Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Романовская Ольга: " Секретарь Его Светлости " - читать онлайн

Сохранить .
Секретарь его светлости Ольга Романовская
        Отказавшись выйти замуж за выбранного отцом жениха, Ноэми Вард в одночасье превратилась в девицу без фамилии и положения. Волей судеб она оказывается в замке герцога де Вена, где ей предлагают сомнительную работу для особы женского пола. Но, может, стоит согласиться? Становиться чьей-либо содержанкой Ноэми не желает, а герцог предлагает хорошую плату. Еще бы он не посматривал на нее с вожделением, а в коридорах замка не плелись интриги государственного масштаба…
        Ольга Романовская
        Секретарь его светлости
        Пролог
        Когда леди Ноэми Вард переступила порог отцовского кабинета, мысли ее пребывали далеко от дома. Она надеялась на положительный ответ на посланное зимой письмо. Недаром Ноэми столько лет готовилась, прочитала множество книг, а все вокруг твердили: такую умную леди не могут не взять.
        Преисполненная надежд, девушка вошла и сделала книксен, приветствуя отца. Не удержавшись, Ноэми бросила на себя взгляд в зеркало, которым дед пользовался для вызова духов - безуспешного, а отец не стал выбрасывать. Хороша! Волосы цвета горького кофе, глаза как дымчатые кварцы, губы словно заря, фарфоровая кожа. Иногда Ноэми называли Розой Вардов - девушка уродилась красивой. Злые языки шептались: высосала все силы из матери, стала причиной болезней, терзавших женщину. Так или иначе, но из двух дочерей только Ноэми пошла в Вардов, славившихся породой.
        Лорд Сулин Вард стоял у окна, спиной к двери, заложив руки за спину. Заслышав шаги, он кивнул.
        - Садись!
        Тон отца не удивил, вряд ли какой-то родитель обрадуется, если дочь вздумает учиться. И где - в Торнской академии! Женская доля - семья.
        Подобрав юбки, Ноэми устроилась в кресле и пробежала глазами по бумагам на столе. Она надеялась увидеть заветный конверт с черной печатью. Увы, только обычная корреспонденция.
        - У меня для тебя важная новость.
        Лорд Сулин обернулся и смерил дочь тяжелым взглядом из-под кустистых бровей. Ноэми стойко выдержала испытание. Она готовилась к противостоянию.
        - Слушаю, милорд, - девушка чуть склонила голову.
        Лорд Сулин пожевал губы и извлек из стола свернутый трубочкой пергамент.
        - Что это? - удивленно спросила Ноэми.
        Не похоже на письмо из академии.
        - Брачный контракт. - Лорд положил свиток на стол перед опешившей дочерью. - Подпиши. Чистая формальность.
        - Вы выдаете меня замуж? - не веря собственным ушам, переспросила Ноэми.
        Действительно, контракт. Имена вписаны, подписи стоят, не хватает только согласия невесты.
        - Я не стану.
        Ноэми решительно отодвинула пергамент и встала.
        - Подпишешь, - в голосе лорда Сулина звучала тихая угроза.
        - Нет! - сверкнула глазами девушка. - Я совершеннолетняя, вы не имеете права.
        - Я решил и довольно.
        - Ну, и кто он? - Ноэми презрительно покосилась на бумагу на столе.
        - Из хорошей и, главное, богатой семьи.
        Лорд немного успокоился. Похоже, дочь не станет капризничать. Хорошо! Брак необходим роду Вардов, чтобы вернуть утерянные позиции. Ноэми, увы, главное сокровище дома, отпускать ее неведомо куда лорд Сулин не собирался.
        - Могу я поговорить с женихом?
        - Нет, - отрезал отец. - Я одобрил и довольно.
        - По-вашему, я должна выйти за неведомо зверушку? Никогда! - громко и отчетливо произнесла Ноэми и зацокала каблуками к двери.
        - Подписывай! - взревел рассвирепевший лорд Вард. - Глупая девчонка, еще благодарить станешь!
        - Ни-ког-да! - развернувшись, чуть наклонившись вперед и взявшись за подол юбки, словно для реверанса, упрямо повторила Ноэми и хлопнула дверью прежде, чем отец успел остановить ее.
        Девушка летела по коридору, сметая все на своем пути. Из глаз лились злые слезы.
        Как отец мог продать ее, как мог подумать, будто она согласится выйти за мешок с деньгами и титулами? Даже взглянуть не позволил. Может, жених и вовсе старик. Иначе почему отец противился встрече?
        - Ноэми Вард! - разлетелся по дому рык лорда Сулина. - Немедленно вернись, а то лишу наследства!
        Девушка остановилась, но головы не повернула, только слезы утерла.
        - Запереть ее! - послышался приказ отца.
        Запереть? Ноэми едва не задохнулась от возмущения. Да он действительно задумал продать ее!
        - А как же моя подпись? - напомнила она, соизволив, наконец, обернуться, чтобы встретиться взглядом с пылавшим гневом отцом.
        Они стояли напротив друг друга, в противоположных частях коридора. Оба не желали уступать.
        - Формальность, - фыркнул лорд Сулин. - Распишешься после свадьбы. Помолвка завтра, готовься.
        Хозяин дома удалился в кабинет, сердясь на непутевую дочь. Отчего упрямица родилась старшей, почему Вседержители не сделали наследницей тихую Бьянку или, что лучше, не послали ему сыновей? Тогда бы не пришлось уламывать своевольную девицу, возомнившую, будто она может изменить женскую долю.
        Глава 1
        Ноэми зябко куталась в видавший виды плащ. Нет, она не замерзла, просто очень хотелось есть. Запахи таверны манили, но девушка знала, у нее не хватит денег даже на стакан воды. Отец выгнал без единого медяка, выставил, как собачонку. Была дочь и нет. Ноэми не жалела. Лучше одной на дороге, чем замужем за графом.
        Девушка с кривой улыбкой вспоминала разразившийся во время обручения скандал, когда Ноэми во всеуслышание заявила: она потеряла девственность. Правда, уже через пять минут девушка пожалела о выдумке. Озверевший лорд Сулин дал звонкую пощечину, затем и вовсе толкнул на пол. Падая, Ноэми задела вазу с цветами, и вода испортила прическу.
        - Что ты сказала, дрянь?! - Отец рванул дочь за рукав белого платья. - Опозорила род Вардов, сучка!
        Легкая ткань затрещала, часть помолвочного наряда Ноэми осталась в руках лорда Сулина.
        Мать отвернулась, пряча слезы.
        Жених, знатный, но далеко не юный, брезгливо кривился. При первой же возможности он откланялся. За виновником торжества потянулись гости. Они шептались и косо посматривали на лорда Сулина.
        Ноэми полагала, кошмар закончился, но он только начался. Лорд Сулин наносил удар за ударом. Белое платье с голубым лифом и цветами по подолу превратилось в лохмотья, на теле расцвели синяки.
        Ноэми не плакала. Она понимала, отца не разжалобить. Стиснув зубы, девушка уворачивалась от ударов, а потом исхитрилась вскочить на ноги.
        - Ты мне больше не дочь! - понеслось вслед. - Проклинаю, лишаю имени и наследства!
        И вот теперь Ноэми стояла перед дверью трактира захудалого провинциального городка. От запаха жареной курицы текли слюнки. Вот бы кто разжалобился и покормил! Сама Ноэми просить не собиралась, от древнего заработка тоже отказалась, хотя в одном местечке предлагали. Ничего, она найдет работу, умные образованные девушки везде нужны.
        Ноэми усмехнулась. Наверняка сестрица постаралась выжить из дома. Бьянка спала и видела, как стать наследницей. Всегда мила, послушна, покорна - идеальная дочь. Только Ноэми знала, все шаги сестры просчитаны, а душа чернее ночи. Но отца не интересовало нутро, ему важнее оболочка, поэтому он любил Бьянку, а Ноэми… Для лорда Сулина старшей дочери отныне не существовало.
        Девушка вспомнила, что часто заставала сестру у дверей отцовского кабинета. Кто знает, не наушничала ли она? Бьянка всегда выступала на стороне отца в семейных спорах, стремилась услужить и с тоской повторяла: «Ах, почему я не родилась первой?»
        Всплыло в памяти лицо сестры в вечер обручения. Она довольно улыбалась, когда жених откланялся.
        Ноэми застонала. Ну конечно, Бьянка! Отлучение - слишком суровая мера, ее редко применяли. В тот вечер отец кричал, будто Ноэми переспала со всей дворней. Тогда она списала слова на гнев, но теперь задумалась. Откуда лорд Сулин взял, будто Ноэми «забыла честь в штанах старшего конюха»? Почему не соседа - девушка не сказала с кем и когда. Значит, кто-то оболгал.
        На душе стало горько. Предательство разъедает душу солью.
        Никто ее не ждет. Ни матери, которая слова поперек мужу не молвит, ни сестры, ни отца.
        Девушка хлюпнула носом и толкнула дверь трактира. Если где и можно узнать нечто стоящее, так здесь. Сплетни - лучший источник сведений.
        Внутри оказалось накурено и очень шумно. С непривычки Ноэми чуть не оглохла. Закашлявшись, она обвела взглядом посетителей, выискивая представителей второго сословия. Выбор пал на представительного мужчину у стойки, обсуждавшего что-то с хозяином. Ноэми направилась прямиком к нему, хотела заговорить, но вместо этого жадно уставилась на местный выпуск королевской газеты. Он лежал на стойке, раскрытый на последней странице, где печатались объявления. Внимание Ноэми привлекло одно из них: «Требуются девушки приятной наружности с хорошими манерами, в возрасте до двадцати лет для работы в замке. По всем вопросам обращаться к управляющему его светлости герцога Дамиана де Вена по средам и четвергам». Сегодня как раз среда.
        - Простите, - обратилась Ноэми к владельцу трактира, - не подскажете, как добраться до замка де Венов?
        - Вверх по дороге, увидишь, - отмахнулся хозяин и вернулся к прерванному разговору.
        Прежде девушка возмутилась бы неучтивости, но теперь она больше не леди Вард, а безвестная бродяжка. Не стоит ждать уважения и книксенов.
        Ноэми с тоской проводила взглядом служанку с подносом. Желудок заурчал, напоминая о естественных потребностях, но еда стоила денег, пришлось уйти.
        Девушка надеялась получить место в замке, и уже вечером погреться у очага и вдоволь наесться. Указания, данные хозяином трактира, были расплывчатыми, но Ноэми таки выбралась на нужную дорогу и зашагала вверх по холму. Чтобы легче идти, считала, воображая себя солдатом. Ать-два. Левой-правой.
        Вскоре показался замок, походивший на многобашенный город. Его возвели в живописном месте в излучине реки. Замок окружали плодовые сады. Сколько же яблок и вишен здесь собирали! А еще виноград - насколько хватало глаз, простирались виноградники. Они покрывали склоны холмов и заняли большую часть долины. Ноэми залюбовалась, остановилась на обочине и по привычке высчитывала бутылки вина и сидра, которые получились бы из богатого урожая.
        Свист бича заставил обернуться. По дороге катила телега, груженная бочками. Поскрипывали колеса, насвистывал народную песенку возница.
        Ноэми попросила подвести ее и вскоре подпрыгивала на ухабах вместе с бочками. Ноги гудели: девушка не привыкла к длительным пешим прогулкам, натерла мозоли.
        - Вы из замка? - Ноэми попыталась завести разговор с мужчиной, которого мысленно причислила к низшей челяди.
        Возница не ответил. Неразговорчивый попался.
        Ноэми предприняла вторую попытку:
        - Не знаете, кого в замке в услужение ищут? Слышала, управляющий объявление дал.
        - Много кого ищут, - буркнул мужчина и больше не проронил ни слова.
        Пришлось любоваться природой.
        Замок оказался старым. Ноэми поняла это по потемневшим стенам: известняк чернеет со временем. Сразу бросались в глаза подновления и недавние постройки - они сияли бледно-золотистым цветом.
        У ворот пришлось слезть. Телега покатила дальше, Ноэми же предстояло объясняться со стражей.
        Девушку выставили из дома в праздничном платье. Лорд Сулин, конечно, постарался, оторвал рукав и попортил подол, но ткань богатая, шитье тоже, даже простолюдины поймут. Странствуя по дорогам, Ноэми старалась не снимать плаща, прятала кольца с сережками, пришло время их показать.
        Придав лицу надменное выражение, девушка смело направилась к стражникам и потребовала отвести к управляющему.
        - По какому делу? - хмуро осведомился солдат, на всякий случай выставив вперед алебарду.
        Вместо ответа Ноэми развязала тесемки плаща и потянула за шнурок. Из выреза платья показались нанизанные на суровую нитку кольцо и серьги.
        - Как видите, я дама, - с легким нетерпением в голосе заметила девушка. - Полагаю, этого достаточно. Мои дела вас не касаются.
        Стражник переглянулся с товарищем и решил-таки пропустить незнакомку.
        Ноэми прежде не доводилось бывать в замках, и она смотрела во все глаза. Город, настоящий город! Дома и домики, мощные стены, садик за каменной оградкой. Голубятня и башня без окон - очевидно, тюрьма. Зелено - Ноэми не ожидала обнаружить в замке столько деревьев.
        Окна оказались не узкими бойницами, а высокими, с частым переплетом и даже витражами. Один такой искрился в отдалении. Судя по всему, в том крыле находилась библиотека: на витраже изобразили книги.
        - Что-то потеряли?
        Девушка вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял мужчина в зеленой куртке. Судя по прищуренному взгляду и руке, лежащей на эфесе короткого меча, он не доверял девушке. Принял за шпионку? Возможно - поведение Ноэми подозрительно.
        - Да, управляющего. Проводите к нему?
        Мужчина задумался, смерил Ноэми оценивающим взглядом и кивнул.
        - Следуйте за мной.
        Он быстро зашагал к калитке в стене, за которой начиналась мощеная битым кирпичом дорожка. Она вилась сбоку от розария и вела к отдельно стоящему домику.
        - Ждите здесь, - велел мужчина и скрылся за дверью.
        Стоять пришлось недолго, через пару минут провожатый вернулся и разрешил войти.
        - Из прихожей налево.
        И ушел, предоставив девушку своей судьбе.
        Ноэми нервничала. Мельком глянула в зеркало в дубовой оправе - не красавица! Раз так, придется брать умом. Оставалось надеяться, он у нее есть.
        Налево, значит.
        Девушка толкнула дверь и очутилась в проходной комнате с двумя дверьми. Одна заперта, вторая приоткрыта. Ноэми постучала по притолоке и услышала раздраженное: «Минутку!» из-за запертой двери. Выждав положенный срок, девушка вошла и очутилась в заваленном бумагами и коробками кабинете. В дальнем углу, погрязнув в гроссбухе, за столом восседал управляющий. Он оказался плешивым и невероятно худым, как жердь.
        - Что надобно? - невежливо осведомился хозяин кабинета.
        - Надобно вам, - поправила Ноэми и без предложения села на стул поверх подшивки старых газет. - Вы же давали объявление о найме девушек.
        Управляющий нахмурился и осмотрел посетительницу из-под очков в роговой оправе. Потом снял их и проделал то же самое, подслеповато щурясь.
        - Хотите в горничные? - в голосе сквозило удивление.
        Ноэми промолчала. На лице промелькнула досада. Могла бы сама догадаться! Кого еще могут набирать через газету? С другой стороны, отказываться не стоит. Такая работа лучше, чем никакой. Но, с третьей, Ноэми леди, пусть и бывшая, не пристало ей ползать с тряпкой.
        - И что вы умеете, милочка? - иронично поинтересовался управляющий, не сомневаясь, такая родилась криворукой.
        Ноэми тоже не верила, что подойдет, однако не подавала виду.
        Управляющий захлопнул гроссбух и встал. Ноэми не пошевелилась. Она восседала на газетах, как королева, и смотрела на собеседника с легким высокомерием.
        - Что я умею? - задумчиво повторила девушка, потянула за шнурок с драгоценностями и перешла на навсейский - язык соседнего королевства, Веоса: - Полагаю, вещи расскажут больше слов.
        Лиргия не поддерживала связей с соседями, более того, находилось с ними в состоянии необъявленной войны. Навсеи - веоская элита - недолюбливали лиргийцев за «грязь крови», то есть браки магов с девушками без дара. В результате целые семьи, те же Варды, лишались способностей. Лиргийцы, в свою очередь, упрекали соседей в излишней жестокости и непомерных амбициях. Ни для кого не секрет, Веос давно посматривал на Лиргию и, может, попытался бы завоевать ее, если б не война в Мире воды.
        Ноэми сама не знала, зачем в свое время выучила язык соседей. С другой стороны, сейчас он помог, произвел впечатление на управляющего, считавшего гостью оборванкой. Он впервые обратил внимание на ладони девушки: ухоженные, мягкие, с остатками былого маникюра. Такой простолюдинкам не по карману.
        - Ваше имя! - Управляющий не спрашивал, а требовал.
        Ноэми горько рассмеялась.
        - У меня больше нет имени. Прошлое выгравировано на кольце.
        Управляющий глянул через лупу на внутреннюю сторону украшения и рассыпался в извинениях. Он не предполагал, что к нему пожаловала леди.
        - Я не сержусь, - мягко улыбнулась Ноэми. - В новых обстоятельствах…
        - Помню, до нас дошли слухи, - оборвал управляющий и крикнул, чтобы принесли чаю. - Страшная история! - посочувствовал он. - Вы могли бы пожаловаться королю.
        - Толку-то? - пожала плечами девушка.
        Если отец что-то решил, ничего не изменить. Да и не вернется она в родительский дом, никогда не забудется тот вечер.
        - Значит, вам нужна работа… - Управляющий хлопотал вокруг Ноэми, из чего она сделала вывод, сам он из низов, раз печется о безродной ныне девице. - Полагаю, найдется. Его светлость как раз распорядился найти подходящую девушку: мещанку или худородную дворянку, свободную от обязательств, но умную и хорошо воспитанную. Подробностей, увы, не знаю, но, полагаю, вам понравится.
        Ноэми подумала, что сейчас ей подойдет любой вариант.
        - И кто же требуется его светлости, хоть в это вас посвятили?
        Управляющий энергично закивал.
        - Секретарь для него и его сына, маркиза де Вена, лорда Банши. Нужны две девушки.
        - Хорошо, я бы попробовала, - согласилась Ноэми.
        Она не предполагала, что судьба окажется столь щедра. Секретарь - должность почетная, такое место непросто получить.
        Постучавшись, вошла служанка с подносом. Неведомым образом она отыскала свободное место на столе, расставила посуду и удалилась. Из коридора донеслось хихиканье. Ноэми надеялась, причина смеха не ее внешний вид.
        - В таком случае нужно переодеться, госпожа, - обращение резануло. Ноэми привыкла к «миледи». - В таком отрепье, - управляющий указал на платье, - к его светлости нельзя.
        - Но где мне найти другую одежду? - в отчаянье спросила Ноэми и на правах единственной дамы разлила чай.
        - Продайте сережки, - и глазом не моргнул управляющий.
        Он не собирался заниматься благотворительностью. Если перед ним действительно бывшая леди Вард, работа ей подойдет. Управляющий намерено умолчал об одной детали, но справедливо полагал, уж она-то препятствием не станет. Наоборот, все знакомо.
        Ноэми закусила губу, задумавшись.
        Желудок вновь заурчал, предвкушая чай - хоть какую-то еду. Девушка покраснела и бросила быстрый взгляд на управляющего: не услышал ли? Если и так, притворился глухим.
        Девушка жалела, что к чаю не подали булочек или бисквитов. Герцог не потерпит особу с урчащим животом. Значит, нужно выпить больше чаю: жидкость на время заменит еду.
        Управляющий незаметно изучал гостью. Красивая. Пухлые карминовые губы манили к поцелуям, испачканное платье тесно облегало фигуру. Управляющий попытался представить, какова девушка без одежды. Перед мысленным взором возникли соблазнительные округлости, которые столь приятно трогать и пользовать в свое удовольствие. В итоге пришлось глотнуть чаю: слишком реалистичной вышла картинка. Девушка, несомненно, прекрасна, но не достанется мещанину, такая создана для аристократов. Ручки нежные, как атлас, не для его грубых пальцев.
        Ноэми перехватила помутневший взгляд управляющего и забеспокоилась. Мельком оглядела лиф платья и поспешила прикрыть декольте плащом.
        - Вы проводите меня к его светлости?
        Лучше скорее уйти. Пусть Ноэми близко не знакома с мужчинами, но знала, что означал такой взгляд. Не один человек смотрел на нее с вожделением, а потом предлагал прогуляться до постоялого двора, а то и до сарая. Пока Вседержители миловали, Ноэми удавалось сбежать.
        Очнувшись от наваждения, управляющий кивнул. Ему стало стыдно за собственные мысли. Пусть перед ним бывшая дворянка, она все равно не девка.
        Ноэми вздохнула с облегчением, когда они вышли на улицу и зашагали к господскому дому - хитросплетению флигелей, башен и корпусов разной величины. Новые пристройки светлели на фоне темно-серой сердцевины.
        Вход сделали на втором этаже. К крыльцу вела массивная каменная лестница с перилами, надежными, как Вседержители. Этажи в замке высокие, придется подняться не меньше, чем на пятнадцать ступенек.
        У лестницы дежурил солдат. Усевшись на бочку, он закусывал бутербродом с рыбой. Завидев управляющего, служивый подобрался, спрятал еду за пазуху и поспешно вернулся на свой пост.
        За дверью в полтора человеческих роста оказался не менее впечатляющий холл. Казалось, крикнешь, и звук затеряется в пространстве, не достигнув потолка. Холл освещали узкие витражные стрельчатые окна. Они делали лицо Ноэми красным, а платье - голубым. Управляющего и вовсе окрасили в зеленый цвет. На стенах висели портреты в полный рост - дамы и кавалеры, все из рода де Вен. Кое-кого Ноэми знала: представители герцогского рода всегда занимали высокие посты. С его светлостью девушка не встречалась, хотя изредка выезжала в свет. Но кто Варды, а кто де Вены? Между ними пропасть, хотя оба рода принадлежали к первому сословию.
        Слуга забрал у Ноэми плащ. Глянул на потрепанный наряд, но не сказал ни слова - слишком хорошо вышколен.
        - Его светлость?.. - обратился к слуге управляющий.
        Он избегал смотреть на Ноэми, ощущая неловкость за недавние непристойные желания. Несомненно, девушка все поняла. Как дурно!
        - Изволят работать в кабинете.
        Ноэми поправила прическу перед зеркалом и оборвала нитки, чтобы придать одежде пристойный вид. Увы, не помогло. Встречают по одежке, герцог может сразу выставить за дверь.
        - Могу я хотя бы умыться с дороги?
        Не откажут же ей в тазике воды и куске душистого мыла!
        Управляющий опешил от необычной просьбы, вытаращился, как рыба. Потом активно закивал и позвал горничную. Та явилась буквально через минуту с фальшивым приветливым выражением на лице, словно носила маску. Присела, приветствуя управляющего, и, не выказав удивления, выполнила указания, даже зашила платье.
        К герцогу Ноэми поднималась в полном одиночестве. Ей дали указания, как найти кабинет, что сказать, и только. Ноги дрожали, ладони предательски вспотели, но Ноэми привыкла контролировать эмоции. Одна из обязанностей леди - умение держаться в любой ситуации. Даже плакать в обществе нужно красиво.
        Парадная лестница казалась бесконечной. Пальцы Ноэми скользили по ореховым перилам, ноги утопали в ковровой дорожке. Будто во дворце! Навстречу попались щебечущие горничные со щетками. Обе при виде Ноэми опасливо замолкли, сделали книксен и поспешили испариться. Видимо, испугались наказания: слугам полагалось пользоваться черной лестницей.
        Но вот, наконец, нужный этаж.
        Ноэми глубоко вздохнула и свернула в коридор. Преодолев волнение, она нацепила на лицо улыбку и постучалась в дверь кабинета.
        - Кто там? - недовольно отозвался герцог. - Я занят!
        Однако девушка рискнула. Она не желала уходить, не попытав счастья, другого шанса не представится. Ноэми приоткрыла дверь и заглянула в кабинет. Взгляд уперся в камин с малахитовыми вставками. Девушка оценила расписной экран - она сама мечтала о таком, но не позволяли средства.
        - Добрый день, ваша светлость. - Ноэми сделала шаг и присела в реверансе, неглубоком, призванным подчеркнуть принадлежность к одному сословию. - Простите, что отрываю от дел, но управляющий сказал, вы уделите мне минутку.
        Герцог де Вен устроился за столом в кресле с львиными лапами под собственным поясным портретом и просматривал бумаги. Художник изобразил Дамиана де Вена на фоне обширных владений. Он царственным жестом указывал на собственный замок на горизонте. Чуть в стороне от счетов, придавленные пресс-папье, лежали письма. Золоченый письменный прибор сразу давал понять, что имеешь дело с представителем высшей аристократии.
        Де Вен-старший оказался жгучим голубоглазым брюнетом. Волосы гладко зачесаны за уши и пострижены «лесенкой». Рубашка с накрахмаленным кружевным воротником поражала белизной, контрастируя с оливковым отливом кожи. Жилет украшала серебряная вышивка. На пальцах - массивные перстни, каждый стоил целое состояние.
        Несмотря на возраст, герцог оставался представительным мужчиной. Сразу видно, в нем жила сила, а женщины до сих пор оборачивались вслед. Такого легко представить на коне впереди армии или с магическим жезлом в руках. Ноэми отчего-то казалось, герцог - волшебник. Вряд ли представители столь славного и уважаемого рода обычные люди. Варды воюют мечами - для де Венов только магия.
        Герцог скривил губы в снисходительной усмешке, перехватив изучающий взгляд Ноэми. Та мигом смутилась и заинтересовалась портретом за спиной владельца замка.
        - Итак, юная леди, чем обязан?
        Он назвал ее «леди» только из вежливости, Ноэми чувствовала по мимике и взгляду. Замарашка, бродяжка - вот кто для него гостья, однако всопитание де Вена-старшего мешало сказать подобное сразу. Через пару минут - другое дело, но пока ей давали шанс.
        - Вы ищете секретаря, - Ноэми вновь смотрела ему в глаза - смело, прямо, как и положено дворянке. - Я полностью соответствую требованиям.
        - Надо же! - поднял брови де Вен.
        Он встал и вплотную подошел к Ноэми. Пальцы хотели коснуться подбородка, но девушка отвела их. Глаза Ноэми сверкнули.
        - Я леди, милорд, - напомнила она.
        - Вот как? - усомнился герцог. - Занятно! И как зовут юную леди, столь дерзко ворвавшуюся в мой кабинет.
        - Ноэми Вард, - девушка вновь присела в реверансе.
        - Вы, наверное, хотели сказать: леди Ноэми Вард, - поправил де Вен.
        Раздражение на его лице сменилось заинтересованностью.
        - Увы, милорд, - вздохнула Ноэми, - я сказала то, что сказала. Отец лишил меня титула и фамилии, но, - плечи ее распрямились, - от этого я не перестала быть леди.
        - И что же вы совершили, раз заслужили столь жестокое наказание?
        Чем дальше герцог беседовал с девушкой, тем больше очаровывался. Гордость и мягкость, красота и ум - пожалуй, она бы подошла. Осталась сущая безделица - контракт и проверка.
        История Ноэми Вард прошла мимо герцога. В то время он отбыл по делам в столицу, а, вернувшись, пропустил сплетни мимо ушей. Варды - слишком мелкие пташки.
        Ноэми молчала, покусывая губы. Сказать - опозориться, не сказать - ложь все равно всплывет.
        - Полагаю, случившееся не имеет отношения к делу, - в итоге Ноэми решила промолчать. - Я получила достойное воспитание и хорошее образование, можете проверить. И не совершала никаких преступлений.
        - Однако вас лишили фамилии, - напомнил герцог. - Сами понимаете, я не могу нанести урон репутации.
        - Понимаю, - кивнула девушка и, преодолев стеснение, призналась: - Отец счел меня порченой невестой.
        Ноэми ожидала чего угодно, только не довольной улыбки де Вена. Он подошел к двери и запер ее одним касанием. Затем вернулся к девушке и попросил выйти на середину комнаты.
        - У меня есть определенные требования к секретарю. Если вы им соответствуете, поступите под мое начало. Или вас интересовала кандидатура маркиза?
        - Меня интересует место, ваша светлость, я уживусь с любым работодателем.
        Ноэми никогда не видела маркиза Йонаса де Вена, лорда Банши, и не желала рисковать. Герцог показался серьезным человеком, сын же мог оказаться ветреным повесой.
        - Прекрасно! - хлопнул в ладоши де Вен и вернулся к девушке. - Тогда проверим ваши способности. На столе бумаги. Даю пять минут, чтобы определить, какие из них важные, а какие второстепенные, и сделать краткий доклад.
        Ноэми кивнула и, обойдя герцога, подошла к столу. Сесть на место хозяина не решилась и под пристальным взглядом де Вена склонилась над кипой бумаг. Перво-наперво Ноэми отложила в сторону личную корреспонденцию, запомнив имена отправителей. Сделать это оказалось несложно: друзья и родственники не обращались к герцогу по титулу. Затем девушка отыскала хозяйственные бумаги и, не вникая, пробежала глазами. Выплаты и доходы посчитала достойными внимания в первую очередь.
        - Время! - хлопнул в ладоши де Вен.
        Пока Ноэми стояла, склонившись над столом, герцог внимательно изучал ее. Не действия - фигуру. Особенно де Вена волновали изгибы бедер и заключенные между ними округлости.
        Ноэми сбивчиво - сказывалось волнение - поведала результаты и заслужила похвалу герцога.
        - Вижу, вы смышлены, - довольно улыбнулся он. - Теперь проверим, умны ли. Решите арифметическую задачку.
        Ноэми улыбнулась. Учителя вдоволь помучили ее яблоками, посчитать их в уме не составило труда, как и распределить вырученные за урожай деньги.
        - Не солгали! - похоже, ученость девушки удивила герцога. - Если вы столь же начитаны и способны поддержать светскую беседу, место ваше. Представьте, что я королева, и попытайтесь развлечь.
        Ноэми задумалась, чуть поморщив носик. Что же могла любить ее величество? В голову пришел последний модный роман, и девушка заговорила о нем.
        Герцог кивнул, оборвав рассказ, и вынул из стола прошитые листы бумаги, скрепленные печатью де Венов.
        - Отлично, Ноэми, вы обладаете всеми необходимыми качествами. Полагаю, последним тоже. Насколько я вижу, природа не обделила вас, покажитесь.
        - Что?! - от возмущения девушка на миг потеряла дар речи.
        - Вы должны раздеться, - терпеливо повторил де Вен. - Я должен убедиться, что совместные ночи доставят удовольствие. Сначала посмотрю сам, потом вас проверит врач. Хотя в вашем случае я предпочел бы сразу попробовать. Не переживайте, - заметив ее испуг, успокоил герцог, - я уважаю право женщины на наслаждение.
        Ноэми стояла ни жива, ни мертва. Она не ослышалась, он действительно собрался ее изнасиловать? Герцог де Вен!
        - Милорд, я не шлюха!
        Ноэми хотела гордо удалиться, но, вспомнила о двери.
        - Выпустите, ваша светлость! - потребовала она.
        Де Вен вздохнул, подошел и поцеловал дрожащую от возмущения девичью руку.
        - Я озвучил условие контракта. Почитайте, - герцог протянул едва сдерживавшей гнев Ноэми бумаги. - Восьмой пункт. Вы обязаны заботиться о здоровье моей плоти, то есть в любое время дня и ночи делать все для моего удовольствия. Только моего, - строго подчеркнул де Вен. - Близость с любым другим мужчиной строго запрещена. Однако вряд ли этот пункт причинит вам неудобства, - улыбнулся потенциальный работодатель. - Я хороший любовник. Единственное, что вам грозит, - новый опыт, но вы быстро привыкнете. Я достойно плачу, гораздо больше, чем обычному секретарю.
        Ноэми жадно пробежала глазами строки. Пальцы смяли листы, лицо пылало от возмущения. Де Вен не лгал, ей действительно предстояло исполнять его желания, но вместе с тем служить именно секретарем, а не любовницей, то есть содержать в порядке корреспонденцию, составлять распорядок дня и прочее.
        Контракт заключался сроком на один год с дальнейшим продлением по соглашению сторон. Место для подписей, печать - все на месте. И жалование такое, что отец бы позавидовал.
        Герцог вновь скользнул алчущим взглядом по фигурке Ноэми и задернул тяжелые портьеры. Ему не терпелось начать. Девушка порядочная, не заразит дурной болезнью, зато тело точно ответит на вопрос, сработаются ли они.
        - Раздевайтесь же! - поторопил де Вен. - Вам нечего стесняться, тело, несомненно, прекрасно. Я погляжу, и мы подпишем бумаги. Сами понимаете, при той близости, которую предполагает контракт, женщина должна мне нравиться.
        Рука Ноэми робко потянулась к пуговицам платья, а потом решительно вернулась на место.
        - Хорошо, - вздохнул герцог, - я сам раздену.
        Он сделал шаг к ней, Ноэми от него. Сердце девушки билось часто-часто, взгляд метался в поисках спасения.
        - Я закричу! - предупредила Ноэми, когда де Вен, ловко обхватив за талию, быстро прошелся пальцами по пуговицам.
        Платье соскользнуло, обнажив несвежую нижнюю рубашку. Де Вен разглядел очертания упругой груди, соблазнительно вздымавшую ткань, и ощутил прилив желания. Можно бы и закончить проверку, но герцог решил воспользоваться положением.
        Пожалуй, он возьмет ее в кресле, закинет ноги себе на плечи и осторожно войдет. Поза удобная, подарит усладу телу и взгляду. Если во время близости ничего не случится, подпишут контракт, и герцог поручит нового секретаря заботам экономки.
        Ноэми дрожала. Что она может против сильного мужчины?
        - Пожалуйста, ваша светлость! - взмолилась девушка, прикрывая грудь.
        - Я только посмотрю, миледи, - солгал де Вен.
        - Я отказываюсь, ваша светлость, мне не нужна должность!
        Герцог шумно выпустил воздух через ноздри и пару раз глубоко вздохнул. Девушка порядочная - еще один плюс. Пожалуй, она права, не стоит заваливать ее, как телушку.
        Однако какое сильное желание пробудила Ноэми Вард! Герцог не подпустит к ней сына, во всяком случае, пока сам не удовлетворится.
        - Леди Вард, - де Вен нарочито назвал ее прошлым титулом, - вам некуда идти. Вы лишились жениха из-за потери невинности…
        - Я девственница! - покраснев, как рак, выпалила Ноэми и, не выдержав унижения, разрыдалась.
        Герцог замер каменным истуканом. Затем помрачнел и убрал контракт в стол.
        - В таком случае, не смею задерживать. Девственницы нам не нужны, - де Вен злился на девушку за сокрытие столь важного факта. - Всего хорошего!
        Ноэми перестала рыдать. Она не верила своим ушам. Де Вен назвал недостатком главное девичье достоинство! Герцога не интересовали ни ум, ни сообразительность, ни начитанность, только тело. Из-за того, что оно не способно доставлять удовольствие, де Вен вышвырнул Ноэми вон.
        - Ваша светлость… - дрожащими руками девушка боролась с пуговицами.
        - Вон! - повысил голос герцог. - Эта работа не для девственницы. Либо извольте лишиться невинности до вечера.
        Ноэми до крови закусила губу.
        Какое унижение, какой стыд!
        Нет, она не уйдет из замка без работы! За воротами только бродяжничество и бордель, лучше содержанкой к герцогу. Но неужели ему важна только возня в спальне?
        - Ваша светлость, - как была, полуобнаженная, заставив де Вена вновь дышать чаще, Ноэми шагнула к столу, - неужели у вас не найдется другой работы? Хотите, найду вам девушку для совместных ночей?
        До чего же настырна!
        Герцог потянулся к колокольчику для вызова слуг, но в последний момент передумал.
        - Ступайте в библиотеку, - не глядя на просительницу, велел де Вен. - Найдите архивариуса, скажите, я прислал помощницу. Жалование смешное, но за обман и этого довольно.
        Обман?
        Глаза Ноэми сверкнули.
        - Вы отвратительны в своей похоти, ваша светлость! Ни одна приличная девушка не согласится стать шлюхой, пусть даже за большие деньги.
        - С глаз моих! - не выдержав, рявкнул де Вен.
        Дверь распахнулась, и Ноэми буквально выдуло вон.
        Глава 2
        Ноэми чихнула и с тревогой покосилась на стеллажи. Если архивариус услышит, опять сделает выговор. На редкость мерзкий старикашка, для него книги важнее людей.
        Работать приходилось в перчатках и в косынке, чтобы, упаси Вседержители, не причинить вреда фолиантам. Трудиться с утра до ночи, пока не разболится голова от чтения и пыли, или не онемеют пальцы от бесконечных каталогов.
        Неблагодарно дело помощника архивариуса! Платят мало, не уважают и шпыняют все, кому не лень. Даже прачки, и те не стесняются стирать нижнее белье при Ноэми.
        Есть приходилось за одним столом со слугами. Из деревянных тарелок, оловянными ложками и вилками, под смешки лакеев и шепоток горничных.
        Порой, когда день выдавался особенно трудным, Ноэми жалела о принятом в кабинете герцога решении. В те горькие минуты, уткнувшись в жесткую подушку в комнатушке, куда с трудом влезали кровать и сундук, девушка согласилась бы отдаться де Вену. Вдруг все произошло бы без боли, раз герцог обещал действовать осторожно, тогда Ноэми сидела бы за столом с господами, имела собственных слуг, а не дышала пылью в самых дальних уголках библиотеки. Однако минуты отчаянья проходили, девушка вспоминала о гордости и не думала о де Вене. Тот тоже, казалось, забыл о ней. Пару раз заходил в библиотеку, требовал книгу и уходил. Приносила искомое не Ноэми, а архивариус, девушка только искала.
        Ноэми чихнула снова и с тоской покосилась на партию пожелтевших листов, которые предстояло описать и подшить. Спину ломило от долго сидения в одном положении, и девушка решила немного размяться. Архивариус, судя по всему, уже ушел, он редко засиживался затемно, и Ноэми с чистой совестью прогулялась до окна. Облокотившись о широкий подоконник, девушка полюбовалась бликами света в витражах и немного поиграла в простенькую игру: вынимала книги, на которые падали солнечные лучи. Других развлечений у помощника архивариуса нет. Родилась бы Ноэми юношей, пила бы на кухне эль, а так приходилось вести затворнический образ жизни. Оставаться вечерами наедине со слугами девушка боялась, хватало пары щипков в коридоре и недвусмысленных предложений погулять вечерком. Зато одевали и кормили за счет герцога.
        Родные о Ноэми не вспоминали, будто она умерла. Их черствость тоже причиняла страдания. Пусть девушка смирилась с потерей семьи, тоска по ней никуда не делась. Ноэми знала, мать любит ее, но боится мужа. Девушка не винила ее. Леди Вард слаба здоровьем, не стоит подтачивать его еще больше, заставив вступить в схватку с лордом Сулином.
        Отразившись от красной полосы витражного книжного корешка, луч упал на один из простенков. Ноэми, позабыв об усталости, вприпрыжку побежала туда, стремясь успеть до того, как солнце переместится на другую книгу. Несмотря на желание казаться взрослой, девушка во многом оставалась ребенком. Немудрено в ее-то восемнадцать лет!
        Чтобы добраться до алой точки, пришлось принести стремянку.
        - Ах ты, проказник! - Ноэми шутливо погрозила лучу кулачком.
        Потянувшись к «солнечному зайчику», девушка нечаянно задела одну из книг. Она с грохотом упала. Ноэми хотела поднять, но взгляд выцепил в открывшемся пустом пространстве тетрадку в матерчатом переплете. Девушка вытащила ее и сдула пыль. Тетрадка оказалась старой: бумага успела истончиться. На первой странице значились инициалы «Ж. В.» Заинтересовавшись, Ноэми пролистнула тетрадь, но ничего не поняла. Вроде есть буквы, а, вроде, и нет. Разгадку тайны подсказало солнце. Оно скользнуло по странице, и слова полыхнули, резанув глаза.
        - Да это чьи-то записки! - ахнула Ноэми и, быстро спустившись, метнулась к витражам.
        Там светлее, девушка сможет дольше наслаждаться чтением.
        Пристроившись на подоконнике, Ноэми подставила тетрадь солнечным лучам и углубилась в подробности чужой жизни.
        Записи начинались не сначала, часть листов оказалась вырвана. Первым предложением значилось: «…брат никогда не узнает».
        - Нашла его?
        Ноэми вздрогнула и выронила тетрадь. Огляделась, ища того, кто застукал ее, отлынивающую от работы, но никого не увидела.
        - Справа, - подсказал голос и попросил: - Только не пугайся.
        Ох, напрасно! Последняя фраза заставила сердце Ноэми забиться сильнее.
        Медленно, очень медленно девушка обернулась в указанном направлении, ожидая увидеть маркиза де Вена - фигуру загадочную, до сих пор не попадавшую в поле ее зрения. Кому еще мог принадлежать незнакомый властный голос? Слуги так не говорят. Маркиза не оказалось, глаза различили лишь легкое уплотнение воздуха. Ноэми заморгала, и из ниоткуда начали проступать очертания мужской фигуры: сначала ноги, туловище, руки и, наконец, голова. Полупрозрачный незнакомец провел пальцами по волосам, и рука прошла через голову. Ноэми испуганно пискнула и заметалась по библиотеке в поисках укрытия.
        Призрак! Он заберет ее душу, утащит в Сумеречный мир!
        - Не бойся, я не причиню тебе вреда.
        С горьким смешком призрак добавил:
        - Увы, отныне я даже помочь не могу.
        Ноэми осторожно выглянула из-за стойки с картой королевства. Дух парил неподалеку и пристально изучал ее. Он выглядел смирным, и Ноэми решилась выйти.
        Призрак разительно походил на герцога де Вена, только моложе. Кто же он? Вряд ли обычное привидение.
        Губы призрака тронула улыбка.
        - Я тебя не знаю. Юное незнакомое личико. Ты жена Йонаса?
        - Кого? - недоуменно переспросила Ноэми.
        - Моего племянника, - терпеливо пояснил дух.
        Улыбка погасла. Призрак прислушался и беспокойно огляделся по сторонам.
        - Убери блокнот и никому не показывай! - Он ткнул в тетрадь в руках девушки. - А лучше перепрячь, иначе можешь погибнуть. Но если решишься прочитать, расшифруешь подсказки, найдешь мой дневник. За него могут убить полкоролевства.
        Не прощаясь, дух исчез вместе с закатными лучами, переместившимися в другую часть библиотеки. Только легкая дымка напоминала, это не галлюцинация.
        Ноэми постояла немного и вернулась к окну. Несмотря на предупреждение, она собиралась отыскать дневник. Хоть какое-то развлечение! Дрожащими руками девушка переворчивала страницу за страницей, старалась запомнить столбики чисел, вспыхивавших на бумаге вместе с солнечными лучами. Для верности она записала их на обрывке бумаги. В конце, на самой последней странице, значилось: «Там, где в моей обители встречают рассвет, увидишь себя и разгадаешь загадку».
        Ноэми озабоченно потерла переносицу.
        Шифровка.
        Ну да, на месте брата герцога, а он именно брат, раз Йонас де Вен для него племянник, девушка тоже не стала бы прятать секреты на видном месте. Но она найдет - скелеты в шкафу иногда нужно проветривать.
        Позабыв об усталости, Ноэми быстро доделала работу. Тетрадь прихватила с собой и спрятала в самом надежном месте - у сердца.
        «Там, где в моей обители…»
        Комната? Возможно. Это самое простое решение, покойный мог говорить совсем о другом: любимой беседке, пещере или и вовсе пивоварне, где любил проводить время, но проверить нужно все.
        Ноэми знала, где покои хозяев: в восточном крыле, на пролет ниже. Девушка бывала там однажды, когда нанималась к де Вену, после ее туда не приглашали.
        Пробираясь в восточное крыло, страшась наткнуться на герцога, Ноэми не переставала думать о шифровке, но только больше запуталась. Обителью мог легко оказаться и весь замок, любимым солнцем местом - господский этаж, только что означает «увидеть себя»? Ноэми решила, поймет, если встретит.
        Девушка торопливо спустилась на один пролет и замерла, прислушиваясь. Никого. Значит, можно оглядеться и попытаться «увидеть себя».
        Зеркало!
        Нужно выяснить, где любил проводить время покойный, и осмотреть комнату. Отыскать зеркало и понять, зачем цифры. Ноэми полагала, это шифр. Значит, в комнате сейф или тайник.
        Сложная задача! Не простукивать же все стены в замке! Не лучше ли осторожно расспросить слуг и сузить круг поисков?
        Ноэми припомнила, где кабинет герцога, и направилась в противоположную сторону. Меньше всего на свете она хотела повстречать де Вена. Девушка скользила пальцами по стене, дергала за дверные ручки. Одна из них поддалась, и Ноэми с трепетом переступила порог комнаты. От сердца отлегло: не спальня, гостиная. На столе - початая бутылка. Плохо - владелец скоро вернется допить свое красное.
        Хоть бы в комнате не оказалось зеркала, тогда бы девушка быстро ушла. Увы, оно обнаружилось над камином, пришлось проверить. Тонкие пальцы пробежались по раме и осторожно отодвинули ее. Как всякая аристократка, Ноэми знала, тайники прятали именно за зеркалами и картинами. Хозяева замка не отошли от традиций: одна из панелей неплотно прилегала к стене.
        Цепенея от ужаса, представляя, что сотворит с ней герцог, если застанет за недостойным занятием, Ноэми надавила на дерево. Панель отошла, открыв взору металлическую пластину. По ней гуляли легкие магические разряды. Непонятно, где писать цифры. Трогать нельзя: в лучшем случае вскрикнешь от боли, в худшем - о попытке взлома узнает весь замок.
        Но в тетради даны четкие указания, и Ноэми рискнула. Она слышала о подобном, но никогда не видела сейфа со столь дорогим и редким замком. Девушка проговорила вслух цифры. Ничего. Затем сложила их, довела до двухзначного числа - с тем же эффектом. До одной цифры - ничего. Отчаявшись, Ноэми с мольбой бормотала: «Ну откройся же! Четыре!»
        Механизм щелкнул, магическая защита потухла, и сейф открылся. Редкая удача - найти искомое в первой же комнате! Не иначе, за плечом Ноэми стояла Великая Мать.
        Девушка с опаской заглянула внутрь и, зажмурившись, пошарила в тайнике рукой. Вопреки ожиданиям, не сработал защитный механизм или ловушка. Похоже, сейфе пуст, ничего, кроме пыли. А еще… Пальцы, определенно, что-то нащупали. Книгу? Ноэми вытащила выцветший пыльный прямоугольник, оказавшийся дневником. Алый кожаный переплет, синий корешок, ляссе. Девушка прижала находку к груди. Нужно спешить! Ноэми сунула дневник под фартук, который носила поверх платья, и захлопнула тайник. Едва она успела поправить зеркало, раздались шаги. Девушке ничего не оставалось, как юркнуть за диван.
        В гостиную вошел герцог де Вен и развалился в кресле. Рука потянулась к бокалу.
        Ноэми досадливо кусала губы. При всем желании она не могла выбраться из гостиной, не попавшись герцогу на глаза, только сидеть до утра тоже не выход. Хотя бы потому, что Ноэми хотелось поужинать. Оставалось надеяться, герцог скоро уйдет, но удача отвернулась от Ноэми, де Вен засел в гостиной надолго.
        Смеркалось. Из окна в комнату просачивались лиловые тени.
        Герцог хлопком в ладоши зажег свет, заставил встрепенуться пламя в камине. Оно не дарило тепло, просто радовало взгляд.
        У Ноэми затекло все тело и свербело в носу. Только чихнуть не хватало!
        Внезапно герцог замер и, резко обернувшись, глянул туда, где притаилась девушка. Неужели почувствовал?
        Капелька пота стекла с виска. Девушка задержала дыхание и принялась истово молиться Великой Матери. Та, определенно, не жаловала Ноэми, раз герцог встал. Понимая, разоблачение неминуемо, девушка затолкала дневник под диван.
        - Что за мышиная возня?
        Над Ноэми навис раздраженный герцог. Зрелище, представшее его взору, оказалось пикантным: стоящая на четвереньках девушка с приподнятым задом. Будто соблазняет поиграть в рабыню и господина.
        - Вылезайте, я вас вижу.
        Де Вен постучал перстнем по деревянному каркасу дивана.
        Смущенная, покрывшаяся пятнами Ноэми кое-как встала на ноги, пригладив волосы.
        - Простите, ваша светлость, не хотелось попадаться вам на глаза, - пролепетала она.
        - Но все равно попались. - Усмешка тронула губы де Вена. - Я уже успел забыть, что оставил вас в замке.
        Цепкий взгляд пробежался по фигуре.
        Неужели герцог до сих пор не завел секретаря? Странно, нашлось бы немало желающих продать честь на таких условиях.
        - Пожалуй, я склонен передумать, - де Вен налил бокал вина и протянул Ноэми.
        Девушка брезгливо поморщилась. Неужели он думает, будто она станет пить из чужого фужера? Она отвела рукой бокал и, сделав реверанс, собралась удалиться, однако герцог остановил, велел сесть на диван. Ноэми подчинилась. Хочет она или нет, де Вен - ее работодатель, только от него зависит, останется ли у нее кусок хлеба и крыша над головой.
        - Не люблю девственниц: одна морока! - пожаловался герцог и пригубил отвергнутый Ноэми бокал.
        Девушка вспыхнула и не стала молчать:
        - Ваша светлость, ваши слова…
        - Дослушайте сначала! - оборвал ее де Вен.
        Зажав ножку бокала между пальцами, он сверлил Ноэми взглядом.
        - Вот за это и не люблю - за истеричность, порывистость и вспыльчивость. Глядя на вас, не скажешь, будто получили достойное воспитание. Между тем, вы разительно отличались от других… - герцог замялся, подбирая слово, - претенденток. Вы действительно искали место секретаря, по наивности не понимая, что вам действительно предлагают. Именно поэтому я готов дать второй шанс. Должность вакантна.
        - Неужели остальные девушки отказались? Ваша светлость, сумма велика, а я не первая красавица королевства.
        Чем больше Ноэми говорила, тем больше запутывалась. В итоге и вовсе решила замолчать, уставившись на сложенные на коленях пальцы.
        Герцог позвонил в колокольчик, велел принести второй бокал и фруктов. Теперь Ноэми держали за даму, а не за обслугу. Действительно, де Вен сам взял с подноса фужер, наполнил рубиновым вином и с легким поклоном предложил девушке.
        - Фрукты тоже для вас, я такое не ем, - улыбнулся герцог.
        - Предпочитаете мясные закуски?
        Ноэми из вежливости пригубила напиток. Он оказался густым и отдавал травами. Девушка сама не заметила, как сделала второй глоток.
        Бокал уютно устроился между ладоней, напряжение минувшего дня пригвоздило к дивану.
        - Предпочитаю не портить вкус напитка, - едва заметно улыбнулся герцог. - Вину пять лет. В моей коллекции есть и более ценные экземпляры.
        - Вы большой ценитель вина, ваша светлость. Оно воистину великолепно.
        Де Вен кивнул, принимая комплимент. Взгляд на мгновение остановился на лице Ноэми, а потом переместился на магический огонь в камине.
        - Вас останавливает девичья стеснительность? - Разговор вернулся к прежней теме. - Признаться, меня она раздражает, но, так и быть, я готов проявить терпение. Ни одна из девиц не справилась с сортировкой корреспонденции.
        - И на таком основании?.. - Щеки Ноэми зарделись румянцем.
        - Я хотел бы подписать контракт именно с вами.
        - Я не стану спать с вами, ваша светлость, - решительно заявила девушка и, поднявшись, поставила полупустой бокал на стол. - Это противно чести.
        Де Вен фыркнул. Никогда прежде ему не приходилось слышать столь смехотворное объяснение. Многие дамы света продали бы душу демону, чтобы оказаться в постели герцога, и без сомнений согласились бы стать одержимыми ради одного единственного бастарда. А тут лишенная фамилии леди, чей род, де Вен узнавал, балансировал на грани разорения, гордо отказывалась от повторного предложения. Хотя бы ради морального удовлетворения нужно овладеть строптивицей.
        - Приятно слышать, что у вас есть честь, госпожа… Кстати, как мне вас называть? - Герцог почесал подбородок. - По рождению вы леди, дочь лорда Сулина Варда. И можете вернуть фамилию, если пожелаете. Достаточно прошения королю и публичного освидетельствования.
        - Нет, лучше с вами! - покраснев еще больше, не думая, выпалила Ноэми.
        От мысли об унизительной процедуре за ширмой в присутствии десятка свидетелей бросило в жар. Незнакомый мужчина цинично раздвинет ноги, взглянет и буднично сменит перчатки. Подобное хуже изнасилования!
        Де Вен цокнул языком. Он отказывался понимать Ноэми. Предпочесть любовника медицинскому осмотру! Но дело герцога дать совет, а Ноэми - принять его или отвергнуть.
        - То есть вы согласны?
        - Исключительно секретарем, ваша светлость. - Девушка потянулась к бокалу, чтобы унять бушевавший внутри жар. - Обещаю хранить ваши тайны, как свои.
        Герцог задумался, поставил фужер туда, где некогда стоял бокал Ноэми, и взял девушку за руку. Она попыталась вырваться, но де Вен укоризненно покачал головой. Его пальцы переплелись с пальцами Ноэми, ласково поглаживая.
        - Вы леди по духу, госпожа Ноэми. Пожалуй, стану называть вас именно так, - улыбнулся он и поцеловал руку онемевшей девушки.
        Сердце подпрыгнуло и замерло в горле.
        Де Вен, воспользовавшись замешательством Ноэми, притянул ее к себе. От герцога пахло дорогим парфюмом и не менее дорогой тканью, девушка ощущала мышцы, бугрившиеся под рубашкой. Первое впечатление верно, де Вен действительно силен.
        Герцог с удовольствием крал тепло девичьей кожи, наслаждался чистым, незамутненным запахом. Пальцы осторожно, чтобы не напугать, скользнули вниз и, едва касаясь, погладили. Ноэми дернулась, и де Вен убрал руку, чтобы захватить в плен пальчики.
        - Какая же вы невинная! - выдохнул он ей в лицо. - Знаете, я счел девственность недостатком, но сейчас, наоборот, запишу в достоинства. Леди - леди во всем. Одно маленькое «да», и вы станете тем, кем положено.
        Ноэми дрожала. Близость мужчины странно действовала на нее. Она никогда еще не оказывалась ни в чьих объятиях, не ощущала терпкого, дразнившего нос запаха, который парализовал волю.
        - Сами подумайте, - герцог одной рукой перебирал пальчики, другой поглаживал, стремясь вновь овладеть мягкими полукружиями, - достойно ли вас нынешнее существование? Никто и ничто, тень архивариуса. А тут высший свет, мои тайны, деньги, большие деньги.
        Губы де Вена на мгновение коснулись ее щеки. Словно молния ударила! Девушка часто, шумно задышала. Мурашки пробежали по спине.
        - Я… я не могу без брака, ваша светлость! - в отчаянье пробормотала Ноэми.
        Она понимала, согласие - единственный шанс выбраться со дна. Герцог не станет предлагать снова, он овладеет здесь и сейчас, как потом жить, опозоренной?
        - Придется, - мягко возразил де Вен. Жениться он не собирался. - Сразу в постель не надо, когда решитесь. Пожалуйста, разденьтесь. Простите, но я должен взглянуть. Обещаю, - большой палец коснулся нижней губы и чуть надавил, - ни один мужчина больше не увидит вас обнаженной. Я отвернусь, вы разоблачитесь, и все, завтра жду к девяти в кабинете, начну вводить в дела.
        - То есть вы действительно?..
        Ноэми колебалась.
        Постыдно, гадко, но де Вен - герцог, основная работа почетна, а девушка теперь безродная сирота. Может, Ноэми сумеет убедить работодателя ограничиться деловыми отношениями? Она станет усердно трудиться, зарекомендует себя отличным секретарем. Зачем такую в любовницы?
        - Все, как в контракте, - заверил герцог, вскипая от нерешительности Ноэми.
        Мало ему мороки в постели, так еще страхи, сомнения. Оставалось надеяться, тело Ноэми искупит неудобства дефлорации и ее полное невежество в постели.
        И простыни придется спрятать. Увы, древний обычай предписывал брать в жены обесчещенную девицу, и пусть разница в положении не обязывала герцога подчиняться пережитку прошлого, люди все равно бы судачили, искали девственницу из спальни де Вена.
        Девушку спасло появление кареглазого брюнета со смятым конвертом в руках. Краешек его губ чуть подергивался от плохо скрываемого волнения.
        Герцог нахмурился и прошипел:
        - Мог бы постучаться, Йонас! Сколько раз я просил не отрывать от вечернего отдыха по пустякам!
        Значит, мужчина - Йонас де Вен, сын хозяина дома. Действительно, они похожи, только у маркиза небольшая бородка и черты чуть грубее.
        - Прости, не знал, что ты с девушкой, - похабно улыбнулся де Вен-младший.
        Воспользовавшись моментом, Ноэми юркнула за диван, вспомнив про дневник, и, не прощаясь, бегством покинула гостиную. Спину прожигал взгляд Йонаса. Маркиз не сомневался, они с герцогом - любовники.
        Взяв ужин в коморку, девушка устроилась на узкой кровати с тетрадью и дневником. Она с трепетом развернула фартук и благоговейно погладила обложку. Пальцы ощутили тиснение, невидимое взгляду: знакомые буквы «Ж.В». Теперь Ноэми знала, «В» - это «де Вен». Первая буква монограммы - наверняка заглавная буква имени. Узнать какого именно, несложно: в библиотеке есть генеалогическое древо.
        Вдоволь налюбовавшись обложкой, пусть потершейся, но до сих пор внушавшей почтение к бывшему владельцу дневника: не всякому доступна кожа такой выделки, Ноэми открыла первую страницу. Ту, которую заложили вшивной атласной лентой, оставила на десерт.
        «Я, Жан де Вен, первый граф Норрен, лорд Банши и придворный маг Е.к.в. Стоурена Седьмого, начал сие первого марта тысяча восьмого года по летоисчислению наиви», - гласила первая запись.
        Тысяча восьмой год. Сейчас минул тысяча двадцать седьмой. Значит, дневнику девятнадцать лет.
        Занятно, Жан де Вен называл себя лордом Банши, хотя сейчас титул принадлежал маркизу де Вену. Видимо, Йонасу на момент записи еще не минуло восемнадцать, или маркиз унаследовал его после смерти дяди.
        Задавшись целью узнать, когда умер Жан де Вен, Ноэми отыскала последнюю запись - восьмое июня тысяча десятого. Владелец вел дневник чуть больше двух лет.
        Запись короткая, всего в три строчки, зато каких! «Догадываюсь, меня не оставят в живых. Все равно еду, хотя сомневаюсь, что вернусь. Дневник прячу. Увы, тайник ненадежен, но времени нет, лучше так, чем предать короля».
        У Ноэми засосало под ложечкой.
        Жана убили? Но кто? Заговорщики? Кто еще мог желать зла королю? Стоурен Седьмой скончался четыре года назад, сейчас правил его сын - Виллем Первый. Зато теперь понятно, чего надлежит опасаться.
        Похолодевшими ладонями Ноэми потянула за ляссе. Зашелестели страницы, до сих пор белые, гладкие, открылись на нужном месте. Ноэми разочарованно нахмурилась. Стихотворение! Неужели хозяин помимо секретов записывал в книжицу произведения любимых поэтов? Однако, приглядевшись, Ноэми поняла: восьмистишье собственного сочинения, нескладное, корявое.
        В приюте мертвых льется свет -
        дороже кошки зверя нет.
        Мехами услаждая взор,
        красавица блюдет позор.
        И звездам вечный ведет счет
        застывший в камне звездочет.
        Кто соберет, откроет дверь,
        и выйдет на свободу зверь.
        Девушка несколько раз перечитала стихотворение, все больше убеждаясь: с ним что-то не так. Вряд ли покойный счел главной ценностью плод ночных бдений. Раз так, это и есть та самая смертельная загадка, которую, вопреки всему, Ноэми попробует разгадать. Или хотя бы сберечь от чужих глаз.
        Глава 3
        Утро началось со странного молчания. Ноэми привыкла к шепоткам, попыткам вскользь, чтобы не поймали, задеть ее - сегодня ничего. Смотреть смотрели, но не более. Странно. К концу завтрака слуги, правда, разговорились. Не о Ноэми - о господах. Беседа вышла занятной, и девушка навострила уши, несмотря на давно выпитый желудевый кофе - страшную гадость, но иного не полагалось, - не спешила уходить.
        Отец и сын собирались в столицу. Вот бы и Ноэми туда! Да денег мало, только-только на проезд хватит, а господа вряд ли возьмут с собой. Значит, впереди унылое существование в четырех стенах в компании архивариуса и управляющего.
        Печальные мысли прервало появление камердинера герцога, который важно объявил:
        - Его светлость звали девицу Ноэми.
        Сердце подпрыгнуло к горлу, так там и осталось.
        Девушка промокнула рот салфеткой - она мастерила их из ненужных черновиков, - и встала. Она запомнила презрение, с которым камердинер произнес ее имя. Подобного обращения Ноэми стерпеть не могла и громко, чтобы слышали все, заявила:
        - Я направляюсь к себе. Когда вспомнишь, с кем разговариваешь, можешь позвать снова.
        У слуг вытянулись лица. Не ожидавший такого поворота событий камердинер опешил. Ноэми прошла мимо него с гордо поднятой головой. Хватит, надоело! Пусть отец и лишил фамилии, она дворянка. Девушка неровня тем мужчинам и женщинам, пусть научатся ее уважать.
        Каблуки отбивали дробь по коридору. Ноэми шла, будто королева. Чуть трепетали ноздри от сдерживаемого гнева, губы сжались в тонкую ниточку.
        - Госпожа! - раздалось позади нее.
        О, быстро учатся! Пусть не камердинер, служанка, но уже хорошо. Только Ноэми не остановилась и впервые свернула не к лестнице для слуг, а направилась прямиком в холл.
        Сегодня же девушка составит письмо к королю. Виллем справедлив и вернет ей дворянское звание. Какая же она дура, следовало написать с самого начала! Герцог ведь говорил, а голос разума спал, задушенный страхом и растерянностью.
        Ноэми Вард вновь почувствовала себя прежней - не забитой скиталицей, а леди, знающей себе цену. И в столицу она попадет, и поступит в столь желанную академию.
        С небес на землю вернул недовольный оклик:
        - Не люблю, когда меня заставляют ждать.
        Ноэми подняла голову и увидела герцога. Он стоял на площадке между первым и вторым этажом и буравил девушку тяжелым взглядом. За спиной господина мялся камердинер, судя по всему получивший изрядную взбучку. Что ж, Ноэми только порадовалась. Дурные манеры слуг не делают чести хозяевам.
        - Ваша светлость?
        Преисполненная королевского достоинства Ноэми присела в легком реверансе.
        - Разве вам не передали приглашение? - Герцог спустился на ступеньку ниже.
        Голубые глаза искрились не хуже сапфиров, солнечный свет преломлялся в них тысячью граней.
        - Передали, ваша светлость, но я сочла, что оно предназначалось не мне, - выдержав пристальный взгляд, ответила Ноэми.
        - Вот как? - Брови де Вена взлетели вверх. - Кому же?
        - Некой служанке.
        - Занятно! - Под кожей герцога проступили желваки, Ноэми испугалась, что переборщила. - Разве он, - де Вен покосился на позеленевшего камердинера, - выразился двусмысленно?
        - Он не проявил должного почтения. Понимаю, вы можете выгнать меня, ваша светлость, но…
        - Хватит! - раздраженно оборвал герцог и взмахнул рукой.
        Камердинер мгновенно испарился, тайком промокнув пот со лба. Господин редко гневался так сильно, пусть достанется дерзкой девчонке, а не ему.
        Ноэми тоже понимала: герцог взбешен. И без того яркие глаза, потемнели, став двойниками сапфиров высшей пробы. Шейные мышцы напряглись, руки сжались в кулаки. Выставит, как есть, выставит!
        - Значит, леди, - глухо, обращаясь к самому себе, пробормотал де Вен. - Отлично!
        Ноэми ожидала новой вспышки гнева, но ее не последовало. Наоборот, герцог успокоился и учтиво предложил девушке выпить с ним и сыном кофе.
        - Я приглашал позавтракать, но вы опоздали. Впрочем, - с непонятной полуулыбкой добавил он, - прибор стоит, можете воспользоваться.
        Чего Ноэми точно не ожидала, так того, что герцог спустится и подаст ей руку. Только вот подол платья не позволял эффектным движением перекинуть его через запястье.
        - Что же мне делать с вами, госпожа Ноэми? - задумчиво протянул де Вен. Его пальцы обжигали - то ли девушка успела замерзнуть, то ли просто переволновалась. - Леди не место под началом старика-архивариуса. Однако принять мое предложение вы не намерены.
        Герцог медленно поднимался вверх по лестнице, девушка рядом с ним.
        - Оно оскорбительно.
        - Я вам столь противен?
        Де Вен остановился посредине пролета и несильно сжал ладонь девушки. Позади - ступени и перила, впереди - жаждущий ответа герцог.
        - Разве это столь важно? - юлила Ноэми, просчитывая возможные варианты. - Предложение непристойно, и хватит.
        - Но должность может оказаться крайне приятной.
        Владелец замка шагнул ближе. Девушка заволновалась. Она ощущала запах парфюма де Вена, края его одежды касались груди. Еще немного, и губы герцога коснутся губ Ноэми, может, даже поцелуют. Впервые в жизни.
        Вот де Вен наклонился…
        Ноэми дернулась, и губы мазнули по коже, оставив незримый след, как от ожога.
        Руки взметнулись сами. Одна уперлась в грудь герцога, другая поднялась для пощечины, одновременно заслоняя лицо.
        - Ваша светлость!
        Как жалко прозвучали слова! Разве лепет остановит герцога?
        Де Вен в предвкушении улыбнулся и перехватил оба запястья, легко, как и полагалось магу. Птичка попалась, но ей понравится клетка. Возмущение, пылавшее на красивом личике, лишь усиливало сладость победы.
        Конечно, леди, не куртизанка, герцог лично попросит короля вернуть Ноэми имя, как только сорвет сочный плод. Из карминового ротика вырвутся судорожные вздохи, и она покорится господину, признает хозяином.
        Ни одна женщина не занимала мыслей де Вена, как Ноэми Вард. Она не походила ни на покойную супругу, которую не волновало ничего, кроме долга перед семьей, ни на одну из многочисленных любовниц, заботившихся лишь о драгоценностях и тряпках. Герцог затеял историю с секретарем, чтобы встряхнуться, разнообразить досуг, и вот судьба столкнула его с Ноэми.
        - Ну же, это совсем не больно! - с придыханием уговаривал герцог.
        Совсем несмышленыш! Не только девственница, но и нецелованная. Хлопот с такой не оберешься, пока приручишь, пока справишься со стеснительностью и научишь чему-то в постели.
        Подбородок Ноэми дрогнул, и она честно предупредила:
        - Я могу поступить не как леди.
        - То есть? - изогнул бровь герцог.
        - У девушек есть колени, ваша светлость, - намекнула Ноэми.
        Бить мужчину в пах неприлично, говорить о нем - тоже.
        - Давайте обойдемся без насилия. Я поцелую в щечку, всего один раз, госпожа.
        Ноэми задумалась и кивнула. Герцог довольно улыбнулся и, отпустив ее запястья, легко коснулся пахнущей мылом кожи. На миг показалось, будто он целует покойную жену во время свадебного обряда: она так же задержала дыхание. Деревенские вели себя иначе, радовались вниманию де Вена, только он быстро пресытился. Попортил парочку и зарекся связываться с целомудренными барышнями.
        Герцог отступил, а Ноэми все так же недвижно стояла у перил. Наконец, отмерев, осторожно коснулась пальцами места поцелуя, словно ожидала нащупать ранку. Де Вен еле сдерживал смех: настолько потешным казалось поведение девушки.
        - А ведь мне действительно нужен секретарь, госпожа. Мой не справляется. Только работа тяжелая, неженская.
        - Я справлюсь! - горячечно заверила Ноэми, уцепившись за подарок судьбы.
        Поцелуй казался небольшой платой за возможность получить столь почетную должность.
        - Тогда составим новый контракт. Возьму на испытательный срок помощником господина Юхана Тарьи - так зовут моего секретаря. Если справитесь, господин Тарьи перейдет на службу к Йонасу, о чем неоднократно просил. У него семья, недавно родился ребенок, тяжело мотаться по стране. Я много езжу, вам придется сопровождать меня.
        - Я согласна! - не раздумывая, ответила Ноэми, мысленно рисуя завидное будущее.
        Секретарь герцога де Вена лучше, чем академия. Столько можно узнать, столько повидать, да еще за деньги.
        В столовую Ноэми вошла с опаской. Вдруг все - розыгрыш, герцог решил выставить на посмешище? Но за столом действительно стоял лишний прибор, а лакей без лишних слов отодвинул девушке стул.
        Ноэми сидела по левую руку от герцога напротив Йонаса. Он посматривал на нее с нескрываемым интересом, вгоняя в краску. Маркиз оделся крайне небрежно, не удосужившись застегнуть половину пуговиц рубашки, и девушка видела волоски на его груди и цепочку то ли с амулетом, то ли с медальоном. Вопиющее попрание всех норм, но Йонаса, казалось, подобное не волновало.
        Зато герцог хоть сейчас мог принять короля, не хватало только сюртука и шейного платка. Жилет сегодня иной, простой, однотонный, синий, но идеально облегает фигуру.
        Принесли кофе, и Ноэми поняла, как же соскучилась по нему, даже слюнки потекли.
        - Если чего-то хотите, не стесняйтесь. - Герцог пододвинул к девушке вазочку с вареньем. - Сомневаюсь, будто там, - он скосил глаза на пол, намекая на кухню, - вы хорошо питались. Да, сын, - спохватился де Вен, - забыл представить моего нового секретаря, госпожу Ноэми, урожденную леди Вард.
        По губам Йонаса скользнула понимающая улыбка, но, к счастью, он ничего не сказал, ограничившись формальным:
        - Очень рад, леди.
        Ноэми гадала, хорошо это или плохо. Не нравилось ей поведение герцога, поцелуй и внезапное назначение на столь ответственную должность. Она решила пресекать все попытки де Вена переместить их отношения в постель и постараться стать для него незаменимым помощником. Секретарская наука сложная, но она освоит.
        Еда со стола герцога после скудных трапез на кухне казалась божественной, Ноэми не помнила, когда в последний раз так ела. Хотелось всего и побольше, но, как воспитанная леди, девушка не выказывала интереса к пище, ела медленно, степенно. Сидела, нарочито неторопливо намазывала на тост варенье и рассматривала столовую.
        Нос щекотал запах кофе. Рядом молочник. В нем не молоко - сливки.
        Ноэми ощущала взгляды обоих де Венов и, желая разрядить обстановку, завела светскую беседу, заодно выяснит насчет нового назначения. С него и начала.
        - Ваша светлость, - Ноэми учтиво склонила голову, выражая почтение к собеседнику, - когда мне надлежит приступить к выполнению обязанностей?
        Герцог задумался. На лбу, у самого основания носа, залегла поперечная морщинка. Она встревожила девушку. Неужели не секретарь, а любовница? Так или иначе, о заданном вопросе де Вен прежде не задумывался.
        - Полагаю, сначала вам нужно сменить гардероб, - резонно заметил Йонас. - Ваше платье никуда не годится.
        - А что с ним?
        Да, бедно, но сидит хорошо, девушка сама перешивала. Строго, серо и безлико - все как положено тени.
        - Видите ли, - герцог тщательно подбирал слова, стараясь не обидеть Ноэми, - это платье служанки, а по секретарю судят о господине.
        Девушка кивнула. Могла бы догадаться! Однако в связи со сменой гардероба вставал щекотливый вопрос: где взять денег на обновки? Жалования помощника архивариуса не хватит даже на пару приличных туфель.
        Словно прочитав мысли, де Вен решил деликатную проблему:
        - Попрошу управляющего выдать вам аванс. Съездите в город, закажите обновки. И про парадный наряд не забудьте, закажите, оплатите позже. Что еще? - Он задумался. - Перья, бумаги и прочее. Поговорите с Тарьи, он подскажет.
        Ноэми кивнула и отправила в рот кусочек тоста.
        - Госпожа Ноэми, - подал голос Йонас, - вы умеете ездить верхом?
        Девушку насторожила его улыбка, но тем не менее она ответила:
        - Конечно, милорд.
        - Не составите ли компанию? Я бы показал вам окрестности.
        Ноэми покосилась на герцога. Судя по выражению лица, он тоже уловил истинный смысл просьбы. Любоваться Ноэми предстояло небом, расставаясь с девичьей честью. В ее планы последнее не входило, и девушка вежливо отказалась под благовидным предлогом:
        - Боюсь, у меня много дел, милорд. Во-первых, нужно передать бумаги архивариусу. Во-вторых, переговорить с господином Тарьи. В-третьих…
        - В-третьих, я сам все покажу госпоже, - герцог выразительно глянул на Йонаса.
        Маркиз заметно погрустнел, не допил кофе и, извинившись, быстро покинул столовую.
        Ноэми задумалась, изображая, будто поглощена сливовым вареньем. На нее объявили охоту. Оба де Вена жаждали обладать одной и той же добычей.
        Слуга подлил Ноэми кофе. Она растерянно поблагодарила кивком и потянулась к обсыпанным пудрой булочкам, но раздумала. Неудобно перед герцогом. Он уже позавтракал, промокнул губы салфеткой.
        - Ешьте, госпожа, еще напекут.
        Герцог щелкнул пальцами, и проворный слуга положил на тарелку злополучную булочку.
        - Право слово, я не голодна, ваша светлость… - засмущалась девушка.
        - Ешьте, - мягко приказал де Вен. - Должность секретаря отнимает много сил. Или боитесь за фигуру? Легкая полнота не испортит вашей красоты, наоборот, поможет распуститься, как бутону.
        Ох, не понравилась Ноэми последняя фраза! Работодатель не делает комплиментов работнику, герцог же сыпал ими, словно на светском рауте.
        - Вам надлежит переменить спальню, - де Вен вновь заговорил деловым тоном. - Устроитесь ближе ко мне.
        - Зачем? - насторожилась девушка.
        Герцог едва заметно усмехнулся. Конечно, он уловил ее страх и понял его причины.
        - Секретарь может понадобиться в любую минуту дня и ночи. Комнату выберете сами из свободных спален второго этажа. Потом скажете, какую.
        Придется заказать новый замок и запирать дверь.
        - Договор, ваша светлость, - мягко напомнила Ноэми, уйдя от щекотливой темы. - Я так и не видела контракта.
        - Допивайте кофе и пройдемте в кабинет. После осмотрим мои владения. Вам часто придется бывать в разных местах, нужно знать, что где. И, ответьте честно, госпожа, вы хорошо ездите верхом? Поездка утомительна, можно приказать заложить экипаж.
        Ноэми задумалась. С одной стороны, карета опасна: создает излишнюю близость с де Веном. С другой, трястись столько часов в седле… С третьей, лошадь маневреннее.
        - Решайте сами, ваша светлость, - девушка нашла компромиссное решение. - Вы лучше знакомы с местностью, знаете, как ее лучше осматривать.
        Герцог согласился и встал.
        - Жду в кабинете через полчаса.
        Ноэми кивнула, порадовавшись, что ей, как женщине, можно не подниматься со стула. Она переела и вряд ли смогла проделать это грациозно.
        Де Вен ушел, Ноэми тоже вскоре удалилась к себе. Герцог намекнул на несоответствие ее наряда высоким требованиям секретаря, а пожелания работодателя нужно учитывать.
        Девушка волновалась. Она немного опоздала и переживала, не уволят ли ее. Безусловно, секретаря красит точность, но самодельный бант никак не желал прикалываться. Глупое оправдание, чисто женское.
        Ноэми постучала и с облегчением услышала спокойное:
        - Войдите!
        Значит, не сердится.
        Герцог стоял у окна, обернувшись, махнул на кресло, и вернулся к созерцанию нечто важного. Девушку тоже подмывало взглянуть, но воспитание не позволяло. Наконец, де Вен, извинившись, занял место за столом. Он переоделся и щеголял охотничьим костюмом, который подчеркивал крепость и статность фигуры. Несмотря на возраст, герцог был полон сил, не обрюзг от питья и еды. Де Вен достал из-под пресс-папье бумагу, бегло просмотрел и протянул Ноэми.
        - Вот основные положения контракта. Если что-то непонятно, составим дополнительное соглашение.
        - Он не в пример меньше прежнего, - заметила девушка, оценив объем документа.
        - Так и обязанностей, разных тонкостей тоже меньше, - улыбнулся владелец кабинета. - Ничего щепетильного, никаких ограничений. Надеюсь, вы понимаете, что обязаны свято хранить мои тайны, в том числе, тайну переписки. Я не стал это оговаривать, рассчитываю на вашу благоразумность.
        - Безусловно, - кивнула девушка. - Можете на меня положиться. Наверное, нужно дать клятву?
        Она вопросительно глянула на герцога, он кивнул.
        - Можете принести и вассальную, чтобы получить мою полную защиту. Раз уж отец отказался от вас…
        - Я верну фамилию, - твердо заявила Ноэми. - Пусть не сейчас, но верну.
        Легкая тень пробежала по лицу де Вена, но он умел держать себя в руках и похвалил девушку за мудрое решение. В конце концов, сложности делают плод слаще.
        Герцог полагал, Ноэми сразу подпишет контракт, но она начала задавать вопросы. В частности, почему четко не прописаны обязанности, ничего не сказано о выходных. Пришлось забыть о грезах и заняться обсуждением насущных вопросов. В итоге контракт пополнился двумя новыми страницами.
        Ноэми с облегчением не нашла в тексте намека на близкие отношения. Девушка специально перечитала бумаги трижды перед тем, как поставить подпись. Герцог скрепил документ личной печатью и подписал сам.
        - Ваше первое задание - прошейте и снимите копию для себя. Сделаете вечером, сейчас некогда, экипаж заложили.
        К удивлению девушки, в холле ей подали перчатки и накидку. Герцог заверил, он ничего специально не покупал, нашлось в замковых закромах.
        - Леди не престало появляться на людях с непокрытой головой и голыми руками, даже если эта леди пока без фамилии.
        Ноэми согласилась и примерила вещи с чужого плеча. Интересно, кто раньше натягивал эти перчатки? Удивительно, но они пришлись впору. Девушка не стала спрашивать о прежней владелице, справедливо полагая, де Вен не ответит.
        Экипаж оказался со складывающимся верхом и гербами на дверцах кареты. Погода стояла прекрасная, герцог распорядился не поднимать крыши.
        Ноэми с интересом рассматривала карету. Кажется, она называлась ландо. Девушка только видела подобные: финансовое положение семьи не позволяло обзавести модной вещью. И лорд Вард, и его дети сызмальства ездили верхом, а для слабой здоровьем матери держали обшарпанную, жутко скрипящую коляску.
        - Прошу вас!
        Кучер соскочил с козел и распахнул дверцу.
        Де Вен подал Ноэми руку. Девушка с опаской: не задумал ли чего, глянула на него и забралась в экипаж. Ноэми устроилась лицом к движению, де Вен занял место напротив и приказал править к винодельням. Затянутые в печатки руки лениво сжимали хлыст. Ноэми поинтересовалась, зачем он ему.
        - Обратно мы вернемся верхом. Пожалеем себя и лошадей.
        Значит, предстояло путешествие по сильно пересеченной местности.
        Проплыла над головой арка ворот, исчезли крыши служб, остались позади стены замка. Ландо катило по пыльной проселочной дороге. Ноэми почти не ощущала тряски. Значит, экипаж герцога рессорный, а не на ремнях.
        - Мы направляемся к виноградникам, - де Вен случайно или намеренно коснулся кончика туфельки спутницы. Она тут же убрала ногу. - Поглядите, как делают вино, благо время подходящее: начало сбора урожая.
        Ноэми залилась краской по шею, ощутив поглаживание голени. Герцог посмел забраться ногой под юбки и, будто этого мало, якобы поправляя запутавшийся подол, коснулся пальцами щиколотки. Возмущенная девушка развернулась и молчаливо влепила де Вену пощечину. На лице герцога расплылось алое пятно. Удар вышел сильным и болезненным. Потирая скулу, де Вен с уважением смотрел на Ноэми. Она не кричала, не читала морали, а восседала напротив, словно оскорбленная королева.
        Герцог склонил голову и с мнимым раскаяньем произнес:
        - Мне очень жаль, госпожа.
        Если бы Ноэми знала, о чем думал «раскаявшийся грешник», то спрыгнула бы на ходу, но она понятия не имела. Де Вен же мысленно предавался с девушкой любви во всех мыслимых и немыслимых позах в покачивающемся экипаже. Обязательно с опущенной крышей, чтобы солнце ласкало разгоряченное юное тело и добавляло остроты ощущениям.
        Герцог с трудом отогнал эротические видения. Он распалился до того, что брюки вздыбились. Пришлось срочно накрыть ладонью и силой убеждения успокоить тело. Небывалое дело, ни одна женщина так его не заводила.
        - Ваше поведение недопустимо, милорд.
        - Все так печально, госпожа? - вздохнул де Вен.
        Он старательно сдерживался, хотя все внутри кипело от ярости. Какая-то дворянка, от которой отрекся отец, смеет его отчитывать!
        - Вы трогали мои ноги, - напомнила Ноэми.
        - Ненамеренно, - держался избранной линии герцог. - Юбки зацепились за сапог, я всего лишь поправил.
        - И лодыжку вы тоже не гладили?! - позабыв о присутствии кучера, вспылила девушка. - Это домогательства, ваша светлость!
        - Ноэми, - устав играть, серьезным тоном произнес де Вен, откинувшись на спинку сиденья, - рано или поздно вам понадобится покровитель. Место секретаря дает деньги, крышу, но не защитит от общества. Положение женщины изначально зыбко, она, давайте говорить откровенно, - товар на брачном рынке. Судьба женщины без фамилии и вовсе горька. В лучшем случае на нее станут презрительно коситься, в худшем… Не все порядочны, найдутся те, кто воспользуются ситуацией.
        Девушка поняла, на что намекал герцог. Ничего, кроме принципов, не мешало мужчинам поступать с ней как угодно дурно. Теперь она в полной мере поняла, насколько беззащитна.
        - Я могу обратиться за защитой к вам как к работодателю, - уцепилась за соломинку Ноэми.
        Герцог пожал плечами.
        - Можете. И я постараюсь помочь, только смогу далеко не все.
        - Ваша светлость, - девушка чувствовала, куда он клонит, - давайте не будем! Мы только что пришли к взаимопониманию, а вы снова ставите меня на место шлюхи. Если секретарь вам не нужен…
        - Нужен, - оборвал ее де Вен. - Но знайте, одно ваше слово… Вы во всех отношениях останетесь довольны. Временно закроем тему, лучше запоминайте дорогу. Вам частенько придется ездить на винодельню.
        Холмы казались одинаковыми, деревья тоже, но должны же найтись ориентиры? Ага, замок слева, поваленное дерево чуть наискось справа. Вон там деревня, тут развилка, а дальше виноградники. Разбивая поля на ровные квадраты, они сеткой тянулись до горизонта.
        Герцог искоса наблюдал за Ноэми и мысленно кивал. Теперь, когда желание улеглось, он видел в ней не только женщину, но и человека, неглупого, стремящегося освоить новое дело. Ноэми не просто смотрела, она считала квадраты зеленых лоз.
        - После дам необходимые документы: сколько акров земли, как используются.
        Ноэми кивнула и вновь погрузилась в созерцание. Она прикидывала, какой доход приносят виноградники, какие подати герцог платит в казну. Выходило только примерно: девушка не знала всех тонкостей законодательства.
        - Как вам, госпожа? - с гордостью поинтересовался герцог.
        Пусть восхищается и видит, как он богат. Может, тогда поймет, что стать любовницей подобного человека не зазорно.
        - Впечатляет! - коротко ответила Ноэми и, нахмурив носик, деловито спросила: - А вы вино продаете? Какой сорт винограда?
        - Из вас выйдет отличный секретарь! - рассмеялся герцог. - Да, продаю. У меня лучшее розовое в Лиргии. Красное тоже свое, но ставку делаю именно на розовое. Попробуете и убедитесь, такого вина нет даже в Веосе!
        Ноэми цокнула языком, выражая сомнения в правдивости хвастливых слов де Вена. Лучшее розовое! Так говорит любой владелец виноградников.
        - Что я должна делать с ним?
        - Следить, чтобы партии разливались и отправлялись в срок. То есть каждый месяц наведывайтесь на винодельню и сверяйте бумаги с бочками. Меня волнует единственный сорт, тот, который мы поставляем к столу его величества. Остальным заведует управляющий.
        На первый взгляд ничего сложного, но время покажет.
        Экипаж, между тем, свернул на дорогу между квадратами виноградников и сбавил ход. Перед глазами Ноэми плыли ровные ряды лоз. Между ними мелькали соломенные шляпы рабочих. При виде герцога крестьяне выпрямлялись и кланялись. Наконец показалась винодельня - огромная усадьба с рядами каменных хранилищ для бочек. Всюду кипела жизнь. К примеру, во дворе грузили подводы. Их отправляли в ближайший город, где порталом переправляли в нужное место.
        За штакетником изучали опытные образцы - попытки вывести новый сорт или усовершенствовать старый. Чуть поодаль сушили бочки. Ноэми никогда еще не видела таких. В них можно засунуть десяток человек!
        - Вы человек хозяйственный, ваша светлость, - похвалила Ноэми.
        - Свои владения нужно любить, госпожа Вард.
        Де Вен ступил на землю первым и подал руку Ноэми. Их уже поджидал местный управляющий, который без лишних слов поспешил показать «юной леди», как все тут устроено.
        После винодельни отправились смотреть мельницы и сельскохозяйственные угодья. Герцог не вдавался в подробности, только махал рукой направо и налево, прекрасно понимая, столько сведений сразу не запомнишь. Он и сам знал далеко не все, хотя тщательно следил за жизнью своих владений.
        Пообедали в деревне.
        К удивлению Ноэми, герцог остановил выбор на обычной харчевне и не побрезговал простой едой, хотя ел с истинно аристократическим достоинством. Герцог не забывал о спутнице, с готовностью отрезал ей кусочки курицы и подливал местного напитка из ягод, который Ноэми предпочла алкоголю.
        Пока они ели, экипаж укатил, его сменила пара гнедых лошадей. Де Вен галантно помог даме сесть в седло, вопреки опасениям, не воспользовавшись ситуацией. Девушка поблагодарила его улыбкой.
        - По возвращению вам важное поручение, - герцог легко вскочил в седло, отказавшись от помощи кучера, подобрал поводья и поставил жеребца бок о бок с кобылкой Ноэми. - Посоветуетесь с Тарьи, он поможет.
        - Где можно его найти, ваша светлость? - смутилась девушка.
        Она понимала, компетентный секретарь подобных вопросов не задает, но Ноэми ни разу не встречала Юхана Тарьи, даже не знала, как тот выглядит.
        - Я пришлю, - махнул рукой герцог и ободрил: - Не беспокойтесь, первое время закрою глаза на мелке промахи. Принимать дела, не имея опыта, непросто, но я в вас верю, не подведите.
        - Постараюсь, ваша светлость, - бодро отозвалась Ноэми, хотя внутри изнывала от беспокойства.
        Секретарь де Вена - не слишком ли тяжела ноша?
        Глава 4
        Ноэми в растерянности смотрела на комнату.
        В воздухе витали перья. Немногочисленные вещи раскиданы, все перевернуто вверх дном. Не пощадили даже кровать, а девушке так хотелось прилечь после утомительной поездки! Ноэми никогда бы не призналась герцогу, но седло отбило те места, названия которых леди не употребляют в обществе. Спину ломило, только вот придется разгребать жуткие завалы.
        Сначала Ноэми решила, это месть. Тех же слуг или, кому известны думы Вседержителей, господина Тарьи. Де Вен заверял, переход на новую должность во благо секретарю, но правду знал только сам Юхан. Может, он вовсе не желал расставаться с хлебным местом и теперь запугивал Ноэми. Подумав, девушка отвергла последнее предположение: слишком по-женски. Не опустится секретарь до погрома чужой комнаты, скорее сделает так, чтобы девушку выгнали, либо сама ушла. Впору бы подумать о любовнице герцога, но зачем тогда вспарывать перину?
        Дневник!
        Ноэми метнулась к тайнику, надеясь найти заветную книжицу в целости и сохранности. Нащупав мягкую кожу, едва не разрыдалась и, словно ребенка, прижала к груди.
        Дневник необходимо перепрятать, но куда? Чудо, что воры не добрались, словно призрак глаза отвел.
        - Спугнул, - подтвердил покойный маг, выйдя из толщи стены.
        От неожиданности Ноэми ойкнула и плюхнулась на пятую точку, больно ударившись о пол.
        Призрак проплыл мимо и устроился в уголке, так, чтобы его не заметили из окна или с порога.
        - Значит, вы видели, кто влез в мою комнату? - ухватилась за неосторожные слова Ноэми.
        Она пришла в себя и перебралась на разворочанную постель.
        Призрак степенно кивнул, но имен не назвал, вместо этого посоветовал:
        - Отдай кому-нибудь дневник, девочка, иначе умрешь. Только не брату: Дамиан может употребить знания во вред.
        Дух поджал губы и печально глянул сквозь Ноэми. Ей стало не по себе. И в то же время не хотелось, чтобы хозяин дневника уходил. Ноэми нужно о многом его расспросить. Нет, не о тайне, хотя мысль казалась чрезвычайно соблазнительной, - о самом покойном придворном маге, де Венах, столице. Зная волков в овечьих шкурах, проще прижиться в суровом высшем обществе.
        - Почему вы не доверяете брату, милорд? - Ноэми начала с работодателя.
        Какие секреты у Дамиана де Вена, какие скелеты притаились в шкафу?
        Призрак вздохнул.
        - Живое - живым, мертвое - мертвым. Прощай, я больше не потревожу.
        - Стойте! - Девушка отчаянно замахала руками, когда дух попытался ретироваться через ближайшую стену. - Мне не с кем поговорить, вам тоже. Обещаю, ни слова о дневнике!
        - Тише! - зашипел призрак. - Если дорожишь жизнью, молчи! Обыск - лишь начало. Только заикнись о дневнике, окажешься в пыточных застенках.
        Девушка сглотнула. По спине стекла липкая струйка пота. Во что же она ввязалась, Какова же цена разгадки старых записей?
        - Но они и так знают, - Ноэми обвела рукой комнату.
        - Нет, - Жан де Вен тряхнул несуществующей шевелюрой. - Они торкаются, как слепые котята, в тщетной надеже заполучить то, из-за чего меня убили. Придворные маги иногда слишком честны и несговорчивы. Увы, взяток я не брал, в кости не играл, к девицам страсти не питал - значит, обрек себя на смерть. От дневника избавьтесь, - посоветовал он и, задумавшись, предложил: - Отдайте Лукашу, раз уж едете в столицу.
        Ноэми открыла рот от удивления. Откуда он знает? Потом вспомнила: для духов не существует преград, Жан де Вен, несомненно, в курсе предстоящей поездки брата. О ней в замке не шептался только ленивый!
        Кто такой Лукаш, Ноэми спросить не успела: дух исчез, не попрощавшись. Почему, она поняла, услышав голоса, и едва успела спрятать дневник в декольте, как вошла экономка в сопровождении рыжего бледного человека. Казалось, его кожи никогда не касалось солнце. Увидев устроенный ворами погром, оба замерли, а потом дружно, не сговариваясь, уставились на Ноэми. Можно подумать, она разворотила собственную спальню!
        - Я бывший секретарь герцога де Вена, - первым оправился рыжий и нервным движением стряхнул несуществующую пылинку с сюртука. Тот сидел идеально, подчеркивая высокую, но коренастую фигуру. Пусть мужчина бледен, но отнюдь не слаб. - Юхан Тарьи к вашим услугам. Вас представили как госпожу Ноэми Вард, однако, полагаю, тут ошибка.
        - Какая же? - заинтересовалась Ноэми.
        - Вы леди Вард. Варды принадлежат к первому сословию.
        Девушка помрачнела. Тарьи, несомненно, хорошо знал свое дело, но то ли случайно, то ли намерено бил по больному месту.
        - Я именно госпожа Вард. Чем могу?..
        - Мне приказано помочь вам обжиться в должности, а госпоже Отон, - секретарь махнул на экономку, - обустроить вас в новой комнате. Вижу, эта не в лучшем состоянии, полагаю, можно прямо сейчас перенести вещи.
        Ноэми кивнула. Вовремя, не придется наводить порядок.
        Странно, конечно, воры отчего-то искали дневник именно в комнате Ноэми. И слишком рискованно действовали, не таились. Девушка заподозрила Юхана Тарьи. Уж не он ли побывал в ее комнате? Вряд ли секретарю понравилось решение герцога взять соплюшку на его место. О дневнике он, разумеется, не догадывался, просто немного испортил жизнь. Или преступник - архивариус? Он мог следить за Ноэми. А то и сам герцог, недаром Жан ему не доверял и намекал на корыстный интерес. Нужно скорее найти некого Лукаша. Жаль, покойник не удосужился назвать фамилию, оставалось уповать на счастливый случай.
        Ноэми бочком протиснулась мимо госпожи Отон, подозрительно посматривавшей на девушку. Она наверняка подозревала ее в устройстве беспорядка. Ноэми не собиралась разубеждать. Отныне девушка - секретарь герцога, а не помощница архивариуса.
        Тарьи шел впереди, не переставая говорить. Он рассказывал о будущей работе, описывал привычки герцога, давал советы. Ноэми слушала и пыталась запомнить.
        Итак, Дамиан де Вен встает в половину восьмого. Завтрак в восемь. Сидеть предстоит за одним столом с герцогом и его сыном. Отчего Ноэми не видела Тарьи сегодня? Он ездил в город с важным поручением, недавно вернулся. Придется ли Ноэми тоже возить письма? Иногда. Для обычной корреспонденции есть курьер, смышленый паренек.
        По выходным герцог встает на час позже. Завтрак в девять, опаздывать нельзя.
        - Вам надлежит подниматься раньше его светлости, - наставлял Тарьи. - Возможно, ему что-то понадобится.
        - А дни отдыха?
        Пока не очень сложно: и дома, и в замке Ноэми вставала рано.
        - Оговорены в контракте, но вы можете попросить, его светлость обычно не отказывает.
        За разговорами дошли до этажа с личными покоями. Отныне Ноэми предстояло жить здесь. Сердце забилось чаще. Все ближе гостиная, в которой Ноэми пряталась за диваном. Неужели девушке предстояло жить рядом с де Веном?
        Подтверждая худшие опасения, Тарьи махнул рукой направо:
        - Спальня его светлости. Кабинет мы уже прошли, но вы его знаете.
        Ноэми кивнула и с тревогой проводила взглядом дубовую дверь.
        - Вас поселили ближе ко второй, служебной лестнице, через площадку, - продолжал говорить Тарьи. - Герцог выделил целых две комнаты. Обычно секретарю полагается только одна.
        Девушка поджала губы. Она догадывалась о причине подобной щедрости.
        Так близко от герцога! Всего одна лестничная площадка.
        - А покои маркиза?
        Нужно знать, где притаился второй враг. Ноэми, пусть и сохранила невинность, понимала, что таилось за взглядами Йонаса.
        - Маркиз живет в другом крыле, по правую сторону парадной лестницы.
        - Значит, это половина герцога?
        - Именно. Его светлости и ее светлости, если она снова появится.
        Значит, часть комнат пустует. Тоже плохо. С другой стороны, двое холостых мужчин под боком - еще хуже.
        Покои Ноэми оказались больше прежнего пристанища и, несомненно, уютнее. Чего стоил камин и кровать, покрытая пушистым белым покрывалом! Ноэми живо представила, как развалится на ней с книгой в руках.
        Окна выходили не во двор - в сад. Песчаные дорожки, лабиринт кустарника, геометрический орнамент клумб. Только одна проблема - окна герцога смотрели туда же, отсюда их прекрасно видно. Значит, и Ноэми тоже, если его светлости вздумается за ней следить. Нужно не забывать накидывать шаль или пеньюар, подходя к окну.
        - Вас устраивает? - напомнил о своем присутствии Тарьи.
        - Да, спасибо, - обернувшись, улыбнулась девушка. - Некогда тут жили вы? Простите, я не хотела причинять неудобств.
        - Что вы! - рассмеялся секретарь. - Я живу в башне, чтобы не мешать его светлости. У меня семья, ребенок, сами понимаете, много шума.
        Ноэми кивнула. Теперь-то она точно все поняла и горела праведным негодованием.
        Обманщик, сластолюбец, подлец! Так-то секретарь живет рядом со спальней хозяина!
        Однако Ноэми сохранила внешнее спокойствие и начала обустраиваться на новом месте. В помощь ей отрядили одну из горничных. Смышленая, но неболтливая, она понравилась Ноэми.
        Ужинать тоже предстояло в компании работодателя и его сына. Кроме Ноэми их общество скрашивали Тарьи с супругой - блондинкой крайне болезненного вида. Она молчала и боялась поднять глаза от тарелки, пока супруг активно обсуждал с герцогом налоговую политику нынешнего короля.
        Ноэми тоже предпочитала хранить молчание, слушала, наматывала на ус. Старалась заметить любые мелочи, которые могли пригодиться в работе или рассказать что-то о герцоге, его домочадцах, друзьях и недругах.
        - Госпожа Вард, - девушка вздрогнула, - подготовьте, пожалуйста, письмо столичному управляющему. Сообщите, мы прибудем пятнадцатого числа. И сами поторопитесь, купите необходимое.
        - Конечно, ваша светлость, - с замиранием сердца кивнула Ноэми.
        То самое важное поручение!
        Девушка энергично принялась за дело, завалила герцога вопросами. Де Вен отвечал, улыбаясь краешками губ. Чужой энтузиазм, особенно энтузиазм неофита забавен, надолго ли его хватит?
        Тарьи тоже с любопытством посматривал на Ноэми. Он догадывался, по какой причине ее нанял герцог, и гадал, скоро ли девушка все осознает. Бедняжка искренне верила, будто станет секретарем.
        Мужчина не сомневался, письмо предстоит писать ему, вариант Ноэми отправится в мусорное ведро. Он не видел в девушке конкурентку, а работа на двух хозяев - благо ввиду увеличения семейства, можно и посидеть ночами.
        Супруга Тарьи с разрешения герцога удалилась первой, сославшись на семейные дела.
        Принесли лафит. Ноэми, как единственной даме, предложили чаю.
        Мужчины перешли из столовой в гостиную. Завязался разговор о политике.
        Ноэми в нерешительности замерла на пороге с чашкой в руках. С одной стороны, как секретарь, она должна быть в курсе событий, с другой, как женщине, ей не полагалось нарушать мужское уединение. Конец сомнениям положил герцог. Он заметил мявшуюся в дверях Ноэми и жестом предложил войти. Девушка устроилась в уголке, возле консольного столика. Она неловко поставила чашку на газету и, смиренно сложив руки на коленях, приготовилась слушать.
        Герцог с усмешкой косился на нового секретаря. Ноэми сейчас казалась совсем юной девочкой, впервые оказавшейся во взрослой компании. Для полноты образа не хватало только голубых бантиков и платья с пышной юбкой. Де Вен задумался. Пожалуй, Ноэми пошли бы локоны: темные волосы особенно эффектны, когда лежат волнами. И кружево панталончиков, торчащее из-под юбок, столь пикантно!
        С неохотой вынырнув из эротических грез, герцог сосредоточился на беседе. Говорили о партиях при дворе и угрозах Веоса. Меньше всего мужчины ожидали, что Ноэми откроет рот и задаст вопрос:
        - Сколько у нас магов, милорды?
        Видя, что ее не понимают, девушка уточнила:
        - Сколько магов в королевстве, какой они силы? Я бы провела перепись чародеев и поставила их на государственный учет.
        В звенящей тишине Ноэми отпила из чашки и с легким звоном поставила ее обратно на столик.
        Герцог нахмурился. Постукивая пальцами по ножке бокала, он пристально смотрел в глаза Ноэми. Она выдержала испытание.
        По мнению девушки, Лиргия обладала достаточными людскими ресурсами для противодействия соседям. Если королевство не сдалось до сих пор, продержится и дальше. Навсеи не так уж страшны, если на то пошло, у лиргийцев с веосцами общие корни.
        - То есть, если я вас правильно понял, - де Вен всем корпусом повернулся к Ноэми, - обычная перепись решит все проблемы?
        Йонас откровенно потешался, посмеиваясь в бородку. Чего еще ожидать от женщины? Только дурацких предложений.
        - Разумеется, нет. - Ноэми гадала, почему мужчины до сих пор не уловили логики. - Так мы узнаем, какими магами обладаем, насколько они сильны, каких много, а каких мало, то есть повысим эффективность обучения.
        Герцог хмыкнул, позвонил в колокольчик и велел принести даме лафита. В глазах мелькнуло уважение. Идея не лишена смысла. Увы, магов действительно готовили бессистемно, не устраивая специального набора по нужным здесь и сейчас направлениям.
        - Ваша светлость.
        Перед де Веном возник слуга с подносом.
        Герцог взял письмо, глянул на имя отправителя и нахмурился.
        - Госпожа Вард, - нарушая этикет, выдав волнение, де Вен прищелкнул пальцами, - взгляните.
        Тарьи поджал губы. Он сомневался, будто неопытной девице можно доверять подобные вопросы, но герцогу виднее. В голове секретаря впервые промелькнула мысль: вдруг Ноэми взяли не как постельную игрушку? Тогда он, Юхан Тарьи, лишится двойного заработка. Внутри засвербело беспокойство. Секретарь пригляделся к девушке. Она, хмуря лоб, специальным ножом вскрывала толстый конверт. По виду - обычная любовница. Юна, смазлива, без роду, без племени. Однако пару минут назад она блеснула умом. Девица, несомненно, образована лучше большинства дам высшего света. В животе Тарьи сплелся клубок глухого недовольства. Ему урезали жалование, сделали секретарем маркиза, а вертихвостка медленно, но верно становится правой рукой герцога. Пусть не надеется на помощь, в жизни каждый сам за себя.
        Ноэми прочитала имя на конверте: граф Лукаш де Сард. Уж не тот ли Лукаш, которому просили отдать дневник? Знакомое имя… Ноэми должна вспомнить, обязана. И она вспомнила: так звали первого министра Виллема, знаменитого Сумеречного графа. Судя по реакции де Вена, они не дружат. В голове всплыли подслушанные беседы. Ну да, они по разные стороны: один стремится удержать высочайший пост, другой - его получить.
        Девушка осторожно взломала печать и извлекла из конверта идеально белую, чуть похрустывающую бумагу. Без гербовых знаков - значит, письмо неофициальное. Повертев письмо в руках, Ноэми развернула его и пробежала глазами по строчкам. От герцога требовали отчета по делу, связанному с поставками алмазов.
        Ноэми нахмурилась. Как можно что-то понять, если ничего не знаешь? С теми же алмазами. Зачем они? Вряд ли для нужд ювелиров. Тогда для магии. Изготовление амулетов? Составная часть алхимических смесей? Нужно покопаться, почитать.
        - Ваша светлость, - Ноэми решилась задать опасный вопрос, - вы владеете алмазными рудниками?
        Де Вен стал темнее тучи и забарабанил пальцами по столу. Сначала хотел промолчать, но передумал.
        Понятно, что понадобилось де Сарду! Пронюхал о маленькой афере и хочет убрать конкурента.
        - Я посредник, - туманно ответил герцог. - Закупаю для государственных нужд. Эшеры - народ скрытный, тяжело идут на контакт, зато у них самые чистые алмазы.
        - Понятно, - Ноэми нахмурилась.
        Работодатель вел нечистую игру, лучше разобраться в алмазах и методах их использования, чтобы не попасть в неприятную ситуацию. На Тарьи надеяться не стоит: одного брошенного вскользь взгляда хватило, чтобы понять, отныне секретарь соперник.
        - Так о чем письмо?
        Вопреки ожиданиям, де Вен спокойно выслушал чужие требования.
        - Замечательно, мы как раз собирались в столицу. Готовьтесь, госпожа Вард, и не забудьте о письме управляющему.
        Но мимика таки предала герцога: у него дернулся уголок глаза.

* * *
        - Сюда! Поторапливайтесь! - Ноэми руководила слугами, стоя на верхней ступеньке парадного крыльца.
        Многочисленные тюки, сундуки и коробки множились на запятках и крыше кареты. Помимо нее в столицу брали еще один возок, целиком заваленный вещами.
        Девушка нервничала. Вдруг что-то пойдет не так? Переезд - серьезное задание, но с предыдущими поручениями она справилась, осилит и это.
        Тарьи оставался в замке. Ноэми втайне порадовалась - за короткий срок секретарь маркиза доказал свою крысиную сущность. Вот и теперь он исподтишка наблюдал за ней. Стоял рядом с управляющим, якобы обсуждал распоряжения на время отъезда, а сам коршуном следил за Ноэми. Она нарочито его не замечала. Не дождется, она не запнется!
        Мужской мир суров, но, когда нет выбора, приходится в нем выживать. Теперь Ноэми знала, в каких тепличных условиях, несмотря на крутой нрав отца, жила дома. Там все решал лорд Сулин, тут самой просчитывать каждый шаг и отвечать за его последствия.
        - Как, справляетесь?
        На плечо легла рука герцога. От него пахло смесью парфюма, кожи перчаток и аромата тела. Дыхание разгоняло мурашки по телу, хотя де Вен не прижимался, держал положенное, хоть и небольшое расстояние.
        - Надеюсь, ваша светлость, - на мгновение задумавшись, кивнула девушка. Руку сбрасывать не стала, даже плечиком не повела. Если не выказывать смущения, быстрее отстанет. - Какие-то пожелания?
        - Да, - кивнул герцог и убрал пальцы. - Книги, бумаги. Нужно упаковать и перенести.
        - Разве в Ушге нет библиотеки? - удивилась Ноэми.
        Ладно, бумаги, но книги! У уважающего себя аристократа в каждом доме солидное собрание фолиантов на любой вкус.
        - Это не те книги, особые, - таинственно обронил де Вен.
        Ноэми занервничала и с трудом поборола желание проверить на месте ли дневник Жана де Вена. К счастью, она совладала с собой и ровным голосом поинтересовалась, о каких именно книгах и бумагах идет речь.
        - Скажу, - герцог махнул рукой на двери.
        - А как же?.. - Взгляд Ноэми метнулся к карете.
        - Без вас управятся. Вы на редкость хозяйственны, госпожа Вард. - Девушка не знала, лжет он или действительно хвалит. - С вами мои дела перестали напоминать воплощение хаоса.
        - Благодарю, ваша светлость. Вы покажете книги сейчас? - Ноэми направила беседу в деловое русло.
        - Возьмете архив за три месяца и текущую переписку. Не забудьте бумаги эшеров, - судя по тени, набежавшей на лицо де Вена, он предпочел бы и дальше говорить о прекрасной Ноэми Вард. - Книги… - Герцог ненадолго задумался. - Часть по магии, часть - мои любимые романы. Я консервативен, люблю определенные издания. Причуда, знаете ли.
        Ноэми кивнула. На первый взгляд все не так страшно.
        В библиотеке - девушка решила начать с книг - обнаружился Йонас. Он старательно, будто ученик ради хорошей отметки, перевязывал бичевой пергаментный сверток. Оставалось только дивиться расточительности де Венов, тративших столь ценный материал на упаковку. Не иначе герцог обедал алмазами, раз вместо холста использует кожу тончайшей выделки.
        - Милорд.
        Ноэми сделала книксен и направилась к полкам. Герцог снабдил подробным списком, а библиотеку девушка знала, как свои пять пальцев.
        - Давайте я помогу.
        Маркиз тут же оказался рядом, довольный, как мартовский кот.
        - Благодарю, тут невысоко…
        Ноэми осеклась, сообразив, что лестницей при Йонасе лучше не пользоваться. Ушлые юнцы устраивали подобные развлечения: просили сестру или кузину достать что-то с верхней полки и брали деньги с приятелей за любование девичьими панталонами.
        - Пожалуй, я бы не отказалась от помощи, - резко передумала девушка и мысленно похвалила себя: маркиз досадливо нахмурился. Значит, действительно планировал узнать цвет подвязок. - Мне понадобятся вон те два крайних тома на третьей полке, - она указала нужные. - И еще один на четвертой, в красном сафьяновом переплете.
        - Волшебством увлекаетесь? Мне казалось, вы амагичны, госпожа Вард.
        - Амагична, - развела руками Ноэми, умолчав, что никогда не страдала подобным заболеванием, просто родилась без дара. - Зато ваш отец - прекрасный маг. Он просил захватить книги в поездку.
        Маркиз засопел и пододвинул лестницу к полке. Что именно так его разозлило? Видимо, упоминание отца. Уж не ревность ли обуревала наследника де Вена? Два хищника - перебор для маленькой мышки.
        - Вот.
        В руки опустился первый тяжелый том. Да, такой можно только на тележке перевозить! Зато упаковывать легко: фолиант в футляре, не растреплется.
        - Благодарю. - Во всякой ситуации оставайся вежливой с аристократами, если только они не посягают на твою честь. - Я вернусь буквально через минуту, ваше сиятельство, и помогу вам. Вы тоже пакуете книги?
        Маркиз промолчал и отвернулся. Странно.
        Ноэми запаслась почтовой бумагой и вернулась в библиотеку. Там быстро и ловко - сказывались навыки упаковки подарков - разделалась с заданием и позвонила в колокольчик. Явившийся на зов слуга со всеми возможными мерами предосторожности по очереди отнес книги в карету. Их в сундуки не клали, берегли, как детей.
        - Нравится ему прислуживать?
        Ноэми вздрогнула: Йонас пошел дальше отца и обнял.
        - Не понимаю, о чем вы, милорд.
        Девушка языком тела показала, ей неприятна подобная близость, однако маркиз проигнорировал очевидное. Одна рука осталась на талии, другая поползла к груди.
        - Ни сережек, ни бальных платьев, ни ласки - одна работа!
        Нахал добрался до желаемого, но получил решительный отпор. Девушка больно ударила по руке, пытавшейся пощупать грудь. И если бы только - Ноэми опасалась, Йонас отыщет дневник. Маркиз шумно выпустил воздух сквозь зубы, но руки не отнял. Он тесно прижался к Ноэми и практически касался губами ее уха. Краснея, девушка ощутила бугорок на брюках. Так вот оно какое! Совсем не похоже на описания в романах.
        - Мне нравятся непокорные! - мурлыкнул Йонас и обжег поцелуем нежную кожу за ухом. - Я умею быть нежным и благодарным. Вы не пожалеете, Ноэми.
        Голос маркиза стал хриплым, дыхание участилось. Он с силой прижал девушку за бедра. Ноэми порадовалась, что ниже ростом, иначе бы бугорок на брюках маркиза уперся в нужное место.
        - Станьте моей любовницей! - в перерывах между поцелуями предложил Йонас.
        Девушка испугалась. Они в библиотеке одни, маркиз сильнее и напролом идет к цели. Паника накатила удушливой волной, но Ноэми всеми силами старалась сохранить контроль над разумом.
        - Я предпочту работу унижению, милорд, - дерзко ответила девушки и лягнула маркиза.
        От неожиданности он выпустил жертву, чем та не преминула воспользоваться. Ноэми со всех ног кинулась к дверям. Как назло, ручка не желала поддаваться, заклинила.
        Хмурый маркиз надвигался на девушку грозовой тучей. Нога все еще болела, и Йонас решил, Ноэми за все ответит. Дерзкая девчонка, как она посмела? Безродная тварь, у которой даже сословия нет! Отец пригрел из милости, пора бы понять.
        Йонас рассчитывал на постельное развлечение, а не на секретаря. Девчонка ему нравилась. Воображение живо рисовало, что и как он с ней проделает. Йонас не жадный, поделится с отцом. Маркиз видел, как герцог смотрел на темную бестию. Ничего, они с отцом еще посоревнуются, кто быстрее доведет девочку до вершины, но первым станет Йонас. Здесь и сейчас. Герцог свой шанс упустил.
        - Куда собралась?
        Маркиз за руку дернул Ноэми к себе. Запястье девушки откликнулось болью. Показалось, будто Йонас его вывихнул.
        - Вы омерзительны, милорд!
        Раскрасневшаяся Ноэми попыталась влепить мучителю пощечину, но он перехватил ее руку и завел за голову. Вскоре к ней присоединилась вторая. Теперь перед Йонасом открылась свобода действий. Он вжал девушку в стену, зафиксировал запястья жертвы одной рукой и торопливо задрал юбки. Ноэми в ужасе смотрела в его потемневшие, почти черные глаза. Пальцы маркиза, шарившие под одеждой, вызывали брезгливость. Все, что она могла, - плотно сжать бедра, Йонас лишил возможности пошевелиться. От него пахло дорогим парфюмом и жасминовым мылом. Отныне Ноэми будет тошнить от цветочного аромата.
        - Ну же, не упорствуй! - Губы впились жестким, болезненным поцелуем. - Если не станешь сопротивляться, тебе понравится. После я щедро заплачу.
        Ноэми сплюнула и нервно облизала губу. И сглотнула, ощутив, поглаживание ТАМ.
        - Какая же ты сладкая! - мурлыкнул маркиз, освобождив жертву от нижнего белья. - Давай, раздвигай ножки. Я хороший любовник и хороший защитник.
        - Вы насильник, милорд!
        Йонас усмехнулся и раздвинул коленом стиснутые бедра. Рука потянулась к поясу брюк. Ноэми круглыми от ужаса глазами наблюдала за тем, как маркиз нарочито медленно развязывает шнурок, и зажмурилась, не желая видеть позора.
        Подхватив под мягкое место, маркиз закинул ноги девушки себе на талию, но сделать ничего не успел.
        Ноэми ничего не понимала. Руки Йонаса, его горячее частое дыхание внезапно исчезли, библиотеку заполнил рокочущий голос герцога. Он ругал сына в таких выражениях, что в любой другой ситуации девушка бы покраснела, но теперь ее волновали только сползшие на пол панталоны. Ноэми постаралась быстро и незаметно поднять их и водворить на место.
        - Остаешься здесь! - раскрасневшийся де Вен сжимал кулаки. - Не хватало, чтобы ты всех столичных девиц попортил! В тюрьму захотел?!
        - Но она… - пытался оправдываться озадаченный гневом отца Йонас.
        Он не успел одеться и придерживал брюки на причинном месте.
        - Госпожа Вард - мой секретарь, а не шлюха из борделя! - рявкнул де Вен. - Проси извинения и молись всем двенадцати Вседержителям, чтобы она не подала в суд.
        - Безродная? - Йонас рассмеялся. - Лучше признайся, что сам хочешь.
        Послышался звук удара и глухое проклятие.
        Подняв глаза, Ноэми увидела лежавшего на полу Йонаса. Он сплевывал сгусток крови. Бешеный взгляд остановился на девушке, и она поняла, что нажила нового врага. Йонас де Вен не простит двойного позора. Во-первых, он не смог ей овладеть. Во-вторых, из-за нее отец чуть не выбил ему зубы.
        - Проспись! - зло прошипел де Вен. - Повторяю, ты наказан и остаешься здесь.
        - Не имеешь права! - Йонас встал и вытер кровь с разбитой губы. Руки сжались в кулаки. - Я совершеннолетний и представлен ко двору.
        - Вот и живи на свои доходы в своем доме, сам расплачивайся по карточным долгам. Не желаешь, - герцог выдержал эффектную паузу, - следуй моим правилам. А теперь вон!
        Одарив Ноэми еще одним злобным взглядом, Йонас подтянул исподнее и гордо хлопнул дверью.
        Девушка съежилась у стены. Она понятия не имела, что сейчас сделает де Вен. Он в свою очередь молчал и пристально смотрел из-под насупленных бровей. Чем Ноэми перед ним-то провинилась?
        - Вы делали ему авансы, госпожа Вард? - Голос звучал глухо, надтреснуто.
        Ноэми покачала головой. Наоборот, она всячески оберегала свою честь.
        Девушка лгать не умела, де Вен это чувствовал. Не кокетничала, не заигрывала - значит, Йонас сам. Давно пора с ним серьезно поговорить. Герцог тоже любил женщин, но всегда думал о последствиях. Нельзя запятнать род де Венов, а тут изнасиловать секретаря!
        - Вы в порядке? - запоздало поинтересовался герцог и шагнул к Ноэми.
        Она испуганно дернулась, ища укрытия.
        - Не бойтесь, - де Вен улыбнулся и снял перчатку.
        Пальцы бережно, невесомо коснулись щеки, погладили. Слишком интимно. Ноэми задержала дыхание, напряглась струной, ожидая продолжения. Нужно расслабиться и не мешать. Не думать, не думать, не думать! Однако герцог ничего не сделал. Девушка выдохнула с облегчением. Значит, в отношении де Вена не нужно опасаться насилия.
        - Вы упаковали книги? - герцог сменил тему.
        Ноэми кивнула. Слуги унесли все в карету.
        - Прекрасно! С бумагами разберусь сам. Идите, выпейте чего-нибудь. Жду через полчаса внизу, в холле.
        Де Вен развернулся, но, замешкавшись у двери, вновь обернулся к девушке. Алые пятна на щеках, остатки ужаса в глазах, частое дыхание. Она сильно напугана. Немудрено! Разве так укладывают девушку в постель? Тут нужно действовать осторожно, главное, преодолеть страх первого раза, и Ноэми сама робко раздвинет колени.
        - Вам нужна защита? Я могу дать кое-что, пригодится.
        Дело не только в Йонасе - в столице у де Вена много недоброжелателей. Не сумеют добраться до него, займутся секретарем. Ноэми, вопреки мнению Йонаса, не подстилка, даже сделав любовницей, герцог намеревался оставить ее при должности. Можно не волноваться, секреты не уплывут ни из спальни, ни из кабинета. Герцог признал, прежде он ошибался насчет слабого пола. Некоторые дамы способны успешно справляться с мужской работой.
        Де Вен еще раз окинул взором Ноэми и залюбовался. Писаная красавица! Он узнал, за кого ее собирались выдать замуж - графу бы другую невесту! Герцог найдет девушке хорошего жениха, не старика, не урода и не скрягу. Ноэми должна остаться при дворе и получить титул. Разумеется, после того, как де Вен приучит карминовые губки. Похоже, Ноэми Вард стала его персональным наваждением.
        - Что за защита, ваша светлость? - недоуменно наморщила носик Ноэми.
        - Амулет. Я ведь маг, госпожа Вард.
        Напряжение начало отпускать. Атмосфера в библиотеке разрядилась, улетучился запах липкого страха.
        - Я подумаю, - кивнула Ноэми. - Не сейчас, чуть позже. А теперь простите, ваша светлость…
        - Да, конечно.
        Герцог посторонился, пропуская девушку. Вслушиваясь в отдаляющийся перестук каблучков - значит, бежала, - он задумался, как решать проблему Йонаса. Выход напрашивался один: женить сына. Решено: поездка ко двору закончится помолвкой.
        Глава 5
        Ноэми сжимала ручку саквояжа, скрывая волнение. Герцог, напротив, хранил ледяное спокойствие. Ну да, он привык к порталам, а для девушки все в диковинку. За восемнадцать лет она практически никуда не выезжала, только к соседям или в ближайший город, да еще на редкие балы к королевскому наместнику, поэтому каждый звук, каждый запах становился открытием.
        Прильнув к окну, Ноэми жадно впитывала воздух Ушга. Примет ли ее столица, ответит ли взаимностью?
        Первое знакомство началось с перемещения в пространстве. Оно оказалось столь стремительно и пугающе, что Ноэми едва сохранила лицо. От постыдного поступка: закрыть лицо руками, удержало присутствие де Вена.
        Вой ветра, алая вспышка, десятки молний, пронзивших экипаж, минутное состояние невесомости, безвременья, и они уже в окрестностях Ушга.
        Щелкает бич, и карета катит по идеально ровной, выложенной битым кирпичом дороге.
        А вот и знаменитый полог, защищающий город. Он чуть искрится на солнце и напоминает прибежище грозного небесного огня.
        - Не бойтесь, полог не активирован, - заметив волнение спутницы, успокоил де Вен.
        - Я не боюсь, ваша светлость. - Ноэми повернулась лицом к герцогу: невежливо разговаривать спиной. - Просто у нас совсем нет магии и…
        - Нет магии? - насмешливо поднял брови де Вен. - Даже бытовой?
        Девушка покраснела. Да, они бедны и не могут позволить такую роскошь. Хорошо герцогу, он может сорить деньгами, а лорд Сулин собственную дочь продал, чтобы выплатить долги. Только вот Ноэми расстроила свадьбу, спасать семью придется Бьянке.
        Снисходительная усмешка скользнула по губам герцога. Ну да, чего еще ожидать от Вардов! Зато образование дочери дали хорошее.
        - Госпожа Вард, - Ноэми вздрогнула, - вы не ответите на один бестактный вопрос?
        Девушка задумалась и кивнула. Даже интересно стало, что привлекло внимание герцога. Кажется, он успел спросить обо всем неприличном.
        - Вас готовили в невесты?
        - Что, простите? - не поняла Ноэми.
        Де Вен замялся, подбирая слова, и снял перчатку. На ладони затрепетал огонек. Ноэми восхищенно ахнула и, позабыв о манерах, уставилась на лепесток пламени.
        - Элементарная магия, - пояснил герцог и сделал провокационное предложение: - Можете задуть. Обычно так разжигают камин, но я стабилизировал заклинание, сделав огонь безопасным.
        - То есть он не обжигает? - догадалась Ноэми.
        Девушка колебалась. С одной стороны, хотелось наклониться, с другой, не переходит ли она грань? Де Вен однозначно дал понять, кем хочет ее видеть, не примет ли любопытство за попытку сближения? В итоге пытливый ум перевесил, и девушка дунула на ладонь. Огонь погас.
        Герцог улыбнулся и не стал надевать перчатку. Рука легла на колено, играя перстнями.
        - Так как, госпожа Вард? - вернулся де Вен к прерванному разговору. - Признаться, - посетовал он, раздраженно хлопнув себя по бедру, - столь длинное обращение несколько утомляет. Пока крикнешь, уже надобность отпадет.
        - Можете называть меня по имени, ваша светлость, - пошла на беспрецедентный шаг Ноэми. - Полагаю, - уже не столь уверенно продолжила она, - это возможно.
        - Формально - да, - кивнул де Вен, улыбнувшись маленькой победе, - но несколько фамильярно. Хотя мне подходит. Решено, в приватной обстановке и в кругу семьи стану называть вас по имени, на людях - по полной фамилии. Если угодно, - он остановил взгляд на ее лице, ожидая реакции, - можете обойтись без «светлостей». «Милорд» - вполне достойное обращение.
        - Как угодно, милорд де Вен, - склонила голову Ноэми. Вопреки ожиданиям, она не смутилась. - Касательно вашего вопроса: я готовилась поступать в академию и серьезно занималась самообразованием.
        - Похвально!
        Герцог досадливо вспомнил Йонаса. Де Вен заставлял сына учиться из-под палки, а какая-то провинциальная леди сама, преодолевая препятствия, грызла гранит знаний. Достойно уважения, без всякого сарказма.
        Ноэми смутилась. Ничего особенного, обычная тяга к знаниям. Послушать герцога, она подвиг совершила!
        - Значит, вы собирались в академию. Кем планировали стать?
        Девушка пожала плечами.
        - Ученым. Я люблю науку, - по секрету призналась она.
        Брови герцога поползли вверх. А он ее в куртизанки! Но ведь на «синий чулок» не похожа, красивая, с пухлыми губками.
        - Есть более подходящие занятия для благородной девицы, - назидательно заметил де Вен.
        - Брак? - сверкнула глазами Ноэми.
        Если бы не титул работодателя, она бы высказалась насчет мужчин, видящих в женщинах дурочек, годных только для рождения детей. Отец тоже так считал, не уважал жену и тем более дочерей. Женская порода убыточна, если не приносит барышей в виде зятя и наследников, дырявого носка не стоит.
        От герцога не укрылась ее вспышка гнева. Заинтересовавшись, он подался вперед, а потом и вовсе пересел к Ноэми. Она отодвинулась, забилась в самый угол кареты.
        Скорей бы уже приехали!
        Ушг померк, потерял всю привлекательность. Виной всему герцог и его желание оказаться рядом.
        - Кто внушил вам отвращение к браку? - Де Вену нравилось смущение спутницы. - Бывший жених, отец?
        Ноэми предпочла промолчать. Сцепив руки на коленях, она старательно разглядывала пейзаж за окном.
        - Я не хочу говорить об этом, милорд, простите, - наконец выдавила из себя девушка.
        Внутри клокотало недовольство.
        Как он не понимает, подобные вопросы неуместны! Или не уважает, поэтому и спрашивает. Ну да, Ноэми изначально предстояло удовлетворять альковные потребности герцога, какое тут уважение!
        - Вам придется выйти замуж, - мягко напомнил прописную истину де Вен. - Я найду хорошую партию.
        Рука - та, которая без перчатки, - накрыла ее ладонь. Ноэми напряглась гитарной струной. Большой палец герцога прошелся по шелку перчатки и замер на пальцах.
        - Ладно, Ноэми, расскажите, чем намерены заниматься? Наверняка должность при мне - лишь ступенька для достижения большой цели, - усмехнулся де Вен и отпустил.
        Девушка с облегчением выдохнула. Он смущал ее, заставлял нервничать. От прикосновений мурашки разбегались по телу. Умом Ноэми понимала, к чему все идет, но не могла сопротивляться. Ну не ощущала она угрозы, не боялась герцога так, как Йонаса.
        Ноэми закусила губу, задумалась.
        - Я хочу вернуть фамилию и получить во владение немного земли. Дальше посмотрим.
        - Так мало? - удивился герцог и презрительно фыркнул. - Землю я могу подарить за хорошую службу. Ее у меня много, не обеднею.
        - Благодарю, ваша светлость, но мне нужна моя земля.
        Де Вен все понял и насупился. Формально девушка его не оскорбила, на деле же… Неприятно. Интересно, если он сейчас привлечет ее к себе, станет ли Ноэми сопротивляться? Припухшие губы не навредят образу секретаря, а поездка завершится приятным аккордом. Но герцог не стал целовать, пересел обратно и натянул перчатку.
        Хорошее настроение испарилось. Де Вен хмурился. На языке вертелся вопрос, однако герцог его не озвучил. Так низко он не опустится.
        Внезапно карета дернулась. Воздух будто растянули, а затем сжали до предела.
        - На пол! - крикнул герцог и столкнул с сиденья оторопевшую Ноэми, накрыв собой.
        Де Вен оказался тяжелым, но девушка не жаловалась, тихо лежала, испуганно вслушиваясь в странный свист. Герцог ругался и, кажется, колдовал - руки не касались Ноэми.
        - Сейчас! - пробормотал он и рывком встал на колени, давая спутнице возможность вдохнуть.
        Ноэми окружал радужный пузырь, но девушку заинтересовал вовсе не он, а дыра в стенке экипажа. Нечто прошило его насквозь там, где пару минут назад сидела Ноэми. Если бы не герцог, от нее бы ничего не осталось.
        Де Вен пристально изучал обугленные края. Пальцы светились, над ладонью плавал голубой шар. Магия!
        Возле экипажа собралась толпа зевак. Всем хотелось взглянуть на искореженную герцогскую карету, чтобы посудачить потом на кухне.
        Разгоняя толпу, к месту происшествия спешила стража.
        Ноэми села и робко коснулась стенки пузыря. Она оказалась эластичной, но крепкой.
        - Что это? - нахмурившись, девушка указала на дыру.
        Воздух вновь стал прежним, не сдавливал кости.
        Герцог недоуменно глянул на нее. Испугана, но сосредоточена. Ни слез, ни дрожащих губ. Видимо, лорд Сулин воспитывал как мальчишку в духе «не смей плакать!» Хорошо, поможет в разбирательствах.
        - Покушение, Ноэми, - спокойно ответил де Вен и нетерпеливо махнул стражникам.
        - Покушение? - недоверчиво уточнила девушка и прижалась к стенке пузыря, надежно защищавшего от внешних угроз.
        - Для вас в новинку, что люди иногда убивают друг друга? - рассмеялся герцог и встал рядом, положив руку на радужную поверхность собственного детища. - Мой брат тоже погиб не своей смертью.
        Жан! Дневник!
        Уфф, вроде, на месте, не выпал, в потайном кармане. Проверить нельзя, придется положиться на ощущения.
        И все же, зачем на жизнь герцога покушались?
        - Алмазы? - предположила Ноэми.
        Лицо герцога вмиг стало жестким. Он развеял чары и грубо ухватил девушку за руку. Показалось - ударит, но нет, минута ярости прошла, и де Вен отступил. Привычная маска скрыла эмоции, а Ноэми убедилась, с алмазами нечисто, первый министр не зря жаждал разговора. Может, именно он заказал разрывной шар? Подумать только, Ноэми могла погибнуть!
        - Неважно! - Губы герцога тронула фальшивая улыбка. Глаза остались холодными. - Главное, вы не пострадали. Остальным займется стража. И, - де Вен выразительно глянул на Ноэми, - вам таки нужен защитный артефакт. Как показал этот случай, мое общество бывает опасным.
        Де Вен помог девушке выбраться из искореженной кареты и посторонился, намекая, общаться с офицером стражи предстоит секретарю. Ноэми поправила волосы, пару раз глубоко вздохнула и шагнула навстречу мужчине в форме. Подумала и протянула руку - если она секретарь, надлежит обменяться рукопожатиями. Офицер опешил и перевел взгляд на герцога. Он и бровью не повел.
        - Здравствуйте! Я госпожа Ноэми Вард, секретарь герцога Дамиана де Вена, - представилась девушка и сразу перешла к делу.
        Ноэми спиной чувствовала: де Вен наблюдает, оценивает, значит, ошибиться нельзя. Только как можно что-то объяснить, когда ничего не знаешь? Пришлось изворачиваться.
        - До встречи в особняке.
        Герцог не стал дожидаться, чем закончится беседа, и велел кучеру распрягать. Ехать в экипаже невозможно, а ходить пешком де Вен не привык.
        Девушка растерянно смотрела на работодателя. Она в первый раз в столице, ничего не знает, неужели он бросит? Видимо, да. Новое испытание, и Ноэми предстоит его пройти, чтобы вновь доказать, девушка по праву занимает должность секретаря.
        Слуга выпряг лошадей и подвел одну из них к Ноэми.
        - Кучер проводит, сами до дома не доберетесь, - добавил герцог и сел на косившую глазом кобылку.
        Кажется, то же предстояло Ноэми, но нельзя ездить без седла! Ноэми мерещилось, будто де Вен издевается над ней, собирался унизить. Она покосилась на кучера, затем на лошадь и тяжело вздохнула. Наверняка Тарьи занимался тем же. Секретари на то и существуют, чтобы решать проблемы господ.
        - Ваша светлость! - Девушка таки окликнула де Вена.
        Пока он не уехал, нужно получить четкие указания.
        Она ощущала скепсис во взгляде офицера, слышала смешки зевак и догадывалась, каждая ее ошибка навредит герцогу, а этого допустить нельзя. Секретарь - лицо господина.
        Де Вен изумленно заломил бровь, потом и вовсе соскочил с лошади. Проделал это столь грациозно, словно встал со стула.
        - Внимательно слушаю, - герцог слегка склонил голову набок.
        - Можно переговорить с вами, ваша светлость.
        - Милорд, - поправил герцог, напоминая об уговоре. - Я в вашем полном распоряжении.
        Де Вен махнул рукой в сторону искореженного экипажа, и девушка покорно последовала туда.
        Толпа между тем росла, только кольцо солдат сдерживало любопытных.
        Герцог поправил перчатки и чуть приподнял подбородок, показывая, что готов слушать. Только Ноэми не знала, как объяснить, чтобы не показаться глупой. Пусть поездку она организовала без нареканий, но тогда речь шла о физическом удобстве, тут на кону репутация. Может, покушение попадет в печатные листки - в Ушге работала типография, которая уже полгода выпускала королевскую газету. Ноэми впервые увидела ее в публичной библиотеке, а потом не раз клала на стол герцогу. Ох, страшно представить, что де Вен сотворит с секретарем, если заметка ему не понравится!
        Когда молчание неприлично затянулось, девушка смущенно призналась:
        - Я не знаю, что говорить, милорд. Вернее, я хотела бы понять, как именно нужно обставить происшествие. Наверняка существуют подробности…
        Она не договорила и покраснела.
        Уволит, как пить дать, уволит!
        Герцог покровительственно улыбнулся и незаметно коснулся пальцами запястья девушки.
        - Госпожа Вард, вам нечего стыдиться. Я все ждал, когда вы спросите об указаниях. Я не собирался оставлять вас на растерзание черни. Кучер будет следовать по пятам и отгонять сброд. Вы поедете в участок и подробно опишете происшествие. Ничего не скрывайте, но и лишнего не болтайте.
        Ноэми понимающе кивнула - врать, изворачиваться и отбиваться от попыток узнать хоть что-нибудь о герцоге.
        - Справитесь?
        Девушка ответила утвердительно. Будто у нее есть выбор! Не желаешь оказаться среди девиц, толпящихся на улице, крутись. Ноэми слышала от няньки, в крупных городах охотились за одинокими девушками, похищали и продавали в бордели.
        Де Вен вздохнул. По глазам видно: растеряна, только ни за что не признается. Придется спасать храбрую бедняжку.
        - Вы без седла ездить умеете? - герцог начал с малого.
        - Да, - соврала девушка.
        - Нет, - озвучил истину де Вен и посоветовал: - Иногда лучше сказать правду. Итак, не умеете. Кучер одолжит попону. Из участка поедем, как должно.
        - Поедем, ваша светлость? - не веря, переспросила девушка.
        Неужели он не бросит, проводит? Ушам не верилось!
        - Госпожа Вард, поручение трудное, нужно показать, как общаться с чиновниками и представителями власти. Говорить будете вы, я поправлю, если ошибетесь. И простите великодушно, забыл сообщить столичный адрес: привык к Тарьи.
        Ноэми покраснела. Похоже, ее не воспринимают всерьез, только как красивую куклу. Вот и сейчас, зачем герцог стоит так близко, временами касается руки, чтобы все решили, будто они любовники. Девушка знала, де Вен хотел бы, только вот она не собиралась прыгать в герцогскую постель.
        - Благодарю, ваша светлость, - девушка поклонилась, как кланяются мужчины. - Однако я не хочу отнимать ваше время, достаточно указаний.
        Герцог нахмурился.
        - Никогда не кланяйтесь! Пусть я и ваш работодатель, пусть между нами… словом, мы не ровня, вы женщина, - вполголоса наставлял он, - достаточно книксена или легкого кивка.
        Кучер накинул попону на лошадь и подвел к господину. Ноэми нахмурилась: ехать предстояло на коне герцога. Возражать не стала: в конце концов, ему виднее, слухи невыгодны не только девушке.
        Герцог оседлал лошадь и, обхватив за талию, усадил Ноэми впереди себя. Она скрыла волнение за привычной «ширмой» - заботой об одежде. Разумеется, юбки, это так важно. Де Вен подобрал поводья и развернул лошадь мордой к покореженному экипажу, застопорившему движение. Герцога подобные мелочи не волновали.
        - Итак, госпожа Вард, протокол. Ничего сложного: вам задают вопросы, вы отвечаете. Затем внимательно читаете, указываете на нестыковки и подписываете. Я также хотел поручить вам ремонт экипажа, но теперь, право, не знаю.
        - Я справлюсь, - заверила Ноэми.
        После недавних событий ей необходимо вернуть доверие работодателя.
        Герцог чуть теснее, нежели следовало, прижал девушку к себе, наслаждаясь незамутненным запахом юности. Так хотелось прижаться губами к шее, проложить дорожку поцелуев от алеющего ушка до ключицы, но он не мог и довольствовался мечтами.
        Близость девичьего тела на пару минут заставила забыть о неведомом убийце. Кто заказал смерть де Вена? Герцог сомневался, будто недруг проделал все собственными руками. Нет, для этого всегда кого-то нанимают, а после кидают на корм рыбам.
        Мысли неизменно возвращались к Лукашу де Сарду. Пожалуй, первый министр Лиргии дорого бы дал, чтобы де Вен ушел с его пути. Сумеречный граф знал, герцог сам с большим удовольствием постоял бы у его могилы.
        Участок располагался в неприметном сером здании, издали напоминавшем склад. Над входом реял флаг Лиргии.
        Де Вен оказался известной личностью, во всяком случае, не каждому помогают спешиться.
        - Ваша светлость!
        На их пути возник неприметный приземистый человек. Де Вен скривился, будто проглотил пригоршню лимонов, но уже через мгновение сиял лживой придворной улыбкой. Между мужчинами завязался разговор, один из тех, в которых много слов, но мало смысла. Дождавшись ухода незнакомца, Ноэми осторожно попыталась выяснить его имя.
        - Королевский алхимик, - герцог оказался немногословен.
        Де Вен нетерпеливо махнул рукой, и девушка, как лакей, поспешила открыть дверь. Увы, секретарь - тот же слуга, отныне Ноэми для герцога не женщина.
        В нос ударил спертый воздух и запах перегара, смешанного с потом. Такой ядреный, что у девушки защипало глаза.
        - Жди здесь! - услышала она короткий приказ.
        Сначала подумала, герцог обращается к ней, потом догадалась - к кучеру.
        «А как же экипаж? - запоздало подумалось Ноэми. - Если бросить без пригляда, растащат».
        - Прямо и направо, пожалуйста, - подсказал сопровождавший их солдат.
        Ноэми утерла глаза и, постоянно натыкаясь на тюки, лавируя среди десятка разношерстных людей, поспешила вслед за герцогом в отдельную комнатушку в дальнем конце участка. Теперь де Вен шел первым. Странное дело, но и дверь придержал. Ноэми мысленно подивилась, но спрашивать ничего не стала.
        Комната принадлежала старшему офицеру и полнилась различными стеллажами. Они ломись от бумаг; пожелтевшие кипы валялись на столе, стульях - повсюду.
        - Присаживайтесь!
        Офицер поспешно сгреб листы с места для посетителя и, поколебавшись, предложил Ноэми занять табурет в углу. Девушка перенесла его к столу и демонстративно села рядом с герцогом.
        - Вам нужно заказать мужской костюм для верховой езды, - тихо, чтобы слышала только Ноэми, посоветовал де Вен.
        - Зачем? - удивилась девушка и бегло осмотрела наряд: вроде, в порядке.
        - Удобнее работать, - герцог выразительно глянул на юбку, краешек которой угодил-таки под табурет. - В следующий раз, - он наклонился ближе и перешел на доверительный шепот, - просите дать стул. Вы мой секретарь, смело пользуйтесь моим именем. Теперь, - де Вен выпрямился, - проверим, сумеете ли вы построить господ из городской стражи.
        Офицер скривился. Только унижений от молоденькой финтифлюшки ему не хватало! Однако вслух возражений не высказал, наоборот, вежливо осведомился, не нужно ли вызвать капитана.
        - Нужно, - кивнула девушка и покосилась на герцога: верно ли?
        Он изображал глухого. Хорошо, раз так, она сама будет принимать решения. Дежурный офицер - слишком мелко для герцога де Вена, вот капитан в самый раз.
        Служивый, проклиная высшую аристократию, поспешил на поиски командира.
        Ноэми потерла виски и обвела глазами комнату.
        - Что-то ищете? - заинтересовался де Вен.
        - Да, разные штучки, с помощью которых можно подслушивать. Я видела такие в лавке - кругляшки, которые крепятся на мебель и стены, - закусив губу, ответила девушка и, спохватившись, добавила: - Милорд.
        Герцог уважительно закивал. Юная девица, а мыслила здраво. Прослушка в участке действительно имелась. Интересно, сумеет ли Ноэми ответить на все вопросы капитана?
        Начальник городской стражи не любил, когда его отрывали от важных дел, например, мирного обеда в кругу прекрасных девиц, - надо же чем-то себя занять, пока супруга навещает матушку? - и не обрадовался, когда получил записку от дежурного офицера. Однако Дамиан де Вен требовал особого внимания, хочешь, не хочешь, вприпрыжку побежишь. Вот и капитан с тоской обвел взглядом стол, ломившийся от яств и женских прелестей, и ушел, велев записать развлечения на свой счет.
        Участок вызвал брезгливую гримасу. Капитан получил должность по знакомству, а не выслужился с низов, поэтому не привык к обыденной жизни подчиненных. Грязь, вонь и крикливые голоса торговок вызывали мигрень, от пьяниц и вовсе тошнило, но порог комнаты олицетворение закона Ушга переступило с подобострастной улыбкой и тут же рассыпалось в комплиментах де Вену и его прелестной спутнице. Герцог ответил поджатыми губами, Ноэми - кивком головы. Она не предполагала, что все окажется так легко, достаточно думать, будто перед тобой дворецкий.
        - Что случилось, ваша светлость? Надеюсь, вы не пострадали? - засуетился капитан и злобно зыркнул на дежурного офицера: - Почему чаю не предложил, идиот?!
        Несчастный покраснел и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки: внезапно стало душно. Судя по выражению лица начальника, тот в лучшем случае разжалует до рядового. Делать нечего, пришлось бежать в ближайший трактир за чаем.
        - Ничего страшного, милейший, меня всего лишь пытались убить.
        Де Вен снял перчатку, сверкнул перстнем-печаткой.
        Капитан судорожно сглотнул. Если захочет, герцог прямо сейчас лишит выстраданной должности. И что тогда, чем карточные долги и женщин оплачивать?
        - Мой секретарь, госпожа Ноэми Вард, все расскажет, - герцог махнул в сторону девушки и больше не проронил ни слова.
        Ноэми глубоко вздохнула. Спокойно, она справится. Собралась с мыслями и начала говорить: ровно, отчаянно пытаясь скрыть волнение, но оно сквозило во всем: от зажатой, закрытой позы, до запинок в речи.
        Де Вен слушал и кивал. Пока все верно, пусть и похоже на лепет. Ничего, если хочет работать, пусть старается. Сама выбрала, не захотела легкой дороги.
        Мысли сами собой вернулись к графу де Сарду. Рот герцога искривила усмешка. Ничто не вечно под луной!
        Ноэми ничего не видела. Она сосредоточилась на беседе, постепенно обретая уверенность. Присутствие герцога перестало смущать, наоборот, стало поддержкой.
        - Так вы говорите, удар пришелся бы в вас, не успей его светлость? - Начальник городской стражи хрустнул пальцами и раздраженно глянул на собеседницу.
        Какой дух надоумил де Вена взять девчонку на работу? Если б не она, капитан отлично бы проводил время.
        - Именно, - кивнула девушка.
        - А не нажили ли вы врагов, госпожа?
        Ноэми нахмурилась и рассеянно почесала переносицу. В таком ключе она ситуацию не рассматривала. Тарьи? Глупо. Не стал бы бывший секретарь герцога тратиться на магию, на убийцу тоже. Проще дискредитировать девушку, благо даже стараться не надо: неопытный работник всегда ошибается.
        Кто еще? Йонас? Этот мог. Ноэми помнила угрозы и полный ненависти взгляд маркиза. Отец отчитал его, лишил долгожданной поездки в столицу, собирался ограничить свободу - и все из-за девчонки.
        Рассказывать о происшествии в библиотеке Ноэми не собиралась. Ее задача - оберегать честь де Венов, а не пускать по ветру. Однако отныне надлежит стать осторожнее.
        Дневник! Как же она о нем забыла? Помнится, комнату Ноэми перевернули вверх дном, стоило девушке отыскать тайник, но опять, как и с Тарьи, слишком сложно. Убить, чтобы похитить вещь, все равно, что поджечь дом, чтобы снять картину со стены.
        От капитана не укрылась задумчивость собеседницы. Она озадачила. Начальник стражи предвидел жалобы на завистниц, но, судя по затянувшейся паузе, там другое, серьезное. Недаром девушка хмурилась и качала головой. Оставалось терпеливо ждать, пока она заговорит, и надеяться, обвинения не повлекут неприятностей. Вот чем плохи аристократы - их интриги всегда сплющивают на наковальне сторонних наблюдателей.
        - Нет, господин, - спустя целую вечность ответила Ноэми.
        Капитан удивленно поднял брови. Вместо подозреваемых - упрямо сжатые губы. Даже де Вен заинтересовался.
        - Никакого заявления? - уточнил начальник городской стражи.
        Девушка кивнула и поинтересовалась, где надлежит расписаться, и какие меры предпримут по поимке преступника.
        Допрос затянулся на три часа, по истечении которых Ноэми казалось, у нее взорвется голова. Воздуха не хватало, от проникавшего сквозь щель между дверью и порогом запаха курева подташнивало, виски ломило от напряжения. Герцог помог всего однажды, когда девушка запуталась в описании магического удара, остальное пришлось рассказывать и записывать - требовалось заполнить кучу бумаг - самой. Ноэми с облегчением выдохнула, когда поставила последнюю точку.
        Особняк герцога де Вена находился в фешенебельном районе Ушга, по соседству с точно такими же маленькими дворцами. Сложной конфигурации, с колонами, поддерживающими козырек двухстороннего подъезда. Большие высокие окна, частично витражные, лепнина - де Вены привыкли жить на широкую ногу.
        Ноэми незаметно стреляла глазами по сторонам. Их дом совсем не походил на жилище де Венов: обычная провинциальная усадьба, которая много раз перестраивалась.
        Стоило де Вену остановиться у подъезда, к лошадям подбежали слуги. Один помог спуститься господину, другой - девушке.
        - Добро пожаловать, ваша светлость!
        Перед герцогом возник важного вида мужчина, которого де Вен представил как столичного управляющего. Значит, именно ему писала Ноэми. Девушка воспрянула духом и бросилась в омут с головой, попытавшись завязать разговор: «Здравствуйте, я секретарь герцога де Вена. Все ли подготовлено?» Ноэми старалась казаться важным секретарем, и герцог не сдержал искренней улыбки. Он и забыл, когда в последний раз так улыбался.
        - Пожалуйста, Стивенс, устройте госпожу Ноэми Вард с максимальным комфортом и выполняйте все ее указания.
        - Будет исполнено, ваша светлость, - склонил голову Стивенс и покосился на Ноэми: оценивал. - Что-то еще?
        - Витус Хойл уже прибыл? - Речь шла о маге де Венов.
        - Да, ваша светлость.
        - Попросите его зайти ко мне через полчаса.
        Управляющий посторонился, пропуская вперед господина и секретаря.
        Внутри особняк оказался не менее величественным, чем снаружи. Хозяева не скупились и облицевали холл дымчатым мрамором с белыми прожилками. На витых цепях покачивались светильники. Ноэми никак не могла понять, какую функцию они выполняют: декоративную или утилитарную - в богатых домах широко использовалась бытовая магия.
        Из холла с рядом диванчиков для посетителей вдоль стен вышли в вестибюль с парадной лестницей. Его венчал скульптурный герб де Венов. Ноэми с любопытством рассматривала щитодержателей, читала девиз и не заметила, как отстала от герцога. Тот же, казалось, утратив всякий интерес к спутнице, взбежал по лестнице, велел подать крепкого кофе и последний выпуск печатного вестника.
        Девушка осталась в вестибюле одна, но не стушевалась. Ноэми переходила от одного высокого витражного окна к другому, стараясь понять, персонажей каких книг изобразил художник. Она узнала пятерых, двое остались загадкой.
        - Ваш саквояж, госпожа.
        Ноэми вздрогнула и обернулась. Перед ней стояла женщина с лошадиным лицом и жидкими волосами непонятного цвета, зачесанными под накрахмаленную косынку. Служанка.
        - Благодарю. Отнесите в мою комнату.
        - Хорошо, госпожа. Остальные вещи уже доставили. Мне разложить их?
        - Да, пожалуй, - после короткого молчания согласилась девушка.
        Значит, экипаж уже оттащили с площади. Быстро!
        А эта женщина - ее горничная. Неприятная особа, но прислугу всегда можно сменить. Если ты секретарь герцога де Вена, возможностей больше, нежели у помощника архивариуса.
        - Подать закуски, госпожа?
        Служанка опустила руку с саквояжем и замерла с бесстрастным выражением лица. «Словно рыба», - подумалось Ноэми.
        Девушка вновь ответила согласием и попросила проводить ее в комнату.
        Герцог расщедрился, отвел Ноэми покои в старой части особняка, где все дышало историей. Пусть мебель местами обшарпанная, зато какая! Девушка с трепетом провела рукой по гобеленовой обивке стула и с восторгом покосилась на огромную кровать с полупрозрачным пологом. На такой бы спать принцессе!
        - Вас все устраивает? - Служанка терпеливо ждала у двери.
        Ноэми кивнула и указала на скромные пожитки:
        - Я прогуляюсь, а вы разберите. Где столовая?
        - Я провожу, госпожа, - заученно ответила женщина и отворила дверь. - Скажите, чем желаете перекусить, передам повару.
        Вот даже как! В замке с Ноэми не обращались как с особой королевских кровей.
        По дороге в столовую девушка успела наметить пару интересных мест для вечерних прогулок. В частности, картинную галерею. Де Вены, похоже, любили искусство и собрали неплохую коллекцию.
        Столовая оказалась огромной. Девушка неловко опустилась на отодвинутый стул и положила салфетку на колени. Тут же подали чай и кофе на выбор, свежий сок, выпечку, мясную нарезку, хлеб для сэндвичей. Ноэми с удовольствием намазала ломтик ореховой пастой и отправила в рот. Вкусно! Определенно, новая жизнь начинала ей нравиться.
        После перекуса Ноэми приняла ванну и переоделась. Подумав, решила не собирать волосы в строгую прическу и отправилась в картинную галерею.
        Девушка рассматривала натюрморт с дичью, когда из приоткрытого окна донеслись голоса. Любопытство заставило пойти и, притаившись за гардиной, осторожно глянуть вниз.
        Картинная галерея с восточной стороны опоясывала внутренний садик, накрытый сдвигающимся куполом, чтобы непогода не мешала прогулкам. Жужжали пчелы, опыляя тяжелые головки цветов, благоухали яркие бутоны. Зеленели идеально постриженные кусты. Ноэми невольно залюбовалась и не сразу разглядела беседовавших мужчин. Одного она узнала: герцог, второй пока оставался загадкой. Судя по тону разговора, не слуга, а равный, друг.
        - Да, пора что-то делать. - Плотный мужчина в серебристом жилете и серой рубашке постукивал пальцами по бедру. Лица Ноэми не видела: де Вен и его собеседник стояли к ней спиной. И к лучшему: не заметят. - Сумеречный граф становится опасен.
        - Полагаю, покушение - его рук дело. Понял, что иначе не свалит.
        - Теряет доверие короля? - Герцог задумчиво почесал подбородок.
        - Или сам боится не проснуться. Не стоило Лукашу лезть в алмазные рудники.
        - Он вообще любит совать нос не в свое дело, - усмехнулся любитель серебристо-серой гаммы. Тон девушке не понравился, по телу пробежали мурашки. - Пора бы его укоротить. Вы куда лучше смотрелись бы в кресле первого министра. А я - вашей правой рукой.
        - Кто знает, кто знает! - по-кошачьи мурлыкнул де Вен и погладил перстни. - На все воля его величества.
        - Но его величеству можно помочь, - коварно намекнул собеседник.
        Ноэми нахмурилась. Показалось, или намечался заговор против Лукаша де Сарда? Тогда нужно скорее отойти от окна. Вряд ли герцогу и его собеседнику понравятся ненужные свидетели. Девушка попятилась. Сердце прыгало в груди, Ноэми задыхалась. Вот он, высший свет с его интригами! Не перемелет ли он ее?
        Дневник покойного Жана де Вена жег грудь. Ведь неслучайно он попал Ноэми в руки? Значит, нужно не только сохранить чужую тайну, но и подобрать к ней ключ. Решено, сегодня же девушка откроет дневник и попытается понять иносказание.
        Глава 6
        Ноэми в который раз вчитывалась в скупые строки. Свеча тускло мерцала на столе, отбрасывая длинные тени, особняк давно погрузился в сон, но девушка не сдавалась. Ей было, чем похвастаться: пара загадок прояснилась. Например, «в приюте мертвых льется свет» - кладбище или склеп.
        Другая строка рождала десятки ассоциаций: от дворянских гербов до подарков. Уж точно речь не о домашнем зверьке! Учитывая упоминание о кладбище, возможно, зашифровано имя любимой женщины. Узнать бы, кому симпатизировал Жан де Вен!
        Далее вновь озарение. Позор можно блюсти только в увеселительном заведении или будучи чьей-то содержанкой. Скорее второе: проституткам меха не дарят. Но какой зверь, какая дверь?
        Ноэми засиделась с дневником почти до утра. Уже зевая и плохо соображая, Ноэми спрятала драгоценную находку под подушку и погрузилась в сон.
        - Вы плохо выглядите и опоздали. - Герцог излучал холод. Он расхаживал по кабинету, будто зверь по клетке. - Я прождал целых полчаса.
        Ноэми подслеповато щурилась со сна. Ужасно хотелось зевнуть, грубо поправ этикет. Одеваться пришлось в спешке, завтракать тоже, давясь булочками с кофе. Служанка разбудила Ноэми посреди красочного сна, испуганно сообщив: «Его светлость гневаются». Девушка не сразу поняла, что происходит, а когда сообразила, мысленно попрощалась с местом.
        - Чем занимались ночью? - От герцога не укрылся помятый вид Ноэми. - Рановато для кавалеров, значит, чтение. Так вот, госпожа Вард, сегодняшний инцидент не должен повториться. Ясно?
        - Да, ваша светлость, - кивнула девушка, гадая, кто успел разозлить де Вена. Вряд ли причина в проспавшем секретаре.
        - Разберите письма и составьте график встреч. - Герцог сел и махнул рукой на серебряный поднос с корреспонденцией. - Поторопитесь, через час мы едем во дворец. Оденьтесь соответствующее и вылечите зевоту.
        Ноэми вжала голову в плечи. В голове крутилось: «Видел ли он меня?» Наверное, нет. Герцог стоял боком к окну, его собеседник спиной, оба увлеченно обсуждали Сумеречного графа - первого министра короля Виллема. Нет, тут другое. Не пришло ли очередное неприятное письмо? И верно, среди бумаг Ноэми обнаружила повестку в суд.
        - Я хочу женить Йонаса, составьте список подходящих кандидатур. Вдов тоже включайте. Возраст - до тридцати пяти лет, состояние, титул, связи соответствуют роду де Вен. Сроку - две недели. И займитесь, наконец, письмами! - рыкнул герцог.
        Определенно, он в бешенстве.
        Ноэми засуетилась и за пару минут покончила с заданием. Повестку положила отдельно, долго не решалась сказать, но потом спросила, что с ней делать.
        - Пойти туда, разумеется! - фыркнул де Вен. - Речь о покушении. Всеми полномочиями наделю. Теперь график встреч и переодевайтесь, госпожа Вард!
        Ноэми судорожно закивала и торопливо, едва не выдрав лист, открыла блокнот. Вздохнула, успокаиваясь, припомнила корреспонденцию за два дня, вспомнила об обязательных визитах и набросала приблизительный график.
        - Вот, - она подала блокнот герцогу, - взгляните, ваша светлость.
        Де Вен внес коррективы и вернул их Ноэми.
        Да, невесела секретарская жизнь! Или, не отвергни девушка ухаживания работодателя, судьба повернулась бы другим боком?
        Герцог что-то яростно писал. Еще привлекательный мужчина, в молодости, наверное, светский лев. Глаза соперничают по чистоте с топазами. Гладко выбрит, пострижен по последней моде: и не длинно, и не коротко. Такого бы на страницы романа! Только вот Ноэми не желала становиться его героиней, хотя Дамиан де Вен ей чуточку нравился. Интересно, сколько ему лет? Йонас чуть старше Ноэми, значит, герцог ровесник ее отца. Но как же они не похожи: Моложавый, нестареющий маг и стремительно дряхлеющий мужчина.
        - О чем задумались, госпожа Вард? - ворвался в мысли голос их виновника. - Вы так пристально меня рассматриваете.
        - Пытаюсь вспомнить, не забыла ли что-нибудь, ваша светлость, - соврала Ноэми.
        На щеках расцвели яркие пятна.
        Де Вен улыбнулся, как сытый хищник, и поднялся. Пальцы коснулись руки - вроде случайно, на самом деле намеренно.
        - Я знаю, где ваша спальня, - герцог произнес фразу тихо, так, что Ноэми даже показалось: ослышалась. И уже громче добавил: - Как, вспомнили?
        Девушка покачала головой, осмысливая слова де Вена. Ей надлежало ждать визита и впервые познать мужчину? Вот так, единоличным решением.
        Дрожь пробежала по телу. Пальцы герцога разогнали ее. Ноэми неожиданно оказалась в его объятиях, прижатая мягким местом к столу. Язык де Вена прошелся по нежной девичьей коже, вызвав спазм дыхания.
        - Прямо сейчас? - изогнул бровь герцог и осторожно расстегнул верхнюю пуговку на строгой блузке. - Нужно привести нервы в порядок перед королевским выходом.
        - Не надо! - хрипло взмолилась Ноэми, торопясь вернуть одежде прежний вид.
        Разум утонул в море паники, внизу живота сплелись два клубка: один горячий, другой холодней зимней стужи.
        - Ты хочешь. - Ладони накрыли грудь и чуть надавили. - Ну же, не бойся!
        - Я не!..
        Ноэми издала странный звук, нечто среднее между всхрапом и всхлипом, когда ладони герцога пробрались под блузку. Нестерпимо горячие, они массировали кожу, постепенно спускаясь ниже, к корсету. Это оказалось так волнительно, девушка не подозревала, что способна испытывать столь острые ощущения. Каждое касание - как кубик льда на горячечном лбу. Когда герцог на мгновение скользнул под корсет, у Ноэми и вовсе перехватило дыхание. Она оцепенела; грудь высоко вздымалась навстречу ласкам.
        - Все хорошо, - мурлыкнул де Вен, избавив секретаря от блузки. - Одежду нужно снять.
        Ткань заструилась по телу, обнажив нижнюю рубашку. Опомнившись, девушка ударила герцога по рукам, но тут же затихла, стоило тому пройтись поцелуями по шее.
        Что с ней такое, отчего она не сопротивляется?
        - Теперь приспустим рубашку и освободим грудь от корсета, - продолжал комментировать каждое действие де Вен. От дурного настроения не осталось и следа. Глаза герцога помутнели, в голосе появилась хрипотца. - Ей тяжело в оковах.
        - Ваша светлость, я не хочу в содержанки!
        Ноэми предприняла отчаянную попытку вырваться, но в итоге оказалась лежащей на столе.
        Ловкие пальцы дернули за ленты, распустили шнуровку. Грудь, больше не сдерживаемая путами, выскользнула из корсета. Де Вен застонал и приник к ней губами. Собственное тело звенело от переполнявшего его вожделения и уговаривало не тратить времени зря, но герцог не слушал голоса плоти. Не так быстро!
        Былая злость улеглась. Де Вен жил предвкушением удовольствия и неспешно ласкал жертву. Вот она, покорная, в его руках! Грудь роскошная, и он первый, кто целует нежные холмики.
        - Король, ваша светлость! - попыталась воззвать к чувству долга Ноэми.
        Голова кружилась, губы герцога разгоняли расплавленный металл по крови. Страх никуда не делся, но тело с нетерпением ждало очередного прикосновения шаловливого языка.
        - Да будь он проклят! - прорычал де Вен и, задыхаясь, выпрямился. - Ты девственница, я не смогу быстро.
        Сообразив, о чем он, Ноэми перевела взгляд с лица работодателя на его пах и убедилась, желание герцога рвалось наружу. Наваждение схлынуло, напомнив, чем могли закончиться ласки.
        - Сегодня ночью, - пообещал де Вен и пригладил волосы.
        - Нет. - Девушка села, прикрыв грудь руками. - Только на брачном ложе.
        Герцог посерел лицом и прежним ледяным тоном отчеканил:
        - Через четверть часа в вестибюле, госпожа Вард. Ночью не ждите.
        «Хвала Вседержителям!» - мысленно поблагодарила небеса девушка и торопливо привела себя в порядок.
        Ноэми едва сдерживала волнение. Она боялась смотреть на герцога. Подумать только, едва не случилось непоправимое! Отныне де Вен считает ее доступной. Одна из добродетелей девушки - скромность, а тут все прелести наружу!
        Экипаж остановился, и мысли о недостойном поведении сменило волнение иного рода. Нервы скрутили желудок узлом. Утренний выход короля! Подумать только, через пару минут она увидит его величество!
        Герцог пребывал в состоянии глубокой задумчивости и не замечал стеснения спутницы. Тем лучше, Ноэми не смогла бы отвечать на его вопросы.
        Недавно перестроенный королевский дворец больше не напоминал замок. Этажи вознеслись к небесам, взметнулись крылья флигелей, затрепетали на ветру флаги на декоративных башенках.
        Герцог с Ноэми шли по длинному пандусу вдоль застекленной галереи. После заката гигантские окна отворялись, и придворные высыпали наружу, чтобы насладиться фейерверком или послушать музыку - в парке частенько устраивали вокальные и музыкальные вечера.
        Впереди маячили двери - три пары широких створок. В которые из них? Гадать пришлось недолго: ливрейные лакеи с поклоном отворили центральные. Ноэми оказалась в полутемном вестибюле и сразу с головой окунулась в дворцовую суету. Сколько людей! Все толпятся, разговаривают, спорят. Мимо снуют слуги и посыльные. Замерла на часах стража - два удалых молодца ростом под потолок.
        Появление де Вена не осталось незамеченным. Взгляды дружно обратились к нему, пара человек поспешило засвидетельствовать свое почтение. Судя по выражению лица герцога, они птицы невысокого полета, искатели чужих милостей.
        На Ноэми тоже смотрели, гадали, кто она. Для поездки во дворец девушка выбрала максимально строгий, приближенный к мужскому наряд, чтобы подчеркнуть: она служащая, а не спутница. Ноэми стойко не замечала интереса к своей особе и сосредоточилась на интерьере. Много мрамора, позолоченная бронза. В отделке преобладали светлые тона, больше всего серого.
        - Идемте! Это не картинная галерея, госпожа Вард.
        Пристыженная девушка покорно поплелась за герцогом, протискиваясь мимо разношерстной публики.
        - Тут нечего делать, если только случайно не поймаете кого-то из высшего общества. Одна беднота.
        Ноэми кивнула, запоминая.
        Вестибюль вывел в украшенный колоннами холл. По периметру стояли уютные диваны. Ни один не пустовал. Статуи, кадки с вечнозелеными растениями - как волшебно! А еще плафон на потолке. Девушка бы целую вечность могла рассматривать роспись, но время поджимало.
        В холле к герцогу подошел человек, которого Ноэми видела в саду. Девушка навострила уши, но он завел обычный светский разговор. Де Вен вскользь представил его как маркиза де Пера. Втроем: мужчины впереди, девушка чуть позади, - поднялись по лестнице и остановились перед зеркальными дверьми в приемный зал.
        - Дыханье безвременья! - внезапно помрачнев, выругался герцог. - Я забыл подарок в экипаже! Госпожа Вард, принесите. Маленькая синяя коробочка.
        Ноэми кивнула и опрометью понеслась прочь, лавируя между поднимавшимися дамами и кавалерами. До выхода короля остались считанные минуты, нужно успеть. Вдруг двери закроют, а ее не пустят? Или подарок и вовсе предназначался его величеству?
        Наверное, помешала ваза с цветами. Сбегая с одного марша на другой, девушка не заметила поднимавшегося с краю человека, и сбила его. Бумаги незнакомца разлетелись по ступеням. Ноэми чудом удержалась на ногах, но больно ушиблась.
        - Осторожнее, леди! - ледяным голосом отчитал мужчина и опустился на корточки, чтобы собрать бумаги.
        Ноэми, извиняясь, поспешила помочь. Взгляд упал на папку в руках незнакомца - красная кожа, золотое тиснение. Секретарь какого-то вельможи? Версия рассыпалась в прах при виде перстней на холеной руке. Их оказалось не меньше, чем у герцога, но внимание Ноэми привлек один - печатка с гербом Лиргии. Девушка сглотнула вязкую слюну. Неужели король? Великая Мать, она сбила с ног монарха! Ноэми не решалась рассмотреть мужчину, боялась встретиться с его гневным взглядом.
        Незнакомец убрал бумаги в папку и протянул девушке руку. Она не сразу поняла зачем, потом сообразила: помочь подняться.
        - Благодарю… милорд, сир, ваше величество, - запинаясь, пробормотала Ноэми, густо покраснев. - Я не хотела, честное слово!
        Мужчина рассмеялся - вопреки опасениям, добродушно, беззлобно.
        - Вы действительно приняли меня за короля? Из какой вы провинции, миледи? - сейчас, когда ушли кристаллы льда, голос превратился в ласкающий слух баритон.
        Незнакомец легко, одной рукой, поднял Ноэми и поинтересовался, не ушиблась ли она. Девушка ответила отрицательно и осмелилась поднять глаза на спасителя. Им оказался сероглазый шатен. Тонкие черты лица, высокий лоб, рот сложен в едва заметную улыбку, на которую так и тянуло ответить. Чувственные губы манили. Ноэми понимала, невежливо на них пялиться, но они заворожили. Одет неброско, но богато: ткань высшего сорта, цветовая гамма благородных серо-голубых оттенков.
        - Лукаш де Сард к вашим услугам.
        Мужчина поклонился, и на Ноэми пахнуло парфюмом, таким же благородным, как его хозяин.
        - Первый министр? - позабыв об этикете, выпалила девушка и, спохватившись, присела в реверансе. - Ноэми Вард, ваше сиятельство, секретарь герцога де Вена.
        Губы Лукаша сложились в саркастическую усмешку.
        - Давно ли герцог нанимает женщин?
        Ноэми густо покраснела, уловив в словах неприличный контекст, однако ничего не сказала. Разумеется, все воспринимают ее как любовницу де Вена. Сам герцог тоже, похоже, больше интересовался девичьим прелестями. Немало времени пройдет, пока Ноэми начнут воспринимать как человека.
        - Рад знакомству, милая барышня, но мне пора. - Де Сард снова стал серьезным. - Впредь ходите осторожнее.
        Девушка кивнула и посторонилась, пропуская первого министра. Он, едва не срываясь на бег, взлетел по ступеням: опаздывал. Ноэми тоже, но теперь, наверное, не стоит спешить. Какая разница, задержится на пять минут или десять, все равно отругают.
        Коробочку девушка нашла, но пришлось потрудиться, выяснить, куда отогнали экипаж. Вопреки опасениям стражники беспрепятственно пропустили обратно, стоило назвать имя и должность. Значит, Ноэми внесли в дворцовые списки. Девушка в полном одиночестве - только солдат замер на карауле - поднималась по лестнице, любуясь живописью и скульптурами. В зал идти не хотелось: там ждал разгневанный де Вен.
        Когда Ноэми мышкой проскользнула в зеркальные двери, король успел прогуляться по толпе, почтить рукопожатием или поцелуем руки высшую аристократию и занял место на троне. Девушка привстала на цыпочки, силясь углядеть де Вена. Он стоял в первых рядах, у самого трона. Проклятие! Незамеченной не подберешься. Эх, узнать бы, нужна коробочка с подарком прямо сейчас или обождет до окончания церемонии.
        Де Вен повернул голову, заметил секретаря и знаком велел подойти. Ноэми сделала шаг, когда услышала голос Лукаша. Он излагал королю идею по оптимизации расходов. Так вот что было в папке!
        Взгляд серых глаз остановился на Ноэми. Она вспыхнула и спряталась за чужими спинами. Двойной стыд обжигал щеки: не справилась с заданием и причинила неудобства Сумеречному графу. Вдруг он злопамятный? Вряд ли первый день во дворце мог начаться хуже.
        В голове крутился разговор в саду и слова призрака о некоем Лукаше. Уж и не графа ли имел в виду покойный, и стоит ли предупредить первого министра о грозившей опасности? Опять-таки алмазная афера - слишком сложные игры для юной особы.
        Герцог недовольно постукивал по бедру перчатками. Красноречивый жест, говорящий: Ноэми Вард, вам следовало поторопиться.
        Девушка сделала глубокий вдох и нырнула в толпу. Извиняясь, протискивалась к первому ряду, а в ушах стоял баритон первого министра. Интересно, почему его прозвали Сумеречным графом? У Ноэми родились ассоциации с Чувствующими, Слышащими и Видящими, населявшими соседний Веос. Они приоткрывали завесу над секретами бытия. Кто-то улавливал эмоции других существ, кто-то владел тайнами тонких материй, кто-то и вовсе превзошел умения некромантов в общении с духами и Сумеречным миром. Может, Лукаш тоже Слышащий или Видящий? Девушка никак не могла вспомнить, кто из них ближе к зыбкому краю безвременья.
        Ноэми бросила еще один взгляд на мужчину, продолжавшего четко, спокойно излагать мысли его величеству. Теперь она видела профиль, привлекательный, надо признать. Нос с легкой горбинкой, те самые будоражащие кровь губы, тяжелый подбородок, волосы, щекочущие уши. Они и не длинны, и не коротки, перехвачены простым черным шнурком. Получился пикантный хвостик.
        Граф обернулся, и их глаза на считанные мгновенья встретились. Ноэми поспешила отвести взгляд, убеждая себя, Лукаш ее не заметил. На него столько людей смотрят!
        Ноэми коснулась груди, будто поправляя одежду. Пальцы нащупали уголок дневника.
        Эх, Жан де Вен, подскажите, какого Лукаша вы имели в виду? Лишь бы министра! Тогда девушка избавится от опасной находки и сможет спать спокойно. Чужие тайны - чужие проблемы.
        Наконец, Ноэми оказалась возле герцога и смущенно протянула коробочку. Де Вен взял, не глядя, и так же, не оборачиваясь, прошипел:
        - Ну, и где вы пропадали?
        - Обстоятельства непреодолимой силы, - нашлась девушка.
        Она не позволит отчитывать себя, как девчонку!
        - Какие же? - Голос де Вена сочился ядом.
        - Этикет, - чуть больше, чем дозволялось, повысила голос Ноэми.
        Герцог обернулся. Губы сложились в высокомерную усмешку, однако де Вен ничего не сказал, только указал, где встать.
        Может, наказать девчонку? В конце концов, фамилии Ноэми лишили, а утро доказало, сопротивление будет недолгим. Взять крепость однажды и после входить без боя. Голодный паек не для Дамиана де Вена.
        Де Сард между тем закончил говорить и ожидал реакции короля.
        Теперь, когда волнение улеглось, Ноэми решилась рассмотреть монарха. Его величество Виллем Первый пошел в мать - полную, луноликую. Король страдал любовью к чревоугодию и обзавелся вторым подбородком. Если Стоурен Седьмой обожал охоту и физические упражнения, его сын предпочитал танцы и фавориток. Ни одна, впрочем, у сиятельного тела не задержалась. Однако надо отдать должное, Виллем излучал обаяние, которое привлекало женщин. Шатен с отливающими медью волосами и ясными голубыми глазами, он не стеснялся в связях. Поговаривали, именно с легкой руки его величества во дворце появились альковные ниши, где кавалеры могли бы удовлетворить нехитрые потребности, приспустив штаны.
        Королева смотрела на шалости двора сквозь пальцы. Думы ее величества сосредоточились на детях. Она отчаянно пыталась произвести на свет наследника, но пока рождались только девочки. Сейчас королева готовилась пополнить детскую пятым ребенком. Виллем шутил, что с удовольствием залезет на жену и в шестой раз, лишь бы вышел толк. Но фрейлины знали, королеве скучать не приходилось. Беременность не испортила цвета лица, и супруг часто навещал ее спальню.
        Ноэми, разумеется, этого не знала, она видела лишь мужчину средних лет с золотой цепью на груди - олицетворение верховной власти в Лиргии.
        Виллем одобрил предложение первого министра. Девушка запуталась в пустословии, уловила лишь общий смысл. Лукаш сдержанно поблагодарил за доверие и обещал оправдать ожидания.
        Серые глаза скользнули по толпе.
        Ноэми замерла. Кровь прилила к щекам - отчего-то казалось, он смотрел на нее. Бред, конечно, не запомнил граф толкнувшей его девицы, а если и запомнил, не станет искать. Ноэми - серая мышка на фоне других дам.
        Лукаш действительно смотрел не на нее, а на некого седовласого господина. Радоваться бы, а Ноэми взгрустнулось.
        Красивый, такой молодой, всего лет на десять старше Йонаса, а уже первый министр! Надо рассказать ему о покушении, только как проделать все втайне от герцога?
        Задумавшись, девушка едва не пропустила свой выход. Де Вен скупо представил ее и велел подать злосчастную коробочку. У девушки едва не подкосились ноги. А если бы она ее потеряла, не успела вовремя? Теперь понятно, отчего герцог так бушевал.
        Ноэми старалась не замечать обращенных на нее взглядов, чтобы не споткнуться, считала.
        Все ближе и ближе к королю. Как часто бьется сердце!
        - Ваше величество?
        Ноэми преклонила колени перед Виллемом Первым и подала подарок.
        Зубы вонзились в нижнюю губу.
        Только не дрожать, только не дрожать!
        Она намерено приветствовала короля как мужчина, то есть не присела в низком реверансе. Во-первых, сейчас Ноэми - секретарь герцога де Вена. Во-вторых, у нее нет фамилии. Пусть де Вен называл ее Ноэми Вард, отец отрекся от дочери, значит, она стала просто Ноэми. Безродной девице положено стоять на коленях.
        - Встаньте, дитя мое. - Король с интересом оглядел девушку и нашел ее прелестной. Этакая куколка, которой так пойдут парча и шелк. Не взять ли фрейлиной к супруге, а потом проверить, мягка ли кожа на ощупь. - Вы не должны стоять, как крестьянка.
        - Увы, я больше не леди, ваше величество. - Ноэми грациозно поднялась. - Его светлость забыл упомянуть сей прискорбный факт.
        - Недоразумение легко исправить, - улыбнулся Виллем. - Кто ваш отец, красавица?
        Девушка заволновалась, краем глаза уловив, как герцог напрягся. Значит, не показалось, король намекал на особую благодарность. Ну нет, Ноэми не собиралась ложиться в монаршую постель. Де Вен хотя бы вдов… и намного симпатичнее.
        - Благодарю, ваше величество, - девушка присела в легком реверансе, - но я не желаю причинять вреда отцу.
        Герцог довольно растянул краешки губ. Достойный ответ! Может, из девочки выйдет толк.
        Король нахмурился. Ноэми разгадала его хитрость!
        - И все же кто он? - настаивал он. - Заверяю, почтенному лорду ничего не грозит, он наказал себя сам, когда отрекся от дочери.
        - Лорд Сулин Вард, ваше величество.
        Имя решительно ничего не говорило Виллему, и он отпустил Ноэми. Волей случая, отступая, она оказалась неподалеку от Лукаша. Понимая, другого шанса не представится, девушка вырвала лист из походного блокнота, который, как секретарь, всегда носила с собой, и набросала карандашом короткую записку: «Мне нужно вас видеть. Наедине. Срочно и важно». Сумеречный граф стоял чуть впереди, левее, и Ноэми осторожно, не хуже карманника, засунула бумажку ему в карман. Оставалось надеяться, Лукаш прочтет и не выбросит.
        Ноэми надеялось, окружающие приняли записку за любовную игру. Подумаешь, приезжая девчонка пленилась аристократом и назначила свидание. Девушка видела, как понимающе улыбнулась одна из дам. Несомненно, она заметила. Чтобы подержать легенду, Ноэми смущенно потупилась и отвернулась. Все вышло естественно: близость Лукаша приводила в смятение. «Только бы не влюбиться, только бы не влюбиться!» - повторяла себе Ноэми. Не для того девушка попала в столицу, чтобы стать содержанкой.
        Герцог склонился перед его величеством, давая понять, что занимает особое положение при дворе. Король кивнул, и герцог отступил, встал перед лицом монарха, как и полагалось. Виллем собирался отпустить его, когда Лукаш шагнул вперед и ледяным голосом напомнил:
        - Алмазы, ваше величество.
        Герцог уничижительно посмотрел на первого министра, де Сард ответил тем же. Взгляды скрестились, словно мечи, никто не желал отступать.
        - Ваша светлость, - Лукаш перешел в наступление, - мы желаем знать, как обстоят дела с алмазами для обеспечения магов. Поговаривают, они ненадлежащего качества, однако продаются казне по цене бриллиантов. Не соблаговолите ли объяснить сей факт или дать адрес вашего поставщика. Я желал бы лично осмотреть прииски.
        «О да, - подумал де Вен, скрипнув зубами, - я бы с удовольствием тебя там закопал!» Ни один мускул не дрогнул, на губах застыла холодная придворная улыбка, которая, как известно, скрывает дурные помыслы.
        - Боюсь, ваше сиятельство, это невозможно. - Вежливостью де Вена можно было отхлестать по щекам. - Дорога слишком утомительна.
        - Существуют порталы, ваша светлость, - не сдавался Сумеречный граф.
        Ноэми, да что там, весь зал, с интересом наблюдали за поединком. Король не вмешивался. История собственной семьи иллюстрировала, как кончают те, кто ввязываются в войну кланов. Пусть уничтожают друг друга, одна выгода: меньше заговоров. Даже если герцог виновен, пусть приговор зачитает другой. Де Вены опасны, пусть первый министр подставится под удар.
        Алмазы занимали ум Виллема. Он недавно инспектировал магические академии, и преподаватели не раз жаловались на качество камней. То мутные, то грани не те. Лукаш и вовсе затеял целое расследование, которое вылилось в закрытое разбирательство. Ради него Дамиана де Вена вызвали в столицу. Правда, хитрый лис только что нашептал про родственников Сумеречного графа, желавших заработать на своем товаре. Посмотрим, истина всегда всплывает, как говорили предки.
        - И вы найдете мага, который согласился бы их открыть? - парировал удар герцог.
        - Не беспокойтесь, ваша светлость, мне подвластны любые пути, - де Сард позволил недвусмысленный намек.
        Де Вен понял: Лукаш вцепился мертвой хваткой, но не по зубам выбрал добычу, ох, не по зубам! Многие не любили Лукаша де Сарда, никто не удивится, если он пару раз наткнется на кинжал в ночной тиши или сломает шею на охоте.
        - Господа, - подал голос Виллем, решив положить конец перепалке, - поговорим после. Милорд де Вен, ждем вас в три пополудни.
        Помрачневший герцог кивнул. Граф победоносно улыбнулся, давая понять: так случится с каждым. Он, Лукаш де Сард, не потерпит соперников в любом деле.
        Внимание Ноэми привлек человек за спинкой трона. Ему передавали записки через пажей, а он решал, вручить их королю или вложить в коричневую кожаную папку. Высокий, с пронзительными голубыми глазами, он надменно поглядывал на собравшихся. На шее висел ключ, за ухо воткнут карандаш. Король иногда обращался к брюнету, и он записывал его слова в толстый блокнот. Девушка решила, перед ней королевский секретарь, и не ошиблась. Мэй де Асан занимал этот пост еще при покойном Стоурене Седьмом. Казалось, время не властно над секретарем, разменявшим шестой десяток, он казался ровесником Лукаша.
        Из ключевых фигур оставался только придворный маг. Ноэми не знала, носит ли он мантию или привычную одежду. Девушка безуспешно старалась отыскать главного чародея королевства, сменившего на посту Жана де Вена. Маг затерялся среди придворных и ничем не выдавал себя. До поры, до времени, пока вдруг не оказался за спиной девушки. Ноэми вздрогнула, когда пальцы незнакомого мужчины коснулись руки.
        Де Вен еще не вернулся, после поединка с Лукашем, выпускал пар с одним из министров.
        - Извините, госпожа, сущая формальность. - Маг не подумал представиться, ясно дав понять, кто есть кто, мужчина с неприятными светлыми глазами и выцветшими каштановыми волосами. - Нужно проверить, безопасны ли вы для окружающих.
        - По-моему, выяснять следовало до того, как я подошла к его величеству, - здраво возразила Ноэми и отняла руку. - Обязанности нужно выполнять вовремя.
        - Тот же совет можно дать вам, - не стушевался незнакомец. - Я видел, вы опоздали.
        - Как и вы, - наугад брякнула девушка.
        Губы мужчина тронула улыбка, глаза оставались ледяными.
        - Дела, - многозначительно объяснил он. - Придворный маг - человек занятой.
        Значит, вот какой он - обычный дворянин без посохов и мантий, только пальцы в перстнях. Как вообще сгибаются!
        Ноэми протянула руку и зажмурилась. Она приготовилась к боли, но ее не последовало. Кожу слегка кольнуло, как при отходящем онемении.
        - Все, - маг отпустил. - Вы амагичны, посему неинтересны. Доброго дня!
        Пожелавший остаться неизвестным мужчина затерялся в толпе. Девушка проводила его растерянным взглядом и вздрогнула, когда в руку вложили сложенный вчетверо лист бумаги. Ноэми оглянулась, но увидела лишь удаляющегося пажа.
        Записка. Ей - записка!
        Сгорая от любопытства, девушка протиснулась к окну. Герцог занят, не хватится. Убедившись, что никто не подглядывает, Ноэми развернула бумагу. Лист писчей бумаги отличного качества без вензелей и водяных знаков. Почерк быстрый, уверенный, с характерными завитушками заглавных букв. «Вы назначали встречу? Зачем? Не терплю неизвестности. Если действуете от лица Дамиана де Вена, не тратьте время. Если нет, хорошо, уделю вам время. Королевская оранжерея. Прогуливайтесь по дорожкам, вас найдут и проводят».
        Ноэми прижала записку к груди, к дневнику Жана де Вена. Сам Лукаш де Сард соизволил ответить! Назначил встречу, только вот как на нее улизнуть? Она подневольная птица, вдруг герцог заподозрит неладное, пойдет следом или запретит? Страшно, очень страшно, но не предупредить девушка не могла. Убийство - вещь подлая, пусть граф может оказаться дурным человеком, Ноэми обязана рассказать.
        Глава 7
        Девушка в волнении в десятый раз обошла вокруг фонтана в форме раковины. Журчащая вода не успокаивала, хотя созерцание любой из четырех стихий издавна считалось лучшим средством от тревоги. Не привлекали взгляда кадки с мандаринами и прочими диковинными растениями, которые не росли в Лиргии.
        Герцог, вопреки опасениям, легко поверил в ложь и разрешил Ноэми осмотреть дворец. В преддверии алмазного разбирательства, ему было не до девушки.
        Оранжерея примыкала к открытому садику, разбитому на крыше второго этажа. Со всех сторон его окружали стены. Они же нависали сверху, опутанные паутиной дикого винограда и плюща. В садик вела стеклянная дверь, на зиму заменявшаяся другой, из дерева.
        Еще полчаса назад по песчаным дорожкам гуляла влюбленная пара, теперь сад и оранжерея опустели, только Ноэми тенью слонялась между заморскими растениями.
        Когда придет человек от Лукаша, сколько еще ждать? Видимо, пока не решится вопрос с алмазами. Ох, если герцог проиграет, выместит дурное настроение на Ноэми, немедленно потребует к себе и даст какое-то поручение. Их и так много, девушка ничего сегодня толком не сделала.
        Ноэми вздохнула и проверила, не видно ли дневника. Записку графа она на всякий случай сохранила: вдруг посыльный потребует?
        Девушка опустилась на скамью и обхватила голову руками.
        Сердце билось где-то в горле. Как же долго тянется время!
        - Госпожа?
        Ноэми нахмурилась. Она не ожидала увидеть женщину. На нее пристально смотрела ровесница в форме горничной. В руках она держала букет цветов.
        - Госпожа, - повторила женщина, - не поможете ли составить букет для королевы? Говорят, у вас прекрасный вкус, а в сумерках очень трудно различать цвета.
        Девушка нахмурилась. Если воспринимать слова буквально - чистый бред. Но если как аллегорию, загадку… Сумерки - Сумеречный граф Лукаш де Сард. Цветы - тайный язык, тайная встреча. Букет для королевы? Тут Ноэми бессильна, разве что ее зовут в покои дражайшей государыни.
        Рискнув, девушка последовала за служанкой. Та вручила ей лилию и попросила непременно поставить в вазу. Ноэми сначала не поняла зачем, но разгадка нашлась быстро. Горничная провела девушку в одну из многочисленных гостиных и украсила вазу на камине парой цветов. Ноэми прижала руку ко рту, когда очаг неожиданно отъехал, открыв проход. Значит, чтобы выйти, нужно сохранить лилию.
        - Дальше сами, госпожа.
        Горничная сделала книксен и быстро удалилась. Проводив ее взглядом, Ноэми с опаской ступила в чрево тайного хода. Тут было заметно холоднее, чем во дворце, а еще темно. Девушка двигалась медленно, чтобы не споткнуться, и уперлась в тупик. Перехватив лилию левой рукой, Ноэми тщательно пошарила в поисках рычажка или засова. Таковой обнаружился, и девушка с облегчением выбралась на свет. Она оказалась в помещении, напоминавшем комнату отдыха. На столе - шахматы с незаконченной партией. Вдоль стен - полки с книгами, клавикорды, стулья с высокими спинками, два мягких дивана, подставка для рукоделия. Вот и ваза, тоже на камине - том самом, с помощью которого Ноэми сюда попала. Девушка подозревала, он недействующий, бутафорский.
        Ноэми в нерешительности присела на диван. Провела ладонью по обивке - рельефная. Сколько же трудились над вышивкой?
        Распахнувшаяся дверь заставила вздрогнуть. На пороге стоял Лукаш де Сард. Ворот расстегнут, вид уставший. На висках - капельки пота. Горячее выдалось обсуждение!
        - Ну? - вместо приветствия нетерпеливо бросил граф и остановился против девушки.
        Ноэми встала. Во рту пересохло. Как ни силилась, девушка не могла произнести ни слова.
        - Я внимательно слушаю, милая барышня, - чуть смягчился де Сард и сел.
        Ноэми нерешительно последовала его примеру. Руки зажили собственной жизнью, вдруг став чужими.
        - Записку, - со вздохом - как же иногда тяжело с женщинами! - потребовал граф.
        Не сразу сообразив, что от нее требовалось, девушка протянула искомое. Лукаш порвал и сжег послание, пепел уничтожил движением руки. Ноэми в восхищении приоткрыла рот. Маг!
        - Вы никогда не видели простейших чар? - реакция собеседницы позабавила графа.
        Ноэми кивнула и, обретя голос, сбивчиво пересказала разговор в саду. Лукаш слушал и хмурился, затем спросил:
        - Отчего я должен вам верить?
        - Вы не обязаны, милорд, - согласилась Ноэми. - Я всего лишь сказала, вы всего лишь выслушали.
        - Допустим, - все еще хмурясь, кивнул граф. - Но вы служите де Вену, а продаете его врагу. Ради денег?
        Ноэми вспыхнула и порывисто встала. С видом оскорбленной добродетели она выпалила: «Не нужны мне ваши деньги!» и поспешила к камину. Ее так не унижали со времен непристойного предложения герцога.
        - Постойте! - удержал Лукаш, поднявшись вслед за собеседницей. - Я не хотел вас обидеть, но все в высшей степени странно.
        - У меня большое сердце. Доброго вечера, милорд, и привет от Жана де Вена.
        Она не знала, зачем упомянула покойного, само вырвалось.
        Граф нахмурился и, цапнув за руку, потребовал сказать, откуда она знает Жана де Вена.
        Ноэми оказалась перед сложным выбором: довериться или придумать правдоподобную ложь. Она испуганно смотрела на Лукаша, лицо которого темнело с каждой минутой. Пальцы усилили хватку, заставив слезинку скатиться по щеке.
        - Отпустите, милорд! - взмолилась Ноэми.
        Она сожалела, что поддалась порыву, назначила встречу Сумеречному графу. Даже если девушка ускользнет от Лукаша, угодит в клешни герцога - первый министр непременно расскажет о подозрительной девице. И все, в лучшем случае увольнение, в худшем… Мало ли находили в реках раздувшихся безымянных трупов? Ноэми безродная, никто не спохватится, не станет искать. Легче избавиться, чем разобраться.
        - Не раньше, чем разгадаю вашу игру.
        Лукаш силой увлек Ноэми к дивану и отрывисто приказал:
        - Садитесь!
        Пришлось повиноваться.
        - Цветы! - потребовал неумолимый граф.
        Как не хотелось расставаться с ними, пришлось отдать.
        Лилии полетели на пол. Ноэми проследила за ними взглядом и сжалась. Точно такая же судьба ждала ее, Лукаш не отпустит.
        - Я секретарь герцога де Вена, - собрав все мужество, девушка расправила плечи. - Отпустите, милорд, ваша грубость переходит границы дозволенного!
        - Я прекрасно знаю, кто вы, - окатил холодом Лукаш и встал напротив Ноэми. Руки убрал, и то хорошо. Девушка тут же принялась растирать пострадавшее запястье, искоса поглядывая на мучителя. - Поэтому мне вдвойне интересно, госпожа. Пришли доносить на хозяина, хотя живете на его деньги, а, может, и…
        - Без всяких «может»! - вспыхнула Ноэми, догадавшись, куда он клонит. - Я порядочная девушка, а не шлюха!
        Граф коротко рассмеялся. Сразу видно строгое провинциальное воспитание: только вдали от столицы считали, будто женщины делятся на порядочных, то есть примерных жен, и шлюх, то есть всех остальных. Однако образ интриганки не вязался с простушкой из сельского поместья. Либо Ноэми хорошая актриса, либо Лукаш ошибся. Зачем она пришла, почему рисковала?
        Засомневавшийся, - подобное случалось с ним редко, - Лукаш присел рядом с Ноэми. Она поспешила забиться в уголок и инстинктивно заслонилась от собеседника рукой.
        - Я вас не ударю. - По губам де Сарда скользнула брезгливая гримаса. - Вам следовало навести справки о моих привычках, раз затеяли интригу.
        - Вы ошибаетесь, - медленно покачала головой девушка, начиная понимать причину столь странного отношения собеседника. - Я хотела предотвратить убийство. Не знаю, какой вы человек, милорд, но счеты сводят в очном поединке, а не с помощью удара в спину.
        Лукаш поджал губы, оценивая слова собеседницы. Ложь или правда? Она напугана, но только лишь его поведением?
        - Повторюсь, госпожа, не вижу причин помогать мне. Наоборот, все указывает на обратное. Поэтому, госпожа, - он задержал на ней взгляд, заставив потупиться, - вы скажете правду? Зачем вы искали встречи со мной?
        - А зачем вы согласились прийти, милорд? - парировала девушка. Она приняла вызов. Спина выпрямилась, руки отпустили обивку дивана. - Как же просто вас убить! Может, я наемница.
        Граф усмехнулся.
        - Это легко можно проверить. Встаньте.
        Видя, что она не понимает, де Сард пояснил:
        - Я хочу обыскать вас.
        Щеки Ноэми стали пунцовыми от негодования. Неслыханная дерзость! Разумеется, она откажется. Позволить попрать девичью честь и найти дневник! Второго Ноэми страшилась больше первого. Она убедилась, прикосновения мужчины бывают приятными.
        Интересно, какие у графа руки? Вдруг его ласки другие? Ноэми крайне неопытна в подобных вещах. Мать ничего не рассказывала, учителя и подавно, оставалось полагаться на сплетни слуг.
        Девушка скрестила руки на груди, давая понять, ни на какой обыск она не согласится. И чуть не выдала себя, когда потянулась проверить, на месте ли дневник. Пришлось сделать вид, будто рука соскользнула, но Лукаш заметил.
        - Что у вас под платьем?
        - Как можно задавать подобные вопросы, милорд!? - Ноэми задыхалась от бури эмоций в душе.
        - Нужно, когда речь об убийстве, - парировал Лукаш.
        Он вплотную придвинулся к девушке. Его одежда касалась платья, нос щекотал аромат парфюма - простого, но благородного.
        Ноэми попыталась встать - граф не позволил, перехватив запястья.
        - Нет, госпожа, вы не сбежите. Откуда вам известно имя Жана де Вена?
        - Он младший брат герцога. Полноте, милорд, я не способна причинить зло! - Ноэми чуть не плакала от обиды. - Я не маг, не наемный убийца.
        - Неизвестно, - возразил Лукаш. Глаза его заиндевели, стали практически бесцветными. - Жан де Вен давно мертв, общаться с ним мог только Слышащий. Да и сам привет от покойника, разве не саркастический намек, что и меня ждет подобная участь?
        - Нет! - девушка практически кричала. - Милорд дух просил разыскать некого Лукаша, вот я и решила…
        Не договорив, она отвернулась. Голова шла кругом от переживаний. Пусть делает, что хочет, Ноэми бессильна переубедить упрямца.
        - Да, - неохотно признался Лукаш, отпустив девушку, - я знал Жана де Вена. Что он просил передать?
        Ноэми замкнулась в себе. Ничего она не скажет.
        - Госпожа?.. - Он запамятовал ее имя. Да и представлялась ли незнакомка?
        - Прощайте, милорд. Всему есть предел.
        Не обыскал и хорошо. Предупредить она предупредила, остальное неважно.
        Взгляд отыскал лилии на полу. Нужно поднять, поставить в вазу и уйти. Только вот отпустит ли граф? Воистину, благие намерения ведут к пропасти.
        Лукаш вздохнул. Девушка не вписывалась в привычную картину мира. Видимо, действительно неопытна и чиста. Даже самая лучшая актриса не смогла бы так достоверно сыграть. Де Сард наблюдал за Ноэми: ни одного фальшивого жеста.
        - Простите, госпожа, мое поведение продиктовано обстоятельствами, - скупо извинился Лукаш. - Двор - паутина, где каждый паук хочет сожрать другого. Тяжело вам придется, - предупредил он.
        - А? - Ноэми подняла голову и вопросительно глянула на графа.
        Показалось, или в его глазах промелькнуло сочувствие?
        - Я вам верю. - Он не стал объяснять. Если не дурочка, сама поймет. - Только, - Лукаш прислушался и понизил голос, - не боитесь мести де Вена? У стен тоже есть уши, а у спин - глаза. Крайне неосмотрительно вкладывать мне в карман записку!
        - Но что я могла еще сделать? - развела руками Ноэми. - Не в открытую же назначить свидание! У меня нет слуг, знакомых - никого, кому можно довериться. Вот и решила обставить все как обмен любовными посланиями.
        Де Сард рассмеялся, уже без прежней холодности, позволил лучикам будущих морщинок наметиться в уголках глаз.
        - Любовное послание? - Он окинул Ноэми лукавым взглядом, в который раз вогнав в краску. - Мне многие бы позавидовали, госпожа. Однако, - к графу вернулась прежняя серьезность, - герцог де Вен не оценит порыва. Я его враг, надеюсь, вы поняли, какой опасности подвергались, разыгрывая маленький спектакль? Уверен, по возвращению вас ждет неприятный разговор, готовьте ответы.
        - Но ведь никто не видел…
        - Слуги наушничают, а стены видят. Наверняка герцог хватился секретаря, а она пропала. Бегала доносить на господина, не иначе.
        - Но…
        - Госпожа, - вновь оборвал ее граф, - послушайте совета. Не лезьте в политику, ни с кем не дружите и оставьте службу. Я говорю не из вредности, а желая уберечь. Вы не выживете при дворе.
        - Выживу, - Ноэми упрямо подняла подбородок, - верну фамилию и поступлю в академию.
        - Какую? - оживился Лукаш. Девушка ему, определенно, нравилась. Противоречивое существо! - Уж не магическую ли?
        - Увы, во мне ни капли дара, - развела руками Ноэми. - Я хочу стать ученым.
        - Полноте! - рассмеялся граф и в мимолетном порыве накрыл ее руку своей. - Вы не уродливы, не стоит посвящать жизнь изысканиям.
        - По-вашему, милорд, только некрасивые девушки могут учиться? - нахмурилась Ноэми. - Всем прочим надлежит оставаться глупыми, услаждать мужчин и рожать детей?
        Какая несправедливость! Неужели граф думает, как лорд Сулин Вард? Открытие неприятно удивило, но Ноэми надеялась, она ошиблась. Не мог первый министр оказаться столь недальновидным.
        - Вы подменяете понятия, госпожа, - включился в игру Лукаш. - Образование похвально для обоих полов, но вы собирались похоронить себя в пыльных архивах, будто прячетесь от чего-то. Не желаете выходить замуж? Тогда вам бы в Веос, к сожалению, в Лиргии неодобрительно смотрят на одиноких женщин. Считается, они полны недостатков, раз не сумели найти пару.
        - Именно этого я и добиваюсь, милорд, - выбора. - Ноэми обрадовалась, что нашла человека, разделявшего ее взгляды, и решилась доверить ему сокровенное. - Мне хочется учиться, у меня есть способности, но какое дело до моих желаний родным?
        - Провинциальные нравы! - поджал губы Лукаш, легко догадавшись, о чем она не договаривала. - Хорошо, в благодарность за предупреждение похлопочу о фамилии.
        - Ноэми Вард, бывшая леди Ноэми Вард, - с готовностью напомнила девушка.
        Кровь шумела в ушах. Неужели скоро она станет полноправным человеком? Никакого диктата отца, возможность самой выбирать судьбу и мужчину, с которым ее связать. Вопреки мнению де Сарда, девушка собиралась замуж, хотя втайне завидовала навсейкам. Они пользовались безграничной свободой и не зависели от мужчин. Окончив академию, Ноэми тоже получит право на профессию, значит, станет самостоятельной. Большего и не нужно, целиком и полностью отдаваться науке девушка не собиралась.
        - Я запомню, - кивнул Лукаш и улыбнулся. - Удачи, Ноэми Вард! Но, - тон вновь стал деловым, - мы не договорили о Жане де Вене. Откуда вы его знаете?
        - Видела, - девушка решила не лгать. Она приоткрыла ему сердце, пусть знает и это. - Я служила помощником архивариуса в замке герцога де Вена. Призрак милорда попросил передать при случае привет некому Лукашу. Или я ошиблась, и при дворе есть еще один Лукаш?
        Она умолчала о дневнике - слишком многое на кону.
        - Вряд ли, - покачал головой де Сард. - Жан де Вен не общался с мелкими сошками, а при дворе моего тезки нет. Странно, конечно, мы не дружили. Так какое послание вы принесли из мира мертвых?
        - Никакого, - пришло время для лжи. - Мне пора, милорд. - Ноэми соскользнула с дивана и подняла цветы. - Вы правы, герцог уже хватился.
        - Мы встретимся снова, - огорошил Лукаш. К счастью, он не заметил румянца, залившего девичьи щеки. - Вы многого не договариваете, Ноэми, но сейчас у меня нет времени разбираться. Вас проводят.
        Граф поцеловал руку Ноэми и, попрощавшись, ушел. Через минуту появился слуга и пригласил следовать за ним.
        Поразмыслив, девушка оставила лилии на каминной полке: слишком много вопросов. Однако пару лепестков таки спрятала у сердца в память о Лукаше де Сарде. Как ни прискорбно, первый министр отыскал уголок в ее сердце.

* * *
        Ноэми рассматривала конверт с черной маской вместо печати. Его прислали с утренней почтой. На ее имя - в высшей степени странно. Герцог де Вен и Витус Хойл получили точно такие же приглашения на маскарад. В итоге девушка решила, что звана не как Ноэми Вард, а как секретарь герцога, но забот не убавилось. Наоборот, перед девушкой стала проблема - наряд. Одно дело, повседневная жизнь, другое - маскарад. Ноэми изрядно потратилась на пошив одежды и решительно не понимала, где достать новое платье, маску и прочие вещи, без которых, даже имея приглашение, в королевском дворце делать нечего.
        Вчерашний день закончился глубоко за полночь. И, самое обидное, герцог даже не взглянул на результаты работы. Его задумчивый вид и рассеянность за завтраком говорили, де Вен что-то затеял, но не собирался посвящать в планы секретаря. Однако тайное быстро стало явным, стоило герцогу приказать Ноэми послать корзину отборных роз от имени Йонаса принцессе Генриетте, младшей сестре монарха. Девушка и виду не подала, но поняла, невесту маркизу подыскивать не нужно. Гора с плеч!
        - В чем дело? - Де Вен заметил смятение девушки. Герцог помешивал кофе и одним глазом просматривал выпуск газеты. - Неприятные известия?
        Взгляд его упал на конверт, по губам скользнула улыбка.
        - О, приглашение на королевский маскарад! Вы делаете карьеру, госпожа Вард. Только вот чего испугались? Это не приглашение на казнь, хотя, - де Вен сделал выразительную паузу и отпил из чашки, - иногда под маской прячется убийца.
        Ноэми промолчала и убрала письмо за обшлаг. Она не собиралась делиться с работодателем финансовыми проблемами. Для сиятельного аристократа бриллианты - пустяки, а для девушки даже отрез шелка - серьезный удар по кошельку.
        В чем же поехать на маскарад? Вопрос терзал Ноэми весь завтрак. Вроде, во время краткой прогулки по столице Ноэми видела магазин готового платья, может, там что-нибудь сыщется? Безусловно, на фоне придворных дам девушка будет смотреться бледно, но все лучше, чем в секретарском костюме. Достать бы еще где-нибудь маску напрокат… Ноэми могла сама смастерить, только время поджимало, а герцог не позволит прохлаждаться за рукоделием.
        - Госпожа Вард, - девушка вздрогнула и вынырнула из мыслей, - съездите в банк. Мне нужны деньги. Письмо к управляющему напишу, дам перстень с печаткой. Следите за ним в оба! Возьмете охрану, человек пять, не меньше.
        - Большая сумма, ваша светлость?
        Ноэми пока не стала выяснять, какой банк герцог имел в виду. Наверное, Королевский - в каком еще держать деньги аристократу?
        - Достаточная, - туманно ответил де Вен и покосился на двери столовой: не подслушивает ли кто?
        - Почему вы не пошлете за ними в замок? Господин Хойл мог бы открыть портал.
        Маг шумно вздохнул, всем видом показывая, он не встанет.
        - Потому, - герцог одарил секретаря тяжелым взглядом. - Или я обязан отчитываться перед вами?
        Девушка, стремительно краснея, осознала свою ошибку. Только сиятельного гнева ей не хватало, мало выволочки во дворце!
        Де Вен промокнул губы и приподнялся, опершись руками о стол. Барабаня пальцем по скатерти, он, щурясь, спокойно, но так, что внутри все содрогалось, произнес:
        - В этом доме приказываю только я.
        Девушка сглотнула.
        - Вот и славно! - Губы герцога тронула холодная усмешка, и он продолжил трапезу. - Надеюсь, в дальнейшем подобных недоразумений не возникнет.
        Больше де Вен даже не смотрел в сторону Ноэми, та же корила себя за инициативу. Молчать нужно и кивать.
        Однако для чего герцогу понадобились деньги, да еще срочно? И разозлился де Вен неслучайно. Он не желал расспросов, не посвящал даже управляющего, не называл суммы - подозрительно. Поневоле всплыл в голове подслушанный в саду разговор. Убийство стоило денег, не по душу ли первого министра герцог посылал Ноэми в банк?
        Завтрак окончательно потерял привлекательность. Девушка ела только потому, что нужно, сама же думала о Лукаше де Сарде. Он сказал, они еще встретятся, случайно не Сумеречный граф послал приглашение? Право слово, вряд ли королевский секретарь или распорядитель двора запомнили мелькнувшую во дворце девушку.
        Решимость разузнать, куда де Вен собирался потратить деньги, окрепла. Ноэми собиралась прочитать содержимое письма. Можно не распечатывать, существуют другие способы. Вдруг тогда что-нибудь прояснится?
        - Госпожа Вард? - Девушка подпрыгнула на стуле. Она рано решила, будто герцог забыл о ее скромной особе. - У меня к вам деликатное поручение. Нужно выбрать подарок, каковой сочли бы милой безделушкой. Трудность в том, что получатель - особа королевской крови.
        «Ага, принцесса!» - поняла Ноэми.
        Трудная задачка, но все легче, чем искать Йонасу невесту. Принцесса Генриетта наверняка любит цветы, украшения, домашних животных, поэтому Ноэми пошлет котенка. Пушистый комочек найдет путь к сердцу красавицы и обратит ее внимание на маркиза.
        - Судя по улыбке, проблема для вас - вовсе не проблема, - герцог оказался прозорлив.
        - Будет исполнено, ваша светлость, - туманно ответила Ноэми.
        После завтрака девушка зашла в кабинет де Вена и забрала письмо к управляющему банка. Королевского, как изначально предположила Ноэми. Пообещав открутить голову, если потеряет, герцог снял с руки перстень-печатку. Девушка взвесила его на руке: тяжелый. И слишком велик, с пальца спадает.
        - Он магический, - пояснил де Вен, - подстроится через пару минут.
        Действительно, перстень уменьшился, стал впору. Ноэми с интересом разглядывала его, даже провела пальцем по гравировке. Она ощутила себя знатной дамой. Плечи расправились, подбородок приподнялся.
        Герцог залюбовался девушкой и в который раз подумал, из нее вышла бы прекрасная фаворитка.
        - Госпожа Вард, - он собирался дать указания, но сказал совсем другое, - я хочу сделать вам предложение.
        - Какое?
        Во рту девушки пересохло.
        Нелепое предположение, де Вен не возьмет ее в жены!
        - Вы станете моей любовницей, официальной фавориткой со своим домом, слугами, положением в обществе.
        - Положением? - рассмеялась Ноэми. Ее грубо вернули с небес на землю. - Как же велика сила вашей похоти, ваша светлость, - горько добавила она, - если вы никак не можете остановиться!
        - Упрямая девчонка! - Де Вен в сердцах ударил по столу и порывисто обнял секретаря за плечи. - Да любая другая!..
        Не договорив, герцог впился в губы Ноэми жестким, страстным поцелуем, который сам же оборвал и, не глядя на оторопевшую девушку, приказал:
        - Ступайте в банк! Приду ночью и сделаю своей.
        - Никогда! - сверкнула глазами девушка и выбежала из комнаты.
        Герцог придерживался иного мнения. Он-то помнил расширившиеся зрачки и тяжкое дыхание Ноэми, когда губы ласкали ее груди. Ноэми сдастся победителю. Так и быть, де Вен как галантный кавалер простит даме упрямство.
        Глава 8
        Управляющий банка смотрел на Ноэми, она - на него. Оба недоумевали, отчего герцог де Вен сам не пожелал явиться за столь крупной суммой.
        - Эм, вы уверены, госпожа? - осторожно начал плотный низенький мужчина, покосившись на лежавший на столе герцогский перстень. Его подлинность не вызывала сомнений, только все равно странно. Пусть девушка не похожа на воровку, надо проверить. Только вот как аккуратно спросить? - Словом, нужно предпринять определенные меры…
        Управляющий окончательно запутался и махнул рукой на попытки проявить деликатность. В конце концов, герцог де Вен - самый уважаемый клиент банка, лишняя предосторожность не помешает.
        - Понимаю, - кивнула девушка. Она сама ощущала себя неловко из-за щекотливого поручения. - Свяжитесь с его светлостью, если не доверяете предоставленным доказательствам.
        - Доверяю, - пошел на попятную мужчина и промокнул лысеющий затылок платком, - но вот так, без предупреждения… Свяжусь, пожалуй.
        Управляющий извлек из ящика стола матовую пирамидку высотой с ладонь и бережно положил на сукно.
        Ноэми подалась вперед: она никогда прежде не видела миниатюрных магических средств связи, придуманных в соседнем Веосе и нашедшим применение в Лиргии. Те, которыми пользовались в провинции, выглядели громоздкими, были сложны в использовании.
        Управляющий проделал несложные манипуляции, и вырвавшийся из пирамидки столп света явил проекцию крайне недовольного Дамиана де Вена.
        - Что там еще? - пробурчал герцог и отложил в сторону перо. Заметив Ноэми, он скупо поинтересовался: - Проблемы, госпожа Вард?
        - О, ничего серьезного! - Управляющий подскочил, девушка осталась сидеть. В конце концов, не она затеяла разговор, не ей отдуваться. - Всего лишь хотел убедиться в вашем добром здравии.
        - И как, убедились? - нахмурился де Вен.
        - Безусловно, ваша светлость, пошли вам Вседержители еще двести лет жизни! Любезная госпожа, - кивок на Ноэми, - принесла письмо и перстень…
        - Выдайте деньги и дело с концом, - оборвал объяснения герцог. Он разозлился еще больше. Треклятый управляющий испортил игру! Теперь не солжешь, будто Ноэми Вард действовала по собственной инициативе, если дело примет дурной оборот. - Впредь не беспокойте меня по пустякам, милейший!
        Управляющий закивал и, витиевато попрощавшись, провел рукой над пирамидкой. Изображение де Вена исчезло, свет погас.
        Лоб и плешь мужчины лоснились от пота. Не выдержав, управляющий даже расстегнул ворот рубашки.
        - Итак? - вернула его к действительности Ноэми.
        Герцога де Вена боялись, вот и управляющий Королевским банком Ушга едва не поседел, когда вызвал неудовольствие сиятельной особы.
        - Все в порядке, госпожа, - промямлил мужчина. - Прошу за мной.
        Девушка встала. В коридоре кивнула охранникам, и те последовали за молчаливой парочкой в хранилище.
        Служащие при виде управляющего засуетились, изображая кипучую деятельность. Мужчина поспешил сорвать на них гнев за пережитые волнения, обозвав лодырями, велел поторапливаться. Вскоре плечи свиты Ноэми оттягивали тяжелые мешки.
        - Полагаю, вам лучше воспользоваться порталом, - проявил заботу о безопасности клиентов управляющий.
        Ноэми согласилась.
        Для телепортаций в Королевском банке отвели особую комнату, даже штатного мага держали. К его услугам прибегали важные клиенты.
        Портал перенес Ноэми и ее спутников в холл особняка де Вена. Последний поджидал девушку на лестнице, буравя взглядом пустоту.
        - Слишком долго! - отчитал герцог и распорядился отнести мешки в сокровищницу.
        Ноэми с радостью избавилась от перстня, передав его владельцу. Всю дорогу она боялась его потерять, теперь гора с плеч.
        - Никто не следил?
        Девушка задумалась и ответила отрицательно.
        Показалось, или герцог с облегчением выдохнул? Ох, нечисто с деньгами!
        Де Вен загрузил девушку бумажной работой и отправил выбирать котенка принцессе Генриетте:
        - Заодно себе на бал что-нибудь присмотрите. И помните: ночью, - с улыбкой хищника напомнил герцог.
        Ноэми вздрогнула. Она успела забыть о планах работодателя лишить ее невинности. Страх мурашками пробежал по позвоночнику, но девушка ответила твердо, будто ни капельки не боялась:
        - Полагаю, это не лучшая идея, ваша светлость. Вы не получите удовольствия, придется искать нового секретаря и оправдываться в свете.
        - Почему? - в нем взыграло любопытство.
        - Я плохо знакома с мужской физиологией, но полагаю, для удовольствия необходима умелая женщина. Если угодно, я могу найти самую лучшую, подобное тоже входит в мои обязанности. Касательно секретаря - сами понимаете, я не останусь после изнасилования. Замять его не удастся. Пусть отец отказался от меня, но…
        - Без всяких «но»! - отмахнулся герцог. Мысленно он аплодировал Ноэми. - Даже если вы осмелитесь сообщить о случившемся, опозорите только себя.
        - Лучше публичный позор, чем тайный, - заметила девушка. - Комариный укус тоже укус, когда-то вспомнится.
        - Не боитесь? - вкрадчиво поинтересовался де Вен, подойдя вплотную. Жутко хотелось взять Ноэми за подбородок, но герцог сдержался. - Вы ведь угрожаете?
        - Как я могу, ваша светлость? - притворно удивилась Ноэми. - Я всего лишь констатирую факты.
        - Факты? - Де Вен отобрал папку с бумагами и тесно прижал девушку к себе, так, чтобы вздохнуть не могла. - Факт в том, - его губы касались уха, - что я могу взять вас здесь и сейчас, а вы безропотно отдадитесь, госпожа Вард.
        - С чего вдруг? - играла с огнем девушка.
        Де Вен еле сдерживался. Ему хотелось покрыть поцелуями бледное лицо, расстегнуть жилет и рубашку, чтобы добраться до розовых бутонов сосков.
        Герцог огляделся: никого. Так что ему мешает?
        Руки занялись пуговицами, пробрались к коже. Ноэми пыталась возмущаться, но де Вен шикнул, напомнив, на дворе день, в интересах девушки не привлекать внимания.
        Большой палец очертил вырез сорочки и достиг цели.
        Ноэми замерла и широко распахнула глаза, когда мужская ладонь уверенно сжала добычу, и все - практически не раздевая!
        - Вот видите, - самодовольно шепнул де Вен, - вы прекрасно справитесь. Увы, не могу доказать прямо сейчас: дела!
        - Ни сейчас, ни потом! - Девушка встрепенулась, оправилась от неожиданной сладкой пытки и оттолкнула работодателя. - Вы ничуть не лучше сына! Не верю, будто в столице нет борделя с подходящими девочками!
        - Так давайте проверим? - герцог рассмеялся.
        Он больше не удерживал Ноэми. В голове созрел план.
        Девушка нахмурилась и недоуменно глянула на де Вена. Что он имел в виду?
        - Вы мой секретарь и раз не желаете становиться женщиной, поможете с выбором.
        Кончики ушей Ноэми покраснели. Герцог планировал взять ее в публичный дом?!
        - Ничего, - успокоил де Вен, откровенно потешаясь над реакцией девушки, - женщинам в подобных заведениях нечего бояться. Выпьете, насладитесь музыкой, просмотрите кандидаток.
        - Это приказ? - уточнила Ноэми.
        Взгляд поневоле скользнул по причинному месту работодателя. Девушка тут же смущенно отвернулась, осознав: герцог заметил. Еще подумает невесть чего!
        - Госпожа Вард, я могу удовлетворить ваше любопытство, но в спальне, - пальцы герцога легли на пояс. - Для красивой девушки не жалко.
        Ноэми сглотнула, представив, что именно ей покажут. Вернее, попытавшись представить, потому как порядочная девица не видела мужского органа до свадьбы. Ноэми воспитали в строгости и велели даже во время брачной ночи закрыть глаза.
        Ухмыляясь, де Вен шагнул к секретарю и, взяв безвольно повисшую ладошку, приложил к ширинке. Тепло девичьих пальцев дразнило. Пытка, но взаимная.
        - Что вы себе позволяете, милорд? - Ноэми свободной рукой дала герцогу пощечину. - Я закричу!
        - Зачем? - Де Вен скривился и потер лицо. Больно! - Разве вам ни капельки не любопытно и не лестно? Ну же, госпожа Вард, проявите пытливость ученого!
        Герцог подтолкнул девичью ладошку, и она инстинктивно сжала бугорок, чтобы тут же с визгом отпрянуть.
        - Какая вы трусиха! - Де Вен поймал Ноэми и поцеловал - нежно, слегка касаясь. - Можете засунуть пальчики за пояс, разрешаю.
        - Нет, милорд, я не шлюха!
        - Верно, - мурлыкал герцог, добравшись до девичьей шейки, - вы даже не содержанка, всего лишь девочка, которая боится неизвестности. Разве не в этом причина?
        Ноэми промолчала. В чем-то де Вен прав, она страшилась близости из-за таинственности процесса и окружавших его баек. С другой стороны, работодатель не настолько привлекательный мужчина, чтобы потерять голову. А еще существовали чувственные губы Сумеречного графа, которые хотелось попробовать на вкус.
        - Хорошо, идите, - герцог отпустил жертву. - Котенка покажете: хочу знать, что отправят ее высочеству. И про бордель не шутка, госпожа Вард, готовьтесь. Вам же на пользу: при дворе не любят недотрог.
        Оставив Ноэми глотать воздух от возмущения, де Вен удалился, крайне довольный собой.

* * *
        Девушка не двигалась, не в силах поверить, что ей предстоит переступить порог публичного дома.
        Де Вен вылез из неприметного экипажа без гербов и прочих опознавательных знаков и нетерпеливо поджидал секретаря под красным фонарем. Из открытого окна лилась музыка, слышался приглушенный звук разговора.
        - Госпожа Вард, долго мне еще ждать?
        Девушка зажмурилась и, словно бросаясь с обрыва, шагнула на мостовую.
        - Сидите и молчите, - наставлял герцог. - Постарайтесь запомнить того, с кем я вас познакомлю. Затем можете уйти. Экипаж в вашем распоряжении. Я задержусь и доберусь порталом.
        Ноэми кивнула. Уши пылали - она впервые погружалась в мир чувственных наслаждений. Герцог спокойно говорил о них, а девушка не могла без смущения произнести «публичный дом».
        - Добро пожаловать!
        Дверь распахнулась, стоило де Вену занести ногу на первую ступеньку. Значит, он постоянный клиент. Одновременно мерзко и интересно.
        Любопытство пересилило, и Ноэми юркнула вслед за герцогом, хотя изначально собиралась вернуться в экипаж.
        Отворивший им мужчина любезно предложил забрать верхнюю одежду.
        - Дама?.. - Он вопросительно посмотрел на Ноэми.
        - Не по этой части, - отрезал герцог, вручив привратнику плащ и накидку. - Нас ждут. Бутылку красного и три бокала.
        Мужчина поклонился и скрылся из виду.
        Ноэми огляделась. Она ожидала увидеть море алого плюша и прочие атрибуты разврата, а оказалась в строгом холле с уходящей наверх тремя маршами деревянной лестницей. Арочный проем в стене вел в гостиную, где музицировала юная блондинка, которую девушка слышала с улицы.
        Ковры, диваны, стулья, ломберный столик. Мужчины и женщины мирно беседуют за бокалом вина. Никаких оргий, собравшиеся походили бы на завсегдатаев дворца, если бы время от времени не уединялись за тяжелыми занавесями. Что за ними, Ноэми не знала и не желала спрашивать.
        - Сюда, - герцог указал на пустовавший диван в нише. - Мы приехали первыми.
        Девушка скованно присела на краешек, так и не сняв перчатки. Она напряженно посматривала по сторонам. Казалось, проходившие мимо мужчины пялились на нее и прикидывали, во сколько бы оценили. Разволновавшаяся Ноэми то и дело подтягивала и без того высокий воротничок к подбородку. Де Вен наблюдал за ней с легкой усмешкой. Сам он развалился на диване, закинув ногу на ногу, и потягивал принесенное слугой вино.
        - Успокойтесь, госпожа Вард, вы гостья, а не работница. - Герцог ободряюще похлопал секретаря по плечу. - Впрочем, заведение приличное, тут не принято лапать женщин и совокупляться на столах.
        Ноэми сглотнула и отвернулась, став пунцовой.
        - Смущает слово «совокупляться»? - рассмеялся де Вен. - О, существует множество других слов, которые вам пора бы знать.
        Девушка не успела ответить: к ним подошел человек в маске, закрывавшей пол-лица. Оставшаяся часть пряталась под буйно разросшейся челкой. Де Вен подобрался и представил Ноэми. Сухо, не вставая - значит, говорил не с равным. Мужчина одарил девушку мимолетным взглядом и потерял интерес, даже не поздоровался.
        По щелчку пальцев принесли еще вина. Между мужчинами завязалась тихая беседа. Речь шла о некоем племяннике, которого непременно следовало устроить помощником нотариуса, причем до среды. Ноэми ничего не понимала, со стороны разговор напоминал бред, но мужчины сумели договориться. Деньги за мифического племянника должна была передать Ноэми. Половину во вторник, вторую - в четверг. Сегодня герцог отдавал задаток. Со своей стороны, незнакомец обязался предоставить письмо от племянника.
        Служанка, одетая в неприметное серое платье с вырезом сердечком, принесла вазу с фруктами и вторую бутылку. Мужчины решили отпраздновать странную сделку. Вино заструилось по хрустальным стенкам. Фужеры в борделе оказались на удивление приличными, сразу видно, заведение высшего порядка.
        Перед тем, как пригубить бокал, незнакомец в маске опасливо покосился на Ноэми. Той стало не по себе, будто Чувствующий в голову заглянул. Девушка невольно присмотрелась к мужчине. Брюнет. Подозрения оправданы, незнакомец вполне мог оказаться навсеем: они все темные. Только вряд ли человек, скрывавший свое лицо, признался бы в запретной национальности.
        Незнакомец усмехнулся. Девушка не видела - почувствовала и вздрогнула.
        - Занятная особа. Кто она? - Мужчина перекатывал в пальцах ножку бокала. - Любовница?
        - Секретарь, - не стал врать де Вен.
        Незнакомец еще раз пристально оглядел девушку и протянул руку. Ноэми поспешила спрятать свою.
        Маг, определенно, маг! Читающий души!
        Тихий смех герцога вывел из состояния болезненной паники. Девушка подняла голову и встретилась с озорными, неприличествующими возрасту и статусу голубыми глазами.
        - Она решила, вы ментал, - пояснил де Вен, - а то и кто похуже. Госпожа впечатлительна, как все девушки ее возраста.
        Мужчина понимающе кивнул и приподнял бровь. Герцог незаметно передал ему кошелек. Незнакомец спрятал его под плащом и поспешил откланяться. Ноэми видела, как он подошел к одной из дам. Та улыбнулась и удалилась с кавалером наверх, развлекаться.
        Де Вен откинулся на спинку дивана и посмотрел на Ноэми сквозь бокал с вином, поднес к губам и чувственно отхлебнул, запрокинув голову. Девушка непроизвольно сглотнула.
        - Я свободна, ваша светлость? - заторопилась подальше от соблазна Ноэми.
        - Нет, - коварно улыбнулся соблазнитель и наполнил бокал спутнице. - Составьте мне компанию. Расслабьтесь, госпожа Вард, с вами ничего не случится.
        Ноэми с трудом выдавила ответную улыбку. Пальцы дрожали. Поведение герцога пугало, особенно в свете недавних событий. Чтобы немного успокоиться, девушка приложилась к бокалу и не заметила, как выпила его. Де Вен любезно налил даме еще вина и предложил спелую грушу.
        - Зачем мы здесь? - Ноэми нервничала.
        Встреча состоялась, незнакомец в маске ушел, пора девушке воспользоваться услугами экипажа. Чего ждал герцог?
        - Вы хотите, чтобы я?.. Но я не знаю ваших вкусов, - покраснев, чуть слышно пробормотала Ноэми.
        Де Вен недоуменно поднял брови и, догадавшись, рассмеялся. Секретарь решила, будто он заставит подбирать ему спутницу на ночь! Да, герцог в сердцах грозился наказать непокорную девицу, но чтобы воплотить в жизнь?..
        Ноэми ерзала на диване. Ей стало нестерпимо душно, захотелось расстегнуть пуговицы, ослабить корсет, облиться холодной водой. Побелевшие пальцы впились в бокал, грозя сломать ножку. Герцогу пришлось отобрать его, чтобы девушка не поранилась.
        - Госпожа Вард, у меня предложение. Немного странное, но…
        Договорить де Вен не успел, осекся на половине фразы и помрачнел. Девушка проследила за его взглядом, который, казалось, жаждал поджечь зал, и уткнулась в стоявшего в профиль мужчину. Знакомый абрис лица быстро воскресил в памяти имя. Сумеречный граф! Здесь, в обители порока! Ну да, Лукаш тоже мужчина.
        Ноэми отвернулась. Стало очень грустно и с новой силой потянуло к вину. Оно виделось лучшим успокоительным средством.
        - Идемте! - Герцог встал и потянул ее к выходу. - Только тихо! - предупредил он и осторожно выскользнул из ниши.
        Девушке ничего не оставалось, как последовать за ним.
        Де Вен пробормотал нечто невнятное, как выяснилось позже, заклинание, и воздух подернулся дымкой. Обхватив Ноэми за талию, герцог чуть ли не бегом потащил ее в холл. Там остановился, чтобы перевести дух и развеять чары.
        - Вы!.. - гневно зашипела освобожденная девица, оправляя помятый наряд. - Я не продажная…
        Договорить ей не дали, зажали рот ладонью. Герцог предпочел бы поцелуем, но сейчас не до страсти. Птичка прознала о планах охотника и могла испортить игру. Может, Лукаш де Сард оказался в борделе случайно, но де Вен давно не верил в подобные совпадения.
        Герцог догадывался, Сумеречный граф заметил поспешный уход конкурента. Магия магией, но другой колдун непременно почувствует неладное, забеспокоится. Если так, следует ждать гостей.
        - Наверх! - шепотом скомандовал герцог, прислушиваясь.
        Ноэми заартачилась, пришлось сгрести в охапку и отнести. Туфли наставили синяков, но легкая боль - малая плата за благополучное будущее. Если Лукаш узнает о свидании с человеком в маске, увидит герцога, лучше сразу сбежать в Веос. Только согласятся ли недружественные соседи его принять?
        Кровь стучала в висках. Ноэми обмякла в руках похитителя, сообразила, причиной столь странного порыва явилась не страсть. Во всяком случае, она надеялась на это, памятуя о поспешном бегстве.
        Оттолкнув служанку с подносом - несчастная упала, разбив посуду, - де Вен уверенно поднимался по лестнице. Он остановился на площадке между этажами и наконец-то отпустил живую ношу.
        - Нет времени объяснять, - герцог напряженно вглядывался в холл под ногами. - Когда все закончится, уедете.
        Ноэми промолчала и тоже прильнула к перилам, силясь понять, что именно напугало работодателя. Сначала она решила, будто де Вен сошел с ума, но потом заметила едва заметную дымку, клубившуюся в холле. Попавший в нее охранник замер с поднятой рукой, а потом и вовсе растворился. С широко распахнутыми от страха глазами Ноэми следила за тем, как дымка расползается, подбирается ближе. Из оцепенения вырвал герцог. Он дернул девушку за руку и потащил по коридору. Без стука распахнув первую попавшуюся дверь, де Вен втолкнул Ноэми внутрь. Завизжала, застигнутая врасплох парочка. Обнаженная девица метнулась прикрыться валявшимся на полу платьем, а мужчина, не смущаясь выставленных напоказ прелестей, обругал герцога. Тот зашевелил губами, взмахнул рукой, и возмущенный кавалер застыл с остекленевшим взглядом.
        Ноэми не знала, куда смотреть. Куда ни глянь, то мужское исподнее, то срамные картинки, то обнаженный владелец одежды. Светлое пятно - девушка с распущенными рыжими волосами, которая тихо скулила в углу и просила не убивать.
        - Да плевать я на тебя хотел! - рыкнул герцог. - Только заткнись! - И, обернувшись к Ноэми, велел: - Окно откройте.
        Не понимая зачем, девушка бочком, прикрыв ладонью глаза, скользнула вдоль огромной кровати. По пути она едва не наступила на пустую бутылку. Но вот и окно. Девушка не с первого раза совладала со шпингалетом и распахнула створки. Повеяло ночной прохладой, вытеснившей спертый воздух, пропахший вином и лавандой.
        - Давайте! - Де Вен первым оказался на подоконнике и подал руку секретарю. - Ну же! - поторопил он, видя, что девушка не спешит последовать его примеру.
        - От кого мы бежим? - решила прояснить ситуацию Ноэми.
        Герцог не удостоил ее ответом, обхватил за талию и поставил на карниз. У девушки перехватило дыхание. Один неверный шаг - и смерть. Нога поедет, подует ветерок… Ноэми в ужасе вцепилась в де Вена, наплевав на приличия, обняла. В глазах читалось слезное: «Пожалуйста!»
        - Выдумали тоже - убью! - прошипел герцог, с трудом отцепив ее пальцы. - Вам нужно сделать два шага.
        - Нет, не могу! - замотала головой Ноэми.
        - Госпожа Вард! - повысил голос де Вен. - Всего два шага в любую сторону и все.
        - З-з-зачем? - Губы девушки дрожали и побелели от страха.
        - Затем, что там водосток. Понимаю, не самый лучший способ, но времени на постройку телепорта нет. И не факт, что у меня бы вышло, - это прерогатива господина Хойла. Не бойтесь, - успокоил герцог, - я подстрахую, первой лезть не заставлю. На чужих плечах удобно, госпожа Вард.
        Ноэми представила, как они будут смотреться со стороны, и зарделась еще больше.
        Решившись, девушка сделала шаг, затем второй и дотянулась до водосточной трубы. Де Вен оказался рядом через мгновение. Слово сдержал, вниз Ноэми спускалась с максимально возможным комфортом. Она надеялась, герцог ничего не разглядел в темноте, когда ссаживал ее на мостовую.
        Они оказались в переулке, заканчивавшемся тупиком. Пахло здесь мерзко, пришлось зажать нос ладонью. Источник вони обнаружился быстро - у кирпичной стены сваливали отходы. Ноэми показалось, там и крысы бегали.
        Герцог кивнул в сторону одинокого фонаря в другом конце переулка. Не красного, обычного. Не задавая лишних вопросов, девушка побрела за работодателем.
        До заветного светового пятна оставалось совсем чуть-чуть, когда на плечо легла рука. С перепугу Ноэми подпрыгнула и метнулась к стене. Девушка бросила отчаянный взгляд на де Вена, но его и след простыл, как сквозь землю провалился. Хотя нет, вот тень. Завернулся в плащ, слился с темнотой. Потом, увы, действительно пропал.
        - Так, кто тут у нас? - раздался над ухом знакомый голос.
        Лукаш де Сард собственной персоной.
        Сердце ушло в пятки. Ноэми запоздало разгадала смысл беседы в борделе и поняла: ее, как сообщницу, могут казнить или бросить в тюрьму. Вряд ли первый министр поверит, будто девушка не участвовала в подготовке покушения.
        Вспыхнул свет, заставивший с непривычки зажмуриться.
        Пальцы графа цепко ухватили за подбородок, разворачивая лицом к себе. Лукаш с минуту разглядывал Ноэми и равнодушно протянул:
        - Понятно, секретарь герцога де Вена. Как и думал, стремитесь усидеть на двух стульях.
        - Нет! - испуганно пискнула девушка, все еще опасаясь открыть глаза. - Я не хочу крови, наоборот, вы нужны мне живым.
        - Зачем? - баритон обволакивал, заставлял мурашки собираться внизу живота.
        Лукаш не отпускал жертву, будто опасался, та убежит вслед за хозяином.
        Ноэми промолчала. Последняя фраза прозвучала двусмысленно, и девушка не знала, как исправить ситуацию. Она сама не могла объяснить, отчего практически незнакомый шатен должен жить. Может, он сволочь, вор, убийца, что Ноэми ведала о первом министре Лиргии? Но сердце упрямо гнуло свое: спаси, помоги. И она пыталась и поплатилась за доброту.
        - Хорошо, - так и не дождавшись ответа, Лукаш зашел с другой стороны, - кто с вами был? То, что маг, понятно. Убийца?
        Девушка не выдала работодателя. Инстинкт самосохранения подсказал: лучше промолчать.
        - Госпожа, не помню вашего имени…
        - Вард, - чуть слышно пролепетала жертва чужих интриг, - Ноэми Вард.
        - Итак, госпожа Вард, в ваших же интересах…
        - Я не знаю деталей, но заказ уже взяли. Вас убьют, ваше сиятельство! - сорвалась на всхлип Ноэми - сдали нервы. - Наверное, на маскараде. У вас много врагов, им не нравятся алмазы…
        - Не хотят, чтобы докопался до сути? - хмыкнул Лукаш и протянул девушке платок. - Возьмите. Либо вы хорошая актриса, либо действительно невиновны. Однако, - он повысил голос, - именно вы снимали деньги в Королевском банке. Жаль, - с досадой пробормотал Сумеречный граф, - убийца скрылся!
        Пальцы Лукаша, наконец, разжались. Ноэми судорожно вздохнула и отважилась взглянуть на графа. Он хмурился, погрузившись в раздумья. Свет от мигающего шара, парящего в воздухе, бросал на лицо длинные тени. Убежать бы, только Ноэми не двигалась. Внутри все обмерло от страха.
        - Идемте!
        В который раз за сегодня девушку куда-то вели, теперь в карету - неприметную, двухместную, черную. Ноэми заколебалась, но Лукаш не оставил выбора, распахнув дверцу.
        - Куда мы? - облизнув губы, поинтересовалась девушка, забившись в уголок.
        Сиденья жесткие, неудобные, как в тюремном возке. Неприятная мысль кольнула сердце.
        - Вы хотите меня убить и закопать в лесу?
        - Нет, - Лукаш устроился напротив и велел трогаться. - Даже с визитом к начальнику городской стражи повременим. Мы едем ко мне, госпожа Вард. Думал поговорить с вами на маскараде, придется сегодня. Ваша судьба в ваших руках.
        Экипаж тронулся, стремительно замелькали дома. Судя по всему, они направлялись за город, во всяком случае, кучер правил вовсе не к тому кварталу, где обитал де Вен, а мимо тянулись унылые обшарпанные стены.
        - Невиновным нечего бояться, - заметил граф и замолчал, предоставив девушке время для размышлений.
        Обдумать действительно предстояло много, самое главное: как остаться в живых?
        Глава 9
        Ноэми вздрогнула, когда карета остановилась, испуганно спрятала лицо в ладонях. Ее била крупная дрожь. Отчего-то казалось, сейчас распахнется дверца, и девушку грубо толкнут на мостовую.
        - Госпожа Вард?
        Девушка отпрянула, когда Лукаш коснулся плеча, и больно ударилась о стенку экипажа.
        - Осторожнее! - проявил заботу граф. - Не ушиблись?
        Ноэми ответила молчанием. Она смотрела на спутника, как затравленный зверек. Лукаш чувствовал ее страх, но по-своему понял его причину.
        - Боитесь наказания? - Льдинки баритона впивались в горло. - Нужно уметь достойно проигрывать.
        - Я ничего не делала, ваше сиятельство! - Позабыв о достоинстве, девушка повалилась на сиденье. Надо бы к ногам, на пол, встать на колени, но жалко платья. - Я не лгала, не надо меня на плаху!
        Лукаш опешил. Он смотрел и не знал, как остановить истерику. Затем до боли стиснул руки Ноэми и приказал:
        - Перестаньте! - И чуть мягче добавил: - Не желаю давать пощечину.
        Странно, но слова возымели действие. Ноэми будто очнулась, вытерла оставшиеся сухими глазами и выпрямилась. Подобное поведение не достойно дворянки. Трусость - удел простонародья. Если де Сард и прежде не принимал ее всерьез, то теперь и вовсе считает жалкой.
        - Простите, - отвернувшись, сдавленно пробормотала девушка и решительно бросилась в омут: - Я готова.
        Лукаш с интересом наблюдал за метаморфозами поведения спутницы. Он никак не мог ее раскусить. Слишком плоха для актрисы и слишком боязлива для невиновной. На службе у такого интригана, как Дамиан де Вен, простачков не держали, однако Ноэми производила впечатление неискушенной девушки. Вероятно, любовница. С другой стороны, отчего герцог взял ее в бордель, зачем затеял спектакль с королевским выходом? Секретарь - должность ответственная, но, граф узнавал, Юхан Тарьи, неизменно сопровождавший де Вена, остался в провинции, получил отставку. Значит, Ноэми действительно занимается делами работодателя. Вот уж пища для ума!
        Дверца распахнулась. Кучер опустил подножку. Как и положено, Лукаш вышел первым и подал руку даме. Вспотевшие ладони красноречиво выдавали крайнюю степень волнения, но граф запретил себе жалеть Ноэми, пока не выяснит степень ее вины.
        Первый министр Лиргии жил на окраине Ушга, однако вовсе не в бедном квартале, как предположила девушка, а в обособленном мини-поместье среди чинных домов, каждый из которых охранялся не хуже королевского дворца. Настоящий город в городе, отделенный от прочих построек каменной стеной. Новый квартал для богатых построили не так давно, но Лукаш поспешил переехать туда, без тени сожаления продав прежнее жилище. Поговаривали, будто он устал бороться с магией, пропитавшей старые стены. Теперь она стала проблемой нового владельца.
        - Сюда! - Де Сард махнул на подъезд с двумя коваными фонарями у подножья небольшой, в три ступени, лестницы.
        Ноэми покорно поднялась и прошла в вестибюль. Не переживай она так, непременно рассмотрела бы дом снаружи, но теперь все внимание сосредоточилось на ней самой.
        - Замерзли?
        Вопрос удивил. Какая разница, пусть хоть умрет.
        - Я велю подать подогретого вина. Пойдемте в кабинет, там нам никто не помешает.
        Граф скинул плащ и перчатки на руки слуге и пошел первым, показывая дорогу. Отчего-то он не сомневался, Ноэми последует за ним.
        Вверх по дубовой лестнице, затем направо по коридору, мимо каких-то комнат, через пустую анфиладу. Вот и дверь. Дверь, за которой притаился карающий меч судьбы. Ноэми показалось, она отворилась со зловещим скрипом. Вспыхнул свет - живой, не магический, но рожденный силой чужого желания. Лукаш прошел к большому тяжелому столу, мельком глянул на серебряный поднос с неразобранными письмами, на которые не нашел времени утром, и вольготно расположился в кресле. Ноэми осталась стоять, где стояла, подпирая спиной дверной косяк.
        - Садитесь же! - нахмурился граф. - Не нужно выставлять меня палачом, заставляющим даму терпеть неудобства.
        Девушка не стала объяснять, что ее поведение продиктовано банальной слабостью, и кое-как добрела до стула. Сложила руки на коленях и приготовилась слушать.
        - Итак, - Лукаш размял пальцы и очинил перо, - рассказывайте.
        - Не могу, - вздохнула Ноэми. Губы побелели от душевных терзаний. - Вы обрекаете меня на смерть. Я опишу убийцу, даже скажу, сколько заплатили за вашу жизнь, и только. Об остальном не спрашивайте, умоляю!
        - Заказчик - Дамиан де Вен? - легко догадался Лукаш. - В свое время вы упоминали имя Жана де Вена, - он неожиданно сменил тему, погрузившись в странную задумчивость. - Я не придал особого значения, но… Он вас о чем-то просил?
        Ноэми молчала и кусала губы. Дневник покойного придворного мага по-прежнему оставался ее тайной.
        - Хорошо, я покажу письмо Жана. Можете сличить подпись, ознакомиться с содержанием. Возможно, оно побудит к откровенности.
        - Так вы его действительно знали?
        Значит, Лукаш тот самый. Хоть одна радость! Может, ради дневника де Сард пощадит.
        - По службе, - скупо пояснил граф. - Так как?
        - У меня нет с собой нужной вещи, - развела руками Ноэми. - Покойный велел разыскать вас, сказал, только вам можно доверять.
        - Но вы не доверяете, - озвучил истинное положение дел хозяин кабинета. - Как, впрочем, и я вам. Пора с этим что-то делать. Начнем с покушения, а Жана оставим на закуску. Вы занятная девушка, госпожа Вард, - усмехнулся он, - трижды за вечер поставили в тупик.
        Ноэми не знала, комплимент это или издевка. Она силилась понять, какую участь уготовил ей Лукаш де Сард. Одно знала точно: дневник пока отдавать нельзя.
        Лукаш остановился напротив Ноэми, пристально наблюдая за сменой эмоций на ее лице, затем неожиданно ухватил за руку и острой иглой - откуда только взялась? - поранил палец. Девушка вскрикнула.
        Набухнув, упала на пол пунцовая капля крови.
        - Милорд! - в ужасе выдохнула Ноэми.
        Страх бешеным зверем завертелся в желудке, подняв волну дурноты.
        - Я не безумен, - заверил граф, сознавая, какое о нем сложилось мнение, - и тоже хочу знать, могу ли вам доверять.
        Кровь продолжала сочиться из пальца, мучитель не собирался ее останавливать.
        - Как? Подвергнуть пыткам?
        - Нет, всего лишь маленькой проверке. Кровь правдивых свертывается на кристалле.
        «Каком кристалле? О чем он?» - пронеслось в голове несчастной, а потом она увидела судию - молочно-белый камень в медальоне Лукаша. Он снял его и подставил под кровоточащий палец. Капля мгновенно засохла. Де Сард довольно кивнул и протянул бледной девушке платок.
        - Сейчас принесут вина, - как ни в чем ни бывало произнес владелец кабинета, вернувшись за стол. - Выдохните, госпожа, я вам верю.
        - А я вам нет, ваше сиятельство! - вырвалось у Ноэми.
        Она баюкала потревоженный палец. Изувер! Даже не предупредил, не спросил согласия.
        Стук в дверь возвестил: явился слуга с вином. Он поставил поднос на стол и разлил подогретый напиток с пряностями по высоким стаканам, после чего бесшумно удалился. Ноэми и Лукаш снова остались одни. Девушка замерла на стуле, прижимая платок к пальцу, граф грел в ладонях стакан.
        - Выпейте! - Лукаш пододвинул гостье ее порцию. - Вы продрогли.
        Ноэми не пошевелилась. Внутри поднимала голову обида. Проверка кристаллом родила странное чувство. Его не опишешь толком, как у собаки, которую выставляют на мороз, чтобы проверить, не уйдет ли, не сбежит ли к соседу. Умом девушка понимал, у Лукаша нет никаких причин доверять ей, но сердцем…
        - Обиделись? - Ноэми отвернулась. - Напрасно. Пейте вино, госпожа Вард. Заодно оно успокоит нервы. Что там с Жаном де Веном?
        Как же быстро он сменил тему!
        - Ничего, - упрямо поджав губы, буркнула девушка.
        Палец уже не кровоточил, но отнимать платка не хотела.
        - Женщины не умеют хранить тайны, - усмехнулся Лукаш.
        - Я сказала лишь потому, что хотела сказать, о чем теперь сожалею, - зло ответила девушка. - Пусть бы вас убили, не жалко!
        Да, именно так, не жалко. Кто ей Лукаш де Сард? Ноэми видела его в третий раз в жизни, и снова Сумеречный граф унижал, оскорблял. Стоит ли он с трудом достигнутого положения? Герцог де Вен - ее работодатель, она обязана честно служить ему, пусть даже придется потворствовать убийцам. Лукашей много, Жан де Вен мог иметь в виду совсем другого. Девушка покопается в придворных списках и найдет еще дюжину.
        Де Сард удивленно приподнял бровь. Послышалось, или в словах Ноэми проскользнуло личное? Улыбка тронула губы, на время уняв напряжение. Глоток вина заставил глаза потеплеть.
        - А если жалко? - тоном искусителя поинтересовался Лукаш.
        Девушка стойко выдержала удар, даже не покраснела, только сердце на мгновение замерло. Ноэми потянулась за бокалом и понюхала: корица, кардамон. Пригубила - вкусно. И согревает - замечательно! Девушка действительно успела продрогнуть.
        - Значит, мне не грозит тюрьма? - решила она уточнить насущное.
        Лукаш ответил отрицательно.
        - И я смогу вернуться к герцогу?
        - Безусловно. Только вот что вы ему скажете? - В глазах де Сарда плясали огоньки.
        - Правду, - обескуражила ответом Ноэми и пояснила: - Схватили, допросили, отпустили. Герцог полагает, мне неизвестно о покушении. Разговор в публичном доме шел о племяннике и должности помощника нотариуса. Прикинуться дурочкой нетрудно.
        Лукаш кивнул.
        Ох, не проста, совсем не проста девочка! Пусть неопытна, пусть ее сотрут в порошок придворные интриганы, но если выживет… О, если выживет, станет знатной паучихой!
        - Какая проверка вас устроит? - Бокал грел ладони. - Или хотите оставить вещь себе?
        - Не знаю, - честно призналась Ноэми. Пряное вино делало свое дело: щеки заблестели румянцем, волнение улеглось. - Ее уже пытались украсть, поэтому я бы с радостью рассталась с опасной вещицей, но…
        Сообразив, что сказала лишнего, девушка прикрыла рот ладонью.
        Лукаш понимающе улыбнулся.
        - Дело сделано, придется идти до конца. Сами понимаете, окажись я бесчестным человеком, найду и выкраду сокровище.
        Ноэми не спешила с откровениями. Она ругала себя за болтливость, но граф прав, ему известно слишком много. И девушка решилась:
        - Это дневник. В нем шифровка. Я пыталась разгадать, но смогла лишь частично.
        Хозяин кабинета нахмурился.
        - Дневник Жана де Вена? - тихо, не веря, переспросил он. - Его искали столько лет, думали, покойный граф успел сжечь до кончины. Вы ведь знаете, как он погиб? - вопрос прозвучал как утверждение.
        Девушка кивнула.
        - Его убили.
        - Совершенно верно. Во многом из-за дневника, госпожа Вард. По слухам, покойный доверил бумаге слишком опасные тайны. Где, если не там, хранились компрометирующие сведения о доброй половине высшего света Лиргии? На вашем месте я бы опасался за свою жизнь.
        Пальцы Ноэми похолодели, бокал задрожал. Вспомнилось нападение в первый день в Ушге. Преступник метил туда, где сидела она. Тогда девушка не придала этому значения. Только почему таинственный недруг успокоился, перестал искать? Или уверился, дневника у Ноэми нет? Вероятно, ждал, пока та им воспользуется или передаст кому-то. Или понял: живая Ноэми полезнее.
        - С вашего позволения я хотел бы взглянуть на дневник. На любых условиях, - добавил Лукаш. - Клянусь не использовать чужие тайны во вред королевству и вам лично.
        Принимая клятву, взметнулось пламя в камине, обдав пол снопом искр.
        Ноэми вздрогнула и перевела взгляд с огня на владельца кабинета. Маг. Но откуда связь со стихией? Пусть девушка ничего не смыслила в волшебстве, зато много читала. В одной из книг, найденной на дальней полке отцовской библиотеки, Ноэми отыскала упоминание о стихийниках. Якобы они умели подчинять своей воле пламя, творить водяные смерчи и прочее. Неужели Лукаш - один из них?
        - Клятва, скрепленная стихиями и памятью духов, нерушима. - Предельно серьезные глаза Сумеречного графа изучали лицо девушки. Пальцы сжимали бокал с остывшим вином. - Я обязан помочь Жану. Он… - Лукаш запнулся и перевел взгляд на фужер. - Он много сделал для меня, - обтекаемо продолжил владелец кабинета и залпом допил вино.
        Ноэми кивнула, хотя ровным счетом ничего не поняла. Она терпеливо ждала, может, Лукаш пояснит свои слова, но он предпочел сохранить секрет.
        - Странное время - ночь! - Де Сард подошел к окну, отдернул шторы, впустил в кабинет призрачный свет и шорох листвы. Темный сад пропах влажной землей. Ветви скреблись о стекло, будто просились внутрь. - Сейчас можно все, даже вернуть прошлое.
        Пальцы Лукаша погладили раму и открыли щеколду. Ночная прохлада ворвалась в кабинет, заставив Ноэми зябко подернуть плечами.
        - Перебирайтесь к огню, - не оборачиваясь, предложил де Сард.
        Он стоял, повернувшись лицом к саду, практически прильнув лбом ко второй, закрытой, раме, и не двигался, думал. Ноэми не мешала, мышкой замерла на стуле. Натянутая внутри невидимая струна не спешила ослабевать. Девушку терзало будущее. Нельзя играть сразу за две стороны, слуги двух господ долго не живут.
        - Я не привык верить на слово, госпожа Вард. - Девушка вздрогнула: слова слишком громко и неожиданно прозвучали в воцарившейся тишине. - Пусть вы выглядите честной и невинной, ошибка может дорого стоить.
        - Понимаю, - кивнула Ноэми, - но вы уже убедились в моей честности.
        - Да, но иногда и артефакты врут. Главное правило двора - не заводи себе друзей.
        - И как же тогда жить? - недоуменно пробормотала девушка.
        Вечное одиночество? Самая настоящая пытка! Стоит ли рваться к власти, если цена столь велика?
        Ноэми вгляделась в темный силуэт. Кто он на самом деле, сколько лет Лукашу де Сарду, за что его прозвали Сумеречным графом?
        Почувствовав спиной чужой взгляд, владелец кабинета обернулся. На лице застыла маска. Будто статуя из склепа! Статуя… «В приюте мертвых льется свет…» - всплыли в памяти слова загадки Жана де Вена. И Лукаш де Сард - как кот, хранитель тайн.
        Лицо Ноэми Вард тоже напомнило графу статую, но по другой причине: такие же точеные черты, белизна кожи. Удивительной красоты женщина! Каким ветром ее занесло в Ушг?
        - Вызовем дух Жана де Вена, - разрушил магию момента Лукаш.
        Не время для созерцания.
        - А вы можете? - засомневалась девушка.
        Так вот отчего он Сумеречный: де Сард действительно вхож в другие миры.
        Лукаш пожал плечами. Он не обладал талантами некроманта, Жан придет, если отпустит нынешняя обитель. Де Сард повлиять на исход ритуала не мог, пусть и знал Сумеречный мир лучше других магов. Тот разрешал пользоваться его возможностями, хотя не принимал, как своего.
        - Не боитесь? - Губы Лукаша тронула усмешка.
        Ноэми покачала головой. Живые опаснее мертвых.
        Заручившись молчаливым согласием девушки, де Сард закрыл окно. Влажный ночной воздух привел мысли в порядок, подарил уверенность в принятом решении.
        Лукаш вновь позвал слугу.
        - Принесите госпоже плед и подушек, - распорядился он.
        Девушка в недоумении глянула на де Сарда. Он пояснил: придется сидеть на полу.
        Парочка удобно устроилась у камина. Лукаш подбросил дров, поворошил угли и отодвинул защитный экран.
        - Осторожнее, - предупредил он, - огонь непредсказуем.
        - Вы стихийник? - совался с языка давно мучивший вопрос.
        Де Сард рассмеялся. Значит, нет.
        - Тогда?.. - Девушка боялась произнести вслух названия каст избранных, входивших в Совет соседнего Веоса.
        Они столь редки, какими ветрами занесло Слышащего или Видящего в Лиргию?
        Лукаш развел руками, храня непроницаемое выражение лица:
        - Я всего лишь маг, госпожа Вард, только вижу чуть больше.
        Ноэми сглотнула. Он Видящий - тот, кто не боится мира безвременья и пространства.
        Хозяин кабинета не спешил ни подтвердить, ни опровергнуть подозрения. Он целиком сосредоточился на непростом деле - вызове духа Жана де Вена. Шансы на успех невелики, но стоило попытаться. Ноэми говорила много, но путано, поведав так мало. Одно ясно: покойный придворный маг явился ей и что-то передал. Уж не секрет ли древнего артефакта? Помнится, после гибели Жана де Вена последний так и не нашли. Дом перевернули вверх дном - безрезультатно. Однако маг не мог его уничтожить: случился бы колоссальный всплеск энергии.
        Доподлинно известно, Жан де Вен пределы Лиргии не покидал, нарочных в горы к драконам не посылал. Значит, артефакт цел и остался на родине.
        Лукаш скрестил ноги и задумался. Он в точности не знал процедуры, приходилось импровизировать. Де Сард прикрыл глаза и вспомнил Жана де Вена, такого, каким он встречался Лукашу в коридорах дворца. Такой же голубоглазый брюнет, как брат, немного шире в плечах, но не менее харизматичный. Один из лучших магов Лиргии. Немудрено, что его не любили. Сильных всегда ненавидят, владелец кабинета убедился на собственном опыте. А еще не терпят честных. Жан де Вен, увы, принадлежал к обеим категориям.
        Образ стоял перед глазами, как живой. Хорошо. Лукаш открыл глаза и осторожно потянулся к пламени. Оно лизало пальцы, но не обжигало.
        Губы Лукаша шевелились. Забытое заклинание всплывало в памяти, будто де Сард прочитал его только вчера. Сначала шипящее, затем певучее, в конце - всего лишь шепот ветра.
        Ноэми с восхищением наблюдала за Сумеречным графом. Он казался ожившим призраком в огненном ореоле камина.
        Девушка вздрогнула, когда огонь погас, погрузив кабинет во тьму. Заметно похолодало. По телу побежали мурашки. Ноэми зябко обхватила себя за плечи и замерла, боясь пошевелиться. Мнилось, кто-то сверлит взглядом спину. Девушка боялась обернуться, чтобы проверить.
        Лукаш тоже не двигался и тоже ждал, потом неуверенно позвал:
        - Жан?
        Ответом стало трепетание тяжелых штор.
        - Он здесь! - взвизгнула Ноэми и вцепилась в де Сарда пиявкой.
        Шторы стали последней каплей, запустив маховик бурного воображения.
        Крепкие мужские руки обняли, даря уверенность. Ноэми перестала дрожать, уткнулась в пропахшую пряным ароматом рубашку и смежила веки. Она опасалась, в кабинет пришел вовсе не дух покойного мага.
        - Жан? - в голосе Лукаша звучало сомнение.
        Он глянул на свернувшуюся клубочком чуть ли не у него на коленях Ноэми, на рассыпавшиеся по плечам волосы - шпильки предательски выпали, не выдержали ночных приключений, и пожалел ее. Лукаш понимал, по возвращению де Вен устроит секретарю допрос с пристрастием и обязательно поймает на лжи. Суровое наказание последует. Мало ли тел находят в реке? Если Ноэми пропадет, никто не станет искать. Де Сард мог взять ее под свою защиту, но тогда на девушку объявят охоту. Первый министр - сомнительная компания, он сам ждет встречи с наемным убийцей. Значит, Ноэми должна припасти для работодателя правдоподобную сказку. Может, рискнуть оставить девушку в неблагополучном квартале? Якобы ее выбросили из кареты за ненадобностью.
        - Да, - проскрипел за спиной голос.
        Лукаш вздрогнул, Ноэми судорожно вцепилась в ворот его рубашки, словно в натянутую над пропастью веревку.
        - Доброго посмертия! - быстро нашелся де Сард. - Давно не виделись.
        - Да уж, целую вечность! - усмехнулся дух и бросил быстрый взгляд на Ноэми. - Рад застать тебя живым.
        - Это легко поправимо, - усмехнулся Лукаш и легонько тронул девушку за плечо.
        Она встрепенулась и, смутившись, отпрянула от де Сарда. Что на нее нашло? Броситься в объятия к незнакомому мужчине! Пусть он красив, его голос завораживает, подобное поведение непростительно. Мало Ноэми герцога, хочет, чтобы и Лукаш считал ее доступной? Отчего-то мысль о дурном мнении графа привела девушку в отчаянье.
        - Полагаю, ты позвал не ради жалоб на жизнь. У меня мало времени: пока вновь не вспыхнет пламя.
        - Знаю, - кивнул Лукаш. Ноэми показалось, он преобразился: глаза странно блестели, в движениях появилось нечто звериное. - Учителя были хорошие.
        - Сумеречный граф! - уважительно кивнул Жан и неожиданно предложил: - Пойдем со мной.
        Вопреки логике, к вящему страху девушки де Сард не колебался и… шагнул в камин вслед за призраком придворного мага. Невероятно! Люди не умеют ходить сквозь стены, не умеют исчезать. Ноэми не верила своим глазам, зато убедилась, секретов у первого министра больше, чем звезд на небе.
        Потянулись минуты ожидания.
        Заламывая руки, Ноэми металась между дверью и окном, раздираемая противоречивыми чувствами: сбежать и остаться. В итоге осталась. Нужно кому-то доверять, пусть этим «кто-то» станет Лукаш де Сард. Немного успокоившись, девушка села. Уронила голову на руки и застыла. Мнилось, будто близится рассвет, а по улицам квартала бегают стражи с фонарями, ищут ее. Темнота больше не пугала, герцог гораздо страшнее.
        - Госпожа Вард?
        Прикосновение заставило вздрогнуть.
        Оказалось, Ноэми заснула, сама не заметила. Перед ней стоял Лукаш. Рукава закатаны, в ладонях - свеча. Фитиль почти догорел, теплился огоньком у самых пальцев.
        - Жан вас знает, - без всяких предисловий произнес де Сард и облокотился о спинку стула Ноэми, вызвав у той смешанные чувства. Сердце билось часто-часто, грозя навсегда обосноваться в горле. - И охарактеризовал как честную особу. Отдайте дневник, госпожа Вард. Он попал к вам случайно. Скоро начнется охота, и вы погибнете.
        - Хор-р-рошо, - кивнула девушка и отодвинулась на самый краешек, чтобы пряный запах соблазнительно не щекотал ноздри. - На маскараде.
        - Устроит, - кивнул де Сард.
        От него не укрылось стеснение собеседницы. Какая скромница! Но не отнимешь, у герцога хороший вкус - сверху открывался крайне привлекательный вид. Где де Вен отыскал такое сокровище?
        Затянувшееся молчание заставило девушку поднять глаза на Лукаша. Ее будто парализовало. Губы, опять эти губы! И характерный задумчивый взгляд, как у барышника, оценивающего товар. Нужно вскочить, прикрыть грудь руками, но Ноэми позволяла де Сарду смотреть, и сама не опускала головы. Губы чуть приоткрылись, дыхание перехватило, а в животе завозился непонятный теплый клубок. Хотелось, чтобы граф наклонился и поцеловал.
        Воск капал на пальцы, но Лукаш не чувствовал боли. Внимание полностью поглотила девушка, которая одновременно хотела и страшилась поцелуя. И он наклонился, перегнувшись через спинку стула.
        Дыхание дразнило губы, румянцем расцвело на девичьих щеках. Глаза Ноэми широко распахнулись, язык нервно облизал пересохшие губы. Какое искушение! Сколько у Лукаша женщин? В кабинете царил полумрак, ничто не мешает ему воспользоваться положением.
        Мысли калейдоскопом пронеслись в голове Ноэми, когда она прикрыла глаза, отдавшись на волю судьбы. Сопротивляться не хотела, втайне даже ждала. Нет, не близости - поцелуя. Девушка хотела узнать, каковы на вкус губы Лукаша де Сарда. Там, во дворце, она тоже думала о них, хотя знала мужчину ровно минуту.
        Лукаш ощущал аромат легких духов, смешанный с запахом тела, видел подрагивавшую жилку на шее, полуоткрытые влажные губы, молящие о поцелуе. Сама того не понимая, Ноэми стала искушением. Оно ударило голову, качнуло в омут темных волос, напоминавших жидкий шелк.
        Кожа девушки словно светилась, Лукаш видел даже прожилки. Прежде он не обращал на нее внимание. Ну, девушка, ну, красивая. Магия ночи превратила Ноэми в божество.
        Когда такая женщина просит, разве можно отказать? Кто знает, может, тревожной ночью ему суждено забыться в объятиях секретаря герцога де Вена. Короткие часы наслаждения перед очередной битвой.
        Лукаш задул огарок и поставил его на стол. Затем вновь склонился над притихшей Ноэми. Теплые мужские пальцы погладили подбородок, коснулись нижней губы, отчего та мгновенно зачесалась. Пожар унял напоминавший дуновение морского бриза поцелуй.
        Девушка задержала дыхание, когда язык Лукаша на мгновение коснулся зубов, и, поправ мораль, робко, неумело ответила. Однако де Сард по неведомой причине не пожелал продолжить игру и выпрямился. Пристыженная Ноэми отвернулась, вперив взгляд в догоравший камин.
        - Моя спальня? - Лукаш был предельно откровенен.
        Ночь свела их неслучайно. Вседержители ничего не делают просто так. Разве девушка сама не жаждала близости? Де Сард умел чувствовать подобные вещи - чудное смешение страха, стыда и пробуждающегося желания. Лукаш волновал Ноэми, недаром она так нервничала. И те же губы, граф и не думал целовать - девушка попросила.
        Ноэми промолчала.
        Плечи поникли.
        Значит, ее удел - спальня. Ну да, что еще может предложить мужчина, которого вместо пощечины наградили поцелуем. Но не могла она его ударить, не ответить на ласку - тоже.
        - Простите, ошибся, - не стал настаивать де Сард и подбросил дров в камин, нарушив интимность обстановки.
        Игра света и тени делала лицо девушки скульптурным. Сейчас, когда потухли свечи в канделябре, она и вовсе казалась призраком.
        - Как вы оказались на службе де Вена? - Лукаш спросил совсем не то, что собирался.
        Он устроился у подставки с кочергой, положив руку на каминную полку. Так Лукаш одновременно контролировал комнату и видел лицо Ноэми. Она по-прежнему буравила взглядом пол, но твердым голосом попросила отпустить. Лукаш категорично заявил: девушка переночует здесь. Утром ее отвезут за город, где якобы вчера выбросили.
        - Будем считать, вам попались милосердные мужчины.
        Девушка сглотнула и впилась ногтями в ладонь. Она понимала, на что намекал Лукаш. Впереди очередной допрос, а у Ноэми по-прежнему нет правдоподобной версии.
        - В каком наряде приедете на маскарад? - министр думал о насущном.
        - Стоит ли ехать? - в сомнении переспросила девушка.
        - Обязательно, - граф снова стал властным, холодным и напористо повторил: - Дневник, госпожа Вард. Не забудьте. Ищите дракона.
        Ноэми вздохнула. Она бы тоже хотела вычурный наряд, но, увы, не хватало денег.
        - В таком случае, обратите внимание на даму в дымчатом голубом платье с черным кружевом.
        - Я вас найду, - пообещал Лукаш.
        Он осмотрел руки и брезгливо стряхнул несуществующие пылинки. После со вздохом бросил взгляд на часы. Они мирно тикали на каминной полке. Глубоко за полночь.
        - Госпожа Вард, ситуация непростая. Герцог де Вен знает, где вы. Он так же знает, что вы видели наемного убийцу. Вы оплатили мою голову. Да-да, - усмехнулся граф, - мне это известно. В Королевском банке служат люди, а все люди любят деньги. Теперь поразмыслите, чем вышеперечисленное грозит со стороны работодателя.
        Во рту резко пересохло, и Ноэми сдавленно пробормотала:
        - Смертью.
        - Я провожу вас, - неожиданно предложил Лукаш. - Иногда лучшая защита - нестандартное мышление. Герцог ожидает чего угодно, только не моего визита. Теперь легенда. - Граф прошелся по кабинету, обдумывая детали. - Я не видел де Вена, вы не поняли, что герцог беседовал с убийцей, и простодушно пересказали сказку о племяннике. Я пытал, расспрашивал, вы плакали и не понимали, чего от вас хотят. Все. После сидите тихо и не ищите со мной встреч до маскарада. Приласкайтесь к де Вену. Испуганные женщины нуждаются в утешении. Заодно усыпите подозрения.
        - Я под него не лягу! - выпалила девушка.
        Щеки горели, воздуха не хватало.
        Как он не понимает, после поцелуя Ноэми не позволит к себе прикоснуться никому другому.
        Всю дорогу до городского дома де Венов девушка просидела, прижавшись носом к стенке экипажа. Ее трясло, не спасал даже плащ, любезно накинутый спутником. Лукаш, напротив, внешне не испытывал волнения, сидел и довольно улыбался.
        Экипаж, дернувшись, остановился. Распахнулась дверца, на девушку пахнуло ночной прохладой. Руки оледенили, Ноэми приросла к месту.
        - Приехали, госпожа, - сухо, будто они шапочно знакомы, сообщил Лукаш. - Не задерживайте меня.
        - Сейчас, простите!
        Играть ничего не пришлось, вышло само. Заспанный привратник видел натуральный страх и натуральное же смущение.
        Де Сард помог даме спуститься на мостовую и отнял руку. Как и положено, она ему не ровня, а он якобы зол. Еще одна деталь в копилку наблюдателей, а их уже столпилось много - особняк де Венов ожил.
        - Его светлость дома? - не глядя в сторону Ноэми, словно она пустое место, спросил Лукаш вышедшего на шум голосов дворецкого в шлафроке.
        Получив утвердительный ответ, граф велел доложить о себе и поволок, со стороны выглядело именно так, девушку по лестнице. Отпустил только в холле и то лишь потому, что показался герцог. Судя по внешнему виду, тот и не думал ложиться.
        - Вот, полюбуйтесь, ваша светлость, - вместо приветствия произнес Лукаш, вытолкнув Ноэми вперед, - кого я нашел в борделе. Девицу, вашего секретаря! И в самой дурной компании.
        - Какой же? - Де Вен не сводил глаз с бледной девушки.
        - Шулеров, сутенеров и убийц. Одного я, кажется, спугнул. Девица распивала с ним вино. Я бы проверил, о чем они говорили. Невразумительная ложь, которую лепетала госпожа, мало похожа на правду, но я не стал разбираться. Сами выясните, в ваших же интересах. Доброй ночи!
        И все, Лукаш бросил Ноэми на растерзание льву, сказал совсем не то, о чем они условились. Видимо, применил принцип неожиданности для временной союзницы. Ну да, своя рубашка ближе к телу. С другой стороны, версия правдоподобная, оставалось развить ее и спастись от показательной казни.
        Герцог проводил врага тяжелым взглядом и обернулся к Ноэми. Она замерла ни жива ни мертва. Мысли путались, утонув в панике. Де Вен кивнул наверх, и девушка покорно поднялась по лестнице.
        - В кабинет, - приказал шедший следом герцог.
        Так, наверное, разговаривали на допросе с преступниками: грубо, со скрытой агрессией.
        Ноэми низко опустила голову и свернула в нужный коридор. Дверь оказалась не заперта. Де Вен толкнул ее, и на пол упала полоска света от канделябра. Судя по подносу с объедками и пустой бутылке, герцог после возвращения из борделя сидел здесь. На столе - ворох бумаг, в камине - горстка пепла. Уничтожал улики? В подтверждение догадки де Вен помешал угли.
        - Ну? - Он оказался немногословен.
        - Это… так страшно! - Девушка всхлипнула и непроизвольно потянулась к огню.
        Она продрогла, но больше от страха.
        - Тем не менее вас привезли домой, дали накидку. - Де Вен брезгливо снял с Ноэми верхнюю одежду и бросил на пол. - Какая забота!
        - Он… он говорил о наемном убийце. - Зуб на зуб не попадал от безудержной паники, твердившей: «Твоя участь предрешена!», но девушка не сдавалась. - Граф не врал, ваша светлость? - Она робко подняла глаза на хмурого работодателя. В них застыли слезы. - Тот человек, который обещал вашему племяннику должность.
        Губы Ноэми сравнялись цветом с кожей. Ее била дрожь. Ноги не держали, поэтому, не спрашивая разрешения, девушка села. Пальцы вцепились в подол. Их будто свело судорогой - так скрючились.
        Де Вен промолчал. Он пристально наблюдал за секретарем, стараясь поймать на лжи. Но нет, Ноэми вела себя, как положено, смятение настоящее, не показное. Воспитание сыграло ей на руку. Ноэми действительно потряс истинный смысл сцены в публичном доме. Только сейчас она в полной мере осознала, что творилось все эти дни, и, самое страшное, при ее участии.
        - О чем еще спрашивал Лукаш де Сард? - продолжил допрос герцог и велел Ноэми сесть против света. Он хотел видеть даже мимолетные эмоции.
        - Об одном и том же, ваша светлость. Схватил в переулке, толкнул в экипаж. Грозил тюрьмой, если не скажу правду. Только какую, ваша светлость? - Девушка чуть не плакала. Напряжение ночи отчаянно рвалось наружу. - Я повторяла, что ничего не знаю, не понимаю, но милорд не желал слушать. Я… думала, не выберусь оттуда.
        - Дальше, - глухо прервал поток причитаний де Вен. - Вас бросили в экипаж…
        - … привезли в дом. Кажется, дом милорда де Сарда. Втолкнули в кабинет и снова потребовали все рассказать. Милорд утверждал, рано или поздно признаюсь, лучше не упрямиться. Вот, - она показала след от пореза. - Он достал нож, потом приложил медальон…
        - Ясно, - пробормотал герцог и немного расслабился, - проверял на ложь. Самый действенный способ: магию не проведешь. И очень рассердился, узнав, что вы действительно ничего не знаете.
        Ноэми кивнула и шепотом спросила:
        - А что я должна знать?
        - Ничего! - рявкнул де Вен и тут же пожалел о несдержанности.
        Девушка становилась опасной, а он лишь подначивал ее любопытство. Пришлось растянуть губы в фальшивой улыбке и мягко продолжить:
        - Граф де Сард пытается навлечь на меня монарший гнев. Вы уже знаете о его играх с алмазами, - тут, увы, правду не скроешь, - видимо, первому министру этого показалось мало. Вы как мой секретарь могли бы помочь возвыситься. Достаточно вас запугать, заставить дать ложные показания - и все. Вы - мое доверенное лицо, госпожа Вард. Да, - будто случайно вспомнил герцог, - пора вернуть вам фамилию. После маскарада навестим лорда Варда. Уверен, он заберет слово обратно и подпишет соответствующие бумаги.
        Девушка промолчала, понадеявшись, что сумела скрыть саркастичную усмешку. Значит, догадки верны, иначе зачем де Вен подкупал возвращением прежнего статуса? Но промолчать нельзя: подозрительно, и она поблагодарила работодателя.
        - Давно пора, - отмахнулся герцог и, остановив взгляд на губах девушки, намекнул: - Надеюсь, вы окажетесь благодарной.
        Ноэми нахмурилась, даже бояться перестала. Некстати вспомнились слова Лукаша о постели де Вена. Может, там безопасно, но незамужняя леди без главного достоинства - обычная гулящая девка.
        Герцог подошел к девушке и коснулся бедром стула, загородив отблески камина. Пальцы де Вена расстегнули верхнюю пуговку платья. Мужчина наклонился и легко коснулся напряженной шеи.
        - Я помогу вылечить бессонницу, - выдохнул он в девичью кожу и очертил пальцем линию плеча. - Заодно обсудим сложившуюся ситуацию. Как понимаете, вы в опасности.
        О да, девушка прекрасно понимала, только угроза исходила не от Лукаша, а от герцога. Тот уже занялся другим плечом и щекотал дыханием выемку у основания шеи. Платье дюйм за дюймом сползало с тела, обнажая кружево нижней рубашки. Ноэми отчаянно его подтягивала, а де Вен возвращал утраченные позиции, ловко расстегивая очередную пуговку.
        - Перестаньте ломаться, госпожа Вард, - жарко шепнул он и потянул за завязки рубашки. - Вы не в том положении. Цена достойная: мое доверие и фамилия. Всего-то стать ножнами чужого меча.
        - Прямо здесь, ваша светлость? - возмутилась Ноэми и вырвала завязки из шаловливых рук.
        - Разумеется, нет, тут мы только поиграем. Встаньте!
        - А если я откажусь? - Девушка цеплялась за любую возможность сохранить честь.
        - Крупно сглупите. Не волнуйтесь, я только раздену. Хочу хорошенько рассмотреть великолепное творение природы, в спальне будет не до того, - сально усмехнулся де Вен.
        Ноэми в отчаянье кусала губы. Похоже, герцог настроен решительно, она устала застегивать пуговицы. Пробовала бить по рукам - без толку. Возмущаться - не слышит. Сбежать - не позволил, нагло вернул на прежнее место и продолжил развлечение. Пришлось схитрить.
        - Хорошо, ваша светлость, - девушка сделала вид, будто сдалась, - но неразумно предаваться утехам, пока враги строят козни. Полагаю, граф поехал во дворец, попытается очернить вас. Пока вы нежитесь со мной в постели, король вынесет ошибочное решение.
        Де Вен неохотно согласился. В конце концов, Ноэми всегда рядом, герцог в любую минуту сможет с ней уединиться, а вот первого министра нужно нейтрализовать немедленно.
        Герцог позвонил в колокольчик.
        Девушка скользнула в тень, приводя себя в порядок.
        Де Вен набросал короткую записку и велел доставить ее королевскому секретарю. Затем, прищурившись, глянул на Ноэми, и запретил выпускать девушку из дома без сопровождения.
        - Вам письмо, ваша светлость.
        Дворецкий забрал у мявшегося на пороге кабинета слуги белый конверт и передал господину. Глянув на печать, де Вен помрачнел и выставил Ноэми. Ее тело временно потеряло прелесть: началась большая политика. В некоторые вещи герцог не посвящал даже собственного поверенного.
        Глава 10
        Ноэми ломала голову над заданием герцога. Как убедить принцессу выйти за Йонаса? На месте ее высочества Ноэми и близко бы к себе маркиза не подпустила. Она помнила поведение сына де Вена и понимала, верности в будущей семье ждать глупо. Словом, девушка целиком и полностью погрузилась в работу, стараясь не думать ни о долге герцогу, ни о предстоящей встрече с Лукашем.
        Де Вен целыми днями где-то пропадал. Это радовало и пугало одновременно. Девушка боялась, он нашел нового убийцу, и с замиранием сердца просматривала выпуски столичной газеты, чтобы всякий раз с облегчением выдохнуть: первый министр жив.
        Результатами кропотливой работы стало составленное на принцессу Генриетту досье. Ноэми активно прибегала к помощи слуг и собирала сведения из разных источников. Попутно девушка не забывала отправлять во дворец цветы от «таинственного воздыхателя».
        День маскарада застал врасплох.
        Ноэми стояла перед зеркалом и наносила на щеки румяна. Горничная уже взбила прическу, оставалось приклеить «мушки» и надеть маску. Девушка решила дополнить образ широкополой шляпой с перьями. Во многом, чтобы спрятать лицо: так проще скрыть эмоции.
        - Вы великолепны! - дежурно восторгалась служанка.
        Окажись госпожа распоследней уродиной, она сказала бы то же.
        Ноэми рассеянно кивнула. Она думала не о блеске огней, а о Лукаше. Как передать ему дневник, не вызывая подозрений? И как лишить герцога намеченного удовольствия? Интуиция подсказывала, де Вен пожелает взять свое сегодня. Вино, праздник - идеальные декорации. Тревожил убийца. Схватили ли его? Словом, поводов для волнения хватало.
        - Вы готовы, госпожа Вард? - раздался нетерпеливый стук в дверь.
        Ноэми встрепенулась и едва не испортила макияж.
        - Четверть часа, ваша светлость!
        Горничная выскользнула из комнаты. До девушки донеслись ее слова:
        - Ох, госпожа - сущая богиня! Такая прелесть, такая прелесть!
        Не лучше ли родиться дурнушкой?
        Ноэми закончила прихорашиваться и вышла к де Вену. Он выбрал костюм пирата и не просто так. Девушка невольно залюбовалась. Голубые глаза будто стали ярче, а волосы - темнее. Де Вен перехватил ее взгляд и улыбнулся. Ему льстило внимание девушки.
        - Госпожа Вард? - он галантно подставил локоть.
        - Разве прилично?..
        Герцог - работодатель, Ноэми - его служащая.
        - Сегодня я за вами поухаживаю. Надеюсь, не только сегодня, - многообещающе добавил де Вен. - Женился бы, - разоткровенничался он, - если бы не ваше происхождение.
        Девушка изумленно распахнула глаза. Ей казалось, герцог испытывает только похоть. Или влечение столь сильно, что де Вен пошел бы даже на брак? Вряд ли, слова - красивая ложь, призванная ускорить падение красавицы.
        Под руку с герцогом Ноэми спустилась к экипажу.
        Отремонтированная карета сверкала начищенными гербами.
        Кучер соскочил с облучка, подобострастно распахнул дверцу, откинул лесенку. Кивком поблагодарив кавалера, Ноэми подобрала юбки и изящно, как учила мать, забралась на сиденье. Герцог устроился напротив, и экипаж тронулся.
        - Волнуетесь? - Де Вен выразительно глянул на сцепленные на коленях пальцы спутницы.
        Ноэми кивнула и нервно поправила лежащий рядом веер. К бархатной сумочке притронуться не решилась, чтобы не привлекать лишнего внимания. Там лежал дневник Жана де Вена, замаскированный под коробку со сластями. К сожалению, наряд не позволял спрятать его в декольте.
        - В первый раз?
        Герцогу давно приелись развлечения, а Ноэми все внове.
        - Существуют какие-то особые правила?..
        Де Вен задумался.
        - Никаких, кроме инкогнито масок. Оно условно, но правила игры необходимо соблюдать. И все же странно, - герцог почесал кончик носа, - почему пригласили вас. Не поймите меня превратно, но вы и полугода при дворе не провели. Наверняка кому-то приглянулись.
        Мысль о сопернике отразилась гримасой на холеном лице. Де Вен не собирался делить девушку с другим, если потребуется, увезет обратно в родовой замок. Останавливали две вещи: дела при дворе и Йонас. Последний недвусмысленно высказался насчет общих предпочтений по части красоты.
        Ноэми пожала плечами и отвернулась к окну. Она не собиралась делиться предположениями.
        Рука дернулась, но девушка силой воли заставила себя сжать веер. Он пришелся кстати - чтобы обмахнуть лицо.
        - Ничего, скоро доедем, - по-своему истолковал ее поведение герцог. - Теперь немного об этикете…
        - Я знаю, ваша светлость, - с натянутой улыбкой прервала его девушка. - В провинции дворянам тоже дают образование.
        - Простите, - извинился де Вен.
        А что еще он мог ответить? Признать, будто посчитал спутницу деревенской дурочкой, которую нужно учить манерам, хотя прежде считал хорошим секретарем? Попал впросак, решив подчеркнуть свою значимость.
        Едва показался королевский дворец, Ноэми прильнула к окну, любуясь горящей на солнце позолотой, плясками разноцветных бликов на камнях двора, слушая звуки далекой музыки.
        Кучер натянул вожжи перед ажурными воротами и тут же стегнул лошадей - стража узнала герб де Вена. Девушка полагала, они поинтересуются приглашением его спутницы, но карету беспрепятственно пропустили. В высшем свете считалось дурным тоном являться незваными, все равно выставят.
        И вот, наконец, волнительный момент.
        Ноэми старалась выглядеть ледяной королевой, когда входила во дворец через высокие двери. Она держалась чуть позади герцога. Сумочка - обычный бархатный мешочек на завязках - пристегнута к поясу. Так делали многие дамы, но только Ноэми опасалась потерять аксессуар. Лучше веер!
        Вопреки ожиданиям, они пересекли холл и вышли через вторые, настежь распахнутые двери в сад. Там, на площадке перед дворцом, установили тенты и столики с прохладительными напитками. Музыканты услаждали слух гостей, неспешно прохаживавшихся по террасе от спуска в парк до боковых флигелей.
        - Бал-маскарад в теплое время года проводится на свежем воздухе, - шепнул де Вен. Его неожиданная близость неприятно кольнула, захотелось отодвинуться. - Здесь, - он обвел руками площадку, засыпанную ровным песком, - можно поговорить и выпить игристого вина. Там, - небрежный взмах в сторону лестницы, - усладить взор видами природы. Парк огромен, повсюду музыкальные беседки. Танцы начнутся после фейерверка и продлятся до утра. Для них приспособлен бальный зал и специальная сцена возле пруда. Ее отсюда видно, слуги заканчивают последние приготовления. Предлагаю осмотреться, основные торжества начнутся через полчаса.
        Замечательно, в парке можно легко передать дневник, не привлекая лишнего внимания. Однако герцог не собирался отпускать спутницу. Пусть и не держал под руку - формально права не имел, - но следил. Ноэми приходилось хвостом ходить за ним, стараясь угадать, кто скрывается под очередной маской.
        А еще пугала предвкушающая улыбка, с которой де Вен всматривался в лица гостей. Девушка помнила, на маскараде планировалось убийство первого министра. Вдруг де Вен таки нашел другого исполнителя?
        Ноэми взяла с подноса стакан лимонада. Он обжег холодом горло, но помог взбодриться. От игристого вина девушка отказалась и завертела головой в поисках дракона. Ноэми вяло, односложно отвечала на немногочисленные вопросы, а потом, сославшись на недуг, отошла к скамейкам. Одна из них пустовала, будто поджидала девушку. Отсюда Ноэми видела всех новоприбывших и, главное, герцога. Девушка отличала его по алой перевязи - яркому пятну не затеряться даже в сумерках.
        Вот придворные зашушукались и расступились, пропуская женщину в золотом платье с завышенной талией, изображавшую куртизанку. Фасон наряда маскировал беременность: незнакомка дохаживала последние месяцы. Однако, несмотря на пикантное положение, выглядела она на загляденье прекрасно: чудесный цвет кожи, длинные вьющиеся волосы, украшенные цветами. Ноэми сразу поняла - королева. Но отчего рядом нет монарха?
        Куртизанка в золотом небрежно пригубила бокал и что-то сказала крутившимся рядом кавалерам. Затем, следуя выбранному образу, щелкнула самого подобострастного веером по носу и заливисто рассмеялась. По иронии судьбы королева направилась в сторону скамейки, на которой устроилось Ноэми. Девушка почтительно встала и замерла, не зная, надлежит ли сделать реверанс. В итоге предпочла не раскрывать чужое инкогнито.
        - О, от меня бегут благородные матроны! - рассмеялась ряженая королева. - Не нарушайте правила маскарада, милочка!
        Ноэми намек поняла и поспешила сесть обратно. Все всех знают, однако разыгрывают неведение.
        Мнимая куртизанка одарила ослушницу недовольным взглядом и надменно поинтересовалась:
        - Кто вы, любезная?
        - Всего лишь аристократка, маска, - нашла правильный ответ Ноэми, вовремя вспомнив, как следовало обращаться к участнику потешного действа.
        - Аристократка? - сморщила носик королева. - Разве на маскарад приходят в повседневной одежде?
        Слушатели притихли, ожидая бури. Первый скандал за вечер, бесплатное развлечение и пища для разговоров. Один знак - и Ноэми затравят. Она это понимала, поэтому действовала без промедления.
        - Увы, аристократка - лишь маска. Мое привычное платье не столь вычурно.
        - Занятно! - королева сменила гнев на милость. - Я хотела бы с вами познакомиться. Идемте! - И она увлекла смутившуюся девушку прочь, отмахнувшись от надоедливых спутников: - А, лишь бы урвать кусок побольше! Вы ведь узнали меня, милая?
        Ее величество пристально посмотрела в глаза Ноэми. Она кивнула и сделала книксен.
        - Довольно! На маскараде царит дух вседозволенности. - Пальцы королевы легли на руку Ноэми. - Помогите мне спуститься в парк. В моем положении подобное нелегко. Расскажите о себе.
        - Боюсь, рассказ выйдет коротким, - вздохнула девушка и в который раз огляделась. Герцог пропал. Плохо. - Я провинциалка, волею судеб оказавшаяся в столице.
        - И сразу получили приглашение? - Кончик сложенного веера коснулся подбородка. - Сомнительно! Чья вы любовница, леди? Не беспокойтесь, - улыбнулась она, - я не выдам тайны.
        - Я на службе одного герцога, миледи.
        Предположение о любовнике оскорбило, но Ноэми оставила недовольство при себе. Мир не переделаешь, двор - тем более, тут все дороги идут через постель. Может, и Лукаш де Сард получил пост тем же путем. Королева молода, красива, граф тоже. Сердце кольнуло, но девушка напомнила: у нее нет поводов для ревности, а прав - еще меньше.
        - А, - разочарованно протянула королева, осторожно шагнув на первую ступеньку, - так вы и есть та секретарь! Смотрите, - хитрый взгляд, на дне которого клубком свернулась опасность, - герцог холост, не упустите шанс! Чудесный союз юности и опытности, вам несказанно повезло.
        Ноэми силилась понять, показалось ей или нет, не показались ли на мгновение из-под маски шипы. В итоге отважилась проверить, задав вопрос:
        - Стоит ли считать ваши слова одобрением?
        - Будете последней дурочкой, милая, если не воспользуетесь шансом, - расставила точки королева.
        Нет, она не ревновала - за мягкостью ее величества скрывался холодный ум, его и углядела Ноэми. Девушка знала о неудачных попытках королевы Марии произвести на свет наследника, и отчего-то верилось, когда он, наконец, родится, от тихой женщины не останется и следа.
        - Хороший покровитель улучшает цвет лица, - усмехнулась королева и, опираясь на услужливо подставленную руку, продолжила спуск. - А если, - она очертила пальцами дугу живота, - то и кошелек. Счастье дев измеряется деньгами, кто бы что не говорил. Ну, и удачным замужеством.
        - Маска предлагает выйти замуж или удачно вложить свою красоту? - уточнила Ноэми.
        Все внутри нее противилось местной морали, но девушка приняла правила игры. Маскарад - царство вольности нравов, тут нет места чопорности. Однако никто не заставляет соглашаться или отказываться от чистого сердца. Двуличность диктуют маски на лицах.
        - Насколько хватит ума, - улыбнулась мнимая куртизанка, - но последнее очень, очень нелегко. Мало получить, нужно удержать. Вы из какой семьи, милая?
        - Раньше носила костюм по праву.
        Ноэми надоел разговор. Королева нашла живую игрушку и не отступится, пока не растерзает. Странно, что подмогу не позвала. Очевидно, оставила на сладкое. Жертву травят толпой, чтобы точно не сбежала.
        - Тогда понятно, - со странным разочарованием протянула королева и разом потеряла к Ноэми всякий интерес.
        Девушка вздохнула с облегчением. В отличие от многих, ее не прельщало высочайшее внимание, Ноэми только обрадовалась, когда у подножья лестницы обществом королевы завладел незнакомый мужчина, невежливо оттерев девушку в сторону. Ноэми проследила за парочкой, хотела вернуться во дворец, но угодила в руки герцога де Вена. Он бесстыже обнял за талию, игриво шепнул на ушко: «Попались!» и вручил бокал игристого вина.
        - О чем говорили с ее величеством? - от взгляда де Вена не укрылась удаляющаяся куртизанка.
        - О соответствии костюма титулу и о возможности этот титул получить.
        Герцог потребовал объяснений, пришлось пересказать детали беседы. Легкий настрой де Вена как ветром сдуло. Он убрал руку и нахмурился. Пусть маска скрывала большую часть лица, эмоции выдавали складки у рта.
        - Ноэми, надеюсь, вы понимаете, подобное невозможно? - необычайно серьезно спросил герцог и предложил прогуляться вдоль фонтана. Его выполнили в виде композиции из девушки с двенадцатью рыбами. Подсвеченные струи били в небо, соединяясь в одну. - Я о титуле. Как понимаю, ее величество советовала начать брачную охоту? - Ноэми неопределенно пожала плечами. - Так вот, - продолжил де Вен, - я действительно питаю к вам некоторую слабость, но брак… Поймите, между леди и герцогом - пропасть.
        - Деньги и положение в обществе? - догадалась девушка и отхлебнула из бокала.
        Игристое вино ударило в нос, приятно защекотало пузырьками горло.
        - Именно. Вы умная женщина, Ноэми, - де Вен поцеловал пальцы спутницы. - Не забывайте про связи. Брак - всегда взаимовыгодная сделка.
        - Мне нечего предложить, только молодость и красоту, - согласилась девушка и мысленно добавила: «Оставьте меня в покое».
        - Иногда они приносят неплохой доход, - поделился житейской мудростью герцог. - Я согласен платить большие проценты.
        - А я предпочитаю иных кредиторов, - раскрыла веер Ноэми, отгородившись от назойливого собеседника. Он ловко перехватил ставший ненужным бокал и отдал в пустоту, где тут же неведомым образом материализовался слуга.
        - Любите других мужчин? - Де Вен и не думал смущаться. - Моложе, иной внешности?
        - Тех, которые женятся.
        Веер уткнулся в грудь ретивого кавалера.
        - Так вся загвоздка в статусе? - картинно удивился герцог. - То есть в качества мужа я бы вас устроил, а как любовник не гожусь, госпожа? Заверяю, я еще не настолько стар, да и умирать в ближайшие годы не собираюсь.
        Ноэми вспыхнула. Де Вен обвинял ее в сребролюбии, распространенном среди юных и не очень девиц. Они искали богатого знатного жениха с одной целью - стать такими же знатными и богатыми. Разумеется, без ненавистного супруга под боком, он должен либо страдать полнейшим безразличием к жене или умереть.
        - Нет? - Реакция Ноэми озадачила. - Тогда в чем причина? Я ведь нравлюсь вам, Ноэми, мы проверяли.
        Он приблизился вплотную. По телу девушки пробежала дрожь. Шея напряглась, став необычайно чувствительной. Ноэми не понимала, в чем дело. Как можно реагировать на мужчину, если его не любишь? Хотя чувства совсем другие, не такие, как с Лукашем, никаких сладостных мурашек. Дамиан де Вен притягателен, только Ноэми уже принадлежала другому. Пусть он не жгучий брюнет, пусть бросил тогда, в холле, но девушка тянулась к нему всем сердцем, с первого дня, с первого вздоха.
        - Увы, вы ошиблись, милорд. - Ноэми увернулась от поцелуя и огляделась в поисках спасителя. Увы, никто не спешил избавить девушку от назойливого ухажера. - Я всего лишь секретарь, у которого с работодателем сугубо деловые отношения.
        В глазах де Вена блеснула усмешка. Он притянул руку девушки к губам и проворковал:
        - Видимо, поэтому вы так изгибались под моими губами.
        Девушка вспыхнула и вырвала ладонь. Захотелось вытереть ее о платье.
        - Скольких вы уложили в постель ради забавы? - Она с вызовом смотрела в наглые голубые глаза. - Пользуетесь положением, внешностью и связями, чтобы удовлетворить минутные желания.
        Герцог не ответил. Он не собирался отчитываться.
        - Хорошо, госпожа Вард, - неожиданно зло процедил де Вен, - я исполню ваше требование. В полной мере. Только плату возьму соответствующую, с процентами. Шейте платье.
        И ушел, оставив ошеломленную Ноэми свыкаться с услышанным. То ли герцог пошутил в порыве раздражения, то ли девушка недооценила силу чужого влечения.
        Герцогиня де Вен. Если Ноэми все правильно поняла, работодатель намекал именно на свадебное платье.
        Резко захотелось пить, и девушка осушила второй бокал игристого вина. Затем взяла третий и побрела к зеленому лабиринту. Хотелось «проветриться», привести мысли в порядок, а сделать это посреди слуг, гостей, под звуки музыки невозможно.
        Так приглянувшийся девушке во время первого визита во дворец парк манил прохладой. Дорожки симметрично разбегались от главной аллеи под разными углами. И везде, как ширмы, зеленые изгороди, иногда выше человеческого роста. Повсюду боскеты, статуи, искусственные гроты, где так удобно уединиться. Иногда до ушей долетал плеск воды - обустраивая парк, архитектор не забыл о фонтанах и ручьях, живописно стекавших по желобам в специальные трубы, уходящие под землю. Словно ребенок, Ноэми любовалась великолепием чужой мысли. Она забыла о герцоге, о королеве - обо всем на свете, погрузившись в мир звуков рукотворной природы.
        Ноэми не знала, как далеко зашла и сколько бы еще пробродила, если бы, свернув на очередную тропинку, вившуюся вдоль штакетника из виноградных лоз, не услышала голоса. Мир грез рухнул. Девушка замерла, гадая, не лучше ли повернуть обратно, но любопытство пересилило: она уловила имя графа де Сарда.
        Парочка устроилась на скамье в зеленом тупике. Со всех сторон зелень, и только по тропинке, на которой стояла Ноэми, можно подойди и незаметно подслушать разговор сквозь листву. Девушка так и поступила, презрев наставления гувернантки.
        - От него нужно избавиться. - Ноэми узнала королеву. - Не желаю, чтобы кто-то лишал тебя заработанного по праву.
        - Таки признаешь мои заслуги? - с самодовольной усмешкой поинтересовался неизвестный мужчина. Голос сочный, звонкий, но не высокий, Ноэми такого не помнила. - Я полагал, сойду за развлечение, не более.
        - Ты? - Ее величество фыркнула. - Не говори чепухи! Уж ты-то себя ценишь дороже постельной грелки. Нет, милый, для скачек довольно супруга и молоденьких пажей, ты нужен совсем для другого.
        - По-моему, в спальне тебе тоже хорошо, Мария, - обиженно заметил мужчина. Ноэми силилась его рассмотреть, но не могла: мешала густая листва. Она же спасала шпионку от разоблачения. - Или ты меня банально использовала?
        Послышались шуршание, звук поцелуя и виноватый голос королевы:
        - Конечно, нет, ты ведь знаешь, как я люблю тебя. Нам нужно свалить Лукаша де Сарда, - уже совсем иначе, жестко, продолжила неверная супруга.
        - А вдруг мальчик? - цокнул языком любовник. - Тогда ничего не выйдет.
        - Ой, будто няньки безрукими не бывают! - отмахнулась королева и после короткой паузы подозрительно спросила: - Неужели ты хочешь ребенка?
        - Хочу, - подтвердил мужчина и обнял любовницу. - И всю тебя хочу, чтобы ни с кем не делить.
        - Давай начнем с малого. - Ее величество отстранилась. Задумалась и обнадежила: - Ребенка можно. Только попозже: хочу передохнуть. Виллем совсем заездил! - пожаловалась она. - Превратил в племенную кобылу.
        - Да отправь ты его на свидание с отцом! - раздраженно предложил неизвестный кавалер. - И обвини во всем первого министра. Одним ударом головы двум волкам отрубишь.
        - Он оправдается, - сопя, поджала губы королева.
        - Тогда предоставь все мне. От хорошего наемного убийцы подвешенный язык не спасет.
        Ее величество задумалась и запретила:
        - Мне кровь де Сарда не нужна, отправится на рудники. Вот что, - блеснули в хищной улыбке зубы, - найти парочку совращенных министром девочек. Погляди в портовых борделях: туда частенько отдают несовершеннолетних. Или купи за пару монет у пьянчуг. Чем моложе, тем лучше. Дальше сам сообразишь.
        - Соображу, не волнуйся, - тихо рассмеялся фаворит и капризно шепнул на ушко: - Я успел соскучиться!
        Ноэми осторожно попятилась, не собираясь стать третьим лишним. Добравшись до начала тропинки, девушка задумалась.
        Смеркалось. Парк медленно, но верно погружался во тьму, озаряемый факелами и пущенными в небо огнями.
        Ноэми кусала кончик веера. Собственные проблемы поблекли, уступив место беспокойству за Лукаша. Подумаешь, женится герцог! Браки без любви - дело обычное, стерпится, а вот чужая жизнь… Отчего де Сард так всем мешал? Видимо, не закрывал глаза на преступные шалости. Опять-таки алмазы… Очень неудобный первый министр! А если у фаворита амбиции, если он хочет власти, Лукаш и вовсе не у дел. Только на высокий пост метил еще де Вен, и девушка сомневалась, будто он так быстро отступится. Слишком многое поставлено на карту.
        Где же дракон?
        Ноэми нервничала, озираясь по сторонам. Она прижалась щекой к колючему кустарнику и изнывала от нетерпения. Дневник Жана де Вена превратился в каленое железо. Казалось, еще немного, и сумочка расплавится. Мелькнула шальная мысль: самой найти Лукаша. Мало ли дел у первого министра, не за малознакомыми особами же по огромному парку бегать! Пока обойдет беседки, не только фейерверк отгремит, но и танцы закончатся. Останавливало одно - де Вен. Стоит герцогу заподозрить двойную игру, никакая страсть не поможет.
        С третьей стороны, блуждать в темноте одной - наживать неприятности. И дичь загонять не надо, бери готовую. Словно в подтверждение ее мыслей из кустов материализовался волк. Разумеется, не настоящий - о двух ногах, зато точно хищник. Бегло окинув взглядом отступившую на шаг девушку, он отвесил нарочито театральный поклон и проворковал:
        - Позор на мою голову, не разглядеть такую красоту!
        Ноэми порадовалась бы, если бы мужчина и дальше оставался слепым. Оценив ситуацию, девушка пришла к неутешительному выводу: единственный путь спасения - помешать королевским любовным утехам. Кавалер встал так, что обойти его невозможно. Оставалась тропинка.
        - Куда вы? - Нахал ухватил девушку за плечо и развернул к себе. - Мы только начали беседовать, а вы уже уходите. Невежливо!
        Глаза под маской с небольшими ушами блестели в предвкушении.
        Сняв перчатку, мужчина погладил Ноэми по щеке. Она дернулась и отшатнулась.
        - Определенно, мы еще не встречались. - Любитель утех приблизился вплотную. Ноэми скривилась от несвежего дыхания. Мужчина к тому же пьян. - Я бы запомнил такую красавицу. Ну, давайте знакомиться, милая, к нашему взаимному удовольствию.
        - Сомнительные удовольствия при дворе! - Девушка ударила по шаловливой руке и отпихнула насильника. - Пустите!
        - Ну же, это совсем не больно! - приблизив свое лицо к лицу Ноэми, выдохнул мужчина и ухватил девушку за бедра. - Пошли, тут рядом уютное местечко…
        - Оно занято! - поспешно возразила жертва.
        И не соврала ведь. Если насиловать ее собирались на скамье в конце тропинки, то там вовсю забавляется королева с фаворитом.
        - Кем же?
        - Другими любителями удовольствий.
        Воспользовавшись чужим замешательством, Ноэми отпихнула насильника и, подхватив юбки, побежала. Куда? Выбора не оставалось, придется потревожить сиятельный покой. Девушка выступит в роли борца за нравственность, пусть и случайного. Мужчина в костюме волка ринулся следом. Ноэми со страха, боясь оглянуться, припустила еще быстрее. Ветки цеплялись за платье, будто специально играли на руку преследователю. И он настиг, поймал, только вот девушка, падая, рванула край одеяния куртизанки. Ткань затрещала, привлекая высочайшее внимание. Как выяснилось минутой позже, не только застигнутых врасплох любовников.
        Удар кулаком в челюсть отправил распустившего руки «волка» на землю. Под возмущенный и нецензурный вопрос «Какого?..» полуголого, судорожно подтягивавшего штаны кавалера, прикрывавшего глубоко беременную любовницу, «дракон» добавил еще тычок под ребра и пригрозил:
        - Чтобы не подходил!
        В подтверждение угрозы де Сард сотворил над ладонью черный огонек. Ряженый сразу притих, застыл. Кровь текла из разбитого носа, но несостоявшийся насильник не торопился ее утирать.
        Оценив ситуацию, застигнутые врасплох любовники поспешили скрыться. Первой отступала королева, фаворит прикрывал тылы. Ноэми успела мельком его разглядеть. Колдун. Весь в черном, с длинными, зачесанными назад волосами, собранными в хвост, как у навсеев. Видимо, похожие ассоциации пришли и в голову Лукаша. Он резко потерял интерес к притихшему любителю женщин и попытался остановить фаворита, но брюнет исчез, прихватив королеву. Воздух поглотил обоих в зеве портала.
        Де Сард в раздражении хлопнул по бедру. Взгляд остекленел: он пытался связаться с иными мирами.
        «Волк», бормоча сбивчивые извинения, поспешил скрыться.
        Ноэми облизала пересохшие губы и хрипло спросила:
        - Вы его знаете?
        - Нет. - Лукаш моргнул, став прежним.
        Кого - «его», де Сард уточнять не стал, первого министра волновал только один человек и вовсе не тот, который стремительно протрезвел со страха.
        - Подождите немного, госпожа, - попросил Лукаш и скрылся за кустарником.
        Ноэми огляделась и, пересилив брезгливость, устроилась на согретой чужими телами скамье. Там свет, а где свет, не так страшно.
        Де Сард вернулся быстро. Снял маску и присел рядом с девушкой.
        - Он тоже вас хочет убить, - «порадовала» Ноэми.
        Лукаш кивнул, будто не услышал ничего нового. Он сидел и задумчиво смотрел перед собой. Маска с драконьими ушами ярким пятном выделялась на фоне приглушенных сумеречных красок.
        - Он фаворит ее величества, - продолжала щедро делиться сведениями девушка.
        Де Сард сжал кулаки и пробормотал:
        - Дурно!
        И больше ничего. Ноэми ожидала, он назовет имя любимца королевы, воскликнет нечто, вроде: «Ах, каков паршивец!» В итоге, не выдержав, девушка спросила:
        - Вы его знаете?
        - Нет, это-то и плохо, - пожевал губы де Сард и развеял по воздуху странную пыльцу, неизвестно откуда возникшую в ладонях. «Магия!» - с восхищением подумала Ноэми. - Он навсей.
        У девушки перехватило дыхание. Неужели не ошиблась? Всего-то по внешности предположила: у чистокровных жителей Веоса, наделенных магическими способностями, специфическая внешность. Они красивы, брюнеты и… великолепные любовники. Только навсеи гордые, не станут унижаться ради сомнительной должности первого министра - слишком мелко.
        - Вы не ошиблись? - дрожащим голосом с надеждой усомнилась Ноэми.
        Лукаш пожал плечами. Версия остается версией, пока маски не сброшены, но многое объясняет. В частности, ту легкость, с которой незнакомец открыл портал. Сколько ни силился, де Сард не мог припомнить, кому принадлежал голос королевского фаворита. Откуда он взялся, как первый министр сумел пропустить его возвышение?
        - Осторожнее, не бродите одна, - не глядя на собеседницу, сменил тему граф. - Маскарад привлекает охотников.
        - Вы тоже охотник, - понурилась девушка. - Помнится, ночью решили, будто… Словом, - чуть слышно закончила она, - женщина без фамилии и положения хуже публичной девки, даже если состоит на службе.
        - Я слышал, вам вернут фамилию, - напомнил Лукаш, - и даже подарят новую. Ваше положение же… Женщина - существо, подчиненное мужчине, а светская жизнь размывает границы морали. Ночью мне показалось одно, на деле вышло другое. Но да, госпожа Вард, на вас может предъявить права любой аристократ. Формально вы даже не крестьянка.
        Ноэми понурилась. Незавидная судьба!
        Однако граф обмолвился о смене фамилии. Неужели герцог не пошутил, и откуда Лукашу известны такие подробности? Не подслушивал же он, прячась за слугами!
        - Да так, - ушел от ответа де Сард, беспокойно посматривая по сторонам. - Дамиан не Вен обронил занятную фразу. Мол, удивит всех невестой, а в первую брачную ночь… - Лукаш закашлялся и облек слова герцога в более мягкую форму: - Словом, жена сполна испробует супружеского долга.
        - До смерти? - побелев, еле ворочала языком девушка.
        - Нет, - рассмеялся первый министр. - Так, чтобы через девять месяцев родился сын.
        Рука Сумеречного графа легла на веер Ноэми. Лукаш не смотрел на нее, сидел на достаточном расстоянии, но девушка остро ощущала чужую близость и повисшее в воздухе напряжение. Ноэми заерзала, гадая, не стоит ли встать. С другой стороны, Лукаш не нарушал правил приличий. Лучше бы нарушил! Девушка хотела снова почувствовать вкус его губ. Они манили, напоминали конфеты - так же сладко и нельзя много есть, чтобы не испортить здоровье. Ноэми задумалась: не искушает ли так Великая Мать? Говорят, в жизни каждого ждет испытание.
        - Дневник, - отвернувшись, напомнила девушка.
        Слова давались с трудом. Она понимала, это не обычное волнение, а именно стеснение мужчины. Конкретного мужчины, близость которого стала одновременно наградой и проклятием.
        - Вам совсем неинтересны планы его светлости? - голос прозвучал гораздо ближе, нежели она ожидала.
        Ноэми вздрогнула, вскочила - и оказалась пришпилена, словно бабочка, рукой Лукаша.
        Кровь прилила от желудка к щекам, задушила жаром.
        Девушка прикусила губу. Мурашки пробежали от шеи до кончиков пальцев и, видимо, добрались до де Сарда, раз тот встал, по-прежнему не отпуская руки Ноэми. Она заерзала, загнанная в угол, смятенная. Мысли сменяли друг друга быстрее, нежели Ноэми успевала их поймать. Смирившись, она замерла, неустойчиво, изогнувшись, стремясь хоть как-то отдалиться от Лукаша. Пальцы дрожали.
        - Что с вами, госпожа Вард? - Де Сард обеспокоенно попытался заглянуть ей в глаза. Девушка упорно отворачивалась, а потом и вовсе зажмурилась. - Я решительно ничего не делал, - нахмурившись, недоуменно пробормотал он.
        «Делали!» - мысленно закричала Ноэми, терзая нижнюю губу. Еще немного и прокусила бы.
        - Вас так расстроил герцогский титул? - предположил Лукаш.
        Пальцы целиком и полностью завладели обмякшей ладонью.
        - Вам холодно? - Де Сард почувствовал мурашки.
        - Нет, то есть да, - окончательно стушевалась Ноэми и взмолилась: - Дневник!
        Лукаш на миг задумался, кивнул и к облегчению девушки отпустил пальцы. Только вот без чужого тепла они мгновенно превратились в ледышки, пришлось отогревать дыханием.
        - Значит, вот как. - Пристальный, сверлящий взгляд Лукаша заставил вздрогнуть. - Хотите сменить покровителя, Ноэми.
        Он впервые назвал ее по имени, но фраза хлестнула бичом. Может, Ноэми неопытна в подобных делах, однако она все поняла. Дрожь и смятение уступили место дворянской гордости.
        - Я не содержанка, милорд! - Подбородок взлетел вверх, плечи расправились. От испуганной мышки не осталось и следа. - Если герцог сделает предложение, получит отказ. Вы же… Я полагала, вам известны правила обращения с дамами. Что бы вокруг ни говорили, я не шлюха, не крестьянка и не безродная сирота, а дочь лорда Варда и до зимы верну былое положение.
        Ноэми облила Лукаша презрением. Он выглядел пристыженным и, непривычно для себя, не нашелся, что ответить. Воспользовавшись чужой заминкой, девушка извлекла дневник и положила на скамью.
        - Счастливо оставаться, милорд!
        Только уйти ей не позволили: Лукаш заступил девушке дорогу. Показывая добрые намерения, поднял руки и увлек сердитую Ноэми обратно на скамью. Девушка хотела разразиться еще одной гневной тирадой, даже открыла рот, но затихла, стоило де Сарду приложить палец к губам. Ее губам.
        - Лишнее внимание нас погубит, - деловито напомнил Лукаш, опасливо оглядевшись: не хрустнет ли ветка? - Последуете за Жаном. Хотите составить мне компанию в списке Смерти?
        Ноэми покачала головой. Она сознавала, насколько неосмотрительно себя вела. Парк во время маскарада одновременно пуст и полон, тут легко остаться невидимым и выставить каждый чих напоказ. Подслушивала же девушка королеву, отчего никто не мог подслушать их?
        Де Сард бережно переложил дневник на колени. Не удержавшись, погладил обложку и задумчиво протянул:
        - Так вот ты какой!
        - Там загадка, - услужливо, мучимая чувством вины за глупое поведение, подсказала Ноэми.
        - Знаю.
        Лукаш задумался и внезапно, глядя прямо в глаза, спросил:
        - Дневник был при вас во время нападения на герцога?
        - Я тоже об этом думала, - призналась Ноэми и робко придвинулась к де Сарду. - Сначала решила: хотели убить герцога, но потом… Мою комнату в замке перевернули вверх дном.
        Лукаш засопел и торопливо убрал дневник под рубашку. Девушка сначала не поняла куда, потом углядела шнурок, на котором висела холщовая сумка. Умно и удобно, можно хранить важные документы.
        Гора с плеч. Теперь не придется дергаться, поминутно проверять, не украли ли. Только и Лукаша девушка больше не увидит. Грустно. Или нет? Для первого министра, как и для любого другого мужчины, Ноэми - всего лишь развлечение, даже не любовница. Таких зовут в спальню, а после отправляют экипажем домой, никогда не оставляют до утра.
        Брак с де Веном… Если предложение не плод сиюминутных эмоций, стоит ли согласиться? Рассказы Лукаша о планах герцога пугали, но это только слова. Да и что плохого в рождении ребенка? Брак без детей невозможен. Значит, де Вен намерен сделать ее хозяйкой дома, а не отправить подальше после брачной ночи. Опять-таки стабильность. Какая девушка ее круга могла мечтать - да, просто мечтать! - выйти замуж за герцога? Шансы равны нулю, на мелких дворян аристократы не смотрят. Словом, поцелуй удачи, только отчего хочется от него отказаться?
        - Пора! - Лукаш поднялся. - Вас наверняка ищут.
        - Так отчего бы не найти вам? - Ноэми не хотелось расставаться с графом. - Нас все равно видели, бесполезно отпираться.
        - И чем же мы занимались столь долгое время? - лукаво прищурился де Сард. - Продумывайте легенду до конца.
        - Вы успокаивали жертву насилия, - пожала плечами девушка и робко улыбнулась.
        Ее вновь сковало стеснение. Помедлив, Ноэми таки решилась озвучить сокровенное:
        - Я хочу помочь вам с дневником.
        - Исключено! - сверкнул глазами Лукаш. - Слишком опасно.
        - Но ведь это справедливо! - возмутилась девушка. - Именно я нашла дневник и имею полное право…
        - Ладно, - неохотно согласился де Сард и предупредил: - Время и место встреч назначаю я. Будьте предельно осторожны. Де Вен не глуп, быстро раскусит.
        - О, у меня принцесса Генриетта! - рассмеялась Ноэми. Волнение отпустило, девушка расслабилась, словно разрезали веревку, впивавшуюся в горло. - Пусть герцог пробует сей орешек на зуб, на остальное времени не останется.
        Лукаш многозначительно хмыкнул. Он не одобрял беспечности собеседницы, но переубеждать не стал.
        Внезапно небо взорвалось огнями. Красные, желтые, зеленые, они, шипя, пронзали нарождавшуюся темноту. Казалось, Вседержители вернулись из небесных чертогов, чтобы покарать живущих.
        Ноэми вздрогнула. Де Сард снисходительно улыбнулся. Его иллюминация не пугала, давно приелась.
        Шаг за шажком, под вспышки разноцветных огней Ноэми уткнулась в искусственную чешую костюма дракона. Надежные руки принесли успокоение. Девушка замерла, чутко прислушиваясь к раскатам. В нос ударил сложный запах: смесь парфюма, кожи, ткани и пота. Странно, но он показался таким родным.
        - Все в порядке, всего лишь воздушные огни. Вы никогда прежде не видели фейерверков?
        Как глупо!
        Ноэми вспыхнула и поспешила отстраниться. Стало безумно стыдно и за страх, и за невежество, и за пальцы, которые так доверчиво легли на мужские плечи. Что о ней подумал Лукаш? Необразованная деревенщина, доступная девица. Как он говорил? Любой вправе задрать юбки.
        - Конечно. - Девушка приложила усилия, чтобы голос звучал ровно, и скрыла смятение за веером. - Но в провинции они иные, я совсем забыла о фейерверке, - призналась она.
        Лукаш кивнул, принимая объяснение. Глаза изучали Ноэми, будто видели впервые: с интересом и недоумением. Так рассматривают удививший привычный предмет.
        - Найдете дорогу? - опомнился де Сард. Раз начался фейерверк, девушка изрядно задержалась в парке. - К сожалению, проводить не смогу, но во дворце сможем видеться. Если пожелаете, конечно.
        Пришло время Ноэми удивляться. Ей разрешали выбирать? Что-то новенькое!
        - Разумеется, отныне у нас общая тайна, - улыбнулась девушка и сделала несколько вдохов и выдохов, выравнивая эмоции.
        Помолчала и, потупившись, попросила:
        - Берегите себя!
        Лукаш кашлянул и промычал нечто неразборчивое. Потом взъерошил волосы - детская дурная привычка - и усмехнулся:
        - Постараюсь. Только и вы тоже не обманите ожиданий.
        Слова де Сарда прозвучал музыкой в голове. Ноэми расправила плечи, широко улыбнулась и прощебетала:
        - До встречи, ваше сиятельство!
        Глава 11
        Ноэми пила, танцевала, разговаривала, даже, осмелев, подкараулила его величество и завела разговор о возвращении фамилии. Видимо, аукнулось выпитое вино, иначе бы девушка ни за что не подошла к скучающему мужчине в костюме рыцаря. Виллем стоял один, любовался с террасы парком, а Ноэми заметила его через открытое окно. Боялась, заикалась, но попросила. Вопреки ожиданиям, король выслушал и обещал содействие.
        - Слышал, вас можно поздравить. - Виллем взял девушку под локоток и повел вдоль балюстрады. Она старалась «держать лицо», до последнего надеялась, Лукаш передал сказанные в запальчивости после хмельного вина слова. - Герцог де Вен столько лет прожил вдовцом и тут!.. Чем вы его очаровали, госпожа? Сундуков с приданным не видно.
        - Полагаю, надлежит спросить его светлость, ваше величество, - уклончиво ответила Ноэми. - До недавнего времени я понятия не имела о планах герцога.
        - Вот как? - поднял брови король. - И о представлении вас во фрейлины моей сестры не слышали?
        Девушка предпочла промолчать.
        Взглянуть бы на принцессу, чьи прихоти ей придется исполнять. Портреты - одно, художники приукрашивают правду, чтобы угодить заказчику, а оригинал - другое, тут ни бородавок, ни дурного характера не спрячешь.
        Король подождал немного и, утратив интерес к просительнице, взмахом руки отпустил ее. Взгляд уже отыскал желанное лицо. Он попробует Ноэми, но не теперь - милости не даются по доброте душевной.
        Разумеется, на следующий день девушка проснулась поздно. Разбудил ее настойчивый стук в дверь. Ноэми неохотно открыла глаза, накинула пеньюар и поплелась к двери. На пороге стоял герцог Дамиан де Вен. Выглядел он на редкость бодро.
        - Доброе утро!
        Герцог обошел девушку и, не спрашивая разрешения, присел на стул, мельком глянув на свешивавшиеся с подлокотника чулки. Ноэми поспешила спрятать их под одеяло, туда же полетело нижнее белье. Вчера она слишком устала, чтобы отчитать горничную за лень.
        - Не смущайтесь, не нужно, как-никак, вы моя невеста.
        Ноэми отреагировала, как и ожидал герцог: рухнула на постель, прижимая к груди нижнюю рубашку.
        - Вы не рады? - Де Вен наслаждался ситуацией. - Кажется, именно этого вы добивались. Воистину, женщины - ветреные существа! Или титул герцогини упал в цене?
        Воспользовавшись замешательством девушки, герцог отобрал у нее рубашку, убрал в ящик комода. После вернулся к кровати и потянул за завязки пеньюара. Ноэми опомнилась и наградила работодателя оплеухой.
        - Зачем старомодно ждать до первой брачной ночи? - Де Вен наклонился, принуждая девушку лечь: иначе отстраниться она не могла. - Не жениться я не смогу - королю уже доложили. Итак, - герцог сел рядом и положил руку побледневшей девушки на колени, - что вы знаете о близости между мужчиной и женщиной?
        Ноэми сглотнула и потянулась за одеялом. Вот уж чего она не ожидала, так такого начала дня!
        - Ничего, - мрачно констатировал де Вен и шумно засопел.
        Он неожиданно ухватил девушку за подбородок и, сверкая глазами, спросил:
        - Что вы делали в парке?
        У Ноэми сердце ушло в пятки. Неужели герцог узнал о Лукаше и дневнике? От страха язык прилип к небу.
        Де Вен мрачнел с каждой минутой. На щеках проступили желваки. Он заметил бегающий взгляд Ноэми и понял: она что-то скрывает.
        - Я жду, госпожа Вард, - герцог чуть сжал пальцы, заставив девушку пискнуть. - Чем быстрее скажете, тем быстрей все прекратится.
        - Гуляла, - с трудом, шепелявя, пробормотала Ноэми.
        - И только? - Де Вен не верил.
        Пришлось рассказать о подсмотренной сценке и попытке изнасилования. Разумеется, о Лукаше девушка умолчала и с облегчением вздохнула, когда пальцы герцога разжались.
        - Не стоило отходить от меня и совать нос в чужие дела, - де Вен не подумал извиниться. - Собирайтесь, мы едем во дворец. Молите все сущности мира, чтобы королева забыла ваше лицо!
        - Я заступаю в свиту принцессы Генриетты?
        Пришлось одеваться при герцоге. Он не собирался уходить или отворачиваться. Оставалось сбежать в умывальную комнату. Увы, без помощи горничной удалось не все, и Ноэми попросила ее позвать.
        - Давайте! - Герцог шагнул к девушке и, усмехнувшись, добавил: - Я умею не только расстегивать платья.
        И действительно, пальцы де Вена справились с крючками. Он добротно затянул корсет, подождал, пока Ноэми справится с юбкой и нижней рубашкой, и занялся платьем. Очевидно, ему не раз приходилось одевать любовниц.
        - Станете фрейлиной или нет, зависит только от вас. - Де Вен затянул Ноэми пояс и отошел. - Выберет принцесса, постарайтесь ей понравиться.
        - А как же служба у вас? - решила прояснить вопрос девушка и, обойдя герцога, взяла с туалетного столика щетку. - Мне придется ее оставить?
        - Нет, - огорошил герцог. - Будете исправно получать жалование.
        - За что? - Щетка едва не выпала из рук Ноэми. - Я ведь не смогу следить за делами, отвечать на письма.
        - Сможете, - холодно улыбнулся де Вен. - Вряд ли принцесса обременит вас поручениями. Найдите помощника, пусть бегает на посылках. Свалите на него рутинную работу.
        Девушка нахмурилась. Она не справится, слишком много обязанностей.
        Де Вен окинул Ноэми пробиравшим до костей взглядом, и предупредил:
        - Титул герцогини нужно заслужить. Мало невинности и хорошенького личика.
        - Что нужно сделать? - поняла намек девушка.
        Нет, она вовсе не собиралась замуж за де Вена, но хотела выяснить условия сделки.
        - Служить верой и правдой, стать моими ушами. И, само собой, оставаться здоровой. Брак предполагает рождение детей. В противном случае… - Герцог помолчал и, будто невзначай, коснулся горла. - Помолвка не состоялась, я лишь объявил о намерениях, могу передумать. Ну, - де Вен гаденько улыбнулся, - так что вы знаете об интимной стороне жизни?
        - Ну… - Ноэми выдержала паузу. Пальцы нервно тискали ручку щетки. - Мужчина ложится на женщину, и нужно немного потерпеть.
        - Терпеть что? - со страдальческим видом уточнил герцог.
        - Супружеский долг. - Щеки Ноэми пылали. Ей не хватало воздуха. - Мужчина поднимает сорочку и своим органом… Словом, вы сами знаете, - быстро закончила она.
        - Не знаю, - проворчал де Вен, - я иным занимаюсь. - Подумал и брезгливо повторил: - «Органом!» Вы еще «орудием» скажите!
        - Милорд, зачем вам жена? - воспользовавшись моментом, сменила тему девушка.
        Она стояла возле туалетного столика, готовая ехать, только герцог, казалось, никуда не торопился, хотя недавно утверждал противоположное.
        - Незачем, - пожал плечами де Вен. - Женщины любят ушами, я посулил то, чего вы желали, но ничего не обещал.
        Ноэми сползла на пуфик. Кожа пошла пятнами: так сходил густой румянец, уступая место бледности.
        То есть как? Герцог соврал, будто женится? Но зачем? Одно дело, сказать в приватной беседе, другое - прилюдно, чтобы знал весь двор. Репутация, слово - неужели они ничего не значат?
        Девушка, сама того не замечая, приложила ладонь ко рту. Ее жест не укрылся от де Вена. Тот сложил губы в гримасу - нечто среднее между ухмылкой и болезненным спазмом - и, развернув стул к Ноэми, оседлал его - вызывающе, поправ этикет.
        - Какие-то вопросы? - подчеркнуто равнодушно осведомился он.
        - И много. Только вряд ли вы на них ответите.
        Девушка ощущала себя никчемной. Герцог считал ее особой, достойной исключительно лжи, а ведь Ноэми всерьез обдумывала предложение руки и сердца.
        - Тогда ответьте на мои. Откуда вы почерпнули сведения о… - Он сделал паузу и наморщил нос. - Об органах. И заодно сорочках, которые надлежит подымать.
        - От горничных и матери, - чуть слышно, вновь став цвета свеклы, пролепетала девушка. - Мама говорила… - Ноэми отвернулась и глухо продолжила: - Она говорила, нужно принять ванну, надеть свежую сорочку и лечь. Придет муж, устроится рядом под одеялом и… Словом, не нужно пугаться, если он подымет подол.
        - Ясно. - Де Вен вытянул руку, рассматривая перстни. - А горничные поведали, что именно под подол засовывают, верно? - Ноэми кивнула, не в силах вымолвить ни слова. - Может, и показывали?
        Девушка судорожно глотнула воздуха и закрыла лицо руками. Узнала бы мать, подруги!.. Нельзя говорить с мужчиной на альковные темы и самой знать не положено. А все любопытство и книги! Не читай их Ноэми, честно бы ответила: «Не знаю».
        Де Вен засопел и встал.
        - Вот этим и привлекаете, Ноэми Вард - чистота, непосредственность, красота и ум. Поздравляю, - с глухой злобой добавил герцог и ударил кулаком по туалетному столику так, что задребезжали флакончики и баночки, - вам удалось сорвать приз!
        - Приз - это вы? - опасаясь смотреть на работодателя, констатировала Ноэми.
        - Разве нет? По-моему, очень ценный. Знаете, сколько женщин меня добивались? - самодовольно поинтересовался он.
        - Понятия не имею, ваша светлость, - подчеркнуто холодно отозвалась Ноэми и встала. - Я занимаюсь вашими делами, а не любовными победами.
        Де Вен расхохотался. Задел, затронул женскую гордость! Пусть подумает, помучается.
        - Я просвещу вас позже, госпожа Вард. - Голос герцога сочился сладким ядом. - И расскажу, что действительно происходит во время первой брачной ночи. Вам понравится. - Губы расплылись в многообещающей улыбке. - Теперь же припудритесь и спускайтесь.

* * *
        Ноэми пристально наблюдала за другими девушками, которых отобрали во фрейлины. Оставалось дождаться принцессу и узнать, кого она оставит.
        Приемная ее высочества Генриетты - лучшее место, чтобы узнать последние новости, вот и Ноэми прислушивалась, попутно рассматривая помещение. Много окон, поэтому светло. Тяжелая мебель, шпалеры со сценами известного куртуазного романа. Цвета - все оттенки красного, охра, приглушенный зеленый и немного синего. В простенках - дутые шкафы с затемненными стеклами. За ними - книжные корешки. Ноэми догадывалась, их поставили ради украшения, но с удовольствием бы открыла дверцу и взяла один из томов.
        Претендентки расселись в складных креслах. Представительницы знатных родов облюбовали стулья с высокими спинками и держались особняком, свысока посматривая на остальных. Ноэми оказалась посредине двух групп, зато видела и слышала больше всех.
        Из окна открывался вид на парк. Легкий ветерок шевелил невесомые портьеры, щекотал щеку.
        Садовник постригал деревья, придавая им форму геометрических фигур. Чуть поодаль чистили фонтаны. Раздетые, в одном исподнем, ныряльщики проворно убирали грязь и прятали за пояс найденные монеты. Предполагалось, в такой час никто не станет свидетелем непристойного зрелища, но девушки с удовольствием наблюдали за полунагими мужчинами. Даже не так - чуть ли не облизывались. Все во дворце пропахло грехом. Порой Ноэми казалось, она сама не выдержит, уступит и проснется в постели Дамиана де Вена без кольца на пальце.
        Девушка отвернулась и вновь сосредоточилась на происходящем в комнате. Обсуждаемые темы пока не интересовали, парк с его солнцем и цветами казались куда более привлекательными. Однако вскоре Ноэми таки встрепенулась и навострила уши: она уловила имя Лукаша де Сарда. Прошел всего день с тех пор, как они виделись, а девушке мнилось - целая вечность. Ноэми со вздохом призналась себе: влюбилась, но нужна ли она Сумеречному графу? Пока выходило - нет.
        - Слышали новость? - Востроносая девица, напоминавшая ворону, поправила шиньон. - Первого министра едва не убили! Лежит парализованный.
        Сердце гулко ударилось о грудную клетку и на мгновение замолкло. Девушка перестала дышать и судорожно вцепилась в створку окна. Потом силой воли отвернулась, чтобы никто не заметил перекосившегося лица. Они с Лукашем де Сарда чужие, нечего давать пищу для пересудов.
        - Да нет, вы путаете! - вмешалась в разговор, воскрешая надежду, другая девушка - высокая тонкая блондинка, очевидно, как и Ноэми, не из высшего света. - Он только ранен.
        - Говорю же, у Сумеречного графа отнялись ноги, - упрямо возразила «ворона», сверкая глазами. Как кто-то посмел усомниться в правдивости ее слов! - Сведения достоверные: мой дядя - королевский врач. Графа де Сарда отравили. К счастью, тот выпил мало, иначе…
        Брюнетка закатила глаза и фальшиво вздохнула.
        Блондинка хмыкнула. Она не желала признавать поражение и предпочла сделать вид, будто не желает продолжать беседу.
        Ноэми сжала пальцы. Боль отрезвила, вновь запустила сердце.
        Покушение! Паралич! Великая Мать и двенадцать Вседержителей, Ноэми должна видеть Лукаша! Пусть герцог де Вен убьет, но она не сможет сидеть и ждать, пока де Сард борется со смертью.
        Конец тягостным размышлениям положило появление принцессы Генриетты. Она вошла в сопровождении двух статс-дам, обеим глубоко за… Словом, они прислуживали еще бабушке Виллема Первого, зато никто не усомнится в их моральном облике. Два сушенных яблока в сиреневых вдовьих нарядах с такими тугими воротниками, что, казалось, они сломают кости. Статс-дамы должны были помочь принцессе выбрать правильных девушек.
        Кандидатки притихли, стараясь показать себя с лучшей стороны. Кто будто палку проглотил, кто тайком щипал щеки или поправлял прическу, кто смотрел в пол, кто - подобострастно в глаза принцессе.
        Генриетта оказалась тучной и рыхлой, но полнота немного компенсировалась высоким ростом. Треугольное личико, пухлые губки, каштановые волосы - и не красавица, и не уродина. Для выхода к будущим фрейлинам она выбрала вызывающий лимонный цвет, чуть приглушенный вставками цвета корицы. Смело, на грани безвкусицы, но никто не решится и слова сказать, даже статс-дамы старательно молчали. Они кололи девушек иголками глаз, стараясь сразу, до беседы, выбраковать первых неудачниц.
        Ноэми все так же стояла у окна, замерев в реверансе: принцесса пока никому не разрешила встать. Мысли вертелись вокруг Лукаша. Какое девушке дело, женится ли Йонас де Вен на Генриетте! Пусть герцог сам сватает сына.
        Генриетта, шелестя юбками, прошествовала к подготовленному для нее креслу и села. Статс-дамы верными стражами пристроились по бокам. Принцесса махнула рукой, и девушки с облегчением выпрямились.
        - Значит, вас отобрали, - Генриетта поджала губы, не скрывая отношения к кандидаткам. Ноэми резко расхотелось попасть к ней в услужение. Лучше герцог, как бы абсурдно это не звучало. Стервозная избалованная принцесса хуже обуреваемого страстью мужчины. - Посмотрим, чего вы стоите. Я побеседую с каждой. Продемонстрируете ум и таланты - добро пожаловать в мою свиту!
        Ноэми рассеянно слушала, все больше убеждаясь: фрейлиной ей не стать. Впору порадоваться: не падет жертвой интриг. Девушка искала и, кажется, нашла легальный предлог побывать у Лукаша, справиться о здоровье. Продумывая детали, Ноэми пропустила обращенный к ней вопрос, принцессе пришлось его повторить. Соперницы украдкой злорадно захихикали. Раззява заработала первый минус!
        - Да, ваше высочество? - Ноэми сделала книксен, мечтая скорее выбраться из комнаты.
        - Где вы витаете? - недовольно скривилась Генриетта. - Ваше имя!
        - Ноэми Вард, ваше высочество.
        Сказала и приготовилась к очередной гримасе. Простолюдинкам при дворе не место. Однако Генриетта удивила. Недовольство сменилось любопытством, принцесса будто очнулась ото сна, даже встала, чтобы лучше рассмотреть девушку. Губы беззвучно шевелились, уголок рта чуть подергивался. Принцесса одновременно походила и не походила на брата. Ее высочество пошла в отца, Виллем - в мать.
        - Ноэми Вард? - Генриетта задумчиво коснулась пальцем губ и обернулась к одной из статс-дам. - Списки!
        В руки принцессы вложили пухлую стопку листов. Хмурясь, Генриетта пробежала глазами строчки и победоносно улыбнулась. Нашла.
        - Зачем же вы причисляете себя к третьему сословию? - Принцесса вернула список статс-даме. - Леди Ноэми Вард, старшая дочь лорда Сулина Варда. Провинциалка, - кандидатки дружно скривились, - но это поправимо. Так отчего вы не расслышали моего вопроса?
        Ноэми замерла каменным истуканом, силясь понять, ошиблась ли Генриетта, либо девушка отныне действительно леди. Неужели сказался разговор с королем на маскараде? Или герцог постарался? Потом девушка сообразила, что принцесса ждет ответа. Воцарившаяся в комнате тишина давила, сжимала голову железным обручем. Все, абсолютно все ждали, когда высочайший гнев обрушится на дерзкую провинциалку. Жертва всегда сплачивает, забываются былые разногласия.
        - Леди?
        Генриетта приподняла бровь и положила руку на спинку кресла. Статс-дамы напряглись, готовые первыми ринуться в бой, но не успели, Ноэми в последний момент перед импровизированным броском открыла рот.
        - Прошу простить, ваше высочество, - девушка покаянно склонила голову, - меня отвлекли насущные дела. Глупая мелочь - задание герцога де Вена.
        - Вы служите Дамиану де Вену? - удивилась Генриетта и злобно зыркнула на спутниц: отчего не предупредили, поставили в глупое положение?
        - Совершенно верно, - кивнула Ноэми. - Секретарем.
        В комнате вновь повисло молчание, но другого рода. Теперь Ноэми казалась диковинной зверушкой. Женщина - и вдруг секретарь! Любовница, наверное.
        - Постойте, - нахмурилась принцесса и встала, чтобы лучше рассмотреть чудо природы, - вы та самая таинственная невеста?
        - Секретарь, ваше высочество, - упрямо поправила Ноэми, смело выдержав высочайший взгляд. - Понравились ли вам цветы, или надлежит выбрать иные? Маркиз Йонас де Вен, лорд Банши просил лично заняться подарками вашему высочеству, чтобы цветочники не воспользовались слабостью маркиза и не продали плохой товар.
        Девушка рисковала, но на нее вдруг напало глухое раздражение. Невеста! Де Вен не делал предложения, наоборот, он всячески убеждал, будто брак с Ноэми - худший из мезальянсов. И Йонас, мог бы сам позаботиться о собственном будущем! Безусловно, распутный сын герцога жениться не собирался, но принцесса - необычная супруга, можно расстараться.
        Генриетта широко распахнула серые глаза. Статс-дамы коршунами набросились на Ноэми. Чего только она о себе не узнала! Впору заплакать, но девушка лишь плотнее сжимала губы и молчала. Грубиянка, плохо воспитанная девица? Хорошо. Отказано в месте при дворе? Так Ноэми туда и не рвалась.
        - Оставьте ее! - неожиданно вмешалась Генриетта и, видя, что ее не слышат, хорошо поставленным голосом повторила приказ: - Оставьте ее!
        Статс-дамы неохотно подчинились, бубня: де, ваша матушка хамку бы из столицы выслала.
        - Тут решаю я, - напомнила принцесса и приподнялась, опершись на подлокотники кресла-трона. - Табурет леди Вард! - хлопнув в ладоши, распорядилась Генриетта.
        Перед ее ногами тут же водрузили пуфик, и принцесса жестом приказала Ноэми сесть. Она подчинилась, постаравшись продемонстрировать заученную из-под палки грацию. Генриетта задала девушке пару вопросов, больше напоминавших экзамен, и удовлетворенно кивнула.
        - Если герцог отпустит, возьму вас в свиту, леди Вард. Женщина-секретарь сама по себе интересна, а вы к тому же занятны.
        - Благодарю, ваше высочество!
        Ноэми собралась встать, но ей велели остаться. Так, с табурета у ног Генриетты, в роли новоявленной фаворитки, она наблюдала за взлетами и падениями прочих кандидаток. Принцесса экзаменовала строго, и, чем больше Ноэми слушала, тем меньше хотела прислуживать королевской сестре.
        Статс-дамы смотрели волком. О, стоит Генриетте уйти, они устроят третий отборочный тур специально для одной девушки!
        Смотрины длились больше трех часов. В результате принцесса остановилась на шестнадцати претендентках. Четверых отбраковали статс-дамы, в итоге в комнате осталась дюжина, остальные, кто в слезах, кто с молчаливыми проклятиями, покинули комнату. Обе недавние спорщицы место сохранили.
        - Итак, дамы, - с молчаливого согласия Генриетты взяла одна из «сиреневых дев», - вам выпала великая честь стать фрейлина ее высочества. Надеюсь, вы сознаете всю степень ответственности?
        Чтобы не осталось сомнений в важности вопроса, статс-дама произнесла пространную речь на тему прав и обязанностей при дворе. Последних, разумеется, оказалось больше.
        Скрипучий голос напоминал гвоздь, которым водили по стеклу. Настоящая пытка! А юным фрейлинам - старшей исполнилось двадцать - предстояло слушать его изо дня в день, сначала на занятиях, затем в покоях принцессы.
        Не забыла статс-дама и о моральном облике подопечных. От Ноэми не укрылись смешки, с которыми девушки встретили разговоры о нравственной и телесной чистоте. Невольно задумаешься, не рассталось ли уже большинство с девственностью. Да и принцесса Генриетта откровенно зевала. После девиц распустили до завтра, осталась только Ноэми: принцесса желала поговорить с ней без свидетелей, даже статс-дам выгнала. Только девушка не сомневалась, у стен есть уши, о разговоре, представляй он какой-нибудь интерес, тут же доложат.
        - Значит, - принцесса прошлась от кресла до окна и остановилась, задумчиво взирая на парк, - это вы прислали котенка?
        - Я, ваше высочество, - подтвердила Ноэми.
        Она стояла у кресла-трона, смиренно сложив руки на животе. Внутри поднял голову страх. Вдруг Генриетта прогневается, напишет Йонасу де Вену, а он сообщит отцу? Тогда грозы не миновать, герцог дорого спросит за разрушенные матримониальные планы.
        - Сразу чувствуется рука женщины! - усмехнулась принцесса и обернулась к Ноэми. - Мужчина прислал бы белые розы. И котенок, разве мужчина подарит котенка? Бриллианты, золото - они так банальны!
        Генриетта тяжко вздохнула и закатила глаза. Потом милостиво разрешила:
        - Маркиз может смело подарить что-то еще. И пусть сам покажется.
        Успех, несомненно, успех!
        Ноэми просияла. Не такой уж она плохой секретарь, справляется.
        - А теперь посекретничаем.
        Зашуршали юбки, и принцесса опустилась на низенькое кресло у столика, взяла с блюда веточку винограда и отправила в рот.
        - Расскажите, как вы, девушка, пусть и из бедного рода, оказались секретарем. Это неприлично и так волнительно! Попали через постель его светлости? - подавшись вперед, лукаво шепнула Генриетта и, заметив пунцовый румянец на щеках собеседницы, поспешила успокоить: - Не слушайте сморщенных перечниц, я не моралистка. Нет ничего дурного в хорошем мужчине. Так где же вы подцепили герцога, да так крепко, что он, плюется, но женится?
        - Вы ошибаетесь, ваше высочество, - Ноэми снова рисковала, но возмущение немыслимым предположением рвалось наружу. - Герцог де Вен не собирается жениться, а я его секретарь, не любовница.
        - Повторяю, леди Вард, я не поборница девственности, смело скажите.
        - В таком случае вам придется искать новую фрейлину, - заметила девушка и с гордостью добавила: - Невинность при мне.
        Генриетта порывисто встала и сердито обронила:
        - Так избавьтесь от нее! Сомнительный повод для гордости. Не сумеете сами, я найду подходящего мужчину.
        - Но… - ошарашенная Ноэми ничего не понимала.
        - Здесь дворец, а не храм, не хотелось бы видеть краснеющую до корней волос фрейлину при обсуждении ряда предметов, - предельно откровенно пояснила Генриетта и, не прощаясь, вышла из комнаты.
        Девушка так и не поняла, принята ли она в штат. В глубине сердца надеялась, что нет. Развратный двор принцессы Генриетты привлекал меньше пыли кабинета и постоянных разъездов.
        Выждав немного, Ноэми поспешила покинуть приемную. Хотелось скорее встретиться с герцогом и привести в исполнение план. Лишь бы ложь показалась правдивой, лишь бы ее отпустили к Лукашу! Девушка не знала, что ему скажет, чем объяснит столь пристальное внимание. Может, Ноэми ограничится парой общих фраз, постоит у постели и уйдет. Или и вовсе раскланяется с Сумеречным графом в кабинете - мужчины, даже больные, не любят принимать посетителей в спальне. Они всегда бодры, готовы к работе и упрямо держат лицо.
        Взгляд бесцельно блуждал по сторонам. Шпалеры, светильники, статуи. Фигурка кошки из оникса на подставке. «Дороже кошки зверя нет…» - внезапно вспыли слова загадки. Ноэми резко остановилась и уставилась на статуэтку. Она действительно дорогая: камень цельный, натуральный, чистый. Воровато оглянувшись и убедившись, что стража далеко, а придворных возня в коридоре не волнует, девушка попыталась приподнять кошку. Она оказалась слишком тяжелой. Тогда Ноэми попробовала повернуть статуэтку. Показалось, или что-то щелкнуло? Проверить, открылся ли тайный ход, девушка не успела и поспешно закрыла кошку собой - по коридору шел королевский секретарь. Занятый беседой Мэй де Асан пока не обращал внимания на Ноэми, но вечно так продолжаться не могло.
        Молоточки стучали в висках. Пот тонкой струйкой стекал по виску. Резко захотелось пить, а еще расстегнуть пуговицы сдавившего ребра платья.
        Вот голубые глаза скользнули по Ноэми. Сначала мельком, как по стене, потом уже осмысленно. Девушке показалось, будто взгляд осязаем, схватил за грудки и не отпускает. Иллюзия, вызванная страхом, но столь реальная!
        - Добрый день, господин де Асан! - поздоровалась Ноэми.
        Девушка запоздало спохватилась - отныне она леди, а не безродная девица, мужчине положено приветствовать ее первым. Следом пришло второе озарение: Мей де Асан наверняка дворянин с титулом, а девушка величала его господином, наживает врага на ровном месте. Как известно, самолюбие - больное место каждого человека, а чем выше он забрался, тем сильнее оно раздуто.
        - Добрый день, леди Вард, - чопорно, с показной холодностью ответил королевский секретарь, окатив Ноэми волной презрения. Наверняка тоже решил, будто девушка вернула титул в постели. - Позвольте поздравить с восстановлением справедливости. Печально, когда родители отказываются от собственных детей. И еще печальнее, когда истинные виновники не несут наказания.
        Ноэми насупилась, силясь понять, на кого намекает де Асан. Потом сообразила: любовник! Сестра наврала, будто Ноэми лишилась невинности до свадьбы и не с кем-то, а с простолюдином.
        Девушка понимала, удар нанесен прицельно - де Асан мстил за господина, но нужного эффекта не добился, Ноэми не покраснела, не разрыдалась.
        - Человек не вправе брать на себя божественное правосудие, - напомнила она. - Двенадцать Вседержителей ему судии.
        Де Асан склонил голову, соглашаясь. Его спутник, мужчина в неприметном сером камзоле, с любопытством рассматривал Ноэми. Она, поддавшись искушению, ответила тем же и заметила, человек не так прост - перстни, один из которых печатка, шелк манжет, выглядывающий из-под рукавов сюртука. Зачем скрывать истинный статус? Или это привычная манера одеваться?
        - Позвольте представить, - де Асан отошел, чтобы не загораживать спутника, - королевский казначей лорд Деметрий Ллос. Лорд Ллос, - секретарь обернулся к мужчине, - леди Ноэми Вард, секретарь герцога Дамиана де Вена.
        - Очень приятно, - синхронно ответили девушка и казначей.
        Лорд поспешил поцеловать леди руку и удивиться: женщина - и секретарь! Ноэми же задумалась, отчего столь высокий пост занимал простой дворянин.
        Аристократы Лиргии щеголяли частицей «де» перед фамилиями, обычные представители высшего сословия, вроде Вардов, довольствовались только фамилией. Происхождение злополучного «де» - самое прозаичное. Оно пришло из языка наиви - вымершей расы светлых существ, некогда населявших множество миров и полностью уничтоженных «серыми», лангами, «темными», навсеями, и некогда обозначало принадлежность к некой местности. Таким образом, де Вен превращался в мужчину из местности Вен. У наиви подобного наименования не практиковалось, они называли так чужаков, чтобы не путаться.
        Лорд Ллос взглянул на стопку бумаг, которые нес под мышкой, и со вздохом извинился: дела, нужно идти. Ноэми ожидала, де Асан последует его примеру, но секретарь задержался, мазнул колючим взглядом по лицу и остановился в опасной близости от статуи кошки. Девушка затаила дыхание. Де Асан хмыкнул и шепнул, вроде, беззлобно, но с явным подтекстом:
        - Сиятельный лорд де Асан, барон Онтрей.
        Ноэми кивнула, едва не пискнула: «Я запомню».
        Вот и разрешилась загадка, он барон, только отчего-то именуется низшим титулом. По всем правилам секретарь - барон Мей де Онтрей, лорд Асан, а он попрал геральдическую традицию. Очень интересно. И отчего «сиятельный»? Таинственный человек Мей де Асан!
        - Замечательно! - удовлетворенно произнес секретарь и предложил проводить девушку: - А то сами не выберетесь.
        - Благодарю, - вежливо отказалась Ноэми, - у меня назначена встреча.
        И ведь не соврала: девушке действительно требовалось найти герцога.
        Де Асан понимающе кивнул. Не поверил. Хитрый, себе на уме, но только такие занимают столь высокие посты.
        - Позвольте вас немного задержать, - протянутая мужская рука не оставила выбора, пришлось опереться на локоть. Этикета не нарушили: спутник не коснулся пальцами чужой одежды, девушка и вовсе надела легкие перчатки, чтобы гарантированно избежать любой интимности. Они присутствовали в гардеробе любой леди и носились в публичных местах. - Прогуляемся?
        Девушка, стараясь сохранить спокойствие, шагала рядом с де Асаном. Он уже отпустил, уверившись, Ноэми никуда не сбежит.
        Сердце то и дело уходило в пятки. Герцог де Вен - влиятельная персона, успел обзавестись не менее влиятельными врагами, и, если до герцога им не добраться (пока не добраться), они не упустят случая цапнуть Ноэми. Секретарь всегда грудью защищает работодателя и разделяет с ним бремя грехов.
        - Понравились принцессе? - казалось, для де Асана не существовало запретных тем.
        - Способна понравится вещь, человек либо подходит, либо нет, - парировала девушка.
        Начало разговора настораживало.
        - И все же лучше понравиться, - настоятельно посоветовал секретарь.
        Ноэми вздрогнула и подняла на него глаза. Не показалось, де Асан действительно угрожал.
        - Я не желала вас оскорбить, милорд, - запоздало извинилась девушка.
        - Речь о другом, - отмахнулся секретарь.
        - Дело в герцоге? - предположила Ноэми.
        Губы де Асана тронула улыбка хищника. Ноэми ощутила себя девой на заклание. Голубые глаза брюнета кололи льдинками и казались, не иначе из-за разбушевавшейся фантазии, глазами существа из Сумеречного мира. Живи в Лиргии чернокнижники, Ноэми бы легко поверила, что Мей де Асан - один из них.
        - В вас.
        - Но…
        Девушка решительно ничего не понимала. Она видела де Асана второй раз в жизни, сама никто и звать никак - и вдруг представляет какую-то ценность? Именно ценность, иначе бы королевский секретарь не стал угрожать, слишком мелко, только руки марать. Так и подмывало спросить, чем Ноэми прогневила сиятельных мира сего, но девушка благоразумно молчала. Секретарь все равно не ответит, только скривит губы в высокомерной усмешке.
        - Выходите замуж, леди, и не лезьте, куда не просят.
        Тут Ноэми не сдержалась и возмущенно, задыхаясь от переполнявших ее разнонаправленных чувств, потребовала объяснений. Секретарь не удостоил ее ответом и перевел разговор на минувший маскарад. Понравилось ли там Ноэми, удается ли совмещать обязанности секретаря и маленькие женские потребности. Он так и выразился: маленькие женские потребности. Девушка отвечала односложно, но предельно вежливо. Обычная светская беседа в террариуме. В заключении, проводив Ноэми до Большой галереи, де Асан передал послание для герцога:
        - Осторожнее с алмазами. Во всех смыслах, миледи.
        Девушка предпочла сделать вид, будто не расслышала. Хватит ей проблем!
        Чтобы найти де Вена, пришлось потрудиться. Ноэми обегала все приемные, отважилась заглянуть на половину короля и, наконец, обнаружила герцога в одном из парадных покоев. Де Вен обсуждал особенности налогообложения. Заметив Ноэми, он попросил обождать в соседней антикамере, примыкавшей к Малому гербовому залу. Ноэми он не понравился: мрачный, помпезный.
        Де Вен объявился через пару минут, и девушка в общих чертах пересказала процедуру отбора, умолчав о собственном бойком языке. Умолчала и о королевском секретаре, осторожно подвела к интересовавшей ее теме.
        - По-моему, следует послать записку графу или нанести визит. Это укрепит позиции при дворе и пустит пыль в глаза врагам. Пусть думают, будто отношения налажены, а ваша светлость могли бы из первых рук узнать о состоянии здоровья Лукаша де Сарда. Вдруг он плох, тогда необходимо срочно принимать меры.
        Ноэми говорила и опасалась гнева работодателя. Слишком она смела, слишком командует.
        - Вы вмешиваетесь в политику, миледи.
        Он впервые за время знакомства не величал Ноэми госпожой. Она решила отложить благодарности - еще неизвестно, герцог ли все устроил - на потом и парировала возражение заранее заготовленным контраргументом:
        - Я ваш секретарь и по слухам - невеста.
        Герцог нахмурился, а потом кивнул.
        - Хорошо, съездите, повертитесь, поспрашиваете. Мне говорили, де Сард плох, узнайте, насколько. О свадьбе поговорим после. Кольцо в обмен на мое полное удовлетворение. Я ждал достаточно, вы получили хорошие отступные, пора платить по счетам.
        Глава 12
        Ноэми с трепетом ступила на первую ступеньку и оглянулась. Экипаж герцога - де Вен любезно разрешил им воспользоваться - стоял, где она его оставила, не испарился.
        При солнечном свете дом Лукаша де Сарда показался милым, а главное - модным. Сразу видно, над проектом трудились лучшие архитекторы. Они же позаботились о том, чтобы каждый особняк в квартале вышел особенным. К примеру, первый министр выбрал дом из светлого песчаника с эффектными вкраплениями гранита по углам, выходила зубчатая лесенка. Такой же камень обрамлял входную дверь и подчеркивал линии этажей.
        Воззвав к помощи Великой Матери, Ноэми преодолела оставшиеся ступеньки и взялась за дверной молоток. Его стук напоминал стук ее сердца.
        Девушка назвалась, хотя не сомневалась, хозяину уже доложили о визите: незамеченным в закрытый квартал для богатых не попадешь. Слуга посторонился, и девушка прошла в вестибюль, где ее встретил дворецкий. Суровый мужчина с выправкой военного сухо предложил отдать накидку и перчатки лакею, а самой Ноэми следовать за ним.
        - Господин извещен и примет вас.
        Девушка удивленно подняла брови. Положим, с «извещен» все понятно, но «примет»? Значит, Ноэми - желанная гостья. Ох, не стоит строить поспешных выводов! Ему просто любопытно, зачем секретарь герцога де Вена, рискуя положением, осмелилась навестить злейшего врага господина.
        - Как здоровье его сиятельства?
        Если Лукаш слаб, она не станет мучить его долгими расспросами.
        - Хвала Вседержителям, лучше, - дворецкий не отличался многословностью.
        Ночью холл показался Ноэми пустым и мрачным. Ну да, тогда она захлебывалась от страха и почти ничего не видела. Теперь разглядела и узоры на стенах, и затейливые перила с природным орнаментом, и портрет хозяина дома на площадке между первым и вторым этажами. Лукаш де Сард велел изобразить себя по пояс в пол-оборота. В руках - карнавальная маска. Вышло необычно, но Ноэми понравилось. В маскарадном ярком костюме де Сард не казался таким важным, а изображение выгодно отличалось от прочих парадных портретов.
        Дворецкий молчаливой тенью шел впереди, прокладывая дорогу.
        Сердце девушки екало при каждом шаге. Она сжимала и разжимала пальцы, надеясь, что никто не заметит.
        О чем говорить с Лукашем и, главное, как говорить? Видимо, придется ограничиться формальными вопросами, а дальше, как захочет де Сард.
        Приемная полнилась людьми. Нашлась пара знакомых лиц. Всем хотелось знать, ждать ли назначения нового первого министра. Девушка поздоровалась и огляделась в поисках свободного места. Увы, такового не нашлось, но слухи распространялись быстро, и если госпоже Вард никто бы не предложил стул, то леди Вард вскоре села у окна. От нечего делать, она принялась рассматривать рисунок портьер. Хм, опять цветочные орнаменты. Многого же Ноэми не знала о Лукаше де Сарде!
        В приемной было душно и шумно. Девушка радовалась, что устроилась у окна, а то упала бы в обморок. Она не вслушивалась в гул голосов, на обращенные к ней вопросы отвечала односложно и осторожно. Теперь Ноэми понимала, как дорого могут обойтись слова.
        Помимо секретарей и мелких дворцовых сошек в комнате маялись аристократы. Их отличали брезгливо поджатые губы и нарочитые взгляды на каминные часы каждые пять минут. Недовольны, что их заставляют ждать, как простых смертных. А Ноэми - ни то, ни се. Уже не просто секретарь, но еще не полноправная леди. Да и кто, собственно, ее отец? Так, обычный мелкий дворянин.
        - Прошу, миледи!
        Дверь отворилась, и на пороге приемной возник все тот же дворецкий.
        Аристократы заволновались. Один из них шагнул к слуге и потребовал пропустить к де Сарду.
        - Я жду целый час, - бесновался он, - трачу драгоценное время, а эта девица, - кивок на Ноэми, - только явилась.
        - Его сиятельство приносит глубочайшие извинения, - с каменным выражением лица ответствовал дворецкий, - но ему требуется отдых. Сожалею, милорд никого больше не примет, но с радостью побеседует с вами позже. Можете оставить записки его сиятельству, я передам. Как только графу станет лучше, он обязательно ответит.
        - Повторяю вопрос, - дворянин навис над «злым вестником», надеясь подавить авторитетом, - отчего граф примет ее, - кивок на Ноэми, - а не меня?
        - Леди Вард здесь как доверенное лицо двух высочайших особ. У нее письмо к его сиятельству.
        Одарив дворецкого уничижительным взглядом, дворянин ретировался к товарищам. На Ноэми не взглянул, чему она несказанно порадовалась.
        Толпа в приемной заволновалась, зашумела. Возмущаясь, визитеры один за другим вышли. Последними удалились обиженные аристократы.
        Ноэми стушевалась. Прежде ее не выделяли - всего лишь дочь, всего лишь женщина, но пора привыкать.
        - Прямо и направо, миледи, - подсказал дворецкий. - Милорд примет вас в спальне.
        В спальне? Разве так можно? Матушка не пускала туда даже детей. Если требовалось поговорить, леди Вард-старшая принимала в гардеробной, где обустроила небольшой будуар, или в крохотной личной гостиной, а тут опочивальня мужчины! Страшно неприлично и безумно хотелось там очутиться.
        - Разве вы не проводите меня?
        - Я должен проследить за отваром, миледи.
        Показалось, или мужчина не считал девушку леди? Иначе почему грубо, пусть и под благовидным предлогом нарушил правила этикета? Гостя полагалось проводить до комнаты, Ноэми же бросили одну. Если надеялся заставить таким образом уйти, то просчитался. Девушка фыркнула и смело шагнула в неизвестность.
        Двери за спиной захлопнулись, Ноэми осталась одна в личных графских покоях. Они состояли из гостиной, гардеробной и спальни. С другой стороны к ним примыкал рабочий кабинет, попасть в который можно было как из спальни, так и из анфилады, куда выходила приемная.
        Прямо и направо, но сначала девушка оглядится, оттянет волнующий момент разговора.
        Гостиная разочаровала, до банально скучно: штофные обои спокойного зеленого оттенка, мебель теплых тонов, книжные шкафы, уголок с письменным прибором и секретером. Диваны, кресла, наборный стол, камин, гравюры со сценами птичьей охоты на стенах. Такая комната могла принадлежать любому аристократу, а Ноэми отчего-то представлялось, у Лукаша все особенное. Юным особам свойственно ошибаться, витая в облаках фантазии.
        Ноэми поправила верх платья - показалось, будто загнулось кружево, и зашагала к приоткрытой двери. За ней оказалась небольшая служебная комната с глухими шкафами. В таких обычно хранили постельное белье, полотенца и одеяла. Девушку интересовали не они, а дверь справа, которая, по словам дворецкого, вела в спальню. Преодолев стеснение, Ноэми постучала.
        - Входи! - отозвался бодрый недовольный голос.
        Ноэми нахмурилась. Похоже, Лукаш де Сард и не думал умирать.
        - Да входи же! - явно теряя терпение, поторопил Лукаш. - Тебя только за смертью посылать!
        Губы Ноэми поджались. Вот, значит, как! Уже не «вы», а «ты». Много возомнил о себе Сумеречный граф! Ничего, она не останется в долгу, сыграет секретаря герцога де Вена, а сочувствие прибережет для благодарных слушателей.
        Девушка повернула ручку и толкнула дверь. В нос ударил специфический запах лаванды, больше подходивший для девичьей опочивальни или бельевого шкафа, а не спальни больного.
        Первой в глаза бросилась кровать. Она занимала значительную часть комнаты, выполненная в лучших традициях богатых домов, только полога не хватало. Очевидно, хозяин приказал его убрать - столбики имелись.
        Бледный де Сард возлежал на подушках и лениво жевал виноград. Без привычного жилета и сюртука - да что там, в расстегнутой белой рубашке навыпуск и кальсонах в тон.
        Девушка стыдливо отвернулась.
        Полуобнаженный мужчина нарушал все мыслимые и немыслимые правила приличия - принимать даму в ночном одеянии, с босыми ногами!
        - Миледи?
        Лукаш ошарашенно уставился на Ноэми, будто ожидал увидеть кого-то другого, и подтянул сползшее одеяло. Тарелка с виноградом чудом осталась цела, замерев в опасной близости от края кровати. Часть ягод рассыпалась по одеялу.
        - Присаживайтесь! - Де Сард указал на стул у прикроватного столика и завязал ворот рубашки. - Простите, ради двенадцати Вседержителей, простите, - Лукаш пригладил растрепавшиеся волосы и метнул гневный взгляд на дверь, - все олух дворецкий! Я ждал слугу, а не вас.
        - Тогда, может, мне уйти? - логично предположила Ноэми.
        Зато теперь понятно, отчего хозяин дома встретил ее в столь фривольном виде.
        - Нет, что вы! Вышло маленькое недоразумение, и только.
        Попадись ему на глаза дворецкий, всыплет по гроб жизни! Наверняка специально подстроил, шельмец. Раз так, придется поговорить и, если дело не в случайной антипатии, искать нового слугу. Неприязнь лечится, а вот совесть обратно не купишь.
        Ноэми не спешила ему верить, но осталась, чтобы задать неудобный вопрос:
        - Покушения не было?
        - Было. - Лукаш подсунул под поясницу подушку, без нее он мог только лежать. - Как видите, - он сокрушенно обвел рукой спальню, - я вынужден проводить время в четырех стенах.
        - Но пару минут назад вы проявили разительную резвость, - девушка намекала на трюк с одеялом. Она села, расправила юбки и по-ученически сложила руки на коленях. - Дурите господ в приемной?
        - Как, они еще там? - поднял бровь де Сард.
        - Ушли, - улыбнулась Ноэми, поддавшись обаянию насмешливого голоса. Похоже, хозяин дома не уважал никого из тех, кого мариновал в приемной. - И очень возмущались вашей наглостью.
        - Что поделаешь! - развел руками Лукаш и прикрыл глаза. - Я устал от лжи, леди Вард. Вы ведь теперь леди? Король при мне подписал соответствующий указ. Лорд Вард вызван для объяснений.
        Девушка заметила глубокие тени под глазами де Сарда. Похоже, он не зря принимал гостей в спальне. Или исключение сделали для одной особы? Тогда репутация Ноэми окончательно погублена.
        - Утверждали, будто вы парализованы.
        Теперь в глаза бросились плотные портьеры, отодвинутые на треть, причем так, чтобы свет не падал на кровать. Случайность? Вряд ли. И поднос на столе - там не только пустые тарелки, но и микстуры.
        - Как видите, врут, - не открывая глаз, прокомментировал де Сард. - Вернее, преувеличивают.
        Разговор на время прервался: в дверь снова постучали.
        - Если это ты, шельма, урежу жалование! - встрепенувшись, рыкнул Лукаш.
        Он попытался сесть прямо, но потерял равновесие и рухнул обратно на подушки, однако не растерял пыла. Спускать дворецкому Лукаш не собирался и только болезнь мешала немедленно провести расследование.
        За дверью действительно оказался провинившийся слуга.
        Ноэми отвернулась, чтобы не встретиться с надменным, не соответствовавшим должности взглядом. Не встала - пусть обходит.
        - Ваш отвар, милорд.
        Дворецкий ловко обогнул девушку и водрузил поднос на стол. Отвесил услужливый поклон и протянул высокий стакан Лукашу. Он раздраженно отмахнулся и зыркнул на дворецкого. Сказать ничего не сказал. После, когда Ноэми уйдет.
        - Что-нибудь еще, милорд? - Дворецкий забрал часть грязных тарелок - ровно столько, сколько помещалось на маленький поднос. - Может, миледи желает выпить?
        Ноэми плотно сжала губы, Лукаш побагровел.
        - Вон! - Вопреки ожиданиям, приказ прозвучал тихо, спокойно.
        Де Сард мог уволить слугу прямо сейчас, но не собирался идти на поводу у сиюминутных эмоций. Нужно сначала выяснить причины поведения дворецкого, а потом карать. Возможно, не только слугу, но и его второго хозяина, если таковой отыщется.
        Дождавшись, пока за дворецким захлопнется дверь, Ноэми возмутилась:
        - Вы выставили меня на посмешище, ваше сиятельство! С тем же успехом могли прилюдно назвать любовницей. Незамужняя девушка - в спальне мужчины!
        Не в силах сидеть, Ноэми заметалась по комнате, чтобы, наконец, замереть перед изголовьем кровати.
        - Сегодня я принимаю в спальне, - извиняющимся тоном ответил на выпад Лукаш. - Вы первая дама, которая сюда сегодня попала, прежде заходили исключительно мужчины. Меня хватило на пятерых. Больным положен покой.
        - Но ведь вы не больны! - в сердцах выпалила девушка.
        - Отчего же. Всего лишь выпил меньше, чем планировалось, и носил при себе противоядие. Иначе бы порадовал параличом, который вы так желали лицезреть. Миледи, - де Сард вновь предпринял попытку сесть; уголок рта подергивался, то ли от обуревавших эмоций, то ли из-за остаточного действия яда, - приношу глубочайшие извинения за поведение дворецкого. Поверьте, менее всего я собирался оскорбить. Если угодно, обождите немного в гостиной. Слуги приведут меня в порядок, и мы переговорим в более подходящей обстановке.
        Ноэми задумалась и в итоге отказалась. Вдруг Лукаш не притворщик? Он действительно бледен и слаб, любое лишнее движение в тягость. Какая разница, выйдет девушка из спальни минутой позже или раньше, если она уже вошла.
        - Я обязательно расспрошу обо всем лекаря, - мстительно, скорее из упрямства заверила девушка. - Герцог де Вен получит достоверную информацию.
        - Значит, вы здесь по поручению герцога де Вена? - нахмурился де Сард, надев маску первого министра. На переносице залегла глубокая складка. - В таком случае, можете передать, я в руках Вседержителей.
        - Выясняете, кто друг, а кто враг? - раскусила задумку владельца спальни Ноэми и вернулась на прежнее место. Только руки на коленях складывать не стала. - Разумно. Слетелись как стервятники!
        Лукаш улыбнулся, но слабо, устало и попросил подать стакан с отваром:
        - Его нужно пить по часам.
        Ноэми заверила: ей несложно, и поднесла питье больному. Лукаш поблагодарил и протянул подрагивающую руку. От помощи отказался, но девушке пришлось придерживать стакан за донышко: граф держал некрепко.
        Разговор не клеился, и Ноэми начала с дежурного вопроса о здоровье.
        - Уже лучше, - заверил де Сард и подтянул одеяло. - Лекарь знает свое дело.
        Глаз отыскал на полу покрывало. М-да, со стороны ситуация двусмысленная, на что и рассчитывал дворецкий. Теперь Лукаш не сомневался, ему заплатили за дурной спектакль. Только вряд ли хотели повредить Ноэми, скорее подставить графа. И все из-за поста первого министра. Раз так, уже сегодня по дворцу поползут слухи, а то и вовсе явится нежданный гость, чтобы застать парочку за компрометирующим занятием. Стоп, гость уже приходил - дворецкий. Какое жестокое разочарование его постигло!
        Делиться соображениями с посетительницей Лукаш не стал, сам разберется с длинными языками. Да и что могла Ноэми Вард? Заявить о невинности? Так не поверят. Если за заказом стоит высшая аристократия или любовник королевы, никто и слушать не станет.
        - Королевский лекарь? - Ноэми вспомнился разговор в покоях принцессы Генриетты.
        Отчего-то девушке не хотелось, чтобы дядя «вороны» пользовал Сумеречного графа. Такой точно уморит.
        Лукаш тихо рассмеялся.
        - Никогда не вверяйте жизнь ненадежному человеку, пусть даже он жрец или король, - посоветовал он. - Именно поэтому при мне много лет состоит скромный лекарь. Зато не отправлюсь к праотцам раньше времени. Королевский лекарь услышал от коллеги легенду, не более. Или вы не рады? - Де Сард одарил Ноэми испытующим взглядом, будто подозревал в вероломстве. - Предпочли бы парализованного калеку?
        - Вовсе нет! - вспыхнула девушка и залилась румянцем. - Наоборот, я очень рада.
        Она стушевалась. Как можно говорить мужчине о чувствах? Ноэми сохранит их в сердце, не признается, что собиралась самоотверженно ухаживать за больным, а теперь задыхалась от счастья. С Лукашем все хорошо, можно перевести дух.
        - Что-то еще? - напомнил о времени и месте де Сард.
        - Да, - поколебавшись, Ноэми кивнула и, наплевав на приличия, склонилась над Лукашем, чтобы шепнуть: - Я разгадала еще одну строчку дневника.
        - Неужели?! - граф подскочил и тут же, поморщившись, рухнул обратно. Мир перед глазами так не вовремя качнулся. - Рассказывайте! - переборов дурноту, потребовал де Сард. - Только дверь заприте. В замке ключ. Пусть думают, будто мы любовники.
        Ноэми выполнила указания и примостилась возле изголовья. Она рассказала о кошке и своих подозрениях. Лукаш счел их разумными и обещал проверить, нет ли за статуей тайного хода. Сам тоже успел поразмышлять на досуге над загадкой дневника, благо постельный режим располагал.
        - Полагаю, Жан де Вен перед смертью разделил секрет на четыре части и спрятал в разных местах. Три нам известны.
        - Три? - удивилась Ноэми.
        Конечно, она строила догадки, но чтобы с такой уверенностью утверждать…
        - Три, - повторил Лукаш и потянулся к прикроватному столику.
        На миг закружилась голова, и де Сард откинулся на подушки, напугав Ноэми - очередной приступ рези и удушья.
        - Ничего, ничего, - оправившись, слабо улыбнулся он, - пройдет! Остатки яда в крови.
        - Любовник королевы? - покусывая губы: хотелось помочь, позаботиться, а нельзя, предположила девушка. - Помнится, он и прежде хотел вас убить, а после той сценки наверняка ненавидит.
        - Меня многие ненавидят. - Лукаш снова полулежа устроился на подушках. - Герцог де Вен, например. Что там с помолвкой?
        Серые колючие глаза впились в лицо. Ноэми вздрогнула. Откуда такая резкая неприязнь? Еще минуту назад Лукаш казался таким теплым, своим, а теперь… Чем Ноэми его прогневила?
        Помолвка! Именно она испортила настроение Сумеречному графу. Неужели он не хотел, чтобы девушка стала герцогиней де Вен? Бред какой-то! Подумаешь, дочка захудалого лорда, у которого всего богатства - имение да долги, Ноэми Лукашу никто и звать никак. Или все-таки?.. Девушка покосилась на де Сарда - хмурится. Самый настоящий первый министр!
        Ноэми вздохнула и прогнала глупую надежду. Слишком зыбки замки на песке, чтобы на них полагаться.
        Душно-то как! А окно не откроешь: больному навредит. Можно? Чудесно, заодно спрячет волнение, возясь с портьерами и рамой.
        - Никакой помолвки нет, милорд.
        Боясь повернуться, девушка разглядывала сад - отсюда он как на ладони. Сплошная геометрия! Ноэми любила естественный беспорядок, живость природы, а Лукаш отдавал дань моде. Цветы выстраивались в строгие композиции, кроны деревьев и кустов безжалостно кромсали в угоду эстетике. И все равно девушка бы с удовольствием прошлась по дорожкам, посидела на скамье у женской статуи. Там тенек, наверное, хорошо читать.
        - Однако при дворе утверждают иное.
        Притворщица или действительно такова, как есть? Сложно сказать, не видя глаз, но Лукашу хотелось верить девушке, а еще любоваться ей, манящими к поцелуям губами, яркими глазами, тонким станом. С каким удовольствием бы де Сард пропустил пряди цвета горького кофе сквозь пальцы, снял покровы, скрывающие необычно светлую кожу! Как сладко заниматься с Ноэми любовью, купаясь в водопаде волос. Он чувствовал, она бы отдалась ему без остатка, неумело, но столь искренне. Снова и снова, пока бы не утомилась и устало смежила веки на его груди.
        Лукаш одернул себя. Только сексуального возбуждения ему не хватало! С другой стороны, все полагали, будто Ноэми лечит больного собственным телом. Люди неисправимы, столичные нравы и вовсе убивают добродетель, а если добавить «правдивых» свидетелей разврата, шансов остаться незапятнанным никаких.
        - Сама удивлена не меньше вашего. Герцог как кот, - в полголоса призналась Ноэми. - Злится, предложения не делал, а за глаза называет невестой. Словом, играет как с мышью.
        - Я его понимаю, - вздохнул Лукаш. - Вы лакомый кусочек, простите за пошлость.
        - Вы предлагали мне гораздо более пошлое, - напомнила девушка.
        Де Сард промолчал, а Ноэми задумалась о собственной невинности. Оставит ли де Вен в покое, если девушка потеряет честь? Может, выгонит на улицу? Обычный секретарь герцогу не нужен. Разум возразил: именно невинность держала де Вена на расстоянии. Отныне девушка - леди, и герцог не может без брака лишить ее невинности. Другое дело, если до него это сделает кто-то другой, надобность в браке сразу отпадет.
        - Отвернитесь! - попросил де Сард и откинул край одеяла.
        Ноэми недоуменно уставилась на него. Что взбрело графу в голову? Вид полуобнаженного мужчины разбудил порочную сторону натуры, ей хотелось разделить с Лукашем ложе.
        Мысли крутились вокруг запретного. Не больно ли? Наверное, очень, ведь орудие мужчины должно проникнуть внутрь. Замужняя приятельница свидетельствовала, она вдоволь натерпелась в первую брачную ночь.
        Лукаш отчаянно пытался встать. Пока вышло только свесить ноги с кровати, а до стула с халатом так далеко - целых два шага!
        - Правда, будто в свите принцессы Генриетты нет девственниц? - Вопрос вышел бесстыдным, но девичья честь, похоже, осталась за дверьми спальни де Сарда.
        - Ходят слухи, - туманно ответил граф, не понимая, отчего вдруг девушка затронула пикантную тему.
        Он злился на себя за немощь. Даже халат не в состоянии взять! В итоге пришлось вновь укрыться одеялом, но Ноэми тайком успела многое разглядеть. Например, ноги и кальсоны. Рубашка задралась, и они четко обрисовывали «орудие лишения невинности». Три светлых пуговицы будоражили воображение, Ноэми и не предполагала, будто заинтересуется подобным. Помнится, когда герцог приложил ее ладонь к паху, девушке хотелось скорее отдернуть руку, а тут… Видимо, приемная принцессы виновата, Ноэми расстегнула бы те пуговицы. Ничего больше, просто расстегнуть!
        В спальне повисла неловкая тишина. Первой заговорила Ноэми. Она робко спросила, не нужно ли чего-то Лукашу. Он весь покрылся испариной и тяжело дышал после физического напряжения.
        Щеки девушки порозовели. Она не могла оправиться от нахлынувших порочных мыслей и радовалась, что де Сард никогда о них не узнает.
        - Не утруждайтесь, спасибо.
        Девушка не сводила взгляда с чувственных губ. Они дразнили, звали воплотить мечтания в жизнь. Раз Ноэми переступила черту, нет ничего дурного сделать еще шаг. По крайней мере, не придется сожалеть. И девушка подошла, наклонилась и не поцеловала - торкнулась в горячие губы.
        Комната поплыла перед глазами, сердце забилось чаще, ноги подкосились, но ее удержал Лукаш. Он обвил ее за талию, помог пережить момент слабости и уложил себе на грудь - почти как в недавних фантазиях. Де Сард бережно целовал в ответ, зарылся пальцами в волосы - мягкие, едва уловимо пахнущие духами.
        Поцелуй длился не больше минуты. Прервал его Лукаш. Он с неохотой отстранился и откинулся на подушки. Дыхание перехватило и, увы, не от чувств: яд предательски напомнил о себе. Одновременно проснулась совесть. Что он делает, что на него нашло?! Сначала злоба из-за помолвки Ноэми Вард, затем сладострастные мысли, наконец, поцелуй.
        - Простите, миледи, - отвернувшись, глухо пробормотал де Сард. - Наверное, побочное действие лекарств. Я не пристаю к женщинам.
        - Вы и не приставали. - Ноэми тоже отвела взгляд и отсела, приводя прическу в порядок. - Порядочные девушки…
        - Да к Шепчущим порядочных девушек! - не сдержался Лукаш. - Тут столица, а не пансион благородных девиц!
        - Конечно, - кисло улыбнулась задетая провинциалка, - у нас бы столичных дам назвали девицами легкого поведения.
        Девушка выждала немного и, убедившись, что граф не намерен развивать тему, решила-таки позаботиться о больном. Во-первых, сгрузила грязную посуду на пол. Во-вторых, аккуратно выстроила микстуры по размеру, заодно рассмотрела этикетки. Тут нашлись средства от желудка, обезболивающее, капли, придававшие сил, и нечто непонятное, видимо, противоядие.
        Лукаш с глухим недовольством наблюдал за Ноэми. Нет ничего хуже беспомощности перед лицом женщины!
        Закончив уборку, девушка вторично завела разговор о дневнике. Де Сард уцепился за возможность загладить скандальное происшествие.
        - Собственно, половина загадки проста. Речь о двух кладбищах. Приют мертвых, где льется свет, - королевская усыпальница. Там много витражей, которые создают интересные эффекты. Звездочет из дневника наверняка похоронен на Кладбище ушедших. Могилу отыщем быстро, осмотрим надгробие. Разумеется, ночью. Вы обнаружили кошку, осталась красавица в мехах.
        Ноэми задумалась. Распутниц при дворе хватало, а уж в столице - не счесть! Однако Жан де Вен выбрал одну и явно не методом тыка. Искать ее надлежало в окружении мага или во дворце. Вот и пригодится место фрейлины. Ноэми окажется в центре светских новостей и узнает, кто любит меха, - женщины обожали хвастаться подарками любовников.
        - Ничего, - обнадежил Лукаш и, нащупав руку Ноэми, пожал, - найдем. Вы славно потрудились!
        - Увы, милорд, я оказалась умнее ночного развлечения.
        Правила хорошего воспитания требовали отнять руку, но девушке хотелось ощущать тяжесть мужской ладони. Более того, Ноэми слабо пожала ее, заработав теплую дружескую улыбку.
        - Вы - и ночное развлечение? - Де Сард старался достать что-то из-под подушки. - Не стану скрывать, поначалу я принял вас за любовницу герцога, которую на потеху двору сделали секретарем, но вы совсем другое, леди Вард.
        - Что же, милорд? - кокетливо поинтересовалась девушка.
        Ее обуревало любопытство. Что ищет Лукаш? Оказалось, потрепанную записную книжку с привязанным к корешку карандашом.
        - Вы? - Лукаш покусывал кончик карандаша, бросая на девушку лукавые взгляды, от которых она плавилась маслом в жаркий летний день. - Давайте подумаем. - Еще одна строчка легла на шершавую бумагу. - Леди, сумевшая вернуть себе титул. - Новая строка. - Девушка, сохранившая честь и заставившая с собой считаться. Женщина, успешно справляющаяся с мужскими обязанностями. Храбрый человек, не побоявшийся спасти мою жизнь, рискуя своей. Вот, кто вы, леди Вард. Не так мало, верно? Иным не хватает десятилетий на то, что вы совершили за месяцы.
        Ноэми смутилась. Она не ожидала похвалы. Кончики ушей горели. Зачем, зачем он смотрит на нее?
        - Вы из-за поцелуя? - решила раскрыть чужие карты девушка.
        Пусть скажет, а не кормит сладкими речами.
        Лукаш не ответил и, вырвав из записной книжки исписанный лист, протянул Ноэми.
        - Что это? - она недоуменно уставилась на строки.
        - Жан де Вен мог говорить об обсерватории - для астронома переделали одну из башен старого дворца. Туда просто так не пускают, пришлось сочинить записку коменданту. Заодно кладбище осмотрите, вдруг красавица сыщется? Сам, к сожалению, не смогу. Несмотря на браваду, прикован к постели. О деньгах не беспокойтесь.
        - Не возьму, - поджала губы девушка. - Герцог платит достойно.
        Помедлив, Ноэми решила: наглеть, так наглеть. Воспитание предписывало девушкам скромность, но раз она заступила на мужскую должность, может нарушать правила.
        - Зачем вы меня поцеловали? - Ох, лучше не смотреть на его губы! - И вы действительно считаете меня необычной? Словом, умной и всякое такое.
        Лукаш задумался. Простые вопросы - и такие сложные ответы.
        - Вы поцеловали первой, - нашелся он, - я не видел причин не ответить. Второе - чистая правда. Я не повеса, не пытаюсь вас соблазнить.
        Ноэми фыркнула. Да уж, распутный повеса таких высот не достиг бы! И внезапно осознала: стена рухнула, она больше не стеснялась Лукаша. Сумеречный граф, первый министр, грозный сановник превратился в доброго знакомого.
        - Леди Вард, - просьба согнала глупую улыбку с лица, - мне крайне неудобно, но не могли бы вы взять графин, он тут, на полу, и налить стакан воды?
        Ноэми встрепенулась и выразила готовность сделать, что угодно. В итоге она отмерила больному лекарство и дала закусить горечь виноградиной. О том, как сцена выглядит со стороны, Ноэми не думала. Люди все равно станут судачить, так зачем заботиться об общественном мнении за дверью?
        Девушка застенчиво улыбнулась, забрав у больного мензурку, и заботливо поинтересовалась, не утомила ли она его.
        - Что вы! Ради вас стоило потерпеть господ из приемной.
        Дальше он предложил странное, не вязавшееся с образом Сумеречного графа:
        - Берите покрывало и забирайтесь на кровать. Она широкая, поместимся. Давайте хоть немного оправдаем чужие ожидания, раз записали в любовники.
        Еще один вызов морали. Мало того, что наедине в спальне с мужчиной, так еще сесть рядом! Однако пока разум возмущался, руки делали. Ноэми подняла покрывало, набросила на одеяло и устроилась рядом с Лукашем. Блюдо с виноградом положила на колени. Сначала девушка боялась пошевелиться, но скованность быстро прошла, Ноэми даже скинула туфли.
        Лукаш наблюдал за ней с легкой улыбкой. Он не сомневался, девушка не станет до конца визита сидеть, как на приеме.
        - Ешьте виноград, леди Вард. Разумеется, если не считаете подобное грехом.
        - Грехом? - переспросила девушка и отщипнула ягоду. Повертела в пальцах и отправила в рот. Сладкая. Что в ней греховного? - Вы разрешили, нас никто не видит.
        - Ну, - граф замялся, не зная, как объяснить святой простоте, - в некоторых кругах виноград считают эротичной ягодой.
        Ноэми нахмурилась и, приподняв, осмотрела гроздь. Ягоды как ягоды. Допустим, их едят в будуаре, так в постели и яблоки можно грызть. Девушка припомнила прочитанные книги, - ничего. Значит, можно смело отправить еще одну ягодку в рот.
        Лукаш решил объяснить и самым верным, наглядным, методом. Он попросил запрокинуть голову, поднять гроздь и без помощи рук оторвать виноградину. Девушка проделала выше означенное, но ничего эротичного по-прежнему не нашла, зато граф испытал чувственное возбуждение, когда мягкие губы обхватили и потянули в рот полную сока ягоду. Воображение мгновенно нарисовало другой предмет, с которым надлежало столь же бережно обойтись. Де Сард порадовался наличию одеяла, потому как Ноэми разошлась, ловко разобралась со второй ягодой, на миг показала язычок. Лукаш сжал кулаки и натужно вздохнул. Ее язык порхал по винограду, как по достоинству любовника, сама того не подозревая, Ноэми практически так же ласкала ягоды.
        Граф с трудом сдерживался. Еще немного, и он сделает чрезвычайно непристойное предложение.
        - Хватит, госпожа Вард! - хриплым голосом остановил пытку Лукаш. - Надеюсь, теперь вам понятно, чем опасен виноград.
        - Увы, нет, милорд.
        Ноэми не понимала, чем прогневала де Сарда. Он хмурился и приказал убрать тарелку. Откуда ей было знать о борьбе внутри графа, о том, какого труда ему стоило не обращать внимания на карминовые губы, влажные от сока.
        Лукаш тяжко вздохнул. Ну как ей объяснить? Расстегнуть кальсоны? Прикоснулась бы она к его жаждущей плоти? Нет, испугалась бы и правильно сделала, это работа для куртизанки. Однако графу до боли хотелось стать виноградинкой, которую сжимали нежные губы.
        - Потом узнаете, - Лукаш решил не вдаваться в подробности.
        Возбуждение постепенно спадало, дыхание выравнивалось. Теперь де Сард мог спокойно смотреть на девушку, не опасаясь выдать себя. Ноэми приняла испарину за последствия болезни. Он не стал разубеждать, пусть еще немного побудет невинной.
        - По-моему, нужно выяснить, что мы ищем, тогда легче найти, - высказала предложение Ноэми.
        Девушка, окончательно осмелев, полулежа устроилась на кровати. В конце концов, если она ела греховную ягоду, можно показать кончики чулок.
        - Если бы мы знали, искали бы, - издал короткий смешок де Сард. - Скажите по правде, леди Вард, вы боитесь?
        - Боюсь, - подтвердила Ноэми, - но обратного пути нет.
        - Есть. Уезжайте из столицы. Напрасно, - он мысленно помянул покойного знакомого «добрым» словом, - Жан де Вен втянул вас в грязную игру.
        - Вовсе не напрасно! - возмутилась девушка. - Он познакомил нас.
        Губы Лукаша сложились буквой «о», а потом дрогнули в улыбке. Де Сард приосанился, расправил плечи. То ли подействовало питье, то ли слова Ноэми, но, определенно, ему стало лучше.
        - В таком случае, храбрая леди, носите кинжал. - Несмотря на серьезность совета, глаза графа лукаво блестели; на щеках проступили едва заметные ямочки. - Докладывайте о ходе поисков. Вот ключ от тайного хода.
        Де Сард порылся под матрасом и извлек искомый предмет на черной ленте. Девушка фыркнула. Воистину, обычное дело - хранить ценные вещи в постели! Интересно, что еще припрятано под простыней первого министра? Ноэми ставила на нож и записную книжку.
        - Приходите в любое время дня и ночи.
        Двусмысленное предложение вызвало покашливание, но ключ девушка взяла и, отвернувшись, спрятала за корсет. Глянув на каминные часы, она заторопилась. Придется соврать, что засиделась в приемной, пропуская важных визитеров.
        Лукаш с улыбкой наблюдал за тем, как Ноэми в спешке силится попасть в туфли. Теперь можно поспать. Отвар в сочетании с микстурой неизменно вызывали зевоту, вот и теперь граф не отнимал ладонь от губ.
        - Выздоравливайте, милорд! - Нет, это не формальное пожелание, Ноэми действительно хотела видеть его здоровым. - Обещаю прийти, если найду что-то новое.
        - А как же герцог? - напомнил де Сард. - Он может заподозрить.
        - О, - рассмеялась девушка, - принцессы столь ветрены, у фрейлин забот хватает. Да я и не дура, чтобы выходить из кареты возле вашего дома.
        Глава 13
        Придворная жизнь казалась безумно скучной, а ведь Ноэми пробыла на службе всего один день, но она терпела и старательно собирала сведения о принцессе. Сватовство Йонаса де Вена никто не отменял, нужно выяснить привычки Генриетты и, заодно, грешки. Королевская сестра не страдала от одиночества, оставалось узнать, кто ее нынешний любовник и претендует ли он на статус мужа.
        Ноэми поручили выбор цветов и лент для подарка золовке принцессы. С заданием девушка справилась быстро: поднаторела, готовя подарки для принцессы от лица маркиза. Сделав нужные заказы, девушка вернулась во дворец. Она собиралась проверить существует ли тайный ход за скульптурой.
        - Леди Вард?
        Ливрейный лакей с поклоном протянул письмо в белоснежном конверте и удалился. Ноэми в недоумении уставилась на прямоугольник бумаги, повертела - ничего. Заинтригованная, девушка отошла к окну и вытащила небольшую карточку. Она гласила: «Сегодня в одиннадцать вечера в парке у фонтана Грез. Вас встретят». Ноэми нахмурилась и решительно зашагала на поиски старшего лакея. Она хотела знать, кто попросил передать записку. И, несомненно, Ноэми никуда не пойдет.
        В одной из анфилад девушку перехватил герцог. Ноэми поспешила спрятать письмо, но де Вен заметил, пришлось показать.
        - Почерк его величества, - нахмурился герцог.
        - Благодарность за титул? - холодея, догадалась девушка.
        Сегодня в одиннадцать ее проводят в королевскую опочивальню. Король не де Вен, ему не откажешь.
        Ноэми искала и не находила решения. Сбежать? Найдут. Покориться? Никогда! Лучше девушка отправится к Лукашу и упросит его стать первым. Как сможет, пусть больно, пусть придется делать самой, зато не король.
        - Вы ему не достанетесь, - заскрежетал зубами де Вен и смял письмо. - Помолвка сегодня же! А сейчас моя постель, леди Вард. В одиннадцать вы будете очень заняты.
        По губам герцога скользнула кривая улыбка. В следующий момент он, не смущаясь присутствия стражи, впился страстным поцелуем в губы Ноэми, будто силился выпить из нее жизнь. Девушка замычала, забарабанила по спине работодателя. Он только крепче прижал, прогнул в спине и хрипло прошептал: «Идемте!»
        Поцелуй оборвался, но герцог не думал отпускать жертву. Он затолкнул ее в ближайшую комнату и со словами: «Вы ничего не видели!» бросил стражникам кошелек. После захлопнул двери и рывком сорвал с себя шейный платок. Испуганная Ноэми забилась в угол. Она с ужасом взирала на торопливо раздевавшегося герцога. Его намерения не оставляли сомнений. Взгляд метался по комнате в поисках спасения. Девушка рванулась ко второй двери - заперта. Ноэми в отчаянье дергала за ручку - бесполезно.
        - Не надо. - На плечо легла рука де Вена, и он вкрадчиво посоветовал: - Ложись.
        Куда - понятно. В комнате стоял большой широкий диван. На нем, немного потеснившись, уместились бы двое. Судя по раскиданным подушкам, сегодня диван уже использовали по назначению.
        - Я леди, - напомнила Ноэми, скинув руку с плеча.
        Взгляд остановился на каминной полке с вазой. Что, если ударить герцога и сбежать? Успеет ли она, сумеет ли?
        - Не беспокойся, если мне понравится, женюсь, - де Вен запечатлел поцелуй за ухом жертвы.
        Рука забралась под корсет и принялась неспешно поглаживать. Ноэми ударила по ней и напомнила:
        - Вы терпеть не можете девственниц.
        - Порой делаешь исключения. - Герцог лизнул нежную кожу и начал расстегивать пуговички. - Вот, даже женюсь на том, что попробую. Постарайся, Ноэми, ради титула герцогини можно.
        Де Вен шлепнул ее пониже спины и подтолкнул к дивану. Добраться до камина не представлялось возможным, сбежать тоже. Пришлось сесть. Полураздетый герцог навис над ней, полюбовался немного и уложил на спину. Ноэми предприняла еще одну попытку сбежать, но де Вен удержал и приложил палец к губам:
        - Ш-ш-ш, тебе понравится!
        - Ваша светлость, - девушка чуть не плакала, - не надо! Я… я закричу!
        - Зачем? - Герцог расправился с остальными пуговицами и стянул с онемевшей Ноэми верх платья. Наклонился и поцеловал кромку нижней сорочки. - Считай, у нас первая брачная ночь.
        Де Вен погладил девушку по щеке. Она дернулась, как от удара, и отвернулась. Шелест ткани возвестил: герцог снял брюки. Ноэми ощутила на себе вес чужого тела. В нос ударил аромат дорогого парфюма.
        - Не люблю девственниц! - посетовал герцог и игриво скользнул под юбки девушки.
        Он потянул за ленты панталон и стащил их. По телу Ноэми побежали мурашки, она вмиг ощутила себя беззащитной.
        - Все хорошо! - Де Вен нежно поцеловал девушку и, не удержавшись, погладил нежную кожу бедра. - Это не изнасилование, а большая услуга, которую я оказываю. Не бесплатно, между прочим, плачу своей свободой. Или хочешь с королем?
        Он замер и, приподнявшись на руках, уставился в глаза Ноэми. Она нервно облизнула губы и, смирившись, сама попыталась стянуть корсет. В памяти всплыло, как герцог ласкал грудь. Тогда девушке понравилось, сейчас одна мысль об этом вызывала тошноту.
        Великая Мать, за какие грехи ты караешь свою дочь?! Но де Вен прав, лучше без любви, но герцогиней, чем без любви и королевской шлюхой. Ноэми станет смотреть в потолок, терпеть и думать о Лукаше, представляя его вместо герцога.
        Де Вен довольно улыбнулся и выдохнул прямо в губы:
        - Ты не пожалеешь!
        Его пальцы осторожно извлекли из-за корсета кинжал:
        - Это вам не понадобится.
        Герцог бросил оружие на пол и прошелся легкими поцелуями от подбородка до тяжело вздымающейся груди, пока еще наполовину скрытой одеждой. Де Вен не спеша оголил девушку до пояса. Губы приникли к нежной коже. Ноэми охнула, когда герцог зашел дальше обычного. Девушка остро ощущала каждое прикосновение, даже мимолетное движение воздуха. Она не сопротивлялась, положила руку на мужское плечо и пассивно наблюдала за тем, что вытворял де Вен. Девичья честь пала перед обстоятельствами. Ноэми постаралась расслабиться, вернуть былые приятные ощущения, но стоило ладони герцога переместиться на бедра, девушка напряглась и сжала колени.
        Де Вен укоризненно цокнул языком:
        - Ну же, помни о герцогине!
        Ноэми закусила губу. Она не сможет. Пусть близость и вес чужого тела уже не внушали страха, девушка не в силах развести ноги, как гласили советы. Уставившись в потолок, она терпеливо ждала, пока де Вен все сделает сам.
        - М-да, плохо матери учат дочерей! - посетовал герцог и сел. - Ну, и как ты детей рожать собиралась, если мужчине ничего не даешь? Хорошо, начнем по новой, но потом, извини, возьму без согласия. Ночь, само собой, проведем вместе.
        Девушка тяжко вздохнула и отвернулась к стене.
        Де Вен снянул кальсоны, мысленно примерился, как лучше, и снова лег на Ноэми. Она взволнованно задергалась, и герцог, проклиная девственниц, потянулся к губам любовницы. Опытные руки вновь ласкали, только Ноэми никак не могла успокоиться. Герцог злился, но терпеть больше не мог.
        Торопливые нежные касания сменило проникновение.
        Ноэми охунула и прикрыла глаза. Так вот оно как!..
        Де Вен двигался медленно, часто останавливался, чтобы дать привыкнуть к новым ощущениям. Когда, по его прикидкам, боль от вторжения ослабла, он усилил напор, желая раствориться в нежном девичьем теле. Ничего, вскоре оно перестанет оставаться безучастным, Ноэми освоит любовную игру.
        Герцог наслаждался желанной игрушкой. Эмоции оказались сильными, гораздо сильнее, нежели он предполагал. Стоны рвались из горла, приходилось кусать губы.
        Еще и еще, до полного единения, когда дыхание становится рваным, а мир сужается до точки, чтобы взорваться оглушительным фейерверком.
        О да, девочка, ты самая сладкая на свете!
        Так скоро!
        Тяжело дыша, де Вен словно упал в пропасть с головокружительной вершины. Ему не хотелось двигаться, но девушка нетерпеливо заерзала, и он с видимым сожалением перекатился на бок.
        - Вот и все. Ты могла согласиться гораздо раньше, - укорил герцог и лениво поцеловал.
        Девушка не ответила. Приподнявшись, она смотрела на капельки крови на бедрах, прислушивалась к собственным, увы, не приятным ощущениям.
        - Ну, чего молчишь? - Де Вен добродушно потрепал ее по спутавшимся волосам. - Полежи немного. Одеться помогу, сама не справишься. И, - он усмехнулся, - мне понравилось, скоро появится хорошенькая герцогиня.
        Он погладил девушку по спине и привлек к себе. Губы шептали ласковый бред. Голова Ноэми покоилась на груди герцога, она слышала биение его сердца, ровное, умиротворенное.
        - Зачем вы сейчас, так? - девушка не могла не просить.
        - Нужно. - Де Вен коснулся губами волос. - Иначе пришлось бы идти в опочивальню его величества. В другой день, возможно, позовет, но не теперь. Хотя шанса я ему не дам, плотно займу досуг.
        Герцог рассмеялся и встал, чтобы одеться. Он и не думал прикрываться, еще больше смущая и так пунцовую Ноэми.
        - Ну, как ты? - де Вен склонился над обхватившей колени приихшей девушкой. - Дело житейское, от близости не умирают. Прости, что быстро и грубо, ночью наверстаю. Обещаю стать очень терпеливым, чтобы ты оттаяла.
        Ноэми промолчала и уткнулась взглядом в подушку. Вряд ли ласки помогут, проблема в мужчине.
        Разумеется, герцог высмеял ее стыдливость и помог одеться. Он пребывал в хорошем расположении духа, торжествующая улыбка не сходила с лица. Ноэми Вард его! Радость немного портила предстоящая женитьба. Увы, леди есть леди, закон суров, а все знают, в каких они отношениях. Ничего, жена не ошейник, гулять не мешает.
        Девушка сжигал жгучий стыд. Она отдалась мужчине, не мужу, не в спальне, даже не по любви!
        Отойдя к камину, Ноэми делала вид, будто причесывается и поправляет декольте, на самом деле пыталась привести в порядок мысли.
        - Не бойся, ты славная девочка, не обижу! - рассмеялся де Вен, мигом раскусив причину, по которой дрожали тонкие пальцы. - Какие камешки любишь?
        Ноэми не поняла, пришлось объяснить: герцог собирался сделать подарок за потерю девственности. Заодно поинтересовался, не хочет ли девушка остаться любовницей.
        - Брак, как ты знаешь, заключается на всю жизнь, поэтому выбирай. Детей обеспечу, приданое дам.
        - Жена, - твердо ответила Ноэми, наконец совладав со шпильками.
        - Хорошо, - поразительно легко согласился де Вен. - Как только окажешься в тягости, отведу в храм. Пока походишь невестой - хочу убедиться, что не пуста по женской части.
        Девушка кивнула и заверила: она здорова, дети родятся.
        - Послезавтра прибудет ваш отец, - взявшись за дверную ручку, вспомнил герцог. - Примите холодно. Станет задираться, скажите, приструню.
        Ноэми рассеянно кивнула. Встреча с лордом Сулином на фоне позора казалась сущей безделицей.
        Не уберегла самое дорогое. Могла бы изловчиться, ухватить тяжелый канделябр, хотя бы царапалась, шумела - ничего, покорилась будто овца! Герцог получил желаемое и, что бы ни говорил, не женится. Надкусанное лакомство неинтересно.
        Опустив голову, девушка разглядывала руки - все лишь бы не смотреть на де Вена.
        - Ты чего? - удивленно спросил герцог, заметив ее волнение.
        Ноэми промолчала и отвернулась. Де Вен подошел, обнял, посмеиваясь над юной неопытностью. Переживать из-за такой ерунды! Девушка дернулась. Близость герцога претила.
        - Хватит вздыхать! - обозленно прикрикнул де Вен. Он тут утешает, а она, видишь ли, нос воротит! - Можно подумать, я тебя в жертву принес. Подумаешь, переспала с мужем до свадьбы! Радоваться надо. За душой только смазливое личико и сметливость, а в герцогини выбилась. Сегодня как невесту представлю. Ну, - он слегка толкнул девушку в спину, - хватит слезы по щекам размазывать! Поезжай домой, прими ванну и переоденься. Самое лучше платье надень. В шесть часов отпразднуем.
        Де Вен ушел. Ноэми выскользнула следом, стараясь не смотреть на ухмыляющуюся стражу. Все, абсолютно все знали, чем они занимались! Зато теперь принцесса Генриетта точно не подошлет соблазнителя.
        Хотелось скорее смыть запах герцога, но Ноэми помнила о дневнике. Кто знает, когда еще удастся оказаться во дворце, свободной от дел?
        Девушка перебежками добралась до нужного коридора. Он оказался пуст - несказанная удача. Смущали доносившиеся поблизости голоса, но Ноэми надеялась, придворные не помешают поискам. Она на время выбросила из головы герцога и направилась к статуе кошки, которую изваяли в два раза больше реального зверя. Девушка обошла ее и задумалась. Что она делала в прошлый раз и привела ли в действие механизм? Самое простое - повернуть фигурку, но интуиция подсказывала, все не так просто.
        Глаза кошки неотступно следили за каждым движением. Скульптор поработал на славу, инкрустированные драгоценными камнями, они не отличались от оригинала.
        Может быть?..
        Девушка надавила на искусственные зрачки. Что-то щелкнуло, и часть прилегавшей к статуэтке стены распахнулась, как гостеприимная дверь. Сама кошка осталась стоять на месте. Пришлось забраться за нее, чтобы заглянуть в неизвестность.
        Проход оказался узким и длинным. Он под небольшим углом уходил вниз. Ноэми помедлила и рискнула, только вначале обшарила стену на предмет рычага или иного приспособления, которое бы открывало ход изнутри. Все оказалось банально - небольшой выступ. Надави один раз - закроешь, второй - откроешь.
        Тьма приняла Ноэми в свои объятия. Она двигалась на ощупь: свечи не взяла, а не захлопнуть проход побоялась. Если кто увидит, задумке конец. Девушка втянула голову в плечи и старалась не думать о крысах, летучих мышах и воде, которая через некоторое время начала капать за шиворот. Разум подсказывал: ход ведет под землю, поэтому так сыро. К счастью, он не успел обсыпаться, а прежние хозяева не оставили хлама, и Ноэми благополучно добралась до конца и столкнулась с очередной проблемой: как выйти? Девушка ощупала стену. Та отчего-то пахла герцогом де Веном. Липкая, влажная до омерзения, как и учащенное дыхание объятого похотью работодателя. Как он там говорил, когда обсуждал контракт постельной игрушки? Все для его удовольствия?
        По щеке сбежала слезинка.
        Больно. Даже не там, где запеклись капельки крови, а на душе. Хотелось забиться в дальний угол и сидеть там вечно. Наверное, поэтому Ноэми и шагнула в подземный ход: хотелось сбежать.
        Девушка сделала пару глубоких вдохов и выдохов, чтобы успокоиться. Поплачет потом, вот разгадает загадку Жана де Вена, уволится и уедет из столицы. Схоронится в глуши и устроится гувернанткой. Или попросится в ближайшую академию помощницей архивариуса - кем угодно, только не замуж!
        Рука бесцельно скользнула по полу и нащупала кочку. Ноэми, не задумываясь, нажала на нее. Раздался скрежет, спугнувший пару пауков. Один коснулся лапками пальцев девушки. Она завизжала и вскочила, чтобы тут же замолчать и изумленно уставиться на куст сирени. Парк? Подземный ход вывел к одному из боскетов.
        Слепящее солнце после тьмы вновь заставило глаза заслезиться. Проморгавшись, девушка осторожно раздвинула ветви и огляделась. Так и есть, боскет. Рядом - статуя. Девушка трубит в рог. Само собой, обнаженная, с любовно вылепленными деталями. Сирень разрослась - разумеется, соблюдая все законы симметрии - возле беседки. К счастью, та оказалась пуста. Из беседки открывался вид на срамное изваяние, представавшее в самом выгодном ракурсе. Видимо, чтобы кавалер вдохновлялся во время процесса.
        В воздухе вновь запахло парфюмом де Вена. Отныне он навсегда ассоциировался с развратом. Девушка затравлено огляделась и с облегчением выдохнула: показалось. Она отряхнула одежду от пыли и паутины и задумалась, какой кусочек головоломки спрятан в парке. Допустим, документ. Куда его мог деть Жан де Вен?
        Ноэми вернулась к статуе - не зря она первой бросилась в глаза, в таких вещах мелочей не бывает. Девушка шагнула к постаменту и провела рукой по камню - никакого секретного механизма. Неужели придется копать?
        Разочарованная, секретарь герцога вернулась и присела на скамью.
        Веселая мраморная прелестница все так же трубила в рог. Груди вздымались вслед за летящими прочь звуками, чуть расставленные ноги подчеркивали соблазнительные изгибы. Ноэми вспомнилась услышанная в покоях принцессы Генриетты история о юноше, который якобы получил первый сексуальный опыт со статуей. Эта бы идеально подошла. А еще лучше подарить ее герцогу, пусть бы развлекался.
        Девушке вновь вспомнилось потное тело, жаркий шепот. Отвратительно! После такого хотелось весь день провести в ванной.
        Только в сердце запустили щупальца былые чувства, как разум поспешил спасти хозяйку, выдав предположение. Рог - это призыв, вещь, привлекающая внимание.
        Окрыленная, Ноэми подскочила и вернулась к статуе. Слишком высоко, не заглянуть. А если?.. Скамья оказалась не такой уж тяжелой, девушка сумела доволочь. Взобралась на нее и запустила руку в полый рог. Пальцы нащупали сверток. Есть! Ноэми торопливо извлекла его и укрылась среди сирени.
        Находка оказалась коробочкой, завернутой в носовой платок. Девушка испытала разочарование. Ей казалось, тайна Жана де Вена - нечто чудесное, а тут обыденность. Тем не менее, Ноэми аккуратно развернула полинявшую от времени, но отчего-то не истлевшую тряпицу. Не иначе маг опутал ее чарами.
        Небольшая шкатулка, будто для кольца, выполненная из металла. Девушка не сразу сообразила, как ее открыть. Щелкнула крышка, явив взору неограненный драгоценный камень, напоминавший кошачий глаз. Ноэми полюбовалась им и убрала обратно. Нужно показать Лукашу - девушка не сомневалась, камень непростой.
        Побоявшись рисковать, Ноэми не вернулась обратно через тайный ход, смело зашуршала песком дорожек. Так можно соврать, будто развлеклась на природе и беспрепятственно покинуть дворец, не вызывая вопросов. Внешний вид лишь подкреплял ложь.
        Перед тем, как уйти, Ноэми затворила дверь подземного хода. Не найти после нужный боскет не боялась: одинаковых изваяний в парке нет.
        Адреналин пропал, невидимый завод кончился, Ноэми вновь почувствовала себя жалкой и слабой.
        Скорее уехать, сбежать из особняка де Вена! Хотя бы во дворец, раз девушка - фрейлина принцессы. Долго она тут, впрочем, не задержится, пока не найдет новую работу, заплатит любые отступные, но разорвет контракт с герцогом.
        Сдерживая рыдания, стараясь не замечать неприятных ощущений под юбками, девушка брела по второстепенным дорожкам, надеясь не заплутать в лабиринте. Выходить на центральные дорожки не хотела: там люди, придется фальшиво улыбаться, глотая слезы. Впервые в жизни ей хотелось выпить. Чем больше, тем лучше. Чтобы забыть, не чувствовать, потом проснуться и осознать: все только сон.
        Как ни старалась Ноэми избегать людей, она таки встретила садовника. Он подстригал кусты, но, к счастью, задавать вопросов не стал, лишь пристально оглядел с ног до головы. Девушке на миг показалось, он заметил коробочку под платьем, запаниковала и позорно сбежала.
        Дальше - хуже. Площадка у дворца никогда не пустовала, вот и теперь там прогуливались придворные, занятые кто беззаботной беседой, кто решением политических вопросов и хитроумными интригами. Пришлось надеть маску безразличия и вытерпеть пару минут раскланиваний. Ноэми порадовалась, что она птица низкого полета, а весть о развлечениях де Вена пока не долетела до парка, иначе бы ее не пропустили.
        Девушка с облегчением добралась до конюшни и попросила заложить экипаж. Брошь фрейлины легко отворила ворота каретного сарая, оставалось дождаться, пока запрягут лошадей, и, забившись в нутро тряской кареты - все лучшее для именитых, - задуматься о жизни.
        Ноэми велела отвезти себя к одной из шляпных мастерских. Она собиралась сбить возможных преследователей со следа и, выждав немного, добраться до нужного квартала в наемном экипаже.
        Дорога пролетела незаметно. Казалось, только Ноэми села в карету, и вот уже кучер распахнул дверцу.
        Нужно ли ждать? Пожалуй, нет. Ноэми предстоит сделать заказ, это долго. Кучера подобное объяснение устроило. Он не горел желанием проторчать остаток дня на козлах ради захудалой фрейлины. Дворцовые слуги не считали Ноэми важной дамой, однако относились с большим почтением, нежели прежде, до возвращения титула. Вновь обретенное дворянство давало право командовать, но не обязывало всегда исполнять приказы.
        Стоило зазвенеть дверному колокольчику, возвещая о новом посетителе, как к Ноэми бросилась младшая из модисток. Старшая мастерица строго следила, чтобы девчонка не отлынивала, заливалась соловьем и не отпускала без покупки. Получала она, разумеется, меньше всех, никаких барышей от проданных шляп не имела. По мнению товарок, довольно бесценного опыта.
        - Добрый день, миледи! - Модистка с идеально зачесанными за уши волосами искусственно улыбалась, демонстрируя мелкие зубки. Застиранный воротничок невзрачного серого платья свидетельствовал, до достатка ей далеко. - Желаете купить готовую шляпку или заказать?
        Ноэми отмахнулась от нее, как от надоедливого насекомого.
        Шляпа, она должна что-то примерить, иначе модистки заподозрят неладное. Можно купить, благо дворянам дают кредиты, и приказать найти экипаж, чтобы якобы отвезти покупку домой.
        Старшая модистка тоже широко, неестественно улыбалась. Она видела в окно карету с королевским гербом и мысленно подсчитывала будущую прибыль. Опытный глаз сразу определил финансовое и общественное положение посетительницы. Льстить мастерица не станет, лебезить тоже, но чаю предложит.
        - Что прикажете, миледи? - Она взяла разговор в свои руки и шикнула на младшую товарку. Та поняла и поспешила за чашкой. - У нас только самые лучшие шляпы.
        Старшая модистка говорила спокойно и ровно, чем понравилась Ноэми. Девушка присела на диванчик и высказала скромные пожелания. Озарение снизошло свыше: шляпка для верховой езды. При дворе нередки охоты и конные прогулки, а у Ноэми нет подходящего головного убора. Вскоре перед девушкой вырос целый ворох разнообразных шляпок. Ноэми выбрала самую скромную, с фазаньим пером, оставила задаток, чтобы шляпку переделали по ее меркам, и попросила найти экипаж.
        Беглая фрейлина устроилась на сиденье тряской кареты и дрожащим голосом попросила довезти до нового аристократического квартала. Дальше она шла пешком. Расстояние оказалось порядочным, Ноэми устала, когда таки добралась до нужного места. Припомнив объяснения Лукаша, она проковыляла вдоль забора до узкого проулка между глухими стенами сараев.
        Дверца притаилась в ложной нише. Ключ подошел, и Ноэми благополучно попала во владения первого министра. Девушка радовалась, что переложила его в кошелек, а не спрятала в декольте, как поступала в подобных случаях. Герцог бы непременно нашел, начал задавать вопросы. Не иначе, Великая Мать шепнула с утра, направила на нужный путь.
        Стараясь не попадаться никому на глаза, Ноэми прокралась к дому. Следовало бы прийти ночью, только вот герцог предъявил права на секретаря после шести вечера.
        Честь?
        Ноэми горько рассмеялась. Она осталась на диване в дворцовой гостиной. Однако капюшон девушка накинула: вокруг полно врагов и продажных людей.
        Пару раз Ноэми чуть не столкнулась со слугами. Горничные, весело болтая, выбивали ковер на заднем дворе. Рядом вертелся конюший. А еще камердинера зачем-то понесло в сад. Пришлось прятаться в шиповнике и дожидаться, пока слуга налюбуется видами. Ноэми подозревала, он назначил кому-то встречу. Возможно, женщине. Топтался возле клумбы с розами и печально вздыхал. Наконец, камердинер ушел, и Ноэми юркнула к калитке. От нее до крыльца задней двери - три перебежки.
        Песок слишком громко шуршал под ногами. Казалось, вот-вот из-за угла вынырнет служанка или незваную гостью окликнет лакей. Странно, что до сих пор ее не заметили. Подобные дома хорошо охраняются, или болезнь хозяина распустила слуг?
        Ноэми благополучно проскользнула внутрь. Сердце гулко стучало в ушах, девушка задыхалась. За дверью оказалась небольшая площадка со всяким хламом. Тут же хранились потрепанные зонты для прислуги. В углу - неприметная дверь, прямо - служебная лестница. Ноэми припомнила, на каком этаже покои графа, и начала подниматься. Ступала медленно, опасаясь скрипа ступенек. Непостижимым образом она сумела добраться до нужного коридора, хоть в чем-то помогли небеса. Теперь встала другая проблема: как дать о себе знать Лукашу?
        Ноэми остановилась в одной из проходных комнат. Как же поступить? Девушка обернулась за помощью к статуэткам пастушек на каминной полке, но те хранили молчание. Яркие, застывшие кто в танце, кто в ироничном поклоне, они совсем не вязались с образом Лукаша де Сарда, как и фаянсовый декоративный колпак камина. Розочки - и первый министр? Ноэми фыркнула. Вот уж нет! Все равно, что Дамиан де Вен и пухлые ребятишки.
        Девушка сжала пальцы. Лишь бы без последствий! С одной стороны, Ноэми сознавала, ребенок - выход из положения, с другой… Оказалась и третья сторона - имя насильника подсказало выход из положения. Ноэми воспользуется им как белым флагом переговорщика.
        Приемная оказалась пуста. Девушка не поверила глазам. Не может судьба так любить человека! Или лукавая дама спешила искупить вину за недавно пережитое? Убедившись, что никто не притаился в углу, девушка прокралась к заветным дверям. Она не сразу решилась толкнуть створки, несколько раз поднимала и безвольно опускала руки.
        Дверь поддалась, впустив в покои Лукаша де Сарда. В нос ударил запах корицы и печеных яблок. Он казался настолько домашним, теплым, что Ноэми ненадолго выпала из реальности. Точно так же пахло на кухне в праздники, когда добрая кухарка кормила детей лорда Сулина кексами и рассказывала сказки. Ноэми всегда доставалось больше - еще один повод для зависти Бьянки.
        На кухне так уютно трещал огонь, никто не запрещал болтать ногами и класть локти на стол. Не смотрел сычом отец, не метал гневных взглядов, стоило хоть немного ссутулиться. Не давила болезненной покорностью мать, которая вечно смотрела либо на руки, либо в тарелку. Тут дозволялось абсолютно все, пока не приходила гувернантка и не возвращала к грубой реальности. Ноэми редко удавалось сбегать на кухню: неподобающее место для леди, но запах она навсегда запомнила - печеные яблоки и корица.
        И тут девушки с ужасом осознала: Лукаш здесь! Очарование запаха схлынуло, сердце болезненно сжалось. Девушка замерла, не зная, как поступить, просто смотрела.
        Первый министр сидел в глубоком кресле, обложенный подушками; под ноги подставлена скамеечка. Граф читал. Тяжелая книга покоилась на коленях. Рядом, на придвижном столике, - пустая чашка и тарелка. Корицей пахло именно от них.
        Ноэми кашлянула, и де Сард поднял голову. Неприязнь быстро сменилась удивлением.
        - Вы?
        Он попытался подняться, но быстро оставил попытки. Если в первый раз Лукаш беседовал с Ноэми после стимулятора, выпитого ради приема посетителей, теперь он предстал во всей красе болезни. Лекарь запрещал пить то чудодейственное средство, приходилось выздоравливать самому, на микстурах и отварах.
        Ноэми смущенно кивнула. Она не знала, что делать дальше, стояла и ждала, заодно рассматривала де Сарда. В прошлый раз он предстал пред ней в неглиже, теперь выглядел куда лучше: шлафрок, рубашка, домашние брюки. Однако небрит и бледен. Под глазами залегли тени.
        - Садитесь! - Лукаш пришел в себя и махнул на свободное кресло. - Простите, приветствовать, как должно не могу, - развел он руками.
        - Ну что вы! - засуетилась Ноэми; на щеках играл румянец. - Вы больны, я нарушила ваш покой…
        - Ничего страшного, - улыбнулся де Сард и положил книгу разворотом на колени. Блеснула надпись на корешке: «Драгоценные камни и их свойства». - Вот слуг накажу: не предупредили о гостье. Вы ведь понимаете, проникнуть в дом незамеченным невозможно. Я велел делать вид, будто вас нет, чтобы не смущать, но вот доложить о вашем визите они обязаны. Не беспокойтесь, имени я не называл, просто описал.
        - Ясно, - протянула Ноэми.
        Интересно, герцогу уже доложили? Слуги продажны, а тут такой случай заработать! Зато теперь понятно, отчего авантюра прошла столь гладко.
        Девушка, нахмурившись, глянула на книгу. Она не одобряла варварское отношение владельца к дорогому фолианту - Лукаш бессовестно ломал переплет. Видимо, богатые не задумываются о подобных мелочах, им легко заменить истрепанный том на новый.
        - Итак, что же привело вас в мой дом? Сомневаюсь, будто обычный визит вежливости, - он метнул на нее быстрый пытливый взгляд и подвинул колокольчик для вызова слуг.
        - Вот, - Ноэми без лишних слов протянула коробочку, извлекла из декольте под шокированным взглядом хозяина дома. - Первая деталь головоломки.
        - Где вы ее нашли? - нахмурился Лукаш и покосился на дверь.
        Девушка поняла намек и лишила любопытных возможности подслушать разговор. Де Сард тем временем зачем-то рассмотрел камень на просвет и убрал обратно.
        - В дурную игру вы ввязались, леди Вард. - Выражение лица красноречиво свидетельствовало: граф не шутит. - Хотя бы знаете, что это? - он указал на коробочку, лежавшую поверх книги.
        Ноэми ответила отрицательно. Она ничего не смыслила в артефактах и камнях.
        - Зато знаете вы, милорд.
        Граф угрюмо кивнул.
        - Слишком хорошо знаю. Давайте переберемся в кабинет - на него наложены чары. Только хожу я плохо, - смущенно замялся Лукаш, - придется помочь.
        Ноэми заверила, ей совсем не в тягость, и подставила де Сарду плечо. Он оказался куда тяжелее, нежели она полагала. Казалось, на девушку навалилась целая скала. Ноэми охнула, и Лукаш тут же перенес вес тела на спинку кресла. Оперся обеими руками, переводя дух, и задумался, не стоит ли позвать камердинера. Девушка не справится, а сам он, может, и добредет до кабинета, но дня через два.
        - Ничего, я потерплю. Вам хуже, нельзя напрягаться.
        Великая Мать, она ведь так и не спросила о здоровье! Нагрузила проблемами, а Лукаш болен, ему нужен покой.
        - Спасибо, мне лучше, справимся, - тепло улыбнулся де Сард.
        Ноэми смотрела на приводившего дыхание в порядок Лукаша и боролась с глупой улыбкой, расползавшейся по губам. Если на то пошло, девушка пришла сюда не только из-за коробочки - ей хотелось увидеть Сумеречного графа. Глупо, особенно после сегодняшнего горького опыта, но Лукаш ведь мечта, а не реальный человек из плоти и крови.
        - Я сильная, - заверила девушка и вновь протянула руку.
        - Догадываюсь, - усмехнулся де Сард.
        Оба понимали, речь не о физической силе.
        Ноэми отвела глаза и призналась:
        - Вы тоже не такой, каким кажетесь.
        - Занятно! - Лукаш оторвал руку от спинки и положил на плечо девушки, пока не опираясь. - Вы научились читать людские души, миледи?
        Она промолчала и так сболтнула лишнего.
        До кабинета добирались долго. Лукаш не обманул, он практически не мог ходить, хотя всячески пытался облегчить участь провожатой, цепляясь за стены и мебель. Ноэми, кряхтя от натуги, обняла его за талию. Граф пошутил, они сейчас напоминали калек.
        Лукаш буквально рухнул в кресло за рабочим столом. Лицо, и без того не блиставшее здоровым румянцем, стало бескровным. Ноэми испуганно замахала на де Сарда носовым платком. Может, ему не хватает воздуха? Нужно распахнуть окно. Девушка метнулась к тяжелым шторам и отдернула их, впустив в комнату воздух.
        - Сколько же со мной хлопот, миледи!
        Граф пристально наблюдал за ней.
        Вседержители свидетели, де Сарду понравилась ее забота, хотя собственная слабость по-прежнему вызывала глухое раздражение. Она мешала действовать: добраться до подкупившего дворецкого человека, покарать врагов и обследовать кладбище. Камень, принесенный Ноэми, убедил: дело не терпит отлагательств, в нем замешан Веос.
        - Не надо! - остановил гостью де Сард, когда она хотела сбегать за водой. - Вы меня избалуете.
        - Вряд ли.
        Лукаш не стал спорить и задал насущный вопрос:
        - Вас кто-нибудь видел? Кучер, например. Вы ведь не пешком пришли?
        - Пешком, - ошарашила девушка и присела в свободное кресло у камина.
        Следовало бы устроиться на стуле, ближе к де Сарду, но Ноэми застеснялась. Право, не стоило так трястись над ним, выдавая чувства.
        Лукаш опустил взгляд на ноги девушки. Она поспешила спрятать туфельки под юбками.
        - Я заметала следы, ваше сиятельство, - оправдывалась Ноэми.
        Леди с грязным подолом не ходят и уж точно не прячутся в кустах от слуг.
        - Лукаш, - де Сард и на мгновение смежил веки. - Можете называть меня по имени.
        Ноэми вперила взор в узор на шторах, но ответила твердо:
        - Благодарю, милорд, но подобное вряд ли уместно.
        Возле губ залегла глубокая складка.
        Лукаш! Тоже хочет сделать любовницей, завалить на диван. Ноэми передернуло от отвращения. Неужели он такой, как де Вен?
        Почему, почему так? Отчего поцелуи, ласки прекрасны, а близость подобна пытке? Как могут женщины желать отдаться мужчине? Та же принцесса. Теперь Ноэми понимала мать, вздрагивавшую, когда отец говорил: «Ждите меня сегодня, миледи».
        Пусть Ноэми старательно прятала лицо в тени, граф заметил исказившую его гримасу. Сжав зубы, де Сард поднялся. Его качало, голова кружилась, но Лукаш упорно стоял, вцепившись побелевшими пальцами в кресло. Он должен узнать, чем оскорбил Ноэми, отчего она вдруг помрачнела и едва не плачет.
        - В чем дело, миледи, кто вас обидел? - Лукаш старался говорить как можно мягче. - Скажите, и я распоряжусь его покарать.
        - Это не в вашей власти, - вздохнула Ноэми и нашла в себе силы посмотреть на него.
        Графу бы сесть, дрожит от напряжения, но ведь мужчины упрямы. А еще лживы. Лукаш, вроде, тревожится, но наверняка мечтает о том же, что де Вен. Не лучше ли ему остаться светлым образом?
        - Я первый министр, - напомнил уязвленный де Сард.
        Как жалко он, наверное, выглядит со стороны!
        - Увы! - Девушка уронила голову на грудь. - Есть вещи, неподвластные даже первому министру.
        Губы Ноэми задрожали, на нее вновь накатила истерика. Реальное смешалось с выдуманным, и, уткнувшись в рукав, девушка разрыдалась.
        Оцепенев, Лукаш пару минут смотрел на нее, потом разжал пальцы и оттолкнулся от стола. Каждый шаг давался с трудом, по лбу де Сарда стекал пот, дыхание сбилось, но он упорно двигался к цели. Ступал неуклюже, шатаясь, но добрался до пустующего кресла у камина. Отыскав точку опоры, Лукаш свободной рукой потянулся к плечу Ноэми. Прикосновение заставило девушку вздрогнуть и втянуть голову в плечи. Де Сард нахмурился. Она выглядела забитым зверьком, а простое участие воспринимала, как поцелуй прокаженного.
        - Кто вас обидел, леди Вард? - вкрадчиво повторил вопрос Лукаш.
        Ноэми перестала беззвучно рыдать. Она бы рада ответить, но не могла. Не только графу - никому. Лучше умереть! Да и де Сард наверняка примет сторону герцога. Подумаешь, мужчина взял свое, невестой сделал, жаловаться не на что.
        - Миледи! - повысил голос Лукаш.
        Внутри закипала злоба и требовала выхода.
        - Вы не поймете. Обычная женская чепуха.
        Ноэми пару раз глубоко вздохнула, унимая сковавшие грудь спазмы. Пусть сейчас боль сильна, она забудется. Девушка сильная, она выживет.
        Однако Лукаш не купился на ложь и по недомолвкам догадался: гостью обидел некий мужчина. Он настойчиво потребовал назвать его имя и добился признания. Только какой ценой оно далось Ноэми!
        - Герцог де Вен - редкостная мразь! - граф сплюнул на пол. - Ничего, недолго ему осталось, - мрачно пообещал он.
        Ноэми нутром почувствовала: дело не в обесчещенной девушке. Первый министр собирался дать ход делу с алмазами и избавиться от конкурента. Что ж, девушка не против, только бы заодно не избавились от нее.
        В кабинете ненадолго воцарилось молчание. Прервал его Лукаш, пообещав сохранить признание в тайне. Хотелось поцеловать ее пальчики, но он не решился: боялся упасть. Да и помнил, как вздрагивала, сжималась Ноэми, стоило ее коснуться. Спасибо де Вену, сожри его черви!
        - А что делать с королем?
        Девушка вспомнила об еще одной проблеме и рассказала о записке. Может, Лукаш что-то посоветует? Стесняться уже не стеснялось, после признания в изнасиловании рассказ о предложении стать любовницей - сущие пустяки!
        Де Сард задумался и неожиданно поинтересовался:
        - Письмо для коменданта при вас?
        - Какое письмо? - не поняла девушка.
        - Письмо к коменданту старого дворца. Помните: кладбище, королевская усыпальница?
        - Но как это поможет сохранить голову? - недоумевала Ноэми.
        Она тут мучается, пытается выпутаться из щекотливой ситуации, а он о дурацком письме! Безусловно, тайна дневника важна, только она и удерживала Ноэми наплаву, только… Словом, хотелось совета, помощи. С другой стороны, кто такая Ноэми, чтобы ей помогать? Не жена, не любовница, даже не подчиненная.
        - Элементарно, - пожал плечами граф. - Задержитесь на кладбище. Нерадивый кучер сбежал в кабак, а вы женщина, нельзя вам одной по ночному городу. Вот и заночевали в старом дворце с позволения коменданта.
        - С чего бы кучеру напиться? - Ноэми не верила, будто такая малость, как время и расстояние, остановят короля. Захочет - найдут и доставят. - Даже если так, комендант отрядит вместо него солдата.
        - Не отрядит, - заверил Лукаш. - Вы отдадите второе письмо, и комендант устроит вас до утра. Дальше мое дело. Или, если боитесь привидений, оставайтесь здесь.
        Мысль показалась чрезвычайно соблазнительной, пусть даже они бы спали в разных комнатах.
        Девушка задумалась. Боялась ли она привидений? Вроде, да, только вот с Жаном де Веном беседовала не раз. Пугала ли перспектива остаться под одной крышей с графом? Нет, только волновала.
        - Привидений? По обстоятельствам.
        Вторую часть предложения она оставила без ответа, хотя уходить не хотелось. Накатила такая усталость, апатия. Лечь бы сейчас, свернуться комочком и забыть все, как страшный сон. Увы, эту ночь Ноэми, скорее всего, предстояло провести в королевской опочивальне.
        Лукаш рассмеялся и болезненно скривился, ухватившись за верхнюю часть грудины. Ноэми, позабыв о приличиях, склонилась над ним. Мысли о собственном плачевном положении вылетели из головы.
        - Что случилось, милорд?
        Она испуганно заглянула ему в глаза.
        Как поступают в подобных ситуациях? Отчего Ноэми не интересовалась лекарским делом, хотя бы травами? Глядишь, помогла бы, а не беспомощно кусала губы.
        Рука девушки накрыла руку графа. Спохватившись, Ноэми покраснела и отпрянула. Потеря невинности - не повод позабыть о девичьей чести. Она вновь не знала, как поступить. Лучше отвечать на письма и искать каретного мастера в незнакомом городе, чем пытаться исправить необдуманный поступок.
        Лукаш молчаливо наблюдал за сменой эмоций на лице гостьи. Приступы накатывали неожиданно, но, к счастью, быстро проходили. Лекарь твердил, граф не бережет себя, но граф не мог целыми днями лежать в постели.
        - Не волнуйтесь, миледи, очередные последствия отравления, - продышавшись, объяснил де Сард. - И не надо стесняться благородных порывов.
        Лукаш не сводил глаз с девушки, она - с пола. Румянец стремительно расцветал на щеках. Ноэми сознавала, какую ошибку совершила - намекнула на чувства, оставалось только гадать, как граф воспользуется полученным знанием.
        Де Сард, как впервые, разглядывал темные волосы, светлую кожу, пухлые губы, пытался заглянуть в глаза цвета кофе. Такая хрупкая, прекрасная - и уже сломана герцогом де Веном. С другой стороны, мир жесток, не герцог, так кто-то другой. Помнится, Лукаш сам некогда хотел сбросить напряжение бесконечного побега. Сейчас он по-прежнему мечтал увидеть ее разметавшиеся по подушке волосы, только Ноэми перестала быть безликой прелестницей. Граф испытывал нечто большее, чем похоть или мимолетный интерес. Ему хотелось успокоить, утешить, и он выбрал самый легкий способ - поцеловал, невесомо коснувшись розовых губ. Меньше всего Лукаш ожидал, что рот Ноэми приоткроется, а руки робко оплетут шею.
        Они целовались - медленно, в абсолютной тишине опутанного чарами кабинета. Ноэми прикрыла глаза и чуть запрокинула голову. Руки вольготно устроились на спине Лукаша. Пальцы зарывались в волосы, гладили кожу под рубашкой. Каждое прикосновение сладостной дрожью отзывалось внутри.
        Граф, стараясь не спугнуть, неспешно изучал каждый дюйм податливых губ. Язык на мгновение проник внутрь, и Лукаш тут же отстранился.
        По лицу Ноэми пробежала досада, смешанная с недоумением. Неужели побрезговал?
        - Мы можем зайти, куда бы вам не хотелось, - хмуро пояснил де Сард.
        Девушка кивнула и отступила на шаг. Сердце бешено колотилось. Мысли прыгали. Едва ухватишь одну за хвост, как на ее место придет другая.
        - Вы слабы, наверное, мне лучше уйти, - заторопилась Ноэми.
        - Я почти здоров! - рыкнул Лукаш.
        Он чувствовал повисшее в воздухе напряжение, понимал, кто тому виной, и злился на себя.
        - Садитесь у камина, я устроюсь рядом. Нужно закончить разговор о камне и его величестве.
        - Нет, это вы сядете, милорд, - заупрямилась Ноэми.
        Де Сард хмыкнул:
        - Да, нечасто мужчине приходится сидеть в присутствии женщины! Придется на время заменить на троне Виллема.
        Девушка оценила шутку и от души, позабыв о горьком осадке прошедшего дня, рассмеялась. Как и намеревалась, она подвинула стул к креслу и села напротив Лукаша. Пусть граф хорохорился, Ноэми заметила, как он тяжело сел, даже рухнул в кресло и непроизвольно коснулся груди. То ли по привычке, то ли она еще болела.
        - Что-нибудь нужно? - Девушке хотелось облегчить чужие страдания. - Только скажите…
        - Ничего, - вымученно улыбнулся Лукаш. - Мы договорим, и, обещаю, я отдохну.
        Его рука накрыла ее. Ноэми не спешила высвободить ладонь. Чужое тепло завораживало, действовало не хуже приворотного зелья. Стало так легко, хорошо. Когда граф отстранился, девушка остро поняла: ей не хватало его прикосновений.
        Дальше говорили о деле. Лукаш пытался решить сразу две задачи: уладить дело с королем и разгадать тайну дневника.
        После долгих убеждений Ноэми согласилась стать невестой де Вена, но поведала об условиях герцога.
        Первый министр хранил мрачное молчание, а потом, не скрывая неприязни к объекту обсуждения, поинтересовался:
        - Он так и сказал, миледи?
        Ноэми вздохнула. Горько, но когда-то девушке нравились ласки де Вена. О, он преуспел в искусстве соблазнения! Неужели поцелуи и умелые поглаживания способны настолько затмить разум?
        - Миледи, - Лукаш стучал костяшками пальцев по столу; губы сложились в тонкую линию, - каково ваше отношение к Дамиану де Вену? Только честно, миледи! Вышли бы вы за него, сохранив невинность?
        Первым порывом стало ответить «нет», но Ноэми его подавила. Голос разума твердил: «Неразумно отказываться от титула». И то верно, еще пару недель назад девушка приняла бы предложение де Вена.
        Лукаш видел ее колебания. Они не удивили. Безусловно, никакая девушка не отказалась бы от герцогской короны.
        - Примите благосклонность де Вена. Она обеспечит защиту от врагов покойного Жана. Помолвка - еще не брак, ее легко можно расторгнуть. - Глаза де Сарда недобро прищурились, пальцы сжались. - Герцог балансирует на грани, миледи. Вы ведь знаете об алмазах? - Девушка кивнула. - Если не убиваешь ты, убивают тебя, - жестко закончил Лукаш и потянулся к колокольчику.
        Однако граф не позвонил. Мысли обратились к дворецкому, которого держали в подвале фамильного замка. Граф отвернулся, чтобы скрыть гримасу гнева. Мало ли девушка примет на свой счет?
        Ноэми оказалась внимательной и догадливой:
        - Что-то со слугами?
        - Все то же! - процедил граф.
        - Кто подкупил дворецкого, милорд?
        Лукаш засопел и отвернулся. Он собирался отмолчаться, но Ноэми настаивала, и граф сдался:
        - Навсей.
        Девушка в ужасе выпалила:
        - Любовник королевы?!
        Де Сард устало усмехнулся:
        - Мы мыслим одинаково. Только весь вопрос, миледи, - Лукаш подпер щеку щекой, - откуда он появился. Сами знаете, отношения с Веосом прохладные, если не сказать хуже.
        - Шпион? - чуть слышно прошептала Ноэми.
        - Возможно, - уклончиво ответил граф. - Вот что, - он с трудом удержался от того, чтобы погладить дрожащие губы собеседницы, - вы поедете в старый дворец, отсидитесь, заодно навестите усыпальницу. Могилу звездочета осмотрим вместе. Полагаю, дня через три смогу ходить с палочкой. Разумеется, - неохотно признался Лукаш, - без чужой помощи не обойтись, но я уже успел возненавидеть четыре стены. Камень я посмотрю, попытаюсь понять, для чего он нужен. Надеюсь, о нем не знают?
        Ноэми заверила, она проявила предельную осторожность.
        В кабинете вновь повисло молчание. Наконец девушка робко спросила:
        - Принести вашу книгу?
        - Пожалуй, нет, - поколебавшись, ответил Лукаш и сочувственно заверил: - Ничего, вы оправитесь, и общество противоположного пола перестанет внушать страх.
        Ноэми низко опустила голову и чуть слышно прошептала:
        - Такое не забывается.
        Его забота как бальзам для ее сердца. Как и поцелуи, ради поцелуев де Сарда она бы продала душу. Только вот случившееся во дворце действительно навсегда изменило жизнь.
        - Забудется, - без тени сомнения заверил граф и положил ладонь возле ее ладони. Она вздрогнула, но руки не отняла. - Первый раз редко приносит удовлетворение, а месть лечит душевные раны.
        Лукаш пошел дальше и поднес к губам дрожащие девичьи пальцы.
        Ноэми забудет и гораздо раньше, чем полагает. Он поможет.
        Украдкой заглянув в его лицо, девушка нахмурилась и скомандовала:
        - В постель, милорд! Иначе никогда не поправитесь.
        Первый министр удивленно поднял брови. Однако! Похоже, девушка возомнила себя хозяйкой дома, а ведь недавно слово вымолвить боялась. Люди быстро наглеют.
        - Решили поиграть в жену? - Де Сард постукивал пальцами по столу, не скрывая раздражения.
        Губы Лукаша скривила едва уловимая ухмылка.
        Какова настоящая малышка-секретарь? Каждый раз граф думал, будто нашел разгадку, а Ноэми продолжала удивлять. Вот и теперь показала новую грань.
        Де Сард безмолвствовал и наблюдал. Пусть гостья сама выпутается из щекотливой ситуации, заодно выяснит, годится ли она во фрейлины. Некоторым девицам не следует даже мечтать о подобных должностях. Дело вовсе не в красоте или происхождении - в быстроте ума.
        Ноэми пошла пятнами. Она ненавидела подобные моменты. Девушка понимала, чем больше она молчит, тем хуже, поэтому, взяв волю в кулак, заговорила. Вопреки ожиданиям, голос не дрожал, звучал ровно, пусть и негромко.
        - Я ни на что не претендую, ваше сиятельство. Как видите, - она не удержалась от нервного, напоминавшего кашель смешка, - обращение «Лукаш» не пригодилось. Так вы напишете письмо? Или мне отправится к герцогу де Вену?
        Внутри клокотала обида. Она проявила заботу, а Лукаш отплатил унижением, решил, будто девушка набивалась ему в жены или любовницы. Как же, указывала самому первому министру!
        Лукаш шумно выдохнул воздух через рот. Порой женщины невыносимы!
        - Напишу, - с легким раздражением ответил он и достал из ящика стола чистый лист гербовой бумаги.
        Глава 14
        Ноэми застыла в сомнении: отпускать ли экипаж? Старый дворец, больше походивший на замок, пугал неизвестностью. Что притаилось за темными окнами и почерневшими стенами? Не лучше ли вернуться в дом де Вена и покориться судьбе?
        При мысли о герцоге по сердцу пробежал холодок, во рту появился горький привкус. Де Вен все испортил. Если прежде она могла представить его в виде мужа, теперь точно нет. С другой стороны, что Ноэми знала о браке? Счастлива ли ее мать? Только отец наверняка не насиловал ее до свадьбы, не понуждал забеременеть.
        Ноэми приняла решение и махнула рукой.
        - Можете ехать!
        Свистнул кнут, заскрипели колеса, и девушка осталась один на один с громадой дворца, в котором некогда вершились судьбы государства, а теперь витали духи.
        Ноэми задержалась в доме Лукаша до сумерек, чтобы незаметно выбраться на улицу. Герцог наверняка искал сбежавшую невесту, в интересах девушки, чтобы не нашел до утра.
        Проводив экипаж тоскливым взглядом, Ноэми удостоверилась, письмо при ней, и, поправив шляпку, шагнула к воротам. Они напоминали проход в Безвременье, а то и вовсе Сумеречный мир. Массивные, обитые железными полосами, несоразмерные с миниатюрной женской фигуркой. Вокруг камень, покрытый мхом. Местами кладка отсырела и осыпалась.
        Девушка взялась за бронзовое кольцо и постучалась. Лязгнуло смотровое окошко, ослепив ярким светом лампы. Ноэми зажмурилась.
        - Кто? - глухо спросил стражник.
        Он только-только пристроился с краюхой хлеба и головкой сыра, а тут принесла нелегкая!
        Вместо ответа Ноэми протянула письмо:
        - Вот, ознакомьтесь.
        Дежурный озадаченно почесал затылок и повертел в руках конверт. Печать с гербом и суровая надпись: «Коменданту, лично» заставили отодвинуть засов и впустить девушку. Она, зябко поведя плечами, скользнула между тяжелых створок и огляделась. Похоже на замок де Вена, даже сторожка такая же, в нише. Сразу и не заметишь, но постовой оставил дверь открытой, дав возможность рассмотреть обстановку. Комнатка маленькая, без окон, с закопченным очагом и кособокой мебелью. Ее немного: стол и два табурета. На скатерке - скромный ужин, сдобренный сбитнем в кувшине. Какая-то бумага прижата огарком в самодельном подсвечнике - не разберешь, долговая расписка или указания командира. На бумаге расплылось большое жирное пятно.
        Над головой - темный свод арки ворот. Он изгибался так, чтобы враг всегда оставался начеку. Пусть решетки давно нет, ловушек тоже, но все равно не по себе.
        - Идемте! - обреченно произнес служака, отвлекая Ноэми от тягостных мыслей. Ему не хотелось надолго покидать сторожку. Сбитень остынет, а с холодным ужин не такой вкусный. - Отведу к коменданту, если он еще не спит.
        Девушка кивнула, дождалась, пока провожатый надежно запрет ворота и растолкает сменщика, и последовала вслед за прыгающим пятном лампы. Она покачивалась в руках стражника, будто лодка на волнах. Огонек опасно бился о стеклянные стенки, но не вырываясь наружу.
        Идти пришлось долго. Сначала они выбрались во двор, такой же темный и тихий, как все вокруг. Со всех сторон его обрамляли каменные стены. Тени сводили на нет попытки луны хоть как-то оживить заброшенный дворец. Ноэми насчитала восемь башен, и это только те, которые она успела заметить. Как тут только жили? Однако жили ведь и пытались обустроить дворец под свои нужды. Вот и появились окна на первом этаже, возникли многочисленные пристройки, разобрали деревянную обходную галерею наверху, расширили дверные проемы и, главное, построили лестницу, чтобы не приходилось, как прежде, забираться в холл кружным путем. Сам холл тоже претерпел изменения, стал двухэтажным, ради чего разобрали часть перекрытий. Выглядело величественно, только Ноэми не удалось полюбоваться личными гербами прежних монархов: солдат вел ночную гостью к боковому флигелю. Там на третьем этаже башни светились несколько окон.
        Девушка ступала осторожно, чтобы ненароком не споткнуться. Опасения были не напрасными: мощение двора оставляло желать лучшего.
        Но вот, наконец, они остановились перед добротной дубовой дверью под небольшим каменным козырьком. К ней вели три крутые ступеньки. Стражник поднялся первым и требовательно забарабанил в дверь.
        Дверь открыла женщина. По одежде Ноэми поняла - служанка. Судя по всему, она собиралась ложиться: женщина распустила волосы и сняла фартук.
        - Гости к коменданту.
        Немногословный стражник покосился на спутницу.
        - Принес же ветер! - с досадой пробормотала служанка и недобро глянула на Ноэми. - До утра не обождет?
        - Письмо у нее, нужно, Анна.
        Женщина скривилась, будто съела лимон, и посторонилась.
        - Ну, проходите, что ли.
        Ноэми, обернувшись, хотела поблагодарить стражника, но он уже исчез. Сбитень ждать не станет, остынет.
        Прихожая оказалась крохотной, они со служанкой едва развернулись. Зато следующая комната, заменявшая холл, уже больше соответствовала размерам флигеля. Вдоль стен стояли непонятные сундуки. Ноэми разбирало любопытство, но расспрашивать она не стала.
        Убрав верхнюю одежду гостьи, Анна отвела ее наверх по узкой лестнице. Ступени завивались вокруг столба; если долго смотреть на него, закружится голова.
        Третий этаж в отличие от остальных выглядел обжитым. Первоначальную планировку изменили, чтобы превратить два больших зала в комнаты.
        Анна попросила немного обождать и постучалась в одну из дверей. Та распахнулась, явив хозяина флигеля с кружкой сидра в руке. Комендант предстал в фривольном виде: рубашка расстегнута, ни жилета, ни сюртука.
        - К вам госпожа, - неловко сделала книксен Анна и поспешно удалилась.
        Комендант перевел недоуменный взгляд на Ноэми. Она без лишних слов шагнула вперед и протянула письмо. Мужчина нахмурился, повертел конверт в руках и в лоб поинтересовался:
        - Как оно к вам попало?
        Похоже, комендант не верил, будто Лукаш де Сард поручил девушке что-либо передать, да еще в такой час.
        - Из рук первого министра, разумеется. - Немного наглости не повредит. Если коменданта называли господином, он незнатного происхождения, церемониться не стоит. - Вы ведь узнали печать?
        Мужчина хмуро кивнул и попросил подождать. Он не собирался пускать Ноэми, не прочитав письма. Оно озадачило. Лукаш просил приютить леди и оказать ей всяческую поддержку. В конце граф недвусмысленно намекал: о визите дамы лучше не распространяться. Комендант сразу сообразил, не просто так, раз указали только титул.
        Взвесив все за и против, мужчина решил выполнить указания. Он не подчинялся первому министру, но ссориться с ним не желал. Да и что за малость - дать переночевать женщине!
        - Прошу!
        Комендант не подумал извиниться за прежнее поведение. Ноэми и не настаивала, все, о чем она сейчас мечтала, - тепло очага, ванна и мягкая постель. Ну и отсутствие герцога де Вена.
        Комната оказалась гостиной. Приоткрытая дверь вела в спальню.
        Горел камин. Несмотря на лето, каменный дворец плохо прогревался. Прибавьте сквозняки, и без огня точно не обойтись.
        - Желаете чего-нибудь? - комендант уступил даме кресло.
        Письмо не вернул, спрятал за пазуху. Такие вещи лучше сохранить. Мало ли.
        Ноэми кивнула. Жутко хотелось есть. Голод подкрался незаметно, до поры приглушенный волнением.
        Комендант крикнул служанку. Та подсуетилась и накрыла скромный ужин. На Ноэми не рассчитывали, пришлось довольствоваться холодными закусками.
        Девушка ела и изучала коменданта. Солдат - даже новая должность не изменила выправки. Немолод. Судя по всему, вдовец: на пальце кольцо, а хозяйничает Анна. Или супруга с детьми осталась в деревне, в одном из скромных поместий, которые давали за выслугу лет и верность короне. Крепко сбитый, коренастый, чем-то напоминал медведя. Комендант не внушал доверия, но выбирать не приходилось. Не в телохранители Ноэми его нанимает, потерпит. От еды ее немного разморило, но девушка помнила: впереди вылазка в часовню. Раз так, не стоит усердствовать с ломтиками ветчины. Только вот как бы в ванне не заснуть!
        - Я привыкла гулять перед сном. - Надо же как-то объяснить интерес к архитектуре и кладбищу? - Милорд граф обмолвился о чудесных витражах в часовне. Могу я взглянуть? Служанка бы пока подготовила постель и согрела воду.
        Комендант подозрительно глянул на девушку.
        - Бродить по часовне ночью? - нахмурился он. - Только привидений дразнить!
        - А тут водятся привидения? - ужаснулась Ноэми.
        Она не горела желанием встретиться с призраком.
        - Случается, - туманно ответил мужчина и вернулся к прежней теме: - Так зачем вам в часовню?
        - Витражи смотреть, - с легким раздражением повторила девушка и, скомкав салфетку, сложила руки на груди. - Послушайте, господин, - она говорила медленно, чеканя слова, - я не обязана отчитываться перед вами. Покажите мне молельню и свободны. Или рассказать графу де Сарду, как некой леди мешали изучать искусство?
        Комендант шумно втянул воздух и согласился.
        Ноэми торжествовала. Она не ожидала от себя такой прыти. Откуда что взялось!
        Мужчина вызвался проводить девушку и прихватил лампу. Он успел застегнуть рубашку и теперь не бросал вызов приличиям. Для достоверности легенды Ноэми попросила перо и бумагу, чтобы якобы копировать сюжеты.
        - Отчего не рисовать при свете дня? - ворчал комендант, спускаясь по лестнице.
        - Оттого, что я сюда вряд ли вернусь, - не стала скрывать Ноэми.
        Мужчина засопел. Он по-прежнему не одобрял странных желаний гостьи, но промолчал. У дворян свои причуды, пусть кормят ночных тварей, если хотят.
        Ночная прохлада после тепла гостиной показалась морозцем. У Ноэми застучали зубы, но она понимала, другого шанса отыскать «подарок из прошлого» от Жана де Вена может не представиться. Если разобраться, ночи еще теплые, она дрожит больше от страха и сытного ужина.
        Комендант обогнул флигель и свернул на выложенную плитами дорожку. Он шагал быстро, широко размахивая руками, но просчитался, девушка не отстала. Краем глаза она заметила характерную ограду. Такую делали на кладбищах. Всего краешек мелькнул за очередным уступом служб дворца, но Ноэми запомнила куда свернуть. Впрочем, она полагала, кратчайший путь на кладбище ведет через часовню.
        Попетляв, они вышли к полукруглому выступу с привычной каменной вязью над входом. Короли, безусловно, через двор не бегали, для них существовал особый вход, из дворца.
        Комендант загремел ключами и отпер скрипучую дверь. Шум спугнул летучую мышь, которая с писком унеслась прочь. Хорошенькое начало! Ноэми боязливо оглянулась. Интересно, работает ли в часовне магия? Пусть девушка ей не владела, наличие чар успокоило бы.
        Провожатый пристроил лампу на скамью у входа и оставил Ноэми одну, обещав вернуться на исходе часа. Убедившись, что комендант ушел, девушка нерешительно двинулась по периметру часовни. Лампа бросала скупые блики на плиты пола, до потолка свет вообще не доставал.
        Стены, глухие стены. Ни резьбы, ни статуй, ни реликвариев. Ну да, часовня старая, тогда не принято было заниматься украшательством. Да и после переезда монарха наверняка вынесли все самое ценное.
        Рука скользнула по подоконнику стрельчатого окна, сквозь которое смотрелась ночь. Пыльно и холодно.
        Поставленная на подоконник лампа замигала. Только этого не хватало! Ноэми не собиралась оставаться в кромешной тьме рядом с могилами. Раз так, нужно отогнать страхи и искать дальше.
        Девушка попыталась представить себя на месте Жана де Вена. Он маг, но делал тайники так, чтобы их могли найти. Значит, никаких чар. Куда можно положить бумажку или предмет? Вариантов не так уж много.
        Ноэми простучала стены, но тайного хода не нашла. Далее - скамьи. Алтаря давно нет, вместо него - пустое место, но девушка поползала и там. Увы, напрасно старалась.
        Витражи. Красивые, даже в скупом свете лампы. Может, они надоумят? Например, чья-то рука укажет или цветной луч упадет на нужное место. Если и там ничего, Ноэми не знала, где искать, разве Вседержители на ухо шепнут.
        Девушка присела на длинную, тянувшуюся до противоположной стены, скамью и уставилась на окно. Женщина. Стоит, широко разведя руки. У ног - корзины с плодами. Ноэми нахмурилась. То или не то изображение? Но все-таки проверила. Женщина не помогла.
        Следующий витраж оказался занятнее: охотник с луком. К радости Ноэми, стрела направлена в пол. Указатель? Ну же, помоги, Великая Мать!
        Сначала девушка расстроилась. Казалось, ее вновь постигла неудача, но чуть ли не в последний момент нога нащупала бугорок. Ноэми надавила на него, затем пнула… и едва не угодила в подвал. Плита отъехала так быстро, что девушка замерла, балансируя на грани.
        Снизу пахнуло сыростью.
        Ноэми поднесла к открывшемуся провалу лампу и осветила покрытую паутиной деревянную лесенку. Она выглядела надежной, несмотря на то, что потемнела от времени. Несомненно, лестницу принесли значительно позже, нежели построили часовню. Жан де Вен, если это он, позаботился, чтобы его послание нашли.
        Поколебавшись, девушка подобрала юбки и спустилась в темноту подвала. Лампу, разумеется, взяла с собой. Она мешала, приходилось одной рукой придерживать одежду, другой - освещать себе дорогу, окажись на пути какое-то препятствие, подстраховаться нечем, но обошлось.
        Ступив на пол, Ноэми чихнула. Затем еще и еще. Сколько же тут пыли! Глаза постепенно привыкли к полумраку, и девушка прижала ладонь ко рту, чтобы не закричать. Гробы, много гробов! Их тут десятки, часть с табличками, часть безымянные.
        Проклиная покойного мага, Ноэми сделала пару глубоких вдохов и выдохов.
        Гробы? Подумаешь! Покойники ведь не восстанут. Ох, лишь бы не обмануться!
        Рука с лампой дрожала, однако девушка крохотными шажками продвигалась вперед. Она надеялась, Жан де Вен не припрятал подарок в гробу. Это уже слишком! Узнать бы, где он похоронен. Наверное, в родовом замке. И уж точно не держит в руках очередной камушек. Тело обмывали перед погребением, да и убийцы десятки раз обыскали труп.
        Вновь помог свет. Краем глаза Ноэми уловила яркий блик. Повернувшись, она увидела отполированную медную табличку. Девушка наклонилась, потрогала и поняла, под ней что-то есть. Немного повозившись, Ноэми вытащила тонкий лист непонятного металла. Он походил на серебро, только гораздо пластичнее и холодил руки. Девушка легко свернула лист в трубочку и спрятала в самом надежном месте - декольте. Потом покажет Лукашу, он разберется.
        Оставаться в подземелье посреди гробов не хотелось, да и комендант мог вернуться в любую минуту, и Ноэми поспешила к лестнице. Страх подгонял, девушка выбралась из подвала гораздо быстрее, нежели спустилась. Отряхнувшись, Ноэми огляделась и плюхнулась на скамью возле одного из витражей. Так, нужно быстро зарисовать того пастушка, иначе комендант раскусит уловку.
        Ноэми схематично, не заботясь о точности, переносила на бумагу сюжеты витражей. Линии ложились неровно, местами едва не прорывая бумагу. Сделав пару набросков, девушка отложила листы и бросила опасливый взгляд на дверь. Успеет или нет? Нужно рискнуть, когда еще судьба занесет в Старый дворец?
        Девушка шагнула в ночь, будто в пропасть. Чуть ли не бежала, чтобы не передумать, не поддаться панике.
        Вот и кладбище. Тут пахло ночными цветами, которые обильно разрослись между склепов. Стрекотали цикады, чуть шелестела трава.
        Ноэми перешла на шаг. Кладбищенская ограда сыграла с ней злую шутку. Стоило миновать ее, как ноги задрожали, за каждым кустом мерещились ожившие мертвецы.
        Главная аллея, по правую сторону. Высокий столб с полумесяцем. Вот он, уже виден.
        Ноэми полной грудью вдохнула прохладный воздух, сделала шаг и замерла. Не закричала только потому, что онемела. Там кто-то есть! Сгусток темноты двигался, копошился возле последнего пристанища звездочета. Опомнившись, Ноэми побежала. Затем спохватилась: обронила лампу! Если ее найдут, то… Возвращаться нельзя: умертвие схватит. Однако девушка вернулась, ухватилась за железное кольцо и со всех ног кинулась прочь. Страх огнем лизал пятки. Мнилось, будто преследователь вот-вот схватит за рукав.
        Девушка влетела в часовню и, задыхаясь, захлопнула дверь. Сердце выпрыгивало из горла. Ее трясло, ноги не держали, и Ноэми кулем повалилась на скамью. Ребра болели, воздуха не хватало. Изнутри обжигало невидимым пламенем.
        Вседержители, что с ней будет! Привидение просочится сквозь стены и утащит к себе. Или взломает дверь зомби, разорвет на кусочки. Неудивительно, что, когда в дверь требовательно постучались - девушка заперлась на засов, - Ноэми едва не умерла. Сжалась в комочек, забилась в дальний угол и терпеливо ждала смерть. Вместо нее пришел комендант. Он, подтянувшись, заглянул в витражное окно и позвал Ноэми. Сердце рыпнулось и второй раз чуть не остановилось, теперь от облегчения.
        - С…с…с-с-сейчас открою! - не с первого раза смогла вымолвить девушка.
        Щеки раскраснелись.
        Ох, что подумает комендант?
        «Да привидение ты встретила, только и всего», - неожиданно ожил внутренний голос, вернув спокойствие. Действительно, мужчина предупреждал, их тут в избытке, спишет мертвенную бледность гостьи на тесное знакомство с одним из них.
        Комендант… Как его зовут-то? Ноэми запоздало вспомнила, мужчина не представился. Беспокойство снова засвербело в груди. В голову полезли разные мысли. Например, честен ли комендант, не убьет ли ночью, не продаст ли охотникам за тайнами Жана де Вена?
        Открывать или нет?
        Ноэми прижалась щекой к двери. Шумное дыхание заглушало все звуки.
        Поздно отказываться, она уже обещала впустить коменданта. Лучше открыть и изображать святую простоту. Да и вдруг девушка ошиблась, а комендант - всего лишь невежественный мужлан?
        Лязгнул засов. Ноэми посторонилась, пропуская коменданта. Он одарил ее взглядом исподлобья, обвел глазами часовню и буркнул:
        - Ну, и что вас тут напугало?
        - Духи.
        Ноэми повернулась к нему спиной и, крепко обняв себя, прошлась вдоль скамьи. Постояла немного и сжала пальцы в кулаки. Нужно успокоиться, принять ванну и лечь спать. Завтра сложный день.
        - Я предупреждал! - укоризненно буркнул комендант и покосился на рисунки Ноэми.
        Как хорошо, что она успела сделать наброски!
        - Ничего, уже прошло, - слабо улыбнулась девушка, самой себе, потому что мужчина не видел, и обернулась. - Ванна готова?
        Комендант кивнул.
        - Вы так и не назвались, - указала Ноэми на грубейшее нарушение этикета.
        Кажется, ей удалось его смутить. Мужчина замялся, нахмурился, а затем склонился в поклоне. Как и думала девушка, комендант оказался представителем второго сословия - уже не боевой вояка, но еще не личный дворянин.
        - А кто бродит по двору? - полюбопытствовала Ноэми, когда они покинули часовню. - Я видела отблеск фонаря.
        Здесь, в темноте ночи, девушка поневоле держалась ближе к коменданту, позабыв о прежних разногласиях.
        Мужчина задумался и бросил взгляд в сторону погоста. Странно.
        - Часовой, наверное.
        Ответ Ноэми не понравился, но она не стала уточнять.
        Анна постаралась, достала душистого мыла, и воды не пожалела, и полотенце принесла.
        Комендант расщедрился на отдельную комнату со всеми удобствами. Она находилась по соседству с гостиной, но Ноэми не беспокоилась, она убедилась, комендант ей не интересовался.
        Страх отступил, девушка уверилась, незнакомец с кладбища, живой или мертвый, не придет убивать. То ли не заметил, то ли не счел нужным преследовать.
        Ноэми вздохнула. Наконец-то чистая, смыла запах Дамиана де Вена!
        Ей не спалось. Девушка ворочалась в кровати, припоминая события минувшего дня. Найденную пластину она спрятала под подушкой. Так и подмывало ее рассмотреть, и Ноэми не выдержала, затеплила свечу и вытащила находку. Та по-прежнему холодила пальцы. Девушка медленно провела по ней ладонью, поднесла к губам и согрела дыханием, без задней мысли, по наитию. На пластине на мгновение проступили письмена. Окрыленная, Ноэми подержала пластину над пламенем свечи. Письмена вновь проявились. Какая-то нелепица, девушка не знала этого языка. С другой стороны, вряд ли Жан де Вен стал бы тратить время на ерунду.
        Ноэми охладила пластину и убрала обратно под подушку. Сон по-прежнему не шел, и девушка отправилась подышать свежим воздухом, постоять немного на крыльце. Главное, не упасть с лестницы.
        Ноэми ступала осторожно, стараясь не разбудить коменданта и служанку. Но, вроде, обошлось. Она глубоко вздохнула, нащупала железные перила и начала медленно, шаг за шагом, спускаться. Лестница казалась бесконечной. Девушка успела пожалеть, что не посидела у окна, но возвращаться поздно.
        В холле пахло сыростью и отчего-то яблоками. Ноэми даже решила, в таинственных сундуках Анна держала припасы. Дверь оказалась заперта на засов. Изловчившись, девушка отодвинула его и шагнула в ночную прохладу. Она мурашками разбежалась по коже. Ноэми плотнее закуталась в накидку и замерла на пороге. Мысли сами собой вернулись к кладбищу. Кто или что бродило возле склепа астронома? Может, он сам? Тогда стоило побеседовать с привидением. Безрассудно? Конечно, но куда страшнее копаться в склепе в кромешной темноте.
        Ноэми колебалась. Благоразумие советовало подняться в комнату, авантюризм толкал к поиску очередного кусочка головоломки. Девушка металась между двух огней и в итоге решила пройтись до ограды. Если встретит часового, вернется. В глубине души Ноэми надеялась с ним столкнуться, однако судьба повернулась к ней спиной, не послав никого навстречу.
        Кладбище казалось еще более зловещим, нежели пару часов назад. Закат давно догорел, тени заполнили не только пространство между могилами, но, казалось, все вокруг. Ноэми поежилась и замерла. Может, вернуться? Да, определенно, лучше вернуться. Зачем дразнить Сумеречный мир? С другой стороны, наследство Жана де Вена. Девушка обязана успокоить духа, спасти его тайну.
        Словно в пропасть, Ноэми шагнула за ограду. С одним лишь свечным огарком она чувствовала себя неуютно, но с лампой рисковала стать жертвой таинственного нечто.
        До склепа астронома недалеко, бегом девушке и вовсе показалось - мгновение. Она кожей ощущала взгляды, мнимые или реальные, слышала шорохи, каждый из которых гулом крови отдавался в ушах. Ноэми облизнула губы и прижалась спиной к холодному камню. Тот оказался шершавым. Прошла минута, другая. Ничего не происходило. Девушка выровняла дыхание и огляделась. Итак, вон он, склеп. Где же тайник? Ноэми подняла дрожащую руку и осветила надпись над входом. Так, выше карниз. По идее, подходящее место. А еще траурные вазы. Помнится, первую находку девушка обнаружила именно в полой части скульптуры. Ноэми собиралась проверить, не повторился ли Жан де Вен, но не успела. Страх обострил слух, девушка явственно уловила чьи-то шаги. Хрустели ветки, шуршала листва - слишком громко для ночной тиши. Неизвестный шел уверенно, как хозяин. Значит, не боялся духов. Впрочем, Ноэми пока на кладбище ни одного не встретила и надеялась не встретить.
        Девушка отступила в склеп. Сердце норовило выпрыгнуть, билось где-то в гортани. Ноэми вцепилась в каменную облицовку входа и гадала, не за ней ли пришел незнакомец. Какую же глупость она совершила, когда вылезла из кровати! Пусть она твердая, пусть в комнате прохладно, зато безопасно.
        Шаги приближались.
        Ноэми перестала дышать, вся обратилась в органы чувств.
        Остановился.
        «Великая Матерь, - беззвучно слетело с губ, - защити!»
        Девушка запоздало поняла: укрыться в склепе - плохая идея. Если неизвестный ищет то же, что она, непременно обнаружит ненужную свидетельницу. Ноэми порыскала глазами по сторонам в поисках второго выхода и задула свечу. Лишь бы не заметил! До того, как пламя, мигнув, погасло, девушка успела разглядеть окно по ту сторону саркофага с небесными сферами. Оно показалось достаточно широко, чтобы выбраться наружу. Стекол нет, переплет широкий, нужно рискнуть.
        Спотыкаясь, стараясь не думать о могиле под боком, Ноэми двинулась к заветной цели. Края мраморной верхней плиты оставили синяки, но девушка справилась, нащупала заветное окно.
        Порой страх придает силы. Вот и теперь Ноэми, задрав подол до самой шеи, выбралась наружу, тяжело рухнула на землю, хотя в обычной ситуации запуталась бы в юбках. Девушка не стала разлеживаться и поспешила укрыться в ближайших кустах. Вовремя! Упавший наискось отсвет фонаря подтвердил, Ноэми не напрасно торопилась. Обливаясь холодным потом, прикусив язык, чтобы не закричать, девушка терпеливо ждала.
        Из склепа послышались непонятные шорохи, затем раздался скрежет.
        Ноэми сильнее сжала зубы. Рот наполнился привкусом железа. Ноги приросли к земле, но разум твердил: лучше уйти. Пока неизвестный занят осмотром склепа, девушка может сбежать. Одним шорохом больше, одним меньше, он не заметит. Ноэми попятилась. Полшага, шаг. Затем приподнялась и, прижимая руки груди, кинулась прочь.
        Девушка не знала, каким образом умудрилась не упасть, как не расшибла лоб, не сломала ногу. Кладбище казалось бесконечным. Ноэми бежала и бежала, а оно все не кончалось. Петляя не хуже зайца, девушка неслась к выходу, но не успела, юркнула в кусты.
        В отчаянье сжимая пальцы, Ноэми наблюдала за тем, как к воротам приближалась высокая фигура с фонарем в руке. А навстречу ей - девушка едва не умерла от страха - быстро шел еще один человек.
        - Леди Вард, - тот, второй, остановился в проеме ворот, - вылезайте! Я знаю, вы тут, выходите.
        Ноэми не сдвинулась с места.
        Мэй де Асан, королевский секретарь!
        Девушка затравленно оглянулась в поисках любителя чужих могил, но никого не увидела. Незнакомец явно не собирался встречаться с де Асаном.
        - Миледи, мы за вас беспокоимся. Тут небезопасно.
        Нет, она не выйдет. Де Асан настроен враждебно, при их последней встрече и вовсе угрожал, с чего вдруг бросился спасать? И голос, приторный, сладкий.
        Девушка провела рукой по кровоточащей губе.
        Сердце билось с перебоями.
        - Леди Вард! - послышался тревожный голос коменданта.
        Значит, он заодно с де Асаном.
        Кладбище заполнилось светом. То там, то здесь мелькали фонари, невесть откуда взявшиеся солдаты методично прочесывали склепы и могилы. Рано или поздно Ноэми найдут, и она выпрямилась. Колени дрожали, руки напоминали ледышки.
        - Вот вы где! - Ноэми вздрогнула, услышав голос де Асана. - Неосмотрительно гулять по ночам, миледи.
        Тон обжигал холодом. В голубых глазах ни капли сочувствия, хотя разве разглядишь в темноте?
        - Я… Мне не спалось, потом я увидела человека…
        Язык не подчинялся. Девушку била крупная дрожь. Меньше всего Ноэми ожидала, что де Асан расстегнет пряжку плаща и накинет его ей на плечи.
        - Идемте! - Секретарь увлек девушку к комендантскому флигелю. - Заберете вещи и отправитесь домой.
        Ноэми подавила судорожный вздох. Куда-куда, а к герцогу де Вену совсем не хотелось.
        - Можно переночевать здесь? - с надеждой спросила она.
        Де Асан остановился, задумался.
        - Хорошо, я готов приютить вас, - мужчина говорил так, будто делал большое одолжение. - У главного фасада стоит экипаж. Ваши вещи?..
        - В квартире коменданта.
        Королевский секретарь кивнул и отпустил локоть Ноэми. Он дождался, пока подойдет солдат, и попросил проводить даму к экипажу.
        - Можно я сама заберу багаж?
        Девушка вспомнила о пластине. Нельзя, чтобы она попала в руки чужим!
        Де Асан пожал плечами. Пожалуйста, его не волновали подобные глупости.
        Через пять минут девушка шагала через двор к экипажу королевского секретаря. За ней семенила служанка, причитая насчет неизвестных злодеев, нарушивших покой мирных людей. Ноэми не слушала. Она не сводила взгляда со спины шагавшего впереди солдата. Пластина снова холодила грудь. Рядом притаилось письмо Лукаша. Девушка совершила дурной поступок: выкрала его из гостиной. Может, глупо, но вдруг письмо повредит де Сарду?
        Экипаж королевского секретаря оказался каретой. Окна зашторены, четверка лошадей переминается с ноги на ногу. Поневоле уверишься, де Асан скрывает истинный титул. Никаких гербов. Черная карета с новейшими, значительно увеличивающими плавность хода и скорость движения рессорами. С умелым кучером может перегнать двуколку.
        Молчаливый слуга в безликой серой ливрее спрыгнул с запяток и распахнул перед Ноэми дверцу, откинул ступеньку. Девушка забралась внутрь и устроилась на сиденье.
        Де Асан заставил себя ждать. Девушка успела задремать, когда он соизволил устроиться на соседнем сиденье и велел кучеру трогаться.
        - Устали? - Он спрашивал ради формальности, не из интереса. - Вздремните, я разбужу. Путь неблизкий.
        Ноэми лениво кивнула. На краю сознания мелькнула мысль: «Что значит, путь неблизкий? Разве де Асан не живет в Ушге?» И пропала, смятенная сном.
        Глава 15
        Девушка очнулась от резкого толчка. Ее тут же подхватили и притянули к теплой шершавой ткани. Отчего-то она пахла мятой. Сонная, Ноэми не сразу сообразила, что именно легло ей на талию, а когда поняла, дернулась. Де Асан отпустил сам.
        - Вы бы упали. - Королевский секретарь вернулся на свое сиденье. Пронзительные голубые глаза смотрели равнодушно. - Мне несложно, миледи.
        Девушка нахмурилась. Сколько же она проспала на чужом плече, в первый ли раз спутник обнимал на крутом ухабе?
        Карета мерно покачивалась. Занавески задвинуты, где они едут не разглядеть, утро или день, - тоже.
        - Потерпите, скоро остановимся позавтракать, - между делом сообщил де Асан.
        - Разве мы не в Ушге? - нахмурилась Ноэми и поправила сползшую шляпку.
        Мужчина покачал головой. Он смотрел прямо перед собой, умиротворенный, безучастный. Руки в перчатках сложены на коленях.
        - Вы меня похитили? - Осознание правды прогнало остатки дремы.
        - Нет. - Де Асан лениво перевел на Ноэми взор, посмотрел, как на докучливое насекомое. - Вы всего лишь немного поживете у меня.
        - Милорд!
        Девушка хотела высказаться, но ей не позволили. Королевский секретарь с неожиданной быстротой оказался рядом и сжал в тисках запястья спутницы. В глазах полыхнула знакомая холодная ненависть. Она исчезла столь же быстро, как появилась.
        - Без глупостей! - предупредил де Асан. - Поверьте, для меня ваша жизнь ничего не значит, но, если проявите покладистость, оставлю в покое.
        Ноэми сглотнула. Неужели ему тоже нужно ее тело? Немыслимо! Королевский секретарь не из тех людей, которые похищают девушек ради приятного времяпрепровождения.
        - Ищите новую игрушку в спальню? - жестко спросила Ноэми.
        Де Асан коротко рассмеялся и убрал руки. Воспользовавшись дарованной свободой, девушка поспешила отсесть как можно дальше.
        - Нет, если хотите, я, конечно, могу скрасить холодные ночи, но опять же в случае вашей покладистости и наличия у меня свободного времени. Увы, цель нашего путешествия не связана со спальней. И, - глаза опасно блеснули, - повторяю: без глупостей! Не пытайтесь сбежать, миледи, иначе поедете в сундуке.
        По коже Ноэми пробежал холодок. Она судорожно сглотнула и с тоской пробормотала:
        - Что я вам сделала, милорд?
        - Ничего, - обескуражил де Асан. Он принял прежнюю позу: чуть приподнятый подбородок, расслабленно сложенные на коленях руки. Для полноты картины не хватало трости. - Иначе бы составили компанию обитателям кладбища.
        Девушка повторно сглотнула, вызвав на лице похитителя кривую улыбку.
        - Я предупреждал, - многозначительно обронил он, - вы не послушались.
        Ноэми нахмурилась. Да что же ему нужно? Если не тело, то…
        - Так это из-за герцога! - встрепенулась она.
        Конечно, из-за Дамиана де Вена. Королевский секретарь решил, будто девушка ему дорога, похитил с целью шантажа. Только герцог не станет вмешиваться, и Ноэми убьют. Девушка не питала иллюзий, раздосадованному де Асану потребуется жертва.
        Спутник покачал головой.
        - Не торопите события, вы все узнаете. А пока отдайте, пожалуйста, письмо графа де Сарда. Не хочу вас обыскивать.
        - Милорд! - возмущенно ахнула Ноэми.
        - Давайте сотрудничать, леди Вард. - Де Асан чуть сменил позу: повернулся боком. - Комендант рассказал о послании. Я доверенное лицо его величества и действую во имя блага королевства.
        Девушка ему не поверила, но, отвернувшись, извлекла письмо из декольте. Лучше самой, чтобы секретарь не нашел пластину.
        Хоть в чем-то Ноэми спокойна, она не интересовала де Асана как женщина. При дворе не шептались ни о его жене, ни о любовницах. Существуют ли они, или королевский секретарь - последователь вымершего культа чистоты? Вступившие в него мужчины и женщины умирали бездетными, отринув плотские утехи. Некоторые и вовсе хранили девственность до могилы. Само собой, ни жрецами, ни светской властью учение не поощрялось и не раз запрещалось. В итоге оно само изжило себя, но, глядя на Мэя де Асана, Ноэми не удивилась бы, если бы он брезговал сопением на диване. Слишком холодный, отстраненный, не человек, а демон.
        - О чем задумались?
        Королевский секретарь уже прочитал письмо и теперь наблюдал за ней.
        Девушка промолчала. Во-первых, глупо, во-вторых, непристойно. Право слово, де Асан не религиозный фанатик и не Темный Магистр из страшных легенд! Мужчина при должности, положении, с запоминающейся внешностью, в возрасте, поэтому не воспламеняется от каждой юбки. К сожалению, альковная тема стала за последние сутки наваждением для Ноэми, разум поневоле примерял на каждого мужчину роль насильника.
        - Все зависит только от вас, миледи. - Де Асан отодвинул занавеску и выглянул из окна. Девушка поборола искушение сделать то же самое: похититель не позволит. - Только от вас, - таинственно повторил он и откинулся на сиденье. - Городок близко, скоро разомнетесь. Потом добавим путешествию комфорта. Захотите вздремнуть, мое плечо к вашим услугам.
        Видимо, мысли отразились на ее лице, раз секретарь рассмеялся.
        - Успокойтесь, я уже стар для любовных похождений в экипажах, не ставьте бесполезных синяков. Запомните, пока, - он выделил голосом последнее слово, - вы нужны мне целой и невредимой.
        Девушка передернула плечами. Как можно доверять человеку, который жаждет от нее избавиться? Она, снова забилась в угол кареты. Экипаж дернулся, и девушка, набив шишку, едва не полетела на пол. Снова подхватил де Асан и бережно усадил рядом.
        Похититель внушал стойкую неприязнь, но очередной поворот толкнул в его объятия, в мягкую ткань сюртука. Сама по себе она излучала уют, только вот носивший ее человек мешал.
        - Хорошо, леди Вард, немного сместим акценты, - устало, с видимым раздражением пошел на компромисс де Асан. - Уберем «пока». Я не причиню вам вреда и хочу, чтобы вы хорошенько выспались.
        - Кто я теперь? - Пожалуй, следовало начать с этого вопроса, но умные мысли всегда запаздывают. - Пленница?
        - Гостья.
        - Значит, могу уехать в любой момент? - встрепенулась девушка.
        - Когда отдохнете и все расскажете.
        - Что расскажу? - нахмурилась Ноэми.
        Она начала догадываться.
        Девушка уперлась руками в грудь де Асана. Он по-прежнему не отпускал ее, хотя не прижимал так крепко, как прежде. Похоже, королевскому секретарю нравилась игра.
        - Потом, все дела потом! - Голос мужчины звучал обманчиво вкрадчиво. - Вы взвинчены, отдых пойдет на пользу, заодно укроетесь от притязаний его величества.
        - Вы знаете?
        Девушка перестала вырываться, смирилась с теплом чужого тела. Так действительно трясло меньше, а мягкий рукав тянул снова вздремнуть. Странно, конечно, так много спать. Уж не подмешали ли чего за ужином? Или просто нервы.
        - Конечно, знаю. Я умею читать, миледи, и осведомлен о планах его величества. Граф де Сард собирался защитить вас от участи однодневной фаворитки, верно? - Ноэми кивнула. - Считайте, вы сменили заступника. Я радушный хозяин, - заверил он.
        Дремота сморила девушку, и, как бы ни был противен и страшен Мэй де Асан, она заснула на его плече.
        Королевский секретарь разбудил спутницу, когда они остановились у неприметного двухэтажного постоялого двора в небольшом городке. Над входом покачивалась вывеска с белым гусем.
        К постоялому двору направились под руку. Девушка не пыталась вырваться или кричать. Зачем, если спутник сильнее? Да и чье внимание она привлечет? Торговки, разносчика? В таких городках никто не позовет стражу из-за слов незнакомки.
        В полном молчании вошли на постоялый двор. Де Асан выбрал место подальше от двери и, кликнув хозяина, снял на пару часов комнату.
        - Поднимитесь, приведите себя в порядок. Если хотите, можете поесть наверху.
        Ноэми предпочла трапезничать в зале. Пусть народу немного, но он есть, а планы де Асана туманны, лучше озаботиться свидетелями.
        Королевский секретарь держался отстраненно, ел мало, зато Ноэми поела с аппетитом.
        После короткого отдыха поездка продолжилась. Де Асан заверил, ехать осталось пару часов.
        - Мы воспользуемся порталом. Я сам его открою, но в строго определенном месте. Простите, миледи, меры предосторожности.
        Ноэми понимала и, как губка, впитывала новую информацию.
        Значит, Мэй де Асан - маг. Новость не порадовала. Шансы сбежать стремились к нулю.
        В карете воцарилось молчание. Обоих положение дел устраивало.
        Ноэми устроилась подальше от королевского секретаря. Пусть она набьет синяков, зато в относительной безопасности. Де Асан тоже не жаждал проявить прежнюю внимательность, думал о своем.
        Девушка, осмелев, приоткрыла шторки - один лес. Вскользь заметила: спутник следил, но не мешал. Значит, уверен, пленница никуда не денется.
        Внезапно экипаж замедлил ход и остановился.
        Ноэми вздрогнула. Сердце ушло в пятки плотным ледяным шариком. Она боялась отодвинуть шторку, взглянуть, кто или что притаилось снаружи.
        Королевский секретарь не стал проверять, туда ли они прибыли, и, поправив перчатки, которые ни разу не снял за время поездки, поднялся с сиденья.
        - Выходите! - де Асан открыл дверцу и протянул девушке руку. - Не бойтесь, с вами ничего не случится.
        Ноэми не спешила покидать экипаж. Он казался относительно безопасным по сравнению с неизвестностью.
        - Всего лишь портал, - заверил мужчина.
        - Но для этого не нужно выходить, - возразила девушка.
        Она помнила, как маг де Вена перенес карету в окрестности Ушга. Да и разве не нужно получить разрешение, нельзя открывать порталы где и когда вздумается.
        Губы де Асана дрогнули, но он не разразился гневной речью, спокойно объяснил, отчего Ноэми придется выйти.
        - Леди Вард, - голос королевского секретаря звучал ровно, как у учителя, - магия - не моя профессия. Я владею ей, но не могу перетаскивать через порталы дома и кареты. Экипаж мы отпустим, он все равно не понадобится: очутитесь возле уютного дивана. После я налью вам выпить, полагаю, лишним после пережитых треволнений не будет.
        Девушка не удержалась от нервного смешка. Как же - «уютного дивана»! Запрет в комнате, а то и камере.
        - Что опять? - де Асан начинал терять терпение.
        - Не люблю лжи, - пожала плечами девушка и поинтересовалась: - Если я добровольно не выйду, за шкирку вытащите?
        Голубые глаза на миг потемнели, заставив судорожно сглотнуть. Вспышка ярости похитителя грозила крупными неприятностями.
        Де Асан спрыгнул на землю и замер возле открытой дверцы.
        - Миледи, оставьте капризы! - злость прорезалась звенящими нотками. Ноздри секретаря раздулись, резко обозначились скулы. - Вас никто не собирался убивать, если - он сделал оговорку, - только не вынудите. Однако, - снова сладкая пилюля, - такое вряд ли случится. И уж явно не сейчас, миледи. Идемте! Когда успокоитесь, поговорим. Пока примите, как данность: вы моя гостья, вас обеспечат всем необходимым, не тронут и пальцем.
        Ноэми с трудом отлепилась от сиденья и встала. Чтобы выбраться из экипажа на лесную дорогу, пришлось опереться на руку де Асана. Он успокоился, подстраховал.
        - Нужно немного пройтись.
        Пальцы королевского секретаря оплели локоток. Ноэми хотелось сбросить их, но девушка крепилась. В конце концов, де Асан пока ничего дурного не сделал, теперь и вовсе заверял, никакого зла не причинит, только девушка не верила. Интуиция настойчиво шептала: «Берегись!»
        С помощью спутника Ноэми забралась на пригорок и прогулялась до небольшой полянки. Де Асан любезно придерживал ветви, чтобы они не хлестали по лицу.
        - Здесь, - королевский секретарь остановился. - Закройте глаза, чтобы не ослепнуть.
        Слепота делала беспомощной, но Ноэми смежила веки. Порадовало, что де Асан не надел повязки, не стянул руки веревками.
        Ноэми обняла себя за плечи. Время тянулось медленно, будто мед. Прошла от силы пара минут, а девушке показалось - вечность.
        - Не стоит бояться, я почти закончил, миледи, - послышался рядом голос королевского секретаря. - Но если вам угодно, даю слово… - он запнулся, вспомнив, что не называл титула. - Аристократа, - невозмутимо продолжил де Асан, - вам не причинят зла. Понимаю, - губы искривила усмешка - чуть ли не единственная яркая эмоция голубоглазого похитителя, - у вас есть основания для подозрений, но никакого подвоха. Место уединенное, его величество не найдет.
        - Вы запутали след, - запоздало сообразила девушка и приоткрыла один глаз.
        - Именно, - не стал срывать мужчина. - А теперь шагайте на счет «три».
        Девушка кивнула и смело встала вровень с похитителем. Он подхватил ее локоток. Ноэми вновь ощутила тепло сюртука и чужой запах - дух опасности. Странно, но по отдельности они не казались ужасными.
        - На счет «три», - напомнил де Асан и слегка подтолкнул девушку.
        Она сделала полшажка, закрыла глаза и замерла в ожидании. Сначала ничего не происходило. Затем секретарь чуть подался вперед, увлекая за собой Ноэми, и начал отсчет. Как и договорились, на счет «три» девушка шагнула в неизвестность. Перед глазами заплясали звездочки. Тело закололо иголками, а потом сплющило, выбив воздух из легких, чтобы тут же отпустить.
        - Все! - обрадовал де Асан. Ноэми ощутила его руку на плече. Показалось, или королевский секретарь попытался приободрить? - Можете открывать глаза.
        Девушка осторожно осмотрелась. Действительно не камера - гостиная. Судя по всему, в замке: слишком большая комната, слишком высоко окна над полом. Все с широкими подоконниками и резными внутренними наличниками. Только обстановка комнаты решительно не походила на все, что она видела прежде. Казалось, Ноэми перенеслась в другую страну. В Лиргии не делали стульев с высокими витыми спинками, диванов с мягкой обивкой. И картины, девушка не могла припомнить таких видов: горы, драконы.
        - Отдыхайте, - хозяин заботливо усадил на диван. - Сейчас принесут закуски. Или хотите поужинать? Обычно я сажусь за стол не раньше семи, но для вас сделаю исключение.
        Ноэми вежливо отказалась. Она прекрасно поест тут.
        Мужчина стянул перчатки и кинул на столик. Рядом легла накидка девушки. Она отдала ее безропотно, как и шляпку.
        - Ах да, вам необходимо умыться, - спохватился де Асан и поднялся с дивана.
        Движение напоминало повадки дикого зверя из семейства кошачьих: такая же гибкость и скрытая сила, столь странная для мужчины солидного возраста.
        - Я провожу вас. Надеюсь, комнаты понравятся. Обычные гостевые покои. Их всегда держат в порядке: вдруг кто приедет?
        Последние слова прозвучали фальшиво. Девушка сомневалась, будто сюда кто-то ездил.
        Мужчина почтительно распахнул перед Ноэми старинную резную двустворчатую дверь. За ней оказалась комнатка, напоминавшая приемную. Де Асан быстро миновал ее и направился дальше. Ноэми старалась не отставать, попутно запоминая дорогу.
        Из окон открывался вид на засаженную виноградниками долину. Больше ничего разглядеть не удалось.
        - Мы в моем замке, леди Вард. Никакого подвоха, сами видите, комнаты обжиты. Однако королю о нем неизвестно, поэтому вам ничего не грозит.
        Ноэми нахмурилась. Как такое возможно? Монарх ведает все, что творится в государстве, он не может не знать, где живет его секретарь.
        - Мы в Лиргии? - запоздало спросила девушка.
        Де Асан кивнул и распахнул очередную дверь, за которой притаилась небольшая лестница. Они поднялись на один пролет и попали в длинный коридор. С одной стороны тянулись комнаты, с другой - окна во внутренний двор. Он оказался самым обычным, похожим на двор герцогского замка.
        - Прошу!
        Мужчина коснулся запора, и дверь распахнулась.
        Девушка с опаской покосилась на хозяина замка. Похоже, он сильно преуменьшил свои магические возможности. Стало страшно. Де Асан может войти, когда пожелает, никакой замок ему не преграда.
        Покои оказались старинными. Казалось, Ноэми очутилась в Лиргии столетней давности. Те же резкие, рубленые линии, много металла и росписи на стенах поверх штукатурки. Они изображали сцены сбора урожая.
        В комнатах пахло смесью лаванды и свечного нагара.
        Де Асан остался стоять в дверях, пока девушка осматривала комнаты: спальню, гостиную и умывальную. Все чистые, строгие и… холодные, даже цветы в вазе не добавили уюта.
        - Оставлю вас. Когда будете готовы, дернете за малиновый шнур.
        Дверь затворилась. Девушка напряженно прислушалась. Уфф, ключ в замке не повернулся, а засов не звякнул. Ноэми проверила, можно запереться изнутри. Чрезвычайно полезное открытие.
        Вымыв руки и заодно ополоснув лицо, девушка немного постояла, упершись руками в чашу умывальника в форме ракушки. Так ничего и не надумав, Ноэми отыскала глазами шнурок и попросила явившуюся на зов служанку отвести ее к владельцу замка.
        Де Асан переоделся и, стоя в пол-оборота, ожидал гостью у окна. Безупречность во всем - и неумолимый приговор для посмевших пойти супротив. Девушка читала по позе хозяина замка, развороту плеч, Мэй де Асан метит выше герцога де Вена, и от этого становилось страшно до рези в желудке. Смертельная догадка о причастности секретаря к смерти владельца дневника обретала почву безо всяких доказательств.
        Слуги накрыли стол: принесли сырную и мясную тарелку, два бокала необычного алого стекла, бутылку вина, и удалились. Де Асан кивнул Ноэми, разлил выпивку по бокалам и отложил гостье на отдельную тарелочку лучшие куски. Девушка поблагодарила и устроилась в кресле: опасалась возможного соседства. Мебель оказалась непривычно мягкой и удобной.
        - Если потребуется одежда, горничная принесет. Не взыщите, никаких кружев.
        Девушка кивнула. Меньше всего сейчас ее волновали подобные мелочи, зато Ноэми убедилась: быстро отпускать гостью-пленницу хозяин не собирался.
        - Ешьте, миледи. Потом расскажете об истинной цели ночевки в старом дворце, - секретарь не стал тянуть кота за хвост.
        - А вы? - задала встречный вопрос Ноэми.
        Она рисковала, но все равно не смолчала.
        - Всему свое время, - таинственно ответил де Асан и сделал большой глоток. - Вино несладкое, не слишком крепкое, без яда, из моих подвалов. И, - губы секретаря тронула пугающая хищная улыбка, - признайтесь, вы уже догадались? Если так, дело пойдет проще. Проведете пару недель на природе, поправите здоровье.
        Пальцы Ноэми похолодели. Сердце ухнуло в гулкую пустоту. Есть мгновенно расхотелось, пить тоже. Девушка вжалась в подлокотник и обняла себя руками, силясь защититься. Облизнув пересохшие губы, она хрипло спросила:
        - За что?
        На ответ Ноэми не надеялась, такие, как Мэй де Асан, ничего не объясняют.
        Губы предательски задрожали. Не хватало только расплакаться! Все равно не разжалобить.
        - Спрашивайте не меня, - де Асан протянул бокал даме. Ноэми брать отказалась, и мужчина поставил его на столик. - Пока скажите вот что, - он откинулся на спинку кресла, - почему Лукаш де Сард написал то письмо?
        Девушка покраснела и отвернулась.
        Секретарь сделал еще глоток и едва заметной усмешкой напомнил:
        - Двор - опасное место, миледи, я предупреждал.
        - Скорее, угрожали.
        Ноэми подняла на него глаза и расправила плечи. Нельзя дрожать, нельзя бояться!
        - Самую малость. Вы владеете моей вещью, отдайте и вернетесь домой. Постель герцога де Вена - относительно безопасное место. Абсолютно безопасных, как понимаете, не существует.
        - Какую вещь?
        Ноэми прошиб холодный пот. Убийца Жана де Вена здесь, на расстоянии вытянутой руки! Мэй де Асан в любой момент мог уничтожить.
        - Пейте вино, - вместо ответа мягко напомнил королевский секретарь.
        Девушка пригубила напиток. Вроде, не отравлен. Рубиновая жидкость с ярко выраженным травяным привкусом заструилось по горлу, принося мнимое успокоение. Ноэми потянулась к тарелке с сырами и искоса взглянула на де Асана. Он казался расслабленным, вальяжно потягивал вино и лениво жевал - гибкий хищник перед прыжком. Похититель лишь раз показал истинную сущность, но девушка запомнила: и грацию, и скрытую силу, и зимнюю стужу глаз.
        - Мы действительно у вас дома? - Ноэми не хотелось отвечать на чужие вопросы, и она задавала свои.
        - Безусловно. Никакого обмана, леди Вард. А вы счастливая! - Секретарь его величества рывком поднялся и остановился напротив притихшей девушки. - Могли погибнуть, а живы. Или до сих пор полагаете, будто покушались на Дамиана де Вена?
        Нет, Ноэми, конечно, об этом думала, но предположение казалось невероятным. Она никто, зачем ее убивать? Только преступник действительно метил в ее сиденье. Вероятно, исполнитель хотел в суматохе вытащить, а то и вовсе уничтожить дневник Жана де Вена. Вряд ли сам де Асан - побрезговал бы. Такой чистюля, недаром не снимает перчаток.
        - Почему не убили меня после? - Концы не сходились.
        Де Асан не удостоил ее ответом. Он пристально рассматривал Ноэми, отчего у той разбегались мурашки по позвоночнику. Будто примеривался, как ударить. Лучше бы похоть! Потолки в спальнях часто украшают занятными росписями, рассмотрела бы, перетерпела. Если болит, значит, живая, все лучше, чем могила. Только вот Ноэми отчетливо понимала: Мэю де Асану она в качестве любовницы не нужна.
        Королевский секретарь наклонился, бережно, но в то же время крепко, сжал руку и потянул ее к бокалу.
        - Пейте! - Слова прозвучали как приказ. - У меня нет желания бороться с женскими истериками. И ответьте на самый главный вопрос: знаете или нет? От честности зависит ваша судьба, поэтому не лукавьте.
        - А если?..
        Ноэми заледенела от страха. Сказать - да он сразу убьет!
        - В замке глубокие подвалы. - Де Асан вернулся к креслу, но не сел, остался стоять. - Женская кожа нежна, достаточно царапины, чтобы правда всплыла.
        - Вы собираетесь пытать?!
        Кровь отлила от лица. Девушка задрожала и порывисто хлебнула вина. Пара капель упала на платье - руки тряслись. Секретарь любезно придержал бокал, чтобы не разбился.
        - Пока не планировал, - с поражающей честностью ответил он и взял двумя пальцами подбородок Ноэми, принудил смотреть в глаза. - Знаете?
        Де Асан утверждал, не спрашивал, бесстрастный, равнодушный и подозрительно спокойный.
        Девушка сглотнула.
        - Догадалась, когда вы меня похитили. Пожалуйста, - на глаза навернулись слезы, - не убивайте!
        - Вы моя гостья. - Мужчина отпустил и наполнил опустевшие бокалы. - Отдайте чужое и расскажите все, что накопали.
        - Но зачем вам? Так это вы?..
        Вопросы теснились в голове Ноэми. Грохот сердца заглушал дыхание.
        Он не отпустит, убьет! Свяжет и кинет в камеру, оставив умирать.
        В порыве чувств Ноэми бросилась к двери, но натолкнулась на пронзительный взгляд голубых глаз и замерла пойманной птицей. Де Асан просто повернул голову, а она уже сдалась, разрыдалась и упала на колени.
        - Я ничего вам не сделала, ничего! - захлебываясь слезами, шептала девушка. - Неужели можно приговорить к смерти человека, которого даже не видели? Вы ведь это сделали, тогда, месяц назад.
        - Дневник Жана де Вена. - Слезы не произвели на секретаря впечатления. - Скажите, где он, и кошмар кончится.
        Ноэми всхлипнула.
        Сидит и смотрит! Какое сочувствие, у камня его больше.
        - Мы не в Лиргии, - страшная догадка опалила мозг.
        - В Лиргии, - терпеливо повторил мужчина и, наконец, встал, чтобы обхватить за талию и поднять на ноги. - Недалеко от границы, но в Лиргии. Не надо делать из меня чудовище, - в ладонь Ноэми лег носовой платок, - озвучил крайние меры. И, раз уж вас так волнует данный вопрос, я не заказывал вашу жизнь. Слишком грубо.
        Не убирая руки с талии пленницы, де Асан отвел ее на диван и усадил подле себя. Ноэми притихла, ожидая дальнейшего развития событий.
        - Вы допустили ошибку на маскараде и нажили врага, - секретарь потянулся за бокалом. - Только от меня зависит, забудет ли о вас недоброжелатель. Давайте начистоту, миледи. - Стекло коснулась губ Ноэми, и она покорно открыла рот, позволив жидкости влиться в горло. - Вы неслучайно заночевали в старом дворце. Поделитесь открытиями. Взамен разрешу покидать замок, когда все уляжется, даже выдам замуж. Увы, не за лиргийца, чтобы лишнего не сболтнули.
        - Я подумаю, - пробормотала девушка, и де Асан тут же убрал руку, отодвинулся.
        Слова секретаря плотно засели в мозгу. Откуда у него замок на границе? И границе с кем? За кого он собирался выдать Ноэми, зачем Мэю де Асану артефакт Жана де Вена? Одно девушка знала точно: пластину из часовни отдавать нельзя.
        Владелец замка пристально наблюдал за Ноэми. Как он и предполагал, девушка напугана, обескуражена и быстро сдастся. Секретарь верил, гостью не придется знакомить с пыточной, хватит пары пощечин, чтобы сломить упрямство. Но такой реакции он не ожидал.
        - Хорошо, - будто взвесив все «за» и «против», кивнула Ноэми, - я удовлетворю ваше любопытство, но с условием: вы на мне женитесь.
        - Зачем? - опешил де Асан.
        - Гарантия безопасности. Тяжело убить жену, не привлекая внимания, а так все реалистично. Мужчина похитил женщину, скомпрометировал и женился.
        - Герцог де Вен постарался до меня, - усмехнулся секретарь, вернув контроль над ситуацией.
        - Побрезгуете?
        Ноэми не жаждала близости с похитителем, но она сохранит жизнь. Да и старинное право сильнейшего никто не отменял, в сложившихся обстоятельствах де Асан предпочтительнее герцога. Какая разница, один или второй, если оба противны. Секретарь хотя бы не насиловал. Может, заодно девушка выяснит титул, который он столь ревностно оберегал.
        Сердце защемило от тоски по Лукашу де Сарду. Он болен, не спасет.
        Девушка отвернулась, тяжко вздохнула и уставилась в стену.
        - Не побрезгую, - де Асан оценил смелость пленницы. - Не откажетесь и вы, леди, обратного пути не будет.
        И все, никаких пояснений.
        В дверь постучали, и в гостиную скользнул слуга. Он склонился перед хозяином и что-то шепнул.
        - Проводи гостя в кабинет и подай выпить, - распорядился де Асан и, обернувшись к Ноэми, добавил: - Отдыхайте, разговор отложим до завтра. Я вдов, рассмотрю ваше предложение.
        Мужчина поцеловал руку и удалился, плотно притворов дверь.
        Глава 16
        Ноэми понимала: нехватка информации играет против нее, поэтому, когда стихли шаги де Асана, попыталась за ним проследить. Рисковала? Безусловно, но ей и так пообещали пытки.
        Как хорошо девушка придумала с замужеством! Выиграла время… и неожиданно получила новые сведения. Значит, Мэй де Асан вдов. Что случилось с его женой? Ноэми никогда о ней не слышала, хотя при дворе обсуждали цвет белья самого захудалого барона, только королевский секретарь оставался неприкосновенной фигурой. Если Лукаш де Сард - Сумеречный граф, кто тогда Мэй де Асан? Ледяной герцог? Ноэми не удивилась бы, если голубоглазый оказался родственником короля.
        И замок на границе - откуда, как? Ни один высокородный аристократ не жил на окраине Лиргии.
        Ноэми осторожно выглянула в коридор и, прижимаясь к стенам, покинула убежище. Где кабинет, не знала, двигалась по наитию.
        Приглушенный звук голосов заставил замереть. Сердце мячиком запрыгало в груди. Двое мужчин. Приближаются. Ноэми запаниковала. Спрятаться негде, придется возвращаться. Успеет ли? Девушка обернулась и приняла решение: всегда нужно идти до конца. Она должна выяснить, чего добивается Мэй де Асан.
        Девушка юркнула в нишу с оконным проемом и затаилась. Гость и слуга королевского секретаря не слышно. Может, не заметят? Увы, удача отвернулась - ухо обжег шепот: «Давайте решим дело по-хорошему, миледи».
        Ноэми вздрогнула, резко обернулась и очутилась нос к носу с де Асаном.
        - Я могу ударить женщину. И не только, миледи, но очень надеюсь, - он акцентировал последние два слова, - не придется.
        - Боитесь замарать руки?
        - Не хочу, - озадачил мужчина. В голосе мелькнула брезгливость. - Неприятное занятие, а после приходится убивать. Юную симпатичную особу все же жалко. Дурочка еще.
        У Ноэми на мгновение остановилось сердце.
        Так буднично сказано! Значит, Мэй де Асан много раз пытал и лишал жизни. Кто же он на самом деле?
        - Ваша должность… Я никому не скажу! - запиналась девушка, силясь докопаться до правды. - Вы ведь не секретарь его величества?
        - Отчего же? И в силу обязанностей скоро вас покину: нужно подготовить бумаги к заседанию кабинета министров. Жаль, - по губам скользнула глумливая усмешка, - граф де Сард не сможет присутствовать. Но, если пожелаете, передам на словах короткое сообщение.
        Владелец замка целиком и полностью контролировал ситуацию, упивался страхом Ноэми, издевался над пленницей. Де Асан предоставил выбор, предупредил, девушка не услышала: ее решение.
        Ноэми нашла в себе силы горделиво поднять подбородок и заглянуть в глаза королевскому секретарю.
        - Отчего вы решили, будто нужно что-то передавать? - она надеялась, голос предательски не сорвался.
        Де Асан слишком умный, нельзя подставить Лукаша.
        - Да так, обычная вежливость, - уклончиво ответил мужчина, лишь усилив подозрения.
        Со стороны лестницы показался гость в сопровождении дворецкого. При виде него Ноэми охнула и прикрыла рот ладонью. Ноги задрожали, и, если бы не де Асан, девушка бы рухнула на пол. Прямо к ней шагал любовник королевы, тот самый навсей, которого она застала в парке за пикантным занятием. Он тоже узнал Ноэми, иначе бы не улыбался в предвкушении расправы. Походка хищника, движения плавные, глаза едва заметно щурятся, между пальцами пляшет магия.
        Навсей остановился, материализовал жезл и картинно перебросил его из одной руки в другую.
        - Потом! - помрачнев, бросил гостю де Асан.
        Он покосился на Ноэми, которая испуганно жалась к нему, как меньшему из зол, и поинтересовался:
        - Проводить до комнаты? Служанка принесет нюхательной соли.
        Девушка хрипло отказалась и, смутившись, добавила:
        - Пить хочется.
        - Выпить, - понимающе поправил де Асан и легко, будто она ничего не весила, подхватил на руки.
        Ноэми не сопротивлялась. В конце концов, он пока не собирался убивать, обещал подумать о браке, а навсей настроен навсегда устранить двуногую проблему.
        Пальцы вцепились в ворот рубашки, девушка прижалась к похитителю, когда гость, нарушая приличия, приблизился вплотную.
        - Подожди в кабинете, - прошипел де Асан, удобнее перехватив девушку. - Сейчас вернусь.
        - Быстро же управишься! - двусмысленно ответил навсей и взглядом раздел предполагаемую жертву насилия.
        - Подожди в кабинете и не вмешивайся, - повысив голос, повторил секретарь. - Хватит, намозолил глаза двору!
        Девушка навострила уши. Выходило, Мей де Асан близко знаком с навсеем, более того, авторитет для него. Всем известно, темные - народ гордый, приказов не терпят. Значит… Ноэми облизнула губы. Запах сюртука де Асана превратился в синоним опасности, под ложечкой засосало.
        - Забудьте, - вкрадчиво посоветовал виновник страхов и, как заботливый муж, устроил голову девушки на плече. - И не переживайте без толку. Я вернусь завтра. Заседание закончится к двум, в три мы сможем пообедать. Хорошенько все обдумайте и не пытайтесь бежать. Поверьте, отсюда до столицы очень далеко, а до Веоса - слишком близко, чтобы наш общий знакомый не поймал. Нравится вам или нет, но пока я ваша защита.
        Ноэми судорожно вздохнула и промолчала. Она затылком ощущала взгляд навсея и понимала, он лишь отсрочил наказание.
        Сердце снова ухнуло в желудок. Оставалось только ждать и молиться.
        Де Асан отнес девушку в гостевые покои.
        - Вино и еду вам принесут. - Королевский секретарь уложил девушку на постель. - Думайте. Судя по всему, выводы вы делать умеете. Так сделайте правильные. До завтра!
        Де Асан ушел. Девушка слышала, как повернулся ключ в замке. Клетка захлопнулась - Ноэми увидела слишком много.
        Через пару минут королевский секретарь прошел в кабинет и кивнул поджидавшему его темному.
        - Рад видеть. Не поймали?
        Гость мотнул головой и самодовольно улыбнулся. Он без спросу потянулся к граненому кубку на столе и материализовал из воздуха бутылку.
        Де Асан неодобрительно прищурился.
        - Чужое лучше не брать. Или метишь на мое место?
        Он прошел к креслу и по-хозяйски развалился, вытянув скрещенные ноги.
        - Чем же оно так ценно, твое место? - не сдержал скептического смешка навсей. - Подлизывать задницу королю?
        Де Асан, вытянув перед собой ладонь, покачал камушком в форме сердца на тонкой цепочке. Глаза гостя загорелись, но владелец кабинета не позволил дотронуться до вещицы, жестом фокусника растворил в воздухе.
        - Его ты столь топорно искал на кладбище?
        - Но?.. - навсей озадаченно почесал переносицу и прошелся по комнате. - Откуда?
        Остановившись напротив ухмылявшегося де Асана, он ткнул в него пальцем. Навсей не любил проигрывать, а мысль, что какой-то полукровка сумел его обскакать, и вовсе приводила в бешенство.
        - Птичка в клюве принесла.
        Секретарь недоверчиво понюхал содержимое бутылки.
        - Что ты туда подмешал?
        - Мэй, как ты можешь?! - картинно обиделся навсей, а про себя подумал: - Умный, гаденыш!
        - Матушка многое нашептала, - туманно ответил де Асан и, подавшись вперед, выпрямился. - Неужели думал, будто не проверю, Сирил? - не мигая, гипнотизируя взглядом, поинтересовался он. - Потерял хватку в Веосе!
        - Что ты делаешь в этой дыре? - не испытывая и подобия чувства вины, сменил тему навсей.
        Он подхватил бутылку и выплеснул ее содержимое в окно.
        - Следовало попытаться, - пожал плечами Сирил. - Вдруг бы повезло?
        - Тебе титул не достанется, - отрезал де Асан и тоже встал. - Если продолжишь в том же духе, однажды проснешься на плахе. Одно слово Сумеречному графу - и все, королева размазывает лживые слезы по лицу.
        Гость помрачнел, а потом разразился скупыми аплодисментами.
        - Браво, Мэй, мыслишь, как настоящий навсей!
        - А я и есть навсей. - Голос королевского секретаря раскатами грома прокатился по кабинету, заставив Сирила напрячься: слишком много открытой угрозы. - Если кто-то считает иначе, мир его праху. Теперь к делу, - де Асан остыл и снова сел, хотя от былой расслабленности не осталось и следа. - Передай, артефакт почти в моих руках. Девочка все расскажет. Чуть запугать, чуть воззвать к разуму, и готово.
        Сирил кивнул и, понизив голос, поинтересовался:
        - Ты ведь не отдашь его, Мэй?
        Королевский секретарь провел ногтем по ободку кубка и, не глядя на гостя, возразил:
        - Отчего же?
        Посвящать Сирила в свои планы де Асан не собирался, как и оставлять в живых. Он ходил по лезвию ножа, хотя пока не догадывался, что мог полукровка. Явно больше, чем открыть портал! Вот Жан де Вен знал, жаль, ни с кем не поделится. Жадный, он не пожелал отдать артефакт добровольно, но Мэй де Асан все равно доберется до желанной цели.
        Королевский секретарь бросил взгляд на гостя. Тот тоже смотрел на него: пристально, будто подозревая. Или не будто - темные прозорливы. Только вот беда, хватка сильнее у тех, кому приходится постоянно быть начеку. Де Асан собой гордился: он выиграл все жизненные битвы. Порой мужчина со смешком представлял выражения лиц придворных - крыс, готовых сожрать друг друга, от которых якобы ничего не скроешь, если бы они узнали правду. Сколько бы кинулось лизать ноги?
        Секретарь вытянул руку. Ее окутало тончайшее облачко, напоминавшее траурную накидку. Глаза Сирила изумленно расширились. Он нахмурился и замотал головой. Невозможно, полукровки лишены на-ре! Де Асан, наслаждаясь крохотной местью, позволил облачку вырасти и отделиться от хозяина. Гость занервничал и отшатнулся, едва не опрокинув стул. Даже мысли не возникло призвать свое на-ре, настолько сильным оказалось потрясение.
        - Боишься? - голос владельца кабинета сочился самодовольством. - Вот и запомни. Как и то, что не стану тебя вытаскивать, если сделал королеве ребенка.
        - Мария беременна не от меня, - заверил Сирил.
        К нему вернулось былое спокойствие. Решив тоже продемонстрировать силу, навсей вновь материализовал жезл. Де Асан никак не отреагировал. Он подошел к двери и резко распахнул ее. Нерасторопный слуга очутился лицом к лицу с хозяином. Тот поджал губы и склонил голову набок.
        - Я… - проблеял слуга и попятился. Руки дрожали, глаза лихорадочно бегали по сторонам в поисках спасения. - Я всего лишь хотел спросить, что делать с леди.
        Де Асан продолжал молчать.
        Лицо застигнутого врасплох бедолаги посерело. Он порывисто бухнулся на колени и молитвенно простер руки к господину.
        - Пожалуйста, умоляю, милорд, пощадите! - голос срывался на фальцет.
        - Кто?
        Пальцы де Асана впились в плечо провинившегося. Тот вскрикнул от боли.
        - Миледи кольцо дала.
        Слуга десятки раз успел пожалеть о собственной алчности.
        Королевский секретарь требовательно протянул руку, и мужчина, порывшись в карманах, вложил в нее украшение. Де Асан отпустил жертву и рассмотрел кольцо: простенькое, фрейлинское. Отдала последнее, чтобы выведать планы владельца замка.
        Слуга, воспользовавшись обстоятельствами, выполз в коридор. Он так и не поднялся с колен: настолько испугался.
        - Куда? - Де Асан заступил жертве дорогу и вернул кольцо. - Дама дала его тебе, держи.
        Предчувствуя подвох, мужчина не спешил забирать оплату, королевскому секретарю пришлось насильно сжать его пальцы.
        - Вот так, - довольно кивнул он. - Мне чужого не нужно. Каждому по заслугам.
        Замерший неподалеку от двери Сирил хмыкнул. Он слишком хорошо знал родственника, чтобы не понять скрытый смысл его слов. Сирил поступил бы точно так же.
        - Я м-м-могу идти? - робко спросил слуга.
        - Конечно, - сладко улыбнулся де Асан.
        Он резко наклонился и на мгновение коснулся шеи мужчины. Тот дернулся, захрипел и повалился вперед, разбив лицо о пол. Владелец замка наклонился и вытащил из-под кожи слуги тончайшую иглу. Повертел в пальцах и сломал - все равно второй раз не используешь.
        - Ловко! - скупо похвалил Сирил.
        Де Асан равнодушно пожал плечами и предложил вернуться к разговору.
        - Боюсь, вино придется принести самому, - извинился он и на пару минут оставил родственника одного.
        Однако, вопреки словам, королевский секретарь направился не в подвал, а в гостевые покои.
        Ноэми сидела на кровати. Когда щелкнул замок, она вздрогнула и нетерпеливо обернулась: ждала отчета слуги. При виде владельца замка зрачки Ноэми расширились, но больше она ничем не выдала страха. Видимо, девушка уже привыкла бояться.
        Де Асан притворил за собой дверь и остановился против пленницы. Она терпеливо ждала, стиснув руки на коленях.
        - Вы не настолько богаты, чтобы разбрасываться последним, леди Вард. - королевский секретарь мельком глянул на Ноэми и перевел взор на окно. Казалось, пейзаж волновал его больше девушки. - Заберете потом. Или вынуть из холодных пальцев и передать вам?
        - Что именно? - Ноэми облизнула губы.
        - Кольцо. Смерть того человека на вашей совести.
        Девушка охнула и прижала ладонь ко рту. Она вцепилась в подол платья и замерла в ожидании наказания. По коже будто пустили грозовые разряды. Ноэми всем существом осязала присутствие де Асана, каждое его мимолетное движение.
        - Напрасно, - тихий голос де Асана казался хлестким ударом бича - настолько натянулись девичьи нервы. - Отдыхайте и больше не играйте чужими жизнями. Кольцо верну завтра. Чужого не держу.
        Вновь щелкнул дверной замок, и Ноэми осталась одна. Из нее будто вынули позвоночник, и девушка тряпичной куклой рухнула на кровать. Нет, она не плакала, просто лежала, уткнувшись носом в пахнущее лавандой постельное белье.
        Замкнутый круг. Зверь в клетке. Лукаш далеко и ничем не сможет помочь. Отец, наверное, уже в столице и тоже не увидит дочь. Ноэми горько усмехнулась. Хотел ли лорд Сулин вновь ее увидеть? Вряд ли. Родитель всегда больше любил Бьянку, если подобное чувство вообще ему знакомо.
        Герцог де Вен? Он получил лакомство и занят собственной судьбой. Маленькая Ноэми Вард одна против опасного хищника. Нужно решить, рассказать ему о тайне дневника, заодно отдать пластину или с гордо поднятой головой ступить в камеру пыток.
        «Сделка, я заключу с ним сделку, - девушка дала себе мысленную пощечину и села. - Придется стать женой. Как женщина я де Асана не интересую, может, без брачной ночи обойдемся. Горько, зато живая. А потом, всякое возможно. Лукаш поправится, поможет».
        Мысли о Сумеречном графе вызвали мечтательную улыбку. Ноэми прикрыла глаза и представила его лицо, нос, губы, руки. Вспомнила запах и голос и до боли захотелось почувствовать, услышать и увидеть все воочию.

* * *
        Герцог де Вен насупился. Он прошелся по кабинету, заложив руки за спину, исподлобья глянул на замершего в полупоклоне слугу.
        - Ну? - де Вен не расщедрился на полноценный вопрос.
        Подчиненный сглотнул, предчувствуя тяжесть господского гнева. Как известно, страдает не виновник, а гонец, принесший дурную весть.
        - Ее нигде нет, ваша светлость, - чуть слышно ответил слуга.
        Хотя мог бы и в полный голос: меча от шеи не отвести.
        - Вот как? - заломил бровь герцог и с глубокомысленным видом уставился на фарфоровую статуэтку на камине, будто та представляла неимоверную ценность.
        Однако показное спокойствие господина не обмануло слугу. Казнь откладывалась и только. Эх, сбежать бы под благовидным предлогом!
        - Да, - бледнея на глазах, промямлил козел отпущения и с тоской покосился на дверь. - Мы везде искали.
        - Со стражей? - обманчиво равнодушно уточнил де Вен.
        Теперь герцог смотрел на стол, на письменный прибор из яшмы. Руки расцепились. Пальцы правой коснулись подбородка в задумчивом жесте.
        - Так точно. Описание роздано, леди Вард ищут всем Ушгом.
        - Дурно ищут.
        Тяжелый взгляд вновь остановился на слуге, заставив поежиться.
        - Пш-ш-шел отсюда! - неожиданно рявкнул герцог. - В порошок сотру, если к утру не найдете. Лично на дыбу вздерну!
        Слуга икнул и, испуганно кланяясь, попятился к двери. Та, как назло, не желала отворяться, де Вен же не желал ждать, и беднягу магией вышвырнуло в коридор.
        - Что скажете?
        Герцог всем корпусом обернулся к пристроившемуся в уголке Витусу Хойлу. Во время разговора маг благоразумно хранил молчание, да и теперь ограничился неопределенным движением плеч.
        - Жива? - теряя остатки терпения, рыкнул де Вен и шагнул к Хойлу, будто собираясь его встряхнуть и выбить правду.
        Похоже, в голову магу пришла та же мысль, раз он предпочел уйти с дороги метавшего молнии герцога.
        - Несомненно.
        Де Вен тихонечко взвыл и заметался по кабинету.
        Вот тебе и помолвка, ночь любви и сладкая девочка в постели! Он прождал до десяти и начал искать. В итоге везде натыкался на стену. Вроде, вот она, ниточка, и тут же обрывается. Была во дворце - уже нет. Покупала шляпку - и сгинула. В голову обезумевшего собственника, потерявшего новую игрушку, с которой толком не успел натешиться, даже пришла шальная мысль обратиться к де Сарду. И вот теперь Хойл утверждает: «Жива», хотя вряд ли знаком с Сумеречным миром.
        - Откуда вы знаете? - хрипло уточнил де Вен.
        Он взял себя в руки и сел. Руки сразу потянулись к выпивке. За прошедшую ночь герцог опорожнил не одну бутылку, но сон не шел. Его снедало беспокойство за Ноэми. Пусть не любовь, но определенные чувства де Вен к ней испытывал, иначе бы не стал говорить о детях.
        Маг медлил с ответом. Ему не хотелось признаваться в сомнительном деянии. Формально закон не запрещал, но и не поощрял визиты к некромантам, но коллеги могли начать сторониться. Маги смерти балансировали на острие ножа. Их частенько казнили, но позволяли селиться на окраинах городов. Люди боялись некромантов, часто не без основания. В Ушге нашелся один. Он за соответствующую плату проверил душу Ноэми Вард и заверил: Грань не забирала.
        - Ну? - поторопил с ответом де Вен.
        С минуту на минуту прибудет начальник городской стражи, герцог не собирался беседовать с Хойлом при нем. Лучше не рисковать и не упоминать магию. В связи с недавним заседанием, на котором де Вену пришлось отбиваться от нападок первого министра, у него прибавилось недоброжелателей. Все стремятся оказаться под солнцем, стоит на лицо соседу упасть тени, бывшие друзья найдут способ оттолкнуть его во мрак.
        Де Вен сжал кулаки.
        Ну что стоило Лукашу де Сарду сдохнуть! Герцог расцеловал бы неведомого отравителя, если б его дело увенчалось успехом.
        По губам скользнула злобная усмешка. Герцог разжал пальцы и погладил сукно. Завтра он разберется с новой партией товара и займется Сумеречным графом. Хочет отправиться к эшерам с проверкой? Пусть хоть порталом идет. Магический фон частенько искажается, одна маленькая магнитная или энергетическая буря - и все, тела не найдут. Горы и вовсе полны опасностей. То лавина сойдет, то камень увлечет в бездну, то стенки шахты обрушатся. Похоронят де Сарда под алмазами со всеми почестями.
        Только Ноэми мешала. Как не вовремя пропала девчонка!
        Герцог со сладостным вздохом вспомнил мягкость нетронутого тела. Он тогда поспешил, поддался порыву, но впредь станет растягивать удовольствие. Де Вен опробует Ноэми всю, заставит молить о ласке. Дальше - воля Вседержителей. Если понесет, станет герцогиней, нет - приятным дополнением к спальне, заодно уши при Генриетте не помешают. Пусть де Вен женит на ней сына, правда всплывает в будуаре, а не на супружеском ложе. Ноэми поможет контролировать принцессу. Для начала герцог займется ее любовниками. Что бы ни говорил потенциальным женихам король, сестра давно рассталась с девственностью. Герцога опытность будущей снохи не смущала: он покупал титул, а не невинность.
        Поколебавшись, Хойл признался в неблаговидном поступке. Вопреки опасениям, герцог сразу успокоился, кивнул и разрешил поспать. Маг с радостью воспользовался щедрым предложением и, пожелав господину доброго утра - за окном разлилась серая дымка рассвета, - удалился. Де Вен проводил его мутным от недосыпа, выпивки и бушевавших внутри эмоций взглядом. Тряхнул головой и взболтал содержимое бутылки, чтобы залпом влить в горло.
        Может, пришло время действовать самому? Хойл слишком неповоротлив, как все люди его возраста, раздобревшие на господских харчах. Хороший маг, но в быту, не на войне. Да и себе всегда веришь больше.
        Стук в дверь возвестил о приезде капитана. Он выглядел помятым и всеми силами пытался скрыть недовольство, но оно упрямо рвалось наружу складками возле губ, выражением глаз. Дамиан де Вен лишил начальника городской стражи приятного общества. Похоже, у герцога это входило в привычку. Этак девочки решат, будто капитан избегает их или того хуже разорился.
        Де Вен не предложил сесть, гостю пришлось стоять перед вальяжно, показывая, кто здесь хозяин, развалившимся в кресле герцогом.
        - Результаты? - герцог начал с главного и покосился на окно, сквозь которое в комнату проникали первые розовые тени. - Уже утро, пора бы.
        Последние два слова он выделил особо.
        Капитан мысленно ругнулся и впервые недобрым словом помянул добытую по знакомству должность. Прежде она приносила одни лишь приятности, теперь вылилась в сплошную нервотрепку. Сначала покушение, исполнителя которого не нашли, теперь пропажа секретаря герцога. Определенно, жизнь повернулась к капитану спиной.
        - Есть кое-какие, - откашлялся начальник стражи и тайком зевнул. Тяжело целую ночь работать, а не веселиться. - Нашли извозчика, который доставил леди Вард к новому аристократическому кварталу, и того, кто отвез ее к старому дворцу. С комендантом беседуют, но один из часовых уже подтвердил, похожую девушку видел.
        Де Вен нахмурился и пожевал губы. На лбу залегла глубокая складка.
        Ездила в новый квартал, значит? Лукаш де Сард живет там же. А после в старый дворец. Вот уж загадка! Если первый визит объясним, и де Вен еще вырвет из Ноэми признание, то второй ставил в тупик. Девушке решительно нечего делать в давно заброшенной резиденции.
        - Едем! - герцог привык принимать быстрые решения. - Я лично допрошу коменданта. После, - губы де Вена сложились в жесткую улыбку, - нанесем визит его сиятельству графу Лукашу де Сарду. Давно мечтал справиться о его здоровье.
        Де Вен дышал яростью, словно дракон. Все внутри клокотало. Если Ноэми у Сумеречного графа, он заставит ее пожалеть о предательстве. Лишение дворянства и родовой фамилии покажется цветочками. Наложницей - вот кем он ее сделает. Мертвой для всего мира и безотказной в спальне. Никакой пощады! После, если выживет и наскучит, продаст.
        Но, может, де Сард заманил Ноэми? Он хитер и ведет собственную игру. В первый раз девушка выкрутилась, сумела ли теперь? В любом случае, разгадки найдутся в особняке Лукаша де Сарда.
        Герцог порывисто, раньше замешкавшего привратника, распахнул входную дверь и гаркнул: «Коня!» Падая с ног, запыхавшийся конюшенный подвел гнедого жеребца. Лошадь капитана расседлать не успели, и она, понурив голову, терпеливо ожидала хозяина у крыльца. Натянув перчатки, де Вен вскочил в седло и принял от слуги хлыст. Глянул через плечо на начальника городской стражи - тот с пасмурным выражением лица занес ногу в стремя.
        - Время! - поторопил герцог и, махнув охране, стегнул коня.
        Лукаш де Сард сонно щурился, пытаясь понять, что нужно от него камердинеру.
        - Гости, ваше сиятельство! - страдальчески повторял он, косясь на дверь спальни. По приемной расхаживал очень злой герцог и не менее злой капитан городской стражи, что сулило крупные неприятности. - Вставайте, прошу вас!
        - Если не король, гони в шею! - перевернувшись на другой бок, пробурчал де Сард.
        - Почти король, - таинственным шепотом сообщил камердинер.
        Он решил прибегнуть к радикальным мерам - раздвинул шторы.
        Скрипнула дверь гардеробной, глухо стукнул ящик комода: слуга готовил одежду для господина. Может статься, его заберут в тюрьму - недаром извечный враг де Сарда пожаловал вместе с капитаном на рассвете. Раз так, встретить их нужно при полном параде, а не в ночной рубашке и шлафроке. Вряд ли графу позволят переодеться, когда арестуют.
        Лукаш выплюнул неразборчивое ругательство: свет резал глаза. Сон прошел, оставив после себя глухое раздражение. Де Сард собирался выплеснуть его на камердинера.
        - Уволен! - все вылилось в одно, но емкое, а, главное, неприятное слово.
        Слуга тяжко вздохнул и покосился на стопку белья. Вот так, стараешься, а в итоге на улицу ни за что ни про что. Обидно до желудочных колик!
        - Воля ваша, - ворчливо ответил камердинер, - только его светлость и господин капитан никуда не денутся.
        Лукаш нахмурился и приподнялся на подушках.
        Его светлость? В Лиргии не так много герцогов, а уж тех, кто пожелал бы испортить ночной отдых больного, еще меньше. Нужно узнать, что понадобилось визитерам.
        - Одеваться! - хлопнул в ладоши де Сард.
        - Так уволили ж, - виновато напомнил слуга.
        - Обратно взял! - огрызнулся Лукаш.
        Как не вовремя покушение, как не вовремя! Хотя подобные вещи всегда не к месту. Только вот слабость показывать нельзя: съедят. Посему Лукаш оденется, даже запонки не забудет и выйдет к гостям. Как выйдет, если ноги плохо слушаются? Средство примет, лекарь на крайний случай оставил. Побочных эффектов - море, зато голова на плечах. Без нее уж неважно, болен или здоров.
        - Подать гостям лафита или чего попросят, - отдавал распоряжения де Сард, попутно натягивая чистую рубашку. - Стражу поднять по тревоге. Возможно, гостей придется задержать. Их имена? - поздно спросил, потому как уже догадался.
        Разум не подвел, парочка оказалась той самой. Значит, точно нужно выйти на своих двоих.
        Ровно через десять минут граф Лукаш де Сард возник на пороге приемной, одетый в привычную «тройку», причесанный и надушенный. Будто и не спал, не мучился от боли и слабости. На лице - вежливое безразличие и фальшивая гостеприимная улыбка. Камердинер тенью маячил за спиной хозяина, готовый поддержать. Пару раз пришлось: Лукаш опасно покачнулся. Однако в целом де Сард с задачей справился, добрался до дивана и тяжело рухнул на мягкое сиденье.
        Герцог, пристально наблюдавший за владельцем дома, удовлетворенно подметил: на будущем заседании кабинета министров Лукаш присутствовать не сможет. В голову закралась соблазнительная мысль о ненадежности печных заслонок. Ночи прохладные, пусть днем и тепло, можно разжечь камин, а дальше нерадивые трубочисты и халатные печники ответят перед законом. Чисто, и де Вен вне подозрений.
        Капитан уделил внимание лафиту - хоть какая-то компенсация за испорченную ночь!
        - Чем обязан? - после коротких приветствий перешел к делу Лукаш.
        Ему хотелось лечь, скорее выпроводить незваных гостей.
        - Леди Ноэми Вард.
        Герцог выразительно глянул на соперника. Он и бровью не повел, сидел, как сидел.
        - Ваш секретарь? - со старательно разыгранным удивлением переспросил де Сард. - Что с ней?
        Колючий взгляд на мгновение обжег де Вена. Больше Лукаш пока ничего не мог, но копил на счету претензии, чтобы потом предъявить с процентами. Изнасилование Ноэми дорого встанет герцогу.
        - Это бы я хотел узнать у вас, - язвительно заметил де Вен. - Именно тут несчастную девушку видели в последний раз. Верно, капитан?
        Он обернулся к начальнику городской стражи, и тот с готовностью кивнул.
        Лукаш внутренне напрягся, хотя внешне по-прежнему хранил ледяное спокойствие.
        И не расспросишь слугу, которого де Сард послал в Старый дворец, узнать, как устроилась девушка. Граф не дождался его возвращения, уснул, теперь жалел. Кто владеет информацией, тот правит миром, а Лукаш добровольно отдал бразды правления де Вену.
        - Меня в чем-то обвиняют? - сухо осведомился де Сард и положил руку на колокольчик для вызова слуг.
        Капитан городской стражи мысленно застонал. Первый министр его вышвырнет, сделает так, чтобы даже комендантом захудалой крепости не назначили, а герцог де Вен лепешкой размажет по мостовой. Не ту, не ту должность мужчина себе выпросил!
        - Эм… - неуверенно вмешался в разговор капитан. Как-никак, именно он, а не герцог представитель власти. - Мы разыскиваем леди Вард и были бы благодарны за любую помощь.
        - Чем же? Разыскиваете? - Лукаш придерживался выбранной линии поведения и всем своим видом показывал: пустые разговоры утомили. Де Сард мастерски пустил в голос нотки раздражения, хотя тут практически не пришлось играть. Уж кого-кого, а Дамиана де Вена он видеть в приемной не желал. - Извольте выражаться яснее.
        Герцог заскрежетал зубами. Он чувствовал: хозяин что-то скрывает, но доказать ничего не мог, поэтому пошел ва-банк:
        - Ноэми Вард здесь? Попросите госпожу выйти. Она моя невеста, и ее место в моем доме.
        «Моя» и «моем» де Вен чуть ли не выплюнул, произнес отрывисто, выделив интонацией.
        Уголок рта Лукаша дернулся.
        Вот, значит, как! Лжет и не краснеет! Какая невеста, Ноэми все рассказала. С другой стороны, герцог по закону обязан жениться: он обесчестил дворянку. Мысль об этом вызывала рвотные позывы. Де Сард не сомневался, девушка - невеста только для виду, на самом деле - любовница, хорошо, если свободная. Нужно вытащить бедняжку, устроить к себе. «В постель, - хмыкнуло подсознание. - Признайся, с большим удовольствием пожал бы плоды и посеял новые». Может, и так, но уж точно не насиловал. Ноэми нравилась Лукашу и не только на уровне ниже пояса.
        - Вас дезинформировали, - пожал плечами Лукаш. - Можете обыскать дом, - кивок на капитана, - а после удалиться. Разумеется, король сегодня же узнает о вашем произволе.
        Герцог заскрежетал зубами. Однако он не собирался сдаваться. Если Ноэми здесь, де Вен ее получит.
        - Боюсь, милорд, королю придется выслушать вас, - герцог пылал гневом, но держался отстраненно вежливо, снизойдя только до яда в голосе. - Похищение - серьезное преступление.
        - Похищение? - де Сард вновь разыгрывал недоумение. - Кого же?
        - Моей невесты. Кончайте балаган! - сорвался де Вен. - Если понадобится, капитан под каждую простыню заглянет, но найдет леди Вард. Сомневаюсь, будто скандал поможет сохранить должность первого министра.
        Герцог подал знак начальнику стражи, и тот неохотно выступил вперед. Принимать огонь на себя не хотелось, но львы не спрашивали моську, хочет ли она решать чужие проблемы.
        - Ваше сиятельство, - официальным тоном начал он, рисуя в мозгу безрадостные картины будущего среди гусей в деревне, - сожалею, но вам придется ответить на мои вопросы. Леди Ноэми Вард, секретарь его светлости герцога Дамиана де Вена, пропала вчера вечером. Вы последний, кто предположительно ее видел. Именем его величества…
        - Хватит! - Лукаш поднял руку и оборвал капитана. - Достаточно! Я понятия не имею, каким образом указанная леди связана со мной.
        Де Вен сжал кулаки и метнул на соперника уничижительный взгляд. Ему хотелось ухватить де Сарда за грудки и хорошенько встряхнуть. Гаденыш лгал, издевался и обращался, как с мальчишкой. Ничего, звезда Сумеречного графа скоро закатится, герцог позаботится.
        - Что-то хотели сказать? - вкрадчиво поинтересовался Лукаш.
        Взбешенный Дамиан де Вен стоит любой болезни, даже боль отступила. Де Сард выпрямился и улыбнулся гостю. Так, наверное, улыбалась бы кролику змея перед обедом.
        - Безусловно, - принял удар герцог и оперся бедром о боковину дивана - неслыханная дерзость! - Но не здесь. Ноэми, - напомнил он.
        - Не видел, - не моргнул глазом владелец дома и, покосившись на капитана, с ехидцей поинтересовался: - Так леди Вард для вас Ноэми?
        - Как любая невеста для любящего жениха, - вот чего-чего, а нежности в голосе мужчины не слышалось.
        - Поздравляю! - сухо прокомментировал Лукаш и, опершись о спинку дивана, поднялся, давая понять: разговор окончен. - Господин капитан, - тот поежился от взгляда первого министра, - попрошу нанести визит позже.
        Начальник стражи щелкнул каблуками и кивнул. На лбу выступил пот, и он тайком потянулся за платком.
        Однако герцог не собирался отступать. Казалось, потеряв всякий интерес к Лукашу, он отступил в центр комнаты и замер, как собака при виде дичи. Взгляд расфокусировался, радужка слилась со зрачком. Де Сард понимал, де Вен колдовал, но не собирался мешать. Если герцог попытается применить не только следящие чары, граф почувствует и пресечет. Лишь бы сил хватило! Хотя ради врага Лукаш расстарается.
        Де Вен пытался почувствовать Ноэми. Он мысленно тянулся к ней, скользил по коридорам и комнатам. Герцога интересовала аура, она либо есть, либо ее нет.
        Капитан недоуменно наблюдал за аристократами. Он никак не мог взять в толк, отчего один стоит, не двигаясь, а второй пристально за ним наблюдает.
        - Действительно нет, - разочарованно протянул герцог, вернувшись в бренный мир. - Но признайтесь, - не отступал де Вен, позволив кривой улыбке исказить лицо, - Ноэми Вард заходила к вам?
        - Попробуйте поискать у его величества, - равнодушно парировал Лукаш. - Слышал, Виллем заинтересовался девушкой.
        - Вы слишком осведомлены для больного, - поддел де Вен.
        Он чуял подвох, но никак не мог поймать оппонента, отчего злился еще больше.
        Владелец дома не ответил и потянулся к колокольчику. На зов явился заспанный дворецкий. Новый, не тот, которого подкупил Сирил.
        - Проводи, пожалуйста, господ, - распорядился Лукаш и обратился к гостям: - Доброго утра и удачных поисков!
        Герцог кивнул. Была здесь Ноэми или нет, он разберется после. Сейчас нужно найти девушку, Сумеречный граф никуда не денется.
        Лукаш терпеливо выжидал, пока гости скроются в рассветной полумгле, и велел проверить, не устроил ли де Вен где засаду. Первый министр ни на мгновение не сомневался, герцог верховодил слугой закона, значит, мог пойти на такое. Еще бы велел солдатам отчитываться!
        Хрустнув пальцами, напряженно глядя в одну точку, де Сард мысленно поблагодарил камердинера. Если бы не его смелость, мог потерять драгоценные часы. Жаль, не удалось расспросить капитана об исчезновении Ноэми, но заводить разговор при герцоге - самоубийство. Лис и так подозревал неладное, нужно сначала забрать у него девушку. После можно позаботиться о вечном упокоении души врага. Дамиан де Вен не угомонится, пока не убьет, значит, нужно нанести удар первым.
        Лукаш самодовольно улыбнулся. Его бюро хранило много секретов, а на герцога набралась пухлая папка. Напрасно он затеял аферу с алмазами! Обман государства карался строго, тут речь и вовсе шла о безопасности страны. Поездка на рудники покажется милостью. Можно ведь повернуть дело так, что Дамиан де Вен потешит толпу отрубленной головой. Однако граф не жаждал крови, всего лишь избавиться от соперника.
        Когда слуги доложили об отъезде гостей, Лукаш мигом сорвал маску сонливого спокойствия. Он залпом выпил двойную дозу укрепляющего средства и велел через час подать завтрак в кабинет. До еды де Сард собирался заняться делами и приказал не беспокоить.
        Нетвердой походкой, страхуемый камердинером, граф добрался до нужной двери и отпустил слугу. Дальше сам.
        Охранные чары опали, ключ повернулся в замке, и первый министр оказался в святые святых особняка. Зажег свечи и рухнул в кресло. Проклятая слабость, когда же она пройдет!
        Мысли Лукаша занимали трое: Ноэми, герцог де Вен и веоский любовник королевы. Откуда он взялся при дворе, куда делся после маскарада? Навсея искали, но он будто под землю провалился. Ушел порталом? Возможно, только наверняка возвращался, раз ему отчитывался уволенный дворецкий. После нажима в застенках слуга охотно поведал и о месте встреч, и о сути разговоров, и о щедрой оплате. Увы, в назначенное время навсей на кладбище не явился, не иначе, прознал о засаде. Но как? С другой стороны, может, проявил банальную осторожность. Королева Мария целую неделю оправдывалась перед супругом, пытаясь объяснить, отчего связалась с врагом, глупо было остаться в Ушге. Лукаш краем уха слышал об охоте Мэя де Асана. Королевский секретарь на пару с королевским же магом вздумали решить проблему Виллема. Увы, навсей оказался умнее. Ладно, не так обидно. Если де Асан не сумел, парень действительно удачлив и хитер.
        Граф уважал и побаивался королевского секретаря. Последний давно стал неизменной фигурой на политическом поле Лиргии. Кукловод, дергающий Виллема за ниточки, выходец из ничем не примечательной семьи с манерами герцога, рукой воина и магией преподавателя академии. Человек, спорить с которым не следовало. Вечный наблюдатель, который помнил и знал все.
        Лукаш поддерживал с де Асаном хорошие отношения. Если бы не веское слово королевского секретаря в свое время, граф не получил бы пост первого министра. Соперник де Асана посмел прилюдно указать на незавидное происхождение собеседника и поплатился. Герцог де Новел мысленно занимался перестановкой в новом кабинете, а в итоге сбежал из столицы, не выдержав унижения. Еще бы, всего пять минут назад король в приватной беседе отдает ему должность первого министра в обход самого Дамиана де Вена, он принимает поздравления, а тут явился Мэй де Асан и назвал совсем другое имя. На праведный гнев де Новела секретарь ответил презрительной улыбкой и хлесткой пощечиной: «Такова воля его величества».
        Лукаш урок усвоил и проявлял предельную вежливость в отношении королевского секретаря. Тот отвечал взаимностью, то есть не мешал заниматься прямыми обязанностями и не чинил препятствий в получении высочайших аудиенций. Увы, к герцогу де Вену королевский секретарь относился так же, привлечь его на свою сторону не удастся. Жаль! Мэй де Асан всегда сам по себе, над всеми, вне политических лагерей, но в курсе событий при дворе.
        Мысли снова вернулись к Ноэми. Лукаш задумался, не поможет ли ему Сумеречный мир. Духи порой знают больше живых. Нужно оправдывать прозвище! Де Сард усмехнулся. Кем только его не считали! Некоторые и вовсе шептались, будто он навсей: только среди них рождаются маги, способные видеть, слышать и чувствовать незримое, и страшные изгои Шепчущие, питающиеся душами. Помнится, четыре года назад нового первого министра упрекали в подобном грехе, но обвинения рассыпались в пыль после проверки. Лукаш настоял на ней, чтобы избежать проблем в будущем. Но связь с Сумеречным миром имелась, факт. Видимо, досталась от далеких предков - поговаривали, род матери де Сарда восходил к веоской знати.
        Лукаш тяжко вздохнул и постарался сосредоточиться. Может, от него сейчас зависит жизнь Ноэми. Нужно побороть слабость, дотянуться до магии. Руки дрожали от напряжения, но де Сард не сдавался и добился своего. Взгляд остекленел, тело подернулось дымкой, а Сумеречный мир распахнул объятия. Всего на пару минут, дольше опасно для жизни. Только сильные маги с особым даром, да некроманты могли бродить по его просторам, Лукаш и вовсе остановился на пороге, одна нога здесь, другая там.
        На лбу выступил холодный пот.
        Обволакивавший ноги туман зазмеился, ожил, почуяв жертву. Сумеречный мир не прощал слабости, нужно поспешить. Только бы не потерять сознание! Тогда смерть. Что бы ни шептали люди, граф не выживет в обители духов, демонов и снов.
        Каждый раз Сумеречный мир представал по-разному. К примеру, теперь перед Лукашем распростерлась тонущая в молочной дымке долина. Где-то журчала вода. Над землей парили деревья - очередные видения изменчивого края. Без корней и без верхушек крон, то проявляясь, то исчезая, иногда целиком, иногда являя только часть ствола или веток.
        Лукаш сосредоточился и прислушался к себе. Время есть, снадобье подействовало, можно звать духов. Он должен найти Ноэми. Сердце защемило при воспоминании об ее стыдливом признании, захотелось вновь ощутить вкус дыхания, мягкость губ.
        Где-то глубоко шевельнулась ревность. Герцог де Вен обокрал и не удосужился оценить сокровище. Ничего, Ноэми оттает, поймет, нельзя судить по одному мужчине обо всех.
        Лукаш найдет ее.
        Тело повело в сторону, пришлось ухватиться рукой за воздух. Пальцы прошли сквозь пустоту. Де Сард засомневался: стоит ли рисковать? Вряд ли девушке поможет мертвый защитник. Раз так, он использует только дар медиума.
        Во-первых, Лукаш хотел знать, жива ли Ноэми. После мучительных минут ожидания он получил утвердительный ответ от призрака некой старухи. Она оказалась нелюбезна, но с магом не поспоришь. Теперь надлежало выяснить, где девушка, на это требовалось время. Де Сард не слишком доверял духам и намеревался подстраховаться, задействовать своих людей. Он сейчас же свяжется с ними и по цепочке передаст описание Ноэми Вард. Если она жива, не могла исчезнуть бесследно. Даже узники попадаются на глаза случайным свидетелям.
        Созданная за годы жизни при дворе сеть пригодилась. Духи разводили руками: не знаем, не ведаем, пеленой глаза застилает, стоит попытаться искать. Значит, блокировали по ауре - Ноэми похитил маг.
        Лукаш вернулся в реальный мир измученным и не сразу понял, что кто-то стучит в дверь. Ах да, завтрак, он успел забыть. Сил снять чары и отпереть не осталось. Де Сард обмяк в кресле, захлебываясь дыханием. Подтянулся, вцепившись в подлокотники, выпрямился и хрипло отозвался: «Потом!»
        - С вами все хорошо, милорд? - слуга оказался прозорливым.
        - Нет, - Лукаш тоже не стал изображать героя. - Лекаря позови. Скажи, за пару часов на ноги поставить нужно.
        Именно так, в постель граф не ляжет. Хватит, опостылела спальня! Ничего, выдержит как-нибудь. Не сложнее, чем хранить ледяное спокойствие посреди зверинца, именуемого двором его величества. И на заседание кабинета министров придет, не позволит решать дела за своей спиной.
        - Хорошо, милорд. Для вас записка.
        - Под дверь подсунь.
        Краешек сложенного осьмушкой листа возник в поле зрения Лукаша. Он, преодолев головокружение, встал, поднял. В мозгу промелькнуло: «Ведьму позову, надоело!»
        Недешево средство, еще дороже последствия, если поймают, докажут, зато на ноги ставит за пару дней. Поговаривали, будто ведьмы варили его из крови нерожденных младенцев, но де Сард в россказни не верил.
        Записка оказалась от коменданта старого дворца. Тот решил-таки написать первому министру, опасаясь наказания. Бывший служивый коротко сообщил о событиях минувшей ночи: мол, принял леди Вард, устроил, затем приехал Мэй де Асан ловить преступника, забрал девушку. Она уехала добровольно, решила переночевать у королевского секретаря. Ночью, часа через два после отъезда Ноэми, нагрянула стража, выспрашивала о ней, вот комендант и решил поставить Лукаша в известность.
        Мэй де Асан?
        Граф смял записку и предал огню.
        Внутри заворочалось глухое беспокойство. Не тот человек королевский секретарь, чтобы пожалеть Ноэми. Гостеприимством он тоже не отличался, не устраивал пышных приемов, хотя каждую осень приглашал на загонную охоту в загородное имение. Там пили и гуляли целую неделю. Только вот веселил гостей де Асан по необходимости, а вовсе не по доброте души. И тут вдруг столь щедрое предложение. Не иначе, увез к королю. Поиск преступника - только повод, чтобы забрать Ноэми. Решено, Лукаш едет во дворец. Как - неважно, но он станет первым, кто сегодня добьется аудиенции Виллема.
        Глава 17
        Ноэми было страшно. Она сидела на табурете посреди мрачного подвального помещения. Сюда не проникал солнечный свет, зато нашла путь вода, выступившая капельками на дальней стене. Как коротко пояснил де Асан, рядом подземная река.
        Со стен свешивались цепи разной длины и толщины, ощетинившись кандалами, ошейниками и гроздьями шипов. В подставке, напоминавшей полку для зонтов, стояли плетки и кнуты, с утяжелителями и без, способные не только оставить алый след, но и разорвать плоть. Часть комнаты скрывала ширма. Ноэми боялась подумать, что за ней.
        Королевский секретарь привел сюда девушку сразу после завтрака. Он ни словом не обмолвился о цели прогулки, но и так понятно.
        Виновник страхов стоял напротив, прислушиваясь к шороху капель. Он не излучал угрозы, только вот сердце упорно не желало опускаться из гортани.
        - Итак, леди Вард, дневник. Полагаю, чей, пояснять не нужно, просто отдайте.
        - У меня его нет, - хрипло ответила Ноэми и вжала голову в плечи.
        Владельца замка по-отечески укорил:
        - Ну что же вы! Мы, кажется, заключили сделку. Выполните условия и не познакомитесь ни с одним из этих предметов, - он обвел рукой комнату.
        - Зачем я здесь? - голос девушки обрел крепость.
        Нужно уметь противостоять врагу, а не растекаться жалкой лужицей у ног.
        - Чтобы вам лучше думалось. Повторяю, леди Вард, я надеюсь на мирное разрешение вопрос, готов жениться, если для вас брак послужит гарантией жизни. Зачем боль, шрамы, увечья? Стоят ли мук чужие тайны? Бить юную девушку неприятно.
        - Вы действительно способны ударить? - блеснула глазами Ноэми.
        Она знала ответ, но ее поразило безразличие, с которым де Асан говорил о страшных вещах.
        Мужчина улыбнулся, как улыбаются неразумному ребенку, и вновь надел маску бесстрастности.
        - Давайте не станем проверять, - посоветовал он. - Итак, дневник. Начнем с него. Потом отдадите ночную находку. Согласитесь, обыск - неприятная вещь, особенно для леди.
        - Хорошо, - сдалась Ноэми, - я действительно пришла на кладбище с определенной целью. Один… - она помедлила, - друг попросил проверить могилу.
        - Чью? - де Асан склонил голову набок.
        - С горгульей, - солгала девушка, холодея от страха.
        - Раздевайтесь, - неожиданно приказал владелец замка. На возмущенный взгляд девушки равнодушно пояснил: - Я предупреждал.
        Де Асан снял сюртук и достал из карманов перчатки. Он натягивал их мучительно долго, а Ноэми сидела, оцепенев от ужаса, не в силах отвести взгляда от его рук.
        - Раздевайтесь, - повторил королевский секретарь. - Я давал шанс. Начнем с веревки. До настоящей боли еще есть время, подумайте. Скажете до дыбы, отпущу.
        Дыбы? У девушки язык прирос к небу.
        Де Асан же между тем вытащил из держателя для плетей моток веревки и кивнул на ширму:
        - Прошу, миледи. У вас ровно минута, потом я разрежу вашу одежду.
        Ноэми поднялась и на негнущихся ногах сделала шаг в нужном направлении. Она не сомневалась, ради тайны Жана де Вена похититель пойдет на все. Раз так, не лучше ли отдать пластину?
        - Ну! - на плечи легли тяжелые ладони.
        Девушка ощутила знакомый аромат мяты и, поддавшись порыву страха, пролепетала:
        - Не надо! Я отдам…
        - Умница! - выдохнул в ухо королевский секретарь и завел ее руки за спину. Запястья скрутила веревка. Ноэми понимала, узел затянут слабо, пока только для устрашения. - Где, я и сам вижу, возьму.
        Девушка ахнула, когда пальцы де Асана скользнули под корсет, коснулись обнаженной груди и ловко подцепили пластину. Теперь понятно, для чего ей связали руки: чтобы не помешала.
        - Занятно! - Королевский секретарь повертел находку и убрал в потайной карман жилета. - Умная девочка, раз за час нашли. Я по минутам знаю, чем вы занимались в старом дворце, не удивляйтесь. Теперь руки развяжу, дам воды и, надеюсь, услышу о друге. Рассказывайте очень подробно, за каждую ложь по удару. Заупрямитесь, опробуете одну из этих цепочек, - он указал на стену. - Это очень больно, мужчины не выдерживают, вы и подавно.
        Ноэми кивнула.
        Вода, пожалуй, в самый раз. И табурет тоже. Де Асан любезно усадил на него, развязал и подал стакан. Дождался, пока девушка сделает пару жадных глотков, и кивнул:
        - Слушаю.
        Ноэми начала издалека, с замка герцога, но не лгала - боялась наказания. Пальчики незаметно расстегивали пуговки платья: девушка надеялась соблазнить похитителя. Пусть увлечется телом, помучает пару минут, зато на время забудет о дневнике. Как показал опыт де Вена, мужчины после близости плохо соображают, а тут и помощь подоспеет. Девушка не сомневалась, ее ищут. Прошло больше суток, де Асан не скрывал лица, сложат ведь герцог и граф два и два!
        Ноэми мысленно усмехнулась. Принцесса Генриетта похвалила бы фрейлину, узнав, что она собирается в спальню к мужчине. Только вот вместо кровати - жесткий пол, а кавалер пока холоднее льда.
        Пальцы не слушалось, дело продвигалось медленно, а девушка уже дошла до погрома в своей комнате. Наконец верх платья опал, обнажив нижнюю рубашку.
        - Это что? - де Асан выразительно глянул на вздымающуюся девичью грудь.
        Ноэми покраснела, затем побледнела.
        - Вот!
        Она, зажмурившись, рванула вниз рубашку и неумело попыталась высвободить собственные прелести.
        Ответом стала минутная тишина и хохот де Асана. Девушка даже глаза открыла и недоуменно таращилась на мужчину. Он - смеется? Даже морщинки в уголках глаз появились. Стало обидно. Ноэми прикрыла грудь руками. Совсем не такой реакции она ожидала. Хоть бы капельку уважения проявил!
        - Вам не нравится? - насупившись, спросила Ноэми, гадая, стоит ли натянуть одежду обратно.
        Глупое положение!
        - Эм, миледи… - де Асан подавился очередным смешком. Затем глотнул воздуха и покачал головой. - Вот уж не ожидал! Вы меня соблазнить пытались?
        Девушка залилась краской и кивнула.
        - Зачем?
        - Для верности, - ляпнула Ноэми.
        Секретарь издал короткий смешок, напоминавший всхлип, и посоветовал:
        - Больше так не делайте, дурно получается. Но если вам так хочется, хорошо, уделю время после ужина. Продолжим.
        Ноэми запаниковала и решилась на крайние меры. Она порывисто обхватила де Асана за шею и поцеловала. Хотелось страстно, вышло неумело. Пришлось, порвав ленты, приспустить корсет и понадеяться на мужские инстинкты.
        Шершавая ткань жилета раздражала нежную кожу. Девушку сотрясала мелкая дрожь, но она упорно прижималась к де Асану, терлась об него грудью и молилась Великой Матери, чтобы он отреагировал, сделал все быстро, а после хотя бы на пару часов забыл о дневнике Жана де Вена. Свидетели предки, Ноэми не решится на близость с королевским секретарем вторично. Ее и сейчас выворачивало при одной мысли о ласке.
        - Леди Вард, хватит! - де Асан грубо отстранил девушку. Глаза мужчины потемнели, но вовсе не от страсти. - Продолжим, когда успокоитесь. Одевайтесь!
        Ноэми не отреагировала: банально не могла. Стояла, ошарашенная, снедаемая плеядой разнообразных чувств. Секретарь ругнулся и затолкал грудь девушки обратно в корсет. Кое-как затянул и велел:
        - Чтобы в последний раз!
        Он ухватил за руку и, как была, вытолкал Ноэми из страшной комнаты.
        Придя в себя, девушка попыталась оправдаться, выкрутиться. Мол, она испугалась пыток, хотела понравиться, доставить удовольствие, чтобы остаться живой.
        - Догадался! - огрызнулся мужчина, притормозив у лестницы.
        Ухватив за подбородок, он заставил Ноэми посмотреть в глаза. Девушка сглотнула. Сейчас догадается! Но нет, де Асан, наоборот, успокоился, даже, сняв перчатки, погладил двумя пальцами по щеке.
        - Простите, - неожиданно извинился он и отпустил. - Мне не следовало так реагировать на столь щедрое предложение. Показалось, вы пытаетесь меня провести, но нет, действительно боитесь. Только способ выбрали неверный. Женские прелести интересны Дамиану де Вену, меня волнуют факты. Насчет ночи уведомите, миледи. Я должен знать, менять ли планы. Только из уважения к вам и только один раз.
        Вот так, дважды унизил. Зато Ноэми окончательно уверилась, насилие со стороны де Асана не грозит. Оставалось понять, стоит ли с ним спать. Девушка предпочла бы выдумать повод остаться на ночь одной, но она пыталась соблазнить королевского секретаря, вела себя в высшей степени непристойно, сама напросилась. С другой стороны, де Асан не проявил ни капли заинтересованности. Вдруг он забудет или вовсе пошутил?

* * *
        Герцог де Вен, щурясь, смотрел на дорожку парка. Он назначил встречу королевскому секретарю и надеялся, он придет.
        Накануне стражники выяснили, именно Мэй де Асан увез Ноэми. С тех пор ее никто не видел. Посланные к дому похитителя люди вернулись ни с чем. В охотничьем поместье секретаря о девушке тоже ничего не слышали. Не приезжал никто, не приходил порталом. Зато часовые на городских воротах показали: действительно, подходящая под описание карета без герба покинула Ушг позапрошлой ночью. Пассажиров они не видели, пошлину оплатил кучер. Щедро сыпанул монет, избавив от расспросов. Карета укатила на запад. Привлеченные к поискам сотрудники Тайного сыска нашли городок, в котором путники остановились пообедать и дать отдых лошадям, побеседовали с хозяином постоялого двора. Увы, он не поведал ничего нового: Ноэми сопровождал де Асан. Они не ссорились, молчали, конечный пункт путешествия не обсуждали. Девушка немного отдохнула наверху, мужчина все время просидел внизу. Никаких особых распоряжений не отдавал, пил мало и сидр. Потом они уехали, направились к горам. Дальше следы терялись, карета как под землю провалилась, пассажиры тоже.
        Герцог нетерпеливо покрутил перстень на пальце. Де Асан ответил на записку, вроде, согласился, но вдруг раздумал? Когда де Вен уверился: не придет, зашуршал песок под ногами, в конце дорожки появился королевский секретарь. Ключ на шее покачивался в такт шагам. Под мышкой - папка с бумагами.
        - Доброго дня, милорд! - кивнул де Асан, остановившись в паре шагов от собеседника. - К чему такая срочность? Приемные часы только закончились, сами понимаете, я не мог уйти.
        - Леди Ноэми Вард, - герцог предпочел сразу перейти к сути.
        - И? - ни один мускул не дрогнул.
        Он прекрасно понимал, о чем идет речь, но не собирался раскрывать карты. Ноэми поведала ровно половину истории, остановившись на самом интересном. Куда делся дневник, секретарь пока не выяснил.
        Де Асан со смешком вспомнил вчерашний вечер, когда девушка через служанку передала полную страха записку, в которой… как она написала? Отказывалась от высокой чести разделить ложе с владельцем замка. Секретарь с готовностью пошел ей навстречу. Он не жаждал любовных утех, с большим удовольствием посидел в кабинете с пластиной.
        Однако вопрос с Ноэми оставался открытым. Как с ней поступить? Вроде, призналась добровольно, де Асан обещал поощрение, только вот опасных свидетелей не оставляют в живых. В итоге встала дилемма: убить или жениться. Других выходов нет. В случае брака де Асан запрет Ноэми в отцовском замке, ни одна живая душа не найдет.
        Мужчина не собирался отдавать титул Сирилу, поэтому нуждался в детях. Увы, с первой женой не вышло, она умерла родами, может, Ноэми сподобится. Она не хуже и не лучше прочих женщин, все равно, в какой оставить семя. Словом, пусть носит кольцо, если приведет к дневнику.
        - Верните! - герцог угрожающе сверкнул глазами. - Сами понимаете, никакая должность не спасет от смерти.
        Де Асан хмыкнул и глянул на де Вена так, словно впервые встретил.
        - Смело, милорд! Давненько у нас не устраивали дуэлей! Или речь об обыденном наемном убийце? Вы ведь именно так решаете проблемы.
        Герцог дернулся, как от пощечины. Королевский секретарь попал пальцем в небо или знал? Проверять де Вен не стал, ответил уклончиво:
        - Поступлю, как положено обманутому жениху.
        Собеседник сложил губы буквой «о» и вторично оглядел де Вена. Неужели девчонка так увлекла? Со стороны казалась обычной игрушкой.
        - Мне сообщить королю о ваших… эмм… отношениях? - де Асан нанес удар в спину. - Он рвет и мечет.
        Герцог ответил кривой улыбкой.
        Обмен любезностями состоялся.
        Противники стояли друг против друга, готовые отразить атаку, неважно, вербальную или физическую. Оба буравили оппонента взглядом, оба непроизвольно положили руку на левое бедро, где в походах отыскалась бы рукоять меча. Первым напряженное молчание прервал де Вен.
        - Давайте обойдемся без игр? - устало предложил он. - Вы прекрасно знаете, мне известно, кто увез леди Вард. Верните девушку, и стражники волшебным образом потеряют память.
        - Не лезьте, ваша светлость, - посоветовал де Асан.
        Может, дневник у работодателя Ноэми? Пусть люди королевского секретаря перерыли весь замок, пусть во взорванной карете ничего не нашли, но не мог же он испариться! Логично, что в поисках защиты девушка отдала находку брату убитого.
        - Мне кажется, или вас волнует вовсе не девушка? - вкрадчиво поинтересовался де Асан, прощупывая почву.
        - Мне кажется, или уже пора звать стражу? - парировал герцог.
        Королевский секретарь рассмеялся и покачал головой. Де Вену палец в рот не клади! Жан тоже был таким: упрямым, смелым, принципиальным, - только вот ценности у братьев разные.
        - Хорошо, - сдался де Асан. Он успеет все выяснить. Ноэми - фрейлина, она обязана появляться при дворе, а тут птичка никуда не денется. Парк большой, укромных беседок много, честь не в почете, никто не удивится, если они уединятся на часок. - Я не держу леди Вард, она сама изъявила желание пожить далеко от столицы. По вашей милости. С невестой так не поступают, - секретарь добавил в голос укоризны.
        Герцог как лимон проглотил. В голове крутился вопрос: «Как эта крыса узнала? Неужели стражники донесли?» Могли, если де Асан приказал следить. Теневой правитель любил держать в руках все ниточки.
        - Как - так? - голос де Вена сочился презрением.
        Самое верное средство - все отрицать. В конце концов, он не мальчишка, не лорд, вроде отца Ноэми, у которого кроме дворянства ничего за душой. Тот же Мэй де Асан, кто он? Аристократ с замашками Вседержителя и туманным происхождением. Вряд ли королевский секретарь герцог - такие роды наперечет. Раз так, пусть помалкивает, как бы высоко не взлетел, а то де Вен повесит на одном дереве с Сумеречным графом.
        - Дурно, - губы собеседника расплылись в гаденькой улыбочке, - как с девкой.
        Знает! Но отступать герцог не собирался. Набычившись, он сделал шаг вперед.
        - Послушайте…
        - Я уже насмотрелся, - отмахнулся де Асан. - Полные глаза страха, дрожащие губы и прятки в старом дворце вместо радостного единения с женихом. Не надо, ваша светлость, я повидал достаточно фрейлин и хорошо изучил женщин.
        «Зато теперь понятно, отчего хочет за меня замуж, - понял секретарь. - Из двух зол…»
        Де Вен напряженно думал. Чем обернется знание де Асана, не принесет ли новых проблем? Положим, нравы при дворе свободные, женщин частенько зажимают в уголке, только не девственниц дворянского происхождения. Добавить обвинения чуть ли не в измене, и положению герцога не позавидуешь.
        - Учтите, - пригрозил де Вен, - я проверю, добровольно ли леди села в карету!
        Королевский секретарь не удостоил его ответом. Вытащил карманные часы - модную, набирающую популярность новинку - и сухо поинтересовался:
        - Что-то еще?
        - Да, - не стушевался де Вен, - куда вы дели мою невесту?
        - Туда, где вы и вам подобные ее не найдут.
        Герцог становился назойливым, но спорить с ним де Асан не хотел - не время. Лучше потом одним махом разделаться с врагами. Королевский секретарь держал в голове обширный список - почти всю верхушку лиргийского общества. Одни когда-то оскорбили злопамятного полукровку, другие представляли принципиальную опасность.
        Де Вен надулся. Упрямство и дерзость де Асана бесили, но приходилось терпеть. Либо так, либо предъявлять официальное обвинение. Доказательства косвенные, а положение герцога шатко. Король смотрит косо, зато секретарь у него в любимчиках. Даже не так - де Асан вертит Виллемом, как хочет, умело играет на слабостях. Понятно, кому поверит монарх.
        - Где и когда? - глухо спросил герцог. - Я пришлю экипаж.
        - Если леди пожелает, я сам доставлю ее порталом. Извините, вынужден вас покинуть. Дела зовут.
        Де Асан чопорно откланялся и удалился. Несостоявшийся мститель проводил его взглядом исподлобья. Мэй де Асан тоже должен уйти в Сумеречный мир. На всякий случай.
        Герцог огляделся и быстро зашагал по дорожке. Пара поворотов, живая изгородь, и тропинка, ведущая сквозь зелень. Найти ее мудрено, нужно знать, где искать. Она вывела к калитке - одному из потайных выходов из парка. Герцог отпер ее касанием пальцев. Он давно раскрыл секрет местных служебных заклинаний и активно ими пользовался. Дальше - луг для игр и утех их величеств. Однако де Вена мало интересовали развлечения, он жаждал быстро и незаметно покинуть дворец.
        Слуга дожидался в условленном месте с лошадью в поводу. Герцог не стал ставить ее в конюшню, пусть теперь гадают, уехал ли Дамиан де Вен или бродит по парку, вымещая злость на ни в чем не повинных деревьях. Он собрал поводья в кулаке и задумался: куда дальше? Ответ вертелся на языке. Два имени, и оба приговорены.
        Копыта дробно стучали по мостовой. Прохожие шарахались от всадников, с ног до головы закутанных в плащи. Когда один попробовал-таки возмутиться, отлетел к стене: де Вен не церемонился.
        - Маг! - испуганно пронеслось по улице.
        Минута, и толпа отхлынула, освобождая проход.
        Колдунов в Лиргии побаивались. Пусть они существовали в рамках закона, но занимали привилегированное положение. Аристократия, конечно, шипела, когда такой всадник задерживал экипаж, но происхождение против магии, сами понимаете, пшик. Справедливости ради, волшебники редко столь эффектно проносились по городу, только если выполняли чрезвычайные поручения. Герцог де Вен решил примерить личину государственного мага, переоделся, даже меч к поясу приторочил.
        Ворота миновали без проблем. Стражники не подумали останавливать, расспрашивать. На первой развилке свернули налево и возвратились к городским стенам, чтобы въехать в предместье, приютившееся с юга от Ушга.
        - Жди здесь! - приказал де Вен.
        Слуга послушно остался у покосившегося овина, герцог же направился дальше. Он петлял, заметая следы, потом и вовсе спешился, привязав коня к садовой ограде. Чтобы не украли, опутал чарами. Дальше пробирался кривыми переулками, чуть ли не огородами, до неприметного постоялого двора. Одной стороной он выходил на чистенькую улочку с лавками, другой - на винные погреба. Де Вен, разумеется, зашел не с парадного входа. Огляделся и, приподняв сломанную доску, оказался во дворе. Там скинул капюшон и степенной походкой направился к крыльцу под вывеской с белым лебедем.
        - Комнату? - сонно отозвался хозяин, считая деньги под стойкой.
        Вопреки ожиданиям, дела у него шли неплохо, на то имелись причины. Цены в «Белом лебеде» существенно уступали столичным, Ушг под боком, а номера чистые, пусть и скромные. На постоялом дворе порой останавливались даже дворяне, особенно те, у кого мыши прогрызли кошелек. Словом, заведение неказистое, но порядочное.
        - Да нет… - Де Вен окинул быстрым взглядом обеденный зал. Вроде, стражи нет, есть шанс застать. - Если приехал друг, остановлюсь у него. Подобное не возбраняется?
        На стойке завертелась монетка. Хозяин ловко пристукнул ее ладонью и переложил в короб с выручкой.
        - Конечно. Как зовут вашего друга?
        Герцог назвал имя. Владелец постоялого двора порылся в гостевой книге, кивнул, и де Вен направился к лестнице.
        Не сменил имя - хорошо, значит, дела шли успешно. В профессии «друга» больше всего ценили умение уживаться с властями.
        Нужная дверь отыскалась в конце коридора - предсказуемо. Де Вен постучал и благоразумно отпрянул, прижавшись к стене. Не напрасно: дверь резко распахнулась и непременно расшибла бы гостю лоб.
        - Хорошая нынче погода, - бросил в пустоту первую часть пароля де Вен.
        Герцогу стоило большого труда узнать его. Доверие наемного убийцы тоже нужно заслужить, не всех заказчиков подпускают столь близко.
        - Холоднее, чем вчера, - отозвался владелец комнаты и разрешил: - Входите!
        Де Вен выждал, сжал защитный амулет и замер на пороге временного пристанища человека самой востребованной профессии. Тот стоял, заложив большие пальцы за пояс штанов, и пристально наблюдал за гостем. Губы пожевывали травинку, создавая классический образ «плохого парня». Только глаза подкачали. Тут бы пронзительный цвет, чтобы добавил брутальности и шарма, но, увы, природа отыгралась на внешности. Впрочем, наемник не жаловался: чем неприметнее, тем легче живется.
        Пару минут мужчины буравили друг друга взглядами, потом убийца посторонился, пропуская клиента. Он нарочито прошел рядом с владельцем комнаты, едва не коснувшись плеча, и занял единственный табурет. Наемнику пришлось стоять - сесть на кровать несолидно.
        - Есть работа, - без предисловий начал де Вен. - Плачу хорошо, но клиент тяжелый. Обманывать не позволю. Набивать цену тоже: слишком хорошо знаю, что почем у вашей братии.
        Мужчина фыркнул и облокотился о запертую дверь.
        - Обманывать вас, ваша светлость, себе дороже! Помню, как парочку неудачников прикопали.
        - Я только убил, закапывали слуги, - поправил герцог.
        За мнимым спокойствием скрывалась напряженность. Мало ли? Всегда нужно проявлять предельную осторожность.
        - Цена? - чуть приподнял брови наемник.
        Он всегда начинал с самого главного.
        Де Вен достал из-за пазухи лист бумаги и карандашом вывел сумму. У стен есть уши, а у замочных скважин - глаза. Владелец комнаты подошел, взглянул и кивнул.
        - Имя? - деловито осведомился он, растеряв напускную вальяжность.
        Герцог вновь прибег к помощи бумаги, а потом эффектно сжег улики. Свеча не понадобилась, лист полыхнул в пальцах де Вена и осыпался пеплом на стол.
        Наемник уважал подобный подход и конкретного клиента в частности. Серьезный заказчик! Но задаток взял. Когда кошелек - герцог не стал связываться с банком - перекочевал в карман убийцы, он уточнил сроки исполнения заказа. Де Вен задумался и назвал две недели. Не много и не мало, заодно происшествие не свяжут с герцогом.
        - Особые пожелания? - Наемник заметно подобрел, даже предложил скрепить сделку выпивкой. Герцог отказался. - Или передать послание?
        - Никаких, - пожал плечами заказчик. - Лишь бы умер. Оставшуюся сумму получите после похорон, в ваших же интересах не затягивать. Однако и не торопитесь, пусть немного погреется на солнце, - криво усмехнулся де Вен.
        - Связь?
        Убийца подбросил кошелек на ладони и убрал. Куда, герцог не видел. Фокусник и только! Но лишь бы работу хорошо делал, в свободное время пусть хоть мыльные пузыри пускает.
        - Предпочитаю не поддерживать. Задатка хватит, чтобы окупить расходы. Придете на кладбище проститься с усопшим. Прикрепите к одежде алую гвоздику, найду.
        - Дело деликатное, деньги опять же немалые… - нахмурился наемник.
        Как бы не подставил заказчик! Пусть и маг, пусть и дворянин, но чутье подсказывало, такие не расплачиваются.
        - Слово потомственного аристократа.
        Герцог потемнел и встал. Хватит, больше он с исполнителями не встречается, ни сам, ни через слуг. Лукаш де Сард однажды нашел, кто помешает ему проделать то же снова? И Мэй де Асан - темная лошадка, судьба беспечных не балует.
        Еще Ноэми. Нужно ее вытащить, а если королевский секретарь что-то заподозрит, дело примет дурной оборот. Может, на герцогиню девушка не тянет, но де Вен планировал провести с ней в постели много сладостных часов и выслушать не одно дельное соображение касательно текущих дел. Вопреки первоначальному мнению, из Ноэми вышел прекрасный секретарь.
        Стороны пришли к согласию, герцог вышел с постоялого двора довольным и полным планов на будущее. Оставались алмазы, но он все уладит, проверяющие найдут камни нужной чистоты и огранки.

* * *
        Ноэми отправила в рот ложку овсяной каши с земляникой - девушка сама ее попросила, устав от джема и тостов, - и покосилась на Мэя де Асана. Сегодня они завтракали вместе в столовой. В высшей степени странно! Королевский секретарь попросил разбудить и спуститься к завтраку. Судя по несвежему воротничку рубашки и расфокусированному взгляду, владелец замка не ложился. Еще одна загадка. Под ногтями - земля, Ноэми отчетливо видела черный ободок.
        Погруженный в раздумья, де Асан взглядов не замечал. Он пил кофе с молоком и рассеянно водил пальцем по скатерти. Ноэми присмотрелась - спирали. Сама бы она нарисовала круги. Завтрак скоро подойдет к концу, а похититель так и не соизволил объявить ее судьбу. Девушка не сомневалась, де Асан позвал именно для этого и прервала молчание:
        - Я слушаю, милорд.
        - А? - секретарь рассеянно глянул за нее и заморгал.
        Пришлось повторить.
        - Боюсь, слушать придется вам.
        По лицу де Асана пробежала тень, и он поспешно убрал руки под стол, чтобы натянуть перчатки. Девушка вздрогнула. С недавних пор они вызывали трепет и ассоциировались с болью. Правда, в пыточной владелец замка надевал другие, теперь на нем обычные, для верховой езды. И все же, что он прячет? Грязь под ногтями? Да, неприлично для аристократа, но не смертельно. Значит, нечто другое.
        Ноэми нахмурилась, припоминая детали. Руки как руки. Неизнеженные, но и не мозолистые. Пальцев пять, все целые, без шрамов. Цвет кожи тоже обычный. Девушка склонялась к перстням. Обычно их носят поверх перчаток, а де Асан спрятал, показал лишь однажды, в самый первый вечер в гостиной.
        Сколько вокруг тайн! И все грозят смертью.
        - Миледи? - окликнул королевский секретарь.
        Теперь девушка витала в облаках.
        - Мы ненадолго прогуляемся в одно место. Я сниму слепок для морока, и продолжим беседу. Вы столько всего не рассказали, миледи! - На дне глаз де Асана блеснули огоньки злорадного предвкушения. - После, если меня устроит степень откровенности, официально заключим сделку.
        - К… к-к-какую сделку? - хрипло пробормотала Ноэми, отставив тарелку.
        - Деловую, - пояснил де Асан и, вспомнив о кофе, двумя глотками осушил чашку.
        Она звякнула о блюдце - как цепи о стены пыточной.
        Секретарь откинулся на спинку стула, прикрыл глаза в обманчивой истоме и поинтересовался:
        - Как нашли пластину? Жан де Вен оставил точное описание тайника?
        - Нет, - Ноэми таки встала, - догадалась.
        - О чем еще вы догадались? - судя по тону, похититель спрашивал вовсе не о дневнике.
        На губах - блуждающая улыбка, волчий блеск прячется под ресницами.
        Девушка попятилась к двери и ушиблась бедром о стол. Разум бился в панике, интуиция вопила об опасности. Одна в клетке с драконом! Ноэми знала, летучие ящеры способны убить даже мага, недаром их использовали для казней. Страшный обычай! Веоский. Неудивительно, навсеи жестоки. Бесчувственные, холодные…
        Де Асан наблюдал за метаниями пленницы и гадал, видела ли она родовой перстень. Тот самый, который открывал дорогу к отцовскому замку. Секретарь наложил на него «Отведи глаз», чтобы уберечься от нежданных гостей. Разумеется, во дворце мужчина не носил столь провокационных украшений. Серый правитель Лиргии не имел ничего общего с навсеями, унизывал пальцы другими кольцами.
        - Хорошо, - наконец он прекратил игру, неторопливо поднялся со стула и усадил девушку на место, - данный вопрос обсудим позже. Ваш взгляд я заметил, - предупредил де Асан.
        Сердце Ноэми ухнуло в пятки. Угроза становится страшнее, если ее произносят спокойным, ровным тоном.
        Перед девушкой возникла чашка кофе - собеседник пододвинул. Подумал и подогрел напиток касанием золоченого ободка.
        - Нет смысла скрывать, - пояснил де Асан на невысказанный вопрос. - Я неплохой маг, простите за маленькую ложь в ночь знакомства.
        - И палач, - мрачно добавила Ноэми и торопливо глотнула.
        Она закашлялась: напиток обжег горло. Королевский секретарь постучал по спине и тоже занял свое место.
        - Я никого не казню, просто умею пытать. Это своего рода честь, - губы дрогнули в оскале. - Обычно строптивцев отдают слугам.
        - Вам нравится чужая боль, - Ноэми не спрашивала, а утверждала. - Но замараться не хотите, раз перчатки надеваете.
        - Все проще: перчатки оберегают от мозолей, ожогов и прочих неприятностей. Но, полагаю, выводы вы сделали, мне не придется браться за кнут. Даже без утяжелений, не смоченный в соляном растворе, при ударе вполсилы он причиняет нестерпимую боль. Вы же не хотите боли, Ноэми? - Он заглянул в глаза, заставив судорожно сглотнуть. - Я тоже не хочу вас бить. Совсем не хочу, миледи, хотя вы предполагаете обратное. Допивайте кофе и идемте. Служанка подготовила шляпку и перчатки.
        Значит, они покинут замок.
        Сердце защемило от дурного предчувствия.
        Зачем де Асану создавать магический слепок? Видимо, чтобы предъявить Лукашу - тот наверняка ищет девушку. Герцог тоже. Может, и король послал людей. И никто не найдет, Ноэми с горечью осознала: замок - идеальная тюрьма. Она иногда сомневалась, не в безвременье ли он.
        Руки дрожали, но девушка допила кофе и бодро произнесла:
        - Я готова, милорд.
        Милорд… Какой же у него титул и отчего де Асан его скрывает? Обижается на предположения о низком происхождении и не хвастается историей рода. Подозрительные противоречия. Уж не потому ли, что истинная фамилия лишила бы всего при дворе? Официально де Асан - лорд и барон, только вот девушка не верила. Те же манеры выдавали аристократа иного толка.
        Вошел испуганный слуга.
        - Чего тебе? - грубо поинтересовался де Асан.
        Вместо ответа лакей протянул поднос. На нем белело письмо. Печать заставила королевского секретаря нахмуриться. Взломав сургуч, он пробежал послание глазами и, скрипя зубами от ярости, прошипел: «Проклятие!»
        Скомканная бумага полетела на пол.
        Ноэми сжалась, приготовившись стать козлом отпущения, но де Асан удивил. Сделал глубокий вдох и улыбнулся - одними губами. В глазах застыла февральская стужа.
        - Планы меняются, повезло вам, леди Вард. Его светлость герцог Дамиан де Вен подал на меня в суд за похищение невесты, о чем милостиво уведомил. Придется вернуться в столицу и предстать перед королем. Надеюсь, - де Асан выделил голосом последнее слово, - вы не выболтаете нашу маленькую тайну? Гуляла в расстроенных чувствах, согласилась немного погостить и только. О Жане де Вене договорим, но позже.
        Ноэми кивнула. Она с трудом сдерживала радость. Свобода! И пусть там герцог, король, зато нет цепей и кнута. Выбраться отсюда, а там… Девушка тяжко вздохнула. Как-нибудь избавится от Дамиана де Вена. Пусть он опозорил, пусть богат, знатен, но ни женой, ни любовницей Ноэми не станет.
        Лукаш. Еще один вздох. Девушка печально покачала головой. Пусть в памяти останутся сладкие поцелуи, а не боль от разбитой мечты.
        На лестнице де Асан любезно подстраховал спутницу, чтобы не упала. Он нервничал, хмурился, но молчал. Девушка полагала, они выйдут во двор, однако королевский секретарь свернул направо и открыл тяжелую дубовую дверь. За ней оказалась странная комната с вырезанными на полу рисунками. Окна отсутствовали. Де Асан подтолкнул девушку в спину и указал на центральную фигуру рисунка: круг, заключенный в пентаграмму. Ноэми испуганно обернулась на провожатого. Он задумал принести ее в жертву?
        - Идите! Ничего дурного не случится, обычный портал.
        Королевский секретарь растянул губы в подобие улыбки - вышел оскал загнанного за флажки хищника.
        - Портал? - не веря, переспросила Ноэми.
        Рисунок на полу казался вратами в Сумеречный мир. Вдруг де Асан решил подарить ее демонам, чтобы не создавала проблем?
        - Именно, - шумно вздохнул, теряя терпение, мужчина. - Поторопитесь! Письмо доставили с опозданием, нам надлежит явиться к трем пополудни. Сами понимаете, нужно подготовиться.
        Ноэми не стала уточнять, как именно, закрыла глаза и смело шагнула навстречу неизвестности. Вопреки ожиданиям, ничего не случилось. Не потянулись из пола когтистые мохнатые лапы, не вспыхнула стена огня, не сковала тело судорога.
        Сосредоточенный де Асан опустился на одно колено и, беззвучно шевеля губами, начал настраивать портал. Он вполглаза следил за пленницей и радовался ее покорности. Ноэми доставила меньше проблем, нежели предполагал секретарь. Благоразумная девушка! Наконец с приготовлениями было покончено, и де Асан занял место подле Ноэми, обнял и активировал портал.
        Кровь прилила к ушам, пространственный вихрь опалил щеки, тошнотой подступил к горлу. Только объятия спутника помогли устоять на ногах.
        Время тянулось мучительно медленно, хотя на самом деле прошла всего пара мгновений.
        - Все! - сообщил де Асан и убрал руки с талии девушки. - Можете открывать глаза.
        Ноэми осторожно разлепила веки. Королевский секретарь протянул ей носовой платок. Сначала девушка не поняла, зачем, но потом догадалась: кровь! Смущенно поблагодарив, Ноэми утерла нос и огляделась.
        Комната. Кажется, музыкальный салон. На стенах - картины в богатых рамах, обои в мелкую полоску. Все в пастельных тонах. Арфа, клавесин. Диваны и кресла для безмятежного отдыха. Тяжелые портьеры, сквозь которые льется солнечный свет. Пахнет цветами - окна выходили в парк, заросший разнотравьем. Определенно, они не в Ушге.
        Нахмурившись, Ноэми молчаливо потребовала объяснений у де Асана. Он устроился в кресле, но девушке сесть не предложил.
        - Благородные мужчины так себя не ведут! - вдали от пыточной пленница осмелела.
        - Как - так? - уточнил королевский секретарь. - По-моему, вам не на что жаловаться, миледи.
        - Хотя бы сесть предложите! - продолжала возмущаться Ноэми. Нервы на время притупили страх и чувство самосохранения. - И перчатки снимите, меня ваши перстни не волнуют.
        Де Асан напрягся. Глаза заиндевели, стилетом вонзились в девушку, будто силясь вырвать душу. У Ноэми пересохло в горле. Показалось, словно контуры королевского секретаря подернула дымка. Девушка моргнула, и все пропало. Определенно, привиделось со страху!
        Крылья носа де Асана затрепетали. Губы плотно сжались, левая бровь приподнялась. Теперь похититель смотрел на жертву сверху вниз. Колени расставлены, локти крыльями взметнулись над подлокотниками. Зверь в любую минуту совершит прыжок. Однако Ноэми не пришлось спасаться бегством. Де Асан мотнул головой, усмехнулся и стянул перчатку. Блеснул крупный перстень с квадратным темным камнем. Морщины на лбу разгладились, из облика и позы ушла агрессия.
        - Я полагал, вы сами сядете, миледи, - королевский секретарь метнул перчатку на стол. За ней последовала вторая. - Выбирайте любое место. Как видите, я исправил обе оплошности. Иногда с возрастом становишься рассеянным.
        Девушка недоверчиво смотрела на улыбавшегося мужчину. Она не верила ни единому слову и жесту. Де Асан издевался, но хотя бы уже не злился. Кстати, почему? Видимо, счел повод никчемным.
        - Ну что же вы?
        Секретарь встал, соблюдая нормы этикета. Пришлось опуститься на диванчик и крепко задуматься.
        Перстни… Нужно к ним присмотреться, разглядеть фамильные знаки. И возраст, де Асан уже не раз на него ссылался, только вот девушка знала, какие крепкие у него руки, сильные мышцы, как быстра реакция, не видела ни малейших признаков старости. Солидный мужчина, заматерелый, знающий цену вещам, однако не уступающий Дамиану де Вену. Вряд ли в шестьдесят герцог сможет сохранить ту же форму и не заработать ни единого седого волоска.
        - Вы в моем загородном доме, - пояснил де Асан. Он снова уселся в кресло, закинув ногу на ногу. - Сами понимаете, столица магически защищена, портал не откроешь.
        Ноэми вновь не поверила. Интуиция шептала: королевский секретарь смог бы.
        - Если хотите, вам приготовят второй завтрак. Первый вы оставили на тарелке, - проявил нежданную заботу владелец дома. - Можете пару часов вздремнуть. Я взял на себя смелость распорядиться кое-что купить. Вещи в вашей комнате. Сами понимаете, к королю в затрапезном виде не явишься. Сразу предупреждаю: придется встретиться с отцом.
        Девушка кивнула. Она не боялась, лорд Сулин Вард потерял магическую власть над дочерью.
        - Давайте договорим, - добавил дегтя королевский секретарь. - Увлекательное повествование о нахождении дневника оставим на сладкое, сейчас займемся насущным - пластиной.
        В пальцах де Асана возникла знакомая полоска металла. Ноэми подалась вперед, впилась в нее глазами, стараясь запомнить. Девушка могла, прочитав пару раз, процитировать написанное, если постарается, и тут справится. Королевский секретарь заметил ее интерес и убрал находку.
        - Где вы ее взяли?
        - В старом дворце, в часовне. Послушайте, милорд, - попыталась сбежать от неудобного разговора Ноэми, - я не выспалась и хотела бы отдохнуть.
        Де Асан, разумеется, не разрешил бы, не вмешайся судьба в виде каплевидного кулона на шее. Он нагрелся, и владелец дома мгновенно подскочил и, не прощаясь, вышел. Существовали дела важнее молчаливой девчонки.

* * *
        Ноэми стояла, смиренно потупившись, и боялась дышать. Она кожей чувствовала повисшее в королевском кабинете напряжение и понимала, гнев его величества не растворится в воздухе. Виллем пожелал девушку, та сбежала и должна понести наказание.
        Король, вопреки ожиданиям, не сидел в кресле, а прогуливался между книжных шкафов, временами посматривая на виновников разговора. Их в кабинете собралось трое, лорд Вард ожидал в приемной. От вердикта Виллема зависело, состоится ли заседание суда.
        И обвинитель, и обвиняемый хранили похвальное спокойствие. Они стояли рядом и терпеливо ожидали, пока король заговорит. Ноэми же хотелось, чтобы он и дальше молчал: не пришлось бы признаваться в позоре. Но его величество желал знать подробности. Разумеется, Виллему обо всем донесла стража, а потом и секретарь, обвиненный в похищении девицы, намекнул, что за дверьми гостиной творилось неладное.
        Ноэми сцепила пальцы и еще ниже опустила голову.
        - Ну же, леди Вард, - повысил голос Виллем, - правда ли, будто вас похитил лорд де Асан?
        Значит, лорд. Девушка не сомневалась, титул ненастоящий, всего лишь светское обращение. Королевский секретарь ей не ровня, тут нет сомнений.
        - Нет, - чуть слышно ответила Ноэми.
        - Вы поехали добровольно? - нахмурился король и метнул гневный взгляд на герцога.
        Он в свою очередь испепелил глазами де Асана.
        - Милорд предложил помощь, и я…
        Девушка не договорила и закрыла лицо руками.
        - Разрешите мне не рассказывать! - взмолилась она, но Виллем не проявил снисхождения.
        Медленно, запинаясь, Ноэми поведала о событиях «черного» вечера. Король не перебивал, только мрачнел и сжимал кулаки. Когда девушка призналась в потери невинности, скривился и повернулся спиной. Ноэми порадовалась: побрезгует. Хоть одна хорошая новость!
        - Это все? - ледяным тоном поинтересовался монарх, когда девушка замолчала.
        Она кивнула. В голове пронеслось: «Сейчас позовет стражу!»
        Пауза затягивалась, участники разбирательства поневоле занервничали. Наконец Виллем обратился к герцогу:
        - Ваша версия, Дамиан.
        Щека де Вена дернулась. Он злобно глянул на де Асана. Секретарь едва заметно пожал плечами: не моя вина.
        - Вы действительно изнасиловали леди Вард?
        - Да, - глухо ответил герцог.
        Он не сомневался, правда всплывет.
        Виллем хрустнул пальцами и прищурился. Ладонь опустилась на стол, и король переместил на нее вес тела.
        - Вы сознаете последствия? - повысил голос он.
        - Женитьба, - отчеканил де Вен. Повезло девушке! Герцог обязан взять в жены обесчещенную девственницу дворянского происхождения. - Видимо, господин де Асан, - он намеренно унизил обидчика, - забыл сообщить о помолвке. Я собирался сделать предложение тем же вечером, но, увы, невеста сбежала. Да, я виноват, ваше величество, - он покаянно опустил голову, не испытывая и толики стыда, - не смог противостоять чувствам.
        - Чувствам? - приподнял брови король.
        - Именно. Я очарован леди Ноэми Вард, - проникновенно заверил герцог, умолчав о низменной природе влечения.
        - А вы, леди Вард, - Виллем обернулся к пошедшей пятнами девушке, - согласны стать супругой обидчика или потребуете сатисфакции?
        - Согласна, - выбора не оставалось.
        Де Асан поджал губы. Как предсказуемо!
        - Могу я считать себя оправданным? - он впервые за долгое время подал голос.
        Король ответил утвердительно, велел отменить заседание суда и позвать лорда Варда. Подумал и распорядился подать игристого вина.
        Герцог подошел к Ноэми. Она скорее ощутила, нежели заметила движение и, повинуясь инстинктивному порыву, отпрянула. Ее маневр не остался незамеченным. Де Вен и король нахмурились, а де Асан спрятал довольную усмешку в уголках рта.
        Похоже, решатся сразу две проблемы. Между обрученными разлад, невеста вряд ли кинется за помощью к жениху, да и сам герцог балансирует на тонкой веревке над монаршей немилостью. Де Вену придется изрядно постараться, чтобы вернуть былое расположение. К его чести, герцог долго держался - королевский секретарь не сомневался, он провернул не одну аферу.
        Внесли вино. Следом пригласили лорда Варда. Насупившись, будто важный аристократ, он шагнул в кабинет, готовый отстаивать свою точку зрения до последнего. По мнению лорда Сулина, дочь заслужила то, что получила. Спесивая гордячка, не покорившаяся отцовской воле, шлюха и вертихвостка: как иначе устроилась бы при дворе? А уж ее должность - приличные девушки не занимаются мужской работой. Лорд Вард открыто называл всех самостоятельных дам куртизанками, а то и хуже - словом, которое не употребляют в приличном обществе. Теперь и дочь пошла по кривой дорожке. В кого только уродилась? Ноэми повезло, что он ничего не знал об изнасиловании. Вся полнота вины легла бы на хрупкие девичьи плечи. В подобных случаях всегда виновата женщина: не так вела себя, вызывающе одевалась, слишком много улыбалась, не прятала глаза, подчеркивала красоту - тысячи причин. Мужчина - существо слабое, легко вводимое в грех.
        Заметив Ноэми рядом с герцогом, лорд демонстративно отвернулся.
        Даже любовника не прячет! К счастью, Ноэми не успела испортить сестру.
        - Ваше величество, - лорд учтиво поклонился.
        - Лорд Сулин Вард, полагаю? - взял на себя роль переговорщика де Асан.
        Обычно так и происходило: король слушал, секретарь выспрашивал. Вот и теперь Виллем одобрительно кивнул и, наконец, устроился в кресле. Слуга услужливо подал бокал и, разнеся вино остальным присутствующим, неслышно удалился.
        Ноэми сделала жадный глоток, едва не поперхнувшись. Она совсем забыла про закон, герцогу де Вену придется просить у лорда Сулина руки дочери. Радовало одно: девушка совершеннолетняя, значит, не цепная собачка.
        - К вашим услугам, - отвесив легкий поклон важному брюнету, ответил новоприбывший.
        Он сразу понял, де Асан занимает высокий пост, раз говорит вместо короля.
        Секретарь остановился против лорда Сулина. Пальцы сжимали ножку бокала, одновременно крепко и осторожно, чтобы не надломить.
        - Мэй де Асан, секретарь его величества, - скромно представился он, умолчав о титуле. Отцовский слишком мелок, о материнском лучше пока не упоминать. - Вы в курсе, почему вас вызвали ко двору?
        - Из-за старшей дочери, полагаю, - в тоне лорда Сулина скользнуло высокомерие.
        Он надменно глянул на де Асана и расправил плечи. Значит, секретарь, но из мещан, поэтому он, лорд Вард, знатнее.
        - Именно, - подал голос король, составив мнение о подданном. - Лорд де Асан, барон Онтрей, - он намерено спустил отца Ноэми с небес на землю, - введет вас в курс дела. В ваших интересах к нему прислушаться.
        Лорд Сулин намек понял и рассыпался в букете пустых фраз о покорности и уважении. Подумал: как бы перед секретарем извиниться? Оказывается, важная птица! В итоге решил ничего не делать, чтобы не усугублять глупого положения.
        Де Асан фыркнул. Старо, как мир! Он хорошо знал людей, подобных Сулину Варду - трусливая никчемная порода. Обращать внимания на выпады таких - себя не уважать, но на место ставить нужно.
        Королевский секретарь достал из бумаги и сухо зачитал провинившемуся. Ему надлежало восстановить дочь во всех правах, оплатить герцогу де Вену ее содержание, а также внести в казну энную сумму. Услышав какую, лорд Сулин заскрежетал зубами и пожалел, что не бездетен.
        Затем слово взял герцог. Он подтолкнул Ноэми и шагнул к будущему тестю. Окинул придирчивым взглядом, задумался. Решение далось нелегко, но де Вен пересилил гордость. Собственно, выбора нет, король ясно дал понять, чего хочет.
        - Я собираюсь взять вашу дочь в жены. Надеюсь, вы дадите согласие. Брачным контрактом озабочусь сам. Его величество брак одобрил.
        Вот так, и ни капли уважения. Де Вен оказывал честь, желая породниться с провинциалом.
        Лорд Сулин сузил глаза. Наглец ему не понравился. Интересно, кто он? Судя по осанке и презрительному взгляду - будто лорд Вард слуга! - кто-то из высшей знати. Даже не представился! Руки в перстнях, один узорчатый жилет стоит, как верховой жеребец. Определенно, аристократ. Разглядеть бы герб на печатке! Только у лорда Сулина тоже есть чувство собственного достоинства, раз он отец, извольте уважать.
        - Кто вы, милорд? Нас забыли представить, - отец Ноэми упивался маленькой местью.
        Герцог удостоил его тяжелого взгляда и холодно обронил:
        - Контракт для ознакомления пришлют завтра в гостиницу. Уведомите миледи Вард, она сделает.
        Лорд Сулин начал понимать. Подобные поручения дают секретарю, значит, перед ним герцог Дамиан де Вен. Будущий зять подтвердил догадку и повернулся к его величеству. Тот с интересом наблюдал за сценкой. Она развеяла дурное настроение, в котором монарх пребывал с утра. Лорд с герцогом друг друга стоят!
        - Может, вы сначала изволите выслушать ответ? - набычился Вард.
        - Найдете партию лучше герцога? Ну-ну! - скептически поджал губы де Вен и сделал широкий жест: - Беру без приданого.
        Последний аргумент стал решающим, лорд Сулин дал согласие на брак. Сделку скрепили рукопожатием и бокалом игристого, только вот Ноэми видела, как де Вен украдкой вытер ладонь. Сама она застенчиво, натянуто улыбалась - так положено. Недолгая жизнь при дворе научила притворяться в угоду условностям.
        Глава 18
        Девушка лежала в ванной, погрузившись в ароматную пену. Она надеялась, смыть липкий страх последних дней, расслабиться, поэтому отослала горничную. Стоило только смежить веки, как в дверь постучались. Ноэми вздрогнула и села. Ручка двери повернулась, и на пороге возник де Вен в шлафроке. Девушка мгновенно скрылась в пене и потребовала:
        - Немедленно уйдите, милорд!
        Герцог ненадолго опешил. Совсем не такой реакции он ожидал. Затем ободряюще улыбнулся и притворил за собой дверь. Шлафрок полетел на пол, обнажив могучую спину и легкую поросль на груди. Де Вен явно хотел произвести впечатление: для своего возраста он находился в великолепной форме, только Ноэми не смотрела, потянулась за полотенцем и, выбравшись из ванны, прикрылась.
        С босых ног на пол натекла вода. Она тонкой струйкой потянулась к домашним туфлям герцога, рискуя промочить бархат насквозь.
        - Вон! - указательный палец девушки ткнул в запертую дверь. - Воспользуйтесь своей ванной, ваша светлость.
        - Я всего лишь хотел извиниться и утешить, - де Вен не пошевелился. Он выглядел донельзя довольным. - Поверьте, вам сейчас это нужно.
        - Нужно что? Ваше общество? - скептически поинтересовалась Ноэми.
        Стоять на холодном полу было зябко, поэтому она снова забралась в горячую воду, но не села, чтобы не намочить полотенце.
        - Именно. Ноэми, наше первое знакомство вышло… эмм… скоротечным и болезненным, позвольте доказать, что близость приятна. Ничто так не успокаивает, как постельные удовольствия.
        Ноэми покраснела и закусила нижнюю губу. Что же делать, как избавиться от домогательств?
        - После свадьбы, милорд, - твердо заявила она.
        - Хорошо, - неожиданно согласился де Вен, - но раз уж вы отослали служанку, разрешите потереть вам спинку.
        Ноэми сдалась: порой проще согласиться, чем отказать.
        Герцог поднял шлафрок, аккуратно расправил и повесил на крючок, оставшись в домашних мягких брюках. После разулся и подошел к бортику ванной. Девушка неохотно опустилась в воду и повернулась к де Вену спиной.
        - Щетку, миледи!
        Она не видела, но по голосу чувствовала: смеется.
        Ноэми протянула искомое и неохотно рассталась с отяжелевшим полотенцем. Герцог видел ее во всей наготе, прошелся взглядом по каждому позвонку. Он медленно, очень медленно окунул щетку в мыльную пену и провел по шее девушки. Та напряглась как стальная струна. Щетина щекотала - намеренно или случайно де Вен едва касался кожи. Он отнял щетку и еще раз полюбовался девушкой. Хороша!
        Пользуясь тем, что Ноэми не видит, герцог стянул штаны и, обнаженный, присел на бортик ванной. Требовалось принять некоторые меры, чтобы утихомирить инстинкты. Более-менее справившись, герцог вернулся к прерванному занятию. Теперь он подошел к делу серьезно, особое внимание уделив ключицам, даже сделал массаж.
        - Ну в кого ты такая упрямая? - жарко шепнул де Вен, легко поцеловав за ушком. - Иди сюда, милая, и я покажу, каким нежным бываю.
        Герцог подхватил девушку под мышки, залез в ванную и усадил себе на колени. Ноэми забилась, почувствовав чужое возбуждение, но де Вен, вопреки ожиданиям, продолжил мыть.
        - Успокойся, маленькая! - шепнул герцог и, приподняв за подбородок, поцеловал.
        Ноэми вырвалась и провела рукой по губам. Чуть прикрытая пеной грудь манила, но де Вен не спешил воспользоваться ситуацией. Его оскорбили, побрезговали!
        Девушка выбралась из ванной. Гнев пересилил стыд, пусть смотрит, но до первой брачной ночи больше ничего! После Ноэми надеялась найти способ отвадить супруга от спальни. На примере матери она знала, отец охладел к жене после рождения ребенка, значит и герцог успокоится, получив второго сына.
        Ноэми гадливо поддела ногой штаны де Вена.
        - Вы кое-что забыли, милорд.
        И удалилась нагая, держась словно королева в бальном наряде. Одним Вседержителям известно, чего ей это стоило!
        Взбешенный герцог оделся за минуту и ушел, хлопнув дверью. Ноэми перевела дух и заперлась. Для надежности придвинула стул.
        Наутро де Вен подарил бриллиантовое ожерелье, разговаривал, словно ничего не случилось. Он хотел, чтобы Ноэми надела украшение на оглашение помолвки. И вот она стояла перед зеркалом, не решаясь приложить колье к шее. Камни переливались, манили, только не лежала к ним душа.
        Оберточная бумага валялась на полу гардеробной - яркая, кричащая. Помимо бриллиантов герцог преподнес платье и туфли. Наряд очаровывал скромностью - очередная ложь. Разве может оставаться целомудренной женщина, которой обладал мужчина? Единожды, но только благодаря ее крепости духа.
        Добавлял беспокойства приезд Йонаса. Он убивал двух зайцев: заодно знакомился с предполагаемой женой. Принцесса Генриетта собиралась почтить вниманием праздник в доме де Венов. Слуги сбились с ног, готовясь к визиту венценосной особы. Шутка ли, сестра короля! И только Ноэми осталась глубоко равнодушной. Что принцесса в сравнении с обоими де Венами и Мэем де Асаном! Королевский секретарь пока никак не проявлял себя, но девушка не обольщалась, он все помнил.
        Никогда прежде не интересовавшаяся слухами и политикой, Ноэми жадно следила за последними событиями, как губка, впитывала последние сплетни, даже играла вместе с другими фрейлинами в шары - лишь бы не упустить ни единого движения врага.
        Как и предполагали, король на время чуть охладел к любимцу. Виновницей стала Ноэми - де Асан лишил его игрушки, не рассказал о поступке де Вена. Девственность девицы Вард принадлежала монарху, а ее похитили среди бела дня. Однако девушка не обольщалась, секретаря не так просто потопить. Зато пока он занят возвращением былых позиций, временно оставил в покое. Только вот на прием его наверняка пригласили. Вся надежда на герцога, лишь бы не отпускал от себя!
        Грядущая встреча с вероломной Бьянкой тоже не поднимала настроения, но избегать сестру Ноэми не собиралась. Наоборот, посмотрит в глаза и скажет, какая она дрянь. Какое удовольствие доставит ее вытянувшееся от досады лицо! Самое страшное наказание для девицы, оклеветавшей сестру ради наследства - видеть, что та устроилась выше и лучше нее.
        Ноэми щелкнула замочком. Тяжелые камни опустились в ложбинку между грудей. Дорого, не для дочери лорда. Девушка позвала горничную: пришло время одеваться.
        Платье подошло идеально. Оставалось только догадываться, где де Вен взял мерки. Не иначе вызнал у портнихи, у которой девушка заказывала прошлые наряды.
        Тяжелый бархат и массивное ожерелье - идеальное сочетание.
        Волосы Ноэми непривычно зачесали наверх, в уши вдели серьги весом в булыжник - красота требует жертв. Пришло время макияжа. Ничего вульгарного, только подчеркнуть естественность, - и навстречу гостям с фальшивой улыбкой на устах.
        Дамиан де Вен ждал невесту в холле. Он учтиво поклонился, но в глубине глаз мелькнуло обещание мести. Герцог не простил событий прошлой ночи, удары по самолюбию помнятся долго. Ноэми, сама сдержанность, присела в ответном реверансе и, шурша юбками, поплыла к столику для корреспонденции. Она не только невеста, но и секретарь, заберет и просмотрит карточки с поздравлениями.
        Начали съезжаться гости - весь цвет лиргийского общества. При имени и титулах многих девушка робела. Еще бы, пять герцогов, двенадцать графов, виконтов, баронов и маркизов не сосчитать. Большинство приехали с женами и детьми. И не только из праздного интереса или требований этикета - на чужих семейных торжествах нередко заключались устные брачные договоры. Улыбка приклеилась к губам Ноэми, в горле пересохло. Она раз за разом бездумно повторяла заученный текст, приседала и подавала руку.
        Принцесса Генриетта задерживалась. Йонас тоже не спешил поздравить. У девушки закралась шальная мысль: не испугался ли? Маркиз не горел желанием жениться, но отец наказывал за своеволие.
        Музыканты настраивали инструменты, готовились усладить слух гостей за праздничным обедом.
        К герцогу подбежал обычно чинный дворецкий и что-то шепнул. Де Вен кивнул и распорядился изменить рассадку. На молчаливый вопрос Ноэми пояснил: «Его величество». Девушку бросило в жар. Таких важных гостей ей еще не приходилось принимать.
        Незадолго до прибытия монарха, будто набивая себе цену, явились Варды. Лорд Сулин держался будто кум королю. Его жена робко переминалась с ноги на ногу. Бьянка гордо задирала нос. Она пошла в отца, от матери унаследовала исключительно карие глаза - лживые, как только сейчас заметила Ноэми. Девушка холодно приветствовала родню и поцеловала родителям руки. Сестре щеку не подставила. Бьянка едва не зашипела от обиды, взглядом пригрозив: «Припомню!» «Я тебе тоже», - тем же способом ответила Ноэми. Отныне она не боялась остаться без имени.
        Чета Вард удалилась к прочим гостям, а хозяева остались ждать господ Лиргии. Ноэми заметила, герцог тоже волновался. Она догадывалась почему. Де Вен на грани опалы, брак с ним, если разобраться, может оказаться не наградой, а проклятием. Девушка узнавала, по законам королевства помолвку с осужденным можно расторгнуть, брак - уже нет. Однако, как бы дурно ни поступил де Вен, Ноэми не желала ему ссылки или каторги, пусть просто оставит в покое.
        В одном экипаже с Виллемом и Генриеттой приехал де Асан. Это снимало все вопросы, секретарь вернул былое величие. Однако вовсе не он приковал внимание Ноэми - она не могла оторвать глаз от второго спутника короля. Ладонь потянулась ко рту в радостном изумленном жесте, но девушка успела сдержаться, только глаза влажно блестели.
        Лукаш де Сард, исхудавший, осунувшийся, но твердо стоящий на ногах. Как такое возможно? Ноэми нужно непременно переговорить с ним, столько всего рассказать!
        Улыбка заиграла на лице и тут же померкла: де Асан пристально наблюдал за девушкой.
        Появление врага вызвало бурную реакцию и у герцога, он едва злостью не подавился. Разумеется, на словах держался иначе: посочувствовал, расспросил о здоровье. Мысленно же пронзил кинжалом. Чтобы наверняка - раз пять.
        Соблюдя формальности, герцог и его невеста проводили главных гостей праздника в парадную столовую. Когда Виллем и Генриетта заняли места во главе стола, де Вен вывел встревоженную Ноэми на видное место, чтобы сделать формальное предложение. Блеснуло кольцо, невеста сказала «да», даже не взглянув. Украшение заняло место на пальце. Король провозгласил тост за будущий счастливый союз. Грянули музыканты, зазвенели бокалы. Ноэми тоже пригубила содержимое отливавшего аметистом фужера и протянула окольцованную руку для поцелуя. Герцог изящно, в лучших придворных традициях, склонился над пальцами невесты и впервые на людях поцеловал их, а не, как прежде, облобызал воздух. Этикет дозволял касаться кожи только родственникам.
        Осушив бокал, Виллем остался стоять. В зале воцарилась напряженная тишина, но король лишь вторично поздравил виновников торжества и подарил картину из собственной коллекции.
        Герцог выдохнул. Победа, он медленно возвращал утраченные позиции. Очевидно, гнев за неполученную любовницу обрушился на голову секретаря. С Мэя де Асана как с гуся вода, отряхнулся и снова в фаворе.
        Интересно, когда выполнят заказ? Если все пройдет гладко, на похоронах одного противника договорятся о смерти другого.
        После его величества пришел черед остальных гостей. Они по очереди дарили подарки, осыпали лживыми словами. Соблюдая традиции, жених и невеста столь же лицемерно благодарили. Они хоть и стояли рядом, выглядели чужими. Одного волновали собственные мысли, другую - Лукаш де Сард.
        Первый министр Лиргии старательно отводил взгляд от затянутой в жемчужный бархат фигурки. Хотелось уйти, избавиться от душившего шейного платка. Графа не покидало чувство неправильности и противоестественности происходящего. Нужно остановить фарс, а приходилось пить вино.
        Ноэми ощущала себя красивой разряженной куклой. Она тоже мечтала сбежать, снять кольцо и, прижавшись к стеклу, думать о Лукаше де Сарде. На месте де Вена должен был оказаться он. Может, судьба смилостивиться и позволит им встретиться, поговорить… до того, как Мэй де Асан приведет приговор в исполнение. Девушка не сомневалась, королевский секретарь не отпустит. Она видела улыбку, с которой он пил за молодых. И смотрел на нее - обещающе, давая время свыкнуться с незавидной участью.
        Ноэми вздрогнула, когда чья-то рука коснулось колена. Она незаметно приподняла скатерть, ожидая увидеть шаловливую ладонь герцога, но заметила крохотную бумажку, валявшуюся у краешка туфельки. Девушка на нее наступила, а затем намеренно уронила вилку, чтобы нашелся повод нагнуться.
        Бумажка оказалась запиской. Девушка узнала почерк Лукаша. Всего два слова: «Картинная галерея» - следуя моде, герцог де Вен завел такую, пополняя собрание отца и деда. В зале никто не бывал, только слуги смахивали пыль по случаю праздников. Ну, может, еще герцог хвастался новыми приобретениями перед иностранными гостями. Идеальное место для приватного разговора.
        Ноэми скомкала записку и засунула в туфельку. После подхватила вилку и вылезла из-под скатерти, смущенно улыбаясь. Вроде, случившееся списали на природную неуклюжесть и волнение - такой день!
        Йонас де Вен позволил неслыханное - явиться позже монарших особ. Отец злобно зыркнул на него, мысленно пообещав надрать уши. Однако маркиз выкрутился, мастерски соврал: опоздал, потому что узнал о присутствии ее высочества и не мог прийти с пустыми руками, а всем известно, как трудно найти подарок, достойный Генриетты. Принцесса оценила лесть и милостиво простила. Король промолчал, только неодобрительно покачал головой.
        Йонас даже не взглянул на Ноэми - одной проблемой меньше. Хотя бы сегодня.
        Обед выдался скучным, как и все подобные мероприятия. Гости ели, пили, не скупились на припорошенную сладостью зависть, заискивание перед новыми властелинами на час и показную преданность короне. Всем хотелось урвать кусок пирога и потопить соседа.
        Виллем уехал после первого танца. Его партнершей, разумеется, стала Ноэми. Девушка опасалась непристойных предложений, но их не последовало, король охладел. Генриетта же с воодушевлением меняла кавалеров, отдавая предпочтение Йонасу де Вену. Ноэми хорошо постаралась, если маркиз не сглупит, станет королевским зятем.
        Танец с Лукашем де Сардом превратился в испытание. Девушка надеялась, никто не заметил дрожи, пробежавшей по телу от прикосновения первого министра. Ноэми не знала, как смогла сохранить видимость спокойствия, но сумела-таки, даже вежливо расспросила о здоровье. Свидетели Вседержители, она выбрала бы совсем другой тон и слова!
        Пальцы Лукаша казались каленым железом.
        Ноэми старательно отводила взгляд, чтобы не утонуть в волне смущения. Он так близко! Она ощущала его запах и с тянущим чувством внизу живота ждала. Чего, девушка сама не понимала.
        - Приходите, как сможете, я дождусь, - шепнул де Сард, обходя даму по кругу. - Всем известно, я знаток живописи, галерею герцога еще не видел, подозрений не возникнет.
        - Прямо сейчас?
        Что он делает, неужели не видит, как реагирует тело на близость его губ?
        - Если возможно.
        Чужое дыхание по-прежнему волновало кровь. Так близко. Слишком близко!
        Танец закончился. Ноэми присела в реверансе и направилась к столу: хотелось пить. Там ее перехватил Мэй де Асан. Еще раз поздравил и выпросил лиргийский менуэт. Девушка не нашла убедительного повода отказаться. Радовало одно - танец не предполагал тесного контакта. Не хотелось снова ощутить шершавость знакомой, пропахшей мятой ткани, навсегда ассоциировавшейся с величайшим конфузом.
        - Полагаю, время пришло, леди Вард, - де Асан умудрялся говорить, практически не размыкая губ. Синие глаза смотрели будто сквозь собеседницу, равнодушные, блеклые. - Вы хорошо знаете дворец?
        Оказалось, королевский секретарь решил назначить встречу в одной из ниш, столь ценимых любовниками. Она находилась неподалеку от зимнего сада, в так называемой Комнате со скульптурами.
        - Если боитесь заблудиться, могу встретить в покоях принцессы, но, сами понимаете, лишние слухи вам во вред.
        - Вряд ли вас примут за любовника, - усмехнулась девушка.
        - Это самое невинное, леди Вард, - озадачил де Асан.
        Они на время разошлись, поменявшись партнерами. Затем разговор продолжился.
        - Завтра, леди Вард. И постарайтесь прийти, - королевский секретарь предвидел возможные отговорки. - Сделка пока не выполнена.
        Ноэми кивнула и, сделав партнерше скупой комплимент, чтобы не разочаровать подслушивающих придворных, де Асан поклонился. Девушка ответила реверансом и, обмахиваясь веером, сбежала в буфетную за лимонадом: вдруг стало нестерпимо жарко.
        Рука потянулась к ожерелью - сорвать, выбросить, но девушка вовремя остановилась, только провела пальцами по массивным камням. Ошейник, тяжкое ярмо! А ведь когда-то, будто тысячу лет назад, герцог Дамиан де Вен вызывал такую же дрожь, как Лукаш де Сард. Умелый обольститель! Как девушка могла таять под его руками? Де Вена всегда интересовало только тело, он и не скрывал.
        Липкий страх подобрался к горлу. Что, если Лукашу тоже нужна только постель?
        Лимонад зимней стужей растекся по горлу.
        Нет, не может Лукаш оказаться низменным животным! Должно же в жизни остаться что-то светлое! Первый министр не такой, он не поступит, как де Вен!
        Ноэми отправилась на поиски жениха и с облегчением выдохнула: занят карточной игрой. Не решаясь нарушить чисто мужскую компанию, девушка замерла на пороге, прижимая ладонь к декольте. Холод все еще не отпускал, льдинкам жалил изнутри.
        - Мне нездоровится, немного пройдусь, может, прилягу, - вымученно улыбнулась Ноэми, когда де Вен поднял голову.
        Герцог кивнул. Сейчас ставки волновали его больше невесты. Она никуда не денется, дом оцеплен, мышь не проскочит.
        Девушка постояла немного, наблюдая за де Веном, и ушла прочь от родных, жениха и будущего убийцы. Каблуки простучали по лестнице. Ноэми не помнила, как поднялась на нужный этаж, как миновала пустые залы и оказалась в картинной галерее. Она боялась одного: Лукаш задержится или не придет вовсе.
        Де Сард ждал, любуясь натюрмортом с виноградом. Ноэми порывисто кинулась к нему, хотела обнять, прижаться, но, не дойдя пары шагов, остановилась. Руки плетьми повисли вдоль тела.
        Услышав шаги, Лукаш обернулся. Напряжение мгновенно сошло с лица, стоило ему заметить испуг на встревоженном женском личике. Де Сард шагнул к Ноэми, бережно сжал ладони и поднес их к губам. Девушка расцвела в глупой улыбке и робко потянулась к графу. Он обнял и очертил пальцем нижнюю губу.
        - Поцелуйте, поцелуйте меня, пожалуйста! - хрипло, дрожа всем телом, взмолилась Ноэми. - Сотрите этот кошмар!
        Волна тепла обдала сердце, прокатилась по желудку, когда их дыхание смешалось. Лукаш целовал нежно, мучительно медленно расширяя границы. Ноэми прикрыла глаза, запрокинула голову. Пусть завладеет ей целиком, пусть его язык выписывает причудливые узоры, дразнит, лишь бы не останавливался!
        Девушка раздосадовано застонала. Стоило зажечься робким огонькам страсти, как Лукаш отстранился.
        - Не здесь, - шепнул Сумеречный граф и наградил быстрым поцелуем в щеку. Он ликовал: Ноэми принадлежала ему! - Давайте пройдемся.
        Пристыженная девушка кивнула и положила руку на локоть Лукаша. Она выпытала причины его столь быстрого выздоровления, десятки раз уточнила, не опасно ли зелье ведьмы.
        - Не беспокойтесь, плата не смертельна. А теперь скажите, вы что-то нашли в старом дворце?
        - Увы, да, - вздохнула Ноэми и поведала о событиях минувших дней.
        Лукаш слушал, не перебивая, и вынес вердикт:
        - Плохо! Нужно успеть первыми. И еще хуже, что я не смогу вас защитить. Не имею права, - с затаенной тоской добавил де Сард и с ненавистью глянул на портрет отца Дамиана де Вена. - Но вы можете уволиться, - тут же подкинул он решение. - Появится больше времени, а герцог, хоть и жених, не сможет контролировать каждый шаг.
        Ноэми думала иначе, но не стала разубеждать.
        - Я запомнила надпись на табличке, - похвасталась она, прижавшись щекой к плечу первого министра.
        Хотелось говорить не о делах, обнять, зарыться пальцами в волосы, но здравый смысл советовал пока повременить. Жизни обоих зависели от партии с умным противником.
        - Что толку, если Мэй де Асан завтра… - Лукаш осекся и улыбнулся пришедшей в голову мысли. - Я все устрою, - таинственно пообещал он. - Вы срочно понадобитесь принцессе, именно в пять часов.
        - А на самом деле? - девушка заподозрила подвох.
        - Мне, разумеется, - широко улыбнулся граф и пообещал: - Мы переиграем интригана. Жан не желал отдавать ему дневник, и де Асан его не получит.
        - Так вы полагаете, будто?.. - Ноэми не договорила, побоялась высказать давно мучившее предположение.
        - Почти уверен, - мрачно подтвердил де Сард. Улыбка померкла. - Он фактически сознался. Значит, у Мэя де Асана есть тайна, такая тайна, ради которой убивают без оглядки. Попробую поговорить с Жаном и повертеть дневник. Вместе попробуем, - поправился Лукаш, уловив вздох разочарования. - Сегодня ночью.
        - Но герцог, как же я уйду? - растерялась девушка.
        Она не сомневалась, де Вен по случаю помолвки наведается в спальню. Даже если нет, уйти Ноэми не сможет - девушка знала о слежке.
        - Через окно, - по-мальчишечьи подмигнул граф. - Предоставьте все мне.

* * *
        Ноэми напряженно посматривала на окно. Пеньюар и ночная сорочка белели на постели. Домашние туфли сиротливо валялись у туалетного столика. Девушка облачилась в костюм для верховой езды, сшитый на манер мужского, - теперь в ее гардеробе имелся и такой. Необходима одежда, не стесняющая движений, в платье по веревке не слезешь. Перчаток Ноэми пока не надела, но приготовила, чтобы не стереть руки.
        Герцог заперся с сыном в кабинете. О чем они говорили, девушка не знала, но догадывалась. Хоть бы засиделись до утра, не побеспокоили!
        В который раз сверив время по часикам на камине, Ноэми, наконец, услышала условленный стук. От неожиданности подпрыгнул и, подбежав к окну, помогла мужчине залезть. Задрапированный с ног до головы, он только ростом и телосложением напоминал Лукаша де Сарда. Даже закралось сомнение: не чужой ли? Но стоило ему снять маску, вопросы отпали.
        - Я боялась, вы не придете, - чуть слышно прошептала Ноэми.
        - Маги и аристократы всегда держат слово, - с легкой обидой заметил Лукаш, окинул девушку беглым взглядом и довольно кивнул. - Вижу, подготовились. Надевайте перчатки и вперед. Нам предстоит трудная ночь, если хотим обхитрить Мэя де Асана.
        Ноэми не пришлось повторять дважды. Она подхватила перчатки и глазами дала понять: готова. Де Сард погасил свечу, шагнул за подоконник и протянул руку, чтобы помочь даме спуститься. Девушка ожидала увидеть веревку, но обнаружила лестницу. Оставалось только гадать, где граф ее нашел и как сумел незамеченным подняться на такую высоту.
        Спускаться приходилось осторожно, придерживаясь за водосточную трубу. Лукаш лез первым, хотя, по мнению Ноэми, если бы она упала, никто и ничего бы ее не спасло. Но вот, наконец, земля. Девушка с облегчением выдохнула и огляделась. Пока она прислушивалась, де Сард успел убрать лестницу - щелкнул потайным механизмом, и она сложилась, теперь доставала только до половины первого этажа.
        - Как же я обратно? - растерянно спросила Ноэми.
        - Возможно, не придется, - честно ответил Лукаш и поторопил: - Идемте!
        Вцепившись в локоть Сумеречного графа, девушка побежала через сад к ограде. Она молила Великую Мать, чтобы слуги не заметили. Если их поймают, никакая магия не спасет. Страх подстегивал. Адреналин плескался в крови, заставлял бежать быстрее. Повсюду мерещились огни, чудились голоса. Обошлось. Три бочонка вина, выставленные слугам де Веном по случаю помолвки, сделали свое дело.
        Граф подтянулся, забрался на каменную ограду и затащил следом Ноэми. На миг прижал к себе. Случайно или нет, ладонь легла на сердце. Оно билось, пульсировало будто магический сгусток.
        - Все будет хорошо! - Лукаш ласково провел рукой по щеке, забирая растрепавшиеся волосы за ухо, и спрыгнул по ту сторону.
        Ноэми перекинула ноги через стену, неуклюже, совсем не так, как положено леди, и скользнула на руки спутнику.
        Из темноты, напугав девушку, вынырнул человек с двумя лошадьми. Лукаш заверил, ему можно доверять.
        Ноэми забралась в седло, сжала поводья и вместе со всеми унеслась прочь. Стук копыт успокаивал. Странно, но, оставив особняк де Вена позади, Ноэми практически перестала бояться. С Лукашем - хоть на край света, только бы скакал рядом.
        Они направлялись к старому королевскому дворцу. На вопросительный взгляд Ноэми спутник покачал головой: не при слуге. Случай с дворецким многому научил графа.
        Вопреки ожиданиям, Лукаш остановился у неприметного дома, велел слуге дожидаться своего возвращения и вынул из кармана ключ. Замок поддался не сразу. Чуть скрипнула дверь, впуская во влажную темноту прихожей. Ноэми подумалось: неплохо бы просушить дом и зажечь магический светильник. Она на собственном опыте убедилась, он не роскошь, а насущная необходимость. Может, и здесь отыщется?
        - Нет! - перехватил шарившую в темноте руку граф. - Не станем привлекать внимания.
        Он говорил шепотом, зародив в душе сомнения относительно законности происходящего.
        - Дом пустует, - будто почувствовав сомнения спутницы, пояснил Лукаш и смахнул со лба капельку пота. Зелье ведьмы - вещь безотказная, но болезнь так быстро не отступает. - Сами видите, в каком он состоянии, зато с историей. Я на днях купил его через третье лицо.
        Де Сард устал, словно весь день провел в седле. Он надеялся, Ноэми ничего не заметит: не хотелось признаваться в слабости.
        - Зачем? - недоумевала девушка.
        По ней, нелепее сделки не придумаешь.
        - Чтобы беспрепятственно попасть на кладбище старого дворца. Не можем же мы открыто явиться к коменданту!
        Ноэми признала его правоту. Она боялась отойти от Лукаша, от спасительной бледно-желтой полоски, пробивавшейся через щель под дверью. Иного освещения в прихожей не оказалось. Чувствуя ее страх, де Сард нащупал и сжал девичью ладонь. Какая же она холодная! Хрупкая, ранимая, доверившаяся, по сути, незнакомому мужчине. Граф ощутил неловкость оттого, что не снял перчаток, и поспешил исправить оплошность.
        «Ай!» - приглушенно вскрикнула Ноэми. Лукаш нечаянно оцарапал ее перстнем с гербом короля - регалией первого министра. Драгоценность напомнила девушке о других руках, и она торопливо, чтобы не забыть, шепнула: «Де Асан прятал кольца!» Лукаш нахмурился, но решил отложить выяснения подробностей. Позже, сначала кладбище.
        Граф приобрел особняк по одной единственной причине: из-за старого запущенного сада. Он, как и сам дом, некогда принадлежал королевскому сенешалю, но затем должность упразднили, двор переехал, а особняк пошел по рукам, пока не превратился в блеклую тень самого себя. Зато задняя калитка осталась. За ней - проулок и вожделенная дворцовая ограда. Лукаш полагал, ее тоже не пощадило время, и уж точно каменщики не озаботились починкой «задника» заброшенной резиденции.
        Ноэми намертво вцепилась в рукав спутника. Казалось, она даже дышала в такт с ним.
        - Тут есть духи? - поинтересовалась девушка.
        Мнилось, будто за ними наблюдают десятки глаз. Или они всего лишь порождения страха?
        Лукаш ответил неопределенно. Его подобные вещи не волновали. Успокаивая, он обнял дрожавшую девушку и, не удержавшись, поцеловал. Все темнота с ее искушением!
        Губы Ноэми пахли карамелью. Хотелось облизать их, распробовать, как самый изысканный десерт, но де Сард вовремя остановился. Старый дом - не лучшее место для любовных игр, особенно, когда на кону жизнь и если бы одна!
        Граф неплохо ориентировался в полумраке и через пару минут блужданий оказался возле нужной двери. С ней пришлось повозиться: петли заржавели. Но, наконец, дверь поддалась, и ночные гости оказались в саду. После мрачного особняка лунный свет казался чуть ли не слепящим. Ноэми отпустила Лукаша и, ступая след в след, вздрагивая от каждого шороха, зашагала по росистой траве. Торопились, приходилось чуть ли не бежать. Очутившись у калитки, девушка вопросительно посмотрела на спутника. Он самоуверенно улыбнулся и приложил палец к губам.
        Странно, но калитка не издала ни звука, будто ее смазали. Ноэми нахмурилась. С другой стороны, Лукаш спокоен, значит, так надо.
        Де Сард знаками попросил, чтобы она прикрыла лицо, и достал снятую в доме маску. Теперь граф походил на разбойника. Шарфик, который прихватила Ноэми, превратил ее в веоскую наложницу. Очередной маскарад, и вновь решаются судьбы.
        Лукаш первым выбрался в проулок. Напряженно осмотрелся и удобнее перехватил длинный кинжал - дагу. Меча де Сард не взял: сковывал бы движения. Убедившись, что путь свободен, граф махнул Ноэми, а сам осмотрел стену. Как он и предполагал, кладка в паре мест обвалилась. Однако не следовало расслабляться, часовые патрулировали даже заброшенные места, а по ту сторону мог скрываться ров или иная преграда.
        Граф без труда взобрался на очередную за сегодня стену и перевел дух: впереди лишь кустарник и вторая, кладбищенская, ограда. Железная решетка, ничего страшного. Оставалось решить, как затащить наверх Ноэми.
        Девушка проявила похвальную смелость и ловкость, Лукаш только затянул на гребень стены.
        Ноэми подула на ладони - больно даже в перчатках. Одежда запылилась, но не порвалась, шарфик на месте.
        Лукаш бережно протер перчатки спутницы и поцеловал. После спрыгнул по ту сторону стены и подставил руки, чтобы поймать. Вышло не очень эффектно: кавалер пошатнулся и едва не упал. Зато дама не пострадала.
        Кустарник оказался колючим, пригодился кинжал. Де Сард рубил им ветки, прокладывая путь к ограде. Залезть на нее, увы, не удалось, зато им сопутствовала удача, послав удобное дерево, не пришлось рисковать и заходить через ворота.
        Граф понимал, в обители мертвых придется задержаться. Звездочет почил вскоре после того, когда Жан де Вен заступил на должность, оставалось надеяться, его дух еще связан с местом упокоения, иначе расспросить не удастся. Зато другие, более «свежие» призраки могли рассказать, что искали в склепе. Лукаш осторожно навел справки и узнал: в ту ночь королевский секретарь брал людей для поимки преступника. И - вот совпадение! - тогда же пропал любовник королевы, сбежал перед самым арестом, будто растворился. Лукаш не смог рассказать королю о навсее до покушения, зато многое нашептал, вернувшись во дворец.
        О, сколько людей едва не подавились, увидев карету с гербом графов де Сардов! Первый министр не таился, наоборот, велел ехать медленно, чтобы подразнить недругов, насладиться их злобой. Беспечно? Всего лишь маленькая месть. Лукаша успели похоронить, на худой конец, уложить на пару месяцев в постель, а он выжил, встал.
        Граф подозревал, кто-то наверняка подкупит челядь повредить экипаж, но злоумышленников ждал сюрприз. Де Сард провозился с книгами, посоветовался с личным магом и установил небольшой «секрет». Он пока не сработал, но Лукаш не питал иллюзий.
        Появление в королевской приемной и вовсе вышло триумфальным. Сколько дам и кавалеров прокусили языки! Сумеречный граф чеканил шаг, всем своим видом показывая: первый министр Лиргии на коне и знамя отдавать не собирается. Пусть шепчутся, будто некогда ему повезло, и чужая глупость помогла возвыситься амбициозному юнцу, сплетни лечат от ревматизма, сохраняют прямую осанку на долгие годы. Он вернулся победителем и собирался остаться им на кладбище, особенно подле Ноэми. К сожалению, начало проявляться побочное действие зелья, но для девушки Лукаш должен остаться бравым кавалером. Все, пора стать ее защитой.
        За каждой могилой Ноэми мерещился призрак, в каждой тени скрывался солдат. Казалось, листва шумит слишком громко, небо - подозрительно темное, а все идет столь гладко, что непременно жди беды. Девушка испуганно жалась к Лукашу. Позабыв о приличиях, Ноэми вцепилась в куртку спутника и напрасно уговаривала себя: она не одна, рядом мужчина, воин и маг.
        Эх, свечу бы или магический светильник, но нельзя, заметят. Приходилось полагаться на органы чувств и улыбку удачи.
        Первые шаги вдоль могил дались девушке с трудом. Легкие будто сдавило железным обручем, а кровь отлила к ногам. Однако постепенно страх отступил, Ноэми огляделась. В прошлый раз не удалось, обстоятельства не располагали, зато теперь девушка в полной мере оценила величие старого кладбища.
        Могил оказалось много. Все разные. Кому-то поставили памятник: скорбящую деву, фигуры с герба или аллегорическую композицию, - кто-то почил вечным сном в склепе, родственники третьих поскупились, заказали урну с надгробием. Разумеется, все из мрамора - близость дворца обязывала, простых, неименитых не хоронили.
        Полоскали листвой по плитам деревья, будто разделяли чужую скорбь. Бессовестно рдел цветами кустарник, зеленела густая, по колено трава. Пусть ночь замазала мир серо-лиловой краской, Ноэми ощущала цвета, инстинктивно догадывалась, что красное, а что синее. Она по-прежнему двигалась след в след за Лукашем и, сжав пальцы, молила Великую Мать отвести с дороги призраков. Но де Сард строил иные планы, ему-то как раз требовались духи.
        Граф не стал выбираться на центральную дорожку и знаком попросил спутницу постоять в сторонке. Она робко примостилась на скамеечке у ног очередного скорбного изваяния.
        Лукаш задумчиво прошелся вдоль могил, вздохнул и, ни на что не надеясь, спросил:
        - Жан, ты здесь?
        - Положим, Жана тут нет, - скрипучий голос за спиной заставил вздрогнуть и схватиться за дагу, - а вот я имеюсь. К услугам… вашего сиятельства, полагаю? Говорили, придет граф.
        Де Сард таращился в темноту, но никого не видел. Однако вряд ли голос - галлюцинация. Значит, призрак. Так и есть: чуть в стороне над одной из могил клубилось сизое облачко неправильной формы. Он отдаленно напоминало человека, но граф знал, материя Сумеречного мира не всегда копирует прежнюю физическую оболочку. Хорошо, если она одна, а если душа перерождалась?
        Ноэми видеть призрака не могла, поэтому со смесью страха и любопытства таращилась во тьму, ерзала на скамеечке, не решив, стоит ли встать. Вроде, Лукаш успокоился, но мало ли?
        Граф порадовался неудобной наблюдательной позиции спутницы. Только женских истошных визгов ему не хватало! Ноэми могла десятки раз повторять, что не боится призраков, а повела бы себя как любая другая представительница слабого пола.
        Лукаш повторил приказ не вмешиваться и направился к незваному собеседнику. Дагу за ненадобностью убрал в ножны - мертвого бестелесного врага железками не запугаешь. Зато кругляшек, принятый Ноэми за медальон, излучал ровный голубоватый свет, споря с луной.
        Де Сард остановился в нескольких шагах от могилы, предельно собранный, готовый ко всему. Он не некромант, но прозвище оправдает.
        - Слушаю! - граф чуть склонил голову набок.
        - Э, нет, это я тебя, - фамильярно возразил дух и обрел контуры высокого сухопарого человека. - Не мне нужна помощь.
        - Положим, ты тоже решил не поболтать, - парировал Лукаш.
        Если словесный поединок затянется, придется прибегнуть к магии, но тут, увы, неизвестно, на чьей стороне окажется победа. Одно дело - пройтись по кромке Сумеречного мира, другое - заставить духа подчиниться.
        Призрак молчал, изучая Лукаша, потом хмыкнул и превратился в полупрозрачного старика с короткой бородкой.
        - Конечно, юноша, откуда вам знать всех покойников! - то ли укорил, то ли иронично констатировал дух. - Между тем, именно я вам понадобился. Никак иначе.
        Граф потер переносицу, а потом догадался:
        - Астроном?
        - Именно! - порадовался чужому уму собеседник и насмешливо поинтересовался: - Тоже подарок в могиле ищете?
        Лукаш сразу понял: дух не издевается, намекает. Верно, если бы секрет Жана де Вена хранился в склепе, навсей - именно он, по мнению де Сарда, хозяйничал на кладбище, - непременно бы нашел. Не королевский любовник, так Мэй де Асан. К услугам последнего столичный гарнизон. Однако рассказ Ноэми убедил, ничего, кроме пластины, у де Асана нет. Раз так, строчка из записки по-прежнему не расшифрована. Только где искать застывшего в камне звездочета? И тем более неясна личность порочной красавицы. Уж не в борделе же Жан де Вен спрятал последнюю часть артефакта - того самого зверя, которого можно выпустить на свободу, собрав воедино фрагменты. Нет, все вертелось вокруг двух дворцов, не стал бы покойный придворный маг нарушать свои правила.
        - Портрет любого ученого - его дела, - подсказал наблюдавший за чужими терзаниями дух и, словно оправдываясь, добавил: - Только из ненависти к навсеям. Не хочу, чтобы к ним в руки попало. И девочку жалко, - он покосился в сторону скрытой деревьями Ноэми. - Храбрая, добрая, милая. Сам видел, и Жан много чего говорил. Он ведь наблюдает, переживает.
        - Сумеречный мир держит? - Иначе бы дух покойного мага вмешался. - Привязка рушится?
        - Именно, - вздохнул дух. - Всем нам отпущено ограниченное число свиданий с прошлым. Я, вот, первое за все время взял, Жан свои исчерпал. Вскоре нас обоих призовут. Пришла пора уходить туда, где вам не достать.
        - Достану, - Лукаш сам не понял, почему сказал, - уверенно, без тени сомнения. - Если потребуется.
        - Не вернешься! - предупредил призрачный звездочет и растворился среди надгробий.
        Де Сард постоял немного, вглядываясь в темноту. Сердце сковало беспричинной тоской. Показалось, или он слышал музыку? Одинокую флейту, то затихавшую, то вновь вступавшую пронзительной трелью? Послышалось, разумеется, иначе… Лучше не думать - дурной знак. Даже для таких, как Лукаш де Сард. Только Шепчущие танцуют под музыку Сумеречного мира, только Слышащие умеют различать ноты. Первые - порождение смерти, нашедшие приют в обители скорби, вторые - проводники пространства, способные найти стыки миров.
        Итак, если Лукаш все правильно понял, надлежит обыскать башню звездочета и найти нечто из камня. Граф пока не знал, что именно, но оно напрямую связано с астрономом и его работой. Де Сард поставил бы на книгу, но она противоречила стихотворению-подсказке.
        Мысленно поблагодарив призрака за помощь, Лукаш вернулся к Ноэми. Она сидела на прежнем месте, встрепенулась, вскочила, с надеждой заглянув в лицо.
        - Нет тут ничего, - граф обвел рукой кладбище, - пусть де Асан до посинения ищет.
        - Но как же?.. - Ноэми нахмурилась. - В стихотворении ясно говорится…
        Лукаш оборвал ее коротким поцелуем. Не следует болтать на такие темы, особенно ночью на кладбище. Мертвые бывают разные, да и живых надлежит опасаться.
        Подхватив девушку под локоток, де Сард повел ее обратно. Выбираться придется тем же путем, нет никакой гарантии, что ворота открыты или удастся сбить замок. На лбу вновь выступили капельки пота. Лукаш тайком смахнул их и задумался, не накроет ли «откат». Он прислушался к собственным ощущениям и с облегчением констатировал: никакой дрожи, обычная усталость и легкая слабость. Пара глубоких вздохов, энергичная прогулка на свежем воздухе и пройдет.
        На этот раз первой на дерево залезла Ноэми. Она казалась себе неуклюжей, медлительной. Возможно, из-за Лукаша - хотелось предстать перед ним в лучшем свете. Следом перебрался граф, привычно поймал спутницу и, проверив окрестности, зашагал к башне звездочета. В одной руке потная девичья ладошка, в другой - дага.
        Тени вокруг сгущались. Наступил тот самый час, который называют глухим. Птицы и цикады умолкли, стража посапывает в кулак на боевом посту, даже фонари на улицах, и те едва чадят. Раздолье убийцам.
        Почивший на кладбище астроном обитал в северной башне. Она выделялась на фоне товарок - если остальные утратили былой колорит, обветшали, покрылись мхом, эта еще манила взгляд острым шпилем, черепичной крышей и каменной лесенкой, спиралью обвивавшей башню снаружи до третьего этажа. Потолки, как и во всех старых зданиях, делались не в пример выше современных, расстояние вышло порядочное. Лестницу приказал соорудить астроном. Он же настоял на возвращении башне первозданного вида, который как нельзя лучше подходил для любителя наблюдать за звездами.
        Астроном жил на нижних этажах, верхние превратил в обсерваторию. Разумеется, как и у всякого ученого, столовая вечно пустовала, а возле астролябии множились грязные пустые тарелки.
        - Здесь?
        Ноэми недоверчиво смотрела на обвалившиеся от времени, дождей и ветра ступени - ненадежная опора для ног. К сожалению, звездочет любил уединение и устроил вход на втором этаже, будто старинный феодал.
        - Похоже на то, - неуверенно поддакнул Лукаш и посвятил спутницу в свои планы.
        Девушка скользила взглядом по башне, обдумывая слова графа. Де Сард гадал, как бесшумно проникнуть внутрь. Пока виделся всего один путь - магический. Старый замок проржавел, дагой не вскроешь, да и жалко оружие. Кинжал не дешевый, с каменьями на рукояти и, самое главное, с ведьминым заговором. Некогда в юности, шутки ради, Лукаш попросил одну колдунью нашептать пару слов. Во время конной прогулки в имении отца он наткнулся на согбенную годами старуху. Она никак не могла поднять клюку, а Лукаш залихватски, на полном скаку, подхватил. Просто так, чтобы пощеголять ловкостью. И заслужил награду - желание. Лукаш не воспринял предложение всерьез и получил, что получил: разящее без промаха оружие.
        - Вот оно!
        Взволнованная Ноэми дернула графа за рукав и указала наверх.
        Присмотревшись, де Сард различил контуры барельефа. Вспыхнул робкий магический огонек, воспарил к нему и осветил изображение: луна, солнце, звезды, герб, два горностая держат в зубах лавровую ветвь.
        - Элеонора! - изумленно выдохнул Лукаш и отошел, чтобы убедиться в правдивости догадки.
        Так и есть, герб сходится. Только откуда он здесь? Астронома и Элеонору де Фор, всесильную любовницу Стоурена Седьмого, отца нынешнего короля, ничего не связывало. Хотя как знать? Красавица-графиня любила мужчин. Ее постель перевидала почти весь высший свет. Не гнушалась Элеонора и людьми попроще. Щелкнет пальцем, и мужчина ее. Вроде, все знали, но никто поймать на измене королю не мог. Шутили, будто графиня - колдунья, раз Стоурен раз за разом приходит в спальню, где минутой раньше натянул штаны какой-нибудь паж.
        Не об этой ли красавице шла речь в стихотворной загадке? Жан де Вен хорошо ее знал, мог попросить спрятать часть артефакта, благо природа не обделила покойного мага. Холостой, при должности, он непременно привлек бы внимание Элеоноры. В определенных обстоятельствах женщину легко уговорить оказать небольшую услугу.
        Жаль, Элеонора де Фор скончалась пару лет назад. Мирно, в собственной постели, по иронии судьбы позабытая былыми поклонниками. Сменился монарх - сменились правила и любовницы. Красота тоже не вечна, к моменту смерти Стоурена Седьмого Элеоноре минул пятый десяток. Новая метла загнала графиню в имение покойного супруга, где красотка и провела оставшиеся годы, строя мелкие козни и сводя с ума местных фермеров. Умерла бывшая фаворитка буднично - от осложнений после простуды.
        - Добрый вечер.
        Оба вздрогнули и обернулись на голос.
        Самодовольно улыбаясь, Мэй де Асан наслаждался произведенным эффектом. Он подошел со стороны служебного флигеля. В одной руке покачивался фонарь, другая заведена за спину.
        - Теперь ясно, у кого дневник. Так ведь, леди Вард? - колючий взгляд иглами прошелся по коже девушке. - Помолвка подарила версию, и вот граф де Сард ее подтвердил. Сами отдадите и расскажете, или самому забрать? - де Асан перевел глаза на Лукаша и сделал шаг вперед. - Где оно?
        - Что? - де Сард сделал вид, будто не понимает, и, не привлекая лишнего внимания, загородил Ноэми.
        Верная дага перекочевала в правую руку.
        Граф не питал иллюзий: противник собирался пойти до конца, если понадобится, пустить кровь.
        - Вы прекрасно знаете, - губы секретаря сложились в тонкую линию. - Считаю до пяти.
        Вместо ответа Лукаш взмахнул дагой. Она в последний момент ушла в сторону, избежав встречи с телом. Секретарь не шелохнулся, наоборот, глянул со снисходительным презрением.
        - Хорошо, вы умрете, а она, - мужчина ткнул пальцем в Ноэми, - все расскажет. К сожалению, Ноэми Вард нужна мне больше вас, граф.
        Нет, де Асан не вытащил оружие, он выпустил на-ре - вторую сущность любого навсея. Она жила отдельно от хозяина, ее невозможно убить или уничтожить, только разлучить с носителем. Зато на-ре умело лишать жизни, подчинять сознание, впитывать магию. Недаром чародеи Веоса, истинные навсеи, считались опасными противниками. Приняв боевую форму, с на-ре в виде черного облачка над головой, они становились практически неуязвимы.
        Лукаш широко распахнул глаза и выругался. Понимал: нужно защищаться, не дать облачку приблизиться, но словно окаменел. Разум отказывался верить. Мэй де Асан - навсей!
        - Занятно, не так ли? - королевский секретарь выставил вперед руку, которую до сих пор прятал за спиной. В ней оказался жезл, который разросся, превратился в посох с острым клинком на одном конце. - Сейчас станет еще занятнее.
        Взмах посоха рассек ночь. Одновременно с ним метнулось к жертве на-ре. Время будто остановилось, превратилось в патоку. Все замедлилось и одновременно стало неотвратимым, однако жертвы не желали покоряться судьбе.
        Лукаш и Ноэми отмерли одновременно. С кончиков пальцев де Сарда слетели искорки магии, девушка нагнулась и подхватила камень. Булыжник полетел в де Асана. Ноэми метила в колено, чтобы боль на пару минут отвлекла противника. Промахнулась - секретарь увернулся, легко, играючи. Зато заклинание Лукаша достигло цели, и, шипя, на-ре отпрянуло от жертвы. Граф принял боевую стойку и разбросал алмазную крошку, образовавшую подобие мыльного пузыря. Ноэми догадалась, он призван защищать владельца.
        Магия, настоящая магия!
        Сердце девушки трепетало. Страх и восхищение боролись друг с другом.
        - Сумеречный граф! - де Асан выплюнул слова как оскорбление. - Вижу, прозвище заработали честно. Послушайте, милорд, - устало продолжил он, - какой толк устраивать фейерверк? Прибегут солдаты, комендант, начнутся разбирательства. Они коснутся и вас. Сомневаюсь, будто Дамиан де Вен оценит побег невесты.
        - И? - чуть приподнял бровь Лукаш.
        - Расскажите о находке, отдайте дневник и спите спокойно. Я позволю сохранить пост, леди Вард не придется выходить за меня замуж.
        Слова королевского секретаря произвели эффект грома среди ясного неба. Де Сард дернулся, хмурясь, обернулся к Ноэми и пропустил выпад противника. Он прошил бы Лукаша насквозь, если бы де Асан внезапно резко не крутанулся на каблуках и полоснул клинком посоха по ночной мгле. Короткий вскрик возвестил о том, что удар достиг цели.
        Мужчина в точно такой же черной маске, как у Лукаша, упал на колени, прижимая руку к груди. Королевский секретарь отвлекся на него, добивая. Воспользовавшись моментом, граф потащил обмершую от страха Ноэми прочь. Он понимал, с де Асаном не совладать. Тот успел доказать, заговор ему не помеха.
        Тревожил наемный убийца. Пронзенный посохом человек мог действовать не в одиночку, проверять Лукаш не собирался. Встречаться с комендантом старого дворца - тоже. Де Сард видел метавшиеся вдали огни. Времени мало, часовые скоро будут здесь. Пришлось удвоить усилия, перекинуть девушку через плечо и понадеяться на силу зелья ведьмы. Оно не подвело. Запыхавшись, граф ввалился в нужный проулок и с облегчением захлопнул за собой калитку. Обошлось!
        Маски сброшены, тайна Жана де Вена смертельно опасна. На что же способен артефакт, если ради него королевский секретарь рисковал годами нажитым благополучием?
        Глава 19
        Ноэми забрала с подноса письма и тяжко вздохнула. Ночная авантюра сошла с рук, горничная поутру одела и причесала ее, как обычно. От прислуги девушка узнала, что герцог еще почивает. Прекрасно! Оставался Йонас, но вряд ли маркиз - любитель ранних подъемов.
        Чтобы не думать об опасности, Ноэми решила заняться работой: разобрать корреспонденцию, составить план на день, написать письма. Все равно ничего не изменить. Глупо пытаться сбежать от Мэя де Асана. Увиденное у башни старого дворца доказало, королевский секретарь силен, хитер и умен. Лукаш сказал, тот навсей. Девушка мысленно повторила это слово, и желудок наполнился кубиками льда. Ноэми читала о враждебно настроенных соседях, пусть немного, но достаточно, чтобы оценить всю степень опасности. Может, де Асан умеет ходить сквозь стены? Девушка зябко передернула плечами и пробежала глазами конверты. Поздравления, поздравления… Ага, личное письмо, подписанное двумя буквами, и… послание от Мэя де Асана. Заинтригованная, Ноэми попыталась разглядеть хоть строчку на просвет, но ее усилия не увенчались успехом. Сломать печать девушка не решилась и от соблазна спрятала конверт под другими.
        На лестнице Ноэми столкнулась с отцом. Он мазнул по ней неприязненным взглядом, остановившись на мужском, галстучном, узле шейного платка. Не остался без внимания и жилет - обыденная часть рабочего костюма. Сейчас девушка - секретарь, а не невеста его светлости.
        - Доброго утра! - скупо поздоровалась Ноэми, соблюдая правило старшинства. - Как изволили почивать, отец?
        Ее это вовсе не интересовало, но приличия обязывали.
        - Благодарю, хорошо, - тем же тоном ответил лорд Вард и презрительно наморщил нос. - Что на тебе надето? Решила опозорить вторую семью?
        - Стоило позволить мне учиться, - с вызовом парировала девушка.
        Внутри закипал гнев. Как он смеет! Сначала пытался насильно выдать замуж, потом поверил наветам, чуть ли не избил, выгнал на улицу, а после говорит о позоре.
        - Родителям лучше знать, что пойдет на пользу детям, - назидательно заметил отец. - Не смей спугнуть удачу, второй раз не приму.
        Лорд Сулин горделиво удалился. Ноэми проводила его неприязненным взглядом и порадовалась новому положению в обществе. Она бы не смогла жить под отцовским кровом. Лорд Вард никогда не отличался добротой, теперь и вовсе казался зверем. «А не все ли они животные? - ожило подсознание. - Только ты, выросшая в книжной пыли, могла верить в лучшее. Посмотри на двор - паук на пауке! Твое письмо в академию давно пустили на растопку». - «А как же Лукаш де Сард? - возмутилось сердце. - Разве он зверь?» - «Ты слишком веришь ему», - вздохнул рассудок. - «Я люблю его», - простодушно ответило сердце, и впервые ум согласился.
        Ноэми рассортировала письма и очинила перья. Оставался распорядок дня. Вероятно, де Вен посвятит его обустройству выгодного брака Йонаса.
        Однако новоиспеченный жених - всего лишь часть забот, есть еще загадка дневника. Девушка не сомневалась, Лукаш уже отрядил людей в имение графини, сама же собиралась исследовать дворец. Наверняка сюрприз поджидает в бывших покоях Элеоноры де Фор, вряд ли Жан де Вен спрятал часть артефакта за десятки миль от столицы.
        Увлеченная мыслями, девушка не услышала, как вошел герцог.
        - Уже встали? - удивленно спросил он и, прикрыв рот ладонью, зевнул.
        Ноэми кивнула и торопливо начала говорить: получены такие-то письма, впереди такие-то встречи, нужно оплатить счета, ответить ряду аристократов - словом, рутинно выполняла привычные обязанности. Де Вен лениво слушал, мечтая о чашке кофе.
        Внимание герцога привлек конверт с лаконичной подписью. Он повертел его в руках и вскрыл. На стол выпал крохотный бриллиант. Сонливость де Вена как рукой сняло. Владелец дома нахмурился и пробежал глазами записку в три сточки. Эшеры заволновались, настаивали на встрече. Значит, дела плохи. Предположения укрепило письмо королевского секретаря. Тот от имени его величества уведомлял о начале проверки по «алмазному делу». Предыдущая, из экспертов, которых удалось подкупить, казалась детской шалостью. Герцог не сомневался, комиссию возглавит первый министр. Живучий - ни яд, ни кинжал не брали. Оставалось надеяться, знакомый из предместья подрежет крылья удачи Сумеречного графа, вот только сначала устроит похороны Мэя де Асана. Пора менять хранителя сокровищницы на своего ставленника. Де Вен не собирался выполнять прихоти короля, а так бы сам забрал ключи. Он верил, неприятности временные, герцог выпутается, как всегда.
        Ноэми пристально наблюдала за выражением лица работодателя. Она заметила алмаз и теперь гадала, что к чему. Возможно, Лукаш поможет. Девушке до дрожи в коленях хотелось оказаться рядом с Сумеречным графом, только подле него она ощущала себя в безопасности.
        По дороге к особняку де Вена Лукаш успел многое рассказать о навсеях: сплошь маги (аристократы, разумеется), только драконьи патрули сдерживали. Впору упасть в обморок, однако Ноэми предпочла действовать. Чтобы победить врага, нужно разузнать о нем больше.
        День предстоял хлопотный. Сначала услужить де Вену, затем - принцессе. Не забыть найти бывшие покои графини де Фор и, если останется время, забежать в архив. Опасно: хранилище пыльных бумаг - вотчина королевского секретаря, но другого способа взглянуть на генеалогическое древо де Асанов нет.
        «Алмазное дело» испортило настроение де Вена. Он бегло просмотрел остальную корреспонденцию, набросал черновики писем и велел Ноэми заняться. Затем приказал поторопить с завтраком и собираться во дворец.
        - Будет король. Едете как мой секретарь.
        Девушка кивнула. Работа закипела.
        Королевский дворец встретил привычными стайками в нижнем вестибюле. Если прежде Ноэми смотрела на них с опаской и затаенным интересом, то теперь быстро протиснулась, прокладывая дорогу герцогу. Он погрузился в тягостные размышления и никого не замечал. На лестнице со знакомыми и незнакомыми лордами раскланивалась и здоровалась тоже Ноэми, заодно извинялась за угрюмого жениха. Подумать только, оказывается, она приобрела вес при дворе! Пусть крохотный, но все же. Леди Ноэми Вард, фрейлине ее высочества, секретарю и невесте герцога Дамиана де Вена норовили вложить в руку записку, а то и кошелек, чтобы устроила нужную аудиенцию. Девушка стойко всех игнорировала, заработав немало сердитых взглядов и шепотков: «Зазналась, бродяжка!» Таковы реалии двора - любят в глаза и плюют в спину.
        Ноэми впервые присутствовала на заседании за закрытыми дверьми. С каждым шагом сердце билось все чаще. Девушка сжимала папку, радуясь возможности чем-то занять руки. По поручению де Вена Ноэми захватила избранную переписку с эшерами, заключения ювелиров о чистоте камней, договоры о поставках с трех сторон и финансовую отчетность. Все собирала в спешке под недовольные окрики герцога.
        Поглядывая на де Вена, Ноэми гадала, чем тот занимался ночью, раз не пришел к невесте. Вряд ли Йонас так сильно не хотел жениться, что разговор затянулся до утра. Темные дела, как известно, совершаются ночью, Ноэми не хотела бы узнать об очередном покушении на Лукаша слишком поздно.
        Затем мысли о времяпровождении герцога отошли на второй план.
        Сумеет ли девушка сделать вид, будто они с первым министром не знакомы? Память предательски воскресила образ чувственных губ, их вкус. Ноэми улыбнулась. Странно, наверное, улыбаться среди напряженных сановников, но воспоминания о Лукаше такие теплые.
        Заседали в очередном холодном огромном зале. Высокий потолок давил, за овальный стол, где каждый на виду, страшно садиться. На бледно-зеленых стенах - виды Ушга и портрет его величества в полный рост.
        На столе лежали ровные стопки бумаг, стояли письменные приборы с очиненными перьями. Министры и высшие сановники, включая придворного мага, потихоньку заполняли зал. Ноэми заметила, они разделились на две группы: одна старалась оказаться ближе к пустовавшему месту Лукаша де Сарда, другая робко подходила к де Вену и заверяла в своей преданности. Сегодня решалась судьба герцога. Возможно, и ее судьба.
        Мэй де Асан пока не появился. Очевидно, придет вместе с королем.
        Под ложечкой засосало.
        Вот чей взгляд девушка не сможет стойко снести!
        Ноэми подозревала, ни к какой принцессе ее не отпустят, под любым предлогом задержат, может, даже похитят. Дальше пыточная, дыба и смерть. Иллюзий девушка не питала.
        Де Вен заметил волнение невесты, но списал его на естественные причины. Ничего, привыкнет. Будущей герцогине, если Ноэми намерена ей стать, придется часто видеть короля.
        Зал заполнился. Не хватало только троих. Садиться пока никто не спешил: не полагалось прежде его величества. Наконец, появилась отсутствовавшая троица. Впереди стремительно шагал король. Движения порывистые - значит, не в духе. Позади, нарочито не замечая друг друга, - де Асан и де Сард. Между ними ощущалось такое напряжение, что, казалось, чиркнешь спичкой, взорвется дворец.
        Кивнув присутствующим, Виллем разрешил садиться.
        Заскрипели отодвигаемые стулья, застучали каблуки.
        Ноэми щекой ощущала неприязненный взгляд де Асана. Она надеялась, широкая спина герцога защитит, но ошиблась. Королевский секретарь потянулся за ножом для бумаг. Девушка вздрогнула. Казалось, это намек.
        Лукаш тоже бросил на Ноэми торопливый взгляд: волновался. И тут же отвернулся.
        Слово взял де Асан. Он поднялся, постучал по серебряному колокольчику и призвал к тишине. Затем с позволения его величества огласил тему собрания и попросил придворного мага проследить, чтобы в зале не колдовали. Тот кивнул и демонстративно вскинул руки. Между пальцами пробежали энергетические разряды. «Позерство!» - чуть слышно прошептал герцог. Маг между тем опутал помещение прозрачной дымкой заклинания, удовлетворенно осмотрелся и доложил, обращаясь к королю: «Готово, ваше величество!» Виллем раздраженно дернул рукой. Его подобные мелочи не интересовали, алмазы важнее. А еще новенькая фрейлина жены, которая терпеливо ждала в оранжерее. Сама королева коротала оставшиеся до родов недели под домашним арестом в своих покоях. Связь с навсеем дорого аукнулась, Мария с трудом избежала обвинения в измене.
        После вступительного слова секретаря король попросил обвинителя и обвиняемого встать. Оба замерли перед Виллемом. Он развернул кресло к пустому пространству сбоку от стола, из-за рисунка паркета, напоминавшего площадку для боя быков, и кивнул: говорите. Поединок начался.
        Первый укол нанес Лукаш. Он сыпал фактами, не забывая с довольной холодной ухмылкой повторять: «Но решать, разумеется, вам, ваше величество». Первым аргументом против де Вена стал алмаз из числа тех, которые передали артефакторам. Сумеречный граф положил его на стол перед королем, после камень пошел гулять по рукам. Послышались шепотки: «Мутный! Не та огранка! Не алмаз вовсе!»
        Герцог сжал кулаки и мысленно проклял противника.
        Граф продолжал наступление: представил заключение специалиста и письменные показания свидетелей.
        Петля затягивалась. Благополучие де Вена висело на волоске, но он не думал сдаваться. Выслушав оппонента, герцог ринулся в контратаку, стараясь в пух и прах разбить чужие аргументы. Свидетели стали лжецами, которые никогда не работали в лаборатории, зато жаждали получить теплое местечко на государственной службе. Камни - фальшивые, в эшерских штольнях таких нет. Сам Лукаш де Сард пристрастен, стремится удалить возможного конкурента. Де Вен говорил живо, убедительно и сумел поколебать решимость короля.
        Присутствующие строчили перьями в блокнотах и, искоса посматривая на Виллема, вполголоса бросали друг другу короткие реплики. Негласно делали ставки, кто выиграет: де Вен или де Сард.
        Его величество изменил позу. Она больше не выражала недовольство и желание скорее уйти, наоборот, во взгляде появилась заинтересованность. Пальцы впились в подлокотники тяжелого массивного кресла. Поговаривали, будто его привезли из Веоса - отбили у некого мага. Теперь вместо вражеского графа в кресле восседал лиргийский монарх, так же, как и первый владелец, верша чужие судьбы.
        Ноэми, оставшись без поддержки, нахохлилась на стуле. Новый статус и занимаемая должность позволяли сидеть за овальным столом посреди влиятельных министров, только девушка предпочла бы очутиться в уголке, а еще лучше - за дверью. Ноэми тоже водила пером по бумаге - просто, чтобы занять руки, и не знала, чью сторону принять. С одной стороны, прав Лукаш, только вот падение герцога грозит катастрофой. Свидетельница Великая Мать, девушка не страшилась потери положения в обществе, ее беспокоил последний ход поверженного де Вена. Он, несомненно, постарается отправить врага в могилу. Былые попытки не удались, но Вседержители могут отвернуться от Сумеречного графа. Ноэми не переживет его смерти. Она мысленно решила: согласна стать любовницей. Если иначе нельзя, девушка превратится в спутницу без кольца.
        Де Вен закончил и, прочистив горло, поинтересовался, удовлетворен ли Лукаш контраргументами.
        - Я отдаю должное вашему мастерству слова, - склонился в издевательском поклоне первый министр.
        Герцог проглотил завуалированное обвинение и поинтересовался, кто же ввел де Сарда в заблуждение, оболгав невинного человека.
        - Очевидно, те же люди, которые обманули вас, - растянул губы в улыбке-оскале Лукаш. - Алмазы, увы, действительно не выдерживают критики. Ваше величество, - де Сард шагнул к королю и с почтением вручил синий бархатный мешочек, - вот, сравните чистоту годных для артефактов камней с теми, которые поставлял герцог. Воды!
        Он хлопнул в ладоши, и дежурившие у дверей слуги бросились выполнять указания.
        Де Вен нахмурился. Определенно, похороны состоятся одновременно.
        - Чем докажете, что это, - герцог указал на стол, - мой камень, а те, - перевел палец на синий мешочек, - чужие?
        - Вы не верите честному слову аристократа? - насупил брови Лукаш.
        Противники встали друг против друга. Быки рыли копытом импровизированный песок и готовились к бою. Ристалище перестало быть символичным.
        - Слову - да, происхождению камней - нет, - дерзко ответил де Вен.
        Присутствующие замерли. В воздухе запахло дуэлью.
        Щека де Сарда дернулась. Он перенес вес тела на выставленную вперед ногу и, перекатываясь с пятки на носок, мрачно потребовал:
        - Объяснитесь!
        - С удовольствием! - парировал герцог. Ноэми показалось, будто он ждал подобных слов. - В любом месте в любое время.
        Оставалось только бросить на пол перчатку или, за неимением ее, дать сопернику пощечину. Кто же первый?
        Герцог шагнул к напряженному, напоминавшему натянутую струну Лукашу, когда в дело вмешался король. Он произнес всего одно слово: «Хватит!», и соперники, бросая друг на друга гневные взгляды, разошлись по разным углам. Затем и вовсе демонстративно сосредоточили внимание на Виллеме.
        - Вот что, милорды, - король прошелся вдоль стола и бросил взгляд на вернувшийся на первоначальное место фальшивый алмаз, - я запрещаю дуэль. Да, именно так, - Виллем повысил голос, - запрещаю. Кто прав, решите на месте. Раз граф де Сард так хочет справедливости, пусть найдет ее в штольне. Я снаряжаю ревизионную комиссию, во главе ставлю господина первого министра. - Лукаш кивнул. - В ее задачи входит проверка камней для учебных заведений, путей их доставки и разработки. Иными словами, герцог, прошу обеспечить доступ в земли эшеров. С собой возьмете верительные грамоты. Вы отвечаете за переговоры с эшерами.
        - Слушаюсь, ваше величество, - с кислой миной склонил голову де Вен и попытался отыскать лазейку: - Однако эшеры - народ скрытный и не любят чужаков.
        - Вот и озаботитесь данным вопросом, - отмахнулся монарх. - Не нужно вести в карьеры всю толпу, достаточно вас, графа и независимого свидетеля.
        - Я могу, ваше величество, - вызвался прежде наблюдавший за происходящим с непроницаемым лицом де Асан. - Разумеется, если посчитаете меня достойным.
        Сердце Ноэми пропустило удар. Только не королевский секретарь!
        Виллем согласился с кандидатурой де Асана и посетовал, что из-за алмазного недоразумения на время лишится обеих рук.
        - Поездка не затянется, ваше величество, - заверил секретарь. Ноэми послышалась в его словах приговор обоим спутникам. - Порталами мы быстро доберемся до места, в Лиргии мои услуги не требуются.
        Виллем несильно ударил кулаком по столу:
        - Быть посему!

* * *
        - Мне страшно! - вжавшись в постамент статуи, шептала Ноэми. Лукаш вызвал ее в парк запиской, и всю дорогу девушка опасалась нападения. Чудо, что де Асан отпустил! Надолго ли? - Он убьет всех троих!
        - Почему вы так решили? - Лукаш стоял рядом и рассеянно теребил пуговицу сюртука.
        - Мы - понятно, а де Вен… - девушка задумалась, склонив голову набок. - Вы правы, герцог останется жив и понесет наказание за нашу гибель.
        - Вы прирожденный политик! - рассмеялся де Сард и нежно коснулся волос собеседницы. Она подвинулась ближе, поднырнула под руку. - Так тонко все рассчитать!
        - Учусь, - вздохнула Ноэми и робко предложила: - По-моему, нам следует перейти на «ты».
        Лукаш изумленно взглянул на нее, а затем хмыкнул в кулак.
        - Воистину, под робостью таится смелость! - философски заметил он и положил ладонь на плечо девушки.
        Глядя в глаза собеседнику, Ноэми сожгла мосты:
        - Я готова поверить. Вам и только вам.
        Девушка напряженно ждала ответа Лукаша. Он предпочел заключить ее лицо в ладони и поцеловал.
        Ресницы Ноэми затрепетали. Из груди вырвался тихий стон.
        - Попробуем верить вместе, девочка! - шепнул Сумеречный граф. - Только сначала поездка к эшерам. Прости, придется. Зато после ты станешь свободной.
        - Свободной? - разочарованно протянула Ноэми.
        Она надеялась принадлежать Лукашу: душой и, может, телом.
        Губы де Сарда расплылись в самодовольной улыбке. Крепость пала, осталось принять ключи на атласной подушке.
        - От Дамиана де Вена.
        Сумеречный граф выразительно покосился на полоску металла на безымянном пальце. Де Вен не поскупился, заказал помолвочное кольцо с крупным бриллиантом.
        - Фу! - скривился Лукаш. - Как можно дарить подобную безвкусицу?
        Ноэми захотелось немедленно сорвать кольцо, удержало лишь то, что герцог заметит, начнутся расспросы.
        - Ничего, - утешил де Сард, - в столице найдутся приличные ювелиры.
        Девушка не спешила радоваться. Может, он имел в виду обычный подарок любовнице.
        Граф обнял ее, привлек голову к плечу и заверил:
        - Справимся!
        - Де Асан, почему он до сих пор здесь, а не в тюрьме?
        Девушка поерзала и сдалась, уткнулась носом в рубашку. Пальцы робко погладили спину, затем переместились выше, на шею.
        - Он ведь навсей, - Ноэми перешла на шепот.
        - Пока не время. Я приставил к де Асану соглядатаев и поручил выкрасть пластину.
        - Прости, я ничего не нашла, - повинилась Ноэми.
        Де Сард приложил палец к ее губам.
        - Давай на время забудем о делах? - попросил он. - В парке столько укромных уголков…
        Лукаш прикусил губу, но поздно, вырвалось.
        Ноэми отпрянула. Былые страхи поднялись со дна души. Неужели Лукаш хочет того же, что и герцог? Залезет под юбку и потеряет всякий интерес.
        Граф негодовал. Вот зачем сказал про парк? Привык к придворным дамам. Они давно бы выпрыгивали из корсета. Тем Ноэми и нравилась - природной стыдливостью.
        - Я согласна, - неожиданно пошла на попятную девушка и с головой ухнула в омут. - Возьми меня! Лучше ты, чем герцог.
        Она отвела взгляд, трепеща от собственной смелости. Может, другого шанса не представится. Сумеречный граф ходил под смертью, Ноэми тоже приглянулась другому. Пусть воспоминания о первой близости холодили сердце, девушка решила попробовать снова. Придворные дамы шептались, близость дарит наслаждение, если Ноэми способна его получить, то только с любимым. Глоток терпкого вина перед прыжком в пропасть. Если и он столь же груб, рухнет очередная иллюзия.
        Лукаш привлек к груди и горячечно заверил: ничего не случится без ее согласия. Девушка обмякла в его руках, успокоилась и потянулась к губам. Де Сард опередил, поцеловал первым. У Ноэми перехватило дыхание. Колени затряслись, она отчаянно вцепилась в плечи Лукаша, чтобы устоять на ногах. Девушка жадно хлебнула воздуха и отстранилась. Пальцы по-прежнему лежали на плечах Лукаша, взгляд затуманился.
        Как можно дышать, когда сердце бьется в горле? И как можно не целоваться, когда невидимая сила толкает к Сумеречному графу? Казалось, если Ноэми вновь не ощутит вкус его губ, умрет.
        - Ноэми! - Лукаш с нежностью провел ребром ладони по щеке девушки.
        Она судорожно вздохнула и опустила ресницы.
        По спине пробежали мурашки, замирая где-то внизу живота.
        - Лукаш… - чуть слышно шепнула Ноэми и ответила той же лаской.
        Рука скользнула по шее к щеке, потерлась о легкую щетину, будто невзначай коснулась губ.
        - Ты меня любишь? - предельно серьезно спросил де Сард, перехватил ладошку и поцеловал в ямочку.
        Ноэми тяжко вздохнула и покаянно призналась:
        - Люблю. Дурочка, верно?
        Она тихо рассмеялась, пряча волнение. Девушка переминалась с ноги на ногу. Сейчас решалась ее судьба. Вдруг Лукаш расхохочется в лицо, вдруг предложит то же, что и герцог в начале знакомства? Самое печальное, девушка бы согласилась, бросила к ногам сероглазого графа девичью гордость.
        - Тогда я тоже дурак, - ответил честностью на честность Лукаш и, не удержавшись, пощекотал девичье запястье. Ноэми улыбнулась, разрушив патетичность момента. - Интрижка - это так просто, верно? Еще лучше - парк и вечное «вы». Только я не хочу.
        - Но хотел, - мстительно напомнила девушка.
        Де Сард не стал отпираться и добавил, обрисовав пальцем контуры девичьих губ:
        - И сейчас бы с удовольствием пригласил тебя в спальню. Только уже не выпустил бы.
        Ноэми запаниковала, а потом с облегчением рассмеялась. Сомнения разлетелись вдребезги. Любит!
        Девушка доверчиво прижалась к Лукашу и прошептала куда-то в шею:
        - Мы ведь останемся живы?
        - Конечно, - пообещал де Сард, зарывшись в волосы.
        Одну за другой он вытащил шпильки, безжалостно уничтожая прическу. Водопад волос рассыпался по плечам, укутав, будто плащом.
        - Богиня! - с придыханием шепнул Лукаш, любуясь возлюбленной.
        Ноэми смутилась. Новая волна мурашек веером разбежалась по груди и спине, когда де Сард поцеловал в линию роста волос.
        - Ты станешь моей? - чуть слышно спросил он.
        - Я уже твоя, - едва размыкая губы, капитулировала девушка.
        Былые страхи куда-то делись, на их место пришли новые - потерять Лукаша.
        Она подняла голову, нечаянно ударившись теменем о подбородок возлюбленного. Оба рассмеялись, а потом с неудержимой силой потянулись друг к другу. Влюбленные жадно, неистово целовались, словно не могли насытиться. Руки шарили по телам друг друга, впивались ногтями в одежду. Ноэми не заметила, как платье сползло с плеч. Она ничего не видела, утонув в волшебных ощущениях. Звуки, запахи - все отступило на второй план перед жарким прикосновением губ, легкими касаниями пальцев, чужим дыханием и столь желанным теплом. Вседержители, пусть не останавливается, пусть дойдет до конца, пока девушка не передумала, не испугалась, пока еще не стерся след поцелуев!
        Ноэми прикрыла глаза, когда мужские пальцы потянули за шнуровку корсета. Вот она, грань, после возврата нет.
        Лукаш склонился над вздымавшейся под тонкой тканью сорочки грудью и поцеловал ее сквозь ткань. Девушка шумно втянула воздух и выгнулась в руках де Сарда. Тот очень медленно стянул сорочку и заключил в ладони трепещущую грудь. Она покрылась мурашками - ничего, Лукаш согреет.
        Не отрывая взгляда от лица Ноэми, граф начал сладкую пытку. Девушка плавилась в умелых руках, словно воск, и с затаенным нетерпением ожидать продолжения. «Остановись, ты всегда осуждала развратниц из парков!» - твердил разум. Ноэми отмахнулась от него, как от назойливой мухи, отдавшись во власть наслаждения. Может, это их последняя встреча, стоит ли размениваться на пустяки условностей?
        Лукаш замер и отступил на шаг, любуясь раскрасневшейся девушкой.
        - Ты уверена? - хрипло спросил он, избавившись от шейного платка: тот душил. - Не пожалеешь?
        Вместо ответа Ноэми кивнула.
        Есть только здесь и сейчас.
        - Идем, тут рядом беседка.
        Подхватив юбки, надеясь никого не встретить посреди зеленого лабиринта, Ноэми поспешила в указанном направлении. Лукаш догнал ее в два прыжка и, поддавшись вожделению, жадно впился в губы, прижал добычу к опоре зеленой крытой аллеи. Девушка испустила сдавленный стон, обмякла в руках победителя.
        Страсть быстро сменилась нежностью. Язык дразнил, заставляя низ живота скручиваться узлом. Девушка пыталась, но не могла повторить того же. Наверное, Лукаш считал ее неумехой - отчего-то Ноэми волновало, что она не научилась ласкать мужчину.
        Напоследок чуть прикусив губу, Лукаш надтреснутым голосом попросил:
        - Повернись спиной!
        Ноэми повиновалась.
        Пальцы де Сарда ловко расправились с пуговицами и крючками, спустили с плеч нижнюю рубашку и сняли болтавшийся на нижней шнуровке корсет. Сразу стало легче дышать, но лишь на краткий миг, до первой смелой ласки, теперь девушке не хватало воздуха. Она прогнулась в спине и дышала в такт чужим ласкам. Кожа горела, мысли путались, потом и вовсе улетучились.
        Де Сард отнес любимую в беседку и уложил на скамью, предварительно расстелив на ней сюртук. Затем, наградив легким поцелуем, задрал юбки. Ноэми дернулась и непроизвольно сжала бедра.
        - Все хорошо, все хорошо, Ноэми, - проворковал Лукаш и снова потянулся к груди.
        Ласки вернули былую расслабленность, девушка позволила любовнику стащить белье и погладить внутреннюю сторону бедра.
        - Главное, ничего не бойся, - попросил Лукаш.
        - С тобой я ничего не боюсь, - улыбнулась Ноэми.
        Она сказала чистую правду. Страх перед близостью испарился, наоборот, девушка жаждала ее.
        Ощущения Ноэми обострились до предела. Она боялась не выдержать, разлететься на куски. Непередаваемое удовольствие заставило в истоме прикрыть глаза и целиком довериться любовнику. Тело оттаяло, отозвалось на близость чужого тела, и де Сард отпустил невидимые поводья. Он жаждал раствориться в Ноэми, в этом их желания совпадали, каждый отдавал другому частичку себя.
        Еще и еще, до полного единения, когда мир сужается до точки, чтобы взорваться оглушительным фейерверком.
        Так скоро!
        Лукашу с видимым сожалением поднялся и встревоженно поинтересовался:
        - Ты как?
        Отголоски эмоций блуждали по лицу рассеянной улыбкой, приятная усталость сковала мышцы. Сейчас бы выпить вина, утонуть в мягком кресле у камина… Лукаш с трудом отогнал ленивые мысли. Де Асан и де Вен только и ждут, пока граф расслабится, чтобы нанести удар.
        Лукаш бросил взгляд на не спешившую прикрыться Ноэми. До чего же она хороша! Решено, когда с алмазами и королевским секретарем будет покончено, де Сард запрется ее в спальне и научит искусству любви.
        Ощутив блуждавший по телу пристальный взгляд, Ноэми очнулась от неги. Она и подумать не могла, чо может оказаться так хорошо! И совсем не больно, не как с герцогом.
        Девушка стыдливо свела колени и села, потянувшись за одеждой. Помолчав, она робко спросила:
        - Так всегда? Ну, чтобы очень горячо, а потом очень хорошо.
        - Всегда, - заверид Лукаш.
        - А ты сделаешь это снова? Или попробовал и свободна?
        Ноэми подтянула чулки и прислушалась: вроде, никого. Несмотря на развратность двора принцессы Генриетты, обсуждать случившееся с фрейлинами не хотелось, пусть и дальше думают, будто герцог де Вен - первый и единственный мужчина Ноэми.
        - Переедешь ко мне, - заявил Лукаш. - Сегодня же. Заверяю, грядущей ночью ты окончательно забудешь похотливые ласки де Вена.
        - Нельзя, - со вздохом покачала головой девушка и оправила юбки. - Герцог что-то заподозрит. И, - поставила условие она, - я хочу определенного статуса.
        - Невеста подойдет?
        Граф помог Ноэми одеться и, вновь осморев, покачал головой.
        - Слухов не избежать! Глаза блестят, волосы в полном беспорядке, на щеках - алые пятна. Хочешь, открою портал, чтобы не пришлось ни с кем объясняться.
        Ноэми не ответила, отчаянно пыталась вернуть голове былой респектабельный вид.
        - Ладно, время! - Лукаш чмокнул любимую и встал со скамьи. - До встречи в экспедиции. Береги себя!
        Девушка понимающе кивнула. Первый министр - должность ответственная, дел много, сердиться глупо. Ничего, Ноэми посидит немного и вместе с герцогом вернется домой. Де Вен еще во дворце, сколачивает коалицию. Пугал де Асан, но, если суждено попасть ему в руки, от судьбы не убежишь.
        Глава 20
        Герцог выразился категорично: в юбке на прииске делать нечего. Робкие возражения о приличиях де Вен отмел: «Вам важно чужое мнение или жизнь?» Пришлось срочно шить костюм - имевшийся не подходил из-за нижней свободной части. Вышло вызывающе, а брюки с непривычки натирали; Ноэми ощущала себя голой.
        Горничная с трудом затянула корсет: мешал пояс брюк. Ноэми вздохнула. Без услуг служанки, придется расстаться с верхней частью нижнего белья, то есть достигнуть дна разврата. Оставалось надеяться, у мужчин найдутся иные дела, чем смотреть на полураздетую спутницу, в противном случае девушка поделится богатым опытом с фрейлинами принцессы.
        Приладив к шляпке вуаль, Ноэми натянула перчатки, прихватила хлыст и спустилась вниз. Предстояло еще одно испытание - мужское седло. Девушка ездила исключительно в дамском и боялась опозориться.
        Герцог поджидал Ноэми в холле. Он выглядел мрачнее обычного и заметно нервничал, однако не забыл поцеловать даме руку, благо за действиями де Вена пристально наблюдали члены экспедиции.
        Пока расследование «алмазного дела» складывалось для герцога успешно. Проверяющие обнаружили всего одну партию камней ненадлежащего качества, остальные люди де Вена успели заменить. Брак списали на эшеров: не доглядели, обмануть пытались.
        Ноэми обвела взглядом присутствующих и поздоровалась. Ей ответили скупыми кивками, уделив больше внимания фигуре, отпуская шепотом сальные замечания. Девушка зарделась, но краска тут же сошла с лица. Даже групповое изнасилование показалось бы пустяком по сравнению с поездкой в компании Мэя де Асана. Он едва заметно улыбался, наблюдая за метаниями жертвы. Целых две недели королевский секретарь не давал о себе знать и вот объявился в холле особняка герцога де Вена.
        Девушка отыскала глазами Лукаша. Граф подмигнул, словно намекая: бояться нечего. Ноэми так не считала.
        Герцог проявил неожиданное внимание, помог забраться в седло, объяснил, как приподниматься на стременах во время рыси и галопа. Столь неожиданную сердечность объяснила сказанная на ушко реплика: «Не хочу, чтобы ты отбила мягкое местечко, оно мне сегодня понадобится». Ноэми сделала вид, будто не расслышала, но выводы сделала: дверь придется забаррикадировать. Лишь бы они не заночевали в поле, тогда де Вен легко получит свое.
        Отряд тронулся.
        Отряженный королем маг отвечал за порталы, призванные сократить путь - де Вен и де Сард друг другу не доверяли, поэтому остановились на компромиссном решении.
        Случайно или нет, Ноэми оказалась подле королевского секретаря. Она плелась в хвосте кавалькады, с трудом приноравливаясь к седлу. Ноги болели от напряжения, бедра саднили. Девушка морщилась, вздыхала, но терпела. В очередной раз подняв голову, чтобы проверить, не скрылись ли спутники в зеве очередного портала, она встретилась с изучающим взглядом де Асана. Ноэми тут же отвернулась. Кусая губы, она гадала, как бы привлечь внимание Лукаша или на худой конец жениха.
        - Полагали, все закончилось?
        На предплечье легла знакомая рука.
        Девушка дернулась, отчего лошадь всхрапнула и взяла влево. Королевский секретарь перехватил поводья и посоветовал править осторожнее:
        - Вы пока мне нужны.
        - Послушайте, милорд, - гневно сверкнула глазами Ноэми, - я могу прямо сейчас все рассказать.
        - Им? - Де Асан кивнул на спины спутников. - Пожалейте несчастных, миледи, и передайте любовнику, он напрасно подсылал убийцу.
        - Лукаш никогда… - возмущенно начала девушка, но осеклась, спохватившись, что сболтнула лишнего.
        Секретарь усмехнулся. Как легко женщины выдают тайны!
        - Замечательно, - от его выражения лица пробежал холодок по спине, - значит, я не ошибся, и Лукаш де Сард придет.
        «Куда?» - хотела спросить девушка, но не успела. Мир перед глазами поплыл, в нос ударил удушливый запах эфира. «Вы зазевались, не успели в портал, никто не заподозрит», - прошелестел в голове голос секретаря до того, как мрак поглотил сознание.
        Ноэми очнулась в знакомой комнате - спальне замке де Асана.
        Липкий страх спазмами сжимал горло, но девушка его подавила. Ее спасут, обратят внимание на подозрительное исчезновение королевского секретаря.
        Девушка пошевелилась, проверяя, может ли двигаться. Де Асан не сковал заклинанием, понадеялся на замок и ров с водой.
        Голова раскалывалась. Ноэми тоненько застонала и прижала холодную руку в перчатке ко лбу. Стало легче, но ненамного.
        Минуты текли со скоростью улитки. Сколько она уже здесь? Минуту, час, день?
        Ноэми смежила чугунные веки и тяжко вздохнула. Лучше бы она не заинтересовалась тетрадкой в библиотеке замка де Вена! Лежала бы и пылилась еще долгие годы.
        Звук поворачивающегося в замке ключа заставил подскочить.
        В комнату вошел де Асан. Он не стал переодеваться, только сменил перчатки. При виде их Ноэми сглотнула и поняла: дела плохи. Подобные перчатки секретарь натягивал в пыточной.
        - Идемте! - Де Асан кивнул притихшей девушке. - В подвал портал открыть нельзя, пришлось перенести вас сюда, но оставшееся время придется провести в другом месте. Вставайте! - повысил голос мужчина. - Иначе придется тащить силой.
        Ноэми с трудом поднялась и на негнущихся ногах направилась к двери. Де Асан остановил, достал моток веревки и связал девушке руки за спиной:
        - От соблазна.
        - Что вы со мной сделаете? - облизав пересохшие губы, спросила Ноэми.
        Безусловно, она могла бы кусаться, попытаться сбежать, но из замка не выбраться, девушка даже не знала, в каком она государстве.
        - Подвешу, - равнодушно ответил де Асан.
        Худшие предположения начинали сбываться.
        - Все зависит от вашей сговорчивости и уступчивости графа де Сарда, - уточнил королевский секретарь и подтолкнул девушку к выходу. - Сами понимаете, в конечном счете все равно умрете, но ведь смерть бывает разной.
        - Вы обещали сделать женой! - напомнила Ноэми, в панике скользя взглядом по каменным стенам.
        Как тут сбежишь, куда?
        - Обстоятельства изменились, - пожал плечами де Асан. - Но если хотите, напоследок могу провести с вами минут двадцать.
        Девушку передернуло. Лучше дыба, чем!.. Рассудок тут же осадил и посоветовал умерить гордость. Постель - путь к свободе. Если Ноэми потерпит, приласкает, сумеет обмануть похитителя. Ну или хотя бы потянет время, пока Лукаш подоспеет.
        Ноэми кокетливо улыбнулась.
        Так, нужно поцеловать.
        Девушка набрала в грудь воздуха и прильнула к де Асану. Связанные руки мешали, но Ноэми таки дотянулась до губ. Владелец замка опешил, и, переборов брезгливость, пленница на мгновение скользнула языком в чужой рот, облизнула нижнюю губу и томно попросила: «Развяжи, целоваться неудобно».
        Де Асан широко распахнул глаза и расхохотался.
        - Развяжу потом, милая, если будешь хорошей девочкой. А ты молодец, - он двумя пальцами погладил ее подбородок, - как навсейка. Обещаю дать шанс сохранить жизнь. Идем, - он вновь поторопил, - я должен успеть вернуться, иллюзия долго не продержится.
        Де Асан ожидаемо спустился в пыточную, подвел к одной из цепей на стене и попросил поднять связанные руки. Ноэми подчинилась, и секретарь ловко защелкнул оковы на тонких запястьях. После разрезал веревку и отошел, любуясь работой. Девушка стояла на цыпочках с поднятыми над головой руками.
        - Постой, подумай, я пока сообщу графу, где тебя искать. Прости, но встретить его придется на дыбе, чтобы первый министр расчувствовался. Не волнуйся, суставы не вывихну, зато в случае упрямства щадить не стану, - предупредил де Асан и оставил девушку в кромешной темноте.
        Ноэми задергалась, силясь отодвинуться от стены - цепь не давала. Оковы крепились двумя короткими металлическими перемычками. Крепкими, не согнешь и молотком, не сдвинешь. Цепь свешивалась с потолка, проходя через мощные кольца на стене. Очевидно, с их помощью можно менять натяжение, удлинять и укорачивать путы.
        Девушка старалась не смотреть на дыбу за ширмой, не замечать орудия пыток, аккуратно, по размеру, воткнутые в специальные подставки.
        Стена холодила спину. Руки болели и затекали.
        Ноэми подергалась и быстро поняла: бессмысленно.
        Голова безвольно свесилась на грудь.
        Беспомощный пойманный зверек.
        Видимо, она заснула, раз не услышала возвращения де Асана. Он преобразился, облачился в немаркий свободный наряд мещанина. Знакомые перчатки красовались на руках. Королевский секретарь запер дверь и остановился возле стойки с плетьми. Пальцы задумчиво скользнули по рукоятям и вытащили черную, с полированной рукоятью.
        Ноэми тяжко вздохнула. Она в полной его власти, никто не помешает измываться над пленницей.
        Владелец замка убрал ширму, открыв вид на дыбу, странное кресло с колодками и сосновый стол, на котором стоял ящик с разнообразными инструментами: щипцами, иглами, зажимами и прочим.
        Ноэми с трудом подавила рвотный рефлекс и сглотнула вязкую слюну. Неужели де Асан не шутил?! Вседержители!
        - Итак, граф уже в курсе, посмотрим, как быстро привезет дневник Жана де Вена и найденные части артефакта. Мы пока поболтаем.
        Де Асан подошел к притихшей Ноэми и приподнял подбородок рукоятью плети. Девушка мотнула головой и напомнила: воевать с женщинами недостойно мужчины.
        - В Веосе другие правила, миледи. - Легкий удар по ладоням - для устрашения. - Я и так проявил избыток терпения.
        Де Асан вновь лениво щелкнул плетью по телу девушки, теперь по животу, и потянул за край цепи, принуждая Ноэми нагнуться. Щелкнули оковы, и освобожденная девушка принялась растирать онемевшие запястья.
        - Раздевайтесь! - приказал хозяин замка и, выдержав паузу, мстительно добавил: - Догола.
        Ноэми с мольбой взглянула на де Асана, но он упрямо повторил приказ:
        - Либо сами, либо раздену я. Пришло время дыбы. Настоятельно советую поведать подноготную графа де Сарда и, заодно, герцога де Вена. И себя не забудьте. Если степень откровенности меня устроит, останетесь живы.
        Прикусив губу, девушка, помедлив, начала раздеваться. Пальцы не слушалась, Ноэми долго возилась с пуговицами, крючками и завязками. Щеки неестественно алыми пятнами выделялись на общей бледности лица.
        Секретарь стоял и наблюдал. Скрестив руки на груди, он поигрывал с плетью.
        Одна за другой на пол полетели куртка, жилет, рубашка. Опали к ногам брюки, скользнули корсет и нижняя рубашка. Ноэми зябко переступила через ворох одежды и, повернувшись спиной к де Асану, стянула чулки. Оставались панталоны. Девушка не желала с ними расстаться, но нетерпеливый окрик мучителя заставил дернуть за завязки. Тело мгновенно покрылось «гусиной кожей». Сгорбившись, Ноэми стояла, прикрыв грудь и плотно сжав бедра. Она ощущала цепкий взгляд де Асана, оценивавший фигуру. Секретарь остановил его ниже спины и одобрительно хмыкнул:
        - Неплохо! Останетесь живы, может, уделю время.
        Ноэми вспыхнула. Ей делали одолжение - собирались разделить постель. Опять же задело это «неплохо». Что не так с ее фигурой? Прежде мужчины восторгались, а владелец замка скучал, не проявлял чувственного интереса.
        Де Асан тщательно закрепил запястья и лодыжки девушки на деревянных стойках. Он специально сконструировал дыбу, на которой при необходимости можно распять человека. Проверил, не впиваются ли веревки в тело жертвы, и удовлетворенно кивнул.
        - Можете начинать, - милостиво разрешил секретарь. - В ваших же интересах избежать неприятной процедуры.
        Не хватало только кресла - такому палачу полагалось удобное, широкое, чтобы развалиться и закинуть ногу на ногу.
        Ноэми упрямо молчала. Она не собиралась помогать предателю и убийце.
        Де Асан повернул колесо на четверть оборота, и девушка едва не задохнулась от боли. Из глаз брызнули слезы.
        - Хорошенькое тело - слишком мало, на тягу к женскому полу не рассчитывайте, - назидательно заметил палач и вернул колесо в прежнее положение. - Так как, станете упорствовать?
        Де Асан утер платком заплаканное лицо пленницы. Обрадованная прекращением пытки, она, запинаясь, удовлетворила его любопытство. Молчать смысла нет, геройская смерть не для нее. Довольный ответами секретарь укрыл девушку нижней рубашкой. Обернутый вокруг стана батист плохо защищал от холода, но хотя бы скрывал пикантные места.
        - Вот зачем упорствовали? - Де Асан укоризненно глянул на пленницу. - Принудили вас наказать. Ничего, - успокоил мужчина, убрав невостребованную плеть, - недолго вам висеть, не простудитесь.
        Королевский секретарь снова ушел, на этот раз оставив свечу.
        Время вновь потянулось тягучей каплей.
        Суставы ныли, из глаз капали молчаливые слезы. Де Асан добился своего, сломил.
        Шум за дверью заставил встрепенуться. Неужели Лукаш?
        Сердце затрепетало в предвкушении.
        Ноэми задергалась на дыбе, закричала: «Я здесь!»
        Лязгнул засов, и в пыточную ввалился навсей, которого девушка застала в парке с королевой. Взгляд остановился на притихшей Ноэми. Она сжалась при виде плотоядного оскала. Похоже, мучения только начинались.
        Сирил с удовольствием прошелся по женской фигурке на дыбе, уделив особое внимание хорошо обрисованной батистовой рубашкой груди, и чувственно облизнул губы. Ноэми закрыла глаза, приготовившись к новому витку боли и унижения.
        - Сирил, - нарушил планы навсея де Асан, - кажется, я запретил подобные развлечения.
        - От нее не убудет! - возразил раздосадованный родственник и сдернул с Ноэми рубашку. - Ты глянь, какая прелесть!
        - Видел, - равнодушно отмахнулся владелец замка и предупредил: - Трогать чужую наложницу чревато.
        Сирил тут же сник, вернул рубашку на место и отошел.
        Ноэми перевела дух. Похоже, быть наложницей не так плохо, раз закон запрещает насиловать.
        - Не забудь ее покормить, - напомнил родственнику де Асан и своеобразно ободрил пленницу: - Скоро граф де Сард умрет, и ваша судьба решится.
        Сирил проводил родственника кислой миной и, подтянув ногой табурет, устроился напротив Ноэми - запретного плода, который нельзя сорвать. Племянник силен, спорить с ним чревато. Жаль, у де Асана прекрасный вкус.
        - Повезло тебе, лапочка! - Сирил развалился на табурете, широко расставив ноги. - Я ведь помню, из-за кого пришлось бежать из Ушга. Он метнул на Ноэми полный ненависти взгляд. - Благодари Мэя и целуй руки.
        - Кто такой лорд де Асан, раз вы ему подчиняетесь? - осторожно закинула удочку девушка.
        Ноэми читала о гордости темных и сомневалась, будто собеседник позволил бы командовать собой простому дворянину.
        - Де Асан? - поднял брови Сирил. - Какой он тебе де Асан, да еще лорд! Только тупые свиньи в Лиргии считают Мэя низкородным.
        - А кто он на самом деле? - Любопытство капля по капле выдавливало страх.
        - Граф, разумеется. - Сирил глянул на нее как на дурочку. - Дальний родственник короля, между прочим. У меня титул украл, - помрачнев, сплюнул навсей. - И не убьешь, заразу, сильнее! Не удивлюсь, если в Совет попадет.
        Ноэми хлопала глазами, осмысливая услышанное.
        Граф, родственник короля, член Совета. Теперь понятно, отчего де Асан вспылил, когда девушка назвала его господином. Только отчего в дворянских списках он числится бароном?
        - Де Асан - выдумка?
        - Отец у него де Асан, только и всего. Как без духов плохо! - посетовал Сирил. - Никто пива не принесет! С удовольствием выпил бы холодненького.
        Он хмыкнул своим мыслям и подошел к девушке. Руки скользнули под рубашку и принялись поглаживать.
        - Мэй не запрещал трогать, - выдохнул Сирил в лицо окаменевшей от чужой наглости Ноэми и очертил контуры бедра. Девушка поспешила стиснуть ноги, чтобы шаловливый палец не проник дальше. - Люблю юных и темненьких!
        Рубашка соскользнула на пол, ладони накрыли грудь. Сердце Ноэми замерло от страха. Всем известно, навсеи - извращенцы.
        - Да не бойся, я чужих наложниц не порчу, - напомнил Сирил и отступил. Подхватил с пола рубашку и закинул в угол. - Повисишь голенькой, а я полюбуюсь, на вопросы отвечу, заодно время скоротаем.
        Мужчина наслаждался ее наготой, отпускал сальные шуточки, рассказывал, сколькими способами мог овладеть женщиной. Ноэми сначала краснела, а затем выстроила невидимую стену между собой и навсеем, представила, будто на ней бальное платье. Только холодно очень. Зябко поджав пальцы ног, девушка попросила чего-то горячего. Сирил обещал покормить через час.
        - Расскажите о владельце замка. Должна же я знать, кто мой хозяин, - с наигранным смирением попросила Ноэми.
        Тактика возымела действие. Сирил не только поведал занятные сведения о племяннике, но и укрыл пленницу курткой. Значит, навсеи поощряли покорность.
        Оказалось, Мэй де Асан - незаконнорожденный. Его покойная мать, Луиза Лашен, графиня Сомерская, встретила отца будущего ребенка на постоялом дворе. Лорд уродился видным мужчиной, графиня скучала и соблазнила его, а поутру уехала. Вседержители посмеялись над ней, и графиня родила Мэя, однако воспитывать не пожелала, хотя и записала наследником. Она разыскала лорда де Асана и подбросила ему младенца, обещав иногда навещать мужчину. Он, если верить рассказам, влюбился в графиню, хотел жениться. Луиза и слышать не желала: лиргиец, да еще обычный лорд без магии ей не пара.
        Сначала виделись часто - де Асан-старший жил у самой границы и командовал отрядом. Замок перестроил на деньги любовницы, затем сын довел до ума. Пресытившись, графиня пропала. Бедняга-лорд со временем спился на почве несчастной любви, а сын отправился покорять Ушг. После смерти отца он нашел метрику, пару писем матери и заявил права сначала на владения, затем и титул в Веосе. Навсеи не приняли выскочку с распростертыми объятиями, но де Асан парой дуэлей доказал, с ним стоит считаться. Родившись полукровкой, он унаследовал на-ре и полноту темной магии предков с материнской стороны.
        Заложив ногу на ногу, навсей разглагольствовал о родственнике и не сводил маслянистого взгляда с незащищенного мыска волос, будто прикидывал, как можно обойти запрет племянника.
        - Красиво смотрится! - Сирил прервал рассказ и направился к стойке с плетьми. - На месте Мэя я бы взял тебя прямо на дыбе. Чуть ослабил веревки и славно насадил. Ты как, хочешь Мэя? - вкрадчиво поинтересовался навсей.
        Девушка промолчала. С полными глазами страха она наблюдала за тем, как мучитель выбирает плеть. Он по очереди взвешивал каждую на ладони, теребил «хвосты».
        - Должна хотеть, - безапелляционно заявил Сирил и сделал выбор. - Наложница всегда желает господина. Ничего, - навсей шагнул к ней и пощекотал кончиком плетки девичье бедро, - Мэй до скуки консервативен, бездетен - клад для такой потаскушки. А я люблю острое, горячее.
        Ай! Удар обжег ягодицы. Ой! Алая полоса легла поперек груди.
        - За парк, милая, - сладким голосом, полным желчи, пропел навсей.
        Жалящие удары сыпались один за другим - недостаточно сильные, чтобы содрать кожу, но доставлявшие Сирилу извращенное чувственное удовольствие от мучений жертвы. Но стоило девушке перестать дергаться, пытка прекратилась: забава потеряла всю прелесть.
        В дверь постучали.
        - О, еду принесли! - с энтузиазмом потер руки Сирил.
        Ноэми равнодушно проследила за ним взглядом из-под спутанных волос. Есть совершенно не хотелось.
        Сирил повернул ключ в замке и прикрикнул:
        - Ну, что так долго?
        - Милорд, мы… - пролепетал слуга, но договорить не успел.
        Поднос с едой полетел на пол. Прислужник, охая, потирал затылок. Взбешенного де Асана подобные мелочи не интересовали. Он легко, как пушинку, отшвырнул препятствие со своего пути и рявкнул:
        - Сирил за мной!
        Королевский секретарь сжимал знакомый двусторонний посох; на бедре покачивались ножны с дагой. Взгляд переместился на пленницу. Девушка затаила дыхание: на миг показалось, де Асан свернет ей шею.
        - Хватит висеть без дела! Хочешь жить, поможешь.
        Владелец замка прицелился и метнул голубой пульсар. Под тонкий, срывающийся на писк крик Ноэми он испепелил дыбу. Лишившись опоры, девушка кулем рухнула на пол.
        - Давай! - Секретарь подхватил ее под мышки и подтолкнул к одежде. - Считаю до сорока и тащу, как есть.
        Она выберется отсюда, выберется!
        Надежда окрылила и придала сил. Ноэми подхватила панталоны и кое-как продела в них ноги. Затем - счет неумолимо приближался к концу - натянула брюки и рубашку на голое тело. Обуваться пришлось на ходу, спасибо, успела прихватить сапоги, застегиваться тоже.
        Королевский секретарь протащил Ноэми по темному коридору, поднялся по лестнице и толкнул окованную железом дверь. За ней оказался еще один коридор, который превратился в лабиринт с множеством тупиков и поворотов. Но вот, наконец, кладовые. В старых замках их по традиции утраивали над темницами. Тут дышалось легче - ушла сырость и плесень.
        Де Асан остановился, дожидаясь, пока Ноэми отдышится, и открыл местный портал. Не церемонясь, он толкнул туда девушку. Полет закончился болезненным ударом о край стола. Потирая висок, Ноэми огляделась. Небольшой кабинет. Судя по всему, в башне. Повсюду - книги, колбы. На столе бережно разложены на синем бархате находки: пластина, дневник Жана де Вена, два камня: поменьше и побольше, - странного вида латунная пластина и пузырек с непонятной жидкостью.
        Сердце девушки упало. Раз дневник тут, Лукаш убит. Губы задрожали. Перед помутневшим взглядом стояло любимое лицо. Девушка тоненько завыла и прижалась к стене. Его больше нет! Она никогда снова не почувствует вкус губ Лукаша, не услышит голос. Ноэми отвернулась, чтобы мучитель не видел ее слез. Хватит, вдоволь потешил извращенное самолюбие!
        - Кончай рыдать!
        Щеку обожгла оплеуха. Она отрезвила, вернула способность мыслить. Только в душе поселилась пустота, которая вечной мерзлотой расползалась по телу.
        - Знакомый предмет?
        Де Асан махнул на дневник и отодвинул стул с высокой резной спинкой в духе романов о привидениях.
        - Д…д…да, ваше сиятельство.
        На Ноэми напала икота. Девушка жалась к стене и смотрела на королевского секретаря, как овца на волка.
        - Вот мы и добрались до правильного титулования! - усмехнулся владелец кабинета, напоминавшего обитель чернокнижника, только совы в клетке не хватало, а так даже перегонный куб имелся. - Садись! - Де Асан нетерпеливо похлопал по спинке стула. - Перед тобой части артефакта. Нужно правильно их соединить. Подсказка в дневнике покойного идеалиста. Я отлучусь, приготовлю твоему настырному любовнику холодную могилку, а рядом уложу Дамиана де Вена. Зло всегда возвращается, правда, Ноэми? - Она, помедлив, кивнула. - Он уготовил мне смерть, ее и получит. Очень удобно - вторую яму рыть не нужно.
        Девушка нахмурилась. Как можно похоронить де Вена в одной могиле с Лукашем? Они же за сотни миль друг от друга, бессмысленно везти так далеко тело ради сомнительного каприза. Наверное, Ноэми сошла с ума, раз ее волнуют подобные мелочи!
        Пригвоздив девушку взглядом к стулу, - только попробуй обхитрить! - де Асан удалился прежним способом: порталом. Приглядевшись, Ноэми поняла, что иначе из комнаты не выбраться: предусмотрительный владелец не прорубил ни окна, ни двери. Умно! И пленница не сбежит, и спасители не вызволят.
        Ноэми дала волю чувствам. Аккуратно, чтобы не растревожить больные места, присела на краешек стула, уронила голову на руки и разрыдалась. Плакала, пока слезы не иссякли.
        Боль ныла за грудиной, но разум требовал действий. Девушка вздохнула и пододвинула дневник Жана де Вена. Посмотрим, какой артефакт стоил ему жизни. Вдруг он поможет выбраться отсюда? Только вот, просматривая дневник, Ноэми ничего не нашла. То ли плохо искала, то ли покойный придворный маг зашифровал сведения об артефакте.
        Саднившая пятая точка не давала сидеть ровно, пришлось устроиться на стуле на коленях.
        Пальцы скользили по пожелтевшим листам.
        Жан де Вен описывал разные события, говорил и о герцоге. Отношения между братьями оставляли желать лучшего. Де Вена-старшего волновали деньги, развлечения и власть, придворного мага беспокоило будущее страны. Не сошлись они и в вопросах воспитания Йонаса. Предоставленный самому себе мальчик пристрастился к жестоким забавам. Отец лишь отмахивался, а потом отослал учиться - с глаз долой.
        Оставалось догадываться, отчего сам Жан де Вен не женился. Об этом не говорилось ни слова, да и родственников маг упоминал вскользь. К моменту гибели последнего герцог и младший брат практически не общались. Насколько поняла девушка, поругались из-за политики. Дамиан поддержал одну партию, Жан - другую.
        Зато имя Мэя де Асана в конце мелькало часто. Королевский секретарь вызывал опасения: магу казались странными некоторые привычки, особенно интерес к проводникам энергии, затем подозрения и вовсе переросли в страх. «Не удивлюсь, если он меня убьет, - писал на предпоследнем листе покойный. - Оставляю столицу в надежде спастись. Малодушно, но с навсеем не сладить. Надеюсь, артефакт надежно спрятан, иначе храни Вседержители Лиргию, она падет!»
        Ноэми отложила дневник и задумалась. Выходит, Жан де Вен разгадал тайну королевского секретаря, он его уничтожил, но до артефакта не добрался, мертвец перехитрил. Только как де Асан дотянулся до замка де Венов? Теперь девушка понимала, погром в ее комнате - дело рук людей тюремщика. Взрыв кареты - тоже.
        Отчего де Асан за столько лет не нашел дневника? Выходит, Жан де Вен спрятал дневник надежнее, нежели просто положил на пыльную верхнюю полку. Оставалось только гадать, отчего дух показал его Ноэми.
        Внимание привлекли пустые страницы. Они чередовались с записями о текущей жизни. Складывалось впечатление, будто Жан де Вен случайно пропустил их, но девушка решила проверить. Нахмурившись, она вгляделась в шершавую бумагу, провела по ней пальцем - ничего. Подумала и заштриховала край листа карандашом, огрызок которого обнаружила за пустой колбой. Снова ничего. Однако Ноэми не сдавалась. Что толку сидеть, снедаемой беспокойством, и терпеливо ждать, пока сделают постельной игрушкой. В конце концов, де Асан сам подсунул дневник, дал ключ к спасению.
        Девушка пробежала глазами по записям, обрамлявшим пустые листы: может, в них найдется разгадка? Увы, половину Ноэми не поняла: какие-то формулы и магические изыскания. Вторая часть - рассуждения на отвлеченные темы. Уделил Жан место и любовной теме, столь волновавшей Ноэми. Девушка даже посочувствовала ему: беднягу бросила невеста, ушла, не сказав ни слова. К кому, куда? Ответ поразил. Маг писал о похоронах былой возлюбленной. Он подробно обрисовал все мелочи: креп на гробе, количество цветов, траурную повозку, а в конце приписал: «Мэй не бросил ни розы».
        В голове щелкнуло. Де Асан - вдовец и уж точно не стал бы приходить на чужие похороны. Значит, та женщина, которую Жан де Вен неизменно величал одной буквой А - покойная супруга королевского секретаря. Воистину, запутан мир, зато теперь понятно, отчего маг начал интересоваться де Асаном - присматривался к мужу неверной невесты.
        Ноэми обхватила голову руками и легла лбом на стол.
        Как же проявить проклятые записи?!
        Девушка неосторожно задела свечу. Пламя лизнуло краешек дневника, занялась бумага. Ноэми успела спасти наследство Жана де Вена, но обложка обуглилась. Девушка сбила угольки на металлическую плошку и замерла: на пустом листе, соседнем с пострадавшим, появились буквы! Так вот как открывался ларчик!
        Волнуясь, Ноэми подняла дневник и провела нужной страницей над пламенем. С замиранием сердца она глянула на плоды трудов и возликовала: получилось! Отложив чтение, Ноэми занялась остальными листам. Некоторые содержали рисунки, совпадавшие с обликом предметов, разложенных на бархатной подстилке. А вот как должен выглядеть артефакт. Если Ноэми постарается, сумеет его собрать.
        Девушка прислушалась и, закусив губу от усердия, принялась за дело. Никак не получалось раскрыть крепления, соединить части артефакта, но Ноэми не сдавалась, и после долгой возни результат сошелся с рисунком. Оставалась пластина. Очевидно, она активировала древнюю поделку, если верить Жану де Вену, наследие Прародителей. Где он нашел его, одним Вседержителям ведомо.
        - Однако! - присвистнул за спиной де Асан.
        Увлеченная работой, Ноэми прозевала его возвращение.
        Королевский секретарь отобрал артефакт и наградил Ноэми легким поцелуем в висок.
        - Можете рассчитывать на всю ночь - отпраздную с вами победу.
        Навсей покрутил артефакт и задумчиво озвучил мысли:
        - Хм, не сделать ли Сумеречному графу предсмертный подарок? Обещанные двадцать минут за хорошее поведение.
        - Вы… вы чудовище! - выпалила Ноэми и наглухо застегнула рубашку.
        Если бы де Асан смотрел с похотью - нет, он просто забавлялся.
        Девушка сползла на пол и ткнула пальцем в грудь мучителя:
        - Лучше убейте!
        Мужчина рассмеялся и покачал головой.
        - Лучше на дыбу, чем вашей наложницей! - не унималась Ноэми.
        Умирать действительно страшно и больно, только вот без Лукаша хуже. Останься он жив, девушка бы смирилась, но дышать, когда он мертв, сознавая, она тому виной?.. Пусть лучше секретарь рассвирепеет и убьет.
        - Девочка, - де Асан взял ее за подбородок и укоризненно покачал головой, - не произноси громких слов. Наложница - чудесная роль для покойницы. Уясни, ты умерла, оказавшись на кладбище. Или полагаешь, я бы отпустил опасного свидетеля?
        - Вас удовлетворить прямо сейчас? Ну, чтобы Лукашу показать.
        - Театрально нагибать над столом не стану, - секретарь отпустил. - С собой познакомить могу, заодно уяснишь кое-какие привычки.
        Воображение нарисовало страшные картины извращений.
        Де Асан усмехнулся, словно прочитал мысли, и, наклонившись, доверительно сообщил:
        - Привычки мои чрезвычайно просты: коротко и по делу. Ночевать пока не стану, часто захаживать - тоже. Как видишь, - заключил он, - идеальные условия.
        Ноэми догадывалась, где-то заключен подвох, но уточнять не стала. Она проводила выстраданный дневник Жана де Вена тоскливым взглядом и, повинуясь щелчку пальцев нового хозяина, последовала за ним в портал. Он вывел в спальню, да еще какую! Девушка никогда прежде не видела такой мрачной обстановки. По ее мнению, золотисто-черная гамма плохо сочеталась с отдыхом.
        - Садись! - Де Асан махнул на атласное покрывало. - Можешь погреться у камина.
        Вспыхнуло пламя, заиграв бликами на расписном экране - странная забота после всего случившегося.
        Ноэми опробовала кровать: мягкая, и аккуратно села, решив не изображать гордячку. Де Асан заметил скривившееся от боли личико, посоветовал подложить подушку и хлопком зажег свет.
        - Не все так плохо. В Лиргии ты жена, мать семейства. Бить не стану, с плеткой знакомить тоже. - Он остановился напротив притихшей девушки и поигрывал перчатками. Фамильные перстни матери больше не прятал, позволил рассмотреть каждую черточку герба. - Некрасиво графине ходить со шрамами. Хотя бы осознала, дурочка, что отныне графиня? - усмехнулся владелец замка.
        - Вы назвали наложницей, - напомнила Ноэми.
        Она по-прежнему опасалась непредсказуемого тюремщика и старалась держаться от него подальше.
        Де Асан закатил глаза.
        - До чего невежественны лиргийки! Покойная супруга тоже уродилась дурой. Я навсей, нравится тебе это или нет, и живу по законам Веоса. Рабыня там - существо бесправное, подстилка для утоления похоти. Мне такая не нужна, повторюсь, равнодушен к женским прелестям. Наложница - пожалуй. На жену, прости, не тянешь, но о продолжении рода задуматься стоит. Словом, обязанности поняла. На людях - жена, в действительности - моя собственность. Остальное потом.
        Ноэми подавила тяжкий вздох, вспомнив о Лукаше. Одинокая слеза скатилась по щеке. Девушка торопливо утерла ее: вдруг рассердит де Асана? Он навсей, а они ненормальные. Вот и де Асан терпеливо наблюдает. Ждет, когда сломается? Так Ноэми давно сломалась, когда он распял ее на дыбе, только любить не разучилась. Останься хоть крохотная надежда спасти Лукаша…
        - Зачем вам артефакт, милорд? Чтобы завоевать мир?
        Ноэми принялась раскачиваться из стороны в сторону: монотонное занятие успокаивало.
        - Не разыгрывай большую дуру, чем есть!
        - Я? - Ноэми нервно расхохоталась, до икоты. - Вы сильный маг, давно стоите рядом с троном. Наверняка неприятно, когда корону носит другой?
        Мужчина задумчиво почесал подбородок и присел рядом. Девушка отодвинулась. Де Асан никак не отреагировал, словно не заметил.
        - Что Стоурен, что Виллем - типичные корольки, - пренебрежительно отозвался навсей о лиргийских монархах. - Не хуже и не лучше других. Трон - кость, за которую дерутся все, кому не лень. Нет, милая, - Ноэми покоробило от выбранного обращения, - я не настолько банален. Захотел бы, давно короновался. Зато Веосу не помешают новые рабы, налоги и территории. У его величества скоро день рождения, я преподнесу щедрый подарок. Сколько там столетий Лиргия не желала покориться? - Он метнул короткий взгляд на девушку, ожидая ответа, но так и не дождался. - А сколько магов сгинуло, пытаясь сломить волю упрямцев? Пришло время положить конец противостоянию. Лиргия станет провинцией Веоса. Если его величество сочтет нужным, сделает наместником. Мне хватит должности при дворе, а ты - трон!
        Де Асан презрительно фыркнул и встал. Его тень нависала над Ноэми. Ей на миг показалось, черное облачко выйдет из тела королевского секретаря, вселится в нее и высосет душу. Мужчина же стоял и смотрел, заложив большие пальцы за ремень брюк. Он переоделся и щеголял костюмом соседнего государства.
        - Пафосная речь злодея, верно? - на губах де Асана играла кошачья улыбка.
        - А? - не поняла Ноэми, с трудом вынырнув из пучины страха.
        - Я во всем люблю ясность, - секретарь взмахом ресниц стер улыбку с лица. - Только и всего, леди Ноэми Вард. Ожидайте. Улажу дела, приду к вам. Без цветов и вина. Зато потом вдоволь поплачете в своей комнате.
        Владелец замка удалился, заперев дверь на ключ.
        Глава 21
        Лукаш застонал и с трудом разлепил глаза. Кажется, один заплыл: крепко же его приложили!
        Мэя де Асана первый министр видел мельком. Хитрец предвидел развитие ситуации и послал на место встречи родственника. Пока де Сард разбирался с Сирилом, появился королевский секретарь и оглушил. Даже рук марать не стал. Одного жаль: Лукаш не успел расправиться с бывшим любовником королевы! Тот отделался легкими ранениями.
        Теплилась слабая надежда: Дамиан де Вен не останется равнодушен к судьбе невесты.
        Де Асан все продумал, выбрал такое место, чтобы открытие портала отнимало много сил и времени. В итоге Лукаш ринулся один, как мальчишка, и оказался в застенках врага.
        Сумеют ли маги прочитать след? Де Сард верил в их мастерство.
        Участники экспедиции приняли живое участие в судьбе Ноэми. Придворный маг тут же развернул портал, они обшарили каждый кустик, но ничего не нашли. В поисках принял участие и виновник переполоха. Де Асан чуть задержался, якобы выбирался из завихрения портала, и так трогательно кричал на придворного мага, по вине которого якобы пропала девушка. Только вот в голову Лукаша закрались сомнения. Кому, как ни врагу, желать смерти Ноэми? Однако королевский секретарь лгал так гладко, играл так естественно. И анонимное письмо прислал голубиной почтой: перехватят, покажешь кому - доказательств нет. Почерк иной - в этом де Асан тоже показал себя мастером. Только Лукаш догадался, хотел убить мерзавца - спутники удержали.
        Королевский секретарь стоял возле коня и ухмылялся. Когда де Сард сделал выпад, не шелохнулся, жеребец, и тот испугался больше. Де Асан открыто издевался над врагом, а Лукашу приходилось терпеть и в бешенстве кусать губы. Какие у него доказательства? Никаких. Кое-кто, вроде де Вена, и вовсе помнил протекцию Мэя де Асана, благодаря которой первый министр получил пост. Словом, осуждали его, а не истинного злодея.
        - Я не стану вызывать вас на поединок, граф, - дождавшись, пока страсти улягутся, свысока сообщил де Асан и занес ногу в стремя. - Чего только не скажешь в любовном порыве!
        Слова секретарь подбирал тщательно, все попали в цель. Де Вен шумно втянул воздух при упоминании любви. Глаза налились кровью, желание избавиться от Лукаша де Сарда стало нестерпимым. Гаденыш не только лишил его должности, поставил под угрозу милость короля, так еще покусился на Ноэми! Может подобрать, когда герцог наиграется, но не раньше. Там, на дороге, он пригрозил первому министру судом за покушение на честь невесты.
        Таким образом, де Сард оказался в горах один и на взводе. Без охраны, без друзей, с одним чувством мести. Его встретил Сирил и нагло потребовал дневник. Разумеется, Лукаш предложил навсею сталь и магию. Только вот подданные Веоса по-честному не играли.
        Стараясь не обращать внимания на боль в пояснице, - вот мерзавец, бил лежачего! - Лукаш огляделся и грустно усмехнулся. Ну да, темница, а чего он еще ожидал? Не с распростертыми же объятиями в пиршественном зале встречают злейшего врага!
        Сердце терзала мысль о Ноэми. Жива ли она? Сумеречный граф надеялся, у королевского секретаря хватило остатков порядочности не заковать девушку в цепи, как де Сарда. Если собрался убивать, то не кнутом палача. Насчет себя Лукаш иллюзий не питал.
        Хм, пока не раздели. Значит, хозяин торжествовать придет позднее. Или решил уморить голодом? Неплохая идея! Стены узилища толстые, не выберешься. И магия глушится - сколько Лукаш ни пытался, не мог сотворить простейшего огонька. Не иначе кандалы с секретом. Знатные, толстые, как и цепи. Такие никакой силач не порвет.
        Привыкнув к темноте, де Сард различил подозрительное светлое пятно на полу. Нахмурившись, он натянул цепи, наклонился вперед, чтобы лучше рассмотреть. Похоже, на полу что-то лежало. Так и есть, груда. А поверх… Лукаш стиснул зубы и пожелал Мэю де Асану сдохнуть от зубов диких животных. Женская нижняя рубашка! Неужели обезумевший от жажды власти и крови предков-убийц секретарь притащил сюда Ноэми?
        Де Сард тщетно пытался понять, нет ли пятен крови на одежде. Разум подсказывал: ради светских бесед в пыточную не приводят и раздеваться не заставляют. Оставался крохотный шанс, что де Асан давил морально, но тогда бы Ноэми ушла одетой.
        - Ты сдохнешь! - прорычал Лукаш, бессильно повиснув на цепях. Боль? Он ее больше не чувствовал, пусть кандалы до синевы впились в запястья. - Я убью тебя, Мэй де Асан, или кто ты там на самом деле, клянусь памятью предков!
        Волна ярости схлынула, и де Сард задумался, как осуществить задуманное. Он не бросал слова на ветер.
        Лукаш в полной мере ощутил последствия недавней вспышки бешенства. Запястья налились свинцом, мышцы полыхали огнем, кости ломило. Де Сард убедился, избили его изрядно. Вряд ли де Асан, скорее, Сирил: королевский советник не разменивался на мелочи.
        Сумеречный граф осторожно попытался расшатать крепления - не тут-то было! Все сделано на совесть, руки тоже из железных браслетов не вытащишь. Шипя от боли, Лукаш повис, касаясь пола кончиками пальцев. Спасибо, не подвесили за ноги! Де Сард знал, такое практиковалось, равно как и другие экзотические способы обездвиживания. Люди после них частенько становились калеками. Однако Лукаш не думал об уродстве. Убедившись в бесполезности обычных способов освобождения, граф вернулся к магии. Он последовательно опробовал заклинания всех известных типов, даже самые нелепые. Увы, блокировка работала. Лукаш приуныл. Похоже, де Асан победил. Оставался всего один способ, но он таил смертельную опасность. Впрочем, из двух зол выбирают меньшее, если погибать, то хоть с чувством выполненного долга.
        Лукаш отрешился от холода и монотонного капанья воды. Она стекала по стене и безумно раздражала. Существовала и такая пытка - звуками. Поговаривали, будто человек не выдерживал больше пары суток.
        Де Сард нащупал внутри ниточку дара и попытался приоткрыть дверь в другое пространство. Сумеречный мир принимать не спешил, змейкой уходил из рук. Хоть одна радость: эта магия не подконтрольна никому, кроме владельца.
        Сумеречный мир везде, всегда параллелен реальному, только вот многие бы предпочли его уничтожить. Оно и понятно: кому понравится кишащая духами и демонами вселенная, где сны становятся реальностью, а человек не властен над собой? Хуже только Изнанка - мир некромантов и магов с даром смерти. Она сразу выпивала досуха.
        Лукаш нервничал. Время шло, а он по-прежнему стоял на цыпочках в мрачном подземелье. И тут де Сард понял: он все делает не так! Слишком сильно дергает ниточку, которую надлежит отпустить.
        Первый министр сделал пару глубоких вздохов. Вот так, ему всего лишь нужно попасть в другое измерение, а не сбежать и отомстить убийце любимой девушки.
        Спокойствие разлилось по венам - плоды долгих тренировок. Результат не заставил себя ждать: Лукаш ощутил духов. Ожидаемо их оказалось множество. Де Асан частенько развлекался пытками, оборудовав замок отца в приграничье по собственному, порой извращенному вкусу. Многие не одобряли политику «серого короля», другим не нравился он сам. В итоге периодически пропадали люди. Затем их истерзанные тела находили в лесу и списывали смерть несчастных на разбойников и диких зверей.
        Де Асан умел заметать следы, не увлекался показательными казнями, только в крайнем случае, для всех остальных существовали иные рычаги воздействия: от слова до дела. Наемные убийцы не сидели без работы. Какая им разница, какого аристократа убить или немного попугать. И совсем несложно устроить опалу недоброжелателю, который стал слишком докучлив. Кто не без греха? Даже король, и тот брал взятки. Эксклюзивные, от избранных, но брал!
        Почувствовав мага с особым даром, призраки выбрались из Сумеречного мира, с опаской посматривали из всех углов. Де Сард удовлетворенно хмыкнул. Первый шаг сделан, оставалось переместить тело и душу в другую реальность. Лукаш никогда не совершал подобного без подготовки, но все когда-то случается впервые. Духи станут проводниками. Наверняка найдутся лазейки: слишком много боли и смерти скопилось вокруг. Раз так, нужно поймать поток и понадеяться на удачу.
        Граф пристально следил за призраками, подмечая места появления, и обрадовался, когда один из них прошел сквозь него. Де Сард не почувствовал ни холода, ни щекотки. В тот миг он возблагодарил злейшего врага за любовь к убийствам. Видимо, не удержался, рассвирепел, зато Лукаш обрел путь к спасению.
        Обращение к себе - вещь трудная. Тяжело отринуть скорлупу разума, остаться один на один с душой. Кто-то не справляется вовсе, Лукашу, по дальнейшим подсчетам, понадобилось около получаса. Наконец мир перед глазами подернулся туманной дымкой, а первый министр ощутил за спиной призывный сквозняк. Лукаш качнулся на цепях, внешне оставаясь недвижным. Еще, еще и еще, пока душа опасно не мазнула по границам тела. Де Сард вовремя удержал ее и удостоверился: ветер из Сумеречного мира стал сильнее. Хм, недаром Лукашу дали говорящее прозвище, он таки сумел.
        Все вышло само. Де Сард зажмурился, сжал пальцы и представил иное измерение. С губ сорвался шепот - просьба принять блудного сына. Голос тонул в тишине, слова сливались друг с другом. Отныне капель не раздражала, а успокаивала, навевала сны. И они пришли, чтобы звякнуть пустотой цепей.
        Лукаш судорожно вздохнул: из легких будто выбили воздух. Затем, не веря, ощупал запястья: никаких кандалов, только алели полоски содранной кожи. Значит, не привиделось. Ноги прочно стояли на земле, только вот разглядеть ее не удавалось: мешал туман. Он пуховым одеялом укрыл все вокруг. Лукаш понимал, задерживаться тут не стоит: дымка задушит, похоронит в объятиях. Нужно вернуться в мир живых, но уже не в пыточную. Вся проблема в том, что де Сард понятия не имел, где оказался, в Лиргии или в Веосе. В итоге, поразмыслив, решил ориентироваться на дневник Жана де Вена. Лукаш хорошо его помнил, мог воспроизвести по памяти каждую шероховатость. Жаль, не нашлось времени детально ознакомиться с содержанием!
        Идти к де Асану безоружным - самоубийство. Значит, нужно найти новый меч и кинжалы взамен отобраных. Несмотря на относительно юный возраст, Лукаш знал, на одну магию полагаться не стоит. Один меткий бросок кухонного ножа, и даже ректор академии окажется на кладбище, а у Мэя де Асана и вовсе навсейский посох, сочетающий оба вида оружия: холодного и магического.
        Вопреки распространенному мнению, Сумеречный мир вещественный. Другое дело, найти в нем что-то крайне тяжело. Можно долго плутать и не увидеть ничего, кроме чахлых кустиков. Лукаш не собирался тратить время в пустую и, подумав немного, позвал дух королевского астронома. Пусть тот собирался вскоре отлететь в иные миры, сейчас еще мог витать в Сумеречном мире.
        Великая Мать вновь поцеловала первого министра в макушку. Не успел тот истощить запас терпения, как знакомый дух вынырнул из тумана. Он подслеповато глянул на де Сарда и почесал затылок. Со стороны смотрелось странно: рука призрака тянется к зыбким контурам и проходит сквозь них. К сожалению, смерть лишала даже такой малости, как возможность коснуться себя.
        - Приветствую! - сухо поздоровался Лукаш и с опаской сделал шаг вперед.
        - Эм, - опешил покойный астроном, - а разве вы не в мире живых?
        - Почти, - уклончиво ответил первый министр, пристально наблюдая за туманом. Показалось, или тот подобрался ближе? - И очень хотел бы туда вернуться. С вашей помощью.
        Дух окончательно впал в прострацию. Нематериальные пальцы несколько раз силились коснуться нематериальной же макушки, но каждый раз проходили сквозь голову.
        - Координаты, - подсказал Лукаш. - Полагаю, мне хватит сил сделать остальное самому. Разумеется, - уточнил он, - если вы покажете выход.
        Астроном рассмеялся.
        - Вы маг, не я. Откуда мне знать, как тут все устроено? И каким образом, демоны вам в зятья, вы здесь оказались?
        - Пришел, - простодушно ответил де Сард. Он не собирался вдаваться в подробности и поторопил призрака: - Времени мало, мне необходимо спасти одного человека.
        Дух вздохнул и бросил взгляд через плечо. Сумеречный граф чувствовал, он колеблется, и решил немного помочь. Лукаш рискнул опуститься на одно колено, утопив руки в тумане. Видеть совсем необязательно, хороший маг знает руны на ощупь. Вот и теперь де Сард не глядя выводил на земле символы, те самые, которые некогда чертил на полу кабинета: призыв, подчинение, воля. Странно, сила наполнила их сама. Стоило Лукашу закончить символ, как он обретал форму и вспыхивал, разгоняя туман.
        Покойный астроном наблюдал за де Сардом со смесью восхищения и страха. Потом и вовсе не удержался от замечания:
        - Не ту вы профессию выбрали!
        - Чего только ни сделаешь ради любимой! - усмехнулся первый министр.
        Сердце грела скорая месть. Де Асан ответит за каждую слезинку Ноэми, о своих синяках Лукаш тоже не забудет.
        - Может, вы Слышащий? - осторожно предположил звездочет и на всякий случай отлетел назад.
        - Может быть, - не стал спорить первый министр, хотя в его жилах не текло ни капли крови избранных. - Поторопитесь! - подстегнул он духа кривой улыбкой: кое-что из арсенала навсеев можно взять на вооружение. - Я и так слишком задержался.
        Подчиняясь рунам и властному голосу хозяина - Лукаш сумел хоть ненадолго, но установить свою волю на небольшом клочке другого измерения, - астроном махнул рукой, приглашая следовать за собой. Он вывел де Сарда к реке - странному клубящемуся пару.
        - Говорят, живые могут через него пройти и вернуться, - «обнадежил» он. - Маги, так точно.
        - И куда я попаду? - Лукаш скептически оглядел странный поток. Походило на изощренный способ самоубийства.
        - Туда же, откуда пришли. В иные места портал не возвращает. Ну, разве только…
        - Знаю, - раздраженно оборвал де Сард, - Слышащих, Видящих и иже с ними. Благодарю! - он добавил в голос теплоты, будто хвалил подчиненного за хорошо проделанную работу. - Передавайте привет Жану де Вену. Скажите, его враг сегодня умрет.
        Лукаш задержал дыхание и смело шагнул в призрачную реку. Потянувшись к дару, он подумал о Ноэми. Пусть мир снов перенесет к той, о которой он грезил.
        На мгновенье показалось: конец, забытье, но затем дар в груди пустил лепестки пламени. Они объяли Лукаша и прогнали туман, заключивший жертву в смертоносные объятия. «Повелевай, господин!» - раздался приглушенный шепот, и де Сард отдал приказ…
        Де Асан в досаде сломал один из хлыстов о колено.
        Пленник сбежал! Кандалы не тронуты, дверь заперта, заклинания глушили всю магию, кроме хозяйской, а Лукаш де Сард пропал. Сначала королевский секретарь подумал, будто тот неведомым образом вывернул суставы и затаился в пыточной. Де Асан перевернул все вверх дном, но не нашел пленника.
        - Сирил! - позвал взбешенный мужчина.
        Дядя тут же возник в дверях, настороженно посматривая на племянника. Полукровка полукровкой, навсейские аристократки бы нос воротили, а вошел в такую силу, что чистокровный темный опасался.
        - Найди его! - приказал де Асан, указав на сиротливо свисавшие наручники. - Живым или мертвым. Хотя нет, - лицо искривил оскал, - лучше живым. Убью сам, даже новые перчатки надену.
        - Но… - попробовал возразить Сирил, и осекся, натолкнувшись на тяжелый взгляд владельца замка.
        - Я твой сюзерен, - мрачно напомнил королевский секретарь и в сердцах бросил перчатки на пол, - и чихать хотел на возраст и родство. Не согласен, сверну шею.
        Навсей не сомневался, племянник сделает, и предпочел не спорить. Его на-ре уже однажды вступило в бой с на-ре де Асана и проиграло. Сирил не хотел нового позора, хотя втайне надеялся, кто-то сбросит графскую корону с головы Мэя Лашена де Асана Онтрея Сомерского.
        Королевский секретарь догадывался, брат матери не испытывал к нему привязанности. Хотя какая любовь? Навсеи подобного чувства не знали. Так, иногда встречалась среди Чувствующих и дураков, впустивших в сердце женщину. Результат закономерен: их убивали, причем, зачастую те, которых они любили. Чувства - непозволительная слабость, место, которое услужливо подставляешь под удар. Мэй де Асан никого не любил. Пожалуй, даже себя. Уважать уважал, но остальное под запретом. Кровь отца не прижилась, де Асан родился истинным навсеем, ценил только ум и силу, хранил верность Родине и легко приносил в жертву чужие жизни во имя собственной цели. Смерть? Все когда-то умирают, де Асан не стал бы унижаться ради жизни. Гордость - синоним чести у навсея, нужно плюнуть в лицо врагу и испустить дух.
        Де Асан приговорил Сирила. Он наследил в Лиргии, бестолковый и беспомощный, заодно не станет засматриваться на чужой титул. Владелец замка собирался обезопасить себя от удара в спину. Тут либо ты, либо тебя.
        Отрядив на поиски пропавшего пленника слуг, де Асан направился к Ноэми. Он догадывался, Лукаш, как глупый влюбленный благородный аристократ, кинется ее освобождать. Королевский секретарь встретит его с распростертыми объятиями.
        Пальцы сжали посох. Клинок врезался в камни, как нож в масло. Де Асан легко вытащил его и уменьшил размеры посоха до жезла. Засунув оружие подмышку, владелец замка достал из кармана поделку Жана де Вена. Если мужчина все правильно понял, нужно подняться на башню и подставить артефакт лучам двух светил: заходящего солнца и восходящей луны.
        Черным пламенем вспыхнули и пеплом осыпались защитные чары. Де Асан сломал их и растоптал каблуком. Несостоявшийся соперник просчитался, не успел соразмерить силу противника со своими возможностями.
        - Я темный, Жан, - усмехнулся в пустоту королевский секретарь, воскресив в памяти лицо первого графа Норрена, лорда Банши, - и у меня две сущности, которые невозможно разорвать. Не дар, Жан, не сила амулетов, не знания, а кровь. Ты навесил много чего, но не учел самого главного: ты нейтральный маг. В итоге погиб, глупый, хотя я давал шанс.
        Де Асан поднимался по лестнице и вспоминал события семнадцатилетней давности. Тогда секретарь проявил благородство, позволил нанести первый удар загнанному зверю, из уважения к тому, кто разгадал секрет Мэя де Асана.
        Жан лежал на земле. Вокруг шелестел листвой старый парк, переходивший в лес. Недавно прошел дождь, трава набухла от влаги. Воздух давил; сырость проникала под кожу, казалось, до самых костей. Жан продрог. Одежда липла к телу и давно не согревала.
        Еще хотя бы ярд! Никак. Парк - вот он. Вдруг там бы нашлось спасение, если его вообще можно найти.
        Даже ночная птица не пролетит над головой. Не стоит прислушиваться и ждать скрипа колес. В такую ночь постоялые дворы переполнены, а слуги заперлись на кухне за кружечкой эля у жаркого огня.
        Так близко - и так далеко… Люди, которым не придется отвечать за чужую жизнь.
        Лошадь Жана пала неподалеку, на тракте. Животное рухнуло, как подкошенное - развлечение для ребенка. Де Асан коня не брал: привык к порталам. Еще молодой, затянутый в охотничий костюм, в развевающемся на порывистом ветру плаще, с непокрытой головой, он замер над придворным магом, силившимся вернуть чувствительность сломанной руке. Лицо Жана покрывала смесь грязи и крови. Стиснув зубы, он пытался ползти: минутой раньше де Асан перебил ему ноги. Не магией - клинком посоха, который сжимал в руке.
        - Сдавайся, - посоветовал секретарь и воткнул оружие в землю. - Так и быть, сохраню жизнь, даже помогу уехать и никогда не вернуться. Александра беременна и очень расстроится, если ты омрачишь роды похоронами. Не упрямься, отдай артефакт. Глупо бороться. Ну, перережу горло, легче станет?
        - Ты!.. - не найдя слов, эмоционально выдавил из себя Жан.
        Он силился нашарить здоровой рукой кинжал. Если нельзя колдовать, можно попытаться убить врага дедовским способом.
        - Я, - легко согласился де Асан и сделал шаг, коснувшись носками сапог ног де Вена-младшего. - Сдавайся уже, хватит геройствовать! Кого ты защищаешь? - Он опустился перед врагом на корточки. - Бегал, прятался, выслеживал… Любишь Александру? Прости, женщина всегда выбирает сильного, а не нежного и заботливого. Того, кто сможет сделать ей достойный подарок, доказать право стать женихом. Ты не сумел. Артефакт!
        Секретарь требовательно протянул свободную руку. Жан ответил броском кинжала и захрипел, захлебнувшись кровью. Де Асан вытащил посох из груди агонизирующего врага, поднялся на ноги и равнодушно бросил через плечо:
        - Сам найду.
        И нашел. Напрасно Жан де Вен заплатил за артефакт смертью.
        Королевский секретарь как наяву помнил запах прелой листвы, лицо противника, тщетно пытавшегося сохранить жизнь. Легко повторил бы свой путь той ночью, когда загнал Жана, будто оленя. Дурак, он даже не додумался сбежать из Лиргии! Зато оставил занятные записи и смог отыскать ценный артефакт - щедрый подарок Веосу. Хватит мозолить глаза соседям, пора покориться.
        Де Асан мельком вспомнил жену. Странно, ни лица, ни голоса - ничего, просто смутное пятно. Не оправдавшая надежд Александра не смогла разродиться. А все дурные привычки! Де Асан предупреждал, но супруга оказалась вздорной, и он не стал настаивать: сказались веоские корни. Навсейки не позволяли вмешиваться в свою жизнь, поэтому королевский секретарь пустил все на самотек, благо не питал к Александре нежных чувств. Она? Маловероятно, хотя увлеклась, пришла сама. Богатая, знатная, желавшая еще больше власти и - вот глупая! - тешащая себя иллюзиями, будто зло бывает привлекательным. Но Александра никогда не жаловалась, значит, муж устраивал. А Жан… Глупый романтичный увалень, которого использовали все, кому не лень.
        Владелец замка толкнул дверь и оказался на узкой винтовой лестнице. Задумался и быстро зашагал наверх. Артефакт необходимо активировать, разобраться с Лукашем де Асан успеет.
        Лестница заканчивалась глухой стеной - обманкой для непосвященных. Де Асан нажал на нужный камень, открыв проход в кабинет, куда пару часов назад перенес Ноэми. Секретарь сгреб ненужное со стола и положил артефакт на серебряный поднос. Подумал и зажег пару свечей: живой огонь благотворен для магии.
        Найденная Ноэми табличка легла возле подноса.
        На-ре черным облаком окутало комнату, заняв все свободное пространство - будто на кабинет упал странный туман.
        Де Асан обошел вокруг стен, проверяя, не повреждена ли защита. В паре мест чары пришлось укрепить. Не забыл секретарь и о собственной безопасности - как бы ни был беспечен Жан де Вен, он неплохой маг, мог приготовить второй сюрприз. Наконец де Асан занял место за столом и сконцентрировался на артефакте. Губы беззвучно зачитывали древний призыв, пальцы привычно порхали по тонким нитям пробуждавшейся древней магии. Лицо мужчины порозовело от предвкушения. Пожалуй, он впервые испытал восторг.
        Артефакт расцветал лепестками сиреневого пламени, разгорался, увеличивался в размерах, пока не превратился в пылающий пульсирующий шар в форме сердца. Де Асан смело протянул руку и сжал добычу. По жилам растеклось живительное тепло.
        - Мое! - удовлетворенно рыкнул секретарь и мысленным приказом погасил пламя.
        Артефакт работал. Как именно, де Асан разберется позже, хватит пока оживления древней силы. Пожалуй, будущий наместник испытает ее на Лукаше. Если правильно сконцентрировать потоки, от первого министра останется кучка обгорелой плоти.
        Пора навестить Ноэми, но вовсе не ради нежной девичьей кожи. Как она ни пыталась, желания пленница не возбудила. Однако он обещал пощадить, если выполнит все условия, а разговорами о браке и неуклюжими попытками соблазнить Ноэми напомнила о единственном серьезном враге де Асана - времени. Секретарь бездетен, между тем, годы бегут, пора оставить потомство. Хотя бы для того, чтобы заработать уважение и не отдать титул матери родственникам.
        Дети - главное богатство навсея, но как сложно их получить! Полукровке подавно. Ни одна аристократка из Веоса не взглянет, брось ты под ноги хоть всю Лиргию. Обычные дворянки де Асана не интересовали, та же Ноэми не хуже, зато покладиста. С такой можно жить без кольца, избавившись от унизительного сватовства и исполнения капризов. Детей он официально признает, дарует полагающиеся блага. Неважно, от кого ребенок, лишь бы метрика исправна. Не отдай в свое время мать… Да что уж теперь, спасибо, в завещании хотя бы признала. В Лиргии можно жениться. Тут уклад жизни иной, да и девочке чуть послаще, и так предстоит оставшуюся жизнь провести в четырех стенах.
        Опасность де Асан почувствовал сразу и, резко распахнув дверь спальни, метнул сгусток огня. Лукаш отбил его и ответил потоком ледяной крошки. Она растаяла, не долетев до противника. Секретарь взмахнул рукой, нарисовав в воздухе дугу, и осклабился:
        - Сумеречный граф таки настоящий! Тем интереснее. Жан умер на редкость скучно, одно слово - маг.
        Де Сард едва не пропустил движение посоха, в последний момент успел упасть на пол. Волосы опалило огнем.
        Бледная Ноэми вжалась в столбик кровати и полными ужаса глазами смотрела на дуэлянтов. Она понимала, один из них умрет, и старательно гнала мысль об окровавленном Лукаше.
        Взгляд де Асана на мгновение остановился на девушке. Губы искривились.
        - Кажется, ты его любишь. - Секретарь будто не замечал потуг противника достать его. Защитная дуга отражала магию, которую с готовностью поглощало на-ре. Оно напоминало голодного пса, ловящего кости - так же бросалось из тела хозяина к разноцветным искоркам и поглощало их без остатка. - Вот и простишься. Артефакт у меня, - фразу де Асан адресовал обоим, - активированный, полностью к моим услугам. Ну же, Лукаш де Сард, повтори фокус, попробуй сбежать.
        Владелец замка коротко рассмеялся, сознавая свое превосходство, и неожиданным выпадом отшвырнул Лукаша. Он больно приложился головой о камин; сверху, с полки, посыпались статуэтки. Ноэми завизжала, отвлекла, подарив де Сарду столь нужные мгновения. Он успел вскочить, увернуться от смертельного удара клинка посоха.
        Де Асан передвигался неслышно, смазанными движениями. Выпустив на волю сущность народа матери, он принял боевой облик: раздался в плечах, стал чуть выше, обрел нечеловеческую пластику. Секретарь играл с Лукашем, наслаждался потугами достать себя. Де Сард пытался зайти к врагу со спины. К сожалению, Сумеречный мир ничем не мог помочь. Чтобы попасть туда, требовалось время, а противник не даст ни минуты.
        Ноэми понимала, рано или поздно танец смерти закончится. Де Асан полон сил, Лукаш их постепенно терял. Раз так, необходимо действовать. Одно дело, когда любовь мертва, другое - когда ее убивают на твоих глазах. За девушкой никто не следил. Право слово, что может обычная восемнадцатилетняя девчушка? Оказалось, многое.
        Ноэми соскочила с кровати и ощупала взглядом одежду де Асана. Где тот спрятал артефакт? Наверное, в нагрудном кармане жилета. Жаль, не подкрадешься, не вытащишь. Когда королевскому секретарю прискучит игра, он прибегнет к помощи камней, значит, нужно, чтобы он упал. Тогда, если очень постарается, Ноэми сумеет вытащить искомое. Поможет эффект неожиданности.
        Мужчины дрались в другой части спальни, благо размеры позволяли, берегли Ноэми. Лукаш - понятно, де Асану-то зачем? Впрочем, неважно, главное, пока девушка в относительной безопасности. Если сама не угодит под шальное заклинание, не погибнет.
        Преодолев животный страх, Ноэми сделала первый шаг, затем еще и еще, пока не оказалась у камина. Рука нашарила одну из уцелевших статуэток - бронзовую птицу. Она оказалась тяжелой - в самый раз. Пришлось тут же пригнуться, чтобы не встретиться со снопом жалящих искр. Одна таки впилась в кожу. Больно!
        Ноэми до крови закусила губу. Солоноватый привкус во рту помог вернуть ясность мысли.
        Страх парализует, слабость убивает. Если хочешь жить, действуй!
        Де Асан медленно, но верно теснил противника к стене. На-ре больше не пряталось внутри тела, теперь оно парило над владельцем. Посох секретаря раскалился, но Лукаш еще держался. Здесь Ноэми, он не мог сдаться. Левая рука плохо слушалась: де Асан достал, ранил в плечо. Кровь пропитала рукав. Де Сард, стиснув зубы, не думал о последствиях ранения, все равно не перевязать. Он собирался броситься в последнюю атаку. Увы, под рукой нет даже ножа, запас магии истощился. Придется рисковать, попытаться скользнуть в Сумеречный мир без подготовки ради карих глаз, с такой тревогой наблюдавших за каждым движением.
        Лукаш приготовился и мысленно попрощался с жизнью. Погибнуть в бою лучше, чем в застенках.
        Ковер! Ноэми возликовала. Де Асан ступил на ковер, вот ее шанс.
        Не сговариваясь, они действовали синхронно. Де Сард метнул в противника стул, девушка дернула за свободный конец ковра и в прыжке обрушила на голову королевского секретаря тяжелую статуэтку. Удар пришелся по касательной, но Ноэми добилась своего: де Асан упал. Боялась ли она, когда поднырнула под на-ре и ударила вновь? Думала ли о смерти, когда выхватила выпавший из кармана артефакт? Нет. Время будто остановилось, движения замедлились, а чувства умерли.
        На-ре, шипя, на мгновение вошло в сознание Ноэми, чтобы уничтожить, но тут же отхлынуло на помощь хозяину. Он уже пришел в себя, поднялся на ноги.
        - Потом с тобой разберусь, - не оборачиваясь, зло обещал де Асан. - Не надейся умереть, девчонка! Артефакт тебе не по зубам, для человека он бесполезен.
        Лукаш торжествовал: смелый поступок Ноэми уровнял шансы. На рубашке де Асана стремительно расползалось алое пятно.
        - Пора заканчивать! - прошипел взбешенный владелец спальни и перешел в атаку.
        Де Сард с трудом отбивался, изредка контратакуя. Отныне на-ре не бездействовало, а духом смерти витало под потолком, выбирая удобный момент.
        Ноэми сидела на полу, в отчаянье прижимая артефакт к груди. Он излучал тепло, но не мог унять биение сердца. Почему, почему у нее нет никакого оружия?! Или?.. Кочерга не меч, но тоже сгодится.
        Девушка не стала красться, кошкой набросилась на де Асана. Вовремя: тот собираясь добить упавшего Лукаша магией. Навершие посоха практически уперлось в грудь противника. Не разбирая, куда, Ноэми нанесла мучителю несколько ударов. Один пришелся в поясницу. Королевский секретарь покачнулся и напоролся на клинок собственного посоха. Лукаш ухватился за него обеими руками и со всей силы вонзил врагу в живот.
        Хватая ртом воздух, пытаясь зажать кровоточащую рану, де Асан рухнул на колени.
        Отбив атаку на-ре остатками магии, Лукаш ударил противника между лопаток. Острый клинок прошил тело и вышел из груди. Секретарь зашелся кровавым кашлем и повалился набок. Пальцы судорожно сжимались, пытаясь сотворить последнее заклинание.
        - Будь ты!..
        Навсей не успел договорить, издав жуткий булькающий звук.
        Ноэми стошнило.
        Лукаш, утирая пот со лба, равнодушно взирал на окровавленного врага. Проклятия темных смертельны, он не мог рисковать, отдал последние силы, когда вытаскивал клинок из тела де Асана. Конечности дрожали от напряжения, и Лукаш сполз на пол.
        - Все кончено, Ноэми! - прошептал он.
        Оставался Сирил, но думать о нем не хотелось.
        На Лукаша накатила странная апатия, при всем желании он не мог пошевелиться.
        Девушка с опаской приблизилась к затихшему де Асану, преодолев дурноту, заглянула в остекленевшие глаза. В них отражалось закатное солнце. Губы навеки свела судорога. Поколебавшись, Ноэми опустила мертвецу веки.
        - Держи! - она протянула Лукашу артефакт и только сейчас заметила кровь.
        Засуетившись, девушка перевязала любимого. Он оставался безучастен к происходящему. Поединок с де Асаном вымотал, выпил досуха.
        В коридоре раздался подозрительный шум.
        Ноэми встревоженно обернулась, Лукаш, пробормотав проклятия, с трудом поднялся. Его пошатывало, посох де Асана пришелся кстати, как опора. Де Сард кинул равнодушный взгляд на мертвого полукровку - не воскреснет. Кровь побурела, с лица сошел румянец. Силен оказался! С визитами в Сумеречный мир надлежит повременить. Кто знает, может, души темных умеют строить козни после смерти?
        Лукаш обнял Ноэми. Нечего ей смотреть на обезображенный труп, достаточно натерпелась. Ноэми вцепилась в одежду любимого, хлюпнула носом.
        Де Сард ожидал увидеть Сирила, приготовился вновь отстаивать право на жизнь, но навсей рухнул на порог мертвым. Де Вен бросил на Лукаша хмурый взгляд и вытер меч. За его спиной маячили люди, среди которых де Сард узнал придворного мага.
        - Не ради вас, - прояснить ситуацию герцог.
        Лукаш кивнул. Он отлично понимал, соперников не спасают.
        Появление де Вена обескуражило, на время лишило дара речи. Затем нервное напряжение прорвалось наружу безудержным смехом. Под недоуменное перешептывание спутников по поездке на алмазные прииски Лукаш сполз на пол и зашелся в приступе хохота, не обращая внимания на щипки и увещевания Ноэми.
        Все кончено, Вседержители, неужели все действительно кончено?! Увы, только на сегодня. Уже завтра Дамиан де Вен наймет убийц или попытается устроить несчастный случай в штольне.
        Усталость навалилась каменной плитой. Отсмеявшись, Лукаш выпустил посох и, наплевав на приличия, лег.
        - Хоть прирежьте, де Вен, мне все равно, - пробормотал граф, смежив веки.
        Он слышал голоса будто сквозь толщу воды. Кажется, вновь прибывшие совещались, как доставить первого министра и Ноэми в столицу, и, самое главное, как доложить его величеству о случившемся.
        - Как вы нашли замок?
        Усилием воли де Сард вернул себя в деятельный мир.
        - По вашим подсказкам, - неохотно ответил де Вен и подошел к Ноэми. - И благодаря собственной интуиции. Де Асан как-то похитил мою невесту, держал тут же. В прошлый раз в замок не добрался, теперь пришлось.
        - Но я не знал, где нахожусь, - упрямо возразил Лукаш. - Лорд де Асан запутал след.
        - Никакой он не лорд, - покачал головой герцог и с опаской глянул на мертвеца: темный ведь. - Знакомьтесь: Мэй Лашен, граф Сомерский по матери, лорд де Асан по отцу, барон Онтрей королевской милостью. Полукровка, мечтавший продать нас Веосу. Полюбуйтесь!
        К ногам первого министра упали два письма.
        - Хоть это не моя забота, так и быть, дарю, - не удержался от колкого замечания де Вен.
        Лукаш поднял запечатанные незнакомым гербом конверты, но вскрывать не спешил.
        - Откуда они у вас? Пытаетесь выйти чистым из воды?
        - Чтоб вы сдохли, милорд! - вспылил герцог, сжав кулаки. - Откуда письма, скажу на суде. Желаю короткой жизни!
        Крутнувшись на каблуках, де Вен направился к двери, но на полпути обернулся, позвал Ноэми:
        - Вы все еще моя невеста, хотя факт измены доказан.
        Как ни хотелось обратного, пришлось расстаться с Лукашем. Ничего, девушка расторгнет помолвку, и ничто и никто их больше не разлучит.
        Эпилог
        Ноэми нетерпеливо посматривала на каминные часы. Когда же вернется Лукаш? Она не пошла на судебный процесс по делу Дамиана де Вена, не хотела лишний раз встречаться с герцогом. По известным причинам комиссия до эшеров не доехала, апеллировали к имеющимся фактам.
        Мэй де Асан взбудоражил всю Лиргию, о нем испуганно шептались которую неделю.
        Бывшего королевского секретаря похоронили в загородной резиденции. Вопреки ожиданиям, не тайно, даже торжественно. Проститься, вернее, убедиться, что Мэй де Асан действительно мертв, приехали многие аристократы, присутствовал на похоронах и король. Несмотря на предательство, Виллем не забыл его неоценимых услуг. Де Асан много сделал для Лиргии. «Может, если бы предложил ему больше, стал бы великим монархом», - вертелось в голове у короля, когда он первым бросил горсть земли на покрытый алым сукном гроб. Кто теперь взвалит на плечи заботы о многочисленных делах? Прощайте, охоты и шумные оргии, придется вникать во все самому. Грешным делом, Виллем подумывал обратиться к некромантам, но испугался. Мертвецам положено лежать в могилах, особенно таким опасным, как Мэй Лашен, лорд де Асан, барон Отрей, граф Сомерский. Не стоит искушать судьбу.
        Навсеи отреагировали на смерти двух навсеев атаками лиргийской границы. Пришлось спешно отрядить отряд боевых магов, а после, уступая требованиям соседей, выдать тело Сирила. Его, в отличие от родственника, в Лиргии нормально хоронить никто не собирался.
        Гроб забрало особое посольство во главе с матерью Сирила. Она не проронила ни слова, знаком велела погрузить останки на ездовых драконов, и повернулась к лиргийцам спиной, нарушив все правила приличия. Зато после вражеские налеты прекратились, восстановилось прежнее зыбкое перемирие.
        Королева Мария родила мертвого ребенка. Видимо, ее и Сирила связывали более теплые отношения, нежели полагали придворные. Король не зашел ободрить супругу. Виллем устал от жены, способной рожать одних девочек, и надумал развестись. Пока же Марию выслали в один из королевских замков. Все понимали, оттуда она не вернется.
        Помолвка Йонаса де Вена и принцессы Генриетты расстроилась. Впрочем, маркиз не унывал. Он уже видел себя владельцем земель отца, готовился примерить новый титул - судебный процесс доказал, Йонас ничего не знал об алмазах.
        Ноэми видела несостоявшегося пасынка пару раз, когда ее саму приглашали свидетельницей. Она слушала речи Йонаса с нескрываемым презрением, когда он церемонно раскланялся с невестой графа де Сарда - после расторжения помолвки Лукаш сделал предложение, - девушка плюнула ему под ноги. Каким бы плохим человеком ни был герцог де Вен, он не заслужил предательства сына: Йонас из корысти оболгал его. Маркиз вспылил, замахнулся на девушку, обозвал шлюхой. Она не повела бровью, с вызовом смотрела в глаза.
        - Ну же, пусть все увидят вашу гнилую сущность, милорд!
        Йонасу пришлось спешно ретироваться, спасая остатки репутации.
        Лукаш задерживался. Ноэми нервничала, расхаживая по комнате. Она пробовала читать, но не смогла осилить и страницы. Наконец послышались знакомые шаги, и девушка стремглав кинулась навстречу.
        - Ну?
        Она забрала у уставшего жениха папку с документами и положила на стол.
        - Ссылка. - Де Сард опустился в кресло и развязал узел шейного платка. - Доказать злой умысел не удалось. Разумеется, штраф в пользу короны, но титул Дамиан де Вен сохранил, земли тоже. Если не возвратит казне стоимость алмазов из своего кармана и не заменит на качественные, отправится на рудники. Сроку дали два года: все-таки деньги немаленькие.
        - Он уже уехал?
        Ноэми суетилась вокруг Лукаша, налила вина.
        - Нет. Хочешь проститься? - Де Сард кинул пристальный взгляд на невесту.
        Она мягко улыбнулась и потерлась щекой о его щеку.
        - Ты прекрасно знаешь, милый, для меня не существует других мужчин. Особенно Дамиана де Вена. Простое женское любопытство.
        - И благодарность за спасенную жизнь, - добавил Лукаш.
        Ноэми не стала отрицать. Без де Вена они бы не встретились и уж точно не сидели рядом в тепле и уюте.
        - Забудь о нем! - Первый министр усадил девушку на колени и обнял за плечи. - Лучше скажи, ты уже составила список гостей на свадьбу?
        Ноэми тяжко вздохнула и закатила глаза.
        - Может, отпразднуем в тесном кругу? - взмолилась она.
        - Ну уж нет! - рассмеялся Лукаш и поцеловал невесту. - Хочу, чтобы все знали, что я женился на самой умной, верной, смелой и прекрасной женщине на свете.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к