Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Опасные связи Елена Руденко
        Руденко Елена
        Опасные связи
        Елена Руденко
        Опасные связи
        Члены общества "Розатти" уговаривали молодого судью Робеспьера поведать какую-нибудь интересную историю с убийством, которое он когда-то с успехом раскрыл.
        -- Расскажи про убийство виконта... не помню как его имя, вспомнил Либорель. - Это история чем-то напоминает роман "Опасные связи", очень интересно! Это случилось во время одной из твоих поездок в Париж, тогда я ездил с тобой... Припоминаешь?
        -- Да, - кивнул Робеспьер. - Эту историю я запомнил. Мадлен мне помогла найти убийцу.
        -- Удивительно, - пробормотала мадмуазель Деэ, которую немного коробило от каждого упоминания о Мадлен де Ренар.
        -- Что ж это за история? - поинтересовался Лазар Карно.
        -- Очень интересно, - закивал Бюиссар.
        Каждый, кто помнил Мадлен, никак не мог понять, как же она могла помочь найти убийцу, ведь у нее начисто отсутствовала какая-либо логика и способность мыслить. Гадать не хотел никто, все решили просто послушать интересную историю. Максимильен начал рассказ, предупредив, что имена героев своего повествования он заменит на имена из романа "Опасные связи", чтобы слушателям было легче вникнуть в суть этой истории.
        Это произошло на следующий день после моего приезда в Париж. Рано утром ко мне в гостиницу прибежала перепуганная Мадлен. Она была без шляпки, плащ на плечи был накинут небрежно, а на руках не было перчаток. Все это было довольно странно для аккуратной Мадлен. Ее большие серые глаза были полны ужаса, казалось, что Мадлен вот-вот потеряет сознание. Именно это она и сделала. К счастью, в себя Мадлен пришла быстро, и сразу же принялась делиться своими проблемами.
        -- Кошмар! Ужас! - начала она, тяжело дыша. - У меня в гостиной труп!
        Это заявление ошарашило меня, я задал дурацкий вопрос, который пришел мне на ум в тот же миг.
        -- Чей труп?
        -- Моего любовника Вальмона! - беззаботно, как обычно, ответила она. - Вчера я устраивала у себя концерт, он был одним из гостей... утром я обнаружила его труп у себя в гостиной.
        Эта новость разозлила меня, особенно если учесть славу убитого в области охмурения хорошеньких женщин.
        -- Может, он просто пьян после вчерашнего приема! язвительно заметил я.
        -- Это исключено, - замотала головой Мадлен. - У него из груди торчала большая шпага, которая раньше обычно висела на стене... она из дядюшкиной коллекции, представляю, как он расстроиться! А вы будете расследовать этот случай?
        -- Никогда, - ответил я твердо, мне не хотелось изучать низменные похождения этого человека, которого по личным причинам я недолюбливал.
        -- А-а! Вы ревнуете меня к убитому! Макс, дорогой, это глупо! Ведь он убит!
        -- Меня интересует, то, что у вас с ним было при его жизни! - ответил я холодно.
        -- Ох, могу вас заверить, что в тот вечер я с ним даже не разговаривала! Я любила его очень давно, он был так красив и очарователен, что я не могла устоять! Но он мне быстро наскучил, и мы остались друзьями. Он обо мне всегда хорошо отзывался и считал меня одной из лучших женщин...
        -- Интересно, по каким это критериям, - пробурчал я.
        -- Ох, не надо на меня дуться! - всплеснула Мадлен руками. - Перед ним невозможно было устоять!
        -- Вы и не пытались, - зло заметил я.
        -- Откуда вы знаете? - удивилась она.
        Я промолчал. Я был рассержен. Мсье Вальмону повезло в том, что он убит, иначе бы это убийство совершил я.
        Мадлен положила мне руки на плечи и кокетливо произнесла.
        -- Макс, любимый, не надо меня ревновать к покойнику. Это же бессмысленно! К тому же я люблю только вас!
        -- Я вам не верю, - ответил я, поцеловав ее. - Но что вы от меня то хотите!?
        -- Я бы хотела, чтобы вы нашли убийцу виконта де Вальмона! - беспечно ответила Мадлен.
        -- Ни за что! - ответил я. - Мне плевать, кто его убил. Пусть его бы поубивали десять раз! Даже если бы у меня была возможность предотвратить это убийство, я бы и пальцем не пошевелил! И вообще я бы сам его с удовольствием прикончил, при чем сделал бы это так аккуратненько, что никто бы не догадался о его смерти, все бы думали, что он уехал в деревню к тетушке.
        -- Злюка! - проворчала Мадлен, поправляя складки пышной юбке. - Даже из-за меня вы не будете расследовать это дело?
        -- Именно из-за вас я в это дело даже не гляну! - ответил я. - Мне не хочется копаться в грязном белье этого мерзкого развратника и искать желающих его прикончить, думаю, их будет предостаточно!
        Мадлен явно опечалилась. Но тут в ее глазах сверкнул огонек. Я сразу понял, что она нашла способ меня уговорить.
        -- Как хотите, - сказала она грустно. - Но, возможно, при расследовании подозрение падет на невинных людей, которые могут несправедливо пострадать.
        Эта ветреная и наивная особа всегда умела добиваться от мужчин всего, что ей надо. Особенно хорошо это получалось у нее со мной, я ни разу ни в чем не смог ей отказать. Мадлен чувствовала, что и как нужно сказать, чтобы я согласился выполнить любое ее требование. Я понимал, что эта хитрая красотка использует меня, но ничего не мог с этим поделать. Ее обаяние и чувственность всегда делали свое дело. В это момент я понял, что кокетка хорошо наступила на меня своим каблучком.
        Мне ничего не оставалось делать, как согласиться. Она поблагодарила меня поцелуем в губы и велела немедленно следовать за ней. Конечно же, я прихватил с собой моего пса Герцога, который до сего момента мирно спал у камина. Он как обычно попытался схватить Мадлен за край пышной юбки, но она так завопила, что он решил бросить эту затею и, заскулив, спрятался за меня.
        Мы прибыли в особняк Мадлен, когда лейтенант Крон во всю проводил осмотр комнаты.
        -- Никогда бы не подумал, что вы возьмете расследовать это дело! - сказал он удивленно.
        Мне почудилась усмешка в этих словах. Я ответил ему, что подобные намеки в данный момент не уместны.
        -- Не обижайтесь, - спохватился Крон. - Я не имел в виду ничего оскорбительного. Просто этот человек был... - Он замолчал, взглянув на Мадлен. - Э-э... не очень хорошим человеком... Мне самому противно вести это расследование, чувствую, придется изучать все низменные похождения виконта де Вальмона.
        Я полностью разделял мнение лейтенанта. Но надо было приниматься за дело, для начала надо было расспросить Мадлен о том, как прошел устроенный ею концерт.
        -- Позвольте допросить вас, мадам? - обратился Крон к Мадлен.
        -- Не все сразу, - ответила она.
        Крон покраснел и что-то пробормотал под нос. Этот ответ огорошил его, и расспрашивать Мадлен пришлось мне.
        -- Сколько человек было на приеме? - начал я.
        -- Присутствовало всего двадцать девять человек, - ответила она. - Это если не считать меня и дядю. Нам пришлось нанять еще прислугу, чтобы они обслуживали гостей. Я не держу в доме много слуг, для них просто нет работы, и они начинают заниматься неизвестно чем, к тому же жалования на всех них не напасешься.
        -- Кто из присутствующих был знаком с виконтом? - спросил я.
        -- С каким именно? - не поняла красотка.
        -- С виконтом де Вальмоном, которого убили, - пояснил я.
        -- Его убили? - удивилась Мадлен. - Ах, да, совсем забыла! Я всегда забываю всякие мелочи... А что вы у меня спрашивали?
        -- Кто из присутствующих хорошо знал убитого? - повторил я вопрос.
        -- Хм, а насколько близко? - попросила уточнить Мадлен.
        Крон с ужасом взирал на этот допрос, он явно понимал, что вести такого рода беседу с мадам де Ренар очень трудно.
        -- Расскажите о его знакомых, друзьях, и так далее, попросил я, и добавил. - Только о тех, кто был на вашем приеме.
        Мадлен задумалась.
        -- Хорошо его знали: маркиза де Мертей, но Вальмон тоже знал о ней почти все, мадам де Турвель, кавалер Дансени и Сесиль де Воланж, - ответила Мадлен. - Я уверена, что все эти особы были любовницами Вальмона, кроме Дансени, конечно... хотя, кто их знает...
        Крон перекрестился. Я выделил эти имена в списке присутствующих и решил сегодня же побеседовать с этими господами. Крон, похоже, был согласен со мной.
        -- Ах, какой это был прием! - продолжала Мадлен. - Я была в ярко-красном платье и значительно выделялась из толпы гостей, Сесиль де Воланж была в белом, вышитом жемчугом и серебром, когда-то у меня было подобное платье. Маркиза де Мертей была в серо-голубом. Ее платье отличалось чрезмерной простотой, но на ее шее было сапфировое колье, которое тут же бросалось в глаза, оно так сверкало, что все внимание сразу же падало на маркизу! Но если бы не это колье, Мертей никто бы не заметил! А мадам де Турвель была похожа на монашку в своем дурацком черном платье, эта особа совсем помешана на религии. Она забилась в угол, и ее никто не замечал.
        Мадлен принялась описывать наряды всех дам, присутствовавших на приеме. Я спокойно выслушал ее.
        -- Как прошел сам прием? - спросил я.
        -- Сначала был концерт! - ответила Мадлен. - Гости начали собираться в девять. До десяти они все собирались, общались между собой, а концерт начался в десять. Он продолжался до часу ночи. А потом были танцы до утра.
        -- Когда вы видели живым Вальмона последний раз? - задал я новын вопрос.
        -- Во время концерта он точно был жив, - ответила Мадлен. А вот после... После концерта я его не видела.
        -- А с программой вашего концерта гости были ознакомлены заранее? - спросил я.
        -- Нет, что вы! - ответила она. - Они знали только, что концерт будет длиться до часу, а потом будут танцы. Про остальное не знал никто!
        Я записал все, что сказала Мадлен и предложил съездить в гости к некоторым господам.
        -- А разве можно ходить в гости без приглашения!? удивилась Мадлен.
        -- Когда речь идет об убийстве, то все можно! - ответил Крон.
        Мадлен подумала и согласилась с этим доводом.
        -- Господи, у меня сегодня годовщина свадьбы, я обещал жене провести с ней весь день вместе, а приходится идти к этим придворным! - вздохнул Крон. - Она опять на меня обидеться!
        -- Можете идти к жене, - сказала Мадлен. - Мы с Максом спокойно сами допросим подозреваемых! Макс, вы не против?
        Я был не против. Крон чуть не расцеловал меня от радости. К счастью, он ограничился только горячим пожатием руки.
        -- Мадлен, если не секрет, почему это Вальмон пришел в гостиную? - спросил я. - Он расхаживал по вашему особняку, как у себя дома.
        -- Понимаете, я всегда предоставляю эту гостиную для гостей. Вдруг некоторым людям захочется побеседовать наедине о чем-то важном. А для некоторых это вообще единственный способ побыть вместе! - ответила красотка. - Но для убийств я эту гостиницу никому не предоставляла. Ох, бедные господа, они сейчас все спят после вчерашнего концерта и танцев!
        -- Ничего, - сурово сказал я. - Мы их разбудим!
        Первой нашей собеседницей была маркиза де Мертей. Она встретила нас довольно учтиво. Это была обаятельная хрупкая женщина с яркой внешностью, ее манеры отличались особым изяществом, а каждое ее движение было грациозно. Когда мы прибыли было всего лишь десять часов, и она приняла нас в утреннем платье. По ее несколько сонному лицу и не уложенным волосам было видно, что она только что проснулась.
        -- Чем обязана вашему визиту? - спросила маркиза. - Что-то случилось?
        -- Еще как случилось! - воскликнула Мадлен, присаживаясь на диван. - В моем доме произошло убийство!
        -- Господи! - воскликнула Мертей.
        -- Убили виконта де Вальмона, - продолжала Ренар. - Его проткнули шпагой, раз и все! Это убийство расследует мой любовник Макс, он судья и, как говорит мой дялюшка, специалист по убийствам. Нет, сам он их не совершает! В общем, мы пришли к вам искать убийцу, нет, не у вас в доме, а вообще!
        -- У нас есть все основания полагать, мадам, что убийство произошло во время приема, - продолжил я. - Вы знали убитого, не так ли?
        -- Да, знала, - ответила Мертей. - Надеюсь, вы не будете выяснять характер наших отношений. Могу заверить, что мы были друзьями.
        -- Мы в этом не сомневаемся, - успокоил я Мертей. - Нам бы хотелось узнать, поподробнее о его друзьях и врагах.
        Мертей улыбнулась.
        -- С удовольствием помогу вам, - ответила она. - Начнем с мадам де Турвель. Виконт де Вальмон пытался соблазнить эту особу. Ему хотелось доказать, что ни одна женщина не может устоять перед ним, даже если она святая.
        -- А, может быть, он действительно любил ее, - сказала Ренар. - Мы же не знаем!
        -- Вы так наивны! - вздохнула маркиза. - Этот человек не был способен любить.
        Мадлен только пожала плечиками.
        -- Но когда-то ведь он любил вас! - сказала она.
        -- Мы всегда были друзьями! - улыбнулась маркиза. - Просто вы всегда все воспринимаете не совсем верно.
        -- Это так, - согласилась Мадлен.
        - Еще одним предметом страсти виконта де Вальмона была моя юная подруга Сесиль де Воланж, - продолжала маркиза. - Но ее любил еще один молодой человек некий кавалер Дансени. Эта девушка пользуется успехом, хотя она помолвлена с неким мсье де Жеркуром. Он прослыл рогоносцем еще до свадьбы, но он все равно жениться на мадмуазель Воланж, так как у этой девицы очень хорошее приданое. Не подумайте, что я сплетничаю, я просто пересказываю факты, которые могут очень вам помочь при расследовании.
        Говорила маркиза де Мертей спокойно и величественно, пристально глядя на меня.
        Нашу беседу прервала служанка.
        -- Мадам, к вам мсье де Преван! - сообщила она.
        -- Пусть войдет! - велела маркиза.
        -- Он тоже был на приеме! - напомнила Ренар. - Это ваш новый любовник, маркиза?
        Мертей рассмеялась.
        -- Меня всегда поражала ваша непосредственность, Ренар, ответила она. -Преван пока что мне всего лишь друг, но поживем-увидим.
        -- Извините, - сказала Мадлен. - Просто дядя научил меня называть все вещи своими именами, что я всегда и делаю.
        -- Ох, дитя мое, вам будет очень трудно, - вздохнула маркиза.
        В комнату вошел Преван, и дамы прервали свою беседу.
        После того, как нас представили друг другу и объяснили цель нашего с Мадлен визита, я спросил Первана, был ли тот знаком с виконтом де Вальмоном. На лице молодого человека отразилась такая злоба, что Мадлен вздрогнула, но гость быстро совладал с собой.
        -- Я плохо знал его, - произнес он спокойно. - Я с ним даже не разговаривал ни разу.
        -- Это так, - подтвердила маркиза, беря приятеля за руку. Мсье Преван вряд ли вам чем-то может помочь.
        -- Очень жаль, - вздохнула Ренар.
        Маркиза и ее посетитель явно хотели, чтобы мы ушли, и ненавязчиво намекали нам об этом. Но в данный момент я решил пренебречь правилами этикета.
        -- Господа, может, вы видели, как кто-то заходил в гостиную? - задал я вопрос.
        -- Я прогуливался по коридору, - сказал Преван. - И видел, как в гостиную заходил мсье Дансени, это было после часу ночи, может, спустя минут десять. Я помню, ровно в час пробили часы...
        -- Да, - закивала Мадлен. - Эти часы - подарок моей швейцарской бабушки, они так громко бьют, что даже на улице слышно! Они бьют каждые полчаса!
        -- Больше вы никого не видели? - спросил я.
        -- Нет, - ответил Преван. - Только мсье Дансени.
        -- Когда вы последний раз видели мсье Вальмона живым? задал я очередной вопрос.
        -- Во время концерта он точно был жив! - сказала Мертей. А вот на танцах я его не видела.
        Преван сказал то же самое.
        Я поблагодарил господ за помощь и распрощался. Когда мы покинули этот дом, Мадлен, как всегда, принялась меня расспрашивать, что я узнал из этого разговора.
        -- Ясно то, что маркиза де Мертей и мсье Преван могли убить виконта де Вальмона, - ответил я.
        -- Маркиза была влюблена в виконта, - сказала Мадлен. - Она всегда это скрывала, придавая своим отношениям с ним фривольно-дружеский характер. Преван, кажется, знает об этом.
        -- Мне все это напоминает роман Лакло "Опасные связи", заметил я. - Если бы выявить эти связи, то все бы стало ясно.
        Мадлен, которая знала о романе только понаслышке, бессмысленно кивнула. Я вкратце пересказал ей, о чем там шла речь. Мадлен внимательно выслушала меня.
        -- Мне что-то подозрителен этот Дансени, - сказала она. Он заходил в гостиную, где был убит виконт.
        -- Мадлен, мы же не знаем, был ли в тот момент виконт в этой гостиной, - возразил я.
        -- Это легко узнать, - сказала Мадлен. - Надо бы навестить этого Дансени, и расспросить хорошенько об этом.
        Я был полностью согласен с ней, и мы отправились в гости к кавалеру Дансени, который, к счастью, жил неподалеку. Его лакей поначалу не хотел нас пускать, но когда узнал, что речь идет об убийстве, резко поменял свое мнение.
        Кавалер Дансени выглядел усталым и измученным.
        -- Я ненавидел виконта! - сказал он честно. - Он соблазнил мою любимую девушку, наговорил ей пошлых глупостей, а эта наивная дурочка поверила! А когда-то он был моим другом!
        -- Вы так не возмущайтесь, - одернула его Мадлен. - Между прочим, вы один из подозреваемых! Вас видели входящим в гостиную.
        -- Да, это так! - честно ответил молодой человек. - Что дальше?
        -- С какой целью вы туда направлялись? - спросил я.
        -- Этот вопрос оскорбителен! - возмутился Дансени.
        -- Когда речь идет об убийстве, нужно на время унять свою гордость, - сказал я. - Иначе, это может быть истолковано, как сокрытие важных сведений, а это рождает подозрения.
        -- Чертовщина! - ругнулся Дансени. - Да, я заходил в эту чертову гостиную! Я видел этого мерзавца Вальмона. Я вызвал его на дуэль и вышел. Дуэль должна была состояться завтра. Я задержался в этой гостиной меньше минуты, я понятия не имел, что этого подонка кто-то прикончит. Но я не виню убийцу!
        -- Вы не видели, чтобы кто-то еще входил в гостиную? спросил я.
        -- Нет! - слишком твердо и коротко ответил кавалер.
        -- Что ж, надеюсь, что вы сказали нам правду, - сказал я.
        -- Могу поклясться на библии! - хмыкнул Дансени.
        -- Поберегите ваш юмор, - спокойно ответил я. - Он вам потом пригодиться. Как знать, может быть, очень скоро вам придется произнести эту клятву.
        Из этого разговора мне стало ясно: кавалер Дансени что-то скрывает, а вернее, кого-то покрывает.
        Следующей нашей собеседницей стала Сесиль де Воланж. Молодая худенькая девушка выглядела очень испуганной. Она уставилась на меня, круглыми от ужаса глазами, ее пальцы нервно теребили платок. Я даже не знал, как начать разговор, чтобы не нагнать на нее еще большего ужаса. Выручила простота Мадлен.
        -- Вы любили виконта? - спросила она.
        Какое-то время Воланж растерянно смотрела на нас, печальная улыбка застыла на ее бледном лице.
        -- Поначалу я так думала, но потом поняла, что это мне показалось. На самом деле я люблю Дансени!
        В глазах Сесиль блеснули слезы.
        -- Меня с виконтом познакомила моя лучшая подруга маркиза де Мертей, она говорила, что общение с ним пойдет мне на пользу. Она ошиблась. В тот вечер я хотела поговорить с виконтом наедине в гостиной. Я даже написала записку, это тоже мне посоветовала подруга. Она даже помогла мне ее незаметно передать. Когда концерт еще не начался, она подошла к Вальмону и предложила выпить с ним на брондешафт в знак их старой дружбы, и незаметно вложила ему в руку мою записку.
        -- На какое время была назначена эта встреча? - спросил я.
        -- На час ровно, сразу же после концерта, - ответила Воланж. - Но я не пошла, испугалась.
        -- А вам было известно, что мсье Вальмон добивался любви мадам де Турвель? - спросил я.
        Сесиль удивленно уставилась на меня.
        -- Нет, - с трудом проговорила она. - Он добился своего?
        -- Этого я не знаю, - ответил я честно. - Сплетни мне бы разносить не хотелось.
        -- Не расстраивайтесь, прошу вас! - вмешалась сердобольная Мадлен. - В наши годы подобные ошибки случаются постоянно. Надо смотреть на эти вещи проще.
        Воланж кивнула.
        -- Когда вы видели мсье Вальмона живым? - спросил я.
        -- Я не видела его после концерта, - ответила она. - Мне кажется, что его именно тогда и убили.
        -- Почему вы так думаете? - спросил я.
        Девушка вздрогнула.
        -- Потому что после концерта он куда-то исчез, - ответила она испугано.
        Нашу беседу прервал жених Воланж мсье де Жеркур. Узнав цель нашего визита, он устало произнес:
        -- Мадмуазель Воланж, мне бы хотелось переговорить с гостями наедине, если вы не возражаете.
        Девушка поклонилась и вышла.
        -- Это все она придумала! - сказал Жеркур. - Я ее ненавижу!
        -- Кто? - удивилась Мадлен.
        -- Маркиза де Мертей! - ответил он. - Эта женщина мстит мне за то, что я захотел жениться на ней. Рога мне не нужны!
        -- А что она придумала? - спросил я.
        Жеркур не ответил на этот вопрос.
        -- Что касается меня, то я весь вечер пробыл в зале с другими гостями. Но желание прикончить виконта у меня было, сказал он. - И прошу вас, не надо расспрашивать Сесиль, она и так ужасно себя чувствует. Мне жаль ее. Она решила уйти в монастырь.
        -- Это глупо! - воскликнула Мадлен.
        -- Я тоже так думаю, - согласился Жеркур. - Она сегодня сообщила мне об этом решении, подумать только, накануне нашей свадьбы! Напрасно я пытался убедить Сесиль, что простил ее.
        Когда мы покинули этот дом, Мадлен возмущенно произнесла:
        -- Ну что это за мода такая!? Чуть какая беда, дамочки сразу же уходят в монастырь! Жуть! Лучше бы они в Сене топились, тем самым они обрекли бы себя на меньшую кару.
        -- А вы когда-нибудь жили в монастыре? - поинтересовался я.
        -- Да, - со вздохом ответила красотка. - Тогда мне было примерно тринадцать лет. Мне там очень не понравилось! Кормили нас кашей, одели в какую-то форму, как узников Бастилии и заставляли читать скучные книги. Тоска там смертная, не попрыгать, не побегать! Я очень скоро захотела домой, и дядя сразу же забрал меня.
        -- Монашки не возражали? - спросил я.
        -- Наоборот! Они даже устроили праздник в честь моего отъезда! - гордо сказала Мадлен. - Они даже спрашивали, нет ли у дяди еще одной племянницы. Он ответил, что нет. Они сказали "Слава Богу!". Но вернемся к нашим баранам, что вы скажете о Сесиль и ее женихе?
        -- Только то, что они оба могли совершить это убийство, ответил я.
        -- Вдвоем? - переспросила Мадлен.
        -- Может быть, вдвоем, это тоже вполне допустимо, согласился я. - Но не исключена возможность, что убийство совершил кто-то один из них.
        -- Я думаю, что жених! - предположила Мадлен. - У него есть все основания для этого. Ведь этот тип обесчестил его невесту! А по закону высшего общества, это можно смыть только кровью!
        -- Не знал, что в вашем высшем обществе поощряются убийства, - иронично произнес я.
        -- Макс, душечка, это не совсем убийство! - поправила Мадлен. - это дуэль! Вы же знаете!
        -- Ох, моя дорогая Мадлен, это то же убийство, где жертвой может стать любой из дуэлянтов. И это тоже наказуемо, хотя не так как обычное убийство. Но где гарантия, что это была дуэль, и имел ли мсье Жеркур вообще какое-либо отношение к этому убийству!
        -- Как все трудно! - вздохнула Мадлен.
        -- Не стоит исключать возможности, что убийцей была Сесиль де Воланж, - продолжал я. - У нее были веские мотивы, она явно пожалела, что связалась с этим типом. К тому же меня удивило ее смелое предположение, что Вальмон был убит после концерта.
        Мадлен промолчала, конечно, ей не хотелось подозревать эту добрую девушку, но кое какой жизненный опыт показывал, что чаще всего именно такие хорошие и добрые девушки бывают убийцами.
        Мадам де Турвель нам посетить не удалось. Служанка сказала, что госпожа плохо себя чувствует и посоветовала придти завтра. Из ее слов мы узнали, что Турвель, оповещена об убийстве Вальмона, и, возможно, именно эта новость сказалась на ее самочувствии.
        Мы решили отправиться домой к Мадлен, которая очень устала от этих расследований. Хорошо хоть путешествовали мы в ее личном экипаже, а то бы мне пришлось нести ее на руках.
        Дома Мадлен застала дядюшку, который в пижаме и ночном колпаке метался по комнате. Не трудно было догадаться, что он только что встал после вчерашнего концерта. На его лице было написано невообразимое горе.
        -- Моя шпага! - причитал он. - Моя коллекционная шпага! Эту шпагу подарил моему деду сам король Генрих IV.
        -- За боевые заслуги? - задал я дурацкий вопрос.
        -- При чем тут заслуги, - фыркнул барон. - Мой дед ее честно выиграл в карты!
        Я еле сдержался, что бы не расхохотаться, но улыбку все же унять не смог.
        -- Каков нахал твой этот судьишка, - обиделся дядя. - У старого человека горе, а он ухмыляется.
        -- Дядя, что случилось? - спросила Мадлен, которая очень испугалась за любимого дядюшку. - Тебе же вредно волноваться, успокойся.
        Она заботливо усадила дядю на диван и налила ему стакан воды.
        -- Легавые забрали шпагу дедушки, - пояснил барон. - Именно этой шпагой убийца проткнул Вальмона, теперь эта шпага нужна им как важная улика, тьфу! Этого убийце я никогда не прощу, нашел чем колоть, подлец! Мог бы меня хотя бы спросить, я бы подобрал что-то менее ценное. И вообще, если так приспичило убивать, надо было свою шпагу принести! Это плата за гостеприимство: убил в моем доме, кошмар! Я этого Вальмона живым терпеть не мог, а мертвым и подавно. Хорошо хоть тело забрали, а то бы я этого не вынес!
        -- Дядя, дорогой, не волнуйся, - ласково сказала Мадлен. Макс найдет убийцу, и ты с ним поговоришь на эту тему.
        -- Уж я то поговорю, - закивал барон, засучивая рукава. - Я так поговорю! Мало не покажется!
        -- Дядюшка, вам надо отдохнуть, - сказала Мадлен.
        Барон встал с дивана и, Мадлен, придерживая его за руку, довела до комнаты и даже помогла улечься на кровать.
        -- Отдохните, дядюшка, - ласково сказала она. - Мы вам мешать не будем.
        С этими словами она вышла из комнаты, у открытой двери которой ее поджидал я. К нам подошла Дорина, служанка Мадлен. Довольно умная женщина, которая очень хорошо приглядывала за своей госпожой и частенько вызволяла ее из неприятных ситуаций. Она была идеальной компаньонкой. С ней барон не боялся отпускать свою племянницу даже в дальнюю поездку. В то же время, Дорина не была ворчливой курицей, как большинство ее коллег. Мадлен с ней было очень интересно и весело, уж развлечь и развеселить какой-то сплетней Дорина умела.
        -- Мне бы хотелось сообщить вам кое-что, - сказала она. Не знаю насколько это важно.
        -- Это будет решать Макс! - сказала Мадлен.
        Дорина улыбнулась.
        -- Да, мадам, - ответила она с поклоном. - Я могу перейти к рассказу... После концерта я столкнулась с Сесиль де Воланж у гостиной, где произошло убийство. На ее ладони была кровь. Она сказала, что укололась о булавку, которую служанка забыла вынуть из платья. Я поверила, плохие слуги часто допускают подобные неловкости. Я предложила помощь, от которой мадмуазель вежливо отказалась, и вытерла ладонь платком. Потом мадмуазель подошла к маркизе де Мертей и что-то ей взволновано рассказывала.
        Я поблагодарил Дорину за интересное сообщение, и решил еще раз осмотреть комнату. Все было в полном порядке.
        -- Все предметы стоят на своих местах? - спросил я.
        -- Да, - кивнула Мадлен. - Все было именно так, когда я нашла труп.
        Осмотрев комнату, я принялся изучать дверь.
        -- Взгляните, - попросил я Мадлен, указывая на маленькое бурое пятнышко на дверной ручке.
        -- Что это? - удивилась она.
        -- Кровь, - ответил я. - Похоже, мадмуазель Воланж сюда заходила.
        -- А у меня еще есть новости, - довольно произнесла Дорина. - Буквально несколько минут до встречи с Воланж мне удалось подслушать разговор мадам де Турвель и мсье де Вальмона. Я подслушала их разговор случайно...
        -- Конечно, случайно, - хмыкнула Мадлен. - Ты всегда все подслушиваешь, а потом говоришь, что случайно.
        -- Мадам, вы позволите мне рассказать? - спросила служанка, сдерживая улыбку.
        Мадлен величественно кивнула. Дорина начала свой рассказ:
        -- Мсье Вальмон признавался мадам де Турвель в любви. Он клялся, что их отношения останутся в тайне. Он молил не покидать его. Я уверена, его слова были искренни, уж я то могу отличить фальшь. Похоже, развратник, наконец, влюбился по-настоящему.
        -- Дорина, не хорошо так отзываться о благородных господах, к тому же о мертвых! - сделала замечание Мадлен.
        -- Простите, мадам, - извинилась Дорина. - Но он был ужасным человеком, но о мертвых или хорошо или ничего. Мадам де Турвель пыталась что-то возразить, но безуспешно. Она сама была в него влюблена. Она только сказала, что бог его за это накажет. Потом их разговор неожиданно прекратился. Мадам де Турвель выбежала из гостиной, она была так перепугана, что мне самой стало страшно.
        -- Да, - согласилась Мадлен. - Она со своим мужем уехала сразу же после концерта, и действительно выглядела испуганной.
        Мне стало не по себе.
        -- Когда это было!? - спросил я.
        -- Сразу же после концерта, - ответила Дорина. - Ровно в час, пробили часы.
        Я кивнул и сорвался с места. Женщины, наверное, подумали, что я сошел с ума. Мадлен рванула за мной.
        -- Стойте! Стойте! - закричала она. - У меня платье неудобное для пробежек!
        Я подождал ее. Мы быстро уселись в экипаж, который у Мадлен всегда был наготове.
        -- Куда мы едем!? - спросила она, переводя дыхание после непривычного для нее бега.
        -- К мадам де Турвель! - ответил я. - Только бы успеть. Хотя, может быть, уже поздно!
        Мадлен ничего не поняла. Доехали мы быстро. Я дрожащей рукой дернул дверной звонок.
        -- Простите, но мадам де Турвель никого не принимает! раздраженно произнесла служанка.
        -- Жизнь вашей госпожи в опасности, - ответил я.
        Она удивленно уставилась на нас. Воспользовавшись ее замешательством, мы проникли в дом.
        -- Вы не знаете, где ее комната? - спросил я Мадлен.
        Она замотала головой.
        -- Я вас провожу, - сказала служанка, которой передалось наше волнение.
        Мы послушно последовали за ней.
        -- Подождите, - сказала она. - Сначала я поговорю с госпожой.
        Служанка осторожно постучала в дверь. Потом толкнула ее. Дверь была не заперта, и она вошла. Из чуть приоткрытой двери мы услышали диалог.
        -- Простите меня, мадам, - произнесла служанка шепотом. Тут какой-то мсье хочет вас видеть, с ним еще молодая дама. Он говорит, что это очень важно. Возможно, вашей жизни угрожает опасность.
        -- Хорошо, - согласилась Турвель. - Пусть они войдут.
        После разрешения хозяйки служанка позволила нам войти. Мадам де Турвель лежала на кровати, вид у нее был очень болезненным. Лицо женщины было бледным, даже каким-то зеленоватым, а глаза сильно воспалены.
        -- Присаживайтесь, - сказала она, указывая худенькой ручкой на кресла. - Чем обязана вашему визиту?
        -- Вы знаете об убийстве Вальмона? - затараторила Мадлен. Макс расследует это убийство, он считает, что вам угрожает опасность.
        Турвель улыбнулась.
        -- Значит, вашего друга зовут Макс? - спросила она.
        -- Да, моя фамилия Робеспьер, - представился я. - Прошу вас извинить за вторжение, но у меня были на то причины.
        -- Вы думаете, что я могу стать следующей жертвой? спросила женщина.
        -- Увы, мадам, эти подозрения не беспочвенны, - осветил я. - Служанка Дорина видела вас у комнаты, где произошло убийство, она даже предположила, что вы только что вышли оттуда. Это было примерно в час ночи. Вы были очень напуганы и сразу же уехали...
        Турвель вздрогнула.
        -- Я ничего не видела! - отрезала она.
        -- Мадам, почему вы решили, будто я считаю, что вы что-то увидели? - спросил я. - Я не успел задать вопроса.
        -- Действительно, почему? - удивилась Мадлен. - Вот вы и попались!
        -- Можно было легко догадаться о том, что вы хотите у меня спросить, - ответила Турвель. - Я действительно, ничего не видела!
        -- Тогда как объяснить свое волнение, мадам? - спросил я. Поймите, ваша жизнь в опасности.
        -- Хорошо, - сдалась женщина. - Я вам расскажу. У меня был разговор с виконтом, который разволновал меня. Надеюсь, вы избавите меня от необходимости передавать его содержание?
        -- Не волнуйтесь, мадам, - успокоил ее я. - Значит, вы утверждаете, что Вальмон тогда был жив?
        -- Да, мсье, - ответила Турвель, опуская глаза.
        -- Вы помните, когда была ваша беседа, хотя бы примерно? спросил я.
        -- Ровно в час я вышла из комнаты. Тогда били часы. В коридоре я столкнулась с мсье Преваном. Но он не видел, как я выходила из комнаты.
        -- Что ж, благодарю за помощь, - поблагодарил ее я. - Но опасение за вашу жизнь меня не оставят. Поймите, мадам, вам лучше уехать из Парижа, поселиться в небольшом деревенском домике с надежной охраной.
        -- Могу вас успокоить, - улыбнулась Турвель. - Я сегодня уезжаю в аббатство под Парижем. Я буду замаливать грехи бедняги Вальмона. Аббатство очень хорошо охраняется, посторонних туда не пускают. Когда-то это аббатство принадлежало роду маркизы де Мертей, она даже воспитывалась в нем. Большое спасибо вам за заботу о моей жизни.
        Расставшись с мадам де Турвель, я решил переговорить с ее мужем. Но его не оказалось на месте, мсье Турвель опять куда-то уехал.
        -- Мерзавец! - возмутилась Мадлен. - Ему наплевать на жену. Он ее даже не замечает! Меня поражает этот мсье Турвель! У него полностью отсутствует какое-либо внимание к своей жене! Он даже не заметил, что у нее роман с Вальмоном, он бы и сотню любовников не заметил. Ему было все равно, чем его жена занимается, что ей нравиться, как она себя чувствует. Клянусь вам, если бы ее кто-то убил, он бы даже не обратил внимания на то, что она мертва!
        Мы вышли из дома Турвель. Мадлен предложила немного прогуляться по тихой улочке. Я был не против. Она оперлась на мою руку и защебетала. Мы выглядели как самая обычная влюбленная парочка.
        -- А почему вы так уверены, что Турвель угрожает опасность? - спросила Мадлен. - Ведь она может тоже оказаться убийцей!
        -- Вы правы, дорогая, - согласился я. - Она вполне могла убить Вальмона. При чем по разным причинам: из ревности, из-за ненависти, из-за любви, и просто за то, что он грешник, который соблазняет чистых ангелов.
        -- Последняя версия мне особенно нравиться, - кивнула Мадлен. - Фанатики на такое способны. Может, она и правда видела в нем исчадье ада, которое надо убить, дабы мир очистился!
        -- Но в то же время, она может оказаться невиновной, и ей грозит опасность, - продолжал я. - Поэтому, ее надо охранять. Думаю, лучшей крепости, чем аббатство, ей не найти. Кстати, она совершенно не умеет лгать, она сразу опускает глаза, которые ее выдают.
        -- Это точно, - согласилась Мадлен. - Вот когда я говорю неправду, этого не видно!
        -- Вынужден вас разочаровать, дорогая, - возразил я. Этого очень даже заметно.
        -- Неужели? - удивилась Мадлен. - Дядя этого не замечает. Хотя, я так не люблю врать дяде!
        -- Ну, насчет дяди я не знаю, - ответил я. - Но я могу определить, когда вы лжете.
        -- Как? - растерялась Мадлен.
        -- Вы то и дело подносите ручку к губам, - пояснил я. Конечно, вы, как и многие, этого не замечаете. Вас действительно очень трудно уличить во лжи, у вас такое наивное ангельское личико!
        -- Ох, что-то я проголодалась, - пробормотала Мадлен, которую несколько сконфузила моя новость. - Давайте зайдем в этот ресторанчик пообедаем.
        -- Хорошо, милая, - согласился я, - Он, конечно же, дорогой.
        -- Он не дорогой, а очень дорогой! - поправила Мадлен. Пошли?
        У нас с Мадлен были до этого походы в рестораны. Я до сих пор о них вспоминаю с содроганием. Так что в тот момент я приготовился расстаться с солидной частью своих сбережений. Нет, Мадлен не обжора, она выбирала всегда одно блюдо, но самое дорогое, при делала она это лишь по тому, что блюдо ей очень понравилось.
        Ресторанчик, в который предложила зайти Мадлен, был небольшим и уютным. Тут мы увидели нашу знакомую маркизу де Мертей, компанию которой составлял мсье Преван. Они о чем-то мило беседовали. Заметив нас, маркиза приветливо непринужденно кивнула нам.
        Судя по всему, ее встреча с Преваном подходила к концу. Она поднялась с места и своей легкой неторопливой походкой направилось к выходу. Вдруг она зашаталась и упала посреди зала. Все вскочили с мест. На вопросы, "Что с вами, мадам?" она ответила:
        -- Мне трудно дышать!
        К счастью, доктор оказался по близости. Любопытных зевак разогнали, и врач приступил к своему делу. Причиной недомогания маркизы, как предположил опытный доктор, оказалось отравление. Поначалу это перепугало хозяина ресторана: что люди подумают про его кухню? Но доктор его успокоил, заверив, что это отравление совсем не похоже на пищевое. Мертей удалось спасти. Как только ей чуть полегчало, она изъявила желание ехать домой. Наше предложение сопровождать ее маркиза вежливо отвергла. Мсье Преван не обратил на ее отказ внимания.
        -- Оставьте меня, Преван! - резко ответила дама. - Хватит того, что вы хотели меня отравить!
        -- Действительно, мсье, - согласилась Мадлен. - Вы ведь обедали с маркизой!
        -- Я не травил ее! - вскричал тот.
        Но Мертей не слушала его. Маркиза медленно, опираясь на руку доктора, направилась к своей карете. Было видно, что ей очень плохо, и каждое движение дается даме с трудом.
        -- Мне бы хотелось задать вам кое-какие вопросы. Это касается сегодняшнего покушения на вас, - обратился я маркизе, когда она уже усаживалась в карету. - Когда вы сможете принять меня?
        - Не могли бы вы зайти ко мне вечером?
        -- Хорошо, мадам, как вам угодно, - согласился я.
        --Что? - возмутилась Мадлен. - Вечером я его к вам не пущу! Я вас слишком хорошо знаю!
        -- Не волнуйтесь, Ренар, - успокоила ее Маркиза. - Я буду говорить с ним только по делу. Но сели вы такая недоверчивая, то можете придти вместе с ним.
        -- Именно это я и сделаю! - сказала красотка твердо. - Знаю я ваши "дела"!
        Я попросил разрешения у хозяина ресторана взять с собой посуду и остатки блюд, чтобы проверить на наличие яда.
        -- Вы с ума сошли! - воскликнула Мадлен, видя, как я складываю это "богатство" в заимствованный мешок. - Неужели вы так голодны, что подбираете объедки! Потерпите, я вас дома накормлю!
        Мне пришлось объяснить ей, зачем мне все это надо, что заняло довольно много времени.
        У Мадлен резко пропал аппетит, и она решила отправиться домой. К счастью, кучер выполнил ее приказ исправно. Уже через несколько минут мы были дома.
        Нас встретил барон, отдохнувший и повеселевший.
        -- Мадлен, дитя мое, опять ты куда-то уехала! - воскликнул он. - Нельзя так изнурять себя! Господи, ты даже не завтракала!
        -- Дядя, я не хочу, - отмахнулась она, точно маленький ребенок, которого заставляют съесть ложечку манной кашки.
        -- Убийства не повод, чтобы морить себя голодом! - произнес барон свою любимую поговорку, - Я это ни раз тебе говорил, деточка. Вот, твой судьишка Макс, наверное, из-за каждого убийства голодает, и во что он превратился? Господи, а что у него в мешке?
        -- Объедки, - беспечно ответила Мадлен.
        -- Что? - барон схватился за сердце. - Ты с ним подбирала объедки! Ужас! Вы ходили по помойкам?
        -- Это для расследования! - пояснила Мадлен.
        -- Мадлен, ты можешь на меня обидеться, но я запрещаю вам ходить по помойкам! - строго сказал барон.
        - Дядя, они не с помойки, а с ресторана! Макс будет искать в них яд! Маркизу де Мертей чуть не отравили.
        Мадлен пояснила дяде необходимость объедков и посуды. Барон как-то странно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
        Мы уселись за стол. Мадлен села напротив меня, и принялась изучать мою внешность. Я почувствовал недоброе.
        -- Дядя, я, кажется, поняла, на что похож Макс! воскликнула Мадлен.
        -- Ну и на что? - поинтересовался дядюшка, догрызая здоровенную баранью ногу.
        -- Помнишь, дядя, ваш двоюродный шурин по линии второго отчима бабушки свояченицы был в Египте? Там они откопали странного человека, замотанного в какие-то повязки, он был сухой-сухой. Как это называлось?
        -- Мумия, - подсказал дядя.
        -- Точно! Мумия! Вот Макс похож на эту мумию!
        Барон расхохотался.
        -- Ага! - закивал он. - Я тоже долго думал, на что он похож... на мумию! Ты права, дитя мое!
        Это мне очень не понравилось. Я никогда не считал себя первым красавцем, но сравнение с мумией меня просто взбесило.
        -- Спасибо за комплемент! - вежливо произнес я, вставая из-за стола. - Всего хорошего. Мумия желает удалиться!
        Я направился к выходу с твердым намерением покинуть этот дом. Мадлен, как ни странно, заволновалась.
        -- Постойте! - закричала она мне вслед. - Вы что обиделись?
        Я даже не оглянулся. Она догнала меня и бросилась мне на шею.
        -- Я что-то не так сделала? - спросила Мадлен, гладя мне в глаза своим невинным чистым взором.
        -- Нет, - ответил я, чувствуя себя тряпкой. - Я просто решил прогуляться.
        Я не мог устоять перед этой красоткой. Хотя в этот момент мне хотелось ее придушить, я ее поцеловал.
        -- Сначала вам надо доесть ваш обед! - строго сказала она. - Вы и так на мумию похожи, вам надо чуть-чуть потолстеть.
        Я послушно вернулся в столовую.
        -- Уже помирились? - весело спросил барон, наливая полный бокал вина.
        -- Да! - ответила Мадлен. - Макс расстроился из-за того, что он похож на мумию, но ничего, я его быстро откормлю.
        Она села рядом со мной и принялась кормить меня с рук.
        -- Какая любовная идиллия! - восхитился барон.
        Он взял бокал вина и тихо на цыпочках удалился.
        После обеда я погрузился в размышления. Я чертил на бумаге схемы, переписывал мотивы и возможности каждого подозреваемого, но мысли упорно не хотели собираться, к тому же Мадлен, пристроившись рядом, нашла себе "великолепное" занятие. Она приволокла ракетки и несколько мячей и принялась играть в мяч со стенкой. Какие при этом раздавались звуки, вы можете догадаться, все это сопровождалось радостным визгом Мадлен, когда ей удавалось отбить мяч, или обиженным стоном, когда мяч пролетал мимо. Но это были мелочи по сравнению с тем, что частенько мячи попадали мне в голову. Тогда она подходила ко мне, и, обратив ко мне свои большие чистые серые глаза, невинно спрашивала: "Я вам не мешаю?" "Нет, дорогая!" - заверял ее, потирая ушибленный лоб, и Мадлен снова принималась за свое занятие.
        К счастью, через какое-то время Мадлен это надоело, и она, бросив свое дело, поинтересовалась:
        -- Что вы там все пишите и пишите?
        Я протянул ей листки, где были описаны возможности и мотивы каждого подозреваемого.
        Маркиза де Мертей. Была тайно влюблена в Вальмона. Ревновала его к мадам де Турвель, которую презирала. Замеченной у места убийства в предполагаемое время не была. Кто-то желает ее смерти, возможно, убийца Вальмона.
        Мсье Преван. Имеет любовную связь с маркизой де Мертей, ненавидел Вальмона, скорее всего, из ревности. Находился около гостиной, в предполагаемый момент убийства.
        Сесиль де Воланж. Имела любовную связь с Вальмоном, которая принесла ей проблемы с женихом и нехорошие пересуды. Была замечена у гостиной в предполагаемое время убийства, на ее руке была кровь. Можно предположить, что она заходила в гостиную.
        Кавалер Дансени. Любит Сесиль де Воланж, хотел смерти Вальмона, который подло соблазнил его возлюбленную. Беседовал с ним в гостиной.
        Мсье Жеркур. Жених мадмуазель де Воланж. Готов был убить Вальмона. У гостиной замечен не был.
        Мадам де Турвель. Была влюблена в Вальмона, возможно, взаимно. Разговаривала с Вальмоном в гостиной примерно в час.
        Мадлен внимательно прочитала запись. По выражению ее детского личика я понял, что она с чем-то не согласна.
        -- А вы ошиблись! - сказала она. - Вы думали, что убьют Турвель, а чуть не убили Мертей.
        -- Да, - согласился я. - Но это не значит, что Турвель не грозит опасность.
        -- А зачем этот Преван решил Мертей отравить? Из ревности? - спросила она.
        -- Может, это не он, - ответил я. - Мы же не знаем, с кем виделась маркиза до своей встречи с Перваном.
        -- Вечно вы все усложняете! - всплеснула Мадлен руками.
        Она улыбнулась детской довольной улыбкой и принялась за игру в мяч со стенкой. Но Мадлен пришлось прервать это чудное занятие, пришел лейтенант Крон.
        -- Мсье лейтенант! - удивленно воскликнула красотка. - Вы же собирались провести весь день с женой! Что случилось?
        -- Непредвиденные обстоятельства, - сказал тот устало, потирая подбитый глаз, в который метко угодил меч Мадлен. Только что кавалер Дансени написал признание в убийстве виконта де Вальмона.
        -- Как хорошо! - обрадовалась Мадлен.
        -- Что хорошего, - вздохнул Крон. - Меня поэтому срочно вызвали, и в итоге ссора с женой.
        -- А он признался только в убийстве виконта? поинтересовалась Мадлен.
        -- Да, а что? - не понял Крон.
        -- А вам разве не сообщили о покушении на маркизу де Мертей? - спросил я.
        -- Сообщили, но расследования не назначили, слава богу! беспечно ответил Крон.
        -- А Макс считает иначе! - важно заявила Мадлен.
        Лейтенант только рукой махнул.
        -- Я зашел по делу... - начал он.
        -- Вот с этого надо было и начинать! - строго сказала красотка. - А то отвлекаете от важных дел занятых людей!
        С этими словами она принялась за игру, Крону пришлось пригнуться, чтобы очередной мяч не угодил в него.
        -- Вы очень не воспитаны, лейтенант, - сказала она сурово. - Вы совсем не знаете правил приличия. Вот, например, на сколько минут должна опоздать девушка на назначенную встречу, если встреча у нее с мужчиной? Не знаете? Девушка опаздывает на десять минут, а мужчина должен придти вовремя.
        Лейтенант не ожидал получить урока этикета и несколько растерялся.
        -- Я хотел предложить вам съездить к нам в полицейский участок поговорить с Дансени, - сказал он, придя в себя.
        -- Это было бы интересно, - сказала Мадлен, бросая ракетку на пол. - Поехали!
        Мне было трудно подобрать какие-либо вопросы несчастному Дансени, но молчать в данный момент было более чем глупо.
        -- Что заставило вас написать признание? - спросил я.
        -- Я не хотел, чтобы из-за меня страдали невинные люди, спокойно ответил Дансени.
        -- Почему вы так уверены, что кто-то пострадает? поинтересовался я.
        Дансени промолчал.
        -- Как вы совершили убийство? - спросил я.
        -- Очень просто. Я вошел в гостиную, где Вальмон поджидал Сесиль, и убил его шпагой, - ответил кавалер.
        -- Удивительно, - произнес я. - Вы - дворянин, убили дворянина! Обычно в вашем круге не приняты подобные убийства, вы предпочитаете дуэли!
        -- Это была дуэль! - воскликнул Дансени.
        -- Удивительно, что после дуэли с одним лучших фехтовальщиков Франции в гостиной мадам де Ренар не было погрома.
        -- Я заколол его сразу! - пробурчал кавалер.
        -- Ну, ну, - закивал я.
        -- Что вы от меня хотите, черт вас возьми!? - не выдержал подозреваемый. - Я же признал свою вину!
        -- В том то и дело, что вы признали не свою вину, иронично заметил я.
        -- Что вы хотите этим сказать? - удивился Крон.
        Я осекся. В данный момент мои доводы были лишены какого-либо смысла. Я пробормотал, что потом все объясню.
        На этом моя беседа закончилась. Как только мы собрались покинуть арестованного, к нему пришла мадмуазель де Воланж. Она испуганно посмотрела на нас и спросила:
        -- Я могу поговорить с мсье Дансени?
        -- Конечно, мадмуазель, - сказал Крон. - Но не больше минуты.
        Она кивнула. На глазах девушки блестели слезы. Мне стало жаль бедняжку. Крон проводил ее к арестованному. Как он потом рассказал нам, диалог молодых людей звучал примерно так:
        -- Зачем вы это сделали? - спросила Сесиль.
        -- Ради вас! - сказал Дансени.
        Девушка заплакала и прошептала:
        -- Простите меня!
        -- Я на вас зла не держу! - ответил Дансени. - Этот мерзавец заслужил смерть.
        Дальше они обменялись признаниями в любви. Мадлен даже прослезилась. Я представил, как тяжело этим людям вести беседу, понимая, что на них смотрят несколько полицейских и двое любопытных штатских.
        -- Ничего не могу понять! - сказал я Мадлен. - Наверное, я тупею.
        -- Ничего подобного, - успокоила она меня. - Просто это расследование только начинается!
        Я поблагодарил ее за поддержку, в такие моменты я всегда был счастлив, что это милое создание рядом.
        -- Вы думаете, что Дансени никого не убивал? - спросила Мадлен.
        -- Я уверен, - ответил я.
        -- Но зачем тогда ему признавать свою вину? - не поняла красотка. - Ой, я уже стихами заговорила!
        -- Не трудно догадаться, что он сделал это для того, кого очень сильно любит, - ответил я.
        Дома Мадлен встретил перепуганный дядя.
        -- Это кошмар какой-то! - воскликнул он. - Мадлен, сколько можно ездить туда-сюда!
        -- Мы с Максом проводим расследование! - ответила она.
        -- Вы уже совсем ребенка замучили своими душегубствами, сурово сказал мне барон.
        -- А у нас новость! Дансани написал признание в убийстве Вальмона! - весело сказала Мадлен.
        -- Вот и славно! - обрадовался барон. - Я уж с ним поговорю, зачем он использовал мою коллекционную шпагу для убийства!
        -- Но Макс опять с этим не согласен! - добавила Мадлен.
        Барон только рукой махнул.
        -- Дядя, а мы вечером еще к маркизе де Мертей поедем. Сказала Мадлен. - Макс будет с ней беседовать.
        -- Ну и пускай он один едет, - сказал дядюшка.
        -- Нет, - возразила Мадлен. - Одного его я не пущу!
        -- Не понимаю твоего волнения, дитя мое, - вздохнул барон. - Твой Макс не обратит на маркизу внимания, даже если она голой пропляшет. Ты для него свет в окне!
        В данный момент дядя Мадлен был прав.
        Вечером мы отправились к маркизе. Она приняла нас сидя в удобном кресле. Доктор давал ей различные указания типа: принимать лекарства три раза в день, стараться вставать как можно реже. Как выяснилось, он специалист по ядам и маркизе повезло, что он живет неподалеку от того ресторана и, что он зашел пообедать именно в этот момент. На вопрос: через, какое время этот яд начинает действовать, доктор ответил, что это зависит от его количества. Сообразив, что мы пришли к маркизе по какому-то личному делу, доктор тактично удалился, пообещав навестить маркизу утром.
        -- Что ж, я готова ответить на ваши вопросы, - приветливо сказала Мертей.
        -- Вас это не затруднит? - спросил я. - Как вы себя чувствуете?
        -- Не волнуйтесь, самочувствие у меня отличное, - заверила меня маркиза.
        -- Вы уверены, что это Преван подсыпал вам яд? - спросил я.
        -- Конечно, - ответила маркиза. - Он же со мной обедал!
        -- Я тоже так думаю, - вмешалась Мадлен. - Но Макс имеет еще кое-какие предположения.
        -- Да, это так, - сказал я. - Мадам, кроме Превана вы виделись еще с кем-то в этот день?
        Мертей задумалась.
        -- Да, виделась. Утром Преван зашел ко мне.... Вы его тоже видели. Он пригласил меня отобедать с ним в ресторане... После его визита ко мне пришла Сесиль Воланж мы с ней поболтали, попили кофе...
        -- Вот и еще один подозреваемый, - сказал я. - Она вполне могла подсыпать вам яд в кофе.
        -- Сесиль! Это не возможно! Она такая добрая! - воскликнула маркиза. - Эта девочка не способна на такое!
        -- Может быть, - ответил я.
        -- Ко мне заходил Жеркур, ее жених, - продолжала маркиза. Как обычно, поскандалить. Требовал, чтобы я вернула ему его письма. Что я и сделала.
        -- Он ждал вас в гостиной? - спросил я.
        -- Да, а что? - не поняла Мертей.
        -- Я заметил, что в этой комнате у вас стоит графин с водой, а который он мог намешать все что угодно, когда вы выходили из гостиной за письмами. Вы пили воду из графина после его ухода?
        -- Да, кивнула Мертей. Ох, к сожалению, проверить не получится, воду меняют два раза в день.
        -- Жаль, - вздохнул я. - Больше у вас не было посетителей?
        -- Только мсье Дансени, я его приняла тоже в гостиной. Он был таким расстроенным... Я слышала, он признался в убийстве Вальмона... Он мне ничего про это не говорил... Неужели, он тоже мог что-то подсыпать мне в графин с водой!?
        -- Увы, да, - ответил я.
        -- Выходит, у нас опять полно подозреваемых! - сказала Мадлен. - Как трудно будет найти настоящего убийцу. Это тот, кто убил Вальмона?
        -- Не обязательно, - ответил я.
        -- Я слышала, что вы не только судья, но и хороший адвокат, - сказала маркиза.
        -- Да, - ответила за меня Мадлен. - Но он очень скромный!
        -- Я прошу вас стать адвокатом мсье Дансени, - попросила Маркиза.
        -- Я не против, но согласиться ли он, - ответил я.
        -- Согласиться, - заверила меня Маркиза. - У него нет денег на адвоката, а Сесиль де Воланж может распоряжаться деньгами только после замужества. Я обещала им подыскать хорошего адвоката для Дансени.
        -- За результат я не ручаюсь, - ответил я.
        -- Я понимаю, - согласилась маркиза. - Но вы хотя бы докажите, что это была дуэль, тогда Дансени ждет всего лишь высылка из Парижа на какое-то время.
        -- Это будет доказать легко, - заверил я ее. - Но, по-моему, бедняга Дансени невиновен!
        Маркиза удивленно уставилась на меня.
        -- Вы тоже так думаете? - спросила она. - Если честно, то я с вами полностью согласна. Я не верю в то, что Дансени сделал это.
        -- Но он мог подсыпать вам яд! - сказала Мадлен. - А вы его защищаете!
        -- Я уверена, что это Преван! - сказала Мертей. - Дансени и Воланж не способны на это! А Жеркур слишком труслив!
        На этом наша беседа завершилась. Извинившись, мы покинули маркизу де Мертей.
        -- Странно, что она вдруг так заступается за этого Дансени! - сказала мне Мадлен.
        -- По-моему, все тут понятно, - ответил я. - Она положила глаз на молодого кавалера и хочет освободить его, чтобы потом он был ей по гроб жизни благодарен и выполнял все прихоти. Странно только, что она выбрала в адвокаты именно меня.
        -- Что тут странного, - удивилась Мадлен. - Вы лучший адвокат мира, я всем это говорю! А на счет маркизы вы правы, она давно поглядывает на Дансени каким-то странным взглядом. Но он любит Сесиль и не замечает этого.
        Мне эта любовь порядком поднадоела. Я решил плюнуть на все эти расследования и провести остаток дня спокойно, но Мадлен мне этого не позволила. Конечно, она была рада, что я решил отложить расследование, но отдыхать она мне не разрешила.
        -- Сыграем в мяч! - предложила она. - А то мне надоело играть со стенкой!
        Я согласился. Но вскоре понял, что играть с ней надо осторожно, все время давая выиграть, иначе она обижалась. Мы играли до позднего вечера, пока дядюшка не позвал нас ужинать. После ужина мы продолжили это увлекательное занятие.
        -- А я уверена, что убийца - Дансени! - сказала Мадлен. Он прикончил виконта, раскаялся, но по пути решил зайти прикончить маркизу.
        -- Зачем? - спросил я. - Судя по всему, Дансени о ней высокого мнения.
        -- Это вам надо выяснять! - ответила Мадлен.
        -- Извините, что прерываю вашу игру, мадам, - окликнула нас Дорина. - Но пес Герцог напал на объедки и посуду, которые Макс принес из ресторана.
        Мы тут же бросили игру побежали за ней. Дорина была права, пес уничтожил остатки еды и старательно облизал посуду.
        -- Что же теперь делать!? - воскликнула Мадлен. - Хотя, если он сдохнет, то, значит, еда была отравлена.
        -- Он не сдохнет! - ответил я твердо. - Если бы там был яд, то Герцог это бы не съел.
        Я принялся ругать обжорливого пса. Тот, опустив морду, выслушивал мои морали.
        -- Значит, яд подсыпал кто-то из гостей? - спросила Мадлен. - Вы говорили про графин.
        -- Может быть, - ответил я. - Мы должны проверить бокал, который Герцог не облизывал.
        -- Дать ему облизать? - спросила Мадлен.
        -- Нет, - ответил я. - Пусть этим химики занимаются.
        -- Странная у них работа, облизывать что попало, проворчала Мадлен.
        С этим делом мы решили разобраться сразу же и направились к химику, с которым работал Крон.
        -- Мсье, мы вам бокал принесли, который вам надо облизать! - весело сообщила красотка.
        -- Она хотела сказать проверить на наличие яда, - пояснил я малость удивленному химику.
        Тот сразу же взялся за работу. Я принялся наблюдать за ним, совсем позабыв, что за Мадлен надо присматривать. Она была поражена, увидев такое количество различных баночек, пробирочек, минзурочек, колбочек, в которых были разноцветные жидкости с пузырьками. Мадлен как зачарованная разглядывала все это. Потом решила сама заняться химией. Если бы я заметил действия Мадлен заранее, то помешал бы ей! Мадлен потом мне пересказала подробности своей работы.
        Она взяла пробирку с ярко-розовой жидкостью и задумчиво произнесла:
        -- Красивый цвет, а что будет, если его смешать с синеньким?
        Сказано - сделано. Она тут же претворила свои мысли в жизнь.
        -- Зелененькая! - взвизгнула она от восторга! - А если эту желтенькую сюда? Ой, красненькая! А теперь эту беленькую, перельем в эту огромную баночку с бульками. Ой! Что это!? Оно шипит!
        Тут я заметил, что за развлечение она себе отыскала. Я рванул к Мадлен и оттащил ее от стола. Мы ринулись вслед за перепуганным химиком, который сразу догадался в чем дело. У самой двери Мадлен споткнулась и растянулась на полу. Каясь во всех грехах, я закрыл ее собой. На меня посыпались осколки стекла, которые разлетелись от лопнувшей колбы по всей комнате.
        -- Макс, мы живы? - спросила меня перепуганная Мадлен.
        -- Живы, живы, - раздался голос химики. - Мадам, вы какую жидкость туда вылили?
        -- Беленькую, - ответила Мадлен, отряхиваясь. - Макс, вы мне все платье помяли!
        -- Это хорошо, что беленькую, а вот если бы вы вылили туда красненькую, то мы бы уже с апостолом Петром беседовали, сказал химик. - А с беленькой пошла бурная реакция, которая не подходит для подобной посудины, вот она и лопнула.
        -- А для какой подходит? - оживилась Мадлен. - Дайте, пожалуйста, мне смешать еще что-нибудь интересное!
        -- На сегодня опытов хватит! - отрезал я, беря Мадлен за руку. - Мы подождем в приемной, - сказал я химику.
        -- Ой, не тяните меня так, - застонала Мадлен. - Я же благородная дама!
        В общем, результат нашей поездки был таков: яд был в бокале.
        На следующий день мы получили новость, которая вызвала у нас не радостные чувства. Нам сообщили, что мадам де Турвель умерла в аббатстве, в своей комнате. Это нам сообщил Крон, которому очередная смерть явно не нравилась.
        -- Это она не вовремя сделала, - выдала Мадлен. - Она еще могла нам пригодиться, ведь Турвель явно что-то скрывала. Мы надеялись со временем ее разговорить.
        -- Именно это и наталкивает на мысль, что Турвель умерла не своей смертью, - сказал я.
        -- Бог с вами! - перекрестился Крон. - Зачем мне лишнее убийство!
        -- Увы, это так, - вздохнул я. - Вы сами понимаете, что не следует доверять таким фактам, как внезапная смерть, не так ли?
        Крон расстроено кивнул.
        -- Но кто ее мог убить? - в аббатство не может проникнуть никто посторонний. - К тому же у двери комнаты Турвель стояли мои люди, которые утверждают, что никто к ней не заходил.
        -- А монашки? - спросил я.
        -- Монашки? - Крон задумался. - Если и заходили, вряд ли кто обратил на монашек внимания. Неужели вы думаете, что монахиня убила Турвель!
        -- Монахиней мог нарядиться убийца! - сказал я.
        -- Вы правы, - согласился Крон. - Только как он проник в само аббатство?
        -- Надо бы съездить туда, - предложила Мадлен.
        -- Вы правы, моя милая! - похвалил я.
        Иногда эта красотка давала очень толковые советы.
        Мы тут же отправились в аббатство. Когда мы прибыли, Мадлен так увлекли цветы в саду, что она позабыла об убийствах, и принялась с интересом разглядывать чудные растения. Цветы Мадлен очень любила, даже больше, чем я. Я помню, какой скандал она мне закатила, увидев мои гербарные папки. Она назвала меня изувером и убийцей беззащитных цветочков. Однако, когда ей дарили цветы, она всегда радовалась, особенно красным розам.
        Какая-то молодая болтливая монахиня подошла к восхищенной Мадлен и принялась радостно рассказывать о цветах. Мадлен заслушалась.
        -- Идем, пока ваша дама занялась цветочками, - шепнул мне Крон, ускоряя шаг.
        Он был рад избавиться от Мадлен. Нас провели в комнату Турвель. Она лежала на кровати в белом одеянии. Ее уже подготовили к погребению.
        -- Мы нашли ее мертвой вчера поздно вечером. - сказала аббатиса. - Увы, Бог решил забрать ее в столь юном возрасте.
        -- У нас есть версии, что ее к Богу отправили насильно! мрачно произнес Крон.
        -- Господи! - перекрестила аббатиса. - Я, как вы велели, никого не впускала в аббатство, даже мужа Турвель. Неужели демоны пробрались в нашу тихую обитель.
        Крон раскрыл рот, чтобы ругнуться, но, вовремя сообразив, где он находиться, сдержался.
        -- Может, это и демоны, - проворчал он. - А каких-нибудь гостей из соседних монастырей к вам не приходило?
        -- Клянусь вам! Мы никого не пускали! - горячо заверила женщина.
        Я обошел комнату и даже заглянул под кровать, что оказалось не зря. Я нашел маленький стаканчик. Он закатился под кровать, когда Турвель выронила его из рук.
        -- Из него Турвель пила лекарства каждый вечер, - пояснила аббатиса.
        -- В нем осталось несколько капель, - сказал я.
        Крон осторожно понюхал эти остатки.
        -- Яд, - уверенно произнес он.
        -- Странно, что капли еще не высохли, - удивился я.
        -- Этот яд долго не высыхает, - кивнул Крон. - Даже если бы он и высох, то все равно мы бы его заметили. Видите, следы на стенках?
        -- Теперь я понимаю, что значит опыт работы! - с уважением произнес я.
        Крон довольно улыбнулся. Ему нравилось чувствовать себя опытным и старшим, хотя, он был взрослее меня всего лишь на пять лет.
        -- Простите, сестра, а ваше аббатство имеет подземный ход? - спросил я.
        -- Конечно! - гордо ответила аббатиса. - Наше аббатство очень древнее. А тогда все строилось с подземным ходом, чтобы можно было сбежать от врага. Он ведет из погреба в какую-то пещеру. Этот подземный ход является тайной нашего монастыря, но мне пришлось открыть ее вам, раз уж вы разыскиваете грешника-убийцу.
        -- Большое вам спасибо! - горячо поблагодарил я. - А вы запираете погреб?
        -- Зачем? - удивилась аббатиса. - У нас нет воровства. Мы все доверяем друг другу, у нас каждая сестра может войти в погреб и взять для себя все необходимое. Наш устав это позволяет.
        -- Еще раз спасибо! - радостно произнес я.
        -- Теперь я понимаю, как убийца проник в монастырь и убил бедняжку Турвель! - довольно произнес Крон. - Только кто это!?
        -- Я знаю, - ответил я. - Конечно, у меня есть только предположения, но я боюсь, что мои сомнения повлекут за собой новые жертвы.
        -- Ну и кто убийца? - спросил Крон.
        -- Маркиза де Мертей, - ответил я.
        -- Не может быть! - вскричал полицейский.
        -- А, по-моему, это вполне возможно, - согласилась со мной аббатиса. - Эта женщина была ужасной грешницей, я уверена, она убийство не считает большим грехом.
        -- А что вы это тут без меня делаете? - раздался голосок Мадлен. - Уже рассказываете про убийцу? Так не честно, вам надо было меня подождать.
        -- Уверяю вас, дорогая, я ничего еще не рассказал, успокоил я Мадлен.
        -- Кто убийца? - спросила она.
        -- Мертей, - ответил я.
        -- Неужели? Как она это сделала? - удивилась Мадлен. Неужели, она проткнула его шпагой. Скорее всего, это дело рук Дансени.
        -- Мне кажется, что Вальмон был уже мертв, когда его тело проткнули шпагой, - высказал я очередную версию.
        Крон кивнул.
        -- Какая-то глупость выходит! - вмешалась Мадлен. - Неужели Дансени дрался с трупом!?
        -- Мадлен, любимая, Дансени тут вообще не при чем! - сказал я. - Я думаю, что когда он вошел, Вальмон уже лежал мертвый со шпагой в груди.
        -- Ох, начните ваш рассказ с другого начала! - попросила Мадлен. - А то ничего не ясно!
        -- Маркиза де Мертей, - начал я рассказ, воспользовавшись замешательством. - Как мне рассказала мадмуазель Воланж, передала Вальмону записку, где была оговорена встреча Сесиль и Вальмона в гостиной ровно в час. Маркиза выпила на брондершафт с ним, как она сама говорила, в знак дружбы. Бедняга не знал, что подружка угостила его отравой. Все было расписано по часам. В час яд должен был начать действовать, а Вальмон в это время должен был быть в гостиной.
        -- Но зачем ей было протыкать тело дядюшкиной шпагой? удивилась Мадлен.
        -- Маркиза знала, что Воланж расскажет всем про передачу записки, а тогда подозрение сразу падет на нее. А проткнув труп шпагой, она отводила от себя подозрения. Меня сразу удивила вся это конспирация. Почему для встречи выбрана именно гостиная Мадлен? Ведь они могли встретиться в любом другом месте. Зачем эта странная передача записки? Воланж слушалась маркизу во всем, и решила, что так и надо. Девушка не подозревала, что скоро совершиться убийство!
        -- Но ведь Воланж тоже должна была придти на встречу! сказал Крон. - Маркиза могла с ней столкнуться.
        -- Это было исключено. По современному этикету, как рассказала Мадлен, дама должна опоздать на десять минут, в то время, как мужчина должен придти вовремя. У маркизы было предостаточно времени.
        -- А как же Дансени? - спросила Мадлен. - Зачем он сознался.
        -- Он сделал это ради Сесиль де Воланж, - пояснил я. Через десять минут Воланж пришла на встречу. Она укололась булавкой, и вся ее ладонь была в крови. Это увидел Дансени, который сам только что вошел в гостиную и нагнулся над телом. Он решил, что Сесиль - убийца, она же подумала, что убийца Дансени. Все это решила использовать маркиза. Воланж ей все рассказала, ведь они были лучшими подругами. Мертей уговорила Дансени написать признание, чтобы спасти Сесиль, а его самого она обещала избавить от смерти, отыскав адвоката, который мог бы доказать, что это была дуэль. Она выбрала меня, чтобы узнать о ходе расследования.
        -- Но какой у нее был мотив? - не поняла Мадлен.
        -- Дорогая, вы мне сами говорили, что Вальмон знал почти все о жизни маркизы де Мертей, - сказал я. - Он знал, что она положила глаз на Дансени, и мог рассказать о том, как маркиза подсунула ему Сесиль Воланж, чтобы отомстить Жеркуру. Благородный Дансени вряд ли бы продолжил с ней какие-либо отношения после этой новости. И вполне возможно, с маркизой вообще никто не стал водиться.
        -- А при чем тут Турвель? - спросила Мадлен.
        -- У меня есть предположение, - сказал я. - Помните, что рассказывала Дорина? Она слышала разговор Турвель и Вальмона, он признавался ей в любви, обещал, что никто не узнает об их связи. Однако, он хотел, чтобы их отношения оставались такими же. Вальмон явно не хотел расставаться с любимой. Возможно, он первый раз полюбил по-настоящему.
        -- Почему вы думаете, что Вальмон любил Турвель? - спросил Крон.
        -- Потому что он не рассказал об их отношениях, не похвастался своей победой, - ответил я. - Турвель же ответила: "Бог вас покарает!". Я могу предполагать, что именно в этот момент яд начал действовать. Вальмон упал на пол и умер. Бедняжка Турвель решила, что это кара божья обрушилась на него, и выбежала перепуганная из гостиной. Мертей видела ее и сразу поняла, что это довольно опасный свидетель.
        -- Макс, а как вы узнали, что она убила Турвель? - спросила Мадлен.
        -- Это было просто. Как только я узнал про подземный ход, я окончательно убедился в том, что это сделала она. Ведь когда-то это аббатство принадлежало ее роду, и она даже училась в нем. Следовательно, Мертей должна была знать о подземном ходе.
        -- Да, это так, - подтвердила настоятельница. - Эта особа училась у нас. Это была очень хорошая девочка, кто бы мог подумать, что из нее вырастит такое греховное существо.
        -- По-моему, она уже тогда была хитрой, - сказала Мадлен. Она просто прикидывалась хорошей. Когда я жила в монастыре, у нас тоже была такая девочка. Она делала пакости, а сама прикидывалась паинькой, вину она всегда сваливала на других. Чаще всего на меня, ведь я была самая неспокойная, мне и попадало. Хорошо хоть дядя быстро забрал меня оттуда!
        -- Но как она убила Турвель? - спросил Крон.
        -- Маркиза, нарядившись монашкой, пробралась в монастырь, отыскала комнату Турвель и подсыпала яд ей в лекарство, которое та пила каждый вечер. Скорее всего, она сделала это, когда все обитательницы аббатства были на вечерней молитве. Турвель, конечно, выпила отраву. Об этом говорит этот стаканчик.
        -- Ужасная женщина эта Мертей! - покачала головкой Мадлен. - Но ведь кто-то и ее пытался отравить.
        -- Это сделала сама маркиза, чтобы отвести подозрения. Она знала, что в этот ресторан ходит доктор, который спасет ее, а о покушении на ее жизнь узнают все газеты. К тому же, ей было кого обвинить в этом - Превана.
        -- А если бы доктор не пришел бы в этот день в ресторан? спросил Крон. - Она сильно рисковала.
        -- Я думаю, у нее было с собой противоядие, - сказал я. Но в любом случае, риск был. Тем не менее, она отвела от себя все подозрения.
        -- Хитрая тварь, - пробурчала Мадлен. - Но почему версия, в которой Вальмона убили шпагой, вас не устраивала?
        -- Во-первых, все предметы в гостиной были на своих местах. А, если бы случилась дуэль, все бы было перевернуто вверх дном. К тому же, поднялся бы такой шум, что все бы сбежались...
        -- А, может, это сделала женщина? - предположила Мадлен. Сняла шпагу со стены, подкралась и убила его.
        -- Дорогая, это было возможным, если бы удар был нанесен сзади. Старинные шпаги очень тяжелые, а все подозреваемые дамы хрупкие, и неожиданно нанести удар в упор они бы не смогли.
        -- Я так и знала, что убийца маркиза де Мертей! - гордо произнесла Мадлен. - Я все с самого начала знала!
        Маркиза расхохоталась нам в лицо, когда мы рассказали ей о наших достижениях.
        -- У вас способности сказочника! - сказала она.
        -- Вынужден вас разочаровать, мадам, - возразил я. - У нас есть ваша сережка, которую вы обронили в комнате Турвель!
        -- Сережка? На мне не было сережек... - сказала она. - Черт с вами!
        -- Вот вы и попались! - вскричала Мадлен.
        -- Мне надоели эти шарады, - сказала Мертей, расхохотавшись. - Я убила Вальмона. Он чуть было не погубил меня! Вы правильно вычисли ход убийства. Турвель я убила как свидетеля, я пробралась в монастырь через подземный ход, отыскала комнату Турвель и добавила ей яд в лекарство. Все монашки были на молитве, и меня никто не заметил. Я поражаюсь, как Вальмон мог полюбить такую гусыню, это злило меня. Если бы он выбрал женщину моего типа, и если бы он ограничился мимолетным романом с этой коровой, то все было бы нормально. Из-за этой святой ведьмы он вздумал быть честным и хотел обо всем рассказать Сесиль и Дансени. Вы правы, мсье судья, но, увы, ваши доводы пусты. Я бы попросила вас покинуть мой дом.
        -- Нет уж, мадам, - возразил Крон. - Я должен вас задержать.
        -- Сначала получите ордер на мой арест, - сурово произнесла маркиза.
        Так что нам пришлось покинуть ее дом. Особенно расстроился Крон. Так стража закона еще никто не оскорблял. Вся эта история имела вполне прозаический конец. Сесиль де Воланж ушла в монастырь, хотя ее чувства к Дансени не угасли, я никак не могу понять ее поступок. Что стало с Дансени, я не знаю, говорят, он покинул страну. А маркиза де Мертей все же получила по заслугам. У нас было мало фактов, чтобы заставить ее отвечать перед законом, но достаточно, чтобы она отвечала перед людьми. Эта новость на следующий день появилась в газете, и от маркизы отвернулись все. Даже если она приезжала на какой-то прием, никто не хотел находиться рядом с ней. В общем, финал этой истории почти такой же, как в романе "Опасные связи".
        История показалась слушателям очень интересной, но кое-что господа не поняли.
        -- Как же маркизе удалось проникнуть в комнату незамеченной? - спросил Либорель.
        -- На ней было серо-голубое платье как у служанок, пояснил Робеспьер. - Стоило ей снять бриллиантовое колье, и она становилась незаметной. Это еще Мадлен приметила, она сказала: "Если бы маркиза сняла колье, то ее никто бы не заметил!"
        -- И в чем вам помогла Мадлен? - спросила мадмуазель Деэ. По-моему, она только мешала своими глупостями.
        -- Она сообщила мне много интересного, без чего я бы никогда не смог определить убийцу, - ответил Робеспьер. Например, про "десять минут опоздания". В ее глупостях была масса важных вещей, их нужно было только заметить.
        -- Заметить важные вещи в этой болтовне трудно, усмехнулся Лазар Карно. - Вы проделали непосильную работу!
        -- Вы слишком уж преувеличиваете ее заслуги, - сказал мэтр Бюиссар.
        Робеспьер попытался было спорить, но безуспешно. Закончился разговор тем, что все решили разойтись по домам, так как было уже поздно.
        Судья, как обычно, вызвался проводить мадмуазель Деэ, которая, конечно, не возражала. Ей нравились эти прогулки, ведь Максимильен всегда мог рассказать много интересного. Но мне кажется, ее интересовали не только эти беседы. Расставаясь с ним, мадмуазель Деэ сказала:
        -- Вы на мумию вовсе не похожи!
        -- Большое спасибо! - ответил судья.
        Я закончила рассказ и довольно вздохнула. Никогда до этого я не писала с таким вдохновением. В этот момент я была довольна собой. Надо заметить, что меня окрылил успех первого рассказа.
        Я решила отдохнуть, прогулявшись по парку. Настроение было прекрасное, я купила мороженое и села на скамейку. Но мою идиллию нарушил Антуан Сен-Жюст.
        -- Отдыхаешь, Светлана? - спросил он, усаживаясь рядом. Небось, десятое мороженое уже ешь?
        -- Пока только первое, - ответила я. - Мой рассказ уже вышел! Вот второй сегодня написала.
        Лучше бы я этого не говорила. На лице у Антуана появилась такая кислая гримаса, что у меня случилась оскомина.
        -- Глупо ты пишешь, - сказал он мне. - Не серьезно! Ты превратила славное прошлое Робеспьера в какой-то балаган.
        -- Ничего подобного! - возмутилась я. - Я пишу все, как было, и Макс просматривал мой рассказ и одобрил его. И, в конце концов, я знаю Макса с моих трех лет, и лучше тебя осведомлена о его прошлом.
        На это Антуан ничего возразить не мог, он уставился на меня с открытым ртом, как рыба.
        - Это идиот Камилл Демулен подкинул тебе эту дурацкую идейку! - произнес он, наконец.
        -- Не понимаю, чего ты взъелся на этого Камилла? - спросила я. - Только из-за того, что он назвал тебя "кавалер Сен-Жюст", когда узнал, что ты каждое утро совершаешь прогулку верхом в Булоньском лесу? Чего тут обидного? Вот если бы он назвал тебя "таракан Сен-Жюст" или "Крысак Сен-Жюст" или...
        -- Замолчи! - перебил меня Антуан. - Опять ты начинаешь городить какую-то бредятину. Я просто не могу терпеть этого болвана и все тут!
        Если честно, то Антуан мне нравился. У него была очень красивая внешность, но, увы, полное отсутствие чувство юмора. Из-за этого с ним было почти невозможно общаться. На любую мою шутку он надувался, как хомяк, и мне приходилась уговаривать его не обижаться. Я представила Антуана в виде хомяка и захихикала.
        -- Что ты смеешься? - не понял Антуан.
        -- Камилл мог бы назвать тебя "Хомяк Сен-Жюст", ты постоянно дуешься, - едва сдерживая смех, произнесла я.
        -- Очень смешно, - обиженно проворчал тот.
        Я положила руку ему на плечо.
        -- Тотти, лапочка, не обижайся, - сказала я ласково. - Это шутка.
        Он скинул мою руку и недовольно проворчал.
        -- Мозги у тебя набекрень.
        Тут уж обиделась я. Какое право имеет этот пижон оскорблять меня. Я поднялась со скамейки и спокойно произнесла:
        -- Между прочим, Макс доверил мне написание статьи от клуба Монтаньяров в одном важном журнале. Я уже отнесла эту статью ему на проверку, и пускай он решит набекрень у меня мозги или нет.
        -- Что!? - вскричал Антуан. - Тебе доверили такое важное дело! Вечно тебе всякие поблажки! Это все потому, что ты давно с ним знакома!
        Мне показалось, что он сейчас вцепиться мне в горло. Я отступила на шаг назад. Он вскочил с места и почти бегом направился прочь из парка. Я тяжело вздохнула и плюхнулась на скамью.
        -- Светлана, что-то твой кавалер опять распсиховался, сказал подошедший Жорж Дантон. - Прохожие, наверное, подумали, что у вас любовная ссора.
        Я улыбнулась. О любви Антуана мне мечтать не приходилось. Он считал меня идиоткой. Я рассказала Жоржу о нашей беседе.
        -- По-моему, он ревнует Макса к тебе, - хихикнул Жорж. Ему обидно, что Макс слишком сильно доверяет тебе. Его самолюбие задевает, что какая-то девчонка лезет в такие важные дела. Но, по-моему, он к тебе неравнодушен.
        -- Это вряд ли, - сказала я. - Он только к себе неравнодушен.
        -- А про хомяка ты хорошо придумала, надо будет Камиллу сказать, пускай напишет...
        Жорж расхохотался так, что соседнее дерево затряслось.
        -- А этого, пожалуйста, не надо! - попросила я. - А то он опять обидится.
        -- Хорошо, - нехотя согласился Жорж. - А насчет "мозгов набекрень" я с ним поговорю.
        Мне опять пришлось долго отговаривать Жоржа.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к