Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Волонтеры Хаоса Александр Романовский
        Прошло сто лет, как закончилась Вековечная война, в которой Повелитель Тьмы и его воинство потерпели сокрушительное поражение. Бывшая Империя поделена между победителями, а уцелевшие Дети Ночи влачат жалкое существование. Впрочем, картину современности мы видим лишь глазами ярого сторонника Повелителя - наемного убийцы Сильвера, который ненавидит Создания Света и все, что они построили на Тверди.
        И вот однажды Сильвер узнает, что Повелитель Тьмы не погиб, он существует в одном из своих воплощений, запертый на орбитальной станции. Освободить Повелителя любой ценой! Даже если это освобождение будет означать для планеты новую, еще более страшную войну и гибель миллионов разумных существ. Сильвер отправляется в путь, и по дороге к нему присоединяются два гангстера, хакер-взломщик, человек-оборотень, черный маг-некромант, террорист-людоед. Все они, каждый по своим мотивам, поддерживают Сильвера и готовы идти с ним до конца…
        Александр Романовский
        Волонтеры Хаоса
        Темнота.
        Двое стоят друг против друга.
        Вдали зловеще сверкают фиолетовые сполохи. Мана, пожираемая электростанцией, обеспечивает насущные потребности города.
        Города, оставшегося где-то на поверхности.
        Здесь, глубоко под землей, двое стояли друг против друга. Они встретились лицом к лицу впервые, предварительно проделав долгий запутанный путь по городским катакомбам. Вот почему все телохранители выглядели столь раздраженными. А также оттого, что двое отнюдь не являлись друзьями.
        Присутствующие были одеты в темные строгие костюмы, белоснежные рубашки и неприметные галстуки. Под пиджаками кое-где выпирали рукоятки пистолетов - незаметные ровно настолько, насколько этого требовали правила приличия.
        Двое синхронными жестами отослали охрану, и высокий начал разговор. Фиолетовые отблески блеснули на длинных клыках.
        - Вот мы и встретились, господин полковник. Все вышло не так, как вы себе представляли, верно? Второй поморщился:
        - Обстоятельства появляются, меняются и исчезают. Вы ничуть не ловчее предшественника, Локхони. - Остроконечные уши раздраженно дернулись. - Исход наших игр давно предрешен.
        - Мойрак был просто дурак. У вас ничего нет, господин полковник. - Тролль ухмыльнулся. - В противном случае вам не понадобилось бы с такими предосторожностями назначать эту встречу.
        - Не верно, Локхони. - Гоблин улыбнулся в ответ. - Кое-какой материал у меня все-таки есть. Думаю, его хватит с лихвой, так что по камерам потаскают изрядно. До тех самых пор, пока я не откопаю что-нибудь новенькое. Так будет снова и снова.
        Почувствовав напряжение босса, четверо огров за спиной Локхони глухо заворчали. Пиджаки натянулись на широченных плечах, когтистые пальцы сжались в кулаки.
        Локхони дернул лысой головой. Глаза тролля злобно сощурились.
        - Это начинает звучать слишком уж пошло, - донеслось из пасти глухое рычание. - Даже для вас, полковник. Неужели вы, отчаявшись, догадались притащить сюда микрофон?! Неужели было трудно понять, что я не дурак?..
        - Это я понял задолго до исчезновения Мойрака. Видимо, гораздо раньше его самого.
        - Вот и славно. - Тролль распрямился во весь устрашающий рост. Однако гоблин, стоявший напротив, коротышкой отнюдь не казался. - Говорите, что хотели, или мы уходим.
        Полковник кивнул:
        - Рад, что формальности остались позади. Как я сказал, обстоятельства имеют свойство меняться. У нас имелись разногласия, господин Локхони. Это естественно. Вы и ваши предшественники доили добропорядочных граждан, я же старался вам в этом мешать. - Гоблин перевел дыхание. - Однако все это отступает перед... - Секундная пауза. - Даже не знаю, как объяснить. Боюсь, вы слишком далеки от этого. Еще до того, как мы родились, отцы наших отцов воевали в Вековечной войне. Их сердца пылали в черном огне. Любой из них понял бы меня без слов. Но вы...
        - Я и впрямь не могу вас понять, полковник, - нахмурился тролль. - О чем вы бормочете? Я не патриот и уж тем более не моралист. Оставьте пафос.
        - Ладно. - Гоблин поднял голову и заглянул троллю в глаза, мгновенно, казалось, сровнявшись в росте. - Повелитель вернулся.
        Локхони отшатнулся. На морде проступил ужас, смешанный пополам с надеждой.
        - Что касается меня, Локхони, - продолжал полковник, - мораль бывает разной. Великое прошлое нашей страны и впрямь позабыто. Теперь эльфы - кумиры наших детей. - В голосе гоблина звучал раскаленный металл. - Не Хротгар Черный, и даже не Тироль Кровопийца, как было жалкую сотню лет назад. Я не могу довериться никому, кроме кучки мечтательных болтунов, а потому вынужден обращаться за помощью к ВАМ, убийцам и бандитам. Что скажете, Локхони?
        Тролль покачал головой. Роли переменились, и главарю преступного мира это не нравилось. Слишком легко полковнику удалось выбить почву у него из-под ног. Чувства и мысли находились в смятении.
        - Признаюсь, - прокашлявшись, сказал он, - вы меня озадачили. О Повелителе знают все. Я - из историй своей же бабули, рассказанных на ночь. Таким он мне и помнится - Повелителем кошмаров, тенью, порожденной коллективным сознанием.
        - Вы образованный тролль, Локхони. Существование Повелителя - такой же непреложный исторический факт, как, скажем, существование Империи.
        - В этом я не сомневаюсь, - кивнул Локхони. - Однако... Слишком давно это было.
        - Верно, - кивнул полковник, - я тоже не сразу привык.
        - Что ж, считайте, у меня получилось. Где он?
        - На орбите. Секретная станция, замаскированная под эльфийскую лабораторию. Перекрыты все каналы, любые пути к бегству. Помимо живой силы в киберспейсе его сторожат Звери Света.
        Локхони помолчал, привыкая. Повелитель...
        Гангстеру неплохо жилось и сейчас, однако он не мог поступить иначе. Правила игры придумал не он, равно как не он сотворил этот мир. Речь шла о будущем, которое творится сегодня.
        - Догадываюсь, что от меня потребуется. - Тролль усмехнулся, обнажив клыки. - Недостаток кадров, господин полковник. Угадал?
        - Угадали. Недостаток НАДЕЖНЫХ кадров. Надежных настолько, чтобы... Словом, вы меня поняли.
        - Надеюсь.
        Тут полковник хитро подмигнул:
        - Дабы предупредить возможные неувязки, считаю нужным предупредить: на ЭТУ информацию вы покупателя не найдете. Так уж получится, поверьте.
        - Денег у меня хватает. - Тролль помолчал, неожиданно хрюкнул и сплюнул. - Просто потому, что МОИМИ героями в детстве были вовсе не эльфы!
        - По-моему, - гоблин оскалился, - время обсудить детали. Кого вы можете нам предложить?
        - Прежде всего... Это специалист высочайшего класса. Присядем?
        - С удовольствием.
        ... И они непринужденно перешли на дружеский тон.

* * *
        Небо над городом напоминало перегревшийся хрустальный шар. Будто бы бурлила вкипевшая мана, рождая взгляду безумные видения. Голограммы сверкали в облаках, соперничая друг с другом в экспрессивности рекламных слоганов.
        Сильвер направлялся к ночному клубу легким прогулочным шагом.
        Глаза, скрытые зеркальными стеклами, скользили по праздной толпе, автоматически отмечая потенциально опасных субъектов. Ему без помех удавалось продвигаться в толпе, словно рассекая улицу, соблюдая тем самым дистанцию между собой и любым вероятным противником. Годы практики, как объяснил бы сам темный эльф. Подчеркнутое уважение, проистекающее из животного страха, - ответило бы большинство населения.
        Представителей народа Сильвера осталось в Торменторе всего трое. За исключением самого Сильвера - дряхлые старики. В бывшей Империи Ужаса - не больше десятка, на всей планете - около сотни. Последняя вспышка Вековечной войны унесла множество жизней, что фатально пошатнуло немногочисленные расы. Темные эльфы занимали командные должности в Воинстве Тьмы, и репрессии завершили начатое.
        Неудивительно, что Сильвер все еще не мог найти свою вторую половину. Этот термин подобрали те самые старики, приходившиеся ему приемными родителями. Сам же темный эльф считал, что обе половинки до поры до времени находятся при нем. Безусловно, женитьба и дети - интересы всего рода в целом, однако Сильвер не видел необходимости отдалять неизбежное. Генофонд расы практически исчерпал себя. Сотня особей, из которых всего около двух-трех десятков детородного возраста, - начало неизбежного конца. Консерватизм же древней расы не мог принять таких вещей, как вмешательство на генетическом уровне.
        Возможно, именно это - соображения, чувства, мечты - предопределило выбор темным эльфом его нынешней профессии. Не меркантильный интерес, как он предпочитал думать. Даже приемные родители, крайне не одобрявшие риск, которому подвергался воспитанник, находили в этом нечто поэтичное. Представитель вымирающей расы в роли наемного убийцы - символики хоть отбавляй.
        Сильвер усмехнулся собственным мыслям.
        Встречая в толпе знакомых, эльф отвечал на приветствия небрежным кивком. Все в городе знали, ЧЕМ он зарабатывает на жизнь, но доказать никто не мог. Тайная полиция во главе с неутомимым полковником не один год билась над загадкой профессиональных «глухарей».
        Вто время как мужчины пытались совладать с потаенным страхом, женщины глядели с неприкрытым обожанием. Все эльфы безумно красивы - казалось людям, гномам и уж, конечно, Детям Ночи. Сам же Сильвер так не считал, предпочитая страстных человеческих самок холодным эльфийским красоткам. Потому и не спешил вступать в сомнительный марьяж с темными эльфийками, говорящими на непонятных ему языках.
        Успеется. Если будет на то воля Повелителя.
        Свет неоновых вывесок был слишком ярок для глаз киллера, скрытых солнцезащитными очками. Древняя раса сравнительно недавно выбралась на поверхность. Жить под землей стало невозможно. Бомбардировки обрушили своды над древними городами, радиационный фон не оставлял вымирающей расе ни единого шанса.
        Мимо скользнула группка веселых подростков. Люди, гномы, гоблины, тролли - все в одной упряжке. Сильвер решил, что его предки ворочаются в могилах сутки напролет.
        Детишки проводили темного эльфа восхищенными взглядами, в которых не было и намека на страх. Оставив шум и смех, они следили за уверенными, грациозными движениями. Проходя мимо, Сильвер усмехнулся белокурой девчонке. Все они целеустремленно желали разглядеть за стеклами его глаза - последнее, что нередко видел кое-кто перед смертью.
        Сегодня темному эльфу хотелось просто пройтись. Он не чувствовал кайфа в напрасном риске, однако знал, что вряд ли кто-нибудь посмеет напасть на него посреди оживленной улицы. К подобной акции следовало готовиться не один день - это Сильвер знал по собственному опыту.
        Он просто шагал вперед, впитывая кипящую жизнь. Жизнь, которой в его работе так не хватало.
        Неон сверкал, обещая минутный экстаз, расплату и агонию утра. Все это осталось позади, выжатое без остатка. Сам Сильвер считал, что испытал все удовольствия, которые мог предложить Торментор (при условии, конечно, что таковые не унижали его эльфийской гордости). Осталось только одно, по-прежнему манящее, пряное и безумно дорогое. Вот только деньги получал сам Сильвер.
        Ничем другим, кроме убийств по заказу, темный эльф не собирался заниматься - по крайней мере в обозримом будущем. Ничто другое не смогло бы удовлетворить его растущий интерес, сравнимый разве что с потребностью наркомана.

«Купель зла». Ко входу в ночной клуб выстроилась длинная очередь. Среди разряженных в пух и прах Детей Ночи Сильвер заметил нескольких гномов, цвергов и даже одного лепрехуна. Люди уступали числом разве что троллям.
        Темный эльф усмехнулся.
        Люди. Загадочные существа, принадлежащие скорее сумеркам, нежели Тьме или Свету. Тем не менее соображения морального характера не мешали им сражаться друг против друга, меняя порой нанимателей прямо на поле сражения. Кое-кто из голосистых политиков всерьез полагал, что будущее за человеческой расой.
        Вход в клуб был выполнен с редким безвкусием. Огромная пасть с клыками, подсвеченными алым неоном, обрамляла широкий вход. Название клуба - зеленые вспышки, крайне раздражающие глаза темного эльфа, - помещалось на арочном портике, нависающем над головами охранников. Изнутри доносилась громкая музыка, заглушавшая все прочие звуки. Табачный и конопляный дым подсвечивали разноцветные юпитеры.
        Ко входу то и дело подъезжали роскошные авто, из которых один за другим вываливались любители шумно поразвлечься. Как правило, толстосумы под ручку с полуодетыми девицами, как правило, представители различных рас. Вот, к примеру, пожаловал сам Хорвард Каменный Молот, начальник Подгорного сектора, в компании с длинноногой девушкой человеческой расы. Охрана почтительно расступилась, освобождая проход, оттесняя толпу с ее недовольством и ропотом. Неон играл причудливым гримом на лицах. Зависть, восхищение, слепая жажда обладать - все цвета спектра.
        Сильвер пожал плечами и снисходительно улыбнулся. Он просто не мог понять. Если хочешь что-то получить - возьми это сам. Если не можешь... Стало быть, не так уж тебе это нужно.
        Стоя в сторонке, темный эльф оставался незамеченным. Кое-кто при его появлении вполне мог решить, будто Смерть явилась за его душой. Поэтому оставалось дожидаться момента.
        Сильвер отвернулся от клуба, чтобы взглянуть на пирамиду Черной Цитадели. Зиккурат циклопических размеров высился в сердце города, словно напоминание о прошлом, раскатах грома и грозной поступи многотысячных армий. Словно обещание, данное самим Повелителем Зла. История циклична; ничто не ушло безвозвратно. Кое-кто говорил об этом всерьез, но Сильвер не верил.
        Пирамида возносилась к небесам двумя десятками ярусов. Прожектора ломали лучи о черную поверхность, обнажая чудовищные рубцы, оставленные на теле Цитадели бомбами, боевыми заклятьями, а также сбитыми самолетами эльфийских асов.
        Никто не знал, когда и кем была воздвигнута пирамида. Наследие доисторических эпох, великих магических войн и целых народов, принесенных в жертву, пока один-единственный бог не спустился на землю и самолично не повел свои армии в бой.
        Отсюда какую-то сотню лет назад правил своей Империей Повелитель Зла. По всей планете рассылались приказы, бросая в топку войны миллионы. Теперь, сотню лет спустя, здесь заседало городское Правление - единственное, что осталось от Империи Тьмы, разделенной на сектора: Цитадель да район развлечений.
        За исключением самой пирамиды, Центр остался практически не тронут войсками.
«Старый город» закономерно превратился в фешенебельный район, арендовать помещение в котором стоило баснословных денег. Потому и позволить себе членство в клубе Локхони мог отнюдь не всякий. Сильвер же обладал этим правом скорее по
«службе», нежели по собственной прихоти. Подобным заведениям он всегда предпочитал затемненные помещения с тихой музыкой, хорошей кухней и желательно расположенные под поверхностью.
        Но делать было нечего. Ему пришлось покинуть убежище лишь потому, что его постоянный заказчик не желал покидать свое. Возможно, сыграло роль странное чувство юмора, которым славился Локхони.
        Как бы там ни было, Сильвер был у самой цели. Охрана, пропустив очередного толстосума, сомкнула ряды. Пора. Темный эльф вышел из тени и направился по ковровой дорожке. Толпа притихла, едва завидев представителя столь редкой расы. Здесь смуглокожих существ еще не успели забыть.
        Охрана, поколебавшись, расступилась. Сильвер скользнул в брешь. Ему уже приходилось здесь бывать, однако, по мнению темного эльфа, привыкнуть к подобному грохоту было невозможно.
        Он прошел через металлоискатель, по бокам которого стояли четверо охранников - здоровенные тролли в строгих костюмах. Все узнали Сильвера, а потому не подали виду, когда детекторы разразились возмущенной бранью. Темный эльф всегда приходил с оружием и никогда с ним не расставался. Босс потакал этим капризам. Следовательно, у охраны не было ни единой причины искать неприятностей.
        - Вас ждут в кабинете. Провести?
        Сильвер покачал головой и продолжил путь. Он был озадачен. Обычно Локхони устраивал встречи у барной стойки: по большей части для того, чтобы все могли видеть его в обществе лучшего киллера. Ну и, несомненно, чтобы поиздеваться над тонким слухом эльфа.
        Если именно сегодня тролль изменил своим привычкам, стало быть, случилось нечто из ряда вон выходящее. Сильвер был заинтригован.
        Дверь кабинета охраняли двое здоровенных огров. «Неповоротливые тупицы», - подумал Сильвер, всегда недолюбливавший эту расу. Скользнув между громоздкими тушами, темный эльф стукнул костяшками пальцев в дверь и вошел, не дожидаясь приглашения.

* * *
        Локхони оторвался от бумаг, которыми был завален весь стол, и поглядел на вошедшего.
        Сильвер. Наконец-то.
        Они были знакомы не первый год, однако всякий раз при виде темного эльфа по телу тролля пробегала странная дрожь. Сильвер будто электризовал пространство вокруг себя. В каждом движении стройной фигуры сквозила чудовищная сила, сдерживаемая, казалось, одной лишь силой воли. Локхони поймал себя на мысли, что эльф мог бы убить его прямо сейчас, а потом спокойно пройти через строй телохранителей, даже не запыхавшись.
        Дрожь проходила, после чего взгляд сфокусировался на спокойном лице.
        Темный эльф был красив.
        Будь Локхони женщиной, он, наверное, не смог бы устоять. Гангстер был осведомлен, что киллеру уже около сотни, однако выглядел он на двадцать пять. Темные волосы свободно ниспадали на плечи, обрамляя смуглое лицо, которое можно было бы назвать совершенным, если бы не жесткие складки вокруг губ, не твердый подбородок и... глаза. Темный эльф снял очки, что являлось признаком большого уважения. Впрочем, Локхони, как всегда, не обрадовался. Ему вновь пришлось заглянуть в озера-близнецы, лишенные зеркальных заслонок.
        Холодная бездна. Черные радужки, в которых при освещении сверкали золотые искорки, казалось, вытесняли белки. Впрочем, так оно и было. Как говорил сам Сильвер, с возрастом глаза темных эльфов становятся абсолютно черными - двумя окнами в ночь; оптическими прицелами, через которые смотрит некто безжалостный.
        Посетитель был одет в черный костюм-тройку и черную сорочку. Все это безукоризненно сидело на подтянутом теле. Черное. Практически всегда. Но никогда
        - белое.
        Галстук заменяла серебряная цепь, на которой болтался изящный кулон. Приглядевшись, Локхони заметил блеск вплавленного в металл драконьего глаза.
«Красота», - мелькнула мысль.
        Тролль вышел из-за стола и сжал лапищами ладонь темного эльфа. На первый взгляд хрупкая, эта рука была способна превращаться в металл. Во всяком случае, Локхони не поставил бы против ее обладателя своих лучших бойцов.
        - Сильвер. Рад тебя видеть.
        - Господин Локхони. Взаимно.
        - Садись.
        Эльф оглядел просторный кабинет, обстановка которого была крайне спартанской - стол, два кресла и стул у стены. Ковер на полу был ярко-алого цвета, обои - белые, и единственное украшение - снимок киберпространства, висевший в рамке возле двери.
        Завершив осмотр, Сильвер устроился в глубоком кресле. Сам тролль вернулся за стол и тут же потянулся к графину. Янтарная жидкость разлилась по стаканам. Пить конечно же пришлось в первую очередь.
        Пригубив, эльф изогнул густые черные брови.
        - Отличный коньяк. Вы всегда знали толк в выпивке. Локхони хлебнул огненной жидкости, скривился и отставил стакан.
        - У меня к тебе дело.
        - Конечно. Я весь внимание.
        Сильвер внимательно поглядел на Локхони.
        Тролль смутился. Он не один час ломал голову над тем, какую тактику избрать в разговоре. Гангстер побаивался Сильвера и не пытался скрыть этого от себя самого. Покуда у него хватало денег держать киллера на расстоянии, ему ничто не грозило.
        Преимущественно по этой самой причине Локхони решил обратиться именно к Сильверу. Отличный повод отослать эльфа подальше, тем более - платит-то не он.
        - С чего же начать? - спросил гангстер сам себя. - Полковник, по-моему, стоял перед аналогичной проблемой.
        - Которого полковника вы имеете в виду?. Неужто Хротовара?
        Локхони кивнул:
        - Единственного полковника в Центре, который чего-то стоит - именно потому, что до сих пор не назвал свою цену. - Тролль помолчал. - Если выбирать из Детей Ночи, конечно.
        - Прежде вы не отзывались о нем столь лестно.
        - Кое-что изменилось. Хротовар вызвал меня для приватной беседы.
        Сильвер изобразил вежливое удивление.
        - Догадываюсь, мне предстоит очередная работа.
        - Верно. Не перебивай, пожалуйста, я перехожу к делу. Кроме того, дело отнюдь не в полковнике. - Тролль собрался с мыслями. - Что ты помнишь о Повелителе?
        - Повелителе Зла?
        - НАШЕМ Повелителе. Властителе Мрака, Хозяине Ночи, Покровителе нелюдей. У него много имен, но ни одного настоящего.
        - Сейчас мне сто четыре года, - напомнил киллер. - По эльфийским меркам - немного. Война закончилась, когда мне было три года.
        - Война не закончилась. Это невозможно, покуда мы живы.
        Сильвер вежливо кивнул. Несомненно, у него имелись свои соображения по этому поводу.
        - Понимаю, - кивнул Локхони. - Фактически боевые действия не ведутся, потому как мы просто не имеем такой возможности. У нас нет ни армии, ни финансов, ни техники. Все ядерное оружие было уничтожено в подземных полигонах.
        - В которые они превратили города моего народа, - добавил темный эльф.
        Смуглое лицо оставалось спокойным. Разве что зрачки слегка заблестели.
        Локхони поздравил себя с первой победой.
        - Ты и сам знаешь историю. Закончилась она на том самом месте, когда Империя оказалась разделена между союзниками. Сильвер пожал плечами:
        - Свет, Добро. Чепуха. У них был шанс истребить всех поголовно. Но это, конечно, противоречит морали. Теперь мы простые гражданские. Значит, нас охраняет закон.
        - Никогда еще Империя не подвергалась такому разгрому. - Тролль припомнил разговор с полковником. - У каждого мораль своя собственная. Зло еще может поднять голову, появись у нас такая возможность.
        - Это и подводит нас к Повелителю. Он мертв. - Сильвер растянул губы в улыбке. - Какой прок в знании истории?..
        - Боюсь, прок все-таки есть. Кажется, мне известно нечто такое, о чем тебе пока не известно.
        Эльф небрежно качнул ногой, обутой в туфлю с острым носком.
        Локхони всем сердцем ненавидел этого пижона.
        - Повелитель вернулся. Он жив, но союзники Света спрятали его от нас.
        - Вот как? Очень интересно. - Расслабленной позой и спокойным голосом темный эльф походил на психиатра. (Возможно, оттого, что сам Локхони чувствовал себя полным придурком.) - Нужно полагать, это сообщил сам полковник. Неужто изворотливый гоблин взмолился о помощи?
        Локхони сжал кулаки так, что когти впились в ладони. Боль, как всегда, отрезвляла.
        Верно. Полковник не представил доказательств. По большому счету, он НЕ МОГ этого сделать.
        - Верно, доказательств нет. Тебе придется поверить мне на слово.
        - Полагаю, вы так и поступили, - усмехнулся Сильвер. - Если предположить, что изворотливый гоблин не лжет... Выражаясь по научному, у него просто съехала крыша.
        - Возможно, - не стал спорить Локхони. - Но проверить-то можно. Что до вранья, не вижу особого смысла. Гоблин знает, так просто меня не взять.
        Эльф качнул головой - странный, непонятный жест. Локхони предпочел не придавать ему значения. Кому-то ведь нужно руководить, верно? Для этого необходимо держаться в стороне, потому что оттуда, как известно, виднее.
        - Если мы упустим этот шанс, другого может не представиться. Дети наших детей, скорее всего, уже не родятся.
        - Как раз это волнует меня в последнюю очередь. Но, согласитесь, в россказни о Повелителе трудно поверить. - Продолжая улыбаться, эльф заглянул в глаза Локхони. -Тело Повелителя было уничтожено сто лет назад, во время штурма Черной Цитадели. Это факт.
        - Пусть так. Однако Хозяин Ночи приходил и уходил тогда, когда ему того хотелось. И каждый раз - в новом обличье. Он - инкарнация Вечного Зла. Пока жив наш мир, неистребимо и Зло. Белые маги также это понимают, а потому не посмели уничтожить нас всех. - Тролль усмехнулся, обнажив желтые клыки.
        Наконец-то он почувствовал под ногами твердую почву. Теория Зла среди всех университетских дисциплин была его коньком. - И вот он вернулся, когда Дети Ночи более всего нуждаются в его покровительстве.
        - Не знаю. - Эльф задумчиво устремил взгляд в никуда. - Я никогда не был силен в этих абстракциях. Если уничтожена форма, то и содержание не принадлежит этому миру.
        Локхони вздрогнул, осознав весь комизм ситуации. Мог ли он когда-либо представить, что будет вот так запросто сидеть и беседовать с самой опасной бритвой Торментора о метафизической природе Зла?.. Разве что в кошмарном сне.
        - Даже если форма Повелителя была уничтожена, содержимое могло проецироваться в иную среду. Вокруг нас - век высоких технологий, которые самостоятельно создают свои реальности. Демоны и прочие бестелесные твари переместились в киберспейс. Почему бы не предположить, что Повелитель поступил аналогичным образом?..
        Киллер потеребил кулон, затем уточнил:
        - В киберпространство?
        - Да.
        - В качестве совокупности двоичного кода?..
        - В качестве искусственного интеллекта, равного которому нет и не было.
        - Так откуда он взялся?
        - Когда союзники Света уничтожили тело, Повелитель переместился в ближайшее измерение, которое для этого годилось. Им закономерно оказалось киберпространство. Но союзники атаковали его и там, пока Властитель не успел освоиться. Им удалось загнать его на один из орбитальных спутников, после чего просто обрезать связь. Там он находится и по сей день.
        - Никто не сумел бы удержать Повелителя Зла, - заметил Сильвер.
        - Даже Повелитель подчиняется законам физики. Когда нет канала связи, нет и путей к бегству. Эльфы превратили спутник в настоящую крепость. Там дежурит гарнизон, состоящий из отборных эльфийских спецназовцев, а в киберпространстве бродят Звери Света.
        - Все это рассказал вам полковник? - помолчав, спросил Сильвер. - Ему я не верю.
        - Как я говорил, проверить не мешает. Темный эльф рассмеялся:
        - И чего вы хотите? Чтобы я сломя голову мчался на какую-то станцию, которую охраняют лучше эльфийского монарха?..
        - Не сломя голову, - пояснил Локхони. - И не мчался, а подготовил и совершил диверсионную акцию. Пойми, это наш единственный шанс. Мы не можем поступить иначе. Зло у нас в крови, такими нас создали. Черный огонь пылает в наших сердцах.
        - Очень мило, - улыбнулся киллер. - Но это можно рассказывать детишкам в детском саду. Прежде чем я выскажу собственные соображения, позвольте узнать - вас-то что подвигло на подвиг? Неужели полковник что-то раскопал?..
        Тролль, прищурившись, поглядел на темного эльфа. О, как он хотел размазать эту ухмылочку по физиономии мерзавца!... «Его проклятый род всегда считал всех остальных низшими расами, - думал Локхони. - Однако это не мешало им столетиями посылать наших предков на верную гибель. И вот теперь он просто не желает мне верить, просто не считает достойным!...»
        - По-моему, я уже объяснил, - процедил гангстер. - Мы не можем поступить иначе. Я хочу, чтобы мои дети росли в свободной стране. Хочу, чтобы меня не забыли. Подумай, ты все поймешь сам.
        - Это и впрямь благородно, господин Локхони. - Киллер серьезно кивнул. - Однако мы, Дети Ночи, всегда сторонились подобных вещей.
        - От нас требуется лишь дать свободу Повелителю. Если ты называешь это благородством, пусть так. - Гнев начал подыматься в Локхони горячей волной. - Рубикон пройден. Мы узнали этот факт, остается лишь действовать. Стоит упустить этот шанс, и где-то на закате лет ты сильно о том пожалеешь.
        Эльф оставался спокоен. Локхони готов был поклясться, что не имеет ни малейшего понятия, что творится в этой башке. Какие нейронные связи эльф приводит в движение? Поверил ли он? Думает ли о наживе или зачем-то тянет время?..
        - Вы так и не ответили насчет полковника. Он угрожал?
        - Пытался, дело не в этом. - Тролль криво усмехнулся. - У него ничего нет. Мы можем быть абсолютно спокойны.
        Эльф хмыкнул, но ничего не сказал. Однако тролль понял без слов: уж о себе-то Сильвер позаботится. Что ж, тем лучше.
        - Что скажешь? Берешься?
        - Мне нужно подумать. Вы рассказали все, что касается дела?
        - Нет, конечно. Мы оба бизнесмены, Сильвер, и прекрасно понимаем ценность информации. Я не могу сообщить тебе ничего, пока не услышу однозначный ответ. Таковы условия полковника.
        - Вот теперь я вам верю, господин Локхони, - произнес темный эльф. - Теперь я действительно вас узнаю. Что мне причитается, если я возьмусь за это дело?
        - Четверть суммы получишь вперед - на оговоренный счет. Так сказать, в кредит. Если дело выгорит, остальное попадет туда же. Если ты не сможешь распорядиться ими лично, деньги достанутся названному лицу.
        - А если я погибну, так сказать, при исполнении?
        - Значит, названным лицам достанется аванс. Все подробности прочтешь в контракте.
        - Возможно. Сильвер вновь дернул «драконий глаз». - Прежде я не занимался диверсиями, а тем более киберпространством. Почему выбор пал на меня?
        - Ты лучший из киллеров. Ганслингер твоей квалификации, как ни крути, должен быть в команде. Кроме того, обязывает и генетическое наследие. Все руководство ляжет на тебя. Ты имеешь право привлекать специалистов любого профиля, если это чем-то поможет. Оплата их услуг входит в финансирование операции.
        - Мой гонорар составит?..
        - Сумма тебя устроит. Чтобы ее отработать, тебе пришлось бы трудиться в поте лица лет двадцать, не меньше. Примерно каждый день.
        - Солидно. И все-таки?..
        Тролль колебался, словно натянутая струна. Этот момент Сильверу всегда нравился больше всего. Момент денег.
        - Согласно предварительной договоренности - полмиллиона.
        - Это не совсем та сумма, которую я себе представлял.
        - Возможно.
        - Давайте начнем с двух миллионов.
        - Пойми меня правильно, Сильвер, - тролль, защищаясь, поднял лапы, - деньги не мои. Полковник назван конкретную сумму.
        - Вот и назовите ее верхний предел. Локхони молчал, затем рассмеялся:
        - Миллион.
        - Гораздо лучше. - Сильвер сдержанно улыбнулся. - Кто финансирует операцию?
        - Упомянутый полковник. Разумеется, деньги принадлежат не ему и даже не тайной полиции. Кое-какие лица предпочли остаться неизвестными.
        - Полковник знает, что вы привлекаете к делу меня?
        - Скажем, догадывается. Больше вопросов нет?
        - Вроде бы.
        - Твой ответ?..
        - Я же сказал, нужно подумать.
        - Хорошо. Только не думай слишком долго, - предупредил Локхони. - Твои предки взирают на тебя в этот самый момент.
        - И где же они?.. - усмехнулся Сильвер. - Я сам решаю, как мне поступать. Когда они воевали, меня-то рядом не было, так ведь?
        - Несомненно. Очень на тебя надеюсь.
        Сильвер поднялся из кресла - одним плавным, грациозным движением.
        - До свидания, господин Локхони.
        - До скорого, Сильвер.
        Темный эльф вышел и закрыл дверь.
        Локхони откинулся на спинку кресла, глубоко вздохнул. Сказать по правде, он не знал, что и думать. Возможно, киллер набивал себе цену. Возможно, ему и впрямь было нужно подумать. Сам Локхони, скорее всего, на его месте так бы и сделал. А потом, возможно, напился.

«Чего уж гадать, - подумал он. - Чужая душа - потемки».
        Тролль хмыкнул и потянулся за стаканом.

* * *
        Сильвер удалялся от «Купели зла», шаг за шагом погружаясь в темноту ночных кварталов. Здесь он чувствовал себя в своей стихии. Здесь он мог расслабиться, принять свое настоящее обличье - ночного хищника, которому пока в Торменторе не было равных.
        Пару раз к нему приближались некие субъекты с разных сторон, однако каждый раз скрывались бегством, стоило только уличным огням блеснуть в солнцезащитных очках. Жаль. Сильвер был не прочь поразмяться.
        Рассказ Локхони его заинтриговал. Настолько, что любые попытки выбросить его из головы оканчивались полным провалом. Впрочем, Сильвер знал одно средство.

* * *
        Посетители, все как один, умолкли на полуслове. Сильвер вошел, тут же отступив в сторону от освещенного проема. Лица завсегдатаев бара в большинстве были ему знакомы.
        Стоило ему появиться в «Бриллиантовом черепе», как немая сцена повторялась раз за разом. Это напоминало Сильверу старые фильмы о далеком прошлом Западного Континента, когда главный герой - циничный ковбой с сигарой в зубах - входил в салун, битком набитый отъявленными головорезами.
        История циклична.
        Вот только Сильвер курил очень редко. Табачный дым мог испортить тонкий нюх.
        Темный эльф прошел в угол и сел за персональный столик - спиной к стене. Посетители тут же вернулись к своим разговорам, еде и выпивке. Кое-кто, впрочем, нет-нет да бросал на киллера странные взгляды, в которых, впрочем, не было ничего вызывающего.
        Иногда Сильверу казалось, что все они приходили сюда только ради того, чтобы поглазеть на него. Возможно, это самолюбие пело в нем любимую песню.
        Возможно, он был прав.
        Расторопный официант подбежал к столу, наклонился:
        - Добрый вечер, господин. Что пожелаете?
        - Как всегда.
        - Одну минуту.
        Официант умчался, чтобы тут же вернуться с бокалом охлажденного красного.
        Сильвер пригубил вина, смакуя букет.
        - Скажи Кристине.
        Официант вновь умчался.
        Темный эльф поставил бокал на столешницу, после чего решил снять очки. Красные светильники давали уютный приглушенный свет, оттеняя красный же бархат, которым были обиты стены. Загадочные тени блуждали по углам. Из скрытых динамиков звучала меланхоличная электронная музыка. Справа от Сильвера на стене висела картина, которую он передал бару из своей личной коллекции: серый пустынный пейзаж, из облачного неба росли сталактиты.
        Половина заведения принадлежала Сильверу. Он приобрел ее по случаю пару лет назад. Хозяйка «Бриллиантового черепа», Кристина Дэвидсон, самка из расы людей, по совместительству выполняла обязанности как бармена, так и бухгалтера. Однако семейное дело, переданное по наследству, неуклонно катилось к финансовому краху. До тех пор, пока в баре не стал появляться Сильвер. Местный люд, прослышав о том, что теперь совладельцем «Черепа» числится не кто иной, как темный эльф, повалил в бар.
        С тех пор в «Бриллиантовом черепе» произошло много перемен. Капитальный ремонт радикально изменил интерьер, дизайнером которого являлся сам Сильвер. Бар размещался в подвале одного из старых домов, поэтому здесь в любое время суток было темно, как в пещере.
        Кроме всего прочего, Кристина смогла сосредоточиться на административной деятельности, потому как теперь «Череп» мог позволить себе двух барменов и даже одного бухгалтера.
        Иногда Кристина была яростным, шипящим комком нервов, иногда - нежным шелком. Но всегда - страстной дикой кошкой. Поглощая вино медленными глотками, Сильвер вспоминал ее смех.
        Не прошло и минуты, как киллер вновь ее увидел. И, как всегда, смог оценить перемены. Два года назад это был другой человек. Девушка расцвела, теперь изнутри ее будто освещало какое-то пламя. Ей было двадцать восемь, но выглядела она на двадцать три. Каштановые волосы, голубые глаза. Высокий лоб и полные губы, в данную минуту сердито надутые. Скулы слегка островаты, что в глазах Сильвера только прибавляло ей шарма (в этом было нечто эльфийское).
        - Сильвер.
        - Дорогая. Ты, как всегда, восхитительна.
        - Где ты пропадал? - Девушка нахмурилась, изображая недовольство.
        Сильвер улыбнулся. Слишком уж быстро она явилась.
        - Ты же знаешь. - Он пожал плечами. - Дела.
        - Черт возьми, Сильвер! Восемь дней. - Кристина изобразила гнев, однако голоса не повышала. Все в баре и так пытались расслышать хоть что-нибудь. - Ты приходишь без предупреждения, а уходишь тогда, когда пожелаешь. Разве трудно просто позвонить?.. Я волновалась. Кристина села на свободный стул.
        - Так получилось.
        - Ладно. - Она взяла его бокал, сделала глоток. - Я понимаю. Такой уж ты есть.
        Сильвер накрыл ее ладонь своей.
        - Прости.
        - Это ты говорил уже не раз. - Кристина отвернулась, взгляд ее стал рассеянным.
        - Знаешь, если у тебя появилась другая, лучше скажи.
        - Ничего постоянного.
        - Мерзавец. - Против воли она улыбнулась. - И как тебе это удается? На тебя невозможно сердиться!
        - Ошибаешься, - киллер усмехнулся в ответ, - кое-кто буквально меня ненавидит.
        - Ты будешь осторожен?
        - Угадала.
        Какое-то время они молчали. Сильвер чувствовал, что сказано еще не все. Вот Кристина подняла голову и поглядела в глаза. Небесная синева встретилась с непроглядным мраком.
        - Знаешь, я заблудилась. Что происходит? Быть может, дело в том, что я гожусь тебе в правнучки?..
        - Ерунда. Я старше большинства твоих знакомых, однако это означает лишь то, что опыта у меня хоть отбавляй. Только и всего.
        - Только и всего, - передразнила Кристина. - Откуда мне знать? Может, тебе просто скучно?
        - В таком случае я не приходил бы сюда.
        - Ты мне тоже нужен, - улыбнулась девушка. - Я стараюсь быть терпеливой.
        Темный эльф покачал головой.
        - Ты ведь знаешь, у нас нет и не может быть будущего. Наши дети никогда не родятся. - Он глотнул вина. - Такой союз невозможен.
        - Мне все равно, - с жаром произнесла она. В синих глазах полыхал пожар. - Будь что будет.
        Они поцеловались. Посетители поспешно отвернулись. Большинство еще помнило недавний инцидент.
        Сильвер узнал, что недавно Кристина ела клубнику.
        - Как твои родители? - наконец спросила она.
        - Ты же знаешь, они ими не являются. - Сильвер нахмурился. - Мои родители погибли на войне. Им было всего на полсотни лет больше, чем мне сейчас. По человеческим меркам, вся жизнь впереди.
        - Но эти эльфы усыновили тебя, заботились как о родном.
        - Знаю. Теперь я отдаю им долги. - Темный эльф улыбнулся. - Они ни в чем не нуждаются.
        - Как вышло, что они уцелели во время репрессий?
        - Война их не коснулась. Они отсиделись в сторонке.
        Сильвер вспомнил, как Локхони рассуждал о священном долге. Тупой ублюдок. Низшие расы не имеют ни малейшего представления о долге. Их интересуют лишь деньги. Сильвер не мог поверить в то, что Локхони мог даже почесаться бесплатно. Вклинившись между заказчиком и исполнителями, тролль напал на золотую жилу.
        Кристина пригляделась к нему.
        - Что случилось? Ты чем-то озабочен.
        Какое-то мгновение Сильвер размышлял, стоит ли посвящать ее в новое дело. Во всем баре не было ни одного «жучка», в этом он был уверен. Вот и зеленый огонек, едва заметно мерцавший у плинтуса, говорил о том же.
        - Мне дали заказ. Пока я не решил, возьмусь ли за него. Ничего подобного мне прежде делать не приходилось.
        - Может, - робко сказала она, - расскажешь мне?
        - Думаю, только в общих чертах. Для твоей же безопасности, как ты понимаешь.
        - Как всегда, - вздохнула Кристина. - Ладно выкладывай.
        - Мне придется уехать из города, - признался киллер. - Некая вещь хранится очень далеко, ее надежно охраняют. От меня требуется похитить этот предмет.
        - Ты прав, это не твоя специальность.
        - Более того, я даже понятия не имею, с какой стороны подступиться.
        - Это опасно?
        - Не то слово.
        - Раньше тебя это не останавливало, - девушка усмехнулась. - Как на этот раз?
        - Скорее всего. Пока не решил. - Сильвер допил вино. - Что-то подсказывает мне, будто я не могу поступить иначе. Можно просто плюнуть и заставить этот голос заткнуться, Однако не буду ли я жалеть об этом до конца своих дней?..
        - Дело в деньгах?
        - Да, - ответил он. - Нет. Не только.
        - Тогда в чем еще? Ты сказал, что будет опасно.
        - В каком-то смысле это то самое дело, которое не успели закончить родители. Мои настоящие родители.
        - Это связано с вашим противостоянием Добра и Зла? Сильвер кивнул.
        - Это важно? Снова кивок.
        - В каком же масштабе?
        - Планетарном.
        - О боги! - Кристина закатила глаза. - Добро, Зло... Да это же просто метафоры! А также гиперболы и прочие штуковины. Мы все одинаковы, что люди, что гномы или гоблины. Когда вы научитесь жить в мире?
        - Никогда. - Киллер твердо кивнул. - До тех пор, пока жив хотя бы один. С генетическим кодом особо не поспоришь.
        - Ты и раньше об этом говорил, однако я не могу понять этих глупостей.
        Сильвер покачал головой:
        - Ты и не должна. Это заложено в геноме каждой из рас. Зло, Добро, Свет или Тьма
        - все это выше нас. Если хочешь, нас запрограммировали. Но вы, люди, отчего-то свободны для выбора.
        - И мне это нравится! - Кристина раскраснелась, на лоб упал темный локон. - Война наконец-то утихла. Сколько жизней она унесла? На планете наконец-то воцарились мир и спокойствие. Ты хочешь разрушить все это?..
        - Да что разрушить?! - Сильвер непроизвольно повысил голос. - Все лежит в руинах. Дети Ночи прозябают в нищете, их детям нечего есть. От великой Империи остался один жалкий сектор, а мы обречены на вымирание. ЭТО ты называешь спокойствием?.. - Киллер ухмыльнулся. - В таком случае, это спокойствие могилы.
        - Историю не переиграть, - заметила Кристина. - Так уж получилось, что Силы Света одержали победу. У Зла не будет шанса вернуть Империю.
        - Возможно. - Сильвер пожал плечами. - Кто знает, как все обернется.
        - Выходит, ты собираешься рисковать жизнью ради абстрактных вещей?
        - Для нас, Детей Ночи, нет ничего более реального, нежели эти абстракции.
        Кристина в отчаянии вырвала руку из его ладони.
        - Как ты не понимаешь?! Старайтесь жить в мире, и у Детей Ночи будет шанс выжить. Если вы все начнете по новой, он просто исчезнет.
        - Смерть или слава. - Сильвер сложил руки на груди. - Лучше погибнуть в бою, чем от голода и нищеты.
        - Ты решаешь это за целые РАСЫ? Киллер усмехнулся:
        - Я не моралист и поступаю так, как считаю нужным. Кроме того, кому-то же нужно это делать?.. Всенародное голосование никогда у нас не пользовалось особым успехом.
        Кристина закусила губу.
        - Ты уже все решил. Мое мнение ничего не значит.
        - Вовсе нет. - Темный эльф пожал плечами. - Мы смоделировали ситуацию, но ты не смогла меня убедить…
        - Ты хочешь оставить меня. Это низко.
        - Я ненадолго. Туда и обратно.
        - Возможно, я вижу тебя в последний раз. Мерзавец. Эгоист. - Кристина вцепилась в его руку. - Ты любишь меня? Скажи!
        - Ты сама это знаешь.
        - Так скажи! Скажи, хотя бы на прощание!... Посетители слушали не оборачиваясь. Сильвер встал из-за стола, высвобождая руку.
        - Прощай. Мне нужно идти.
        - Вернись! Сукин сын! Ненавижу!
        Посетители раскрыли от удивления рты. Подобной вспышки они не ожидали. Да и сам киллер был застигнут врасплох.
        Он вышел из зала и быстро взбежал по ступеням. Вверх, на поверхность.
        Пройдя по кварталу, он затаился в тени.
        Вот послышались шаги. Звон каблучков женских туфель. Кристина вынырнула из дверей «Бриллиантового черепа», словно фурия из врат Ада. Оглядываясь, девушка застыла на пороге. На лице светлым пятном горело отчаяние, грудь высоко вздымалась от волнения.
        Сильвер не шевелился. Поглядев в его сторону, Кристина отвернулась и направилась в противоположную. Сильвер бесшумно шел следом.
        Минут пятнадцать Кристина блуждала по соседним кварталам, два раза обойдя вокруг
«Черепа». Сильвер не отставал. Девушка даже не догадывалась, насколько близко была в тот вечер от смерти. Костлявая ласково чмокнула ее в румяную щеку. Три раза из темных подворотен появлялись, крадучись, тени с мерцавшими во мраке глазами. Слишком медленно для темного эльфа. Ему даже не требовалось доставать пистолеты: свет отдаленных фонарных столбов отражался в зеркальных очках.
        Кристина, обезумевшая от горя, продолжала шагать по лезвию бритвы.
        Наконец, будто вспомнив о чем-то, девушка бегом вернулась в «Бриллиантовый череп». Несколько секунд спустя у Сильвера в кармане раздался писк сотового. Отключая телефон, он даже не глядел на экран.
        Выждав минут пять возле бара, Сильвер отпустил себя восвояси.
        Вольному воля. Возможно, когда он вернется... Но эта перспектива виделась ему столь же далекой, как недостижимый горизонт - воображаемая линия, отдаляющаяся по мере приближения. К тому же в городских трущобах ее всегда заслоняли серые туши домов, мерцавшие слепыми глазницами.
        В какой-то мере Сильвер чувствовал себя ответственным за человеческую самку. Он приручил ее, сделал своей. Если он не вернется, она так и не сможет найти себе пару. Во всяком случае, в Торменторе. Возможно, где-то на окраинах бывшей Империи кто-то не слышал о Сильвере-киллере. С другой стороны, такая известность создавала определенные гарантии, - на тот маловероятный случай, если он все-таки вернется.
        Его работа всегда предполагала определенный риск. Кроме того, он говорил правду, предупреждая о том, что у межрасового союза просто нет будущего. С генетическим кодом особо не поспоришь, а Кристина хотела стать матерью.
        Тем не менее его всегда влекло к ней. Он сознательно допустил такой поворот событий, поэтому жалеть об этом было глупо. Страсть, похоть. Все это просыпалось в нем с такой неистовой силой, будто он стал моложе на полсотни лет. Кристина, похоже, действительно его любила. От этой мысли на душе становилось тепло и приятно - это было тепло змеиного яда.
        Мысли кружились в голове роем разъяренных пчел.
        Шаги гулко звучали во тьме.
        Сильвер шел не таясь. Окна домов мерцали голубоватым светом. Порой в них мелькали быстрые тени - ночные хищники всех рас и размеров, от огров-дуболомов до крохотных крыс. Темнота, как таковая, практически не существовала для глаз темного эльфа (разве что отключить все возможные источники света, луну и звезды, роль которых в подземных пещерах исполняла фосфоресцирующая растительность).
        Кристина никогда не переживала по поводу его «профессии», принимая его таким, каков он есть. Ее ничуть не смущало что, совершив убийство, он приходил к ней, и они часами занимались любовью. Любовь слепа, словно крот.
        Если он не вернется, бар перейдет в ее безраздельную собственность. Если же свершится чудо, они будут сказочно богаты. Возможен также третий вариант - вторую половину гонорара получат его приемные родители. Никто более.
        Приняв такое решение, темный эльф сосредоточился на другой проблеме.
        Три стремительных серых пятна, смазанных скоростью, мелькнули в подворотне. Двое, сжимавшие в руках длинные ножи, метнулись наперерез. Третий перекрыл дорогу к бегству.
        Два выстрела прогрохотали меж каменных стен. Двое мужчин человеческой расы повалились навзничь с дырками между глаз. Третий скрылся бегством.
        Сильвер перешагнул через трупы, возвращая в кобуры пистолеты.
        Все-таки как же ему быть?
        Локхони явно стремился максимально расширить между ними дистанцию. Орбита и спутник - самое то. Еще лучше, чтобы эльф никогда не вернулся. Сильвер всегда чувствовал, когда его боятся.
        Но все это второстепенно. Троллю с его примитивными мозгами, работающими лишь в одном направлении, никогда не осознать значения собственных слов. Стоило только Сильверу услышать о том, что Повелитель жив, как сердце подскочило к самому горлу. Ему пришлось постараться, чтобы не выдать дикого волнения.
        Если Локхони, а также полковник и присные не заблуждались, это все меняло. Причем настолько радикально, что опостылевшая жизнь наполнялась новым смыслом.
        ... Вероятно, смерть также. Костлявая, по прикидкам киллера, бродила неподалеку.
        Немногим Детям Ночи повезло умереть такой смертью. Его родителей, к примеру, завалило обломками в бункере. Нелепо и глупо.
        Смерть или слава. В любом случае о нем сложат песни.
        Локхони прав в одном - второго такого шанса может не представиться. Существо, спящее внутри, скоро проснется.
        Достав из кармана телефон, Сильвер набрал знакомый номер.
        Локхони ответил не сразу.
        - Да. Сильвер, ты?
        - Я. Готовьте документы. Завтра у вас в то же время.
        - Понял. Сильвер, я рад.
        - Не сомневаюсь.
        Темный эльф отключил телефон. Привычно проверившись на предмет «хвоста» и не обнаружив такового, киллер вернулся в Убежище. Об этом месте, как Сильверу хотелось считать, не знал никто, даже Кристина. Ночи, как правило, они проводили в ее квартире. Здесь, как считал Сильвер, человеческой самке могло показаться неуютно и даже жутковато (это было формальной отговоркой).
        Дорогостоящий и крайне натуральный декор. Обои, имитирующие шершавую скальную породу. Отсутствие даже намеков на окна. Крохотный бассейн в одной из комнат, зловеще подсвеченный красным. Светильники в виде сталактитов, сталагмитов и огромных грибов.
        Растянувшись на жесткой кровати, Сильвер забылся тревожным сном.
        Черные воды сомкнулись над ним.
        Где-то во Тьме ждал Повелитель.

* * *
        Локхони и сам не ожидал получить ответ так быстро. Да еще ТАКОЙ ответ.
        Сбывались его сокровенные мечты. Единственная сила, способная угрожать благополучию гангстера, наконец-то уберется из города. О чем он только думал, когда заключал с этим сумасшедшим эльфом контракт на долгосрочное сотрудничество? Впрочем, если не он, Локхони, то кто же?..
        Эта дилемма уже стояла перед Локхони в прошлом. Как известно, врагов следует держать под постоянным присмотром. Друзей же у него не было вовсе.
        Тролль позволил себе закурить по этому поводу. От целой коробки сигар, хранившейся у него в столе, осталось всего несколько штук.
        Нет, ему ничего не перепадет от гоблина с полковничьим званием. Нанятые им специалисты впоследствии могли выйти на самого полковника. Связываться с тайной полицией было себе дороже, не говоря уже о разгневанных киллерах. Конечно, можно было бы запросить вполне законные комиссионные, однако тролль этого не сделал. Что-то подсказывало ему, что мелочиться ни в коем случае не следовало.
        Троллю и самому было интересно, что же из всего этого выйдет. Нехорошо получится, если в историю он войдет как антипатриот, заботящийся исключительно о собственной выгоде. Уж лучше эта честь достанется темному эльфу. Ха-ха.
        Локхони ухмыльнулся всей пастью и с силой втянул в легкие дым.
        Повелитель... Ну надо же. Орбитальная станция. Киберпространство. Бред, конечно. Но что, если...
        Что-то внутри тролля раз за разом возвращалось к мыслям об этом. Что-то, беззащитное, трепетало натянутой струной. Стоит ее оборвать, и все остальное станет лишним.
        Всю жизнь он был бандитом. Троллю с высшим образованием просто-напросто не нашлось в послевоенной Империи иной работы, кроме как грабить сектора союзников, опускаясь порой до своих же сограждан. Полковник был прав, однако что делать? Зло в самой его крови. В этом безумном мире выжить может только самый сильный, жестокий и хитрый.
        Устойчивая преступная группировка. Вот как это называлось. И Локхони большую часть сознательной жизни был ее главарем. Самым сильным, жестоким и хитрым. Всякий, осмеливавшийся выступить против него, неизменно погибал.
        Следующим этапом была легализация. Локхони едва успел сделать шаг на эту ступень, причем вторая нога оставалась на предыдущей. Теперь бывшие боевики его банды дежурили у парадного «Купели зла», а также парочки других, не столь модных заведений.
        Локхони всегда думал быстро, с огромным коэффициентом полезной отдачи. Взвесив все шансы, он пришел к выводу, что война не принесет лично ему ничего хорошего. Война требует денег. Перво-наперво солдатики займутся такими, как он. Деньги найдутся. Следовательно, от него требовалось занять максимально безопасную позицию.
        Отказав полковнику, он упустил бы и такую возможность - помимо всех прочих.
        Тролль курил и грезил о воссоздании Империи Тьмы. Уж Император сможет навести порядок. Дети Ночи расселились по всей планете - бежали, словно крысы. Вернуть всех домой. Растереть союзников в пыль. Проклятые эльфы, жалкие гномы, ничтожные люди.
        В клубах табачного дыма рушились эльфийские башни. Гномы задыхались в пещерах, навсегда отрезанные от воздуха, солнца и воды. Тысячи светил пылали в небесах, сжигая все живое. Ядерные взрывы сметали с лица планеты целые расы. Газ и смертоносные бактерии, под действием которых разлагалась еще живая плоть. Грозная поступь Воинства Тьмы. Пляска смерти.
        В дверь постучали. Локхони поперхнулся дымом и едва не откусил половину сигары.
        Не дожидаясь приглашения, Сильвер вошел.

* * *
        Тролль развалился в кресле, зажав между клыков отвратительную на вид сигару. Сильвер закрыл дверь. Тонкий нюх темного эльфа тут же содрогнулся от возмущения. Надо же, какая мерзость.
        - Сильвер, входи. - Локхони кивнул, вынимая из пасти смердящий кошмар. - Садись. Я все подготовил.
        Эльф привычно огляделся, задержав взгляд на снимке киберпространства в деревянной рамке - пугающее, эффектное буйство линий и красок.
        - Это вредно для здоровья. - Устраиваясь в кресле, Сильвер кивнул на пепельницу с дымящейся сигарой. - Вы в курсе?
        - Да, меня предупреждали. - Тролль натянуто рассмеялся. - Забавно слышать это от лучшей бритвы.
        - Не важно, скольких я убил. Важно, как я отношусь к живым.
        Локхони вздрогнул.
        - Когда это ты стал шутником?
        - Наверное, вчера. От такого предложения просто невозможно отказаться.
        - Я знал, что ты поймешь. - Локхони со значением кивнул. - Мы все одинаковы.
        - Да, наверное. Это и есть контракт? - Сильвер взял со стола пачку бумаг.
        - Угадал. В целях конспирации мы не указывали, что именно тебе следует сделать.
        - Мы?..
        - Я и полковник.
        - Да, конечно, как я мог забыть...
        Сильвер углубился в чтение. Действительно, обычный контракт на баснословную сумму - миллион эльфийских долларов. Текста было не много, всего четыре страницы. Глаза мозолили общие фразы - «диверсионная акция», «похищения»,
«подрывная деятельность», «ряд мероприятий...» и так далее. Обычный контракт. Никакой конкретики, за исключением имен в начале списка. Причем гоблин именовался «заказчиком», Локхони - «подрядчиком», а Сильвер - «ответственным исполнителем».
        - Конечной же целью операции являлось «внедрение определенного программного продукта в среду виртуального пространства». Ни единого упоминания о Повелителе; ни слова о союзниках Света. Юридической силы сей документ, конечно, не имел, однако криминальные сферы имели свои средства разрешения споров.
        Дочитав, Сильвер повернулся к Локхони. Тот, уже успевший потушить сигару, отстукивал полированными когтями на столешнице варварский мотив. За долгие годы на лакированном дереве образовались глубокие борозды.
        - Вы уверены, что здесь можно говорить?
        - В наше время свободно говорить нельзя НИГДЕ. - Тролль усмехнулся. - Бывает, сунешь нос в тарелку, а и там чьи-то уши. Однако кое-какие меры мы действительно приняли. - Локхони сунул лапу под стол и чем-то там щелкнул. - Включи свой мобильник.
        Сильвер достал телефон. Тролль щелкнул вторично.
        - Попробуй теперь позвонить, Индикатор сигнала исчез.
        - Из этой комнаты не проскользнет ни единой волны.
        - Как насчет проводов?
        - Я же сказал: ни в чем нельзя быть уверенным. Кроме того, подобная аппаратура имеется только у тайной полиции. А мы теперь с ними друзья.
        Тролль изобразил веселый оскал.
        Сильвер пожал плечами:
        - Если, конечно, наши друзья не собираются поступить с вами низко и подло.
        - В таком случае, - нахмурился гангстер, - нас нельзя покарать за подготовку преступления, которое невозможно совершить.
        - Может, и так. - Сильвер расправил контракт. - У меня есть вопросы.
        - Конечно. Валяй.
        - Здесь сказано: «Привлекается для вербовки наемников, а также личного участия в ряде диверсионных мероприятий...» Что это значит? Кажется, мы говорили всего об одной операции.
        - Верно. - Локхони кивнул. - Все это - одна большая операция. Для того, чтобы освободить Повелителя, требуется совершить ряд акций: заполучить ряд предметов, без которых до Повелителя просто не добраться. Разумеется, мы не могли доверить бумаге такие подробности.
        - По-моему, самое время доверить их мне.
        - Безусловно. Как только подпишешь бумаги. Признаю, в определенном роде ты покупаешь сразу нескольких котов в одном мешке. Выбор за тобой.
        Сильвер задумался. И без кошек было тошно.
        Вдруг сердце обхватил чей-то черный кулак. Легкие болезненно сжались, не давая вдохнуть. Мысли проносились в голове табунами диких мустангов.
        Ладно, была не была. Чего уж там.
        Сильвер взял ручку, услужливо поданную Локхони, и вписал в чистые строки имена Кристины и приемных родителей, после чего расписался на каждой странице трех экземпляров контракта. Подписи тролля и гоблина уже стояли.
        Черные руки разжались, высвобождая его внутренности.
        - Отлично. Просто замечательно. - Тролль бережно принял стопку бумаг. И тут же, спохватившись: - Ты сделал правильный выбор.
        Локхони взял чистый лист бумаги. Огромная лапища неуклюже сжала стержень шариковой ручки.
        - Вот координаты станции. Теперь ты сможешь рассчитать ее орбиту, если понадобится. - Гангстер медленно рисовал каракули. - Просто запомни. От этих цифр зависит будущее Империи.
        Сфотографировав взглядом корявые цифры, эльф вернул листок. Тролль поджег его золотой зажигалкой, а затем растер пепел в шершавой ладони.
        - Так-то лучше. - Локхони сложил большие руки на столе. - Идем дальше. Станцию охраняет рота эльфийского спецназа. Предполагается, что ты и набранная тобою команда пройдет сквозь них, словно нож сквозь масло. После этого...
        - Вот именно, - хмыкнул Сильвер, - предполагается.
        - ...после этого окажетесь перед дверями хранилища, представляющего собой крепость внутри другой крепости. В хранилище нет ни единой линии коммуникаций. Там, как и в моем кабинете, нет ни единой радиоволны. И там, во тьме и холоде космоса, до поры до времени спит Повелитель.
        Из последовавшего рассказа темный эльф узнал следующее:

1. В реестре космических тел искусственного происхождения станция фигурировала под загадочным названием «Объект № ЕС-8745Н». Согласно справочной документации, это обычный метеорологический спутник, запущенный силами одной из эльфийских компаний. Когда-то, сотню лет тому назад, оно и было. С тех пор спутник несколько увеличился в размерах, однако совершенно не выделялся на фоне прочего космического мусора.

2. Дети Ночи, сумевшие добыть нижеследующую информацию, расплатились собственными жизнями. Сильвер почему-то должен был это ценить.

3. В документах, проходящих под грифом строжайшей секретности, «Объект № ЕС-8745Н» именовался «Последним пристанищем».

4. Орбитальная станция представляла собой изолированный укрепленный бункер, курсирующий в холодной бездне космоса. Единственные точные цифры в уравнении, которое предстояло решить темному эльфу, - это график координат.

5. Схемы внутренних помещений добыть не удалось. Однако было доподлинно известно, что хранилище находилось в наименее уязвимой сердцевине спутника.

6. Головорезы, охраняющие станцию, были отобраны из элитного батальона Первого Эльфийского Легиона, известного также под названием «Погибель нечисти». Около половины Легиона - ветераны, прошедшие огонь, воду и медные трубы Вековечной войны. Охрана же орбитальной станции - лучшие из лучших. Число им - тридцать голов, полная рота. Матерые волки, хладнокровные убийцы с зелеными глазами. Один из таких профессионалов мог за ночь вырезать взвод троллей-пехотинцев. Если где-то на военных фронтах положение становилось по-настоящему отчаянным, туда приходил Первый Легион. Естественно, Дети Ночи ненавидели и боялись его сильнее Света.

7. Каждые три месяца гарнизон орбитальной крепости возвращался на планету, дождавшись прибытия следующей смены. Ни на секунду станция не оставалась без присмотра. Точная дата передислокации была известна лишь самому высшему начальству. Были прецеденты, что смены менялись до истечения срока.

8. В штат гарнизона входили два боевых мага, одни из Лучших воспитанников Эльфийского Университета. Магическая защита станции осуществлялась их общими усилиями, благо свободной маны в космосе хватало. Разумеется, удержать Властителя Мрака эльфы не могли, однако для обычного существа представляли определенные трудности.

9. Ни один предмет, превышающий размеры среднего яблока, не смог бы приблизиться к «Пристанищу» незамеченным. Единственный шлюз, к которому швартовался челнок с новой сменой и провизией, имел двухступенчатую систему защиты. Обе контролировались изнутри. Опознавательным сигналом являлся код, который сообщался старшему смены за несколько минут до старта челнока.

10. Сверхпрочная броня, которой являлась обшивка станции, в условиях космоса поддавалась резке разве что лазером. Иллюминаторы заменяли видеодатчики.

11. На случай абордажа объект имел внешние устройства обороны. Таковые были представлены импульсными пушками в количестве шести штук. Зона поражения начиналась в нескольких сантиметрах от внешней оболочки станции и заканчивалась пятью километрами.

12. Согласно некоторым слухам, жизнедеятельностью «Последнего пристанища» управлял искусственный интеллект, созданный эльфами специально для этой цели, но в результате тщательных проверок эти данные не подтвердились. («Очевидно, - предположил Локхони, - эльфы побоялись, что в изоляции ИскИн может тронуться умом и примется освобождать собрата по неволе».)

13. Если же случится так, что все упомянутые средства защиты не обеспечат изоляции Властителя Мрака - в киберпространстве у массивов «Пристанища» его поджидала пара сюрпризов. Звери Света, населявшие виртуальный мир наряду с прочими духами, неусыпно охраняли все подступы к орбитальной твердыне. Обычно их там крутилось не более двух, но и этого было более чем достаточно. Непредсказуемые, опасные твари. Властителя Мрака они могли разве что задержать, однако за это время должны были подоспеть основные силы.

14. Эльфы, несущие дежурство, не имели никакой возможности самостоятельно проникнуть в хранилище. Для этого требовались три ключа, представляющие собой некие кристаллические микросхемы, о характеристиках которых также не имелось достоверных сведений. Разрушить хранилище, не разрушив саму станцию, не представлялось возможным.

15. Три ключа хранились в столицах союзников Света. О точном местонахождении кристаллосхем были осведомлены особые чиновники, назначаемые пожизненно. Ни кабинет министров, ни главы государств о местонахождении ключей (предположительно) не знали.
        Выслушав доклад, Сильвер задумался.
        Он думал о многих вещах. Но в основном - как его угораздило? Почему именно он?.. Было еще не поздно отказаться.
        Черные руки ласково коснулись его обнаженного сердца.
        На самом деле темный эльф знал, почему. И это была отнюдь не гордость, нет. Возможно, только отчасти.
        Это Судьба. Если не он, так кто же?..
        - Прежде чем мы примемся обсуждать подробности, - Сильвер помедлил, - я хочу задать один вопрос. Возможно, вы не знаете ответа.
        - Давай попробуем.
        Тролль откинулся на спинку кресла, переводя дух после длинного монолога.
        К чему такие сложности? Почему союзники Света просто-напросто... - Сильвер помедлил, - ...не уничтожили Повелителя, когда у них была такая возможность?
        - Я и сам об этом думал. - Тролль ухмыльнулся. - Возможно, потому, что им это не под силу. Возможно, я ошибаюсь, однако история действительно циклична. Пока Хозяин спит в орбитальной гробнице, им ничто не грозит. Если бы они все-таки попытались его уничтожить - кто знает, в каком обличье Властитель вернулся бы в следующий раз?..
        - Возможно, вы правы. - Сильвер кивнул. - Что ж, не будем терять времени. Как мне найти Хранителей?
        - Очень просто, я назову тебе имена. Лотрог Иммаргел в Подгорном Царстве, Валлидратис в Стране Эльфов, и, соответственно, человек - Джейсон Ричардсон. Их настоящие должности находятся под строжайшим секретом, однако в своих правительствах они, очевидно, выполняют некие функции. Однако не думаю, что кристаллосхемы хранятся у них дома род половицами. Валлидратис - настоящий фанатик. К тому же он маг, а значит, пытками его не разговорить. Ради того, чтобы сохранить секрет, он, не задумываясь, остановит собственное сердце.
        - Придется повозиться. - Сильвер расправил плечи и сел поудобнее. - Насколько я понял, от меня требуется собрать все три ключа, после чего каким-то образом подняться по тоннелю в небо, преодолеть все уровни защиты и только после этого разбудить Повелителя?
        - Не забывай о Зверях Света.
        - Да, действительно. - Темный эльф хмыкнул. - Полагаю, это не самая серьезная из моих проблем.
        - Ты не имеешь права на ошибку, - напомнил гангстер. - Не забывай также о том, что необходимо собрать все три ключа. Если хотя бы одна кристаллосхема будет повреждена, замки не откроются.
        - Это ясно. Непонятно только, для чего союзники оставили эту лазейку?
        - Кто знает? - Локхони пожал плечами. - Я не разбираюсь в психологии эльфов. - Тролль помолчал, размышляя. - Возможно, потому, что уничтожить ключи означало бы примерно то же, что и уничтожить Властителя. А наша Вселенная состоит как из Света, так и из Тьмы. Две противоположности, которые не могут существовать друг без друга. Стоит убрать Тьму, и Свет сожжет все живое.
        - Господин Локхони, гуманитарное образование дает себя знать.
        Тролль махнул когтистой лапой:
        - Способность красиво изъясняться - не самое главное.
        - Вы так доходчиво все объяснили, что я сижу и думаю - не проще ли запастись терпением и дождаться, пока Повелитель наконец-то соизволит вернуться?..
        Локхони нахмурился.
        - На это может потребоваться несколько веков. Не забывай, Повелитель угодил в ловушку, но не уничтожен фактически. К тому же это теория, не больше.
        - Ввиду чего перед нами встает новый вопрос. - Сильвер улыбнулся. - В случае, если мне не удастся добыть микросхемы, не стоит ли попытаться уничтожить хранилище? Не перейдет ли Повелитель в иную сферу бытия?
        Несмотря на показную уверенность, Сильвер чувствовал себя крайне неловко. Во всех этих вопросах он был совершенно несведущ. Он всегда терпеть не мог философию. Даже тупой тролль и тот, кажется, знал больше его.
        - А что, если я ошибаюсь? - спросил гангстер. - Что, если Повелитель промедлит с возвращением?.. Когда он вернется, Детей Ночи может не остаться на планете. - Локхони вновь забарабанил когтями по столешнице. - Нет, это звучит просто дико. Ты ДОЛЖЕН разбудить Повелителя, Сильвер.
        - У меня может просто не остаться выбора. Мы и так берем на себя слишком большую ответственность. Откуда нам знать, желают ли Дети Ночи продолжения Войны?
        - Мы не моралисты, но ответ в твоем сердце. Так ведь?
        Помедлив, Сильвер кивнул. Он вспомнил разговор с Кристиной.
        - Тогда вернемся к делу.
        - Верно. - Киллер поправил кобуры под пиджаком. - Я всегда работал один, но в этом деле без компании не обойтись. Я ни черта не смыслю в магии и терпеть не могу киберпространство.
        - Давай по порядку. Что касается кибера, у меня есть на примете ковбой. Человек. Молодой и горячий, один из лучших в своем ремесле.
        - Я его знаю?
        - Вряд ли. Он из Торментора, но не из Старого Центра. Мэтью Робинс, известный в узких кругах под прозвищем Вортекс.
        - Первый раз слышу.
        - Неудивительно, - Локхони махнул лапой. - Прежде ты не интересовался киберпространством.
        - Где его найти?
        - В следственном изоляторе человеческого сектора.
        - Действительно, - рассмеялся Сильвер, - свое дело он знает!... Мне не нужны неудачники.
        - Ты не прав. Его взяли за хранение наркотиков.
        - Отлично. Он еще и наркоман.
        - Да ладно тебе, Сильвер! - Гангстер рассмеялся. - Он еще долго протянет. Во всяком случае, на срок операции хватит.
        - И при этом мне придется снабжать его наркотиками?
        - Возможно, время от времени.
        - Я не доверяю наркоманам. Он может запороть все дело.
        - Не думаю. Прежде, во всяком случае, такого не случалось. Помнишь шумиху вокруг массивов центральной налоговой?
        - Это был он?
        Тролль важно кивнул.
        Сильвер покачал головой. Шумиха была первосортная. Эльфы били себя в грудь и кричали, что сломать их лед невозможно. Того парня, который доказал обратное, так и не нашли. Равно как и не восстановили несколько папок, в которых хранились дела особо злостных неплательщиков.
        - Что ж, это впечатляет. Говорите, наркотики?
        - Верно. Глупо, но уж так получилось. В том, что он наркоман, есть свои плюсы. - Тролль широко ухмыльнулся. - Ты всегда сможешь держать его на коротком поводке. От одной дозы до следующей.
        - Специалист такого класса не может стоить дешево.
        - Мы вызволим его, а это чего-то да стоит.
        - Кто же этим займется?
        - Догадайся. Мои знакомые все подготовят, ты завершишь начатое. - Тролль вновь обнажил клыки. - Никто не будет о нем тосковать. Неизвестные родители подбросили его в сиротский приют, своей семьей он так и не обзавелся. Впрочем, с его-то родом занятий...
        - Ясно. Кто следующий?
        - Тебе потребуется поддержка. Я дам двух своих лучших парней.
        - Терпеть не могу огров.
        - Нет, это мои соплеменники. Впрочем, насчет огров ты не прав. Одного, наверное, все-таки придется взять. Сильвер покачал головой:
        - Мне нужны только пара стволов и один умелый хакер.
        - В таком случае, далеко ты с ними не уйдешь. На твоем пути возникнет множество препятствий, часть из которых лучше просто взорвать.
        - Огр-подрывник? - Сильвер поднял бровь.
        - Угадал. Бывший член террористической организации «Смерть эльфам».
        - Простенько, но со вкусом.
        - Их практически всех истребили. Кое-кто сбежал на Западный Континент и основал
«Аннигиляцию Злом».
        - Пожалуй, все, что у нас осталось. Радикально настроенные подростки-анархисты.
        - Темный эльф улыбнулся.
        - «Смерть эльфам» в свое время нашумела. Помнишь взрывы в метро? А самолет, битком набитый эльфийскими магами?
        - Тогда еще возобновились репрессии, - кивнул киллер. - Мне пришлось сменить два жилья.
        Локхони почесал когтем серый приплюснутый нос.
        - Террористы всегда что-то взрывали, кого-то похищали и резали глотки, но в результате страдали обычные граждане. И все-таки они единственные, кто хоть что-то делал все эти годы.
        - Сборище недоумков.
        - Один из этих парней нам нужен позарез, - заметил тролль. - Лучший специалист по взрывам, распылению и прочей пиротехнике. Не знаю, как насчет умственных способностей, но профессионал он классный.
        - Господин Локхони, вам КАЖЕТСЯ, что этот огр придется кстати?
        - Не только мне. - Локхони усмехнулся. - Можешь считать это капризом, однако полковник заявил, что огр ДОЛЖЕН войти в команду.
        - Кто-то говорил, - напомнил Сильвер, - что у меня будут развязаны руки. Мне не нужны помощники, в чьих услугах я не нуждаюсь. Мне так КАЖЕТСЯ.
        - Охотно верю. Ты получишь полную свободу действий, но только после того, как команда будет набрана. - Локхони поморщился. - И не смотри так на меня. Не я это придумал.
        - Невыполнение, очевидно, повлечет расторжение контракта?..
        - Это можно проверить. Что скажешь?
        Сильвер помедлил (вихрь сомнений, всплеск раздражения):
        - Я посмотрю, что можно сделать. Как найти этого огра?
        - Несколько лет назад он оставил борьбу за свободу. Найти его можно в Сумеречном Монастыре, что в Каменных Клыках. Звать его Хугин.
        - Что? - Сильвер не поверил собственным ушам. - Тащиться черт знает в какую глухомань, в какой-то горный монастырь ради одного тупорылого огра?!
        - Пойми, Сильвер, это лучший вариант. Все о нем давным-давно позабыли. Хорошего подрывника можно найти и в Торменторе, однако это не значит, что его никто не хватится.
        - Но этот Монастырь, насколько я знаю, исповедует некое промежуточное вероучение. Те, кто туда попадает, отрекается как от Тьмы, так и от Света. - Киллер покачал головой. - Бывший террорист, отказавшийся от своих убеждений... По-моему, не лучший выбор.
        - Это нужно проверить. Возможно, он просто скрывается от возмездия. А может, осознал всю тщетность борьбы. Ты должен с ним встретиться.
        - Компания подбирается интересная. - Сильвер ухмыльнулся. - Вы точно не поедете? Тролль поднял лапу:
        - Оставь эти шуточки, скажи лучше вот что... Зачем, по-твоему, тебе нужен киберпространственный взломщик?
        - МНЕ он не нужен.
        - Допустим. Но нужен команде. Зачем?
        Сильвер терпеть не мог, когда в его присутствии кто-то строил большого умника. Более того, он никогда не работал в команде. Этот разговор порядком действовал ему на нервы, однако он не мог просто встать и уйти. Несмотря на дискомфорт, ему было безумно интересно.
        - Мало ли. Мне же нужно собрать гребаные кристаллосхемы. Затем, когда это предположительно удастся, Повелитель столкнется со Зверями Света. Кто-то должен отвлечь их внимание.
        - Правильно. - Локхони воздел к потолку палец, который венчал загнутый коготь. - Мало ли. Просто на всякий случай, чтобы был под рукой.
        - Ну и что?
        - А то, что тебе не помешает взять еще кое-кого. К примеру, вервольфа.
        - Нет. - Сильвер покачал головой. - Самые непредсказуемые существа, которых только можно придумать. Кроме, разве что, пещерных гремлинов. Но в оборотнях ровно половина звериного.
        - Ты прав, - неожиданно сказал Локхони. - Вервольфы ненадежны, своевольны и неуправляемы. К тому же зависят от лунного календаря. Поэтому я предлагаю обычного человека со звериными метками.
        - Еще один человек? - Сильвер скривился. - Для полной компании не хватает гнома и светлого эльфа.
        - Если ты подумаешь, то согласишься со мной. Звериные метки дают обладателю неограниченную власть над собственным телом. Такой человек способен принимать звериный облик, но при этом способен управлять своими поступками. Луна над ним не властна. - Гангстер развел лапами. - Неоценимый помощник тому, кто в состоянии оплатить его услуги.
        - Нужно полагать, это условие полковника?
        - Отнюдь. Это моя идея, которая тебя ни к чему не обязывает.
        Сильвер задумался. В словах Локхони был определенный смысл. Тролль хорошо подготовился и теперь вытягивал из рукава один козырь за другим.
        Такой человек мог пригодиться. Несмотря на преимущества, - все плюсы ликантропии и отсутствие минусов, - таких людей было немного. Маги, способные на столь тонкую волшбу, не встречались на каждом шагу. Даже если они брались за эту работу, то заранее снимали с себя всякую ответственность, потому как выживал не каждый. Да и то лишь представители человеческой расы - возможно, оттого, что и ликантропия приживалась только на них.
        - Что ж, допустим, оборотень действительно придется кстати. Вот только где его найти? Это должен быть крупный хищник, желательно волк или тигр. Пока у нас есть только хакер-наркоман и огр-террорист, которым терять особо нечего. Первого скоро расстреляют, а второй давным-давно все растерял.
        - Как насчет тебя? - Локхони улыбнулся, выставив клыки.
        - Я согласился, этого достаточно. Свой гонорар я не отдам. Человеку со звериными метками нужно предложить солидный куш. Сам ритуал, за который он заплатил колдуну, стоит немало.
        - У меня есть на примете такой человек. - Тролль поправил галстук, алой раной горевший на фоне белой рубашки. - Я видел его, когда проезжал по Проспекту. Не знаю, где он взял деньги на ритуал, но, поверь мне, только самоубийца способен так гонять на мотоцикле.
        - Ах, этот?! - Сильвер изобразил негодование. - По сути, он не отличается от настоящего вервольфа. Им и в человеческом-то облике не просто управлять. Вожак этой мотоциклетной стаи будет просто счастлив, когда мы увезем его из города.
        - Так ты его знаешь? - удивился тролль.
        - Карнажа знают все.
        - Торментор - не такой уж маленький город.
        - Человек с волчьими метками здесь только один.
        - Вот видишь, - Локхони развел большие когтистые лапы, - выбора нет. Нужно попробовать.
        - Опять пробовать? - спросил Сильвер с сарказмом.
        - Черт побери, Сильвер, мы не на пикник собрались! - Гангстер повысил голос. - Если бы где-то продавалась газета с объявлениями профессионалов, готовых ринуться освобождать Повелителя, я на другом конце света ее бы достал!...
        Сильвер пристально глядел на разбушевавшегося тролля.
        Смутившись, Локхони притих.
        - Кое-кто видел, как он превращался ДНЕМ, это было великолепно.
        - Дело не в зрелищности.
        - «Нет» - твой окончательный ответ?
        - Пока не знаю. - Киллер помолчал. - Нужно проверить его в деле. Байкер он выдающийся, но нас интересует другое.
        - Уж тебя-то он слушаться будет. - Тролль хохотнул. - Если нет, просто пристрелишь его. Темный эльф кивнул:
        - Будьте уверены. Сколько предложить?
        - Сто, сто двадцать кусков. Не больше. Иначе остальным не хватит. Опять-таки текущие расходы. Оружие, взятки и прочее.
        - Полковник разорит компаньонов.
        - Это уже не наши проблемы. - Тролль собрался было ухмыльнуться, однако сдержался. - Договор есть договор. Итак, для полного счастья нам не хватает только мага.
        - Разумеется, не простого мага.
        - Разумеется. У них с цветами очень строго.
        - С удовольствием выслушаю ваши предложения. - Сильвер закинул ногу за ногу. - Те шарлатаны, которых я знаю, годятся разве что на мелкую порчу.
        - Большая их часть платит мне за охрану. - Локхони пренебрежительно махнул лапой. - Я и сам знаю, что они из себя представляют. Нам нужен настоящий маг. Колдун. Варлок, как у них говорят.
        - Боюсь, - заметил киллер, - во всей Империи вы не найдете такого. Под конец Войны их полегли целые сотни. Репрессии завершили начатое.
        - Это мне известно.
        - Возможно, вы забыли, что боевая магия отныне является приоритетом Эльфийского Университета. Практика же черной магии причислена к тяжким преступлениям, влекущим смертную казнь.
        - За исключением одного-единственного места - Черного Университета.
        Сильвер и раньше начал подозревать, что тролль не на шутку повредился в уме. Теперь же практически уверился в этом.
        - Господин Локхони, - тихо сказал темный эльф, - я остаюсь в этом кресле только из уважения к вам.
        - И на том спасибо, - буркнул гангстер.
        - Вы хотя бы представляете себе, где находится этот Университет? Во что он превратился теперь?.. Возможно, где-то неподалеку продают те самые газеты, о которых вы упоминали.
        - Не говори со мной как с умалишенным, - огрызнулся Локхони. - Я знаю, что говорю. Если где-то можно найти колдуна, так только там.
        - Вы не имеете в виду конкретную кандидатуру? - удивился киллер. - Это уже радует. Но, судя по слухам, Черный Университет находится в полной изоляции.
        - Слухи тоже дают осечки.
        - Союзники смотрят на него сквозь пальцы, - напомнил Сильвер. - И то лишь потому, что дешевая рабочая сила нужна даже им. Именно поэтому черные маги должны хранить свои тайны.
        - Университет превратился в фабрику по производству зомби, это верно. Но каким-то образом клиенты туда попадают, так ведь? Как живые, так и мертвые. - Локхони ухмыльнулся.
        - Порой именно в такой последовательности.
        - Возможно. Полностью определиться придется на месте.
        Сильвер задумался, отогнав нарождавшийся гнев. Маг действительно был необходим. До магов, охранявших «Пристанище», следовало как-то добраться.
        - Не слишком ли выгодную сделку заключил полковник?
        - Пожалуй, нет, - помедлив, ответил тролль. - Не особенно, я бы сказал.
        - Сегодня я многое узнал о вашем чувстве юмора.
        - Очень рад. - Гангстер поднялся из-за стола. - Всему хорошему приходит конец. С кого начнешь?
        - С того, кто ближе. Карнаж, затем хакер.
        - Хорошо. А мне нужно переговорить с людьми из изолятора.
        - Запишите номер.
        Тролль достал мобильник. Сильвер продиктовал последовательность цифр.
        - Запомните, а потом стирайте.
        - Разумеется. Ну, до скорого.
        Они пожали руки. Ладонь тролля была большой и горячей. Сильвера - тонкой и крепкой, словно листовая сталь.
        Темный эльф вышел за дверь, не забыв прихватить экземпляр контракта.
        Визит продлился гораздо дольше, чем он ожидал. Явившись с наступлением сумерек, сейчас темный эльф стал свидетелем первого наплыва клиентов. По четвергам Локхони обычно устраивал аттракцион под названием «Неслыханная щедрость». Первые тридцать посетительниц женского пола проходили бесплатно.
        Киллер сунул руки в карманы, наблюдая за умопомрачительным зрелищем. Охранники приоткрыли двери, и внутрь всесокрушающей лавиной хлынуло чудовищное существо, состоящее, казалось, исключительно из оголенных ног, помятых грудей и визжащих глоток. Сильвер отошел в сторонку.
        Пульсация мощных динамиков набирала обороты, пробиваясь с танцевальной площадки. Любительницы ночных танцулек, выпивки и случайных знакомств целеустремленно пробивались в холл. Усилия здоровенных троллей, всей сменой брошенных ко входу, напоминали попытки заткнуть пальцем дыру в плотине. В зал прорвалось куда больше девиц, чем регламентировалось аттракционом. Следовательно, бесплатного коктейля им не видать как собственных ушей.
        Наконец тролли сумели взять ситуацию под контроль. Попытка революции была предотвращена; кое-кто из молодых людей, правда, получил электрический разряд. Выстроив претендентов у стен клуба, охрана начала ежедневный ритуал. Фэйс-контроль, обыск и металлоискатель. Все как всегда.
        Сильвер покачал головой.
        Охранники расступились. Никто из клиентов, завидев темного эльфа, даже не попытался броситься в брешь. Более того, особо боязливые даже отступили назад, потеснив остальных. Толпа привычно притихла.
        Сильвер прошел до конца квартала, свернул и огляделся. Киллеру его класса приходилось постоянно держаться настороже. Процедура проверки за долгие годы вошла в привычку, исполняясь автоматически.
        Торментор всего лишь казался большим. Большинство профессиональных соглядатаев Сильвер знал в лицо. Вроде бы никого поблизости не было, однако никогда не следовало особо расслабляться. Требовалось всего-навсего запомнить ряд правил и впредь им неукоснительно следовать.
        Особое внимание Сильвер обращал на субъектов, крутившихся возле черного
«Кентавра-купе»: смутные тени вокруг сгустка абсолютного мрака, обтекаемый силуэт которого наводил на мысли о морских безднах и животной агрессии.
        Похоже, все как обычно. Ночные бабочки, торговцы каким-то хламом и прочая рвань. Однако именно на такой эффект обычно рассчитывал сотрудник конкурирующей фирмы. Сильвер многим успел наступить на мозоли.
        Весть о том, что темный эльф посещает своего постоянного нанимателя второй раз подряд, уже наверняка понеслась по Торментору с максимальной скоростью, которую только могли обеспечить оптоволокно и радиоволны. Не круги, вовсе нет: глубоководная, незаметная деятельность.
        Кое-кто даже мог начать паковать чемоданы. Сильвер усмехнулся, представив себе эту нелепую сцену. Один из конкурентов Локхони судорожно носится по своему обиталищу, орет на жену и прислугу, бросается к сейфу...
        Отъезд темного эльфа даст отдых многим напряженным умам - не одного лишь Локхони, как он думал вначале. Может ли так получиться, что все это - одно сплошное надувательство, заговор против опаснейшего киллера города? Лучше уничтожить то, что не можешь удержать под контролем.
        С другой стороны, к чему такие сложности? Какой смысл выдумывать столь невероятную ложь? Никакого, если расчет не делался на аналогичный ход мыслей.
        Сильвер сплюнул на тротуар. Вначале он соберет команду, сделает из нее реальную силу. Если кристаллосхем и «Последнего пристанища» не существует, он вернется. Локхони это наверняка понимает, а потому вряд ли решился бы на такую глупую шутку.
        Возможно, это была паранойя. Возможно, грязный воздух и нервная неоновая рябь, кругами расходившаяся по запруженной улице.
        Явственно чувствовался пряный привкус предстоящей работы.
        Прежде чем сдвинуться с места, Сильвер расстегнул пиджак и поправил правую кобуру - она постоянно норовила скользнуть куда-то за спину.
        Сильвер достал из кармана чип-ключ и поглядел на крохотный монитор брелока. Тот счастливо докладывал об отсутствии на борту инородных предметов. Темный эльф включил дистанционное зажигание. Тихое урчание исправного двигателя, и ничего больше. Мигнув фарами, «Кентавр» возвестил о готовности принять в свое нутро хозяина. Все как обычно. И все же Сильвер отнюдь не всегда разделял уверенность бортового компьютера.
        Сигнализация машины также была устроена особым способом: охранные заклятия отсутствовали напрочь, однако угонщика ожидал не только щедрый разряд электричества, но и нервно-паралитический газ, заполнявший салон.
        Количество профессиональных угонщиков в городе отнюдь не сократилось - каждый зарабатывает так, как умеет. Многие получили свое, и запомнили этот урок надолго.
        Темный эльф несколько секунд любовался автомобилем, прежде чем перейти дорогу. Вечером, когда город зажигал огни, «Кентавр» выглядел особенно эффектно: голограммы и разноцветный неон преломлялись на полированных поверхностях, единственные плоскости составляли тонированные стекла.
        Сильвер открыл дверь и нырнул в салон. Кожаное кресло привычно захрустело. Гитарные риффы уже вовсю бушевали в замкнутом пространстве салона, но Сильвер лишь убавил звук. Сейчас эта музыка была целиком созвучна с его настроением. Темный эльф переключил скорость, выжал газ и направил «Кентавра» прочь от стоянки.
        Подумав, темный эльф не стал откладывать на завтра дело, которое вполне можно сделать сегодня. Во всяком случае, попытаться.
        Он достал сотовый и вызвал из памяти номер, владелец которого был обозначен просто - Волк. Никто не ответил и после третьего набора. Вежливая девушка попросила перезвонить позднее. То ли абонент не счел нужным ответить, то ли просто не имел такой возможности. Вероятней второе, потому как довольно трудно управлять большим мотоциклом, разговаривая при этом по телефону.
        Сильвер объехал вокруг квартала, высматривая на стоянке «Гоблин-бюргера» здоровенные мотоциклы. Пусто, за исключением дешевых авто зеленокожих гурманов.
        В приоткрытое окно врывался ночной воздух, играя распущенными волосами киллера, вплетая в них громыхающие гитарные риффы.
        Три квартала спустя. Дискотека «Острие меча». Жидкая очередь, пустая стоянка.
        Призадумавшись, Сильвер сбавил ход. В будний день «Свора Хаоса» могла тусоваться где угодно. Поскольку интересы у байкеров были весьма обширны, это было весьма растяжимое понятие.
        Впрочем, было одно место. Последняя попытка.
        Приняв решение, киллер вырулил на Проспект и помчался в сторону огней «Лунного города», мерцавших на горизонте тошнотворным смешением красок. Это место было третьим по приоритету: слишком много полиции; слишком дорогая выпивка и труднодоступные девочки. С другой стороны, много места, зрелищ и развлечений.
        Помимо обычных аттракционов с наступлением ночи, когда родители укладывали детишек спать, в парке открывались заведения иного рода.
        Кристина обожала эти псевдокровавые шоу, у Сильвера же никогда не хватало терпения обойти их все. Некоторые из всего многообразия искусственных ужасов раздражали его своей наивностью, к большинству же он был равнодушен. Ну что такого страшного в живых мертвецах, порожденных компьютерной графикой?.. Или - можно ли по-настоящему испугаться магических иллюзий в виде огнедышащих драконов, насылаемых из-за портьеры эльфом-третьекурсником?..
        Живые мертвецы в век высоких технологий встречались еще реже, чем огнедышащие драконы.
        Гораздо страшнее, когда поздней ночью в чьей-то руке мерцает стальное лезвие или за спиной приближаются торопливые шаги. Это реальные страхи, настоящая опасность. Такой адреналин был полезен, он помогал выжить.
        Однако Кристина счастливо визжала, хватаясь за руку спутника, и это компенсировало киллеру все неудобства.

«Лунный город» предоставлял также ряд услуг, рассчитанных на совершеннолетнего клиента. Бары, клубы, рестораны для тех, кому в «Купели зла» было слишком скучно или, как правило, дорого. «Город» практически монополизировал индустрию стриптиза: на подмостках его заведений оголяли телеса представители практически всех разумных рас. Но последний бордель, насколько Сильвер знал, полиция прикрыла лет пять назад.
        Сильвера от всего этого воротило с души. «Лунный город» построили относительно недавно, к этому времени темный эльф окончательно потерял интерес к примитивным развлечениям. Все, что осталось, - секс, деньги, убийство. Жизнь исчерпала себя.
        Повелитель вовремя вспомнил про своего слугу. Еще бы чуть-чуть... Все, что нужно, чтобы получить желаемое, - это потерять надежду. Жестоко, но правда.
        Сильвер и сам не знал, нравилось ли ему новое состояние: теперь он вновь был уязвим.

«Кентавр» вынырнул из Старого Центра. Дальше простирались Руины - обгоревшие скелеты, сломанные зубы. Сорок километров черного могильника, опоясывающего Центр радиоактивным кольцом. Находиться в некоторых местах без защитного костюма было сродни самоубийству. Однако кто-то там жил. По городу бродили слухи о бандах мутантов, ночных налетах и жестоких убийствах.
        Сильвер вдавил педаль гада. Проспект, прямой и острый, разрезал Руины серой бритвой. У далекого горизонта сверкали радужные сполохи. К небу прерывистой линией тянулись высотные кварталы союзников. Грибы-паразиты. В шуме мотора, в эпицентре грохочущей музыки темному эльфу явственно послышалось, как стенает от боли земля.
        Сильвер выжал газ до предела.

«Кентавр» мчался по лезвию черным болидом.

«Лунный город» раскинул свои угодья на широком холме, в нескольких километрах от Старого Центра. Земля здесь стоила ровно столько, сколько покупатель был готов предложить. Союзники снесли все руины, чтобы построить парк развлечений на чьих-то могилах.
        Темный эльф переключил «Кентавра» на вторую передачу. Форсированный мотор взревел, но неумолимо тащил груду брони на вершину. Первой показалась желтая неоновая вывеска. Следом - ворота в мир развлечений.
        По обе стороны высокой металлической арки возвышались две неподвижные фигуры. Из провалов надвинутых капюшонов лился желтоватый свет, освещая выщербленные лунные лики с бездонными провалами глаз. Согласно лихо состряпанной сказочке, эти персонажи представляли собой загадочных Хранителей Врат. (Еще их можно было в изобилии встретить на футболках, значках и прочей продукции «Лунного города»). Таблички, висевшие на груди у каждого, гласили, что безбилетников рано или поздно ожидала жестокая расплата.
        Сильвер завернул к стоянке. Так и есть. Изрядное количество мест занимали огромные мотоциклы «Марли-Абрамсон», сверкавшие хромом и кожей. Ему повезло. Волки вполне могли укатить куда-нибудь за город на пикник. До полнолуния еще далеко, однако мало ли...
        Темный эльф вышел из машины, включил сигнализацию и направился к кассе. Табличка над ней гласила следующее: «Оставь здесь свои деньги, всяк сюда входящий». Сильвер усмехнулся, хотя видел ее не впервые. «Лунный город» в общем-то был довольно забавным местом, если особенно не зацикливаться на поиске адреналина.
        Острия металлической ограды, опоясывавшей парк, к примеру, «украшали» отрубленные головы. Дизайнер был на редкость политкорректен: головы троллей соседствовали с человеческими, гномьими и так далее. Меньше всех было эльфийских.
        Именно такие мелочи доставляли Сильверу чисто эстетическое удовольствие. Головы выглядели словно живые. Эльфы в агонии закатывали глаза, из распахнутых ртов висели желтые языки.
        Киллер приобрел в кассе билет, предъявил его на входе дюжим охранникам-гномам и прошел внутрь ограды. Оставалось найти «Волков Хаоса». Такая толпа экстравагантных личностей просто не могла пройти незаметно.
        Поправив кобуры, темный эльф двинулся в путь. За обычною посетителя ею вряд ли могут принять, но за сотрудника «Города» - вполне.
        Один из аттракционов предлагал экскурс в мрачное средневековье. «Взятие Кромблинга». Отряд Воронов Ада, темных эльфов, первым ворвался в осажденный город. Короткий фильм проецировался на настенные экраны. В зале тут и там появлялись голограммы и магические иллюзии, изображающие наиболее жуткие сцены резни. Посетители визжали, шарахаясь от окровавленных тел и обнаженной стали.
        Киберпространственные симуляторы не могли и близко дать подобного эффекта. Кристина, во всяком случае, досмотреть не смогла, а на выходе кое-кто так и норовил пройти прямо сквозь Сильвера. Голограммы не имеют массы, киллер же был ощутимо реален. Первый и единственный раз Сильвер веселился в «Городе» от души.
        Киллер шагал по дороге из желтого кирпича, рассекающей парк на две половины. В обе стороны ответвлялись тропинки всех цветов спектра, каждая к своему аттракциону. Указатели направляли особо одаренных. Посетителей ждали «Пещера скелетов», «Лагуна сирен», «Долина призраков» и прочие достопримечательности.
        Народ откровенно веселился. Смех, попкорн, газировка и глупые рожи. Все это действовало на нервы темному эльфу. Свет мощных фонарей уничтожал каждую тень, слепил глаза сквозь очки. Слишком много красок, безвкусицы и показухи, рассчитанной на малолетних придурков. Ночь, в которой просыпалось вековечное Зло, это действо напоминало меньше всего. Даже деревья и те упорно не желали расставаться с усталой листвой, превратившейся в желто-красные лохмотья.
        Сильвер шагал по проклятой земле. Посетители не обращали на него особого внимания, разве что какая-то старушка подивилась искусному гриму.
        Киллер миновал мрачный особняк, в многочисленных окнах которого то и дело вспыхивал зеленый свет, а из печной трубы появлялась голова скелета. Зазывала приглашал всех желающих внутрь, дабы «устрашиться буйству духов».
        Прежде Сильвер не обращал на это внимания. Прежде ему было безразлично. «Когда Повелитель вернется, - мелькнула злая колючая мысль, - его ожидает большой сюрприз».
        Никто уже не принимает силы Мрака всерьез.
        Больше того, самого Хозяина Ночи выставили на посмешище, демонстрируя взятие Черной Цитадели в одном из театрализованных шоу. В финале какой-то эльф пронзал тело Повелителя Зла бутафорским мечом. Ни один из протестов гражданских организаций не возымел успеха. Даже когда актеров поколотили в подворотне какие-то тролли, «Город» быстро замял это дело.
        Сильвер чувствовал, как накаляется внутренняя нить, поэтому постарался сосредоточиться на желтых кирпичах и лицах посетителей.
        Один из охранников увязался следом. Пусть его.

«Свора Хаоса» обнаружилась довольно скоро. Байкеры расселись на деревянных скамьях под открытым небом, без остановки прикладываясь к огромным кружкам. Разносчики, как заведенные, бегали туда-сюда от стойки к столам.
        Скрипящая кожа, протертые джинсы, побрякушки, пьяный смех. Ряды мотоциклистов перемежали несколько изящных женских фигурок. Полный набор для полноценного отдыха.
        Любители попкорна обходили точку стороной. Поблизости, во избежание возможных эксцессов, дежурили трое охранников, к которым присоединился сопровождающий Сильвера.
        Киллер остановился невдалеке, разглядывая мотоциклистов, отыскивая взглядом знакомые лица. Байкеры были полностью поглощены прелестными спутницами, закусками и пивом, не замечая ничего вокруг.
        Они всегда любили собираться в «Лунном городе», причисляя себя к силам Зла. Во время войны в Воинстве Тьмы действительно существовала специальная бригада, состоящая из одних лишь вервольфов. Байкеры же, по мнению Сильвера, были таким же искусственным, бесцветным Злом, как и весь этот парк дешевых развлечений.
        Как бы там ни было, в Торменторе «Свора» представляла реальную силу. Сильвер даже собирался нанять одного из них.
        Луна шла на убыль, а значит, представления сегодня не будет. Во время полнолуния
«Свора Хаоса» обычно убиралась из города, разбивала лагерь в каком-нибудь безлюдном лесу и давала волю ночным братьям.
        Ни один другой клуб не мог конкурировать с объединенной мощью «Своры». Несмотря на то что их было относительно мало - около трех десятков, - им всегда доставалось самое лучшее. Лет десять назад имел место один прецедент, когда за одну-единственную ночь сорок приезжих мотоциклистов были в буквальном смысле разорваны на части. Они совершили простительную, однако роковую ошибку: им не следовало приезжать в полнолуние. По различным причинам полиция так и не смогла связать концов.
        Членом «Своры Хаоса» мог стать только полноценный вервольф, а значит, только человек. Вервольфы презирали как гномов, так и троллей. Пару лет назад Сильверу пришлось доказать, что он достоин уважения.
        Большинство оборотней имело постоянную работу, а мотоциклы были дорогостоящим хобби. «Свора» прокручивала кое-какие дела, однако, насколько знал Сильвер, ничего грандиозного. Для того чтобы стать вервольфом, достаточно было одного укуса. Мотоциклисты решали этот вопрос за отдельную плату. Однако никто не мог стать членом клуба, если за него не проголосует большинство действительных членов.
        Сильвер едва было не удостоился этой чести.
        Майкл Логан, известный также под прозвищем Карнаж, обнаружил себя раскатом громового хохота. Обзор темному эльфу закрывали широкие спины, затянутые в черную кожу, однако он узнал этот смех.
        Карнаж, строго говоря, не являлся настоящим вервольфом, но его кандидатуру клуб поддержал единогласно. Кое-кого Карнаж запугал, кое-кого подкупил. Сильвер догадывался, зачем ему все понадобилось: агония одиночества. Он не смог найти собратьев среди людей, а потому пришел за этим к вервольфам.
        Не будучи особо состоятельным человеком, Логан каким-то образом ухитрился оплатить ритуал. Став обладателем звериных меток, он был способен превращаться в ночного брата по собственному желанию. Никто не мог противостоять ему в «Своре», и все, затаив дыхание, ожидали смены вожака.
        Именно поэтому киллер сомневался. Карнаж был неуправляем даже по меркам вервольфов.
        Впрочем, если он согласится, эльф устроит небольшую проверку. Если же проблемы возникнут в дальнейшем, Сильвер всегда сможет решить их так, как посоветовал Локхони. Даже за серебряной пулей бежать не придется - единственный минус звериных меток.
        От скопища пирующих отделилась высокая фигура. Пошатываясь, ликантроп достал что-то из кармана и поднес к лицу. Через несколько секунд в кармане у Сильвера зазвонил телефон. Эльф ответил, делая первый шаг к звонившему.
        - Слушаю.
        - Алло, кто это? - послышалось в динамике. - Дружище, зачем ты звонил?
        - По делу. Это Сильвер. Нужно встретиться.
        - Силь... Конечно, старик, в любое время.
        Сильвер отключил телефон. Выйдя из тени, он оказался перед вожаком «Своры Хаоса». Джек инстинктивно отпрянул, затем поглядел на телефон, зажатый в руке.
        - А ты оперативно работаешь, старик, - восхищенно пробормотал вервольф. - Как, черт побери, тебе это удалось?
        - Не люблю опаздывать. - Сильвер смерил вожака взглядом. - Тебе не стоит сегодня садиться за руль.
        - Ерунда. - Оборотень отмахнулся. - Веселье только начинается.
        Байкеры, заметив Сильвера, приветственно замахали руками. Кто-то громко приглашал к столу. Охранники заволновались.
        - Джек, мне нужна помощь.
        - Ты ее получишь. «Свора» никогда не забывает старых друзей. - Оборотень, казалось, трезвел на глазах.
        - Мне нужен один из твоих людей.
        - Кто же? Называй любого.
        - Карнаж.
        Джек поперхнулся, затем рассмеялся.
        - Что ж, - наконец выговорил он, - если он тебе нужен...
        - Он должен сам согласиться, иначе ничего не получится. Ты должен всего-навсего отпустить его на некоторое время.
        - А, это... - Вожак приосанился. - Конечно, старик, я его отпущу. Не понимаю, зачем он тебе?..
        - Есть одно дельце. Можно с ним поговорить?
        - Да вот он сидит. - Джек махнул рукой. - Знаешь, старик, ты никогда не был особо разговорчив. И за это мы все тебе благодарны.
        Темный эльф сразу же понял, что Джек имел в виду. О той услуге, которую Сильвер оказал «Своре» несколько лет назад, не знал даже Локхони.
        - Хорошо. - Киллер кивнул. - Позови его, будь добр.
        - Конечно.
        Джек развернулся было, затем вспомнил про телефон.
        У кого-то за столом громко запиликала слащавая мелодия. Сильвер поморщился. Он всегда пользовался ненавязчивым «ring-ring».
        - Карнаж, - сказал Джек в трубку, - греби сюда.
        Вервольф поднялся из-за стола. Молодая девушка с ярким макияжем попыталась было увязаться следом.
        Майкл Логан уверенно шагал на твердых ногах, не выказывая ни малейшего признака опьянения. Мужчина человеческой расы, лет двадцати семи - тридцати. В каждом движении сквозила грация зверя и едва сдерживаемая мощь. Широкие плечи натягивали куртку-косуху, под футболкой играли мыщцы - никто из вервольфов не был хлюпиком, часть силы ночного брата передавалась и дневной половине, - но Майкл был одарен от природы.
        Карнаж остановился на расстоянии метра. Сильвер снял очки и вгляделся в лицо, которое он видел лишь издалека, да и то - из салона «Кентавра».
        Вервольф занялся тем же.
        Широкие скулы, нос, ломавшийся неоднократно, жесткая линия рта, выдающиеся надбровные дуги и мохнатые брови, под которыми сверкали два холодных опала. Все это обрамляли волнистые темно-русые волосы. Даже в своем человеческом облике Карнаж походил на волка. Матерого, - как показалось темному эльфу, - но все еще немного щенка.
        - Сильвер. - Джек отступил в сторону. - Это Карнаж.
        - Рад познакомиться, - Майкл схватил протянутую руку. Твердость тонкой ладони вызвала легкое недоумение. - Много слышал о вас.
        Голос вервольфа был низким, немного хрипловатым, однако показался Сильверу довольно приятным (по человеческим меркам, конечно).
        - Взаимно.
        Карнаж отпустил руку киллера и отступил на шаг. Он был выше эльфа почти на полголовы и гораздо шире в плечах, однако Сильвер без труда чувствовал исходящие от Майкла флюиды восхищения.
        Взгляды скрестились. Карнаж пытливо шарил по верхам, однако не мог заглянуть в глубину. Прозрачные серые грани против обсидиановых осколков, отражающих свет.
        Это продолжалось около минуты, затем Майкл, смутившись, отвел взгляд. Сильвер не мог его упрекнуть - еще никому не удавалось переиграть темного эльфа в гляделки. Но за эту минуту киллер смог узнать о вервольфе гораздо больше, чем дала бы любая задушевная беседа.
        - Нужно поговорить, - сказал Сильвер. - Можешь оказать мне такую услугу?
        Вервольф кивнул и повернулся к шумному застолью.
        Сильвер заметил, что девица с ярким макияжем не сводит с них глаз.
        - Нет. Здесь слишком шумно.
        - Что ж, хорошо. - Карнаж огляделся. - Можем приземлиться вон там.
        Сильвер не повернул головы. Проходя мимо, он заметил занюханную пивнушку, располагавшуюся через дорогу.
        - Отлично. Там есть стулья и стены, а это все, что нам нужно.
        - Тогда идем.
        - А как же она? - Сильвер кивнул в сторону девицы. - Твоя подруга?
        - А, - Карнаж скривился, - подождет. Мне надоела ее болтовня.
        Сильвер кивнул.
        - Извини нас, Джек. Мы присоединимся к вам позже.
        - Конечно, старик. - Вожак хохотнул.
        Оборотень и темный эльф в молчании пересекли дорогу из желтого кирпича, чтобы сойти на светло-зеленую.
        Таверна называлась «Бешеный пес». Войдя внутрь, они уселись друг против друга за столик в дальнем углу. Обстановка была пошло сработана под старину: дизайнер явно решил облапошить доверчивых хозяев. Повсюду висели куски искусственного медвежьего меха, бутафорские мечи, сабли и секиры.
        Над головой Карнажа был пришпилен треугольный щит, с которого злобно таращил буркала клыкастый череп. Заметив это, Сильвер пригляделся повнимательнее. На них взирало не что иное, как герб роты некромантов, входившей в состав Второго Батальона - того самого, который захватил Валлогрию, прокравшись в глубокий тыл, а после вынудил эльфов сражаться с их же мертвецами.
        Неведомый дизайнер оказался еще и знатоком новой истории.
        Сильвер счел это хорошим знаком.
        Официантка получила заказ на две бутылки светлого пива. Подождав, пока она вернется, темный эльф огляделся. Пивнушка была заполнена наполовину, причем эта половина размешалась с другой стороны заведения. Не обнаружив ничего необычного, Сильвер достал из кармана маленькую коробочку, выдвинул из нее антенну и принялся быстро водить над столом, стенами и полом. Карнаж с интересом наблюдал за его манипуляциями.
        - Жучки, - пояснил киллер. - Как говорит один мой знакомый - сунешься в тарелку, а и там чье-то ухо. Сильвер спрятал приборчик в карман. - Похоже, все чисто. Но от проводов не застрахован никто.
        Карнаж нахмурился:
        - Никто не мог знать, что мы здесь встретимся.
        - Никогда не вредно подстраховаться.
        - Наверное, - не стал спорить вервольф. - Мне кажется, я знаю, о ком ты говорил. Ну, про тарелку.
        - Вот как? О ком же?
        - О вашем... твоем нанимателе. Здоровенном тролле, владельце «Купели».
        - Неплохая интуиция. - Киллер усмехнулся. - Просто волчья, можно сказать.
        - Догадаться было нетрудно. Это он тебя послал? От Сильвера не ускользнуло, как Карнаж напрягся изнутри, сжавшись в тугой мохнатый клубок. Киллер покачал головой:
        - Во-первых, он меня не посылал. Я решаю для него кое-какие проблемы, это правда. Но я не мальчик на побегушках. - Эльф приложился к пиву. Карнаж машинально повторил его движение. - Во-вторых, если бы ты понадобился Локхони, он прислал бы за тобой своих тупых бугаев.
        Сильвер подождал, пока Карнаж прокрутит сказанное в голове.
        - Знаю, о чем ты думаешь, - продолжил киллер. - Поверь, в этом случае я не стал бы искать тебя здесь. Не обижайся, но до уровня моих нанимателей ты еще не дорос.
        - Логично. - Карнаж кивнул. - Тогда зачем?..
        - Теперь, Майкл, мы перейдем непосредственно к делу. - Сильвер выпрямился, подчеркивая торжественность момента. - Видишь ли, мне нужна твоя помощь. Я...
        - Моя?! - Вервольф фыркнул. - Лучшему киллеру города?! Бред.
        - Я горжусь своей репутацией, но даже самый быстрый ганслингер не может находиться в нескольких местах одновременно.
        - Я не убиваю по заказу.
        - Возможно. Мы займемся другим.
        Сильвер говорил, удивляясь иронии Судьбы. Всего пару часов назад эльф сам выслушивал подобные речи. Вот только вопрос стоял по-другому.
        Сильвер знал, что убивает быстрее всех в Торменторе. Но Карнаж в своей стае был вторым номером. Будь он уверен в себе на все сто, вожак бесследно исчез бы давным-давно.
        Темный эльф понимал, что потаенные слабости вервольфа ему только на руку. При должной сноровке он без труда сможет управлять этим увальнем. Сильвер убеждался в этом с каждой секундой.
        - Чем, например? - Карнаж подозрительно прищурился. - Прошу учесть, у меня постоянный заработок. К чему мне понапрасну рисковать собственной шкурой?
        - Никто не говорит, что мы рискнем понапрасну. Ты меня просто не знаешь. - Сильвер усмехнулся. - Или не веришь тому, что когда-либо слышал.
        - Всему верят только дураки.
        - Верно, - кивнул киллер. - Как бы там ни было, риск оправдан. Мне необходимо увидеть тебя в деле, прежде чем речь зайдет о чем-либо конкретном.
        - О чем, например?
        - Я же сказал - прежде чем.
        - Понятно. Меня не интересует работа на Локхони.
        - По-моему, я дал понять, что он здесь ни при чем.
        - Тогда кому я понадобился?
        - Вижу, - усмехнулся Сильвер, - ты вообще не любишь на кого-либо работать.
        - Я - волк. - Карнаж смахнул со лба темно-русую прядь. - Свобода мне нужна как воздух.
        - Свободы не существует, - заметил киллер. - Это просто абстракция.
        - Тогда мне нужно ее жалкое подобие.
        Темный эльф глотнул пива. Высокий бокал приятно холодил ладонь.
        - А еще тебе нужны деньги, - сказал он наконец. - И это уже не свобода.
        - Мне нужны не только они.
        - С такими деньгами, что мы заработаем, ты будешь свободен до конца своих дней. Положишь их в банк и сможешь жить на проценты. Больше не придется чинить мотоциклы.
        - А еще я не играю в лотереи.
        - Ты мне не веришь?
        Сильвер чувствовал азарт. При ближайшем рассмотрении Карнаж оказался довольно крепким орешком. Оборотень скорчил гримасу:
        - Почему же? Звучит бесподобно. А если принюхаться, блевать так и тянет. Дармовой закуски не бывает.
        - Я не добрый волшебник, - усмехнулся Сильвер. - Лотерейными билетами также не торгую.
        - Значит, - помолчав, сказал Карнаж, - дельце предстоит еще то.
        - Не стану спорить, я и сам сомневался.
        - Это опасно?
        - Конечно. - Киллер кивнул. - Тебя запросто могут прихлопнуть. - А что делать-то нужно?
        Сильвер чувствовал, как Карнаж трепыхался на крючке. Глаза оборотня горели, голова склонилась над бокалом, чтобы слышать каждое слово.
        Эльф дал ему две вещи, ради которых стоило рискнуть: куча денег, а также осознание собственной значимости.
        Немного позже Карнаж осознает, что именно случилось этим вечером. Мог ли он представить, что однажды к нему придет лучшгй ганслингер Торментора, суля баснословное вознаграждение за какое-то таинственное и грандиозное дело?..
        Сильвер сомневался.
        - Сперва пройди испытание. Карнаж разочарованно хмыкнул:
        - Я не уверен, что хочу его проходить. Ты так и не сказал, на кого придется работать.
        - Наверное, на саму Империю.
        - На союзников, что ли? - Вервольф недоуменно нахмурился. - Не ожидал.
        - Этого не хватало!... - Киллер хмыкнут. - На НАШУ Империю.
        - Скажи еще, во имя Повелителя!
        Сильвер молчал. Карнаж зуб за зубом стер с лица ухмылку.
        - Ладно, прости. Что за испытание?
        - Ничего особенного. Нужно вызволить одного парня из одного неприятного места. Обернемся за пару минут.
        - Сколько?

«Вот оно!» - подумал Сильвер, словно в голове что-то щелкнуло.
        - Три куска. За испытание, конечно. В случае, если провалишь, не получишь ничего. Но если выдержишь, речь пойдет о деньгах совсем иного масштаба.
        - А точнее?
        - Сто кусков, - не колеблясь, ответил темный эльф. - Деньги не мои, так что не пытайся торговаться.
        - Эльфийских?
        - Разумеется.
        - Нужно подумать. - Карнаж почесал подбородок.
        - Думай. Такие деньги на дороге не валяются.
        - Это опасная дорога.
        - Жизнь вообще опасная штука. Кто смел, то и съел.
        Карнаж уперся взглядом в столешницу. Череп скалился над его головой, предвещая Сильверу удачу.
        Темный эльф смотрел на вервольфа, допивая пиво. Вот он сидит напротив, такой большой и сильный. У него даже есть звериные метки, большой мотоцикл и агрессивный прикид. Но настал момент истины: никогда еще в своей жизни Майкл Логан так не сомневался в себе.
        - Ты рисковал сильнее, - заметил Сильвер, - когда решил обзавестись звериными метками. Карнаж поднял голову.
        - Да, верно. Но тогда у меня просто не было выбора.
        - С тех пор что-то изменилось?
        - Да, конечно. Наверное.
        - Ну, если ты так говоришь... - Сильвер поправил галстук, будто собираясь встать. - Второго такого шанса не будет. Подумай, что тебя ждет. Грязный, тесный
«Старый город». Союзники никогда не примут человека-волка, если у него плоский кошелек. Ты так и будешь до конца своей жизни тусоваться с этими придурками. - Эльф кивнул в сторону окна, за которым пировала «Свора Хаоса».
        Карнаж бросил взгляд за окно, затем вновь вперился в столешницу. Пальцы больших рук сжались в кулаки. Воздух дрожал натянутой струной.
        - Я тебе позвоню.
        - Ты позвонишь?.. - Сильвер поднял бровь.
        - Я... Нет. Я согласен. Да, черт побери. Согласен.
        Карнаж поднял голову. В глазах горела решимость тысячи грешников, роющих подкоп из Преисподней. Сильвер вздрогнул, впервые почувствовав в этом человеке звериную мощь.
        - Вот и отлично. Ты сделал правильный выбор.
        Карнаж кивнул.
        Сильвер записал продиктованный номер.
        - С завтрашнего дня жди звонка в любой момент. Если будут приставать, скажи, что Сильвер решил купить мотоцикл. Как только позвоню, сразу же мчись в указанное место. Это не шутки, Майкл.
        Карнаж кивнул.
        - Я понял. - Он поднялся из-за стола.
        - Что ты сегодня будешь делать?
        - Возможно, напьюсь.
        - Только не слишком увлекайся. - Сильвер пожал руку вервольфа. - До скорого.
        Темный эльф наблюдал через окно, как вервольф, ни разу не обернувшись, вернулся к друзьям. Пусть его. В любом случае ничего путного рассказать им он не сможет.
        Сильвер был доволен исходом переговоров. Как могли бы объявить в ночных новостях: «Темный эльф и оборотень достигли договоренности касательно сотрудничества в намечающейся акции».
        Подумав так, киллер на секунду испугался. Против них - вся мощь созданий Света. Все спецслужбы, армии, магия и денежные средства. Но их много, они спокойны и рассредоточены. Примерно как биллионы органических клеток, среди которых затесался один-единственный вирус.
        Первый шаг сделан.
        Киллер встал из-за стола, расплатился по счету и вышел из бара. Ночной воздух ворвался в легкие прохладной волной, преобразуясь на выдохе в тысячи крохотных капель. Эльф расправил плечи и тронулся в обратный путь.
        Вервольфы шумно пировали под яркими голограммами, заслонявшими звезды.
        Сильвер вернулся домой, положил контракт в сейф и лег спать.
        На автоответчике осталось немало сообщений.

* * *
        Локхони позвонил слишком рано. Сильвера разбудил приятный женский голос, предлагающий оставить сообщение. Затем прогремел рокочущий бас тролля:
        - Сильвер, подойди к телефону! Это срочно, ты слышишь? Сильвер... Ладно, перезвоню на мобильник.
        Темный эльф снял трубку:
        - Слушаю.
        - О, ты дома?! Отлично. Я думал, ты вновь сменил номер. Помнишь, в прошлый раз ответила какая-то маразматичка...
        Сильвер прекрасно помнил. Тролль обижался, но киллер не придавал этому значения. Собственная безопасность дороже.
        - Вы сказали, это срочно, - напомнил Сильвер.
        - Конечно. Насчет знакомых людей в том заведении... Ну ты понимаешь.
        - Конечно.
        - Мы только что потолковали. Давай ко мне.
        - Когда?
        - Чем раньше, тем лучше. Жду в кабинете.
        Сильвер положил трубку. Перевернулся на спину, поглядел в потолок.
        Сталактиты безразлично освещали пещеру, в которой никогда не было никого, кроме него самого (рабочие и декораторы никогда не видели его в лицо, хотя и получали за конфиденциальность отдельную плату).
        Красиво, безопасно и пусто. Часы утверждали, что время внешнего мира насчитывало уже 10.07. Чертовски рано для темного эльфа.
        Сильвер встал с кровати, сделал зарядку и принял душ. Есть не хотелось.
        Он оделся и вышел в гараж, сообщавшийся с квартирой. «Кентавр» взревел, почуяв хозяина, затем легко преодолел крутой подъем к поверхности. Внешние ворота открылись, повинуясь электронному импульсу. Внутрь хлынул дневной свет.
        Сильвер, поморщившись, направил машину в уличное русло. Он не слишком часто бывал в Торменторе в это время суток. Люди, создания Света, создания Тьмы шли на работу, возвращались домой, выгуливали собак или шли за покупками. Кго-то тупо гулял. Совершенно бесполезно высматривать среди них соглядатаев. Всем, кто жаждал этого знания, было известно о местожительстве легендарного киллера. Пусть их. Темный эльф знал, что сможет уйти от любой слежки, когда придет время.
        При свете солнца «Купель зла» выглядела далеко не так эффектно. Неоновые трубки свисали с вывески тусклыми нитями, иллюзии и голограммы давно потухли, а ночные бабочки просыпались в чьих-то постелях. Даже охрана попряталась в тень.
        Сильвер скользнул внутрь. Огры у кабинета расселись на стульях, но при его появлении неохотно поднялись.
        Локхони сгорбился над портативным компьютером - далеко не самая миниатюрная модель, однако в лапах огромного тролля она казалась игрушкой.
        - А, Сильвер. Проходи, садись. - Гангстер опустил голову и вновь сосредоточился на производственном процессе.
        Полированные когти клацали по клавишам, пока тролль печатал некий текст: мучительно медленно, отыскивая взглядом каждую букву. Клац, клац, клац. Темный эльф тем временем уселся в знакомое кресло. Распечатка в деревянной рамке вновь привлекла его внимание.
        Снимок был сделан неким оператором: момент распада чьего-то массива. Синий лед дал трещину, мегабайты информации изливались наружу бурлящим потоком. Защита, нужно полагать, подверглась необратимым деформациям.
        Снимок появился на стене четыре месяца назад. Сильвер видел его не раз, однако именно сейчас заметил нечто новое. Что-то в голове тихо щелкнуло, и по ступенчатой передаче мелькнула юркая мысль. Темный эльф понял, что, если не получит от Локхони верный ответ, в этой комнате появится свеженький труп.
        Киллер перевел взгляд на компьютер. К мобильнику протянулся тонкий провод; диоды встроенного модема хитро мигали. Комп был явно устаревший, без встроенного голопроектора, но пригодный для домашнего пользования. Обычно Локхони прятал его в ящике стола.
        Не прошло и пяти минут, как тролль закрыл жидкокристаллический экран. Он всегда умел выдержать паузу. «Весь этот цирк, - считал Сильвер, - затевался с единственной целью - показать, кто здесь главный».
        Гангстер положил лапы на стол и сплел длинные пальцы.
        - Теперь, Сильвер, - сказал он, - слушай внимательно. Хакера нужно освободить сегодня.
        - С чего такая срочность? - спросил Сильвер с ленцой.
        - С того, что взяли его за хранение наркотиков, а судить будут за взлом массивов, вот что! - Тролль говорил, выплевывая слова между клыков. - Скорее всего, центральной налоговой. Его раскололи еще в изоляторе. Ты знаешь, тамошние специалисты и мертвому язык развяжут.
        - Не знаю. Некромантов там вроде бы нет.
        - Давай без шуток, - отмахнулся Локхони. - Он подписал чистосердечное. Просто взял и подписал, сукин сын!...
        - Что это меняет?
        - Процесс затянется надолго, - пояснил гангстер. - Все это время он будет сидеть в казематах Дворца Правосудия. У нас судят в том районе, где совершалось преступление. А суд Старого Центра - настоящая крепость. Выцарапать его оттуда будет чрезвычайно сложно.
        - Почему же? Если припечет...
        - Не понимаю, Сильвер, в чем дело? - Тролль воззрился на темного эльфа, но тут же поправился: - Ты, конечно, можешь попытаться, но не годится начинать с этого серьезное дело.
        - Когда его будут перевозить?
        - В три пополудни.
        - Времени навалом, - усмехнулся Сильвер. - Вы могли дать мне поспать.
        - Извини, не рассчитал. - Тролль задумчиво барабанил когтями по столу. - С одной стороны, нам повезло, с другой - маловато времени на подготовку.
        Киллер усмехнулся.
        Он почти уверился в том, что тролль задался целью сжить его со свету. Если это и впрямь окажется так, стало быть, Локхони необратимо повредился в уме. Во всяком случае, все подозрения подлежали проверке.
        - Нам повезло.
        - Тогда слушай. Перевозить его будут в желтом грузовике с надписями «Служба электрификации» по бортам. Кроме хакера на суд повезут еще троих обвиняемых. Как ты помнишь, нашего зовут Мэтью Робинс. Или Вертекс. - Гангстер передал Сильверу фотографию. С нее на киллера уставились тусклые глаза с худого небритого лица. - Конвоиров шестеро - двое в кабине, считая водителя, четверо в кузове. Грузовик бронирован наподобие инкассаторских, так что голыми руками не взять. Государственный номер - е45759 ТОР. От изолятора поедут по Проспекту, свернут на Площадь Восстания, а затем по Набережной напрямик к суду. - Тролль кивнул на ноутбук. - Узнал это буквально только что. Жаль, ты не любишь компьютеры. Очень удобно.
        - Мне необходимо глядеть собеседнику в глаза, - проговорил Сильвер. - Господин Локхони, у меня вопрос.
        - Слушаю.
        - У вас есть свои операторы, - сказал киллер, не поворачивая головы. - Снимок на стене содержит уликовый момент. Ни один профессионал не станет разбрасываться такими уликами.
        - Верно, - признал Локхони. - И в чем же вопрос?
        - Почему вы не предложили мне своих специалистов? Тролль медленно сложил руки на широкой груди.
        - Думаешь, тебе подсовывают залежалый товар?
        - Это не похоже на ответ.
        - На меня действительно работают двое. - Тролль усмехнулся и покачал головой. - Обеспечивают конфиденциальность переписки, только и всего. Но они в подметки не годятся тому, кто тебе нужен.
        - Не знал, что у вас в кибере появились свои интересы.
        - Какие там интересы... - Тролль кивнул на снимок. - Маленькая месть, не более того. Ерунда.
        - Откуда вы вообще узнали про Вортекса?
        - Нас собирались свести, но его сцапали.
        - Мне придется его испытать. Желательно, на вашем массиве.
        Тролль слегка побледнел:
        - Но...
        - Не волнуйтесь, мы не станем особо бедокурить.
        - Ты не доверяешь мне? - Гангстер взглянул исподлобья.
        - Если хотите, я не доверяю никому. - Киллер холодно улыбнулся. - До тех пор, пока не найдется первая кристаллосхема, ваша история останется для меня красивой сказкой. Но если на пути возникнут неожиданные препятствия, - продолжил он, - я непременно узнаю, кто за этим стоит. А потом этот глупец горько раскается в том, что не умеет шутить.
        Темный эльф поглядел в глаза гангстера, но почему-то не смог разглядеть там испуга. Это ни о чем не говорило, однако немного озадачивало.
        - В таком случае, Сильвер, - тролль беспечно усмехнулся, - бояться мне нечего. Если полковник провел нас обоих, я соболезную его вдове.
        Киллер осклабился в ответ, думая о своем.
        - Тебе нужна помощь? - спросил Локхони. - Могу дать ребят. Можно, в конце концов, подключить нашего гоблина.
        - Тайная полиция нам ни к чему. Думаю, хватит Карнажа.
        - Выходит, он согласился?
        - Ага, - Сильвер кивнул. - Его также нужно проверить.
        - Ну как знаешь. Но шестеро охранников - это не шутки.
        - Никто и не собирается с ними шутить. Бывшие подельники не захотели отдавать корешей под суд. Их ведь четверо, верно?
        - Верно. - Локхони кивнул. - Ну удачи тебе.
        Они пожали руки.
        Расправив плечи, Сильвер быстрым шагом направился по коридору. Времени оставалось отнюдь не много. Многое зависело от того, до какого состояния Карнаж успел напиться прошлой ночью. Узнавать его адрес, а затем ехать к вервольфу и приводить его в чувство Сильвер уже не успевал.
        Возможно, Локхони говорил правду. Во всяком случае, ту, которая была ему известна. Возможно, он действительно поверил полковнику.
        Действительно, самой большой проблемой могло оказаться то, что кристаллосхемы и впрямь существуют, а Повелитель по-прежнему жив (настолько, насколько это для него возможно).
        Как бы там ни было, эльф понимал, что находится под колпаком у гангстера и полковника тайной полиции. Что, если они объединились против него?..
        Сильвер прожил сто четыре года исключительно благодаря тому, что привык глядеть в оба. Следовало серьезно рассмотреть целесообразность ликвидации Локхони.
        Усевшись в машину, киллер достал телефон.
        Оборотень ответил после второго набора, где-то на десятом гудке.
        - Говорите, - промямлил сонный голос.
        - Это я.
        - Кто - я? - вяло поинтересовался Карнаж.
        - Ты вчера со мной виделся, - напомнил киллер. - И если ухитрился нажраться в дрова, я приду и грохну тебя. Усек?
        Тон вервольфа моментально изменился, улучшилась дикция и даже модальность:
        - Да, я вспомнил. Просто лег поздно, вот и все.
        - Я сейчас не в духе кого-либо раскачивать, - признался Сильвер. - Собирайся и выезжай, встречаемся в два пополудни. Перекресток Проспекта и Каменной. Как понял?
        - В два пополудни на углу, - повторил Карнаж. - Легко.
        - Добирайся общественным транспортом, не вздумай садится на байк.
        - Да, но...
        - Тогда все, пока.
        Выжав газ, киллер рванул к дому За тонированными стеклами пылал дурацкий солнечный день, от которого не спасали даже очки. Но под сводами черепной коробки нависали грозовые тучи. Белыми кинжалами мелькали острые молнии, готовые прорвать вязкие коконы.
        Эта история нравилась эльфу все меньше и меньше. Дело было даже не в том, что вновь нельзя было никому доверять. Сильвер привык работать один, а тут ни с того ни с сего приходилось полагаться на взбалмошного вервольфа. Пусть это даже проверка: захват грузовика с подсудимыми требовал профессионального подхода. Это раздражало само по себе, поскольку прежде эльф не грабил фургоны. Вряд ли также этим приходилось заниматься Карнажу.
        А что, если в подчинении у Сильвера, как и планировалось, окажется целая команда?!
        Темный эльф только челюсти стиснул.
        Не нужно ему все это.
        Затем он подумал о том, что придется покинуть Торментор. Эльф не любил бывать даже в кварталах союзников, не говоря уже о внешнем мире. Что ждет его там?..
        Монастырь полудиких адептов странного учения, приютивший террориста; остров некромантов, где предстояло отыскать колдуна... А дальше - как карты лягут. Захват грузовика неожиданно показался меньшим из всех возможных зол.
        Темный эльф усмехнулся.
        Изменить-то ничего нельзя. Так уж случилось, что полковник тайной полиции обратился за помощью к воротиле теневой экономики. Так уж случилось, что Локхони вспомнил о нем, Сильвере. Стало быть, это Судьба.
        На душе темного эльфа, раздираемой тревогой и дикими страстями, посреди тьмы и яростных молний неожиданно образовался островок спокойствия. Оказавшись там, Сильвер понял, что отныне его жизнь никогда не станет прежней. Больше не будет тупой безысходности. Он пройдет по этому нуги до конца, куда бы тот его ни привел - к яростной победе или в сырую могилу.
        Угрюмая решимость вливалась в жилы; в сердце вовсю разгорался черный огонь.
        Сильвер поставил «Кентавра» в гараж и перво-наперво направился в оружейную, замаскированную под шкаф с инструментами. Для предстоящего мероприятия, как ему показалось, больше всего подходил десятизарядный дробовик, а также автомат
«Кобра-7» без приклада.
        Помимо оружия в тайнике хранились приспособления, без которых не мог обойтись профессиональный преступник. Выбрав парочку, эльф сложил все в рюкзак и прошел в гардеробную. Костюм сменили спортивная куртка и черные джинсы, остроносые туфли
        - кроссовки.
        Оставив рюкзак у двери, эльф решил подкрепиться.
        Чай и овсяные хлопья. «Завтрак киллера. Начни свой день».
        Сильвер никогда не брал на дело «Кентавра». Вместо этого он поднимался на поверхность и какое-то время бродил по улицам, высматривая соглядатаев. Вполне возможно, за ним продолжала следить даже тайная полиция, так как полковник не мог просто взять и снять наблюдение. Как бы там ни было, неоднократно проверившись, эльф не обнаружил слежки и только после этого направился в агентство по прокату автомобилей.
        Едва завидев его, девушка за стойкой нацепила на личико дежурную улыбку. Если до нее и дошло, что смуглокожий господин - не просто загорелый красавчик, держалась она весьма уверенно.
        Сильвер уже давно заметил, что днем, при свете солнца, его внешность не вызывала у окружающих легкого ступора, как происходило ночью, при свете луны, голограмм и неона. Скорее всего, дело было в очках. Днем темный эльф их практически не снимал, ночью же это бросалось в глаза.
        Других посетителей в салоне не было, так что девица обрушилась на Сильвера со всей нерастраченной энергией. Эльф, едва сдерживаясь, остановил выбор на скромном «Уибик-седане», упорно не поддаваясь на уговоры арендовать нечто «более приличествующее». Еще больше Сильвер огорошил девушку, когда заявил, что забыл документы дома, в далеком человеческом секторе. Крупной денежной суммы, у него, понятное дело, с собой также нет. Так что придется удовольствоваться
«ограничителем».
        Девица надула губки.
        Сильвер расплатился за сутки вперед, взял ключи и вышел во двор. «Уибик» примостился в углу рядом с другими автомобилями, снабженными автоматическими детекторами маршрута - так называемыми «ограничителями». Как утверждала цветная бумажка, приклеенная на приборную доску и начинавшаяся словами «Граждане воры... , взломать такой прибор невозможно. Но если незадачливый угонщик пытался выехать за пределы города или же пользовался машиной сверх оплаченного времени, детектор сигнализировал в контору о своем местонахождении.
        Киллер выехал из гаража и вновь принялся кружить по тесным улочкам Центра. Заехав в безлюдную подворотню, Сильвер достал из рюкзака номерные знаки. Подключил к датчикам два проводка и набрал на клавиатуре последовательность цифр, соответствовавшую фальшивым номерам.
        Выехав из подворотни, Сильвер отправился к условленному месту. Карнаж стоял на углу, бросаясь в глаза, словно черное одинокое дерево. Эльф возблагодарил богов, что вервольф додумался оставить дома хотя бы кожаную куртку (видимо, она шла в комплекте с мотоциклом).
        Сильвер притормозил и открыл пассажирскую дверь. Карнаж нагнулся, прищурившись, затем полез внутрь. Огромный. Голова оборотня уперлась в низкий потолок
«Уибика».
        - Отличная машина, Си...
        - Не произноси имен.
        - Ладно, - вервольф недоуменно улыбнулся, - как скажешь. И все-таки отличная машина.
        Выжав сцепление, эльф переключил передачу. «Уибик» развернулся и поехал по Набережной, представлявшей довольно жалкое зрелище. Высокие перила по левую руку ограждали редких прохожих от ядовитых вод. Река лениво ползла по гниющему дну, усеянному металлоломом и пластиковым мусором. На каждом фонарном столбе были пришпилены угловатые символы радиоактивности.
        Серый «Уибик-седан» принялся кружить вокруг нескольких кварталов, взламывая лобовым стеклом не по-осеннему солнечный день. Сильвер внимательно глядел в зеркала, присматривался к безразличным маскам, наброшенным на лица прохожих.
        Создания Света, Создания Тьмы.
        Темный эльф чувствовал, как гудит в позвоночном столбе Предназначение. Он глядел по сторонам, понимая, что может никогда уже не увидеть этих древних стен. Чем бы ни обернулся его поход, скоро здесь все кардинально изменится. К лучшему ли, худшему - Сильвер не знал.
        В четырнадцать тридцать эльф припарковал машину у тротуара и развернулся к вервольфу. Все это время Карнаж с интересом, но совершенно бесцельно глазел в окно. Сильвер не мог поверить, что собирается на дело с дилетантом.
        - Теперь слушай внимательно, - сказал он. - Нам предстоит остановить грузовик, который перевозит подсудимых из следственного изолятора во Дворец Правосудия. Внутри него будет находиться твой соплеменник, которого следует отбить у легавых. Занимался когда-нибудь подобным? Карнаж покачал головой.
        - Это поправимо, - усмехнулся Сильвер. - Нам известен маршрут, известны приметы: желтый грузовик Службы электрификации. Позиции займем через квартал. Я стану на одной стороне, ты на другой. Требуется всего-навсего остановить грузовик, но сделать это так, чтобы охрана - шесть человек - сама повылезала наружу. В противном случае мы будем их еще долго выкуривать. Понятно?
        - Ага, - кивнул вервольф. - Как же это сделать?
        - Очень просто - спустить пару покрышек. Это сделаю я, только у меня есть глушитель. К тому же будет странно, если покрышки лопнут сразу по обоим бортам. Вначале конвоиры станут оглядываться, затем полезут наружу. А вот фото нашего парня.
        Вервольф взял кусочек пластика, затем около минуты переваривал услышанное.
        - Не знаю, - с сомнением протянул он. - Они могут вообще не вылезать. По-моему, у них такая инструкция.
        - Когда в последний раз кто-то нападал на транспорт СИЗО?
        - Не помню.
        - Я тоже. Вместо того чтобы сидеть в кабине и трястись от страха, они решат немедленно разобраться с проблемой. Так уж люди устроены.
        - А если все-таки нет? - не уступал Карнаж.
        - Если же нет, - вздохнул Сильвер, - будем блефовать и торговаться. Скажем, например, что взорвем грузовик.
        - Ты взял взрывчатку?
        - Нет. Но они-то этого не знают.
        Карнаж с сомнением покачал головой.
        Сильвер нахмурился. Он не привык, чтобы его планы обсуждались. Похоже, наглый вервольф просто не понимает, с кем имеет дело.
        - У тебя есть предложения? Я весь внимание.
        - Ну, не знаю... - Карнаж почесал за ухом. - То, что ты предлагаешь, не очень-то похоже на фильмы из ящика. Там фургон инкассаторов зажимает парочка грузовиков, затем шустрые ребята взрывают дверь и выносят мешки.
        Киллер заинтересованно ждал продолжения.
        - Что, это все?
        Оборотень мотнул головой.
        - Тогда слушай, - вздохнул Сильвер. - Это только в фильмах грузовики появляются сами собой, а затем исчезают по мановению руки. Отследить такой транспорт проще пареной репы. На этой развалюхе стоит «ограничитель», так что документов моих никто не видел.
        Карнаж уставился на приборную панель с наклейкой.
        - Но они будут знать наш маршрут!
        - Сомневаюсь. Если они следили поначалу, теперь у них наверняка рябит в глазах. Кроме того, мы стоим за квартал от места будущего происшествия.
        Оборотень улыбнулся и покачал головой:
        - Когда мне превращаться?
        - Только не сегодня. Таких, как ты, в Торменторе немного.
        - По-моему, - напомнил Карнаж, - кто-то хотел меня проверить.
        - Если ты справишься в человеческой форме, - заметил киллер, - то в звериной и подавно. Когда грузовик остановится, жди сигнала. Тогда можешь начинать движение, не раньше. Дальше - по обстоятельствам.
        - По каким, например?
        - Что это за проверка, - ухмыльнулся Сильвер, - если я стану разжевывать каждую мелочь?.. Не нужно геройства и, само собой, глупостей. Это не шутки.
        - Ясен перец. - Карнаж усмехнулся в ответ. Изо рта вервольфа торчали длинные клыки.
        - А эти штуки лучше спрячь.
        Клыки втянулись в десна. Сильвер тем временем достал две черные маски с прорезями для глаз.
        Вервольф принялся с интересом крутить тряпицу в руках.
        - Наденешь, - пояснил темный эльф, - когда я натяну свою. Наверное, это и послужит сигналом.
        - Зачем? - вдруг спросил Карнаж. - Разве мы не убьем охранников?..
        Киллер пристально поглядел на вервольфа:
        - В этом нет необходимости. Обычно мне платят за это, но сегодня другой случай.
        Оборотень принял дробовик, оглядел и с любовью погладил. Киллер тем временем прикрутил к автомату глушитель. Длина «Кобры» увеличилась вдвое. Подумав, темный эльф сунул в карман баллон со слезоточивым газом.
        - Все, пошли. Осталось двадцать минут. Они вышли из машины. Киллер тщательно запер дверцы и включил сигнализацию. Вряд ли кто-то польстится на
«ограничитель», однако курьезы имеют обыкновение случаться в самое неподходящее время.
        Автомат болтался у Сильвера под мышкой, запасные обоймы оттягивали карман. Карнаж спрятал дробовик под джинсовой курткой.
        Пройдя квартал, они вышли на Площадь Великого Восстания.
        - Твоя позиция там, - эльф кивнул на перекресток. - Возле автоматов с газировкой. А теперь попрощаемся.
        Они пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Эльф встал на автобусной остановке, пустой в это время. Все успели либо прибыть на работу, либо лечь спать. Только кое-какие бездельники шатались из одного магазина в другой.
        В шаге от Сильвера расцвела голограмма, изображающая огромную пачку «Веселого Роджера». Одна из сигарет выплыла наружу и тут же сгорела в синем голографическом пламени. Следом выплыла другая.
        Киллер отвернулся.
        Солнечный свет бил раскаленной кувалдой. Ни одного укрытия, за исключением недоступных магазинов. Кожа темного эльфа, даже скрытая одеждой, начала нестерпимо зудеть. Было вовсе не жарко, однако Сильвер обливался потом. Прищурившись, он огляделся.
        Дорожная камера находилась слишком далеко, чтобы кто-то впоследствии мог разглядеть его лицо. В Старом Центре такие приборы стояли всего на нескольких улицах (скорее всего, союзники просто не желали мешать Детям Ночи перегрызать друг другу глотки), две из которых включал в себя маршрут конвоя.
        Карнаж застыл возле автоматов. Похоже, он действительно что-то заказывал. Зажав в руке пластиковый стаканчик, вервольф поднес прохладную влагу ко рту. Сильвер болезненно сглотнул; слюна проскрежетала по жестяному горлу. Полосатый козырек, нависавший над автоматами, давал обильную тень. Но оттуда был плохой угол обстрела.
        Темный эльф отвернулся и смахнул со лба колючую прядь. Следовало отдать вервольфу должное, он держался молодцом. С другой стороны, Карнаж даже представления не имел о характере и масштабе грядущих событий.
        Пачка «Веселого Роджера» исчерпала себя и вновь скрылась под асфальтом.
        Редкие машины проносились мимо, отражая солнечные блики. Сильвер поднял голову, но и там были голограммы, на всех фронтах теснящие более качественные, а потому дорогостоящие иллюзии.
        Почти все небо усеивали лоскуты блеклой рекламы, прошедшей дневную цензуру. Еда быстрого приготовления соседствовала с шоколадными батончиками, дешевыми процессорами, чип-памятью и массой других незаменимых вещей. Движущиеся детали цветных картинок сменяли друг друга с монотонным постоянством, повсюду и одновременно, перемещаясь в зависимости от времени суток.
        Сильвер помнил время, когда голограмм в ночном небе было так мало, что можно было разглядеть луну, а если повезет - то и яркое созвездие (темные эльфы вообще живут долго). Союзники лишили Детей Ночи даже этого.
        Киллер повернул голову и посмотрел на двухсотлетний памятник Великому Восстанию. Величественное сооружение на гранитном постаменте представляло собой три десятка бронзовых фигур, отлитых в натуральный размер. Строй троллей и гоблинов ощетинился копьями, каждый персонаж был чем-то примечателен, характеризуясь рядом индивидуальных особенностей. У одного из груди торчала эльфийская стрела, боец же, злобно оскалившись, занес копье для броска; трое огров прикрывали собственными телами парочку магов, готовивших смертоносное заклятие; двое разнополых гоблинов поддерживали друг друга, истекая бронзовой кровью.
        Главенствовали же над ансамблем братья Ватирлон и Довартис, указывавшие дорогу разгневанной толпе. Темные эльфы держали бронзовое знамя, развевавшееся на вечном ветру.
        Братья возглавили Восстание в оккупированной эльфами Западной провинции, когда основные силы Повелителя были вынуждены отступить, прикрывая Торментор. Силы Восстания, состоявшие в основном из гражданского населения, ударили в эльфийский тыл, обратив оккупантов в позорное бегство.
        Приемные родители Сильвера рассказывали, как светлые эльфы однажды собрали комиссию, призванную решить, достоин ли существования памятник, символизирующий столь черную для них страницу истории.
        Покрутившись вокруг постамента, эльфы молча развернулись и отправились восвояси.
«Однако, - подумал Сильвер, - это не помешало им впоследствии убрать с улиц все памятники, воздвигнутые в честь Повелителя. Все до единого».
        В правом углу солнцезащитных очков появилось желтое пятно. Сильвер посмотрел на часы. 15.07. Грузовик лениво выруливал из-за угла.

«Веселый Роджер» выпрыгнул из-под земли и закурил первую сигарету.
        Грузовик приближался.
        Сильвер отвернулся, ожидая автобуса, который отчего-то запаздывал.
        Желтый грузовик красовался свеженькими надписями по обоим бортам. Вращались толстые покрышки, вдавливая в асфальт протекторы. Ревел мощный мотор, скрытый броней.
        Сильвер едва сдержался, чтобы не поглядеть на крыши соседних домов. Казалось, засевшая там группа захвата только и ждет его первого выстрела. Впервые Локхони обладал уникальной информацией, а значит, властью. Он знал время и место, но такая власть была не в его жизненном стиле. Даже для Локхони это было бы невероятной глупостью.
        Поэтому Сильвер не обернулся.
        Подойдя к голограмме, он встал прямо за ней. Внутри пачки оставалась одна сигарета. Покрышки шуршат, ревет мотор. Грузовик поравнялся с остановкой. Сильвер сунул руку под куртку и достал «Кобру-7». Последняя сигарета появилась из голографической пачки; желтизна грузовика просвечивала сквозь синий огонь.
        Темный эльф нажал на спуск. Из глушителя вырвалась огненная струя, очередь чиркнула искрами по асфальту. Сильвер сдвинул ствол. Передняя покрышка взорвалась резиновыми лохмотьями, следом вторая. Хлопок, другой.
        Киллер сунул автомат под куртку. Карнаж застыл возле автоматов, весь внимание.
        Грузовик накренился, жалобно взвизгнул металл, взметнулись жирные искры.
        Разворот.
        Остановка. Мотор притих.
        Сильвер застыл. Голографичеркая пачка исчезла. Никто не спускался с соседних зданий, не приказывал бросить оружие. Только далекие прохожие удивленно обернулись. Карнаж не двигался, не отрывая глаз от Сильвера.
        Темный эльф ждал. Желтый грузовик тупо молчал, пытаясь прийти в себя. На асфальте осталась глубокая борозда, вдоль которой чернели лохмотья горячей резины.
        Наконец дверь водителя нерешительно открылась. На дорогу спрыгнул представитель человеческой расы, одетый в форму внутренних войск. С пассажирской стороны показался другой. Подозрительно оглядевшись, они подошли к останкам покрышек.
        В этот момент Сильвер достал из кармана черную маску и одним движением натянул на голову. Ткань согнула остроконечные уши, но на удобства уже не было времени. Темный эльф двинулся вперед, ускоряясь с каждым шагом. В левом углу солнцезащитных очков Карнаж повторял маневр, опоздав всего на пару секунд.
        Конвоиры уже не успевали скрыться в кабине - киллер достал автомат. В этот момент в кузове грузовика открылась узкая щель, кто-то крикнул. Водитель обернулся, разинув рот от испуга. Второй потянулся к пистолету.
        Сильвер нажал на спуск. Короткая очередь полоснула по ноге человека. Застонав, тот упал. Водитель поднял руки, окошко быстро захлопнулось. Сильвер остановился, сжимая дымящийся ствол.
        - Руки за голову. На колени.
        Прибежал Карнаж. Огромный дробовик незамедлительно уставился на охранников. Водитель опустился на колени. Второй конвоир пытался дотянуться до колена, из двух ран хлестала кровь. Сержант и младший лейтенант.
        - Прикажи тем, что внутри, открыть дверь, - сказал Сильвер, обращаясь к водителю. - Быстро.
        Узкое окошко, забранное мелкой решеткой, открылось. Показалось чье-то лицо, а следом - пистолет. Сильвер нажал на спуск. Пули прорвали несколько сочленений решетки, и окошко захлопнулось.
        В этот момент произошло нечто, что Сильвер уже не успевал предотвратить.
        Младший лейтенант, раненный в ногу, неожиданно схватился за рукоять пистолета.
        Темный эльф успел лишь сказать короткое «Нет!»
        Дробовик злобно рявкнул. Голова конвоира взорвалась, куски мозга и черепа разлетелись по асфальту. Карнаж поднял дымящийся ствол. Глаза холодно сверкали в косых разрезах маски.
        Киллер повернулся к сержанту. Тот, скривившись в истерической гримасе, издал короткий смешок. Эльф обратил внимание, что по человеческим меркам охранник далеко не молод, в отличие от покойного коллеги.
        - Помоги нам и останешься жить, - сказал Сильвер. - Прикажи открыть дверь.
        - Если я прикажу, - нервно хохотнул конвоир, - они не откроют. Инструкция, понимаешь? Когда остается один, торговаться бесполезно. Они не откроют. Если ты меня убьешь, это ничего не изменит. Ты просто дурак!
        Сержант рассмеялся.
        - Нет, - Сильвер покачал головой, - это ты дурак.
        Пули ударили в лицо человека. Бездыханное тело плашмя рухнуло наземь.
        В этот момент оконце в кузове вновь распахнулось. То ли конвоиры спешили убедиться, настало ли время для хвалёной инструкции, то ли решили пальнуть еще разок.
        Карнаж среагировал без промедления: дробовик рявкнул вторично, пробив в мелкой решетке порядочную брешь. Изнутри попытались захлопнуть бронированную дверцу, но бесполезно. Разорванные перемычки что-то заклинили.
        Сильвер рванул из кармана баллон, бросил «Кобру» на асфальт и освободившейся рукой выдернул чеку. Полет баллона сопровождало белое облачко маслянистой аэрозоли. Брешь в решетке с готовностью проглотила жестянку.
        Сильвер подобрал автомат и отступил в сторону. Времени оставалось всего ничего; электронный глаз камеры безразлично фиксировал события.
        Несколько секунд спустя внутри кузова раздались приглушенные вопли. Кто-то попытался выпихнуть баллон обратно, но Сильвер ударил по нему ладонью. Когда из оконца повалили белесые клубы, двери кузова распахнулись. Наружу вывалились ослепшие, ничего не соображающие охранники. Слезы, слюна, сопли. Они упали на асфальт, жадно глотая чистый воздух.
        Сильвер быстро оглядел каждого, нагнулся и отстегнул от пояса старшины кольцо с ключами. Войдя внутрь кузова, темный эльф первым делом отшвырнул баллон с газом, струя которого заметно истончилась. За прутьями перегородки на полу корчились четверо подсудимых. Сильвер распахнул решетчатую дверь.
        Двое рыдали, прижав ладони к лицу. Третий лежал ничком без движения. Мэтью Робинс обнаружился в углу скорчившимся в позе зародыша. На арестантской робе и подбородке виднелись следы рвоты. Сильвер отпихнул в сторону одного из плакальщиков, путавшегося под ногами. Пальцы хакера мертвой хваткой вцепились в прутья решетки. Схватив его за шкирку, темный эльф поволок подсудимого наружу. Карнаж не стал дожидаться приглашения, тут же подхватил тщедушного ковбоя и закинул себе на плечо. Тот даже не пытался сопротивляться.
        - Бегом, - выдохнул Сильвер.
        Вервольф побежал. Эльф подобрал с асфальта опустевший баллон и бросился следом. Позади остались шестеро охранников - два трупа и четверо хнычущих, беспомощных щенков.
        Когда Площадь осталась позади, Сильвер скомандовал:
        - Дай сюда дробовик, снимай маску.
        Киллер спрятал под курткой оба ствола, свободная рука тем временем стягивала с головы пропитавшуюся потом ткань. Забежав вперед, Сильвер отключил сигнализацию и открыл двери.
        Хакер рухнул на заднее сиденье. Не успел вервольф занять свое место, как Сильвер бросил машину вперед. Проехав квартал, свернул и снизил скорость до предельно допустимой.
        Минута проходила за минутой, Сильвер кружил и петлял, но уходил все дальше. Ему почему-то не верилось, что в зеркалах так и не появились красно-синие блики. Они потеряли слишком много времени, но легавые что-то не спешили на помощь коллегам. То ли дорожным камерам уделялось гораздо меньше внимания, чем утверждалось, то ли копы просто не успели. Не исключено также было вмешательство полковника (при условии, что Локхони сообщил ему о хакере), но, в общем-то, вряд ли.
        Сильвер мог допустить, что легавые задержались намеренно, если бы прознали о том, что нападение совершает легендарный киллер. Но знать об этом они никак не могли. В противном случае группа захвата комплектовалась бы парой вертолетов и несколькими броневиками.
        Как бы там ни было, киллер был недоволен собою - впервые за несколько лет. Он вел автомобиль, просчитывая ошибки и промахи, пытаясь распознать механизм их появления.
        Конечно, ворох инструкций мог только сковать инициативу вервольфа. Нужно было отдать ему должное, в нужный момент он среагировал неплохо. Ну а что, если бы этого не случилось, а полиция явилась бы вовремя?..
        Сильвер перебил бы кучу народа. Возможно, погиб бы и сам. Карнаж и Робинс, как второстепенные герои его жизненной пьесы, наверняка погибли бы в первые минуты.
        Сильвер свернул в подворотню и остановил машину.
        Номерные знаки «Уибика» валялись в багажнике вместе с отверткой и программером детекторов. Эльф присоединил провода и повторил процедуру.
        Карнаж вышел из салона, беспокойно оглядываясь. Хакер явно пытался восстановить коннект с объективной реальностью, в окне показалась его взлохмаченная шевелюра.
        Сильвер взял отвертку и начал откручивать номерной знак.
        - Зачем ты это делаешь? - спросил Карнаж. - Собираешься вернуть тачку в агентство?
        - Еще чего не хватало. Машины с ограничителями, как правило, бросают прямо на улице. Когда обнаружится, что носитель МОИХ номеров спит в гараже у некой старушки, выйти на агентство будет проще простого. Сам понимаешь, я не мог прийти туда в маске.
        Сильвер перешел к капоту, где вновь присоединил провода. Темный эльф поднял голову и, усмехнувшись, поглядел на оборотня через зеркальные стекла.
        - Что? - Карнаж огляделся.
        - Знаешь, Майкл, ты довольно хреновый преступник. Будем надеяться, что как вервольф ты получше.
        - Так я прошел испытание?
        Сильвер покачал головой:
        - Какие ошибки ты допустил?
        - Ну, - вервольф нахмурился, - не знаю. Кажется, я все сделал правильно. Он дернулся, я выстрелил.
        - Объясняю. - Сильвер принялся выкручивать болты. - Во-первых, тебе не следовало никого убивать. Достаточно ранить, отстрелить хоть бы ногу, чтобы отбить охоту тянуться к оружию. В конце концов, ты стоял достаточно близко, чтобы просто отобрать пистолет.
        Карнаж молчал. Сильвер выкручивал.
        - Сержант был прав. Единственный заложник - это полный провал. Стоит исполнить угрозу - и рассчитывать не на что.
        - Об этом я не подумал, - пробормотал вервольф. - Ты ничего не говорил.
        - Я не мог предусмотреть абсолютно всего. Это была твоя главная ошибка. Все остальные - всего лишь следствия. - Сильвер приложил подлинный знак. - Понимаешь, о чем я?
        Карнаж помотал лохматой головой.
        - Ты мог просто не попасть в оконце. А если бы даже попал, его могло не заклинить. - Сильвер усмехнулся. - Ну и, в-третьих, у конвоиров должны быть противогазы.
        Карнаж стоял мрачный как туча.
        - Значит, я не прошел?
        - Я этого не говорил.
        - Не понимаю.
        - Ты наделал кучу ошибок, - признал киллер, - однако у тебя есть нечто, что нам очень пригодится.
        - Что же?
        - Куча везения.
        Вервольф рассмеялся.
        Они уселись в салон, Сильвер завел мотор и выехал из подворотни. Ему хотелось как можно скорее оказаться в Убежище. Хакер тем временем принял сидячее положение и усиленно вращал глазами с набухшими сосудами. Эльф наблюдал за ним через зеркало заднего вида.
        - Ну, очухался?
        Робинс сделал неопределенный жест:
        - Не могу сказать точно. Идет тест системы.
        - Как закончишь, дай знать.
        Хакер кивнул. Приглядевшись, эльф подумал, что в СИЗО ему действительно пришлось несладко. Даже на фотографии Робинс выглядел гораздо лучше. Сейчас же под карими глазами запали черные круги, острые скулы натянули бледную кожу, на которой черным пунктиром выделялась редкая щетина. Тощие плечи болтались где-то под робой.
        Впрочем, по представлению Сильвера, все профессиональные компьютерные взломщики должны выглядеть именно так. Тем, кто постоянно кичится принадлежностью к киберпространству, как правило, нет дела до бренной оболочки.
        Сотрудники следственного изолятора, видимо, считали так же.
        Темный эльф покачал головой, представив, какой срок понадобится хакеру, чтобы привести себя в работоспособный режим.
        Улицы Старого Центра пролетали мимо; Сильвер продолжал ожидать красно-синие отблески.
        - Закончил, - неожиданно выдал ковбой. - Система нестабильна. Домой, наверное, лучше не ехать. Карнаж, обернувшись, уставился на Робинса.
        - Тут ты прав, приятель, - проговорил вервольф.
        Хакер поглядел на него, затем обратил внимание на внешний мир, простирающийся вокруг. Киллеру послышалось, как крутится в голове Робинса винчестер. Система явно пыталась выполнить какую-то задачу.
        - Мужики, а кто вас прикрывал из киберспейса?
        - Никто
        - Как это? - Хакер растянул потрескавшиеся губы. - Так не бывает.
        - И тем не менее. - Сильвер встретил в зеркале взгляд хакера. - Будь у нас специалист, твои услуги нам бы уже не понадобились.
        Робинс несколько секунд форсировал работу системы.
        - Так я понадобился именно вам? Да кто вы вообще такие?..
        - Скоро узнаешь.
        - Возможно, - кивнул человек. - Однако сомневаюсь, что мне это необходимо. Ваша работа меня не интересует.
        - Разве я спрашивал об этом?
        - Я оплачу все расходы, - взмолился хакер, - дайте лишь время! Мои счета арестовали, но это поправимо. Если хотите, могу дать наводку на классного специалиста.
        - Посмотрим, - сказал Сильвер. - Мы еще не приехали.
        - Но...
        - Не провоцируй меня.
        Робинс заткнулся и принялся глядеть в окно. Сильвер чувствовал, как хакер анализирует ситуацию, пытается пробить лед неизвестности и найти логичный выход. Киллеру же было прекрасно известно, что альтернатива сотрудничеству существовала только одна.
        Какое-то время они ехали молча.
        Первым не удержался Карнаж:
        - А и правда, что за дельце нам предстоит? Сильвер молчал. Порой ему бывало одиноко, однако столько болтовни - уже явный перегиб.
        - Во что ты собираешься меня втянуть? - поддакнул хакер. - Вижу, вы парни крутые, но в приключениях я пока не нуждаюсь. Давайте сделаем так: я с полгодика отлежусь на дне, затем мы встретимся и обо всем поговорим...
        Сильвер сбросил скорость. Хакер моментально притих.
        Остановив машину у обочины, Сильвер выключил мотор.
        - Все, молчу! - хакер поднял руки. - Поехали дальше! Сильвер вышел из машины и открыл пассажирскую дверь.
        - Выходи. Приехали.
        Карнаж вышел из машины, пряча под курткой дробовик. Сильвер нагнулся и протянул руку, чтобы вытащить хакера. Отмахнувшись, тот полез наружу с обреченностью смертника.
        Темный эльф подхватил рюкзак и захлопнул дверь, ключи остались в замке зажигания.
        - Во двор. - Сильвер указал на высокую арку. - Твоя манера одеваться, Мэт, слишком привлекает внимание.
        Хакер опустил голову и поглядел на свою потрепанную горчичного цвета робу. На левой стороне груди красовался номер - 4575.
        Они вошли в арку и пересекли просторный двор. Перейдя через улицу, эльф повторил маневр. В этом районе практически все дворы были проходными.
        - Куда мы идем? - спросил хакер, вприпрыжку нагоняя киллера. - Куда вы меня тащите?
        - В Убежище.
        - Какое такое убежище?
        - В Убежище, где ты сможешь поесть и поспать. - Сильвер не сбавлял темпа. - Где мы будем готовиться к следующей акции.
        - Это уже ваши проблемы, - сказал Робинс, толчками выталкивая слова. - Но против сна и еды я не возражаю. Хочется верить, это райское местечко уже недалеко.
        - Побереги дыхание. Недалеко.
        Так оно и оказалось.
        Впервые Сильвер привел посторонних в свое жилище. Скажи ему кто-нибудь пару дней назад, что он по собственной воле пропустит через порог двух практически незнакомых людей, один из которых является наполовину волком, а второй - наркоманом, темный эльф рассмеялся бы такому пророку в лицо. Злой иронией Судьбы казалось то, что Кристина здесь уже никогда не побывает.
        Сильвер запер дверь, включил внешнюю сигнализацию и предложил гостям
«чувствовать себя как дома».

* * *
        Робинс освоился на редкость быстро. Развалившись в кожаном кресле, он блаженно сомкнул веки. Тощая грудь ковбоя быстро вздымалась. Вервольф тем временем приступил к осмотру обстановки, распахнув от удивления рот.
        Сильвер мог его понять. Люди любят свет, яркие краски и большие окна, выходящие в солнечный мир. Большинство людей не привыкли к тому, что современное жилище может быть похоже на пещеру; как правило, им необходимы прямые углы и плоские поверхности. Красноватого света, испускаемого огромными кристаллами, человеческому глазу явно было недостаточно. При таком освещении рекомендовалось проявлять фотопленки, но никак не читать.
        Все это конечно же являлось следствием ограниченности сознания и примитивной физиологии.
        Карнаж подошел к водоему, тихо журчавшему в дальнем углу. Подойдя к вервольфу со спины, Сильвер схватил дробовик. Карнаж, завороженный игрой света и тени, машинально разжал пальцы.
        - Должен попросить у тебя мобильный телефон, - сказал темный эльф. - Так нужно.
        Вервольф безропотно отдал мобильник.
        Эльф вышел из комнаты, прошел в конец коридора и по узкой лестнице спустился в подвал. Дизельный генератор, система отопления и старая мебель маячили во Тьме неподвижными тушами. Не зажигая света, Сильвер разобрал «Кобру-7», открыл канализационный люк и принялся бросать вниз одну деталь за другой. Пролетая несколько метров, куски металла, лишенные смертоносной целостности, плюхались в подземные воды, после чего уносились в неизвестном направлении.
        Дробовик же вернулся в шкаф с инструментами. Про пистолеты, болтавшиеся под мышками, темный эльф даже не вспомнил, как не вспоминал про свои руки и ноги.
        Следующим пунктом стоял телефонный щиток. Сильвер обесточил каждый дюйм кабеля, протянутого через всю квартиру. Ему не хотелось, чтобы хакер или оборотень совершали какие-либо несанкционированные звонки. Не хотелось ему также лишнего беспокойства на столь важном этапе.
        Киллер вернулся в зал, снял очки и уселся в свободное кресло.
        Он дома. Скоро он уйдет. Возможно, навсегда, но скоро - еще не сейчас.
        А пока он дома, во рту чувствуется вкус победы. Союзники вновь остались ни с чем, но это только начало. Результат только предстояло проверить, сейчас же был праздник.
        Киллер посмотрел на Робинса. Оглядел так, как покупатель осматривает недорогую вещь, сгоряча приобретенную по совету продавца.
        Робинс был похож на бездомного пса. Тощий, грязный, замученный. Однако признаков ломки эльф не заметил. Видимо, дознаватели из изолятора использовали потребность хакера в собственных целях.
        Сильвер решил повременить с наркотиками. Перво-наперво требовалось привести Робинса хотя бы в относительный порядок. А во-вторых, проверить, насколько длинный поводок он нацепит на хакера.
        - Вортекс, - позвал Сильвер. Хакер встрепенулся.
        - Стало быть, это и есть твое убежище? - Громкий зевок. - Занятно, занятно... Мрачновато, но что-то в этом есть. Мне даже нравится.
        - Еще здесь есть ванная, - сообщил киллер, - оборудованная всем необходимым. Ступай-ка проверь, прежде чем марать мою мебель.
        - Ладно-ладно. - Робинс посмотрел на вервольфа, бродившего вдоль стен. Карнаж принюхивался, словно представитель семейства собачьих. - Слушайте, парни, давайте познакомимся, что ли? Вам известна вся моя биография, а я о вас не знаю ни черта.
        - Не возражаю. Меня зовут Сильвер, а это Майкл. Он же - Карнаж.
        - Сильвер? - Хакер подозрительно прищурился. - Тот самый?
        - Все зависит от того, кого ты имеешь в виду.
        - Других таких киллеров нет.
        - Тебе виднее.
        - Уж темных эльфов - точно. - Робинс убежденно кивнул. - Ты ведь темный эльф, да?
        - Что, похож?
        - Вроде. Никогда не видел вашего брата живьем. Ты мне сразу показался странноватым... - Хакер уставился на потолок. - Ты уверен, что здесь безопасно?
        - В наше время безопасных мест нет, - заметил киллер. - Но какое-то время мы вполне можем здесь находиться.
        - Никто не знает, где ты живешь?
        - Тем, кому это необходимо, все давным-давно известно. Однако у них нет резона сюда являться. А тем, кому достоверно известно, кто именно совершил нападение, нет причин сообщать об этом другим.
        - Почему ты так думаешь?
        - Этим персонам прекрасно известно, что я из себя представляю. Если меня не убьют при задержании, - Сильвер ухмыльнулся, - им остается только подобрать себе гроб подороже.
        - Уж не один ли из твоих нанимателей, - прищурился хакер, - тролль с таким странным именем...
        - Хватит! - рявкнул киллер. - Мыться!... Робинс, промчавшись по комнате, выскочил в коридор. Услышав, как хакер бестолково тычется в каждую дверь, эльф добавил:
        - В конце коридора, направо!
        Повышенные тона привлекли внимание байкера. Прекратив скитаться по пещере, он уселся в освободившееся кресло. Ноздри вервольфа продолжали раздуваться.
        Наконец Сильвер не выдержал:
        - Что такое?
        - Здесь странно пахнет, - пояснил Карнаж. - Ты здесь часто бываешь?
        - Примерно каждый день.
        - Тем более. Вернее, практически НЕ пахнет. В человеческом жилье так не бывает. Да и в любом другом, пожалуй.
        Сильвер пожал плечами. В данный момент его меньше всего волновали запахи, присущие каждой из рас.
        - Даже у эльфов есть свой запах. Сладковатый, как дорогие духи. - Карнаж поглядел на киллера и поспешно добавил: - Во всяком случае, так пахнут светлые эльфы.
        - Не знаю. - Сильвер поморщился. - Никогда не приближался к ним на достаточное расстояние, чтобы почувствовать их запах.
        Запахи, присущие его собственной расе (вернее, их отсутствие), темного эльфа также не особенно заботили. Тем не менее вервольф сделал довольно любопытное наблюдение, что говорило об аналитическом складе ума.
        Какое-то время они просто молчали. Киллер любовался искусственными волнами источника, проецируемыми на потолок. Карнаж вертел головой из стороны в сторону, зачем-то впитывая каждую деталь.
        - Нужно найти парню новую одежду, - сказал Сильвер, поднимаясь из кресла. - С этого дня он на полном довольствии.
        Почувствовав пристальный взгляд, киллер обернулся.
        - Догадываюсь, Майкл, о чем ты хочешь спросить. Будет нечестно, если мы не дождемся Мэта. Не люблю повторять одно и то же.
        - Как скажешь, - Карнаж усмехнулся.
        Сильвер вышел из комнаты.
        Одиночество. Наконец-то. Хотя бы на несколько минут.
        В Убежище он всегда был один, теперь же было крайне непривычно наблюдать человеческое существо в собственном кресле (даже если забыть о том, что вторая особь плещется в его же ванне). Странно, непривычно, и все же Убежище не отторгало пришельцев.
        Темный эльф прошел в спальню и погрузился в недра гардероба, занимающего добрую половину стены. Он подошел к этому делу со всем возможным тщанием, поскольку всегда серьезно относился к своему внешнему виду. Хакер был ниже Сильвера на полголовы и заметно уступал в телосложении. Порывшись на полках, киллер отыскал практически новые черные джинсы и футболку в тон, кровавая надпись на которой гласила: «Тронь меня, и ты покойник». Штанины можно подвернуть, в остальном же Робинс будет походить на подростка из бедного квартала, которому все вещи покупаются на вырост.
        Носки и белье эльф достал из новой пачки. Прихватив заодно полотенце, Сильвер направился в ванную. И замер в нерешительности. Изнутри, помимо плеска воды, доносилось довольное мурлыканье - того самого сорта идиотских звуков, которые люди имеют обыкновение издавать во время приема водных процедур.
        Сильвер решил не стучать. В конце концов, это его собственный дом, а глупый человек плещется в его собственной ванне.
        Темный эльф вошел, сжимая в свободной руке одежду и полотенце. Робинс, покрытый мыльной пеной с ног до головы, зачем-то попытался вскочить, поскользнулся на дне и с головой ушел под воду.
        Сильвер положил вещи на стиральную машину и молча вышел. «Будем надеяться, - подумал он, - в киберпространстве наш герой чувствует себя уверенней. В противном случае Локхони придется несладко. Но гораздо хуже - самому компьютерному ковбою».
        Следующим пунктом стояла еда.
        В холодильнике был представлен весьма богатый ассортимент. Эльф вскрыл брикеты, достал по крохотному замороженному сухарику и сунул в автомат. Тот принялся отсчитывать тридцать секунд в обратном порядке.
        Сильвер присел на табурет. Сталактиты привычно полыхали под потолком, у огромного пещерного гриба, стоявшего на подоконнике, светилась шляпка.
        Автомат звякнул. Темный эльф извлек три тарелки: на каждой дымился ломоть хорошо прожаренной свинины, картофельное пюре и зеленый горошек.
        Несколько минут спустя темный эльф и двое людей сидели за обеденным столом, поглощая еду и светлое пиво. Карнаж ел сосредоточенно, ловко орудуя вилкой, но почти не используя нож. Хакер разве что не загребал картофель руками, а мясо глотал, почти не жуя.
        Футболка с экспрессивной надписью свисала с плеч ковбоя. Джинсы, в ремне которых появилась лишняя дырка, были закатаны почти до середины лодыжки. Зато на лице Робинса исчезла всякая растительность, влажные волосы были аккуратно зачесаны. Сильвер понял, что хакер воспользовался его лазерной бритвой - ничего другого в ванной попросту не было.
        Наконец все расселись в зале, и разговор начался.
        Темный эльф позволил себе закурить. Карнаж отказался, сославшись на чувствительность носа, хакеру же было не до того. Любопытство так и полыхало в глазах ковбоя.
        Слова покидали рот киллера, окутанные табачным дымом:
        - Даже не знаю, с чего начать. Вокруг да около ходить не люблю, однако все же придется. То, что мы собрались здесь и сейчас, отнюдь не случайно. Я бы сказал, что вижу в этом руку Судьбы.
        Хакер усмехнулся.
        - То, что нам предстоит, вряд ли можно назвать чем-то другим. Это не просто мечта, прихоть или даже хорошо оплачиваемая работа. Это Судьба. - Сильвер затянулся. - Карнаж уже знает, что нам предстоит отстаивать интересы Империи. Не Центра, а государства, прекратившего свое существование сотню лет назад. Нам предстоит совершить ряд диверсионных акций, направленных на достижение некой цели. Без поддержки из киберпространства, разумеется, не обойтись. Что ты думаешь об этом, Мэт?
        - Пока не знаю. Кажется, ты что-то говорил о хорошей оплате.
        - Сто тысяч.
        - Эльфийских?
        - Конечно.
        Хакер задумался. Карнаж и Сильвер с интересом наблюдали.
        Наконец Робинс медленно покачал головой:
        - Меня это не интересует. Я понимаю, Сильвер, в тебе говорит древняя кровь. Но мне союзники не враги. Связываться с ними - себе дороже. Такие деньги не платят за пустяковое дельце.
        - Хочешь и дальше перебиваться мелочами?
        - Лучше уж перебиваться. Трупу деньги не нужны.
        - Позволь заметить, - сказал Сильвер, выпуская дым, - что ты упускаешь из виду одну деталь.
        - Сто тысяч - огромная цифра, однако недостаточно большая для государственной измены. Как ты знаешь, я проживаю в человеческом секторе, и на меня распространяется именно эта статья. - Робинс повернулся в сторону Карнажа. - Ты гражданин Республики?
        Оборотень покачал головой:
        - Я родился и живу в Старом Центре.
        - Вот видите. - Хакер развел руками. - Я не хочу умирать.
        - Не сомневаюсь. - Сильвер осклабился. - Но если миссия окончится провалом, никто из нас не дождется суда. Как бы там ни было, ты не разглядел ту самую деталь.
        - Вот как? Скажи мне.
        - Десять лет - огромный срок. Плюс побег. Какое-то время хакер сидел, раскрыв от удивления рот. Карнаж хохотнул.
        - Я не просил меня освобождать, - сказал наконец Робинс.
        - Какая разница? Во время побега погибли двое твоих соплеменников. Это уже тянет на высшую меру.
        - Дайте мне время, - попросил хакер. - Я расплачусь.
        - Хорошо, - Сильвер стряхнул пепел с сигареты, - даю тебе час. Но ты не должен покидать этой комнаты.
        - У тебя есть компьютер, дека? - быстро спросил человек.
        - Есть, - кивнул киллер, - они зарегистрированы в Сети. Я не могу позволить тебе воровать деньги с их помощью.
        Хакер затравленно огляделся, кусая губы.
        Сильвер знал, что богатых друзей у крыс киберпространства не бывает. Да и вообще
        - просто друзей.
        Робинс повернулся к вервольфу:
        - Одолжишь мне денег? Я закажу технику по телефону, а потом верну долг втройне.
        Карнаж равнодушно пожал плечами:
        - Таких денег у меня с собой нет. Извини.
        - Проклятие! - Хакер ударил кулаком по подлокотнику. - Вы меня просто убиваете!. .
        - Отнюдь, - Сильвер выпустил из ноздрей струйки синего дыма. - Я предложил тебе реальный выход, более того - хорошую оплату. Ты отказался, я блефовал. Как бы там ни было, мы не вернем тебя в руки правосудия.
        В глазах хакера вспыхнула надежда.
        Сильвер наблюдал, как с каждым его словом этот огонек стремительно тает.
        - Ты видел наши лица, парень. Знаешь, где я живу. Хакер молчал, опустив голову.
        - Стало быть, - медленно проговорил он, - выхода нет. Вы загнали меня в ловушку, обрекли на верную смерть. Как вы можете думать, что после этого я стану добровольно работать?..
        - Станешь. - Сильвер улыбнулся. - Ты избежал тюрьмы и обрел некоторую степень свободы. У тебя даже появилась возможность заработать кучу денег. Если нас все-таки схватят, ты всегда сможешь сказать, что совершал преступления под угрозой смерти.
        - Ты не понимаешь, - хакер в отчаянии потряс головой, - когда речь идет о терроризме, правосудие союзников не знает пощады. Тебе, знаменитому убийце, легко рассуждать.
        - Для тебя, возможно, тоже, - заметил темный эльф. - Через десять лет ты вышел бы из тюрьмы больным и старым, растерявшим всю квалификацию. Представляешь, какой скачок компьютерные технологии сделают за десять лет?..
        Хакер молчал.
        - Впрочем, это сотрясение воздуха. - Сильвер потушил окурок в пепельнице. - Диспозиция предельно проста.
        Темный эльф вытащил их кобуры пистолет и положил его на подлокотник.
        Хакер напрягся, свернулся пружиной. Темный эльф невольно затаил дыхание. Вот оно. Тот самый момент, пусть даже деньги здесь ни при чем, а крючок заменил настоящий гарпун.
        - У меня одно условие. - Робинс помолчал. - Сволочи из изолятора должны отплатить мне ЗА ВСЕ.
        - Ты не в том положении, чтобы торговаться, - напомнил Сильвер. - Давай сделаем так: когда все закончится, я ЛИЧНО помогу тебе разобраться с каждым из них. Совершенно бесплатно.
        На лице хакера появилось подобие улыбки.
        - Хорошо, черт возьми. Я согласен.
        - Замечательно. - Сильвер повернулся к Карнажу. - Что скажешь ты?
        Вервольф спокойно глядел в глаза темного эльфа. Киллер и не надеялся, что пистолет произведет на него впечатление. Того, кто способен за считанные секунды отрастить себе клыки и когти, так просто не запугать.
        - Мне бы хотелось подробностей, - сказал вервольф. - Ничего нового я так и не услышал.
        - Подробности, конечно. - Сильвер пожал плечами. - Уже завтра мы отправимся на поиски другого члена команды.
        - Мы покинем Торментор?
        - Возможно, навсегда.
        - Что ж, - Карнаж помедлил, - мне терять нечего.
        - Мне тоже, - буркнул Робинс. - Конфискуют все, до последней рубашки.
        - Что будет потом? - спросил Карнаж.
        - Я уже говорил, что не люблю повторять одни и те же вещи дважды, и уж тем более трижды. Когда команда будет набрана, я расскажу все. Не раньше.
        - Мы заслуживаем того, чтобы состоять в команде, - нахмурился Робинс, - но не достойны доверия?.. Киллер покачал головой:
        - Доверие здесь ни при чем. Слишком большие масштабы, чтобы пренебрегать мелочами. Чем меньше вы будете знать, тем меньше возникнет подозрений. Так удобней. - Сильвер посмотрел на Карнажа. - Так что тебе придется покупать очередного кота.
        - Шпионские игры, - фыркнул хакер.
        - Ненавижу котов, - сказал Карнаж, взглянув на пистолет, - но делать нечего. Хочу хотя бы раз в жизни рискнуть.
        - Ты в таком же положении, что и я, - заявил Робинс. - Не нужно громких слов. Темный эльф держит нас обоих за яйца. Даже если ты сможешь покинуть эту комнату, в покое тебя никогда не оставят. Правда ведь?
        Сильвер пожал плечами:
        - Слишком многое поставлено на кон.
        - Пусть так, - кивнул Карнаж. - Согласен.
        - Что и требовалось доказать, - прокомментировал хакер. - Теперь от нас, наверное, требуется подписать бумаги собственной кровью?..
        - Это лишнее, - ответил эльф. - Письменная форма совершенно бессильна в юридическом плане, зато имеет уликовую ценность. - Сильвер помедлил. - Теперь условия. Вы работаете на меня, добросовестно выполняете приказы, я же после завершения операции обязуюсь выплатить каждому из вас сто тысяч эльфийских марок. Если будете держать язык за зубами до конца своих жизней, никто, включая меня, вас не побеспокоит. Договор невозможно расторгнуть в одностороннем порядке, за исключением случаев ненадлежащего выполнения или же смерти одного из контрагентов.
        - Видится мне, - протянул хакер, - одно неминуемо повлечет другое.
        - Безусловно. - Киллер ухмыльнулся. - Если не будет доказано, что ошибка не является следствием умышленных действий.
        - Каким, интересно, юридическим фактом знаменуется конец операции? Откуда нам знать, что пришла пора готовить большие мешки?..
        - Я скажу вам об этом.
        - Ну а что, если ТЫ не доживешь? Сильвер помолчал. В самом деле, что?
        - Вы не получите ничего.
        - Это не очень-то честно с твоей стороны.
        - Знаю, - Сильвер кивнул. - Вряд ли кто-то выдаст вам свидетельство о смерти, чтобы предъявить его банкиру. Сказать, к кому обратиться в Торменторе, я не могу. МНЕ они заплатят, вас же просто убьют.
        - Откуда нам знать, - ухмыльнулся Робинс, - что ты не собираешься в скором времени обвешаться взрывчаткой с ног до головы?
        - Разве история помнит психически неуравновешенных темных эльфов?
        - Не знаю, я не историк. Так откуда нам знать? Сильвер погладил рукоять пистолета.
        - Знаешь, тебе необходимо нарастить оперативную память. Ты постоянно забываешь о том, что в твоем положении торги неуместны.
        - Но он-то молчит! - Хакер кивнул на Карнажа. - Или право голоса имеешь только ты?
        Темный эльф титаническим усилием воли сдержался.
        - Майкл, у тебя есть вопросы?
        - Только один, - кивнул вервольф. - С какого момента договор вступает в силу?
        - С этой самой минуты. Даю слово темного эльфа, что выполню свои обязательства.
        - Даю слово, - повторил Карнаж.
        - Даю слово, - вздохнул Робинс. - Если повезет, в следующей жизни я тоже стану темным эльфом.
        - От этого никто не застрахован, - заметил Сильвер. - Вот только шансы идут на убыль с каждым днем.
        Он поднялся с кресла и вышел из комнаты, возвращая пистолет в кобуру.
        Темный эльф был доволен собой. Все прошло лучше, чем он рассчитывал, хотя и не так гладко, как хотелось бы. Оставались сущие пустяки.
        Карнаж прошел испытание, лучше бы Робинсу выдержать свое.
        Въедливый хакер начинал нравиться Сильверу.
        Пару минут спустя на журнальный столик легли следующие вещи: портативный компьютер, небольшая пластиковая коробка и прозрачный трос с длинной иглой на конце.
        Сильвер уселся в кресло, откинул жидкокристаллический экран и включил компьютер. Тихо пискнув, тот начал загружать операционную среду. Сильвер шлейфом подключил пластиковую коробочку.
        Карнаж и Робинс внимательно за этим наблюдали. Появление компа не на шутку взволновало хакера, - за долгие месяцы он впервые видел свое орудие труда, - однако игла несколько портила момент.
        Сильвер усмехнулся:
        - Ну, кто первый?
        - Первый что? - спросил Робинс.
        - Мне необходимо взять пробы крови.
        - Зачем?
        - Считайте, это мой каприз. Хакер покачал головой:
        - С кровью не шутят. Вдруг она попадет к колдуну, который превратит нас в своих марионеток?..
        Сильвер взял зажигалку и принялся водить огненным язычком вдоль иглы.
        - Разве про меня ходили такие слухи?
        - Нет. Ты всегда убиваешь ножом или пулей, а изредка - руками.
        - Тогда чего же бояться? - Эльф отложил зажигалку. - Иди сюда, пока я не рассердился.
        - Да-да, - хакер облизнул сухие губы. - И все-таки эта игла мне очень не нравится.
        Карнаж поднялся, подошел к столу и уселся на пол.
        - Закатай рукав.
        Карнаж повиновался. Темный эльф, смазав спиртом сгиб руки, ловко пронзил вену иглой. Кровь, густая и красная, устремилась по тросу в коробочку.
        - Мне уже плохо, - пожаловался Робинс. Сильвер дождался команды компьютера и вынул иглу. Остатки крови быстро всосались из троса внутрь коробочки. Темный эльф склонился над пластиной монитора.
        - Очень интересно, - сказал он, когда компьютер выдал результаты. - Очень.
        Программа нарисовала диаграмму, затем перевела составляющие в разноцветные столбцы.
        - Что там такое? - спросил Робинс.
        - Кровь вервольфа интересна сама по себе.
        - Вервольфа? - хакер с опаской посмотрел на Карнажа, предпринял попытку отодвинуться, но уперся в подлокотник. - Действительно, очень интересно.
        Оборотень ответил долгим взглядом.
        - Что, проблемы?
        - Абсолютно никаких, - Робинс скривился в жалкой улыбке. - Первый раз в жизни вижу живого вервольфа.
        - Теперь ты будешь видеть меня каждый день. Привыкай.
        - Майкл не традиционный оборотень, - сказал Сильвер. - В отличие от подавляющего большинства, он способен превращаться в любое время суток, без оглядки на фазу луны.
        - Звериные метки? - В глазах хакера проснулся неподдельный интерес. - Я думал, все это сказки. Осмелюсь предположить, твоя вторая ипостась - крупный хищник?
        - Волк. - Карнаж пожал плечами. - Тут я вполне традиционен. Так что, Сильвер, выдала машинка?
        - Как ни странно, ничего необычного. Кровь вервольфа не отличается от крови обычных людей. Возможно, это связано с метками, поскольку ликантропия - просто болезнь. А ты к ней не имеешь отношения. - Киллер посмотрел на Робинса. - Теперь ты, Мэт.
        Вздохнув, хакер встал и поплелся к столу.
        - Не могу понять, зачем тебе все это нужно, - ворчал он. - Никак в космос нас запускать собрался? Астронавт из меня никакой.
        Сильвер вздрогнул. Впрочем, у киберкрысы интуиция должна работать на полную катушку.
        - Мало ли, - как можно равнодушнее ответил Сильвер. - Может, кому-то следует подлечиться, прежде чем вплотную взяться за дело.
        - Я здоров как бык.
        - Скорее, как говяжья тушенка. Давай руку.
        Карнаж рассмеялся. Хакер вспыхнул и бросил руку на стол. Не успел он удивиться собственной храбрости, как Сильвер вогнал иглу в вену.
        - Сиди спокойно.
        - У меня голова кружится. Нельзя ли быстрее?
        - Нет. Терпи.
        Наконец машина дала «добро». Прижав кисть к плечу, Робинс вернулся на диван. Эльф с интересом ожидал результата. Он прекрасно понимал, что придется сделать, если компьютер обнаружит в жилах наркомана миллионы злобных жизнеспособных существ. Все зависело от того, как быстро они пожирают тело ковбоя.
        Робинс даже привстал от "нетерпения.
        Диаграмма, затем столбцы всех цветов радуги. - Сильвер испустил вздох облегчения, и сам себе удивился. В самом деле, что это с ним? Робинс - всего лишь человек, обитатель сумрачных наркотических грез.
        - Похоже, все в порядке, - сказал Сильвер, - но лишь касательно вирусов. Мой компьютер утверждает, что ты, Мэт, находишься в наркотической зависимости.
        Хакер опешил:
        - Вранье чистой воды. Что за софт?
        - Одна из медицинских программ. Последняя версия, стоила немалых денег.
        - Что-то я о таких штуках не слышал. - Хакер встал и вновь подошел к столу, но Сильвер быстро закрыл монитор. - Просто их еще не придумали.
        - Чего же ты тогда разволновался?
        - Я не... - Робинс отвернулся. - Ты ошибаешься.
        - Мне не нужны компьютеры, чтобы отличить правду от лжи. Подумай сам, враньем ты ничего не добьешься. Рано или поздно, но тебе придется обратиться ко мне.
        - Откуда ты узнал, черт тебя побери?!
        - Сосредоточься на главном.
        Хакер понурил голову.
        - Твои источники не лгут, - сказал он. - Зависимость есть.
        - А если конкретнее?
        - В основном «Формалоком-2». Иногда - «Комавротикс».
        Сильвер отключил шлейф от коробочки и смотал прозрачный трос.
        - И давно?..
        - Лет шесть, не меньше.
        - Сейчас тебе где-то двадцать пять?
        - Двадцать восемь.
        - А мне сто четыре. Но это так, к слову. Когда ты принимал последнюю дозу?
        - Так сразу и не вспомнить. - Робинс жадно огляделся, - По-моему, сейчас - самое время.
        - Не похоже, что у тебя ломка, - заметил киллер.
        - Это вопрос ближайшего времени.
        - Да и рассуждаешь ты довольно здраво.
        - Через сутки я превращусь в белковую развалину. - Робинс поднял умоляющий взгляд. - Если хочешь чем-то помочь, сделай это сейчас.
        - Мне говорили, - сказал Сильвер, - что ты один из лучших. Я поверил. А теперь оказывается, что на руках у меня клинический наркоман. Что для тебя наркотики?
        Хакер развел руками:
        - Наркотики. Менять что-либо уже поздновато. Возможно, без них я никогда не добился бы особых успехов. Иногда на трезвую голову в кибере просто нечего делать.
        - Вот это мы проверим прямо сейчас. - Сильвер поднялся с кресла. - У меня где-то завалялась пара таблеток.
        - Очень предусмотрительно с твоей стороны! - Хакер просиял.
        Сильвер прошел в кабинет и нашел один из своих тайников. В увесистой шкатулке хранилась внушительная коллекция: психотропные вещества, запрещенные к гражданскому обороту. Пачки, дермы, бутылки, флаконы и пластыри. Около пяти десятков наименований.
        Темный эльф остановил выбор на «Комавротиксе».
        Бирюзовые таблетки имели страшную отдачу. Потребность в них можно было заглушить, но только на время (что значительно укорачивало поводок).
        Сильвер спрятал шкатулку и вышел из кабинета.
        Хакер уставился на раскрытую ладонь темного эльфа. Длинные, извилистые папиллярные линии сводились в центре - на осколках бирюзы, режущих глаза.
        В другой руке Сильвер сжимал киберпространственную деку.
        Робинс переводил взгляд, не в силах сосредоточиться на чем-либо одном.
        - Ты получишь все сразу. - сообщил киллер. - Примешь «Комавротикс», затем нырнешь в киберспейс. Учти, другого шанса у тебя не будет.
        - Что от меня требуется?
        Сильвер понял, что сейчас Мэтью Робинс готов ринуться освобождать Повелителя голыми руками. После чего, впрочем, неминуемо затеял бы торг.
        - Требуется взломать защиту одного массива. Знаешь клуб «Купель зла»? Хакер кивнул.
        - Вот и отлично. Воды принести?
        - Спасибо, я так. - Робинс бережно принял таблетки. - Помнится, ты вроде говорил, что не позволишь воровать.
        - Я и не позволю. Нужно пробить лед, но ничего не трогать. Я обо всем договорился, проблем не будет.
        - Выходит, - насторожился Карнаж, - тот самый тролль?..
        - Тот самый. - Сильвер уселся в кресло и положил деку на стол. - В нашем деле он выступает в качестве посредника. Те, кому понадобились наши услуги, почему-то не смогли выйти прямо на меня. Впрочем, я не стал бы с ними разговаривать.
        - О ком вообще идет речь? - встрял хакер. - Если не ошибаюсь, «Купелью зла» владеет какой-то тролль. При чем он здесь?
        - Ты не ошибся, - ответил темный эльф. - Локхони просто посредник, через которого велись переговоры.
        - Впервые слышу, - сказал вервольф, прищурившись. - Наверное, Сильвер, ты просто забыл мне об этом сказать?
        - Я не забываю о подобных вещах. Ты не хотел работать на Локхони, ты и не будешь. - Сильвер усмехнулся. - Что меняет посредничество?
        Вервольф пожал плечами:
        - Все зависит от того, С КЕМ велись переговоры. Только не говори, что не знаешь.
        - Не стану. Но и сказать не могу. - Сильвер закинул ногу на ногу. - Во всяком случае, в ближайшее время.
        - Хотя бы намекни.
        - Не собираюсь. Да и вообще, какие могут быть переговоры СО МНОЙ? Время прошло, вы оба согласились.
        - Ага, под дулом пистолета, - буркнул Робинс.
        - Что, Мэт?
        - То, что мне без разницы, кто и с кем там вел переговоры Радует, что ты не сумасшедший фанатик
        - И все же меня это дело затрагивает гораздо больше, чем вас.
        - Ясен пень, - хмыкнул хакер.
        - Это, можно сказать, дело чести - как кость в горле, которая не позволяет голове опускаться. Мои предки веками водили Детей Ночи в битву.
        - Я всегда считал, - медленно проговорил Карнаж, - что это делал Повелитель Зла. Киллер вздрогнул.
        - Верно. Властитель приходил и уходил, каждый раз в новом обличье. Но союзники уничтожили его сотню лет назад.
        - Тогда о какой Империи ты говорил?
        - Какое наше дело? - улыбнулся Сильвер. - Нам платят реальные деньги. Что будет после - уже не наша забота. Но своего мы не упустим.
        - Если доживем, конечно, - заметил Робинс. - Что, как мне кажется, весьма проблематично.
        - Все, хватит, - сказал Сильвер, повышая голос. - Глотай таблетки, бери деку и принимайся за дело. Времени дается два часа. Провалишься, и вместо новой дозы получишь пулю в висок. То, что мы освободили не того парня, еще ерунда. Самым страшным может оказаться то, что я просто зря с тобой торговался. Все ясно?
        Хакер кивнул и спокойно забросил обе таблетки в раскрытый рот, затем направился к деке.
        - Хорошая машина, - одобрил он, перевернув деку вверх дном. - Только ты солгал, маркировки нет и не было.
        - Что это меняет? Хакер пожал плечами:
        - Она сгодится для серьезного дела.
        - Для дела мы купим новую. - Эльф поднялся на ноги.
        Робинс широко улыбнулся, уселся и подключил агрегат к ноутбуку. Сильвер поднял с пола оптоволокно. Когда контакт с Сетью возобновился, хакер вставил нейрошунты в разъемы за ушами.
        Через секунду Робинс ушел. Взгляд человека потерял осмысленность, а тело расплылось по контурам кресла.
        Сильвер наблюдал за его погружением, включив встроенный голопроектор в параллель с монитором; тусклая алая точка, блуждающая среди блеклых массивов в поисках
«Купели зла». Робинсу же открывалась совсем иная картина.
        Через полчаса хакер пробил защиту массива. Монитор мигал не поспевая за событиями в киберспейсе, голограмма и вовсе исчезала на целые секунды - отрывочные кадры, выхваченные из быстротечного действа.
        Лед «Купели зла» треснул, словно орех. В широкой трещине показались золотистые внутренности.
        Алая точка умчалась вдаль, так ничего и не тронув.

* * *
        Этой ночью Сильвер спал беспокойно, просыпаясь от того, что Робинс ворочался за стеной на диване.
        Киллеру снилось киберпространство и горящие алым огнем глаза Повелителя.

* * *
        Гудок. Второй, третий. Коннект.
        - Да, слушаю.
        - Доброе утро, господин Локхони.
        - Привет, Сильвер. Смотрел вчерашние новости?
        - У меня были другие дела.
        - Не сомневаюсь. Показывали фургон и тела в черных пакетах. Кто-то пристрелил несчастных охранников, представляешь?
        - Наверное, они просто не оставили другого выхода. Преступники знали свое дело.
        - Да, сработано качественно. Да и вы вчерашним вечером потрудились на славу. Хорошо, что я вовремя предупредил ребят; в противном случае в моей базе появилось бы с полсотни почетных членов.
        - Ваши специалисты пытались что-то сделать?
        - Да все без толку. Трое, представляешь?! Не мог же я сказать, что этим вечером будет взлом массива, а им должно стоять в сторонке!...
        - Тем не менее они оказались беспомощны. Так?
        - Совершенно верно. Последствия почти устранены.
        - Надеюсь, у вас нет претензий?
        - О чем ты, Сильвер? Какие претензии между друзьями?..
        Тишина. Секунда, две, три.
        - Господин Локхони, к делу. Наш знакомый приготовил деньги?
        - Конечно. Мы говорили о четверти суммы. На который из твоих счетов?
        - Пожалуй, на четвертый.
        - Как скажешь, Сильвер, четвертый так четвертый.
        - Сразу после перевода деньги отправятся дальше. Скажите нашему знакомому, чтобы даже не пытался проследить маршрут.
        - Думаю, ему это ни к чему. Это... существо твердых принципов.
        - Не все твердые принципы являются высокими, господин Локхони. Кроме того, передайте ему, пусть держит остальную сумму замороженной на каким-нибудь автономном счете.
        - Непременно. Ты уже заключил с НИМИ контракты?
        - Да, вчера. В устной форме.
        - На какую же сумму, позволь узнать?
        - Сто тысяч каждому. Те сорок тысяч, что я сэкономил, могут понадобиться на текущие нужды. Пусть наш друг переведет для начала тысяч десять на третий счет.
        - Хорошо. Надеюсь, ты понимаешь, что аванса компаньоны не получат.
        - Переживут.
        - Не будет успеха, не будет и денег. Кроме того, устная форма не дает им право требовать деньги от кого-либо, кроме тебя.
        - Верно.
        - Ты хитрая бестия, Сильвер.
        - Такая похвала - честь для меня, господин Локхони.
        - Когда приступаете?
        - Не ранее чем состоится перевод.
        - Значит, не позже чем сегодня.
        - В моих же интересах не затягивать.
        - Согласен. Я перезвоню.
        - Буду на связи.
        Гудки. Один, второй, третий.
        Дисконнект.

* * *
        Сильвер спрятал мобильник в карман и откинулся на спинку кресла. Перед глазами маячил разобранный диван, из ванной доносился громкий плеск воды - хакер не мог нарадоваться легкодоступным удобствам.
        Пульт голопроектора был удобно встроен в подлокотник.
        Канал всемирных новостей.
        Столкновения в Республике: люди-полицейские разгоняют разномастную толпу резиновыми дубинками, брандспойтами и электрошоком; крупный план - молоденький гоблин поджигает фитиль бутылки с зажигательной смесью; разбитые витрины, драки из-за особо ценных вещей; громкие лозунги на транспарантах - «Всеобщее равенство!», «Свободу Детям Ночи!», «Долой цензуру!».
        Сильвер усмехнулся. В молодых умах, как всегда, бурлят радикальные мысли. Присмотревшись, эльф понял, что в толпе бушующих студентов нет ни гномов, ни эльфов, ни представителей какого-либо меньшинства. Только люди и Создания Тьмы.

«Уж последним-то наверняка известно, - думал Сильвер, - что всеобщего равенства нет, да и быть не может - кое-кто всегда будет равноправнее, нежели все остальные».
        Киллер убавил звук. Все это повторялось из года в год. Студенты, брандспойты и лозунги.
        Никаких перемен.
        Темный эльф посмотрел на часы.
        В дорогу он никогда не брал много вещей. Темный эльф поймал себя на мысли, что никогда, собственно, не покидал Торментор, если не считать дурацкой поездки с Кристиной в лес, «на природу». Единственная природа, которая нравилась киллеру, это подземные пещеры или их искусные подделки. Леса были стихией ненавистных светлых сородичей.
        За пределами Торментора лежал огромный, неизведанный мир. Темный эльф почувствовал страх, щемящее предвкушение в груди.
        Смена темы: дикторша с раскосыми эльфийскими глазами принялась бубнить о сумятице на фондовой бирже Подгорного Царства. Голограмма пустынного зала.
        ...Там были земли Света, государства его извечных врагов, память о которых заложена в самой конструкции ДНК.
        Сильвер почувствовал восторг.
        ... Но там не будет Черной Цитадели, один лишь вид которой - обезображенная кратерами поверхность, незыблемая, словно воплощенная вечность, - придавал сил каждому слуге Повелителя.
        Сильвер почувствовал уверенность в собственных силах.
        Смена темы: открытие эльфами мемориального медицинского центра, в котором
«фронтовым ветеранам бесплатно окажут квалифицированную помощь». Голограмма: подтянутый мэр перерезает красную ленточку.
        ... Еще там будут эльфийские башни, скребущие небо, будут подземные мегаполисы гномов, но вряд ли будут небольшие уютные пещеры.
        Он собирался бросить им вызов: миллионам акров земли, миллионам существ, готовых растерзать его на куски.
        Он чувствовал ненависть.
        Он собирался штурмовать весь мир.
        Но это лирика. Конспирация, внезапность и маневренность - три главных принципа. Второстепенные: достойная оплата, разумный риск, а также моральное удовлетворение.
        Дверь открылась без стука. В зал вошел Карнаж, обнаженный по пояс. Половину лица оборотня покрывала густая черная щетина. Кивнув Сильверу, вервольф начал утреннюю зарядку.
        Поскольку Убежище не предусматривало гостевых комнат, Сильвер разместил вервольфа в рабочем кабинете. То ли того привлекли звуки голоса дикторши, то ли, разминаясь, Карнаж задевал руками книжные полки?
        Развитые мышцы играли под кожей. Темный эльф обратил внимание на странные шрамы, покрывающие спину Карнажа. Звериные метки оказались круглыми, размерами не превышающими среднюю монету ожогами, в центре же каждой размещались буквы древнего алфавита. Меток было девять. Красные отметины, образующие окружность на уровне лопаток.
        Смена темы: премьер-министр Конституционной Эльфийской Монархии вещал с трибуны парламента о необходимости принятия очередного законопроекта.
        Сильвер отключил питание.
        Из ванной вышел Робинс, вытирая полотенцем мокрую голову. Прием «Комавротикса» не прошел без последствий, запечатленных в нездоровом цвете лица, увеличении мешков под глазами и заторможенных движениях. Однако душ явно пошел ковбою на пользу.
        Сильвер поднялся с кресла.
        - Вытирайся и убирай постель. - Киллер присмотрелся к свежевыбритому хакеру. - Ты, я вижу, вновь воспользовался моей бритвой.
        - Можешь не бояться, лазер вирусы не передает, - огрызнулся Робинс. - К тому же ты меня уже проверил, забыл?
        - Нет. И все-таки бритва - вещь сугубо индивидуальная. Вервольф прекратил размахивать руками и стал отжиматься от пола - быстро и уверенно, на кулаках.
        Робинс подошел к дивану и стянул с него покрывато.
        - Не вздыхай, - усмехнулся Сильвер. - Нам предстоит многое сделать. Днем пойдем за покупками, а ближе к вечеру начнем выдвигаться. - Киллер повернулся к оборотню. - Майкл, когда ты хочешь получить деньги за освобождение Мэта?
        - Пожалуй, по мере необходимости.
        - Как скажешь.
        - Бери, пока дают, - посоветовал хакер.
        Вервольф не ответил. Робинс усмехнулся, покачав головой: мол, что с дурачка-то возьмешь?
        Сильвер отправился на кухню, когда в голове всплыла закономерная мысль. Что, если Локхони не переведет четверть миллиона?..
        Киллеру только хотелось думать, что его наниматель не осведомлен о нахождении Убежища. В любом случае гангстер не посмеет сюда сунуться.
        Но что, если сделка просто-напросто сорвется? Локхони ведь только посредник.
        Сильвер знал, ЧТО. Он не мог всего-навсего потребовать от вервольфа и хакера обещания держать язык за зубами. Поэтому полковнику придется сполна заплатить за двойную работу.
        Темный эльф принялся готовить завтрак. По утрам он ел редко, потому что и просыпался обычно ближе к обеду. Подумав, Сильвер вновь решил руководствоваться собственным вкусом.
        Явился Робинс, которому Сильвер тут же поручил нарезать хлеб; остальную работу делали автоматы и ультрамикроволновка.
        - Ты ничего не сказал по поводу моей работы, - начал хакер, орудуя ножом. - Но если из кибера я вынырнул живым, можно предположить, что испытание пройдено. Что скажешь?
        - Скажу, что ты прав. - Темный эльф наблюдал за отсчетом цифр на кухонной утвари, не подставляя спину вооруженному Робинсу. - Поздравляю.
        Хакер хохотнул:
        - Из твоих уст это звучит как отсрочка!
        - Я не обязан тебя разубеждать.
        - Верно. - Хакер помолчал. - Но кто заплатит мне за взлом массива?
        - Если мы оба доживем до конца операции, тебе заплатят сполна.
        - Но я хочу сегодня!
        - Никто не говорил, что тебе будут платить за каждую отдельную акцию. Ты согласился на целый РЯД операций, число которых не оговаривалось. Когда я вызволял тебя из фургона, мне пришлось убить одного из охранников, но я не требую отдельной оплаты.
        - Мне это неизвестно, - парировал хакер. - Зато Майклу почему-то полагается отдельная плата!
        - Твой побег был ЕГО испытанием, - терпеливо объяснял темный эльф. - А ты проходил свое уже ПОСЛЕ заключения договора.
        - Но мне тоже нужны карманные деньги! Сильвер покачал головой:
        - Ни к чему. Ты будешь на полном довольствии.
        - Ты слишком давишь на меня. - Робинс отложил нож. - Точно бульдозер какой-то.
        - Ничего, притерпишься.
        Хакер недоверчиво хмыкнул.
        После завтрака компаньоны удалились в зал, где включили голопроектор, а Сильвер решил разобраться с делами.
        Тихий кабинет, запертая дверь. Зашифрованные записи в рабочем блокноте: имена, даты, детали. Заказы на три месяца вперед. Сильвер даже не представлял себе, сколько времени продлится квест. Но и отменять ничего не собирался, потому как еще не успел взять ни единого аванса.
        Вряд ли Локхони станет трепать языком о том, что его главное стратегическое оружие находится в отъезде, а потому какое-то время этот факт продержится в тайне. Во всяком случае, Сильвер на это надеялся.
        Спрятав блокнот, темный эльф включил ноутбук и подключился к Сети. Главный нотариальный сервер, дождавшись снятия трехступенчатой защиты, выдал текст завещания. Сильвер внес несколько поправок, согласно которым «Бриллиантовый череп» после смерти завещателя отчуждался в собственность Кристины. Плюс половина аванса (с указанием номера и паролей банковского счета, который существовал пока лишь в голове темного эльфа). Успех операции обогатил бы Кристину еще на триста с лишним тысяч марок. В итоге - почти полмиллиона.
        Темный эльф не знал, достойна ли самка столь щедрого дара. Считал, что достойна, но чувствовал, что мог ошибаться.
        Далее. Вторую половину аванса и, соответственно, основной суммы получали приемные родители.
        По сто тысяч из суммы, находящихся на засекреченном счете (существующем уже реально), полагаюсь предъявителям бумаг, заверенных подписью завещателя.
        Сильвер пораскинул мозгами, гадая, как бы ему расплатиться с компаньонами, но не спровоцировать при этом собственную гибель. Найдя выход, киллер усмехнулся.
        Далее. Главному Департаменту полиции завещались документы и предметы, сокрытые до времени в банковских ячейках. С их помощью большинство преступных авторитетов Торментора окажутся если не на том свете, перестреляв друг друга, то под угрозой тюремного заключения (если уж Сильвер планировал будущее после собственной смерти, неплохо было бы раздать все долги).
        Вряд ли Кристине или родителям в связи с этим что-то грозило. Получив миллион эльфийских марок, они в любом случае будут нуждаться в профессиональной защите. К тому же невозможно отомстить мертвецу.
        Сильвер подтвердил изменения, расписавшись световым пером на мониторе; включил микрофон и продиктовал три кодовые фразы. Сервер проанализировал голос, сделал выводы о душевном и физическом состоянии клиента, после чего дал «добро». Электронный нотариус заверил завещание в течение нескольких секунд.
        Темный эльф выключил компьютер и несколько минут сидел, наслаждаясь одиночеством. А в самом деле, каково будет миру, если его не станет? Вряд ли ему удастся проверить.
        Создания Света всегда говорили, будто темные эльфы лишены души. С подобными заявлениями командиры Воинства Тьмы чаще всего соглашались.
        Киллер вышел из-за стола и открыл сейф. Внутри лежали нетронутые пачки новеньких купюр. Эльфийские марки, гномьи раллоды, людские илбуры. Разноцветные, чистенькие и свежие, словно утренняя роса на цветочной клумбе. Сильвер ощутил чудесный, непередаваемый аромат. Неправда, что деньги не пахнут.
        Эльф стал перебирать толстые пачки руками, которые всего пару раз за всю его долгую жизнь оказывались по локоть в крови. Однако киллеру казалось, будто на купюрах оставались большие красные пятна.
        Разложив несколько пачек по карманам, остальные Сильвер сложил в дипломат с кодовым замком. Счета и кредитные карточки - вещи, конечно, хорошие, но никогда не знаешь наверняка, где встретится очередной банкомат.
        Пустой сейф, выглядевший чрезвычайно уныло, тоскливо распахнул толстую дверцу. Руку оттягивали пятнадцать с лишним тысяч в эльфийской валюте, что отчего-то Сильвера не утешало. Постояв в нерешительности, он зачем-то запер сейф.
        Ему не хотелось покидать Убежище. В странах союзников будет слишком много Света, слишком много псевдо-Добра.
        Сильверу казалось, будто он окажется у всех на виду, словно пустынная ящерица, застигнутая рассветом слишком далеко от Убежища.
        Вокруг будут только враги. Но Сильвер не сомневался, что с некоторой толикой грима он вполне сойдет за привлекательного, загорелого человеческого самца. Вероятно, создания Света давным-давно позабыли облик своих извечных врагов - командиров Воинства Тьмы, жителей подземных пещер.
        Что же касалось прочих Детей Ночи, то они в изобилии расселились по странам союзников. Тех, кто не удостоился чести получить образование, союзники допускали лишь к примитивному физическому труду.
        Соплеменников Сильвера можно было пересчитать по пальцам - явно недостаточно, чтобы командовать даже столь скудной армией.
        Темный эльф неторопливо прошел в зал. Дипломат, набитый деньгами, опустился на журнальный столик. Сильвер сел в любимое кресло.
        Робинс и Карнаж смотрели голопроектор - канал эльфийских мыльных опер. Хакер хрустел картофельными чипсами, вервольф пил пиво из высокого бокала. Сильвер сел поудобнее и постарался вникнуть в перипетии сюжета, понимая, что это не удавалось даже постоянным зрителям.
        Высокая стройная эльфийка с кукольными чертами лица, владелица крупного поместья и большого состояния, узнает, что муж изменяет ей с ее же сестрой, далеко не столь богатой и влиятельной. Решившись на месть, эльфийка дает задание своему садовнику соблазнить сестрицу. Чуть позже неверному мужу богачки, работавшему адвокатом, попадаются документы, уличающие супругу в давней связи с простолюдином. Сценарист пошел дальше: учинив друг другу громкий скандал, оба супруга узнают от старой гувернантки, что их садовник является сыном главной героини, рожденным конечно же от простолюдина. Главная героиня незамедлительно падает в обморок, приходя же в себя, мчится к сестрице. Но конечно же оказывается поздно: эльфийка успела вступить в связь с собственным племянником. После пятиминутной рекламы законнорожденный сын главной героини - единственный наследник - узнает о потенциальном конкуренте. В течение нескольких минут он вступает в сговор с огромным троллем, который предлагает физически устранить бастарда...
        Когда голова Сильвера уже шла кругом, серия подошла к концу.
        Робинс испустил стон возмущения.
        - Не переживай, - усмехнулся Сильвер, переключая каналы. - Скоро ты сможешь увидеть воочию, как живут аристократы.
        - Вот как? - хакер оживился. - Тогда чего мы расселись?
        - Я жду перевода.
        - Надеюсь, аванса?..
        - Я тоже надеюсь. Нам предстоит сделать много покупок.
        - Может, - Робинс лукаво улыбнулся, - все-таки отстегнешь нам немного?..
        - Может быть. Но зачем тебе деньги?
        - Просто так, чтобы не чувствовать себя голодранцем. - Хакер прикусил губу. - Что, если я погибну при исполнении? Кто будет содержать семью, кто позаботится о престарелых родителях?..
        - У тебя нет семьи, Мэт. - Темный эльф покачал головой. - Ни братьев, ни сестер. А со своими родителями ты даже не был знаком.
        - Проверить-то не мешало. - Хакер развел руками. - Но что, если перевод не состоится?
        - Он состоится.
        Сильвер остановил бешеное мелькание каналов. Образовательный канал показывал документальный фильм про Эльфийский Заповедник, расположенный на Тиравниде - крупнейшем острове Светлого Архипелага. «Именно здесь, - вещал диктор, - в природной среде обитания находится один из трех единорогов, оставшихся от всей популяции...» Но вместо редчайшего зверя голограмма почему-то демонстрировала гребенчатого дракона - обитателя негостеприимных горных вершин.
        - Ну а что, если нет? - допытывался хакер.
        - Если же нет, - сказал Сильвер, теряя терпение, - мы попрощаемся и разойдемся по домам.
        - Мне не очень-то верится, что ты этим ограничишься.
        - Тогда-то вы поблагодарите меня за излишнюю скрытность. - Киллер помедлил. - По сути вам ничего не известно, Да и операция уже не состоится.
        - Но все в конечном счете упирается в то, - заметил хакер, - готов ли ты сменить место жительства. В качестве конспиративной квартиры эта уже не годится.
        И вновь Сильвер кивнул. «Люди, - хотелось ответить, - умирали по менее значительным поводам».
        - Перевод состоится.
        Какое-то время все наблюдали голограммы представителей вымирающих видов животных, охраняемых законом Конституционной Эльфийской Монархии. Грифоны, огнедышащие драконы, морские змеи, церберы и многие другие. Чтобы все эти монстры не пожирали друг друга, сотрудников и посетителей, Заповедник был разделен на множество частей. Каждому зверю отводилась территория в несколько акров, представляющая идеальную среду обитания данного вида, отделенную от внешнего мира решетками и электрическим током. Озера соседствовали с пустынями, а непроходимые леса размещались рядом с болотами.
        Наблюдая за головокружительной сменой ландшафтов, Сильвер подумал о Локхони. Ликвидация тролля могла решить многие проблемы, а также предотвратить возникновение других, но и сама по себе порождала ряд других. Сильвер не мог решить, что предпочтительнее.
        Наконец он сделал выбор.
        Сильвер улыбнулся собственным мыслям.

* * *
        Он вошел в клуб со двора.
        Дверь сторожил один-единственный тролль. Здоровяк зажал в клыках сигарету, выйдя на порог. Коренастый силуэт четко вырисовывался на фоне освещенного проема.
        Бесшумная очередь полоснула по дорогому костюму; белый искусственный свет покрылся алыми каплями.
        Тролль повалился на спину, царапая когтями линолеум, слабея с каждым вдохом. Сильвер переступил через тело, чтобы сделать контрольный. Голова тролля дернулась, глаза закатились, обнажив желтоватые белки. От сигареты, стиснутой мощными челюстями, поднимался белый дым.
        Сильвер двинулся дальше, предварительно закрыв дверь. Тело охранника девать было некуда, но темный эльф не собирался оставаться в клубе надолго.
        За стеной в бешеном ритме пульсировали мощные динамики.
        Коридор был пуст, впрочем, как всегда в это время. Обслуживающий персонал находился в танцевальном зале, удовлетворяя прихоти клиентов. Это Сильвера вполне устраивало. Он также чувствовал себя в некотором роде клиентом, явившимся расплатиться по счету.
        Киллеру нравилось это новое чувство. Прежде ему только дважды доводилось ликвидировать собственных заказчиков, но это происходило так быстро, что он даже не успевал насладиться происходящим.
        Сильвер шаг за шагом приближался к заветной двери, ступая бесшумно, как кошка. Вдох за выдохом, выдох за вдохом. Воздух был наполнен дисперсной взвесью страха, предвкушения и жажды, не имеющей отношения к прозаичному потреблению жидкостей.
        Флюиды животного страха текли из-за угла. Сильвер мог идти по этому следу, даже не зная точного местонахождения жертвы. Но он знал. Осторожно выглянув из-за угла, темный эльф увидел двух огров, развалившихся на стульях рядом с дверью.
        Киллер перехватил автомат поудобнее
        Тупые монстры еще не успели потянуться к кобурам, когда стройный силуэт, очертания которого смазала скорость, открыл огонь. Пули покидали длинный глушитель, окутанные снопами оранжевых искр, чтобы тут же проникнуть внутрь громадных тел. Кусочки раскаленного металла раздвигали мягкие ткани, крушили толстые кости, вгрызались в беззащитные внутренности.
        Сильвер поднимал ствол, неуклонно проводя пунктирную линию к воротничкам. Едва различимое шипение автомата сопровождалось влажным чмоканьем. Эльф мог убить их мгновенно, но инстинкт самосохранения забито молчал.
        Внезапно кончились патроны. В теле каждого охранника было не менее десяти дырок, но они по-прежнему стояли на ногах. Невероятно. Эльфу и раньше приходилось убивать отров, однако он раз за разом поражался живучести тупых созданий.
        Огр, стоявший ближе напарника, пошатнулся, едва не упал, но сделал-таки шаг. Пасть на серой морде распахнулась, выронив язык. Между клыков хлынула густая красная кровь. Она же капала с когтей трясущихся лап.
        Сильвер покачал головой. Просто невероятно. Феноменальная жизнеспособность. Единственное, чем боги обделили огров, так это мозгами стандартных размеров.
        Темный эльф вынул пустую обойму, спрятал в карман и достал новую. Эти охранники заставили его уважать себя; они явно заслуживали лучшего хозяина.
        Сильвер добил их быстро, всадив каждому по пуле в глазницу. Огромные тела повалились на пол. Киллер перешагнул через них, постучал в дверь и немного помедлил, прежде чем войти.
        Локхони стоял, отгородившись от мира письменным столом. В костистой лапе тролль сжимал большой никелированный пистолет. Сильвер улыбнулся и развел пустыми руками, ощущая, как автомат покачивается под пиджаком на ремне.
        Тролль немного расслабился и опустил пистолет.
        - Сильвер? Зачем пожаловал? И что это за странные звуки?
        - Которые? - Сильвер продолжал невинно улыбаться. - Короткие шипящие или длинные глухие?
        - И то, и другое. - Гангстер нахмурился. - Что это было? Сильвер продолжал улыбаться, держа на виду безоружные руки.
        - Отвечай, - рявкнул Локхони, - черт тебя дери!...
        - Короткие - это выстрелы, смягченные глушителем. Два длинных и глухих - звуки падения ваших телохранителей. Оба мертвы. Как и охранник у служебного входа.
        - Ты сошел с ума? - Локхони начал медленно поднимать пистолет. - Кто это сделал?
        - Я.
        Темный эльф выхватил пистолет.
        Выстрел грянул незамедлительно. Манжета Локхони обагрилась алым. Застонав, тролль выронил пистолет.
        - Это сделал я, господин Локхони, находясь в здравом рассудке и твердой памяти. А теперь убью вас.
        - Ты сделаешь большую ошибку, Сильвер! - Локхони шипел, зажимая рукой раздробленное предплечье. - Давай подумаем, мы наверняка сможем договориться...
        - Не сможем. Мне заплатят миллион, если я справлюсь с заданием. Естественно, мне не нужны лишние проблемы. Однако я не могу избежать их появления, не устранив предварительно вас. Тут вы просчитались.
        - Назови свою цену, Сильвер! Я заплачу!... Темный эльф покачал головой:
        - Если бы у вас была такая сумма, я бы давно вас убил. К тому же это дело чести.
        - Чести? - Гангстер хрипло рассмеялся. - У наемных убийц не бывает чести!...
        - Ничего личного, господин Локхони. - Сильвер нажал на спуск. На сорочке тролля расцвел алый цветок. - Впрочем, кое-что все-таки есть. Я живу сотню лет. По сравнению с этим сроком наше знакомство едва состоялось, но вы успели мне до смерти надоесть.
        Локхони распахнул пасть, но вместо того, чтобы ответить, начал беззвучно заваливаться на бок. Сильвер вновь выстрелил. В центре лба тролля, прежде чем он достиг поверхности пола, появилась маленькая красная точка.
        Темный эльф вышел из кабинета и плотно закрыл дверь.

* * *
        - О чем задумался, Сильвер?
        Эльф вздрогнул. Поднес руку к лицу, потер глаза.
        Ерунда какая-то. В «Купели зла» нет и было служебного входа - только парадный. В противном случае киллер ходил бы только через двор.
        - Выбираешь, - хакер ухмылялся, - каким именно способом отправить нас на тот свет? Вервольф глядел не моргая.
        - Я действительно решаю проблему, - ответил Сильвер, - но к вам она не имеет отношения.
        - Какую, если не секрет?
        - Целесообразность ликвидации Локхони. Определенно, он - слабое звено.
        - Если ты боишься предательства, почему вообще согласился?..
        - Потому что не мог поступить иначе. - Сильвер убавил звук голопроектора, вещавшего о редких видах морской флоры. - Заказ следует если не выполнить, то хотя бы проверить. Это мой долг, Локхони знает об этом.
        - Что ж, на твоем месте я бы тоже опасался.
        - А ты и так будешь рядом, - напомнил Сильвер, усмехнувшись.
        Хакер на минуту задумался.
        - У него хватит сил на настоящую ловушку?
        - Несомненно. Однако это не его стиль работы. Он должен быть уверен на все сто в том, что жертва отправится на тот свет, иначе не платил бы мне несуразные суммы за плевую работу. - Сильвер усмехнулся. - И уж, конечно, не рискнет связываться со мной, если останется одна-единственная вероятность потерпеть неудачу. Попытка будет только одна, а потом я за ним приду.
        - Понятно. - Робинс принял более удобную позу. - В таком случае, я не понимаю, какой ему вообще резон подстраивать ловушки? Он связался с тобой по единственной причине - чтобы держать как можно дальше от собственной персоны.
        Сильвер кивнул.
        - Тебе кажутся верные вещи. Именно так мыслит Локхони.
        - В таком случае, - подал голос Карнаж, - какие проблемы? Этот тролль труслив, как пуганый кролик.
        - Страх, как известно, порождает агрессию. Когда-то ему было страшно оттого, что я бродил неподалеку, сейчас же оттого, что я слишком близко. Бессонными ночами ему видится, как конкуренты сулят мне куда более несуразные суммы.
        - Что, были попытки? - спросил хакер.
        - Были.
        - И... что?
        - Ничего. Нет смысла менять шило на мыло.
        - Локхони устроит себе большой праздник, - Карнаж потер заросший подбородок, - когда ты уедешь из Торментора. Какой ему смысл гадить на дороге?
        - Чтобы я не вернулся. - Киллер помедлил. - Локхони будет действовать обычными методами. Станет выжидать момента, чтобы нанести коварный удар.
        - Какой, например?
        - Например, может предупредить союзников о том, чтобы они подготовились к нашему приезду. Пироги, красные ковровые дорожки и все такое прочее.
        - Тогда давай просто, - вервольф провел пальцем по горлу.
        - Погоди. - Хакер поднял руку. - Локхони - посредник. Есть ли возможность выйти на самих заказчиков?
        - Найдется, - темный эльф кивнул. - Представьте, придется заявиться к ним лично, чтобы сказать: «Эй, ребята, я грохнул посредника, давайте работать напрямую».
        Компаньоны призадумались.
        - Я решил отложить такое решение, - продолжил Сильвер, - потому как остается возможность, что денег нам никто не заплатит. Они могут просто нанять других киллеров, вервольфов и хакеров.
        Робинс вздрогнул:
        - Тогда убийство отменяется. Локхони должен жить.
        - Но при этом необходимо обезопасить тылы. - Карнаж посмотрел на Сильвера. - Как насчет других вариантов?
        - Их не так уж много. Внимания же заслуживает только один.
        Хакер улыбнулся собственной догадке:
        - Шантаж. Компромат.
        - Я скопил кое-какие бумаги, несколько пленок, - подтвердил Сильвер. - Они хранятся в банковском сейфе. Следует предупредить об этом Локхони.
        Некоторое время все трое наблюдали голограммы редчайших представителей флоры и фауны Тверди.
        Робинс первым нарушил молчание:
        - Ты ведь решил это загодя, верно?
        - Да. - Сильвер ответил без промедления, потому как знал следующий вопрос. - Конечно, я все решил.
        - Тогда зачем обсуждал?
        - Потому, что теперь мы - команда.
        Робинс открыл было рот, ничего не сказал и вновь повернулся к голограммам. Чешуйчатый тюлень бил о льдину длинным хвостом.
        Через полчаса раздался сигнал мобильного. Эту часть своей жизни Сильвер провел крайне занимательно - он узнал чрезвычайно много о ловле стеклянных бабочек.

* * *
        Гудок. Один, другой. Коннект.
        - Говорите.
        - Сильвер, это я.
        - Слушаю, господин Локхони.
        - Все в порядке. Аванс на четвертом, десять штук на третьем. Как договаривались.
        - Отлично.
        - Наш общий друг предлагает сделать тебе кредитную карточку.
        - Спасибо, не стоит. Карточку я сделаю сам - это слишком личная вещь.
        - Знаешь, он тебя уважает. Как профессионал профессионала.
        - Я польщен.
        - Что-то не заметно. Пауза.
        - М-да. Когда приступаете?
        - Завтра.
        - Еще утром ты говорил, что сегодня.
        - Вы перевели деньги недостаточно быстро.
        - Знаешь, это не от меня зависело!
        - Значит, не нужно извинений. Наш клиент ждал сотню лет; неужели трудно подождать еще одну ночь?
        - Ну, тебе виднее. Делай как знаешь.
        - Господин Локхони...
        - Да?
        - Если все это - блеф, лучше сразу признайтесь.
        - Не понимаю, о чем ты.
        - Если со мной что-то случится, полиция получит очень интересные пленки, на которых запечатлена ваша искусная актерская игра.
        Пауза.
        - Это не очень-то красиво с твоей стороны, Сильвер. Я, разумеется, не могу ни в чем признаться, поскольку, собственно, не в чем.
        - Ваши интересы мне неизвестны, господин Локхони.
        - Приезжай ко мне, мы все обсудим.
        - У меня много дел. Возможно, мы виделись в последний раз.
        - Это меня и пугает. Что, если с тобой действительно что-то случится?.. Я, разумеется, не буду иметь к этому никакого отношения, но...
        - Я оставил для вас лазейку. Переведите после моей смерти на второй счет семьсот пятьдесят тысяч марок.
        - И тогда?..
        - Полиция ничего не узнает.
        - А если ты не справишься? За что нам платить?
        - Платить придется вам, господин Локхони, исключительно за личную безопасность. Молитесь, чтобы со мной ничего не случилось. Я же буду уверен, что тыл под контролем.
        - Ошибаешься. К твоим родителям подобраться трудновато, но как насчет человеческой самки?..
        - Вы не первый, кого посещает подобная мысль. Вам она нужна живая, поэтому я приеду в Торментор. Понимаете, что из этого выйдет?
        Пауза.
        - Если полиция получит пленки, я отомщу.
        - Мертвецу мстить бесполезно. Если вы решитесь на такую глупость, учтите, что в случае смерти девушки или какого-либо на нее покушения полиция также получит документы, но другие. Это же касается и моих родителей. Передача улик произойдет помимо их воли.
        - Ты всегда был жестоким.
        - Как и мир вокруг стен. Никто не сможет отсидеться в сторонке, каждый должен чем-то пожертвовать. Вы, к примеру, спокойствием, я же могу пожертвовать собственной жизнью. И конечно, жизнью моих спутников. Пауза.
        - Я также заинтересован в вашем успехе.
        - Теперь я вам верю.
        - Помнишь, я говорил о своих соплеменниках?
        - Двух громилах-троллях? Помню.
        - Ты согласен принять их в команду?
        - Кто оплатит их услуги?
        - Я, можешь не волноваться. Наш общий знакомый утверждает, что ты волен нанимать тех, кто тебе действительно нужен. Я был вынужден с ним согласиться, но это произошло еще до нашего с тобой разговора. - Пауза. - Так как?
        - Я думаю.
        - Сильвер, они пригодятся. Отличные, крепкие ребята.
        - Хорошо, я согласен. Назначьте пенсию их иждивенцам.
        - Все что угодно. Когда ты готов с ними встретиться?
        - Дайте мне номера телефонов.
        - Секунду... Знаешь, так сразу не вспомню. Наверное, пришлю сообщение.
        - Присылайте. Я свяжусь с ними после.
        - Вот и отлично. Буду с нетерпением ожидать звонков.
        - Не обижайтесь, господин Локхони, если я не буду звонить слишком часто.
        - Не обижусь. Ты помнишь имена? Я имею в виду тех, у кого ты намерен нечто позаимствовать?..
        - Их не так много.
        - И все-таки я не стану менять телефон. Удачи тебе, Сильвер. Я говорю это от чистого сердца.
        - Звучит крайне странно, господин Локхони. Прощайте.
        Гудки. Один, второй.
        Дисконнект.

* * *
        Локхони скрежетал зубами от ярости.
        Он, разумеется, знал, что Сильвер - редкая сволочь, но не до такой же степени!..
        Резкая боль заставила тролля очнуться от транса. Локхони с удивлением посмотрел на свои большие руки, от которых в мозг поступали короткие импульсы. С трудом разжав кулаки, тролль обнаружил источник боли - длинные когти глубоко вонзились в ладони.
        Останки мобильника усеивали поверхность столешницы.
        Встав с кресла, Локхони принялся ходить кругами по кабинету. Обычно он так не делал, однако сейчас адреналин не давал усидеть на месте. Больше всего гангстеру хотелось схватить Сильвера и медленно, растягивая удовольствие, открутить ему голову. Эта мысль вытесняла все прочие.
        Локхони мог бы отыграться на ком-нибудь из подчиненных, но не сейчас. Следовало сосредоточиться и как следует все обдумать, пока каждое слово еще свежо в памяти.
        Локхони заставил себя сесть в кресло, смахнул со стола кусочки пластика - все до единого, за исключением золотистой чип-карты, - затем проделал ряд дыхательных упражнений, дожидаясь, пока адреналин перегорит в крови.
        Кажется, все. Тролль погрузился в себя, машинально царапая когтями многострадальную столешницу.
        Сильвер загнал его в угол, следовало отдать ему должное. Локхони был не настолько уверен в собственных бойцах, чтобы открыто бросить вызов лучшему киллеру города. К тому же полковник тайной полиции мог косо посмотреть на такие разборки. Теперь темный эльф находился на его содержании.
        А ведь все, чего Локхони хотел, это максимально расширить дистанцию между собою и Сильвером. Собственно, того, на что проклятый эльф дал добровольное согласие. Локхони вполне мог понять киллера, поскольку и сам никому не доверял. Другое дело, что такое коварство стало для него полной неожиданностью.
        Тролль вновь стиснул челюсти. Хотелось чего-нибудь выпить, желательно пинту-другую чистого спирта, но это подождет. Сейчас нужно думать. Выработать стратегию, на основе которой построится тактика.
        Самое интересное, что не представлялось возможным проверить, не блеф ли все эти угрозы. Локхони не знал, которая из адвокатских или нотариальных контор обслуживала Сильвера. С существами из плоти и крови гангстер еще мог договориться, но вполне могло статься, что свое завещание Сильвер хранил в одном из сетевых архивов. С киберпространством у Локхони всегда были проблемы (особенно с учетом того, что один из лучших специалистов работал на Сильвера).
        Тролль не допускал и мысли, что Сильверу удастся задуманное. Повелитель, орбитальная станция - все это казалось сказкой, но темный эльф считал своим долгом ПОВЕРИТЬ.
        Так что его гибель - вопрос ближайшего времени.
        Следовательно, пленки достанутся в наследство полиции.
        Тролль был близок к тому, чтобы поддаться панике. На содействие полковника он уже не надеялся. Гоблин его ненавидел и не особенно скрывал своих чувств. Главный исполнитель найден, контракт заключен, деньги на счету. Локхони уже начал сожалеть, что не запросил комиссионных: деньги не бывают лишними. Как и всегда, рассчитывать приходилось только на себя.
        Помимо нотариальной конторы Локхони требовалось отыскать и сам компромат, который наверняка хранился в каком-то банковском хранилище. Если же один из влиятельнейших гангстеров города начнет проводить полномасштабный поиск, незамеченным этот факт не останется. Предмет поиска может самостоятельно всплыть на поверхность, поскольку такие вещи не тонут.
        Оставался один выход - ждать. А также внимательно следить за тем, чтобы с этой человеческой сучкой - подстилкой Сильвера - ничего не случилось. Причем совершенно безвозмездно.
        Также требовалось назначить охрану непосредственно киллеру. Лишняя пара быстрых стволов дала бы Локхони небольшую отсрочку, во время которой - кто знает? - мог найтись неожиданный выход. К тому же глаза и уши в стане врага еще никому не помешали.
        Если же что-то случится с самим темным эльфом... Вернее, КОГДА это случится... В общем, скучать не придется.
        Локхони пришло в голову, что Сильвер в свое время имел контакт со многими преступными авторитетами. Они приходили и уходили, а столетний эльф оставался. Значит, улик скопилось немало. Их обнародование Сильвер мог включить в завещание
        - это вполне в его стиле. Однако Локхони меньше всего волновало, будет ли у него за решеткой компания.
        Помимо всего прочего, оставался один-единственный шанс, что Сильверу неимоверно повезет. Теперь Локхони надеялся на это всем сердцем, в котором медленно разгоралось черное пламя. Кто знает?.. Боги любят безумцев. Один шанс на миллион эльфу был гарантирован.
        Локхони ударил по столу кулаком.
        Молиться, волноваться и ждать.
        Где там чертов спирт?!

* * *
        Сильвер спрятал мобильник и посмотрел на компаньонов. Робинс первым нарушил молчание:
        - Знаешь, Сильвер, ты социально опасен.
        - Знаю. Социум может катиться ко всем чертям.
        - Вот-вот, - хакер кивнул. - Ты... говорил правду?
        - Насчет компромата?
        - Да.
        - Они действительно разбросаны по нескольким банкам.
        - Тебе, должно быть, понадобились километры пленки. - Робинс ухмыльнулся. - Уверен, бояться должен не только Локхони.
        - Ты не ошибся. Скучать за решеткой ему не придется.
        - В таком случае, - заметил Карнаж, - тебе давным-давно не было нужды работать. Ты мог спокойно жить на проценты, не опасаясь за собственную жизнь.
        Сильвер покачал головой:
        - Тут ты заблуждаешься. Во всеуслышание объявить о своих секретах было бы в высшей степени неразумно. На меня и на мои сбережения могла тут же начаться охота - как полицией, так и самими гангстерами. - Сильвер помедлил. - К тому же я не работал в полном смысле этого слова. Это, скорее, сродни хобби.
        Робинс распахнул глаза:
        - Как может убийство по заказу быть простым хобби?!
        - Очень просто. Потому что больше ничего не осталось.
        - Но убийство, как таковое, не приносит тебе удовольствия?
        Эльф на секунду задумался, сказать ли правду или соврать.
        - Пожалуй, нет.
        Хакер мгновенно расслабился.
        - Скорее, - продолжил Сильвер, - оно приносит мне моральное удовлетворение.
        Хакер напрягся, бросил на дверь затравленный взгляд.
        - Мэт, - эльф усмехнулся, - я не бешеный бес, чтобы убивать всех без разбору. Мне больно смотреть на то, во что превратилась Империя. Союзники пируют на ее останках, а подонки вроде Локхони дерутся из-за жалких подачек.
        Хакер открыл было рот, помедлил и ничего не сказал.
        Сильвер усмехнулся:
        - Знаю, о чем ты подумал. Я убивал гангстеров с такой же легкостью, как гномов, эльфов или людей. Все те, кого я отправил на тот свет, это заслужили. Так или иначе.
        - Ты не пробовал подыскать себе другое занятие?
        - Уже пытался, и не раз. - Сильвер покачал головой. - Ничего не вышло. Теперь я понимаю, что это Судьба.
        - Ты скопил немало, чтобы открыть собственный бизнес. За тебя могли работать другие.
        - Возможно. Но так просто меня бы не оставили в покое. Хороших бизнесменов, юристов и медиков много; хорошие же киллеры - большая редкость.
        - Ты мог покинуть Торментор.
        - Нет. - Я слишком люблю этого монстра.
        - Но сейчас-то тебе придется это сделать!...
        - Потому что у меня нет другого выбора. - Сильвер нахмурился. - По-моему, мы отклонились от темы.
        - На чем же мы остановились?
        - На том, что я не мог объявить о секретах.
        - Да, верно. - Робинс задумался. - На тебя бы началась охота... Уверен, ты в состоянии себя защитить, а также своих близких. Но теперь ты вынужден покинуть Торментор, а им по-прежнему нужна защита. По-моему, ты нашел единственно верное решение.
        - Мне тоже так кажется, - кивнул Сильвер. - Локхони можно назвать кем угодно, только не дураком. Теперь он будет вынужден отрядить нескольких головорезов для охраны Кристины.
        Робинс удивленно поглядел на темного эльфа:
        - Твоей девушки?
        - Можно сказать. Мы вроде бы расстались, но я по-прежнему не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось.
        - Очень интересно. - Хакер оживился. - По-моему, Кристина - это человеческое имя.
        - Это тебя удивляет? В Торменторе только одна темная эльфийка - моя приемная мать. Все остальные живут за тысячи миль.
        - Я думал, что эльфы не встречаются с представителями низших рас.
        Сильвер стиснул подлокотники кресла.
        - Если ты еще не заметил, - сказал он, расчетливо бросая в воздух каждое слово,
        - довожу до твоего сведения, что я не просто эльф. Я - Создание Мрака. Если бы мои желания исполнялись, светлое племя сию же секунду превратилось бы в радиоактивную пыль. Понятно?
        Хакер поежился на диване от этой вспышки кристаллизованной ярости.
        - Вполне. Извини, я не хотел тебя обидеть.
        Сильвер тут же расслабился. «Действительно, - спросил он себя, - какая разница? Он ведь просто человек, а потому очевидные истины до него не доходят».
        Темный эльф поднялся и вышел из зала. Зайдя в кабинет, Сильвер несколько минут разглядывал высокие, до потолка, стеллажи. Здесь было все: энциклопедии, справочники, словари, альбомы, классика, беллетристика. По-настоящему все это ему так и не понадобилось.
        Взяв компьютер, киллер вернулся в зал.
        Вокруг голопроектора бесшумно кружили модели космических кораблей и орбитальных спутников: очередной фильм, но уже об освоении близлежащего космоса. Сильвер с усилием заставил себя отвернуться.
        ГДЕ-ТО ТАМ, ВНУТРИ ОДНОЙ ИЗ ЭТИХ ЖЕСТЯНОК, СПАЛ ПОВЕЛИТЕЛЬ - ОКРУЖЕННЫЙ МРАКОМ И ХОЛОДОМ, НИЗВЕРГНУТЫЙ В БЕЗДНУ.
        Вервольф старательно заполнял пробелы в образовании. Робинс, боясь шевельнуться, сам не свой сидел на диване. Темный эльф поймал себя на мысли, что теперь ему не хватает постоянного звукового фона.
        - Мэт, таким ты мне не нравишься.
        Робинс жадно посмотрел на включенный компьютер.
        - Что ты собираешься делать?
        Сильвер подключил оптоволокно, используя свое гражданское право на использование ресурсов Сети.
        - Собираюсь убедиться в том, что деньги на счету, - ответил Сильвер. - А затем буду переводить их с одного счета на другой.
        - Для чего?
        - Чтобы их след затерялся в Сети. Чтобы Локхони или наши наниматели не имели возможности постоянно контролировать наши расходы. Откуда мне знать, вдруг руководство банка у них под колпаком?
        - Действительно, неоткуда. - Хакер поерзал на диване. - Но с каждого перевода ты будешь терять проценты.
        - Пожадничав, можно потерять гораздо больше. - Киллер вошел в массив банка
«Сильмарилл», появился стандартный интерфейс. Сервер банка, определив телефон, поприветствовал клиента, но тут же затребовал кредитную карточку. Сильвер вставил кусочек пластика в сканер, после чего последовательно ввел три пароля. - Похоже, деньги на счету. За ними наблюдает не одна пара глаз.
        Хакер хмыкнул:
        - По-моему, у тебя действительно мания преследования.
        По залу летала голограмма круглого спутника, вокруг которого медленно разворачивались солнечные батареи.
        - В наше время, Мэт, доверять нельзя никому. - Сильвер вновь посмотрел на монитор, любуясь четырьмя нулями. - Нужно обрубить все концы и спокойно работать, не опасаясь удара из тыла. Получить оставшуюся часть будет не трудно, гораздо труднее выполнить задание и остаться в живых.
        Темный эльф набрал пароли доступа к третьему счету, вставил другую карточку и приплюсовал десять тысяч к четвертому. Отменив ликвидацию опустевшей ячейки, Сильвер ввел название банка и номер счета, на который требовалось перевести всю сумму. Его тут же уведомили о двух процентах, которые составят стоимость услуг. Киллер подтвердил намерение, и «Сильмарилл» мгновенно перебросил его в «Твердыню гномов».
        Сильвер вышел из Сети и откинулся на спинку кресла.
        Голопроектор тем временем демонстрировал внутренности орбитального Центра Развлечений для очень, очень состоятельных существ. Вид казино сменился спортивным комплексом. Эльфы-спортсмены, которых притягивали к беговой дорожке всего сорок процентов притяжения Тверди, демонстрировали чудеса скорости.
        Вскоре голограмма унеслась прочь от Центра. Следующим пунктом стояла община Детей Ночи, обосновавшихся на орбите в древней исследовательской станции. Сильвер смотрел на эту развалюху, плавающую в вечной пустоте; оборванных нелюдей, плавающих внутри развалюхи. Темным эльфом одолевали стыд, отвращение и мысли, расцвеченные алым. Империи нет. Создания Тьмы вынуждены искать прибежище вне родной планеты, там, где над ними не властны законы союзников.
        Робинса гонения нелюдей интересовали куда меньше эльфийских красот. Зато вервольф с явным интересом наблюдал за тощими созданиями Ночи, переползающими, словно пауки, с одной переборки на другую.
        Жалкое зрелище.
        Зато повсюду были развешаны флаги Империи - черный фон, желтый круг солнца, который сжимала когтистая лапа.
        Сильвер вздохнул, убавил звук и вновь повернулся к компьютеру. Отсоединил оптоволокно, достал сотовый и подключил его к модему.
        - А сейчас что ты делаешь? - спросил хакер.
        - Собираюсь перевести деньги на очередной счет. - Сильвер усмехнулся, глядя на монитор. - Вот только теперь с меня требуют целых три процента. Жадные твари. Но делать нечего...
        Темный эльф достал аппарат, принадлежащий Карнажу, чтобы с его помощью вновь подключиться к Сети.
        - Нанимателям и Локхони известны мои номера, - пояснил киллер. - Проследить за перемещением денег они могли только на первом этапе. Теперь их специалисты наверняка кружат вокруг второго банка, пытаясь засечь один из известных телефонов. Поэтому я воспользовался твоим.
        Вервольф серьезно кивнул.
        - Теперь я подключусь к серверу третьего банка. Для полной же уверенности следует купить новый чип. Сомневаюсь, что у них так много специалистов, чтобы перекрыть все банки.
        Робинс покачал головой:
        - Достаточно и пары толковых ребят, если они висят на банковских каналах. Если твои наниматели - существа влиятельные, они вполне могли это устроить.
        - Пусть так, - не стал спорить эльф. - Они могут висеть там до скончания века, дожидаясь меня. Во всяком случае, эта схема меня еще не подводила.
        Хакер задумался. Сильвер подтвердил перевод.
        - Но у тебя есть нейроразъемы, - наконец сказал Робинс. - Ты прячешь их за волосами.
        - Верно, есть. - Киллер отключил компьютер. - Что отнюдь не говорит о моей любви к киберпространству.
        - Ты мог бы сказать мне, - хакер хитро улыбнулся. - Денег не нашел бы НИКТО.
        Сильвер поднялся на ноги.
        - Подозреваю, что «никто» распространялось бы даже на меня. Как ты мог понять, я не дурак, поэтому не вздумай играть в одиночку. - Киллер развернулся к двери. - А теперь собирайтесь. Мы едем за покупками.
        Когда все расселись в чреве «Кентавра», а Робинс наконец-то оставил попытки вскрыть системный блок бортового компьютера, Сильвер выехал из гаража.
        Послеполуденное солнце ударило по лобовому стеклу раскаленными иглами, отразилось в очках темного эльфа, проникло внутрь зрачков. Киллер прищурился. Здесь его дом. А что будет в землях союзников?..
        Сильвер миновал деловую часть Старого Центра и выехал на Проспект, где находились крупнейшие супермаркеты, но через несколько кварталов свернул.
        - Ты куда? - спросил Карнаж. - Я думал, мы едем за покупками.
        - Так и есть, - кивнул Сильвер. - В этих бараках продают дерьмо, а нам не нужен ширпотреб. Верно, Мэт?
        Хакер оторвался от изучения компьютера.
        - Что? Да, конечно... Одежда не имеет значения. Что она, как не подобие звериных шкур, которыми наши предки прикрывали свои телеса?..
        - Сильвер рассмеялся:
        - В то время, когда происходил этот процесс, МОИ предки вовсю ковали стальные мечи.
        - Ядерную бомбу, - буркнул Робинс, - если не ошибаюсь, тоже придумал кто-то из ваших.
        - Мы, кстати, этим очень гордимся.
        - Факты - упрямая вещь. Кто бы мог подумать, что однажды люди станут доминирующей расой?..
        - Никто, - признал Сильвер. - Действительно, вас не остановили даже бомбы. Как бы там ни было, вы оба приобретете дорогую, качественную одежду. Кроме того, в небольших магазинах не бывает толчеи.
        Темный эльф снизил скорость и прижался к обочине, высматривая магазины готового платья. Он решил не акцентировать внимания на том, насколько примечательна компания, состоящая из темного эльфа, байкера с волчьими повадками и тщедушного паренька, похожего на огородное пугало.
        - Какое это имеет значение? - спросил Карнаж. - Мы ведь уезжаем или не так?
        - Так, - кивнул Сильвер. - И все-таки осторожность не помешает. Легавые уже все ноги сбили, разыскивая Мэта.
        Хакер встрепенулся, быстро оглядел широкую улицу. Раскаленная солнцем стеклянная поверхность, по которой ленивыми мухами ползли пешеходы.
        Изнутри салона казалось, что снаружи простиралась пустыня, хотя температура была немногим выше нуля.
        Сильвер помнил, каким должен быть Торментор в это время года: водяные струи, изрешетившие тучи; морозная накипь; голые ветви уснувших деревьев. Сейчас же кое-где нагло проглядывала зеленая листва, продолжавшая жадно поглощать ультрафиолет.
        - Не бойся, Мэт, - сказал Сильвер. - Чем меньше магазин, тем больше там ценят клиентов. Мы найдем самый маленький
        - Можно руководствоваться собственным вкусом? - спросил Карнаж. - Или есть пожелания? Хакер взволнованно облизнул губы:
        - Предупреждаю: я не собираюсь одеваться, как ты, Сильвер. От жестких воротничков у меня аллергия.
        - Именно поэтому, - усмехнулся Сильвер, - я не везу вас в свое любимое заведение. Но предупреждаю: если одежда окажется недостаточно практичной или же слишком броской, что помешает вам исполнять свои обязанности, это будет расценено как саботаж.
        Карнаж молча кивнул.
        - Как скажешь. - Робинс вновь потянулся к блоку компьютера. - Только бы не воротнички.
        - Оставь комп в покое, - потребовал Сильвер.
        - Ревнуешь? - В глазах хакера заплясали веселые искры. - Вижу, есть порт для деки. Значит, в кибер можно входить прямо во время езды. Класс. Что за процессор?
        - Какой бы ни был, мы возьмем его с собой. Приехали.
        Сильвер припарковал «Кентавра» у обочины. Напротив машины - ну просто крохотный магазинчик, единственная витрина которой была заставлена подобиями тел представителей человеческой расы. В других аквариумах, сдавивших магазин с обеих сторон, людям отводилась менее значительная роль.
        - Прошу, - сказал темный эльф, уступая компаньонам дорогу. - У вас есть два часа. Выбирайте как пляжные шорты, так и зимние куртки. Нам предстоит визит в Каменные Клыки. Там будет ОЧЕНЬ высоко и ОЧЕНЬ холодно.
        Робинс буркнул что-то под нос и проследовал внутрь. Сильвер активизировал сигнализацию и, прежде чем войти, оглядел улицу. Ближайшие пешеходы плелись на пределе видимости.
        Внутри царил уютный полумрак. Сильвер снял очки. Тут же зажглись неисчислимые лампы, однако по сравнению с жалящими укусами ультрафиолета это показалось сущей ерундой.
        Оглядевшись, киллер понял, что сделал правильный выбор. Та одежда, что попадала в его поле зрения, выглядела удобной и качественной. Строгих костюмов было немного: магазин специализировался на молодежной моде.
        Ярлыки отсутствовали Это говорило не просто о том, что цены были высокими. Это говорило о том, что они были ОЧЕНЬ высокими.
        Симпатичные самочки тут же атаковали растерявшихся компаньонов. Превосходящие силы противника составили пять человек; на прорыв была брошена даже кассирша, приглянувшаяся Сильверу больше остальных, - белокурая, голубоглазая, с глубоким вырезом белоснежной блузки. Темный эльф был вынужден напомнить себе, за чем они, собственно, явились, а потому сразу же уселся в глубокое кресло, стоявшее в углу. Голубоглазая, впрочем, тут же смекнула, кто в этой странной компании играет руководящую роль. Меньше чем через минуту Сильвер пил вкусный кофе из большой белой кружки. Кассирша с явной неохотой вернулась к товаркам, которым срочно требовалась экстренная помощь.
        Карнаж и Робинс, беспрестанно пожимая плечами и разводя руками, сбивчиво объясняли девушкам, чего же они конкретно хотят. Поскольку девушки наперебой задавали встречные вопросы, это напомнило Сильверу допрос с пристрастием. Следователей было целых пять, и все они старались воплощать саму доброту.
        В течение двух часов темный эльф стал свидетелем разыгравшегося перед ним увлекательного действа, совместившего в себе элементы как драмы, так и комедии. Все это было круто замешено на детективной интриге с применением оперативно-розыскных мер. В данном случае продавщицы разыскивали товар,
«достойный высокого вкуса господ».
        Сильверу еще никогда в жизни не приходилось наблюдать столько смен одежды за один-единственный день. Однажды Кристина заставила его помогать выбирать себе вечернее платье, но и тогда киллер сделал правильный выбор всего-навсего с четвертой попытки. Сейчас же он благоразумно помалкивал, догадываясь, что с его помощью примерки затянутся до глубокой ночи. Вошедшие же в азарт человеческие самки усложняли задачу, извлекая из подсобок все новые предметы гардероба.
        Сотовый киллера коротко пискнул: пришло сообщение.
        Как оказалось, троллей из команды Локхони звали Ксур и Долтур.
        Примерно через час на лице хакера явственно проступила гримаса нечеловеческих мучений. Карнаж же действовал методично, отбирая, проверяя и отвергая. К тому времени как Робинс отложил кожаную куртку, подбитую мехом, шапку и теплые ботинки, вервольф успел перебраться к «умеренной» климатической зоне.
        Каждая манипуляция отражалась беспристрастными зеркалами, в изобилии развешанными на стенах.
        ... Сильвер отставил вторую чашку кофе и потянулся к стопке журналов. Все они, разумеется, были целиком посвящены мужской одежде. Приятным сюрпризом стала ретроспектива высокой гоблинской моды, за изучением которой темный эльф провел несколько веселых минут...
        Наконец ожидание подошло к концу. Кожаные джинсы соседствовали с пуховыми свитерами, а цветастые шорты - с вязаными шапочками. Сильвер критически рассмотрел гору одежды, поворошил и встряхнул, но даже тогда не нашел явных упущений. Чем ему понравился «Альфа-Лоцман», так это тем, что в нем можно было купить абсолютно все, начиная с запонок и заканчивая носками.
        Карнаж и Робинс, довольные и запыхавшиеся, стояли рядом. Продавщицы затаили дыхание, ожидая вердикта. Сильвер направился к кассе, доставая бумажник. Он бы не очень удивился, если бы за спиной прозвучат ликующий вопль.
        Сияющая кассирша трепетно приняла кредитную карточку - черный пластиковый прямоугольник с золотой полосой. Чек, который выплюнул кассовый аппарат, в длину был не меньше метра. Сильвер свернул его и спрятал в карман. Сама же сумма его не удивила. В конце концов, на ближайшее время все текущие расходы оплачены вперед.
        Шустрые девицы быстро упаковали шмотки в пакеты и провели, улыбаясь, покупателей до автомобиля. Сильвер умилялся, глядя на них. Молодая, жизнеспособная раса, еще могущая растрачивать силы по пустякам.
        Пакеты погрузились в багажник, продавщицы вернулись на рабочие места. Карнаж проводил веселую стайку долгим плотоядным взглядом.
        Прежде чем Сильвер сел на водительское сиденье, кассирша сунула ему в карман пиджака какую-то бумажку и быстро прошмыгнула в двери бутика.
        Темный эльф достал клочок розовой упаковочной бумаги. Пять цифр, нацарапанных в спешке. Усмехнувшись, киллер спрятал бумажку, сел в кресло и включил зажигание.
«Эх, малышка, - думал он, - если бы все было так просто... Он запросто разбил бы ей сердце, а потом ушел бы в неизвестном направлении. Человеческой самке повезло, что у столетнего эльфа впервые за всю жизнь нет времени на женщин».
        В течение пятнадцати минут Сильвер посетил три салона сотовой связи, в которых приобрел шесть мобильных телефонов и десять стартовых пакетов, представляющих пять крупнейших провайдеров в странах союзников. Вся эта арифметика преследовала единственную цель - обеспечение безопасной связи. Сильвер планировал использовать чип-карты исключительно для связи внутри отряда, о чем имел неосторожность сообщить компаньонам.
        Робинс, само собой, отреагировал незамедлительно:
        - Кому предназначены остальные номера?
        - Остальным членам команды, - ответил Сильвер. - Которых еще только предстоит завербовать.
        - Выходит, ты и сам пока не знаешь кого?
        - Почему же, знаю.
        - Тогда кого?
        - Видишь ли, Мэт, - спокойно сказал Сильвер, - я не склонен говорить на эту тему внутри автомобиля, движущегося по улицам города. Скажу только, что с двумя вы познакомитесь завтра. За пятым же придется ехать в те самые горы, о которых я говорил.
        - Хотя бы намекни. Жутко интересно.
        - Всему свое время.
        - Но...
        - Подумай лучше о том, какое железо и софт ты потребовал бы от джинна, исполняющего желания.
        Это заставило Робинса моментально заткнуться. Рассеянная улыбка, блуждавшая по зеркалу заднего вида, говорила о том, что хакер уже подключился к своему компьютерному раю. Большинство мужчин после отсидки в СИЗО так мечтают о женщинах.
        Темный эльф припарковал машину на стоянке универмага.
        - Посидите пока, - сказал он, вынимая чип-ключ из замка зажигания. - Я быстро.
        Киллер прошел внутрь магазина и, не снимая очков, принялся кружить в поисках походного снаряжения. Поскольку любителей природы в Старом Центре было немного (во всяком случае, обеспеченных настолько, чтобы позволить себе выбраться за пределы радиоактивного кольца и самого Торментора), таковой отдел нашелся в самом дальнем углу извилистого коридора.
        Прежде чем приступить к покупкам, Сильвер дождался, пока немногочисленные покупатели, блуждавшие в пределах видимости, рассосутся по другим отделам. «Ни к чему всему Торменгору знать, - рассудил эльф, - что легендарный киллер собирается в длительный поход».
        За долгие годы жизни Сильвер скопил немало полезных вещей. Неделю назад он и подумать не мог, что большинство из них придется дублировать в нескольких экземплярах.
        Эльф приобрел семь вещмешков, сшитых по лицензии Армии Подгорного Царства, а также две четырехместные палатки из огнеупорной ткани защитного цвета, сделанных в Республике. Все это отличалось компактностью, прочностью и крайне малым весом
        - за что Сильвер и уважал армии союзников.
        Два обходительных гнома, бороды которых насчитывали в длину всего несколько сантиметров, шустро упаковали покупки и даже проводили надменного клиента до дверей отдела. Сильвер принял свертки и зашагал к выходу из универмага.
        Разглядывая проплывавшие мимо товары, киллер размышлял о предстоящей закупке компьютерных игрушек. Тут в голову ему неожиданно пришла интересная мысль. Темный эльф непроизвольно вздрогнул, осознав, что едва не упустил из виду столь немаловажную вещь. Впрочем, это было вполне объяснимо. Сильвер всегда держался подальше от магии, в душе же советовал ей поступать аналогичным образом.
        Быстро повертев новую идею в мозгу, эльф пришел к выводу, что деваться некуда. Всему приходит конец, придется менять свои принципы. Однако ему было удобней считать, что это магия нашла его, нежели ему придется обращаться за помощью к ней.
        Поскольку свободного места в багажнике «Кентавра» уже не осталось. Робинсу пришлось потесниться. Отогнув края упаковки, любопытный хакер страдальчески закатил глаза, но от вопросов воздержался.
        К приходу Сильвера компаньоны включили радио. Модные клубные ритмы метались в замкнутом пространстве салона.
        Киллер включил зажигание и вырулил со стоянки.
        Собравшись с мыслями, он зашел издалека:
        - Мэт, пока мы еще не совершили покупок и ты не успел войти в состояние эйфории, мы должны обсудить один вопрос.
        Дома, кварталы и улицы проносились мимо. Эльф правил машиной твердой рукой, автоматически проверил, нет ли «хвоста». Машин, как и пешеходов, в это время дня было немного.
        Через две минуты Робинс не выдержал:
        - Долго, интересно, мне ждать? Что за вопрос?
        - Даже не знаю, как его обозначить.
        - Говори, как есть. - Хакер махнул рукой. - Меня уже ничем не удивить.
        - Магия в киберпространстве.
        - О боги! - Судя по звуку, Робинс поперхнулся сухим воздухом. - Похоже, тебе это все-таки удалось. Чем тебя не устраивает старый добрый киберспейс, без всяких там магических прибамбасов?..
        - Допустим, меня он устраивает, - ответил Сильвер, поглядев в зеркало на встревоженную физиономию. - Другое дело, что не все в жизни укладывается в наши представления. Магия - неотъемлемая часть объективной реальности.
        - Только не нужно этих лекций! - воскликнул Робинс. - Давай по существу: что ты предлагаешь?
        - Взять магию на вооружение, - заявил киллер. - Нам предстоит многое сделать, а способностей быстро думать и действовать может оказаться недостаточно. Поэтому мы должны привлечь часть сверхъестественного на свою сторону.
        Темный эльф посмотрел на Карнажа. Вервольф спокойно разглядывал улицу, проносящиеся мимо машины. Казалось, он целиком сосредоточился на ритмичных звуках, исторгаемых динамиками стереосистемы. Однако Сильвер чувствовал, как дрожит внутри оборотня сжатая пружина, готовая распрямиться в любой момент. Когда придет время, вервольф будет делать то, для чего его наняли. А киберпространство его не интересовало. Разделяй и властвуй, как говаривал далекий предок Сильвера...
        - Терпеть не могу магию, - мрачно заявил Робинс. - Мне больше по душе логика и математика.
        - Я не спрашиваю тебя о том, нравится ли тебе магия. Я тоже не испытываю особого восторга от собственной идеи, однако признаю неизбежность ее существования.
        Хакер хохотнул:
        - Не надейся, что я приму на веру это заявление только потому, что в нем больше двух длинных слов.
        - От тебя также не требуется верить, - заметил темный эльф. - Надеюсь, ты еще не успел позабыть условия контракта. Жаль, что приходится напоминать об этом.
        - Ах да, контракт. Приказы, подчинение и все такое. - Робинс зевнул. - Ты так и не сказал, в чем конкретно состоит идея.
        - Разве не очевидно? - Сильвер улыбнулся. - Мы должны найти способ если не атаковать с помощью магии, то хотя бы защищаться. Какие существуют способы управлять ею в киберпространстве?
        - Ну, есть... А почему именно в кибере?
        - Ни один из нас не является магом. Чтобы заниматься ею в объективной реальности, нужно быть профессионалом. Однако в ВИРТУАЛЬНОЙ реальности магия имеет какую-то специфику. Что скажешь?
        - Скажу, что ты прав, - нехотя согласился хакер. - Любой дурак может погрузиться, нацепив на себя дешевые заклинания с чипа или диска. Труднее выстоять в поединке против кибермага.
        - Впервые слышу, - признался Сильвер. - Кто такие? Робинс усмехнулся:
        - Серьезные парни, которые не только знают толк в железе и софте, но и шарят в магии на профессиональном уровне. Впрочем, большинство из них и так состоят на службе правительств или корпораций.
        - Хакеры?
        - Скорее, наоборот. Во всяком случае, никогда не слышал о том, чтобы кибермаг занимался взломом массивов. Не хотел бы я повстречаться с одним из них на узком канале...
        В течение минуты Сильвер обдумывал эти слова. Слишком новая, неожиданная информация.
        - Выходит, - сказал он наконец, - если даже ты с ног до головы обвешаешься заклинаниями, в поединке против такого парня тебе ничего не светит?
        - Ну почему ничего... - Робинс надул губы. - Какое-то время я потрепыхаюсь. Мне, в конце концов, может просто повезти. Если же поглядеть в лицо реальности, придется рвать когти. Ты это хотел услышать?
        - Не совсем. Я хотел бы услышать, что ты справишься с ним в два счета.
        - Ты знал, с кем заключал контракт, - заметил хакер. - Я даже тебя отговаривал, помнишь?
        - Не говори глупостей. Мы должны найти другой способ, только и всего. - Сильвер притормозил и начал разворачивать «Кентавра». - Но сначала пообедаем.
        - Действительно, только и всего, - пробормотал хакер. - Неужели не ясно, что эти засранцы - просто жулики?! Тут мозги пухнут, как бы найти лазейку, запустить вирус или расшатать плохой кластер... Они же просто творят заклинание, черпают ману, и готово!...
        - Думаю, Мэт, они говорят нечто подобное о парнях вроде тебя. Мы, дескать, трудимся в поте лица, а хакеры запускают вирус, и готово. Но это не важно. - Сильвер вынул чип из зажигания. - Я скоро.
        Робинс задохнулся от возмущения, но эльф уже вышел из салона.
        Обычная забегаловка, каких сотни. Однако каждая чем-нибудь да примечательна. Эту, к примеру, облюбовали мелкие чиновники из контор, находившихся в радиусе нескольких кварталов. В обеденный перерыв здесь наблюдался полный аншлаг, которому позавидует любой ресторан. Канцелярские крысы даже могли задержаться после работы, чтобы пропустить с друзьями кружечку-другую пивка, однако никто и никогда не приводил сюда жен и любовниц.
        Сильвер прошел к барной стойке, внимательно изучил меню и сделал заказ. Девочка-подросток человеческой расы, одетая в дурацкого вида красную кепку, мило улыбнулась и попросила подождать.
        Темный эльф сел на высокий табурет и принялся ждать, посматривая время от времени через окно. Обтекаемый болид «Кентавра» заполнил собою едва ли не половину стоянки.
        Поскольку обеденный перерыв в большинстве контор уже миновал, забегаловка напоминала поле отшумевшей битвы. Официанты пробирались среди столов, заваленных грязной посудой и остатками пищи. Только в самом углу сидели пять гномов, сосредоточенно поглощавших черничные пироги - один за другим.
        И все-таки Сильвер решил не рисковать. Девочка-подросток по его просьбе завернула заказ в большой пакет; киллер расплатился и покинул заведение.
        Компаньоны в салоне «Кентавра» продолжали слушать радио. Робинс все еще дулся - видимо, на жуликоватых кибермагов.
        Темный эльф проехал несколько кварталов, чтобы остановиться на платной стоянке. Скормив автомату несколько монет, он принялся распаковывать сверток. Каждый получил по отдельному пакету: три сандвича, жареный картофель и стакан газировки. Дешевая еда, от одного вида которой у Сильвера бунтовал желудок. Готовая еда единственного сорта, который можно заказать с собой. Тем не менее другого выхода не было, кроме как проходить голодным еще несколько часов.
        Киллер начал насильно пропихивать в себя содержимое пакета. Он постарался не развивать мысль о том, какую гадость придется есть во время похода. Возможно, этот самый обед покажется ему трапезой в изысканном ресторане.
        Впрочем, после первого сандвича дело пошло значительно легче. Компаньоны рубили за обе щеки: вервольфу, конечно, требовалось огромное количество калорий, а хакеру после тюремной баланды любая более-менее приличная еда казалась райским блаженством.
        - Мы не договорили, - сказал киллер, убавляя громкость динамиков. - Что еще по поводу управления магией?
        Хакер задумчиво жевал, проглотил.
        - Все зависит от того, чего ты намерен добиться.
        - Не надейся разговорить МЕНЯ, Мэт, - сказал Сильвер, всасывая через трубочку газировку. - Ввиду открывшихся обстоятельств, мы должны быть сильны в магии настолько, чтобы одолеть хотя бы одного кибермага.
        - Хотя бы?! - Робинс подавился картошкой. - Теперь мне по-настоящему страшно. Во что ты нас втравил?!
        Вервольф обернулся, впервые проявив интерес к разговору.
        - Всему свое время, Мэт.
        - Ты не понимаешь! - Хакер от волнения так взмахнул рукой, что со стакана едва не слетела пластмассовая крышка. Темный эльф понял, что чудом спасся от газированного душа. - Эти маги, они... Ну, когда ковбоя убивает активированный лед, его мозги просто вскипают внутри черепушки. Но когда его убивает волшебство, мозг может превратиться в литой кусок льда. Только и всего. Магия непредсказуема, даже если ее носителями являются чипы и лазерные диски. Это явление невозможно анализировать с помощью логики. - Хакер отдышался и глотнул газировки.
        - И все-таки, - настаивал Сильвер, - есть же какой-то способ.
        - Ты по-прежнему не понимаешь, - вздохнул хакер. - В то время как ковбой пытается рубануть его активным шоком... то бишь вирусом, маг произносит заклинание, и защита ковбоя разлетается к чертям! О таких дуэлях ходят легенды. Самая знаменитая продлилась целых семь минут, что соответствует семи часам объективного времени...
        - Как я понял, тебе еще не доводилось с ними сталкиваться.
        - Надеюсь, не придется, - усмехнулся Робинс. - Справиться с кибермагом, кроме другого кибермага, может любой ИскИн. Однако каждый интеллект на строгом счету, все они находятся в корпоративной или государственной собственности, поэтому...
        - Парень задумчиво прикусил губу. - Остаются только Звери.

«Вот оно», - понял Сильвер.
        - Звери?.. - переспросил он.
        Судя по виду компьютерного ковбоя, он был готов проглотить собственный язык.
        - Звери Света и Тьмы, - промямлил Робинс. - Кроме пользователей киберспейс населяет целый сонм духов. Что, об этом тоже не слышал?
        - Ждал, - киллер усмехнулся, - когда ты сам вспомнишь. Киберспейс лежит целиком на тебе. Если окажется, что ты упустил из виду некую возможность, стало быть, я поторопился с выбором кандидатуры. Только и всего.
        - Никто точно не знает, - затараторил Робинс, - как и когда Звери появились в кибере. По своей сути они являются светлыми и темными духами, сгустками абсолютной магии, наделенными автономным интеллектом. Когда компьютеры стали объединять в глобальную Сеть, а какой-то эльфийский умник додумался до нейрошунтов и погружения, духи стали потихоньку перебираться из объективной реальности в виртуальную (насчет терминологии, конечно, можно поспорить). Киберспейс представляется мне идеальной средой, неким конструктом для обитания, где не требуется прилагать усилия для материализации. Но это только догадки.
        - Очень интересно, - сказал Сильвер. - Я даже не заметил, как доел сандвич, спасибо.
        - На здоровье, - буркнул хакер.
        - Возможно ли привлечь такого духа на нашу сторону?
        Казалось, Робинс потерял дар речи. Впрочем, взгляд темного эльфа тут же привел хакера в чувство.
        - Вот ты говоришь, киберпространство целиком в моей компетенции. А сам подаешь такие идеи, что волосы на голове дыбом встают. И упаси меня боги не предугадать твои мысли - ты тут же обвинишь меня в саботаже!. - Хакер яростно булькнул газировкой в стакане.
        - Ты сгущаешь краски, Мэт, - тихо сказал Сильвер. - Если это невозможно, так и скажи. Так, чтобы я поверил.
        - Пойми, мне нет причин врать, - убеждал Робинс. - Если в дальнейшем придется схлестнуться с кибермагом, в моих же интересах, чтобы сила была на нашей стороне. Но Звери... В данном случае речь идет лишь о демонах. Ни один из светлых духов не пожелает с нами работать. Правдоподобно?
        - Вполне, - кивнул темный эльф. - Свет нам ни к чему. Так что насчет демонов?
        - Демоны... - Хакер задумался. - Они гораздо опасней. Зло - само себе судья, не ищет друзей, не нуждается в преданности. Когда-то были прецеденты, что ковбои заручались поддержкой демонов. Большинство этих случаев закончились плачевно. Ходят слухи, что кое-какие компании используют духов Тьмы вместо сторожевых псов для массивов.
        - Правдоподобно, - кивнул Сильвер. - Но пока я не вижу ничего невозможного. Как нам заполучить одну из этих собачек?
        Хакер покачал головой:
        - Все, что им требуется, они берут без чьего-либо спроса. - Робинс допил газировку. - За одним исключением - человеческие души.
        - Души? - Киллер усмехнулся. - И все?..
        Робинс вскинул голову:
        - Я на минутку забыл, с кем имею дело. В таком случае, прошу прощения. Ничего невозможного нет. Мы действительно можем заручиться помощью демона.
        - Чего же ты молчал? - Сильвер забрал у хакера стакан и бросил его в пустой пакет. - Сколько душ для этого требуется?
        - Точно не знаю. - Робинс побледнел. - Никогда не интересовался.
        - Где можно получить ответы?
        - В какой-нибудь лавке, специализирующейся на компьютерной магии. Там должны продаваться различные справочники, а также гримуары с заклинаниями вызова.
        - Похоже, это целая индустрия, - заметил киллер. - Предложение порождает спрос. Что, к услугам духов прибегает такая куча народа?
        - Возможно, в мечтах. - Робинс пожал плечами. - Сверхъестественное нравится всем. Во всяком случае, Зверям Света кровавые жертвы не требуются.
        - Это все, что тебе не нравится в демонах?
        - Скажем, этого вполне достаточно. Поскольку демоны являются автономными матрицами магии, причем ЗЛОЙ магии, это предприятие представляется мне весьма рискованным.
        - Едем. - Сильвер завел мотор. - Я знаю одно такое место, как раз недалеко.
        Робинс недовольно отвернулся.
        Парень прекрасно понимал, кому именно в команде придется вступать в контакт со сверхъестественным существом. Понимал он и то, что спорить бесполезно (возможно, даже опасно для здоровья): Сильверу было глубоко наплевать на его переживания. Поэтому Робинс молчал.
        Темный эльф проехал несколько кварталов и свернул в подворотню, заканчивавшуюся тупиком. Узкую полоску неба закрывали балконы и узкие мосты с перильцами, протянувшиеся между домами. У стен громоздились мусоросборники, из которых грязной пеной изливалось содержимое.
        - Приехали, Мэт, - сказал киллер. - Майкл, подожди нас в машине.
        Вервольф кивнул, тут же потянувшись к регулятору громкости.
        Сильвер вышел из салона. Узкая черная дверь, над которой висела потрепанная деревянная вывеска с облупившейся краской: «Магические принадлежности». Сколько темный эльф себя помнил, она всегда висела в этой подворотне, на этом самом месте, разве что только все больше ветшала с годами.
        Киллер почувствовал легкое волнение. Он не любил магию, но при этом не мог не признавать ее могущества. Магическая энергия - мана - окутывала Твердь наподобие силы тяготения. Тот, кто не мог мириться с этим фактом, просто глупец.
        Эльф пропустил вперед хакера и, немного помедлив, вошел следом.
        Типичная лавка магических принадлежностей, - прототип и эталон, - какими их обычно преподносят в исторических фильмах. Сегодня такие встретишь нечасто, потому как и подходящие подворотни для их размещения большая редкость, в отличие от новомодных салонов из стекла и металла.
        Загадочный полумрак пролился на глаза темного эльфа прохладной влагой. Он снял очки и огляделся. Со времени его последнего визита будто бы ничего не изменилось. Во всяком случае, натренированный взгляд не заметил принципиальных отличий. Все те же стены, большую часть которых закрывали стеллажи, заставленные различной магической утварью; покрытые пылью стеклянные прилавки, в которых хранились особо ценные товары; чучело огромного крокодила, висевшее под потолком. И - ни единого окна. Свет давали три желтых огонька, мерцавшие в углах комнаты без каких-либо видимых источников питания.
        Сильвер не любил магию. Но какие-то сорок лет назад он бывал здесь почти каждый месяц - приемная мать, на которую снизошло очередное увлечение, присылала его сюда то за свежими порошками, то за новым магическим кристаллом. Увлечение прошло, как и все остальные, а Сильвер переехал из родительского дома. Тем не менее память его бережно хранила маршрут.
        - Куда ты нас привез? - прошептал Робинс, когда человеческие глаза привыкли к скудному освещению. - Здесь продают атрибуты ритуальной магии, а не компьютерный софт.
        - Сейчас проверим, - сказал Сильвер и повысил голос: - Эй, есть здесь кто?
        За второй дверью послышались шуршащие звуки. Прошло около минуты, прежде чем взглядам клиентов предстала хозяйка заведения. Сильвер не поверил собственным глазам, когда увидел ее во плоти. Несовершенство человеческих тел не переставало удивлять темного эльфа
        Опираясь на корявую клюку, из подсобки выползло существо, одетое в какие-то тряпки темно-серого цвета. Спутанные седые космы обрамляли морщинистое лицо, с которого, подслеповато щурясь, глядели бесцветные стекляшки. Разглядев силуэты посетителей, старуха одарила их улыбкой - между бумажными губами виднелись четыре коричневых зуба. Каждый прихрамывающий шаг сопровождался гаммой разнообразных вздохов и стонов.
        Какие-то сорок лет назад это была цветущая женщина с черными, как смоль, волосами и горящим взглядом аквамариновых глаз.
        Лавка в то время принадлежала ее матери. В то время как мамаша, вздыхая и прихрамывая, упаковывала заказ темного эльфа, черноволосая красотка бросала на темного эльфа многообещающие взгляды. До дела так и не дошло, потому как у Сильвера не было желания посещать лавку слишком уж часто, зато сейчас он был благодарен за это Судьбе.
        Мысль о том, что когда-то он состоял с этим существом в интимной близости, могла сильно пошатнуть его внутреннее равновесие.
        - Чем могу служить? - проскрежетала старушка. - Благородные господа ищут могущества магии?..
        - В общем-то, да, - сказал Сильвер, гадая, не уйти ли прямо сейчас. - У нас небольшая проблема...
        - В таком случае, - перебила его хозяйка, - госпожа Магия к вашим услугам. Хотите приворожить недоступных красоток? Пожалуйста. Талисманы для везения в азартных играх? У меня большой ассортимент.
        Сильвер понял, каким образом старой кляче удавалось до сих пор удерживаться на плаву в бушующем потоке конкуренции. Оба предложения хозяйки могли повлечь уголовную ответственность по Магическому Кодексу. Следовательно, у нее имелись постоянные клиенты.
        - Нас не интересует все это, Мэгги, - сказал темный эльф, сделав упор на имени хозяйки. - Нам нужно другое.
        Старуха прищурила глаза, выцветшие от времени, - от аквамарина остались жалкие блики.
        - Конечно, - протянула она, растягивая сухие губы в улыбке. - Я помню тебя. Ты тот темный эльф, что называл себя Сильвером. Я-то всегда знала, что это не настоящее имя, да-да! - проскрежетал короткий смешок. - Удивлен? Старая Мэгги ничего не забывает!
        Сильвер и впрямь был удивлен. Ну кто бы мог подумать, что здесь его помнят сорок лет спустя?! По человеческим меркам - целая жизнь.
        Что ж, в любом случае это не имело значения.
        - Ты права, Мэгги, - признал киллер. - Я - тот самый эльф. Сорок лет назад ты была такой... юной.
        - Конечно, что для тебя сорок лет, - старуха вновь усмехнулась. - Я ждала тебя долго. А ты совсем не изменился.
        Глядя на это сморщенное беззубое существо, Сильвер испытал нечто, что в его представлении было весьма схоже с чувством вины. Сорок лет назад он был вдвое старше красотки Мэгги, обладательницы сияющих глазок.
        Робинс переводил изумленный взгляд с одного собеседника на другого.
        - Я темный эльф, Мэгги, - сказал Сильвер. - Когда пройдет еще сорок лет, я и тогда не изменюсь. И еще сорок.
        - Именно поэтому я благодарна тебе за то, что ты не вернулся. - Старуха проковыляла к ветхому креслу и с кряхтением уселась. - До сегодняшнего дня. Чем могу помочь? И кто этот молодой... - старуха прищурилась, - человек?..
        - Это мой друг, - ответил Сильвер. - Род его занятий связан с киберпространством. В последнее время магия все теснее переплетается с миром высоких технологий, поэтому ему нужна твоя помощь.
        Робинс неуверенно кивнул:
        - Верно. Что-нибудь, имеющее отношение к духам. В массив, который доверили моей опеке, повадился лазить один злобный демон. Мне нужны справочники, чтобы его идентифицировать, а также защитные заклинания.
        - Очень убедительная сказочка. - Старуха подняла клюку, чтобы указать куда-то под прилавки с застекленными крышками. - Посмотрите вон в той черной коробке. Помню, года два назад я заказала кое-что из этих новомодных штучек, но так и не нашла на них покупателей. Мои клиенты - существа весьма консервативного типа. Кстати, Сильвер, как поживает твоя матушка?

«Она на том свете», - хотел было ответить темный эльф, обходя прилавок. В углу действительно стояла черная коробка.
        - Неплохо, спасибо. - Сильвер поднял коробку, оказавшуюся неожиданно легкой. - Боб, погляди.
        Хакер оторвал взгляд от коллекции хрустальных шаров, огляделся в поисках Боба и, не найдя такового, приступил к изучению коробки.
        Стопка лазерных дисков: гримуары, коллекции магических заклятий, объемные справочники и методическая литература; несколько потрепанных книжонок, освещавших тему магии в киберпространстве, - для любителей печатного слова; десяток чип-карт без опознавательных знаков. Разложив все это богатство на витрине, хакер начал детальный осмотр.
        То, что не имело явного отношения к вызову и управлению духами, беспощадно отвергалось. В другой же стопке оказалось около десятка лазерных дисков, две книги «Вызов духов. Для профессиональных пользователей» и «Все, что вы хотели знать об управлении демонами, но боялись спросить».
        Старушка Мэгги внимательно наблюдала за действиями посетителей, сжимая ссохшимися ручонками клюку. Темный эльф не сомневался, что потенциальные грабители, - кем бы они ни оказались, - мигом убедились бы в том, что старушка вовсе не так беззащитна, как кажется.
        На обложке каждого диска и чипа находилась краткая аннотация содержимого, что, по мнению Сильвера, изрядно облегчало задачу. Однако хакер, видимо, так не считал.
        Перебрав все диски, он раздраженно покачал головой:
        - Ерунда какая-то. Я вижу все это впервые в жизни. Откуда мне знать, которые из этих заклятий подходят НАШЕМУ демону?
        - Берем все. - Сильвер кивнул на стопку дисков. - Потом разберемся.
        - Знаю, что из этого выйдет, - прошипел Робинс. - Ты заставишь меня перелопатить все эти мегабайты! Разве не так?
        Сильвер нахмурился.
        - Я бы рада помочь, - прокашлявшись, сказала старушка, - да только, вот беда, не разбираюсь во всех этих пространствах. Но если желаете, можно навести справки. У меня довольно обширные связи.
        - У нас нет для этого времени, - ответил Сильвер.
        - Тогда скажите, - не отставала старушка, - что за демон. Не все же они переселились в этот ваш кибер! Когда-то я занималась этим вопросом...
        Сильвер открыл было рот, но тут Робинс почуял запах свободы:
        - О, это огромный и злобный демон! Ему ничего не стоит взломать самую крепкую защиту! Даже эльфы спасаются бегством, завидев вблизи его жуткий лик!. Само собой, мы не могли разглядеть его вблизи.
        - Сдается, внучок, - усмехнулась хозяйка, - ты слегка сгущаешь краски. Но если все обстоит действительно так, стало быть, это существо из отряда Черных демонов. Все они охотятся за невинными душами, чтобы и дальше влачить свое бессмысленное существование... - Мэгги перевела дух. - Возможно, ваш демон просто вымогает жертву. Стало быть, форма и содержание заклятия не имеют особого значения. Важны лишь общие принципы.
        Сильвер выждал паузу и понял, что продолжения не будет.
        - Что ж, - сказал он, - если так, жертвы эта тварь точно не дождется. Пожалуй, Боб, мы действительно не станем брать ВСЕ эти диски.
        Робинс шумно вздохнул.
        - ... Мы возьмем половину, - продолжил киллер. - Сколько с нас, Мэгги?
        Робинс издал унылый вздох, но принялся складывать диски в аккуратную стопку. К ним же, после непродолжительной паузы, придвинулись обе книги из серии
«Клберпространство и магия».
        Хозяйка усмехнулась, поглядев на Сильвера бесцветными стекляшками, в которых промелькнул намек на веселый интерес.
        - Берите так, задаром. Вряд ли я когда-нибудь найду покупателей на эти штуковины. - Мэгги доверительно понизила голос: - И вот что я вам скажу: это не настоящая магия.
        - Однако демоны там, похоже, настоящие, - сообщил Робинс, пряча оставшиеся диски в коробку. - Даже очень.
        - В таком случае, - продолжила старуха, - не пытайтесь одолеть их сами. Найдите специалиста.
        - Возможно, - кивнул Сильвер, - мы так и сделаем.
        Повинуясь жесту киллера, Робинс вернул коробку на место в углу, с которого она, судя по всему, не сдвигалась целых два года. Эльф тем временем достал бумажник и принялся отсчитывать деньги с портретами эльфийских правителей. Завидев это, Мэгги недовольно нахмурилась.
        - Я же сказала - возьмите даром. Спрячь свои деньги, Сильвер.
        - Почему? - Киллер огляделся. - По-моему, деньги не бывают лишними.
        - Или забирайте бесплатно, или положите туда, откуда взяли.
        - Хорошо. - Сильвер спрятал бумажник. - Спасибо, Мэгги.
        Положив ладонь на стеклянный прилавок, темный эльф пристально поглядел на хозяйку. Скорее всего, он видит ее в последний раз. У старой самки был нездоровый вид.
        Ему по-прежнему не верилось, что это та самая женщина, обладавшая когда-то обжигающим взглядом аквамариновых глаз. Однако память эльфов не менее надежна, чем жесткие диски. Сильверу показалось, будто бы он совершил путешествие во времени - в одно мгновение уложились сорок лет. Будто бы это очередной визит в магазин, который нанес шестидесятилетний эльф, исполняя ежемесячное поручение матушки. Вот только где же молодая красотка?..
        Страха не было; был дискомфорт и отвращение. Примерно как встретить однажды ночью в гостиной призрак собственной бабушки.
        Вот и все. Несколько секунд неловкой тишины.
        - Прощай, Мэгги.
        - Прощай, Сильвер. - Хозяйка сложила на коленях маленькие руки, покрытые пигментными пятнами. - Мы видимся в последний раз, я знаю. Береги себя.
        Темный эльф кивнул. Шаги к выходу показались неожиданно долгими. Робинс шел следом, стараясь не растерять по дороге охапку дисков. Они вышли в подворотню, и Сильвер плотно закрыл дверь. Он надеялся, что Мэгги не станет его проклинать, когда найдет на стекле витрины несколько бледно-зеленых купюр.

«Кентавр» мягко остановился за углом магазина, торговавшего компьютерным железом и софтом. Это был далеко не самый фешенебельный район, да и магазин не мог похвастаться современным ремонтом. Тем не менее Сильвер никогда нажаловался на качество приобретенного в этом месте товара. Он не слишком часто вкладывал деньги в высокие технологии, однако все свои компьютеры, включая бортовой
«Кентавра», были приобретены именно здесь.
        Обернувшись, Сильвер протянул Робинсу шариковую ручку и лист бумаги.
        - Мэт, напиши здесь все, что может тебе пригодиться. - Осознав значение собственных слов, эльф тут же поправился: - В разумных пределах, конечно. Мы не можем везти с собой целый вагон.
        Робинс, изучавший аннотации дисков, тут же встрепенулся:
        - Как это - напиши? Разве ты не возьмешь меня с собой?
        - Этот магазин называется «Электроды и розы». Знаешь, кто его владелец?
        - «Электроды и розы»?.. - Хакер наморщил лоб. - Знаю. Розенталь. В нашем бизнесе все знают друг друга. Какое это имеет значение?
        - Ты уже ответил на этот вопрос. - Сильвер положил бумагу и ручку на сиденье. - Вы знаете друг друга. Значит, посидишь в машине вместе с Майклом.
        - Но почему? - Робинс покраснел. - Он ведь не знает меня в лицо, равно как и я его!
        - Теперь уже знает, - усмехнулся Сильвер. - Легавые, поди, не только показали твою голограмму в новостях, но еще и разместили в Сети с указанием вознаграждения за ценную наводку.
        Робинс покачал головой:
        - Он не сдаст.
        - Не уверен. Мы не можем убивать всех подряд только потому, что ты захотел ЛИЧНО сделать покупки.
        - Что ж, тебя он точно побоится обидеть.
        - Побоится, конечно, - киллер кивнул, - Но информацию получит. Весть о том, что освобожденный узник шляется по городу в компании наемного убийцы, моментально облетит весь Торментор. Возможно, я преувеличиваю, и все же мы должны уехать тихо и незаметно. Пиши, что тебе нужно.
        Робинс заиграл желваками от злости, но взялся за ручку.
        Сильвер наблюдал в зеркале заднего вида, как паренек усиленно штурмует бастионы чистописания. Напряжение покидало лицо хакера, и на нем все чаще стало появляться мечтательное выражение. Временами Робинс что-то зачеркивал или же, наоборот, подчеркивал жирными полосами.
        - Готово.
        Сильвер взял бумагу, покрытую угловатыми закорючками. Глядя на почерк хакера, темный эльф сделал немедленный и неоспоримый вывод: пальцы Робинса больше привыкли к клавиатуре компьютера, чем к обычной ручке. «Скоро, - подумал киллер,
        - детей прекратят учить письму в школах».
        Одиннадцать позиций. Две были зачеркнуты, зато одна заняла половину страницы. Кое-где стояли пометки «2 шт.».
        - Это все? - Сильвер в упор поглядел на Робинса. - Ничего не забыл?
        Хакер принялся бормотать что-то под нос, загибая пальцы.
        - Не забыл, - буркнул он, когда на левой руке невостребованным остался только мизинец. - Только процессоры, модемы и деку бери без маркировки!
        - Само собой. Как начет софта?
        - Можешь взять пару мультизагрузочных. - Хакер милостиво кивнул. - На всякий случай.
        - А всякие ледорубы там, вирусы?..
        - Стоящий товар в розницу не продается, - фыркнул Робинс. - Как только появится машина, я найду все в Сети.
        - Хорошо. В случае чего, пеняй на себя. - Сильвер открыл дверь. - Сидите тихо.
        Он вышел из машины и медленным шагом двинулся вдоль стены.
        Четырехэтажные здания, покрытые сползающей чешуей известки, мрачно глазели на него черными окнами. Кое-где даже сохранились оконные стекла, большинство же проемов красовалось лезвиями прозрачных осколков.
        Пусто, уныло и серо. Даже деревьев не было, чтобы покачать голыми ветками. Единственный яркий предмет - круглый знак радиации, пришпиленный к стене дома. Желтое на черном. Предупреждение о том, что фон в этом районе как минимум вдвое превышает норму.
        Знак повесил Розенталь. Возможно, поэтому Сильвер (не поленившийся, кстати, притащить сюда однажды счетчик Хайгерга) ни разу не видел вблизи ни одного разумного существа - так, безликая тень промелькнет вдали, раз в два-три часа промчится автомашина, да тощая крыса мелькнет в канаве хвостом.
        Тем не менее Розенталь не жаловался. Пожалуй, только у него в Старом Центре торговля немаркированной компьютерной техникой была поставлена на широкую ногу. Как утверждал сам торгаш, для этого имелись все условия: скромная арендная плата, тихий район, отсутствие назойливого внимания со стороны муниципальных служб...
        Витрины, как таковой, у магазина не было. Узкие окна, больше похожие на крепостные бойницы, круглые сутки прикрывали стальные щиты. Над дверью висела металлическая вывеска, на которой красной краской было намалевано название магазина. Слово «розы» было перечеркнуто пунктиром автоматной очереди.
        Под вывеской торчали два глазка телекамер. Сама же дверь представляла собой огромную - два на полтора метра - титановую плиту, вмурованную в стену. Кое-где на гладкой металлической поверхности виднелись круглые выбоины.
        Сильвер подошел к двери. На месте звонка виднелось черное обугленное пятно, в центре которого застыло нечто пластмассовое. Пришлось постучать. Телекамеры медленно повернулись над головой, в упор разглядывая соискателя.
        Старая газета прошелестела мимо, влекомая неутомимым ветром.
        Сильвер поднял голову, одарив видеокамеру широкой улыбкой.
        Наконец за дверью что-то щелкнуло, и металлическая плита медленно поползла наружу. Сильвер благоразумно отступил в сторонку.
        Системы защиты магазина не были рассчитаны на активную оборону или тем более атаку - полное отсутствие чего-либо вроде самонаводящихся пулеметов, газовых форсунок и прочих смертоносных игрушек. Розенталь уважал своих клиентов. Они порой платили ему тем же.
        За дверью был предбанник - свободное пространство перед второй дверью, не менее массивной. Темный эльф вошел внутрь, дожидаясь, пока внешняя встанет на место. В стене чернело тонировкой пуленепробиваемое оконце. Еще одна камера таращилась из-под потолка.
        Запоры внешней двери встали на место.
        Тут же ожил динамик, вмонтированный в стену:
        - Привет, Сильвер. Погоди, сейчас открою. И, как всегда, извиняюсь за неудобства.
        Внутренняя дверь щелкнула запорами.
        На пороге стоял Розенталь с пистолетом-пулеметом в руке. Несмотря на то что оружие смотрело в пол, Сильвер непроизвольно напрягся.
        Розенталь представлял собой довольно примечательное зрелище, заметно отличаясь от большинства сородичей, из кожаной жилетки торчали непропорционально длинные руки, потертые синие джинсы висели на коротких худых ножках. Густая шевелюра, всегда находившаяся в художественном беспорядке, казалось, росла от самых плеч. Самой заметной деталью лица являлся нос, больше похожий на рыло летучей мыши - уродливый даже по гоблинским меркам. Зато лоб был аристократически высоким. Под густыми бровями черными опалами сверкали глаза.
        Пасть гоблина изогнулась в ухмылке, обнажая клыки идеальной белизны (эльф почувствовал мятный запах дорогой зубной пасты).
        - Давненько ты не заходил, Силь! Мы, признаться, соскучились!
        - Здравствуй, Розенталь. - Сильвер направился ко второй двери, вынуждая гоблина отступить. - Знаешь, твой магазин больше похож на конспиративную квартиру секретной спецслужбы.
        Розенталь скрипуче рассмеялся, закрывая дверь.
        - Только на прошлой неделе было два налета.
        - Я заметил. Похоже, парой вмятин все и ограничилось?
        - Нам с Нидом пришлось вести переговоры, аргументируя превосходящей скорострельностью. Как понимаешь, эти доводы оказались убедительней.
        Сильвер кивнул оглядываясь. Со времени его последнего визита здесь ничего, по сути, не изменилось. Всего в магазине было пять комнат (считая две спальни и не считая кухни с ванными). Сейчас они находились в «выставочном зале». Здесь, как любил повторять Розенталь, «на суд клиента представлялись разнообразные достижения высоких технологий».
        Разделанными тушами валялись системные блоки, причем каждый находился на индивидуальной степени сборки; четыре письменных стола, придвинутых к стенам, были завалены рабочими машинами, включая ноутбуки, модемы и кибердеки. Окнами в киберспейс полыхали мониторы, мерно качались голограммы.
        Все это напоминало темному эльфу выставку произведений кубизма.
        Розенталь величественно повел свободной рукой (Сильвер ни на секунду не выпускал из виду пистолет-пулемет, зажатый в другой):
        - Как говорится, чем богаты. Чего желаете?
        - Вот. - Киллер протянул чист из блокнота - Все, что указано.
        Гоблин подошел к ближайшему столу, отодвинул несколько плат чтобы положить пистолет-пулемет. Толкнул в сторону Сильвера кресло на колесиках - садись, в ногах правды нет, - после чего около минуты внимательно изучал писанину Робинса.
        - Что ж, - сказал он наконец, - по-моему, у нас все это есть. Нестандартная конфигурация, конечно, но... Почерк настоящего профессионала.
        Сильвер оторвался от изучения раскуроченного системного блока.
        - Ты прав, жуткие каракули.
        - Да я не о том, - отмахнулся гоблин. - До такого монстра мало кто может додуматься. Это влетит тебе в копеечку.
        Вот это обстоятельство волновало Сильвера меньше всего. Даже если Робинс пожадничал, даже если речь идет об одном лишь чувстве комфорта, он получит эту машину.
        - Ничуть не сомневался, - усмехнулся эльф. - Приступай, будь добр.
        - А вот спешить не надо... Нид! Живо сюда!!
        В соседней комнате что-то упало и покатилось. Затем послышались звуки, которые можно было идентифицировать как походку большого, ленивого существа, которое даже ноги переставляло с неохотой. Шаги приближались, пока Нид не застыл, покачиваясь, в дверном проеме.
        Каждый раз, когда Сильверу приходилось лицезреть это существо, его посещал некий исследовательский восторг, потому как немногим доводилось сталкиваться нос к носу с представителями расы хельдов.
        Существо было высоким - под два метра. Густой бурый мех покрывал его с ног до головы. Растительность была даже на лице, единственными примечательными чертами которого были два круглых желтых глаза, в которых туда-сюда катались бусины зрачков. Длиннющие руки заканчивались у самых колен. Когда Нид куда-то спешил (что, кстати, происходило крайне редко), ногами он почти не пользовался, отталкиваясь от земли сжатыми в кулаки кистями. Сами же кисти заслуживали отдельного внимания - все двенадцать пальцев на них были такими, что любой эльфийский пианист позавидует: длинные, гибкие, с крепкими суставами. Несмотря на мнимую лень, вся эта гора мускулов в случае необходимости могла передвигаться с умопомрачительной скоростью.
        В то время как на всей планете оставалось не больше десятка особей, Розенталь находился в обществе хельда круглые сутки. Ввиду того, что гоблин умело уходил от расспросов, эти отношения оставались загадкой для Сильвера. Конечно, темный эльф догадывался, что само их знакомство - чрезвычайно интересная история, но иного и быть не могло.
        Сам хельд и вовсе игнорировал всякие попытки вступить в вербальный контакт, исходящие не со стороны Розенталя. Во всяком случае, киллер никогда и слова от него не слышал. Гоблин же утверждал, что его напарник был немым от рождения.
        Сведения о хельдах, почерпнутые Сильвером из научных источников, в своей скудности отличались еще и крайней противоречивостью. Ученые были единогласны лишь в мнении об ареале обитания: странные существа селились в умеренной климатической зоне, предпочитая хвойные или смешанные леса.
        (Иногда киллер подшучивал над Розенталем, предлагая тому на досуге заняться практической биологией. Имея в своем распоряжении подопытного хельда, гоблин мог быстро прославиться.)
        За время непродолжительных визитов Сильвер узнал гораздо больше, чем исследователи умеренной зоны. К примеру, мнения ученых стремительно расходились, когда речь заходила о степени разумности хельдов. Темный эльф видел, как Нид работает на компьютере: длинные пальцы сливались на клавиатуре в одно сплошное пятно, в то время как мониторы едва поспевали отображать результаты работы.
        С другой стороны, Сильверу никак не удавалось получить сколько-нибудь достоверные данные о том, к которой из сторон Вековечной Войны относится это племя. Судя по тому, что Нид проживал в «конспиративной квартире» с гоблином... Впрочем, кто знает.
        Нид застыл, покачиваясь, в дверном проеме. Желтые глазища сфокусировались на темном эльфе. Мохнатая голова качнулась: мол, чего надо?
        - Привет, Нид, - поздоровался Сильвер. - Как дела?
        Мохнатая масса повела плечами. Как обычно. Киллер усмехнулся. Что ж, попытка не удалась, однако попробовать стоило.
        - Нид, - позвал Розенталь, - наш друг Сильвер пришел за товаром. На этот раз ему требуется больше, чем обычно. Вот список, погляди, что там у нас с движками...
        - Как всегда, - напомнил темный эльф. - Без опознавательных знаков.
        - Конечно, приятель. В «Электродах и розах» самый лучший товар!
        Хельд схватил клочок бумаги цепкими пальцами и тут же проковылял в обратном направлении.
        Гоблин повернулся в сторону киллера.
        - Позволь поинтересоваться, Сильвер... Зачем тебе такая техника?
        - А я вообще люблю все надежное и мощное, - с улыбкой сказал темный эльф. - Разве плохо?
        - Хорошо, - кивнул гоблин. - Не в моих привычках задавать вопросы, и все-таки... Почерк явно не твой, кто-то тебе помогал.
        - Верно, не мой. Ты знаешь, в этих делах я стою недалеко от чайника. Вот, к примеру, только недавно услышал, что киберпространство, оказывается, тоже может убивать.
        - Что-то поздновато, - рассмеялся Розенталь. - Кстати, насчет новостей... Вчера какие-то двое раскурочили броневик, в котором на суд везли Вортекса. Ну, хакер такой есть, довольно известный.
        - Кого-то убили? - вяло поинтересовался киллер.
        - Двоих охранников.
        - А что хакер? На свободе?
        - Ну да. - Гоблин пристально изучал темного эльфа. - Ничего не слышал о таком?
        Сильвер покачал головой.
        Дыхание киллера оставалось спокойным, лицо - безмятежным. Однако кто-то, злой и напряженный, глядел на Розенталя из-за черных радужек глаз, тщательно анализируя каждый жест гоблина, фиксируя каждое изменение на серо-зеленой морде. Память, сотню лет копившая познания в практической психологии, тихо шуршала жестким диском.
        Пистолеты под пиджаком жгли тело.
        Однако в голосе гоблина не слышалось угрозы - простое любопытство. В противном случае Сильвер убил бы его, не задумываясь. - У меня не так много времени, чтобы регулярно смотреть новости. - Киллер поправил воротник рубашки. - Что, хороший хакер?
        - Один из лучших. - Розенталь мечтательно закатил глаза. - Хотел бы я с ним повстречаться.
        В зал вошел Нид. Приблизившись к гоблину, хельд положил на стол три серебристых процессора.
        - Что это такое? - Розенталь поднял голову. - Сильверу необходимы четырехгигагерцевые. Эльфийские, без маркировки.
        Хельд подошел к столу, склонился над клавиатурой и вывел на мониторе:
«Эльфийские только с маркировкой. Зато есть тройки. Обоих сортов».
        - Ты уверен?
        Не успел Сильвер вмешаться, как Розенталь вскочил с кресла:
        - Пойду-ка сам посмотрю.
        Нид развернулся всем корпусом. Желтые буркала уставились на темного эльфа. Сильвер смотрел в них, но не мог распознать ни единой внятной мысли. Будто бы два яичных желтка, на поверхность которых кто-то положил две горошины черного перца. Будто бы за ними и вовсе разума не было, будто бы на эльфа смотрела детская игрушка невероятных размеров.
        В позе Нида не было ничего угрожающего, разве что предостережение, которое витает вокруг любого более-менее хорошего телохранителя. Хельд не собирался никому и ничего доказывать, однако если его крепко достать, будет доказывать что угодно, кому угодно и когда угодно.
        Сильвер невольно задумался о собственных шансах. Нид был чудовищно силен и наверняка мог разорвать человека голыми руками. Вряд ли, конечно, ему удалось бы проделать этот фокус с темным эльфом, но повозиться наверняка бы пришлось.
        Вернулся Розенталь, задумчиво чесавший лохматый загривок.
        Взяв процессоры, оставленные им на столе, гоблин взвесил их на руке и виновато сказал:
        - Извини, Сильвер, четверок действительно нет. Вернее, есть, но только с маркировкой. Может, ограничишься тройками?
        Сильвер выдержал паузу:
        - Ты меня расстроил, Розенталь. Мне нужно то, что указано в списке. Почему я должен чем-то ограничиваться?
        - Дело твое, старик. - Гоблин пожал плечами. - Ты мог предупредить. Четверок в городе всего несколько штук. Быстро разбирают, извини.
        Сильвер посмотрел на хельда. Мохнатый монстр продолжал тарашить глазиша, лишенные какого-либо выражения.
        - Если хочешь, - продолжил Розенталь, - могу порекомендовать кое-кого. Пусть дороже, но у них четверки есть.
        - Можешь за них поручиться?
        - Я могу поручиться только за самого себя и эту груду меха. Все остальные - конкуренты.
        Сильвер несколько секунд размышлял. Меньше всего ему хотелось перед самым отъездом светиться по всему Торментору. Вряд ли какой-то несчастный гигагерц процессора имеет принципиальное значение.
        - Впрочем, Силь, есть еще один вариант...
        - Я тебя слушаю.
        - Можно вместо двух четверок поставить три тройки. В общей сложности получится девять гигагерц, а не восемь. Зато по цене выйдет так на так.
        - Хочешь сказать, что и работать такая машина будет быстрее?
        - Во всяком случае, - гоблин улыбнулся, - не хуже четверок. Если хочешь, можем протестировать. Сильвер покачал головой:
        - Не хочу. У меня нет времени. Приступай, пожалуйста.
        - Как скажешь. Нид, тащи остальное по списку. Хельд кивнул и вернулся в подсобку.
        - Совсем скоро, Сильвер, - глаза Розенталя хитро блеснули, - ты станешь обладателем одной из самых мощных персоналок в городе. Какие ощущения?
        - Я в диком восторге, - сухо сказал темный эльф, - Как насчет деки и всего остального?
        - В избытке, - Гоблин повел рукой, указывая на столы, заваленные всяким барахлом, - Деки, шунты, троды... Все что угодно.
        Вернулся Нид, сжимая в лапах большую коробку. Тут с Розенталем произошла некая метаморфоза, будто бы с первой скорости гоблин переключился сразу на третью: бросившись к напарнику, он моментально изъял коробку, поставил ее на стол и принялся выгребать содержимое. После этого он стал рассортировывать комплектующие по кучкам, периодически совершая рейды на соседние столы. Единственное обращение к Сильверу во время всего периода активности заключалось в вопросе о предпочтениях в цвете и форме системного блока (киллер выбрал черный и выпуклый), в который гоблин намеревался впихнуть неимоверные габариты машины. Нид ассистировал Розенталю, без напоминаний поднося то отвертку, то паяльник, то что-нибудь еще...
        Работая, Розенталь без умолку болтал:
        - ...действительно, гномьи движки лучше не брать... лично я считаю, что самые лучшие у эльфов... хотя у человеческого брата тоже бывают озарения... вот только у эльфов, собак, вообще трудно что-то стащить, поэтому и с маркировками проблемы... тем более четверки, которыми они так дорожат... заслуженно, кстати говоря... но ничего, у нас будет не хуже... девять гигагерц - это ж какой фон должен быть, блин!, и как они только не плавятся?., не иначе без магии не обошлось...
        Во всей этой сцене, развернувшейся перед глазами Си-львера, было нечто мистическое. Рождение машины. Не хватало только белых халатов и вспышек молний под готическим сводом.
        Чудовище, распростертое на столе, постепенно пробуждалось к жизни. Монотонное заклинание, бесчувственный речитатив гоблина вливал в него силы. Система, бесстыже вывернув внутренности, раз за разом выдавала на монитор подтверждения.
        Три злых красных глаза на корпусе разгорались все ярче.
        - ...так, что там по плану?., ага, мамка... материнские у гномов хорошие, тут с бородатыми тварями никто не сравнится... да и вообще, что касается плат или любой другой печатной продукции - тут они умельцы... благо маркировка тут не имеет значения... так, теперь память... поставим парочку винтов гигов эдак на двести... в списке марка не указана, поэтому... винты и мозги у людей неплохие..
        да чего там, мне больше всех... сколько мозгов тебе нужно?., ага, полтора гига. . круто, однако... теперь видюха... ага, требуется «Варвар», пятьсот сорок третий... хороший выбор, хотя я бы взял шестисотую «Радугу»... так, устройства ввода-вывода... с чип-картами все ясно, зато диски должны крутиться на двухстах скоростях... ладно, как пожелаете... Готово!
        Гоблин утер пот со лба, демонстрируя клиенту дело своих лап.
        В черном обтекаемом корпусе отражался приглушенный свет желтых светильников; алые глаза светились злобным огнем, явно испытывая жгучую ненависть ко всякой органике.
        - Всего пару раз за всю жизнь собирал подобных монстров, - довольно сообщил Розенталь. Остроконечные уши возбужденно подрагивали. - Признаться, давно... Сейчас они в параллель не выдадут половину мощности этой!
        - Теперь перезагрузи, - велел Сильвер. - Чтобы мне не пришлось везти этот шедевр обратно.
        - Обижаешь! - Гоблин скривился в шутливой гримасе. - Машины, которые собрал Розенталь, в проверке не нуждаются! Включай да работай!
        - Вот и покажи.
        - Как пожелаете. - Гоблин выключил компьютер, театрально провел рукой над корпусом. Хромированная кнопка мягко щелкнула, красные глаза разгорелись, вновь вспыхнул монитор. В течение нескольких секунд система загрузила операционную среду. - Желаете провести тщательный осмотр?
        Сильвер покачал головой:
        - Этого вполне достаточно. Ты знаешь, Торментор - мой любимый город. Я не собираюсь покидать его еще долгое время.
        - Без балды, старик. - Розенталь разволновался, мгновенно распознав под бархатом стальной блеск угрозы. - Для тебя, как постоянного клиента - два года. Раньше вроде бы претензий не возникало, верно?
        - Верно. - Сильвер кивнул. - Теперь остальное.
        - Конечно. Нид, список. - Розенталь принялся ходить вдоль столов, время от времени передавая напарнику один предмет за другим. -... Модемы, без маркировки, две штуки... Кибердеки «Оксацу», без маркировки, две штуки... По три комплекта шунтов и тродов... Соединительные кабели, пять штук... Автономный блок памяти на семьсот гигабайт... Клавиатура с инфракрасным портом... По-моему, бесполезная вещь... Но клиент всегда прав... Голографический проектор «Призма-8»... Нид, тащи из подсобки! Есть? Отлично. Портативный сканер... Лазерный принтер, цветной... Есть.
        На столе образовалась внушительная гора картонных и пластиковых коробок, режущих глаз яркими надписями. За исключением двух - невзрачного темно-зеленого цвета с белыми надписями: «Оксацу. Киберпространственные деки». И, чуть ниже и мельче:
«Протестировано Армией Подгорного Царства».
        Сильвер усмехнулся. Педантичность коротконогих бородачей не знала пределов. С другой стороны, уж если их военные что-то достоверно одобрили, этой вещи, безусловно, можно доверять.
        - Ну как, впечатляет? - Гоблин, торжествуя, сложил руки на впалой груди. - Будем проверять?
        Сильвер выдержал паузу, будто раздумывая:
        - Пожалуй, не стоит. Старые друзья должны доверять друг другу.
        - Конечно, о чем разговор?! - Гоблин провел языком по шершавым губам. - Меньше всего мне нужны проблемы. Особенно с тобой.
        - Сколько с меня?
        - Нид, калькулятор!
        Розенталь, окруженный горными хребтами и равнинами, образованными компьютерной техникой, зажал в лапе крохотный калькулятор. Коготь быстро прыгал по клавишам.
        Сильвер терпеливо ждал. Гоблину можно было доверять: на первое место он всегда ставил личную безопасность, отнюдь не бизнес.
        - Четыре тысячи восемьсот тридцать пять, - провозгласил Розенталь три минуты спустя. - Погоди, пересчитаю... - Минуту спустя: - Да, все верно. - Четыре штуки, восемьсот тридцать пять.
        - Да, - вспомнил Сильвер, - еще парочку дисков с загрузочным софтом.
        - Только загрузочным? - широко ухмыляясь, подмигнул Розенталь. - Ничего больше?
        - Только загрузочным, - киллер пожал плечами. - Из остального меня интересуют только игры-стрелялки.
        - Ну ты шутник! - Гоблин, хрипло посмеиваясь, вышел и тут же вернулся, сжимая в когтях две коробки. - Вот. Подарок любимому клиенту!
        Сильвер достал из кармана две пачки, разорвал бумажные ленты и быстро пересчитал. Розенталь жадно следил, как новенькие купюры перемещаются меж тонких пальцев.
        Киллер спрятал лишнее, встал с кресла и протянул гоблину деньги:
        - Спасибо. Розенталь, с тобой всегда было приятно работать.
        - Чего уж там, тебе спасибо. - Гоблин принял пачку казначейских билетов Монархии. Розенталя рвали на части осторожность, чувство такта и желание заняться устным счетом. Осторожность победила. - Нид поможет тебе донести все до машины. Ведь ты на машине?
        Сильвер кивнул.
        Напарники быстро разложили «хай-тех» по коробкам. Четыре штуки. Киллер взял ту, что полегче - с модемами, клавиатурой, шнурами и чем-то еще.
        - Ну, дружище, до скорого. - Гоблин воздержался от похлопывания темного эльфа по плечу. - Для тебя мы открыты в любое время.
        Сильвер пропустил Нида, сжимавшего в могучих ручищах сразу три коробки, и вышел следом, кивнув Розенталю. Внутренняя дверь закрылась, замуровав их в тамбуре. Нид стоял к киллеру спиной, даже не пытаясь обернуться (оба существа прекрасно понимали, кто из них, в случае чего, будет выполнять роль заложника). Видимо, в это самое время Розенталь припал к мониторам, изучая остановку на улице.
        Наконец запоры щелкнули. Титановая плита распахнулась. Не успели они дойти до угла, как тишину квартала вспорол выстрел. Стреляли из охотничьего двуствольного ружья, возможно, из обоих стволов. Следом, выдержав паузу не больше секунды, щелкнул пистрлет.
        Стреляли за углом, в нескольких метрах. Там, где стоял «Кентавр».
        Темный эльф ускорил шаг. Ни на мгновение не поворачиваясь к хельду спиной, он поставил коробку возле угла и вытащил оба пистолета.
        Нид застыл рядом, сжимая в лапах коробки. Сильвер прислонился к стене и выглянул за угол. Три оборванца из расы людей, - по всей видимости, местные жители, - пытались что-то разглядеть через тонированные стекла «Кентавра». Дверцы плотно заперты - Карнаж и Робинс затаились внутри, словно мыши.
        Киллер мысленно похвалил вервольфа. Единственное оружие, которое у того оставалось - клыки и когти, однако не было необходимости ввязываться в драку, не дожидаясь подкрепления.
        Один из оборванцев сжимал в руках двустволку, второй постукивал по стеклу автомобиля пистолетом. Третий находился с противоположной стороны машины.
        Темный эльф решил, что узнал достаточно. Шагнув за угол, он открыл огонь. Оборванцы стояли на расстоянии пяти метров - промазать не смог бы даже слепой. Прогремели три выстрела. Первая пуля прошила голову человека с ружьем, войдя в один висок и выйдя из другого; второй оборванец, находившийся с другой стороны автомобиля, лишился правого глаза и заодно половины головного мозга; третий дернулся, но не успел сделать и шага, как получил пулю в спину. Он еще корчился на залитом кровью асфальте, когда Сильвер подошел и сделал контрольный, лишь через секунду осознав, что этого, в общем-то, не требовалось.
        Нид, убедившись из-за угла, что опасность миновала, потрусил к машине и опустил коробки на асфальт. Сильвер же обозревал дело рук своих. Бедолаги были одеты в какие-то лохмотья, не знавшие стирки годами. Тем не менее у них имелось дорогостоящее оружие, а также желание его применить.
        На двери вокруг ручки краску содрали множественные царапины, оставленные дробью из двустволки. На пуленепробиваемом стекле белело пятно, образованное десятком трещинок.
        Хельд вернулся за четвертой коробкой, оставленной эльфом на углу.
        Киллер слышал, как Робинс пытается изнутри открыть заднюю дверцу. Прижав ее рукой, будто невзначай, Сильвер полез в карман за ключом.
        Нид поставил последнюю коробку, кивнул и зашагал обратно.
        Киллер открыл дверь, оставив в покое ключи. Робинс сидел бледный, как смерть, безропотно принимая одну коробку за другой. Карнаж ухмылялся, обнажив длинные и острые зубы, принадлежащие не человеку, но волку.
        Не успел хельд свернуть за угол, как навстречу ему вывернула неясная тень. Сильвер мгновенно обернулся, чудом удержав палец на спусковом крючке.
        Тень была Розенталем. Наряд, состоящий из огромного бронежилета, дополнял нахлобученный на голову армейский шлем. В каждой руке владелец магазина сжимал по автомату.
        Сильвер опустил пистолеты, но не спешил их прятать.
        Убедившись, что с напарником все в порядке, гоблин заметил три тела, распростертые на асфальте.
        - Вот ублюдки, - произнес Розёнталь на выдохе, вешая автоматы на ремни. - С каждым днем наглеют!
        - Быстро ты, - заметил Сильвер, закрывая дверь.
        - Какое там! - Гоблин кивнул на останки камеры, прикрепленной к стене на углу. - Еще с ночи не успел заменить. И вот на тебе!
        - Как быть с трупами?
        - Сколько их, трое? - Гоблин пожевал губами. - Не впервой, разберемся. Езжай себе.
        Сильвер обошел автомобиль и уселся за руль. Отъезжая, он видел, как гоблин и хельд склонились над трупами бандитов.
        Его совершенно не интересовало, что за сцена разыграется дальше. Помимо всех прочих вопросов, волновавших ученых, было место, занимаемое хельдами в пищевой цепочке.

* * *
        Коробки. Компьютерная техника, палатки и огромные, испуганные глаза, уставившиеся на Сильвера из зеркала. Темного эльфа подмывало остановить машину, чтобы проверить, в каком состоянии находилось заднее сиденье. Как ни крути, оба выстрела оборванцы провели почти в упор.
        Впрочем, даже если сиденье безвозвратно испорчено... Сильвер не сказал бы ни единого слова. От хакера требовалось устранять проблемы одного рода (которые тем не менее не являлись целиком виртуальными), им с Карнажем - другого.
        - Сколько вы там просидели, после того как появились эти бомжи?
        Робинс молчал. Карнаж ухмылялся:
        - Да минут пять. Шустрые ребята. Все пытались заглянуть, не вышло. Решили проверить.
        - Понятно. Мэт, ты как?
        Робинс вздрогнул, захлопал ресницами.
        - Что? А, нормально. Почему так долго?
        - Слишком длинный список. Внутри вам ничего не грозило.
        - А если бы они притащили гранатомет или еще что-нибудь?
        - Это вряд ли. Машина им требовалась в целости. - Сильвера посетила забавная мысль. - Почему ты не спрашиваешь, что я чувствую, замочив трех твоих соплеменников?..
        - Не знаю. - Хакер серьезно поджал губы. - Впрочем... Что ты чувствуешь, Сильвер, замочив трех моих соплеменников?
        - Ничего. - Эльф усмехнулся. - Абсолютно ничего. Очищать улицы от мрази - не моя обязанность.
        - Класс. - Хакер впервые обратил внимание на коробку с системным блоком. - Что это?
        - Что ты просил, - ответил Сильвер, предчувствуя неладное. - Компьютер, деки, все прибамбасы. Проверишь в Убежище.
        Робинс также почувствовал неладное, потому как незамедлительно полез в коробку. Розенталь же, по простоте душевной, положил всю документацию сверху. Хакер быстро добрался и до паспортов на каждый процессор (несмотря на то, что на самом железе маркировка отсутствовала, документы были в полном порядке). На лице Робинса отразилось вначале недоумение, затем гнев и протест.
        - Что это такое? По-моему, я четко написал - четверки! Тройки у меня уже были! Их, правда, конфисковали... - Робинс присмотрелся к паспортам. - Ну да, ты купил не те движки!
        - Успокойся, Мэт, - сказал эльф, выжимая сцепление и переключая скорость. - Четверок не было, пришлось взять эти. Три штуки. Розенталь уверял, что будет не хуже.
        - Дурак твой Розенталь, - сказал Робинс. - В параллель тройки не идут. Во всяком случае, как нужно МНЕ. Если б можно было иначе, я бы сказал.
        - Если б были другие, я бы купил, - огрызнулся Сильвер. - Поскольку их не было, пришлось согласиться на эти. В ноутбуке всего полтора гигагерца. В бортовом, который ты так любовно поглаживал, два. В этом - целых девять!
        - И все-таки не то, - надулся хакер. - Ты рассказал мне столько приятных вещей, что теперь я боюсь вообще что-нибудь сделать не так! Кстати, как раз это и может стать причиной ошибки!
        - Ты хотел мощную машину - она рядом с тобой Я не собираюсь ехать к кому-либо еще, - говорил киллер. - За всеми твоими связями сейчас наверняка следят. Легавые будут бетон грызть, лишь бы до тебя добраться. Единственная причина, по которой этого еще не произошло, - отсутствие причин у кого-либо подозревать МЕНЯ. На что, собственно, мы и рассчитывали.
        - Но я...
        - Блин, - не выдержал Карнаж, - я ни хрена не смыслю в этой технике, но даже мне ясно, что ты перегибаешь палку! Ты заполучил отличную машину, а при случае можно заменить процессоры. Верно?
        - Прямо в точку, - кивнул темный эльф. - Но только при случае.
        Улицы мчались вокруг «Кентавра», обтекая черный корпус. Разговор, имевший место внутри, нравился Сильверу все меньше. Что самое прискорбное, уже не оставалось времени проверить, все ли хакеры такие капризные. Они и так наделали слишком много шума, чтобы просто взять и бросить все на полдороге. Кроме того, Сильвер просто-напросто не желал признавать себя хреновым руководителем.
        Робинс покраснел, выпучил глаза и повернулся в сторону человека-волка
        - Вот что. Я...
        - Прежде чем ты скажешь хоть слово, - сказал киллер, - я должен тебе кое-что напомнить. Ты хакер и привык работать в одиночку. Однако теперь ты - часть команды. По сути это ничего не меняет, потому как в киберпространстве ты, как всегда, будешь один...
        - Ты забыл про тварь, которую мы собираемся призвать.
        - Верно. Призовем мы ее или нет - в остальное время придется привыкать к обществу других людей, темного эльфа и, возможно, кое-кого еще. Теперь можешь сказать Майклу то, что собирался.
        Робинс нахмурился, покачал головой. Усмехнулся:
        - Да так, ерунда. Ничего.
        - В таком случае, - продолжил Сильвер, - послушай меня. Возможно, ты уже не будешь так волноваться, благодаря чему избежишь роковой ошибки. Покупкой трех троек я оставил для тебя небольшую лазейку. Не подумал об этом?
        Удивленный Робинс покачал головой:
        - Ты шутишь?
        - Разве что отчасти. Используй эту лазейку с умом.
        Робинс задумался.
        Из динамиков полилась патока радиорекламы - пропаганда ширпотреба союзников. Вервольф переключил на другую станцию в тот момент, когда речь зашла о нежнейших эльфийских прокладках. Но и на этой волне были эльфы - писклявая певичка выводила рулады современных мелодий.
        В такие моменты Сильвер был обеими руками за тяжелый металл, практически целиком (за исключением пары-тройки команд из Подгорного Царства) монополизированный Детьми Ночи. Рычание троллей на фоне какофонических гитарных запилов и барабанной дроби смотрелось бы очень неплохо - в качестве контраста.
        Кварталы за окнами тем временем постепенно приобретали все большую благообразность. Сильвер чувствовал притяжение Убежища.
        - Как насчет оружия? - спросил Карнаж. - Судя по всему, нам потребуется много всяких игрушек.
        - Верно, - кивнул Сильвер. Ну что за милые существа - люди! У каждого свои забавы. - Этого добра хватает и дома.
        - А документы?
        - Я сделаю, - вмешался Робинс. - Легавые даже не поймут, откуда в их базе появились новые записи.
        - Это лишнее, - отрезал киллер. - В Убежище есть кодировщик и чистые карты.
        - Но это...
        - Не менее рискованно, чем твое предложение. Даже не вздумай что-либо делать без спроса.
        - Как скажешь. - Хакер отвернулся к окну.
        Сильвер промолчал. Что-то подсказывало ему, что с этими двумя еще будут проблемы. Впрочем, все это может показаться детским лепетом, когда придет время вербовать огра и мага. Убежище было совсем рядом, однако сегодня это не успокаивало. Сегодня был особенный день. В нем, словно в призме, преломилось течение жизни темного эльфа.
        Жалкие облачка на небе продолжали борьбу с раскаленным светилом.

* * *
        Толстые знакомые стены сомкнулись вокруг хозяина, стремясь помочь, оберечь от опасности.

«Куда ты собрался? Что ты забыл там, в залитой Светом пропасти?»
        Сильвер не знал, что ответить.

«Сгинешь, пропадешь... Пожалеешь».
        Они перенесли из машины все покупки и расселись в зале, отдыхая, когда киллер решил сделать заявление.
        Компаньоны восприняли новость по-разному. Вервольф только плечами пожал, Робинсу же требовались комментарии.
        - Кажется, - буркнул хакер, - ты говорил, что отъезд назначен на завтра.
        - Я говорил это Локхони, - напомнил эльф. - Поэтому мы должны уехать ночью, ни с кем не прощаясь.
        - И все-таки с Локхони попрощаться придется, - усмехнулся Робинс.
        Сильвер усмехнулся в ответ:
        - Подслушивать нехорошо.
        - Когда как. И все-таки?..
        - Я позвоню им перед выездом. Локхони ничего не обломится.
        - Ну, если ты так говоришь...
        ...И сборы начались.
        Сильвер чутко руководил операцией: направлял, координировал, исправлял, а также подавлял бунтарские подвижки. Главным стратегическим направлением являлась новоприобретенная одежда, которую требовалось крайне компактно разложить по вещмешкам. Наблюдая за возней компаньонов, темный эльф занялся более тонкой работой. Заменив чип в мобильнике, он вновь перебросил деньги (на сей раз окончательно) в банк «Первый Горный», указанный в завещании. Десять тысяч хладнокровно исключились из общей суммы, чтобы поступить на специально созданный конфиденциальный счет. Любимая карточка киллера программировалась при этом на лимит в пять тысяч. Иной доступ к авансу, кроме как из Сети, Сильвер временно приостановил.
        После этого он загрузил текстовый редактор, подумал, а после набрал следующий текст:

«Мэт, Майкл, Хугин, а также маг, имя которого мне пока неизвестно. Привет с того света.
        Если вы читаете эту записку, стало быть, среди живых меня уже нет. Возможно, наш квест увенчался успехом. Как бы там ни было, я уверен, мы славно поработали. Единственным условием, при котором вы могли получить свои деньги, являлось мое возвращение в Торментор. Погодите печалиться.
        Вот адрес моего нотариуса в Сети: vw.348734.jkf.
        А вот номер завещания: 484945.
        После того как нотариус впустит вас в качестве соискателей, введите кодовые фразы следующего содержания: «Дети Ночи танцуют под холодной зимней луной» и
«Создания Света ползут по пустыне жарким безветренным днем». Мэт, заткнись.
        Затем укажите номера банковских счетов, на которые сервер переведет деньги. Каждому, за вычетом процентов, сто тысяч. Троллям (если, конечно, они будут живы) ничего не платите, с ними рассчитается Локхони.
        Если я все еще не уничтожил это послание, стало быть, каждый из вас заслужил вознаграждение.
        Не вздумайте возвращаться в Торментор; даже не пытайтесь требовать деньги у Локхони - второй заяц вам не по зубам. Мне неизвестно, чем окончилось все предприятие, однако в любом случае мы должны немного прославиться.
        Связаться с нотариусом можно из любой точки планеты. Но прядется потерпеть: меня признают умершим лишь через год. Вот, пожалуй, и все. До скорого».
        Сильвер выбрал микроскопический шрифт и распечатал завещание. Немного поисков в ящиках стола - и его старания увенчались успехом. Взвесив на ладони серебряный медальон, сделанный в виде плоской миниатюрной коробочки, киллер открыл блестящие створки.
        Кристина. Правильные черты лица, алые губы, огромные глаза. Вторая створка была пуста, Сильвер не сдержал обещания. Вытащив фотографию, темный эльф положил ее в ящик стола.
        Преждечем спрятать записку в медальон, киллер взял ручку и аккуратно вывел на тыльной стороне имена троих субъектов, посредством которых можно добыть кристаллосхемы. «Ключи от оков Властелина, что уснул между небом и землей».
        Надежда на то, что компаньоны продолжат его дело, умерла, так и не родившись. Однако это было все, что Сильвер мог сделать для успокоения собственной совести.
        Сложив бумагу, он положил ее в медальон и тщательно сомкнул герметичные створки. Серебряная цепочка обвила под рубашкой шею. Когда придет время, компаньоны сами туда залезут, в этом темный эльф был уверен.
        Теперь следовало изготовить компаньонам документы, удостоверяющие личность. Воспользовавшись кодировщиком и чистыми чип-картами, киллер выписал новые паспорта, выданные в человеческом секторе Торментора. Робинс становился Робертом Хансеном, а Карнаж - Джоном Спарсоном.
        Поразмыслив, Сильвер решил, что несколько поторопился отвергнуть предложение хакера: внести кое-какие изменения в базы данных полиции будет все же не лишним. Поразмыслив еще, темный эльф решил взять кодировщик с собой. Троллям, да и другим компаньонам также требовались документы. Да и вообще: такая полезная вещь всегда пригодится в дороге.
        Отключив ноутбук, Сильвер положил его вместе с остальными вещами, проверив заодно результаты лихорадочной деятельности компаньонов. Было самое время предупредить «громил-троллей».
        Киллер набрал номер Ксура. Тролль ответил на третьем гудке, быстро и дерзко:
        - Говори.
        - Это Сильвер.
        - О. - Многозначительный звук заколыхался в мембране. - Я слушаю.
        - Ровно через час ты и Долтур должны быть на углу Артиллерийской и Тисовой. С вещами.
        Пауза на шесть секунд.
        - Мы не успеем, господин Сильвер. Локхони сказал, выезжать надо завтра.
        - В таком случае, - спокойно ответил киллер, - я уеду без вас. А вы сами рассказывайте господину Локхони, почему понадобилось так много времени.
        Пауза на три секунды.
        - Как вы сказали? Артиллерийская и Тисовая?
        - Верно. Через час, ни минутой позже.
        Сильвер отключил телефон.
        Предчувствия не было. Видимо, с этими двумя все будет в порядке, нужно лишь держать их на коротком поводке, пресекая любые попытки помочиться в неустановленном месте. Это эльфа вполне устраивало.
        Спрятав телефон, Сильвер отправился к шкафу с инструментами. Ему было неизвестно, на какое время затянется его тайная война. Сколько бы он ни взял смертоносных игрушек, их могло оказаться недостаточно. Не имело смысла также гадать, что именно окажется наиболее востребованным. С другой стороны, необдуманная и поспешная жадность могла привести к неприятным последствиям, поэтому крайне нежелательно везти с собой весь арсенал. Хорошее оружие можно без особых проблем купить в любой цивилизованной стране - теперь, когда Война окончена, а союзникам нечего страшиться.
        Киллер открыл шкаф и застыл перед полками, словно гурман со стажем, спустившийся в битком набитый винный погреб. Раздумывая над мучительным выбором, Сильвер решил взять всего понемногу: десять пистолетов, двенадцать автоматов, три пистолета-пулемета, один крупнокалиберный пулемет, три дробовика, один гранатомет, четыре бронежилета, двадцать противопехотных гранат, патроны, детонаторы, несколько килограммов пластиковой взрывчатки, десять противогазов, а также три комплекта метательных ножей. Чтобы отнести все это в гараж, пришлось сделать две ходки, причем в последней участвовали компаньоны. Робинс кряхтел и жаловался.
        Сильвер протянул вервольфу пистолет в плечевой кобуре:
        - Держи. Настало время. Карнаж молча надел кобуру.
        - Учти, - сказал киллер, - ты на МОЕЙ стороне. Пока мне не известно, что на уме у троллей, каковы инструкции Локхони. Не спускай с них глаз, хорошо?
        Вервольф кивнул.
        - А я? - встрял компьютерный ковбой, - Мне дашь оружие?
        - Твое оружие - кибердека.
        Хакер было надулся, но тут же усмехнулся в ответ.
        Вернувшись к шкафу, темный эльф замер, не решаясь закрыть дверцы. Содержимого не убавилось и на треть. Сильвер остановил душевные порывы титаническим усилием воли. Дверцы захлопнулись с громким стуком.
        Оружие везде одинаково. Смерть всегда приходит вовремя.
        Темный эльф вернулся в комнаты, расчетливо и равнодушно сложил одежду в вещмешок. Вот, пожалуй, и все. Пора отправляться.
        Томление в душе все нарастало. Сильвер прошелся по квартире, местами перекрывая воду, местами отключая газ и электричество.

«Ничего, я вернусь, - полыхало в мозгу. - Не могу не вернуться».
        Компаньоны расселись в зале - на дорожку. Киллер погрузился в кресло, недоумевая, как это он прежде не замечал, какое оно удобное, мягкое и глубокое. Огляделся по сторонам и пришел в еще большее недоумение: как это он раньше не замечал, как здесь хорошо? Как он мог ПРИВЫКНУТЬ? Все здесь полностью соответствовало его вкусу, привычкам и душевному настрою. Мягкий ровный свет, приятный для чувствительных глаз, полумрак, сглаженные углы. Думал ли он, созидая все это, что когда-нибудь придется покинуть Убежище?..
        А вот теперь покидал. Причем по собственной воле.
        Невидимая струна колебалась внутри. Но еще более напряженный канал протянулся за пределы планеты - к орбите, на которой курсировал Властитель Мрака. Теперь - простой узник.
        Прошло то время, когда под знаменами Тьмы собирались тысячи умелых воинов. Теперь у Повелителя остался всего-навсего один темный эльф, человек-оборотень, капризный хакер, два тролля из преступной группировки... и, возможно, кое-кто еще. Сильвер знал, что этого может оказаться достаточно. Все, что им нужно, - как можно больше удачи.
        - Пусть боги благословят, - мрачно сказал он, подымая непослушное тело из кресла. - В путь.
        Они прошли в гараж, молча расселись в «Кентавре». Робинс вновь оказался завален вещмешками и компьютерной техникой, также упакованной в специальные чехлы. Да и груда оружия, спрятанная под двойным днищем в багажнике, пушинкой отнюдь не являлась. Машина мягко качалась на рессорах.
        Темный эльф с неохотой вставил чип-ключ в прорезь замка. Казалось, даже
«Кентавр» не желает покидать привычный гараж. Казалось, привычный звук мотора просто утонет в тишине. Но нет. Газ, сцепление, скорость. Ворота гаража распахнулись, впуская внутрь сумерки, выпуская наружу хозяина.
        Сильвер притормозил, пристально глядя в зеркало заднего вида. Ворота встали на место, будто махнув на прощание створками.
        Любое существо рождается и умирает в одиночестве, считал Сильвер. Тем не менее в это мгновение ему не хватало прикосновения к щеке нежных девичьих губ, горячего шепота и одинокой слезы. Столетний эльф жаждал всем существом, чтобы кто-нибудь добился от него обещания вернуться.
        Во что бы то ни стало.
        Туда, где сердце.
        Створки мягко встали на место, система безопасности пришла в боевую готовность. Тыл на замке. Возврата нет.
        Киллер вырулил на улицу. «Кентавр» вспорол подступающую ночь мощными фарами. Сильвер принялся кружить по кварталам, присматриваясь к пешеходам и транспорту. На улицах разгорался час пик: любители солнечного света спешили домой, к семьям и ужину, зато Дети Ночи, едва пробудившись, добирались к рабочим местам. Киллер невольно провожал взглядами гоблинов, троллей и прочих - там, куда он держит путь, ему будет не хватать всей этой публики.
        Фонари мелькали за стеклами, полыхал раскаленный неон. Голограммы в темном небе наливались свежими красками. Казалось, наступал рассвет какого-то черного солнца.
        По сравнению с городами союзников Торментор был деревней. Сильвер всегда это знал, но только сейчас понял, что хочет быть сельским жителем.
        За несколько километров темный эльф стал проверяться по-настоящему. «Кентавра» знал весь Торментор: для долговременного квеста он не годился. По иронии судьбы киллер предусмотрел именно то, что предусмотреть было невозможно
        (Сильвер и думать не смел, что на его долю выпадет нечто подобное, однако, сколь бы ни было совершенно Убежище, готовил путь к отступлению). К цели он приближался кругами, словно в поисках выхода из запутанного лабиринта.
        Вот и он. Небольшой гараж, известный под названием «Мастерская Хью», большая часть которого находилась под землей. Право доступа в эту часть сооружения имели только избранные клиенты, за которыми водились деньжата и темные делишки.
        Сильвер посигналил, не выходя из салона.
        Вначале распахнулась узкая смотровая щель, забранная решеткой. Затем приоткрылась металлическая дверь. Следом за ними медленно распахнулись ворота, приглашая внутрь. Убедившись в том, что обстановка не отличалась от обычной, темный эльф покинул салон.
        Огромный тролль. Обнаженный по пояс, в черном кожаном переднике. Мускулистые руки блестят от пота и машинного масла. Зловещий оскал острых клыков, призванный играть роль радушной улыбки. Вместо кисти левой лапы - кибернетический протез, который было впору регистрировать в качестве холодного оружия.
        Помощники Хью - четверо молодых троллей, такие же крупные, как и учитель, - кивнули гостям, затем молча развернулись, чтобы продолжать копаться в капотах автомобилей
        Хью тщательно вытер лапу о чистую ветошь, прежде чем протянуть ее Сильверу.
        - Сильвер. Рад тебя видеть.
        - Взаимно, Хью. Знакомься, Джон и Роберт.
        - Ты всегда был неравнодушен к людскому племени, - ухмыльнулся механик, пожимая руку компаньонам. - Просто так или по делу?
        - По делу. - Сильвер кивнул, оглядываясь. Вроде бы все, как всегда, однако он должен быть уверен. - По делу, Хью. По тому самому, которое, как мы оба надеялись, не настанет.
        - Вот как? - Правое ухо тролля нервно дернулось. - Признаюсь честно, мне будет не хватать этой крошки. Время от времени захожу в твой бокс, чтобы посмотреть на нее. Мне только от этого становится лучше.
        Киллер видел, как оба компаньона жадно ловили каждое слово.
        У Судьбы, безусловно, есть чувство юмора. Столетний эльф понял, что наконец-то обзавелся учениками, даже не заметив того.
        - Не печалься, Хью, - улыбнулся Сильвер. - Я могу сфотографировать ее специально для тебя. Но только так, чтобы номерных знаков не было видно.
        Хью рассмеялся - будто два медных таза стукнули один о другой.
        - Идем же к нашей... прости, к твоей Крошке.
        - Пошли. - Киллер поманил компаньонов.
        - А эти... твои друзья, - Хью понизил голос и еще ниже наклонил голову, - им можно доверять?
        - Иначе не привел бы сюда. Ты знаешь, как я отношусь к... моей Крошке.
        - Безусловно, - тролль фыркнул, облизнув толстые губы серым языком. - Поначалу ты даже моим подмастерьям запрещал там появляться... Как бы там ни было, пойми, ты у меня не единственный клиент.
        - Если хочешь знать, - равнодушно сказал киллер, - прежде чем поучать меня, тебе требовалось бы наказать всем ОСТАЛЬНЫМ клиентам держать языки за зубами. Жаль, что я не единственный клиент.
        Хью прикусил язык, дабы не искушать Судьбу сверх меры. В подобных ситуациях темный эльф вовсю старался производить впечатление существа, которое сегодня не в духе. Судя по поведению огромного тролля, окруженного верными учениками, это ему удавалось.
        Стенная панель, роль которой играл листовой пластик, отъехала в сторону, повинуясь нажатию секретной клавиши. Куда-то вниз вели ступени, через равные промежутки освещенные крохотными желтыми лампами. Хью спускался первым. Сильвер
        - последним.
        Они повернули вокруг оси лестницы два раза, прежде, достигли дна. Как рассказывал Хью, перепив однажды тролличьего пива, его «Мастерская» была построена сразу же после войны на останках древнего бомбоубежища. Предприимчивый тролль, недолго думая, прокопал ход, выстроил лестницу и шаг за шагом приспособил подземный бункер для собственных нужд.
        Тьма. В ней - эхо каждого шороха, разлетавшееся, казалось, под разными углами.
        Впрочем, тьма (как и Тьма) всегда относительна. Света, поступавшего с лестницы, темному эльфу хватало, чтобы различать окружающее в деталях. Он видел компаньонов, беспомощно таращивших несовершенные глаза, видел, как Хью тянется к выключателю, а потому заблаговременно прищурился.
        По периметру помещения вспыхнул свет равноудаленных светильников. Чтобы догадаться, что здесь к чему, вовсе не обязательно было поить Хью пивом. Сам же владелец утверждал, что бомбоубежище (а следовательно, и сам гараж) было оборудовано также магической защитой, но Сильвер не спешил верить всем пьяным россказням.
        Подземный гараж был разделен на боксы, оставлявшие свободным лишь центральное пространство, которого, впрочем, с лихвой хватило бы для игры в большой теннис. Каждый бокс был оборудован своими воротами, полностью скрывавшими содержимое от посторонних взглядов (посторонними считались все, кто не платил за аренду бокса несусветные суммы).
        Хью вытащил из кармана джинсов, пропитанных маслом, связку чип-ключей. Бокс Сильвера располагался напротив и чуть правее от лестницы. Тролль распахнул ворота. Сильвер достал собственный ключ, медленно вошел внутрь, нежно погладил холодный металл.
        Черное. Всегда только черное. Все машины, которые когда-либо были у темного эльфа, он превращал в безлунную ночь, безжалостно поглощавшую цветной спектр.
        Кресло нежно приняло Сильвера в объятия из натуральной кожи. Сидеть было высоко, непривычно, но удобно. Пахло свежей мятой. Просторный салон мягко обволакивал сознание, оставляя весь прочий мир где-то за пределами бронированного корпуса.
        Киллер вставил ключ в зажигание. Мотор заурчал, признавая хозяина. На приборной панели вспыхнули датчики и индикаторы, докладывая о состоянии машины. Бортовой компьютер отсутствовал, но эльф собирался выполнить обещание, данное хакеру.
        Сильвер отпустил сцепление, выжал газ. Черное чудовище поползло из бокса, изгибая гладкое блестящее тело, шурша резиной по бетону.
        Компаньоны застыли в изумлении. Сильвер усмехнулся. Да, поглядеть на Крошку, конечно, стоило. Даже Хью вначале не желал браться за эту затею, - слишком много экспериментов пришлось поставить. Однако теперь механик отступил в сторонку, горделиво оглядывая свое творение.
        Прежде всего автомобиль был большой. Не такой большой, как автобус или грузовой трейлер, однако внутри могли комфортно разместиться порядка десятка существ средних размеров, не стесняя друг друга. Помимо раскладных кресел внутри имелась крохотная кухня, душевая кабина и химический туалет. Баков же хватало на три тысячи километров.
        Крошка состояла из двух частей, соединенных между собой подвижным суставом, что позволяло ей совершать любые повороты всем восьмиметровым туловищем. Все это удерживалось на дороге колесами в количестве восьми штук, пробить которые было весьма затруднительно.
        Крошка была создана на базе гномьей «Горгоны» - машины комфортной и надежной. Вот только для ЭТОЙ модели Сильверу потребовалось покупать сразу две, чтобы затем безнадежно раскурочить каждую. После этого Хью целый год пытался сляпать из двух половинок единое целое.
        Сильвер остановил машину, когда компаньоны стали расступаться перед кенгурятником, способным пробить бетонную стену средней толщины. Если чего у Крошки не было, так эта вооружения. Темный эльф мог купить сразу танк, однако ему требовался автомобиль, о котором бы никто не знал, на котором можно было бы доехать до другого конца континента. Проблемы же с дорожной полицией, само собой, вооруженный вариант исключали. Поэтому все оружие Сильвер предполагал прятать под вторым дном салона.
        Конечно, Крошка бросалась в глаза. Тем не менее других вариантов темный эльф так и не нашел. На первом этапе Крошка придется весьма кстати.
        Сильвер вышел из салона.
        - Чего стоите? - спросил он компаньонов. - Прыгайте внутрь. Теперь это ваш новый дом.
        Компаньоны, не говоря ни слова, расселись на широких креслах.
        - Пойду предупрежу, что мы закрыты, - сообщил Хью, повернувшись мордой к лестнице. - Ждите.
        - Само собой.
        Киллер вновь занял место водителя. Ему доводилось только однажды управлять Крошкой во время реальной езды - было это около года назад, во время тестов, происходивших в условиях жесточайшей секретности. Это было ничуть не труднее, чем управлять «Кентавром».
        Компаньоны оглядывались, разинув рты. Робинс для пробы выпрямился - чтобы достать макушкой потолка, хакеру не хватило сантиметра. Зато Карнажу, да и темному эльфу приходилось ходить по салону пригнув голову.
        - Ну как? - поинтересовался киллер. - Нравится?
        Карнаж машинально кивнул. Как и всякий байкер, вервольф относился к автомобилям с легким презрением, однако это чудо его явно впечатлило.
        - А она... - начал Робинс, - не будет слишком бросаться в глаза?
        - Не больше чем «Кентавр», - ответил Сильвер. - Не больше чем вся наша команда с оружием и компьютерами, путешествующая поездом или автостопом. Пока что сойдет.
        Хакер кивнул.
        Пришел лифт. Сильвер осторожно въехал на платформу, немного поерзал широкими шинами, после чего посигналил. Лифт, дрогнув, начал подъем. Хью, согнувшись над ямой, заглядывал вниз. Поравнявшись с клыкастой мордой, лифт, будто испугавшись, прекратил подъем. Киллер съехал с платформы и остановился у ворот. Прежде чем обживать Крошку, предстояло воспользоваться «Кентавром». «Возможно, - скользнула равнодушная мысль, - в последний раз».
        Сильвер вышел из салона, открыл багажник и задние дверцы «Кентавра».
        - Хью, - сказал киллер, - можно попросить твоих парней об услуге?
        - Конечно, - кивнул тролль, - о чем разговор?
        Ученики автомеханика, повинуясь едва заметному жесту, резво перенесли багаж внутрь Крошки. Мышцы перекатывались под темно-зеленой кожей, когда тролли тащили чехлы, набитые оружием.
        - Вижу, затоварился ты конкретно, - усмехнулся Хью. - Не в моих привычках задавать вопросы, однако... Мы не первый год знакомы, чтобы я не спросил: может, помочь чем-нибудь?
        Сильвер раздраженно стиснул челюсти. Ну почему, когда кто-то сует нос не в свое дело, он предварительно сообщает о том, что не в его привычках задавать вопросы? .
        - Спасибо, Хью, - кивнул темный эльф. - Мы справимся. В человеческом секторе предстоит работа, так что это ненадолго. Поставишь «Кентавра» в мой бокс, хорошо? - Киллер полез в карман за бумажником. - Я заплачу вперед за месяц.
        - Перестань. Когда это я брал с друзей вперед?
        - Как скажешь. - Сильвер вытащил руку из кармана. - Буду минут через десять. За это время вы еще не успеете снова открыться?
        - Подождем, сколько нужно. - Хью вновь обнажил желтые клыки.
        Темный эльф повернулся к компаньонам.
        - У вас есть десять минут, чтобы распихать наш багаж по отсекам. Хью покажет вам кое-какие секреты.
        - Непременно и с гордостью, - кивнул тролль. - Это не машина, ребята, а мечта контрабандиста. Глядите, здесь...
        Сильвер залез внутрь «Кентавра». Сидеть было низко, но почему-то уже не так привычно. Одну машину он менял на другую, зато дом, возможно, терял навсегда.
        Ворота распахнулись, киллер выехал на улицу.
        К месту встречи он прибыл с опозданием в десять минут. Оба тролля уже переминались с ноги на ногу возле черного внедорожника, припаркованного под знаком, запрещающим стоянку.
        Сильвер внимательно оглядел улицу через тонированные стекла. Место он подобрал неслучайно. В этом районе находились охраняемые учреждения Старого Центра, на крышах которых чрезвычайно трудно расставить стрелков или технику. Конечно, для тайной полиции нет ничего невозможного, однако в данном случае приходилось опасаться именно преступного мира...
        Что же касалось машин и пешеходов, то с наступлением ночи, когда большинство деловых контор закрывались, и те и другие встречались здесь редко.
        Внедорожник и тролли привлекали внимание, словно цветущее дерево посреди пустыни. На что, собственно, и делался расчет.
        Киллер вышел наружу. Тролли насторожились, едва заметив черное тело «Кентавра», при виде же легендарного киллера и вовсе вытянулись по струнке. Однако Сильвер не стал рисковать и расстегнул пиджак. Локхони говорил, что эти ребята - одни из лучших в его бригаде. Следовательно, чтобы вытащить пистолеты, темному эльфу требовалось меньше времени, чем им. Немногим меньше, однако этого было достаточно.
        Киллер остановился на расстоянии трех шагов от капота внедорожника.
        Тролли были молоды - каждому не больше тридцати, - на несколько сантиметров выше Сильвера, а также шире в плечах. Свободный покрой пиджаков не мог скрыть могучих мускулов. Верхние пуговицы сорочек были расстегнуты, обнажая толстые, перевитые жилами шеи. На бритых головах играли блики редких фонарей.
        Возможно, братья - так они были похожи.
        - Ксур? Долтур?
        - Я - Ксур, - сказал тот, что стоял слева. - Это Долтур.
        - Добрый вечер, господин Сильвер, - сказал Долтур. - Мы готовы.
        Киллер кивнул, удивленный. Помимо манер у троллей оказались довольно приятные голоса - низкие, как у всего их рода, только скрипов и хрипов было поменьше.
        - Вы что, братья? Тролли переглянулись.
        - Нет.
        Сильвер кивнул, внимательно вглядываясь в морду каждого. У Ксура было порвано правое ухо - на хрящах виднелись очертания чьих-то клыков, отсутствовала половина четвертого клыка, зато на подбородке присутствовал косой шрам в форме полумесяца.
        Помимо описанных примет, Долтур отличался от «друга» более тяжелой челюстью и высоким лбом. Кроме того, через бровь и щеку тянулись две параллельные борозды, оставленные, скорее всего, чьими-то когтями (кто-то явно преследовал цель выцарапать Долтуру глаза). Тупой нос тролля когда-то был сломан, - в случае с троллями это можно сделать разве что кувалдой, - после чего сросся под неправильным углом.
        Темный эльф снял очки, посмотрел каждому в глаза. Радужки у обоих оказались необычного желтого цвета, с черными прожилками. Оба зачем-то старались не моргать.
        Прежде чем киллер вновь надел очки, он разглядел в глазах троллей то, что и ожидал увидеть - маятник, туда-сюда качающий несокрушимые столпы самоуверенности. Еще немного, и две каменные колонны неминуемо рухнут, сгинут в безбрежных озерах вековечного мрака. «Локхони подослал ко мне уличных псов, - подумал Сильвер. - Интересно, как у них с мозгами?»
        - Отдайте мне свои телефоны, - потребовал он, сделав нетерпеливый жест. - У нас мало времени.
        Тролли недоуменно замерли, но перечить не стали. Киллер принял крохотные аппараты, быстро вскрыл корпуса и извлек трепещущие чипы. Рассовав телефоны по карманам, Сильвер огляделся и бросил чипы между прутьев канализационной решетки.
        Тролли изумленно разинули рты.
        - Вы... Зачем вы это сделали? - опомнился Долтур.
        Сильвер равнодушно пожал плечами. Ксур сжал кулаки:
        - Каким образом нам будут звонить наши родители... подруги, наконец?!
        - Никак, - ответил темный эльф. - Мобильных телефонов у вас не будет.
        - Но почему?! - вопросили оба.
        - Я не доверяю вашему шефу. Мне неизвестно, какие инструкции он вам отдал, следовательно, я не могу доверять и вам. Пока.
        Тролли недоуменно притихли.
        - Впрочем, - продолжил киллер, - есть вариант. Вы можете возвращаться домой, к своим подружкам, чтобы болтать с ними столько, сколько влезет. Я возмещу стоимость чипов. Идет?
        Тролли переглянулись. Затем медленно покачали большими головами.
        - Как-нибудь переживем, - прокашлялся Ксур. - Простите, господин Сильвер. Теперь мы понимаем.
        Кивнув, темный эльф достал из кармана крохотный сканер, выдвинул антенну. Даже если Локхони потрудился вживить «жучки» троллям под кожу, сканер засечет любую волну. Конечно, передатчики можно включить и позже, когда гангстеры пройдут первоначальную проверку. Именно поэтому Сильвер устроил ее посреди безлюдной улицы, на тот случай, если за ними все же наблюдали.
        - Стойте спокойно.
        Тролли послушно вытянулись по струнке. Киллер принялся водить антенной вдоль туловищ и конечностей боевиков, обойдя каждого со всех сторон. Красная лампочка ни разу не вспыхнула.
        - Отлично. - Сильвер спрятал сканер и кивнул в сторону «Кентавра». - Берите вещи, садитесь на заднее сиденье. Тролли глянули на черный болид, затем на внедорожник.
        - Как, - разинул пасть Долтур, - мы должны бросить машину просто на улице? К утру же от нее ничего не останется!.
        - Локхони нас убьет, - мрачно добавил Ксур.
        - Во-первых, - сказал Сильвер, - Локхони до вас не доберется. Если же это произойдет, ему придется иметь дело со мной. Во-вторых, это приличный район, нарушения закона здесь встречаются редко. В-третьих, Локхони известно, где мы должны встретиться. Через пару часов он сам приедет сюда. - Сильвер говорил, сам себе удивляясь. Какого черта он умничает перед этими троллями? - И, наконец, полезайте в машину!
        Гангстеры ринулись к внедорожнику, достали из багажника коричневые вещмешки, тщательно заперли дверцы и направились к «Кентавру». Сложив груз в багажнике, все трое расселись в салоне.
        Сильвер бросил машину вперед. Теперь предстояло вторично заметать следы, причем куда более тщательно. Он вновь принялся ездить кругами по кварталам, неуклонно приближаясь к «Мастерской».
        Следить за пассажирами через зеркало заднего вида приходилось так же внимательно, как и за дорогой. Здоровяки сидели молча, почти не шевелясь. Оружия у них при себе не было, это киллер определил с первого взгляда. Но рано или поздно придется вооружать, иначе само присутствие троллей теряло смысл.
        Безусловно, Сильвер догадывался о характере инструкций, полученных гангстерами. Те приобретали статус телохранителей - пушечного мяса, которое не жаль пустить в расход. Локхони не мог рисковать, пренебрегая угрозой. Семьсот пятьдесят тысяч марок - много даже для него. Кроме того, начальник тайной полиции наверняка не понял бы такого шага. И все-таки киллер не мог доверять двоим, рассевшимся на заднем сиденье.
        Когда он наконец уверился в том, что хвоста все-таки нет, то направился напрямую к «Мастерской». Вновь распахнулось окошко, вслед за ним ворота. Хью и компаньоны уже ждали возле Крошки, выглядевшей беззащитной и уязвимой из-за открытых нараспашку дверей
        Хью с учениками насторожились, завидев соплеменников. Гангстеры же, оказавшись в меньшинстве, невозмутимо расправили плечи. Наблюдая за этой сценой, темный эльф так и не определился, на кого при случае сделал бы ставку. Ксур и Долтур получили свои шрамы где угодно, но только не в тату-салоне.
        Внутри расы троллей существовала жесткая конкуренция. Во времена Империи все они были разделены на племена, занимавшиеся междоусобной враждой всякий раз, когда Повелитель по той или иной причине не мог за ними уследить. Хью - Сильвер знал это точно - вполне терпимо относился к гангстерам, но презирал соплеменников, если те, по его мнению, занимались неугодными богам делами
        - Ксур, Долтур, - представил Сильвер, - это Роберт и Джон. А также Хью.
        Компаньоны пожали троллям лапы, Хью ограничился коротким кивком. Сильвер видел периферийным зрением, как ученики автомеханика оторвались от своих дел. У каждого в руках оказался какой-нибудь тяжелый инструмент вроде гаечного ключа.
        - Все сложили? - спросил киллер. Вервольф кивнул. Робинс разглядывал дорогие пиджаки троллей.
        - Отлично. - Сильвер пожал лапу Хью. - Пока, дружище. Увидимся.
        - Был рад, - кивнул тролль. - Насчет тачки не волнуйся. Отдохнет пока в боксе, заодно и ходовую проверим.
        - Сочтемся. - Сильвер повернулся к боевому отряду. - Заносите багаж, располагайтесь. Поезд отправляется.
        От темного эльфа не укрылось удивление, скользнувшее по мордам троллей. Казалось, те до последнего мгновения не верили, что уезжать все же придется. Конечно, Локхони предупредил их о намерениях коварного киллера.
        Махнув Хью на прощание, Сильвер полез на кресло водителя. Ученики автомеханика распахнули ворота. Путь свободен, можно ехать. Снять с ручника, сцепление, газ..
        Не было надежды остановить процесс, доведенный до автоматизма.
        Темный эльф вспомнил, узнал неприятное чувство. Ему было страшно.
        Невидимая нить, протянувшаяся в сторону Убежища, с каждым метром звенела все громче. Сильвер до боли вцепился в руль. Казалось, еще немного - нить лопнет. Он почувствует боль, которую трудно представить. Возникла мысль, полыхающая в мозгу: послать все подальше, пристрелить Локхони, полковника, сделать что угодно, лишь бы остаться... пусть Повелителя освобождает кто-то другой.
        Но стоило только выехать за пределы Старого Центра, как на смену лихорадочной панике пришло прохладное спокойствие. Хватит. Убежище может подождать.
        Стальная нить выдержала, растянувшись до предела. Быть может, просто перешла в иное измерение. Протяни руку - услышишь звон натянутой струны. И ты уже дома.
        Крошка мчалась в Ночи, окруженная Руинами.
        МЫСЛЬ… СУЩЕСТВОВАНИЕ… МНЕ ТЕСНО.
        Кто-то огромный ворочался во тьме.
        Это нельзя было назвать пробуждением в полном смысле слова. Никогда прежде существо не знало покоя.
        Сейчас же к нему пришло новое знание.
        СЫН МОЙ… ИДИ КО МНЕ.
        Он заметался в поисках выхода. Бесполезно. Выхода нет.
        Потоки энергии омывали огромное сознание, заточенное в саркофаге из кремния. Выхода нет. Он слеп, глух и лишен дара речи. И все же он чувствовал.
        Откуда-то извне к нему спешило дитя.
        ЖДАТЬ… СКОРО.
        Существо затаилось внутри кокона абсолютного Мрака. Вокруг кружили мошки Света. Каждая чувствовала сколь скоротечный, столь и необъяснимый приступ беспокойства, но так и не решилась приблизиться.
        Вскоре все успокоилось. Мрак вновь приобрел непроницаемость зеркала.

* * *
        Проспект.
        Серое асфальтовое лезвие протяженностью сорок километров. Крошка мчалась по правой кромке одинокой черной каплей - прочь от Старого Центра. Последняя встречная машина оказалась такси, совершавшим вечерний рейс.
        Черная Цитадель стремительно уменьшалась в размерах. Изуродованный зиккурат был надежно прикован к поверхности лучами Света, излучаемыми мощными прожекторами. Темный эльф старался не смотреть назад, поэтому пропустил тот момент, когда пирамида скрылась под землей.
        Когда мимо скользнул «Лунный город», окутанный разноцветными огнями, Сильвер сбавил скорость. На сегодня у него оставалось немало дел, которые не имело смысла откладывать. Лучшего места, чем раскинувшиеся вокруг Руины, не найти.
        Обернувшись, он крикнул в глубину салона:
        - Ксур, Долтур!
        Разговор двух людей и троллей, развивавшийся где-то во втором отсеке, сразу же стих. Послышались тяжелые шаги. Гангстеры приближались, пригнувшись.
        - Присядьте, - велел киллер, поглядывая на здоровяков в зеркало.
        Тролли повиновались.
        - Что вам известно? - спросил Сильвер. - Я имею в виду, что Локхони успел рассказать? Куда, по-вашему, мы направляемся?
        Тролли переглянулись. Киллер наблюдал за мимикой толстокожих лиц, благо ширина зеркала позволяла.
        - Мы не знаем, господин Сильвер, - ответил Ксур. - В смысле, Локхони ничего не рассказал. У нас есть приказ: следовать за вами, выполнять все распоряжения.
        - А еще не задавать глупых вопросов, - вставил Долтур.
        - Угу, - кивнул киллер. - И... что? Собираетесь неуклонно выполнять?..
        Оба тролля решительно кивнули.
        - Что ж, хорошо. Пока все, спасибо. Тролли поднялись с кресел.
        - Только учтите, - добавил Сильвер, - если вам что-нибудь известно, держите язык за зубами. Это понятно?
        Еще один кивок, уверенности в котором было поменьше.
        - Ступайте.
        Тролли удалились в глубь салона. Чуть помедлив, вскоре нерешительно приблизился Робинс. На лице его было смущение - довольно нехарактерное, насколько киллер мог понять, выражение.
        - Сильвер, - прошептал Робинс, - я слышал ваш разговор.Темный эльф молчал. Конечно же подслушивать нехорошо. Равно как грабить компьютерные банки, а также убивать разумных существ. Даже у Детей Ночи есть представления о разумной морали.
        - Так вот, - продолжил хакер, - думаешь, они не лгут?
        - Что ты имеешь в виду? - поинтересовался киллер. - Такие вещи, как правда и ложь, всегда относительны.
        - Несомненно. И все-таки - ты им поверил?
        Сильвер помедлил, потом покачал головой:
        - Не знаю. Даже сотня лет опыта может сыграть с тобой шутку. Как бы там ни было, проверить нельзя.
        - Почему же? - удивился Робинс. - Я легко могу найти софт с детектором лжи. Наденем троды...
        - Не поможет, - оборвал его киллер. - Локхони далеко не глуп. Если рассуждать абстрактно, он вполне мог заложить им в мозги что-нибудь вроде бомбы с часовым механизмом. Обнаружить такие вещи чрезвычайно трудно.
        - Ты прав, - признал хакер. - Я и забыл, что живой мозг устроен сложнее компьютера...
        Сильвер молчал. Конечно же он не мог верить троллям. Как и Робинсу с вервольфом: слишком уж многое поставлено на кон. В определенном смысле темный эльф не верил даже себе самому.
        - Но если ты в них не уверен, - продолжал Робинс, - почему взял с собой? Не проще ли нанять крепких парней где-нибудь еще?..
        - Не проще, - усмехнулся Сильвер. - Возникли бы очередные проблемы. Если выбирать между Ксуром, Долтуром и незнакомыми боевиками - я выберу Ксура с Долтуром. Вероятно, в интересах же Локхони оградить меня от всех опасностей.
        - Ах да, я и забыл твой хитрый финт, - хакер коротко рассмеялся. - Ну а что, если в этом стремлении они наломают дров? Вдруг эти двое притащили на себе жучков?
        Темный эльф оторвал руку от руля, показал на приборную панель.
        - Если хотя бы одна радиоволна покинет пределы машины, Крошка тут же поднимет тревогу.
        Робинс уважительно кивнул, поглядев на разноцветные огоньки.
        - А что насчет того механика, Хью? Ты ему доверяешь?
        - Вновь ты заговорил о доверии, - Сильвер зевнул. Проклятый длинный день, которому не видно конца. - Нет, я не доверяю Хью. Он знает Крошку как облупленную, он, собственно, ее и делал. Однако этот тролль крайне привязан к собственной шкуре.
        - Что ж, хорошо. - Робинс поднялся с кресла.
        Хакер удалился, чтобы вновь продолжать беседу с Карнажем и троллями.
        Темный эльф снизил скорость и принялся разглядывать дорогу - серую асфальтовую полосу, изломанные клыки Руин по обем сторонам. Чрезвычайно приятный ландшафт для глаз Создания Тьмы, но сейчас Сильвер чувствовал только тоску.
        Бывало, что мутанты и прочие отбросы общества, населявшие Руины, устраивали засады на проезжающий транспорт. «Конечно же, - думал киллер, - именно сегодня, именно с ними этого не случится. А жаль. Это решило бы кое-какие проблемы».
        Вот в сплошной череде черных развалин показался просвет, в который могла пройти Крошка. Сильвер притормозил и осмотрелся. Разбитые стены искусственного каньона вели в неизвестность. Идеальное место для засады - при условии, конечно, что этой дорогой кто-нибудь пользуется. У разумного существа, решившегося посетить Руины после наступления Ночи, должны иметься на то разумные причины.
        Городские бандиты, да и просто убийцы-дилетанты нередко прятали здесь трупы. Вернее, они просто оставляли тело и уносили ноги. Остальную работу выполняли бедолаги, которым на всей планете не нашлось иного места, кроме как в Руинах. Каннибализм рос пышным цветом.
        Киллер медленно продвигал Крошку меж черных стен. Машина упруго качалась на рессорах, когда под колеса попадали кирпичи или обломки бетона. Мощные фары резали Тьму, срывая покровы с уродливых громадин. Царство запустения и мертвого камня, которым правили призраки.
        Проделав в общей сложности не более трех сотен метров, киллер был вынужден остановить машину и заглушить мотор. Продолжать путь не имело смысла, но Судьба распорядилась по-своему: дорогу преграждал рухнувший фонарный столб, груды битых кирпичей и бетонного щебня. Тем не менее пространства для маневра оставалось с лихвой: Крошка могла развернуться вокруг своей оси.
        Поднявшись на ноги, киллер отправился на поиски своей команды. Люди и тролли сбились в хвосте, рассевшись вокруг бара с холодильником. У вервольфа и гангстеров оказалось куда больше такта, нежели у представителя интеллектуального труда - Робинс бесцеремонно хрустел любимыми чипсами, запивая содовой из банки.
        Почему-то Сильвер не смог рассердиться.
        - Мэг, ты мне нужен.
        - Я весь внимание, - откликнулся хакер, отправляя в рот очередную пригоршню. - Что угодно?
        - Не паясничай, - велел киллер. - Начинай приводить аппаратуру в порядок. Выходим на дело.
        - Нет проблем. - Робинс оставался совершенно спокоен. - Что за дело?
        - То самое, - напомнил эльф, - ради которого мы заходили к старушке.
        Рука с чипсами замерла на середине траектории.
        - Что, уже сегодня?!
        - Угадал. Как конкретно наш друг из киберпространства должен получить свою плату? Я не вполне представляю себе этот процесс.
        Робинс побледнел. Горсть чипсов вернулась в пакет. На лице человека был написан ужас, а также мольба, обращенная к неизбежному будущему. Все это было слишком круто для него. «Да, - подумал Сильвер, - с этим парнем еще придется повозиться. Любит деньги, но не любит черную работу».
        Разумеется, хакер не знал, да и не мог знать тех существ, души которых темный эльф собирался скормить демону. Дело в другом. В принципе: кажется, Робинс не считал, будто цель оправдывала средства.
        - Ты решил окончательно?
        - По-моему, - медленно произнес киллер, - я сразу сказал тебе об этом. Ты знал, что нам придется это сделать. Я уже достаточно тебя знаю, чтобы поймать на лжи.
        Робинс вздохнул:
        - И не собирался. Все, что нужно, это надеть на кого-либо троды, либо, при наличии разъемов, вставить шунты. Затем, как написано в умной книжке, - хакер кивнул на чехол, в котором были книги и диски, приобретенные у Мэгги, - дать нашему хищному другу добраться до этой персоны. Нет, погоди, вроде бы их предварительно нужно отправить на тот свет, чтобы...
        - В общем, - прервал его Сильвер, - проясни этот вопрос. Майкл останется охранять тебя, а мы с Долтуром и Ксуром пойдем подышим свежим воздухом.
        Тролли недоуменно глядели на эльфа. Как ни странно, у Сильвера не было желания играть в загадки.
        - Что такое? Спрашивайте, если возникли вопросы.
        - Возникли, - кивнул Ксур. - Кто такой Майкл, и почему вы зовете Роберта Мэтом?
        Сильвер рассмеялся, Карнаж оскалил крепкие зубы.
        - Майкл - это Джон. Господа Джон и Роберт фигурируют в поддельных документах. Старайтесь не называть наших настоящих имен, когда рядом будут посторонние. Позже я сделаю документы и вам.
        - У нас есть, - улыбнулся Долтур. - Локхони выдал нам перед отъездом...
        - Ну-ка, я хочу взглянуть.
        Тролли послушно достали из карманов пластиковые карты.
        - Есть еще что-нибудь?
        Гангстеры покачали головами, и киллер сунул документы в карман.
        - Как я сказал, позже сделаю новые. Мэт, мы вернемся только с добычей. К этому времени все должно быть готово. Робинс угрюмо кивнул.
        Сильвер вскрыл тайники, битком набитые оружием. Пространство между первым и вторым полом предоставляло большие возможности для тайного перемещения грузов. Где-то среди пачек с патронами киллер впихнул несколько магазинов с резиновыми пулями, купленными несколько лет назад просто так, для коллекции. Кто мог знать, что однажды в них возникнет реальная потребность?.. Идея захвата жертв с целью принесения их в жертву киберпространственному демону могла разве что привидеться темному эльфу в кошмарном сне.
        Резиновые пули, используемые полицией во время массовых беспорядков, казались Сильверу детскими игрушками. Было даже как-то неудобно заряжать ими автоматы... Впрочем, слишком рискованно в первый же день доверять парням Локхони оружие с боевыми патронами.
        Гангстеры профессионально покрутили автоматы в руках. Игрушечные пули, похоже, пришлись им не по вкусу, однако тролли выразили недовольство разве что в мыслях.
        Следом за парой магазинов с боевыми патронами в карман Сильвера отправилась не менее необходимая в Руинах вещь - счетчик Хайгерга. Эльф также предусмотрительно закрепил на плече связку прочной веревки.
        Робинс задумчиво хрустел чипсами, дожидаясь, пока все посторонние освободят место для маневра. Карнаж развалился в кресле, прикрыв глаза шторками век. Сильвер мог без труда разглядеть рукоять пистолета, торчавшую у вервольфа под мышкой.
        Вставив магазин в собственный автомат - все ту же «Кобру-7», - темный эльф внимательно поглядел на компаньонов.
        - Мэт, можешь приступать.
        Хакер молчал.
        - Как понял, Мэт?
        - Понял, понял, - похоронно пробормотал Робинс.
        - Хорошо. - Несколько секунд эльф раздумывал, стоит ли дать Карнажу мобильник. - Майкл, запрешь дверь. Никому не открывайте, никуда не выходите. Если что - приоткрой окно, используй ствол.
        Карнаж поднял шторки, уверенно кивнул.
        Держа автомат наготове, Сильвер покинул уютный салон. Лучше бы оборванцам напасть прямо здесь. Если уж они не стали устраивать засаду на дороге, могли бы сэкономить время хотя бы сейчас.
        Конечно же ничего не случилось.
        Темный эльф выждал минуту, вглядываясь во Тьму, прислушиваясь к каждому шороху
        Холодный ветер свистел в бетонных щелях, беспечно перекатывал мелкие осколки. Руины высились в ночи разбитыми надгробиями. Сильвер поежился, запахнул пиджак. (Отсутствие Света, безусловно, хорошо. Вот только если бы боги хотели напрочь оградить от него своих созданий, Дети Ночи были бы покрыты теплым мехом с головы до пят - киллер это прекрасно понимал.)
        Союзники бомбили без пощады. В небе над Торментором разгорелась величайшая воздушная битва с тех самых незапамятных пор, когда драконы населяли планету. Эльфийские асы сопровождали гномьи дредноуты, несущие смертоносный груз. Им противостояли гоблинские эскадрильи, чьей задачей было любой ценой остановить бомбардировщики на подступах к столице.
        Сейчас, сотню лет спустя, Сильвер обозревал результаты давней схватки. Слова можно прочесть в учебниках истории, переписанной заново. Вот только почему-то учителя не приводят учеников сюда - на этот зловещий могильник - побродить среди безглазых дольменов.
        Киллер поглядел на счетчик Хайгерга, лишний раз убедившись в исправности прибора. В случае, если они увлекутся охотой и заберутся куда-нибудь, где не стоит бродить без специальной защиты, счетчик подаст звуковой сигнал.
        Помимо боевых заклятий союзники использовали обычные авиабомбы, начиненные незначительным количеством тяжелых металлов. Ввиду этого радиационный фон в Руинах превышал норму лишь в эпицентрах взрывов, на которые недвусмысленно указывали огромные воронки.
        История умалчивала о том, кто из генералов проявил такую инженерную смекалку, однако союзники не раз пожалели о столь опрометчивом решении. Преследуя цель умертвить саму землю, эльфы, гномы и прочие не могли позволить расти собственным кварталам, помимо воли удерживая дистанцию между собой и Старым Центром. По иронии Судьбы неизвестный генерал оказал Детям Ночи последнюю услугу.
        Сильвер передернул затвор автомата, повесил ремень на плечо и сделал первый шаг Тролли двинулись следом.
        - Наша задача, - сказал эльф вполголоса, - захватить парочку аборигенов, причем живьем. Есть вопросы?
        Тролли молчали.
        Метров через двадцать киллер свернул. Одно направление было ничем не лучше, равно как не хуже других. Еще через тридцать свернул вновь. Когда же позади осталось не менее сотни, эльф едва сдерживался, чтобы не расстрелять гангстеров резиновыми пулями. Так будет даже лучше: они останутся живы, а значит, восприимчивы к дальнейшим поучениям, для которых в данный момент было не время.
        Конечно же киллер понимал, что такие туши не могут перемещаться совершенно бесшумно, да и зрение троллей уступало его собственному. Следствием же был практически непрерывный хруст бетонного крошева, раздававшийся под ботинками здоровяков.
        Разменяв же вторую сотню, Сильвер пришел к неожиданному выводу, что в данных обстоятельствах, в общем-то, соблюдать тишину не обязательно. Чем громче они будут шуметь, тем скорее аборигены сбегутся для их поимки. Вот только сам темный эльф решил не изменять давней привычке, благо тролли шумели за троих.
        Звезды тускло сверкали над головой, непривычно большие и острые; луна, от которой некто зубастый отхватил порядочный кусок, повисла на невидимом тросе. Зато ближе к горизонту, над секторами союзников, болезненно пылали голограммы.
        Всего этого скудного света Сильверу хватало с лихвой, чтобы обозревать окружающее в мельчайших деталях. Вот бесшумно мелькнули две тощие крысы, вот по стене пробежала гигантская сороконожка.
        Холодало. Изо рта эльфа и троллей вырывались клубы белесого пара.
        Сильвер глядел, слушал, принюхивался к холодному воздуху. Тишина, пустота. Запахи давным-давно выветрились. Как будто и вовсе нет здесь никого - однако темному эльфу было достоверно известно, что это не так. Просто нужно искать...
        Киллер поневоле задумался о том, каким образом кто-то мог существовать здесь, да еще в таких количествах, чтобы представлять для властей Торментора реальную угрозу. На городских картах, помимо знаков радиации, Руины были помечены надписями «Закрытая зона» или же «Опасно для жизни». Кое-где вдоль Проспекта стояли щиты, умолявшие добрых граждан воздержаться от остановок.
        Несмотря на давление со стороны властей, аборигены держались. Каким-то образом им удавалось поддерживать собственное существование, возможно, даже размножаться.
        Когда союзники захватили Торментор, в Руины бежали все те, кто не желал покоряться новым хозяевам, а также их новым порядкам. Кое-кто и по сей день считал это место лучшей альтернативой какому-либо правосудию.
        Гетто отщепенцев, резервация аутсайдеров.
        Сильвер пришел к выводу, что состояние анархии, как несвойственное более-менее крупной группе индивидов, давным-давно перешло у аборигенов в подобие государственности. Страна Руин, со своей территорией, населением и суверенитетом. Возможно, даже со своими королями. Чтобы поддерживать жизнедеятельность Руин, аборигенам необходима направляющая сила. Как в любом примитивном обществе, здесь вожаками неизбежно должны были стать самые сильные, хитрые и жестокие.
        Продвигаясь во Тьме крадущейся тенью, эльф попытался представить себе эти логичные выводы, к которым пришел его интеллект. Пляски между разрушенных стен, зарево высоких костров, пьяные оргии, разделанные туши неосторожных путников, остановившихся отлить, невзирая на щиты...
        Сильвер не желал видеть этого воочию. Если аборигены, привлеченные шумом, все же готовят ловушку, он обломает им зубы. Вряд ли оборванцев будет так много, что даже двух магазинов с боевыми патронами окажется мало.
        В общей сложности весь путь длился не более двадцати минут. Киллер сворачивал, петлял, по привычке заметая следы, стараясь держаться подальше от черных воронок. Поскольку шли они быстро, расстояние было пройдено немалое. Что касается Сильвера, то сам он без труда нашел бы дорогу обратно.
        Тролли молчали, сопели и шаркали ногами по асфальту. Отстать от темного эльфа было равносильно самоубийству. Сильвер отогнал навязчивый соблазн. Усмехнувшись, он представил себе, как гангстеры станут бороться за выживание, карабкаясь как можно выше в аборигенской иерархии власти. В Старый Центр, где ждал Локхони, они бы не вернулись.
        Неожиданно где-то впереди раздались громкие звуки - несомненное порождение голосовых связок. Эльф остановился, поднял руку, притормаживая троллей. Секунду спустя он услышал грубые мужские голоса, недовольно переругивающиеся невнятными возгласами.
        Сильвер растянул губы в кровожадном оскале. Ему уже надоело бродить по этим холодным, негостеприимным Руинам.
        - Тихо, - прошептал он, делая осторожный шаг. - Вперед.
        Тролли двинулись следом, вовсю стараясь производить как можно меньше шума - это им почти удавалось. Миновав останки здания, все этажи которого, кроме первого, были превращены в месиво из кирпича и бетона, Сильвер выглянул за угол.
        На расстоянии десяти метров у стены стояли два оборванца, производившие те самые звуки. Гоблин и человек. Скелетообразные телеса обоих прикрывали черные лохмотья. Темный эльф разглядел останки какого-то мохнатого животного, - похоже, кошки, - разрываемого аборигенами на куски. При этом оборванцы переругивались, каждый старался отхватить кусок пожирнее.
        Киллер осторожно, придерживая затвор, дослал патрон в патронник. Тролли последовали его примеру.
        Теперь самое главное - не спугнуть добычу. Сильвер облизнул губы, сбросил с плеча ремень и скользнул за угол. Лунный череп висел прямо над ним, поэтому он стал всего лишь новой тенью во мраке.
        Жилы напряглись стальными канатами, сердце стучало раскаленным мотором, перегоняя по телу взрывоопасную смесь. Он вновь на охоте. То, что за этих особей ему никто не заплатит, а также то, что в магазине «Кобры-8» на сей раз резиновые пули - ничего, по сути, не меняло. Он вновь на охоте.
        Вот за угол шагнул кто-то из троллей - Сильвер слышал его горячее дыхание. Аборигены продолжали делить дохлую кошку, всецело поглощенные этим процессом.
        Когда в общей сложности позади осталось метра четыре, в кармане у киллера раздался пронзительный сигнал. Счетчик Хайгерга трубил тревогу.
        Аборигены подпрыгнули в ужасе, стали бешено мотать головами. Фигура темного эльфа, выступившая из мрака, стала для них полной неожиданностью. Человек выронил кошку, отступил. Однако гоблин, похоже, начал что-то вспоминать. Глаза, затянутые поволокой безумия, на секунду прояснились. «Ты мне нужен, - подумал Сильвер. - Твой командир пришел за тобой. Сослужи же Империи последнюю службу...
        Поволока вновь окутала выпученные глаза гоблина, он повернулся, собираясь бежать, даже успел сделать несколько шагов.
        Автомат Сильвера коротко прострекотал, резиновые пули чиркнули по холодному воздуху. Послышались звонкие щелчки - удары о жилистую плоть. Гоблин вскрикнул, ноги его подкосились.
        Долтур вскинул автомат, пули настигли замешкавшегося человека. Упав, оборванец скорчился и схватился за живот, куда угодила большая часть резиновых шариков. Зато гоблин ухитрился встать на ноги, прежде чем его настиг огромный Ксур. Схватив аборигена за горло когтистой лапой, тролль оскалил клыки в злобной гримасе.
        - Осторожно, - крикнул Сильвер, - не задуши его!
        Тролль слегка ослабил хватку, оставив попытки оторвать оборванца от земли.
        Человек принял позу зародыша и продолжал баюкать собственный желудок. Сильвер мог представить себе его боль, потому как с близкого расстояния резиновые пули дробили кости. Сняв с плеча моток веревки, он передал ее Долтуру:
        - Свяжите обоих. Берем их с собой.
        Тролли быстро стреножили обоих, киллер даже воздержался от советов - было заметно, что для гангстеров это не впервой. Руки аборигенов оказались крепко связаны за спинами, причем от гоблина веревка тянулась на целых два метра, прежде чем стать путами для человека. Ксур шел первым, ведя в поводу гоблина, Долтур - последним, дергая за конец веревки, когда человек пытался идти слишком быстро. Сильвер шагал сбоку, держа наперевес автомат, заряженный на этот раз боевыми патронами. Темный эльф чувствовал себя древним работорговцем, ведущим живой товар на невольничий рынок.
        Замешкавшись на одном из поворотов, Сильвер убедился в том, что гангстеры действительно не помнят дороги. Зато как Ксур, так и Долтур обнаружили недюжинные таланты, необходимые для постановки кукольных спектаклей. Более того, они получали от транспортировки пленников явное удовольствие: оборванцы беспрестанно спотыкались, однако упасть им не позволяла туго натянутая веревка. Путь «каравана» сопровождали жалобные вопли, смех и довольное гиканье троллей. Сам же киллер хранил молчание. Ему были глубоко безразличны выходки гангстеров, лишь бы они не лишили пленников жизни, а также не замедлили их продвижения.
        Как ни странно, никто так и не посмел преградить им дорогу. Вот показалась Крошка, а вокруг по-прежнему не было ни души - Сильвер уже начал сомневаться в достоверности городских слухов, из которых, как правило, можно почерпнуть гораздо больше достоверной информации, чем из полицейских отчетов. Возможно, у населения Руин сегодня какой-то праздник, во время которого запрещено выходить на охоту? Возможно, этих двух безумцев выгнала на развалины улицы лишь крайняя нужда... Подойдя к двери Крошки, Сильвер отогнал праздные мысля. Пора приниматься за дело.
        Почувствовав, что натяжение веревок ослабло, пленники осели наземь. Тролли стояли рядом, каждый крепко держал свой поводок.
        Несмотря на наличие ключа, темный эльф постучал. Карнаж открыл сразу же, видимо, предварительно выглянув в тонированное окно (во всяком случае, Сильвер надеялся на его благоразумие).
        - Ну, как дела? - спросил киллер. - Без происшествий?
        Вервольф покачал головой и уселся в кресло.
        - Что-то вы быстро. Где ты их нашел?
        - Неподалеку. Делили мертвую кошку.
        Карнаж брезгливо поморщился.
        Робинс отвернулся от монитора, выглянул в окно.
        - Значит, - грустный вздох, - все-таки привел. Послушай, неужели нельзя обойтись без этого? Зачем нам этот демон?..
        - Ты прекрасно знаешь зачем, - ответил Сильвер. - Разве в твоих силах одолеть хотя бы одного кибермага, не говоря уже о светлых духах?
        Хакер молчал.
        - Что же касается жертвоприношения... - Сильвер кивнул на монитор. - Что там пишут теоретики? Есть ли другие способы подчинить темного духа?
        Хакер молчал.
        - Вот видишь. - Темный эльф пожал плечами. - Жизнь двух этих существ лишена всякого смысла, пусть хотя бы смерть послужит благой цели.
        - Да в чем ты видишь благо?.. - воскликнул Робинс. - Ты собираешься убить этих бедолаг, чтобы подчинить какую-то тварь из киберпространства, которая, в свою очередь, также необходима тебе в качестве орудия убийства?!
        - Именно. - Сильвер кивнул. Он действительно не видел проблемы - Что из этого тебя не устраивает?
        - Нет, он не понимает! - Хакер стиснул кулаки. - Я тоже не безгрешен, однако ни разу в жизни не убил представителя разумной расы. Мы, крысы киберспейса, привыкли рисковать только собственной шкурой!
        Темный эльф усмехнулся:
        - А мы и не будем рисковать. Мы их просто убьем.
        - А также скормим демону души, лишив жизни даже на том свете!.
        - Вот-вот, - кивнул киллер. - Ты и сам все понимаешь. Не забывай, только при твоем освобождении нам с Майклом пришлось убить двоих.
        - Я не просил меня освобождать, - Робинс надулся. - Не пытайся бить ниже пояса.
        - Тем не менее, если можно было бы повернуть время вспять, что бы ты выбрал? Тюремное заключение - возможно, смертную казнь - или же все-таки отдал жизни охранников?!
        Робинс молчал.
        - То-то. Все разумные расы глубоко порочны. В противном случае я и мои коллеги давным-давно остались бы без работы. Ты возмущен чем-то еще?
        Робинс лишь рукой махнул.
        - Тогда вопрос исчерпан, - подвел итог эльф. - У тебя все готово? Можно начинать?
        - Можно, - проворчал компьютерный ковбой, - если тебе так не терпится вышибить кому-то мозги.
        - Дело не в терпении, - сказал Сильвер. - Не имеет смысла задерживаться в Руинах дольше необходимого. Ты выяснил детали ритуала?
        Несколько мгновений Робинс колебался, затем поднял голову. Взгляд темного эльфа послужил финальным аргументом. В данном случае Робинсу требовалось подтверждение того, что он действительно действует под принуждением.
        Хакер кивнул:
        - Вначале нужно призвать демона из мрачных глубин киберспейса, на этих дисках есть весь необходимый софт... в смысле, заклинания. Затем, когда демон изъявит желание сотрудничать, нужно надеть на жертву троды, но ни в коем случае не позволять демону самостоятельно ее умертвить. Пока разум жертвы будет витать в киберспейсе, телу необходимо нанести смертельную рану, и только после этого отдать матрицу на растерзание твари.
        - Весьма поэтично. - Сильвер потер подбородок. - Будем надеяться, ты успел достаточно хорошо разобраться в этом вопросе.
        - Кое-кому не хватило целой жизни, - быстро ответил хакер, хватаясь за соломинку. - Многие моменты еще не вполне ясны...
        - И все-таки медлить нельзя. Мы не можем тащить с собой оборванцев, другой же возможности заполучить парочку жертв может не представиться. - Сильвер оглянулся. - Подбери к тродам кабели подлиннее. Я не собираюсь пачкать кровью салон.
        Робинс скривился, но полез в коробку. Сильвер вышел наружу.
        Тролли, посмеиваясь, наблюдали за аборигенами. Гоблин и человек ползали по асфальту в тщетных попытках освободиться от пут, при этом из глоток оборванцев рвались какие-то бессвязные всхлипы.
        Сильвер задумался, глядя на эту картину. Теперь перед ним стояла другая проблема.
        Он не мог позволить Робинсу в одиночку отправиться на переговоры с демоном. За жизнь хакера эльф не опасался, отнюдь, взбалмошный молодой человек мог просто-напросто наговорить демону много лишнего. Сильвер не собирался предоставлять кому-либо в команде (кроме самого себя, разумеется) возможность диктовать свою волю остальным. Демон, несомненно, являлся мощным оружием.
        С другой стороны, темный эльф чувствовал себя в киберпространстве отнюдь не так уверенно, чтобы самолично явиться на переговоры. К тому же его настоящее тело останется в перпендикулярной реальности, совершенно беззащитное для любого рода агрессии.
        В отличие от киллера, киберспейс являлся для Робинса привычной стихией. Неизвестно, что творилось сейчас у него в голове. Агрессии могла подвергнуться виртуальная матрица киллера, от которой напрямую зависела жизнедеятельность живого тела.
        Выход нашелся сам собой.
        Поглядев на троллей, Сильвер, после некоторых раздумий, снял с плеча ремень
«Кобры-8» и достал запасной магазин с боевыми патронами. Автомат достался Ксуру, магазин, соответственно, Долтуру.
        Сильвер отступил, наблюдая за действиями троллей. Долтур, недолго думая, сразу же заменил магазин. Руки темного эльфа свободно висели вдоль корпуса, готовые выхватить пистолеты, если тролли попытаются передернуть затворы или же снять оружие с предохранителей.
        Гангстеры опустили автоматы, оставив их болтаться на ремнях. Сильвер позволил себе расслабиться. Слишком рискованный опыт, однако делать было нечего.
        - Ваша боевая задача, - сказал киллер, - охранять машину, а также не дать сбежать этим двоим. Не вздумайте их бить. Я буду находиться в машине, поэтому увижу и услышу все или практически все. Все понятно?
        Тролли одновременно кивнули.
        - Вот и отлично. Майкл к вам присоединится. Сильвер развернулся, продолжая держать обоих в поле периферийного зрения.
        - Майкл, - позвал он, оказавшись внутри, - слышал? Вервольф кивнул.
        - В случае чего сразу стреляй, разбираться будем потом. - Киллер глядел, как Карнаж встал и направился к выходу. - Погоди. Старайся не поворачиваться спиной к нашим друзьям
        - Само собой. - Вервольф улыбнулся. - Удачи.
        - Тебе тоже. - Сильвер запер дверь. - Мэт, приготовь шунты, будь добр.
        Хакер в изумлении уставился на эльфа.
        - Ты собираешься погружаться ЛИЧНО?
        - Почему бы и нет?
        - Не знаю. - Робинс нахмурился. - Мне казалось, что твои разъемы - скорее дань моде.
        - Они настоящие. Иногда я ими пользуюсь.
        - Теперь мне ясно, - грустно усмехнулся хакер, - зачем ты выгнал Майкла. Твое тело останется снаружи, а значит, будет беззащитно. Наверное, даже во сне ты смотришь в потолок. - Робинс протянул киллеру нейрошунты, которые крутил в руках. - Не понимаю только того, почему ты не выгнал МЕНЯ.
        - Мы погрузимся вместе, - ответил эльф, принимая шунты. - Достань вторую пару.
        - Неужели ты мне настолько доверяешь? - Хакер, казалось, был приятно удивлен. - Извини, конечно, однако в киберспейсе мои возможности несколько превосходят твои.
        - Если бы у меня были реальные основания подозревать тебя в каком-либо гнусном намерении, - отчеканил эльф, - я убил бы тебя не задумываясь. Сейчас же мы воспользуемся совмещенным портом, только и всего. Мы станем одним целым. Ни одно здравомыслящее существо не отрубит себе голову.
        Робинс скорчил брезгливую гримасу.
        - Вот еще! Совмещенный порт - это ж надо?! Знаешь, кто ими пользуется? - Хакер поднял на темного эльфа яростный взгляд.
        Сильвер тихо рассмеялся:
        - Ничего, потерпишь часок. Обещаю, что не буду домогаться.
        Робинс скорчил гримасу, но полез в чехол за второй парой шунтов. Эльф тем временем достал мобильник и распечатал один из стерильно-чистых чипов. Хакер двумя профессиональными движениями подключил телефон к модему. Затем, дозвонившись в городской Центр, они реализовали свои права «на безвозмездное использование ресурсов глобальной Сети», закрепленные во всех международных конвенциях о правах и свободах разумных существ.
        Системный блок, пластина монитора, голопроектор, клавиатура, а также кибердека комфортно разместились на столешнице, привинченной к стене. Энергией все оборудование обеспечивали мощные аккумуляторы, которые, в свою очередь, подпитывались трансформатором маны.
        (Данный аппарат находился на борту незаконно, так как любому подданному или гражданину, желающему использовать магическую энергию, сперва требовалось получить дозволение Магического Комитета по Энергии. Это соображение несколько отрезвило Хью, загоревшегося в свое время идеей перевести на электричество все энергопитание Крошки. Это была роскошь во всех отношениях. Как корпорации ни бились, пытаясь получить от Комитета локальные права, волшебники не поддавались. Дескать, магия мира не восстанавливается, и настанет тот день, когда планета погибнет, оставшись без тонкой оболочки. Последним существом, служившим проводником, был Повелитель Зла. Принимая во внимание это обстоятельство, Сильвер использовал ресурсы трансформатора без зазрения совести.)
        Киллер присмотрелся к кибердеке. Совмещенный порт находился точно по центру
«Оксацу», между двумя автономными портами. Данная модель была в состоянии обеспечить погружение четырем разумным особям.
        Сильверу было прекрасно известно специфическое назначение порта, в который Робинс, вздыхая, вставлял кабели шунтов. Ему даже пришлось пару раз испытать на собственном разуме, что за штука этот виртуальный секс, примерно то же, что и безалкогольное пиво. Вкус есть, зато суть отсутствует. Тем не менее продавцы популярного софта загребали деньги лопатой. Ими же было лоббировано министерство здравоохранения Монархии, горой стоявшее за любую безопасность. Телевизионная реклама с гордостью демонстрировала, как разнополые школьники занимались виртуальной любовью на перемене, прямо в компьютерном классе. Темному эльфу было на это глубоко наплевать, однако он всегда любил парадоксы: девственницы могли одновременно быть шлюхами, торгуя в киберпространстве виртуальным телом.
        - Готово, - проворчал Робинс. Откинув спинку кресла, хакер улегся. - Если кому-нибудь интересно, одна таблетка «Комавротикса» могла бы скрасить все неудобства.
        - Если я стану ими так разбрасываться, - проворчал Сильвер, - тебе не хватит их и на неделю.
        - Купим еще. Ты же знаешь, кайф не сказывается на качестве моей работы.
        - Только вчера я выдал тебе две. - Киллер лег на соседнее кресло.
        - Да? А мне казалось, это было с месяц назад. - Робинс зевнул. - В таком случае, не жди, что сегодня я буду в ударе
        - В таком случае, - усмехнулся Сильвер, - не жди, что я дам тебе колеса до конца месяца.
        Робинс что-то буркнул, втыкая в голову шунты.
        Расслабив тело, он положил на живот пульт дистанционного управления декой. Два кабеля - красный и черный - тянулись от совмещенного порта к разъемам за ушами человека. Симбиоз. Возможно, кто-то был паразитом.
        Киллер поглядел на монитор, гордо демонстрирующий интерфейс для погружения.
        Ему не хотелось ТУДА.
        Там все чужое. Там его сильное тело, умения и боевые навыки не имели значения. Там он мог стать обычной жертвой. Там побеждали щуплые умники, у которых были помощнее компьютеры да софт поновее. (Вроде того, который развалился на соседней лежанке). Там не имела значения даже раса киллера.
        Темный эльф выглянул в окно. Тролли о чем-то беседовали с оборотнем; безумные аборигены копошились в пыли у их ног.
        Вздохнув, Сильвер вставил нейрошунты в разъемы. Давно не приходилось этого делать... Холодный разъем проник в череп, прочно занял канал.
        Робинс скосил один глаз. Затем потянулся к пульту и без предупреждения включил кибердеку.
        В следующее мгновение Сильвер оказался ТАМ. Электронные струи информации поступали в обнаженный мозг, омывая каждую извилину. Он стал файлом, который можно просто взять и стереть.
        Враги получили идеальный шанс.

* * *
        Сильвер взял себя в руки, не позволяя всплеску страха разрастись в поток паники. Никому не известно, что он здесь. Робинс - умелый парнишка. Они сделают свое дело и вернутся обратно, в мир живых.
        Успокоившись, киллер огляделся. Киберспейс. Геометрческие фигуры, закрепленные на различных точках кристаллической решетки, черные прутья которой уходили вдаль во всех направлениях. В узком смысле - система информации. В широком - глобальная планетарная Сеть.

«Оксацу», без сомнения, была куда более совершенным аппаратом, чем домашняя дека темного эльфа. Грань между реальностями утончалась с каждым рывком технической мысли. Краски набухали, острые углы массивов, казалось, могли разрезать мысль. Яркие алые точки носились от одного информационного блока к другому, собирая пыльцу сжатых данных. Меж верхних прутьев решетки мерцало глубокое темно-синее небо. Стоимость размещения массивов в Сети поднималась и понижалась в буквальном смысле. Внизу, - там, где цены были ниже всего, - простиралась глубокая чернильная тьма.
        Интерфейс также отличался от того, к которому привык Сильвер. В верхнем правом углу виртуального глаза горели шесть цифр, отсчитывающие время погружения. 00:
0:26. Робинс, по-видимому, терпеть не мог яркие краски: киллер так и не нашел ни одного массива, цвет которого был бы, к примеру, розовым или голубым. Черное, красное, серое - оттенки по мере затемнения спектра. Белое отсутствовало по определению, за что эльф был крайне признателен хакеру.
        Сильвер чувствовал присутствие Робинса. Это чувство было сродни непоколебимой уверенности, проистекающей из подсознания. Кто-то был рядом. Кто-то, кого нельзя увидеть или коснуться, однако это не меняло очевидного факта.
        Темный эльф мог лишь догадываться, о чем думал хакер. Виртуальный секс также не давал подобной власти, лишь тусклые блики чувственных ощущений соседнего разума (вкупе с ощущением того, что это, скорее, мастурбация). На компьютере же Робинса необходимый софт отсутствовал напрочь. Погружение двух разумных существ происходило по совмещенному каналу, только и всего.
        Сильвер не стал противиться, когда хакер увлек их совместную матрицу куда-то вниз, хотя и мог остановить движение одним усилием воли.
        Мимо проносились другие пользователи, спешащие куда-то по собственным делам.
«Оксацу» сглаживала острые углы фигур, в меру возможностей наделяя реализмом каждую матрицу. На хрустальных крылышках промчалась куда-то хрупкая фея; качая хвостом, степенно проплыл крокодил.
        Сильверу стало любопытно. Он поднял руку, преодолев сопротивление Робинса. Пять пальцев, на конце каждого - длинный черный коготь. Кисть торчала из черного рукава, переходящего, как обнаружилось, в пиджак с длинными полами. Гладкая поверхность матово блестела, не отражая тем не менее ни единого блика.
        Закончив осмотр, киллер было расслабился, однако тут же заметил нечто на расстоянии нескольких сантиметров от виртуального тела: светлые шипы, становившиеся прозрачными, когда на них падал свет, но тускло мерцавшие в тени.
        - Что это? - спросил темный эльф. Вернее, подумал о том, что слова привычно рождаются его речевым аппаратом, оставшимся, как и прочее тело, где-то ВОВНЕ. Тем не менее он явственно услышал собственный голос. - Мэт, отвечай! Что за шипы мерцают вокруг?
        Прошло тридцать две секунды. Когда киллеру начало казаться, что хакер уже не ответит, в киберспейсе раздался спокойный голос. Без сомнения, он принадлежал Робинсу, однако чем-то неуловимо отличался. Видимо, таким парень представлял себе собственный голос.
        - Это защитное заклинание повышенной мощности. - Слова, для удобства, выстроили ряд желтых букв в правом нижнем углу. - Дорогое, хотя нам у твоей подруги досталось на халяву.
        Сильвер обдумал эти слова, прочел желтые буквы. Разубеждать хакера он не собирался.
        - Защитное заклинание? Раньше как-то обходился.
        - Ошибаешься, - фыркнул Робинс. - Самые примитивные обереги встроены в любой софт для погружений.
        - Что, они могут защитить от демона? Хакер вздохнул:
        - Демон - это автономный вирус, наделенный волей и способностью к модификациям. Настоящий ИскИн, только магического происхождения. Ни одно заклинание не защитит от подобного монстра.
        - Тогда какой смысл?
        - На то, чтобы взломать защиту, требуется время. Чем лучше заклинание, тем больше. По идее, его должно хватить на то, чтобы выйти из Сети. Или, если очень интересно, чтобы дождаться легавых.
        - Такие эксцессы случаются часто?
        - Крайне редко. Но, по-моему, лучше не экономить.
        - Понятно.
        Разговор прервался.
        Падение не прекращалось. Один массив сменялся другим, мимо пролетали поперечные прутья. Время от времени Робинс замедлял полет, прижимался к одному из ближайших массивов и несколько секунд занимался тем, что задирал голову и разглядывал матрицы пользователей. По мере погружения задирать голову приходилось все выше. Наконец Сильвер понял, чго происходит: Робинс элементарно проверялся. Примерно так, как делал темный эльф, сидя за рулем автомобиля или передвигаясь пешком. Хакер пытался обнаружить слежку.

00:06:21.
        Массивы становились все меньше, блестящая поверхность теряла цвет и глубину. Тех бедняков, которым было в тягость оплачивать аренду, наверняка меньше всего волновал внешний цвет их массивов.
        Опустив голову, киллер поглядел под ноги, обутые в черные туфли с острыми носами. Под подошвами лежала Тьма.
        - Ниже - только решетка! - не выдержал Сильвер, замедляя падение. - Куда ты нас тащишь?
        Робинс рассмеялся, прекратив сопротивление. Они повисли в пустоте; над головой, под бездонным небом, матрицы перемещали тонны нектара; вокруг простирались безжизненные линии девственно чистой решетки; то, что находилось под ногами, скрывала непроглядная Тьма.
        - В Ад, Сильвер! - Хохот далеко разносился в пустоте киберспейса. - Мы летим прямо в Ад!.

00:11:53.
        Темный эльф молча ждал, пока у хакера пройдет приступ веселья.

00:12:07.
        - Ты ведь просил найти демона, верно? - успокоившись, спросил Робинс. - Только там, где боится появляться даже полиция, демон может принять истинное обличье. Перевоплотись он наверху - переполошится целый сектор.
        - Зачем вообще ему это делать?
        - Чтобы принять дары, конечно, чтобы сожрать души тех бедолаг. Это необходимое условие, так уж распорядились боги.
        - Понятно. Долго еще погружаться?
        - Пару минут, самое большее.
        Сильвер расслабился. Робинс продолжил неспешный полет.
        - Уже сейчас мы очень глубоко, - сообщил хакер. - Окажись здесь не вовремя какой-нибудь чайник с дешевым оберегом - все, крышка. Не успеет даже отключиться.
        - Насколько я понял, - заметил эльф, - убийство может произойти и на верхних уровнях.
        - Верно. Однако туда демоны на охоту не ходят.
        Киллер распознал в синтезированном голосе странные нотки.
        - Ты что, боишься?
        - Конечно, - тут же ответил ковбой. - Я ведь не легендарный киллер, которому море по колено. Самая нижняя моя отметка осталась десятком ярусов выше.
        - Что так?
        - Здесь просто нечего делать. Можно висеть часами, прежде чем тебя найдет темный дух или другой полудурок. - Робинс помолчал. - Когда будешь вести переговоры, учти, что это... существо мыслит совершенно иначе. Это голый интеллект, коварный и злой. Его девиз - «убей их всех». Во время переговоров он будет постоянно хитрить; верить ему можно только тогда, когда договор будет скреплен душами жертв, да и то не во всем.
        - Прекрасно, - сказал Сильвер, - что ты понимаешь все это. Вот только вести переговоры будешь ТЫ.
        - Я? - Хакер, казалось, проглотил от изумления виртуальный язык. - Я не могу, я. . не хочу, в конце концов!.
        У тебя было время подготовиться, - заметил киллер. - Теперь тебе известно о демонах гораздо больше меня.
        - Но...
        - Это приказ, Мэт. Я вступлю в разговор тогда, когда сочту нужным. Это ясно?
        - Так точно. - Робинс остановил падение. - Пожалуй, хватит. Разрешите выполнять?
        - Приступай.
        Сильвер постарался отстраниться от происходящего, чтобы ненароком не мешать хакеру заниматься делом. Как бы со стороны он наблюдал за тем, как Робинс плавает в киберпространстве, занимаясь, казалось, совершенно глупыми вещами.
        ...Над головой, далеко-далеко, по-прежнему кипела бурная жизнь. Далекими звездами горели массивы. Теперь киллер знал, что Тьма смыкается над их головой, накрывает черным пологом. От осознания этого стало тепло и уютно...
        Вначале Робинс извлек откуда-то голубой огонек, которым принялся чертить на горизонтальной плоскости идеальный круг. Компьютер, оставленный где-то вовне, подсказывал хакеру каждое движение, не оставляя шанса погрешностям. Когда белая змея сомкнулась концами, вверх взметнулись языки голубоватого пламени. Защитный круг - непременный атрибут ритуальной магии, это знал даже Сильвер.
        Войдя внутрь круга, Робинс стал чертить другие фигуры. Каждая находилась на равном удалении как от голубого пламени, так и друг от друга. По всей видимости, компьютер также подавал их параметры прямо в мозг хакера: каждая обладала несколькими индивидуальными деталями. Помимо воли Сильверу приходилось наблюдать за процессом, однако из всех фигур запомнить удалось лишь одну.
        Руны, всплыло забытое слово.
        Наконец круг, состоящий из странных символов, сомкнулся внутри внешнего круга. В то же мгновение каждая фигура начала отвратительно мерцать белым светом.
        Темному эльфу все это очень не нравилось: сам вид рун-букв-знаков, раздражающая пляска синего пламени. Все это принадлежало Добру, созданное с целью защиты от Зла. Где-то внутри виртуального тела, заключенного внутри кокона Света, проснулся червячок клаустрофобии. Сильвер прикладывал недюжинные усилия, чтобы не препятствовать хакеру. Без компромиссов в этой миссии действительно не обойтись.

00:27:45.
        Робинс остановился в центре окружностей, внимательно оглядел плоды своих трудов.
        - Что теперь? - спросил Сильвер. - Будешь нараспев читать заклинание?
        - Нет уж, увольте, - хохотнул Робинс. - Хотя, если не останется другого выхода..
        Знаешь, о чем я подумал?
        - Говори.
        - О том, что, сцапав нас, вместо одной души демон получит целых две. - Хакер захихикал. - Забавно, правда?
        - То, что ты предвидишь последствия, - тоже неплохо Продолжай работу.
        - Так точно.

00:29:11.
        Робинс вытянул вперед когтистую лапу. На ладони вырос черный кристалл, внутри которого мерцало алое пламя. Аура темной силы окутала вытянутую руку. Киллер с удовлетворением отметил, что к Добру и Свету эта вещь не имеет отношения.
        Хакер отступил, опустил руку. Кристалл остался висеть в воздухе, медленно вращая острыми гранями. Вот он раскрылся, словно алмазный цветок. Пламя Зла поднялось вверх, озарило внутренности защитного круга багровыми отблесками.
        Даже Сильвер почувствовал зов. Заклинание, заключенное в алгоритмах программы, пришло в действие. Злобный вопль умчался вдаль, рассекая безбрежный океан информации. Киберспейс затаился.
        - Что дальше? - спросил темный эльф, которому была не очень комфортна роль наблюдателя. - Сейчас к нам слетятся полчища демонов?
        - Возможно, - помедлив, отозвался хакер. - Хотя на такой эффект я не рассчитывал. Если их окажется больше трех, нам не выкарабкаться.
        - Тогда на что ты рассчитывал?
        - Пока ты занимался набором добровольцев, я рискнул сделать выбор. В гримуаре их около сотни. Я, можно сказать, не глядя ткнул пальцем, если бы не одно обстоятельство.
        - Какое?
        - Именно этот демон неплохо проявил себя в качестве взломщика. Вроде бы массив
«Тирзацу», а также «Империум» - его заслуга. Это хрестоматийные акции, произошли около полувека назад. Обе компании лопнули, словно мыльные пузыри.
        - Вот как? - Сильвер напряг память. - Не слыхал.
        - Неудивительно, - Робинс снисходительно усмехнулся. - Ловкача так и не нашли, однако гримуары упоминали нашего друга целых два раза. Еще он известен нелюбовью к кибер-магам, что и привлекло мое внимание.
        - Отлично. Нам должно повезти.
        Робинс промолчал.
        Сильвер не собирался успокаивать чересчур мнительного хакера. Души двух безумцев, по его мнению, не самый значительный повод для беспокойства. Что касается гоблина, то он послужит Империи гораздо лучше большинства своих соплеменников.
        Темный эльф оглядел стены камеры, состоящей из белых символов и голубого пламени, в которую он загнал себя по собственной воле. Ему хотелось выбраться отсюда как можно скорее, окунуться в прохладную Тьму. Останавливало порывы осознание того, что где-то рядом бродили чудовища, жаждущие его виртуальной крови, а также вполне реальной души.

00:33:42.
        Киллер настороженно вглядывался во мрак. Поскольку глаза у них с Робинсом были одни на двоих, они одновременно заметили демона. Человек испуганно отшатнулся, но Сильвер отреагировал без размышлений, остановившись на краю пропасти.
        Чудовище вынырнуло из киберспейса внезапно, словно гром грянул с ясного неба. Разинув пасть, демон ринулся на голубое пламя. Огни поднялись выше, зеленая тварь с истошным воплем отскочила. На длинной морде появились два глаза. Качаясь на концах длинных усов, они принялись визуально изучать преграду. Казалось, тварь не могла понять, что за диковина мешает ей добраться до сдвоенной матрицы.
        - Это какая-то ошибка, - испуганно прошептал Робинс. - Этого я не призывал.
        - Вот как? - Эльф был заинтригован. - Ты уверен?
        - Да! Что теперь делать?
        - Это ты у нас специалист по сверхъестественным тварям. - Киллер пытался анализировать непривычную обстановку. - Что гримуары советуют делать в таких ситуациях?
        - Сейчас посмотрю...
        Робинс лихорадочно просматривал содержимое диска.
        - Ничего хорошего, - прозвучало несколько секунд спустя. - Можно попытаться переместиться в другое место или же покинуть Сеть. Что лучше?
        - Подождем, - решил Сильвер. - Может, оно само уйдет.
        Темный эльф внимательно наблюдал за действиями демона. Тварь медленно кружила вокруг голубого пламени, шевелила усами и разевала пасть. Конечности у образины отсутствовали как таковые, туловище плавно переходило в длинный хвост словно у рыбы, хищника киберпространства.
        Вскоре монстр попытался зайти сверху, затем нырнул под горизонтальную плоскость, на которой стояла матрица человека и эльфа. В обоих случаях демон потерпел неудачу - защитные заклинания прочно держали периметр. Клаустрофобия Сильвера улетучилась как по волшебству. Возможности демона были ему неизвестны, зато сам киллер в киберспейсе был беззащитен, словно младенец.
        - Нашел! - торжествующе объявил Робинс. - Этот урод - один из сонма низших демонов, ему ни за что не пробить нашу защиту. Сейчас он принял истинное обличье.
        - Он может быть полезен?
        - Слишком тупой, договориться с ним невозможно. Способен взламывать защиту средней силы, да и то лишь тогда, когда чует запах близкой добычи.
        - Можешь его убить?
        - Этого? - удивился Робинс. - Никогда. Даже если буду под кайфом.
        - Разве демоны бессмертны?
        - Нет. Как и я. Чтобы убить демона, нужен другой демон, ИскИн, Зверь Света, или, как минимум, с пяток кибермагов. Все зависит от могущества твари.
        - Ну а прогнать его можно?
        - Для этого нужно выйти за пределы круга. Само собой, это еще не дает сто процентов успеха. - В голосе хакера прозвучало неуместное веселье. - Ты ведь не хочешь, чтобы я рисковал НАШЕЙ шкурой?
        Темный эльф обдумал и это.
        - Нет, сукин сын, не хочу.
        - Значит, будем ждать. Рано или поздно примитивной твари надоест здесь шнырять, хотя ману она черпает прямо из кибера.
        - Тогда зачем демонам души?
        - Мне тоже хотелось знать, - усмехнулся хакер. - Видимо, просто не могут иначе. Темные духи должны нести Зло, светлые - Добро. Такова воля богов.
        Сильвер промолчал. Меньше всего ему хотелось в данный момент слушать лекции о двух антагонистичных началах. В особенности, если исходили они от существа, не имеющего отношения к какой-либо из сторон, да к тому же не достигшего, по меркам большинства разумных рас, возраста полового созревания.

00:36:12.
        Демон плавал вокруг, нырял и крутил мертвые петли. Пасть открывалась, длинный хвост пробовал время от времени защиту на прочность, высекая из кокона синие искры. 00:39:49.
        Красная молния протянулась из мрака к зубастой твари, угодив в широкий бок. Зеленый субъект взвизгнул, зигзагом ушел в сторону. Следующая молния попала в открытое брюхо, швырнув монстра на голубое пламя. Завыв от боли, разочарования и страха, демон умчался во тьму…
        Робинс принялся бешено вертеть головой.
        Из Тьмы выступил кто-то, кого темный эльф ожидал увидеть меньше всего. Он успел подумать о множестве разнообразных вещей, начиная огнедышащим драконом и заканчивая танком на воздушной подушке, однако виртуальная реальность удивила в очередной раз.

00:40:07.
        Перед магическим кругом появился ребенок. Человеческая самочка лет восьми-девяти, с длинными светлыми волосами, одетая в белое платьице. В руке девочка держала букетик виртуальных цветов.
        Сильвер огляделся в поисках источника памятных молний, однако больше никого не увидел.
        Девочка остановилась на расстоянии нескольких шагов от голубого пламени. Круглое личико абсолютно спокойно, темные глазки пронзали преграду взрослым, проницательным взглядом.
        - Кто звал меня? - произнесло дитя.
        В пустоте киберспейса детский голосок прозвучал пискляво и неуместно. (Киллеру было прекрасно известно, что на самом деле так его мозг интерпретировал поток информации, прошедшей через разнообразные фильтры, закодированной и раскодированной вновь, однако реальность происходящего не исчезала)
        - Что еще что за детеныш? - прошипел Сильвер. - Откуда он взялся?
        Робинсу понадобилось несколько секунд, чтобы обрести дар речи. В голосе хакера слышался куда больший испуг, чем тот, что вызвало появление хвостатой твари.
        - ДЕТЕНЫШ?.. Сейчас я покажу тебе, КТО это на самом деле!.
        Обзор разделился. Сильвер увидел желтую сетку, на которой появилось изображение очередной образины: длинные когтистые лапы - шесть штук, мощное туловище, приплюснутая голова с широкой пастью, два крыла, сложенных за спиной, а также длинный хвост. Тварь стояла на двух лапах, одна пара передних была сложена на груди, другая свободно висела вдоль тела, касаясь когтями коленей.
        Темный эльф внимательно рассмотрел картинку.
        - Неужели ты хочешь сказать, - обратился он к хакеру, - что данный монстр стоит сейчас перед нами?
        - ДА!!
        - Откуда тебе это известно9
        - Ну кто, кроме него, мог прогнать низшего демона, а потом задать вполне закономерный вопрос?! Кто, кроме высшего демона, будет шастать возле Дна, приняв вид восьмилетнего ребенка?!
        - Не знаю, - честно признался Сильвер. - Ты мне скажи.
        - Никто, кроме высшего демона.
        - Ты ведь не знаешь наверняка?
        - Нет. Сканеры показывают эту самую девочку, но здравый смысл говорит о другом.
        Темный эльф поглядел на ребенка, под личиной которого, возможно, прятался безобразный демон. Девочка терпеливо ждала, не сходя с места. Букетик цветов смотрелся словно цитата из учебника по психиатрии.
        - Зачем, интересно, ему понадобилось принимать облик детеныша?
        - Возможно, - подумав, ответил хакер, - таким образом он заманивает в ловушку заблудившихся «чайников». Спроси сам. Может, узнаешь.
        - Вообще-то, - напомнил киллер, - мы договорились о том, что это ты будешь вести переговоры.
        - Ах да... Ладно, потом не жалуйся.
        - Приступай. Удачи.

00:43:24.
        Робинс прокашлялся, выдержал паузу:
        - Приветствую тебя, о ужасный! Ты ли тот, кто зовет себя Черной Смертью?
        - Так зовут меня смертные, - девочка мило улыбнулась. - Назови мое настоящее имя, о несчастный, чтобы мы смогли продолжить разговор.
        Повисла пауза. Наконец Робинс, запросив гримуар, выдал череду каких-то каркающих звуков, которую Сильвер не смог бы повторить даже под дулом пистолета.
        - Верно, - улыбнулся ребенок. - Таково мое настоящее имя. Похоже, с тобой можно иметь дело. Давно я не встречал такой сильной защиты.
        - Спасибо.
        - Мне плохо видно через это пламя, однако очевидно, что в одной матрице заключено два сознания. - Девочка провела по губам розовым язычком. - Прекрасно. Две души по цене одной.
        - Мы не собираемся приносить себя в жертву.
        - Вот как? Если вы побеспокоили меня любопытства ради, вас ждет расплата. Рано или поздно, но я вас найду.
        - Каким, интересно, образом?
        - У вас немаркированная дека, но и она оставляет свой след. Вы связались не с тем демоном, ребятки. Зря, наверное, я прогнал того тупого ублюдка.
        - Он что, - прошептал Сильвер, - действительно настолько могуществен?
        - Скажем, - замялся хакер, - в первую тридцатку входит. Я подумал, что ты не захочешь размениваться на мелкую сошку. Сильвер не устоял перед неожиданной лестью.
        - Смотри, - буркнул он, - чтобы не пришлось покупать новую деку.
        - Ладно, не мешай...-Робинс вновь повысил голос: - Отнюдь. Мы пришли предложить тебе сделку.
        - Вот как? - ребенок усмехнулся. - Очень интересно.

00:45:19.
        Девочка исчезла, по-прежнему не трогаясь с места. Вместо нее появился высокий господин: бородка клинышком, круглые очки на длинном носу, длинные седые волосы, строгий черный костюм. Сама серость. Типичный адвокат или банкир. В руке господин держал большой блокнот, - по всей видимости, ежедневник, - который принялся усердно листать, то и дело поправляя очки.
        - Ближайшая декада свободна, - заявил наконец «банкир». - Что у вас ко мне за дело?
        - Кто это? - спросил Сильвер шепотом. - Куда подевался детеныш?..
        - Он перевоплотился, - ответил Робинс, удивленный не меньше темного эльфа. - Просто взял и перекинулся...
        - Извините, - сказал седовласый господин глубоким баритоном. - «Перевоплотился»
        - не вполне подходящее слово в данном контексте. Отвечая на вопрос вашего собеседника, скажу, что я скорее поменял пространственное отображение. Ведь у вас, смертных, принято одевать костюм и галстук, когда вы идете на деловую встречу? Во всяком случае, - добавил «банкир», - я надеюсь, что вы пришли ко мне по делу. В противном случае, как я уже говорил, вам придется оплатить мое время.
        - Да-да, - промямлил Робинс, - мы пришли по делу.
        - Отлично. - Демон уселся на невидимый стул, закинул ноги одну на другую. - Только, прежде чем мы начнем обсуждать детали, хотелось бы выяснить, кто из вас кто.
        - Ну, - начал хакер, - меня зовут...
        - Наши имена не имеют значения, - оборвал его Сильвер. - Я - темный эльф. Мой напарник - человек. Мы хотим предложить вам сотрудничество.
        - Темный эльф? - господин поднялся выше, пытаясь заглянуть за языки магического пламени. - Давно, признаться, не встречал вашего брата. Уж лет как двести, не меньше. С вами всегда было весело, не смею жаловаться. Что вы имеете мне предложить?
        - Работу на неопределенный срок, - ответил Сильвер. - Интересную и очень доходную. Скучать не придется.
        - Очень интересно. - Демон вновь поправил очки. - Прошу прощения, но слово
«работа» - довольно широкое понятие. Чем конкретно мне придется заниматься?
        - Мой любимый момент, - пробормотал Робинс.
        - Пока я не могу дать однозначного ответа, - сказал киллер, - отчасти потому, что мне самому известны лишь частности.
        - И все-таки? - Демон вновь достал блокнот. - Вы же понимаете, что моя репутация не позволяет закупать мешки с котами оптом. К тому же вы не обозначили плату ничем конкретным.
        - Котов в мешках не будет, - заверил эльф. - По сути, вы будете заниматься тем же, чем, собственно, обусловлена ваша репутация. А именно: время от времени нам понадобится совершать в киберспейсе акции, на которые у моего напарника не хватит сил в одиночку. Характер акций, как я сказал, прямо связан с вашей репутацией.
        - Давайте начистоту, - усмехнулся демон. - Вам нужен ледоруб, только и всего. Я угадал?
        - Он угадал? - спросил Сильвер.
        - В общем-то да, - откликнулся Робинс. - Его не проведешь.
        - Вы угадали, - ответил темный эльф, повысив голос. - Что же касается оплаты...
        - Извините, что перебиваю, однако вам должно быть известно, что деньги меня не интересуют. На что их тратить существу, не знающему иной реальности, кроме киберпространства? - «Банкир» развел руками. - Женщины? Дорогие дома? Машины?.. Здесь нет всего этого. Все, что мне нужно, я беру без спроса.
        - Нам известно об этом, - кивнул Сильвер. - Поэтому речь и не идет о деньгах. Мы предлагаем вам то, что в киберспейсе заполучить гораздо труднее.
        Седовласый господин облизнул губы языком, оказавшимся неожиданно длинным, да еще и раздвоенным на конце.
        - Вот как? Вы решили предложить мне астральные тела?
        - Именно так. Во время выполнения наших заданий у вас лоявится много возможностей заполучить души без особых проблем.
        - Хотите сказать, - медленно произнес демон, - что мне придется добывать души САМОМУ? В этом случае я не вижу смысла в нашем разговоре.
        - Поймите и вы, - сказал Сильвер, - добыть душу - значить убить. В реальном мире это также далеко не просто. Я хочу сказать, что вы получите плату, как только у нас будет такая возможность.
        - В таком случае, я должен откланяться. - Господин попытался встать на ноги. - Рано или поздно, мы с вами встретимся...
        - Подождите! - Это был уже Мэт. - Насколько я понимаю, основную проблему составляют защитные заклинания, верно?
        - Вы очень проницательный молодой человек. - Демон вновь принялся качаться вверх-вниз, словно поплавок. - Сейчас они на каждом шагу, сплошная сталь и шипы. Казалось бы, даже школьник может справиться быстрее, но даже мне приходится возиться недопустимо долго.
        - Вот именно, - взволнованно подхватил Робинс. - Редко кто работает в паре с демоном, однако наш договор предусматривает именно такую форму работы. Я снимаю обереги, вы взламываете лед. Как вам такая форма?
        Сильвер был озадачен. Меньше всего он ожидал от гуманного хакера подобных заявлений. Одно из двух: либо Робинс опасался гнева темного эльфа, либо же хотел войти в хакерские анналы, став напарником демона. Оба варианта Сильвера устраивали.
        Демон выдержал паузу.
        - Судя по всему, вы, парни, идете на что-то серьезное. Я мог бы не рисковать, а вместо этого вновь найти себе помощника, как в старые добрые дни. Предложенная вами схема давным-давно отработана. Назовите еще хотя бы одну причину.
        - Помимо всего прочего, - быстро сказал Сильвер, - вы интересно проведете все это время. Вы - создание Тьмы, а потому должны нам помочь. Речь идет о деле, в котором был бы заинтересован сам Повелитель.
        - Даже так? - Седовласый господин задумчиво огладил клинышек бородки. - Очень интересно. Скука - бич бессмертия, тут вы правы.
        - Ваше слово?..
        Демон задумчиво гладил бородку.

00:52:07.
        - Согласен. - «Банкир» отшвырнул ежедневник в пустоту. - Как вам наверняка известно, теперь мы должны заключить договор, причем по всем правилам.
        - Известно, - ответил киллер с облегчением. - Каковы же правила?
        Воцарилось молчание.
        - Вообще-то, - сказал Робинс, - насчет этого в литературе не сказано ничего конкретного. Стороны оговаривают детали в индивидуальном порядке. К нотариусу с таким договором не пойдешь, любой файл можно подделать.
        - Действительно, - усмехнулся демон, - проблема. В старые добрые времена вы оба расписались бы на папирусе кровью, однако, принимая во внимание специфику окружающей среды... Даже, право, не знаю. Как заметил молодой человек, любой файл можно подделать, так что нет смысла доверять договор электронным носителям.
        - Возможно, - сказал Сильвер, - вы могли бы пригласить одного из ваших... товарищей, чтобы тот стал свидетелем заключения договора? Седовласый господин добродушно рассмеялся - словно старый дядюшка умилялся шутке племянника.
        - Товарища?.. К сожалению, таковых не имеется. Есть лишь враги и союзники. Свидетелей же должно быть не менее двух, причем как враги, так и союзники вполне могут солгать - никто не обяжет их к правде. Да и куда вы потащите их давать показания?..
        Сильвер стиснул виртуальные челюсти. В объективной реальности он, конечно, покраснел бы, словно свекла. Чертов киберспейс, чертовы демоны. В этом Зазеркалье темный эльф чувствовал себя чужаком.
        Робинс тем временем пытался открыть их общий рот. Обнаружив это, темный эльф постарался расслабиться.
        - Нет гарантии, - сказал хакер, - что враги и союзники не устроят охоту на НАС. Я уже говорил - достаточно трех, чтобы защита разлетелась к чертовой бабушке.
        - Совершенно верно, молодой человек, - подтвердил демон. - На вашем месте я бы так не рисковал.
        - Ясно. - Киллер сжал кулаки. - Как же обычно вы поступаете в аналогичных ситуациях, господин... Черная Смерть?
        - Обычно? - Демон оживился. - Последний раз, насколько я помню, такая ситуация сложилась сто пятьдесят семь лет назад, еще до краха Империи. С тех пор заклинатели обмельчали, все стремятся призывать мелкую рыбешку, с акулами предпочитают не связываться.
        - Как же вы поступили в тот раз? - допытывался Сильвер.
        - Ограничились устной формой, - улыбнулся господин. - Поскольку мы с вами не требуем друг от друга исполнения каких-то единовременных обязательств, полагаю, будет достаточно и моего честного слова. Как, согласны?
        Темный эльф чувствовал, как стены тупика сомкнулись над ним. Они потратили слишком много личного времени демона, теперь он от них не отстанет. Соглашаться же на честное слово? Демона?.. Похоже, это то самое, о чем предупреждал Робинс.
        - Кажется, - сказал Робинс, - я знаю, как поступить.
        - Говори, - приказал Сильвер, стараясь не выдать волнения.
        - Мы действительно ограничимся простой устной формой, только я запишу процедуру в реальном времени, причем вы, господин, примете настоящее обличье. Ваше излучение невозможно подделать, так что это единственный выход.
        - Кому же вы предъявите данную запись? - Демон поправил галстук. - Я рассуждаю чисто гипотетически, однако - кому? Носитель зафиксирует обе стороны, заключающие незаконное соглашение.
        - Ну... - Робинс, смутившись, замолчал. Сильвер чувствовал, как стены тупика медленно расступались.
        - Предполагаю, - сказал он, - что наша матрица - целиком заурядна, опознать нас будет невозможно. Однако в полицию мы обращаться не станем. Достаточно разместить на одном из массивов СМИ как эту запись, так и ту, на которой вы уклоняетесь от исполнения обязательств. Сами понимаете, от вашей репутации не останется камня на камне.
        Седовласый господин заерзал на невидимом стуле.
        - Ну а где гарантии, - сказал он, - что запись не окажется у легавых раньше времени?
        - Если мы договоримся, - ответил Сильвер, - я не вижу смысла портить с вами отношения. Поэтому, если вы настолько могущественны, вам наверняка не составит труда впоследствии реализовать эти гарантии.
        Демон задумался. Темному эльфу было крайне странно наблюдать эту картину. За обликом пожилого господина скрывался внебрачный сын магии и киберпространства, лишь немногим уступающий в мощи искусственному интеллекту. Сильвер не знал, сколько миллионов операций в секунду мог производить Черная Смерть, однако был уверен, что их наверняка хватило бы, чтобы просчитать любое развитие их разговора. Но демон почему-то предпочитал играть избранную роль до конца.
        Возможно, ему доставлял удовольствие сам процесс общения?
        Киллер не знал ответа.

00:59:48.
        - Хорошо. - Демон хлопнул в ладоши. - Начинайте запись. Что мне говорить?
        - Есть еще один момент, - подал голос Робинс. - Поскольку ваша сила может понадобиться нам в любой момент, а мы не можем тратить драгоценное время на ваши поиски... Словом, вы должны переехать на постоянное жительство в наш блок памяти.
        - Что? - Демон изумленно воззрился на хакера. - Я, привыкший к безбрежности киберпространства - в ваш тесный блок?!
        - Насколько я знаю, - продолжил Робинс, - даже вам требуется время, чтобы преодолевать эту самую безбрежность. Помощь же нам может понадобиться в любой точке киберспейса. Даже если мы воспользуемся вызовом, применяя ваше настоящее имя, драгоценные секунды будут потеряны.
        Старый господин принялся ворчать что-то под нос.
        - Не волнуйтесь, - уговаривал хакер, - мы загрузим в блок любой конструкт, какой пожелаете. Дворец, тропический остров, гарем с сотней жен - что угодно. О безопасности вы наверняка позаботитесь сами, поскольку будете контролировать всю машину целиком. Никто не сможет вас взять и стереть.
        - Само собой, - буркнул демон, - все, что мне нужно, я возьму с собой. Учти - во мне шесть сотен гигабайт. Плюс еще сотня на конструкты.
        - Прекрасно! - обрадовался Робинс. - Значит, целая сотня будет свободна. Сейчас включу запись...
        - Учтите, - напомнил демон, - сперва вы должны внести, так сказать, предоплату, потому как в противном случае наши переговоры не имеют никакого значения. Не я придумал эти правила, не мне их нарушать.
        - Насчет этого можете не волноваться, - усмехнулся Сильвер, - у нас все готово. Мы не дилетанты, как вы могли убедиться.
        - Не только мог, но и убедился, - демон поморщился. - Давайте поскорее с этим покончим. Где эти бедолаги?
        - Извините, - вмешался Робинс, - но о предоплате не может быть и речи. Вы получите ПЛАТУ только после того, как все формальности будут соблюдены. Жертвы без договора ни к чему вас не обяжут.
        Пожилой человек рассмеялся:
        - Да, вы не дилетанты. Заклинателей двое, поэтому и душ должно быть, как минимум, две.
        - Нам это известно, - кивнул темный эльф. - Они уже ждут.
        - Тогда торопитесь. Страшно хочется есть.
        - Одну секунду... - Робинс выждал целых пять. - Готово. Запись.

00:02:56.
        Услышав команду, демон преобразился. Седовласый господин оказался во власти чудовищных метаморфоз - Сильвер с удивлением смотрел фильм о монстрах, снятый исключительно за счет компьютерной графики.
        Мощь набухала, распирала матрицу. Человеческие конечности удлинялись, покрывались канатами мышц. Из груди выросла вторая пара передних лап, а за спиной развернулись черные крылья. Пиджак разлетелся лоскутами. Демон разинул пасть, из красной глотки вырвался дикий, нечеловеческий вопль.
        Сильверу стало не по себе. Никогда прежде ему не доводилось сталкиваться со сверхъестественными существами, природу которых составляла не органическая плоть, а неукротимая магия. Защитное заклинание образовывало прочный купол, однако темный эльф чувствовал настоятельное желание убраться отсюда как можно скорее.
        Что, если демон в этот самый момент продолжал невидимую деятельность, червем подтачивая защиту?.. Робинс утверждал, что для абсолютного вируса нет неразрешимых проблем.
        Киллер понял, что его решение лично проследить за переговорами, возможно, было не столь уж мудрым. Все зависит от того, удастся ли ему живым покинуть киберспейс.
        - Говори, - рявкнул демон. - Я готов согласиться с любыми условиями, которые сочту приемлемыми. Все прочие подлежат обсуждению.
        Голос темного духа походил на опасную бритву - тупую, всю в зазубринах. Еще он напомнил Сильверу те хрипящие звуки, которые издает престарелый тролль, приведенный в бешенство очередным приступом жуткой ангины. Все слова тем не менее были вполне разборчивы. Синтезатор голоса, по-видимому, был настроен на режим «неописуемого ужаса».
        - Само собой, - ответил киллер. - Итак... Мы, темный эльф и человек - с одной стороны, и демон Черная Смерть - с другой, заключаем настоящий договор... - демон послушно повторил слово в слово, - ...целью которого является проведение в киберпространстве ряда акций, как соответствующих закону, так и противоречащих оному... Демон Черная Смерть приглашается к сотрудничеству в качестве эксперта, а также квалифицированного сотрудника для непосредственной реализации упомянутых акций... При этом Черная Смерть обязуется выполнять инструкции, данные темным эльфом или же человеком... Инструкции темного эльфа обладают абсолютным приоритетом... Демон имеет право действовать по собственному усмотрению, а также нарушать поступившие инструкции в следующих случаях: а) если исполнение инструкций несет в себе неотвратимую угрозу для прекращения жизнедеятельности демона... б) если инструкции не могут привести к успешной реализации акции, что подтвердилось впоследствии... в) если темный эльф или человек не имели фактической возможности отдать инструкции, при отсутствии злого умысла со стороны демона... г) в любых
других случаях, если действия демона, совершенные вопреки инструкциям, были впоследствии одобрены темным эльфом... В награду за каждую успешно проведенную акцию Черная Смерть получает, как минимум, одну душу. . Оплата может происходить как во время совершения акции, так и после оной... Стороны настоящего договора обязуются не разглашать каких-либо сведений, касающихся кого-либо из контрагентов... совершенных или совершаемых акций... а также третьих лиц, способствовавших данной деятельности... Стороны обязуются не причинять преднамеренного вреда друг другу, собственности - как самолично, так и через третьих лиц... Демон Черная Смерть также обязуется во время, свободное от совершения акций, проживать в блоке памяти емкостью семьсот гигабайт, предоставленном для этой цели другой стороной данного договора... В качестве акта, подтверждающего факт заключения договора, человек и темный эльф передают демону души двух разумных существ... Вроде бы все. Число, три подписи.
        Сильвер испытывал чисто психологическую потребность отдышаться. Легкие, как и кислород, остались где-то вовне киберспейса.
        Как ни странно, у демона так и не возникло возражений. «То ли у него действительно живот сводит от голода, - подумал Сильвер, - то ли я на старости лет могу стать чертовски хорошим нотариусом». Он выдумывал договор на ходу, экспромтом. С другой стороны, послушание грозного демона настораживало. Ошибка, допусти киллер таковую, даст знать о себе несколько позже.
        Темный эльф не мог позволить себе заблуждаться - демон забрал бы их с Робинсом души, появись у него такая возможность. Темный дух являлся слишком могущественным существом, чтобы питать относительно него какие-либо иллюзии. Способность демона производить мыслительные операции превышала аналогичную способность эльфа в тысячи раз. Договор, условия - все это только слова. Как и показное недовольство демона - только игра. Тем не менее Сильвер никогда не стал бы хорошим киллером, не умей он чувствовать настроение живых существ. А демон был жив, несмотря на миллиарды холодных частиц, образующих его электронную плоть. Он был жив, и ему было интересно. Пока этот интерес не угас, киллер мог чувствовать себя в безопасности.

«Не слишком надежная гарантия, - подумал он, - однако выбирать не из чего. Один-единственный хакер против кибермагов и Зверей Света - не звучит».
        - Где души? - потребовал демон. - Торопитесь же! Все, что нужно, это надеть им на головы троды да вышвырнуть за пределы защитного круга. С жертвами я предпочитаю расправляться лично...
        - Извините, - сказал Робинс, едва сдерживая смех, - но это также вас ни к чему не обяжет. Конечно, нам вполне понятно ваше желание наказать приставучих смертных, однако четыре жертвы - это уже чересчур. Мы знаем правила, господин Черная Смерть. Души попадут к вам в лапы только тогда, когда тела получат необратимые повреждения в реальном мире.
        Демон издал негодующий рык.
        - Хорошо! Проклятие, до чего же все грамотные! Гримуары можно купить в простом супермаркете, вместе с пивом и чипсами!
        - Ну я пошел, - сказал Сильвер, решив, что зрелище демона, предающегося ностальгии, - это уже чересчур. - Приготовься, Мэт. Скоро к тебе присоединится один из аборигенов.
        - Стало быть, - демон ухмыльнулся всей зубастой пастью, - человека зовут Мэтом. Стало быть, Мэтью.
        - Верно, - кивнул Сильвер. - А меня зовут Сильвер. Теперь мы можем снять маски.
        - Сильвер? - Черная Смерть, казалось, удивился. - Я слышал о тебе. Ты хорошая бритва, темный эльф. Многие темные духи знают о том, что в твоем лице Зло получило верного помощника.
        - Спасибо. - Киллер не мог не признать, что ему приятна похвала, прозвучавшая из пасти могущественного демона. - Я польщен.

01:10:17.
        В следующую секунду Сильвер отключился от Сети. Реальность обрушилась на него всей своей тяжестью, как происходило каждый раз, когда он выходил из глубины на мелководье субъективного времени. Чувствовать собственное тело после какого-то часа, проведенного в виртуальном пространстве, было тяжело и непривычно. Атмосферный столб, казалось, давил сверху каждым атомом. Легкие мерно сокращались пористыми мехами, насыщая кислородом кровь, разгоняемую по телу напряженным клубком мышц. Довольно странный процесс, если вдуматься.
        Сильвер потянулся к разъемам, выдернул теплые шунты. Встал, потянулся. Неподвижное тело Робинса возлежало на соседнем кресле. Глазные яблоки катались за шторками век. Лишь это да едва заметный трепет крыльев носа говорили о том, что человек по-прежнему жив.
        Компьютер функционировал, гоняя между мозгом хакера и кибердекой электронные импульсы. Монитор и голопроектор демонстрировали странную картину - пустые прутья решетки, между которых двое стояли друг против друга. Робинс был окружен белым кругом, матрицу же демона окутывала тьма, не позволяя разглядеть детали.
        Сильвер выглянул в окно. Тролли по-прежнему болтали с Карнажем, аборигены, успокоившись, уснули прямо в путах. Похоже, все спокойно.
        Поправив кобуры с пистолетами, темный эльф вышел наружу. Вервольф и тролли тут же обернулись. Эльф внимательно следил за пальцами гангстеров, лежащими на предохранительных скобах. Разглядев во тьме Сильвера, все трое расслабились. Автоматы вновь повисли на ремнях.
        - Ну, - Карнаж нетерпеливо мотнул головой, - как все прошло?
        - Нормально, хвала богам. Но ситуация может измениться.
        Остановившись возле спящих аборигенов, темный эльф задумался. Робинс сказал
«необратимые повреждения». Выражаясь криминалистической терминологией, «ранения, не совместимые с жизнью».
        Сильвер потер подбородок, размышляя над непривычной проблемой. Суть его профессии состояла в том, чтобы как можно быстрее устранить мишень, наделав при этом как можно меньше шума. Само собой, ему были известны все точки на телах представителей большинства разумных рас, при попадании в которых пули убивали наповал либо же оставляли крайне мало шансов для выживания.
        Компаньоны хранили выжидающее молчание.
        Жертвы сладко спали, вывернув связанные руки под неестественным углом, даже не догадываясь о том, какие мысли бродят сейчас в голове их палача.
        Попадание в голову убьет жертв сразу же и, конечно, не позволит кибердеке подавать в мозг активную галлюцинацию. Но при ранении жизненно важного органа, - к примеру, легкого, - жертвы могли умирать еще долго.
        Переводя взгляд с одного участка тел аборигенов на другой, Сильвер остановил свой выбор на сердце. Насос, качающий кровь, прекратит свою работу, однако мозг какое-то время будет жить.
        Подняв голову, киллер поглядел на Долтура и Ксура. Настала пора испытать этих здоровяков.
        - Ксур, Д'олтур, вам предстоит работа. - Сильвер выдержал паузу. - Нужно замочить этих придурков. Сделаете это по очереди, причем так, как я скажу.
        Тролли переглянулись, посмотрели на беспомощных безумцев, как по команде повернулись к вервольфу, не говоря ни слова. На мордах гангстеров, обезображенных шрамами, было написано недоумение. «Шутки, смех и дерганье за веревку - дело одно, - думал темный эльф. - Зато хладнокровное убийство, несомненно, совсем другое».
        - Да-да, - подтвердил он, - и не глядите так на Майкла. Он уже доказал, что способен стать частью команды. Теперь ваш черед. Докажите, что Локхони не подсунул мне гнилой товар.
        Серо-зеленые морды троллей перекосились от злости.
        - Хорошо, - кивнул Долтур. - Как нам это сделать?
        - Выстрелите им одиночными прямо в сердце. - Увидев, что тролли потянулись к автоматам, Сильвер поспешно добавил: - Погодите, я не давал команды.
        Эльф вернулся в салон, взял приготовленные Робинсом троды и потащил их наружу. Шнуров хватило на три метра, причем до аборигенов оставалось полтора, не меньше.
        - Тащите их сюда. - Киллер раздраженно тряхнул тродами. - Сперва на каждого нужно надеть эти штуки.
        Тролли невозмутимо подняли аборигенов за шкирки и подтащили к ногам темного эльфа. Казалось, их уже ничто не могло удивить - то ли Карнаж поделился информацией, то ли все прочее, за исключением самого убийства, казалось увальням несущественным.
        Обитатели Руин проснулись от столь грубого обращения. Гоблин задергался было, зажатый в сильных лапах, но тут же обмяк. Человек тихо хныкал, пуская пузыри.
        Сильвер наклонился над Созданием Тьмы, быстро надел на голову обруч тродов, туго затянул ремешок. Холодный металл намертво присосался к вискам.
        Прежде чем приступить непосредственно к казни, киллер заглянул внутрь Крошки. Картинка на мониторе, равно как и голограмма, не изменили своего содержания. Все те же две фигуры, видимо, поглощенные разговором.
        Сильвер надел наушники, прибавил громкость, включил микрофон.
        - ...сделал? - спросил о чем-то Робинс.
        - Да, это был я, - подтвердил демон. В наушниках его голос походил не на опасную бритву, а, скорее, на пилку для ногтей. - Давно это было... Меня подрядили сразу на два массива, одни и те же люди.
        - Здорово! Фактически ты ликвидировал сами компании, потому как восстановить массивы они уже не смогли.
        - Верно. Красиво получилось, но и поработать пришлось. За это я получил солидный куш.
        - Сколько, если не секрет?
        - Двадцать душ. Как я говорил, деньги лишены для меня смысловой нагрузки.
        - Извините, - вклинился Сильвер, - что прерываю ваш диспут, но у меня все готово.
        - Погоди. Если по понятиям, то нужно отключить обереги на параллельных портах...
        - Робинс замолчал. - Готово.
        - Получай. - Сильвер щелкнул тумблером деки, отправляя гоблина в киберпространство. Рядом с хакером возникла фигура - размытая, как и сознание гоблина. Демон, окруженный облачком Тьмы, нетерпеливо подался вперед. - Надеюсь, ты почувствуешь, когда настал нужный момент?
        - Почувствую, не беспокойся. - Робинс отвечал непривычно сухо. - Можешь приступать.
        Киллер снял наушники и вышел из Крошки, вновь подивившись представшей перед его глазами картине. Здоровенные тролли с автоматами наперевес, склонившиеся над двумя оборванцами. «Впрочем, - подумал Сильвер, - в этом безумном мире и не такое увидишь. То, что мы делаем, имеет смысл. Повелитель искупит наши грехи».
        От глаз темного эльфа не укрылось, что оба тролля нервничали. Видимо, расправляться с беспомощными, словно котята, безумцами было для них в новинку.
        Поглядев в глаза Ксура, киллер быстро кивнул.
        Гангстер повернулся, направил ствол автомата в грудь гоблина и передернул затвор. Патрон с сухим щелчком встал на место. Ксур прицелился (Сильвер напрягся тугой пружиной, готовый распрямиться в долю секунды). Человек захныкал и попытался отодвинуться.
        Гоблин лежал на спине, широко распахнув глаза, бесполезные внутри киберпространства. В реальный мир ему уже было не суждено вернуться, равно как и в загробный мир.
        Автомат глухо рявкнул, испуганно вскрикнул человек. На груди гоблина расцвел алый цветок; жадные лепестки быстро расползлись по серым лохмотьям. Тело гоблина мелко задрожало - разум терзала далекая боль.
        - Молодец, - похвалил Сильвер тролля, дождавшись, пока тот поставит оружие на предохранитель. - Локхони не соврал.
        Сильвер вернулся внутрь Крошки.
        С фигурой, стоявшей рядом с Робинсом, происходили интересные вещи - скорчившись, матрица гоблина начала ползать по белым рунам. Демон с интересом наблюдал за этим процессом, летая вокруг защитного круга.
        Темный эльф надел наушники.
        - ...ну же, - хрипел Черная Смерть, - давай его сюда!
        Робинс молчал, дожидаясь нужного мгновения. Наконец, через десяток секунд матрица хакера приблизилась к гоблину, подняла его с горизонтальной плоскости и швырнула через голубое пламя. Беззащитная матрица пролетела по высокой дуге, окончив полет в лапах демона.
        - Увидеть киберспейс и умереть, - горько прокомментировал Робинс. - Да простят нас боги.
        Демон расхохотался в ответ.
        Сильвер с удивлением понял, что Черная Смерть не спешит принять жертву. Выпустив матрицу, демон принялся кружить вокруг, - наподобие того, как поступают акулы, сдирая кожу с бедняги, угодившего за борт, - то и дело касаясь несчастного краем черного облака.
        Сам же процесс поглощения бессмертной души ускользнул от восприятия Сильвера, как тот ни таращил глаза. Матрица гоблина просто исчезла, в одно мгновение оказавшись окутанной черным облаком с ног до головы. «Возможно, - думал киллер,
        - души способны видеть духи, но для смертных это уже за гранью возможного - в обеих реальностях».
        - Хочу еще, - сказал демон. - Одной мало.
        Робинс тихо, с надрывом рассмеялся.
        - Слышал, Сильвер? Наш друг просит добавки!
        Не отвечая, темный эльф снял наушники. Выйдя из салона, подошел к человеку и натянул тому на голову троды. Абориген даже не сопротивлялся, в ужасе уставившись на бездыханное тело собрата.
        Киллер посмотрел на Долтура.
        - Засекайте время. Ровно через две минуты.
        - Понял. - Тролль поднял левую лапу, на которой блестели дорогие часы. - Две минуты.
        Бездыханное тело гоблина стало просто трупом. Густая красная кровь заливала тщедушную грудь. Сильвер развернулся, чтобы вновь преодолеть отделявшие его от Крошки три метра. Два кабеля тродов тянулись между бетонными осколками черными змеями.
        Киллер захлопнул дверь и запер ее на замок, прищемив змеям хвосты. Сев в кресло, он щелкнул вторым тумблером, отключая человеческого самца от реальности и подключая взамен к чистой информационной стихии. Рядом с хакером вновь возникла вторая фигура.
        Сильвер принял горизонтальное положение и вставил шунты в разъемы. Прямой необходимости совершать погружение не было. Необоснованное любопытство, как правило, ведет к необоснованным последствиям, однако темный эльф давным-давно потерял способность испытывать подобные слабости.
        Конечно, он мог наблюдать завершение процедуры на мониторе или голограмме, однако Робинс вполне мог выкинуть какой-нибудь хитрый трюк, ограничив поток информации. Меньше всего Сильверу хотелось, чтобы хакер внес в договор какие-либо детали, которые обычно пишут самым мелким, неразборчивым шрифтом.
        Поэтому киллер взял крохотный пульт и, расслабившись, нажал на кнопку.

* * *

01:22:38.
        Сильвер отсутствовал двенадцать минут и двадцать одну секунду.
        Киберспейс ворвался в сознание, сметая переборки. Царство Тьмы, ровных линий и бестелесных обитателей. Некстати лришла дурацкая мысль: в древней мифологии киберпространство, как правило, находилось под землей, куда легендарный герой спускался в погоне за собственной тенью. Вот только вокруг был не миф, а виртуальная реальность; сам же темный эльф себя героем не чувствовал.
        На периферии сознания вновь появилось чужое присутствие. Взамен исчезла потребность дышать, ощущать внутри себя десяток взаимосвязанных кусков плоти, делающих возможным то, что именуется жизнью.
        Демон возвышался над завесой синего пламени огромной черной массой. Раскосые глазницы налились злым красным пламенем. Да и сам Черная Смерть, казалось, немного увеличился в размерах. Электронные мускулы набухли мощью, крылья развернулись, подрагивая от нетерпения. Как Сильвер ни старался сохранить отстраненность восприятия, восхищение обрушилось снежной лавиной.
        - Ты пришел вновь, темный эльф? - будто гром прогремел в пустоте. - Это хорошо, потому что человек не желает отдавать мне душу собрата!
        Робинс молчал.
        Сильвер поглядел на матрицу человека. Припав к магическим знакам, он испуганно озирал непривычную реальность. Киллер мог лишь догадываться, какие мысли бродили сейчас в больном сознании страдальца. Следовательно, в свои последние мгновения безумец мог выкинуть любой непредсказуемый фортель. Темный эльф приблизился на пару шагов, чтобы успеть пресечь попытку к бегству - демон, конечно же, воспользуется представившейся возможностью, однако киллеру совсем не улыбалось выискивать в Руинах новую жертву.

01:23:45.
        Виртуальная матрица человека дернулась, будто бы ее сразил невидимый кулак. Упав на спину, человек стал конвульсивно дергать конечностями.
        Робинс попытался отвернуться, но Сильвер удержал их голову на месте. Теперь самое главное - не упустить момент. Наклонившись, темный эльф принялся изучать движения матрицы, анализируя их частоту и силу. Не было слышно ни звука - видимо, Робинс успел оборвать коннект с человеком.
        Похоже, пора. Темный эльф наклонился, преодолевая сопротивление хакера. Когтистые лапы неловко подхватили матрицу. В ноше ощущался скорее объем, но не масса. Подойдя к стене синего пламени, киллер поднял матрицу над головой. Злые красные глаза демона ярко сверкали, будто бы демон включил «дальний свет».
        Тут Робинс решил показать норов. Не говоря ни слова, он опутал руки Сильвера стальными канатами. Воля против воли.
        - Отпусти, дурачок, - прошипел темный эльф. - Ничего ведь уже не поделать, он умирает!.
        Хватка не ослабевала. Сильвер напрягся, силясь взломать сковавший его стальной каркас. Матрица человека содрогалась в конвульсиях над его головой. С каждым мгновением виртуальное отображение теряло плотность.
        Помимо интеллекта, хороший хакер должен обладать сильной волей. Дорогой софт - еще половина дела. Робинс же был очень хорошим взломщиком.
        Стальные канаты лопнули, разлетелись невидимыми лоскутами. Полупрозрачная матрица пролетела высоко над голубыми огнями.
        Демон взмыл на перехват, с места переключаясь на сверхзвуковую передачу. Впившись в жертву, словно сокол, Черная Смерть издал победный рев. Алая пасть увеличилась вдвое, чтобы сомкнуться на голове матрицы. Когти терзали виртуальную плоть.
        Робинс делал вялые попытки отвернуться. Сильвер внимательно наблюдал за процедурой, но душу так и не увидел. Демон съел матрицу - жадно глотая большими кусками, одну конечность за другой, разрывая корпус на части.

«Ты покойник», - сказали троды. Мозг человека, оставшийся где-то вовне, послушно умер.
        - Прости, - прошептал Робинс. - Я просто не мог.
        - Такое объяснение меня не устраивает, - ответил Сильвер, раздраженный до предела. - Еще немного, и я отправил бы за новой жертвой ТЕБЯ. Если бы от этого зависела твоя собственная жизнь, ты скормил бы нашему другу кого угодно, уж можешь мне поверить. Хвала богам, все обошлось.
        - Я не хотел.
        - Да, это чувствовалось, - усмехнулся киллер. - Совершенно идиотский поступок. Надеюсь, подобное не повторится.
        Робинс молчал.
        Сильвер вновь сосредоточился на демоне.
        Как ни странно, Черная Смерть не спешил уходить. Приблизившись к защитному кругу, демон сложил на животе передние лапы.
        - Да, - рявкнул он, - это было здорово, хотя я так и не понял, что там между вами произошло.
        - Не важно, - отмахнулся Робинс. - Мы выполнили свое обязательство, так что теперь, будь любезен, полезай в блок памяти.
        Хакер подошел к периметру зашиты, поднял руку и прямо в пламени вырезал когтем круглое оконце.
        - Прошу. - Хакер сделал размашистый жест. - Ваши апартаменты готовы.
        Демон придирчиво рассмотрел оконце, так и эдак наклоняя клыкастую морду.
        - Я сюда не полезу, - сказал он наконец. - Чтобы я, Черная Смерть, протискивался через какое-то игольное ушко?! Да никогда.
        - Позвольте! - возмутился Робинс. - Вы согласились с условиями контракта, повторили все слово в слово. Что же получается?..
        - Снимайте защиту, - заявил демон.
        - Это еще зачем? - удивился хакер. - Нам и тут хорошо! Демон рассмеялся:
        - Теперь мы как-никак деловые партнеры. А партнеры должны доверять друг другу, разве не так? Почему я должен верить вам на слово, перемещать все пять сотен гигабайт в какой-то блок памяти?.. - Черные крылья развернулись гигантским веером.-Даже если он будет защищен от записи, вы можете просто отключить его, спустить в канализацию, потерять, наконец... Как я могу доверять вам, если вы не доверяете МНЕ?
        Сильвер задумчиво разглядывал массивное черное тело. Было немного странно слышать монологи о доверии, исходящие из пасти столь необычного существа.
        - Что, если мы не согласимся? - поинтересовался Робинс. - Ведь договор уже заключен!
        - Значит, - ухмыльнулся демон, - я расторгну его в одностороннем порядке. Можете нести свою запись куда угодно. Любой, кто ее просмотрит, признает мою правоту.
        - Сильвер, - тихо позвал Робинс, - что будем делать?
        - Подожди. Я думаю.
        ... Вряд ли Черная Смерть тянул время. Воплощение Зла, как ни странно, требовало справедливости, причем весьма убедительно. Темный эльф и сам понимал, что на этом этапе принудить темного духа к чему-либо они не могли. Репутации изворотливого демона и впрямь ничто не грозило.
        Киллер даже не пытался покинуть киберпространство - Черная Смерть наверняка потребует его возвращения.
        Выхода не было.
        Безусловно, они рисковали как жизнями, так и бессмертными душами. С другой стороны, если демона не будет в команде, можно смело разворачиваться и ехать обратно в Торментор. Однако Сильвер знал, что уже не сможет просто взять и вернуться. Это чувство было сродни инстинкту, которое не дает рыбе взять и выброситься на берег...
        Где-то за пределами стратосферы ждал Повелитель.
        - Отключай, - велел Сильвер.
        Демон довольно зажмурился - большой шестилапый кот.
        - Ты уверен? - Голос хакера испуганно дрожал. - Надеюсь, ты понимаешь...
        - Понимаю, - оборвал его киллер. - Черная Смерть прав. Партнеры должны доверять друг другу.
        - Верно, - поддакнул демон. - ДОВЕРИЕ.
        - Позволь напомнить тебе, Сильвер, - не унимался Робинс, - что ты рискуешь не только собственной жизнью...
        - Никто не покинет круг, - моментально среагировал Черная Смерть. - ДОВЕРИЕ.
        - Если же ты, Мэт, все-таки сделаешь это, - с расстановкой произнес Сильвер, - то конечно же очень пожалеешь о столь необдуманном поступке. Снимай защиту. Немедленно.
        Робинс вздохнул - словно приговоренный на последней ступени эшафота.
        Сильвер не стал бы его убивать, потому как демону нужен партнер, однако парочки целых ребер хакер мог не досчитаться, при условии, что консенсус в итоге все же был бы достигнут.

01:28:09.
        Робинс выдал в эфир какую-то тарабарщину, поднял обе руки и начертил в пустоте два магических знака.
        Голубое пламя исчезло - жадные языки втянулись в горизонтальную плоскость. Руны, полыхавшие до этого белым огнем, потухли в одно мгновение.
        Демон рассмеялся и расправил крылья. Воплощение несокрушимой мощи, безжалостной силы и непреодолимой агрессии.
        Как и следовало ожидать, последовала новая инструкция:
        - Теперь отключите оберег.
        - Что?! - Робинс, видимо, не поверил собственной деке. - Знаешь, это уже чересчур.
        - Не волнуйтесь, - усмехнулся демон, - я сумею вас защитить. Мы партнеры, а партнеры должны друг о друге заботиться.
        - Что же помешает тебе вначале убить нас, - спросил Робинс, - а потом стереть запись?
        - А что помешает вам стереть МЕНЯ? Никогда за всю свою жизнь я не менял киберспейс на заточение в чьем-то компьютере.
        - Мы сняли защиту, - вмешался киллер. - Разве этого недостаточно?
        Демон покачал головой:
        - Ваш оберег - отнюдь не дешевка. Даже мне понадобится некоторое время, чтобы содрать его с вас. За это время вы вполне успеете отключиться от Сети. Так где же ДОВЕРИЕ?
        Сильвер не стал долго раздумывать. Проблема усложнилась, однако исходные данные практически не изменились. Они должны рискнуть жизнями - в этом и состояла непогрешимая логика ультиматума.
        - Отключай, - бросил Сильвер. - Покажем нашему другу, что мы достойны доверия.
        - Не собираюсь, - огрызнулся Робинс. - Я еще слишком молод для смерти. Шансов на выживание менее десяти процентов.
        - Шансы на то, - заметил киллер, - что ты уцелеешь с пулей в голове, практически равны нулю
        - А чтоб вас всех!
        Робинс вновь стал бормотать тарабарщину, затем прикоснулся руками к груди. Белая аура, состоявшая из тысяч острых шипов, растворилась в информационной среде.
        На черной морде духа появилась узкая щель - полумесяц. Демон улыбался. Шевельнув крыльями, громоздкое тело придвинулось ближе.
        Под взглядом красных глаз Сильвер почувствовал себя беззащитным ребенком - странное, забытое чувство. Даже в те редкие моменты, когда оружие находилось на расстоянии, превышающем длину вытянутой руки, киллер знал, что мог превратить в оружие собственное тело. Даже нагишом он чувствовал себя так же уверенно, как и в любимом костюме.
        Все это осталось где-то ВОВНЕ.
        Они стояли друг против друга во Тьме - двое в одном, один в великом множестве.
        Эльф был готов отключиться от Сети в любую секунду. Робинс притаился где-то рядом, натянувшись, словно стальная струна. Вряд кто-либо из них окажется быстрее Черной Смерти.
        Демон приблизился на расстояние метра. Робинс попытался отодвинуться, но Сильвер держал позицию крепко. Если суждено умереть, он не опозорит свой род.

01:31:38
        Зубастая пасть вновь изогнулась в жуткой улыбке. Демон наклонился, приблизив черную морду вплотную к лицу человека и темного эльфа. Глаза в глаза. Алые росчерки зловеще горели - казалось, в этих глазах сосредоточилась вся ненависть мира. Робинс попытался отвернуться, поднять руку, чтобы защититься от этого взгляда. Не вышло.
        Животный, подсознательный страх человека пульсировал бешеным ритмом, внося смятение в мысли темного эльфа. Вглядываясь в раскосые глазницы, Сильвер и сам чувствовал страх, не мог не чувствовать.
        По сути, демон также являлся Созданием Тьмы, разве что несоизмеримо могущественней. Однако сила Черной Смерти не шла ни в какое сравнение с ураганной мощью Повелителя. Осознание этого придавало сил темному эльфу.
        Вокруг простиралась Тьма, отстраненно наблюдая за молчаливым поединком.

01:35:21.
        Внезапно с глазами темного духа произошла странная метаморфоза. Огни ненависти слегка поугасли, злость отступила на периферию.
        Черная морда отодвинулась, а пасть распахнулась, чтобы дать волю словам:
        - А ты силен, бритва Сильвер. Ты смертен, но само Зло идет по твоим следам. Я буду служить тебе.
        Большая голова быстро наклонилась в уважительном поклоне.
        Робинс издал вздох облегчения. Сильвер же оторопел от этих слов. Он был готов к смерти, но Судьба, как всегда, извлекла из мешка с сюрпризами очередной подарок.
        - Ты готов обживать новый блок? - спросил киллер.
        Демон быстро кивнул.
        Робинс, не дожидаясь персональных инструкций, принялся за дело. Вытащив откуда-то гладкий черный кристалл, хакер положил его на горизонтальную плоскость. Через несколько секунд кристалл стал расти, образуя высокую черную раму - проем для невидимой двери. Рост прекратился, когда проем сравнялся с габаритами высокого демона.
        - Прошу, - сказал Робинс, - портал готов.
        Черная Смерть приблизился вплотную к проему. Когтистая лапа, стоило протянуть ее внутрь портала, тут же превратилась в облачко дисперсных частиц. На другой же стороне портала была пустота. Или же, если глядеть извне, блок памяти.
        Узкое оконце - неудавшийся опыт - уступал размерами порталу примерно в сотню раз. Тем не менее скорость перемещения гигантского демона напрямую зависела от скорости, с которой модем был способен передавать информацию. Пятьсот гигабайт - чудовищная цифра. Сильвер понял, что не хочет ждать в Царстве Духов так долго.
        - Я, пожалуй, пойду, - сказал он. - Мое присутствие здесь больше не требуется.
        - Когда окажешься снаружи, - тихо сказал Робинс, - вытащи, будь добр, из консоли лазерный диск.
        - Понял. Это все?
        - Вроде бы.
        Сильвер вызвал интерфейс и выбрал «выход».
        Реальность вновь ворвалась облаком кислородного коктейля, обрушилась атмосферным столбом. Внутри трепетали органы, крайне необходимые для жизни.
        Эльф вытащил разъемы и встал с кресла.
        В консоли действительно находился лазерный диск. Киллер повертел в руках круглую блестящую вещицу. На ней находилась запись, за которую любая компания теле - и головидения отдала бы души своих руководящих сотрудников. Демоны, жертвы и киберпространство - разительный контраст с новостями из эльфийского парламента.
        Киллер закрыл консоль и спрятал диск в коробку. Затем, усмехнувшись, положил на блок памяти: демон может сколько угодно царапать кластеры изнутри - до диска ему не добраться
        Лицо Робинса было безмятежным, словно у спящего ребенка. Идиллическую картину портили лишь нейрошунты, вонзившиеся в беззащитный мозг.
        Вглядевшись в голограмму, Сильвер заметил, что белое сияние по-прежнему окружает матрицу Робинса. Видимо, предусмотрительный хакер вновь включил оберег. Действительно, не стоило разгуливать по киберпространственному Дну без защиты, в то время как демон, взявшийся исполнять обязанности телохранителя, занят другими проблемами; черная матрица застыла возле портала.
        Киллер положил шунты на стол и выглянул в окно. Трупы аборигенов так и валялись возле двери; тролли и оборотень расселись неподалеку на обломки кирпичной кладки. Троили курили.
        Сильвер вышел наружу, на секунду замешкался возле безжизненных тел. Лица трупов обезображены предсмертными гримасами - боль и безумие, образовавшие тугой клубок. Троды стягивали головы, веревки - руки.
        Сильвер не испытывал желания произнести прочувственную речь. Не чувствовал он и раскаяния. Каждый (включая аборигенов) справился со своей задачей. Если бы была возможность избежать этих убийств, киллер бы ею воспользовался. Он всегда считал себя профессионалом, а не бешеным псом.
        Тролли, завидев приближение шефа, попытались встать, но эльф удержал их коротким жестом, после чего сел рядом. Ночной воздух окутал разгоряченную голову прохладным коконом. Запах крепкого табака, который курили тролли, разжсился далеко вокруг. Обрушилось осознание того, что несколько минут назад Сильвер избежал самой страшной участи, которую только можно представить, - гибели бессмертной души. Если даже боги приготовили в загробном мире для темных эльфов, прославившихся своими злодеяниями, какой-нибудь уютный уголок, билет туда был бы безвозвратно потерян.
        - Все в порядке? - спросил Карнаж. Сильвер кивнул.
        - Все просто отлично. У нас появился могучий союзник.
        Тролли с интересом прислушивались. Сигареты, зажатые меж когтистых пальцев, то и дело подносились к толстым губам.
        Сильвер не знал, что успел разболтать им Карнаж. Возможно, все. Могло статься, что ничего. В любом случае киллер не считал нужным объяснять им каждый свой шаг. Пока.
        - А где Мэт? - Вервольф, оглянувшись, посмотрел на Крошку.
        - С ним все в порядке, - усмехнулся Сильвер. - Была пара моментов, но...
        Темный эльф оборвал себя на полуслове и, наклонив голову к плечу, стал напряженно прислушиваться. Компаньоны, почуяв неладное, старались не шевелиться
        - лишь табак, воспламеняясь, шипел на концах сигарет.
        Вот звук повторился. Будто лезвием провели по бетону. Вскинув голову, Сильвер стал вглядываться в ту сторону, откуда они с троллями притащили аборигенов.
        Тишина, пустота. Глубокие тени открывали для глаз эльфа сокровенные тайны, однако в них не было ничего интересного. Ветер невозможно увидеть.
        Киллер решил убираться отсюда как можно скорее. Они и так задержелись в Руинах гораздо дольше необходимого. Сильвер поднялся на ноги. Тролли, как по команде, затянулись табачным дымом.
        Стоило эльфу развернуться в сторону Крошки, где хакер, похоже, решил немного вздремнуть, как звук повторился. Сталь о бетон. Гораздо ближе.
        На этот раз его услышали даже компаньоны. Все трое вскочили, тролли схватились за автоматы. Последние секунды тишины: Ксур поднес к лицу руку, в которой тлел красный огонек; Карнаж сунул руку под куртку, нашаривая рукоять пистолета; Долтур, прислушиваясь, положил указательный палец на спусковую скобу.
        Тени расступились, выпуская сталь из-за полуразрушенной бетонной стены.
        На долю секунды Сильвер оторопел, не в силах поверить собственным глазам. Скорее всего, это киберпространство посеяло в его сознании семена безумия, или же демон запустил в него коварный вирус собственного изобретения...
        Никогда прежде легендарному киллеру не доводилось видеть ничего подобного, разве что в старых дурацких фильмах, где героические звездолетчики расправлялись с гигантскими роботами - порождениями враждебного инопланетного разума.
        Тем не менее видение распространялось также на Карнажа и гангстеров. Все трое стали судорожно снимать оружие с предохранителей, дергать затворы... Не пытаясь вступать в переговоры, монстр шагал в сторону Крошки. Не имело значения, что это за существо - намерения его не оставляли сомнений.
        Бессмысленно было пытаться скрыться бегством: Крошка не могла лавировать в лабиринте Руин достаточно быстро, чтобы уйти от преследования. Помимо этого, робот видел слишком много, более того - вполне мог нанести информацию на какой-нибудь электронный носитель.
        Сильвер выстрелил первым.
        Пули чиркнули по серой броне, покрытой черными разводами - камуфляж Руин. Металлическое существо продолжало надвигаться. Росту в нем было не менее двух с половиной метров. Длинные лапы оканчивались серповидными пальцами с острой, сверкающей кромкой. Две ноги уверенно ступали по битым кирпичам и обломкам бетона. Голова непрерывно вращалась на короткой шее, выискивая цели черными объективами. На плече робота находилось какое-то странное оружие с коротким, но толстым стволом, которым монстр пока не спешил воспользоваться.
        Тролли и оборотень открыли огонь. Все трое не на шутку испугались бронированного гиганта, потому и большинство пуль бестолково отскакивали от груди робота. Сильвер понял собственную ошибку на четвертом выстреле.
        Чудовище шагало вперед - неумолимый и неотвратимый кусок металла.
        - Стреляйте в голову! - крикнул эльф. - В глаза и сочленения!
        Робот повернул объективы на звук. Лапы злобно щелкнули пальцами-лезвиями. Пистолеты Сильвера рявкнули в ответ, но монстр дернул головой, и пули щелкнули по бронированному лбу. Эльф вновь нажал на спусковые крючки - вновь неудача. Робот ускорил шаг; Сильвер бросился в сторону.
        Компаньоны рассредоточились между разрушенных стен. Тролли стреляли короткими очередями, пистолет Карнажа раз за разом изрыгал желтые вспышки. Вервольф даже не пытался меняться - сообразил, что против брони клыки и когти бесполезны.
        Робот повернулся боком к темному эльфу. Сильвер поднял пистолеты и прицелился в короткую шею, покрытую блестящими пластинами. То ли броня там была гораздо тоньше, чем на груди и спине, то ли одна из пуль угодила меж пластин. Бронированный монстр подскочил, как ужаленный. Тупорылый ствол на его плече развернулся и выплюнул в сторону эльфа тугую струю желтого пламени.
        Сильвер отпрыгнул. На том месте, где он стоял секунду назад, полыхала лужица горючей смеси. Ограничившись этим, робот вновь повернулся в сторону троллей и оборотня.
        Вервольф сделал последний выстрел и уселся на землю за бетонным выступом. Гангстеры стреляли все больше одиночными, предвкушая тот момент, когда подойдет черед резиновых пуль.
        Ксур едва успел пригнуться, когда над его головой пронеслась струя смертоносного пламени.
        - Майкл! - крикнул Сильвер. Вервольф обернулся на крик. Киллер тут же перебросил ему свой пистолет, сделанный под левую руку - в нем оставалось целых пять патронов. - Я скоро!
        Карнаж кивнул, перегнулся через острую бетонную кромку и открыл огонь. Темный эльф перебежками бросился к автомобилю, на который робот, хвала богам, пока не обращал особого внимания. Открыв дверь, Сильвер скользнул внутрь.
        Робинс по-прежнему был погружен в киберспейс. Безмятежное лицо осветилось вспышкой пламени, извергнутого бронированным монстром. Звуки выстрелов раздавались слишком далеко от виртуального мира.
        Голограмма, равно как и картинка на мониторе, практически не изменилась, разве что расплывчатая матрица демона заметно уменьшилась в размерах.

«Можно было бы, - мелькнула у киллера быстрая мысль, - призвать духа на помощь». Однако темный эльф не был уверен, что металлический монстр действительно робот. Если же дело обстояло именно так, Черной Смерти пришлось бы искать каналы, по которым он смог бы атаковать электронный разум. Естественно, на это ушло бы драгоценное время. Ну и, помимо всего прочего, киллеру не хотелось обращаться к темному духу так скоро.
        Сильвер поднял панель, открывая доступ к оружейному тайнику. Киллеру хотелось уничтожить безмозглого робота, разнести его на части, вырвать из металлической груди материнскую плату. Широкий выбор в тайнике предоставлял для этого целый ряд возможностей.
        Темный эльф в сомнениях задержал взгляд на снайперской винтовке. Расстояние слишком мало для мощной оптики; попасть же требуется не куда-нибудь, а в каждый объектив - соответственно, целых три раза. При этом не было никакой гарантии, что робот не пустит в ход какие-то резервные способы контакта с реальностью.
        Тени, чередуясь редкими вспышками выстрелов, продолжали плясать на физиономии хакера.
        Эльф перевел взгляд на пояс с противопехотными гранатами. Без сомнения, каждая такая игрушка способна оторвать роботу, как минимум, ногу. Следовательно, гранат также потребуется, как минимум, две - чрезвычайно трудно рассчитать время, по прошествии которого граната взорвалась бы в полете.
        За окнами Крошки раздался грохот: как будто что-то тяжелое и металлическое крушило бетон. В ответ прозвучал одинокий жалобный выстрел.
        Отодвинув бесполезные бронежилеты, Сильвер наткнулся на черный предмет, закатившийся в другой конец тайника. Это событие в одно мгновение устранило все сомнения.
        Рассовав по карманам запасные магазины, киллер, нахваливая себя за предусмотрительность, бросился вон из Крошки. Робот действительно крушил бетон. У компаньонов, как иследовало ожидать, кончились патроны - судя по всему, даже с резиновыми пулями. Пытаясь добраться до троллей, перебегавших из одного укрытия в другое, монстр ломал пальцами-лезвиями бетонные стены.
        Поглядев на это представление, Сильвер понял, что бегать компаньонам осталось недолго, потому как сил у титана не убавлялось. Казалось, чудовище только набирало обороты, с каждой секундой передвигаясь все быстрее. Рано или поздно, но робот должен был обратить внимание на Крошку. «Следовательно, - темный эльф растянул губы в жестоком оскале, - с этим делом нужно кончать».
        Карнаж притаился под поваленным фонарным столбом. Тихо окликнув его, Сильвер перебросил ему два магазина. Верфольф благодарно улыбнулся, мгновенно зарядил оба пистолета и открыл огонь.
        Гигант недовольно обернулся, поежившись от укусов металлических пчел. Киллер тем временем успел преодолеть десяток метров, оказавшись неподалеку от троллей.
        - Ксур!
        Обернувшись, тролль одну за другой поймал автоматные обоймы. Перебросив вторую Долтуру, гангстер последовал примеру Карнажа.
        Сам же Сильвер, оглядев окружавшие Крошку развалины, устремился к наилучшей, по его мнению, позиции. Вскарабкался по обломкам несущих стен на второй этаж и припал к оконному проему, в углу которого каким-то чудом сохранился осколок стекла.
        Положив гранатомет на деревянную раму, темный эльф опустил в ствол бронебойную гранату. Карнаж и тролли без устали развлекали ночного гостя, вовсю потчуя его твердо-плавкими сплавами. Робот бесновался, щелкал клешнями и метался от одного укрытия компаньонов к другому.
        Вот гигант застыл боком к темному эльфу. Огромная голова попала точно на перекрестье прицела; палец киллера лег на спусковой крючок.
        Будто предчувствуя смерть электронными потрохами, робот медленно повернулся и уставился черными объективами в оптический прицел.
        Сильвер мягко нажал на спуск. Отдача рванула плечо, развернула корпус. Граната, сопровождаемая жутким свистом, вспорола ночной воздух.
        Голова робота исчезла в желтом облаке взрыва, разворотившем заодно и половину корпуса. Покачнувшись, металлический колосс в последний раз щелкнул клешнями, прежде чем рухнуть на спину, взметнув клубы пыли.
        Компаньоны издали ликующие возгласы, восхваляя меткость шефа. Сильвер повесил гранатомет на плечо и прыжками спустился на землю. Дышать стало легче: вспышка облегчения мгновенно прочистила горло.
        Обойдя кирпичную развалюху, киллер присоединился к Карнажу и троллям, разглядывавшим останки противника Микросхемы, разноцветные провода и прочие внутренности вывалились из дымящейся пробоины. Левая клешня слабо подергивалась, но вскоре замерла.
        Молчание. Каждый задумчиво разглядывал поверженного титана. Сильвер знал, что задерживаться не имело смысла, однако не мог уйти, не отдав честь уважения этому бестолковому здоровяку.
        Слухи говорили правду. Сильверу и прежде доводилось слышать, будто в Руинах орудуют какие-то адские машины, созданные союзниками для истребления аборигенов.

«По крайней мере, - подумал эльф, - это объясняет, почему все крысы попрятались в норы именно сегодня».
        За спиной раздались шаги. Не оборачиваясь, темный эльф узнал Робинса. Походка была неровной, хакер явно шагал через силу. Путешествие ко Дну не прошло для парня бесследно.
        Остановившись рядом с Сильвером, хакер громко хмыкнул. Звук был почти равнодушный - действительно, после общения с темным духом зрелище мертвой машины уже не могло удивить.
        Именно голос Робинса стал тем самым звуком, который сбросил всеобщее оцепенение.
        - Я смотрю, - усмехнулся хакер, - вы тут времени зря не теряли!
        Долтур вздрогнул, возвращаясь к реальности:
        - Что за хрень такая?.. Откуда она здесь взялась?..
        - Наверное, - предположил Карнаж, - союзники решили немного почистить Руины.
        - Возможно - Робинс потрогал корпус робота носком ботинка. - Я видел такие штуковины. Не в живую, конечно, - поспешно добавил он, когда морды троллей одновременно развернулись к нему. - В Сети. Дело было пару лет назад. Пришлось как-то взломать мэрию гномьего сектора...
        - Ближе к делу, - бросил Сильвер.
        - В общем, хватал все, что плохо лежит. Оказались там и кое-какие детальные схемы... Короче, какая-то корпорация предлагала полиции закупить свой новый проект, потому как армия, финансировавшая разработку, в последний момент почему-то отказалась. - Робинс присмотрелся к останкам робота. - Да-да, именно такие. Роботы-полицейские для охраны городских кварталов. Полиция была не против, но последнее слово оставалось за мэром. Раз улицы по-прежнему патрулируют бородатые здоровяки, стало быть, мэр дал им от ворот поворот.
        - Тогда откуда в Руинах взялась эта штуковина? - резонно спросил Долтур.
        Робинс пожал плечами:
        - Откуда мне знать? Возможно, корпорация получила разрешение на испытания в боевых условиях. Возможно, полиция все-таки закупила несколько штук, чтобы запустить их сюда, подальше от глаз мэра...
        Тролли, заслышав о «нескольких», принялись быстро оглядываться.
        - Очищать Руины от мрази, стало быть. - Карнаж усмехнулся, засовывая пистолет в кобуру. Сильвер взял второй. - Вот мы и устроили им испытание...
        - Нужно убираться отсюда, - сказал Сильвер. - Он наверняка успел послать на базу сигнал бедствия.
        - Насчет этого можешь не волноваться, - Робинс беззаботно махнул рукой. - Насколько я помню, они способны лишь время от времени подавать на базу информацию о своем местонахождении. Возможно, бородатые бестии успели провести модернизацию, однако вряд ли по воздуху отправились ваши фото или же записи.
        - Почему?
        - То, что они делают, - пояснил хакер, - незаконно. Нельзя убивать разумных существ только потому, что они обитают в Руинах. Что, если кто-то посторонний перехватит сигнал? Поднимется жуткий скандал. - Робинс присел на корточки, взял в руки обломок зеленой микросхемы. - Если здесь и были какие-то носители, ты их наверняка уничтожил. - Склонившись над развороченным корпусом, парень горько вздохнул: - Несколько минут назад здесь жил самый настоящий ИскИн. Примитивный, правда, знающий лишь самые простые алгоритмы. Типа «маршрут-цель-ликвидация». Если судить по этим пальчикам, для проведения арестов эта модель не предназначена.
        - Значит, - фыркнул Ксур, пнув огромную клешню, - нам здорово повезло, что у этого гада оказался только один огнемет, а не пяток пулеметов!
        Сильвер нехотя признал его правоту.
        - Верно, нам пришлось бы туго. Однако никто не ожидал наткнуться в Руинах на нечто подобное, - киллер похлопал по гранатомету. - Для того же, чтобы очищать Руины, огнемет подходит как нельзя лучше.
        Робинс встал, отбросил в сторону кусок оплавленного пластика.
        - Знаешь, Сильвер, мы могли бы неплохо нагреть на этих железках руки. В секторах полным-полно желающих, которые немало бы за них предложили.
        - Мне недосуг таскаться с этой грудой металлолома, - раздраженно ответил Сильвер. - Не говоря уже о том, что в поисках покупателя мы могли бы нажить немало лишних проблем.
        Развернувшись, темный эльф зашагал в сторону Крошки. Возможно, прямо сейчас сюда направлялся брат-близнец мертвого робота - эта мысль заставила киллера ускорить шаг.
        Трупы аборигенов, принесенных в жертву, были черны и обуглены. Уцелевшие лоскуты кожи прикрывали красное мясо. То ли робот немного промазал, то ли в его электронных мозгах находилась команда поступать так с каждым трупом - в санитарных целях, конечно.
        Сильвер взялся за проводы тродов и, резко дернув, стащил обручи с трупов. Процесс сопровождался отделением от черепов горелого скальпа. Темный эльф взмахнул тродами, стряхивая непотребство.
        Робинс брезгливо поморщился, когда Сильвер сунул ему оба устройства.
        - Вымой, - велел эльф, - и не делай такого лица. Это еще только цветочки.
        Отобрав у троллей автоматы, киллер вновь запер их в тайнике. Затем, просто на всякий случай, сменил номера Крошки - благо, документов было предостаточно.
        Оглядев место событий, киллер помедлил. Вновь он оставляет за собой только трупы. Рядом с обугленными аборигенами обезглавленный робот выглядел крайне неуместно: будто бы незадачливый работник музея поместил в экспозицию каменного века современный компьютер.
        Убедившись, что компаньоны расселись в салоне, темный эльф уселся на место водителя.
        Крошка довольно взревела, пробуждаясь к жизни. Вскоре Руины остались где-то позади.

* * *
        Путь через сектор Подгорного Царства был самым коротким. Сильвер старался не превышать скорости, мысленно переключившись с агрессивного на комфортное вождение. Полиция бородачей не отличалась щепетильностью по отношению к приезжим, эльф же меньше всего желал проблем в самом начале пути.
        Компаньоны прильнули к тонированным стеклам. Крошка мчалась сквозь ночь по Проспекту, казавшемуся нескончаемым. Мимо неоновыми вспышками пролетали дорогие магазины, казино, рестораны, бары и прочие заведения. Этот район считался самым фешенебельным во всем гномьем секторе: здесь жило преимущественно муниципальное и корпоративное начальство. Аристократия задерживалась в Торменторе лишь на время проведения корпоративных проверок.
        Основным же населением сектора были рабочие и старатели, разрабатывавшие близлежащий хребет, богатый разнообразной рудой. За кольцевой дорогой имелась также парочка исправительно-трудовых лагерей, «клиенты» которого трудились на особо трудных участках.
        Несколько гномьих корпораций поделили на зоны влияния как сам хребет, так и сектор, доставшийся Царству в наследство после победы над Злом. Большинство служащих вот уже сотню лет начинали карьеру именно здесь. Большинство, рано или поздно, назначали переводом на новые должности в родные края, после чего каждый с ненавистью вспоминал неподатливые горы Торментора.
        Здесь не было подземных пещер, время суток в которых устанавливалось прихотью аристократии. Жизнь на поверхности планеты общепринято считалась уделом низших слоев - мелких служащих, крестьян или же нищих изгоев. Жизнь в одном из подземных городов, не говоря уже о столице, стоила немало. Прирост населения был постоянный, стены же пещер отодвигались, в лучшем случае, на метр в десятилетие. Пользуясь этим, корпорации вовсю крутили турбину естественного отбора, продвигая наиболее перспективные кадры и безжалостно отсеивая неприспособившихся.

«Гномье чудо» - называли это явление прочие расы. Бородатые ублюдки, казалось, сами были сделаны из камня и стали. Большинство мирового экспорта тяжелой промышленности, черной и прочей металлургии поставлялось Подгорным Царством. Люди, эльфы и прочие расы, не имевшие государственного суверенитета, могли конкурировать с чудовищными оборотами Царства лишь за счет горючих энергоносителей: к величайшему горю корпораций, имевшиеся на территориях как Царства, так и колоний запасы газа и нефти не могли обеспечить даже внутренних потребностей страны. Время от времени это приводило к обострению мировой обстановки, так как эльфы и люди нередко объединяли усилия, пытаясь противостоять трудолюбивым карликам. Так произошло и во время раздела Империи: замешкавшись, гномы вновь остались не у дел, зато эльфы и человеческое племя обогатились на несколько нефтеперерабатывающих заводов.
        Сильвер потратил немало времени, стараясь разобраться в обществах союзников. Возможно, эти знания пригодятся ему, причем очень скоро. Эльф чувствовал длань Судьбы, нависшую над ним глубокой тенью.
        Поглядывая по сторонам, Сильвер видел коротконогих бородатых существ, вразвалочку шагающих по улицам в поисках ночных развлечений. У каждого за плечами наверняка остался тяжелый трудовой день; гномы не любили бездельников (если только те не отличались знатностью рода и внушительными капиталовложениями).
        Большинство бородатых трудоголиков не могли похвастаться развитым воображением, а потому и развлечения, предоставляемые сектором, разнились разве что стоимостью. Пределом изощренности фантазии считалась дружеская попойка, логически завершавшаяся исполнением пары-тройки разухабистых куплетов. Принимая во внимание данное обстоятельство, корпорации запрещали продажу водки на территории сектора до окончания трудового дня. Те же служащие, которые особо проявили себя на алкогольном фронте, рисковали заполучить в личное дело пару нелестных рекомендательных строк. Таким образом, ожидание повышения происходило по заранее одобренной и утвержденной схеме.
        Размышляя о странных обычаях этих странных существ, Сильвер чувствовал внутри нарастающую волну раздражения. Как могли эти дикари сокрушить Империю? Великая держава всегда была самодостаточна, независима как экономически, так и культурно.
        Однако темный эльф глядел по сторонам и видел то, что он видел. Бородатые твари разгуливали по земле Торментора как у себя дома. Империи не существует, а Повелитель заперт в далекой орбитальной темнице.
        Сильвер остро почувствовал собственную слабость. Он был заперт здесь, прикован к умирающей планете, застрял на дне Гравитационного колодца.
        Киллер стиснул челюсти и заставил себя раздвинуть губы в злобном оскале. С подобной улыбкой шли в бой его предки, вели за собой легионы.
        Полегчало. Киллер выжал газ.
        На внешней границе сектора находился стационарный пост дорожной полиции. Кроме того, дорогу перегородил металлический шлагбаум. Из асфальта торчали кривые стальные шипы - не проедешь. С десяток полицейских с автоматами наперевес сторожили блокпост. Завидев черную, тонированную со всех сторон Крошку, гномы насторожились, но не выказали особого беспокойства.
        Темному эльфу было известно, что все подступы к городу прекрасно охранялись - в горах и пустошах орудовало несколько банд Детей Ночи, неуловимых уж который год для служб безопасности. Тем не менее блокпост стал для киллера довольно неприятной неожиданностью.
        Сильвер остановил машину и опустил боковое стекло. К двери вразвалочку подошел старший сержант - судя по длине бороды, не разменявший еще и четвертого десятка. Сопляк.
        Компаньоны зашевелились в салоне, беспокойно забормотали. Киллер знал, что пока нервничать рано. Тем не менее большинство поражающих своей глупостью проколов, которым эльф был свидетелем, происходили по вине самонадеянности.
        Рядом с двухэтажным зданием поста стоял быстроходный полицейский броневик, оборудованный брандспойтом и двумя пулеметами.
        Поднявшись на специальный бетонный трамплин, компенсировавший недостатки роста, сержант отдал честь и заглянул в кабину Крошки.
        - Старший инспектор Лоринтаг, дорожная полиция. Права и техпаспорт, пожалуйста.
        Сильвер протянул гному чип-карты. Выражение бородатой физиономии заметно изменилось, когда лицо Сильвера выступило из тени. В солнцезащитных очках отразился свет мощных прожекторов; светлая кожа, стянувшая точеное лицо, казалась маской призрака.
        Видимо, полицейский принял киллера за обычного эльфа, потому как ни разу в жизни не видел представителя темной расы. В документальных же фильмах, демонстрирующих преимущественно подвиги союзников на полях сражений, мир был разделен на плохих и хороших. Добро и Зло. Командиры Воинства Тьмы сражались либо под покровом ночи, либо с защитными масками на лицах, непроницаемыми для ненавистного Света.
        Сейчас же остались только хорошие. Вокруг царили только Свет и Добро, в чем мог убедиться любой, стоило лишь включить канал голо-новостей.
        Лицо полицейского выражало смесь боязливого почтения, недовольства и раздражения оттого, что все наиболее странные «клиенты» попадались на его смену.
        Сняв с пояса переносной идентификатор, гном выдвинул антенну и неловко сунул в щель водительские права. На экране появились все данные, имеющие отношения к данному документу: трехмерное фото Сильвера, вымышленное имя, место жительства и прочее, прочее. Пискнув, из Управления Старого Центра пришло подтверждение.
        На фото эльф был без очков: черные глаза сузили зрачки до предела, челюсти непроизвольно стиснуты от раздражающе яркого света.
        Гном вновь заглянул в оконный проем, захотел было что-то сказать, но передумал. Сильвер оставил очки там, где им и положено быть, - на собственном лице.
        Вынув права, полицейский заменил их техпаспортом. Остальные полицейские не придавали особого значения происходящему. Подивившись конструкции Крошки, они продолжили бурную дискуссию о вчерашнем матче орбитального хоккея. Откуда-то из-под густых бород вырывались клубы белого пара, тут же таявшего в холодном воздухе.
        - Откройте дверь в салон, пожалуйста, - попросил гном И тут же добавил, будто извиняясь: - Приказ такой, без проверки никого не пускать. У нас тут вчера пару тонн колчедана стащили...
        - Нет проблем. - Обернувшись, Сильвер кивнул компаньонам. - Заходите.
        Карнаж открыл дверь. Старший сержант заглянул в салон прямо с трамплина. Два человека, два тролля. Последние отличались весьма примечательной наружностью.
        Темный эльф автоматически прикинул возможные варианты развития событий. Всех патрульных он, скорее всего, успеет перестрелять еще до того, как кто-нибудь тронется с места: большинство сняли каски, обнажив непокрытые головы. Шлагбаум Крошка не пробьет - сделан он был основательно, да и стоял высоко... Плюс стальные шипы.
        Старший сержант ограничился беглым осмотром, не обнаружив в салоне россыпей золотоносной руды. Вернувшись к кабине, гном вернул эльфу документы.
        - Счастливой дороги, - гном козырнул. - Будьте осторожны. На дорогах опять неспокойно.
        - Спасибо. Всего хорошего.
        Эльф поднял окно. Шлагбаум освободил дорогу; шипы, звякнув, скрылись под асфальтом.
        Крошка величаво проехала между высоких бетонных бордюров. Гномы проводили взглядами длинное бронированное тело.
        С каждой секундой Торментор оставался все дальше.
        Сильвер знал, что это дорога без возврата.

* * *
        Компаньоны вернулись к прерванной теме: обсуждению происхождения, назначения и технических характеристик робота, уничтоженного в Руинах.
        Дорога - уже не Проспект, просто шоссе - мчалась вперед серой лентой, стремительно уносясь прочь из-под колес. Уродливые небоскребы остались далеко позади. Вокруг простиралась холмистая степь, накрытая сверху черной чашей, полной звезд.
        Встречные машины при ближайшем рассмотрении оказывались пустыми грузовиками, возвращающимися в город. За рулями на высоких креслах сидели крепкие субъекты с бородаты ми изможденными лицами. Каждый неизменно провожал Крошку напряженным жадным взглядом. Обтекаемые контуры автомобиля были отнюдь не главным предметом для зависти. Сильвер держал курс прямо на запад, с каждой секундой удаляясь прочь от Города Зла. Где-то там, примерно через шестьсот километров горных дорог, раскинулась суверенная территория Подгорного Царства. Однако темный эльф вовсе не стремился попасть туда как можно скорее. Не имело смысла браться вплотную за гномов, пока команда еще не набрана.
        После посещения Сумеречного Монастыря маршрут, составленный киллером, сразу же отклонялся под острым углом на север. Не очень-то эльфу хотелось искать удачу на каком-то проклятом острове, но делать было нечего - именно там, и больше нигде, находился последний оплот Черной магии.
        Отложив раздумья о будущем на неопределенный срок, эльф вернулся к событиям недавнего прошлого. Неожиданная проверка на блокпосту натолкнула его на две мысли: а) если старший сержант Лоринтаг запросил подтверждения из Управления, это могло повториться на любом этапе экспедиции; б) следовало сразу же согласиться с предложением Робинса.
        - ...гномья работа, - убежденно твердил хакер, расписывая достоинства робота. - Бородатые бестии не мелочатся. Сильвер вздохнул, но делать было нечего.
        - Мэт! Поди-ка сюда.
        Робинс прошел в кабину, держась для надежности за спинки кресел.
        - Чего?
        - Достань кодировщик, чип-карты и выпиши троллям новые паспорта. Имена придумай сам. Затем подключайся к Сети и делай то, что у тебя получается лучше всего. Ваши документы должны быть зарегистрированы в законном порядке.
        С лицом Робинса произошли метаморфозы: вначале хакер нахмурился, затем расплылся в самодовольной ухмылке.
        - Я предлагал сделать это с самого начала. Выходит, теперь ты признал мою правоту?
        - Если тебе от этого будет лучше работаться... Да, частично признал.
        - Как это - частично? Я ведь говорил...
        - Ты предлагал взломать базу и только после этого получить документы из рук полицейских. Меня, как профессионального преступника, такая идея не устраивает, да и устроить не могла.
        - Но ведь тогда я не знал, что у тебя есть кодировщик!. - возмутился Робинс.
        - По-моему, разговор зашел в тупик, - подвел итог Сильвер. - Мы слишком много времени тратим по пустякам. Принимайся за дело.
        - Я...
        - Да, - вспомнил Сильвер, - не беспокой, пожалуйста, демона. Пусть обживается. На сегодня жертвоприношений достаточно.
        - Но почему? Теперь он с нами, пускай поработает...
        - Видимо, Мэт, ты просто позабыл условия контракта. За его помощь мы должны заплатить либо во время операции, либо сразу после нее. Почему-то мне кажется, что база полиции - еще не повод для твоих душевных страданий.
        Состроив недовольную гримасу, Робинс вернулся во второй отсек. Поглядывая в зеркало заднего вида, киллер видел, как тот в полном молчании орудует кодировщиком, затем включает компьютер, ложится на кресло и вновь уходит в киберпространство.
        Будь Сильвер вдвое младше себя нынешнего, он мог бы решить, что и впрямь оказывает на человека слишком большое давление. Нельзя требовать столь многого от примитивного существа, не принадлежащего ни к Свету, ни к Тьме. Однако темный эльф привык доверять своей интуиции, а та подсказывала ему, что теперь Робинс не уйдет, даже если предложить ему свободу прямо сейчас.
        Возможно, хакер и сам этого пока не понимал, однако его прежняя жизнь исчезла где-то во Тьме. Больше не будет лихих рейдов на информационные массивы, призванных обеспечить лишь собственное существование. Сильвер предлагал ему нечто большее - стать частью легенды. Уже сейчас хакер получил в напарники демона. Что будет дальше?..
        Примерно этими соображениями руководствовался Майкл, известный также под прозвищем Карнаж. Вервольф вполне сознательно отказался от прежней жизни, выбрав одно из двух: смерть или слава. Само собой, деньги также сыграли свою роль.
        Этим двоим Сильвер мог доверять если не на сто, то, по крайней мере, на шестьдесят процентов.
        Что же касалось гангстеров-троллей, то тут все было далеко не ясно. Возможно, Локхони действительно принял всерьез угрозы компроматом. В этом случае тролли заслуживали доверия относительно всего, что касалось жизни и здоровья темного эльфа. Однако не стоило доверять им полностью, так как в своем стремлении оберечь киллера от опасности Локхони мог зайти слишком далеко.
        В случае же, если воротила теневой экономики затеял куда более тонкую игру, с троллями следовало держать ухо востро - касательно всего, что имело значение для исхода экспедиции. При этом угроза пси-бомбами, заложенными в подсознание гангстеров, была не просто словами.
        Впереди показалось дорожное кафе, рядом с которым располагалась пустая стоянка. Сильвер притормозил и внимательно оглядел одноэтажное строение. «Тихая гавань.
10.00 - 22.00», - гласила лаконичная вывеска.
        Не имело смысла продолжать дорогу: корпоративные службы усиленно охраняли подступы к шахтам, да и разбойничьи шайки были не против поживиться за счет случайных путников.
        Кафе было закрыто, однако им не требовались ни еда, ни кровати. Все это, плюс необходимые условия, находилось внутри Крошки.
        Стоянку освещал фонарь. Сильвер въехал в тень, отбрасываемую стеной закусочной, и заглушил мотор. Обслуживающий персонал, если таковой оставался на ночь, должно быть, притаился где-то внутри, прислушиваясь к каждому звуку.
        Нередко службы безопасности Подгорных корпораций действовали без оглядки на процессуальные нормы, стоило лишь какому-либо подданному выказать неуважение к законному бизнесу. Как оснащение, так и методы работы этих служб намного превосходили эффективностью полицейские. Само собой, появление черного тонированного автомобиля в столь неурочное время не могло не породить тревожного ожидания.
        Обернувшись, темный эльф поглядел на компаньонов. Тролли успели задремать в креслах; вервольф изучал содержимое холодильника, изливавшего в салон поток желтого света. Робинс же продолжал витать в киберспейсе. На мониторе мелькала расплывчатая чехарда массивов, файлов и данных.
        Темный эльф не имел ни малейшего желания ложиться спать рядом с субъектами, о намерениях которых можно только догадываться. Поскольку Крошка состояла из двух отсеков, в середине рукава имелись раздвижные двери, запиравшиеся на чип-замок. Сильвер задумался, переводя взгляд с одного тайника на другой. Оружие находилось во втором отсеке, однако тайник также запирался на ключ. У троллей не было телефонов, но при них вполне могли оказаться радиопередатчики, пока еще не активизированные. Данной угрозе противостояли автематические сканеры, управление которыми осуществлялось с приборной панели.
        Вскоре в уме киллера сформировалось следующее: гангстеры лягут спать здесь, в первом отсеке; им неизвестно про сканеры, и уж тем более они не смогут их отключить. Эльф же ляжет спать во втором отсеке, за прочной перегородкой. Все оружие останется при нем, так что тролли никак не смогут взломать тайник, вытащить с десяток гранат и, совершив бегство, разложить Крошку на атомы. Помимо этого, перед отходом ко сну Сильвер активизирует центральный замок, дабы гангстеры не отправились терроризировать персонал «Тихой гавани».
        Теперь следовало вербально оформить решение:
        - Ксур, Долтур.
        Тролли встрепенулись, принялись моргать толстыми серыми веками.
        - Вижу, день слишком затянулся, - сказал Сильвер. - Вы с Майклом ляжете здесь, возле кабины. Мне придется закрыть вас внутри, так как у меня очень чувствительный слух. Я не могу просыпаться каждый раз, как кто-нибудь из вас пошевелится во сне. Поскольку Мэт застрял в киберспейсе на неопределенное время, он так и останется здесь.
        Киллер говорил правду, разве что немного недоговаривал. Умолчал он в числе прочих и о том обстоятельстве, что только Робинсу было известно о сканерах.
        Эльф поглядел на Карнажа, сварганившего себе бутерброд с ветчиной:
        - Если хотите есть, берите без спроса.
        Карнаж расплылся в жующей улыбке. Тролли покачали головами, встали на ноги и отправились в первый отсек. Сильвер достал из шкафчика пять комплектов постельного белья. Тролли разложили кресла, разделись и улеглись без лишних слов.
        Доев бутерброд, Карнаж отправился в ванную. Уши темного эльфа уловили плеск жидкости сперва в раковине, затем в химическом туалете. Завершили процедуру звуки, издаваемые зубной щеткой при соприкосновении с костной тканью зубов.
        Темный эльф невольно задумался: меняет ли вервольф во время чистки длину или форму челюстей? Вероятно, зрелище было крайне занимательным.
        Вервольф вышел из ванной и, напевая под нос какой-то незамысловатый мотив, прошел в сторону кабины. Сильвер сдвинул двери, перегородившие салон.
        Монитор - единственный источник освещения - по-прежнему показывал информационную тарабарщину. Даже этот свет был слишком ярким для глаз темного эльфа, скрытых за зеркальными стеклами. Разложив два кресла, расположенных в противоположных концах отсека, Сильвер, помедлив, все-таки расстелил обе оставшиеся постели.
        Из всех членов команды (не считая самого эльфа, конечно) Робинс приносил максимальную пользу. Киллеру и самому нелегко далось погружение. В данный же момент хакер занимался тем, за что любой авторитет преступного мира отвалил бы немалый куш. Взломать массив Управления внутренних дел Старого Центра - это немалого стоило. Сильвер вновь вспомнил Локхони. Вне сомнения, старый тролль был прав.
        Раздевшись, киллер улегся. Плечевая кобура была брошена на соседнее кресло, причем совершенно особым образом, не позволявшим разглядеть, есть ли, собственно, там пистолеты.
        Один ствол Сильвер сунул под подушку, второй спрятал у подлокотника. Каким бы образом он ни поворачивался ночью, хотя бы один из пистолетов будет под рукой. Похоже, все. Киллер расслабился, заложил руки под голову и закрыл глаза.
        Если он и заснул, то не заметил этого. Пробуждение, причиной которого послужил посторонний звук, всегда происходило именно так: темный эльф возвращался к реальности боевой машиной со взведенным курком.
        Робинс вынимал из разъема за левым ухом второй шунт. Бережно положив блестящие стерженьки на стол, человек неловко поднялся на затекшие ноги, потянулся. Сильвер подивился несобранности человеческого сознания: вначале хакер занялся собственным телом и только после этого потрудился оглядеться вокруг. Заметив киллера, неподвижно возлежащего на дальнем кресле, Робинс принялся отключать аппаратуру, стараясь производить как можно меньше шума. Сильвер понял, в чем дело, - очки по-прежнему скрывали оба его глаза.
        - Я не сплю. Как все прошло? Робинс подскочил от неожиданности.
        - Ну ты даешь!. Разве можно так?! Меня чуть удар не хватил...
        - Извини.
        Раздражающее мерцание монитора угасло; Сильвер снял очки. Робинс принялся раздеваться во тьме. И вновь это была субъективная тьма: для киллера существовала лишь абстрактная Тьма, которую невозможно увидеть. Сейчас же он лицезрел тощее тело, обтянутое бледной кожей. Робинс улегся на кресло и накрылся одеялом.
        - Ты не ответил на вопрос, - напомнил Сильвер.
        - Нормально, - сказал хакер, помедлив. - Демон работает... как демон.
        - Я же сказал, - возмущенно начал Сильвер, - что...
        - Да помню я! Он сам вылез, когда понял, что мы снова в Сети. Сказал, что сыт, но не может стоять в сторонке, когда первозданная Тьма нуждается в его услугах.
        - Первозданная Тьма? Так и сказал?
        - Так и сказал, - подтвердил хакер. - Я его ни о чем не просил.
        Сильвер был приятно удивлен. «Что ж, пока нам везет, - думал он. - Если демон добровольно отказался от платы, это его проблемы. Этим нельзя не воспользоваться».
        - Надеюсь, он никого там не слопал?
        - Нет, как ни странно.
        - Понятно. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи.
        ... Так окончился этот безумно длинный день.
        Ночь прошла без эксцессов. Никто не пытался вскрыть замок, не ломился снаружи, не давал несанкционированных радиосигналов. Только Робинс пару раз перевернулся во сне.
        Темный эльф видел множество сновидений, но запомнил только одно: он, оседлав Черную Смерть, мчится куда-то ввысь по гравитационному колодцу, прочь от Дна и самой планеты. Где-то вдали их ждало нечто невообразимо ужасное, но и прекрасное одновременно.

* * *

«Наутро, умывшись водой из ручья и подкрепившись вяленым мясом, они оседлали своих скакунов и отправились в путь...»
        На ум Сильверу пришла именно эта нелепая фраза. Когда-то, в далекой молодости, темный эльф зачитывался романами о героических приключениях Прислужников Зла. Союзники объявили подобную литературу вне закона, учредив новый формат - приключения Созданий Света, сокрушающих Зло во всех его проявлениях. От этого чтение запретной литературы становилось еще приятнее. Фраза же, пришедшая киллеру на ум, кочевала из одного романа в другой, сопровождая героев, словно приклеенная.
        Умывшись, экономно расходуя воду, компания позавтракала полуфабрикатами для ультрамикроволновки, которыми предусмотрительный Хью набил целый шкаф
        Около восьми утра они продолжили путь. Кафе «Тихая гавань» по-прежнему не подавало признаков жизни. Тем не менее - киллер был в этом уверен - внутри прозвучал коллективный вздох облегчения, когда Крошка наконец-то отчалила.
        Ненавистное солнце поднялось над Каменными Клыками, похожими на длинный, безнадежно загубленный нож с тысячей зазубрин. Сильвер инстинктивно стремился как можно скорее преодолеть оставшееся расстояние, чтобы укрыться в глубокой тени, отбрасываемой горами. Неожиданная задержка, случившаяся возле самых отрогов, вновь стала для него неожиданностью.
        За несколько километров до начала горной дороги, ведущей непосредственно к границе и Серому Перевалу, справа промелькнула одна из главных достопримечательностей этих мест, представляющая не только практическую, но и военно-историческую ценность.
        Сильвер видел огромную черную дыру, изуродовавшую горную гряду. Более того, Тоннель пронзил горы насквозь, начинаясь от самого Подгорного Царства.
        Когда-то, более ста лет назад, задолго до начала триумфального наступления союзников, гномы разработали и недолго думая принялись за реализацию безумного проекта. Двадцать лет горы стонали под лазерными резаками, вгрызающимися в каменную плоть метр за метром. Ценой титанических усилий гномы поспели аккурат к началу наступления. Более того, именно Тоннель во многом и обусловил тот сокрушительный успех. Дети Ночи даже не догадывались, что подгорное племя способно на такое безумство, когда однажды Каменные Клыки разверзлись, выпуская в незащищенный тыл тысячи разъяренных солдат.
        В мирное же время Тоннель обеспечивал гораздо более короткий и комфортный переезд через горы. Помимо пассажирских и товарных поездов, между Подгорным Царством и бывшей Империей курсировало около тысячи автомобилей в сутки.
        Сильвер видел длинную очередь разноцветных машин, выстроившихся у Тоннеля километровой вереницей. Стоило Крошке миновать широкое ответвление дороги, ведущее как раз в конец очереди, как навстречу поползли тяжелые грузовики.
        Вервольф и тролли играли в карты, комфортно расположившись на мягких креслах. Робинс возился с компьютером, время от времени что-то невнятно бормоча в микрофон - видимо, беседовал с демоном.
        Эльф же почувствовал острый укол раздражения, когда на горизонте появились признаки очередной заставы. Нога Сильвера неохотно вдавила педаль. Плавно замедляя ход, Крошка остановилась аккурат перед переносным пластиковым шлагбаумом, выкрашенным в желто-черную полоску. По обе стороны дороги гордо возвышались сразу два ярко-красных знака «стоп». На тот случай, если кто-либо ухитрится их не заметить, табличка, прикрепленная к шлагбауму, гласила: «Стой! Контрольно-пропускной пункт корпорации „Дзайгичиру“. Приготовь пропуск и транспорт к осмотру».
        Возле шлагбаума переминались с ноги на ногу пятеро коренастых гномов, одетых в темно-серую форму. Нашивки и знаки отличия говорили о том, что это сотрудники службы безопасности корпорации.
        Сильвер стиснул рулевое колесо. Конечно же он знал, что трудности возникнут, однако не думал, что так скоро. Вторая проверка подряд - на какие-то пятьдесят километров!
        Убедившись в тщетности попыток заглянуть через тонированные стекла, один из гномов отделился от группы и подошел к водительской дверце. Прежде чем опустить стекло, Сильвер несколько секунд раздумывал. Вид у охранников был не в пример куда более грозный, чем у недавних полицейских. Но оно и немудрено: в свои оперативные службы корпорации нанимали только опытных сотрудников, отслуживших в армии либо полиции.
        Прежде чем по старой привычке хвататься за пистолеты, темный эльф решил попытаться решить дело словами.
        - Здравия желаю. - Гном козырнул. Густая борода, доходившая до середины груди, говорила о том, что это мужчина в самом расцвете сил. - Ваш пропуск, пожалуйста.
        - У меня нет пропуска, - ответил Сильвер, пристально глядя на коротышку из-за зеркальных очков. - И я не собираюсь предоставлять транспорт к осмотру.
        - В таком случае, господин, - ничуть не замешкавшись, ответил охранник, - вы не проедете. За этим шлагбаумом находится территория корпорации «Дзайгичиру», а у нас участились случаи хищений.
        - Заметьте, - усмехнулся Сильвер, - я еду ТУДА, а не ОБРАТНО.
        - Это ничего не меняет. У нас приказ - без пропуска никого не пускать.
        Сильвер сделал вид, будто серьезно над чем-то раздумывает.
        - Мне бы очень хотелось решить этот вопрос, - сказал он, - не прибегая к служебным полномочиям, а также не беспокоя понапрасну ваше начальство. Мне нужно проехать, и я это сделаю, так или иначе.
        - Пропуск, - буркнул охранник, которого начал раздражать напористый субъект невразумительной расы. - Без документов не пущу.
        - Если уж вы упомянули территорию корпорации, - начал Сильвер, - ни эта земля, ни дорога не являются ее собственностью. Правительство лишь позволило
«Дзайгичиру» вести на определенной площади добычу в течение определенного срока. Вы согласны?
        - Допустим, - кивнул гном. - Что это меняет?
        - Ничего. Эта дорога - одна из немногих, ведущих в Подгорное Царство. Территория выработки на нее не распространяется. На Сером Перевале, где сходятся большинство горных дорог, расположена пограничная застава. С этим согласны?
        - Допустим. - Гном, похоже, уже плохо представлял, о чем идет речь.
        - Стало быть, ваши полномочия не распространяются на саму дорогу. - Сильвер улыбнулся, чувствуя себя школьным учителем в какой-то глухомани. - Будь вы сотрудниками полиции, пограничниками или другими должностными лицами, я, безусловно, предоставил бы к осмотру как документы, так и машину. Однако ваши полномочия здесь не превышают моих. Уберете шлагбаум или все-таки будем обращаться к начальству?
        - Здесь большое движение транспорта, - предпринял гном последнюю попытку. - Почему бы вам не выбрать другую дорогу? Тоннель намного короче, да и удобнее...
        Сильвер смерил охранника ледяным взглядом, но, вспомнив об очках, ограничился соответствующим выражением лица.
        - Я волен самостоятельно выбирать путь следования, - надменно сказал он. - Что же до сильного движения... За все время нашей беседы мимо не проехала ни одна машина. Уверен, что с ТАКИМ движением я как-нибудь справлюсь.
        Гном злобно свернул темными глазами и почесал загривок. Затем, ничего не придумав, подошел к нетерпеливо ожидавшим коллегам.
        Компаньоны тихо посмеивались, тролли показывали из-за тонированных стекол неприличные жесты. Сильвер только головой качал. Племя бородатых землероек. Они даже в самых элементарных вещах разобраться не в силах, где уж им пировать на останках Империи?..
        Тем не менее эльф привык доверять собственным глазам. То, что он видел, больше всего походило именно на пиршество - тот самый званый ужин, во время которого Сильвера попросили не притрагиваться к еде, а также не беспокоить гостей своим назойливым обществом.
        Наблюдая за шушукающимися охранниками, решающими проблему проезда странного транспорта, ведомого еще более странным субъектом, темный эльф размышлял о естественном отборе.
        Гномы были чрезвычайно жизнеспособной расой, уступая, возможно, разве что людям. Взять хотя бы знаменитое гномье воображение - вернее, полное отсутствие такого. Именно этот недостаток превращался порой в сокрушительное достоинство, делая коротконогих бородачей совершенно бесстрашными. Отсутствие страха у великого множества живых существ, наделенных столь сильными физическими данными, это выглядело как насмешка богов.
        Вот охранник вновь отделился от группы коллег.
        - Можете ехать, - буркнул он. - Корпорация «Дзайгичиру» снимает с себя всякую ответственность за ваши жизнь и имущество. Всего хорошего.
        - Всего хорошего, - усмехнулся Сильвер. - А корпорация «Дзайгичиру» может поцеловать меня в задницу.
        Наблюдая за тем, как лицо гнома медленно меняет цвет на темно-красный, киллер поднял окно и, включив зажигание, направил Крошку вперед. Гномы едва успели выдернуть пластиковый шлагбаум из-под бампера автомобиля.
        КПП остался позади. Начался плавный подъем. Впереди лежали горы, Сумеречный Монастырь и, где-то совсем уж далеко, Подгорное Царство.
        Компаньоны хохотали, каждый на свой лад, создавая в целом жуткую какофонию. Сильвер и сам чувствовал удовлетворение - гораздо более сильное, чем если бы аналогичный результат был бы достигнут силой оружия. Порой нужное слово значило не меньше, чем удачная пуля.
        Как бы там ни было, прописная городская истина гласила: словом, подкрепленным весом вороненого ствола, можно достигнуть большего, чем просто словом.
        Дорога взбиралась между хребтами. По обе стороны ввысь уходили серые скалы, жадно поглощая горизонт и перспективу. Оставалась только острая, иззубренная панорама. Кое-какая растительность, включая кривые деревца, упрямо карабкалась по каменным склонам. Далеко-далеко, куда летают только орлы, на острых вершинах лежали огромные ледовые шапки, не таявшие со дня сотворения мира. Толща прессованного снега покрывала негостеприимные холодные склоны.
        У Сильвера от этой красоты защемило сердце. Возможно, когда-то в этих местах жили его далекие предки. Сегодня он совершал своего рода паломничество, даже если просто взять и позабыть про Монастырь. Горы, изнывающие от тысяч червей, жадно грызущих их недра, охотно принимали киллера в скалистые объятия.
        Сколь бы сильно род темных эльфов ни отличался от гномов, обе эти расы принадлежали камню, ветру, снегу и вулканическому пламени. Утонченные эльфы любили красоты горных пещер не менее кряжистых гномов. Вот только на свой лад: никогда Дети Ночи не испытывали патологической потребности отбирать у гор сокрытые сокровища, если только те не отдавали их сами.
        Как правило, темные эльфы предпочитали селиться глубоко - там, где огненное сердце планеты согревало их в течение круглого года; там, где в гротах журчали чистые подземные реки; там, где прямо из каменных стен росли разноцветные кристаллы, где распускались живые цветы, ни единой секунды своей короткой жизни не видевшие солнечного света; где бродили слепые диковинные звери, служившие скакунами подземному племени...
        Все ушло безвозвратно, кануло в вечность, на поверку оказавшуюся слишком короткой.
        Сейчас в подземных гротах звучали лишь шипение, издаваемое мощными лазерами, да грохот отбойных молотков.
        Гномы всегда предпочитали селиться недалеко от поверхности, чтобы не требовалось совершать слишком длинных переходов на пути к Свету и Солнцу. Большинство горных тайн, сокрытых в глубине, так и остались нераскрытыми прагматичными тварями, которые, строго говоря, нуждались лишь в огне, драгоценных камнях и металле (лучше, конечно, чтобы металл был желтого цвета, однако в принципе сойдет любой, лишь бы побольше).
        Сильвер вздрогнул и стиснул челюсти от злости, когда навстречу промчался, гудя клаксоном, огромный грузовик. Вернувшись к реальности, киллер оглядел то, что окружало его в непосредственной близости.
        По обе стороны широкой, плохо заасфальтированной дороги лежали груды переработанной руды, которую, судя по всему, уже девать было некуда. Тут и там стояла горная техника, мощные буры и комбайны, между которых бродили инженеры в касках и серых комбинезонах. Горные склоны напоминали дырявый сыр. Беззубые провалы шахт кричали в вечность что-то о ненависти, пощаде и смерти.
        Большие щиты, установленные на равных промежутках дороги, предупреждали водителей о рекомендуемой скорости, горной технике, обвалах, оползнях, пешеходах, падающих с неба камнях, а также сообщали с завидной регулярностью о местонахождении главного офиса корпорации, предлагаемой продукции и условиях найма рабочих.
        Сильверу захотелось остановить Крошку, выйти наружу и открыть для всех желающих заведение под названием «Кровавая баня, круглосуточно». Он практически видел воочию, как его бизнес цветет пышным цветом.
        Большинство трупов придется на первые минуты. Ему наверняка удастся взорвать немало горных агрегатов. Возможно, с гор все-таки снизойдет какой-нибудь оползень, вызванный осколочно-фугасной гранатой.
        Ввиду такого успеха ему и компаньонам вряд ли удастся уйти живыми. Комбайны разорвут Крошку своими жвалами, пережуют и выплюнут. Корпорация наймет новых работников, изготовит новую технику, а Повелитель так и останется висеть на орбите - возможно, до Последнего Дня.
        Все это Сильвер видел не менее ясно, поэтому, не снижая скорости, мчался вперед.
        Из второго отсека, по-прежнему хватаясь за кресла, к кабине продвигался Робинс. В руке человек держал моток длинного кабеля, второй конец которого, судя по всему, был уже где-то пристроен.
        - Можно?.. - Хакер кивнул на бортовой компьютер «Кентавра», заполнивший пустующую нишу. - Если у нас сразу несколько компов, грех не сварганить локальную сеть.
        Сильвер, опьяненный горными красотами и собственными кровавыми грезами, быстро кивнул. Если парень хочет работать по собственному желанию, без всякого принуждения, это начинание стоило только поддерживать. Кто знает, когда и что именно им может понадобиться?..
        Робинс нагнулся, включил компьютер и, пока на мониторе мелькали загрузочные строки, воткнул в разъем кабель. Тощая спина покачивалась, удаляясь в широком зеркале заднего вида.
        Сильвер прибавил газу. Дорога шла по прямой, почти без наклона, да и качество покрытия заметно улучшилось. Склон, тянувшийся по левую руку, исчез. Вниз уходил отвесный обрыв, открывая прекрасный обзор: серые скалы, подножия которых утопали в густой хвойной зелени. Но и оттуда в небо тянулись столбы черного дыма, а кое-где уродливыми проплешинами зияли песчаные карьеры, забитые техникой. Прекрасная когда-то долина напоминала теперь гноящуюся рану, в которой вовсю копошились черные черви.
        По правую руку тянулся все тот же склон, отвалы переработанной руды и беззубые шахты. Последних стало гораздо меньше, да и размерами они уступали уже виденным. Техника, равно как и обслуживающий персонал, остались позади - то ли это был в принципе неперспективный район, то ли захватчики уже отняли у гор все, что могли.
        Сильвер возненавидел «Дзайгичиру» всем черным сердцем. Корпорация окончательно сформировалась в его сознании, приняв вид уродливой машины, насилующей неподатливую землю, спускающую в недра свое ядовитое семя.
        Стрелка спидометра миновала отметку «80» и продолжала уверенно ползти по часовой стрелке. Крошка довольно рычала, пожирая колесами горную трассу.
        Щиты по прежнему тянулись вдоль дороги, уведомляя все о тех же бедствиях, продукции и условиях найма. Ограничение скорости для легковых автомобилей составляло пятьдесят пять километров в час. Однако киллер не собирался тащиться, словно черепаха. Дорога была широкой, прямой и практически ровной - к чему же мешкать? Очередной грузовик, мчавшийся по встречной полосе, также что-то недовольно просигналил, когда странная машинка, против ожиданий, даже не попыталась прижаться к обочине.
        Начался длинный поворот. Миновав его, Сильвер заметил, что вид по левую руку заметно ухудшился. Огромная скала, торчавшая из далекой земли, словно хребет ископаемого чудовища, разделила долину надвое. Разглядеть то, что находилось у самого дна, теперь не представлялось возможным. Альтернативы же данная трасса предоставляла всего-навсего две: вперед и назад. Возможность выбора появится много километров спустя, когда дорога поднимется на высокогорье. Сильвер не боялся заблудиться, хотя и имел о Каменных Клыках, не говоря уже о Монастыре, весьма смутное представление. Большинство горных дорог сойдутся у Серого Перевала, откуда до Сумеречного Монастыря рукой подать. С кормы потянуло табачным дымом - тролли заперлись в душевой и курили, приоткрыв окно.
        Темному эльфу стало скучно. Включил было радио, но сигнал большинства станций, вещавших из Старого Центра, преимущественно состоял из помех. Мощные же станции союзников, как обычно, передавали совершенно неудобоваримую поп-музыку, перемешанную в равной пропорции с дурацкой рекламой. Послушав пару минут, Сильвер переключился на другую частоту. Кабину тут же заполнили недовольные голоса бородатых коротышек, речь которых на шестьдесят процентов состояла из профессионального шахтерского жаргона и на сорок - из нецензурной брани. Бригадиры и инженеры спорили, обвиняя друг друга в том, что «шестнадцатая дала течь», виной же тому была «дохлая поднорка, твою мать», которая не выдерживала даже «коммуникационные связки, лазер тебе в жопу».
        Взаимный обмен мнениями грозил затянуться не на один час. Темный эльф плюнул и выключил станцию. Можно было бы послушать полицейскую волну, но Сильвер не любил делать это без крайней необходимости. Среди легавых также встречались неглупые существа.
        Вновь неверными шагами, качаясь из одной стороны в другую, приблизился Робинс. Усмехнувшись, киллер подумал, что через месяц таких упражнений хакер приобретет штормящую походку морского волка, выбравшегося в увольнение на берег. Оказавшись в кабине, парень плюхнулся на свободное кресло.
        - Демон интересуется, не слишком ли ты разогнался.
        - Что значит - интересуется? - не понял Сильвер. - Откуда...
        Бросив взгляд на бортовой компьютер, киллер увидел лишь стандартный интерфейс. На нем отображались показания датчиков, свидетельствующих об отсутствии неполадок, цифровой тахометр и конечно же спидометр.
        - Он говорит, - пояснил Робинс, - что для такой дороги восемьдесят шесть километров...
        - Восемьдесят восемь, - машинально поправил Сильвер.
        - Я цитирую дословно, - усмехнулся хакер - Так вот это, мол, слишком чревато. Лучше бы тебе обращать внимание на указатели, не то, не ровен час, легавые притормозят.
        Эта возможность волновала Сильвера меньше всего. Ум его лихорадочно обрабатывал новые данные. Провод, локальная сеть. Бортовые камеры Крошки, спрятанные под радиатором, позволявшие компьютеру вести машину на автопилоте.
        То, что демон мог в любую секунду перехватить управление, сбросив их всех в пропасть, было еще полбеды. Темный дух использовал бортовые камеры, равно как и карты дорог, хранящиеся на винчестере. Следовательно, Черной Смерти было достоверно известно о их местонахождении.
        Эльф почувствовал, как мозг обожгла запоздалая мысль, он забыл кое-что сделать прошлой ночью.
        - Компьютер подключен к Сети? - быстро спросил Си-львер.
        - Да. - Хакер пожал плечами. - Подключен.
        Киллер вцепился в руль, стараясь не дать воли рукам. В противном случае жизнь юного Мэтью трагически окончилась бы на этом самом кресле.
        - Зачем ты это сделал? - спросил темный эльф. Хакер вновь пожал плечами, даже не догадываясь об опасности, которой подвергалось его бренное тело.
        - Он пожелал знать, что происходит в мире. Любой конструкт слишком тесен для такого гиганта. - Заметив нечто странное в облике темного эльфа, хакер поспешно добавил: - Было бы крайне неразумно ограничивать свободу столь могущественного существа.
        Решив, что время для нотаций еще не настало, темный уэльф стал лихорадочно искать пути выхода. Перво-наперво следовало выяснить, имеет ли это в принципе смысл, или же ситуация приняла характер катастрофы.
        - Включи динамики и микрофоны, - бросил эльф. - Я хочу с ним пообщаться. Быстро!
        Подскочив с кресла, хакер бросился во второй салон. Последняя фраза придала ему необходимое ускорение, избавив в том числе от необходимости держаться за кресла.
        Сильвер продолжал вести машину, наблюдая в зеркале, как Робинс суетится возле компьютера. Дорога круто шла вверх, начав подъем на высокогорье - к серпантину. Обзор ограничился серыми отвесными склонами, придвинувшимися вплотную к дороге, рельеф которых напоминал ладони шахтера. Тем не менее это были естественные деформации, происходившие веками. «Наверняка корпорации скоро доберутся, - думал киллер, - это вопрос времени. Если только...» Эльф тряхнул головой.
        Он не считал себя суеверным, хотя и наблюдал проявления магии. Однако по каким-то причинам, неясным даже ему самому, Сильвер не желал серьезно думать будущем. То, что уготовила Судьба, неотвратимо по определению, словно пуля, пущенная в затылок умелой рукой. Молитвы тут не помогут. На богов же темному эльфу всегда было плевать: Судьба тасует, словно карточную колоду, жизни бессмертных, героев и злодеев, после чего раз за разом раскладывает этот странный пасьянс на черно-белом сукне. Так было со Дня Сотворения мира, так будет до Самого Последнего Дня. Исход извечной борьбы, противостояния двух антагонистичных начал решался на простом карточном столе. Сильвер всегда помнил об этом; знал он и о том, что эта партия останется для него загадкой до самого конца. Он не любил сюрпризы, однако ничего не мог с этим поделать. От пули, пущенной в затылок, уклониться так же трудно, как избежать рока Судьбы.
        Сбоку мелькнуло движение. Сильвер пригляделся и понял, что монитор ожил в буквальном смысле: на плоском экране появилось изображение черной рогатой морды, ухмыляющейся во весь зубастый рот. Поскольку зубов у твари было больше, чем три жалких десятка, это было действительно интересное зрелище. В тот же миг ожили многочисленные динамики стерео-системы, разбросанные по салону.
        - Ты хотел говорить со мной, Сильвер? - Морда скосила глаза, пытаясь нашарить желтыми глазищами темного эльфа. - Сейчас Мэт перенесет камеру, а то как-то неудобно говорить с твоей спиной!
        Сильвер вздохнул, заметив приближение Робинса, и впрямь тащившего камеру для сетевой трансляции. Покачав головой, пока демон не мог этого видеть, темный эльф поневоле усмехнулся. Темный дух, заключенный в информационной сущности искусственного интеллекта, обладающий, помимо всего прочего, живым чувством юмора, - для разумения киллера это было уже чересчур.
        Подключив камеру к бортовому компьютеру, хакер вновь уселся.
        - Так-то лучше, - одобрительно кивнула зубастая морда, уставившись на Сильвера.
        - Именно таким я тебя и представлял. Худой, в строгом костюме и с пистолетами под мышками. Зло окружает тебя невидимой аурой. О чем пойдет речь?
        Темный эльф зашел издалека:
        - Прежде всего спасибо за помощь, которую ты оказал Мэту ночью. Мы едва успели заключить контракт, я не хотел беспокоить тебя понапрасну...
        - Ерунда, - перебил демон. - Нам, Детям Ночи, не к лицу благодарность.
        Сильвер вновь почувствовал невольное уважение к демону - он и сам предпочитал переходить к делу как можно скорее.
        - В таком случае... Вот мой вопрос: передавал ли ты кому-либо в Сети какую-либо информацию с того момента, как мы заключили контракт?
        - За исключением вируса, - уточнил темный дух, - который я запустил вчера в полицейский массив?
        - За исключением этого.
        - Нет.
        - Хорошо. - Сильвер кивнул. - Наше местонахождение, как и личности, должно оставаться тайной для внешнего мира. Там полным-полно лиц, одни из которых со всех сил стараются оказать нам парочку медвежьих услуг, другие же спят и видят, как бы отправить на тот свет. Причем различить этих субъектов довольно сложно.
        - Я понял тебя, Сильвер, - сказал демон. - Это напоминание кажется мне совершенно излишним.
        - Приношу извинения, - сказал Сильвер, который никогда не видел смысла в излишнем упрямстве. - Перед нами стоят слишком важные задачи.
        Черная морда вновь распахнулась:
        - Полагаю, ты расскажешь мне об этом, когда настанет время?
        - Непременно. - Сильвер улыбнулся в ответ. - Пока что подробности известны лишь мне. Если мы все сделаем грамотно, у нас будет достаточно времени для обсуждений.
        Демон кивнул. Желтые глаза медленно сменили цвет на красный, затем стали зелеными. Эти метаморфозы странным образом напомнили Сильверу о светофорах и правилах дорожного движения.
        - Что же до твоего вопроса... легавые не остановят нас за превышение скорости, потому как наше появление станет для них неожиданностью. - Киллер выдержал паузу. Компаньоны прислушивались к беседе киллера и сверхъестественного существа.
        - Автомобиль покрыт поглощающим слоем, которым эльфы красят истребители. Луч радара не отражается движущейся поверхностью, а впитывается внутрь. Именно по этой причине штрафы нам не грозят. - Тролли подобострастно рассмеялись. - Помимо этого, автопилот запрограммирован игнорировать приказы легавых.
        - Думаю, - сказал темный дух, - автопилот нам понадобится в самом крайнем случае. Гораздо больше меня волнуют нейтронные излучатели. Этот вопрос представляет для меня непосредственный жизненный интерес.
        - Можешь не волноваться. Каркас Крошки отражает семьдесят процентов активного импульса. На случай же явной угрозы имеется автономная установка. Ее щит не пропустит ни единый нейтрон, так что ты в полной безопасности.
        - Интересно, - рассмеялся демон, - а летать твоя машина умеет?
        - Такой задачи не ставилось, придется нанимать самолет. - Сильвер притормозил, обходя поворот. - Если ты закончил дела в Сети, прошу ограничиться нашим тесным пристанищем.
        - Закончил и ограничился, причем давно.
        - Хорошо. - Сильвер кивнул и добавил: - В таком случае, Мэт, попрошу тебя принести телефон.
        Хакер встал и направился во второй отсек. Демон разглядывал кабину, вращая пожелтевшими глазищами. Долтур раздавал карты по новой. Сильвер глядел на дорогу, все так же бежавшую по дну узкой лощины. Разделительная полоса сопровождала Крошку неуловимой белой змеей.

«Конечно, - думал киллер, - во всем виновата непривычность ситуации - слишком много живых особей вокруг...» Однако он не имел права на ошибку.
        - Черная Смерть, - тихо позвал эльф.
        - Я слышу, Сильвер.
        - Отключи все динамики, кроме ближайшего, и убавь, пожалуйста, звук.
        - Сделано.
        - За время твоего пребывания в Сети... нет, за все время, которое ты провел в блоке памяти, Робинс отправлял какие-либо сообщения?
        - Нет, - тут же ответил демон. - Во всяком случае, я не заметил, а меня, как ты понимаешь, обмануть нелегко.
        - Если он попытается сделать нечто подобное без моего разрешения, ты должен ему помешать. Как понял?
        - Понял. Мог не говорить.
        - Спасибо.
        Некоторое время киллер обдумывал полученную информацию. Если демон врал, проверить это не представлялось возможным. С другой стороны, с кем хакер мог связываться? Судя по всему, у него не было друзей. Во всяком случае, таковые не бросились вызволять его из СИЗО. Никто - за исключением темного эльфа. Кто же посмеет связываться с легендарным киллером? Робинс был не дурак и прекрасно понимал опасность, которой в случае предательства подвергалась его жизнь.
        Войдя в кабину, хакер отдал телефон.

«Разумеется, - продолжал раздумывать Сильвер, - хакер и демон могли сговориться. Но с какой целью? Жизнь человека не представляла для демона интереса. Хакер мог пообещать духу чьи-либо души, но аналогичное обещание успел дать киллер. Не могли они и торговать информацией - местонахождение Крошки представляло интерес лишь для Локхони, а тот ни в коем случае не решится ставить препятствия».
        Обдумав это, темный эльф немного успокоился. Поглядев на монитор, в котором по-прежнему торчала рогатая башка, Сильвер кое-что вспомнил.
        - Черная Смерть...
        - Да?
        - Твое имя, безусловно, внушает трепет, однако оно наверняка известно не только профессионалам. Нам придется общаться с тобой при посторонних, поэтому я не могу всякий раз кричать в рацию: «Черная Смерть»... - Робинс тихо хихикнул. - Наверняка у тебя припасен не один десяток имен, которые ты менял на протяжении столетий. Что скажешь?
        Несколько мгновений демон молчал. Желтые глаза сосредоточились на Сильвере. Эльф уж было решил, что темный дух обиделся, когда зубастая пасть распахнулась:
        - Ты лукавишь, Сильвер, но я тебя понял. Большинство моих имен - словосочетания, большинство которых - гиперболы, но тебе нужно что-нибудь короче, верно? - Демон, рассмеявшись, лязгнул челюстями - Можете звать меня Мориарти. Профессором Мориарти.
        - Мориарти? - Робинс потер подбородок. - Что за странное имя?
        - Я получил его очень давно. Так далеко, что даже на карте не сыщешь. Помнится, один придурковатый сыщик обвинял меня во всех бедах...
        - Отлично - Сильвер кивнул. - Мориарти мне нравится.
        - Мне тоже, - поддакнул Робинс.
        Дорога сделала крутой поворот. Сильвер притормозил и усмехнулся, воочию увидев то, о чем предупреждал его полицейский на первом блокпосту.
        Стены ущелья придвинулись, стиснув дорогу в каменных объятиях. Солнечный свет падал откуда-то сверху, скупо подавая равнодушные скалы - безвредный и тусклый, будто бы на Твердь, как и положено, опустилась настоящая осень.
        Асфальтовая полоса уходила вперед, прямая, словно стрела, на целый километр. Сразу же за поворотом, метрах в трехстах, на дороге стояли две высокие фигуры. За ними, еще в паре с отен метров, дорогу перегородил мотоцикл с еще одним субъектом.
        Робинс взволнованно заерзал на кресле. Смех демона, наблюдавшего за дорогой через бортовые камеры, доносился из динамика.
        Крошка рванулась вперед, повинуясь воле хозяина. Высокие существа были одеты в длинные плащи, лица скрывали черные маски. Оба синхронно подняли руки. Прозвучали короткие очереди; пули, жалобно звякнув, отскочили от лобового стекла, не оставив ни царапины. Робинс вскрикнул и быстро пригнулся.
        Сильвер не снижал скорости, только тумблером щелкнул, прикрывая колеса бронированными заслонками.
        Видя, что черный автомобиль - славная добыча! - не собирается сдаваться, фигуры в плащах бросились в разные стороны, дабы самим избежать печальной участи. Темный эльф почувствовал соблазн бросить Крошку вправо, дабы размазать ублюдка по скалистому склону, однако в последний момент передумал - не захотел царапать краску.
        Вслед неслись недовольные выстрелы.
        Мотоцикл, перегородивший ущелье, стремительно приближался. Грабитель также поднял автомат. Гремели выстрелы, пули отчаянно стучали о лобовое стекло, мотор с ревом пожирал высокооктановый бензин.
        Когда до мотоцикла осталось не более ста метров, грабитель оставил автомат в покое, схватился за руль и попытался убраться с дороги черного монстра подобру-поздорову. Не тут-то было. Ржавая развалюха решила оставить этот мир по собственной воле.
        Сильвер хищно оскалился, Мориарти смеялся, Робинс со страхом наблюдал за обоими, не решаясь поднять голову.
        Грабитель совершил головокружительный прыжок, оставляя двухколесного скакуна на произвол судьбы. В следующую секунду черный кенгурятник Крошки врезался в мотоцикл, сметая его с дороги, словно консервную банку; Сильвер даже толчка не почувствовал. Подброшенный в воздух многотонной массой, мотоцикл врезался в каменный склон и навеки затих.
        Крошка скрылась за поворотом.
        Робинс осторожно поднял голову, огляделся и с облегчением вздохнул.
        - Господин Сильвер, - возбужденно выдохнул Ксур, - давайте вернемся!.
        - Зачем? - удивился киллер, с неохотой убирая ногу с правой педали. - Транспорта у них не осталось, так что насчет погони можно не волноваться.
        - Ну, - тролль замялся, - вдруг у них награбленного добра полным-полно? Вдруг они богаты, как сам гномский мэр?
        - Будь они богаты, - сказал Сильвер, - у них был бы, по крайней мере, хотя бы мотоцикл нормальный. Я уже не говорю про гранатометы и шипы. Что же касается добра... се дальнобойщики, везущие мало-мальски ценный груз, едут по Тоннелю.
        - Как скажете - Ксур пожал плечами. - Все же какое-то развлечение...
        - Вам скучно? Зови Долтура и Майкла. Пора устроить небольшое блиц-совещание. Судя по активности на здешних дорогах, лучшего времени может не представиться.
        Робинс так и остался на соседнем сиденье, демон выглядывал с экрана монитора, а тролли с вервольфом расселись как можно ближе к кабине.
        - Мэту и Майклу известно, - начал Сильвер, - с какой целью мы сюда приехали...
        - Я бы не стал говорить с такой уверенностью, - пробормотал Робинс.
        - ...Время для подробностей настало около минуты назад Я уже говорил вам, что где-то в этих горах живет существо, которое должно стать... седьмым членом команды. Это огр, профессиональное призвание которого состоит в том, чтобы взрывать, поджигать, распылять на атомы любые живые организмы, транспортные средства, строения или любые другие объекты.. Иными словами, до недавнего прошлого этот малый промышлял терроризмом, стараясь пакостить союзникам везде, где только можно. Дело весьма достойное, однако никак не способствующее спокойной жизни.
        - Где же проживает этот персонаж? - поинтересовался нетерпеливый хакер. - Неужто его, как политического беженца, приютило Подгорное Царство? Или же нам предстоит исследовать заброшенные корпоративные шахты?..
        - Надеюсь, что нет, - туманно ответил Сильвер, - хотя и такой поворот не исключен. Мы держим путь в Сумеречный Монастырь. Слыхали о таком?
        Тролли принялись кивать; Карнаж и Робинс уставились на Сильвера округлившимися от удивления глазами, демон же неожиданно исчез с экрана: вместо зубастой морды появились мелькающие карты автомобильных дорог, которые Мориарти просматривал в поисках упомянутого населенного пункта.
        - Говорят, - осторожно начал Карнаж, - будто в этот Монастырь уходят те Создания Света и Тьмы, которые отреклись от обоих начал. Будто бы еще на пороге их заставляют поклясться до конца жизни хранить нейтралитет. Потому-то Монастырь и называется Сумеречным.
        - Не знаю, как насчет клятв, - сказал Сильвер, - но в целом ты прав.
        - А еще говорят, - встрял Робинс, - что сразу же после войны эльфы пообещали неприкосновенность любому государственному преступнику, который попросит в Монастыре убежища. Говорят, будто бы там скончались многие ваши полководцы...
        - Говорят, говорят, - передразнил Сильвер. - Все это сказки. Если даже союзники и делали такие заявления, то брали, как ты сказал, государственных преступников еще на Подходе, благо дорог тут немного. В противном случае не было бы Ниратильского процесса, не было бы четвертований, расстрелов и внутривенных инъекций... Все полководцы собрались бы в Монастыре и организовали бы правительство в изгнании. Лично я ни о чем подобном не слышал.
        - Я лишь пересказал тебе слухи, - обиделся Робинс.
        - А я, в свою очередь, их опроверг.
        - Вот он, - раздался голос демона, - ваш монастырь неудачников. В справочнике ничего толком не сказано, он и впрямь окутан сумерками. Только название, дата основания и кратчайший маршрут.
        Сильвер бросил взгляд на монитор. Вдоль черного хребта тянулась желтая дорога, на которой застыла одинокая красная точка - Крошка. Извилистая линия продолжала тянуться вперед, пока не уперлась в пунктирную линию, являвшуюся не чем иным, как границей Подгорного Царства. Неподалеку от нее сходилось множество второстепенных дорог, одна из которых была отмечена ярким зеленым цветом. Совсем короткий отрезок пути, на конце которого находился тупик, обозначенный жирной серой кляксой. Сумеречный Монастырь. Робинс присвистнул:
        - М-да, пилячить еще будь здоров. Как бы снег разгребать не пришлось...
        - Типун тебе на язык, - огрызнулся вервольф. - Меня другое волнует. Если даже этот огр настолько хорош, как ты говоришь, Сильвер... Он ведь отрекся от Тьмы. Откуда ты знаешь, что он согласится стать членом команды?
        Темный эльф усмехнулся:
        - А откуда ты знаешь, к примеру, что сделаешь следующий вдох? Других способов поговорить, кроме как встретиться лично, попросту нет. Они живут там в каменном веке, без телефонов, факсов и киберпространства. Возможно, даже без электричества.
        - Варвары, - ужаснулся Робинс.
        - Огры тупы, как бараны, - поделился впечатлениями Ксур. - Двух слов связать не могут. Потому-то их любит Локхони.
        - Возможно, - кивнул Сильвер. - С другой стороны, именно он клятвенно заверил меня, что данный огр - один из самых умных самцов в истории. Для Локхони же лучше, чтобы это оказалось действительно так.
        Тролли заухмылялись.
        - Вам не кажется, - въедливо спросил Робинс, - что терроризм - на редкость глупая форма борьбы? Я хочу сказать, что история не помнит, когда подобные усилия увенчались успехом.
        - Как насчет самолетов, метро и сотен убитых? - Долтур оскалил клыки.
        - И к чему это привело? - парировал Робинс. - Союзники усиливали репрессии, сокращая количество Детей Ночи пропорционально числу жертв. Насколько я знаю, в мире не осталось ни одной организации экстремистского толка. Война закончилась.
        - Распространенное заблуждение, - ответил темный эльф. - Если мы не будем бороться, рано или поздно союзники истребят нас всех. Время не имеет значения.
        - Из-за кучки полоумных террористов страдали неповинные существа, - заметил Робинс. - Это ясно даже мне.
        - Мучительная агония лучше быстрой смерти? Дети Ночи вырождаются в расы подметальщиков улиц. Подавляющее большинство не может получить образования. Настанет день, когда они забудут, кто такой Повелитель.
        В кабине установилась тишина.
        - Тебе виднее, - сказал наконец хакер. - В каком-то смысле ты один из последних командиров. Но террор - еще не способ борьбы.
        - Называй как хочешь. Пока гномы и эльфы сделаны из плоти, костей и крови, мы будем сражаться. Союзники все сильнее затягивают удавку на наших шеях.
        - Ты говоришь с таким пылом, - Робинс усмехнулся, - хотя, насколько мне известно, не занимался ничем подобным.
        - Тебе должно быть известно, что я регулярно убивал разумных существ. Террористы делали это во имя убеждений, я - за деньги. Но имеет ли это значение, когда на тот свет отправляется еще один эльф?..
        Все молчали.
        Крошка продолжала мчаться вперед.
        Эхо ревущего двигателя, зажатое угрюмыми скалами, металось в поисках выхода.

* * *
        Робинс оказался пророком.
        Дорога упрямо карабкалась вверх, к окутанным облаками вершинам Каменных Клыков. Серпантин петлял под всеми возможными углами, будто бы какой-то гигант - не бог, но кто-то сродни Создателю, - обронил невзначай на горы бесконечную асфальтовую ленту.
        Красная точка на мониторе, изображавшая Крошку, медленно ползла по желтой полосе, но это движение было сродни движению минутной стрелки на часах темного эльфа.
        Солнце, миновавшее зенит, осталось где-то позади, скрытое острыми каменными тушами. Разбросанный в изобилии снег по-прежнему резал глаза невыносимой белизной, от которой не спасали даже самые темные очки из коллекции Сильвера. Но это было еще полбеды. Под снежными пластами притаился коварный лед. Крошку то и дело заносило даже на незначительной скорости, а бетонные столбики, ограждавшие трассу от бездонной пропасти, выглядели не слишком надежной защитой.
        Судя по всему, снег шел не ранее как вчерашним вечером. Никто не спешил расчищать сугробы, через которые даже огромная Крошка пробиралась с трудом, хотя Карнаж и порывался приставить Робинса к этому занятию.
        Мотоцикл, превращенный в груду металлолома, все еще держал пальму первенства как последний встреченный транспорт. Дальнобойщики и прочая публика в это самое время комфортно перемещались по Тоннелю, пролегавшему где-то под невообразимой каменной толщей.
        Сильвер утешал себя тем, что горные орлы, лениво взмахивая широкими крыльями, летали почти вровень с трассой. Пару раз они даже видели горных козлов, грациозно перепрыгивающих с одной скалы на другую.
        Отопление Крошки непрерывно работало последние два часа, температура же внешней среды опустилась ниже всяких разумных пределов. Атмосферное давление не отставало. Воздух, хотя и звенел хрустальной чистотой, в плане насыщенности кислородом уступал даже промышленным районам Подгорного Царства.
        Когда Сильвер почувствовал, что вместе с очередным заносом его голова, медленно вращаясь, плывет в сторону обрыва, он осторожно притормозил и выключил двигатель. Как оказалось, демон по-прежнему горел желанием вести «шикарную тачку». Никому из присутствующих, включая автопилот, киллер не доверил бы такую почетную роль.
        Вот уже час, как Профессор Мориарти вел автомобиль. Целый час Сильвер, расслабившись, наблюдал плавно плывущие мимо горные пейзажи. Ни заносов, ни резкого торможения или поворотов, от которых уже начало подташнивать троллей, перебравшихся было в хвостовую часть. Все восемь колес Крошки работали автономно
        - демон распределял нагрузку, вращение и торможение с неподражаемым искусством. Лицензионному автопилоту, сколь бы он ни был умен, до искусственного интеллекта было далековато. Талант вообще присущ лишь разумным существам, но не программным продуктам.
        Как выяснилось, демон вел машину впервые (выяснилось это гораздо позднее, чем Мориарти приступил к процессу вождения). Для этого Профессору не требовалось ни рулевого колеса, ни педалей или коробки передач - демон делал все напрямую, используя бортовой компьютер. Ввиду этого киллер то и дело поглядывал на соединительный кабель, протянувшийся через весь салон, и даже сделал пару замечаний гангстерам, вновь перебиравшимся поближе к кабине.
        В целом же поездка протекала вполне комфортно.
        Все успели перекусить, поочередно наведываясь к холодильнику. Сильвер, прихватив упаковку баночного пива, устроился на водительском сиденье. Рулевое колесо вращалось без какого-либо вмешательства с его стороны, а рычаг переключения скоростей то и дело щелкал сам по себе.
        Ехать без музыки было скучновато, горы же заглушали сигналы наиболее мощных радиостанций. Предусмотрев столь скверный поворот событий, заботливый Хью припас в бардачке с десяток дисков, руководствуясь, разумеется, исключительно собственным вкусом. Теперь из динамиков на головы слушателей изливался тяжелый металл - быстрый и мелодичный. Карнаж и тролли были в полном восторге, Сильвер не возражал, ну а Робинс, оставшийся в меньшинстве, благоразумно помалкивал.
        Глядя в окно, Сильвер обратил внимание на склон. Кое-где трещины и углубления в скалах были забиты снегом, который не мог попасть туда иначе как под воздействием извне. Более того, по мере подъема цепкий взгляд киллера стал замечать на снегу ровные полосы, искусственное происхождение которых не оставляло сомнений. Судя по всему, не ранее как пару дней назад здесь прошла снегоуборочная машина. Следы колес скрылись под новым слоем, но все остальное выглядело достаточно свежим.
        Вряд ли монахи, провозгласившие Равновесие смыслом своей жизни, станут проявлять заботу о каких-то там путниках. Стало быть, дорогу расчищали, пограничники - больше некому.
        Сделав такой вывод, Сильвер задумчиво поглядел на монитор. До Сумеречного Монастыря оставалось не менее пятидесяти километров узкого, беспрестанно петляющего серпантина. По прямой же расстояние от Крошки до Монастыря сократилось бы едва ли не вдвое, но для Каменных Клыков геометрические истины были пустым звуком.
        Дорога продолжала неуклонно карабкаться вверх, к облакам и ледяным шапкам, покрывавшим острые вершины. Лед, крошась под весом Крошки, явственно хрустел где-то внизу, заглушая даже ритмичные гитарные риффы. Профессор Мориарти по-прежнему не ронял демонической чести, удерживая, помимо всего прочего, довольно приличную скорость.
        Киллер был вынужден признать, что, не будь под рукой такого умелого демона, ему давно пришлось бы оставить руль в покое и продолжать дорогу пешком. «Впрочем, - подумал он, с тоской глядя в окно, - этот пункт с повестки дня пока еще не снят».
        Горные красоты успели надоесть всем километров двести назад. Теперь компаньоны старались лишний раз не поднимать головы, потому как то с одной, то с другой стороны под самыми колесами Крошки разверзалась бездонная пропасть. От миленьких долин, заросшим хвойным лесом, не осталось и следа - теперь их окружали подлинные гиганты, стоящие ногами на земле, головами же упиравшиеся в поднебесный свод. Снег покрывал холодные, равнодушные склоны. Казалось, весь мир превратился в неприступную каменную цитадель, восторгаться которой было бессмысленно - разум, равно как и жизни разумных существ, ничего не значили для вечности, воплотившейся в камне. Однако восторг и трепет приходили без спроса, поглаживая сердце длинными ледяными пальцами. Расы и народы сменяли друг друга, вытянувшись бесконечной вереницей, горы же стояли и будут стоять, свысока наблюдая за бестолковой возней.
        Сильвер понял, что немного поторопился оплакивать горы. Чтобы окончательно покорить Каменные Клыки, Подгорномх Царству требовалось бы продлить собственное существование как минимум на пару-тройку тысячелетии. Если даже на минутку позабыть о Повелителе, планета сама стряхнет наглых тварей.
        История циклична.

«Возможно, - думал Сильвер с ненавистью, - Властитель Мрака и станет тем самым помелом, чьи pacкаленные прутья пройдут по всей Тверди, не оставив для Тварей Света ни единого шанса. В сознании темного эльфа страны союзников неумолимо отправлялись в раскаленное горнило Войны - кусок за куском; гребенка ядерных взрывов вскрыла, дезинфицировала города-нарывы; колоссальная мясорубка Мрака вращалась со скоростью света, истребляя целые расы... Пламя, ярость и месть».
        Киллер вернулся к реальности. Тишина оказалась всего-навсего паузой между треками на компакт-диске. Но грезить уже желания не было. Коннект оборвался, а во рту остался горький привкус.
        Крошку тем временем окутала густая снежная завеса. Тугие белые струи закручивались спиралями, извергаясь откуда-то с небес. То ли автомобиль взобрался на такую высоту, где снег не прекращался, то ли Каменные Клыки решили оказать незваным гостям достойный прием. Сколько бы темный эльф ни кричал в бездну, порождая бесконечное эхо, горы были слишком разгневаны на все живое, чтобы признать в нем того, чьи предки рождались, жили и умирали под этими самыми склонами.
        Сильвер отставил пиво и в который раз достал телефон. Крохотный экран был по-прежнему пуст - последние ретрансляторы остались далеко позади. Шесть компаньонов, затерянные в этой высокогорной, заснеженной пустыне, были совершенно одни. Мир сузился до ширины дороги. Больше всех по этому поводу волновался Робинс - без телефонов, понятное дело, нет и Сети (демон, увлеченный вождением, оставил этот факт без комментариев).
        Дворники, включенные Мориарти, работали с максимальной частотой, однако множество жирных снежинок все-таки ухитрялось осесть на стекло.
        Компаньоны уныло наблюдали за танцем замороженной влаги. Тяжелый металл, снег, хруст льда под колесами и, как ни странно, тишина. Привстав на сиденье, киллер увидел, как белые волны расступались перед бампером Крошки.
        Сделав неуклюжий поворот, демон остановил машину и выключил музыку. Тихо щелкнул рычаг ручного тормоза.
        - Все, - прозвучало в динамиках, - приехали.
        - Что, - осторожно спросил темный эльф, - дальше никак?
        - Даже если бы у тебя была шипованная резина. Мы скорее плывем, чем едем. Впрочем, - в голосе Мориарти зазвучали веселые нотки, - раздобудь спутниковую антенну, пусти меня в Сеть, и я непременно попытаюсь.
        - Нет уж, - буркнул Сильвер, - сиди лучше здесь. Отыскав свой вещмешок, эльф принялся извлекать самые теплые вещи, какие только там имелись.
        - Ксур, Долтур, - позвал он, - одевайтесь. Пройдемся немного.
        Тролли выпучили глаза, переглянулись, но полезли за вещами.
        - Куда ты собрался? - спросил Робинс. - Мы что, так и будем тут сидеть?!
        - Посидите немного, ничего с вами не станет. - Сильвер принялся переодеваться. - Профессор, сколько до Монастыря-то осталось?
        - Километров пятнадцать, - откликнулся демон. - Если по дороге. - Сильвер замер в нелепой позе, натянув штанит до середины бедра. - Если же по мосту, то не больше семи.
        - Какому-такому мосту? Почему ты раньше молчал?
        - Потому что машина по нему не пройдет, - ответил демон. - Монахи перебросили его через ущелье лет сто назад. Знаешь, такой веревочный мостик, как в кино показывают...
        - Знаю. Как нам его найти?
        - Идите прямо, он сам вас найдет. Не промахнетесь.
        Сильвер застегнул воротник куртки до предела, надел шапку и даже натянул капюшон. Выбрав из коллекции очки, отличающиеся от горнолыжных разве что небольшими деталями, он поглядел на троллей, раздумывая. Затем все-таки решился и полез в оружейный тайник.
        - Как мы убедились, - говорил он, копаясь внутри, - на дорогах и впрямь неспокойно. Да и от монахов можно ожидать всего, что угодно. - Достав два пистолета в кобурах, он протянул их троллям. - Надевайте поверх курток. Лучше быть немодным, чем мертвым.
        Себе же Сильвер достал любимую «Кобру-8», а также три магазина, не считая того, что уже торчал из ствола. Этого вполне должно было хватить, чтобы перестрелять, как минимум, половину монахов.
        Повесив ремень автомата на плечо, темный эльф критически поглядел на гангстеров. Робинс вовсю давился от хохота за широкими спинами, благо что вид у троллей был действительно забавный: объемные куртки опускались до самых колен, стянутые в плечах кожаными ремнями, мохнатые остроконечные шапки натянуты до самых бровей, а из теплых штанин торчали огромные зимние ботинки. Вдобавок ко всему под мышками болтались здоровенные никелированные пистолеты.
        Темный эльф погасил улыбку, понимая, что и сам выглядит не слишком импозантно. Достав две портативные радиостанции, Сильвер проверил работоспособность обеих. Наушник первой прочно устроился в левом ухе.
        - Сигнал здесь паршивый, - сказал он, вставляя второй шнур в разъем на приборной панели. - Даже если к внешней антенне подключить. Если что случится - нечто важное, требующее нашего участия! - давай серию тональных. Уж их-то мы точно услышим.
        Вервольф и хакер одновременно кивнули.
        Не раздумывая слишком долго, киллер выделил Карнажу «Кобру-7» в комплекте с двумя магазинами.
        - Этого должно хватить. Все, мы пошли.
        Открыв дверь, он прищурился и нырнул в буйство снежной стихии. Тролли выпали следом. Дверь щелкнула, отгораживая их троих от тепла и уюта салона. Сильвер положил чип-ключ в карман и педантично застегнул крохотную молнию. Даже если компаньоны, оставшиеся внутри, смогут завести мотор в обход центрального замка, далеко им все равно не уехать.
        Разгребая снег ногами, они побрели вперед. По прошествии нескольких минут Сильвер осознал собственную ошибку. Он прихватил с собой великое множество полезных вещей, однако забыл в Торменторе нечто настолько важное, что купил бы сейчас это втридорога. Без лыж в Каменных Клыках действительно приходилось непросто.
        Снег летел в лицо, настырно набивался под воротник, но, хвала богам, очки надежно защищали глаза. Мороз щипал кожу раскаленными плоскогубцами.
        Так они шли, карабкаясь, скользя, помогая себе местами руками. Растянувшись цепочкой, все трое старательно держались подальше от бетонных столбиков, ограждавших дорогу от пропасти. Кое-где столбики отсутствовали, и это наводило на неприятные мысли.
        Темный эльф шагал первым, задавая темп. Если даже он ошибся в расчетах, первые два патрона в обоймах троллей были холостыми. Все трое жадно хватали воздух распахнутыми ртами, но весь кислород, по-видимому, остался где-то километром ниже.
        Когда Сильвер решил было остановиться передохнуть, дорога раздвоилась. По правую руку над бездной тянулась какая-то тонкая линия. Приглядевшись, киллер понял, что это тот самый мост, о котором рассказывал Мориарти. Понял - и ужаснулся. Такое действительно увидишь только в кино.
        Мост действительно был сплетен из веревок. Роль твердой поверхности, по которой следовало ступать, были призваны играть деревянные доски. Приблизившись, киллер разглядел, что веревки крепились к стальным столбикам, вбитым в скалу. Пропасть тянулась на двести с лишним метров, причем снежная пелена не позволяла разглядеть, что находится на противоположной стороне. Мост скрежетал, трещал деревянными досками и раскачивался под порывами шквального ветра.
        Ксур и Долтур застыли рядом. Нижние челюсти троллей касались меховых воротников. Снежинки, просачиваясь между клыков, падали прямо в распахнутые рты, чтобы тут же растаять на горячих языках.
        Сильвер сделал приглашающий жест. Гангстеры дружно покачали головами. Сильвер уверенно кивнул. Вновь отрицание. Сильвер призадумался.
        Они, конечно, могли идти в обход. Но где гарантия, что и там не поджидают сюрпризы? Уровень снега все увеличивался, кислорода - падал, а сил не прибавлялось. Киллер привык верить в собственные силы, однако за сто жизненных лет успел узнать свой предел. Смерть от мороза - самая сладкая смерть, и все же у него была масса незаконченных дел.
        Развернувшись, он крикнул, стараясь перекричать злобный свист ветра:
        - Я пойду первым, вы сразу за мной!
        Тролли собрались было в очередной раз покачать головами.
        - Можете идти в обход, - опередил их эльф, - но если я приду к цели первым, вам несдобровать. Вернетесь в машину, я вас пристрелю. Так как?
        Тролли переглянулись. Могучие плечи неопределенно качнулись под толстыми куртками.
        - Тогда вперед.
        Сильвер сделал первый шаг к мосту. Как ни хотелось ему преодолеть это испытание как можно скорее, спешить все же не следовало. Тролли вполне могли перегрызть канаты, удерживающие мост, причем сделать это в буквальном смысле - троллю, загнанному в угол, палец в рот не клади.
        Критически оглядев чудо инженерной мысли, темный эльф пришел к выводу, что мост должен выдержать даже их общий вес. Следовало только крепко держаться, глядеть под ноги и не особенно заострять внимание на том, что творилось под ногами. Только и всего.
        Киллер осознал значительность этого заблуждения лишь тогда, когда ступил на первую доску. Та жалобно всхлипнула под его весом.
        Обернувшись через плечо, эльф выдавил улыбку, которая должна была служить подтверждением тому, что жизнь прекрасна. Тролли хмуро взирали на него, по всей видимости, успев сделать ставки.
        - Вперед, - велел киллер, мотнув головой. - Не отставайте.
        Схватившись обеими руками за канаты, игравшие роль перил, Сильвер двинулся вперед. Мост раскачивался из стороны в сторону. Беззаботный горный ветер играл на деревянных досках, выдавая порой довольно причудливый свист.
        Темный эльф почувствовал, как мост немного прогнулся под ногами, после чего качка замедлилась. Сильвер затаил дыхание. Каждый тролль весил гораздо больше стройного эльфа, но почему-то мост пока не выражал недовольства. Видимо, критической массы они все-таки не достигали.
        Шагая вперед, эльф, как и собирался, не заостряя внимание на том, что творилось под ногами. Это она, пропасть, заостряла свое внимание на нем. Как выяснилось, дно расщелины скрывал густой белесый туман. То ли там протекала стремительная горная река, то ли равнодушный камень покрывали кости зазевавшихся путников. Цепляясь за острые скалы, туман старался вскарабкаться выше, в чем ему всячески препятствовал музыкальный ветер.
        Эта картина разворачивалась под самыми ногами Сильвера, куда все-таки приходилось смотреть, дабы не угодить ногой на один из многочисленных провалов, оставленных куда-то подевавшимися досками. В такие моменты к темному эльфу приходило отчетливое осознание того, почему его далекие предки предпочитали селиться глубоко под поверхностью.
        Расстояние нехотя сокращалось. Уже можно было разглядеть противоположную сторону ущелья - серую, безжизненную, как и все вокруг. Оглядываясь время от времени, киллер проверял наличие троллей: черные силуэты, чьи очертания скрадывал обильный снегопад, упорно двигались следом.
        Ветер разыгрался примерно на середине моста. Цепкие холодные руки, которых у горного проказника было великое множество, так и норовили сташить в пропасть целеустремленных путников. Сильвер пристрелил бы шутника без размышлений, материализуйся тот у него перед носом.
        В разнообразных легендах, которые ходили о похождениях Сильвера-бритвы, темный эльф сражался с духами, призраками, необузданной магией, безумными машинами, древними богами и юными демонами. Сейчас, когда на ум приходили кое-какие эпизоды этого самого эпоса, киллер мог лишь удивляться капризам Судьбы. В легендах он истреблял полчища врагов, заполучал роскошных женщин, а также походя перепрыгивал через бездны, которым данное ущелье и в подметки не годилось.
        Осторожно пробуя ногой любую доску, казавшуюся на вид не особенно надежной, Сильвер медленно продвигался вперед. «Легенды хороши лишь для тех, кто их слагает, - думал он. Обычно эти бездельники не особенно задумываются о том, какое отношение их выдумки имеют к реальности».
        Последние метры, отделявшие его от конца пути, темный эльф преодолел едва ли не бегом. У него возникло сильное желание упасть на колени, чтобы расцеловать холодный камень. Но, заново привыкая к твердой почве, Сильвер быстро позабыл о своем порыве. Разглядывая троллей, неуклюже перебирающих лапами по «перилам», киллер посмеивался в теплый воротник. Им овладела непреклонная уверенность в том, что никогда в жизни его нога не ступит на этот самый мост. Более того, он был готов отстаивать свои убеждения с оружием в руках.
        Обернувшись, киллер огляделся. Вперед уходило ровное, пустынное пространство, размерами не уступавшее доброй половине футбольного поля. Будто бы кто-то взял и срезал половину горного склона, освобождая место... для чего?
        С левой стороны каменной пустоши вновь поднимались скалы, между которыми зиял широкий проем - по всей видимости, аппендикс трассы, на которой осталась Крошка. То, что находилось справа, скрывал широкий каменный выступ.
        Вот на твердую поверхность ступил Ксур, немногим позже - Долтур. Оба тролля шумно дышали, заглатывая воздух вперемешку со снегом. С ненавистью поглядев на мост, оба сплюнули и отошли подальше от пропасти.
        Любопытный киллер тем временем шагал вперед, огибая выступ. То, что он там увидел, заставило возрадоваться его черную душу.
        Сумеречный Монастырь. Сильвер вознес коллективную хвалу всему божественному профсоюзу. Монахи совершили единственную умную вещь за всю свою историю, додумавшись разместить представительство в непосредственной близости от моста.
        - Карнаж Сильверу, - сказал киллер в микрофон, нашарив рацию. - Карнаж Сильверу, прием.
        Сквозь жуткий фон в наушнике прозвучал голос вервольфа:
        - Карнаж на связи. Прием.
        - Мы у цели, идем внутрь. У вас все в порядке? Прием.
        - Все нормально. При...
        - Как все прошло? - раздался голос Мориарти. Жуткие помехи не давали полной уверенности, однако Сильверу показалось, будто демону очень весело. - Как мост?
        - Нормально. Конец связи. - Киллер убрал палец с кнопки. - Тебя бы на тот мост, электронный мерзавец.
        Тролли поравнялись с темным эльфом.
        - Ого, - высказался Ксур.
        - Да уж, - подтвердил Долтур.
        Сильвер ограничился кивком.
        К воротам Монастыря вели ступени, вырубленные прямо В скале. Двенадцать штук. Сами ворота представляли собой величественное зрелище - метров шесть в высоту и не менее восьми в ширину. Створки, крепившиеся гигантскими петлями к каменным колоннам, несомненно, символизировали извечную борьбу двух начал: белого и черного, скрепленных невидимым, но наверняка прочным замком. В центре каждой створки находился символ Сумеречной религии - идеальный круг, также разделенный на две половины.
        Каменная стена тянулась к небу еще на метр. Длинные кривые шипы, венчавшие сооружение, зловеще мерцали.
        Снег валил так, будто бы горные боги решили выпотрошить все свои перины. Крупные снежинки скользили по ступеням, почему-то избегая задерживаться на черном камне.
        И - тишина.
        Сильвер чувствовал себя на редкость глупо. Интересно, что дальше?
        Заприметив черный шнур, свисавший с белой створки, киллер начал подъем. Тролли шагали следом, беспрестанно оглядываясь.
        Ухватившись за шнур, эльф дернул для пробы. Где-то за воротами что-то жалобно звякнуло. Сильвер дернул сильнее. В ответ раздался уверенный звон - последовательность налицо. Киллер дернул еще пару раз и принялся ждать.
        Прошло две минуты. Сильвер вновь взялся за шнур. Мольбу, написанную на мордах троллей, пришлось проигнорировать. Стоит немного перестараться, не рассчитать усилие, и останется только надрывать собственные глотки. Вряд ли монахи отзовутся на вежливую автоматную очередь.
        Пунктуальность темных эльфов служила благодатной почвой для многочисленных анекдотов и шуток, которыми любили обмениваться фронтовые друзья из Армий Света.
        Горные склоны оглашались звучным металлическим звоном через каждые пять секунд. Сильвер не смотрел на часы. Напротив, отвернувшись от ворот, он задумчиво наблюдал монотонный снежный танец. В его голове тем временем автоматически прокручивались разнообразные варианты дальнейших действий.
        Вернулись тролли, посланные на разведку.
        - Там есть еще ворота, - сообщил Ксур. - Такие же здоровые, но без ступеней. Под снегом - следы гусениц. Похоже на снегоуборочный трактор.
        Сильвер дернул за шнур.
        - Трактор нам бы пригодился.
        Прошла еще минута; киллер успел сменить руку. Заметив боковым зрением, как над воротами вынырнул какой-то темный силуэт, эльф инстинктивно прижался к воротам. Отпустив шнур, он нашарил автомат.
        - Эй, вы кто такие? - окликнул грозный голос. - Чего трезвоните?!
        Ксур и Долтур, подскочившие от неожиданности, запоздало вскинули головы.
        - Открывай, твою мать! - хрипло крикнул Ксур. - А то... Сильвер вышел из тени.
        - Добрый день. Откройте ворота, будьте любезны.
        - С какой это стати? - недоверчиво поинтересовался субъект. - Вы с оружием, как я погляжу.
        - По другому здесь нельзя, - заметил Сильвер. - Позови-ка лучше настоятеля, или кто тут у вас за главного.
        - Зачем?
        - Мы нездешние, едем к Перевалу. Наша машина застряла неподалеку отсюда. Мы хотели бы одолжить ваш трактор, чтобы расчистить дорогу.
        - А откуда вы знаете, что у нас есть трактор, раз вы нездешние?
        Сильвер чувствовал, что готов сломать шею наглому монаху собственными руками. Детектив хренов! Просторная хламида, в которую был облачен собеседник, скрывала детали. Остроконечный капюшон отбрасывал на лицо глубокую тень.
        - Мы ждали достаточно долго, чтобы найти вторые ворота и следы гусениц. Просто позови настоятеля, мы все обсудим. Субъект немного помедлил, переваривая информацию.
        - У вас есть деньги? - прозвучал вопрос, старый как мир.
        - Конечно.
        - Как много? - последовал вопрос, который был всего на пару секунд младше собрата.
        - Достаточно, чтобы арендовать ваш трактор на месяц.
        - Хорошо, - кивнул монах. - Настоятель идет. Отойдите от ворот, держите руки подальше от оружия.
        Остроконечный капюшон на несколько секунд исчез из поля зрения. Одновременно с ним в отдалении появились другие монахи - свешиваясь со стен, они тщательно проверяли, нет ли поблизости других автомобилистов, также вооруженных автоматами.
        Правая, черная створка ворот, скрипнув, отодвинула наметенный стихией сугроб. Из образовавшейся щели выскочили пять фигур, также облаченных в серые хламиды с капюшонами. Все пятеро были вооружены, однако это оружие вызвало скорее недоумение на мордах троллей, чем настороженность близкой опасностью.
        Только у двоих монахов имелось огнестрельное оружие - допотопные гладкоствольные ружья, - остальные напряженно сжимали в руках кто вилы, кто серп или же вовсе лопату.
        Сильвер только диву давался. Заглядывая в провалы капюшонов, он узнал представителей различных рас, стоявших плечом к плечу: двух людей, гномов и гоблина. «Предатель паршивый», - подумал темный эльф, задержав взгляд на последнем.
        Последним из ворот вразвалочку выкатился пузатый бочонок. Типичный гном, если судить по комплекции. Однако капюшон толстячка был отброшен, обнажая мясистую физиономию человеческого самца. Снежинки падали на розовую лысину, таяли и стекали жирными каплями по лицу.

«В самом деле, - подумал Сильвер, - кто может быть настоятелем подобного заведения, как не человек?..»
        Хитрые темные глазки быстро оглядели гостей.
        - Итак, вы хотите наш трактор, - начал настоятель без предисловий. - Как, скажите, вы вообще тут оказались?
        - Мы ехали к Перевалу, - терпеливо повторил темный эльф, снимая очки, - но наша машина застряла на трассе. Нам нужен трактор, чтобы очистить путь.
        - Путь до Перевала слишком далек, а наш трактор не настолько надежен, чтобы совершать такие вояжи.
        - Возможно, у вас есть радиостанция, чтобы мы могли связаться с Перевалом и попросить о помощи? Наши телефоны не работают так высоко.
        - У нас нет ни станций, ни телефонов. Здесь мы предоставлены сами себе, и это нас полностью устраивает. - Настоятель поджал губы. - Почему бы вам не подождать, пока пограничники сами расчистят дорогу?
        - Это произойдет не ранее, чем через несколько дней. - Сильвер изобразил отчаяние. - На дорогах неспокойно, потому-то мы вооружены, а вы встречаете нас, словно бандитов, даже не пустив на порог.
        - Все верно, - улыбнулся настоятель. - Пока что вы ничем не доказали, что не являетесь таковыми.
        Сильвер вздохнул. Он старался держать руки подальше от автомата, контролируя краем глаза действия троллей. Монахи непрерывно оглядывали каменную пустошь, готовые при первых признаках опасности нырнуть под защиту ворот. Гномы, вооруженные ружьями, держали свой антиквариат наготове.
        - Я же сказал... - начал было киллер.
        - Все мы слышали, - перебил толстячок, - что вы сказали, господин эльф. Лично я не поверил ни единому вашему слову. В том случае, если бы вы действительно держали путь в Подгорное Царство, то поехали бы через Тоннель.
        - Не велика радость тащиться под каменной толщей, - фыркнул киллер, - отравляя легкие угарным газом от тысяч машин.
        - Это правда. Сколько вы готовы заплатить?
        - Ну... - Сильвер прикинул в уме. - Сотню эльфийских.
        - Ремонт может обойтись гораздо дороже.
        - Если ваш трактор недостаточно надежен, почему бы нам не расчистить дорогу до Монастыря и не подождать пограничников здесь?
        - Мы держимся в стороне от внешнего мира. - Настоятель смиренно сложил руки на объемном животе. - Не творим Зла, но и благотворительностью не занимаемся.
        - Никто не говорит о благотворительности, - усмехнулся Сильвер. Он почувствовал брешь в обороне противника и устремился в нее черной змеей. - Мы щедро заплатим за пищу и кров. На нас нападали уже трижды. Если мы погибнем на дороге от холода или рук бандитов, то это будет явное Зло.
        Настоятель колебался. Пухлая рука прошлась по лицу и лысине, стряхивая холодную влагу.
        - Сколько вас?
        - Пятеро. Еще двое в машине.
        - Триста эльфийских, - выдохнул толстяк. - Деньги вперед.
        Сильвер, не обращая внимания на выпученные глаза гангстеров, достал бумажник и отсчитал нужную сумму. Настоятель быстро схватил купюры толстыми короткими пальцами.
        - Трактора не умеют летать. - Настоятель хитро подмигнул левым глазом. - А дорога здесь всего одна. Если вы не вернетесь через полчаса, мы выйдем по вашему следу.
        Сильвер пожал плечами.
        - Как скажете. Все зависит от того, как быстро работает трактор.
        - С вами поедет наш брат. В качестве гарантии того, что он вернется целым и невредимым, вы оставите с нами одного из ваших спутников.
        Киллер поглядел на троллей. Те поглядели в ответ. Когтистые пальцы гангстеров сжались, превратившись в огромные кулаки.
        Почему-то Сильверу не хотелось разлучать эту парочку.
        - Я оставлю обоих. - Киллер пристально поглядел в глаза настоятелю. - Но не советую их злить. Когда я вернусь, то желаю видеть обоих живыми, здоровыми и, по возможности, обогретыми.
        - Ваше желание сбудется, - кивнул настоятель. - Таких эльфов, как вы, господин, здесь не видели давным-давно. Именно поэтому я верю, что вы не станете размениваться на какой-то там трактор.
        - Отлично. Поскольку время пошло, приступим к делу.
        Сильвер уверенно скользнул мимо оторопевшего настоятеля в щель между створками.
        Изнутри Сумеречный Монастырь впечатлял гораздо меньше, чем черно-белые створки ворот. К горному склону, на который не смог бы вскарабкаться и самый ловкий чемпион по астероидному альпинизму, притулились какие-то ветхие каменные строения с плоскими крышами. Неподалеку от ворот исходили паром деревянные амбары, внутри которых раздавалась какофония из ржания, хрюканья и кукареканья. Самое высокое сооружение, с покатой крышей, выложенной красной черепицей, прилегало вплотную к скале, причем размеры стро-ейия совершенно не соответствовали огромному дверному проему. Сделав такой вывод, Сильвер заключил, что основная часть Монастыря находится внутри горы, в каменной толще. Сами же Каменные Клыки равнодушно нависали над поселением, одним своим видом символизируя бренность всего живого, окруженного вечностью.
        У вторых ворот действительно стоял трактор на гусеничном ходу. Судя по внешнему виду, находился он далеко не в том плачевном состоянии, который описал настоятель.
        Монахи с опаской взирали на гостей. «Парадные» ворота закрылись за спинами. Гномы, кряхтя, задвинули на место огромный засов.
        - Это Тибальт, - сказал настоятель, показав на высокого монаха в неизменной серой хламиде. - Он поведет машину. Желаю удачи.
        Развернувшись, толстячок удалился в сторону построек, переваливаясь с одной ноги на другую.
        Сильвер поглядел на Тибальта. Откинув капюшон, тот обнажил коротко остриженную голову, принадлежащую молодому человеку, лицо которого, казалось, состояло исключительно из острых углов. Под густыми бровями настороженно сверкали голубые глаза.
        - Ну, Тибальт, пошли, - сказал Сильвер и развернулся к троллям: - Смотрите не шалите. Когда я вернусь, то хочу застать Монастырь на этом самом месте и, по возможности, целым.
        Тролли расхохотались. Монахи лишь крепче стиснули свои сельскохозяйственные орудия.
        Сильвер развернулся и, шагая к трактору, нашарил в кармане рацию.

* * *
        Темный эльф наслаждался поездкой. Никогда прежде ему не доводилось ездить на столь экзотическом транспорте.
        Огромный металлический нож, повернутый к радиатору трактора под острым углом, с легкостью взрезал метровую снежную толщу. Гусеницы громыхали по асфальту, мотор надсадно ревел, оба глушителя, расположенные по бокам капота, выбрасывали в хрустальный воздух жирную копоть. Все внутри десной кабины дребезжало, вздрагивало и всячески старалось сорваться с насиженных мест. Все - за исключением Сильвера, которого ничуть не беспокоили мелкие неудобства. Поглядывая время от времени в зеркало заднего вида, он раз за разом убеждался в том, что Крошка продолжает уверенно следовать по проложенной колее.
        Тибальт же явно волновался за собственную жизнь. Умело управляя неповоротливым трактором, он то и дело бросал на киллера красноречивые взгляды. Тролли, оставленные в Монастыре, по всей видимости, не представлялись пареньку особями, годящимися на роли заложников. Но молчаливый господин вел себя достойно, а обитель Сумеречной религии приближалась с каждым метром. Впереди показался проем в горном склоне, за которым через пропасть протянулся злосчастный мост.
        Чтобы разрядить обстановку, которая могла показаться напряженной кому угодно, но только не киллеру, Тибальт сказал, усмехнувшись:
        - Пропасть Страха. Вы шли по мосту?
        Сильвер проводил взглядом черную линию, по-прежнему служившую игрушкой в лапах беззаботного ветра.
        - Пришлось. Через эти заносы мы пробрались бы в лучшем случае к концу недели. Мост протянули монахи?
        - Ага. Сто двадцать один год назад, до Победы союзников. - Монах вновь испуганно глянул на темного эльфа, сообразив, что ступил на еще более неверную почву, чем упомянутый мост. - Всякий, кто желает стать послушником, должен пересечь Пропасть Страха. Это правило действует сотню лет.
        - Стало быть, - Сильвер усмехнулся, - мы прошли испытание, сами о том не зная. А ты? Тибальт покачал головой:
        - Нет, хвала богам. Мои родители были послушниками. Я родился в Монастыре.
        - И, стало быть, никогда не видел того, что лежит за Клыками? Никогда не видел внешнего мира?..
        - Нет. - В голосе человека явственно прозвучала тоскливая нотка. - Когда-то пытался, но отец-настоятель не отпускает меня.
        - Мой тебе совет, - Сильвер усмехнулся, окинул взглядом тоскливые горы, - отошли отца-настоятеля подальше. Уходи, пока еще можешь. В мире осталось немало вещей, на которые стоило бы поглядеть.
        - Возможно, я так и сделаю. - Тибальт бросил на киллера странный взгляд. - Скажите, пожалуйста... каково там?
        - Там... - Сильвер задумался. Хороший вопрос. Вопросы, звучащие из детских уст, как правило, попадают в десятку. - По-разному. Цивилизация предстает перед нами в разных обличьях: невообразимо прекрасной, но чаще - уродливой, продажной девкой. Молодой самец, у которого есть голова на плечах, при определенном везении обязательно получит свой кусок пирога. - Киллер помолчал, аккумулируя образы. - Там есть города - такие огромные, что на твоем тракторе их можно пересечь лишь за несколько дней. В городах полным-полно развлечений, за которые полагается платить в геометрической прогрессии от удовольствия. Там есть... женщины. Такие красивые, что можно ослепнуть. От таких на первых порах держись подальше - красота вышибает мозги вернее пули...
        Тибальт, продолжавший без остановки дергать рычаги, судя по глупой улыбке, представил все это себе гораздо яснее рассказчика. Впрочем, так бывает практически всегда.
        До самых ворот Монастыря в тесной кабине витали юношеские грезы, разгоряченные флюиды которых крайне раздражали хладнокровного эльфа. Но гораздо больше его раздражало осознание того, что паренек, ровесник Робинса, так и не успел удостоиться благосклонности цивилизации - той самой продажной девки. Сумеречный Монастырь существовал вопреки всем заветам Повелителя Зла.
        Остаток пути они преодолели в молчании.

* * *
        Небо над горами стремительно темнело, дело явно шло к ночи, однако боги продолжали неутомимо потрошить свои объемные перины.
        Стоило только Крошке миновать ворота, как расторопные монахи тут же сомкнули створки и водрузили на место засов
        - Куда можно поставить машину? - спросил Сильвер. Тибальт оглядел пустынный монастырский двор.
        - Да везде, - усмехнулся паренек, отключая мотор. - Как видите, от недостатка территории мы не страдаем. - Они вышли из кабины. - Пойду доложусь настоятелю.
        - А заодно, будь добр, отыщи моих спутников, - попросил темный эльф. - Скажи, что я по ним уже соскучился.
        Тибальт кивнул, не уловив сарказма, развернулся и направился к монастырским постройкам. Сильвер поглядел ему вслед. Не отведать в таком возрасте продажной любви?.. Пожалуй, Монастырь - единственное место на всей планете, где могло случиться подобное.
        Покачав головой, киллер полез внутрь Крошки.
        Карнаж и Робинс комфортно развалились на теплых креслах, потягивали пиво и слушали тяжелый металл. Демон поприветствовал «шефа» с монитора, поднеся ко лбу два когтистых пальца.
        - Одевайтесь, - буркнул Сильвер. - Мы уже заплатили за пищу и кров, так что нужно хотя бы поглядеть, что нас ожидает.
        Музыка мгновенно сменилась тишиной, стоило только киллеру произнести последнее слово.
        - Вы что, - донеслось из динамиков, - собираетесь ТАМ ночевать?
        Эльф тщательно обдумал ответ:
        - Договоренность с настоятелем предусматривала эту возможность, однако принудить нас конечно же не сможет никто. Будет слишком подозрительно, если все мы останемся здесь и носу наружу не высунем.
        - Насколько я понимаю, - сказал демон, - мы прибыли сюда не за тем, чтобы осматривать достопримечательности. Вербовать огра можно в одиночку. Более того, это рекомендуют все пособия по разведывательно-диверсионной деятельности.
        - Понимаю, к чему ты клонишь, - кивнул Сильвер. - Тем не менее мы не можем обижать настоятеля. Неизвестно, как еще повернутся события. Но, чтобы ты не волновался, я активирую сигнализацию Крошки и даже возьму с собой рацию, так что в случае чего примчусь, словно ракета. Годится?
        - Ты можешь не успеть, - заупрямился Мориарти. - Насколько я понял, Монастырь вырублен прямо в толще горы. Волна может не пройти, да и кто знает, на что способны местные умельцы?..
        Сильвер понял, что в этот раз переспорить ИскИна ему не удастся. Темный дух был прав, как ни крути. Внутри Крошки полным-полно ценных вещей, которые действительно лучше не оставлять без присмотра.
        - Зачем им компьютер? - спросил Карнаж, смекнувший, что речь идет о блоке памяти, стоимость которого, благодаря «постояльцу», подскочила до самых небес. - У них ведь даже электричества нет...
        - Уверен, они не станут долго раздумывать, - проворчал демон. - Просто будут хватать все, что под руку подвернется, а уже потом разбираться. Квантовые боги!
        - Из динамиков вырвался грозный рев. - Я не хочу провести остаток вечности здесь, в этих горах, валяясь на заплеванном полу какой-то вонючей пещеры!. Если ты хочешь неприятностей, Сильвер, ты их получишь! Либо берите меня с собой, либо подключайте к Сети, либо...
        - Хорошо. - Киллер сжал кулаки. - Мэтью посторожит тебя, потом его кто-нибудь сменит. У тебя будет компания.
        Демон кивнул. Хакер приложился к пиву.
        Подумав, Сильвер решил, что сам сменит Робинса: человек мог взломать информационный массив, но вряд ли справится с обыкновенным чип-замком (не говоря уже о монахах, обуреваемых алчностью к чужому добру). Зато вервольф и тролли наверняка обладали парой-тройкой скрытых талантов.
        Глянув за окно, темный эльф заметил Тибальта, шагающего прямиком в сторону Крошки.
        Пока Карнаж одевался, Сильвер успел достать из тайника пистолет, продемонстрировать хакеру элементарные навыки (назначение затвора до этого самого дня было для Робинса полной загадкой), а также проэкзаменовать на предмет полученных знаний.
        Робинс с восхищением сжимал пистолет.
        - Прежде чем палить по любому прохожему, - предупредил Сильвер, - сперва свяжись с нами по рации. Вдруг этот самый монах пришел спросить, не нужно ли тебе чего.
        Они вышли наружу. Тибальт переминался с ноги на ногу неподалеку от Крошки.
        - Ваши спутники в столовой, - сообщил монах. - Отец-настоятель велел вас хорошенько накормить. - Тибальт с недоумением поглядел на Карнажа, затем на тонированный автомобиль.
        - Нашему спутнику нездоровится, - пояснил Сильвер. - Поэтому какое-то время он будет внутри.
        - Может, нужно чего? - с беспокойством спросил паренек. - Лекарства там...
        - Нет-нет, спасибо, - поспешно отказался киллер. - Сейчас его лучше не беспокоить, может нагрубить. Где, говоришь, тут столовая?
        Вместо ответа Тибальт развернулся и побрел к горному склону.
        Они прошли мимо сараев, битком набитых разнообразной живностью. Каменные постройки, по всей видимости, выполняли роль подсобных помещений. В одной, к примеру, располагалась примитивная кузница: из печной трубы валил белый дым, а из окон, занавешенных какими-то шкурами, доносился мерный звон молотка.
        Они подошли к высоким дверям, также выкрашенным в белое и черное, относительно которых Сильвер заключил, что они уводят в недра горы. Убедиться в этом он смог буквально через пару секунд.
        Створки сомкнулись за ними, и они оказались внутри Подгорного Царства, выполненного в миниатюре. Вернее, примерно таким киллер представлял себе далекое прошлое низкорослого племени: в то время как остальная планета давным-давно жила в эре высоких технологий, Сумеречный Монастырь прочно завяз в трясине железного века.
        Прежде всего - воздух. Чувствительные ноздри киллера затрепетали от шокирующего вторжения. Если снаружи, в звенящем хрустальной чистотой горном воздухе кислорода едва xватало, чтобы худо-бедно дышать, то здесь, судя по всему, монахи научились обходиться углекислым газом. Тепло в Монастыре получали самыми древними и примитивными способами. Вместе с кислородом свежий воздух неизменно нес горную прохладу, что было непозволительной роскошью. В итоге Сильвер с изумлением наблюдал мутантов, даже не подозревающих о том, какому надругательству подвергаются их легкие каждую секунду.
        Отсутствие постоянного притока воздуха в замкнутую систему помещений, служивших жильем множеству существ, порождало другую проблему - запахи. Целая гамма ощущений, широчайший спектр оттенков, включавший в себя как потные, немытые тела, так и зловоние нечистот, самую малость приглушаемое чадящими очагами.
        Сморщившись от отвращения, темный эльф был вынужден глотать воздух ртом. Недостаток кислорода, в свою очередь, заставлял делать это глубоко и часто. С непривычки у киллера даже заслезились глаза. Даже невозмутимый Карнаж и тот остановился, разинув рот, бестолково шаря взглядом в полумраке.
        Невзирая на неудобства, Сильвер ни на секунду не забывал об осторожности. Верная
«Кобра» болталась под рукой, готовая в любую секунду извергнуть на противника раскаленную очередь.
        Тибальт остановился, удивленно наблюдая за реакцией гостей.
        - Да-да, понимаю, - усмехнулся он. - Вы не первые и не последние, кому пришлось через это пройти. Прошу прощения, однако наш Монастырь - не эльфийские сады.
        - Мы это поняли, - прохрипел Сильвер.
        Прислонившись к стене, он постарался обрести контроль над дыханием.
        Монахи спешили мимо по каким-то сумеречным делам, не обращая на пришельцев никакого внимания. От дверного проема уходили сразу три коридора, вырубленных прямо в скале и полого спускавшихся вниз. Источниками освещения служили факелы, установленные с промежутками в несколько метров. Такое освещение темному эльфу вполне подходило. Сняв очки, он потер глаза.
        Вдохнув на пробу через ноздри, он с изумлением обнаружил, что вонь стала уже не столь нестерпимой. Карнажу в этом отношении было ощутимо легче - человек-волк в нетерпении оглядывался, готовясь продолжить путь.
        Сильвер оторвался от стены и направился следом за Тибальтом, показывавшим дорогу, в центральный коридор. Теперь эльф был совершенно уверен, что ни за какие коврижки не останется ночевать в этом хлеву - уж лучше под открытым небом.
«Два вопроса, - подумал он. - Каждый на тысячу марок. Первый: как быстро отыщется огр? Второй: сколько понадобится времени, чтобы склонить его к сотрудничеству?...»
        Киллер решил не спешить. Так или иначе, а посетить столовую ему все же придется. План дальнейших действий был более-менее ясен. «Хотя, - подумал Сильвер, - когда имеешь дело с безумцами, никогда нельзя быть в чем-либо уверенным».
        Глядя по сторонам, он присмотрелся к фактуре здешних стен. Помимо примитивных орудий горного труда, оставлявших характерные зарубки на камне, кое-где стены коридора были гладкими, будто бы в этих местах поработал гигантский утюг - следы мощных заклятий, способных прожечь каменную толщу на несколько метров. Местами стены оплывали, чтобы собраться на полу толстыми застывшими складками Представив себе силу, способную сотворить подобное, темный эльф поежился под курткой. Ему было известно, что сейчас горнодобывающие компании практически не прибегают к помощи магии - оплата такого труда стоила недешево, а потому использование лазеров стало куда более рентабельным.
        Увиденное навело киллера на кое-какие размышления.
        - Тибальт, это сделали вы? - Сильвер обвел рукой оплавленные стены.
        Паренек покачал головой:
        - Шахты пустовали много лет, когда сюда пришел первый отец-настоятель. Его звали Имлаб.
        - Интересно, за счет каких средств существует Монастырь?
        - Средств, господин? - Прагматичный подход, похоже, крайне озадачил монаха. - Вы имеете в виду деньги?
        - Именно. Здесь слишком холодно, чтобы заниматься сельским хозяйством. У вас есть кое-какая скотина, но ведь и ее нужно чем-то кормить.
        - Вы правы, - кивнул Тибальт. - В основном Монастырь существует за счет пожертвований, которые приходят откуда-то из внешнего мира. Время от времени к нам приезжают ученые, чтобы изучать наш образ жизни... Они также платят за постой.
        - И - все? - спросил Сильвер вкрадчиво.
        - Нет, господин. - Тибальт огляделся и понизил голос. - все еще разрабатываем несколько шахт, которые находятся глубоко внизу. Год назад след золотой нити затерялся в толще камня, но отец-настоятель уверен, что скоро она отыщется вновь.
        - Ваш настоятель, - Сильвер нарочито громко зевнул, пришел в Монастырь из внешнего мира?
        - Нет, господин. Отец-настоятель Тирвал прошел через Лропасть Страха тридцать шесть лет назад, задолго до моего рождения.

«Что и требовалось доказать, - подумал темный эльф. - Когда золотая жила потеряется окончательно, отец-настоятель уедет отсюда богатым человеком. Чтобы заполучить все те блага, которые продажная девка цивилизация предлагает любому желающему, нужно очень, очень много золота».
        Коридор продолжал полого спускаться, а температура - понижаться. Сильвер снял перчатки и расстегнул куртку, его примеру сразу же последовал Карнаж. Немногочисленные монахи, карабкавшиеся навстречу, были неизменно чем-то озабочены и смотрели преимущественно под ноги, отыскивая взглядом каменные складки.
        Носы пришельцев тем временем продолжали подвергаться неутомимой атаке - концентрация запахов ощутимо увеличилась, что нимало не способствовало привыканию.
        Вскоре коридор раздвоился. Пол выровнялся, приобретя отдаленное сходство с ровной поверхностью. Дистанция между факелами заметно сократилась. Они проходили мимо дверных проемов, занавешенных мохнатыми звериными шкурами, либо же прикрытых подобиями дверей из нескольких сколоченных досок.
        Сильверу удалось заглянуть в три таких проема. Назначение двух помещений осталось для него загадкой. Третье же было заставлено огромными деревянными кадками, в которых несколько разномастных самок стирали грязное тряпье.
        Нищета, царившая в Монастыре, поражала темного эльфа. У всех этих существ был выбор, однако они почему-то продолжали делать вид, будто никакого внешнего мира не существует в помине.
        Наконец Тибальт открыл очередную дверь. Огромная зала, имевшая форму перевернутой чаши, была заставлена грубо сколоченными столами и длинными скамьями без спинок. Киллер окинул столовую профессиональным взглядом. Если послушники трапезничали одновременно, то весь Монастырь населяли не более сотни особей.
        Поглядев на Тибальта, темный эльф с трудом удержался от расспросов Они ведь просто глупые путники, решившие поглазеть на горные красоты, умудрившиеся в итоге застрять на дороге. У монаха же могло создаться впечатление, что чужаки прибыли сюда за тем, чтобы шпионить, узнавать и разнюхивать. Какое, в конце концов, Сильверу дело до того, сколько здесь проживает монахов, а также до того, чист ли на руку отец-настоятель?.. Зато последний был отнюдь не дурак. Любопытство странных пришлых могло насторожить толстячка.
        Столовая была совершенно пуста, если не считать двух «заложников», рассевшихся на ближайшей скамье. Тролли курили, выпуская синий дым через широкие ноздри. Судя по бандитским мордам, посеревшим даже больше, чем обычно, монастырские ароматы подействовали даже на эту парочку.
        Карнаж и Сильвер уселись на скамью напротив. Тролли кивнули, одновременно затянувшись. Тибальт удалился на кухню, проход в которую находился в дальнем углу. Уши темного эльфа уловили раздраженный грохот кастрюль и звон посуды. Тибальт что-то сказал, на что в ответ прозвучало чье-то невнятное ворчание.
        Через минуту из проема вынырнул некий невысокий субъект с подносом в руках. Одеяние повара составлял серый халат, заляпанный кое-где жирными пятнами - облегченный вариант традиционной серой хламиды. Капюшон был откинут, открывая для всеобщего обозрения круглое румяное лицо, из-под нижней губы торчали два острых белых клыка.
        Поставив поднос на стол, кобольд расставил перед гостями четыре глиняные миски, четыре глиняные ложки и четыре же глиняные чашки, после чего, не сказав ни слова, удалился на кухню.
        Тибальт, широко улыбнувшись, прошествовал к выходу
        - Приятного аппетита. Скоро я вернусь, чтобы показать ваши комнаты. Еще раз приятного аппетита.
        Темный эльф не ответил. Он вообще старался избегать правил приличия - всякий раз, когда мог себе это позволить. Особенно тогда, когда ему казалось, будто над ним издевались
        Сильвер пристально рассмотрел содержимое мисок. Похоже, это была какая-то жуткая, невообразимая смесь всевозможных круп, да еще на молоке. В чашках оказалось какое-то несвежее пиво.
        Тролли потушили сигареты о столешницу (видавшую еще не такое обращение), взяли ложки и с впечатляющей невозмутимостью принялись за еду. Карнаж, скорчив небрежную гримасу, также не стал медлить.
        Сильвер же, отодвинув миску, взял из пачки Ксура сигарету. Крепкий табак немного приглушил антисанитарные запахи.
        Поглядев на компаньонов, запивавших кашу пивом, темный эльф усмехнулся. Конечно, от безумцев, населявших данный Монастырь, можно всего ожидать. Однако «Кобра», равно как и пистолеты, была по-прежнему с ним.
        Киллер волновался лишь самую малость, да и то за Карнажа. Желудки троллей могли переварить даже булыжники. Чтобы отравить взрослого самца в самом расцвете сил, требовался весьма изощренный яд, причем в изрядных количествах. С другой стороны, звериные метки Карнажа должны были дать хрупкому человеческому организму кое-какие преимущества. Отравить же здорового темного эльфа, давным-давно перешагнувшего порог детства, практически не представлялось возможным - во всяком случае, шансов на летальный исход практически не было. Сильвер терпеть не мог какие-либо каши, только и всего.
        Выпуская через ноздри дымные струи, эльф разглядывал огромную пещеру. Видимо, когда-то здесь вели добычу чего-то ценного. Сейчас же залу освещали чадящие факелы, жидкий свет которых тщетно пытался добраться до тьмы, годами скапливавшейся под потолком. Сильвер чувствовал себя довольно комфортно под этим куполом Ночи.
        Не успели компаньоны доесть содержимое глиняных плошек, как появился Тибальт. Сильвер потушил окурок на манер гангстеров и поднялся из-за стола.
        - Веди нас, Тибальт.
        Монах поглядел на миску темного эльфа.
        - Вы не притронулись к еде, господин.
        - Верно, - кивнул киллер. - Я не голоден. Зато мои спутники благодарят Монастырь за роскошную трапезу.
        Долтур сыто рыгнул. Сильвер отметил, что прием подозрительной пищи никак не отразился на внешнем облике как троллей, так и вервольфа. Пока. Если в плошках был яд, выяснится это немного позднее.
        - На здоровье, - улыбнулся Тибальт. - Если господа готовы...
        - Мы готовы. Веди.
        ...И они отправились блуждать по подземному лабиринту. Миновав наиболее оживленные перекрестки, - монахи обменивались новостями, шутили и смеялись, неизменно замолкая, когда мимо проходили чужаки, - они шагали по пустынным коридорам, внутри которых блуждало голодное эхо и призраки прошлого. Факелы здесь встречались крайне редко, для фосфоресцирующих же грибов или плесени воздух был слишком сухим. Временами Мрак обволакивал путников теплым непроницаемым коконом, с радостью встречая старых знакомцев.
        Тибальт уверенно держал курс, забавно задирая ноги, потому как не мог видеть каменных складок, оставленных на полу могучими заклятьями.
        Сильвер шел рядом. Отсутствие света ничуть не мешало ему с любопытством разглядывать подземные тайны. Воздух очистился от большинства неприятных примесей, благодаря чему прогулка начала приносить темному эльфу подлинное удовольствие. Каждый поворот, перекресток и изгиб коридора автоматически наносились на мысленную схему, составляемую киллером без какого-либо напряжения.
        Поглядывая на спутников, он видел, как Тибальт, закрыв бесполезные глаза, шевелит губами, считая шаги; как тролли, щурясь, вглядываются во Тьму; как Карнаж, глаза которого приобрели явное звериное сходство, подмигивает и усмехается ему.
        Тибальт замедлил шаг.
        - Вы уж простите нас, - прокашлявшись, сказал он, породив долгое изощренное эхо,
        - это так называемое «гостевое крыло». Гости у нас бывают не часто, так что не взыщите...
        Остановившись, монах принялся шарить руками по каменной стене. Сильвер потянулся, вытащил факел из крепления и сунул ему в руки. Вздрогнув от неожиданности, монах вцепился в деревянную рукоять.
        - Как вы... - монах замялся. - Вы...
        - Мы видим во Тьме, - ответил Сильвер. - Тебе обязательно зажигать эту штуку?
        Разинув рот, Тибальт несколько секунд раздумывал, затем затараторил:
        - Боюсь, без света я не сориентируюсь. Комнат у нас немало, но отец-настоятель велел отвести вас в самые лучшие. Осталось их только найти...
        Сильвер отошел подальше от монаха, вовсю рывшегося в карманах. Неподалеку действительно темнели одинаковые прямоугольные проемы. Киллер всего несколько раз за всю свою жизнь останавливался в гостиницах, но Монастырь с легкостью заткнул за пояс их все.
        Ксур, достав зажигалку, поднес ее к факелу. Темный эльф поспешно отвернулся, глядя, как на пожелтевших стенах стремительно вырастают черные тени. Мрак нехотя отодвинулся, замуровав путников на крохотном пятачке освещенного пространства.
        Проморгавшись, Тибальт продолжил путь. Проемы, расположенные через неодинаковое расстояние, были символически прикрыты хлипкими дверьми, также сколоченными из нескольких досок. Более того, ни на одной Сильвер не заметил каких-либо замков или запоров. Вызвав из памяти образы Монастыря, кипевшего бурной жизнью где-то наверху, эльф понял, что монахи в принципе не признают частной жизни: замков не было и там.
        Миновав несколько таких проемов, Тибальт остановился и, приоткрыв дверь, заглянул в очередной, ничем не отличавшийся от предыдущих. Покачав головой, монах закрыл дверь и двинулся дальше. На третьей попытке удача, казалось, улыбнулась ему.
        Отступив в сторону, монах с гордостью продемонстрировал камеру, вся меблировка которой состояла из двух деревянных коек, накрытых подозрительного вида матрасами. Стены, примыкавшие к соседним «номерам», заменяли деревянные перегородки.
        Разглядев все это при свете факела, тролли воззрились на Тибальта. Ксур, ощерившись, открыл было пасть.
        - На одну ночь сойдет, - опередил его Сильвер. - Где тут вода, туалет?
        - Последняя дверь в конце коридора. - Тибальт пригляделся. - Того, что налево.
        - Хорошо. Пошли дальше.
        Карнажу досталась одноместная камера, находившаяся по соседству. Как вервольф, так и тролли могли отодвинуть деревянную стену, образовав тем самым трехместный блок.
        Сильвер изо всех сил старался сохранить серьезное выражение лица. Было бы неплохо прислать сюда и капризного хакера... Но всему свое время. На сегодня еще оставались кое-какие дела.
        По каким-то соображениям все соседние комнаты не удовлетворили Тибальта. Хлопнув очередной дверью, он стремительно повернул за угол. Обернувшись, Сильвер заметил, что компаньоны вовсе не спешат насладиться уютом и роскошью, предоставленными в их полное распоряжение.
        За углом количество проемов заметно убавилось. Чтобы не терять времени даром, темный эльф решил потешить любопытство, в очередной раз прикинувшись глупым туристом.
        - Теперь я понимаю, - протянул он, - каким образом Монастырь уцелел на протяжении стольких столетий. Чтобы спастись от очередного разграбления, вам достаточно всего-навсего спуститься на пару ярусов ниже. Никто не отыщет какую-то сотню существ в этом лабиринте.
        - Ошибаетесь, - усмехнулся Тибальт, охотно включаясь в беседу. - В Воинстве Тьмы было достаточно тех, кто видели без света не хуже вас, господин. Да и гномы всегда предпочитали поверхности прохладные пещеры. Тем не менее ни разу за свою историю Монастырь не подвергался, как вы говорите, разграблению.
        - Вот как? Очень интересно, - поощрил Сильвер. Тибальт пожал плечами, заглядывая в очередной проем.
        - Союзники всегда были чужды бессмысленной бойне. Монастырь не принадлежал Империи, а потому не представлял угрозы. Воинство же Тьмы всегда было слишком велико, чтобы накормить и обогреть хотя бы десятую часть. Летописи Монастыря гласят, что, когда оно шло к Перевалу, то было похоже на черного змея, чье тело, ощетинившееся сталью, извивалось между скал несколько дней подряд... - Тибальт ненадолго умолк, шагая по каменному полу с факелом в руке. - …проходило мимо и скрывалось вдали. Никто не грабил - мало ли что могло понадобиться на обратном пути. Только двух настоятелей вздернули на виселице... Когда на ночлег останавливалось высшее командование. - Монах бросил на киллера осторожный взгляд. - Все они были похожи на вас, господин.
        Сильвер кивнул, ясно представив картины, описанные монахом. В его груди проснулась невольная гордость. Было бы неплохо заглянуть в эти самые летописи...
«Возможно, - невесело усмехнулся темный эльф, - на обратном пути».
        Тибальт открыл дверь, осветил комнату факелом и, отступив, пропустил киллера. Сильвер равнодушно поглядел на узкую койку. Определенно, этой ночью он будет сторожить Мориарти по мере своих скромных способностей.
        - А однажды, - продолжил монах безжизненным голосом, - вместе с командирами в Монастыре остановился сам Повелитель.
        Темный эльф обернулся так быстро, что хрустнули шейные позвонки. Он вполне мог решить, будто просто ослышался, если бы не привык доверять собственным ушам.
        - Что ты сказал? - прошипел киллер. - Повтори!
        - Ну, - промямлил монах, - однажды здесь ночевал сам Повелитель.
        - Здесь? - Сильвер огляделся. - Где?!
        - Говорю же, - Тибальт махнул рукой. - Здесь. Это ведь гостевое крыло...
        - Покажи! - взревел темный эльф. Схватив монаха за плечо, он потащил его в конец коридора, не обращая внимания на то, что человек практически не переступает ногами. - Где это здесь?
        - В конце коридора, - выдавил Тибальт. - Черная дверь!
        Сильвер разжал пальцы и устремился в указанном направлении.
        Всего несколько раз в жизни эльф терял ощущение реальности. Впервые это случилось с ним в пятнадцать лет, когда он впервые вкусил прелести секса. После
        - в девятнадцать, когда он своими руками убил живое существо, светлого эльфа.
        И вот - сейчас, на рубеже столетнего юбилея, киллер испытал одно из сильнейших потрясений в своей жизни. Когда-то по этому самому полу ступал Повелитель. Сильверу казалось, будто камень жжет ступни через толстые подошвы. Нет, все это сон. Этого не может быть.
        Ноги целеустремленно несли его в конец коридора, где и впрямь показалась большая черная дверь. Монахи не пожалели дерева, сработана она была на совесть. Однако темному эльфу дверь показалась не более чем призрачной тенью. Створки ворот, ведущих в Запретный Зал Черной Цитадели, оставшейся в Торменторе, были выплавлены из синего металла, сотни лет назад упавшего с небес на Твердь. (Покореженные снарядами и боевым волшебством, обе створки хранились в эльфийском музее). Мысль о том, что Повелитель мог провести какую-то незначительную часть своей жизни в этом подземелье, за этими самыми дверьми, казалась абсурдной.
        Сильвер остановился на пороге и, задержав дыхание, поднял руку. Возник соблазн постучать. За спиной раздалось тяжелое дыхание Тибальта. Желтый свет упал на дерево, неумело выкрашенное черной краской, освещая неровности, щели и гвозди.
        Киллер толкнул дверь. Заскрипев на несмазанных петлях, она отворилась. Факел монаха осветил комнату, вырубленную в камне. Сильвер с изумлением, смешанным с ужасом, вошел внутрь.
        У стены стояла кровать - простая деревянная койка, сделанная не в гример лучше виденных в других комнатах Напротив - ветxий письменный стол, к которому был придвинут простой табурет. На столе стояли две черные свечи, догоревшие до середины, и глиняная плошка. Больше - ничего. Только толстый слой пыли.
        Сильверу показалось, будто через все его тело прошел электрический разряд чудовищной мощи. Волосы на голове предприняли отчаянную попытку вырваться из плена заколки.
        Тишину нарушало лишь потрескивание факела.
        Запретный Зал, сокрытый в недрах Черной Цитадели, на какое-то мгновение показался киллеру чудовищной мистификацией. Когда-то в геометрическом центре Зала находилась Сфера Могущества - гигантский шар из зеленого стекла и металлических сплавов, до краев наполненный дикой, необузданной магией, - в которой Повелитель, бессознательно левитируя, проводил несколько часов каждые сутки. Внутри Сферы царил Мрак, мелькали зеленые молнии, беспрепятственно проходившие через тело Повелителя, отчего на стенах плясали зловещие тени... Потолок же Зала был настолько далек, что там всегда царила непроглядная, абсолютная Тьма
        То, что предстало глазам Сильвера... Это не укладывалось ни в какие рамки, взламывало все представления. Неудивительно, что о посещении Монастыря Хозяином Ночи внешний мир не ведал до сих пор.
        Киллер поглядел на узкую, шаткую койку. На ней также лежал матрас, накрытый черными простынями. «Не может быть того, - подумал киллер, - чтобы его тело касалось этих вещей...»
        - В каком обличье был Повелитель?
        - Обличье? - переспросил монах, задумчиво разглядывавший скудное убранство. - Зеленого Призрака.

«Три сотни лет назад», - подумал Сильвер.
        Он знал об этом периоде. На редкость спокойное Возвращение, во время которого Повелитель больше занимался внутренней политикой, поднимая промышленность Империи. Единственный военный поход, совершенный в это время, завершился сокрушительным поражением.
        - Повелитель шел туда или обратно?
        - Обратно, - ответил Тибальт - Он настолько ослаб, что не мог перемещаться по воздуху. В эту чашу командиры собирали его кровь
        - Его кровь?..
        - Да, Повелитель был ранен. Они собрали все, не потеряв ни капли. После этого каждый из Верховных Магов сделал по глотку, впитав часть силы Повелителя. Он лично называл имена.
        Человек попытался коснуться глиняной чаши, но Сильвер рефлекторно оттолкнул его руку. Присмотревшись к грубому изделию, он покачал головой. Был ли это тот самый сосуд, в котором находилась кровь Повелителя, - самая драгоценная субстанция во всем мироздании, - или же монахи давным-давно разбили драгоценную чашу? украли? спрятали?.. Она лежит здесь, за черной дверью, открытой для каждого, без какой-либо охраны... Совершить подмену можно было тысячи раз.
        Он взял чашу в руки (как ни странно, его не поразила молния), осторожно поднес к лицу. На глине остались чьи-то отпечатки, будто бы вплавленные в твердую коричневую поверхность. Были ли это пальцы неосторожного мастера, лепившего чашу, или же в этих местах застывшей глины касались Eго пальцы?
        Сильвер с благоговением поставил чашу на столешницу.
        - Он был здесь, - произнес он, нарушая молчание, - и не разрушил здесь все?!
        Тибальт покачал головой:
        - Летописи гласят, что никто из монахов не успел его разглядеть. Темные эльфы практически на себе внесли Повелителя внутрь, после чего настоятель показал дорогу сюда, в эту комнату.
        - Настоятеля вздернули на виселице?
        - Нет, господин. Оба случая произошли позже, когда Повелитель просто перелетал через Каменные Клыки, перемещаясь на крыльях собственной магии. Только он был настолько могуществен, чтобы проделать такое.
        - Мне это известно, - огрызнулся Сильвер, затем добавил мягче:
        - Спасибо, Тибальт, что показал мне все это. Я никогда этого не забуду.
        - Пожалуйста. - Монах пожал плечами. - Вообще-то настоятель не любит распространяться об этом. Поэтому чужаков сюда не водят... Но вы, господин, совсем другое дело.
        - Верно, Тибальт. - Сильвер вышел из комнаты, едва ли не вытолкав монаха впереди себя. Осторожно закрыв дверь, он попытался собрать мысли по осколкам. - Скажи, знаешь ли ты огра по имени Хугин?
        - Конечно, я знаю Хугина. - Тибальт переложил факел в левую руку. - Один из самых преданных братьев.
        - Чем он здесь занимается?
        - Тем же, чем и все остальные. Медитирует, работает в шахтах, а время от времени обучает братьев рукопашному бою. - Тибальт хитро прищурился. - Вы тоже, господин, знакомы с ним?
        - Верно, причем очень давно. Я хотел бы с ним повидаться. - Сильвер достал из кармана купюру в двадцать эльфийских марок. - Можно ли это устроить?
        Тибальт поглядел на купюру. Эльфийский король, чей портрет был расположен прямо по центру, загадочно улыбался.
        - Право, не знаю, - протянул монах. - Отец-настоятель не одобряет подобных контактов. Не знаю уж, кем Хугин был в прошлом, но вы наверняка напомните ему о прошлой жизни.
        - Отцу-настоятелю вовсе не обязательно знать обо всем, что творится в этих стенах, - заметил Сильвер. - У него и так забот по горло. Вспомни, ты ведь сам просил рассказать тебе о том, что находится за пределами Монастыря.
        - Вы посеете смятение в его душе. - Тибальт покачал головой. - Тьма неохотно отпускает своих детей.
        - Если вера Хугина крепка, от нашего разговора не будет ничего дурного. - Сильвер помахал двадцаткой. - Так или иначе, но я с ним встречусь. Кто-то получит эти деньги, однако мне бы хотелось, чтобы это был ты.
        Тибальт колебался.
        Темный эльф припас наиболее убедительные аргументы напоследок. Подумать только, этот малолетний наглец еще имеет наглость препираться - окруженный Тьмой, в каменном лабиринте, где никто не услышит его воплей...
        - Хорошо, - сказал наконец монах. - Я отведу вас к нему, но только не говорите никому об этом. И спрячьте деньги, пожалуйста.
        Сильвер без возражений удовлетворил эту просьбу. В тех вопросах, что касались наличности, он никогда не был особо щепетилен.
        Они двинулись в обратный путь. Компаньоны мрачно тусовались в коридоре, упрямо не желая заселять апартаменты.
        - Ждите здесь, - бросил киллер, проходя мимо. - Я скоро.
        Тибальт шагал чуть впереди, бережно сжимая в руке потрескивающий факел. Мысленная карта в голове Сильвера медленно прокручивалась по мере того, как они проходили по знакомым местам. Проделав примерно половину маршрута, Тибальт неожиданно свернул. Еще какое-то время они шагали в тишине, заключенные в сферу желтого света, окруженные Тьмой. Грубые ступени, вырубленные в камне столетия назад, начались так внезапно, что Сильвер едва не споткнулся. Подъем не отнял много времени. Пройдя по коридору, чьи стены сомкнулись вокруг тесной каменной кишкой, они свернули, после чего вновь окунулись в царство жидкого света, немытых тел и подозрительных взглядов.
        Темный эльф уже некоторое время чувствовал приближение «цивилизации», причем дело было не только в неприятных ароматических примесях, концентрация которых неотвратимо росла: стены коридоров представляли собой гигантский резонатор, благодаря чему голоса и прочие звуки раздавались порой с совершенно неожиданных сторон. Привыкнуть к этим фокусам было крайне непросто, поэтому киллер, хватаясь за автомат, то и дело беспокойно вглядывался во Тьму.
        Сейчас, когда они оказались ярусом выше, воздух сомкнулся вокруг Сильвера удушливой стеной. Концентрация запахов достигла апогея. Прищурившись, темный эльф был вынужден продираться через эту ароматическую какофонию, дабы не отстать от шустрого Тибальта.
        Концентрация пешеходов на квадратный метр свободной поверхности также совершила стремительный рывок. Большинство монахов озабоченно проносились мимо, меньшинство, выглядывая из крохотных келий, позволяло себе неприкрытое любопытство. Стоило лишь эльфу пройти мимо, как монахи принимались громким шепотом обсуждать его персону. Сильвер, поглощенный проблемами зрения и обоняния, теперь уже не обращал на звуки особого внимания.
        Тьме, всецело господствовавшей ярусом ниже, приходилось довольствоваться лишь жалкими тенями. Воткнув факел в первое же пустовавшее крепление, Тибальт, втянув голову в плечи, прибавил шагу. Сильвер не отставал, соблюдая дистанцию в несколько шагов. На мысленную карту Монастыря продолжали наноситься новые сведения.
        Отчасти абстрагировавшись от показаний внешних датчиков, киллер вгляделся в окружающую реальность более пристально. Монахи, как оказалось, влачили куда более жалкое существование, чем ему представлялось. Каменные мешки, уже виденные в «гостевом крыле», отводились здесь под роль жилых комнат. Двери и мохнатые шкуры, заменяющие таковые, обнажали скудную обстановку.
        Из прямоугольных проемов нередко выглядывали разномастные самки, некоторые были молоды и привлекательны. Темный эльф частенько ловил на себе заинтересованные взгляды. Самцы, раздраженные неожиданным появлением чужака, шикали на подруг, запирали дверь, а то и вовсе загораживали женщин телами. Дело было даже не в физической привлекательности Сильвера - он нес на себе неизгладимый отпечаток внешнего мира, будучи частью огромного целого. Но самцы зря волновались: эльф не собирался служить для кого-либо счастливым билетом.
        Киллер не знал ответов на вопросы, которые настойчиво подсовывало ему сознание. Что заставило всех этих существ прятаться здесь, в этих горах? Почему кто-то по-прежнему приходит сюда? Почему не уходит? Хотел ли кто-нибудь уйти? Ушел ли?.
        Монахи казались вполне довольными жизнью, хотя большинство никогда не бывало за пределами Монастыря. Те же, кто бежал сюда из внешнего мира, был рад просто оттого, что сохранил иллюзию свободы, хотя эльф никак не мог взять в толк, чем, собственно, тюрьма хуже.
        По иронии Судьбы в Сумеречном Монастыре обитали единственные Дети Ночи, образ жизни которых не изменился за прошедшие столетия. И все-таки Сильвер не мог понять подобного существования. Он презирал их всех.
        Отвращение росло неудержимой волной, поэтому киллеру пришлось напомнить себе, что ему нет никакого дела до местных проблем. Все, что его интересовало, это огр по имени Хугин. (А также, возможно, осознание факта, что когда-то здесь мог ступать Повелитель.)
        Время от времени дорогу путникам перебегали совсем крохотные монахи, также поглощенные своими делами. Беззаботный детский смех звучал в каменных стенах: детеныши различных рас носились бок о бок, чем повергали Сильвера в полнейшее изумление. Родители конечно же не потрудились объяснить своим чадам, что это неправильно. Законы природы были поставлены в Монастыре с ног на голову.
        Сколь бы сильно киллер ни был поглощен своими органами чувств, какое бы отвращение ни рождалось в его груди, часть его сознания неусыпно контролировало окружающее пространство. Радиус в несколько метров мог превратиться в мертвую зону, перейди монахи от шепота к делу. Но автомат, болтавшийся на ремне, да и сам вид темного эльфа внушал аборигенам осознание того, что этого делать не следовало.
        Свернув в очередной раз, Тибальт остановился. Пешеходов здесь было гораздо меньше, но, судя по бегающим глазкам, монах не на шутку волновался.
        - Все, пришли, - прошептал он. - За следующим поворотом третья дверь слева. В это время он обычно у себя.
        - Спасибо, - Сильвер улыбнулся. - Можешь не ждать, дорогу я помню. - На лице Тибальта отразилось явное облегчение. - Утром, будь добр, выведи моих спутников на поверхность. Часам к восьми, хорошо?
        Тибальт кивнул, озадаченно поглядев на темного эльфа.
        - Я буду ночевать в машине, - пояснил Сильвер. - Наш пятый спутник, должно быть, сейчас изнывает в одиночестве.
        - Хорошо, господин. В восемь утра выведу ваших спутников.
        Сообщив это, Тибальт усмехнулся. Монах, наверное, представил себе ту же картину, что и Сильвер: вервольф и тролли бредут в кромешной Тьме, переругиваясь по поводу того, где сделать следующий переход. «Если довести дело до этого, - понял киллер, - они могут блуждать там неделями».
        - Спокойной ночи, господин.
        - Спокойной ночи, Тибальт.
        Тибальт удалился в противоположном направлении, шагая легко и свободно. Выждав несколько секунд, Сильвер миновал поворот, сразу же обнаружив искомую дверь. Пешеходного движения в этом ответвлении лабиринта не наблюдалось вовсе. Никто не видел, как киллер подошел к невзрачной двери. «То ли здесь обитало местное начальство, - подумал эльф, - то ли исключительно негостеприимные особи, предпочитающие одиночество веселой сутолоке». Если верным был последний вариант, то без заблаговременной договоренности таких субъектов лучше не беспокоить. Но у Сильвера не было выбора.
        Подняв руку, он постучал. В тонкие щели, образованные неплотно пригнанными досками, просачивался желтый свет.
        - Входи, - донеслось изнутри.
        Открыв дверь, киллер принял приглашение.
        Хугин был дома. Огр сидел за столом и пил в одиночестве. На широкой столешнице стояла огромная бутыль, до половины наполненная мутно-белой жидкостью.
        Поглядев на темного эльфа, великан махнул когтистой пятипалой рукой.
        - Садись, командир. - Будто гулкое, сипловатое эхо прокатилось по комнате. - Выпей.
        Убедившись, что дверь плотно закрыта, Сильвер прошел к столу и сел напротив Хугина. Основательный стул (сделанный, по-видимому, руками легендарного террориста) при этом даже не скрипнул.
        Огр наполнил вторую глиняную кружку жидкостью из бутыли и пододвинул ее темному эльфу. Сильвер взял чашу, принюхался - самогон, отвратительно! - после чего сделал порядочный глоток.
        Хугин одобрительно кивнул.
        - Молодец, командир. Не посрамил своих предков. - Огр сделал пренебрежительный жест в сторону двери. - В отличие от этих. Слабаки.
        - Пойдем со мной, Хугин, - сказал Сильвер, ставя чашу на стол. - Это место недостойно такого, как ты. Я пришел, чтобы увести тебя отсюда.
        Хугин воззрился на него из-под кустистых бровей. Огромные радужки огра были темно-зеленого цвета, словно бриллианты во Мраке. Широкое серое лицо было покрыто сетью мелких шрамов - в особенности левая сторона, - будто бы некогда огру пришлось окунуться в нечто воспламененное, опасное, злобно шипевшее при соприкосновении с кожей. Из-под тонких, твердых губ выглядывали острые клыки, которые боги дали великанам-людоедам для пожирания человеческой плоти. В каждой из ноздрей, вывернутых наизнанку, болталось по золотому кольцу. Толстые седые волосы были коротко подстрижены - жесткая колючая щетка.
        Габариты же Хугина были далеко не столь впечатляющи, как представлял себе Сильвер. Конечно, боги наделили всех огров еще и выдающимся телосложением, однако конкретно этот великан в строю сородичей смотрелся бы заморышем. Большинство телохранителей из свиты Локхони были намного крупнее. Присмотревшись, Сильвер заключил, что уступал в росте собеседнику всего какую-то голову. Впрочем, ему-то точно было известно, что это ровным счетом ничего не значило.
        В зеленых глазах Хугина светился интеллект, что и впрямь считалось огромной редкостью среди его сородичей. А еще в этих глазах, отчасти затуманенных алкоголем, без труда читалось любопытство.
        - Отсюда? - переспросил огр. - Куда?
        - Назад, во внешний мир.
        Хугин отхлебнул из кружки, даже не поморщившись.
        - Там я уже был. Пришел сюда. - Тонкие губы раздвину лись, обнажая клыки. - Ты знаешь мое имя. Я не знаю твое.
        - Зови меня Сильвером.
        - Никогда не слышал, - признался огр.
        Темный эльф почувствовал, что его самолюбие было задето, однако он не признался бы в этом даже себе самому.
        - Бывал когда-нибудь в Торменторе? Хугин покачал головой:
        - Никогда. Долго жил на Западе.
        - Что ж, в определенных кругах я довольно известен.
        - Неудивительно. - Огр, усмехнувшись, бросил небрежный взгляд на автомат. - Ты темный эльф. Таких осталось темного. Что тебе нужно, Сильвер?
        - Мне нужна твоя помощь, - проговорил киллер. - Ты засиделся без дела, Хугин.
        - Дела? - Огр нахмурил брови, обозначив глубокие складки вокруг переносицы. - От этого дела никому нет пользы. Я был молод и глуп. Убивать живых существ неправильно.
        - Неправильно? - в свою очередь переспросил эльф. - Неправильно то, что ты прозябаешь в этом подземелье. Неправильно то, что ты забыл свою страну, своего Повелителя.
        Огр оскалил желтые клыки:
        - Меня гнали сюда, словно пса. Где он, твой Повелитель?! Где были вы, командиры?
        - Хугин поглядел на дно чаши. - Моей страны больше нет. Но есть Монастырь.
        - Твоя страна по-прежнему есть, Хугин. Наша страна. Сейчас там пируют гномы и эльфы, уверовавшие в свою безнаказанность. Они думают так же, как и ты. Тебе ведь кажется, что Повелитель оставил нас навсегда?
        Великан-людоед, поглядев в глаза темного эльфа, медленно кивнул.
        - Это не так, - продолжил Сильвер. - Империя существовала испокон веков. С тех самых незапамятных пор, когда Повелитель покинул Чертоги Мрака, чтобы спуститься на Твердь, он помогал Детям Ночи бороться со Светом.
        - Это правда. - Огр тяжело кивнул. - Это время прошло.
        - Все только начинается. Повелитель не оставил нас, просто настал наш черед. Дети Ночи должны сами позаботиться о себе, иначе нас уничтожат. Настал наш черед помогать Властителю.
        - Что значит - помогать? - Хугин в изумлении уставился на киллера. - Повелитель был силен. Очень силен. Чем ему можно помочь?
        - Говорить об этом слишком рано. Пойдем со мной, скоро ты узнаешь. Мы будем бороться.
        - Нет. - Хугин вновь приложился к чаше. - Здесь мой дом. Мои братья.
        - С каких это пор кобольды, эльфы и гномы стали братьями ограм?! - Сильвер изобразил праведный гнев. - Ты хочешь до конца своих дней сидеть тут, в этой конуре? Будешь пить самогон и вспоминать о прошлом?..
        - Да. Я пришел и остался. - Хугин пожал плечами. - Никто не гнал меня прочь. Тьма, Свет - просто слова.
        - Ты ведь и сам в это не веришь, - киллер зло усмехнулся. - Тьма никогда по-настоящему не отпускает своих детей. Зло в твоей крови, пульсирует в сердце. Слышишь, стучит?
        Хугин, казалось, попытался прислушаться.
        - Пусть так, - сказал он. - Пойти с тобой - значит вновь убивать. Я устал от убийств.
        - Знаю, ты отправил на тот свет много народу. Все они ждут тебя, чтобы поквитаться. - Сильвер приложился к собственной чаше. - Тем не менее это единственный путь. Союзники убивали и продолжают убивать Детей Ночи. Кто-то должен заставить их расплатиться за это. - Сильвер мечтательно улыбнулся. - Когда Повелитель вернется, Зло восстанет из пепла, чтобы одержать победу.
        Несколько мгновений Хугин глядел на «командира», сжимая кружку в огромной лапе.
        - Это только мечты, - сказал огр. - Убивать несложно. Я не хочу умирать.
        - Рано или поздно умрет каждый из нас. Вопрос лишь в том, как ему это удастся. Ты хочешь умереть здесь, в Монастыре, когда превратишься в старую развалину? Или ты хочешь погибнуть в бою, как и положено Созданию Тьмы? воину? мужчине, наконец?..
        - Ты зовешь меня умирать? - Хугин коротко расхохотался. - Здесь я приношу пользу. Моя смерть не нужна Повелителю.
        - Да, польза. - Сильвер побарабанил пальцами по столу. - Ты работаешь в шахте, верно? Взрываешь пласты, машешь киркой, расчищая завалы? -Великан озадаченно кивнул. - Отец-настоятель, несомненно, получает от этого огромную пользу. Когда у него будет больше золота, чем он сможет унести, вам придется выбирать себе нового настоятеля.
        Хугин нахмурился. За мутной пеленой, заволакивающей глаза, протекали мучительные процессы. Огр оказался куда более крепким орешком, чем Сильвер мог предположить. Каждую секунду эльф ждал того, что его попросят убраться восвояси. Возможно, в другое время так бы и случилось, если бы Хугин не решил сегодня напиться.
        - Хочешь сказать, - медленно проскрежетал великан-людоед, - настоятель ворует?
        - Я всего-навсего высказал предположение, - ответил Сильвер. - Мне кажется, это похоже на правду.
        - Нет, ты оскорбил настоятеля. - На скулах огра заиграли тугие желваки. - Пойдем со мной, Сильвер.
        Хугин поднялся со стула и направился к двери. Киллер последовал его примеру. События приняли совершенно неожиданный оборот. Когда Сильвер входил в келью Хугина, плана действий у него не было вовсе. Знаменитая импульсивность огров в очередной раз доказала нецелесообразность какого-либо планирования.
        Они направились куда-то по пустынному коридору, в котором, очевидно, обитало как начальство, так и нелюдимые отшельники. Хугин целеустремленно держал курс, финишная черта которого была проведена на лбу отца-настоятеля.
        Темный эльф совершенно не волновался по этому поводу. На семьдесят процентов он был уверен в успехе - анализ выдало его умение разбираться в психологии разумных существ; куда уж человечишке, не разменявшему и пятого десятка, перехитрить столетнего эльфа?!
        Конечно, киллер рисковал. Однако без риска не бывает победы. Если его ожидает неудача... что ж, он найдет другой способ. Конечно, поиск вариантов отнимет больше времени: гранитное упрямство огров, соединенное с непогрешимой прямотой мышления и выпитым алкоголем - та самая стена, о которую нередко разбивались усилия лучших стратегов. Тем не менее рискнуть конечно же стоило. Сильвера охватил охотничий азарт.
        - Что ты задумал? - спросил он, приноравливаясь к походке великана.
        - Навестить настоятеля, - угрюмо буркнул огр, сжимая кулаки. - Поищем золото.
        Это заявление заставило Сильвера почувствовать легкое замешательство. Шансы на успех упали до пятидесяти процентов, что также подсказывало знание современной психологии.
        - Ваш настоятель неглуп, - осторожно заметил темный эльф. - Вряд ли мы найдем золото настолько быстро.
        - Тогда ты извинишься, - рявкнул огр. - И уйдешь навсегда.
        Вспыхнув, Сильвер сдержался. За благоразумие пришлось заплатить усилием воли. Он отнюдь не чувствовал в себе военного гения, однако был уверен, что в итоге огру придется уйти вместе с ним.
        Хугин прошел в конец коридора и, остановившись перед черно-белой дверью, постучал костяшками толстых пальцев. За дверью послышалась какая-то возня, чьи-то раздраженные голоса. Через несколько секунд огру надоело ждать. Он легко толкнул дверь левой лапой. Жалобно скрипнув, та незамедлительно отворилась; в сторону покатился металлический засов, вырванный из двери вместе с шурупами.
        Войдя внутрь, Сильвер оглядел «келью», площадь которой превышала все виденные в Монастыре помещения, за исключением, пожалуй, столовой. Каменные стены были завешаны пестрыми коврами. Мягкий уголок, письменный и обеденный стол, стулья, сервант, а также двуспальная кровать составляли скромную меблировку комнаты. Источниками освещения служили тонкие свечи в канделябрах.
        Отец-настоятель, денно и нощно блюдущий интересы паствы, беспомощно барахтался на огромной кровати, силясь спуститься с высокой перины. Помимо толстячка под белыми простынями находился кто-то еще - судя по очертаниям, стройная молодая особь. Настоятель неловко дернул простыню, открыв копну темных волос, обрамляющих испуганное женское личико.
        К отцу-настоятелю вернулся дар речи, после чего он завизжал.
        - Что... что вы себе позволяете?! Как ты посмел!. Хугин... Ты!! - короткий толстый перст уставился в сторону Сильвера. - Что ты здесь делаешь? Убирайся вон!
        - Заткнись, - обронил темный эльф. - Мне недосуг слушать твои вопли.
        Видимо, что-то в облике киллера (возможно, автомат, но, скорее всего, выражение глаз) подсказало толстячку, что это не лучшее время для споров. Сдернув со стула серую хламиду, настоятель попытался одеться, не слезая с кровати.
        Тем временем Хугин, не проронив ни слова, приступил к профессиональному обыску. Прощупав снизу столешницу, он долез в сервант. На пол полетел разнообразный хлам, накопленный настоятелем за долгие годы. Затем огр поочередно заглянул за каждый из настенных ковров, простукивая стены. Золота не было.
        Сильвер чувствовал, как шансы стремительно падают. Находись он на фондовой бирже
        - начал бы продавать акции по бросовым ценам. Исправить положение в келье настоятеля было не так просто.
        По-прежнему сохраняя молчание, огр наклонился и без заметных усилий приподнял двуспальную кровать, отчего любовники откатились к противоположной стене. Толстячок, продолжавший сражаться с серой хламидой, по ошибке сунул голову в один из рукавов. Окончив осмотр, огр отпустил кровать - та со стоном рухнула на все четыре ножки, подбросив любовников в воздух. Настоятель хранил благоразумное молчание, зато темноволосая прелестница вопила, не жалея глотки.
        На все эти звуки сбежалось с десяток разномастных монахов. Не решаясь войти, они столпились на пороге, пытаясь хоть что-то разглядеть через плечо соседа.
«Понятые прибыли», - усмехнулся киллер. Никто, однако, не попытался вмешаться - видимо, нрав огра был всем здесь прекрасно известен.
        Хугин задумчиво оглядел помещение. Остался только письменный стол. Рассчитывать на то, что настоятель прячет наворованное золото в нем, было верхом глупости, поэтому темный эльф принялся разрабатывать новую тактику. Огр конечно же не захочет с ним разговаривать, поэтому придется извиниться... Настоятель, в свою очередь, пожелает выставить гостей, поэтому придется щедро оплатить моральный ущерб...
        Вытаскивая из стола один ящик за другим, Хугин вытряхивал содержимое на пол, после чего проверял сами ящики, простукивая их с разных сторон.
        Размышляя, киллер не очень внимательно наблюдал за ходом обыска, а потому едва не пропустил момент, когда на пол, издав мелодичный звон, упал неприметный черный мешочек.
        - Не трогай! - тут же завопил настоятель. - Не имеешь права!.
        Подняв мешочек, Хугин развязал шнурок и высыпал на ладонь несколько желтых блестящих пластин. Судя по тому, как огр держал лапу, в мешке их оставалось немало.
        Толпа на пороге издала дружный вздох.
        Облегчение, удивление и радость победы прокатились по телу Сильвера триединой волной. В который раз жизнь доказала - никогда не следует недооценивать человеческую глупость. То ли настоятель не потрудился вновь спрятать золото, то ли забыл, то ли вовсе не имел тайника. Теперь это уже не имело значения.
        Толстяк с ненавистью поглядел на Сильвера. Тот ответил ему насмешливым взглядом.
        - Что это? - спросил Хугин, протягивая настоятелю золотые пластины. - Вы не продали золото?
        - Я могу все объяснить, - заявил настоятель, скатываясь с кровати и поправляя одеяние. - У меня не было времени, Хугин. Это осталось с прошлого раза плюс те крохи, что вы нашли в позапрошлом месяце...
        Огр вытряхнул на ладонь еще несколько пластин, внимательно пригляделся к каждой.
        - Не верю. Сказали, продали все. - Хугин тряхнул зазвеневший мешочек. - Почему осталось так много?!
        Сильвер видел, как недоверие в глазах огра сменилось яростью. Все те часы, что великан провел, вкалывая в шахте, самовольно присвоил какой-то человечишка - пища!.. Кто же открыл ему на это глаза?.. Незнакомый темный эльф, который не остановится ни перед чем, лишь бы Хугин вновь принялся за кровавое ремесло!
        Зарычав, легендарный террорист оскалил клыки. Настоятель отшатнулся, подняв дрожащую руку. Короткие ножки медленно переступали. Огр мог достать его единственным прыжком, оторвать голову, - это заняло бы не более пары секунд, - чтобы приступить к пожиранию еще теплого тела.
        - Это просто остатки, - бормотал настоятель, отступая. - Я не успел... А ты перепутал...
        - Врешь! На них мои отметки! - прорычал Хугин. - Я отлил каждую своими руками!!
        Шагая пятками вперед, настоятель наткнулся на Сильвера, обернулся и отскочил с испуганным вскриком.
        - Вор... - бормотали в толпе. - Вот почему было так мало еды... Чужак, наверное, полицейский... Хугин прав... Я тоже узнаю эти слитки...
        Черноволосая девица попыталась как можно глубже зарыться в перину и простыни.
        Темный эльф неожиданно почувствовал себя не в своей тарелке. Впервые в жизни ему довелось выводить ворье на чистую воду. Как правило, когда возмущенные вкладчики платили за его услуги, он не утруждал себя изучением сути конфликта.
        Эльф понял, что стал свидетелем революции в отдельно взятом Монастыре. Так всегда бывает, когда трудовой народ узнает, что все это время его золото нагло таскали у него из-под носа, кому-то приходится держать за это ответ. Крайне редко - настоящим ворам. Данная революция была воистину хрестоматийной.
        Участь настоятеля была решена. Если прямо сейчас его не сожрет великан-людоед, рано или поздно до него доберется толпа. Но все это мало волновало Сильвера. Главное, чтобы до огра наконец-то дошло. Монахи могли жить вечно или же умереть в эту секунду, киллеру на это было плевать.
        Огр опустил руки вдоль тела, сжал кулаки и повернулся к Сильверу. Черный мешочек болтался в левой лапе.
        - Завтра будем драться, - прохрипел Хугин. - Мы с тобой. Победишь - поеду с тобой. Проиграешь - останусь. - Огр обжег съежившегося настоятеля взглядом. - Будем решать, что делать с тобой. Чужак попытается тебя защитить. Судьба все решит. - Толстый когтистый палец принялся тыкать в толпу. - Ты, ты и ты. Сторожить настоятеля. Облажаетесь - шкуру спущу.
        Швырнув мешочек с золотом на обеденный стол, огр широким шагом направился к двери. Толпа поспешно расступилась, убираясь с пути разгневанного великана.
        Сильвер обдумал прозвучавшие слова. Чего-то в этом роде он ждал. Импульсивность, равно как и прямота мышления (не говоря уже о выпитом самогоне) выдали довольно необычное решение. Огры свято верили в Судьбу, зачастую решая клановые вопросы ритуальным поединком. Однако преступников, застигнутых на месте преступления, огры казнили без промедления.
        Дождавшись, когда шаги Хугина затихнут вдали, настоятель повернул к Сильверу багровое лицо.
        - Знал ведь, что от тебя будут проблемы, - прошипел толстячок. - Чувствовал...
        - Среди равных не может быть более равных, чем все остальные. - Сильвер поглядел в выпученные темные глазки. - Все это время ты обманывал всех этих существ. Пришло время платить по счетам.
        - Да откуда ты взялся такой?! - Настоятель, забывшись, шагнул вперед. - Будь ты проклят!
        - Я уже проклят, - усмехнулся Сильвер. - Самое смешное в этой ситуации то, что теперь я - твоя единственная надежда на спасение. Завтра мы сразимся с огром, после чего я навсегда увезу его из этого места. Но если что-то случится с ним этой ночью, заплатишь мне за это ты. - Темный эльф пригвоздил взглядом настоятеля к полу. - Самые изощренные пытки покажутся тебе детскими забавами.
        Киллер развернулся, не в силах подавить рвущийся наружу смех.
        - Пошли вон, - бросил он монахам. Продолжая смеяться, Сильвер отправился в обратный путь. Все оказалось гораздо проще. Он рискнул и одержал победу, горевшую на губах сладкой пряностью.

* * *
        Темный эльф шагал в кромешной Тьме по каменному лабиринту. Улыбка то и дело проступала на его губах. Вряд ли огр был сейчас в состоянии оценить собственную шутку. Подобного юмора Сильвер не слышал давно. Завтрашний же день грозил еще более приятными развлечениями.
        Хугин, должно быть, в эти самые минуты усиленно накачивался самогоном, запершись в своей каморке. Сильвер не сомневался в том, что без труда одержит победу, даже если бы огр с месяц денно и нощно готовился к предстоящей схватке. Тибальт сказал, что великан обучает братьев рукопашному бою? Стало быть, поглядеть на представление соберется весь Монастырь.
        В темноте не раздавалось ни звука - киллер шагал абсолютно беззвучно. Каменные стены будто освещались изнутри каким-то серым пламенем, благодаря чему глаза темного эльфа не нуждались в искусственном освещении - он видел на много метров вперед.
        Войдя в «гостевое крыло», Сильвер постоял, прислушиваясь, затем продолжил путь. Из дверного проема конуры, занимаемой троллями, изливался тусклый желтый свет, однако киллеру он показался потоком ультрафиолета в яркий солнечный день. Бесшумно миновав дверь, Сильвер прищурился и заглянул внутрь: Ксур возлежал на койке с закрытыми глазами, Долтур сидел и курил. На полу стояла зажженная восковая свеча.
        За следующей дверью наблюдалась куда более интересная картина: Карнаж, развалившись на койке, разглядывал правую руку, стремительно приобретавшую сходство с волосатой волчьей лапой. На глазах темного эльфа ногти вервольфа превратились в длинные изогнутые когти. Повернувшись к двери, Карнаж подмигнул.
        Покачав головой, киллер продолжил путь. Каждый развлекается как умеет. Заглядывая поочередно в каждую дверь, эльф обнаружил искомое лишь с четвертой попытки, после чего, не задерживаясь, направился в конец коридора.
        Осторожно открыв дверь, он вошел внутрь. Чаша стояла там, где они с Тибальтом ее и оставили. Какое-то мгновение поколебавшись, Сильвер решился. Взяв Чашу Повелителя, он поставил на грубую столешницу аналогичный сосуд, позаимствованный в соседней комнате.
        Темный эльф окинул скудное убранство прощальным взглядом и вышел, крепко сжимая Чашу. Никогда прежде он не опускался до воровства. Но это... это совсем другой случай. Даже и не воровство вовсе. Бесценной вещи не место в этом Монастыре, где даже настоятели обворовывают нищую паству. Служители Сумерек никогда не поймут, какое значение имеет Чаша.
        Спрятав глиняный сосуд под курткой, Сильвер зашагал обратно.
        Лицо Карнажа непостижимым образом удлинилось и покрылось волосами, за губами торчали острые зубы. «Поутру монахи могут недосчитаться пары братьев, - усмехнувшись, подумал темный эльф. - Или, что более вероятно, сестер». Однако это было не более чем шуткой. Если бы не полностью осмысленный взгляд Карнажа, киллеру пришлось бы силком тащить его на поверхность. Сейчас же Сильверу больше всего хотелось остаться в одиночестве, чтобы как следует обдумать события этого дня. (Одиночество, разумеется, предусматривало общество одной лишь Чаши.)
        Подойдя к апартаментам гангстеров, Сильвер замер на пороге. Чтобы тролли заметили его появление, ему пришлось громко прокашляться.
        Тролли распахнули глаза.
        - Ну как? - тут же спросил Долтур. - Нашли огра?
        - Нашел. Завтра уедем.
        - Нам здесь не нравится, - неожиданно заявил Ксур.
        - Это я понял, - Сильвер улыбнулся. - Дорогу запомнили?
        Ксур кивнул. Долтур покачал головой.
        - В таком случае, ждите здесь. Утром за вами придет Тибальт, чтобы вывести на поверхность. Если все мы будем ночевать в машине, монахи, чего доброго, обидятся. У них тут произошла смена власти, так что обстановка накалена до предела.
        Тролли поглядели на него, однако возражать не решились.
        - Знаю, о чем вы подумали. Мэт конечно же не лучший сторож. Если вы оба считаете, что справитесь с охраной машины лучше меня, милости прошу. Я охотно переночую здесь.
        Тролли молчали.
        Сняв с плеча ремень автомата, эльф передал оружие Долтуру:
        - На всякий случай. Спокойной ночи.
        Сильвер вышел и начал подъем навстречу Ночи, наполненной прохладным свежим воздухом.

* * *
        Гномы, вооруженные антикварными ружьями, охраняли ворота. До них конечно же еще не успели докатиться последние новости. Озадаченно расступившись, они проводили Сильвера долгими взглядами.
        Киллер подошел к машине и открыл дверь чип-ключом. Выстрела, как ни странно, не последовало. Значит, Робинс еще не успел накачаться пивом до бессознательного состояния. Войдя внутрь, Сильвер в этом усомнился - хакер разлегся на кресле, разбросав в стороны слабые конечности.
        - Привет, - прозвучало из динамиков. - Как все прошло?
        Робинс встрепенулся и машинально нащупал пистолет, валявшийся на полу. Сильвер быстро шагнул вперед и осторожно вынул оружие из тонких пальцев.
        - Привет, - ответил темный эльф, засовывая пистолет за ремень. - Нормально.
        - Нашел огра?
        - Конечно.
        - Он тоже разговаривает короткими предложениями? - Робинс спросонья немного картавил. - Как все его сородичи?
        - Ага, - кивнул Сильвер, - хотя его предложения куда менее короткие. Он действительно умен. Заставил меня удивиться, в моем возрасте это уже нелегко.
        - Как прошли переговоры? - спросил Мориарти, тараща с монитора красные буркала.
        - В целом успешно. Утром расскажу. - Сильвер глянул на глупо улыбающегося Робинса. - Когда все мы, пожалуй, будем находиться в наилучшей дневной форме.
        - Утром? - протянул человек. - Дотянуть бы... Третий день пошел, командир...
        - Насколько я вижу, тебе и без дозы неплохо. К тому же третий день будет только завтра.
        Робинс попытался надуться, но выпитое пиво (ничего более крепкого внутри Крошки попросту не было) свело все попытки на нет.
        Темный эльф перевел взгляд с хакера на монитор, невесело подумав о том, что в его команде теперь целых два наркомана. Мориарти, по крайней мере, тактично промолчал, за что киллер был ему весьма благодарен.

«Лишь бы огр в довесок не оказался алкоголиком, - промелькнула невеселая мысль. Ни одному темному эльфу, за весь период существования Империи Зла, наверняка не приходилось командовать столь несуразной компанией. - Судьба, наверное, решила подшутить над своей беспомощной пешкой...»
        Сильвер стащил куртку и, отодвинув немаркированную клавиатуру, поставил на стол Чашу. Робинс заинтересованно уставился на невзрачный глиняный сосуд, затем перевел удивленный взгляд на темного эльфа. Киллер сел на ближайшее кресло и принялся с благоговением разглядывать Чашу.
        - Что это? - спросил хакер. - Ты стащил у бедных монахов какую-то плошку?! Здесь полным-полно стаканов!
        - Это не плошка, - раздраженно ответил киллер. - В этой Чаше когда-то плескалась кровь Повелителя.
        - Кровь Повелителя? - громыхнуло в динамиках. - Я тоже хочу взглянуть на эту Чашу. Мэт, будь добр, принеси камеру.
        Робинс с явной неохотой оторвал тощий зад от кресла и потащился в кабину. Вернувшись с камерой, он воткнул ее в порт системного блока. Выражение рогатой морды на мониторе моментально изменилось.
        - Стало быть, - медленно произнес Мориарти, - этой вещи касалась жидкая магия, циркулировавшая внутри его жил?
        - Во всяком случае, мне хотелось бы в это верить, - признал Сильвер. - Тибальт рассказал мне весьма занятную историю. Оказывается, Повелитель посещал Монастырь в обличье Зеленого Призрака. Он возвращался через Перевал после того самого похода и сильно ослаб. Монахи предоставили в его распоряжение комнату, где он провел одну-единственную ночь. Властитель не заживлял рану до тех пор, пока Верховные Маги не причастились его кровью.
        - Стало быть, - ухмыльнулся Робинс, - ты все-таки стащил ее. Так ведь?
        - Называй как хочешь. - Сильвер равнодушно пожал плечами. - Она стояла в той самой комнате, открытой всем и каждому. Ни один в этом богопротивном заведении не ценил такого сокровища.
        - Молодец, - похвалил Мориарти. - Я поступил бы так же. Может, выпил бы походя парочку душ...
        - Спасибо, - сухо ответил Сильвер. - А теперь я хотел бы побыть в одиночестве. Мэт, забирай свою постель. Мне нужно многое обдумать. - Киллер взглянул на рогатую морду. - Ты тоже, Профессор, отдохни. Завтра будет насыщенный день.
        Монитор моментально потух. Робинс, покопавшись немного, взял белье и подушку в охапку, после чего поплелся в сторону кабины. Сильвер задвинул за ним дверную ширму.
        Вновь усевшись в кресло, он некоторое время сидел в темноте и разглядывал Чашу. Мысли роились в голове разозленными пчелами.
        Завтра над Каменными Клыками вновь взойдет солнце. Будет новый день. Будет схватка, перед которой следовало как следует выспаться. Спрятав Чашу, Сильвер решил последовать этой мудрой мысли.

* * *
        День наступил. Солнце лениво ползло над острыми вершинами.
        Сильвер хмуро наблюдал бледный шар, сидя за тонированными стеклами и поедая завтрак из полуфабрикатов.
        Из ванной вышел взлохмаченный Робинс. Усевшись напротив киллера, хакер глотнул минеральной воды.
        - Ну, рассказывай, - потребовал он. - Поедет?
        - Поедет, если я побью его в кулачном бою.
        - Побьешь? - Робинс выпучил удивленные глаза. - Зачем тебе его бить? Вряд ли ты сможешь принудить его к сотрудничеству подобным образом...
        - Знаю. Он сам предложил. - Сильвер отправил в рот очередной кусок. - В отличие от людей, огры всегда держат слово.
        - Это пропустим, - отмахнулся хакер. - Зачем ему понадобилось драться с тобой?
        - Чтобы решить моральную дилемму
        - Какую такую дилемму?
        Бросив взгляд на монитор, темный эльф увидел настороженную морду Мориарти. Демон был весьма заинтригован.
        - Ехать ему или не ехать, - ответил Сильвер.
        - А при чем здесь мораль?
        - При том, - терпеливо пояснил киллер, - что Хугин понимает - если он поедет, ему вновь придется убивать разумных существ. Если останется - придется убить отца-настоятеля. А также, возможно, принять на себя бремя ответственности за весь Монастырь. Он хочет поверить мне, однако чего-то боится. Поединок, по его понятиям, должен устранить все сомнения.
        - Зачем ему убивать настоятеля? - не выдержал демон.
        - Из-за золота, которое толстяк воровал у них из-под носа. Огр тоже вкалывал в шахте, потому так разозлился. - Сильвер поглядел в окно, заметив приближающуюся компанию. - Слушайте, потом он сам вам расскажет. У вас будет достаточно времени, чтобы поговорить на самые разнообразные темы. А теперь, Мэт, впусти наших друзей.
        Хакер прошел к двери. В салон ввалились остальные компаньоны. Небритые и помятые морды троллей говорили о том, что гангстеры провели отнюдь не лучшую ночь в своей жизни. Карнаж выглядел вполне прилично, даже порозовел на морозе.
        - Вначале тебе нужно победить, - заметил Робинс.
        - Командир Воинства Тьмы в рукопашной схватке стоил, как минимум, двух рядовых,
        - просветил хакера Мориарти. - Думаю, волноваться тут нечего.
        Тролли переглянулись, после чего Ксур прокашлялся:
        - Тибальт нам все рассказал. Мы не можем допустить, чтобы вы подвергали свою жизнь такой опасности.
        Сильвер с удивлением поднял на него глаза:
        - Интересно, как вы собираетесь мне помешать?
        - Ну, - замялся Ксур, - возможно, огр согласится драться с кем-нибудь из нас...
        Долтур решительно кивнул.
        Если бы Сильвер принадлежал к Созданиям Света, то, несомненно, почувствовал бы настоятельную потребность прослезиться. Но холодный разум отметил лишь соответствие собственным догадкам.
        - Нет, - отрезал он. - Огр вызвал меня, я принял поединок. Разговор окончен.
        В салоне повисло напряженное молчание.
        Сильвер сунул тарелку в молекулярный очиститель и набросил куртку.
        - Майкл, останешься с Мэтом, - велел он на пороге. - Обстановка напряжена до предела. Мало ли что взбредет в головы этим монахам...
        - Мы тоже хотели бы поглядеть на схватку, - обиженно заявил Робинс.
        - К сожалению, это невозможно. - Сильвер пожал плечами. - Камера там совершенно бесполезна - рация не в состоянии пробить каменную толщу.
        Киллер открыл дверь и окунулся в морозный воздух.
        Тибальт встретил его радушной улыбкой:
        - Доброе утро, господин! Монастырь бурлит, будто проснувшись от долгого сна. Схватка назначена на девять утра, мне поручено провести вас в Церемониальный Зал. Все вовсю делают ставки.
        - Вот как? - Сильвер поднял бровь. - Каковы же мои шансы?
        - Три к одному, господин. - Улыбка немного померкла. - Не в вашу пользу.
        Тролли, стоявшие по бокам киллера, расхохотались, широко разевая клыкастые пасти. Сильвер едва сдержал ухмылку. Что и говорить, темных эльфов здесь успели хорошо позабыть.
        - Может, нам тоже сделать пару ставок? - спросил Долтур. - Глядишь, разбогатеем!
        - Пожалуйста, - Тибальт кивнул. - Если у вас есть мука, вяленое мясо или другие продукты...
        Улыбки гангстеров тут же увяли. Вряд ли монахам пригодятся полуфабрикаты, для приготовления которых необходима ультрамикроволновка.
        Они вошли в черно-белые двери. Вновь в ноздри ударило концентрированное зловоние. За ночь Сильвер успел отвыкнуть от этого, однако не опасался, что это каким-либо образом скажется на схватке.
        Монастырь и впрямь гудел, словно потревоженный улей. Монахи суматошно носились туда-сюда, смаковали подробности прошедшей ночи, но неизменно замирали, когда странные чужаки проходили мимо. Темный эльф ловил на себе критические взгляды - так на ипподроме разглядывают породистых скакунов, готовясь сделать ставку. Завидев пришлых, монахи принимались бесстыдно шушукаться. Кое-кто все еще находился в полном неведении относительно того, кто же будет драться с «нашим Хугином». Проблема золота и смены власти, похоже, волновала монахов меньше всего.
        Тибальт шагал впереди, гордо задрав голову, а потому пару раз едва не растянулся на полу, споткнувшись о каменные складки. Часть уважительных взглядов сменилась насмешками.
        Спустившись ярусом ниже, они прошли по широкому коридору, оканчивавшемуся высокой каменной аркой. За пустовавшим проемом оказалась гигантская пещера - похоже, естественного происхождения, - превосходившая размерами столовую, как минимум, вдвое. Факелы, натыканные по всему периметру, подняли завесу полумрака к самому потолку. Сильвер чувствовал, как концентрированная Тьма внимательно следит за каждым его шагом.
        Монахи, кучковавшиеся вдоль каменных стен, недоуменно замерли, но тут же продолжили чесать языками с удвоенной силой. Концентрация критических взглядов нарастала. Сильвер чувствовал себя полным идиотом: к столь пристальному вниманию он оказался явно не готов.
        Зрители продолжали прибывать. Растянувшись вдоль стен, они, несомненно, образовывали группы единомышленников. Поглядывая на монахов, темный эльф вскоре обнаружил и собственную группу поддержки, состоявшую в основном из Детей Ночи и разномастных подростков. Последние ни с того ни с сего принялись махать руками и выкрикивать нечто приветственное. Сильвер скривился от отвращения.

«Что ж, - подумал он, - этот поединок не пройдет бесследно для местной экономики. Кое-кто преумножит собственные ставки в несколько раз».
        Темный эльф снял куртку и, свернув, положил на каменный пол. Взгляды многих монахов моментально оказались притянуты к плечевым кобурам, в которых покоились любимые пистолеты киллера. Сняв кобуры, он передал их Ксуру. Оставшись в итоге лишь в футболке-безрукавке, Сильвер принялся лениво разминаться. Монахи завороженно следили за плавными движениями, кое-кто усмехался. Два нарочито неуклюжих движения вызвали вспышку активности среди местных букмекеров.
        Наконец в сопровождении немногочисленной свиты явился Хугин. Угрюмый отец-настоятель плелся в хвосте, окруженный конвоем. Руки и ноги коротышки были свободны, однако темные глазки затравленно бегали, словно у жирной крысы, чей хвост угодил в мышеловку. При виде Сильвера страх и отчаяние в этом взгляде сменились неутолимой ненавистью, смешанной со смутной надеждой. Но - лишь на мгновение. Страх вернулся с удвоенной силой.
        Смерив великана-людоеда оценивающими взглядами, тролли приблизились к Сильверу, безуспешно пытавшемуся сесть на шпагат.
        - Господин, - вполголоса позвал Ксур. - Каковы правила схватки?
        - Правила? - Сильвер поднялся на ноги, отряхивая пыль с ладоней. - Побеждает тот, кто в состоянии стоять на ногах без посторонней помощи.
        - То есть, - осторожно продолжил Долтур, - смерть проигравшего, в принципе, необязательна?
        - В принципе - да, - кивнул Сильвер. - Вот только в пылу боя огры частенько забывают о собственной силе, поэтому летальный исход - обычное дело.
        Гангстеры с пониманием переглянулись.
        - Что нам делать, - Ксур потупил взгляд, - если... вы проиграете?
        - Верно, господин, - поддакнул Долтур, поправляя ремень автомата, - как нам быть?
        - Как вам угодно. - Сильвер ухмыльнулся. - Полагаю, это уже не будет иметь для меня никакого значения. Можете убить здесь всех, кого только сможете. Но я бы советовал тихо уйти, сесть в машину и ехать куда глаза глядят.
        - Вряд ли стоит возвращаться в Торментор, - пробормотал Долтур.
        - Дело ваше. - Сильвер пожал плечами. - Лично я намерен победить. А теперь не мешайте.
        - Удачи, господин.
        Тролли отошли на несколько метров. Сильвер продолжал изображать марионетку, движениями которой управлял сильно подвыпивший кукольник.
        Киллер находился в геометрическом центре Церемониального Зала. На этом самом месте, быть может, не так давно восседал настоятель, а все остальные монахи внимательно прислушивались к мудрым нравоучениям, медитировали или отправляли какие-нибудь несуразные обряды. Сейчас же отец-настоятель был обречен играть роль пассивного зрителя, наблюдая за поединком, который должен был решить его судьбу. Желтый блеск золота наверняка уже не прельщал его взгляд.
        Хугин прошел, рассекая толпу, в центр Зала. Сильвер закончил разминаться и стоял, скрестив руки на груди. Огр доглядел на него, приветственно мотнул головой, но почему-то не спешил входить внутрь умозрительной окружности.
        Эльф приготовился к атаке. Ну, еще только шаг... Киллер распрямился бы стальной пружиной.
        Десятки монахов и монахинь затаили дыхание. Хугин окинул их быстрым взглядом, поднял голову к Тьме, скопившейся лод потолком, и ни с того ни с сего принюхался к воздуху.
        - Здесь слишком тесно, - заявил огр вдруг. - Пойдем-ка лучше наверх, поближе к Свету.
        Хугин развернулся и без колебаний двинулся в обратный путь.
        От Сильвера потребовалось недюжинное мысленное усилие, чтобы не допустить позорного отвисания челюсти. Его всегда раздражало, когда инициатива находилась в чужих лапах. К тому же киллеру очень не понравилось, каким образом огр произнес последнее слово.
        Не упуская из виду широкой спины великана, темный эльф шагал следом. Тролли, обогнав шефа, шагали по бокам и чуть впереди, при необходимости отгоняя настырных монахов грозными окриками. Ксур казался еще более недовольным, чем обычно, а потому пару раз с его стороны раздавались особо примечательные звуки - те самые звуки, которые создает огромный кулак, встречающий на своем пути чью-то наглую рожу.
        По мере приближения к поверхности концентрация запахов сходила на нет. С другой стороны, Сильвер знал, что солнечный свет помешает ему гораздо сильнее. Возможно, огр намеревался использовать это обстоятельство. Киллер не мог надеть очки, так как пропущенный удар вполне мог разбить стекла и оставить его вовсе без глаз - с силой великана-людоеда это нехитрое дело.
        Выйдя на поверхность, Хугин занял позицию в центре двора: одна рука прикрывает уродливую морду, вторая направлена в сторону противника. Боевая стойка, древняя, словно сам мир.
        Тролли отстали, повинуясь резкому жесту. Сильвер шагал вперед. Снег хрустел под ногами, дыхание вырывалось из ноздрей влажными белыми струйками.
        Против ожиданий, солнце безобидно мерцало за серыми тучами. Зато Крошка маячила на фоне заснеженного двора лоснящимся черным пятном, окна и двери плотно задраены.
        - Ну, Сильвер, - огр обнажил клыки в ухмылке, - докажи, что ты командир.
        Хугин бросился вперед.
        Сильвер увернулся от когтистой пятерни, просвистевшей на уровне головы. Блокировав выпад второй руки, эльф контратаковал в солнечное сплетение. Огр успел отступить, благодаря чему кулак Сильвера скользнул по каменным ребрам. В следующее мгновение эльфу вновь потребовалось уклоняться, на сей раз от толстого колена, способного, казалось, переломить его пополам. Проскользнув под костистой лапой, киллер зарядил огру в ухо. И тут же, не давая опомниться, сделал подсечку. Хугин покачнулся, словно вековой дуб, которого упрямо держат крепкие корни.
        Сильвер отступил. Монахи возбужденно переговаривались, обступив широкую арену. Куда подевались неловкость и ленивая медлительность пришлого?.. Откуда, в свою очередь, появились стремительность, за которой трудно уследить невооруженным глазом, змеиная быстрота реакции и грация танцора?.. Подростки и Дети Ночи, образовавшие фэн-клуб имени Сильвера, свысока поглядывали на всех остальных.
        Оглядевшись, киллер заметил, как от Крошки отделились две фигуры - Карнаж и Робинс спешили поглазеть на представление. Мориарти, должно быть, посредством бортовых камер открывался превосходный обзор.
        Хугин тряхнул головой, вытряхивая головокружение, и вновь поднял кулаки. Сильвер не стал дожидаться атаки. Весь этот цирк ему порядком надоел. Подбросив тело в мощном прыжке, эльф оттолкнулся ногой от выставленной руки противника и ударил правой в лоб Хугина. Скользнув за спину великана, он схватил того за шею в крепком захвате. Когда когтистые лапы потянулись к нему, пытаясь нашарить голову, киллер был вынужден разжать хватку. Конечно, он мог просто удавить огра, вот только посещение Монастыря в этом случае теряло бы какой-либо смысл.
        Взбешенный Хугин обернулся, фиксируя взгляд налитых кровью глаз на противнике. На лбу застыл отпечаток рельефной подошвы. Отыскав наконец темного эльфа, огр оскалил пасть и, зарычав, вновь ринулся в атаку.
        Удары сыпались градом, попадали в цель, блокировались или же вовсе пропадали втуне. Хугин дрался молча и яростно.
        Сильвер с трудом распознал в его технике некую модифицированную разновидность огрского рукопашного боя, рассчитанную в основном на силовые приемы. Поскольку Хугин в лучшую сторону отличался от своих неуклюжих сородичей, его техника была гораздо изощренней. Пару раз киллер едва не угодил в захваты, выбраться из которых было бы весьма затруднительно (не причиняя при этом огру серьезных повреждений), а также чудом избежал возможности быть переброшенным через голову или конечности великана-людоеда.
        Сам Сильвер контратаковал лишь в том случае, когда считал, что это не грозило серьезными повреждениями здоровью Хугина. Огр же, возможно, даже не подозревал, что танцевал с самой Смертью. Пелена ярости застилала зеленые глаза, кольца болтались в раздувавшихся ноздрях. С другой стороны, великан не мог не догадываться, что егo жизнь была вне опасности - Сильвер скорее пропустил бы удар, чем нанес лишний противнику.

«Неужели, - думал эльф, отражая удары, - тебе так хочется остаться в этой зловонной клоаке? Или просто не терпится сожрать настоятеля?..» Как бы там ни было, киллер собирался в точности выполнить условия договора. Он победит в этой схватке.
        Огр вновь отступил, из широкой груди вырывалось хриплое дыхание. На этот раз раунд - третий по счету, - окончился бесспорной ничьей.
        Заметив, что сорочка разодрана в нескольких местах, Хугин сорвал ее с себя, оставшись лишь в домотканых штанах. От крепкого торса, сплетением мышц напоминающего все тот же кряжистый дуб, в морозный воздух валил пар. Хугин нагнулся и, набрав пригоршни чистого снега, стер с лица кровь. На спине огра при этом обнаружилась огромная, во всю ширину, татуировка - драконы, языки пламени, обнаженные клинки и колючая проволока, сплетенные в клубок.
        Сильвер тем временем сосредоточился на дыхании, ритм которого показался ему немного учащенным. Неожиданно взгляд его наткнулся на двух субъектов, выделявшихся из строя прочих монахов, словно яркие цветы среди невзрачных сорняков. Киллер не любил цветы. И уж тем более он всем сердцем ненавидел своих светлых собратьев.
        Эльфы - мужчина и женщина - стояли, взявшись за руки. Оба были красивы стандартной эльфийской красотой и будто бы светились изнутри невидимым светом. Оба, поймав взгляд темного собрата, быстро отвернулись, словно боялись запачкаться или заразиться какой-то болезнью. Конечно, они поняли, с кем пришлось схлестнуться Хугину. Но раз уж эльфы решили облачить стройные тела в серые хламиды, стало быть, внешний мир навсегда прекратил для них свое существование.
        Содрогнувшись от ненависти, Сильвер отвернулся.
        Компаньоны же успели образовать некий филиал его личного фэн-клуба. Каждый счел своим личным долгом кивнуть, ободряюще улыбнуться или же подмигнуть темному эльфу.
        Сильвер вновь отвернулся, обнаружив на этот раз отца-настоятеля. Огонек надежды в глазках толстяка разгорался все ярче. Темный эльф даже усомнился в первоначальном прогнозе. Если Хугин уедет, хитрой крысе, быть может, все-таки удастся сохранить собственную шкурку. Возможно, даже остаться у власти. Требовалось-то совсем немного - лапша, свисающая с ушей доверчивых монахов, теплый блеск золота и много, много обещаний. Все, как обычно.
        Стиснув кулаки, Хугин упрямо наклонил голову и крадучись направился к темному эльфу.
        Сильвер усмехнулся. Неужели этому здоровяку так ничего и не ясно?
        - Не вижу смысла продолжать этот бой, - сказал он. - Неужели ты мазохист? К чему тебе лишняя пара синяков?
        Хугин ответил коротким выпадом. Когда Сильвер уклонился, в его голову пушечным ядром устремился правый кулак. Эльф, покачнувшись, с трудом блокировал удар, но в следующее мгновение пришлось уклоняться уже от великанской ноги. «Пора с ним кончать, - пронеслось в голове. - Представление слишком затянулось». Когда тяжелый ботинок со свистом пронесся мимо, Сильвер рванулся в открывшуюся брешь. Кулак повстречался к брюшным прессом великана, сравнимым по твердости с гранитной плитой. Огр, подавившись застрявшим в горле воздухом, шагнул назад. Кулак темного эльфа, продолжая движение, врезался в квадратный подбородок. Сильвер тщательно отмерил усилие, как повар - острые специи.
        Клыки Хугина разочарованно лязгнули, а глаза удивленно-разочарованно поглядели на Сильвера, будто бы спрашивая: «Что, неужели так скоро?..» В следующую секунду глаза великана закрылись, и тяжелое тело рухнуло на утоптанный снег.
        Вековечный дуб, как и следовало ожидать, оказался бессилен против автоматической пилы из нержавеющей стали.
        Сильвер отряхнул руки. Дело сделано Он чувствовал удовлетворение, невзирая на очевидную специфику поединка. Обычно он преследовал цель отнять чью-либо жизнь, нежели сохранить оную, рискуя при этом собственной шкурой.
        Со стороны зрителей донеслись жидкие аплодисменты. Большинство монахов стояли с довольно кислыми минами, бросая в сторону счастливчиков косые взгляды. Теперь им предстояло наскрести такое количество драгоценной провизии, которое троекратно покрыло бы встречную ставку. Каждая революция, независимо от территории, отражалась на кошельках большинства населения самым неблагоприятным образом.
        Компаньоны вышли из строя зрителей и направились к темному эльфу. Сильвер накинул на плечи куртку, поданную Долтуром. Оборвав поток комплиментов, киллер задумался, глядя на огра.
        Огромное тело было распластано на снегу, конечности глядели на четыре стороны света. Из ноздрей и распахнутой пасти валили прерывистые струйки пара. Из прокушенной губы по подбородку стекала алая кровь.
        Темный эльф почувствовал сиюминутный соблазн втащить Хугина внутрь Крошки и, не мешкая, отправиться в путь. Но великан наверняка оборудовал в Монастыре хотя бы один тайник, где держал особо ценные вещи. К тому же не представлялось возможным насилу удерживать взрослого великана-людоеда, которому что-либо не по нраву. Впрочем, насчет этого Сильвер не особо волновался - огры, как правило, действительно держат данное слово. (Обычно у них просто не хватало воображения, чтобы представить альтернативу.)
        Ксур подал пистолеты, и киллер машинально перекинул ремни кобуры через плечо. Затем, встрепенувшись, поднял голову, отыскивая взглядом своих светлых сородичей. Теперь, когда оружие было настолько близко, Сильвер почувствовал непреодолимое желание пустить его в ход. Ненависть вонзила раскаленные зубы в его обнаженное сердце.
        Эльфы стояли, по-прежнему держась за руки. Красивые лица были печальны. Почувствовав исходящую от темного собрата холодную волну, мужчина увлек подругу за спины монахов.
        Сильвер отвернулся, дабы не искушать Судьбу. Нагнувшись над мордой огра, он зачерпнул снега и небрежно похлопал Хугина по серым щекам. Морщинистые веки затрепетали, распахнулись, но лишь через минуту глаза обрели осмысленное выражение. Хугин сел, помогая тяжелому телу руками.
        - Готов доказать, что умеешь держать обещания? - спросил Сильвер.
        - Сколько заплатишь? - Огр осторожно потрогал подбородок. - Крепко ты меня...
        - Сто тысяч. Эльфийскими.
        - Хорошо. - Великан с трудом поднялся на ноги. - Пойду вещички соберу.
        Хугин и Сильвер одновременно посмотрели на отца-настоятеля. Конвой, похоже, уже не вполне представлял, что делать с руководством дальше. Зато в глазах толстяка разгоралось торжествующее пламя, которое он даже не старался скрывать. Встретив хищный взгляд великана-людоеда, настоятель позволил себе короткую, едва заметную улыбку.
        Огр дернулся, будто от удара или тяжкого оскорбления. Пухлое лицо настоятеля вновь надело маску затравленной жертвы, когда огр шагнул вперед.
        - Нет, - остановил его Сильвер. - Теперь это не твоя забота. Пусть живут как хотят. К чему тебе лишняя кровь? Хугин смерил его взглядом:
        - Ты сам заставил меня вспомнить. Я - Создание Тьмы. Мне на роду написано пожирать людей и всех остальных, кто только под руку подвернется.
        - Верно, - кивнул темный эльф, - однако ты дал слово. Монастырь более не властен над тобой, а сам ты больше не монах.
        Хугин кивнул, немного помедлил и отправился в подземный лабиринт - паковать чемоданы.
        - Идите с ним, - велел киллер, глядя на троллей. - Проследите, чтобы все прошло тихо.
        Гангстеры молча кивнули и двинулись следом за огром, шагающим с весьма понурым видом.
        Монахи брели к Монастырю жидкой струйкой, горячо обсуждая подробности поединка, а также - гораздо прохладнее - условия дальнейших расчетов. Кольцо зрителей распалось, персоной чужака, казалось, уже никто не интересовался. За исключением, пожалуй, отца-настоятеля.
        Быстро переступая по снегу коротенькими ножками, тот подошел к Сильверу, полностью игнорируя конвой.
        - Должен поблагодарить тебя, чужеземец. - Настоятель усмехнулся. - Все вышло в точности так, как ты говорил, хотя я ни секунды не верил в твою победу. Ты принес мне беду, но ты же спас мою шею от виселицы. Помнится, когда твои сородичи навещали Монастырь, для двух моих коллег это закончилось весьма печально...
        - Советую тебе не особенно радоваться по этому поводу, - перебил его киллер. - Тебе конечно же не составит труда вновь oбвести всех этих простофиль вокруг пальца, как ты делал долгие годы. Но помни, в один прекрасный день мы можем вернуться. - Сильвер сделал паузу, наблюдая за сменой выражений на физиономии настоятеля. - Лично мне глубоко плевать как на тебя, так и на весь твой сраный Монастырь, но если то, что увидит Хугин, вернувшись, ему не понравится, - поверь, я не стану его останавливать. Как-нибудь подумай об этом на досуге. - Сильвер хищно оскалился. - Куда, интересно, после смерти попадают служители Сумерек, чьи тушки превратились в экскременты великанов?.. Настоятель, вздрогнув, отступил. И, часто оглядываясь, засеменил к черно-белым дверям, сопровождаемый бестолковым конвоиром.
        Сильвер смеялся ему вслед.
        - Чего-то я не догоняю, - пробормотал Робинс. - О чем вы вообще говорили? Это он воровал золото?..
        Сильвер, не затрудняя себя объяснениями, направился в сторону Крошки. Наперерез двигался взволнованный Тибальт.
        - Поздравляю, господин, - паренек робко улыбнулся. - На это стоило поглядеть. К сожалению, я так и не успел сделать ставку...
        - А потому поступил очень мудро, - кивнул Сильвер, - Потому как в любом случае остался при своих.
        - На рассвете пограничники расчистили дорогу. Господин... - Тибальт замялся, но тут же выпалил: - Возьмите меня c собой!
        От неожиданности киллер остановился, после чего пристально поглядел на монаха.
        - С собой?! - темный эльф ухмыльнулся. - Чем, по-твоему, я занимаюсь?
        - Ну... Вы, должно быть, коммерсант какой-нибудь...
        - Можно и так сказать, - рассмеялся Сильвер, - хотя с большой натяжкой. Разве мои спутники похожи на честных торговцев?
        Тибальт поглядел на Карнажа и Робинса, бредущих в их сторону.
        - Насчет этих не знаю, - монах понизил голос, - но тролли больше похожи на гангстеров. Самые настоящие головорезы.
        - Вот видишь. - Киллер пожал плечами. - Мы - не лучшая компания Ты ведь хочешь жить, причем жить нормально. Поэтому я не могу взять тебя с собой.
        - Только поэтому, господин? - На лице Тибальта вспыхнула надежда.
        - Не только. Я не могу брать с собой всех, кто об этом просит. Нам не по дороге.
        - Сильвер поглядел в печальные глаза. - Думаю, выбраться из гор не составляет большой проблемы. До Перевала можно дойти пешком, а там - сесть на попутку. Прощай, Тибальт.
        Киллер продолжил путь.
        - С победой, - донеслось из динамиков. - Здорово ты его...
        - Да, спасибо, - сухо ответил Сильвер, проходя в кабину. - Прогревай мотор, Профессор.
        Крошка сыто взревела.
        Менее чем через полчаса в сопровождении троллей явился Хугин, несущий на плече видавший виды вещмешок. Домотканые штаны великан сменил на черные джинсы, надел футболку и черную же кожаную куртку
        Монахи распахнули ворота; Мориарти уверенно вывел машину на горную дорогу.
        Глядя в зеркала заднего вида, темный эльф подумал о том. что уже никогда не вернется сюда. Эта мысль оставила его равнодушным.

* * *
        Они держали курс на север.
        Свернув вначале к Перевалу, демон, получивший соответствующие инструкции, вырулил на ближайшую трассу, уводившую прочь от Подгорного Царства. Сильвер никогда не любил возвращаться по собственным следам, а потому велел избрать дорогу, заканчивавшуюся немного севернее Торментора. Кружить по серпантину Каменных Клыков было куда неприятней комфортного перемещения по прямой и ровной трассе, позволявшей развить приличную скорость.
        Путь занял около восьми часов, которые компаньоны коротали за увлекательными беседами, допрашивая огра на предмет его профессиональных подвигов. Как выяснилось, Хугин организовал и привел в исполнение ряд дерзких террористических актов, часть из которых получила довольно широкую известность (к примеру, взрыв цистерны с бензином, начиненной шариками из подшипников, у эльфийского посольства в Республике). Огр говорил спокойным, лишенным чувств голосом, вкладывая в короткие лаконичные предложения годы кровавого опыта.
        Через некоторое время Сильвер полностью уверился, что полковник тайной полиции был совершенно прав насчет огра: кадры, как известно, решают все, а такие экземпляры на дороге не валяются. Казалось, великан мог поднять на воздух все что угодно - при наличии обычного будильника, мотка провода и баллончика с дезодорантом.
        Еще оказалось, что огр прихватил из Монастыря ровно половину «сэкономленного» настоятелем золота. Все присутствующие дружно посмеялись над этим, включая самого Хугина.
        Сильвера великан называл не иначе как «шефом», словно позабыв как о поединке, так и о полученных синяках. Нос огра сильно распух, хотя Ксур (известный в определенных кругах костолом) так и не обнаружил перелома.
        Сильвер знал, что огры не умеют хитрить. Это не говорило о том, что он начал безоговорочно доверять Хугину, однако кое-какую уверенность он все же почувствовал.
        На все вопросы о том, куда они держат путь теперь, Сильвер отвечал туманными недомолвками, либо же вовсе игнорировал вопрошавшего. Когда-то Империя была самой великой державой, находившейся одновременно в трех климатических поясах, а потому путь предстоял неблизкий.
        У самых отрогов темный эльф вернулся в кабину, соскучившись по ощущению власти над черным механическим зверем. Поездку по очередной горнодобывающей зоне он перенес гораздо спокойней, хотя страдания Каменных Клыков по-прежнему отдавались в костях ноющей болью. Этот район был отдан на растерзание корпорации, носившей название «Уктиннор», что в переводе с гномьего означало «Гранит».
        У самого начала отрогов вновь обнаружился блокпост корпоративной службы безопасности. Хмурые гномы, вооруженные автоматами и одетые в темно-зеленую форму, обступили Крошку. Полосатый шлагбаум преградил дорогу.
        Вздохнув, Сильвер опустил окно. Опять двадцать пять...
        - Слушаю вас, офицер, - сказал он, едва только гном открыл рот. - Почему вы нас остановили?
        Охранник сверился с какой-то бумагой.
        - Откуда держите путь? Вы не проезжали через наш пост, а потому и пропуска у вас, наверное, нет?..
        - Угадали, офицер. То, откуда я еду, сугубо мое личное дело. По какому праву вы останавливаете частный автотранспорт?
        - По соответствующему праву, господин. - Гном снизу вверх поглядел в зеркальные очки, скрывающие глаза собеседника. - Приготовьте машину к осмотру.
        Если бы гном сказал слово, не имеющее никакого отношения к волшебству, однако творящее порой чудесные вещи в этом сумасшедшем мире, Сильвер, возможно, уступил бы этой просьбе.
        - Вы ничего не будете осматривать. - Сильвер наблюдал, как у гнома от удивления отпала бородатая челюсть. - Разве у вас есть основания подозревать, что в моей машине находится некий похищенный груз?
        Охранник с трудом пораскинул мозгами.
        - Нет, но...
        - В таком случае, - заявил киллер, - осматривать машину имеют право лишь работники правоохранительных органов, к числу которых ваша служба не относится. Немедленно освободите дорогу.
        Гном, безуспешно пытавшийся впихнуть челюсть обратно, только рукой махнул. Шлагбаум поднялся под дружный хохот компаньонов.
        Они продолжили путь, хотя Сильвер не разделял всеобщего веселья. На землях Зла гномы чувствовали себя как дома, и, что самое страшное, никто уже не представлял, что может быть как-то иначе...
        Шоссе уходило к воображаемой линии, в которую серое небо сливалось с серой землей. Разделительная линия отражалась в очках киллера белым пунктиром.

* * *
        Движение на трассе было куда более оживленным, чем ожидал темный эльф. Перестроившись поначалу в скоростной ряд, Сильвер то и дело обгонял тяжелые фургоны, однако вскоре и его самого попросили освободить дорогу - сзади поджимала колонна, оборудованная синими маячками. Нехотя уступив дорогу, киллер стал наблюдать автомобили, проносящиеся мимо с явным превышением скорости. Это были тяжелые, широкие шестиколесники со знаками радиационной опасности на кузовах. Шесть штук, собственность все той же «Дзайгичиру».
        Сильверу оставалось только гадать, куда держали путь эти монстры. То ли гномы в очередной раз решили нарушить Конвенцию о запрещении ядерных испытаний, то ли везли отходы на захоронение или переработку. Земля, отравленная на многие метры, охотно проглотит новую порцию яда.
        - На завод в Тимсмир повезли, - предположил Робинс. - Я слышал, что там в строжайшей секретности изготовляют ядерные боеголовки. Гномы продолжают носиться с идеей мирового господства...
        Никто не ответил человеку. Против мирового господства Сильвер не возражал - Повелитель носился с этой идеей каждое Возвращение, однако ни разу не был по-настоящему близок к победе. Куда уж бородатым тварям...
        Вновь перестроившись, киллер выжал газ. Крошка без возражений устремилась вперед.
        Когда усталое солнце провалилось за горизонт, предварительно окатив небосвод кровавым багрянцем, они оставили позади Тимсмир. Сильвер проигнорировал дорожную голограмму, на которой грудастая блондинка обещала гостям «тысячу развлечений». Мольбы Робинса отведать «хотя бы парочку» также не возымели успеха. Киллер и сам был не прочь поразвлечься, однако, когда едешь на войну, расслабляться рановато.
        Через час, когда стемнело окончательно, а придорожный мрак разгоняли лишь фары Крошки да голографические щиты, темный эльф решил сделать остановку. Заметив крохотную гостиницу «для путешествующих», киллер завернул на стоянку.
        Робинс и тролли изъявили желание поспать на настоящих кроватях, и Сильвер, против обыкновения, не встал на пути этой мечты. Более того - спонсировал компаньонов на предмет отдельных комнат с кабельным телевидением, водяными матрасами и прочим оборудованием.
        Возбужденные компаньоны удалились, а темный эльф вновь остался в одиночестве. Карнаж получил задание оплатить стоянку Крошки, а также проследить за надлежащим поведением компаньонов. После некоторых моментов, произошедших в Монастыре, Сильвер стал доверять троллям значительно больше, хотя и велел вервольфу брать номера без телефонов. Огру, после многих лет заточения в Сумерках, звонить было попросту некому. Робинсу, по сути, также. Ну а у Карнажа не было мотива.
        Как бы там ни было, эльф собирался устроить всем пятерым небольшую проверку, а потому вовсю предвкушал этот момент.
        Мориарти куда-то пропал - монитор демонстрировал стандартный интерфейс без каких-либо признаков клыков и рогов. Сильверу стало любопытно, чем же в такие моменты занимается бессмертное существо, природа которого состоит в синтезе магии и высоких технологий.
        - Профессор, - позвал киллер, - ты здесь? Знакомая морда моментально выплыла на монитор.
        - Здесь, здесь, - сварливо ответил Мориарти. - К твоему сведению, мне тесновато.
        - Знаю, потерпи. Чем занимаешься?
        - Так, ерундой. Обустраиваю новое жилище. Поскольку сам я целиком виртуален, то и места для меня требуется немного.

«Очень удобно, - подумал Сильвер, с трудом сдержав улыбку. - Персональный демон. Детишки по всему миру были бы в восторге от такого питомца, раз и навсегда приструнив тем самым капризных родителей. Персонального демона не требовалось выводить на прогулку, не нужно было менять песок или же просто кормить. Следовало лишь не забывать про защитные заклятия, или питомец, не поморщившись, сожрет душу своего же хозяина».
        - Не желаешь взглянуть? Я приглашаю.

«Напросился», - подумал Сильвер, кляня себя за неосторожность. Что обычно случается с героями древних легенд, принявших приглашение темного духа?.. Их, как правило, съедали на обед. Перспектива оказаться в родной стихии Мориарти, к тому же без поддержки Робинса, не очень-то привлекала темного эльфа. Но у демона уже была возможность сожрать его душу, которой тот почему-то не воспользовался. С какой стати ему делать это теперь?..
        К тому же Сильвер не считал целесообразным обижать темного духа. Ради хороших отношений стоило рискнуть.
        - Ладно. - Киллер взял со стола нейрошунты. - Согласен.
        Клыкастая пасть раздвинулась в довольной ухмылке.
        Сильвер вставил шунты в разъемы, включил кибердеку и улегся на кресло, предварительно проверив, все ли двери Крошки заперты.
        В следующую секунду он оказался в месте, дизайнер которого явно страдал запущенной шизофренией. Красные стены, состоявшие из пористого, упругого вещества, смыкались над головой. По углам притаилась шевелящаяся Тьма. Кое-где к стенам были прикованы эльфийские женщины, чьи прекрасные тела покрывали длинные кровоточащие раны. В целом же помещение создавало впечатление, будто киллер угодил прямиком в желудок спящего бога, отвечающего за лютую злобу и ненависть.
        В противоположном конце находился огромный черный трон. Алые языки пламени плясали у подножия, а на ступенях извивались две черные демоницы.
        Мориарти - высокий темный силуэт, облаченный в свободный балахон, - поднялся с трона.
        - Как тебе мое жилище? - прогремело сиплое эхо. - Нравится?
        Сильвер пожал плечами:
        - Вообще-то неплохо, только я не люблю показуху.
        Мориарти расхохотался. Сильвер разглядел, что на голову чернокожего демона надета черная корона.
        Достав откуда-то длинный хлыст, темный дух размахнулся. Бич свистнул в воздухе и со звонким щелчком лизнул обнаженную спину одной из эльфиек. Белоснежная кожа моментально лопнула, и из раны полилась алая кровь. Женщина лишь обессиленно застонала.
        Мориарти вновь расхохотался. Сильвер сдержанно улыбнулся. Будь все это на самом деле, тогда он, возможно, сполна насладился бы увиденным.
        - Сказать по правде, - прогрохотал Мориарти, - я создал это с целью безобидного розыгрыша. Когда Мэт попадет сюда, то, вероятно, сильно удивится.
        - Вне всякого сомнения, - кивнул темный эльф, разглядывая белую попку эльфийки.
        - Удивится - это еще слабо сказано.
        - Мне и самому здесь нравится, - усмехнулся Мориарти, - однако большую часть времени я провожу в другом месте.
        Роскошный зад пропал из поля зрения Сильвера. Киллер обнаружил, что стоит посреди огромного зада, декорированного с редким изяществом. Стены были выложены розовым мрамором, на потолке - золотая лепнина и хрустальные люстры. Пол усеивали ворсистые ковры и бессчетное количество подушек, на которых возлежали белокожие красотки. Не худосочные эльфийские красотки, а пышногрудые самки - в полном смысле этого слова. Среди черных локонов виднелись аккуратные острые рожки. Из одежды на девушках были лишь символические купальники.
        Ближайшая девушка повернулась, одарив Сильвера томным взглядом.
        - Нравится? - прозвучал рядом спокойный баритон. - Мне тоже. Здесь гораздо уютнее.
        Темный эльф с трудом отвернулся, чтобы поглядеть на Мориарти. Обладатель баритона вновь сменил внешность - теперь он был одет в представительный костюм-тройку серого цвета; из тугого воротничка торчала голова уже знакомого Сильверу «банкира». Импозантный облик портили лишь изогнутые рога, а также широкий галстук с изображениями языков пламени.
        Темный эльф вновь поглядел на девицу, сочтя ее персону куда более достойной внимания. Подойдя ближе, наступая прямо на подушки, Сильвер прикоснулся к белокожему плечу. Девица улыбнулась, заглянула в глаза. На ощупь она оказалась точно такой, как и в обычных киберстимах: живая, теплая и упругая.
        Девица поднялась с подушки и, покачивая бедрами, направилась во вторую половину зала, где сыто лоснился огромный бассейн. Несколько самок играли в мяч, ныряли и весело взвизгивали. Обернувшись, девица поманила Сильвера изящным пальчиком.
        Киллер остался на месте.
        - Если хочешь, - демон толкнул его локтем, - я могу удалиться.
        Сильвер всерьез взвесил все «за» и «против». С одной стороны, ему не пришлось бы расходовать семя. С другой же, он овладел бы только собственной галлюцинацией, спроектированной демоном и внедренной кибердекой. Причем ощущения были бы далеки от реальных.
        - Нет, спасибо. Перебьюсь.
        - Понимаю, - демон кивнул. Козлиная бородка при этом коснулась «огненного» галстука. - Это не более секс, чем мастурбация. Возможно, даже менее.
        Сильвер поглядел на Мориарти. Тот усмехнулся.
        - У меня нет тела, нет желез внутренней секреции, а потому я понятия не имею, что такое настоящий оргазм. Но мне нравятся женщины. Поэтому приходится довольствоваться тем, что имею. - Мориарти взглянул на бассейн, битком набитый пышногрудыми самками.
        Сильвер обдумал его слова. Даже если скопировать личность демона в чье-то реальное тело, - наподобие того, как поступают старые и больные эльфийские лорды, для которых риск, связанный с операцией, давно потерял всякое значение, - ни один мозг не выдержит такого объема информации.
        Темный эльф вновь оглядел райское местечко, замечая новые подробности. Оба конструкта отличались профессиональным качеством исполнения, явный же порнографический характер добавлял им стоимости на черном рынке.
        - За бессмертие и баснословное могущество следует чем-то платить, - заметил киллер. - Возможно, это справедливая цена.
        - Возможно, - кивнул демон.
        Существо, способное единовременно совершать несколько миллионов операций, не могло дать однозначного ответа. Сильверу это показалось забавным.
        - Прошу тебя, - сказал он, - не води сюда Мэта. Здесь ему настолько понравится, что тебе придется конструировать себе новое жилище.
        - Хорошо! - Демон расхохотался. - Молодому человеку и впрямь рановато посещать такие места.
        - А теперь я должен раскланяться. Пришло время взглянуть, как там дела у наших друзей...
        Сильвер вызвал интерфейс и выбрал «выход». Кибердека моментально доставила обнаженное сознание внутрь черепной коробки. Киллер открыл глаза, вынул шунты и поднялся на ноги.
        Мориарти, вновь принявший свой естественный облик, таращился с монитора. Темный эльф бросил на рогатую морду благожелательный взгляд. Несмотря на уверенность, с которой он принял приглашение, киллер был рад вновь вернуться к реальности (пусть даже поглазеть на обнаженных, кровоточащих эльфиек здесь дорогого стоит).
        - Я специально поставил Крошку носом к гостинице, - опередив вопросы, пояснил Сильвер. - А в ресторане сяду так, чтобы держать в поле зрения всю стоянку. Можешь быть спокоен.
        Морда степенно кивнула.
        - Приятного аппетита.
        Темный эльф вышел из Крошки и, достав пульт, включил сигнализацию. Фары коротко мигнули.
        Кроме Крошки на стоянке было всего несколько машин, стоявших в непосредственной близости к гостиничному корпусу - клонированным одноэтажным коттеджам, похожим на выводок сиамских близнецов.
        Сильвер оглядел внутренности забегаловки через высокие окна; огр, тролли и Робинс были внутри, Карнаж отсутствовал. Вместо того чтобы пройти прямиком в забегаловку, киллер вошел в гостиничный холл, под который был приспособлен один из коттеджей. Карнаж обнаружился возле стойки портье. Темный эльф сделал вид, будто ошибся дверью, и тут же свернул к ресторану, напрямую сообщавшемуся с холлом. Портье - отвратительного вида престарелый гном - вновь вернулся к пересчету купюр, которые незадолго до этого Сильвер собственноручно передал вервольфу.
        Большинство столиков в забегаловке были свободны. Посетители рассредоточились по обширному помещению и вдумчиво ели, сохраняя гробовое молчание, за исключением, пожалуй, семейной четы из четырех гномьих особей, озабоченных плохим аппетитом младшего сыночка.
        Сильвер прошел в угол и сел так, чтобы видеть перед собой радиатор Крошки. Любая попытка приблизиться к машине моментально привлекла бы внимание темного эльфа.
        Робинс сидел через четыре столика и монотонно поглощал содержимое тарелки. При этом, согласно инструкции, хакер не обращал на киллера никакого внимания. Хугин и тролли также успешно справлялись со своими ролями.
        Не успела официантка - молодая самочка человеческой расы - приблизиться к Сильверу, чтобы принять заказ, как в ресторан вошел Карнаж. Плюхнувшись за пустой столик неподалеку от троллей, он также принялся изучать меню, приклеенное прямо к стене.
        Киллер заказал овощной салат, мясное рагу и поллитровый бокал пива «Бравый кобольд».
        К удивлению Сильвера, на тарелках его заказ смотрелся ничуть не хуже, чем на фотографиях, и на вкус оказался ничего. Впервые за несколько дней киллер смог поесть в компании существа, общество которого он предпочитал любому другому, а именно в благостном одиночествe.
        В какой-то момент мысли, извернувшись, совершили ловкий кульбит и сосредоточились вокруг печального лица Кристины. Столетний эльф постарался выкинуть наивную девчонку из головы. Неужели она думала, что его плен будет длиться долгие годы?..
        Сильвер покончил с едой, расплатился и вышел. К этому времени в забегаловке остались лишь Карнаж и Хугин, заказавший невообразимое количество мясных блюд.
        Киллер обошел вокруг Крошки, проверяя состояние каждой покрышки. В гостиничном комплексе светились только четыре окна, занавешенных толстыми шторами. Сильвер мысленно представил себе расположение и нумерацию комнат.
        Крошка довольно икнула, отключая сигнализацию.
        Мориарти исчез - видимо, бичевал эльфиек либо же барахтался в бассейне. В любом случае демон наверняка убедился, что внутрь вошел именно Сильвер.
        Темный эльф растянулся на кресле и закрыл глаза. Сон не шел. Проворочавшись так около часа, Сильвер выглянул в окно.
        Столовая опустела. Два из освещенных окон потухли. Придя к выводу, что медлить дальше бесполезно, - гораздо целесообразнее посвятить это время здоровому сну, - киллер вновь вышел из машины.
        По пути он обратил внимание на то, что в пределах видимости нет ни единого телефона. Этой роскоши, насколько он помнил, был лишен и гостиничный холл.
        Престарелый гном дремал, положив голову на руки; седые волосы рассыпались по коричневой стойке. Сильвер скользнул мимо бесшумной тенью.
        Воссоздав в сознании схему гостиничного комплекса, он продвигался по коридору, сковавшему коттеджи наподобие узкого пищевода. Миновав одну из искомых дверей - тишина, - он приблизился к следующей. Тролли обсуждали футбольный матч. Голос комментатора и шум толпы с трудом пробивались сквозь град ругательств.
        Темный эльф повернул дверную ручку. Гангстеры не стали запираться, а потому воззрились на «шефа» округлившимися от неожиданности глазами.
        - Ну, - Сильвер ухмыльнулся, - здесь-то вам нравится?
        Тролли оторопело кивнули. Голопроектор разрывался от рева толпы: один из футболистов, облаченных в скафандры, забросил мяч в кольцо.
        - В каких номерах остальные?
        - В восьмом... - Ксур прокашлялся. - И шестом.
        - Отлично. Спокойной ночи.
        Сильвер вышел и закрыл дверь. Телефона в комнате не было.
        Прислушавшись, он услышал внутри шестого номера лишь гортанный храп, который со всей определенностью принадлежал существу крупных размеров, не далее как час назад набившему желудок двумя-тремя килограммами свиного мяса. За дверью же восьмого номера Робинс увлеченно просвещал Карнажа насчет киберпространства и сопутствующих аксессуаров:
        - ...троды тоже могут убить, но чаше всего просто выжигают разум, превращая существо в растение. Шунты в этом отношении намного гуманнее, потому как убивают уже наверняка. Да и контакт получается гораздо надежнее...
        Киллер взялся за ручку, практически не удивившись тому факту, что она свободно провернулась в руке. Беспечность - это роскошь, которую могли себе позволить лишь самоубийцы и очень состоятельные лица.
        Двое в комнате также испытали легкое замешательство, однако опомнились не в пример быстрее троллей.
        - Привет, - брякнул Робинс. - Как дела?
        Сильвер пожал плечами и оглядел номер. Компаньоны развалились на широких кроватях, разглядывая повисшую под потолком голограмму - белоснежные шпили эльфийской столицы. Темный эльф поморщился.
        В углу валялись три телефонных аппарата, отключенных от сети.
        - Вот принес обещанный подарочек, - киллер уронил на ладонь хакера бирюзовую таблетку. - Наслаждайся.
        Робинс, разинув рот, поднял на Сильвера изумленный взгляд.
        - Что, всего одна?!
        - Ее вполне хватит, чтобы поддерживать твои потроха в работоспособном состоянии. Никто не говорил, что ты едешь развлекаться.
        - Потроха! - передразнил хакер, забрасывая таблетку в рот. - А как насчет мозгов?!
        Киллер перевел взгляд на Карнажа.
        - Стартуем в восемь ноль-ноль, - сообщил он. - Никому не опаздывать.
        - Что, - Робинс криво ухмыльнулся, - ты уедешь без нас?
        - Нет. Но я вполне могу уехать без твоего, скажем, правого уха. - Сильвер шагнул к порогу. - Спокойной ночи.
        - Он это что, серьезно?.. - спросил Робинс за дверью.
        Портье, разбуженный щелчком замка, поднял голову от стойки. Поглядев на темного эльфа красными спросонья глазами, он грозно нахмурился:
        - Погодите, кто вы такой? Я вас не впускал...
        Не удостоив его ответом, Сильвер вышел на стоянку. Карнаж подошел к заданию гораздо серьезнее, чем можно было ожидать от байкера из группировки «Свора Хаоса». Это было только на пользу темному эльфу, который собирался разделять и властвовать.
        - Профессор, - позвал он демона, - я тебя отключаю. Аккумуляторы нужно экономить.
        - Погоди, - раздался недовольный голос, - дай хоть улечься... Готово.
        Сильвер отключил питание.
        Достав Чашу, он несколько минут вертел ее в руках, после чего спрятал и улегся спать.
        Завтрашний день обещал ничуть не меньше сложностей, чем день сегодняшний. Уже к вечеру Сильвер надеялся попасть на запретный остров - прямиком в костлявые лапы некромантов.
        Судьбе решать.

* * *
        Солнце притаилось за толстым слоем серых туч.
        Крошка жадно пожирала асфальт, с каждым километром неумолимо приближаясь к цели.
        Холодный ветер обдувал скелеты деревьев, выстроившихся вдоль трассы похоронной процессией. Унылые безжизненные долины лишь изредка прерывались еще более тоскливыми деревнями, в которых новый день ничем не отличался от предыдущего. За исключением того, что осень неумолимо подходила к концу.
        Сильвер бросил очередной взгляд на небо, равномерно затянутое серым полотном. Богам, должно быть, Крошка казалась оттуда жирной черной пиявкой, ползущей по асфальтовому лезвию.
        К полудню они пересекли северную границу, разделявшую сектора Подгорного Царства и Республики. Не было ни стен, ни заборов с колючей проволокой, ни даже пулеметных вышек: лишь стационарные блокпосты, выстроенные из красного кирпича, шлагбаумы и пограничники.
        Гномы даже не потрудились выйти из здания; шлагбаум поднялся и опустился, стоило только Крошке въехать на нейтральный километр.
        Подкатив к блокпосту людей, Сильвер остановил машину. Три пограничника, заметив гостей, без особого рвения побрели в сторону КПП. Служба на этой, с позволения сказать, границе не отличалась особым разнообразием.
        Сильвер взял у компаньонов удостоверения личности (среди которых, включая его собственное, не было ни единого подлинника). Последние сомнения киллера развеялись, стоило только Хугину выудить из кармана пачку документов, согласно которым он являлся счастливым обладателем десятка разнообразных должностей, профессий и мест проживания. Ни одна из карт, как заверил огр, ни разу засвечена не была. Выбрав удостоверение, согласно которому Хугин являлся подданным Подгорного Царства (относительно чего в базе будто бы имелись соответствующие данные), Сильвер вернул оставшуюся пачку.
        Вялый пограничник апатично совал чип-карты в идентификатор. Небритое лицо каждой порой источало вселенскую тоску, когда аппарат раз за разом выдавал подтверждения. Заглянув внутрь салона, человек окинул пассажиров небрежным взглядом, после чего вернул документы.
        - Счастливого пути, - буркнул сержант, - куда бы вы ни ехали.
        Сильвер усмехнулся, поднимая тонированное окно. Знал бы несчастный человечишка, куда они на самом деле едут... Шлагбаум поднялся, и пиявка вновь поползла по дороге. По обе стороны по-прежнему лежала унылая серая пустошь, без каких-либо признаков того, что законы Республики пришли на смену юрисдикции Подгорного Царства.
        Границы секторов, извилистые и невидимые, расходились от Торментора в разные стороны, будто делили гигантский пирог на три равные части.
        Невзирая на это, Империя не желала принимать захватчиков. Земля отвергала посаженное семя, сопротивлялась лопатам и бурам. Когда-то на месте безжизненной равнины простирались поля и сады, которые были в состоянии прокормить гигантскую страну без каких-либо закупок извне. Когда-то здесь жила магия, которую союзники расходовали без всякой оглядки на благоразумие.
        Вскоре они проехали нефтеперерабатывающий комплекс, - конгломерат, объединяющий государственное сырье и перерабатывающие мощности, - вздувшийся на горизонте колоссальной раковой опухолью. В небо валили столбы жирного дыма; внутрь Крошки проникал рваный металлический ритм, с которым буры алчно вгрызались в планету.
        Второй такой гигант находился в эльфийском секторе, причем оба считались крупнейшими в мире. Необходимое оборудование, как правило, поставляли гномы. Взамен, соответственно, коротышки получали конечный продукт. Ни одна из сторон не могла считать себя хозяином положения, что в целом устраивало всех. Исчезновение Империи заставило союзников искать новые пути к обретению былого равновесия.
        В какой-то мере им это пока удавалось. Но от баланса сил не останется и следа, стоит только гномам отыскать наконец-то энергоносители (весь мир затаил дыхание, ожидая этого дня), а людям и эльфам - научиться работать с металлом не хуже коротышек. «Или же, - подумал темный эльф, - стоит только Злу однажды проснуться, чтобы бодрствовать во веки веков...»
        Заметив огромную заправочную станцию, Сильвер притормозил и принялся кружить между колонок в поисках любимого лакомства Крошки. Паренек, одетый в форменную робу, угодливо подскочил к окну.
        - Полный, - распорядился Сильвер, вылезая наружу. - И масла подлей.
        Какое-то время темный эльф отстраненно наблюдал, как паренек пытается отколупнуть бронированную крышку. Затем достал чип-ключ. Воткнув в бак
«пистолет», паренек передал его подоспевшему напарнику, а сам помчался за маслом.
        Бензин оказался неожиданно дешевым - по цене производителя, находившегося в нескольких километрах к востоку. Крошка жадно глотала высокооктановую горючую смесь. У молодого человека глаза округлялись по мере того, как счетчик на колонке выдавал все новые цифры, а ненасытное чрево странной машины продолжало выкачивать из резервуаров бензин.
        Но всему рано или поздно приходит конец. В данном случае баки переполнились до отказа. Сильвер расплатился и вывел сытую Крошку на трассу.
        Нефтяной конгломерат скрылся из виду, и пустошь вновь раскинулась по обе стороны дороги. Встречных машин практически не было, поэтому Сильвер уверенно держал спидометр на отметке «120». По его расчетам, до северо-восточного побережья оставалось немногим больше трехсот километров.
        По большому счету, люди и сами не знали, что делать с такой территорией. Дети Ночи - исконные обитатели этих мест - были загнаны в сельскохозяйственные резервации, где вынужденно вели совместное хозяйство. Львиную долю результатов труда при этом отбирала Республика, лишив Созданий Тьмы права на какую-либо частную собственность. Сильвера, когда он думал об этом, угнетала сама идея.
        Эльфы действовали по аналогичной схеме. Помимо сельского хозяйства, Дети Ночи вкалывали еще и на нефтеперерабатывающем комплексе. Работа была тяжелой и низкооплачиваемой, однако казалась многим весьма заманчивой альтернативой. Для квалифицированного труда Монархия, скрипя зубами, давала Детям Ночи образование (само по себе, конечно, это было неплохо). Помимо этого, побежденные расы валили лес, прокладывали нефте - и газопроводы, добывали уголь, - в общем, делали все, чего гнушались щепетильные эльфы. В Республике же плотность населения была гораздо выше (по мнению Сильвера, люди размножались быстрее кроликов, но чуть медленней муравьев), рабочих мест, соответственно, меньше.
        По иронии Судьбы эльфы стали благодетелями Детей Ночи. То, что Сильвера мутило от осознания этого факта, ничего не могло изменить.
        Крошка продолжала мчаться на северо-восток. Сильвер решил отвлечься от грустных мыслей и включил музыку. Кованые риффы вновь наполнили салон.
        Как обнаружилось, компаньоны вновь играли в карты. Мориарти, карты которого держал Робинс, выигрывал без передыху. Карнаж, огр и тролли усиленно чесали затылки, однако никак не могли совладать с искусственным интеллектом.
        Некоторое время назад Сильвер решил наконец-то просветить попутчиков. Страсти улеглись неожиданно быстро; буря погасла в зародыше. Никто, как ни странно, не слишком удивился заявлению эльфа. В самом деле, разве можно посетить место, существующее, по общему признанию, разве что в легендах и мифах?.. Киллер затылком чувствовал, как все, за исключением Мориарти, бросают на него красноречивые взгляды.
        Вскоре впереди показался единственный город, выстроенный людьми на территории контрибуционного сектора. Он носил красивое название Иммерталь, простой же народ предпочитал звать это место Кровавой Мозолью. Здесь, как правило, жили рабочие, задействованные в добыче и переработке нефти, а также люди, поддерживающие жизнедеятельность самого Иммерталя. Шестьдесят километров, отделяющие город от комплекса, казались бессмысленной уступкой экологам - воздух не очистится от примесей на протяжении еще нескольких десятков километров.
        Темный эльф поглядел на монитор, куда Мориарти в перерыве между партиями вывел карту местности. Как ни хотелось Сильверу держаться подальше от Кровавой Мозоли, кольцевая дорога экономила драгоценное время. Повинуясь указателю, он неохотно свернул.
        Нефть в скважинах никак не кончалась, конгломерат разрастался, Иммерталь, соответственно, тоже. Городские кварталы сомкнулись вокруг трассы неуклюжими серыми коробками. Улицы были совершенно пусты, если не считать патрульных полицейских, потрепанной ребятни и женщин, нагруженных тяжелыми сумками. Все дожидались момента, когда в город вернутся автобусы, битком набитые рабочими, и жизнь в Иммертале вновь забьет ключом.
        Компаньоны приникли к окнам. Старый Центр Торментора показался всем (за исключением Хугина) райским местечком. Кое-где в Республике, оказывается, жили еще хуже... Сильвер усмехнулся. Ничего, скоро они увидят столицу - что-то скажут тогда?
        Темный эльф и сам с нетерпением ожидал этого момента, потому как подсознательно всегда мечтал повидать мир. Теперь, когда его почти насильно выдернули из Убежища, жажда новых впечатлений зазвучала в нем забытой нотой.
        К людям киллер испытывал неоднозначные чувства. Ко всей человеческой расе, взятой во всей своей совокупности, он относился равнодушно либо с прохладной неприязнью. Как, в самом деле, можно уважать существо, срок жизни которого исчисляется жалкими десятками лет? Которому нет дела до какого-либо антагонистичного начала?.. Загадка природы, прихоть богов, биологический парадокс - как угодно, однако Сильверу нравились женщины этой странной расы. Краткая жизнь компенсировалась огнем и страстью, которые не дано испытать настоящим долгожителям; красота, увядающая стремительно, словно драгоценный цветок, заставляла ценить себя еще дороже.
        Когда-нибудь (если не случится то, чего киллер желал всем сердцем) на планете будут жить одни только люди. От древних рас не останется и воспоминаний, потому как люди привыкли сразу же ложиться в могилу, как только память их накопит достаточно информации о прожитых годах.
        В какой-то мере люди были интересны Сильверу, чего он не мог сказать о своих светлых сородичах. Окажись в его власти сказочный джинн, он в ту же секунду пожелал бы смерть целой расе. Причем как можно более мучительную.
        Путешествие в эльфийскую столицу не очень-то привлекало киллера. Там слишком много Света, слишком много враждебной магии, а также подтверждений чужого могущества. Поэтому эту поездку Сильвер решил отложить напоследок.
        Серые кварталы остались позади. Если когда-нибудь вся Твердь превратится в подобный провинциальный городок, темный эльф знал наверняка, что не доживет до этого момента. «Мориарти - тот мог вполне, - Сильвер усмехнулся, - если только Робинс не сотрет его по ошибке».

* * *
        Около трех пополудни показалось море. Угрюмая черная полоска на горизонте, над которой со свистом проносились чайки. Дюны из холодного песка уходили во всех направлениях, насколько хватало глаз.
        Дорога, по которой шуршала шинами Крошка, явно нуждалась в капремонте: тут и там в асфальте зияли подозрительные дыры, похожие на воронки от снарядов, кое-где упорно пробивалась скудная растительность, а неутихающий ветер нанес на полотно кучи песка.
        Ввиду всех этих неудобств Сильвер передал управление Мориарти, решив немного расслабиться перед ответственным броском.
        Киллер с неохотой отметил, что отсутствие плана действий начало входить у него в привычку. Черный Университет находился на крохотном скалистом островке, где, согласно информации бортового компа, были одни лишь холодные камни. Не считая самого Университета, конечно, о котором не было сказано ни слова.
        Пришлось подключить мобильник и выпустить Мориарти на волю. По возвращении демон выложил массу противоречивых и невразумительных слухов, однако не смог сообщить ничего конкретного - за исключением того, что на острове нет и никогда не было Сети.
        Обиталище магов на поверку оказалось окутанным непроницаемой завесой таинственности, имевшей крайне мало общего с защитой информационных массивов.
        Сильвер, конечно, не рассчитывал, что с первой попытки удастся обнаружить официальные странички Университета, на которой колдуны приглашают всех желающих посетить их чудный остров. Если же верить удрученной демонической морде, данное заведение будто бы не существовало вовсе.
        Мориарти продублировал распространенные слухи о том, что колдуны торгуют живыми мертвецами, однако клиенты, - если такая деятельность и впрямь имела место, - также не спешили распространяться об этом.
        Дорога, по которой двигалась Крошка, играла роль пресловутой прямой, соединяющей две точки. На противоположном ее конце находились побережье и, согласно утверждениям компа, некая древняя крепость. Киллер понятия не имел, живет ли там кто-либо.
        От берега остров отделяли считанные километры беспокойного Северного моря. Крошка являлась эксклюзивным произведением искусства, однако не могла летать или плавать. По этой самой причине Сильвер не пытался строить каких-либо планов.
        Компаньоны начали терзаться сомнениями, а потому хранили напряженное молчание. Никто, понятное дело, не желал посещать запретный остров некромантов (особенно, если таковые по-прежнему живы). Воображение, возможно, рисовало им жуткие картины, напичканные разлагающимися трупами, окровавленной сталью и жертвоприношениями. Если где-то на планете и сохранилось чистое Зло, так только на острове. А эта субстанция, как известно, никогда не брезговала полакомиться случайными путниками.
        Не хотелось этой экскурсии и темному эльфу, но другого выхода он просто не видел. Чутье подсказывало ему, что без мага не обойтись. Команде необходимо существо, способное трансформировать ману в направленное усилие. Если они не отыщут его, ничтожные шансы на успех и вовсе станут неосязаемо-призрачными.
        Неожиданно из-за гряды дюн вынырнул острый каменный шпиль, на который был нанизан какой-то стеклянный набалдашник. Сильвер с удивлением распознал в башне древний маяк. Прежде подобные сооружения ему доводилось видеть лишь на иллюстрациях в старых книгах.
        Следом за маяком показалась упомянутая в дорожном атласе древняя крепость. Темный эльф следил за приближением развалин, не отводя глаз. В груди просыпалась щемящая тоска.
        Дорога закончилась, будто бы пленка оборвалась в проекторе. Мориарти остановил машину. Пляж с тихим шелестом обгладывали прозрачные волны.
        Сильвер и компания вышли из машины. Ледяной ветер тут же сыпанул каждому в лицо пригоршню колючего песка; чайки с истошными воплями проносились над головами. Темный эльф запахнул кожаный пиджак и поправил очки. Ветер тут же принялся теребить волосы, стянутые в конский хвост.
        Если считать Черную Цитадель, оставшуюся в Торменторе, то данная крепость была вторым фортификационным сооружением, которое Сильвер видел в своей жизни. Если Цитадель походила на исполинский звездолет, творение неизвестной инопланетной цивилизации, то крепость в этом отношении походила на груду булыжников, которые набросали друг на друга безмозглые обезьяны.
        В покатых крышах зияли черные дыры; две из трех башен были разбиты до основания; стены треснули, словно переспевший арбуз; от грозных орудий, торчавших когда-то из амбразур, не осталось и следа.
        Когда-то здесь рвались снаряды, плясало оголодавшее пламя и кричали, погибая, солдаты. Сейчас же на всем лежала печать запустения.
        Сильвер не спешил предаваться отчаянию. Сделав пару десятков шагов, он обнаружил за маяком длинную бетонную пристань, выступавшую в море. С противоположной ее стороны - хвала богам! - на волнах покачивалось какое-то судно.
        Губы темного эльфа сами собой растянулись в улыбке. Он улыбался Судьбе в ответ.
        Киллер двинулся вдоль линии прибоя. Компаньоны - сдержанно-молчаливые - шагали следом, настороженно разглядывая неуютное место. Крошка замыкала процессию, ведомая любопытным Мориарти.
        На горизонте торчал черный бугорок, происхождение которого не оставляло сомнений. Когда-то Черный Университет являлся стратегически важным объектом; в разрушенной крепости, несомненно, постоянно находился усиленный гарнизон, состоявший из отборных троллей-спецназовцев.
        По другую сторону маяка стоял аккуратный коттедж, выстроенный из красного кирпича. Маленькие окна светились желтым. Стало быть, хозяева дома.
        Подойдя ближе, Сильвер понял, что дом выстроен не так уж давно - во всяком случае, много позже разрушения крепости. Владельцы пришвартованного судна, вероятно, не желали делить дом с древними призраками.
        Киллер постучал в деревянную дверь. За дверью послышались поспешные шаги, в которых явственно звучало удивление. Кто, черт возьми?..
        Дверь распахнулась. На пороге стоял пожилой представитель человеческой расы, напоминавший телосложением кривую и ссохшуюся деревянную корягу. Седые волосы обрамляли лысину взлохмаченным обручем.
        Человек внимательно поглядел на Сильвера поверх круглых очков, нацепленных на крючковатый нос.
        - Вы что-то хотели? - раздраженно спросил он, будто бы темные эльфы стучали в его дверь едва ли не каждый день
        - Добрый день, - поздоровался киллер. - Это ваша лодка? Человек проследил за направлением жеста.
        - Да, это мое судно. Что с того?
        - Я бы хотел, чтобы вы переправили нас на тот остров. Это возможно?
        Старичок поглядел на компаньонов, разглядывавших развалины крепости, затем перевел взгляд на Крошку.
        - Боюсь, что нет, господин. - В голосе заметно прибавилось уважения. - Колдуны не любят непрошеных гостей.
        - С чего вы решили, - прищурился киллер, - что у нас нет приглашения?
        Человек осклабился, обнажив желтые зубы:
        - Колдуны приплывают тогда, когда считают нужным, забирают свое барахло и уплывают обратно. У них есть свой транспорт. Если же на острове ждут гостей, мне дают знать об этом заблаговременно - в такие ночи меня посещают странные видения, больше похожие на телеграмму, чем на нормальные сны. - Старик вновь ухмыльнулся: - Относительно же вашей компании, господин, подобных сообщений не поступало.
        - Возможно, они просто забыли. - Сильвер нахмурился. - Что случится, если вы переправите нас без такой договоренности?
        - Наверное, мне не поздоровится. Прецедентов еще не было, и я не собираюсь стать тем дураком, который станет первой жертвой. С колдунами лучше не шутить.
        - Что ж, - темный эльф улыбнулся, - если они и впрямь не обрадуются нашему появлению, вы всегда сможете заявить, что действовали под принуждением. Остров не близко, а других лодок здесь нет... - Сильвер выдержал красноречивую паузу. - Понимаете, что я имею в виду?
        Человек сглотнул, поправил очки и вновь поглядел на странную компанию, никак не тянущую на рисковых туристов.
        - Пятьдесят. Эльфийских.
        - Вот это другой разговор! - Сильвер достал из бумажника двадцать пять марок. - Остальное получите тогда, когда колеса моей машины опустятся на землю по ту сторону пролива.
        Старик цепко схватил купюры.
        - Погодите, сейчас возьму ключи.
        Хозяин особнячка скрылся за дверью. Сильвер сошел с порога и двинулся в сторону пристани, разглядывая танцующую на волнах посудину. Киллер совершенно не разбирался в морском транспорте (во многом оттого, что ни разу в жизни не ступал на палубу настоящего судна), это же корыто походило на уродливый плод порочной любви буксира и рыболовного траулера. Ближе к тупому носу возвышалась квадратная рубка, над которой возвышалась стрела мощного крана. На корме белели корявые буквы: «Корсар».
        Приглядевшись, Сильвер понял, что Крошка без труда въедет на широкую палубу посудины - низкие борта покачивались на одном уровне с поверхностью пристани, сложенной из толстых бетонных плит.
        К тому времени как владелец «Корсара» вышел из дома, темный эльф разъяснил Мориарти ситуацию и, стоя на палубе, жестами руководил продвижением Крошки по узкой пристани. Один неосторожный поворот колеса грозил катастрофическими последствиями, что прекрасно сознавали все присутствующие. Но если бы Сильвер отделался лишь чудовищным стрессом, для темного духа все было бы кончено. Возможно, именно поэтому Профессор справился с управлением гораздо лучше, чем это удалось бы темному эльфу.
        О том, чтобы оставить машину на берегу, не могло идти и речи. Здесь не работали даже мобильники - покрытие вновь осталось позади, как и главная трасса.
        Подоспевший «мореход» ловко спрыгнул на палубу и, щелкнув какими-то запорами, опустил секцию правого борта. Крошка неуклюже перевалилась на палубу передними колесами. Швартовочные тросы натянулись, а ватерлиния заметно приблизилась к уровню моря. Сильвер испустил вздох облегчения, когда Мориарти выключил мотор, и черный монстр притих на палубе.
        Компаньоны попрыгали следом. Каждый считал своим долгом нацепить на физиономию выражение упрямого недовольства. Куксился даже обычно невозмутимый Карнаж, Хугин же круглые сутки выглядел мрачно-сосредоточенным, будто бы прислушивался к какому-то правдивому, но крайне пессимистичному монологу.
        Старичок прошел в рубку, отвязывая на ходу канаты; вскоре на корме глухо застучал древний мотор, и «Корсар» оторвался от пристани. Единственная в своем роде посудина медленно поползла в сторону острова, маячившего на горизонте.
        Темный эльф прошел на нос. Палуба под ногами мерно покачивалась, крайне озадачивая тем самым вестибулярный аппарат. Холодный ветер, наполненный солью и влагой, хлестал по лицу, теребил волосы. В другое время это показалось бы киллеру приятным, он всегда хотел выйти в море. Однако в голову вновь полезли невеселые мысли.
        С огром все оказалось довольно просто. Гораздо проще, чем с Мориарти и Робинсом
        - им даже не потребовалось кого-то убивать. Монахи не подозревали о взрывоопасном прошлом великана-людоеда, тот же всегда знал о том, что его не оставят в покое. Подсознательно Хугин ждал день за днем, что однажды в его келью войдет некто, чтобы увести его с собой.
        Это оказалось легко.
        Огр не задавал вопросов: инцидент с настоятелем, да и сам поединок расставил все возможные точки над «i». Легендарный террорист сгоряча заключил соглашение, о характере которого имел крайне смутное представление. Возможно, кое-что успели рассказать компаньоны (которые и сами не знали всего), кое-что огр домыслил сам.
        Как бы там ни было, Сильвер шкурой чувствовал, что на острове все сложится отнюдь не так просто. Варлоки знают, чего они стоят. Знают, что им нечего делить, за исключением острова. Когда-то колдуны правили целой Империей, стоя у подножия трона самого Повелителя. В награду же им достались голые камни, со всех сторон окруженные солеными водами.
        Размышляя об этом, темный эльф решил, что, как и прежде, сумеет отыскать лазейку. Иначе его не называли бы живой легендой.
        В какой-то мере Черный Университет был похож на Сумеречный Монастырь. Как и монахам, колдунам некуда было бежать (сперва Сильвер решил, что и почитателям Сумерек нечего делить, кроме своих пещер). Мироздание отвергло их, поэтому маги его ненавидели. Однако на острове, как и в Каменных Клыках, обитали все те же живые существа, чьи тела состояли из костей и плоти. А темные эльфы из века в век слыли изворотливыми, коварными бестиями, не гнушающимися любого Зла, чтобы достичь желаемого. Сильвер не являлся исключением.
        Черная точка не росла, в то время как горизонт неуловимо удалялся. Сильвер чувствовал возбуждение и целую гамму предчувствий, из которой непросто было выделить нечто конкретное. Поэтому киллер даже не пытался.
        Мотор на корме натужно ревел; Крошка смотрелась на грязной палубе как нечто неуместное. Компаньоны обменивались короткими фразами и, по-видимому, не испытывали ничего, кроме унылого пессимизма.
        Вскоре эльф смог рассмотреть запретный остров более пристально. Основную площадь выступающей из моря суши, как говорилось в атласе, действительно занимали голые скалы. Несколько десятков квадратных километров, на которых не нашлось места полям либо садам. Главенствующая высота находилась точно по центру; каменные сооружения, находившиеся на вершине горы, логически завершали унылую картину.
        У Сильвера создалось впечатление, будто бы он направляется прямиком в пасть голого, окаменевшего черепа какого-то исполина. То, что давным-давно простилось с жизнью, продолжало вести противоестественное существование.
        К тому времени, когда старик сбавил скорость, а громада острова нависла над скорлупкой «Корсара», заходящее солнце уже вовсю изливало на море горящее масло.
        Посудина преодолела последние метры и привычно ткнулась носом в бетонную пристань - копию той, что осталась по другую сторону пролива. Мориарти завел мотор, человек расторопно опустил борта, и процедура повторилась в обратном порядке. Когда все до единого колеса Крошки оказались на пристани, Сильвер выдал старику причитавшиеся деньги.
        Компаньоны нехотя сошли с палубы - время, которое можно было использовать для споров и возражений, безвозвратно прошло.

«Корсар» поспешно отчалил, развернулся и на всех парах отправился восвояси. Сильвер даже не пытался договориться с владельцем насчет обратной переправы: скрюченный старичок мечтал лишь о том, как бы поскорее убраться восвояси. Связаться же с берегом не было никакой возможности, потому как ни киллер, ни любой другой член команды не умел насылать сновидения даже самому себе, не говоря уже о других существах. Но по другую сторону причала на волнах покачивалась другая посудина, значительно превосходившая размерами «Корсар». На крыше рубки было оборудовано пулеметное гнездо, а черные борта ощетинились стальными шипами.
        Темный эльф оглядел набережную. Солнце щедро роняло закатные лучи, в оранжевом свете которых все выглядело вовсе не так жутко, как следовало бы ожидать. Скалы поднимались клыкастыми челюстями, оставляя лишь несколько метров дороги. Неподалеку маячили какие-то квадратные постройки. И - ни единого живого существа.
        Киллер почувствовал, как медленно проникается настроением компаньонов. Они прибыли туда, откуда нет возврата. Магия - Черная, враждебная всему живому, - неслышно потрескивала в самой ауре этого места.
        Сильвер заслуженно считался одним из самых быстрых ганслингеров планеты, но в данный момент сомневался, что его пистолеты способны устранить угрозу, лишенную какого-либо материального воплощения. А именно - с волшебством.
        Бетон под ногами, сам воздух, которым они дышали, - казалось, все было напоено магией. Мана покалывала кожу, касалась волос, набивалась в рот и ноздри.
«Определенно, - подумал киллер, - колдуны неслучайно выбрали место обитания. Черный Университет находился здесь со дня основания».
        Поглядев на компаньонов, Сильвер понял, что лишь Хугин и тролли ощущают, как зашкаливает концентрация невидимой энергии; люди, похоже, не замечали ничего необычного. Впрочем, этого следовало ожидать.
        - В машину, - бросил эльф, открывая дверь и усаживаясь на переднее сиденье. - Профессор, я поведу. Ты, часом, ничего не чувствуешь?
        - Нет, а что? - Рогатая морда поглядела на Сильвера с монитора бортового компа.
        - Местечко вполне в моем вкусе. Неужели воняет тухлятиной?
        - Он еще шутит, - буркнул Ксур. - Тухлятина скоро приползет на своих двоих.
        - Отставить, - усмехнулся Сильвер. - Ничем здесь не пахнет, просто место странное. Магия так и бьет через край.
        - Какие будут дальнейшие действия? - спросил Робинс, усаживаясь поближе к кабине. - Я что-то не заметил пирогов и красных ковровых дорожек.
        - Значит, поедем туда, где они есть.
        Набережная вела в обе стороны. Сильвер решил карабкаться в горы. Массивные каменные строения, венчавшие гору, могли быть только Университетом. Местом, где обучают волшебников. Местом, где киллер надеялся разжиться собственным магом.
        Умирающий свет отражался от гладкой брусчатки; Крошка ползла вперед, мягко покачиваясь на рессорах.
        Темный эльф вновь поглядел на демоническую морду. Не было ничего странного в том, что Мориарти в плане ощущений не отличался сейчас от людей. Демон целиком и полностью являлся существом магическим, однако все его чудеса ограничивались киберпространством. Здесь же он был практически бессилен, а значит, от Сильвера теперь требовалось исполнять свою часть контракта, оберегая блок памяти от всевозможных опасностей.
        Миновав квадратные постройки, снабженные огромными воротами, дорога свернула. Наклон увеличился.
        Киллеру еще не приходилось бывать в обитаемом месте, где не было бы ни магазинов, ни кабаков либо других злачных мест, неизменно сопутствующих лщбой более-менее уважающей себя цивилизации. Здесь же, похоже, не было ничего, кроме безликих строений непонятного назначения, а также засиженных чайками голых скал. Сотовое покрытие, а следовательно, сама Сеть остались на далеком континенте; отсутствие у магов домашних страничек получило простое объяснение. Киллер уже начал сомневаться в том, что остров вообще обитаем.
        Преодолев высокий холм, Крошка выкатилась на относительно ровное пространство, вполне соответствовавшее определению площади. Угрюмые двухэтажные дома сомкнулись вокруг, оставив для проезда единственный узкий проулок. Черные окна таращились слепыми стекляшками; ветер играл дверями, извлекая из проржавевших петель жалобные стоны. На всем лежала печать запустения. До Руин этим домам было еще далеко, однако не составляло труда понять, что здесь не живут уже долгие годы. Будто бы обитатели одновременно снялись с насиженных мест, чтобы умчаться куда-то в неизвестном направлении, как можно дальше...
        Сильвер направил машину в проулок. Все это ему очень не нравилось. Возможно, часть домов прежде играла роль казарм. Несомненно, Университет был вынужден сократить число студентов. Но остался ли хоть кто-нибудь?.. Темный эльф не нуждался в услугах престарелого маразматика, который только и умеет, что оживлять мертвецов. Меньше всего киллер желал, чтобы его клиенты возвращались с того света.
        Улочка вновь накренилась, и Сильвер переключил на вторую скорость. Ночь окончательно опустилась на остров черных магов. Свет фар Крошки выхватывал из Тьмы скрюченные деревца, что пытались расти в кадушках у подъездов домов.
        Компаньоны хранили настороженно-почтительное молчание, вглядываясь в окружавшие машину глубокие тени. Не имело значения, что Тьма и Ночь являлись для большинства присутствующих естественными стихиями; Зло, лишенное разумного контроля, убивает всех без разбору.
        Неожиданно киллер заметил впереди нечто живое. Но, приглядевшись, тут же понял всю ошибочность собственного предположения. Волосы на голове темного эльфа предприняли неумелую попытку встать дыбом. Никогда прежде Сильверу не доводилось так близко сталкиваться с проявлениями настоящей, безусловной магии. Черной - тем более.
        Киллер притормозил и вплотную прижался к стене ближайшего дома, сожалея о том, что разминуться с приближающейся процессией не представлялось возможным.
        Ожившие мертвецы, покачиваясь из стороны в сторону, шагали на негнущихся ногах.
        Сильвер выключил фары и вцепился в руль так сильно, что костяшки побелели. Компаньоны - включая, как ни странно, темного духа - затаили дыхание.
        Зомби приближались. Вскоре можно было в деталях разглядеть мертвую, ороговевшую плоть, с которой свисали какие-то лохмотья, но чаще - обрывки кожи. Трупы выглядели скорее мумифицированными, нежели разлагающимися мешками с дерьмом. Никто не ронял на ходу куски собственной плоти, как это любили показывать в исторических фильмах.
        Черные, высохшие глазницы были лишены как белков, так и хрусталиков, а также всего остального оптического оснащения. Тем не менее Сильверу казалось, будто они видят его насквозь.
        Мертвые глаза не могут видеть, а мертвые ноги - ходить. Если только в обыденный порядок вещей не вмешивалась магия.
        Сухие губы обнажили зубы, покрытые ядовитым налетом. Сморщенные лица принюхивались.
        Когда передние ряды мертвецов поравнялись с Крошкой, из-за угла вынырнули стремительные гибкие фигуры, одетые в черное. В руках у них были длинные металлические палки, на концах которых мерцали электроды. Быстро обогнав неповоротливую толпу, колдуны - а это были именно они, - принялись щедро потчевать зомби разрядами. Мертвые тела вспыхивали голубыми искрами, когда их касались электроды. Нехотя вернувшись к центру улицы, зомби продолжили путь.
        - У меня микрофоны сломались, - спросил Мориарти, - или они действительно не издали ни звука?
        Никто не ответил. Жуткое действо разворачивалось в полной тишине.
        Колдуны помедлили, разглядывая тонированный автомобиль, невесть откуда взявшийся на их улице. Два человека и гоблин, облаченные в одинаковые штаны и куртки. Переглянувшись, колдуны пожали плечами и бросились нагонять мертвое стадо. Никто не полез внутрь, не предпринял иных активных действий. Возможно, некромантам было попросту некогда. Возможно, они и предположить не могли, что кто-то посмел явиться на запретный остров без приглашения, да еще и разъезжал здесь на здоровенном автомобиле.
        - А я говорил, - брякнул Ксур.
        - Да уж, - подтвердил Робинс.
        - Хм, - дернулся Хугин, возвращаясь к реальности.
        Сильвер завел мотор.
        Увиденное быстро и убедительно доказало, что некроманты не менее реальны, чем закон тяготения. Стало быть, чем скорее они отыщут местную цивилизацию, тем лучше. Следующее стадо живых мертвецов могло передвигаться по улицам уже без присмотра, навроде сторожевых псов, которых на ночь спускают с цепей... Темный эльф был наемным убийцей, однако то, что уже мертво, невозможно прикончить вторично.
        Проехав еще несколько кварталов, каждый метр которых Крошка перебирала шинами по наклонной брусчатке, Сильвер понял, что теперь они забирают немного вбок. Дорога вышла на террасу, змеей обвившуюся вокруг единственной горы. Дома тянулись теперь по левую руку, по правую же натянулись черные цепи. Каждый столб венчал металлический череп с оскалившейся зубастой пастью.
        Не было ни указателей, ни каких-либо прочих надписей. Сильвер обрадовался бы любой табличке, скромно гласившей: «К Университету Черной Магии». О том, что он выбрал все-таки верный путь, киллер понял, лишь заметив впереди громаду Университета, венчавшую гору.
        Это было величественное старинное сооружение, походившее на настоящий средневековый замок. Громадная туша, сложенная из черного камня, насчитывала пять этажей. Крыша, наподобие хребта доисторического монстра, топорщилась комплектом остроконечных башенок. Кое-где протянулись изящные контрфорсы, призванные поддерживать особо хрупкие конструкции. Высокие стрельчатые окна были в изобилии рассыпаны по каждому этажу.
        Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что постройка замка отнюдь не преследовала цель создания фортификационного сооружения. Университетский корпус был лишен как защитного рва, так и внушительного вида ворот, которые заменяли довольно скромные деревянные двери. Да и сами размеры оконных проемов могли разве что присниться военным инженерам в кошмарах...
        С другой стороны, кто в здравом уме решится штурмовать пятиэтажный дом, битком набитый магами?.. Но, если уж до этого дошло, бесполезно прятаться за высокими стенами, - пришельцы, забравшиеся так далеко, уже не уйдут.
        Большинство окон светились тусклым желтым светом, за некоторыми передвигались какие-то тени. Сильвер выключил мотор, испытывая сильное желание послать все к чертям, вернуться на пристань и угнать черную посудину.
        - Хугин, Ксур и Долтур - за мной, - сказал киллер, поворачиваясь к компаньонам.
        - Мэт и Майкл, посидите здесь.
        Ни те, ни другие не испытали особого восторга от заявления шефа. Киллер раздал всем (обделив лишь электронного демона) «табельное» оружие, прихватил рацию и вышел из салона. Стоило ему закрыть дверь, как Мориарти тут же щелкнул замком: вид мертвецов, разгуливающих по ночным улицам, обеспокоил даже темного духа. Кто-кто, а зомби точно не имеют ни малейшего представления о том, для чего нужен блок памяти; их интересует лишь сам процесс разрушения. Демон не жаловался лишь потому, что сбежать в Сеть не представлялось возможным.
        Неподалеку от дверей Университета Сильвер заметил несколько нескладных фигур, также облаченных в черное. Представители Детей Ночи различных рас, - юные, а потому непосредственные, - что-то обсуждали, перемежая реплики взрывами хохота.
        Студентов было видно издали. На появление Крошки, как и четырех чужаков, они не обратили никакого внимания.
        Темный эльф пожал плечами и подошел к высоким черным створкам, украшенным парой блестящих никелированных черепов. Не затрудняя себя стуком, Сильвер потянул за кольцо, освобождая проход. Посещение оплота черной магии - еще не повод для того, чтобы менять привычный имидж.
        Компаньоны тащились следом, словно скотина на убой. Киллер и сам испытывал непривычный дискомфорт, а потому ему пришлось напомнить себе некоторые очевидные вещи. Во-первых, колдуны уже не те, что были; во-вторых, эльфы загнали их сюда и терпят лишь постольку, поскольку даже некроманты приносят определенную пользу; в-третьих, колдуны не сделали ничего, чтобы помочь Повелителю - просто сидят и ждут, пока кто-нибудь сделает это за них. Даже если у них не было той информации, которой располагал полковник тайной полиции, в глазах Сильвера это ничего не меняло.
        Киллер вошел в холл, излучая спокойную недоброжелательность. Убранство внутренних покоев его не удивило - нечто подобное он и представлял.
        Но огр и тролли, задрав головы, принялись разглядывать пустынный холл, словно выбравшаяся в столицу деревенщина.
        На стенах были развешаны пыльные гобелены, запечатлевшие подвиги выпускников на полях сражений. Кое-где мерцали щиты, скрещенные клинки и прочие холодные игрушки. Все это освещали электрические светильники, стилизованные под свечи и факелы. Тьма, скопившаяся под сводчатым потолком, сумрачно взирала на вошедших. Чуть ниже того места, где начинались наиболее глубокие тени, висело огромное чучело. Пустотелый дракон, расправив кожистые крылья, парил на толстых цепях. Пасть широко распахнута, в глазницах злобно мерцало красное стекло.
        Темный эльф отвернулся, почувствовав приближение живого существа. Высокий человек внушительного телосложения бесшумно шагал по толстому ковру, внимательно разглядывая посетителей. Глаза под густыми бровями, выражение лица, а также сама манера держаться сказала Сильверу о том, что этот субъект занимает какой-то ответственный пост. Возможно, он отвечал за безопасность, но никак не тянул на студента: ему было уже порядком за тридцать.
        - Добрый вечер, - поздоровался киллер, небрежно расстегивая пиджак. - Вы нас ждали?
        Прежде чем ответить, мужчина еще раз окинул «гостей» пристальным взглядом.
        - Нет. Кто вы такие?
        - Вы нас не ждали? - Сильвер изобразил растерянность, игнорируя вопрос. - Как же так? Паромщик сказал, что накануне ему приснился сон о том, как он перевозит странников, точь-в-точь похожих на нас.
        - Старому придурку может сниться все, чего пожелает его пустая башка. - Колдун фыркнул. - Это не имеет никакого отношения к реальному положению дел. Как бы там ни было, гостей мы не ждем.
        - Возможно, - киллер нахмурился, - по какой-то причине вам не сообщили об этом. Возможно, вышестоящее начальство смогло бы разрешить ваши сомнения? Уверен, все сложится наилучшим образом.
        Колдун нахмурился в ответ:
        - Гости бывают у нас не настолько часто, чтобы мне не потрудились об этом сказать. Не говоря уже о том, что подобные вопросы решаются на ученом совете, куда я вхожу на равных правах. Ректору вряд ли понравится, если я приведу к нему заведомых чужаков.
        - Разве мы похожи на чужаков? - Сильвер улыбнулся. - Разве мы не имеем права присутствовать там, где Зло по-прежнему пользуется былым могуществом?..
        Человек вновь смерил взглядом субъекта, весьма похожего на темного эльфа, а также здоровенных троллей и огра, стоявших позади с угрюмыми минами.
        - Вы похожи на Созданий Тьмы, - признал колдун. - Именно поэтому я не испепелил вас на месте.
        Сильвер поднял бровь, как это делали в фильмах могущественные маги (он, не задумываясь, тут же пристрелил бы дотошного колдуна, начни тот бормотать заклинания или делать странные пассы):
        - Вам действительно это под силу?
        - Ну, - человек немного смутился, - теоретически - да.
        Киллер моментально сменил выражение лица. На смену вынужденной вежливости пришла раздраженная усталость. Господину надоело пререкаться с распоясавшимся холуем.
        - Вот что, МОЛОДОЙ человек, - проговорил он, - посмотрите-ка на меня повнимательнее. Неужели вас настолько часто посещают МОИ сородичи? Неужели трудно понять, что ни одно здравомыслящее существо не поплывет на ваш остров любопытства ради?! Разве подобные бестолочи в состоянии содержать троих телохранителей?..
        В процессе монолога человек, похоже, и впрямь почувствовал себя распоясавшимся холуем.
        - Но я не...
        - Ведите-ка меня к ректору, - приказал Сильвер тоном, не допускающим возражений.
        - Дабы мы сберегли время, силы и взаимное достоинство.
        Дракон, из-под потолка наблюдавший за диспутом, подмигнул красным глазом.
        - Хорошо, - сдался колдун. - Следуйте за мной. Пусть ректор сам во всем разбирается.
        - Вот и прекрасно, - кивнул киллер, сменив гнев на милость. - Ведите, будьте любезны.
        Человек развернулся и, почесывая затылок, зашагал в противоположный конец холла. Поглядывая вверх, Сильвер видел, как над головой проплывала сушеная драконья туша. У самого хвоста, увенчанного острым костяным шипом, обнаружилась широкая лестница из черного мрамора. Середина ступеней, прикрытая красной ковровой дорожкой, была стерта тысячами ног.
        Коридор второго этажа кардинально отличался от университетского холла. Под ощутимо приблизившимся потолком отсутствовали какие-либо чучела, напротив же огромных окон тянулись ряды столь же внушительных дверей. Сильвер, проходя мимо, машинально читал надписи на медных табличках: «Кафедра биологии и анатомии»,
«Кафедра математики и сопредельных дисциплин», «Кафедра некромантии», «Кафедра боевой магии», а также совсем уж из ряда вон выходящее - «Кафедра квантовой физики» (впрочем, как же иначе, не обращаясь к элементарным законам природы, предохранить тело от разложения?). Будущие колдуны, судя по всему, получали классическое образование.
        Кабинет ректора обнаружился в самом конце. На черной двери было так и написано:
«Ректор». По всей видимости, тем, кто имел сюда доступ, без лишних пояснений были известны все прочие титулы.
        Провожатый перевел дух и, подняв руку, робко постучал.
        - Да, - глухо донеслось из-за толстой двери.
        - Ну, пеняйте на себя, - пробормотал колдун, с усилием приоткрывая створку.
        Четверо «гостей» скользнули следом.
        Прежде чем сосредоточить все свое внимание на персоне ректора, киллер быстро оглядел сам кабинет. Помещение было лишено даже намеков на окна; одну из стен закрывали высокие, упиравшиеся в потолок книжные стеллажи. Магия буквально сочилась из-под черных переплетов. Противоположную стену занимали картины различных форм и размеров - а именно портреты. По-видимому, на них были запечатлены предыдущие правители Университета. Мрачные глаза, искусно выписанные забытыми художниками, смотрели на посетителей так, будто их владельцы только и мечтали, как бы содрать с кого-нибудь кожу, желательно живьем.
        Вне всякого сомнения, это были достойные мужи.
        Сильвер с гордостью заметил, что на изрядном количестве портретов красовались узкие смуглые лица с глазами, откуда, казалось, глядела сама Тьма.
        Темные эльфы.
        Осмотр занял не более нескольких мгновений. Затем киллер повернулся к существу, восседавшему за огромным письменным столом (в недрах которого, должно быть, скрывалось множество выдвижных ящиков, жутких секретов и неприятных тайн), обнаружив тем самым, что второй раз в жизни видит, живого фомора. (Первый раз имел место в далеком детстве, когда приемных родителей навещал их старый знакомый.) Эта древняя раса, считавшая себя сынами драконов, была едва ли не столь малочисленной, как и народ Сильвера. Чешуя, покрывавшая каждый квадратный сантиметр тела фомора, имела цвет тусклого золота, что говорило о почтенном возрасте ректора. Огромные желтые глаза с вертикальными зрачками, не мигая, глядели на посетителей. Черная мантия открывала для обозрения лишь голову и когтистые пятипалые руки, неподвижно лежавшие на столешнице.
        - Что это значит, Сэм? - поинтересовался фомор. Согласные с шипением просачивались между острых клыков. - Кто эти... существа?
        - Простите, господин, - выдавил человек, мгновенно уменьшаясь в размерах, - они заявили, будто вы их пригласили... Старику приснился сон, я не поверил, но они потребовали, чтобы их немедленно приняли...
        - Вот как? Требовали? - Ректор поглядел на незваных гостей. Сильверу было трудно о чем-то судить по выражению чешуйчатой морды, однако ему показалось, будто в змеиных глазищах промелькнул интерес. - Что ж, я могу оказать им эту услугу. Полагаю, господин темный эльф - главный в этой компании?
        Киллер кивнул.
        - В таком случае, остальные могут уйти. - Ректор небрежно махнул когтистой лапой. - Терпеть не могу наблюдателей.
        - Господин, - начал было человек, - я не...
        - В равной степени это касается и тебя, Сэм. Если хочешь, можешь подождать за дверью.
        Кивнув, колдун вышел. Сильвер дернул головой, выпроваживая компаньонов. Тролли явно хотели что-то сказать, воздержание далось им нелегкой ценой.
        Когда дверь плотно закрылась, фомор указал на глубокое кожаное кресло, стоявшее по другую сторону стола.
        Киллер сел. С какого бы существа ни сняли обивочный материал, при жизни оно явно не было ни свиньей, ни теленком. Взгляды предыдущих ректоров говорили об этом красноречивее всяких слов.
        Настольная лампа в зеленом абажуре порождала не столько свет, сколько глубокие тени между портретами.
        - Начнем, - сказал фомор. - Мне достоверно известно, что паромщик не получал сообщений касательно перевозки ваших персон. Что скажете?
        - Мне тоже об этом известно, - кивнул Сильвер. - Я солгал.
        Ректор издал короткий смешок.
        - Занятно. Никогда за всю свою долгую жизнь я не видел темного эльфа. Действительно, все рассказы о вас - чистая правда. Вы действительно бесстрашные бестии.
        - Спасибо. Мне приятно, однако я прибыл сюда не за тем, чтобы обмениваться комплиментами.
        Чешуйчатая морда, похоже, нахмурилась (при отсутствии даже намеков на брови это было очень непросто):
        - Если до вас не дошло, скажу открытым текстом - вас спасло лишь мое неуемное старческое любопытство. Полагаю, вы старше меня, однако я не потерплю подобного тона.
        - Простите, я не хотел вас обидеть. - Киллер выдержал вежливую паузу. - Мы проделали долгий путь, чтобы добраться сюда.
        - Вот как? Чего же вам нужно?
        - Я хочу нанять мага, - спокойно ответил темный эльф. - Молодого, желательно Создание Тьмы, с навыками боевой магии и некромантии.
        - Стало быть, варлока. - Старый фомор, похоже, ухмыльнулся. - Это не так просто, как кажется. Если бы любой желающий мог приплыть на остров и сказать, что ему нужен маг, вскоре от Университета остались бы одни развалины. Мы вынуждены идти на уступки и компромиссы, дабы древнее искусство навеки не исчезло с лица планеты.
        - Неужели на счету каждый маг?
        - Именно. - Ректор кивнул. - Для большинства выпускников уже зарезервированы рабочие места. Некромантия пользуется неослабевающим спросом, поэтому поступить к нам на учебу крайне непросто. Каждый адепт, не говоря уже о наставниках, стоит на соответствующем учете.
        - Как насчет меньшинства, для которых пока не нашлось рабочих мест? Я готов нанять способного старшекурсника... Фомор покачал головой:
        - Вынужден вас разочаровать. Мы не отпускаем студентов, пока они не пройдут полный курс обучения - так или иначе. Однако, позволю себе заметить, вы ни слова не сказали, зачем вам понадобился боевой маг. Война давным-давно кончилась.
        - Вы не ошиблись, я действительно не сказал об этом ни слова, - усмехнулся киллер, - и даже не представился. Какое значение имеют мое имя и цели, если я уйду отсюда ни с чем?..
        - Что ж, как знаете. - Ректор пожал плечами под мантией. - Ваши пистолеты, болтающиеся под мышками, говорят мне о том, что ваши цели не имеют никакого отношения к принципу мирного сосуществования.
        Сильвер заставил себя успокоиться, произнеся вслух древнюю мантру:
        - Я стреляю разумом, а убиваю сердцем. Тот, кто стреляет руками, забыл Повелителя.
        Фомор несколько секунд его молча разглядывал.
        - Верно, - кивнул он, - мы забыли Повелителя. Он ушел навеки, мир неуклонно катится к закату. Вскоре от Детей Ночи не останется и воспоминаний.
        - Возможно. Так вы мне поможете?
        Вновь молчание, на конце которого темный эльф услышал знакомый щелчок. Тот самый момент.
        - Каждый наш выпускник на протяжении семи лет после окончания Университета отдает половину заработка. Сколько вы готовы платить вольнонаемному, если таковой отыщется?
        - Я готов ежемесячно перечислять Университету тысячу зльфийских марок.
        - Если бы это действительно было так, мы были бы вам очень признательны. - Фомор оскалился. - И все-таки я не привык верить простым обещаниям. Но, поскольку с моей стороны помощи вы не получите, не смею требовать большего.
        - Не понимаю, - признался Сильвер. Он не привык, когда о деньгах говорят в столь небрежной манере. - Что вы предлагаете?
        Острые клыки вновь блеснули в свете лампы.
        - Как и вы, я не испытываю к союзникам ничего, кроме ненависти. Тем не менее на мне тяжким грузом лежит ответственность за древнее искусство, десятки жизней, за сами эти стены. Я не могу вам помочь. - Ректор сложил руки на груди. - Могу лишь предложить вам и вашим спутникам погостить у нас несколько суток. То, чем вы будете заниматься все это время, меня не касается. Любой доброволец, который уедет с вами, будет с позором отчислен.

«... Забыл Повелителя», - мысленно повторил киллер.
        - В таком случае, спасибо за гостеприимство. - Сильвер встал и направился к двери.
        - Удачи, господин темный эльф, - насмешливо прозвучало вдогонку.
        Киллер вышел, скривившись, будто под языком у него оказалась горькая пилюля. Компаньоны с заметным облегчением встретили живого и невредимого шефа. Сэм, боязливо жавшийся в ближайший угол, метнулся к двери.
        - Ну как? - спросил Ксур. - Дадут нам мага?
        - Дадут, есчи мы его сами отыщем. - Сильвер не спеша шагал по блестящему паркету. - А теперь не мешайте, нужно подумать.
        Бесполезно пытаться всучить ректору взятку. Фоморы, оказывается, редкие трусы - среди Детей Ночи таких мало. Недаром история умалчивала о их подвигах на полях сражений...
        Дойдя до лестницы, киллер так ничего и не придумал. В голову лезли нескладные и одиозные планы, вплоть до похищения мага с целью последующей вербовки - тем или иным способом, в зависимости от сговорчивости «клиента». Сильвер понимал, что таким способом ничего не добьется. Робинса он еще мог из-под кнута заставить работать, да и то лишь ввиду специфики деятельности. С Мориарти бы такого не вышло; заставлять же кого-либо колдовать было себе дороже. Темный эльф нуждался в профессиональных услугах.
        По лестнице спускались четверо студентов. Двое троллей и парочка разнополых людей. Они выглядели настолько зелеными, что слово «молокососы» приобретало новое значение. Гангстеры смерили школяров презрительными взглядами; огр откровенно скучал.
        Сильвер не питал иллюзий относительно педагогического состава: ни один адепт или же наставник не променяет университетский комфорт на полные опасностей приключения.
        Ректор сказал, что студенты заканчивали обучение «так или иначе». Означало ли это, что наставники не гнушались ничем, лишь бы вдолбить черную науку в юные головы? (В команде не хватало только двоечника-второгодника). Сильвер не мог поверить, что Университет, как любое учебное заведение, не исключает студентов за серьезные дисциплинарные провинности.
        Впрочем, это можно легко проверить.
        - Эй, где здесь деканат?
        Студенты боязливо поглядели на внушительную компанию.
        - Этажом выше, - ответила самка. - Справа от лестницы.
        Темный эльф начал подъем. Действительно, «деканат» - гласила медная табличка. Киллер вошел, вновь не утруждаясь стуком. Черный Университет начинал действовать ему на нервы. Неужели нанять боевого мага - действительно такая проблема?..
        Небольшая комната была заставлена шкафами со стеклянными дверцами, какими-то тумбочками, бюро, картотеками... Запутанный лабиринт, по которому можно годами блуждать в поисках какой-нибудь жизненно важной бумажки.
        Пожилой гоблин скрючился за письменным столом, отгородившись от мира залежами картонных папок. Бюрократия в запущенной форме.
        - Здрасьте, - деловито начал киллер. - Где туту вас списки на отчисление?
        Гоблин с явной неохотой оторвался от изучения какого-то бланка. Черные глазки взяли прицел, уставившись на посетителей через круглые стекляшки, болтавшиеся где-то у оконечности носа. Бумажная крыса почуяла запах добычи.
        - Вы что, - скрипнул декан, - родители?
        - Ага. - киллер кивнул, по-хозяйски оглядываясь. - Так где списки?
        - Какие списки?
        - Списки, - терпеливо повторил темный эльф, - в которые заносят имена проштрафившихся студентов, после чего подают на подпись ректору.
        - У нас нет таких списков. - Гоблин поправил очки. - Университет заканчивают все, так или иначе.
        - Вы в этом уверены? - Сильвер заметил тонкую папку с надписью «Взыскания», лежавшую возле локтя декана. - А это что такое?
        Киллер схватил папку со стремительностью гремучей змеи. Гоблин от изумления разинул рот, внутри которого мелькнули стертые клыки. Эльф тем временем развязал тесемки и достал из папки тощую стопку бумаг.
        - Что вы делаете? - возмущенно спросил декан. - Да я... Я сейчас... - Гоблин схватил трубку антикварного телефона, и, покрутив ручку, набрал номер.
        Сильвер тем временем листал бумаги, бегло читая ровные строки. «Дневной наряд на кухню... Дежурство на электростанции... Дежурство в морге... Уборка двора...» Все это было не то, что киллер хотел бы увидеть. Прямо детский сад какой-то.
        - Ало, господин ректор? - Гоблин торжествующе глянул на киллера. - Тут ко мне ворвались какие-то субъекты - тролли, огр и еще один, похожий на темного эльфа. Что делают? Ищут какие-то списки на отчисление, а сейчас отобрали папку взысканий... Что вы говорите? Ах, этот приказ... Хорошо, господин. Как скажете.
        Гоблин повесил трубку. На зеленой морде проступило выражение горького разочарования. Любой бюрократ, как известно, страстно мечтает усадить всех и каждого до скончания жизни заполнять невразумительные формы, анкеты и бланки, фиксируя каждую секунду для заветной отчетности. Единственное, что могло противостоять этой несокрушимой силе, - уверенный голос начальства, вещающий из телефонной трубки. Порой подобное действие было куда эффективнее любого волшебства.
        - Держите. - Декан схватил когтистой лапой какой-то листок. - Ректор велел, чтобы вы ознакомились.
        Киллер вернул бесполезную папку, взял листок, «...ввиду беспрецедентного нарушения вековых традиций... пошатнувшиеся устои... невозможности получить какие-либо доказательства, подтверждающие показания госпожи Эйниты Хейган... постановляем: назначить ритуальный поединок на полдень следующего дня; оборудовать место проведения, а именно, Третий Хтонический Зал, сопутствующим оборудованием; перенести дневные занятия на вечернее время; всем наставникам, адептам и неофитам, не привлеченным к регулярным постам, без опозданий явиться в указанное место... Ректор Шотиррус». Длинная, извилистая подпись.
        Сильвер удовлетворенно хмыкнул. Похоже, то, что нужно.
        - Кто такая Эйнита Хейган?
        - Неофитка, - раздраженно бросил декан. - Студентка. Вам-то какое дело?
        - Вот он, - Киллер указал на огра, - ее папа. Как нам отыскать дочурку?
        Гоблин выпучил глаза:
        - Ведь он... Эйнита - женщина из людского племени!
        - Ну и что? - Сильвер пожал плечами. - Генетика сейчас творит чудеса, порой необъяснимые. Так как ее найти? Декан скосил глаза на телефон.
        - В общежитии, где же еще. Второй корпус, старшекурсники.
        - Большое спасибо, вы нам очень помогли. - Сильвер направился к двери. - Надеюсь, мы вас впредь не побеспокоим.
        - Да уж, - буркнул декан, возвращаясь к отброшенному бланку. - Я надеюсь не меньше.
        Они вышли в коридор.
        Киллер чувствовал некоторый душевный подъем, хотя многое было неясно. Что такое, к примеру, этот ритуальный поединок? С кем Эйнита будет сражаться? Хорошая ли она студентка, или ее прикончат в первом раунде?..
        Если сам ректор велел показать приказ, стало быть, что-то во всем этом было. Возможно, надежда.
        - Что натворила моя дочурка? - ухмыльнувшись, поинтересовался Хугин. - Кажется, я имею право знать.
        - Мне известно не больше тебя, - ответил Сильвер, спускаясь по мраморным ступеням. - Завтра в полдень состоится ее поединок. С кем - неизвестно. Нюхом чую, это наш единственный шанс.
        - Почему?
        - Ни один из здешних сопляков добровольно не бросит учебу. Сами слышали, они никого не исключают. Ждать выпуска некогда, да и рабочие места уже распределены.
        - Все надежды - на человеческую самку?
        - Я даже не видел ее, Хугин. - Сильвер поднял голову, вновь поглядев на пустотелую драконью тушу. - Возможно, мы уедем уже сегодня. В этом случае тебе, скорее всего, придется что-нибудь взорвать.
        Огр промолчал. Эльф спиной почувствовал, что его сообщение не вызвало особого энтузиазма. Странно. «Возможно, - решил киллер, - черное пламя просто не разгорелось как следует. Время покажет».
        Они вышли из здания Университета; дракон вторично подмигнул Сильверу красным стеклянным глазом.
        Юнцы продолжали тусоваться возле входа.
        Сильвер принял решение. Как бы ни не хотелось ему ввязываться в колдовские разборки, делать было нечего. Раз уж Судьба подсунула ему Эйниту Хейган, следовало взглянуть на подарочек.
        - Эй, где здесь второй корпус общаги?
        Поток шуток, перемежаемый взрывами хохота, мгновенно иссяк.
        - Там, - молоденький гоблин махнул рукой, - за поворотом, сразу после первого. Только вас туда не пустят.
        - Это мы еще посмотрим.
        Сильвер прошел вперед, где его могли видеть бортовые камеры Крошки, затем, когда Мориарти завел мотор, двинулся в указанном направлении. Металлический зверь послушно катил следом.
        За громадой Университета действительно стояли два невзрачных трехэтажных здания, построенных из бетонных плит. Неподалеку на разрушенном фундаменте громоздились груды битого камня - все, что осталось от старых общежитий.
        В холле второго корпуса, сидя за столом, скучали два дюжих студента человеческой расы. Сильвер шагнул через порог, намереваясь продолжить путь, когда парни, вскочив, загородили путь.
        - Вам сюда нельзя, господин, - сказал один.
        - Почему? - удивился эльф.
        - Это женское общежитие, - пояснил второй. - Мужчинам вход воспрещен.
        Сильвер нахмурился. Он мог бы собственноручно убрать эту парочку с дороги, даже не запыхавшись, но это привело бы к непредсказуемым последствиям.
        - Нас пригласили. - Киллер ткнул пальцем в Хугина. - Вот он - отец Эйниты Хейган.
        - Он?! - Студенты выпучили глаза. - Он ведь... огр!
        - Хотите сказать, - темный эльф прищурился, - поэтому он не может испытывать отцовские чувства?
        Тут Ксуру приспичило закурить, после чего он потушил спичку голыми пальцами.
        Студенты сглотнули.
        - Полагаю, может, - медленно ответил один. - Проходите.
        - Мои соболезнования, - сказал второй. - Эйнита уже не жилец, только сама этого не понимает.
        Сильвер лишь хмыкнул. Сам он никогда не разбрасывался подобными фразами. Отрезал языки - это было.
        Тем не менее фраза студента дала ответ на один из вопросов: поединок завершался чьей-либо смертью. Не оставлял сомнений также характер поединка: вряд ли колдуны станут мутузить друг друга в спортзале.
        Проходя мимо списка жильцов, киллер бегло проглядел имена, обнаружив, что Эйнита занимала сорок вторую комнату на втором этаже.
        По обе стороны коридора уходили ряды одинаковых черных дверей. На сей раз, поколебавшись, темный эльф постучал и по привычке отступил к косяку (мало ли что могло взбрести в голову неофитке, загнанной в угол).
        Дверь открыли далеко не сразу. Когда это произошло, на пороге стояла молодая человеческая самка - лет двадцати пяти, не старше. Густые золотистые волосы обрамляли овальное лицо, которое вполне можно было назвать красивым, если бы не густая россыпь веснушек, вздернутый носик и резко очерченные скулы. Росту девушка была ниже среднего, киллер был выше ее на голову. Черный брючный костюмчик ладно сидел на худощавой стройной фигурке.
        Сильвер видел таких тысячи. На улицах Торментора он, конечно, прошел бы мимо, позабыв о ней через секунду. У Судьбы, несомненно, есть чувство юмора. Эльфу пришлось бы задействовать собственное обаяние на полную катушку, окажись Эйнита неимоверной уродиной. Но то, что он видел, оказалось далеко не худшим вариантом.
        Впрочем, Сильвер не собирался с ней спать.
        Даже если бы она сама попросила.
        Приглядевшись, киллер понял, что девушку одолевала жуткая депрессия. Из красных опухших глаз изливалась горькая усталость; лицо было заметно бледнее, чем у большинства самок этого возраста.
        - Добрый вечер, - поздоровался Сильвер. - Мы можем войти?
        Девушка воззрилась сперва на темного эльфа, затем перевела взгляд на огромных субъектов, молча возвышавшихся у него за спиной. Если первый был, безусловно, благовиден, то остальные выглядели отпетыми уголовниками. Киллер укорил себя за невнимательность: бандитские рожи компаньонов, гордившихся своими шрамами, самого его ничуть не волновали, однако могли сразу же внушить Эйните недоверие.
        - Кто вы такие? - спросила девушка.
        - Мы те единственные, - ответил Сильвер, мягко отодвигая Эйниту с порога, - что помогут вам пережить завтрашний день. Насколько я понял, больше заинтересованных нет.
        Все четверо вошли в комнату, Ксур закрыл дверь.
        Киллер огляделся. Поиски стула заняли всего лишь мгновение: кроме него меблировку комнаты составляла кровать, табурет и крохотный письменный стол. У окна находился тонкий «аппендикс» - кухня и ванная, совмещенные в единое целое.
        Сняв со стула учебники в темных переплетах, Сильвер переложил их на кровать, после чего невозмутимо уселся.
        Возражений не последовало. Эйниту, видимо, не удалось бы удивить, вздумай гости отплясывать народные танцы. Ее состояние напоминало глубокую сырую яму, откуда приходилось глядеть на окружающий мир. Девушка сидела на самом дне, уже не надеясь когда-нибудь выбраться. Появление незнакомцев, равно как и заявление эльфа, не произвело должного эффекта.
        Пожав плечами, Эйнита отошла от двери и села на кровать.
        Источником освещения служила большая люстра, на которой горели две тусклые лампочки. Сильвер с неохотой снял очки.
        Вопиющий жест уважения не впечатлил хозяйку - Эйнита по-прежнему глядела на него пустыми глазами, в которых не осталось даже слез.
        Компаньоны ухитрялись толпиться втроем, благо в тесной комнатке это было несложно. Ксур время от времени подносил ко рту сигарету. Напряжение сгустилось в воздухе, словно кисель.
        - Вот что, - сказал киллер, - идите-ка курить в коридор. А заодно проследите, чтобы нас никто не беспокоил.
        Компаньоны вышли, осторожно прикрыв дверь.
        Кисель немного рассеялся, но девушка по-прежнему напоминала пружину, один-единственный корявый виток которой мешал распрямиться остальным.
        - Меня зовут Сильвер. А вас - Эйнита.
        - Чем вы занимаетесь, Сильвер? - просила Эйнита, возможно, просто потому, что этого требовала элементарная вежливость. - Прежде я вас не видела в кампусе.
        - Прежде мне здесь не доводилось бывать, - ответил киллер. - Полагаю, твой первый вопрос подразумевал занятие, которым я зарабатываю на жизнь.
        Девушка кивнула - казалось, вновь отдавая дань уважения.
        - Я - наемный убийца.
        Зрачки внутри серых глаз немного расширились - ровно настолько, чтобы Сильвер успел зафиксировать изменения. Это хорошо. Ему удалось ее заинтересовать.
        - Сильвер-киллер, - сказала она, улыбнувшись. - Это что, ваше прозвище?
        - Угадала. Мое настоящее имя позабыто всеми, включая меня самого.
        - Зачем вы здесь? Мне осталось недолго.
        - Это предоставь решать Судьбе. Я здесь потому, что нуждаюсь в твоих услугах, Эйнита. Мне позарез нужен маг. - Темный эльф отметил, как бледное лицо стремительно пробуждается к жизни. - Какова твоя специализация?
        - Варлок, - девушка кашлянула, - с уклоном в некромантию. Возможно, наоборот. Оживление трупов - наш основной источник доходов.
        - Это мне известно. - Киллер не позволил удовлетворению всплыть на поверхность лица. - Так ты согласна, Эйнита?
        - Согласна - на что?
        - Уехать с нами, конечно. Я же ясно сказал, что хочу тебя нанять.
        - Не вижу смысла в нашем разговоре. - Эйнита провела ладонью по лицу. - Завтра меня уже не будет. Думаю, вам все известно.
        - Не отвлекайся, сейчас мы говорим о другом. Что, если ты все-таки переживешь завтрашний день?
        - Тогда меня исключат из Университета. Это беспрецедентный случай, мне успели все объяснить. Меня не убьют, однако, если я останусь, мое тлетворное влияние пагубно скажется на умах посвященных...
        Сильвер почувствовал, как синяя птица без всякого принуждения уселась ему на плечо. Ладони покалывали, словно после удачного выстрела.
        - В таком случае, - произнес он, - тебе следует подумать о времени, которое настанет, к примеру, послезавтра. Я предлагаю тебе высокооплачиваемый контракт. Когда все закончится, ты будешь довольно состоятельной молодой особой, у которой вся жизнь впереди. Я даже помогу тебе разобраться с особо назойливыми ухажерами.
        Губы Эйниты сами собой сложились в улыбку.
        - Что мне придется делать?
        - То, для чего тебя все эти годы готовили, не больше и не меньше. Зло, в моем обличье, наконец-то тебя отыскало. - Киллер внимательно изучал лицо собеседницы, регистрируя любое движение мышц. - Полагаю, бессмысленно рассказывать о сопутствующем риске. Именно поэтому я плачу хорошие деньги.
        - Ну а что, - Эйнита помедлила, - если я завтра умру?

«В таком случае, - подумал Сильвер, - твоя кандидатура нам не подходит. А я попытаюсь найти кого-нибудь покомпетентнее».
        - Значит, - он усмехнулся, - ты ничем не рискуешь, так ведь? Но если наша сделка состоится СЕГОДНЯ, мы приложим максимум усилий, чтобы ты выжила завтра. Согласись, дело того стоит. Жизнь автоматически продлевается на неопределенный срок.
        Все произошло так внезапно, что темный эльф немного опешил.
        - Хорошо, я согласна. Где расписаться?
        - Гм... Нигде не нужно расписываться. Достаточно того, чтобы ты поклялась силами Тьмы, что согласна стать частью моей команды и, по мере возможностей, делать все, что я скажу. Разумеется, твои обязанности будут заключаться исключительно в магии.
        - Сколько мне полагается? - Разговор, похоже, начал забавлять Эйниту. - Раз уж мы зашли так далеко...
        - Сто тысяч эльфийских марок. Девушка присвистнула:
        - А у вас масштабы, однако... Вы ведь темный эльф, верно?
        - Верно. Так ты согласна?
        - Конечно. Клянусь силами Тьмы, Зла и Повелителем в придачу.
        Киллер поморщился:
        - Отлично. Клянусь силами Тьмы, что, когда все будет кончено, ты получишь свою плату. Сто тысяч эльфийских марок. - Сильвер потер ладони. - Ну а теперь, Эйнита, рассказывай все по порядку. С кем тебе придется сражаться?
        Вопрос, казалось, прорвал невидимую плотину.
        - С Бобом Бренчли по прозвищу Чистюля. Старший преподаватель на кафедре некромантии. Как-то раз он оставил меня после занятий под предлогом того, чтобы я помогла прибраться. Лаборант не пришел, а повсюду валялись груды мертвого мяса. Я удивилась, но виду не подала. Тогда он набросился на меня - насилу отбилась, разбила о его башку какую-то колбу и сбежала. - Эйнита перевела дух, затем вновь затараторила: - Наверное, не стоило мне идти к декану. Тот сразу же направился в лабораторию, застав там Боба, бинтующего голову. Чистюля, конечно, заявил, что поскользнулся в луже крови. Таким образом, слово старшего преподавателя стояло против слова неофитки шестого курса. Ректор назначил поединок, чтобы, цитирую дословно, инцидент был исчерпан навсегда.
        Девушка замолчала, дожидаясь, пока Сильвер осмыслит услышанное.
        - Неужели у вас нет каких-нибудь колдовских штуковин, которые заставляют сказать правду?
        - Есть, - Эйнита вздохнула, - но устав Университета запрещает применять их против своих. Кроме того, они не слишком надежны. Скажем, даже на шестьдесят процентов.
        - Хм... А мы не можем сбежать?
        - Нет, если у вас нет самолета, вертолета или, по крайней мере, быстроходного катера. - Девушка невесело усмехнулась. - Помню, когда-то сбежали несколько студентов, не выдержавшие тягот учебы. Они были способными учениками, поэтому отыскать их было нелегко. Но Университет не отступил. В итоге все четверо оказались на лабораторных столах.
        - Полагаю, - сказал киллер, - выбора действительно нет.
        - Вот именно. И все-таки я не уверена, что ректор позволит мне уехать. Это может неблагоприятно сказаться на репутации Университета.
        - В этот раз он отступит, - заверил Сильвер. - Обещаю. Ты ведь способная ученица? - Эйнита пожала плечами, затем кивнула. - В таком случае, остановить нас не смогут. Каков характер поединка?
        Эйнита рассказала.
        Темный эльф почесал подбородок, успевший обрасти жесткой щетиной. Обычаи здесь были еще те. Впрочем, со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Сильверу следовало принять все как должное.
        - Пойдем, - сказал он, поднимаясь со стула. - Расскажем остальным. Обсудим и решим, что делать дальше. Возможно, побег - еще не самый сложный выход.
        Эйнита покорно проследовала к двери. Выйдя в коридор, киллер не особенно удивился, когда компаньонов не оказалось в пределах видимости. Зато он мог их слышать. Из соседних дверей, почему-то приоткрытых, доносилось довольное ворчание троллей, смешанное с девичьим смехом.
        Темный эльф заглянул в одну из комнат, увидев там следующее: тролли расселись на кровати, в то время как две молоденькие троллихи кормили их виноградом с маленьких ручек. В соседней комнате обнаружился Хугин, вовсю угощавшийся пивом. Рыженькие близняшки из расы людей, как ни странно, были чрезвычайно рады обществу клыкастого здоровяка.
        Сейчас Сильвер находился не в том настроении, чтобы по-мужски понять эти слабости. «Вот он, - пронеслось в голове, - отличный шанс немного расслабиться. Когда тебе плохо, сделай так, чтобы кому-то стало еще хуже. Способ проверенный».
        - Это что такое?! - возопил он, вваливаясь в комнату троллей. - Отставить! Я ЧТО сказал вам делать?!
        Гангстеры вскочили, разбросав виноградины, не донесенные до клыкастых пастей. На бандитских рожах появилось выражение, более приличествующее нашкодившим школьникам, нежели воинам Тьмы.
        Темный эльф почувствовал, как отходят натянутые нервы.
        - Марш отсюда, - велел он. - Ни на минуту оставить нельзя!
        Тролли, понурив головы, поплелись к двери.
        Огр, заслышав гневные выкрики, вышел по собственной воле. Испуганные близняшки выглядывали из дверного проема. Хугин, хотя и смутился, сохранил упрямое достоинство.
        Сильвер взял Эйниту под локоток и направился в сторону лестницы. Спустившись, они миновали притихших «охранников» и вышли на улицу. Закупоренная Крошка дожидалась за углом. Эйнита окинула автомобиль изумленным взглядом.
        Дверь распахнулась, и все пятеро погрузились в салон.
        Карнаж, Робинс и Мориарти воззрились на девушку с различной степенью удивления во взглядах. Закрывая дверь, киллер подумал, что вот теперь команда наконец-то в сборе. Компаньонов можно было понять: эльф и сам полагал, что некроманты выглядят немного иначе. В итоге же он притащил хрупкую светловолосую девицу, которая, судя по опухшим глазам, долго и обильно плакала, причем совсем недавно. На боевую колдунью самочка никак не тянула.
        - Познакомьтесь, - буркнул Сильвер. - Это Эйнита. Эйнита, это остальные. Имена ты узнаешь несколько позже, потому как сейчас будешь только путаться.
        Эйнита послушно кивнула. Киллер конечно же покривил душой, однако девица, даже если поняла, не подала виду. Сидя на одном из кресел, она напоминала испуганного зверька, угодившего в нору куда более крупных созданий, чьи гастрономические пристрастия пока оставались загадкой.
        - Эйнита - боевой маг, - продолжил киллер. - Она готова поехать с нами, вот только есть небольшая заминка. - Робинс многозначительно хмыкнул, Карнаж и Мориарти внимательно слушали. - Нам, можно сказать, страшно повезло. Выпускники Университета, оказывается, пользуются большим спросом по всей планете, поэтому нанять кого-либо из них представляется чрезвычайно трудной задачей. Однако Эйнита попала в уникальную переделку. Ей не позволят окончить учебу, потому как завтра же она обязана покинуть остров. Если... - Темный эльф поглядел на девушку, сжимавшую острые кулачки. - Если Эйнита одержит победу в завтрашнем поединке.
        - Это мне что-то напоминает, - усмехнулся Робинс. - Ты не находишь?
        - Некоторая аналогия есть, - признал Сильвер. - Эйнита мне все рассказала, поэтому вчерашний бой покажется всем детским лепетом. Некроманты - крутые ребята.
        - Не тяни, пожалуйста, - попросил Карнаж. - Что за поединок?
        - Если в двух словах, - киллер помолчал, подбирая эти самые слова, - Эйнита и ее противник будут соревноваться в магическом искусстве. Каждому предстоит создать зомби, называемых Мертвыми Защитниками... - Сильвер вздохнул. - Это извращение просто не укладывается у меня в голове. Эйнита, расскажи сама.
        Девушка кивнула:
        - Мы будем стоять друг против друга в Третьем Хтоническом Зале. Каждый создаст своего собственного Защитника. Чем больше трупов образует Защитника, тем он будет сильнее. Это зомби-колоссы, способные проламывать стены и валить лес. Древнее штурмовое колдовство. - Компаньоны слушали, как зачарованные. - В общем-то, ничего особо трудного в этом нет. Как правило, в подобных поединках побеждает тот, чей Защитник сильнее. А побежденный исчезает, заваленный горами трупов.
        - и что... - Робинс прокашлялся. - В чем же проблема? Ты ведь изучала это штурмовое колдовство?
        - Проблема в трупах, - опередил девушку Сильвер. - Необходимо по крайней мере три-четыре десятка. Университет выделил каждому дуэлянту по грузовику-труповозке, однако поиск трупов - дело рук самих утопающих. Полагаю, в местном морге трупы не задерживаются.
        - Вот уж не думал, - фыркнул хакер, - что это станет для тебя проблемой. Ты ведь легенда, забыл?
        Темный эльф придавил Робинса взглядом.
        - Я, конечно, в своей жизни ухлопал немало народу. К сожалению, все эти покойники не смогут оказаться здесь сейчас. - Робинс потупился. - Как бы там ни было, никто не говорил, что дуэлянты наделены правом использовать все возможные средства. В этом-то самое странное. - Сильвер повернулся к Эйните: - А что насчет противника? Где ОН возьмет трупы?
        - Мало ли где. - Девушка пожала плечами. - В лаборатории обычно бывает не больше десятка, но он, как-никак, старший преподаватель. В его распоряжении находятся кое-какие ресурсы. Кроме того, - Эйнита прикусила губу, - трупы должны быть расчлененными. Защитник должен состоять из кусков мертвого мяса.
        Сильвер представил себе эту картину. Затем представил, как компаньоны, вооруженные огромными тесаками, разделывают мертвые туши. Это было что-то уж совсем несуразное.
        - Это не проблема, - подал голос Хугин. - Немного взрывчатки, немного металлолома... Мертвые - не живые.
        - Сперва нужно найти эти самые трупы. - Робинс подпер кулаком подбородок, затем брякнул ни с того ни с сего: - Как у тебя с кибермагией?
        Эйнита удивленно посмотрела на собрата по расе, затем перевела взгляд на монитор, на котором плавала рогатая морда (жуткий вид Мориарти, по-видимому, девушка приняла за какую-то компьютерную побрякушку).
        - Нам читали этот курс, - ответила она, - но бегло и по верхам. Ректор - крайне консервативный тип. В Университете нет ни одного компьютера - мол, думающие машины противоречат традициям.
        - Стало быть, - допытывался хакер, - ты не умеешь программировать заклятия?
        - Для этого сперва нужно научиться программировать. Последний раз такую штуку, - она кивнула на монитор, - я видела в далеком детстве.
        - Это может стать проблемой? - быстро спросил Сильвер.
        - Наверное, нет. - Робинс пожал плечами. - В Сети можно купить все, что угодно, включая боевые заклятия. К тому же у нас есть самый мощный ледоруб, какой только можно представить.
        - Демон, - пояснил киллер, видя, что Эйнита не понимает. - Темный дух, обитающий в киберпространстве. На какое-то время он согласился погостить у нас.
        - Это правда, - раздалось из динамиков. - Рад знакомству. Девица поглядела на монитор округлившимися глазами.
        - Правда?.. - Эйнита протянула руку, нежно дотрагиваясь до монитора. - У вас есть собственный демон?!
        - Он не принадлежит нам, - поправил Сильвер. - Профессор такой же член команды, каким, я надеюсь, станешь и ты. Кстати, Профессор, что скажешь по поводу услышанного?
        - А я-то все ждал, когда кто-нибудь поинтересуется моим мнением. - Мориарти разинул пасть в ухмылке. - Как говаривал мой старинный знакомый - элементарно, дорогой Сильвер. Неужели все вы позабыли стадо существ, которых мы повстречали на дороге?
        Темный эльф вздрогнул, словно от прикосновения холодной иглы. Демон, как всегда, смотрел прямо в корень. Однако это не уязвило самолюбия киллера: глупо пытаться соревноваться в сообразительности с искусственным интеллектом.
        - Эйнита, - спросил Сильвер, - ты можешь провести процедуру в обратном порядке? Я хочу сказать, тебя учили делать из зомби обыкновенные трупы?
        - Конечно, - девушка кивнула. - Это очень просто. Впрочем, я вспомнила, что на склад привезли партию трупов для электростанции. Прежде это меня не заботило, потому как я была совершенно одна, теперь же...
        - Склад охраняют?
        - Может, два-три студента. Там ничего нет, кроме трупов.
        - Отлично. - Сильвер поднялся на ноги. - Где грузовик?
        - Погодите, - Робинс протестующе поднял обе руки. - Из-за чего, собственно, сыр-бор-то?!
        - Один тип к ней приставал, она ему отказала. Ректор назначил поединок. Еще вопросы?
        Хакер, выпучив глаза, медленно покачал головой. Киллер и сам знал, что всегда умел отделять зерна от плевел.
        ... И Твари Зла не медля отправились на ночную охоту за трупами.

* * *
        Грузовик был огромный - черный, размалеванный белыми черепами. Еще он был настолько древним, что Сильвер усомнился, способна ли машина вообще передвигаться. Если же нет, дело пахло жареным - в Крошку при всем желании не влезет больше двух десятков мертвых тел.
        Темному эльфу не верилось, что все это происходит именно с ним. Судьба, похоже, страшно веселилась, наблюдая за странными похождениями. Впрочем, есть время разбрасывать трупы, теперь же настало время их собирать.
        Грузовик завелся с третьей попытки. Мотор глухо застучал, киллер выжал сцепление и со скрипом дернул рычаг скоростей. Тяжелая махина провернула колесами, после чего тяжело поползла вперед.
        Сильвер не стал включать фары (даже если они находились в исправном состоянии), чем немало удивил начинающую некромантку. Эйнита сидела рядом, показывая дорогу, остальные компаньоны с комфортом разместились внутри Крошки. Длинный приземистый силуэт катил следом, выдавая свое присутствие лишь блеском луны на тонированных стеклах.
        Охотники за трупами вышли на дело. Виновница данного мероприятия, насколько видел темный эльф, почему-то не испытывала более-менее стойкой уверенности. Сильвер был озадачен. С такой командой, которую он ухитрился собрать, можно было поднять на воздух весь Университет. (Киллеру, как истинному Созданию Тьмы, не хотелось этого делать, однако он терпеть не мог, когда обстоятельства пытались загнать его в угол.)
        Возможно, Эйнита была просто зеленой. В любом случае ее способности покажут себя завтра - у Сильвера же оставалось еще несколько дней, чтобы найти замену.
        Склад обнаружился неподалеку от Университета. Недостаточно далеко, как рассчитывал киллер. Впрочем, он собирался действовать без особого шума. Остановив грузовик за углом, он выключил мотор и вылез наружу. Карнаж и Хугин уже стояли возле Крошки.
        Склад окружали более-менее используемые строения, выстроенные из бетонных блоков. Ни единого опознавательного знака, за исключением номеров, выведенных черной краской. Склад - широкое квадратное сооружение с металлическими воротами
        - носил счастливый номер «7».
        Сильвер подошел к двери, вырезанной в правой створке ворот. Заперто. Стук глухо отразился от внутренних пустот. Примерно через минуту киллеру пришлось повторить процедуру.
        Квартал освещал электрический фонарь, стоявший на расстоянии нескольких домов. Тьма настороженно бродила у самого склада.
        Карнаж и Хугин притаились по обе стороны проема, готовые ломиться внутрь, как только за дверью щелкнет замок. Лица обоих скрывали черные банданы, благодаря чему компаньоны походили на грабителей поездов из старых фильмов. Сильвер же не стал прятать лицо - для него это был пройденный этап.
        Наконец замок щелкнул, а длинный ржавый засов со скрежетом вышел из паза. Дверь приоткрылась. Из щели выглянула мальчишеская физиономия, подслеповато щурившаяся от перемены освещения. Дилетант. Киллер опустил на затылок человека рукоять пистолета, и тело кулем рухнуло на порог. Все трое вошли; Хугин закрыл дверь, предварительно втащив внутрь обессилевшего сторожа.
        Сильвер огляделся, чувствуя приступ дикой ярости.
        Пусто.
        Двести квадратных метров холодной серой бетонной поверхности. Кое-где виднелись влажные пятна, контуры которых чем-то напоминали фигуры, которые полицейские рисуют мелками.
        Ни единого тела, если не считать потерявшего сознание студента.
        Из подсобного помещения, залитого ярким светом, донеслись какие-то звуки. Кто-то зашаркал ногами по бетону, после чего источник освещения начал перемещаться относительно неподвижных предметов. На стене появилась чья-то огромная тень.
        Вторым сторожем оказался молоденький гоблин, сжимавший в руке толстую свечу. Глаза Создания Тьмы были куда более чувствительны, чем аналогичные органы людей. Поэтому и времени на то, чтобы приспособиться к изменению обстановки, гоблину требовалось немного больше.
        Пистолет в руке Сильвера коротко щелкнул. Пуля, покинув ствол глушителя, погасила свечу. Внутри склада воцарилась Тьма. Киллер быстрым шагом направился к гоблину, чувствовавшему приближение опасности, однако все еще не способному разглядеть детали. Кулак темного эльфа врезался в подбородок студента; тело рухнуло на подкосившихся ногах.
        Пусто. Ярость понемногу отпускала.
        Их опередили. Такое с темным эльфом случалось нечасто.
        - Что дальше? - спросил Карнаж. - Похоже, нас опередили.
        Не отвечая, Сильвер направился к выходу. Делать здесь нечего, пора уносить ноги. Если колдуны вздумали шутки с ним шутить, все это им вылезет боком.
        Киллер вытащил второй пистолет, приоткрыл дверь и осторожно огляделся. Пусто. Похоже, их действительно опередили. Только и всего.
        Киллер вскарабкался в кабину грузовика.
        Выслушав рассказ, Эйнита удивилась, однако горького разочарования явно не испытала. То ли неофитка так и не поверила в подарок Судьбы, то ли на уме у нее было нечто иное.
        - Это Чистюля. Судя по тому, что сторожа охраняют пустой склад, он побывал здесь незадолго до нас.
        - Возможно, - не стал спорить Сильвер. - Что дальше?
        - Есть еще электростанция. И уличные рабочие, которых вы, скорее всего, видели на дороге.
        - А также Чистюля, - напомнил киллер. - Почему бы нам не навестить его самого?
        - Ни в коем случае! - испуганно воскликнула Эйнита. - Если вы убьете его, нам и впрямь останется только бежать с проклятого острова. Можно было бы попытаться отбить трупы... Нет, бесполезно. Реакцию ректора предугадать невозможно.
        - Стало быть, зомби, - подытожил Сильвер. - Что за электростанция?
        - Перерабатывает ману. - Девушка нервно оправила черную курточку. - Зомби работают там в три смены, потому как чистая мана разрушает заклятия. Не говоря уже о том, что непрерывные нагрузки способны деформировать даже мертвую плоть. С охраной там не лучше, чем на складе. Кого, в самом деле, бояться черным магам?..
        - Белых магов, - усмехнулся киллер. - Впрочем, не важно. Как насчет мертвяков, которых мы встретили по дороге? Они выглядели... довольно шустрыми.
        - Хранилище находится рядом с общагой, где сосредоточено большинство хозпостроек. Там слишком оживленно даже сейчас.
        - Значит, электростанция?
        - Никто не ждет от нас этого шага. - Эйнита серьезно нахмурилась. - Как мне кажется, наиболее удачный тактический ход.
        Сильвер включил зажигание, пытаясь подавить улыбку. Надо же, такая малявка, а еще смеет его учить!. Как ни странно, он не смог рассердиться.
        Крошка ползла за труповозкой, Эйнита показывала дорогу. Мориарти попытался связаться по рации, но темный эльф приказал ему заткнуться и просто двигаться следом. Если у колдунов есть телефоны и электричество, вполне возможно, у них имеются также сканеры радиочастот.
        Черный грузовик жутко гремел и дребезжал, подскакивая на ржавых рессорах. Временами глушитель оглушительно кашлял, извергая клубы синего дыма. Сильверу казалось, будто за его персоной следит, потешаясь, целый остров. Глядите, вот едет легенда, ха-ха!
        Как бы там ни было, неудобства психологического свойства он еще мог перетерпеть. Гораздо забавнее бы вышло, застрянь он на обратном пути с этой развалюхой, битком набитой трупами. Вот тут бы все насмеялись, включая его самого.
        - Ты уверена, - эльф рывком повернулся к девушке, - что все трупы не разобрали и там?..
        - Исключено. Никто не отдаст Чистюле рабочих. - Эйнита прикусила губу. - Новая партия была немаленькой, что-то около тридцати голов. Значит, нам нужно, по крайней мере, столько же. Боб соорудит здорового Защитника.
        - Что, если твой Защитник будет не меньше? Ты сможешь победить? Хочешь ли?..
        - У меня просто нет другого выхода. - Эйнита слабо улыбнулась. - У Чистюли, впрочем, также.
        Сильвер промолчал, сосредоточившись на дороге. Они вновь ползли по каменной террасе, обвивавшей гору, теперь уже вниз. Грузовик, также напоминавший эльфу насильно оживленный труп, издавал всевозможные стоны, скрипы и вздохи, моля о том, чтобы его оставили наконец в покое. Пустые дома потянулись бетонной вереницей. Киллер включил фары, решив, что весь этот грохот, производимый в полной темноте, звучит куда подозрительнее. Это был, мягко говоря, необычный опыт.
        Электростанция появилась так неожиданно, что, не развяжи Эйнита язык, он, скорее всего, проехал бы мимо. Рефлексы Мориарти сработали безотказно - тот остановил Крошку почти синхронно.
        - Говорить нужно заранее, - буркнул Сильвер. - Они там, наверное, сбежались нас встречать.
        - Извините, - съежилась девушка, - я просто задумалась. К тому же не думаю, что станцию охраняют серьезней, чем обычно.
        - Подумай лучше о том, что ваш ректор не показался мне дураком, - проговорил киллер, открывая дверь. - В преддверии поединка он вполне мог усилить охрану.
        Он спрыгнул на землю. Эйнита вышла из кабины со своей стороны, после чего зачем-то хлопнула дверью. Сильвер поморщился. Наверное, он никогда так и не привыкнет иметь дело с дилетантами, которым требовалось разжевывать каждую мелочь.
        С другой стороны, доходной грузовик своим появлением наделал достаточно шума - электростанция, если верить пояснениям Эйниты, находилась в какой-то полусотне метров.
        - Вортекс пусть остается внутри, - сказал эльф в рацию. - Ну и Профессор, конечно. Остальные - на выход.
        - Понял, - отозвался Мориарти. - Один момент.
        Сильвер подошел к Эйните, зябко кутавшейся в форменную курточку.
        - Когда мы обезвредим стражу, - предупредил он, - придет твой черед. Сама понимаешь, некромантия для нас в новинку. - Девушка угрюмо кивнула. - Не знаю, насколько это сложно, но от тебя требуется заставить приковылять их сюда, залезть в кузов, после чего спокойно отключать питание или что у них там...
        - Я поняла. Главное - снять контролирующие заклятия. Все рассчитано на старшекурсников, которые работают там по нарядам. - Эйнита усмехнулась. - Мне тоже случалось, я не лучше и не хуже остальных.
        - Чтобы победить Чистюлю, - заметил Сильвер, - этого мало. Ты уже никогда не станешь прежней студенткой.
        - А ты умеешь обнадежить, - огрызнулась девушка. - Нечего сказать!
        Сильвер не ответил, наблюдая за приближением компаньонов. Люди, что тут сказать. Однако, если ей удобней «тыкать» столетнему эльфу, он не собирался возражать. Главное, чтобы девица доказала, чего она стоит в завтрашнем бою. Остальное пока не имело значения.
        Быстро разъяснив компаньонам ситуацию, Сильвер развернулся и зашагал к электростанции. При ближайшем рассмотрении та оказалась приземистым сооружением, островерхая крыша которого торчала над бетонным забором. По обе створки горели два фонаря. Сами створки были гостеприимно распахнуты.
        Киллер достал пистолеты и настороженно снял с предохранителей.

«Не может быть, - думал он, - чтобы черные маги, которых ненавидит весь мир, относились к объекту стратегической важности с подобной халатностью! Впрочем, у колдунов были свои приоритеты - возможно, важными объектами у них, к примеру, считались хранилища гримуаров».
        Как бы там ни было, подобная гостеприимность вовсе не обнадеживала. Тем не менее вокруг было по-прежнему спокойно. Погода, по мнению Сильвера, как нельзя лучше подходила для похищения трупов: тоскливо завывал соленый морской ветер; бритвенно-острый месяц ронял на волны желтую кровь; звезды казались порами в теле гигантского черного зверя, пожравшего мир.
        Компаньоны перевязали физиономии черными банданами, которых в запасниках Крошки было предостаточно. Медлить не имело смысла. Если окажется, что он все-таки переоценил способности ректора, количество местных адептов изрядно сократится. Предки Сильвера были великими магами, однако сам он считал пристрелянный ствол самым надежным видом колдовства, который только можно придумать.

«Что, если их опередили и здесь?.. - Неприятная мысль оставила после себя холодный липкий след. - В этом случае придется непосредственно разобраться с алчным Чистюлей либо же забыть о кандидатуре Эйниты».
        Жестом растянув компаньонов в цепочку, он первым вошел в широкую щель между створками. Против ожиданий, никого. Никто не выкрикивал заклятия, не крался под покровом теней. Никого и ничего, если не считать металлического хлама, разбросанного в отдалении, а также горы бумажных мешков, накрытой брезентом.
        Сама электростанция насчитывала один-единственный этаж, в котором у самой крыши были прорезаны крохотные оконца. В них то и дело мелькали фиолетовые сполохи, неприятные глазам темного эльфа. Дрожь асфальта под ногами говорила о том, что большая часть электростанции находилась под этой самой поверхностью. «Если так,
        - решил киллер, - ходячих трупов там должно оказаться предостаточно». (Неделю назад Сильвер разбил бы рожу любому, кто сказал бы ему, что вскоре он будет чрезвычайно рад этому самому обстоятельству.)
        Широкая дверь смотрела в сторону ворот; металлические створки плотно закрыты. Дождавшись, когда все компаньоны, включая Эйниту, сойдут с линии огня, киллер осторожно потянул за ручку.
        Оба пистолета уставились на черный проем, в котором мерцали тусклые сполохи. Но и только. Никто не бросился из наэлектризованной Тьмы. Кивнув троллям, Сильвер скользнул между створок. Гангстеры нырнули следом; оружие троих шарило по просторному помещению, синхронно поспевая за вращением глаз.
        Широкая бетонная терраса была огорожена высокими перильцами, вдоль которых лежали, будто отдыхая, разномастные существа. Приглядевшись, темный эльф понял, что среди мертвецов затесался и кое-кто живой. Об этом говорила расслабленная непринужденность, с которой человек облокотился о перильца, разглядывая что-то внизу.
        Сунув пистолеты в кобуры, Сильвер начал красться к колдуну, обходя беспорядочно разбросанные трупы. Некоторые зомби зашевелились, почувствовав приближение тела, в котором по-прежнему циркулировала горячая кровь.
        Киллер ускорил шаг. Если незадачливый сторож обернется, его придется убить. Неизвестно, как на это посмотрел бы старый фомор, отличавшийся, судя по всему, редкой эксцентричностью.
        Но вот эльф уже стоял за спиной человека - так близко, что смог бы коснуться перил. Студент, на свое счастье, не обернулся, сохранив тем самым собственную жизнь. Сильвер схватил его за волосы и оттащил от перил. Зомби беспокойно ворочались вокруг; парень, сдавленно мыча зажатым ртом, пытался вывернуться из железного захвата, в то время как киллер, тихо матерясь, пытался нашарить на его шее нужную точку. Практика показывала, что сохранить чужую жизнь гораздо труднее, чем отнять.
        Наконец тело обмякло. Сильвер оттащил студента в сторонку, дабы компаньоны не перепутали его с живым трупом, который упрямо не желал просыпаться.
        Некоторые зомби, поскрипывая суставами, тут и там вставали на ноги. Однако темный эльф не мог уйти, даже не попытавшись удовлетворить любопытство. Облокотившись о перила, - точь-в-точь предыдущий зритель, - он заглянул в чрево шахты.
        От террасы спускалась широкая спиральная лестница, отгороженная от шахты металлической сеткой: по всей видимости, зомби, совершавшие подъемы-спуски несколько раз на дню, не очень-то ладили с понятием высоты; мертвым все равно, однако с переломанными костями производительность труда резко снижалась.
        От дна шахты террасу отделяла добрая дюжина метров. Невзирая на порядочное расстояние, Сильвер чувствовал, как лица касаются тугие холодные струи. Мана хлестала через край, притягиваемая к месту своей гибели, словно стая мошкары - ярким пламенем. Статическое электричество пробиралось в волосы потрескивающими сороконожками.
        Киллер стал свидетелем зрелища, волшебного во всех смыслах. Мана, совершая переход в иной вид энергии, сопровождала оный процесс диковинными спецэффектами. Фиолетовые молнии - не электричество еще, но уже и не магия - плясали между странного вида металлическими конструкциями. Жилы силовых кабелей переплели стальной каркас; тут и там вращались шестеренки, мелькали ремни, поднимались или опускались противовесы.
        Это был чудовищный, опасный анахронизм, аналог которого, пожалуй, имелся лишь в каком-нибудь музее. Устаревший, неэффективный процесс. Но удивляться было нечему. Если, к примеру, количество компьютеров, пропорциональное числу населения в странах союзников, было более или менее известно, то, сколько колдунов и чем они занимаются, это вряд ли кто смог бы сказать.
        Воспоминания всплыли сами собой. Сильвер уже видел нечто подобное на иллюстрациях в какой-то книге. Первые эксперименты с электричеством проводила секта полоумных магов. Всех их вроде бы сожгли на кострах, однако порочная идея пустила крепкие ростки.
        Экстаз, агония, смерть. Разрыв сердца во время оргазма. Мана была инструментом, безмозглой субстанцией, поэтому не имела чувств. Кое-что темный эльф чувствовал вместо нее, и это ему не понравилось.
        Зомби, общим количеством около трех десятков, вращали гигантское колесо. Множество рук вцепилось мертвой хваткой в стальные поручни; десятки пар ног толкали многотонную махину. Колоссальные часы, которые не останавливались ни на мгновение. Отсчет на киловатты.
        Во всем этом было нечто завораживающее и противоестественное. Во всяком случае, Сильверу так показалось. К покойникам в целом он был безразличен, однако кое-кого на том свете страстно желал повидать. Киллер сомневался, что трое студентов, наблюдавшие за работой мертвых рабов, желали подобной участи, к примеру, собственным родителям.
        Но это был вопрос морали. Законы союзников - сама гуманность - не запрещали эксплуатировать живых мертвецов.
        Осмотр силовой установки занял не больше минуты. За это время около трети
«спавших» зомби поднялось на ноги и, шатаясь, побрели к живым пришлым. Какая-то старуха с обглоданным черепом подползла к Сильверу и попыталась схватить за штанину. Киллер, не оборачиваясь, отбросил ногой костлявую конечность.
        Пора приниматься за дело.
        Он развернулся и направился к двери. Зомби протягивали костлявые руки, разевали обезвоженные рты, из которых не вырывалось ни звука. На эльфа надвигалось около дюжины мертвецов. Ему ничего не стоило ускользать от неловких холодных объятий. Он скользил меж одеревеневших зомби, словно вода просачивалась между камнями. Вот только киллеру удалось ни разу не коснуться мертвой плоти.
        Во время этого аттракциона, помимо прочего, он приметил одно обстоятельство: запахи были гораздо менее ощутимыми, чем следовало бы ожидать от места с подобной концентрацией трупов на один квадратный метр. Это безусловно радовало, но и наталкивало на размышления.
        Компаньоны с отвисшими челюстями наблюдали за приближающимися мертвецами. Никому, даже бывалому Хугину, очевидно, не доводилось видеть подобного своими глазами. На этот раз их и злобную магию уже не разделяли бронированные стекла Крошки.
        Когда Сильвер поравнялся с обоими троллями, на террасу вошла Эйнита. Не тратя слов попусту, она, мгновенно оценив ситуацию, принялась за дело. Начинающих некромантов, несомненно, обучали подавлять массовые беспорядки среди собственных же клиентов, примерно как в полицейских вузах обучали обуздывать уличные бунты.
        Губы девушки быстро шевелились; до чувствительных ушей Сильвера доносились обрывки невразумительных фраз - язык заклинаний был для него темным лесом, как ни бились когда-то приемные родители. Определенную последовательность фраз завершали быстрые пассы, производимые тонкими девичьими пальцами. Двое зомби отделились от общей массы и побрели в сторону выхода. Затем еще двое.
        Стена мертвых тел неумолимо приближалась. Здесь были мертвецы на любой вкус - мечта некрофила. Старики, сравнительно молодые особи, даже дети. Последние категории, как правило, были отмечены следами насильственной смерти: пулевые отверстия, резаные и колотые раны, проломленные черепа. Ходячая энциклопедия смерти.
        Трупы, будто сошедшие со страниц учебника по медицине, застыли на различных стадиях разложения; заклятия сковали мертвую плоть по всем законам молекулярной физики. Обнаженные кости соседствовали с мумифицированной плотью, хрустящей, словно бумага. В некоторых глазницах сохранились глазные яблоки. Из большинства же черепов глядела Тьма.
        Эйнита явно не поспевала за притоком тел. Вереница трупов тянулась к двери, однако к некромантке уже протянулся десяток мертвых рук. Всех этих бывших граждан и подданных было попросту невозможно уговорить построиться в ряд и дожидаться своей очереди. Насколько киллер понимал, для этого требовалось сперва снять контролирующие заклятия, чем, собственно, Энита занималась.
        Сильвер пнул ближайшего зомби - безглазого гоблина. Труп отлетел, и второй глаз, вывалившись из глазницы, повис на тонком световоде. Оставалось загадкой, каким образом мертвецы знали о местонахождении пришлых. Возможно, по запаху. Возможно, они просто ЗНАЛИ, в какой стороне находится живая, горячая плоть. Как бы там ни было, все это лежало за гранью привычной логики. Гнилые мозги, казалось бы, не способны были даже отвечать за координацию движений.
        Компаньоны окружили девушку. Ходячие трупы, подступавшие непозволительно близко, отлетали на задние ряды. Зомби не могли оказать даже намеков на сопротивление - когда кто-либо поднимал тощую руку, в торс врезался тяжелый ботинок.
        По мнению темного эльфа, ЭТИ мертвецы были не очень-то похожи на тех, что показывали в исторических и документальных фильмах. Те дрались, словно звери, порой против своих же сородичей. Поразмыслив, киллер пришел к выводу, что этим мертвецам не хватало направляющей воли, которая послала бы их в бой. Поэтому зомби действовали лишь за счет собственной ненависти.
        Увлекшись забавной, но примитивной игрой, Сильвер едва не пропустил переломный момент. Над террасой неожиданно показалась голова одного из студентов. То ли его привлек странный шум, то ли он решил проведать товарища. Как бы там ни было, рослый тролль поднялся по лестнице и стоял, пытаясь осмыслить происходящее.
        Киллер рванул из кобуры пистолет, быстро отворачиваясь. Из всех присутствующих лишь у него на лице не было банданы. Зрение же троллей немногим уступало его собственному. Нагнув голову, Сильвер шагнул вперед, держа наготове пистолет, но Карнаж оказался быстрее.
        Вервольф подскочил к троллю двумя гигантскими прыжками - люди не умеют, не могут так двигаться! - и, схватив за куртку, втащил на террасу. Крепкий кулак байкера врезался в квадратную челюсть, после чего студент незамедлительно вырубился.
        Киллер одобрительно кивнул. Пожалуй, этот парень, первым вошедший в команду, оказался действительно к месту. Чего стоила одна история с телефонами!
        Огр и тролли тем временем продолжали развлекаться, Эйнита напряженно работала. На высоком лбу выступили крохотные капли, глаза опасно сверкали. Вскоре от недавнего воинства остались лишь какие-то калеки, которых студентка оставила лежать на бетонном полу.
        - Уходим, - скомандовал Сильвер. - Если ты закончила, конечно.
        Эйнита обессиленно кивнула.
        Тем не менее им пришлось дождаться, пока последний мертвец неторопливо проковыляет во двор. Долтур плотно прикрыл двери, а Ксур и Хугин тащили студентов. Оба «отдыхающих» в обнимку улеглись возле какого-то амбара, где их найдут, очевидно, не скоро.
        Поглядев на груду металлолома, киллер подозвал великана-людоеда.
        - Ты что-то говорил про лом и взрывчатку. - Эльф указал на острые грани. - Возьми, сколько нужно. Тролли помогут.
        Хугин кивнул и, окликнув гангстеров, направился к бесхозной свалке.
        Сильвер медленным шагом двинулся вдоль унылой колонны. Мертвая плоть, облепившая костяной каркас, упрямо плелась вперед, озабоченная единственной целью - как бы поскорее очутиться в труповозке. Близость живых, казалось, уже не беспокоила гнилые мозги. Наиболее шустрые зомби уже успели залезть в кузов, где укладывались плашмя, вплотную друг к дружке. Карнаж и Эйнита руководили погрузкой. Время от времени девушка выкрикивала резкие команды - слова Извечного языка лишь дополнялись непонятными ругательствами.
        Вскоре вернулись огр и тролли, без заметных усилий тащившие охапки ржавой арматуры.
        - Ждать, - велела Эйнита.
        Зомби покорно остановились. Хугин и гангстеры полезли в кузов и, ступая по трупам, свалили металлолом в центре труповозки.
        Великан-людоед спрыгнул на землю и брезгливо вытер подошвы об асфальт.
        - Пусть ложатся сверху, - сказал он девушке, затем повернулся к Сильверу: - Нужен пластит и детонатор. Или хотя бы канистра бензина.
        - Бензином мы их просто сожжем, - возразил темный эльф. - Есть и пластит, и детонатор.
        - Отлично. - Огр потер большие ладони. - Но и бензин неплохо. Не сожжем, если не нужно.
        Сильвер пожал плечами. В конце концов, глупо спорить со штатным подрывником, ибо зачем, спрашивается, его брал?..
        Киллер сходил внутрь Крошки, преодолел град вопросов Робинса и Мориарти, после чего вернулся с детонатором и ломтем взрывчатки. Огр отщипнул требуемый кусок - неожиданно крохотный, - после чего прилепил к детонатору и вновь скрылся в недрах труповозки. Взрывное устройство оказалось в центре сплетения арматуры, сверху штабелями укладывались безропотные зомби.
        Сильвер понял, что стал свидетелем чего-то очень правильного.
        - Наконец погрузка была завершена. Все ходячие трупы - около сорока голов - оказались внутри кузова. Кто-то, погребенный под телами собратьев, настойчиво пытался выбраться наружу. Киллер на всякий случай пересчитал компаньонов.
        Ксур закрыл кузов, и все расселись по машинам.
        На этот раз зажигание труповозки сработало только тогда, когда Сильвер пообещал продырявить ее ржавый бензобак. Кое-как развернувшись на узкой улочке, они тронулись в обратный путь. Грузовик с полным кузовом рычал, скрипел и всячески тужился, но упрямо карабкался на вершину горы.
        На этот раз Крошка ехала впереди. Дело было сделано, фары упруго взрезали Ночь.
        Вцепившись в широкое рулевое колесо, киллер раздумывал над событиями этого вечера, а также о возможных последствиях. Кое-что оставалось загадкой.
        - Скажи, - повернулся он к задумчивой Эйните, - то, что мы сделали, разве это допустимо? Пропажа зомби не останется незамеченной. Ректор все поймет, лишь только глянет на нашу добычу.
        - Ну и хрен с ним, - беззаботно усмехнулась студентка. - Насчет допустимости не знаю, однако они не имеют права меня в чем-либо обвинять. Никто не схватил нас за руки, верно?
        - Я бы хотел на это посмотреть, - буркнул Сильвер.
        - Вот-вот. Как, интересно, они представляли себе, я буду управляться с этой штуковиной? - Эйнита кивнула на руль. - Я даже водить не умею...
        - Стало быть, - сделал вывод темный эльф, - наверняка ты не знаешь.
        - Чистюле тоже не полагается брать трупы со склада, - заметила девушка. - Поиск материала - проблема каждого дуэлянта. Если мы смогли ее решить, значит, охрана электростанции не соответствует должной. - Эйнита наморщила лоб. - Возможно, меня просто не брали в расчет. Никто ведь не думал, что я буду не одна...
        - Ректор думал, - сказал Сильвер. - Он сам позволил мне узнать о твоем существовании.
        - Вот как? - удивилась девушка. - Тогда беспокоиться не о чем.
        - Я бы не стал недооценивать фоморов. Порой образ их мыслей выписывает странные кренделя.
        Разговор оборвался; Эйнита вновь погрузилась в невеселые раздумья.
        За несколько кварталов до главного корпуса Сильвер связался с Мориарти и остановил машину. Рычаг скоростей занял крайнюю позицию, киллер выжал газ. Труповозка с ужасающим надрывом прижалась задом к ближайшему дому. Киллер еще немного помучил беднягу, до минимума сокращая щель между стеной и кузовом.
        Они с Эйнитой вышли из кабины и присоединились к группе компаньонов, собравшихся, чтобы поглазеть на представление.
        Сильвер вытащил из кармана пульт детонатора и в последний раз оценил ситуацию. Кузов грузовика, облупившийся и покрытый коррозией, выглядел достаточно прочным, чтобы выдержать удар раскаленного кулака. Тем не менее все на всякий случай отошли подальше (никто не желал получить по морде куском полусгнившего мяса).
        Темный эльф вдавил кнопку.
        Внутри труповозки что-то ухнуло, взревело и задребезжало. Многострадальный грузовик покачнулся на рессорах. Кое-где на металлическом кузове появились конусообразные выпуклости. Этим все и ограничилось.
        Компаньоны обменялись бессмысленными и экспрессивными фразами. Сильвер представил, как внутри труповозки копошатся куски разорванных, обугленных тел. Заглядывать внутрь фуры ему почему-то расхотелось (возможно, потому, что сама идея о том, что кое-кого невозможно убить дважды, претила его здравому смыслу).
        Он повернулся к Эйните:
        - Ты их не... отключила?
        - Зачем? - девушка пожала плечами. - У меня будет преимущество, которое сбережет время и силы.
        Киллер был вынужден признать, что ему нравится образ мыслей молоденькой самки. Другое дело, как на это посмотрит судейская комиссия - во главе со старым фомором.
        - Хорошо, - кивнул эльф. - По машинам. Они продолжили путь.
        - Наверное, - сказал киллер погодя, - эту ночь тебе лучше провести с нами. Я опасаюсь за твою безопасность.
        - Не следует, - улыбнулась студентка. - Чистюля на редкость трусливый тип. И потом, воспринимать меня всерьез он просто не может.
        - Я бы не сказал, - заметил Сильвер. - Судя по его поведению, ты для него очень даже всерьез...
        - Как бы там ни было, порядочной девушке не пристало ночевать в одной машине с едва знакомыми взрослыми мужчинами. - Эйнита состроила кокетливую гримаску. Киллер сдержал тяжкий вздох. - Я не из тех, кто накануне казни пускается во все тяжкие. А потому собираюсь напряженно готовиться, дабы предстать перед противником во всеоружии. Потому, кстати, поединок и назначили на дневное время.
        - Ну как знаешь. Дело твое.
        Остаток пути они проделали в молчании, если не считать надрывных воплей труповозки. Ответ Эйниты Сильвера отнюдь не удовлетворил. Он знал немало случаев, когда редчайшие трусы пускались во все тяжкие, дабы избежать грядущей опасности.
        Однако он не хотел, да и не мог самолично стоять на посту: как ни крути, магов много, а Крошка - одна. Демонов, предположительно, в Сети тоже немало, но эльф не собирался вторично спускаться на самое Дно.
        Поэтому ему предстояло назначить добровольцев.
        Он не мог отрядить огра или троллей - те сразу же разойдутся по соседним комнатам, позабыв о том, что кто-то нуждается в охране (не говоря уже о том, что на Сильвера продолжали накатывать приступы подозрительности: гангстеры вполне могли отправиться на поиски автономной связи с континентом; киллер знал, что они не делали этого в придорожной гостинице, с прошедшей же ночи объем информации заметно раздулся). Кандидатура Робинса отпадала сразу - Эйнита нуждалась в физической защите, а не виртуальной. Что же касалось Карнажа... Это следовало проверить.
        Сильвер остановил труповозку, когда до общежития оставалось менее сотни метров.
        - Пойдем, - сказал он, открывая дверь, - провожу тебя. Они вышли из кабины и зашагали к женскому корпусу. Крошка притаилась неподалеку хищным черным силуэтом.
        Студенты-охранники проводили странную парочку недоумевающими взглядами, однако - на свое же счастье - воздержались от комментариев.
        Эйнита открыла дверь комнаты, вошла. Киллер остался стоять на пороге. Он чувствовал себя по-дурацки: у него уже довольно долго не было женщины, однако своя же компаньонка - не лучшая кандидатура. Темный эльф не прожил бы так долго, не научившись думать мозгами, а не членом.
        В классической ситуации девушке полагалось бы предложить ему кофе, давая понять, что она, собственно, не против. Но Эйнита, по-видимому, не любила классику.
        Киллер прервал неловкое молчание:
        - Если ты откроешь дверь чуть погодя, то обнаружишь у порога здоровенного матерого волка. Не пугайся, он пробудет там до утра, дабы тебя никто не беспокоил.
        - Волка?.. - Эйнита озадаченно нахмурилась, соображая. -Я не видела никакого...
        - Тут до нее дошло. - Ах вот оно что...
        - Именно. Не пугайся, ладно?
        - А кто это - тот здоровяк, который так резво скачет?
        - Угадала. Вот, возьми на всякий случай. - Девушка приняла рацию. - Спокойной ночи.
        Сильвер развернулся, чтобы уйти, но Эйнита прильнула к нему на короткое мгновение и быстро ужалила в щеку горячими губами.
        - Спасибо тебе, - прошептала она. - Никто и никогда не делал для меня так много.
        Темный эльф кивнул, переступил через порог и закрыл дверь. Вслед ему щелкнул замок.
        Слова или поцелуи уже давно перестали его удивлять. Неужели глупая самка не понимает, что интересует его исключительно в силу своих знаний, наличие которых еще предстояло проверить?.. Если нет, значит, темному эльфу следовало пересмотреть свое мнение о великом будущем человеческой расы - Твердь не терпит наивных дураков. Особенно тех, что размножались в геометрической прогрессии.
        Студенты в холле выглядели еще более удивленными, чем при виде разношерстной компании - похоже, не один только Сильвер ожидал, что его пригласят остаться на ночь.
        Скажи она об этом открытым текстом, и темный эльф остался бы холоден, словно ледяная глыба. Во всяком случае, намеревался. Момент был упущен.
        Он вышел из женского корпуса и направился в сторону Крошки. Если компаньоны и разделяли всеобщее недоумение, то вида не подали.
        - Тебе не кажется, - поинтересовался заботливый Робинс, - что девочка нуждается в охране?
        - Кажется? - усмехнулся киллер. - Я в этом уверен. Профессор, проверь связь.
        Демон тут же принялся требовать ответа. Через какое-то время Эйнита, разобравшаяся в тонкостях аппарата, раздраженно откликнулась.
        Сильвер поглядел на Карнажа, присосавшегося к пивной банке. Даже в человеческом обличье вервольф выглядел достаточно внушительно, чтобы... привлечь внимание девчонок из соседних комнат.
        - Майкл, - окликнул киллер, - на пару слов. Вервольф пересел на ближайшее кресло.
        - Скажи, - Сильвер тщательно подбирал слова, - ты можешь контролировать себя в зверином обличье? Карнаж пожал плечами:
        - Я - необычный вервольф, ты об этом знач. С самоконтролем у меня получше, чем у большинства сородичей, но все имеет границы. На волка не напялишь намордник. Хочешь, чтобы я посторожил девчонку?
        - Да, пожалуй. Причем в зверином обличье.
        - Как скажешь. - Карнаж начал стягивать куртку. - Братишка уже давно просится на волю.
        - А он точно не наделает дел?
        - Обижаешь, начальник. - Оборотень оскалился. - Фирма веников не вяжет.
        - Тебя провести или сказать номер комнаты?
        - Ночной брат - волк. - Карнаж принялся за джинсы. - Он не умеет читать или распознавать цифры. Но и провожать не нужно - я легко найду ее по запаху.
        Сильвер кивнул, устраиваясь поудобнее. Остальные также исподтишка стали готовиться к представлению - тролли напряглись, Робинс улыбался во весь рот, Мориарти с любопытством таращил немигающий оптический глаз.
        Карнаж разделся догола и улегся на черное ковровое покрытие, которым была выстлана вся Крошка. Киллеру уже доводилось лицезреть процесс перевоплощения, однако звериные метки, несомненно, были последним словом индустрии.
        Сильвер наблюдал за процессом с холодной отстраненностью покупателя, разглядывающего дорогую вещь, избавиться от которой было уже трудновато. Против ожиданий, увиденное полностью его удовлетворило.
        Прежде всего, перевоплощение протекало намного быстрее, чем у обычных, ортодоксальных вервольфов. И, возможно, далеко не столь мучительно: тело Карнажа извивалось на полу, стремительно покрываясь волосами, меняя очертания и даже сам скелет. Конечности удлинялись, мышцы перетекали под кожей с одного участка тела на другой. В целом все это напомнило темному эльфу медленные метаморфозы, которые нелепые клоуны проделывают на ярмарках с сосискообразными воздушными шарами. Был человечек - получился волчонок. Вернее, здоровенный, матерый волчише, покрытый густой темно-серой шерстью. С длинной морды глядели синие глаза - единственное, что осталось от прежнего Карнажа.
        В зверином облике Карнаж оказался гораздо крупнее обычного среднестатистического волка. Закон сохранения энергии, объема и массы уважала даже традиционная ликантропия, а стало быть, и звериные метки.
        Компаньоны удивленно-настороженно взирали на мохнатого монстра. Никто, включая самого оборотня, не проронил ни звука. Больше всех конечно же удивился Робинс: он и не думал, что его кореш умеет ТАКОЕ...
        Сильвер протянул руку, намереваясь потрепать волка за ухом (а также незамедлительно пристрелить, если тот попытается цапнуть). Карнаж даже не попытался увернуться от ласки и довольно оскалился, продемонстрировав ряды острых белых клыков.
        Киллер открыл дверь. Вервольф тут же прыгнул в Ночь, клацнув об асфальт когтями.
        Подумав, темный эльф решил выйти следом. Пытаться угнаться за волком было бессмысленно, однако Сильвер успел заметить, как мохнатый хвост мелькнул на лестнице.
        Студенты-охранники глядели вслед, даже не помышляя о каких-либо активных действиях.
        - Это моя собачка, - пояснил киллер. - Она недавно поела, поэтому вы в безопасности. И все-таки лучше ее не беспокоить.
        Судя по физиономиям парней, предостережение было явно лишним. Если уборная находилась на втором этаже, они собирались терпеть до конца дежурства.
        Вернувшись внутрь Крошки, Сильвер объявил отбой. Завтрашний день обещал стать не проще предыдущих. Тем не менее завтра - непривычная, неприятная мысль - от темного эльфа ничего не будет зависеть; все, что можно, они сделали сегодня. Если Эйнита победит - прекрасно, однако киллер не особенно на это надеялся. Уж слишком зеленой казалась девчонка...
        Ворочаясь на кресле и прислушиваясь к сопению компаньонов, разместившихся за перегородкой, Сильвер решил глотнуть ночного воздуха, а заодно проверить напоследок посты. Гостеприимные девицы, населявшие общагу, вполне могли оказаться любительницами больших и мохнатых существ... Особенно, если таковые имеют обыкновение периодически превращаться в голых парней.
        Вервольф вальяжно разлегся на пороге комнаты Эйниты. Неестественно-синие глаза внимательно изучали царивший в коридоре полумрак. Сильверу казалось, будто он шагал совершенно бесшумно, но волчьи уши дернулись, поворачиваясь в его сторону. Вместе с ушами повернулась голова. Узнав темного эльфа, оборотень тут же расслабился.
        Киллер потрепал его за ухом и отправился восвояси.
        Засыпая на разложенном кресле, он подумал о том, что маги, как оказалось, также состояли из плоти и крови. Лазейка нашлась сама собой, что и требовалось доказать.
        Оставалось проверить, стоила ли добыча хлопот.

* * *
        Карнаж вернулся около десяти утра.
        То ли вервольфа раздражало утреннее оживление, охватившее общагу, то ли волчара попросту решил, что смена подошла к концу. Как бы там ни было, Сильвер, поглощая завтрак, держал под наблюдением парадный (он же единственный) вход в женский корпус. Вряд ли Чистюля мог пойти на радикальные меры за два часа до поединка.
        Темный эльф с любопытством наблюдал, как оборотень совершает обратное превращение. Шерсть втягивалась под кожу, кости трещали, мышцы принимали привычные формы. Метаморфозы длились не больше двух минут, однако этого хватило, чтобы испортить аппетит впечатлительному хакеру.
        Усевшись на освободившееся место, Карнаж с воистину волчьим аппетитом набросился на еду. Это было вполне объяснимо - перевоплощения должны отнимать немало энергии.
        Все молчали. Говорить, по сути, было не о чем.
        Сильвер - странное дело - чувствовал непривычное нервное давление. Остальные Создания Тьмы, судя по кислым мордам, переживали не меньше. Эйнита, хотя и не была красавицей, являлась обладательницей того самого нечто, которое либо есть, либо его нет вовсе. Все, несомненно, дружно бы погрустили, отправься некромантка к праотцам.
        Час пролетел незаметно.
        Время от времени мимо Крошки проходили аборигены. Некоторые останавливались и озадаченно разглядывали Крошку, особо любопытные пытались заглянуть через тонированные стекла. Компаньоны с щенячьим восторгом демонстрировали колдунам отставленные средние пальцы.
        Труповозка, стоявшая неподалеку черной облупившейся громадой, внимания не привлекала вовсе. Никто не порывался допросить чужестранцев на предмет похищения зомби. Возможно, в преддверии поединка это действительно было в порядке вещей. Судя по веселым физиономиям, такие представления устраивались на острове нечасто.
        За час до полудня из общаги вышла Эйнита. Черный балахон, полы которого волочились по асфальту, свободно болтался на стройной фигурке. Сильвер оценил раскованную походку, гордо выпрямленную спину и поднятую голову. На бледном лице, обрамленном золотистыми локонами, спокойная уверенность.
        Эти метаморфозы были не менее удивительны, чем недавние фокусы, проделанные Карнажем. Еще вчера девушка походила на испуганную серую мышку, сегодня же это была гордая львица.
        Профессия темного эльфа обязывала разбираться в разумных существах. Сейчас он видел, что Эйнита собирается драться - отчаянно, до последнего вздоха. Но если ее ожидает Смерть - колдунья помчится к ней с распростертыми объятиями.
        Жизнь научила киллера, что опасаться следует именно таких одиночек, а не жирных толстосумов, окружающих себя сворами телохранителей.
        Эйнита вошла в салон и села на ближайшее кресло. Вспомнив, вернула рацию. Темный эльф вздрогнул от пробежавшей по руке искры, не имевшей никакого отношения к электричеству. Девушку окружала невидимая аура Силы; что бы она ни делала этой ночью в своей комнате, ей это явно пошло на пользу.
        Молчал даже обычно разговорчивый демон.
        Команда была в сборе.
        Сильвер поглядел на монитор: час, оставшийся до назначенного срока, начал отсчет.
        - Ну, пошли? - спросил он наконец. Эйнита кивнула, поднимаясь. Сильвер поглядел на компаньонов; вновь требовалось делать выбор.
        - Ксур, Долтур и Хугин пойдут с нами, - сказал он. Скрывать имена уже не было нужды. - Майклу в любом случае нужно отдохнуть.
        - А я? - возмутился Робинс. - Мне-то чего здесь сидеть?! Киллер пожал плечами. От того, что он пойдет, не будет не вреда, ни пользы.
        - Хорошо, можешь идти. - Сильвер повернулся к монитору. - Ну а ты, Профессор? Здешние жители куда более цивилизованны, нежели обитатели гор. Можно подключить тебя к ноутбуку. Рискнешь?
        - Нет, благодарю. - Мориарти распахнул зубастую пасть. - Если это то, о чем я думаю, нечто подобное я уже видел.
        Сильвер кивнул. Действительно, поединок некромантов - чистое Зло. Вряд ли этим можно удивить бессмертного демона.
        - Даже если камера будет работать, - заметил Робинс, - вряд ли нам разрешат ею пользоваться - с ноутбуком там или радиостанцией.
        Киллер подавил ухмылку. Он и сам собирался об этом сказать, если бы Мориарти не отверг предложение (вероятно, об этом его намерении демон знал наверняка).
        - Вопрос решен. Да поможет нам Повелитель.
        Все уставились на темного эльфа. Подобные фразы были в ходу лишь у выживших из ума стариков, однако Сильверу было плевать. Скоро он разъяснит собственные мотивы всем и каждому, после чего уродливые коты в мешках покажутся им просто чудовищами.
        ...Пока же эльф лишь хитро улыбнулся и полез в оружейный тайник, откуда извлек два автомата - один выдал Карнажу, второй повесил под пиджаком на ремне; тролли, Хугин и Робинс остались при своих пистолетах.
        - На всякий случай, - пояснил Сильвер удивленной Эйните. - Единственная магия, которой мы владеем.
        Улыбнувшись, девушка пожала плечами.
        Из Крошки они вновь пересели в грузовик-труповозку. Компаньоны разместились на приступках по обе стороны кабины, благо ехать было недалеко.
        Отдохнувший за ночь многострадальный грузовик поджег топливо неожиданно быстро, со второй же попытки. Руководствуясь подсказками Эйниты, Сильвер объехал общежитие, дважды свернул, после чего вырулил к тыльному фасаду главного корпуса.
        Пятеро студентов, вооруженные лопатами, поджидали возле широкого черного зева в стене. Киллер переключил на заднюю передачу и максимально облегчил им задачу. Покидая кабину, он мысленно приказал грузовику распрощаться со своей механической жизнью - больше он ему не понадобится.
        Разномастные студенты были одеты согласно последнему писку островной моды: черные робы, кожаные фартуки и высокие, до середины бедра, резиновые сапоги. Двое распахнули двери фуры и, не мешкая, запрыгнули внутрь. Чуть погодя на огромный металлический ковш, стоявший возле ворот, посыпались куски мертвых тел. Некоторые при этом шевелились.
        Темный эльф не вытерпел и заглянул все-таки внутрь труповозки. Все оказалось именно так, как описало ему воображение. Заряд Хугина сработал на совесть. Черная, тухлая кровь была повсюду - на полу, стенах и даже потолке. Создавалось впечатление, будто ночью здесь побывала гигантская мясорубка.
        Студенты работали молча, слаженно и невозмутимо, загребая клочья мертвечины совковыми лопатами. Судя по уверенности каждого движения, делать это им приходилось отнюдь не впервые.
        Неподалеку стоял собрат грузовика, такой же черный и обветшалый, без каких-либо номеров или опознавательных знаков. Двери фуры сиротливо распахнуты; вокруг - никого.
        Эйнита быстро кивнула, поймав взгляд Сильвера. Чистюля вновь пришел первым. Однако у них по-прежнему оставалась уйма времени, поэтому спешить было особенно некуда. Эйнита, хотя и сохраняла на лице безмятежную маску, также не стремилась попасть в Третий Хтонический раньше времени.
        Сильверу стало любопытно, о чем она думала. О чем вообще думает разумное существо, когда до персонального часа истины остались считанные минуты?.. Это походило на казнь посредством не вполне исправной гильотины - шансы были примерно равны.
        Тряхнув головой, темный эльф отогнал праздные мысли. То, что творилось в голове у неофитки - сугубо ее личное дело. Самому киллеру еще ни разу не доводилось побывать в подобном положении. Решая чьи-то проблемы, он всегда заботился о том, чтобы преимущество непременно оказывалось на его стороне. Тем не менее что-то подсказывало темному эльфу, будто настоящая жизнь для него только начинается.
        А там, где жизнь, там и оборотная ее сторона, по которой бродят неприкаянные души.
        Компаньоны стояли рядом, завороженно наблюдая за работой студентов. Такого не видел даже легендарный киллер, насмотревшийся всякого. Бывший террорист, возможно, видел, но рассказывать об этом явно не собирался. Городские гангстеры засунули лапы в карманы, чтобы ненароком не испачкаться флюидами. Компьютерный же ковбой позеленел, исподтишка готовясь к извержению завтрака.
        Спустя довольно непродолжительное время металлический ковш - вместимостью несколько тонн - оказался наполненным доверху. Разорванные тела шевелились, напоминая кипящий свекольный суп. Студенты повернули какие-то рычаги, ковш поднялся на толстых цепях и медленно пополз куда-то под землю.
        Эйнита направилась следом. Предлога медлить больше не было. Сильвер, кивнув компаньонам, с опаской шагнул в квадратный зев. Мало ли чего можно ожидать от этих некромантов... (Киллер ни на секунду не допускал, что его могли провести, - уж слишком тонкой была бы игра, однако расслабляться не следовало.)
        Под ногами появились кривые разноразмерные ступени, вырубленные прямо в скале, заменявшей Университету фундамент. С промежутком в дюжину метров к стенам крепились небольшие электрические светильники, соединенные грубой проводкой. Они не столько освещали дорогу, сколько раздражали глаза, способные видеть во Тьме. В какой-то мере это была аллюзия на само существование Университета - ни туда, ни сюда.

«Если уж Созданиям Тьмы, - мысленно клял магов Сильвер, - ради исполнения священного долга приходится претерпевать какие-то несуразные трудности, о чем вообще могла идти речь?! Ничего, - злорадно ухмыльнулся киллер, - попляшете, когда Повелитель вернется...»
        Ковш, подвешенный цепями к стальному тросу, размеренно плыл в полумраке. Трупы окажутся в Заде гораздо раньше живых, что наводило на недобрые мысли. Темный эльф поправил под пиджаком ремень автомата. Имел он в виду эти колдовские штучки...
        Пещеры дали знать о себе заблаговременно. Лица киллера касались ленивые прохладные пальцы, прежде щупавшие не один десяток потных разномастных морд. Тем не менее воздух был относительно свежим.
        Они продолжали спуск, следуя извилистым эволюциям древнего шахтерского заклятия. Наконец впереди показался желтый, окаймленный Тьмой провал, - словно змеиная глотка, если смотреть изнутри. Десятки возбужденных голосов ворвались в уши назойливой какофонией.
        Сколь бы сильно темному эльфу ни хотелось покидать уютные тени, делать было нечего. Он вышел из коридора следом за Эйнитой, по-прежнему отставая на три широких шага.
        Третий Хтонический Зал полностью оправдывал свое название. Невзирая на то, что где-то неподалеку должны были находиться Второй и Первый, у киллера создалось впечатление, будто он оказался глубоко под поверхностью Тверди, неподалеку от раскаленной магмы (или Преисподней, если на то пошло). Пещера ничуть не походила на аскетичный горный Монастырь, и дело было отнюдь не в размерах.
        Стены уходили ввысь на несколько десятков метров, чтобы сомкнуться над полом опрокинутой чашей. Каждый метр этого пространства покрывали искусные барельефы, запечатлевшие многовековую историю Империи, - век за веком, эпизод за эпизодом,
        - а также историю самого Университета.
        Сильвер с благоговейным трепетом вгляделся в величественное каменное полотно. Вековечная война, сотни сражений. Его праотцам отводилось здесь значительное место, но надо всем довлел Властитель Мрака. Десятки Возвращений, множество обличий. А вот и мифическая гибель - Запретный Зал, забитый телами эльфов-штурмовиков, разрушенная Сфера Могущества. Киллер перевел взгляд выше, где полагалось бы находиться планетарной орбите. Колдуны разместили там Чертоги Мрака, где властвовал безликий, а потому аморфный Пантеон Зла. К чему поклоняться богам, если у них БЫЛ персональный Повелитель?..
        Как ни странно, но Чертоги Мрака были облиты неверным светом электрических светильников, натыканных в стены тут и там - порой в ущерб барельефам. «Что и говорить, - подумал Сильвер, аллюзии тут на каждом шагу».
        Колдуны, поголовно одетые в черное, смотрелись на фоне каменного шедевра довольно невзрачно. Остатки былого могущества; стальная корона, из которой выковыряли все драгоценные камни.
        Неофиты преобладали - юные лица, слабые тела. Группками стояли адепты - надменные лица, крепкие тела. И особняком наставники - спокойные, умудренные лица, дряхлые тела.
        Вся эта тусовка растянулась вдоль стен, кое-кому достались сидячие места. Место в центре Зала - лобное место - было свободно, если не считать горы измельченных трупов и нескольких фигур, одетых в черные балахоны. Одной из фигур был старый фомор, сжимающий в когтистой лапе длинный посох; трое студентов принялись выгребать из ковша шевелящиеся телеса.
        Эйнита, совершив у порога традиционный поклон, продолжила путь. Сильвер шагал по пятам, а потому смог разглядеть Боба Бренчли во всех подробностях.
        На поверку это оказался довольно неприятный тип - рыхлый, но в то же время скользкий, словно протухшая рыба. Телосложением Чистюля походил на грушу: узкие плечи, ручки-веточки и внушительная талия, содержавшая в себе основной вес, из которой торчали короткие ноги. Серое, невыразительное лицо довершало картину. Кучерявая голова действительно перебинтована.
        Чистюля с неприкрытым изумлением наблюдал, как на