Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Россинский Андрей: " Тени Из Прошлого " - читать онлайн

Сохранить .
Тени из прошлого Андрей Россинский
        В Москву 1949 года попадает человек из 90-х годов. Сталинское руководство решает воздействовать на грядущие политические события и отправляет в будущее отряд во главе с ученым-физиком Сергеем Федоровым.
        Андрей Россинский
        Тени из прошлого
        Примечания автора:
        Прежде всего, я хотел бы предупредить, что мой роман не является политизированной вещью - он не антиСталинский и не проСталинский.
        Несмотря на фантастический сюжет, я пытался, насколько возможно, минимизировать количество “роялей в кустах” и описать события и характеры с максимально возможной достоверностью - как это было бы, если бы было бы. Книга самодостаточна, но в планах продолжение, где реально произошедшие политические события будут преподноситься с точки зрения конспирологии при непосредственном участии этой группы из будущего, а так же других сил связанных с “провалом во времени”.
        Часть 1. Прыжок
        Глава 1. Пролог
        Все написанное ниже чистейшая правда, за исключением того, что я выдумал.
        (Автор)
        - Только бы не подвернулась нога. Только бы не подвернулась нога. Сержант милиции Петр Сазонов не чувствовал ни усталости ни боли, только страх, что коленная чашечка выскочит со своего положенного места, и он упадет корчась от боли, не в состоянии бежать дальше.
        Ранение, а точнее травму, он получил уже после Победы. 14 августа 1945 года какой-то фриц, несогласный с безоговорочной капитуляцией, выстрелил из фаустпатрона по их полуторке. Ребята погибли, а Петра выбросило из машины, да так удачно, что даже без контузии. Только приземлился скверно - нога попала между обломков разбитого артиллерией дома, и связки коленного сустава не выдержали. Так что все четыре прошедших с Победы года он на своей шкуре ежедневно испытывал суть унизительного выражения - “слаб в коленках”.
        Вот и сейчас, догоняя какого-то парня, пытавшегося избежать проверки документов, Сазонов постоянно думал о ноге. Боязнь подвернуть колено делала его неутомимым, не обращающим внимания ни на что другое.
        Погоню приостановила большая лужа посреди улицы. Еще вчера Петр сказал дворнику расплескать ее. Нет, как о стенку горох. Не рискуя попасть ногой в какую-нибудь невидимую из-под воды выбоину, он обежал ее. Парень тем временем исчез из видимости.
        Сазонов понимал, никуда беглецу в такой странной одежде не деться. Не он, так кто-нибудь другой задержит и, наверняка, уже сегодня. Иностранец наверно. Непонятно только, что ему нужно здесь, на окраине Москвы. Проклиная про себя нерадивого дворника, Петр прислушался, вроде тихо. Надеясь, что беглец не сбежал, а притаился, он осторожно пошел вперед.
        Шум разваливающегося дровяника точно указал место - Матренкин двор. Это же надо, единственный участок с большим забором и колючей проволокой, чтобы яблоки не воровали. И парень вломился именно туда. Не его сегодня день, не его. Зато Сазонову в плюс. Пусть теперь товарищ майор попробует сказать, что Петр почти инвалид, неспособный даже догнать кого-нибудь, не говоря про то, чтобы задержать.
        Милиционер вынул пистолет из кобуры и прихрамывая пошел к дому. Вот в окне показалась и Матрена, пальцем показывая где находится нарушитель. Сазонов благодарно кивнул ей в ответ и тихонько обошел дом. Зайдя с фланга, он увидел беглеца.
        Им оказался мужчина лет тридцати, а то и моложе. Тяжело дыша, он бессильно лежал на рассыпавшихся дровах. Точно не спортсмен. Пробежали всего ничего, и километра не наберется.
        Петр подошел ближе, наконец-то он смог как следует рассмотреть так насторожившую его непривычного фасона и цвета одежду.
        Какие-то выцветшие и полинявшие брюки светло-синего цвета, да еще обляпанные белыми пятнами, такая же куртка. Все в медных заклепках. На ногах что-то типа чешек. Иностранец явно не из богатых. Зато сумка хорошая. Даже не сумка - баул. Большой, из отличной, сразу видно крепкой ткани, круглый поперек, с большой белой нерусской надписью ADIDAS.
        Отдышавшись, молодой человек перевел взгляд на приближающего милиционера и на чистом русском языке без малейшего акцента произнес:
        - Отведите меня к своему начальству. У меня есть очень важная информация.
        Это резко меняло дело. Все оказывалось куда серьезнее чем представлялось Сазонову еще минуту назад.
        Наведя на задержанного пистолет, милиционер сделал знак Матрене чтобы вышла. Пожилая женщина осторожно показалась из-за двери.
        - Веревку тащи. Вязать надо. Похоже шпион.
        Глава 2
        Тридцать, сорок, пятьдесят, пятьдесят. Стрелка гальванометра застыла на месте. Не больше пятидесяти. Сергей Федоров, двадцативосьмилетний физик работающий на атомном проекте не выдержал и постучал ногтем по стеклу прибора. Нет, не залипла. Чтобы окончательно разочароваться он посмотрел на лаборанта.
        - Павел, соединение с генератором мощности точно нормальное?
        Сергей понимал, это бессмысленно, стрелка-то дергалась. Это понимал и Павел. Тем не менее, он быстро выбежал в соседний кабинет и тут же вернулся.
        - Там нормально. Контактит.
        Две недели работы. Все что они насчитали в Москве с Андрюшкой Сахаровым, шло псу под хвост. Теория абсолютно не сходилась с практикой. Значит, решать придется экспериментально, без малейшего понимания хотя бы общей модели процесса. А это, как минимум, еще две недели работы с постоянными танцами вокруг непослушного измерительного оборудования, с изнуряющим повторением одних и тех же действий ради набора необходимого количества статистических данных.
        Впрочем, оставалась надежда на Курчатова, может он подскажет. Федоров живо представил себе сцену в Физическом институте. Они с Андрюшкой и “Старик” - “партийная кличка” сорокашестилетнего Курчатова в их коллективе кому до тридцати, более зрелые сослуживцы величали Игоря Васильевича “Бородой” за этот неизменный атрибут на его лице. Так вот, бородатый Старик вещает, Андрей восхищается.
        Надо быть очень наивным человеком, типа Андрюшки, чтобы не понимать, что Старик заранее знает ответы. Узнаёт он их, вероятно, от американцев, точнее наших разведчиков работающих там. Янки уже давно всё это решили. Так что вопрос - ответ, вопрос - ответ. Это, конечно, нисколько не умаляет способности и талант Старика, но все-таки уровень восхищения следовало бы поубавить.
        А вот с термоядом завал. Чего не спросишь, решения нет ни через неделю, ни через две. Именно по этой разнице в прозорливости Курчатова Федоров и вычислил неоценимый вклад разведки. В продвижении к водородной бомбе первопроходцы или первопроходимцы, как назвал Сергея Тамм, уже мы. Все-таки Андрюшка глуповат, что за все это время этого так и не понял. Даже странно, как можно быть таким способным физиком, а у Сахарова этого не отнять и так игнорировать факты находящиеся на самом виду. Хотя, как специалист он вполне на месте, а больше от него и не требуется.
        Федоров перевел взгляд на Павла, тот смотрел на него с нескрываемым не то чтобы восхищением, но почтением уж точно. Хоть это приятно, похоже, он для него такой же идол как Тамм или Курчатов для Сахарова. Эти инфантильные домашние ребята из хороших семей очень схожи, не могут без идеала, что, может, в их случае и неплохо. Им ведь всю жизнь предстоит прожить в этакой научной оранжерее, полностью закрытой от всех сложностей и проблем окружающего мира.
        Неожиданно в лабораторию постучали.
        - Кого черт принес? - громко поинтересовался Сергей. Гость должен понять, что дела не клеятся и задерживаться здесь с какими-то праздными разговорами ему нет смысла, а по делу заходить некому - все близкие по теме сейчас или в Москве, или в Озерске.
        Посетителем оказался новенький майор из группы обеспечения. На форму накинут белый халат, неуверенность в голосе. Раз такой растерянный, значит из военных, а не из госбезопасности. Не привык, что гражданский может быть намного старше его по “званию и должности”. Это не армия, где все регламентировано, и вес человека сразу виден по его погонам.
        - Сергей Валентинович. Телефонограмма из Москвы. Вас срочно вызывают. Машина внизу. Самолет уже ждет.
        Федорову нравилось, когда его называли по отчеству, хоть он это и скрывал. Да не просто скрывал, а запрещал так себя называть, хотелось быть демократичным. С тем же Павлом, с майором этим, который его еще и боится.
        Впрочем, понятно, одного слова Сергея будет достаточно, чтобы офицер оказался на следующий день там, куда Макар телят не гонял. А у него семья, вон кольцо на пальце блестит.
        Военное руководство проекта уважало Федорова больше чем кого бы то ни было из научного персонала. Биография располагала. Фронтовик, начавший войну добровольцем-ополченцем под Москвой, затем старший лейтенант в дивизионе гвардейских минометов в простонародии называемых “катюшами” отозванный прямо с передовой 1943 года по флеровскому призыву в атомные лаборатории.
        Сергей подошел к майору и пожал ему руку.
        - Спасибо. Отправляюсь немедленно.
        Отдав воинскую честь, вояка быстро ретировался.
        Что касалось работы, то командировка была очень некстати. Тема буксовала и конца-края ей было не видно, хотя, вроде Курчатов как раз в Москве, там и обговорят, может американцы помогут. Федоров перевел взгляд на лаборанта и критически прикинул его возможности. При всей толковости парня было ясно, что самому тому не справиться.
        - Павел, ищи Немировского. Вместе работайте с контрольными точками. Будет ныть, скажешь, что Федоров тоже теоретик и ничего, жив пока. Если Старик не поможет, то сам видишь, завал полный. А гарантии что он разберется нет.
        Дав ценные указания и взглянув напоследок на непослушный прибор, Сергей спустился к уже ожидавшей его машине. На аэродром ехали непривычно быстро, судя по всему, дело, действительно, не ждало. Сергея даже передернуло, явно что-то случилось, только почему Москва, а не Озерск и почему кроме него из корпуса никто не вызван. В общем, сегодняшний день с самого утра пошел наперекосяк - сначала провалился эксперимент, потом этот срочный вызов, явно не суливший ничего хорошего.

* * *
        Вообще, научным сотрудникам было запрещено летать на самолетах - мера безопасности. Хотя время от времени приходилось. Необходимость срочного присутствия на каком-либо объекте не всегда позволяла передвигаться на поезде. Но в этот раз произошло нечто особенное - за все свое пребывание в славном городе Саров, в будущем известном как Арзамас-16, месте создания советского ядерного и термоядерного меча, Федоров никогда не удостаивался чести лететь в одиночку. Такое было с ним впервые.
        Летчиков же это нисколько не смутило. Еще бы, любой дворник в СССР знал - своя атомная бомба сейчас важнее хлеба, чтобы опять не повторился 41 год, но уже с другим финалом, не менее беспощадным и куда более скорым. Тем более ценны люди делающие ее.
        Надев с помощью пилотов парашюты (экипаж головой отвечал за Сергея и в случае аварии был обязан любой ценой десантировать его живым и здоровым), Федоров устроился поудобнее и кивнул экипажу. Он готов, можно лететь. Настроение немного улучшилось, прямо как мультимиллионер какой-то. Полностью вжиться в роль эксплуататора трудового народа мешали давящие на спину и грудь парашюты - основной и запасной. Вообще, мятые от ремней парашютов пиджаки и брюки ученых даже стали их визитной карточкой на собраниях где-нибудь в Москве. Именно по ним можно было определить, что человек работает над этой темой.
        Причина срочного вызова стала ему ясна сразу, как только он понял что летит один. Вопрос не научный, тогда бы их было несколько, а административный. С Курчатовым что-то случилось, и Сергею придется его заменить. Никаких других разумных объяснений просто не было. Другой вопрос - что именно?
        Снят с руководства проекта - вряд ли, все практически готово. В этом году точно взорвем. Оставалось одно, в смысле два - серьезно болен или уже умер, что, в общем, не неожиданно - в прошлом году он схватил большую дозу. Значит, не обошлось.
        Счастье Сергея, что погода была тогда нелетная, и он не смог вылететь в Озерск на реактор. Как выяснилось, там скоррозировали трубки охлаждения, стала просачиваться вода, и персоналу пришлось вручную присосками извлекать блоки. Естественно, Старик не мог бросить своих подчиненных. Ну и за проявленные мужество и героизм схлопотал положенное, а с учетом, что он главный начальник, то дополнительно и за личную порядочность с благородством.
        - Товарищ ученый, сейчас трясти начнет.
        Голос пилота оторвал Федорова от грустных мыслей. Тряска всегда ему нравилась. Прямо как аттракцион какой-то. Вволю натрясясь, Сергей начал думать о том как изменятся его обязанности.
        Придется оценивать правильность полученных разведкой материалов, заниматься постановкой задач для этой самой разведки, разбираться в кляузах и доносах друг на друга. А если учесть свой возраст - двадцать восемь лет и то, что придется руководить и пятидесятилетними, да еще и со званиями профессоров и академиков, при том, что сам Федоров всего лишь кандидат и старший научный сотрудник. Нет. Надо отказываться. Ни житья ни работы не будет. Да не так уж и жалко, единственный плюс - часто придется бывать в Москве, а не только в уже обрыдших ему Сарове и Озерске. Но это того не стоит. В общем, как его привезут, так завтра и увезут. А сегодня он обратно, хоть убей, не вернется, надо же хоть один вечер как человеку провести, погулять по большому городу, проветриться, раз уж такая возможность подвернулась.
        До переезда в Саров жизнь была совсем другой, но после нескольких неприятных инцидентов с сотрудниками Берия посчитал, что Москва, со всеми ее соблазнами, здорово вредит научному процессу - основной части ученых 30 - 40 лет, а то и меньше, как тому же Сергею. Так что плодотворнее им трудиться в “Саровском монастыре” аки монахам, чем подвергаться искушениям большого города. Конечно, в конце концов, специализированный научный городок так и так пришлось бы строить, даже американцам пришлось, но Лаврентий Павлович посчитал, что чем раньше туда переедет рабочая группа, тем лучше. Вот и приходится постоянно мотаться туда обратно. Но, невозможно не признать, КПД работы после переезда значительно повысился, несмотря на все эти потери времени при командировках.
        Неожиданно в голову пришла мысль почему-то никогда не посещавшая его раньше - а ведь это сами американцы передают нам свои секреты, никакая не разведка. Невозможно поверить, что нация грамотно уничтожившая коренное население, сформулировавшая доктрину Монро и так удачно влезшая в обе мировые войны не умеет хранить свои тайны.
        Какая-то сила там, за океаном, заставляет национальное правительство предавать свою страну, передавая бесценные данные потенциальному противнику. Он давно не пионер чтобы поверить в обеспокоенных западных ученых и прочих людей доброй воли. Нет, в них он верит, но передавать подобную информацию в таких объемах, тем более конкретные ответы на конкретные вопросы без контроля спецслужб невозможно. Даже странно, что все это не пришло ему в голову намного раньше. А еще смеялся над Сахаровым. Надо же, как быстро сообразил с Курчатовым, а еще один шаг к пониманию происходящего только сейчас сделал. И то от безделья в летящем в Москву самолете.
        Сомневаться не приходится, данные дают точные, не дезинформация. Все подтверждается экспериментально, экономя стране Советов миллионы, если не миллиарды рублей, а главное - время. Хотя цель благая - будет у обоих, никто и не начнет. Если, конечно, у них действительно только такая цель.
        В неудобном самолетном кресле с парашютами за спиной и на животе, да еще после тряски, заболела спина, и Сергей лениво потянулся. Все-таки в МИДе, наверно, интересно работать, если, конечно, они там такие вопросы решают. Разведке, которая однозначно решала подобные задачи, он не завидовал - слишком рискованно. Вкус опасности и страха Федоров хорошо узнал на фронте, и они ему активно не понравились.
        Глава 3

^Берлинская стена^
        Долетели и приземлились в штатном режиме. Даже тряска была, в общем, штатная. Редко когда в полете обходились без турбулентности.
        На давно знакомом военном аэродроме его ждала новенькая американская машина с милицейским сопровождением. Подойдя ближе, Сергей с удивлением увидел над радиатором профиль Кремля с красной звездой. Это было здорово. Все-таки, говоря высоким стилем, а по-другому и не скажешь - страна восстает из пепла войны. И как. Даже мысли не было поначалу, что это наше. Понятно, что дизайн и конструкцию сперли. Автомобилестроители, как и атомщики, не терялись. Но ведь сделали на своих заводах.
        Заметив интерес Федорова к автомобилю, стоящий рядом мужчина быстро отрекомендовал.
        - Новая. ЗИМ. Еще в серию толком не вошла - потом спохватился и выпалил. - Здравствуйте, Сергей Валентинович. Лаврентий Павлович ждет вас.
        Сергей грустно кивнул. Подтверждалось самое худшее. Не во вторую лабораторию и не в Физический институт, а прямо к Берии. С Игорем Васильевичем точно что-то случилось.
        Сопровождающий тем временем не переставая расхваливал машину.
        - В своем классе вещь выдающаяся. “Победа” и рядом не стоит - ни по надежности, ни по комфорту.
        - “Победа” попроще классом будет - сухо отрезал Сергей, давая понять, что не настроен на разговор.
        - Извините, я думал, что вам интересно - виноватым тоном произнес мужчина.
        Теперь виноватым почувствовал себя Федоров. Зря он так грубо осадил этого служаку. Человек подневольный, а Федоров в его глазах очень важная фигура, да и не только в его, действительно важная, и действительно очень, и вполне может быть, чтостанет еще важнее, вот товарищ и пытается угодить. А теперь, наверно, беспокоится, чтобы Сергей не сказал Берии, что тот за ним всяких идиотов посылает. Желая поправить ситуацию, Федоров посмотрел на сопровождающего.
        - Извините, проблемы, проблемы.
        - Да-да, конечно - спокойно ответил мужчина.
        - Не так уж он меня и боится - про себя усмехнулся Сергей и замолчал.
        Через пятнадцать минут, в полной тишине, по освобождаемой милицейской машиной трассе, их кортеж подъехал к резиденции Берии.
        Федоров, при всей своей очень неплохой спортивной форме, даже не успел сам открыть дверь автомобиля. Несостоявшийся собеседник уже обежал машину и успел сделать это первым. Сергею оставалось только выйти.
        Неожиданно, разговорчивый сопровождающий оказался профессионалом экстра-класса в своем деле. Такие способности сделали бы честь если не дворецкому самой английской королевы, то уж какого-нибудь лорда адмиралтейства точно.
        Впрочем, на этом чопорная аристократическая Британия и закончилась. Здание было однозначно советским, с уймой бдительных охранников весьма далеких от этикета.
        Проведя личный обыск, или, как это называется более дипломатично - досмотр, Федорова, наконец, допустили до кабинета Лаврентия Павловича Берии - главного координатора атомного проекта в СССР.
        Тот же военный, который еще пару минут назад хлопал Сергея по причинным местам, открыл дверь и вытянулся в по стойке смирно перед проходящим Федоровым.
        Личной обыск несколько напряг Сергея, раньше всегда обходилось без этого, непонятно, с чего такая повышенная бдительность. Явно не от хорошей жизни.
        В кабинете находились сам Лаврентий Павлович и Старик. Курчатов был жив, здоров и, кажется, даже весел. Широко улыбнувшись Сергею, протягивая для рукопожатия руку, он направился к нему, на ходу произнося свое фирменное:
        - Физкульт-привет!
        - Игорь Васильевич, подождите, мы же договорились, что я первый - в голосе Берии звучало какое-то детское удивление и обида, что его не послушались.
        Курчатов виновато всплеснул руками и остановился.
        Федорова удивили эти странные маневры, но раз план встречи оглашен, придется действовать по нему. Сказав в ответ сразу обоим банальное “здравствуйте”, он направился к Берии, раз уж он первый.
        - Видишь, какая у нас за тебя борьба - засмеялся тот. - И не случайно. Ситуация такая. Органами милиции задержан молодой человек, который утверждает, что родился в 1962 году, а попал к нам из 1991 года. Ну? - глаза Лаврентия Павловича впились в Сергея.

* * *
        Федоров замер. Что, ну? Если бы он это услышал от Курчатова, то все было бы понятно. Игорь Васильевич любил пошутить. Плохо только, что шутить не умел. Как-то раз, выйдя с очередного совещания как бы по надобности, он где-то нашел пробки от шампанского и распихал их по карманам висящих в гардеробной пальто. Потом с глупым хихиканьем повторял - пусть дома посмотрят, чем они на работе занимаются. Сергей тогда хотел сказать, что с презервативами было бы веселее, но испугался, вдруг “остроумный” Курчатов воспримет это как руководство к действию. Так же он любил коверкать имена и давать коллегам самые дикие прозвища, например Федорова он называл “дядя Федя”. Из-за фронтового прошлого к Сергею в коллективе было особо уважительное отношение, в том числе и у Курчатова, что добавило к "Феде" "дядю". Все эти косяки Игорю Васильевичу прощали. Во-первых, он все-таки начальник, а во-вторых, это, пожалуй, было его единственное неприятное качество и то не со зла. На всякого мудреца довольно простоты, в том числе и на каждого выдающегося ученого. У всех свои недостатки. Но сейчас это говорил Берия, который раньше
в подобных эскападах был Сергеем не замечен. Да и не стал бы никто гонять самолет ради шутки. В чем подвох?
        Оглянуться и получить подсказку от Курчатова Берия всем своим видом не рекомендует. Старику даже приблизиться не позволил.
        - Что у него с собой было?
        Лаврентий Павлович кивнул головой и шумно выдохнул воздух. Сергей даже почувствовал неприятный гнилостный запах, шедший у того изо рта. - Таки посадил себе Лаврений Павлович желудок. Нервы, нервы - подумал про себя Федоров. - Еще бы, у американцев бомб, наверно, уже за сотню.
        - Молодец. Догадливый. Пошли.
        В конце кабинета на сдвинутых столах лежали аккуратно разложенные вещи - от документов до трусов.
        - Можно?
        - Сергей, ты же офицер, хоть и бывший. Можно Машку за ляжку. Разрешите - так правильно, а, вообще, для того тебя и вызвали - одобрительно усмехнулся Берия. - Изучай, а мы пока с Игорем Васильевичем на тебя полюбуемся.
        Такое уточнение еще больше насторожило Федорова. Чтобы Берия строил из себя кондового военного, такого при нем еще не было, да и вряд ли, вообще при ком-то. Чудо еще более удивительное чем то, про что они сейчас говорят. Удивляясь с каждой секундой все больше и больше, Федоров подошел к столам.
        Одежда не произвела на Сергея впечатления. Все какое-то пролинявшее, чуть ли не дырявое. Только обувь приятная, на чешки похожа, но с серьезной подошвой. А вот остальное заставляло задуматься.
        В первую очередь паспорт. Крупный, на красной обложке золотым тиснением выдавлен герб и надпись ПАСПОРТ СССР. Выдан Куско Сергею Ионовичу 1962 года рождения. Явно не самоделка, уровень полиграфии высочайший. С качеством современных документов однозначно не сравнить.
        Рядом визитная карточка покупателя с фотографией и печатью. Проездной без фотографии. Талоны на продовольствие. Они попроще. Увидь их Сергей где-нибудь в другой обстановке, даже не удивился бы, приняв за какие-нибудь очередные нововведения властей.
        Деньги с датой 1961 года - фиолетовая двадцатипятирублевка с профилем Ленина и несколько бежевых однорублевых бумажек с гербом. Посмотрел на свет - на купюрах водяные знаки - пятиконечные звезды. Рядом горстка монет разного достоинства, тоже с гербом СССР.
        Все незнакомое, но на вид серьезное.
        Здоровенный кирпич книги - Джон Рональд Руэл Толкиен “Властелин колец”. Издательство Северо-Запад 1991 год. Более тысячи страниц.
        Сергей полистал том. Грубые черно-белые картинки со сказочными персонажами. Странно, тысяча страниц для детей многовато. Хотя, может они там гении все. Или взрослые поглупели. Любую информацию он всегда оценивал с разных сторон.
        Затем цветная фотография на гибком целлулоидном носителе, где Куско стоит у какой-то разрисованной полуразрушенной бетонной стены. На настенном рисунке двое целующихся взасос пожилых мужчин. Надпись на стене на немецком и на русском - “Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви”. Вероятно за границей, иначе с чего обращение к Господу, да и целующихся мужиков на Родине не приветствуют.
        Осмотрев и потрогав все, что только можно, Федоров перешел к сумке - интересный необычный материал, совсем непохожий на ткань и отличная молния. Надпись латинскими буквами ADIDAS. Сергей не выдержал и несколько раз передернул молнию. Может, действительно, из будущего, неметаллическая, с таким замечательным ходом, при этом явно крепкая и надежная.
        Сергей обернулся к наблюдающим за ним Берией с Курчатовым.
        - Это все?
        В ответ молчание. Федоров задумался. - Странно конечно. Все это не дешевые поделки, но ничего экстраординарного. Тут нужен не физик, а технолог полиграфического производства. По качеству печати паспортов и денег может и можно сказать что-то более-менее конкретное. А так, вещи однозначно доказывающей что она из будущего нет.
        - Нет не все - Берия первым нарушил молчание. - Игорь Васильевич, покажи.
        Быстрым шагом Курчатов подошел к Федорову и протянул ему часы на которых не было стрелок. Часы, минуты, секунды и дни недели рисовались прямо на стекле. Отобрав часы обратно, Старик нажал пару кнопок на корпусе и заиграла мелодия, затем вторая, третья.
        У Федорова пересохло горло.
        - А что внутри, не обманка? - хриплым голосом спросил он.
        Курчатов легко снял нижнюю крышку и поднес механизм к глазам Сергея. Не было видно никакой механики. Тогда, на всякий случай, Федоров даже приложил ухо - ни одного движущегося элемента. Наконец Старик нажал новую комбинацию, и на циферблате побежали миллисекунды.
        Это было уже доказательство. Ничего подобного ни у кого нигде сейчас быть не могло. Взяв в руки крышку, вслух прочитал - Made in China.
        - Сделано в Китае и написано по-английски - хмуро подтвердил Берия.
        Сергей лишь кивнул головой. Говорить, что у нас в это же время “визитная карточка покупателя” и талоны, он не стал.
        - А побеседовать с этим Куско можно?
        Лаврентий Павлович, поднес руку к переносице и нервно снял пенсне.
        - Нет. Идиоты стали следственный эксперимент проводить. Ходили, водили. Попали на то место и… На куски его. В фарш. Смотри - Берия взял с другого стола пачку специально приготовленных для Федорова цветных фотографий.
        На них с разных ракурсов было снято обезображенное тело. Впрочем, опознать в этом изрубленном и перемешанном с фрагментами одежды куске мяса человека было практически невозможно.
        Оправдывающимся голосом, словно считая произошедшее своим личным промахом, Берия добавил.
        - Наверно сбежать хотел, вернуться к себе. А может и правда не помнил. Хорошо хоть все до трусов сняли.
        Глава 4

^ЗИМ^
        Вышли из кабинета они молча. Берия попросил минутку его подождать и куда-то отошел. Оставшись наедине, Федоров спросил Курчатова:
        - Вас не обыскивали?
        Старик уставился на Сергея:
        - Нет, конечно.
        - А меня да. Первый раз в жизни.
        Курчатов удивленно пожал плечами и неуверенно предположил:
        - Сбить с толку, наверно, хотел, сам видишь какие события, чтобы ты растерялся наверно - Федоров спокойно кивнул, понятно, какие-то психологические этюды, выдуманные Лаврентием Павловичем для проверки устойчивости психики, спасибо хоть не в камеру для допросов. Далее он эту тему решил не усугублять, тем более, что Старику она явно неприятна, что, в общем, понятно - остерегается критиковать “главного координатора”.
        - Сразу решили, что я этим заниматься буду?
        Курчатов лишь утвердительно качнул головой. Тут же появился и Берия. Вместо знакомого всем пенсне на носу красовались здоровенные очки-велосипеды, а на подбородок была приклеена бородка. Федоров и Курчатов не выдержали и рассмеялись. На самом деле ничего смешного в новой внешности Лаврентия Павловича не было. Он выглядел как пожилой работник умственного труда, но, главное, из-за этих незначительных деталей опознать Берию было практически невозможно.
        - Чего хихикаете? Конспирация. Это вам хорошо, а меня каждая собака в лицо знает.
        - Ну так работа у вас такая - придавая утверждению двойной смысл, Федорову хотелось хоть немного отомстить за личный досмотр.
        Впрочем, скрытую суть сказанного Берия сразу понял. Повернувшись к Курчатову, он показал на Сергея пальцем и со смехом произнес:
        - Это он за обыск злится - потом повернулся уже к Федорову.
        - Сереж, ну надо было тебя проверить, какой ты в нервной обстановке.
        - Ну и какой?
        - Отличный. “Что у него с собой было?” Первое что сказал и самое правильное. Молодец, не растерялся.
        К ждущему их автомобилю все трое спускались обсуждая возможные кандидатуры преемников Сергея в атомном проекте. Наконец, пройдя бесконечные посты службы безопасности, вышли к гаражу. Для поездки был подготовлен старенький трофейный “хорьх” в далеко не лучшем состоянии. Ни машин сопровождения, ни охраны.
        Утром он один с милицейским эскортом на новеньком ЗИМе от аэродрома ехал, а сейчас невзрачная трофейная машина на всех троих. Сергей поначалу удивился, но потом понял - тоже конспирация. Надо привыкать, судя по всему, это станет повседневностью в его новой работе, что, в общем, непривычно. Конечно, работа на атомном проекте требовала секретности, но вся конспирация заключалась в том, что для случайных людей он был ответственным работником преуспевающей артели по производству последнего писка мировой гражданской технологии - телеприемников.
        За время скромной поездки вкратце обсудили организационные вопросы будущих исследований. Старшим по тематике назначался Федоров. Несколько дней для личного ознакомления на месте, ну а потом работа с правом привлекать любых нужных людей, исключая занятых в атомном проекте.
        Эта маленькая поправка рассмешила Сергея. По сути - издевательство. Он больше никого практически и не знает. Тем не менее, ограничение вполне логичное, ядерное оружие на сегодняшний день важнее любых самых многообещающих исследований. Но все равно, своего лаборанта Павла Грубмана он попытается выцарапать - мальчишка толковый и надежный.
        Сам же Федоров, соответственно, прекращал свою деятельность как в группе по разработке водородной бомбы, так и текущую работу на атомном проекте, сосредотачивая все свое внимание на временном парадоксе, если это, конечно, временной парадокс, а не что-либо еще, в чем ему только предстоит разобраться.
        На самом объекте вовсю кипела работа. При этом ни один шпион не заподозрил бы что-то особенное в этом районе. Ну передислоцировали какую-то небольшую воинскую часть, которая готовит себе место пребывания. КПП, шлагбаум, палатки, по периметру декоративно развешена колючая проволока с привязанными к ней лоскутками кумача, дабы никто сослепу не поперся в неположенное ему место. Вся эта бутафория не столько задерживает, сколько дает понять - проход запрещен.
        Берия весело посмотрел на Сергея:
        - Ну как? - При этом взгляд чекиста продолжал оценивать Федорова. Да так, что тому стало не по себе. Ничего не скажешь, умеет Лаврентий Павлович, когда хочет, придать себе не только добродушный, но и зловещий вид. Получалось, что весь разговор в машине с распределением ролей ничего не значит. Оступись где-то сейчас Сергей и все будет немедленно переиграно. Жестко и без церемоний. Сразу вспомнилось - “кто ваш преемник?”. Это Берия спросил у Курчатова 25 декабря 1946 года. Число, месяц и год Сергей помнил точно, еще бы, это день запуска реактора. А вопрос вместо поздравления, дабы Игорь Васильевич не зазнался. Вот и сейчас, играя лицом, Берия ставил на место Сергея, чтобы он тоже всегда помнил, что незаменимых не бывает.
        - Хорошо. Комар носа не подточит - ответно улыбаясь, сказал Федоров. Он решил не подавать вида, что понял, зачем Берия лично привез его и Курчатова на это место. Оценить самому, а так же заставить Старика понять на что способен его ученик без подготовки. Этакая вторая серия смотрин. Там, в кабинете с вещами Куско, Сергей показал себя лучшим образом, чего Лаврентий Павлович не смог не отметить. А теперь вот будет экзамен на месте. Рекомендовал-то Федорова на исследования лично Курчатов. Пусть теперь сам увидит, каков Федоров в деле через полчаса после вводной. Не ошибся ли с рекомендацией.
        - Сурово, за спиной Старика, не сталкиваясь с Берией напрямую, жить намного проще - подумал Федоров. Не зря он в самолете просчитывал, как будет отказываться от должности управленца. И как только Игорь Васильевич справляется. Быть настолько же хитро-дипломатичным как Курчатов ему не хотелось, да, судя по всему, и не моглось. Сразу вспомнился академик Капица, тот как-то высказал все что думает, теперь в ссылке. Хорошо что физик, а не генетик какой-нибудь, все могло и хуже кончиться. С другой стороны, Берия, а точнее Сталин, прав - кадры решают все. А найти нужные кадры можно только методом отбора. Вот он, жестокий дарвинизм, где вместо матери-природы трудится Лаврентий Павлович Берия.
        Продолжая мило улыбаться друг другу, все трое вышли из машины. Никто не подбегал, не козырял. Занимающиеся делом военные, казалось, их не замечали.
        Кто-то тащил щит с надписью “Пост N1”, кто-то пытался установить прожектор. Конспирация соблюдалась четко. Ни у кого случайно и даже неслучайно оказавшегося свидетелем, даже мысли не должно было возникнуть о чем-то экстраординарном - каких-то особых событиях или каких-то высоких посетителях. Просто рядовые райкомовские работники приехали посмотреть как обустраивается воинская часть на вверенной им территории. Народ и армия едины!
        Наконец, к ним неторопливо подошел ефрейтор, а, скорее всего, переодетый офицер госбезопасности. Берия недовольно посмотрел на него.
        - Не переигрывайте. Нечего заставлять себя по часу ждать - услышав это, “отличный солдат” лишь сглотнул слюну. Лаврентий Павлович тут же протянул ему руку для приветствия и шепотом зло добавил:
        - Веди на КПП.
        К чести ефрейтора, несмотря на критику Маршала Советского Союза, он не растерялся, а спокойно, будто ничего и не случилось, провел их через КПП, откуда, уже в сопровождении дежурного офицера, они отправились вглубь лагеря.
        Оглянувшись, Федоров посмотрел на солдата, заметив это, Берия рассмеялся.
        - Чего смотришь. Я не людоед. Ничего с ним не будет. А ты учись. Учись руководить, сейчас тебе это потребуется.

* * *
        Место аномалии не выглядело как-то особенно. Только примятая осока с пятнами уже высохшей крови напоминала о недавно произошедших здесь странных событиях. А так трава, цветы, кустики. Спокойно летали мухи и стрекозы, прыгали кузнечики - прямо-таки сельская пастораль на городском пустыре.
        Не доходя несколько метров до первых пятен крови, все трое застыли на месте и замолчали. По тому как переглянулись Старик с Берией, Федоров понял - пришло время начать проявлять себя.
        - Лаврентий Павлович, разрешите поговорить с “караулом”? - караулом он назвал двух солдат, находившихся поблизости и постоянно наблюдавших за местом. Берия кивнул в ответ.
        - Сережа, все в твоем распоряжении. Действуй. Ты тут главный.
        Как и ожидалось, никаких видимых изменений не было. Все тихо и спокойно. На вопрос, не пробовали ли они зайти на это место, оба ответили что нет. Их обязанность самим не заходить и других не пускать.
        - Может уже и аномалии никакой нет - подсказал Курчатов Федорову. Он хорошо знал, что Берия любит быстрые и эффектные решения. Сережке было необходимо действовать, тем более, что Лаврентий Павлович открыто об этом и сказал.
        Сергей с полуслова понял Старика. Не проходи сейчас этот экзамен на готовность к самостоятельной работе, он бы и близко так не поступил.
        А сейчас, выбрав камешек поменьше, он очень слабо бросил его между пятнами крови.
        Это было действие хулиганистого шкета, а не ученого и даже не авантюриста от науки. Ведь только один Бог знал, что могло из-за этого произойти. Но обошлось.
        Честно пролетев примятую траву, “экспериментальный снаряд” чудесным образом исчез прямо в полете. Причем, было видно как он исчезал. На границе камень как бы расплывался по горизонтали, высота же оставалась прежней, а та часть, что уже преодолела рубеж, исчезала из видимости. Так постепенно пропал и весь камень. Как в замедленном кино получилось. Только было неясно, то ли время полета действительно замедляется, то ли обострившаяся до максимума внимательность так воспринимает действительность. Чтобы точно ответить на этот вопрос была необходима киносъемка.
        - Здесь она, аномалия - весело ответил Федоров. - Киносъемка нужна будет. - Не желая упускать удачу, он решил продолжить рискованный и даже безответственный эксперимент.
        - А теперь проверим границы. Лаврентий Павлович, пусть принесут прожектор.
        “Караульные” бегом бросились исполнять команду. Через минуту прожектор был уже на месте, да только электричество еще не успели подвести.
        Это не остановило Федорова. На КПП он заметил новенькие мотоциклы для посыльных. Берия немедленно дал команду, и уже через минуту оба мотоцикла были в распоряжении Сергея. По очереди включив фары каждого из них, он выбрал тот, у которого свет был сильнее.
        Все равно неяркий свет фары был виден недалеко.
        - Слишком светло - сказал Берия, не переставая подгонять электриков, возившихся с прокладкой кабеля.
        - Ничего - ответил Сергей, осторожно подкатывая мотоцикл к “прОклятому месту”. Двигаясь со скоростью пару сантиметров в секунду, он внимательно всматривался вперед, не заехать бы самому в это будущие, или что там за границей зоны.
        - Прекрати! - не выдержал Курчатов. - Сергей, ты так попадешь в аномалию - Старик повернулся к Берии. - Лаврентий Павлович, так нельзя. Выигрыш минутный, а опасность возрастает экспоненциально. Подождем более мощного источника света.
        Берия согласно кивнул и, подняв руку вверх, с силой опустил ее вниз.
        - Стоп!
        Сергей остановил движение, что, ему больше всех надо? Но, тем не менее добавил:
        - А вы говорили, что я здесь главный.
        Довольный Берия осклабился и повернулся к Курчатову.
        - Какой он у тебя злобный. Любо-дорого. Ко мне его надо было. Знал бы, давно бы взял. Ну да теперь уже поздно.
        Федоров про себя усмехнулся, это хорошо, что Лаврений Павлович в таком добром расположении духа. Покрутив, от безделья руль, он, абсолютно случайно, заметил место, где луч преломляется. Часть идет дальше, а часть расплывается и теряется, как тот камень в полете.
        - Вот она, левая граница!
        Глава 5

^Советский блиндаж, 1942 г.^
        Нина Степановна Кузьмина гуляла со своей четырехлетней внучкой в одном из московских двориков, когда с письмом в руке к ней подошла соседка.
        - Нина Степановна, знаете как наша страна сейчас там называется, - спросила она, протягивая конверт, пришедший ей от вертихвостки-дочери из-за границы. - ЦИС. На конверте было действительно написано CIS (The Commonwealth of Independent States) или СНГ.
        Обсуждая этот животрепещущий вопрос, женщины не заметили как девчушка заинтересовалась слабым лучиком выходящим прямо из стены дома.
        Подойдя вплотную, ребенок зачерпнул в совок песка и бросил им в этого солнечного зайчика наоборот. Больше ничего сделать с ним она не успела. Бабушка, уже хватившаяся внучки, быстро взяла ее за руку и потащила обратно на площадку.

* * *
        Курчатов и Берия бросились к Федорову. Им не терпелось своими глазами увидеть границу между прошлым и будущим.
        Точно, ошибки быть не могло. Часть луча просто исчезала в пространстве. Берия посмотрел на Сергея, подошел и обнял. Все, и второй экзамен сдан на отлично. Ни о каком преемнике не могло быть и речи.
        - Принимай хозяйство. Сопрунов!
        Берия осекся. В него из пустоты была запущена горсть песка. Если бы не конспиративные очки, то все закончилось бы для глаз Лаврентия Павловича куда плачевнее, его хлипкие фирменные пенсне, держащиеся только на носу, вряд ли выдержали бы такой удар. А так все приняли на себя мощные стекла очков-велосипедов, и лишь несколько песчинок попали на слизистую.
        Промывали глаза очень осторожно. Курчатов посчитал, что по типу песка можно будет определить откуда он географически. Поэтому Берия требовал у испуганного фельдшера, чтобы ни одна песчинка не пропала. Так что прилетевший песок тщательнейшим образом собирали с одежды, очков, глаз, потратив на все не менее получаса.
        Все это время у медицинской палатки стоял полковник Сопрунов - крупный мужчина лет сорока в форме армейского майора. Он ожидал приказ, который Лаврентий Павлович из-за диверсии совершенной ребенком из далекого будущего так и не успел отдать.
        Несмотря на воспаленные глаза, Берия уезжал исключительно довольный. Полковнику Сопрунову было отдано распоряжение быть при Федорове джином, то есть исполнять любое желание Сергея, остающегося здесь на хозяйстве.
        Проводив начальство, Федоров начал продумывать план дальнейших работ. В голову закралась крамольная мысль, что может быть Берия со своей стратегией и прав.
        Отправь он сюда Федорова самостоятельно проводить исследования без этого стояния над душой, тот не рискнул бы в первый же день начать проводить активное воздействие на зону. Промучился бы пару дней, пытаясь придумать что-то менее опасное, а потом бы сделал примерно то же самое, но в обратной последовательности. Сначала светом засек бы границы, ну а потом, конечно не камнем, а, например, гайкой с привязанным бинтиком, проверил бы реакцию на макрообъект.
        Вообще, в принципе, с зоной придумывалось много интереснейших экспериментов. Например, что произойдет с предметом, если его пустить по границе, чтобы половина в зоне, а половина вне. Интересна и реакция животного мира. Насекомые, вроде и мозгов нет, но они явно что-то чувствовали и туда не залетали. А вот люди, с их килограммами “серого вещества”, никакой опасности не воспринимали. Не огороди эту зону и не отличить. В общем, в ближайшие дни, Сергея ждала череда интереснейших научных экспериментов. Были ли они опасными? Несомненно.
        Взять тех же американцев. Ученые, после победы над Германией, не хотели испытывать атомную бомбу, боялись, что цепная реакция распространится на все окружающее. Многие всерьез считали, что взрыв способен вызвать выгорание всей атмосферы планеты. Тем не менее рискнули всем.
        Ради безопасности, правда, подвесили заряд над землей. Интересно, кто это придумал, чей хитрый полковничий мозг доложил наверх, что все меры предосторожности от цепного распада планеты и сгорания атмосферы приняты.
        Тем не менее, проводить опыты очертя голову Сергей не собирался. Необходимо составить план, все как следует обдумать и систематизировать очередность экспериментов, это, не говоря о подготовке материальной базы для них. Так что на сегодня вся научная деятельность сворачивалась. Поэтому единственной стоящей идеей после обнаружения источниками света границ аномальной зоны было попросить Сопрунова достать сапоги и рабочую одежду, а то находиться в поле в академическом, да еще и мятом после полета костюме - брюки, ботинки, рубашка, галстук и пиджак весьма неудобно.
        Оставив пару офицеров с артиллеристскими буссолями отмечать изменение размеров аномальной зоны, Федоров пошел спать. Утро вечера мудренее.
        Для Сергея была отведена отдельная палатка. В ней стояла металлическая койка со всеми необходимыми для сна принадлежностями, тумбочка, пара табуреток и керосиновый фонарь типа “Летучая мышь”. Затюканные Берией электрики, пока не успели провести свет личному составу.
        Сев на краешек койки, Федоров как бы снова очутился на фронте. Точно таким же был тот вечер весной 1943 года, когда его вызвали в штаб. Правда, там был блиндаж, а не палатка.
        Сергей надеялся получить назначение на батарею, а оказалось, что его срочно откомандировывают в Москву. Командиру дивизиона пришло строгое предписание - обеспечить старшего лейтенанта Федорова всеми положенными документами и видами довольствия, а так же предоставить сопровождающего для немедленного убытия в столицу нашей Родины город Москву.
        Сергея тогда это здорово напугало. То, что дело касается атомного оружия, он понял сразу, прямо в штабе, как услышал про сопровождающего. Неужели оно уже есть у немцев, раз наши, наконец, спохватились? Если так, то уже поздно.
        По прибытии, однако, страхи развеялись. По слухам Сталин получил письмо от лейтенанта авиации Флерова, тоже бывшего физика. Прямо с передовой тот писал о необходимости ввязаться в атомную гонку, приведя косвенные данные, доказывающие, что остальные страны ее уже начали.
        Федорову тогда даже обидно стало, он ведь тоже понимал необходимость работы над ядерным оружием, но считал, что докладную какого-то старшего лейтенанта артиллерии никто всерьез не воспримет.
        А ведь Флеров оказался по званию даже ниже - просто лейтенант. Конечно, не это письмо было решающим аргументом, но может именно оно оказалось той последней соломинкой, которая переломила хребет верблюду недоверия правительства СССР к возможности создания ядерного оружия.
        Кстати, позже они познакомились в Сарове, но близко не сошлись, несмотря на то, что оба были фронтовиками и начинали добровольцами в ополчении, только Флеров в Ленинграде. Сказались почти десятилетняя разница в возрасте, да и откровенная антипатия Флерова к Иоффе, с которым у Сергея, несмотря на сорокалетнюю разницу в возрасте, были замечательные отношения. Сережка, когда учился в Ленинграде, вообще, считался любимым “ребенком” из “детского сада папы Иоффе”.
        Предавшись воспоминаниям, незаметно для себя, Сергей задремал.
        Глава 6

^Журнал “Огонек” номер 30 за июль 1991 года^
        - Товарищ ученый! Товарищ ученый! - один из ответственных офицеров тряс Федорова за плечо. - Сужение на пять сантиметров.
        Федоров вскочил. Не хватало только, чтобы сейчас все исчезло. Услышав стук дождевых капель о ткань палатки, Сергей уточнил.
        - Когда сузилось? С начала дождя? - офицер подтвердил предположение.
        Сразу, практически бессознательно, еще не отойдя от сна, начал работать мозг, пытаясь выявить какие-то логические связи и взаимодействия между событиями. Самое вероятное, что в зону аномалии попадают капли, а она как-то завязана на проходящую в нее массу или объем. Потому и уменьшается. Нет, не объем, только масса. Объем давно был бы заполнен воздухом. Продумав все это за доли секунды, Федоров приказал.
        - Срочно установить палатку или какой-нибудь навес над зоной. Только ни в коем случае, не попадать туда.
        Офицер бросился выполнять приказ, за ним побежал и Сергей.
        К счастью, ветра практически не было. Но хоть как-то прикрыть провал от ливня не представлялось возможным. Высота почти 9 метров при ширине чуть более трех. И хоть она постоянно снижалась, ширина прохода убывала еще быстрее. Если дождь не прекратится, существовать проходу не более трех-четырех часов.
        Положение спас один из офицеров проводивших съемку, согласно своим наблюдениям за реакцией аномалии он предложил развернуть по бокам провала ткань так, чтобы вода скатывалась по ней от зоны. А по фронту, наоборот, к ней, дождевые капли потекут прямо в аномалию узкой высокой струей, уменьшая только высоту.
        Личный состав разделили на две бригады. Пока одна регулировала уменьшение размера провала, вторая готовила навес - здоровенные футбольные ворота, к верхним перекладинам которых прикреплялась ткань сшитых вместе палаток.
        Когда высота аномалии упала до четырех метров, ворота с обеих сторон подняли. Капли дождя перестали попадать в зону.
        Обошлось без происшествий. Никто не упал вовнутрь и не покалечился. Контрольное измерение показало, что площадь аномалии уменьшилось более чем вдвое, но ширину в три метра сохранить удалось.
        Промокший насквозь Федоров подозвал Сопрунова. Срочно требовалось возводить капитальное строение, максимально закрывающее объект от любых физических воздействий.
        - Берите несколько солдат и мобилизуйте мужчин из ближайших окрестностей на строительство навеса. Под материалы ломайте любые строения. Вся ответственность на мне. Видя удивление в глазах Сопрунова, Сергей добавил:
        - Сейчас напишу и подпишу приказ.
        Сопрунов продолжил остолбенело смотреть на Федорова, потом вытер лоб от капель дождя и отрицательно покачал головой.
        - Приказ не поможет. У меня строгое предписание. Я обязан доложить товарищу Берии. Никаких строителей без его команды я на объект не допущу.
        Федоров тяжело вздохнул - вот тебе и главный. Ему оставили не лучшего джина. Хотя понятно, больше людей - меньше секретность. Тем более какие-то неизвестные близживущие гражданские, но и время не ждет. Промедлив можно потерять все.
        - Доложите, только быстрее, пожалуйста. Время не ждет, мы можем, вообще, лишиться всего. Или я сам доложу. Так, наверное, даже лучше.
        Что было Сергею особо неприятно, так это то, что полковник все это время простоял под прикрытием своей палатки издали наблюдая за работой подчиненных, беготней самого Сергея, и только сейчас вышел из под навеса под дождь, и то, только чтобы не дать Сергею демаскировать позицию. С таким не сработаться, да и доверять не стоит.
        Прослуживший несколько лет у Берии Сопрунов легко понял ход мыслей своего молодого начальника. Что взять со шпака? Даже не верилось, что Федоров фронтовик, да еще и офицер. Впрочем, у него на гражданке другая жизнь, другие отношения, да и люди другие. Эти атомщики уже при коммунизме живут.
        - Сергей Валентинович, немедленно доложу. Только вы зря под дождем бегали. То, что насквозь промокли, никак не помогло работе, а вот если заболеете - это потеря. Я ведь не выходил не из-за того, что считаю ниже своего достоинства. У меня другие обязанности. И без меня есть кому бегать, а уж тем более без вас.
        Услышав все это, Федоров только шмыгнул носом. Полковник продолжил экзекуцию.
        - Вот видите, уже простыли. Всяк солдат должен знать свой маневр. Суворов, между прочим. Ваш - думать и беречь здоровье. Вот у меня что-то болит - уже соображаю вполсилы. А у меня, между прочим, все ответы на вопросы регламентированы, надо только устав вспомнить. А у вас? Аномальная зона какой главой в нем проходит?
        Федорова давно так не размазывали. Этот полковник в форме майора был ведь абсолютно прав. И только подбежавший солдат с полевым телефоном спас Сергея от продолжения разговора.
        Звонил сам Берия, первым. От него Федоров получил команду потушить все источники света, прекратить любое воздействие на зону и передать трубку Сопрунову.
        Тому, в свою очередь, было приказано проконтролировать и, в случае невыполнения, заставить силой исполнить все вышеизложенное.
        Через несколько секунд весь объект окутала тьма.

* * *
        Выяснить по телефону ничего не удалось. Мало того, Берия даже отказал Сергею в срочной встрече, пообещав, что пришлет машину завтра в первой половине дня, и только тогда они все обговорят. Такой ответ так взбесил Федорова, что ему захотелось взять мотоцикл дежурного посыльного и поехать на нем прямо сейчас. Только куда? Кто его знает, где сейчас Лаврентий Павлович. Не сидит же он вечно в том кабинете, тем более ночь, может, отдыхает дома, а может, наоборот, занят на каком-нибудь совещании.
        Сергей слышал сплетни, что Сталин любит работать по ночам, а значит и всем его ближайшим приближенным приходится. Так что только завтра. Заснуть, естественно, не удавалось, будоражил вопрос из-за чего пришел приказ снизить активность и выключить свет. Поворочавшись, Федоров предположил, что, вероятно, кто-то что-то пронюхал, а наши, заметив нездоровую активность посольств или еще чего, сейчас выясняют где утечка. Успокоив себя таким ответом, тем более что лично он вне подозрений - все время на виду, Сергей, наконец, уснул.
        Машина пришла не в первой половине дня, а прямо с утра, разбудив Федорова. Наспех одевшись в рабочую робу, а не в костюм, дабы нагляднее показать Лаврентию Павловичу состояние дел на объекте, Сергей схватил у дежурных офицеров последние правки к карте аномалии и поехал на доклад к Берии.
        На этот раз его не досматривали и безо всяких проволочек, чуть ли не бегом, сопроводили до кабинета Лаврентия Павловича. Получалось, что тот все понимает и по-настоящему торопится. Однако, войдя в кабинет, Федоров увидел Берию склонившегося над какой-то бумагой и как будто не замечающего его, никакой торопливости в его поведении не наблюдалось. Сергей огляделся, Курчатова не было.
        - Игорь Васильевич занимается тем, чем ему положено. За аномальную зону отвечаешь ты и только ты - говоря это, Берия так и не поднимал головы, оставаясь прикованным к таинственной бумаге.
        Больше всего Сергею хотелось поправить “координатора проекта”, что по факту главным на объекте является полковник Сопрунов, который, оказывается, имеет право отменять любые указания Федорова, но потом решил промолчать. Берия был не в духе и шуточки типа вчерашних сегодня явно будут не к месту и ничего кроме абсолютно ненужного для Сергея конфликта не принесут. Да и не хотелось, по сути, первый настоящий день работы начинать с какого-то бессмысленного выяснения отношений, все равно все будет по-Бериевски. Плетью обуха не перешибешь.
        Поэтому, достав из привезенного с собой тубуса листы миллиметровки с нанесенными на них контурами провала, Федоров без разрешения начал раскладывать их на столе. Раз уж по-другому не получается, то хоть такая демонстрация своей самостоятельности.
        Подобная вольность оторвала Берию от документа, он вышел из-за стола и с интересом уставился на чертежи.
        - Вещай.
        Федоров подробно рассказал о дожде, реакции зоны на массу и необходимости срочного построения над провалом саркофага. Слово “саркофаг” очень понравилось Берии.
        - Это ты хорошо придумал - по-ленински прищурившись, сказал он. - Теперь все работы в аномалии будут проходить под этим грифом. “Саркофаг”. Согласен?
        В принципе, Федорову было все равно. Но хотелось как-то ущипнуть невежливого руководителя.
        - Тогда уж “окно” больше соответствует, ну или “дверь”.
        Берия не остался в долгу.
        - Нельзя. Слишком говорящие за себя названия. Ни в коем случае не забывай о конспирации. Она прежде всего. И тут уж, извини, все решаю только я. Что-то сомнительное - сразу Сопрунову, а он офицер грамотный, сам на месте разберет, что так можно, а что только с моего согласия. Уразумел?
        Федоров пожал плечам - уразумел, тем более, что ни о чем сомнительном самому докладывать Сопрунову и не надо, тот сам сует свой нос во все дыры. В чем-чем, а в грамотности спецслужбиста ему точно не откажешь. По поводу же названия операции - “Саркофаг” так саркофаг, какая разница как назвать, это настолько второстепенная вещь, что и отвлекаться на нее не стоит. На самом деле его интересовала только причина срочной остановки исследовательских работ. Берия же, как будто не понимал этого - стоял и ждал, чего Сергей скажет еще.
        Не желая далее играть в молчанку, Федоров спросил в лоб:
        - Лаврентий Павлович, по какой причине нам пришлось остановить все работы?
        - По серьезной, Сережа, очень серьезной - Берия нахмурил лоб, подошел к столу и взял в руку тяжелое пресс-папье.
        Увидев, что Федоров с опаской посмотрел на этот маневр, рассмеялся. Такая же реакция была у его домашнего пса. Хоть того ни разу в жизни и не били, тем не менее, какая-то древняя память заставляла собаку с настороженностью следить за непонятными предметами в руке хозяина. Вот и сейчас, подчиненный с настороженностью взглянул на тяжелый предмет в руках начальника. Тоже, какая-то древняя память. Однако, очень хорошо, что у Федорова эта древняя память присутствует, значит не только умом, но и на уровне подсознания хорошо знает и понимает свое место.
        - Спасибо, Сережа, рассмешил, даже страшно, за кого ты меня считаешь. Нет. Серьезно - Берия немедленно положил пресс-папье на место. - Слушай, как ты думаешь, с той стороны наш свет виден?
        Пропустив мимо ушей обидную, но невольную шутку с пресс-папье, Федоров максимально серьезно начал отвечать по делу, понимая, что секретность сегодня по каким-то пока неизвестным для него причинам стала в несколько раз важнее чем вчера.
        - Точно не скажу, но, думаю, мы себя демаскируем - Сергей специально применил этот военный термин, давая понять, что уловил суть беспокойства руководителя.
        - Я не могу дать стопроцентной гарантии, что на той стороне территория СССР. Может, конечно, там ситуация и нестабильна по пространству и времени. Но у нас все спокойно. Место не меняется, уменьшение почти линейно и прогнозируемо. Но считаю, что выходим на СССР - потом Федоров задумался и решил поправиться. - Ну, в том смысле, туда откуда к нам попал этот Куско. Интересно, конечно, что даст экспертиза песка.
        Берия только кивнул в ответ. Потом, уставившись в пол, глухо произнес:
        - Давай, честно друг с другом. И поверь, сейчас не до песка. Тем более что и разницы нет.
        Федоров послушно кивнул головой, хотя пассаж с песком удивил его, как это может быть неважно, советский или нет. В отношении же честности, нашел дурака - честно. А потом, как незаменимость пропадет, за всю эту честность по всей строгости пролетарского правосудия. Уж что-что, а язык за зубами он давно научился держать. Честно с ним пускай Сопрунов говорит, раз уж он действительно главный.
        Решив сделать первый взнос в новые откровенные отношения, Лаврентий Павлович вернулся к своему столу и взял в руки тот таинственный документ. Им оказался сильно обгоревший лист для сохранности зажатый между двумя стеклами.
        - Только не разбей.
        Федоров осторожно из рук в руки принял “экспонат”. Это была сильно обгоревшая страница.
        - Журнал “Огонек” номер 30 за июль 1991 года - уточнил Берия.
        У Сергея замер дух - неужели еще где-то проявилось? Как же изменится мир, если наладится постоянное общение между прошлым и будущим. Представить невозможно.
        Глава 7

^Залп "Андрюш"^
        Пояснение Берии прервало бурные фантазии о смешении времен.
        - Милиционер, который задержал Куско, припрятал этот журнал. Мы, на всякий случай, провели обыск, так он его в печь. Достали, что осталось. Но и этого более чем достаточно.
        Берия прямо пальцем показал где надо читать. Сергей присмотрелся.
        - Вслух.
        - Сталин, уничтожив и загнав в лагеря десятки миллионов, заставил остальных примириться…
        Берия взорвался:
        - Они в 1991 году с карточками покупателя живут и пытаются это на нас свалить. Мы два года назад, в 1947 году карточки отменили, а они что?
        Картина в целом прояснилась. Федоров даже не представлял, что существует опасность интервенции из будущего, да еще и от своих. Несмотря на фантасмагоричность подобных событий, выглядели они теперь вполне возможными. Грядущее совсем не радовало. Похоже, их потомки, провалив все, что только было можно, теперь пытаются свалить свои ошибки на предыдущие поколения. Безумие будущего поражало, все-таки не случайно там книги с детскими сюжетами печатают для взрослых.
        - Лаврентий Павлович. Я в течение минуты готов закрыть проход. Пара полуторок с щебнем или песком. Вываливаем в аномалию и все. Судя по реакции на дождь, попадание массы туда критично. Надо, конечно, точно проверить, но, в общем, я практически уверен.
        Берия нервно засмеялся.
        - С песком, чтобы и им глаза присыпало - слова Сергея несколько успокоили его. Вот что значит нет худа без добра. С одной стороны дождь чуть не сорвал все исследования, с другой, научил управлять этим таинственным проходом.
        - То есть ты хочешь сказать, что проход мы уже контролируем? - Лаврентий Павлович не случайно сказал слово “уже”, этим он давал понять, что считает контроль прямой заслугой Федорова. В столь сложной и щекотливой ситуации необходимо было поощрить прямого исполнителя, показать ему как он ценен для руководства и всего дела.
        Федоров не вникал во второй смысл столь сложно задуманной фразы, да его и мало интересовала похвала Берии. Появилась новая проблема, связанная не только с природой, но и с людьми из будущего. А это уже совсем непрогнозируемо. С учетом, если там, действительно, как-то управляют провалом, то все его расчеты становятся абсолютно бессмысленными, поскольку любые изменения могут оказаться завязанными не на их нынешние эксперименты, а лишь на команды этих “властелинов времени”.
        Стало понятно, Берия боится, что проходом могут воспользоваться и из будущего, попытавшись в их настоящем исправить все то, что им кажется ошибкой. Так же ясно, что если провал и искусственный, то уж точно он смоделирован не в 1991 году - контролировать время и иметь талоны на продовольствие совсем уж не вяжется. С другой стороны, что им помешает попытаться воспользоваться такой возможностью, благо она подвернулась.
        Несомненно, опасения Берии более чем обоснованы. Но поддакивать им, увеличивая все большую нервозность начальства, не хотелось. Прежде всего, во всем надо разобраться самому и лишь потом докладывать по существу, когда сам хоть немного что-то поймет в сути этих событий. А пока был смысл как-то успокоить начальника.
        - Скорее контролируем наличие прохода вообще - всегда можем закрыть - сказав это, Федоров усмехнулся - исправить и расширить нет, а испортить завсегда можем. Ну а если конкретно, то по наблюдениям, не считая того песка, активности с той стороны мы не наблюдаем. Но они могут быть умнее и тихо ждать нашего хода. Там, с другой стороны, уже могут сидеть их особисты.
        Взмахом руки Берия прервал рассуждения Сергея.
        - Были бы умнее, карточек не было бы. Значит так, бери на себя оборону объекта. Если что покажется оттуда - засыпай не задумываясь. А так не трогай. Измеряй раз в день как тогда, мотоциклетной фарой и сразу выключай. Никаких прожекторов. Понял?
        Сергей в ответ лишь кивнул головой. Жаль, конечно, но решение абсолютно логичное.
        Берия еще раз повторил:
        - Один раз в день и мотоциклетной фарой - Сергею ничего не оставалось, как отрапортовать в ответ:
        - Так точно, раз в день и мотоциклетной фарой. Никаких прожекторов - этот ясный, не позволяющий никаких других трактовок ответ удовлетворил начальника. Видя, что с темой секретности закончено, Сергей продолжил:
        - Лаврентий Павлович, в 1947 году у американцев прошла информация, что у них упал инопланетный космический корабль. Помните, шум на весь мир был? Может это как-то связано с нашей аномалией? Ну не верю я, что при талонах на еду можно как-то контролировать время. Несовместимо. Да и этот Куско, судя по тому, что вы мне рассказали. Мужику просто не повезло, случайно попал во весь этот переплет.
        Берия недоверчиво посмотрел на Федорова.
        - С Куско согласен. Те вещи, что с ним были, однозначно указывают на случайное попадание. С тем, что не они авторы тоже согласен. Но они ведь сейчас могут все это изучать, так же как и мы изучаем. И тоже думать, как воспользоваться в своих интересах. А силы, несмотря на эти талоны, сам понимаешь несоизмеримые. Ты же видел часы. Значит и в военном деле у них такой же перевес.
        На этот раз со всем пришлось согласиться Федорову, тем не менее, он продолжил свою мысль:
        - Мне почему с американцами в голову пришло - пару месяцев назад у них покончил жизнь самоубийством министр обороны.
        Лаврентий Павлович усмехнулся.
        - Да-да, как же. Выбросился из окна психиатрической клиники. Русские идут!
        Сергея удивил такой ответ Берии. - Неужели он в это поверил?
        - Вы же понимаете, что это придумано для журналистов, чтобы не совались. За его убийством что-то очень серьезное, раз власти перед всеми выставили себя дураками. Общественность, естественно, все съела. Зачем что-то придумывать, если такая сенсация. Министр обороны был псих, да еще такой опасный. Наоборот, пресса сама отметет все другие версии ради этой. Народу нравится, когда власть выглядит идиотской - высказав свое мнение об истинном отношении людей к руководству, Федоров понял, что сказал лишнее, но Лаврентий Павлович не обратил на это внимания, ему стало не до этого.
        Вообще, Берии докладывали о различных версиях как убийства, так и самоубийства Форрестола, приплетая от израильтян до схватки американских бульдогов под ковром. Но с событиями в Розуэлле пока никто не связывал. Что, в общем, и логично, все хотели казаться серьезными людьми.
        Поняв, что в глазах Сергея он сейчас выглядит, по крайней мере, непрофессионально, если не глупо, Лаврентий Павлович быстро закончил разговор и выпроводил Федорова на объект. Тем более, что внешней разведке было необходимо срочно дать новое направление для сбора информации.
        Неожиданно для самого Берии разговор оказался весьма плодотворным. Перед ним Лаврентий Павлович был уверен, что все сведется к чисто административному объяснению Федорову его места в этом проекте, что за ним только наука и ничего более. Однако Сергей оказался умнее и, похоже, все понял сам. Да и по поводу этого провала дал несколько интересных мыслей. Берия посмотрел на часы, через час к нему должен прийти уже Курчатов. Хоть разрывайся между этими двумя проблемами - атомной бомбой и провалом во времени.

* * *
        Шум стройки был слышен за километр, а грузовики так раскатали подъездные пути, что легковушка Федорова так и не добралась до КПП. Задачу решил шофер, благо он был в форменных сапогах. Отказавшись одолжить на пять минут Сергею сапоги, он просто взвалил его к себе на закорки, прямо как какой-нибудь средневековый крепостной своего барина и перенес на пункт.
        От конспирации, которой еще вчера так гордился Берия, не осталось и следа.
        Под руководством Сопрунова уже возведен трехметровый забор, полностью закрывающий возможность увидеть что-либо извне. Темпы строительства были впечатляющие.
        Еще более впечатляющим оказался вид изнутри. Вместо хлипких “футбольных ворот”, державших тент, уже стояла массивная стальная конструкция с подвешенными металлическими цепями. Судя по всему, использовалась якорная цепь от какого-то немаленького судна, ее ржавые звенья опускались до самой земли.
        - Танк, конечно, не остановит, но мало ли, самолет пролететь попытается - объяснил свою стратегическую задумку Сопрунов. - Пехоте, опять же помешает, машинам.
        Рядом уже разгружались грузовики с материалами для строительства будущего “саркофага”. Два тяжелых танка ИС-2 с направленными в провал орудиями, стояли на прямой наводке.
        - Еще два стрелковых отделения с пулеметами и огнеметами. Ну а если не выдюжим здесь, то в полутора километрах развернуты две батареи “андрюш” - накроют все по площади. Сами понимаете, вы ведь на гвардейских минометах воевали?
        Сергей кивнул головой и уточнил.
        - “Андрюш” не застал, отозвали.
        Сопрунов продолжил доклад о проделанной за отсутствие Федорова работе:
        - Уже болванками пристрелялись, в провал ничего не попало. Минировать я не стал, в конце концов сами же и подорвемся. Как понимаю, исследования вы будете продолжать.
        В общем, Федоров мог быть спокоен - враг не пройдет. И Сопрунов, на этот раз, явно не отсиживался в палатке.
        Глядя на все это столпотворение, Сергей поинтересовался, какая легенда у этой стройки. На этот вопрос полковник в майорских погонах засмеялся.
        - Райком партии строим.
        Ответ несколько удивил Федорова.
        - И что, верят?
        - Конечно. Психология. Люди взбешены. Сколько в землянках и в подвалах живет, а тут дворец строят. Если бы сказали, что Дом Пионеров то сомневались бы, а в плохое все верят.
        Сергей одобряюще кивнул головой. Сразу вспомнился его разговор с Берией о Форрестоле. Один в один, только с поправками уже на советские реалии.
        - А военнослужащие?
        - Подготовка к учениям. Проводим рядом с крупным строительством для имитации боев в городских условиях с широким применением артиллерии.
        Сопрунов, действительно, оказался очень грамотным офицером, все замечательно продумал и организовал, от легенды до самого строительства - прямо как прораб какой-то.
        Обойдя в сопровождении полковника линию обороны, Сергей приказал поставить напротив провала две многотонные бетонные плиты и пару машину с постоянно разогретыми двигателями, чтобы они, в случае опасности, мгновенно обвалили эти плиты прямо в провал. С точки зрения Сергея это было куда более эффективно чем всевозможные танки и “андрюши” подогнанные к объекту Сопруновым.
        После оценки объема проделанной всего за несколько часов работы, Федорову стало понятно, почему для выполнения столь ответственной и сложной задачи к нему был прикомандирован именно полковник Сопрунов - личное доверенное лицо Маршала Советского Союза Лаврентия Павловича Берии. Ничего не скажешь, ас в своем деле.
        Глава 8

^И.В. Сталин^
        Сталин был не просто потрясен, он был раздавлен докладом Берии. Все, что было сделано, все жертвы и достижения оказались напрасными. Через какие-то 42 года все пойдет прахом.
        Еще раз взглянул на крышку электронных часов с надписью на английском языке Made in China, а ведь на конец года готовят его встречу с Мао Цзэдуном. Первого октября этого года тот намеревается провозгласить Китайскую Народную Республику. Получалось, не пройдет и полувека как она падет, и туда снова войдут англосаксы. Да и сам СССР, похоже, будет доживать последние дни.
        Желтые глаза вождя исподлобья посмотрели на Лаврентия. Стоит как на похоронах.
        - Ну что скажешь, Лаврентий?
        Берия нервно сглотнул слюну:
        - Товарищ Сталин, нами предприняты все меры против интервенции из будущего. Академик Федоров …
        Сталин задумался, несмотря на распространенность, фамилия академика была ему незнакома.
        Берия поправился:
        - Наш ученый-физик Федоров нашел способ уничтожить, в смысле закрыть проход. Ждет только команды.
        Сталин уничижительно посмотрел на Лаврентия. Дело их жизни гибнет, а он думает как ему угодить. Слова вот подбирает.
        - Пускай будет академик - вождь замолчал. С кем он остался. И это ведь один из лучших. Все что может предложить это уничтожить провал во времени. Неудивительно, что страна погибнет. С такими-то кадрами. Только будущее просчиталось, пока он еще жив, то сумеет послать туда “парфянскую стрелу”. Сталин любил историю, совсем древнюю меньше, но все равно, образ “парфянской стрелы”, неожиданного выстрела при притворном отступлении ему очень нравился.
        - Лаврентий, как думаешь, а мы туда попасть сможем?
        Сталин не стал дожидаться ответа. Пожелание более чем конкретное. Пробурчав на прощание:
        - Только не сам придумывай, пусть этот Федоров вопрос изучит. Головой отвечаешь - легким движением пальцев он указал на дверь.
        Выпроводив Берию, сам себе удивился, “головой отвечаешь”, раньше он не позволял себе таких дешевых выражений, признанный и заслуженно мастером “черного юмора”, а тут… Иосиф Виссарионович нахмурился - сам слова стал подбирать. А ведь, действительно, не до этого. Надо все как следует обдумать.
        Выйдя из кабинета, Берия, напугав дежурного, бросился к графину с водой, стоящему на столе в приемной. Налил полный стакан и выпил его одним залпом. Перед глазами стояли лица расстрелянных Ягоды и Ежова. Не его ли очередь подходит? Теперь ведь у “отца народов” новый любимец - создатель прославленного СМЕРШа Абакумов.
        Это Иосифу Виссарионовичу легко думать о будущем. Здесь в настоящем бы выжить.

* * *
        Сталин действительно думал о будущем. Строка “Сталин, уничтожив и загнав в лагеря десятки миллионов, заставил остальных примириться”, напечатанная в “Огоньке” 1991 года привела его в ярость. Он готов был прямо сейчас, лично, прыгнуть в этот провал, чтобы в этом 1991 году поставить на место бездарных выскочек, как-то влезших на вершину власти там, в будущем СССР.
        Но все надо делать с умом. Прежде всего то, что зависит именно от тебя. Можно бесконечно долго мечтать и придумывать разные теории об этом провале, но это останется пустыми фантазиями. Не его компетенция. Пусть этот Федоров этим занимается, а Берия ему поможет. Может и не зря тогда вырвалось - “головой отвечаешь”, по одному этому, без напоминаний, Лаврентий должен понять приоритет дела, и что оно значит лично для него.
        Сталин сел за стол и взял в руку карандаш. Если ничего не получится с будущим, то пусть хоть потомки удивятся его прозорливости в настоящем.
        Редко когда Иосиф Виссарионович так тщательно подбирал слова и выражения, даже проговаривал их вслух. Фраза должна быть хлесткой как удар кнута и запоминаться с первого раза. Наконец, начало было положено.
        - Я знаю, что после моей смерти.
        Доработав судьбоносное высказывание до конца, Сталин решил изменить год его появления. В будущем не одни дураки могут оказаться. Незачем им знать, что ноги пророчества растут из 1949 года. Кто его знает, вдруг что и сохранится об этом “Саркофаге”. А там сложат два и два - Сталин знал, но ничего не изменил. И тут получается не предвидение, а глупость и позорное бессилие в глазах потомков. А поэтому необходим надежный свидетель, который расскажет, что еще во время войны Сталин предугадывал будущее, все его взлеты и падения.
        Вопрос насчет конкретного года не стоял - конечно, 1943. Год перелома. Тогда, отходя от стресса 41 - 42, под гремящие залпы первых салютов Победы, было несколько серьезных застолий, которые не дозволялись ни до, ни после.
        На срочный вызов Хозяина, как еще называли Иосифа Виссарионовича приближенные, Молотов прибыл немедленно.
        Вопреки первоначальному беспокойству - сам Вячеслав Михайлович несколько месяцев назад был снят с поста министра иностранных дел, а жена его была, вообще, арестована, разговор зашел скорее об успехах. Они обсудили контрмеры на возможные провокации при провозглашении КНР, выпили за успех атомной программы. Внешне Иосиф Виссарионович излучал уверенность и оптимизм. На сегодня, на 1949 год, для Страны Советов все складывалось если и не замечательно, то уж точно хорошо. Прорывы везде - от науки до политики, как внешней, так и внутренней.
        Под конец встречи, видя, что Хозяин в отличном расположении духа, Молотов попытался перевести тему разговора на судьбу своей супруги, но Сталин напомнил ему их разговор в далеком 1943 году - “я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет её”.
        Так вот, он вынужден быть жестоким, это его долг перед страной и народом. Потомки поймут это потом, да и то, хорошо, если только через пару поколений, а вот Молотов должен понять это уже сейчас.
        Пытаясь вспомнить тот разговор, Вячеслав Михайлович задумался, даже странно, что память ничего не оставила от той беседы, один только слог чего стоит.
        - Все-таки, Коба, ты поэт.
        Подумав, что нарушил с “Коба” некоторую субординацию, наморщил лоб, будто действительно вспомнил.
        - Вроде там еще Голованов был?
        Довольный Сталин лишь пожал плечами, якобы этого не помнил уже он. Оставалось добить память Молотова, чтобы у того исчезли последние сомнения в реальности этого разговора.
        - Хорошо мы тогда выпили, разоткровенничались. Все-таки вино - зло, язык развязывает. Ты, кстати, тоже тогда много лишнего наговорил. Спал потом на диване.
        - Так это вы, Иосиф Виссарионович, подпоили.
        Сталин вслух засмеялся, он действительно любил подпаивать знакомых, широко улыбнулся и погрозил пальцем, мол да, я такой хитрец. Улыбался он искренне, с Головановым удачно получилось. Уже год как маршал авиации в опале, не так чтобы совсем, но сидит без назначения. Значит, осторожный Вячеслав Михайлович к нему и близко не подойдет. А вот сам Сталин в следующем месяце, дабы историкам в будущем не показалась странной быстрая встреча сразу с обоими, вызовет Голованова, и тоже “напомнит” ему тот разговор. Через полгода оба не будут сомневаться в его реальности, а при встрече и подтвердят друг другу. Будут еще вспоминать, сколько выпили, раз до такого договорились и что лишнего сказали. Может, даже посмеются над самим Сталиным, мол, как витиевато под вино разговорился.
        Великий Вождь не сомневался, “каменная задница”, как называли Молотова за исключительную работоспособность и усидчивость еще большевики первого призыва, придумает, как оставить свои воспоминания о великой эпохе, в которой ему посчастливилось принять самое непосредственное участие, слишком уж любит он документы.
        Прощаясь со Сталиным, Молотов даже не подозревал, что только что получил индульгенцию на все свои прошлые и будущие проступки. За его жизнь и здоровье с сегодняшней ночи Иосиф Виссарионович будет беспокоиться куда больше чем о себе. Маршал Голованов, кстати, тоже благодаря этому избежал полагающихся ему неприятностей.

* * *
        Выпроводив старого знакомого, Сталин стал обдумывать куда более сложную вещь - что же делать с этим пресловутым провалом во времени. Первым делом, для себя, он вывел теорему, что ничего изменить до 1991 года не сможет. Доказательством для нее служила уйма притч и сказок народов со всего Мира.
        Действительно, практически везде существуют легенды как кто-то, узнав будущее, пытается его изменить и ничего не получается. Грешным делом Сталин подумал, может это и не сказки вовсе, подобное происходящему было и раньше. А он совсем не первый, кто стоит на этой развилке - “распалась связь времен”.
        Итого - имеется ход в 1991 год, обратно возврата нет. Или есть? Подумав о возврате, Иосиф Виссарионович предался мечтаниям. Вот он отправляет армейских разведчиков в будущее, и они доставляют сюда книги, да что там книги, даже ученых с промышленным оборудованием можно выкрасть. Соответственно, СССР получает огромное техническое и экономическое преимущество. Подумав об этом, Сталин резко помотал головой, дурь надо было срочно выветрить. Думать только по делу, без мрий и надежд.
        Первое. Отправить группы марксистов-теоретиков для воссоздания коммунистических партийных ячеек. Вождя разобрал смех. Неожиданно для себя самого он представил протопопа Аввакума перед такой же задачей, и как тот отправляет только уже к ним, в 1949 год, пропагандистов-староверов. Это действительно смешно, как бы и с коммунистами из 1949 года так же весело не получилось. Да и бессмысленно - он слишком хорошо помнил первые послереволюционные годы. Сколько богатств царской России через всевозможных местечковых революционеров было отправлено на разжигание “мирового пожара”, а сколько дошло по назначению? Хорошо если треть. Многие просто присваивали драгоценный груз и сбегали в Америки и Канады. Да взять даже самых верных. А ну как согласятся с найденной в будущем ошибкой в марксистских расчетах? Немедленно перебегут к победителям, причем, очередной раз уверенные в своей правоте, его же дерьмом и обливая.
        Фанатиков? Тоже нет. Все эти Мехлисы слишком дорого обошлись на войне. А там они даже не фигуры. Не смогут ни сориентироваться, ни приспособиться. Или их разоблачат на следующий день, или, еще вернее, в психушку отправят, где им самое и место.
        Ученых тоже нельзя, прятаться не умеют, да и не будут. А с той стороны могут заметить исследования и подкорректировать историю, может из-за этого все и случится, сам выроет яму СССР.
        Все придется делать тихо, незаметно, чтобы уж на нем вины не было, что сам все и спровоцировал. Ни в настоящем, ни в будущем нельзя оставлять ни следов, ни свидетелей.
        Нет. Нужны ребята в погонах. Для тех, кому Родина не пустой звук. Им плевать на все теоретические ошибки, важно унижение страны перед всякими Америками с Англиями. Отсиживаться не будут.
        Сталин потянулся. Опять ставка на военных. Именно на рубак. Спецов из внешней разведки отправлять нельзя. Слишком приспособляемы и способны годами “лежать на дне”. Так и пролежат без указаний из центра.
        А может самому? Сколько людей сможет пройти? Берия говорил о дюжине. Сталин представил себя, семидесятиоднолетнего старца в окружении личной охраны, доказывающего там, что он и есть Сталин. Или взять с собой того же Молотова? Представив идиотизм этой ситуации, Вождь опять вслух засмеялся. Вроде не дурак, а какой бред в голову лезет, столько времени и ни одной разумной мысли.
        А вот если целый кремлевский полк? Да так, чтобы там, в 1991, дедов и прадедов их внуки и правнуки узнали. Это уже будет Явление Спасителя свыше, сразу попы в колокола забьют о новой Мессии.
        Опять мечты. Вот и получается, что не знаешь, что и делать. Без разведки в наступление идти нельзя. А если на разведке все и закончится? Говорят, что проход постоянно сужается.
        Сталин обхватил голову руками. Сейчас один из тех случаев, когда он по-настоящему не знал что делать. Последний такой был под Царицыным аж летом 1918 года.
        Глава 9

^Л.П. Берия^
        Берия немедленно приступил к выполнению поставленной перед ним задачи.
        Он лично передал руководителю СпецНИИ секретному академику Арзубагову (секретному, потому как в открытых списках АН СССР тот и близко не значился, как не значился и среди награжденных орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Социалистического Труда, а также Лауреатом двух Сталинских премий, хотя, все это у него было, только секретно) вещи этого проклятого Куско. Знать о будущем надо было как можно больше.
        - Изучайте под микроскопом каждый кусок дерьма с его трусов. Ищите что, откуда и можем ли мы нечто подобное повторить - так напутствовал Лаврентий Павлович своего старого и доверенного подчиненного.
        Сам Арзубагов начал работать с Лаврентием Павловичем с самого перевода последнего в Москву. Именно он убедил Берию создать полностью секретную научную группу для решения текущих задач. НИИ располагал своим постоянным научным штатом, а в случае необходимости имел право привлекать любых специалистов на временной основе, которые даже не представляли, на какую структуру работают.
        Лысый череп Арзубагова покрылся испариной, а глаза заблестели как у сумасшедшего, когда он понял, что рассказ о пришельце из будущего это не шутка. Не напрасны были труды его, наконец, и заслуженно, он получал то, за что каждый настоящий ученый отдал бы свою правую руку. Все свои силы и силы своих лабораторий академик незамедлительно перевел на изучение полученных вещей.
        Если на этом участке Берия был спокоен - по крайней мере, хоть здесь понятно что делать, то со всем остальным оставались одни вопросы.
        Более чем конкретное пожелание Сталина о подготовке экспедиции в будущее полностью меняло уровень секретности проекта. Получалось, что его необходимо держать в тайне от потомков. Здесь подпиской о неразглашении не обойдешься, да и как подчиненные будут что-то скрывать от будущих начальников. Это ведь не против оккупантов готовится операция, а, по сути, против своих еще не рожденных детей и внуков. Ну не против них конкретно, против их начальства, которое заведет страну в трясину, но все равно, приказать, мол, этого не говори ни будущему правительству, ни будущим командирам, такое не сработает. Вопрос как все это скрыть, ведь реализация мероприятий потребует серьезнейшей подготовки и вовлечения сотен, или даже тысяч людей. Масштаб необходимой деятельности пока совсем не ясен. И если для будущих работ можно придумать какие-то отвлекающие маневры, то что делать с теми, кто уже занят в проекте.
        Берия взял карандаш, в первую очередь следовало определить людей непосредственно знающих о сути исследований, что это связано именно со временем. Прежде всего это сам Берия, Курчатов, Федоров, Сопрунов и Арзубагов - с ними все ясно и вопросов не имеется. Еще милиционер с журналом - с ним и его женой, как это не грустно, тоже все понятно, от них по любому придется избавиться. Вот и первые невинные жертвы проекта, хотя, милиционер, по сути, совершил должностное преступление. Впрочем, что это не оправдывало его ликвидацию, Берия отлично понимал, не соверши он его, все равно для него и его семьи закончилось бы точно тем же самым, достаточно того, что он просто видел неположенное. Хорошо, что за журналом тогда послал Сопрунова, только он из арестовывающей команды знает об “Огоньке”, так что там все чисто.
        Особо больной вопрос вызывала рота госбезопасности, охраняющая объект с самого начала. Теоретически, они считают, что ведутся работы связанные с атомным оружием, по крайней мере, им так объяснили. Но это при условии, что Федоров никому не проговорился. А ведь мог. У Берии не хватило тогда ума предупредить Сергея, что личный состав не в теме, а сам он, скорее всего не догадался. Вот это могло вызвать катастрофические последствия.
        Отдавать на заклание целую роту верных и преданных людей не хотелось. Подумав о них, Лаврентий Павлович впервые для себя обратил внимание на интересное двойное значение в русском языке слова “преданные”. Вот уж точно, преданного человека всегда предадут. Как бы то ни было, но надо абсолютно точно определить, узнали они что-то лишнее или нет. Причем, спрашивать у Сергея ни в коем случае нельзя. Во-первых, сам он вряд ли и помнит, если случайно проговорился. Во-вторых, если эту сотню с лишним человек все-таки придется ликвидировать, то его реакция вполне прогнозируема. Это и чувство собственной вины, что из-за его длинного языка столько людей погибло, ну и более чем вероятное неприятие подобного метода соблюдения секретности. Федоров хоть и воевал, но вряд ли к подобному готов. Да и кто, вообще, к такому готов. Сам сколько прослужил, чего только не делал, но что бы так, ни за что, своих. Лысина Берии покрылась испариной.
        Можно, конечно, поговорить с личным составом, что они думают об охраняемой ими зоне, а еще лучше поставить их палатки на прослушивание. Правда, тогда, если Сергей проболтался, под ликвидацию подпадут и те, кто слушал. Обдумывая все это, Лаврентий Павлович с силой нажал на карандаш, да так, что грифель сломался, количество возможных жертв просто геометрически возрастало. Следовало отвлечься хотя бы деталями дальнейшего проведения исследований.
        Жаль Курчатова не привлечь, атомный проект все же важнее. И так забил ему голову этой аномалией - нужно было узнать, кто еще способен справиться с такой задачей кроме него. Тот и порекомендовал Федорова. Но время тогда и сейчас отличаются. Тогда была только научная проблема, и был достаточен просто толковый ученый. Сейчас же все обрело и политический окрас во внутрикремлевской иерархии на уровне самого Сталина. Будет ли тут на месте Федоров или желателен более искушенный в дипломатии человек, понимающий, что можно говорить, а чего нельзя? Сергея ведь и Сталин теперь может к себе вызвать для “разговора по душам”. По политической важности “Саркофаг” стал практически равен “атомному проекту”, слишком заинтересовал он Хозяина.
        Сам Федоров был Берии симпатичен, он видел его ум, хватку и разумную храбрость при общении с вышестоящими. Не подобострастен, но и не нагл, знает свое место в общей иерархии. Не ищет личной выгоды, не пытается стать незаменимым. Никогда не подсиживал Курчатова, как некоторые его коллеги, хотя все возможности для этого были. И главное - видел жизнь. Важно не то, что пошел добровольцем в ополчение, туда много шло, не понимая, что такое война на самом деле, только суровую реальность далеко не все выдержали. А этот смог - фронтовик, офицер, чуть командиром батареи не стал, но, Берия еще раз полистал личное дело Федорова - 23 мая 1942 года пьяным упал с боевой машины ракетной артиллерии БМ-13 и сломал запястье левой руки. Получил взыскание с занесением в личное дело.
        Перечитав это, Берия очередной раз ухмыльнулся - совсем правильный мужик, не чистоплюй выросший в парниковых условиях, как многие молодые из нынешней научной братии. Хотя, за ту пьянку могли и членовредительство пришить как попытку дезертирства - представив это, Лаврентий Павлович подумал: - Это была бы, конечно, потеря, можно сказать невосполнимая.
        - Значит Федоров, тем более, что Хозяин о нем уже знает - вслух сам себе сказал Берия. Рука его легла на трубку телефона.
        - Вызовите ко мне на совещание Федорова. Немедленно.

* * *
        Приказ срочно явиться к Лаврентию Павловичу застало Сергея на так называемом объекте “Саркофаг”. В связи с запрещением активного воздействия на аномальную зону, Федоров откровенно бездельничал.
        Он просто не знал, что делать дальше. Расчеты, увязывающие попавшую массу с уменьшением размера зоны, проведены весьма приблизительно. Для более точных вычислений необходимы эксперименты, которые строжайше запрещены. За этим во все глаза постоянно наблюдает Сопрунов. Доходит до смешного, стоит Сергею подойти к объекту, так тот чуть ли не бегом за ним. Даже не стесняется. А так, вроде, и личные отношения наладились, нормально общаются, вполне по-дружески.
        Больше всего Сергея беспокоило отсутствие реакции с той стороны. Теоретически, после того неизвестно откуда взявшегося песка, так неудачно попавшего в глаза Берии, к ним из будущего должна была забрести хотя бы кошка, не говоря про каких-нибудь насекомых. В первый день, еще до постройки укрытия, он лично видел здесь летнее буйство природы, всех этих мух и стрекоз, шныряющих во все стороны. Или они, действительно, как тогда ему показалось, почему-то остерегаются зоны? Интересно почему?
        Прилегающую территорию проверили на все что только могли - от радиоактивности до плотности и влажности воздуха, нет ли отличий от окружающей среды - нет, все нормально. Даже если раньше мелких тварей могли не заметить, то сейчас, после возведения “саркофага”, а на самом деле большого сарая обитого изнутри парашютным шелком, фиксировался бы даже занесенный ветром песок, которого тоже не было.
        Создавалось впечатление, что и с другой стороны построено подобное же сооружение. И люди или нелюди из будущего или не из будущего ждут уже действий от них. В общем, такое объяснение вполне укладывалось в логику. Провели эксперимент, получили результат, сейчас максимально минимизировали нежелательные последствия. Потому никаких выбросов больше и не наблюдается.
        Всеми этими сомнениями Федоров поделился с Берией пару дней назад, надеясь получить хотя бы одну монетку из наследства оставшегося от Куско. Ему хотелось своими глазами увидеть реакцию аномальной зоны. Будет ли отторжение возвращаемого в будущее предмета, или, наоборот, провал спокойно примет неживую материю?
        Но все что он получил, это реакцию отторжения Лаврентием Павловичем любых его идей. Тот, боясь удара из будущего, отдал строжайший приказ - полная маскировка. Прощупывание слабым источником света границ зоны один раз в сутки - не более. За всем этим, после личного инструктажа у Маршала Советского Союза, с двойным усердием тщательнейшим образом и следит Сопрунов, следующий и сейчас словно тень за Федоровым, дабы не дать тому никакой возможности для самодеятельности. А сам Берия больше Сергея не вызывал, будто событиями и не интересовался.
        Смысла тупо ожидать, что вдруг что-то вылетит из провала, Сергей не видел - наблюдателей и без него хватает. Три офицера круглосуточно фиксировали зону на кинопленку. Поэтому сидя у “саркофага” на солнышке, он ожидал приказа - уничтожить аномальную зону. Такой исход ему казался наиболее вероятным.
        Пока же команды не было, Сергей наслаждался ничегонеделанием. Если бы несколько лет назад ему бы кто-нибудь сказал, что на вопрос, что ему нравится делать больше всего, он ответит - “ничего”, то он бы не поверил. Но последняя пятилетка беспрерывного мозгового штурма укатала его как и многих его коллег.
        Впрочем, сейчас коллеги могли ему только завидовать, если бы конечно знали, чем он занимается и особенно, как он этим занимается. Им же оставалось все так же беспрерывно штурмовать тайны атомного ядра ради создания оружия массового уничтожения. Это и только это было их настоящей целью. Здесь же приятному времяпровождению мешал только шум фиктивного строительства придуманного Сопруновым райкома. Какой-то чудовищный механизм постоянно стучал о специально подложенную под него железяку, дабы шума была много, а колебаний почвы мало.
        Заметив подбегающего к нему телефониста, Федоров уже приготовился дать команду опрокинуть бетонные панели в провал, но приказ оказался другим - срочно явиться на совещание.
        А это значит, что что-то будет зависеть и от него. Забрезжила надежда спасти этот феномен для дальнейшего изучения. А там, чем черт не шутит, может и на машину времени выйдут. Сергей очень любил этот роман Уэллса.
        Глава 10

^Первое в мире изображение запутанных фотонов в момент неопределенности их физических состояний^
        Совещались вдвоем, сам Сергей и Лаврентий Павлович. Больше никого не было.
        Берия не стал интересоваться подробностями и, вообще, что произошло за последнюю пару дней. Он в лоб спросил Федорова, что тот думает насчет аномалии.
        - Если честно, я не верю, что это природное явление.
        Услышав это, Берия снял пенсне и всем телом наклонился к Сергею, давая понять, что ответ не на шутку его заинтересовал.
        - Страшно подумать какими должны быть выбросы энергии, излучения, перегрузки. Я бы понял, если бы зафиксировали частицу, даже макрообъект. Но чтобы туда попало живое и после этого осталось живым - несерьезно. С пяти метров разобьемся, пять минут без кислорода и все, а тут….
        Расчувствовавшись, Федоров даже ударил себя по колену, как бы досадуя за хрупкость всего живого в этом мире. Берия молча кивал головой, давая понять, что ему все понятно, и пусть Сергей продолжает.
        - Например, как проходит пространственное замещение? Кровеносная система сразу откажет.
        Про кровеносную систему Лаврентий Павлович не понял и попросил объяснить поподробнее.
        - Вот у нас воздух кругом. Вдруг, минуя время, в этом же пространстве оказывается Куско. Куда девается воздух с того места, где оказался он?
        Вопрос показался Берии простым.
        - Вытиснется - для доходчивости Лаврентий Павлович даже помахал рукой, показывая, как гоняет и вытесняет ей воздух.
        - А если он в кирпичной стене бы материализовался? Поймите в одно и тоже время в одном и том же месте оказываются атомы воздуха и атомы организма Куско. У него кровь, мясо, кожа, все наполовину воздухом разбавится, сердце тут же остановится из-за воздушных пузырей. Я уж не говорю про внутриатомные реакции, где атомы один в другом окажутся - там могут быть такие процессы, что ядерный взрыв простой шутихой покажется. И это самый простой вопрос, на самом виду - одновременно два объекта в одной пространственной точке - потом Сергей немного подумал и продолжил. - Черт с ним, пусть, действительно просто вытисняется, не занимая одну точку, но вы же видели, как камень постепенно исчезал в полете. Я понял бы, если бы сразу коснувшись исчез, или, наоборот, когда весь пролетел, исчез бы целиком. А так понятно, что материализуется в другом времени последовательно и постепенно. Получается, что половина тела этого Куско была сколько-то секунд в одном времени, половина в другом - так кровь просто вытечь должна из обеих половинок, даже, если, как вы говорите - "вытиснится".
        Объяснение было достаточно подробным, что Лаврентий Павлович сразу понял проблему, так же он понял, что с вопросами по науке пора заканчивать - бессмысленное убийство времени. Все равно не быть ему ученым, надо обсуждать более насущные вопросы, касающиеся его компетенции.
        - Ты думаешь, что это из будущего кто-то специально открыл проход?
        На это Сергей только пожал плечами.
        - Тогда чего этого идиота сюда запустили? Никаких документов не передали? Да и что они могут, у них карточки на продукты? Нет - Берия отказывался признавать, что это специально кем-то запущенный искусственный процесс и все более и более распалялся.
        Пытаясь его успокоить, Федоров предположил.
        - Не факт, что они. Может, из более далекого будущего эксперимент был, может, вообще, не люди.
        - А чего тогда не исправили?
        Сергей уже пожалел, что решил рассказать Берии то, что реально думает по теме, поэтому о дальнейших косвенных доказательствах типа отсутствия чего-либо с той стороны, песка там или насекомых, решил промолчать. Не нравится начальнику такой ответ - значит, не будет такого ответа. Жизнь его давно научила, что так проще, делай свое дело и молчи, в крайнем случае, поддакивай начальству, главное - делай то, что считаешь правильным, хотя бы и тайно безо всякой рекламы.

* * *
        Немного отойдя от возбуждения, Берия рассказал об идее Сталина отправить туда экспедицию. Федоров сразу прикусил язык. Это ж надо быть таким идиотом, сейчас своими руками ухлопал возможность серьезного научного исследования аномалии. Пытаясь как-то спасти ситуацию, Сергей стал мямлить.
        - Это только теория. К сожалению, вы не позволили проводить серьезных исследований. Так сказать игры разума.
        Лаврентий Павлович был слишком прожженным специалистом по душам человеческим, чтобы не понять реакцию Федорова.
        - Только не говори, что сам об этом не думал. Выкладывай сценарии. Не бойся, экспедиции всяко быть, лично Сталин утвердил.
        - Да здравствует товарищ Сталин - сказав это, Сергей сразу осекся, получилось слишком двусмысленно. Впрочем, Берия не обиделся, а лишь усмехнулся.
        - Ты уж продолжи, позор товарищу Берии.
        - Продолжу, но это, по сути, импровизация. Думал много, но несерьезно. Первое и весьма вероятное - мы все погибнем прямо там, при входе. Почему - объяснил. Не исключено, что Куско выжил из-за совпадения миллионов случайностей. Выиграл в лотерею.
        - Ненадолго выиграл - продолжил мысль Берия. - Мы, это в смысле ты тоже собираешься отправиться туда? - В том, что Сергей сам захочет быть добровольцем, Лаврентий Павлович нисколько не сомневался. Только надо ли это самому Берии?
        - Несомненно. Произошедшее с Куско показало, что возвращение маловероятно. Значит там нужен человек способный на месте решать чисто научные проблемы, например, как связываться в подобных условиях. Кроме меня ведь больше некому, ну на сегодняшний день.
        Тут Федоров вспомнил о Павле. В первый день он хотел вытребовать своего бывшего ассистента и лаборанта к себе в помощники, но потом работы остановились, и набор сотрудников стал неактуален. А сейчас Федоров задумался. У Павла семья, так что лучше ему оставаться там, в Сарове, тем более, голова у него светлая и его, несомненно, ждет большое будущее в науке. В общем, нечего ему вместе с ним в экспедиции делать.
        - А на завтрашний? - видя, что Федоров ни с того, ни с сего ушел в себя, сухо поинтересовался Берия. Вопреки желанию Сергея, ему хотелось, чтобы Федоров оставался при нем и координировал работу здесь, Лаврентий Павлович очень ценил толковых и надежных людей. Тем более, ему казалось, что есть смысл, чтобы один серьезный ученый был с одной стороны, а другой с другой.
        - Завтрашнего, вероятно, не будет. Зона постоянно уменьшается. Хоть мы и построили этот саркофаг, ну месяц, может два от силы. А если отправлять туда экспедицию, то у нас на подготовку всего неделя-две. Не больше.
        Берия задумался. Получалось, отправить группу и с концами.
        - Ты хочешь сказать, что мы отправим команду, проход закроется и все?
        Федоров даже поперхнулся, не хватало только еще раз угробить судьбу экспедиции. Снова пришлось выкручиваться.
        - Не уверен. Когда мы только начинали исследования до того дождя, то офицеры снимали данные о границах. Они не только уменьшались. Была пульсация. Я вам показывал тогда на графиках.
        Федоров откровенно врал. Никакой пульсации не было. Мало того, тогда, на первом докладе, он лично говорил Берии, что процесс проходит “почти линейно”. Оставалось надеяться, что Лаврентий Павлович это забыл или не понял значение “линейно”, хотя, небольшая отговорка “почти” в том разговоре все-таки присутствовала.
        - Ты хочешь сказать, что когда от нас что-то попадает, то увеличивается у них, а когда у них, то у нас? - Берии тоже хотелось верить в лучшее. Федоров облегченно вздохнул - обошлось.
        - На это не очень похоже, хотя? - Сергей точно знал, что аномалия работает как-то по-другому. Неизвестно как, но точно не так. Подобная корреляция однозначно не вписывалась в данные, полученные в первый день. Но говорить этого Берии не хотелось. Пока это все гипотезы. Кто знает, может лишними словами можно и Сталина спугнуть.
        Врать, конечно, тоже больше не стоит, вечно везти не будет. Лаврентий Павлович кто угодно, только не дурак и поймает на противоречивых вопросах. Но можно рассказывать правду только о хорошем. Такую, например.
        - Может, и не умрем. Десантируемся в 1991 год. Возьмем оттуда научную литературу, приборы, выкрадем специалистов и перекинем сюда. Мы сами вернуться не сможем, но перебросить людей оттуда вполне. Куско-то смог к нам попасть, значит, шанс выиграть в лотерею есть и у нас.
        - Я об этом с самого начала думал, но как перебросить, ты же говорил, что природа или что там не пустит? - Берия выжидательно посмотрел на Сергея, ему очень хотелось, чтобы тот что-то придумал.
        Федоров усмехнулся, ему не верилось, что такой прожженный чекист не догадался сам.
        - Пинком. Или сами бросим за руки и за ноги, или местных наймем. Это не проблема. Проблема, что это надо делать уже вчера. Проход закрывается.
        От такого простого решения у Лаврентия Павловича даже открылся рот - Боже, как просто.
        - Стой. Стой. А как же карточки? Согласись, удайся нам подобная операция, СССР и близко не имел бы никаких талонов. Мы бы, наоборот, были бы первыми в Мире. Ну никак это не получается.
        В ответ Сергей улыбнулся. Привычно сославшись на Эйнштейна с его парадоксом времени в теории относительности, он перешел к параллельным мирам, возможности корректируемого будущего и окончательно запутал Берию квантовой запутанностью частиц. Тому ничего не оставалось как сдаться перед наукой. Атомную-то бомбу все-таки они придумали, мало ли что еще может быть на этом свете.
        Верил ли сам Федоров в то, что рассказывал Берии - он этого не исключал. Но внутри себя все-таки склонялся к тому же к чему и Сталин, и о чем рассказывали сказки - будущее еще никому не удавалось переиграть, даже краплеными картами.
        Под конец разговора Лаврентий Павлович не выдержал и как бы вскользь спросил, что думают работающие с Сергеем военные об этом временном парадоксе, может у кого-то есть разумные мысли? Услышав это, Федоров удивился:
        - Лаврентий Павлович, вы же сами говорили, что конспирация. Они хоть и военные, но потом по округам разбегутся, а там спьяну и проговориться можно. Все до сих пор уверены, что мы нашли до этого не встречавшийся на Земле источник неопасного электромагнитного излучения в видимом спектре. Я сам объяснял ведущим съемку офицерам, что, судя по всему, это осколки метеорита с особыми свойствами. Мол, в оружии этого не применишь, зато можно получить мощнейший бесплатный источник электрической энергии.
        Услышав это, Берия чуть не перекрестился. Довольно улыбаясь, решил уточнить:
        - А почему в оружии не применишь?
        Федоров удивленно посмотрел на Лаврентия Павловича, неужели непонятно?
        - Опять же, если сболтнут, то пусть что-то в мирных целях, чтобы особо не интересовались.
        Берия удовлетворенно кивнул, несомненно, он недооценивал Сергея, тот соблюдал конспирацию, пожалуй, получше него самого.
        Глава 11

^Талоны 1990 - 1991 год^
        - Значит, говоришь, Лаврентий, четыре возможности? - Берия только кивнул в ответ. Сталин продолжил.
        - Первая - гибель экспедиции. Ну, ее не рассматриваем совсем. Вторая - разведка как-то увеличит проход для нашего “второго пришествия”. Третья - мы с тобой туда попасть не сможем, но что-то сможем оттуда получить. И четвертая - разведка туда пройдет, проход и захлопнется с концами. Я правильно понял? - Сталин вынул трубку изо рта и пустил дым в сторону, чтобы тот не попал на собеседника.
        - Так точно. Грубо говоря, четыре направления. Первое совсем грубое - Берия позволил себе улыбнуться. То, что Хозяин откровенно пустил дым в сторону от него, был хороший знак. Нет, Сталин никогда не дымил в лицо собеседнику, но сейчас это была откровенно продемонстрированная вежливость. Хороший знак.
        Иосиф Виссарионович недоверчиво посмотрел на собеседника.
        - По третьему есть вопросы. Там, в 1991 году продукты по карточкам, а тут мы получаем новые знания и вдруг там опять карточки, а американцы в Китае в это же время такие часы делают? Это ж мы тогда должны такие часы делать и лет через пять уже, если третье верное. Наверно тоже надо вычеркнуть?
        Берия был готов к любому вопросу. Они с Федоровым вчера до самой ночи сидели, обсуждая всевозможные сценарии. Федоров пытался ответами не сорвать экспедицию, Берия тоже думал об экспедиции, но не забывал и о своей роли в новом кремлевском раскладе - кураторство еще и над вторым по значимости после атомного проекта явно усилит его позиции, что важно особенно сейчас - атомный проект в своей важнейшей части практически завершен. Нет, дальнейшая работа, конечно, продолжится, но ее значимость несомненно упадет - бомба уже будет. Рассматривали каждую возможность со всех сторон. Так что, глубоко вздохнув, он принялся аргументировать свое предложение.
        - Объяснений может быть несколько. Начиная от множества параллельных реальностей и постоянно изменяющегося будущего, до природного саморегулирования или даже искусственного регулирования. Куско ведь какая-то сила обратно не пустила, разумная или закон природы нам неизвестно.
        Сталин не дал Берии дорассказать федоровские теории. Слишком сложно, да и не нужно. Придется верить на слово. Все равно ничего непонятно, что эти физики говорят, а тут еще Лаврентий переиначивает в меру своего понимания, а ведь он тоже далеко не ученый, чего-то перепутал, чего-то недопонял, чего-то переврал. Вон, смеялись над Эйнштейном, а прав ведь оказался. Меньше бы смеялись, быстрее бы атомную бомбу сделали бы. Сталину рассказали, что Теория Относительности и ядерное оружие как-то связаны. Как именно он уже не вникал. Важно было дать зеленый свет на ее изучение во всех физических ВУЗах и факультетах страны. Рассуждать о какой-то разумной силе тоже бессмысленно. Будь так, она бы сама явилась бы сюда и объяснила, что ей нужно. Хотя бы как тому же Моисею с заповедями - точно, четко и по делу.
        - Раз возможности три, то к трем и готовься. Главное - люди. Даже если они не смогут вернуться и наладить с нами связь - пусть продолжат наше дело, дело Маркса и Ленина. А средства и возможности мы им здесь подготовим. Не оставлять ведь все этим ревизионистам из будущего. Ты понимаешь, каких людей набрать надо?
        Берия решил уточнить:
        - Товарищ Сталин, за основной, значит, берем автономный вариант, они там остаются без связи?
        Коба зло посмотрел на бестолкового помощника. Естественно, автономный. Сам Сталин верил только в него. Конечно, хотелось верить во второй, но он был слишком хорош, чтобы оказаться правдой. По всему опыту своей прежней жизни Сталин понимал, что так хорошо быть не может. Почему-то ему сразу вспомнился Гитлер с его манией к вундерваффе. Походить на сего мечтательного персонажа совсем не хотелось.
        - Готовимся к худшему варианту - третьему, тьфу, четвертому. Будет связь, они и подавно все выполнят. Да, пришлю к тебе Абакумова. У него толковых людей много, из них команду и наберете.
        Лаврентий Павлович лишь склонил голову, опять Абакумов, это был удар ниже пояса. Берия уже собирался встать, но какое-то шестое чувство удержало его на месте. Здесь явно был подвох. Не случайно Сталин демонстративно проявил к нему с этой трубкой свое уважение, а теперь, вдруг, Абакумов. Надо решить поставленную шараду. Обдумывая это, он вспомнил, как принимал “экзамены” у Федорова. Ну что же, что посеешь, то и пожнешь, теперь вот самому сдавать приходится.
        - Товарищ Сталин, если автономка, то финансисты, экономисты потребуются, силовое прикрытие, конечно тоже, но не оно главное. А вдруг проход можно расширить, то и ученые нужны.
        Сталин, усмехнувшись, посмотрел на Берию.
        - Молодец. Вижу, все понял. Иди.
        Простившись, Лаврентий Павлович вышел из кабинета. Последнее время он чувствовал себя у Хозяина все хуже и хуже. Тот недоволен практически всем, чтобы Берия не предложил. Хотя, сегодняшний день вроде прошел нормально. Экзамен он тоже сдал, но, все равно, как это все-таки унизительно. Что удивительно, Лаврентий Павлович даже не подумал, что в такое же унизительное положение лично он ставил того же Федорова и еще уйму подчиненных и зависимых от него людей. В отношении их он знал - все на благо делу и стране, там все правильно.
        - Незачем оставлять ревизионистам из будущего - шепотом передразнил он Сталина - может именно из-за тебя, дурака старого, ничего не оставившего, по миру и пошли.
        Выпроводив Лаврентия, Сталин сел в прострации, может надо отдать эти проклятые часы ученым, пусть разбираются, и мы, тогда, действительно станем первыми? Понятно, что прямо сейчас повторить технологию они не смогут, но будут точно знать в какую сторону надо идти и что надо делать. А это уже пятьдесят процентов успеха. Сколько всего ненужного и ошибочного отсеется, в разы сократив время и не допустив лишние расходы. По уму, несомненно, это и надо делать.
        Но, с другой стороны, если передать часы, то откроется тайна с этим провалом во времени. И тогда смысла в специальной секретной экспедиции не будет. Люди из будущего все будут о ней знать, и тогда об исправлении их почему-то испортившегося мира придется забыть.
        Что же выбрать, изучать здесь и этим оставить потомкам факт аномалии или сыграть по-максимуму - тайно пробраться туда, к ним, а там будь что будет. Может ведь все-таки оказаться и приз в виде второго варианта, когда он сам, лично, сможет скорректировать эту новую эпоху и повести страну к новым победам? Как же хочется в это верить. То и другое, к сожалению, невозможно. И выбор пути только на нем.
        Глава 12

^Джинсы-варенка^
        Чтобы хоть как-то поднять себе настроение, Берия решил посетить СпецНИИ. Вот уж кто его никогда не подводил и от кого он никогда не получал неприятных неожиданностей. Нужен неопределяемый экспертизой яд - синтезирован. Сложное устройство для записи или киносъемки - пожалуйста. Стреляющая ручка - возьмите. Все сделают, все соберут.
        На пороге института его встречал сам академик Арзубагов. Лицо довольное, лысина блестящая, Лаврентий Павлович понял - не зря приехал.
        - Ну, докладывай, лысый черт, в чем разобрались, а в чем нет - почти на равных, по-дружески, сказал Берия.
        - Здесь самому видеть надо - весело ответил ученый и повел Берию в лабораторию.
        На большом медицинском столе из нержавейки лежали сложенные в стопки брюки и рубашки.
        - Лаврентий Павлович, определите, какие его, а какие мы сделали? - довольный своей загадкой, Арзубагов захихикал.
        Подыгрывая ему, Берия пощупал несколько пар брюк. Действительно, все похожи. Рубашки, вроде, тоже. Удовлетворенно хмыкнув, он уставился на академика.
        - Лаврентий Павлович, знали бы вы, какое скверное будущее всех нас ждет. - Сказав это и, не переставая счастливо улыбаться, он достал из кармана несколько мятых листков и квакающим голосом стал их просто зачитывать.
        - Материал брюк, так называемых джинс - Арзубагов развернул брюки, показывая нашивку над задним карманом. - Так вот - он продолжил читать дальше - Известен с середины прошлого века. Название - комбинезон без верха. Производится в США. Используется для тяжелых физических работ. С 1946 года британская фирма Cooper, специализирующаяся по выпуску военной формы, тоже начала производство - здесь он отвлекся от текста и сказал: - Мы их из Англии дипкурьерами и привезли. Для сравнения - продолжил читать Арзубагов, подняв палец кверху - в год англичанин получает 30 купонов на одежду. Костюм стоит 26 купонов, рабочий комбинезон 4 купона, джинс всего один. Материя грубая, окрашена дешевым линяющим красителем синего цвета типа индиго.
        - Американская мода значит - пробурчал Берия, нечто подобное он и ожидал.
        - Если бы - продолжил хихикать академик. - Мало того, что это самая простая и дешевая одежда, она еще и специально хлоркой обработана. То есть, сделана еще хуже. Мы проверили, это не рабочие пятна, их специально наносили. Декаданс.
        - Загнивают, значит?
        - Да, Лаврентий Павлович, история повторяется. Деградация Древнего Рима один в один. Там тоже перед падением была мода на варварскую одежду. Нет ничего нового под солнцем. И поверьте мне, это в 1991 году хлорка, потом они одежду специально рвать будут и ходить в рванье.
        Это замечание всезнающего академика несколько успокоило Берию. А что, если не только у нас эта деградация, а и у них тоже? Если весь мир сходит с ума перед началом нового третьего тысячелетия?
        Неутомимый академик, однако, не унимался. Прямо перед Берией он разбросал стопку кожаных нашивок и заклепок.
        - Швеи чуть фасон доработают, и кроме как экспертизой одежду и не отличишь. На глаз хоть и незаметно, но пока при желании отличить можно - академик кивнул на стопку одежды на столе.
        Сказав все это, Арзубагов закусил нижнюю губу. А теперь что-то неприятное, понял Лаврентий Павлович.
        - Паспорт и деньги в приемлемом качестве нам не повторить. Очень сложная печать. На одно клише нужно недели две, а то и больше. Точнее не скажу.
        - Это отпадает, делайте как можете - Берию удивило, что это так расстроило академика. Дураку понятно, что деньги и паспорт из будущего в настоящем качественно не воспроизвести. Желая улучшить старику настроение, Берия спросил про сумку.
        Глянув в свои замызганные листки, Арзубагов снова затараторил.
        - На сумке надпись Адидас - это новая немецкая компания, западная зона естественно. Год назад там умер хозяин фирмы "Дасслер". Спортивную обувь делал. Сыновья поссорились - по сплетням кто-то кого-то из плена не выкупил, а может просто наследство не поделили, капиталисты, что с них возьмешь. Деньги во главе всего.
        - Неважно - Берию интересовала суть, а не критика капиталистической системы с точки зрения академика Арзубагова.
        - Образовались две фирмы - одна собственно Адидас, вторая - Пума. Про Пуму не скажу, а Адидас, получается, доживет до 1991 года. Можно смело покупать акции - здесь Арзубагов осекся, несколько раз пересмотрел свою писанину, и, явно не найдя нужного документа, полез в карман брюк. Порывшись там, с облегченной улыбкой достал такой же замызганный как и предыдущие листок бумаги.
        - Братья Адольф и Рудольф. Хозяин Адидас, естественно Адольф, название от имени - Ади.
        - Ладно, хоть не в честь Гитлера - буркнул Берия. - А что там с книгой?
        - Писатель такой есть, книги такой нет. Но я связался с нашими дипломатами, они по-быстрому глянули его писанину, действительно, подобные сказки пишет.
        Берия тяжело вздохнул. Энергичный не по годам Арзубагов не на шутку его утомил. Хотя, на данном направлении, успех, несомненно, налицо. Оставалось поинтересоваться, хотя бы ради проформы и полной уверенности, как здесь соблюдается степень секретности.
        - Кто-нибудь в институте, кроме тебя, знает, что со временем такая чертовщина?
        Академик вытаращил глаза, ему даже не верилось, что начальник такого низкого о нем мнения.
        - Лаврентий Павлович, вы меня просто обидели. Как можно. Нет, конечно.
        Берия вздохнул, вроде и здесь все чисто, что не могло не радовать.
        Глава 13

^Самолет-снаряд 16Х «Прибой» на подвеске под самолетом Ту-2^
        Подполковник морской авиации Юрий Семенов готовил график испытательных стрельб экспериментальной ракетой воздух-земля, когда к нему в кабинет вбежал посыльный с приказом срочно явиться к командиру части.
        - Наконец-то - подумал офицер. В качестве личной инициативы им был разработан план дезинформации технической разведки потенциального противника, постоянно отслеживающей вылеты их полка.
        Всю войну Семенов отвоевал в одной из самых опасных структур ВВС - торпедоносной авиации (по потерям с ними не могли соперничать даже штурмовики). Тем не менее, если не считать пары не очень серьезных обморожений, всю войну он прошел без потерь. В то же время, общеармейская статистика предоставляла ему жизни всего на 4 вылета.
        Вообще, творческая работа с изучением карт полетов, раскладок ТТХ своей и чужой техники, Юрию нравилась гораздо больше чем летать. Тем более что сейчас он мог целиком отдаться этому своему интересу. Отказ от полетов, после такого военного прошлого, никто не мог бы оценить как трусость. У каждого свои интересы, не всем же шашкой махать, кто-то и думать должен. А думать было над чем.
        Главной проблемой ракеты 16Х была низкая точность. Если дальность в неполные двести километров военных вполне устраивала, то с попаданием была действительно беда. Чем дальше, тем больше в системе наведения накапливалась ошибка, делая оружие, в общем, бесполезным. И если принять нечто подобное на вооружение являлось полным безумием, то продемонстрировать потенциальному противнику эту же супер-ракету в рабочем состоянии было просто необходимо. Именно над этой задачей подполковник и работал. Именно поэтому, отстрелы экспериментальной и в теории секретной ракеты готовились проводить у них, на самой границе, под пристальным вниманием только что возникшего антисоветского военного блока НАТО.
        Исключительно для “запугивания” Семенов предложил метод простой и эффективный - проводить стрельбы не с одного, а с двух самолетов. Причем, в эскадрильях не должны знать о задачах друг друга - меньше возможность утечки информации.
        Первый самолет производит отстрел так, чтобы ракета дистанционно уничтожалась в районе сопок, а второй, не имея понятия о первом, только начнет там стрельбу. Таким образом, техники противника засекут запуск ракеты с первого самолета и попадание со второго, который будет находиться от цели в 20 - 30 километрах. Супостату и доложат, что у русских в войска поступили ракеты с удивительно высокой точностью для такой дальности полета. А это именно то, что сейчас надо.
        При всей примитивности обмана, реализовать его очень непросто, прежде всего нужно изучить всю топографическую обстановку, найти “мертвые зоны”, чтобы с точек слежения было не определить второго пуска. Так же грамотно проложить курс второго самолета, дабы у потенциального противника не было и мысли о возможном обмане. Вот все это систематизировать Семенову и удалось, причем не только в отношении их полка, а, вообще, как общую методику “двойной стрельбы”. По крайней мере, он был в этом уверен.
        А, вообще, вся дезинформационная деятельность того времени в СССР была построена на преувеличении возможностей имеющегося оружия. Пока не появилось своего атомного, приходилось пугать потенциального противника завышенными характеристиками обыкновенного.
        По прибытию к командиру части выяснилось, что Семенова, единственного из полка, срочно вызывают в Москву. Сомнений не было, его методику оценили и посчитали перспективной. Честно говоря, срочная командировка в столицу это гораздо больше чем он рассчитывал. Командир тоже был доволен - не зря пустил по инстанциям предложение своего офицера. Значит не глупость, не опозорились.
        Но ни тот, ни другой и понятия не имели, что особистам частей поступило предписание в полной секретности рекомендовать толковых бессемейных офицеров до тридцати лет по основной специализации части, имеющих боевой опыт, высокий интеллект и умеющих быстро ориентироваться в изменяющейся обстановке.
        Согласно всем этим характеристикам подполковник, орденоносец Юрий Семенов полностью удовлетворял запрашиваемые критерии, о чем особист их части и доложил наверх.
        Впрочем, в других подразделениях Вооруженных Сил, с другой специализацией, искали офицеров с совсем другими талантами.
        Свой первый орден капитан Игорь Кимов получил в сентябре 1941 года, когда был еще рядовым. После оставления нашими войсками городка Гатчина под Ленинградом фашисты разместили там серьезные силы для дальнейшего наступления.
        Именно тогда, только что призванный из блокируемого города, не успевший пройти даже минимальную военную подготовку, Игорь переоделся в форму убитого фашиста, и, не зная немецкого языка, с каким-то ящиком на плече, будто куда-то по делу послан, обошел весь город.
        Артиллерийско-бомбовый удар, нанесенный по целям согласно данным той разведки, принес Кимову орден Красной Звезды и направление на офицерские курсы.
        Закончил войну он в Берлине командиром разведгруппы. Затем была японская кампания и подготовка корейских товарищей к пускай не совсем и мирному, но воссоединению.
        Очередное пересечение тридцать восьмой параллели, по которой СССР и США поделили Корею между собой еще в далеком 1945 году, не было сколько-нибудь важной армейской спецоперацией. Всего лишь что-то типа сдачи экзамена, где северокорейские армейские разведчики на практике доказывали своему великому учителю и любимому преподавателю капитану Советской Армии Игорю Васильевичу Кимову, что он не зря убил на их обучение последние три месяца своей жизни. Принимал экзамен он лично.
        Скрытно проникнув на глубину от десяти до пятнадцати километров “студенты” должны были грамотно, без шума, уничтожить от десяти солдат противника, взять “языка”, взорвать что-нибудь стоящее и без потерь вернуться домой. Столь большой объем “работы”, абсолютно невозможный где-нибудь в другом месте, здесь не представлял собой невыполнимой миссии. Состояние и обучение южнокорейской армии оставляло желать лучшего, точнее много, много и много лучшего. Для самого Игоря это был третий выпуск и, в общем, привычная и даже в чем-то скучная рутина.
        Когда все было выполнено, самый глазастый, несмотря на разрез глаз, “студиоз”, заметил американских военных. Вообще, те специально не скрывали свою форму. Она давала им гарантию на ненападение. Трогать их было нельзя, такое вот неписанное, а может даже и втихаря писанное правило, этого Кимов не знал точно. Однако поживиться документами из их “виллиса” не мешали никакие договоренности. Прокравшись к машине, пока легкомысленные и уверенные в своей безопасности офицеры армии США зашли в дом, глазастый кореец вместо вожделенных документов увидел в автомобиле несколько ящиков с виски и сигаретами. Искушение было слишком велико. В общем, прыгнув на место водителя, он дал по газам и был таков.
        Наблюдая за всем этим, Игорь лишь усмехнулся. Он вспомнил себя в 41 году в Гатчине. Вот и этот парень оказался из той же породы, как и он сам. Остальной же группе, во главе с ним, оставалось лишь скрытно уходить, таща с собой испуганного и безропотно покорившегося судьбе “языка”, нужного на самом деле лишь для отчетности. Ничего ценного для контрразведки знать этот бедолага все равно не мог.
        Прибыв в штаб, Кимов отбил у особиста глазастого корейца, объяснив угон как отвлекающий маневр. Что, в общем, было правдой. Американцы, уверенные, что их машину угнали контрабандисты и гонят ее к Сеулу, дабы там с выгодой продать захваченные трофеи, все силы бросили туда, оставив проход к границе практически открытым. Спецслужбист-кореец не стал с ним спорить, а лишь вручил предписание, обязывающее капитана Кимова срочно прибыть в столицу его Родины город Москву.
        Получив документы, Игорь не успевал даже собрать личных вещей. Улетающий в Центральную Россию транспортник был оказией и не собирался его ждать даже пять минут. Впрочем, одного намека на бутылку виски и целый блок настоящих американских сигарет “Camel” хватило на некоторое изменение планов пилотов. Они посчитали, что необходимо еще раз проверить техническое состояние самолета. Полет ведь не близкий.
        Игорь же за это время успел, не торопясь, вернуться в штаб, где один вещевой мешок набил до отказа пачками сигарет, а второй бутылками с алкоголем. Ну а положенный по нормам паек, прямо к самолету, ему притащил уже лично корейский особист. Это не было желанием как-то выслужиться перед “старшим братом”, тем более куда-то убывающим, это была демонстрация благодарности, что Кимов не конфисковал для себя весь тот ценный груз, который с риском попасть под трибунал, захватил его не в меру героический ученик. На самом же деле благородство Игоря здесь было не при чем, просто таскаться с ящиками как какой-нибудь барыга, добираясь до Москвы, он считал ниже своего достоинства. Поэтому и взял лишь столько, сколько сможет дотащить на себе, не подвергая риску репутацию офицера Советской Армии.
        Вручив летчикам обещанные сигареты и виски, капитан, словно генерал, дал разрешение на взлет. С таким грузом как у него было не пропасть. Если виски все-таки на любителя, то в отношении сигарет двух мнений быть не могло, что американцы умели делать, так это их, не поспоришь. Так что на любом рынке страны пачки с верблюдами с запасом заменили бы ему любые виды положенного довольствия. Кстати, сам он курил только в школе. Служба в армейской разведке не располагала к этой пагубной привычке.
        Как выяснилось, торопился он зря. Кимову не то что не дали погулять по городу, ради чего он c серьезным дисконтом загнал свои трофеи, максимально ускорив свое прибытие, а даже не вручили нового назначения. Вместо этого его направили сначала в Дом Офицеров Московского Военного Округа, где уже собралось больше сотни таких же ничего не понимающих командированных, а потом на автобусе отвезли в одну из московских школ.
        Счастливых детей отпустили домой с занятий, а их заставили писать диктант.

* * *
        Написание диктанта было совсем не тем, что ожидал от командировки Семенов. И он, и его командир были уверены, что вызов связан с предложением Юрия по дезинформации противника.
        И вот, вместо того чтобы со специалистами обсудить идею и систематизировать методику для широкого внедрения, его, абсолютно непонимающего, что же происходит и ради чего он вызван, сначала отправили в Дом Офицеров, а оттуда уже в какую-то среднюю школу писать под диктовку.
        Пытаясь устроиться на рассчитанном на школьника месте, Юрий огляделся. Конечно странный контингент - из всех родов войск, с разной печатью интеллекта на лице. Единственное, что всех сближает - возраст. Все до тридцати, максимум тридцати пяти не старше.
        Соседом по парте оказался какой-то верткий капитан, пытающийся подсмотреть, как пишется каждое продиктованное слово.
        Жуликоватый сосед напомнил Семенову школу. Он вспомнил Катю Синицину, тоже любительницу списывать. Однажды Юрка, чтобы насолить девчонке, специально наделал ошибок. И так не блещущая знаниями Катюха из-за той контрольной чуть не осталась на второй год, еле отделавшись летними занятиями.
        Все тогда цокали языками, что же случилось с Юрой, он ведь всегда так хорошо учился. А Семенов, видя рыдающую девчонку, мечтал об одном, только бы она не догадалась, что он это специально. Для этого даже сделал вид, что его тошнит. Плохое самочувствие объясняло двойку. Прибежал школьный фельдшер и увел мальчишку в медкабинет, а Катька тогда не узнала о гадости которую он ей сделал.
        И никогда не узнает. Вся семья Синициных погибла под бомбежкой в 1942. От этих воспоминаний увлажнились глаза.
        - Еще тридцати нет, а уже старею - усмехнулся Семенов. - Первый признак старения это появляющаяся сентиментальность. - Так говорил его дядя, а ему можно было верить.
        Как только автобус остановился у школы, Кимов почувствовал, что ничем хорошим для него это не кончится. У них взаимная аллергия - у него и школы. Услышав, что сейчас будет диктант, капитан уже точно понял - наступил его Рагнарек.
        Отрывочные сведения о скандинавских сагах он получил на фронте. Во время боев в Прибалтике их группа захватила какого-то пожилого немецкого солдата. Тот оказался то ли историком, то ли филологом. Мужик отлично знал русский, правда, говорил с сильным акцентом.
        Наступление тогда захлебнулось, началась перегруппировка, и Шурка Епифанов заставил фрица рассказать что-нибудь интересное. Так Кимов познакомился с западноевропейской мифологией. Сказание о роговом Зигфриде, Эдды разные. А Рагнарек - это битва без шансов на победу. По крайней мере, он так понял.
        Немца того они отпустили. Дали гражданку и показали направление куда идти. Вместо него захватили какого-то фашистского майора - тупого и упрямого. С ним еще контрразведка мучилась. Герой что из тех саг оказался.
        Впрочем, воспоминание о Рагнарек не заставило Кимова капитулировать. Сам он, конечно, диктант провалит. Но он ведь здесь не один. Разведчик начал быстро оценивать окружающих. По лицу, по поведению, еле заметным жестам.
        Внимание привлек подполковник в форме морской авиации. Лицо интеллигентное, звание для возраста достаточно высокое, держится спокойно, без понтов, но уверенно. Диктанта явно не боится.
        Оттолкнув такого же наблюдательного конкурента, Кимов уселся за одну парту с понравившимся ему офицером.
        В выборе он не ошибся. Подполковник не только не собирался закрываться от списывания, а наоборот, даже убрал руку, чтобы было удобнее подсматривать, что и как он пишет. Нормальный мужик, только со зрением, похоже, проблемы.
        - У тебя глаз слезится - шепнул соседу Кимов.
        Глава 14

^Холодильник с теплообменником наверху^
        А вот дипломатов в СССР было несравнимо меньше чем военных. С одной стороны это упрощало выбор, с другой делало его беднее.
        Лаврентий Павлович решил не изобретать велосипед, а воспользоваться уже проверенным им способом. Как с Федоровым получилось - прямо в яблочко попал.
        Здесь он тоже обратился напрямую. Только уже не к Курчатову, а к Громыко. Нужен молодой, толковый, способный по личным качествам к разведдеятельности, обязательно с опытом пребывания в США. И еще холостой.
        Андрея Андреевича удивила такая откровенность. Спецслужбы вербуют скрытно, и даже он не знает, кто из его подчиненных сотрудничает с Берией. А здесь такой вопрос и прямо от самого.
        Однако, понимая что во многих знаниях много печалей, Громыко не стал узнавать причину интереса, а просто назвал пару фамилий способных, но еще не засветившихся на международном поприще работников. Ну не съест же их Лаврентий. Да и ссориться ни к чему. Тем более, как он понял, сам Сталин интересуется той темой, в которой предстоит принять участие его ребятам. Впрочем, уже не его.
        Берия срочно собирал людей из разных ведомств. Ему надо было успеть создать команду до того, как Абакумов, уже поставленный Сталиным в известность, попытается заполнить ее своими людьми - МГБ имело специалистов всевозможного профиля. И кто его знает, что там, в будущем, произойдет? Глупо было не подстраховаться имея для этого все возможности - пусть будут если и не свои люди, так хоть нейтральные.
        Вся коммуналка пользовалась холодильником Степанцовых. Сынок Марии Ильиничны привез его из самой Америки. Тем не менее, их семью не любили. Павел был как бы живым укором их чадам.
        Отец погиб еще в финскую. Мать - ответственный мастер на военном производстве. А Пашка, с детства предоставленный себе, тем не менее отлично учился, много читал, не имел приводов в милицию, и, как и следовало ожидать, поступил и с отличием закончил МГИМО.
        Нелюбовь усугублялась еще тем, что внутри себя соседи понимали, что не не любят Степанцовых, а завидуют им. Завидуют Марье Ильиничне, что у нее такой сын. Завидуют Пашке, ставшим кем-то типа дипломата при нашей миссии в ООН, в то время, как их дети шантрапа шантрапой, это кто жив после войны остался и не покалечен.
        Однажды его даже в кинохронике показали. Несколько раз ходили всей квартирой в местный кинотеатр, чтобы посмотреть как он, в отличном костюме, передает папку с документами Андрею Андреевичу Громыко - нашему постоянному представителю при ООН.
        В свою очередь, Павел Николаевич Степанцов не любил возвращаться домой. С детства у него были сложные отношения с окружающими. Слишком уж отличался он от них.
        - Дворянчик что ли? - так охарактеризовал его только въехавший жилец еще перед самой войной. Нет. Не дворянчик. Самого что ни на есть рабоче-крестьянского происхождения. Прадеды с обеих сторон крепостными были.
        Сначала он пробовал откупаться - занимался с нерадивыми сверстниками, помогал старшим. Тщетно. Последней попыткой была покупка самого большого холодильника, который он только смог найти в Нью-Йорке. Одолжил денег у всех, весь этот год рассчитывался. Не помогло.
        Сейчас, наверно, жильцы и не представляют как жить без холодильника. Это ведь ничего мясного впрок нельзя купить, а масло, сметану, да те же пельмени налепить с запасом можно. Во всем районе, наверно, нигде больше нет холодильника, только у них. Тем не менее, что ни приезд, все напоминание - не был на фронте. Вместо армии - бронь в МГИМО.
        Да не заканчивайся война, он бы добровольцем пошел. Но ведь сейчас, после войны, стране нужнее дипломаты будут, те же солдаты в международных отношениях. Не случайно еще в 1943 году МГИМО выделили из МГУ в отдельный институт.
        Поначалу все это он пытался объяснять, удивляясь, неужели соседи не в состоянии понять элементарную логику с первого раза. Только позже, уже после окончания института, понял - все они отлично понимают, только зависть свою побороть не в силах, вот и пытаются уколоть побольнее. И не отнять, это у них здорово получается.
        Они с матерью давно мечтали переехать, но знающие люди его предупредили - повремени, иначе за рвача, оторвавшегося от рабочего класса, посчитают. Что незамедлительно отразится и на карьере. Он ведь, при всех своих способностях, заменимый, не физик-атомщик. Это им, наверно, хоть каннибалами можно быть, только поинтересуются, вам как человечинку приготовить, с черносливом или без?
        Возвращение в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке было возможно не ранее чем через полгода и то, если повезет. Сейчас молодые, так же как и он год назад там обкатку проходят. Вдруг кто больше руководству приглянется?
        Так что при вызове к начальнику отдела он сразу согласился на возможную командировку в интересах Государственной Безопасности. Демонстрация абсолютной лояльности в его профессии не то, что полезна, а просто необходима. А с заданием этим, как карта ляжет.
        Глава 15

^Министр государственной безопасности СССР генерал-полковник В.С. Абакумов^
        Номинально министр госбезопасности Советского Союза генерал-полковник Виктор Семенович Абакумов подчинялся маршалу Советского Союза Лаврентию Павловичу Берии, курировавшему кроме атомного проекта так же госбезопасность, вооружения и даже внешнюю торговлю. Еще недавно казалось, что Берия, вообще, контролирует в стране абсолютно все.
        Но, в последнее время, добившись благосклонности “отца народов”, Виктор Семенович стал вести самостоятельную игру, надеясь заменить Лаврентия Павловича в “ближнем круге” вождя.
        Берии это было тем более обидно, что он лично продвигал Абакумова на все эти высокие посты, вплоть до своего заместителя по НКВД СССР, симпатизируя ему. И даже сейчас считал генерал-полковника наиболее толковым руководителем ведомства из всех возможных.
        Ему не хотелось серьезно подставлять своего бывшего протеже, но становиться самому жертвою интриг он тем более не собирался.
        Сегодняшняя встреча была скорее демонстрацией превосходства Лаврентия Павловича в аппаратных играх, объясняющая, что лучше с ним не связываться, дороже обойдется.
        В потайной комнате, через специальное зеркало, они вместе наблюдали за первой встречей людей отобранных в группу проникновения в будущее.
        - От тебя пара специалистов потребуется. Чтобы умели от слежки уходить и, наоборот, следили незаметно - примирительно сказал Берия. Пусть Абакумов знает, он войны не хочет, и готов по своей инициативе предоставить места и его людям. Чего зря спорить, лучше честно поделить проект. Тем более, что, вообще, непонятно, насколько он будет удачным. Так что, с немалой вероятностью, отнюдь не лавры им распределять между собой придется.
        Генерал-полковник сделал невинное лицо.
        - Прямо сейчас и пришлю. В принципе, у меня дублеры практически для всех подобраны, пусть готовятся вместе - предложил министр госбезопасности.
        Берия посмотрел на собеседника укоряющим взглядом, как бы говоря - Ну что за детская хитрость? Неприлично просто. - Пусть готовятся, только втемную. Сам понимаешь, от тех, кто туда не попадет придется избавиться. Ставки слишком высоки.
        Абакумова заинтересовал пассаж о ставках и избавиться, интересуясь, он спросил:
        - От многих пришлось?
        Берия самодовольно усмехнулся:
        - Не поверишь, только от двоих - потом сделал скорбное лицо и продолжил. - Один дурак мало того, что лишнее увидел, так еще и скрыть попытался. Жаль, но ничего не поделать.
        - А второй?
        Здесь Берия уже нахмурился по-настоящему. Если милиционера ему было совсем не жалко, то с его женой совесть все-таки несколько мучила.
        - Его жена. Выхода не было.
        Абакумов в ответ лишь кивнул головой. Совершенно невиновную бабу, пострадавшую из-за дурака-мужа было жаль и ему.
        Согласно первоначальным расчетам Федорова зона могла принять не более двадцати человек среднего мужского веса, то есть килограмм восемьдесят плюс необходимое снаряжение, что округлялось как раз до центнера. И то, только в том случае, если отправлены они будут не позднее чем через неделю, максимум - десять дней, но за них бы Сергей уже не ручался, как, впрочем, и за неделю. Поэтому на докладах вместо двадцати человек, рекомендовал всего двенадцать.
        Реально, из-за отсутствия хоть сколько-нибудь серьезных исследований, ограничившись исключительно пассивными наблюдениями, Федоров, вообще ни за что не мог ручаться. Но динамика последних трех суток была однозначной - провал, хоть и незначительно, но перманентно уменьшался. Сопоставляя это с массой воздуха, который теоретически должен был попадать в зону, получалось где-то именно так. У Сергея была мысль поставить вентилятор, а потом посмотреть на изменение размера в зависимости от попадающего в провал воздуха. Но, сначала Сопрунов, а потом и сам Берия так и не разрешили этот, в общем, на его взгляд, достаточно безобидный эксперимент.
        Самое разумное с точки зрения Федорова было срочно отправить микрогруппу. Три человека. Федоров и два офицера для силового прикрытия. Они попытались бы перебросить, по крайней мере, научную литературу. И еще осталось бы совсем немного времени на маневр - зона полностью не закрылась бы. Сергей не очень верил в корректируемое прошлое, но чем черт не шутит, это был бы интереснейший эксперимент. Берия безоговорочно поддержал Сергея, но идею отверг лично Иосиф Виссарионович. По непонятным для исполнителей причинам ему было нужно все или ничего.
        На самом деле Великий Вождь не верил в параллельные миры и альтернативные реальности. Он верил в сказки народов Мира, утверждавшие, что как бы ты не пытался, известного будущего ты никогда не изменишь. Сталин считал, что с деградацией СССР между 1949 и 1991 годом придется смириться. Ревизионисты в конце века - свершившийся факт и ничего тут не попишешь. Но кроме 1991 года есть ведь еще 1992, 2000 год, наконец. Вот на это время необратимость уже не распространяется, поэтому именно с ней и надо работать, а обо всем до 1991 лучше всего просто забыть, как бы унизительно и обидно это не было.
        В общем, Сталин хотел изменить дальнейший ход истории сам или своей посмертной волей. В случае же неудачи, никто не должен был узнать, что у него была хоть малейшая возможность скорректировать историю.

* * *
        Восемь незнакомых друг с другом человек были собраны в здании считавшимся по всем нормативным документам одним из архивов Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина. Только книг здесь никогда не было.
        Кто-то из приглашенных неприкаянно бродил по залу, кто-то сидел на заранее расставленных стульях, ожидая, наконец, узнать, зачем был вызван в этот странный филиал крупнейшей библиотеки страны. Из всех собравшихся только Кимов с Семеновым, бывшие соседи по парте во время диктанта, были немного знакомы.
        - Странно. Почти половина гражданских - вслух удивился Кимов. Ему было скучно, а Семенов молчал как неродной.
        - Скорее в штатском - уточнил тот. - И колец ни у кого не видно.
        Ему было неуютно. Собеседник списал у него весь диктант и прошел экзамен. При конкурсе несколько десятков человек на место отобрали, вероятно, профессионально непригодного для поставленной задачи офицера. И все из-за Юркиного гнилого либерализма. Хорошо быть добреньким за государственный счет. Как же, помог собрату по оружию. А то, что из-за этого все дело может быть завалено, об этом Семенов тогда и не подумал.
        Встать и доложить по команде о нечестном прохождении Кимовым экзамена он тоже не мог. Не его это. Оставалось надеяться, что капитан попал в эту сотню экзаменующихся не случайно. Вероятно, он уже представлял собой что-то подходящее, раз был отобран на конкурс. А что диктант? Не военных же корреспондентов из них будут готовить. Напрягает только, что все несемейные.
        - Точно. Все холостые - Кимову не терпелось продолжить разговор. - Ты на рожи посмотри. Интеллигенция, их точно не диктантом проверяли. Наверно уравнения какие-то решали - только с последними произнесенными словами до разведчика дошло, что он, в принципе, оскорбил Семенова. Получалось, что Юрий такой же дурак, как и он сам.
        Однако все обошлось, подполковник не обратил на это ни малейшего внимания. Он не видел смысла фантазировать на пустом месте. Понятно, что ничего непонятно. Да и диктант, мягко говоря, не самый важный экзамен для профессионального военного, особенно когда выбирают из достаточно молодых, но уже с опытом и одиноких.
        Плюнув на неразговорчивого Семенова, Кимов решил провести разведку боем. Очень уж ему было интересно, кто эти гражданские. Насвистывая марш авиаторов, офицер встал со стула и подошел к прислонившемуся к стене Степанцову.
        - Капитан Кимов. Армейская разведка - широко улыбнувшись, он протянул пятерню Павлу.
        - Павел Степанцов, представитель МИДа при Организации Объединенных Наций - честно говоря, это была не совсем правда, Павел только стажировался при ООН, но ему захотелось представиться именно так, а не просто бесцветным званием дипломатического работника.
        Услышав это, Кимов даже присвистнул от удивления. Потом посмотрел на Семенова. Тот продолжал спокойно сидеть на стуле, погруженный в свои мысли, не обращая внимания на окружающих.
        Считая, что все-таки обязан Юрию, Кимов предложил Павлу присесть к ним, а то могло бы показаться, что он поменял подполковника на более интересного, а чем черт не шутит и более перспективного собеседника из МИДа. Тот с удовольствием согласился.
        - А это кто такой активный? - наблюдая через одностороннее зеркало из другой комнаты спросил Абакумов. Он всегда лично отбирал людей, и этот парень явно вписался бы в его команду.
        Берия неторопливо взял со стола папки и, выбрав по фотографии личное дело Кимова, протянул его коллеге.
        - Капитан Кимов, армейская разведка.
        Абакумов только махнул рукой - к черту дело, человека и так сразу видно. Генерал-полковник чувствовал себя неуютно, он считал что мероприятие откладывается потому как ждут двух его специалистов по слежке, которые должны были уже прибыть, но почему-то опаздывали.
        На самом деле, собравшихся было только восемь. До сих пор не прибыл специалист по банковской деятельности из ВнешТорга, что очень обеспокоило Берию.

* * *
        Вообще, на место специалиста по банковской деятельности Лаврентий Павлович хотел взять еврея.
        Не то, чтобы он верил во врожденный талант этой нации к денежным делам, сколько считал, что тому будет проще иметь дело со своими. Мировой банковский бизнес все-таки иудейская епархия.
        Но Микоян, бывший министр торговли, в приватной беседе, вроде и не касающейся отбора претендентов в группу, тем более, что Анастас Иванович не был посвящен в тайну, убедил Лаврентия Павловича остановить свой выбор на армянине.
        С его точки зрения советский еврей не совсем кошерный еврей, особенно в банковском бизнесе. Будут не ему помогать, а наоборот, требовать услуг от него, как доказательство верности делу Сиона или чего они еще там придумают к своей выгоде. Да и с иудейскими общинами могут быть проблемы, там сейчас из-за социалистического Израиля сплошной разброд и шатание - банкиры с большим подозрением смотрят на своих единокровных братьев прибывших туда из СССР, не без причины подозревая в них агентов давно распущенного Коминтерна.
        То ли дело армянин. Нация торговая, близкая к банковскому делу. СССР, в смысле Армения, часть исторической Родины и не вызовет никакой аллергии в армянской диаспоре любой части света - примут как родного.
        На самом деле Арсен Акопян - двадцатишестилетний специалист Внешторгбанка СССР элементарно потерялся в Москве.
        Это было бы еще не так позорно, если бы он в ней не родился и вырос. Близкий родственник одного из расстрелянных бакинских комиссаров, ставших великомучениками красной пролетарской идеи, Арсен рос тихим домашним мальчиком.
        Единственный ребенок привилегированной советской семьи с отличием окончил школу и поступил в Московский финансово-экономический институт. Неудавшаяся попытка пойти добровольцем на фронт, куда его не взяли из-за слабых легких, позволила с отличием закончить учебное заведение и начать заниматься серьезной банковской деятельностью в интересах Страны Советов. Тем более что удачное происхождение сразу открыло ему дверь во Внешторгбанк, куда простые смертные могли пробиться только после серьезной и длительной практики в менее привилегированных подразделениях. Так что заграницу Арсен знал не понаслышке, к своим двадцати шести годам почти всю Европу объездил.
        Последний раз подобный казус приключился с ним всего два месяца назад в Великобритании, куда он был направлен в командировку для подготовки докладной записки о перспективах нового банковского соглашения по взаиморасчетам между Лондоном и Москвой. Там он ориентировался по самому высокому видимому зданию, но не учел, что их может быть несколько и похожих. Пройдя несколько кварталов, он уже считал своим маяком совсем другой высокий дом.
        Выбираться пришлось на такси, тратя скудное валютное довольствие на знаменитый кэб с высокой крышей, чтобы пассажиру не требовалось снимать цилиндр. Впрочем, цилиндра у Арсена ни тогда не было, ни позже не появилось.
        Вот и сейчас, видя что опаздывает на важное собрание, он наступил на горло своей гордости и повторил лондонский маневр. Такси. Всю поездку до филиала библиотеки он предавался грустным мыслям о своей бестолковости. Потеряться в родной Москве это все-таки диагноз.
        От справедливого гнева Лаврентия Павловича Акопяна спасло то, что ему удалось на три минуты опередить срочно вызванных людей Абакумова.
        Глава 16
        Когда, наконец, количество собравшихся достигло оговоренных одиннадцати человек, на авансцену вышел Берия. Приглашенные сразу узнали Лаврентия Павловича, а деятельный Кимов, согласно устава, дал команду.
        - Товарищи офицеры - постойку смирно приняли и гражданские.
        Доброжелательно улыбаясь, Берия несколько раз взмахнул рукой, давая понять, что можно садиться.
        Выйдя перед слушателями, Лаврентий Павлович понял, что не хватает трибуны. Со стороны он выглядел не как выступающий по серьезной теме, а как конферансье на каком-нибудь провалившемся концерте, зрителей и дюжины не набралось. Два офицера, заметив несоответствие обстановки и некоторую растерянность на его лице, бросились к входу в зал и притащили оттуда какой-то стол.
        Поблагодарив товарищей за находчивость, Берия упер кулаки в поцарапанную, видавшую виды крышку стола и начал свою речь.
        - Я думаю, все вы читали роман прогрессивного английского писателя Герберта Уэллса “Машина времени”. Там человек мог попадать в будущее и возвращаться обратно, в свое время. В книге для этого он придумал специальную машину - тут Берия посмотрел на реакцию зала, достаточно ли такого вступления, и можно ли переходить к главному. Люди внимательно его слушали, но явно не понимали причем здесь Уэллс. - Можно хоть час подготавливать, намеки здесь не помогут - решил Лаврентий Павлович и перешел к сути.
        - Так вот. У нас есть такая машина времени - на секунду Берия задумался, подготавливаясь к выступлению, он решил не признаваться, что точно неизвестно природный ли это феномен или искусственный, сотворенный кем-то. А может есть смысл сказать? Нет. Все-таки лучше промолчать, тогда в будущем останется пространство для маневра. Еще неясно как лучше представить аномалию.
        Гробовая тишина, воцарившаяся в зале, заложила Берии уши. Шумно втянув через ноздри воздух, он продолжил.
        - Многие из вас сейчас подумали - здорово, но причем тут мы? Это дело ученых и испытателей. А мы военные, дипломаты, экономисты - здесь Берия развел руками и оглядел зал.
        Все одиннадцать, не моргая, смотрели на него, боясь пропустить и слово. Изменив тон с агрессивного на задумчиво минорный, он продолжил.
        - Знаете, в древности гонцам принесшим плохие известия отрубали голову. Так вот, я такой гонец - сказав это, Лаврентий Павлович наклонил голову, будто подставлял шею под удар. Впервые за все это время в зале послышался неясный шум, кто-то переставил ноги, кто-то вытер вспотевший лоб или облизал губы. Не ожидали.
        - Мы получили данные из 1991 года. Наша Родина - Союз Советских Социалистических Республик стоит на краю гибели. К власти там пришли троцкисты-ревизионисты, которые своим бездарным, оторванным от марксистской науки управлением, практически уничтожили советскую экономику - тут Берия достал из кармана визитную карточку покупателя с блоком талонов. Потрясая этими бумажками перед слушателями, Лаврентий Павлович продолжил:
        - Мы, уже через два года после войны отменили карточки на продукты. А у них, в 1991 году они появились снова. И что мы должны делать? - Берия как бы обратился с вопросом к залу - Просто изучать это научное явление?
        Сам спросил, сам и ответил:
        - Нет. Мы должны сделать все, чтобы исправить положение в будущем. Спасти наших внуков и правнуков от грядущей катастрофы. Поэтому мы отправляем туда не исследовательскую группу ученых, а боевой отряд коммунаров. То есть вас - надежных и преданных делу Партии людей. Не сомневайтесь, это мы проверили.
        Горло Лаврентия Павловича пересохло, зверски захотелось пить. Ни стакана, ни графина. Подготовились к собранию, одним словом. Одна секретность на уме. В принципе, можно выйти в туалет и попить там. Но с другой стороны, вдруг подумают, что он чуть не обделался от важности момента? Такой уход в сортир будет выглядеть даже не двусмысленно, а просто унизительно, что никак не подходило к моменту. Но пить хотелось зверски.
        - Принесите попить, кто-нибудь, даже не знаю в чем - тут Берия, тяжело дыша, улыбнулся и прокашлялся, демонстрируя, насколько у него сухо в горле. Военный, ближе всех сидящий к маршалу, бегом бросился вон из зала.
        Вынужденный перерыв оказался как нельзя кстати. Окружающим было просто необходимо привести мозги в порядок. При этом никто даже не пытался поговорить с соседом, каждый “переваривал” услышанное в себе.

* * *
        Через минуту прибежал офицер с водой. В руках у него был трофейный складной стаканчик. Грамм на сто пятьдесят наверно. Немного, но и то хлеб.
        Смочив горло, Берия решил перейти к сути операции.
        - Оказавшись в 1991 году, в первую очередь, вы переправите сюда научную литературу. По возможности попробуете захватить ученых и инженеров. Это первый этап. Если все пройдет успешно, то мы начнем переброску войсковых частей и руководителей государства. Да, в 1991 год. Понимаете свою ответственность?
        Павел Степанцов задумался. В общем, его роль ясна. Он дипломат, проживал некоторое время в США, самой передовой стране мира по бытовым условиям для граждан. Его опыт может быть исключительно полезен при первом проникновении в будущее. Некоторые ведь понятия не имеют ни о холодильниках, ни о телеприемниках. Страшно подумать, с какими еще более непривычными для рядового советского человека вещами они могут там столкнуться. Он же отнесется к ним более спокойно и объяснит товарищам все то, что поймет сам.
        Военным и особистам тоже была ясна своя роль в предстоящей операции. Выкрасть, переправить, обеспечить удержание плацдарма до подхода основных сил.
        И только Арсен никак не мог понять, для чего там может понадобиться специалист по банковскому делу. Спросить это у Берии он не столько боялся, сколько стеснялся, как стеснялся, вообще, говорить с малознакомыми людьми.
        Тем временем капитан Кимов уже тянул руку.
        - Спрашивай - сухо сказал ему Берия. Вообще, он не предполагал отвечать на вопросы, намереваясь поручить это Федорову. Но физика сегодня не будет, а Лаврентию Павловичу не хотелось как-то подрывать энтузиазм охвативший слушателей. И он не ошибся, вопрос был что надо.
        - Товарищ Маршал Советского Союза, я правильно понял, что мы должны будем обеспечить явление, - тут капитан осекся, поняв двойственность слова “явление” в подобном контексте.
        - Явление Спасителя - не растерялся рассмеявшийся Берия. - Правильно поняли. Сам товарищ Сталин и другие руководители нашего государства возьмут ситуацию в будущем в свои руки. С вашей помощью конечно.
        Этот ответ вызвал восторг аудитории. Раздались аплодисменты.
        Наконец, решившись, руку поднял Акопян. - Лаврентий Павлович сразу понял, отвечать на вопрос внешторговца не надо. Пусть уж Федоров расскажет им третий, автономный сценарий. Где нет ни товарища Сталина, ни основных сил.
        - Все товарищи. На конкретные вопросы вам позже ответит наш крупнейший специалист по вопросам перемещения во времени академик Сергей Валентинович Федоров. Вы еще устанете от его объяснений. Я, например, очень устал - смех в зале несколько разрядил обстановку. - А сейчас - Берия показал рукой, чтобы из потайной комнаты вышел Абакумов.
        Увидев генерал-полковника выходящего из какого-то ранее незамеченного проёма зал замер. Надо сказать, что к министру МГБ окружающие относились с гораздо большим опасением чем к Лаврентию Павловичу. На фронте практически всем пришлось столкнуться с его детищем СМЕРШем. Не им самим, так их товарищам, сослуживцам или просто знакомым. Встреча эта стоила многим нервов, карьеры, а кому-то жизни, свободы или здоровья.
        Допросы с применением так называемых методов физического воздействия были рутиной для этой организации. Пусть лучше пострадают десять невиновных чем безнаказанно уйдет хоть один виноватый. Этот принцип, при всей его жестокости, в условиях войны спасал тысячи.
        Генерал-полковник с барской ленцой, не торопясь, подходил к прощающемуся с аудиторией Берией. Он явно давал понять окружающим, что Лаврентий Павлович не имеет над ним никакой власти.
        Видя весь этот демарш Абакумова против себя, причем на глазах всей этой группы, Берия чуть не поперхнулся.
        - Вот ведь идиот, даже здесь ему надо показать конфликт. Как же он в нем тогда ошибся, не выдержал испытание властью генерал, совсем мозги поехали. С другой стороны это даже хорошо. Калиф на час - Хозяин не терпит таких барчуков, недолго ему наверху быть, скоро на дно пойдет. Хотя жаль, как управленец отличный.
        - Передаю вас генералу Абакумову. Он уже по полочкам объяснит, что вы должны делать, как и почему - надев на лицо маску радушия, как будто не замечая выходки Абакумова, заканчивал свое выступление Берия. - Да и мы здесь сложа руки сидеть не будем. Подготовим вам подарки, будут лежать, вас дожидаться.
        Глава 17

^Ремонт Кремля^
        Новое демократическое руководство новой демократической России не собиралось экономить на собственном комфорте. Укрепившись во власти не без помощи танков, оно принялось обустраиваться - реставрировать место своего обитания - Кремль.
        Наиболее сложные и ответственные работы развернулись в Большом Кремлевском Дворце. Иноземные и российские специалисты крушили балконы и фанерные перегородки, оставшиеся в наследство от архитектурных переделок советской власти.
        При подобной зачистке одного из технологических помещений примыкающего к Тронному залу, турецкий рабочий наткнулся на хорошо замаскированный проход, ведущий куда-то через стены вглубь.
        Воровато оглянувшись, нет ли нигде поблизости случайных свидетелей, он пошел по этому тайному коридору, освещая себе путь фонариком. Через несколько метров самозваный исследователь наткнулся на деревянные ящики явно военного производства. Надеясь обнаружить что-то ценное, и уже прикидывая, как это незаметно вынести, он откинул одну из крышек.
        Внутри лежали завернутые в промасленный пергамент пистолеты-пулеметы ППШ, рядом с ними неснаряженные магазины, патроны к ним и ручные гранаты.
        Все это ненужное ему богатство было разложено не просто для хранения, а немедленного применения в бою.
        Напуганный, особенно гранатами, первооткрыватель бегом бросился к ответственному реставратору рассказать об опасной находке.
        В сопровождении двух здоровенных прапорщиков Федеральной Службы Охраны, майор группы разминирования Олег Новопашенный проводил осмотр странной находки.
        - Смотри. Как новый - богатырь из ФСО передернул затвор пистолета-пулемета и нажал на спусковой крючок. Четкий щелчок лучше всякого ОТК гарантировал работоспособность оружия. - А патроны еще рабочие? Стрелять ими можно? Порох не стух? - на этот раз он обращался к саперу.
        - Можно, но не нужно - майору были неприятны эти двое. Хамоватые и неаккуратные. Они первыми прибыли на место и самостоятельно принялись его изучать. А если бы оно было заминировано?
        Действие второго прапорщика просто вывело офицера из себя. Тот не придумал ничего умнее, чем достать из очередного ящика трубу гранатомета, и попытаться подсоединить к ней лежащий рядом, в специальной сумке, выстрел. Причем, делал он это все, с усмешкой глядя на майора.
        - Товарищи прапорщики, прошу вас выйти из помещения. Я начинаю работу с взрывоопасными предметами - Новопашенный не хотел конфликта, крайним ведь окажется он сам. Неизвестно, кого эти ФСОшники охраняют.
        С грустью подумав, что до последнего разделения бывшего КГБ такого антагонизма между подразделениями не было, он принялся осматривать ящики находящиеся в самом углу коридора. Легко открыв крышку, сапер увидел ряды заполненных стеклянных бутылок.
        Осторожно достав одну из них, он аккуратно понес ее к выходу.
        - Не бойтесь, там вино, не “коктейль Молотова” - незнакомый голос принадлежал только что подошедшему человеку в гражданской одежде.
        - Алексеев Денис Егорович, следственное управление ФСБ - представился высокий коротко стриженый мужчина лет тридцати. - А ребят из ФСО я отпустил. Нечего им здесь делать - он доброжелательно протянул Новопашенному руку. Тому ничего не оставалось, как осторожно поставить бутылку на пол и пожать руку пресловутому Денису Егоровичу.
        - Майор Новопашенный, группа разминирования - ответно отрекомендовался офицер.
        - Все конца сороковых, начала пятидесятых? - не отпуская руку майора, продолжил разговор следователь.
        - Позже. Имеются гранатометы - Новопашенному захотелось осадить столь уверенно чувствующего себя здесь чекиста.
        - Это РПГ-2. Принят на вооружение в 1947, в войсках с 1949 года - заученно ответил Алексеев. - Спасибо, вы тоже свободны.

* * *
        - Ну что, зря съездил? - начальник отдела сделал вид, что его хоть как-то интересует находка в Кремле.
        - Почему зря? Посмотрел, как там ремонтируют. Интересно все-таки, куда народные деньги уходят - новую власть в бывшем КГБ не любили и не уважали, но практически беспрекословно подчинялись ей. - А, вообще, вы, как всегда, правы оказались - грубо польстил Денис своему руководителю. - Найденное, действительно, очень похоже на то, что было в метро два года назад.
        Действительно, в 1995, при аварии, там случайно обнаружили замаскированный туннель с оружием, медикаментами и запасом непортящегося продовольствия примерно того же времени - самый конец сороковых, начало пятидесятых.
        То дело тогда быстро закрыли, списав находку на подготовку Берией переворота. Здесь так не получится. Это ведь может оказаться и современной закладкой замаскированной на случай провала под дела давно минувших лет. Какие-то антидемократические силы во время нынешнего ремонта подготавливали теракт, а пройдошливый турок им все испортил. Вполне рабочая версия. Даже, на сегодняшний день, основная.
        Вообще, в обеих этих историях, Дениса очень удивляло, почему во всех этих запасах галет, сахара, сухарей и прочего провианта отсутствует тушенка. На это он еще тогда, в метро обратил внимание. Она ж в своих просолидоленных банках лет пять-семь, если не десять пролежит точно.
        Его бабка, царствие ей небесное, достала как-то ящик консервов из заменяемых стратегических запасов СССР. Так они у них еще года два-три лежали под кроватью, пока все не съели. Отличная говядина была, да с вареной картошечкой - объедение.
        Начальник внимательно посмотрел на Алексеева. - Ну а конкретно?
        Денис только пожал плечами. - Странная закладка. Вместе с нашими гранатометами фашистские фаустпатроны.
        Шеф удивленно поднял брови.
        - Так точно. Самые настоящие немецкие фаустпатроны в смазке. Что интересно, все к бою подготовлено.
        - В смысле?
        - Верхние ящики не закрыты, там сразу и автоматы, и магазины, и патроны, гранаты даже. Оружие промаслено, но не сильно. А вот внизу все хорошо законсервировано и по порядку разложено.
        - Автоматы?
        - Нет, ППШ. Пистолеты-пулеметы, конечно. Все для боя. Как попал в тайник, можно сразу брать, никаких замков открывать не надо, откинул крышку ящика и стреляй. Правда, странно, что сами магазины не снаряжены, будто боялись, что пружины сожмутся. Так же интересно и другое содержимое - галеты, вино слабоалкогольное, бинты, йод. Ничего не то что скоропортящегося, но и среднепортящегося. Будто на десятилетия закладка. Как в метро тогда, один в один.
        Неснаряженные магазины заинтересовали начальника.
        - А дисковые чего, тоже неснаряженные?
        Алексеев пожал плечами:
        - Так в диске тоже пружина вроде, какая разница.
        - Всегда считал, что там просто лента упакована - услышав это, Денис усмехнулся, похоже, этот, абсолютно не имеющий отношения к делу вопрос, единственное, что действительно заинтересовало шефа во всем происходящем.
        - Никак нет - по-армейски четко возразил Денис. - Автомату же все равно дисковый магазин или простой, он сам патроны не прокатывает. За доставку магазин отвечает.
        После такого очевидного объяснения полковнику ничего не оставалось, как согласиться:
        - Воистину, век живи, век учись. А я с детства был уверен, что там просто лента спрятана и все. Как пулемет “Максим”.
        Разрешив все вопросы с диском от пистолета-пулемета, шефу можно было переходить и к самому расследованию.
        - Возьми дело метро из архива и перепроверь как следует. Тут, сам понимаешь, Кремль все-таки. А я прикажу техотделу отстрелять находку. Пусть проверят, насколько все рабочее.
        В архив идти не хотелось. Там Ирка Фролова. У них был роман, но не срослось. Поссорились, с точки зрения Дениса, не из-за такого уж и пустяка - надоели Алексееву ее вечные опоздания. Хоть бы раз на работу позже положенного часа пришла - нет, тут она понимала - нельзя. А на свидания просто считала себя обязанной опаздывать. Каждый раз минут на десять-пятнадцать, а то и на все двадцать. При условии, если работаешь практически в одном здании, то чтобы так опаздывать, все-таки талант нужен, ну или специальное желание опоздать. В талант Иры Денис не верил. В общем, он это воспринимал как форменное издевательство. Ладно бы в разных концах города были, а не в разных корпусах одного ведомства. Непонятно только, зачем она это специально делала, вычитала, что ли где-то, что женщина должна опаздывать. И ведь не дура, вроде, чтобы такому самоубийственному совету следовать.
        В общем, все это он ей прямо в лицо, после выведшего его из себя получасового ожидания и выпалил, особенно про работу, куда Фролова никогда не опаздывает. А она развернулась и ушла. А он не стал догонять. И оба потом не позвонили друг другу.
        С того времени и не виделись. Благо, в разных корпусах работают. Поначалу Денис потери не почувствовал. Тем более, что почти сразу состоялась встреча выпускников школы - десять лет спустя. Там все здорово нарезались, и сама собой организовалась интрижка с Людкой Крошиной. С той самой девушкой, о близости с которой Алексеев мечтал в пубертатном возрасте, даже раньше.
        Вообще, не зря мечтал. В постельных делах Людмилка оказалась ассом. Ирка и рядом не лежала. Но вот во всем остальном… В общем, после общения с Ириной, с Людкой ему было просто скучно. Ну дура она, хоть красивая и умелая, не чета что-то вечно комбинирующей, начитанной и любопытной Фроловой.
        Все-таки Денис уже не двадцатилетний и даже несколько лет как не двадцатипятилетний сопляк, которому постельные утехи затмевают все остальное. Так что какая-то его часть все-таки надеялась восстановить отношения. В конце концов, женщин можно и совмещать. Главное чтобы они не знали об этом. А вместе эти две дамы, дополняя друг друга, создавали практически идеал.
        Глава 18

^Высотка на Котельнической набережной^
        - Ты здесь девушку указал, попросил о ней позаботиться - Берия держал в руке письмо, переданное Федоровым. - Что, жениться собирался?
        Сергей, действительно, около года назад собирался жениться. Его избранницей была студентка исторического факультета МГУ Лена Скобцова. Дочь заслуженного революционера и внучка политкаторжанина. Именно наличие таких героических предков все и расстроило.
        Девушка путалась в теоретической идее о равенстве и реальной жизнью в высокопоставленной советской семье. Тем более, что, несмотря на все заслуги перед мировым революционным движением, ее родные не имели и половины тех благ, что полагались Федорову за его работу в атомном проекте.
        В самом конце 1946 года как раз запустили первый реактор. Руководство страны посчитало, что до бомбы один шаг остался - цепная реакция уже есть и осыпало всех привилегиями, которые старым большевикам и так девальвировавшимся после войны даже не снились. У страны появились новые герои.
        Саров тогда еще только готовили. Все занятые в проекте физики сидели во второй лаборатории в Москве. Именно тогда, под новый 1947 год, случайно заехав в МГУ, он и познакомился с Леной.
        Цветы, конфеты, машина с его стороны. Классовая ненависть и сплетни со стороны ее родных. Он ведь артельщиком представлялся. Мол, их товарищество телеприемники выпускает, потому Федоров и частый гость в МГУ, поэтому и при таких деньжищах. Легенда так себе, но окружающие верили. По понятным причинам Сергей не мог рассказать правду о своей работе, нельзя было даже сказать, что он научный сотрудник, остальное слишком легко просчитывалось.
        В общем, многочисленная родня объяснила девчонке, что ее избранник - шкурник и рвач, которому недолго шиковать осталось. И будь он честным человеком, заработанное детским домам передавал бы, а не с ней бы по ресторанам шлялся.
        Все это, за столиком в “Астории”, она ему и высказала. Стыдно ей стало, перед отсутствующими здесь рабочими и крестьянам.
        Ну и Федоров оказался не умнее. Спросил, а родители ее, чего своих благ не передают? Тоже ведь не в коммуналке проживают. Одна дача чего стоит - пускай и небольшой, но готовый детский дом.
        Помириться не успели. Сергея угнали в Саров, а там так все закрутилось, что совсем не досуг стало и не ему одному. Даже слово переиначили - “не до сук”, женщин там практически не было - обижаться на подобную грубость некому.
        - Так вот, как ты и просишь, она получит пожизненную пенсию от правительства - Берия повертел письмо в руке.
        - Забавно. Нет, чтобы какая-то доярка из колхоза “Путь Ильича” или работница с “Серпа и Молота”. Их можно, действительно, осчастливить - из последних сил ведь выбиваются, чтоб концы с концами свести. А он просит позаботиться об и так привилегированной дамочке. Все-таки нет справедливости на свете. Кому-то все, кому-то ничего - но ничего этого Лаврентий Павлович не сказал. Ни к чему лишнее напряжение в отношениях, тем более, что надо срочно готовить график недельной подготовки группы, ведь на все про все сам Федоров и двух недель не дает.
        Казалось бы, времени на глупости нет, но человек слаб, это Берия знал как никто другой. Поэтому, взяв Сергея, он поехал на стройку московской высотки, что на Котельнической набережной.
        - Вот здесь она жить будет, на Котельнической набережной, в лучшем доме страны.
        Федоров удивленно посмотрел на Лаврентия Павловича, тот пояснил.
        - Человек слаб. Тебе там может захотеться ее увидеть. Вот, чтоб не искал. Еще попадешься. Ты даже не представляешь, сколько толковых людей из-за своей сентиментальности погорело. Пенсия у нее будет, дома там вряд ли лучше построят, куда уж им с их-то успехами. Думаю, до 1991 там и дотянет, если доживет конечно. Сколько ей тогда будет? За шестьдесят. Должна дожить и весь тот бардак увидеть, если, конечно, нам с тобой ничего исправить не удастся.
        Сергей не перебивая слушал Берию. Тот, сказав “бардак”, разнервничался, ему ведь его увидеть не удастся. В исправление же, с каждым новым днем, он верил все меньше и меньше. Но все-таки ему было очень интересно, что за события уничтожат их, кажущуюся сейчас несокрушимой, державу.
        Успокоившись, Лаврентий Павлович продолжил:
        - А, вообще, самое лучшее - не ходи. Какой смысл ее старухой увидеть? Риск ведь есть, мало ли какие следы останутся. Все ведь не предусмотришь, да и она вдруг узнает. Бабы, они народ такой, непредсказуемый, у них не логика, а интуиция - пересиль себя.

* * *
        Выступление Абакумова оказалось гораздо скучнее. Одни лозунги - “За Родину!” и еще “За Сталина!”. И так пять минут по кругу. С учетом, что мужик он неглупый, раз дослужился все-таки до генерал-полковника, тем более что создал такую мощную и продуктивную структуру как СМЕРШ, создавалось впечатление, что сам он, конкретно, ничего не знает.
        В конце концов, в зале начались перешептывания. Видя, что потерял внимание аудитории, высокопоставленный докладчик не стал принимать драконовских мер, а объявил перерыв. Он действительно ничего толком не знал. Поэтому решил, пусть присутствующие пока обменяются мнениями, перекипят в себе, а потом уже чисто организационные вопросы.
        - Вы пойдете? - спросил Степанцов своих новых товарищей, выходящих на перекур. Он уже представлял, как их всех сейчас построят и добровольцам предложат сделать шаг вперед. Сам он, несомненно, пойдет.
        - Куда? - поинтересовался Семенов. - Здесь все перекрыто. Из здания не выйти.
        - Нет. Добровольцами - сказав это, МИДовец стеснительно улыбнулся. Как-то неудобно было показывать свою храбрость перед этими двумя военными. Тем более что у капитана наградных планок в три ряда. У подполковника поменьше, но тоже боевые.
        К ним стали подходить и остальные. Не желая того, их маленький коллектив стал центром кристаллизации всей группы. Трое общающихся друг с другом человека привлекли внимание остальных - разрозненных и незнакомых друг с другом. Древний инстинкт требовал от людей собраться вместе - так проще выполнить сложную задачу.
        Первым подошел Акопян. Понимая, что начинается новая жизнь, он решил обратить на себя внимание. Ему надоело быть везде одному, необходимо, во что бы то ни стало, влиться в новый коллектив. Показать ему свою нужность, пусть не физической силой и ловкостью, так умом и логикой.
        - А добровольцами не спросят - быстро протараторил Арсен, чтобы никто не успел объяснить происходящее раньше его. - Это приказ.
        Степанцов непонимающе посмотрел на субтильного парня.
        - Ну смотри. Откажешься ты. Потом расскажешь кому-нибудь. Не специально. И все. Отряд уже будут поджидать потомки троцкистов и белогвардейцев. И прямо в 1991 году нас всех там и скрутят. Ставки слишком высоки - высказав все это, Акопян задумался, слишком серьезно, не мешает себя показать и остроумным рубахой-парнем. Широко улыбнувшись, он пропел - “на подвиг Отчизна зовет” и не очень уверенно, но дружески хлопнул Степанцова по плечу.
        Семенов с интересом посмотрел на Арсена. Толковый. Правда, связал воедино троцкистов с белогвардейцами. Здорово ему мозги в школах и институтах пропарили. Сам Юрий интересовался происходящими в стране событиями. И прошлыми, и настоящими, а теперь, получается, еще и будущими. Осторожно конечно, тема-то скользкая. Еще не так поймут.
        - Почему же не спросят? - весело перебил Акопяна Кимов. Еще как спросят.
        - Добровольцы, шаг вперед - рявкнул капитан, да так, что снова привлек внимание Абакумова.
        - Действительно, необходимо соблюсти приличия - вспомнил генерал-полковник.
        Неожиданно раздался общий гогот.
        Кимов вытянул два пальца, наподобие ствола пистолета, и приставил их ко лбу Степанцова, объясняя присутствующим, что ожидает отказавшихся. Секретность должна быть соблюдена любой ценой. Будучи армейским разведчиком, начавшим войну в 1941 году под Ленинградом и закончившим в 1945 в Берлине, он это понимал как никто другой.
        Услышав общий смех, Абакумов решил подойти к коллективу. Подобная реакция группы, после всего того, что она узнала, показалась ему странной. С другой стороны, вроде, общий смех это хорошо, значит, успокоились, можно продолжить теперь и по делу.
        - Товарищи, не надо строиться, просто добровольцы поднимите руку.
        Непонятно почему, но это предложение скрутило от хохота почти всех.
        - Извините, товарищ генерал-полковник - еле проговорил Семенов. - Это нервное, сами понимаете.
        - Ничего, я подожду - мрачно сказал Абакумов. Его настроение испортилось. Не понимая в чем именно, но где-то он оказался смешон. Да настолько, что даже кадровые офицеры забыли субординацию. Но где именно?
        Положение попытался спасти, в общем-то, виновник всей этой комедии, Кимов.
        - Товарищ генерал-полковник, мы здесь это как раз обсуждали. Отказников нет. Все добровольцы.
        Услышав это, зал снова взорвался нервным смехом.
        Глава 19

^Ил-12^
        Как и предсказал Акопян, группа с самого начала попала в жесточайшую изоляцию. Не дали не то, чтобы пары дней на сборы, а даже пары минут. Вообще, никого отпускать домой и не собирались. Тут же, прямо у входа в “библиотеку” всех загрузили в автобус и повезли в неизвестном направлении. Впереди, расчищая путь, ехала милицейская машина.
        Никакой информации ни от них, ни им. Только уже на военном аэродроме, куда их привезли в обстановке полной секретности, каждому выдали по листу бумаги с ручкой и чернильницей-непроливайкой. Под диктовку майора в синей фуражке все написали родным о срочной командировке. Прямо при них, не стесняясь, письма перечитал какой-то особист. Тут же вызвал Степанцова и приказал переписать.
        - Что-то от себя приписал - объяснил удивленному Акопяну Семенов.
        - Потом пришлют похоронку - со слезами на глазах подумал Арсен. Ему было жалко маму и бабушку. Успокаивало только одно, то, что ему предстоит, действительно необходимо СССР и всему коммунистическому движению. События, которые угрожают его стране в будущем, не позволяли сантиментов ни к родным, ни тем более к себе. Воистину - “на подвиг Отчизна зовет”.
        Наконец, бессмысленное сидение на аэродроме закончилось. Получив вводную, на поле побежал офицер сопровождения, а за ним и все одиннадцать пассажиров.
        Их самолетом оказался уже стоящий на взлетной полосе Ил-12. Так что летели весьма комфортно. Больше половины мест было свободно и можно было устроиться кто где и как хотел - хоть поперек лежи.
        Предусмотрительный Акопян поинтересовался у сопровождающего, можно ли смотреть в иллюминатор, на что тот только пожал плечами. Естественно, если бы в их надежности не были уверены, то они бы не получили столь ответственного задания.
        Сам полет продолжался около двух часов. За это время с группой провели инструктаж. Выяснилось, что сейчас их привезут на одну из баз МГБ СССР, где и будут готовить к операции. Личный состав и семьи преподавательского состава заблаговременно откомандированы в летние лагеря, на месте остались только обслуживающая команда и подразделение по обеспечению учебного процесса. Соответственно, никто из персонала, включая инструкторов, не должен знать о том, что целью группы являете нелегальная работа в западном секторе Берлина, это государственная тайна не подлежащая разглашению. Услышав это, Кимов усмехнулся, все-таки Абакумов молодец, получалось, что о реальной задаче их коллектива не имеют понятия даже сопровождающие. Все говорило о том, что субтильный армянин был полностью прав, конспирация будет соблюдаться четко и жестко, при этом, даже в случае утечки, разговор будет идти о переброске каких-то суперсекретных агентов в западную зону влияния.
        Приземлились они спокойно, без приключений. Прямо на взлетной полосе аэродрома прилета их ждал крытый Студебеккер. Загрузив всех в кузов грузовика, сопровождающий тщательнейшим образом затянул брезент, чтобы никто и никаким образом, даже случайно, не смог рассмотреть их лиц. Через полчаса поездки они были на месте.
        База особого назначения оказалась целым военным городком, правда абсолютно пустым. С капитальными домами для проживания сотрудников с семьями, большими казармами, клубом, чайной, военторгом и баней. Так же, прямо на территории учебного центра находилась полоса препятствий.
        Осмотрев ее, Кимов спросил сопровождающего - И это все?
        Офицер понял насмешку и спокойно ответил - Так, разминочная, если вечером делать нечего. Полигон в пяти километрах. Соответственно, утренняя зарядка - пятикилометровка, а там уже препятствия и все остальное.
        Услышав это, Акопян поперхнулся. Он в институте, задыхаясь, еле три километра пробегал, а здесь пять, а дальше еще и полоса. Осторожно, чтобы никто не заметил, Арсен визуально оценил своих новых товарищей. Однозначно он самый хилый. Никого даже просто сравнимого с ним и близко нет. Получалось, что и здесь, при подготовке к самому ответственному заданию, которое только может быть в его жизни, он станет объектом насмешек, а то и презрения. С другой стороны, эти пять километров и полоса повергли в уныние не его одного. У половины, как минимум, настроение испортилось. Даже замолчали все.
        В отличие от основной части группы, Юрия Семенова не пугала столь серьезная физическая нагрузка, к ней он был полностью готов, но, честно говоря, ожидал несколько другого. В первую очередь, серьезного разговора с академиком Сергеем Валентиновичем Федоровым - “крупнейшим специалистом по вопросам перемещения во времени”, как отрекомендовал его Берия. А вместо этого их собираются гонять по полосе препятствий. Тогда уж проще было сразу отобрать ребят из армейской разведки типа того же Кимова. Им и марш-бросок на пятьдесят километров по пересеченной местности не особая проблема, да и человека прирезать как котлету съесть. А из того же Акопяна и за десять лет физкультурника не сделать, конституция у него не та.

* * *
        Дело не разошлось со словом, тут же, не дав времени на отдых, всем выдали синие тренировочные костюмы, спортивные парусиновые туфли и без дальнейших объяснений - бегом марш. Согласно вводной бежали плотной группой - сплачивали коллектив. Чтобы ни первых, ни последних. Рядом семенил инструктор, ненавидящим взглядом смотря на еле переставляющего ноги Акопяна. По сути, исключительно он тормозил общую скорость бега. Чтобы не подводить “коллег” ему оставалось только одно - сдаться и сойти с дистанции. Но тут, неожиданно, кто-то подхватил его под руки и практически понес вперед.
        Товарищи, сменяясь, дотащили Арсена прямо до финиша. Он не знал как их благодарить, но все делали вид, что ничего существенного не произошло. Все как надо. Ведь именно это и есть сплочение коллектива.
        Только потом подполковник Семенов, тот, кто первым, вместе с Кимовым, помог Арсену, подошел к инструктору и о чем-то с ним пару минут говорил. Потому как они время от времени оглядывались на Акопяна, получалось, что о нем. Наконец, судя по всему решив вопрос к обоюдному согласию, Семенов пожал офицеру руку и вернулся к своим. Подойдя к Арсену, успокоил его:
        - Все нормально. Объяснил товарищу, что у каждого свой маневр. Здесь под одну гребенку стричь нельзя. Нет у нас задачи чемпионат по бегу выиграть. Ты умеешь одно, я другое, они третье. Нас сюда не ради бега привезли.
        В ответ, не произнося ни слова, Акопян только благодарно кивал головой, для себя он уже решил, что вот за этого подполковника и будет держаться, и всегда будет на его стороне, вне зависимости прав тот или нет. За дружбу надо платить, а Арсен ему уже должен и немало.
        - Ну что, отдышались? - голос инструктора оторвал Акопяна от составления дальнейшего плана влиться в коллектив.
        - Теперь в баню.
        Баней оказалось добротное кирпичное здание. Все как положено - краны с горячей и холодной водой, душ. На скамьях лежали абсолютно новые мочалки, непользованное мыло, а оцинкованные тазы сверкали новизной.
        - Даже муха - Кимов весело толкнул Акопяна в бок. Арсен не стал уточнять, причем здесь муха. Ему, вообще, было не до этого, он стеснялся своей впалой грудной клетки. Радовало только, что здесь он самый волосатый, все-таки признак мужественности. Кимова же, несмотря на ту помощь при кроссе, он побаивался. Вероятно, он мужик и неплохой, но своими шутками-прибаутками, сам не желая того, вполне может поставить вечно неуверенного в себе Арсена в глупое положение. Семенов в этом отношении казался Акопяну куда спокойнее и адекватнее.
        Вволю помывшись, без каких бы то ни было норм времени, дождавшись последнего чистюлю, им выдали сухой паек. Ужин сегодня только такой. Никто не знал, что их команду сюда привезут. Полная и абсолютная секретность.
        Глава 20

^Полоса препятствий^
        - Странно, гоняют как рядовых - Семенов был недоволен таким обращением. Все-таки он офицер, целый подполковник, а этот непонятный инструктор ведет себя с ним как с каким-то курсантом или рядовым.
        Кимов, отставив банку с рисовой кашей, лениво посмотрел на Юрия.
        - Так мы и есть курсанты - а про себя подумал, как же, ВВС, армейская интеллигенция. Привык, что все культурно, на Вы, столовые при аэродромах, тарелки, вилки, ножи, все это даже на войне. А вот у них, в инфантерии, все проще. Поэтому особого дискомфорта с таким обращением он не чувствовал. Немного подумав, сказал уже вслух:
        - Здесь же не только офицеры, гражданские тоже есть, всех надо пообломать, приучить к дисциплине. Как понимаю, командир здесь будет один - академик. А мы все при нем рядовые. Так что, подполковник, привыкай.
        Семенову не оставалось ничего другого кроме как согласиться. Действительно, двенадцать человек, по сути - отделение. Один сержант, и рядовой состав, может еще ефрейторы, но это ведь тоже, всего лишь отличные солдаты с одной лычкой на погоне, даже не младшие командиры. В общем, при таком количестве личного состава табель о рангах ни к чему - командир и все остальные.
        После ужина появилась возможность поближе познакомиться с этой базой, а на самом деле, просто каким-то специализированным учебным центром МГБ. Полчаса послонявшись по территории, так и не встретив никого из служащих, за исключением дежурных на КПП, личный состав сконцентрировался у чайной, так называемого “чепка”. На двери армейского магазинчика висела табличка “закрыто”. Тут же к ним подошел инструктор и виноватым голосом произнес:
        - Чепок работать не будет. Продавщица вместе со всеми в лагеря уехала.
        Делать было нечего, время подходило к 22 часам. Спать всех отвели в одну из казарм. Стандартные армейские металлические койки в один ярус, все необходимые спальные принадлежности. Кроме этого, на прикроватных тумбочках лежали абсолютно новые, так и не вынутые из оберток зубные щетки, банки с зубным порошком и мыло. Кимов открыл дверцу тумбочки - щетка и гуталин, тоже абсолютно новые, в нераскрытой магазинной упаковке. На быльцах коек по два полотенца, на одном из которых написано “ноги”. Семенов, вспомнив “Двенадцать стульев”, усмехнулся, там, правда, было про одеяла. Надпись же на полотенцах была вполне к месту и вызывала смех только по ассоциации с замечательной книгой.
        Вообще, обустроено все было великолепно. Туалет прямо в здании, канализация. Если бы прямо в казарме был еще и душ, то у Кимова, вероятно, случился бы инфаркт. Такой благоустроенности и комфорта для рядового состава он в армейских подразделениях и близко не видел. Даже у разведки. А ведь они одни из самых привилегированных.

* * *
        Новый день начался с общего подъема и последующим за ним кроссом к полосе препятствий. Только в этот раз каждый бежал ровно столько, сколько сам считал нужным. Арсен, промучавшись около двух километров, перешел на “спортивную ходьбу”. Нужно было оставить силы и на остальное.
        Когда он дошел до полосы препятствий, ребята уже вовсю преодолевали ее по мере своих физических способностей. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже. Из всех выделялся Кимов. Он выглядел прямо как цирковой гимнаст, настолько быстро и красиво у него получались все эти военно-спортивные упражнения. Даже занимающийся с ними за компанию инструктор выглядел на голову ниже армейского разведчика.
        Чуть не свалившись, Акопян перепрыгнул окоп, прополз под колючей проволокой и перелез стену с проломами. Оставалась разрушенная лестница. Осторожно, чтобы не упасть, он залез на первую секцию.
        - Не надо. Походи просто по бревну. Здесь еще сломаешь что-нибудь - ценное указание дал Кимов, решивший отдохнуть после своего, вызвавшего всеобщий восторг, “выступления”. Он не смеялся над Акопяном, не издевался над ним, наоборот, показал, как надо правильно преодолевать “змейку”. Не семенящими шагами, как это пробовал делать Арсен, а широко прыгая от одного поворота к другому. В общем, Акопян понял, что даже здесь все решают не только ловкость или тупая сила, но и продуманная техника преодоления препятствий. Знания и опыт нужны везде, даже в такой физкультуре. Так что, может, и не зря их сейчас так гоняют. Кто его знает, что там, в будущем пригодится. Лишние же знания точно не будут лишними, тем более в этой области, от которой Арсен всю свою прошлую жизнь был так бесконечно далек.
        На зарядку, а точнее утренние спортивные упражнения, отводилось около часа, после этого оставалось принять водные процедуры и идти на завтрак. Поначалу группа передвигалась “стадом”, офицерам было как-то не по себе ходить строем как рядовым. Но уже через несколько минут армейская косточка взяла верх. Так же стандартным армейским построением, в общем строю, маршировала и пара гражданских, точнее бывших гражданских - Степанцов с Акопяном.
        На этот раз кормили в офицерской столовой. Когда они вошли, никого в зале не было. Все необходимое уже стояло на столах. Без разносоловов. Одно стандартное блюдо на всех - плов. А так же хлеб, масло, вареные яйца и чай. Все в неограниченных количествах. Ешь - не хочу.
        Юрий завтракал с удовольствием. Настроение поднялось, это уже очень неплохо, что вчера его послушали и не стали физподготовку превращать в ненавидимую всеми обязаловку, да и еда что надо. Блюдо хоть и одно, но приготовлено великолепно. Повара здесь отличные, не отнять. Краем глаза он заметил прячущегося за окном раздачи человека. Глаза их встретились, и наблюдатель мгновенно исчез.
        Личному составу учебного центра было строго настрого запрещено не только говорить с “курсантами”, как называли всех новоприбывших, а даже приближаться к ним, что вызвало сплетни и недоумение даже в таком проверенном и привыкшем к государственным тайнам коллективе.
        - Слушай, а они тебя послушались. Странно это - Кимов, насытившись, был склонен поговорить.
        - Люди адекватные, вот и послушались. Сам видишь, подготовка у всех разная. По-другому не получится - Семенов и сам был несколько удивлен, но обсуждать дела с Кимовым не хотел. Капитан ему не нравился. Все-таки они очень разные. Игорь казался ему жизнелюбивым, решительным, но очень недалеким человеком, живущим инстинктами и интуицией. Ни образования, ни каких-то интересов, война да бабы, каким еще мог быть спектр разговоров такого человека. Подобных кадров с избытком хватало и у Семенова в части, знает он таких как облупленных.
        - Я о том, что самодеятельности много. Инструктор сам решает, а значит утвержденного плана нет. Я такое на фронте видел, когда штаб погибал, и приходилось придумывать кто во что горазд. Руководства нет. Понимаешь?
        А вот Кимову Семенов нравился. Причина, по которой ему никак не удавалось наладить с ним дружеские отношения, была, в общем, ясна - очень уж они разные. С такими как Юрий Игорь встречался и раньше, даже в школе учился с похожими ребятами, но тогда дружить с ними и мысли не было, какими-то скучными и трусоватыми казались. Только с возрастом приоритеты несколько изменились - быть этаким веселым лихим гусаром больше не хотелось. Скоро все-таки тридцатник.
        Поэтому Игорь решил вести с подполковником исключительно интеллектуальные беседы. Важно только, чтобы к месту, а то совсем дураком выглядеть будет. Еще ему очень хотелось ввернуть свои знания по германскому эпосу, чтобы Юрий просто обалдел от удивления, но тут подходящего случая никак не представлялось.
        Выводы Кимова несколько озадачили Семенова. Вероятно, он ошибался в капитане. Тот совсем не глуп. Все не только подметил, что для разведчика естественно, но и провел анализ, логически объяснил. Не дурак, это уж точно. Пожалуй, в жизненных ситуациях ориентируется гораздо лучше его самого. То, что Юрий воспринял за разумную в их условиях демократию, на деле, похоже, действительно просто полное отсутствие планов. А на этой базе, кроме как бегать и прыгать ничему и не учат, потому их с первого дня в такой оборот и взяли - убивают время как умеют.
        Сытно позавтракав, группа вышла из столовой. Прямо напротив выхода их поджидали четыре человека, также одетых в спортивные костюмы. Разного роста и веса, они напоминали собой группу цирковых акробатов. Мелкий, который залезает на самый верх пирамиды, а далее все крупнее и крупнее, заканчивая двухметровым гигантом за центнер веса.
        - Бить будут - тихо сострил Степанцов. Акопян вслух хмыкнул.
        - Вы даже не представляете, насколько правы. В самую дырочку попали - слово взял один из “акробатов” - мы ваши инструкторы по рукопашному бою. Все вы должны уметь победить противника голыми руками, не взирая на его вес и рост. А мы вас будем всему этому учить - пока товарищ вещал, двухметровый амбал исподлобья рассматривал ребят. Закусив губу, он остановил взгляд на Кимове.
        - Разведка? - перебил он говорящего, обращаясь к Игорю.
        Его товарищ при этом не только не возмутился, а сразу замолчал, уступая место в разговоре амбалу. Семенов с неприятием отметил этот факт. Похоже, в коллективе назначенных им инструкторов, кто сильнее тот и прав. Верховодит самый здоровый, что, в общем, не делает им особой чести. Хотя, может он по званию старший, но все равно, так перебивать своих коллег, причем перед курсантами, не положено, нарушает субординацию. Воспитанный на понятиях офицеров ВВС, пожалуй, самых либеральных и демократичных в армии, несмотря на весь ад фронта с самоубийственными вылетами торпедоносцев, Юрий привык к в меру вежливому и культурному обращению. У них в полку было именно так.
        - Армейская - уточнил Игорь.
        - СМЕРШ. Тьфу ты. МГБ. Попробуем?
        Вместо ответа Кимов с ленцой подошел к инструктору. Тот обернулся, чтобы что-то спросить у коллег, но вместо вопроса с разворота быстро нанес резкий удар прямо в живот капитана. Однако, Кимова уже не было на старом месте.
        - Знаешь, за что брат брата убил? - засмеялся ускользнувший Игорь и сам ответил:
        - За бородатые анекдоты. Вообще, сразу после жратвы вредно, так что только ради вас - сказав это, Кимов, наподобие мушкетера из американского фильма, который показывали в кинопередвижках на фронте, снял невидимую шляпу и поклонился.
        Наблюдая за очередным разыгрываемым Кимовым представлением, Юрий про себя отметил, что, похоже, Игорю тоже не понравился амбал, не случайна эта издевка, закамуфлированная под мушкетерскую вежливость. Не понравился, скорее всего, точно по тем же самым причинам что и ему, больше не с чего - от знакомства с этими “акробатами” еще и пяти минут не прошло.
        По всему получалось, что он здорово ошибся в первоначальной оценке Кимова. Действительно, на протяжении всего времени их знакомства Игорь показывал себя, если не считать списывания, только с лучшей стороны. Что раньше в помощи задохлику-Арсену во время кросса и на полигоне, что сейчас, в попытке поставить на место этого наглого амбала, не говоря про то, как быстро разведчик разобрался с отсутствием плана их обучения, до чего не думался ни сам Юра, ни, вообще, никто из их группы. В общем, Кимов становился ему все более и более симпатичен, что сильно удивляло Семенова. В основном процесс узнавания человека шел у него в обратную сторону, сторону некоторого разочарования. Но вот с Кимовым пока получалось именно так. Скорее всего, этот парадокс был связан с тем, что экономист Акопян назвал бы “эффектом низкой базы”, слишком уж недооценил по началу Юрий своего боевого товарища, и поэтому любой нормальный и правильный человеческий поступок шел тому в несомненный плюс.
        Рукопашка, тем не менее, продолжалась. Подобного никогда не видели до этого не только гражданские Акопян со Степанцовым, но и Семенов с большинством других офицеров из менее склонных к рукопашным боям родов войск.
        Это была не какая-то примитивная драка, а скорее необычное гимнастическое выступление. Больше всего удивлял амбал. При его весе и росте быть таким ловким и подвижным казалось невероятным.
        - Отлично - здоровяк перестал прыгать и протянул Кимову руку. Тот и не подумал приблизиться к гораздо более массивному противнику.
        - Я серьезно - улыбнулся амбал.
        - Я тоже - передразнив его улыбку, ответил Игорь. Обернувшись к группе Кимов начал говорить, не забывая одним глазом коситься на здоровяка:
        - Первое правило. Если столкнулись с кем-то в бою, никогда не верьте его мирным жестам, словам - мол, мирно разойдемся, будто и не встречались, еще чему. Помните, или вы или он. Останется только один.
        Слушая все это, амбал только согласно кивал головой, зло косясь на Кимова. Тот, несмотря на то, что раза в полтора легче, не только не уступил ему в рукопашной схватке, но даже умудрился перехватить инициативу сейчас, в теоретическом обучении курсантов, что просто выводило этого инструктора из себя.
        Когда Кимов замолчал, слово снова взял так некультурно прерванный здоровяком “акробат”:
        - Есть еще специалисты по рукопашному бою?
        Общее молчание было ответом.
        - Не такого уровня, но хоть что-то умеющий?
        - Я в институте самбо занимался и немного боксом - обреченно признался Степанцов. Ему было страшно, что сейчас как следует “проэкзаменуют” и его, а ведь он и близко не Кимов, но молчать смысла не было, все ведь есть в личном деле.
        - Подойди сюда.
        Не успел Павел выйти из строя, как к нему подскочил самый мелкий и перебросил через бедро. Перекинул сильно, но аккуратно, чтобы не ударить о землю. Потом подставился сам, и Степанцов крутанул его мельницей, благо, что тот легкий. Отряхнувшись от песка, инструктор одобрительно кивнул. Павел облегченно улыбнулся. Все нормально, унижать их здесь никто не собирается, даже эти рукопашники, вроде, вполне доброжелательно настроены. Вчера, когда всю группу, невзирая на звания, сразу после выгрузки из самолета погнали на кросс, он подумал, что их будут беспощадно ломать, прививая беспрекословное послушание и дисциплину.

* * *
        Ознакомиться с личными делами группы Федорову позволили только после того как самолет с членами будущей экспедиции уже сел в учебном центре. Пролистав в полглаза биографии, он в сердцах плюнул. Все его рекомендации пошли псу под хвост. Вместо экономистов, ученых и пары спецов из армейской разведки, как предлагал Сергей, группа практически полностью состояла из военных и представителей МГБ.
        Всего двое гражданских. Это дипломатический работник с опытом пребывания в США, что будет, несомненно, полезно для адаптации в будущем. Все-таки, как не смотри, а Америка самая передовая на сегодняшний день страна, так что, теоретически, при столкновении с новыми реалиями, культурный шок у него должен быть пониже чем у остальных. Ну и специалист по банковской деятельности из ВнешТорга, этот исключительно на случай автономного сценария.
        - Лаврентий Павлович, ну какой в этом смысл? Тогда давайте я пойду и со мной два или три разведчика. Попробуем перебросить научную литературу, еще чего там плохо лежит. А так и проход закроем, и эти люди для автономного нахождения там не нужны, не на фронт отправляемся, не боевые офицеры требуются.
        В ответ на этот крик души Берия сделал скорбное лицо, по-отечески положил свою руку на плечо Сергея и сказал:
        - Личный приказ товарища Сталина. Он видит так. Я здесь бессилен.
        На самом деле Лаврентий Павлович лукавил. Игнорируя вывод Федорова, что при такой массовой переброске портал закроется, он все равно надеялся получить из грядущего научную литературу и специалистов. Будущее через десятилетия не очень его интересовало, он искренне считал, что живущим там все-таки виднее, что им нужно и если что и произошло, то никак не случайно. Да и в своей положительной оценке в этом будущем он не сомневался.
        Глава 21

^Послевоенные США^
        Кто как не Берия остановил чистки тридцать седьмого года и устроил амнистию? Кто в начале войны обеспечил эвакуацию заводов и КБ на восток? Кто курировал военную промышленность все эти годы? Кто, наконец, скоро даст СССР атомную бомбу? Это пусть Иосиф Виссарионович печется о своей оценке потомками, впрочем, они ее уже дали, сам читал в “Огоньке”, а на него, Лаврентия Берию, ничего дискредитирующего нет.
        Даже конкурент во всем остальном, Абакумов, в этом вопросе оказался ситуативным союзником, он придерживался аналогичных взглядов - за будущее пусть отвечают будущие коммунисты. Есть возможность воздействовать на настоящее в интересах своего поколения - пользуйся, пока не пропала. Тем более, что ситуация беспроигрышная. Если проход после группы исчезнет, ни они, ни Сталин о судьбе экспедиции ничего уже не узнают. Если нет, то все сделано правильно и можно будет насладиться плодами своей победы.
        И того и другого интересовал результат направленный на сегодня. Будь их воля, они бы с удовольствием реализовали бы план Федорова - он, пара человек и попытка установить связь. Но здесь Сталин был непреклонен, он отказывался верить в возможность что-то изменить до 1991 года и требовал от подчиненных полноценную экспедицию.
        Поначалу Сергей подумал написать лично Сталину, указав на вопиющую ошибку с кадрами, но потом понял, все равно письмо пойдет через Берию. Бессмысленно. Как же, лично Сталин отбирал кого и куда, так он и поверил. Вот уж воистину - царь хороший, бояре плохие. По факту получалось, что одновременное совмещение требования Сталина о полноценной экспедиции с попытками Берии и Абакумова получить результат в их времени, вел весь проект катастрофе. Ни то ни се, и проход закроют и специалистов для действий в рамках автономного плана отправят абсолютно ненужных. От такого, более чем вероятного результата всех этих кабинетных игр, Сергею просто плакать хотелось. Никто не собирался жертвовать своими интересами ради дела. И если Сталина Федоров все-таки мог понять - контрольная точка в 1991 году, хоть разбейся, не в их пользу. То упрямство Лаврентия Павловича с Виктором Семеновичем просто выводило его из себя. Ну если все равно не переубедить Иосифа Виссарионовича - делай все на благо его сценария, а то ведь не себе, не людям.
        Понимая все это и то, что с начальством договориться никак не удастся, Федоров вынашивал еще одну идею, которой делиться ни с кем не собирался. Не собирался, потому что собирался просто обмануть товарища Сталина. Докладывая Берии о возможности перебросить в будущее двенадцать человек, он уже тогда, в самом начале, бессовестно занизил их количество. Судя по его не самым точным расчетам, с запасом прошло бы и двадцать. Вот места этих восьми с лишним непрохожденцев он и попытается использовать для обратной связи. Тем более что риска лично для него никакого. По аномалии в научном плане работает только он, а значит поймать за руку его некому. А что потом это выяснится, так ошибка в расчетах, тем более что все необходимые эксперименты были высочайше запрещены с самого начала изучения. О какой точности тогда может идти речь? Так уж получилось. В общем, Федоров оставался преданным своему старому принципу, сформулированному им для себя еще в школе - “ делай свое дело и молчи, в крайнем случае, поддакивай начальству, главное - делай то, что считаешь правильным, хотя бы и тайно ”.
        Берия же, тем не менее, продолжал свою игру в противостоянии с Абакумовым.
        - Сережа, тебе желательно поехать к своей группе. Нужно наладить отношения с товарищами. Мало ли что там будет. А ты оказываешься чужим, вам друг к другу надо привыкнуть. Ну а чтобы они тебя лучше приняли, сообщи, что в случае чего, семьи героев будут обеспечены пенсиями и всем чем нужно, пусть не сомневаются, Держава не поскупится для своих верных сынов. Именно так говори, красивым слогом - настроение у чекиста было скверное, и Федоров понял, что тот что-то не договаривает.
        - Лаврентий Павлович, что-то случилось связанное с группой? - прямым вопросом Федоров решил ускорить события. Хождения вокруг да около, так несвойственные Лаврентию Павловичу, но в полный рост присутствующие в этом проекте, Сергею давно надоели.
        - Интриги, Сережа, интриги. Наши люди проходят тренировки на базе МГБ, подчиняющейся Абакумову. Ты понял, куда их отвезли? Два часа лета. Думаешь, под Москвой нет объектов, где дюжину человек спрятать и подготовить можно? Есть. Но там его угодья, это чтобы мне не добраться было. Четыре часа только на дорогу потеряю. А откуда у меня время?
        У Сергея от удивления вытянулось лицо. Такого уровня противостояния наверху он как-то не ожидал. Берия же, не останавливаясь, продолжал о наболевшем:
        - Кто такой Абакумов хоть знаешь? А то я тебе говорю, говорю.
        - Лично нет, но слышал. Это который СМЕРШ? - со СМЕРШем Федоров столкнулся на фронте, правда, только один раз. После той пьянки с переломом. Но лично ничего плохого об этой организации сказать не мог. У особиста их части тогда и мысли не было обвинить Сергея в членовредительстве и попытке дезертирства. Ограничившись ясной и доходчивой формулой: “Не умеешь пить, не пей” - он сразу выставил травмированного Сергея из своего блиндажа, правда, сам факт пьянки в личное дело все-таки занес, что и помешало через месяц получить Сергею должность командира батареи.
        - Да. Который СМЕРШ. Так вот, от своих источников я узнал, что у него готовятся дублеры по всем направлениям, и я боюсь, как бы он наших людей не убрал и не заменил своими.
        - В смысле? - в принципе, уж с чем-чем, а с интриганством Федоров был отлично знаком. В атомном проекте это было в порядке вещей. Причем, интриговали вроде и неплохие люди. У Сергея даже было ощущение, что для них это что-то типа спорта. Соревнования, кто кого переинтригует. Скверно только, что рикошетом попадало и тем, кто и близко не лез в эти игры. Но такого противостояния у них не было и в помине. Гадости, конечно, делали, но не такие, чтобы визави всерьез и по-настоящему пострадал. На это было всеобщее жесткое табу, и нарушителю “конвенции” после этого точно не поздоровилось бы несмотря ни на звания, ни на должности.
        - В смысле может быть массовое отравление. Травмы всякие, еще чего. Ты бы там не помешал.
        Для Сергея это была новость. Он-то чем напугает Абакумова? Опережая его вопрос, Берия пояснил.
        - Есть только один незаменимый человек - ты. Не будет тебя, ничего не будет. Вот ты и попытайся сделать так, чтобы любое действие против ребят, напрямую касалось тебя.
        - Мне что, их еду дегустировать?
        Уставший от свалившихся на него забот, Берия даже не понял, что это шутка. Он посчитал, что Федоров говорит абсолютно серьезно.
        - Да и это тоже. Только попытайся сделать так, чтобы это понимал только Абакумов и его люди, даже хорошо, чтобы они это понимали, а вот команде все это знать ни к чему. Еще друг на друга кидаться начнут. Недоверие к своим страшная штука. Впрочем, кому я это говорю. Фронтовик, сам прекрасно знаешь.
        - Когда лететь?
        Услышав это, Берия только развел руками.
        - Вчера. Не опоздали ли уже, вот в чем вопрос.

* * *
        Первая настоящая тренировка по рукопашному бою прошла весьма успешно. Всех удивил Акопян. У него не хватало сил и веса для бросковых приемов, зато неплохая реакция и чувство партнера позволили ему стать мастером по выворачиванию пальцев, ударам по болевым точкам и выводу противника из равновесия.
        За дохляка, как за глаза, после бега, некоторые называли Арсена, можно было не беспокоиться. Еще несколько занятий и он доведет до автоматизма специально отобранные инструкторами лично для него приемы, и сможет постоять за себя даже против двухметровых шкафов.
        Сомнение вызывало другое, сможет ли Арсен применить полученные навыки в реальном бою. Сломать кости, выбить глаз, перерезать горло. Характер не тот, да и воспитание очень уж домашнее. Так и кажется, что вывернув палец он спросит:
        - Извините, вам не больно?
        Очередной день занятий закончился стрелковой подготовкой. С удовольствием отстрелявшись из проверенных войной ППШ и маленьких дамских браунингов, курсанты отправились заниматься самоподготовкой.
        Что нужно делать в то время, которое по плану было отведено на самоподготовку, не знал никто, в том числе и инструкторы. Кимов победоносно смотрел на Семенова - никто ничего не знает, точно как он и предсказывал за день до этого. Никакая это не адекватность, а просто полное непонимание к чему и как следовало готовить их группу.
        - Будь мы курсантами, было бы бесконечное физо и строевая. Где же этот академик? - продолжал вслух рассуждать Игорь Кимов. Теперь к нему в группе стали прислушиваться не только из-за шуток, но и по делу, что не могло его не радовать.
        Наконец, бессмысленное сидение сменилось отбоем. Ночью Семенова разбудил какой-то шум. В темноте он увидел человека, который, чтобы не разбудить остальных, застилал себе койку в самом дальнем углу казармы. Это было интересно. Не поленившись встать, Юрий подошел к новичку. Вспомнив, как тогда, в филиале “библиотеки”, Кимов лихо познакомился со Степанцовым, решил повторить тот Игорюхин маневр.
        - Юрий Семенов, подполковник, морская авиация - представившись, он протянул руку. Новичок незамедлительно ответил на приветствие.
        - Сергей Федоров. Здесь по науке, а так старший лейтенант артиллерии.
        Услышав “Сергей Федоров”, Юрий сначала не поверил, что этот молодой крепкий парень и есть рекомендованный самим Берией “крупнейший специалист по вопросам перемещения во времени”, но рискнул переспросить.
        - Академик Федоров?
        - Доктор кукольных наук - со смехом отрекомендовался Сергей фразой из многократно просмотренного им на фронте фильма “Золотой ключик”. Потом добавил. - Вероятнее всего Берия имел в виду именно меня. Но я не академик.
        Общение с подполковником было продуктивным. Федоров из первых рук узнал чему их учат и как их учат. Получалось, что если и остальные военные такие же, то он зря расстраивался. Очень толковый мужик.
        Юрий тоже утолил свое любопытство. “Доктор кукольных наук” рассказал о возможных с его точки зрения сценариях экспедиции. Все оказывалось не так благостно как представлялось Семенову после речей Берии и Абакумова. Федоров объяснил ему проблемы, которые вполне могли возникнуть при передаче книг и людей из будущего, да и с явлением в девяностые Сталина-спасителя тоже хватало сложностей. Со слов “академика” получалось, что ответы на вопросы даст только сама экспедиция, а пока все вилами на воде писано, одна теория. Рассказывая о возможных проблемах, Сергей, тем не менее, не называл виновников большей части из них. Не хватало только, чтобы личный состав полностью разочаровался в своем начальстве, а с этим и во всей миссии в целом.
        А вот про физику самого временного провала “академик” почему-то ничего толком не сказал, что несколько озадачило Юрия. В “вилы на воде” он не очень поверил. У него создалось впечатление, что Федоров что-то скрывает, что наводило на некоторые размышления. Получалось, что несмотря ни на что, им не особо доверяют. По личному опыту полетов на родном торпедоносце Семенов хорошо знал, что секреты внутри группы, да еще такой маленькой, не есть хорошо, поскольку это неизбежно приводит к конфликтам и к фрагментации и так небольшого сообщества на две, а то и более микрофракции.
        В общем, разговор закончился только утром. Просыпающимся товарищам Семенов представил Сергея как того самого академика Федорова, чем вызвал всеобщий ажиотаж и отмену зарядки личным распоряжением Сергея.
        Когда испуганный инструктор вбежал в спальное помещение, узнать что случилось, почему никто не выходит на пробежку, Федоров спокойно сказал ему, что на сегодня зарядка отменяется. Вместо нее проходит лекция. Посему инструктор обязан не только выйти, но и согласно личному распоряжению генерал-полковника Абакумова, с которым он должен был быть ознакомлен, обеспечить полную ее секретность, в том числе и от самого себя.
        Вот так, сидя на койке, посреди собравшихся вокруг него одиннадцати человек Сергей практически слово в слово повторил все то, что ночью рассказал Юрию.

* * *
        Прибытие Федорова полностью изменило график занятий группы. Обладая властью корректировать учебный процесс, он практически на нет свел физическую подготовку, оставив обязательной только получасовую зарядку перед завтраком прямо в городке, без пятикилометрового кросса к полигону и без занятий на тренажерах. Еще не хватало, чтобы кто-нибудь себе что-нибудь сломал.
        В принципе, занятия по рукопашному бою и стрельбе Сергей тоже считал лишними. Но еще оставшийся даже после войны мальчишеский милитаризм поборол логику. Рукопашку, а так же стрельбу, оставили в полном объеме.
        Гораздо важнее с его точки зрения было психологически подготовить людей, показать им последние достижения техники, чтобы оказавшись там, при первом же знакомстве с новым окружающим миром, они не получили культурный шок и не рассекретили бы себя.
        Ничего кроме ежедневного просмотра киноматериалов о жизни в США в голову не приходило. Сергей считал, что, в каком-то приближении, подобная жизнь будет в будущем и в СССР. С его точки зрения, что бы там всевозможные пропагандисты не говорили, но развитие стран нашего Мира идет по однонаправленному вектору с разной степенью отставания. И США, на тот момент, явно шли в авангарде человеческой цивилизации.
        Так что теперь, вместо преодоления всевозможных препятствий на полигоне, личный состав в обязательном порядке по четыре часа в день просиживал в кинозале местного клуба. Перед ребятами крутили всевозможные фильмы из жизни в США, от документальных до игровых. Причем, в художественных фильмах киномеханик быстро прокручивал всю драматургическую канву и обстоятельно, иногда в замедленном воспроизведении демонстрировал быт семей героев. Главным критерием был показ высочайшего качества жизни на американском континенте.
        При других условиях такой выбор, несомненно, сочли бы враждебной пропагандой возвеличивающей капитализм и североамериканский образ жизни. Но в данной ситуации это было хоть и идеологически неприятным, но необходимым для проникновения в будущее действием. А так, в основном, демонстрировалась реклама, благо, недостатка в ней не было. Запустив год назад план Маршала, США просто завалили Европу своими кинороликами, давая понять на кого ей надо равняться и к чему стремиться.
        Всю эту кинопродукцию Федоров заказал еще Берии, по приказу которого на базу МГБ и был доставлен целый самолет с подобными кинопленками, так что дефицита в информации здесь не было и близко. На экране мелькали небоскребы внутри и снаружи, благоустроенные квартиры с холодильниками, радиолами, телеприемниками и еще уймой не совсем понятных для рядового советского человека, только что пережившего опустошительную войну, вещей.
        Вытаращив глаза, ребята смотрели на все это великолепие. А какие девушки в бикини! Практически открытые сиськи на общем пляже произвели куда больший эффект чем показанные Федоровым часы без стрелок, с пояснением, что и телеприемники могут стать такими же, только цветными и большими во всю стену. Так что если нечто подобное там увидят, то пусть не удивляются и не говорят, что их не предупреждали.
        Увидев столь эмоциональную реакцию команды, даже срочно прибывший из-за постоянных жалоб инструкторов Абакумов согласился с правильностью идеи Федорова показывать все это. Очень уж непривычно подобное для гражданина из разоренной войной страны.
        Зато у самого Сергея это вызвало совсем иную реакцию - увиденное взбесило его. Как же они разбогатели на европейской крови. Как другой мир, как другая планета. Ладно СССР, но ведь и у их ближайших союзников - англичан и то талоны на все. От одежды до продуктов, а эти жируют, да нет - просто бесятся с жиру.
        Незаметно для себя, Федоров возненавидел США всеми своими фибрами. Ему хотелось уже не столько спасти СССР, сколько уничтожить их. Этих сытых, радостных, ничем невиновных перед ним людей в яркой одежде.
        Глава 22

^Кладбище^
        После просмотра кадров о далекой счастливой жизни, “курсанты”, как их называли на полигоне, занимались специализированной физической подготовкой, лично придуманной для них Абакумовым. Его нововведения Федоров не мог отменить при всем своем желании - слишком большая разница в звании и должности, при этом не в его пользу. Несмотря на всю видимую всем бессмысленность занятия, приходилось терпеть. Все, что мог сделать Сергей, это лишь лично не участвовать в этом аттракционе, что нисколько не удивило генерал-полковника - Федоров ведь не просто командир группы, а ее голова и мозг в самом прямом смысле этих слов, так что имеет полное право работать по своему расписанию. Физическое же состояние остальных, рядовых бойцов, с точки зрения Абакумова, должно было быть безупречным, дабы было кому защитить эту голову.
        Главным упражнением новой дисциплины считался “бросок человека в длину”, как назвал это Акопян. Суть - схватить за руки и за ноги ученого или технолога из 1991 года и запустить его в 1949. Генерал-полковник не был настолько глуп, чтобы слишком всерьез придавать значение самому броску, просто он считал физическую нагрузку после нововведений Федорова недостаточной, вот и несколько скорректировал со своей стороны программу подготовки.
        Кимов с Семеновым бросали бывшего Фрица, а теперь Джона до тех пор, пока почти стокилограммовый муляж врага не порвался и из него не посыпался песок.
        К ним тут же подскочил сам Абакумов, внимательно наблюдавший за тем, насколько серьезно курсанты относятся к занятиям.
        - Вы чего, так ученых из будущего сюда переправлять собираетесь?
        - Так точно - в один голос ответили офицеры.
        - Идиоты - сквозь зубы выругался министр ГосБезопасности. - Ученые - дохляки. Акопяна видели? Руки, ноги слабые. Коленки вывихнуты. Осторожней доставлять надо. Перекатывать что ли. Поняли?
        Увидев верноподданническое выражение на лице Кимова, Семенов еле сдержал смех. Сейчас даст огня понял он и не ошибся.
        - Товарищ генерал-полковник, разрешите обратиться? - начал представление Кимов.
        - Обращайся - Абакумову Кимов понравился еще тогда, при первом знакомстве. Тем более позже, когда выяснилось, что это еще и первоклассный специалист по рукопашному бою с отличной стрелковой подготовкой.
        - Товарищ генерал-полковник, Акопян не ученый, он типа бухгалтера. Ученый это Федоров. Так он здоровый как лось. Хоть на бетон бросай - глаза Кимова преданно смотрели на начальника.
        От огорчения Абакумов сплюнул. Понравившийся ему капитан оказался дурак-дураком. То, что Кимов смеется ему в лицо, развлекая своего товарища, он даже представить себе не мог. Хотя, подобное шутовство уже не признак ума.
        - Федоров скорее исключение из правил. Рассчитывайте на Акопянов - на полном серьезе, поучительным тоном, ответил генерал-полковник, разочаровавшему его Кимову.
        Только после ухода Абакумова Семенов смог отсмеяться.
        - Просмотрел тебя трибунал.
        - Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство - процитировал в ответ указ Петра 1 довольный собой Кимов.
        Специализированная физподготовка заканчивалась. Следующим занятием был ненавистный абсолютно для всех курс делопроизводства, дополнительно предложенный уже Федоровым. Если на спецподготовке хоть посмеяться можно было, то там всем было совсем не до смеха. На занятии группу учили всевозможным канцеляризмам, заполнению документов, анкет и прочих малоприятных вещей, обеспечивающих однообразие приводов государственной машины.

* * *
        Ирина встретила неожиданное появление Алексеева более чем сдержанно. Как будто они давно знакомы и, при этом, между ними никогда ничего не было.
        - Добрый день, Денис. Чем могу помочь? - даже глазом не моргнула.
        Он решил принять правила игры. Все-таки не зря она ему так нравилась.
        - Привет! Дело о тайном туннеле в метро, два года назад. Посмотри пожалуйста - Алексеев протянул бумажку с записью даты. - Номера у меня нет, где-то посеял.
        Ирина, не глядя в подсказку, подошла к одному из шкафов и достала тоненькую папку.
        Не нужно быть следователем ФСБ, чтобы понять, она заранее знала, что ему будет нужно. Иначе как объяснить, что она помнит, где лежит это старое, никому ненужное дело? Конспираторша.
        И Вячеслава Михайловича спалила. Значит, начальник неслучайно предложил ему о метро вспомнить. Отправил к Ирке. Мириться. Может и по ее просьбе. Хотя, это вряд ли. Она баба гордая и упрямая.
        Решив не унижать девушку прямым разоблачением, Денис первым пошел на примирение. Пусть она считает, что он ничего не понял и сам хочет сдаться.
        - Ир, ну глупо это, помнишь, как анекдот про двух ковбоев, которые дерьма забесплатно наелись?
        - Это ты о нас так гламурно выразился? - Ирина действительно удивилась - неужели он такой дурак? Нашел, как прельстить. Заменил г. но на дерьмо и посчитал, что она должна немедленно капитулировать перед его высокой культурой речи. Нашел темку. Цветы бы лучше принес, раз мириться приперся, а не о дерьме говорил бы - думая все это про себя, она все больше и больше настраивалась против Дениса. Даже непонятно, что она раньше нашла в этом недоумке.
        Денис же безостановочно продолжал усложнять себе жизнь - ну Ир, сама пойми, бесят меня эти опоздания. Если бы ты еще на работу опаздывала, то ладно, ну такой человек - капуша. А то ведь только ко мне, думаешь приятно как дебилу ждать? - не унимался Алексеев.
        Этого Ирка уже не выдержала и сунула ему под нос папку с журналом регистрации.
        - Распишись и до свидания. Не обижусь, если обратно кто-то другой занесет - спектакль окончен, больше Ирина решила не скрывать своего отношения. А что, он сам виноват, сам начал. Нет, как люди разошлись бы. Спокойно. Культурно. А то приперся мириться, да еще так по-идиотски.
        Неожиданная догадка заставила ее переспросить себя:
        - А сам ли? - она ведь сразу дала ему дело. Он и подумал, что встреча подготовлена Михалычем по ее инициативе. Глупо-то как.
        Можно было конечно наплевать, но Фроловой очень не хотелось, чтобы Денис продолжал считать, что эта встреча была ею же подстроена и сорвалась из-за ее же бабской стервозности. Полной дурой не хотелось выглядеть даже в его глазах.
        - Я это дело только вчера смотрела, понял? Потому и помню где оно лежит. А ты что, думал это я упросила Вячеслава Михайловича, чтобы он тебя ко мне прислал? Совсем дурак? - выпалив все это, Ирина состроила зверское лицо, однозначно дающее понять, что она терпеть его не может, и чтобы он быстрее выметался отсюда.
        Удар был, конечно, сильный. Но, неожиданно для себя, Денис почувствовал не унижение, а восхищение Иркой. Это ж надо, как все просчитала и поняла, а как быстро, практически мгновенно. Нет, такую деваху упускать нельзя.
        - А зачем ты его вчера смотрела? - игриво поинтересовался Алексеев, посчитав, что если и не помирится, то хоть развлечется, это действительно было ему любопытно. Ну готовил Лаврентий Павлович в пятидесятых переворот, с коммуникациями что-то мудрил. Но Хрущев с Маленковым его опередили. Ничего особо интересного. Все они тогда как тараканы в банке были. Впрочем, нынешние не лучше.
        У Ирки открылся рот. О деле-то она в пылу ссоры и забыла.
        - А тебе зачем? Что случилось?
        Алексеев удивленно посмотрел на девушку. Ей даже вопрос такой задавать не положено. Ее дело архив. И упаси Бог лезть в текущие.
        Поняв, что преступно преступила черту конфиденциальности, Ирина прикусила язык, только по ее лицу было видно, что она нервничает. Причем, не с появлением Дениса, а как только узнала, что нужно именно это дело. Даже не узнала, а поняла его востребованность на сегодняшний день.
        И хоть Алексеева очень заинтересовало, что же примечательного нашла в нем Ирина, он лишь сказал ей:
        - Так, рутина - на прощание, сделав таинственно-задумчивое лицо, будто на самом деле все намного серьезнее и секретнее, взял папку и ушел к себе.
        Надо немного подождать. Что сгубило кошку он знал хорошо. То же сгубит и Ирку. И очень скоро.

* * *
        Пять дней на базе пролетели для группы молниеносно. Даже не верилось, что за такой короткий срок столькому можно научиться. От рукопашного боя и стрельбы из только что появившихся в войсках противотанковых гранатометов РПГ-2 до заполнения справок и анкет. Коллектив прошел боевое слаживание, более-менее знал сильные и слабые стороны каждого. Ребят несколько нервировал только “академик” Федоров. Какая-то нездоровая его опека. То ли он их всех за неумех считал, то ли так показывал что главный. Без его надзора было ни прогуляться, ни перекусить культурно говоря. Причем, в самом прямом смысле этих слов. Он даже первым снимал пробу с котла, как какой-нибудь командир в воинской части. А, например, на тренировке по метанию гранат, сидел в окопе, контролируя каждого, как будто инструктора не хватало. Даже Абакумова это тогда взбесило, на что “академик” неожиданно грубо ответил генерал-полковнику, что ему, по известным причинам, самому приходится проверять все лично.
        Удивительные метаморфозы произошли с Арсеном. Куда-то делась нездоровая стеснительность и вечная неуверенность. Появились зачатки агрессивности, Акопян даже иногда стал использовать в разговоре ненормативную лексику, чего раньше и в помине не было. А как бы он хотел сейчас встретиться со своими школьными обидчиками. Но об этом ему оставалось только мечтать.
        И все это за какие-то пять дней.
        Между тем, времени на передых не было, тут же начиналась вторая фаза подготовки. Не менее серьезная и даже еще более секретная для посторонних.
        Тайники с инструкциями и картами решили разместить на погостах. Необходимость срочной отправки экспедиции не давала возможности не то что решить в каких местах будут построены секретные объекты предназначающиеся для нее, но даже конкретно продумать, что за объекты потребуются и вообще для чего.
        Конечно, кладбища не самые надежные хранилища рассчитанные на десятилетия, но ничего лучше придумать не удавалось. Кто его знает, где что построят и реконструируют, а тут хоть и небольшая, но гарантия - могилы предков трогают в последнюю очередь и то по необходимости.
        Контейнерами для шифровок выбрали стандартные бутылки из под ситро. В них положат листки с детскими рисунками, будто ребенок прощается со своими родными. Кстати, если задержат прямо на месте, то можно будет поведать слезливую историю о детстве матери. Мол, она когда-то рассказывала, теперь ее нет, вот и решил посмотреть мамины детские письма бабушке/дедушке на тот свет. Глупо, но сентиментально до слез, должно сработать. Ну а чтобы прочесть настоящий текст, бумагу придется обработать специальным химсоставом, который они уже возьмут с собой. Так что даже если бутылки и попадут не по адресу, понять их реальное предназначение будет невозможно. Такие тайники с одинаковым содержимым спрячут на десятке кладбищ Москвы и области, чтобы где-то да уцелело. Сейчас же всем им было необходимо все эти места будущих закладок осмотреть и запомнить. Каждому. Чтобы любой из них имел доступ к тому, что посчитает необходимым оставить им прошлое.
        Дабы не вызывать лишних подозрений группу разделили на четыре подгруппы по три человека в каждой. Их задачей было не просто ознакомиться со всеми кладбищами участвующими в программе, чтобы потом, появившись через несколько десятилетий не смотреть на все эти могилы как бараны на новые ворота, даже, если к тому времени на погостах что-то и изменят, но и запомнить и записать местные достопримечательности. В принципе, все было несложно - местная достопримечательность в виде склепа или добротного памятника, значит в нем, а так же еще в паре ближайших могил будут находиться бутылки с документами. Что-то положат просто в раковины, в надежде, что их никто оттуда так и не достанет, ну а на крайний случай, дубликат уже будет зарыт в самой могиле. С одной стороны это гораздо большая гарантия сохранности, с другой, намного больший риск при извлечении. Грабителей могил нигде и никогда не жалуют. Так что разрывать захоронения имеет смысл только в одном случае, если ни одного легкоизвлекаемого документа ни на одном из кладбищ больше не останется, что при таком обилии закладок все-таки маловероятно.
        Обойдя все тайные точки, зарисовав в своих блокнотиках расположения могил и имена упокоившихся в них, Серегина подгруппа, согласно графику, управилась с задачей и первой прибыла на место общего сбора - станцию метро “Площадь революции”.
        Шофер, разводивший их троицу по всем кладбищам, более чем тепло простился с ними. Этим ребятам было в чем посочувствовать - столько родных, и все похоронены в разных местах, проклятая война.
        Спустившись вниз, в служебное помещение, они стали поджидать остальных.

* * *
        Ждать остальных пришлось недолго, менее чем через полчаса собралась вся команда. Теперь их дюжину ожидало ознакомление с метро. Здесь разбивка на подгруппы уже не требовалась.
        Ожидая нового “экскурсовода” сидели молча. Посещение уймы кладбищ не располагало к веселью, тем более, что сразу после просмотра всех этих могил и надгробий, пришлось спуститься под землю. Cтук колес электричек и рев гудков закладывали уши. От мерцающего света рябило в глазах. Прямо не метро, а царство Аида какое-то.
        Федоров с интересом наблюдал за группой. Не имея желания говорить, ребята делали вид, что устали и дремлют. - Какая одинаковая реакция - подумал он. - Все-таки человек стадное животное. Поступки и логика у всех до неприличия схожи. Да и сам он ведет себя точно так же как и все остальные.
        Наконец, появился давно ожидаемый метрополитеновец.
        - Спецподразделение “Город” - шепнул Юрию Кимов. - Не знал, что он в Москве служит, говорил база в Питере, там условия сложнее - вода.
        При подготовке северокорейских товарищей Игорю уже приходилось сталкиваться с военнослужащими из этого особого специализированного подразделения армии. Инструктор мельком осмотрел группу и узнал боевого товарища. Довольно улыбнувшись, он подошел к старому знакомому и протянул ему руку. Кимов встал и крепко пожал ее.
        - Ты что ли лектор? Чего опаздываешь?
        Товарищ в ответ хохотнул, взглянул на свои трофейные часы и доложил:
        - Восемнадцать часов. Все точно, согласно расписанию - и принялся немедленно рассказывать об особенностях метрополитена. График, расписанный поминутно, превыше всего, даже незапланированной и, может, единственной встречи.
        Проведя общий экскурс, специалист из подразделения “Город” почти два часа водил команду по подземному лабиринту, показывая группе все, что на его взгляд могло им пригодиться, объясняя как здесь можно прятаться и воевать. Понять, что конкретно для них представляет интерес, ему не составило труда. Сложив Кимова с метрополитеном он понял, что эту группу готовят для каких-то акций в европейских странах или даже в США, имеющих такую сложную инженерную систему как метро. При этом оно, в их операции, явно не является чем-то основным, иначе к ним были бы прикомандированы и специалисты из их структуры. Так что это не более чем однодневное поверхностное ознакомление в стиле “галопом по Европам” или, как говорят летчики - “взлет-посадка”.
        Закончив занятие, он подмигнул Кимову, что, может, еще снова где встретятся, и, насвистывая “нам нет преград”, исчез в одном из бесчисленных коридоров подземного города.
        На этом очередной день подготовки был закончен. По ощущениям, самый неприятный из всех прошедших - то кладбище, то царство Аида. Следующий, последний перед отправкой, обещал быть повеселее.
        Глава 23
        А кошку с Иркой сгубило любопытство. В конце рабочего дня она сама поджидала Дениса за проходной.
        - Вот ведь Чучундра, про гордость даже забыла - подумал Денис. Ему очень нравилось слово “Чучундра”, вычитанное еще в детстве из сказки Киплинга “Рикки-Тикки-Тави”. Там так звали постоянно плачущую, всего боящуюся и вечно неуверенную в себе водяную крысу. Хотя, у самого Дениса это имя ассоциировалось с чем-то шебутным, энергичным, легкомысленным и веселым. Каково же было его удивление, когда в передаче “В мире животных” сообщили, что такое замечательное имя придумал не гений писателя, а это, действительно, индийское название одного из видов каких-то грызунов, и то, великий литератор и поэт что-то там попутал. В общем, Ирка была Чучундрой в чисто Денисовском понимании этого слова.
        Встретившись глазами, девчонка еле заметно кивнула ему головой, чтобы следовал за ней. Алексееву очень хотелось повернуть в другую сторону. Интересно, побежит следом или нет? Насколько ей все это любопытно? Но рисковать не стал. Иришка хоть и не злопамятная, но, как и все женщины, обидчивая, а еще злая и с хорошей памятью. Тем более что понятно, на эту встречу ее привела совсем не симпатия к Денису, а именно то, что сгубило кошку - интерес к его интересу к папке с событиями двухгодичной давности.
        Конспиративно выйдя на улицу, они, каждый по себе, двинулись к метро. Ирина явно не хотела давать повода местным сплетникам говорить о возобновившихся отношениях. В этом смысле ФСБ ничем не отличалась от других контор.
        - Слушай, у меня же машина тут стоит - поравнявшись с ней, вполголоса сказал Денис. - Иди за угол, я подъеду.
        Девушка задумалась и покачала головой.
        - Не надо машины, мало ли прослушка, кто его знает, как нас всех проверяют? - с абсолютно серьезным видом ответила она.
        Теперь уже пришлось забеспокоиться Алексееву. Куда же она вляпалась? И, что еще важнее, не утащит ли его за собой? С их работой некоторых вещей лучше просто не знать. Тут вопрос даже не в спокойном сне, а в самой жизни и свободе. Будучи следователем, Денис очень хорошо понимал всю эфемерность спокойного человеческого существования, достаточно хотя бы краешком зацепиться за шестерню государственно-правовой машины, и она тебя поволочет по всему своему механизму не менее безжалостно чем электрическая мясорубка не вовремя засунутую в нее руку. Тем не менее, понимая все это, Алексеев последовал за Ирой, дело было совсем не в любопытстве и не в попытке понравиться девушке, не хотелось выглядеть трусом от ужаса зажимающим уши, не более. Мужская гордость что ли.
        Местом разговора был выбран недавно открывшийся ресторан итальянской кухни. Людей мало - дорого. Прослушка маловероятна - не настолько дорого, да и открыт недавно, готовятся к восемьсотпятидесятилетию Москвы, чтоб ее. Михалыч рассказывал, какой геморрой был в конторе в 80-х на Олимпиаде. Это хоть и не Олимпиада, но всех задолбают точно. Безопасность мероприятий на них, никуда не деться.
        Из более чем двадцати столиков в зале было занято только три. Поблагодарив официанта, пытающегося их провести к лучшему месту, они сели подальше от окна за колонну.
        - У нас конфиденциальный разговор - пояснил молодому человеку Денис, рассматривая меню. Цены сильно кусались. А винная карта была просто запредельной.
        Пожелав ресторану дальнейших побед в борьбе с алкоголизмом, Алексеев заказал себе спагетти болоньезе, что подешевле, а Ирке какой-то навороченный десерт с земляничным мороженым и сок. Обходиться одной минералкой было стыдно - не в Европе. Внимательно посмотрев по сторонам, Ира, наконец, перешла к делу.
        - Мы тут параллельно разбираемся с делами по реабилитации бывших сотрудников МГБ, НКВД и тому подобному. В общем, кто что творил, кого, за что? И попался мне такой полковник Сопрунов. Работал на Берию, с Абакумовым что-то делал, попал после этого под хрущевские чистки. Получил десятку лагерей - услышав приближающие шаги официанта с заказом, Ира тут же замолчала и продолжила свой рассказ только после того, как тот удалился.
        Судьба полковника в форме майора оказалась трагической. После убийства Берии его отдел был расформирован, а сам он арестован и приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 58-1 пункт “б” к десяти годам заключения “за активное пособничество изменнику Родины Берия в подготовке государственного переворота, производство опытов над людьми, похищения и многочисленные убийства”. Отбывал наказание во Владимирской тюрьме, где и тронулся рассудком - начал всем говорить, что в 1949 году некий академик Федоров отправился на разведку в будущее. А как все разведает, то доставит в 1991 год товарища Сталина, и тот наведет в стране надлежащий порядок. Повторял он это до самой своей смерти в 1964 году.
        В общем, удивило ее такое точное предсказание сумасшедшим полковником развала СССР в 1991. И начала она “копать”. Со Сталиным все понятно, а вот кто такой академик Федоров? Порылась в архивах. Как раз летом 1949 года погиб очень талантливый ученый - Сергей Федоров. Правда, не академик, но по оценке коллег прямо-таки гениальный физик.
        До Алексеева, наконец, стало доходить, куда Ирка клонит.
        - Так ты что, думаешь, академик Федоров послан в будущее? Для него здесь были тайники приготовлены? Он появился, связался с руководством КПСС, и ГКЧП вывел танки на улицу, ожидая появления Иосифа Виссарионовича, но произошел какой-то сбой, и лучший друг физкультурников не появился?
        Ирина была готова к насмешке, но Денис, неожиданно для нее, заговорил полусерьезно. По крайней мере, логика в его словах была, да такая, что до подобного сценария, чтобы сложить ГКЧП и Сталина она раньше и не додумывалась.
        - Может быть, но тайники-то не открыты. Не только Сталин, но и сама разведка еще не прибыла. Они не в 1991 год попадут. Позже. Какая-то ошибка в расчетах. Их еще не было. Понял? - Ирина азартно посмотрела на Дениса, руки ее дрожали от возбуждения.
        - Осторожно, плошку с мороженым опрокинешь - успокоил ее Алексеев. Все было бы хорошо, но Федоров слишком уж распространенная фамилия. Опять же 1991 год не сошелся. Сейчас уже 1997, а Сталина никто не видел, да и до тайников никто так и не добрался. Слишком натянуто.
        Ирина же все не унималась:
        - Ты что, думаешь, мне только этих двух эпизодов для таких выводов хватило?
        - В смысле двух? - Денис не понял где второй.
        - Ну, метро это твое и Сопрунов - объяснила свою арифметику Фролова.
        Выяснилось, что во время “перестройки” контора мониторила всю переписку журнала “Огонек”. Так вот, в 1991 году туда пришло письмо от одного из читателей, который написал, что видел свежевышедший номер у своего отца в 1949 году. В тот же день у них в доме был произведен обыск. Отца и мать арестовали, а самого его отправили в детский дом. Копию письма Ирка своими глазами видела, его подшили к делу о безвинно репрессированных, которыми она сейчас и занимается.

* * *
        Денис сдался. Спорить было бессмысленно. Проще согласиться.
        - А от меня, что ты хочешь? - улыбнувшись спросил он и тут же с сожалением посмотрел на остывшие макароны. Ирка, несмотря на незакрывающийся рот, как-то успевала есть свою порцию.
        - Чтобы ты занялся этим делом - заглатывая последний кусок десерта и запивая остатками сока, сказала она. - Смотри, все завязано на 1949 годе и вокруг него. Федоров, Сопрунов, Сазонов, тайники в метро. Все произошло в одно время.
        - Что за Сазонов? - обреченно спросил Денис, он мог поклясться, что Ирка еще не называла эту очередную фамилию из своего бреда.
        - Это тот кто “Огонек” в 1949 году видел, у кого родителей за журнал арестовали. Евгений Петрович Сазонов. У меня адрес есть, он в письме все написал.
        Алексеев понял - оставив Иру наедине с архивом, ФСБ сильно ошиблось. Чучундра может найти доказательную базу для всего. Хорошо что на пришельцах из прошлого остановилась. Могли быть инопланетяне или чище того - оборотни какие-нибудь. Однако надо отдать ей должное, хватает ума не болтать обо всем этом. Только избранным. То бишь ему.
        Посмотрев на ее горящие глаза, Денис вдруг подумал, а может она больная? Нет, действительно, девчонке двадцать пять, не замужем, детей нет. А главные интересы вон какие. Ладно бы страхолюдина или дурнушка была бы, так нет, вполне симпатичная. И фигурка и личико. А если правильную прическу подобрать, а не этот мышиный хвостик, то даже по-своему красивая, именно красивая, а не просто симпатичная. Кстати, она ведь это знает. Специально уродуется, чтобы козлы не приставали. Раньше, во время их романа, по его просьбе она пару недель походила королевой, а потом то ли козлы снова пристали, то ли комплексы опять мешать начали. Снова с хвостиком. И не дура ведь. Живет абсолютно своей жизнью, интересы совсем не бабские, а к окружающему просто приспособилась, маскируется. Вот ему она доверяет - ведет себя естественно - опаздывает на свидания, о пришельцах этих говорит. Может шизофрения какая-нибудь, а он, как доверенное лицо, контактирует с ее вторым я. Тут Денис всей этой своей фантазии не выдержал и хмыкнул - в поликлинику ее надо, на опыты.
        Впрочем, предложить ей сходить к врачу он не рискнул. Что касается обидчивости или мстительности - абсолютно здоровая баба, проверено на себе. Поэтому, дежурно остроумное:
        - И как я это доложу? Хочешь после этого почитать уже мою историю болезни?
        - Чего ты ржешь? Все серьезно - Ирка усмехнулась и достала из сумки книгу. Быстро открыла нужную страницу.
        - Наизусть помню. “Я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора. Но ветер истории безжалостно развеет ее!”. Читай, это по воспоминаниям Молотова и Голованова - маршала авиации. Сам подумай - 1949 год. У нас есть атомная бомба, в Китае победил Мао. Победа за победой. Рост экономики феноменальный, два года назад отменена карточная система, раньше Англии. И тут такой пессимизм и предсказание о будущем поражении - не окончательном, но все равно.
        - Псисемизм - уныло исковеркал слово Денис, вспомнив какой-то советский фильм.
        Это, действительно, было уже серьезно. Он не поленился и взял книгу. Перечитал. Естественно, ничего не сходилось.
        - Ира, тут же написано, “Сам Сталин, помнится, сказал во время войны” - Денис немедленно вернул книжку обратно. - Если ты не знала, война в 1945 закончилась. Так что это не 1949 год. Это намного раньше.
        Ирку не смутило замечание коллеги.
        - Здесь написано “помнится”, Молотов не уверен, что во время войны!
        - Ну да, ну да, здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали - засмеялся Денис.
        - Ну, согласись, похоже, что Великий Вождь действительно что-то знал?
        - Не соглашусь. Какой любимый исторический персонаж был у Сталина?
        - Иван Грозный - не задумываясь ответила Ирка.
        - Вот видишь. Подсознательно Сталин чувствовал похожесть судеб. Того и того ненавидела элита, и того и того любил народ. Что поразительно, до сих пор любит.
        Ирина презрительно посмотрела на Дениса:
        - Вот ведь я сталинистка какая. Да?
        - Я не о Сталине, я о Грозном. Чего Романовы только не придумывали, его даже на памятнике тысячелетия России нет, ну который в Новгороде. Это царя, который и Казань, и Астрахань брал, и Сибирь присоединил - представляешь уровень ненависти даже через столетия? А простой народ, тем не менее, до сих пор чтит. Так что предвидение это не факт. Сталин был кто угодно, только не дурак и, повторяя политику Ивана Грозного со своими боярами, понимал, что повторит и его судьбу после смерти.
        Сказав это, Алексеев сразу подумал - интересно, о Смутном времени он тоже понимал? - и сам себе ответил - Понимал, раз про мусор на могиле написал. В чем в чем, а в проницательности “отцу народов” не откажешь, это точно.
        После его слов Ирка сразу как-то сникла. Действительно так, как бы ей не хотелось, но в логике ее парню не откажешь, полное повторение траектории с Грозным, практически один в один. А вот внутри Дениса что-то щелкнуло, еще не понимая, что где не сходится, он подсознательно почувствовал какую-то ниточку, за которую этой девчонке удалось ухватиться.
        - Слушай, письмо в “Огонек” пришло в 1991 году, ты с мужиком этим, Сазоновым, говорила? - Алексеев сам удивился своему вопросу. Получается, что он уже отчасти поверил в эту безумную теорию.
        - Не успела, я ведь меньше месяца Сопруновым занимаюсь. От него все ниточки потянулись. Там и там 1949 и 1991 год.
        - А кто в реабилитации этого полковника сейчас заинтересован? - в Денисе включился параноик, про себя он подумал, не может ли все это быть какой-то подставой? Сейчас сболтнет ей о находке в Кремле, это запишут. И за разглашение в лучшем случае уволят - вдруг в конторе началась кампания по проверке лояльности сотрудников? Хотя, опять чертовщина. Кто мог знать о тайнике в Кремле до того как его обнаружили? А делать его ради него, какого-то зауряд-следователя - абсурд. Да и Ирка не тот человек - дура дурой, но не подлая, на подставу не пойдет. Бред какой-то в голову лезет. Вот уж точно, с кем поведешься от того и наберешься…
        - Сопрунова? Так разнарядка. Попалось дело, вот и изучаю - словно оправдываясь, ответила Фролова. Но потом, собравшись духом, не желая сдаваться, все-таки спросила:
        - Денис. У вас ведь произошло что-то еще, связанное со всеми этими событиями? Я не спрашиваю что. Тебе нельзя, я все понимаю. Но оно ведь укладывается в мою теорию?
        Алексеев только кивнул головой. Действительно - укладывается.
        - Так вот, проверь пожалуйста и эту версию. Тем более, как понимаю, это расследование именно на тебя и повесили.
        - Повесили. Но ты представляешь, что со мной будет, если я подобную версию изложу?
        В ответ Ирка надула щеки, скорчила рожу и энергично закивала головой. В таком ответе Денис прочитал - “да”.
        Выйдя из ресторана, они разошлись. Он к себе, она к себе. Даже не проводил - Фролова решила соблюдать конспирацию до конца.
        Ехал домой Алексеев медленнее обычного, голова совсем не работала над чем-то другим кроме этого странного дела. И главное, становилась понятной дурацкая, но почему-то так терзавшая его все это время загадка про отсутствие тушенки - боялись, что не выдержать ей сорока лет, еще отравятся, не дай Бог, потому и нет. Ну и как вишенка на торте - замечательное объяснение наличия фаустпатронов. Если это 1949 год, то вояки еще не привыкли пользоваться родными РПГ-2, намного более знакомым им был трофейный гранатомет. По той же причине и старый проверенный ППШ, Калашников только-только принят на вооружение, и освоить толком не успели, и "детских болезней" еще выше крыши. Действительно, что-то многовато сходилось с этой безумной Иркиной идеей.

* * *
        Цейтнот по всем направлениям принес свои плоды. Никогда еще Федоров не выглядел более глупо. Впрочем, остальные смотрелись не лучше. Хоть сейчас на арену цирка. Клоун Карандаш со своей собакой Кляксой и двенадцатью коверными. Аншлаг обеспечен, зрители будут смеяться от одного их вида.
        Взмокший от пота Арзубагов носился от одного участника экспедиции к другому, пытаясь придать им хоть какой-то товарный вид. Все было тщетно.
        Берия, чтобы не видеть всего этого позорища, закрыл глаза и глухо произнес.
        - Паре, кто помоложе выглядит, оставить эту одежду, еще троим без хлорных пятен. Остальным классика. Брюки, рубашки, куртки попроще. Брюки не клеш и не зауженные, что-то среднее. Всем по комплекту каждого вида, чтобы переодеться быстро могли.
        Лаврентий Павлович был больше зол на себя, чем на Арзубагова. За последние пять дней он три раза приезжал в институт, и его даже мысль не посетила, посмотреть, как это все выглядит на людях. Ни на чем споткнулись. Из-за этой глупости операцию придется переносить на день.
        Глава 24
        Пока швеи, срочно прикомандированные к СпецНИИ, работали не покладая рук, разведчиков развели по кабинетам. Для экономии времени было решено ночевать здесь, мало ли что еще потребуется. Тем более, что в институте имелось достаточно помещений, хотя и не очень приспособленных для полноценного отдыха. Здание научного центра еще до войны было специально построено на окраине Москвы по самому простому и незамысловатому проекту, чтобы ни в коем случае не вызывать лишнего интереса.
        Сергей выбрал небольшой кабинет с плотно занавешенными окнами. Можно было, конечно, прибиться к какой-нибудь группе товарищей, но, решив отдохнуть, напоследок, в гордом одиночестве, он сдвинул столы. Все необходимое было в его личной сумке с гордой надписью ADIDAS. Утепленный бушлат заменил подушку, в экспедиционном комплекте имелись так же спальный мешок и байковое одеяло.
        Жестко, конечно, но проблема была не в этом - никак не получалось заснуть. Очередной раз перевернувшись с боку на бок, он посмотрел на часы. Фосфор тускло светился зеленым светом - почти час ночи.
        Понимая, что выспаться перед “дальней дорогой” просто необходимо, Сергей был согласен даже на ночной кошмар. Тем более, что вообще, до этой ночи, Федоров лишь пару раз в своей жизни видел кошмары, да и то не особые. А так свои сны он любил, они, как правило, были интересными и приятными. Одна беда, во сне он не знал, что это сон. Раньше думал что так же у всех, но, как выяснил, некоторые его знакомые прямо во сне понимают, что они спят. Этого же хотелось и ему. Тогда бы он поднялся бы куда-нибудь наверх и прыгнул, пытаясь полететь. В реальной жизни у него была явно выраженная высотобоязнь.
        Неожиданно за дверью послышался скрип паркета. Вспомнив о предупреждении Берии о людях Абакумова, Федоров вскочил и вытащил из сумки положенный каждому участнику экспедиции миниатюрный браунинг с глушителем. Наведя его прямо на дверь, Сергей поджидал незваного гостя.
        Наконец, раздался стук, дверь открылась, и в проеме появился Кимов. Увидев Федорова с пистолетом, удивленно кивнул головой:
        - Чутко спите, чувствуется фронтовик.
        Сергей не стал объяснять причины своей полной боевой готовности к приходу нежданного гостя, а только положил оружие обратно в сумку.
        - Да нет, просто не заснуть. Тебе тоже не спится?
        Кимов не входил в число тех людей, к которым Сергей чувствовал расположение. И поэтому его приход, мягко говоря, Федорова совсем не радовал. Так что Игорь наяву вполне заменил кошмар во сне. Он явно пришел по делу, и, судя по его кислой физиономии, весьма для него неприятному.
        - Не пойми меня неправильно, я не наушник. Но с Акопяном надо что-то делать. Его нельзя брать с собой. Я тебе это говорил тогда, говорю и сейчас - сказав это, Кимов без приглашения уселся на стол рядом с Федоровым. Не дождавшись ответа Сергея, продолжил:
        - Он нам всю разведку загубит. Дело не в том, что хилый - вытянем, проблема, что неуравновешен. Лично видел, как из-за одного урода целая группа погибла. Правда, немцев. Просто вскочил, когда мы мимо проходили. Нервы не выдержали. Ну и восемь их трупов.
        Федоров сделал вид, что задумался. На самом деле, для него один Акопян стоил десятка таких Кимовых. Эти вояки никак не могут понять, что не линию фронта переходят. Арсеныч конечно не подарок и характер не ахти, но под танк с ним ползти не потребуется.
        - Поздно. Заменить нет возможности - сразу сухо отрезал Сергей, но с другой стороны, он отлично понимал, что открыто игнорировать так непросто давшееся Кимову признание ему тоже не стоило. Им еще вместе идти в разведку и неизвестно, на какой срок их пути тесно переплетутся. А Игорь человек сильный, умный, хитрый и жестокий, других в армейскую разведку не берут. А с учетом, что попал в их группу, то просто выдающийся представитель своей военной специальности. Так что было бы нелишним как-то оправдаться. Портить отношения из-за такой мелочи ни к чему. Поэтому Сергей решил все свалить на Лаврентия Павловича, как до этого Лаврентий Павлович все сваливал на Иосифа Виссарионовича, но уже в беседах с самим Федоровым.
        - Кандидатура одобрена лично Берией. Я тут бессилен. А ты приглядывай за ним, в случае опасности сам знаешь что делать. Ставки слишком высоки - высказывая мнимое согласие, Сергей надеялся побыстрее отделаться от надоедливого и неинтересного ему собеседника. Ладно хоть ему “стучит”, а не Берии или Абакумову.
        Кимов сделал вид что улыбнулся. На самом деле ему самому было отвратительно за глаза давать характеристику Акопяну. Но это не школа, и они не школьники. Все слишком серьезно, жизнь и смерть в полушаге друг от друга, но даже это не главное, на кону стоит судьба их Родины. К сожалению, Федоров, похоже, и сам не понимает, что такое глубокая разведка в тылу врага. На Берию пытается что-то свалить. Так Кимов в это и поверит. Артиллерист, что с него возьмешь, привык издали пулять, лоб в лоб с врагом не сталкивался, даже не представляет что это такое.
        - Конечно. Всегда буду рядом. Кстати, знаешь, это как раз Акопян первым сказал “ставки слишком высоки” - высказав по поводу Арсена все что думает, Игорь слез со стола и с чувством выполненного долга отправился к себе - он сделал все что мог и его совесть была чиста. А то, что академик пропустил это мимо ушей, уже не его вина. В общем, ничего удивительного. Разведчик давно привык к тупости командования, что совсем не мешало ему беспрекословно выполнять его приказы.
        Выпроводив Кимова, Федоров опять лег, немного поворочавшись, ему все-таки удалось заснуть. И, о чудо, в приснившемся сне он понял, что спит. Решив исполнить свою давнюю мечту, благо снился ему какой-то город, Сергей начал высматривать самое высокое здание, чтобы залезть на него и прыгнуть. Наконец, выбрав самое достойное, он решил пойти к нему, но неожиданно понял, что если сделает хоть один шаг, то проснется. Нет, это не был какой-то предупреждающий глас свыше, просто он сам это точно знал. Или стой на месте или просыпайся. Третьего не дано. Просыпаться не хотелось, немного постояв в нерешительности, Федоров провалился в темноту сна уже без сновидения.
        Проснулся Сергей только с общим подъемом. И хотя по жизни он не был хоть сколько-нибудь суеверным, то есть не плевался при виде черных кошек и не смотрелся в зеркало в случае прочих неприятных примет, но конкретно этот сон Федоров воспринял как знак. Знак того, что Сталин все-таки прав. Хоть в лепешку разбейся, а природа тебя переиграет. Даже если что-то и удастся передать из будущего, то это все равно ничем не поможет их потомкам в 1991 году, не спасет ни от талонов, ни от карточек покупателей. История уже написана и зацементирована на своих скрижалях. Хотя, эксперимент, конечно, интересный, Сергею было даже не представить, как физические законы реального мира переиграют их на этот раз. Если уж простой сон так его обставил, то чего ждать здесь.
        Глава 25

^ТТ с глушителем^
        Ракета фейерверка попала оборотню прямо в глаз. Раненое чудовище остановилось и попыталось ее вытащить. Это дало мальчишке время, наконец, завести свою инвалидную коляску и умчаться прочь, монстр бросился за ним в погоню.
        На этом шеф, или как его еще называли в управлении - пан-полковник, приостановил видео.
        - Десять лет назад снято. А как здорово. Замечательный фильм.
        Денис в ответ только кивнул головой. Смотреть видео в рабочее время, не стесняясь подчиненного и это в их учреждении, где девиз - “без стука не входить”.
        Впрочем, боссу бояться нечего. Люди из конторы разбегаются как тараканы. Это еще у них, следователей, все более-менее нормально. Профессия не очень востребована на гражданке. А вот технические специалисты мгновенно находят работу. Тех кто прослушкой занимается, так просто с руками отрывают. Телекоммуникации сейчас в цене. Навезли импортных телефонных станций, а для них специалисты нужны, мобилки опять же. Зарплата пятьсот-семьсот зеленых в месяц самое меньшее, а то и вся тысяча, о чем здесь, в стенах ФСБ и мечтать не приходится. Но нет худа без добра. Зато звания идут хорошо. Нет денег - поощряй медалями да звездочками.
        - Хорошо снято. Кстати, я в детстве очень боялся фильма “Морозко”. Там, когда девушка надевает корзину парню на голову.
        - Да. А когда снимает, медвежья голова и руки волосатые. Тоже качественно снято. Для того времени, конечно.
        - Именно. Я всегда на кухню выходил, будто воды попить хочу или в туалет.
        Выполнив необходимую процедуру лизоблюдства, Алексеев перешел к делу:
        - Докладываю. Закладка в Кремле датируется концом сороковых самым началом пятидесятых. Ничто не указывает на более поздний срок. Там, конечно, саперы и ФСОшники здорово натоптали, но ни малейшего сомнения. Экспертиза подтвердила кладку. Так что дела давно минувших дней. Сам тайник был построен и замурован именно тогда.
        Шеф улыбнулся, это его полностью устраивало.
        - Акты экспертов у тебя?
        Алексеев кивнул головой и передал папку с бумагами начальнику.
        - Чем больше бумаги, тем чище зад - повторил древнюю мудрость пан-полковник. Теперь даже случись что, было на кого свалить. Эксперты своими подписями гарантировали, что это дело не столько службы безопасности, сколько всяких историков. Им писать диссертации и разбираться, что тогда чудили в Кремле тамошние обитатели.
        Однако Дениса это совсем не устраивало. Слишком уж всерьез он воспринял слова сказанные вчера Иркой. Поэтому дело было необходимо оставить в разработке, и заниматься им должен будет именно он. Как сподвигнуть на такое решение пана-полковника Федоров обдумал заранее.
        - Есть небольшая проблема. Занимаясь расследованием, я нашел упоминание о создании специальной группы еще при Сталине. Рассчитана на случай контрреволюционного переворота. И не исключено, что существует и поныне. Закладки-то старые, но о них могут знать и новые люди. У них вполне может иметься карта Кремля с этими тайниками и проходами, которые ФСО не контролирует, метро опять же, судя по всему в разных местах черти что еще спрятано. А если воспользуются? Магазины ведь явно не случайно не снаряжены. Это может быть и на наше время рассчитано. Закладка есть. Поступает команда, оружие хоть старое, но рабочее, лежит, дожидается борцов за светлое будущее.
        Улыбка медленно сползла с лица пана-полковника. Кто просил Дениса так глубоко влезать, и, тем более, сейчас докладывать ему эти соображения? Ответственность за возможные события тут же вернулась в их отдел.
        Алексеев про себя усмехнулся. Он хорошо знал своего начальника. Мужик неплохой, но перестраховщик известный. При СССР служил в контрразведке. Правда, знающие люди говорят, что он там только спортсменов по соревнованиям, да артистов по турне сопровождал. Тогда же и прилипла к его званию почему-то приставка “пан”. Вероятно, в когда-то братской Польше что-то начудил по молодости. Сначала пан-капитан, потом пан-майор, пан-подполковник. А теперь вот до пана-полковника, однако, дослужился. Ну а то, что мечтает стать паном-генералом тоже ни для кого не секрет. Тем более, что и сам Алексеев об этом же мечтает, только у него реальных шансов практически нет, в отличие от пана-босса.
        Вероятно, именно тогда, сопровождая всяких выездных, шеф и привык бояться каждого шороха. Выбери кто-то из сопровождаемых “свободу” и вся карьера под откос.
        В тоже время, ни в коем случае нельзя дать повода пану-начальнику посчитать, что Алексеев чем-то лично заинтересован в этом деле. Что-что, а это уже по-настоящему чревато. При всем своем видимым на первый взгляд либерализме, Михалыч, на самом деле, мужик крутой, особенно если его довести. В общем, на него где сядешь, там и слезешь. Поэтому разговор было необходимо построить так, чтобы сам пан-полковник практически насильно заставил бы своего подчиненного продолжить расследование. Поэтому сейчас, в продолжение доклада, Алексеев давал “полный назад” - мол, обойдется.
        - С другой стороны, ни при хрущевском перевороте, ни в 1991, ни в 1993 ничего не всплыло. Может система так и осталась только на бумаге? Ну или умерла после смерти Сталина, может Хрущев тихо распустил? Не знаешь, как и реагировать. С одной стороны чушь, а с другой все-таки Кремль… Опасно.
        Пан-полковник внимательно посмотрел на Алексеева. Хитер, начальству о подозрениях доложил, в папочку подшил, а там трава не расти. Конечно, дел невпроворот и без этого зашиваемся. Ну а если вылезет что наружу, кто отвечать будет? При объективной оценке наплевать на это, по сути плевое дело, с этими археологическими находками никак не получалось. Оружие найдено не где-то, а в самом Кремле. Где и правительство и сам Президент - пристрелил бы того хоть кто-нибудь, только не в его дежурство. Взглянув еще раз на подчиненного, всем своим видом выражающего крайнее внимание к мнению шефа, пан-полковник решил его похвалить.
        - Молодец. Хорошо нарыл. Я тоже где-то читал, что Сталин писал о каком-то партийном “ордене меченосцев”… - Договаривать пан-полковник не стал, вдруг до него дошло, что если их отдел действительно найдет следы реально существующего или ранее существовавшего “ордена”, то это, при сложившейся политической конъюнктуре, принесет известные дивиденды. Так что нездоровое рвение Дениса в этом вопросе может принести даже пользу. Широко улыбнувшись открывающимся перспективам, пан-полковник Михалыч даже привстал, дабы показать Денису, что всерьез он, конечно, все эти тайные общества не воспринимает, но дело есть дело, а поэтому нарочито насмешливым тоном изрек:
        - Приказываю. Дело не закрывать. Вдруг там все серьезно, чем черт не шутит. Материалы собирай, может еще диссертацию напишем, если подтвердится или книгу, если нет. “Орден меченосцев” это даже интересно, так дело и назовем, пусть другие отделы завидуют. Кстати, оружие кремлевское отстреляли. Ни одной осечки. Вот как делали. Не чета нынешним - высказав претензии к “нынешним”, пан-полковник полез под стол и достал оттуда внушительную вундервафлю.
        - Смотри. ТТ с глушителем.
        Денис взял в руки это супероружие. Действительно, пистолет ТТ к которому была приделана внушительных размеров круглая бабаха, длиной где-то в два пистолета, а под ней ребристая рукоять для стрельбы двумя руками, как с автомата. Не то, чтобы все это выглядело сколько-нибудь эстетично, но однозначно крепко. Алексеев попытался открутить этот замечательный прибамбас.
        - Не открутишь. Заводская работа. Удлиненный ствол, а на него глушитель не насажен, а намертво приварен. Ребята говорят, что звука при выстреле вообще не слышно, тише чем современные.
        Покрутив эту тяжелую вундервафлю в руках, Денис подтвердил слова шефа:
        - Еще бы. Такая бабаха. Но в метро таких не было.
        - А вот в Кремле были. И первые Калашниковы, кстати, были.
        - Я тогда не все ящики осмотрел - оправдался Денис и состроил вопросительное выражение лица, посмотрев на которое, Михалыч сразу же уточнил.
        - Правильно. Это работа техников. Как отстреляли, мне доложили. Просто в восторге. Первые серийные АК. Рартитеты. Со всеми своими недоделками. Ну а ТТ, эксперты говорят лет 50 назад сделано.
        - Точно? - Денис не отступил и более чем явно намекнул, что эта машинка отлично соответствовала бы теории о заговоре против нынешней “демократической” власти.
        - Точно. Точно. По сварке определили. Правильно мыслишь. Могли и старое оружие для конспирации положить, тем более что оно такое надежное. У нас отделов много, кто его знает, кто за что отвечает. Одни охраняют, другие убирают. Хотя, ты же сам говорил, что эксперты кладку в 50 лет определили?
        - Знаю я этих экспертов - всем своим видом Алексеев дал понять, как презирает соседний отдел. - Могли пару кирпичей вытянуть, забросить, а вся остальная кладка 50 лет. И не подкопаешься.
        Не без одобрения выслушав критику коллег по цеху, Михалыч поддержал подчиненного:
        - Да. Если этот турок своим отбойником по ним прошелся, то и не определить. Вопрос везения. А на грех, как известно…
        От пана-полковника Денис возвращался довольный. Неожиданно для него, шеф более чем положительно отнесся к продолжению дела, а после разговора о вундервафле даже выписал фонды для установки сигнализации в обнаруженных тайниках метро.
        Глава 26

^Работа прожектора^
        Федорова не оставляло впечатление нереальности происходящего. Этот огромный, на скорую руку сколоченный сарай-саркофаг, обитый для герметичности парашютным шелком, являлся ничем иным как перевалочным пунктом в другое время, а может пространство, а может вообще неизвестно куда или во что. И вот сегодня, он, наконец, узнает, что же это на самом деле. То, что подобное знание может быть получено ценой жизни, в том числе и его - думать об этом не хотелось.
        Примерно это же чувствовали и находящиеся с ним люди - одиннадцать коллег, Берия, Абакумов, а так же выпросивший возможность посмотреть отправку Арзубагов.
        Бойцов охраны, строителей, а так же операторов производивших киносъемку, Сопрунов заранее вывел с территории “Саркофага” и загрузил в подогнанные машины. Этим людям незачем было видеть лишнее, в том числе и прибывших на “представление” высоких гостей - Берию и Абакумова. Пусть и дальше пребывают в уверенности непонятного излучения таинственного метеорита. Для их же жизни и здоровья полезнее. А пока личный состав временно, на момент переброски, отвезут на место постоянной дислокации.
        По сути, охранять весь “Саркофаг” оставался только полковник в форме майора. Положив на сидение ППШ, на “Виллисе”, Сопрунов мотал круги вокруг объекта, чтобы ни в коем случае не допустить проникновения какого либо постороннего лица. Неважно, удачливого шпиона или озорного мальчишки. По прикидкам, где-то на час времени, до тех пор, пока не закончится операция, и маршал с генерал-полковником не уедут восвояси, вся охрана внешнего периметра была только на нем.
        Напросившегося на “представление” академика Арзубагова Берия, на всякий случай, поставил рядом с собой и Абакумовым. Очень уж большое и, похоже, нездоровое впечатление произвел этот провал во времени на его старого служаку. Чем черт не шутит, может попытаться и сигануть в будущее. А ведь его задачей на сегодняшний день будет научная экспертиза с этой стороны. А там, как Бог даст. Если связь не пропадет, то именно он будет формировать научную группу, благо Курчатов уже рекомендовал нового физика на место Сергея, но пока того в известность еще не поставил. Для пущей безопасности ворота в ангар наглухо закрыли, чтобы извне никто, даже если ему и удастся просочиться сквозь контрольный объезд Сопрунова, и в полглаза не увидел, что действительно в нем будет происходить.
        - Ну что, приступаем? - Берия напоследок оглядел группу. Вроде ничего, выглядят терпимо, не то, что вчера. Главное, в глаза не бросаются, хотя, с другой стороны, это по нынешней моде, а там, может, действительно, все как клоуны ходят. Может и прав Арзубагов, в том своем извращенном будущем их потомки гордо носят всякое рванье с выцветшими застиранными штанами.
        Лаврентий Павлович пристально посмотрел на Федорова, тот, не отводя глаз от Берии, ждал приказа. Маршал тяжело вздохнул и кивнул - пора начинать. Все. Теперь всем, что касалось непосредственно переброски с ее научными и техническими проблемами, руководил Сергей.
        Федоров не был верующим, но не был и атеистом. Скорее, на всякий случай, агностиком. Поэтому, так же, на всякий случай, не стесняясь, перекрестился. В принципе, в такой ситуации и намаз не помешало бы сделать. Но правил этой религиозной процедуры Сергей не знал.
        Сейчас, прямо перед десантированием, как-то скрывать и маскировать проход было бессмысленно. Поэтому, уже не спрашивая разрешения Берии, Федоров дал команду:
        - Прожектора.
        Юрий Семенов, как самый технически грамотный специалист в группе, быстро подсоединил кабели давно выключенных прожекторов и дернул за рубильник. В мгновение ока сарай с гордым наименованием “Саркофаг” осветился ярким светом. Преломляющиеся лучи точно указывали на размер провала, это тебе не мотоциклетная фара. Чисто визуально проход уменьшился даже меньше ожидаемого, причем, серьезно меньше. Это, на первый взгляд положительное событие, насторожило Сергея - очередной раз расчеты себя не оправдали.
        Теоретически, с таким изменением вполне можно было выкроить еще пару дней на дополнительную подготовку, а с учетом скрываемого им резерва и на целый месяц. Оценив не в меру большой проход, Федоров оглянулся на стоящую в стороне троицу - Берию, Абакумова и Арзубагова. Судя по лицам, ничего этого они не понимали, просто стояли и ждали начала процесса.
        Это не могло не радовать - смысла в объяснении, почему проход такой здоровый и практически не уменьшился за все время после дождя, и почему фара показывала отличные от прожекторов результаты, он не просто не видел, а был бы неспособен объяснить. Сейчас больше рассчитанного не значит, что через минуту не будет меньше. Вещь неизученная и, может, действительно нестабильная. Тем более что Федоров с самого начала понимал, что статистики измерений мотоциклетной фарой раз в сутки будет явно недостаточно, да и какая могла быть точность при таком слабом источнике контроля как эта несчастная фара. Прожектор лишь подтвердил то, что он знал и без него - вещь непонятная и абсолютно неисследованная. Так что, с Богом, можно начинать.
        В первую очередь от освещенного и ярко сверкающего всеми цветами радуги провала следовало оттащить бетонные плиты, которые мешали свободному проходу в будущее. Кимов прыгнул за руль грузовика, и машина, еще минуту назад ответственная за то, чтобы в случае какой-либо опасности из вне столкнуть тяжелый многотонный груз в проход, сейчас оттаскивала его подальше от этой открытой в неизвестность двери. Выполнив работу, Игорь вылез из машины. Наконец, дело было сделано и можно было начинать само десантирование.
        Согласно плану Кимов шел первым, на нем лежала обязанность зачистки района высадки от случайных свидетелей, если они вдруг появятся. Спрятав в один рукав нож, а в другой дамский браунинг с прикрученным глушителем, он передал свой баул Степанцову.
        - Если что, закрывайся сумками и стреляй.
        Несостоявшийся дипломат показал отличные успехи в огневой подготовке и боевом самбо, намного опередив в этом кадровых военных, поэтому и был выбран идти следом сразу за Игорем, вдруг тому понадобится силовая поддержка.
        В голову Федорова не к месту пришла мысль, а если там попадется внук или правнук разведчика? Как-то не верилось, что у Кимова, с его-то характером, не осталось потомства. Парень не промах. Ни в этом вопросе, ни в каком другом. Отгоняя фантазию, Сергей крикнул:
        - Эй! Не разбегайся сильно. Там может какая-нибудь ветка оказаться, как шашлык наколешься.
        Пробурчав про себя: “не учи ученого”, Кимов, тем не менее, как бы благодаря за заботу, кивнул Федорову и быстрым шагом пошел к границе. За ним, почти след в след, как индейцы на тропе войны, гуськом следовали остальные.
        Сам же Сергей решил пойти последним, благо размер хода гарантировал запас, а это значит, что оставалась тщательно скрываемая им возможность с передачей чего-то из будущего. Пока же ему было просто интересно пронаблюдать за самим процессом со стороны. Вот тело Кимова начало расплываться вширь, появилась странная рябь, и разведчик, прямо как тот камень, брошенный Сергеем в первый день, постепенно растворился в пространстве.
        - С почином - Лаврентий Павлович протянул руку Федорову. Тот улыбнулся в ответ и… Неожиданный взрыв опрокинул обоих на землю. Свет погас. Спустя десяток секунд послышался какой-то непонятный скрежет перемежающийся с мощными ударами.
        Глава 27

^Виллис^
        Сергей оттолкнул от себя оглушенного Берию и хромая бросился к дежурному грузовику. Необходимо было срочно забить проход хотя бы самой машиной, раз бетонные блоки они сами только что убрали.
        Автомобиль не заводился. Попытка зажечь фары тоже не увенчалась успехом. Федоров попытался найти в сумке положенный ему фонарик, но тот, похоже, лежал где-то на дне, а времени рыться в бауле не было. Практически в кромешной тьме, на голос, Сергей собрал людей - общими силами было необходимо столкнуть машину в провал. Удары становились все более близкими и угрожающими, в конце концов раздался жуткий треск чем-то напоминающий звук ломающегося дерева, и слабый свет осветил сарай.
        Тут же наперерез грузовику бросился Берия. Тяжело дыша, пытаясь остановить машину, он уперся руками в капот и с трудом произнес:
        - Останавливай. Все нормально, это свои - и, не в состоянии сказать что-то еще бессильно сел на землю. Рядом с ним, отойдя от машины, которую только что изо всех сил толкал в провал, в разорванном генеральском кителе, присел и Абакумов. Посмотрев вокруг и, наконец, поняв в чем дело, он не выдержал и засмеялся.
        Оказывается, это Сопрунов, услышав звук взрыва, на “виллисе”, проламывая запертые ворота, прорывался к ним на помощь. Никакой агрессии со стороны будущего не существовало и в помине. Темнота и страх спутали ориентацию.
        Поняв суть происшествия, Сергей быстро нажал на тормоз, благо, в отличие от электрики, механика продолжала работать. Остановив только начавшую чуть-чуть двигаться машину, не обращая внимания на вопросы еле переводящих дух товарищей, Федоров попытался разобраться в происходящем. Лампы в прожекторах взорвались, кабели спеклись. Расплавилась даже проводка в грузовике. Непонятно только, от чего это все произошло. Вероятнее всего энергетический выброс спровоцировал попавший в будущее Кимов, точнее масса его тела. С другой стороны, Сергей ведь в первый день камень бросил - ничего подобного и близко не было. Да и свет без проблем проходил, никакого обратного эффекта.
        - Сергей Валентинович, идите сюда - из темноты раздался голос Акопяна. Он стоял в самом темном углу сарая и звал Сергея. Федоров сразу пошел на звук. Через несколько метров в нос неприятно ударил запах горелого мяса. Арсен зажег спичку, в состоянии нервного возбуждения, он, как и Федоров, так же не смог найти своего фонарика, который, судя по всему, тоже лежал слишком глубоко в адидасовском бауле, зато нашлись спички. Присмотревшись, Сергей увидел тело Степанцова. Грудь дипломата была насквозь прожжена. Рядом лежал шедший следом за ним Чебрецкий. Похоже, его убил отлетевший Степанцов, проломив грудную клетку то ли своей головой, то ли локтем.
        - В них как будто стреляли оттуда - тихо прошептал Акопян, тряся обожженными о спичку пальцами. - Только непонятно из чего, вон как далеко отлетел - Федоров, оценив обстановку, ответил:
        - Только не оттуда - ему стало все понятно. Не торопясь, чтобы не споткнуться в темноте, он подошел к сгрудившимся у “виллиса” товарищам. Тусклого света от одной фары автомобиля откровенно не хватало хотя бы для минимального освещения даже четверти помещения, вторая была разбита вдребезги при штурме ворот “Саркофага”.
        - Лаврентий Павлович, у Степанцова было что-то от того парня из будущего?
        Берия, отдать ему должное, мгновенно, без дополнительных объяснений, все сразу понял. Взбешенный, он схватил рядом стоящего Арзубагова за грудки.
        Тут же выяснилось, что дипломату, который по плану должен был контактировать с людьми из будущего первым, подготовили паспорт на основе имеющегося, а так же выдали настоящие деньги. Все это его и погубило. Старательный Арзубагов хотел как лучше. Слишком уж халтурно выглядели документы, изготовленные в мастерских его лаборатории. Настолько халтурно, что их решили вовсе не брать.
        Получалось, как грядущее когда-то не пустило обратно к себе самого Куско, так оно не допустило и его вещи, уничтожив энергетическим выбросом еще на подходе.
        Несмотря на жертвы, операцию было необходимо продолжать. Идти к ожидающему их там Кимову, если тот еще жив, конечно. Хотя, с этой путаницей времен, слово “еще” звучало несколько неоднозначно, скорее, жив ли “там”. Пространство на этот момент было куда надежнее времени. Понимая, что произошло что-то непоправимое и явно скорректировавшее ход операции не в лучшую сторону, Федоров изменил свои планы. Он повернулся к Акопяну и тоном, не допускающим возражений, приказал:
        - Пойдешь сейчас сразу за мной. Понял? - Арсен неуверенно кивнул. - Проход из-за этого может закрыться раньше рассчитанного. И тогда ты там будешь очень полезен. Очень - скороговоркой объяснил ему Сергей.
        Акопян беспрекословно, как хвост, последовал за Федоровым, который уже собирался идти первым, точнее вторым, за уже десантировавшимся в неизвестность Кимовым.
        Все освещение “Саркофага” сейчас состояло из узкой полоски дневного света от проломленных Сопруновым ворот и слабой фары “виллиса”. Профиля прохода было практически не видно. Лампы, фиксирующие границы зоны, тоже взорвались при аварии. Федоров глубоко вдохнул и как можно более уверенно сказал:
        - Это была техническая ошибка. Ни в коем случае нельзя возвращать назад уже побывавшие там предметы. Так что продолжаем. Только достаньте поближе фонарики, могут и там пригодиться. А то сейчас, как понадобились, найти никто не смог. Идем очень аккуратно, в середину прохода, чтобы не оказалась часть тела там, а часть здесь. Лучше всего пригнуться. Если высота еще уменьшится, последним придется ползти ползком, следите за границами по свету фары. Ни одна часть тела не должна оказаться вне прохода.
        Сергей не знал точно, что произойдет в случае, если части предмета одновременно окажутся здесь и там, но был уверен, что лучше не рисковать. Непредусмотренный эксперимент с возвращаемой неживой материей уже обошелся им слишком дорого.
        Пока ребята рылись в своих сумках, выискивая положенные им карманные фонари, Федоров обратился к Берии с Абакумовым:
        - Учтите, времени на исправление нет. Вы больше ничего не придумали, о чем бы я не знал?
        Маршал и генерал-полковник в ответ только отрицательно замотали головами. Вместе с ними отрицательно мотал головой и виновник аварии Арзубагов. При этом, ни один из трех ни проронил ни звука.
        Команда напряженно смотрела на Сергея, никто не хотел проверить на себе, не проявится ли еще одна техническая ошибка. Берия с Абакумовым тоже притихли. Сейчас единственным начальником и непререкаемым авторитетом был Федоров. Он и только он командовал всем и всеми.
        - Дайте баул Кимова, а то он его Степанцову оставил. Не привезем, еще побьет, мужик здоровый.
        Жидкий вымученный смех стал ответом на попытку пошутить. Сопрунов немедленно подогнал “виллис” поближе к телам погибших. Ориентируясь на свет фары, Семенов подошел к трупам и выдернул из под них одну из сумок с надписью “ADIDAS”. Было неважно, принадлежала она Кимову или Степанцову, по телосложению они были примерно одинаковы, остальное же, кроме размера одежды, у всех было стандартно и однообразно.
        - Даже не порвалась. Крепкая - сказав это, Семенов подошел к Сергею.
        Поблагодарив Юрия, Федоров посмотрел на Арзубагова.
        - Она хоть не настоящая?
        Тот, снова молча, лишь покачал головой. Сергей продолжал смотреть на академика, этой немой пантомимы ему было явно недостаточно. Поняв это, Арзубагов глухим голосом произнес:
        - Только паспорт и деньги.
        - Денег больше ни у кого нет?
        - Нет. Все настоящее было только у Степанцова - пробормотал Арзубагов. - И паспорт и деньги.
        - Надеюсь - ответил Федоров и протянул руку за сумкой.
        - Сам передам - Юрий перебросил баул через плечо и встал за Сергеем.
        - Арсеныч, куда ты делся?
        К Сергею немедленно подбежал растерянный Акопян.
        Федоров поставил его между собой и Семеновым.
        - Обязательно присматривай за ним. Нужный человек там будет.
        Юрий, посчитав, что Сергей что-то недоговаривает, спросил:
        - Что-то изменилось?
        Федоров пожал плечами и тихо произнес.
        - Пока не знаю. Сам видишь, что произошло. В общем, там увидим - а потом громко крикнул:
        - Чего разбрелись? Стройтесь в цепочку и за мной.
        Без особого энтузиазма группа снова заняла свои позиции, собираясь паровозиком, один за другим следовать в неизвестность вслед за Федоровым. Несмотря на первую неудачу, никто не струсил, все были готовы повторить попытку. Сопрунов установил свой “виллис” так, чтобы свет фары однозначно указывал одну границу и высоту. Целиком, весь проход, обозначить этим слабосильным источником света не удалось. Идти надо было ориентируясь только на одну границу, максимально близко прижимаясь к ней, и молиться, чтобы расстояния до следующей хватило на размер своего бренного тела.
        Оглянувшись в родной 1949 год, Сергей на прощание махнул ему рукой и шагнул в провал.
        Часть 2. Прибытие
        Глава 28
        Первое, что почувствовал Федоров перешагнув рубеж, это была острая боль в пальцах обеих рук, только правая заныла несоизмеримо сильнее. Следующее ощущение - острая резь в глазах. Сергей попытался прикрыть их руками, но, случайно коснувшись лица кончиками пальцев, застонал от боли.
        - У тебя все лицо в крови - знакомый голос Кимова несколько его успокоил. Глаза нестерпимо болели, тусклый лучик света от фонарика Игоря ощущался ими как прожектор.
        - Выключи свет. Глаза режет.
        Не успел Игорь погасить фонарь, как что-то ударило Федорова в спину. Этим что-то оказался уткнувшийся в него Акопян, через мгновение новый толчок сбил Сергея с ног.
        В общем, ничего неожиданного в этом не было, поучавший других как вести себя при прохождении временной границы, проводящий бесконечные тренировки, сам Сергей, прибыв на место, растерялся, плюс еще эта боль и в результате устроил затор. Сначала в него врезался Акопян, а потом их обоих, всеми своими восьмьюдесятью килограммами, свалил Семенов.
        Естественно, Федорову надо было сразу идти вперед, чтобы не мешать вновь прибывающим. Однако он это забыл, так как по плану намеревался прийти последним. А сейчас, не вовремя остановившись, именно он оказался виновником всей этой начинающейся кучи-малы. Реально это грозило катастрофой, человек только появляющийся в будущем отталкивался упавшим товарищем назад в провал во времени, рискуя получить “казус Куско”, с таким же изрубленным в крупный фарш телом.
        Чтобы спасти новоприбывающих людей, было необходимо хоть как-нибудь ползти вперед. Стоная от боли, наплевав на безумно ноющие пальцы, опершись на кровоточащие ладони, Федоров, что есть сил, бросками, тащил дальше весь навалившийся на него груз. Задачей было успеть отодвинуться от провала как можно дальше, пока не начались новые падения - упасть сверху должны были еще шесть человек.
        Кимов, тоже понявший проблему, подскочил к упавшим ребятам и быстро столкнул Юрия в сторону, готовясь так же отталкивать тех, кто сейчас появится в провале.
        Неожиданно, вместо новоприбывших, или грохота ловушки времени, не желающей принимать путешественника обратно, жуткая вонь ударила в нос. В темноте установилась полная тишина.
        - Похоже, удачно упали, а где остальные? - пробормотал Арсен, слезая с Сергея.
        Федоров осторожно понюхал руки. - Все чисто. Затем медленно поднялся. Кимов вновь включил фонарик и наставил его прямо в лицо Федорову. Резь в глазах исчезла, но, после этого безумного марш-броска по-пластунски, пальцы и ладони нестерпимо ныли. Чтобы как-то превозмочь боль, Федоров прыгал на месте и махал руками.
        - Это ты ладонями рожу испачкал - успокоил Сергея Игорь. Затем также тщательно осветил фонариком Семенова с Акопяном. У них не было никакой крови, никаких повреждений и никакой рези в глазах, как, впрочем, и у первого прибывшим сюда Кимова. Ощущений никаких, будто просто в другую комнату вошли. Почему-то пострадал только Федоров.
        Осмотрев раны, Игорь привычно открыл свою аптечку, из которой достал йод и вату. Так же, не торопясь, смочил кусочки ваты и осторожно положил их на кровоточащие пальцы и ладони Сергея.
        - Выглядит как ожоги, от того и больно. А так даже не глубоко, не до мяса. Жить будешь, ампутация не потребуется - резюмировал свой первичный осмотр Кимов.
        Всю эту несложную медицинскую процедуру Семенов с Акопяном освещали фонариками. Затем, оставив Федорова сидеть с растопыренными пальцами, они начали искать источник вони. Именно не запаха, а вони.
        Если Кимов последовательно освещал площадь фонариком, пытаясь глазами обнаружить источник, то Семенов полностью доверился обонянию, он даже выключил свой фонарь, чтобы максимально обострить восприятие. Втягивая воздух как собака носом, Юрий удалился в темноту. Растерявшийся же Арсен, не зная что правильно, смотреть или нюхать, просто стоял и испуганно наблюдал за происходящим.
        - Это здесь - послышался тихий голос Семенова из темноты. Все оглянулись. Юрий включил фонарь. Тусклый свет освещал чью-то оторванную руку, скрытую в обрывках одежды. Окровавленными дрожащими пальцами, через боль, Федоров вытащил из сумки свой фонарик и навел его туда же.
        Запах шел явно от этого куска чьей-то плоти. Первым к ней подошел Кимов. Заткнув нос пальцами левой руки, спокойно потрогал кисть.
        - Свежая, еще теплая. Непонятно только, чего ж это она так воняет? - произнеся эти слова с зажатым носом, что делало звучание его голоса пародийно смешным, он стал осторожно вытягивать руку из рукава. Поначалу все выглядело нормально. Наконец, на изгибе локтя, свежая белая кожа сменилась на сгнивший, полусгнивший и еще кровоточащий обрубок. Срез руки превратился в склизкую вонючую жижу по краям, постепенно переходящую во все более и более плотные субстанции. В середине же, у самой кости, виднелось абсолютно свежее мясо, с которого капала еще не успевшая свернуться кровь.
        Не менее удивительно выглядел и рукав. Ткань, абсолютно новая у кисти, сменялась на все более выцветшую и потрепанную. Впрочем, то что она принадлежала кому-то из группы, сомнений не вызывало. Та же дурацкая синяя материя.
        - За мной шел Ромка Кавальчук. Так что это наверно он - на удивление спокойно произнес Юрий. Затем, повернувшись к Сергею, спросил:
        - Все? Больше никого не будет?
        Федоров лишь кивнул головой. - Похоже на то - хотя в произошедшем он понимал не более чем кто-либо из группы, тем не менее, ему было необходимо создать впечатление хоть какого-то знания. Окружающие не должны сомневаться, что все под контролем. Семенов, судя по тону, не сомневается. Наверно считает, что Сергей все знал заранее и потому пошел первым и так нужного ему зачем-то Акопяна без очереди за собой вклинил.
        - Проход прямо на нем захлопнулся. Как электричка в метро. Двери закрываются, и поезд помчался в туннель. Ну а застрявшего поволокло по времени. Видите, как все неравномерно разложилось? - уверенно выдав первую и, похоже, абсолютно верную мысль, Сергей командным голосом добавил:
        - Кимыч, бери Юру, это надо как-то спрятать. А то найдет кто-нибудь, и местная милиция убийство расследовать будет. Нам только этого для полного счастья не хватает.
        Игорь кивнул в ответ и вместе с Семеновым исчез в темноте - слушаются беспрекословно, отметил про себя Сергей. Сразу вспомнился фронт, офицерские курсы, а потом прибытие в войска и как нелегко ему было овладеть азами командования. Смотри-ка - не забылось. Похоже, это как езда на велосипеде - навык на всю жизнь остается. Все свое пребывание на базе подготовки его беспокоило, как будет вести себя личный состав когда “оторвется” от своего времени со всеми его Бериями, Абакумовыми, МГБ и прочими трибуналами и останется с ним один на один, не пропадет ли сразу вся их субординация. Поведение Кимова и Семенова несколько успокоило его, по крайней мере, пока слушаются, наконец, можно было и оглядеться вокруг.
        То, куда они попали, больше всего напоминало подвал какого-то здания, и, скорее всего, именно им и было. Темно, затхлый запах, отягощенный привкусом разлагающегося мяса, низкий потолок, вкривь и вкось переплетенные трубы коммуникаций, только впереди маячит какой-то просвет - или окошко, или дверь. Так что, на первый взгляд, все было не так уж и плохо. Ведь не исключали и попадание куда-нибудь в воду океана, тайгу, да хоть на Северный Полюс или прямо на Красную Площадь, под удивленные взгляды туристов и караула. Еще один плюс - тепло. Зимние вещи можно будет скинуть. Лишняя тяжесть им совсем ни к чему.
        Наконец вернулись Юрий с Игорем. Они притащили обрезок какой-то трубы. Федоров кивнул головой. Самое разумное. Забьют туда руку и приделают как часть конструкции. Хрен найдешь. Хотя, запах…
        Чтобы как-то его уменьшить, концы трубы плотно запечатали обрывками одежды. Так что спи, дорогой товарищ Рома, вряд ли твои бренные останки еще кто-то потревожит.

* * *
        Похоронив все то, что осталось от соратника, группа двинулась на свет. По разработанному еще в 1949 году плану, первым должен был идти Игорь, все-таки разведчик. Но после той вони и бессистемной тряски включенными фонариками, соблюдать режим полной секретности не было смысла. Если кто есть, то уже заметил, а явная скрытность только вызовет излишние подозрения.
        - Инвалиды вне очереди - потрясая своими культями, пошутил Федоров, собираясь идти первым. Если имеется нежелательный наблюдатель, то пусть он лучше увидит травмированного человека. Это вызовет сочувствие к четырем мужикам, а не чувство опасности исходящее от них.
        Кимов это понял без слов. Психологию такого уровня ему объясняли еще на офицерских курсах в 41. Его только удивило, откуда это знает “академик”, он ведь не разведчик, а артиллерист и по теории должен был бы быть очень далеко от этих ненужных его армейской специализации знаний. На самом деле Федорова этому никто не обучал - простая логика. В чем-чем, а в ней он был силен и всегда готов применить свои умозаключения на практике.
        Пока Юрий с Арсеном по дороге рассказывали Игорю что произошло на “Саркофаге” после его убытия, Сергей пытался понять, почему только он пострадал при перемещении. Почему пальцы рук, ладонь, глаза?
        Перебрав все, что только можно, он остановился на том, что виной всему был тот первый день целых две недели назад, когда его привезли к Берии, и он своими руками потрогал вещи Куско. Оставшиеся молекулы из будущего вступили в реакцию с системой защиты. Ну а глаза, наверно почесал тогда. Это ж надо, столько времени прошло. Тем более что человек он чистоплотный. Руки моет с подъема, на ночь, перед едой, после туалета - большого и маленького, даже в той МГБшной бане был, и все равно что-то осталось.
        - А я ведь ослепнуть мог - перебил ребят Федоров и объяснил причину своих злоключений. Их всего четверо, а не двенадцать. Командовать четырьмя и двенадцатью надо по-разному, это он знал с фронта. С малым количеством подчиненных задаваться не стоит. Поэтому, как товарищу, следует удовлетворить их любопытство.
        Наконец, этот, скорее всего подвал, был пройден. Случайные свидетели отсутствовали. Свет шел от приоткрытой металлической двери впереди. Федоров поднял руку. Все. Тихо. Включался предусмотренный еще в 1949 году протокол безопасности.
        Спрятав в рукава нож и браунинг, Кимов сразу занял первую позицию и тихонько, практически без скрипа, приоткрыл дверь. Немного подождав, боком, чтобы не открывать проход больше, как бы просочился наружу. Остальные замерли. Ждали бесконечно долго. Минут пять. Наконец дверь открылась, и на пороге появился Игорь. Все тихо. Можно идти.
        Глава 29

^Недострой^
        Помещение действительно оказалось подвалом какого-то недостроенного промышленного здания. Бетонные, с массой неприличных рисунков и надписей на русском, что не могло не радовать, стены, неостекленные глазницы окон.
        - На улице тоже никого. Какая-то промзона недостроенная. Кругом деревья, хотя есть протоптанная тропинка. Так что надо быть осторожными - доложил Кимов результаты своей разведки. Затем повернулся к Сергею.
        - Давай я на крышу залезу, проведу реконгсценировку местности. Пока вроде все неплохо, но чем черт не шутит?
        Федоров не имел ничего против. Главное, чтобы не он. Сам Сергей высоты боялся, не так, чтобы до безумия, но, по его оценке, несколько больше среднестатистического человека.
        - Да. Вся разведка на тебе. На меня тут не надейся, у меня высотобоязнь - Федоров решил сразу открыть эту карту, чтобы не было проблем с распределением ролей - где высота, там не его.
        Довольный таким повышением Кимов удовлетворенно кивнул, быстро достал из сумки припасенный цейсовский бинокль и привязал его к ремню сзади. Затем, кошачим шагом, подошел к недозалитым бетоном металлоконструкциям и быстро полез к технологической дыре в крыше.
        Арсен с завистью наблюдал как ловкий Кимов за какие-то полторы-две минуты забрался на самый верх. Сам бы он так никогда не смог. И, что самое обидное, никогда не сможет. И не виноват ведь. Сколько не старался быть как все, не получается, уродился таким. Ну, как собака декоративной породы, та же болонка. При всем желании не получится из нее служебного или просто ловкого и сильного пса, опасного для воров и диверсантов. Так, если только полает тревогу поднять и то слабым голосом. С другой стороны, в отличие от командира, он высоты совсем не боялся. Вероятно, какая-то генная память, все-таки армянин, а там горы. Ему хотелось это сказать, вдруг Кимову понадобится какая-то помощь, но, услышав признание Сергея, Арсен промолчал, ему показалось, что это будет выглядеть каким-то хвастовством перед Федоровым.
        Забравшись под самую верхотуру, Кимов на руках перелез к отверстию. Легко подтянулся и исчез из виду.
        Семенов тоже с завистью смотрел наверх. Вот так бы он точно не смог. Кимов, все-таки, при всех своих минусах, на своем месте. Хорошо что дал ему тогда диктант списать.
        Только Федоров никому не завидовал. Он даже не смотрел на очередной “подвиг разведчика”. Сергей не представлял что делать дальше. Их четверо, связи со своими нет и аномалии тоже. Конечно, он сюда вернется и не раз, фонариком посветить, нет ли искажений. Но это как тогда, последний день в Сарове, когда просил Пашку глянуть есть ли контакт, хотя отлично знал, что есть. И сейчас отлично знает, что аномалии здесь нет и больше не будет.
        По факту реализовался автономный вариант во всей красе, только еще хуже - личный состав на две трети выбит. На месте ученый, банкир, разведчик и военный инженер. Специалисты по слежке, дипломат, другие нужные люди, задачи и обязанности которых были расписаны до мелочей, отсутствуют. И это притом, что им еще был припасен здоровенный запас, который в теории давал шанс обратной связи. И все это по милости Арзубагова сгорело. Ничего не скажешь, подручный Берии кастрировал всю их миссию, считай под самый корень.
        Пока Федоров предавался мрачным мыслям, Кимов успел спуститься.
        - Москва. Но мы опоздали - последняя фраза вывела Сергея из состояния задумчивости.
        - Почему?
        Флаги трехцветные, как - тут Кимов споткнулся и, подумав, произнес - как при царе были.
        Услышав это, Акопян лишь сел на бетонный пол.

* * *
        Трехцветный флаг. Значит, им придется быть среди врагов. А еще это значит, что надо немедленно спрятать все необходимые для пребывания в тылу врага вещи. Золотые кольца, червонцы, обработанные и необработанные драгоценные камни, оставив себе только несколько ширпотребовских украшений, которые не вызовут подозрения и их можно будет сдавать как золотой лом для жизни на первое время. Хотя, пару необработанных камешков и мелких самородков решили оставить при себе, мало ли, вдруг пригодятся.
        Над местом долго думать не стали. Пример удачно захороненных останков Ромки предопределил судьбу клада. Распределив и замаскировав свои сокровища среди труб в подвале, отряд стал обсуждать дальнейшие действия. А точнее, кто пойдет на разведку в город - один Кимов или вместе с Семеновым.
        Сергей считал, что в таких делах лучше иметь напарника. Всегда прикроет, поможет. Юрий думал аналогично. Как у них в авиации - ведущий-ведомый. Но у самого Игоря было противоположное мнение - подготовленные напарники остались в прошлом, а Семенов, как бы Кимов хорошо к нему не относился, все-таки не профессионал и будет только мешать.
        - Ты бы меня взял ведомым? А я ведь самолетом управлять не умею. Разведка, хоть и не самолет, но своя специфика есть. Если бы ты хотя бы в простой пехоте служил.
        Глава 30
        Аргумент показался убойным, все-таки профессионалу виднее. Для успокоения товарищей Игорь очередной раз рассказал свою героическую историю про 41 год в Гатчине, когда он в форме немецкого солдата, с ящиком на плече, обошел все важные военные объекты. Вот с каким специалистом они имеют дело. И то была война, и он не знал языка, а сейчас это для него просто семечки.
        Засунув несколько простеньких обручальных колечек во внутренний карман, и оставив при себе из оружия только безобидный перочинный ножик, Кимов махнул на прощание рукой и пошел в сторону города, где, по его словам, реял враждебный трехцветный флаг.
        Провожая глазами Игоря, Семенов виновато произнес.
        - И чего я не взял еще сумку Степанцова? Считай, килограмм золота потеряли и это без камней.
        На него удивленно уставился Акопян.
        - Ты чего? На тебе бы тогда и захлопнулось. Вместо Ромки ты бы сейчас в трубе лежал. А нас тут трое бы было. Сергей Валентинович говорит в массе все дело.
        Федоров кивнул головой, подтверждая слова Арсена. Потом добавил:
        - Арсеныч, давай только без Валентиновича. Просто Сергей. А так да, по сути верно, но останков было бы намного больше. Почти целиком пролез бы - критически оценив фигуру Семенова, Федоров продолжил:
        - Ты сколько весишь? Килограмм восемьдесят? Вот и прячь в трубы такую тушу.
        Юрия даже передернуло от такой перспективы. Действительно. Совсем немного и это его бы полусгнившие останки ребята рассовывали бы по трубам.

* * *
        Кимова проводили. Оставалось самое трудное - ждать его возвращения. Поэтому Федоров придумал для Семенова с Акопяном задачу - пусть полазают с фонариками, вдруг где действительно на аномалию наткнутся. Тем более, осторожности их теперь учить не надо. Никто не захочет повторить ни судьбу Степанцова, ни Ковальчука. Заодно и трубу с рукой надо перезахоронить - вынести из подвала и закопать на территории, а то вдруг запах гниющей плоти через тряпки пробьется, рядом ведь и золото припрятано. Неизвестно сколько времени кладу придется там лежать. Пусть хоть так время скоротают.
        Сам же Сергей, как раненый, может не работать, а спокойно сидеть и обдумывать сложившуюся ситуацию. Тем более что пальцы и ладони уже перестали кровянить, да и боль поутихла.
        По его расчетам, похоже, что именно закрывшийся раньше рассчитанного проход во времени не дал погибнуть очередным новоприбывающим, которых, из-за образовавшейся по вине Федорова кучи-малы, просто отбрасывало бы назад, откуда они появлялись. Этого Сергей никогда бы себе не простил. Но почему он так рано закрылся, действительно ли виноват Арзубагов? Одно из двух, или ошибка в расчетах, или авария со Степанцовым значительно сузила канал. Третьего объяснения найти не удавалось.
        По сути ничего из его физических теорий не сходилось. Арзубагов, конечно, виноват в произошедшем, но все же есть и определенная недоработка самого Федорова. Нет, Сергей, не то, что не рекомендовал использовать имеющиеся вещи Куско, а открыто запрещал это, так что здесь была чистой воды самодеятельность ретивого академика, но подобного эффекта и близко не предполагалось. Того же Куско хоть в лапшу и порубило, но такого ужаса со взрывом как это произошло на “Саркофаге” и близко не было.
        По всем проведенным наблюдениям воздух из 1949 года спокойно попадал в аномалию, и, естественно, какие-то отдельные молекулы возвращались обратно. Из-за того же ветра в 1991 и наоборот. Никаких энергетических выбросов при этом зафиксировано не было. Отсутствие реакции еще можно было бы объяснить, будь вход и выход разнесены. Но Куско пытался скрыться там же откуда пришел, да и Лаврентию Павловичу песок в глаза залепили тоже из зоны. По всему получалось, что где вход, там и выход. Абсолютно непонятно, почему в этот раз при проникновении неживой материи произошла такая реакция. Или же это естественно при ее непосредственном контакте с живой? Но почему тогда с Куско все было на порядок слабее? Вопросы, вопросы, вопросы и никаких ответов.
        В общем, если с точки зрения науки Сергею было ничего не понятно, то в отношении конечного результата двух мнений быть не могло. Природа снова переиграла людей, на этот раз использовав энтузиазм одного из них - Арзубагова. Похоже, именно он стал той причиной, которая лишила экспедицию возможности сообщения с прошлым. Причинно-следственной связи с 1949 по 1991 год больше ничего не угрожало.
        Просил же у Лаврентия Павловича хотя бы монетку для эксперимента. Нет. Не дал. Вот теперь сидят. Они здесь, а Берия там, в напрасном ожидании какой-нибудь информации и научной литературы из будущего. Даже интересно, кто кого после этого провала съест, обвинив в неудаче - Берия Абакумова или Абакумов Берию. Сам Федоров болел за Берию. Не только потому, что были давно знакомы, тот и при общении был намного приличнее хамоватого генерал-полковника.
        Да и место это тоже странное. Сергей обернулся на незавершенную стройку. Где-то там в здании шныряли Арсен с Юркой. Все эти их поиски с фонариками напоминали кладоискательство. Желая хоть как-то улучшить настроение, Федоров забурчал себе под нос переложенную под их обстоятельства песню:
        Четыре человека на сундук мертвеца.
        Йо-хо-хо, и бутылка рому!
        Пей, и дьявол тебя доведет до конца.
        Йо-хо-хо, и бутылка рому!
        Однако, настроение это не улучшило, а, наоборот, встревожило. Действительно, четыре человека и клад. Даже если для них ничего не подготовили в прошлом, здесь, только с собой, имеется четыре килограмма золотого лома и уйма драгоценных камней.

* * *
        Удивительно, но в это же самое время Кимов тоже напевал песенку из той же книги, точнее кинофильма - “Остров сокровищ”. Первый раз он посмотрел его еще в 1938 году, а потом еще раз десять. В фильме нравилось все, особенно песни. Ему было даже не выбрать любимую, то ли брутальную песню пиратов - “берег принимай обломки, мертвых похоронит враг…”, то ли лирическую песню Дженни с куплетом по жестокости превосходящим всю песню пиратов - “там где кони по трупам шагают, где всю землю окрасила кровь…”. В конце концов, тогда, в юности, даже скорее в детстве, победила Дженни, хотя чисто внешне, она, точнее актриса ее сыгравшая, ему совсем не понравилась. Вот и сейчас, идя по асфальтовой дорожке, он мурлыкал ее песню себе под нос.
        А то, как кони шагают по трупам, и всю землю окрасила кровь, ему удалось своими глазами увидеть в 1944 году, уже после снятия блокады Ленинграда. Несмотря на весеннюю распутицу, фронт перешел в наступление. Авиация тогда очень удачно отбомбилась по отступающим частям фрицев. Те даже не успели разбежаться. Комиссар потом говорил, что на вооружение поступили новые авиационные прицелы, и наши самолеты теперь бомбят фашистов с высочайшей точностью с недосягаемой для их ПВО высоты. Вот и этот злополучный полк на марше не ожидал точного удара из поднебесья.
        Наступала и их часть. На месте той бойни они оказались дня через три. Разбитые машины и трупы, трупы, трупы. Весна, оттепель, распутица, тела начали разлагаться. Тогда начальник санчасти приказал вскрыть бочку с питьевым спиртом из НЗ, пропитать им марлю и выдать бойцам, чтобы этот намордник каждый надел на себя. Так, по кишкам и крови этот километр с гаком и прошагали. Если к зрелищу изувеченных человеческих останков все давно привыкли, то от запаха, несмотря на спиртовую повязку, некоторых начало рвать. Этакое амбре из сгоревшего и гниющего мяса, густо разбавленного разлагающимся дерьмом.
        Здесь же, в Москве 1991 года все выглядело вполне цивильно. Он черт те где на окраине города и на те - асфальт. Не может не радовать. Впереди показались коробки домов. Сейчас он увидит первых людей и, что важнее, они его. Главный вопрос, как они воспримут его одежду, не окажется ли он слишком приметен?
        Согласно первоначальному плану, Игорь вместе с напарником должны были подстеречь одинокого прохожего, желательно подвыпившего и обчистить его карманы. Так они получили бы на первое время хоть какие-нибудь деньги. Все это должно было быть исполнено без явной уголовщины, чтобы милиция слишком рьяно не искала злоумышленников.
        Но напарника не было, как не было видно и одинокого прохожего. Игорь поравнялся с коробками домов. Это не Нью-Йорк, небоскребы которого им специально показывали в кинофильмах. Неказистые грубоватые пятиэтажки построенные из блоков. Хорошо хоть асфальт везде. У подъездов стоят непривычного вида автомобили. Машин много, но в основном какие-то неухоженные, с ржавчиной, хотя попадаются и красивые, вот только со знакомыми по фронту эмблемами Мерседеса и БМВ на капотах, что не может не бесить. Спрашивается, кто победил? Вообще, по сравнению с той Америкой из кино, совсем небогато. Культурным шоком, о котором так беспокоилось начальство во главе с Сергеем и не пахло.
        Наконец, в метрах пятидесяти из подъезда вышла молодая женщина с коляской. Кимов поспешил к ней. Испугается его или нет в этой одежде?
        Нет, не испугалась. На вопрос где ближайшее метро, просто показала направление, предупредив, что идти придется далеко, километра три.
        Поблагодарив за помощь, Кимов весело пошел вперед. Одежда значит нормальная, он не выделяется, а это уже полдела.

* * *
        В это же время Арсен с Юрием очень осторожно осматривали подвал. Все это было бы весьма интересно, не будь так опасно. Сначала они хотели поделить объект на зоны ответственности, где каждый проверял бы свою, но потом решили, что четыре глаза лучше двух и безопаснее отслеживать слабенькие фонарные лучики вместе.
        Так, вдвоем, они прочесывали подвал метр за метром. В конце концов, ходить с вытаращенными глазами, боясь пропустить малейшее отклонение еле видимых лучей двух карманных фонариков, надоело, и они решили передохнуть. Акопяну очень не хотелось верить в царский флаг. Может они не в СССР, а в Югославии, например, мало ли в мире трехцветных флагов, да и кириллица там, а может это кино снимали, Игорюха ведь увидел в бинокль только флаг, мог и не понять. В общем, Арсен был готов придумать и поверить в любую историю, которая бы объяснила ошибку Кимова с этим флагом.
        Однако по молчанию Юрия Акопян понял, что все его попытки с опровержением неприятного им всем факта бессмысленны. Далее разговор зашел о более насущном, о Федорове. Им обоим казалось, что тот что-то знает, но не договаривает. Особенно подозрительным оказался Семенов, который еще со своей первой встречи с Сергеем там, в казарме, посчитал, что тот что-то от них скрывает.
        - Ну какова вероятность, что мы появимся в подвале недалеко от Москвы, но так, чтобы никто не видел? Искусственный это провал. И уверен, что Сергей об этом знает.
        - Думаешь, нам его специально из будущего открыли?
        Семенов лишь пожал плечами.
        - Я его о провале еще ночью в первый раз тет-а-тет спрашивал, когда вы спали. Как партизан молчал. Это для нас закрытая тема почему-то.
        Акопян задумался. Все-таки неприятно, их всего четверо, а такие секреты друг от друга.
        - Ладно. Пошли смотреть дальше. Может, это действительно ему нужно, а не только чтобы от нас отвязаться.
        В свою очередь, Федоров тоже не очень жаловал своих товарищей.
        Кимов - не будь войны, этот второгодник, в жизни не поступил бы в военное училище. А на гражданке дорожка у него была бы одна. Сидел бы уже давно. Ради чего ему быть верным? Ленинец-Сталинец - вряд ли. Не его интересов эти категории. В общем, сегодняшнее безоговорочное подчинение это только привычка, условный инстинкт, выкованный фронтом и дальнейшей службой в армии, который будет нивелироваться со временем, открывая настоящий внутренний характер.
        Арсеныч - наоборот, характер слабый, при этом истеричен и фанатичен. Может посчитать, что окружающие недостаточно верны делу Ленина-Сталина и привести приговор в отношении предателей в исполнение. С него станется. Банкир, одним словом.
        Презабавно. Убить могут как из шкурных соображений, так и из-за подозрения в недостаточной верности общему делу.
        Семенов - Юра не глупее самого Сергея. Сложись по-другому обстоятельства, может, сообща над бомбой работали бы или летали бы вместе. Посему, скорее всего, он думает как сам Сергей. Не ты убьешь - тебя убьют. Даже не ради чего-то, а просто из страха и неуверенности в товарищах.
        Четверо, конечно, лучше трех и тем более двух, но намного хуже двенадцати. Одному против одиннадцати тяжеловато, при таком количестве людей тебя всегда кто-то видит. А вот троих…
        Все-таки две неполные недели знакомства это катастрофически мало чтобы хоть как-то доверять друг другу, особенно, когда речь идет о возможной личной выгоде. Ну и нельзя не учитывать, что всем к тридцатнику и все несемейные. И это притом, что в стране с мужиками страшный дефицит. В принципе, выбирай любую. Тоже показатель определенной асоциальности. Золото, оно ведь страшнее любого пистолета. А здесь еще алмазы, бриллианты, рубины, …. Чего им только не насовали ради выполнения задачи, и один только Бог знает, сколько и чего еще специально для них припрятано.
        На первый взгляд, единственное, что может как-то сплотить - обида за СССР. Это при условии, что народ прямо-таки стенает под нынешним трехцветным флагом, обливаясь слезами и кровью. А если нет, вдруг, только лучше стало? Пропадет последняя связывающая их ниточка долга. Исчезнет сам смыл всей этой их экспедиции.
        И надо же было ему эту песенку вспомнить. До нее, там, в подвале, и мысли не было, насколько они сейчас опасны друг для друга. С другой стороны, в чем он не прав? Из-за куда меньших ценностей даже родственники порой друг друга убивают.

* * *
        Сергей никогда не любил работать с людьми. Его бесила постоянная глупость окружающих, нелогичность их поступков, в основном, в ущерб себе же. Сам же практически всегда мог объяснить зачем он что-то сказал или сделал - для того-то, того-то и того-то, потому-то. Даже дверь в метро он с детства открывал так, чтобы прикладывать минимум усилий, исходя из того, в какую сторону пошло ее движение перед ним.
        В общем, говоря словами характеристики написанной о нем еще на фронте - не склонен поддаваться эмоциям, что оценивалось в ней как однозначный плюс. При этом сам Федоров отлично понимал, что это его проблема, а не окружающих, именно у него имеется определенное отклонение от нормы, не очень серьезное, но все-таки, раз уж абсолютное большинство другое. Оно болеет за футбольные команды, открывает двери не в ту сторону и обожает собираться в коллективы, дабы что-то вместе отметить или отпраздновать, что самому Сергею было абсолютно чуждо. Не то, чтобы неприятно, просто ненужно, но он к этому как-то приспособился и, в общем, совсем не выглядел в любых коллективах откровенно “белой вороной”.
        Сейчас же ему виделся только один выход - перебить оставшихся товарищей, потому что если не успеет он, успеет кто-то из них. Не сейчас, так позже.
        Уставившись в здание недостроенного предприятия, чтобы сразу заметить выходящих из него Юрия с Арсеном, он попытался проиграть различные комбинации. К сожалению, проигрывать было нечего. Доставай браунинг и стреляй. Первым в Семенова, потом в растерявшегося Арсена, а в ничего не подозревающего Кимова, сразу как тот вернется с разведки. Хотя, Кимов тот еще фрукт, неизвестно что он сейчас сам обдумывает. Все-таки этот сценарий они с Лаврентием Павловичем не предусмотрели, когда от всей группы останется треть. Хотя, странно, уж кто-кто, а Берия такие вещи понимает, точнее понимал. Скорее всего, он был неуверен в самом Федорове, вот и молчал, дабы лично не подавать идею - перебить товарищей и сбежать в счастливое капиталистическое будущее мультимиллионером.
        Глава 31

^Агитка Всероссийского референдума 25 апреля 1993 года^
        По сути, они сейчас нежизнеспособный организм, нет перекрестного контроля для самозащиты собранной наспех группы из малознакомых между собой людей.
        Сергея еще до войны учили, что надежную систему можно собрать и из ненадежных элементов, но это при условии многократного дублирования ее функционала. Их дюжина так и подбиралась. Сейчас же, в сложившихся обстоятельствах, не было не только элементов для дублирования, но отсутствовали даже необходимые. А значит, систему сломает первый же ненадежный элемент. Обдумывая все это, Федоров даже улыбнулся, из всего получалось, что из-за всей этой в прямом смысле паранойи, этот элемент сейчас именно он.
        Проблем с физической реализацией самой ликвидации не было. А что потом? Тихо приспособиться к этому пока неизвестному времени, благо золота с бриллиантами и чего там еще для них припрятали на праправнуков должно хватить? Можно еще втихаря начать исследовать аномалию, хотя, чего он как физик сейчас, через тридцать с лишком лет отставания, стоит. А может, действительно, пытаться в одиночку выполнить ту задачу, ради которой их сюда и послали?
        Будущее после убийства товарищей не вытанцовывалось. Да и не хотелось ему их убивать. Ребята неплохие. Почему-то жальче всех было Арсена, наверно, потому что воспринимался больше ребенком, а не полноценным взрослым - отголоски отцовского инстинкта. Говорят, он у мужчин приобретаемый, а не врожденный. Вот, похоже, кусочек и он приобрел.
        Вообще, Сергей для себя давно вычислил, что самым счастливым для него временем, пожалуй, была война. Какое-то чувство свободы. Будущее не зависело от настоящего. Нет, конечно, важно было не стать инвалидом, не погибнуть в бою или по глупости, не попасть под трибунал. Но он точно знал, что когда она закончится, то уйдет из армии, и его будущая жизнь не будет зависеть от этого сегодня на войне. Не нужно сейчас строить карьеру, притворяться, интриговать, в общем, наступать на горло себе. Смешными и жалкими ему казались тогда кадровые офицеры, всю жизнь связавшие с армией, боявшиеся пропустить звание или получить взыскание - их будущее было крепко привязано к тому сегодня и полностью зависело от него. А он собирался потом улететь, как птица.
        И улетел. В атомные лаборатории, где, по началу, было даже интересно. Ну а потом изматывающий темп сложных, но однообразных исследований с не то, что предсказуемыми, а даже заранее известными результатами. В конкретном создании атомной бомбы было все-таки больше технологии чем науки.
        Теперь вот это. Подумать только, он в 1991 году. Чуть более часа назад был в 1949. Фантастика. А все мысли об одном, не перебьют ли они друг друга за четыре килограмма золота, бриллианты с рубинами и карту со ждущими их настоящими сокровищами?
        В общем, и убивать не хочется, и оставлять в живых опасно.
        - Оба хуже - вспомнилось крылатое выражение, приписываемое Иосифу Виссарионовичу.
        Понемногу, в голове у Сергея стал созревать план третьего способа решения задачи. Да, ее можно решить, чтобы и волки сыты и овцы целы. Важно только тщательно все продумать, дабы не нашлось неувязок. Он ведь целиком на вранье будет построен.
        Однако, браунинг есть смысл подготовить прямо сейчас. Если вернется только Юрий без Арсена, то придется применить. Грустно конечно, если потом выяснится, что тот просто задержался.
        Безумные терзания Федорова прервал топот бегущих к нему Семенова с Акопяном. В своих размышлениях Сергей даже пропустил момент, когда они выбежали из здания. Парни неслись к нему со всей мочи - неужели они что-то нашли? - Федоров вскочил и побежал им навстречу.
        Нет. Никаких искажений луча обнаружено не было, зато Юрий держал в руках небольшой лист бумаги, размером где-то в половину от писчего.
        - Смотри.
        Это оказалось листовкой, напечатанной на газетной бумаге. Крупными буквами в столбик было написано - Да Да Нет Да. Слова Да - красным, Нет - черным.
        Сергей прочитал вслух:
        - Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?
        - Дальше.
        Федоров перевел взгляд:
        - Если Вы хотите быть уверены …
        - Нет. Нет. Ниже - не выдержал Акопян.
        Сергея это взбесило. И так весь на нервах.
        - Сами прочитайте что надо, чего цирк устраивать? - зло сказал он и протянул бумагу Арсену. Тот, в нетерпении, практически вырвал листок из рук Федорова и скороговоркой зачитал параграф ниже.
        - Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?
        - Как это с 1992? - не смог скрыть своего удивления Сергей.
        Юрий кивнул головой и громко сказал.
        - Да, сейчас 1992 год - потом поправился - как минимум, скорее всего даже более поздний, судя по состоянию бумаги. Похоже, твоя гипотеза о поезде в метро в самую дырочку попала, пронеслись мы мимо 1991.
        Сергей улыбнулся. Все складывалось как нельзя лучше.
        - Понимаете, что это значит? Не исключено, что кто-то и раньше нас тут мог оказаться.
        Товарищи замерли от удивления.
        - Неизвестно, как и в какую сторону там время движется - пояснил Федоров. - Я еще прикину, а когда вернется Кимыч, расскажу, что получилось. Сейчас подумать еще надо.
        Можно было быть спокойным, до прихода Игоря время выиграно, пока активных действий никто не предпримет. Во-первых - любопытство, а во-вторых, Федоров зародил в них сомнение, только ли их четверо. Получалось, кто-то мог и пораньше появиться, а кто-то, может, прямо сейчас выйдет из подвала или еще черт знает откуда и когда. А значит, с предателем, убившим своих, будет кому разобраться.

* * *
        На сегодня, в рамках мероприятий по делу “Ордена Меченосцев”, у майора Алексеева была запланирована встреча с почетным метростроевцем и персональным пенсионером Александром Акимовичем Меньшовым, который непосредственно принимал участие в работах на интересующем следствие участке метрополитена в 1950 году.
        Заодно, раз уж день все равно пройдет на ногах, Денис решил встретиться и с Евгением Петровичем Сазоновым, автором того самого письма в “Огонек”, которое так взбудоражило Ирку. Сам Алексеев одновременно серьезно и не очень серьезно воспринимал тему появления пришельцев из прошлого, так что грех было не познакомиться с таким важным “свидетелем”, благо есть возможность.
        Для этого, на свои кровные пятьсот рублей, он купил в переходе метрополитена корочки журналиста, вклеил туда свою фотографию и отштамповал печатью. Теперь майор был спецкором газеты “Аномальные Явления” Алексеем Иртышевым.
        Поначалу, хотел оставить себе настоящее имя, но Денис встречается довольно редко, еще возникнут ассоциации. Так что взял Алексей, от фамилии, чтобы не получилось, что его зовут, а он не откликается. Работать под чужим именем у Дениса опыта не было. Другая специализация.
        Проверка Евгения Петровича по базам данных ФСБ не дала каких-то особенных результатов. Родился в городе Москве в 1941 году. Отец и мать были арестованы летом 1949 года по статье о хищении государственного имущества. На этом их след и заканчивался. Ирка проверила в архивах, оба умерли во время следствия, до суда. А у сынка стандартная в таких случаях биография - детский дом, ремесленное училище, армия, работа в СМУ, женитьба, развод, опять женитьба, от первого брака детей нет, от второго дочь двадцати четырех лет, замужем, с отцом не проживает. Сейчас занимается строительством. Да не просто, а совместно с финнами. В 1994 переехал из Бирюлево на Остроженку. Неплохо, явно вписался в рынок. Судя по всему человек серьезный. Даже странно, что такое письмо написал. Так мимолетом ознакомившись с этапами жизни интересующего его человека, Алексеев тут же договорился с ним о личной встрече.
        Евгений Петрович оказался невысоким лысоватым мужчиной с в меру избыточным весом. Принял у себя спецкора газеты “Аномальные Явления” настороженно и явно без энтузиазма.
        Впрочем, Денису это было понятно. В конце 80-х, когда вся эта тема с НЛО и прочими таинственными делишками только вышла из подполья, он сам, узнав, что появляется такая газета, лично смотрел в киосках, нет ли ее в продаже? В юности подобные вещи его весьма интересовали. Кстати, за все время купить ему ее так и не удалось. Но один экземпляр случайно нашел в курилке конторы. Его-то он и прочитал. После осталось только ощущение стыда от той чуши, что была там напечатана, стыда не за себя, а за тех журналистов, кто это придумывал. Так что реакция хозяина вполне предсказуема. Тоже, небось, читал газету.
        Пройдя в квартиру с модным евроремонтом, Алексей краешком глаза оценил одну из смежных с коридором комнат. Вся стена заставлена книгами. На видном месте многотомник “Библиотека современной фантастики” в окружении подобной же тематики. Плохой признак. Хозяин сам может оказаться фантастом еще тем.
        С самого начала разговор не клеился, Евгений Петрович явно стеснялся того посланного им письма, только непонятно почему. То ли придумал все тогда, то ли сейчас ему неудобно рассказывать о странных событиях с которыми он действительно столкнулся в детстве. Чтобы там ни было, но Денису было необходимо его как-то разговорить.
        Перво-наперво, пытаясь добиться откровенности, новоявленный спецкор честно рассказал о своем первом знакомстве с газетой “Аномальные Явления”, о том, что тогда у него и мысли не было работать в этом ярко-желтом издании, скорее наоборот. Но, если честно, все не так плохо. Они стараются в каждый номер привнести хотя бы одну серьезную тему. Больше не получается, нет достойного материала даже на еженедельник. И поэтому, случайное знакомство с письмом Евгения Петровича почти десятилетней давности, только сейчас переданное их коллегами из “Огонька”, очень заинтересовала редакцию. Наконец что-то реально интересное, очень необычное и, похоже, достоверное.
        Явная лесть растопила недоверие хозяина дома. И, взяв слово, что его настоящие имя и фамилия ни в коем случае не будут опубликованы - коллеги, а еще хуже, заказчики, не поймут, он начал рассказ.
        Его отец был милиционером, участковым. Служил в органах еще до войны. В 1943, как фашистов отогнали, его мобилизовали и отправили на фронт в одну из стрелковых дивизий НКВД. С ней он дошел до самого Берлина, где был ранен. Повредил коленные связки. Самая вспоминаемая картина связанная с отцом - он лежит на кровати, распухшая нога обернута намоченной газетой. Такой распространенный тогда эрзац свинцовой примочки.
        Как-то он принес домой красивый цветной журнал “Огонек”. Вообще, это издание и в то время отличалось хорошей печатью и цветными вклейками. Некоторые люди даже картинки и фотографии оттуда вырезали и на стены в квартирах клеили. Но этот был с непривычно гладкой бумагой, какого-то невообразимого качества цветной печати, а не отдельными цветными листами-вклейками как это было тогда. На обложке казак с поднятой на дыбы лошадью, фуражка, штаны с лампасами, шашки только не хватало.
        Этот кавалерист так понравился маленькому Жене, что он даже стащил журнал со стола, чтобы посмотреть вблизи на это чудо, пока отец с матерью из-за чего-то ругались. И тут им выбили дверь. Отец метнулся к столу, потом к нему, вырвал журнал и бросил в печку. Но, один из КГБшников (Евгений Петрович так и сказал - КГБшников), с головой влез в горячую печь и, обжигая руки, вытащил журнал. Отца и мать сразу арестовали, а Женю отправили в детский дом. Так что тот вечер и тот красивый журнал он запомнил на всю жизнь. Каково же было его удивление, когда в 1991 году он узнал того всадника в июльском номере.
        Как бы подтверждая свои слова, Евгений Петрович вышел в соседнюю комнату и через минуту принес оттуда целую пачку, штук в пятьдесят, наверно, этого номера.
        - Вот, такой же сгубил моего отца и мать - сказал хозяин дома, передавая один экземпляр Алексееву. - Берите на память. У меня их много, сами видите - “Огонек” июль N30 за 1991 год.
        Такие запасы одного номера не могли не произвести на Дениса впечатления. Нет, это конечно не доказательство что все сказанное истина. Он мог их купить в 1991 году для достоверности, когда придумал все это. Другое дело, сколько лет уже прошло. А сейчас Евгению Петровичу с этой фантастической историей, светиться незачем, даже про гонорар не спросил. Самое логичное было бы давно выкинуть этот ставший ненужным хлам, только место занимает. Так что пусть и небольшой, но это плюс к достоверности всей истории.
        - Можно вам некоторые вопросы задать, чтобы точнее все написать?
        Хозяин выпрямился в своем кресле и как на допросе уставился на Дениса.
        - Да-да. Конечно.
        - Вы знаете, не очень понятно, почему ваш отец не передал журнал из будущего по инстанциям. Зачем присвоил? Продать кому-то очень опасно. Время серьезное. Тем более что он был милиционер. Согласитесь, это должностное преступление.
        Евгений Петрович рассмеялся.
        - Вы посмотрите, что в этом журнале о Сталине написано. Продать. Тоже скажете. Мой отец был разумным человеком, прочитав, как относятся к “усатому” в будущем, сразу понял, что узнал лишнее. Сами понимаете, что делают с мелкой сошкой, когда она слишком много знает. Передав журнал, как вы говорите, по инстанциям, он подписал бы себе смертный приговор. Никто бы не поверил, что он его не открывал и ничего не знает о том, что будет в будущем. Что все, ради чего от народа требовали таких жертв, через какие-то полвека прахом пойдет. Вы только прочитайте, что здесь написано.
        Возбужденный Евгений Петрович сунул журнал прямо под нос Дениса и практически наизусть процитировал - “Вы заговорили об общечеловеческих ценностях, протянули руку Америке и отреклись от Сталина. Вы положили начало разрушения идейного хлеба, который, давясь и чертыхаясь, но все же ели массы людей - хлеба коммунистической идеологии”. Представляете, каково это было прочитать в 1949 - “протянули руку Америке и отреклись от Сталина”?
        Объяснение вполне удовлетворило Алексеева. Логично. Действительно, самое умное было сжечь, да хоть съесть.
        - Не думаю, что эти КГБшники надолго пережили моих родителей - продолжил Сазонов.
        - Они могли и не смотреть журнал - пожал плечами Денис.
        - Могли - тут же согласился с ним Евгений Петрович, а потом хитро улыбнулся и добавил - только, кто бы им поверил? - чувствовалось, что он искренне рад, что людей арестовавших его родителей постигла такая же неминуемая кара. - Вы очень далеки от всех этих спецслужб и их методов. И это хорошо. Нормальные люди даже мыслить так не должны. Это меня жизнь заставила.
        Алексееву очень хотелось ответить, что товарищ несколько переоценивает спецслужбы. В жизни все немного не так. Но рисковать не стал. Сазонов после этого мог закрыться, да и странен тот журналист, который защищает спецслужбы. Как-то эта профессия предрасполагает к либерально-демократическим взглядам, от которых люди его настоящей профессии, наоборот, как правило, весьма далеки. Хотя, конечно, в какой семье да без урода. И там сталинисты встречаются и у них либералы.
        Немного успокоившись, Сазонов перевернул журнал. На последней странице была реклама “МММ”.
        - Да-да. Не поверите, но я благодаря “МММ” и квартиру приобрел, и бизнес замутил. Вовремя вышел, перед всеми этими проблемами.
        - Повезло.
        Услышав это, Сазонов самодовольно усмехнулся.
        - Нет. Я понял, что с МММ надо заканчивать, как Мавроди на государство наехал. Какие-то статьи, референдум о доверии, в общем, в России с властями ссориться нельзя. И поверьте, нынешняя семибанкирщина тоже долго не продержится. Россия - страна чиновников.
        Денис не мог не отметить трезвость и разумность суждений Евгения Петровича, если, конечно, отбросить его пассажи о спецслужбах. Но там личное, отец с матерью пострадали. Наверно, интересно было бы поговорить с ним так, по душам. Но все-таки он здесь по делу.
        Глава 32
        - Вы в “МММ”, вообще, вошли, что рекламу запомнили?
        Сазонов засмеялся. - Да нет. Я ни на что кроме казака и не смотрел тогда. Им только любовался.
        Денис в ответ кивнул. Маленький тест на правду пройден. Мальчишкой запомнить эту невзрачную рекламу “МММ” практически невозможно. Надо было возвращать хозяина в повествовательное русло.
        - Чего же он его к себе домой принес, а не уничтожил, раз понимал, что так опасно?
        - Знаете, что сгубило кошку?
        Денис в ответ рассмеялся. Это была его любимая поговорка, сколько раз он ей Ирку нервировал. А вот сейчас ей учат его.
        - Да. Любопытство. Но все равно, слишком опасно.
        Евгений Петрович тяжело вздохнул.
        - Вот об этом я не могу сказать с уверенность. Точно не помню. Столько лет прошло. Но мне кажется, что первый обыск у нас был двумя днями раньше и ничего не нашли. Отец немного выждал и достал спрятанный журнал. Не знал, что за ним все это время следили. Но опять повторю, первый обыск у меня как за пеленой. Может, был, а может, и нет - детская фантазия. Как говорили у нас в детдоме: “зуба не дам”.
        Попрощались они как родные. Евгений Петрович даже скидку на ремонт пообещал, сначала квартире Дениса, а потом, расчувствовавшись, и всему офису газеты. Приятный человек.
        Жаль только, что с ремонтом не срастется. С началом “расследования” Денис вернулся к Ирке, благо у той, в наследство от почившей бабушки досталась двухкомнатная хрущевка, коей хотя бы косметический ремонт уж точно не помешал бы.

* * *
        Кимов вернулся часа через четыре. Никто его так скоро не ожидал, поэтому, подкравшись незаметно, он целую минуту слушал бессмысленный треп ребят. Наконец, не выдержал.
        - Мужики. Это просто неприлично. Вас здесь зубочистками переколют. Нельзя же так - выговорил он растерявшимся товарищам. - А теперь пляшите - Игорь достал из кармана паспорт.
        - Юрий Пахоменко. Даже имя сошлось. Согласитесь, похож.
        Тогда, в уже далеком от них 1949 году, академик Арзубагов не от хорошей жизни решился передать настоящий паспорт Степанцову. Попытка скопировать документ в его институте не увенчалась успехом. Из-за слишком сложной технологии не хватило времени. А что значило оказаться в СССР без паспорта понимали все. Вот инициативный академик и попробовал рискнуть.
        Однако, за неделю до отправки, другое решение этого действительно архи-серьезного вопроса было предложено лично Лаврентием Павловичем, о чем Арзубагов, естественно, не был поставлен в известность. Все-таки задача не его компетенции. Решение грубое, но действенное.
        Необходимо найти местного, чем-то напоминающего кого-то из группы и просто ограбить. Но без фанатизма, чтобы милиция всерьез не занималась этим делом. Мало ли кому по голове настучат, да деньги отнимут, ну и паспорт случайно прихватят. Так что беднягу надо обработать легко - без убийства и тяжких телесных.
        Вот Игорь и приметил в метро молодого человека чем-то напоминающего Семенова, а потом не сплошал. Вышел вместе с ним на станции, проводил до дома и в подъезде… Жаль парня, но сильно Кимыч его не бил. Так, отключил минут на пять, но без реальных травм и переломов.
        Посмотрев на фотографию в паспорте, вся группа вынесла единогласный вердикт - вполне сойдет. Теперь можно было приступать к следующим этапам - продать золотые цацки, а после Семенову отправляться на вокзал и снять у кого-нибудь квартиру. Там вечно бабки с ценниками для иногородних, вряд ли что изменилось и сейчас, тем более в стране бардак. Паспорт есть, хозяйке в нос сунуть, деньги будут.
        Осталось только выслушать рассказ Кимова о том, что же происходит в стране и какой все-таки сейчас год.
        Год оказался 1997, точнее 25 июня 1997 года, что было написано в купленной Игорем газете. Того, чего больше всего боялся Федоров и называл не очень понятным для Кимова словосочетанием “культурный шок” и близко не было, как и небоскребов. Высокие дома есть, но Игорь ожидал большего. Чего поразило, так это количество машин. Автомобили на прежние не похожи - красивые, гладкие, лучше чем Юркины самолеты. Правда, иностранные. Те, у которых названия по-русски написаны - намного хуже. Самое сволочное - немецкие. Игорь, как увидел надпись Mercedes и Volkswagen, специально спросил у водил - Из Германии? - И получил утвердительный ответ. Все лучшее опять немцы делают, а СССР уже нет. Такие вот они победители. Телеприемники видел, в магазинах продаются. И близко не похожи на те часы, что Федоров показывал - здоровенные ящики. Нет, с их, конечно, не сравнить, но явно не плоские и не во всю стену. И все так. Непривычно, но что бы ах - не скажешь.
        У местного ларька с пивом он узнал и последние политические новости - страна уже развалилась. Все республики стали независимыми государствами. И Украина, и Армения тоже. Сказав про Армению, Игорь мельком взглянул на Акопяна. Тот сидел с белым как лист бумаги лицом и казалось уже ничего не слышал.
        - Дайте воды, Арсену плохо - Акопян лишь махнул рукой. - Все нормально. Продолжай.
        Кимову стало неудобно, что о развале страны он рассказ после небоскребов и машин. По логике, это надо было сказать первым, еще до паспорта. Именно ради страны они сюда и посланы. Как бы в оправдание, он добавил, что народ, вроде не очень и переживает. После этого ему стало стыдно вдвойне. Все-таки, похоже, он действительно дурак.
        Понимание собственной тупости совсем сбило повествование. Постоянно запинаясь, Игорь стал рассказывать о каких-то мелочах.
        Бабы носят брюки или юбки длиной до трусов. Прически простые, без начеса. Шляпок почти ни у кого нет. На некоторых косынки, но не как у крестьянок. Воздушные, дорогие. Мужики в шортах ходят и наголо стригутся. Почти все в яркой одежде, как у американцев в тех фильмах. В общем, непривычно, но на вид богато, материал хороший. При этом много бездомных и нищих - судя по лицам, сильно пьют. Кстати, цены как в 49, но в тысячу раз больше. Дома самая дешевая водка стоила где-то двадцать рублей, а тут тысяч двадцать.
        Здесь Игоря перебил пришедший в себя Акопян.
        - Ничего необычного. Инфляция. Деньги обесценились.
        Игорь лишь кивнул головой, будто понимает, и продолжил свой рассказ.
        В метро ходят молодые инвалиды в полевой форме. Как он понял, была война в Чечне, там столько и набили.
        Что еще? Да ничего. Магазины большие, товаров уйма, вплоть до устриц и разных тропических фруктов, которых он и в жизни не видел. На этажах эскалаторы как в метро. Вообще, сами все увидят. Но если честно, удивляться особого нечему, он надеялся на большее. Да. Еще в космос летают.
        Также он принес с собой пятилитровую бутыль воды и колбасы с хлебом. Только есть надо осторожно, его после колбасы пронесло. Чего-то там намешали. Хорошо в больших магазинах сортиры бесплатные и, кстати, очень чистые. Задницы вытирают специальной мягкой бумагой скрученной в рулоны. Он один купил, потом посмотрят, с колбасой точно всем пригодится.
        Федоров слушал рассказ Игоря в пол-уха. Главное он узнал - СССР больше нет, и люди по нему не убиваются. Так что цель их миссии становится странна и непонятна.
        Ну вот, наконец, Акопян открыл рот. - Есть ли коммунистическое подполье, может о нем что-то слышно?
        Вместо ответа Кимов вытащил из странного, блестящего, похоже водонепроницаемого пакета, пачку газет, выбрал одну и зачитал:
        - ПРАВДА. Пролетарии всех стран соединяйтесь. Газета основана 5 мая 1912 года. В.И.Лениным. Орган Центрального Комитета КПРФ. - Усмехнулся и, глядя прямо в глаза Арсену, добавил. - Продается в любом ларьке. Нет подполья. Никто им не мешает нынешнюю власть ругать. - Развернув газету, Игорь показал карикатуру - какой-то пожилой блондин торгуется с чертом.
        - Это их, наш нынешний президент. Ельцин.
        Акопян в ответ только шмыгнул носом.
        Сергей осторожно огляделся, все пошло по самому худшему сценарию.

* * *
        Почетного метростроевца и персонального пенсионера Александра Акимовича Меньшова Денису пришлось дожидаться больше часа. Тот никак не возвращался со своего выступления в какой-то школе. Оказывается, активный старикан постоянно передавал свой жизненный опыт молодежи и практически всегда приходил домой затемно, чем очень расстраивал свою супругу Людмилу Иосифовну Меньшову.
        Честно говоря, это очень удивило Дениса. Уже очень далекий от школы, он был уверен, что всевозможных ветеранов туда больше не приглашают. А вот, оказывается все как раньше, старички продолжают ходить и передавать школярам свой опыт.
        - Он там и помрет когда-нибудь, старый хвастун - наливая вторую кружку чая товарищу из ФСБ, в сердцах сказала пожилая женщина. Затем грустно посмотрела на Дениса.
        - Что же вы, соколики, ЦРУ-то проиграли? Все же у вас было и власть, и сила. Без единого выстрела.
        Алексеев молчал как партизан.
        - Ни одного не нашлось, когда Феликса вашего Железного с постамента сбрасывали. Ну хоть бы кто вышел, очередь из автомата дал. Не по толпе, раз уж нутра нет, а просто вверх.
        Денису очень захотелось уйти. На первый взгляд, бабка не то, чтобы пыталась как-то унизить или оскорбить, наоборот, она его, и вообще всех КГБшников как бы жалела, что они такими неуклепистыми оказались и народ еще подвели. Выдавали ее только глаза - хитрые и насмешливые.
        Похоже, издевается, зараза. Да, нелегко, наверно, товарищу Меньшову дома с такой супругой. Потому к пионерам или как их там сейчас, скаутам что ли, и убегает. Те хоть старика толком и не слушают, зато не смеются над ним и не издеваются, да еще с такими подковырками - ума по молодости не хватит.
        Наконец, пытка закончилась. Домой, с букетом гвоздик, вернулся румяный и веселый персональный пенсионер Меньшов. Как оказалось, он являлся полной противоположностью своей умной, с иезуитским характером супруги. Для него, что не происходило, то и хорошо. В какое дерьмо не упади - все Победа.
        Денис сталкивался с таким типом людей. Им дай флаг, поверни в любую сторону, и они гордо пойдут туда уверенные в своей правоте. Потом поверни обратно, и те же люди с той же уверенностью двинутся к новым зияющим высотам. Главное - искренне и абсолютно бескорыстно.
        К счастью, слушать воззрения Александра Акимовича на современность не требовалось. Интересно было, что и с кем он строил в далеком 1950 году и не сталкивался ли случайно с теми странными замаскированными ответвлениями в метро.
        Память у старика, как писал А.М. Горький, была лошадиная. Алексеев не смог бы с такой точностью и обилием фамилий рассказать, что происходило в их отделе на прошлой неделе, как этот пенсионер республиканского значения описывал события практически полувековой давности. Хорошо, что ума хватило диктофон взять. Потому как конспектировать - рука отвалится. Торопить Денис тоже не рискнул. Собьешь такого, он все забудет или перепутает, а сейчас, раз фонтаном идет, надо ценить момент.
        Через полчаса неторопливой, полной подробностей беседы, разговор подошел и к странному подземному аппендиксу. Конечно помнит. Он сам на нем работал. Что-то типа отстойника хотели сделать, чтобы всегда состав загнать можно было. Кстати, по плану их много должно было быть, но, вроде, потом тему прикрыли. А у них обвал произошел, в самом конце работ. Ну начальство и приказало замуровать плитой, чтобы не мешало никому. А засыпать не надо было, там крепко сделано, на века, очень странно, что обвалилось, наверно инженеры чего-то не рассчитали.
        Несмотря на аварию, никого тогда не уволили, и тем более не арестовали, как сейчас пишут. Наоборот, в качестве поощрения за другой проект, вроде, для строящегося ленинградского метрополитена, проектировщиков с семьями в Гагры в санаторий отправили. А, вообще, Денису следовало бы найти кого-нибудь из того проектного бюро. Они все точнее объяснили бы. Сам Александр Акимович - рабочая косточка. Его дело было строить. А зачем, почему, им не объясняли. Метро ведь не просто метро, это оборонный объект, поэтому если что он и знает, то так, по сплетням, а насколько им можно доверять, это уже совсем другой вопрос. Так что отстойники это просто были или что-то другое, он точно сказать не может, ему не докладывали.
        Еще через полчаса неторопливой беседы события дошли до нового 1953 года. Этот период был Алексееву уже неинтересен. Тепло попрощавшись, особенно с бабкой, он с удовольствием упорхнул восвояси.
        Возвращался в контору Денис в невеселом расположении духа. Слишком уж эти две беседы подтверждали Иркину версию. И что ему теперь делать? Начальству ведь весь этот бред не доложишь, быстро по здоровью спишут. И не отвертишься от темы, слишком уж заинтересовался пан-полковник этими “меченосцами” хреновыми, про которых сам же Денис ему и рассказал. Хочет на их горбу в рай въехать. Наверно, генерала надеется получить. Как же, его отделом раскрыто еще одно чудовищное преступление коммунистического режима. С другой стороны и самому интересно, события, действительно, как это не удивительно, выстраиваются в фантастическую Иркину теорию.

* * *
        С колбасой Кимов не ошибся. Акопян тихо сидел в кустиках, когда рядом с ним присел и Игорь. Арсену это было, мягко говоря, неприятно. Но не обладающий столь тонкой душевной организацией Кимов не считал, что естественный физиологический процесс должен мешать разговору.
        - Химия какая-то. Мы в Кенигсберге немецкие склады захватили. Так у них тоже этих эрзац-продуктов навалом было. Вроде и съедобное, но потом, с непривычки, весь день дрищешь, а на следующий день уже ничего, организм привыкает, так что не дрейф.
        Несмотря на некоторую неуместность времени и действия, Арсен продолжил разговор про еду.
        - Вы в Ленинграде здорово голодали?
        - Нет. Мы же разведка. Летные нормы, может даже лучше. Дистрофика за языком не пошлешь - все это Кимов сказал абсолютно обыденно и спокойно.
        Арсен бы так не смог. За ними, в самом Ленинграде, от голода умирали женщины, старики, дети, а у них летные нормы. Самое ужасное, что Игорь прав. Нельзя было экономить ни на летчиках, чтобы у них голова в воздушном бою от голода не кружилась, ни на разведчиках, чтобы они могли выдержать рукопашную с самым здоровым врагом. Вот что значит физически и психологически крепкий человек. Таким как Кимов ему никогда не стать, к сожалению.
        Весело посмотрев на загрустившего, но все равно сидящего орлом Акопяна, Игорь вдруг изменился в лице.
        - Черт, главное забыл. Тебе же в город нельзя.
        Арсен от неожиданности чуть не встал. А здесь-то в чем дело? Но Кимов уже доделал свои дела и сейчас быстро застегивал ремень.
        - Давай, быстрей. Вот те клубничная - говоря это, он протянул Арсену рулон купленной им в городе туалетной бумаги.
        - Отучайся по старинке. Эта мягкая, в два слоя - и побежал к ребятам.
        Арсен перестал мять в руках привычную газету, оторвал кусочек от рулона, понюхал, действительно, клубникой пахнет. Смысла спешить он не видел, как и подробно узнавать в чем дело, давно пора свыкнуться - у него все не как у людей.
        Не торопясь подойдя к группе, он узнал, что из-за проблем на Кавказе всех чернявых милиция останавливает и проверяет у них документы. Так что попадаться кому-либо на глаза ему не следует, чревато.
        Услышав это, Акопян, как и полагается стоику, даже не шелохнулся. Все как всегда. Неудачник это судьба. Оставаясь неподвижным, глядя на землю, он в третьем лице сказал о себе.
        - Пристрелить его надо и ветками закидать, чтобы не мешал выполнению задачи.
        Народ заржал, параллельно удивляясь неизвестно откуда взявшемуся у Арсена черному юмору. Раньше подобного за ним не замечалось. Вообще, хороший признак. Мальчик, хоть и немного запоздавши, но взрослеет.
        Глава 33

^Газета "Лимонка"^
        Пока ребята продолжали листать принесенные Кимовым газеты и журналы, Федоров осторожно за ними наблюдал. Сосредоточенные лица, глаза впились в тексты статей, ни у кого и тени нет какого-то неадекватного поведения или попытки скрытно проследить за остальными. На минуту ему стало даже стыдно за свою паранойю. С другой стороны, он руководитель группы и должен предусмотреть всякое. Успокоив себя тем, что подозрительность это его прямая обязанность, решил, наконец, изложить свою легенду произошедшего, которая, на его взгляд, должна обезопасить как его лично, так и всю группу от какого-нибудь “ненадежного элемента”.
        Федоров осмотрелся, никто ли не хочет ничего сказать? Нет. Значит, пришло его время. Встав и громко прокашлявшись, будто на комсомольском собрании, он начал речь:
        - К сожалению, из-за необходимой секретности, мы не могли проводить экспериментальные работы, ограничившись только теоретическими изысканиями. За это жизнью заплатили наши товарищи Степанцов, Чебрецкий и Рома Кавальчук.
        Услышав это, все встали почтить память погибших. Дальше Сергей продолжил речь перед так и оставшимся стоять личным составом.
        - Может и не только они. Не исключено, что их судьбу разделили и все остальные, те, кто шел за нами следом. Однако, также может быть, что наши товарищи опередили нас и уже сейчас проводят запланированные мероприятия. А может, наоборот, появятся чуть позже. Не знаю, сложно прогнозировать. Но разговор, если честно, совсем о другом - Сергей замолчал и оглядел лица ребят, все они внимательно смотрели на него, боясь пропустить хоть слово.
        - С этой аномалией все не так просто. Даже не знаю…
        Первым эту говорильню вокруг да около не выдержал Семенов.
        - Сереж, провал создан искусственно? Так ведь? - Федоров про себя усмехнулся, нет, в Юре он не ошибся. Теперь можно приводить аргументы.
        - Да. Помнишь нашу первую встречу? Извини, но я тогда не имел права раскрывать перед кем бы то ни было всех деталей исследований.
        Сказав это, Сергей набрал полную грудь воздуха. Сейчас придется врать, перемешивая выдумку с фактами. Вообще, тогда просто повезло. Сам Федоров не обладал интуицией от слова “совсем”, вероятно плата за гипертрофированное логическое мышление, но он как-то нутром почувствовал, что из истории аномалии надо сделать тайну. Теперь, раскрывая ее, не запутаться бы самому. Все-таки, чтобы правдоподобно врать нужен если не талант, то хотя бы способности. С учетом, что у Сергея в этом деле опыта практически не было, оставалось только надеяться на них. Собравшись силами, он резко выдохнул.
        - Слушайте внимательно, я буду подробно, по событиям.
        Ребята не издавали ни звука. С таким же вниманием они пару недель назад слушали Берию, рассказывавшему им о путешествии во времени.
        - В 1949 можно было видеть сквозь провал. А это значит, солнечные лучи проходили через него и, отражаясь, возвращались обратно. И все в том времени. Никуда не улетали. И тут же, дополнительный небольшой источник света, уровня мотоциклетной фары, точно указывал размеры аномалии. Ну? - Сергей посмотрел на Юрия. Глупо не использовать сейчас этого невольного союзника.
        Семенов неуверенно сказал:
        - Маскировка? - и затравленно посмотрел на Сергея. Мол, правильно? Федоров лишь одобрительно кивнул головой.
        - Давай дальше - Сергею стало даже интересно, что еще накрутит Семенов. Его фантазии тоже не помешают.
        - Прямо как на экзамене - тяжело вздохнул Юра. - Суть в спектре. Тот, кто это придумал, создал систему незаметной для естественного освещения. Зато она однозначно обнаруживается при искусственном, иначе граница провала или провал целиком был бы виден сразу при простом солнечном свете.
        - Именно так - поддержал товарища Федоров и тут же привел и второй аргумент.
        - Посмотрите, куда мы попали? - сказав это, Федоров просто кивнул на недострой. - Как по заказу. Вероятность, как выиграть в лотерею Осоавиахима. - Семенов не выдержал и толкнул в бок Акопяна. Именно это он ему и говорил еще утром.
        Арсен лишь кивнул головой и восхищенно посмотрел на Юру. Восхищаться было от чего. Семенов, не стесняясь, изложил тогда казавшуюся неприлично сказочной версию. А ему, Акопяну, поверить и понять происходящее помешала вечная его зашоренность. Не может быть, потому что не может быть, если не сходится с фактами, тем хуже для фактов. А сейчас, даже сам Сергей говорит об искусственности аномалии. Стесняется, но говорит. Продумав все это, Арсен выпалил то, во что хотел верить сам, но стеснялся признаться даже самому себе.
        - Может это коммунары из будущего? Они изменить события сами не могут, нарушится связь времен, потому нас и протолкнули?
        - Кто о чем, а Арсеныч о коммунарах - подумал про себя Сергей. Но критиковать не стал. Да кто бы ни был. Важно, чтобы ребята не исключали, что может реально существовать какая-то сила, которая за ними не только наблюдает, но и ждет определенных действий. Ну и кто сейчас рискнет убить товарищей, чтобы присвоить все себе?
        - Вот, пожалуй, и все. Это, конечно, во многом предположение, прямого контакта с силами из будущего у нас еще не было, но не факт, что не будет. Так что продолжаем операцию, а то еще по голове настучат. Сказав все это, Сергей широко улыбнулся, мол шутка, но для доходчивости, абсолютно серьезно, показал пальцем вверх.
        Повторялась древняя как сама человеческая цивилизация история. Только что он создал миф о ком-то всемогущем, объявив себя его оракулом, с одной лишь целью, держать всех этих людей в повиновении. В данном конкретном случае - коммунары из будущего, а Федоров пророк их.
        - На сегодня достаточно. Надо как следует выспаться. Утро вечера мудренее. Кстати, Игорь, не узнал сколько сейчас времени?
        Кимов надменно усмехнулся и посмотрел на часы.
        - Московское время девятнадцать часов двадцать пять минут. Повторяю девятнадцать часов двадцать пять минут.
        Потом повернулся к Федорову.
        - Сергей, можно тебя на минуту. Надо одно дело обсудить.

* * *
        По возвращению в контору Денис сразу заметил какой-то нездоровый ажиотаж. Сотрудники ходили “довольные как слоны” - как сказала бы Ирка. Это был неплохой признак, вероятно дело пахло премией. Ради этого стоило и задержаться. Был смысл даже зайти к Вячеславу Михайловичу, несмотря на то, что тот знал - Алексеев сегодня работает в “поле”.
        - Ну чего, поговорил со своим метростроевцем? Как там “меченосцы”?
        - Меченосят, товарищ полковник. Показания не то, что не опровергают, а косвенно даже подтверждают существование такой структуры, по крайней мере в пятидесятых. Еще получил информацию о проектировщиках в метро, так что есть шанс найти тех, кто все это придумал и зачем. Если все подтвердится, реально может быть бомба.
        “Бомба” заинтересовала Михалыча, и тогда Денис рассказал, что, судя по всему, эти отстойники строились для реальных боев в городе-герое Москве. И при таком масштабе работ, никаким Бериевским переворотом и пахнуть не могло. В общем, с наибольшей вероятностью, Сталин, веривший в “обострение классовой борьбы”, вовсю готовился к новым боям со ставленниками мировой буржуазии. И легенда о “меченосцах” вполне может быть правдой. Ведь нужно было не только построить все эти тщательно скрываемые оборонительные объекты, но и подготовить для них защитников. Правда, к 90-м, похоже, они все кончились, точнее выродились.
        Укрепив таким образом веру пана-полковника в получение генеральских погон, чем значительно поднял его настроение, Денис поинтересовался, что все-таки произошло, почему народ доволен. Что за непорядок?
        Вячеслав Михайлович лениво встал из-за стола и подошел к сейфу.
        - Я завтра собирался отдать, думал сегодня в контору не придешь, ты же в поле. А вот каким трудолюбивым оказался. Но молодец, хорошо, что пришел и все доложил. А тут для тебя подарок. Видишь, даже в сейф положил, чтобы не пропал. У тебя ведь сотового нет?
        - Никак нет, только пейджер. Дорого звонить.
        Начальник достал небольшую коробку с надписью Nokia. - Вот, считай презент сотрудникам от управления.
        - А трафик?
        - Так вся суть в трафике. Сам телефон купить и самому не проблема. Все оплачивает контора. Только учти. Личные разговоры запрещены, служебные, тем более. Сам понимаешь, американцам разговор записать раз плюнуть, у них этот, как его “Эшелон”. Ну и наши слушать будут. Так что внимательно, без глупостей. Ничего серьезного, только Ирке - “люблю, целую” и все. Сам понимаешь, сейчас для примера кого-то выпорют, хотелось бы, чтобы не тебя. Кстати, телефон Фроловой не забудь внести. Ей тоже дали.
        Не зря все-таки их контора называется Федеральная Служба Безопасности - от местных сплетников ничего не утаишь.
        Поддерживая веселое настроение шефа, Денис с кавказским акцентом дополнил:
        - Это должен быть человек не из нашего района - вспомнив “Кавказскую пленницу”, Михалыч рассмеялся и с таким же кавказским акцентом ответил:
        - Именно так.
        А, вообще, несмотря на щедрый подарок, в нем имелась именно та проблема, на которую и намекал шеф. С этим телефоном надо было быть исключительно бдительным, особенно первое время. Для примера остальным, чтобы приучить сотрудников фильтровать разговор, контора попытается найти раззяву говорящего лишнее, которого в назидание всем демонстративно и накажет. Именно на это намекал пан-полковник своему подчиненному и именно это подчиненный понял из намека пана-полковника.
        - Давай, расписывайся в получении и свободен - все интересное от Дениса Михалыч уже узнал, пора было проконтролировать и остальных своих сотрудников.
        Выйдя из кабинета, Алексеев усмехнулся. Все правильно. Телефоны передали в личное пользование, чтобы как-то поощрить личный состав. Увольняется много. А так - за служебные разговоры голову снимут, ну а личные - не надо злоупотреблять и всегда думать что говоришь. При этом Денис считал, что подобная мера, в общем, абсолютно верная. С непривычки, звоня из любого места в любое время, кто-нибудь вполне мог потерять контроль и наговорить лишнее. Это ведь не стационарный телефон, подходя к которому на автоматизме всплывал старый, еще советский плакат, где ефрейтор поучает рядового - “Не болтай у телефона! Болтун находка для шпиона”.
        Глава 34

^Алмаз^
        Кимов отвел Федорова в сторону с таким расчетом, чтобы остальным не был слышен их разговор.
        - Ничего серьезного. Просто не хочу, чтобы вече было. Тебе решать.
        Сергей лишь кивнул головой. Каким, однако, молодцом Кимыч оказался. Не забывает про субординацию. Все-таки военная косточка у него оказывается есть. Хотя, с другой стороны, может, это отцы-командиры ему ее так глубоко в условный инстинкт забили, что той пока никак не удается вылезти и убежать. С самого знакомства Федорову не удавалось избавиться от какой-то сидящей в подсознании личной неприязни к Игорю, он постоянно ассоциировался у него с опасным уголовником, от которого не знаешь чего ожидать и которому уж точно нельзя доверять. И хотя никаких предпосылок для этого не было, все ровно ни веры к нему, ни доверия пока так и не выработалось. К Юре и даже Арсену Сергей относился несравнимо лучше.
        - Значит километрах в семи отсюда станция метро. Я когда туда вышел, смотрю, всякие люди подозрительные толкутся. Покупают что-то, продают. Бардак полный, у нас в 49 было культурней, порядка больше. А мне денег хоть сколько-нибудь нужно, в метро попасть. По пути только баба с коляской одна встретилась. Не ее же. А там у одного хмыря, кстати, почти наш ровесник, лет двадцать семь - тридцать, на груди картонка - “Куплю все”. Честно, так и написано. Ну, я подошел к нему, сую колечко - сколько дашь. Он восемьдесят тысяч отвалил. Я ж не знаю, сколько это - много или мало, а он на меня так странно смотрит. Я тоже на него оценивающе глянул и ушел.
        Федоров попытался понять смысл этого несколько сбивчивого рассказа Кимова. Все-таки тот далеко не оратор.
        - В чем суть-то?
        Игорь усмехнулся.
        - Я пока по Москве шлялся, все думал, что нам дальше делать, где квартиру снимать, как знакомства устанавливать. И такая мысль появилась - принесу я этому парню необработанный алмаз и скажу, мол, выбрал я тебя, дорогой господин, методом тыка - физиономия твоя понравилась. Надумаешь со мной работать, завтра скажешь, а сейчас проверь, что я тебе принес как аванс будущей совместной работы. Ну как?
        До Федорова начало доходить.
        - Алмаз, а не бриллиант, потому что мы старатели. Выхода в Москве ни на кого нет, вот мы и предлагаем первому попавшемуся жулику стать нашим представителем. Так?
        Кимыч, обрадованный сообразительностью Сергея, как тот сразу понял, почему именно необработанный камень, довольно кивнул.
        - Именно. Только не будем уточнять старатели или кто и откуда. Это неважно, мало ли как потом все переиграть придется. Не его дело. Важен алмаз. Он когда поймет что настоящий и узнает сколько стоит, вприпрыжку за нами побежит. Через него и хазу снимем, и документы попытаемся выправить. Арсену паспорт кровь из носа надо добывать. Иначе ему только в квартире безвылазно сидеть, да и нас могут дернуть. Милиция здесь нервная. Мне надпись “куплю все” понравилась, ненавязчиво так на скупку краденого намекает. Парень явно на блатных завязан, но сошка мелкая. А воры это ксивы, хазы, шалавы те же - сказав это, Кимыч хитро подмигнул Федорову.
        Сергей задумался - а так же стукачи, милиция и облавы. Но идея интересная, очень заманчивая. Решает сразу уйму проблем.
        - Помнишь, нам милиционер рассказывал, что практически все мелкое и среднее жулье властям стучит. Он нас не сдаст?
        Кимов засмеялся.
        - Помню. Только он скорее язык себе откусит. Сам представь, мужику под тридцатник, все чего достиг - у метро с картонной табличкой ходит. Мы его шанс. Так что он о нас ни легавым, ни своей гопоте и слова не скажет. Как собачка будет хвостиком крутить, боясь одного, чтобы мы его на кого другого не поменяли. Поверь, я в физиономиях разбираюсь. Этот такой.
        Федоров заговорщицки посмотрел на Игоря. В принципе, это, несомненно, нарушение первоначально разработанного плана. Но, в конце концов, старая стратегия и так накрылась. От личного состава только треть. Год не девяносто первый, а девяносто седьмой. Да и СССР уже нет. Шесть лет как распался на пятнадцать независимых стран. И что надежнее - медленно двигаться шаг за шагом в абсолютно незнакомой обстановке или сразу найти себе проводника? Хочешь, не хочешь, а там и там придется импровизировать. Сразу вспомнился первый день у аномалии и Берия - опять что ли бросать камень на авось?
        - А с чего он на тебя странно посмотрел? Одежда удивила?
        - Одежда нормальная, и не в таком ходят. Я поэтому другую покупать и не стал, хотя, обувь надо сменить, наша дурацки смотрится - грубая очень. Дело, думаю в том, что не походил я с его точки зрения на человека, который кольца продает у метро. Согласись, не та у меня фактура. Вот он и насторожился.
        Федоров хлопнул Игоря по плечу.
        - Думаешь он тоже физиономист? Хотя, да. Рожа у тебя бандитская, не отнять. Давай рискнем. Объясняй ребятам свою задумку. Потом бери Юру и идите вместе. Там, как бы незаметно покажешь ему того парня, но чтобы тот засек. Надежней будет. Пусть видит, что ты не один. Юрка тебе одобрительно кивнет, будто он старший, ну а дальше сам по обстоятельствам. Только, если что, плюйте на этот алмаз и деру.
        - Мы тогда сейчас и пойдем. Похоже, здесь рано не ложатся - сказав это, Кимов довольно улыбнулся. Ему было очень приятно, что командир-академик не только его внимательно выслушал, но полностью с ним согласился и даже дружественно хлопнул по плечу. Отношения явно налаживаются и с ним.
        Глава 35

^Nokia 440^
        Денис и близко не ожидал, что получение сотового телефона вызовет такую бурю восторга у Ирки. Двадцатипятилетняя, в общем, без пяти минут тетенька, прыгала как семилетняя девочка, получившая в подарок Барби.
        На удивление самого Алексеева, это вызвало в нем не насмешку или снисходительную улыбку, а чувство умиления, желание защитить, взять под опеку. В общем, все те чувства, которые должна пробуждать у настоящего мужчины его женщина.
        Умиление закончилось утром. Ирка, как обычно, носилась как угорелая, параллельно гладя платье и готовя завтрак. И это несмотря на то, что до выхода оставалось еще около часа. Она по жизни была такой торопыжкой, что не на шутку утомляло. Все-таки смотреть на молодую женщину в халате, летающую как фурия по квартире, не самое приятное зрелище.
        Сам Денис сидел за столом, ждал завтрак и, глядя на Ирину, предавался философским размышлениям, что человек, все-таки некрасивое животное, а ведь она одна из лучших женщин, встретившихся в его жизни. И с утра выглядит как днем. Глаза, брови, ресницы, губы - все свое. А вот Людмилке это приходится рисовать, без макияжа лицо однотонное и блеклое, зато не накрасившись, она ночью даже в туалет не выйдет.
        Однако созерцание пора было заканчивать и заняться чем-нибудь полезным. Например, дать понять Ирке, что он хочет постоянно видеть ее в презентабельном, а не в затрапезном виде как сейчас. Можно ведь и в нормальной одежде дома ходить. Не настолько они бедные.
        - Все-таки человек некрасивое животное - повторил Денис свою мысль вслух.
        Однако, вопреки ожиданию, что Ирка попытается уточнить или возмутиться, та спокойно ответила.
        - Нормальное. Из приматов мы самые красивые. Посмотри на тех же шимпанзе или макак, бегали бы тоже с красными жопами - выпалив это, она скорчила свою красивую мордашку от омерзения, то ли представляя себя, то ли его с красной задницей. Впрочем, состояние отвращения продлилось всего пару секунд, и она продолжила, как угорелая, носиться по невидимым для Дениса делам - вроде платье поглажено, омлет дожаривается и участия в своей судьбе пока не требует.
        - Ну как в такую не влюбиться - подумал Алексеев, одновременно пытаясь безуспешно понять, что она, вообще, сейчас делает, раз так носится.
        Разговор же по делу Денис решил начать издалека.
        - Интересно, на чем наши оператора прижали?
        Ирка остановилась. Вчера, занятая своим замечательным телефоном, она даже не поинтересовалась, узнал Денис что-то новое в так интересующем ее деле или нет.
        - Какого оператора?
        - Мобильной связи. Или ты думаешь, что контора собирается платить за разговоры?
        - Неважно. Смотри какой!
        Девушка покрутила своим розовым телефончиком прямо перед носом у Дениса - управление, как и положено, презентовало телефоны розовой расцветки дамам, а синего - мужикам. Тем не менее, дело было сделано - безумный бег девчонки остановлен, а сама она приведена в благодушное состояние.
        - Выключи газ, омлет сам дойдет и садись сюда. Серьезный разговор есть.
        Ирка сразу почувствовала себя виноватой. Небольшой розовый пластмассовый прямоугольник заставил ее забыть все - и таинственные ходы в метро, и, возможно, вполне реальное перемещение во времени.
        - Что-то прояснилось?
        Алексеев пожал плечами.
        - Железобетонных доказательств естественно нет, так косвенные улики. Зато тебе работа нашлась. Надо узнать, кто проектировал эти отстойники в метро, что за конструкторское бюро, кто еще жив из него.
        В ответ Ирка фыркнула:
        - Я два года назад этим занималась. Никаких следов. Ни у нас в архиве, ни у метрополитена. Как будто ничего и не было.
        Мстя за нездоровую реакцию девчонки на мобильник, Денис решил ее немного потроллить:
        - Ты тогда была еще молодая и глупая, может, чего-то упустила, а сейчас старая и опытная, авось найдешь - выслушав этот весьма сомнительный комплимент, Ирка решила не превращать дальнейший разговор в шутку с дальнейшей милой перебранкой, а абсолютно серьезно ответила, что все проверялось очень серьезно. Метрошники даже больше их заинтересованы были, что у них под землей творится, но тоже ничего у себя не нашли.
        Видя, что Фролова, наконец, отошла от своего замечательного мобильника и перешла на серьезный разговор, Алексеев рассказал ей все. И о кипе журналов “Огонек” у Сазонова, и о строительстве непонятных отстойников в метро, и о произошедшей там аварии, и, главное, о том, что проектировщики были поощрены отдыхом в санатории в Гаграх за работы на Ленинградском метрополитене где-то с 1950 по 1953 год. Уж это в метровских архивах точно должно сохраниться. Именно по этому следу, так неосмотрительно оставленном в прошлом и можно будет найти этот таинственный отдел.
        - Значит, пока все сходится? - Ирка не смогла сдержать свою радость.
        В ответ фыркнул уже Денис:
        - Чему ты радуешься? Интересно, когда это игра, головоломка для детей. Сейчас уже совсем не смешно. Ты подумала, какие сценарии могут быть у этой группы? Что они сюда привезут?
        Ирка пожала плечами.
        - И так понятно. Их задача переправить сюда Сталина и других руководителей. Сопрунов ведь открытым текстом это говорил.
        Алексеев посмотрел на нее как на ненормальную.
        - Ну, переправят и что будет?
        Девушка рассмеялась.
        - Как что? Наше начальство наперегонки присягать ему побежит, попы в колокола забьют - Мессия явилась. У тебя есть в этом сомнения? Спасибо Ельцину, он воспитал целое поколение сталинистов. Ладно, давай омлет делить, а то остынет.
        Сергей подошел к плите. Нет, здесь они с Иркой не союзники. Как-то слишком легкомысленно она на все это смотрит.
        - Тебе что, Ельцин нравится? Хуже, уж точно не будет - решила добить его Ирина. Спорить с ней было бесполезно - волос длинен, ум короток. Да и все мозги сейчас мобильником заняты.
        Девчонка никак не унималась.
        - Давай, накладывай. А наше начальство и Гитлеру присягнет. Не поморщится. Сам знаешь.
        Заметив на лице Дениса раздражение, поправилась.
        - Я не про пана-полковника. Михалыч нормальный мужик. Я про тех, кто повыше. С генеральскими звездами, помнишь как они всю прослушку американцам сдали? - выпалив все это, Ирка начала нарезать свою порцию.
        Алексеев же думал о другом, что Фролова совсем не понимает, что может произойти. Для нее эти люди из 1949 года несомненные герои. Нет. То, что они герои хорошо понимал и Денис, только он еще понимал, что это герои другой эпохи. Бесконечно решительной и жестокой. Да взять даже того же академика Сахарова, каким он был тогда - началась война, попытался поступить в артиллеристское училище, куда не попал по здоровью, а те же Федоров и Флеров добровольцами пошли. Сейчас и не представить, как студенты учебных заведений массово толпятся у военкоматов и рвутся на фронт, скорее наоборот, лишь бы откосить, да что там от фронта, просто от армии. Даже далеко ходить не надо, Алексеев сам, по сути, откосил, поступив специально именно в тот институт где была бронь. И только оттуда уже на службу в ФСБ попал. А что еще предлагал Сахаров - суперторпеду, да минирование океана у берегов США для цунами. С одной стороны, академик тогда нравился Денису значительно больше, с другой, упасти Бог, столкнуться с этими героями на узкой тропинке. Вот всего этого Ирка, конечно, не понимает и, похоже, еще долго не поймет, скорее
всего, вообще, пока лично не столкнется, да поздно будет.

* * *
        За всю ночь с 25 на 26 июня 1997 года Роман Карагодин ни на минуту не сомкнул глаз. Неожиданное вчерашнее знакомство обещало окончательно и бесповоротно изменить всю его жизнь. Сначала тот спортивный парень показался ему рэкетиром. Уже думал “крышу” звать, благо, ее представитель недалеко прогуливался. А вот как все сложилось. Если только, конечно, все это правда, и переданный этими двумя мужиками кусок породы с прозрачным камнем действительно алмаз, а не обломок какого-нибудь горного хрусталя или другого, похожего на самый дорогой камень в мире минерала. С другой стороны, врать то им зачем?
        Первую попытку как-то проверить подарок или аванс, как они ему сказали, он произвел дома сам - пытался поцарапать. Сначала иголкой, потом ножом, стеклом, но даже песок не оставил и следа. Хотя им Ромка особо сильно не тер, побоялся.
        А мужики странные, окончательно определились, когда он назвал им свое имя - Роман.
        Переглянулись и все было решено. Сказали, что так их товарища звали, который недавно погиб. Только непонятно, просто так сказали или это было предупреждение, граничащее с угрозой. По их тону Карагодин так этого окончательно и не понял. Впрочем, неважно. Такой шанс упускать нельзя. Надо только где-то точно проверить камень. Но где, знакомых в этой области нет, а идти в какой-нибудь ювелирный стремно, спрашивать просто не у кого. Времени же почти не остается. Сегодня на два часа запланирована встреча.
        Когда-то Ромка был студентом. И не просто студентом, а студентом МГТУ имени Баумана. Хорошо учился, подавал надежды. Но, любовь-морковь, залет, семья. В общем, пришлось добывать хлеб насущный. Нет, институт он закончил, только ни дня не проработал по специальности.
        Да и жалеть, по большому счету, не о чем. Чтобы он делал со своей робототехникой и комплексной автоматизацией? Плохо только, что торговых талантов тоже не обнаружилось. Ларьки и те прогорели - друзья-товарищи подсунули партию паленой польской водки замаскированную под “Кремлевскую Де Люкс”. Несколько человек траванулось, не до смерти, но в больничку попали, еле откупился тогда - двухкомнатную хрущевку на однокомнатную менять пришлось. Жена с ребенком ушла тогда же, вместе с новоразмененной квартирой.
        - Мам, у тебя знакомых ювелиров случайно нет?
        Услышав этот странный вопрос от сына, Наталия Васильевна напряглась - куда же он опять вляпался? Из-за его идей уже потеряли квартиру доставшуюся от покойного брата. Юлька, змея подколодная, согласилась дать разрешение на размен, если только та, на что поменяют, ей отойдет. А счетчик тикал. И вот, снова, ничему жизнь не научила. Ювелир ему теперь нужен.
        Она не выдержала, и со слезами на глазах бросилась к сыну.
        - Что ты опять натворил?
        Ромка вскочил и обнял мать.
        - Смотри, нашел, на алмаз похоже.
        Мать недоверчиво посмотрела на сына.
        - Если нашел, то это кварц какой-нибудь или горный хрусталь.
        Тогда он взял со стола здоровенную трехгранную сапожную иглу, выменянную на что-то еще в школьные годы, и с силой провел по прозрачному камню.
        - Ни царапины.
        - Откуда он у тебя, скажи правду - прошептала расстроенная мать.
        Правду говорить не хотелось.
        - Нашел. Честно. Давай так. Я сейчас отвезу тебя в ювелирный, за сколько дадут, за столько и продашь.
        Мать недоверчиво посмотрела на сына.
        - А сам чего не хочешь?
        - Подумают еще, что украл где или в экспедиции утаил. А ты скажешь, что муж-геолог оставил. Говорил перед смертью, что ценность большая. Тебе сейчас деньги нужны, вот продать и хочешь.
        Сказав это, он улыбнулся и честными глазами посмотрел на мать. Мама, конечно, не поверила Роману, но понимала, что все равно выхода нет, раз камень уже у него. Ей ничего не оставалось, как начать одеваться и готовиться на очень неприятный для нее вояж к какому-нибудь незнакомому ювелиру.
        Глава 36

^Бритва “Жиллет”^
        Вернувшемуся с задания Семенову нечего было рассказывать о городе, чего бы уже не рассказал Кимов. В общем, культурного шока у него тоже не случилось, по крайней мере пока. Ведь все что он видел это квартал пятиэтажек, несколько девятиэтажек и метро, даже в магазины не заходил. Все согласно заданию - познакомились с парнем, отдали аванс, оставалось только ждать следующего дня.
        Свою первую ночь в 1997 году вся группа, в полном составе, провела в подвале. Заснули почти сразу, дома они готовились к гораздо худшим условиям. Душновато и сыровато, но спальные мешки практически на нет свели имеющиеся неудобства. Обстановка оказалась вполне терпимая. При необходимости не было бы проблемой отлежаться здесь неделю, а то и больше. Так, по очереди, сменяясь каждые два часа на дежурство, они встретили утро нового 26 июня 1997 года.
        Согласно выпавшему жребию, последним предстояло дежурить Арсену. Под конец вахты, взглянув на спящих товарищей, он вышел на улицу и посмотрелся в зеркало. Оттуда на него глядела хмурая, заросшая щетиной физиономия. Очередной минус в его жизни - надо бриться два раза в день, а не раз как остальным. С другой стороны, если подумать, пока нет паспорта, показываться ему нигде нельзя, так что можно узнать насколько ему идет борода. Он ведь больше не во ВнешТорге, где просто не поняли бы, как у них может работать небритый человек, а раз на лице нет шрамов, то и борода не положена. Там у них все строго, почти по-военному. В общем, борода просто сказочно облегчит его жизнь.
        Приняв такое решение, в гораздо лучшем расположении духа, он вернулся в подвал. Не без злорадства громко произнес.
        - Товарищи, вам бриться пора!
        Услышав веселую интонацию в голосе вечно меланхоличного Арсена, Кимов насторожился, что-то не так. Впрочем, ответ быстро нашелся. Им надо бриться, а ему нет. Немного все-таки парню для счастья надо.
        Игорь достал из сумки котелок и банку с сухим спиртом. Оставалось только нагреть воду. Проблем с бритьем не было никаких - каждому полагался комплект из ста бритв “Жиллет” и станок. Так, сообща бреясь и отпуская шутки по поводу “на глазах обрастающего бородой” Акопяна, команда готовилась к запланированной встрече. Необходимо было предусмотреть несколько вариантов возможного развития событий.
        Первый. Если Роман просто не придет. Товарищ получил алмаз, продал его и больше не собирается рисковать. Вполне разумное с его стороны поведение, пожалуй, даже, самое разумное. Ну а для них - обидное, но не самое скверное продолжение. В таком случае надо заранее решить, плюнуть на сценарий с наймом помощника и сразу ехать на вокзал узнавать цену и условия съема квартиры или попробовать еще раз. Спора по этому поводу не получилось. Единогласно решили, что посмотрят на месте. Будет у кого из местных барыг располагающее лицо - попробуют снова. Нет - поедут. Вся надежда на точную физиогномику.
        Второй - гораздо хуже. Если парень поставил в известность милицию, знакомых бандитов, да даже сам, не желая того, попался к кому-то из них с этим камнем. Это не знаешь как заранее и проверить. Здесь остается только надеяться, что этого не произойдет. А то ведь или убьют позже или повяжут сразу, смотря на кого нарвешься, бандитов или милицию.
        Третий сценарий. Роман никому ничего не скажет и будет честно с ними сотрудничать, надеясь получить свой куш. В это очень хотелось верить. Должно же им когда-нибудь повезти.
        Из всего этого получалось, что как это не наивно выглядит, но если Рома придет, им придется сразу довериться. Попросить найти квартиру и как-то объяснить полное отсутствие документов. Но, на всякий случай, даже Юре не стоит светить добытый Кимовым паспорт.

* * *
        Ромка что есть сил гнал свой старенький “Пассат” к месту встречи. Он не ожидал, что камень так долго будут проверять в ювелирном. И вот теперь опаздывает. Быстрее всего было добираться по МКАД. Городские пробки в это время однозначно не давали шанса успеть.
        Мать чуть инфаркт не хватил, когда оценщик в ювелирном отвалил ей три тысячи долларов, а потом слезно просил посмотреть, не оставил ли еще чего ее покойный супруг-геолог, а он, в свою очередь, не обманет, больше ей все равно нигде не дадут, да и опасно - кругом воры и бандиты.
        Камень, наверно, не менее десяти кусков стоит. Знает он этих оценщиков, сам такой же. И это сокровище ему отдали шутя, авансом, просто с надеждой на сотрудничество.
        Глава 37

^Пассат "десятилетка" 90-х^
        Увидев выскочившую на трассу старушку, Карагодин резко нажал на тормоза и въехал в канаву. Перманентная реконструкция кольцевой дала себя знать, обочина вдрызг разнесена. Выбраться своими силами не удавалось. Машина буксовала. На глаза навернулись слезы. Думал же добраться на метро, нет, на машине захотелось, пусть видят, что на колесах.
        Выбежав на трассу, он пару раз провел ребром ладони по горлу, как бы показывая - Ну, очень тороплюсь. Помогите.
        Несколько машин, не снижая скорости, прошли мимо. Пожалел его только какой-то дедок на “копейке”. Владельцы более дорогих автомобилей, как им и положено, не обратили на попавшего в беду человека никакого внимания.
        Подцепив трос к уже изрядно проржавевшему крюку тазика, им удалось с первого раза вытащить Ромкину машину. Рассыпаясь в благодарностях, Карагодин насильно сунул в руку спасителя десятитысячную купюру. Самое мерзкое, что сам бы он тоже не остановился, чтобы помочь какому-нибудь бедолаге, попавшему в подобную ситуацию, это Роман хорошо понимал.
        Несмотря на все старания и последующую гонку, опоздание составило почти пятнадцать минут. В довершении всего, подъезжая к метро, весь на нервах, Карагодин пару раз чуть не “поцеловал” неумело паркующихся чайников. Какого же было его облегчение, когда он увидел спокойно сидящих на скамейке Игоря и Юру. Все-таки дождались и так спокойно сидят, будто и не злятся.
        На самом деле, товарищей даже обрадовало опоздание Романа. Ведь свяжись он с милицией или бандитами, вряд ли такое бы случилось, у тех ребят все точно. А здесь целые пятнадцать минут, вполне могли и уйти. С этим парнем можно иметь дело, ну а дисциплине и пунктуальности они его еще научат.

* * *
        Новый день доказал Денису мудрость и полезность пословицы - “не откладывай на завтра то”, но не в современном смысле - “чего можешь не делать вообще”, а в первоначальном, исконном - “чего можешь сделать сегодня”.
        Вчера Алексеев, несмотря на работу в “поле”, не поленился вечером приехать в контору, а потом и зайти к пану-полковнику, доложить о продвижении следствия. И этот трудовой подвиг не остался без вознаграждения.
        Михалыч, заинтересованный развитием истории о “меченосцах”, свалил новое дело, обещающее одни неудобства и неприятности, на его коллегу - Сашку Рогова. Хотя, если кто и был более остальных свободен, то это именно Денис.
        Их отделу поручили расследовать резонансное убийство трех подростков, шедших с российским флагом на стадион. И хотя все понимали, что это обыкновенная уголовщина, и ФСБ здесь делать абсолютно нечего, но надвигающееся празднование 850-летия Москвы требовало исключения любой возможности политических диверсий. А здесь фигурировал российский флаг, древко которого какие-то уроды засунули в анальное отверстие одного из мальчишек, порвав тому прямую кишку, отчего тот и скончался. Двое остальных были избиты практически до полусмерти и давать показания не могли. Согласно же донесениям срочно поднятых по тревоге сексотов, стало известно, что местные гопники не при делах, ну не умолчали бы они о таком “подвиге”. В общем, явный висяк, да еще такой громкий.
        После летучки Федоров ожидал появления Ирки, он как раз подписал у Михалыча запрос на установление отдела проектирования метрополитена, который был премирован отдыхом в санатории в Гаграх с 1950 по 1953 год за работы на Ленинградском метро.
        Тем временем об убийстве гудело все управление, как-то слишком люто, так что не услышать о нем Фролова не могла. Федоров ожидал, что она приплетет к делу своих “сталинистов”, в смысле его “меченосцев”. Что мол они этот флаг терпеть не могут, Власов там и прочие глупости… Однако, в этом вопросе она оказалась куда адекватнее чем он ожидал.
        - Уголовщина. Самим бы им вставить по флагу - вот и вся ее реакция. Она не могла поверить, что ее герои из прошлого были бы способны на такое зверство. В общем, на самом деле она зашла за запросом и предупредить, что раньше чем через пару недель ответ им вряд ли дадут. Все-таки ФСБ не КГБ и по отношению к ним это здорово чувствуется, за годы перестройки, а, главное, позже, контора потеряла львиную долю своего влияния.
        Отправив подругу продолжать нести трудовую вахту в архиве, видя более чем стопроцентную загруженность соратников по невидимому фронту, Алексеев чувствовал себя несколько неудобно. По большому счету, с того самого обнаружения оружия в палатах Большого Кремлевского Дворца, он, поставленный на то дело, больше ничем другим и не занимался, тогда как средняя нагрузка в отделе от 5 дел одновременно.
        Как же, в его случае опасность угрожала элите новой демократической России. И случись что, с руководства Следственного Управления строго бы спросили, почему оно недостаточно внимательно отнеслось к угрозе и не выделило не то, что специальную следственную бригаду, а хотя бы одного человека, занимающегося только этим делом.
        Вот этим человеком Денису и повезло оказался. Так что зря Ирка про любовь к нему Михалыча дома распиналась. Нет, тот к нему хорошо относится, пожалуй, лучше всех в отделе, но в данном конкретном случае это просто перестраховка от известного перестраховщика пана-полковника.
        Именно благодаря таким, удачно сложившимся обстоятельствам, у Дениса с избытком хватало времени заниматься и “подводной” частью этого дела, касающегося пришельцев из прошлого.
        В данный момент, пока притормозились данные из архива метрополитена, требовалось как-то получить доступ к личному делу Федорова. Ирка, несмотря на то, что работала в архиве, не имела возможности ознакомиться с досье физиков-атомщиков даже далекого прошлого. Бумаги находились в отдаленном филиале и если для кого и представляли интерес, то только для историков. Тем не менее, фонд, на всякий случай, был закрытым, и Денису надо было придумать какую-нибудь отговорку чтобы поработать там.
        За попытками решить эту задачу его и застал сигнал тревоги. Наконец сработала сигнализация поставленная в одном из обнаруженных туннелей в метро. Кроме него, согласно плану, были подняты группа быстрого реагирования и обслуживающее близлежащую станцию отделение милиции при метрополитене.
        Мчаться к месту обнаружения надо было очень быстро, чтобы не дать возможности транспортникам взять нарушителя себе. Хоть группа захвата ФСБ и выдвигалась к району метро, но первой там все равно окажется милиция. А если злоумышленник не окажет сопротивления, то МВД его и загребет прямо метровскими милиционерами.
        Вбежав в кабинет к Михалычу, Денис просто крикнул:
        - МВД! - Пан-полковник сразу все понял - дежурная “Волга” с “мигалкой” была срочно вызвана из гаража. Не став дожидаться лифта, Алексеев со всей мочи помчался вниз. При СССР такого соревнования и близко бы не было, но за годы демократии, тут с Иркой не поспоришь, спецслужба лишилась былого влияния.
        Уже имеющийся опыт подсказал, на “мигалке” далеко не уедешь. Культура нынешнего вождения никому не делала снисхождения, даже скорой и пожарным. Более-менее побаивались милицию, а вот непонятную черную “Волгу” с синим колпаком, без милицейского сопровождения, точно не пропустят.
        Поэтому Дениса довезли только до ближайшего метро. Откуда, по местной связи, он связался с дежурным по станции где сработала сигнализация, что сейчас будет, и чтобы транспортная милиция без него не начинала.

* * *
        Поставленные новыми знакомыми задачи заставили Романа крепко задуматься. И если с жильем было все понятно, то вопрос о возможности достать документы несколько огорошил. И такое на первой же встрече, не таясь. Воистину - простота хуже воровства. Нет, понятно, сразу дали алмаз, три тысячи долларов на кармане, но чтобы так с места в карьер, как-то по-детски что ли. Видно, что время у товарищей не ждет, и они играют на удачу. Вот только стоит ли ему с такими рисковыми игроками связываться.
        В принципе, он боялся только террористов. Но непохоже чтобы эти парни к ним относились. Те скорее с какой-нибудь диаспорой связались бы. Лица славянские, говор тоже. Конечно странные. Судя по манере разговора откуда-то из глухой провинции. Как говорил его товарищ, отслуживший в армии - “спустились с гор за солью, тут их военкомат и загреб”.
        До того как им потребовались документы, он был уверен, что это какие-то одичавшие старатели с Севера или Сибири. А сейчас получалось, что это сбежавшие уголовники. А алмазы - может убили старателей. Тем более, рожа у того кто Игорь явно бандитская. Второй - Юра, тот поприличней выглядит. И, как он понял, это еще не все. Разговор шел о четырех паспортах. Самое паршивое, даже не обратил внимания на руки. Есть на пальцах наколки или нет. Хотя, если бы были, то наверно заметил бы. Нет, не террористы. Те лучше организованы, осторожнее и точно умнее, нельзя так на первой же встрече неизвестно с кем. А эти прямо на пролом идут - на тебе алмаз, а нам бы документы, да еще и жить негде. Воистину еще раз - простота хуже воровства.
        С другой стороны, от камня же он не отказался, аванс и, мягко говоря, очень не маленький, надо отрабатывать. Может мать опять оказалась права? Он снова влез куда-то ни туда?
        Возвращался Карагодин со встречи не торопясь, и, на этот раз, через город. Дорожные пробки даже радовали его, можно спокойно посидеть и не отвлекаясь подумать. Жаль только, что они так быстро рассасываются.
        Надежная квартира - да нет проблем. Въедут прямо к нему. Мать давно на дачу собирается. Чего ей летом в городе сидеть? А он приютит ребят на первое время.
        Только те ли это ребята, раз совсем без документов? Не опасно ли лично для него? С другой стороны, алмаз ему дали, понятно, что не за просто так и не за плевое дело. Три тысячи баксов как с куста.
        Одни и те же вопросы и ответы, не переставая, крутились в его голове. Просто бесконечный цикл какой-то. Одно и то же, одно и то же. Было понятно только одно - сейчас решается его судьба, как бы не ошибиться.
        А если он достанет для них документы, то будет знать все их новые имена. За это может и поплатиться. Опять же, с другой стороны, в случае его пропажи или смерти, их можно сделать достоянием милиции. Ну, как в кино. Знакомый передаст запечатанный конверт со всеми их данными и фотографиями. Надо только как-то ненавязчиво предупредить новых “друзей” об этом.
        Вообще, сейчас бы ему не помешала часовая или даже поболее пробка. Но, как назло, практически весь путь до дома был свободен.
        Чашу весов на сторону рискнуть склонило то, что он знал к кому обратиться как на счет документов, так и своей личной безопасности - Ольга Виноградова. С первого класса вместе в школе учились. А теперь она инспектор по делам несовершеннолетних. У нее, по крайней мере, можно все безопасно узнать из первых рук. Паспортный стол вместе с ее отделением прямо через дорогу.
        Вообще, насколько он знал, Оля окончила Московский институт культуры, а из него, уже абсолютно непонятными и неизвестными для Карагодина тропами добралась до милиции, где получила лейтенантские погоны и стала этим самым инспектором по трудным подросткам.
        Поставив машину перед окнами дома, Ромка решил отметить “точку невозврата”. Вообще, эти разные “точки” в разное время он уже несколько раз отмечал по всевозможным поводам, последним было расставание с парой ларьков после того фиаско с водкой и переходом в категорию купи-продай у метро. Сейчас же он надеялся проститься с этим унизительным занятием и подняться хоть и в более опасную, но все же более уважаемую категорию, правда, еще самому пока непонятно в какую именно. Может даже слишком опасную, но он все равно был готов.
        У мусорного бака, как бы подкрепляя свою решимость почти ритуальным действием, он достал замечательную табличку с надписью “Куплю все”, прыснул на нее несколько раз из дезодоранта, который всегда возил с собой и поджог. Подождав, пока его нагрудный знак не превратится в пепел, пошел домой. Через сохранившиеся еще со школьных времен телефонные номера однокашников надо было как-то выйти на номер Ольги, авось у кого записан, искать ее прямо в отделении милиции показалось ему неудобным, да и подозрительным.
        Глава 38

^Метро^
        Денис зря так торопился - милиционеры не собирались стяжать себе лавры славы с риском для жизни. Они просто перекрыли возможные выходы и спокойно поджидали группу захвата. Так что Алексеев вполне мог доехать и на казенной машине, не трясясь в метро.
        Желания поиграть в героя и попробовать арестовать нарушителя в одиночку, у него тоже не было. Мало ли кто там. Может ведь не фантазийным “меченосцем” оказаться, а каким-нибудь разведчиком с Первого Украинского или Второго Белорусского. “Ни шагу назад”, “последний патрон себе”, а там и взорвет с собой всех к чертовой матери. То поколение другое - “богатыри, не мы”. Хрен бы с такими страна распалась.
        Так что самое разумное было ждать и слушать идиота-старлея, как тот всем рассказывал, сколько они позавчера выпили и потом гуляли “пьяные в говнище”.
        Минут через двадцать после Алексеева появилась и группа быстрого реагирования. Старший офицер поинтересовался у милиционеров куда идти, и тут же отправился на переговоры.
        - Хоть бы бронник одел - сказал Денис одному из его коллег. Тот молчаливо пожал плечами и демонстративно отвернулся в другую сторону. Алексеев поначалу удивился, но потом понял, его посчитали за МВДшника. Чувствовалось, что бойцы с презрением относятся к милиционерам.
        Ревность друг к другу служак разных ведомств всегда забавляла Дениса. Как-то не доходило до него, почему на задании он должен считать человека из другой структуры как минимум конкурентом. Ведь в спокойной обстановке “силовики” всегда договорятся и даже помогут друг другу, потому как есть другая, куда более чуждая категория - гражданские. Но здесь, в деле, лавры поделить никак не могут. Особым нетерпением отличаются силовые подразделения. Вероятно, типаж людей там особый, с повышенной агрессивностью и соревновательностью что ли.
        Не успел Алексеев представиться, что он все-таки для них практически свой, как из туннеля показался выходящий переговорщик. Перед собой он гнал высокого парня лет двадцати-двадцати двух. Одет молодой человек был в адидасовский костюм, на голове каска с фонариком. Лицо типично-молодежное, свойственное нынешнему времени. Руки подняты вверх.
        - Не то - сразу понял Денис. Подойдя к конвоируемому, огласил: “Вы задерживаетесь за нарушение правил нахождения на метрополитене до выяснения вашей личности и определения нанесенной вами суммы ущерба”.
        Командир группы захвата аж взвился. Только что задержанного им нарушителя так бесцеремонно, на глазах у всех, хочет отобрать этот наглый МВДшник в штатском.
        Не дав произнести тому ни слова, Алексеев предъявил офицеру свои корочки.
        - Майор Алексеев. Следственное Управление ФСБ.
        Незадачливый диггер только переводил глаза от одного участника действа на другого, не в силах издать и слова. В его, почти переставших моргать глазах, застыл ужас.
        Поняв, что Денис свой, спецназовец несколько успокоился. А то ведь он реально не знал, что делать в подобной обстановке. Не бить же коллегу из соседней структуры в морду, а, с другой стороны, как еще вернуть своего задержанного?
        - Нам не доводили, что кто-то будет от Следственного Управления.
        - Я это понял. Иначе поторопились бы - Алексеев сам не понял, почему так грубо поставил на место этих служак. Однако менять имидж было поздно. Произнеся командно-безапелляционным голосом - Доставить в Лефортово - он гордо удалился.
        Глава 39

^Тюрьма Лефортово^
        Возвращаясь на метро в контору, Денис раздумывал, правильно или нет все сделал. По всему получалось, что правильно. Среди этих спецназовцев другие отношения - гипертрофированно брутальные. Мало ли, вдруг еще столкнутся, так будут знать - он не мямля. А парень пусть пока пару часов посидит в камере - сговорчивее станет.
        Допрос в недавно вернувшейся в лоно ФСБ, после двухлетнего нахождения под управлением МВД, тюрьме Лефортово, не принес ничего нового.
        Как Алексеев и понял с самого начала, парень обыкновенный диггер. Причем, новичок. Начитался во всяких журналах о романтичном хобби лазанья по городским коммуникациям и решил заняться. Тем не менее, для вербовки вполне годится. Чуть не обделался со страху. И сейчас даже еще может.
        - Вам в туалет не надо? - На всякий случай поинтересовался Денис. Парень явно напуган, и дополнительно унижать его никак не входило в планы следователя.
        - Нет. Спасибо - с трудом, каким-то странным голосом ответил самозваный диггер.
        - От волнения дыхание сперло - понял Алексеев. - Совсем слабак - только необходимо все равно подстраховаться, вдруг здесь все не так просто, да и напугать как следует все-таки не помешает.
        - Вы можете описать, как выглядел тот человек, который предложил вам спуститься в метро?
        Парень непонимающе посмотрел на следователя. Ему сразу вспомнилась телевизионная передача, рассказывавшая об американских шпионах, подключившихся к каким-то важным коммуникационным кабелям то ли в метро, то ли в канализации еще во времена СССР. Вероятно, его сейчас подозревают в чем-то подобном. Это было реально страшно. В телевизоре тогда рассказывали, что там еще какого-то бомжа убили, который грелся в коллекторе, мол, только из-за трупа сам факт шпионажа и вычислили. А вот теперь нечто подобное могут повесить него. И попробуй доказать, что не верблюд, им ведь план по выловленным шпионам тоже выполнять надо, могут попытаться и за его счет.
        - Честное слово. Я один. Просто интересно было. Клянусь.

* * *
        Первый же звонок по первому же завалявшемуся телефону бывшего одноклассника дал Роману номер Ольги. В отличие от него, она нужный и полезный человек - в милиции работает. Ее телефон, наверно, имелся у всех однокашников, кроме лоховатого Карагодина.
        В школьные годы Виноградова, несколько более полная чем это было положено, мягко говоря, не являлась популярной. Причем, именно с Ромкой у нее были хорошие отношения. А Володька, тот кто сейчас дал ее номер, как раз дразнил и изводил девчонку как мог. Такой вот парадокс.
        Даже в этом Роман почувствовал свою неприспособленность к современной жизни. Телефон нужнейшего человека, с которым были отличные отношения, у него отсутствует. С такими способностями ничего хорошего в нынешнем мире его точно не ждет. Нет, от шанса отказываться никак нельзя. Так, напевая про себя песенку из любимого мультфильма: “Шанс! Он не получка не аванс, он выпадает только раз” - Карагодин стал набирать телефон Ольги.
        Действительно, если вдуматься, то такая встреча с людьми, которые сразу дают тебе авансом алмаз стоимостью от трех тысяч баксов, больше никогда не повторится. Даже один раз это практически невозможно. С другой стороны все-таки этот камень ничто иное как “бесплатный сыр” и это заставляло Романа продолжать волноваться, но с третьей стороны, он, Роман Карагодин и близко не стоит такого куска этого “сыра”. Если на кого-то охотятся, то точно не на него - не в коня корм.
        Встретились они в местном кафетерии. Школьная подруга выглядела гораздо лучше чем в молодые годы, о чем Роман без тени притворства и сказал довольной девушке. Впрочем, она и сама это знала.
        - Как понимаю, какие-то проблемы?
        Дальше он узнал, что, наверно, остался последним из класса, который еще не обращался к ней за помощью. Только на прошлой неделе помогла родственника Кирюхи Жукова из “обезьянника” вытащить. А теперь вот и Ромка до нее добрался. Во всем разговоре не было и намека о какой-то необходимой оплате ее услуг. Ольга просто хвасталась своей незаменимостью, причем, от чистого сердца, вероятно, сказывались годы школьной невостребованности.
        А вот Роман не знал как изложить свой вопрос. У него, в отличие от смешных, рассказанных Виноградовой проблем старых школьных знакомых, настоящая уголовщина. Немного подумав, он решил все-таки не выбалтывать эту свою странную историю про встречу со странными людьми. Слишком неправдоподобно и опасно звучит. И так понятно, что Виноградова скажет, что ему надо убегать от них со скоростью ветра.
        - Оль. Документы с нуля. Паспорта, как можно достать?
        - Ты что, в розыске? - нервно спросила она.
        От неожиданности Роман только рассмеялся.
        - Ну что ты. Партнеры по бизнесу не хотят светиться. Им нужны чистые документы. Настоящие. Деньги у них есть.
        - Они в розыске? - несколько изменила свой вопрос Ольга. Тон ее стал угрожающим.
        Роман даже испугался. Ему показалось, что она сейчас его арестует и заставит там, у себя в отделении, давать показания.
        - Не знаю. Говорят, что нет. Если и ищут, то не милиция - повторил Карагодин то, что сказал ему Игорь.
        Ольга тряхнула копной густых волос.
        - Ну, Ромка. Вот уж от кого не ожидала. И близко мне такие вопросы не задавай - сказав это, возмущенная девушка пошла к выходу. Впрочем, повернувшись, она быстро кивнула головой, чтобы он следовал за ней.
        Посидев для конспирации еще пару минут, Роман расплатился и вышел на улицу. Ольга ждала его у подъезда соседнего дома.
        - Ты это, думай, что и где говоришь - недовольно отчитала его милиционерша. - Мои гопники в детской комнате и то умнее.
        - Думаешь в этом гадюшнике прослушивают? - удивленно спросил Карагодин.
        - Думаю, что нет. Но когда начнут, переучиваться будет поздно. Поэтому привыкай прямо сейчас.
        Роман рассмеялся. - Так скоро?
        - В обозримом будущем - заумно-таинственно ответила ему Ольга. А потом добавила - Нельзя говорить о таких вещах, когда хотя бы в трех метрах от тебя кто-то чужой. Неужели непонятно?
        Карагодин пожал плечами. - Так я же тихо.
        В ответ Ольга только покрутила пальцем у виска.
        Дальнейший разговор пошел уже по теме. На удивление непосвященного человека, достать абсолютно новые и абсолютно чистые документы в России 1997 года не составляло никакого труда. Спасибо Чечне. Бланки паспортов СССР и вкладыши гражданина России, а также настоящие печати и штампы имелись в этой неопределенного пока статуса республике в избытке.
        Достаточно просто договориться с представителем гордого народа и через неделю-две, за сравнительно небольшую сумму, ты получаешь оригинальные, абсолютно достоверные документы со своей фотографией и заказанными тобой именем и фамилией, с пропиской в любом населенном пункте самопровозглашенной республики. И никто, как бы не хотел, придраться к тебе по законным основаниям не сможет.
        Ромка даже ошалел, когда все это услышал. Насколько все просто.
        - Вы это все знаете, и ничего не делаете?
        Ольга улыбнулась. - А что конкретно мы можем сделать?
        - Ну, если не паспорта срочно поменять, ладно, дорого. То хоть еще один вкладыш сделать, надпечатку там какую-нибудь сложную придумать?
        Милиционерша только развела руками.
        - Обещают, будет скоро новый паспорт, гражданина России, даже с конца этого года, вроде, выдавать начнут. Так что торопитесь, лафа может кончиться.
        Карагодин задумался. В принципе, задание выполнено. Неожиданно просто.
        - А через ваших паспорт можно сделать? Чтобы с московской пропиской, ну, тоже настоящий?
        Ольга с удивлением на него посмотрела.
        - А зачем? Через чехов вполне надежно.
        Карагодин снова пожал плечами.
        - Хочу предложить товарищам несколько вариантов. Сервис так сказать. Пусть видят, что я стараюсь. Все-таки мои работодатели.
        Ольга задумалась.
        - Все можно. Но дороже в разы. И учти, если в розыске, то рисковать не надо. Повяжут вместо паспорта. Это мы с тобой знакомы, а там целая цепочка работать будет.
        Расстались они поздним вечером, после того, как совсем невинно перемыли кости всех своих школьных товарищей и товарок. Если Ромка потерял связь с друзьями детства практически сразу после окончания школы, то Виноградова, по понятным причинам, сталкивалась постоянно то с одним, то с другим - полезный человек, даже необходимый. И обладала, пожалуй, самой полной информацией о судьбе каждого бывшего ученика их класса.
        Глава 40

^Парадный портрет И.В. Сталина^
        Начинающему диггеру совсем не хотелось быть сексотом. Но Денис ему объяснил, что ничего о своих товарищах ему докладывать не надо. Все что интересует, это новые и старые находки в метро, люди не из их тусовки, пытающиеся что-то узнать. Не более. А его друзья совсем неинтересны, тем более, что там и так каждый второй уже сексот.
        Вот как что-нибудь интересное или необычное узнает, то пусть непременно доложит. А если откажется, то расследование придется продолжить, что он все-таки под землей делал, не шпионаж ли это. Со всеми этими разборками учиться некогда станет, отчислят, а там уже и армия. Лично Денис сможет ему посодействовать, чтобы служил на Кавказе, исключительно чтобы патриотизма как следует набрался. Нужны ли ему все эти проблемы? Пусть хорошенько подумает. А так он и не доносчик и пользу стране приносит. Да глядишь, и ФСБ ему когда-нибудь поможет. Они же не КГБ, ничего унизительного, никакого политического сыска.
        Аргументы Алексеева были настолько логичны и так разрекламировали плюсы сотрудничества, что под конец молодому человеку стало казаться, что он вытянул выигрышный билет, попавшись под землей. В общем, подписка о сотрудничестве была дана с искренней и неподдельной радостью выпавшей на его счет удачи.
        С докладом о вербовке молодого диггера Алексеев отправился к пану-полковнику. Удачный день. Сексоты в неформальной молодежной среде нужны конторе как воздух. А заодно, под хорошее настроение, надо рассекретить перед Михалычем молодого физика конца сороковых Сергея Валентиновича Федорова. Без визы вышестоящего начальства до его дела добраться невозможно. А в нем все его интересы, родственники, знакомые с которыми, чем черт не шутит, он попытается если не встретиться лично, то хоть посмотреть издали. Денис, на его месте, однозначно захотел бы. Да и характер, вероятно, описан, насколько он там “нордический и беспощаден к врагам”. Спрогнозировать можно будет, что за фрукт и почему именно он оказался доверенным лицом, судя по всему даже не Берии, а самого Сталина.
        Информацию о Федорове шеф выслушал без энтузиазма. Слабо верилось, что создавать специальную структуру доверили бы какому-то физику, хоть в прошлом и армейскому офицеру, а не профессионалу из органов. Да и зачем там физик, ладно бы историк, специалист по тайным обществам, это еще куда ни шло - так сказать, знаток векового опыта.
        Но Алексеев всегда был у него на хорошем счету. Умный и инициативный сотрудник. Даже сейчас умудрился завербовать сопляка против которого вообще ничего не было. Максимум - штраф тысяч на пятьдесят выпишут, а то и меньше, что гулял по путям.
        Сейчас ФСБ не могло, как бывшее КГБ, чем-то серьезным стимулировать людей доносить друг на друга. Ни материально, ни помощью в должностном продвижении, а безвозмездно в “стукачи” мало кто хотел идти. Оставалось ловить на “горячем”, что тоже было проблемой, потому как львиную долю этого “горячего” давно узаконили. Однако, Дениска вот как все провернул. Талант. Отделу можно рисовать жирную палку. Молодежная среда, да еще из сообщества диггеров - потенциально весьма ценный кадр. В общем, допуск к архивам конца сороковых не та проблема. Раз считает нужным, чего бы ни выписать?
        С этой минуты следователю ФСБ Алексееву можно было заказать в архиве личное дело Федорова Сергея Валентиновича тысяча девятьсот двадцать первого года рождения. Участника первого атомного проекта, а так же члена группы по разработке водородной бомбы.

* * *
        Пока Роман в поте лица выполнял наказ старших товарищей, сами товарищи по-максимуму пытались узнать о произошедших за время их отсутствия событиях и изменениях, чтобы не казаться тому же Карагодину совсем уж дикими и подозрительными. Для этого Кимов с Семеновым были отправлены в город на адаптацию, ну а “раненый” Сергей остался вместе с “невыходным” Арсеном смотреть телевизор в квартире у Романа, благо мать тот сплавил на дачу. Солидарность обязывала.
        Поначалу Федорову казалось, что Акопян должен возмутиться, поскольку посчитает это недоверием лично ему, что, в общем, чего уж скрывать, во многом и обусловило их дуэт. Мол, боятся в одиночку оставить без соглядатая. Но тот отнесся к этому совершенно спокойно, даже с радостью. Не так скучно. Видя это, Сергей очередной раз увидел, что совсем не разбирается в логике людей и их поступках, он бы на месте Арсена заподозрил бы именно такое и, главное, в данном случае был бы полностью прав. Акопяну реально не доверяли. Не как какому-то возможному шпиону или потенциальному предателю, а просто по складу своего характера и слишком домашнему воспитанию никак уж он не подходил для тайных и секретных миссий.
        Вообще, к удивлению для самого себя, Сергей понял насколько подозрительным и недоверчивым человеком является - прямо параноик, и главное, думает о людях самое худшее. А ведь на фронте ничего подобного и близко не было. Он даже не задумывался о какой-то измене, предательстве или выстреле в спину от подчиненных ему солдат. Стало даже интересно, что же его так переформатировало - атомный проект или этот последний месяц общения с Берией, хотя, тот вроде его подозрительностью и не заражал.
        На самом же деле “профессиональный неудачник” вполне разумно и логично считал, что Федоров специально разбил их небольшой отряд на две части. Если с Семеновым и Кимовым что-то случится, то для выполнения задачи, как резерв, останутся они. Ну нельзя же рисковать сразу всеми. Хотя, на месте командира, сам Арсен бы выпускал в город по одному. Кимов погулял, всем рассказал, пусть Семенов теперь один сходит, тоже расскажет, но со своей точки зрения. Тем более у него даже паспорт есть. А так рисковать сразу двумя из четырех… Но ничего этого он Федорову не говорил. Акопян слишком привык быть подчиненным, что дома с мамой и бабушкой, что в коллективе.
        А пока, убивая время, они смотрели телевизор, откровенно врущий о реалиях их эпохи. Если Арсен поначалу развесил уши, то потом, послушав, что рассказывают о том, что уже знал и видел лично он, возмутился и перестал доверять говорящему и показывающему ящику вообще.
        - Сергей, а ты веришь, что Берия по городу ездил, выбирал женщин и насиловал? Ты же с ним знаком был?
        Федорову почему-то сразу вспомнил гнилостный запах изо рта Лаврентия Павловича, его одышку, когда вместе с Курчатовым шли к гаражу, чтобы поехать на место аномалии.
        - Вряд ли - Сергей засмеялся - Здоровья не хватило бы. Он весь на нервах был. Желудок явно подсадил. Да и, вообще, не слишком здоровый для своего возраста.
        - Ну а как он, вообще, а то здесь противно смотреть?
        - Дело свое знал на отлично. Не могу сказать, что его любил, но то, что бомбу вовремя сделали, наполовину его заслуга. Серьезно. А так - тут Федоров задумался о появившихся лично у себя параноидальных странностях. - Знаешь, на таких должностях нормальными люди быть не могут, ответственность жуткая. Будешь смеяться, но подчиненным быть все-таки лучше.
        Арсен, так и не поняв, что Сергей, по сути, говорит о себе, продолжил допрос.
        - А Сталина ты видел?
        - Только на фотографиях.
        Федоров не знал, что прямо перед отправкой, Иосиф Виссарионович думал, стоит ли лично напутствовать группу. Но, посмотрев на себя в зеркало, увидел там старого усталого человека с желтыми нездоровыми зрачками и морщинистым лицом. Объективно оценивая себя, решил, что нет, пусть лучше помнят его не старой развалиной, а по ретушированным фото и откровенно льстящим ему картинам и плакатам.
        Глава 41

^Набор для фигурной резки овощей^
        Юрий же с Игорем в это время спокойно мотались по городу, посещали магазины, кинотеатры и, вообще, любые места с открытым доступом, зашли даже в какой-то экспериментальный театр, соблазнившись на очередь за билетами. Причина непривычной для нового времени очереди стала ясна позже. Вечером они со смехом рассказывали о носящихся в голом виде актерах и актрисах, трясущих между зрителями своими причиндалами, кто нижними, а кто верхними, в общем, кому где дала природа.
        А в остальном, Сергей и Арсен, так и не вышедшие ни разу за два дня в город, слышали от них только о массе товаров в ярких упаковках. Ничего другого, судя по всему, “разведчиков” Кимова и Семенова особо не удивляло, культурного шока, которого так боялся Федоров, так и не случилось. Остальную информацию сидельцы получали по круглосуточно работающему телевизору.

* * *
        После разговора с Ольгой, у Карагодина отпало последнее подозрение, что новоприобретенные знакомые могут оказаться замаскированными террористами, тем документы точно сделали бы. По сути, он боялся только этого и в случае подтверждения догадки немедленно донес бы на них, все остальное его как-то устраивало. Явно душегубами и маньяками не выглядят и ладно. А что не лады с законами, а у кого сейчас лады? Куда не плюнь, в какого-нибудь рэкетира попадешь, хотя нельзя не признать, что их поголовье к 1997 году и подсократилось. Тем не менее, все равно уважаемые люди.
        Так что здесь можно было быть спокойным. Конечно, интересно, кто они на самом деле, но на настоящих уголовников по повадкам, а главное жаргону, вроде, не похожи. Блатных словечек совсем не употребляют, так, мат иногда проскакивает, да и то нечасто.
        В общем, для Романа настало время принять необратимое решение, идти дальше вместе или извиниться и выпроводить из квартиры, предупредив перед этим, что в случае чего их фотографии попадут в милицию. Способностей втихаря заснять гуляющих по городу Семенова с Кимовым у него хватило, оставалось заехать в Кодак за проявленными пленками и отпечатанными фотографиями. После этого можно не бояться и возвращаться домой. Он и так дал им три дня жить в его квартире, пока сам обустраивал быт матери на даче.
        Приехав домой, Роман застал там только армянина Арсена и, как он понял, старшего в этом странном коллективе - Федорова. Перейдя с места в карьер, Карагодин принялся быстро докладывать Сергею:
        - Значит, пообщался я на счет документов. Есть несколько вариантов.
        Федоров тут же махнул рукой.
        - Давай подождем Юрку с Игорем, обсудим все коллегиально. Три головы хорошо, а пять лучше.
        Ждать пришлось долго. Роман, чтобы скрасить время, сходил за бутылкой. И так, понемногу выпивая, говоря ни о чем, они дождались ребят.
        Когда все собрались, Карагодин рассказал об обеих возможностях покупки паспортов. Или дешево и быстро через Чечню, или дорого и может быть долго в местном паспортном столе. В комнате воцарилась тишина. Роман, поняв, что он лишний, встал и направился к выходу из комнаты.
        - Подожди. Ты как, будешь с нами бизнес делать или только паспорта? В смысле мы платим и расстаемся?
        Вопрос старшего не поставил Романа в тупик, для себя он уже все решил.
        - Хотелось бы с вами. Надоело у метро стоять.
        Услышав это, Федоров встал и подал руку Роману, за ним процедуру рукопожатия повторили и остальные члены группы.
        - Садись. Надеюсь, мы связаны надолго - гордиев узел неоформленных отношений был разрублен.
        - Нам необходимо доверять друг другу, и ты должен знать кто мы.
        В общем, Сергей поведал, что все они жили когда-то в Таджикистане, там по разным причинам попали в места заключения, где некоренная национальность заставила познакомиться и держаться вместе. С началом гражданской войны всем сидельцам предложили вступить в армию, это приравнивалось к амнистии. Глупо было не воспользоваться. Там им посчастливилось захватить “золотой запас” полка к которому их приписали, с ним они благополучно из Таджикистана и смылись. Вот и вся история.
        Во время рассказа Акопян, Семенов и Кимов сидели опустив глаза вниз, держа в голове свои легенды, которые за эти три дня были ими придуманы.
        Закончив повествование, Федоров объявил.
        - Начинаем прения.
        Впрочем, дискуссии не получилось. Ее на корню срубил Карагодин.
        - Тогда Чечня отпадает. Боевики могут быть связаны и вас быстро вычислят. Вы у них золото сперли.
        Кимов непонимающе посмотрел.
        - Так под чужими именами.
        - А фото?
        Федоров тоже понял, что быстро и дешево не получится, но уже по другим причинам. Действительно, с огромной долей вероятности продажей паспортов там занимаются не просто отдельные люди, а организованная группа, копирующая для себя на будущее фотографии и данные покупателей. Двойной профит - сначала бабки за паспорт, а потом, если человек где-то вынырнет, то он у них на крючке. Еще не факт, что к этому бизнесу не подвязаны и зарубежные спецслужбы сочувствующих им государств.
        - Нужны деньги. Много - вынес свой вердикт Сергей. А потом обратился к Карагодину.
        - На тебя вся надежда. Ищи покупателя на золото или камни. Или на то и другое. Ты ведь тот бриллиант проверил у кого-то?
        - Алмаз - очередной раз поправил его Роман. Но соваться к тому антиквару не хотелось, хотя в тот раз он и не “кинул”, но было подозрение, что просто не ожидал, что ее сын на машине ждет, и они тут же уедут. А так распространенная практика, пустил бы кого-нибудь следом, чтобы узнать где “богатая вдовушка” живет - дальше дело техники. Да и маме он очень не понравился, а в интуиции ей не отказать. Тем более что имеется и более надежный вариант.
        - Сейчас сажусь на телефон. Есть человек.

* * *
        Вадьку Крупнова Карагодин не видел со школы. Но если с кем из своих знакомых и обделывать темные делишки, то только с ним. Тем более, что с третий по седьмой класс они по-настоящему дружили. А еще он имел прозвище, только очень некультурное, в приличном обществе так и не скажешь. Приобрел его Вадька классе в пятом, после просмотра японского блокбастера советского проката “Легенда о динозавре”, в общем, он несколько неверно называл птеродактиля, при этом, будучи уверенным, что это и есть его настоящее палеонтологическое погоняло. По факту птеродактиль остался птеродактилем, а вот Вадим стал именно им. Впрочем, не имея гордости испанского гранда, Крупнов на это совсем не обижался, даже, пожалуй, больше остальных искренне хихикал над той своей ошибкой.
        Потом интересы несколько развели их, а в старших классах Вадька ушел доучиваться в спортшколу, не из-за плохих оценок или общей тупости, он прилично учился и, вообще, был толковым. Бегун. Научиться быстро бегать его заставила его же неуемная натура, постоянно толкающая хозяина на авантюры. И вот, открылся талант. Как-то раз, в классе шестом-седьмом, Ромка как болельщик даже ездил с ним на соревнования. А на сегодня, по последней информации от Виноградовой, Крупнов занимался недвижимостью, не стоило сомневаться, что он был из так называемых “черных риэлтеров”.
        Зная характер Вадима, Карагодин был уверен, что до убийств дело не доходит, а вот кидалой он, вероятно, стал знатным. Хоть и знакомы, но держать ухо придется остро. Все-таки столько лет прошло с детской дружбы, а тут такие деньги.
        Начало лета 1997 года выдалось для Крупнова судьбоносным, оно угрожало похоронить всю его веселую авантюрную жизнь. Опустошая вторую поллитровку текилы, он пытался смотреть сборник видеоклипов на последней новинке иноземной инженерной мысли - DVD-плеере, который ему недавно презентовали новые знакомые. Вероятно, обнесли кого-то очень крутого, ибо цена на подобную электронную игрушку была запредельной.
        Отвлечься не получалось. Сам Вадим предпочитал отечественную попсу, чего не афишировал. В той среде где он крутился все отечественное считалось плохим тоном и признаком скверного вкуса. Поскольку CD с родными шедеврами поп-культуры пока не выпускались, пришлось выключить плеер и включить телевизор. Попереключал каналы, смотреть было нечего, МузТВ гнало какую-то пургу. Оставался видеомагнитофон, но пересматривать старые фильмы тоже не хотелось, а пойти за видеокассетой в прокат - не в том состоянии, слишком пьян.
        В голову закралась глупейшая мысль, может плюнуть на все эти аферы и организовать доставку видеокассет на дом, а позже расшириться и под CD, которые через год или два точно должны быть востребованными и для отечественного зрителя? Хотя, может это уже есть, только он телефона не знает. Обратиться в справочную? Вадим даже привстал, чтобы взять телефон со стола, а потом бессильно откинулся в кресле и закрыл глаза - это же надо, додумался до честного бизнеса, значит, совсем его дела плохи.
        Первое свое “преступление” он совершил во втором классе. Украл из универсама банку сгущенки. Даже не украл, а схватил и убежал на глазах у всех. Первый кидок можно сказать. Потом был серьезный перерыв. Он даже в Дом Пионеров ходил с Ромкой Карагодиным. Фотосекция. Учились проявлять цветные фотографии. Кодаком тогда и не пахло. Потом оба забросили, а Вадька подружился с Тимуром. Тот был на 2 года младше, но в разы отмороженнее. Мир праху его, не пережил самых лихих лет лихих 90-х. Крупнов же был спокойнее и осторожнее.
        Серьезный по советским меркам капитал он сколотил абсолютно законно. Сначала в кооперативе продавал лично изготовленные кремовые трубочки. Делали их вместе с Юлькой. Она тогда была на седьмом месяце, может от него, а может и нет, та еще была штучка. Где-то с дитем сейчас. Деньги честно поделили и расстались. На свою долю он заказал на местном металлическом заводе приспособления для фигурной резки картофеля и прочих овощей. Плевая работа - что-то типа длинного шурупа с приваренным колечком и мизерной себестоимостью. А потом на арендованном за бешеную цену “Москвиче” мотались с Тимурчиком по городам и весям необъятной Московской области. Десять тысяч штук первой партии разошлись за неделю, принеся двадцать пять тысяч рублей чистого дохода. Вот были времена. Деньги у людей были, а купить на них было нечего. Но за большие деньги и тогда можно было купить все. Было, было, было. Он тогда “купил” свою первую квартиру - получил вне очереди, дав в лапу нужному человеку десять тысяч рублей. Однокомнатную в только что построенном доме. Тут и началось. Сначала честные обмены с доплатой, а потом аппетит пришел
во время еды, пошли кидки стариков, алкоголиков и просто доходяг. Сейчас же для него эта эпоха безопасного и прибыльного свинства подошла к концу. Не того кинул.
        Вадим бы, конечно, все вернул и заплатил бы компенсацию. Но “синему” это все было не нужно, вопрос чести - его “кинули”.
        Размышления-воспоминания прервал телефонный звонок. Непонятно как, но Вадим сразу узнал голос Ромки Карагодина, который не слышал больше десяти лет. Не разбирая, что ему говорят, он, заплетающимся голосом, прокричал в трубку.
        - Рома, ты? Перезвони завтра. Я сейчас в дрова. Обязательно перезвони только.
        Услышав короткие гудки, Вадька положил трубку и практически на четвереньках пополз за карандашом, необходимо было во что бы то ни стало записать высветившийся на АОН номер старого друга, чтобы не потерять его снова, особенно в такую минуту.
        Глава 42

^БМ-13 (Катюша)^
        Личное дело Федорова Сергея Валентиновича насчитывало всего пятнадцать страниц. Фотография очень скверного качества, биография, докладные руководства и стандартные отчеты наружки.
        Рассматривая фотографию, Денис усмехнулся. Если специально плохо сняли, то не учли уровня будущей техники. На компьютере все подчистят и восстановят. Да и дело какое-то слишком тоненькое.
        Родители умерли во время эпидемии в Туркестане, воспитывался бабушкой, та скончалась перед войной. Почти сирота.
        Ни одного доноса. Хотя, не без забавных моментов. Оказывается, физик чуть под трибунал не попал за подозрение в членовредительстве и попытке дезертирства. В 1942 году лейтенант Федоров спьяну свалился с пусковой установки БМ-13 и сломал запястье руки. Отделался замечанием с занесением в личное дело. Так прямо в деле и написано - “спьяну”, вместо положенного канцеляризма - “в состоянии алкогольного опьянения”. Смешно.
        Немного секса. Отчет наружки описывает несколько встреч со студенткой истфака Еленой Владимировной Скобцовой. В том числе и в неформальной обстановке. Тогда даже у чекистов были пуританские взгляды. Нет, чтобы просто написать, как сейчас - “половой акт”, так нет, обтекаемая “неформальная обстановка”.
        Потом характеристика от Курчатова, ну тут хоть в апостолы принимай. Ничего интересного.
        Свидетельские показания из Сарова некого лаборанта Павла Борисовича Грубмана, работавшего в паре с Федоровым.
        И, наконец, свидетельские показания о гибели. Смерть, если это конечно была смерть, оказалась нелепой и случайной. Федоров зашел в камеру для проверки детонаторов, где и произошел непроизвольный взрыв боеприпаса.
        Денис почесал затылок. Серьезный взрыв в замкнутом пространстве, это значит тело в фарш, никакого опознания невозможно и похороны в закрытом гробу.
        Поблагодарив архивариуса, оставив заявку на реставрацию фотографии и полную копию дела, Денис отправился к Ирине.
        Это уже ее работа найти Елену Владимировну Скобцову и Павла Борисовича Грубмана. Выходить на свидетелей самой детонации опасно - или попки ничего не знающие, или слишком знающие, могут и тревогу поднять. Кто знает, какие силы еще задействованы в пресловутом “ордене меченосцев”, если он, конечно, в реальности существовал и действительно существует до сих пор.

* * *
        Протрезвев, Вадим не стал дожидаться звонка от Ромки, а сам перезвонил ему, благо даже в том состоянии не перепутал ни одной цифры.
        По завету Виноградовой, как и положено Штирлицам, встречу они провели в парке. Услышать от Ромки, к которому Крупнов хоть и хорошо относился, но всегда считал лоховатым, про килограммы золота и россыпи драгоценных камней было неожиданно. Еще неожиданнее было получить на проверку небольшой самородок и кольцо с крупным бриллиантом. Пообещав срочно заняться поиском покупателей, Вадим тут же убежал со встречи. Такая мгновенная реакция Ромку даже насторожила, не спер ли Крупнов эти сокровища так же как ту банку сгущенки в раннем детстве. Об этом подвиге тот несколько раз рассказывал в школе, отчасти посмеиваясь над собой, отчасти хвастаясь перед товарищами.
        Впрочем, воровать у Ромки Вадим не собирался. Ему нужно было срочно встретиться с “синими”. Может эта сделка станет его индульгенцией и окупит грех. Дело, похоже, очень серьезное. Конечно, придется подставить Ромку. Но что делать, у самого Вадима стоит вопрос о жизни и смерти. А Ромку он попытается как-нибудь вывести из под удара. По крайней мере, сделает для этого все, что только в его силах.

* * *
        Найти Елену Владимировну Скобцову и Павла Борисовича Грубмана средствами ФСБ не составило никакого труда.
        Тем более, что сейчас он не какой-нибудь рядовой лаборант, а заслуженный профессор, уважаемый академик с персональной пенсией, постоянно проживает в поселке при институте теоретической и экспериментальной физики на Большой Черемушкинской. Живет с супругой. Дочь, как и положено в США, сам же академик невыездной.
        Она - с 1952 года не Скобцова, а Скобцова-Соловьева, именно так, через дефис. Дедушка по отцовской линии, оказывается, был именитым политкаторжанином, отец - старый большевик, член РСДРП с 1914 года. Пенсионерка, кандидат наук. Что удивительно, тоже с персональной пенсией, только непонятно за какие заслуги перед Отечеством, никаких данных, может за предков получает. Проживает ни где-нибудь, а в сталинской высотке на Котельнической набережной.
        По справедливости опрос свидетелей следовало поделить. Денис займется академиком, а бабушкой - Ирка. Мужик с мужиком, а баба с бабой - легче будет найти общий язык.
        Глава 43

^"Малолетка"^
        В настоящее время этот прежде элитный и даже когда-то секретный поселок выглядел довольно жалко - заросшие сорняками обшарпанные клумбы, кругом мусор. А ведь здесь когда-то был даже экспериментальный атомный реактор - ученых селили поближе к работе. О былом величии и секретности напоминали только заборы. За один из таких заборов Денису и надо было попасть.
        Впрочем, с этим проблем не было. Все было обговорено по телефону, так что, используя место работы и звание, под своей фамилией майора ФСБ Алексеева он и настоял на встрече.
        Академик встретил Дениса на улице. Не приглашая в дом, предложил пройтись. Чтобы отмести всякие намеки о неучтивости объяснил - супруга лежачая. Тяжело, запах. Все увядает.
        - Павел Борисович, вы, вероятно, удивлены, что мы вас побеспокоили?
        - Ну да. Давненько мною ваша контора не интересовалась.
        Денис вздохнул. Разговор будет не из простых, похоже, академик настроен не очень дружелюбно, что, в общем, неудивительно. Хороших известий их контора не приносит.
        - Не хотели беспокоить. Только без вас ничего не получается. Сергей Валентинович Федоров, помните такого? Вы с ним в 1949 году в Сарове работали, еще лаборантом, не академиком - Алексеев добавил в разговор немного юмора, чтобы попытаться хоть как-нибудь расположить к себе недовольного встречей старика.
        Реакция оказалась неожиданной. Услышав о Федорове, Грубман аж встрепенулся.
        - Почему, он жив? Какая-то спецоперация? Я знал. Потому и закрытый гроб. Взорвался, чтобы не опознать было? Не мог Сергей так глупо погибнуть. Не тот человек.
        Тут старик осел и стал шарить по карманам, наконец, найдя нитроглицерин, судорожно проглотил несколько маленьких таблеток.
        Алексеев схватился за сотовый. Вот телефончик и пригодился, пожалуй, впервые по делу, только сердечного приступа у академика не хватало.
        - Не надо. Все нормально - Грубман взял его за руку, не давая набрать номер. - Боится, что увезут, а жена останется без присмотра, подумал Денис, но ученый его опередил.
        - Вы не думайте. Мы не бедствуем. И мне и Миле и больница от Академии Наук положена, и сиделка, и пенсия большая, и санаторий, и черта в ступе. Стоит сейчас позвонить и срочно специальная машина приедет, не простая скорая, особая реанимационная. Мы доживаем так как нам нравится, не мешайте.
        Денис пожал плечами - на нет и суда нет. Видя, что академик окончательно пришел в себя, продолжил разговор по теме.
        - Нет. Он погиб. Но мы подозреваем, что не глупо. Его убили. Вопрос - кто и почему именно его?
        Грубман грустно улыбнулся, ему стало стыдно за свою реакцию.
        - Какая разница. Это в 1949 году было.
        Денис сделал заговорщицкое лицо.
        - Только нити до наших дней тянутся.
        Старик пожал плечами.
        - И что, у нас сейчас наверху предатели. Не нужны никакие агенты. Приедет Ельцин на какой-нибудь саммит или как это все у них называется, все секреты с ним и привезут.
        - Вы знаете, я служу в Федеральной Службе Безопасности России. Помогите мне делать свое дело. Делай что должен и будь что будет.
        - Fais ce que dois, advienne, que pourra. Марк Аврелий. Древний Рим. И помогло им это? Знаете, кто Аврелия сменил?
        - Догадываюсь. Тамошний Ельцин.
        Ответ старику понравился.
        - Где-то так. Луций Элий Аврелий Коммод.
        Продемонстрировав свои энциклопедические знания вкупе с еврейским юмором и латынью, Грубман тоже стал делать то, что должен.
        От него Алексеев узнал, что Федоров был не только гениальным, по-настоящему гениальным ученым, пожалуй, это был единственный гений, которого лично видел академик, а еще человеком с гипертрофированно развитой логикой и огромной харизмой, за которым можно пойти, впрочем, Алексеев это и так должен был бы понять по его первой стариковской реакции.
        Так же ходили сплетни, что Лаврентий Павлович даже собирался поставить его на место Курчатова, когда тому, после схваченной дозы радиации, совсем поплохело. Но, слава Богу, Старик выкарабкался. Сейчас везде пишут, что Курчатова называли за глаза “Бородой”, только у них, на самом деле, его звали “Стариком”. Отчасти за возраст - больше 40, что сейчас кажется смешным, а отчасти и с намеком на партийную кличку Ленина, тоже вождь с непререкаемым авторитетом. Немного подумав, говорить или нет, Грубман продолжил:
        - Даже не знаю, как и сказать. Очень уж субъективно. У Федорова иногда лицо становилось предельно жестоким. Просто нечеловеческим. Если бы я был художником, то так бы нарисовал абстрактный лик жестокости. Поймите, не злобы какой-нибудь или там мстительности, а именно Жестокости с большой буквы, как явления, чего-то библейского. Хотя, лично я никогда не видел, чтобы он ругался или конфликтовал, но иной раз его лицо ни с того ни с сего, абсолютно беспричинно, принимало это выражение, потом смягчалось, будто ничего и не было. Думаю, сам Сережа не замечал этого. Я молодой был, романтик, мне казалось, что сама Природа тестирует его на будущие свершения, тяжелые времена с тяжелым выбором - Грубман тяжело вздохнул и продолжил свои воспоминания:
        - Вообще, в нем была какая-то гремучая смесь - явно выраженный одиночка с фантастической харизмой. Времена физиков/лириков еще не наступили, но потуги уже были. Мы частенько собирались, вместе отдыхали на природе. Сергей был с нами, но ему было как-то все равно. Это его не угнетало, но он был абсолютно равнодушен, приходил только чтобы не выделяться, что ли. В карты не играл, думаю, даже не умел, в шахматы, кстати, тоже, вообще был не азартен. Не то, чтобы я его боготворил, но в какой-то степени он был моим кумиром. Молодость, наивность. Я это к чему вам рассказал. Вполне может быть, что у него были конфликты с кем-то наверху, о чем я, простой лаборант, понятия не имел. А видя такое лицо и имея такого врага - испугаешься и на многое решишься. Лицо было страшное, поверьте.
        Выдохнув все это, старик замялся, не слишком ли глупо и наивно выглядела его речь. Как из бразильского сериала какого-то - чудовищно жестокое лицо. Совсем по-бабски. Чтобы не выглядеть совсем уж наивным романтиком, он продолжил:
        - А если серьезно. То убить его смысл был. До Курчатова добраться не могли, вот и ликвидировали другую самую сильную фигуру. Он ведь не только ученым мог быть, но и организатором, что стократно важнее для большой науки, она ведь сейчас действо коллективное. Но вы учтите, у меня есть алиби. Я тогда в Сарове, в Арзамасе был.
        Денис не выдержал и рассмеялся последней шутке. Забавный старик. В принципе, готовый “меченосец”. Явится “академик Федоров”, он для него все сделает.
        Встреча была не просто полезной, а исключительно полезной, по крайней мере стало понятно, почему Берия или даже сам Сталин для такой задачи выбрал именно Федорова, а не какого-нибудь историка, специалиста по масонам.

* * *
        Не в добрый для себя час Вадька рискнул “кинуть” Дохлого. Тогда он не знал, что низкорослый заморыш средних лет, который решил разменять квартиру через его подставную конторку, это Дохлый - достаточно уважаемая в блатных кругах персона.
        А что Дохлый, так он и был дохлым - низкий рост, впалая грудь, тонкие кости. Всю осмысленную жизнь это заставляло Сашку Александрова доказывать окружающим, что он нисколько не слабее и не хуже их. Еще в первом классе, видя, что не сможет стать первым отличником, он решил стать первым двоечником, а потом и главным школьным хулиганом. Мать пробовала поначалу как-то бороться, но, в конце концов нашла себе хахаля, родила от него еще одного, а Сашку списала в брак. И покатилось… Главный школьный хулиган, ограбление ларька и прочие “подвиги”, наконец, заслуженная малолетка.
        Вот она его многому научила. Именно в колонии для несовершеннолетних он и стал Дохлым, потому что дохлый. По началу по утрам даже зубы не чистил - в умывальне был положен голый торс, а он стыдился своей впалой грудной клетки. На драки и разборки по понятным причинам не нарывался, но сразу понял, надо искать союзников. Набиваться в шестерки к буграм, чем занималась основная часть контингента, было бессмысленно, поэтому он завел отношения со середнячками, теми, кто боялся скатиться вниз, а поэтому, любой, даже самый хилый кулак им бы не помешал. Вот с этой небольшой группкой, где один стоял за другого прямо как какие-то античные герои, он и прокантовался весь свой срок. Дело было не в дружбе, просто каждый понимал, что по одиночке они ничего не стоят и их место будет у параши. Кстати, после отсидки они вместе так ни разу и не встретились. Там это была не дружба, а лишь симбиоз и никто из них не хотел будущую жизнь связывать с неудачниками, за кого каждый из них считал своих компаньонов.
        Свой срок на взрослой зоне он получил по пьянке. Выпил с такими же товарищами как и он сам, услышали звук закрывающейся двери квартиры соседа и тут же, через балкон, туда залезли. Через пару дней всех и повязали. Товарищи отмазались, а ему припомнили малолетку. В принципе, можно было откупиться, требовалась всего тысяча, но мать ничего ради него продавать не стала, и он загремел. Взрослая зона по сравнению с детской колонией конечно не курорт, но по своему беспределу и близко не стояла. С его опытом малолетки срок прошел легко и просто, а там и 90-е подоспели.
        “Амаретто”, спирт “Рояль”, “Кремлевская Де Люкс” польского розлива и поддельные сигареты оттуда же - Дохлый не экспериментировал, а шел проторенной и проверенной дорогой молодого российского бизнеса.
        Чтобы окончательно не превратиться в барыгу, коих презирал не только из принципа, но и всей душой, он соскочил с продаж, и теперь, на новом уровне, повторял старый трюк с потерянным кошельком. Только это был уже не лопатник, а квартира. Лоховатый дохлячек “попадался” в сети жуликоватого риэлтора, тот его облапошивал и оказывался один на один с бандитами, которых так неосмотрительно “кинул”.
        Роль дохляка всегда играл сам Дохлый, ему нравилось представляться этаким жалким неудачником и ловить на себе плохо скрываемые презрительные взгляды барыг. Но особо приятно было вести с ними разговор после, когда мышеловка захлопывалась. Он чувствовал себя этаким Робин Гудом и, вжившись в образ, всегда подавал нищим самую крупную купюру постперестроечной России, только недавно выпущенную в оборот - пятисоттысячную, пачку которых специально носил с собой. Коллеги по бизнесу считали, что таким образом он пытается замолить свои многочисленные грехи, не понимая, что Дохлый на самом деле никто иной как “благородный разбойник”, грабящий богатых и делящийся с бедными.
        Глава 44

^Пабло Эскобар^
        Именно на такой развод Вадим и попался. Сначала он бросился за помощью к известным ему криминальным персонам, но в данном случае они были бессильны. Хитроумный Дохлый скомбинировал свою группу из представителей различных “мастей” уголовного мира. У него были и спортсмены, и пара “афганцев”, и даже приблудный чечен, которого задолбали неписанные адаты своих соплеменников. Для полного комплекта не хватало только милиционера, но с “красными” “синий” Дохлый не имел дела из принципа - “старая школа”. Так что для того чтобы прояснить ситуацию “по понятиям” и объяснить что оппонент не прав, у него был переговорщик практически на любой вкус.
        Вадиму не дали откупиться. Как компенсацию с него требовали не деньги, а услуги, затягивая в зависимость все больше и больше. С мозгами в банде было туго, а этот доморощенный Остап Бендер приносил немалую пользу, заманивая во всевозможные капканы все новых и новых бедолаг. За свою последнюю “работу” он даже был премирован где-то “заработанным” новыми товарищами DVD-плеером.
        Вот и в этот раз он рассказал о каких-то людях из какого-то Верхнежопинска, продающих золото и камешки через его школьного товарища. Выслушав доклад, Дохлый немедленно послал своего человека за сувенирными долларовыми купюрами, именно ими Вадька и расплатится, ну а Дохлый с парнями его подстрахуют если что. Но, как правило, этого и не требовалось, в таких случаях Вадька просто передавал из рук в руки фальшивки и уходил, получив товар, увязая в трясине все глубже и глубже - потерпевшие сталкивались только лично с ним. Он был как червяк-приманка на удочке Дохлого, которого, в конце концов, все-таки съедят. Это понимал и сам Крупнов. Именно поэтому и пытался выкупиться хотя бы и за счет Карагодина.
        После того как купюры были куплены, а люди собраны, стали договариваться о встрече.

* * *
        Ирка в третий раз прослушивала записанный на диктофон рассказ Грубмана. Не потому что боялась пропустить что-то ценное, ей просто очень понравилось отступление старика по поводу жестокого лица Федорова. Очень романтичный персонаж получался и совсем не совпадающий с имеющейся фотографией. Сколько она в нее не всматривалась - ничего особо жестокого, приятное мужественное лицо с тонкими интеллигентными чертами. А так она была согласна с Денисом - именно за перечисленный набор качеств выбор и пал на Федорова.
        Денису же эти романтические отступления были смешны. Мало ли у кого какое лицо. По долгу службы он видел и благообразные лица со слабыми подбородками у редких по жестокости душегубов. Да взять, например, всем известную рожу того же Павлика Эскобара. Ну уж никак она не подходит для главы крупнейшего наркокартеля - в лучшем случае кинотипаж провинциального инженера. В общем, по опыту своей службы майор Алексеев ни в грош не ставил Ломброзо.
        После такого явного успеха с Грубманом казалось, что и Елена Владимировна Скобцова-Соловьева сможет добавить по делу что-то очень существенное. Как-никак возлюбленная, да и находилась тогда в Москве, а не в далеком от главных событий Сарове.
        Только идти к ней сотрудницей ФСБ Ирке не хотелось, тем более, что в отличие от того же Дениса, она и права такого не имела. Выплыви подобный вояж наружу, не трибунал, но очень серьезные неприятности вплоть до увольнения. Да и сама Елена Владимировна не атомный ученый, и вряд ли привычна к спецслужбам, еще разнервничается и зажмется. Тем более что даже у видавшего виды академика чуть приступа не было, та ведь тоже давно не девочка, все-таки возраст.
        Самое разумное - журналисткой. Тем более изданий сейчас как собак нерезаных, и тема будет интересная - “Неизвестные герои атомной гонки”, все-таки Елена Владимировна историк, да еще с научной степенью, вдруг сама захочет прочитать лекцию молодой и неопытной интервьюерше.
        Заоблачные надежды и ожидания себя не оправдали. Проблемы начались с самого начала. Договориться о встрече со Скобцовой-Соловьевой оказалось в разы труднее чем с академиком Грубманом. Трубку телефона поднял внук, почему-то сразу заподозривший в Ирине агента по недвижимости. Похоже, Фролова была не первой “журналисткой”, напрашивавшейся на интервью. Впрочем, и внука, и псевдо-журналистов можно было понять - квартира в сталинской высотке на Котельнической настоящее богатство. За такую убьют и не поморщатся. Времена смутные. Сам он бабушку к телефону не подпускал, требовал, чтобы все передавали через него.
        Поначалу Ирина психанула и хотела уже бросить трубку, но потом смирилась. Она журналистка, пишет про создателей советской атомной бомбы. Его бабушка была знакома с одним из них. Его звали Сергей Валентинович Федоров, 1921 года рождения. Он трагически погиб в 1949 году. Вот о нем она и хотела бы с ней поговорить. После этих слов на той стороне послышались гудки, внук повесил трубку.
        В принципе, ничего страшного. Даже хорошо, пусть Денис с ней треплется. ФСБ не откажешь. Не успела она всего этого подумать, как раздался телефонный звонок. Пожилая женщина спрашивала, когда журналистке удобно побеседовать с ней, сама она постоянно дома.
        Глава 45
        Вопреки ожиданиям, внук оказался очень приятным и вежливым молодым человеком. Первое, что он сделал, это извинился за грубость, но риэлторы реально достали - их в дверь, они в окно. Извинившись во второй раз, он пошел готовить чай с угощениями, оставив бабушку наедине с Ирой. Не успела самозваная журналистка включить диктофон, как Елена Владимировна сразу спросила, откуда, вообще, известно об их знакомстве. Услышав, что в личном деле Федорова, хранящемся в архивах ФСБ, имеются показания агентов следивших за ним, старая женщина то ли в шутку, то ли всерьез поинтересовалось, не снимали ли их встречи на камеру или фотоаппарат. Ира успокоила ее, только письменная фиксация, встретились во столько-то, расстались во столько-то. Ни разговоров, ничего. Ну не было тогда еще подходящей техники для абсолютного контроля и слежки за интересующим лицом.
        Самым неприятным оказалось то, что Елена Владимировна только сейчас узнала, во-первых, что Сергей работал на атомном проекте, во вторых, что он погиб в далеком 1949 году. Считала, что он ее просто бросил. На последней встрече они поссорились, а Сережа был мужчина не только видный, но и очень денежный, рассказывал ей про свою артель. Теперь понятно, какие то ли радиоприемники, то ли телеприемники, она уже не помнит точно, в этой “артели” делали. Это ведь было после войны, тогда за таких мужчин девушки конкурировали как сейчас за олигархов.
        Разговор прервал внук. На столике он прикатил чай с пирожными и сразу исчез у себя в комнате.
        Неожиданно Елена Владимировна заплакала.
        - Даже не представляла, что я была так дорога Сергею. Теперь понятно, откуда эта квартира и пенсия.
        Ирина попыталась успокоить женщину.
        - У вас ведь родители очень заслуженные перед Советским государством. Могли и за них дать.
        Скобцова-Соловьева вытерла слезы и внимательно посмотрела на Фролову.
        - Нет. Не могли. Сталин после войны здорово прижал старых революционеров, тех кого не добил до нее. Спасибо, что не посадил. У всех знакомых проблемы были, а на нашу семью как из рога изобилия посыпалось. Именно с лета 1949 года. Я ведь грешным делом думала, что отец какой-нибудь важный донос написал или что-то подобное. Ну какой от нас еще был прок?
        Дальше заслуженная пенсионерка начала рассказывать, как их семья просто стенала под гнетом коммунистов. Поначалу Ирке захотелось просто двинуть в нос этой “советской барыне”, но возраст не позволял. Поэтому, сославшись на недостаток времени и поблагодарив за рассказ, она как можно быстрее выскочила из квартиры.
        Здесь был облом. Конечно, резкое улучшение благосостояния возлюбленной Федорова с 1949 года лишний раз подтверждало Иркину теорию о путешественниках во времени, но и без этого Денис во все это уже поверил, даже составил запрос на случай, если кто через адресное бюро будет ее искать.

* * *
        Тем временем стороны готовились к встрече. Дохлый лично загрузил только что купленные тут же в ларьке за углом сувенирные доллары в видавшую виды еще советскую стиральную машину.
        Такой способ старения денег они подсмотрели в каком-то не нашем фильме про мафию. В первый раз купюры без особого результата крутили почти час, пока кто-то не догадался бросить к бумажкам пару теннисных мячиков. С тех пор их ноу-хау занимало минут пять-семь.
        Все было привычно, правда на этот раз одного Вадима будет мало. Для достоверности нужен кто-то, кто проверил бы камни и золото. Роль оценщика взял на себя склонный к лицедейству Дохлый. Ради достоверности образа он лично поехал на рынок “Горбушка”, где приобрел какой-то офтальмологический девайс - нечто вроде повязки с увеличительными стеклами на оба глаза.
        Как это не удивительно, но одетый на голову прибор сразу придал Дохлому весьма интеллигентный вид. Низкорослый и хилый, с таким прибамбасом на голове он, действительно, выглядел как какой-нибудь киношный ювелир. Вволю насмеявшись, компания злоумышленников была полностью готова к встрече.
        Их же визави ничего радостного и веселого в новом для них действе купли-продажи не видели. Карагодин ходил по комнате как тигр по клетке, его беспокойство передавалось и другим. С одной стороны ребят радовала такая реакция Романа. Вряд ли он так неуверенно вел бы себя, если бы хотел их как-то обмануть. С другой стороны, какая разница кто, если их обманут.
        Неожиданно раздался звонок в дверь, оказалось, что это приехала мать Карагодина. Извинившись перед знакомыми Ромы, она объяснила, что ей только очки взять, а то ее разбились на даче.
        Естественно, женщине никто не поверил. Понятно, что ей было интересно посмотреть на новых жильцов, а может и сам Роман попросил подъехать, ненавязчиво давая понять, что случись с ним что, имеется свидетель способный всех описать.
        Вид и общение новых жильцов успокоил Наталию Васильевну. Сразу видно, хоть и молодые, но приличные люди. Такие спокойные, обстоятельные, культурные. Почему-то при общении с ними ей вспомнилось детство, когда взрослые собирались, то точно так же себя вели. Кто бы мог подумать, что глубинка почти не изменилась. В общем, вернулась на дачу она со спокойным сердцем - похоже, действительно, Ромка с какими-то старателями познакомился, сразу видно, что молодые люди не бандиты. Плохо только, что врал ей, будто нашел алмаз. Но в этом его не исправить, такой уж уродился.
        После ухода матери Роман чувствовал себя совсем неуютно, он понимал, что ребята считают, что ее приезд был специально им срежиссирован как некая гарантия безопасности.
        Молчание и переглядывание нарушил Кимов.
        - Это правильно сделал. Береженого Бог бережет.
        Роман лишь кивнул, смысла переубеждать не было. Тем более, похоже, все удачно получилось. Не будет же он им рассказывать о сделанных тайком фотографиях Кимова и Семенова. Федорова и Акопяна он так и не смог сфотографировать, возможности не было, они постоянно дома сидят. Пусть лучше думают, что он матерью застраховался, тем более, что адреса дачи они не знают и ей ничего не угрожает.
        На данный момент Вадьке Роман доверял куда меньше чем своим новым товарищам и работодателям с килограммами золота и россыпью алмазов. Вчерашняя уверенность в старом школьном друге сменилась какой-то беспокойной тревогой. Все-таки Вадька есть Вадька и вряд ли с возрастом он стал лучше. Все больше Ромке казалось, что он сделал большую ошибку. Сразу вспомнилось, как его обманули с той паленой водкой. Там, правда, знакомые не со школы, но что это меняет, тоже считал чуть ли не за друзей.
        - У тебя доллары есть? - неожиданно голос подал Акопян.
        - Зачем тебе? - хмуро поинтересовался Семенов. Для него было понятно, что с такой неуверенностью Романа ничего делать нельзя. Надо отказываться от встречи, только как убедить в этом Федорова, который торопится как на пожар. Арсен рассказывал, что пока они вдвоем прозябали в квартире, Сергей неотрывно смотрел политические передачи и читал купленные, в общем, специально для Акопяна газеты - от корки до корки. С одной стороны было интересно, что же “академик” высмотрел и вычитал, что старается легализоваться как можно быстрее, с другой - риск был явно неоправданный.
        - Пощупать. У меня хорошо развиты тактильные ощущения.
        Услышав слово “тактильные” Кимов вытянул лицо, это слово почему-то ассоциировалось у него с чем-то неприличным.
        Поняв это, Арсен уточнил:
        - Тактильные. На ощупь очень чувствительные. Ну, осязание хорошее.
        Услышав это, Игорь уже не выдержал и прыснул от смеха.
        Пытаясь отогнать тревожные мысли, Роман стал очередной раз оценивать новых знакомых. Главным явно был молчаливый Федоров, достаточно независимым и авторитетным Семенов, Кимов, похоже, отвечает за силовой блок, этакий казак лихой. Ну а тактильный армянин - самый младший в этой иерархической лестнице.
        - Если они подсунут нам фальшивку, то я по структуре бумаги на ощупь определю. Глаз обмануть просто, а вот пальцы нет. Меня в институте на практике в банке этому учили. Осязание у меня хорошее. Лучше всех в группе был. Даже… - после “даже” Арсен замолчал, потому что его пальцы оказались чувствительнее даже пальцев девчонок, лучшими в группе. Но в мужской компании рассказывать, что его рука нежнее девичьей ни к чему, еще не так поймут, тем более, что Кимыч уже заранее ржет.
        Не дожидаясь продолжения разговора, Карагодин полез за заначкой. Честно говоря, тактильная чувственность Акопяна его совсем не удивила, Арсен явно не тянул на уголовника. А вот финансовое преступление - вполне, аферил что-то в своем таджикском банке. Все-таки интересно, за что сидели остальные. Кимыч, понятно - уголовка. А вот Семенов с Федоровым даже не представить. Тоже, наверно, по финансам и, скорее всего, с Арсеном. Ну не попасть такому человеку в банду без протекции, он там будет балластом, а лишний, бесполезный человек, за которого еще и “мазу тянешь”, на зоне совсем не нужен. Так что они его, наверняка, знали заранее, до посадки. Выстроив таким образом на первый взгляд логичную и непротиворечивую биографию для каждого, Роман несколько успокоился - все-таки не отморозки. Если только Игорь немного. От всех этих размышлений его оторвал приглушенный голос Федорова.
        - Кимыч, хватит ржать. Надо заранее обдумать что делать, если они попытаются нас обмануть. А это, сам понимаешь, полностью твоя епархия.
        Услышав это, Карагодин вздрогнул, что имел в виду их старший, назначая именно Игоря ответственным, было понятно и без пояснений.
        Глава 46
        У двери, вся белая, но, тем не менее уверенно державшись, стояла хозяйка квартиры. Что называется, досдавалась. Именно она и обнаружила трупы, придя сменить белье. Сдав за неплохие деньги на сутки свое жилье, женщина ожидала, что это для “ночи любви”, а оказалось для дня или вечера “длинных ножей”.
        До приезда судебно-медицинского эксперта у следователя Николая Лютого было время осмотреть место убийства. В принципе, они должны были бы прибыть вместе, но сразу четыре жмура это очень серьезно, поэтому вместо дежурного медика ждали руководителя группы, а тот задерживался. Пока же криминалисты везде снимали пальчики, а кинолог с собакой уже отдыхали - убийца или убийцы скрылись на машине, и след был утерян.
        Труп Дохлого не нуждался в представлении. Личность широко известная в узких кругах. Вор “старой школы”, кидала, в последнее время специализировавшийся на недвижке. Но, в общем, ничего особенного в его насильственной смерти не было. Не того масштаба личность в уголовном мире, из-за которой разгорелась бы серьезная война, хотя, местные разборки не исключены. Так что ухо придется держать остро, на районе могут начаться неприятности.
        Тут же тела еще трех человек, вероятно, его подельников. Рожи на первый взгляд незнакомые, но, по словам бродившего рядом опера, точно имеющиеся в картотеке. По крайней мере, у одного блатные наколки на пальцах. В общем, все похоже на рядовые разборки с братками “новой школы”. Те, как люди самоуверенные и при этом тупые, как правило, оставляют на месте преступления отпечатки обуви или даже пальцев. Не хватает терпения и аккуратности все тщательно за собой прибрать. Так что главное сейчас не столько самому руководить, сколько не мешать работе опера и экспертов. А там следы, картотека, осведомители и дело в шляпе.
        После поверхностного осмотра настроение ухудшилось. Однозначно кавказцы. Или чечены или даги. Все убиты ножом. Причем, весьма профессионально, судя по вытекшей крови, на каждого по одному удару. Это не истеричное многократное тыканье новичка. Еще неприятней было то, что стволы убиенных они так и не взяли, а ведь на тех глушители. Значит, имелись свои, но все равно предпочли холодное оружие. Хорошо еще если на баранах натренированные, а если боевики? В общем, дело на глазах превращалось все в более и более серьезное.
        Страшны были не кавказцы, а то, что из всего этого могло вырасти. Им только межнациональных разборок не хватало. В таком случае конфликтом могут воспользоваться и по-настоящему авторитетные люди, а Дохлый, при всей своей не великой значимости, может оказаться полезным казус белли при очередном переделе территорий.
        Или даже хуже, воришка столкнулся с настоящими действующими боевиками готовящими теракт, чем не версия?
        Хотя, во всем можно найти и плюсы. С таким раскладом придется ставить в известность ФСБ, может и все дело удастся на них спихнуть. То, что расследование повесят на него, Николай не сомневался, больше просто не на кого. Нерядовой разборкой заниматься не хотелось. Там где серьезно, там деньги, начальство, звонки, а случись что - козел отпущения простой служака типа него.
        За окном послышался шум подъезжающей машины. Лютый посмотрел в окно. Вот и эксперт, действительно, руководитель, лично Кефирыч. Не дожидаясь звонка, следователь пошел открывать дверь. Как и ожидалось, перед квартирой стояли соседи. Участковый, вместо того чтобы их отогнать, что-то живо с ними обсуждал. Сделав выговор нерадивому милиционеру и разогнав зевак, Лютый торжественно встречал медэксперта.
        Еще бы, сам Кефирыч, личность в московских правоохранительных органах легендарная. Мужику за семьдесят, от того и такое погоняло, а он работает, да как. Самое скверное, никакой достойной замены не предвидится. Кто помоложе да смышленей - разбежались. Зарплата никакая, а в лапу не дают, что с мертвяка взять, тому уже все равно. Вот и приходится на сложные и резонансные дела самому старику ездить. Молодые запротоколируют, да так, что потом и не разгребешь, хоть медиков со скорой вызывай - толковее.
        - Всех ножом зарезали, одним ударом. Похоже, кавказцы - доложил свои первые впечатления Лютый.
        Кефирыч лишь кивнул головой и начал осматривать трупы. Перевернул одного, второго, третьего.
        - Ничего не скажешь, грамотно били. Я бы скорее на медика подумал, ну или того, кто на людях удар поставил - эксперт со значением посмотрел на следователя. Дав понять всю серьезность момента, продолжил: - Сам понимаешь, чем пахнет.
        Николай лишь кивнул головой, только боевиков им не хватало. Кефирыч, между тем, остановился перед телом Дохлого. Перевернул сначала на один бок, потом на второй.
        - А где ты у этого ножевое нашел?
        Лютый почесал затылок.
        - Думал, как и у остальных. До вашего приезда никого в комнату не пускал, криминалист только осмотрел. Пока никаких следов.
        - Это правильно сделал. А то я подзадержался. Запарка.
        Кефирыч еще повертел Дохлого, благо тот мелкий и легкий.
        - Нос ему сломали. Но тоже грамотно. Одним ударом на тот свет. А тебя поздравлять точно не с чем. Очень уж профессионально сработали и ножом, и ударом. Очень. Ножом, думаю, всех троих один человек кончил - высказав все это, медэксперт повернулся к криминалисту.
        - У тебя есть что-нибудь?
        Тот лишь сокрушенно покачал головой.
        - Никаких следов, все затерли. Чисто как в аптеке, не братки точно.
        Лютый обреченно покачал головой. Вот и Кефирычу с Ильиным не понравилось. Чувствуется, намучается он с этим делом, если на фсбшников свалить не удастся.
        - А в другой комнате, на кухне?
        - Там ничего не тронуто, судя по всему, не заходили. Я отпечатки снял, но, думаю, глухо. Кстати, не исключаю что женщина, очень уж тщательно зачистили.
        Женщина, это было неожиданно. Поэтому Николай решил сразу уточнить:
        - Олег Евгеньевич, это могла быть женщина?
        Кефирыч опустил глаза, словно что-то подсчитывает, потом как-то странно помотал головой, будто отгоняет какую-то мысль, которая никак не хочет выходить из головы, и, помолчав еще с десять секунд, все-таки подтвердил возможную догадку криминалиста.
        Глава 47

^Кадр из фильма "Адъютант его превосходительства"^
        - Я же говорю, очень грамотно били. Ни костей, ни хрящей не задели. И силы особой не надо, и нож нигде не задерживается. Троих сразу положил, они и дернуться толком не успели. Хотя, траектория ударов конечно странная - сказав про траекторию, Кефирыч снова ушел в себя.
        - Положила - подправил медика криминалист, похоже, он был уверен, что это баба.
        Возможная женщина несколько улучшила Лютому настроение. Вряд ли террористка, скорее всего медик, хирург какой-нибудь. А это уже несравнимо лучше. С другой стороны, женщина могла быть вместе с убийцей или убийцами, и только потом все так тщательно, прямо-таки с фанатизмом, убрать. Ну не верится, что даже опытный хирург смог бы покрошить нескольких блатных, что они и дернуться не успели. Все-таки, конечно, какой-то профи, а не медик.
        Наконец Олег Евгеньевич вышел из своего странного, пришедшего так не ко времени транса и подозвал Лютого:
        - Ладно, давай протоколировать. Бери бумагу, я тебе по медчасти надиктую.
        Пока тела загружали в труповозку, Николай продолжал наблюдать за Кефирычем. Старик вел себя не совсем адекватно. То задумается, то головой тряхнет, будто все продолжает отгонять какую-то навязчивую идею. Главное, так ушел в себя, что и не замечает, что на него смотрят. Теперь говорить с собой начал, убеждать в чем-то. Все-таки возраст и у него дает себя знать.
        - Олег Евгеньевич, вам плохо?
        Вопрос Лютого вывел Кефирыча из прострации.
        - Да так, воспоминания нахлынули. Назначай судебно-медицинскую экспертизу, сам проводить буду, но если не ошибаюсь, то странно. Очень странно.
        - Как разберетесь, сразу мне. Договорились?
        - Конечно, Коля. О чем речь.
        Кефирыч на прощание пожал следователю руку. Он был ему благодарен за то, что тот не посмеялся над стариком, а привел его в себя, вовремя задав вопрос.
        Лютому же было очень любопытно, что же такого странного во всем этом деле увидел этот именитый и известный на всю Москву судебно-медицинский эксперт, но расспрашивать раньше времени не полагалось - Олег Евгеньевич ревнитель старых традиций и сообщает на месте только то, что считает сам нужным, все остальное - по установленному факту.

* * *
        - Я честное слово не знал. Клянусь. Ромка, ну скажи им - Карагодин посмотрел на Вадима. Ему было противно. Как же, не знал, так и поверили ему. Резко развернувшись, Роман отошел. Пусть делают, что считают нужным.
        - Осторожно, не наступи, тут кровь везде - поигрывая ножом, к Крупнову подошел Кимов. Вадим затравленно посмотрел вокруг. Объяснять этому отморозку, который за доли секунды зарезал трех человек, даже неплохо владеющего ножом чечена, было бессмысленно. Взгляд остановился на армянине, с этим тоже бессмысленно. Вадим видел как хитрый Дохлый, когда дело дошло до поножовщины, попытался прорваться через Акопяна, как самого хилого среди противников. Тот картинно преградил ему дорогу, обманным выпадом вынудил Дохлого попытаться его оттолкнуть, а сам одним ударом ребра ладони по носу уложил Дохлого, да так, что у того даже кровь из глаз пошла.
        Оставались двое, так и не принявшие участия в бойне. Они стояли у выхода из комнаты, у каждого пистолет с каким-то здоровенным самодельным глушителем. Обращаясь к ним, Вадим поднял руку, будто школьник в классе.
        - Меня нельзя убивать. Мне звонил Роман, потом я его телефон узнавал у Виноградовой, она в милиции работает, потом звонил ему, честно - в эту минуту Вадька сам верил, что узнавал номер телефона через Ольгу, а не записал благодаря АОН. - Все это милиция сразу узнает. Ромка, подтверди, ты будешь первым подозреваемым! Тебе это нужно? Вам это нужно? Даже если вывезете труп, то мать искать будет. Опять на Ромку выйдут.
        Сказав это, Вадим развел руками, мол, так получилось. Еще раз проиграв в голове то что сказал - понял, а ведь деваться им некуда. Еще раз соврал:
        - Я клянусь, что не знал о кидке. Этот знакомый квартиры продавал, говорил деньги вложить нужно. Не виноват, честно.
        Кимов оглянулся на Федорова с Семеновым, вроде парень все логично говорит или он что-то упустил? Те тоже задумались. Значит все по делу.
        Игорь понимал, что привычная обстановка сейчас только для него, никто из группы не имел опыта рукопашных, даже фронтовики Федоров и Семенов. Один на “катюшах”, другой торпедоносец, оба громили врага издали. Так что еще удивительно, что все себя так спокойно ведут. Особенно Ромка и Арсен. Акопян, вообще, молодец. А они еще спорили в центре подготовки, сможет ли Аресеныч применить свои боевые навыки. Смог, да как, прямо как учили инструкторы - обманный выпад и секущий удар ребром ладони у основания носа, в результате которого обломки раздробленных костей входят в мозг и все. А главное, пока никакого отходняка, держится как бывалый боец.
        - Нужно убрать все следы - голос подал Федоров. Вадим исподлобья взглянул на него, вот кто значит у них главный.
        - Я все сделаю - Крупнов вскочил и глазами стал искать подходящую тряпку.
        - Сиди на месте, слишком уж ты хитрый - стащив куртку с одного из убитых, Акопян принялся протирать все, до чего они только могли дотронуться. К нему подошел Семенов, он посчитал, что необходимо помочь Арсену, дабы не создавалось впечатления, прежде всего у самого Акопяна, что как самый младший тот обязан выполнять черную работу за всех.
        - Оторви кусок.
        - Не надо. Я на тебя понадеюсь, ты на меня и чего-нибудь пропустим.
        Услышав это, Федоров усмехнулся. Арсен впервые за все время взял на себя не просто руководство, но даже и ответственность - ведь если что, то виноват будет только он, именно он сейчас отвечает за уничтожение всех следов их преступления. Так хоть на Юрку свалить можно было бы. Быстро мальчик матереет. Даже интересно, что из него вырастет.
        - Можно газ включить и свечку поставить, здесь где-то была. Все следы уничтожим. - Вадим изо всех сил пытался выслужиться, неизвестно, что придет этим психам в голову. Не ожидал он от Ромки, что тот в такую компанию попадет. Здорово время их всех проутюжило.
        - Газ нельзя. Люди кругом.
        - Да, точно. Не подумал - выслужиться не удалось. Но хорошо, людей не хотят трогать. И это этот, с ножом. Вспомнился недавно рассказанный ему анекдот про киллеров - “за такие деньги номер квартиры не надо”. Значит не такое зверье, как в начале показалось.
        Наконец, Акопян посчитал, что завершил работу. Пора было убираться.
        - Ты вести машину сможешь? - Ромка утвердительно кивнул головой.
        - Даже самому удивительно. Столько убитых, а мне хоть бы хны.
        Федоров вопросительно посмотрел на Кимова - мол, ты специалист, чего нам ожидать после такого боевого крещения?
        Игорь отстраненно пожал плечами и спокойным, даже слишком, голосом ответил в общем банальной и известной всем истиной:
        - Люди всю историю режут друг друга. Это в кино и книгах все чувствительные. А так, раз истерики сразу ни у кого нет, то и дальше нормально. По крайней мере, по моему опыту - про себя же подумал, что ребят еще не раз передернет от случившегося, особенно ночью, перед тем как заснут, но ничего более серьезного случиться с ними теоретически не должно.
        Федоров удовлетворенно кивнул головой. Это его устраивало.
        - Роман, ведешь машину, Акопян и Кимов берите этого хитрого и домой. А мы с Юрой на транспорте доберемся, хоть город в первый раз посмотрю.
        - У меня тут машина стоит. По двум разместимся - Вадим продолжал выслуживаться перед новыми “знакомыми”.

* * *
        Николай с детства обожал свою фамилию - Лютый. Коля Лютый, это всегда звучало. Даже в советское время, что уж говорить про “лихие 90-е”. Но фамилию свою он не оправдал, вместо того чтобы согласно ей стать крутым братком, он стал всего лишь следователем - “ментом поганым”.
        А вот для следователя “Коля Лютый” совсем не звучало.
        - Николай Лютый - представился он на вахте при входе в здание ФСБ, предъявляя паспорт и служебное удостоверение. Дежурный мельком сравнил его физиономию с фотографией, посмотрел в журнал приемов и направил:
        - Третий этаж. Триста сорок четвертый кабинет. Вас примет полковник Вячеслав Михайлович Грушин. Лифт слева. Проходите.
        В расследовании дела об убийстве Дохлого ничто не указывало на необходимость подключения ФСБ. Дело казалось рядовым. Сексоты тоже не отметили особого бурления или возмущения в рядах блатных. Дохлого знали, даже считали в какой-то степени за авторитета, придерживающегося понятий “старой синей школы”, но вовсе не за ту фигуру из-за которой возможны серьезные разборки в преступной среде. Его убиенные подельники, вообще, ничего не значили в иерархии преступного мира - так, сявки мелкие, коих сейчас если и не миллионы, то уж сотни тысяч минимум.
        Зато Кефирыч, благодаря своему более чем сорокалетнему опыту, похоже, нашел интересную зацепку для скорейшего раскрытия дела, правда, несколько неожиданную, но его авторитет требовал полной серьезности в ее оценке. В ней, никуда не деться, было необходимо содействие ФСБ.
        Подойдя к искомому триста сорок четвертому кабинету, Николай постучался и вошел. Там за столом сидел полноватый мужчина лет за пятьдесят. Увидев Лютого, он сразу встал. Такой уровень культуры был для Николая, мягко говоря, непривычен. Полковник ФСБ не просто для видимости оторвал свой зад от стула, а именно встал, и выглядело это абсолютно естественно и красиво, несмотря на вполне заметный излишний вес “аристократа”. Сразу вспомнился древний советский сериал из жизни белогвардейцев - “Адъютант его превосходительства”. Только там он нечто подобное видел, а вот так, в жизни, впервые.
        В управлении никто уже не помнил, почему Михалыч не просто полковник ФСБ, а пан-полковник ФСБ. На самом деле приставка “пан” появилась, когда он был еще капитаном.
        Глава 48

^Польская "конфедератка"^
        Во времена СССР, по обмену опытом, к ним, время от времени, приезжали союзные КГБ-шники от стран-участниц Варшавского договора. Михалыч же уже тогда имел привычку вставать, принимая любого посетителя, невзирая ни на звание, ни на пол, ни на возраст. Наверно, если бы к нему приводили подозреваемых, он вставал бы и перед ними. Это как-то само вошло в привычку, безо всякой задней мысли выделиться или показать свою культуру. Судя по всему, что-то далекое, еще из генной памяти. И вот на польских посетителей эта его манера произвела неизгладимое впечатление. Руководитель делегации, какой-то польский генерал тогда и сказал:
        - Настоящий пан капитан.
        - Настоящий капитан - поправил сопровождающий. Тогда “кичливый лях” презрительно глянул на ”восточного варвара” и четко, твердым голосом, не терпящим возражений, уточнил свою мысль:
        - Настоящий пан.
        И понеслось - пан-капитан, потом пан-майор, потом пан-подполковник, ну и, наконец, пан-полковник. Пан-полковник отлично знал про это свое прозвище - приставка “пан” к очередному званию, и не только не обижался за него, а даже гордился, действительно, неплохо звучало. А еще ему очень хотелось стать паном-генералом, поэтому он и возлагал серьезные надежды на расследование Дениса. Опыт службы ему говорил, что настоящее повышение получают не за настоящие, а именно за политические дела.
        - Вячеслав Михайлович - представился высококультурный ФСБшник и протянул руку.
        Поспешно протягивая в ответ свою, Лютый задумался, как отрекомендоваться ему. Выглядеть быдлом по сравнению с хозяином кабинета ему не хотелось. Да еще и разница в звании и возрасте.
        - Просто Николай.
        ФСБшник, а именно Михалыч или пан-полковник приветливо кивнул и посмотрел в бумаги.
        - Николай Лютый. Прекрасная фамилия.
        - Если только по молодости.
        ФСБшник понимающе кивнул. Действительно, когда тебе за тридцать это звучит не так эффектно как для пацана.
        В общем, с формальным знакомством было покончено, правила приличия соблюли обе стороны разных ведомств. Можно было и приступать к делу.
        Михалыч опять посмотрел в бумаги. Лютый про себя усмехнулся - играет. Дает понять, что занят, а я отвлекаю его от важных и секретных задач, мое же дело здесь даже не второстепенное.
        - Как понимаю, вас интересуют личные дела наших сотрудников, служивших в силовых подразделениях ведомства начиная с 1964 года. Так?
        - Только наоборот, которые начали службу до 1964 года.
        Михалыч с удивлением посмотрел на Лютого и подумал про себя: - Что за бред. Все в какую-то древность залезли. Что Денис с этими “меченосцами”, а теперь еще и милиция каких-то старичков-бодрячков ищет.
        Тем не менее, очередной раз вежливо улыбнувшись гостю, он и близко не показал своего удивления, а лишь извинился за недостаточно внимательное прочтение документа:
        - Извините. Сразу не понял. Но это сильно упрощает дело. Действующих сотрудников такого года точно нет. Так что вам хватит и имеющегося допуска, но, естественно, подписка.
        - Замечательно. Без вопросов.
        Пан-полковник открыл ящик стола и тут же вытащил форму подписки о неразглашении. Протянул ее следователю.
        - Так бы еще с Министерством Обороны обошлось - пробурчал Лютый, подписывая документ.
        - И Министерство Обороны?
        - Да. По площадям бомбим.
        Михалычу было, конечно, интересно, с чем связана непонятная активность простой уголовной милиции в делах силовиков начавших службу до 1964 года. Однако спрашивать об этом в лоб было непрофессионально, но профессионально было все равно все узнать об этом.
        Пан-полковник поднял трубку телефона.
        - Ало. Ирина Степановна, здравствуйте! Хотел бы одолжить вашу тезку. Да, Фролову. Спасибо. Не в лесу живем, сочтемся - положив трубку на место, Михалыч пояснил:
        - Сейчас зайдет архивист-секретчик, Ирина Владимировна Фролова. Работать будете с ней.
        Раздался стук. В кабинет вошла Ирка.
        - Ирина. Вот следователь из МВД.
        - Николай - тут же представился Лютый.
        - Лютый - не замедлил добавить Михалыч.
        - В смысле? - не поняла Ира.
        - Это фамилие такое - бездарно копируя голос Табакова/кота Матроскина, пояснил Николай.
        На вполне уместную шутку Фролова для приличия улыбнулась и пригласила за собой:
        - Идемте.
        Как только Лютый повернулся, Михалыч тут же подмигнул Ирке - мол, узнай поподробнее, из-за чего весь этот сыр-бор. - Ирка понимающе кивнула в ответ - непременно узнает и доложит.

* * *
        Вадим сидел на табурете в квартире Романа, хорошо хоть не связали. Обстановка была, мягко говоря, не богатая. По крайней мере, стала понятна причина по которой его школьный друг пустился “во все тяжкие”. Не от хорошей жизни. Только, похоже, сам Карагодин не понимает с кем связался.
        Несмотря на свое спортивное прошлое, Вадька драться не умел, у него был гораздо более важный талант - он очень быстро бегал, что полностью заменяло ему любые боевые навыки. Так что драться Крупнов не только не умел, но и не хотел уметь. По роли своей деятельности он несколько раз не то, чтобы участвовал в серьезных потасовках, скорее был их свидетелем. Со стороны драчуны выглядели довольно жалко. Это в кино, когда схватку ставят всякие хореографы, все красиво выглядит, ну или в спорте, когда есть судьи, правила и даже врачи на всякий случай. А вот в жизни скорее пародийно. Какие-то несуразные прыжки, неуверенные удары. Даже падения как при замедленной съемке. Может, конечно, у профи и получше, но ему приходилось видеть лишь схватки любителей.
        Но то, что произошло тогда с Дохлым, это совсем другое. Нет, в кино это не снимешь, слишком быстро. За какие-то доли секунды три зарезанных человека, пытающийся спастись Дохлый, его столкновение с субтильным кавказцем, мгновенное движение рук, и вот он лежит на полу, а из его глаз течет кровь. Зря ребята считали себя суперменами, а вот у него хватило ума, увидев, что бежать некуда - выход перекрыт, просто присесть в уголок на корточки и поднять руки вверх, как какой-то военнопленный. И не ошибся, теперь вот в плену. Знать бы только, распространяются на него конвенции или нет.
        Ерзая на табурете он удивлялся сам себе. Выброс адреналина от всей этой кровавой бойни почему-то ударил в мозг. Это надо же, так быстро все понять и описать, почему его нельзя грохнуть, а как с Виноградовой сразу придумалось. Вот уж точно, хочешь жить, умей вертеться.
        Глава 49
        Было некоторое беспокойство, что сейчас эти непонятные мужики все продумают и его прибьют, а тело куда-нибудь вывезут. Но он тогда не зря сказал про мать. На самом же деле, если она и забеспокоится, то только месяца через три, а то и позже. Не то, чтобы они поссорились, просто авантюрная жизнь Вадима не располагала к домашнему очагу. Он мог приехать к матери с центнером дорогущих подарков, а потом пропасть на полгода - ни слуха, ни духа. Так и жили. Только Ромка этого знать не может. Наоборот, он должен отлично помнить его маму. В младших и средних классах, когда они дружили, он заходил к Вадиму и всегда получал от его матери глазированный сырок, а потом они вместе шли играть в футбол или войнушку. Ну а кроме мамы и беспокоиться особо некому. Точнее есть кому, но те такие же как и он сам. Посчитают, что после неудачного “кидка” от кого-нибудь прячется и искать его незачем, а если спрятаться не успел, то уже и ни к чему. Как это не печально, но все зависит от Ромки, насколько он важен этим зверям в человеческом обличии. Выход ведь только на него. Так что вполне могут прикопать обоих, если
посчитают, что Карагодин им больше не нужен. Такие церемониться не будут. Интересно, понимает ли это сам Роман, а если нет, то как бы остаться с ним один на один и все это ему объяснить.
        - Чего ты ерзаешь? В туалет хочешь - иди. Тебе никто не мешает.
        Все бы было хорошо, но сказал это не кто-нибудь, а именно тот мужик, который только что зарезал его подельников. Вроде, наоборот, должен показывать свою жесткость и крутизну, мол, такой терминатор, а нет, ведет себя как абсолютно нормальный человек. Плохой признак. Это значит, что убить своими руками трех человек для него абсолютно обыденное дело. Никакой рисовки. Все-таки странных друзей нашел Ромка, таких отморозков Вадим и среди блатных не видел.
        Для себя же Крупнов уже составил план, что будет делать. Все обещать, со всем соглашаться, но при первой возможности бежать. Сначала от них, а потом и из города. На поезд и в Донецк, на Украину. Там у матери брат. Правда Карагодин знает про Донецк. В детстве Вадик ему часто про дядьку рассказывал, он ведь к нему на каникулы ездил. Поэтому домой даже не заедет, сразу на вокзал, чтобы не терять ни минуты. Денег должно хватить, паспорт при себе. Там одолжится на первое время и минимум на год тур по самостийной Украине. А может и больше, вдруг понравится.
        Послышался шум шагов. Вадим поднял глаза, в комнату вошел кавказец.
        - Кимыч, ты паспорт и деньги взял? - он обращался к убийце с ножиком.
        - Нет, только на оружие проверил - сказав это, Кимов собирался встать, но Акопян его остановил.
        - Сиди. Я сам.
        Не торопясь подойдя к Вадиму, он просто протянул руку. Повторять про паспорт и деньги не стал, тот и сам должен был все слышать.
        - Вот и уехал в Донецк, и денег хватило, и документы при себе - думал Вадим, безропотно передавая в руки Арсена содержимое своих карманов.

* * *
        К удивлению Лютого, Ирина привела его не в архив или какую-нибудь библиотеку, а в небольшой кабинет с одиноко стоящей персоналкой и двумя стульями. Как-то не так он все это себе представлял.
        Выяснилось, что все, что можно сейчас сделать, это только составить запрос в архив ФСБ. Но это не так просто как он думает, это нужно сделать грамотно. С одной стороны подобная грамотность нужна чтобы не получить десятки тысяч ненужных личных данных, а с другой, что бы в эти тысячи не затесался кто-то требующий особого допуска. А тогда уже Николаю придется решать, что конкретно делать - пытаться выбить допуск или обойтись без секретных имен, которые ведь могут быть завязаны и на несекретные и тогда можно остаться, вообще, без всего.
        На робкое замечание Лютого на обещание начальника, что для 1964 года особый допуск не потребуется, Ирка скорчила рожицу, которая в переводе означала слова незабвенного папы-Мюллера из “Семнадцати мгновений весны”: “Они все фантазеры, наши шефы… Им можно фантазировать - у них нет конкретной работы…”.
        - Вы же понимаете, что все сотрудники, зарегистрированные до 1964 года, это сотня, если не сотни тысяч человек. Вам и за год не разобраться даже с теми, кто без допуска. В чем конкретно дело?
        Слушая разъяснения Фроловой о важности грамотного запроса, Лютый про себя усмехнулся. - Молодец. Выпытывает у него суть дела. Особенно понравилось про особый допуск, тонкий намек - не расскажешь, вообще ничего не получишь. Делиться подробностями следователю не хотелось. Хоть ничего секретного на сегодняшний день и не было, но мало ли во что это потом выльется. Однако, судя по всему, все равно придется раскалываться, хитрая девчонка ясно дала понять, что иначе он уйдет ни с чем. Решив информировать по минимуму, Лютый начал рассказ.
        - Нас интересуют люди владеющие - тут Николай задумался, как бы сформулировать. Но ничего кроме слова “искусство” в голову не приходило - искусством ножевого боя. Владение ножом.
        - В смысле, я тоже ножом владею, знаете как кур потрошу? - Ирина врала, она даже свежую рыбу никогда не покупала, чтобы не делать той сеппуку. Не то, чтобы она ее жалела, просто кишки и все такое были ей очень неприятны. Как-то обходилась всем покупным и потрошенным.
        - Ну, там специальные курсы какие-нибудь.
        - Все проходят КМБ. Тогда, наверно, еще штыковой бой туда входил. Длинным коли, коротким коли. Штык, штык-нож.
        Николай понял, эта дамочка будет тупить до тех пор, пока все у него не выведает. Можно понять. ФСБ все-таки. Да вроде и скрывать нечего.
        - Расследуем убийство. Четыре трупа. Жалеть некого - братки.
        Ирина понимающе кивнула головой - Действительно, раз братки, то по-другому и не скажешь.
        Николай продолжил.
        - Трое зарезаны ножом, один убит ударом в нос.
        - Ножом?
        - Нет. Я сам удивился. Раньше думал, что в нос не страшно, ну там сломаешь, свернешь. А оказывается, если умело бить, то осколки входят в мозг и мгновенная смерть. Но надо грамотно ударить.
        Услышав это, Ира даже потрогала свой нос. Потом, поняв, что сделала это прямо на виду у Николая, рассмеялась.
        - Каратист какой-нибудь. А ножи?
        - С ножами самое интересное. У нас есть один судебно-медицинский эксперт, Ке.
        Тут Лютый прикусил язык. Чуть при незнакомой девушке не назвал Кефирыча Кефирычем. Только не хватало показать свое неуважение к коллеге. Хорошо не успел, иначе полным чмом бы выглядел, причем, не столько в ее, сколько в своих глазах. Уж кого-кого, а Олега Евгеньевича он уважал по-настоящему.
        - Еще с шестидесятых работает или даже с пятидесятых, не помню. Человек-легенда. Так вот, он как раны увидел, просто ошалел. Говорит, именно с такими столкнулся только в самом начале своей карьеры. Как только пришел. Один в один все порезаны, как резали спецназовцы в то время.
        Ирка удивилась.
        - А сейчас и после Афгана, и после Чечни, спецназовцев как собак нерезаных. Причем тут 64 год?
        Николай сделал таинственное лицо и вытащил из кармана записную книжку.
        - Для спецподразделений были специальные ножи - тут он впился в книжку, перелистывая страницы.
        - Нашел. Нож разведчика НР-40 и НА-40. 1940 года. А вот с 1943 года появился новый нож разведчика НР-43 - “Вишня”. У них принципиально разная цуба. Ну это…
        - Я знаю что такое цуба - Ирка руками показала, что это такое перекрестье у ножа защищающее руку. - Еще гардой называется - гордая своими познаниями в холодном оружии добавила Фролова.
        - Правильно. Рукоятка тоже разная. Соответственно изменилась и техника боя. Нам непонятно, а разведчики понимают.
        - И судебно-медицинского эксперты.
        - Именно. Тот кто бил, начал служить в спецвойсках еще до 1943 года. Он привык к старым ножам и не менял. Вот наш дед и вспомнил молодость. Он уверен, что убийца был обучен именно на НР-40. У него верхняя часть цубы загнута вверх, а нижняя вниз, поэтому очень специфичная техника, которая в корне отличается от НА-40, у которой наоборот верхняя - вниз, а нижняя - вверх, и от НР-43, где, вообще, все прямо.
        - Блин. Зачем такой разнобой? И к каждому учись по новой.
        - Наверно экспериментировали, как лучше.
        Ирка усмехнулась:
        - Вверх, вниз, потом поняли, что лучше никак. А почему тогда спрашиваете по 64 год?
        Следователь сделал виноватое лицо и пожал плечами:
        - Это с запасом взяли, чтобы несколько раз не ездить, а так ориентируемся до 43 года. Плохо, конечно, если, вдруг, ученик, тогда все шерстить придется.
        - А если ученик ученика? Все-таки не поняла. Вы же сами сказали, что в 43 году ножи на эту “Вишню” сменили?
        Лютый снова виновато улыбнулся, будто это по его вине разведчики отказывались от нового ножа.
        - Пока все перейдут сколько времени пройдет, переучиваться никто не любит, судя по всему многие воевали старым. У Олега Евгеньевича, это наш судебно-медицинский эксперт, это и было первое дело на работе, потому на всю жизнь и запомнил. С ножами его учитель разобрался, сообразил по ранам, что это разведчики-фронтовики в деле были и их примерный год призыва. А тут вот у нашего так молодость вернулась.
        - Все, дошло. Они и получив новые ножи, по привычке ими как старыми пользовались. Ну да, я сама такая - привычка вторая натура.
        Николай с интересом посмотрел на девушку. Толковая и, главное, может и права. До этого они как-то не додумались. Считали, что искать нужно только тех, кто нож так и не поменял. Называется, сузил круг подозреваемых. Придется точно уточнить у Кефирыча, для таких ударов нужен именно тот, старый, до 43 года или подойдет и поновее, или, вообще, любой. Ирина между тем продолжала выяснять по существу.
        - Получается, братки наехали на какого-то старичка-бодрячка, который еще в Отечественную воевал. Тот их зарезал и нос сломал?
        - Может, сам и не воевал. Учился у старичка-бодрячка.
        - А вы уверены, что это к нам, а не в Министерство Обороны? У них таких спецов больше. У нас как-то с ножами, думаю, не особо.
        Николай горестно вздохнул.
        - После вас к ним.
        - Слушайте, у вас столько имен будет, что проще искать по чему-нибудь другому. Этот так, бесплатный совет от коллеги - Ирке хотелось показать, что она не просто архивариус, а действующий сотрудник ФСБ, пусть и не Мата Хари, но все-таки в теме. - Но сделаю что могу. Наверно все? - Ирина вопросительно посмотрела на Лютого.
        В самом начале встречи Николай не исключал, что попытается познакомиться с симпатичной библиотекаршей или кем она там в ФСБ является. Но после этого допроса желание пропало. Никакая она не библиотекарша, КГБшница в полный рост, лучше не связываться.
        - Да. Пожалуй.
        Фролова про себя выдохнула. Ей казалось, что молодой человек назначит ей свидание. И тогда придется придумывать причину для отказа, в общем, неудобняк будет. Но все обошлось.
        - Тогда пойдемте к Грушину, он вам пропуск на выход подпишет.
        Глава 50
        - Вадим точно в милицию не пойдет.
        - Ты уверен?
        - Точно. А вот с блатными проблема. Как он будет объяснять, что один жив остался?
        - Так он сказал, что это так, знакомый.
        - Он врет как дышит, я его со школы знаю. Может знакомый, может в банде. Хотя…
        Тут Роман задумался. Все-таки не в характере Вадьки быть в каком-то коллективе. Слушаться кого-то, зависеть от кого-то. Он явный одиночка. Анархист. Так что, наверно, тут не соврал.
        - Чего замолчал? - Федоров покосился на Ромку, ожидая очередных скверных новостей.
        - Убивать его нельзя. Если только с матерью. Он и Виноградовой звонил, ее точно нельзя, паспорта через нее.
        Федоров удивленно посмотрел на Романа.
        - Ты чего, нас с фашистами спутал? Мы не зондеркоманда.
        Роман ждал такого ответа, точнее надеялся на него. Это была проверка, с кем он все-таки повелся. И что ждет его самого с такими “друзьями”. Нет. Здесь вроде нормально, не беспредельщики. Хотя, так спокойно убивать. Ему всегда нравилось блатное выражение “попасть в непонятное”, нравилось, но он никогда его не понимал. Наконец, понял, на своей шкуре.
        - Вадима надо отпускать. Пусть идет куда хочет. На Востоке есть такая поговорка - “если не можешь отрубить голову, то целуй руку”.
        Услышав это, Федоров недоуменно спросил:
        - В каком смысле “целуй руки”?
        Поняв, что несколько переборщил с этой восточной мудрость, Роман стал оправдываться:
        - Не в прямом смысле, конечно. Но отрубить ему голову мы не можем, так что пусть идет. И надо все ему вернуть, все деньги, чтобы он из города сбежать мог. Я его знаю, он бегун знатный.
        Сергей испытующе посмотрел на Ромку. Смысл в его словах был, но может это связано с другим? Такой пройдоха как Вадим был бы для их группы куда полезнее Романа, и тот боится, что школьный друг займет его место, вот и гонит.
        Федорову очень понравилось, как за считанные секунды Крупнов просчитал и обосновал причины по которым его нельзя убивать вместе с остальными. Парень явно незаурядный. Эта оценка все и решила. Такой незаурядный им ни к чему, свою игру вести начнет. Так что Роман зря переживает. Им нужен именно такой как он - спокойный, разумный и неамбициозный исполнитель. Сейчас же придется положиться на Карагодина, только он знает реалии дней нынешних, и что-то наплести похожее на правду этому Вадиму сможет только он.
        - Хорошо. Отпускаем. Скажи, что ты нас уговорил, припугни, чтобы точно сбежал. Черт. А где все остальные?
        - Телек смотрят. Футбол.
        - Никогда не понимал. Позови их, а сам там с Вадимом один на один поговори.
        - И отпускать?
        - Отпускать. Как ты и сказал, со всем добром.
        Карагодин вышел, раздумывая по дороге, насколько этот Федоров адекватный человек. Здорово, когда начальник способен не только выслушать, но и согласиться, если посчитает твои аргументы стоящими внимания. В комнате, действительно, все смотрели футбол. И Акопян, и Кимов, и Семенов, и даже Вадька сидел вместе с ними как полноправный член этого сообщества болельщиков.
        - Вадькины вещи у кого?
        На вопрос повернул голову Арсен. Крупнов же вздрогнул всем телом, понимая, что сейчас решится, будет он жить или нет.
        - Арсен, передай мне. Сергей всех просил подойти.
        Сообщество мрачно посмотрело на Карагодина - все-таки футбол. Однако приказ есть приказ. Все послушно выдвинулись на кухню. Вадим и Роман остались один на один.
        - Я тебя отмолил - пытаясь придать голосу брезгливость сказал Карагодин. Иди - и протянул паспорт, деньги и всю ту мелочевку, которую у того отобрал Акопян.
        - Не беспокойтесь. Я в милицию не пойду.
        - Ты чего, дурак? Не понял кто это?
        - Менты?
        Роман осмотрелся по сторонам, будто проверяет, не услышит ли кто лишний, что он сейчас скажет.
        - Гэбье - еле слышно прошептал он. Девятка. - Про девятое управление КГБ он часто слышал по телеку, поэтому и назвал это бывшее на слуху управление. Вадим тоже был образованным человеком, который тоже смотрел телевизор, и тоже слышал о девятом управлении КГБ - личной охране руководителей государства советского, а потом и российского.
        Это объясняло, как в доли секунды они расправились с его товарищами. Вымуштрованные волки. Только зачем таким людям Роман. Вдруг его осенило. Так Ромка, наверно, сам в КГБ, точнее в ФСБ. Он ведь институт закончил, оттуда и взяли. Непонятно только, зачем таким большим людям потребовалось на него с Дохлым выходить. Хотя. Черт его знает, какие там спецоперации. А может, действительно, эти рядовые фсбшники что-то втихаря хотели сплавить. Судя по квартире Карагодина зарплаты у них не очень.
        Размышления прервал Ромка.
        - Иди спокойно. Никто тебя не тронет.
        - Ромка, я ведь правда не знал, что они вас кинуть хотели. Клянусь - напоследок соврав, Вадим вышел из квартиры. Он уже знал, что больше с Ромкой никогда не увидится, уж по своей воле точно. И в Донецк к дяде он тоже не поедет, с ФСБ не шутят. Прямо сейчас он рванет на перекладных, чтобы не светить паспорт, далеко в Пермь, а оттуда на электричке в Кунгур, там у него есть надежный товарищ, а о Москве, минимум на год, надо забыть.

* * *
        - Вячеслав Михайлович, мне нужно в отпуск. Ирина Степановна не против, если вы не против.
        Пан-полковник удивился:
        - А я тут причем? У тебя свое начальство.
        Ирка скорчила рожицу и напомнила, что ее начальство буквально сегодня продало ему ее в рабство.
        Глава 51
        - Не продало, а подарило - сразу уточнил Михалыч. - И да, мент же этот, жаловаться будут. Какой может быть отпуск?
        Тогда Фролова прижала руки к груди и клятвенно пообещала:
        - Я запрос сегодня напишу и передам. В две недели они не уложатся. Или гриф - “срочно”?
        - Нет. С чего это срочно.
        - Вы наш архив не знаете?
        Пан-полковник с подозрением посмотрел на Фролову. Чего ей это приспичило? Все указывало, что срочный отпуск как-то связан с появлением этого следователя из МВД. Однако интересоваться себе дороже, вдруг, действительно связано. Он это узнает и что делать?
        Полковника ФСБ Вячеслава Михайловича Грушина связывало с Ириной личное знакомство с ее отцом Владимиром Семеновичем Фроловым - вместе учились в школе с первого по десятый класс. После окончания исторического он Ирку в архивный отдел ФСБ и пристроил, благо часто с ним сталкивался, и отношения с его начальницей были отличными. Самой ей никогда бы не предложили работать в конторе - слишком яркая и независимая, да и училась не ахти.
        А тут убийство четырех человек, блатных, причем, так профессионально, что думают про какой-то спецназ непонятный, и ей, вдруг, сразу в отпуск захотелось. Сама Ирка отпадает. Денис - тот тоже так не умеет. А кто был отцом отца Ирки? Пан-полковник вспомнил детство, тогда он частенько заходил домой к Володьке, будущему отцу Ирины. Родители того были простыми работягами на заводе. Так что Ирка интеллигентка только во втором поколении. Нет, на родственников непохоже, некому там так профессионально душегубничать.
        Был, конечно, смысл вызвать Дениса и поговорить по душам с ним, что может скрывать Ирина, с какими ее знакомыми он сталкивался.
        Пока он все это обдумывал, Ирка в нетерпении переминалась с ноги на ногу. Михалыч перевел взгляд на нее и поразился. Никакого беспокойства в глазах. Она просто счастлива.
        Михалыч выдохнул - отбой. Похоже, с этим следователем они знакомы. И не просто так. Денису можно посочувствовать, другой Ромео нашелся. Вон как у девчонки глаза после встречи светятся, а он, старый дурак, уже Ирку в убийстве чуть не заподозрил. Вот что значит профессиональная деформация контрразведчика, вроде уже пять лет в Следственном Управлении, а до сих пор кругом шпионы.
        - Куда-то ехать собралась?
        - Никак нет - бодро отрапортовала Фролова. - В городе буду.
        Михалыч тряхнул головой. - Точно, любовь-морковь. Правильно, девке двадцать пять, давно пора замуж.
        - Пиши заявление, вертихвостка, раз твоя начальница не против, мешать не буду, черт с этим ментом. Но учти, если что - вызову. Поедешь куда - адрес мне. Сотовый всегда с собой заряженный и включенный. Ты сейчас моя собственность, все поняла?
        - Так точно - в избытке чувств Ирка приложила руку к “пустой голове”, отдавая воинскую честь.
        - Выметайся.
        Лихо повернувшись, как и положено, через левое плечо, Ирина пулей выскочила из кабинета. Нужно было успеть до семнадцати часов написать заявление на отпуск, а так же составить запрос и передать по команде в Центральный Архив.

* * *
        - Зря мы ему деньги вернули - бурчал Арсен, выискивая в куче фальшивок Дохлого настоящие доллары.
        - Правильно сделали. Чем больше вернули, тем дальше он смоется - засмеялся Роман. Он тоже был занят - пересчитывал плотную “котлету” из пятисоттысяных купюр конфискованную у Дохлого Робин Гуда. Из пятидесяти миллионов полагавшихся в банковской упаковке осталось тридцать пять миллионов двести тысяч рублей - больше половины. Кроме этого, наличные были конфискованы и у убиенных подельников Дохлого, что составляло еще два миллиона триста семьдесят пять тысяч рублей, плюс семьсот двадцать долларов.
        - Все равно, денег мало не бывает, - продолжал смешить народ Арсен.
        Хоть золото с камнями продать и не удалось, но улов оказался на удивление большим. Роман подозревал, что тридцать пять миллионов вполне хватит для покупки паспортов, сорок миллионов точно. По десятке за паспорт вроде за глаза. Так что если и достать, то еще пять миллионов. А это и через комиссионного “жука” можно. Не такие деньги. Он за один тот алмаз больше дал.
        Общее веселье нарушил Кимов.
        - Мы идиоты.
        Услышав это критическое замечание, все повернулись к нему.
        - Старик Лаврентий.
        Федоров нахмурил лоб.
        - Какой Лаврентий?
        - Тот, что у кладбища живет. Забыли?
        Действительно, сразу удачно выйдя на Романа, попав с корабля на бал в водоворот событий, все они забыли про “наследство”, которое им подготавливали с 1949 года. Может и паспортов покупать не надо. Вдруг там придумали как в будущем обеспечить их документами?
        - Рома, дай Игорю деньги.
        - Всю пачку?
        - Нет. Два триста и сотню долларами. Пятисотки оставь пока.
        Получая деньги, Кимов улыбался во весь рот. Ему было приятно, что именно он вспомнил об этом важнейшем деле.
        - К старику Лаврентию? - усмехнулся он.
        - К Лаврентию - подтвердил Федоров. - Юр, подстрахуешь?
        Семенов сразу кивнул головой и бросился одеваться.
        Роман с интересом посмотрел на всю эту непонятную ему движуху. Спрашивать у Федорова он не решился, поэтому обратился к Арсену.
        - Что за Лаврентий?
        Тот усмехнулся.
        - Да дед. Живет тут с доисторических времен. Родственник Игоря. Может он как-то поможет.
        Это замечание несколько расстроило Романа, этот дедок вполне мог уменьшить его вес в группе.
        - Так к Виноградовой за паспортами пока не надо? - обратился он уже к главному - Сергею.
        - Подождем ребят. Хотя, как дед с документами помочь может, не представляю. Но Лаврентий, вообще, мужик головастый.
        Напутствуя товарищей, Федоров давал ценные указания:
        - Возьмете такси, деньги не экономьте.
        Услышав это, Роман удивился.
        - Зачем такси? У меня тачка.
        Федоров на мгновение задумался.
        - Склероз. Давай, отвезешь ребят на Колонецкое кладбище.
        Роман почесал затылок.
        - Это где?
        - Деревня Колонцы, раз Колонецкое.
        - Не Колонцы, а Колонец - уточнил дотошный Акопян.
        Услышав это, Роман сдался.
        - Лучше все-таки такси. Только позвонить надо заранее, а то таксист тоже может не знать - сказав это, он пошел к телефону заказывать машину.
        Федоров с Акопяном, довольные, переглянулись. Однако, радовались они недолго. Поговорив с оператором таксослужбы, Роман снова был готов вести ребят сам.
        - Это Быково сейчас. Там аэродром по пути. Тридцать километров от Москвы. Домчу как ветер. Кладбище Быковским сейчас называется, и оно закрыто, сейчас мемориальное.
        Карагодин с удивлением отметил, что после слова “мемориальное”, Федоров нахмурился, у него явно ухудшилось настроение.
        Чтобы сгладить ситуацию, Кимов поинтересовался - Когда переименовали?
        На это Роман только пожал плечами.
        Быстро одевшись, понимая свою неоценимую полезность для коллектива, Карагодин весело пошел к двери.
        - Рома - остановил его Федоров. - Ты на кладбище не заходи. Старик бдительный, еще не так поймет, если незнакомого увидит.
        - Ага - согласился Роман и быстро вышел на улицу. За ним мрачно брели Юра и Игорь. Сергей только развел руками - накосячил. Нельзя было про такси говорить, но дело уже сделано.
        После того как ребята вышли, Акопян поинтересовался - А если там нет?
        - Скажут что нет старика, завтра поедут сами на другое. Глупо прокололся с этим такси, но ничего не поделаешь. Ромка должен считать, что мы ему доверяем. Мемориальное это плохо, наверняка перекопали там все.
        Подходя к автомобилю, Карагодин думал, что, пожалуй, зря навязался. Ему ведь ясно дали понять, что он лишний. Тем не менее, пути назад уже не было. За это недоверие он не обижался, понятно, что пока он не полностью для них свой, и светить еще какого-то неизвестного Лаврентия, который тоже явно в деле, правда непонятно в каком, они пока остерегаются, тем более с Вадимом какой конфуз вышел, правда, как ему кажется, вполне удачно закончившийся. Странно конечно, что они нового названия не знают, интересно, когда они там последний раз были, надо будет потом точно узнать в каком году переименовали.

* * *
        Кто понимает, тот знает, что оформить отпуск за один день, так что сегодня захотел, а завтра в отпуске, не имея генеральских, ну хотя бы полковничьих погон с генеральской должностью, в структуре типа ФСБ невозможно.
        Но Ирка смогла. Она была достаточно популярна в конторе. Известность она приобрела еще в первый год службы, когда проходила сдача нормативов по физической подготовке, обязательной для всех службистов.
        Фролова была не просто спортивным человеком, а очень спортивным. В детстве серьезно занималась художественной гимнастикой, считалась весьма перспективной и подавала большие надежды. Но, немного повзрослев, потеряла всяческий интерес к спорту, точнее к профессиональной спортивной карьере. Связывать свою жизнь с прыжками с ленточкой и всевозможными кувырками ей казалось глупым. А хотелось быть умной. К сожалению, математические способности у нее отсутствовали. Нет, не так, чтобы она была полной дурой, получше многих, но не более. В классе восьмом она даже купила вузовский учебник по высшей математике, почитала его и поняла, что карьера в точных науках ей не светит. Кувыркаться способности есть, а высчитывать всякие интегралы и умножать матрицы нет. По-настоящему умным занятием она считала точные науки, но раз способностей явно не хватало, решила заняться полоумными - гуманитарными.
        Закончив десятый класс без проблем поступила в педагогический на исторический. Закончила его с очень синим дипломом и думала податься в какую-нибудь коммерческую структуру, благо капитализм в России уже не только наступил, но и расцвел всеми цветами радуги. Вот тут и появился старинный папашкин друг - Вячеслав Михайлович Грушин, оказавшийся никем иным как полковником ФСБ. В общем, он был готов пристроить ее в контору, благо высшее образование у нее есть, а это значит есть и перспективы роста. Сама она, в перспективе, была не прочь стать шпионкой, а пока ее определили трудиться в архив кем-то вроде библиотекаря или точнее по-военному - секретчика.
        Глава 52

^Пастор Шлаг на лыжах^
        Проверяли ее долго и на совесть. Чтобы заиметь человека с таким доступом к документам, хоть и несколько просроченным, директора ЦРУ и МИ с обоими номерами были бы готовы отдать по правой руке, причем все сразу.
        Так вот, не успев толком приступить к работе, ей, как служащей ФСБ, вместе со всем управлением пришлось сдавать спортивные нормативы. Если бы дело было летом, то тогда бы она, скорее всего, выдала бы лучшие женские результаты. Но дело было зимой - лыжи. На лыжах она кататься не умела совсем. Ее вестибулярный аппарат, великолепно проявляющий себя в гимнастике, абсолютно отказывался ориентироваться при езде на двух плоских палках. Это она знала еще со школы - ноги разъезжаются, превращаются в кривые и лыжи едут в обратную сторону. Поэтому, недолго думая, просто взяла все выданное ей для сдачи норматива хозяйство под мышку и так, не торопясь, прогулочным шагом, прошла один круг дистанции, что вызвало своей непосредственной наглостью просто фурор.
        Начальник управления, генерал-лейтенант ФСБ, лично принимавший зачеты у подчиненных, так же лично поинтересовался этим новым стилем передвижения на лыжах. В ответ Ирина не стала унижаться, пытаясь подыграть юмору начальника, а прямо сказала, что ее нужно использовать на благо Родины в жарких странах, а на лыжах пусть профессор Плейшнер ходит, на что генерал-лейтенант ее поправил, что не профессор Плейшнер, а пастор Шлаг. Но последнее слово все равно осталось за ней, она поставила точку в разговоре, продемонстрировав сальто. Прямо с места в зимней спортивной одежде. Таким образом, вопрос с зачетом был сразу закрыт. А она получила известность в стенах конторы.
        Так что ее заявление о внеочередном отпуске, проходя все инстанции, встречало только доброжелательные улыбки мужиков в погонах - “лыжница” устала, ей надо отдохнуть.

* * *
        Долго нервничать по поводу увидит ли Роман что-то лишнее или нет, Сергею с Арсеном не пришлось. Через какие-то два часа ребята были уже дома. По довольным рожам Кимова и Семенова было понятно, что все прошло более чем успешно. Сентиментальный трюк с картинками полностью себя оправдал. При реставрации могил бутылку нашли, разбили и увидели детские рисунки с трогательными надписями. Расчувствовавшиеся рабочие переложили картины в специально купленную новую бутылку из-под лимонада “Буратино”, плотно закрыли и вернули на место.
        В общем, нашли этот секретный “контейнер” так быстро, что ожидавший ребят на дороге в машине Роман поначалу посчитал, что дедка на месте не оказалось. Но те объяснили, что тот на посту и попытается помочь. А выпроводил, что не один, дедок еще тот оказывается. Только придется и завтра вечером приехать, он точно скажет, сможет помочь или нет, с телефоном у него напряг. Услышав это, Карагодин приложил руку к “пустой голове” точно так же, как это примерно в это же время сделала совсем незнакомая ему Ирка, что означало - как прикажете, завтра еще раз съездим, не проблема.
        По уму, надо было подождать до завтра, когда Роман снова повезет ребят на кладбище и во время его отсутствия обработать детские рисунки необходимыми реактивами. Карагодину видеть это было ни к чему, еще подумает, что со шпионами связался или еще чего-нибудь похуже, действо ведь, мягко говоря, странное.
        Но терпения не хватало. Семенов сказал, что вспотел как свинья и пошел принимать ванну. На самом деле, включив для конспирации воду, он попытался вытащить из бутылки листы бумаги. Однако, узкое горлышко не давало извлечь желаемого. Выход был один - аккуратно, чтобы не повредить документы, разбить бутылку. Но это шум и возможные осколки. Тяжело вздохнув, Юрий смирился. Придется подождать.
        Окунувшись для приличия в воду и насухо вытеревшись полотенцем, Семенов вышел из ванной. На вопросительные взгляды товарищей только грустно пожал плечами - не получилось. Этот ответ испугал Федорова. По жесту Юры он посчитал, что реактивы не сработали, но тот осторожно объяснил ему, что бутылку надо бить, а Роман здесь, и он просто не решился - может быть много шуму.
        Следующая поездка на кладбище не отличалась от предыдущей. Карагодин снова, как и в прошлый раз, ожидал Игоря с Юрой не выходя из машины, а в это время, дома, Арсен, как обладатель самых чувствительных пальцев, осторожно “вскрывал” бутылку. Точный удар молотком покрыл стеклянную поверхность множеством трещин. Акопян едва щелкнул пальцем по бутылке, и она развалилась на множество мелких осколков.
        - Тебе ювелиром работать - восхищенно сказал Федоров, протирая рисунки арзубаговским раствором. Практически сразу, буквально через пять-десять секунд, с обеих сторон бумаги начали проступать буквы.
        Шрифт был мелковат, но читаем даже без увеличительного стекла. Схемы в метро, Кремле, какие-то адреса, но ни слова о документах. Только чертежи, оружие и ценности. На этом все. Впрочем, другого ожидать было глупо. Как-то пытаться забронировать на десятилетия вперед неизвестно для кого документы - неоправданный риск. Такое странное поручение явно вызвало бы нездоровый интерес у ответственных за передачу.
        На этот раз из поездки Карагодин с Кимовым и Семеновым вернулись так же быстро, но уже грустными - Лаврентий им помочь не сможет. Вся надежда на Виноградову. Делая скорбное лицо, Роман на самом деле радовался, уж в этом он незаменим, только у него есть выход на так всем необходимую милиционершу. Получив от Федорова четкий наказ заняться паспортами, он немедленно связался с Ольгой.
        Встретились с ней, как и положено, конспиративно. Услышав про 10 лимонов за ксиву, та только улыбнулась.
        Глава 53
        - Три тысячи баксов за паспорт и их проведут как беженцев, абсолютно чисто через ФМС. Оно при Министерстве труда и занятости, так что попроще и побыстрее будет, но сам видишь, дороже. И учти, если в розыске, то повяжут. На криминал там не пойдут, а так помогли несчастным, вошли в их положение, если что-то не так пойдет. - Выпалив все это, Виноградова сразу добавила - Учти, я не беру ни копейки, не сомневайся, это по дружбе.
        Роман и не сомневался, он слишком хорошо знал Олю, это тебе не Вадим. Хотя, цена показалась завышенной. Курс сейчас где-то 5800, это, считай, почти в два раза больше надо.
        - А скидка за опт не положена? - попытался пошутить Карагодин.
        - Так это со скидкой - в ответ не пошутила Виноградова.
        Договорившись созвониться, они расстались.
        Известие о том, что за три тысячи долларов можно получить абсолютно законный паспорт так обрадовало Федорова, что он даже встал и оттянул ворот у рубашки, чтобы легче дышалось. В своем 1949 году, они с Берией и близко не предполагали, что с документами возможно так просто управиться.
        - У меня еще около двух тысяч лежит - неправильно поняв реакцию Сергея, пробормотал Карагодин. Ему показалось, что командир посчитал цену непомерной и попытался как-то оправдать доверие. А то ведь вторая неудача. Получалось, что чтобы ему не доверили, все проваливается. Тогда с Вадькой, сейчас с Ольгой.
        Федоров только махнул рукой.
        - Отлично. Ты тот бриллиант кому продал? Можно ему же еще загнать?
        Роман нахмурился. Эти мужики явно не в теме. Сейчас такому антиквару работать без крыши невозможно, как бы вторым Крупновым не оказался. Одно дело его мама с одиноким случайным камешком, другое - когда всех этих сокровищ много. Благо школьный товарищ уже показал, что в таких случаях происходит.
        - После Вадьки боюсь - признался Ромка. - А что у вас еще есть?
        Услышав это, сидящий в углу Кимов хохотнул:
        - А что у нас еще есть? - и вышел из комнаты. Через мгновение он вернулся с завернутым в полиэтиленовый пакет свертком. Быстро раскрутил его и высыпал перед Романом сокровища - там были драгоценные камни, несколько самородков, золотые кольца и царские червонцы.
        - Чем богаты.
        Карагодин быстро сходил на кухню и принес оттуда весы. Чуть более килограмма золота. Вспомнив, как покупал золотые побрякушки у метро, прикинул. Для двенадцати тысяч долларов надо килограмма два, если учесть, что здесь червонное, то, наверно, полтора хватит. Дороже барыгам не продать.
        - Не ценят у вас золотишко - грустно констатировал подошедший к этой самодеятельной экспертизе Семенов.
        Роман лишь виновато развел руками.
        - Сейчас самое дорогое это доллары. Ну марки еще, но доллары лучше. Если разменяем пятисоттысячные, у меня есть в заначке пара тысяч, то должно хватить с запасом - высказав все это, Карагодин удивился себе - свои деньги уже готов отдать. А ведь по сути, если это все, то что дальше делать? Он ведь был уверен, что всех этих сокровищ у них намного больше. Да, вляпался. Хотя, есть еще камни, может они во стократ дороже. Только он в этом совсем не разбирается и с камнями, все-таки, намного сложнее. Хотя, кроме этого, явно денежные дела с каким-то непонятным Лаврентием, так что расстраиваться и думать о возвращении к метро рановато.
        - Кимыч, бери Ромку, поедете за заначкой - наконец подал свой голос Федоров.
        - Рубли все равно надо менять и чем быстрее, тем лучше, доллар не упадет точно - известие о заначке подняло настроение Карагодина, интересно, какая она.
        - Меняй, тебе виднее - на этот раз слово взял ответственный за финансы Акопян, он тоже не верил в рубль капиталистической России.

* * *
        Придя домой, Денис отметил нездоровую активность Ирки, она носилась раза в полтора быстрее обычного. - Не к добру - сразу решил про себя Алексеев и не ошибся.
        Услышав про особенную технику убийств, и что это является несомненным фактом прибытия группы в наше время, а так же, что она взяла двухнедельный отпуск, за время которого собирается выследить “пришельцев”, в частности Федорова, ведь не может же он не прийти и не увидеть свою старую любовь, Денис попытался воззвать к логике.
        Во-первых, какова вероятность, что он придет именно в эти две недели, а уже не приходил раньше или не придет позже, ну так через месяц-два это если, вообще, сподобится посмотреть на старушку. Лично Денис бы не сподобился - вот не хотел бы он увидеть Ирку старой. Тем более, Фролова сама говорила, что бабушка мымра еще та. Ну и запрос на поиск мымры через справочное бюро пока ничего не дал. Может все-таки подождать, пока ее адресом кто-то поинтересуется? Кроме этого, за Иркой должок - информация о том таинственном проектном бюро, которое проектировало отстойники, со дня на день архив метрополитена должен выдать отчет.
        На вопрос вероятности ответ был аналогичен анекдоту про встречу блондинки и динозавра - пятьдесят на пятьдесят, или придет или не придет. А в отношении мымры, так любовь зла. Тем более, что мымра в молодости была внешне очень даже ничего, что и сейчас еще заметно, а для мужиков это главное. Ну а мымра она, потому что неблагодарная мымра. Уж кому-кому, а не ей строить из себя жертву советской власти, тоже мне - “тигру мяса недодали”. А что Денис не хотел бы увидеть, так он в любви ничего не понимает, это ему сейчас так кажется, дорогого человека хоть каким хочется увидеть. Запрос - так могли через частников выяснить адрес, сейчас всех этих услуг и не отследишь. А что касается метрополитена, так все уже получено. Нет никакого смысла интересоваться дальше. Все вроде понятно. Кроме этого, бывшие работники проживают в Питере. Не ехать же туда.
        Довольная своими остроумными, но по делу ответами, Ирка захихикала.
        А вот Денису хихикать было не с чего, в отличие от нее он понимал все гораздо яснее. Его беспокоило не то, что она впустую спустит две недели отпуска, а то, что, действительно, столкнется с ними (дуракам везет). И во что ей все это может вылиться. Особенно его взбесило умолчание Ирки по поводу проектного бюро. Понятно, что не специально, расчувствовавшись с этими ножами, она о нем просто забыла, но все равно так нельзя, вопиющий непрофессионализм. Тем более что запрос официальный. Узнай Михалыч о таком ее отношении, плакал бы ее отпуск.
        - Как ты собираешься за ним следить?
        - Куплю газету, проделаю дырочку и буду смотреть.
        Ирка решительно не собиралась говорить серьезно. Ей казалось, что вот, удача поймана за хвост, и главное ее не упустить. Еще в детстве ее учили - будь упорной, стой до конца и всегда победишь. Все будет по-твоему. Главное, не сдавайся. Сдаваться она не собиралась.
        - Ир, ты же ничего не умеешь. У тебя нет навыка оперативной работы. Тебя сразу вычислят, а что потом?
        - А что потом? - Фролова даже остановила свой бег. Что потом ей стало самой интересно.
        - Хорошо если тебя просто убьют, а не будут выпытывать, откуда ты о них узнала. И поверь, твоему рассказу, что ты сама на них вышла, не поверят.
        - Почему убьют?
        На этот вопрос Денис взорвался, ну нельзя быть такой тупой.
        - А почему убили родителей Сазонова? Представляешь, сколько народа укокошили, чтобы все это оставить в тайне. Ни одного свидетеля не осталось. А ведь кто-то и в Кремле эти тайные ходы делал, и еще неизвестно где. Думаешь, где все эти люди? Давно червей и рыбу кормят.
        Все эти выводы, а на ее взгляд домыслы, показались Ирке несерьезными:
        - Зачем их убивать? Достаточно было подписку о неразглашении взять. С меня взяли, а у меня там тайны дай Бог, хоть и просроченные. Думаешь и меня перед пенсией или увольнением так же убьют? Смешно же.
        Услышав это, Алексеев бессильно сел в кресло.
        - Какую подписку? - В голове сразу всплыл текст стандартного документа о неразглашении.
        - Слушай внимательно: “Обязуюсь не разглашать сведения составляющие государственную тайну и секретные сведения, которые были мне доверены или стали известны по службе. О любой попытке посторонних лиц получить от меня информацию секретного характера я немедленно сообщу начальнику режимно-секретного отдела по месту работы или в органы государственной безопасности”.
        Слушая это, Ирка лишь утвердительно кивала головой.
        - Вот и все. И нет проблем.
        Алексеев бессильно рассмеялся, действительно, как о стенку горох, дело даже не в том, что не понимает, а в том, что не хочет понять. Пытаясь уже просто на самом примитивном уровне “разжевать” информацию, чтобы было понятно даже пятикласснику, Денис продолжил:
        - Кому обязуются не разглашать? Своим будущим начальникам? Будущим органам государственной безопасности? Будущему правительству? Их ведь против нас готовили, прошлое против настоящего. Не поможет тут подписка. Перебили всех. А с тобой встретятся люди прошедшие Великую Отечественную, выполняющие свой долг и верящие в свою миссию. И уж если для дела надо ликвидировать взрослую женщину, то это совсем не проблема. Там ребенка, может что-то этическое шелохнуться, младшего Сазонова все-таки не тронули и, как видишь, кстати, зря, из-за него мы на них и вышли по сути. Цена жалости к ребенку. Но двадцатипятилетнюю кобылу жалеть никто не будет, поверь.
        - Сам ты кобыл - настроение у Иры резко ухудшилось, но отступать она не собиралась. Тем более что и в ее рукаве были козыри - Как же, всех убили, “червей и рыбу кормят”. Проектировщики-то живы и здоровы, в Питере живут. Так что нет никакого “укокошенного народа”, как-то это все прикрыли. В чем Дениска прав, так это в том, что подпиской не обойдешься, тут она согласна - скорее всего наврали с три короба, никто и не знал, что на самом деле делает. А чтобы убедиться, что все живы, он может взять адреса метровцев у Ирины Степановны. Тезка-начальница все спокойно передаст ему сама, Фролова для этого совсем необязательна. Хотя, принимая во внимание судьбу родителей Сазонова, осторожность, конечно, не помешает, тут он прав. С Сазоновыми, несомненно, перестарались. Все равно никто бы не поверил этому хроменькому милиционеру, да и вряд ли он стал бы трепаться. С другой стороны - сам виноват. Надо было передать журнал, доказал бы надежность, а так веры ему уже не было. Что ни говори, а ставки слишком высоки.
        Более или менее убедительно высказав все это, Ирина вынесла вердикт. Окончательный и обжалованию не подлежащий:
        - В общем так, я там буду с утра до двенадцати вечера, без выходных. В полночь ты меня забираешь на машине. А с утра я на метро. Народу много. Станция Таганская, до дома меньше километра - безопасно. Данные по ленинградцам завтра возьмешь у Ирины Степановны. Идет?
        Спорить было бессмысленно. Не привязывать же ее. Хотя, если доложить Михалычу о ее косяке с проектным бюро, что она просто забыла о запросе, то уже завтра ее отзовут, и о внеочередном отпуске девчонка может даже не заикаться. Но мстя ее тогда будет жестокой. С другой стороны, если она, действительно, столкнется с этими пришельцами и не выживет, то он себе этого никогда не простит. Но, если подумать логически, то шансов на встречу практически нет, и в случае доноса пану-полковнику не он не простит себе, а она не простит ему. Приняв решение, Денис мысленно перекрестился.
        - Идет. А чего ты носишься?
        - Готовлюсь. Сейчас поеду бдить. В двенадцать меня заберешь.
        Поцеловав Дениса, Ира быстро надела туфли и выскочила из квартиры.
        Глава 54

^Детский рисунок^
        Выполняя указание Федорова, Роман с Кимовым спокойно, ни в коем случае не нарушая правил дорожного движения, а поэтому без приключений, доехали до заброшенной промзоны. Там они вместе спустились в подвал того самого недостроенного здания, где всего несколько дней назад материализовалась вся группа.
        Ромку поразило, с какой осторожностью Игорь передвигался по подвалу. Вытаращенными глазами, боясь моргнуть, Кимов внимательно смотрел не столько на то, что освещает фонарик, как на сам его луч. Мало того, он потребовал от Карагодина, чтобы тот шел за ним по-индейски, след в след.
        - Здесь что, заминировано? - шепотом спросил Роман.
        - Могли. Золото все-таки - так же шепотом ответил Кимов.
        - А кто?
        - Лаврентий, кто же еще, старик повернут на безопасности. Думаешь, чего мы тебя даже показать ему побоялись. Псих, но без него не обойтись. Все через него идет.
        Роман выдохнул. С одной стороны это что-то объясняло, с другой, что могло идти через Лаврентия - Таджикистан, скорее всего наркотики. Наркотики, конечно, лучше чем терроризм, но все равно мерзость и связываться с этим не хотелось. Представляя, что он теперь наркоторговец, точно следуя за Игорем, Карагодин оказался в месте сплошь заваленном какой-то неиспользованной в строительстве проржавевшей арматурой.
        Глядя на все это богатство вторчермета, Карагодин вслух удивился:
        - Это же с самой перестройки стоит, и никто не сдал. Странно.
        Кимов удивленно посмотрел на него.
        - В смысле не сдал?
        - Ну, в металлолом. Это, конечно не цветмет, но для бомжей все равно деньги. На бутылку хватит и не одну.
        Выслушав это, Кимов остановился, внимательно осмотрелся и, водя фонариком из стороны в сторону, будто высчитывая что-то, наконец, решился и бесцеремонно вырвал прямо из стены какую-то особо ржавую и грязную трубу.
        - Носовой платок есть?
        Роман, пошарив в кармане, протянул свой. Игорь привычным движением постелил его себе на плечо и безо всякой брезгливости, так же привычно взвалил трубу на себя, будто всю жизнь проработал на стройке.
        - Поехали домой. Все здесь.
        Возвращались они так же по-индейски, след в след, той же тропой какой вошли.
        Кроме как не попасть в ловушку поставленную таинственным Лаврентием, Карагодина тревожило, есть ли в машине тряпка, в которую можно было бы замотать эту ржавую железяку, пачкать автомобиль ему очень не хотелось, отмывать ведь самому придется.
        Однако, выйдя на свет, Кимов несильно ударил трубу о бетонный пол здания и оттуда сначала выпала какая-то ветошь, а за ней и внушительных размеров сверток.
        Роман тут же поднял эту плотно запакованную в полиэтиленовый пакет посылку. Судя по весу, “сокровищ” там было предостаточно.
        Не церемонясь, Игорь отобрал у него пакет и засмеялся.
        - Веришь, три раза переупаковывали и перепрятывали. Даже не представляю, если бы кто-то это в металлолом сдал.
        Затем, чувствуя, что сказал лишнее, насвистывая какую-то незнакомую для Карагодина мелодию, Кимыч двинулся к автомобилю. За ним, в таком же приподнятом расположении духа, засеменил и Роман. С захваченной добычей можно было возвращаться домой.
        Федоров, Семенов и Акопян тоже не теряли времени даром. На несколько часов избавившись от Романа, они на этот раз занялись тщательнейшим изучением документов из бутылки. Двенадцать детских листов с рисунками были исписаны мелким убористым почерком.
        Схемы мест складирования оружия, а так же тайных проходов за кремлевской стеной, в метро и прочих коммуникациях на данный момент совершенно не интересовали группу. В текущих реалиях было непонятно, заинтересуют ли их вообще в обозримое время все эти наполеоновские планы. Судя по рассказам Карагодина, ненависть масс к новой власти хоть и была практически всеобщей, но вялой и безынициативной, что, в общем, подтверждал и не боящийся выходить в город, поскольку имелся паспорт, Семенов.
        Отсутствие “революционной ситуации” признавал даже “пламенный коммунист” Акопян. Юрий, специально для него, где покупал, а где просто брал на раздаче газеты и листовки всевозможных левых движений - от всего спектра коммунистов до анархистов и лимоновцев. Получалось, что всем им даже не надо было уходить в подполье, что внесло некоторое смятение во взгляды правоверного Арсена. К его удивлению, живейший интерес к прессе проявил и сидящий вместе с ним взаперти Федоров. Только его интересовало совсем другое, не Россия с ее олигархатом и обнищанием населения, а статьи о международном положении, которых тоже было вдоволь в этом виде прессы.
        Глава 55

^Слежка^
        Возможность же какого-либо переворота их хилыми силами выглядела, вообще, несерьезно.
        С закрытием прохода невозможным стало и явление Иосифа Виссарионовича с дружиной Кремлевского полка. Оставайся такая возможность, исход подобного события можно было бы легко предсказать. Это, действительно, было бы Явление, как сморозил в уже далеком 1949 году Кимов на встрече с Берией. С учетом возросшей в обществе не столько религиозности сколько суеверности, в успехе и триумфальности шествия сталинизма по городам и весям Родины можно было бы не сомневаться. Но тут не срослось.
        В настоящий момент всю тройку интересовали только материальные ценности, где они спрятаны, и как до них добраться. А добраться, по крайней мере до части, было совсем непросто. Тайники были и в США, и в Германии, и в Англии, и все это не считая территории бывшего СССР. Сейчас же им оставалось только приспосабливаться к новому времени и изучать его, чтобы понять, что нужно и можно делать, а так же надеяться на встречу со своими приблудившимися во времени товарищами, а то и с тем, кто это все зачем-то затеял. Ну и время от времени тестировать место своего прибытия. Вдруг провал заработает снова, хотя, в это, если честно, уже никто и не верил.
        Карагодина же с Кимовым все не было. Склонный к панике Акопян сразу предположил, что их могла задержать милиция, заинтересовавшись, что они делают в промзоне или в заброшенном здании, а ведь у Кимова нет документов. Ехать должен был Юра.
        Федоров был пока спокоен. Еще не так много времени прошло. Но намек на ошибку его взбесил.
        - Они не могут вернуться быстро. Что если аномалия восстановилась? Я потому Игоря и послал, что он разведчик, все профессионально замечает. Ни у меня, ни у Юры, а тем более у тебя таких навыков и близко нет. Понял? Тем более, ты что, забыл, Игорь постоянно спокойно выходит в город. И ничего.
        Акопяну очень хотелось на это ответить, что очень зря, что постоянно выходит, ведь это неоправданный и ненужный риск, но ссориться с Сергеем никак не входило в его планы. Слон и моська в иерархии их микрогруппы.
        Дождавшись, когда Сергей выйдет из комнаты, Семенов подсел к Акопяну.
        - Привыкай к субординации. Командир не может быть не прав.
        - Нет, он не прав. Помнишь, мы с тобой весь подвал облазали с фонариком и ничего, а тут без Кимова не обойтись. Я же прав - Арсен поднял глаза на Юру, ожидая если не поддержки, то хотя бы подтверждения своим словам.
        Но Семенов лишь вздохнул, как бы давая понять, что поражен непониманием Акопяном таких азов правил выживания коллектива.
        - Ты был бы прав, если бы сказал перед поездкой, что должен был ехать я, потому что у меня паспорт. А сейчас, постфактум, искать виновного это глупость, если не предательство, ведущее к расколу. Что бы то ни было, но мы здесь боевая группа и ничто иное. Ошибка любого из нас это общая ошибка, только предательство индивидуально. Понял?
        Арсен шмыгнул носом, судя по тону, отповедь Семенова больше всего напоминала угрозу. Теперь еще и Юра. Получалось, что весь наработанный им за последнее время авторитет ушел псу под хвост. А ведь его только-только стали считать полноправным членом команды, заслужил кровью, правда, чужой. И вот, опять повел себя как истеричная баба, начал искать виноватого, но только не себя, здесь Юрка безусловно прав.
        Посмотрев в глаза Семенову, Акопян лишь кивнул головой и тут же вышел из комнаты, ответить, что понял, он не смог, не хватало только расплакаться у Юрки на глазах.

* * *
        После разговора с Денисом, дежурство у подъезда Скобцовой уже не выглядело для Ирки просто захватывающим приключением. Прибить лишнего свидетеля, даже женщину, в общем, в их ситуации, совершенно верно, это она уже понимала и сама.
        Действительно, опасность неиллюзорная. Тем более, что со своим ФСБшным опытом сидения в архиве она явно не дотягивала не то что до агента 007, но даже и до агента 006, хотя, черт его знает, как там звания идут, сверху вниз или снизу вверх, англичане ведь такие оригинальные, они даже ездят неправильно.
        В прошлом году Фролова попыталась подать заявление на оперативные курсы, но его завернул пан-полковник. Михалыч тогда, прямо на комиссии, в лоб сказал ее не в меру либеральной начальнице - не созрела, пусть лет пять хотя бы в конторе отработает.
        На самом деле пан-полковник по своему обыкновению перестраховывался. Он испугался обвинения в кумовстве. Если саму Ирину вполне могли и зачислить, как никак знаменитая “лыжница”, то одновременно могли и поинтересоваться, почему Михалыч пропустил дальше по инстанциям заявление столь “зеленого” сотрудника. Это внеочередной отпуск можно дать девчонке, а вот продвигать вне очереди по служебной лестнице коленкор совсем другой. Там ведь сразу обнаружится, что они с ее отцом вместе учились в школе. В общем, особой тайной это и не являлось, но одно дело знать так, другое - в результате тайной, но официальной проверки. Неприятности в таком случае могут пойти косяком, все старые грехи вспомнят и сложат вместе.
        Вживаясь в роль “топтуна”, то бишь специалиста по слежке, Ирка купила в ближайшем ларьке какой-то модный журнал и присела на скамейку в прямой видимости от подъезда Скобцовой. Будет строить из себя “дурочку из переулочка”, любящую на свежем воздухе читать сплетни о знаменитостях и узнавать новинки моды.
        Рискуя развить у себя косоглазие, Фролова одним глазом смотрела в журнал, другим обозревала подъезд и его окрестности. Ничего подозрительного первые три часа не замечалось. Одни бабки да носящиеся вокруг них дети, еще дамы с собачками. Одним словом - скукота.
        Наконец, на горизонте появилось два непонятных мужика. Ни один из них и близко не был похож на Федорова, но до чего же колоритные. Первый, явно блатной, именно не “браток”, а блатной самой что ни на есть “синей” масти. Высокий, худой, жилистый, сразу видно, что физически очень сильный. Второй тоже высокий здоровенный мужик, но с пузом напоминающим дирижабль. В нем, несмотря на брюхо, чувствовался военный. Оба примерно одного возраста, к сорока или чуть больше. Удивительная своей харизматичностью пара, хоть в кино снимай. Сразу видно, что один бандит, а второй офицер, причем не милиции или ФСБ, а именно армейский.
        Присев неподалеку, мужики стали по очереди прикладываться к бутылке. Скорее всего “братья по оружию”. Офицер и его бывший подчиненный. Странно, такие пары редко бывают, только если кто-то кого-то спас от верной смерти. А может, вместе были рядовыми, только один потом пошел в бандиты, а второй в военное училище. Для Чечни “синий” по возрасту не подходил, скорее всего Афганистан.
        В общем, обыгрывая всевозможные сценарии по поводу этой пары, Ирка отвлеклась и уже совсем не обращала внимания на подъезд. К реальности ее вернули пробежавшие рядом дети.
        - Дура, так все пропустить можно - выругалась про себя Фролова. - Все-таки, слежка это совсем не так просто. Не зря в их конторе всякой мелочи специально обучают, для всего есть специализированные курсы. Решив в этом году снова подать заявление, с удвоенной бдительностью, Ирка бросилась наблюдать за подъездом, пропустив на это раз, как к паре подошел милиционер.
        Оглянулась на них, только когда толстопузый начал предъявлять документы и что-то шумно объяснять.
        - Наверно, кто-то из дома позвонил что выпивохи, народ здесь бдительный, - это Ира знала по внуку Скобцовой. Столь быстрый приход милиционера не мог не радовать, все-таки плюс к ее безопасности. Увидев, что тот не стал привязываться к паре, а только попросил больше не выпивать, Фролова поняла, что все ее догадки верны. Силовик силовику всегда поможет и войдет в его положение. Толстый точно офицер.
        Начало смеркаться, харизматичная пара ушла так больше ни разу и не притронувшись к бутылке - держали слово.
        Потихоньку наступила ночь. Если кто и вызывал подозрения, то это одиноко сидящая на скамейке девушка с журналом. Наконец, практически в полной темноте, от которой никак не спасали тускло светящие фонари, подъехал и Денис. Первый день боевого дежурства Ирины был бы успешно завершен.
        С остальными же днями, график ее вахты несколько менялся. Получив данные о живущих в Питере бывших сотрудниках проектного отдела метростроя, Алексеев получил и командировку, чтобы напрямую пообщаться с ними. Делить лавры в раскрытии заговора “меченосцев” Михалыч ни с кем не собирался, особенно с Управлением ФСБ по Санкт-Петербургу, поэтому Денису предстояло ехать в город на Неве уже сегодня, по сути, прямо сейчас - отвезет ее и сразу на вокзал.
        Посчитав, что молодой девчонке возвращаться домой в двенадцать часов ночи слишком опасно, Алексеев поставил перед ней ультиматум - или она дома в десять часов вечера, или он звонит Михалычу и тот отзывает ее из отпуска. Проверять будет лично, звонками на домашний телефон. Не ответит, позвонит пану-полковнику.
        На недовольные вопли Ирки, Денис ответил, что она сама виновата. Он прелагал ей пройти водительские курсы. Умей она шоферить, проблем бы не было, выписал бы ей доверенность на свою машину и хоть в час ночи уезжай. А так только так. Тем более что сейчас, практически в полночь, рядом с домом, кроме них, никого и нет, да еще и невидно ничего. Так что если Федоров, действительно придет, то не в ночь же, а явно часов до девяти, до захода солнца.
        Исключительно для порядка Фролова еще немного поскандалила, но была согласна. В сумерках ей действительно здесь делать нечего и девять - полдесятого, вполне нормальное время для окончания дежурства, даже если бы Денис никуда и не уезжал бы. Это в Питере белые ночи, а у них сейчас как у негра.

* * *
        Так же по-индейски, спокойно, ни в коем случае не нарушая правил дорожного движения, а поэтому без приключений, той же дорогой, Кимов с Карагодиным вернулись домой.
        - На этот раз у Лаврентия хватило ума ничего не минировать - прямо с порога доложил Кимов. Все согласно кивнули головами, хоть это радует.
        Роман же никак не мог отделаться от своих подозрений в отношении наркотиков. Спросить напрямую у Кимова, Семенова и тем более Федорова он не решался. Оставался Акопян, не только как самый младший в этой группе по званию и должности, но и наименее брутальный, более всех остальных склонный к комплексам и самоанализу.
        Глава 56
        Карагодин уже подошел к нему, но тут вспомнил, как Арсен расправился с тем “кидалой” - один точный удар и кровь из глаз. Даже удивительно, как он мог это забыть. Вот тебе и “банкир” с повышенной тактильностью пальцев. Получалось, что Акопян совсем не такой, как казалось ему в самом начале, а вполне достойный член этого непонятного квартета. Рисковать не хотелось, тем более что пока никаких доказательств его версии нет, значит можно и подождать. А там видно будет, не нужно суетиться раньше времени.
        Чтобы как-то оправдать свое телодвижение к армянину Карагодин спросил:
        - Арсен, тебе в магазине ничего не надо?
        В ответ тот покачал головой - все есть. Получив отрицательный ответ, Роман надел кроссовки и вышел из квартиры.
        Убедившись, что Карагодин ушел, Кимов обратился к группе, но прежде всего к Федорову.
        - С Ромкой надо что-то решать. Врем, врем, пока совсем не завремся, я там чего только не выдумывал пока фонариком светил. А парень он, в общем, правильный, менять на другого смысла не вижу - ценный кадр. Чего доброго, решит что мы шпионы, например, тогда заложит точно, ну или что бандиты и от него избавимся в конце концов. Кто-то из местных нам нужен, никуда не деться. В общем, надо как-то культурно ввести его в курс дела, что мы не гады. Герои Великой Отечественной, в конце концов. Вечно врать не получится. А так он надежный.
        В принципе, Федоров и сам об этом думал. Вопрос, как культурно, чтобы он в этот фантастический бред поверил.
        - И что ты предлагаешь?
        - Для нас по области клады группы Б закопаны.
        Тут Арсен перебил Игоря.
        - Кстати, один из группы А в Кировограде, а это Украина. Так что пока отпадает.
        - Группа А пока, вообще, отпадает, забудьте, не до нее - нервно осадил Акопяна Федоров. - Игорь, что дальше?
        - Покупаем два рюкзака, удочки. Юрка с Романом как туристы едут за кладом. Там ему Юра все и расскажет. Золото, камни, цацки, все того времени. В общем, не только слова что мы из прошлого.
        - Вполне разумно. Хоть какое-то физическое доказательство. А приедут, рисунки эти со схемами покажем. Должен поверить - поддержал товарища Семенов и вопросительно посмотрел на Федорова с Акопяном.
        Те тоже были не против, вроде все вполне логично. Таким образом, план введения Романа в суть дела был составлен. С одной стороны, конечно, рано, с другой - он ведь не дурак и видит, что они ему не доверяют. А по тому как странно себя ведут, действительно, черти что может подумать. А если черти что думаешь, то черти что и сделать можешь.
        После совещания Кимов подошел к Семенову и тихо спросил.
        - А чего это Сергей так на Арсеныча окрысился?
        - Бунт на корабле - усмехнулся в ответ Юра.
        - Ха. Это Арсеныч бунтовщик? Надеюсь, он был схвачен и отхерачен?
        - Естественно. Но я думал Сергей отходчивее, забудет.
        - Федоров мягко стелет, да жестко спать, поверь мне - мрачно сказал Игорь, всем своим видом давая понять, что Сережа очень не простой и опасный человек, даже для него, фронтового армейского разведчика. - Не хочу у него спрашивать, как ты думаешь, нашим родным там, действительно, помогли, или так, пустые обещания были?
        Юра удивленно посмотрел на Игоря. Вот уж от кого он меньше всего ожидал заботы о семье. Ладно бы Акопян. Хотя нет, Арсеныч и под пыткой не вспомнит, чтобы маменькиным сынком не выглядеть.
        - У тебя там кто?
        - Мать, сестра с ребенком. Так я им деньги переводил, вот сейчас думаю.
        У самого Семенова из родных остался только дядя. И тот военный, сам о себе позаботиться сможет. Посему такие вопросы его, вообще, не волновали. А так, если подумать…
        - Даже не сомневайся. Представь, ты здесь, в будущем, узнаешь, что твои родные нуждались всю свою жизнь, еле концы с концами сводили. Представляешь, что ты там всем этим Бериям с Абакумовыми можешь устроить?
        - Что могу? - не понял Кимов.
        - Вот и они это не знают - засмеялся Юрка. - Так что всех родных обеспечили на всякий случай. И пенсии, и жилье, и пайки. Тут и сомневаться нечего. С будущим не шутят.
        Кимов еле качнул головой. Действительно так. Кто его знает что с этим временем, лучше не рисковать, тем более, что расходы-то минимальные. Что там двенадцать семей. Только не двенадцать, а четыре. То, что произошло с теми членами команды которые сюда не попали, он думать не хотел. И так понятно. Слишком много знали. Ну это при условии, если они, вообще, к каким-нибудь динозаврам не перенеслись. Федоров ведь говорил, что время может в разные стороны идти. Хотя, ему верить…
        Едва они успели договорить, как в комнату вернулся Сергей.
        - Так, всем строиться, Арсеныч, иди сюда - группа, поддерживая шутку, выстроилась в шеренгу.
        - Арсен тут верную мысль высказал, нам надо быть предельно осторожными, а то мы реально расслабились. Поэтому сейчас весь выход в город только на Юре. Остальные сидят здесь. Документы для нас будут делать по всем правилам. Мы из Таджикистана. Я его специально выбрал - там сейчас война, кто не знает.
        - Вроде только что мир заключили - не к месту подправил командира неугомонный Арсен. Постоянное сидение у телевизора дало свое результаты, получалось, он был более всех в курсе текущих политических событий, даже Сергея, которого новости из СНГ, к удивлению Акопяна, практически не интересовали.
        - Потом расскажешь - абсолютно беззлобно перебил его Федоров. Он отлично понимал, что Арсен и не думает усугубить их конфликт. Парень не то, чтобы глуповат, но не очень понимает что, когда, где и кому можно и нужно говорить. Постоянно чувствуется его небольшой опыт пребывания в коллективах вообще, не говоря про военные с их строгой субординацией.
        - Итак, продолжаю. Поэтому, Юр, тебе надо купить какую-нибудь книгу по Душанбе, мы все оттуда, карту туристическую, вообще, по теме, чтобы хоть что-то сказать могли. Ну и идешь потом в парикмахерскую, стрижешься наголо и едешь в этот ФМС. Там спрашиваешь, есть ли кто из Таджикистана и узнаешь что там. Твоя легенда - сестра замужем за таджиком, связи потеряны и все такое. Людей кормишь, поишь, слушаешь. Деньги на все возьмешь у Арсена.
        Юрий почесал шевелюру, расставаться с волосами не хотелось.
        - А наголо зачем?
        - Сам подумай. С чего тебя только сейчас все это заинтересовало? Почему раньше узнать не мог, что там происходит? Столько лет с начала событий прошло.
        - В тюрьме сидел - подхватил мысль Федорова Арсен. Он был счастлив. Прямо сейчас, перед всеми, Сергей признал его правоту и, похоже, простил его. Даже не обратил внимания на очередной косяк с этим перемирием. Все-таки, реально, он неисправим, и кто его вечно за язык тянет. - Надо будет обязательно подойти и сказать, что был неправ и подобного больше никогда не повторится. Что понимаю, что мы единая боевая группа, а он ее командир - думал про себя Акопян, подыскивая нужные слова для будущего разговора.
        Федоров между тем продолжил.
        - Черт. Сначала надо с Карагодиным съездить. А то лысый из тюрьмы, милиция постоянно проверять будет.
        Глава 57

^Царские червонцы/ 15.01.1897 г.^
        - Не волнуйся. Лысых здесь дофига. Мода. Люди сами так стригутся, не как у нас - немало поездивший по городу Семенов успокоил Федорова. - Тогда с завтрашнего дня я начинаю? Надо ведь еще и золото продать для паспортов.
        - Золотом Роман заниматься будет. Пусть видит, что мы ему полностью доверяем. Если один побоится, то сам скажет. Тогда ты с ним поедешь. Я, Арсен и Игорь до паспортов безвылазно сидим здесь. Обидно проколоться перед самым получением.
        Идея вызнать все у бывших жителей Таджикистана, сейчас пытающихся получить гражданство в России, очень понравилась Роме. Сам он тоже понятия не имел что там происходило и происходит. Память выдавала лишь обрывки о войне каких-то вовчиков с юрчиками, которую и запомнил только из-за смешных погонял сторон конфликта. Но кто там за кого, и из-за чего они там до сих пор дерутся, он и понятия не имел.
        А на завтрашний день ему поручалось ответственейшее задание - ездить по антикварным и комиссионкам Москвы и продавать в каждом по паре царских червонцев.
        - Один я не поеду. Нужен еще кто-то для подстраховки.
        Федоров лишь развел руками. Раз нужна поддержка, значит будет.
        - Юра, стрижка послезавтра. Завтра золото. Подстрахуешь.

* * *
        Целый день Роман с Юрой ездили по всевозможным ювелирным, антикварным и комиссионным, продавая по паре монет из “бабушкиного наследства”. Больше показывать боялись, дабы не привлекать к себе внимания. Наконец, с учетом разменянных на валюту пятисоток убиенного Дохлого Робин Гуда, было набрано искомых двенадцать тысяч долларов. На текущие нужды добрали еще три тысячи, и можно было возвращаться домой.
        Юра предложил по дороге заехать и в книжные, но Роман был категорически против. Доллары и оставшиеся монеты сдают Федорову и только тогда за книгами. И никак иначе, еще не хватало с карманами полными баксов нажить каких-то неприятностей, да хотя бы потерять.
        Передав все для пересчета дотошному в денежных вопросах Арсену, можно было ехать и за литературой.
        Добычей стал целый ворох книжек и карт, посвященных еще советскому Таджикистану, ничего новее в продаже не было.
        Получив от Акопяна точный отчет о полной сумме и искомые двенадцать тысяч на руки, Роман немедленно позвонил Ольге и договорился с ней о встрече и передаче денег. В качестве благодарности, милиционерше презентовали золотое кольцо с рубином. Впрочем, из-за него Роману пришлось подсуетиться, необходимо было приобрести подходящую для драгоценности упаковку, что оказалось не так и просто. Видя, что опаздывает, Карагодин просто купил какую-то бижутерию, которую сразу отдал в презент продавщице, а колечко положил в полагающуюся ему коробочку и помчался сначала домой за деньгами, а потом и на встречу с Виноградовой.
        Эта их встреча не отличалась от предыдущих. Так же тайно, так же на улице, Роман передал Ольге конверт с деньгами, который она немедленно положила во внутренний карман куртки. А вот в отношении кольца Карагодин задумался. В голову пришла дурацкая мысль, как бы Виноградова не восприняла это, вообще, за объяснение в любви, черт его знает, что у этих баб на уме, она ведь, судя по всему, не замужем. Сделав максимально официально лицо кирпичом, он произнес:
        - Оль, мои работодатели в восторге, вот за твой героический труд их скромный подарок - и протянул ей коробочку с кольцом.
        Виноградова засмущалась и попыталась отнекиваться, что все по дружбе, ведь они вместе росли, на что Роман ей повторил, что это от его работодателей. Пусть она посмотрит и убедится, что такой подарок, ему, Карагодину, просто не по карману. Заинтриговавшись, Ольга открыла коробочку. Кольцо было действительно фантастически красиво.
        - Это золото?
        - Золото с рубином. Но рубин редкий, не дешевле алмаза. Оль, поверь мне, это люди надежные, щедрые и очень благодарные.
        На этом они и расстались. Пораженная Виноградова, тут же надела кольцо на палец и, не переставая любоваться им, пошла домой. У Карагодина же настроение, наоборот, испортилось. Ни с того, ни с сего, ему вдруг стало жаль всех женщин вообще и Ольгу в частности. Как все-таки им мало надо для счастья. Так и называется “женское счастье” и ни у одной его нет. Жаль было даже Юльку, оставившую его без сына и без квартиры. Тоже по существу несчастная женщина. То ли дело быть мужчиной. Черти знает чем занимаются и ничего им не жаль, даже себя.
        Домой он вернулся в таком же философско-задумчивом состоянии.
        - Ну что, отдал? Кольцом довольна? - вопросы по существу быстро вывели Карагодина из этого странного так не ко времени пришедшего к нему философического полудрема.
        - Просто счастлива. Но я ей дал понять, что это только аванс. Так уж получилось. - Роману была интересна реакция, как отнесутся к этой его будущей растрате.
        - Не вопрос. Арсеныч, у нас вроде ожерелье с рубинами еще есть - громко спросил Кимыч Акопяна. И тут же незамедлительно получил от того ответ.
        - Ага. Его после паспортов и отдадим.
        Игорь улыбнулся - действительно, не вопрос.
        А Роман подумал, какие все-таки странные у него товарищи, деньги ни во что не ставят. Того же, вечно занимающегося финансами Акопяна, интересует отчетность ради самой отчетности. Даже и не знаешь радоваться этому или следует бежать от них сломя голову, все-таки как точно кто-то сказал - “попал в непонятное”.

* * *
        Поездка на железнодорожном транспорте в самом начале июля 1997 года была удовольствием ниже среднего. Менее недели назад, в фирменном поезде “Юность”, следовавшим из Москвы в Санкт-Петербург, произошел теракт унесший жизни пяти человек и ранивший тринадцать. По этой причине транспортная милиция, ФСБ и прочие антитеррористические структуры работали в авральном режиме с максимальной бдительностью.
        Пройдя все стадии контроля на перроне, Алексеев, наконец, добрался до своего купе. Его соседи уже были на месте. Ими оказались миловидная женщина под сорок и два парня к двадцати пяти, чувствовалось, что ехали они вместе. Поздоровавшись, Денис огляделся, его нижняя полка была занята парой коробок из-под компьютеров. Поняв, что новому пассажиру некуда сесть, один из молодых людей извинился и быстро сдвинул груз в сторону, на ходу объясняя Алексееву, что сейчас все равно все проверять будут, а после контроля они уже засунут ящики в багажное отделение. Денис не стал спорить и сел на краешек отведенного ему места.
        И, действительно, парень оказался полностью прав. Не прошло и пяти минут, как к ним постучался проводник с парой милиционеров. Они попросили всех предъявить свой багаж. Если Алексееву было достаточно только открыть дипломат, то этой команде, судя по всему командированных, пришлось распаковывать и показывать весь перевозимый ими груз.
        К удивлению милиционеров, в коробке из под компьютеров, действительно находились компьютеры, точнее системные блоки. Пока ребята раскладывали для обозрения всю свою кладь, женщина объясняла, что они со своим оборудованием ездили тестировать новую телефонную станцию в Москве, а теперь вот возвращаются домой в Питер. Проверяющие вежливо кивали и очень внимательно рассматривали всю транспортируемую ими технику.
        - Вообще, здесь собака нужна. Как проверишь, что там внутри - наконец сказал один из милиционеров и махнул рукой. - Спасибо. Можете упаковывать.
        Так, с одной стороны очень внимательно, а с другой явно недостаточно досмотрев весь груз в их купе, группа проверяющих пожелала счастливого пути и продолжила свой обход.
        - Ну все. Теперь можно прятать - улыбнувшись сказал один из молодых людей. А потом, вполне профессионально по новой запаковывая свой груз, добавил:
        - Нам, вообще “везет”. Когда Басаев Буденновск захватил, мы в Волгодонск через Ростов летели. Так тоже, везде патрули, блок-посты, проверки. В Ростове на автовокзал, там беженцы, военные, в общем, мрак…
        Не успел он закончить свои воспоминания о волгодонской одиссее, как поезд тронулся. Это движение, казалось, несколько успокоило женщину, она подтвердила:
        - Вот и сейчас. Приезжали, все спокойно было, а уезжаем вот так. Когда же все это кончится.
        Слушая их, Денис лишь кивал головой. Ввязываться в разговор ему не хотелось. Лучше поспать. Все-таки ночь и еще неизвестно как с утра дела пойдут. Хотелось верить, что со всем управится за день, а то ведь тоже, задержится на неделю типа этих командированных.
        Чувствуя, что разговор с соседом не задается, женщина попросила всех выйти. Ей надо переодеться. Пора укладываться спать.
        Прибыли в Санкт-Петербург согласно расписанию, без терактов и каких-либо прочих приключений. Город на Неве встречал их ясной солнечной погодой.
        Попрощавшись с попутчиками, Денис решил пройтись до Литейного пешком. Дорогу он знал хорошо, раз в год гарантированно приходилось посещать своих питерских коллег. И когда погода позволяла, Алексеев всегда предпочитал прогулку - меньше часа неспешным шагом.
        Встретили его как хорошего знакомого, кем в принципе он и был. Поинтересовались для порядка, не стал ли пан-полковник паном-генералом, и посмеялись над командировкой Дениса, что мол, москвичи что-то ценное в Питере нашли, но делиться ни за что не хотят.
        В отношение же дела все было несколько сложнее. Старик, о котором шла речь, оказался из старой гвардии и отвечать будет только по повестке и чтобы у них на Литейном в “Большом доме”. Мол, он давал подписку о неразглашении и неизвестно с кем, без оформленных документов, ни о чем говорить не будет. Такой вот проверенный и дисциплинированный кадр. Поэтому для Дениса самое разумное, это самому к нему поехать, вручить повестку и привезти на Литейный, кабинет они ему организуют. А чтобы бдительный дед не заподозрил, что его хотят выкрасть и куда-нибудь в Лондон переправить, то сейчас Денису выделят черную “Волгу” с синей мигалкой, должно сработать.
        Поблагодарив коллег за участие и заверив, что когда те будут у них, то Москва в долгу не останется, Алексеев принялся реализовывать предложенный ему план.
        А план, действительно, был хорош, поэтому все прошло как по маслу. Сначала пенсионер долго изучал удостоверение Алексеева, потом повестку, потом расписался в ней. Услышав про ожидавшую его машину, в сопровождении несовершеннолетнего внука вышел на улицу и, увидев черную “Волгу” с синей мигалкой на крыше, разомлел и, победно взглянув на ребенка, залез в автомобиль. Можно было ехать.
        Глава 58

^Туристическое снаряжение^
        Несмотря на несколько странное поведение, старик был в высшей степени разумным и внимательным собеседником. Да, он отлично помнил тот безумный проект. Кстати, он до сих пор еще икается. Вероятно, все слышали о таинственном Метро-2. Так вот, это было его предтечей. Надо сказать, очень неудачной предтечей. Причем, их бюро было не при чем. Само техническое задание было безумным - настроить по веткам никому ненужные аппендиксы, никакого смысла в которых не было. Если только прятать что-то типа библиотеки Ивана Грозного, чтобы никто не нашел. Им приказали, они сделали. Потом их руководитель на каком-то серьезном совещании, говорят с самим Сталиным, разнес этот проект, да так, что Иосиф Виссарионович приказал его закопать, чтобы перед потомками не позорились. А их в Гагры, в правительственный санаторий. По бумагам за ленинградский проект, но это так, для отвода глаз. Стыдно перед людьми было. Они ведь с самого начала говорили, что проект бессмысленнен, даже письма наверх подписывали. Строго тогда конечно было, но справедливо, ничего не скажешь. А главное, народ слушали.
        Выслушав эту легенду, придуманную для проектной группы, Алексеев поблагодарил старика и предложил отвезти его домой, на что тот с благодарностью согласился. А так, задание было выполнено, считай, за полдня. В другое бы время, он задержался бы еще на день, а то и два, найдя железобетонные причины продлить командировку. Но неуемная Ирка со своей идиотской слежкой неизвестно что могла натворить и неизвестно куда вляпаться, вплоть до смертельного исхода, если действительно “повезет” встретиться. В реальности существования пришельцев из прошлого Денис уже не сомневался. Этот старик поставил последнюю точку во всех его и без этого практически исчезших сомнениях. Так что оставалось только заказывать билеты и ближайшим поездом обратно в Москву, к Ирке. Да и пан-полковник с нетерпением ждет доклада, что у них там тогда творили эти сталинские подземные кроты.

* * *
        Однако и на следующий день Семенову не пришлось стричься под ноль, будто кто-то свыше хранил его шевелюру. На утреннем “разводе на работы”, Федоров снова поменял свой план. Сегодня Семенов с Карагодиным идут по магазинам и покупают все необходимое для туристической прогулки по московской области. Да, и еще, обязательно удочки, чтобы уж совсем достоверно выглядеть. Благо в окрестностях нужного им места имеется река.
        Карагодина очень насторожило новое задание, зачем-то идти не пойми куда с Семеновым, да еще и под видом туристов, может это будет наказание за вчерашнюю самодеятельность с авансом? Нет, надо все-таки потребовать объяснений и не от Акопяна, а от самого Федорова, как-то уж совсем неприлично втемную его используют, и потребовать прямо сейчас. Однако, посмотрев на ребят и видя их растерянность, Рома понял, что недоумевает вся группа. Интересно, что же могло произойти за ночь, что Сергей так круто изменил последовательность еще вчера обговоренных шагов.
        Не собираясь продлевать интригу и держать МХАТовскую паузу, Федоров все выложил как на духу:
        - Во всем виноват Роман - сказав это, Сергей не очень естественно засмеялся и подошел к Карагодину.
        - Ты заслужил наше доверие, теперь настала наша очередь заслужить твое. Поедешь с Юрием к тайникам, заодно и с Лаврентием познакомишься - тут Сергей уже вполне естественно хихикнул. - А что сейчас, чтобы не беспокоился, что мы от тебя избавиться попытаемся. Без тебя у нас и деньги потрачены и паспортов нет. Так что такая полная гарантия безопасности. А то мало ли какая дурь в лесу в голову придет. - Тут Федоров оглядел всю группу. - Теперь поняли, почему туризм до паспортов?
        - Ну да, ты параноик известный - засмеялся Юра. - Только, думаю, Ромка и в мыслях не держал, что мы его там закопаем. А так все верно, поддерживаю. - Пойдем по магазинам - это уже Семенов обратился к Карагодину.
        Покупка туристического снаряжения не была сколько-нибудь серьезной проблемой. Все приобрели в ближайшем спортивном магазине. И рюкзаки, и палатку, и необходимую одежду, и складные лопаты, и даже столь важные для Федорова удочки. На все про все ушло меньше часа.
        Придя домой, новоиспеченные туристы застали товарищей за картой московской области. Сверяясь с какими-то странными листами бумаги разрисованными ребенком, Кимов ставил точки на карте.
        - Три схрона на местности, сразу три и возьмете, чего лишний раз ездить - сказав это, Игорь протянул карту Карагодину.
        - Посмотри, можно на машине или придется на электричке?
        Роман даже не стал брать карту. Он-то откуда знает, а в картах, вообще, не разбирается.
        - Там лес?
        - Ну да.
        - Тогда на электричке. Оставлять авто без присмотра чревато. Ну или тебя взять, поспишь в ней, только смотри, чтобы вместе с машиной не украли. А так, с грузом, обратно на такси. В метро досмотры, рюкзаки точно проверят.
        Немного поспорив, в конце концов посчитали, что если у двух человек есть с собой паспорта, а третий забыл, то выглядит это вполне буднично и естественно. Тем более что туристы вряд ли ходят с паспортами - в походе ведь документы и испортить можно. Посему остановились на автомобильном плане. На Ромкином “Пассате” докуда могут, только спать в нем остается Юра, а Роман с Кимовым ищут схроны. Все-таки Игорь на местности ориентируется в разы лучше кого бы то ни было. Выезд наметили на шесть утра следующего дня, надеясь управиться со всем до темноты.
        Глава 59

^Карта местности^
        Юрий был доволен, что остается в машине. Шляться по лесу ему было совсем неинтересно. Пускай лучше Кимов ориентируется на местности, тем более что он в этом деле спец. Развалившись на заднем кресле автомобиля, неудобно подогнув ноги, Семенов довольно быстро заснул.
        А вот Роману с Игорем было не до сна. Идти по лесу, да еще с рюкзаком за плечами не самое приятное и простое дело. Особенно непривычному к подобному времяпровождению Карогодину.
        - Какого черта мы эти удочки взяли. Нужно было грибниками заделаться.
        - За грибами с рюкзаками не ходят, да и время не очень грибное, через месяц бы сошло, а сейчас рыбалка. Давай удочку, если так мешает. Я к туризму человек привычный. По лесам полжизни шастаю.
        Роману было не очень удобно отдавать так мешающую ему удочку, но, в конце концов, Игорь сам предложил, тем более по всему видно, что идти ему совсем не в тягость.
        Наконец, через полтора часа не самой быстрой ходьбы, они вышли к речке. Увидев воду, Кимов быстро пошел к извилистому протоку.
        - Значит это ориентир, понял еле успевающий идти за ним Роман.
        Потом, как в дешевом детском фильме о пиратах или разбойниках, ориентируясь по компасу и сверяясь с картой, Кимов отсчитывал шаги и выкапывал странные, завернутые в какую-то промасленную клеенку, запаянные со всех сторон металлические коробки с закругленными краями. Судя по внешнему виду, пролежали они здесь не одно десятилетие.
        - А где Лаврентий? - поинтересовался Роман. Дело, действительно принимало странный оборот, судя по прошлым разговорам, некто Лаврентий что-то достает и прячет для них, но это явно не современные закладки, а какие-то очень старые. Все-таки хорошо, что Федоров предупредил, насколько он им важен и, главное, что сегодня ему, наконец, все объяснят, а то, действительно, какая бы только дурь в голову не полезла.
        Наконец, все три контейнера были извлечены и очищены от земли. Вместе с ними была так же выкопана какая-то непонятная железяка, больше всего похожая на в несколько раз увеличенный консервный нож. Она была так же аккуратно промаслена и упакована.
        - Все здесь. Ни один не пропал - удовлетворенно произнес Кимов и посмотрел на часы. - Время есть. Смотри.
        Он аккуратно расстелил куртку на земле, поставил рядом с ней один из контейнеров и с видимым усилием проткнул его поверхность этой железкой. А потом, как консервным ножом, взрезал весь корпус и отогнул крышку.
        - Смотри - снова повторил Игорь и осторожно высыпал содержимое на куртку.
        Чего там только не было. Это и всевозможные золотые украшения - от простеньких обручальных колечек, до вычурных, украшенных драгоценными камнями ювелирных изделий, уже знакомые царские червонцы, и совсем незнакомые старинные монеты, некоторые даже не золотые и вроде даже не серебряные - судя по всему, мечта нумизмата. Все аккуратнейшим образом упаковано и разложено по конвертикам с ватой. Добил же Романа небольшой бумажный пакет, в котором оказались различные почтовые марки. Надо сказать, это удивило и Кимова. Повертев марки в руках, он с удивлением сказал.
        - Отлично сохранились. Даже не ожидал, бумага все-таки. Думал они сюда только металлическое положат.
        - Откуда все это? - Карагодин понял, никаким Таджикистаном здесь, конечно, не пахнет, настал “час истины”.
        - Ты читал роман Герберта Уэллса “Машина времени”? - Кимов решил начать свой рассказ так же, как когда-то начал его Лаврентий Павлович Берия, объясняя им в какой переплет они попадут. И, не дожидаясь ответа, продолжил.
        - Мы из 1949 года. Я капитан Советской Армии Игорь Кимов, армейская разведка. Воевал на Ленинградском фронте, третьем Прибалтийском, потом в Манчжурии. Последнее место назначения - Корея. Юрка Семенов - подполковник морской авиации, торпедоносец, воевал под Мурманском в заполярье и на Балтике. Федоров - ученый физик, тоже воевал, старший лейтенант на “Катюшах”. Акопян - экономист, он не воевал, по здоровью не прошел. В общем, в 1949 году был обнаружен проход во времени.
        Слушая все это, Роман только молча кивал головой, прямо как китайский болванчик, а Кимов все продолжал.
        - Мы сюда посланы, а это все еще тогда подготовили, специально для нас. Тут заначки группы Б - то, что можно просто так хранить. Такие же еще в разных местах закопаны. Есть еще заначки группы А - там картины всякие, произведения искусства, которые в землю на полвека не закопаешь - испортятся. Их специально хранить надо. Мы знаем где они, там сложнее, попозже займемся. Есть вопросы?
        К собственному удивлению, открывшаяся истина совсем не удивила Романа. Не то, что бы нечто подобного он от них и ожидал, но все было так закручено, и он для себя уже понастроил столько разных теорий, что это была, несмотря на всю свою фантастичность, пожалуй, самой правдоподобной и все логически объясняющей.
        - Что вы должны делать?
        Кимов помнил наказ Федорова - ничего о плане явления Сталина и создании “партии нового типа” - Карагодин в особых симпатиях к коммунистической идее не замечен, лично Акопяном проверено. При попытке Арсена агитировать за Советскую власть, Роман просто подвел итог ее правления - воспитание в товарных количествах бандитов и проституток, а в национальных республиках еще и националистов. На чем дискуссия и закончилась. Так что здесь лучше не рисковать.
        - Должны были переправить отсюда научную литературу, выкрасть ученых. Но проход закрылся.
        - А почему не Сталин вместо вас?
        Кимов засмеялся.
        - Ну и чего бы он сделал. Он же не волшебник. Вы уже все просрали - с этим Роману спорить было трудно. - Надеялись будущее исправить. Не получилось.
        - И как дальше, олигархами со всем этим станете?
        - Хотелось бы, но не все так просто. Очень похоже, что проход искусственный. Кто-то его специально открыл, да и закрыл, судя по всему, тоже. Вероятно, от нас чего-то ждут. И если не дождутся, то нас, пожалуй, ждут неприятности - сказав это, Игорь, неожиданно для себя, понял, что этим кем-то пугает Романа, дает понять, что в случае чего его сможет наказать кто-то свыше. Тут же ему в голову закралась мысль - а не поступает ли Федоров аналогично, но уже с ними. От удивления столь очевидным объяснением поведения Сергея у него даже открылся рот. Закрылся он только с очередным вопросом Романа.
        - Этот кто-то Лаврентий?
        Услышав это, Кимов вымученно рассмеялся, мысль о том, что Сергей им постоянно врет, не отпускала его.
        - Знаешь, кто курировал атомный проект?
        - Конечно, Курчатов.
        - Не знаю никакого Курчатова - этим ответом Игорь просто “убил” Романа. - Берия курировал. Лаврентий Павлович Берия, Маршал Советского Союза.
        - А, ну в этом смысле да.
        - Вот мы, ради смеха и придумали “старика Лаврентия”, когда тебе баки заливали.
        - А с этими, кто все это устроил, никакого контакта?
        - Да подожди, еще и двух недель нет как мы здесь.
        Действительно, подумал Ромка, еще и четырнадцати дней нет, а сколько всего произошло. Пожалуй, вся его прошлая жизнь не может сравниться даже с любым одним днем из этих сумасшедших неполных двух недель, что уж говорить о сегодняшнем, самым главным, с его фантастическим бредом, в который он однозначно поверил.
        Обратно идти было намного труднее. И хотя выносливый Кимов взял железяку-открывашку с двумя нераскрытыми контейнерами, а Карагодин только содержимое одного, все равно было тяжеловато. Вскрытую же “банку” забросили как можно дальше в реку, подальше от любых любопытных глаз.
        Еще не начало темнеть, как они подошли к автомобилю. Все по плану - управились засветло. Юрий уже проснулся и просто лежал поджидая их. Когда Роман залез в машину, спросил:
        - Ну как?
        - Все нормально, я даже поверил.
        - Хорошо, что ты такой доверчивый - засмеялся Семенов и посмотрел на Кимова, мол, как дела действительно?
        - Все нормально - хмуро повторил за Карагодиным Игорь, но по мрачному тону Юрий понял, что разведчику есть о чем с ним поговорить тет-а-тет. Похоже, Роман чем-то не оправдал его доверия.
        Можно было ехать домой. Там, чтобы дополнительно убедить уже убежденного Ромку, ему показали детские рисунки исписанные мелким почерком - вот зачем он действительно ездил тогда на кладбище.
        К удивлению Юры, ничего особенного Игорь ему так и не сказал ни при Карагодине, ни без него. Получалось, что он что-то неправильно понял в тоне Игоря. Судя по разговору, все прошло просто замечательно.

* * *
        К утру следующего дня кому-то наверху надоело заботиться о семеновской шевелюре, и Юрий, наконец, пошел в парикмахерскую. Гордо сказав “наголо, под ноль” он сел в кресло и лишился своих волос. Электрическая машинка сбрила их буквально в три минуты. Расплатившись и даже дав “на чай” за быструю работу, Юрий остановил такси и поехал в ФМС.
        Помещение Федеральной Службы оказалось настоящим гадюшником. Множество комнат соединенных узким коридором в котором толпилась непроходимая масса народа. Просто так вовнутрь было не прорваться. Оценив ситуацию, Семенов прямо с порога крикнул:
        - Есть кто из Таджикистана? - и, услышав несколько ответов, работая локтями, полез через толпу на голоса.
        Формула Федорова “людей кормишь, поишь, слушаешь” явно не срабатывала. Отойти из очереди невозможно, обратно не пустят. Народ злой и грубый. Дожидаться же пока интересующий человек освободится тоже глупо - вдруг тот получит отказ или узнает еще что-то неприятное, вряд ли тогда у него будет желание о чем-то говорить с незнакомцем. Так что получать информацию пришлось прямо на месте, шепотом, в жуткой толчее.
        Вернулся домой Семенов потным, грязным и злым, хотя и с уймой несколько противоречивых сведений - в общем, “юрчики” это наши, а “вовчики” это не наши. Побеждают наши и президент наш, хотя и не нашим что-то обломится - Арсеныч прав, буквально пару дней назад там подписали какое-то мирное соглашение, но в него никто не верит. - Кроме всего этого ему рассказали несколько трагических событий из жизни беженцев. Вот на основании всей этой разрозненной информации группе и следовало составить четыре легенды - для каждого свою.
        Выдумывали долго и натужно. Акопян даже сказал, что слышит, как скрипят его мозги. В общем, получалась полная лажа, неспособная пройти не то, что специальной проверки, а просто пятиминутного разговора с любым жителем Таджикистана.
        Тем не менее, таджикская биография каждого была выписана на отдельный листок, который предстояло вызубрить наизусть. Самое легкое было не перепутать “вовчиков” и “юрчиков”, достаточно помнить Юрку Семенова, он ведь наш. С остальным было тяжелее, чертыхаясь, ребята учили географию Душанбе с его во множестве нерусскими названиями улиц, хотя Щорсов и Маяковских там тоже хватало.
        Карагодин с тревогой наблюдал за всеми потугами товарищей выглядеть завзятыми душанбинцами. Реально дело было плохо. Он ведь Ольге сказал, что они из Таджикистана, так что у нее и сомнений нет, что они там все знают. А теперь переигрывать поздно. Тем более, что Виноградова как раз позвонила. Деньги передала, нужно встретиться, у нее с собой бумаги для оформления.
        Глава 60

^Пельмени с водкой или водка с пельменями^
        После того как Роман ушел на встречу с милиционершей, вся группа впала в уныние. Уж один из четырех точно завалится на собеседовании. Ну не может повезти четыре раза подряд. Тем более что Карагодин их несколько раз предупреждал, что если они в розыске, то их сдадут. А тут непонятные здоровые мужики, вполне могут заподозрить и в терроризме, спасибо Чечне. А там уже серьезные проверки.
        - Первым пойду я - решил Федоров. - Если не вернусь, всем в бега. А вернусь, уже решим, идти остальным или нет, по крайней мере, знать будем, что там. Другого выхода я не вижу. У кого какие мысли?
        Мысль была только одна, может поменять его на Семенова, все-таки не следует рисковать командиром. То, что выбор только между Сергеем и Юрой понимали все. Арсен не годился из-за своей нервозности, точно там растеряется и что-то не то сморозит, Игорь из-за внешних данных, да и культуры речи, иногда такое проскользнет. Так что оставалось два приятных в меру интеллигентных человека, которым не стыдно и гражданство дать. Точку в прениях поставил Федоров - пойдет именно он, надело отсиживаться, душа просит подвига. Шутка о подвиге не помогла, в скорбном молчании все они ожидали Романа.
        Ромка пришел минут через сорок. В руках у него было два пакета, один здоровый с продуктами, другой тонюсенький с картонной папкой.
        Из здорового пакета он сразу вытащил три поллитровки, упаковку сметаны, кирпич ржаного хлеба и четыре пакета с пельменями.
        - Пельменей хочется - буднично сказал он, будто только за ними и ходил.
        - Давай, не томи - по поведению Карагодина всем стало понятно, произошло что-то очень хорошее и не терпелось узнать, что именно.
        Роман широко улыбнулся и достал из второго пакета папку. Не торопясь открыл ее и вытащил какие-то исписанные листы.
        - Вы не из Таджикистана, а из Узбекистана, и не беженцы, а по программе переселения соотечественников. Сейчас годовщину принятия программы отмечают, вот ФМС удобнее вас под нее провести, им цифры нужны. Анкеты уже заполнили, вам только переписать своим почерком, сфотографироваться и все. Через две-три недели приходить за паспортами.
        Сказав это, Роман начал раздавать анкеты.
        - Только аккуратно, по одной запасной на каждого, не испортите. Арсен Акопян - Арсен Акопян, Сергей Федоров - Сергей Федоров, Юрий Семенов - Юрий Семенов - подойдя к Кимову, Карагодин развел руками, Игорь Кимов - Игорь Акимов. Извини, фамилия довольно редкая, вот поменяли на более распространенную - Кимов только пожал плечами, мол, ничего страшного. - Осталось всем сфотографироваться, и я отдаю анкеты Ольге. А сейчас предлагаю выпить за здоровье работников ФМС, за их высочайший уровень сервиса, хоть и не дешевого.
        Все засмеялись и посмотрели на Сергея - праздновать или нет. Федоров подумал, что выпить после этого двухдневного стресса это самое то.
        - Только в меру.
        - Я специально три поллитровки и купил. Акопян ведь не пьет? - Арсен утвердительно кивнул головой - ни капли. Полтора литра на четверых - не напьемся.
        Сергей кивнул головой, действительно, меньше четырехсот грамм на рыло, ударит крепко, но не в драбадан. Однако, следовало проявить бдительность.
        - Арсеныч, следи, чтобы никто за добавкой не побежал.
        - А если не послушают?
        - Бей в морду. Только не в нос.
        - И вас?
        - И нас - дав однозначную команду, Федоров блаженно улыбнулся, вспомнив, как в 1942 спьяну упал с машины и чуть не попал под трибунал.
        Впрочем, Арсену так и не пришлось выполнить приказа Федорова. Необходимости не было.

* * *
        После столь удачного разрешения проблемы, Сергею не хотелось впустую терять две-три недели необходимые на оформление паспортов, поэтому перед Карагодиным была поставлена задача оформить все нужные документы для создания своего антикварного магазина. Так проще всего будет не только легализовать содержимое заначек, но и приобрести полезные знакомства. Чтобы VIP-персона да не интересовалась стариной - невозможно. Это в теннис можно не играть или на горных лыжах не кататься, но антиквариат - обязательное правило хорошего тона. А он у них будет, да еще какой.
        В общем, так группа впервые услышала о плане для автономного пребывания составленного еще Берией.
        - Видишь, не только от тебя скрывали, мы тоже еще уйму чего не знаем - не без ехидства обратился новоиспеченный Акимов как бы к Карагодину, но на самом деле к Федорову - Да, Сергей?
        Тот лишь пожал плечами.
        - Конец конспирации, время тайн прошло - звучало это вполне искренне. Только заметив, как при улыбке у Сергея опустился уголок губы, Игорь уверенно решил для себя - врет. Сомнений не оставалось, необходимо было обсудить ситуацию с Семеновым, интересно, что по поводу всего происходящего думает он.
        Глава 61

^Карта Московского Метро 1997^
        - А сейчас конкурс на название. Там обязательно должно быть число 1949. На всякий случай, для наших.
        Карагодин немедленно среагировал.
        - У Азимова есть роман “Конец вечности”, там пришелец из будущего, чтобы его нашли, давал рекламу с картинкой атомного взрыва, ну это когда атомной бомбы еще не было.
        - Это в каком году написано? - поинтересовался Федоров.
        - В пятидесятом, шестидесятом, наверно, точно не знаю - Роман усмехнулся, поняв, что Сергей ревнует к выдающемуся американскому фантасту.
        - А у нас в 1949! - утер нос американцу Сергей.
        - “1949 мелочей” - тут же предложил Семенов.
        - Как-то мелочи для антикварного не очень звучит - выдал свое критическое замечание Акопян. - Лучше “1949 раритетов”.
        Впрочем, это название группе тоже не очень понравилось. Тогда Роман взял словарь синонимов, чтобы посмотреть, на что похожее по значению можно заменить слово “раритет”.
        Интересно и таинственно звучало “антик”, что означало - “древние (чаще греческие и римские) вещи, монеты, произведения искусства”. То, что древнеримское или древнегреческое вряд ли будет, а если будет, то очень немного, было неважно, но “антикварный магазин Антик 1949” звучит здорово. Причем, для рядового обывателя одинаково непонятны что 1949, что слово “антик”. На основе единогласного голосования название было утверждено. Оставалась “мелочь” - оформить Общество с Ограниченной Ответственностью “Антик 1949” и приобрести или арендовать помещение. Все это должно было стать собственностью Романа, а в работники он наймет ребят, как только паспорта получат.
        Карагодина этот план вполне устраивал. Владелец антикварного это престижно, не стыдно будет перед знакомыми, а то ведь свое прежнее занятие типа скупки всевозможных “антик” у метро ему приходилось скрывать, не хотелось выглядеть неудачником “невписавшимся в рынок”. Правда, беготни будет со всей это оформиловкой - мама не горюй. Да и займет, пожалуй, не какие-нибудь две-три недели, а минимум месяц, если не больше. Хотя, это не точно. "ООО" Ромка еще никогда не оформлял.

* * *
        С одной стороны, две недели отпуска прошли как одно мгновение, с другой - каждый отдельный день этого мгновения своей нудностью и скучностью тянулся бесконечно долго. Слежка не давала результатов, попытка отвлечься, наблюдая за людьми, тоже не оправдала ожиданий. Пожалуй, за все время, самой интересной оказалась та пара военного с блатным в первый день дежурства. А так, жизнь у всех попавших под Иркино внимание была серой и скучной, бесконечно повторяющейся изо дня в день. Фролова даже поняла сермяжную правду давно посмотренного ей американского фильма “День сурка”. Уйма ее знакомых была от него в восторге, а вот ее он совсем не впечатлил. Хотя, сегодня, в последний день дежурства, она не могла не признать, что фильм совсем не глуп - лично наблюдала этот бесконечный день у жителей дома на Котельнической. Самым же грустным было то, что, по сути, она живет точно так же. Ну, с перерывом на этих пришельцев из прошлого.
        Паспорта получали вразнобой. Первым документы оформили Федорову. В отличие от Семенова и даже Кимова-Акимова он, по сути, современной Москвы и не видел. Решив оторваться, раз, наконец, выпала такая возможность, Сергей вышел в город.
        Если архитектура явно не дотягивала до американской из фильмов, которые они часами смотрели на базе МГБ в 1949 году, то такому несчетному числу всевозможных товаров могла позавидовать и Америка конца сороковых. Уйма всего в ярких упаковках. Даже непонятно, как можно выбрать что-то конкретное из такого изобилия.
        Непривычной была яркая одежда, особенно легкая и открытая у женщин. Многие в брюках. Никаких начесов и шляпок. Обилие красивых автомобилей. В общем, послевоенная Москва и рядом не стояла со всем этим видимым прямо-таки купеческим богатством.
        Ради разнообразия зашел в метро, купил для проезда какие-то желтоватые неметаллические жетоны и спустился к поездам.
        Ирка мрачно наблюдала за подъездом. Последний день. И хотя было всего двенадцать дня, она уже понимала, что план слежки потерпел фиаско. Ей представлялось, с какой физиономией будет смотреть на нее Денис. Нет, он, конечно, сначала ничего не скажет, но будет ехидно ухмыляться, а через пару дней, как она отойдет, уже и напомнит о бездарно потраченном отпуске. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей, Фролова посмотрела по сторонам. Внимание привлекла группа молодежи - парень около двадцати и две девчонки чуть помладше. Блондинка и брюнетка. Обе были чудо как хороши, но почему-то с абсолютно бездарными не идущими им прическами. Девицы напомнили Ирке себя, она тоже не то, чтобы совсем уродовалась, но снижала индекс привлекательности, дабы не прельщать всяких похотливых козлов, коих в городе водилось с избытком.
        Правда возраст, в их, она, наоборот, максимально распушивала хвост, пока не поумнела годам к двадцати двум. Эти же совсем девочки, а уже умницы, все понимают в этой жизни.
        А вот парень рядом с ними никакого интереса не вызывал. Какой-то рядовой. Не такому быть с таким девицами. Вероятно, брат или какой-то родственник. Поведение больше напоминает разборки шаловливых пятиклассников. Девицы смеются, толкаются. Все, дотолкались, парень уронил свое мороженое. Пытается схватить блондинку, но та отпрыгнула.
        Увидев это прыжок, Ирка ошалела. Все-таки она гимнастка, хоть и бывшая. И отлично знает, что так прыгнуть просто нельзя, нога у человека не так устроена. Захотелось встать и подойти. Может угол какой-то неправильный, что ей так увиделось.
        Между тем, возмущенный парень отобрал мороженое сразу у обеих девчонок и, похоже, решил уйти. За ним, пританцовывая, последовали и дамы, пытаясь выцарапать вкусняшки обратно. Не переставая отбиваться от подруг, молодой человек быстро доедал их мороженое, откусывая по очереди от каждого.
        Больше всего Ирке захотелось пойти за ними. Очень уж странная троица. Но надо бдить, оставалось еще десять часов вахты.
        Трясясь в вагоне метро, Федоров изучал карту московского метрополитена. Сколько же станций и не сосчитать. Неожиданно вагон тряхнуло и его взгляд остановился на станции Таганская.
        Когда Берия возил его к той ленкиной высотке, то рядом с ней заканчивалось строительство именно этой станции. Посчитав, что это судьба, Сергей решил посмотреть как там. Он не знал, хочет ли встретить Скобцову на самом деле или нет, но увидеть что там сейчас хотел однозначно. Пока еще не забыл ставшую уже далекой Москву 1949 года, ему было очень интересно сравнить одно и то же место с разрывом в почти полстолетия.
        Ирка продолжала наблюдать за подъездом. Представлялось, как в девять опять приедет Денис, и она сядет в его машину жалкая и несчастная. Нет, эту поездку она не выдержит - точно разревется. Поражение лучше признать самой, не так глупо хоть будет выглядеть. Вообще, смешно, с чего это она решила, что пресловутый Федоров обязательно в эти две недели сюда заявится. Они ведь, действительно, могли и год назад прибыть, мало ли из-за чего у них конфликт с этими блатными произошел. Даже наоборот, если они успели так вляпаться, то, скорее всего, давно здесь. Решившись не дожидаться Дениса, Ирка пошла к метро. Хватит, вахта завершена.
        Было очень обидно, ее душили слезы. Чтобы никто этого не видел, она шла опустив голову вниз. В это же время к дому из метро подходил Федоров. Еще издали он приметил идущую навстречу девушку. Судя по всему, очень огорченную. Поравнявшись с ней даже приостановился, может нужна помощь.
        Ирка, не поднимая головы, почувствовала, что какой-то сердобольный прохожий остановился рядом с ней. Только не хватало, чтобы кто-нибудь увидел ее слезы, отвернувшись, она ускорила шаг. Постепенно слезки высыхали и, ни с того ни с сего, ее стал разбирать смех. Вспомнились уроки детства, как там - “Будь упорной, стой до конца и всегда победишь. Все будет по-твоему. Главное, не сдавайся”. Это же какой надо быть тупой, чтобы всерьез верить в эти пионерские речевки. Правильно все-таки Денис сказал - “двадцатипятилетняя кобыла” и ума столько же. В метро Фролова спускалась уже совсем без слез, а наоборот, еле сдерживая смех над собой - какая же она все-таки дурища.
        Федоров посмотрел в след удаляющейся девушки. Ленка сейчас точно не так выглядит. Старая, наверно с палочкой, хорошо если не располневшая. Как там Берия говорил - “пересиль себя”. Резко развернувшись, не желая больше сравнивать того что было с тем что стало, Сергей пошел к метро, понимая, что больше сюда уже никогда не вернется.
        Пока Федоров, впервые за все свое пребывание в 1997 году, прогуливался по Москве, Кимов, а ныне Акимов, решил тоже не терять времени зря. Поднимать “бунт на корабле” он не собирался. Просто тихо, один на один поговорить с Юрием, причем, обязательно так, чтобы ни Арсен, ни Карагодин ни в коем случае не услышали этот их разговор. Улучив удобный момент, он отвел Семенова в сторону и предложил выйти на улицу - почему бы двум здоровым и взрослым мужикам не попить пивка. Юра сразу понял намек и без лишних вопросов последовал за Игорем.
        На улице, действительно за кружкой, а точнее пластиковым стаканчиком пива, Кимов и рассказал товарищу о своих подозрениях возникших еще во время “туристической прогулки” вместе с Карагодиным.
        Неожиданно для него, Семенов достаточно агрессивно встал на сторону Федорова. Для начала он практически слово в слово повторил свою речь, сказанную в первые часы их прибытия в 1997 год - все, действительно, указывает на искусственность происхождения провала. От его маскировки в солнечном и отраженном природном спектре, до их удивительного попадания в самое удобное для тайной экспедиции места. И в чем, конкретно, претензии к Сергею именно здесь, он абсолютно не понимает. Ладно, если бы Федоров говорил, что с ним как-то связался автор этого провала или постоянно телепатически с ним общается. Нет, он честно говорит, что понятия не имеет, кто и зачем все это сотворил, только уверен, что это кто-то сотворил. Так что здесь для него, Семенова, двух мнений быть не может, конкретно в этом вопросе Сергей чист как слеза ребенка. Ну а что слишком часто упоминает кого-то сверху, так его понять можно - у них золото, бриллианты, вдруг кто-то захочет спокойной жизни и просто сбежит со всем этим богатством, а то и хуже - укокошит товарищей? Поэтому все должны помнить, что это не выигрыш в лотерею, можно и
поплатиться за шкурничество. Плохо, конечно, что постоянным педалированием этой темы он настолько ее обесценил, что Игорь даже перестал верить. Но понять его можно, он ведь ученый, а не профессиональный управленец, вот и перегибает палку, потому что сам не уверен и боится.
        В общем, несмотря на то, что товарищи вместе допили пива и так же вместе вернулись домой, оба были крайне недовольны друг другом.
        Юрий поражался, как военный, да еще разведчик, может не понимать, что все, о чем сейчас Кимов говорит, ведет лишь к одному - развалу и уничтожению группы как боевой единицы. Вся она сейчас держится исключительно на Федорове, на их вере в то, что он поймет, что им всем в этой обстановке необходимо делать. Хотелось даже спросить Игоря - а что ты предлагаешь? Твой план действия? Поделить и разбежаться? Но заранее понятно, что Кимов ничего предложить не сможет, такой вопрос выглядел бы как издевательство, поэтому Юрий и смолчал. Хорошо понимая, что ни Кимов, ни Акопян, ни даже он сам не способны продумать будущий план действий, Семенов ждал окончательного оформления стратегии в голове Сергея и доведения ее до них. Ну а там уже можно будет решать, соглашаться с “крупнейшим специалистом по вопросам перемещения во времени академиком Сергеем Валентиновичем Федоровым” или нет.
        Игорь тоже поражался, но уже тому, как это Юрий может не понимать, что Федоров уже решил, что он будет делать, а значит и они. Не зря, как сыч, сидел с Акопяном все эти беспаспортные дни у телевизора и читал принесенные Юрием для Арсена газеты. И это явно не тот план, который составлялся с Берией в 1949 году, а тот, который придумал лично он сейчас, ни с кем не посоветовавшись, никого не спросив. А самое главное, выполнение уже, считай, началось, именно поэтому он так форсировал события и с магазином, и с паспортами. Спешил как на пожар, чтобы ни дня не потерять. Ну а чтобы его слушались, эти постоянные напоминания об искусственности провала. Да сам Игорь, в общем, никогда не отрицал и не отрицает, что его кто-то специально сделал, не по его знаниям и мозгам это, но он хорошо знает людей и видит, как это использует Сергей. Прямо как шаман какой-то в древности, а они как дикари, запуганные этим шаманом.
        Глава 62
        Неурочный приход Фроловой застал Дениса врасплох. Хорошо, что завязал отношения с Людкой. Вот это был бы номер.
        Вопреки Иркиным ожиданиям, никаких ехидных улыбок. Наоборот, Алексеев с видимым облегчением вздохнул.
        - Ну. Слава Богу.
        Такая встреча, мягко говоря, несостоявшуюся шпионку несколько огорошила.
        - Чего "слава", никто не пришел, все зря.
        В ответ Денис то ли улыбнулся во весь рот, то ли так скорчил ей рожу.
        - Слава Богу, что никто не пришел. Я боялся, что дуракам везет. Получается, что ты не дурочка, даже странно.
        Услышав это, Ирка подошла к Алексееву и обняла его. Все-таки он ее действительно любит, раз так беспокоится о ней.
        Вырвавшись из объятий, Денис подошел к столу, взял несколько листов бумаги и протянул их Ире.
        - Смотри.
        Смотреть пришлось на ксерокопию статьи из “Комсомольской правды”.
        - Читай.
        Ирка села в кресло, включила торшер и пробежалась глазами по заголовку.
        - Вслух.
        - “Комсомольская правда”, 16 февраля 1994 года, среда. Так она старая.
        - Читай.
        - Там много. “Смерть подпольного миллионера. Сообщаем подробности”.
        Далее в статье рассказывалось, что в провинциальном украинском городе Кировограде на 74-м году жизни скончался бывший электрик Александр Ильин. Ни семьи, ни детей, только после смерти в его доме обнаружили художественных ценностей больше чем на миллиард долларов. Как в руки заштатного электрика могло попасть такое фантастическое количество бесценных раритетов было абсолютно непонятно.
        - Поняла?
        - Это для них?
        - Уверен, что да.
        - Думаешь, этот электрик всю свою жизнь ждал когда они придут?
        Денис задумался, затем покачал головой.
        - Не знаю. Коллекционер мог бы и взбунтоваться, если бы пришлось отдавать свои сокровища. Скорее его использовали втемную. Нашли молодого парня повернутого на искусстве и что-то ему наплели. Важно, что у пришельцев есть имя этого уже давно не парня, и адрес где он живет.
        - А там бритвой по горлу и в колодец? - сказав это, Ирка для наглядности резко провела по своему горлу большим пальцем руки.
        - Именно так - подтвердил Денис и повторил жест.
        Фролова не выдержала и рассмеялась. Потом, резко посерьезнев, добавила.
        - Но этот вроде сам умер, все ведь на месте.
        - Бывает. Вряд ли он один. Не подстраховаться они не могли. Есть еще где-то. И не одна и не две. Представляешь масштаб?
        - Конечно. Если сам Сталин собирался прибыть. Помнишь, что Сопрунов говорил? Ничего не пожалели. Только что нам все это дает?
        Денис с усмешкой посмотрел на Ирку, неужели не понимает? Похоже, он ее переоценил.
        - То, что мы дураки и должны были догадаться сами, без этой статьи в “комсомолке”. Что им могли оставить кроме оружия - антиквариат, это же и деньги и знакомства. Кто, вообще, устоит против такого искушения?
        Ирка задумалась, в ее хорошенькой головке сразу возникли образы из Третьяковки.
        - Представляю, картины Айвазовского, гравюры Дюрера. Все правительство их и не только российское. Ищем антикварные магазины?
        - Именно. Те, что открылись в этом году.
        Услышав это, Ирка засмеялась. На вопрос, что случилось, заржала еще больше и, давясь от смеха, вспомнила Денису следователя Лютого, у которого тоже большие списки, только ветеранов войны. Вот уж не ожидала, что они станут так похожи. Отсмеявшись, абсолютно серьезно добавила.
        - Здорово. Обалдеть, как все просто. Вот где мои две недели нужны были.
        Фроловой стало очень обидно за напрасно потраченное время, которого не вернуть, когда оно стало так действительно необходимо. Похоже, что Денис в своей версии абсолютно прав. Это не ее пионерская чушь с двумя неделями, что, мол, надо только верить и не отступать, а дальше судьба сама все тебе подгонит. Нет, надо было думать. Алексеев вот додумался, а она - дура.
        - Что не делается, все к лучшему - попытался успокоить не на шутку расстроившуюся Ирку Денис - Может я бы тогда и не догадался. Спасибо статье, парни в курилке ее вспомнили, меня и тыркнуло.
        - Да. Как-то это и мимо меня прошло. Даже не слышала.
        - В том то и дело, что я не только слышал, даже читал, но сложить два и два самому, без подсказки, ума не хватило - чтобы хоть как-то повысить самооценку девчонки, соврал ей Алексеев.
        Глава 63

^Радионяня^
        Достать реестр новооткрытых и новооформляемых антикварных магазинов не составило для Дениса никакого труда. Плохо только, что их оказалось так много. С учетом, что в лицо был известен лишь Федоров, поиски могли занять уйму времени. Надо ведь как-то так попасть, чтобы и он там оказался. Самим можно и за год не управиться. Контора, конечно, решила бы проблему за неделю, а, скорее всего, и того меньше, но подключать официальные власти не хотелось. Кто его знает, какие у этих засланцев цели, вдруг хорошие. Нынешнюю власть Алексеев терпеть не мог почти так же как и Ирка. С одной разницей, в отличие от нее к коммунистам он тоже не испытывал особых симпатий, ни к сталинским, ни, особенно, к последующим.
        Весь список антикварных разместился на двух листах формата А4, напечатанных 12 шрифтом, пробежав глазами по названиям, он увидел “Антик 1949”. Сразу вспомнился Азимов с его “Концом вечности”.
        Похоже, искомый магазин, не выходя из стен конторы, был найден. Осталось только немного оперативной работы - удостовериться, что Федоров с ним как-то связан и это не случайное совпадение, сфотографировать всех работников магазина, выяснить где они живут и поставить везде прослушку.
        С прослушкой, правда, проблемы. Просто так в конторе не возьмешь, все лимитировано и контролируемо. Скорее всего, есть смысл найти что-нибудь на “Горбушке”, там всякой электроники завались. Правда обойдется в копеечку, но что поделаешь.
        А сейчас, с победой можно идти прямо в архив к Ирке. Главное, чтобы не умерла от радости.
        В приподнятом настроении Денис постучался в дверь архивного кабинета и вошел. За столом сидела Фролова явно не в лучшем расположении духа.
        Доклад Алексеева о полной и безоговорочной победе выслушала абсолютно без энтузиазма, чем не на шутку встревожила Дениса.
        - Ир, что случилось?
        Воровато оглянувшись, проверяя, никто ли не слышит их разговор, она прошептала.
        - Помнишь я тебе про девчонку, которая неправильно прыгнула, рассказывала?
        Денис кивнул головой, естественно, всего пару дней назад, захочешь забыть, да не успеешь.
        - С ней еще парень был и брюнетка.
        - Ну.
        - Я уверена, что так прыгнуть невозможно, человеку невозможно. Похоже, не мы одни их ищем.
        Наконец-то испугалась, с удовлетворением подумал Денис, поняла, в какой блудняк мы влезли. Хотя, если здесь уже задействованы и не люди, то тут и самому страшновато становится. Совсем не доверять нюху Ирки тоже нельзя, с этими пришельцами она ведь права оказалась, а если такие шутки со временем, почему бы и нелюдям не появиться.
        - Знаешь, не хочу тебя расстраивать, но по тому, что ты мне рассказала, они не пришельцев искали, а тебя. Нашли, продемонстрировали себя и ушли. Ты ведь их только один день видела, и никого они не дожидались. Тебя им было вполне достаточно.
        Ирка удивленно подняла глаза.
        - А откуда они знали, поняла я что-то или нет?
        В ответ Алексеев лишь пожал плечами.
        - Значит знали. Но, скорее всего, тебе это все-таки показалось.
        Несмотря на попытки Дениса переубедить ее, Фролова никак не хотела верить, что это лишь глюк и продолжала спрашивать, будто он мог что-то знать.
        - Может это предупреждение, чтобы мы не лезли?
        - Поверь, чтобы мы не лезли, нам бы объяснили гораздо доходчивее. Если это действительно было, то это что-то другое, может, чтобы не болтали или, наоборот, дают понять, что нас есть кому защитить. Может, что-то вообще для нас непостижимое, нечеловеческая у них логика.
        Услышав это, Ирка захлопала глазами.
        - А такое разве может быть? Логика всегда одна, из одного следует другое и подтверждается опытом. А нельзя им было просто подойти и на русском объяснить, чего они хотят?
        - На английском. Чего ты меня спрашиваешь. В следующий раз, как встретитесь, подойди и сама их спроси - Алексеев уже сам разозлился, он то откуда знает.
        - И чего делать будешь? - Денис усмехнулся, надо же, не “делать будем”, а “делать будешь”. Похоже, Ирка готова все бросить. Женщина, они осторожные.
        - Для начала узнаю, что они сами собираются здесь делать. А там уже решим - Алексеев специально сказал не “решу”, а “решим”. Он достаточно хорошо знал Фролову. Это сейчас она испугана, а если пару дней ничего не произойдет, опять будет бить копытцем и обвинять его, что он хотел ее бросить и все сделать сам без нее. Бабская, а не человеческая логика во всей красе. Два дня была абсолютно спокойна с той неправильно прыгающей “козой”, а сегодня чего-то разнервничалась. Кстати, даже понятно почему, естественный здоровый ежемесячный взбрык.

* * *
        Как бы то ни было, но Денис решил продолжать расследование. С раннего утра, до работы, он подъехал по указанному юридическому адресу и стал поджидать, когда появятся работники. Где-то часа через полтора приехал видавший виды “Пассат” из которого вышли Карагодин, Кимов-Акимов и Акопян с Федоровым. Дверь им открыл Семенов. В эту ночь была его очередь охранять помещение.
        Документы на фирму были еще не до конца оформлены, и магазин только готовился к открытию, но все-равно работы было невпроворот. Поэтому стоило кому-то из группы получить паспорт, как он сразу мобилизовывался на обустройство помещения.
        Как Виноградова и обещала, через две с половиной недели после сдачи анкет каждый член группы стал полноправным гражданином Российской Федерации. Сейчас же эти новоявленные граждане приводили свой магазинчик в порядок, собирали шкафы и стеллажи для своего антиквариата.
        Для Алексеева это было просто подарком судьбы. Во-первых, он лично увидел Федорова, все-таки небольшая вероятность, что “Антик 1949” не имеет отношения к пришельцам из прошлого, оставалась. Мало ли кто какое название придумать может, случайно и сошлось. А во-вторых, абсолютно спокойно и без проблем ему удалось сфотографировать целых пять человек из группы засланцев. Оставалось узнать адрес жительства, и можно ехать на “Горбушку”, искать чем незаметно можно будет записать их разговоры. Как ему удастся пробраться в квартиры, да и в сам антикварный, Денис пока не знал.
        Главный городской рынок “Горбушка” его разочаровал. Ничего такого, что может записывать сутками и при этом незаметно, не было, даже за большие деньги. Оставалась только прямая передача, это рации типа уоки-токи и всевозможные радионяни. Решив пока сэкономить на рациях, он купил одну малоразмерную и на удивление дешевую китайскую радионяню.
        Домой ее конечно не поставишь. А вот в сам магазин можно попробовать. Явно они там что-то обсуждают. О неправильно прыгающей девушке он предпочитал пока всерьез не размышлять, тем более что и особой веры в нее тоже не было. Мало ли, девчонка родилась с дефектом ноги, который пошел в плюс или удачно сломала, что только лучше стало. Денис когда-то читал, что некоторые люди после удара по голове умнели, почему такого и с ногами быть не может. Улучшилась выворотность или как это в балете и гимнастике называют. Прокрутив все это за какую-то минуту в голове, Алексеев подумал, что надо обязательно рассказать об этом Фроловой, а то ведь до сих пор дергается.
        Дома, вместе с Иркой, они стали тестировать приобретенный им китайский девайс. Приличная слышимость и бьет метров на пятьдесят даже в панельном доме, а больше им и не нужно. В общем, вещь оказалась отличная, главное чтобы быстро не “спеклась”.
        Записывать решили через списанный ноутбук, выгодно “приватизированный” Денисом в прошлом году. Контора закупила несколько сотен отличных южно-корейских портативных компьютеров в специальных прорезиненных корпусах, один из которых, очень удачно для Алексеева, на одном из совещаний генералитета тут же и разбили - трещинами пошел монитор. В общем, после небольшой одиссеи с попытками починить, ноут, абсолютно законно, оказался у него. Вот к его микрофону они и прикрутят приемную станцию радионяни, и оставят в машине рядом с антикварным магазином, пускай записывает, покуда хватит зарядки аккумулятора компа или батареек радионяни.
        Оставалась “мелочь”, придумать как попасть в помещение. Ждать пока магазин откроется для продаж смысла не было. Самый разговор там сейчас - покупателей нет, и работают все свои, а значит, в перерывах, не боясь лишних ушей, точно что-то обсуждают. Но как туда попасть, ведь даже ночью там кто-то из них дежурит.
        Здесь свое женское иезуитское естество проявила Ирка. Она предложила Денису одеться победнее, подождать пока что-то подвезут к магазину и напроситься за сумму малую в грузчики. У людей все-таки коммунистическое воспитание, не смогут не помочь бедствующему пролетарию. А там куда-нибудь под шкаф глядишь и засунет. Надо только как-то у Михалыча свободный день выбить.
        - Ну ты и безжалостная стерва - эта продуктивная идея очередной раз доказала Денису, что человек человеку все-таки волк и никому ничего хорошего делать ни в коем случае нельзя, особенно незнакомому.
        - Ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным - весело парировала Фролова. - А то ведь еще окажется, что Дарвин неправ.
        В общем, план был составлен. Осталось только умело все реализовать. А с этим были проблемы, Алексеев все-таки следователь, а не агент, да и руки не то, чтобы совсем кривые, но и не настолько ловкие, чтобы незаметно заложить прослушку. В общем, работников в магазине надо как-то отвлечь и сделать это придется Ирке. Отвлечь просто - разбить витрину, благо Фролова бывшая спортсменка, поэтому бегает быстро. Сейчас лето и лыжи не нужны.

* * *
        План был исполнен в лучшем виде, правда, в выходной. Ирке просить отгул сразу после отпуска было бы сверхнаглостью, она даже не пыталась.
        Дениса, как и рассчитывали, добрые люди взяли в помощники за стандартную мзду - двадцать тысяч (цена бутылки водки). Что, в общем, за два часа неквалифицированной нетяжелой работы было более чем по-божески.
        Когда с грохотом разбилась витрина, и народ выскочил на улицу, Алексеев осторожно приклеил радионяню специально купленным дорогущим японским быстросохнущим клеем к плафону освещения между торговым залом и бытовой комнатой. Теоретически, это должно было дать возможность слушать там и там.
        Потом Денис вместе со всеми убирал осколки с тротуара и из зала. Даже, совсем не специально, порезался осколком стекла, за что вознаграждение было удвоено. С честно заработанными сорока тысячами и серьезно раненной рукой, он пошел домой. А Ирка в это время, в припаркованной у стены магазинчика машине Алексеева, проверяла ноутбук, как их ноу-хау работает.
        С учетом работы ноута с отключенным монитором и свободным объемом на жестком диске, а так же, что запись производилась в режиме моно в среднем качестве с игнорированием тишины, приемное устройство могло бесперебойно отработать суток двое. А вот сколько проработает радионяня на очень хороших специально купленных панасониковских батарейках абсолютно неизвестно. Было даже интересно, что раньше загнется, то ли батарейки, то ли сама дешевая китайская поделка. Кстати, батарейки стоили дороже.
        Через положенные двое суток, поздно вечером, Фролова изъяла ноутбук из автомобиля. В целях конспирации, уже известный пришельцам Алексеев, там больше не появлялся. Наконец, можно было приступать к изучению аудиозаписи.
        Длительность аудиофайла оказалась меньше 3 часов. Увидев это, Ирка расстроилась, но Денис объяснил ей, что для экономии пространства и времени умная программа на компьютере не записывает тишину. Он специально в нужной опции поставил галочку. Так что сейчас надо заряжать аккумулятор, а утром снова ставить ноут для дальнейшей записи - к сожалению, он у них один. Так и будут развлекаться, пока радионяня не помрет, если не уже. На работу же придется продолжить ездить на метро, раз автомобиль в деле.
        Глава 64

^Аудиофайл^
        Самым разумным было лечь спать, но любопытство взяло свое. На удивление, запись оказалась вполне внятной, причем настолько, что прослушивать ее было возможно даже с ускорением. Денис поставил скорость воспроизведения на полтора и вместе с Иркой принялся слушать, что же они там, в своем антикварном магазине, наговорили.
        Неожиданности, и отнюдь не детские, начались с самого начала. Алексеев по голосу узнал Карагодина, того, на кого зарегистрирован магазин и, вообще, вся эта фирма. Он успокаивал людей, говоря, что это им не 1949 год, сейчас подобное в порядке вещей - рэкет дает понять, что придется платить. Хотя, братки какие-то борзые, сначала положено поговорить по-человечески, а только потом запугивать и бить витрины.
        Услышав это, Денис даже остановил запись, а недоумевающей в чем дело Ирке пояснил - получается, что Карагодин, человек из нашего времени, все знает. Его не используют втемную, как раньше был уверен Алексеев. Так что может Михалыч действительно прав - существует некая тайная организация, так называемый “орден меченосцев”, а Роман его представитель.
        Хотя, вообще-то, первым делом, как только Денис узнал об “Антик 1949”, он внимательнейшим образом изучил не только личное дело его Генерального директора и собственника Романа Петровича Карагодина, но и всей его семьи до седьмого колена. Ничто в их биографиях не указывало на какую-то тайную жизнь или связи, никаких особых заслуг перед советским государством с самого 1917 года. Обыкновенные рядовые люди. Однако, тем не менее, каким-то непонятным образом этот парень стал полноправным членом группы.
        Взяв это на заметку, Денис продолжил прослушивание. Практически весь следующий час разговор шел о всяких текущих делах связанных с магазином и разбитой витриной. Карагодин объяснял, что рэкету сейчас платят все и никуда от этого не деться, но у него есть связи по старой работе у метро. В общем, это он берет на себя и пусть никто не вмешивается, особенно какой-то Игорь.
        Наконец, тема сменилась. Судя по всему, Федоров куда-то ушел, и по магазину поползли сплетни - как и положено, подчиненные за глаза обсуждали последние распоряжения начальства. Выяснилось, что группе срочно нужно готовить поездки в Пензу, Ростов, Вологду и Псков, а вот с Кировоградом получилась засада, он на территории Украины, с границей Сергей боится связываться.
        Услышав про Кировоград, Ирка толкнула Дениса в бок - он оказался прав, те раритеты, действительно, для этой команды и, судя по всему, нечто подобное хранится еще и в вышеназванных городах. Только непонятно, почему срочно сразу во все.
        - Возраст хранителей. Боятся, что перемрут, вот Федоров и торопится - объяснил ей Алексеев. - В Кировограде ведь уже умер, правда, похоже, они еще не знают.
        Однако дальнейший разговор пояснял, что как это все перевозить и куда “пришельцам” было пока неясно. По их мнению, Федоров слишком торопится. Груза там явно немало и он объемный, это тебе не закладки какой-то группы Б, которые и в рюкзаке привезти можно.
        Тут же, кто-то один по имени Арсен, бросился защищать Федорова, и это было самое интересное. Оказывается, времени у них нет, хранители ведь и поумирать могут, возраст.
        Ирка снова толкнула Дениса в бок, опять он прав.
        Им же надо срочно стать антикварным продавцом мирового уровня, а для этого группа А просто жизненно необходима. Потому что если США сейчас простят Хусейна, то окончательно подомнут весь Ближний Восток, а дальше все покатится само - снова Ираком нейтрализуют Иран, исламисты из Афганистана выйдут в Центральную Азию, захватят Узбекистан, Казахстан и Туркмению, подойдут к югу России и западу Китая. Элементарная шахматная партия. Именно сейчас американцы одним правильно сделанным ходом способны вырваться из формулы триумвирата США-Китай-Россия, когда двое из них сильнее любого одного. И тогда все, “золотой миллиард” победит на столетие, если не два. Сергей же все это объяснял, чем они слушали?
        Или это, или надо сделать так, что бы США начали войну с Ираком и Афганистаном. На вопрос о России революционер-Акопян зло уточнил “капиталистической России”. Лет через десять, как только окрепнет, она потребует свой кусок “мирового пирога” и вцепится в своих сегодняшних патронов - Америку и Европу. А уже к 2014 году, может чуть попозже, в мире повторится 1914 год. Схватку империалистических хищников еще никто не отменял. Это свойство капитализма. Главное удержать позиции сейчас. А там и их настоящее время настанет.
        Объясняя все это, судя по всему не раз и не два уже слышанное членами группы, Арсен распалялся все больше и больше, иногда доходя вплоть до чуть ли не личных оскорблений недостаточно лояльным с его точки зрения сподвижникам.
        Слушая его, Ирка очень жалела, что у них только звук, вот бы еще и видео. Интересно, как горели глаза этого Арсена, когда он все это говорил. Думая об этом, она продолжала слушать эту замечательно откровенную запись.
        Насмешливый вопрос какого-то из тамошних скептиков, как же им все-таки конкретно закорешиться с американским президентом, а потом учить его жизни, неугомонный и явно образованный Арсен парировал фразой приписываемой Филиппу Македонскому - “ осел, груженный золотом, возьмёт любую крепость ”. “Золото” у них есть, вот его и надо срочно привезти, а потом выйти на известных коллекционеров из нынешней капиталистической России, а через них уже и на самих американцев. Всякая человеческая шелупонь, дорвавшаяся до денег и власти, мечтает ощущать себя аристократией, на этом они играть и будут, на этом и закорешатся. В общем, “цели ясны, задачи определены, за работу товарищи!”. А еще - "глаза боятся, руки делают".
        От такого сбивчивого и эмоционально несдержанного выступления этого Арсена обалдела даже сочувствующая коммунистам Ирка.
        - Слушай, это не сталинисты, это троцкисты какие-то. Одна Мировая Революция на уме. Ты веришь, что все что он наплел возможно? Это же бред какой-то, детские мечты пятиклассника о мировом господстве. Как тебе этот доморощенный Че Гевара?
        Денис снова остановил запись. Но ни улыбкой, ни насмешкой не поддержал скепсиc Ирки, а вполне серьезно ответил:
        - Социализм в одной стране не построили, вот они и корректируют программу под “мировую революцию”. А мы? Мы для них чужие, не оправдавшие доверия люди из “капиталистической России”. Чему ты удивляешься? - усмехнулся и добавил - Ты сама этого хотела, вот настоящие коммунары-интернационалисты. Все народы ненавидят одинаково.
        Потом, немного помолчав, Алексеев опять серьезно продолжил:
        - Верю ли, что удастся? С учетом осла с золотом и их мозгами - даже не знаю. Думаешь в Америке власть лучше чем у нас? Вряд ли, тоже мать родную продадут. Тем более, помнишь, что Грубман о Федорове говорил?
        Фролова молчала. В голове всплыла та запись разговора. Она ведь его раз десять наверно слушала и тамошнюю характеристику Федорову практически выучила наизусть - "мне казалось, что сама Природа тестирует его на будущие свершения, тяжелые времена с тяжелым выбором".
        Подождав, не скажет ли Ирина ничего в ответ, Алексеев продолжил:
        - А, вообще, именно так люди и становятся миллионерами, миллиардерами, олигархами и политиками - Жирика вспомни, его самое начало, это мы с тобой все считаем глупостью и что такое невозможно, все равно не получится. А они прут как танки, ничего и никого не стесняясь, не боясь выглядеть дураками, наплевав на любые чужие мнения и оценки, рискуют.
        Фролова горько усмехнулась, но ничего не поделаешь, придется признать сей неприятный о себе факт:
        - В общем, мы с тобой не пассионарии?
        - Именно, не пассионарии. Пассионариев ты сейчас увидела своими глазами.
        - Только не глазами, а ушами - засмеялась Ирка - В общем, будь упорной, стой до конца и всегда победишь. Все будет по-твоему. Главное, не сдавайся. Так?
        В ответ Алексеев кивнул:
        - Именно так.
        Фролова лишь покачала головой.
        - Я перла, не получилось.
        - Это на Котельнической?
        - Угу - сказала Ирка и прижалась к Денису.
        - Думаю, нам можно уже дальше и не записывать. Все понятно.
        Действительно, информация в этом файле была настолько исчерпывающая, что продолжать писать разговоры особого смысла не было, только лишняя работа и связанные с ней проблемы. Воистину - болтун находка для шпиона.
        На вопрос Ирины, что делать с радионяней, ведь ее надо как-то забрать, Денис лишь махнул перевязанной рукой.
        - Слишком опасно, сама понимаешь, на что эти люди способны, пусть там пылится. А если найдут - понервничают и перестанут.
        Как-то мешать этим “пришельцам из прошлого” Денис не собирался, их первые шаги против “золотого миллиарда”, в который так и не была включена его Родина, при всех ее попытках и унижениях пролезть туда, Алексеева вполне устраивали - только бы удалось. Хотя, иракцев и афганцев конечно жаль, но “дорогие россияне”, как называл граждан его страны нелюбимый им президент, были для него куда важнее. Ирка, в общем, придерживалась того же мнения.
        Обидно, конечно, что для этих людей нынешняя Россия такая же шахматная фигура на мировой игральной доске, как и любая другая страна, и, что они снова способны ради очередных абстрактных идеалов погубить его Родину. На это не была готова даже сочувствующая коммунистической идее Ирка.
        - Что делать будем? - грустно спросила Фролова.
        - Держать кулаки за войну в Ираке и Афганистане - здесь, как бы ты не смеялась, они правы. Будут или бить их, или добивать нас. Американцам надо куда-то спускать свою энергию, а мирно они это делать и не будут, и не умеют. Так что лучше пусть их.
        - А потом?
        - А вот потом надо смотреть, может и придушить их не помешает - помолчав, Алексеев добавил - Не люблю я этих революционеров, опять Вавилонскую башню строить собрались.
        Ирка тяжело вздохнула. Эта история заканчивалась совсем не так, как она ожидала в самом ее начале.
        - Ладно, утро вечера мудренее. Пора укладываться и так второй час ночи, завтра на работу, еще ведь и машину забрать надо.
        Постскриптум от автора
        Вот и закончилась эта книга. Пишите о ней отзывы, комментарии, подписывайтесь…. Я уже пишу продолжение (две последние недели работы над ним пришлось выкинуть в корзину - тупиковая ветвь, точнее активно не понравившаяся бы основной массе читателей, да и для меня не ахти - наивно и глуповато. Хотя, вроде, помогло, сейчас выкристаллизовывается сюжет поумнее, хотя и менее динамичный).
        Но есть нюанс:
        Следующая книга (а в мриях книги) о тех же героях будет мало похожа на эту.
        На самом деле, я и не предполагал писать отдельный роман о “попаданцах”. Все это должно было занять 30 - 40 страниц книги посвященной альтернативной истории с 2000 года, причем, главными действующими лицами должны были быть совсем другие силы, а это всего лишь их антагонисты. Но, когда я начал писать, то был выбор или описывать каждый шаг, по возможности близкий к реальности - “как бы это было, если бы было” или в кустах стоял бы не рояль, а целый симфонический оркестр. Без отдельных “клавесинов” у меня, конечно, тоже не обошлось, но, по-моему, они не такие уж крупные и яркие. В конце концов получилось то, что получилось, и даже, по-моему, неплохо, хотя оно и убило весь планировавшийся первоначально сюжет.
        Насчет будущего меня терзают смутные сомнения, что тем, кому понравилась эта моя работа, не понравится продолжение и наоборот (хотя, в прогнозах мне свойственно ошибаться, например, я был уверен, что во второй части этой книги потеряю львиную долю читателей первой). Там уже реализма-историзма будет значительно меньше - альтернативка, что с нее возьмешь. Впрочем, откровенной глупости с наивностью в действиях и событиях постараюсь избежать. Но, опять же, это только прожект, а с учетом, что этого отдельного романа, который вы сейчас прочитали, в планах и близко не было, то неизвестно что во что выродится по результату.
        Кстати, к моему удовольствию несколько читателей очень серьезно подошли к этому творению и указывали как на явные ошибки, так и на свое в чем-то несогласие. То, с чем я соглашался, я редактировал.
        Так что не откажусь от идей и желаний, о чем бы хотели читать дальше. Не в смысле сюжета конечно, а в смысле общего направления. Честно говоря, я в некоторой степени в положении “буриданова осла”. Спектр возможностей от политического конспирологического детектива а-ля Юлиан Семенов с минимумом фантастики, до достаточно жесткой альтернативки, хоть несколько и недотягивающей до “Бояръ-аниме”. В мечтах совместить, но не уверен, что хватит литературных способностей.
        Надеюсь - ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
        Андрей Россинский ([email protected])

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к