еще что-то. Мне было жаль их, но ничем помочь я не мог. Детей, особенно старших, было почти невозможно удержать на месте. Поэтому мы со старшиной выбрали самых бойких и послали их разведать территорию. Женщины, присматривавшие за ними, вступили со мной в спор, что это, дескать, не дело - использовать малолеток. Но ребятишки сами не хотели их слушать и, забив на нашу ругань, ушли.
        Парышев занялся другими ранеными, а я остался наедине со своими мыслями. Ветер шевелили надо мной молодые деревца, стрекотали цикады, пахло костром - это горела трава на противоположном конце поля. Восточный ветер отвел пожар, занявший от остатков вертушки, в сторону. Высоко в небе промелькнуло несколько объектов, но явно не про нашу честь. И вообще были ли это самолеты?
        Тем временем одному из трех тяжелораненых стало совсем плохо. Вначале он сильно кричал от боли, пугая детей, а потом затих. Парышев вернулся ко мне и сообщил, если мы не найдем помощи, то жить мужику осталось час-два.
        Я сочувствовал им всем. Но возможно находился в положении не лучшем чем тот умирающий. Ведь внутри меня по-прежнему находилась неведомая тварь, которая в любой момент могла сотворить все что угодно. Сегодня она воскресила меня и научила управлять вертолетом, а завтра возьмет да и превратит в монстра. Кто знает, может быть, я тоже доживаю свои последние часы?… А впрочем, чего там - я ведь уже мертв!
        Первыми с разведки вернулись двое пацанят, которые ушли вглубь рощи. Старшина оказался прав - за небольшой лесополосой оказались животноводческие фермы. Ребята побоялись подходить к зданиям, но по их словам никого там не заметили.
        - Ну что пойду посмотрю. - сказал я Парышеву.
        - Возьми пушку.
        - Нет, пусть лучше остается у тебя. А то мало ли что…
        Парышев кивнул, согласившись со мной, и принял автомат обратно.
        - Тогда хотя бы это.
        Старшина подал мне боевой нож.
        - Это мой личный. Береги как синицу ока….
        Я засмеялся.
        - Зеницу ока, Парышев, зеницу…
        - Да хоть задницу! Давай дуй, умник хренов!.. И по возможности добудь воды для раненых! - уже вдогонку крикнул старшина.
        Едва мы углубились в рощу, как мальчишки попросили подержать нож.
        - Сначала отведите к ферме, а потом нож! - настоял я.
        - Вот так всегда - разочаровано произнес толстяк, - автоматом не дали поиграть и ножа не дают…
        - Не хнычь жиртрест! - сказал второй пацан.
        - Заткнись, покемон!
        - Ребята если можно потише, ругайтесь потом сколько душе угодно.
        - Да ладно все нормально… а это правда что вы летчик?
        - Ну ты дурень покемон! А как же он вертолетом управлял?!
        - Я, ребята, космонавт! - не выдержав дурацкой перепалки, ляпнул я.
        - Ого! - сказал толстяк.
        - Дяденька шутник! Прикольно. Ха-ха, - не поверил его худенький товарищ.
        Наконец-то между стволами берез и осин появилось серое пятно одноэтажного здания. Мы остановились на опушке около проволочной изгороди.
        - Ну вот и ваша ферма! Покажите ножик пожалуйста! - требовательно сказал толстяк.
        Я покачал головой, но все-таки дал подержать сорванцу ножик Парышева. О чем собственно и пожалел через пару секунд. Подростки стали вырвать ножик друг у друга и громко ругаться. Мне пришлось дать обоим подзатыльники и отобрать оружие.
        - Оставайтесь тут. Если что бегите назад! - приказал я детишкам и стал перелезать через ограду.
        Путь до коровника я преодолел без приключений, однако около самого здания вынужден был остановиться. Мой взгляд приковала мертвая корова лежащая в луже крови - или точнее то немногое что от нее осталось. Хорошо, что ребята не стали подходить ближе и не увидели ее. Зрелище было отвратительное. Я обернулся к ним и кивнул, что все нормально. А сам между тем потянулся за ножом. Возможно, ее сожрали какие-то хищники, но уж слишком остервенело они обгладывали тушу коровы. Мне почему-то вспомнились странные звери, которых я подстрелил несколько дней назад у переезда. Нож против этих тварей вряд ли поможет.
        Пересилив себя, я все-таки заглянул внутрь коровника. Зашел я через центральные ворота и остановился прямо у входа. Стойла были пусты, технические помещения находились справа. Я тихо подошел к двери и посмотрел сквозь щель.
        - Эй! Тут есть кто-нибудь?! - прошептал я.
        Никто не отзывался. Тогда я попробовал погромче. Результат бы тот же.
        - Ладно… - сказал я сам себе и вдруг услышал крик.
        Вначале мне показалось, что кричат где-то рядом. Но стоило мне услышать характерную стрельбу «калаша», как я сообразил, что звуки раздавались из рощи. Я вылетел на улицу и увидел, что два парня со всех ног мчаться ко мне.
        Стрельба быстро стихла, но крики не умолкали. Я бы даже сказал, что это были не крики, а вопли. Моим первым желанием было броситься на помощь, но ноги перестали слушаться меня. Я замер на месте как вкопанный, изо всех сил сжимая в руке нож. Вопли были столь ужасны, что я сам невольно испугался.
        - О черт! - напугано произнес худой паренек, когда добежал до меня и увидел обглоданные останки несчастного животного. Он побледнел и, отвернувшись, стал блевать.
        Толстяк вторым увидевший мертвую корову лишь сморщился.
        - Ну что будем делать? Назад я точно не пойду…
        Я покачал головой, не в стоянии что-либо говорить. Идти назад в рощу я и сам не хотел. Очевидно, нужно было спрятаться в коровнике или искать другое убежище в зданиях, которые располагались на противоположной стороне узкой дороги пересекавшей территорию фермы. Но это даст лишь отсрочку! Мы не сможем вечно сидеть взаперти, рано или поздно нам придется выйти.
        - Бежим! - завизжал толстяк, указывая на край лесополосы. - Они уже здесь!
        Я увидел, как нечто темное показалось из леса и одним прыжком преодолело ограду. Мне почудилось, что я вновь слышу этот животный возглас: «Еда! Еда!», когда у переезда на меня бросилась странная тварь с отравительным запахом из огромной клыкастой пасти.
        - Тикаем! - пуще прежнего завопил парень, и ноги сами понесли нас прочь.
        Вместо того чтобы спрятаться в каком-нибудь здании, я, поддавшись панике, побежал вместе с детьми, но именно это обстоятельство спасло нам жизнь. До сих пор не понимаю, откуда взялся тот грузовик. Он будто с неба свалился! Натужное рычание движка и длинный гудок заставили меня обернутся назад. И я с удивление обнаружил, что прямо на нас летел старенький «ЗИЛ».
        - Берегись! - успел предупредить я ребят, прежде чем грузовик сбавил скорость.
        Мы бросились к обочине. Машина обогнала нас и остановилась. Особо не раздумывая, я помог малышне забраться в кузов и уже было полез вслед за ними, как вдруг обратил внимание, что дверь справа открылась.
        - Сидите тут! - бросил я и ринулся к кабине, когда грузовик уже начал движение.
        - Спасибо! - от всей души поблагодарил я водителя, едва забравшись внутрь.
        «Не за что, Невезучий» - услышал я в ответ и, повернув голову налево, пожалел, что сел в эту машину. Потому что место водителя было пусто….
        Глава десятая
        Узкая разбитая дорога серой лентой тянулась между полей. Солнце слепило глаза и сверкало на лезвии бесполезного ножика, который я зачем-то держал перед собой. Я тупо смотрел на дорогу, не в состоянии найти выход из этого безумия. Еще несколько секунд назад мои мысли занимали люди оставшиеся в роще. Особенно отвратительно было осознавать, что я не смог помочь им. Все на что меня хватило - это вовремя унести ноги. Я даже не попытался выяснить, что там произошло. И вот расплата за страх!
        Не прошло и минуты с тех пор, как я в очередной раз потерял своих попутчиков, но злой рок, словно жвачка прилипшая к ботинку, не желал оставлять меня. Едва спасшись от неведомых тварей, я очутился в «говорящем» грузовике! Единственное что у меня осталось это нож погибшего старшины Парышева, который вряд ли поможет прикончить водителя-невидимку. Вначале я пробовал тыкать им в пустоту, затем пересел на место водителя и попытался перехватить управление, но все тщетно - ни руль, ни педали, ни рычаг передачи не поддавались моим рукам. После я решил, что сумею остановить машину, перерезав провода электропроводки. Однако и это не помогло! Грузовик, как ни в чем не бывало, продолжал ехать.
        В голове тем временем постоянно, словно мантра для медитации, раздавались три фразы: «Невезучий, не делай вид, что ты не слышишь меня! У тебя есть переводчик! Ты боишься меня совершено напрасно…»
        Я зарыл глаза и уши, но «голос» не пропадал.
        «Невезучий, я понял! Вероятно, ты встречал моих диких сородичей и поэтому боишься меня! Ноя же спас тебя от Пожирателей!»
        Наконец услышав что-то новое, я нашел в себе силы произнести:
        - Большое спасибо!
        «Не за что. Пожиратели беспощадны, их невозможно перепрограммировать, их можно только уничтожить. Об этом позаботятся Миротворцы».
        Последняя фраза прозвучавшая в голове вывела меня из ступора. Однажды я уже слышал про каких-то «миротворцев».
        - Кто такие миротворцы? - спросил я.
        «Не миротворцы, а Миротворцы!»
        - Спасибо! Большое спасибо! - чуть не захохотал я, потому что страх окончательно оставил меня, сменившись каким-то нездоровым весельем. - Ну а Пожиратели кто?
        «Невезучий ты хочешь многое узнать, ничего не давая взамен!»
        Я ожидал совсем иного ответа - в духе предыдущего. Но ситуация становилась все более абсурдной. Со стороны все выглядело так, будто говорящая груда металлолома требовала от меня дать что-то взамен! Впрочем, после воскрешения из мертвых можно ожидать чего угодно.
        Господи, если ты есть, то прекрати весь этот бред! Разбуди меня, наконец, Господи! - взмолился я. Но Господи не отвечал, а бред продолжался.
        - И какова же форма оплаты? - поинтересовался я.
        «Информация в обмен на информацию».
        - Отлично! - не выдержал я. - Ржавый грузовик требует от меня информации! Просто великолепно! Полный бред!
        «Невезучий, неужели ты думаешь, что ваш примитивный механизм обрел способность разговаривать?!»
        - Естественно я так не думаю! Но в таком случае кто ты?
        «Технарь».
        С таким же успехом он мог ответить, что он гуманитарий или философ или даже сантехник.
        - Где ты? - задал я вопрос, который мог внести определенную ясность.
        «Я вынужденно воспользовался вашим примитивным механизмом в качестве носителя. Хочешь знать больше, отвечай на мои вопросы».
        Наша беседа все больше напоминала детскую игру. Ну что ж поиграем, решил я. Тем более выхода все равно нет. И в прямом и в переносном смысле. Поскольку машина не желала останавливаться. А я не мог оставить двух детей, которых по своей глупости посадил в кузов этого «ненормального» грузовика. Хотя сам был в состоянии выбить стекло и выпрыгнуть.
        - Ладно, что ты хочешь узнать?
        «В первую очередь, где можно достать топливо, которым питается этот механизм».
        - На бензоколонках. Они, как правило, располагаются около дорог. Если мы поедем мимо я могу…
        «Я знаю про бензоколонки, мы уже выкачали весь запас. Мне нужно знать, где много топлива».
        По-моему это просто издевательство! - подумал я, но сдержался, продолжив игру по правилам.
        - Есть еще крупные хранилища.
        «Где ближайшее?»
        - Могу показать, - соврал я.
        «Куда ехать?»
        Надо заставить его двигаться в нужном мне направлении! - быстро смекнул я. Но вот вопрос, в каком?!
        Машина уже выехала с полей на нормальную дорогу окруженную с обеих сторон лесом. Если судить по солнцу, то мы ехали на север. Однако никаких указателей я пока не заметил, а даже если бы и заметил, то это не помогло бы. Потому что планшет с картой остался у старшины. В надежде найти хоть какой-нибудь завалящий атлас дорог, я стал рыться в бардачке, но ничего не обнаружил. Видимо шофер этой машины не нуждался в карте. Что ж, буду действовать по наитию. По крайней мере, я знаю, что надо двигаться на север. Именно там располагался штаб войск или что-то в этом роде.
        - Езжай прямо, я скажу, когда повернуть, - ответил я невидимому водителю грузовика.
        «Хорошо» - согласился тот.
        - Так кто же такие Миротворцы? - попытался продолжить разговор я.
        «Сначала топливо, потом информация».
        Стало быть, вечером стулья - утром деньги. Эх, пройтись бы по твоей физиономии, если конечно у тебя есть физиономия!..
        Я до сих пор не представлял, каким образом этот некто управлял машиной и умудрялся разговаривать со мной телепатически. Я просто воспринимал «говорящую» машину как данность. Очевидно, с каждой новой аномалией я постепенно терял способность удивляться.
        Грузовик наматывал километры. Вокруг не встречалось ничего кроме зеленой стены леса, местами оборванной черными проплешинами - следами недавних пожаров. Где-то лес по-прежнему горел, потому что с запада тянулся султан дыма. Был самый разгар дня. Жарища. Под монотонное завывание мотора меня стало клонить в сон. Я сильно устал и очень хотел есть. И не отключился только благодаря тому, что сумел сосредоточиться на тех крохах информации, которые мне удалось узнать.
        «Миротворцы», «пожиратели», «технарь» - все это не пустые слова, каждое из них что-нибудь означает. Допустим под «миротворцами» подразумеваются силы ООН, хотя сомнительно. Ну с «пожирателями» кажется все ясно. Речь явно о тех странных тварях, от которых мы едва спаслись. Парочку таких же я пристрелил несколько дней назад. Впрочем, откуда взялись эти хищные животные, можно было только гадать. А вот почему тот, кто управлял машиной, назвал себя «технарем», а меня «невезучим» - было совершено непонятно. И совсем не поддавалось анализу упоминание про «диких сородичей»! Дикие сородичи «технаря»?! Какая-то бредятина получается….
        Поначалу от меня ускользала одна, как мне казалось, незначительная деталь. Ведь из фразы: «Невезучий, не делай вид, что ты не слышишь меня! У тебя есть переводчик!» становилось ясно, что невидимый собеседник общался со мной только благодаря некому переводчику! А этим переводчиком мог быть только диск!
        Я вынул его из-за пазухи и с каким-то детским удовлетворением покрутил перед глазами, разглядывая непонятные иероглифы.
        По крайней мере, одной тайной стало меньше, - подумал я.
        Наконец впереди появился какой-то транспорт. Вначале я решил, что это грузовик или трактор. Но стоило нам проехать еще пару сотен метров, как я к своему ужасу распознал в далеком силуэте танк. Сонливость как рукой сняло.
        - Стой! Он расстреляет нас! - заорал я, увидев, как поворачивается орудийная башня.
        Невидимый водитель грузовика не реагировал, продолжая нестись на полном ходу навстречу смерти.
        - Стой сволочь! - кричал я, колошматя по торпеде. - Останови и выпусти нас, урод!
        Я прикинул, что мы еще успеем выпрыгнуть. Но детям даже если я сумею их предупредить это не под силу. Они наверняка покалечатся на такой скорости. Ведь у них нет моей живучести.
        Неожиданно мою дилемму разрешил «голос» шофера-невидимки: «Не бойся Невезучий. Это мой цивилизованный сородич. Он ждет меня. Поэтому наша сделка разорвана».
        - Тогда остановись, - уже облегченно произнес я.
        «Позже на повороте».
        На повороте так на повороте. Хотя, учитывая предыдущий опыт, я бы предпочел не подходить близко танку.
        Водитель-невидимка выполнил общение, остановившись прямо напротив бронемашины, полностью перегородившей проезжую часть. Орудие танка было повернуто направо туда, где к шоссе примыкала грунтовая дорога.
        Я с тревогой глядел на танк, ожидая, что он башня сейчас начнет поворачиваться на меня. Сердце колотилось в груди, словно двигатель в капоте грузовика.
        «Вылезай и не забудь своих сородичей» - прозвучал потусторонний голос в моей голове.
        И тут же, как приглашение на выход, распахнулась дверь.
        «Выходи Невезучий, тебе опасно быть там, куда я поеду».
        - Спасибо за предупреждение, «Технарь» хренов! - огрызнулся я и выпрыгнул из душной кабины.
        С опаской оглянувшись на танк, я крикнул ребятам:
        - Пацаны вылезайте, приехали!
        Лишь после второго оклика из-за борта появились две сонные физиономии. Видимо ребятишек разморило за время пути.
        - Как уже?!
        - А че это за танк?
        - Слезайте, вам говорят! И побыстрее!
        Едва мальчишки лениво перелезли через борт и спрыгнули на асфальт, как грузовик фыркнул и стал поворачивать направо.
        - Эй, а где водила?! - ошеломленно спросил худой паренек.
        Оба застыли, наблюдая за тем, как машина сама по себе делает поворот.
        - А бог его знает! - ответил я.
        Грузовик съехал на грунтовку и, оставляя за собой шлейф пыли, скрылся из виду. Я не обратил внимания, что башня танка тем временем начала медленно разворачиваться.
        - Вот черт!
        Заметив движение, дети с криками бросились прочь от танка.
        - Стойте! Назад! Залезайте на него! Там мертвая зона!
        Но ребята не послушали, исчезнув в ближайших кустах. Я же, недолго размышляя, бросился к танку и с разбегу запрыгнул на броню. Башня продолжала медленно поворачиваться, пока не развернулась на девяносто градусов и замерла. Ни выстрела, ни какой-либо другой реакции не последовало. Танк застыл, не подавая ни звука.
        Это поставило меня в тупик. В таком случае, зачем он поворачивал башню? Чтобы попугать?
        - Черт вас побери! Вылезайте оттуда! - разозлено закричал я и стал бить рукояткой ножа по люку башни.
        - Вылезайте мать вашу! Придурки хреновы!
        Мои усилия оказались тщетными. Чтобы я ни делал, внутри танка не слышалось не малейшего шума. Я оставил бесполезные попытки привлечь внимание и обречено уселся на самом верху башни. Уже не помню, сколько так просидел, бессмысленно глядя куда-то вдаль, прежде чем обратил внимание на дорожный знак. Это был указатель направлений:
        Движение прямо - Нагорное 69 км. Налево - Тамск - 13 7,6 км
        Ведь это же тот самый городок! Меня вдруг осенило, что само провидение привело меня к господину Рымкевичу! Оставалось пройти каких-то семь с лишним километров. Тем более что до Нагорного идти значительно дольше.
        Я свистнул, призывая парней вернуться назад.
        - Эй, сорванцы! Бояться нечего!
        Мальчишки вылезли из зарослей далеко не сразу. Они появились откуда-то сбоку и, боясь подойти к танку, застыли на краю леса.
        - А он точно не будет стрелять? - спросил толстяк.
        - Во всяком случае, не по нам, - ответил я, спрыгивая с танка.
        - Нам не страшно, просто… - начал толстяк.
        - Да ладно, жиртрест, не лечи, ты трусишь! - перебил его друг.
        - Заткнись покемон! Ты сам ревел всю дорогу!
        - Да ты!
        - Замолчите оба и слушайте меня! - повысил голос я. - Мы пойдем в ближайший город!
        - Не фига себе, семь километров пешком! - возмутился худенький, глядя на указатель, - Тебе не пройти жирдяй!
        - Да мы еще посмотрим, кто из нас не пройдет!
        Оба сцепись и стали дубасить друг друга своими маленькими кулачками. Мне пришлось вмешаться. Ухватив обоих за шкирятник, я потащил их вперед.
        - Ребята, не время сейчас драться! Потом будете выяснить кто из вас самый крутой!
        Раскрасневшиеся мальчишки еще пытались достать друг друга рукой, но большая часть ударов почему-то досталась мне. Лишь после того, как я надавал подзатыльников, они угомонились.
        Мы дошли до поворота на Тамск-13, и я в последний раз взглянул на застывший посреди дороги танк. Он так и остался для меня загадкой, как впрочем, и машина на которой мы приехали. Техникой определено кто-то управлял, но каким-то немыслимым образом.
        - Ну что больше не дуетесь друг на друга? - спросил я мальчишек, когда мы прошли шагов сто после поворота.
        - Я не дуюсь, это все покемон.
        - Да ты блин, жировая складка!
        Я вдруг подумал, что до сих пор не знаю имена ребят, и что пора бы навести с ними нормальный контакт.
        - Прекратите обзываться! У вас имена нормальные есть?
        - Дима, - сказал худенький пацан.
        - А меня Ваня зовут, - ответил второй.
        - Отлично, будем знакомы. Мое имя Олег. Ребята извините, конечно, но вы либо бесстрашные, либо отмороженные.
        - Почему это?! - возмутился Ваня.
        - Да потому что ведете себя оба неестественно. Там же ваши друзья погибли, а ваши матери не знают, что с вами произошло!
        - Да не было там никаких друзей… так, приятели одни! - объяснил Дима.
        - Ну, а мама твоя где?
        - Наши мамы в городке остались, - сказал Ваня.
        - Так что все нормец. Да и, это самое, может, они там все разбежались. Удрали короче, как мы… - предположил Дима.
        Я кинул головой. Пусть лучше думают так. Надежда как говориться умирает последней.
        Мы неспешно топали по пустой дороге. Кроны деревьев скрывали от палящего солнца, однако это было слабым утешением, потому что я очень хотел пить. Ребятишки видимо тоже.
        В голове кружился беспорядочный калейдоскоп разных мыслей. То я думал про старшину и других оставшихся в роще, то про «говорящий» грузовик и странный танк, потом возвращался к своим внутренним проблемам. И так до бесконечности.
        Было неестественно тихо, даже птицы не пели, что само по себе странно. И лишь откуда-то издалека доносился едва слышный гул. Пару раз высоко в небе мы видели самолеты, пролетевшие над дорогой с интервалом в несколько минут. Я обратил внимание на одну странность - после второго самолета не слышался реактивный грохот. Возможно, рассудил я, это был вовсе не самолет. Неужели опять «ласточка»?
        - Скажите дядя Олег, а кто сидел в кабине грузовика? - неожиданно спросил Ваня, когда мы уже прошли примерно четверть пути.
        Признаться, я удивился, почему они не просили меня об этом сразу.
        - А что ты видел?
        - Честно?
        - Да честно.
        - Ничего я не видел…
        - Я же тебе говорил! - вмешался Дима, - говорил, что Генка рассказывал про машины, ну которые сами по себе ездят. Типа как радиоуправляемые!
        - Так это че правда?! - пораженно посмотрел на меня Ваня. - Она что сама ехала?
        Я оставил это без комментариев, потому что споткнулся и, падая, чуть не расшиб себе лоб.
        - Черт, на ровном ме… - брякнул я и осекся на полуслове.
        Место оказалось отнюдь неровным. Асфальт покрывала сеть глубоких трещин, возникших явно не от старости дорожного покрытия. Ох, не к добру это все, не к добру. Зря вы ребятки пошли со мной.
        Димка аж присвистнул, указывая вперед.
        - Глядите, да там все вспучило!
        Действительно стоило мне приглядеться, как я, наконец, обратил внимание, что впереди дорога походила на вспаханное поле. Чем дальше, тем хуже. Ломаные куски битума вздымались словно волны. Еще дальше путь преграждали поваленные деревья. Такую картину могло сотворить только землетрясение или падение достаточно крупного метеорита.
        Мы вынужденно сошли с дороги, потому что перепрыгивать через асфальтное крошево было довольно затруднительно. Но оказалось, обочина представляла не меньшую опасность. Дима провалился почти по пояс, когда неосторожно вступил на край трещины.
        По мере приближения к Тамску-13 последствия катастрофы становились все заметнее. Нам пришлось перелезать через стволы поваленных деревьев, обходить или перепрыгивать глубокие провалы в почве. Нехорошие предчувствия все больше овладевали мной. Я уже стал подумывать, что вместо города мы найдем большую воронку. Но не прошло и десяти минут как мы вышли к эпицентру разрушений. Все деревья в радиусе примерно километра были повалены. А посередине виднелся земляной вал, который обрамлял кратер. Воронку кратера я не видел, но на вскидку определил, что ее диаметр не больше двухсот метров. Судя по засохшим листьям, катастрофа произошла несколько дней назад. То есть вероятнее всего в тот самый злополучный день, когда я нажал красную кнопку на проклятом Устройстве господина Рымкевича. Мне еще больше захотелось лично познакомится с этим «Кулибиным» и выяснить, наконец, что мы испытали!
        - Смотрите, там что-то стоит! - указывая в сторону кратера, громко сказал Димка.
        Я внимательно посмотрел, куда указывал мальчик и заметил, что недалеко от кратера располагался черный конусообразный объект.
        - НЛО! - сразу же выдал толстяк Ваня.
        - Точно!
        - Да с чего вы взяли, что это НЛО?! - возмутился я.
        - Ну, оно похоже на НЛО… - пожал плечами Димка.
        - Дядя Олег вы ведь летчик и наверняка что-то знаете про тарелочки, - залепетал Ваня.
        - Да ничего я не знаю. И потом это может быть какой-то механизм. Бурильная установка или еще что-нибудь. Вы же видите, что сюда метеорит упал!
        - Да вообще-то… - согласился Ваня, клюнув на мои довольно туманные объяснения.
        - А давайте сходим посмотрим!
        - Нет, ребята, не стоит. Знаете, после падения метеоритов бывает большое радиоактивное излучение. Так что лучше туда не соваться, - на ходу сочинил я. - Пойдемте лучше вперед. До города осталось совсем немного.
        Раз метеорит упал в лес, то появляется хоть какая-то надежда, что в Тамске-13 кто-то остался в живых. Вполне возможно разрушения затронули городок не так сильно, как вначале предполагал я. А попытка разглядеть странный черный конус притаившийся у основания картера могла и вправду грозить неприятностями. В конец концов конус не единственная загадка, встречавшаяся на моем пути, и, скорее всего, не последняя.
        Оставшаяся часть пути заняла у нас больше всего времени. Потому что дорога была полностью перегорожена упавшими деревьями, через стволы которых приходилось перелезать. Мальчикам это быстро надоело, и Димка первым попытался перепрыгнуть с одного ствола на другой. В итоге подвернул ногу и весь исцарапался о ветки, когда падал. К Тамску-13 мы подошли, когда солнце уже не так пекло. Последствия катастрофы здесь были не так сильны, но рухнувших деревьев хватало. Городок показался неожиданно - дома словно разом выглянули из леса. Дорогу преграждал шлагбаум, рядом располагалось покосившееся от землетрясения здание КПП. Стекла выбиты, стены разорваны трещинами.
        - Отдохните-ка ребятки, - сказал я детям, указав на скамейку стоявшую около КПП.
        Уставшие ребятишки тут же шлепнулись на скамейку и заохали.
        - Моя нога, больно! - хныкал Димка.
        - Я же говорил тебе, еще посмотрим, кто из нас дойдет! - начал подкалывать его приятель.
        Я тем временем забрался в сторожку в надежде разжиться там чем-нибудь съедобным или на худой конец просто водой. Но вместо этого наткнулся на дуло автомата Калашникова. Вояка наставивший на меня оружие сидел в тени прямо напротив входа и кисло улыбался.
        - Ручки подыми, а то я нервный! - приказал он прокуренным голосом.
        Такого поворота событий я, прямо скажем, не ожидал. За последнее время я привык к брошенным домам и даже целым городам. У меня и в мыслях не было, что внутри КПП может быть охрана.
        Я поднял руки, и солдат ловко обыскал меня.
        На срочника не похож - возраст не тот, обратил внимание я, да и слишком профессионально обыскивает.
        Изъяв у меня нож, он ухмыльнулся.
        - Где-то я такой видел. Ладно боец, давай наружу! - с этими словами он вытолкнул меня на улицу.
        Около КПП стояло еще двое таких же невесть откуда взявшихся крепких парней в камуфляже. Детишки ошарашено палились на них не в силах произнести ни слова.
        - Руки можешь опустить, - приказал коренастый вояка с азиатской внешностью.
        - Вот, товарищ капитан, задержал, - сказал боец из КПП.
        - Да мы за ними от самого кратера следим.
        - Детишки ваши? - спросил азиат, потрепав шевелюру толстяка Ваньки.
        - Не совсем. Мы вместе летели на вертолете из Тамска.
        - Дядя Олег летчик! - ляпнул Димка.
        - Ну и где ваш вертолет?
        - Полагаю, догорает в километрах тридцати отсюда.
        - Ну и что вы тут потеряли? - спросил капитан-азиат.
        Я оценивающе оглядел троих вояк и решил, что бояться мне особо нечего. Тогда во второй день на мосту я разметал больше народу. В крайнем случае, если подстрелят, то вновь воскресну.
        Тогда во второй день…
        Черт, я уже стал вести новый отсчет!
        Второй день после начала конца света.
        - Ну так что, отвечать будем?
        Я решил ответить правду.
        - Я ищу профессора Рымкевича. Очень хочется начистить ему физиономию!
        Глава одиннадцатая
        Поседевшие волосы лишь усилили сходство Рымкевича с распиаренным когда-то Эйнштейном, который говорят всё спёр у Пуанкаре. Правда, этот «Эйнштейн» выглядел так, словно принимал участие в продолжительной попойке с русскими коллегами. Красные глаза, осунувшееся лицо и трехдневная щетина. Впрочем, час назад, когда мы увиделись в первый раз, он выглядел много хуже. В первый момент я даже не признал его. Бедняга уже сам наказал себя. Измученное алкоголем создание уже мало, чем напоминало того уверенного в себе ученого-фанатика, который говорил с нами на МКС. Ударить этого несчастного не поднималась рука.
        - Я Олег Добрынин, космонавт. Если еще помните такого.
        - О господи! Не может быть! Как вы сюда добрались?! Не может…
        Заметно оживившись, он подошел ближе, чтобы разглядеть меня.
        - Господи, это вы Добрынин! Я помню вас! - воскликнул профессор и заключил меня в объятия.
        От него пахло чудовищным коктейлем состоящим из перегара и запаха пота, поэтому я освободился из неуклюжих объятий едва стоявшего на ногах профессора.
        - Погодите, Добрынин, погодите! Я приведу себя в порядок, и мы с вами поговорим, - сказал он и убежал в свою комнату.
        Все это время охрана за моей спиной еле сдерживалась. Но как только профессор захлопнул за собой дверь, разразилась богатырским гоготом.
        - А что тут смешного? Плакать хочется!
        - Ну ладно-ладно, хоть немного повеселились…
        Наверное, капитан охраны был по-своему прав, потому что за последние несколько суток у них не возникало повода для веселья. На маленький городок, как из я ящика Пандоры, свалились все беды разом. Офицерам и солдатам, охранявшим секретный военный объект, каким являлось НПО «Парадокс», было не до выяснений причин катастрофы и поиска виноватых. Падение метеорита едва не смело Тамск-13 с земли. Часть домов была полностью разрушена, остальные представляли собой мины замедленного действия, готовые в любой момент рухнуть и похоронить под обломками своих обитателей. Срочно требовалось эвакуировать около двух тысяч человек - все население городка. Но вопрос, куда и какими средствами? Связь была потеряна, а дорога разрушена. Решение было найдено лишь, когда руководство «Парадокса» согласилось открыть для жителей бункер - по сути дела целый подземный город, рассчитанный чуть ли не на прямое попадание атомной бомбы. Туда же переместили уцелевшее после катастрофы научное оборудование. Поэтому под землей, в бункере, располагавшемся под корпусами «Парадокса» царил какой-то бедлам. Люди размещались, где только
можно. По коридорам бегали дети. Меня провели в бункер через вход в центральном офисе НПО, которое в силу своей прочности пострадало меньше других зданий. Капитан охраны здраво рассудил, что раз я знаком с заместителем директора - Рымкевичем, то меня можно провести без всяких проволочек. Впрочем, о режиме секретности тут уже мало кто заботился. Все боялись лишь мародеров, которые могли проникнуть в город. И в отличие от Тамска о войне почти никто не говорил. Прежде чем вновь встретиться с Рымкевичем меня накормили в общей столовой до отказа забитой людьми. Детей, которые шли со мной, я больше не видел. Наверное, их разместили вместе с остальными жителями городка. Пока я с жадностью поглощал безвкусную кашу, ко мне подходило несколько типов очень серьезного вида. Они с удивлением глазели на меня, а затем убирались восвояси. Но я чувствовал, что мне еще предстоит с ними пообщаться. Так и произошло, когда на меня одновременно уставились восемь человек: шестеро штатских включая Рымкевича и двое вояк, один из которых был с генеральскими звездочками. Беседа проходила в просторном кабинете и обещала быть
напряженной. Еще каких-то пять-шесть часов назад я даже не мечтал о подобной встрече, хотя периодически вспоминал недобрым словом господина Рымчекича и всех кто стоял за его спиной. Честное слово, я не шутил, когда сказал капитану охраны, что собираюсь начистить Рымкевичу физиономию. Но стоило нам оказаться в закрытом помещении, как маска серьезности пропала с лиц руководителей. Я увидел испуганных и растерянных людей. Поэтому меня не удивила просьба рассказать, каким образом я сумел добраться до Тамска-13.
        Я покачал головой. Говорить мне совсем не хотелось. После того как я наконец-то наелся, меня клонило в сон.
        - Олег Владимирович. Вы должны понять нас. Уже пятые сутки мы находимся в полной изоляции. Нам крайне необходима информация, - еще раз попросил генерал.
        - Сначала расскажите, для чего предназначался спутник! - настоял я.
        Видя, что доводы генерала меня не впечатлили, в разговор вступил Рымкевич:
        - Олег, нам нужны непредвзятые факты.
        Неужели если я вначале узнаю о предназначении спутника, то буду уже по-другому интерпретировать события? Ладно, в конце концов, я ведь даже не надеялся когда-нибудь узнать это. Подожду еще несколько минут. Но если они и тогда не расскажут всей правды, то, черт возьми, сломаю Рымкевичу нос!
        Естественно, на рассказ ушло времени много больше, чем я ожидал. Они осыпали меня вопросами, заостряя внимание на любой даже незначительной детали. Штатские что-то помечали на бумаге, вояки многозначительно кивали, когда я рассказывал об очередной аномалии, повстречавшейся мне на пути. Безусловно, я опустил некоторые моменты, которые могли вызвать сомнения в моей нормальности. В частности я ничего не рассказал о диске-переводчике и непонятной субстанции попавшей внутрь моего тела.
        Они пытали меня достаточно долго, чтобы мое терпение начало лопаться.
        - Мне кажется, вы узнали достаточно! Я устал!
        - Я понимаю, понимаю. - согласился Рымкевич. - Вначале мы покажем вам видеосъемку испытаний, а затем я все поясню…
        Пока профессор говорил, один из штатских включил телевизор, стоявший на стойке в углу кабинета. Мое сердце учащено забилось, едва на экране появились первые кадры. Завеса тайны наконец-то поднималась. Я поймал себя на мысли, что, возможно, совершаю ошибку. Может быть, узнав правду, я буду ощущать груз ответственности еще больше, чем сейчас, пока нахожусь в неведении…
        Но было уже поздно отказываться. Мой взгляд был прикован к экрану.
        Камера была направлена на середину зала, где располагался целый комплекс разных устройств, в том числе три больших конусообразных излучателя направленных в одну точку - небольшой металлический шар, повешенный к потолку. Помещение было заполнено монотонным гудением.
        - Достигнута расчетная мощность генераторов! Внимание! Три, два, один, пуск! - произнес чей-то голос, и все утонуло в невыносимо ярко-белом свете.
        Когда ослепленная камера вновь прозрела, то на месте шара была пустота и лишь покачивалась цепь, на которой тот держался. Внезапно изображение на экране сменилось картинкой транслируемой со спутника: космос, усеянный звездами и краешек земного диска. Затем камера ослепла от ярко-белого света, так же как и ее земная предшественница. Но едва свечение пропало, как я увидел, что на орбите появился новый спутник. В космосе нет ориентиров, по которым можно судить о размерах объекта, поэтому на первый взгляд можно было решить, что это новая планета, неожиданно возникшая на орбите Земли. Но металлический блеск поверхности не оставлял сомнений, что это тот же шар, исчезнувший из лаборатории.
        Я вспомнил ошеломленный возглас Цыплакова: «Если бы ты это видел!» и по коже побежали мурашки.
        Я увидел ЭТО, Степаныч, увидел!
        - Разработки велись уже давно… В штатах, в Европе… Мы спешили, потому что хотели быть первыми, - словно автомат строчил Рымкевич. - Важен принцип неопределенности… Специальная теория относительности уже не первое десятилетие подвергалась критики… Скорость света - это не предел… К сожалению, точку выхода рассчитать мы пока не в наших силах…. Спутник был наводящим маяком…
        Я почти не слушал профессора, погрузившись в собственные мысли. Разгадка прояснилась, стоило мне увидеть возникший из пустоты шар. Они раскрыли феномен телепортации или гиперпространства. В конце концов, не важно как это называть. И мы снова были первыми. Гарин - первый человек в космосе, Добрынин - первый кто запустил тепепорт. Из которого на Землю повалились, словно из ящика Пандоры, всевозможные гадости. И никто из ученых не ответит мне, как и почему это произошло, потому что они сами ни черта не знают! Именно поэтому они так долго пытали меня, прежде чем раскрыть правду.
        - Вы удовлетворены нашим объяснением? - спросил директор «Парадокса», седой мужчина с мрачным худым лицом.
        Я кивнул.
        - Мы сожалеем, что так вышло…
        - Ясно, хотели, как лучше - получилось как всегда.
        Мое замечание не нашло понимания. Все присутствующие еще больше нахмурились и замолчали. В помещении воцарилась космическая тишина, которую вскоре нарушил голос Рымкевича.
        - Олег, вы упомянули про многочисленные вспышки. Они были похожи на самую первую?
        - Да, разница только в размерах… Но прежде вспышек был еще луч света.
        - Вы не обратили внимание на траекторию? - спросил директор.
        В памяти, казалось, навечно застыла картинка вселенской катастрофы того, как циклопическая светящаяся игла вонзается в Землю.
        - Траектория былая явно некинетической, направление удара, вероятно, как раз по тому району, над которым мы пролетали.
        Рымкевич задумчиво опустил голову.
        - Это не метеорит. Я же вам говорил, что это не метеорит! - проворчал он.
        - То есть воронка…
        - От вашей «иглы света», - не дал мне договорить директор, - Показания очевидцев подтверждают это. Только если для вас она выглядела как игла, то для них как столп света вонзившийся в территорию полигона.
        - Он ударил как раз по нашей лаборатории, откуда стартовал объект, пояснил профессор.
        - Удар был огромной мощности, однако даже приблизительные расчеты показывают, что угасание силы толчка не соответствует законам физики. Он будто заморозил энергию землетрясения.
        - Он?
        - То, что упало на наш полигон.
        - А тот черный конус, который я заметил недалеко от кратера, не имеет отношения к…
        На сей раз меня прервал генерал.
        - Это секретная информация!
        Я чуть не засмеялся.
        - От кого секретная? Тысячи, а может быть миллионы людей увидели за несколько дней такое, что…
        - Перт Данилович, думаю, это уже не подходит под гриф секретно. Покажите, пожалуйста Олегу Владимировичу фотографии. - сказал директор.
        Второй военный сидевший около генерала, передал мне папку, которую все это время держал у себя на коленях.
        - Объект приземлился у кратера через пятьдесят шесть часов двадцать три минуты после удара.
        Внутри папки находились фотографии, на которых был зафиксирован момент посадки НЛО. Особое внимание привлекли две последние фотографии. На первой из «объекта» появляются два существа. На второй они же стоят на краю кратера. Неясные фигуры в балахонах таких же темных, как и сам корабль. От последней фотографии веяло какой-то необъяснимой мрачностью. И вообще все это напоминало толи похоронную процессию, толи черную мессу. Черные пришельцы вышли из черного НЛО.
        - Наши люди обследовали объект, но внутрь проникнуть не сумели. Конусообразная тарелка словно сделана из монолитного куска металла.
        - Значит все-таки инопланетяне? - как бы между прочим произнес я.
        - Вероятно, - пожал плечами генерал.
        - Я считаю, что их появление связано с так называемым лучом света. А если учесть тот факт, что телепортационные аберрации во множестве возникли именно после удара по Земле, то можно предположить, что он стал причиной катастрофы! - неожиданно выдал Рымкевич.
        - Да, но этот самый луч света ударил по Земле после ваших испытаний! - заметил я.
        - Совершенно верно. Вероятность, что такие события могли произойти независимо друг от друга ничтожна мала. - согласился со мной директор «Парадокса». - Однако мы не должны отрицать подобную гипотезу…
        - Ага, чтобы снять с себя ответственность! - огрызнулся я.
        Директор покраснел.
        - Олег Владимирович, мы не снимаем с себя ответственности!
        - Мы лишь хотим разобраться! - договорил за него генерал.
        Разобраться мы естественно ни в чем не сумели. Очевидной была лишь связь между тремя событиями: испытаниями телепорта, лучом света и появлением на орбите Земли огромного числа неопознанных объектов. Было ли это вторжением инопланетян или чем-то еще? Никто не мог дать однозначного ответа. Или боялся признать очевидное.
        Для меня было все ясно. Но доказывать свою правоту я не собирался. Потому что это означало подписать себе приговор. Ведь я уже не совсем человек. Я либо мутант, либо внутри меня жило «нечто» из иного мира…
        Когда, вдоволь наспорившись, ученые удалились, я остался в окружении двух вояк.
        - А теперь, когда наши Эйнштейны и Кулибины ушли, займемся реальным делом, - с важным видом сказал генерал.
        Полковник раскинул на столе карту.
        - Штаб в Нагорном? Не так ли?
        - Да, если верить той карте.
        - Еще два дня назад мы послали наших людей в разведку. Но направление было выбрано неверно. Теперь благодаря вам мы знаем, что Тамске делать нечего.
        - Завтра мы попытаемся пробиться в Нагорное. Я выделю троих людей и машину для вашего сопровождения. Заодно мы наконец наладим связь с командованием округа, - обрадовал меня генерал.
        - Но дорога разбита?
        - Проедете как-нибудь. Тут недалеко просека высоковольтной ЛЭП. - полковник провел пальцем по карте. - Как раз окажетесь на старом шоссе.
        - Короче, у вас, - генерал посмотрел на часы, - шесть с часов на отдых. Завтра в четыре утра выступаете.
        Надеюсь, на этот раз все кончиться хорошо, подумал я, вспоминая предыдущие попытки.
        Разместили меня, прямо скажем, с комфортом - в том же помещении, где шефы «Парадокса» пытали меня своими вопросами. Я почувствовал себя какой-то шишкой. Впрочем, ночью я пожалел, что был в комнате один. Во сне меня мучили кошмары и давил приступ клаустрофобии. Но после побудки в голове остался лишь сумбур из отдельных картинок. Там были лица родителей, жены, Цыплакова, кого-то еще и ужасные морды монстров вылезавших из стены убежища. Возможно это из-за духоты, ведь вентиляция в бункере работала так себе.
        Чья-то сильная рука трясла мое плечо, пока я не открыл глаза.
        - Добрынин просыпайся! У тебя пятнадцать минут на сборы.
        Над диваном склонился капитан охраны, который вчера привел меня в бункер.
        - Я капитан Бабаев, можно просто Марат. Мы пойдем в месте, - сказал он и, пожав мою руку, вышел из кабинета.
        Пока я надевал новую камуфляжную форму, в дверь постучали, и в кабинет влетел взъерошенный Рымкевич.
        - Олег Владимирович, вот диск с нашими разработками! Это очень важно. Директор отдал экземпляр военным, но я хочу подстраховаться!
        Рымкевич был бледен как смерть, под провалившимися внутрь черепа глазами висели черные мешки. Похоже, он не спал всю ночь.
        - Хорошо, я буду беречь его. - заверил я и спрятал дискету в карман.
        - Я надеюсь на вас Добрынин!
        Рымкевич смотрел на меня взглядом раскаявшегося грешника. Я видел, что он испытывает почти физические страдания. Ну и пусть… ни я создал эту адскую машинку. И не мне нести за нее ответственность. В миг, когда наши взгляды пересеклись, я неожиданно ощутил облегчение, словно гора с плеч упала.
        «Это сделал не я! И баста! Мне за что винить себя!» - решил я и выкинул все из головы.
        - Впрочем, я не уверен, стоит ли продолжать. Но все рано доставьте это в Москву.
        - Не мучьте себя, профессор. Не вы так кто-нибудь другой. Вероятно, катастрофы было не избежать. - благодушно сорвал я.
        - Спасибо вам за все! - неожиданно сказал Рыкевич, схватив мою ладонь.
        Вырвав руку из холодных липких ладоней профессора, я застегнул последнюю пуговицу.
        - Простите, мне нужно идти.
        Уже в коридоре я вдруг вспомнил, что забыл задать один важный вопрос, волновавший меня еще до катастрофы.
        Влетев обратно в кабинет, я застал Рымкевича сидящим в конце Т-образного стола. Обхватив большую поседевшую голову ладонями, он что-то бормотал.
        - Почему выбрали меня, а не кого-то более опытного? - громко спросил я, заставив профессора очнуться.
        - А, вы про это!? Мы хотели вернуть мечту. Молодая команда, первый звездолет. Как во времена Гагарина. Вы должны были стать бортинженером…
        - Вернуть мечту! - машинально повторил я за Рымкевичем и захлопнул дверь. - Не фига себе вернули….
        Глава двенадцатая
        В машине кроме меня было трое: капитан Бабаев, усатый здоровяк - прапорщик Василенко и рыжий шустряга - водитель Серега в отличие от остальных одетый в штатское. В четыре ноль три после недолгой процедуры знакомства и проверки взятого снаряжения мы отъехали от здания «Парадокса». Водитель, проявляя чудеса ловкости, двигался по полуразрушенному городу, умело объезжая провалы на дороге. Неожиданно с востока, где едва занимался рассвет, донесся какой-то грохот. И так несколько раз. Затем вновь тишина.
        - Вы в курсе что это? - поинтересовался я у капитана.
        Бабаев помотал головой.
        - Разведчики еще не вернулись.
        - И, походу дела, не вернуться… - мрачно добавил прапорщик.
        - А посему наши планы меняются. Мы поедем вдоль ЛЭП на запад к северному шоссе. Старое шоссе небезопасно, - объяснил Бабаев.
        Я растекся на заднем сидении и закрыл глаза, решив, что сейчас от меня мало что зависит, а раз так, то стоит поспать. Впрочем, назойливое чувство тревоги не давало мне полностью расслабится. Но очень хотелось верить, что благодаря опыту капитана мы доберемся без приключений.
        - А ты чего, правда, космонавт? - не дал мне заснуть водитель.
        - Правда-правда, - зевая, ответил я.
        - Ну блин!
        - Серега, ты давай рули, не отвлекайся! - сделал замечание Бабаев.
        - Да ладно командир, я ж как Юлий Цезарь, могу делать много дел сразу. Не боись.
        - Он плохо кончил. Рули давай!
        Джип съехал на проселочную дорогу и запрыгал на ухабах. Сумрачные силуэты покореженных домов скрылись за деревьями.
        - Выключай фары! - приказал капитан шоферу, когда машина выползла на просеку.
        Впереди словно остов гигантского животного лежала рухнувшая мачта высоковольтной линии.
        - Не долбанет? - занервничал прапорщик.
        - Василенко, у нас же покрышки резиновые! - прикололся водила.
        - Напряжения давно нет. В ваших мозгах, кстати, тоже, - спокойно произнес Бабаев.
        Да уж, веселая компания подобралась, подумал я.
        На просеке машину стало трясти пуще прежнего. И судя по всему улучшений не предвиделось до тех пор пока мы доберемся до шоссе, до которого, по словам капитана, оставалось километров двадцать.
        - Скорей бы рассвело! - посетовал водитель, объезжая поваленную мачту, - А то въедем во что-нибудь!
        - Только не надо включать фары! - напомнил Бабаев.
        - Да кто нас увидит?
        - Пятеро наших уже не вернулись из разведки. Я не хочу пополнить этот список, - объяснил капитан.
        Так мы и ползли: то на первой, то на второй передаче, пока окончательно не рассвело, и Серега осмелел до третей скорости. Робкие солнечные лучи светили мне в затылок, машина тряслась на ухабах, я же пребывал в сладкой полудреме. Этот утренний рейс по просеке напомнил мне детство, когда мы с отцом ехали на рыбалку. Там еще озеро было, никак не вспомню его название. Или река?
        Да, сейчас бы окунуться, а то душно стало, - подумал я и неожиданно проснулся от легкого толчка в бок.
        - Выспался космонавт? Привал! - сказал прапор и вылез из машины.
        Внутри действительно стало душно. Я обернулся и к своему удивлению обнаружил, что диск солнца уже висел над лесом.
        - Который час? - протирая глаза, спросил я и выпрыгнул из пустой машины вслед за Василенко.
        - Семь скоро, - бросил тот из-за деревьев.
        - Как это?
        Я был поражен - столько поспасть и не единого кошмара!
        - Ты дрых, как младенец. Мы колесо меняли… Дорого говно. Короче ничего интересного ты не пропустил.
        - А где капитан и Серега?
        - Серега тут, днище у него сорвало… а капитан на разведку пошел. До шоссе меньше километра осталось.
        Справив свои естественные нужды, мы вернулись к машине. Только теперь я обратил внимание, что ЛЭП поворачивала на север, а там за дымкой, очевидно, скрывалось шоссе. Теплый воздух был наполнен запахом гари. Где-то в чаще заливались птицы, а где-то совсем далеко изредка что-то громыхало. Звук доносился то с востока, то с запада.
        - Ну чего? Где командир? - едва появившись, спросил Серега.
        - С облегчением! - подколол его Василенко. - Не вернулся еще.
        В ожидании Бабаева прошло минут десять. Шофер и прапор курили. Серега донимал меня глупыми вопросами про космос. Прапорщик молча ухмылялся и поглаживал свои усы. Я же с опаской поглядывал в небо, думая, что зря не настоял, чтобы мы выехали еще ночью. Впрочем, уже со вчерашнего утра я не видел ни одной «ласточки».
        Бабаев появился неожиданно, вынырнув из леса, словно хищник долго и осторожно подбиравшийся к жертве.
        - Можно ехать, - сходу сообщил он. - Я не заметил ничего опасного. Только парочку разбитых машин и… - Бабаев выглядел озадаченным. - И как бы это сказать… Ну короче, это похоже на вмятины или огромные следы. Даже не знаю, как объяснить. Ерунда какая-то.
        Слова капитана вызвали у меня нехорошие предчувствия, которые не замедлили оправдаться, едва мы выехали на шоссе. Первое что бросилось в глаза - лежавшая посреди дороги иномарка. Весь асфальт вокруг был покрыт странными вмятинами. Серега невольно притормозил, чтобы разглядеть.
        - Что за фигня?
        - Это похоже на э-э-э… черт его знает, на чего это похоже! - Выдал мысль прапор.
        Трехпалые следы мог оставить некий громоздкий механизм или же фантастически огромное животное.
        - Я уже видел такие следы три дня назад, - признался я, - но это было далеко отсюда.
        - Только не говори, что видел Годзиллу или динозавра, - попытался шутить Серега, разгоняя внедорожник.
        Но никто не засмеялся и даже не улыбнулся. Загадочные следы не выглядели чей-то шуткой. А тварь, которая их оставила, могла быть отнюдь нешуточных размеров. После того как, Рымчевич изобрел телепорт и на Землю повалились «тарелочки», можно было ожидать чего угодно, даже появление Годзиллы.
        Но даже готовность к такой встрече не помогла нам, когда нечто громадное преградило дорогу. Все не исключая меня остолбенели от удивления, а Серега так резко тормознул, что нас швырнуло вперед.
        - Накаркал! - сказал капитан, ошарашено глядя на чудище.
        Ну вот, опять! - подумал я. - Злой рок дал небольшую передышку и, кажется, берется за меня вновь.
        На первый взгляд чудовище выглядело как динозавр, но только на первый. Это был колосс высотой с четырехэтажный дом. Темно-серая с голубыми разводами чешуя блестела на солнце, две массивные лапы держали чудище в вертикальном положении. Но кроме второй полагающейся пары конечностей из брюха торчала еще одна лапа. Голова больше напоминала птичью, с той лишь разницей, что из «клюва» торчали острые зубы. Мутно-красные глаза твари хищно воззрились на нас.
        Капитан оправился от шока первым и толкнул ошалевшего Серегу.
        - Ну и чего ты ждешь?! Разворачивайся и гони назад!
        Опомнившись, водила рванул машину влево, развернулся и двинул прочь. Стоило машине поехать, как тварь пришла в движение, одним броском очутившись на том месте, где еще пару секунд стоял наш джип.
        - Откуда она взялась?! - перекрикивая ревущий движок, вопил Серега.
        - Откуда угодно: с другой планеты, из параллельного мира, из прошлого! Откуда мне знать! - заорал в ответ я.
        Серега выжал из внедорожника все возможное. Шум двигателя заглушал любые другие звуки, а вибрация сотрясавшая корпус, казалось, вот-вот разорвет внутренности. Но, несмотря на нечеловеческие усилия, чудовище отставало от нас едва ли на сотню метров. Капитан что-то крикнул. Я естественно ничего не услышал. Прапор же в отличие от меня понял без слов полез за оружием. Он передал автомат капитану и взял себе. Бабаев и Василенко почти синхронно высунулись наружу и стали палить ящерице-переростку. Выпустив по монстру два рожка, оба убедились в бесполезности стрелкового оружия. Пули для этой твари были, что дробины слону. Пока они стреляли Серега что-то орал, силясь перекричать рев движка, но я расслышал только матерные слова. Мне стало по-настоящему страшно, потому что против зубов и желудка чудовища уже не поможет никакое «нечто». Но сделать я ничего не мог. Оставалось уповать на удачу или на бога…
        Однако военные не унывали. Капитан и прапор переглянулись, Бабаев дал какой-то знак ладонью, и у Василенко в руке оказалась граната. Он вынул чеку и вновь высунулся из окна. Страшный вопль, последовавший за хлопком гранаты, заставил меня обернуться. Я успел заметить только хвост твари удиравшей с дороги в лес. Салон заполнился победным кличем. Капитан одернул Серегу, чтобы тот остановился. Когда движок «уазика» стих, Бабаев развернулся, чтобы пожать руку Василенко.
        - Молодец!
        - Я уж думал нам конец! - посетовал тот.
        Серега уткнулся лицом в баранку.
        - Твою мать, бред какой-то! Не может этого быть!
        Четыре дня назад я твердил себе то же самое. Но факт оставался фактом - реальность и бред перемешались.
        - Слушайте, а может быть это глюк? Может, нам все привиделось?! - предположил водитель.
        - Галлюцинации следов не оставляют, - ответил Бабаев, разворачивая карту.
        - Кончай трепаться Серега! Поворачивай! - крикнул с заднего сидения прапор.
        - Обожди! - остановил его капитан.
        - Чего-то я не понял. Мы и так километров пять назад проехали? - вмешался в разговор я.
        - Командир, проскочим!
        - Тише едешь - дальше будешь. Она всего лишь убежала и может в любой момент вернуться обратно на трассу. Лес тут вон, какой густой, не пройти ей, кроме как по дороге.
        - Да проскочу я! - настаивал рыжий водитель.
        - Отставить! В трех километрах южнее будет поворот на станцию. Железка идет параллельно шоссе, объедем опасный участок по ней.
        - Уж больно мы осторожничаем, - покачал головой Василенко, - и тогда со старым шоссе, авось бы проскочили…
        - Да что есть, то есть. Я не имею права рисковать Добрыниным.
        - Спасибо Марат, но я думаю, что ты предаешь мой персоне излишнюю значимость, - сказал я.
        - У меня приказ, вот и все. Не обольщайся, - капитан улыбнулся своей хитрой азиатской улыбкой.
        Пока мы говорили, «Годзилла» вновь оживилась. Хруст ломающихся деревьев вынудил шофера тронуться с места. Чудище тем временем шумно вылезло из леса, опрокинув на дорогу несколько сосен. Путь на север был перекрыт.
        - Позняк метаться! Газуй Серега! - не выдержал прапор, напряжено следивший за телодвижениями ящерицы-переростка.
        «Годзилла» побежала вслед за нами, но уже так активно, соблюдаю дистанцию.
        - Назойливая тварь!
        - А может просто голодная, - заметил я.
        Лишь после того, как прапорщик кинул вторую гранату, монстр окончательно отвязался от нас.
        - Глюк! - проворчал Серега, когда темно-серая махина растворилась за дымкой.
        Вскоре мы увидели указатель - «Лебедевка 2.5 км», а за ним показался и сам перекресток. Узкая дорога привела нас к поселку, а точнее сказать к пепелищу. Еще на полпути, когда машина переехала через небольшую реку, стало ясно, что пожар ничего не пощадил на своем пути. Выжженная земля простиралась до железной дороги, которая послужила преградой на пути огня. Вначале пожар прошелся по лесу, а затем перекинулся на деревянные постройки, опустошив поселок. Жители, очевидно, не дождавшись помощи, ушли. Поэтому ни одной живой души мы не встретили.
        Прапорщик тяжко вздохнул, разглядывая сожженный городок.
        - У меня тут дальние родственники жили, - сообщил он, - надеюсь, они спаслись.
        Ни с того ни с сего машина стала глохнуть. Серега матерился на чем свет стоит. Мы ехали по насыпи вдоль железнодорожного полотна. С одной стороны был поселок, с другой лес. Уже на окраине сгоревшей станции Серега вылез из машины и, не переставая материться, открыл капот.
        - Плохое место для стоянки. Мы как на ладони. - выразил свое недовольство капитан.
        - А я вообще не уверен, что она заведется! - нервно ответил шофер и добавил пару ласковых.
        Я вылез из машины и сразу же ощутил сильный запах озона. Поддавшись интуитивному импульсу я вернулся в машину и включил приемник. В ответ из динамиков как обычно вылетел необычно ужасный шум и треск.
        - Кто там с ума сходит? - крикнул из-за капота Серега.
        - Добрынин, выключи сейчас же! - Приказным тоном завил Бабаев.
        Но вместо того, чтобы выключить я переключился в режим воспроизведения с памяти приемника. Интуиция меня не подвела - взамен музыки я услышал тот же самый треск и шум, а потом приемник вообще завис. Бабаев запрыгнул в машину и молниеносным движением вырубил его.
        - Тебе делать что ли нечего?!
        - Я проверял кое-что… В общем, дело не в машине! Это внешние электромагнитные помехи! Неужели ты не чувствуешь как озоном пахнет! Представляешь, какой мощности должен быть источник излучения!?
        - Не очень, но дышится легко, как будто гроза недавно прошла.
        - А причем тут машина? - недоуменно спросил Серега.
        - Сильное электромагнитное поле может вызвать сбои системы зажигания, - пояснил я.
        - Бред! - высказал свое мнение водила и продолжил ковыряться под капотом.
        - Да я слышал, что такое бывает во время песчаных бурь в пустыне, - согласился капитан. - Так что Серега, закрывай капот и поехали!
        Водила одарил нас очередной нецензурной тирадой и захлопнул крышку. С грехом по полам мы двинулись вперед. Машина не переставала глохнуть, а Серега материться.
        - Когда это кончится? - спросил у меня капитан. - А этот парень скоро лопнет от злости.
        - Когда мы удалимся от источника помех.
        Однако удалиться не вышло. Через три сотни ругательств шофера машина остановилась у разрушенного моста.
        - Час от часу не легче! - сказал капитан и сплюнул.
        А прапорщик прибавил к Серегиному мату еще парочку слов.
        - Я же говорил - проскочим! Ну и куда теперь? - заворчал шофер. - Я же…
        - Не стони! - заткнул его Бабаев и снова вынул карту.
        - Настоящие герои всегда идут в обход! - не унимался Серега.
        - Если бы ты был моим подчиненным, я бы с тобой не знаю, что сделал. - ответил ему прапор.
        - Не знаешь, не говори, - огрызнулся Серега.
        - А я знаю, что с тобой сделать, - спокойно произнес Бабаев.
        - И что?
        - Я отключу тебя ударом вот сюда, - капитан коснулся шеи водителя. - Потом закину тебя в багажное отделение, а за руль посажу Василенко.
        Серега заткнулся и больше ничего не говорил.
        - Вверх по течению должна быть дамба. Но нам придется вернуться обратно к поселку. Дорога к ней начинается от переезда.
        - Капитан, а если и дамбу взорвали? - предположил я.
        - Вряд ли. Иначе на берегах остались бы следы потока.
        Сверхмерно осторожный капитан был как всегда прав.
        Когда мы отъехали от моста и «козел» в очередной раз заглох, капитан заметил:
        - Ты верно сказал - мост именно взорвали. Причем, взрывчатка была заложена очень профессионально.
        Наверное, это сделал такой же профессионал, как и сам Бабаев. Осторожно забрался на опору моста и заложил динамит, так же осторожно, как мы сейчас объезжаем любую опасность, - размышлял я.
        Путешествие под предводительством капитана Бабаева все больше напрягало меня. Он, безусловно, уводил нас от опасностей, но только до поры до времени. Я предчувствовал, что добром это не кончится. Ведь со мной рано или поздно обязательно что-нибудь приключалось. Я даже придумал этому феномену название - «проклятие Рымкевича». Ибо неприятности начались после испытаний его изобретения.
        Не отъехали мы и полкилометра от железки, как «проклятие» напомнило о себе в виде новой преграды - большой воронки, вокруг которой лежали сотни поваленных взрывом деревьев. Объехать это безобразие не представлялось возможным.
        Серега больше не заводил заглохший внедорожник. Все молча застыли на своих местах. Я очень хотел сказать капитану что-нибудь колкое, но благоразумно промолчал, не желая выводить Бабаева из себя. Капитан тоже молчал, видимо, осознавая, что его тактика потерпела крах. Все время уходить от опасностей было просто невозможно. Иногда чтобы выбраться необходимо идти напролом.
        Пауза продлилась минуты две-три. Наконец не выдержал Серега. Уткнувшись, лицом в руль он пробурчал:
        - Ну вы что-нибудь решите, а пока подремлю.
        Капитан все так же молча развернул карту, а затем угрюмо посмотрел на густой лес, прикидывая, пройдет ли машина между деревьями.
        - Слишком узко. - помотал головой я.
        - Я вижу, - напряженным голосом произнес он и вылез из машины. - Я на разведку, Василенко за старшего.
        Выпрыгнув из машины вслед за ним, я окликнул капитана:
        - Марат, можно с тобой?
        - Нет, - отрезал тот, обернувшись.
        - А я тебе не подчиняюсь. Возьму и пойду.
        - Тогда зачем спрашиваешь? - уже скрывшись в тени, бросил он.
        - Эй, космонавт, возьми хотя бы оружие! - остановил меня прапорщик и вручил АКСУ с двумя запасными магазинами перетянутыми изолентой.
        Я перепрыгнул дренажную канаву отделявшую лес от дороги и стал нагонять Бабаева. Тот шел быстро, но осторожно, почти не издавая никаких звуков. Моя слоновья поступь заставила капитана остановиться.
        - Не наступай по крайне мере на сучки. Гляди под ноги.
        - Кого ты так боишься?
        - Никого. Если тут кто-то есть, то он заметил нас еще на дороге. Просто ты идешь слишком шумно. Это отвлекает меня от других звуков.
        Я постарался идти как можно осторожнее. Но то и дело натыкался на какую-нибудь веточку, которая ломалась с чудовищным хрустом. Бабаев больше не делал мне замечаний, свыкшись с тем, что за ним попятам следует «слон». Вскоре я понял, что был по сути дела единственным источником шума во всем лесу. Не было слышно ни вечно щебечущих птиц, ни назойливых насекомых. Неестественная тишина лишь усиливала тревожные ощущения. Что-то должно пройти в самом ближайшем времени. Только вот как объяснить это капитану?
        Лес местами был очень густой. Много сухостоя, поваленных деревьев. Под ногами мох, изредка трава или кустарник. Плотная завеса листвы скрывала солнце, поэтому было не так жарко. Мы обошли воронку и продвинулись еще на шестьсот-семьсот метров. Подъем начался незаметно, но становился все круче, чем дальше мы уходили. Наконец в глаза ударил неожиданно яркий свет. Опушка. Бабаев присев на корточки замер в подлеске. Я тоже пригнулся и подошел к нему.
        - Ну что? - прошептал я.
        - Ничего хорошего. - ответил он, передавая мне бинокль.
        Серая полоска дороги виднелась по левую руку от нас. Справа от дороги на открытом пространстве располагалось несколько одноэтажных технических построек, а над ними высилась водонапорная башня из красного кирпича. Поначалу я не понял, что плохого заметил капитан в этом вполне мирном пейзаже. И лишь обратив внимание на подступы к зданиям, ужаснулся. Земля была усеяна телами. Приглядевшись, я заметил среди человеческих фигур темно-коричневые комки утыканные иголками. По всей видимости, животные были тоже мертвы, но все равно вызвали невольную волну страха.
        - О господи, это опять ОНИ!
        - Ты имеешь в виду ежей-переростков?
        - Если бы ты видел пасти этих «ежей»! Это те самые твари, которые сожрали пассажиров вертолета.
        - Да мне передали…
        - Может быть нам лучше вернуться к мосту.
        - И что?
        - Переплывем реку, а там пешком по железке. В худшем случае завтра дойдем до Нагорного.
        - Давай вначале, посмотрим, что тут произошло.
        - Не вижу смысла рисковать.
        - Я вовсе не собираюсь рисковать ради удовлетворения собственного любопытства. Если бы ты смотрел внимательно, то заметил бы, что из-за того здания торчит капот машины, - пояснил он, указывая куда смотреть.
        И, правда, из-за торца здания торчал самый край капота защитного цвета.
        - Если этот «тигр» на ходу, то перенесем вещи и поедем дальше. Жди, я дам знак, - сказал он и пополз к строениям.
        Подбирался капитан не спеша, осматривая каждый труп попавшийся ему на пути. Особенно долго задержался около мертвой твари. Прошло минут пять, прежде чем он достиг до первого здания - деревянного барака с наклонной крышей покрытой шифером. Наконец он позволил себе приподняться и, прижимаясь к стене, подошел к углу здания. Затем быстрым рывком исчез из зоны видимости. Прошло еще минуты три, а Бабаев по-прежнему не показывался. Я уже начал нервничать, когда вдруг услышал шумный движок «тигра». Машина показалась из-за дома, проехала несколько метров, прежде чем раздалось несколько хлопков, и она остановилась. В первый миг я решил, что джип заглох, но когда увидел выпавшего из машины капитана, испугался. Однако Бабаев, был жив. Вывалившись из машины, он перекатился за угол ближайшей постройки. Раздалось еще несколько хлопков и, вроде бы, чей-то крик. Бабаев тоже закричал в ответ, но стрелять явно не собирался. Он перебежал с моей стороны вокруг кирпичного домика и ринулся к башне. Новых выстрелов не последовало, и он благополучно забежал внутрь.
        - Вот черт! - выдохнул я, не отрывая взгляд от водонапорной башни.
        Не прошло и полминуты, как из узкого окна на самом верху показалась физиономия Бабаева. Он дал понять, что все нормально.
        Я поднялся и пошел к башне, не выпуская из рук автомат. Честно говоря, я по-прежнему опасался, что какая-нибудь из тварей лежавших на земле все еще жива. Пройдя полпути, я застыл около убитого монстра. Это животное было несколько крупнее тех тварей, что я видел в первый день. Все те же темно-коричневые с черными полосками колючки, почти круглое тело с невиданно большим ртом и короткие ножки. Тело было без видимых повреждений. Я пнул ногой тварь, но, слава богу, никакой реакции не последовало. Она была мертва. Десятью шагами позже, меня чуть не стошнило, едва я увидел разорванное человеческое тело. Рядом, раскинув короткие ножки, вались, две мертвые твари. Из чудовищной пасти с двумя рядами зубов торчала откушенная нога…
        - Господи, мать твою!
        К горлу подступил комок. Если бы в желудке осталось что-нибудь от сухого пайка, который мы слопали в машине, то меня обязательно бы вытошнило.
        Дальше все то же: разорванные тела, покрасневшая от крови трава и мертвые чудовища без видимых повреждений. Только на одном я заметил пулевые отверстия. От чего же погибли все остальные? Ответ возник сам собой. В голове всплыла фраза, которую я «услышал» вчера в грузовике: «…Пожиратели беспощадны, их невозможно перепрограммировать, их можно только уничтожить. Об этом позаботятся Миротворцы».
        Может и вправду, позаботились?! Только вот опоздали немного.
        Все погибшие были в летней камуфляжной форме. Судя по тому, в каком беспорядке были разбросаны тела, нападение Пожирателей застало солдат врасплох. Они пытались найти убежище в зданиях, но очевидно успели единицы. Кто-то отстреливался, но твари оказались шустрее и многочисленнее. Однако их пиршество неожиданно прервали. Возможно, это сделали «Миротворцы».
        Я зашел в водонапорную башню и поднялся по винтовой лестнице наверх. Еще внизу я услышал два голоса. Они принадлежал Бабаеву, второй кому еще.
        Не считая капитана, там было двое солдат: один раненный лежал чуть поодаль входа, другой сидел у окна и, не отпуская из руки флягу, слабым дрожащим голосом отвечал Бабаеву.
        - Вечером, да… нам как раз выдали паек… Эти гадины появились со всех сторон! Наши побежали к домам… ужасно! Вопли стрельба! Нам с Вовиком повезло, потому что мы дежурили на башне.
        - А его-то как покусали? Неужели они забрались наверх?
        - Нет, это Вовик дурень, спустился помочь! Помог, называется!
        - Ну а что потом?
        - А потом не знаю, честно, не знаю, товарищ капитан! Тишина, все гадины сдохли. Я от Вовика уже мертвую тварюгу отбросил и наверх затащил.
        Я невольно представил картину нападения «Пожирателей». Беспощадные твари неожиданно выскакивают из леса и бросаются на ошеломленных людей. Но у солдат по крайне мере было оружие, они могли защищаться. О том, что произошло вчера утром на опушке леса, где остались беззащитные дети, думать и вовсе не хотелось…
        - Вот, познакомься, это сержант Филипов, который чуть меня не подстрелил, - представил своего собеседника капитан.
        - Олег Добрынин, - кивнул я. - А что с твоим товарищем? Может быть нужна помощь?
        - Я уже посмотрел. Искусан сильно, много крови потерял, но жить будет, если конечно мы вовремя его довезем, - ответил за сержанта Бабаев.
        - Вы саперы?! А железнодорожный мост не вы случайно взорвали? - спросил я сержанта.
        - Нам было приказано заминировать все мосты…
        - А мост восточнее поселка? - спросил капитан.
        - Не знаю, мы там не были, - пожал плечами сержант.
        - То есть цель вашего подразделения - минирование коммуникаций?
        - Нет, это вроде не главное. Я точно не знаю, я ведь не командир.
        - А что же главное? - прищурив и глаза, спросил Бабаев.
        - Вроде бы какой-то генератор помех. Он там внизу за дамбой… Огромный такой… да чего там, гляньте сами!
        - Дайка бинокль. - попросил меня Бабаев и ушел к другому окну.
        - Вы давно тут? - спросил я у солдата.
        - Два дня. Я слышал эту фиговину пытались авиацией разбомбить. Не вышло. Все бомбардировщики пропали или что-то в этом роде… Потом гаубицами целый день долбали, да и сейчас постреливают… видно поняли, что мы не справились… - сказал сержант и заплакал.
        Бабаев как-то странно затих, и я решил посмотреть, что его так удивило. Центральную часть круглого помещения занимал бак, выкрашенный темно-зеленой краской, сквозь которую местами проступала ржавчина. Я обошел по кругу до окна смотревшего на север. Бабаев все также молча уступил мне место и передал бинокль. Посмотрев в окно, я не поверил своим глазам. В полях за рекой перегороженной дамбой возвышалось нечто невообразимое. Сверкающая громадина скрытая смогом проглядывалась лишь частично. Но даже видимая часть поражала воображение. Ничего подобного я не встречал в реальности. Это было странное сочетание округлых и угловатых форм отливавших серебром, над которыми высились черные конусы, а вокруг всего этого великолепия сверкали молнии.
        - Нет слов! - поделился я впечатлениями с капитаном.
        - Верно - одни междометия.
        - Что это может быть?!
        - Это ты у меня спрашиваешь!? Я думал ты что-нибудь расскажешь!
        Я задумался.
        - Ну скажем, я видел что-то большое в полях на юге от Тамска… Но с этим несравнимо!
        - Полагаешь, это корабль пришельцев?
        - Корабль? Да это же целый город! И наши генералы, разумеется, решили его взорвать, даже не разобравшись!
        - Ладно не моего ума это дело, - сдался капитан. - Сделаем так: я доеду на машине до воронки, мы перенесем вещи и вернемся за вами. Ты пока побудь здесь с солдатами. Но никуда не уходи! Я за тебя головой отвечаю!
        - Не волнуйся, все будет нормально! - заверил я капитана.
        - Кстати говоря, на счет воронки! - с этими словами Бабаев вернулся к сержанту.
        - Слушай дружище, а где взрывчатка, которой вы собирались подорвать тот агрегат в полях?
        - У нас было пять «Уралов». Они ниже в лесу замаскированы. - сержант указал направление.
        - А точно пять? - с сомнением переспросил капитан.
        - Ну, может уже и меньше… совсем забыл… когда все началось, ну в общем я слышал как одна машина поехала назад к поселку. Я еще подумал - вот дураки, надо было к дамбе! А потом как жахнет!
        - Так что же ты молчал?! - капитан по отечески похлопал солдата по плечу. - Ладно лежи отдыхай, я скоро вернусь…
        Прошло уже минут десять с тех пор, как Бабаев уехал за Серегой и Василенко. Сержант не переставал говорить. Он рассказывал о себе, о своей части, друзьях. Я кивал, делая вид, что внимательно слушаю. На самом деле это был бессмысленный словесный поток. Но я понимал, что довелось пережить этому парню, поэтому терпеливо ждал, когда его словарный запас иссякнет. Он был настолько напуган, что просидел тут всю ночь, не смокнув глаз. А его раненный товарищ большую часть времени был без сознания, так что поговорить было не с кем. Разве что молиться. Но в таком случае его молитвы были услышаны своеобразно. Бог послал ему Олега Добрынина - человека, или уже не совсем человека, вокруг которого все разрушается.
        Не смотря на то, что все шло вроде бы неплохо, предчувствие надвигающейся опасности не покидало меня. Наоборот, с каждой минутой становилось все сильнее и сильнее.
        - Вот такие дела, - наконец закончил сержант.
        - Главное, что ты жив! А остальное… Время вылечит! - подбодрил я Филипова.
        Однако мои слова привели к обратному эффекту - он закрыл лицо ладонями и заплакал. Потом затих и больше не произнес ни слова. Мы просидели так еще несколько минут, пока я не услышал, как приближается машина.
        - Вроде бы едут. Пойду посмотрю, - сказал я вставая.
        В полной уверенности, что сейчас увижу подъезжающий «Тигр» я спустился вниз. Но машины не было. Даже характерный звук рычащего движка пропал.
        Опять заглох, - логично рассудил я и вышел на дорогу, чтобы посмотреть, где застряла машина.
        И опять ничего. На насколько хватало глаз, дорога была пустой. Откуда же появился звук? Да был ли он вообще где-нибудь кроме моей головы?!
        Меня выманили! - неожиданно осознал я и, развернувшись назад, в ошеломлении замер, когда увидел зависший над дорогой серебристый треугольник. Объект, бесшумно паривший над землей на высоте метров двадцати, медленно надвигался на меня. Солнечные блики отсвечивали от его граней и слепили глаза.
        Предчувствие не обмануло меня.
        Бежать! Бежать! - кричали инстинкты, но тело словно сковал паралич. Я был не в силах двинуться с места.
        Треугольник застыл надо мной. Я задрал голову и увидел, что в днище объекта раскрылось круглое отверстие, из которого один за другим появились две фигуры. Вначале мне показалось, что это люди. Но стоило им плавно опуститься, как это глупое предположение отпало само собой. Гиганты ростом под три метра обладали лишь внешними гуманоидными чертами. При ближайшем рассмотрении они больше напомнили мне семейство членистоногих. Они имели по паре «ног» и «рук». Тело было скрыто под облегающим скафандром серо-коричневого цвета с многочисленными кармашками, а вот голова представляла собой нечто отвратное. Это была паучья голова с парой маленьких щупалец по бокам. Щупальца терлись друг об друга, будто в предвкушении добычи. Если бы я сумел выхватить автомат, то не задумываясь расстрелял бы в эти гадкие головы…
        И вдруг в ответ на собственные мысли я «услышал»:
        «Именно поэтому мы частично парализовали тебя Добрый Святой. Миротворцы рады приветствовать достойнейшего из Невезучих. Мы сожалеем, что напугали тебя, сожалеем, что похожи на животных твоего мира, которых ты боишься».
        Страх? Неприязнь? Замешательство? Ошеломление? Или что иное? Я не мог найти название тому чувству, которое испытал в тот момент.
        С детства я мечтал добраться до звезд - увидеть другие миры и возможно встретить иной разум. И вот это случилось. Воображение рисовало добрых и милых гуманоидов, а вместо этого я получил трехметровых громил с паучьими головами.
        Кстати говоря, пауки не животные…
        «К сожалению, мыслеграмота несовершенна и не способна перевести все понятия точно для каждого народа, если до того мы не имели контактов».
        Черт возьми, они читают мои мысли!
        «Да, но только поверхностные. Не бойся нас. Мы ваши союзники».
        Помниться мне уже говорил что-то в этом роде некто назвавший себя Технарем, подумал я.
        «Технари могут быть союзниками, но только на время. А их дикие сородичи неизмененные Мудрецами опасны. Они не приемлют высшую биологическую жизнь. Они искусственные создания, произведенные давно исчезнувшей расой».
        Неожиданно один инопланетянин протянул ко мне свою длинную лапищу. И я ощутил, как веревка, на которой висел диск, вилась в шею. А сам диск, словно притянутый мощным магнитом, сорвал две пуговицы и очутился в четырехпалой «ладони» пришельца.
        «Этот помощник принадлежал Маленькому Защитнику. Он был хорошим воином и погиб достойно. Но помощник достался тебе честно, как и сожитель Маленького Защитника, а значит, ты стал - нашим братом. Отныне ты будешь посредником между нашими и вашими вождями. Мы доставим тебя в безопасное место…»
        Ощутив необычную легкость во всем теле, я с ужасом обнаружил, что взлетел вместе с двумя пришельцами.
        - Господи, разбуди меня! - подумал я, ошеломленно глядя на удалявшуюся землю, и зажмурил глаза.
        Яблоки из моего сна вновь летели в небо, за ними Ньютон и белый рояль с пианистом…
        Часть вторая
        Миссия невыполнима
        Глава первая
        Гершвин разбудил меня как обычно ровно в семь. Это незначительное послабление, которое мне позволили. Не просто какая-нибудь противная пищалка, проезжающая по не проснувшемуся мозгу тяжелым бульдозером, а хорошая музыка. Однако время подъема не измелилось - ежедневно в семь часов по Москве. Я разлепил веки и уперся взглядом в блестящий белый потолок.
        - Достали, уроды! - вслух произнес я и с трудом заставил себя слезть с кровати.
        Наступил тридцать первый день с того момента, как я нажал красную кнопку на злополучном Устройстве Рымкевича, и открывшийся телепорт вывалил на Землю мусор со всех концов галактики. Наступил новый и удивительный…пожалуй нет, скорее, отвратительный мир, где в награду от нежданных инопланетных гостей мы получили прозвище НЕВЕЗУЧИЕ. И на то были свои причины, но об этом позже.
        Последних четыре недели стали сущим кошмаром. Как я и предполагал, они обращались со мной как с подопытным кроликом. Бесконечные допросы, обследования, тесты. Для них я был ни своим, ни чужим, а нечто среднее между человеком и чужаком. Учитывая, я, что побывал в лапах инопланетян, отношение ко мне было, мягко говоря, подозрительным. Хотя они всячески старались показать доброжелательность, но я то чувствовал, что она фальшива. Лишь немногие из Наблюдательного Совета были по-настоящему на моей стороне. Первые дни я терпел, надеясь, что когда они разберутся, все измениться, но время шло, а со мной по-прежнему обращались как с материалом для опытов.
        - Достали уроды! - не без удовлетворения в голосе повторил я, зная, что любой звук записывается.
        В самом деле, лучше бы меня забрали к себе Миротворцы! Но этим пауколюдям вздумалось сделать меня посредником. Хотелось бы знать в каком месте у них мозги?! Посредник из меня получился никакой, а вот образец для опытов просто замечательный. Вояки и ученые просто набросились на меня.
        Инопланетяне стерли из памяти все, что происходило на корабле. Но дали взамен необходимый минимум знаний обо всех нежданных гостях нашей планеты. И главное: теперь я знал об истинной причине катастрофы!
        Я пришел в себя на окраине поселка забитого солдатами и бронетехникой. Серебристый треугольник Миротворцев с невероятной скоростью уносился прочь, а ко мне уже бежала толпа. Чертовы «пауки» высадили меня на глазах у сотен людей, видимо, чтобы подтвердить мой высокий статус. «Безопасным местом» оказалось то самое Нагорное, куда мы так стремились попасть. Ну а дальше был перелет в Москву и эта клетка…
        Мне создали самые комфортные условии пребывания, но при этом не оставляли в покое ни на минуту. Даже когда я отдыхал, то чувствовал что нахожусь под бдительным присмотром. Скрытые камеры были везде: может быть даже в унитазе. Но хуже всего было то, что мне не позволили встретиться с женой и родителями. То есть увидится нам конечно разрешили. Но назвать это полноценной встречей язык не поворачивается. Им объяснили, что я на карантине, поэтому нас разделяла герметичная перегородка, а общались мы через переговорные устройства. Галька «поцеловала» меня через стекло и расплакалась. Мы почти не говорили, а просто смотрели друг другу в глаза, пока свидание не закончилось. Честное слово и заключенным позволяют большее!
        - Олег Владимирович, после завтрака вас ждут в лаборатории № 2. - напомнил приятный женский голос.
        - Два пошли вы! - пробурчал я, уплетая яичницу. Завтрак мне приносили, едва только срабатывал будильник.
        Наверняка они слышали, но голос ничего не ответил.
        Блок, в котором меня содержали, включая лаборатории, занимал целый этаж. Теоретически я мог беспрепятственно путешествовать по всему этажу. Однако на практике пространство доступное мне, ограничивалось комнатой, тренажерным залом, ванной и небольшим участком коридора. Дальше я проходил, только когда меня вызывали.
        - Ну что начнем! - сказал изувер в белом халате с милым выражения лица, едва зашел в лабораторию № 2.
        Я с видом приговоренного молча уселся в кресло. Подмастерья улыбчивого инквизитора нацепили на меня электроды и стали настраивать приборы.
        - Только, пожалуйста, не напрягайтесь так! Я ведь знаю, что вам не больно! - сказал врач, взяв в руку скальпель, и вновь широко улыбнулся.
        Порой мне хотелось перехватить у него скальпель и воткнуть лезвие сквозь стекло гермокостюма прямо ему в глаз. Но вместо этого я обречено подал ему левую ладонь. И холодное лезвие возилось в кожу. Врач сделал глубокий надрез, наблюдая за тем, как свертывается кровь в ране. Боли я действительно почти не ощущал. Так, легкое покалывание, словно по коже провели острым ногтем. Не прошло и полминуты, как рана затянулась. Это чудо уже не вызвало былого восторга. Только заинтересованное хмыканье и едва слышные возгласы типа: «Да этого и следовало ожидать».
        - Показания в норме. Как и позавчера, - сказал один из ассистентов.
        - Что теперь: пули со смещенным центром или осколочные гранаты? - ехидно поинтересовался я, разглядывая руку, на которой уже не осталось и следов от пореза. Прошло несколько дней с тех пор, как процессы в моем организме стабилизировались. Скорость восстановления была примерно одинаковой. Я, так сказать, достиг наилучшей формы.
        - Это хорошо, что вы сохранили чувство юмора! - ответил мне врач, откладывая в сторону окровавленный скальпель.
        Очень хотелось сообщить ему, как он посмотрит на то, что ради шутки я возьму скальпель и порежу ему что-нибудь. Но я не решился. Они и так с подозрением относились ко мне, а тут вовсе станут бояться.
        В десять сорок, когда меня обычно вызвали на очередную серию тестов, приятный женский голос, который сильно хотелось заткнуть, почему-то молчал. Я плюнул и улегся на кровать. Однако стоило мне сомкнуть веки, как из динамиков раздалось предупредительное покашливание.
        - Доброе утро Олег, это Валерий Иванович. Мы ждем тебя в конференц-зале, это очень важно!
        Валерий Иванович из руководителя полетов вынуждено переквалифицировался в моего главного надсмотрщика, потому что полетов больше не предвиделось.
        - Это как-то связано с заявлением Миротворцев? - спросил я.
        - Да…
        - Тогда я никуда не пойду!.. Я не переменил своего решения.
        - Олег… Это крайней необходимо, с тобой хотя поговорить очень важные люди…
        Не понимаю, в чем была разница. С тем же успехом я мог общаться с ними лежа на диване. Все равно они прекрасно видели меня, а то, что я не видел их - так наплевать! Лишний раз смотреть на эти морды желания не возникало.
        Конференц-зал был разделен на две половины все той же пресловутой герметичной переборкой. Я в одиночестве сидел в пустой половине помещения, рядом располагался столик с графином сока и вазочкой наполненной фруктами. Напротив меня за прозрачной перегородкой скопилось человек пятнадцать: все важные лица, министры, прочие шишки, парочку даже из-за заграницы.
        В голове невольно возникала ассоциация с казнью на электрическом стуле. По крайней мере, в американских фильмах все выглядело очень похоже. Правда, там не подают фруктов осужденным.
        Я потянулся за яблоком и стал его поглощать, смущая випов нарочитым чавканьем. Четыре дня назад, когда мне в первый раз сообщили эту умопомрачительную новость, я вел себя также…
        - Мы можем начать? Или вы будете есть? - прогремел бас плотного мужика в генеральском мундире. Это был генерал-полковник Канонников - командующий Объеденными Силами собственной персоной. Выше него был только президент России и Совбез ООН. «Живьем» я видел его впервые.
        - Юрий Игнаетьевич, вероятно, Олег еще не полностью восстановился после недавних тестов. Его организм требует пищи, - смягчил ситуацию Валерий Иванович.
        Он так это сказал, что меня передернуло. «Его организм» прозвучало, как «его монстр».
        - Вы уже конечно знаете о заявлении Миротворцев?
        - Да. Валерий Иванович передал мне, что они настаивают, чтобы мы отбили у Захватчиков Ловушку Скрытых, иначе нас ожидают непоправимые последствия…
        - А именно - уничтожение планеты, если Захватчики попытаются обезвредить Ловушку, - прервал меня Канонников.
        - Но при чем тут я? Я уже сказал все что знал и даже больше. Вы ведь уже допрашивали меня под гипнозом.
        - Дело не в ваших знаниях, а вас лично.
        - То есть?
        - Они в ультимативной форме потребовали вашего участия. В противном случае они не передадут нам жизненно важные технологии.
        - Миротворцы не хотят отдавать нам схему магнито-гравитационного генератора, если мы согласимся на их условия, - пояснил Валерий Иванович.
        Понятно, они решили обменять меня на решение всех энергетических и транспортных проблем скопом. Только вот меня забыли спросить. И что за странную игру ведут Миротворцы? То я посредник, то разменная монета? Вначале использовали как носитель информации, а потом бросили. И вдруг снова проявляют интерес? Или это так было задумано с самого начала?!
        - А почему это должны делать мы, а не Миротворцы или, скажем сами Мудрецы?
        - Миротворцы утверждают, что они не имеют права вступать в открытый конфликт с Захватчиками. Это, дескать, приведет к началу полномасштабной галактической войны. Кроме того, их сил на Земле явно недостаточно, а корабль Мудрецов и вовсе один.
        Еще пять недель назад этот бредовый разговор мог бы состояться между актерами в фантастическом фильме или между пациентами сумасшедшего дома. Теперь же инопланетяне стали объективной реальностью. После недолгого шока, всем, даже очень серьезным типам вроде генерала Канонникова, пришлось смириться с «зелеными человечками». И вообще смириться со многими вещами, которые еще месяц назад казались достойными разве что желтой прессы. Но таково свойство человеческой психики. Когда это необходимо она способна проявлять удивительную гибкость и приспособляемость к ситуации. Шок не продлился и неделю. А может быть, и не было никакого шока, по крайней мере, у высшего руководства, потому что они догадывались о существовании инопланетян. Я и сам подписывал бумаги «о не разглашении». Хотя до катастрофы не мне не довелось видеть никаких НЛО.
        - Почему мы должны им верить?
        Мне ответил Валерий Иванович:
        - До сих пор Миротворцы показали себя надежными партнерами. Они передали несколько полезных технологий, а также приемник сверхсветовой связи. Каналы, которые он принимает, подтверждают их правоту. Причем некоторые, зачастую противоречат в оценке информации, но в целом рассказывают об одинаковых событиях.
        - Это может быть подделка. - усомнился я.
        - Олег, каналов белее пяти тысяч! Подделать такое количество невозможно.
        - Наличие так называемой Ловушки тоже подтверждается. Мы и наши американские партнеры попытались запустить ракеты, но они не смогли подняться выше тридцати семи километров. Инопланетная техника также не способна преодолеть этот барьер, - сказал Канонников.
        - Обезвредить Ловушку Скрытых могут только Мудрецы. Захватчики не способны сделать это, но обязательно попытаются. Так как считают, что это усилит их влияние на другие расы и посрамит Мудрецов.
        - И это, конечно же, приведет к уничтожению всей планеты! - с сарказмом произнес я. - Все это очень похоже на сказочку. Удивляюсь, что вы в нее поверили.
        Я ядовито усмехнулся, еле сдерживая смех, что вызвало нездоровую возню за стеклом. Народец начал перешептываться между собой, неодобрительно покачивая головой.
        - У нас было время проверить эту информацию.
        - Уложились за сутки? - не поверил я.
        - Нет, Олег. На самом деле заявление Миротворцы сделали еще 3 дня назад. Просто мы…
        Не договаривайте! Я и так знаю, что вы никому не доверяете: ни мне, ни инопланетянам и возможно даже себе!
        Валерий Иванович еще пораспинался минутку-другую, потом слово вновь взял Канонников.
        - Землетрясение, которое произошло в районе Зоны Высадки, два дня назад подтверждает, что Захватчики не оставляют попыток добраться до Ловушки. Мы должны отбить Ловушку и продержаться пока на планету не приземлился второй корабль Мудрецов. Первая их экспедиция, вероятно, была уничтожена Захватчиками.
        - Не понимаю, зачем нужен я?
        - Миротворцы настоятельно требуют, чтобы мы доставили вас к Ловушке, А затем, когда прибудет новый корабль Мудрецов, вступили с ними в контакт.
        - А как же сами Мудрецы? Я что не помню, чтобы они как-то проявляли себя. Или вы исключили их сообщения из того, что мне показывали?
        - Нет, по утверждению Миротворцев, Мудрецы не выходят на контакт не только с нами. Они предупредили, что не пошлют второй корабль пока Миротворцы или мы сами освободим Ловушку от Захватчиков.
        - Я по-прежнему не понимаю, в чем заключается моя роль?
        - Мы сами не понимаем… Они говорят про какое-то пророчество, - за стеклом ожил старый скрюченный мужичек - какой-то большой академик.
        - Вкратце оно звучит так: некий чужак, породнившийся с ними, должен раскрыть великую ложь и дать им, то есть Миротворцам великую свободу. Под чужаком они, вероятно, понимают вас…
        Это заявление лишь рассмешило меня.
        - На нашей планете тоже делалось много пророчеств. Помниться 1999 и в 2012 году обещали конец света…
        Четыре дня назад на этом разговор прекратился. Мой отказ вызвал многочисленные споры, которые ни к чему не привели. Они дали мне время подумать и снабдили информацией полученной от пришельцев. И вот опять вызвали в этот чертов конференц-зал. Куча высокопоставленных лиц за стеклом очевидно должна была вызвать у меня ощущение собственной важности.
        - Итак, у меня нет выбора? Я должен лезть в пекло и таскать каштаны из огня?
        - Ну почему ты так ставишь вопрос, тебе никто не навязывает… - начал было Валерий Иванович, но его грубо перебил Канонников.
        - Вы сделаете это не для нас, а для всего человечества!
        - А если я откажусь? Если у меня нет никакого желания возвращаться в Зону Высадки? Наконец если я просто не верю в это?
        - Но Олег ты ведь сам принес информацию на счет Мудрецов?!
        - Да, ну и что из этого. Эту информацию дали мне Миротворцы, а они союзники Мудрецов. Если они такие замечательные, высокоразвитые, то почему не в силах справиться с Захватчиками. Почему пытаются втравить нас? Неужели вы об этом не задумывались?
        - Задумывались конечно. Несмотря на факты стопроцентной уверенности у нас нет. Но и выбора тоже нет. Захватчики наступают, а все попытки начать переговоры не дали никаких результатов. Поэтому мы должны контратаковать. Тут действует правило враг нашего врага наш друг! - сказал, как отрезал, генерал.
        Мы должны, потому что должны - железная логика! Скажи проще, что тебе приказали, потому что инопланетяне дают в обмен на меня какой-то там супергенератор.
        - Мы, конечно, не можем заставить тебя насильно. Поэтому рассчитываем на твою сознательность… По правде говоря, я и весь научный состав Наблюдательного Совета против твоей отправки обратно в Зону. Мы еще не закончили исследования, кроме того, это нарушит карантин…
        - Хватит уже! - оборвал его Канонников. - Этот ваш карантин излишен! Парня давно пора выпустить на волю!
        Он думал, купит меня этим дешевым спичем. Как же, на волю? В Зону, а не на волю!
        Нет уж, дудки! Здесь, по крайней мере, не бегают всякие чудовища и кормят регулярно.
        Я покачал головой.
        - Нет, я не соглашусь.
        - Вы подумайте еще. И до пяти вечера дайте ответ, - сказал генерал. Да так сказал, что стало ясно какой-то ответ я должен дать.
        - Я не изменю своего решения! - настоял я, но в помещении потух свет, и они стали расходиться.
        Я выпил сок и в раздумьях побрел обратно в комнату.
        Похоже, они тянули до самого последнего момента, пока Миротворцы не приперли их к стенке, вначале подсадив на иглу новых технологий, военных в том числе. А потом, когда они заартачились, неожиданно оборвали этот поток.
        Когда я вернулся в свою комнату, то не поверил глазам. На кровати блестел - диск! Они забрали у меня помощник Миротворцев еще до прилета в Москву. Я уже не наделся вновь увидеть эту полезную штуку, не раз спасавшую мне жизнь, пока я бродил по Зоне Высадки.
        Едва пальцы коснулись холодного металла, как моей голове зазвучал «голос».
        «Святой, ты должен добраться до Ловушки Скрытых!»
        Я чуть не подпрыгнул от неожиданности.
        - Это Миротворцы?! Где вы? - в ошеломлении я стал вглядываться в окно, но ничего кроме пронзительно голубого неба там не увидел.
        «Не ищи нас. Мы далеко».
        - Что это за глупое пророчество на счет меня? Почему именно я?
        «Пророчество гласит, что свой чужак раскроет великую ложь…»
        - Да знаю я, что гласит! Мне уже передали… Какое мне дело до вашей великой лжи! И причем тут Ловушка?
        «Мы не знаем. Таково Пророчество. Но все сходится - ты свой чужак».
        - Свой чужак?
        «Ты носишь сожителя нашего брата, ты наш брат. Ты свой чужак. Пророчество свершилось».
        Я в полной растерянности улегся на кровать, пытаясь собраться с мыслями.
        - То есть из какого-то дурацкого соответствия я должен рисковать жизнью?
        «Ты не будешь рисковать. Ваши воины прорвут оборону Захватчиков и доставят тебя к Ловушке».
        - Мы не прорвемся! Техника Захватчиков лучше нашей. Вы должны по крайне мере помочь нам…
        «Если мы дадим вам технику - это будет означать войну с Захватчиками. А мы не готовы к ней. Но мы дадим вам защиту и поможем договориться с Технарями. Они сделают вашу технику совершеннее».
        Я усмехнулся.
        - Я никуда не пойду. Вы не в силах заставить меня.
        «Почему?»
        - Я не верю вам.
        «А разве своим ты веришь?»
        - Я уже никому не верю.
        «Если ты не пойдешь, ваша планета может погибнуть. Потому что только Мудрецы способны отключить Ловушку. Захватчики не могут этого. Их воздействие детонирует Ловушку! А ее взрыв разорвет вашу планету на части. И все погибнут. Даже мы - те, кто волей рока оказались в вашем мире».
        - Допустим, это так. Хотя я до сих пор не пойму, зачем эти Скрытые посылают свои Ловушки…
        «Поэтому их называют Скрытыми, ибо их облик и деяния Скрыты от остальных рас».
        - Ну, хорошо, хорошо… А Тогда почему вы не могли доставить меня к Ловушке сразу, когда до нее еще не добрались Захватчики?!
        «Нашедшие тебя братья не были сторонниками Пророчества. Кроме того, Ловушка к тому времени уже была захвачена, а Мудрецы убиты. Вторая спасательная экспедиция Мудрецов станет возможной только после того, как Ловушка будет отбита у Захватчиков».
        - А почему только Мудрецы способны отключать Ловушки? Вдруг это выйдет у Захватчиков?
        «Ты же видел информацию? Они уже делали это три раза, когда часть галактики становилась непроходимой благодаря Ловушке. Но ни кто кроме них не знает, как это делается. Это их тайна».
        - Ладно, не буду спорить. Допустим мы - земляне отобьем эту вашу дурацкую Ловушку. Я подойду к ней и что дальше?
        «Мы не знаем, что будет дальше. Возможно, тайна Ловушек будет раскрыта и Скрытые перестанут быть скрытыми. Мы не должны упускать такой шанс».
        - Отлично, но это можно сделать и без меня!
        Я еще мог понять инопланетян. В конце концов их логика может быть совершено отлична от нашей. Но Наблюдательный Совет и Командование Объеденными Силами я понять никак не мог. В голову никак не лезло, что они настолько легко поверили чужакам. Значит, были иные причины. Не решили ли они таким образом избавиться от меня, обменяв на полезные технологии, раз уж инопланетники так настаивают?… В то, что они готовы бросить меня на произвол судьбы, не верилось. Но вполне возможно я уже не столь полезный «образец для исследований», а держать меня из соображений гуманности вряд ли кто будет. С другой стороны я могу быть опасен, как величина неизвестная, своих я что-то вроде Скрытого для инопланетян. Пришельцы хотя бы выглядят иначе, а я как бы засланный казачок. Что ж, не стоит отрицать и подобный вариант… Однако соглашаться на авантюру я не собирался, потому что не склонен доверять всякого рода предсказаниям к тому же инопланетным. Сдается мне, что нами просто манипулируют. В каких целях не совсем ясно, но манипулируют…
        «Очень жаль» - последовал ответ на мой отказ.
        - Простите ничего личного.
        «Ты не оставляешь нам выбора…»
        Глава вторая
        - Да пошли вы! - в слух произнес я.
        В ответ я слышал громкий гул почти переходящий в свист. И только открыв глаза, обнаружил, что нахожусь внутри вертушки.
        - Пошли-пошли! Мы уже на месте! - проорал склонившийся надо мной военный.
        Меня подхватили за руки и вынесли из вертолета, лопасти которого словно ножи гигантской мясорубки замедлено, как во сне проплывали над головой.
        - Усыпили, уроды! - процедил я, понимая, что даже Миротворцы поступили со мной подло.
        Оттащив на безопасное расстояние, два верзилы поставили меня на ноги и всучили флягу. Машинально отпив какой-то вонючей жидкости, я окончательно пришел в себя. И сделав последний глоток, вместо мятой поверхности фляги, увидел помятое лицо того самого военного, который разбудил меня в вертолете.
        - Полковник Михайлов! - представился он.
        Это был высокий крепко сбитый мужичек лет сорока одетый в камуфляж и вооруженный, что называется, до зубов. Бандитскую морду полковника на две неравных половины перечерчивал шрам. Одним словом, спецназ.
        - Очень приятно, Олег Добрынин. - поздоровался я, возвращая флягу обратно.
        - Мое подразделение будет тебя охранять… Лично я не понимаю зачем и на фиг это кому-то нужно. По мне так сбросить на этих гуманоидов, мать их, водородную бомбу и баста! Но приказ есть приказ…
        Я хотел сказать, что и по мне тоже, но в этот момент вертолет пошел на взлет, и воздушная струя чуть не сбила меня с ног. Высокая трава стелилась по земле, кустарники и молодые осины бились в истерике, пока вертушка не унеслась прочь. Наступила тишина.
        - Где мы? - спросил я оглядевшись.
        Хотя чего спрашивать: опушка леса, просека с разбитой дорогой, позади светлыми линями на почерневшем от пожара поле уходили вдаль столбы ЛЭП. Знакомая картина. Было одно лишь отличие от того, какой я оставил Зону в последний раз. С тех пор как Миротворцы помогли отключить энергощит - тот самый «фантастический город», климат над зоной резко поменялся. По сводкам, которые мне размешалось смотреть, над Зоной уже вторую неделю по нескольку раз на дню лили дожди. Свинцовые низкие тучи, казалось, навечно сковали небеса, посадив солнце под арест. Здесь еще было вполне сносно - дождик лишь слегка накрапывал.
        - Мы за границей Зоны Высадки. Семь километров от ближайшего блокпоста. Дальше не могли - опасно, - ответил Михайлов.
        Какие они все-таки сволочи, подумалось мне, и наши и инопланетяне. Раз уже у меня не было выбора, то, по крайней мере, дали бы попрощаться с женой родителями. А впрочем, не все еще потеряно. Я могу просто отказаться и пойти назад к блокпосту, семь километров это не так уж и много.
        - Полковник, а что вас приказано на случай, если я попытаюсь удрать? - поинтересовался я.
        - Доставить силой до указанного объекта. - усмехнувшись, ответил полковник.
        - Потрясающе. Может быть, вы меня прямо сейчас пристрелите?
        Полковник еще раз усмехнулся. Благодаря шраму, усмешка получилась, по меньшей мере, зловещей.
        - Я далеко не тупой вояка, как можно подумать. Мне прекрасно известно о твоих… э-э-э… особенностях. Я всего лишь выполняю приказ. Вот и все. Иди за мной. Нам пора выступать.
        Колонна бронетехники, к которой мы направились, была неплохо укрыта под кронами деревьев. С первого взгляда и не заметишь.
        Я был в не себя от злости.
        Если уж меня не было выбора, то хотя бы позволили попрощаться с женой и родителями! - не переставал повторять я, машинально передвигая ногами. - А они просто взяли да и выкинули в Зону Высадки! Уроды!
        Пока мы шли до командирского БМП, в поисках диска я ощущал карманы камуфляжной формы, которую на меня нацепили во сне. Но не обнаружил его. Наверняка, они посчитали, что с помощником Миротворцев я буду опаснее вдвойне. И позволили временно воспользоваться им лишь как средством связи с пришельцами.
        Мы забрались на БМП. Полковник отдал несколько приказов. После чего колонна пришла в движение. Машины стали заезжать на просеку. Наша БМП оказалась где-то посередине. Из люка показался радист.
        - Товарищ полковник. На связи «Гнездо». Просят поговорить с Добрыниным.
        Михайлов кивнул, чтобы радист передал мне гарнитуру. На связи был Валерий Иванович.
        Соизволил, наконец, зло подумал я, не испытывая желания говорить с кем бы то ни было.
        - Олег ты слышишь меня? Олег? Олег?… кажется что-то со связью… Олег!
        - Да! - после некоторой паузы ответил я, когда увидел, что полковник как-то не по-доброму смотрит на меня.
        - Прости, мы были вынуждены поступить так! Хотя лично я был против! - подчеркнул он.
        - Вы все так говорите!
        - Я серьезно!
        - Почему нельзя было подготовить меня как следует! Попрощаться с родственниками хотя бы дали!
        - На подготовку не было времени! А родственники не должны знать о твоем участии в операции… Ты не бойся! У тебя надежная охрана! Воевать больше не придется! За пару дней управитесь! И назад…
        - Ага, шапками закидаем, - усмехнулся я, когда сеанс связи закончился.
        Колонна медленно двигалась сквозь лес. Дождь становился все сильнее. Но полковник как будто не замечал этого, с каменным лицом разглядывая путь.
        - Ты можешь спуститься в кабину или взять плащ палатку, - наконец произнес он, окинув меня взглядом.
        - Я не растаю. Лучше расскажите, если не секрет, как вы собираетесь избежать попадания снарядов Захватчиков? Не безопаснее было бы пробираться своим ходом?
        - На своих двоих мы всегда успеем, если потеряем технику.
        Я вспомнил, как за считанные мгновения «ласточка» разделалась с бронеколонной в Тамске.
        - Думается, мы потеряем ее очень быстро. Одного штурмовика Захватчиков хватит, чтобы уничтожить всю технику. Достаточно просто пролететь над колонной…
        - Я не в курсе технических подробностей. Но нас снабдили генераторами помех, они сбивают с цели снаряды чужаков. У каждого солдата и в каждой машине есть и такой генератор. У тебя, кстати, тоже. В левом кармане.
        Когда я рылся по карманам в поисках диска, то наткнулся на металлическую коробку размером с пачку сигарет. Вынув блестящий предмет, я сразу же подумал о Миротворцах.
        - Пришельцы дали?
        - Я же говорил, что не в курсе технических подробностей.
        Оглядев предмет, я все-таки заметил отдельные изъяны на поверхности - коробочка была явной штамповкой. Корпус, по всей видимости, дюралевый.
        - Надеюсь, что она работает, - с сомнением сказал я, покачивая в руке штуковину.
        - Тебе то чего бояться?!
        Посмотрев на каменную физиономию полковника, я ничего не ответил. Он говорил правду. Потому что у меня было много больше шансов остаться в живых, если нам не повезет…
        Я покрутил в руках приборчик и засунул его обратно в карман. Дождь тем временем заметно усиливался. Но внутрь машины я принципиально залезать не желал. Пусть лучше намокну до нитки, зато, когда нас накроет штурмовик Захватчиков успею спрыгнуть, прежде чем БМП вспыхнет.
        Вскоре полковнику и мне вытащили из люка пятнистые плащ-палатки, в которые уже укутались все спецназовцы сидевшие на броне других машин.
        Прямые струи дождя мысленно вернули меня в тот день, когда я впервые встретил Гальку. Помниться мы укрылись от внезапного ливня под каким-то утлым навесом, вода все лилась и лилась с небес, словно сейчас… как давно, кажется в позапрошлой жизни. Она ведь думает, что я по-прежнему под Москвой на карантине. И родители тоже думают, ждут встречи. В то время как я нахожусь, черт знает где! И не понятно ради чего!? Словом, бред продолжался. Опять хотелось закрыть глаза и очнуться ото сна на МКС, там, где нет притяжения, там, где за бортом одна только величественная пустота …
        Я закрыл глаза, но легче от этого не стало. Дождь стегал меня по спине, барабанил по металлу и вообще не давал забыться, заставляя своей неуютностью думать о насущном, то есть о том, как выкрутиться из этой ситуации. Меня осенила интересная догадка. Может быть, именно в этом и заключалась истинная цель моей миссии - проверка. Вопрос на что? На лояльность или на прочность «измененного» организма? Именно поэтому меня так быстро вернули обратно в Зону?! Возможно, моя дальнейшая судьба зависит от моего поведения. Возможно… А впрочем, к черту! Гадать можно сколько угодно.
        Пошли они все куда подальше. Я просто ничего не буду делать, пусть все течет, как течет.
        Прошло около получаса молчания, прежде чем полковник приказал радисту выйти на связь с командованием. Обменявшись парой коротких кодовых фраз с «Гнездом», Михайлов впервые за это время посмотрел мне в глаза.
        - Что-то не так? - поинтересовался я.
        - Так ничего… просто не люблю неясность…
        - Я тоже. Мне, например, совершенно неясно, как вы собираетесь прорваться к Ловушке.
        - Мы зайдем с тыла. В данный момент началась массированная атака на Захватчиков с севера, в то время как мы ударим с юго-востока, - на удивление дружелюбно произнес полковник.
        - Остается только проехать через Зону…
        - В этом секторе нет Захватчиков, - объяснил он, смахивая с непромокаемого плаща-палатки капли дождя.
        - Но зато много чего другого.
        - Именно поэтому ты с нами. Кто кроме тебя прошел Зону вдоль и поперек, оставшись при этом в живых!?
        Неужели они надеются, что я буду у них проводником?! Какая глупая затея. Это равносильно тому, что взять в проводники Ивана Сусанина. Кроме того, я имею свойство притягивать всякие напасти. Так, по крайней мере, было еще две недели назад…
        - Да, но почти все кто шел со мной, погибли.
        Каменное выражение лица полковника не поменялось.
        - Возможно, ты просто оказался живучее остальных, - сказал, он словно раздвигая суровым взглядом струи дождя впереди колонны.
        Слова полковника потрясли взлелеянную мною концепцию «притягивания неприятностей». Неожиданно я осознал, что слишком много придавал внимания собственной персоне, считая себя центром мироздания и соответственно апокалипсиса. На самом же деле я был не то чтобы пешкой, но и не ферзем это точно. А несчастья и катастрофы в великом множестве обрушились на многих людей оказавшихся внутри Зоны. И многие не выдержали их, потому что не обладали моими способностями. Тут полковник прав. Я не ангел конца света, а супермен деревенского масштаба. Несколько простых слов вояки вправили мои мозги лучше, чем десяток психологов беседовавших со мной после возвращения. Особенно на этом фоне было смешно представление чужаков. Банальное совпадение они выдавали за свершившееся пророчество. Оказывается, не только люди склонны к суевериям…
        Пока я был в раздумьях, колонна неожиданно остановилась. Впереди послышались крики. С головной машины вызывали полковника. Я спрыгнул с машины вслед за ним.
        - Оставайся тут! - не оборачиваясь, бросил он, услышав хлюпанье моих ботинок.
        Я не подчинился его приказу и пошел дальше, ничего не ответив.
        - Как знаешь… - через силу принял мое неповиновение полковник.
        Как я ни старался прыгать с кочки на кочку, избегая глубоких луж, ботинки все равно набрали воды. Стало совсем мокро и мерзко. Дождь хлестал лицо, скрывая серой завесой все, что было впереди. Видимость достигала едва ли двухсот метров.
        Перемесив немало килограммов дорожной грязи мы наконец добрались до головной машины. Около БМП скопилось порядка десяти человек. Они что-то оживленно обсуждали.
        - Взорвать к чертовой матери! - донеслось до моих ушей сквозь шум дождя. И только тогда я увидел, что стало предметом их спора. Посреди узкой просеки высился мощный дуб. Во всяком случае в первое мгновение мне показалось, что это именно дуб. Обхват ствола был, наверное, метров десять. Впрочем, для такого мощного ствола высота дерева была на удивление небольшой.
        - Откуда он тут взялся? По колее ездили еще этим летом?! - недоумевал второй голос. - Дело явно не чисто!
        - Почему до сих пор ничего не предприняли?! - сходу начал Михайлов, вставив прежде парочку ласковых.
        - Здесь не проехать!..
        - Необходимо взорвать!
        - Отставить взрывать, это демаскирует нас! - отрезал полковник.
        - А что его пилить?!
        - Если понадобиться будете пилить!
        Михайлов обернулся ко мне.
        - Добрынин, ты видел такое раньше?
        Я помотал головой.
        - Но я бы вначале снес его, а потом стал разбираться настоящий ли это дуб или что-то иное…
        Однако сносить странное дерево никто не стал. После недолгой паузы, пока все молча ждали, когда полковник выдаст свое решение, Михайлов сказал:
        - Пошлите двух человек, пусть осмотрят. Но всем быть на чеку!
        К дереву послали сержанта и рядового со второй машины. Сержант шел спокойно, всем своим видом показывая, что он не понимал, зачем командирам понадобилось поднимать такой переполох из-за какой-то дурацкой «коряги» посреди дороги. Солдат же наоборот шел, словно его заставили идти по минному полю. Парнишка даже нацелил автомат на ствол дуба.
        - Вот тебе и спецназ… - буркнул кто-то из офицеров.
        Мы стояли под проливным дождем и глупо пялились на дерево, ожидая не весть чего. Но стоило мне представить себя на месте тех двух солдат, как я почувствовал, что по спине прокатилось холодная волна.
        Кажется сейчас действительно что-то произойдет… В дереве таилась явная опасность.
        Не смотря на мои предчувствия, оба солдата благополучно добрались до странного дуба. Сержант демонстративно попинал ствол ногой и даже облокотился на него всем телом.
        - Дерево как дерево! - крикнул он.
        Рядовой же не спешил, решив обойти дуб с другой стороны. Сержант не выдержал и прикололся на счет его осторожности:
        - Смотри в оба, а то укусит!
        И неожиданно для всех пропал из виду, подлетев вверх и исчезнув в густой кроне дерева. Послышался сдавленный крик сержанта и вопль солдата, отскочившего в сторону. Но не успел он отбежать и на пару шагов, как темное щупальце утащило его вслед за сержантом. Все произошло настолько быстро, что никто не сумел адекватно отреагировать. Лишь когда из кроны посыпались окровавленные кости, вояки схватились за оружие и принялись палить по дереву. Некоторые даже рухнули в грязь, как будто боялись, что дерево могло открыть ответный огонь.
        Только громогласный мат полковника остановил беспорядочную пальбу, на которую дерево никак не отреагировало. Ни одна пуля по моему даже щепки из ствола не выбила. Впрочем, «дуб» имел, скорее всего, иную природу и на дерево походил лишь внешне.
        Только после криков Михайлова, я обнаружил, что и сам поддался панике. Мое тело словно жило собственной жизнью. Ноги сами унесли меня к лесу. Я стоял за широким стволом старой осины. И лишь теперь опасливо огляделся вокруг. А то мало ли что… Вдруг тут уже не одно такое деревце.
        Очевидно, что это какая-то инопланетная тварь или земное, но уже мутировашее растение.
        - Господи, как они ужасно погибли… - подумал я.
        Тем временем Михайлов приказал всем отойти назад.
        - Это и тебя касается, Добрынин! - рявкнул он в мою сторону, когда обратил внимание, что я по-прежнему прячусь за деревьями.
        Едва все отошли, как двигатель головной БМП заревел, передвинув машину вперед. БМП остановилась на полпути к дереву-людоеду и произвела шесть выстрелов, которые должны были просто разметать «дуб» в ошметки. Однако «дерево» устояло. Снаряды даже не взорвались, они лишь вышибли из «дуба» синюю слизь и заставили зашевелиться. Земля вокруг «дерева» вспучилась и словно взорвалась изнутри. Из мокрой глины показались толстые омерзительного вида корни больше похожие на покрытые язвами кишки. Чудище вырвало себя из земли и медлительно поползло в лес. Тогда танкетка произвела еще несколько выстрелов, заставивших дерево-монстр ускорить темп движения. Вслед за машиной бросились все кто находился в начале колонны и принялись остервенело палить по твари из всех стволов, едва успевая менять магазины и обоймы. Вперемешку с грохотом слышалась отборная матерщина. Подминая под себя осины и березы «дуб» исчезал в чаще, на глазах меняя форму. Он превращался в нечто похожее на гибрида кактуса с осьминогом. Настоящий цвет чудища оказался бледно-синим. Ошметки продолжали вылетать из него, а из образовавшихся ран текла
синяя жидкость. А стрельба все не прекращалась, пока не вмешался сам полковник.
        - По машинам, мать вашу! - заорал тот.
        - Надо было ее добить! - вырвалось у кого-то из офицеров.
        - Это не наше дело. Может быть в следующий раз… - отрезал полковник.
        - Теперь нас точно заметили… - буркнул я, когда он промчался мимо, чуть не сбив меня с ног.
        - Пошевеливайтесь! - еще раз рявкнул полковник мне под ухо, обращаясь как бы ко всем, но очевидно лично для меня.
        Вояки были крайне недовольны, что им не позволили отомстить за товарищей, но приказа естественно не ослушались. Какой-то офицер приказал собрать останки двух несчастных, которые стали жертвами инопланетной образины. Солдаты, по все видимости бывалые бойцы навидавшиеся разного, стали собирать кости в мешки. Но даже среди этих бывалых кто-то не выдержал.
        - Боже мой! - почти вслух произнес я наблюдая как желудочные судороги скрючили парня. - Зачем они нас сюда послали? Для чего? Что бы угодить каким-то там инопланетянам? Не верю…
        Танкетки уже заревели и, выбрасывая из-под гусениц грязь, двинулись вперед, когда на мое плечо неожиданно легла чья-то река.
        - Уж тебя то я никак не ожидал здесь увидеть!
        Это бы тот самый офицер, что отдал приказ собрать кости погибших. Где-то я уже слышался это голос…
        Лишь взглянув в лицо, я наконец признал капитана Бабаева.
        - А я все думаю, ты это или не ты!
        - Извини, а я не признал! - обрадовано произнес я.
        - Да мы в этих балахонах все на одну задницу, как говорит прапорщик Василенко! - сказал тот, имея в виду камуфлированный плащ-палатку.
        - Куда же ты тогда девался? Я слышал что-то про чужих…
        - О, это долгая история…
        - Ладно поговорим позже! - видя что его машина уже отъехала на значительное расстояние, сказал Бабаев. - Но ты поосторожнее с полковником. Суровый тип. - добавил он и бросился бежать.
        Я улыбался, глядя, как скачет по кочкам капитан. Встреча с Маратом была единственным светлым моментом этого серого дня. А дождь все хлестал мне в лицо. Я же вспоминал тот день наполненный запахом дыма, солнцем и надеждой добраться до своих, когда мы виделись в последний раз… Теперь же «свои» направили нас обратно в Зону невесть для чего.
        - Добрынин залезай! Ждать тебя никто не будет! - услышал я над собой недовольный голос полковника.
        - А я не напрашиваюсь! - ответил я, запрыгивая на броню.
        Бронеколонна двигалась сквозь стену дождя в окружении густого леса, возможно, таившего в себе еще немало сюрпризов. После встречи с плотоядным «деревом» все были на стороже. Между тем ничего экстраординарного не происходило. Если не считать двух волосатых тварей, похожих толи на обезьян, толи на снежного человека. Они молнией перескочили просеку за две машины от нас. Солдаты переполошились и даже пальнули пару раз им вдогонку. За что получили «по рогам» от командира. Затем снова был дождь, грязь и хмурый лес. Впереди не виделось ничего хорошего. Даже думать не хотелось о том, что ждало нас через каких-нибудь тридцать-сорок километров пути, когда мы нарвемся на Захватчиков. А я знал, что рано или поздно произойдет. Если не это, то что-нибудь другое.
        Так прошли долгих три часа, прежде чем мы выехали на опушку леса, оказавшись неподалеку от небольшой деревни. Лишь после того, как разведка доложила, что в деревне никого нет, Михайлов, дал добро на получасовую передышку. Наша машина подъехала к дому на окраине села.
        Домик был старый покосившийся. Внутри сыро и тесно, с потолка капало. Старомодный шкаф и комод были раскрыты, на полу валялись вещи. На стенах висели старые пожелтевшие фотографии. Но в углу, как это обычно в деревенских домах, икон не было. Толи это поработали мародеры, толи хозяева собирались в спешке, да так и не собрались. Однако в деревне было абсолютно пусто. Жителей, очевидно, эвакуировали, либо они исчезли так же как в окраинах Тамска месяц тому назад. Но по сравнения с тем, что происходило наружи, даже эта заброшенная развалюха казалась раем. Я нашел какую-то табуретку, уселся и облокотившись на стенку русской печки закрыл глаза.
        Сейчас бы ее растопить, подумалось мне. А еще лучше в баньке попариться…
        Тем временем в комнате набралось человек десять. Офицеры кто, сидя, кто стоя расположились вокруг стола, на котором Михайлов разложил карту.
        - Мы прошли по касательной линии вот здесь. С востока на юго-запад. Теперь двинемся по железке до этой дороги…
        Ага, вот почему мы так долго ехали. Настоящие герои всегда идут в обход. Интересно, на долго ли хватит топлива? Или они уже модернизировали эти гробы на гусеничном ходу по рекомендациям пришельцев?
        - Когда ожидается контакт с неприятелем? - просил кто-то из офицеров.
        - Видимо… - полковник провел пальцем по карте. - Где-то здесь. Но если мы сумеем выйти к потенциальным союзникам раньше…
        - К Технарям? - спросил я.
        Полковнику не понравилось, что в перебил его, однако он ответил:
        - Да к так называемым Технарям. Эти ученые могут назвать их хоть сантехниками… Мне наплевать. Главное, что бы они действительно помогли нам. Еще вопросы есть?
        Вопросов не было. Подчиненные молча смотрели то на карту, то на командира.
        - Отлично, - полковник глянул на часы. - 20 минут на отдых и выдвигаемся.
        Когда все стали выходить, я пошел вслед за Маратом. Офицеры быстро разбрелись от нашей избушки, на крыльце остался только Бабаев и я. Дождь словно пулеметная очередь барабанил по навесу и водопадом лился по стоку в ржавую бочку, из которой вода переливалась в затопленный огород.
        - Месяц назад воды почти не было… все горело. - сказал Марат.
        - Ну а теперь бог явно внял нашим молитвам.
        - Шуточки у тебя. Ну ладно, дружище, рассказывай, как ты тут очутился? С каких пор космонавты стали участвовать в спецоперациях? Я то понятно. Выполняю приказ. А тебя-то за что? - на его азиатском лице проступила едва заметная улыбка.
        - Да я и сам толком не знаю. Похоже пришельцы твердо уверены, что я и только я смогу выполнить миссию по спасению мира и все такое… В общем чушь.
        - Ладно, не имеешь права говорить - так и скажи!
        - Я действительно не знаю… - стал оправдываться я.
        - Такого не бывает. Не просто же ради любопытства нас бросили на верную смерть! - грустно произнес Марат, глядя на старые яблони. - Если дождь не прекратиться они так и сгниют. - неожиданно заметил он.
        - Прекратиться. Все когда-нибудь прекратиться.
        - А ты оптимист… ладно, надеюсь, еще свидимся. Надо идти. - Он пожал мне ладонь и ушел к своей машине.
        Я так и остался стоять на крыльце, наблюдая за тем как пузыриться лужа, покуда из дому не показался полковник Михайлов.
        Глянув на меня недобрым взглядом, он отвернулся и рявкнул зычным голосом: - По машинам!
        Уже через пять минут гусеницы вновь месили грязь, а мы мокли под ливнем. Буквально в сотне другой метров от брошенной деревушки показалось железнодорожное полотно. После того как танкетки заехали на колею, скорость колонны заметно возросла. Правда, стало трясти. Уже не помню сколько мы так ехали, как вдруг из люка показался радист.
        - Товарищ полковник, код 1-13.
        - Твою мать! - ответил полковник и жестами что-то просигналил машинам сзади и спереди. После чего дистанция стала увеличиваться. А из кабин повылезали все кроме водителей.
        - Воздух? - поинтересовался я.
        Полковник кивнул.
        - По радио передали?
        На это он ничего не ответил, сделав вид, что я задал вопрос неуместный для образованного человека, да еще и космонавта. А спросил я неспроста, потому что уже не первый час думал над тем, что у кого-то из отряда должен находиться помощник Миротворцев. Если они не доверили его мне, то значит кому-то другому. По началу я думал на полковника, но похоже, он был у радиста.
        Всматриваясь в свинцовые низкие небеса, я пытались углядеть опасный силуэт «ласточки», чтобы успеть спрыгнуть, прежде чем штурмовик накроет колонну. Я ожидал, что предчувствие опасности нахлынет на меня штормовой волной. Ведь наличие сожителя внутри моего тела сделало меня что называется «ближе к природе». Как сказали, физиологи изучавшие меня - «появилось звериное чутье опасности». Но почему-то этого не происходило. Либо я уже настолько привык к опасности, из которой собственно и состояла Зона Высадки, либо ничего страшного не произойдет.
        Военные были напряжены не меньше моего, некоторые крутили головой туда-сюда, словно локаторы. Но локаторы даже если бы они были, не помогли бы. Техника Захватчиков не отражала радиоволн. В колоне кроме боевых машин пехоты были еще три каких-то странных установки на той же платформе, но с массивными башнями. Вероятно, ими они надеялись сбить штурмовик пришельцев.
        Как бы мы ни всматривались в тучи, ласточка все равно появилась неожиданно.
        - Воздух! - завопил кто-то спереди, и я, соскочив вместе со всеми, полетел в грязь.
        Заглушая солдатскую матерщину, в воздух устремились тысячи пуль и несколько ракет выпущенных установками ПВО. Темно-серый острокрылый силуэт промелькнул над нами на бреющем полете и пропал. Мгновение спустя в конце колонны прогремел взрыв. Пилот «ласточки» догадался, что самонаводящиеся заряды не действуют, и переключился неуправляемые и сумел-таки попасть в одну из машин.
        Я мысленно аплодировал, паукочеловечкам и нашим инженерам. Потому что еще месяц назад такая встреча закончилась бы полным уничтожением колонны. Однако если «птичка» пролетит над дорогой еще несколько раз и будет использовать неуправляемые заряды - нам крышка.
        Боковым зрением увидел, как радист подполз к полковнику и что-то прошептал ему. После чего полковник спокойно встал и громогласно объявил:
        - Опасности больше нет! Все по машинам!
        Теперь я был уверен, что помощник у радиста. Потому что о точных передвижениях штурмовика могли знать только Миротворцы, которые, скорее всего, наблюдали за нами. Значит, их корабль где-то рядом, но находится в режиме невидимки.
        Потери личного состава оказались невелики: погиб один человек - не успел вовремя покинуть машину, трое ранено осколками. Солдат быстро распределили по другим машинам, и колонна вновь двинулась в путь.
        Все могло быть куда хуже. Но это была только первая ласточка, как в прямом, так и в переносном смысле.
        - Они вернуться. «Ласточки» еще не самое страшное. Хуже «богомолы». Они будут уничтожать людей. - сказал я, чувствуя, что на меня накатывает волна страха.
        - Не наводи панику. Я и без тебя знаю, что это только начало. На то мы и солдаты, чтобы воевать! - ответил мне полковник.
        - А как выглядят эти самые «богомолы»? - тихо спросил меня парень сидевший рядом.
        - Как богомолы. - Также тихо ответил я спецназовцу.
        - А как выглядят богомолы?
        - Как богомолы…
        - Сколько же можно талдычить! Вам же все размусолили по десть раз, мать вашу! Просто когда увидишь кузнечика размером с грузовик - стреляй! - Услышав наш идиотский диалог, сказал полкан.
        Но прежде чем встретить «богомола» мы заметили, как посреди туч плывет циклопическая «медуза». Благодаря знаниям, которые мне в голову «записали» Миротворцы, я сразу же определил, что это атмосферный транспорт Захватчиков. А ведь не прошло и получаса с тех пор как нас засек штурмовик. За это время мы успели добраться до нормальной асфальтовой дороги и по всем признакам приближались к какому-то крупному населенному пункту. По пути встретился указатель, но, к сожалению, он был свернут, поэтому я не сумел его разглядеть. Полковник был на удивление спокоен. И я догадывался почему. Он уже два раза спускался в кабину, чтобы связаться со штабом и очевидно с пришельцами. Потому что во второй раз я не слышал его голоса. Стало быть, мысленно общался через помощника, логично рассудил я. Михайлова предупредили, что нам на перехват приближаются ударные силы Захватчиков.
        Солдаты с тревогой вглядывались в необычный объект, предчувствуя, что его появление не предвещало ничего хорошего.
        - Сейчас начнется… - тяжело вздохнув, произнес парень сидевший рядом и нацепил каску.
        Режим радиомолчания теперь стал бессмысленным. И полковник с усердием принялся отдавать по рации приказы. Едва колонна стала перестраиваться в боевой порядок, как с востока послышался реактивный гром. И в тот час же из свинцовой завесы туч появились два звена «сушек». Поскольку погода по меркам земных технологий была абсолютно нелетной, оставалось предположить, что самолеты уже успели изменить по подсказке пришельцев. А на встречу к ним из мрачной «медузы» застывшей к северу от нас отделились «ласточки» Захватчиков. Затем из основания «медузы» стали появляться прозрачные шары, которые тут же подхватывались щупальцами и летели в нашу сторону. Слева от дороги был лес, справа - поля. Именно туда и планировали шары. Вначале было неясно, что это. Лишь после того, как первый коснулся земли и лопнул, ситуация прояснилась. Шары были своего рода парашютами, внутри которых прятался «богомол» - наземный штурмовик Захватчиков. Тем временем в воздухе уже занялась битва. Поскольку никакие виды самонаводящегося оружия не работали с обеих сторон, в первом столкновении потерь не было. А затем все выродилось в
череду взаимных погонь и перестрелок. Все пытались сесть врагу на хвост и, поймав в перекрестье прицела, расстрелять прямой наводкой. В результате чего один из наших сумел даже пробить шарик, тут же лопнувший словно мыльный пузырь. «Богомол» кувырком полетел вниз и грузно ударился о землю. На радость солдатам тварь больше не шевельнулась. Но другие были уже на подходе. Правда и бойцы уже успели покинуть машины и рассредоточиться. Танкетка стала подавать назад. Мы отходили под прикрытие леса.
        - Давай Добрынин, слезай! И от меня ни на шаг! - крикнул полковник и стащил меня с машины.
        Мы бросились к ближайшему укрытию - канаве.
        Послышались первые выстрелы и свист бесшумных зарядов, выпущенных инопланетной образиной.
        - Окружают, вашу мать! - оглядев небо, разозлено рявкнул полковник.
        «Медуза» по-прежнему не перестала выбрасывать шары, раскидывая их по кругу, чтобы наземные штурмовики могли ударить одновременно с разных сторон.
        Мы выползли из канавы и укрылись за деревьями. Долбанув несколько раз в сторону наступавших тварей, БМП, с которой мы только что спрыгнули, подминая молодняк, тоже въехала в лес. Неожиданно из кустов слева появились еще двое бойцов.
        - Товарищ полковник. Там есть укрытие… - указал рукой солдат.
        - Покажи им путь! - приказал Михайлов, имея в виду танкистов. - Остальные за мной.
        Под канонаду выстрелов мы пробежали еще полсотни шагов, прежде чем Михайлов нашел место, где решил занять оборону, - между двух поваленных деревьев. Другие тоже отступали в лес и к нам присоединились еще трое обвешенных вооружением бойцов.
        Я присел на мокрую землю, прислонившись к поваленному стволу. Мрачные мысли одолевали меня. Окружение Захватчиками ничего хорошего не сулило. Как выкрутиться из этого я не знал. Оставалось надеется на инстинкты тела, а точнее сожителя. Если повезет, я воскресну через какое-то время…
        - Господи, зачем мне все это!? Зачем нас сюда послали…
        Ведь полковник знал, что чужаки приближаются. Почему же не отдал приказ занять оборону заранее? На что-то наделся?
        Тем не менее, никакой паники не было. Бойцы Михайлова довольно расторопно рассредоточились и заняли оборону. Сквозь листву я видел, что над нашей позицией то и дело проносились «ласточки», но пока им было не до нас. Потому что наши летчики вели с ними ожесточенную перестрелку. Грохотали пушки и реактивные движки. Крик полковника был едва слышен. Бой приближался. Арьергард окончательно отступил в лес под нажимом «богомолов». Я слышал как пару раз что-то сильно грохнуло. Кажется, они сумели достать БМП. Из зарослей появились танкисты с нашей машины. Они тащили ящики с боеприпасами.
        - Эй, полковник! Может быть вы дадите мне хоть какое-то оружие?
        - Сиди тихо и не мешай! Это не твое дело!
        Михайлов шлепнулся в грязь рядом и поменял рожок - вынул обычный черный, а на его место вставил зеленый.
        - Кончай затылок подставлять, пригнись!
        - Что это такое? - спросил я, окончательно улегшись на землю.
        - Сейчас узнаешь… Все магазины поменяли? - проорал он, в своей поганой манере, словно пытаясь меня оглушить.
        - Так точно… - послышался дружный ответ бойцов, и почти одновременно с этим над головами засвистели «пули» чужаков.
        В ответ из соседнего укрытия застрочили автоматы.
        - Бесполезно! - крикнул я.
        - Посмотрим…
        Полковник перекатился влево и, выглянув из-за коряги, пальнул короткой очередью.
        Я не рискнул выглянуть из-за поваленного дерева. «Пули» ложились совсем рядом. С глухим звуком они впивались в мокрую древесину. Уже слышался хруст ломающихся сучьев. «Богомол» подходил все ближе к нам. Неожиданно раздались три взрыва подряд. Ударная волна качнула ствол дерева и окатила комьями мокрой земли.
        - Есть! - услышал я чей-то ликующий вопль.
        Выстрелы прекратились.
        - Один есть! - сообщил мне Михайлов.
        Надо отдать должное, спецназовцы Михайлова действовали эффективно. Вопрос в том долго ли им удастся продержаться?
        Я позволил себе приподнять голову и взглянуть на поверженное чудовище. Насекомоподобный монстр еще чертыхал неправдоподобно изогнутыми конечностями. Но это уже была агония. Распоротый живот «богомола» исторгал из себя поток серо-зеленой жидкости.
        - Твою мать! Что за дрянь?! - услышал я от бойца, залегшего справа от меня. - Меня сейчас стошнит!
        Сказано - сделано. Солдата действительно вырвало.
        - Тебя Добрынин послушать так, всё, ложись и помирай! Не такие уж они страшные… - полковник не успел закончить фразу, потому что с другой стороны - из глубины леса раздались выстрелы. Затем крики и взрыв.
        - Обошли, сволочи.
        Напролом сквозь молодняк и кусты к нам что есть мочи бежали двое солдат. До укрытия оставалось несколько метров, когда послышался зловещий свист и один упал, как подкошенный.
        - Быстрее! - орал боец справа.
        Беглец прыгнул и, перелетев через ствол, упал в грязь лицом.
        - Молодец браток!
        Но браток не двигался. Полковник подергал его за руку. Никакой реакции.
        - Готов…. Суки! - разозлено прорычал боец и дал длинную очередь в лес.
        - Отставить! Экономить патроны! - крикнул на него Михайлов.
        Новое чудовище не заставило себя долго ждать. Ломая молодые осины гигантское «насекомое» выползло из чащи. Мы едва успели перебраться к противоположному стволу. Действуя скорее рефлекторно, чем разумно, я поднял оружие выпавшее из рук мертвого солдата. Вначале я решил, что это своего рода дробовик револьверного типа. Но до меня быстро дошло, что это был ручной гранатомет.
        - Положи это! И без тебя разберемся! - грозно сказал Михайлов, схватив оружие за ствол. - Или ты хочешь нас всех угробить!
        Чтобы там ни думал полкан, я не собирался отпускать гранатомет. И крепко сжал рукоятку правой рукой, а левой уже искал предохранитель.
        - Нам так и так крышка!
        Полковник был силен, но не так как я. Поэтому я вырвал из его лапищи оружие и послал ко всем чертям.
        «Контролируй…»
        - Что? - спросил я.
        Но полковник разозленный моей выходкой молчал.
        «Контролируй сожителя! Не давай ему управлять рассудком!»
        О господи! Это же…
        Очевидно, Миротворцы были где-то совсем близко. И общались со мной напрямую с помощью мысли.
        «Не время думать, время управлять. Сила сожителя в инстинктах. Твоя сила в воле! Сначала отрешись от него, наблюдай за ним, а потом заставь подчиняться. Не давай ему отключать сознание!»
        «Богомол» поливал наше укрытие «пулями» не слабее чем тучи дождем. Сверху падали сшибленные листья, ветки, щепки. Хоть на мгновение высунуться и дать ответный огонь было просто невозможно. А тварь подбиралась все ближе и ближе…
        В чудовище полетели гранаты. Два хлопка, казалось, заставили «богомола» заткнуться. Но не тут то было. Едва один из солдат попытался вылезти из укрытия, как тут же раздался сдавленный крик.
        Полковник излил из себя матерную тираду и швырнул навесом еще одну гранату.
        Меня била мелкая дрожь. Сейчас это случиться. Смерть была рядом, я опять провалюсь в темноту, чтобы затем воскреснуть посреди мертвых…
        «Контролируй, он близко…» - вновь послышалось в голове.
        Да что я могу?
        «Отрешись…»
        Я закрыл глаза и попытался молиться. Слов ни одной из молитв я, правда, не знал, поэтому нес кую-то чушь.
        - Господи, помоги, господи, спаси и сохрани…
        Тело вдруг сжалось, словно всю мускулатуру свело, а потом также неожиданно расслабилось. Я открыл глаза и обнаружил, что на меня медленно, словно в невесомости плывет капля.
        Что за ерунда, подумал я. Наверное, я опять умер. Или уже воскресаю и мне вновь сниться сон.
        Оглядевшись, я увидел, что на меня медленно плыло множество капель. Полковник по-прежнему лежал рядом и не шевелился. И не дышал!
        Значит, все погибли…
        «Ты сумел отрешиться. Теперь управляй сожителем! Встань и стреляй! Пока не поздно!»
        Или все-таки жив? В конец концов, если это сон, то какая разница встану я или нет. По крайней мере, я ничего от этого не потеряю.
        Оперившись на левую ладонь я приподнялся и ошеломленно застыл, глядя на гигантское «насекомое» почти неразличимое на фоне леса. Богомол выставил свои передние «лапы» застыл на месте. От «лап» в разные стороны веером разлетались… вернее пылили сотни блестящих иголочек. Некоторые были всего в паре метров от меня, но надвигались так медленно, что я спокойно мог от них увернуться….
        Не может быть?!
        «Это есть! Стреляй!»
        Вскинув гранатомет, я прицелился в чудовище и нажал на спусковой крючок. «Богомол» стоял всего в тридцати шагах, поэтому не попасть в него было просто невозможно.
        Оружие ударило в плечо. Три гаранты одна за другой медленно с натугой вылетели из дула и поплыли к цели. Я заворожено смотрел за их полетом, пока вдруг не понял, что ко мне приближаться несколько «пуль» и вынужденно опустился. Тогда же все кончилось, словно кто-то опять вернул скорость вращения земли в норму. Капли упали, «пули» промчались. Гранаты рванули, но как-то неожиданно тихо. Раздалось три хлопка и шипение.
        Над нами пролетела камуфлированная туша «богомола». Извиваясь в воздухе, он упал на деревья. Затем стал биться в агонии, расшвыривая куски земли. Его туловище горело изнутри. Кожа вздувалась пузырями и лопалась. Под грохот автоматных очередей в него летели «трассеры». Бойцы добивали страшилище.
        - Хорошо сработано! - одобрительно произнес Михайлов.
        Впрочем, по его лицу было трудно понять, что он имел в виду: мой удачный выстрел или необычные заряды гранатомета.
        - Меняем позицию! - закричал он.
        Прежде чем броситься вслед за полковником я сорвал с убитого патронташ с зарядами для гранатомета и автомат.
        - Добрынин двигай задницей!
        Я перепрыгнул через изрешеченный ствол дерева и побежал. Впереди маячила спина полковника.
        Желудок заурчал, требуя пищи…
        Лишь тогда я опомнился. Ведь со мной произошло нечто невероятное. Время остановилось! Или почти остановилось…
        «Время не остановишь. Но тело и разум ускоришь! Ты научился! Но помни - нужна пища».
        - Какого дьявола?! Учителя хреновы! Лучше бы перебили этих тварей… - почти вслух сказал я.
        «Мы не вправе вмешиваться. Но ты - Свой Чужак! Мы должны помочь тебе!»
        - Тогда заберите меня отсюда! - разъяренно ответил я.
        «Всему свое время. Ты должен выполнить миссию! Через 12 шагов у раздвоенного дерева остановись и возьми! Это принадлежит тебе по праву. Там твой помощник!»
        И мой взгляд действительно уперся в раздвоенную березу. Добежав до нее я нагнулся и, порыскав ладонью, нащупал что-то металлическое, холодное. Это был диск! Но почему они сказали, что он мой по праву? Тот помощник забрали у меня еще в Нагорном.
        «Мы знали, что его заберут. Мы дали другой. Не помощник, а переводник, он проще. Помощник совершеннее. Он есть только у братьев и у Мудрецов. Носи его с честью».
        Неужели тот самый?
        - Добрынин, где там возишься! Давай быстрее! - голос Михайлова заставил меня спрятать диск в карман и догонять остальных.
        Пробежав сотню-другую шагов, мы нашли убежище в яме наполовину наполненной грязной водой. Бой не утихал ни вокруг нас, ни над нами. Мы пока что оставались в безопасности. Где-то слева раздался хруст ломающегося дерева, но инопланетная тварь не заметила нас.
        Михайлов неожиданно взглянул в небо туда, где сквозь пелену дождя проглядывали черты «медузы», и неожиданно схватил рацию.
        - Второй, они на подходе! Направляй маяк на этот гриб в небе! Как понял?
        - Вас понял! - послышалось из рации.
        - Ставь и сматывайся! У тебя не более минуты!
        Теперь я был однозначно уверен, что диск у полковника. Но вот что означало: «они на подходе?» Спрашивать я не стал, потому что буквально через минуту ответ появился сам собой. Выжигая на свинцовом небе огненные линии к «медузе» приближались ракеты. Воздух вокруг иноземного корабля вспыхнул. Я видел, как замерцало защитное поле. Но когда огонь растворился, «медуза» так и осталась висеть над лесом без видимых повреждений. Ответный удар последовал незамедлительно. От «медузы» отделились яркие пульсирующие шары. Затем чужак выплюнул из себя еще несколько пузырей с богомолами. Один летел прямо на нас. Во всяком случае, так показалось в первое мгновение. Но у страха, как говориться, глаза велики. На самом деле чудище приземлилось в метрах ста или даже больше за нашей позицией. Но все принялись палить, когда пузырь был еще в воздухе. Полупрозрачная пленка лопнула и «богомол» чертыхаясь полетел вниз. Напоровшись на ствол дерева, он громко «завизжал». Хотя это не очень точное сравнение. Звук этот не походил на звуки, которые мы привыкли слышать на земле. Это было что-то адское, заутробное, что не передать
словами. Чтобы тварь заткнулась, я добил ее из своего гранатомета.
        Только когда стихла стрельба, я услышал дикую матерщину полковника.
        - Вставайте и… деру, мать вашу!
        Это было единственное цензурное выражение из его тирады.
        Следуя приказу, мы сорвались с места, и как оказалось вовремя. Обожженная ракетной атакой «медуза», стала беспощадно расшвыривать по лесу плазмоиды. Мы едва успели покинуть убежище, как огромная шаровая молния врезалась в деревья и словно слизнула маленький участок леса. Волна жара ударила по спинам. А мы сломя голову, словно стадо напуганных кабанов, петляли между деревьев. Плазмоиды ложились тот тут тот там. Деревья вспыхивали как спички. А над головами гремел бой. Я видел, как падают наши самолеты, и как «лопаются» штурмовики Захватчиков. Кругом слышались пальба и грохот. Я чувствовал, что солдатами завладел страх. Сам я не боялся как они, но ничего не мог поделать и бежал вместе со всеми. Боюсь, даже бывалый вояка полковник Михайлов не мог их остановить. Впрочем это тоже было неплохой тактикой. Михайлов лишь воспользовался страхом солдат, мотая их по лесу, чтобы убежать от чужаков. Но это все-таки они нас настигли. Полковник не успел найти подходящего убежища, а «богомол» уже учуял нас. Несколько молодых осин и берез с хрустом рухнули на землю, и из чащи возникла едва различимая махина. Тварь
подстраивалась под окраску леса, но благодаря неосторожности с деревьями, мы сумели ее различить. Однако бежать было поздно.
        - Ложись! - только и успел крикнуть полковник, прежде чем монстр направил на нас смертоносные клешни.
        «Контролируй» - вновь послышалось в голове. Я уже не знал толи это Миротворцы толи мой внутренний голос.
        Я попытался вновь затормозить время, но ничего не вышло. Руки между тем сами подняли оружие и прицелились в тварь.
        Ну да. Теперь у меня есть помощник. С ним я буду снайпером даже стреляя из пищали.
        Это действовал не я. А инстинкты сожителя и программы помощника. Разум был едва задействован. От него требовались только начальные импульсы, призывы к действию: страх, желание выжить.
        Гранатомет дернулся в руках, выпустив заряд, а на встречу уже летели блестящие бусинки, которые веером раскидывало из своих клешней-пулеметов. Михайлов и солдаты успели упасть в траву. Я падал следом за ними, но схлопотал несколько пуль. Впрочем, и я не остался в долгу. Заряд прожег его кожу и вспыхнул изнутри. Тварь подпрыгнула от боли, прекратив стрелять. Этой заминкой воспользовались подопечные полковника и добили «богомола». Я проваливался в темноту…
        Хотя не до конца. Тело я не ощущал, но продолжал видеть и слышать, словно лежал на дне колодца.
        - Трошкин! Трошкин!
        - Он мертв, товарищ полковник!
        - Тащите этого!
        - Он тоже того!
        - Тащите, я сказал! Это приказ! Того не того! Тащите и все!
        Я увидел над собой полковника затем солдата. Потом серые тучи скрылись за ветками, листьями, прямо в глаза попадали капли, потом снова тучи, потом ветки листья, еловые иголки, небо, капли, реже огонь.
        - Третий давай! - услышал я голос полковника. - Вторая волна на подходе!
        Потом раздался грохот. Это по «медузе» ударила новая порция ракет. А через несколько секунд я стал чувствовать боль. Как и раньше все началось с желудка. После экспериментов со временем и очередной смерти я был готов сожрать хоть корову в шерсти. Затем чувствительность вернулась к конечностям, и я скрючился, схватившись за живот.
        Двое солдат напугано отпрянули от меня.
        - Не может этого…
        - Добрынин, жрачка в правом наружном кармане! - Послышался не столько удивленный, сколько издевательский голос полковника. Он в отличие от солдат, скотина, знал, что сейчас со мной твориться. Его то уж наверняка осведомили. И может даже кое-какие видеозаписи показали из лаборатории. Например, как за три часа отросла фаланга левого мизинца, якобы случайно отрезанная «неумелым ассистентом».
        Я скорее полез за едой. На вкус это была шоколадка. Обертку я содрать забыл и уже после стал сплевывать фольгу. Глаза слезились, все тело ныло. Но стоило пище достигнуть желудка, как боль стала пропадать. Пока я жив я почти не испытываю боли… но вот когда воскресаю, порой бывает очень неприятно….
        Я лежал на траве под кустами. Здесь было относительно сухо. Стало быть, мы располагались на возвышенности. Рядом были трое солдат, которые ошалевшими глазами вперились в меня, и полковник, сохранивший по крайне мере внешнее спокойствие. Хотя наверное внутри он не был так спокоен. А его издевательский тон лишь психологическая защита и заодно показуха перед низшими чинами. Потому что видеть на записи и видеть вживую, это ни одно и то же.
        Я заметил свой гранатомет у одного их солдат и потянувшись, вырвал его из цепких лал вояки. Тот продолжал не моргая смотреть на меня, не в состоянии проронить ни слова. И его можно было понять. Потому что обычно после таких ранений люди не выживают и уж тем более не выхватывают оружие. Это уже потом я обнаружил на своей куртке восемь дырочек от инопланетных «пуль». Раньше после такой дозы мне бы пришлось воскресать минимум часов пять. Пока я сплевывал остатки обертки, полковник вылез из кустов и удовлетворительно хмыкнул.
        Оставив ошалевших солдат, я присоединился к нему. И едва успел заметить, как несколько разорванных кусков еще недавно грозной медузы летели вниз. Вторая атака удалась. В небе не осталось ни наших самолетов, ни чужих «ласточек». Даже тучи поредели, и дождь ослабел. Где-то в лесу еще раздавались отдельные выстрелы. Очевидно «богомолов» осталось немного. Но их остатки добила не наша группа. Когда солдаты наконец отошли от моего воскрешения, а я смог идти, наступило затишье. Подчиненные Михайлова больше не по сторонам глядели, а на меня пялились. Я шел за полковником, а трое солдат сзади, предпочитая, чтобы я был все время на виду. Уж не знаю, чего они там себе в голове накрутили. Но то, что они боялись меня, было очевидно. А полковник, зараза, ничего не объяснил.
        Ни одной живой инопланетной твари нам больше не попалось. Пробираясь по лесу мы наткнулись на остатки разбившегося самолета и огрызки «медузы». Серая с черными пятнами масса разлеглась промеж деревьев, словно гигантский слизняк. Кроме того, от этого студня дурно пахло. Высотой масса достигала до 5 метров и с верхушкой накрывала молодые деревца. Местами поверхность была полупрозрачной и под пленкой виднелись темные внутренности, а кое-где наблюдалось шевеление. Поэтому полковник логично рассудил, что лучше будет обойти все это безобразие на значительном расстоянии.
        Глава третья
        Прошло около часа, прежде чем остатки отряда собрались вместе. Точкой сбора была избрана проселочная дорога, до которой мы не доехали буквально километр, когда на нас напали чужаки. Из техники уцелели 5 машин: четыре БМП и одна установка ПВО. Бойцов набралось едва ли на взвод. Потери были чудовищные.
        Солдаты сторонились меня. Очевидно, те трое живописали фантастическое воскрешение. Кроме того, они вероятно узнали, что весь этот сыр-бор из-за меня и естественно винили в гибели своих товарищей не только чужаков, но и меня, как первопричину.
        На мое счастье капитан Бабаев остался жив. Поговорить можно было только с ним. У него я выяснил, что лично им установленный лазерный целеуказатель и привел вторую ракетную атаку к успеху.
        В живых осталось только четверо офицеров: два лейтенанта, капитан Бабаев и сам Михайлов. Под кроной старого дуба, где дождь почти не ощущался, расположился совет. Полковник разложил планшет с картой.
        Говорить о прошедшем бое он не собирался. Хотя по лицам остальных было видно, что они сильно желали высказаться об этой бессмысленной бойне. Я был с ними всецело согласен. Но в отличие от всех, я хотя бы отдалено представлял себе цель нашего броска. Для молодых офицеров это все выглядело просто безумием генералов. Наверное, они думали, что уже вряд ли вернуться домой. Наверняка они были людьми чести и долга, настоящими офицерами, но, черт побери, они даже не знали, во имя чего они отдают свои жизни.
        - Эта дорога приведет нас к деревне Ручьи, - пояснил полковник, - отсюда километров пять. Затем мы развернемся на север и выйдем к точке рандеву. Какие-то вопросы есть?
        - Как на счет передышки? У нас осталось два часа светлого времени. Да и бойцы устали, - спросил Бабаев.
        - Нет не больше получаса. Останавливаться нельзя.
        - А что измениться, когда мы доберемся сюда? - я ткнул пальцем в то место на карте, куда мы так стремились.
        - Там Технари. Это промежуточная цель. Я уже тебе говорил, Добрынин, - полкан вновь глянул на меня недобрым взглядом. Во взгляде этом было вложено все, что он думает и обо мне и об этой безумной операции. Впрочем, он знал, что мы солидарны и в отношении к друг к другу и в отношении к тем, кто нас сюда послал. Однако он выполнял приказ и рисковал жизнью значительно больше меня.
        - Тогда почему нельзя напрямую по трассе?
        - Ты разве не видел, чем это все закончилось? Мы потеряли большую часть людей! Самых лучших, а не каких-нибудь пушечное мясо! - отрезал полковник.
        Но тут я он явно преувеличивал. Я уже успел заметить, что в операции участвовали далеко не самые лучшие и подготовленные. Таких было от силы четверть. Похоже, командование понимало, чем может закончиться наш поход. И не стало рисковать. Видимо в бою выжили те самые, кто был по-настоящему самым-самым, остальные же использовали именно как пушечное мясо. Никто и не предполагал, что до цели доберутся все. А фраза полковника была всего лишь для красного словца, чтобы поддержать дух подчиненных.
        - В лесу у нас больше шансов остаться незамеченными.
        Вряд ли, захватчикам это помешает, если у них есть силы на новую атаку, подумал я. Но с другой стороны, это могли посоветовать Мудрецы.
        - Разговор закончен, через пять минут выдвигаемся, - сказал он и отправился куда-то в лес, может быть по нужде, а может просто, чтобы побыть одному.
        - Что за технари? - спросил лейтенант, который был ближе ко мне. Парень лет двадцати пяти. С наголо побритой башкой. Он все время поглаживал макушку, словно пытаясь определить, не отросли ли новые волосы.
        - Инопланетяне такие. Жидкометаллические, - пояснил я, - командование и наши паукообразные друзья считают, что Технари нам помогут.
        - Зачем это!? Какому старому хрену из генералов это взбрело в голову?! - бросил второй офицер. - Нам впаривали на счет спасения мира и все такое… только вот не предупредили, что большая часть моих ребят поляжет.
        - Поверьте, я и сам этого не знаю. Мне рассказли точно такую же версию о спасении мира, - сказал я ему, честно глядя в глаза.
        Надеюсь, он мне поверил.
        Офицеры ушли к машинам, и я остался наедине с Бабаевым.
        - Дело дрянь, - сразу же заявил он.
        - Я знаю, но что делать?
        - Ты действительно ничего не знаешь? - пронизывая немигающим взглядом, спросил он.
        На что я вкратце выложил ему все, что мне говорил Каноников и компания.
        Марат опустил взгляд. И даже как-то скорчился. Что, как мне показалось, было несвойственно для него обычно невозмутимого.
        - Они там все чеканулись, - тихо, почти прошептав, подытожил он.
        - Даже если технари нам помогут, то не факт, что мы доберемся до Тамска-13. И я не представляю, что мы там должны делать. И главное ради чего?
        - Вот поэтому я и сказал - дело дрянь. Это самое плохое, когда не знаешь ради чего идешь умирать. За что-то определенное, во что веришь, умирать всегда проще.
        На такой не веселой ноте мы и двинулись в путь. Я думал, что желудок будет требовать новой пищи, чтобы восстановить уйму энергии потраченную на воскрешение. Но вместо этого мне больше хотелось пить. Видимо они напихали в ту «шоколадку» немало килокалорий, белков, углеводов, жиров и витаминов. Оставалось только дополнить это все жидкостью, потому что мы, как известно, по большей части состоим из воды.
        Я сел на вторую машину вместе с Бабаевым. Полковник разместился на третьей. И хотя тучи стали редеть, и дождь почти перестал лить, день уже заканчивался. К Зоне подкрадывались сумерки.
        Гусеницы БМП месили грязь проселочной дороги, приближая нас к трагическому финалу. Я чувствовал, что солдаты находились в смятении. Марат пытался хоть как-то подбодрить своих подчиненных. Но кажется у него это не выходило. На меня вообще никто старался не смотреть. Лишь изредка бросали косые взгляды.
        Опять я был виноват во всем….
        Но не я заставлял их лезть в задницу к дьяволу. Я сам был жертвой. Хотя более живучей.
        Меня сильно беспокоило, почему Миротворцы, вернув диск, больше не выходили на связь. Я мысленно пытался вызвать их, но никто не отвечал. Однако я стал обращать внимание, что слышу голоса даже солдат с соседних машин. Это мне показалось странным. Чтобы услышать друг друга на одной машине приходилось довольно громко говорить, а тут с соседних? Я нашел этому одно объяснение - диск. Раньше такой способности за ним не замечалось. Возможно «пауки» что-то в нем подправили. Открыли, так сказать, расширенный доступ. Кроме того мысли не вольно возвращались к тому моменту, когда время почти остановилось. Это была сверхчеловеческая способность, которой я толком не овладел. Возможно это еще не все. Возможно, я способен на большее. Воскрешение, замедление времени. Что теперь: левитация, превращение воды в вино? Я уже почти отучился удивляться. Вопрос только зачем это все нужно? И какова плата за сверхчеловечность?
        Однако события вновь прервали ход мыслей, так и не позволив мне придти к какому-то логичному заключению. С головной машины дали сигнал остановиться. Оказалось путь колонне преградил УАЗик, вокруг которого крутилось несколько человек. К ним направился лично Михайлов. Марату он приказал остаться. Ко мне этот приказ не относился, поэтому я пошел вслед за ним. Полковник ничего не сказал. Но я чувствовал, что он едва терпел мое поведение. Мне, честно говоря, было наплевать.
        Посредине дороги, увязнув в глубокой луже, стоял УАЗик с открытым капотом. Рядом стояли трое людей в грязной форме, сильно потрепанные, обросшие. С нашей стороны подошло три автоматчика, полковник, ну и я.
        - Кто такие? - сходу начал Михайлов.
        - Мы это… в общем… - начал самый бородатый.
        - Говори четко и представься!
        - Сержант Козлов! ВЧ 12067… мы базировались в Тамске. Пытаемся пробиться к нашим!
        Не может быть?! Услышав фамилию сержанта и номер бригады, я мысленно перенесся на месяц назад, когда волей судьбы очутился в военном городке. Вот так встреча!
        - Как оказались здесь? - продолжил допрос Михайлов.
        - Услышали канонаду. Попытались разведать. Но машина сломалась.
        Я продвинулся вперед. Мне не терпелось сообщить полковнику, что знаю этих людей, а еще спросить о том, что стало с подполковником Хоменко. Но меня вдруг словно обухом по голове ударило. Что-то в этих людях было не так. Они…
        Я попятился назад, накинув на голову капюшон маскхалата. Хорошо, что этот сержант не успел меня как следует разглядеть.
        Безусловно, если бы не помощник, я бы не распознал их. Это были не люди. Это были Кукловоды.
        Между тем полковник вел допрос дальше.
        - Почему так долго выбирались?
        - Мы затрясли здесь в лесу. Потеряли почти всю технику на переправе.
        - Переправа у Ручьев?
        - Да. Река вышла из берегов… и поток смыл мост.
        - Как же вы перебрались на этот берег?
        - Там дальше есть брод, но все мы не сумели переправить.
        - Почему, если это брод?
        - У нас оставались только грузовики. Если бы хоть один БТР…
        В его рассказе чувствовались явные противоречия. Например, каким образом они переправили эту машину, если даже грузовики не смогли? И почему брод все еще существует, если река вышла из берегов? Но дело даже не в этом. Полкан наверняка не зря спрашивал его и обратил внимание на все противоречия. Неужели Миротворцы по-прежнему не предупредили его об опасности? Или переводчик, который есть у него, тоже различает нелюдей? Скорее всего, Миротворцы постоянно на связи. Они постоянно проводят разведку и сообщают ему обстановку. Во всяком случае, это вытекало из предыдущих событий. Поэтому оставалось предположить, что он ведет какую-то свою игру. Про переправу он наверняка предупрежден. Вопрос был только в том знает ли он, что перед ним нелюди?
        Допустим я скажу ему правду. Не выдаст ли этот шаг, что у меня есть диск? Или же мне сослаться на свойство сожителя, который и без того внутри меня? И как я докажу, что это Кукловоды? Пристрелю одного из них?
        - Где остальные? - задал очередной вопрос полковник.
        - В поселке леспромхоза. Это километра четыре, надо только свернуть, по той же дороге можно проехать к броду.
        Заманивают, догадался я.
        - Хорошо, укажите нам путь.
        - А как же машина, товарищ полковник?
        - Прицепите ее! - обратился он к автоматчикам. - Давайте поторапливайтесь!
        Надо предупредить его! - твердила одна часть разума, - Молчать, это выдаст тебя! - требовала другая.
        Я не знал, что выбрать. И решил обождать. Потому что запас времени еще был.
        Только вот почему со мной не связывались эти дурацкие Миротворцы? Где вас паучьи черти носят? Отзовитесь, вашу паучью мать!
        Но в ответ тишина.
        Солдаты, поднатужившись, выкатили машину из лужи. Я предусмотрительно отошел подальше, чтобы не быть узнанным. Затем первый БМП проехал вперед и они, насколько смогли, развернули «УАЗ» обратно. После того как машину подцепили за трос, танкетка потащила ее за собой. Колонна вновь двинулась на встречу к неприятностям. Теперь уже явным, а не каким-то абстрактным. Меня мучили сомнения, предупреждать ли Бабаева или у полковника все же есть какой-то план.
        Метров через семьсот мы свернули налево, дорога сузилась, ветви деревьев хлестали по нам, словно хотели заставить нас одуматься и повернуть назад. Совсем стемнело, дождь прекратился, но тучи по-прежнему закрывали небо, поэтому ни звезд, ни луны не было видно.
        С каждой минутой приближения к лагерю Кукловодов, я чувствовал возрастающее напряжение. Я знал, что они попытаться заманить нас в ловушку. Но доказать я ничего не мог, разве только пристрелить одного из них, чтобы слизняк выполз из тела. Однако я все-таки поделился с капитаном, представив это как опасение.
        - Что-то не нравятся мне эти типы.
        - Странноваты, конечно. Подозрительно долго пытались выйти из зоны. Похожи на мародеров, - согласился Марат.
        Те еще мародеры, подумал, я захватывают тела! Недаром на мыслеграмоте они называются Кукловодами.
        То что они вели нас в ловушку, не вызывало сомнений. Однако непонятно другое - на что они рассчитывали? Вряд ли их больше чем нас и вряд ли они лучше вооружены. Кроме того им все равно нельзя стрелять, потому им нужны живые, а не мертвые тела. Это означало, что они рассчитывали оставить нас на ночлег в лагере. Тогда бы они смогли заполучить почти всех. Но Кукловоды не могли знать, что долговременная остановка не входила в планы Михайлова. Он собирался сделать бросок до Технарей без передышки.
        Как предвестник скорой развязки в лесу наконец показался огонек. Это был небольшой костер на въезде в лагерь, около которого стояли двое таких же оборванных заросших часовых. Они пропустили колонну, даже ничего не спросив. В лагере оказалось три жилых барака стоявших торцами к дороге, стоянка техники, ангар цеха и склад. В окнах жилых бараков горел свет. Стало быть, тут имелся генератор. И был запас солярки.
        Так вот зачем сюда решился ехать полковник! - неожиданно осенило меня.
        Мы остановились напротив бараков и стали слезать с машин, наконец ощутив землю под ногами и тишину. Потому что звук движка и лязг гусениц достали за день.
        Но наступившая тишина не радовала. Это было затишье перед бурей.
        Из бараков встречать нас выходили люди… точнее не совсем люди. Я прикинул, что набиралось не меньше полусотни. Лишь некоторые были одеты в военную форму. Оружия ни кого не наблюдалось. Впрочем, света лившегося из окон бараков было недостаточно, чтобы разглядеть подробности. Были тут и дети, и женщины, и старики. Между людей бегали собаки. Я успел глянуть одной дворняге в глаза и ужаснулся. Неужели они и собак приспособили?
        Люди вели они себя подчеркнуто странно - молчали. Обычно в такой ситуации все кинулись бы расспрашивать.
        Господи, какой я идиот, что не предупредил полковника, или хотя бы Марата!
        Но сейчас было уже поздно, мы уже были в логове чужаков.
        Все, что я знал о Кукловодах, дали мне Миротворцы. А значит, это было их субъективное знание. Кукловоды происходили с планеты далекой от центра галактической цивилизации и проникали в чужие тела. Подключаясь к нервной системе, они считывали все знания носителя и подавляли его волю. Правда, был еще кое-кто похуже Кукловодов - Пожиратели, которые получали знания от других рас в процессе поедания этих рас. Миротворцы даже считали, что Мудрецы изучив Пожирателей и Кукловодов, сумели создать мыслеграмоту, благодаря которой которым галактика общалась без языковых и культурных барьеров.
        Что же делать? Ведь не может быть чтобы Миротворцы не предупредили полковника. А если нет? Тогда я должен как можно быстрее раскрыть чужаков.
        Я быстрым шагом направился к полковнику. Тот уже о чем-то говорил с местным главарем.
        - Нет мы не останемся. Нет такой возможности, - услышал я твердый голос Михайлова.
        - Ваши бойцы устали! Передохните хотя бы пару часов! - был ответ.
        Я остановился как вкопанный, когда разглядел лицо собеседника Михайлова. Это был полковник … вернее он был когда полковником. И звали его, кажется Никита Семенович. И был он вечно пьяным. Неужели и подполковник Хоменко здесь? Как бы мне не хотелось увидеть его попавшим пол контроль этих склизких тварей.
        - Тогда мы выдвинемся с вами!
        - Нет, это исключено.
        Разговор явно зашел в тупик. Но Михайлов, как мне показалось, был на чеку. Я так же обратил внимание, что двое бойцов сразу же напаривалось к стоянке. Наверное искать склад ГСМ.
        Все решиться в ближайшие минут десять-двадцать, прикинул я. Больше на стоянку Михайлов не даст. Если он знает, что обитатели поселка на самом деле инопланетяне, то вскоре начнется пальба. А если просто собирается отнять у них топливо, то все может обойтись относительно мирно. И потом я не знал, что собираются предпринять Кукловоды. Перестрелка им тоже невыгодна. Потому что они могут потерять тела и свои и наши. Патовая ситуация. Похоже, Михайлов знал на что шел. Но открывать огонь на поражение почему то не собирался. С моей точки зрения это был неоправданный риск. Нам нужно было или сейчас же убраться или перестрелять их немедля. Хотя и противно, потому что они выглядели как люди. Может быть именно это ему мешало? Ему мешал психологический барьер? Не похож он на человека с психологическими барьерами, которые мешают запросто перестрелять полсотни человек только потому что они слишком подозрительны.
        Копаться в догадках я не собирался. А решил самостоятельно привести ситуацию к обострению. Стрелять я естественно не собирался. Однако я знал, что у Кукловодов должна быть большая емкость с жидкостью, в которой они содержат сородичей еще не обретших тела носителей.
        Я окинул взглядом лагерь. Сражу же исключив настежь открытые бараки, я медленно пошел вперед. И обнаружил там запертый вагончик. Рядом стояли два вооруженных типа. Обросшие, немытые, потрепанные солдаты, видать с той же части из Тамска. Все слишком нарочито. Кукловоды еще не научились как следует маскироваться. Или меня сюда «привели» Миротворцы? Диск?
        Я подошел к солдатам и бесцеремонно спросил:
        - Что здесь?
        - Нам положено отвечать незнакомым! - ответил один из солдат.
        - Я хочу попасть внутрь!
        - Никак нельзя!
        - Мне плевать. Откройте! - настаивал я.
        - Нельзя. Нам запрещено….
        Моя наглость поставила часовых в тупик. Они не знали что делать. Настоящие люди просто послали бы отборным матом, да еще пригрозили бы оружием.
        Как раз кстати подошел Марат.
        - Я хочу попасть внутрь! Не пускают! - сказал я, прежде чем он успел открыть рот, чтобы что-то сказать.
        Вначале Марат поглядел на меня как сумасшедшего.
        - Такой у них приказ.
        - Так точно! Сюда пускают только с разрешения командира! - отчеканил часовой.
        - Предупреди Михайлова. Скажи ему, что очень нужно попасть в этот вагончик! - настырно попросил я.
        Ничего не понимая, он растворился в темноте, чтобы разыскать полковника.
        Я продолжал стоять на смете, поглядывая по сторонам, чтобы никто из чужаков не подобрался ко мне с тыла. Но у вагончика стояли только эти двое, не шибко умных часовых. Мы молча смотрели друг на друга. Я чувствовал, что нервы у них уже начинали сдавать. Хотя какие у них нервы? Это же Кукловоды! Но и у пришельцев ведь должны быть какие-то чувства, слабости….
        Неожиданно послышались шаги. Появились сразу трое: Михайлов с Бабаевым и полковник с Тамской части. Я не вольно отпрянул назад, боясь быть узнанным. Но было уже поздно. Он узнал меня.
        - Неужели! Это ведь летчик… или космонавт! Добрынин! - обрадовался Никита Семенович словно мы были старыми собутыльниками.
        И попытался меня обнять.
        Ну ладно, решил я, в таком случае устроим личную ставку.
        - Спокойно! - отстранился я от полковника.
        - Мне необходимо попасть внутрь этого вагончика!
        - Нет… Давай лучше выпьем за встречу! Мы же его спасли! - обращаясь скорее к Михайлову, чем ко мне стал говорить Никита Семенович.
        - Мне нужно войти в этот вагончик! - повторил я.
        - Нет нельзя, там важные…эээ… документы, - не снимая с лица улыбки ответил тот.
        Я поглядел на Михайлова, пытаясь оценить его реакцию на мою странную выходку. Его лицо каменное лицо не выражало гнева, скорее подозрение. И подозревал он вовсе не меня.
        Стало быть «Пауки» предупредили его, только вот не объяснили всех подробностей.
        - Что у вас может быть секретного? Особенно сейчас? - почти насмешливо заметил Михайлов. - Откройте вагончик там и выпьем… за встречу.
        - Я… я не разрешу! Я здесь главный, черт побери! - возмутился полковник, с лица которого как-то быстро пропала наигранная радость.
        - Я приказываю! - безапелляционным тоном заявил Михайлов.
        - На каком основании?
        - На основании военного времени и данных мне особых полномочий! Вы здесь никто и звать вас никак!
        Я знал, чем закончится этот разговор с самого начала, потому что сам к нему подтолкнул. Поэтому расслабился, чтобы успеть подчинить себе сожителя, прежде чем конфликт прейдет в горячую фазу. На сей раз это вышло без каких-либо трудностей. Люди стали двигаться все медленнее и медленнее. Слова растягивались, словно при замедленном воспроизведении.
        Я был уверен, что Бабаев и Михайлов справятся и без меня. Но нельзя было скидывать со счетов то, что их соперниками были не люди. Их телами управляли иные существа, которые могли добавить сил и реакции. Однако они не обладали теми навыками, которыми обладали спецназовцы. Поэтому полковника Михайлов выключил сразу же, в то время как Марат занялся одним из часовых. Я во время заметил, что второй отскочил и стал поднимать автомат. Мои движения заметить он был просто не в состоянии. Ударом ноги я выбил из его рук автомат. Затем ударил в солнечное сплетение. Когда часовой согнулся, добавил сверху по шее. Как только противник Марата тоже рухнул на землю, я вернулся в нормальное время.
        - Ну ты дал! - похвалил меня капитан.
        - Я думал придется стрелять!
        Михайлов ничего не сказал, он рылся в карманах полковника. Очевидно в поисках ключей от вагончика.
        Видя что наши приемы имели временный успех, и клиенты начали шевелиться, я наставил на ближайшего автомат. Сомнения еще мучили меня. Я, конечно, был уверен, что это чужаки, но надежда, что тварь вылезет из тела, оставив человека невредимым пока не оставила меня. Я промедлил. Однако злой рок все решил за меня. Потасовку заметили другие обитатели поселка и подняли шум.
        - Они напали!
        - Они знают!
        - Спасайтесь!
        Один из заметивших нас, бородатый мужик в плаще наставил на нас дробовик, но был сражен пистолетом Михайлова.
        - Заря! - прокричал капитан, едва пистолет смолк.
        - Заря! - вторили из темноты.
        - Ложись! - крикнул мне Марат и шлепнулся на землю.
        Я упал тоже. И как оказалось вовремя. Несколько секунд спустя пули пролетели аккурат над нашими головами. По всему лагерю затрещали автоматы. Кто-то кричал, послышались разрывы. Часовой который лежал рядом окончательно очнулся вскочил и попытался удрать. Но упал, не пробежав и пяти шагов от вагончика. Очевидно, его ошибочно подстрелили свои, стрелявшие по нам. Другого часового вновь вырубил Марат, а Михайлов каким-то образом уже сумел связать полковника и запихнуть ему в рот кляп. Раздалось еще несколько выстрелов, потом заработали пушки БМП. Бараки вспыхнули. На нас выбежали двое чужаков, которых спецназовцы тут же сняли. Я тоже попытался выстрелить, но трофейный автомат заклинило. Он был уже изрядно запущен. Выстрелил он только с четвертой попытки. Но к этому моменту все закончилось. Я добил собаку, которая бежала к нам. Бабаев и Михайлов почему-то посчитали ее неопасной. Затем раздались лай, выстрелы и визг. Это бойцы добивали собак, которые набросились на них когда перебили всех людей-носителей.
        Все-таки Михайлов был предупрежден и имел план действий. Код «Заря» явно обозначал некую специальную команду, что-то вроде «стреляй во всех незнакомцев - людей или инопланетян неважно». Только этот план не учел собак.
        - А этого стоит допросить! - сказал полковник, вставая с земли, и потащил тушу другого полковника за собой.
        Как только он вынул кляп, Никита Семенович сразу же выдал:
        - Мы ничего не скажем. Мы убьем носителей!
        - Тогда я убью тебя! - ответил Михайлов, пристально глядя ему в глаза.
        - Это не важно! - сказал полковник и затрясся, глаза его закатились, а изо рта пошла пена. То же стало и с часовым.
        - Твари! - подытожил Михайлов.
        Не прошло и пол минуты, как из трупов начали выползать белые слизняки - кукловоды собственной персоной, чтобы сразу познакомится с подошвами наших ботинок.
        - Ну и дрянь. - Брезгливо произнес Марат.
        - Ты капитан займись личным составом, а мы осмотрим этот вагон! - приказал Михайлов и вопросительно посмотрел на меня.
        На двери висел обычный амбарный замок. Я понял, что он хотел, чтобы я его сломал. Видимо, хотел проверить мои возможности. Но я не стал показывать ему геркулесовы подвиги, тупо сбил замок прикладом.
        Осветив фонариком первое помещение, я не нашел, что искал. Но вот во второй стояли две бутылки по девятнадцать литров, в каких возят питьевую воду. Луч выхватил в воде белые пятна, мирно плавающих маленьких слизняков, еще не знавших о своей участи.
        - Что с ними делать? - поинтересовался полковник.
        - Вылить воду и вскоре они погибнут. Если не успеют найти носителей.
        Полковник вынул нож и проделал небольшие отверстия у дна бутылок, обеспечив гадам медленную смерть, когда раствор из бутылок выльется.
        - Почему ты сразу не предупредил?
        - Я не был уверен.
        - То есть ты так решил проверить? - острием ножа он указал на бутылку, где уже суетились слизняки, чуя, что жидкость уходит.
        Это уже был допрос, в котором я не собирался участвовать. Может быть, он стал подозревать, что у меня есть диск или какие-то способности, о которых ему не сообщили перед началом операции. И пытался меня прощупать.
        Но отвечать я не собирался.
        - Они пытаются выползти! - сказал я полковнику, обратив внимание, что слизняки стали подниматься по стенкам к горлышку.
        Полковник понял, что у него ничего не вышло. И со злостью ударил по бутылке ножом. Обе бутылки упали на пол, и он стал их давить ногами. Чтобы не быть свидетелем приступа агрессии, я убрался из вагончика.
        Зарево горящего барака освещало место бойни. Первыми на глаза мне попались двое солдат застывшие над детским трупом. Оба были в смятении.
        - Он подходил к нам… говорил, что видел за рекой живых мертвецов. Говорил, чтобы мы остались и не ходили туда… а потом вот! - сказавший это солдат пнул ногой топор, выпавший из рук убитого мальчика.
        - Они могли сказать вам все, что угодно. Они используют наши знания, страхи, домыслы, все, что было в голове этого ребенка, когда они заполучили его тело. Спасти этого мальчика было уже не возможно. - Пояснил я.
        Я поражался отсутствию какого-либо сочувствия у Михайлова. Однако его подчиненных это явно не касалось. Может это и плохо. Потому что они не смогли преодолеть психологический барьер и хладнокровно расстрелять женщин и детей. Двое поплатились за это жизнью, еще трое были ранены. В то время, как ни «женщины», ни «дети», ни секунду не сомневались, потому что не были людьми. Я сомневался был ли человеком полковник Михайлов и уж точно сомневался на счет себя. Потому что знал, что в следующий раз буду стрелять без размышлений. Мне уже было наплевать на все. Я ощущал себя в бредовом сне. Впрочем, это так и было.
        Пока офицеры собирали всех и подсчитывали потери, я зашел в уцелевший барак. Моим глазам предстала ужасная картина. Стены были изрешечены крупнокалиберным пулеметом БМП. Внутри лежали пять совсем маленьких детей и двое стариков. Что не сделал БМП, доделали бойцы, когда осматривали помещение. Старуха и двое детей лежали так как будто пытались укрыться от тех кто вошел изнутри. Видимо это уже было после, того как дети начали набрасывать на них сами. Слизняки еще ползали по полу. Я раздавил парочку когда луч фонарика выхватил их из темноты. Я зашел сюда с одной целью - найти еду. У меня, конечно, был запас при себе, и очень неплохой запас. Но я не собирался его растрачивать сейчас. Возможно потом я уже могу не найти никакой пищи. В соседнем помещении мне удалось обнаружить только консервы и головку сыра. Кукловоды не слишком баловали едой своих носителей. Прихватив две банки шрот и банку горошка, я вышел из барака. Вскрыл и стал быстро есть. За этим занятием меня и застал Марат.
        - Ты что здесь делаешь? - удивлено спросил он.
        - Ем.
        - Я бы поостерегся… и потом это похоже на мародерство.
        - Мародерство это кода отбирают наши тела. А это всего лишь обычные консервы, - сказал я откидывая последнюю банку.
        Съеденного вполне хватило на то чтобы покрыть затраты энергии на фокусы с замедлением времени.
        Моя фраза исчерпала дискуссию, и мы двинулись к машинам, где уже полным ходом шла заправка найденной соляркой.
        Ко мне подошел солдат и сразу же задал вопрос.
        - Меня укусила собака. Тварь поганая! За ногу! Это ничего… я не заражусь?
        - Нет. Это не передается через укус.
        - Точно? Я не стану потом как эти нелюди?
        - Нет. Ты же видел слизняков?
        - Да. Даже придавил нескольких, такая же дрянь вылезла из бешенной суки, которая меня куснула.
        - Собака была нормальной. Но ею управлял тот слизняк. А его помещают специально внутрь.
        - Фу дрянь! - солдат сплюнул и ни сказав больше ничего ушел.
        Я дождался пока, возня с заправкой кончится. Потом на машины загрузили раненных. Ранения были достаточно тяжелыми, им долго не протянуть.
        - Ну где же вы Миротворцы? Спасите людей! - обратился я мысленно к инопланетянам, тронув диск ладонью. Но никто не ответил.
        На наших надежды не было. Даже если Михайлов вызовет помощь (что само по себе сомнительно), то вертушка просто не долетит до нас.
        Мы были просто расходным материалом и для своих и для чужих. В том числе и я.
        - Уроды! Сволочи! - я послал свою мысль через помощника Миротворцам.
        Канал связи, как я понял, открывался, стоило мне об этом подумать. Но вот на другом конце не желали отвечать. Но на этот раз в голове неожиданно послышался чужой голос.
        Он сказал: «Терпение. Мы еще не можем помочь. Будет война иначе. Вы разные. И мы разные. Мы сторонники пророчества. С твоими сородичами говорит, кто не верит в пророчество. Жди. Придет наше время. Брат».
        И умолк.
        О как! У них оказывается тоже фракции и конфликты прямо как у нас в думе. А может это все брехня? И они дурят меня, чтоб еще больше запутать?
        Вскоре колонна двинулась дальше, оставив позади разворошенный лагерь Кукловодов.
        Слава богу, мне не довелось встретить Хоменко, мелькнула мысль, когда огонь догорающего барака совсем скрылся за деревьями.
        От реки нас отделяло три с лишним километра. Была уже совсем ночь, однако полковник решил преодолеть реку с ходу. Все были против, потому что неимоверно устали. Но кто осмелился бы ему перечить? Разве только я. Но меня он естественно слушать не хотел. Мне как раз было все равно. Я не уставал как обычные люди и мог смело не спать несколько суток. Но из всего отряда таким был я один, поэтому форсирование реки сходу закончилось полным провалом. Чуть не утопили одну БМП - в корпусе обнаружилась течь. Движок залило и машина встала. Хорошо, что там оказалось не глубоко. Лишь после этого полковник сдался и приказал разбить лагерь. После того как установили ловушки и поставили по периметру часовых, измученные люди заснули.
        Глава четвертая
        Ночь прошла тихо. На нас никто не напал. Без потерь, правда, не обошлось. Как я и предполагал, умерли тяжелораненые. Выжившие спали, только через каждый час меняли часовых. Я же не сомкнул глаз, оставаясь на чеку, полагая, что почувствую чужаков раньше спецназовцев.
        Утро встретило нас дождем. Свинцовое покрывало из туч простиралось на сколько хватало глаз. Стало видно, что река разлилась настолько, что затопила даже часть леса. А машина наша застряла, даже не доплыв до основного русла. Ее подцепили на трос и вытянули. Потом еще час возились с движком, чтобы его запустить. Ни каком броде разумеется речи не было. Поэтому установку ПВО пришлось бросить. Она не была амфибией, как БМП.
        Я видел как долго решался на это Михайлов. Очевидно ждал результатов разведки. И когда Миротворцы подтвердили ему, что поблизости нет ни брода ни уцелевшего моста, приказал заминировать установку и готовить БМП к переправе. В это время я маялся без дела, поскольку помощь моя была никому не нужна. И вчера и сегодня я делал попытки наладить контакт с солдатами, но безрезультатно. Они очень насторожено ко мне относились. И обращались только по делу. Я был для них чужаком.
        Единственный с кем я мог нормально поговорить был Марат, потому что мы были знакомы до этого. И может быть тогда, месяц назад мы не слишком поладили, то сейчас это забылось.
        Глядя на то, как успешно поплыла к противоположному берегу первая машина, капитан сказал мне:
        - Я бывал тут. Места знакомые. Брод тут действительно где-то есть.
        - Но сейчас брода нет нигде. Слишком много воды вылилось.
        - Точно.
        - Вопрос не в воде, а зачем нам эту воду пересекать. Что мы забыли на той стороне?
        Марат не ответил на мой последний вопрос, но чувствовалось, был со мной солидарен. Однако приказ есть приказ. И отряд продолжил свой путь черт знает за чем. Машины с солдатами на борту одна за другой переплыли разлившуюся реку. Вниз по течению обнаружилась грунтовая дорога, проехав по которой колонна вскоре выехала из леса. Дальше были поля с несобранной рожью, которая уже начинала гнить. После мы проехали мимо садоводств и выехали на бетонку. Дорога проходила между многочисленных гаражных кооперативов, тянувшихся бесконечными серыми стенами. Затем из-за струй дождя показалась промзона, до которой было около километра. Если не считать шума дождя и рычание движков БМП, то кругом была тишь да гладь и ни души. Как обычно в Зоне.
        Когда мы проезжали мимо гаражей, я случайно обратил внимание на одну интересную деталь. Дорога в том месте была несколько выше, поэтому я заметил, что целый ряд дверей был настежь открыт и ни одной машины внутри.
        Гаражи как-то неожиданно кончились, и мы очутились на свалке. Дорога проходила между смрадных куч, над которыми обычно в поисках съедобных отбросов летали чайки или вороны. Но многие птицы покинули Зону еще в самом начале катастрофы.
        Вдруг с головной машины подали знак. И колонна остановилась.
        Ничего опасного, иначе Михайлов уже давно бы знал. Миротворцы видимо были где-то рядом.
        - Это окрестности Черевца. Западная свалка. - сказал капитан Бабаев.
        Я пожал плечами.
        - И что из этого? Мне это ни о чем не говорит, потому что я здесь никогда не был.
        - Как сказал полковник, здесь должны быть Технари….
        Важный словно Наполеон мимо нас беззвучно прошел сам Михайлов и своим появлением заставил Марата умолкнуть.
        Я сомневался несколько мгновений, прежде чем спрыгнуть с машины и пойти за ним. Возмущаться он не стал.
        Полковник залез на ближайший мусорный холм и достал бинокль. Я полез за ним. Под ногами было что-то мягкое, словно ступаешь по болоту. Казалось, вот-вот провалишься. Про запахи я вообще молчу. Капитан поднялся вслед за нами и тоже вынул бинокль. Там куда они оба глядели, я заметил какой-то странный агрегат. Только теперь я понял, что помимо звука дождя присутствует еще какой-то едва слышимый звук. Это гремел вдали тот самый агрегат. Этакая машина из старой фантастики. Тремя манипуляторами-щупальцами она заглатывала мусор в огромную воронку спереди. Сзади стоял самосвал, в кузов которого что-то извергал из себя агрегат после переработки мусора. Они были достаточно далеко, поэтому разобрать деталей я не мог.
        Марат словно прочел мои мысли и протянул бинокль. Механизм на той конце свалки выглядел сюрреалистически. Это был сумасшедший гибрид крана, бульдозера и снегоуборочной машиной, собранный из любых попавшихся запчастей руками Сальвадора Дали. Как все это держалось вместе и работало, осталось только гадать.
        - Технари! - невольно вырвалось из моих уст.
        Полкан ничего не ответил, он думал. Или мысленно общался с кораблем разведчиком Миротворцев.
        - Технари скорее всего. Я таких наших машин сроду не видел. - Согласился Марат.
        - Ну и что дальше? - нажал я на Михайлова.
        - Проедем еще полкилометра!
        - И все?
        - И все…
        С этими словами он пошел вниз.
        Вскоре движки танков вновь взвыли и гусеницы потащили нас к Технарям.
        Я предчувствовал что-то не столько опасное, сколько странное. А впрочем что тут предчувствовать. Достаточно вспомнить мою первую встречу с технарями.
        Мы не проехали и полпути до мусороперерабатывающего монстра, как вдруг первая машина остановилась. Совершено случайно, а может быть и нет мой взгляд остановился на поверхности дороги. На плитах помимо пузырящихся от капель дождя луж и грязи была пленка с металлическим отблеском. И что удивительно, она не просто растеклась по поверхности, а двигалась к нам, обтекая препятствия…
        Так вот как Технари выглядят! - неожиданно осознал я.
        Никто кроме меня не обратил внимания на то как пленка подползла под нашу машину и пропала. После этого движок заглох.
        Страха я вовсе не испытывал, только легкое удивление. Насколько я еще был в силах удивляться.
        - Что за черт! - раздался возглас механика-водителя безуспешно пытавшегося вновь завести машину.
        Я обернулся и краем глаза успел заметить, как такая же металлическая «пленка» протекла к машине Михайлова. После чего танкетка тоже остановилась.
        Сообразив, что все машины встали, Марат схватил меня за рукав.
        - Это Технари?
        - Я кивнул.
        И вдруг услышал у себя в голове.
        «Невезучие! Покиньте машины. Он наши теперь. Вас не тронут».
        - Но мы пришли к вам за помощью! - подумал в ответ я.
        Марат продолжал трясти меня за рукав.
        - Что нам делать?
        - Обожди!
        «Помощь?»
        На какое-то время они, кажется, задумались.
        «Помощь?… Да. Мы поняли».
        - То есть вы знали об этом?
        «В твоем переводчике есть сообщение».
        - А-а-а…
        Миротворцы по-прежнему выдавали мне сюрприз за сюрпризом. Впрочем, этот сюрприз пошел только на пользу. Не пришлось распинаться перед чужаками. С другой стороны, а что было в этом самом послании?
        «Переводчик есть у двоих. Кто из вас главный?»
        Это вопрос застал меня врасплох, потому что Михайлову явно задали то же самое. А значит, он знал, что еще у кого-то кроме него есть переводчик. И скорее всего это я. Естественно об этом скоро узнает и другая фракция Миротворцев. Не вызовет ли это конфликт между ними?
        - Не я, - был мой ответ.
        «Мы связываемся. Думаем. Ждите».
        - Неужели Миротворцы не пытались связаться с вами раньше?
        «Они посылали предупреждение. Они не просили. Вы просите».
        Тем временем среди солдат нарастала тревога. А капитан устал трясти меня за руку, пока я мысленно беседовал с технарями.
        - Что, черт возьми, твориться?! Почему ты молчишь?
        - Все нормально. - Наконец ответил я капитану.
        - Что значит все нормально? Ни одна машина больше не двигается!
        - Это сделали Технари. Они чего-то там у себя решают.
        - Откуда ты знаешь? - удивился Марат.
        На этот вопрос я ответить не успел, потому что увидел, как к нам быстрым шагом направляется полковник. От злости шрам на его лице, казалось, стал еще глубже. Было ясно, что он знает, про мой переводчик.
        - Добрынин нам нужно поговорить! - громким приказным тоне произнес он.
        Я понял, что он хотел выяснить отношения без свидетелей, чтобы не подрывать свой авторитет у подчиненных, которые и без того были растерянны. Если не сказать больше - напуганы. Солдаты уже стали спрыгивать с машин и самовольно занимать оборонительные позиции. Полковник пока не обращал на это никакого внимания. Его интересовал только я. Вернее предмет, который у меня неожиданно оказался.
        А ведь переводчик и тем паче помощник позволяет общаться на уровне мысли. Раз уж он конвертирует любые языки любых мыслящих существ в универсальную мыслеграмоту. Я не делал этого только потому, что боялся реакции тех, с кем заговорю мысленно. Но теперь ситуация была иной. У самого Михайлова тоже был диск-переводчик.
        «Не утруждайтесь» - подумал я, направляя свои мысль на полковника.
        «Что?! Это ты Добрынин?» - и все-таки ответная мысль была наполнена удивлением.
        «Да».
        Как происходит отбор мыслей, которые следует передавать собеседнику, а которые следует оставить при себе, я не понимал. Но был уверен, что и переводчик и помощник это делают. Я не слышал потайных мыслей полковника, а он моих. Только то, что мы хотели друг другу сказать. Однако не факт, что инопланетяне не читали наших мыслей.
        «Откуда у тебя переводчик?»
        Я слышал не просто слова, а интонацию, как если бы мы говорили с помощью голосовых связок. Его мысли были наполнены возмущением и даже яростью. Мысленное общение не скрывало эмоций. Полковник не просто не любил меня, сейчас он просто ненавидел. Чем была вызвана эта ненависть, я не знал. Может быть перед операцией его как следует накачали против меня, а может быть причиной стало мое своевольное поведение?
        «Нашел в лесу!» - ответил я чистую правду, упустив конечно то, что мне подсказали.
        «Почему не доложил мне?» - в каждом слове была злость.
        «Потому что вы не спрашивали!» - уже издевался я.
        «Я бы тебя….» - было подумал полковник, но остановил свою мысль.
        Наверное, понял, что перегнул палку. Но нет худа без добра. Теперь я по крайней мере знал, как он ко мне относится.
        На меня набрасываться было бесполезно и даже опасно, поэтому он выместил свой гнев на бойцах.
        - Почему покинули машины? Кто приказал?! - заорал полкан уже по настоящему.
        - Так ведь… - попытался что-то сказать капитан.
        - Был приказ разбредаться, я вас спрашиваю?!
        - Никак нет товарищ полковник! Виноват! - быстро выпалил Марат.
        - Все по местам вашу мать! - пуще прежнего, заорал полковник и прошел дальше к первой машине.
        Безусловно, бойцы были по своем правы, но Михайлов, как и я, знал, что нам ничего не угрожает. Потому что мы столкнулись с цивильными Технарями. Дикари бы нас уже давно перебили.
        - Что это с ним? Он так на тебя смотрел?! - удивленно спросил Марат.
        - Да так… политические разногласия.
        - Что?!
        Капитан Бабаев улыбнулся. Но промолчал. Может быть, он о чем-то догадывался, а может, изначально был посвящен в некоторые особые делали этой безумной операции и касаемо меня лично.
        Солдаты вновь вернулись на машину и тихо кляли командира. Единственная цензурная фраза была: «Это самоубийство!».
        Между тем ожидание затянулось. Технари пока молчали. Лишь шуршал дождь, да громыхал своими щупальцами агрегат по переработке мусора.
        Бредовая картина: мужики в форме на пяти танках посреди серо-коричневых мусорных барханов ожидали решение этих самых танков относительно своей дальнейшей судьбы. Хотя об этом знали лишь двое: я и полковник, потому что только у нас были переводчики.
        Даже в самых смелых фантазиях на счет иного разума я не предполагал, что пришельцы будут похожи лужи жидкого полупрозрачного металла.
        Так мы сидели под дождем «наслаждаясь» помойными ароматами еще минут пять, прежде чем у меня в голове «заговорили голоса».
        «Невезучие! Мы решили. Ловушку отключить могут только Мудрецы. Захватчики могут ее детонировать. Вероятность девять из десяти. Поэтому мы поможем вам. Но мы не желаем уничтожать жизнь. Захватчики тоже жизнь. Мы тоже жизнь. И вы жизнь. Погибнут все. Поэтому придется жертвовать отдельными жизнями для спасения всех. Уходите с машин. Нам нужно время чтобы переделать их. За Переработчиком вы найдете убежища. Ждите там. Через одну шестнадцатую оборота вашей планеты машины будут переделаны для сражения с Захватчиками».
        - Спасибо профессору Рымкевичу за говорящие лужи жидкого металла! - про себя сказал я. - Когда же я проснусь?!
        Солдаты очень «обрадовались» когда получили новый приказ слезть с БМП. Ничего не объяснив, полковник приказал вытащить все, что можно нести, и выстроил остатки отряда в колонну. Поэтому когда покинутые машины неожиданно заревели движками и двинулись, ошарашенные бойцы застыли на месте как вкопанные. Никакие приказы полковника не заставили их идти, пока последняя БМП не скрылась из виду.
        - Что это было? - спросил кто-то.
        - Все идет по плану. К нам пришли на помощь. - сухо ответил Михайлов.
        Я понимал, что такая помощь с точки зрения солдат, которые не слышали переговоров, выглядела довольно странно. Поэтому опять пошел против полкана.
        - Машинами управляют инопланетяне. Они усовершенствуют их для боя с теми…. Короче с другими инопланетянами.
        Чувствовалось, что полковник злился, но никак не возражал против моей просветительской деятельности.
        - Это с теми, которые в лесу нас прижали? - последовал вопрос от солдат.
        - Да. Их называют Захватчиками.
        - Нам показывали про них перед походом.
        - Да эти Захватчики и ли те?
        Мы как раз приближались к агрегату названному самими Технарями Переработчиком.
        - Эти Технари, а те Захватчики.
        - Те это те? Или…
        - Те это, которые там, эти которые здесь.
        На первый взгляд могло показаться, что они просто надо мной издеваются, стоя из себя тупых. Но на самом деле мужики просто хотели найти хоть какую опору. А полковник не удосужился им хоть что-нибудь объяснить. Смятение царившее в их головах можно было понять. У меня месяц назад в голове еще не такое творилось. Они были в куда лучшем положении, поскольку знали куда идут. Тем более, что перед тем как войти в Зону им что-то показали и рассказали. Но вероятно этого оказалось недостаточно. Слишком уж много тут всяких невероятных вещей. И поэтому повидавшие много чего на своем веку бойцы были, мягко говоря, ошарашены.
        Все разговоры утихли, когда мы проходили мимо Переработчика. Машина-Франкенштейн, собранная из разной техники, поглощала в себя мусор и выбрасывал из себя однородную массу. Я насчитал как минимум четыре разные трубы и накопителя под ними. Видимо агрегат как-то сортировал наши земные помои. А самосвалы увозили их куда-то в глубину промзоны. И если бы не отсутствие людей, то все бы выглядело буднично: идет дождь, самосвал везет груз. Но только самосвалом никто не управляет. О том, что Технари наделали в брошенных людьми заводах, оставалось только догадываться…
        Пройдя еще метров сто, мы обнаружили группу ангаров располагавшихся за металлическим забором. Ворота были распахнуты. Очевидно пришельцы имели ввиду это убежище. Прежде чем зайти внутрь Михайлов послал четырех обследовать ангары и территорию прилегавшую к ним. После чего мы зашли в ближайший ангар к воротам. Это был склад строительных материалов, среди которых преобладали мешки со строительными смесями. Все устало разлеглись на мешках. Благо внутри ангара было относительно сухо, и содержимое мешков еще не успело затвердеть.
        Я отложил оружие и сумку с припасами, которую мне всучили, когда отряд покидал машины, и тоже лег. По металлической крыше настукивал дождь, где-то ворочал своими клешнями агрегат Технарей, пахло стройкой. Стоило мне закрыть глаза, как я оказался в прошлом. Где-то между десятым и одиннадцатым классом мне довелось работать в таком же месте. Уж не помню, на что я там решил подзаработать. Мы чего строили: то ли склад, то ли цех. Работа шла неспешно. В перерыве или когда шел сильный дождь, бригада скрывалась под крышей такого же ангара. Мужики играли в домино и втихаря пили, а я лежал и думал. Наверное, о том, как корабли бороздят просторы Большого театра. Вот и додумался. Может, лучше было играть в домино…
        Ах ты черт! Это какое-то дежавю! Так уже было, тогда в казарме. В Тамске в окружении полной неизвестности и страха, я пил вместе с солдатами. И думал точно так же.
        Но если бы не я, то кто-то другой нажал ту поганую красную кнопку!
        Прервав мои мысли, рядом кто-то сел. Я открыл глаза, обнаружив, что это был Марат. Бедняга выполнял приказ полкана - держать меня все время под присмотром. Но делал это капитан слишком навязчиво. Может даже специально, чтобы я догадался или для показухи, чтобы удовлетворить Михайлова.
        - Спишь? - спросил он.
        Марат был мне по душе. Он был неплохим парнем в плохих обстоятельствах, но я не желал сейчас ни с кем говорить, поэтому ответил, что сплю. Тогда капитан молча улегся по соседству. А действительно поверил в собственные слова и задремал. Я ожидал, что мне присниться что-нибудь приятное из прошлого, но мне снились монструозные чужаки. Я убивал их, они воскресали и убивали меня, я воскресал и убивал их. И так до бесконечности. Это был ад, из которого меня вырвал телефонный звонок.
        - Звонят! - приподнявшись, вдруг сказал я.
        - Звонят? То есть как? - Марат недоуменно посмотрел на меня.
        - Ты разве не слышишь?
        Он повертел головой.
        - Нет, ничего.
        Я наверное свихнулся или еще не совсем проснулся. Однако я явно слышал телефонный звонок. Он раздавался со стороны входа. В проеме виднелась небольшая теплушка.
        - Там! - указал я и незамедлительно ринулся в указном направлении.
        Холодный дождь остудил мой неожиданный пыл, но я по-прежнему слышал звук, поэтому решил довести дело до конца. Дверь теплушки была заперта на замок. Но я обладал силой превосходящей даже силу хорошо натренированного человека, потому со второй попытки открыл дверь, выдрав кусок дерева из косяка. Внутри действительно не переставая трещал старый телефонный аппарат. Телефон стоял на столе около закрытого решеткой окна, рядом был диван и шкаф, на стене висел прибор сигнализации.
        - Не может быть?! - выдал подоспевший за мной капитан Бабаев.
        Позади него столпилось еще несколько бойцов.
        Однако телефон звонил. Притом что в Зоне уже месяц отсутствовало электричество и вообще каике-то привычные удобства цивилизации.
        Я поднял трубку и услышал:
        - Невезучие, мы расшифровали ваш язык. Мы нашли способ говорить без переводчиков.
        Вначале голос был без намека на интонацию, машинный, металлический, но потом с каждым новым словом он обретал объем и интонацию.
        - Я несказанно рад за вас! Но как на счет нашего договора? Мы ждем уже…
        - Пятьдесят три минуты, - подсказал мне капитан.
        Неплохо отрубился, подумал я.
        - Договор будет выполнен в срок. - Был ответ и телефон умолк. Никаких гудков естественно я не услышал.
        Так, одна шестнадцатая, это будет полтора часа, прикинул я. Стало быть, ждать осталось не так уж и долго.
        - Через тридцать семь минут должны быть. - Сказал я и положил трубку.
        - Они научились пользоваться нашим телефоном?
        - Технари, кажется, умеют управлять любыми механизмами и приборами, а телефон не такая уж сложная вещь. Все что от них требовалось подать нужное напряжение с нужной модуляцией, что бы мембрана микрофона издала понятные нам звуки. Вот и все.
        Инцидент был исчерпан, когда появился полковник. Я тут же ушел, а Марат остался, чтобы объяснить ему, в чем дело.
        Технари странные создания, размышлял я. Из всех пришельцев они, пожалуй самые диковинные. И насколько мне было известно из знаний данных Миротворцами и того, что я видел по каналам приемника галактической мыслесвязи, Технари были искусственного происхождения. Хотя при наличии большого количества «каналов», стоящей информации там было с гулькин нос. По сути, и «каналами» то их можно было назвать с натяжкой. Что-то похожее на привычное нам телевидение было только у расы под названием Торговцы. И даже при наличии мыслеперевода все равно ничего непонятно. Так, наверное, смотрел бы человек из девятнадцатого века современное земное телевидение. Большая часть из того, что я видел походило на радиопереговоры дальнобойщиков или чат в Интернете. Но участвовать в этих переговорах я не мог, потому что хитрые Миротворцы дали нашим олухам только приемники. Так что не было никакой гарантии, что это все не спектакль специально разыгранный для нас.
        Подтвердив свою машинную сущность, Технари прибыли точно в срок. Часовые заметили, что по дороге через свалку к ангарам приближаются наших пять БМП. Поэтому когда они подъехали к воротам, я уже вышел наружу. Бойцы тоже собирались глянуть на обновленные танкетки, но Михайлов запретил им. Осмотреть машины послали троих солдат во главе с Маратом.
        Они ехали на удивление тихо и кроме лязга гусениц не издавали больше никаких звуков.
        - Невезучие! Все готово! Садитесь на машины! - неожиданно раздалось от первой танкетки.
        - Ничего себе, они уже говорят! - сказал один из военных.
        Я тщательно обследовал взглядом поверхность машины и обнаружил, откуда исходил звук.
        - Поставили мегафон, смотри вон там слева, - указал я.
        - Надеюсь, что они не его присобачивали полтора часа, - сказал Марат.
        - Мы не понимаем слова «присобачить»… - сказала танкетка.
        Оказывается без мыслеграмоты, они не понимают истинного значения слов, сообразил я. Пока не пополнят, словарный запас трудновато им будет. Лучше уж через переводчик.
        - Приделывать, - пояснил я.
        - Спасибо. У вас сложный язык.
        - Мы вообще сложные.
        - Все расы сложные. Каждая по-своему. Садитесь быстрее. Вероятность детонации повышается. Ловушку необходимо отключить.
        После того как Михайлов лично осмотрел БМП, все вернулись на машины и, отряд вновь двинулся в путь. Внешне и внутри не произошло сильных изменений за исключением каких-то деталей вроде мегафона на боку башни и небольших дополнительных коробок в кабине. Однако теперь бойцы с опаской сидели на своих местах. Больше всех настораживали обновленные машины водителей. Потому они хоть и управляли руками, но все равно создавалось впечатление, что танкетки едут помимо их воли. И в этом они были правы. Технари подчинялись нам лишь до тех пор, пока это совпадало с их интересами.
        Наши силы, конечно, возросли, но я был вовсе не уверен, что это поможет в финальной битве, когда мы доберемся до Ловушки.
        Чертовы Скрытые! Будь они трижды не ладны! Вздумалось им рассылать по галактике эти самые Ловушки. Вот кого по каналам мыслесвязи часто упоминали, так это Скрытых. Но так же часто упоминают у нас черта. «Черт побери, черт возьми, иди к черту» - выражения знакомые всем с детства. Но о черте ровным счетом ничего не известно, кроме сказок и пасторских запугиваний. В галактике место черта занимали Скрытые.
        Машины двигались значительно быстрее, чем раньше, поэтому свалка и окрестности огорода очень скоро пропали из виду. Мы проехали вдоль промышленной зоны Черевца - второго по величине города после Тамска очутившегося в Зоне, и двинулись на север. Путь вновь пролегал по проселочным дорогам. Быстро исчезли последние признаки большого города, попадались только маленькие деревушки, где так же не было ни души. Некоторые дома сгорели еще месяц назад. Дождь то прекращался, то вдруг начинал поливать как из ведра.
        Машины молчали. Солдаты даже в шутку пытались поговорить с БПМ, но Технари игнорировали их.
        Может, быть мне повезет больше, подумал я и мысленно обратился:
        - Технари, у меня есть вопрос!
        «Говори!»
        - Это правда, что вы созданы искусственно? - спросил я без особой надежды получить ответ, потому что Технари давали информации только в обмен на другую информацию.
        «Да. Это было много тысяч ваших лет назад».
        Странно, говорят сразу и без предварительного торга, удивился я.
        - Зачем они вас создали?
        «Чтобы управлять неумными машинами и воевать с их врагами».
        У меня сразу же появилось море вопросов.
        - И вы восстали против своих создателей?
        «Нет. Это неразумно».
        - Но в таком случае, куда делись ваши создатели?
        «Во время войны мы убили их» - ответил Технарь, окончательно запутав меня.
        - Ничего не понимаю…
        «Задавай правильные вопросы».
        - Хорошо, зачем вы их убили.
        «Потому что был отдан приказ убивать».
        - Они сами запрограммировали вас?
        «Да».
        - Они были самоубийцами?
        «Это свойство многих естественно возникших единиц жизни».
        - Против кого они вели войну?
        «Против самих себя».
        Я, кажется, начинал догадываться. Технари были боевыми роботами, самыми совершенными роботами из когда либо созданных во вселенной. И сделаны они были для гражданской войны одной из исчезнувших рас.
        - Дикари были вашими противниками в той войне между вашими создателями?
        «Нет. Дикари те, кто считает контакт с Мудрецами неверным. Для них война продолжается».
        - Как же Мудрецы сумели убедить вас в том, что война прекратилась?
        «Это закрытая информация. Она стоит очень много».
        Ага, вот как! Это, стало быть, была открытая информация. Поэтому они так охотно со мной общались.
        - Почему же месяц назад, когда я встретил вашего сородича, он не пожелал рассказать мне этого?
        «Тогда вы не имели доступа к этой информации. А нам нужна была информация о вашей планете».
        - Да, но ведь я сейчас не знал этого?
        «Только потенциально».
        - Все равно вы могли продать это.
        «Продавать открытую информацию неразумно, это может вызвать не доверие».
        - Логично!
        «Мы и есть логика, потому что рождены искусственно».
        Технари мне определено направились. Если конечно не врут.
        - Миротворцы сообщили вам о Ловушке еще до нас?
        «Да. Это лишь подтвердило наше предположение».
        - Тогда почему вы ничего не предприняли?
        «Невозможность покинуть планету для нас не имеет критического значения».
        - Но если она взорвется, то вы погибнете!
        «Не было точных данных о том, что она может взорваться. Было только утверждение Миротворцев».
        - А как на счет Мудрецов?
        «Они молчат».
        - В таком случае, почему вы решили помочь нам сейчас?
        «Теперь есть точные данные».
        Что эти «точные данные» появились именно сейчас, я не верил. Значит, они ждали нас или кого-то еще.
        - Почему вы не начали действовать самостоятельно?
        «Мы не должны начинать новую войну. Мы лишь управляем техникой».
        Ясно. И эти туда же. Мы не можем, мы не такие, это вызовет войну… Создавалось такое впечатление, что все просто-таки втравливали нас в конфликт с Захватчиками, чтобы спасти какую-то Ловушку. А была ли эта самая Ловушка в реальности? С другой стороны, какая-то сила, притянувшая сюда корабли пришельцев, определенно существовала.
        Глава пятая
        Отъехав от города, захваченного Технарями, километров десять, мы уже не ожидали встретить никакой самодвижущейся техники. И вдруг услышали характерный звук поезда. Не прошло и минуты, как я увидел переезд. По железке ехал целый состав. Потрепанные вагоны были загружены какими-то обломками, оплавленными остовами машин. Состав ехал медленно, плохо закрепленный груз едва держался на вагонах. «Железки» наваленные в вагоны как попало, гремели на каждом стыке. Странный состав с металлоломом медленно прополз мимо нас и скрылся за поворотом. Солдаты удивленно провожали взглядом каждый вагон.
        - Что это за поезд? - спросил я Технаря.
        «Он везет на переплавку металл с поля битвы».
        - Какой битвы?
        «Мы проедем по нему. Скоро увидишь, Невезучий, место, где решилась судьба твоего мира!»
        Это звучало как бахвальство, но Технари были лишены подобного грешка. Носители машинного мышления - они могли лишь констатировать факты или формулировать гипотезы, если фактов недоставало. И вскоре мне представилась возможность убедиться в правоте пришельца. Битва проходившая здесь была во истину грандиозна. Отъехав от переезда на километр, нам встретился первый обгоревший остов машины, затем второй, затем третий, затем поднявшись на холм мы обнаружили целое кладбище машин. Там были обычные легковушки, грузовики, трактора комбайны, катки, экскаваторы, танки, бронетранспортеры, иногда даже встречались разбитые корпуса самолетов и вертолетов. На земле выгорело все, что могло гореть, от леса остались только обугленные головешки. А местами встречались «лужи» из застывшего металла. Страшно себе представить, что тут было за пекло! Настоящая плавильня! Машины испепеляли друг друга неизвестным нам способом, сталкивались, рвали и грызли друг друга, пока одна из сторон не победила. Я мысленно окрестил это место Железным Полем.
        Все ошеломлено разглядывали эту апокалиптическую картину, издавая лишь короткие не всегда цензурные междометия.
        Еще дальше, там, где дорога вновь встречалась с железкой, высился еще один Франкенштейн мира машин. Здоровенная машина-гибрид похожая на треножник из уэлсовской «войны миров» хватала манипуляторами остовы и укладывала их в вагоны. Уверен, что этому грузчику-гиганту не составило бы труда подхватить нашу танкетку и бросить на сотню другою метров.
        Ошеломленные во истину циклопическим размахом проходившей здесь битвы машины, мы вскоре оставили Железное Поле. Но черный обугленный холм еще долго привлекал взгляды, пока колонна не скрылась в лесу.
        Громыхание, которое раздавалось с места погрузки, почти стихло, как вдруг мы услышали отдаленные раскаты грома.
        - Значит, опять дождь начнется. Когда же это прекратится? - посетовал я.
        Гром не утихал. И начал стрелять очередями.
        - Это канонада, а не гром. - Ответил капитан. - По площадям работают.
        - Наступают! Значит, будет поддержка! - Оживился солдат.
        Марат кивнул. Но я почувствовал, что он знает - никакой поддержки не будет. Они просто отвлекают внимание от нас.
        Гусеницы БМП наматывали километры. Звук артподготовки становился все слышнее. Тучи вновь стали сгущаться и в прямом и в переносом смыслах. Дождь все-таки начался и без грома. Небеса плакали. И каждому казалось, что плакали они по нему. Потому что впереди нас ждали неизвестность и враг, который безусловно сильнее нас. Хоть какая-то надежда могла быть у меня. Но я устал надеяться, я просто жил и реагировал на события. Будь моя воля, то я приказал бы развернуться назад. И пусть эти гребанные инопланетяне сами между собой разбираются. А еще лучше я бы все это не затевал.
        Лес скоро кончился. Вновь возникли поля тоже черные от пожаров, полыхавших месяц назад. Через несколько километров нам пришлось сделать крюк, так как путь преграждал широкий ров, уже заполненный водой. Ров был шириной как минимум полсотни метров. Остатки того, что его пропахало, нашлись через километра два. Там где ров заканчивался громадной воронкой. Опаленные части инопланетного корабля валялись по всей округе. Не повезло пришельцам с посадкой, но может оно и к лучшему. И без них непрошеных гостей хватает. Вот бы они все так приземлились…
        Грохот не умолкал, дождь то лил как из ведра, то почти прекращался. И тогда казалось, что вот-вот выйдет солнце, подует теплый ветер, который разметает остатки туч и унесет вместе с ними инопланетян и все проблемы в страну страшных фантазий, откуда они все пришли благодаря телепорту Рымкевича. Но вместо этого мы наткнулись на сожженный поселок. К тому моменту колонна как раз снова выехала на дорогу, которая проходила через поселок. С правой стороны были одни лишь остовы деревянных домов, с левой тоже почти все выгорело. Нетронутым остались лишь пять-шесть двухэтажных панельных домов. Когда машины проезжали на против них, из подъезда неожиданно возникли три человека. Двое мальчиков и пожилой мужчина. Они закричали нам. Потом из другого дома появилась женщина и тоже закричала.
        - Помогите!
        - Заберите нас!
        - Мы хотим есть!
        - Помогите!
        Первая машина остановилась. Нам тоже пришлось. Люди поковыляли к нам. Из домов появились еще несколько.
        С третьего БМП раздался мат полковника.
        - Кто приказал!? Двигаться без остановки, мать вашу! Идиоты, расстреляю на месте!
        Для убедительности Михайлов выстрелил из пистолета в воздух. После чего первая машина вновь двинулась. А люди разбежались. Но я заметил, что с машин выпало несколько мешков, в том числе с нашей.
        - Серега ты что сдурел? - просил капитан мрачного бойца с выбритым затылком, который сидел на противоположной стороне танка.
        - Виноват, товарищ капитан, выпала.
        - Как же - выпала!
        - Это была пайка Димона. А ему уже все равно, да и нам видать не много осталось… - пробурчал боец.
        Словом, поселок этот не прибавил никому боевого духа. На душе стало еще тошнее.
        - Ну? Долго еще нам мучаться? - мысленно обратился я к Миротворцам.
        «Уже скоро. Это будет достойная битва. Мы верим в тебя» - был ответ.
        - Да пошли вы…
        Все началось через четверть часа, когда БМП на всех парах мчались по проселочной дороге между полей по направлению к лесному массиву.
        Полковник неожиданно передал по рации, чтобы все машины остановились, а люди, в том числе водители, должны немедленно покинуть их с полным набором амуниции.
        Машина остановилась, движки заглохли. Слышались только разрывы реактивных снарядов нескончаемого артобстрела. Теперь уже достаточно рядом - в километрах пяти к северо-западу от нас. Оттуда же валил дым.
        - Это не к добру, - сказал, появившийся из люка механик-водитель. - Зачем машины то бросать?
        Все стали спрыгивать на землю. Я обратил внимание, как тот самый бритоголовый Серега достал из-за пазухи крестик и поцеловал его. Солдаты были возбуждены. Почти все чувствами, что это будет последний бой.
        - Все в канаву живо! - пробегая мимо прокричал полкан. - Держать дистанцию не меньше пяти шагов! Двигаться до того леса на западе! Точка сбора там! Быстро!
        Глубокая канава, которая пролегала с левой стороны дороги была наполовину заполнена водой. Обожженные пожаром края уже успели покрыться высокой травой. Прыгать туда вовсе не хотелось. Продолжительная поездка разморила, в холодную в воду лезть не было никакого желания. Но больше приказа Михайлова на людей подействовала неожиданно появившаяся «ласточка».
        - Воздух! - закричал кто-то из бойцов первым заметивший штурмовик пришельцев.
        Все бросились в спасительную канаву, уже не думая о холодной воде. Нам еще повезло что она заходила на нас под углом к линии дороги. Пули ударили прежде чем последний успел очутиться в канаве. Тень «ласточки» накрыла нас и удалилась за лесом, оставив после себя один труп. Бойцы попытались перетащить убитого сослуживца, но второй заход «ласточки» заставил их вернуться обратно в канаву. Однако на этот раз штурмовик Захватчиков не успел долететь до нас. Выстрелы одной из наших машин разорвали его в ошметки, которые упали на поле перед нашей канавой.
        - Быстрее, мать вашу, к лесу! - не унимался полковник.
        Я в числе отстающих полз, нет, скорее, плыл в канаве. Бойцы матерились, чуть ли не захлебывалась в мутной воде. Тем временем наши модернизированные боевые машины тоже двигались в сторону леса.
        Я понимал, что сбитая «ласточка» только начало. Вот-вот начнется серьезная заваруха. И мне стоило к ней подготовиться.
        «Контролируй» - всплыло в сознании.
        Я всеми силами старался сбить нарастающее напряжение, чтоб суметь управлять сожителем. Но, черт, возьми, со страхом было справиться трудно. Тело бил мандраж.
        Технари вступили в бой первыми. Над нами пролетело еще несколько штурмовиков. Из леса раздавался треск ломающихся деревьев. Видимо на подходе к нам были богомолы. Затрещали пулеметы и заголосили орудия танкеток. Я опасался показывать нос из канавы, чтоб глянуть что там твориться. Но раз они еще стреляли, значит были целы.
        Сзади меня подталкивал боец. Дистанция в пять метров не выходила. Мы практически плыли по канаве. Я видел впереди только спины ближайших двух человек и небо на собой. С боков нависала трава. Слева грохотала канонада. Шел бой между танкетками и воздушной и наземной нечестью Захватчиков.
        Когда до спасительного леса оставалась меньшая половина пути, по земле прошла ощутимая дрожь и над нами вдруг оказалась невиданная ранее тварь. Размером она была несколько меньше «богомола», но все равно ошеломляла. Это была гигантская «косиножка». Страшенный паучок с маленьким зеленоватым тельцем и длиннющими ногами. Из брюха торчали несколько хоботков из которых на нас летели блестящие бусинки несущие смерть. «Косиножка» застыла над канавой….
        И только в этот момент я понял, что опять время «остановилось». Я управлял возможностями своего тела.
        Наблюдая за медленно летящими на меня пулями, я стянул со спины автомат и направил его в тельце паука, выпустив очередь. Мне пришлось вывалиться из канавы и вытащить за собой ближайшего ко мне бойца…. Время вновь стало ускоряться. Пули предназначенные мне и ему ударили в мутную воду канавы, а пули из моего автомата ударили в тело монстра. Но еще несколько человек я спасти не сумел….
        Визг убитого существа вернул меня в обычный поток времени. Паук задергался и рухнул поперек канавы, перегородив нам путь. Я удивился той легкости с которой был повержен новый монстр пришельцев.
        - ….ать - услышал я лишь завершающую часть крика. Это кричал боец, которого я спас.
        Он не мог придти в себя еще несколько секунд, и я силком потащил его в траве рядом с канавой мимо дергающихся конечностей «косиножки».
        - Отцепись, я сам, - наконец прохрипел он.
        Мы нагнали остальных через метров двадцать. Ко мне подполз Михайлов, что-то буркнул и вновь продолжил движение.
        Теперь уже со всех сторон слышался бой. Технари раскидывали ошметки убитых наземных штурмовиков Захватчиков. А те в свою очередь пытались пробить усиленную броню танкеток…. Но уследить за этим было невозможно. Наше дело было хотя бы дойти до леса живыми. Как оказалось новая тварь укокошила еще троих бойцов…
        Наконец долгожданный лес. Здесь мы были не видимы для ласточек, но оставалась угроза от наземных штурмовиков Захватчиков. Я добрался до Михайлова и Бабаева. Михайлов разглядывал карту.
        - Ну и что дальше? Где мы?
        Полкан ничего не ответил и как-то не по-доброму на меня глянул.
        - Тут! - указал Марат.
        - То есть рядом с Тамском-13!
        Судя по карте, граница города находилась буквально в сотне другой метров.
        - Ага. Мы попытаемся найти вход в убежище.
        - И что нам это даст? - недоумевал я.
        - Не знаю. Это не моя задача, - пожал плечами Марат.
        - Нам дадут указания. - все-таки соизволил ответить полковник.
        - Понятно, - прикинул я про себя, - значит, Миротворцы пока сами точно не знают наш путь до этой гребанной ловушки скрытых.
        С полковником они держат связь. Со мной почему-то нет. Сколько бы я не вопрошал, ответа мой помощник не давал. Непонятно с чем это связано.
        От размышлений меня отвлек хруст ломающихся веток и крики бойцов.
        - Паук!
        Где то рядом зашлепали о землю и деревья пули. Все бросились вниз. Марат перекатился за толстый ствол. Тоже сделал и Михайлов. Я просто вжался в траву. И тут я понял, что недооценил возможности нового монстра. «Косиножка» ловко ползла меж стволов и увертывалась от выстрелов. Именно для этого ему и нужно было маленькое тельце. Очевидно, Захватчики вывели на своих биозаводах нового монстра для наших земных условий.
        Я еще не покрыл потраченную энергию, как мне пришлось вновь остановить время. Только так можно было поймать в прицел эту дрянь. На сей раз слишком глубоко входить в замедление не пришлось. Я вскинул автомат и быстро отправил в замедлившуюся мишень длинную очередь. Специальные пули вновь сделали свое дело. И «паук» осел на землю, засеменив своими ножками в воздухе.
        Я ослабил мысленную хватку, и это вернуло меня в быструю реальность. Технология контроля оказалась элементарной. Надо было каждый раз просто представлять как всё кругом замирает.
        Я перезарядил на две трети израсходованный магазин, отметив что их осталось только четыре. Надо экономно тратить патроны.
        Затем я сразу же полез в карман разгрузки, где лежали плитки с прессованной едой. Что входило в состав этой плитки, я даже боялся представить. Но не будь их, я бы и кору у деревьев сожрал. И что самое удивительное переварил бы.
        - У нас потери. Гривушкин и Заречный! - крикнул кто-то из солдат.
        Михайлов выглянул из-за дерева. Его лицо излучало невероятную злость. Впрочем, на меня изливать эту злость он не пытался. Ибо понимал, что это бесполезно. Виноват не я, а генералы, которые послали нас на верную гибель.
        - Козлы…. - едва слышно прошипел он.
        Но мы друг друга поняли о ком шла речь.
        Собрав всех выживших, полковник повел их к городу. За на нами слышались звуки ожесточенного боя. Краем глаза я сквозь прореху в лесу видел столкновение Технаря и «богомола». Отчаявшись пробить модернизированную броню наших танкеток тот набросился на машину и попытался вскрыть ее как консервную банку. Я видел буквально маленький обрывок этой схватки. Потом я услыхал взрыв. Возможно тварь все-таки достала нашу машинку…
        Дождь, не переставая, лил с неба. Мокрая листва, трава. Ботинки хлюпали по заболоченной почве. Вода текла по лицам. И может быть, часть этой воды была слезами. Даже суровые мужики иногда плачут. Солдаты Михайлова выглядели понуро. Часть их товарищей полегла снова. С каждым разом их становилось все меньше и меньше. И становилось ясно, что их миссия обречена - все они смертники. И было непонятно во имя чего и почему они это делают. Возможно, им перед походом Каноников или кто-то другой сказал красивую речь, но теперь их вера утекала вместе со струями бесконечного дождя.
        Что же ждало меня? И их? И всех нас?
        Наконец лес стал редеть, сменившись подлеском.
        Марат указал направления движения. Из-за трехметровых зарослей молодых осин показался первый забор.
        - Это садоводства. Окраина города. Через них мы выйдем к территории предприятия, - сказал капитан, обращаясь к Михайлову.
        Дачные домики были нагромождены как попало. Часть из них повалилась от того удара, что был во время падения ловушки скрытых. Запущенные сады заросли сорняками. Но в целом это окраина не пострадала от обстрела и каких-то других боевых действий. Все это время разрывы снарядов громыхали слева от нас в нескольких километрах западнее. Очевидно, долбали то место, где в поверхность вклинилась ловушка и создали свою базу Захватчики.
        Но я обратил внимание, что кругом и на растениях, и на домиках, и на заборах виднелся какой-то разноцветный налет разных ярко-ядовитых оттенков. Это было похоже на плесень. Не иначе как следы деятельности Захватчиков. Вся их цивилизация была основана на биологической массе. И все эти орудия убийства ни что иное как биомеханизмы, созданные из всего, что попадется под руку.
        В садоводстве было пусто. Если кто-то из людей и скрывался в домиках, то они боялись каждого шороха. Но почему-то мне казалось, что тут уже совсем не осталось людей.
        По одному из проездов внутри садоводства мы подошли к собственно городской черте.
        За садоводством было какое-то техническое здание частично разрушенное землетрясением. Дальше несколько жилых двухэтажек так же поврежденных. Перед канавой отделявшей садоводство отряд остановился. Михайлов и Бабаев под прикрытием крыльца сторожки еще раз обсудили дальнейший путь.
        Мы вышли с правой стороны улицы и углубились во дворы, прикрываясь листвой деревьев. Пару раз над нами пронеслись «ласточки» и наши самолеты. Воздушный бой наряду с артобстрелом все это время не прекращался. Но пока удача нам сопутствовала…
        В домах было так же пусто. Никакого движения. Разноцветного налета стало заметно больше.
        По словам Марата, нам оставалось совсем немного до территории института.
        Увы, по пути наш ждал открытый участок. Рынок состоявший из полуоткрытых навесов, стоянка с парой сгоревших машин, а за ними рухнувшие ангары складов. По уму надо было обходить либо справа, либо слева, под прикрытием домов и деревьев растущих рядом с ними. Но полковник почему то принял решение идти напрямик…
        Отряд двумя группами побежал к разрушенным ангарам. Я был в правой группе. И тут я почувствовал легкое сотрясение почвы под ногами. Как черт из табакерки откуда-то выскочил богомол.
        - Что ж ты… - успел я прорычать в сторону Михайлова, прежде чем провалиться в медленное время.
        Однако выстрелить в чудовище я не успел. Раздался грохот позади нас, и я увидел, как несколько снарядов медленно впивается в тело богомола.
        На перепонки обрушился визг инопланетного чудища, забившегося в припадке.
        - Двигай копытами! - толкнул меня боец, который шел за мной. Только после этого я понял, что замер на месте, а время уже убыстрилось.
        За моей спиной слышался лязг гусениц. Значит, танкетка была где-то рядом, а Михайлов, вероятно, общался с технарями через своего переводчика.
        На сей раз обошлось без жертв. Технари помогли, и мы добрались до разрушенных ангаров, за которыми вновь начинались целые здания. Это были технические сооружение, склады или какие-то цеха. Но кроме этого было еще кое-то интересное….
        Кроме разноцветной плесени покрывавшей дома, деревья и землю появились темно-зеленые и темно-синие субстанции на стенах и земле. Они состояли из трубок и шарообразных наростов, некоторые походили на древесные грибы. Обычно все уходили трубками под землю. Я остановился около одного такого нароста, который свисал со столба. Темно-синий шар был весь испещрен мелкими отверстиями, от него тянулись вниз темно-зеленые трубки, которые исчезали в люке канализации. Чувствовалось, что это нечто живое. Шар словно дышал, а трубки вибрировали.
        Я почему-то понял, что это биологическая вентиляционная машина. Вернее, не почему-то. Определение исходило от моего помощника. Более того стало понятно, что трубки одного цвета закачивали кислород, а другого наоборот выкачивали углекислый газ. Меня пронял ужас, потому что я понял, что под землей живет нечто толи живое, то ли биомеханическое. Оно было огромное… в голове всплыла аналогия гигантского улья.
        Меня подтолкнул Марат.
        - Нам надо двигаться. А эти штуки тут кругом.
        - Куда двигаться?
        От осознания того, что под нами дышит что-то бесконечно огромное, меня пронял еще больший ужас. Тут уж не спасут даже мои суперспособности.
        - Нам нужно дойти до территории НПО. - ответил капитан.
        - Нас всех перебьют… даже технари тут не помогут. Это как залезть внутрь муравейника.
        Марат грустно посмотрел на меня.
        - У нас приказ.
        Нашу заминку тем временем узрел полковник. Он искоса глянул на нас, не прекращая держать сектор обстрела.
        - Двигаетесь! Капитан должен показать, куда идти дальше! - крикнул Михайлов.
        Пока мы преодолевали территорию складов, слева от нас примерно в квартале раздалось еще несколько выстрелов и грохнул взвыв. Технари продолжали сражаться с наземными штурмовиками Захватчиков. Грохот обстрела стал уже постоянным фоном. С воздуха, слава богу, нас никто не задевал. Но стоило глянуть в небо на открытых участках нашего движения, как взгляд, то и дело улавливал метавшиеся точки самолетов и «ласточек».
        Среди городской застройки, я впервые увидел не просто наросты, а нечто похожее на термитник высотой метров пятнадцать или выше. Темно-зеленая гора торчала над трехэтажными зданиями, и кажется, немного шевелилась, словно дышала. Меня снова передернуло…
        Наконец мы добрались до забора огораживающего территорию НПО, откуда Рымкевич запустил свой телепорт. Забор по большей части упал во время землетрясения, поэтому мы беспрепятственно зашли внутрь.
        Канонада была нескончаемой, некоторые выстрелы слышались ближе. Вероятно, это еще бились Технари. Меня очень удивляло, что в течение столь долгого времени нас никто не атаковал. Может быть, наши союзники оказались действительно такими эффективными. Или это была ловушка?
        Перебегая от одного здания к другому, я догнал капитана и спросил:
        - Зачем мы идем в НПО?
        - Очевидно, чтоб добраться до этой самой Ловушки. Моя задача провести вас внутрь бункера. Более я ничего не знаю.
        - Воздух - завопил кто-то из солдат.
        Мы разбежались под укрытие зданий. Над нами промчалась «ласточка» и нашпиговала неуправляемыми зарядами асфальт.
        - Вылезайте и двигаем дальше! - приказал полкан.
        И в этот миг, я наконец увидел главное здание НПО «Парадокс». Месяц назад именно через него я попал в бункер. Но сейчас оно выглядело иначе. Пятиэтажный корпус был покрыт разноцветной плесенью, на его стенах свисали темно-зеленые и темно-сине наросты.
        - Не нравиться мне все это, - тихо сказал Марат.
        Я окончательно понял, что мы в ловушке, когда отряд беспрепятственно подошел к зданию. Ощущение, что кругом опасность давила на меня. Я стал осознавать, что это вовсе не мои «представления» иили «выдумки» разума, а как раз, наоборот, сигналы которые посылали и сожитель и помощник. Я просто еще не научился их правильно воспринимать.
        Нечто живое наблюдало за нами с помощью своих наростов и пыталось понять, куда и зачем мы идем. Оно больше не воспринимало нас как просто врагов, которые вторглись на ее территорию. Ему было интересно, понять, что мы ищем. И вот, когда мы подошли к подземному входу, оно сделало выводы и решило атаковать нас со всех сторон.
        Наш отряд разделенный на тройки, перебежками подходил к зданию. Первые две тройки уже скрылись в одном из входов, когда из близлежащих домов и развалин на нас вылезло по меньшей мере десять или более «богомолов» и парочку «косиножек». Слышать как они топают и раскидывают кирпичи мы не могли, потому что все это заглушала канонада взрывов. В этот же момент на нас с неба стали пикировать несколько «ласточек»…
        Готовый к этому я погрузился в медленное время. На сей раз пришлось максимально остановить его. У меня было две единицы оружия: автомат и странный полуавтоматический гранатомет. Если стрелять, то боеприпасов хватало на много противников, но я был ограничен тем, что замедленное время прекращалось, когда пуля отлетала на несколько метров. Как это работало, я не знал. Но закономерность была такая: примерно в радиусе метра полтора вокруг меня и техника работала быстрее. Так что причина была не только в биологическом ускорении времени, я сам как-то влиял на окружающие предметы. Выпустив все, что успел по ближайшим штурмовикам Захватчиков, я схватил за руку Марата и потащил за собой. Тем временем на нас уже летели тысячи «пуль» противника и от меня в разные стороны уходили выстрелы, которые гарантированно убивали несколько штурмовиков. А я уже тянул за собой словно застрявшего в болоте капитана.
        Настолько сильно время я еще время не останавливал. Придется много съесть, чтоб восполнить запас энергии.
        Когда мы ввалились в проход, я оттолкнул Марата, чтоб он гарантированно упал за дверь и сам спрятался за углом. И только после этого полез за плиткой еды…
        Время опять вернулось в нормальное состояние. Это сопровождалось грохотом, криками людей, выстрелами, визгами пораженных чудищ слившимися в единую какофонию.
        Я с жадностью жевал плитку, когда в здание ввалились еще несколько человек. А снаружи раздались методичные выстрелы наших союзников. Машины с Технарями, видимо, ехали по соседним улицам. И когда Захватчики перешли в массированную атаку двинулись внутрь двора.
        В наш проем вбежало еще трое, другие сумели улизнуть в иные двери и окна. Но большая часть не успела…
        Снаружи был ад. Технари и Захватчики бились до конца. Послышались визги убитых чудищ, и все-таки взорвалась еще одна танкетка.
        - Твою мать…. - с этими словами капитан схватился за ушибленную голову.
        Он сел спиной к стене и огляделся.
        - Как я сюда… попал? Меня что зацепило?
        - Лучше не спрашивай. Я думаю, надо прятаться. Они напали на нас толпой… технарей скоро добьют.
        - Тогда двигаемся в бункер, как приказывал полковник. Он, кстати, жив?
        - Не знаю. Я видел как вбежали вот эти ребята. И все.
        Я указал на троих бойцов, которые прятались в коридоре чуть дальше от нас.
        - Хорошо. Я вызову его по рации.
        Капитан встал с пола.
        - Только осторожнее. В проход еще влетают пули.
        Мы ушли вглубь здания, пока на улице еще шел бой. Местами было достаточно темно. Особенно, когда мы спустились на цокольный полуподвальный этаж, где окна были совсем маленькие. Бойцы включили фонарики. Изнутри помещения были так же покрыты плесенью. На стенах подтеки воды, трещины. Кругом валялись вещи, на стенах виднелись следы пуль. Под ногами я заметил гильзы…
        Итак, нас осталось пятеро, прикинул я, скоро похоже, не останется никого…
        Над нами раздался топот кого-то тяжелого. Можно было догадаться кого. Одно из чудовищ все-таки зашло внутрь. Потом глухой взвыв …
        Теперь звук шагов уже на нашем этаже.
        Оставшаяся пятерка, в том числе я, заняла оборону.
        - Бегом! - услышали мы голос Михайлова.
        - Это Марат! Мы в коридоре за углом! - крикнул капитан, чтоб мы не перестреляли друг друга.
        Еще четверо считая полковника вбежали к нам и устало прислонились к стенам, когда раздался еще один взрыв и внутрь коридора влетело облако пыли.
        Все закашлялись.
        - Мы заложили взрывчатку. Проход заблокирован, - уточнил полковник.
        Марат прокашлялся и ответил:
        - Тут есть еще пара проходов на цоколь, но пока они их найдут, у нас есть время.
        Насколько я понял, полковник знал, как войти внутрь, значит, план здания у него был. Или ему помогли Миротворцы, которые все время наблюдали за нами. Мне было интересно, как им удается укрываться от глаз Захватчиков даже в таком пекле. Возможно у них были какие-то свои невидимые нам беспилотники.
        - Тут был бой, - я обратил внимание на гильзы, разбросанные по полу.
        - Это еще ничего не значит. Мы пока не попали в бункер. - ответил мне капитан.
        - Хватит рассуждать. Веди к входу.
        Сказав это полковник, молча, указал бойцам их сектора осмотра, после чего Бабаев повел нас к входу в бункер.
        Я уже боялся смотреть в лица солдатам. Они были вынуждены оставить своих товарищей там наверху. Впрочем, они погибли с вероятностью сто процентов.
        Вскоре мы подошли к массивным металлическим дверям, которые были закрыты. В этом помещении тоже были следы боя, крови, нехорошо пахло разложившимся мясом.
        - Ну и как мы попадем внутрь? - не выдержал кто-то из бойцов.
        - Спокойно, - сказал Бабаев.
        Он повернул луч фонаря левее, где была небольшая дверь. Рядом с ней была система связи панель с цифрами. Они сохранились только благодаря тому, что закрывались металлической пластиной. Если бы не Марат, который открыл ее, я бы сразу не заметил.
        Капитан нажал кнопку вызова. Система, увы, не работала. Он тяжело вздохнул.
        - Но это еще не все. У двери автономная система питания.
        Он ввел код. На панельки запиликал звук.
        - Так попробуем другой код…
        В двери что-то зарычало и щелкнуло.
        Марат повернул ручку. И дверь поддалась.
        - Вот если бы ее заблокировали изнутри, тогда…
        - И что тогда? - поинтересовался я.
        - Тогда нам пришлось бы идти другим путем к ловушке, - ответил за капитана полковник.
        - А что есть альтернативы?
        Полковник промолчал. Я догладывался, что всю информацию, которую знал Марат, была дублирована полковнику. Но он знал, явно больше нашего, потому что был на связи с командованием и пришельцами.
        Но меня уже выводила из себя эта секретность. Чтоб не начинать скандала, я обратился к полковнику через мыслеграмму.
        «Говорите план полностью или я создам вам массу проблем. Вы знаете, на что я способен».
        В ответ я почувствовал ярость полковника. Но знал, что говорить ему придется.
        «План простой. Зайти в бункер. Далее через него по подземному ходу попасть к месту запуска телепорта. Там под воронкой есть туннель, в котором находиться Ловушка и вероятно пришельцы, которые могут ее обезвредить».
        «Но подземный ход был разрушен во время падения ловушки».
        «Есть новые ходы сделанные Захватчиками, через них можно пройти».
        «Через Захватчиков? Это как? Нас же перебьют?»
        «У меня есть информация, что внутри коммуникаций Захватчики на порядок слабее».
        То, что мы стояли и пялились друг на друга уже заметили все остальные.
        - Что случилось? - спросил капитан.
        - Все нормально. Идем внутрь.
        Михайлов быстро отключился от связи. В прямом смысле ментально закрылся от меня.
        Если бы не взаимная неприязнь, то наши действия мог ли быть более эффективные благодаря меслеграмоте. Может быть и потерь было бы меньше…
        К сожалению, я пока не мог говорить с человеком напрямую. Либо эта функция в помощнике отсутствовала. Либо просто и не пробовал.
        А, что, если попробовать? Не напугает ли это адресата? Попробовать связаться можно только с Маратом. Остальные точно не поймут…
        Несмотря на то, что дверь была закрыта, когда мы попали внутрь, стало ясно, что на территории бункера тоже был бой.
        Освещение внутри не работало. На девять человек у нас было всего три работающих прибора ночного видения. Перед тем как идти вглубь бункера приняли решение разбиться на тройки, чтоб в каждой тройке было по одному человеку с ПНВ. Однако уже через несколько минут я вдруг обнаружил, что вижу в темноте. Наверное, не как кошка, но мне было достаточно. Прошлой ночью во время привала, я почти не обратил на это внимание, потому что больше слушал с закрытыми глазами, чем смотрел…
        Значит, эта способность пришла от помощника? Или помощник воздействовал на сожителя?
        Я разглядывал кавардак, который царил внутри помещений бункера. Следы боев встречались то тут, то там: гильзы, разломанные взрывом некапитальные перегородки, брошенное оружие. Кое-где были поставлены баррикады. Разбросанные вещи. Что удивительно нигде не было тел погибших. Но запах гниющего мяса все же чувствовался.
        Разноцветной плесени было все больше. Так же стали появляться полуживые наросты.
        Ощущение опасности не покидало меня, но уже не было столь сильным, как на поверхности. Возможно, информация полковника верна. И внутри Захватчики не имеют «подземных штурмовиков». Но какое-то оружие у них наверняка есть?
        И еще меня не оставляла мысль - каким образом он найдет место, где туннель Захватчиков входит в помещения бункера?
        Я решил попробовать мысленно заговорить с Маратом, который шел в первой тройке.
        «Марат, Марат, только не оборачивайся. Если ты слышишь меня, то это мысленно».
        Он все-таки обернулся и глянул в мою сторону, когда мы шли по длинному туннелю с рельсами посередине. На нем был ПНВ. Наши взгляды встреплись.
        - Что случилось? Движение? - поинтересовался полковник.
        «Двигайся дальше. Да это Добрынин, я могу видеть в темноте и мысленно общаться. У меня есть специальное устройство пришельцев. У полковника тоже есть, но оно проще».
        Своей тирадой я постарался ответить на все его возможные вопросы.
        «Тогда почему ты раньше молчал?» - мысленно спросил меня капитан. Кроме вопроса, чувствовало его удивление.
        «Не пробовал, я до конца не знаю как этот прибор работает».
        «А полковник, почему молчал?»
        «Подозреваю, что его устройство такого не позволяет».
        «Ну почему сейчас ты со мной так заговорил?»
        «Ты знаешь, куда мы идем?»
        «Ты разве не можешь прочитать мои мысли?»
        «Нет».
        «Идем к месту, где начинался туннель к лаборатории, откуда был осуществлен запуск».
        «Ты знаешь, что полковник собирается найти вход в туннели чужаков?»
        В ответ усмешка.
        «Что?»
        «Я понял, о чем вы с полковником так долго молчали у дверей».
        «Да».
        «Ты его дожал… Да я знал об этом. И еще 2 офицера, но они уже погибли».
        «Ты не находишь это самоубийством?»
        «Мы уже мертвы, потому что мы войны».
        «Я слышал про этот языческий обряд, но я-то не воин».
        «Правильно, ты хуже».
        «Хуже?»
        «Ага, ты демон!».
        Кажется, место, откуда появились чужаки, стало явно ближе. На полу и на стенах стала встречаться слизь, от которой воняло болотным запахом. Наростов встречалось еще больше.
        И тут нам пришлось встретиться с демоном не метафорическим, а почти настоящим.
        На развилке, где сходились несколько коридоров, на потолке был нарост на котором висела живая голова. Она была каким-то образом сживлена с наростом. Ничего кроме глаз не шевелилось. Определить, кому принадлежала голова - мужчине или женщине, было невозможно, потому что слизь равномерно покрывала кожу кроме глаз.
        «Посмотри наверх. Нас заметили».
        Марат поднял автомат на потолок и ужаснулся.
        - О боже!
        - Что за…
        Все посмотрели наверх.
        - Эта дрянь живая. И она использует все живые организмы для вкрапления в себя, - сказал я.
        - Всем быть начеку! - рявкнул Михайлов.
        - Может ее пристрелить? - сказал один боец.
        - Отставить.
        Мы двинулись дальше. И вдруг послышалось, как кого-то стошнило. Когда я приблизился к бойцу в ПНВ, то понял, что вызвало эту реакцию. На стенах в наростах появились полупрозрачные коконы, в которых были части тел и отдельные органы людей и, очевидно, животных. Некоторые «кишками наружу».
        Законсервированный строительный материал, понял я.
        Еще одного вояку стошнило. На сей раз не выдержал полковник.
        «Что это?» - услышал я в своей голове и вспомнил, что не закрыл канал мыслеграмы с Маратом.
        «Захватчики законсервировали органы на запчасти. Они все делают из органики».
        «Тошно…Добрынин, если я умру, положи рядом с моей головой гранату».
        - Стреляй в голову! - раздались вдруг и у меня в голове и в ушах. Это кричал Марат.
        Очередь и хлюпающие звуки. Группа Бабеева пригнулась к полу. Только после этого я увидел впереди фигуру человека, однако она не падала. Голова повисла, руки тоже. Вначале мне показалось, что это женщина в платье. Только приглядевшись, я понял, что половина туловища торчало из нароста. Вместо правой руки у существа торчал какой-то «окорок» с раструбом.
        - Господи, что за дрянь?!
        Мы прошли дальше по коридору. Бойцы заняли позиции, опасливо погладывая на чудище. Голова его была раскроена выстрелами группы Марата. Существо мертво.
        - Это что-то вроде автоматической биологической турели… - пояснил я.
        Моя рука вдруг почти сама собой потянулась к «окороку». Я совсем забыл, что у меня был помощник. Мыслеграмоте было все равно из чего сделан этот механизм. Она понимала любой язык, в том числе техники сделанной из биоматериалов.
        В голове появилось что-то похожее на характеристики. «Окорок» был автоматическим оружием, синтезирующим «пули» из биоматериалов. На ощупь он, действительно, походил на кусок мяса, только плотнее. Я приказал ему стрельнуть. Окорок выплюнул из себя светящиеся «пули», которые прожгли пол и растворились…
        «Ласточки» и «Богомолы» вооружены тем же оружием, но мощнее. Нам повезло, что «голова» не стала целиться и стрельнула наугад, а у нас были защитные блоки от самонаведения. Поэтому «пули» ушли в стены.
        «Этих убить проще… но все равно это самоубийство. Потому что мы идем непонятно зачем».
        «Согласен».
        «Ах… совсем забыл про тебя».
        «Я слышу, все мысли, которые ты хочешь сказать».
        Еще какой-то промежуток пути нам не встретилось ни одной твари. И по наблюдениям, мы были все ближе к проходу, который проделали Захватчики в бункер. Буквально все вокруг было покрыто наростами и слизью. Мы едва не падали. Приходилось идти медленно. Я понимал, что за нами наблюдают и сейчас снова будет нападение.
        «Надо быть готовыми к ловушке, как в прошлый раз».
        «Я понимаю».
        Похоже, захватчики не отличались особой фантазией. Ловушка ждала нас около входа в их тоннель. Собственно говоря, если бы ее не было, мы искали бы дольше. Вход был прорублен в одном из помещений, которое пришлось бы специально осматривать. Но они выставили на охрану несколько монстров. И одновременно зашли к нам в тыл. Я ощущал, как кольцо сужается. И уже был готов погрузиться в медленное время.
        - Похоже нас окружают, будьте готовы! - вслух сказал я.
        Выйти в медленное время толком не получилось, потому, что я был посередине нашей импровизированной колонны. С тыла нападение отразила группа Михайлова, спереди группа Марата. Но потерь избежать не удалось. Короткая перестрелка длилась буквально секунд 20 -30. Сзади нас пытались зажать два чудища. Один был полноценным «зомби» с почти целым телом, другой составлен из четырех ног и одного туловища. У входа в разных местах было три стационарных живых «турели». Последнюю тварь добили гранатой, потому что она находилась внутри помещения и не давала высунуться. После боя мы недосчитались еще двоих бойцов…
        Пока остатки отряда перераспределяли имущество и минировали тела убитых, я заглянул в начало туннеля. Один боец в ПНВ стоял на входе. Я чувствовал, что он дрожит от страха. Но он стойко продолжал целиться в проход. В помещении были разбросаны куски бетона и арматуры. Одна из стен буквально выгрызена чем-то невообразимым. Это был явно не взрыв, а что-то живое проковыряло этот проход. Сам туннель был волнистым с блестящими стенками. Где-то в отдалении мерцал ядовито-зеленый свет.
        Мы собрались перед проходом. Полковник еще раз перераспределил нас, чтоб все сектора обстрела были перекрыты.
        «Этот туннель ведет к ловушке?» - спросил я мысленно Михайлова.
        В ответ короткое: «Да». И канал снова закрылся.
        «А я слышал».
        Это был Марат.
        «Он тебя ненавидит?»
        «Не знаю. Мне, кажется, он всех ненавидит».
        «Ну, что, идем?»
        «Вопрос - куда?»
        «Возможно, до ловушки мы все-таки дойдем», - ответил Марат и шагнул в туннель чужих.
        За ним последовал еще один боец. Не успели они сделать пару шагов, как оба поскользнулись и съехали вниз, словно по горке.
        «Вот черт».
        Полкан остановил нас, встав в проходе и целясь вниз.
        Между тем Марат и еще один боец съехали до освещенной площадки, до которой было примерно метров 50 -70.
        «Тут какие-то два червяка, я их сейчас прикончу».
        «Погоди, они шевелятся?»
        «Нет».
        «Тогда возможно это не оружие».
        Я отодвинул полковника и прыгнул вниз, сразу присев как будто съезжал с ледяной горки.
        - Чтоб тебя!.. - послышались ругательства Михайлова.
        Глава шестая
        Мы оказались в пещере, куда сходилось несколько туннелей. По центру пещеры торчал нарост, который светился тем самым ядовито зеленым светом, который я заметил при входе в туннель. Света было достаточно, чтоб не пользоваться ПНВ.
        У стены лежало два огромных белесых «червяка». Размером они были метров по семь в диаметре минимум полтора. Марат и боец в напряжении стояли, посредине пещеры, не зная, что предпринять. Не убирая прицел от «червяков», капитал спросил меня: - Ты уверен, что он сейчас на нас не наброситься?
        Опасности я не чувствовал. «Червяки» явно не были оружием. Белесые туши внешне были гладкими с многочисленными пупырышками. Я подошел вплотную к первому «червяку», когда полковник и остальные, наконец, съехали за нами.
        - Добрынин что ты творишь? - услышал я за спиной.
        Стоило мне прикоснуться к поверхности «червяка» как его задняя часть раскрылась. Все испуганно дернулись и чуть не начали стрельбу.
        Внутри червяк оказался полым и если глянуть через внутренние стенки местами прозрачным. Это был, если так можно выразиться, вагон подземки чужаков.
        - Вы, кажется, собирались добраться до места падения. Этот транспорт нас туда доставит.
        Я все больше понимал, как устроен мир Захватчиков. Мы имели дело с уникальной биологической цивилизацией, создающей всю технику из органики и биологических объектов.
        - И кто будет им управлять? - усомнился полковник.
        «Может быть ты? У тебе же есть устройство».
        «Я не собираюсь этого лезть в червяка».
        «Тогда иди пешком, идиот». - не сдержался я.
        Полковника передернуло от злости.
        Но дальнейшая наша перепалка не состоялась, потому что я почувствовал опасность. Из правого туннеля к нам кто-то приближался.
        - Правый туннель! Там кто-то есть!
        То, что мы увидели в следующее мгновение, больше всего походило на муравья размером овчарку. «Муравей» был иссиня черного цвета с фасеточными глазами. Он вертел своей башкой и крутил «усиками». За ним из туннеля показался второй. Прежде чем они успели что-то сделать бойцы их изрешетили.
        - Черт, он в меня чем-то плюнул! - закричал солдат, который стоял ближе всех к правому туннелю.
        По его форме стекала светящаяся «сопля», цвет ее походил на тот, что светил на нас сверху.
        - Просто стряхни ее чем-нибудь, - посоветовал я.
        - Ты уверен, что это безвредно? - спросил капитан.
        - В худшем случае он просто пометил.
        Я подошел к «муравью».
        Так вот как ты выглядишь Захватчик…. Ты часть улья или муравейника. Всего лишь рабочая особь…
        Боец стряхнул с себя соплю пустым рожком и выбросил его.
        - Ну что не расплавился?
        - Нет…
        - Мы должны идти дальше. - твердо сказал полковник.
        - Или ехать. Если, это так можно назвать.
        Я понял, что мне в любом случае придется залезать в «червяка» первым. Возможно, Миротворцы на это и рассчитывали, когда подкинули мне диск-помощника.
        Сильно пригибаясь, я вошел внутрь «червяка». Там воняло какой-то кислятиной, но не настолько, чтоб стало тошнить. Внутри транспорт чужаков был такой же гладкий как и снаружи. Только внутренняя поверхность имела еще выступающие гибкие хрящи, за которые можно было держаться и очевидно что-то крепить. Я подозревал, что они были рассчитаны под физиологию насекомовидных создателей, а не нас.
        Впереди было несколько выступающих хрящей и что-то вроде ложноножек. Я подозревал, что «муравьи» кладут туда свои «усики», чтоб управлять агрегатом.
        Прикоснувшись к элементам управления, я испытал шок, потому что это было не просто устройство, как биологический «пулемет», который я трогал ранее. Я оказался внутри сети чужаков состоявшей из множества уровней. Причем они не были никак ограничены в нашем понимании. Возможно, потому что все мыслящие организмы внутри сети не представляли опасности и знали свое место. Нижние уровни были просто управлением машинами, такой как эта. «Червяк» мог перемещаться сам, без пилота. Выше - транспортные артерии, еще выше какие-то производственные процессы…. И на самом верхнем уровне, куда заглянул мой взор, я услышал удивленный возглас: «Чужак, как ты сюда попал?»
        Это была королева этого муравейника или роя, в общем, некий коллективный разум, который был один…
        Я сам испуганно отключился и заблокировал мыслеканал, оставив только уровень управление «транспортом» и местный сервис «муравейник-пробки». В голове возникла объемная картина всех ходов чужаков. Я довольно скоро определил, куда надо двигаться, чтоб попасть к месту, где находилась ловушка. Она была помечена особым цветом. Еще, судя по информации из сети, следовало, что к нам движутся другие «червяки» и какой-то здоровый «жук», который перекрывал туннель полностью. Он шел из дальних туннелей, его движение было очень медленным. Но, кажется, это его клешни раздробили вход в подземелье, а потом вход пошли какие-то не встречавшиеся нам подземные виды биологических штурмовиков.
        Я убрал руки с «ложноножек» и повернулся. Капитан и полковник в нерешительности стояли у входа в «транспорт».
        - Если мы не поторопимся, они притащат против нас агрегат, который проделал дырку в стене бункера.
        - Мы тут будем как сельди в бочке. - сказал полковник. - Желательнее идти своим ходом.
        «Я вошел в их сеть управления и знаю все ходы и выходы, у нас нет времени, иначе нас перебьют раньше, чем мы успеем добраться до Ловушки».
        Полковник, услышал мою мыслеграмму, но ничего не ответил. Он не знал, что эту беседу так же слышал и Марат, мысленную усмешку которого я почувствовал.
        Все семеро с трудом забились в «червяка». Я сказал, чтоб они держались за хрящи, потому что не знаю, насколько быстро и под каким углом движется этот агрегат. Когда последний запихал себя внутрь, я вернулся к управлению и закрыл «задницу» «червяка».
        Мы двинулись в путь. «Червяк» передвигался на удивление проворно. Я оценил скорость до 30 километров в час. Он скользил по поверхности туннелей, вниз быстрее, вверх медленнее. Очевидно, перемещение происходило за счет пупырышек на поверхности.
        По сети чужаков я видел, что нас нагоняет еще 2 червяка, еще три движутся нам на встречу. «Жук» был еще далеко, но вот с той же стороны по туннелю довольно быстрое перемещались какие-то маленькие точки…
        Когда погоня настигла нас, я понял, что наш «червяк» перегружен, и двигаться можно намного быстрее. Погоня попыталась прижать наш транспорт к стенкам туннеля. Я стал вести червяка по спирали. Бойцы едва держались за хрящи…
        - Надо что-то делать! - крикнул Марат.
        - Хорошо. Я открою заднюю дверь, а вы держитесь, и попробуйте в них стрельнуть!
        - Готово! Держимся! - крикнули бойцы с галерки.
        - Открываю.
        Как только импровизированная дверь открылась, ребята выстрелили почти в упор по догоняющим нас «червякам». Один червяк сразу остановился, второй стал отползать назад, в него стрельнули еще раз, пока и он не остановился тоже.
        От погони мы оторвались. Но впереди нас ждал затор. Три червяка перекрыли единственный путь в сторону Ловушки. Осложнялось это тем, что они были выше нас. Поэтому гранаты кидать было бесполезно. Держаться в туннеле на ногах было так же очень сложно. Я развернул в обратную сторону «червяка», чтоб бойцы смогли стрелять из подствольного гранатомета. На то чтоб разметать три «червяка» пришлось потратить остатки зарядов. Когда разорванные «червяки», наконец, потеряли жизнеспособность, они стали съезжать вниз прямо на нас. Я едва увернулся, чтоб они не затянули вниз с собой. Проход был открыт. Но какие быстро перемещающиеся существа было уже совсем рядом.
        - За нами быстро гоняться и их много! - предупредил я.
        - Это единственный проход? - уточнил у меня Михайлов.
        - Да. Над местом, где находиться ловушка есть только какая-то наземная надстройка.
        - Надо взрывать проход! - с этими словами полковник полез в разгруз.
        - Я открываю дверь.
        Полковник достал небольшую коробку и быстро активировал ее.
        Дверь червяка уже раскрылась, когда он передал крайним бойцам, чтоб они сбросили ее за собой.
        Не успели они сбросить взрывчатку, как за нами появились прыгающие и скользящие по стенам существа размером до полуметра. Проставьте себе крабов с лапами лягушек и огромным жалом осы. Теперь, я был уверен, что именно они и перебили обитателей бункера… За нами двигались десятки этих существ.
        Прежде чем прогремел врыв две твари успели прыгнуть на наш транспорт. Одна влетела внутрь, другая закрепилась на поверхности.
        Я затормозил время, приказал червяку двигаться по прямой и отключился от управления. Сквозь щель не закрывшегося прохода я видел, как распускается огненный цветок взрыва. А мерзкая тварь впилась в голову одного бойца. Вторая продырявила проход сверху и уже была готова впиться в голову Марату. Все что я мог сделать, это убить тварь, которая была сверху. Я развернул пистолет в руке одного бойца и нажал на пусковой крючок. Пули ушли прямо в цель, еще до того как я вернулся в обычное время, потому что расстояние было маленьким. Они пробили оболочку «червяка» и ударили в «лягушку». Далее мне удалось перенаправить оружие Марата в сторону второй дряни, но стрелять я не мог, так как это бы зацепило бойцов…
        Вернувшись в нормальное время, я увидел ускоряющееся завершение драмы. «Лягушка» сверху отвалилась вместе с жалом. Взрыв обрушил туннель позади нас, а другая тварь, убив первого бойца, прыгнула дальше внутрь салона и успела проколоть еще одного человека, прежде чем ее убил Марат.
        Я сидел спиной к пульту управления, червяк продолжал двигаться. Позади нас были только клубы пыли обвалившегося туннеля. Мы, молча, смотрели друг на друга. Марат поднял голову и увидел дырки прямо над собой, которые медленно затягивались, и с них капала белая жидкость.
        - Спасибо, - сказал он бойцу, который все еще держал нацеленный вверх пистолет.
        «Не благодари». - Ответил я и вновь вернулся к управлению.
        «Как ты это делаешь?»
        «Долгая история. Ты же знаешь, что я демон».
        В ответ усмешка…
        «А заряд был слишком мощный для такой коробочки».
        «Не удивлюсь, если у него в сухарном мешке разгрузки маленькая атомная бомба».
        Сеть стала работать с перебоями. Возможно, взрыв туннеля оборвал нейроканалы общего организма чужаков в этом районе. Я видел последние обрывки информации, что по ту сторону завала туннель полностью забит врагами. Но вопрос, что ждало нас впереди?
        Тот кусочек сети, который я наблюдал, был пуст. Но это лишь означало, что пусты внутренние транспортные каналы. Сверху могли придти штурмовики Захватчиков. Я попытался выйти на более сложные уровни. Но запутался. Либо они уже стали блокировать меня.
        Туннель, ведущий к лаборатории, откуда запускали телепорт, заканчивался.
        Мы остановились в пещере с таким же освещением, как и в самом начале. У стены был припаркован еще один «червяк». Второй проход из пещеры вел в какой-то огромный светлый зал, как мне показалось вначале.
        Мы вылезли из транспорта. Осмотр помещения показал, что никаких врагов тут нет.
        Двоих убитых вынесли. Их тела так же заминировали, как погибших собратьев в бункере, чтоб не ничего досталось чужакам.
        Итак, нас осталось только семеро. Михайлов приказал четверым бойцам, один из которых был сержантом по званию занять оборону и держаться до последнего. Так же заминировали туннель примерно в 50 метрах от входа в пещеру.
        В зал где, как предполагалось находится пресловутая Ловушка, мы вошли втроем.
        Залом он выглядел только на первый взгляд из-за светящегося потолка. Серебристая поверхность равномерно светилась и словно текла. Больше всего это походило на то, как если над нами зависла огромная капля ртути. Все вокруг было залито этим необычным серебряным светом. С противоположной стороны виднелся столб из похожего блестящего металла. Он тянулся о самого низа до потолка и, как я поначалу решил, поддерживал его. То место, куда мы вошли, оказалось вовсе не залом, а скорее карьером правильной круглой формы, над которым висел серебряный металлический купол. Диаметр карьера был минимум сто метров. Дорожка от пещеры, сделанной Захватчиками, шла серпантином вдоль земляных стен. Поверхность дорожки была волнистой, поэтому идти по ней было неудобно. Того и гляди, споткнешься. Внизу карьера находилась ровная площадка, где в воздухе висела сфера диаметром метров пять-семь. Как только мы вошли, сфера еще сливалась со светом окружающей породы, однако теперь заиграла всеми цветами, слово северное сияние.
        Офицеры нервно наставили на шар оружие. Но я понимал, что это не поможет.
        Шар был то ли насажен, то ли подцеплен на ось устройства более всего похожего на токарный станок. Устройство было так же металлическим и явно не принадлежало Захватчикам. Их биологическая аппаратура находилась рядом. Это выглядело как скопление кишок, щупальцев и хрящей. Эта биологическая мешанина опутывала и «токарный станок» и частично сферу.
        «Приветствую, Одаренные, я ждал вас».
        Теперь нас издевательски называли «одаренными». Это явно слышали все трое независимо от наличия помощника или переводчика.
        - Что это было? - напряженно произнес полковник.
        Я, молча, указал на сияющий шар.
        «Ты Ловушка, скрытых?!» - спросил я.
        В ответ улыбка.
        «Я Дар Высших. Ловушкой меня называют Изгои, которых вы именуете Мудрецами».
        Вот, это оборот, как говорят в таких случаях…
        Откуда-то снизу колодца и в прямом и в переносном смысле донеслось:
        «Не слушай. Лжет Он…Освободи нас, Святой…».
        - Идем вниз. - Это я сказал вслух.
        «Да освободи их, чтоб они взорвали твою планету. Изгои не способны меня отключить. Они способны вызвать детонацию».
        «Замолчи… Не верь ему…»
        «Просто отключи их блокиратор. Отпусти меня, чтоб они не смогли превратить меня в бомбу».
        «Скрытые это враги всех рас галактики. Не слушай его».
        Я видел, как эта мысленная перепалка угнетающе действует на моих спутников. Вояки были напряжены до предела. Преодолев серпантинный спуск мы, наконец, спустились вниз и увидели мудрецов.
        Два серых щуплых гуманоида с большими глазами были помещены в полупрозрачные коконы, окутанные темно-синими трубками и приклеенные к стене карьера.
        «Святой, освободи нас…» - настойчиво требовали они.
        Мозг обоих вояк привыкший к более простой реальности военной иерархии просто подвис. Вцепившись в оружие, они стояли, ошалело озираясь вокруг.
        Впрочем, и мой мозг скоро ждет такая участь, если не захлебнусь в собственных рассуждениях, кто из инопланетян прав…
        Неожиданно земля задрожала. Серебряный потолок над нами завибрировал и пошел рябью. Дрожь не проходила несколько минут. Потом прекратилась…
        «Твои сородичи прокладывают путь сверху, быстрее отключи блокиратор».
        «Почему я должен тебе верить? А не допустим им? Ведь это ты прилетел сюда и опрокинул на нас кучу инопланетян. Они заявляют, что могут отключить тебя».
        «Ты прав. Есть только слова с обеих сторон. Но пусть те, кто послал тебя, проявятся. Доказательства будут предоставлены».
        Фоном словам Ловушки или Дара, было нытье гуманоидов. И честно говоря, оно мне все меньше нравилось. Кроме того, что Ловушка враг и обманет, ничего логичного я не слышал. Они пытались давить на эмоции.
        Масла в огонь подлили мои «старые друзья».
        «Святой, выслушай всех. Мы должны знать все. Это мы сторонники пророчества».
        Вот, и эти объявились…
        «Мне приказывают освободить гуманоидов» - неожиданно заговорил полковник.
        «Кто приказывает?»
        «Командование, разумеется, идиот!».
        «От идиота и слышу! А им кто приказывает?»
        «С тобой говорят Миротворцы, не слушай сторонников пророчества, отпусти Мудрецов».
        Еще одни прорезались! Я осознал, что это был межгалактический чат, которого ждали, по крайней мере, несколько сторон. Годы развития интернета и социальных сетей, кажется, подготовили мой разум как представителя человечества к столь сложной множественной беседе.
        Если это все не фарс, от меня зависела судьба не только нашей планеты, но по крайне одной из галактических рас.
        «Выслушай всех» - повторили сторонники пророчества.
        «Не слушай их, они фанатики» - сказали их противники.
        Ага, так я сейчас вам кому-то сразу и поверил!
        Неожиданно Михайлов пошел в сторону коконов, намереваясь, освободить гуманоидов самостоятельно. И делать он собирался это с помощью боевого ножа.
        «Нет, остановите этого воина! ОНА убьет нас! Отключить нас от НЕЁ можно только помощником» - это вопль дошел и до полковника.
        Он застыл с ножом у коконов.
        «Кто она? Королева Роя Захватчиков?» - спросил я.
        «Да».
        - Давай сюда свой диск! - потребовал полковник.
        «Ты же знаешь, что не сможешь взять его. Я не буду ничего делать, пока не услышу все доводы и не обдумаю».
        «Долбанная интеллигенция…».
        Я буквально увидел, как полковник мысленно стреляет в меня, кидает нож, ломает шею…
        В ответ я мысленно представил, как останавливаю время, подхожу к нему и со всех сил даю ему по лицу раз другой, третий, и наблюдаю, как он медленно корчится от боли и падает… Но эта была только мысленная битва, которой не суждено состояться.
        Полковник убрал нож, не переставая ненавидящим взглядом мысленно испепелять меня.
        «Итак, Дар-Ловушка, я слушаю твои доказательства».
        «Я передам координаты всех уничтоженных планет, куда были посланы другие Дары. Изгои показывали вместо них другие. И показывали поддельные отключенные Дары. На месте уничтоженных планет осталось много метеоритных осколков».
        «Это Хорошо» - услышал я согласие стороны «Пророчества».
        Другие естественно возмущались.
        «Для передачи информации ты должен коснуться собой или помощником моей поверхности, потому что блокиратор препятствует моим возможностям».
        Вопли возмущения стали сильнее.
        «Он обманывает тебя… Он тебя подчинит..».
        Мои пророческие друзья выразили только опасения.
        Вопли других сторон не оставляли меня, пока я пытался думать.
        Итак, опасность есть. Однако этот Дар или как там его, не сумел бороться с блокиратором Мудрецов, кроме того щупальца биомашины Захватчиков спокойно обвивали шар в некоторых местах.
        Логических доводов не хватало, чтоб принять решение, приходилось рисковать.
        На всякий случай, я погрузился в медленное время, подошел к шару и неуверенно коснулся его поверхности левой рукой. На ощупь она была как теплая вода. Ничего не обычного.
        «Информация передается».
        «Он лжет, он…» - другие участники беседы тоже умели погружаться в медленное время.
        «Мы приняли. Высылаем зонды сразу по всем координатам» - как только я услышал это послание, то с облегчением вышел в обычное время и полез за жратвой.
        «Олег, что дальше? Сколько будет продолжаться эта хрень?» - это подал голос Марат.
        «Мы будем ждать. В гиперпространстве вселенная это точка… А пока я с удовольствием послушаю версию Дара, почему и зачем он прилетел сюда».
        «Он врет. Скрытые - это враги всех мыслящих существ галактики. Он прилетел сюда, чтоб никто из нас не смог перемещаться по галактике. Чтоб властвовали только они…».
        «Это я уже все слышал. И человечество слышало неоднократно».
        «Я понимаю, что моя миссия - для вас неприятна. И обычно Дары не вступают в такую полемику. Прикоснувшись к тебе, я нашел в вашем языке подходящие слова. Я регрессор и прогрессор в одном лице. Я Дар Высших цивилизаций.»
        Не фига себе Дар…
        «Я дарую невозможность бесконечной материальной экспансии любой цивилизации Развития. Я дарую ей возможность стать Высшей. Создав гипердвигатель, вы сделали заявку на Высшую форму развития. Я был послан сюда, чтоб испытать вас».
        «В таком случае почему - другие спокойно летают, а мы не имеем права? Ни Мудрецы, ни Миротворцы, ни Захватчики, ни тем более уж такие гады как Кукловоды не похожи на Высших».
        «Мы раз за разом сокращаем их пространство, но на нашем пути стали Изгои. Они те, кто успел сбежать при первом запуске, когда к нам послали Дар предыдущие „Дежурные Высшие“. Изгои частично знают, как устроена наша техника, потому что до момента их бегства мы развивались по одному пути. Но их хватает только чтоб ее ломать».
        «Почему другие Высшие не помогут вам? Почему бы им сразу не прихлопнуть Ловушками всех сразу?»
        «Это уже будет не Дарами, а тотальным принуждением. Один Дар - повод задуматься. Два - уже запугивание, Три принуждение».
        «Но вы же сокращали пространство?»
        «Это и есть повод задуматься».
        «Да мы действительно успели покинуть нашу планету до вторжения на нее Скрытых, остальное ложь и пропаганда» - слышал мнение Мудрецов.
        Да, так же как и ваша, возможно…
        «Святой, мы получили данные с зондов. Во всех системах, где Мудрецы разминировали Ловушки, есть уничтоженные планеты», - это сообщили сторонники пророчества.
        «А что скажут обычные Миротворцы?»
        «Это только значит, что во всех системах, где Мудрецы разминировали Ловушки, есть уничтоженные планеты».
        «Так что же из вас фанатики?»
        Со стороны обычных Мудрецов я ощутил напряженное, и даже озлобленное молчание. Аргументов не было. Мне это напомнило полковника Михайлова.
        А еще я понял, что настоящий инопланетянин тут только один. Мудрецы, Миротворцы, Торговцы даже антропологически на нас похожи, не говоря уже про поведение. Захватчики - это наш кошмар единого подчинения одному разуму, даже жидкометаллические роботы Технари вполне вписываются в наш мир, и паразиты Кукловоды… все их доводы и мотивы вполне можно объяснить.
        Настоящий инопланетянин из какого-то другого непонятного мне и всем мира был тут только один - Дар, Ловушка, сияющий северным сиянием шар.
        Кто он, кстати, живое существо или машина?
        Я чувствовал, что все ждали моего решения. А я чувствовал, что у меня нет твердой уверенность ни в каком решении.
        Да, мы получили подтверждение о том, что есть взорванные планеты. И возможно Мудрецы действительно Изгои, которые не умеют отключать Ловушки. А может это неправда? Ведь я знаю только со слов Миротворцев. Даже если они показали картинки разбитых планет, не означало ли это только то, что у них есть такие картинки.
        - Ну так что? Ты, наконец, что-то сделаешь, долбанный интеллигент?! - заорал на меня полковник.
        Он окончательно достал меня.
        «Тут есть какой-то выход?»
        «Есть. Лифт».
        Только теперь я узнал, что столб не поддерживал потолок над нами. Это и был лифт.
        - Полковник забирай все своих людей и поднимайся наверх.
        - Чтоб нас всех там перестреляли чужаки?
        «Там уже нет Захватчиков» - это говорили Миротворцы.
        - Тем более поднимайтесь!
        - Черт с тобой!
        Полковник вызвал бойцов из пещеры. Они спустились к нам очень озадаченные увиденным. Дар пощадил их, и они не слышали всей вакханалии.
        Лифт управлялся достаточно просто. Мудрецы были тоже гуманоидами с пальцами на руках, и на их технике имелись кнопки. Переводчик имевшийся у Михайлова помог ему в этом разобраться.
        «Может мне остаться?» - спросил уже перед самым лифтом Марат.
        «Не надо».
        Михайлов затянул его в лифт и дверь закрылась.
        «Ну что, какое твое решение?»
        «Есть еще один аргумент не в твою пользу. Ты хочешь сказать, что эти Изгои - смертники? Ведь улететь они не успеют?»
        «Не совсем так. Это управляемые дистанционно биороботы, но в этот раз им не повезло - сознание операторов заперли Захватчики. Так что - именно эти Изгои рискуют погибнуть».
        «Что скажите Мудрецы?»
        Они молчали.
        «Каждый раз они разыгрывали спектакль» - опять услышал я голос сторонников пророчества.
        Или вы его разыграли…
        «Если ты не примешь никакого решения, ОНА примет его за тебя» - это говорил Дар.
        Я уже понимал, что под «НЕЙ» они имели коллективный разум муравейника, королеву Захватчиков.
        «То есть Она может управлять своим механизмом? Почему она раньше не отключила блокиратор?»
        «Вы разрушили только нижние уровни ее сети. Через верхние Она по-прежнему может действовать. Однако Она так же недоверчива. И теперь у Нее есть факты. Она все слышала».
        «Что же ей мешает сейчас?»
        «Ты. Она боится твоей реакции».
        «Мне все равно…».
        «Ты все-таки принял решение».
        Неожиданно биологический механизм Захватчиков зашевелился. Щупальца отпустили шар, другие щупальца совершили какие-то манипуляции с блокиратором Мудрецов. Ось, соединявшая шар со станком, пропала. И в этот же миг я услышал ментальный вопль умирающих Изгоев.
        «Она их убила? Зачем?»
        «Изгои для нее потенциальная угроза, но они все равно вернутся. Теперь у них нет выхода».
        «Мы не допустим этого» - это сказали сторонники пророчества.
        «Попробуйте» - ответили обычные Миротворцы.
        «Мои создатели вновь получили связь и узнали твою расу. Миротворцы, Изгои и Торговцы тоже знают, но молчат, потому что боятся. Вы очень упертая раса. Я рад, что удостоился чести принести вам Дар. Я свободен и ухожу вглубь. Скоро тут все разрушится. Поднимайся на лифте. Хотя наверху тебя не ждет теплого приема. До встречи Потерянный….» - с этим словами шар изменил цвет, и стал углубляться в землю…
        Я хотел уточнить у Дара, почему нам опять дали новую мыслекличку, но быстро стало не до этого. Землю начало трясти. Стены карьера посыпались, и я вынужденно ринулся к лифту.
        «Чужак… чужак, ты можешь остаться» - это была ОНА.
        «Уходи в туннель, я не трону тебя».
        «Нет уж спасибо. Тем более он заминирован!»
        Лифт открылся. Внутри он был матово-серебряный, сама платформа черная. Я быстро понял, какую кнопку нажимать и полетел наверх…
        Часть третья
        Свой среди чужих, чужой среди своих
        Глава первая
        Я лежал на пляже, а солнце светило прямо в лицо. Галька радостно бегала по краю прибоя и пыталась обрызгать меня. Но капли не долетали.
        - Ну, вот Олежек, я тебе принес шашлычку! - Слева от меня на шезлонг лег Валерий Иванович.
        Шашлычка было много. Целый тазик. Только он показался мне сыроватым. Но поскольку очень хотелось есть, я принялся его уплетать.
        - Хватит жрать! - кричала моя жена из моря, - пошли купаться!
        - Сейчас-сейчас, доем и пойду!
        - Ешь-ешь, Олежек! - улыбался Валерий Иванович. - Не летаем, так хоть поедим!
        Когда я съел половину тазика, то услышал слова Дара:
        - Я же говорил, что встретимся.
        - Да, привет, - ответил я, продолжая есть мясо, - чего хотел?
        - Они прислали еще биороботов. Меня отключить они не могут, но попытаются. У Изгоев простой план: вызвать детонацию, а для галактики обвинить либо вас, либо Захватчиков.
        - Я же сказал, что не хочу встревать в это! Вот сейчас прямо с пляжа встану и побегу спасать мир. Хрен вам!
        - Я думал, что хотя бы в этом состоянии с тобой будет проще договориться.
        - В каком состоянии?!
        Я посмотрел на солнце и понял, что солнцем был сам Дар-Ловушка, которым я запомнил его в подземелье…
        - Ты скоро проснешься. И станешь еще более логичен и рассудителен. А времени на рефлексию не будет.
        Я замер и перестал есть мясо.
        - То есть это сон?
        - Да… ты помнишь, что было до этого?
        Я вдруг задумался и понял, что ничего не помню после того момента, как поднимался в лифте из шахты, которую прокопали Изгои.
        - Твои сородичи не дали тебе шанса. У выхода лифта находилась бомба, - опередил мой вопрос Дар.
        - То есть они захватили меня?
        - Хуже…
        - Черт…
        Картинка стала мутнеть. Галька пропала. Валерий Иванович тоже. Впрочем, мясо в тазике осталось.
        - Мясо ты ешь, оно настоящее. Тебе надо пополнить энергию…. При выходе из лифта Изгоев произошла дуэль. Твое тело хотели забрать Новомиротвоцы, но им не дали твои сородичи и Старомитрорцы. Они сумели забрать только помощника. Они уже стучаться в твое сознание, но я пока блокирую их. Когда окончательно очнешься, они свяжутся с тобой и вернут диск… Я создан так, что люблю жизнь как таковую, но должен сказать, чтоб выжить, тебе придется убивать своих сородичей. Потому что они считают тебя врагом.
        На моих глазах теплый океан стал покрываться льдом, а песок превратился в снег. Мне стало очень холодно и темно…
        Когда я открыл глаза и ощутил свое тело, то обнаружил себя в каком-то небольшом холодном помещении с куском замерзшего мяса, которое я грыз.
        «Я буду на связи, готовься убивать, чтоб выжить. Твоего сожителя я модифицировал, как и помощника. Тебе скоро станет легче. Передаю эстафету Новомиротворцам», - прозвучало у меня в голове.
        Зубы продолжали точить мясо. Было чудовищно холодно. Меня била дрожь Я нашел в себе силы подняться в сидячее положение. Постепенно чувство холода отступило, видимо, потому что сожитель стал приспосабливать организм к новым условиям.
        «Святой, мы рядом. Как только ты выйдешь, мы отдадим тебе помощника».
        Когда зрение переключилось в ночной режим, я понял, что нахожусь в рефрижераторе, где кроме меня лежали несколько больших замороженных окороков, один из которых я ел.
        «Если вы рядом, тогда, почему бы вам не вытащить меня?»
        «Тогда сразу вступят в бой наши противники».
        «Они все равно вступят в бой, когда я начну действовать!»
        «Ты не понимаешь наших обычаев. Это будет не их битва, если ты сделаешь это сам».
        «Какие, к черту, обычаи? У вас там гражданская война уже началась походу».
        «Гражданские войны тоже ведутся по обычаям…».
        Я услышал шаги и разговор за дверьми рефрижератора.
        - Какое к черту мясо? Ты идиот, прапорщик?
        - Но товарищ, маойр, вы же сами сказали, что он мертв…
        - Дебил, лезь внутрь и быстро вытаскивай оттуда свое мясо! У тебя есть пять минут, чтоб очистить холодильник!
        Отлично, у меня есть пять минут!
        Чтоб оценить ситуацию, я лег обратно.
        Засов дверей открылся и в темное помещение ударил свет уличного фонаря. В проходе виднелось двое военных. Один полез внутрь, другой смотрел. Я пока еще в раздумьях наблюдал.
        - Один принесешь мне! - сказал офицер и достал сигарету, наблюдая за, тем как прапорщик вынимает свиные окорока.
        - Ты прапорщик - дебил! Если бы он воскрес, мы были уже трупами…
        - А причем тут мое мясо, товарищ капитан?
        - Ты просто дебил!..
        Ошибкой прапорщика было то, что он схватил первым обглоданный мной окорок и замер, исступленно глядя на меня.
        Я заморозил время и ударил его в солнечное сплетение…
        Черт, мне придется убивать своих. Мне это было отвратительно. Но, кажется, моему организму было уже наплевать. Я превратился в скопище инстинктов и рефлексов.
        Я выхватил из кобуры прапорщика пистолет и направил на офицера. Прапорщик упал и затих. Пока еще в замедленном времени я поднялся с пола и спрыгнул вниз. Еще через 4 шага мой пистолет уже смотрел в лицо офицеру. Потом я ударил ему в пах, а когда он согнулся рукояткой по голове. Обмякшее тело я подхватил и занес в рефрижератор.
        Так, одна минута прошла….
        Рука сама потянулась к окороку. Я откусил еще один ломоть мяса. Есть жутко хотелось, нужна была энергия для восполнения биомассы тела.
        «Святой, поторопись, они будут тут через пятнадцать минут».
        «Кто они?»
        «Командиры. Они хотят вывезти тебя в столицу».
        «Значит, я еще все около зоны?»
        «Да».
        Мне подошла одежда офицера. Прапорщик был полнее меня. А вот ботики были ближе по размеру у него.
        Я собрал все, что мог, вылез и закрыл рефрижератор. Кажется, они еще дышали. За оставшееся время не замерзнут. Это облегчало мои внутренние страдания, но я понимал, что мне все равно придется убивать, чтобы выжить.
        Итак, у капитана были ключи с брелком «УАЗа». Только вот где этот УАЗ?
        Я стоял за рефрижератором, вокруг меня эстакады с ящиками и контейнерами. Чуть дальше Камаз, где могли быть люди. Еще непонятно как я выгляжу после воскрешения. Вполне возможно, я похож на ходячего мертвеца.
        «Иди направо до пропускного пункта, ворота открыты, там машина».
        «Спасибо».
        Я последовал этому маршруту. Камаз был без людей. А вот на КПП горел свет и стоял как минимум один солдат. По левую руку от меня находился бетонный забор с колючей проволокой. По всей видимости, это какой-то склад.
        Пользуясь тем, что было темно, я достал сигареты из кармана и, склонив голову, пошел к КПП. Хорошо, что сейчас была ночь, а ворота открыты в ожидании гостей. Первый часовой не стал вглядываться в мое лицо. Но вот второй, неожиданно оказавшийся за воротами, обратился ко мне:
        - Товарищ капитан? Может все-таки закроем?
        Неожиданно мне пришло в голову как поступить. Я сделал вид, что меня тошнит и бросился к канаве, идущей вдоль забора с внешней стороны.
        - Извините, товарищ капи… - часовой удалился за ворота.
        Я доиграл спектакль, краем глаза уже видя, что «УАЗ» стоит на парковке рядом с КПП. Встал и пошел к нему. Часовые молча наблюдали, как я открываю машину.
        - Товарищ капитан, вы?…
        - Сейчас, - неразборчиво буркнул я, имитируя кашель, - Надо на пять минут!
        Я умело сымитировал голос или они его особо не знали, но мне удалось спокойно завести машину и поехать.
        «Куда ехать?»
        «Налево, потом еще налево, далее все время прямо».
        «Исчерпывающе».
        Я так и сделал. Вначале машина проехала до конца забора, потом повернула на дорогу с обеих сторон, которой был лес. Свет фар вырывал из темноты только деревья, кустарники и траву. Когда я садился за руль, было свежо и влажно, но над лесом уже пошел дождь. Я включил дворники.
        «Что дальше?»
        «Следуй по дороге. Мы скажем, когда остановится!».
        Часы тем временем тикали, до того, как обнаружат ЧП оставались считанные минуты, а может быть и секунды.
        «Остановись».
        Я сбавил скорость и затормозил. Ни впереди, ни позади на дороге никого не было. Я отключил фары и доверился собственному зрению. Впереди над дорогой явно, что-то висело. Я уже привык, что могу видеть в другом спектре. Да, это был «треугольник» Миротворцев, который находился в невидимом режиме.
        Я вышел из машины и пошел к нему.
        А что если это другие миротворцы? - мелькнуло у меня в голове.
        С другой стороны, зачем им весь этот спектакль?
        Над местом, где висел корабль, дождя не было. Мое зрение различило едва уловимый силуэт паукочеловека. Их защитный экран работал в широком диапазоне, но все-таки некоторые частоты не защищал на сто процентов.
        Мы сошлись на дороге.
        «Приветствую тебя, Святой!» - в мыслеграме чувствовалась радость.
        «Приветствую».
        «Вот твой помощник, он изменен Даром».
        Едва различимый инопланетянин передал мне диск.
        «Я надеюсь на помощь, а не только на этот диск».
        «Если Старомиротворцы узнают, что ты с нами, это будет означать начало войны. Нашей стороны на вашей планете меньше, чем их».
        «Если вы так верите в Дара и в то, что Изгои не могу отключать его, вам бы уже давно следовало начать эту самую войну».
        «Мы говорили на эту тему. Наши обычаи отличны от ваших».
        «И что мне делать теперь?»
        «Они прислали еще один корабль с биороботами изгоев, надо их остановить».
        «Допустим, я это сделаю, а они пришлют еще? Я, что, бессмертный, по-вашему?»
        Добрая усмешка в ответ.
        «Мы не сможем тебя убедить. У нас нет времени. Скоро за тобой начнется погоня, поэтому тебе надо бежать. Дар все объяснит тебе в пути. Успеха в бою, Святой».
        Помогли, называется…
        Почти неразличимый пришелец взмыл к своему кораблю. Треугольник развернулся и улетел, а на меня стал накрапывать дождь.
        «Приветствую, Олег» - послышалось в голове.
        «А это еще кто?»
        Олегом меня никто не называл, мыслеграмота переводила изначальный смысл имени на первом языке.
        «Твой помощник».
        Слишком много голосов в моей голове…
        «Голосовой режим управления можно отключить, но он проще».
        «Ладно, черт с тобой, говори, только когда я это спрашиваю».
        «Команда „черт с тобой“ не может быть выполнена».
        «Это не команда, это ругательство».
        «Сожалею, эмоции у меня не запрограммированы».
        «За-мол-чи!»
        Хоть эту команду он выполнил. И смог слышать сквозь шум дождя отдаленный звук тревожной сирены. Значит, меня уже начали искать. Фактически мне не оставляли время на раздумья. Я должен бежать.
        Я сел обратно в машину и направился дальше.
        «Ну и где же ты Дар-Ловушка?»
        «Я слышу тебя, с устройством это значительнее проще. Я переделал его. Теперь помощник может выходить в ваши сети, прослушивать и переводить переговоры, дистанционно управлять автоматами».
        «Миротворцы предложили мне опять уничтожить Изгоев. Это предложение мне не нравиться. Я отказываюсь».
        «Я так и думал. Вы очень упертая раса».
        «Ты так мне и рассказал, что мы за раса».
        «Сейчас это не имеет значение. Скажу позже. А сейчас, я советую тебе как можно быстрее сменить машину».
        Пешком мне идти совершенно не хотелось. Но где взять другую машину? Последнюю мысль я произнес почти вслух.
        «Вывожу карту ближайших доступных средств перемещения» - это был голос помощника.
        Я увидел у себя в голове карту ближайшей местности. Красными точками были помечены места стоянок машин. Это были коллективные стоянки и машины у частных домов в ближайшей деревне. Я выбрал ближайший вариант - стоянку. До нее было около четырех километров.
        «Дай перехват всей информации про меня по всем частотам, каналам и сетям».
        «Жди, выполняю».
        «Ну, так что Дар, что мне делать?»
        «У тебя сейчас мало вариантов. Для своих ты враг. Они будут тебя искать, чтоб уничтожить. Ты можешь попытаться договориться, но это бесполезно. Официально ты погиб смертью храбрых. Сейчас ты всего лишь захваченное чужаками тело. О тебе знают, только силовые структуры».
        «То есть я могу скрыться среди обычных людей?»
        Сердце мое защемлю. В каком горе сейчас родители. Что касается жены, то с ней, наверное, проще. Мы с ней были в последнее время в разладе.
        «Пока тебя не объявят в открытый розыск, и не будут показывать по всем каналам, или пока Изгои не докопаются до меня снова».
        «Они опять сели на то же место?»
        «Нет, Королева отбила обратно место моей посадки. Изгои приземлились рядом с Нагорным. Они ждут, пока Торговцы пришлют сюда машину для прокладки туннеля. Тянут время».
        «Предположим, я доберусь до них и убью. Что дальше? Ситуация нисколько не поменяется. Мне опять придется скрываться».
        «Совет цивилизации, которая послала меня сюда, решил. Ты сядешь на корабль Изгоев и покинешь планету».
        О как!?… Я опять вспомнил о родителях…
        «Кого я еще могу взять?»
        «Никого».
        «Ну а что дальше?»
        «Решит совет, когда ты прилетишь к ним».
        «Это уже лучше, но перспективы неясные».
        «А что ты хотел в такой ситуации еще?»
        «Например, спасти себя и свою планету».
        «Это и есть цель твоей миссии. А что тебе делать дальше, я не могу сказать. Вероятнее всего ты сам решишь это после Совета».
        «Это уже конкретные предложения. Я должен подумать».
        Тем временем я подъехал к стоянке машин на окраине городка под названием Пруды. В голове висела карта, которую помощник стянул из нашего интернета. Во время движения было сложно одновременно удерживать то, что я вижу глазами и мысленную проекцию. Я увеличил ее и, определил, что нахожусь в сотне с лишним километров от Нагорного, где располагался штаб обороны Зоны высадки.
        Еще, я, наконец, узнал, что прошло 3 дня с момента сражения у Тамска.
        То есть я восстанавливался 3 дня. Интересно, на какой день «святой прапорщик» принес свиные окорока?
        Мое местоположение, видимо, было связано с относительной близостью военного городка и склада к Тамску-13. Прямая бетонная дорога вела прямо до того места, откуда я только что сбежал.
        «Данные получены» - наконец заговорил помощник.
        Глава вторая
        Помощник дал мне все данные, которые только сумел найти относительно меня. Даже статус моей жены в социальных сетях, что она «вдова». Что касается информации из перехвата связи военных и полиции, то меня конкретно не объявляли в розыск, но дали мои приметы. До полиции еще толком не дошло, кого они ищут. Просто дали план-перехват, указав машину и, как примерно, выглядит угонщик. Но гораздо хуже было то, что меня искали не только люди, а Старомиротворцы. Они запустили своих беспилотных разведчиков прочесывать местность. Помощник утверждал, что создал защитный экран на уровне информационного взаимодействия, но чисто визуально они могли меня заметить.
        «Как ты еще можешь меня закрыть? Нет ли функций невидимости как у Миротворцев?»
        «Нет, для этого нужен бронекостюм».
        «Ладно…»
        «У тебя есть две стратегии: скрываться или атаковать. Я могу разработать схему поведения для обеих. Однако в любом случае эта машина и одежда должны быть поменяны в ближайшие минуты».
        Я понимал, что если начну прятаться, то, возможно, смогу удрать в мирные районы страны или даже заграницу и затеряться. С моими способностями и помощником я могу долго скрываться. Но остается риск, что меня найдут свои. Впрочем, это только риск. И что я буду делать? Ведь они наверняка будут пасти меня рядом с женой и родителями. То есть я превращаюсь в вечного изгоя. Мне придется начинать жизнь с нуля и постоянно прятаться. Кроме того, если Изгои все-таки доберутся до Ловушки… Если конечно это не обман.
        Допустим, я сумею добраться до корабля Изгоев, то меня, возможно, выпустят на орбиту…
        Однако и тут была лишь возможность…
        «Опасность. Прямо сюда приближается боевая машина. Бронированный джип. Вооружение автоматический боевой модуль. Внутри четыре человека».
        Пока я размышлял, события решили все за меня.
        «В следующий раз доводи эту информацию заранее».
        «Я еще не настроил все функции. Твою претензию принял. Надо срочно уезжать, чтоб избежать встречи. Машина будет тут через минуту».
        «Если я выбираю стратегию атаковать, то вмешаются ли Старомиротворцы?»
        «Нет, иначе атакуют Новомиротворцы, а это будет означать гражданскую войну».
        «Ты ведь умеешь управлять любой техникой и автоматическим боевым модулем тоже?»
        «Да».
        Отлично!
        Я вновь завел машину и развернул ее, перегородив дорогу. К тому моменту, когда темноты выскочил боевой джип, я уже отошел от машины. Раздался виз тормозов. Джип осветил фарами мой УАЗ. А я тем временем шел с боку дороги прямиком к джипу.
        Правая дверь открылась. Из салона вылез молодой офицер с автоматом наперевес.
        - Ты совсем что ли оборзел! - крикнул он в сторону УАЗа и лишь заметив, что я уже подхожу сбоку, удивленно застыл.
        - Привет. - сказал я совсем не по уставу.
        - Приве… Здравия Желаю… Да это же … - вдруг он понял, кто перед ним стоит.
        Я заморозил течение времени настолько сильно насколько смог. Но мой порыв прошел, потому что я понял, что мне придется убивать своих.
        Я стоял перед застывшим офицером. Из темноты затянутого тучами неба в свете фонарей на меня бесконечно долго падали капли моросящего дождя.
        «Черт возьми… помощник, ты можешь сделать так чтоб я его не убил а только выключил?»
        «Я обозначу место удара и могу контролировать твою силу, если есть твое разрешение».
        «Разрешение есть. Действуй. Я не должен никого убивать. Только выводить из строя. Так же по возможности делай это и с оружием».
        «В некоторых случаях это будет маловероятно…»
        На теле человека появились точки ударов. Я выбрал одну из них и ударил в голову. Я не совсем чувствовал руку. Она была, как буду то частично заморожена. Офицер начал медленно оседать. Внутри салона уже начиналось медленное движение, но они, конечно, не успели ничего сделать. Хотя мне понадобилось много энергии, чтоб так долго удерживать время. Один из солдат успел открыть дверь, пока я расправлялся с двумя в салоне. Уже почти в реальном времени, я ударил его по голове, и он тоже упал на асфальт. Слава богу, местность тут была глухая, одни заборы и лес. А до въезда на стоянку еще метров семьдесят.
        «Сколько они еще будут в отключке?»
        «От десяти минут до часа».
        Я окончательно вернулся в обычное время. Обыскал людей, вынул рации и телефоны, боеприпасы и еду, какую нашел. Оттащил их в кювет и, распаковав жратву стал ее есть.
        Опасности пока не было. Но надо было сматывать с места преступления.
        Я сел за руль и поехал. Естественно с помощником это давалось, как буду то я всю жизнь сидел за баранкой данной боевой машины. Я включил боевой модуль, однако сразу понял, что он управляется еще одним человеком.
        «И как я буду им управлять?»
        «Управление модулем я беру на себя, эта система легко перехватывается мной».
        «Хорошо. Какая обстановка?»
        «Если ты решил атаковать, то надо ехать через Зону до территории Захватчиков. Они не будут тебя атаковать. Но боевой мощности данной машины может не хватить для прорыва. Я бы предложил захватить более мощную».
        Помощник указал месторасположение ближайшей базы с танками.
        «Ты тоже будешь управлять боевым модулем?»
        «Да».
        «Но вначале мне нужен магазин с едой».
        «Стратегия предполагает любой»…
        «Лучше работающий, чтоб не надо было ломать».
        На карте появился ближайший магазинчик, и я повел машину туда.
        «Отслеживай ситуацию по моим поискам и с этой машиной».
        «Исполняю».
        Пока я ехал по спящему городу, то думал про себя страшные вещи. По сути, я превратился в самого настоящего чужака для землян. Я некий жуткий монстр, который намного ловчее и сильнее самых сильных вояк своей планеты. Кончено против настоящих чужаков, например Миротворцев, я обычный боец. Но вот против своих, я нечто ужасное.
        - Сто шестой, ответь сорок пятому. Как обстановка? - Голос из рации оторвал меня от мыслей.
        Вызов повторился еще раз.
        «Сто шестой позывной этой машины?»
        «Да».
        «Вот черт… голос того парня, что лежит в канаве я сымитировать вряд ли смогу».
        «Я могу» - ответил помощник, что несказанно меня обрадовало.
        «Тогда ответь: Сто шестой на связи. У меня все нормально. Едем по городу. Происшествий нет».
        Через несколько секунд послышалось:
        - Что-то ты сегодня немногословен Ваня. Будь осторожнее сбежавший преступник в твоем районе и очень опасен… как понял?
        «Ответь: Понял, спать хочу, поэтому неразговорчив».
        Скоро пришел ответ по рации.
        - Не спи - замерзнешь, конец связи.
        «Ответь: Принял. Конец связи».
        Рация замолчала на несколько секунд. Потом я услышал переговоры с другими, но это уже меня не касалось.
        Вот и магазин. Небольшой павильон с навесом. На освещенной фонарем стоянке рядом стояло две машины. Но никого не было.
        «Сколько людей внутри?»
        «Предлагаю включить биорадар».
        «Твою… почему ты раньше не говорил?»
        «Ты постоянно о чем-то думаешь. У меня нет времени, чтоб перечислить все функции».
        Как только биорадар включился, я увидел окружающее пространство в несколько ином свете. Всё вокруг дышало жизнью. В домах сквозь стены виднелись люди… в сквере лежали две собаки, в дупле спала птица. Я на минуту утонул в этой информации, пока не заставил себя вернуть взгляд на магазин. В нем оказались двое: продавщица и охранник, который очень скоро вышел на улицу, чтоб посмотреть, кто приехал.
        Я мысленно приказал отключить биорадар.
        «Если возможность фильтровать? Нужно показывать только людей и инопланетян.»
        «Есть».
        «Тогда при включении показывай только их».
        Прежде чем выходить, я повернул зеркало. Выглядел я на удивление хорошо. На живого мертвеца вовсе не походил. Видимо процессы восстановления пошли быстрее после того, как я вылез из морозилки. Однако щетина контрастировала с остальным видом. Тем более в приметах распространенных военным было описано, что я не брит.
        «Вот сейчас бы побриться». - Подумал я.
        «Иметься ввиду, убрать волосы с лица?» - спросил помощник.
        «Ну да…».
        «Могу предложить через сожителя остановить рост волос и омертвление уже имеющихся».
        Я удивленно поглаживал щетину.
        «Только нижнюю часть».
        «Удаляю нефункциональную часть волос с нижней части лица».
        Пока я в задумчивости гладил, волосы стали сами собой отваливаться.
        «Вот и побрился….».
        Остатки щетины, я удалил найденным в кармане платком, и вышел из машины.
        Охраниик отдал мне честь. Это был мужичок лет шестидесяти, видимо военный пенсионер.
        - Здравия желаю! Как служба?
        - Я махнул рукой.
        - Нормально… Нормально… есть хочется.
        - Да на одном сухпайке конечно…
        Я уже не слушал его и зашел в магазин. За прилавком сидела очень уставшая, но симпатичная девушка. Она заставила меня вспомнить про жену, да и вообще, что существует противоположный пол. Но на флирт у меня не было времени.
        Я покопался в украденных вещах и нашел достаточно налички.
        - Мне был шоколадок и побольше!
        Продавщица улыбнулся.
        - Это у вас столько девушек или одна, но толстая?!
        - Я понял, не минуты без юмора! Нет, это я бойцам… проспорил. Все, лучше чем водку!
        Продавщица захихикала.
        Я купил целый пакет шоколадок и вышел на улицу. Дождь продолжал моросить. Охранник курил под навесом. А где-то в темноте под тучами, наверное, искали меня невидимые дроны Миротворцев.
        Охранник еще раз приложил руку в воинском приветствии и пожелал мне удачи.
        Да, удача мне действительно понадобится….
        Я вернулся в машину и первым делом спросил помощника, изменилась ли ситуация.
        Пока нет. Это означало, что солдаты еще не очнулись или не сообщили своим. Но это долго продолжаться не могло. Я двинул к танковой базе, по пути восполняя энергию купленным шоколадом. А из головы еще несколько минут не могло выветриться симпатичное лицо продавщицы.
        Боже, и зачем мне все это? Зачем я нажал на эту кнопку? - в тысячный раз твердил я себе и в тысячный раз понимал, что если не я, так кто-то другой…
        Глава третья
        Я проехал город почти насквозь, прежде чем помощник сообщил мне, что командование заподозрило потерю машины. Солдаты очнулись и стали звонить в дежурную часть, чтоб сообщить о нападении. Однако информация штабного оператора не совпадала с их информацией, так как они совсем недавно говорили с «ними».
        - Сто шестой ответьте! - послышалось в рации.
        «Ответь тем же голосом, что я на связи», - скомандовал я помощнику.
        - Как обстановка сто шестой?
        «Ответь нормально. Продолжаем патрулировать».
        В ответ молчание.
        «Могу предположить, что они думают. С ними по телефону говорит тот же офицер, чей голос я использую».
        - Всем всем. Команда четыре два ноля пять. Всем-всем четыре два ноля пять. - послышалось из рации через минуту примерно.
        «Они сменили частоту. Перевожу эту рацию».
        Затем я услышал, как все, кто был на связи, докалывают о переходе на другую частоту. Мы тоже доложили, чтоб спутать карты.
        «Они позвонили по телефону командиру другой машины, чтоб они проверили нас. Я блокирую данные местонахождения по земным каналам, но Старомиротворцы скоро передадут данные по своим. Но до этого они проверят тебя на КПП на выезде, поэтому предлагаю проехать по бездорожью».
        Значит, это давало мне от нескольких минут до получаса.
        Тем временем я подъезжал к выезду из города, оставив позади спящие дома и улицы. По пути мне попалось только несколько прохожих и пару машин. Одна из них была полицейская. Маршрут привел меня во дворы, где стояло пару сараев и небольшой стадиончик для минифутбола. Дальше дорога проходила через поле и вела в лес. Если бы это была не полноприводная машина, я бы застрял уже через десять метров. Размытая дорога, лужи глубиной до полуметра. Машина с рыком вылезала из всех препятствий.
        Обход по лесу позволил избежать КПП, но все равно едва я оказался на нормальной дороге, помощник сообщил, что за мной едет такой же боевой джип, а впереди перегораживают дорогу двумя бронированными грузовиками.
        «И что же делать? Допустим, от джипа я отобьюсь, а грузовики?»
        «Защита грузовиков не рассчитана на мощность противотанковой ракеты - боевого модуля этой машины. Мы уничтожим их еще до того, как они нас увидят».
        «Где находиться джип?»
        «Он едет наперерез по лесной дороге с запада».
        Весело…
        Я гнал на полной скорости. Джип был тяжелым и выдавал не больше ста километров в час. Если они послали легковушки, то, безусловно, нагнали бы меня. Но, кроме как оказаться в кювете им бы ничего не светило.
        Вскоре из-за деревьев слева выскочил джип. Он попытался меня подрезать, но я вовремя отреагировал и подал чуть в сторону.
        - Бортовой номер триста девять, остановитесь! - послышалось в рации.
        «Ответь им: На каком основании?»
        «Я предлагаю сразу стрелять, пока не выстрелили они, так как противник не предполагает возможность стрельбы с нашей стороны. Исход все равно один. Бой неизбежен».
        Черт! Слово противник резало слух.
        - Бортовой номер триста девять, остановитесь или мы откроем огонь! - опять послышалось в рации.
        «Ладно… стреляй из пулемета по колесам».
        «Они с подкачкой».
        «Ну тогда стреляй, так чтоб их разметало в клочья!»
        Я услышал, как боевой модуль на крыше задней части машины повернулся и дал залп из пулемета.
        Догоняющая машина подпрыгнула. Я увидел, как в разные сторон полетели ошметки покрышек. Затем машина повалилась на бок и проехала еще полсотни метров на правом боку, пока не потерялась из виду.
        Это было легко, что будет дальше?
        «Они живы как ты и просил».
        «Спасибо».
        Армейцы опять сменили частоту, но это уже не имело никакого значения. Я все равно знал, что они делали. Впереди стоял заслон из двух бронированных грузовиков «Урал». Так же был выслан боевой вертолет. С базы, куда я двигался, выехало три танка. Сзади ехало еще 2 джипа и легкие танкетки.
        Напрямую было не пробиться. Придется бросать джип и идти пешком.
        «До машин осталось 3 километра. Запускаю ракету».
        «Я думаю, у них имеется защита».
        «Да. Но я управляю ракетой сам и перехватил их активную защиту».
        «А если начнут мешать Миротворцы?»
        «Тогда сложнее».
        Перед запуском машина сама сбавила скорость. Я даже отпустил газ.
        Как только ракета ушла вперед, осветив ночную трассу, я вновь двинул вперед, но уже на полусотне километров в час.
        «Цель поражена».
        «Но это только одна машина?»
        «Противник в панике. Это уже не важно».
        Впереди я увидел зарево. Горел один автомобиль. Второй они пытались отвезти в сторону, чтоб пламя не перекинулось на него.
        «Проезжай между!»
        Я увеличил скорость, когда понял, что вторая машина достаточно отъехала. Из леса загорелись огни выстрелов, пули застучали по броне и стеклу.
        Наверху зашевелился боевой модуль.
        «Стреляй над головами» - успел сказать я.
        Пулемет сделал несколько раз трата-та-та в разные стороны, заставив стрелков залечь.
        Я чуть сбавил скорость и почти вписался в проход между машинами. Послышался скрежет металла, разлетелись боковые зеркала. Впрочем, от них не было никакого толка. Изображение сзади я получал от камер на бортовой панели.
        В след за мной полетела стрела противотанковой ракеты. Я сжался от страха и замедлил время…
        Однако ракета детонировала на полпути к машине. И я вновь вернул время в нормальное состояние.
        «Это был ты?»
        «Да, перехват управления такими устройствами не является трудной задачей».
        «Жалко, что пули ты останавливать не умеешь».
        «Это локальное изменение физических законов. Такое подвластно только Высшим».
        «Было бы не плохо, чтоб они избавили меня от участи героя и исправили тут все сами, раз они такие всемогущие» - подумал я.
        «Насколько мне известно от Дара, для них это неоправданное вмешательство равное вторжению».
        «Сам по себе Дар-Ловушка уже вторжение».
        «Дальнейшее вмешательство еще большее вторжение» - это уже сказал сам Дар.
        Я хотел задать ему пару каверзных вопросов, но ко мне уже приближалась боевая вертушка. О чем незамедлительно сообщил помощник.
        Управляемые ракеты, которые вертушка запустила в меня, были развернуты обратно и самоуничтожились. Быстро осознав бесполезность этого вида оружия, вертолетчик вышел машине на хвост. Все эти действия я видел в своей голове, как в дополненной реальности, что несколько мешало мне сосредоточиться.
        «Я попытался перехватить управление вертолетом, но миротворцы поставили там свою блокировку» - сказал помощник.
        Значит, они рядом, но, ни те, ни другие не вступают в бой.
        «Начинай петлять по дороге».
        Вертолет летел позади нас не далее чем в полукилометре. Летчик нажал на «гашетку». Я дернул руль в сторону. По машине ударили осколки дорожного покрытия от разрывов авиационной пушки. Потом в ход пошли неуправляемые ракеты. Однако, я замедлял время и уходил от них, то притормаживая, то ускоряя машину, то бросая ее в сторону, когда позволяла дорога.
        Наш боевой модуль тем временем начал ответный огонь. Но вертолетчик умело уводил машину в сторону.
        «Боекомплект ограничен, я не могу в него попасть. Замедлить время можешь только ты».
        «А кто будет вести машину?»
        «У неё неисправен блок автопилота, я могу действовать только через тебя».
        «Это как?»
        «Я переведу управление боевого модуля напрямую на твой мозг, ты должен дать мне возможность управлять своими мышцами».
        «Это уже слишком!» - не сдержался я.
        «Иначе он от нас не отстанет».
        В подтверждении этому рядом рванула ракета. Осколками продырявило заднюю левую покрышку. Подкачка включилась на полную мощность. Но мне показалось, что машину стало сильно вести в сторону. Долго колесо не выдержит.
        «Ладно, давай».
        Я как мог мысленно расслабился, передавая контроль своих мускул помощнику.
        Началось еще большее расщепление сознания. Я одновременно видел, что творится спереди машины, виртуальное изображение карты над нами и изображение с боевого модуля.
        «Переключись на модуль, я подсветил его слабые участки» - посоветовал помощник.
        Вертушка вновь поймала нас в прицел, когда я замедлил время. Наблюдая застывшую картинку в ночном прицеле боевого модуля, я сразу заметил красные пятна и погрешность на движение, которыми помощник пометил слабые места. Управлять напрямую через мозг прицелом было сложнее, чем просто двигать руками и ногами. Я мысленно слился с прицелом и «нажал» на пуск. Только после нескольких попыток, мне удалось выпустить очередь из пулемета с учетом погрешности в нужные места. Я попал в сочленение винта с корпусом. Кажется, оттуда полетели какие-то ошметки. После чего вертолет ушел с курса направо от нас. Пулеметный боекомплект модуля был исчерпан. Остались только три ракеты.
        Мой мозг буквально взрывался от многозадачной нагрузки.
        «Верни меня обратно, черт возьми!» - завопил я.
        Резко переключившись обратно в свое тело, я чуть не увел машину в кювет.
        Итак, вертушка была серьезно повреждена и приземлилась где-то в лесу. Но впереди нас ждали танки. Собственно говоря, я почти выскочил на них. Несколько управляемых ракет запущенных с танков взорвались по пути. А до прямой видимости я не доехал какие-то три сотни метров.
        «Через танки нам ней пройти. Разворачивай назад, потом налево» - услышал я совет.
        «Но это уже в другую сторону?»
        «Все равно придется идти пешком, мы должны оставить машину в другом направлении».
        Перед моими глазами возникла большая карта и предполагаемый путь до базы. Слабым местом плана оставалась дорога, которую наверняка возьмут под усиленное наблюдение. Но на плане была указана небольшая речка, которая протекала под дорогой через бетонный туннель…
        Я развернулся и повел машину по указанному маршруту. Заднее левое колесо все время проседало. Кажется, мы ехали уже на ободе.
        «Чем скорее ты бросишь машину, тем больше шансов потеряться с радаров Миротворцев».
        Заехав на лесную дорогу, я углубился на полкилометра, пока не достиг заболоченного карьера, который за много лет порос деревьями.
        «Тут машину лучше бросить. Сейчас нас кроют Новомиротворцы, у нас есть три минуты».
        Я выкинул из салона все, что мог унести. Подъехал к крутому склону и снял машину с ручного тормоза. Джип медленно покатился вниз, пока не въехал в болото. Послышался всплеск воды.
        «Надо уходить в лес» - подгонял меня помощник.
        Собранное с земли, я распихал по разгрузке изъятой у одного из солдат во время захвата джипа. У меня был боекомплект: примерно десять рожков, кажется еще семь гранат. Вода ну и те шоколадки, которые я купил в магазине. Так же бинокль. Прибор ночного видения мне был не нужен, так как я сам являлся им. Еще кое какая мелочь. Сухпайки я брать не стал. С ними было много возни.
        Я быстро углублялся в лес. Благо снова пошел сильный дождь, а это означало, что у авиации будут проблемы. Однако антигравитационные беспилотники Миротворцев не боялись плохих метеоусловий, поэтому джип уже обнаружили.
        Лес был мокрый и заросший молодняком. Приходилось петлять, преодолевая заросли. Я довольно быстро намок. Ботинки набрали воды.
        Противников тут быть не могло, по крайней мере, пока. Я спокойно достал шоколад и стал его поглощать, восполняя потраченную энергию. Виртуальная карта в моей голове вела меня обратно к дороге, которую я должен был пересечь через ручей.
        Танки уже двигались в мою сторону по дороге. Но в лесу они бесполезны. Опасность составляли только аппараты Старомиротворцев, но их возможности были не безграничны. Тем более, что им мешали аппараты Новоромиротворцев. Инфосфера кипела переговорами. Я подключился к их частоте и слышал, какая ведется кипучая деятельность по моей поимке. Я был обозначен как опасный чужак мимикрировавший под человека. И ведь самое противное, что они были правы.
        И вот я шел по лесу: один против всех. Мне было грустно и больно. Я бы и сдался, но они снова убьют меня. Фактически мне оставалось действовать на упреждение. Причем только в надежде, что я получу возможность улететь на том корабле.
        Я вновь попытался связаться с Даром, потом со Старомиротворцами, но они молчали.
        «Переговоры, могут засечь и тогда тебя снова обнаружат» - пояснил помощник.
        В общем, у меня не оставалось ничего кроме дождя, мокрого леса и надежды.
        Достигнув ручья, я пошел по его берегу, пока не оказался у дороги. Дорогу уже просматривали патрули, которых доставили с ближайшей базы. Солдаты прочесывали квадрат, где наши джип. Но туннель под дорогой еще не успели перекрыть. Стараясь не издавать громких звуков, я погрузился в ручей почти у самой дороги и залез в туннель, который был мне примерно по плечо. Пришло нагнуться и идти почти по горло в грязной воде.
        После того, я как я пересек дорогу, до базы, где я мог захватить более весомую технику, оставалось примерно шесть километров.
        Да, план был безумным. Но альтернативы не было. Шансы, что меня оставят в живых отсутствовали. Им было проще уничтожить меня. Пока я шел по лесу, то все глубже вникал в переговоры комсостава. Например, помощник перехватил телефонный разговор одного из генералов с Валерием Ивановичем. Он так же считал, что это я как человек уже мертв, а моим телом завладел «чужак»….
        Глава четвертая
        Дождь стих. Я услышал отдаленные звуки вертушек, один раз недалеко от меня пролетел земной беспилотник. Он направлялся в квадрат, где меня искали. Лес болотистый, мокрый, местами затоплен, потому что ручьи вышли из берегов. Мне приходилось петлять по верхам и обходить вязкие участки. Моей задачей было до рассвета выйти к базе. Я слабо себе представлял, как туда попасть незамеченным. Помощник пока анализировал информацию. Существовало несколько вариантов.
        База была построена недавно, но уже окружена расчищенной от леса полосой. За ней уставлен забор с колючей проволокой и вышки. Теоретически я мог на предельном замедлении времени пролезть через забор или так же зайти через КПП, но риск оставался.
        Меня интересовало, каким образом помощник видит все изображения и карты, если спутники упали еще месяц назад после запуска телепорта Рымкевича. Он утверждал, что на максимально возможной высоте постоянно находятся беспилотники Миротворцев, а так же разные земные беспилотники и зонды. Ну и кроме, того повсеместно установили вышки для замены глобального позиционирования. В общем, из этого клубка информационных потоков я получал картину происходящего.
        Именно благодаря тому, что в армейских машинах были уставлены модернизированные устройства, работающие уже на основе мобильной связи, мы видели местонахождение противников.
        Благодаря этому план действий поменялся. В сторону нужной мне базы двигался грузовик. Я приблизился к дороге, которая вела на базу. Она была недавно расширена и завалена щебнем.
        «И что ты предлагаешь? Каким образом я остановлю машину? Допустим, я выйду на дорогу и в остановленном времени начну их отключать. А друг они успеют сообщить? Или их там слишком много?»
        «В грузовике максимум двое, они везут механизмы. Лучше всего перекрыть дорогу и потом незамеченным залезть в кузов».
        Осталось только свалить дерево. У меня был только нож. Я выбрал березу по тоньше, но не настолько, чтоб грузовик смог без остановки переехать её.
        Пришлось повозиться, прежде чем я надрезал ствол, прежде чем валить дерево. Однако мне помог не нож, а вода подмывшая корни за много дней. Стоило мне, как следует навалиться, как береза рухнула. Оставалось только перерезать корни. Только благодаря своей невероятной силе я смог сделать это достаточно быстро. Если бы не сожитель внутри моего тела, эта работа заняла бы втрое больше времени.
        Я перекрыл дорогу и стал ждать, спрятавшись на краю леса. Карта внутри моей головы покалывала, что «Урал» приближался.
        Наконец, свет фар уперся в поваленное дерево. Машина сбросила обороты и остановилась в десяти метрах от дерева. Послышался звук открывающейся двери со стороны пассажира.
        - Что за черт! - первый военный подошел к дереву и попытался его двинуть.
        - Это ж надо! Твою же… Жека иди сюда! Надо помочь.
        Я подумал, что переборщил, надо было положить дерево поменьше, но второй солдат, выпрыгнувший с места водителя, уверенно подошел к дереву и они вместе стали его сдвигать…
        Я вошел в медленное время и двинулся к грузовику. Крытый брезентом кузов был закрыт только на нижний бордюр. Я запрыгнул внутрь кузова, который был заставлен деталями. Кажется, это были катки для танков, какие-то шестерни и ящики. Все закреплено такелажем. Я забился в самый дальний угол кузова.
        - Это уже не первый раз! Танкистам то плевать… танки грязи не боятся! - не унимался первый вояка.
        Обе двери хлопнули и следующие слова я уже не слышал. Впрочем, настроившись, я смог слышать сквозь шум двигателя о чем, они говорили в кабине.
        - Я же говорил, что сэкономили! Надо было шире расчищать лес… Все быстрее хотят…
        В общем, ничего кроме жалоб на жизнь, я не узнал. Ясно было, что они везут запчасти для техники. Наверное, у меня получится проехать с ними через КПП, а вот что дальше?
        «Какой план действий? Даже если я сяду в танк, каким образом меня выпустят с базы?» - задал я вопрос помощнику.
        Мне показалось, что я слишком доверился искусственному интеллекту. Ведь чем, по сути, являлся помощник - прокаченным компьютером с огромными возможностями и программой искусственного интеллекта. Если конечно сам Дар-Ловушка не действовал через него. С другой стороны, он сам заявил, что и без того вмешался в наши дела.
        «Даю краткий анализ. Ты садишься в танк и пробиваешься на нем к Нагроному, где находится корабль. Развилка. Возможно, придется менять технику на летающую по воздуху. Развилка. Если нам не удается сделать это самостоятельно, придется просить помощи Королевы».
        «Уж лучше как-нибудь без этих тварей…»
        Машина, ехала, а все думал.
        «Твой план имеет слабые звенья. Даже если мы успешно будем управлять танком, против нас будет действовать куча других машин и людей».
        «Верное замечание. Я не собираюсь использовать одну единицу техники…»
        «Что?» - я чуть было не сказал это вслух.
        «Если ты обойдешь все машины, которые я укажу, я перепрограммирую их. Мы двинемся колонной. Перепрограммирование даст защиту на какое-то время от атак через инфосферу Старомиротворцами».
        Тут я понял, что возможности помощника близки к Технарям.
        «Нам бы еще Технаря…»
        «С ними бы мы уже прорвались, однако они не желают участвовать в наших войнах. Они приняли решение ожидать, так как у них недостаточно информации, которой они могут доверять».
        Тем временем машина подъехала к КПП и остановилась. Я затаил дыхание. Не вылезая из кабины, командир «Урала» отдал документы и еще раз отпустил ругательства в сторону тех, кто прокладывал дорогу, а так же про задержку на 8 часов из-за поломки машины. Пока он говорил, солдат из охраны КПП заглянул внутрь кузова. Но даже не использовал фонарик, посчитав, что света фонаря хватит. Меня он не заметил. Поэтому даже не пришлось входить в замедленное время, чтоб сменить позицию.
        Машина вновь начала движение. Я видел по карте, что она подъезжает к мастерской.
        Оба вылезли из машины. Один заглянул в кузов, но делать ничего не стал.
        - Утром разгрузят, мать их…
        - Что б тебя! - услышал я откуда-то снизу.
        - Ну что там опять?
        - Она потекла снова! Долбанная коробка.
        - Жека плюнь! Я напишу рапорт. Утром будут чинить. Иди к чертям в казарму и спи.
        Вскоре я оказался один внутри мастерской. Включив у себя биорадар, я не обнаружил никого ближе ста метров.
        «Ну и что дальше?»
        «Мне нужно время».
        На карте высветились места, где стояли укомплектованные к бою машины. Расстояние до стоянки было примерно четыреста метров.
        «Что должен сделать?»
        «Попасть в одну из машин. Нас интересуют только современные роботизированные танки. Устаревшими образцами на полуручном управлении я управлять не смогу. Далее я перепрограммирую максимальное число техники, после чего мы начнем путь».
        Я спустился из кузова. Стряхнул с себя грязь. Но вид у меня был не самый лучший. Я мог привлечь к себе внимание. Поэтому придется идти скрыто, постоянно используя биорадар. Я нашел выход из помещения и, войдя в режим медленного времени, быстро выскользнул до ближайшего навеса, чтоб оказаться в тени. По углам ангаров наспех возведенных каркасных зданий висели фонари. Часть базы представляла собой и вовсе большие палатки-тенты, под которыми стояла техника. Больше всего часовых было по периметру. Много людей спало в палатках и недостроенной казарме. Несколько часовых ходило по дорогам между зданий и палаток. Прятаться приходилось от них. Так же помощник указал на наличие камер. Впрочем, ему понадобилось несколько минут, чтоб дистанционно перехватить управление и закольцевать воспроизведение. После этого я смог двигаться, опасаясь только часовых.
        Наконец я добрался до стоянки новейших танков. Тут было три часовых. Двое из них сейчас стояли вместе и о чем-то трепались. Мне пришлось ждать несколько минут, прежде чем они ушли дальше своему маршруту. В режиме замедленного времени я преодолел последний промежуток, отделяющий меня от танков, и спрятался в тени между двух гусеничных машин.
        Прикоснувшись к металлу, я сразу понял, где и какой люк нужно открывать, чтоб попасть в машину. Делать это приходилось в замедленном времени, иначе мою возню могли услышать. Сожрав еще шоколадку, я вновь погрузился в медленное время, залез на броню и стал быстро открывать люк. Очутившись внутри модуля экипажа, я разместился в удобном кресле.
        Помощник давал мне автоматические знания как управляться с любой техникой, поэтому я знал, как включать систему.
        «Включай только контур управления».
        Когда я включил соответствующий тумблер, панель управления загорелась разными огнями.
        «Жди, я перепрограммирую».
        Самое интересное в кавычках ждало меня, когда он закончил свою работу и сообщил: «Этот танк перепрограммирован, так же перепрограммирована установка ПВО. Однако там находиться оператор. Я могу создать условия, чтоб он покинул машину. Но остальные машины выключены, и включить их можно только вручную».
        «То есть мне нужно залезть в каждую и включить контур управления?»
        «Да. На двух машинах нам не прорваться. Кроме того нет сто процентной гарантии, что у меня получится выманить оператора из установки ПВО».
        «Она нам точно нужна?»
        «Да. Тут еще стоит вторая. Чем больше у нас единиц техники, тем больше вероятность того, что мы прорвемся».
        - Черт тебя дери… - шепотом произнес я.
        «Такая команда не выполнима».
        «Тут три часовых и они постоянно ходят вокруг. Как я смогу забраться во все машины?»
        «Я просчитываю график действий. Так же придется использовать замедление времени».
        Я с грустью ощупал свои запасы шоколадок, распиханные по карманам и разгрузке.
        Что ж…
        Помощник выдал мне режим и план действий с моими движениями по секундам. Я запихал в рот еще одну плитку и приготовился на старт…
        Это было похоже на упражнения по пряткам и ловкости. Замедлил время, вылез, спрятался, подождал, переместился, снова замедлил время. Опять залез в машину… На все, с учетом ожидания у меня ушло больше часа. Я уже знал как зовут часовых и про всех их родственников, и почти сроднился с ними… надеюсь, они останутся живыми.
        «Мне не нужны жертвы» - напомнил я помощнику, когда я залез в последний танк.
        «Я зафиксировал приказ. Жертвы будут минимизированы».
        «Ну что все?»
        «Танки с модулями экипажа захвачены под мое управление. Роботы стоят на другой площадке».
        О только не это… я устал и запас шоколадок медленно, но уверенно таял. Тем более, когда я залез в последнюю машину, уже забрезжил рассвет.
        «Я уничтожу роботов одной из машин, чтоб они не использовали их для погони».
        Я выдохнул.
        «Нам нужно составить маршрут».
        «Нагорное. Корабль там».
        Пауза. Мне даже показалось, будто бы мой суперкомпьютер тяжело вздохнул.
        «Вероятность пятьдесят девять процентов…. Начинаю. Сейчас я подниму тревогу, чтоб максимальное число людей покинуло базу, потом начинаем прорыв».
        Неожиданно завыли сирены. Потом испуганный голос из динамиков заорал о том, что необходимо покинуть базу. Опасность детонации боекомплекта…
        В это же время взвыли моторы машины. Часовые вначале в неуверенности стояли рядом. Один даже попытался вскочить на соседнюю машину, но та рывком сбросила его с себя и солдаты побежали прочь.
        «Приступаю к уничтожению роботов и боекомплекта на складе».
        Поначалу я был лишь наблюдателем этого кошмара. Это было настоящее восстание машин. Я даже испуганно подумал, не наделал ли я очередной вселенской катастрофы.
        Но в обратном меня переубедила просьба помощника помочь с управлением танков. Он не справлялся с одновременным качественным управлением всеми машинами. Вначале он переключил меня на машину, которая шла на прорыв через периметр и огнем пулемета по крышам разгоняла людей. Через какое-то время он доложил, что создал временный стратегический интерфейс. И у меня в голове возникла картинка как бы сверху. Я мог видеть на карте все танки и задавать им цели. Пока наша армада просто двигалась к выезду с базы и постреливала по верхам из пулеметов. Только один танк остался внутри. Он начал расстреливать в упор роботов. Уничтожив 6 машин, он выехал на другую стоянку, где стояли устаревшие танки с полуавтоматическим управлением. В один из них уже точно залез экипаж. Состоялась внезапная дуэль. Экипаж каким то чудом успел включить активную защиту и танк был лишь поврежден, однако солдаты испуганно повылезали из танка после взрыва. Я подождал пока последний солдат убежит и только после этого танк продолжил уничтожение остальных машин.
        Между тем оператор в машине ПВО ближнего действия попытался вернуть управление себе. Она стояла в центре базы. Кончилось тем, что пришлось наставить орудие танка прямо на него. Только после этого он вылез и удрал.
        Еще через несколько минут армада, кроме двух машин вышла за пределы базы. Последний танк начал расстреливать склады со снарядами. Другой прикрывал наш отход, стреляя из пулемета и отпугивая людей.
        Первый танк был потерян внутри базы, когда детонировали боеприпасы и его зацепило. Прикрывавший танк попытались уничтожить из РПГ, но сработала активная защита.
        «Каковы потери среди солдат»?
        «Точно установить невозможно. Вероятно до десяти. Я постарался свести к минимуму».
        Я вышел из виртуального дурмана стратегической карты и вновь смотрел своими глазами на панель управления. На экране виднелась освещенная первыми лучами солнца дорога, по которой два часа назад я приехал на базу. Я со злостью стукнул по панели управления…
        «Что за черт… Дар! Ответь мне, почему я должен убивать своих? Отвечай мне, нас все равно заметили».
        «Да нас заметили. Аппараты старо и новомиротворцев переместились в район над нами» - подтвердил помощник.
        «Святой, я слышу… У тебя был выбор бездействовать. Но ты решил сопротивляться. Тем самым ты подверг себя и других риску. Но если бы ты не выбрал сопротивление, ты бы подверг риску уничтожения всей планеты. Существа, пославшие меня сюда, огорчены и сострадают, но их прямое вмешательство приведет к еще большему вторжению и вашей необратимой деградации. Тебе даны достаточные возможности, чтоб оставить Изгоев без вмешательства Высших. Но полученное уже сделало тебя изгоем по отношению ко всем остальным соплеменникам…»
        Роботизированная колонна продолжала движение по дороге. Карта, на которой я старался не удерживать свое внимание, показывала, что к нам движутся три танка, а с ближайшего аэродрома вылетели вертушки.
        Я думал над словами Дара-Ловушки. У меня не было уверенности в том, что он говорит правду. В конце концов, я не был в тех системах и не видел лично уничтоженные Изгоями планеты. Кроме того, я не понимал, почему помощь по ликвидации Изгоев приведет к деградации. Если эти самые Высшие или Скрытые были честны в своих помыслах, то я не понимал их логики. А может быть ситуация была еще хуже. И те и другие преследовали свои шкурные интересы. Изоги-Мудрецы не могли остановить Ловушку, а только взорвать, но это останавливало продвижение Скрытых. Однако почему в этом случае Скрытые не могли массированно выслать ко всем планетам Ловушки? И почему если они превосходят по развитию Изгоев, те каким-то образом детонируют их устройства?
        «Я все равно не могу верить тебе до конца. Однако я вынужден действовать, потому что загнан в угол».
        «Если бы не ты, то кто-то другой оказался на твоем месте».
        «Я это уже слышал…».
        Внезапно карта зависла и прекратила обновляться. Точки нашей техники и техники военных, которая шла против нас больше не двигались.
        «Они отключили земную систему позиционирования и связи. Пытаются бороться со мной. Подожди… переключаемся на сигналы с аппаратов Новомиротворцев» - сказал помощник.
        Через какое-то время изображение вновь стало обновляться. С Даром мне больше не хотелось говорить. Потому что это ни к чему не вело.
        Наш авангард вот-вот должен был встретиться с танками.
        «Мне снова нужна твоя помощь по управлению».
        Я вновь погрузился в виртуальную реальность и закрыл глаза. Первый танк еще не вышел на прямую видимость с противником. Управляемые ракеты взорвались по пути.
        «Сейчас я запушу несколько ракет и буду сам их контролировать» - пояснил помощник.
        С танка ушло две ракеты. Первая взорвалась на подходе, второй удалось повредить обвес танка.
        «Очень плотная защита».
        И вот уже прямая видимость. Танки сошлись в смертельной схватке. Я видел через камеры ведущего танка, как два орудия нацеливаются друг на друга. Моя способность замедлять время действовала только на окружающие предметы. Поэтому я, конечно, быстрее управлял танком, но сам он двигался медленно. Машины выпустили друг по другу несколько выстрелов, я оказался проворнее. Со второй попытки - снаряд пробил броню и танк остановился. Боевой модуль начал детонировать. Со стороны следующих танков по нам уже летело несколько управляемых снарядов. Мы ответили. Ожесточенный обмен ударами стоил нашего головного танка и еще одного танка противника. Третий последний танк в спешке двигался назад. Невероятным маневром развернулся и на самой большой скорости удирал от нас.
        «Они приняли решение отступить. Но к нам приближаются два вертолета».
        Тем временем мы проехали мимо первого подбитого танка. Боевой модуль танка еще догорал. А из бронированного модуля экипажа выбирались двое.
        «Не стрелять» - приказал я.
        Люди в страхе бросились бежать, когда мы проехали мимо.
        Вертолеты замедлили наше движение. Две локальные установки ПВО приходилось останавливать для нанесения ударов по вертушками. Один вертолет удалось серьезно повредить, и он ушел обратно. Другой сумел подбить еще один танк, прежде чем его подбила вторая установка.
        Поскольку у нас не было радара, полноценно использовать ракеты систем мы не могли. Только локальные, но они действовали на 5 километров. И то при лучшем раскладе. А судя по данным, к нам приближались штурмовики. Да они вряд ли сумеют уничтожить нас управляемыми ракетами. Активная защита и возможности помощника перехватывали их, однако наши асы рано или поздно выкосят танки прямыми ударами пушек или бомб.
        На максимальной скорости мы двигались вперед по лесному шоссе в сторону Нагорного. Впрочем, ехать было достаточно далеко. Я понимал, что мы не успеем проехать и пятую часть пути, прежде чем нас настигнут штурмовики.
        «Подходим к развилке. Необходимо принятие решения. Шансы на прорыв колонны снижаются».
        «Хорошо. Начинаем прорываться аэродрому… там вертолеты?»
        «Да. Моделирование показывает, что часть пути придется идти пешком».
        Я заскрипел зубами.
        Что ж опять…
        Карта показывала приближающиеся точки двух штурмовиков. Но южнее летели еще два…. А больший масштаб показывал движение колонн техники с разных сторон. Меня зажимали в тиски.
        Мы дали бой еще на дороге. ПВО отстреливались как могли. Управляемые ракеты перехватывал помощник. Ему даже удалось провести несколько ракет почти до цели. Один штурмовик был поврежден. Я только успевал разворачивать башни ПВО. Но подход второго звена доконал наши ПВО. Помощник расформировал колонну, пустив танки в разные стоны по шоссе и лесным дорогам. Один танк пошел напролом. Мы максимальной скорости двигались по шоссе, пока не свернули на извилистую лесную дорогу, которая вела нас ближе к вертолетной площадке.
        Штурмовики устроили охоту за танками. И один за другим выводили их из строя. Кроме того постоянно шли кибератаки с целью вернуть управление машинами.
        За нашим танком тоже охотился штурмовик. Однако дорога была почти скрыта под кронами деревьев, и ему не удавалось попасть в нас.
        Еще два танка были выведены из строя. Оставался только наш и еще один.
        «Предлагаю покинуть машину на ходу, чтоб снизить вероятность обнаружения. До нужного нам пункта осталось пятнадцать километров».
        «Давай, только надо, чтоб танк притормозил».
        Я мысленно отключился от карты и открыл верхний люк, через который и попал сюда. Машину трясло, как черт знает, что. Я с трудом вылез наверх. Ветки стегали меня, из луж летела грязь и вода. Наконец танк достиг развилки, где одна из дорог резко уходила налево. Чуть приостановившись, машина стала делать резкий поворот. Я замедлил время и прыгнул в канаву.
        Танк с рокотом удалился по дороге, сминая маленькие деревца по краю. Я выполз из затопленной канавы и скрылся под кроной дерева, когда надо мной раздались грохот пролетающей сушки и выстрелы авиационной пушки. Потом взрывы…
        Но нет, танк, ведомый моим маленьким суперкомпьютером, увернулся. Чем дальше он уедет от этого места, прежде чем его подобьют, тем лучше для меня.
        Я опять вернул свое сознание в режим карты и посмотрел свой предстоящий путь. Придется явно петлять, чтоб не выходить на открытые пространства полей.
        Я посмотрел на посветлевшее небо. Тучи вновь возвращались, но солнце еще светило на востоке, как и во время рассвета, когда колонна удрала с базы. Где-то рядом громыхали штурмовики, которые охотились за танком. Но мне они были не страшны. Заметить меня могли в худшем случае с беспилотника.
        Я перекусил и двинулся в путь. Помощник мучился с управлением танков еще минут десять, пока их окончательно не вывели из строя. И где-то достаточно далеко в километрах пяти громыхнул сильный взрыв.
        «Они подбили последний. Высылают беспилотники и вертолеты для поисков».
        «Как видишь, я уже иду».
        «Они будут тебя искать в этом районе тоже. Предлагаю такой маршрут».
        Глянув на карту, я понял, что примерно такой же маршрут я предполагал сам. Однако вариант помощника уводил в сторону и предполагал сделать стоянку до ночи. Потому вновь возвращение на маршрут.
        «То есть днем они меня найдут?»
        «Я могу оценивать только вероятность. Днем она выше».
        Я быстро прикинул, что пожалуй согласен с этим выводом, кроме того с удовольствием где-то спрятался бы и поспал.
        Глава пятая
        Я проснулся от тревожного ощущения, что ко мне кто-то приближается. Почему помощник не предупредил, я не понял. Неужели они использовали какую-то защиту данную Миротворцами?
        Мое укрытие находилось в корнях большой сосны. Песчаная почва размытая бесконечными дождями образовала небольшой овраг, в середине которого струился ручеек. Я лежал под деревом, укрытый с трех сторон краями оврага, а прямо передо мною с другой стороны росло несколько деревьев поменьше. Именно за этими деревьями кто-то двигался.
        Чувствуя расслабленность во всем теле, я упорно не мог проснуться. Руки едва меня слушали, когда я понял автомат.
        Тихие шаги человека слышались все ближе. Наконец, в листве я различил человеческий силуэт. Военный был в полной амуниции, автомат висел на плече, руки положены на оружие. Наши взгляды встретились. Несмотря на камуфляжную раскраску лица, я узнал Марата.
        Он застыл напротив меня в пяти шагах между деревьями, не предпринимая никаких действия. Руки его продолжали спокойно лежать на автомате. Мы словно целую вечность смотрели друг на друга.
        «Ты забыл отключить мысленный контакт… Я ощущал, как они убивали тебя… Это больно…» - услышал я.
        Марат потянул руку к тангете радиостанции.
        - Бабай на приеме.
        - Нет, все нормально. Тут чисто, продолжаю движение!
        Он кивнул головой и медленно скрылся за деревьями и ушел куда-то налево….
        Я открыл глаза. Опять моросил дождь. В лесу было тихо, если не считать щебетания птиц и отдаленного звука вертушек.
        «Это был сон?»
        «Я не имею доступа к твоему подсознанию».
        «Приближался ли кто-то из людей к этому месту?»
        «Час двадцать пять минут назад группа военных была в полукилометре, но резко повернула на восток и ушла в другом направлении».
        «Я не разорвал мысленный контакт с Маратом, похоже, он слышит меня».
        «Это невозможно на уровне сознания. При выходе из лифта произошел взрыв, ты умер, контакт был разорван. Возможна остаточная связь на уроне подсознания».
        «А если я попытаюсь с ним связаться?»
        «Это увеличит риск обнаружения. Старомиротворцы могут обнаружить этот мыслеконтакт».
        Я достал шоколадку. Их осталось совсем немного. Скоро мне придется есть все подряд, например, кору или какую-то траву. Либо доставать приятную на вкус пищу.
        Небо становилось свинцово-темным. Я мысленно вернулся в режим карты. Было уже полвосьмого вечера. Значит, я проспал почти весь день.
        Прежде чем двигаться дальше, мне пришлось подождать еще пару часов, пока окончательно не стемнело.
        Дождь то начинался, то заканчивался. Порой ветер разгонял тучи, и становилась видна луна. Я упорно шел по лесу к аэродрому. Иногда слышался звук пролетающих вертолетов и беспилотников разведки.
        Судя по данным с карты, меня искали ближе к шоссе. Однако окрестности аэродрома прочесывали патрули и возможно контрдиверсионные группы. Я знал их местоположение только в момент включения радиосвязи. Тех, кто не вообще не использовал связь, я мог увидеть только за несколько сотен метров с помощью своего биорадара.
        У меня было ощущение, что рано или поздно мне придется столкнуться с одной из них групп. Конечно, у них было мало шансов, но мне совершенно не хотелось никого убивать.
        Я был все ближе и ближе к аэродрому, но пока не встретил никого. Однажды вертолет пролетел практически надо мной и скрылся за деревьями. Видимо летел на дозаправку.
        Биорадар я уже не выключал. Слава богу, он позволял фильтровать информацию, и я видел только людей и крупных существ. Один раз я заметил два объекта, но это была Лосиха с лосенком. Они ушли, едва почувствовав меня. Патрули, которые ходили по лесу я, естественно обходил, так как знал их маршрут, поскольку они регулярно выходили на связь.
        И вот, когда до периметра аэродрома оставалось чуть больше километра, я увидел в проекции биорадара сквозь толщу деревьев движущиеся фигуры. Пара военных осторожно шла по лесу, явно не просто так, а прочесывая его. Я остановился и замер. У меня не было сомнений, что на одном из них надет прибор ночного видения. Мне пришлось отойти от линии их движения и спрятаться за толстым деревом.
        Естественным решением было их пропустить. Однако я боялся, что они заметят мои следы. Конечно, в темноте сделать это сложно. Я старался идти по лесу, минуя мокрые тропинки. Пару раз мне попадались чьи-то следы. И это были явно не армейские ботинки. Скорее от обычных резиновых сапог.
        Двое военных приблизились ко мне на расстояние пятидесяти метров. Я стоял, прислонившись лицом к дереву, и видел их только сквозь биорадар. Это походило на ночное видение, но не совсем. Когда я первый раз использовал его, то чуть не впал в ступор. Только фильтры восприятия спасали меня. Фигуры военных замерли. Возможно, у них сработала чуйка. Я тоже застыл, приготовились выйти в замедленное время. Но обошлось. Оба продолжили путь дальше.
        «У них есть рация?»
        «У меня нет точной информации. Если есть, то отключена. Я обнаруживаю только включенные устройства».
        «А металл или какие-то другие материалы на расстоянии различаешь?»
        «Да, но они обвешены металлом, возможно среди них есть и рации».
        Военные отошли достаточно далеко, чтоб я мог продолжить движение.
        «Мы подходим к аэродрому. Возможно, там будут какие-то мины, сигнализация. Ты сможешь это сканировать?»
        «Напрямую на расстоянии до 75 метров. Точные данные можно получить через инфосети. Но они почти все отключили. Я получаю данные только от раций и беспилотников миротворцев».
        «Вряд ли в сети будут точные данные минных заграждений».
        Я посмотрел карту аэродрома. Она не обновлялась постоянно. Мы видели только сигналы от раций и отдельных устройств. После вчерашней ночи был дан приказ все отключить. Похоже, у людей изъяли даже телефоны. Мой суперкомпьютер сканировал и воровал все что мог. Перехват изображения с беспилотника дал мне представление о местности. По всей видимости, это был полузаброшенный аэродром прошлого века, который в спешке переоборудовали под вертолетную базу. Вокруг аэродрома не было сплошного забора. Я видел на съемках местами колючую проволоку и оборудованные места для охраны периметра. Но в целом такой серьезной охраны, как у танковой базы не было.
        По периметру постоянно ходили патрули, однако я их прекрасно видел. Так же в оборудованных огневых точках находились по два человека. Судя по перехватам связи, помощник утверждал, что причиной такого усиления был только я. Что лишний раз подтверждало, каким страшным монстром я стал для своих земных сородичей.
        Я остановился в лесу, ожидая, когда один из патрулей пройдет по дорожке. Шли они шумно, хотя и молча. Четверо солдат и командир. Как только они удалились, прошмыгнул через лесную дорогу и оказался совсем рядом с аэродромом. От периметра отделал последний участок леса шириной чуть больше ста метров. Теперь мне приходилось сканировать каждый участок пространства. Но какой-то серьезной сигнализации или мин тут не было. Только колючка непосредственно у границ самого аэродрома. Кроме того стояла какая-то простейшая сигнализация на тропах, которую я заметил с помощью сканера помощника и благополучно обошел.
        «И какая будет стратегия дальше?»
        «Лучше иди со стороны зданий. Это будет выглядеть естественно».
        На карте показался план пути. Мне пришлось пройти еще метров двести по лесу, прежде чем я достиг ближайшего здания. Тут был один пост. Периодически ездил джип с охраной и осматривал. Их я пропустил.
        Потом пришлось войти в медленное время, пролезть под колючкой и добежать до ближайшего укрытия за кустами. Двое в огневой точке не заметили меня. Но опять захотелось есть. Пользуясь шумом вертолета севшего на поле, я зашуршал оберткой и съел шоколад. Это была предпоследняя плитка. Далее я прополз к деревянному сараю, за ним я смог встать в полный рост. Линия кустов и сарай делали меня невидимым по отношению к дзоту, в котором сидели двое солдат. Впереди за зданиями я видел людей, но все явно не относились к охране.
        Двое стояли с тыльной стороны металлического ангара и курили. Остальные были значительно дальше и суетились вокруг основных зданий, где были склады и центр управления полетами. Я отряхнул с себя грязь насколько это возможно и двинулся к этим двоим. План был простой: вырубаю людей и меняю одежду. Я прошел по тропинке, пока не уперся в ангар, потом прошел вдоль стенки, завернул за угол, и увидел двоих. Один был в одежде техника, другой в форме летчика. Летный шлем лежал, рядом на скаймке. Видимо это было обжитое место курильшиков и не только их.
        - Ну, Михалыч, выпьем за…
        Оба замерли, когда увидели меня.
        Техник как раз передавал технику маленькую фляжку.
        - Извини браток, что мы тут вам охранять помешали. Вот возьми, тяпни тоже, - быстро сообразил техник и протянул мне флягу.
        Я не отказался. Все равно это были калории, которые мой сожитель переварит в энергию.
        Я выпил обжигающей жидкости, одновременно разглядывая летчика. Его одежда как раз должна была примерно влезть на меня.
        «Помни, они не должны быть убиты, только отключить» - подумал я, прежде чем оставить время.
        Время встало. На теле людей появились красные точки, куда следовало бить. Руки, которые я едва чувствовал, нанесли разящие удары. И оба мужика осели на траву. Далее я быстро перетащил обоих в кусты и стал раздевать летчика. Затем переоделся в летный комбинезон, который был не совсем по размеру и тянул. Однако выбора не было. Часть вещей я бросил, чтоб не вызвать подозрения. У летчика оказалась только кобура. Запихав драгоценную плитку шоколада в карман, я вылез из кустов, подобрал шлем и быстрым шагом пошел к летному полю.
        «Второй слева вертолет заправлен и готов к взлету. Вероятно, летчик, которого ты отключил, управлял им» - доложил мне помощник.
        «Там есть второй пилот?»
        «Да, места в кабине два. Есть отсек для пассажиров».
        «Где остальные?»
        «Я все рассчитал. Остальные подойдут только через пятнадцать минут. Рядом только техники».
        Я прошел первый вертолет, вокруг которого копошились ремонтники и что-то меняли. Возможно, он был из поврежденных во время боя с колонной. Второй стоял дальше. Рядом был только один техник и солдат охраны.
        Я в спешке надел шлем и опустил стекло.
        Когда я приблизился к вертолету, техник крикнул:
        - Михалыч, ты, перегрелся? В бой опять тянет? Или тебе этот босяк налил?
        Я опустил голову и махнул рукой. Поскольку часть электрических систем вертушки была включена, помощник уже вклинился в управление и начал включать остальные. Он посоветовал зайти с другой стороны. Я быстрым шагом подошел к кабине и открыл колпак.
        - Ты чего Михалыч, обиделся что ли?
        Неожиданно двигатель вертушки взвыл, и лопасти начали двигаться.
        Настырный техник подскочил к кабине, когда я еще не успел закрыться.
        - Михалыч… - лицо техника вытянулось, когда он понял, что это не вовсе не его знакомый.
        Я замедлил время и быстро захлопнул кабину окончательно. Машина уже набирала обороты. Шум был все сильнее и раскатистее. Техник вопил и стучал по бронестеклу. Подбежал солдат и стал целиться в меня. Техник что-то орал теперь на него…
        Солдат сделал несколько выстрелов. Я инстинктивно сжался, но пули просто срикошетили. А техник бросился на солдата, чтоб тот опустил оружие. Вертушка начала подниматься. Я взялся за штурвал….
        «Построй маршрут до Нагороного».
        «Строю, подходим к следующей развилке плана».
        «Да, знаю, знаю…»
        Я с неохотой подумал, что если не выйдет прорваться, то придется идти за помощью к Королеве.
        Тем временем завыли сирены, и на базе началась тревога. Но я уже поднимался вверх. Я включил все системы, чтоб помощник мог действовать в режиме автоматического управления. Вертолет развернулся и выпустил несколько очередей по другому вертолету, который стоял чуть дальше от нас. Несущий винт вертушки разлетелся в клочья. Потом еще один разворот и была поражена установка ПВО. После этого машина пошла на резкий взлет и помчалась в сторону Нагорного. Беспилотники Новомиротворцев вернулись в этот район, после чего карта стала обновляться. С другой установки ПВО запустили ракеты, но помощник обезвредил их по пути. Они взорвались, не долетев до нас.
        «Скоро тебе придется управлять самому в замедленном времени» - услышал я предупреждение.
        Вертолет несся над ночным лесом. Внизу изредка проносились огни населенных пунктов. Первый вертолет, идущий на перехват, настиг нас с юга. Он был из группы, которая искала меня. Второй шел с другого аэродрома, где базировались самолеты. Их тоже готовили к вылету, судя по перехвату связи.
        Само собой управляемые ракеты вертушки взорвались раньше, чем успели долететь до меня. Но он заходил нам с боку и мог взять на прицел. Я вошел в замедленное время и стал делать резкий разворот, нацеливая пушки прямо на противника. Такого лихого разворота от меня не ожидали. Машину, как я понимал, удерживать в таком режиме очень сложно. Но при наличии помощника мне по умолчанию давались все умения по управлению. И замедленное время позволяло регулировать движение вертолета гораздо плавнее чем, если бы я делал это в обычном. Я развернул машину и подал вверх, чтоб уйти с прицела, потом направил ее чуть вниз, чтоб нацелиться на противника.
        Вертолетчик, который атаковал меня, не успел за моим маневром. Я открыл стрельбу первым. Снаряды авиапушки линиями прошили черную ночь. Вертолет задымился и пошел на снижение. После этого я выровнял машину и вернулся на прежний курс. Маршрут второго вертолета изменился. После моей неожиданной атаки, они решили не рисковать. Однако вскоре по мне шваркнули ракетами ПВО, которые взорвались на подходе, когда управление перехватил помощник. Но и после этого они не унимались. Снизу по мне открыли огонь из автоматической пушки и чуть не зацепили, пришлось уводить машину в сторону. Несколько раз выпускали ПЗРК, так же безуспешно, как и другие управляемые ракеты. Я упорно вел машину в сторону Нагорного на низкой высоте. Подо мной проносился темный лес, иногда сменяемый полями, реже дорогами и ЛЭП, еще реже поселками.
        Карта обновилась, показывая, что самолеты вылетели в мою сторону.
        «Развилка. Вероятность доставки по прямому маршруту уменьшается».
        Черт возьми! До Нагорного оставалось всего двадцать с лишним километров.
        «Неужели не сумеем уйти от самолетов?»
        «Возможности техники не соизмеримы. Предлагаю либо готовиться к катапультированию, либо поворачивать вертолет в зону высадки».
        Тем временем самолеты приближались. Я шел в самом низу, что не давало им маневра для действия. Но при этом был для них мишенью, когда они начнут атаковать сверху.
        На сей раз управляемые ракеты они даже не использовали, а сразу зашли на маневр, чтоб атаковать меня сверху. Истребители шли парой друг за другом. То есть шансов у меня будет еще меньше.
        «Приближаемся к развилке» - предупредил меня помощник.
        «Во время максимального сближения резко разворачиваем машину в сторону зону высадки».
        Я с большой неохотой подумал о предстоящей встрече с чужаками. Но альтернативой будет блуждание по лесу. Впрочем, у меня еще теплилась надежда, что я сумею маневрами уйти от истребителей.
        «Если я войду в соприкосновение с Захватчиками, где гарантия что они не начнут по мне стрелять?»
        «Я разблокирую связь с Королевой и передам наш сигнал».
        Я чуть не впал в ступор от этих слов, но меня встряхнул резкий маневр вертушки. Самолеты уже пикировали на меня, чтоб расстрелять из пушек, когда моя машина резко сменила направление движения.
        «То есть, как разблокируешь связь? Она, что все это время пыталась со мной связаться?»
        «Да, но Дар рекомендовал мне заблокировать ее сигналы, так как по его данным, ты все равно не стал бы с ней говорить. Так же ее постоянные призывы плохо повлияли бы на твое состояние».
        Я был зол, потому что этот чертов компьютер скрывал от меня важные данные. Впрочем, он был прав. Я действительно не хотел иметь ничего общего с Захватчиками. Мне хватало и этой весёлой инопланетной компании.
        «Только не прямой контакт. Просто дай наш сигнал».
        А ситуация между тем ухудшалась со стремительностью сверхзвуковых истребителей. С аэродрома стартовало еще одно звено и следовало в мою сторону. Это все больше походило на компьютерную игру из моего детства. Противников становилось все больше, и увернуться от них становилось все сложнее. Я совершил второй раз маневр, но они разделились. На третий раз это было уже сложнее. Второй истребитель чуть не зацепил меня, прежде чем я развернул машину. Самолет пронесся надо мной буквально в сотне метров.
        «Я передал сигнал. Королева выслала подмогу. И она очень хочет слышать тебя».
        О боже… нет. Я помню ее «голос» там в карьере.
        «Давай, чуть позже…».
        Вертолет перелетел за границу Зоны. Но самолеты не оставляли попыток сбить меня. Уходить от атак становилось все сложнее. Выход в медленное время почти не помогал. Они зажимали меня в тиски. А на подходе было еще два самолета… Мои сумасшедшие маневры все больше походили на метания мухи пытающейся вылететь в закрытое окно. Летчики умело разворачивались и все время пытались загнать меня в ловушку. Мне постоянно приходилось поворачивать. Напряжение росло. Я уже был готов катапультироваться, когда точки второго звена самолетов приблизились. Они заходили с разных сторон. Ловушка должна была вот-вот захлопнуться, потому что мой маневр в любую сторону мог быть купирован их маневром. Я рванул вертолет резко вверх и попытался сделать немыслимый кульбит. И в этот момент у истребителей появились другие проблемы. Шесть «ласточек» атаковали их со стороны Зоны. Один истребитель был поврежден сразу, два ушли в сторону. Но один все-таки сумел уловить мой маневр и достал мою вертушку. Несколько снарядов зацепили корпус. Автоматика показала, что начался пожар. Машину стало трясти и бросать в стороны. Я вернул
внимание на карту и, убедившись, что самолетам стало окончательно не до меня, выправил курс на красное пятно, которым была обозначена территория занимаемая Захватчиками.
        Сигналы на приборной панели показывали, что вертушка летела на последнем издыхании. Пожар, который начался в хвостовой части, штатными средствами потушить не удалось. Все больше систем выходило из строя. Я уже не мог нормально управлять машиной, а только вел его по прямой. Кроме этого ко мне опять приближался один из истребителей.
        «Опасность. Вероятность уничтожения максимальна. Предлагаю немедленно катапультироваться».
        Я освободил блокировку катапульты и нажал на кнопку. Колпак кабины отбросило, а я словно снаряд вылетел вместе с креслом вверх. Уши заложило, но сквозь шум вертушки свист ветра, я услышал грохот выстрелов. Затем надо мной гигантской темной птицей пронесся истребитель, окончательно оглушив меня звуком реактивной струи. Парашют к этому времени уже раскрылся и меня закрутило. Поэтому мое приземление не было особо мягким. Повезло еще, что стропы застряли на ветках, а я провалился вниз.
        Глава шестая
        Удар был достаточно сильным, но сознание я не потерял. И, кажется, даже ничего не сломал. Но сил после многочисленных выходов в медленное время оставалось катастрофически мало. Поэтому я еще какое-то время просто сидел на земле, ощупывая себя и часть кресла, которая катапультировалась вместе со мной. А надо мной продолжался бой. Я устало перевел внимание на карту и понял, что «ласточки» отогнали истребители и прибывший по мою душу вертолет. Наверное, сверху уже барражировали беспилотники. Но в глухом темном лесу найти меня было сложно. Я сидел под крупной березой и смотрел в темное небо. Лишь в некоторых местах виднелись звезды, от которых нас опять отбросили. Дождь еще не начался, но ощущалось, что тучи опять сгущались. Я освободился от креплений и стал разбирать прикрепленный внизу ящик с НЗ, предназначенный как раз для таких случаев. Там я нашел укороченный автомат с пятью рожками патронов. Причем один был зеленого цвета с патронами для убийства живых машин Захватчиков. Был индивидуальный рацион питания, который интересовал меня в первую очередь. Быстро распаковав, я съел все, что там было. А
уже потом достал другие принадлежности и распихал по карманам.
        Идти до границы обозначенной красным оставалось меньше чем три километра. Мне не хотелось снова встречаться с Захватчиками. Но другим вариантом было идти еще больше и сражаться в одиночку. Либо просто прятаться в Зоне.
        «К тебе движутся наземные штурмовики Захватчиков, Королева постоянно просит тебя ответить».
        «Обожди. Вот встречу их…».
        Я откладывал это до самого последнего момента. По сути, мне пришлось обратиться за помощью к самому черту. И надо было обдумать, что и как я буду говорить. Данных про Захватчиков очень мало. Известно было, что они произошли от насекомоподобных существ и, по всей видимости, каждый из них не имел индивидуального разума. Кроме, разумеется, Королевы роя или муравейника… А вот что она такое?
        Пока я шел по лесу и обдумывал свою будущую неприятную встречу, небо вновь закрыли тучи, и стал накрапывать дождь. Лес был местами труднопроходимым, а местами разряженным. На деревьях уже встречался налет и стали появляться привычные для Захватчиков наросты из трубок, уходящих под землю. Видимо под лесом уже были проделаны ходы. Но самым главным отличием было то, что не слышно голосов птиц. Видимо, все животные сбежали от чужаков.
        Наконец я вышел к дороге, которая шла через лес и вела в сторону, где располагался центр «муравейника». Судя по информации с карты, там меня уже ждали два штурмовика Захватчиков. Я замер, когда сквозь деревья своим ночным зрением увидел стоящих на дороге «богомола» и «косиножку». Два гигантских псевдонасекомых чудища высились над дорогой, словно причудливые фантазии сошедшие с картин Сальвадора Дали. Штурмовики не двигались, но я отлично помнил, какую страшную силу они представляют в бою. Чувствуя, как мурашки побежали по всему телу, я вышел на дорогу. Захватчики продолжали недвижимо стоять на месте.
        «Королева требует связи с тобой» - сказал помощник.
        Я подошел вплотную к «богомолу», посмотрел наверх и застыл, глядя на его верхние конечности, состоящие из трех суставов. Последний сустав выглядел утолщенным по отношению к другим. Он был по сути такой же биологической пушкой, которую я видел вживленными в человеческое тело четыре дня назад в бункере. Меня передернуло от холодного ужаса. Еще раз осознав, что мне придется говорить с чем-то нечеловеческим, я тяжело вздохнул. Прежде чем вступать в контакт с Королевой, я решил поговорить с причиной всех бед.
        «Дар, ответь мне» - я мысленно повторил это несколько раз, но ответа не было.
        Прошло какое-то время, прежде чем он соизволил ответить.
        «Что ты хотел?» - мне показалось, будто бы он говорил, зевая, словно я вывел его из глубокого сна.
        «Я пришел к Королеве Захватчиков».
        «Ты правильно сделал. Она поможет тебе».
        «Но она враг, я не хочу, чтоб она убивала людей».
        «Она такое же мыслящее существо, как и ты».
        «Мне сложно себе представить, как может быть близко существо, которое больше похоже на биологический компьютер, превращающей все вокруг в свои управляемые игрушки…»
        «Ты уже представил» - перебил меня Дар.
        «И все-таки, неужели не существует других способов добраться до цели?»
        «Вы Потерянные очень упрямы. Существует. Но этот самый быстрый»…
        Я замолчал, по-прежнему глядя на монстра высившегося надо мной. Весь этот разговор с Даром нужен лишь для самоуспокоения.
        «Ладно, открывай канал связи» - сказал, я помощнику.
        И в мою голову прорвался давно ищущий меня зов.
        «Чужак… Святой, ответь мне… ответь…. Я…. Ты слышишь?»
        «Да».
        Голос королевы на некоторое время замолчал.
        «Почему ты не отвечал?»
        А почему собственно? Что мне ответить? Что я боялся? Либо что-то соврать? Мне было трудно представлять себе, что где-то в нескольких километрах отсюда прячется существо похожее на огромное насекомое. Или вообще на что оно похоже?
        «Меня могли засечь. Я прятался».
        «Я могла помочь».
        «Там твои монстры не достали бы».
        В ответ я, кажется, услышал что-то похожее на смех.
        «Чужак, это мои машины!»
        Неожиданно «богомол» пришел в движение и развернулся вокруг себя. Потом сел на землю. В его задней части открылась мембрана, похожая на ту, что был в подземелье в транспортном червяке. Только проход был не больше полуметра в диаметре, а вокруг виднелась бурая масса похожая на кишки.
        «Залезай-залезай, быстрее-быстрее» - этот мысленный голос шел не от Королевы. Кажется, внутри сидело существо, которое управляло монстром. Возможно «муравей», которого я видел в подземелье.
        «Ну нет уж внутрь этого я не полезу…»
        Опять что-то похожее на смех.
        «Ты мне трудно понятен… Залезай наверх машины».
        Мембрана вновь закрылась. Я осторожно коснулся поверхности штурмовика. Я предполагала, что она будет похожа на склизкую кожу лягушки. Но по ощущениям это больше походило на теплый шершавый металл, который слегка гнулся. Потом я взобрался на спину «богомола» и сел. Броня чудища подо мной постепенно приняла удобную форму, чтоб я не скатился во время движения. Чудище встало, вознеся меня почти вровень с деревьями. Затем развернулось и зашагало. Впереди нас подпрыгивал другой монстр - «косиножка». Движения штурмовиков все ускорялись. Я слегка подпрыгивал в импровизированном седле.
        «Святой, где ТВОИ части?»
        Этот вопрос сбил меня с толку.
        Какие еще части? Первое что приходило на ум - воинские части. И почему слову «твои» выделялось какое-то особое значение?
        Я, кажется, начинал понимать, почему Миротворцы и Мудрецы до сих пор не сумели замирить этих Захватчиков. Мыслеграмота не позволяла понять, о чем они говорят.
        «Помощник, что она имеет ввиду под словами: твои части?»
        «Из полученных данных, пока понять сложно».
        «Но ты же можешь перехватывать связь Захватчиков?»
        «Да, но это не связь как у других рас. Это похоже на простейшие команды внутри сети. Там нет человеческой мыслеграммы. Говорит только она».
        «Что за черт…».
        Придется говорить напрямую.
        «Я не понимаю. Что значит МОИ части?» - задал я вопрос Королеве.
        В ответ я услышал опять что-то похожее на смех, потом недоумение.
        «Мне сложно понять тебя».
        «Взаимно».
        Я похлопал по «богомолу», который нес меня сквозь темный лес.
        «Это твоя часть?»
        Опять смех.
        «Святой, это не часть, это машина. Часть ей управляет».
        Тут вмешался помощник.
        «Предварительный анализ проведен. Предположительно Часть - это функциональная составляющая общего организма, орган или клетка. Машина - это отдельный организм управляемый частями либо напрямую организмом в целом».
        Это я уже и сам понял. Итак, я действительно имел дело с коллективным разумом муравейника, который, однако, идентифицировал себя в женском роде.
        «Так куда делись твои части?»
        «Они всегда со мной».
        В ответ недоумение. Мыслеграмота всё-таки хорошо передавала чувства. Мыслесмайлики работали даже с таким странным существом.
        «То есть ты имеешь одну оболочку? Не верю… У вас миллионы частей и порядка тысячи целых. Еще я думаю, что у вас ВСЕОБЩЕЕ владение частями. У нас такое возможно только в семьях. Всеобщее владение частями считается отклонением. Я не удивлена, что вы боретесь за части» - в голосе Короле чувствовалось некое торжество, что она раскусила нас.
        «Под целым она понимает общий разум организма» - уточнил помощник.
        Я даже не знал, что ей ответить, потому что Королева была абсолютно уверена в своей правоте.
        «А если у нас не тысяча целых, а несколько миллиардов и все наши части находятся внутри наших оболочек?»
        «Это не может быть. Это противоречит эволюции и здравому смыслу. Такие целые обречены на самоуничтожение в бесконечной взаимной войне всех против всех».
        Так вот чем дело. Захватчики были абсолютно уверены, что только их способ разумности единственно возможный. Соответственно, они не считали уничтожение какой-то «части» уничтожением «целого». Только вот целые других рас упорно не выходили с ними на контакт. Возможно, только модификация помощника Даром позволила больше понимать их мыслеграмоту. Кажется, я имел дело с абсолютным футурологическим земным кошмаром. Искусственный интеллект, биотехнологии, тоталитаризм и трансгумманизм соединенные в безумном коктейле. Я ошибался, боясь контакта. Моя первая оценка была куда вернее. Это вполне понятный и земной кошмар. В отличие от Дара и Высших…
        Мне стало интересно, из кого они произошли. Неужели из «муравьев» или каких-то насекомых? Что-то мне подсказывало, что нет.
        «То есть вы тоже всегда были целыми, состоящими из разделенных частей?»
        Перед ответом я услышал усмешку.
        «Среди нас есть такие, кто считает, что мы произошли от целых в одной оболочке. Но у них нет весомых доказательств. Иначе мы бы перебили себя еще до выхода в космос».
        Убедить ее я вряд ли смогу. Придется подыгрывать.
        «У нас были мыслители, которые предлагали ввести всеобщее владение частями, но мы не пошли их путем. И сейчас видим свою правоту. Вы запутались в дележе частей. У вас слишком много целых. Поэтому ты сейчас используешь только одну оболочку. Тебе не дали пробиться сюда со многими частями. Потому что другие целые считают, что Ловушку может обезвредить одна из рас недоцелых. А ты считаешь по-другому. Но мне интересно, где твое целое, кроме этой части?»
        «В надежном месте, защищенном от остальных» - соврал я.
        Мне бы тоже было интересно понять, где прячется этот безумный разум.
        «А почему ты считаешь, что Изгои не могут взорвать Ловушку?»
        «Я сообщила своим все, что видела. Они проверили. Это правда. Фактов достаточно».
        «Но ведь и вы не сможете ее отключить?»
        «Пока в этом нет необходимости. На этой планете достаточно жизненного пространства. А потом мы договоримся с Сверхцелыми, которые послали ловушку. Они похожи на нас, только более развитые».
        «Да, но ведь мои сородичи будут сопротивляться».
        «Поэтому я жаждала контакта с тобой. Я предлагаю тебе создать семью, чтоб вы тоже стали целыми…».
        «Что???…»…
        Я чуть не вылетел из импровизированного седла на спине «штурмовика».
        «Что за бред ты говоришь? Мы принадлежим к разным инопланетным расам и видам!».
        «Это у вас недоцелых есть расы и виды, у нас - целых нет рас, потому что мы целые. Наши части полностью приспосабливаемые к другим мирам. Неужели ты думаешь, что мы с одной планеты. Целыми стали уже многие миры».
        «Я не представляю, как это может быть…. Это противоестественно…»
        В ответ я получил образы самых прекрасных женщин, которых только мог представить.
        «Разве это противоестественно? Если ты не сумеешь доставить свои другие части, мы используем эту для размножения новых, каких тебе нужно. Я изменю ваши цепочки. И создам кроме частей так же машины. Ты убьешь, подчинишь или вберешь остальных целых. Когда вас уменьшиться до сотни, ваш мир станет Целым».
        Мне посыпались образы самых невероятных существ, среди которых кентавры и драконы были блеклой фантазией.
        «То есть ты мне предлагаешь совокупляться с биологическими куклами для выведения новой расы?»
        Мне почему-то вспомнились собранные из мертвых человеческих частей биороботы внутри подземелья.
        В ответ опять смех.
        «Святой, иногда мне кажется, что ты не целое, а часть, которая имитирует целое… соединятся буду я с помощью частей, как и ты. Семья - это совместное творчество по выведению новых частей. Вывести новые части для себя я могу и так».
        Этот странный разум чем-то напоминал Диких Технарей. Только это была пластичная биологическая мыслящая субстанция, которая поглощала целые миры.
        «Каким образом у вас появляются новые целые?»
        «Разумеется от семьи с любым другим целым».
        «Но я-то недоцелый?»
        «Это только до соединения со мной как с нормальным целым…»
        За последние сутки это было уже слишком. Воскрешение из мертвых, битва против целой армии…. И вот теперь это сумасшедшее существо из другого мира предлагало мне себя для совместных генетических экспериментов…
        «Давай обсудим это после того, как мы разберемся с новой экспедицией Изгоев и обезопасим планету».
        Я наделся, что Королева не знает о предложении Дара, что я улечу на корабле Мудрецов-Изгоев.
        «Я буду ждать» - сказала она.
        Тем временем прогулка по темной лесной дороге привела нас к горе. По пути уже попадались снующие туда-сюда муравьи и какие-то новые существа, похожие на жуков. Они таскали большие предметы: камни, бревна, остатки земных машин и механизмов. Это были рабочие машины.
        Однако гора казалась таковой только на первый взгляд. На самом деле это был гигантский биологический «дом-муравейник». Он был собран из твердого каркаса обтянутого полупрозрачной пленкой, под которой вибрировала и дышала всевозможная жизнь.
        У самого края этого фантастического сооружения «богомол» остановился и опустился вниз. Когда я слез, биологическая машина быстро утопала назад в лес. Оставив меня у входа в «муравейник».
        Я стоял напротив треугольного сочленения из колонн похожих на коралловые образования. Между ними вибрировала полупрозрачная пленка. Когда я подошел вплотную, она раскрылась, образовав овальный проход как раз под мой рост.
        «Не бойся. Заходи. Будь как дома…» - услышал я голос Королевы.
        Глава седьмая
        Пожалуй, это был самый беспокойный сон в моей жизни. На первый взгляд он мог показаться даже очень приятным, если не знать причины. Перед тем как заснуть я заблокировал канал связи. Но она пыталась влезть ко мне через подсознание…
        Я открыл глаза и увидел сквозь прозрачную стенку пузыря лучи солнца, которые пробивались сквозь рваные серые облака. Я вспомнил, что находился на высоте примерно шестиэтажного дома на самом вверху «муравейника». Среди чужих в прямом и переносном смысле. Я не знаю, что меня заставило тут остаться. Возможно, чрезмерная усталость во всех смыслах ослабила мое чувство опасности. Хотя, как сказать… Под защитой Захватчиков я был в безопасности от своих. С боков и снизу я сделал пузырь непрозрачным, чтоб не видеть, что там творилось. Управлялся он, так же как «червь», на котором мы путешествовали в подземелье. Пузырь был полноценным жилым блоком и имел даже подвод биологического питания. От него я, впрочем, отказался. И «части» Королевы доставили мне найденные в городе консервы.
        Неожиданно я ощутил легкую вибрацию пузыря. С правой стороны от моего убежища из глубины муравейника всплывал еще один пузырь. То, что виделось сквозь его прозрачные стенки, заставило меня сжать зубы и кулаки. Именно этот образ преследовал меня всю ночь…. Внутри пузыря, облокотившись на одну руку, сидела прекрасная обнаженная девушка с рыжими волосами. Ее большие зеленые глаза призывно смотрели на меня. Мое мужское естество закипело во мне. Я был потрясен. Королева всю ночь клепала в своем биозаводе этот чудесный клон. Но разум напоминал, где и с кем я нахожусь.
        Я разблокировал канал связи.
        «Ну же… открой дверь к себе… посмотри, как я постаралась для тебя» - услышал я в своей голове.
        «Мы все оговорили. Сначала разберемся с Изгоями, потом это», - сказал я.
        «Чего ты боишься? Я создала часть, чтоб быть с тобой».
        «Убери ее. Нам нужно заняться другим делом».
        Я почувствовал грустный вздох Королевы.
        Пузырь с рыжеволосым клоном медленно опустился из зоны видимости и пропал в глубинах «муравейника». Чтоб избавить себя от дальнейших разговоров на эту тему, я сразу спросил: «Когда мы начинаем наступление?»
        «Я подготовила три корабля. Два уже подлетели. Они позади. Посмотри сам».
        Я развернулся от солнечной стороны. И увидел, что с другой стороны над «муравейником» недвижимо повисли в воздухе две «медузы». Мимо них проносились гонимые ветром тучи.
        «Я сейчас перенесу тебя в третий корабль, он уже готов в этом доме».
        Пузырь вновь завибрировал и стал погружаться вниз. Я увидел над собой трубки, другие пузыри наполненные разноцветными жидкостями. По некоторым прозрачным трубкам ползли «муравьи». Мне показалось, что я нахожусь внутри гигантского организма и двигаюсь сквозь кишки. Поэтому сделал стенки пузыря непрозрачными. Я еще некоторое время перемещался, словно плыл куда-то, пока, наконец, пузырь окончательно не остановился. Затем последовало неожиданно резкое движение вверх, и меня прижало к мягкому полу. Когда я осмелился сделать стенки прозрачными, то увидел приближающееся небо. Повернув голову вниз, я успел заметить, как закрываются лепестки верхней части «муравейника». С боков я видел четыре огромных светло-серых щупальца, шевелившиеся в разные стороны. Позади меня, сверху и снизу были другие пузыри большего размера, внутри которых в сложенном состоянии покоились разные чудища. Пузыри обволакивала светло-серая субстанция с синими прожилками.
        Медуза поднималась все выше. Местность под нами стала едва различимой, мы уже летели на уровне облаков в сторону Нагорного, где находился корабль Мудрецов-Изгоев.
        «Надеюсь, ты помнишь, про наш вчерашний уговор. Поражение должно быть не смертельным. Люди не должны умирать», - напомнил я Королеве.
        «Я изменила свойства ядер. Они будут усыплять твои части… Это должно помочь тебе вернуть над ними контроль».
        Я еще раз обговорил план действий, лишь бы она не возвращалась к другим темам. План был простой. Силами трех своих кораблей Королева атакует армию. Я высаживаюсь как можно ближе к месту посадки корабля Изгоев. Ну а дальше… Я надеялся, что она не знает второй части плана. Самым неприятным моментом во всем этом было то, что мне предстояло лезть внутрь чудовищ Королевы и управлять ими. Еще я не знал, каким образом получиться войти внутрь корабля, когда дорога к нему будет расчищена. Но этот был вопрос к Дару.
        «Послушай Дар, если мы сумеем пробиться, то, как мне попасть внутрь корабля Изгоев?»
        Он ответил опять не сразу, будто спал.
        «Не волнуйся. Помощник откроет доступ» - ответил он и снова пропал.
        Атака на нашу флотилию последовала еще до приближения к границе зоны. Вначале нас атаковали ракетами. Помощник перехватил большую часть по пути. Нашу «Медузу» защитить удалось, однако другие защитить было сложнее в виду их отдаленности. В ту, что шла севернее попала первая ракета….
        Я обратил внимание, что корабль окружает некое подобие силового поля. Но так как я был подключен к сети чужаков, то знал, как оно устроено на самом деле. Корабль окружала туманность микробиологических роботов соединенных между собой подобием паутины. Практически из того же коктейля состояла и серая масса корабля. Любое инородное тело, попадавшее в облако, подвергалось атаке роботов. Ракеты выводились из строя. Пробить такую активную защиту могло только несколько ракет. Или ракета с огнеметной начинкой, которая выжгла бы достаточное количество роботов одновременно, пока «медуза» не успеет восполнить их новыми. Ну и конечно ядерный заряд, но сейчас его применение было исключено, потому заражение могло перекинуться на другие области страны.
        Прежде чем мы пересекли линию фронта, очередная ракетная атака все-таки пробила защиту северного корабля. Были повреждены двигатели, и он пошел на снижение, раскидывая вокруг себя пузыри с наземными штурмовиками. А все «ласточки» с него перераспределились на два оставшихся корабля.
        «Я теряю так много частей, а ты приказал не уничтожать свои…» - пожаловалась Королева.
        «Если мы не остановим Изгоев, у тебя вообще не останется ни одной».
        Теперь за нас взялись самолеты. В небе мелькали точки истребителей и «ласточек». Бой был ожесточенный. Снизу била зенитная артиллерия. Но снаряды не проходили защитное облако, взрываясь ранее. Массивные «медузы» двигались в атмосфере со скоростью примерно 300 километров в час. Это все что могли позволить биогравитационные движки Захватчиков. Их способ передвижение заслуживал отдельного рассказа. Когда-то давно я читал, что якобы один исследователь обнаружил в покрове насекомых «антигравитацию». Тогда мне это показалось бредом. Однако именно таким образом работали двигатели чужаков. «Ласточки» использовали так же возможности крыльев, поэтому были более маневренными.
        Бой не утихал. С обеих сторон почти не действовали управляемые ракеты и заряды. Только прямые выстрелы. Пилоты гонялись друг за другом как во время Первой и Второй Мировых войн. Облака тут и там озарялись взрывами зенитных снарядов. Разрывы превращались в новые маленькие облачка. До Нагорного оставалось не больше двадцати километров, когда наши достали еще один корабль. Тот едва успел раскидать шары, прежде чем распался на части прямо в облаках. Игра в наперстки закончилась, теперь они наверняка знали, где я нахожусь.
        «Мне пора переходить внутрь твоего штурмовика» - нехотя констатировал я.
        «Сейчас. Не беспокойся, внутри него не страшнее чем в пузыре».
        Мой пузырь потянуло куда-то внутрь корабля, пока он не соединился с другим. Внутри второго пузыря находилась «ласточка», упакованная в объем почти идеального шара. В одной из частей существа зиял небольшой проход. Ассоциации у меня были не самые лучшие. Но мне пришлось влезть в эту задницу в прямом и переносном смысле. Внутри не было скользко и противно, как могло показаться на первый взгляд. Так же не было проблем с дыханием и обзором. Как только я долез до конца темного туннеля и руками дотронулся до органа управления, мои ощущения кардинально поменялись. Примерно так же я чувствовал себя в скафандре. Пожалуй, это была самая подходящая аналогия. Я словно получил дополнительную кожу снаружи. Нет, это было даже лучше чем скафандр, потому что я чувствовал штурмовик полностью.
        «Сейчас, я выброшу тебя с тремя другими моими частями» - услышал я, прежде чем ощутил сильный толчок и понял, что лечу.
        Пузырь быстро лопнул, и я увидел под собой облака, а над собой голубое небо залитое лучами солнца. Рядом со мной летели еще три «ласточки».
        Так вот что такое истинная свобода, подумалось мне. Я снова могу летать. Я опять победил гравитацию…
        Но это ощущение не продлилось долго, потому что нас уже нагоняли истребители.
        Вначале я запутался с управлением. У ласточки был свой интерфейс с радаром. Но меня вполне устраивала объемная карта, которую мне транслировал помощник. Пока я разбирался, мои охранники уже вступили в бой. Управившись с мысленным разделением, я бросил машину чужаков вниз. У меня был вариант прорываться одному. Но данные показывали, что армия превратила место посадки корабля Изгоев в укрепрайон. Там было большое количество людей и техники. Во что бы то ни стало, мне было нужно провести «медузу» как можно ближе, чтоб она доставила туда наземные штурмовики. Я ввязался в бой, отгоняя от «медузы» наши истребители. Для них я был самым страшным противником, так как мог замедлять время. Одним из полезных свойств «ласточки» оказалось то, что она через кожу давала мне энергию. В недрах «штурмовика» стоял своего рода биологический суперконденсатор. Часть этой энергии я мог перенаправить на себя. Полет захватил меня. Я метался в облаках, раздаривая очередями попавшиеся мне под руку истребители. Особенно было восхитительно наблюдать, когда я замирал между облаками и солнцем. Такого ощущения я не получал даже
на орбите…
        Стоило мне подбить первый самолет, как я вернулся к суровой реальности. Где-то там внизу были мои родственники и друзья…Но я был для них чужим.
        Я увидел, как раскрывается парашют летчика, который успел катапультироваться, прежде чем, самолет развалился.
        «Не стрелять в мою часть!».
        «Я помню», - ответила она.
        Атаки на головной корабль не прекращались. Я понимал, что рано или поздно ракеты или зенитные установки пробьют защиту. К этому моменту «медуза» должна максимально приблизиться к Изгоям. Бой в воздухе не утихал. Я продолжал летать вокруг корабля и отгонял истребители, а так же сбивал ракеты, которые успевал. Остальные еще поглощала защита.
        «Ресурс защиты почти исчерпан, надо сбрасывать механизмы вниз», - наконец сказала Королева.
        Я перенес внимание на карту. До Нагорного оставалось меньше пяти километров.
        «Начинай десант, а я спускаюсь вниз прокладывать дорогу».
        Медуза пошла на снижение и стала разбрасывать пузыри с наземными штурмовиками. Я повел свой биопланер вниз…
        Проскочив серые тучи, я оказался над землей. Нагорное располагалось в холмистой покрытой хвойным лесом местности. Штаб группировки, куда приземлились Изгои, находился в бывшем санатории, на берегу озера. Дома едва виднелись между соснами. Песчаная почва была изрыта окопами и прочими укреплениями. По моей «ласточке» сразу открыли ожесточенный огонь из зенитных установок. Однако я легко увернулся от снарядов. Я сделал несколько кругов над укрепрайоном, попутно стреляя по истребителям, которые решили за мной погоняться. Затем совершил несколько пикирующих падений вниз. Расстрелял несколько зенитных установок, развернулся и сбил еще один истребитель. Наконец, я заметил замаскированный черный диск инопланетной тарелки. Корабль стоял на спортивной площадке недалеко от озера и был окружен наспех возведенными бетонными укреплениями. Кран еще не успел уехать. Я передал координаты Королеве и стал кружить. Оставшиеся штурмовики Захватчиков присоединились ко мне, прочищая дорогу наземным войскам.
        «Найди частоту местных подразделений» - попросил я помощника.
        Через некоторое время, пока я увертывался от выстрелов истребителей и появившихся с востока вертушек, я услышал знакомый голос:
        - Всем быть готовым! Они прорвались и идут со стороны болот! Замечено три плывущих объекта в озере!
        Черт побери, это был Михайлов! Ему доверили оборонять последний рубеж. Оставалось лишь гадать, сколько усилий они предприняли, чтобы пришельцы поменяли место базирования. Видимо, Изгои специально разместили тут корабль, объяснив, что это с одной стороны близко к месту Падения Ловушки, а с другой стороны под охраной. Реально они рассчитывали, что их вновь захватят. Они играли в сложную игру. Не послать сюда корабль было нельзя в силу того, что раскрылось. Но отключить Ловушку они не могли. Однако они могли обвинить землян в том, что те не смогли защитить их корабль… Короче, они специально тянули время. А наши гибли совершенно зря.
        - Это говорит Добрынин. Полковник отводи войска от тарелки чужаков. Всем кто меня слышит. Вы защищаете чужаков, которые не могут спасти планету! Уйдите с позиций! Мне нужен только корабль чужаков!
        - Что за… - услышал я.
        Потом небольшая пауза.
        - Космонавт Добрынин геройски погиб, я сам видел его смерть! Это говорит чужак. Не слушайте его! - услышал я в эфире голос полковника.
        - Ты идиот, полковник! Губишь людей ни за что!
        - Русские не сдаются, инопланетная гадина!
        - Идиоты не умирают своей смертью! - ответил я, понимая, что упертый вояка не отступит.
        Вот и встретились, значит. Надеюсь, тут не было Марата…
        Королеве удалось создать локальное преимущество. Несколько десятков наземных штурмовиков при поддержке с воздуха проложили дорогу к кораблю пришельцев. И словно тараканы сползались к нужной точке, неся большие потери. Но около двадцати гигантских насекомых окружили тарелку. Я понимал, что наши послали подкрепления, и долго монстры чужаков не продержатся. Кроме того они, очевидно собирались накрыть эту площадь системой залпового огня. На нас бросили все резервы. «Ласточки» еще кое-как контролировали небо. Помощник сообщил, что по его подсчетам у меня оставалось максимум минут двадцать. После чего Захватчиков сметут. «Медуза» успела высадить весь десант, после чего не выдержала очередной атаки и упала в лес. Так что никакой подмоги от Королевы ожидать не следовало. Это были последние силы.
        В эфире нашей пехоты слышались крики. Голос Михайлова я больше не слышал. Тогда я вновь вышел на связь.
        - Это снова говорит Добрынин. Прекратите бессмысленное сопротивление. Мне нужна только тарелка пришельцев!
        Я услышал уже другой голос.
        - Это говорит лейтенант Романов, кто ты ни был, как у нас гарантии?…
        - Черт бы вас побрал, какие могут быть гарантии? Просто отойдите от тарелки и останетесь в живых!
        Я летал, все время, уменьшая круг, пока он не сократился до примерно двухсот метров. Воздушные и наземные штурмовики Захватчиков вели довольно плотный огонь. Так что подлететь сюда пока никто не мог.
        - Всем отойти из зоны Ноль.
        - Это как?
        - Еще раз всем отойти из зоны ноль! Приказ!
        «Королева, дай приказ своим частям прекратить стрелять в отходящих от корабля Изгоев!»
        «Даю, если они сами не будут стрелять».
        Я увидел людей, которые убегали по проходам между рубежами окопов. Пришло время спускаться. Я плавно по спирали опустил биопланер чужаков на баскетбольную площадку. Ласточка в отличие от наших самолетов имела внутри себя антигравитационный двигатель. И могла зависать на месте, дополнительно вдвигая крыльями. Но это, как я понял, сильно увеличивало расход биотоплива. Впрочем, я уже не собирался использовать ее для дальнейших полетов. Если все выйдет, я улечу на корабле Изгоев.
        Ласточка зависла на полем и плавно села на песок. Я сделал усилие и отключился от нее. Мне даже стало жалко отрываться… Такого ощущения полета, я возможно уже не получу никогда.
        Отталкиваясь руками от внутренних стенок биологического аппарата, я с трудом вылез ногами вперед. И первым делом ощутил ботинками песчаную почву. Я стоял на площадке недалеко от прикрытого маскировочной сеткой черного корабля Изгоев-Мудрецов. Кого больше Изгоев или Мудрецов? Сейчас я узнаю, когда попаду внутрь. Если конечно попаду.
        Сверху падал почти незаметный дождь. Я ступал по мокрому песку. Перепрыгнув через окоп, вскоре подошел к бетонным блокам, которые окружали корабль. Только сейчас я замелил, что у одного из блоков лежал молодой офицер. В моем горле застрял комок, и слезы подступили к глазам.
        Черт побери, сколько их полегло зря…
        Я наклонился над солдатом и потрогал его за руку. Там едва прощупывался пульс… Несмотря на то, что ядро, выпущенное биологической пушкой чужаков, прошибло бронежилет в районе легкого, он был жив.
        «Я сдержала свое обещание, твои части спят» - услышал я Королеву.
        «Спасибо».
        «Убей Изгоев. Если ты хочешь сохранить эту свою часть, то придется управлять их кораблем, чтоб улететь. Моих сил не хватит. Либо давай, просто уничтожим его».
        «Обожди, кое-кто пообещал помочь его открыть».
        Похоже, она до сих пор не догадывалась о моем плане бегства. Либо я сам был обманут Даром.
        Я взял у спящего офицера пистолет в кобуре и отправился к тарелке. Черный металлический корпус тарелки, казалось, не имел никаких видимых иллюминаторов и люков. Он просто стоял на песке, опираясь на три такие же черные опоры. Я включил биосканер, и увидел, что внутри находились три существа. Они сидели на верхнем уровне тарелки и не двигались.
        «Дар, как мне туда попасть?»
        «Подожди, он изучает через меня» - это был голос не Дара, а помощника.
        Над нами громыхал бой. А я в нелепом ожидании застыл под тенью тарелки окруженной бетоном.
        Внезапно посередине тарелки открылось отверстие, и спустился такой же черный круг.
        «Становись на круг и попадешь внутрь» - это уже сказал Дар.
        «И что дальше? Что мне с ними делать?»
        «Внутри биороботы, убей их и возьми корабль себе, как я и говорил».
        «И все?»
        «И все? А что еще?»
        Я ждал какого-то подвоха. Но его не оказалось.
        Ну, вот и все, прощай Земля…. Что ждет меня впереди? С этой мыслью я шагнул на черный диск и взмыл вверх, держа наготове пистолет.
        Я очутился в круглом холле с темно-синими стенами. На потолке горело странное ядовито белое освещение. Вначале голова чуть помутилась, но сожитель быстро отреагировал. Организм вернулся в нормальную форму. В пять разных сторон вели коридоры с подъемом вверх. Биосканер показал мне, где находились пришельцы.
        Пройдя по коридору несколько метров, я уперся в первую дверь. Помощник как обычно помог разобраться в нехитром устройстве открывания. Когда дверь открылась, я оказался в просторной рубке корабля. Большой экран показывал пространство перед кораблем. Накрытое маскировочной сеткой серое небо, чуть снизу виднелись бетонные блоки и сосны. Слева и справа мелькали какие-то показания и звездные карты. Пять сидений были повернуты к экрану. На трех из них сидели биороботы пришельцев. Неожиданно как по команде они развернулись и уставились на меня.
        На креслах в золотистых комбинезонах сидели три серых гуманоида с большими глазами.
        «Уходи чужак! Ты не смеешь нам мешать! Уходи!».
        Их губы не двигались. Они лезли прямо в мой мозг. И не просто общались, а пытались давить на мою волю.
        В голове крутилось только одно:
        «Уходи Невезучий! Ты не смеешь нам мешать! Уходи!»
        Это было невозможно. Я со злостью сжал в руке пистолет.
        - Ели вы не прекратите, я прикончу вас!
        «Только попробуй Невезучий - глупец!»
        И тут как раскат грома раздался голос Дара:
        «Пришло время вернуться назад, Изгои».
        Или это был не совсем Дар?
        Похоже, я вновь оказался в центре галактических разборок.
        - Если они не прекратят давить на меня, я их перебью!
        «Так и сделай. Они этого добивались от тебя. Только они не получат чего хотели. Трансляция прервана».
        «Нет!!!..» - это уже был возглас Изгоев.
        Мне показалось, что на лицах гуманоидов отразился толи страх толи еще какое-то чувство.
        Неожиданно экран перестал показывать информацию по бокам. Осталось только изображение снаружи.
        Гуманоиды вскочили и пошли на меня. Я нажал на курок, целясь в голову. Раз, два, три. Все трое лежали на полу. Три гильзы тоже.
        «Что это было?» - я несколько ошеломленно стоял и глядел на убитых гуманоидов.
        «Они хотели обвинить вас в неуспехе. Вот что это было. Но я заблокировал трансляцию. Поднимай корабль» - сказал Дар.
        В следующее мгновение на меня обрушились запросы от Королевы и Миротворцев. Они не могли все это время связаться со мной. Дар их заблокировал.
        «Можешь не отвечать. Это теперь не имеет значения» - объявил Дар.
        Я увидел, как прямо перед кораблем вздымаются к верху тонны земли. Тарелка задрожала. Захватчиков контратаковали наши силы. Пора было уносить ноги. Я сел на кресло, которое оказалось маленьким и неудобным. Я едва сумел пристегнуться.
        «Начать взлет на максимальной скорости» - приказал я помощнику.
        Я быстро понял, что управление кораблем довольно простое. У себя в голове я обнаружил еще одну вкладку с показаниями приборов. Но я решил перевести данные на основной экран. На боковых частях вновь появились показания, которые я уже понимал. Вот убрались опоры, и корабль оторвался от земли. Двигатель набирал мощности для прыжка вверх. Вокруг кипел бой. Наши войска добивали остатки штурмовиков Захватчиков. Королева, очевидно, пыталась сказать мне об этом. Что пытались сообщить Миротворцы, волновало еще меньше. Я хотел скорее убраться отсюда ….
        Устройство корабля компенсировало ускорение. Поэтому меня не вжало в кресло. Я не испытывал никаких перегрузок, как это происходило при старте земных кораблей. Корабль просто несся вверх. Я видел, как мимо пронеслись наши самолеты и «ласточки» Захватчиков… Тучи остались внизу. Экран заполнило солнце.
        Я посмотрел на показания. Высота больше двадцати километров, двадцать пять, тридцать, тридцать пять. Сейчас наступал момент истины. Тридцать семь километров, это был максимум, который позволяла Ловушка…
        Часть четвертая
        Трудно быть богом
        Глава первая
        Я моргнул и пропустил тот момент, когда корабль пересек запретную орбиту.
        Показания на экране менялись быстро: сорок, пятьдесят, шестьдесят километров….
        Не прошло и нескольких минут от старта тарелки Изгоев, как я очутился на орбите. Притяжение вновь не властвовало надо мной!..
        Впрочем, по кораблю я мог ходить нормально. Не веря своим глазам, я отстегнулся от маленького неудобного кресла и понял, что не отрываюсь от пола. Просто гравитация была несколько ниже нашей.
        Тем временем диск Земли начал стремительно уменьшаться.
        «Прекратить движение!» - приказал я, опомнившись.
        И вот я вновь был на орбите. Казалось, что если закрыть глаза и их открыть, то я вновь проснусь на нашей орбитальной станции. Я закрыл глаза и попытался сделать вид, что заснул. Но нет. Я был все там же. Меня окружала рубка инопланетного корабля, на огромном экране виднелась Земля, а, на полу лежали три трупа пришельцев.
        Я был единственным человеком, который мог находиться в космосе, благодаря какому-то непонятному исключению из правил. Остальные были заперты на планете. И пока мы не могли справиться с этим ограничением. Даже другие инопланетяне не могли. Они так же оказались в ловушке. Кто дал Скрытым или Высшим, как они себя называют, делать этот выбор за нас?
        Предоставленный сам себе, впервые за много дней я чувствовал себя в относительной безопасности. И наблюдая за своей планетой, я с грустью и возмущением думал, что никак не могу помочь человечеству. По сути, я сам находился во власти неизвестной мне силы. Да, она спасла меня. Но при этом для своих я стал чужаком, а для чужих своим… Я как бы подвешен между небом и землей. Кто я и где я теперь?
        Я спасся из самого пекла, однако дальнейшая моя участь была неизвестна. Если я могу управлять кораблем, то возможно смогу попытаться наладить отношения со своими. И даже вновь увидеть свою семью. Но насколько этот корабль зависим от Ловушки? Может быть, его пропустили в космос только потому, что в нем нахожусь я?
        Вспомнилось обещание Дара, на счет решения какого-то «совета». Я попытался связаться с ним, однако Дар не ответил. Я попытался связаться с Новомиротворцами, и даже сумел пересилить себя и запросил Королеву. Но никто не отвечал. Можно было начинать нервничать.
        «Что происходит, почему ни с кем нет связи?» - спросил я помощника.
        «Связь заблокирована. Я могу только наблюдать за кораблем. Внутри него происходит обмен данными. Вся информация уходит по внешнему каналу. Но я не могу по нему пробиться. Я продолжаю сканировать».
        «Я могу управлять кораблем?»
        «Проведем тест. Куда его направить?»
        «Передвинь на километр вниз по отношению к Земле».
        «… Невозможно. Управление заблокировано!»
        - Вот черт!.. - это я уже сказал в слух, - Чертов Дар и долбанные Высшие!
        Никакого ответа.
        Получается, они с помощью меня получили полный контроль над кораблем Изгоев. И сейчас выкачивали из него всю информацию. И неизвестно, какую роль в этом играл помощник, который был всегда со мной. Ведь его изменил Дар!
        У меня появилась шальная мысль раскурочить диск…
        Неожиданно корабль стал поворачиваться. Земной диск пропал с экрана. Теперь я видел только звезды. Солнце светило где-то справа снизу.
        На боковых экранах замелькали новые символы и показания.
        «Идет подготовка к прыжку» - сообщил мне помощник.
        Я посмотрел на звездную карту на левом мониторе, где прокладывался маршрут предстоящего прыжка. Корабль собирался стартовать в сторону запретной зоны, закрытой для полетов обычных цивилизации… Я летел к Скрытым.
        - Дар, ответь, черт тебя дери! - закричал я и со злостью стукнул по креслу кулаками.
        Наконец последовал мысленный ответ:
        «Я обещал, что после разговора с Советом, ты сам решишь, что тебе делать. А сейчас этот корабль будет перемещен на планету, откуда я пришел к вам».
        - Черт бы вас всех побрал!
        Тем временем корабль слегка завибрировал, снизу раздался гул. Большой экран по центру заполнился белым свечением. Звезды пропали. Я переместил взгляд на боковой экран, где отображался путь. За считанные секунды корабль метнулся сквозь световые годы мимо десятков систем, оказавшись в совсем ином мире. Белое свечение пропало. Большой экран вновь показывал космос. Корабль приближался к планете, с которой нам прислали Ловушку.
        Если наша планета преимущественно голубого цвета, так как большую площадь занимают океаны, то эта планета была преимущественно светло-серого цвета. Это очень напоминало кожу пришельцев, которых я только что пристрелил. Я даже обернулся, чтоб сравнить.
        Океаны у них были серого цвета, а видимая суша наоборот больше синяя. Пустые пространства пустынь были красными, как на Марсе.
        Интересно, а небо там тоже серое?
        Диск планеты становился все больше. Корабль садился на дневную сторону. А я пытался разглядеть на суше что-то вроде городов. Но кажется, крупных агломераций на планете не было. Я обратил внимание на отличающиеся прямые фигуры и линии, которые виднелись на поверхности, что говорило о деятельности разумной жизни. Корабль влетел в облачность.
        Да, облачность была синяя, а чистое небо, действительно, серое! А на сером небе светило просто очень белое солнце. Причем границы между небом и солнцем были размыты, словно кто-то просто стер часть неба с белого листа.
        Я заворожено наблюдал за посадкой. Ведь не смотря на все обстоятельства, я был первым землянином, который садился на другую населенную планету. Маленький шаг для одного человека… и возможно никакой для человечества. Потому что я находился во власти инопланетян. Корабль, на котором я совершал посадку, не управлялся мной. И было не ясно, что ждало меня потом…
        Наконец я разглядел, что корабль опускается на космодром. Во всяком случае, это походило на космодром. Подо мной была степная ровная местность кирпичного цвета, размеченная прямыми линиями взлетно-посадочных полос, которые были бежевого цвета. Виднелось несколько зданий круглой формы и рядом с одной из полос стояло множество кораблей разной формы.
        Мой корабль завис над взлетной полосой и медленно опустился на пустое пространство рядом с другим космическим судном, которое по внешнему виду было очень похоже. Такая же черная тарелка с вытянутым верхним конусом только меньше по размеру.
        Опоры коснулись земли, и я ощутил легкий толчок.
        Вот и все….
        Аппаратура корабля не отключилась полностью. Боковые экраны погасли, однако на главном я видел судно стоявшее напротив. Оно выглядело совсем иначе: массивные круглые крылья с реактивными двигателями обрамляли корпус. Выглядела эта машина куда ближе к земному самолету. Тем более что цвет фюзеляжа был почти белым. Но больше всего меня поразил не сам самолет, а что стояло перед ним. Это родило в моей голове поразительную догадку…
        «Мы можем с кем-то связаться?» - запросил я помощника.
        «По-прежнему все каналы заблокированы. Я предлагаю выйти из корабля. Есть вероятность, что наружи получится обойти блокировку».
        «А какая наружи атмосфера. Я смогу в ней находиться? Как мы узнаем это, если все каналы заблокированы?»
        «Я могу получать данные с датчиков корабля, но не управлять ими. Сейчас сравню показания датчиков и возможности твоего организма и сожителя… Атмосфера разреженнее, чем твоя, но в допустимых пределах, состав атмосферы также не сильно отличается. При выходе возможно легкое головокружение».
        «Что с кораблем? Двери откроются?»
        «Все дверные устройства разблокированы. Проход открыт».
        Что ж, тогда пошли.
        Я поднялся с кресла и ощутил легкость во всем теле. Гравитация была меньше чем на нашей планете. Направляясь к выходу, я еще раз глянул на убитых биороботов. Были ли они действительно роботами или живыми существами? Дар мог обмануть меня. Впрочем, это вряд ли имело какое-то значение теперь.
        Я вошел в шлюз корабля. Прежде чем давление сравнялось, я, как и предупреждал помощник, ощутил легкое головокружение. Только теперь, я вспомнил, что когда вошел в корабль и убил пришельцев, то чувствовал нечто похожее. Однако, после убийства пришельцев давление внутри корабля настроилось под меня.
        Платформа шлюза опустила меня вниз, и я шагнул на кирпичную почву, из которой пробивалась редкая синяя травка.
        Первое что я ощутил, что на меня словно подуло из гигантского фена. Несмотря на ветер, тут было жарко. Запахи инопланетной степи были странные: будто пахло скошенным сеном вперемешку с дорогим парфюмом. Неожиданно я услышал едва различимый шорох. Мой взгляд уперся в робота, который ехал по полосе бежевого цвета. Робот был такого же черного цвета, как и корабль на котором я прилетел. Из овального туловища торчали несколько манипуляторов. Наверху была круглая голова с имитацией рта и датчиками. Лишь приглядевшись, я понял, что он не едет, а висит над поверхностью. В одном из манипуляторов он держал две палки.
        «Благодарю за понимание, что вы быстро покинули экспонат. Мы закрываем его уборку. Наш музей устройств материального воздушного и безвоздушного перемещения к вашим услугам. Все другие экспонаты открыты. Еще раз спасибо за понимание».
        Робота я слышал у себя в голове, так же как и помощника.
        Моя догадка оправдалась. Напротив соседнего «самолета» стояла невесомая светящаяся лента. Она держалась на таких же двух палках, которые держал в манипуляторе робот. Стоило мне обратить на ленту внимание, как над ней всплыли какие-то сложные символы.
        «Суборбитальный скоростной транспорт для перемещения между городами эпохи конца развития» - так перевела мыслеграмота эту надпись.
        Итак, Скрытые или Высшие притащили меня на корабле, чтоб сделать его экспонатом музея «устройств материального воздушного и безвоздушного перемещения». Я еще мог вообразить, что имелось ввиду под «устройствами нематериального перемещения», а вот что было за эпохой, когда кончилось «развитие»?
        «Что с каналами связи?» - запросил я помощника.
        «По-прежнему нет».
        - Что за черт!?
        Я обернулся к роботу, который за это время установил палки. Напротив моего корабля уже засветилась лента. А над ней всплыли символы тут же переведенные как:
        «Извините, экспонат временно недоступен для просмотра».
        - Мне нужно попасть на совет! - сказал я, обращаясь к роботу.
        Многорукий робот развернулся в мою сторону и одним манипуляторов указал на столб белого цвета, стоявший в пространстве между кораблями.
        «Следуйте к системе нематериальной транспортировки. Вы сможете попасть в любое нужное вам место».
        Приглядевшись, я обратил внимание, что таких столбов было много. Они стояли примерно через сто-двести метров.
        Кинув прощальный взгляд на корабль Изгоев, я направился к столбу нуль-транспортировки. Я прошел мимо диковинных самолетов, которые стояли справа от меня. Слева располагались тарелки разных размеров и форм. Когда я проходил мимо вспыхивали названия.
        «Атмосферный скоростной транспорт для перемещения между городами эпохи конца развития».
        «Орбитальный скоростной транспорт для перемещения между космическими станциями эпохи конца развития».
        Я подошел к столбу. Это был просто белый столб размером примерно полтора метра и диметром не больше тридцати сантиметров. Никаких пультов, кнопок или еще чего-то на нем не было.
        - Ну и как с этим разобраться?
        Я потрогал гладкую поверхность столба. На ощупь он был как пластмасса.
        «Пока непонятен интерфейс. Ожидай» - ответил помощник.
        - Черт бы тебя побрал, Дар, и твой долбанный совет тоже! - крикнул я и шлепнул по столбу.
        У меня мелькнула мысль попросить робота-смотрителя объяснить принцип действия портала. Однако стоило мне отвести взгляд от столба, как до меня дошло, что я уже несколько мгновений нахожусь в другой местности.
        Я очутился на маленьком пяточке с каменным полом красного цвета. Посреди пяточка стоял белый столб, а вокруг росли аккуратно постриженные синие кусты с белыми и желтыми цветами. С пятачка куда-то вниз вела только одна дорожка.
        Вот и система нематериальной транспортировки…
        Вопрос, как и почему меня сюда забросило? Благодаря моим мыслям или нуль-транспортный канал был запрограммирован, чтобы перебросить меня в конкретное место? Допустим, это место, где меня ждет тот самый Совет?
        «Есть ли связь с кем-то?»
        «Нет» - опять огорчил меня помощник.
        Тогда я решил обследовать это место. В целом планета, где я очутился, не показалась мне опасной.
        Дорожка между синими кустарниками петляла, поворачивала то в одну сторону, то разделялась на несколько. Это был декоративный лабиринт. Глядя себе под ноги, я вдруг понял, что она напоминала мне больше всего. Это было словно замороженный пласт мяса с черными и серыми прожилками. Представьте себе, что кто-то нарезал огромный кусок мяса и положил его на дорожку. Только вот это был твердый и теплый камень. Я даже заставил себя ощупать его рукой.
        Побродив по лабиринту, я стал злиться. Сделал еще несколько шагов, пока не услышал какой-то шум. Явное движение и какие-то голоса раздавались слева от меня. Я не желал больше таскаться по лабиринту. И оценивающе поглядел на кусты, которые нашел вполне проходимыми. Раздвигая прямые ветки я стал пробираться прямо на звук. Преодолев несколько линий зарослей, я, наконец, очутился на повороте дорожки, ведущей к источнику голосов.
        Перед тем как я решился пройти последние несколько шагов, я ощупал пистолет, который лежал в кармане истрепанного летного комбинезона.
        - Надеюсь, что он не пригодиться мне, - с этой мыслью я снял его с предохранителя.
        Глава вторая
        Передо мной оказалась площадка в окружении таких же синих кустов. Посреди нее располагался большой светло-жёлтый стол, за которым сидели существа пославшие к нам Ловушку. Внешне они походили на серых биороботов с тарелки Изгоев. Только кожа их была почти белой и сами они внешне казались больше, а лица ближе к человеческим. Однако они не имели никакой растительности ни на голове, ни на теле. Одеты были во вполне человеческую одежду: кто в футболке и шортах, кто в халате, кто в платье. Только вот раскраска одежды была всевозможных ядовитых цветов, будто на них пролили все цвета палитры.
        Ближайший ко мне инопланетянин, молча, указал на стул во главе стола. Если они и говорили до этого, то с тех пор как я появился, все звуки умолкли. Они уставились на меня и ничего не говорили. Я замер разглядывая их, а они меня.
        На столе я обнаружил разные блюда с желтыми, белыми, зелеными плодами. Так же стояли прозрачные чащи с серо-зелёной жидкостью. Я пересчитал количество инопланетян за столом. Их оказалось двенадцать.
        Занятно, это число было выбрано специально?
        Когда я сел на стул и посмотрел на питье и фрукты, то ощутил чувство голода. Последняя шоколадку я давно съел и до сих пор не восполнил запас потраченной энергии. Я потянулся к чаше. Все-таки цвет напитка не внушал доверия. Инопланетянин кивнул мне, мол, пей - не бойся.
        Бояться было бессмысленно. Если бы они хотели со мной что-то сделать, то давно бы сделали.
        Я пригубил чашу. Жидкость оказалась по вкусу апельсиновым соком.
        Интересно, а яблочный у них есть?
        Следующий глоток меня удивил. Я пил уже яблочный сок. Да и жидкость поменяла цвет и стала прозрачной. Видимо на моем лице отразилось это удивление. А инопланетянин по левую руку от меня улыбнулся.
        Я выпил всю чашу, каждый раз меняя вкус питья. Потом принялся за фрукты, которые также меняли свой вкус в зависимости от моих пристрастий. Другие инопланетяне за столом так же стали поглощать пищу. Но продолжали молчать, то обмениваясь между собой взглядами, то посматривая на меня.
        Только теперь, расслабившись, я ощутил, что меня мысленно сканируют. Но это было не жесткое давление, которое пытались отказать на меня «биороботы» в тарелке. Это скорее походило на легкие поглаживания. Они изучали мое сознание и подсознание и переговаривались между собой. О чем они говорили и что нашли во мне, оставалось только гадать. Я чувствовал только общий настрой. На меня никто не давил. Наоборот, они как бы мысленно улыбались мне. И еще мне показалось, что я словно ребенок, а они родители или добрая воспитательница в детском саду…
        Насытившись, я еще раз оглядел инопланетян. На первый взгляд они все были на одно лицо. Однако если очень хорошо вглядываться, можно было определить различия. Кто они? Возраст? Пол? Почему они составили совет, который должен говорить со мной?
        Ладно, черт с вами…
        - Итак, я слушаю вас! - громко сказал я.
        «Потерянный, задавай вопросы, так будет легче тебе самому» - услышал мысленный ответ.
        Кто говорил было совершенно непонятно. Мне показалось, что они подумали это хором.
        - Кто я такой я, вы уже прекрасно знаете, потому что выкачали это из моих мозгов, а вот кто вы такие?
        «Мы люди с планеты Земля…».
        - То есть?
        «Каждая раса называет себя людьми, а свою планету землей. Это перевод истинного смысла мыслеграмоты. Цивилизации Развития называют нас Скрытыми. Реально по отношению к ним мы Высшие. Но мы лишь часть другой общности цивилизаций. Есть и другие расы Высших. Некоторые на одном уровне с нами, некоторые Выше, некоторые совсем непонятны нам».
        - Зачем вы послали на нашу планету Ловушку?
        «Это наша Задача среди Высших. Мы заполняем космос Дарами, чтоб цивилизации Развития стали на путь Свития и превратилась в Высших. Вы дали заявку на возможность путешествия среди звезд. Мы послали вам Дар».
        - Ничего себе Дар?! Он принес нам много горя. Кто дает вам право распоряжаться нашей судьбой? Почему вы не посылаете его другим Низшим?
        «Тут несколько вопросов. Первый про свойство Дара. Второй про последствия Дара. Третий про Развитие и Свитие. Четвертый про нашу работу».
        - Отвечайте на все!
        «Дар создан по той же технологии, что и мыслеграмота. Он проверяет любой механизм, летящий в космосе. Если в его основе лежит идея Развития, он отправляет механизм обратно на планету».
        - Что же, по-вашему, никто кроме вас не должен летать среди звезд? Мы должны отказаться от Развития и превратиться в медитирующих овощей?
        «Мы тоже были когда-то цивилизацией Развития. Разве сейчас мы похожи на овощей? Мы умеем перемещаться среди звезд без механизмов. Наши корабли стоят в музее, как ты успел убедиться».
        - Тогда я не понимаю, что же есть Свитие?
        «Вы мы могли его назвать За-развитием. Но это неправильный термин. Вначале нужно понять, что же есть Развитие. А Развитие есть в прямом смысле развитие, то есть развивание спирали жизни. Все люди разных цивилизаций в разных концах вселенной осознавали себя как эго, как Я. И вычленяли себя из вселенной. Становились как бы вне. Потом они начинали расплетать запутанную спираль генетического кода вселенной. Они разделяли все на части, бога, природу, даже себя. Их технологии всегда похожи и основаны на разложении разных частей вселенной. Например, атомная энергия. Их идеи об устройстве вселенной всегда одинаковы. Всегда есть энтропия, которая якобы постепенно сжигает вселенную. Каждая цивилизация Развития мнит себя единственной разумной и, разумеется, первой. Однако миллионы и миллионы лет в этой галактике существовало множество таких цивилизаций. Они вели бесконечные войны за материю, сжигали планеты, детонировали звезды. Это отражено в ваших мифах, потерянный. Колонии твоей расы занимали бесконечное множество звёздных систем. В том числе твою… Огромная империя Рассеяния погибла миллионы лет назад.
Однако именно твоя раса нашла иной путь. Одна из планет погибшей империи стала центром нового мира. Именно оттуда пошло Свитие и родилась цивилизация Высших. Тайна была в самом человеке. Его Я, Эго и есть великая тайна и основа, из которой можно плести, свивать любой новый мир, создавая коллективный сверхразум - Бога. Цивилизации Развития обречены натыкаться на один и тот же барьер. Они растрачивают и обнуляют вселенский генетический код. Если они выходят в космос, где значительно больше материи, их агония замедляется и может длиться миллионы лет без перехода в иное измерение. Так было с твоей расой. Но с тех пор как в этой галактике существует Свитие, цивилизации прошедшие Барьер Развития постепенно уменьшают доступное пространство, чтоб ускорить переход.
        Нашей задачей среди Высших является постепенное сужение доступного пространства Развития. Мы не торопимся. Это не должно быть вторжением. Каждая цивилизация Развития должна иметь шанс придти к Свитию без нашего Дара. Но прежде чем к нам самим пришел Дар от другой цивилизации, наш корабль успел улететь и обосновать колонию далеко от нашей системы. Это и есть наши Изгои, которые по-прежнему идут путем Развития. Они умеют взрывать планеты. В результате взрыва планет уничтожались и наши дары на не заселенных планетах. Но тут из небытия дала знать о себе ваша заброшенная колония Рассеяния. Вы вновь воссоздали технологию гиперпространственного перемещения. И мы решили послать к вам Дар. Это была великая честь для нас послать Дар Потерянным. Еще существующие колонии Рассеяния - это большая редкость. Они либо давно погибли, либо давно перешли в Свитие».
        - Моя планета чуть не погибла из-за вашего Дара!
        «Она и погибала во многих квантовых проекциях, но наше воздействие на вероятность на порядки сильнее, чем у Изгоев. Мы сделали все, чтоб Вы сохранились и ты оказался тут. Кроме того мы, наконец, нашли, где планета Изгоев и послали туда их заслуженный Дар. Они долго и умело укрывались от нас, но теперь им придется либо самоуничтожиться, чтоб возродиться вновь для повторного пути Развития или пойти путем Свития…
        Это ответы на твои вопросы. Задавай следующие».
        - Если Свитие - это коллективный разум тогда почему Дар действует на Захватчиков? Они ведь создали коллективный разум?
        «Они такое же Развитие. Их разум не коллективный, он так же одинок, как и твой, только он распределен».
        - Да и этот долбанный разум теперь на моей планете, которая по-прежнему в опасности!
        «Мы поняли это как вопрос, что будет с твоей планетой. Вам придется идти путем Свития или начать все сначала…».
        - То есть погибнуть?
        «Вы уже делали шесть таких кругов, это седьмой. Поэтому Дар и сказал, что вы очень упрямая раса».
        Позиция инопланетян была минимум мне непонятна, а как максимум противна. Получалось, что с одной стороны они нас спасали, а с другой стороны предлагали нам выкручиваться самостоятельно.
        - Как я могу помочь собственной планете?
        «Как угодно, кроме одного. Ты не можешь помочь ей выйти в космос без перехода в Свитие. Но ты волен делать что угодно. Ты исключение из правил. Проявление нашего воздействия на квантовую вероятность в отношении вашей цивилизации. Даром мы создали перегиб в одну сторону и увеличили риски, тобой мы их компенсировали. Но в своем выборе ты свободен».
        - И что же дальше? Что мне делать дальше?
        Я непонимающе развел руками. И вдруг увидел, как мои собеседники растворяются.
        «В своем выборе ты свободен» - все, что я услышал у себя в голове напоследок.
        - Планетяне, блин!.. - вспомнились мне слова старшины Парышева.
        Я остался один в ошалевшем состоянии. Они просто взяли и растворились, не сказав, как мне спасти собственный мир.
        Сложив воедино много матерных слов, я, наконец, нашел в себе силы встать из-за стола и в полном смятении чувств побрел по каменной дорожке между синих кустов.
        Глава третья
        Я был в полной прострации и не помню, сколько шел по этому лабиринту из синего кустарника, пока вдруг не оказался на огромном открытом пространстве. Это был берег моря. Пляж из крупного песка кирпичного цвета тянулся в обе стороны, теряясь в серой дымке. Берег был пологим, лишь местами над пляжем нависали такие же красноватые скалы, на краю которых росла синяя трава. Направо от меня я заметил одно круглое здание и какие-то руины, так же по всему пляжу виднелись знакомые мне белые столбы. Серое море было спокойно. Легкий прибой омывал кирпичный песок. Линия горизонта почти сливалась, потому что оттенок неба был едва различим от цвета моря. Размазанное белое пятно местного светила грело мое лицо. Ветер был очень слабым. А в небе виднелись редкие голубые облака и летали какие-то птицы. От них доносился непривычный писклявый звук. Видимо это были местные чайки. Все это напомнило мне северный берег Крыма. Только цвета были странными для глаз.
        Я успокоился и уселся на песок у линии прибоя.
        - Эта вода безопасна для меня? - обратился я к помощнику.
        «Тронь ее для полного анализа».
        Я слегка коснулся воды пальцем, ощутив, что вода была теплой.
        Прошло несколько секунд, прежде чем я услышал ответ.
        «Вода безвредна, но будет для тебя непривычной по ощущениям».
        Я скинул ботинки и одежду и пошел в серое море. Вода действительно оказалась странной. Будто залез в слабый мыльный раствор. Песчаное дно было почти не видно сквозь серую воду. Мне пришлось отойти от берега метров на двадцать, чтоб вода дошла до уровня груди. Я окунулся с головой, а затем поплыл. Все мои тревожные мысли словно растворились в сером океане. Так я плавал примерно полчаса. Потом опустошенный и довольный вылез на пляж и распластался на теплом кирпичном песке.
        Вначале я вспомнил о нашей с женой поездке в Крым, а потом это напомнило о сне, который я увидел, перед тем как проснуться в рефрижераторе. Может быть это опять сон?
        Но это был явно не сон. Я лежал, закрыв глаза, мысленно думая о Земле. Моя родная планета находилась отсюда за сотни световых лет. Она подвергалась опасности, а я нежился на песке. С другой стороны, мои сородичи, по сути, отвергли меня. И я спасся бегством. А теперь попал на какую-то странную планету, где было построено что-то вроде нашего коммунизма из фантастики. При этом уровень живущих тут существ мне был непонятен. Они смотрели на меня как ребенка, который хорошо себя вел и ему разрешили подержать «взрослые инструменты».
        Они сказали, что я вправе выбирать свой путь. И, наверное, я вообще могу тут остаться.
        Но я чувствовал свою неразрывную связь с родиной. Я должен был помочь Земле.
        Неожиданно мои размышления прервал слабый шум. И открыл глаза и увидел, что справа ближе к руинам в воду забежали несколько инопланетян. Я подхватил свою одежду и побежал в их сторону.
        Черт побери, я должен узнать, требовать, просить…
        - Эй, мне нужна помощь! - крикнул я.
        Пять фигурок обернулись в мою сторону. Они были значительно меньше тех, что сидели за столом совета. Вероятно, дети.
        Они смотрели на меня, пока я бежал, потом переглянулись между собой и вдруг так же неожиданно растворились.
        - Черт бы вас побрал!
        Я остановился и рухнул на колени. А потом стал быть кулаками по песку.
        - Сволочи, уроды… - кричал я.
        Но никто не мог помочь мне. Я упал лицом на песок и заплакал, чувствуя свое бессилие.
        Не знаю, сколько я так провалялся, пока не заставил себя сесть и взять себя в руки.
        Раз, они дали мне карт-бланш делать все, что я хочу, значит, я могу попытаться…
        Я вспомнил про космодром-музей, экспонаты которого, по всей видимости, были действующими. Мне пришла в голову мысль угнать один из звездолетов. И желательно, чтоб это был боевой звездолет.
        Я одел, потрепанный комбинезон и ботинки, после чего направился к ближайшему белому столбу.
        - Сеть так же заблокирована? - уточнил я у помощника.
        «Я сканировал все доступные мне способы связи. Предположительно, тут неизвестная мне форма связи, другой вариант - меня блокируют. Но устройства, которые выглядят как белые столбы, вероятно, являются консолью их сети. Когда ты переместился с космодрома, я уловил от столба некие модулируемые сигналы, но не смог их расшифровать».
        - То есть, как ими управлять, неясно, - подытожил я.
        Но это не повод сдаваться. Ведь как-то я сюда переместился.
        Я подошел к столбу и коснулся его поверхности.
        Что дальше? Может быть, я должен увидеть некое меню?
        Как я ни пытался представить себе в голове что-то похоже на вход в сеть инопланетян, ничего не выходило.
        Ладно, попробуем по-другому. Я представил, что вернулся на космодром и стою у такого же столба, только около рядов звездолетов. Вначале я подумал, что моя фантазия стала слишком яркой, но спустя несколько секунд понял, что нахожусь на космодроме.
        Еще до конца не веря своему успеху, я неуверенно оглянулся по сторонам, при этом продолжая держаться одной рукой за столб.
        Нет, это не мираж, я находился на космодроме! Теперь оставалось найти подходящий звездолет и валить.
        Я еще раз огляделся по сторонам. Взлетная полоса была пуста. Ни роботов-смотрителей, ни посетителей. Солнце в этой части планеты уже клонилось к горизонту. Может быть музей уже закрыт?
        Однако ближайший ко мне комический аппарат, похожий на наш земной челнок из 20-го века был открыт. Лестница вела к открытому люку.
        Вывеске гласила:
        «Многоразовый космический аппарат для выхода на орбиту эпохи Активного Развития».
        Я посмотрел, что если идти направо, то аппараты становились все более совершенными. По другую сторону от меня стояли аппараты для перемещения в атмосфере. Они меня не интересовали.
        Я прошел челноки, ракеты, одноразовые капсулы, пока не достиг первой тарелки с характерным конусом в верхней части. С нее начиналась «Эпоха Конца Развития». Я прошел больше десяти кораблей, прежде чем нашел то, что искал. Это бы корабль «Эпохи Уверенного Свития». Тоже тарелка диаметром около полусотни метров. За ней уже началась «Эпоха Создания», а корабли стали мельчать. Я прочитал описание выбранной тарелки и пары более мелких кораблей стоящих за ней. Дальше вообще шли какие-то одноместные катера… потом, видимо, надобность в кораблях вообще отпала. Похоже, они стали перемещаться напрямую.
        Судя по описанию, интересующий меня корабль был универсальным исследовательски-военным кораблем способным основывать автономные колонии. Я пересек светящееся ограждение с надписью и двинулся к тому месту, где на тарелке Изгоев был вход. Едва я оказался примерно под центром корабля, как внизу черного днища посветлел круг диаметром примерно пять метров. Свет стал насколько ярким, что я зажмурил глаза. Когда я разомкнул веки, то обнаружил, что нахожусь внутри шлюзовой камеры корабля. Она была очень похожа на камеру внутри корабля Изгоев. Однако была трехэтажной… вернее сказать, имела примерно 3 этажа входов на разных уровнях. Я насчитал 15 разных люков. По стенам шли вертикальные лестницы, что меня поначалу удивило. Но больше всего бросилось в глаза то, что внутри все было словно в черно-белом телевизоре, о котором я слышал от родителей и видел некоторые фильмы. Все было раскрашено только разными серыми тонами. Неужели у существ создавших столь развитые технологии проблемы с восприятием цветов? Или полное отсутствие фантазии?
        Лучше бы мне увидеть хотя бы странную раскраску корабля изгоев. А еще лучше как у нас на станции… Я живо представил себе разные цвета блоков, как вдруг понял, что все вокруг подкрасилось в привычные земные цвета. Круглая стена цилиндрического шлюза стала глянцево-белой, а люки синего цвета.
        Так вот оно что!
        Может быть, и с лестницами была такая же история? Как-то не верилось, что они лазили по ним, чтоб каждый раз перейти из отсека в отсек. Возможно, это всего лишь запасной вариант…
        «Тут есть какой-то навигатор? Как мне попасть в рубку?» - обратился я к помощнику.
        «Сканирую внутреннюю сеть корабля. Дольше смотри на входы. Там должны появиться названия отсеков».
        Я поднял глаза и нашел вход в рубку на третьем уровне.
        - И что же, придется лезть? - сказал я скорее сам себе.
        «Встань на стену» - ответил помощник.
        Я последовал его совету и оказался стоящим в совершенно другой плоскости. Таким образом по стене я дошел до входа в рубку. Как только я встал одной ногой на приступок рядом с люком, то снова оказался в другой плоскости гравитации. А то, что я принял за люк, было скорее мембраной, через которую я словно сквозь занавеску прошел дальше.
        Рубка, в которой я очутился, была размером с метров тридцать не меньше. Чем-то она напомнила центр управления полетами в миниатюре. Тут было много столов с приборами, кресла и даже диваны. Четыре больших экрана. Стены бежевые, местами белые. Все остальное разных цветов, как на Земле.
        Я выбрал, как мне показалось, центральное место капитана и сел в кресло. Два экрана включились. Пока они показывали местность вокруг корабля. С одной стороны белое солнце, клонившееся к закату, с другой стороны темный небосвод. Потом на двух других экранах возникли какие-то показания и рисунки. Изображения звёздных карт, фотографии планет.
        «Ты сможешь им управлять?» - спросил я помощника.
        Только сейчас, оказавшись в рубке, я начал сомневаться в собственной затее. С какой это стати Высшие дадут мне угнать собственный корабль…
        «Внутренняя сеть доступна. Сигналы распознаваемы. На данный момент даю 54 процента, что смогу управлять кораблем».
        Это если нам дадут улететь….
        Меня удивляла возможность корабля подстраиваться под привычные цвета. Может быть, он сможет и выводить информацию по-русски? Пока я видел только мыслеперевод, если хотел понять, что появлялось на экранах. Там мелькали данные про исследовательские полеты корабля. Название его мыслепереводилось как «Великий Металлический Вождь Прошлого». Возможно какой-то местный Сталин….
        «Основное распознавание завершено. Могу управлять кораблем. Но отмечу, что много функций, которые я не проверил. Поэтому применять пока не рекомендую» - наконец обрадовал меня помощник.
        «Что ты имел ввиду, под этими функциями?»
        «Пример, изменение пустой планеты под носителя разума. Процесс запускает строительство целой сети сооружений и множество других процессов»…
        «Видимо это терраформирование…. Ладно, сейчас это не важно! Мы должны улететь отсюда. Давай попробуем подняться на орбиту хотя бы! И следи за погоней, если она возникнет. Какое у нас есть оружие?»
        «Список большой. Смотри на правом экране».
        На правом экране появился внушительный список с картинками и схемами. И главное, что я хотел увидеть, - это текст на русском!
        «Это ты сделал?»
        «Я только передал в память корабля все данные по твоему языку» - ответил помощник.
        На экране появлялось диалоговое окно с вопросом.
        «Выйти на стационарную или разрешенную для гиперпрыжка орбиту?»
        - Для гиперпрыжка! - подумал я и мысленно надавил на виртуальную клавишу.
        Я ничего не почувствовал. Корабль просто резко взымал вверх. Определить это можно было только по двум экранам, которые показывали изображение снаружи. Не прошло и двух минут, как проколов серое небо, корабль застыл на орбите. Внизу виднелась серо-синяя планета. Белое солнце постепенно скрывалось за линей горизонта. Вновь стали видны звезды, среди которых возможно светило и мое солнце.
        «Нет ли за нами погони?»
        «Нет, и на орбите не обнаруживаются никакие корабли».
        «Неужели угон корабля никто не заметил? Прокрути запись взлета с внешних камер, датчиков и радаров корабля».
        На левом экране появилось изображение сразу со многих камер и показания разных датчиков в режиме стоп-кадра. Камеры были установлены в каждом отсеке и снаружи. Я выбрал те, что показывали изображение под тарелкой. И на медленной прокрутке просмотрел запись…. Примерно на десятой секунде я ахнул и нажал на стоп.
        Вначале место, откуда стартовала тарелка, опустело. Но потом там появилась точно такая же черная тарелка!
        В этот момент я осознал собственную ничтожность и ничтожность своей цивилизации, да и, пожалуй, всех цивилизаций упавших на нас после появления Ловушки Высших. Я понял, что никакой погони за мной не будет. Я просто ребенок, которому разрешили взять с полки игрушку и сразу же заменили ее на такую же…
        Я достаточно долго переваривал это открытие, прежде чем вернулся к мыслям о дальнейших планах. Потому что где-то внутри не верил, что мне дадут сбежать. И дальше попытки подняться на орбиту не думал.
        Глава четвертая
        Я был неуловимым Джо. Почему неуловимым? Потому что его никто не ловит. Корабль «Генералиссимус Сталин» висел на орбите планеты Высших уже четвёртый час. Название я, можно сказать, почти не менял. У них тут был какой-то свой великий вождь. Я зашел в настройки и сменил название. После чего даже на борту появилась надпись на кириллице.
        Кажется, случилось самое страшное. Я получил всё, что мне обещали. То есть полную свободу выбора. И никто не собирался вмешиваться в мои дела. А я не знал, что с этим делать. Я понял, что не улетал от планеты, потому что подсознательно надеялся, что прилетит добрый мудрый Высший и все мне объяснит. Но никто этого делать не собирался. С Даром тоже не было никакой связи.
        Я потратил больше часа на то, чтоб изучить управление основными функциями корабля. После чего стало ясно, что кораблем он назывался чисто условно. Это был самовоспроизводящийся сверхмеханизм, по сути, «бог из машины». Например, я мог послать дроны, которые построят роботизированные заводы, которые соберут его точные копии. То, что я принял за список находящегося на борту оружия, оказалось, списком того, что можно создать. Но оружие на корабле было. Очень простое и смертельное для всех остальных кораблей известных рас, кроме самих Высших, разумеется. Корабль мог превращаться снаружи в маленькую звезду и просто уничтожать всё на своем пути, превращая в плазму…. Мог излучать направленные импульсы разной физической природы, которые делали то же самое. Мог посылать дроны, которые могли уничтожить за несколько минут целую армаду звездолётов. Мог уничтожить и целую планету.
        Изучив основные функции «Сталина», я стал собирать информацию о том, что творилось в галактике. Я по-прежнему не имел никакого доступа к сети Высших. Однако сеть Развитых Рас была открыта. Я узнал, что Высшие отправили Ловушку на планету, где скрывались Мудрецы. После чего еще один сектор галактики стал непроходимым. Еще больше рас потеряли веру в возможность Мудрецов отключать Ловушки. Собственно говоря, вся конфигурация мира в галактике строилась на авторитете Мудрецов. После их неудачи мир оказался под угрозой. Раса Миротворцев находилась уже несколько дней в состоянии холодной гражданской войны. Другие начали выяснять отношения между собой. На этом фоне Захватчики начали победоносное шествие, напав еще на несколько планет. Все шло к полномасштабной галактической войне. Старомиртоврцы пытались сколотить коалицию из того что осталось. Новомиротворцы в этом им не мешали, но не сотрудничали. О Земле новостей было мало. Узнать, что там твориться можно было только через несколько официальных каналов передатчиков, которые были у крупных стран и ООН. Мне помог мой корабль. Оказалось, что
дроны-разведчики могли самостоятельно перемещаться через гиперпространство. Я отправил на Землю дрон, чтобы он транслировал мне информацию из сети. Ситуация за те часы, что я сбежал с планеты коренным образом не поменялась. Опозоренные Мудрецы-Изгои больше не посылали своих смертников. Королева начала прощупывать оборону Зоны высадки в разных местах и постоянно посылала сообщения мне. Что касается меня, то космонавт Добрынин был объявлен погибшим. Бои за корабль Мудрецов никак не связывали со мной. Однако военное руководство знало об истинном положении дел, считая, что мое тело было просто захвачено инопланетянами…. Впрочем, если подумать, отчасти они были правы.
        Я подумал, что, безусловно, вернусь к своим родителям, повидаю жену и друзей, чего бы мне этого ни стоило. Вернее, чего бы это ни стоило тем, кто попытается мне помешать. Но сейчас мне нужно было понять, что я могу сделать для своей планеты и для себя. У меня были устойчивые подозрения, что с Даром я ничего сделать не смогу, так как он сделан по такой же совершенной технологии Высших. Однако защитить планету я смогу. Только вот теплого приема на своей планете меня не ждет.
        Но я должен был решить нашу проблему. Я должен дать человечеству шанс. Потому что я не хотел стать последним космонавтом Земли. Мне так и виделась экспозиция в музее космонавтики «от Гагарина до Добрынина».
        Возможно, разгадкой могли стать так называемые Потерянные, которыми назвал нас Дар. У меня не было доступа к сети Высших, но в корабле было много информации, среди которой я нашел карту Заблокированной Зоны, где были указаны остатки цивилизации Потерянных. На одной из планет были огромные мегалитические памятники этой цивилизации. Так как мне было позволено свободно перемещаться в заблокированной зоне, я решил посетить эту планету именуемую «Каменный памятник Потерянных».
        Прежде чем стартовать, я в последней надежде, еще раз посмотрел информацию получаемую с планеты Высших. И к своему удивлению обнаружил, что я пропустил тот момент, когда планета вдруг опустела. То есть на ней оставались моря, реки, озера, леса, поля, горы, растения и животные, но вот все признаки разумной цивилизации вдруг растворились. Я поискал в данных корабля, как это могло получиться, и не обманывают ли меня ощущения. И даже послал на планету дрон-разведчик, который подтвердил, что планета опустела.
        Энциклопедические данные из корабельного компьютера выдали на мои запросы понятие «Слои Реальности». На момент создания этого чуда техники, понятие было мало изучено. Предполагалось, что более высшие расы и Потерянные, в том числе, находятся в других слоях реальности. Видимо с тех пор данное знание стало понятным и превратилось в технологию…. Поэтому не приходилось удивляться, как инопланетяне исчезали, едва завидев меня.
        Это был еще один знак, что мне никто не собирается помогать или указывать. И я с чистой совестью стартовал на планету Потерянных, в надежде, что следы наших прапрапредков не удалили в другой «слой реальности».
        В сравнение с кораблем Изгоев «Сталин» довольно быстро переместился и сразу же пошел на посадку. Маршрут, по которому он летел, был стандартным. Корабль сразу же сел на многокилометровую плоскую площадку из стекловидного полупрозрачного вещества, словно тут был атомный взрыв. Планета Потерянных была похожа на Землю по климату. Мегалиты и каменные памятники располагались в полупустынной местности. Песок был желтоватого цвета, растения зеленые. Если бы я не знал, что это не Земля, то мог подумать, что я нахожусь в степях Казахстана.
        До руин Потерянных от посадочной площадки было примерно пять километров. Но в трюмах «Сталина» было полно разных приспособлений типа антигравитационых катеров. Внутри между отсеками существовала своя система телепортации. Я переместился в транспортный отсек и сел в катер. Потом вылетел из грузового шлюза.
        На этой планете помощник так же не обнаружил никакой доступной сети. Но в памяти корабля было описание этого археологического памятника. Компьютер соотнес местность и дал мне исчерпывающую информацию. Груды разных камней располагались вокруг центрального комплекса, который именовался Храмом Свития. По легенде именно с этой планеты закончились циклические эры Развития и началась цивилизация Высших. Данный комплекс был возведен уже в эпоху высоких технологий. То что я увидел походило на всевозможные памятники Земли. Тут была и полигональная кладка, и разрушенные пирамиды, и какие-то арки. Я ощутил себя словно в детстве, когда мы с отцом лазили по руинам Херсонеса. Однако самые главные достопримечательности находились в центре разрушенного города и высились над всем этим парком руин на высоту примерно полсотни метров. Издали это казалось, как еще большее нагромождение камней. Только приблизившись, стало ясно, что я вижу отвесную стену, рядом с которой действительно лежало много камней. Согласно археологическим данным, они упали сверху плато. В центре огромного каменного мегаполиса высился холм из
базальта примерно триста метров в диаметре и пятьдесят в высоту. Обработанная, каким-то, тепловым или другим излучением стена была прямой и сплошь покрыта барельефами. Часть из них почти не сохранилась, часть была еще видна, часть обвалилась. Барельефы начинались от проема, где была вырезана лестница ведущая в центральный храм. Вначале я решил осмотреть барельефы и подлетел поближе к началу. Они шли по часовой стрелке. Начиналось все с древних времен. Потом барельефы показывали взлеты и падения цивилизации, пока она не становилась галактической. Все это было выполнено в разных стилях, в которых я мог узнать и древнюю Грецию с Египтом и Шумеров и даже «современное искусство»… Все заканчивалось галактическими войнами, взрывами планет и лестницей в храм Свития. Либо можно было смотреть барельефы по новому кругу. Информация из корабельного компьютера гласила, что данный храм был метафорой цикличности и безвыходности Развития. Я потерял счет времени, пока рассматривал все эти барельефы. И даже проголодался. Благо на корабле было и такое чудо, как синтезатор пищи, коим я и воспользовался, сделав себе запас
некой «абсолютной еды» в бутылке. По вкусу она напоминала апельсиновый сок.
        Выпив питательной жидкости, я направил свой катер над лестницей, пока не подлетел к большой базальтовой глыбе, расколотой по обе стороны. Вокруг валялись огромные камни другой породы, составлявшей некогда стены храма. Лестница и площадка с ровным базальтовым полом около самой глыбы была расчищена. На ней влезло бы несколько таких катеров. Я посадил свое суденышко и вышел из кабины. Ощущая себя маленьким муравьем среди огромных камней, я опять подумал о ничтожности себя и своей Земли, о тех миллионах годах предыдущих цивилизаций, в сравнении с которыми наша упертая гордость за собственные свершения не более чем гордость муравьев построивших большой муравейник под березой и мнящих, что он центр мира.
        Глыба была некогда частью стелы с надписями, так же выплавленными в камне. Информация говорила, что это единственный письменный источник Потерянных.
        Я поднял свой взор, чтоб разглядеть символы, навечно впечатанные в камень. Там были какие-то закорючки и прямые линии, мне даже почудилось, что вижу знакомые буквы. Вот, кажется, «А», вот, кажется, что-то похожее на «Р». А, впрочем, это всего лишь мои фантазии.
        Тут сохранились два стиха. Мыслеперевод гласил:

* * *
        Во что бы ты ни верил
        О чем бы ты ни мнил -
        Вселенной это безразлично!
        Любого бога ты создай
        Любую веру насаждай -
        Вселенной это безразлично!
        Умрешь и ты и вера!
        Родишься вновь - иное будешь мнить!
        Она в ответ лишь усмехнется!
        Не понял ты -
        Ей безразличны мнения твои!
        Ты существуешь «Я» -
        Ей будет этого всегда хватать!

* * *
        Придумал ты…
        Дойти до бога до звезды!
        Пронзить мгновенно тот барьер мечтаешь ты!
        Вся сущность: ты один и цель твоя!
        Все это, братец, ерунда!
        Ни бога, ни звезды
        Ты не достигнешь никогда!
        Пока не понял ты -
        Те расстояния не важны!
        Вокруг другие «ты»…
        И расстояния до них гораздо больше,
        Чем до бога, до звезды…
        Постигнешь их - тогда дойдешь до бога до звезды…
        Я долго стоял перед глыбой и думал над прочитанными стихами. Ветер гнал надо мной перистые облака, а местное солнце медленно поднималось в зенит. Наверное, всё было так же миллионы лет назад, когда кто-то решил больше не бегать по кругу и воздвиг этот храм… Я задумался над тем, что вся эта информация и так была в компьютере корабля. Но вначале я, как и всякий землянин, изучил техническую документацию, узнал про оружие и так далее. Но ведь в базе данных были и философские знания Высших. Однако сколько же усилий понадобиться, чтоб их осознать?
        Гораздо проще идти не по лестнице к храму, а по кругу технического и социального Развития… причем, судя по всему, и духовного тоже. Потерянные поняли что-то еще. Они осознали, что даже духовное развитие - это хождение по кругу…
        А вот что за этим я по-прежнему понимал очень слабо.
        С этими мыслями я вернулся в катер и полетел обратно к кораблю.
        Вернувшись в рубку, я попытался сосредоточиться. Планета Потерянных не принесла мне решения проблемы, а только заставила задуматься.
        Тем временем новости галактики донесли, что полномасштабная война началась. Захватчики подвели свой флот к крупнейшей планете Торговцев, которая являлась одним из важных пересечений нескольких рас. К планете перебросили свои флота Миротворцы и несколько других рас. Предстояло сражение, исход которого мог сложиться не в пользу ослабленных сил Миротворцев и Торговцев.
        Я решил, что его не будет. По большому счету мне были безразличны судьбы пришельцев. Но я понимал, что если я не ликвидирую угрозу от Захватчиков, они могут послать подмогу Королеве на Землю.
        Я приказал кораблю подняться на орбиту и стартовать к месту предстоящего сражения.
        Глава пятая
        «Сталин» выскочил у планеты с тремя спутниками. Даже невооруженным взглядом было видно, что на орбите и на спутниках идет сражение. В космосе мигали вспышки: иногда маленькие, иногда большие, когда взрывались корабли. На спутниках была похожая картина. Десант Захватчиков пытался уничтожить энергетические установки с мощными лазерами, которые защищали планету. И, кажется, вполне успешно… Большой взрыв озарил второй по размеру спутник и с него перестали бить рыжие лучи. Я включил увеличение. Все корабли коалиции Миротворцев и Торговцев были явно металлические, но разной формы. Миротворцев - треугольные, Торговцев все больше походили на многогранники. Были еще какие-то необычные корабли с крутящимися торами вокруг центрального цилиндра. Силовые поля мерцали под атаками попадающих в них зарядов Захватчиков. Я удивился, когда понял, на что похожи их космические штурмовики. Они очень напоминали, пардон, сперматозоиды. По космосу метался рой таких полупрозрачных головастиков и выплевывал из себя заряды. Их было крайне много. Я видел также несколько иглообразных штурмовиков из металла, видимо
принадлежавших Миротворцам. Их довольно быстро уничтожали.
        А флот Захватчиков походил на висящие в космосе огромные картошки. Знаете, такие только что вынутые из земли картошки. Они были разной формы и размеров. Корабельный компьютер распознал их как облепленные биологической субстанцией астероиды.
        Мое появление заметили обе стороны конфликта. Коалиция пыталась прощупать на привычных частотах. Они определили меня как корабль Мудрецов и упорно пытались вызвать. Особенно обрадовались Старомиротворцы…. Я не стал пока их огорчать.
        А вот Захватчики отправили ко мне небольшую стаю головастиков. Однако они не волновали меня. Защиту корабля им не пробить принципиально. Это как из стрел пытаться подбить современный танк. Я не хотел никому наносить вреда, а решил просто остановить это сражение. Моя задача была в том, чтоб дать понять и тем и другим - на Землю не надо соваться.
        Я запустил одного исследовательского дрона к кораблям коалиции. Исследовательским он только назывался. Это был полноценный маленький боевой корабль, который стоил всех кораблей вместе взятых. Я дал ему задачу уничтожить всех головастиков, атакующих эскадру. Дрон совершил микропрыжок к кораблям и занялся своей задачей.
        Тем временем ко мне подлетала стая головастиков. Как говориться, без объявления всякой войны они начали плевать в меня плазменными шариками, которые брызгами отлетали от бортов тарелки. Некоторые пытались забраться внутрь. Бортовой компьютер провел анализ, из чего они сделаны, этот же анализ был соотнесен с показаниями дрона. Я дал команду на ликвидацию. Корабль смодулировал импульс, после чего все головастики вдруг застыли. И те, что были у моего корабля и те, что громили эскадру коалиции. Дрон я пока оставил около эскадры, чтоб уничтожить новую волну головастиков, если Захватчики не одумаются. Отделавшись от штурмовиков, Миротворцы и Торговцы стали палить по картофелинам Захватчиков. Однако защитных полей пока хватало, чтоб эти импульсы поглотить.
        Теперь настала очередь убеждать. С «муравьями» было сложнее. Связь с ними была возможно только при наличии контакта между генокодами. Я, конечно, попытался связаться, но ответа не последовало. Отзывалась только Королева…. Я заблокировал канал.
        Пришлось, удерживая в голове визуальный интерфейс управления, переместиться в отсек с дронами и отдать часть своего генокода. То есть капнуть крови в носитель. Затем я отправил дрон-разведчик к кораблям Захватчиков. Его задача была пробраться внутрь биологической массы и соединить с моей кровью. Естественно по пути его атаковали, поэтому маневры защиты заняли несколько минут. Главная сложность заключалась в том, что дрону надо было подобраться внутрь, не уничтожив биологическую субстанцию Захватчиков.
        За это время я ответил на запросы Старомитворцев.
        Я открыл канал связи и увидел на левом экране «лицо» паукочеловека.
        «Я Большой Жнец, командир объеденной эскадры, я рад приветствовать командира корабля Мудрецов….» - первое сообщение видимо шло уже давно.
        Потом он осекся. На «лице» возникла непонятная мне гримаса.
        «А где мудрецы?»
        «Там где они и должны быть. Никаких мудрецов больше нет. Они Изгои. Высшие послали к ним Ловушку и запрели их на планете. Этот корабль был подарен мне как представителю своей планеты, чтоб защитить ее».
        «Ты… я узнал тебя Святой Невезучий…Где гарантия, что этот корабль ты не угнал у Мудрецов?»
        «Если бы Мудрецы владели такой техникой, разве они бы вам уже не помогли?»
        «Они заперты на планете».
        «Тогда почему я не заперт?»
        «Не знаю…».
        Молчание.
        «Что ты хочешь?»
        «Чтоб война прекратилась, и на мою планету больше никто не высаживался».
        «Мы похожи на глупцов? Мы не собираемся быть запертыми на твоей планете. Но войну мы не в состоянии окончить. Захватчики не остановятся».
        «Я оставлю их. Я передам вам способ связи с ними, после того как они выслушают меня. А пока прекратите атаки и ждите моего сообщения».
        На этом я прервал связь. Через несколько минут атаки со стороны эскадры коалиции прекратились. Настала очередь Захватчиков.
        Дрон, насколько это было возможно, деликатно продырявил одну из картошин и внедрился внутрь. По пути его постоянно атаковали. Это заканчивалось полным испепелением всего биологического. Пока, наконец, ему не удалось вколоть мою кровь в один из узлов корабля. После чего дрон улетел. Им понадобилось несколько минут, чтоб осознать новый контакт. За это время я перебросил дрон исследователь от эскадры коалиции ближе к Захватчикам для показательной порки.
        «Кто ты?» - зазвучал голос у меня в голове.
        «Личность с планеты, где гравитационная ловушка и где находиться одна из ваших королев».
        Я не стал мучить его переводами и сразу начал говорить так чтоб мыслеперевод был прямым. Землей, например, называют свою планету любые расы.
        «Королев? Королева всего одна. Мы не используем одинаковых имен. Меня зовут Гром. Как твое имя, личность?»
        Вот черт, я думал, что Королева, это функция, как королев роя. Оказывается, эти распределенные личности себе на уме….
        «Мое имя Святой».
        «Что ты хочешь, Святой?»
        «Чтобы вы прекратили уничтожать части других личностей».
        «Это твои части? Мы больше их не тронем. Но почему ты не заговорил с нами раньше?»
        «Если кто-то с вами не может говорить, это не значит, что его можно уничтожать».
        «Я не очень понимаю тебя, но мы будем делать то, что посчитаем нужным. Твои части мы не тронем. Уточни, где ты распределен, чтоб мы обошли эти места и эти части».
        «Вы не поняли, что я не прошу вас, я приказываю. В противном случае, я буду уничтожать ВСЕ ваши части по ВСЕЙ галактике!»
        В ответ я услышал что-то похожее на смех. И приказал дрону сделать им больно. Маленький корабль-робот превратился в пылающую звездочку и проколол одну из картофелин в разных местах. После чего та распалась на части. Изнутри показалось расширяющееся огненное облако. Очевидно, дрон задел их реактор.
        «Мало?»
        «Мы теряли и больше, ты наивен».
        «Хорошо».
        Я посмотрел, что на борту было еще 18 дронов. Я задал десяти из них задачу переместиться на планеты, где по данным коалиции были Захватчики. Там их задачей было уничтожать все крупные скопления биологической субстанции чужаков вначале на орбите, потом на поверхности.
        Дроны вылетели наружу и ушли гиперпрыжоки в разных направлениях. Начались минуты ожидания. Захватчики не предпринимали никаких атак, однако стали отводить и стягивать корабли. Возможно, хотели разом уйти в гиперпрыжок.
        Коалиция заметно нервничала и забрасывала меня вызовами. Подключились Новомиротворцы. Они умоляли ответить. Но я был не преклонен. Я молчал. Потому что я слишком долго был пешкой в галактической шахматной партии. И теперь наслаждался местью.
        Наконец пошли донесения о выполненной работе. В том числе запись видео. На планетах Захватчиков начался ад, мне даже стало страшно самому, и я приказал вернуться назад.
        «За что?… Зачем?… Нам больно!..»
        «Теперь вы знаете, что вы делали другим. Немедленно убирайтесь на свои планеты или я повторю».
        «Ты, ты… больше чем личность…»
        «Просто уходите».
        И они ушли, оставив после себя только белые вспышки гиперпрыжков. Галактическая война был завершена. Однако цена не совсем мне понравилась. Из пешки я превратился в ферзя.
        Я решил открыть канал связи с Новомиротворцами.
        «Приветствую тебя, Святой Великий Вождь. Я лидер Новомиротворцев» - первое, что я услышал от паукочеловека на экране.
        «Пророчество сбылось. Для галактики настали новые времена. Мудрецы оказались Изгоями и с позором ушли. А ты сумел раскрыть тайну Скрытых. Теперь ты займешь место, которые не по праву занимали Мудрецы».
        То есть я всего лишь хотел получить свободу, а получил обременительную ответственность. Это не входило в мои планы. В дела Миротворцев я вмешиваться не собирался, как, впрочем, и в дела других рас. Я только хотел защитить свою планету.
        «Что ты хочешь от меня?»
        «Мы хотим, чтоб ты стал нашим Вождем!».
        «Прости. Я не могу этого сделать. Выберите вождя сами».
        «Мы разделены на две фракции, сейчас это невозможно без твоего участия».
        «Это транслируется Старомиротворцам?»
        «Да».
        «Тогда пусть они идут с вами на мир».
        «Они не пойдут».
        «Пусть они сами скажут».
        Открылся еще один канал. Появился еще какой-то паукочеловек.
        «Мы не можем пойти на мир. Наши традиции задеты… Нами и ими сможет править только чужак».
        «Послушайте меня…. Вот что я нашел на планете тех, кого вы называете Скрытыми».
        Я продекламировал им стихи. А потом перебросил изображение мегалитов и барельефов вокруг главного храма.
        «Эта цивилизация существовала за миллионы лет до вас. Мы их брошенные потомки… А теперь идите своей дорогой. Если вы не способны разобраться сами, значит, погибните. Прощайте. Я возвращаюсь на свою планету, где больше никого из галактики не желаю видеть. Все корабли будут уничтожаться».
        Я больше не собирался их слушать и закрыл канал связи. Потом дождался, пока дроны вернуться назад, и приказал кораблю лететь к Земле.
        Я боялся только одного, что Ловушка потянет меня вниз. И я снова попаду в лапы притяжения.
        И вот корабль выскочил на пустой орбите Земли. Мо опасения не оправдались. Внизу все так же крутилась моя родная Земля. Какое-то время я с радостью наблюдал за знакомыми силуэтами материков, океанов, морей, циклонов, огней цивилизации на ночной стороне планеты. Мысли о галактических разборках окончательно покинули меня. Я думал только о своей планете.
        Раз, я не подвластен действию Ловушки, то возможно и дроны с корабля так же будут не подвластны.
        Я сделал пробный запуск дрона, который облетел планету. Потом прикинул план обороны и расставил несколько дронов в местах, где чужие корабли гарантированно выходили из гиперпрыжка так, что могли приземлиться без повреждений. Потом задал программу по сборке новых дронов для обороны. И стал думать, что мне делать дальше.
        Прежде всего, я проверил информацию с Земли. Особенно из Зоны Высадки. Выяснилось, что Королева начала атаку, пытаясь расширить свою территорию. Я послал к ней боевого дрона и уничтожил половину её биомассы.
        На ее вызовы я отвечать не стал. А только послал весточку.
        «Держись в своей территории или умрешь. Предупреждать больше не буду».
        Я понимал, что на Земле меня особо не ждут. Вернее сказать, они ждут героя, который избавит их от Гравитационной Ловушки. Но этого я сделать не мог. Я пытался связаться с Даром. Он не отвечал мне. Я попытался послать туда дрона, который мог вкапываться в недра. Связь с дроном просто пропала.
        В общем, пока я не мог избавить свою планету от проклятия Высших. Но я мог дать им знания с корабля. Сами земляне могли пойти путем, которым когда-то пошли наши галактические прапрапредки. Я понимал, что на это уйдут столетия и мне придется ждать… Да, разумеется, технологии, которые были на корабле, давали мне неограниченный срок жизни.
        Я увиделся с родителями, женой, родственниками и друзьями. Но никого из них я не мог взять с собой. Катер просто не поднимался выше барьера, если я брал кого-то на борт. И долго оставаться на Земле я тоже не мог, потому что за мной начиналась охота. Мои взаимоотношения с теми, кто был на Земле, можно описать всеми возможными эпитетами. Кто-то ненавидел меня, кто-то считал богом. Причем в самом прямом смысле, как в мифах Древней Греции, богом который мог в любой момент появиться среди смертных. Правительство пыталось послать ко мне корабли, но они все время натыкались на невидимый барьер.
        Порой я уставал от Земли и засыпал в камере долгого сна, в ожидании, что проснусь и увижу в своем корабле преодолевших притяжение землян. Но это, как говориться, уже совсем другая история или даже истории…
        Для обложки использован рисунок сделанный автором книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к