Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Романовская Ольга: " Магов Не Предлагать " - читать онлайн

Сохранить .
Магов не предлагать! Ольга Романовская
        Попасть в чужой мир - и оказаться в своем? Такого не бывает, скажете вы? Я тоже так думала, пока не познакомилась с зимним гололедом, неумелой некроманткой и дворянином, желавшим выслужиться перед неким графом. И пока в моей жизни не появились сестра-принцесса, злобная мачеха, магия и куча врагов. А еще опальный королевский советник. Кто он, я еще и не определилась, но уж точно не благородный спаситель. Или?..
        Ольга Романовская
        Магов не предлагать!
        
* * *
        Глава 1
        Странно… Если я умерла, должна увидеть белый коридор, но никак не склонившееся надо мной бледное девичье лицо. Медсестра? Тогда тебе несказанно повезло, Татьяна, выжила. Правильно, не идиот же водитель! На дороге наледь, желтый мигал, и только горячий мужчина, любящий авто цвета «баклажан», мог вдавить педаль в пол. Раз так, я только ранена и в больнице. Нужно позвонить Федору Петровичу, предупредить, что с китайцами придется разруливать самим - я работаю переводчицей в чайной компании. В конце концов, отдел маркетинга с ними переписывался, язык знают, сумеют договориться.
        Воспоминания о телефоне поубавили энтузиазма. Наверняка он превратился в лепешку. А если вдруг повезло, не раздавили машины - украли добрые люди. Хорошо, паспорт не взяла, а то выписалась бы с кучей кредитов и сотней мигрантов, якобы проживающих в моей однушке.
        Странная медсестра, таращится, как на привидение. Не чаяла, что очнусь? И где халат, разве в палату пускают в обычной одежде? Черное платье со шнуровкой на груди мало походило на униформу. Никак не могу понять, из чего оно сшито. Ткань грубая, с частым плетением. Из-под шнуровки проглядывает серо-белая ткань рубашки с кружевами - еще одна странность. Кто в наше время так одевается? Только развлечься на корпоративе.
        От девушки пахло ладаном. Юная, лет восемнадцать, не больше. Стоп, тогда она практикантка, пришла мерить температуру или что-то вроде того.
        - Она пошевелилась! - изумленно пробормотала незнакомка, словно обращаясь к кому-то третьему, и резво отскочила.
        Только сейчас сообразила, что лежу на полу. Холодном, между прочим! Без пуховика. Да что там, одежды вовсе не наблюдалось. Губы задрожали. Морг? Иначе почему я голая?! И как можно перепутать живого человека с мертвецом? Зато теперь понятно, отчего девушка испугалась.
        Рывком села и прикрыла руками пикантные места. Голова кружилась, перед глазами расплылись радужные круги. Крепко я приложилась об асфальт, будьте прокляты, дворники! Что им стоило посыпать дорогу солью? Но нет же, экология!
        Перед глазами возникли последние осознанные минуты несчастливого утра, по иронии судьбы - понедельника. Эмоции оно вызывало соответствующие, а реалии петербургской зимы лишь усилили желание убить всех и вся. И китайцев, которым вздумалось назначить переговоры с утра пораньше, в томчисле.
        «Снежная зима, наконец-то настоящая зима!» - бурчала я под нос, мужественно сражаясь с гололедом. - Интересно, каково теперь умникам, которые радовались отсутствию соли на дорогах? Нравится ледок? В травмпункт уже заглянули? Не вижу улыбок на лицах! Все ведь как хотели: никаких реагентов, благодать, одна наледь! Как, снег? В Петербурге зимой - снег? Из года в год повторяют, что он стихийное бедствие. Зато как трамбуется, загляденье! Тройной тулуп - здравствуй, копчик. Двойной сальхов - привет, сотрясение».
        Подобные мысли роились в голове, пока в кромешной темноте брела на работу. Угораздило же родиться в самом северном мегаполисе! До марта солнца можно не ждать, а те, кому не повезло вставать раньше семи, его и вовсе до мая не увидят. Вдобавок в Петербург после оттепели пришло резкое похолодание. Нормальное явление для родного города - сразу на десять градусов вниз. В результате «Северная Венеция» уже не тонула, а ездила. На попе.
        Впереди - метров сто гладкого черного льда. Ладно, глубоко вздохнуть и по сантиметру, по сантиметру. Скоро забор автостоянки, можно ухватиться. Потом дерево и дом, там всегда асфальт - особенность подветренной стороны.
        Сумка тяжелая, спать хочется, мех в рот лезет.
        Ненавижу работу! Похоже, зимой я абсолютно все ненавижу. Особенно мерзкую, почти стопроцентную влажность, которая превращает комфортные минус шесть в минус сто пятьдесят шесть.
        Кое-как справившись с ледяным накатом, выбралась на тротуар. Ну что сказать? Идти можно, но не нужно. Вот как, скажите мне, как та дамочка в норковом полушубке лихо семенит на каблуках? Не иначе робот.
        По закону подлости, транспорт из моего микрорайона до метро не ходил, либо нужно делать изрядный крюк, либо плестись пешком. Я выбрала последнее. Чтобы как-то повысить настроение, представила, как после работы отправлюсь покупать платье. Присмотрела его на свадьбу сестренки. Пусть она троюродная, но Машка близкий мне человечек, хочу принарядиться.
        «Останусь пеплом на губах…» - затянул мобильник.
        Удивившись, кто может звонить в такую рань, порылась в сумке и извлекла надрывающийся аппарат. Начальник. Пушной зверек! Обитатель Арктики не подвел, степенная прогулка откладывалась, партнеры приезжали на полчаса раньше. Значит, на подготовку у меня пять минут. Много? Вряд ли. Посему ноги в руки - и вперед, ставить рекорды.
        Взмокла в пуховике, пока добралась до перехода. Приплясывая от нетерпения, подгоняла зеленый сигнал. Двадцать, десять… Ну же! Через дорогу рванула одной из первых, только вот нога предательски поехала, соскользнув с ледяного горба, и я упала, больно ударившись бедром. Сумка отлетела в сторону. Потянулась к ней и услышала истошный крик.
        Дальнейшее помнила смутно. Что-то большое и темное неслось на меня. Я взлетела, словно обрела крылья, только вместо легкости испытала нестерпимую боль. Мир померк, будто разом выключили освещение.
        И вот в итоге я оказалась в морге. Стоп, в морге ли? Покойникам полагается стол, их не кладут на пол. И где ящики с бирками, которые показывают по телевизору? Вряд ли в прозекторской нет освещения и мебели.
        Пол испещряли рельефные рисунки. Пальцы и кончики ног касались одной из линий - глубокой канавки. Пересилив дурноту, наклонилась и потрогала - грязная.
        Стоило попытаться встать, как блондинка в черном платье метнулась за пределы выведенной на полу пентаграммы.
        Я нахмурилась, силясь понять, куда таки попала. Неужели выкрали извращенцы, пока сторож спал? Журналисты периодически пугали разными сектами, в которые вступали подростки. Девчонка как раз подходила по возрасту. Пробралась в больницу и умыкнула меня в чем была. М-да, выжить под колесами автомобиля и умереть от рук сумасшедшей - сто баллов за невезение!
        Интересный, однако, рисунок. И руны тоже. Их тут много, выведены тушью внутри пентаграммы.
        Бр-р! Нужно выбираться, пока не стала жертвой доморощенной некромантки. Где там одежда? Беспомощно оглянулась - ничего. Куда она ее подевала? Сожгла? Вряд ли, наверняка свалила в углу.
        Странное место! Напоминает зал разрушенного замка. У него сохранилось три стены, четвертая обрушилась. Окна зияли провалами, арки осыпались. Сквозь них в помещение лился ровный лунный свет.
        Тишина-то какая! И небо темное, нет привычного зарева огней над мегаполисом. Сверху, мигая, смотрят звезды. Много, в городе таких не найдешь. Ощущение, будто перенеслась в прошлое, стала героиней рыцарского романа. Так, стоп! Какие некроманты, какие прыжки во времени? В сельской местности тоже ночь осталась ночью, а волшебства не существует. Однако пентаграмма имелась, черные свечи по углам - тоже, а в центре - я. Алтарь и жертва. У девушки с распущенными светлыми волосами в руках… Уф-ф, не кинжал - книга. Бедняжка с трудом удерживала толстый талмуд в кожаном переплете, украшенном кабошонами. Последние лишь усилили смутное беспокойство. Место подобным книгам под стеклом в музее, а не в руках странных девиц. Кожа обтрепалась. Сразу видно, фолиантом часто пользовались. Вместо закладки - железная спица. А что, если блондинка ее в меня?..
        Поискала глазами, чем бы защититься. Увы, ни камешка, ни деревяшки, только каменные плиты. Выходит, меня завезли в одно из заброшенных имений области, которые облюбовали сатанисты или игроки «Ночного дозора».
        В голову навязчиво лезли мысли о насилии. Зачем раздевать, если не планируешь оргию? Да и какие сатанисты без сомнительных развлечений? Все как в анекдоте про красивую ведьму. Крепкие парни вышли покурить перед ритуалом, оставили девицу сторожить недвижное тело.
        Место пустынное. Кричи не кричи - не услышат.
        Попыталась сделать шаг и поняла, что переоценила свои силы. Тело повело в сторону, и я позорно плюхнулась на пол.
        - Кто вы? - ожила владелица талмуда.
        - А ты? - задала встречный вопрос, потирая ушибленный копчик.
        Странная она, слишком бледная. И платье несуразное, явно самодельное. Ролевичка? Нет, у них готические наряды, а тут не пойми что. Ни медальонов, ни перстней, ни иных атрибутов фэнтези, только тоненькая цепочка с кольцом. Никакого макияжа. Губы искусаны, ногти обгрызены.
        Незнакомка молчала, пришлось задать пару наводящих вопросов:
        - Ты студентка? Санитарка, сатанистка?
        Черт, как же холодно!
        Обхватила колени руками, заодно прикрылась. Девушка девушкой, но незнакомая, стыдно.
        - Некромантка, - обиженно фыркнуло недоразумение и чуть слышно добавило: - Начинающая.
        На миг лишившись речи, изумленно уставилась на нее. Я что, попала в точку? Некромантка? Ущипнула себя за руку - больно. Значит, не сплю. Только некромантов не существует! Под ложечкой засосало. Таки попала к безумцам. Внешность обманчива, сейчас девушка-одуванчик достанет железную спицу из книги…
        - Прости, повтори еще раз?
        От волнения голос стал хриплым. Бежать и еще раз бежать! Так, куда, куда они меня привезли? Тайцы? Не бывала в усадьбе Демидовых, только слышала о ее плачевном состоянии. Мол, наркоманы через забитые фанерой окна лазают. Но не настолько же там все плохо! Я лежу посреди развалин, будто в Павловский дворец после войны попала.
        Думай, Таня, думай!
        Монрепо? Память услужливо выдала картинку капеллы и некрополя на острове. По стилю похожи, по размерам - нет. Впрочем, туда туристов не пускают, могу ошибаться. Словом, непонятное место, и за окном весна вместо зимы. Вон цветущая ветка через проем в стене свесилась.
        Мозг отказался справляться с обрушившейся на него информацией, предпочел считать ее бредом. Говорят, люди под наркозом и не такое видят. Только вряд ли они чувствуют каждую шероховатость пола, слышат, как ухает вдалеке сова.
        - Я некромантка, - перебросив толстую косу через плечо, терпеливо повторила блондинка. - Ученица четвертого года мэтра Алимуса.
        Ощущение странного наркотического сна только усилилось. Какая некромантка? Даже если случилось невозможное и я очутилась в другом мире, маги смерти - сплошь мужчины. Положим, без черных балахонов, но где брутальный брюнет с холодным блеском в глазах? Где лес или чужое тело, куда обычно вселяют души попаданок?
        Облизнув губы, решила расставить точки над «i», все больше склоняясь к выводу, что происходящее - плод игр подсознания.
        - Где я?
        Сами посудите, не могут сатанисты управлять ходом времен года, а жители иных миров - разговаривать на чистейшем русском языке. Опять же я отлично понимаю блондинку: такое возможно, только если она плод моего воображения. Снятся же некоторым реалистичные сны, вот и мой такой.
        Ответа не последовало. Похоже, у некромантки молчание вошло в привычку. Ладно, не хочет дева говорить, не нужно, она все равно ненастоящая. Действие препарата скоро пройдет, и я очнусь где положено: в больнице.
        В проеме полуразрушенной арки возник мужчина. Как заказывала, брюнет с посохом. Только не тридцатилетний надменный красавец, а седой, с сальными волосами, зачесанными в хвост. Остановив взгляд на притихшей, разом съежившейся блондинке, он злобно окликнул:
        - Тесса!
        - Да, мэтр, - вздрогнув, проблеяла девушка и, понурившись, поплелась к седовласому.
        Невольно пожалела бедняжку. Если она и глюк, то очень реалистичный: плечи опущены, голова втянута, пальцы судорожно вцепились в книгу.
        Мужчина отобрал у блондинки талмуд (чуть ли не с пальцами оторвал) и отвесил затрещину. Да какую! Я бы отлетела к стене. Девушка даже не охнула, не покачнулась, только потерла ушибленное место, что еще раз доказывало: мы в иллюзорной реальности.
        - Ты нарушила запрет и провела ритуал, - прошипел «мэтр». - Понимаешь, чем все могло закончиться?! - Тут он повысил голос и перешел на крик.
        - Да.
        Голова Тессы опустилась еще ниже.
        - Ты будешь наказана.
        Брюнет поднял посох, а блондинка наклонилась, подставляя спину.
        Видение видением, но такой дикости я не стерпела.
        - Эй, послушайте, вас не учили, что людей бить нельзя?
        Намеренно не сказала «женщин». Распускать руки - табу для интеллигентного человека, независимо от пола.
        Посох таки по инерции опустился на спину Тессы. Та сдавленно охнула.
        Брюнет медленно обернулся и уставился на меня. Злой прищур не обещал ничего хорошего, поэтому прокусила язык. Если правильно помню, шок помогает вырваться из пограничного состояния между сном и явью. Увы, ничего не изменилось, только слюна наполнилась привкусом железа.
        Волосы встали дыбом.
        То есть это не наркоз, а самая что ни на есть реальность? Я, голая, посреди развалин внутри пентаграммы, а в нескольких десятках шагов мужчина с неустойчивой психикой!
        К сожалению, полностью прикрыться не удалось: родители не одарили волосами леди Годивы, хотя цвет совпадал - золотисто-рыжие. Между прочим, натуральные. Правда, мне они казались блеклыми, ни то ни се, поэтому регулярно красила их то в медный, то в цвет красного дерева. И глаза зеленые, как у ведьмы. Только прическа подкачала - каре.
        Падение напоминало о себе тупой болью в бедре, голова по-прежнему гудела, но я таки смогла выползти из пентаграммы. Безусловно, следовало сделать это с самого начала, а не ждать появления сектанта.
        - Это кто?
        Мужчина в рубашке и штанах сомнительной свежести ткнул в меня пальцем.
        В воздухе повисло молчание, нехорошее такое. Сузившиеся злобные глаза незнакомца впились в лицо, превратив в букашку, пришпиленную булавкой к картонке. До чего неприятный тип! Такому бы пограничником работать! Наши доблестные служащие с зелеными тульями напоминали церберов, чья главная задача отговорить людей покидать родину. Только тут все серьезнее, речь о моей жизни. Дернул же черт открыть рот! Могла бы под шумок, пока мужчина занимался Тессой, переползти в соседний зал, спрятаться за обрушившейся колонной. Может, для них насилие - в порядке вещей. В конце концов, блондинка не жаловалась, не плакала, а ты полезла в чужой монастырь со своим уставом.
        - Она, - содержательно и, главное, по существу ответила Тесса.
        Глаза девушки бегали. Блондинка тоже явно мечтала сбежать, по шажку, медленно, но верно отдалялась от того, кого называла мэтром.
        Блин, до чего реальная галлюцинация! Не верилось, будто мой разум способен создать столь красочную сценку. Может, книги попробовать писать?
        - Сам вижу! - окрысился брюнет и неожиданно рявкнул: - Где демоница?!
        - Вот, - чуть слышно пробормотала Тесса и указала на меня.
        На всякий случай проверила: ни рогов, ни крыльев. Зато пентаграмма. Ну да, кого еще могли призывать сатанисты? Только почему демоницу? От мужика больше прока.
        - Ты понимаешь, что натворила?!
        Мэтр в один прыжок преодолел разделявшее его и девушку расстояние и хорошенько встряхнул за плечи. Тесса пискнула и попыталась вырваться. Куда там! Она тряпичной куклой болталась в побагровевших от выступивших вен руках. Казалось, еще немного, и голова отвалится. По щекам брюнета гуляли желваки, мышцы напряглись, рот исказил звериный оскал. Сумасшедший!
        Наплевав на боль и прочие прелести знакомства с обледеневшей дорогой, ковыляя, припустила прочь. Не желаю стать следующей! Нагота уже не смущала. Подумаешь, пять минут позора! Главное - живая. Да и вряд ли парочка достанет телефоны и выложит пикантные снимки в Интернет.
        - Куда?!
        У мужчины оказалось хорошо развито боковое зрение.
        Дальше произошло нечто странное: я застыла с поднятой ногой. Дергалась, пробовала ее выпрямить, пошевелиться - никак. Медленно, но верно захлестывала паника. Как, как он это сделал? Ни веревок, ни гипноза… Вот она я: думать могу, дышать тоже, а даже пальцы не согнуть. О таком читала только в книгах. Сатанисты не способны на такие штучки.
        Шумно сглотнула.
        Так, давай мыслить логически. Это наркотический бред, тут всякое возможно. Только вот с каждой минутой в рациональное объяснение вещей верилось все меньше. Ноги саднило от шершавых камней, тело покрылось гусиной кожей, нос хлюпал от сквозняка.
        Мэтр отпустил Тессу. Она рухнула на пол и долго, минуты две, не могла подняться. Сначала и вовсе показалось - убил, но нет: блондинка, охнув, опираясь на руки, села.
        - Простите. Я думала, что сумею.
        - Сумею! - передразнил ее брюнет. Он выпустил пар, говорил спокойно, хотя раздражение никуда не делось. - Я три месяца готовил рисунок. Три месяца, понимаешь?! Выверял каждую черточку, наполнял энергией, плел нити силы! И тут пришла ты и все испортила!
        - Я все делала по книге. - Тесса покосилась на талмуд, валявшийся на полу. Незнакомец бросил его, когда погнался за блондинкой. - Ритуал вызова совпадал до последнего вдоха. Координаты задавали вы.
        Осмелев, она не удержалась от шпильки.
        Мэтр скривился. Критика не понравилась.
        - Тогда почему здесь это?
        Он презрительно поджал губы и указал на меня. Даже обидно стало. Может, не мисс Вселенная, но и не дурнушка. С образованием, работой… И тут пренебрежительное «это», словно я - коврик у двери.
        - Не знаю, мэтр.
        - Так кого конкретно ты вызывала?
        Мужчина явно решил докопаться до сути. Меня парочка на время оставила в покое, но освобождать не спешила.
        - Иллиридис.
        Талмуд дрогнул и плавно поплыл по воздуху в руки мужчине. Тот засунул его под мышку и направился ко мне. Тесса семенила следом, тайком потирая шею.
        Смущенно опустила глаза, когда мэтр остановился напротив. Не самый лучший вид и поза для знакомства. Если честно - худшая, как для порножурналов. Ладно, терпи, все равно не прикрыться. Как говорится в пословице: не можешь помешать - расслабься. Только тяжело следовать народной мудрости, когда тебя внимательно осматривают. Мужчина подошел к делу ответственно: обошел со всех сторон, но не трогал.
        Зашелестели страницы. Послюнив палец, мэтр открыл книгу примерно на середине. Первым в глаза бросился не текст на тарабарском языке, а гравюра. Она изображала статную полногрудую красотку с огненными волосами и кокетливыми черными рожками. Девица не жаловала одежду и горделиво позировала невидимым наблюдателям. Пропорции тела поражали. Не знаю, как она добилась столь тонкой талии, но смотрелось эффектно. Такую бы любой мужчина вызвал. Теперь понятно, отчего мэтр злился. Иллиридис, значит. Надо запомнить на всякий случай, поискать в Интернете.
        Учитель - сопоставив факты, поняла, передо мной тот самый мэтр Алимус, - нахмурившись, передал книгу Тессе. Он ничего не говорил, не кричал, но у бедняжки дрожали губы. Она пробежалась глазами по строкам, вновь сличила меня с демоницей и тоненько застонала.
        - Ну, нашла ошибку, бестолочь?
        Мэтр забрал книгу и, хлопнув в ладоши, снял оцепенение. От неожиданности, не удержав равновесия, грохнулась на пол.
        - Не надо, - отреагировал брюнет на неуклюжие попытки прикрыться, - как женщина ты меня не волнуешь. Ты проблема - и только. Иномирная проблема, которую дура, недостойная быть моей ученицей, призвала вместо Иллиридис. Только вот почему призыв подхватил тебя?
        Он почесал подбородок и прошелся по залу.
        Повинно опустив голову, Тесса хранила молчание, а меня, наоборот, разбирало любопытство. Хотелось столько всего выяснить!
        Но сначала…
        - Плащ не одолжите? Невежливо беседовать с голой женщиной.
        - С голой женщиной не беседуют, - резонно парировал мэтр, но одеждой с барского плеча поделился. Нехотя, словно делал одолжение.
        Закутавшись в плащ, почувствовала себя уверенней и ринулась в бой. Не желаю, чтобы обо мне говорили в третьем лице.
        - Действительно, отчего, если вы призывали демоницу, здесь оказалась я? И где конкретно? Кто вы?
        Вопросы сыпались как из рога изобилия.
        - Замолчи, мешаешь думать! - отмахнулся мужчина и ударил посохом об пол.
        Горло сковало льдом, мышцы снова одеревенели, и я превратилась в немую куклу.
        - Вероятно, она потеряла сознание, мэтр, - предположила Тесса. - Я напутала с положением звезд, энергетический поток чуть исказился и выцепил ее. Посмотрите, они с Иллиридис похожи.
        Мужчина так не считал, но возражать не стал.
        А некромантка продолжала, стараясь хотя бы разбором ошибки вернуть расположение учителя:
        - У нее огненные волосы, она…
        - На этом сходство заканчивается, - оборвал мэтр. - Ты очень разочаровала меня, Тесса.
        Что-то мне не понравился его тон. Блондинке тоже, раз она упрашивала не выгонять. Напрасно.
        - Недостойна, собирай вещи, возвращайся к родителям.
        Бедняжка расплакалась и убежала.
        Жестокие тут порядки, за малейшую оплошность выгоняют. Интересно, кто-нибудь сумел закончить обучение у злобного мэтра? Я бы на второй день сама ушла.
        Разобравшись с ученицей, мэтр вновь уделил внимание мне.
        Кончик посоха уткнулся в лоб, заставив затаить дыхание. Вдруг убьет? Но нет, мужчина прикрыл глаза и не двигался. Острие чуть царапало кожу, от него растекалось приятное тепло. Оно убаюкивало, погружало в полудрему. Перед глазами пронеслись события минувшего утра: забег до метро, падение, машина… Только теперь я выступала в качестве стороннего наблюдателя. Никаких эмоций, словно смотришь кино.
        Вот «Киа». Она тормозит, явно не успевает. Сумочка отлетает в сторону, я теряю сознание. Дальше - темнота. «Я умерла?» - молча спрашиваю неизвестно кого. Осознать подобное сложно, ведь говорю, дышу, но там, на снегу…
        - Понятно.
        Мужчина ожил и убрал посох.
        Заморгала. Возвращение в настоящее оказалось резким, болезненным, как у слепого и глухого, которому неожиданно подарили утраченные органы чувств. Краски слишком яркие, звуки - громкие. Голова болела - то ли от удара о лед, то ли от эксперимента мэтра.
        - Благодари небеса: такая удача выпадает одному из тысячи.
        Какая удача? Погибнуть под колесами автомобиля и очнуться абы где?
        - Ты должна была умереть, но призыв Тессы нарушил естественное течение вещей, - объяснил мужчина. - Рождение и гибель неизменно приводят к большим всплескам энергии. Они гасят заклинания неумелых магов, которые мнят себя великими колдунами, - камешек в огород бывшей ученицы. - Тесса отправляла зов в мир духов, ну и получила дух во плоти. Тебя. Рыжую, как и просила. Только мне сомнительные девицы не нужны. Пусть твои боги сами разбираются, оставить живой или мертвой.
        Мэтр ухватил меня под мышки и невежливо, словно куль с мукой, потащил обратно к пентаграмме. Плащ сполз, но он сейчас волновал меньше всего.
        Мозг отказывался переваривать полученную информацию. Дышащая покойница, призыв демоницы, некроманты - хватит, чтобы сойти с ума. Но в истории концы не сходились с концами. Положим, магия магией. Я не знаю ее законов, не могу судить, врет мэтр Алимус или нет. Только мы говорим на одном языке, а подобное невозможно. Раз так, никакого перемещения не было.
        Некромант между тем вновь уложил меня в центр пентаграммы, хитро, особым образом согнув руки и ноги. Он несколько раз отходил, поправлял их положение, выверял, ровно ли лежит голова. Страха отчего-то не испытывала, происходящее напоминало фарс. Никакие мэтр Алимус и Тесса не сатанисты, просто запутавшиеся в реальности люди. Потому что их разговоры - полный бред, наряды нелепы, а человек либо жив, либо мертв. Оцепенение и прочие непонятные вещи - обычная реакция на стресс и побочное действие лекарственных препаратов. Не сомневаюсь, на дороге меня не бросили, отвезли в больницу, где сейчас и смотрю странный сон.
        Успокоившись, даже поняла, откуда взялись образы некромантов. Игра, обычная компьютерная игра. Только вчера проходила новый уровень. Все как под копирку - посохи, девицы в неглиже, суровые маги, разрушенные замки. Могла бы сразу догадаться, а не кивать на сектантов, которые уволокли неведомо куда в багажнике. Сны иногда реальны. Подумаешь, холод чувствуется! Наверняка ноги в железную спинку кровати уперлись.
        Только вот дальше мороз пробежал по коже: мэтр достал нож. Отчаянно замычала, когда он склонился надо мной и сделал порез на руке.
        Таки сектанты! Мамочки, я не хочу умирать!
        Воздух вокруг загудел, из линий на полу вырвалось пламя. Кровь медленно стекала по руке в небольшое углубление. Этого некроманту показалось мало, и он сделал симметричный надрез на второй руке, измазал кровью мои губы, начертил семиконечный символ на животе. И если прежде я плавала между понятиями «сон», «явь» и «бред», то теперь знала точно: страшным, неведомым образом неизвестные притащили меня сюда и собрались провести обряд. Подозреваю, вызвать ту самую демоницу, раз с первого раза не вышло. И самое гадкое, даже устно возразить не могу.
        - Ладно, достаточно. - Некромант оторвал от рубашки две узких полосы и перебинтовал мои запястья. - Во всем нужен порядок, - назидательно заметил он и отступил за пределы рисунка, легко пройдя сквозь бесновавшееся пламя. - Возвращайся туда, откуда пришла.
        Голову словно сдавило обручем. Царапины от порезов горели огнем, глаза слезились. Смутно различала силуэт брюнета, который, воздев руки, читал загадочный, лающий речитатив. Я не понимала ни слова, язык не походил ни на один из тех, который преподавали в родном Герцене. Даже когда мужчина замолкал и обращался ко мне, ощущала себя европейцем, очутившимся посреди первобытного племени. Странно, еще пять минут назад языкового барьера не существовало, а тут как отрубило.
        Мир подернулся плотной дымкой: теряю сознание. Ну и пусть, вряд ли станет хуже. Мысленно вздохнула и приготовилась к очередному повороту судьбы. Отчего-то стало так спокойно, легко, словно перепила антидепрессантов. Совершенно не волновало, умру я или останусь в живых. Наверное, именно так выглядит последняя стадия пофигизма.
        И вот темнота, бесконечная темнота.
        Яркая вспышка, словно хвост кометы, и… я открыла глаза.
        Глава 2
        В нос ударил крепкий запах навоза. Заморгав, привыкнув к яркому солнцу, убедилась: я разлеглась на земле возле смачной кучи. Чихнув, села и отряхнула лицо от пыли.
        Разбитая проселочная дорога, поля, деревца, медовое разнотравье. Чирикают птички, пиликают кузнечики, жужжат пчелы.
        Рассмеялась, дивясь своей невезучести. Похоже, мозгу придется капитулировать - я не в Петербурге, это не сон, не мои фантазии.
        Я в другом мире.
        Господи, что за нелепица! Человек не может с бухты-барахты перенестись неведомо куда. Однако правда. Нравится, не нравится, придется смириться и выбираться отсюда. Нет, можно, конечно, выдумать «рациональное» объяснение: я пролежала в коме полгода, врачи отчаялись и выкинули в чистом поле. Логично? Вот поэтому другой мир, благо недавний опыт убедил в реальности его существования.
        Ну некромант, специалист хренов! Орал на Тессу, а сам координаты напутал. Надеюсь, мы с тобой в разных мирах, иначе найду и предъявлю счет за халатно оказанные услуги.
        В сердцах топнула ногой. Везение пятидесятого левела! Одна, голая, черт-те где. Ничего, неподалеку лопушки, сооружу модный костюм. Голова цела, не болит. Руки тоже. Уже хорошо. Могло быть хуже, как говаривал известный любитель неприятностей из телевизора.
        Странно, царапины затянулись, а казались глубокими. Или у страха глаза велики? Все равно нужно промыть: я валялась в пыли, не хотелось бы заработать заражение крови. И умыться не мешает.
        Другая реальность… В голове не укладывается! И что тут? Средневековье? Новое Время? Жители явно жили за счет сельского хозяйства, не слышали о паровозах и автомобилях. Иначе колеса пробили бы характерную колею, где-то надрывался гудок локомотива, а разнотравье давно бы распахали. Прошлась немного по дороге и убедилась, что попала в классическое фэнтези - в подсохшей грязи остался четкий отпечаток конского копыта. А вот и следы колес. Разумеется, без протектора - проехала телега.
        Присела, обхватив колени руками. Побилась бы головой о землю, только вряд ли поможет.
        Как, за какие грехи, почему я?
        Осознание накрывало медленно. Никто не найдет, позвонить родным не выйдет, потому как тогда самой придется изобретать сотовую связь. Единственный плюс - лето, не замерзну. Хотела в отпуск - получи.
        Пару раз чихнула и порадовалась, что не страдаю самым распространенным заболеванием двадцать первого века - аллергией, потому как сезон цветения в самом разгаре.
        Ладно, Таня, не грусти, ты справишься. Вспомни, сколько переговоров спасала. Неужели выбраться из чертова мира сложнее? Раз существуют обряды вызова демонов, маги могут перенести меня обратно. Осталось только найти деньги и нужного волшебника. Ты поступила на бюджет, сумела устроиться на работу, купить квартиру в ипотеку и не совладаешь с простенькой задачкой? Ничего, пара недель - и дома.
        Немного успокоившись, насладилась приятным бонусом - теплой погодой. Никого нет, можно позагорать. Для петербуржцев солнце - редкость, а тут ни облачка. И красота-то вокруг какая!
        Убедившись, что дорога пустынна, вошла в цветочное море и разлеглась на травке. На плечо села большая двухцветная бабочка. Крошечные лапки щекотали, но я боялась пошевелиться, спугнуть красоту. Таких у нас не встретишь, только на юге. Прелестница взмахнула крыльями и унеслась прочь, к синему морю васильков. Вдоволь понежившись, встала. По-прежнему ни души, места явно непроезжие, глухомань. Прекрасно, успею подготовиться к встрече с местной цивилизацией.
        Брела и брела, срывая колоски, наклоняясь, чтобы понюхать тот или иной цветок. Бедро почти не болело, ничто не отвлекало от единения с природой. Проблемы проблемами, но когда еще смогу вот так пробежать по приятно покалывающей ноги траве? И так легко на душе! Еще бы не мысль о доме, так действительно отпуск.
        А вот и лопухи. Соорудила из них примитивный наряд и, вооружившись самодельной клюкой, вернулась к дороге. Может, там и опаснее: мало ли какие люди повстречаются? Зато не заблужусь, не съедят дикие звери. К тому же любая дорога ведет в город или деревню. Что там делать, как заработать денег и найти мага, пока не решила, разберусь на месте.
        Ручейка, к сожалению, не нашла, но понадеемся на удачу. Вроде следы от порезов не нагноились, не потемнели. В любом случае уже поздно.
        С непривычки ноги гудели. Я умудрилась поцарапать их о сучки и теперь напоминала беременного пингвина: так же переваливалась с бока на бок. О разных болезнях уже не думала, просто шла, надеясь где-нибудь искупаться. Столь обрадовавшее сначала солнышко превратилось в большую проблему. Светлая кожа быстро обгорала, начинала зудеть.
        Вскоре убедилась, что принадлежу к мрачному обществу пессимистов, которым вечно все не так. Казалось бы, лето, солнышко, а опять ною. И лопухи вечно сползают. Спрашивается, почему некромантка перетащила меня в свой мир в таком виде? Положим, демоница расхаживала обнаженной, но я-то под машину попала в пуховике и прочей зимней одежде! Или виной всему кривые руки Тессы? Пожалуй, теперь не отказалась бы поучаствовать в ее наказании. Не умеешь - не берись.
        Стопы горели, ощущала себя рабом на плантации.
        Все чаще поглядывала через плечо, опасаясь нежданных встреч. Несмотря на жгучее желание вернуться домой, понимала, на что может рассчитывать голая девица. Даже если мужчины окажутся порядочными, помогать точно не станут, вызовут местный аналог полиции. Раз так, одежда стала первой насущной необходимостью.
        Судьба смилостивилась: уже едва переставляя ноги от жары, я различила звонкий женский смех. Сначала хотела спрятаться в придорожных кустах, но потом сообразила: смеялись купальщицы. И верно, впереди мост, добротный, каменный, горбатый. Под ним, в тенечке, удобно устроилась группка девиц. Они задорно хохотали, играли в салочки на мелководье. Одежда за ненадобностью валялась на бережку. В этом мире не слышали о купальниках, поэтому плескались нагими. Проезжие не заметят: скроет мост, а остальных отвадят. Деревенские девчонки бойкие, во всяком случае в произведениях классиков.
        Осторожно спустилась по косогору, стараясь не спугнуть девушек. Первым порывом было подойти, попросить помощи, но я его подавила. Откуда мне знать, как тут относятся к чужакам? Лучше подберусь ближе, послушаю, может, что полезное скажут. Например, где ближайший город или деревня. Дорога дорогой, но пустынная какая-то. Пару часов брела, так никого и не встретила.
        Тело вспотело, до зуда хотелось окунуться.
        Бросила очередной взгляд на девушек. Хм, а ведь они тоже светлокожие. И волосы не красные, не фиолетовые, вполне себе земные оттенки. Не дородные рубенсовские красотки, я на их фоне выделяться не стану.
        Риск - дело благородное, и я полезла в воду, подгадав так, чтобы остальные в это время отвернулись. Подплыву, изображу, будто местная. Дальше - по обстоятельствам.
        Речная прохлада остудила горевшую кожу, смыла грязь. Только босые пятки по-прежнему кололо - оцарапала где-то.
        Нырнула, проплыла немного и пристроилась в тени плакучей ивы. Ветви свисали прямо в воду - словно лестница для русалок. Интересно, водятся здесь такие? Как в этом мире с нечистью? Опасливо поджала пальцы и вгляделась в мутную реку. Вроде только водоросли, рыбки… Но все равно страшно.
        Девушки меня не замечали, увлеченные разговором. Сколько ни напрягала слух, не могла разобрать ни одного знакомого слова. Судя по интонациям, делятся сплетнями - оживленно, перебивая друг друга. Произношение ни на что не похоже, как бубнеж мэтра Алимуса перед моим неудачным переносом домой.
        Под ложечкой засосало. Одна, в незнакомой стране, без знания языка… Жаловалась на «рояли в кустах» - получи. Только почему в самом начале было иначе? Некромант объяснял, но толком не поняла. В любом случае планы меняются. Нечего и думать, чтобы подплыть и объясняться жестами: девушки поднимут крик и убегут.
        Одежда соблазнительно белела рядом. Всего-то вылезти, протянуть руку, и одной проблемой меньше. Воровать, конечно, нехорошо, и я уже отвернулась, хотела отплыть подальше, когда вспомнила, что закидывать меня невесть куда без средств к существованию - тоже не самый лучший поступок. Раз так, просто сравняю счет. Слабое оправдание, но лучше такое, чем никакого. Вроде уже ничего плохого не делаешь.
        Убедившись, что я для крестьянок - деталь пейзажа, быстро выбралась на берег. Времени на раздумья не было, поэтому схватила первое попавшееся и юркнула в кусты. Там быстро, путаясь в юбках, оделась. Это оказалось не так легко. Раньше полагала, что костюмы прежних времен отличались простотой, но сейчас убедилась: легче натянуть коктейльное платье, чем справиться с многочисленными завязочками.
        Нижнего белья местное население не признавало, во всяком случае, я его не нашла, даже бабушкиных панталон. Оставалось надеяться, что в городах дело обстояло иначе, тяжело в двадцать шесть превращаться в хиппи. Сероватая (белое и Средневековье несовместимо) рубашка с непривычки царапала нежную кожу городского жителя. Так и не поняла, из чего ее сделали. Не лен, но не хлопок. К ней полагалась нижняя юбка из такого же материала, прикрывавшая лодыжки. Далее - мягкий корсет из более плотной ткани с яркой цветочной вышивкой и очередная, теперь уже полосатая юбка с широкой синей полосой по подолу. К одежде прилагались чулки, державшиеся с помощью самодельных подвязок, и грубые башмаки. Они оказались велики, тогда как рубашка (длинная, прикрывавшая бедра) мала, равно как и самодельный корсет. Зашнуровать его толком не смогла, да и вряд ли втиснула бы в него грудь, хотя далека от Памелы Андерсон. Ну да, резвились незамужние, то есть подростки. На вид - лет четырнадцать.
        Опасаясь, что сейчас завизжит, поднимет тревогу хозяйка вещей, поспешила прочь. Ноги хлюпали в башмаках, которые то и дело норовили соскользнуть, остаться под издевательски подставленным корешком. Кое-как пробралась через кусты и отдышалась.
        Девушки по-прежнему смеялись, значит, пока не заметили. Во всем ищи плюс. В моей ситуации - это возможность без опаски выбраться на дорогу, что я и сделала. Клюка осталась сиротливо валяться на том берегу. Купание и страх придавали сил, резво скакала по обочине, то и дело бросая взгляды через плечо. Жаль, среди вещей не нашлось чепца или другого аналога панамы, так солнечный удар подхватить недолго.
        После моста пейзаж чуть изменился, чувствовалась близость жилья. Тут мелькнуло стадо коров, там - заборчик. Вскоре от дороги то здесь, то там, словно протоки, начали разбегаться проселки.
        Приободрившись, забыла об усталости. Я по-прежнему брела по обочине, обмахиваясь подолом верхней юбки. Бежать не хватило бы сил. Жутко хотелось снять корсет: кожа под ним прела, но, вспомнив о шнуровке, отказалась от соблазнительной идеи. Тогда, у реки, быстро затянуть ее помог плескавшийся в крови адреналин, вряд ли сумею вторично повторить сей подвиг.
        Внимание привлек шум за спиной. Обернувшись, сначала увидела облако пыли и только потом - подводу, груженную мешками. Невысокая коренастая лошадка бодро трусила по дороге и вскоре поравнялась со мной. Возница, типичный сельский житель в широкополой соломенной шляпе, лениво мазнул по мне взглядом, толком не видя.
        - Эй! - замахала руками, привлекая внимание.
        Еще пара километров прогулки, и свалюсь от усталости. Никогда так много не ходила. Вдобавок башмаки… Не обувь, а спортивный снаряд для наращивания мышечной массы, столько усилий тратишь, чтобы не потерять.
        Мужчина посмотрел снова, уже с интересом. И что-то ему не понравилось, раз нахмурился и натянул поводья. Ну да, одежда не по размеру, надета кое-как. Оказалось, дело в другом - волосах. Возница ткнул в них пальцем и что-то спросил.
        Нервно пригладила волосы. Что с ними не так? Цвет как цвет, не кислотный. И только потом поняла: длина! Не признавали в Средние века женские стрижки, так ходили только осужденные и проститутки. Вот влипла! Ладно, спокойно, дыши глубже. Кто сказал, будто тут те же законы?
        - Путались сильно, поэтому отрезала, - брякнула первое, что пришло в голову, и только потом вспомнила: не поймет.
        Так и есть, насупился еще больше, снова раздраженно забурчал. Что же делать-то? Мне катастрофически нужно наладить контакт и сесть на подводу. Очень хочется пить и немного есть. Ставить ловушки я не умею, варить суп из крапивы тоже. Не попаду в деревню, умру.
        Иногда работа помогает найти выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Вот и теперь память услужливо вытащила из дальнего уголка воспоминание о сложных переговорах, когда, чтобы не сорвалась сделка, пришлось притвориться глухой. В итоге партнер остыл, извинился, а шеф так и не узнал, куда его послали. Попробую и здесь изобразить женщину не от мира сего, благо все данные имеются: одежда с чужого плеча, тарабарщина вместо слов. Не факт, что подвезут, но у иномирянки шансов куда меньше. Сначала узнаю, как к ним относятся, и только потом раскрою карты.
        Среди прочих дисциплин нам преподавали язык жестов. С помощью его изъясняются тысячи людей во всем мире. Он простой, одинаков и для китайцев, и для русских, и для американцев, сработал даже в иной реальности. Ответов мужчины по-прежнему не понимала, зато он меня, судя по реакции, - да. Морщинки на лбу разгладились, подозрения ушли, в глазах мелькнула жалость. В итоге кое-как уговорила усадить на подводу. Возница произнес нечто ругательное и махнул на мешки.
        Как забиралась - потеха. Легко и грациозно не вышло, вдобавок соскочил башмак, пришлось наклоняться, поднимать. Но вот наконец устроилась на мешках, и подвода тронулась. Сидеть оказалось мягко, и я наслаждалась заслуженным отдыхом после череды приключений. Единственное неудобство - ухабы. Без рессор подводу сильно трясло. Если бы не мешки, набила бы синяков.
        Возница пару раз оборачивался, проверял, как я там, но не заговаривал. Я тоже не пыталась вовлечь его в беседу, довольствуясь ролью немного безумной бродяжки. Клонило в сон - сказывалась усталость. В итоге таки задремала. Проснулась оттого, что мужчина тряс за плечо и чего-то настойчиво требовал. Спросонья не сообразила чего - и оказалась на земле. Грубо!
        Потирая плечо, наблюдала за тем, как разгружали и носили в сарай мешки с подводы. Вокруг шумела обычная деревенская жизнь, словно сошедшая со страниц учебника. Мазанковые дома, крыши с яркими стрехами, частью соломенные, частью - из дранки, все приземистое, но крепкое, на века, чтобы и внуки пользовались. Заборов в нашем понимании нет, так, частокол, на котором сушится посуда. Разумеется, глиняная, без глазури. Пузатые кувшины, кастрюли да кружки. Он разделял участки, чтобы соседская скотина не забредала в огород. Его я не видела, но догадывалась: имеется. Перед домами ни скамеек, ни палисадника. Заборчика тоже нет. «Красная линия» не соблюдалась, строй как хочешь. Так и делали, в итоге на улицу дома выходили то боком, то фасадом.
        Из-за сарая торчали лопасти ветряной мельницы. Значит, в мешках - зерно. Теперь понятно, отчего ехать было мягко.
        Оправившись от падения, побрела по улице, стараясь не таращиться по сторонам. Мальчишки гоготали, показывали пальцем. Подумаешь, возраст у них такой.
        Другой мир. Если прежде надеялась на ошибку, теперь окончательно убедилась, что не проснусь, не выйду к автостраде. Придется приспосабливаться к местным реалиям.
        Задача вторая - еда. Помнится, в фэнтези описывали трактиры и постоялые дворы, на которых одинокие героини находили работу. Вот и я попробую. Выбора особого нет: либо туда, либо просить милостыню.
        Деревня оказалась большой, людной. Заглядевшись, чуть не столкнулась с женщиной с ведрами, потом и вовсе едва не угодила под лошадь. В довершение долго не могла обойти гусей, оккупировавших дорогу, и наступила-таки на свинью, которая с визгом рванула из лужи. Брызги разлетелись во все стороны, довершив образ бродяжки.
        Вывеска с пьющим петухом не оставляла сомнений: за дверью неказистого дома притаилось питейное заведение. Оно не понравилось с первого взгляда: мутные, давно не мытые окна, вросший в землю порог, запах подгоревших овощей, но в моем положении не выбирают.
        Внутри оказалось немногим лучше, чем снаружи. Прокоптевший низкий потолок, воздух, пропитанный алкогольными парами, липкие столы и скамейки. Зато прислуга точно требовалась, чистоту явно никто не наводил. Приосанившись, направилась к нечто, напоминавшему барную стойку. На ней стояли бочонки с пивом. Краны плохо завернули, и пенный напиток капал на доски, образовав небольшую лужицу.
        Несмотря на разгар рабочего дня - на дороге я очнулась утром, по грубым подсчетам, часа за два до полудня, - посетители имелись. Возле них хлопотала подавальщица в таком же скромном наряде, что у меня. Никаких смелых декольте, кружевных юбок и прочих атрибутов Октоберфеста. Подвыпившие мужчины норовили усадить ее на колени, похлопать по мягкому месту, но девушка ловко уклонялась. Чувствовалось, она работала не первый год.
        Хозяин, рослый мужчина в кожаной жилетке на голое и весьма волосатое тело, не вытирал бокалы, а, попирая штампы, считал выручку. Он походил на бывшего головореза и внушал подсознательный страх. Ладно, мне за него не замуж выходить. Прочистила горло и только тут вспомнила, что говорить-то не могу. Вернее, могу, только никто не поймет. Оставался язык жестов. Надеюсь, хозяин не выгонит до того, как дойду до сути.
        Постучала ладонью по стойке.
        Владелец заведения поднял голову, бросил мрачный взгляд из-под насупленных бровей. Как есть бандит!
        Сделала глубокий вдох и указала на пол, изображая энергичные движения шваброй. Догадается или нет?
        Мужчина буркнул нечто неразборчивое, отмахнулся и убрал деньги (частью монеты, частью - бумажки вполовину меньше рублей) под стойку. Очевидно, опасался, что украду. Я бы сама боялась, потому как выглядела весьма экзотично. Однако мне нужна работа, и я ее получу.
        Снова постучала по дереву.
        Хозяин зыркнул исподлобья, что-то в сердцах сказал. Выругался, наверное. В некоторых случаях незнание языка полезно, вряд ли я порадовалась бы обогащению местного матерного запаса. Не позволив мужчине снова отвернуться, ухватила бывшего бандита за руку. Она, как и думала, оказалась мускулистой, мои пальцы на фоне его ладони - пшик. Страшно? Конечно, вдруг ударит? Только урчащий желудок заставлял рисковать.
        Мужчина скинул руку. Да как! Едва устояла на ногах. Посетители загоготали, бесплатный аттракцион нашли. Один из них встал и вразвалочку направился ко мне. Оставшиеся сидеть за столом товарищи толкали друг друга в бок, улюлюкали.
        Хозяин вышел из-за стойки, сложил руки на груди.
        Решимость добиться работы таяла с каждой минутой. Нервничая, обернулась на дверь. Два недружелюбно настроенных мужика и я - неприятная ситуация. Попятилась и натолкнулась на того, второго, словно в скалу врезалась. В нос ударил острый запах пота и перегара - ребята пили по-черному. Хотела извиниться и рыбкой юркнуть к двери, чтобы попытать счастья с черного хода (женщины сговорчивее, а кухарке наверняка нужна помощница), но капкан пальцев захлопнулся на плечах. Сравнение, увы, не обычная метафора: руки у него действительно как тиски. Поймавший меня мужчина задал некий вопрос и, не дождавшись ответа, поволок к столу, к товарищам. Упиралась, но с тем же успехом могла бороться с паровозом. Приятели бородача встретили нас радостным гоготом. Они потеснились, освободив место на скамейке. Не с краю. Бородач насильно усадил меня между двух таких же громил, как он сам. В руки ткнулся деревянный жбан с сомнительным содержимым. Разумеется, пить отказалась, чем несказанно расстроила компанию.
        - Гмель ша! - рыкнул сосед и толкнул локтем под ребра.
        На мгновение перехватило дыхание.
        Мамочки, куда уж хуже: одна женщина и шестеро подвыпивших мужчин. Хозяин вернулся за стойку и явно не собирался мне помогать - очередное неприятное открытие. Сначала Тесса, потом полет с подводы, теперь сижу и через силу глотаю пойло, от которого из глаз текут слезы. А не пить нельзя, могут в третий раз ударить по лицу.
        Горло словно наждаком натерли. Голова мигом отяжелела, мир перед глазами поплыл. Воды бы! С надеждой оглядела стол, потянулась ко второму кувшину, но быстро убедилась: в нем то же забористое пойло. Спасибо, отхлебнуть не успела.
        Меня разморило. Видимо, мужчины на это и рассчитывали. Нужно срочно закусить, а то захмелею, заодно поем. Компания, безусловно, неподходящая, но собственное здоровье дороже. Стараясь не думать о болезнях, которые могла подцепить (вряд ли здесь мыли руки перед готовкой), потянулась к блюду с курицей и оторвала ножку. Она оказалась жилистой, без специй, но урчащий желудок сказал спасибо даже за такую пищу. Хмель немного отступил, меня больше не клонило прилечь, хотя сознание все равно временами куда-то уплывало, а тело качало на невидимых волнах. Определенно, пить больше нельзя.
        Вздрогнула, ощутив под юбками руку. Она настойчиво лезла вверх по бедру. Ударила нахала и попыталась встать. Нужно выбираться, пока не превратилась в бесплатное развлечение. Наверняка специально спаивали. Соседа такое развитие событий не устроило. Он ухватил за руку и резко дернул к себе. Не удержавшись на ногах, рухнула ему на колени.
        Да моются они вообще?! На свиноферме так не воняет.
        - Сайдара! - мягко произнес мужчина и погладил по волосам.
        Брезгливо отстранилась.
        - Дакеа, - все тем же хриплым басом продолжал он.
        Если правильно поняла, мне сделали комплимент. Нечто вроде «красавица».
        Меня едва не вывернуло, когда жилистые пальцыухватили за подбородок, не позволяя отвернуться, а мясистые губы накрыли мой рот. В нос ударило чужое несвежее дыхание. Замычала, пытаясь прервать неприятный, грубый поцелуй, но сделала только хуже - мужчина просунул мне в рот язык. Ощущения… Представьте, что вы жуете половую тряпку.
        Разгоряченный кавалер развернул спиной к столу и опрокинул навзничь, придавив весом своего тела. Жалобно звякнула потревоженная посуда. Молотить по мускулистой груди - все равно что колотить по двери. По спине стекла капелька пота. Как просто, без предисловий!
        Вряд ли я долго продержусь. Сжимай, не сжимай бедра, ноги все равно разведут. Мужчина сопел, шарил руками под юбками. Верные товарищи не давали жертве, то есть мне, сбежать. Еще бы, они надеются развлекаться по очереди. Козлы!
        Волосатая рука зажала рот, мозолистая рука грубо тискала грудь под рубашкой. Хозяин по-прежнему глух и слеп, подавальщица спряталась. Подумаешь, бродяжку насилуют. Сама виновата, пришла одна в питейное заведение, села за стол с мужиками. Пила, ела, пора расплачиваться. Однако я не собиралась расслабляться и получать сомнительное удовольствие. Изобразив смирение, затихла, подпустив к телу первого любителя дармового секса. Удар попал прямо в яблочко. Верзила заорал благим матом, согнувшись пополам. Вскоре к нему присоединился второй, тот, которому прокусила руку. Вкус чужой крови придал сил, а эффект неожиданности подарил столь желанную фору.
        Вскочила и опрометью, путаясь в юбках, ринулась к двери. Корсет в качестве трофея оставила врагу. Разумеется, никто просто так отпускать не собирался, раздосадованные мужчины кинулись в погоню, эмоционально расписывая позы «Камасутры», которым собирались обучить.
        Забег вышел недолгим и бесславно закончился в железных объятиях одного из разозленных мужчин, оставив на память о себе синяк. Охнув, рухнула на пол. Щека пульсировала болью, тошнило. Меня пнули в бок, грубо подняли за ноги и закинули на ближайший стол, однако насладиться триумфом не успели.
        - Канери! - послышался спокойный властный голос.
        Изрыгавшие проклятия насильники притихли и, не сговариваясь, обернулись к двери. Я тоже во все глаза уставилась на вошедшего мужчину. По сравнению с шестеркой приятелей он казался хлюпиком, зато при мече. Значит, дворянин. Об этом свидетельствовали посадка головы, прямой твердый взгляд и одежда - явно не обноски с чужого плеча. Сероглазый блондин в гробовой тишине шагнул в трактир. Как по команде, несостоявшиеся насильники выстроились в полукольцо, отрезав негаданному защитнику пути к отступлению. Один услужливо захлопнул дверь и подпер ее плечом.
        Казалось, блондин совсем не боялся. Стоял и чуть заметно усмехался. Меч оставался в ножнах. Дурак, они накинутся всей толпой и изобьют!
        Оправив одежду, вскочила, благо мужчины временно потеряли ко мне интерес, нашли новую жертву. Нужно помочь блондину. Но как? Скамейку не подниму, ложкой не повоюешь, а сковородки далеко, на кухне, куда меня никто не пустит. И хозяин, подлец, сбежал. Странно, конечно, стоял, спокойно наблюдал, а тут вдруг испугался драки. Вряд ли шестеро против одного разнесут трактир в щепки. Хозяин ничем не рисковал, да и сам кого угодно одним ударом уложит. Выходит, существует нечто, о чем я не знаю, и блондин не так прост.
        Ухо резанула подзабытая за сутки родная речь:
        - Вы хорошо подумали?
        Заморгала и протерла глаза. Послышалось? Минуту назад блондин изъяснялся на местном наречии и тут вдруг специально для меня перешел на русский.
        - Проваливай! - окончательно разрушил картину мирозданий ответ одного из верзил.
        Я понимала каждое слово!
        Заморгала, пытаясь совместить несовместимое. То ничего не разбираю, то слышу ясно, без акцента, родной русский. Развить тему не успела: в трактире началась заварушка. Любители бесплатных развлечений не стали ждать, пока дворянин трусливо сбежит, и навалились на него всем скопом. Так нападает уличная шпана - стаей, со сжатыми в руках ножами и обрезками труб. В данном случае мужчины легко, словно доски, оторвали от пола парочку скамей сомнительной чистоты и закинули на плечи.
        Ой, что сейчас начнется!
        Съежилась, зажмурившись, когда одна из скамеек обрушилась на блондина. Одновременно с ней блеснуло лезвие ножа. Вопреки логике ни один удар не достиг цели. Наоборот, сила нападавших словно обратилась против них.
        Знаете, по телевизору или в кинотеатре часто смотришь фильмы о супергероях, в которых врагов отшвыривает на десяток метров сильнейшая воздушная волна. Тут произошло примерно то же. Блондин выставил руку, словно защищаясь, и скамья, вертясь, сбила с ног нападавших. Тот, который пытался пырнуть ножом, упал на колени, завыл. Приглядевшись, заметила кровь на рубашке. Порезался собственным оружием? Вон оно, отлетело под стол.
        Проворно, с непонятным азартом, бешеным адреналином, плескавшимся в крови, метнулась к ножу и сжала его в кулаке. Ноги и руки дрожали, я дышала, как загнанная лошадь. По-звериному озираясь, попятилась, стараясь не выпускать из поля зрения несостоявшихся насильников. Но им, похоже, было не до меня: фокуса со скамейкой хватило, чтобы верзилы трусливо сбежали через окна. Платить за еду, разумеется, не стали, но вот ни капельки не жалко хозяина. Так ему и надо, соучастнику.
        Я стояла на полусогнутых ногах, сжимая нож, на поверку оказавшийся лезвием, обмотанным чем-то вроде лыка. Кажется, заточен с двух сторон. Значит, используется только как оружие, прячется в рукаве и в нужный момент пускается в дело.
        Блондин поправил перевязь с мечом и направился ко мне. Теперь смогла лучше его рассмотреть, как лицо, так и покрой одежды. Она действительно оказалась иной, нежели у местной публики. Все правильно: существует городская и деревенская мода. Если на последней шнуровка, на первой на жилете - пуговицы. Столь мелкие, что замучаешься застегивать. А вот рубашка, наоборот, на завязках под горлом. Никаких рюшей, даже воротника-стоечки. Штаны напоминают бриджи для верховой езды, только не так облегают ноги и сшиты из грубой ткани. На всем - толстый слой пыли, особенно на сапогах с внушительными шпорами. Сверху - нечто среднее между курткой и сюртуком, короткое, до середины бедра, с накладными карманами. Словом, мешанина разных эпох.
        Мужчина двигался медленно, осторожно, словно опасался, что пырну. Прав, между прочим, я ведь не знаю, какие у него намерения. Вроде защищал, но в сказках подобные типы частенько оказываются работорговцами.
        - Положи нож, - просьба прозвучала все на том же чистом русском языке.
        Поколебавшись, разжала пальцы. Лезвие, звякнув, упало под ноги.
        - Вы кто? Почему знаете русский? Что собираетесь со мной сделать?
        Вопросы невежливо сыпались один за другим.
        Блондин нахмурился, отчего родинка под бровью стала еще заметнее.
        - На твоем месте я бы молчал, - наконец поучительно выдал он и неожиданно цапнул меня за подбородок, разворачивая в профиль. - Откуда ты взялась? Когда увидел, решил, будто ее высочество сбежала. Но принцесса, конечно, красивее бродяжки, - поспешил исправить непростительную оплошность спаситель.
        Монаршие особы всегда самые лучшие, посему меня следовало принизить. Выходит, я похожа на некую принцессу. Понять бы, хорошо это или плохо. А вот обращаться с собой, как с вещью, не позволю. Сказано - сделано. Убрала чужие пальцы с лица и напомнила:
        - Воспитанные мужчины рук не распускают и представляются первыми.
        Блондин округлил глаза:
        - Мне - представляться тебе?
        - А чем я хуже других?
        Отступила на пару шагов и заняла оборонительную позицию. Адреналин все еще плескался в крови. В конце концов, откуда мне знать, кто передо мной? Может, он конюх, меч у господина стащил. Только вот летающая скамья… Интересно, как блондин провернул трюк?
        Мужчина тяжко вздохнул и развалился за ближайшим столом.
        - Хозяин, эля! И только посмей подмешать мочи, по миру пущу! - гаркнул он.
        Предатель с разбойничьей рожей высунулся из кухни, оценил посетителя и снова скрылся за дверью. Думала, не вернется. Нет, принес пива в затейливом жбане. Он не походил на те, из которых пила местная публика - чистый, новенький. Эль, судя по всему, тоже не из бочек у стойки. Вот жук!
        - Для вашей милости - все самое лучшее! - заискивая, пропел владелец заведения.
        Даже не верилось: такой бугай - и боится хлипкого блондина. Выходит, действительно аристократ и… маг? Наверное. Как иначе можно обратить в бегство шестерых мужиков, не обнажая оружия.
        - Так откуда ты взялась?
        Когда хозяин ушел, спаситель продолжил разговор.
        Мне присесть не предложил, но я не гордая, устроилась напротив. Надеюсь, не нарушила местные правила. По крайней мере, блондин отреагировал спокойно.
        - Ах да, - спохватился он, явно издеваясь, - ты не разговариваешь с незнакомцами. Только сомневаюсь, будто мы ровня.
        Усмехнувшись, мужчина указал на мои волосы. Выходит, короткая стрижка тут действительно не в почете.
        Задумавшись, нашла эквивалент своего места в средневековой иерархии:
        - Я из зажиточных горожан, работала толмачом.
        - Кем? - не понял блондин и усомнился: - В таких обносках ходят только крестьяне. Ты стриженая, значит, бродяжка. Попалась на краже? Скажи, не бойся.
        Голос звучал сладко-сладко, как у лисы, выманивающей у вороны сыр.
        - Ничего я не крала! - У попаданок тоже есть чувство собственного достоинства. - А остригли меня по собственному желанию, мода такая. И одежда мне не нравится, но моя, - запнулась, - пропала. Пришлось взять эту.
        Мужчина, подперев подбородок кулаком, задумчиво рассматривал меня. Я говорила и говорила, надеясь, что он поможет вернуться обратно. Блондин не перебивал, слушал, хотя даже самой рассказ местами казался бредом.
        - Определенно лорду Вариэлю понравится, - просиял мужчина. - Какая удача! И такой редкий цвет волос! Определенно существует справедливость.
        Растерянно умолкла и уставилась на него. Какая справедливость, какой лорд Вариэль? Надеялась, блондин что-то прояснит, но он продолжал загадочно улыбаться.
        - Тебе повезло, девочка, - наконец соизволил заговорить спаситель, - скоро ты примеришь другие наряды, раз эти не нравятся. Делай, что велят, и станешь счастливой.
        Сомневаюсь. План блондина заранее вызывал неприятие.
        - Волосы нужно отрастить, - категорично заявил мужчина. - Станешь втирать специальное средство и поносишь парик. Читать, писать умеешь?
        Кивнула, а затем замотала головой. Речь о местном наречии, а я в нем не в зуб ногой. К слову, о языке…
        - Почему я вас понимаю?
        - У лорда Вариэля спросишь, - раздраженно отмахнулся собеседник и отхлебнул эля. - Он любит развлекаться с глупыми девицами, которые потом быстро умнеют. Потому что ты человек, дура, вот и понимаешь.
        Понятно, в историю с ритуалом блондин не поверил, по-прежнему считает местной бродяжкой. Ну да, сама долго не принимала существование иных миров, а тут хочу, чтобы незнакомец сразу проникся, еще и узелок в дорогу собрал. Ладно, посмотрим, что мне предлагают. Надеюсь, к этому прилагаются теплая постель и еда.
        Глава 3
        Блондина звали Антрей Гауш. Барон Гауш, если быть точной, он соизволил представиться, когда затягивал в седло впереди себя. Зрелище вышло потешным, закончилось парой синяков и ссадиной на коленке. Барон злился, обзывал неуклюжей коровой, поглядывавшие на нас мальчишки гоготали. Наконец, задрав юбки чуть ли не до пояса, устроилась в седле и сразу поняла: путешествие выйдет скверным.
        Антрей оказался в деревеньке случайно, проездом. Захотел выпить эля, а тут девицу на столе разложили. Он бы глаза отвел, смочил горло и уехал, только вот девица, то есть я, оказалась рыжей. По обрывкам фраз догадалась: такой цвет - редкость. А еще я напоминала местную принцессу. Сложив два и два, предположила, что намечавшаяся авантюра как-то связана с венценосной особой. Отчего-то вспоминался «Принц и нищий».
        Предчувствия оправдались. К ночи, когда мы въехали в очередную деревушку, только крупнее предыдущей, у меня болело все, что только могло болеть. Барон не собирался облегчать мучения, даже не придерживал и, судя по поведению, брезговал. Каким чудом не упала, не знаю. Лошадь надолго запомнит девицу, вырвавшую ей половину гривы. Ноги не сгибались, пальцы свело судорогой, зад отбит, ниже пояса все ныло. В довершение бед Антрей бросил меня у коновязи постоялого двора и ушел, что-то недовольно буркнув под нос. Увы, слов не разобрала, они снова превратились в абракадабру. Волшебная способность понимать окружающих улетучилась вместе с противным ветерком, забиравшимся под юбки. Холодные же тут ночи! В замке, куда меня забросила незадачливая Тесса, было теплее.
        К слову, нужно выбрать имя, вряд ли «Татьяна» соответствует местным реалиям. Пока тряслась в седле, мечтая о метро и прочих благах цивилизации, придумывала аналоги и остановилась на Яне. Это имя мне давно нравилось, вдобавок короткое. Примерила на себя, мысленно пару раз повторила. Яна, Яна… Никакого дискомфорта. Вот Татьяна… Меня назвали в честь бабушки, в ту пору, когда еще не гонялись за экзотической модой на Лукреций и Горислав. Обычное имя, с историей, только не мое. Знаете, бывает так: живешь, не раздражает, но чужое. А Яна… Заодно никто язык не сломает.
        И вот очередное испытание. С тоской прикинула расстояние до земли. Выхода нет, придется сползать. Только бы не удариться! Лошадь фыркнула, словно напоминая: пора бы и честь знать, освободите спину. Может, и не решилась бы, но появился конюх, босой вихрастый парень со щеткой. Не для пола, разумеется, а для лошади, такими бока чистили. При виде меня он замахал руками, указывая на дверь, за которой скрылся барон. Мол, ночуют там. Знаю, только до «там» нужно добраться. Ладно, была не была!
        Мешок с картошкой упал бы элегантнее. Я с визгом приземлилась на пятую точку, успев напоследок рвануть повод, за который судорожно цеплялась. Лошадь всхрапнула и в довершение бед чуть не дала копытом в лоб. Запоздало сообразила: ей больно, и разжала пальцы. Конюх загоготал, ухватившись за живот. Ну да, ему смешно, а мне не очень. Сижу в синяках, в грязи рядом с навозной кучей, принцесса принцессой! Охая, кое-как поднялась и заковыляла к крыльцу. Рядом уже зажгли два фонаря, они, покачиваясь, отбрасывали тени на драконов, украшавших притолоку. Привалившись к ступенькам, запрокинула голову, любуясь работой безымянного мастера. Небольшие, но какая проработка деталей! Тут впервые задумалась, какие существа населяют неведомый мне мир. Вряд ли резчик воплотил в дереве свои фантазии.
        Взгляд невольно обратился в небеса, словно оттуда сейчас спикирует дракон. Разумеется, ничего такого не произошло, только прикрикнула на зазевавшуюся деваху баба внушительных размеров. Судя по бочонку в руках - служанка. Я опасливо посторонилась и с уважением проводила взглядом квадратную спину. Такая женщина лошадь на скаку остановит, не то что принесет пива из погреба.
        Из приоткрытой двери послышался взрыв хохота. Замерла, прижавшись к грубой, наскоро оштукатуренной стене. Из нее торчала солома, которую добавляли в раствор в сельской местности. Наверняка подмешивали и коровяк, только сейчас я думала вовсе не о строительных хитростях. Меня обуял страх. Вдруг там повторится прежний кошмар? Я не понимаю ни слова, одета хуже нищенки, стриженая - словом, идеальная жертва. Вступится ли барон? Да и кто сказал, что он там, а не, скажем, заказал еду в комнату? Но не стоять же вечно у порога? И я решилась.
        Постоялый двор оправдал ожидания. Примерно так я его и представляла, только без поперечных балок, с которых свисали гирлянды чеснока, пучки трав, а то и вовсе рога. Местные использовали их вместо вешалок. Потолки низкие. Маленькие оконца толком не давали света, зато не позволяли постояльцам сбежать без оплаты. Столы и лавки, все скромно. Еду готовили в другом месте - видела, как то служанка, то мальчонка лет семи проворно бегали за дверь. Все относилось в закуток за занавеской, откуда подавальщицы разносили заказы. Их тут две в отличие от прежнего заведения, симпатичные, стройные, но такие же тихие и скромные. Глаза в пол, ни «здравствуйте», ни «пожалуйста». С другой стороны, о чем с постояльцами разговаривать, зачем влипать в истории?
        Барной стойки не наблюдалось, вместо нее - лестница, которая вела на второй этаж. Значит, действительно трактир по соседству, хозяин за плату только приносит блюда. А в фэнтези все иначе. Впрочем, с книгами не совпадало многое, особенно по части прекрасных принцев.
        Вздохнув, сглотнула слюну. Есть хотелось жутко, сегодня во рту не было и маковой росинки. Только вот разум подсказывал: Антрей благотворительностью заниматься не станет.
        Барон обнаружился возле очага. Размеры камина впечатляли, а пустой ныне вертел свидетельствовал, что тут иногда готовили. Наверняка кабанов, остальное несолидно. Камин огромный, я могла бы спокойно лечь и вытянуть ноги.
        Весело потрескивал огонь, прогоняя долетавшую с улицы свежесть летней ночи. Странно, отчего у них так холодно? Днем печет, а вечером хочется накинуть куртку.
        Заметив меня, барон лениво махнул. Не веря собственному счастью, подошла. Садиться побоялась: он - аристократ, маг, я - никто.
        Антрей щелкнул пальцами, и к нему подлетела одна из подавальщиц. Что он ей приказал, не знаю, но через пару минут на столе возникла тарелка с наваристой похлебкой. Даже кусок мяса имелся. Похлебка чуть поостыла, но с голодухи я почти не обратила на это внимания. Отсутствие приборов тоже не смутило, пила через край. Не хватало специй, хлеб жестковат, но с удовольствием вылизала бы глиняную тарелку, так есть хотелось. Разумеется, не стала, а то барон вышвырнет на улицу, как собачонку. Он пристально наблюдал за каждым движением. Сначала смущалась, потом перестала замечать.
        В качестве десерта принесли кувшин со странной жидкостью, напоминавшей перебродивший компот. Выпила и поблагодарила за еду, хотя никто не поймет.
        Антрей ужинал иначе: степенно, важно, хотя тоже руками. Что поделаешь, не придумали вилок. Зато ножом и ложкой дворянин орудовал ловко. Аппетит у него оказался неаристократический. Барон умял сначала свиные ребрышки с подливой, затем принялся за мясо в ягодном соусе, которое подавали с чем-то вроде разваренной репы. Запивал все не вином - сидром, который я узнала по запаху и цвету.
        Наконец Антрей вытер губы скатертью - нам единственным ее постелили - и заговорил впервые за время ужина. Судя по тону, задавал вопросы. Напрягала память, пыталась расфокусировать сознание, но слова по-прежнему оставались абракадаброй. Очевидно, организм мобилизовал ресурсы только в стрессовой ситуации, а в обыденной упорно не желал вспоминать сакральные знания. Во всяком случае, прежние озарения приходили под руку с сердцебиением и страхом.
        Убедившись, что я хлопаю глазами и ничего не понимаю, барон выругался и встал. В нерешительности поднялась следом. Как спросить, где я сегодня ночую? Однако задавать вопрос не потребовалось, барон потащил к лестнице. За ужин не заплатил. Упиралась. Не люблю, когда незнакомый мужчина ведет неведомо куда неведомо зачем. Еще и языковой барьер. Может, ужин придется древнейшим способом отрабатывать? Откуда мне знать, что означают длинные сердитые реплики в мою сторону? Вдруг это лекция на тему «Бесплатный сыр только в мышеловке»?
        Барон действительно втолкнул в комнату, напоминавшую купе, с той лишь разницей, что в ней не было стола, только колченогий табурет и топчан, заменявший кровать. На него кинули видавший виды тюфяк. Страшно подумать, сколько всего там обитает! Бр-р! На табурете стоял таз, в нем - огарок свечи в плошке. Вот и все удобства. Никакого душа, туалета, даже элементарной подушки.
        Вновь что-то сердито буркнув, Антрей отпустил меня и указал на тюфяк. Сложила руки на груди и не сдвинулась с места. Если уж отдавать долги, то в приличном месте, а не среди клопов. Барон страдальчески застонал и ткнул пальцем мне в грудь. Затем вновь указал на кровать и на мгновение прикрыл глаза. А, поняла, свидание отменяется, мне тут спать предлагают. Сомнительный номер, кладовка больше, но лучше так, чем ничего.
        Антрей ушел, оставив одну в темноте: свеча есть, но чем ее зажечь? Может, у некоторых всегда огниво в кармане, а крестьянка, у которой я стащила одежду, не удосужилась его взять. Ладно, применю дедовский способ. В коридоре висела плошка, простейшая масляная лампа, от нее затеплю фитиль. Страшно, вдруг комната загорится, пока сплю, но еще страшнее крысы, бегающие по телу. Огонь их отпугнет.
        Брезгливо ощупала тюфяк. Твердый! Вдобавок от него воняло. Сомневаюсь, будто барон ночевал в такой же конуре. Эх, выяснить бы, зачем я ему! И таинственному лорду Вариэлю - тоже. Похожа на принцессу… Подменить решили? Только гиблый номер, меня за пять минут расколют без знания языка. Выходит, что-то другое.
        Пошарив рукой в темноте, нащупала таз и огарок. Вышла в коридор и осуществила задуманное. Внизу еще гуляли - шумная компания то ли праздновала день рождения, то ли просто пила за встречу. Немного послушала и решила лечь спать. Заняться все равно нечем, а в Средневековье вставали рано, не хочу завтра спросонья упасть с лошади и разбить голову.
        Дверь запиралась на хлипкую щеколду. Вертела ее так и эдак, но она не желала выдвигаться полностью. Даже выбивать не надо, только посильнее толкни. И нож в трактире остался, никакой защиты. Покосившись на рассохшиеся доски, несколько раз повторила: «Со мной ничего не случится!» Утверждают, будто мантры помогают, вот и проверим.
        Господи, ну и вонь! Сколько немытых лесорубов ночевало на моей постели? Но другой нет, пришлось перебороть брезгливость. Надеюсь, клопы все же ушли в гости к господину Антрею, а то поспать вряд ли удастся.
        Не помнила, как задремала, свернувшись калачиком. Проснулась уже ночью, когда голоса внизу стихли. Тело чесалось, хотелось в туалет. Таки покусали, паршивцы! Ненавижу сельскую средневековую жизнь! Надеюсь, блондину тоже плохо. Сомнительное, но утешение. Огарок мигал, но еще не успел погаснуть. Ума не приложу, как его не опрокинула, от кровати до табурета - меньше метра.
        Села, ежась от ночной прохлады. Она проникала сквозь щели, заползала под одежду. Удобства во дворе, нечего и думать, будто хозяин расщедрился на канализацию. Почесавшись, взяла плошку и отправилась в скорбный путь. Ночью постоялый двор казался декорациями к фильму ужасов. Пляшущие тени на стене, скрипучие доски, единственный источник света - мой огарок. Атмосферу портил зычный храп, доносившийся откуда-то справа. Хихикнула при мысли, что это сопит сиятельный маг.
        В коридор выходило пять дверей, моя - самая дальняя от лестницы, в своеобразном тупичке, образованном изгибом коридора, огибавшего дымоход. Кирпичная кладка хранила тепло, и я, обняв ее, немного погрелась.
        До лестницы добралась благополучно, бессонницей и лунатизмом никто не страдал. Дальше пришлось стать предельно осторожной. Огарок догорел, и я спускалась в темноте, вцепившись в шаткие перила. Спасибо полной луне, пусть окошки в зале внизу маленькие, но проникавшего сквозь них света хватало, чтобы наметить контуры предметов.
        Входную дверь на ночь запирали. С засовом пришлось повозиться, не предназначен он для хрупких женщин. Закралось подозрение, что только я бегаю наружу в кустики, другие справляют нужду иначе. «В камин», - услужливо подсказал внутренний голос. Шутки шутками, а очаг разом потерял очарование. Действительно, читала когда-то о предках любителей портить подъезды.
        Но вот и улица. Свежий ветер пахнул в лицо, принес речную свежесть и аромат ночных цветов. Озираясь, добралась до конюшни и за ней сделала свое дело. Оправив юбки, собиралась вернуться, когда заметила зеленые глаза. Сначала приняла их за кошачьи, спокойно направилась обратно к входной двери, но потом сообразила: таких огромных кошек не бывает.
        В горле пересохло.
        Я очень медленно повернулась, ожидая столкнуться лицом к лицу с волком, но за спиной никого не оказалось. Привиделось? Только слишком тихо, даже лошади не фыркают, собаки не лают. Какая деревня без мохнатых охранников?
        На крыше сарая мелькнула смазанная тень и столь же стремительно пропала. Попятившись, я споткнулась и едва не растянулась у повозки с сеном. Инстинкт подсказывал: «Беги!» - и я не стала противиться.
        Словно нож масло, тишину прорезал крик. Что-то хрустнуло, булькнуло. Волосы на теле встали дыбом, когда я сообразила: кричал человек. Тот самый конюх? Мамочки! Никогда прежде я так быстро не бегала и, надеюсь, не побегу, потому что не желаю вновь услышать леденящий кровь вой. Захлопнула дверь и, навалившись, задвинула засов. Руки дрожали. Мне не показалось, я действительно видела! Огромный волк с человеческими руками стоял на задних лапах и выл на луну. Глаза горели зеленым.
        От ночного спокойствия не осталось и следа. Постоялый двор стремительно просыпался. Замелькали огни на лестнице, из комнат высыпали постояльцы. Среди них и барон. Он выгодно отличался от прочих: выскочил не в длинной рубашке на голое тело, а полностью одетым, с оружием наголо. Где-то причитала, скулила женщина. Вторая, одна из подавальщиц, испуганно льнула к кавалеру, с которым провела ночь.
        Пока еще толком не понимая, что происходит, попятилась и опрокинула скамейку. Она с грохотом повалилась на пол. И тут дверь сотряс удар. Могла поклясться: доски треснули, словно в них вонзили багор. Затем еще и еще. Когти! Характерный след от пятерни пугающе зиял в мигающем свете - хозяева и постояльцы подсуетились, стащили все плошки.
        Быстро сориентировавшись, Антрей принял командование, отрядил мужчин организовать оборону. На одевание времени не осталось, они ринулись за колюще-режущим оружием как есть. Кто наверх, оберегать комнаты, кто - к окнам и двери.
        Страшные удары не повторялись, но, парализованная страхом, я не могла отойти от двери. Мамочки, кто же там?! В том, что оно плотоядное и недружелюбное, не сомневалась.
        Барон, перепрыгивая через ступеньки, слетел вниз и оттащил от двери, обозвав безмозглой дурой. Не обиделась, порадовалась. Понимаю! Сначала - только отдельные слова из отрывистых приказаний, затем - целые предложения.
        - К…к-к-кто это? - дрожащей рукой указала на следы когтей.
        - Зверолюди, - снизошел до ответа Антрей.
        Он деловито взводил ручной арбалет, который с поклоном принес хозяин. Сам он пользоваться оружием не умел, из сбивчивого объяснения поняла: досталось в качестве платы от постояльца.
        - Вот, ваша милость спрашивали, нет ли чего, - заискивающе произнес мужчина.
        Барон окинул владельца постоялого двора презрительным взглядом. Не согласна, не всякий обязан уметь и капусту шинковать, и мечом махать, и тетиву натягивать.
        - Вот, позаботься, - меня толкнули в объятия стушевавшегося хозяина. - Головой отвечаешь, девчонка ценная.
        Ценная, значит, только почему говорил в третьем лице, как о вещи? Однако разборок устраивать не стала, поспешила за провожатым к лестнице.
        - Там каморка есть, пересидишь.
        Не успела.
        Зазвенело стекло, и в обеденный зал просунулась волосатая рука. Она раза в два превосходила человеческую. Гладкая серая шерсть, когти размером с овощной нож, которые вспороли трухлявую раму, как бумагу. И пальцев пять, не как у животных.
        Истошно завизжала и инстинктивно повалилась на пол, прикрыв голову руками.
        Что-то засвистело, по ту сторону окна коротко вскрикнули. Раненый зверолюд в остервенении вырвал раму с мясом. Подняв голову, увидела морду со знакомыми зелеными глазами. Она просунулась в образовавшееся отверстие. С окровавленной пасти капала слюна. То есть он женщину и конюха, да?..
        Полными ужаса глазами, не в силах пошевелиться, наблюдала за тем, как зверолюд пытается забраться внутрь. Хоть бы Антрей успел перезарядить арбалет! Увы, это не пистолет, даже не биатлонная винтовка. Барон тоже это понимал и не стал тратить время. Он рыкнул хозяину, чтобы отдал арбалет тому, «у кого руки не из задницы», и направился к бесновавшемуся зверю. Сумасшедший, тварь разорвет его!
        Зверолюд уже почти внутри, всего одно движение… Какой же он сильный! Вспоминались американские боевики о Халке и прочих героях комиксов. Только зверолюд реальный, а рядом нет Супермена. Тварь походила на оборотня, только о двух ногах и с горбом, из-за чего не могла полностью выпрямиться. Почти лысая, живот с легким подшерстком, гладкая острая морда, полный набор когтей. Хвост отсутствовал. Перевалившись через остатки подоконника, чудище изготовилось к прыжку, но совершить его не успело.
        Сначала я не поняла, что происходит. Барон выглядел беспечным идиотом, решившим подумать о бренности жизни. Он остановился примерно в десяти шагах от зверолюда и вытянул руку ладонью вверх, глубокомысленно ее рассматривая. Едва не наорала на него, наплевав на разницу в происхождении, мол, делай что-нибудь, мужчина, но замерла с открытым ртом. На ладони Антрея затрепетал лепесток пламени. Он быстро разгорелся, превратился в пылающую сферу, от которой, как от солнца, болели глаза. Резкое движение - и тяжелое тело зверолюда плюхнулось на пол. Барон подбил его в прыжке. Запахло паленой плотью. Тварь пару раз дернулась и затихла.
        Словно ничего такого не произошло, барон развернулся, забрал у остолбеневшего хозяина арбалет и двинулся к входной двери. Сообразив, что он отправился в разведку боем, а значит, в зале может стать жарко, поползла к лестнице. Встать не могла, да и не пробовала. Только очутившись в кладовке, по стеночке выпрямилась.
        От зала меня отделяла хлипенькая дверца - сомнительная преграда. Если постараюсь, вышибу плечом. Зверолюд и подавно. Но другой нет. Зато доски рассохлись, и можно подсматривать. Сомнительное утешение - подготовиться к смерти.
        Снаружи доносились крики. Что-то падало, катилось, взрывалось. От воя зверолюдов леденела кровь. Сколько же их там?! Когда начало казаться, что ночной кошмар никогда не закончится, дверь укрытия под лестницей распахнулась. От неожиданности не успела отскочить и шлепнулась на пятую точку. Закричать бы, только поздно, наверное. Оказалось - незачем.
        - Все.
        Барон за шкирку, как котенка, поднял меня на ноги и вытолкал в зал. Он казался абсолютно здоровым, без единой царапины, только одежда пострадала: местами запачкалась, местами порвалась. Нервно хихикнула. Не пустят в таком виде в приличное общество, теперь мы оба бродяги.
        - Откуда ты? - с места в карьер начал допрос Антрей.
        Он уселся на нижние ступеньки лестницы, я осталась стоять, как провинившаяся школьница.
        - Какая разница?
        Хлюпнув носом, утерлась рукавом. Платка нет, придется забыть о хороших манерах.
        - Давай без вранья, - отмахнулся барон. - Сначала я принял тебя за проклятую родом, - он указал на мои волосы. - Бывает, люди умом трогаются. Но бой неплохо прочищает мозги. Говоришь ладно, а грамоты не знаешь. То слишком умная, то ни слова не понимаешь. Опять же - лошадей боишься, одета в чужие обноски. Словом, кто, откуда и как тут очутилась?
        Понял наконец-то, что иномирянка! Правда, пока не определилась, радоваться или плакать. Сумрачный Антрей излучал недоверие, следил за каждым движением: считал врагом.
        - Некромант забросил, - всегда лучше говорить правду. - Его ученица хотела призвать демоницу, а вытащила меня.
        - То есть как - вытащила? - нахмурился барон. - Нельзя переносить живого человека через пространства - это первый закон магии.
        Сказал - и осекся. Сболтнул лишнего. Только поздно, я в курсе наличия магических способностей. Хоть что-то хорошее в моем фэнтези!
        - Почему нельзя?
        - Умрет, - коротко ответил Антрей и поднялся. - Там, во дворе, - он неопределенно махнул рукой, - подвода. Хозяевам уже без надобности, а ты переоденешься. Стыдно такое страшилище лорду Вариэлю показывать.
        За страшилище обиделась и мстительно напомнила, на кого похожа. Или принцесса тоже не образец красоты?
        - Умоешься, поговорим. - Дворяне умели хамить. - Пока не доросла. Что за некромант и почему ты живая, если попала сюда после ритуала?
        Он обвинял, не верил. Впервые жизнь считали недостатком.
        Имя мэтра я забыла. Оно вертелось на языке, но никак не давалось. В итоге просто описала дурно воспитанного некроманта и Тессу. Барон внимательно слушал, не прерывал, но и не кивал.
        - Повторяю вопрос про жизнь.
        Вот упрямый! Но раз ему так хочется:
        - А я в своем мире умерла. Наверное, душа первой по дороге попалась.
        Антрей рассмеялся:
        - Как у тебя все легко! Великосветская прогулка, а не сложнейшее действо. Некромантия не просто так запрещена законом. Полагаю, ты встретилась с одним из северных адептов.
        Я даже не в курсе, куда мэтр закинул, а тут законы!
        - Эти северные адепты в каком измерении живут?
        - Ваша милость.
        - Что? - не поняла я.
        - В разговоре употребляй «ваша милость». Ты мне не ровня.
        Заскрежетала зубами, но повторила вопрос по новым правилам.
        Оказалось, некромант столь же неудачлив, как ученица. Теперь понятно, почему у нее ничего не вышло. С таким-то учителем! Ни в каком другом мире я не оказалась. Вернее, для меня мир, конечно, другой, только любители демониц обитали тут же. Антрей пообещал потом допросить меня с пристрастием, чтобы найти замок и уничтожить его обитателей. Прочие ответы его удовлетворили, имя тоже не вызвало нареканий. После заявлений о «вашей милости» сомневалась, что им заинтересуются, но нет, не стал звать свистом. Представилась Яной, как и собиралась.
        - Насколько понял, ты соображаешь только тогда, когда боишься. - Барон расхаживал по обеденному залу, не обращая внимания на труп зверолюда и сновавших туда-сюда людей. Они втаскивали раненых, силились привести помещение в божеский вид. - Проблема! Так и быть, попытаюсь научить. Но запомни, - пригрозил он, - дважды объяснять не стану, не поняла так не поняла.
        Энергично закивала. Пока не выяснила причину столь странного поведения мозга, я на все согласна.
        - А теперь - спать! - хлопнул в ладоши Антрей. - Нас местные дела не касаются. Можешь не бояться, зверолюди не вернутся.
        Спать? Он серьезно? Оказалось, вполне. Зевнув, барон направился к лестнице. И ведь действительно заснет! Привычны местные к разным ужасам. А я вот до сих пор не решаюсь повернуться спиной к убитой твари, какой там сон!
        Глава 4
        Похоже, я возненавижу Антрея. Самое обидное, ссориться нельзя, приходится молча терпеть издевки. А еще тряску экипажа, в который мы сели на большом тракте. Увы, лошадь пала смертью храбрых в ночь нападения зверолюдов, новую барон покупать не пожелал, выбрал дилижанс. Из обрывков разговоров поняла: он ехал в столицу.
        Перед тем как загрузиться в угол гроба на колесах (ни о каких рессорах тут не слышали), успели принарядиться и пополнить запас бытовых мелочей в небольшом городе. Туда, на той самой бесхозной подводе, нас любезно отвез владелец постоялого двора в качестве благодарности за помощь. Барон кривился, не желал садиться на сено, а я с радостью забралась на мягкое. Сказка после седла!
        Городок следа в памяти не оставил. Те же дома, те же лужи, разве только свиньи на улице не валяются. В местной лавке готового платья сменила чужие обноски на нормальную одежду, более скромную и незаметную: серое платье с квадратным вырезом, прикрытым выпущенной поверху нижней рубашкой. Цельная, до щиколоток, она заменяла нижнюю юбку. Корсет вшили прямо в лиф, сделали на крючках, а не на шнуровке. Белья по-прежнему не полагалось. Попробовала объяснить жестами, чего хочу, приказчик не понял. Можно, конечно, попросить барона перевести, он хорошо разбирал мою жестикуляцию, но постеснялась.
        В довершение образа - чепец с оборками, чтобы скрыть короткие по местным меркам волосы и соблюсти приличия. Горожанки в отличие от крестьянок голову покрывали. Не столь рьяно, как в земном Средневековье, лоб оставался открытым, но все же. Интересно, знать и вовсе носит эннены, знакомые по изображениям фей?
        Ногам тоже преподнесли подарок в виде чулок и ботинок по размеру. Правда, былые мучения не прошли для них даром, оставив на память волдыри и мозоли. Обозвав разорением, Антрей всучил банку с жутко пахучей мазью и велел натирать больные места. Воняло снадобье знатно, на вид - болотная жижа. Надеюсь, поможет.
        Барон тоже преобразился, не отличишь от зажиточного горожанина. Меч спрятал в ножны, завернул в отрез ткани. Перстни поснимал, нанизал на шнурок. Сразу видно: прячется, не желает, чтобы узнали. Не нравится мне это! Но пока ничего дурного с нами не происходило. Может, банально классовой ненависти опасался? Дворяне на дилижансах не разъезжали.
        Лошади плелись медленно, свободного времени - тьма. Барон употребил его с пользой: учил языку. Как маленькой, показывал предметы и называл их. Спутники косились, смеялись, я не обращала внимания и старалась запоминать новые слова. Только учитель из Антрея вышел вспыльчивый и нетерпеливый. Если бы вдруг мозг не встрепенулся, вернув былую способность частично понимать услышанное, осталась бы неучем.
        Словом, приближение столицы я встретила с воодушевлением. Хоть ноги разомну.
        Хмурый барон со вчерашнего дня молчал, уткнулся в стену. Приходилось развлекать себя самой, заодно совершенствуя полученные знания. Я напоминала первоклассника в окружении взрослых - такой же скудный словарный запас, столько же ошибок. Приходилось обращаться к языку жестов, чтобы четче донести свою мысль.
        Местные считали меня дурочкой, не стала переубеждать. Пусть хоть горшком назовут, лишь бы помогали. Из пожилой женщины, ехавшей навестить внуков, вышла куда лучшая учительница, нежели из Антрея. Последний окончательно слился с потертой обивкой сиденья. Изображая спящего, закутался в плащ. Для всех мы брат и сестра, барон везет меня к тетке, набираться уму-разуму. В качестве платы за присмотр - отрез ткани, той самой, в которую завернут меч.
        Уж не скрывается ли Антрей от закона? Зачем дворянину врать, прятаться? Помнится, в деревне он смело называл себя, гонял простой люд, словно слуг. Тут же присмирел, слова лишнего не скажет, хотя абсолютно все в дилижансе ниже его по происхождению. Может, у женщин плохо с логикой, а у гуманитариев вдвойне, но выводы я сделала: доблестному барону запрещено появляться в столице. Интересно, что он натворил и, главное, чем это обернется для меня. Не хотелось бы угодить в тюрьму.
        Разузнать о стране, не вызывая подозрений, не удалось, только выяснила название столицы - Майн. Не знать подобного деревенщине простительно, девице с отставанием в развитии - и подавно.
        Как всякий порядочный город, Майн стоял на реке, вернее, на месте слияния двух рек то ли у моря, то ли у озера. Видела краешек водной глади, блеснувший между деревьями, когда взбирались на горбатый мост. Помимо нас в столицу рвалась уйма народу, образовалась пробка. Вертя головой, гадала, какое событие заставило людей давиться у бутылочного горлышка ворот. Ставила на коронацию или ярмарку. Даже закралась шальная мысль: уж не собирается ли барон убить загадочную принцессу и поставить меня на ее место?
        Шутки шутками, а подозрения насчет Антрея частично оправдались. Он занервничал, когда стражник открыл дверцу и пробежал взглядом по лицам пассажиров. Я, наоборот, широко улыбнулась и поправила лежавшую на коленях корзину со снедью. Тягостные минуты ожидания, и дверца захлопнулась. Дилижанс тронулся.
        Майн заметно отличался от виденного ранее городка, хотя начинался так же - предместьями, утопавшими в пыли, грязи и огородах. Затем шла крепостная стена, некогда ослепительно-белая, но потемневшая от времени. Над дозорными башнями реяли флаги. Рассмотреть изображения не удалось, для этого пришлось бы высунуться наружу и запрокинуть голову. В остальном похоже на наши старинные города. Та же решетка, грозящая расплющить голову неугодным гостям, те же узкие улочки с одним лишь отличием: Майн делился на верхнюю и нижнюю части. Дилижанс остановился в нижней, тесной, шумной и суетной. Казалось, тут люди живут друг у друга на головах. Дальше, ближе ко второй реке, обнимавшей город, улицы расширялись, появлялось больше зелени. Потом и вовсе Майн тонул в садах и неприступных домах-усадьбах, напоминавших замки. Об этом узнала позже, пока же стояла посреди рыночной площади, надеясь не оглохнуть. Дилижанс остановился возле рядов лудильщиков. С одной стороны палатки, возы, наскоро сколоченные прилавки, с другой - гостиница. Повсюду грязь и мусор. Привыкшей к урнам горожанке приходилось нелегко, а Антрей,
казалось, не замечал. Подумаешь, гнилое яблоко валяется? Переступил и пошел дальше.
        Взвалив на плечо отрез ткани с мечом, барон увлек меня прочь, подальше от крикливых торговцев. На вопрос, куда мы, коротко ответил: «К милорду». Гулко сглотнула. Таинственный лорд Вариэль пугал. Барон явно умалчивал о полном имени сего господина, но вряд ли бы стал относиться с таким пиететом к обычному дворянину. Нет, лорд из высшей аристократии, этакий паук, которому ведут на заклание глупую мушку. Можно, конечно, вырваться и убежать, но куда? Города я не знаю, языка толком тоже, поймают и продадут в бордель. Лучше уж в тепле, пусть и с сомнительным типом. Опять же Антрей от смерти спас, кормил, поил, одевал. Заметьте, пальцем не тронул, хотя мог бы, в счет купленных вещей.
        Идти пришлось недолго. Немного поплутав по улицам с нависавшими над мостовой верхними этажами домов, мы остановились у неприметной двери. Она вела в полуподвальное помещение. Над улицей полоскалось на ветру белье - местные жители, не стесняясь, вывешивали его на всеобщее обозрение, веревки оплетали окна. Ни вывески, ни намека на то, что внутри. Вместо дверной ручки - тяжелое медное кольцо. Покопавшись под рубашкой, Антрей извлек ключ и, спустившись на две ступеньки, отпер дверь. Проверив, нет ли кого, барон втолкнул меня внутрь. Умудрившись споткнуться обо что-то в темноте, растянулась на пыльных досках. Затхлый воздух наводил на мысли, что тут никто не живет. Сыро и холодно, словно в погребе.
        Захлопнулась дверь, и над ладонью Антрея вспыхнул огонек. Он осветил нехитрую обстановку из одного табурета, на который я налетела, ушибив колено, и две двери. Барон открыл левую. За ней оказалось подобие спальни. За второй дверью, по словам Антрея, нужник.
        - Садись!
        Барон махнул на низкую кровать. Помимо нее в комнате с низким, полностью не разогнешься, потолком нашлось два стула и стол. В углу темнел таз с кувшином - местный аналог душа.
        - Жди, скоро вернусь. И не вздумай высовываться! - пригрозил Антрей и захлопнул дверь.
        Различив звук поворачивавшегося в замке ключа, поняла: меня заперли. Ничего, корзина с провизией со мной, не пропаду. В ней остатки хлеба с сыром и вода. Вернется барон, не бросил. Стоило тащиться в столицу, чтобы убить.
        Прильнув в небольшому зарешеченному окошечку, в которое только кошка бы и пролезла, наблюдала за улицей. Когда абсолютно нечем заняться, копыта и сапоги сойдут за развлечение. Однако занятие быстро прискучило. Пешеходы не жаловали проулок, где располагалось убежище Антрея, поэтому занялась полезным делом. Представила, будто на уроке, и принялась практиковаться в местном наречии. Я обязана его выучить, иначе нечего думать о возвращении домой. Не на пальцах же магу объяснять, куда меня забросить.
        Барон слово сдержал, вернулся в сгущающихся сумерках. Он вновь переоделся, облачившись во все черное. Меч теперь красовался на перевязи, скрытый плащом.
        - Накинь!
        В руки полетел второй плащ с капюшоном. По приказу Антрея укуталась в него с головы до ног и вышла на улицу. Солнце почти село; под ноги ложились густые тени. Контуры предметов постепенно терялись, на перекрестках зажигались огни - вставленные в специальные держатели факелы. Мы быстро шагали на запад, постепенно забирая чуть севернее. Майн постепенно менялся, превращался в тот самый Верхний город. От Нижнего его отделял тенистый бульвар с пешеходной аллеей на набережной. Тут дышалось иначе, пропали веревки с бельем, только стало еще темнее: дома стояли реже, факелы соответственно тоже попадались не столь часто. Глубокие тени пугали. Мнилось, за каждым углом, в каждой нише подъезда притаились маньяки, грабители и наемные убийцы. Пахло какими-то цветами. Изредка, попадая в пятна света, выныривали из темноты ночные мотыльки - белесые создания, никогда не видевшие солнца. Отчего-то казалось, будто они облачены в саваны. Не иначе, сказывалось знакомство с некромантами.
        Барон шел быстро, фактически волок за собой. Он обнажил меч и напряженно поглядывал по сторонам, лишь усиливая общую нервозность. Пару раз мы скрывались за деревьями или в тени оград, чтобы переждать отряды стражи. Патрули ходили по трое, освещая мостовую фонарями. Они напоминали гвардейцев, охранявших королевские резиденции на потеху туристам, только одеты хуже, да и проткнут без лишних слов. Чтобы не закричала, не издала ни звука, пока стража не скроется из виду, Антрей зажимал мне рот рукой. От его перчатки пахло лошадиным потом.
        Мы все дальше удалялись от временного убежища. Впереди замаячила городская стена. Велев не вмешиваться, барон покопался за пазухой и извлек кошель. Высыпав его содержимое на ладонь, при блеклом свете нарождавшегося месяца отсчитал пару монет и убрал мошну обратно. Корыстолюбивые стражники согласились за взятку открыть калитку в воротах, через которую мы благополучно выбрались из города. Впереди блестела лента реки. Миновав мост, очутились на широкой дороге, больше напоминавшей проселок, чем улицу. Однако ее замостили деревянными плашками, по которым цокали, как ни старалась ступать тихо, каблуки башмаков. Впрочем, шпоры барона тоже позвякивали, не одна я шумела.
        Дорога огибала несколько домов с остроконечными крышами и терялась за поворотом. Там от нее ответвлялась небольшая подъездная аллея, ведущая к очередной усадьбе. В сгустившейся темноте я различала лишь очертания здания за высоким забором. Не меньше четырех этажей, острые шпили башенок. Странное место! Вроде уже не город, стена осталась за спиной, а дорога мощеная. Пусть не камнем, но все же. Зато аллея - обычная земля.
        Чем ближе подходили к ограде таинственного здания, тем сильнее билось сердце. Не знаю почему, но дом внушал страх. Внутренний голос настойчиво советовал бежать и не возвращаться, однако я не поддавалась. Право слово, подумаешь, лорд Вариэль, не съест же он меня!
        Вопреки ожиданиям мы не полезли через ограду, а остановились у главного входа. Барон нащупал шнур, укрытый от непогоды жестяным листом, и дернул за него. Пару минут ничего не происходило, только чуть слышно шелестела листва. Тут вообще было зелено… и тихо. Так тихо, что, казалось, никто не живет. Помнится, в домах, мимо которых мы проходили, тоже не горело ни огонька. Может, не так уж не прав внутренний голос и действительно лучше уйти? Ограда такая высокая, основательная, никакие воры не страшны… И вот, когда внутри расцвела надежда, что мы вернемся в город, отворилась калитка; под ноги упал свет фонаря.
        - Кто?
        Вопрошавший дружелюбием не отличался и не давал рассмотреть лицо.
        Антрей вместо ответа снял шнурок с кольцами и бесстрашно вложил в ладонь привратника. Подействовало, тот посторонился и вернул перстни.
        - Милорд еще не спит, проходите.
        В голосе заметно прибавилось почтения, хотя «ваша милость» он не добавил.
        Барон кивнул и увлек меня через сад к дому. Вблизи тот казался еще больше, уменьшенная копия замка, только без рвов и сторожевых башен. Вход охраняли каменные драконы.
        Десять ступеней - и мы у входной двери. Стоило коснуться ее, как она гостеприимно распахнулась, и едва различимый шепоток прошелестел: «Добро пожаловать!» Магия! В холле тускло мерцали свечи в единственном канделябре. Казалось, идешь в безвременье. Прыгавший свет выхватывал из темноты доспехи - неизменные атрибуты любого аристократического дома. Наверное, если запрокину голову, и герб увижу. Тогда бы по форме короны над щитом поняла, какой титул на самом деле носил лорд Вариэль. Но увы, ночь умела хранить тайны.
        Очевидно, барон не раз бывал в доме. Он двигался уверенно, поднялся на третий этаж и свернул в коридор, посеребренный месяцем. Здесь свет не горел вовсе, без ночного светила пришлось бы туго. Странное местечко! Отчего, если хозяин не спит, мы крадемся, как воры, в темноте? И по городу тоже, будто не поняла, что Антрей прятался. Выходит, блондину действительно строго-настрого запрещено появляться в столице, а меня никто не должен видеть.
        Внезапно налетел ветер, и, словно по команде, вспыхнули… нет, не факелы. Даже не масляные лампы. Некультурно открыв рот, уставилась на парящие под потолком шары, излучавшие мягкий свет. Они не резали глаза и свободно перемещались в пространстве, будто плыли по воздуху. Увлекшись диковинкой, не заметила автора волшебства. Он сам напомнил о себе:
        - Если мне не изменяет память, вы в ссылке, Антрей. Что же произошло, раз вы трижды подвергли себя опасности: явились в столицу, ночью, да еще к опальному советнику, хотя не имеете права смотреть на Майн даже в подзорную трубу?
        Вздрогнув, повернула голову и тут же потупилась, не выдержав тяжелого взгляда. Охотно верю, незнакомец мог в прошлом служить советником, смотрел как человек, наделенный властью. Пусть он лишился былого влияния, но такое не забывается, остается в крови.
        У приоткрытой двери в домашнем шлафроке, напоминавшем халаты аристократов пушкинской поры, то есть никакой обнаженной плоти, рубашка и штаны обязательны, стоял очередной блондин. Он был явно старше барона, на вид лет сорок, может, чуть больше. Волевой подбородок, неправильные, но неотталкивающие черты лица, глубоко посаженные пронзительные зеленые глаза, тонкие губы. Сомневаюсь, будто их когда-то трогала улыбка, только усмешка. Волосы зачесаны за уши, но непокорная челка ершится - единственная частичка хаоса посреди ледяной правильности. На руке блондина сидел крошечный дракончик. Хозяин дома кормил его фруктами, напоминавшими крошечные мандарины. Потом вспомнила, как они назывались в моем мире - кумкваты.
        Подумать только, вместо птицы, хорька на худой конец - дракон! Самый настоящий, с крыльями и тонким длинным хвостом. Зверь издавал недовольные звуки, нечто среднее между стрекотанием и щелканьем, настойчиво требуя внимания.
        - Потом!
        Блондин тряхнул рукой, и дракончик, на своем языке ругая жизнь, улетел.
        Барон вывел меня вперед:
        - Вот. Посмотрите, какое сходство, милорд! По-моему, ради нее стоило рискнуть.
        Чуть склонив голову набок, зеленоглазый осмотрел с головы до пят, а я в который раз подумала: «Непростой он лорд, ох непростой!»
        - Хорошо, заходите, - кивнул хозяин и толкнул приоткрытую дверь.
        Хм, а как же удивление? Или прожженного интригана и НЛО не заставило бы повести бровью?
        За дверью оказался кабинет. Ярко горел камин, на столе валялись свитки и пара книг. Одну из них блондин читал, когда ему доложили о нашем приходе - второпях он косо заложил ее ножом для бумаг.
        Краем глаза заметила, как погасли огни в коридоре, и прониклась уважением к мужчине, спешно задергивавшему тяжелые гардины. Он тоже маг, пусть и не хвастался умениями. К примеру, не заставлял двери открываться касанием руки.
        Опальный советник, двойник принцессы… Догадываюсь, какую игру тут затеяли. Противиться не стану, сначала выслушаю условия. Жаль, мы высоко, иначе прыгнула бы из окна, если бы они не устроили, и ловите в темноте сколько угодно.
        - Прошу!
        Блондин против ожидания пододвинул кресло.
        Села, недоумевая, с чего вдруг такая любезность. Одета я как небогатая провинциалка, пешка, а хозяин в галантного кавалера играет.
        Барон проворно стащил с меня плащ и потянул за ленты чепца. Прежде чем успела возмутиться, ткань соскользнула, обнажив яркие волосы и модную стрижку. Комментарий лорда Вариэля оказался на редкость коротким:
        - Хм!
        Он обошел меня, как музейный экспонат, и скупо похвалил:
        - Вы хорошо поработали, Антрей, сходство разительное. Только волосы зачем остригли?
        Барон неодобрительно покосился в мою сторону.
        - Она сама.
        Сделала вид, будто не поняла ни слова, но мысленно затвердила несколько новых понятий на чужом языке. Об их значении догадалась по контексту.
        - Сама?
        А вот и первая эмоция на лице блондина. Он задумчиво почесал подбородок и, вымолвив: «Скоро вернусь», - удалился. Мы с бароном остались одни. Антрей по-прежнему стоял, подпирая стену, хотя мебели в кабинете хватало. Он вообще был на редкость большой и функциональный, хоть совещания проводи. Видимо, не положено садиться без разрешения.
        Воспользовавшись возможностью, огляделась. Мебель напоминала поздний Ренессанс с легкой примесью барокко. Никакой средневековой тяжеловесности, но функциональности девятнадцатого столетия не хватало. К примеру, зачем на бюро барельефы? Достаточно простенького рисунка. Или письменный прибор… Сколько камня на него ушло! А в ходу до сих пор перья. Собственно, чего ожидать от людей, которые носят корсеты и мечи.
        Вон и блюдо с кумкватами примостилось на краю стола. Парочка соблазнительно краснела.
        Сквозняк возвестил о возвращении хозяина дома, который принес толстую книгу, в ладонь, не меньше. Представляю, сколько такая весит! А блондин играючи положил ее на стол. Наверняка воспользовался магией. Зашелестели страницы. От них пахло пылью и чем-то приторно сладким. Не выдержав, чихнула.
        - Ну, может, не заставишь гадать. - Лорд поднял голову. Зеленые глаза вновь остановились на мне. - Из какого мира?
        - Как?..
        От удивления не смогла выдать ничего членораздельного. С первого раза - и в яблочко!
        Блондин самодовольно сверкнул зубами и выпрямился, положив ладонь на книгу. Думаю, специально, чтобы увидела два кольца на безымянном и указательном пальце: массивный перстень-печатку и простенький ободок из пульсировавшего пламенем металла. Намек усекла: лорду Вариэлю положено знать, то ли образование, то ли должность обязывают.
        - Ты меня понимаешь?
        Похоже, мое молчание его раздражало, но я не виновата в скудности словарного запаса. На помощь неожиданно пришел Антрей. Он разъяснил мои сложные отношения с местным наречием, поведал о ритуале и некроманте. Блондин слушал и мрачнел. Я соответственно нервничала, и странное дело: чем больше волновалась, тем четче различала слова.
        - Кто-то врет, не бывает такого, - безапелляционно заявил опальный советник. - Либо вы, либо она. Положим, некромант напутал, но вытянуть из другого мира просто так невозможно, иначе бы все давно спокойно перемещались по Лунному пути.
        Закашлявшись, привлекла внимание мужчин и предложила изложить полную версию со скупыми пояснениями мэтра Алимуса.
        - Разумеется, - расплылся в инквизиторской улыбке лорд, - без этого не уйдешь.
        Резко захотелось выпить, а еще лучше - сбежать в любой трактир и драить полы после шумных попоек. Лучше там, чем в одном доме с типом с сомнительными намерениями.
        - Прошу в лабораторию.
        Издеваясь, блондин подставил локоть. Пришлось встать, взять его под руку и поплестись к месту возможной казни. Антрей последовал за нами. Из обрывков разговора поняла: ему предстояло ассистировать. Перед глазами встали операционный стол, люди в белых халатах и кривая сердечного ритма. Кто-то чужой, явно не я, но моим голосом, испуганно выкрикнул:
        - Аштри вай, мерки коссу!
        Как, откуда? Никакого акцента, будто всю жизнь тут прожила.
        Блондин резко остановился. От неожиданности едва не упала, по инерции сделав шаг вперед. Гаденькая улыбка вновь тронула губы хозяина дома. Он обманчиво мягко стиснул пальцами мой подбородок и поинтересовался:
        - Ну, откуда ты, крошка?
        Гулко сглотнула и прошептала:
        - С Земли.
        Не поверит же!
        Не поверил и вдвое быстрее потащил к лаборатории; едва успевали вспыхивать над головой световые шары.
        Комната для экспериментов притаилась под самой крышей, вопреки законам жанра занимая не одну из башенок, а целый этаж. Чего тут только не было! И колбы с веществами странного цвета, и камни в стеклянных витринах, и треноги с шарами на любой вкус и для любой цели. Частые окна заливали помещение призрачным светом, придавая таинственность. Только она вышла с готическим душком, как в полуразрушенном замке.
        Бывший советник толкнул на табурет и, велев барону присмотреть, принялся шумно копаться в ящике письменного стола - чужеродного предмета посреди буйства средневековой науки. Оставалось только гадать, какой пыточный инструмент ему понадобился. Оказалось, игла. Как банально!
        Добровольно вытянула руку - пусть уколет палец. Карминовая капля набухла и упала на вовремя подставленную стеклянную пластину. Потом мне дали носовой платок и на время оставили в покое. Хозяин дома нагрел стекло над предком спиртовки и зачем-то попробовал кровь на вкус. Когда он обернулся, от былой угрюмости не осталось и следа.
        - Я сам займусь ею, Антрей, спасибо. И не забуду ваших услуг.
        Барон просиял и намекнул: неплохо бы позолотить руку.
        - Получите. Вы простите, леди? - с издевкой поинтересовался блондин.
        Мы оба знали: я далека от леди так же, как он от гопника, равно как и то, что хозяин не испытывал ко мне ни толики уважения.
        Денежные дела лорд Вариэль уладил быстро. Не успела заскучать, как он вернулся и отвел меня обратно в кабинет. На этот раз шла впереди, понукаемая нетерпеливыми окриками. Перевода они не требовали, хватало интонации. Можно подумать, я знаю куда идти!
        За время моего отсутствия кабинет немного преобразился. Во-первых, добавилось света. Во-вторых, исчезли бумаги и блюдо. В-третьих, вновь объявился дракончик. Он присел на резную спинку кресла, с интересом наблюдая за происходящим карими глазами-бусинками. Золотистая чешуя поблескивала в свете плававших под потолком шаров. Камин лорд погасил, а жаль. Всегда мечтала постоять рядом, почувствовать магию живого пламени.
        Хозяин дома запер дверь и остановился возле стола. Пальцы задумчиво теребили перстень на пальце. Терпеливо ждала, пока он заговорит.
        Лорд Вариэль оказался не из молчаливых. Стряхнув былую задумчивость, он прошелся взглядом с головы до пят и поинтересовался:
        - Как тебя зовут?
        - Яна, - ответила заранее заготовленным именем.
        Следующего вопроса не поняла. Он оказался слишком длинным, а знание языка предательски улетучилось, стоило немного успокоиться. Хоть все время живи в стрессовой ситуации!
        Мужчина поморщился и потянулся к книге. Кроме нее, на столе ничего не осталось. Не считая письменного прибора, разумеется. Внешний вид фолианта разочаровал: потертая коричневая обложка, пожелтевшие листы, местами с оторванными уголками. Название стерлось, хотя я все равно не смогла бы прочитать. Барон и пассажиры дилижанса обучали разговорному языку, письменность же до сих пор оставалась абракадаброй. Тут никакой стресс не поможет.
        Лорд нетерпеливо пролистал половину книги, сверился с оглавлением и наконец открыл нужную страницу. Он снова мельком глянул на меня, затем - в книгу, и углубился в чтение. В кабинете повисла гнетущая тишина, даже дракончик притих. Ни мерного тиканья часов, ни шелеста листвы, ни криков птиц. Словно на кладбище попала. Неприятное до дрожи ощущение!
        Хозяин дома бесшумно шевелил губами. Судя по выражению лица, написанное ему не нравилось. Надеюсь, не выместит злобу на мне. Он что-то отрывисто приказал и снова скрылся за дверью, на этот раз внутренней, скрытой шпалерой с изображением дракона. Черный красавец извергал пламя и косил лиловым взглядом.
        Стоило владельцу уйти, как его питомец слетел с кресла и, не спрашивая разрешения, уселся мне на плечо. От неожиданности вскрикнула. Всегда полагала: если хищная птица сядет на руку - это больно. У них такие когти! У дракончика они тоже внушительные, но он оказался аккуратным, не потревожил.
        Острая мордочка торкнулась в подбородок, подталкивая: погладь! Нерешительно провела рукой по жесткой золотистой чешуе, пластинчатому гребню на голове и спине. Он еще не успел затвердеть, значит, дракон совсем маленький. Откуда знаю? Без понятия, само пришло в голову.
        - Яна! - прострекотал странный домашний питомец и, взмахнув крыльями, взлетел, чтобы из-под потолка продолжать кричать: - Яна, Яна!
        Замахала на него руками, стараясь угомонить. Лорда ведь рассердит! Но тщетно, крылатый мерзавец разорялся еще громче. Вот животное! Нет чтобы бессловесным уродиться! Стрекотал бы дальше. Нет же, попугай Кеша!
        Разумеется, лорд Вариэль не оставил без внимания вопиющее нарушение порядка. Шпалера дрогнула, дверь стремительно распахнулась, явив раздраженного блондина. Зеленые глаза потемнели, стали практически карими. Без лишних слов он взмахнул рукой, и возмущенный дракончик плюхнулся на пол. Вокруг него разлилось едва заметное свечение. Оно все усиливалось, пока не превратилось в плотный матовый шар, полностью скрывший чешуйчатого ящера из вида. Когда он лопнул, дракончика внутри не оказалось. Надеюсь, лорд его не убил.
        Попятилась к входной двери.
        Выходит, лорд Вариэль не менее сильный маг, чем Антрей. Вдобавок - злой маг, лучше убраться подобру-поздорову. Не удалось. Щелкнул замок, отрезая нас от внешнего мира. Оказывается, тут не только щеколды делать умеют.
        Сильный поток воздуха захлопнул окно. В панике заметалась по кабинету. Отчего так не везет, почему в моей сказке все неправильно?
        - Хватит! - устало и почти на чистом русском произнес блондин. - Ты не курица в курятнике. Ее высочество всегда сохраняет спокойствие, тебе тоже придется.
        Выходит, слова барона о принцессе не безумная идея? Нас действительно хотят поменять? Иначе зачем поминать венценосную особу?
        - Ну, успокоилась? - В голосе звучало легкое ехидство.
        Кивнула и без разрешения плюхнулась на стул. Только изобразить безразличие не получилось: пальцы намертво вцепились в подол. В голове крутилось: «Бежать, бежать, бежать!»
        - Для начала представлюсь, чтобы осознала всю степень своего ничтожества.
        Именно так он и сказал, слово в слово. Куда там Антрею с его высокомерием! Зеленоглазый блондин вполне мог бы рассекать по московским улицам на «Мазератти», наплевав на правила дорожного движения для плебеев.
        - Уже осознала, - буркнула я.
        В некоторых случаях страх развязывает язык. Терять особо нечего, вряд ли блондин убьет, а унизить больше - сложно.
        - Прекрасно! - кивнул он и, придвинув второй стул, уселся напротив меня, заложив ногу на ногу.
        В домашних туфлях это смотрелось немного комично, но я помнила о дракончике и не обольщалась.
        - Итак, будущая леди на час, перед вами лорд Риоре Вариэль.
        Он ожидал бурной реакции, но для меня его имя и фамилия ровным счетом ничего не значили. Бывший советник - да, и то в силу собственного воображения, а не реальных фактов. Может, лорд давал бездарные рекомендации, поэтому попал в немилость.
        - Хорошо. - Похоже, я задела его самолюбие. - Может, титул графа Ланскета окажется весомее?
        Граф, значит. Ну да, то, что не лорд, было ясно с самого начала. Встала и изобразила неуклюжий реверанс, сопроводив его фальшивым: «Очень приятно».
        - Взаимно. - А вот Риоре не шутил. - Ты редкостная удача, Яна. Волосы, конечно, придется отрастить, но ничего, поносишь шиньон. Скажешь, так запутались, что пришлось остричь.
        - Кому скажу? - недоуменно поинтересовалась я. - И почему я снова все понимаю?
        - Горничным, придворным дамам - словом, всем любопытным. А понимаешь, потому что к тебе возвращается память крови.
        Лорд вытащил из кармана каплевидную подвеску и покачал в воздухе.
        - Подозревал, что когда-нибудь пригодится. Это ментальный артефакт, он вытягивает нужные знания из твоей головы.
        Страшно? Даже не так: СТРАШНО. Тот камешек опаснее ядерного оружия, с его помощью ничего нельзя утаить. Только почему Риоре, обладая столь ценным артефактом, лишился поста? Он бы с легкостью разгадал козни врагов и сумел изменить назревавшее решение монарха.
        Видимо, недоумение отразилось на лице, раз лорд пояснил:
        - У него ограниченный ресурс действия, но на один разговор хватит. Потом придется обходиться без него - на зарядку уходит полгода.
        Полгода? Теперь понятно, отчего камушек валялся в ящике.
        - Ничего, - обнадежил Риоре, - язык ты выучишь. Лично займусь, за три месяца полностью подготовлю. И, - он выдержал театральную паузу, - ты вовсе не умерла, а вернулась в родной мир.
        Если бы у лорда отросли рога, не заметила бы. Как это - в родной мир? И как - не умерла? Я ведь помню падение, машину, боль. Поборола желание ощупать себя. Я очутилась внутри пентаграмм. Голой, но целой. Поврежденные там, на ледяной корке, места болели, и только.
        Как младенец - сравнение прочно засело в голове. Новая жизнь. Но, по словам лорда, никто не умер. Требовались объяснения, и я жаждала их получить.
        - Хорошо, - кивнул Риоре, - но сначала заключим сделку. Тебе предстоит заменить принцессу Лику и безоговорочно выполнять мои указания. В противном случае слуги выставят тебя на улицу. Сама понимаешь: бродяжка с отрезанными волосами долго не проживет.
        Интересно, что станет с реальной принцессой? Уж не задумали ли ее убить? Я на такое не подписывалась! Пусть Риоре говорит что хочет, но в Майне можно устроиться. Тот же чепец надежно скрывал экстравагантную прическу, Антрей обеспечил одеждой. Затеряюсь в толпе, хлебну участи низшего обслуживающего персонала.
        - Что призадумалась?
        Очевидно, лорд ожидал быстрого и безоговорочного согласия.
        - Плюсы и минусы считаю.
        - Ты?
        Риоре уставился на меня, как на цирковую мартышку.
        - Ну да. Сделка должна принести выгоду обеим сторонам.
        - Помочь? - ехидно поинтересовался хозяин дома. - Сейчас позову слуг, скажу, что ты воровка.
        Ну и мужчины здесь, один пакостнее другого.
        - Мелко, сеньор советник!
        Я поджала губы.
        - Можно просто «лорд Вариэль», - милостиво поправил Риоре. - И бывший советник, если быть точным. Как видишь, мне ничто не мешает совершать неблаговидные поступки. А ты… Я пока говорю по-хорошему, но могу и заставить.
        Ого, вот и угрозы. Как же им нужно сместить Лику! Видимо, король плох, а она - единственная наследница.
        Стоп, мы точно не сойдем за двойняшек: ее высочество должна быть минимум на шесть лет младше. Сомневаюсь, будто принцессы засиживались в девках. Династические браки - вещь стратегически важная, как и непрерывность королевского рода. Сами понимаете, на двадцатишестилетнюю особу вроде меня никто не взглянет. С каждым годом вероятность рождения здоровых детишек падает, а от принцессы требовали не одного, а пяток для гарантии. Взять хотя бы наших монархов: сколько жены каждого рожали? Поэтому надо начинать в восемнадцать, чтобы к тридцати отстреляться.
        - Можете, - с психами положено соглашаться, - только толку не выйдет.
        - Почему? - Сумела заинтересовать! - Сомневаешься в моих способностях?
        Вздохнула:
        - Я ничего о них не слышала.
        - Знаешь, - лорд откинулся на спинку стула и сцепил пальцы в замок, - мое терпение может закончиться. Ты никто, запомни раз и навсегда, а я лорд Вариэль. Одного щелчка пальцев хватит, чтобы тебя не стало. Показать?
        Судя по холодной улыбке, он не шутил, поэтому, скрипя зубами, согласилась на контракт на заведомо проигрышных условиях.
        Двойник принцессы - не так уж плохо, могли и вовсе в жертву принести. А так получу наряды, деньги, тридцать три удовольствия… И злобного надсмотрщика.
        - Замечательно! - Блондин хлопнул в ладоши и предложил: - Игристого? Нужно отметить заключение сделки. Не беспокойся, когда все закончится, получишь деньги и уютный домик.
        Не стала отказываться от местного аналога шампанского и приготовилась выслушать объяснения странностей в новом мире. Риоре предпочел сразу огорошить:
        - Твои предки из Гаменции, кровь не обманешь.
        - А Гаменция - это что? - невежливо перебила я.
        - Наше королевство. Молчи и слушай! - прикрикнул Риоре. - Итак, заклинание призыва устроено таким образом, что в первую очередь откликается на своих. Твоя душа оказалась свободной, вне тела, в мире, смежном тому, в котором обитала демоница, поэтому чары замкнулись раньше времени. Однако душа не пожелала отпускать тело, и его тоже забросило сюда.
        А как же одежда? О столь пикантной подробности, разумеется, не спросила, но предположила, что заклинание такими мелочами не заморачивается. В конце концов, демоницы пуховиков не носят.
        - Потом некромант отправил тебя домой. Вот и все.
        - То есть, - недоверчиво покосилась на лорда и снова села, - мэтр Алимус не ошибся?
        А я обзывала его недоучкой. Может, и Тесса провела ритуал по всем правилам? Только вот логика Риоре казалась шитой белыми нитками. Одни нестыковки! Предки, прыгающие по мирам, заклинание, неспособное найти адресата, смерть, которая не смерть.
        - Ты не маг, не поймешь, - отмел лорд робкие возражения. - А самое лучшее доказательство твоего происхождения - понимание речи. Когда ты волнуешься, просыпается память предков.
        - Ладно, допустим. Но ритуал?
        Риоре засопел. Похоже, уже не рад, что затеял разговор. Думала, одернет - нет, с кислой рожей повторил еще раз, подробнее. Он сыпал разными терминами, даже показал схематичный расчет, нарисованный в воздухе пальцем. Понимания не прибавилось, но хотя бы восстановилась последовательность событий. Кто-то по материнской линии, именно по ней память крови сильнее, жил в Гаменции. Потом по неизвестной причине неизвестным же образом она или он оказались на Земле. Шли годы, родилась я и попала под машину, однако умереть не успела. Посланный демонице зов наткнулся на отлетавшую душу и утянул ее за собой. Так как ниточка, связывавшая меня с телом, не оборвалась, оно тоже переместилось в замок, благо Тесса ждала существо из плоти и крови, а не бестелесный дух. Вот ритуал и выдал полный комплект. Дальше просто: некромант не потрудился отправить обратно, послал на родину предков. Заклинание пошло по пути наименьшего сопротивления и выбрало ближайшую родину с лопухами вдоль дороги.
        Оставалось одно «но» - язык. С ним творилось нечто странное. Положим, методом тыка я выяснила причину лингвистических озарений, но она оставалась умозрительной, не подкрепленной фактами. Рояль в кустах, как говорят о таком древние (и не очень) читатели. Только вот ответит ли грозный лорд? Он всячески подчеркивал свой статус, намекал на пропасть между вошью-попаданкой и таким важным опальным советником. Но попытка не пытка, кого еще расспрашивать? Не слуг же! Вряд ли встретивший не слишком любезно мир подкинет книгу с ответами на все вопросы.
        - Положим, с ритуалом понятно, милорд, - ничего не ясно, но обдумаю потом, - а что с языком?
        - Твой на месте, - Риоре явно издевался. - Пока.
        Стало как-то не по себе, даже нервно коснулась губ. Что значит - пока? Тут практикуют пытки? Конечно, практикуют. О Женевской конвенции никто не слышал. Так, стоп, он просто пугает, а ты уже дрожишь осиновым листом.
        Риоре сидел, глядел свысока, развлекался, только глаза холодные, неприятные, колючие. Такой точно работал на высоком посту, а не прожигал жизнь на балах: чувствуется профессиональная деформация.
        - Постепенно память вернется, скоро сможешь бегло говорить по-гаменциански, только меньше экспрессии, благовоспитанные леди сдержанны. Придется изрядно поработать над манерами, чтобы сделать из крестьянки принцессу, - чуть слышно сокрушенно добавил лорд. - В какой же отсталый мир сбежали ее предки?
        Отсталый? С трудом удержалась от язвительной реплики насчет технического и культурного прогресса Гаменции. Обидно ведь!
        - Ну, чего насупилась? - Риоре оказался внимательным. - Мои слова не нравятся? Привыкай. Ты никто и ничто.
        Вот так. Сразу припечатал.
        - А твои озарения… Ты нервничала, и рядом оказывались маги, верно?
        Кивнула, пока не понимая, куда он клонит.
        - Нашла чему удивляться! Блок давал трещину при сочетании внутреннего и внешнего воздействия. По моим подсчетам, испарится месяца через три-четыре после тесного общения с магом, но ждать не стану, сниму, хотя возиться нет никакого желания.
        Какой блок? Видимо, недоумение отразилось на лице, раз Риоре соизволил пояснить:
        - При переходе из одного мира в другой ставится блок, чтобы человек не сошел с ума. Правда, это только в теории. В реальности не знаю никого, кто бы сумел уйти в чужое измерение, поэтому предположу, что твоих предков наказали, вышвырнули в никуда, заблокировав память. Они непостижимым образом выжили, но кровь не обманешь, она все равно проявляется.
        Мне кажется или лорд старательно избегает правды? Вроде говорит много, предлагает все новые версии - и еще больше запутывает. Или это я не способна усвоить такой поток информации? Подумать только, предки из другого мира! Положим, маму называли странной. Она необычно одевалась, мало говорила, но в остальном абсолютно нормальная. Подумаешь, любила натуральные ткани, их каждый второй носит. Почти не красилась - тоже обыденно. Имя самое обыкновенное, Анна. Не сирота, с кучей родственников. Сыпалась версия Риоре. Только вот ритуал, язык… Видимо, если вернусь, а я вернусь, придется побеседовать с бабушкой. Может, они маму удочерили.
        - Теперь нужно привести тебя в порядок. Смотреть тошно!
        Лорд поднялся и увлек меня обратно в коридор. Болтаясь за ним, словно шарик на веревочке, гадала, вытерплю ли хотя бы один урок с таким учителем.
        Риоре на ходу составил и озвучил график занятий. Он впечатлил. Помимо изучения местного языка, меня надлежало обучить манерам, танцам, стихосложению и куче других вещей. Всего за три месяца!
        - Станешь лениться - отправлю в канаву, - пригрозил хозяин дома и подсластил пилюлю: - Зато сошьешь кучу нарядов и получишь карманные деньги.
        Путешествие завершилось на лестнице. Риоре остановился на площадке и крикнул старшего слугу. Заспанный, он явился через пару минут. Вышколенная у лорда прислуга! Хотя с его характером я бы тоже спешила, теряя тапочки. Одного на ногах мужчины как раз не хватало.
        - Выдели ей комнату, - лорд ткнул в меня пальцем, - и найди камеристку. Не скупись, пусть умеет делать прически. Так же потребуется модистка и учителя, список получишь завтра. Девицу из дома без моего сопровождения не выпускать.
        Вот так я превратилась в пленницу Риоре Вариэля.
        Глава 5
        Слегка подташнивало, но я уже привыкла. Нормальным способом такой объем знаний не усвоить, и лорд каждый вечер перед сном накладывал «закрепитель». Он не считал нужным стучаться, поэтому не раздевалась, пока Риоре не уйдет.
        Моя фигура, которую лорду пару раз удалось увидеть, тоже подверглась критике. По мнению лорда, леди не подобало иметь такие формы.
        - Ее высочество умерла бы со стыда, если бы превратилась в такое, - Риоре бестактно указал на мои бедра. - Ты не влезешь ни в один корсет.
        Понятно, Лика анорексичка, потому как я не модель плюс, хоть и с парой проблемных мест.
        - Зато для мужского глаза соблазнительно, - буркнула, обиженная чужими наветами.
        - Может, и так, - неожиданно согласился Риоре и устроился на постели. Пришлось потесниться и оправить сорочку. - Только Лика и соблазнение - вещи несовместимые. От нее мухи дохнут. Вот, взгляни.
        Он достал из кармана жилета эмалевое изображение. С него смотрела мечта готов - изможденная девушка с пышными локонами. Мы действительно похожи, но чтобы довести себя до такого состояния, придется голодать.
        - Порадуйся, за последний год она чуть раздобрела, - обнадежил лорд и неожиданно приказал: - Ну-ка встань!
        Попутно мучитель потянулся за поясом от местного аналога пеньюара. По сравнению с земным собратом он отличался большим целомудрием, полностью скрывая фигуру от шеи до щиколоток. Пояс делался в виде широкой ленты. Риоре воспользовался ею в качестве корсета, замотав меня, словно мумию. Отойдя в сторону, полюбовался результатом и кивнул:
        - Да, хорошо. Велю камеристке туго шнуровать тебя, чтобы привыкла.
        Привыкла? Тут не вздохнешь, вряд ли мои ребра от тренировок уменьшатся. Высказала неутешительное предположение и узнала страшный секрет:
        - Яна, осиная талия и прочие достоинства фигуры - заслуга правильного кроя и хорошего корсета. Но тебя неплохо было бы ограничить в еде, - задумчиво добавил лорд, еще раз оценив прелести фигуры с чисто профессиональной точки зрения. - Все же Лика худее.
        А наутро снова библиотека - средоточие мучений. Утром, до завтрака, и вечером, перед ужином, я приходила сюда, чтобы танцевать и учить язык. Лорд согласился стать кавалером и теперь изводил придирками. По сравнению с ним преподаватель казался зайчиком.
        Танцы в Гаменции - сплошная геометрия. Мужчина и женщина с каменными лицами рисуют узоры на полу. Правая рука вытянута, левая придерживает юбки, и так три круга. Затем можно положить руку на плечо партнера. Тот, в свою очередь, деликатно касается талии. На этом интимность заканчивается. Все те же шаги, повороты, раскланивания.
        Правда, один танец мне понравился. Он отдаленно напоминал вальс и состоял из двух частей. Сначала партнеры вставали друг против друга, сходились и расходились в такт музыке, зато потом движения становились свободнее. Дама притоптывала каблучком, мужчина становился в классическую позицию и кружил ее по залу.
        Постучавшись и получив разрешение войти, скромно замерла в уголке. Библиотека лорда Вариэля напоминала полноценный дворцовый зал. Книжные шкафы выстроились по периметру помещения, а также целиком занимали полуторный этаж, на который можно было подняться по лестнице. В центре свободное пространство с кадками растений. Когда мы танцевали, их сдвигали.
        Вопреки обыкновению, Риоре не сидел, а расхаживал между полок. Воздух пропитался нервозностью, хотя лицо опального советника по-прежнему напоминало гипсовую маску. Заслышав шаги, он порывисто оглянулся и приказал:
        - Плотно закрой дверь!
        Заинтригованная, выполнила указания и, шурша юбками - отныне меня одевали как благородную даму, желая приучить к жестким корсетам и прообразам кринолинов, - подошла к лорду. Он пару минут пристально смотрел на меня, словно силился проникнуть взглядом под кожу, и сообщил:
        - Сегодня занятия отменяются.
        Однако радость быстро улетучилась, стоило ему добавить:
        - Ко мне пожаловали нежелательные гости. Пока не уедут, сидишь в винном погребе.
        Ну уж нет! Среди бутылок и пыли, дрожа от холода? Лучше на кухне с прислугой. Вряд ли благородные господа - не сомневаюсь, другие к Риоре не ездят - туда заглянут.
        Лорд отмел мое предложение:
        - Не сомневайся, они не погнушаются зайти на кухню, лишь бы тебя найти. Знать бы, кто проболтался!
        Хозяин дома стиснул зубы.
        Два и два сопоставила быстро. Кому-то стало известно о пленнице-воспитаннице Риоре, и он пожаловал на нее взглянуть. Судя по всему, некто - очень влиятельная персона. Может, сам король или его нынешний советник. Но сидеть в винном погребе!.. В итоге смогла уговорить лорда оставить меня в лаборатории. Поклялась, что ничего не трону, и выслушала лекцию на тему опасности артефактов, растений и жидкостей, которые там можно найти.
        - Я не шучу, - предупредил Риоре, отведя меня наверх, - неосторожность может стоит жизни.
        И оставил одну.
        Поежившись, огляделась. Неприятно сидеть рядом с перегонным кубом. Напротив стеллаж с разнообразными склянками, в некоторых не травы, а сушеные насекомые и змеи. На столе - тетрадь. Заглянуть в нее не решилась, памятуя о наказе лорда. Ну прочитаю, а дальше? Я маг? То-то! Зато Риоре точно заметит, что тетрадка не так лежала, и накажет. С другой стороны, он не запрещал ходить, просто просил ничего не трогать. Двери и окна не считаются. И я встала, решив хоть издали взглянуть на гостей.
        Из окна открывался вид на двор. Удобно, заранее знаешь, кто пожаловал. Сегодня у особняка многолюдно, даже многоконно. Вот и хозяин, вышел встречать. За месяц плотного общения научилась узнавать его во всех возможных ракурсах. Риоре здоровался с некой женщиной. Ни лица, ни даже цвета волос не разобрать: прикрыты тем самым чепцом-сердечком, который отныне носила я. Только головной убор незнакомки, несомненно, богаче. Шифон, бархат, жемчуг… Впрочем, отсюда не разглядеть.
        Незнакомка приехала в закрытом экипаже с эскортом, точно королева или принцесса. Жутко захотелось взглянуть на нее поближе, и, наплевав на запреты, решила выбраться из лаборатории. Ничего не случится, я осторожно. Почувствую опасность, замечу кого - мигом вернусь.
        Рассудив, что Риоре примет важную гостью в кабинете, направилась туда. Я неплохо ориентировалась в доме, знала пару мест, где можно затаиться, а еще помнила о смежной с кабинетом спальне лорда. Не подумайте дурного, Риоре туда не водил, просто знала от слуг. Может, невежливо забираться в столь интимное место, но иного способа подслушать не представится. Стоять в коридоре не вариант, там меня точно поймают. Сомневаюсь, будто пара солдат не встала на карауле у двери.
        Дубовые ступеньки чуть поскрипывали, гладко отполированные перила холодили руки. Или ладони вспотели от страха? Вот и второй этаж. Сердце ухало в груди. Не совершаю ли ошибку, не лучше ли вернуться?
        Замерла на лестничной площадке, прислушиваясь, и свернула во второй коридор, параллельный тому, куда выходила дверь кабинета. Сюда допускались только самые близкие, если таковые в жизни Риоре Вариэля существовали.
        Говорят, комната способна рассказать многое о владельце. Замерев на пороге, всмотрелась в полумрак спальни Риоре. Несмотря на погожий день, лорд держал ставни закрытыми. Тонкие лучики солнца пробирались сквозь узкие планки, чем-то напоминавшие жалюзи. Зато шторы отдернуты. В глубине души надеялась наткнуться на запертую дверь, чтобы с чистой совестью вернуться в убежище, но ручка легко поддалась. И вот я здесь, смотрю на ставни…
        Глубоко вздохнув, шагнула внутрь и тщательно прикрыла за собой дверь. В нос ударил пряный восточный аромат. Присмотревшись, поняла: он исходит от курительницы на треноге. Благовония едва тлели, но не собирались гаснуть - наверняка магические штучки.
        В спальне главенствовала кровать в лучших традициях жанра. На ней без труда поместились бы четверо, а полога хватило бы на десяток полковых знамен. Балдахин оказался двойным, с чем-то вроде москитной сетки, небрежно собранной вокруг одного из столбиков. Хм, красное белье. Как банально! И слишком страстно для такого человека, как лорд. Полно вышитых подушек - Риоре не чуждо прекрасное. А глядя на него, не скажешь. Спальня и лаборатория открывали его несколько в другом свете: не робот, чем-то интересуется, что-то любит. Помимо кровати в спальне обнаружилось глубокое кресло, на спинку которого небрежно бросили знакомый шлафрок. Оно так и манило присесть, вытянуть ноги на обитую бархатом скамеечку. Для полноценного отдыха можно придвинуть небольшой круглый столик. Что еще? Да ничего, кроме секретера и небольшого пузатого расписного шкафчика на ножках. За ширму заглядывать не стала, равно как в ванную и гардеробную, из которой тянуло лавандой - местные жители прокладывали ею одежду и постельное белье.
        Шкур нет, только ковер перед кроватью, чтобы было куда поставить домашние туфли. Они такие забавные, с помпонами. Грозный граф - и столь фривольная обувь.
        Утолив любопытство, сориентировалась и подкралась к двери в кабинет. Из-за нее доносились приглушенные голоса. Опустившись на колени, приложила ухо к щелке. Главное - не дергаться, а то вывалюсь на потеху собравшимся. Вдруг дверь не заперта?
        Судя по голосу, женщина молода. Сильно нервничает, постоянно сбивается на высокие ноты. Риоре, наоборот, спокоен. Говорили… обо мне. Вернее, о некой девице, которую якобы похитил лорд. Он, естественно, отпирался, заверял в своей непорочности. Любой монах ведет более греховную жизнь, чем Риоре Вариэль. Кто наврал ее величеству, будто у него юная любовница? Выходит, в кабинете королева. Жаль, я надеялась хоть одним глазком увидеть Лику.
        Заслушавшись, едва не попалась, но вовремя спохватилась и юркнула под кровать. Скажите, вот что могло Риоре понадобиться в спальне? Очередной артефакт? Или у него чутье на шпионов? Уф-ф, пронесло. Забрал что-то из секретера и вернулся в кабинет. Не стоит искушать судьбу дважды. Дождусь, пока лорд уйдет провожать королеву, и выберусь из укрытия. Пыли тут немерено! Слуги в Гаменции не отличались любовью к чистоте, пройтись тряпкой под кроватью им и вовсе не приходило в голову. Неудивительно, что таки чихнула. Надеюсь, в кабинете не слышно.
        Прошла минута, другая. Тихо. Значит, не выдала себя. Успокоившись, принялась считать, чтобы хоть как-то засечь время. Вылезу, когда пройдет полчаса. Полагаю, Риоре быстро разберется с гостьей. Устроилась поудобнее, положив голову на руки, и прикрыла глаза.
        - Хм, ее величество оказалась недалека от истины.
        Вздрогнула, услышав задумчивый голос Риоре, и, дернувшись, больно ударилась затылком.
        - Вылезай!
        Край свисавшего покрывала дрогнул, явив носки мужских остроносых туфель.
        Стиснув зубы, не двигалась. Кончики ушей горели. Попала так попала! Под кроватью в спальне мужчины. Сказать, что пробралась сюда ради шпионажа, еще хуже. Тут, куда ни плюнь, везде плохо.
        - Яна, я прекрасно знаю, что ты там. Предлагаешь тебя вытащить?
        За ноги? Благодарю покорно!
        - Поступок, достойный истинной леди. - Хозяин дома откровенно издевался. - Я достаточно плачу учителям, чтобы обучить тебя хорошим манерам. Считаю до трех, и пеняй на себя.
        Риоре дошел до двух, когда я, красная как рак, выползла пред его очи. Юбки задрались, голова всклокочена - то еще зрелище!
        - Принцесса Лика никогда бы так не поступила, - отчитал меня лорд и протянул платок. - Она бы подошла к двери и ничем не выдала себя.
        - То есть…
        - Знал ли я, что ты не усидишь? Догадывался и предпочел, чтобы не портила замок. Думаешь, дверь осталась открытой случайно?
        Ответила отрицательно. Вряд ли. Неужели Риоре устроил проверку? Он стоял рядом, такой грозный, и я, провинившаяся ученица.
        - Однако я полагал, ты сумеешь держать себя в руках и уж точно не заберешься в мою спальню. Для полноты картины не хватало только разлечься на постели и позвать продолжить увеселения.
        - Мы их не начинали, - угрюмо пробормотала я.
        Уши горели, мне давно не было так стыдно.
        - Это ты королеве бы доказывала.
        - Вы бы ей сами сказали.
        - Да? - Голос лорда полнился скепсисом. - Ты действительно полагаешь, будто хватит твоего невинного хлопанья глазами и моего «ничего не было»?
        Промолчала.
        Риоре никак не мог угомониться:
        - Неужели придется учить подслушивать? Пора уметь в твоем возрасте. С королевой все улажено, а тебе в наказание - четыре часа танцев.
        Застонала. Только не танцы, лучше язык зубрить!
        - С вами? - спросила без особой надежды на меньшее из зол.
        Учитель танцев бил по ногам, когда неправильно исполняла фигуру. Мерзкий старикашка! Лорд хотя бы рукоприкладством не баловался, наказывал только словесно.
        - Разумеется, нет. У меня найдутся более важные дела. И не хнычь, принцесса обязана танцевать безупречно.
        - Я не принцесса, - напомнила очевидное и вслед за Риоре вышла в коридор.
        - Станешь, - отрезал владелец дома и отвел обратно в библиотеку. - В твоей родне я еще покопаюсь. Сдается, королевская семейка скрывала бастарда, иначе откуда разительное сходство? Заверяю, ты копия Лики.
        Сама об этом думала. Положим, у каждого человека есть двойник, но мы с Ликой действительно слишком похожи. Чуть подкрасить, иначе причесать - одно лицо, только я старше. Интересно, как Риоре справится с этой проблемой?
        - И чтобы больше не смела меня компрометировать! - прошипел лорд, бросив опасливый взгляд через плечо.
        Я - его? Риоре действительно испугался, что нас кто-то мог видеть? Всегда полагала: амурные связи мужчин не волнуют. Или дело в моем происхождении? То есть с аристократкой можно, а попаданкой - ни-ни?!
        - Простите, но в нашем мире скомпрометировать можно только женщину.
        Жутко хотелось выслушать объяснения.
        Лорд шумно вздохнул и возвел очи горе: мол, за что ему такое наказание.
        - Моему терпению позавидовал бы королевский воспитатель. Ты действительно настолько глупа или думаешь стать леди Вариэль? Так вот, не выйдет! Я не женюсь, поэтому перестань подметать пол юбками под моей кроватью.
        Открыла и закрыла рот. Так вот о чем речь! Выходит, если кто-то застанет меня в комнате Риоре, ему придется жениться.
        - Вы меня даже не целовали, - ляпнула, обдумывая нелепость местных обычаев.
        - Этого еще не хватало! - ужаснулся владелец дома и, толкнув дверь, втащил меня в библиотеку. - Запомни, мое терпение на исходе. Еще одна выходка, и пожалеешь.
        Учитель танцев с нетерпением поджидал жертву. Судя по глумливой улыбке Риоре, с которой тот передал меня мучителю, сегодняшний день я запомню надолго.
        - Начинайте! - Лорд развалился в кресле, закинув ногу на ногу, и хлопнул в ладоши. - Чтобы не скучали, спрягайте глаголы, миледи. Не меньше сорока. За каждую ошибку - полчаса самостоятельных занятий.
        Мысленно застонала. Риоре прекрасно знал: танец давался нелегко. Я постоянно сбивалась с ритма, а тут глаголы. Но принцесса обязана держать лицо и стойко сносить испытания. Ее двойник - тоже, поэтому я кивнула и, встав в позицию, назвала первое слово. Полагала, лорд не дослушает, уйдет, но нет. Он сидел и загибал пальцы, попутно делая замечания насчет грации и осанки. Доведя счет до пятидесяти, Риоре скупо похвалил и наконец оставил в покое.
        Я вновь увидела его за ужином - в этот раз меня позвали в столовую, хотя обычно приносили еду в комнату.
        Огромный стол производил удручающее впечатление. За одним концом я, за другим - Риоре. Между нами - канделябры и тарелки с яствами. Словом, очень напоминало королевскую трапезу. Ела молча, по чуть-чуть. Не забыла положить салфетку на колени, а хлеб - на тарелку.
        Тянуться за едой нельзя, нужно подозвать слугу и попросить. Он дежурил чуть поодаль, менял тарелки и подливал вина.
        - Как вам Гаменция, миледи?
        Ясно. Вот и репетиция светского разговора.
        - Я нахожу ее великолепной, жаль уезжать.
        Риоре одобрительно кивнул и задал очередной провокационный вопрос. На каждый отвечала дипломатично, с неизменной холодной улыбкой. После тренировок это давалось легко - учителя вымуштровали, строго отчитывая за малейшую попытку выйти за рамки этикета. По сути, ответ никого не волновал, он заранее известен, но за едой не принято молчать.
        Лорд отослал слугу и заговорил свободно:
        - Ты делаешь успехи. Полагаю, пришло время применить их на практике. Тебе предстоит тяжелая ночь и не менее тяжелое утро, но за все надо платить. Надеюсь, окажешься благодарной девушкой и не забудешь, кто не позволил тебе умереть в канаве.
        Кивнула и потянулась за бокалом с вином - в горле вдруг пересохло.
        - Время поджимает, - поморщился Риоре. - Я планировал провернуть все позднее, но вмешалась королева. С завтрашнего дня тебя зовут Даяна Лика Гаменцианская.
        Гулко сглотнула и закашлялась. Уже? Я же ничего не знаю! И не умею, танцевать даже толком не научилась.
        Лорд любезно похлопал по спине воздушной волной.
        - Эм… может, позже? - Я с надеждой посмотрела на Риоре. - Заодно бы язык подтянула. Сами говорили, что хромает.
        Упрямец возразил:
        - Сейчас.
        - А если?..
        Я задумалась, чем бы таким соблазнить блондина.
        - Нет. - Он отрезал все пути к отступлению. - Итак, слушай. Прежде мы говорили в общих чертах, теперь конкретика.
        Риоре поднялся и развел по сторонам руки. Между ними зазмеились всполохи, напоминавшие миниатюрные фейерверки. Завороженная одновременно прекрасным и страшным зрелищем, я привстала, не сводя взгляда с лорда. Он быстро укротил магию и развеял ее по столовой, буднично, словно сеятель, взмахнув руками. Серебристая пыль укрыла стены и двери, покрыв их тонкой сеточкой бриллиантовых искр. С моих губ сорвался вздох восхищения. Наверное, я казалась Риоре необразованной провинциалкой, но в тот момент меньше всего думала о впечатлении, которое произвожу.
        Под столом кто-то чихнул. Маг нахмурился и резко откинул край скатерти. На полу сидел дракончик - тот самый, которого я прежде видела в кабинете, питомец Риоре. Он изрядно досаждал слугам. Та же горничная жаловалась, что с ним нет никакого сладу, слушается только хозяина. Крылатый ящер взмыл из укрытия под потолок, сделал пару кругов и опустился на плечо Риоре, кося хитрым взглядом.
        - Не бойся, он не кусается.
        Хозяин дома расслабился и почесал светлое брюшко. Дракон довольно скрыл зрачки перепонкой третьего века и закурлыкал, словно голубь.
        - Он еще маленький, безобиден, - успокоил Риоре. - Питается фруктами, хотя цапнуть может больно. Осторожнее во дворце!
        - Там тоже есть драконы?
        Сделала шажок к странной парочке. Дракон мгновенно убрал прозрачную перепонку с глаз, повернул мордочку.
        - Конечно, есть. - Судя по тону, блондин считал меня идиоткой. - Каждый уважающий себя аристократ ездит на драконе.
        В столовой воцарилась немая гоголевская сцена.
        - Эм… А почему?..
        Над Майном ничего такого не летало, врет товарищ.
        - Полеты над городами запрещены, - предупредил вопрос Риоре и вытянул руку, чтобы дракон мог, словно хищная птица, устроиться на ней. - Раньше было не так, но после несчастного случая…
        Он не договорил и, отодвинув стул, сел обратно. Последовала его примеру и опорожнила бокал вина. Имею право после стольких переживаний.
        - Драконов сейчас мало, - рассеянно продолжил лорд, - многих перебили.
        - А у вас?..
        Невежливо спрашивать, но жутко любопытно.
        Риоре легко догадался о смысле вопроса.
        - Да, у меня есть взрослый дракон, но пользоваться им запрещено.
        - Королем?
        Наверное, я слишком много выпила, раз развязался язык. Вдруг лорд рассердится? Однако он не стал. Погрузившись в состояние меланхоличной задумчивости, Риоре некоторое время молчал, а потом кивнул.
        - А почему вы?.. Вернее, почему вас?..
        Определенно, вино сыграло злую шутку, раз я решила выяснить причины опалы.
        - Зачем тебе знать? - насторожился Риоре.
        От былой расслабленности не осталось и следа, на меня смотрел тот самый человек, которого я встретила в коридоре месяц назад.
        - Интересно, - не стала выдумывать причину я.
        В опалу просто так не попадают. Вдруг он казнокрад или убийца?
        - Спросишь короля при случае, - с издевкой произнес Риоре. - Или ее величество, свою мачеху.
        Показалось или в голосе промелькнула ненависть? И отчего королева внезапно нанесла визит упавшему с вершины сановнику? Ладно, разберусь.
        От Риоре знала: мать Лики умерла. Ну да, в Средневековье разводы не приняты. Если кто и женится вторично, то только овдовев.
        Маг усадил дракончика на стол, очистил апельсин и скормил наглому ящеру. Пока тот с урчанием поглощал лакомство, Риоре успел отдать должное собственной тарелке и затем, допив вино, вернулся к прежнейтеме:
        - Итак, ты заменишь Лику. От принцессы ничего особого не требуется, государством она не правит. В твоем случае придется следить за канцлером и королевой. Я хочу знать о каждом их вздохе. По возможности присмотрись к новому советнику. Понимаю, вряд ли ты сумеешь подловить его, но все же. Хорошо бы король прозрел! - чуть слышно добавил лорд и освежил бокал. - Далее: придворные. Докладывать о каждом шаге и ни в коем случае не выходить замуж.
        - Я и не собиралась…
        Взявшись за вилку, я ковырнула содержимое тарелки.
        - Ты - нет, Лика - да. Смотри, - пригрозил Риоре, - не вздумай влюбиться в этого сопляка! Не обольщайся, ему нужна корона. Лика наследница, лакомый кусок.
        - Сами собираетесь?
        Похоже, сегодня вечер необдуманных вопросов.
        Блондин ответил многозначительным тяжелым молчанием.
        - Возможно, - наконец изрек он. - Тебя не касается.
        Естественно, куклы молчат. Стало так обидно, горько. Если уж использовал, мог бы раскрыть карты. Но кто такая обычная попаданка, а кто - граф Ланскет?
        - Эй, ты меня слышишь?
        Риоре прищелкнул пальцами. Оказалось, он задал вопрос, а я задумалась. Да, сделаю, как велит. Да, обведу всех вокруг пальца. Еще знать бы - как! Сущие мелочи, верно? Вот отчего король не выслал блондина подальше от столицы? Раз Риоре граф, у него имеется замок. Сидел бы там и плел козни.
        Украдкой глянула на виновника своих тяжких дум. Он преобразился: появился блеск в глазах, разгладились складки у губ. Оказавшись в родной стихии, Риоре Вариэль помолодел и казался весьма обаятельным. Нет, черты не изменились, по-прежнему оставались неправильными, тяжеловесными, но такого мужчину я бы запомнила. Наверное, поэтому он и стал советником. Туда серых мышек не берут. В данном случае - серых пасюков.
        Дракончик расправился с апельсином и требовал нового лакомства. Вместо этого Риоре почесал его за ухом и монотонно продиктовал инструкции. Терпеливо повторила их, думая о своем. Как теперь выбраться? Прежде я думала вернуться домой с помощью магии, а теперь придется носить чужую маску… Какие тут переносы? Принцесса Лика родом из Гаменции. Разве что…
        - Я хочу, чтобы в награду вы перенесли меня домой.
        - Что? - нахмурился Риоре.
        - Возвращение домой взамен игры в принцессу, - терпеливо повторила я.
        Маг рассмеялся:
        - А ты наглая, малявка! Не достаточно ли жизни?
        - Так и вы многого хотите. Справедливо увеличить вознаграждение, - упрямо гнула свое.
        - Хорошо, я подумаю, - милостиво согласился Риоре. - А теперь ужин. И больше ни слова о принцессе, не порти аппетит.
        Он снова взмахнул руками, и бриллиантовая пыль, проявившись, мигнула и пропала. Так вот ты какое, заклинание против подслушивания!
        Слова Риоре не расходились с делом. Наутро я смотрела на себя в зеркало и пыталась понять, осталось ли во мне хоть что-то от Татьяны. В нем отражалась точная копия принцессы - такая же худенькая, с пышными локонами, белеными щеками. Место крепления шиньона жутко чесалось, но я терпела. Сущие мелочи по сравнению с корсетом. Пусть в доме Риоре я изрядно похудела, ленты все равно затянули так, что недолго упасть в обморок.
        Непривычно шуршали юбки. Темно-бордовый парчовый наряд не шел ни в какое сравнение с теми, которые носила прежде. Распашной, он открывал одну из нижних юбок цвета топленого молока. Лиф соблазнительно обрисовывал грудь, кокетливо прикрытую газовым шарфиком. Довершал образ знакомый чепец сердечком. Он держался не на завязках, а на обруче и неуловимо походил на кокошник. Плотная вуаль скрывала лицо, а перчатки - руки.
        Риоре придирчиво оглядел результат совместной работы и надел на мой палец кольцо.
        - Носить всегда камнем вниз, - велел он.
        В недоумении уставилась на украшение. Ничего примечательного. Пусть и золотое, с крохотным аметистом. Для принцессы - слишком просто, для Татьяны… Прямо Атос какой-то! Помните его знаменитую фразу?
        - А почему камнем вниз?
        Любопытство победило.
        Вряд ли Риоре собирался спрятать камень, тут что-то другое. У таких, как он, ничего просто так не делается.
        - Артефакт.
        В воздухе повисло невысказанное «Дура!».
        Поджала губы. Ну извините, во мне нет ни капли магии, могли бы объяснить. Не хотите - во дворце найдется артефактор, расспрошу, какие тайны скрывает колечко. Может, Риоре собрался с его помощью следить за марионеткой. Сделав вид, будто потеряла интерес к кольцу, перевернула камень так, как просили. Лорд удовлетворенно кивнул. Значит, действительно важно.
        - Молчи и не высовывайся! - Риоре в последний раз проверил, все ли в порядке с моей одеждой и лицом. - Не задавай вопросов и не кричи. Так нужно. Иначе, - он бросил на меня выразительный взгляд, от которого мурашки разбежались по телу, - пожалеешь.
        Оставалось только гадать, жалеть придется в канаве, на виселице или в пасти дракона.
        - Выдашь меня, - лорд продолжал стращать, - найду в любой стране, опала не помешает. Учти, во дворце остались мои уши.
        Ну да, не бывает бывших советников.
        - Я усвоила правила игры, милорд, - не покривила душой, - и не собираюсь отправлять вас на плаху. Вы ничего плохого не сделали. Пока.
        - Пока! - Губы дрогнули в усмешке. - Не такая уж идиотка, раз добавила это слово. Ничего, послушаешь сплетни, узнаешь много нового. Идем!
        У подъезда ждала закрытая карета без гербов. Лакей проворно опустил подножку и распахнул дверцу.
        Поправив вуаль, глубоко вздохнула и спустилась по ступенькам. Риоре последовал моему примеру. Я остро ощущала его присутствие, как угадывала в коридоре шаги, предсказывала движения, жесты. Во время плотного общения успела изучить привычки тюремщика. Например, когда он сердился, у Риоре чуть дергался уголок рта. А когда был доволен, наоборот, приподнимал его, отчего от глаз разбегались едва заметные морщинки. Они напоминали лучики солнца. Жаль, редко посещали породистое холодное лицо.
        Бывший советник галантно помог сесть в экипаж и устроился напротив.
        - Трогай! - стукнул он тростью в потолок, и экипаж пришел в движение.
        Сегодня Риоре приоделся. Нет, он и прежде походил на важного вельможу, но теперь и вовсе сошел бы за короля. Украдкой рассматривала шитье камзола необыкновенно глубокого синего цвета, пышный воротник рубашки, наводивший на мысли об эпохе мушкетеров, многочисленные перстни на сложенных на набалдашнике трости руках. Перчатки лежали рядом, на сиденье, лорд пока не спешил их надевать. Интересно, куда мы едем? Во дворец? Но Риоре теперь персона нон грата, вряд ли его туда пустят. Вон, даже жил за городом. Или изначально любил уединение? Он странный. Тот же Антрей понятнее, предсказуемее.
        - Нравятся бриллианты?
        Вздрогнула и запоздало сообразила, что пялюсь на одинокую крупную серьгу-капельку в ухе мужчины. В обыденной жизни Риоре украшений не носил, значит, это часть парадного наряда или некий отличительный знак.
        - Надеюсь, во дворце не станешь удивляться подобным вещам.
        И тут не обошлось без наставлений.
        - У нас мужчины не носят серьги.
        - Это не серьги, - тихо рассмеялся лорд.
        Вновь проступили те самые редкие морщинки, Риоре на мгновение стал другим, не суровым незнакомцем, даже глаза потеплели. Выходит, граф - не бесчувственный истукан. Нужно, следуя поговорке, уметь его готовить. Только как? Уверена, рецепт стоит баснословно дорого.
        Лорд, потянувшись, снял «капельку», оказавшуюся клипсой. Она поблескивала на ладони, словно крохотная звездочка.
        - Уши прокалывают только пираты и женщины. - Риоре передал мне клипсу, чтобы лучше рассмотрела. - У каждого мага свой камень-покровитель, мы традиционно носим его, выходя в свет. Можно в виде булавки, подвески или так, в ухе. Мне удобен последний вариант, он защищает от покушений.
        - Как?
        Вертела в пальцах камушек и не могла понять, какой от него толк. Самый обычный, ни странного тепла, ни, наоборот, холода.
        - Не поймешь. Вряд ли в твоем мире, - снова издевка, - владеют магией.
        Да поняла уже, убогая и отсталая. Только вот если Риоре опасался покушений, меня тоже могли с легкостью прихлопнуть.
        - Вдруг кто-то попытается убить мнимую принцессу Лику? Может, дадите амулет, артефакт - хоть что-нибудь!
        Риоре хорошо, у него магия, а что защитит меня? Сомневаюсь, будто во дворце все слепые. Кто-то да догадается, что принцесса ненастоящая. Опять-таки врагов у опального советника хватало, а я на передовой.
        - Придется самой, - подтвердил худшие опасения лорд. - Моим именем не прикрывайся, оно скорее навредит, чем поможет.
        Поджала губы и отвернулась.
        В хорошенькую передрягу я попала! Воистину от магов одни несчастья. Что только героини романтических книг в них находят? Где, спрашивается, принц, который защитит? Мой только муштрует, засылает пушечным мясом в тыл врага. Эх, встретила бы далекую родственницу или родственника, который сбежал в Россию, много чего бы высказала!
        - Ничего, справишься.
        Можно подумать, выбор есть! Кто канавой грозил? Поэтому терпим и играем в принцессу.
        - Итак, кого в первую очередь следует опасаться?
        Нас окружила едва заметная дымка, чуть колыхавшаяся на ухабах - заклинание. Даже не заметила, когда Риоре его поставил. Ну да, глупо полагать, будто бывший советник, как мальчишка, раструбит о похищении принцессы всем желающим.
        Риоре ненадолго задумался и озвучил несколько фамилий. Постаралась их запомнить и на всякий случай обходить стороной. Может, они и хорошие люди, но, пока не присмотрюсь, поверю лорду.
        Эх, надеюсь, Лику не убьют. Жалко ее. Пусть мы не знакомы, вряд ли она заслуживает смерти. Попробовала осторожно расспросить о судьбе ее высочества - Риоре ответил молчанием, а потом и вовсе шикнул: не моего ума дело. Тут я не выдержала, вскочила, вспылила. Право слово, не ему же голову в первую очередь отрубят! Раз так, мог бы поделиться планами насчет реальной наследницы. Я же не требую назвать темницу, куда ее посадят? Просто сказать: запрут, заколдуют, прикопают. Последнее, конечно, логичнее всего, зачем Риоре опасная пленница? Легче самому к палачу на завтрак прогуляться.
        - Да успокойся ты! - Лорд отмахнулся, словно от докучливого насекомого. - Забыла? Я ничего не теряю, а вот ты - жизнь.
        - По-моему, теряете, - дерзко возразила в ответ и вернула клипсу. - Я вам нужна, и вы нервничаете.
        Риоре замер, а потом очень медленно повернулся. Резко стало не по себе, и я вскочила, прислонилась к противоположной дверце тряского экипажа, гадая, не вышвырнет ли сиятельный маг меня на мостовую на полном ходу. Выглядел он действительно грозно, каким и рисовал его скупыми фразами Антрей. Не кричал, не ругался, просто смотрел, зато как! Напрасно король избавился от такого советника. Или наоборот, поэтому и избавился? Блондин напоминал растревоженного льва. Чем не монарх? Короли конкурентов не терпят.
        - Замолчи.
        Всего одно слово, сказанное ровно, спокойно, а сколько в нем смысла!
        Риоре поднялся и, балансируя в полусогнутом положении - потолок не позволял выпрямиться, - шагнул ко мне. Словно кролик на удава, смотрела в зеленые глаза. По телу пробежал легкий холодок, быстро сменившийся теплом. Странное дело, я не собиралась садиться, а села. Еще и руки на коленях сложила.
        - Вот так, - удовлетворенно кивнул Риоре и вернулся на место. - И без фокусов, Яна! Сама пеклась о голове, так сохрани ее. И запомни, милая, - голос лорда на мгновение стал приторно-сладким, - пешки против ферзей не ходят.
        Значит, в Гаменции в шахматы играют. Стоп, Таня, какие шахматы, он тебя загипнотизировал! Попробовала пошевелиться и поняла: не могу. Накатила паника. То есть я отныне марионетка, живая кукла, которая говорит и думает по воле хозяина? Допрыгалась! Вот зачем его дразнила? Воистину женская глупость иногда не знает границ.
        - Потом расколдую, - пообещал лорд, сжалившись над глупой девицей.
        Экипаж вопреки ожиданиям не въехал в столицу, а, наоборот, удалялся от нее. В узкой щелке между стенкой и шторкой мелькали зеленые изгороди и верстовые столбы. Странно, разве принцессы не живут во дворцах? Со слов Антрея, королевская резиденция в другом месте. Или Риоре передумал и решил прикопать ее в ближайшем овраге?
        Накатила паника, но все, что могла, - терпеливо ждать и надеяться.
        Виновник дум объяснил все сам:
        - Мы едем к подруге ее высочества, леди Амалии Отти. У ее родителей поместье под Майном. Лорд Отти, герцог Сарус - канцлер его величества, я о нем упоминал. Тот самый, которого тебе надлежит не подпускать к трону. Лоон велел дочери подружиться с Ликой, чтобы женить принцессу на младшем сыне. Твоя главная задача - избежать этого брака и всячески мешать планам герцога. Справишься - займешься новым советником.
        Оставалось только истерично рассмеяться. Первое задание - собрать ядерную бомбу на коленке. Невольно вспомнился филатовский стрелец, которого послали за незнамо чем. Лорд, часом, не ошибся? Я не Мата Хари, не выпускник МГИМО, а обычная переводчица из другого мира. Положим, с женихом справлюсь, а вот канцлер раздавит и не заметит.
        - Ничего, - любитель нереальных заданий надел перчатки и поднял упавшую трость, - одну не брошу. Захочешь увидеть - сними кольцо и начерти на любой поверхности вот такую руну. - Он показал какую. - Она откроет телепорт в мой кабинет. Сначала докладывать станешь каждую ночь, потом посмотрим. Первые дни изображай легкое недомогание, осмотрись.
        Мне бы его уверенность!
        Глава 6
        Мы все больше удалялись от столицы. Я устроилась в уголке кареты, искоса посматривая на Риоре. Он казался глыбой спокойствия, будто через пару минут или часов не совершит преступление, за которое карали смертью. Если правильно понимаю, подмена принцессы - измена. И почему лорд так приоделся? По-моему, ему надлежало последовать примеру Антрея, стать ниже травы и незаметнее мыши. Раз ездишь в карете без гербов, соответствуй.
        - Боишься?
        Риоре лениво посматривал в окно, чуть отодвинув шторку.
        - Не каждый день оказываешься в серпентарии, - буркнула я.
        К тому времени заклинание отпустило. Видимо, опальный советник пришел к выводу, что я не выпрыгну на ходу. Да и куда? Мы катили по проселочной дороге, повсюду кусты да деревья. Кто в них притаился - люди или звери, - одним местным богам известно. Положим, у страха глаза велики. Разминусь, только что дальше? Местности я не знаю, денег нет. Лучше посижу в экипаже.
        - Что такое серпентарий? - заинтересовавшись, перепросил лорд.
        Он забавно коверкал незнакомое слово, которое повторил на слух. Вышло нечто вроде «серпантариа».
        - Банка со змеями, - не стала вдаваться в подробности я.
        - Хорошее сравнение! - заметил Риоре. - При дворе полно яду.
        - Ненавидите его? - решилась на провокационный вопрос.
        - Кого? - не понял собеседник.
        - Короля. Он ведь отправил вас в отставку.
        Риоре коротко рассмеялся.
        - Девочка, отправил в отставку - это слишком мягко. Я не зря говорил барону Гаушу, что он сильно рискует. Собственно, его выслали из столицы из-за меня. И не просто выслали, а под страхом тюремного заключения.
        - Что же вы сделали?
        Облизала губы и задумалась: может, бродяжничество и расспросы местной полиции - меньшее из зол? Лорд мучил любопытством, выдерживая знаменитую чеховскую паузу. Когда мысленно уже превратила его в маньяка, мужчина ответил:
        - Не понравился королеве.
        Недоуменно нахмурилась. И все?
        - Остальное не важно, - легко прочитал мои мысли Риоре. - Меньше знаешь, крепче спишь.
        Карета качнулась, подпрыгнув на ухабах, и покатила по совсем узкому, едва различимому проселку.
        Я занервничала, гадая, не поменял ли бывший советник планы. Не стоило распускать язык. Вот зачем расспрашивала об отставке?
        Риоре начал последний инструктаж:
        - Так… Поменьше говори, больше слушай. Постарайся запомнить характерные интонации Лики и копируй их. Она чуть тянет букву «а», к концу предложения всегда повышает голос. Побольше наглости и капризов, но не перед королем и сановниками. Там - глаза в пол. Сегодня ночью придешь и расскажешь, как прошло.
        - А как же ваша репутация? - напомнила о стойких моральных принципах некоторых.
        - Как-нибудь, - усмехнулся мужчина. - В крайнем случае стану королевским зятем.
        Что-то подсказывало: Риоре не отказался бы от подобного развития событий. Хотя на его месте я бы рассмотрела и пессимистичный вариант. Куда проще убрать проблему, чем устраивать свадьбу.
        Пейзаж за окном поменялся, леса сменили сады. Казалось, они тянулись до самого горизонта. Спелые яблоки и груши сгибали ветви до земли, бились о выкрашенную известью ограду. Чуть в отдалении виднелась деревенька, к ней от проселка отбегала еще одна дорога.
        - Стой!
        Риоре стукнул тростью в потолок, и экипаж остановился.
        Недоуменно перевела взгляд на лорда. А как же подруга Лики? Разве мы едем не в имение ее родителей?
        - Сходи проверь, - приказал Риоре, когда дверь экипажа с его стороны распахнулась и в проеме показалась физиономия лакея.
        - Будет исполнено, ваша милость. Только…
        - На! - отмахнулся лорд и всучил ему кошель.
        Судя по виду, увесистый.
        Слуга просветлел лицом и побежал прочь, к деревне. Он управился быстро и, запыхавшись, сообщил:
        - Ожидают!
        - Чудесно, - осклабился Риоре и обернулся ко мне: - Скоро твой выход, дорогая. Ничему не удивляйся и делай как велю.
        Карета дрогнула и покатила к деревне. Я напряженно вслушивалась в перестук копыт, а лорд, наоборот, расслабился, едва заметно улыбался собственным мыслям.
        До деревни мы не доехали, остановились на окраине. Карета с трудом, переваливаясь с боку на бок, сползла с дороги и встала за овином. Он надежно скрывал от сторонних наблюдателей. Засада засадой!
        Риоре стянул кольца и быстрым, чуть нервным движением сунул их в потайной карман. Затем надел перчатки и кивнул мне:
        - Пора! Молчи и не мешай, Яна, тогда ничего дурного не случится.
        Поддерживаемая под руку лордом, я вылезла наружу, едва не утонув в рыхлой земле. И как потом объяснять прислуге грязный подол? Оказалось, Риоре об этом подумал. Он заверил, что на одежде принцессы сегодня достаточно пыли, никто не заметит.
        - Мы дойдем до постоялого двора и поднимемся в комнаты. Посидишь там, пока все не закончится.
        Гулко сглотнула и постаралась не думать на тему, что это «все» и чем оно завершится.
        Риоре задумался на мгновение и вытянул руку. Испуганно отшатнулась, вызвав на его лице снисходительную улыбку. Лорд, не касаясь, обвел контуры моего тела и, прикрыв глаза, зашевелил губами. По коже пробежали иголочки дрожи. Выходит, Риоре наложил некое заклинание. Логично предположить - невидимости.
        - Теперь хорошо, - кивнул лорд, оценив результаты своего труда.
        А с собственной внешностью он ничего делать не собирается? Даже слепой запомнит расфуфыренного аристократа. Сказать или пусть сам выкручивается? В итоге промолчала. Если интригана подведет позерство, так ему и надо.
        Однако Риоре оказался не так глуп. Убедилась в этом, когда случайно глянула на отражение в луже. Меня не было вовсе, а вместо лорда шагал незнакомый мужчина. От неожиданности замерла, нечаянно толкнув спутника. Он нахмурился, проследил за моим взглядом и фыркнул:
        - Нашла на что время тратить! Принцесса ждать не станет.
        До постоялого двора добиралась огородами. Чтобы не порвала юбки, Риоре любезно переносил меня на руках через низенькие оградки. От него пахло жимолостью; сердце билось ровно - значит, не волновался, все продумал. Мелочь, а приятно - на землю ставил бережно. Но вот и калитка заднего двора. Мужчина отворил ее и кивком указал на открытую дверь в кухню. Приложил палец к губам, напоминая о конспирации.
        Никогда прежде не доводилось бывать в святая святых средневекового общепита. Поражало, с непривычки столбенеешь. Представьте себе низкие потолки, чад, огромную печь, на которой одновременно жарили и парили. Рядом - открытый очаг, где крутилось на вертелах румяное мясо. Под ногами - мешки. Пол покрыт слоем чего-то липкого, по углам - очистки. Овощи вперемешку свалены в короба. Никакой техники безопасности, товарного соседства и санитарных норм. Дородная баба с красным лицом шпыняет молоденькую девчонку. Та крутится юлой, пытаясь везде поспеть. Периодически колыхается грязная, усиженная мухами занавеска, на кухню влетает подавальщица и выкрикивает новые заказы. М-да, есть в трактирах после увиденного резко расхотелось.
        - Чего приперся? - буркнула кухарка Риоре. - Ничего не дам!
        Похоже, она знала мужчину, чей облик принял лорд.
        К слову о внешности: раз Риоре умеет накладывать иллюзии, зачем ему я? Взял бы любую девицу, вышла бы принцесса. Или во дворце висят зеркала правды, у сановников специальные артефакты, а маги умеют видеть истинную суть вещей, раз лорд не пошел по самому простому пути?
        Опальный советник махнул рукой, мол, обойдусь, и вразвалочку, совершенно нехарактерной для него походкой направился дальше. За грязной занавеской оказался узкий коридорчик; с одной стороны обеденный зал, где, судя по гомону, яблоку негде упасть, с другой - лаз в погреб и административные помещения.
        Пришлось вжаться в стену, чтобы разминуться со служанкой, а после - догонять Риоре, который уверенно направился к лестнице.
        Все постоялые дворы похожи, прямо как одинаково счастливы толстовские семьи. Тот же глухой коридор, та же хлипкая стена с рядом дверей, как в общежитии героев Ильфа и Петрова. Знаменитый фильм о великом комбинаторе упорно лез в голову при виде убожества, выдаваемого за гостиницу. Неужели нельзя сделать нормальные номера? Ладно, пусть клетушки, но чтобы стена не выбивалась ударом кулака!
        Вопреки ожиданиям мы не забрались вглубь, а остановились у второй двери. Риоре, как заправский взломщик, отпер ее без ключа и кивнул: прошу!
        Комната как комната: табурет, койка, умывальник… и окно. На нем - чахлое растение, которое никак не решит, умирать ему или продолжать жить.
        Риоре закрыл дверь и решительно направился к стене с соседним, первым, номером. Приглядевшись, поняла: комнаты сообщались. Теперь понятно, как осуществят подмену. И действительно, лорд, ругаясь, отпер давно не использовавшуюся дверь, проверил, чтобы петли работали, и снова притворил.
        - Все, теперь жди. Можешь через щелку подглядывать.
        Да тут можно не только подглядывать - видео снимать! Доски рассохлись знатно. Хозяин прикрыл дырку аляповатой картинкой непонятного содержания.
        - Надеюсь, справишься. Как все закончится, перейдешь в ту комнату и станешь Ликой. А я пока навещу герцога, послушаю, какие новые гадости мне приписывают, и немного попорчу ему кровь, - хмыкнул Риоре и пригрозил: - Без глупостей! Помни: в Гаменции ты больше никому не нужна, даже наоборот.
        Последняя недомолвка насторожила. Выходит, лорд покопался в архивах и отыскал моих предков. Судя по всему, к ним относились враждебно, раз Риоре намекал на крайне недружелюбный прием в случае раскрытия инкогнито. А сам хорош, алиби себе обеспечил! Сидел, лаялся в гостиной с герцогом, пока принцессу похищали. Воистину советник!
        Устроилась возле дырки на табурете и терпеливо ждала развития событий. Оно не замедлило последовать.
        - Сюда, ваше высочество! - Женщина говорила услужливо, льстиво; слова доносились из коридора. - Переоденьтесь, экипаж уже дожидается.
        Стукнула дверь соседнего номера, и голос, чрезвычайно похожий на мой, сухо поблагодарил и отпустил ее.
        - Спасибо, душенька, не надо меня провожать.
        Судя по всему, Лика обращалась к кому-то третьему, раз тон ее потеплел. Я заметила силуэт, услышала шуршание юбок. Вот принцесса прошла совсем рядом, остановилась спиной ко мне.
        - Понимаю, - в разговор вступила третья женщина, наверное, та самая Амалия Отти. - Не стану тебя компрометировать, король и так недоволен вашими поездками.
        Ясно, принцесса у подруги инкогнито. Держится уверенно, не приходит в ужас от людей, обстановки. Значит, не в первый раз. Вот тебе и монаршая особа, привыкшая к светским раутам и пышной свите! Невольно закрадывались сомнения в правдивости нарисованного Риоре портрета. Так уж благонравна и воспитана принцесса или все - видимость, маска? И как далеко у них зашло с сыном герцога?
        О, легок на помине! А я-то гадала, как две благонравные девицы отважились прийти в такое место. Положим, не бордель или кабак, но публика тут простая, с ее нравами я печально знакома. Понимаю, мне достались отпетые негодяи, разбойники, только приличные мужчины тоже свистят вслед. Одинокие женщины неизменно привлекают внимание.
        - Надеюсь, наши встречи не причинят вам вреда?
        У маркиза, или как там величали сыновей герцога, оказался приятный баритон.
        Задержала дыхание, когда Лика обернулась. Испугалась, что она меня заметит, поднимет крик, но пронесло. Зато я смогла рассмотреть ту, роль которой предстояло сыграть. Принцесса Лика оказалась не такой томной и болезненной, как на эмали, хотя больше бывать на свежем воздухе ей определенно не помешало бы. И есть - тоже. На меня пахнуло приторными цветочными духами, от них засвербело в носу.
        Бывший советник постарался на славу. Нас одели и причесали одинаково, даже цепочка на шее идентична. Ну да, шпионы есть везде, за скромную плату горничная расскажет, в каком виде госпожа отбыла к подруге. Тайком, между прочим.
        - Не беспокойся, мы все продумали! - успокоила брата Амалия.
        Она тоже появилась в поле зрения. Брюнетка в жутком желтом платье, делающем ее похожей на канарейку. Амалия была явно старше Лики, примерно моя ровесница, хотя скорее всего виной старомодная прическа с зализанными назад волосами и косметика. Вопреки представлениям о Средневековье, здесь ею активно пользовались. Сомневаюсь, будто герцог позволил задержаться в девках дочери двадцати шести лет, давно бы спровадил, потому как неликвид. На лицо - ничего так, только слишком надменна, любит пускать пыль в глаза, даже на постоялый двор явилась в драгоценностях - мелькали под накидкой. Длинная, до пола, с капюшоном, она надежно скрывала хозяйку от чужих глаз. Точно такая же на принцессе, только Лика ее сняла сразу, как вошла.
        - Я точно не понадоблюсь? - не отступал обладатель баритона.
        Да покажись ты, чтобы не пришлось гадать, кому отказывать. Увы, судьба не смилостивилась, таинственного брата Амалии я не увидела, только убедилась, что передо мной действительно Тео Отти - сестра назвала его по имени.
        Судя по обрывкам разговора, троица хорошо провела время в имении герцога, пока он в поте лица трудился во благо королевства и заодно отвлекал внимание отца Лики. Сомневаюсь, будто канцлер не в курсе свидания. Сам же его организовал, но обставил как инициативу принцессы. Умен! Как такого переиграть?
        Тео откланялся, поторопив сестру: мол, пока не хватились, ей тоже лучше вернуться.
        Лика улыбалась и мечтательно водила пальчиком по раструбу высокой перчатки. Точно влюблена. Рано обрадовалась, Таня, Риоре Вариэль простых заданий не дает, жених явно по душе предполагаемой невесте. Но сколько там Лике? В ее возрасте девушки столь ветрены! На этом и сыграем. Постепенно отвадим и найдем кого-то среди придворных, чтобы охлаждение не вызывало подозрений.
        Подруги попрощались, расцеловав друг друга в щеки. Стукнула дверь, и Лика осталась одна. Кажется, она подошла к окну - высматривала знакомых. Ну да, нельзя уезжать одновременно.
        В соседнем номере вновь хлопнула дверь. Если бы не предупреждение Риоре, вскрикнула бы, а так мужественно держалась, изображая мебель. Похоже, скоро мой выход.
        - Прогуляемся, дамочка? - В номер ввалился ухмыляющийся человек в маске. За его спиной маячили еще минимум двое. - А станете буянить, не обессудьте.
        Он достал платок, которому предстояло заменить кляп, и двинулся к принцессе.
        - Как вы смеете! - Лика и не думала визжать. Она смотрела на похитителей с истинно королевским достоинством. - Вас сегодня же повесят.
        Губы девушки презрительно скривились. Принцесса ничуть не боялась. То ли она не воспринимала незваных гостей всерьез, то ли искренне верила в собственную неприкосновенность.
        - Не в этот раз, милая! - рассмеялся незнакомец и резким движением повалил принцессу на пол, заломив руки за спину.
        Лика коротко вскрикнула, но быстро замолкла - рот заткнули кляпом. Подоспевший сообщник живо стянул ее руки веревкой. Черная повязка скрыла от принцессы окружающий мир. Разумно. Наследницу престола, словно свиную тушу, засунули в мешок. Под ложечкой засосало. Неужели убьют? Я на такое не подписывалась! Попятилась, раздумывая, не убежать ли, но человек в маске распахнул соединявшую номера дверь, пришлось остаться. Значит, пора на сцену.
        Похитители не проронили ни слова, только сверлили тяжелыми взглядами. Конспирация и еще раз конспирация. Риоре все продумал. Если Лика сбежит, никто не узнает о двойнике, а от меня сумеют вовремя избавиться, чтобы ее высочество заняла свое место.
        На негнущихся ногах прошла в номер принцессы и подняла упавшую в ходе короткой борьбы накидку. Пальцы не с первого раза справились с тесемками.
        Вдох, выдох. У тебя нет выбора, Таня. Ладно, поиграем. Считай, ты в драмкружке. Интонации вроде запомнила, Амалию видела, Тео слышала. Можно идти. Только как опознать слуг, экипаж? Не рыскать же по округе с вопросом: «Не вы принцессу ждете?» На помощь пришел один из похитителей. Он проводил вниз и указал на человека, оказавшегося копией иллюзии Риоре. Мужчина нашел веселую компанию и успел опрокинуть по кружечке с новым приятелем. Кивнула. Дальше - сама. Отчего-то вспомнила сцену из «Дневников гейши», когда Хацумомо провожали на работу, ударяя то ли по металлическому треугольнику, то ли просто пруту наудачу, и степенно направилась к слуге. Принцессы немногословны, вот и я не стала тратить время, скупо бросила: «Можем ехать».
        Сердце чуть ли не выпрыгивало из груди. Вдруг раскусит? Господи, я едва не умерла от страха! Слуга вздрогнул и обернулся. Признал, не выказал и тени сомнения. Уф-ф, первое испытание прошла успешно.
        В столицу добиралась в экипаже без гербов, похожем на тот, в котором укатил Риоре. Жутко нервничала и успела обкусать все ногти, когда показались стены королевского дворца. Он стоял на отшибе, разумеется, в Верхнем городе, в окружении густой зелени и высоких стен. Зато какой вид открывается из окон! На то самое море. Догадываюсь, и причал имеется. Не место, а сказка, если бы не одно «но» - сказка чужая.
        Мы въехали в дворцовый комплекс с черного входа. Во дворе, заламывая руки, поджидала некая барышня в платье горчичного цвета. На рукаве я заметила вышивку в виде букв «Д» и «Л» - фрейлинский шифр.
        - Наконец-то! - Стоило карете остановиться, женщина подбежала к дверце. - Уж не знала, что еще солгать вашей мачехе. Поспешите, ваше высочество!
        Иногда молчание - лучшая политика. Я решила временно ее придерживаться, позволив фрейлине увлечь меня прочь. Все равно жутко волновалась, только ошибок наделаю.
        Женщина чувствовала себя во дворце как рыба в воде. Мы юркали то в одну, то в другую потайную дверь, тискались в темных переходах, пока не оказались в богато убранной комнате размером с трехкомнатную квартиру. Потолок с выступающими ребрами балок расписан под звездное небо, стены обиты темно-синей тканью, издали напоминавшей бархат. Мебели в комнате оказалось немного, преимущественно мягкие низкие кресла без спинок. Одно на постаменте - трон принцессы. Перед ним - пяльцы на раме. Другие, поменьше, сдвинуты к стене. В углу - музыкальный инструмент, отдаленно напоминавший пианино. Еще книжный шкаф. Наполовину пустой - Лика явно не жаловала литературу. На полу, само собой, ни ковров, ни ламината, но я успела привыкнуть к подобному в доме Риоре.
        - Вот, отдышитесь. Я пока гляну, не дежурит ли кто в будуаре и спальне. Для всех у вас жуткая мигрень.
        Ай да Лика! Уловка стара как мир, но работала.
        Дама в горчичном вернулась быстро, не успела я толком успокоиться. Нужно выяснить, как ее зовут. Всем хороши инструкции лорда, он даже всех фрейлин поименно перечислил, снабдил карандашными изображениями, потому как фотографию пока не изобрели, но только их столько, что голова пухнет. Ладно, спокойно. Ищи характерные черты. Риоре советовал мысленно досчитать до десяти, когда начну паниковать, и пару раз глубоко вздохнуть. Так и поступим, благо рекомендации схожи с теми, которые давали психологи. Странное участие со стороны лорда, но, с другой стороны, от меня зависит его судьба. Безвылазно сидеть в провинции с условной веревкой на шее - не лучшая участь, сейчас он хотя бы куда-то ездит, при деньгах. Хорошо бы, конечно, выяснить истинное положение вещей. Слишком много противоречий. То Антрей рискует, нанося визит патрону, то бывший советник сам отправляется к кому-то в гости. Ладно, потом, сейчас - фрейлина. Кто же из двадцати? Господи, вот зачем принцессе столько?!
        Шатенка, треугольное лицо, серые глаза. Либо Леонсия, либо Анжела. Нет, точно Леонсия - у нее шрам на руке. Вот он, мелькнул из-под перчатки. Риоре рассказывал, бедняжка чуть не погибла от некачественной шутихи. Они здесь примитивные. Лорд, разумеется, подобного не говорил, это мои собственные мысли. Неудивительно, что порох не вовремя взорвался.
        Леонсия потащила переодеваться, призвав на помощь девицу в черном строгом наряде - служанку. В четыре руки они быстро разоблачили меня и нарядили в жуткую необъятную рубашку до пола и не менее уродливый чепец с рюшками. Ноги засунули в мягкие туфли на небольшом каблучке, поверх сорочки набросили халат, снова до пола и жутко неудобный. Все проделали в комнате, полной зеркал и пузатых шкафов. Словно в реалити-шоу попала! И выказать недовольство или стыд нельзя, пришлось мысленно повторять европейские столицы, чтобы отвлечься от происходящего.
        Гардеробная примыкала к спальне.
        Я уже успела понять, что в Гаменции какой-то культ кроватей. Вот и ложе Лики не уступало постели Риоре. Но если для мужчины такое простительно, надо же куда-то подружек укладывать, то наследнице космодром зачем? Я же на нем потеряюсь. Взобравшись на специальную приступку, залезла под одеяло и кое-как плюхнулась на любезно взбитые служанкой подушки.
        Фрейлина чинно уселась на скамеечку в изножье и подняла с пола книгу, изобразив, что читает. Вот у кого бы поучиться актерскому мастерству! Ладно, у меня мигрень, посему…
        - Задерните шторы!
        Логично же, свет вреден.
        Ну вот, декорации готовы, увертюра сыграна, ждем главных действующих лиц.
        Оказалось, промедли я хоть минуту, попала бы в крайне затруднительное положение.
        Неприятное открытие: королева может войти без приглашения. Просто короткий стук в дверь, объявление «Ее королевское величество», и все - враг уже внутри.
        Мачеха Лики оказалась до неприличия молода, не старше падчерицы. Портрет не обманул, хотя художник чуточку польстил модели. Узорчатая парча свидетельствовала о любви к роскоши. О да, красавица себя ценила, баловала самым лучшим, не скупилась на драгоценности. Идеально ровная кожа, чуть подправленная местной пудрой, вьющиеся каштановые волосы, алые губки, голубые глаза. В такую невозможно не влюбиться. Однако я ощущала исходившую от королевы угрозу. Дело не в словах Риоре, он вполне мог солгать, положение такое, а во взгляде. Вроде улыбается, сочувствует, но в глазах - лед. Не удивлюсь, если она мечтала увидеть Лику в гробу. Ведь у самой детей нет, положение шатко.
        Звали любимую «маму» Марианн. Второго имени она не имела, потому как не королевских кровей, дочка одного графа. Мать Лики - другое дело, принцесса. Увы, скончалась от родильной горячки, угасла вслед за сыном. Король долго держался, но красавица Марианн поймала его в свои сети. Не удивлюсь, если отец-граф в постель подложил. Само собой, Риоре чужую возлюбленную не одобрил, за что и получил пинок под зад. Не сразу. Марианн оказалась умна, дождалась свадьбы и только потом избавилась от недоброжелателя. Историю знала со слов заинтересованной стороны, но, глядя на шатенку, не сомневалась: она не столь проста, не просто кукла.
        Марианн жестом выставила всех вон и устроилась на краю постели.
        Задержала дыхание, но сумела сохранить лицо. Подумаешь, королева! Меня чуть некромант не убил! Змея в венце после ритуала - просто тьфу.
        - Милая, как ты себя чувствуешь? - Какой приторный голос! - Мне доложили, тебе с утра нездоровится. Может, послать за моим врачом?
        - Спасибо, мне уже лучше, миледи.
        Так, кажется, правильно. Нужно добавлять «миледи», потому что королева выше по положению. А доктора не надо, точно отравит. «Мамочка» сразу вызвала антипатию, и я окончательно поверила Риоре. У нас тоже полно юных да ранних, которые верховодят мужьями. Я, вернее, Лика - единственная наследница, поэтому враг номер один. Жива, пока не появились братик или сестричка. М-да, то герцог, то королева… Не жизнь, а наковальня!
        - Ты сама на себя не похожа сегодня.
        Марианн наклонилась, чтобы пощупать лоб. Господи, лишь бы не заметила подмены! Она же меня четвертует! Наверное, я потеряла половину нервных клеток, пока королева пристально изучала мое лицо, но, к счастью, она выпрямилась и дернула за неприметный шнур. Таким вызывали слуг.
        - Сделайте ее высочеству чая с ромашкой и мятой, - распорядилась королева и, обернувшись ко мне, слащаво улыбнулась: - От него точно станет легче, дорогая. После одевайся, тебя заждались.
        Сердце в очередной раз подскочило к горлу. Кто ждет, где? Который час? Расписание Лики знала назубок, но понятия не имела, пьет ли она сейчас чай с родителями, сидит вместе с отцом в кабинете, принимает посетителей или учится, потому как часов не наблюдалось. Придется разбираться на месте.
        Ну, Риоре, тебя бы сюда!
        Вернула Марианн вымученную улыбку. Какое счастье, что у меня якобы болит голова! Можно строить гримасы.
        Королева дождалась, пока принесут чай, и, забрав поднос, разлила его по чашкам: себе и мне. Посуда оказалась изящной, отдаленно напоминала императорский фарфор - те же розочки и листочки, только корявые, а стенки толстые, фаянсовые. Поблагодарила за заботу и пригубила напиток. Вроде не отрава. Действительно одни травы, ни грамма чая. Натурпродукт.
        Марианн пила, оттопырив мизинец. Выглядело наигранно и жеманно. Не зная, поступает ли так же Лика, решила не рисковать.
        - Уже придумала, какое платье наденешь на бал?
        Вопрос застал врасплох, едва не поперхнулась. Какой бал, какое платье?
        - Пока нет, может, что-нибудь посоветуете, миледи?
        И выкрутилась, и польстила. Мысленно проклинала Риоре и желала, чтобы его промурыжили в приемной канцлера и выставили вон.
        Марианн задумалась и, коснувшись пальцем мочки уха, предложила:
        - Возможно, голубое. Оно так пойдет к твоей коже!
        Ага, сделает еще бледнее. Спасибо, поняла: блистать должна только королева. Ладно, сошьем зеленое. Может, я дальтоник, цвета перепутала. Некоторые действительно зеленый от голубого не отличают.
        Голова под шиньоном жутко чесалась. Скорей бы волосы отросли! Спасибо, накладку закрепили шпильками, а не пришили. Ох, шиньон… Интересно, служанки сильно удивятся, когда он упадет в самый неподходящий момент, например, во время купания? Сегодня же спрошу, какой горничной можно доверять. У Риоре точно есть информатор.
        Королева говорила, я слушала вполуха и кивала. Ничего важного, болтовня, призванная скрыть истинную цель визита - Марианн наблюдала за мной. Неужели догадывалась об отлучке? Или того хуже, таки распознала фальшивку?
        Наконец ее величество удалилась.
        Спешно допила чай и велела подать одеваться. Слугам виднее, куда и зачем. А если нет, дежурная фрейлина растолкует.
        Определенно, женщин прошлого ненавидели. Я не толстая, и хороший аппетит ни при чем, просто корсет надо на нормальную талию делать. Спасибо, принцессам нижнее белье полагалось. Хоть какое-то утешение. Забавное, кружевное, на завязочках. Потерять такое… Хм, не стоит, а то опозорюсь.
        Одевали меня долго, превратив в бабу на чайнике. Все строго, грудь стыдливо прикрыта, волосы убраны под сетку. Сверху - распашное платье и ненавистный чепец с короткой плотной вуалью в цвет. Она сменная, пристегивалась и отстегивалась.
        Осталась главная проблема: куда идти? По идее, первой вышагивала принцесса, фрейлины позади, но, может, судьба смилостивится и изменит порядок вещей?
        К спальне примыкала еще одна комната, напоминавшая виденную ранее синюю, только поменьше и не с креслами, а диванчиками. На них чинно расселись фрейлины. При виде меня они подскочили и все как одна потупились. Склонили головы, словно воспитанницы благородного пансиона перед учительницей.
        - Ее величество велела поторопиться. Леди Марек, проводите.
        Другого выхода не нашла. Ну не всей толпой же фрейлины ходят за принцессой? Она кого-то привечает. Оказалось, всей, просто одна идет наравне с госпожой.
        Чуть замедляла шаг, якобы пребывая в глубокой задумчивости, на самом деле позволяя Леонсии показывать дорогу. Заодно запоминала комнаты и залы, пыталась определить их назначение. Навстречу попадались придворные. При виде меня они расступались и кланялись.
        - Сюда, пожалуйста!
        Словно из ниоткуда возник мужчина в черном.
        От неожиданности вздрогнула и замерла, вперив взгляд в незнакомца. Кто же он? Придворные таких черных строгих жилетов с воротником под горло не носили, отдавали предпочтение более светлым тонам и иным покроям. Рубашка тоже темная, выделяется среди белых, себе подобных. На плече - королевский вензель. На поясе - ножны с кинжалом, а ведь ношение оружия во дворце запрещено.
        Глаза скользнули выше, к лицу. Оно оказалось приятным, хотя, как и лицо Риоре, не отличалось правильностью. Если бывшего советника подводили челюсть и глаза, то незнакомца - нос и скулы. Первый с горбинкой, вторые слишком острые.
        - Простите, если напугал, ваше высочество, - шатен почтительно поклонился, - но его величество сердится, просил поторопить.
        Знать бы еще, кого послал за мной! Шатенов полно, не факт, что мой найдется в списке, которым снабдил Риоре. Если бы лорд перечислял всех мужчин и женщин при дворе, включая стражу и прислугу, месяца бы не хватило. Зато теперь у принцессы не случится топографического кретинизма: двое провожатых доставят в нужное место. Только лучше бы я заплутала! Стоило заподозрить неладное при виде почетного караула у массивных дверей, но я все еще надеялась ошибиться. Напрасно: родной чужой мир безмерно любил блудную дочь и не скупился на испытания.
        Двери распахнулись, и я очутилась на пороге тронного зала. Если бы пустого! На меня тут же обратились десятки глаз. Людское море зашушукалось, расступилось, открыв проход к тронному возвышению. Мамочки, мне туда?! На помощь пришел шатен в черном: он шел первым, прокладывая дорогу. Прикрытая мощной спиной, кое-как добралась до места. Щеки горели, а сердце давно сбежало, трусливо ухнув в пятки.
        - Спасибо, Брайн, - поблагодарил тот, кого отныне надлежало называть отцом.
        Осмелилась поднять голову и встретилась глазами с представительным седеющим мужчиной. Эдвин Второй действительно напоминал викинга. Наверное, из-за цвета волос (рыжих) и косички, небрежно переброшенной на плечо. В остальном - цивилизованный мужчина. Одет, как прочие аристократы, даже без короны, как на парадном портрете, который показывал Риоре. Только руки - выставка гохрана. Сколько же стоят драгоценности с пальцев короля? Даже Марианн нервно курит в сторонке.
        Представляю, какой у Эдвина характер! Риоре обходил данную тему стороной, но и так догадывалась: бывший советник и король в мире не жили. Лорд Вариэль покладистостью не отличался, его величество тоже, в итоге… Зато теперь понятно, отчего Лика опасалась отца. Вот и мое волнение восприняли как должное.
        Брайн поклонился и встал сбоку от возвышения, готовый в любую минуту подставить ухо и выполнить новое монаршее указание. И тут в голове щелкнуло. Брайн Уиллис, старший слуга! Риоре упомянул о нем вскользь, портрета не показал, но посоветовал дружить. Он не просто принеси-подай, хоть прислуга, но иного порядка, вроде дворецкого. Король и королева обращались к нему с приказами напрямую. Брайн выполнял ряд деликатных поручений и порой знал больше придворных. Плохо! С такими людьми лучше не встречаться в первый день.
        Так, ладно, реверанс и подняться к пустующему креслу по правую руку от монарха. Лика - наследница, поэтому сидела именно там. Королева - по левую руку. Наши кресла находятся на уровень ниже трона его величества. На вершине может стоять, в данном случае сидеть, только один.
        Проклиная юбки, корсеты и прочие прелести Средневековья, заняла свое место. Надеюсь, грациозно, я тренировалась. Расправила юбки и замерла с идеально прямой спиной. Последняя - единственно возможный способ хоть как-то дышать. Лика действительно тоньше в талии, пусть повар Риоре и посадил меня на диету. Переодевавшая во дворце горничная тоже заметила, что я немного поправилась, но вопросов задавать не стала. Точно подкупленная. Леонсия таких подробностей, к счастью, не разглядела, благо шнуровали меня знатно, а фрейлины нижние рубашки принцессам не меняют. Один из неприятных моментов, к слову, - ритуал одевания. Стоишь голая, беззащитная, а на тебя белье натягивают. Или, наоборот, стягивают. Как только благородные дамы терпят?
        - Ты задержалась, - укорил монарх.
        Повинно опустила голову, надеясь, что не начну икать со страха. Краем глаза уловила улыбку Марианн. Змея что-то задумала. Предчувствие меня не обмануло.
        - Не ругайте ее, пожалуйста, дражайший супруг, - с фальшивой заботой заступилась мачеха. - Бедняжке нездоровится, однако, полагаю, головная боль пройдет, стоит Лике услышать чудесную новость.
        Надо ли говорить, что никаких новостей слушать я не желала.
        - Чуть позже, - отмахнулся король, но оставил меня в покое.
        Плечо чесалось от взгляда Брайна. Он точно заподозрил неладное! Но фигушки, я принцесса! Во всяком случае, пока.
        Взгляды придворных тоже нервировали. Прежде меня никогда не сажали в своеобразную клетку, не выставляли на потеху скучающим зевакам. От них ничего не укроется, обсудят каждую мелочь. На предстоящем балу и подавно, а ведь мне не все фигуры танца удаются. Принцесса Лика наверняка безупречна, придется тренироваться по ночам. «С виновником переполоха», - мстительно подумала я. Ну а что, без партнера никак.
        Далее началась королевская рутина. Я не принимала в ней участия, только смотрела, храня серьезное выражение лица. Складывалось впечатление, будто попала в телевизор на встречу делегаций некого союза государств. Уже через пару минут клевала носом со скуки, могла бы - подперла голову кулаком. Уверена, все эти вопросы прекрасно решаются в рабочем порядке в зале заседаний или рабочем кабинете.
        Появление отца Амалии заставило встряхнуться и стиснуть зубы, чтобы и бровью не повести. Герцог возник из толпы внезапно, будто вышел из пены морской, и я сразу поняла: этот в сказки не верит, идет к цели по трупам. Было в нем и Риоре нечто общее, только в руках канцлера - настоящая сила, отчего он вдвойне опасен.
        Все, если выберусь, никогда не стану читать опусы об аристократах и тем более - симпатизировать им. Вот стоит реальный экземпляр, изучает, примеряется, как лучше разделать будущую добычу. Он уже записал Лику в имущество, посматривает с едва заметной улыбкой превосходства. Только дурочка-принцесса полагает, будто их свидания с Тео - тайные, дочка давно все доложила герцогу.
        Хорош, чертяка! В возрасте, а все равно взгляд приковывает. Если сын пошел в него, понятно, отчего Лика не устояла. Тут не только бархатный, обволакивающий баритон, но и внешность. Жгучий кареглазый брюнет, черты лица точеные, благородством кровей за версту тянет. Авторы фэнтези именно таких в качестве главных героев описывают, только с поправкой на возраст. На шее - массивная золотая цепь. Подобную, если не изменяет память, носили канцлеры в тюдоровской Англии. Тяжелая, наверное, а герцог словно не замечает.
        Характеристика канцлера была бы неполной, не упомяни я об одной особенности, малюсенькой и смертоносной: он, как Риоре, родился магом. По заверениям опального советника, слабым. Сиятельного вельможу больше волновала власть, и он, равно как его предки, не стремился преумножить свои возможности. Но кто знает? Люди часто притворяются беспомощными, чтобы усыпить чужую бдительность. Одно радовало: у Тео с магией вовсе не сложилось. Как презрительно отозвался о нем лорд: «Ума научиться владеть даром не хватило». То есть теоретически способности имелись, а практически возможности воздыхателя Лики заканчивались зажжением световых шаров. Но хотелось бы заранее знать, на что способен его отец. С другой стороны, магия во дворце строго регламентирована, иначе бы тот же Риоре давно свершил маленькую месть.
        По иронии судьбы именно герцог Лоон Сарус, лорд Отти поведал, ради чего затеяли торжественное заседание. Уверена, канцлер и предложил королю сообщить все в столь помпезной обстановке. Он и Сириус Лонли, граф Эссен, новый советник его величества и одновременно любимец его жены. Понимаю, супруг не молод, а Марианн хочется внимания и ласки, которыми может щедро поделиться щеголеватый зеленоглазый шатен с модной уже в нашем веке легкой небритостью. Как увидела его, сразу поняла: должность нашел в постели. Не становятся советниками юнцы, а Сириусу явно нет сорока. Пусть не мальчишка, но молод и явный любитель дам. Видела, как он взглядом флиртовал с одной красавицей. Та растекалась теплой лужицей. Королева, разумеется, подобное поведение не одобряла, но ничем, кроме прищура, не выдала себя.
        Итак, все шло хорошо, то есть монотонно и скучно, пока канцлеру не потребовалось… предложить выдать меня замуж.
        - Принцесса входит в опасный возраст, лорд Лонли, - кивок советника, - согласен, пришло время задуматься о будущем королевства. Разумеется, - он сделал необходимую оговорку, - если это не противоречит планам вашего величества.
        Гулко вздохнула и пожалела об отсутствии веера. Он пригодился бы, чтобы скрыть волнение.
        Мечты об отсрочке разбились в пух и прах, король поддержал подданных, но великодушно предложил мне подумать о кандидатуре жениха до бала.
        - Хотелось бы, чтобы ты во всеуслышание назвала имя избранника. Лорд Лонли помог составить список подходящих молодых людей. Обратись к нему, если испытываешь затруднения.
        Глава 7
        Собственно, на этом торжественная часть закончилась. Король еще раз напомнил о грядущем бале и, поднявшись, удалился в Малый тронный зал, в котором проводились аудиенции. Туда же устремились просители из числа местной аристократии. Остальные, перешептываясь, потянулись к выходу.
        Королева тоже поднялась с трона.
        Может, кто-то счел жест Сириуса обычной любезностью, но я-то поняла: он подал руку не просто так и непростительно долго задержал пальцы на локотке Марианн. Готова съесть свой чепец, если они не любовники. И болезненный щипок, которым королева отблагодарила советника за внимание других дам, мне тоже не привиделся.
        Граф Эссен скрылся из виду - его место подле короля. Где-то там и секретарь, нужно после с ним познакомиться. А вот Брайн остался, ждет меня. Марианн уже упорхнула, шурша юбками в броне из верных фрейлин. Медлить больше нельзя, придется понадеяться на удачу.
        Как и предполагала, спуститься с возвышения помог старший королевский слуга. Деликатно, не касаясь кожи. И сразу отпустил руку, стоило ступить на навощенный паркет.
        - Не могли бы вы уделить мне минутку, ваше высочество?
        Вопреки ожиданиям моим вниманием завладел не Брайн, а Лоон Отти, отец Тео. Герцог старательно изображал почтение, но на дне глаз читалось презрение. Определенно, он ни в грош не ставил принцессу. Избавится при первой возможности.
        - Безусловно.
        Канцлерам не отказывают.
        Подставив локоток, позволила увести себя к золоченым дверям тронного зала. Плыть павой в неудобной обуви - я предпочитала кеды, а Лика - туфли на платформе, заострявшиеся к носку, - оказалось непросто, но герцог не торопился, поэтому справилась. И ведь носят же они нормальную обувку! К той же подруге принцесса ездила в аналоге наших балеток, но под парадное платье пришлось натянуть орудие пыток. Как в таких танцевать? Меня учили на обычных каблуках, толстых, рюмочкой.
        Герцог начал разговор тогда, когда уже решила, что он о нем забыл. И не в зале, подальше от посторонних ушей. Мы остановились в оконной нише, отделенной портьерой от проходной комнаты. Очень удобно: и альков, и место для секретных бесед. Одну из таких и затеял Лоон, предварительно убедившись, что нас никто не подслушивает.
        - Ваше высочество, полагаю, вы уже достаточно взрослая, чтобы я мог говорить откровенно.
        Растерявшись, кивнула. Лика бы, наверное, задрала подбородок и отчитала за попытку намекнуть на свой возраст. Насколько поняла, она капризна.
        - Прекрасно!
        Герцог положил руку на подоконник. Невольно посмотрела на нее - крепкая, со странной мозолью между средним и указательным пальцем. А как же изнеженные аристократы, которые целыми днями полируют ногти и втирают в кожу крем?
        - Итак, - голос Лоона заставил вздрогнуть и вновь обратить внимание на его лицо, - речь о вашем замужестве. Вы должны понимать, какую ответственность налагает титул, сознавать долг перед государством.
        - Я сознаю, милорд.
        Канцлер едва заметно улыбнулся.
        - Не сомневаюсь. Ваш брак - дело государственное, а возраст заставляет поторопиться. Помнится, ваша прежняя помолвка закончилась неудачно…
        Так, а с этого места поподробнее! Риоре ничего о помолвке не рассказывал. Прикусила губу, борясь с желанием удовлетворить любопытство. Легче сразу признаться в самозванстве, поэтому молчи! Существуют фрейлины, горничные, женская хитрость, в конце концов.
        - Поэтому на вас возложена двойная ответственность. Граф Эссен подготовил списки потенциальных женихов, но я взял на себя смелость избавить вас от мучительного выбора.
        Канцлер замолчал и выразительно глянул на меня. Не дождется, не скажу о Тео.
        - До меня дошли слухи, - продолжал интриган. - Можете рассчитывать на мою поддержку, я уговорю его величество.
        И снова молчание, выразительное, чеховское.
        - Простите, но я не понимаю ваших намеков, милорд.
        - Тогда скажу прямо. Речь о вашей симпатии к моему сыну.
        Теперь молчать пришлось мне. Не ожидала, что Лоон вот так раскроет карты. Думала, он продолжит намекать, рассуждать о долге и неком благородном юноше, достойном стать королем.
        - Все равно не понимаю, милорд.
        До конца держала оборону, лихорадочно размышляя, как выпутаться из щекотливой ситуации. И оскорбить герцога нельзя, и чувства не станешь отрицать, и замуж категорически нельзя. Даже не из-за Риоре, просто не желаю связать судьбу черт-те с кем. Лика - влюбленная дурочка, не понимает, куда ее запихнет семейство Отти. Им только дай волю! Хотя кто бы поступил иначе? Чем выше, тем больше змей.
        - Давайте не будем играть в капризную девочку? - Герцог смело положил ладонь на мою руку и легонько сжал. - Хватит, Лика! Вы прекрасно все понимаете, только упрямитесь. Не тот случай. Надеюсь, на балу вы назовете имя Тео. Я одобряю ваш выбор. Из сына выйдет отличный король и заботливый муж.
        - Но…
        - Я помогу. - Рука сжалась чуть сильнее. - С моей помощью вы удержитесь на троне. Существуют разные способы.
        - Какие?
        В горле резко пересохло, очень захотелось обратно домой или хотя бы к Риоре.
        - Это мое дело. Ваше - стать частью семьи Отти.
        Ошеломленная его откровенностью, я хлопала ресницами. Герцог же чопорно поцеловал мою обмякшую руку и удалился. Куда? К королю, наверное. Или по своим канцлерским делам.
        Надо ли говорить, что я едва дождалась отбоя?
        Ритуал отхода ко сну оказался чрезвычайно долгим и сложным, складывалось впечатление, будто девушкам платили поминутно. Но вот за ними закрылись двери, и я осталась одна посреди огромной кровати в длиннющей ночной рубашке и смешном ночном чепце. Выждав немного для верности, сползла к краю постели и отогнула простыню. Чтобы добраться до деревянной рамы, пришлось постараться - на перину не поскупились. Но вот и она. Теперь кольцо. Лучше рисовать руны на столе, но к нему впотьмах не проберешься. Огнива нет, шторы задернуты, а где-то на полу притаилась ночная ваза. Задену, весь дворец перебужу.
        Странно, перемещение вышло с первого раза, только в кабинет Риоре я ввалилась кубарем, рухнув с испарившейся кровати и вдобавок больно ударившись коленом. Хороша принцесса в синяках!
        - Эм… Добрый вечер, - поздоровалась с хозяином кабинета.
        Сообразив, в каком виде валяюсь у ног лорда, села и одернула рубашку. Чепец съехал, ну и пес с ним! В следующий раз спрячу под подушку нижнее платье, а то стыдоба! А еще лучше, раздобуду огниво, чтобы зажечь свечи и сделать все по-людски.
        Шиньон откололся, и заколки царапали кожу.
        Да что за телепорт такой у криворукого мага! Нормальные люди переносятся в пространстве без последствий, не делают «мертвые петли» в воздухе. Или артефакт старый, давно не использовался, поэтому барахлит? М-да, поневоле порадуешься местным рубашкам «долой чувственность».
        - Добрый, - после недолгого раздумья согласился Риоре.
        Он устроился за столом с книгой и бокалом вина. Под рукой - тетрадь, чтобы делать записи. Значит, занимался наукой. Пусть я плохо знала лорда, но привычки изучить успела. В частности, что после девяти вечера он пропадал в лаборатории, откуда порой доносился грохот и странные вспышки. Длилось это часа два-три, затем Риоре удалялся ко сну или читал в библиотеке. Пару раз он звал туда, брал с полки любую книгу и заставлял декламировать. Я дулась на мучителя, но теперь поняла: без муштры не прожила бы во дворце и часа. Опальный советник подготовил почти идеальную копию, запихнул в мою голову кучу сведений.
        Чуть покраснела, сравнив свой внешний вид с безупречной одеждой хозяина кабинета. В такой можно гостей принимать, хотя шлафрок, в котором Риоре предстал предо мной в первый раз, тоже более чем приличен. Местный домашний халат не имел ничего общего с нашими, никогда не надевался на белье или голое тело, только на рубашку и штаны. Обычно вечерами Риоре представал именно в таком облике, но теперь отчего-то решил пустить пыль в глаза. Видимо, подчеркивал официальный статус разговора.
        Лорд скользнул по мне взглядом и многозначительно хмыкнул. Вроде не рассердился, раз помог подняться. Даже одолжил сюртук.
        - В следующий раз накидывайте что-нибудь, - посоветовал он. - Пеньюар, например. Полуголая девица в моем кабинете смотрится несколько странно.
        - С пеньюаром еще хуже, - пробормотала я.
        - Почему? - удивился Риоре.
        Предпочла промолчать, но действительно хуже. Вряд ли обилие кружева и поясок, подчеркивающий грудь, настроят на серьезный лад. Вдобавок он розовый, что автоматом добавляло игривости чопорной ночной рубашке, даже длина не спасала.
        - Так почему? - не отставал настырный лорд.
        - Вы его видели?
        - Приходилось, - огорошил Риоре.
        На далекой родине родилось целое отделение милиционеров, потому как я долго не могла открыть рот от изумления. Затем нахмурилась и на всякий случай отступила на шаг. Может, бывший советник невзлюбил Лику по личным мотивам? Скажем, из-за ее интереса к Тео. Бросила одного любовника, завела второго? А у мужчин гордость, тут и вовсе двойная обида.
        Риоре в пух и прах разбил мою теорию:
        - Не в том смысле, Яна. Знатные дамы иногда принимают посетителей в постели. В бытность советником мне доводилось навещать ее высочество до завтрака. При свидетелях, разумеется, - подчеркнул лорд.
        Кивнула. Неудобно получилось, хотя бы вслух ничего не брякнула. Но в кровати принимать никого однозначно не стану, только одевшись.
        - Хотя бы о своей чести подумайте, когда придете отчитываться в следующий раз, - заметил лорд и материализовал из воздуха второй бокал.
        - Милорд прекрасно заботится о своей и вряд ли покусится на мою, - парировала я и приняла из его рук фужер.
        Выпить хотелось, денек выдался нервным и хлопотным.
        - Не все так просто, Яна, не все так просто! - задумчиво повторил Риоре.
        Я ждала продолжения, но его не последовало, странная фраза повисла в воздухе.
        - А что будет, если?..
        Поправила сюртук и зачем-то застегнула его. Неуютно как-то. Еще пару минут назад не смущалась, а теперь жалею о собственной поспешности. Ну попросила бы горничную оставить на ночь свечу или поползала в темноте - словом, оделась бы. А то действительно почти голая наедине с мужчиной. Пусть он приставать не станет - все равно неприятно. В заведомо подчиненном положении.
        - Если что? - насмешливо приподнял брови Риоре и налил мне вина.
        Он пребывал в непривычно добром расположении духа, не смотрел строго, высокомерно. Значит, доволен ходом операции. Жаль портить ему настроение.
        - Ну, если меня тут увидят.
        - Вас не увидят, - без тени сомнения отринул гипотетическую неловкую ситуацию лорд. - И хватит об этом.
        Поколебавшись, устроилась у камина, спиной к огню. И тепло, и хозяина кабинета видно. Поджав босые ноги - по полу гуляли сквозняки, - поднесла бокал к губам и сделала глоток. Вино мгновенно обволокло горло, приятным теплом растеклось по жилам. Оно отдаленно напоминало глинтвейн, только пахло иначе, не корицей. Самое то, чтобы согреться.
        - Ну?
        Риоре кивнул, призывая начать рассказ. Сам он не торопился садиться, замер спиной к столу, положив ладони на его гладкую поверхность. В позе сквозила нервозность, которой не было в первые минуты нашего общения, или лорд ее умело прятал.
        - Меня хотят выдать замуж, - решила не тянуть кота за хвост.
        Риоре выругался и в сердцах ударил кулаком по столу - неожиданная реакция для прожженного интригана, напоминавшего айсберг.
        - Полагаю, за Тео Отти? - скривил губы лорд.
        - Герцог открыто намекал, чтобы я предпочла именно его сына и назвала Тео женихом на грядущем балу.
        - Вот гаденыш! - Риоре в сердцах раскрошил попавшийся под руку карандаш. - Быстро! Марианн на его стороне? О Сириусе не спрашиваю, он комнатная собачка королевы.
        Как сильно лорда задел успех конкурента! Прежде я за ним таких вспышек гнева не замечала. Раньше… Мысленно рассмеялась. Ты его без года неделю знаешь, а рассуждаешь, словно всю жизнь прожила. Сановники умеют носить маски, но они тоже люди.
        Риоре взял себя в руки:
        - Ладно, что еще?
        Коротко пересказала первый день во дворце и, помедлив, спросила о былой помолвке Лики:
        - Не хочу попасть впросак.
        - Со мной.
        - Что, простите? - не поняла я.
        - Лика должна была выйти за меня замуж, - терпеливо повторил Риоре и, потянувшись к тетради, вырвал лист, чтобы набросать короткую записку.
        - Так вы из ревности?
        Ох, язык - враг мой!
        Однако Риоре отреагировал на редкость спокойно, пусть и немногословно:
        - Нет.
        Чуть погодя лорд добавил, вертя кольцо на пальце:
        - Браки среди высшей аристократии заключаются сугубо по расчету, ни о каких чувствах речи не идет. Я долго добивался возможности породниться с королевской семьей, благо имею право, но…
        Он не договорил и резко поднялся.
        - Идем! Немного полетаем.
        Думала, Риоре пошутил, но, оказалось, и не думал. Он заверил, что во дворце меня никто не хватится. Как и предполагала, у опального советника остались свои люди: та же горничная, леди Марек. Зато теперь понятно, отчего Леонсия не удивилась странностям принцессы. Да и кто предал саму Лику, больше не секрет.
        Лорд попросил сребролюбивую фрейлину обеспечить алиби во время моих ночных отлучек из спальни. Она должна была проверять, на месте ли я, и если нет, изображать спящую принцессу. Впотьмах все женщины в ночных рубашках и чепцах одинаковы, никто не догадается. Вдобавок меня строжайше велели не будить, а если случится нечто непредвиденное, Леонсия даст знать и уйдет так же, как пришла - тайным ходом.
        - Поверьте, вас врасплох не застанут.
        Риоре коснулся уха, в котором красовалась знакомая клипса. Выходит, она еще и средство связи.
        - Не хочу, чтобы Брайн Уиллис испортил игру. Придется принять меры.
        Выходит, не зря опасалась старшего королевского слуги.
        - А герцог?
        Этот казался не менее серьезным противником.
        - Справишься, - отмахнулся Риоре. - Немного кокетства, немного высокомерия. Он подданный твоего мнимого отца, пусть и высоко взлетевший. И не без греха. Потом покажу одну занятную бумагу. Используешь как козырь, если станет принуждать к браку. Но лучше обойтись собственными силами. У тебя получится.
        Не переоценивает ли лорд мои скромные возможности? В голове пока ноль мыслей, может, с утра появятся. В конце концов, Лоон ничем не отличается от клиентов шефа. Вели же мы как-то переговоры, добивались своего? Именно. Нужно воспринимать задание как обычный контракт.
        - Он маг, - в сомнении покачала головой я.
        Вот против чар я бессильна.
        - Яна, Лоон не станет грубо работать. Во всяком случае, пока не испробует остальные средства, - без тени сомнения заверил лорд. - Магия - великая вещь, но с ее носителей большой спрос. Нельзя бездумно плести заклинания в чужом доме, зачастую расплата приходит мгновенно.
        Ладно, поверим и, надеюсь, не проверим.
        С сюртуком бывшего советника пришлось расстаться, взамен мне предложили взять что-нибудь из гардеробной:
        - В наших интересах не будить слуг, довольствуйся тем, что есть. Наверху холодно, без одежды продрогнешь. Вопросов не задавай и не кричи, он этого не любит.
        Кто «он», пока оставалось загадкой.
        Риоре распахнул нужную дверь и меня оставил наедине с полками и шкафами, где в идеальном порядке хранилась одежда. Поколебавшись, выбрала самый простой набор из рубашки и охотничьих штанов. Все, разумеется, оказалось велико, но положение спас пояс.
        - На голые ноги не надевай: натрешь.
        Хозяин дома поставил на пол туфли. Женские, не мужские. Значит, пока одевалась, успел наведаться в мои бывшие покои. Тогда отчего не мог заодно захватить платье? Сомневаюсь, будто найти его сложнее туфель. Выходит, в женской одежде там, куда мы направляемся, неудобно.
        Рядом с туфлями легли чулки с кокетливыми бантиками. Они плохо сочетались с мешковатой одеждой, зато точно уберегут от мозолей.
        - А ты ничего, - неожиданно выдал Риоре. - Действительно симпатичная. Вроде Лика, но совершенно иная.
        Он подпирал спиной косяк и, скрестив руки на груди, пристально рассматривал.
        Сдув с лица прядь волос, подняла голову и вопросительно глянула на него. Я - симпатичная? Вот в этом? Натягивающая чулки под закатанные до колена штаны? Милорд изволит шутить, не иначе. Да и с чего вдруг такой интерес? Прежде Риоре однозначно дал понять: женщины в его спальне - предмет компрометирующий. Однако подобный взгляд ни с чем не спутаешь. Так мужчина оценивает особу противоположного пола, гадая, как бы она смотрелась в постели.
        - Тебе бы пошел мужской охотничий костюм. Вот Лика в нем корова.
        - Нехорошо дурно отзываться о бывшей невесте.
        Риоре смущал. Попробуйте натягивать чулки, когда тебя пристально осматривают, даже ощупывают. В гардеробной повеяло чувственностью, хотя лорд ничего шокирующего не предлагал. Кожей ощущала его взгляд, скользивший от кончиков пальцев до колена и выше, по изгибу бедра. Определенно, визит в ночной рубашке затронул струны его души.
        - Нас и тогда ничего не связывало. Сейчас и подавно, - фыркнул Риоре, разрушив последние иллюзии насчет аристократических браков. - Его величество в качестве благодарности за неоценимые услуги короне подарил мне руку дочери. Сама понимаешь, только дурак откажется. Дальше помолвки дело не зашло, потом подарка и вовсе лишили.
        Кивнула и справилась-таки с левым чулком. Оставался правый.
        Спросить или нет? Иного случая может не представиться, сегодня бывший советник на редкость откровенен. Слишком много нестыковок в рассказе, слишком много странностей. Риоре говорит складно, только вот события и поступки опровергают его версию. К примеру, он в опале, но, судя по всему, живет там же, где и прежде, при деньгах, визиты наносит. Королева опять-таки. Вроде она расчетливая стерва, которой Риоре мешал удачно выйти замуж и пристроить на пост советника любовника, но зачем она метнулась к Риоре выяснять, не согрешил ли он с кем? Именно так все выглядело, как ревность. В противном случае пожаловали бы солдаты, и объяснения лорд давал бы в тюрьме.
        Начнем с простого - судьбы Лики. Сейчас она волновала меня больше всего: велика вероятность разделить ее участь.
        - Жива, скоро замуж выйдет и никого больше не побеспокоит, - туманно ответил лорд. Он наконец отлепился от косяка и подошел ко мне: - Поторопись, ночь не бесконечна.
        - Так, - подбоченилась я, - хватит лгать! Либо вы говорите правду, либо ищете другую фальшивую принцессу. В канаве лучше, никто за ниточки не дергает.
        - Уверена? - ехидно поинтересовался навязанный покровитель. - Не так уж тебе плохо живется!
        - Что странно, - ухватилась за его слова, - вы в опале, а выглядит так, словно в добровольном изгнании.
        Реплика повисла в воздухе едва ли не топором палача. Но сказанного не воротишь, да и действительно надоело. Один спас, привез игрушку сюзерену, другой во имя собственных целей засунул в банку с пауками.
        - Указ?
        Риоре чуть склонил голову набок и перекинул перчатки из одной руки в другую.
        - А? - не поняла я.
        - Копию указа показать? Мне милостиво оставили для ознакомления.
        Думала, пошутил, но лорд действительно вернулся в кабинет за бумагой. Она оказалась, как положено, гербовой, с королевской печатью и затейливой подписью, знакомой по письмам, которые показывал Риоре во время обучения. Разумеется, все безобидные - приглашения на балы, которые сановникам традиционно подписывал король.
        Из указа следовало, что лорд Вариэль лишается должности советника в связи с утратой доверия. Отныне ему запрещалось жить в пределах столицы и бывать во дворце без специального разрешения особ королевской крови, пользоваться ездовым драконом, колдовать за пределами собственного жилища и прочее и прочее - длинный список. Также означенный аристократ лишался некоего земельного надела, отходившего короне. Ему не разрешалось занимать любые посты, даже становиться предводителем дворянства, вести дела с поставщиками его королевского величества. О посетителях ни слова, равно как о судебном разбирательстве, но, по-моему, уже достаточно, чтобы местная аристократия шарахалась от Риоре как от прокаженного.
        - Довольна? - Лорд забрал бумагу. - Я удостоился чести выслушать все лично от короля.
        - Канцлер стоял рядом и глумливо улыбался? - высказала логичное предположение.
        Парочка, похоже, друг друга на дух не переваривала. Не удивилась бы.
        - Как догадалась? - озадаченно уставился Риоре.
        Расплылась в улыбке и встала, одернув штанину.
        - Ну, женщины - это не только глупые курицы, как, вероятно, полагает ваша милость. Странно, конечно, что ваша милость, а не просто милорд.
        Я намекала на то, что собеседнику сохранили графский титул.
        - Ничего странного. - Риоре забрал скинутый мной сюртук. - Эдвин перестраховывался. Знал, до какой черты можно дойти. Все еще надеется, - он скривил губы в презрительной ухмылке, - что приползу за костью. А если серьезно, Яна, королю еще иногда нужны мои советы. И он их спрашивает, правда, неофициально, через десятые руки. Редко, но случается. Как думаешь, стал бы помогать тот, кого лишили всего?
        Ответ напрашивался однозначный.
        Ладно, с опалой прояснили. Из первых уст, так сказать. И лорд реагировал нормально, не иначе проникся, счел младшей компаньонкой в политической игре. Конечная цель ее прозрачна - поквитаться и вернуть былое величие. Пока Риоре не задумал убийство или захват мира, подыграю. Еще бы с Ликой прояснить. Вряд ли ее можно назвать вероломной невестой, лорд сам признал: любовью с обеих сторон не пахло. И узнать, кто я сама: случайный двойник принцессы с предками из этого мира или, чем черт не шутит, и вовсе близкая родня? Слишком много совпадений. Только у Эдвина Второго всего одна дочь, а покойная королева явно ни с кем не согрешила. О тайных детях ничего не слышала.
        - Вы очень откровенны сегодня.
        Я накинула протянутый плащ с капюшоном, тоже мужской. Определенно кое-кто не желал, чтобы рядом с ним видели женщину.
        - Должен же я поощрить даму, которая явилась ко мне в ночной рубашке?
        Лорд на минуту скрылся в спальне и говорил уже оттуда:
        - Обычно женщины приходят сюда либо в одежде, либо вовсе без нее.
        - Однако вы заявляли королеве, будто вовсе не интересуетесь прекрасным полом.
        О попытке обвинить меня в совращении тактично умолчала.
        - К Марианн - да, равнодушен. Что ее, несомненно, расстраивает. - Риоре вновь возник в поле зрения со знакомым дракончиком на плече. Он так запросто, фамильярно отзывался о членах королевской фамилии, никакого почтения! - Твоя мачеха охоча до мужчин, даже врагов.
        Вопросов по-прежнему оставалось больше, чем ответов, одно ясно: лорд недоговаривал. Королева приезжала к нему, она же удалила его от двора. Не из-за Лики ли? Вдруг лорд Лонли случайно оказался на посту советника, а изначально голубоглазая шатенка планировала уложить в постель другого? Заодно позиции укрепила бы, быстрее замуж вышла. Только Риоре заартачился. А может, тут и вовсе чувство?
        - Поторопись! - Рука Риоре вернула в реальность из мира фантазий. - Мы должны вернуться до рассвета, я и так рискую. Поймают - молчи, говорить буду я.
        - И не бросите безвестную бродяжку? - с издевкой отослала к первым дням нашего общения.
        - Нет. - Собеседник не колебался. - Я несу за тебя определенную ответственность. Хотя бы потому, что ты недобровольно нарушила закон.
        Начало путешествия уже не нравилось, не хотелось попасть в передрягу, о чем напрямик сообщила мучителю.
        - Мы летим к отцу, - неохотно признался лорд. - По делу, а не ради развлечения, - подчеркнул он и, хмурясь, пробормотал: - Не нравится мне многое. К примеру, Марианн. Она не из тех женщин, которые ревнуют к воздуху. Поверь, во дворце порой хуже, чем в небе.
        Понятия не имею, как там, в небесах, но одно помню: полеты для Риоре строжайше запрещены. Последнего, впрочем, подобные мелочи не волновали. Он вернулся в кабинет, тронул стенную панель, и та легко отошла в сторону, открыв зев тайного хода. Не успела пискнуть, как оказалась внутри. Риоре с дракончиком на плече шагнул следом, отрезав пути к отступлению. Зато теперь понятно, для чего маскарад с одеждой не по размеру.
        Извилистые коридоры сыграли злую шутку: зацепившись за что-то, я потеряла шиньон.
        - Исправим! - махнул рукой Риоре, пресекая попытки найти пропажу в тусклом свете единственного светового шара, плывшего впереди, словно шаровая молния. - В старой лаборатории завалялся рецепт эликсира роста, заодно на человеке испробую.
        - А старая - это где? И почему вы до сих пор его не приготовили, тут тоже лаборатория есть.
        - Где, увидишь, а рецепт я не переписал: без надобности было.
        Становиться подопытным кроликом не хотелось, но лучше так, чем объяснять придворным креативную стрижку.
        Пожалуй, только очутившись в действительно замкнутом пространстве, начинаешь понимать, как его боишься. Примерно то же случилось со мной. Вроде шла, шла, клаустрофобией раньше не страдала, а тут накрыло. До дрожи.
        - Не обвалится, не бойся. - Вздрогнула, ощутив руку Риоре на талии. - Просто иди и не думай.
        Видимо, в качестве дополнительного стимула уставший сидеть смирно дракончик укусил меня. Не больно, но действенно, остаток пути проделала резво.
        Мы оказались за периметром забора, почти у самой реки. По одну руку - столица, по другую - пригород, где обосновался бывший советник. Формально он не нарушал указа, хотя предпочитал оставаться в курсе дел Майна.
        - На, держи!
        Мне нагло сунули беспокойного дракончика. Тот мгновенно впился когтями в плечо. Со страху, наверное. Закусила губу и от души прокляла Риоре. Он услышал, зыркнул, но промолчал. Воровато оглянувшись по сторонам, лорд запрокинул голову и свистнул. И все, больше ничего. Ни пассов руками, ни рун, ни заклинаний призыва.
        Дракончик на плече притих, прижал мордочку к щеке и почти ласково прострекотал: «Яна!» Вот как на такого после сердиться? Осторожно провела пальцем по гребню. Он оказался пластинчатым и пока неострым. Теплый, а мне всегда казалось, что ящеры холодные. Они ведь гады, или я что-то путаю?
        Потуги вспомнить школьный курс биологии прервал странный нарастающий звук. Налетел порыв ветра, пригнув к земле ракитовый куст, месяц закрыла тень. Ой, мамочки! Инстинктивно присела на корточки, закрыв голову руками. Отчего-то казалось: огромный ящер сейчас вонзит в меня когти и унесет в неведомые дали. Но при ближайшем рассмотрении дракон оказался не таким уж огромным и точно неагрессивным. Во всяком случае, Риоре легко его взнуздал.
        - Так… - Бывший советник обернулся ко мне, почесывая летучий транспорт за ухом. - Седла нет, поэтому сядешь спереди. Напоминаю: кричать нельзя, разговаривать тоже лучше не надо. Но если хочешь, - он сделал короткую паузу, - можешь вернуться и подождать в кабинете.
        Вот за минуту до этого хотела, а тут вдруг резко раздумала. Трусиха, когда еще на драконе покатаешься? И жутко любопытно взглянуть на отца Риоре. Кто он там? Явно не простой дворянин, раз сын - граф.
        Риоре подставил колено, и я со второй попытки забралась на спину импровизированного скакуна. Дракончика пришлось отпустить, но он, похоже, прекрасно устроился сам, облюбовав рогатый нарост на голове старшего собрата. Странно, ящер ничего не имел против, наоборот, заурчал, словно кот. Может, они родственники? Вряд ли драконов в Гаменции много.
        Лорд быстро, даже торопливо забрался следом, обнял меня одной рукой и, подобрав поводья, снова засвистел. Крылатый ящер встрепенулся, расправил крылья и взмыл в небо. Сердце гулко отсчитывало удары.
        Полет! Ни с чем не сравнимое чувство! Бешеный адреналин, разлитый по крови, ощущение могущества и бесконечности возможностей. Он пьянил, заставлял снова и снова подставлять лицо жгучему ветру, безжалостно коловшему лицо. Наверное, точно так же упивалась небом булгаковская Маргарита. Теперь былые страхи казались смешными. Первая обругала бы себя за желание остаться на земле.
        Майн быстро остался позади - скопление редких огней. Впереди только чернильная бездна ночи и призрачный свет месяца.
        - Вроде не заметили, - с облегчением выдохнул Риоре и взял чуть выше, подальше от крон деревьев. - Обратно сложнее. Если только портал не настроим.
        - А что будет, если?..
        Запрет на полеты совсем вылетел из головы.
        - Голову отрубят или на север сошлют, - буднично ответил лорд, - к твоим знакомым адептам. Они все изгнанники и преступники.
        Веселая перспектива! Нет уж, пусть Риоре сумеет открыть портал. Может, он не идеал мужчины, но привыкла. Да и другого, хоть плохонького, союзника нет. А пока найдешь, угодишь в ловушку того же Брайна.
        Глава 8
        - Надо было думать перед тем, как рисовать руну перехода! - бурчал Риоре, растирая мои окоченевшие руки.
        Его собственные казались нестерпимо горячими. Замерзнув как цуцик, грешным делом прижалась к лорду. Он не возражал, пытался восстановить кровообращение подопечной. Самому хорошо, на нем теплая куртка. Под ней так уютно, вот бы на плечи! Риоре будто услышал: снял, укутал. Правда, с таким выражением лица… Знаете, легкой обреченности, мученичества и «что с нее возьмешь?».
        Полет, который казался таким сказочным сначала, едва не завершился плачевно. Лорд не шутил, говоря о запретах: только облака спасли от неожиданно пущенного магического шара. Я жутко испугалась, намертво вцепилась в гребень дракона, но промолчала. Риоре оценил, похвалил: мол, наконец-то принцесса.
        - Так, приготовься, заложу крутой вираж, - предупредил он, и в следующий миг мы резко ушли вправо и вверх, чтобы разминуться с другим драконом.
        Его шипастый хвост мелькнул под брюхом нашего.
        Все выше и выше, холоднее и холоднее, и вот я напоминаю ледышку, зато стражники не поймали. Лорд объяснил: то был специальный летучий отряд, призванный ловить нарушителей.
        - Вы как мальчишка, милорд, - воспользовалась случаем его отчитать я. - Играете со смертью!
        - Досюда от столицы - неделя пути, - втолковывал Риоре. Странно, он не обиделся. - В полете - два часа. Лучше рискнуть.
        - Они устроят засаду на обратном пути, - озвучила очевидное.
        - Пусть! - отмахнулся лорд и отпустил мои порозовевшие руки. - Надеюсь, отец наладит портал, и дракон нам не понадобится.
        - А вы его как позвали? Обычным свистом? - скептически уточнила я и осмотрелась.
        Мы приземлились в чистом поле, по местной традиции, окаймленном деревьями. Ни гор, ни замков не видно, признаков жилья - тоже. То ли Риоре мне не доверяет, заставит топать пару километров с закрытыми глазами, то ли его родители - отшельники.
        - Заведешь дракона - выяснишь, - хмыкнул провожатый и снял с крылатого ящера упряжь. - У него отличный слух, хозяина узнает из тысячи по полуслову.
        Риоре провел рукой в перчатке по гладкой чешуе и снова свистнул. Дракон поднялся на крыло, сделал круг над полем и скрылся в ночи. Темно-шоколадный, практически черный, он сливался с полуночным небом. Его младший собрат остался на земле и развел бурную деятельность. Дракончика не утомило путешествие. Полный сил, он напоминал вырвавшегося из клетки попугая: приставал со своим «Яна!», вертелся рядом. В итоге Риоре цыкнул на него, и малыш, опустив хвост, покорно полетел за нами.
        Лорд взял меня под руку и терпеливо, раз за разом, вытаскивал из рыхлой земли, куда я вечно проваливалась. Мы двигались к одному из концов поля, к неприметной чахлой ракитовой рощице. Тонкие деревья во мраке напоминали потусторонних скорбных существ, которых выгнал с кладбища злобный некромант. Подходящее сравнение, в духе мира.
        - Скоро активирую портал, - обрадовал Риоре, помогая преодолеть очередное препятствие в виде межи.
        - А отчего нельзя сразу? - хныкала я, как всякая городская жительница, не привыкшая к таким прогулкам. - Или на драконе?
        - Может, мне сразу расписаться в небе, чтобы все узнали о моем появлении? - сострил лорд. - Напоминаю: я в опале, по стране передвигаться могу, только неизменно возникнут вопросы, куда и зачем.
        А в столице что, спрашивается, он сделал? Думаю, стражники сопоставят два и два, доложат кому следует. Или милорд считает себя неуловимым Джо, которого никто не накажет? Теперь понятно, отчего Риоре оказался в опале. Странно, что не раньше. Советник мог быть умнее.
        За раздумьями добралась до ракит. Там лорд остановился, воровато оглянулся и снял перстень. Я полагала, это обычная статусная вещь, а оказалось - артефакт. Риоре склонился над ним, погрел дыханием, и темный камень ожил, засветился изнутри. Когда рядом, буквально в полушаге, возникло такое же свечение, от неожиданности отпрыгнула назад и, споткнувшись, едва позорно не распласталась на земле.
        Камень в перстне потух, зато второе сияние нарастало, пока не приняло форму неправильного эллипса. Рваные края подрагивали, навевая мысли о зыбкости заклинания. И мне предстояло туда шагнуть… Шагнула. Заложило уши, словно при наборе высоты, и я очутилась в холле некого большого дома.
        Риоре махнул куда-то в темноту и зажег световые шары под потолком. Они разгорелись медленно, неохотно.
        - Собственно, родовое поместье. Подарил лет пять назад.
        Он так небрежно произнес «подарил», словно речь шла о сущей безделице.
        - А разве?.. - Вопрос показался бестактным, но я таки его задала: - Разве ваши родители - не дворяне?
        - Дворяне, - кивнул бывший советник, - но обычные лорды, если тебя волнует титул. Мы на их землях, я всего лишь отстроил новое имение, старое никуда не годилось.
        Выходит, Риоре в семье - самый знатный. Неприятно, наверное, его отцу: по правилам младшим надлежит уважать старших, а тут наоборот.
        - Зато отец - отличный маг и не хуже меня знает свет, - повысил авторитет родителя Риоре. - Или надеялась на скромного мещанина?
        Какое там, ваша милость. Из вас аристократизм так и… Хм, словом, не в первом поколении.
        Просторный холл выглядел жутко скучным. Единственная интересность - фамильные портреты. С потрескавшихся, с потемневшим лаком полотен на меня смотрели суровые лики лордов и леди Вариэль. Воображение сразу нарисовало величественный замок, в котором они обитали, пока не перебрались в поместье.
        - Ну, здравствуй!
        Вздрогнув, обернулась и встретилась взглядом с седовласым мужчиной, осанке которого позавидовали бы многие молодые. Ввиду ночного времени он накинул шлафрок поверх ночной рубашки - мужчины в Гаменции их тоже носили, - которую при виде меня спешно заправил в исподние штаны. Тактично отвела взгляд, давая мужчине возможность привести себя в порядок, и присела в неглубоком реверансе. Представляться не стала, пусть Риоре сам решит, кто я сейчас.
        - Доброй ночи, отец, - официально поздоровался лорд.
        - Ты насовсем?
        Владелец дома подошел ближе, и шары, словно верные псы, сгруппировались возле него, даря максимум света. Теперь я видела, что они с Риоре похожи. Только у опального советника челюсть тяжелее и глаза не карие - вероятно, пошел в мать.
        - Только вперед ногами, отец, - приглушенно рассмеялся Риоре.
        - Не любишь ты отчий дом, - добродушно попенял старый лорд, - совсем забыл стариков!
        Они такие разные! Риоре жесткий, холодный, грубый, его отец - другое дело, я сразу прониклась к нему симпатией. У отца советника лучистые морщинки вокруг глаз. Наверное, я наивная дурочка, но у дурного человека их не бывает. Хотя, почему «наверное»? Только недалекую особу взял бы в оборот сиятельный Риоре Вариэль.
        Блондин состроил недовольную мину, но промолчал. Не понравилось замечание отца.
        - Кто это с тобой? - Седовласый лорд покосился на меня. - Невеста?
        Риоре поперхнулся.
        - Нет.
        На большее уязвленного мужчины не хватило.
        Поджала губы. Ну да, ну да, какая невеста? За служанку сойду, марионетку там. Риоре от слова «брак» плюется, а если и женится, то на глыбе льда с пятисотлетней родословной. В ином плане тоже не подойду, опальный советник королеве отказал, а тут - попаданка.
        - Жаль! - искренне вздохнул пожилой маг. - Давно пора. Не молодеешь…
        - Спасибо, отец! - зло прошипел Риоре, метнув гневный взгляд.
        Хм, да чего волноваться-то? Подумаешь, перед девицей из чужого мира опозорили! А смотрелось именно так: блондина взбесил намек на возраст при посторонних. Ну не двадцать, зачем переживать?
        Старый лорд оказался с юмором:
        - Всегда пожалуйста. Могу еще о детских игрушках рассказать.
        Отец Риоре явно собирался продолжить пикировку, но пристальнее рассмотрел меня и замер с открытым ртом. Глаза его округлились, кровь отлила от лица. Престарелый лорд не сводил с меня взгляда, со стороны казалось, будто ему явился призрак, а то и кто похуже. Сдается, пару минут владелец дома и вовсе не дышал.
        Нервно поправила державший штаны пояс и вопросительно покосилась на Риоре. Увы, он тоже не понимал причины столь странного поведения отца, стоял и хмурился.
        - Можно тебя на минуточку? - сдавленно пробормотал старый лорд и поманил сына.
        Испугалась, что его хватит удар. Видимо, Риоре подумал то же, раз порывался позвать слуг, но отец удержал:
        - Не нужно шума, со мной все в порядке. Видишь ли, - он ненадолго замолчал и тяжко вздохнул, - прошлое - пренеприятная штука. Словом, где ты откопал ее высочество?
        В холле повисла пауза, достойная гоголевского ревизора.
        - Ты знаешь? - наконец хрипло поинтересовался Риоре, нервно оглянувшись на дверь, словно подумывал, не сбежать ли.
        - О чем?
        Ясно, в кого пошел сын. Старый лорд тоже не спешил раскрывать карты. Мало ли, что имел в виду непоседливый отпрыск.
        - О принцессе.
        Похоже, Риоре потянулся к перстню, но тут же отдернул руку. Не играть, не играть ему в покер, выдаст себя. Как только в советники попал? Там тоже нельзя показывать волнение. Или вредная привычка появилась у блондина относительно недавно? Скажем, как последствие невроза, вызванного отставкой.
        - Разумеется, - вздохнул владелец дома. - Но я полагал, Янина не вернется. А то ее и вовсе нет в живых, все же никто и никогда… Странно и противоречит законам мироздания! - сокрушался старый лорд.
        - Так, - Риоре требовательно сложил руки на груди, - рассказывай! Какую Янину, какой ритуал? Что, унеси тебя пески времени, происходит?! - рявкнул блондин, теряя контроль над собой.
        Навострила уши, потому что тоже хотела это знать. Выбранное для нового мира имя слышали только двое, но вряд ли Антрей выболтал его старому лорду. Даже если так, почему он назвал меня принцессой? Неужели подлог раскрыли? Ведь если бы меня приняли за Лику, не стали бы величать иначе. И какой такой ритуал? В моем отец Риоре точно участия не принимал, разве только в гриме мэтра Алимуса. И насчет законов мироздания опальный советник меня просветил, разложил все по полочкам.
        - Перед тобой ее высочество Кара Янина Гаменцианская, - терпеливо объяснил владелец дома, - старшая дочь его величества Эдвина Второго.
        Ноги задрожали, и я медленно сползла на пол. Такого поворота событий никакой фантаст не предвидел. Даже Риоре, и тот ошеломленно переводил взгляд с меня на отца.
        - Но ребенок умер, - неуверенно начал он. - Принцесса прожила ровно неделю.
        Замечательно! Я, оказывается, умерла. Интересно, кого положили в гроб и почему? Столько вопросов - и никаких ответов.
        - Вот она, любуйся. Что-то мне захотелось выпить! - пожаловался старый лорд.
        Судя по выражению лица, Риоре тоже.
        - Послушайте, - молчать не собиралась, благо мы не в небе, запрет больше не действует, - можно подробнее? Как-никак я не пустое место и хочу знать, какую такую принцессу в свое время признали мертвой.
        - Вас, - с обезоруживающей честностью ответил седовласый. - Вы сестра ныне здравствующей принцессы. Полагаю, - старик оправился от потрясения и многозначительно покосился на сына, - она пока не в курсе изменившегося положения.
        - Потом! - отмахнулся Риоре и, шагнув вперед, потребовал: - Безо всяких шуток, кого ты признал в… - он запнулся и выкрутился: - моей спутнице?
        - Принцессу Янину Гаменцианскую, - без запинки повторил старый лорд. - Симпатичная, верно?
        В глубине глаз владельца дома мелькнули лукавые искорки. Выходит, все в семье Вариэль - интриганы, раз в голове представителя старшего поколения уже родился план. Какой - догадывалась, учитывая вопрос о внешности и прежние укоры в затянувшемся холостом статусе сына.
        Нет, до сих пор поверить не могу - принцесса! Более того, наследница престола, если только у короля не родится сын. А я-то Лику жалела, переживала за нее. Теперь придется озаботиться собственной судьбой, потому как лакомый кусочек изменился.
        Ну и мир! Похоже, вскоре я перестану чему-либо удивляться. Другой мир есть? Есть. Пропавшая принцесса тоже в наличии. Драконы, зверолюды, опальный советник, магия… Казалось, если вдруг появятся эльфы, равнодушно вздохну. Зато моя жизнь заиграла красками. За один месяц произошло больше событий, чем за предыдущие десять лет.
        - Д-да, - запинаясь, подтвердил Риоре и, спохватившись, помог мне подняться.
        Он вел себя странно: старался лишний раз не касаться, а потом и вовсе сконфуженно отступил. В недоумении осмотрела руки: вдруг с ними что-то не так? Нет, нормальные. Так почему?.. И сообразила: Риоре трогал меня только через ткань и шарахался от открытой кожи. Кажется, прежде подобные прикосновения считались табу, жутко интимными, чуть ли не приглашением на завтрак в постели. А ведь еще час назад спокойно обнимал. Вот что титул принцессы делает, перефразируя киноклассику.
        - Нет, бред какой-то! - отказывался верить Риоре. - Ты, конечно, принцессу видел, но чтобы узнать через столько лет!..
        - Плохо мы тебя воспитали, - пожав губы, заметил старый лорд. - Женщине на возраст не намекают. А узнать - не узнал, банально сопоставил факты. Запомни, сын: я вижу сквозь твои иллюзии. - Бывший советник недовольно поморщился, не понравился ему намек на халтуру. - Да и прическа для ее королевского высочества Даяны Лики Гаменцианской экстравагантная.
        Лихорадочно ощупала себя. Проклятый шиньон, совсем о нем забыла! Теперь во дворце поднимется переполох.
        - Опять же ее взгляд, манеры, твое поведение - множество мелочей. Но главное, - хозяин имения поднял палец, - поразительное сходство. В двойников и случайные совпадения не верю, прости.
        Риоре промолчал, обдумывая услышанное. Наверняка злился на нерадивую ученицу. Покосилась на него и поняла: ошиблась. Обескураженный лорд и не думал гневаться, наоборот, сам опасался наказания - мелькнуло нечто в глазах. И, знаете, когда с него сошла привычная спесь, исчез высокомерный холод, он превратился в симпатичного мужчину.
        - Добро пожаловать в мой дом, ваше высочество, - вспомнив о приличиях, официально приветствовал отец Риоре. - Позвольте представиться: лорд Конрад Вариэль, отец графа Ланскета. Простите сына, он в силу обстоятельств не мог знать о вашем существовании.
        - Оч-ч-чень приятно, - пробормотала я, не зная, как надлежит вести себя в подобной ситуации. - Яна, то есть Татьяна… Лика…
        Вконец запутавшись, замолкла.
        Господи, принцесса! Настоящая! Вот тебе и родственники по материнской линии, далеко забросили. Теперь ясно, отчего заклинание призыва откликнулось на меня, а некромант не смог вернуть обратно. И сходство с Ликой, и язык… Только нереально как-то, словно бразильская мыльная опера. Опять же, Риоре - матерый волк, назубок помнил королевское генеалогическое древо, но не признал меня. И на старуху бывает проруха. Интересно, изменится ли поведение мучителя? Теперь-то меня нельзя шпынять. Или можно? Я ведь персона нон грата, по закону мертва, нуждаюсь в Риоре, а он - во мне. Надеюсь, потому что иначе… Может, я и гуманитарий, но высшее образование учит мыслить логически. В данном случае сознавать, что двум принцессам в Гаменции не место. Хорошо бы Лику выдали замуж за тридевять земель с билетом в один конец. Собственная шкура дороже.
        Конрад галантно поцеловал мне руку и предложил отдохнуть с дороги.
        - Мы на пару часов. - Риоре пришел в себя и заговорил в прежней уверенной манере. - Нужен твой совет. Яна, то есть, - поправился он, - ваше высочество, обождите, пожалуйста, в гостиной, я быстро.
        - Хоть проводи ее, увалень! - укорил старый лорд. - А еще лучше - развлеки. Лабораторию покажи, заинтересуй девушку.
        Бывший советник нахмурился и всем корпусом развернулся к родителю.
        - Мне показалось или ты меня сватаешь? - уточнил он, ясно давая понять, как относится к вмешательству в личную жизнь.
        Конрад не ответил, только улыбнулся.
        - Он увлечен наукой, эксперименты разные ставит… - Хозяин дома обращался нарочито только ко мне. - Немного нервный, но все от ограничений.
        - Отец, спешу напомнить: я никуда не уходил. - Побледневший от раздражения Риоре скрестил руки на груди. - И если Яна действительно Янина, меньше всего на свете ей интересны мои опыты. Да и я сам. Можешь спросить у нее лично.
        Не дожидаясь ответа, Риоре быстро поднялся по лестнице. Обиделся. На его месте я бы и вовсе наорала на родных. Высшая степень бестактности! Старый лорд действительно вел себя как мать, пытающаяся пристроить дочь замуж. Допустим, ему внуков хочется, но не таким же способом! И я, стоило поинтересоваться, хочу ли я выйти за Риоре. Или подвешенное положение и нежданно обретенный титул не оставляли выбора? Нет и еще раз нет. Одно дело - политические игры во имя выживания, другое - муж и дети.
        - Молодо - зелено, - с досадой бросил ему вслед Конрад. - Такой шанс!
        - Вернуть былое положение?
        Тут и гадать не нужно.
        Старый лорд не ответил, понял, что сболтнул лишнего.
        - Не хочу вас обидеть, - решила заранее расставить все точки, - но носить фамилию Вариэль я не намерена.
        - Жаль! - вздохнул неисправимый сводник. - Из вас вышла бы отличная пара. Мужчина и женщина должны дополнять друг друга.
        - Послушайте, вы совсем меня не знаете…
        - И не нужно, - оборвал меня Конрад. - Я знаю собственного сына, вижу вас и утверждаю: брак вышел бы удачным.
        - Но я его не люблю!
        Пришлось повысить голос, чтобы достучаться до разума старого лорда.
        - Это лишнее, - преподнес урок старой морали Конрад. - Хороший брак всегда заключается по расчету.
        Не стала спорить: все равно бесполезно. Легче согласиться, чем пытаться изменить местные ценности.
        Владелец дома предложил подождать сына в одной из гостиных. Как в любом приличном доме, их тут была не одна, но во мне взыграло любопытство. Если не дадут послушать разговор, хотя бы взгляну, чем занимается Риоре на досуге. В Майне у него куча всего, можно целый день рассматривать склянки и флаконы. Заодно выясню подноготную блондина, которого столь настойчиво прочили мне в мужья. Ничто так не характеризует владельца, как его любимая комната и увлечения.
        И еще…
        - Вы испугались при виде меня, упомянули некий ритуал. Сами проводили?
        Заглянула в лицо старому лорду. Отведет взгляд или нет?
        - В ту пору я служил придворным магом, - нагнал туману Конрад, но толком ничего не сказал.
        - И? - потребовала ответа я.
        - Не время и не место, ваше высочество.
        Крепкий орешек! Но ничего, расколю. Если вдруг, Риоре поможет. Сдается, опальный советник тоже не в восторге от атмосферы всеобщего неведения.
        Оставив на время старого интригана в покое, вслед за ним поднялась на три пролета и оказалась в светлой мансарде. Конрад коснулся рукой замка, и тот с легким щелчком отворился.
        - Прошу!
        Старый лорд посторонился, однако я не спешила переступать порог. Во-первых, неизвестно, что там, во-вторых, хозяин лаборатории заходить не разрешал. Теперь желание взглянуть на обитель Риоре казалось ребячеством. Еще бы, в комнату его напросилась! Хотя в одной спальне уже побывала, могла бы и на вторую взглянуть, сравнить.
        - А милорд не станет возражать? - в сомнении покосилась на провожатого.
        - Как можно, ваше высочество! - театрально изумился старший Вариэль. - Но если угодно, давайте у него спросим.
        - Не станет, - заверил виновник сомнений.
        Вздрогнув, обернулась.
        Риоре стоял на лестничной площадке, откуда отлично просматривалась дверь в лабораторию, и в нетерпении перекатывался с пяток на носки.
        - Ваше высочество может делать все, что угодно, лишь бы оно ей не повредило, - необычно почтительно продолжил опальный советник. - Полки с книгами безопасны, травы и минералы тоже можно смело брать в руки, но остальное лучше не трогать. Если что-то заинтересует, по возвращении объясню и покажу.
        Похоже, жизнь налаживалась. Высокомерный лорд вспомнил о вежливости, только таким он казался чужим, фальшивым, приторно-сладким. Смешно: я бы предпочла прежнего Риоре.
        - Отец, у нас дела, - поторопил родителя блондин. - Нужно успеть до рассвета.
        Старый лорд кивнул и, извинившись, скрылся из виду.
        - Он несколько экстравагантен. - Риоре поравнялся со мной. - Опять-таки возраст накладывает отпечаток. Отец грезит внуками, не обижайтесь на его бредовые идеи. У меня в мыслях нет и никогда не было заключить с вами брак.
        Понимающе кивнула. У пожилых действительно свои причуды.
        - Его тоже выгнали? - затронула опасную тему.
        - Отправили в отставку, на пенсию. Должность и вовсе упразднили. Вот, располагайтесь. - Риоре вошел в лабораторию и отодвинул заваленное подушками кресло. Сразу видно, оно любимое, граф проводил в нем много времени. - Вряд ли вы успеете заскучать.
        Риоре ушел, я осталась в лаборатории одна. Разумеется, сидеть сиднем не собиралась, поэтому прошлась по комнате. Размерами она уступала лаборатории Риоре в пригородном столичном доме, но оказалась не менее занятной. В шкафах стояли старинные фолианты, выцветшие, потертые и жутко ценные. Обложки многих украшали драгоценные камни, обычно необработанные и крупные. Некоторые книги зачем-то перевязали бечевкой. За стеклянными дверцами шкафов выстроились строгие ряды бутылок, банок и склянок. На открытых полках хранились минералы. Ощущая себя школьницей, с восторгом рассматривала куски породы. Не верилось, что многие из них после шлифовки и огранки становятся драгоценностями.
        Один из шкафов оказался заперт, но не привычным, а колдовским образом - замка нет, но не открыть. Догадывалась, внутри хранились результаты научных изысканий.
        Чувствовалось, что Риоре давно не заглядывал в лабораторию. Чернила засохли, на рабочем столе пусто, хотя в столичном загородном доме обычно на нем лежала тетрадь для заметок. Тут - идеальная чистота.
        Прихватив кристалл горного хрусталя, подошла к окну и уселась на широкий подоконник. Из лаборатории открывался чудесный вид на долину, словно сошедшую с пасторальных картинок. Мягкий свет полумесяца играл в листве деревьев, укрывавших господский дом от посторонних глаз, отражался в извилистой ленте реки, отбрасывал густые тени на деревеньку, чьи очертания смутно угадывались вдали. Видимо, я задремала, раз не слышала, как вернулся Риоре.
        - Все улажено, - не вдаваясь в подробности, сообщил он и поднял с пола кристалл.
        Так неловко! Хорошо, не разбила.
        - Устали?
        Риоре вернулся к прежней манере общения, без подобострастия. Неужели версия о принцессе не подтвердилась? Правда, не «тыкал», вспомнил о вежливости.
        - Есть немного, - не стала кривить душой я и в лоб поинтересовалась: - Ваш отец ошибся?
        - Пока не знаю, нужно сравнить вашу кровь с кровью Лики, - задумчиво ответил лорд и вскользь обронил: - Можете меня поздравить, я закончил эксперимент.
        И? Замерла, взглядом подталкивая Риоре к продолжению, но он хранил таинственное молчание.
        Зевнув, прикрыла рот ладонью. Поздно уже, скоро рассвет. Хорошо бы пару часиков вздремнуть. Сомневаюсь, что во дворце мне позволят расслабиться: бал, женихи, старший королевский слуга, Тео Отти…
        - Отец обещал помочь с порталом. - Риоре прошелся по лаборатории и убрал кристалл на место. - В столицу вернемся быстро, всего за пару минут. И вот еще что, - он размял пальцы и обернулся ко мне, - постарайтесь разговорить Брайна Уиллиса, понять, что ему известно. Только осторожно, по-женски.
        Нахмурилась. Легко сказать - по-женски! Соблазнить его, что ли? Как господин бывший советник представляет сей процесс? Особенно памятуя о моем статусе, этикете и куче соглядатаев. Помнится, кое-кто мнил себя великим стратегом, вот пусть сам и справляется со сложностями, а не перекладывает решение проблем на хрупкие женские плечи. Так и сказала Риоре. В конце даже ножкой притопнула. Если я действительно Янина, можно.
        - С королевской кровью мы еще не разобрались. Простите, но я хочу проверить.
        - Что же такого случилось, что вы внезапно переменили мнение? Вначале опешили, руки коснуться боялись, - язвительно напомнила я.
        - От неожиданности.
        Вопреки ожиданиям лорд не стал юлить. Он любовно провел рукой по дверце запертого шкафа; по губам скользнула легкая улыбка.
        - Не терпится затеять новый эксперимент?
        - Что?
        Риоре вздрогнул и обернулся ко мне. Успела уловить выражение радостного предвкушения до того, как лицо мужчины вновь стало непроницаемым.
        - Вы сказали, что закончили эксперимент, значит, скоро начнете новый.
        Неожиданная слабость - не власть, а философские камни и мерные стаканчики.
        - Времени нет, - вздохнул лорд и отошел от шкафа.
        - А если бы было? - не унималась я. - И что вы изобрели?
        - Ничего. Янина, мы не во дворце, не нужно играть на публику.
        Обиженно поджала губы. Так он решил, будто я изображаю интерес ради поддержания беседы? Может, действительно поговорила бы о колбочках, а не о герцогах и принцессах. Да и сам заинтриговал, а теперь в кусты?
        - Не хотите говорить - не нужно, - голос чуть сорвался от досады. - Так что с кровью? Называете Яниной, а в родстве с Ликой отказываете.
        - Хорошо, - решился Риоре, - проверим сейчас. Пусть Леонсия изворачивается, я ей хорошо плачу.
        Выходит, фрейлина на довольствии лорда. Вот вам и дворянская честь! Хотя, что греха таить, обрадовалась. Раз Риоре ее содержит, Леонсия не предаст.
        Лорд мимоходом убрал попавшую в глаз прядь, вопиюще диссонировавшую с образом сноба-аристократа, вытащил из стола потрепанную тетрадку и, бегло пролистав, направился к одному из стеллажей.
        - Раз уж мы здесь, - он говорил спиной ко мне, перебирая флаконы в поисках нужного, - отрастим волосы. Полагаю, ингредиенты найдутся, сверюсь по формуле. Заодно сэкономим время на анализ крови. Боюсь, Яна, вам сегодня не придется поспать, - посочувствовал лорд.
        Я уже поняла и смирилась.
        Занятно, Риоре действительно увлечен химией. Вон как бережно обращается с бутылочками, как задумчиво закусывает губу, читая названия, как горят глаза.
        Подошла и с любопытством выглянула из-за плеча лорда. Он, сверяясь с собственными записями, колдовал - в переносном смысле - над специальным столом для опытов, на котором стояли весы, перегонный куб и подобие спиртовки. Волосы предстояло растить из зеленого порошка, кварцевого песка, темной жидкой субстанции и пары пучков трав, небрежно брошенных с самого краю. Никогда прежде не присутствовала при опытах и жутко жалела, что в школах отменили лабораторные по химии. Теория теорией, а практика - вот она, манит тайной. Может, если бы учительница позволяла священнодействовать на уроках, я получила бы по предмету «хорошо», а то и «отлично».
        Риоре заметил мои косые взгляды.
        - Интересно?
        Кивнула.
        - Действительно? - прищурившись, скептически уточнил блондин.
        Вновь подозревал в вежливом внимании к себе. Понимаю, местные женщины считали опыты скучными, а мне до чесотки хотелось налить вон ту жидкость вон в ту колбочку, пустить по змее стеклянной трубки.
        - А если бы средство готовил, скажем, отец, с тем же энтузиазмом тянули бы шею? - не унимался лорд.
        Не дождется, никакой корысти.
        - Разумеется. Сидела бы тихо как мышка.
        - Надо же! - удивился Риоре. - Определенно, королевской крови в вас нет. Лика к подобным вещам равнодушна.
        - Вы показывали ей?
        В груди кольнуло нечто вроде ревности. Хотелось стать единственной, кто видел дымящийся перегонный куб.
        - Зачем? - Лорд достал пиалу с керамической ступкой. - Лику волновали платья, а не происхождение вещей. Ну постояла бы пару минут рядом из вежливости, и только. Держите!
        Он всучил мне ступку и попросил измельчить травы. Сам пристроился рядом, наблюдал. Надеялся, что, как и бывшая невеста, быстро наиграюсь, но я добросовестно выполнила поручение. Действительно интересно. А еще интереснее, что выйдет в итоге. Вот оно, настоящее волшебство! Вот почему, почему я считала уроки биологии и химии скучными? Эх, повторюсь: дали бы в руки ступки, половина класса увлеченно стучала бы пестиками. И не теми, которые идут в паре с тычинками - вот уж скукота!
        - Объяснить, что есть что?
        Риоре заметно подобрел, расслабился. Убедился, что не притворяюсь.
        Кивнула и выслушала короткую лекцию на тему магии, алхимии и строения веществ, живых и мертвых. Риоре действительно бредил наукой, все свободное время проводил в лаборатории, изобретал разные средства. Также он собирал артефакты, обмолвился о богатой коллекции. Кажется, лорду импонировало мое внимание. Никогда прежде не видела его таким словоохотливым. Однако Риоре не только говорил, но и делал: ловко смешивал ингредиенты, выпаривал их, превращал одну форму вещества в другую.
        Короткое заклинание, и жидкость в колбе вспенилась, затем скрылась за дымкой тумана, чтобы явиться уже охлажденной. Янтарная, густая, она отдаленно напоминала мед.
        - Вотрите в корни, - Риоре протянул мне плод своих трудов. - Много не берите, хватит трети горсти.
        Субстанция не имела запаха и на ощупь оказалась чем-то вроде жирного крема. Добросовестно помазала ею голову и сразу ощутила жар. Кожу пекло так, словно ее жгучим перцем натерли. Потом она и вовсе начала чесаться, не иначе росли волосы. И действительно, шею вскоре защекотали рыжие локоны. Немыслимо! Совершенно не по-королевски открыв рот, уставилась на пальцы, сжимавшие прядь. Вырвала волосок, попробовала на зуб - настоящий.
        - Вы… вы волшебник!
        Глупый комплимент, но в тот момент я забыла, что Риоре - маг. Он не обиделся, рассмеялся и убрал неиспользованные ингредиенты обратно.
        - Честно, самый настоящий! - продолжала я восхищаться новыми волосами. - У нас бы вас на руках носили.
        В порыве чувств метнулась к лорду, лишь в последний миг сообразив, что дружеский поцелуй в щеку будет понят превратно. Пришлось затормозить и вернуться.
        - Право, Яна, ничего сложного.
        Показалось или он смутился? Бред, конечно, но ведь отвел глаза.
        - Теперь кровь, - голос Риоре вернул меня с небес на землю. - К утру волосы отрастут до нужной длины, не придется больше носить шиньон и терять его по мужским гардеробным.
        Ого, флирт! А как же честь, добродетель? Или она исключительно для королевы?
        - Я его в тайном ходе потеряла, но могу, если вам так хочется, оставить второй шиньон в ящике для белья, - смело ответила в той же манере.
        - Не нужно, а то рискуете потерять кое-что другое, - предельно откровенно завершил пикировку Риоре.
        Да что же такое случилось? Он заинтересовался мной как женщиной. Может, дело в эксперименте? Вдруг лорд каждый раз давал обет воздержания, чтобы желания тела не отвлекали от науки? Сам обмолвился: сегодня (то есть уже вчера) закончил. И сразу начались взгляды, шуточки. Местные мужчины не святые, сомневаюсь, будто бывший советник умрет девственником.
        Как бы то ни было, Риоре не стал предпринимать никаких попыток к сближению. Дальше короткого разговора на фривольные темы дело не зашло. Наоборот, его умом всецело овладела наука.
        - О, мы снова перешли на «вы»! - сменила тему я.
        - Заслужили. - Бывший советник сложил использованную посуду в мойку - вполне современную, железную, только грубо сделанную. Интересно, плошки он сам моет? - Обращение - показатель отношения.
        - И что же изменилось?
        Подошла к устроенному рядом с мойкой умывальнику. Смесь для волос жирная, не хочется испачкать одежду.
        - Остатки аккуратно снимите тряпочкой, там нет ничего опасного, - не глядя, посоветовал Риоре и, открыв потайную дверцу, извлек видавшие виды перчатки.
        Ага, значит, сам. Высокородный лорд - и посудомойка!
        И на вопрос об отношении не ответил, делает вид, будто не слышал.
        В сомнении покосилась на перепачканные в смеси руки. Нет уж, лучше смыть. Вдруг волосы начнут расти с бешеной скоростью не только на голове? Ее ощутимо щипало, что только укрепило в решении не экспериментировать. Оставим опыты Риоре.
        - Так что с отношением?
        Я упорная, не отстану.
        Вода ожидаемо оказалась холодной, а полотенце отсутствовало. Пришлось тайком вытереть руки о юбку. Не по-королевски, воспитатель бы строго отчитал, но принцесса с цыпками еще хуже принцессы с дурными манерами.
        - Вижу, - ощерился Риоре, - вежливость вас смущает.
        Он снова отвернулся к шкафчику с посудой, сосредоточенно, чуть прикусив нижнюю губу, показав краешек зуба. В голову тут же полезли разные глупые мысли. Например, на каком уровне у них стоматология, отбеливают ли они эмаль, и все ли зубы целы у Риоре. Чистил лорд их, очевидно, тем же порошком, что и я. По консистенции он напоминал толченый мел, в который добавлялись разные травки. Его наносили на зубы пальцами - ни о каких зубных щетках в Гаменции не слышали.
        - В вашем исполнении - да.
        Подобралась ближе, стараясь разглядеть, что же понадобилось блондину. Хм, железный ларчик. Риоре поставил его на знакомый стол и снова вернулся к мойке, доделать работу. Молодец, не оставил на завтра, любит чистоту.
        Лорд отложил грязную посуду и обернулся ко мне. Его брови взлетели. Думала, накричит, нет, абсолютно спокойно поинтересовался:
        - Отчего же? Я произвожу дурное впечатление?
        Только в глазах нечто такое… Сложно описать. И не хитринка, и не подозрение, и не предостережение… Словно кошка глянула. Она еще не решила, кто вы и что вы, но уже начеку и не верит на слово, наблюдает.
        М-да, щекотливая ситуация! Держала бы язык за зубами, а не острословила. Только-только наладились отношения - нет, опять все испортила!
        Смутившись, водила пальцем по стене. Глаза выискивали пятна на полу, потом и вовсе заинтересовались обувью. Интересно, она из какой кожи? Проводятся ли здесь тендеры или из века в век аристократам шьют одни и те же цеховые мастера? Может, помочь лорду? Посудомойка - женская профессия. Заодно бы забылась бестактность. О химии поговорили бы.
        - Ну же, - подталкивал Риоре. - Раз начали, заканчивайте. Или не начинайте вовсе. Надеюсь, во дворце вы подобного не скажете. Я неприятно удивлен, миледи, - жестко добавил он.
        Разумеется, злится. Столько старался, делал из меня Лику.
        - Хорошо. - Ладно, до конца так до конца. - Получите правду. Вы грубы с теми, кто ниже по положению.
        - С кем, например? - Лорд всем корпусом развернулся ко мне. - И не мямлите, смотрите в глаза собеседнику. Вы принцесса или кто?
        - Мнимая, - напомнила я.
        - Какая разница! - отмахнулся собеседник. - Может, и настоящая. Сколько раз повторял: четкий голос, поднятый подбородок.
        С трудом, но смогла посмотреть ему в глаза, зеленущие, словно мох. Красивые. И ресницы забавные, светлые, с темными вкраплениями. Словом, нашла занятие. Изучала лицо Риоре и тренировалась преодолевать волнение. И получилось же!
        - С бароном Гаушем, например.
        - Он дворянин из моей свиты.
        Будто это что-то объясняло!
        - Меня и вовсе держали за собачонку, - продолжила изливать наболевшее.
        Умные глаза, умные, пристально следят. Что же вы натворили, господин советник? Смекалистый же мужик!
        - Не обижайтесь, но кем вы себя считали, когда очутились в моем доме? - Риоре вернулся к посуде, оставалась последняя плошка. - Какое место занимали, к какому сословию относились? Может, хотя бы деньги имелись? Нет. И на каком основании надлежало вас уважать?
        - На основании того, что я человек, - буркнула в ответ.
        Вот все и вернулось на круги своя. Люди не меняются. Сейчас опустит с небес на землю, накажет. Ошиблась.
        Лорд осторожно отставил в сторону вымытую посуду и тяжко вздохнул.
        - Вы действительно не понимаете? Или капризничаете?
        Удивленно насупилась. При чем тут капризы?
        - То есть, по-вашему, все люди одинаковы? - развил мысль Риоре. Он был на редкость спокоен, хотя по моим прикидкам давно бы велел закрыть рот. - Разбираетесь в алхимии, а говорите абсурдные вещи.
        Насчет «разбираюсь» я бы поспорила, насчет «абсурдных» - тоже.
        - Да, - ответила максимально коротко.
        Лорд сокрушенно вздохнул:
        - Что творится в том мире, куда засунул вас отец? Все с ума посходили? Хорошо, придется говорить как с ребенком. Люди не равны от рождения.
        Фыркнула. Ну да, я - так особенно.
        - Да, не равны, - повторил Риоре и вернулся к мытью посуды. - Не важно, умны они или нет, красивы или глупы, каждому от рождения определено свое место, на этом держится порядок. Что станет с королевством, если исчезнет деление на сословия? Начнется неразбериха, и Гаменция падет. Так вот, Яна, наверху стоят…
        - Знаю, - невежливо оборвала собеседника, - сейчас опять начнете говорить об уникальности аристократии.
        На последнем слове скорчила кислую мину. Лорд ее не видел, но все равно не сдержалась. Напыщенные индюки! Всего и достоинств - родиться в нужной семье.
        - Да, начну и еще раз повторю: крестьяне мне не ровня, бродяжки - тем более. А вы явились в мой дом побирушкой.
        - Долг вернуть? С процентами. Теперь могу, денег хватает.
        Аристократ он, белая кость! Пожалел медяки, которые потратил на мои нужды. А еще ученый! Думала, они не такие меркантильные.
        Ну что за человек! Только начали нормально общаться, как все испортил.
        - Хватит! - Риоре стащил перчатки и подошел ко мне. - Колкостями обменялись, теперь за дело. Достаньте, пожалуйста, вон ту стеклянную пластину и вон тот стилос. - Лорд указал нужное. - Заключим перемирие. Поверьте, мне достаточно забот, не добавляйте свои причуды. Вы доказали, что не бродячая финтифлюшка, только и всего, оттуда уважение. Не разочаруйте!
        В довершение опальный советник поцеловал мою руку, чем окончательно обескуражил и склонил на свою сторону. Определенно, его подменили!
        - Не финтифлюшка? - недоверчиво покосилась я на Риоре.
        - Если успокоитесь, окажетесь симпатичной умной женщиной. Нет - останетесь вашей недалекой сестрой.
        Я предпочла первое, да не обидится Лика. За комплимент из уст графа Ланскета можно многое простить, он явно не расточал их направо и налево.
        Достала нужную посуду. В конце концов, мне тоже интересно, принцесса я или нет, заодно выясню, как работают местные генетики. Наверное, потребуется очередной артефакт, вроде того, которым Риоре определил мою принадлежность к этому миру. Кстати, об артефактах, понаглею:
        - А вы мне свою коллекцию покажете?
        - Какую?
        Лорд открыл ларчик и аккуратно выложил на платок непонятные предметы, частью стеклянные, частью из серебра или схожего металла. Вытянутые, острые, они вызывали подсознательный страх.
        - Артефактов, - уже не столь уверено закончила я.
        Право слово, с какой стати? Вот картины - да, посуду там, но не столь личное, опасное и ценное.
        - Зачем? Обратно ни один не вернет.
        Риоре зажег спиртовку и отрегулировал пламя. Потом нагрел нечто вроде стеклянного скальпеля, только очень узкого, и попросил подойти. Замотала головой. Лучше постою со стилосом и пластиной.
        - Яна! - глянул укоризненно лорд. - Что вы как маленькая! Придется нагревать снова.
        - Это больно, - выдвинула я главный аргумент против тесного общения с пыточными инструментами.
        Риоре шумно вздохнул и, кажется, мысленно пожаловался на столь проблемную подопечную.
        - Самую малость, вначале, - уговаривал он. - Если сейчас чуточку потерпите, покажу коллекцию. Даже в руках подержите. Ну!
        Пряник оказался заманчивым. Я сделала шаг, затем еще один и с мученическим видом встала перед столом. Лорд забрал из рук оба предмета и положил справа от содержимого ларчика, по ту сторону спиртовки.
        - Закатайте рукав и, если боитесь, отвернитесь.
        Помедлив, выполнила указание и положила руку на стол - так надежнее, не дрогнет.
        - Я не собираюсь вас убивать, - заверил лорд, и в следующий миг кожи коснулся горячий металл.
        - Ай!
        Заорала, силой воли удерживая тело в прежнем положении. Выемка под локтем налилась огнем и адски болела. Смутно догадывалась, что Риоре потребовалась венозная кровь, но в тот момент меньше всего на свете я думала о науке. Скорей бы все закончилось!
        Мучитель обвил меня свободной рукой за талию, то ли удерживая, то ли успокаивая. Он считал вслух. Что? Капли крови?
        - Тихо, всех разбудите! - шикнул садист. - Да потерпите немного, Янина! - прикрикнул Риоре, назвав предполагаемым полным именем.
        Вспомнив о возможном королевском происхождении, притихла, глотая слезы. Пытка скоро закончилась. Мазнув напоследок по коже пластиной, Риоре, словно заправская медсестра, перевязал ранку и согнул локоть, велев пару минут не трогать руку.
        В дверь лаборатории забарабанили.
        Лорд недовольно поморщился и отправил разбираться с визитерами: мол, по моей же милости явились. Открывать дверь не стала, через щель заверила, что все в порядке, испугалась мыши. Вроде поверили, ушли.
        Боль постепенно отступала, во мне снова проснулось любопытство.
        Риоре священнодействовал у стола. Он действительно возился с кровью, окунал в нее разные предметы, нагревал, разглядывал через увеличительное стекло, сравнивал с некой субстанцией в крошечном флаконе. Она тоже напоминала кровь, но не первой свежести.
        Терпеливо ждала вердикта. Подойти ближе не решалась, чтобы не мешать. Ждать пришлось долго. Близился рассвет, когда Риоре наконец разогнул спину. Подавшись вперед, замерла в предвкушении, но лорд медлил с результатами и мрачнел с каждой минутой.
        Нетерпение победило:
        - Ну?
        - Ваше высочество.
        Лаконичный ответ расставил все точки.
        Словно в прострации, Риоре педантично прибрал стол после эксперимента, даже тряпочкой протер. Потом обернулся ко мне и в лоб спросил:
        - Желаете занять прежнее место?
        Не сразу поняла, о чем он, потом сообразила: раз я принцесса, старшая сестра Лики, то наследница. Хотела ли я ею стать? Хватило одного дня, чтобы понять: нет.
        - Вы должны, - напирал Риоре.
        - Кому должна, всем прощаю, - нервно пошутила не к месту.
        Однако как тих бывший советник! Понимает, чем ему грозит прежнее обращение, но ничего не просит. Уважаю!
        А я? Весь запас эмоций израсходовала внизу, в холле, теперь просто стояла и свыкалась с мыслью.
        - Хорошо. - Странно, Риоре не стал напирать. - В свете новых событий нам придется пересмотреть договор. Или вы решили его расторгнуть?
        Предпочла промолчать и послушать. Сказать «нет» всегда успею.
        - Сами понимаете, ваше воскрешение никого не обрадует, - тут я согласно кивнула, - посему стоит пока побыть Ликой. Выходить ли замуж за Тео Отти - на ваше усмотрение, но я бы не советовал. Могу объяснить почему.
        - Догадываюсь, - состроила кислую мину. - Канцлер в качестве свекра меня не устраивает. В любовь его сына тоже не верю.
        - А вдруг? - подначивал Риоре. - Я преследую собственные цели, мог оговорить.
        Бывший советник предложил присесть и обсудить ситуацию. В лаборатории нашлись не только пара кресел, но и небольшой бар. Радушный хозяин откупорил бутылку и налил мне бокал. Стоя, заметьте, выказывая почтение, но не подобострастие. Он не лебезил, говорил сухо, по-деловому. Сел, когда устроилась я, и не как обычно - чуть выставив вперед ногу, как на портретах Короля Солнца. Словом, советник советником.
        - Первым делом давайте все проясним, - впервые взяла инициативу в свои руки я. - Кто я такая? Что совершил ваш отец? Почему вы попали в немилость и отчего такая срочность? Вы нервничаете, милорд, рискуя, срываетесь из столицы за советом.
        Риоре задумался. На лице отразились сомнения.
        - Хорошо, - неохотно согласился он, - попробуем говорить на равных. Вы - ее королевское высочество Кара Янина Гаменцианская, старшая дочь его королевского величества Эдвина Второго и его покойной первой супруги Анны. Анализ подтвердил родство с Ликой - у меня сохранился образец ее крови. Имени он, разумеется, не сообщил, но методом исключения получаем Янину.
        Кашлянула, но не стала спрашивать, с какой стати Риоре держал в шкафу кровь бывшей невесты и каким образом он ее получил. У каждого свои причуды.
        - К сожалению, в те годы я не стоял близко к трону, поэтому только слышал о принцессе. Спросите лучше отца. Полагаю, его уговорили спрятать вас и объявить умершей, а то и банально избавиться. Попробую разговорить отца, но он упрямый! - поморщился собеседник.
        - Вы пошли в него, - с очаровательной улыбкой сделала я сомнительный комплимент.
        Теперь я принцесса, можно.
        - Благодарю, - Риоре склонил голову.
        Вот ведь придворный лис!
        - Теперь обо мне. Собственно, причин я не скрывал: ее величество Марианн. Король, ослепленный юной прелестницей, не стал слушать моих доводов, сделал ее любовницей, а затем - женой. Не удивлюсь, если Эдвин умрет не своей смертью, а его сын окажется зеленоглазым шатеном. - Лорд открыто намекал на неверность королевы. - Марианн жаждет примерить корону. Вы ее беспокоите. Мне донесли, что на балу готовится некая каверза. К сожалению, в голову Марианн заглянуть невозможно, но не зря она тайком встречалась с одним из опальных лордов, ох не зря! И очень долго шепталась с герцогом Сарусом. В разговоре звучало ваше имя. Предполагаю три варианта развития событий, и самый неприятный - убийство.
        Нервно сглотнула. Так буднично и просто - убийство.
        - Тот лорд известен сомнительной репутацией, - продолжил Риоре. Он снова вертел перстень - точно не врал, играл в открытую. - Скажем так: он поддерживает тесные связи с теневым миром Майна. К нему обращаются, когда хотят устранить конкурента и сохранить репутацию.
        - А остальные варианты какие?
        В горле резко пересохло, и я потянулась за бокалом. Лорд любезно наполнил его снова и переменил позу - чуть подавшись вперед, опер подбородок о сложенные лодочкой ладони.
        - Помолвка и проверка, но я бы не питал иллюзий, Янина. Надеюсь, - легкая ухмылка, - мне дозволено обращаться к вам просто по имени?
        Да как угодно, только помогите! Риоре виделся единственной соломинкой, которая способна удержать на плаву. В волнении закружилась по лаборатории, не в силах усидеть на месте. Лорд не пошевелился, не стал от и до соблюдать этикет, но потом попросил сесть и успокоиться.
        - Все не так плохо. - Его рука легла на мое предплечье. - Отец подал неплохую идею, должна сработать. Главное, не паникуйте и помните: вы Лика. Я постараюсь попасть на бал.
        Риоре говорил так спокойно, уверенно, что я поверила: обойдется. И тут кольнуло. Нахмурившись, убрала руку лорда и настороженно попыталась прояснить некоторые моменты:
        - Милорд, может, я неопытна в дворцовых делах, но на месте королевы давно бы обратилась к некоему лорду, чтобы раз и навсегда избавиться от вас.
        Риоре тихо рассмеялся:
        - Женщины - существа слабые, Янина. Она еще надеется, думает, приду. Марианн ясно обозначила цену окончания опалы. О, это бы польстило ее самолюбию! - Он снова рассмеялся. - Не удивлюсь, если желания сыграли с ней злую шутку и переросли в подобие любви. Именно поэтому королева сорвалась, приехала, когда прослышала о некой женщине в моем доме, то есть о вас. Марианн упряма, не терпит отказов и привыкла получать все самое лучшее.
        - Так переспали бы с ней! - сорвалось с языка. - Можно подумать, для мужчин это столь важно.
        Лорд разом помрачнел и отчеканил:
        - Честь не продается. Оставим мое прошлое и настоящее в покое, подумаем о ваших.
        Глава 9
        - Да-а, ситуация не из лучших! - протянул Конрад, которого пригласили третьим.
        Совещались в кабинете старого лорда, напоминавшем собрание древностей. Чего стоили только чучела животных и редкие минералы в коробках! Зато понятно, откуда у Риоре тяга к науке. Если бы я в детстве вертелась между уменьшенной копией скелета дракона и колбой с кварцевым песком, тоже выросла бы исследовательницей.
        Мы устроились в глубоких креслах у камина; под ноги каждому кинули медвежью полость. Тускло мерцали световые шары, создавая особую, мистическую атмосферу. Я откровенно клевала носом и с удовольствием уткнулась бы в узорчатую обивку. Но нельзя. Принцессы, даже мнимые и изгнанные, не спят, когда решается их судьба.
        Лорд Вариэль-старший стоял, перекатываясь с пятки на носок. Пальцы сжимали кубок, достойный стать экспонатом Эрмитажа, но Конрад не выпил ни капли. Возможно, на него так повлиял повторный разговор с сыном, в котором бывший советник наголову переиграл старого интригана. Под напором отпрыска, продемонстрировавшего железную хватку, старый лорд сдался и покаялся. Оказывается, меня зашвырнули неведомо куда не случайно. Нет, Конрад не желал моей смерти, просто, выполняя приказ, провел над младенцем ритуал с неизвестными последствиями. Я вполне могла умереть в процессе или оказаться неведомо где. Мать искренне считала меня умершей, а сотворить такое с наследной принцессой велел… собственный отец. Чем он руководствовался, Конрад не знал, предположил супружескую неверность. По мне - сомнительно, куда проще развестись или объявить ребенка бастардом, чем втайне затевать столь сложные манипуляции. Риоре разделял мои подозрения и настойчиво потребовал пересказать события той ночи. Старый лис вывернулся: мол, времени мало, не до того теперь.
        Ну ладно, выясню. Надеюсь, версия окажется романтичной, и Эдвин Второй спасал новорожденную дочь от недоброжелателей, а не решал проблему первенца женского пола. Во всяком случае, по словам обоих лордов Вариэлей, супругу он любил. Раз так, точно намеренно не причинил бы боли.
        Теперь обсуждали, как разрушить планы нынешней королевы.
        Конрад бросил короткий взгляд на сына:
        - Надеюсь, понимаешь, что во дворец тебя никто не пустит?
        - Понимаю, - кивнул тот. - Более того, ожидаю гостей с предписанием подставить руки для кандалов.
        - Риоре склонен к авантюрам, - обращаясь ко мне, пояснил старый лорд и наконец-то сел, перестав нервировать. - Обычно сдерживается, но иногда срывается.
        - Полет на драконе - необходимость, - возразил обиженный блондин. - Или следовало дождаться утра и пытаться связаться через шар? Сам знаешь, перехватить разговор - раз плюнуть. Хватит того, что пришлось понадеяться на удачу в деле Лики. Кто ж предполагал, что Отти подсуетятся! - Он хлебнул вина и сжал ножку кубка. Повезло, что не стеклянная, треснула бы. - Пришлось спешно менять планы, посылать «сырого» двойника.
        Во мне взыграло любопытство.
        - И сколько полагалось меня готовить изначально? Три месяца?
        - Три - это минимум. Лучше - четыре. Сначала общие вопросы: те же танцы, язык - затем политика, инструктаж. Но возник Тео Отти, я боялся опоздать. Видите ли, Янина, - Риоре чуть подался ко мне, доверительно наклонился, - разорвать помолвку практически невозможно, гораздо легче ее не допустить. В моем случае Лику освободило обвинение в… - Он осекся и не договорил. - Меня оправдали, но принцесса стала свободной. Сомневаюсь, будто мы смогли бы придумать до бала нечто, что скомпрометировало бы Тео Отти. А если и нашли бы, не преуспели. Канцлера опасаются, а я, увы, не столь влиятелен, чтобы перекупить нужных людей.
        Понимающе кивнула. Один вопрос прояснили, но образовался второй - суд над лордом Вариэлем-младшим.
        - Его обвинили в государственной измене, - словно прочитал мои мысли Конрад.
        Слова выстрелили тяжелыми свинцовыми пулями.
        Так вот почему?.. Ну да, Антрею Гаушу запрещено появляться даже рядом со столицей, а он всего лишь барон из свиты графа. Сам Риоре как прокаженный, ему не наносят визитов. И полеты на драконе… Тогда я не придала словам лорда особого значения, а теперь задумалась. Людям не рубят головы за прогулки на крылатых ящерах, мы ведь не над Майном парили. Но ловили нас по-настоящему. Мамочки, могли ведь убить!
        - Совершенно верно, - не стал отрицать Риоре. Подтвердил буднично, как сущую безделицу. - Но вам нечего бояться, король лично закрыл дело.
        - Однако обида осталась, - чуть слышно пробормотала я. - Не только королева, но и король. - И уже громче: - Как вы относитесь к его величеству, милорд?
        - Сообразно поступкам. - Блондин оказался кристально честен. - Я понимаю, о чем вы, и не стану скрывать: хотел бы торжества справедливости. Справедливости, а не крови, - подчеркнул он. - Ваша сестра жива, ей не причинят зла, только вот ее дети потеряют права на престол.
        - Почему?
        А я гадала, зачем спектакль! Только обвинять Риоре пока не спешила. Может, мой биологический отец действительно не ангел. В конце концов, послушал же он любовницу, а не советника. Как показало время - зря. Марианн точно не белая и пушистая, а враг моего врага - мой друг.
        - Ее муж - простолюдин, пусть и маг. Я не настолько жесток, - заметил Риоре, провоцируя некую реакцию.
        Конрад тоже пристально наблюдал за моим лицом, заглядывал в глаза.
        - Значит, так. - Я встала и, сцедив зевок в ладонь, расправила юбки. - Говорите всю правду. Про приставания Марианн в курсе, про ее планы - тоже, обо мне, так и быть, потом, а вы, Риоре, колитесь.
        - Что? - не понял лорд.
        Ну да, местным не знаком земной сленг.
        Ожидала представления, молчания, оскорбленной невинности - чего угодно, кроме подтверждения собственных догадок. В последние годы советник часто ссорился с королем по разным вопросам, мешал тратить деньги направо и налево, Марианн стала их последним разногласием. Эдвин велел арестовать Риоре, тот даже пару недель просидел в тюрьме. Потом монарх выпустил пар, отмел как полный вздор самое страшное обвинение, заготовленное людьми канцлера, и отправил былую правую руку в опалу. Однако люди злопамятны, и пусть Риоре этого не говорил, понятно: он жаждал мести, а не только спасения Гаменции. В частности, вернуть оскорбление невесте, которая сняла кольцо в первый же день, задолго до суда.
        - Вот вся правда, миледи.
        Закончив, Риоре подобрался, подготовился к обороне.
        - Благодарю.
        Кивнула и вновь опустилась в кресло, явно обескуражив собеседника. Пришлось пояснить:
        - Теперь вы держите меня за равную, раз не кормите сказками.
        - И что вы намерены делать? - Риоре нервничал, но тщательно это скрывал, не вертел перстень. Выдавали только напряженные мышцы лица. - Выдадите отцу?
        Должна бы, но не хочу. Странно, никогда не сочувствовала злодеям, считала себя законопослушной гражданкой, а тут - на стороне опального советника. Сердцем чувствую: себе на уме. Но верю. Смотрю в лицо и понимаю: не донесу. Возможно, потому, что он единственный, кому я нужна. Сомневаюсь, будто папочка кинется с распростертыми объятиями. Скорее назовет самозванкой и отправит к крысам. Да и Лика… Если она действительно предала…
        - Можно еще один вопрос? - Риоре кивнул. - Понимаю, чувств не было, но как Лика относилась к будущему браку? Просто выполняла волю отца или?..
        - Или. - Лорд не стал вдаваться в подробности. - Хватит о прошлом, куда важнее настоящее. Пока вы столь ревностно копались в моих намерениях, - невольно покраснела, - мне в голову пришла идея. Как ни странно, подарил ее отец. Это единственный способ оказаться на балу, но способ щепетильный, вы вольны отказаться.
        Заинтригованная, навострила уши.
        - Фиктивный брак, - не стал тянуть кота за хвост Риоре. - Меня пропустят в качестве вашего мужа, а былая, пусть и разорванная помолвка с Ликой отметет многие вопросы. Ваша сестра действительно не считала меня такой уж жуткой кандидатурой, - усмехнулся блондин.
        Чтобы принять решение, требовалось выпить. Пожалуй, не один бокал. Выйти замуж. Пусть фиктивно, но все равно!
        - А как тут с разводами? - брякнула я. - Или только смерть разлучит нас?
        - Зачем же смерть? - удивился Риоре. - Развод возможен по обоюдному согласию, воле монарха или суду. Например, если выяснится родство с мужем или порочащие жену факты. Мы составим договор, скрепим его подписями при свидетелях, и, скажем, через год вы станете свободной женщиной.
        Заманчиво, но где же подвох?
        - Мечтаете о короне? - задала вопрос в лоб.
        В свете недавних событий всякое возможно.
        - Нет, - без запинки ответил младший лорд. - Корона мне не нужна, клянусь честью предков.
        И я поверила. Не мог человек с такими глазами (дались они мне!) лгать.
        Конрад делал вид, будто его нет, хотя, помнится, так мечтал женить сына всего пару часов назад. То ли шутил, то ли не думал, что все случится столь быстро.
        - Другие способы?
        Расставаться с холостой жизнью пока не хотелось.
        - Имеются, - кивнул Риоре. Он ничуть не обиделся и явно подготовился, учел возможность отказа. - У меня остались знакомые в высшем свете. Можно попробовать через них, а то и вовсе написать королю покаянное письмо. Немного лжи еще никого не убило. Прошло достаточно времени. Эдвин остыл, может дать шанс загладить вину.
        - Только это унизительно, верно? - подмигнул старый лорд. - Он ведь и тогда ждал извинений, но ты упрям. Именно поэтому король разозлился. Ты не умеешь уступать, сын.
        Опальный советник пропустил замечание мимо ушей. Он о чем-то напряженно размышлял и вновь теребил кольцо.
        Терпеливо ждала, чем все закончится, и продолжала мечтать о подушке. Хорошо Риоре, вернется и завалится спать, а у меня фрейлины, занятия, королева и благотворительность, будь она неладна! Ехать в сиротский приют не хотелось, но отказаться нельзя. Раздам хлеб и сладости, поулыбаюсь и улечу, этакая добрая фея. А воспитанницы выстроятся в ряд и нестройными голосами восславят королевскую семью. Показуха процветала во все времена во всех странах. В итоге, видимо, задремала, потому как очнулась, уткнувшись во что-то мягкое. Последнее, что помню, - спинка кресла в кабинете Конрада, на которую откинулась буквально на минутку, слишком уж долго Риоре думал. И вот кресло отчего-то тряслось, а мои ноги качались. Нехотя разлепила глаза и обнаружила, что нагло обвила руками шею лорда Вариэля-младшего. Старший шагал рядом и посмеивался. Риоре бросал на него убийственные взгляды и угрюмо молчал. Ношу не отпускал, держал надежно, я бы даже сказала, с максимальным для нее - то есть меня - комфортом.
        Покосилась на пол.
        - Простите. Давайте, я дальше сама?
        Вижу, лорду неловко, да и неудобно, стыдно. Может, местные дамы привыкли, чтобы их носили на руках, а мне внове. Опять же захрапела посреди важного совещания - хороша принцесса!
        - Не надо, мне нетрудно, - отверг предложение Риоре и свернул в уходивший под легким уклоном коридор. - Если заснете снова, даже лучше: перемещение порталом не слишком приятно.
        Покорно прикрыла глаза, убаюканная ровной поступью, только не задремала. Как же, портал, а тут - Спящая красавица! Это в книгах фэнтези телепорты не открывает только ленивый, а в Гаменции, если верить опальному советнику, они редкость, чрезвычайно сложное занятие, равно как упомянутый в разговоре шар. Пока настроишь, семь потов сойдет.
        - Янина… - Риоре остановился, пришлось разлепить веки: вдруг что-то важное? - Янина, - повторил он с предельной серьезностью, - я обязан получить ваше согласие.
        - На что?
        Сонливость как рукой сняло. Настороженно уставилась на мрачного лорда, перевела взгляд на его отца. Придворный интриган изображал полное неведение, хотя глаза выдавали: хитрые-хитрые. Складывалось впечатление, будто Конрад всячески скрывает радость от осуществления некоего плана.
        - Похоже, семейство Вариэль станет моим проклятием.
        Поерзала. Риоре правильно понял, отпустил. Оправила юбки и, повернувшись к старому лорду, потребовала:
        - Рассказывайте!
        - Это не идея отца, ваше высочество, - вступился за родителя опальный советник, - хотя он одобрил.
        Формальное обращение лишь подлило масла в огонь моей подозрительности. Какую же гадость они затеяли?
        - Мне потребуется ваше согласие на брак, - продолжил Риоре. - Пока вы спали, мы все обсудили и пришли к выводу, что фиктивность отношений быстро раскроется, придется изображать настоящие.
        Нахмурилась, осмысливая услышанное, а ушлый лорд, не теряя времени даром, извлек из воздуха кольцо. Эффектно!
        Символ замужества заслуживал пристального внимания. Любая девушка обрадовалась бы такому подарку. Не дешевая штамповка. Явно фамильное, кольцо играло в свете шаров, манило блеском камней. Их я насчитала три вида: бриллианты, рубины и нечто незнакомое, кофейное. Все небольшие, но хорошей огранки. Пока я разглядывала украшение, Риоре не двигался и словно терпеливо ждал моего решения. Ладно, поиграю в невесту. Надела.
        - Рад, очень рад, - удовлетворенно кивнул лорд.
        Фыркнула:
        - Полагали, я окажусь капризной девицей?
        - Допускал мысль, - осторожно ответил Риоре.
        Невольно покосилась на его руки: держится ли за перстень?
        - Что-то не так?
        - А?
        Вздрогнув, подняла на него глаза. Лорд, прищурившись, наблюдал за мной; губы сложились в легкую самодовольную улыбку.
        - Вы столько внимания уделили моим рукам… Заверяю, я их тщательно вымыл и вытер после опытов.
        Щекам стало жарко. Неловко, он невесть что подумал! Еще решил, будто влюбилась.
        - Ее высочество разгадала твой секрет, - вступил в разговор Конрад. - Внимательная девушка!
        Покосилась на старого лорда и перевела взгляд на молодого. Ну, условно молодого, хотя для меня мужчина в возрасте до… Впрочем, не важно. Подумаю о возрасте позже, когда, в строгом соответствии с высказываниями из Интернета, устроюсь под пледом в окружении сорока котов.
        Риоре сначала нахмурился, пытаясь понять, о чем речь, затем досадливо скривился и поблагодарил:
        - Спасибо, Янина, я думал, что изжил вредную привычку. Но вернемся к насущным проблемам, - вернулся прежний деловой тон. - Если мы просто так объявим о помолвке, никто не поверит. Нужно продумать легенду. Вам что больше по душе: замужество или намерение в него вступить?
        Ни секунды не колеблясь, выпалила:
        - Намерение!
        Видимо, вышло чересчур эмоционально, раз Риоре прицепился:
        - Вы опасаетесь брака, Янина?
        Никогда не задумывалась на подобные темы. Жизнь текла своим чередом. Я работала, общалась с друзьями и рассталась с парнем вовсе не из-за нежелания последнего подарить кольцо - банально прошла любовь. Мы начали встречаться в институте, тогда нас связывали общие интересы, потом их не осталось. Обычная история.
        - Опасаетесь вы, - напомнила одну из прежних бесед с ценителем алых простыней, - я к нему равнодушна.
        - Не похоже.
        По губам Риоре скользнула гаденькая ухмылочка, которая мне не понравилась. Можно подумать, блондин знал нечто такое, о чем я не догадывалась.
        - Помолвка, - вернула разговор в прежнее русло я. - Не идите по стопам своего отца, который обожает вмешиваться в чужие жизни.
        Конрад недовольно засопел, но промолчал. На правду не обижаются, лорд Вариэль-старший действительно добавил проблем. Судите сами: по его милости я лишилась семьи и дома, неизвестно кто и неизвестно где. Только в Гаменции не останусь, принцесса или нет. Разберусь с королевой, выполню обязательства перед Риоре и потребую вернуть меня обратно.
        - Поздно. - Лорд откровенно издевался, теперь он усмехался открыто. - Именно этим я и занимаюсь многие годы.
        Так и подмывало ответить: «Тут все подобным занимаются», - но не стала.
        Риоре неторопливо окольцевал собственную руку тонкой полоской металла с единственным неприметным камушком. По сравнению с моим символом брака этот казался заморышем.
        - Запомните, поженимся в родовом замке, - менторским тоном начал он. - Вы…
        - …влюблена без памяти, поняла, что была не права, жить не могу без бывшего жениха, - невежливо оборвав собеседника, отбарабанила штампованный пересказ сериалов на брачные темы. - Не беспокойтесь, выкручусь.
        Брови лорда поднялись домиком. Похоже, он сомневался в моей изобретательности. Ну да, откуда мужчине из другого мира знать о содержании дамских журналов? Там публиковали наглядные пособия на тему «любви до гроба». Покопавшись в памяти, наверняка найду подходящее. Каюсь, смотрела вечерами разные мелодрамы, шуршала в обеденный перерыв и «Космо», и «Лизой», даже дешевыми журналами по цене билета на автобус. Скучно жевать просто так, а серьезное мозг не воспринимает. И пригодилось же!
        - С любовью осторожнее, - посоветовал Риоре. - Тео.
        Совсем забыла о юном претенденте на сердце и связи принцессы, но лорд прав: вряд ли чувства Лики остались не замеченными для придворных дам. М-да, проблема! Видимо, придется сначала отделаться от прилипчивого герцогского сынка, а потом уже заводить новые, пусть и фальшивые отношения.
        - Нет. - Лорд категорично отмел идею с возвращением кольца. - Оно должно быть на вас на балу. Обязано, - подчеркнул Риоре, зародив сомнения.
        Уж не очередной ли артефакт красовался на безымянном пальце? К слову, в Гаменции ему не придавали такого значения, как в христианском мире. Обручальное кольцо могли носить на любом пальце.
        Внимательно осмотрела временное приобретение. Никаких инициалов, обычная драгоценность. Совсем не так я представляла кольца, которые дарили на помолвку. У Риоре - и вовсе повседневное. Положим, сильный пол не жаловал блестки, но музейные собрания убедили: ничто яркое дворянам не чуждо. Уж если они обсыпали камнями эфесы шпаг, то и на кабошоны для кольца не поскупились бы.
        Оказалось, мыслила в верном направлении. Риоре пояснил, что настоящее кольцо наденет прилюдно, торжественно, потому как помолвка принцессы - вещь государственная. Нынешнее украшение - залог намерений и одновременно нечто вроде оберега. Лорд опасался королеву и ее тесного общения с теневым миром столицы, поэтому заговорил кольцо. Увы, оно не обращало врагов в пыль, всего лишь подавало сигнал опасности творцу чар самым банальным способом: нагревало ту самую простую полоску металла на руке Риоре.
        - Надеюсь, ты все хорошо продумал, потому как пока я вижу большую проблему. - Владелец замка не одобрял идею сына. - Риоре, ты подвергаешь ее высочество опасности. Фрейлины заметят даже лишнюю шпильку, не говоря о кольце. Янина рискует не дожить до вечера.
        - Я все предусмотрел. - Лорду не понравилось, что его сочли желторотым мальчишкой. - Посмотрите на ободок. Вряд ли у Тео Отти станут выспрашивать, действительно ли он дарил кольцо. А кроме него, никто подлог не раскроет, поэтому никакой опасности.
        Действительно, при ближайшем рассмотрении камни выстраивались в многократно повторявшуюся букву «Т». Опять иллюзия? Риоре в них мастер, вспомнить хотя бы трюк на постоялом дворе.
        - А иллюзия надежная? - ткнула пальцем в кольцо. - При дворе наверняка полно магов.
        - Вы невнимательны, Янина, - пристыдил опальный советник. - Никакой иллюзии. Я долго возился, но сделал. Наш план трещал по швам, пришлось заранее придумать новый. Правда, - короткий взгляд на отца, - тогда я еще не догадывался об истинном происхождении Янины.
        - Почти рассвело.
        Совесть в старом лорде благополучно спала.
        - Так вперед! Исправляй былые ошибки и запомни: не только ее высочеству интересны дела минувших дней. Я не посмотрю на родство.
        Блондин так это произнес, что даже Конрада проняло. Занятно, учитывая прежнее поведение. Выходит, Риоре банально позволял с собой так обращаться.
        Интересно, как выглядит леди Вариэль? Вроде она жива. Во всяком случае, Риоре не обмолвился о ее смерти. Просто хотела выяснить, в кого он пошел. Отец - прохиндей, весельчак, а мать наверняка ледяная статуя.
        Мы спустились в подвал, в зал с низкими полукруглыми сводами. Там уже светились знакомые контуры. По углам расставлены свечи, но не на полу, как у некроманта с севера, а в канделябрах. Одновременно зловеще и торжественно.
        В нерешительности оглянулась на Риоре. Опять раздеваться? Простите, не стану. Одно дело - явиться к бывшему советнику в ночной рубашке, хотя после сегодняшнего не повторю, другое - устроить бесплатное шоу для взрослых.
        Оказалось, местный портал не требовал жертв.
        Риоре взял за руку и ввел внутрь центрального пятиугольника. Подметила: теперь его пальцы не боялись лишний раз коснуться. Наоборот, лорд с удовольствием придержал меня за талию. Его поведение резко поменялось, стало живее после совместных опытов. Риоре словно проснулся.
        Лорд указал, куда поставить ноги, и попросил не двигаться.
        - Если станет страшно, скажите.
        - Страшно, - тут же ляпнула я.
        И не соврала: колени подрагивали. Вот такая трусиха. Вдруг меня расплющит? Вдруг не получится или, того хуже, вновь окажусь в лопухах? Умом понимала: лучше бы Риоре помогать отцу, но слабая женщина внутри самостоятельной бизнес-леди требовала присутствия мужчины.
        Опальный советник покосился на родителя. Тот кивнул - справится. Риоре вздохнул и… обнял. Думала, просто возьмет за руку, начнет увещевать, но он положил обе руки мне на талию и спиной притянул к себе. В нос ударил запах жимолости - простенького одеколона, а то и вовсе мыла, которым пользовался лорд. А еще я поняла, что у него сильные руки и вообще… Словом, мысли уплыли в постороннем направлении.
        - Кольцо не снимайте, при переходе не кричите, - вполголоса наставлял Риоре, пока я пыталась справиться с дыханием. Оно отчего-то замирало, стоило пальцам спутника чуть-чуть сдвинуться. - Лучше прикрыть глаза. Что бы ни случилось, я удержу, Янина, стабилизирую портал. Им можно управлять изнутри. Главное, правильно распределить потоки энергии.
        Он все говорил и говорил, сыпал непонятными терминами, а я думала только о чертовых руках. Теплых, даже обжигающих. В голову лезли дурацкие мысли. Например, скольких женщин Риоре обнимал, укладывал в кровать, отчего отказал королеве. Марианн красива, наверняка отличная любовница. Или дело в средневековом менталитете? Выбирает всегда мужчина, берет и уходит, бросив деву оплакивать грехопадение.
        В итоге едва не проворонила открытие портала. Оно напоминало яркую слепящую вспышку, словно кто-то резко отдернул шторы в абсолютной темноте. Рисунок на полу мигнул, тело повело, и я полетела в пустоту. Только под ногами была твердая опора, а вот уже камни превратились в зыбучие пески. Если бы не Риоре, точно бы все испортила. Лорд железной хваткой удержал на месте и стоически сносил мой крик, переходивший в ультразвук.
        - Ничего, - флегматично заверил он, словно не замечая, что мы со скоростью света летим в бездну, - в первый раз все пугаются. Потом привыкают.
        Портал вывел в покои принцессы. Оставалось только гадать, откуда семейству Вариэль известно местонахождение спальни Лики, если, по словам Риоре, он не состоял с невестой в интимной связи. Сошлась на том, что оба выучили схему дворца назубок, благо провели здесь долгие годы.
        Леонсия дремала в кресле, положив голову на расстеленную кровать. Вспышка портала разбудила ее. Фрейлина заморгала, подслеповато прищурилась и вскочила, присев в реверансе. Двойном, потому как не забыла поприветствовать и Риоре.
        - Милорд?
        Сколько подобострастия в голосе! И столько же удивления. Да, нечасто во дворец самовольно являются опальные сановники.
        Риоре без спроса устроился в кресле. Ничего не оставалось, как забраться на кровать.
        Надо отдать должное фрейлине: она не подала виду, что удивилась моему внешнему виду, только так посмотрела… Словом, честь лорда не пострадала, а моей нанесли весомый урон.
        - Выведешь, - приказал Риоре.
        Леонсия кивнула. Она стояла, теребя кисти пояса длинного халата. Доходя до лодыжек, тот полностью скрывал фигуру. Ночной чепец фрейлина не надела, зато заплела волосы в косу. Видимо, собиралась лечь спать, когда нанесла визит принцессе и обнаружила, что той и след простыл.
        - Следи за королевой, докладывай о каждой мелочи.
        - Конечно, милорд.
        - Соври что-нибудь, ее высочеству нужно выспаться.
        Леонсия, словно робот, повторила очередное «конечно, милорд», а я задумалась о двусмысленности просьбы. Впрочем, моя дурная репутация только на пользу плану. Так быстрее поверят, что Лика простила Риоре и снова собралась за него замуж.
        - Отдыхайте, ваше высочество. Светлых вам снов!
        Лорд поднялся и запечатлел придворный поцелуй на моей руке, то есть облобызал воздух. Потом в сопровождении Леонсии удалился, позволил спокойно раздеться.
        Вопреки ожиданиям усталость взяла свое, мысли уступили потребностям организма, и я благополучно задремала.
        Пробуждение выдалось специфичным. Открыв глаза, обнаружила рядом десяток придворных дам с вышиванием в руках, рассевшихся, словно служители культа вокруг божка. Стоило пошевелиться - они засуетились. Одна позвала горничную, другая взбила подушки, третья придвинула скамеечку, чтобы я могла спуститься с кровати и принять ванну, которую спешно наполняли за ширмой в будуаре. Заниматься водными процедурами при посторонних не хотелось, но среди королевских особ так принято.
        Только-только вылезла из-под одеяла, оправила сорочку, как объявилась еще одна фрейлина и доложила о Брайне Уиллисе. Старший королевский слуга просил его принять. Поколебавшись, согласилась и юркнула обратно в кровать.
        Вот и первая постельная аудиенция.
        Дверь в будуар прикрыли, меня обрядили в пеньюар и чепец с рюшками, который уродовал еще больше, чем ночное одеяние. Средство Риоре сработало: волосы отросли. Во всяком случае, придворные дамы в обморок от прически не падали.
        На пороге возникла горничная, сделала книксен и объявила: «Брайн Уиллис к ее высочеству». Следом появился сам старший слуга. Шатен уверенно направился к изголовью, склонился над рукой и попросил переговорить наедине. Неохотно дала согласие, хотя взгляд серых глаз, острый как бритва, не сулил ничего хорошего.
        Интуиция не подвела.
        Брайн сидел и молчал, только сверлил глазами, а я все больше нервничала. В итоге с оттенком легкой усталости поинтересовалась, что ему угодно, - настоящая принцесса не стала бы терпеливо ждать. Стоп, я и есть настоящая, только без опыта.
        - Простите за дерзость, но вы ведь не Даяна Лика Гаменцианская, - раздался гром пусть не среди ясного, но чуть облачного неба.
        Гордо задрала голову, пряча тревогу. Она хватала за горло, комом стояла в пищеводе. Хорошо, руки под одеялом, а то бы выдали с потрохами.
        - Что вы себе позволяете?!
        Да, вот так, побольше возмущения. Какой-то слуга сморозил глупость.
        - Ваше высочество, я вынужден сообщить: вы вовсе не младшая дочь короля Эдвина Второго, - терпеливо повторил Брайн.
        - И кто же я, по-вашему?
        Вот и накрылась игра. Так и знала, что ничего не выйдет. Риоре, наверное, будет обидно: такой прокол! Теперь точно отрубят голову. И мне за компанию. А ведь еще пытать могут. Ой, мамочки, я не переживу!
        - Ее Королевское Высочество принцесса Кара Янина Гаменцианская, - отчеканил слуга и пристально уставился в лицо.
        Ума не приложу, как выдержала проверку, как смогла рассмеяться.
        - Чушь! Сестра давно мертва, а вы сошли с ума. Уходите и не тратьте мое время, пока не рассердилась.
        Я потянулась к шнуру, чтобы позвать горничную, но шатен непочтительно перехватил руку.
        - Не спешите, ваше высочество. Полагаю, вы захотите сохранить секрет в тайне.
        - Тут нечего хранить, - раздраженно отмахнулась я. - Уйдите и не испытывайте моего терпения.
        Лишь бы у Лики не оказалось родинок и шрамов, иначе помощник новообретенного батюшки получит неоспоримые доказательства.
        - Как пожелаете, - неожиданно легко согласился Брайн и отпустил мою руку. - Но я достаточно долго служу во дворце, ваше высочество, и многое помню.
        Показалось или в воздухе запахло шантажом? Надо рассказать Риоре, пусть решит хотя бы эту проблему, раз с королевой придется разбираться самой.
        - Тогда вам тем более пора отдохнуть.
        Старший слуга молчаливо склонил голову и снова потянулся к руке, теперь чтобы отдать дань условностям.
        Брайн ушел, а осадок остался. Как и страх. Расскажет или нет? И если да, то кому? Словом, день начался нервно, и сиротам перепало меньше фальшивых улыбок, нежели полагалось по протоколу.
        Глава 10
        Руки дрожали, но я упорно выводила строчки на бумаге. Приглашение на бал для Риоре сочиняла лично, благо статус позволял. Толстый лист напоминал картон, только не серый, а желтоватый, с водяными знаками, как положено. Смешно, нормальной канализации нет, а гербовая бумага имеется.
        От усердия прикусила кончик пера.
        Так, без клякс, Таня, тьфу, Яна! Никак не привыкну, что при рождении меня нарекли не в честь пушкинской героини. Зато понятно, отчего тянуло изменить имя. Яна, Татьяна, Янина - по сути, одно и то же, если не придираться. Интересно, случайно ли? И как я попала к родителям, тем, земным? Может, их тщательно выбирали? Не мог ведь Конрад просто кинуть в портал и умыть руки, принцесса все-таки. Или мог? Отец Риоре - тот еще прохиндей, надеюсь, блондин его хорошенько прижал. Во время последней беседы лорд был настроен решительно.
        Не меньше беспокойства доставлял Брайн. Пусть самого страшного не случилось, он не выдал, но все время вертелся рядом. И приглашения, их тут целая пачка, тоже ему отдавать. Чтоб шатена драконы сожрали! Видела я королевских, несмотря на запрет, во дворце держали парочку. Такие проглотят и не подавятся. Один - белоснежный с алым гребнем, другой - черный, с серебристым. Кто на них летал, не знаю, а спрашивать побоялась - и так все время играла с огнем. Вечно думаешь перед тем, как сказать, выбираешь обтекаемые формулировки… Но ведь срабатывало! Пока только Брайн заподозрил подмену, даже Тео заливался сладкоголосой сиреной. Кольцо он заметил, только ленивый остался бы слеп, и отчего-то решил, будто подсуетился канцлер.
        Я пару раз прогулялась с воздыхателем по саду, смеялась над шутками, однако не позволяла оставаться с собой наедине. Тео, разумеется, пытался, едва ли не в любви признавался, я стойко держала оборону. Поцелуй руки, не более. И никаких загородных поездок! Хотя от одной, похоже, не отвертеться. Просто так Амалии не откажешь. Брюнетка тревожила. Пока удавалось проводить с ней минимум времени, однако вечно так продолжаться не может, не станет же Лика бегать от подруги! Значит, на пикник я поеду, а там… Надеюсь, к тому времени Риоре предъявит на меня права, хотя шестое чувство подсказывало: помолвка семейство Отти не остановит, наоборот, подстегнет к решительным действиям.
        А тут еще королева с лживыми улыбками и рассуждениями о долге. Видимо, перестраховывалась на случай, если наемный убийца промахнется, обрабатывала жертву, чтобы та приняла верное решение.
        Интересно, отчего вдруг мертвая принцесса стала выгоднее живой? Объяснение напрашивалось только одно - королевская беременность. Только фрейлины молчали, хотя зачатие наследника - важное событие. То ли я ошиблась, то ли Марианн нагуляла ребенка от нового советника. Поэтому не спешила, дожидалась, пока супруг наведается в спальню. Или таки поняла, что я не Лика, а Янина? Впрочем, какая разница? Не самозванка же, все равно падчерица.
        Словом, странно, но логики пока не улавливала. Вероятно, разгадка таилась в прошлом, в причинах, по которым меня объявили мертвой и спешно отправили в другой мир. Настолько спешно, что даже мать оставалась в неведении.
        Эх, отправить бы самого Конрада Вариэля в местную Тайную канцелярию, но увы!
        Вернулась к реальности и вывела последнюю букву. Вроде ровно. Стараниями учителей писала я сносно, пусть и медленно. Почерком Лики, разумеется, собственного иметь не дозволялось.
        Так, теперь печать.
        Вложила лист с приглашением в конверт, надписала и потянулась за воском. С непривычки едва не обожглась, но каплю не размазала. Оттиск печатки - все как в старинных фильмах.
        Пальцы с непривычки болели. Я и ручкой писала редко, предпочитала клавиатуру, реальную и сенсорную, а тут перо. Помассировала пальцы и проверила, не натерла ли мозоль. Вот она, цивилизация! Мы научились запускать космические корабли, но не способны выписать одно приглашение. Ладно, десять. По традиции Лика звала ряд дальних обедневших родственников и одну бывшую фрейлину, с которой прежде дружила. Придворная дама вышла замуж, родила и схоронилась в глуши, в имении супруга, а ее место заняла Леонсия. Полагаю, стараниями Риоре. Теперь дама вернулась в столицу, нужно пригласить, иначе вызову подозрения.
        Господи, сколько же разных сведений в голове! Тяжело, когда тебе в ускоренном порядке передают чужую память.
        Скоро должна подойти для последней примерки портниха. Порадоваться бы, платье получилось изумительным, вовсе не голубым, как хотелось королеве, а зеленым, только не получалось. Сложно думать о тряпках, когда тебя собираются завтра убить.
        Хоть бы Риоре пропустили! Клянусь изображать влюбленную дурочку, лишь бы не отходил весь вечер. Он не ангел, тот еще романтический герой, но маг. Значит, защитит. Надеюсь.
        Знаю-знаю, приглашения отправляют заранее, а не накануне, но все, кроме бывшего советника, и так в курсе, бумажки - чистая формальность, Риоре же… Банально боялась и тянула до последнего, понимая: по головке не погладят.
        Поколебавшись, спрятала опасный конверт среди обычных приглашений и потянула за шнур. Ну, с богом. Или в кого тут верили? Пока не видела никаких храмов, поэтому затруднялась ответить на данный вопрос.
        Вздохнув, решила прогуляться по саду. Их тут два: парадный, напоминавший парк, с ровными рядами дорожек, и камерный, во внутреннем дворике. Выбрала последний, как раз розы расцвели, полюбуюсь. Я успела освоиться во дворце, поэтому дошла сама. Увязавшуюся следом дежурную фрейлину оставила в опоясывавшей сад открытой галерее - хочу побыть в одиночестве, им принцесс не балуют.
        Шуршал под носками сафьяновых туфелек песок. Придерживая длинный подол, блуждала среди розовых кустов. Их не подстригали, отчего цветы сохранили всю первозданную прелесть. По мне, дикость - насаживать розы на шпалеры, словно бабочек на булавки. Тишина, покой, даже не верится, что всего в паре шагов притаился дворцовый серпентарий.
        Скользнув рукой по абрикосовым лепесткам, свернула за угол и едва не налетела на Тео Отти. От неожиданности вскрикнула и отступила на шаг.
        - О, простите! - бархатный баритон обволакивал. - Я вас не заметил.
        Ну да, конечно. Кто же постарался и донес? И, главное, быстро, оперативно. Хорошо платит герцог!
        - Не знала, что вы любите розы.
        Пора отваживать настойчивого соискателя моей руки, а то тонких намеков он не понимает.
        - Я люблю все, что нравится вашему высочеству.
        Какая грубая лесть! Но Лике нравилось. Какая же дурочка моя сестра! Тео отвратительный актер, а она поверила. Единственное его достоинство - молодость. В остальном… Ну брюнет, ну ямочка на подбородке, от чего голову терять? То ли дело - бывший жених. Пусть не красавец, зато поговорить интересно. Там, в лаборатории, заслушалась и перестала замечать недостатки. Он раскрылся с новой, совершенно неожиданной стороны, увлек и подтвердил мудрость старой пословицы: с лица воду не пить.
        - В таком случае срежьте, пожалуйста, цветок.
        Моя задача - порвать с Тео, а не настроить против себя, поэтому разговаривала дружелюбно, улыбалась. Полагала, брюнет тут же ринется выполнять просьбу. Поначалу он действительно шагнул к розам, но дальше события развивались не по сценарию. Тео привлек меня к себе, крепко обнял и жарко зашептал:
        - За что вы так меня мучаете, Лика? То тепло, то холодность. Я больше не могу, я сойду с ума!
        Видимо, в доказательство помутнения рассудка наследник герцогов Сарусов прильнул к моим губам.
        О, как я сильно ошибалась, полагая, будто у молодого человека мало опыта! Он у него имелся, и весьма обширный, потому как Тео собирался применить самое верное средство, после которого Лика непременно пала бы к его ногам.
        Розовые кусты жутко колючие, когда тебя к ним прижимают, а движения - неловкие, когда пытаешься отбиться от мужчины, путаясь в куче юбок. Да, Тео собирался меня банально изнасиловать, и я точно знала, кто служил семейке Отти - та самая фрейлина, которая старательно изображала глухоту. Сомневаюсь, будто она ничего не слышала.
        Допрыгалась с самостоятельностью! Шла бы вслед за предательницей, видела бы, как она всучила записку или подала какой-нибудь знак слуге или пажу. Да что теперь, поздно пить «Боржоми»! Нужно королевскую честь спасать, а то штаны на Тео плохо держатся.
        Главное правило жертвы - больше шума. Разумеется, если вас не схватил маньяк, тут лучше молчать. Тео к последним не относился, поэтому укусила его за губу и, высвободив рот, завопила. Испуганный горе-насильник отпрянул, словно от прокаженной, спешно подтягивая завязки. Для пущего эффекта влепила ему пощечину и следом - вторую, для симметрии.
        - Чтобы глаза мои больше вас не видели!
        Вот и решилась проблема. Не надо мямлить о несовпадении характеров и прошедшей любви. Заодно скажу, что за Риоре собралась со злости. Женщины частенько творят на эмоциях черт знает что, почему бы не закрутить роман с опасным преступником?
        Сколько бы герцог ни платил фрейлине, она больше не могла оставаться в стороне от событий и застала сбивчивые извинения Тео. Якобы он не понимал, что на него нашло, так хотел внимания любимой, и прочая чушь. Взяла придворную даму в свидетельницы и, пылая праведным гневом, направилась к отцу. Нужно ослабить влияние канцлера. Убью сразу двух зайцев.
        К саду, привлеченные криками, подтягивались любопытствующие. Бряцая оружием, прибежала стража. Указала на бледного Тео, который успел оценить последствия грандиозного провала, и велела вышвырнуть из дворца. Пусть папочка сколько угодно защищает сыночка, без наказания не останется.
        Я подарила богатую пищу для пересудов - Тео чуть ли не волокли, а он бранился, напоминал о происхождении, требовал немедленно отпустить. Кричал не на меня - на стражу. А я стояла и молчала, сурово поджав губы, наслаждалась праведным возмездием. Вот бы еще из столицы выкинули!
        Когда бурные возмущения наследника рода Отти стихли, собралась с духом и побрела к королевскому кабинету. Лучше бы на казнь! Отца боялась жутко, до дрожи в коленях и спазма лицевых мышц. Челюсти свело, поэтому, догадываюсь, выражение лица было зверское.
        Придворные испуганно расступались, шушукались за спиной.
        Чем ближе зловещая дверь, тем больше таяла уверенность в собственных силах. Когда же меня остановил Брайн Уиллис и передал просьбу отца зайти, она и вовсе испарилась. Ничего хорошего от разговора я не ждала, оставалось только гадать, по какой из множества причин разгневался король. Сомневаюсь, будто звал ради отеческой поддержки.
        Миновав приемную для неименитых и тех, кому не посчастливилось договориться об аудиенции, а посему приходилось толкаться в общей очереди, вслед за старшим слугой ступила в комнату ожидания для посетителей рангом выше. Тут уже стояли кресла, имелось подобие дивана. Жесткого, как почти вся местная мебель.
        Черная спина маячила перед глазами. Мелькнула трусливая мысль сбежать, но я ее отмела. Неприятности нужно встречать лицом, а не пятой точкой.
        Дверь в кабинет пряталась за темно-красной портьерой. Брайн откинул ее и постучался. По ту сторону недовольно ответили, и слуга доложил о моем приходе. Чуда не произошло, блудную дочь пригласили в пыточную.
        Ну, пожелайте удачи, боги и демоны Вселенной!
        Интерьер полностью соответствовал облику владельца: много дерева, все на века и никаких милых безделушек, не считая картин на стенах. С них сурово смотрели некие люди, полагаю, родственники. Не обошлось и без самого Эдвина Второго, запечатленного художником по пояс. Картинный монарх опирался одной рукой на каменный шар, другой сжимал меч. Живой король буравил взглядом из-под кустистых бровей в кресле аккурат под двойником. Учитывая, что и на портрете отец не выглядел милым, психологическое давление парочка оказывала мощное. Видимо, на то и рассчитывали.
        Мялась на пороге, гадая, можно ли сесть или лучше постоять. В голову лезли всякие мысли, одна мрачнее другой. Вот ведь судьба, а! Спасти, чтобы засунуть в клетку со львом. Пусть он биологический отец, но совершенно чужой, внушающий страх.
        А вдруг Эдвин - маг? Логично, иначе как бы он удержался на троне? Тогда дела совсем плохи, загипнотизирует и выяснит всю правду. «И отправит в Сибирь», - брякнул внутренний голос, шутник хренов.
        Словом, ладони вспотели, а праведный гнев на Тео поостыл.
        - Звали, милорд?
        Именно так детям полагалось обращаться к венценосным родителям.
        Книксен делать не стала, потому как взрослая, старше четырнадцати лет, а вот легкий поклон обязателен. Правила вдолбили учителя в доме Риоре, а маг успешно закрепил заклинанием.
        - Садись! - разрешил король.
        Лицо его не просветлело, морщины не разгладились, из чего сделала вывод, что тревожила монарха именно моя особа.
        Шурша юбками, подошла к столу и опустилась в кресло, терпеливо дожидаясь, пока король заговорит вновь. Еще одно правило - молчать, пока не спросили.
        - Мне принесли занятную вещь, - Эдвин продолжал буравить меня взглядом, - и я хотел бы выслушать объяснения.
        Гадать какую, пришлось недолго - на стол легло выписанное Риоре приглашение. Ах ты зараза, Брайн! Разглядел-таки! Но сама дура, могла догадаться: старший слуга с пристрастием досмотрит корреспонденцию и мигом доложит королю.
        - Объяснения? - Старалась сохранить хорошую мину при плохой игре, заодно лихорадочно придумывала ответ. - Я не понимаю, милорд. Это обычное приглашение, я подписала сегодня десяток.
        - Лика! - чуть повысил голос Эдвин. - Ты все прекрасно понимаешь, не разыгрывай дурочку. Что у тебя с лордом Риоре Вариэлем?
        Вопрос повис в воздухе дамокловым мечом.
        Нервно сглотнула, гадая, насколько осведомлен король. Во дворце полно шпионов, кто-то пронюхал о моих ночных отлучках или перекупил Леонсию. Ладно, спокойно, между государственной изменой и прелюбодеянием выбирают последнее.
        - Пока ничего, - нагнала тумана.
        - Пока? - нахмурился отец и приподнялся. Жилистые руки уперлись в стол и заметно напряглись. Такие быка ударом свалят. - Поясни!
        - Мы были помолвлены.
        Чистая правда, между прочим.
        - Вот именно, были. Хватит лжи, Лика, иначе я прикажу доставить его во дворец и выясню сам.
        Ой, не надо!
        Испугалась за Риоре, представив его под конвоем. Может, бывший советник еще тот гад, но нужен мне живым и невредимым. Не только ради шкурного интереса, заметьте, успела привязаться.
        Пожевала губы, взвешивая плюсы и минусы оглашения помолки до бала, но король настаивал, нужно что-то ответить.
        - Я считаю, его напрасно удалили от двора. При всем моем уважении, лорд Лонли больше озабочен красотой ногтей, чем благом государства.
        Добавить бы про Марианн, но женские журналы вбили азбучную истину: о чужой измене лучше молчать, если не хочешь оказаться крайним.
        - Занятно! - Эдвин сел. Костяшки пальцев постукивали по столу, медленно, ритмично и пугающе. Король не нервничал, он обдумывал решение. - Прежде ты не интересовалась политикой и не питала любви к графу Ланскету. Так, девичий интерес, не более. Я счел целесообразным использовать его, соединив узами брака, и только. Напоминаю: лорд Вариэль преступник.
        - Вовсе нет! - с жаром выпалила я, позабыв об осторожности. - Вы сами знаете, милорд, но не желаете признавать ошибки.
        - Вы любовники?
        Отец умел задавать правильные вопросы.
        - Нет.
        - Тогда не понимаю… - Эдвин задумчиво почесал подбородок. - Шантаж?
        - Тоже нет. Просто исправляю ошибки прошлого, - положила конец догадкам я. - Согласитесь, логично пригласить графа от моего имени, ведь именно по моей вине от него отвернулись.
        - Риоре Вариэль пожинает плоды своего характера, - буркнул король, скорее обращаясь к себе, нежели ко мне. - Хорошо, пусть приезжает. Вы ведь общаетесь?
        Подобного вопроса я не ожидала, и он застал врасплох. Однако выдержка не подвела:
        - Граф написал мне пару писем, давно уже. Просто миледи матушка заговорила о браке, вспомнилась та нехорошая история. Лорд Вариэль достаточно наказан. Полагаю, он давно осознал ошибки.
        Эдвин неопределенно развел руками.
        Уф-ф, пронесло, гроза миновала. Ставим галочку: король вспыльчив, но отходчив. Пора поговорить о Тео.
        - Милорд, я собиралась к вам по важному делу, когда господин Уиллис передал ваше пожелание. - Придала лицу недовольное выражение и воскресила в памяти грязную сцену в саду. - Полагаю, герцогу Сарусу тоже не мешало бы послушать, речь о его сыне.
        - Что натворил юный маркиз? - В короле проснулось любопытство. - Я полагал, дело к свадьбе.
        Так он одобряет этот союз? Плохо! Надеюсь, Риоре сумеет вернуть былое расположение монарха, иначе шансы породниться с герцогом равны ста процентам. Может, я выросла в мире равноправия, но книжки читала, а в них принцессы правом голоса в брачных вопросах не обладали. Наложит отец вето на помолвку - и все. Дочка - предмет государственной важности, правильных внуков должна родить.
        - Покушался на мою честь.
        - Что?!
        Казалось, портреты на стенах дрогнули - так бурно Эдвин выразил свое негодование. Я тоже вжала голову в плечи, сожалея, что не подготовила родителя к такому известию. Кто же знал! Сочувствую советнику Эдвина. Работать с королем тяжело, и примерно представляю, как Риоре договорился до измены. Два петуха… Ну да, кхм.
        Не в силах сидеть, отец встал. Раз - и кулак со всего размаху впечатался в стол. Похоже, с Тео покончено, хорошо, если жив останется. А я получу «кровника» в лице канцлера. Хотя одним больше, одним меньше… Завтра все равно убить собирались.
        - Это правда, Лика?
        Вопреки ожиданиям, Эдвин не вопил, но холодная ярость пугала еще больше.
        Кивнула и кратко поведала об инициативе маркиза. Не забыла и леди Гарсию, столь старательно изображавшую дерево.
        Реакция короля оказалась закономерной: вызвать парочку на ковер, ну и герцога заодно. Отец заверил, что виновные понесут суровое наказание. Риоре как-то забылся, и я под шумок забрала приглашение, чтобы отослать с нарочным.
        Первой в кабинет втолкнули леди Гарсию. Бедняжка дрожала, сто раз успев пожалеть о любви к деньгам. Она с порога начала лепетать о невиновности и взывать к милосердию. Смотрела отчего-то на меня, из чего сделала вывод: рыльце у фрейлины в пушку, а главные грешки еще не выплыли. И гадила она исключительно Лике. Полагаю, по наущению канцлера. Я, разумеется, мольбы игнорировала. Держать такую при себе - все равно что подставить спину под нож. Отец разделял мои убеждения и мигом лишил леди места при дворе, заодно отправив на природу без права посещения столицы. Сделал это эмоционально, пригрозив низвести до мещанки, если доблестная фрейлина окажется соучастницей, а не мимолетной помощницей. Тут лицо бывшей придворной дамы позеленело. Видимо, недолго ей быть леди.
        Женщину увели, и в кабинет безо всякого почтения приволокли Тео. Показалось или стражник даже ускорение придал? Вот она, цена королевской немилости! Маркиз - а с тобой как с простолюдином. Разумеется, герцогский сын молчать не стал, эмоционально высказался насчет грубого обращения. Эдвин и бровью не повел. Думала, начнет орать, а он - сама холодность и вежливость: подойдите, как здоровье, не насиловали ли дочку в саду? И все с таким выражением лица, что впору гроб заказывать. Тео мысленно и заказал. Сначала пробовал все отрицать, потом сник, покаялся. И заработал оплеуху. Предположения о силе рук короля оправдались: молодого человека он уложил. А ведь отец в летах.
        О приходе канцлера возвестили, когда выдержка короля таки лопнула, и он в красках обрисовал сомнительные жизненные перспективы незадачливого насильника. Они вышли как у гадалок: дальняя дорога и казенный дом. Неизвестно что еще присовокупил бы разгневанный отец, если бы не дрогнула портьера, явив Лоона Отти. Он держался с поистине королевским достоинством, а его выдержке позавидовали бы камни. Разумеется, внимание монарха тут же переключилось на канцлера. Эдвин орал, грозил отправить Лоона в отставку с вещами. Герцог терпеливо слушал, не предпринимая попыток оправдаться. Стоял ровно, смирно, но раболепия не выказывал. Лицо оставалось бесстрастным, как у перекачанных ботоксом моделей. Может, в глубине души канцлер и вовсе считал Эдвина идиотом? Нормальная рабочая версия, учитывая матримониальные планы семейства Отти и разговор со мной. Герцог жаждал забраться на самый верх, на этой почве прекрасно спелся бы с Марианн и избавился от монарха, стоило мне сказать «да» перед алтарем. Хоть бы перегрызлись между собой!
        - Ваше величество, - заговорил Лоон, когда король, порывисто взмахнув рукой, вернулся за стол, - позвольте мне поговорить с сыном. Я сомневаюсь, будто Тео мог проявить подобное неуважение к ее высочеству. Скорее речь о неосторожном порыве. Влюбленные молодые люди частенько совершают необдуманные поступки.
        - То есть вы сомневаетесь в правдивости моих слов? - не могла молчать, когда герцог пытался перевернуть все с ног на голову. - Полагаете, будто я не могу отличить юношескую шалость от злого умысла?
        - Отнюдь, ваше высочество. - За приторным тоном скрывались большие проблемы. - Вы всего лишь немного преувеличиваете факты. Тео вас обнял, поцеловал, может, прижал чуть теснее, нежели допустимо. Простите сына, ему тяжело. Вы играете им. То приближаете, то отталкиваете, вот мальчик и не выдержал.
        Хорош мальчик! Хотя, если верить известной шутке, детство мужчины заканчивается в сорок лет. Тогда Тео действительно ребенок.
        - То есть вы оправдываете сына?
        Внутри медленно, но верно закипала злость.
        Король молчит, слушает, а канцлер умело перетасовывает факты, делает меня виноватой. Так и до брака договорится!
        - Нет, и я примерно его накажу, - заверил герцог.
        Не сомневаюсь, он злился на сына, но совсем по другой причине: не сумел довести начатое до конца.
        - Примите мои искренние извинения. - Лоон знаками приказал Тео убираться и на миг показал истинное лицо: искривленные досадой и раздражением губы, перекошенный рот, заострившие скулы. - Подобного больше не повторится.
        Канцлер почтительно склонился над моей рукой и рассыпался в очередных извинениях, перемежавшихся оправданиями «глупого мальчика». Король на них купился, раз передумал линчевать Тео. Обидно, но герцогу он верил больше собственной дочери. Лика ведь кто? Капризная девочка, которая сто раз на дню меняет показания. Так выходило со слов Лоона, такой обрисовал сестру Риоре, да и придворные дамы госпожу не жаловали. Свидетелей, как Тео снял штаны, нет, разве только леди Гарсия, но она промолчит. Мое слово против слова герцога. Несложно догадаться, чье перевесит.
        Неприятной неожиданностью стало желание несостоявшегося свекра пообщаться тет-а-тет. Формально, чтобы окончательно сгладить инцидент, по факту… Ладно, не похитит же он меня на глазах у стражи среди бела дня!
        Отец выслал из кабинета - мужчины собирались поговорить наедине. Я обещала дождаться канцлера в Цветочной гостиной и занялась приглашением. Присутствие Риоре во дворце стало жизненно необходимым.
        Герцог не заставил себя ждать. Не зря занимает столь высокий пост, раз так быстро разобрался с его величеством в столь щекотливом вопросе. Я едва успела присесть в резное кресло, как он показался в дверном проеме. От былого ледяного спокойствия не осталось и следа. Лоон не собирался скрывать отношение к моему поступку.
        Привычных слов приветствия не последовало, очередных извинений - тоже. Канцлер грубо ухватил меня за плечо, заставляя подняться, и прошипел:
        - Вы, кажется, не поняли, ваше высочество. Я могу заставить, но пока не хочу, надеюсь на добровольное согласие. На балу вы назовете имя Тео, представите сегодняшний инцидент ссорой влюбленных.
        - Хорош инцидент! - прошипела сквозь зубы.
        - Именно инцидент. - Пальцы Лоона сжались сильнее, будто когти хищной птицы, впились в плоть. - Изнасиловать женщину несложно, а на вас даже синяков нет.
        Как откровенно и как страшно! На мгновение показалось: отец завершит начатое сыном. Мысленно оценила свои шансы и поняла, что придется получать удовольствие, герцог сильнее. Только он аристократ, разве они так поступают? Как же куртуазность, высокие идеалы?
        - Отпустите! - дернулась, пытаясь высвободиться. - Мне больно!
        - С капризными девицами только так и разговаривают.
        Лоон и не думал разжимать пальцы. Наоборот, потянул, словно собачонку, к окну, за портьеру. Кричать бесполезно - зажмет рот, а то и вовсе ударит. Маска слетела, герцог показал себя во всей красе.
        - Ты выйдешь за Тео, расфуфыренная кукла. - Канцлер говорил тихо, но крайне доходчиво. Руки мечника делали его аргументы особенно весомыми. - Не посмеешь пустить прахом мои труды. Думай о стране, идиотка. Королевы из тебя не выйдет, король стар и вряд ли обзаведется наследником. Подумаешь, ноги ей раздвинуть хотели! Не обеднела бы!
        Вот так, безо всяких сантиментов и почтения.
        - Вы забываете, с кем говорите!
        Какая женщина стерпела бы подобное хамство? Вот и я не смогла.
        - Вы о титуле? - фыркнул герцог, но отпустил. С облегчением помассировала руку и отодвинулась, насколько позволяли обстоятельства. - Вам повезло родиться в нужной семье, и только. А так - обычная женщина, единственное предназначение которой - молчать и рожать детей. И, милейшая принцесса, - Лоон понизил голос, отчего его слова стали весомее, - я не шучу и действительно найду средство подчинить вас моей воле.
        Нет, определенно хочу обратно! Средневековье оказалось не таким прекрасным, каким рисовали его авторы со страниц книг. Никто не падал ниц, мужики штабелями не валялись, наоборот, подкладывали тебя под любого ради выгоды.
        - Надеюсь, вы сделаете правильные выводы, - расплылся в хищной улыбке Лоон и церемонно облобызал ладонь, словно пару минут назад не ломал кости. - Еще раз примите мои извинения.
        Что-что, а выводы я точно сделала. Только совсем другие.
        Глава 11
        Ворочалась, не в силах уснуть. И перина мягкая, и подушки высокие, и кровать огромная. Вот зачем такая одной принцессе? Не шел из головы разговор с герцогом, его бешенство и угрозы. Тут еще бал, королева, наемный убийца, который то ли существует, то ли нет, - есть от чего сойти с ума. Разумеется, перед сном меня напоили теплым молоком с медом, только оно не помогло. Здесь бы принять лекарство, но справлюсь как-нибудь. Зачем лишние вопросы?
        За окном глаз выколи, глухая ночь, дежурная фрейлина десятый сон видит, а я считаю овец и думаю. Поле для деятельности обширное, куда ни копни, одни тайны. И первая - я сама, принцесса, от которой избавились. Спасали от некой опасности или скрывали позор? Брайна не спросишь, а Конрад далеко.
        И канцлер. Он аж в лице переменился, позеленел, когда втолковывал незавидное будущее. Что-то тут нечисто! Зачем такая спешка с помолвкой?
        Поворочавшись еще немного, пришла к выводу, что убить собирались вовсе не меня, а короля, и провернуть такое могла только сладкая парочка из Марианн и Лоона. Сомневаюсь, будто ими двигали романтические мотивы. Герцог женат и не похож на легкомысленного юнца. В отличие от Эдвина он не прельстится хорошеньким личиком. Королева и вовсе не из тех, кто умеет любить. Для секса у нее лорд-советник, а в сердце - власть и денежки, вряд ли она ими поделится.
        Рассуждаем дальше. После смерти короля страна перейдет в руки жены или дочери. Тут-то и понадобится Тео. Быстро женится, выждав положенный траур, и примерит корону. Женщине никто править не даст, в любой средневековой стране слабому полу отводилось подчиненное положение.
        Положим, с семейством Отти понятно, а Марианн какая выгода? Вот если бы она сама замуж вышла… Хотя нет, сменила бы шило на мыло. Другое дело, если старый муж стал опасен, тогда и не такое ради избавителя сделаешь. Или она банально ради денег? Их канцлер предложит в избытке без супового набора в виде руки и сердца.
        Отчего-то казалось, во дворце после бала должны найти еще два трупа. Имена напрашивались сами собой: Брайн Уиллис, человек, который слишком много знал, и Сириус Лонли. Последний тоже хранил немало секретов, а теперь вдобавок посматривал на других женщин. Но, может, это всего лишь фантазии? Чего только не придумаешь после полуночи!
        Бессонницу обычно ругают, но она сослужила мне добрую службу. А еще я поблагодарила плотные занавеси балдахина.
        Тень заметила совершенно случайно. Наверное, не обострись органы чувств от долгого бедствования, не различила бы легкий скрип половиц. Сначала подумала на соглядатая королевы, очередную придворную даму, но потом насторожилась. Фрейлины не замирают зловещим силуэтом с поднятой рукой, они сразу откидывают полог. Словом, на всякий случай переползла на другой край постели. Как выяснилось, не напрасно.
        Неизвестный или неизвестная действовал молниеносно, даже завизжать не успела. Раз - и подушку вспорол нож. И не просто вспорол, а в том самом месте, где пару минут назад лежала я. Плохо соображая от страха, путаясь в ночной рубашке и чертовом одеяле, рванула прочь. Убийца действовал на опережение, нанес еще один удар, тут-то и пригодился полог. Ткань с успехом заменила примитивный щит, оружие в нем застряло, подарив пару минут форы.
        Паника парализовала горло. Кричала, но лишь беззвучно открывала рот. Хорошо, ноги слушались, а то бы бесславно погибла.
        Разумеется, первой мыслью стало спрятаться под кроватью, но хватило ума ее отбросить. Только маленькие дети верят, будто там безопасно. В итоге кинулась к гардеробной. Там две двери. Запру одну и попробую выбраться через вторую. Если не выйдет… Пусть поищет в ворохе шмоток. Может, к тому времени таки примчится стража.
        Отвратительно тут с безопасностью! Не покои принцессы, а проходной двор. То Риоре спокойно порталом шастает, то магия кольца-артефакта не блокируется. К слову, где хваленый лорд? Кто-то врал на голубом глазу, будто почувствует, если мне грозит опасность. Если попытка убийства ею не считается, тогда не знаю. Кольцо я не снимала, обязано сработать.
        Тяжело дыша, захлопнула дверь гардеробной перед носом незнакомца в маске. Он, в лучших традициях жанра, даже волосы под повязку спрятал, будто в темноте напуганная жертва могла запомнить, блондин он или брюнет.
        Нож со всего размаха вошел в древесину. Мамочки, насквозь! В следующий миг пострадавшую дверь рванули на себя. Я, естественно, потянула ее обратно, мысленно попрощавшись с жизнью. Хрупкая женщина против тренированного мужчины - понятно, кто выиграет в перетягивании импровизированного каната.
        Ужас липким потом стек по позвоночнику, когда разделявшая нас преграда ожидаемо поддалась, и я увидела свою смерть. Никакого сочувствия, жесткий взгляд и острый длинный нож. Не под машиной, так иначе. Мироздание собиралось выровнять баланс живых и мертвых.
        Однако мировому континууму пришлось смириться с неправильной попаданкой. Смерть прошла мимо, лишь обожгла ледяным дыханием.
        Убийца занес руку, но ударить не успел: с хрипом сполз на пол и затих. Никаких стонов, конвульсий, как в боевиках. Герой быстро нашелся - в нескольких шагах от тела стоял Риоре, его я узнала бы даже в кромешной тьме. Взвизгнув, бросилась опальному советнику на шею и, поправ все нормы этикета, повисла на ней.
        Меня била крупная дрожь, ноги подкашивались. Если бы не лорд, грохнулась бы на пол. Так много хотелось сказать, спросить, только вместо этого плакала.
        Руки крепко оплели чужую шею, лицо уткнулось в обнаженную грудь - Риоре в спешке не застегнул рубашку. Верх неприличия с обеих сторон, только плевать! Лорда мое поведение не возмущало, он не стал отчитывать и напоминать о потраченных на обучение принцессы-дикарки деньгах.
        Некоторое время мы не двигались. Я беззвучно плакала, Риоре - обнимал. Руки блондина дарили уверенность в том, что ничего страшного больше не произойдет, кокон объятий казался оплотом надежности.
        Сердце Риоре билось часто, но постепенно успокаивалось. Выходит, спешил. Догадываюсь, откуда: на коже не успели высохнуть капельки воды. Надеюсь, он хотя бы был без женщины, а то неловко. В глубине души хотелось, чтобы он принимал ванну в одиночестве, с бокалом вина, как истинный аристократ. Отчего-то мысль о соблазнительной красотке на алых простынях вызывала глухое недовольство.
        Первым опомнился Риоре. Мягко отстранив, довел до кровати и усадил.
        - С вами все в порядке?
        Он присел рядом на корточки, чем несколько смутил. На мне только ночная рубашка. Пусть длинная, но подол задрался, и я боялась показать больше положенного, а снизу его рассмотреть легче.
        - Да. Кажется, - неуверенно ответила я и постаралась незаметно оправить одежду.
        - Точно?
        Риоре сомневался.
        - Абсолютно. Он всего лишь напугал.
        Лорд с облегчением выдохнул и встал:
        - Могу я присесть рядом?
        Глупый вопрос! Не отказалась бы и от теплой руки на талии, но хорошее быстро заканчивается.
        Устроившись по соседству, блондин бросил рассеянный взгляд на испорченную перину и почесал подбородок.
        - Вот что значит непродуманный план! Никогда не действуйте экспромтом, Янина, все прорабатывайте до мелочей. Я поспешил, занервничал - вот результат.
        - Но я жива, - слабо улыбнувшись, попыталась утешить лорда я.
        Догадываюсь, ему горько признавать собственные промахи. Такие люди думают на три хода вперед, и тут вдруг - конфуз.
        Риоре хмыкнул и промолчал. Он сидел близко от меня, при желании могла взять за руку, однако наши тела и одежда не соприкасались.
        Покосилась на дверь в комнату дежурной фрейлины.
        - Они не услышат? Что будет, если они застанут вас здесь?
        - Ничего хорошего, - спокойно, словно речь шла о приглашении на обед, ответил спаситель. - У Эдвина, вашего отца, крутой нрав. Голову отрубит.
        Охнула, зажав рот ладонью. Поздно спохватилась, но прежде все помыслы занимал страх за собственную жизнь.
        - Но мы же… Мы ничем таким не занимаемся.
        - Значит, собирались, когда спугнули. К сожалению, мужчина, застигнутый ночью в вашей спальне, непременно становится любовником. Честь принцессы дорого стоит, лучше перестраховаться.
        Да уж, дорого! По мнению герцога, сущие пустяки. Отец тоже побушевал, но утих. Тео отделался малой кровью.
        - А как вы вообще сюда попали? Разве у дворца нет магической защиты?
        Голова начала работать, рождая правильные вопросы.
        - Есть, - обескуражил Риоре, - только вспомните, чей я сын.
        Ну да, придворного мага.
        Чтобы подкрепить догадки, полюбопытствовала:
        - Чары лорд Вариэль-старший ставил?
        - Подновлял. - По губам Риоре гуляла легкая игривая улыбка. - А я служил советником, в какой-то мере тоже отвечал за безопасность. Само собой, мы с отцом общались на тему дворцовой магии. Кроме того, - лорд внезапно помрачнел, - это спальня Лики.
        - И она дала некое разрешение, согласие на визиты? - легко продолжила мысль.
        Ответа не последовало, но иногда молчание красноречивее слов.
        - Вы с ней?..
        Вот зачем спрашиваю? Бестактно. Накричит, и правильно сделает. Только сердце болезненно сжалось, замерло в ожидании правды.
        - Нет.
        Словно камень с души!
        Глупо? Еще как! Радоваться, что незнакомый мужчина не спал с твоей сестрой, которую ты видела ровно две минуты через щелку. Не важно, в каких они отношениях, пусть бы Риоре трижды солгал, это их личное дело. В конце концов, Лике тоже голова дана, должна соображать, кого можно бросать, а с кем лучше тайных любовников заводить, если очень хочется. Моя хата с краю.
        - Янина, - проскользнувшая в голосе насмешливость и вкрадчивый тон заставили напрячься, - почему вас так волнует моя персона?
        - Вовсе она меня не волнует! - выпалила прежде, чем подумала. - Глупости!
        - А все же? - не унимался мучитель. - Интерес к отношениям с Ликой слишком открытый, вы явно не желаете их наличия.
        Влипла! Ну не выйдет из меня принцессы, не умею прятать эмоции. Пришлось выкручиваться.
        - Естественно! Я играю ее роль и должна знать обо всех нюансах. Согласитесь, бывший любовник и бывший жених - абсолютно разные вещи.
        Опальный советник хмыкнул, но, кажется, удовлетворился объяснениями.
        Чтобы скрыть смущение, снова уставилась на дверь. Вернулось прежнее беспокойство. Ну как ослепит свет и в спальню ворвется целый боевой отряд? Пусть я не кричала, а Риоре проделал все быстро, бесшумно убегать от убийцы и воевать с ним за дверь крайне проблематично.
        Перехватив мой взгляд, лорд заверил:
        - Если до сих пор не примчались, то либо спят, либо мертвы. Ставлю на первое: Марианн не идиотка, чтобы устроить резню.
        Уф-ф, не рассердился, успокоился. Вот дались тебе постельная тема в целом и Риоре Вариэль в частности! У тебя иные задачи. Никаких магов, никаких влюбленностей, даже секса. Сыграла Лику, выяснила тайну рождения - и обратно в Петербург. Китайцы наверняка шефа вокруг пальца обвели. Они ушлые, а у нас никто толком языка Поднебесной не знает. Словом, как бы не прогорела фирма, а я не осталась без работы.
        - А если это не королева?
        Поделилась с Риоре своими соображениями и поведала о событиях прошлого дня. Лорд выслушал внимательно, не перебивая, и предложил закончить беседу в его кабинете.
        - Только пеньюар прихватите, тот самый, неприличный. Хочу взглянуть, - ехидно улыбнулся он.
        Вспыхнула и в духе дешевых мелодрам выдала возмущенное:
        - Милорд!
        - Нужно ведь хоть как-то наградить героя, - продолжал издеваться спаситель. - Да и женщине не положено повторяться в нарядах. Вашу сорочку я успел хорошо рассмотреть, сегодня полюбуюсь пеньюаром.
        - Вы его уже видели, - напомнила я о прежних визитах в спальню принцессы и встала.
        И вроде все хорошо, только вот труп… Так вышло, что все это время я сидела спиной к гардеробной. Теперь повернулась и поняла: самая главная проблема осталась.
        К горлу подступила легкая тошнота. Прикрыв рот ладонью, отвернулась и, не удержав равновесия, позорно плюхнулась обратно на перину.
        - Сейчас уберу, - мгновенно отреагировал Риоре. - Не место ему здесь, а то шум подымут.
        Интересно, как он собрался избавиться от тела? Под кроватью спрятать? Сжечь магическим огнем? Все оказалось банальнее: лорд затолкал незадачливого наемника в гардеробную. Не сразу. Сначала снял с покойника маску и, присев на корточки, долго и пристально разглядывал при тусклом свете самодельного шара.
        - Тот самый наемник? - дрожащим голосом поинтересовалась я.
        Подойти не решилась, трусливо жалась к подушкам. Мне простительно, прежде не доводилось иметь дело с трупами. Опять же стресс.
        - Нет, - раздраженно буркнул Риоре и, ухватив убийцу за лодыжки, поволок в гардеробную.
        Похоже, личность мужчины его изрядно расстроила. Блондин рассчитывал увидеть того, к кому обратилась королева, иначе зачем злиться? Хотя на месте аристократа я бы рук не марала. Не подставляла шею под топор или удавку, не в курсе, что там полагается.
        Лорд пристроил труп между платьев, о чем мимоходом сообщил.
        - Но ведь служанки его найдут, - забеспокоилась я.
        - Совершенно верно, - невозмутимо кивнул Риоре и, фыркнув, полюбопытствовал: - Вы его с собой забрать предлагаете?
        Бывшему советнику не удалось меня смутить.
        - Да. Все лучше, чем объяснять, кто наведался ко мне в спальню. Простите, никто не поверит, будто у убийцы случился сердечный приступ, он в конвульсиях выломал дверь и благополучно скончался среди платьев. Вероятно, не вынес их количества, - тихо прыснула в кулак.
        Верно говорят: смех - лучшее средство от стресса. Вот и мне сразу стало легче.
        Лорд шутку не оценил, но я и не рассчитывала. Он не знаком с нашими мужчинами, которых пытают необъятными торговыми центрами и вечным «нечего надеть».
        - И что вы предлагаете?
        Риоре сосредоточенно почесал переносицу.
        Хороший вопрос!
        - Уж явно не оставлять его здесь. Либо сразу делайте предложение опороченной деве, желательно до того, как король успеет рассвирепеть, - пошутила я. - У него это быстро, до трех не досчитаете.
        - Отчего Эдвин должен подумать на меня? - насупился лорд. - Магов хватает.
        - Потому, что я о вас рассказала.
        В спальне повисло молчание, после чего блондин совершенно спокойно поинтересовался:
        - Так труп забирать?
        Кивнула.
        Право слово, неужели не понятно, что нам совершенно невыгоден покойник? Планы полетят к чертям, во дворец Риоре точно не попадет. Оказалось, бывший советник прекрасно это понимал, поэтому согласился. Правда, посетовал на сложность затеи:
        - Я не большой мастер порталов, они по части отца. Артефакты - да, а пространственный континуум требует обширных знаний.
        Континуум… Повеяло безумным Доком и Марти, но вряд ли кто-то в Гаменции смотрел Земекиса. Выходит, термины во всех мирах одинаковы.
        Дальше мы разделили обязанности: я стояла на шухере, Риоре возился с порталом. Отсутствие нового придворного мага сыграло нам на руку, чары отца лорд мог разобрать по штрихам. Напрасно он наговаривал на себя: портал открылся, и тело убийцы благополучно полетело в неизвестном направлении.
        Иллюзия скрыла следы борьбы, теперь кровать казалась нетронутой. С дверью пришлось повозиться, но Риоре и тут показал себя с лучшей стороны, не погнушался физической работы.
        После пришла наша очередь перемещаться в пространстве.
        Не дожидаясь предложения, сама обняла лорда и не только от страха - очень хотелось вновь прикоснуться, нащупать родинку на спине, которую случайно обнаружила пару минут назад, ну и остальное. Никогда не понимала любви к полуобнаженным мужским телам на фотографиях, а тут прямо маниакальное желание залезть мужчине под рубашку, и не просто, а погладить, оценить мышцы. С первым повременила, зато второе осторожно осуществила. Интересно, какие они, аристократы. Оказалось, ничего, хотя без перекатывающихся бицепсов и трицепсов. Пресс ощупать не решилась, иначе Риоре воспримет как домогательства. Он и так хмыкал, но замечания оставил при себе. Кажется, мое внимание польстило мужскому самолюбию.
        Опомнившись, вернула руки в исходное положение.
        Так, спокойно! С чего вдруг меня потянуло к Риоре? В физическом плане, потому как в душевном вредный маг уже преуспел. Как - тоже загадка. Высокомерный интриган - и вдруг свет в окошке. Но с правдой не поспоришь, в Гаменции я доверяла только ему, в минуту опасности тоже мысленно звала Риоре Вариэля. А еще он симпатичный, когда не кривит губы и не унижает, и умный, и… Стоп, пора брать себя в руки. Вспомни ваше знакомство, кто он и чего от тебя хочет. Никаких романов, никаких магов!
        Вроде отпустило, но тревожный звоночек прозвучал. Если я начала интересоваться телом мужчины, точно влюбляюсь, причем самым дурным образом - на уровне гормонов.
        Вопреки первому опыту, перемещение прошло успешно. Меня не тошнило, не швырнуло на пол, как при использовании кольца, только вот портал вынес в спальню лорда Вариэля.
        Кровать расстелена, алое белье таинственно переливалось в приглушенном свете шаров. На ширме висели ночная рубашка и пресловутый ночной колпак. Дверь в ванную открыта. Заглядывать туда не стала, сосредоточив внимание на кресле. Если уж оказалась в столь интимной обстановке, займу удобное место. Не на кровати же сидеть! Не вышло. В кресле лежали книги, целая стопка, а поверх - знакомая потрепанная тетрадь.
        - М-м-м?
        Подняла бровь, намекая на двусмысленность выбора места для разговора.
        - Спальня - самое защищенное место в доме. Простите за беспорядок, я уже почти лег, - извинился Риоре, но вещи с ширмы не убрал.
        Да, стеснительностью он не отличался.
        - Я бы предпочла поговорить в кабинете.
        Мысли вернулись к пеньюару. Вот зачем он попросил его надеть? Логичнее накинуть платье, а не фривольную вещицу для любовных утех. Одно спасало - фасон рубашки не способствовал сексуальным фантазиям. С другой стороны, утверждают ведь, будто длинная юбка бередит фантазию лучше мини? А в разошедшихся полах пеньюара она и вовсе расцветет.
        - Увы! - развел руками лорд и, поколебавшись, все же закрыл дверь в гардеробную, а вещи скинул за ширму. - Мы ограничены во времени, нужно многое успеть до утра, потому как на бал вы пойдете. И встанете как обычно.
        - То есть вы собираетесь умолчать о покушении?
        Интересно, что такое мы должны успеть и почему им нельзя заняться в кабинете? Темнит блондин!
        - Совершенно верно, - кивнул Риоре. - Нестандартные ходы толкают к необдуманным поступкам. Я хочу взглянуть на поведение королевы и герцога, тогда и поймем, кто пытался вас устранить. Виновный наверняка попытается заявить о нападении.
        - Зачем?
        Я решительно ничего не понимала. По логике, молчать бы ему в тряпочку, а не выставлять напоказ собственную осведомленность.
        - Затем, что это изначально спектакль. Заказчик собирался извлечь выгоду из вашего убийства, не ограничился простым устранением, поэтому выбрал столь топорный метод. Он хотел, чтобы его искали, но, разумеется, нашли другого. Полагаю, меня.
        Вытянула губы уточкой, выражая отношение к самомнению лорда. Везде он, и только он.
        - Ваш скепсис не оправдан. - Риоре оказался проницательным. - Я сначала грешил на королеву, мечтающую оставить престол будущему ребенку, но ваш рассказ многое изменил. Дерзкое покушение сразу после истории с приглашением и отставки Тео. Свяжите факты, получите объяснение. Герцог - слабый маг, в королевской семье чародеев и вовсе не наблюдается, а тут некто легко и просто обходит защитные чары. Ничего не приходит в голову?
        - Подстава, - мрачно подытожила я.
        - Именно, - подтвердил Риоре и неожиданно поблагодарил: - Спасибо за труп.
        - А? - не поняла я.
        - Спасибо, что заставили передумать и убрать из гардеробной. Сначала оставить его там казалось хорошей идеей, но чем больше я размышляю о дерзкой попытке вас устранить, тем больше убеждаюсь: убийство приписали бы мне. Мотивов множество, возможности имеются.
        Не поспоришь. Обид на королевскую семью у Риоре хватало, на Лику - тем более. Прибавьте отца, и… Стоп!
        - Милорд…
        - Можно просто по имени.
        Опальный советник убрал вещи с кресла. Тетрадь бережно перекочевала в секретер, книги - на столик, на самый край.
        Нахмурилась:
        - Подобная фамильярность неуместна.
        - Но вы же позволяете называть себя по имени, - парировал лорд. - Я всего лишь выровнял наше положение.
        Аргументов против не нашлось. Можно, конечно, завести пластинку о приличиях, но так мы рисковали проспорить всю ночь, не дойдя до обсуждения насущных вопросов.
        - Куда вы дели тело?
        Кресло манило, но сесть в него я по-прежнему не могла: мешал хозяин дома. Он стоял между вожделенным предметом мебели и кроватью. Пришлось бы обогнуть столик с другой стороны, то есть сделать крюк.
        - Так, бросил в городе, - отмахнулся Риоре и увеличил мощность светового шара. - Я не выбирал, выкинул на случайной улице. Не переживайте, Янина, он нам не навредит. Установить мага по чарам невозможно, это не проклятие.
        - А и такое бывает? - ужаснулась я и облизнула губы.
        Если верить книгам, от проклятия не спастись, непременно умрешь.
        - Бывает, - кивнул лорд, - но не у нас. Если бы в Гаменции нашелся хоть один проклятийник, он бы давно занял трон.
        Тут мы подошли к давно волновавшему меня вопросу. Даже целой череде вопросов, сводившейся к трем вещам: отчего ушел с должности Конрад, почему не назначили нового придворного мага и кто в королевстве владеет магией. Об отце Риоре отвечал уклончиво, отнекивался, мол, в те годы во дворце не ночевал, подростком грыз гранит науки. Второй вопрос тоже остался без ответа, хотя я таки дожала и поняла: у короля зуб на магов. Подозреваю, семейство Вариэль по всем фронтам отличилось. Волшебников в Гаменции немного, о сильных Риоре не слышал, зато пяток слабых и средних магических родов перечислил. К последним относились Вариэли.
        - Еще один вопрос… - Я нервно накручивала волос на палец. - Как думаете, кто, кроме Брайна, в курсе наличия второй принцессы?
        - Сам бы хотел узнать! - скривился Риоре и неожиданно предложил: - Может, вина?
        Кивнула. Ночь выдалась нервная.
        Одернула подол пеньюара. Кто только придумал столь вызывающую вещь? Полупрозрачная ткань, розовый, рюшки, лента под грудью - сплошной соблазн. И Риоре смотрит. Пусть не врет, будто без мужского интереса. Именно на то, что подчеркнул чертов пеньюар. Спасибо, ворот ночной рубашки глухой.
        Хорош блюститель нравственности! Стоит, не торопится, глазами пожирает и довольно ухмыляется. Кот мартовский!
        - Таки выпьем вина и перейдем к делу? - когда пауза затянулась, недовольно выпалила я. - Хватит на мою грудь таращиться! Лучше о Брайне подумайте, как он признания Конрада подслушал.
        Грубо, понимаю, принцессы так не говорят, но еще немного - и щеки пойдут алыми пятнами.
        - Зачем? Вам ведь нравится, Янина, - парировал нахал. - Вам любое мое внимание по душе.
        Чуть не задохнулась от подобной наглости и посоветовала распустившемуся мужчине вспомнить о том, с кем он говорит.
        - Я и не забывал. - Риоре продолжал издеваться, и все - совершенно серьезным голосом. - В мельчайших подробностях помню, начиная с вашего ночного появления.
        - Тогда вы не обратили на меня внимания. Титул прельщает?
        - Нет. Лика тоже принцесса. Как видите, мне нет до нее дела, хотя куда проще надавить на беспомощную пленницу. Вы какое вино любите?
        Он спокоен, а я нервничаю, грудь прикрываю. Вот ведь! Не стеснялась отчитываться в ночной рубашке, а сейчас места не нахожу.
        - Красное. Любое. - Вопрос цвета напитка волновал меньше всего. - Не уходите от ответа, милорд!
        - Я и не ухожу. Мой интерес не имеет отношения к титулу. Так сошлись звезды, Янина. - Риоре сделал шаг ко мне, я - от него. - Закончился эксперимент, налагавший на меня некоторые ограничения. Вы показали себя интересной особой, а с отросшими волосами перестали походить на бродяжку.
        - Проведите еще какой-нибудь эксперимент, граф, и помните о собственной чести, которую так боитесь опорочить.
        За злыми словами скрывалась досада на себя. Неужели я так явно навязываюсь? Не спорю, с некоторых пор Риоре мне симпатичен, не до такой степени, как ему кажется, но обращаться с собой подобным образом не позволю. Снизошел, оказал честь! Пусть лучше о королеве с герцогом думает.
        Риоре отреагировал поразительно кротко. Приглядевшись, заметила победную улыбку, тронувшую краешки губ. Он формально извинился и предложил сесть, только не в кресло - на кровать:
        - Вы ведь не хотите, чтобы нас подслушали?
        - Соблазнить собираетесь? - Теперь сомнений не осталось. - Тогда вино должно быть очень дорогим, а процесс - несуетливым. Плюс ароматные простыни, исключительно новые и атласные. До и после - ванна с розами. Минимум тридцать комплиментов и полнейшее подчинение.
        Список придумала от балды, лишь бы отвязался. Сердце гулко стучало в груди, а мозг решал дилемму (чисто в теории), хороший ли из Риоре любовник.
        Лорд ожидал чего угодно, только не показного энтузиазма и списка требований. Он сразу стушевался и ушел за вином. Я же решила поиграть. В конце концов, пережитый шок требовал порции адреналина, а дерзкий блондин первым начал. Отплачу его же монетой. Словом, вернувшийся опальный советник застал эффектную картину - принцессу в позе Олимпии. Только в отличие от нее я не разделась, всего лишь прилегла.
        - Это приглашение?
        Риоре аккуратно поставил бокалы на столик. Задумчивый взгляд скользнул с головы до пяток, отчего-то остановившись на шее.
        - Напоминание, что не только вы умеете смущать других.
        Плавным движением поднялась и невинно улыбнулась.
        Странное дело, мне нравилось его дразнить. Нравилось, когда он так на меня смотрел. И одновременно, словно при виде мальчика из параллельного класса, горели щеки. Риоре воспринимал меня как женщину, и столь резкая перемена пугала.
        - Не боитесь Марианн? Она ревнива.
        Лорд подошел ближе, остановился в каком-то шаге от кровати.
        Прежде чем успела заявить о беспочвенности подозрений королевы, Риоре наклонился и поцеловал. От неожиданности ответила, хотя изначально не собиралась. Как и обнимать его за шею, соглашаться лечь на спину, позволять развязать пеньюар. Лорд успел избавиться от рубашки, отчего ситуация обрела особую пикантность.
        - Милорд!
        Предприняла слабую попытку высвободиться, но тут же затихла, стоило настойчивым губам снова найти рот. Сердце билось в горле, тело обмякло, стало податливой глиной в руках Риоре.
        - Вы такая красивая!
        Вновь поцелуй, на этот раз в щеку. Губы безжалостно скользнули к уху и вниз, по шее. Я даже дышать перестала, замерла, опьяненная позабытыми ощущениями.
        - Полноте, милорд, - голос внезапно охрип, - я копия Лики.
        - Нет, - упрямо возразил лорд и заключил в ладони мое лицо. - Вы не Лика, вы другая.
        Предприняла последнюю попытку не скатиться в бездну:
        - Скольким вы это говорили?
        Блондин промолчал и предпочел проверенный способ - поцелуи. Они разгоняли по жилам кровь, заставляли забыть о том, что он шептал банальные слова, а происходящее - нелепо.
        Пеньюар на мне долго не задержался.
        - Без него лучше, - прокомментировал Риоре. - Ничего соблазнительного, напрасно надевала. А вот под ним…
        Паршивец накрыл ладонями грудь, показывая, кто в спальне хозяин. Странно, неправильно. Я никогда не позволяла мужчине подобного, а тут понравилось. Если дальше так пойдет… Но я ведь успею остановиться, правда? Пускай целует, гладит, время для «нет» пока не пришло.
        Поцелуи безжалостно подавляли слабые протесты здравого смысла. Учителя этикета прокляли бы ученицу, король бы рассвирепел, узнай, что я вытворяла. А мне не хотелось отстраняться, останавливать безумие, хотя одну слабую попытку я таки предприняла:
        - Риоре, прекратите!
        - М-м-м, а вам это нужно? - шепот обжег ухо.
        Нет, потому что давно потеряла контроль над собой. Хотелось целовать Риоре, скользить ладонями по спине, подарить самое дорогое. Наверное, виной всему одиночество, нервы… и запах. От кожи лорда едва уловимо пахло жимолостью, и этот аромат сводил с ума.
        Риоре уверенно вел атаку и быстро добился своего.
        Первая смелая ласка обожгла, дальнейшее казалось сном. Его руки, губы, проникновения, столь же уверенные, как сам лорд Вариэль. Он не боялся отказа. Риоре не допускал даже гипотетического «нет». Я принадлежала ему, как, наверное, десятки женщин до меня. Титул не имел никакого значения. Не сомневаюсь, лорд со всеми обращался одинаково, хотя в глубине души надеялась стать единственной.
        Затем сознание куда-то уплыло, утонув в море ощущений. Они пронеслись пестрым калейдоскопом, манили в неведомые дали, к новым вершинам. Яркая вспышка - и нестерпимое, нереальное блаженство.
        Обнаженная, лежала на алых простынях, не спеша прикрываться. Зачем, вряд ли Риоре увидит что-то новое. Краем глаза наблюдала за любовником. Странный тип, у нас после секса курят, он письма сочиняет. Меня же волновало будущее, в частности дальнейшее общение с пресловутым лордом. Положим, почему отдалась, понятно, даже легче стало. А вот снова превратиться в существо третьего сорта не хотелось. Риоре добился своего, зачем проявлять уважение?
        - Яна, одевайся, у нас много дел, - не отрываясь от письма, бросил через плечо лорд.
        Он успел натянуть штаны, и на его фоне я смотрелась… Словом, лучше прикрыться. Расслабленность улетучилась, на смену ей пришли раздражение и стыд. Риоре меня использовал! Господи, какая же я дурочка, как не поняла с самого начала! Ласки, вкрадчивый шепот - всего лишь средство, чтобы получить желаемое. И вот ты уже ему неинтересна, вещь потеряла новизну.
        - И давно принцессами увлекаешься?
        Как ни старалась, в голосе промелькнула горечь. Вот так, без разницы, служанка или принцесса. Задрал юбки - и вся недолга. А ты - увлечения, разговоры! Обхаживал он тебя, потому как сразу зажать в уголке нельзя. Вспомни, лорд рубашку не застегнул, хотя в подобном виде даже мужчин не принимают, женщин - и подавно. То есть сразу намекал, чем собирался заняться.
        Слезы душили, но я мужественно держалась. Жалкая хнычущая дурочка - уже перебор, чувство собственного достоинства никто не отменял.
        - В смысле? - обернулся вероломный лорд и отложил письмо.
        - В смысле развлечений. Лике наверняка тоже спальню показывал.
        Хотелось больно уколоть, но пока не могла подобрать слов. Как бы его задеть, как заставить почувствовать хотя бы десятую часть того, что сейчас ощущала я? С другой стороны - тоже опыт. Впредь не поддашься на подобные уловки.
        - Ты первая. И про Лику я говорил. Дальше поцелуев не зашло.
        - Папочка мешал? - ядовито осведомилась я. - Ты ведь тогда советником служил, приходилось лицо держать. Но во дворце ниш полно, найдется, где невесту потискать.
        - Яна, ты обиделась? - округлил глаза Риоре, проигнорировав мой выпад.
        - Ничуть, - надула губы. - Подумаешь, обесчестил!
        Рубашку надела не с первого раза: никак не могла попасть в рукава.
        Значит, так? Значит, снова третий сорт? Только теперь я могу наказать, господин бывший советник. Мало не покажется. На коленях приползете. А я не прощу, вот.
        - Увы, девственность мне не досталась.
        Он еще издевается, мерзавец! С интересом наблюдает, что дальше выкину.
        В порыве чувств запустила в него подушкой.
        - Яна! - Лорд увернулся и отчитал: - Сейчас не время для истерик.
        - Ну да, все в порядке, удовлетворил потребности и пошла вон.
        Отвернулась, ругая себя за мягкотелость. Опустилась до постельной игрушки! Коленом нужно было его, коленом, а не целовать.
        - Яна!
        Нет, вы посмотрите, он еще меня виноватой делает!
        - Двадцать шесть лет Яна! - огрызнулась я и поискала глазами пеньюар. Куда его зашвырнул одноразовый любовник?
        - Перестань. Потребности у меня, несомненно, имеются, но ты к ним не относишься. Мы занимались любовью по взаимному согласию, чем же ты недовольна? Успокойся и иди сюда.
        Недоумевая, оправила ночную рубашку и подошла к лорду. Он как раз промокнул написанное и… дал мне прочесть.
        - Чтобы не выдумывала, - пояснил он. - Согласись, дела важнее дурачеств в постели. Я не собирался тебя обижать, просто в голову пришла одна мысль. Иногда союзников можно найти там, где совсем не ожидаешь. И, - Риоре обвил рукой талию и усадил себе на колени, - учись скрывать чувства. Твоя ревность напоминает домогательства Марианн, я такого не терплю.
        - Какая ревность? - нервно накручивала уже вторую прядь на палец.
        - Самая обыкновенная, к Лике. Она смешна и беспочвенна.
        Сердце затрепетало, словно у тринадцатилетней девчонки. Неужели любит? Воображение мгновенно нарисовало картину недалекого будущего: свадьба, дети, совместная старость.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что наша близость ни к чему не обязывает, - вторглась в мечты грубая реальность. - Не спорю, ты интересная симпатичная женщина, но женитьба в мои планы не входит.
        - Отец заставит, - мрачно возразила я. - Или разорвешь помолвку?
        - Посмотрим, решение приму по обстоятельствам.
        - Сейчас ты меня обидел.
        Книги учили говорить партнеру правду, вот и проверим советы психологов.
        - Нужно было солгать? - приподнял бровь Риоре. - Прости, я не Тео Отти и не умею разыгрывать страсть. Интерес, желание - да, но не страсть. А теперь прочитай и выскажи свое мнение. О женитьбе и прочем поговорим после.
        Вздохнула и опустила глаза на испещренный аккуратным ровным почерком лист.
        Пожатие руки стало полной неожиданностью. Человек, который только что с каменным лицом вещал об отсутствии чувств, накрыл мою ладонь своей, переплел наши пальцы.
        - Прости, я не знаю, что на меня нашло. Все в порядке, ты ни в чем не виноват.
        Вместо ответа Риоре удобнее устроил меня на коленях. Наши пальцы он уже расцепил.
        Адресат письма удивил - им оказался Брайн Уиллис. Лорд предлагал встретиться и обсудить некие события прошлого. В письме упоминалось мое имя - настоящее, а не заимствованное у сестры. Риоре намекал, что в курсе некой тайны, связанной со мной. Встречу он назначил сегодня на рассвете.
        - А Брайн придет? - недоверчиво поинтересовалась я. - Да и письмо доставят не раньше утра.
        - Есть иные способы. Магическая почта, например. И придет, потому что совесть нечиста. Сама говорила, что Брайн участвовал в твоем похищении. Вряд ли захочет придать такое огласке. Поэтому одевайся и идем. Служанка нагреет воды.
        Улыбнулась в ответ на проявленную заботу. Ванная сейчас действительно не помешает.
        Водные процедуры приняла в своей бывшей комнате, там же переоделась в одно из платьев, сохранившихся со времен обучения дворцовым премудростям. Настроение заметно улучшилось, и к Риоре я спустилась, мурлыча под нос незатейливую мелодию. Он удовлетворенно и, кажется, с облегчением кивнул. Теперь, поразмыслив, поняла, что вела себя не самым лучшим образом: закатила истерику, угрожала, а ведь лорд ничего не обещал, ни любить, ни жениться. Так в чем же его вероломство?
        - Накинь.
        Риоре подал длинный плащ с глухим капюшоном. Мы по-прежнему на «ты», обнадеживало.
        - Лицо спрячь, придется идти пешком.
        Пешком? В недоумении уставилась на спутника. А как же патрули, грабители? Да и до квартала, где по моим представлениям обитал старший королевский слуга, далеко. Ноги сотрешь о брусчатку.
        - Мы сейчас не аристократы, - пояснил Риоре, видимо, прочитав недоумение на моем лице. - В случае чего - молчи, разберусь сам.
        Кивнула. Ночная прогулка и прежде не виделась легкомысленным променадом, а после слов блондина и вовсе стала казаться вылазкой на линию фронта.
        В холле стояла гнетущая тишина. Дом спал, лишь тускло мигали под потолком световые шары. Они не позволяли толком ничего разглядеть, укутывая в серую полутьму. Тем не менее смогла разобрать, что Риоре тоже переоделся и теперь походил на работника плаща и кинжала, а не на графа.
        Лорд постоял немного не двигаясь, очевидно, проверяя, не подслушивает ли кто, и кивнул: «Пора!»
        Глава 12
        Затаившись до рассвета, столица напоминала огромного спящего зверя. Мерно журчала река, круглолицая луна лениво освещала пустынные окрестности, то и дело норовя спрятаться за облака.
        Риоре уверенным быстрым шагом миновал мост и направился к воротам. Я семенила следом, пытаясь не отставать. Правда, чем ближе мы подходили к городской стене, тем больше хотелось повернуть обратно. Как лорд собирался неузнанным миновать стражу? Положим, за звонкую монету служивые пропустят, но ведь непременно расскажут командиру о странной парочке.
        Чуть не дойдя до городской стены, Риоре обернулся и приложил палец к губам. Теперь он двигался иначе, мягко, словно кошка.
        Вот и ворота. Разумеется, закрыты, но сквозь щель калитки пробивалась полоса света от фонаря.
        Лорд остановился, прислушался и склонился над чугунным кольцом, заменявшим дверную ручку. От пальцев разбежались бледно-зеленые лучи, потянулись по доскам к петлям. Риоре выпрямился и кивком приказал следовать за собой.
        Калитка отворилась неслышно, не потревожив сна храпевшего в караулке часового. Фонарь стоял на ступеньках и выхватывал из темноты ноги солдата в грубых грязных сапогах. Зажав рот и нос рукой, чтобы ненароком не чихнуть, на цыпочках миновала опасный участок. Какое разгильдяйство - не запереть калитку на засов! Положим, в Гаменции не так много магов, но заклинание вполне можно заменить растительным маслом и спокойно проникнуть в город.
        Шла и оглядывалась: не подняли ли тревогу часовые, не кинулись ли в погоню? Если правильно помню, они дежурят парами, второй вполне мог заметить наши поползновения. Но обошлось. То ли местные действительно спали на работе, то ли Риоре знал некий секрет.
        Как и предполагала, мы направились в Верхний город.
        Лорд взял меня под руку, чему только порадовалась. Тонувшие во мраке улицы пугали, за каждым поворотом, в каждой нише виделись убийцы. Старалась не виснуть на руке спутника, не терять самообладания, понимая: испуганная девица - обуза. Риоре, предвидя возможное нападение, попросил идти слева, так, чтобы с одной стороны меня защищали стены, а с другой - сам лорд Вариэль. Пальцы свободной руки блондина лежали на эфесе меча. Он пристегнул его вместе с ножнами, догадываюсь, не как единственное оружие. Сомневаюсь, будто под плащом только меч.
        Пару раз мы останавливались, пережидая патрули. Риоре затаскивал меня в самое темное место и прикрывал плащом. Детская маскировка помогала, солдаты неизменно проходили мимо.
        Патруль состоял из трех-четырех служивых. Один нес фонарь и по своему усмотрению освещал то один, то другой участок улицы.
        А вот на любителей быстрой наживы мы таки нарвались. Обидно, почти у набережной, за которой начинался Верхний город. Молодчик выскочил из ниоткуда, подкрепив требования лезвием ножа. Я толком не успела испугаться, а Риоре уже хладнокровно вытирал меч об одежду убитого. «Неправильно нож держал, неопытный», - прокомментировал он чужую неудачу.
        Миновав бульвар, мы свернули на одну из извилистых улиц, застроенных важными трехэтажными домами. Каждый с балконом, нередко и небольшим садиком перед фасадом. Тут не скупились на освещение, приходилось жаться к стенам и чугунным заборам, надеясь на удачу.
        - Уже близко, - шепотом обнадежил Риоре. - Брайн не любит роскоши, поселился среди богатых мещан, хотя мог бы обустроить усадьбу.
        Ничего так купцы и банкиры устроились! Если у них такие дворцы, то в каких обитает высшая аристократия?
        - Ты тоже некогда в Верхнем городе жил? - Бестактный вопрос, но интересно. Смутившись, добавила: - Не хочешь, не отвечай. И если на «ты» неприлично…
        - Прилично, - отмахнулся Риоре, - тебе можно. Да, жил. Можем заглянуть, если останется время. Дом пустует, но продавать не стал.
        - А тот, в пригороде?..
        - Запасной, летний. Мне нравилось гулять вечерами у реки, думается хорошо. Походишь и поймешь, какой катализатор лучше применить.
        Богатый, однако, граф! Два дома, поместье, а то и целый замок.
        - А у нас имущество конфискуют.
        Разговор отвлекал от постоянных мыслей о патруле.
        - Решение его величества, - равнодушно пояснил Риоре и замолчал.
        На языке вертелась масса вопросов, но задать их не решилась, пришлось таращиться в сгустки темноты между фонарями и стараться быстрее миновать круги света.
        Мы остановились у непримечательного особняка. Он выходил на красную линию улицы, заняв удачное место на одном из ее изгибов. Предусмотрительно. Вроде никаких украшений, только выделенные бордюром линии этажей и небольшие прямоугольные вставки у двери. Большего рассмотреть не позволяло освещение, но и так понятно: Брайн Уиллис не стремился пустить пыль в глаза.
        Риоре попросил обождать на другой стороне улицы и, взобравшись на крыльцо, пару раз ударил в дверь специальным молоточком. Долго никто не открывал. Уже решила, что обитатели дома, как все добропорядочные граждане, спят, никаких писем не получали, но ошиблась. Скрипнула дверь, и знакомый голос настороженно окликнул:
        - Милорд?
        Брайн только приоткрыл дверь, не зажег света. Словом, обезопасил себя.
        - Доброй ночи, Брайн, - вежливо, но давая понять, что они не ровня, поздоровался Риоре. - Я не один, не заставляйте ее высочество мерзнуть на улице.
        Дверь мгновенно распахнулась настежь, явив в проеме темный силуэт хозяина. Он огляделся, заметил мою тень и молчаливо поклонился.
        Лорд спустился за мной и помог войти.
        Дверь захлопнулась, на пару минут погрузив в кромешную темноту. Наконец вспыхнули свечи, и я смогла осмотреться, заодно сделав вывод: магов в доме не водилось.
        Брайн встречал нас при полном параде, в неизменном черном. Застегнутый на все пуговицы, слуга производил странное впечатление. Убедившись, что перед ним действительно те, кого он ждал (ну, почти все - мое появление стало для него сюрпризом), владелец дома привел нас в гостиную на первом этаже.
        - Немного терпения, ваше высочество, милорд…
        Брайн по очереди зажег подсвечники, и комната выплыла из темноты в уютный полумрак.
        Обстановка не поражала роскошью. Старший слуга предпочитал добротные качественные вещи, однако статус обязывал, и он приобрел несколько «аристократических» вещиц: статуэтки на каминной полке, пейзаж на стене и мебель в модном малиновом цвете. В остальном все просто и функционально, хотя размеры комнаты позволяли излишества.
        - Признаться, удивился, получив ваше письмо. - Брайн сел последним, когда мы устроились на диване. Разумеется, не рядом, соблюдая приличия. - Прежде вы не жаловали меня, милорд.
        - Но и не относился с пренебрежением, - напомнил Риоре. - Не время ворошить прошлое, дело не терпит отлагательств. Ее высочество обратилась ко мне за помощью и выказала занятные предположения.
        Пытливый взгляд старшего слуги впился в лицо. Он не поверил в наше шапочное знакомство, пусть и не подал виду.
        - Я само внимание.
        Годы службы во дворце не прошли бесследно, отточив умение в любой ситуации ограничиваться протокольными бездушными фразами.
        - Начнем с вас. - Лорд явно решил нанести упреждающий удар и посеять в противнике панику. - Что вам известно о принцессе Каре Янине?
        - То же, что и всем, милорд, - уклонился от ответа Брайн.
        Крепкий орешек, голыми руками не возьмешь.
        - Неужели? - Губы Риоре растянулись в кривой сладкой усмешке. - Ее высочество утверждает иное. В частности, что вы упорно называете ее этим именем.
        - Хватит, милорд. Не верю, будто вы не знаете правды.
        Похоже, Брайн начинал терять самообладание.
        - Какой?
        Лорд вцепился не хуже клеща.
        - Мы оба знаем, кто ваша спутница. Одного не пойму, ваше высочество, что вас связывает с графом? - Теперь владелец дома обращался ко мне.
        - Помолвка, - как можно невиннее ответила я и захлопала ресницами. - Вы ведь видели приглашение, догадались. К слову, Брайн, - сурово уставилась на слугу, - надеюсь, милорд его получил? Он обязан присутствовать на балу, это не обсуждается. Отец в курсе.
        - А насчет помолвки? - нахмурился Брайн.
        - Расскажете раньше времени - на голову укорочу.
        Иногда нужно говорить с людьми жестко. Главное, с улыбкой.
        - Как угодно вашему высочеству, - заскрипел зубами старший слуга.
        Не понравилось? Мне твой визит и слова тоже.
        - Присоединяюсь к пожеланиям ее высочества, - встрял Риоре. - Похищение особы королевской крови карается смертной казнью. Шантажировать отцом не выйдет, я уже в курсе его роли в той истории. Лучше станьте нашим союзником и помогите предотвратить покушение. Уверен, ее высочество оценит ваши старания и достойно вознаградит.
        Брайн молчал, переваривая услышанное. Ему бы выпить, но этикет не позволял. Да и опасно: пока бегаешь в погреб за вином, разбудишь слуг.
        - Что нужно сделать?
        Похоже, Брайн принял решение.
        - Не отходить от его величества и позволить мне осмотреть бальный зал до приезда гостей. О ее высочестве позабочусь сам.
        - Кто заказчик?
        Старший королевский слуга приятно поражал, не задавал лишних вопросов.
        - Одни предположения, но подумают на меня, - открыл часть правды Риоре. - Поэтому и прошу не отходить от короля. Заодно позаботьтесь о провожатом для меня. Не желаю, чтобы потом говорили, будто я тайком заготовил магическую ловушку или подложил артефакт. Парень должен быть толковым, молчаливым и из вашего первого круга. Такой, которому доверили бы собственную мать.
        Брайн кивнул и, хмыкнув, заметил:
        - Рискуете, милорд! Вдруг я предатель?
        - Сомневаюсь, - без тени сомнения возразил лорд. - Пожалуй, вы единственный, кто беззаветно предан королю.
        Старший слуга одарил его взглядом, смысл которого не удалось разгадать, слишком много всего замешано, и словно случайно, на самом деле пристально следя за реакцией, заметил:
        - Преданность и предатель - какие разные смыслы при одном корне!
        - Напрасно стараетесь. - Риоре положил руку на спинку дивана. Он оставался подозрительно спокоен, хотя понимала: это напускное. Честь для бывшего советника значила очень много, Брайн задел за живое. - Меня оправдали.
        - А вы себя?
        Владелец дома играл ва-банк.
        Назревал конфликт, и я поспешила вмешаться.
        - Господа, - обращение «милорды» не подходило, так как не все присутствующие относились к первому сословию, - довольно! На чем основывались обвинения? Подозреваю, на анонимном письме и одиночных наветах?
        Судя по молчанию, попала в точку. Тяжко вздохнула и, не в силах сидеть, прошлась по комнате. Остановилась у камина, хранившего остатки тепла. Когда волнуешься, мерзнешь, вот и меня тянуло прижать ладони к решетке.
        - Брайн, вы сами не без греха, - лучшая защита - нападение. - Ваш утренний визит - цветочки, ягодки начнутся, когда я расскажу отцу давнюю историю. Жили-были король с королевой, и родила королева дочь, только явились придворный маг и верный Брайн Уиллис и сделали так, что принцесса якобы умерла. Девочка выросла и неожиданно объявилась. Придворный маг засуетился и поспешил предупредить сообщника.
        - Значит, я не ошибся, - пробормотал Брайн, - а Конрад не сошел с ума.
        Краем глаза заметила, как Риоре чуть подался вперед, готовый в любую минуту вскочить - опасался нападения. Однако Брайн не выказывал агрессии, наоборот, предложил выпить. Вновь не стала отказываться, как прежде в спальне Риоре. Ночка выдалась во всех отношениях нервная, а алкоголь зачастую - лишь повод для откровений. Может, узнаем что-нибудь ценное.
        Пока хозяин дома ходил за вином, обменялась взглядами с Риоре и, придвинувшись ближе, на грани приличий, шепотом испуганно спросила, покосившись на дверь:
        - Вдруг он солдат позовет?
        - Повод?
        Лорд вновь теребил кольцо: допускал такую возможность. Теоретически основания имелись - сокрытие особы королевской крови. Потом выяснится про Лику, полеты на драконе… Обвинения начнут множиться, как снежный ком.
        - Не станет, - заверил Риоре и одарил меня взглядом, от которого по телу пробежали мурашки.
        Я словно в прошлое вернулась, впервые переступила порог дома опального лорда.
        - Пока Брайн выбирает вино, а то и что покрепче, хотел задать один вопрос. Надеюсь, позволишь. Или сразу на «вы»?
        Заерзала на диване и вытерла вспотевшие руки о юбку.
        - Ты зачем меня соблазняла?
        От удивления открыла и закрыла рот. Я - соблазняла? Все с точностью наоборот! Именно Риоре целовал! И не только. От этого «не только» на щеках расцвели алые пятна, а подсознание некстати задумалось о повторении.
        - Я не интриганка, сложные комбинации - по твоей части.
        Не признаваться же, что влюбилась, как дура? Еще засмеет. Хватит прежнего подтрунивания.
        - Ясно.
        Так скупо и сухо это прозвучало, что обидно стало. Я к нему со всей душой, чуть ли не в любви признаюсь, а он - «ясно». Не плету заговор - и ладно. Так и подмывало спросить, чего еще потребует неумный опальный вельможа от мнимой Лики после устранения предполагаемых заговорщиков, но вернулся Брайн. Пришлось промолчать. С постной миной поспешно отсела от Риоре, изображая королевское безразличие ко всему на свете. Надеюсь, старший слуга не заметил моего маневра.
        Брайн с ловкостью вышколенного официанта водрузил на столик поднос с бутылкой и бокалами и откупорил несомненно коллекционное вино. Первой налил мне на пробу: вдруг забракую. Проглотила - амброзия! Брайн долил бокал и занялся гостем. Последним обслужил себя и, поколебавшись, придвинул к дивану стул на волчьих лапах.
        - Надеюсь, не сочтете за дерзость?
        Он намекал на то, что сидел в присутствии особы голубых кровей.
        - Бросьте, Брайн! - фыркнул Риоре. - Вы давно получили бы дворянство, если бы столь рьяно от него не отказывались. Мучило чувство вины?
        Лицо хозяина побледнело, и он хрипло спросил:
        - Откуда?..
        - Логика, банальная логика. - Роли поменялись, теперь Риоре солировал, вальяжно откинувшись на набитые конским волосом подушки. И не скажешь, что пару минут назад он нервничал. Какое там - покровительственный тон, взгляд свысока. - Проекты указов видел лично. Сколько раз вы отказались? Трижды?
        - Четырежды, - поправил Брайн и судорожно сделал глоток, хотя голос сохранял былую твердость. - Та ночь перечеркнула надежды на дворянство, несправедливо обрекать потомков на позор. Каково жить и знать, что их предок совершил преступление?
        - Каково? - задумчиво повторил лорд и тоже пригубил вино. По лицу скользнула тень; уголок рта дрогнул. - Я могу рассказать, любезный Брайн, каково это, но вряд ли ее высочество заинтересуют мои откровения.
        - У нас не было выхода, - покаянно вздохнул владелец дома и покосился на меня. - Вы вправе призвать нас к ответу, но и сейчас я поступил бы так же.
        - Полагаете, меня удовлетворят намеки? - Я приподнялась, подавшись вперед. - Конкретика, Брайн! Итак, королева забеременела.
        Воспоминания давались нелегко. Прежде чем начать, Брайн, грубо поправ этикет, осушил бокал чуть ли не залпом и тут же налил себе еще. Мы с Риоре терпеливо ждали, понимая: торопить его нельзя.
        Лорд хмурился. Наверное, гадал, чем обернется правда для его семьи. Скандал окончательно погубит род Вариэль, лишив призрачных шансов вернуть былое могущество, да и отношения внутри семьи вряд ли останутся прежними. Давняя история не добавила отцу очков в глазах сына, а козни за спиной и вовсе поставили жирный знак вопроса.
        - Позволите?
        Брайн повернулся к Риоре, спрашивая разрешения, правда, непонятно на что.
        Лорд кивнул:
        - Хватит тайн! Не щадите никого.
        В гостиной ненадолго повисло молчание, но вот хозяин вновь заговорил:
        - Ваше высочество, несомненно, связало исчезновение должности придворного мага с той историей?
        Кивнула. Не задумывалась над этим, но связь вижу.
        - Его величество - сложный человек, - Брайн юлил и никак не желал перейти к сути. - У него случаются вспышки, милорд подтвердит. А ваша мать, покойная королева Анна, любила театр и актеров. Покровителем искусств слыл граф Арон Мейних, немудрено, что они много времени проводили вместе, ее величество даже летала на его драконе.
        Нахмурившись, уточнила детали:
        - Граф был магом?
        Кажется, только волшебникам подвластны крылатые ящеры.
        Брайн кивнул.
        - Послушайте… - вмешался Риоре, растеряв былое спокойствие. Теперь глаза его горели; позабытый бокал стоял на полу у дивана. - Это не тот Мейних, который разбился над дворцом? Именно после прискорбного инцидента ввели запрет на полеты: как-никак погибли люди.
        - Совершенно верно, - кивнул старший королевский слуга. - Так вот, королева водила с ним дружбу. Слишком тесную, по мнению многих. Но я свидетель, - быстрый взгляд в мою сторону, - ваша мать не переходила черты. Граф тоже, их действительно связывала только дружба. Как-то Арон устраивал карнавал, на который пригласил королевскую чету, а вскоре после праздника объявили о беременности ее величества.
        - Вот скотина! - Я вскочила, расплескав вино. - Убить человека из-за подозрений!
        Отец изначально вселял страх, а теперь к нему прибавилось новое чувство - презрение. Брайн не обвинял открыто, но сложить два и два я могла. Неудачный полет графа, подозрение в супружеской измене, вранье про смерть ребенка, от которого поспешили тайно избавиться, причем с гарантией, отставка Конрада и муки совести третьего участника событий. Пазл сложился.
        К реальности вернуло легкое прикосновение - Риоре тоже встал и незаметно сжал мою свободную руку. Хотела вырвать ее, но лорд стиснул сильнее, приводя меня в чувство. Он прав, эмоциями делу не поможешь.
        - Графа вы?.. - облизав пересохшие губы, глухо спросила я и с помощью Риоре - ноги не держали - опустилась обратно на диван.
        Бокал передала спутнику, а то ненароком разобью.
        Брайн выполнял деликатные поручения короля. Логично, если тот обратился к нему с приказом избавиться от мнимого соперника.
        Старший слуга медлил с ответом, лишь укрепив подозрения. Если все правда, общаться мы не сможем.
        - Я просто знал, - глухо пробормотал он. - Отказался. Впервые в жизни.
        Выходит, Брайн честный человек. Конечно, если не покривил душой, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре.
        Похоже, Риоре терзали те же сомнения. Мрачный, сосредоточенный, он будто повторял про себя слова чужого признания. А потом потребовал принести клятву.
        - Сами понимаете, от нее многое зависит.
        Рука лорда переместилась на эфес меча.
        Выходит, если хозяин соврал, Риоре от него избавится. Жестоко, но такому человеку веры нет, а Брайн слышал достаточно, чтобы отправить его на эшафот.
        - Понимаю. - Старший королевский слуга не выказал испуга, словно ему каждый день угрожали гости. - Поступил бы точно так же, милорд, вы в своем праве.
        Морщинки на переносице опального советника разгладились, и он убрал руку с оружия.
        С волнением и интересом ожидала развития событий. Скоро рассвет, нужно управиться до того, как рассеется мгла. О возвращении во дворец старалась не думать, понимала: без Леонсии опять не управлюсь.
        - Пожалуйста, сядьте у стола и положите на него руку, - ровным голосом приказал Риоре и снял неприметное кольцо, которое я принимала за оберег.
        Брайн без возражений выполнил указания и закатал рукав. Выходит, не в первый раз приносил клятву.
        - Ваше высочество, - официально обратился ко мне лорд, вызвав короткий смешок: настолько нелепо после совместной ночи смотрелась игра в подданного и принцессу, - встаньте рядом, пожалуйста. Да, здесь, - кивнул он, когда я заняла правильную позицию.
        Как всякая серьезная клятва, эта тоже оказалась замешенной на крови. Правда, Риоре потребовалась всего одна капля. Он слегка царапнул локтевую выемку Брайна и прочертил кольцом ровную линию до основания большого пальца.
        - Она называется линией лжи, - пояснил лорд. - Если человек скажет неправду, у него навсегда останется черный рубец.
        Рубец от крошечной царапины и едва заметной кровавой дорожки? Меня передернуло. Никогда не стану приносить такой клятвы!
        Брайн оставался спокоен и рассеянно наблюдал за тем, как Риоре, заключив кольцо в ладони, что-то нашептывал над ним. Наконец он опустил артефакт на кожу испытуемого, в начало линии. Кольцо побелело и накалилось, а кровавая дорожка вздулась. Со стороны выглядело страшно, но Брайн молчал, не стискивал зубы, значит, не испытывал боли.
        Старший слуга коротко повторил сказанное ранее, добавив пару подробностей про спешный вызов Конрада среди ночи и приказ избавиться от ребенка. Отец проявил гуманность, велев не убить, но сделать так, чтобы я никогда не объявилась в Гаменции. Выход напрашивался один.
        Раз рубца на руке Брайна не появилось, он сказал правду. Риоре придерживался того же мнения. Снова произнес над кольцом пару слов и вернул его обратно на палец. Артефакт потух, а вместе с ним разгладилась кожа на предплечье испытуемого.
        - Мне забыть об услышанном? - многозначительно приподнял брови лорд.
        Обоим невыгодно ворошить прошлое, оба пострадают.
        Брайн правильно понял намек:
        - Я окажу всю необходимую помощь.
        Прежде чем успела остановить, старший королевский слуга опустился на одно колено и почтительно поцеловал мою руку.
        Казалось бы, вот он, конец, только вопросов стало еще больше, а во рту стоял горький привкус. Как теперь смотреть на отца, зная, что он совершил? Почему, понимаю - не желал прослыть рогоносцем. Куда ни прячь ребенка, если хоть одна живая душа в курсе, кто он, тайна мгновенно известна всем. На каждом углу начнут потешаться, шептаться за спиной. Всем языки не вырвешь, со всей страны клятву молчания не возьмешь. И что клятва? Горничные не дурочки, даже если убить проводившего анализ крови на отцовство мага, быстро свяжут два и два. Королева родила, ребенок кричал, живой, но его не показали народу, долго совещались за закрытыми дверьми, а потом он куда-то пропал. Словом, не стал король рисковать. Ослепленный гневом, решил проблему радикально. Тоже, наверное, слухи ходили, зато никто не усомнился в отце мертвой девочки, благо его величество разыграл спектакль с трауром и утешением жены. Если бы нет, давно всплыло.
        Задумалась, любил ли Эдвин супругу. По рассказам - да, горевал после ее кончины. Только история с ребенком ставила любовь под сомнение. Не поверил же, не заставил Анну поклясться, дождался родов и… Или кто-то надоумил?
        - Брайн, - задержала хозяина, который собирался убрать грязную посуду, - скажите, где тогда жила Марианн, будущая королева? Ее уже представили ко двору, она присутствовала на злополучном маскараде?
        Старший слуга задумался.
        - Столько лет прошло… Не могу сказать точно, ваше высочество.
        - А теоретически? - не унималась я.
        - Могла, - прозвучало роковое слово.
        Уцепившись за соблазнительную версию, хотела продолжить расспросы, но помешал Риоре. Он вежливо напомнил, что нам пора, поблагодарил Брайна за гостеприимство и увлек меня к выходу.
        Определенно, сегодня нам сопутствовала удача. Поход хозяина за вином и разговор не разбудили слуг, и мы благополучно покинули дом.
        Небо посерело, намекая на скорый рассвет, неплохо бы поторопиться. Только как выбраться за ворота? Стража наверняка сменилась, уже не храпит в караулке, а от патрулей больше не спрячешься в тени стены.
        Зябко повела плечами. Студено! Мысли путались, вертелись вокруг Марианн. Неужели она исчадье ада? Или отец - банальный психопат-ревнивец? Косилась на лорда, но заговорить о короле не решалась. Риоре предвзят, у них случился конфликт, бывший советник мог легко очернить обидчика, хотя куда уж больше.
        - Откуда ты узнала про письмо?
        Вопреки первоначальным намерениям спутник не спешил. Он устроился напротив дома Брайна, всматриваясь в окна.
        - Догадалась. Подозреваешь, таки предаст?
        Тоже с беспокойством взглянула на запертые ставни спящего дома.
        - Допускаю возможность, - обтекаемо ответил лорд. - Доверяй, но проверяй. Неприятную правду он поведал, верно?
        - Для тебя она не новость?
        Если да, доверять больше не смогу.
        В предрассветных сумерках я плохо видела лицо Риоре, не могла толком понять, какое у него выражение.
        - Нет, - вздохнул лорд. - Отец уперся, а еще обижается на меня за характер, - хмыкнул он и провел пальцами по моей щеке. - Устала?
        Неожиданная забота и не менее неожиданная ласка, скупая, мимолетная, но столь приятная.
        - Чуть-чуть, хотя больше боюсь. - Я нервно переступила с ноги на ногу и прислушалась: не бряцает ли оружие, не идут ли солдаты? - Ты ввязал меня в опасную игру.
        - Можешь из нее выйти, - огорошил Риоре. - Лика замужем, месть свершилась, долги розданы. В свете последнего разговора оставаться во дворце тебе и вовсе противно.
        - Снять маску?
        Заманчивая перспектива, только тогда Марианн не понесет заслуженного наказания, а я, возможно, навсегда исчезну.
        - Если пожелаешь, - равнодушно пожал плечами опальный советник.
        - Но там замешан Конрад…
        - И король тоже. Решать только тебе.
        Выдержке лорда Вариэля можно было только позавидовать. Речь шла о его титуле, землях, даже жизни, а Риоре отдавал свою судьбу на откуп пришлой девчонке.
        Вместо ответа вложила свою руку в его и на мгновение прижалась, вдыхая ставший родным запах.
        Лорд понял, что я хотела услышать.
        - Мы сыграем до конца и обязательно выиграем. А теперь пора возвращаться во дворец. К сожалению, не порталом: не хочу рисковать. Ты, оказывается, не только умная, но и смелая, - он высвободил руку, - только доверчивая, Яна.
        Вспыхнула и отступила на шаг. Жутко хотелось сказать что-то обидное, но вместо этого сухо поинтересовалась, как Риоре собирался обойти патрули. Ответ поверг в недоумение и напомнил о городе, в котором прожила всю сознательную жизнь:
        - Проходными дворами, затем - по системе тайных ходов. Я знаю схему Майна наизусть.
        И не соврал!
        Две тени скользили от одной калитки к другой, протискивались в проходы, куда едва просочится кошка, спускались в подвалы и наконец оказались напротив королевского дворца. Разумеется, мы вышли к нему не с парадного входа, а со стороны служб.
        - Я обязательно попаду на бал и не отойду ни на шаг.
        Риоре дал нужное обещание в нужный же момент, именно оно сейчас требовалось.
        - Спасибо, - пробормотала, втайне надеясь, что он не услышит: слишком глупо себя ощущала.
        Но лорд услышал, более того, ответил:
        - Не стоит, я тоже брал определенные обязательства.
        Кивнула, хотя, по-моему, Риоре мог спокойно умыть руки, бросив на растерзание канцлеру и королеве.
        - Страшно не дожить до нового рассвета! - призналась в сокровенном и горько усмехнулась: - Вам смешно, наверное.
        - Вовсе нет.
        Не врал - видела выражение глаз.
        Руки лорда легли на мою талию, воскресив воспоминания о безумстве в спальне. Жутко хотелось обернуться и поцеловать зеленоглазого, но как он отреагирует? Больше случая не представится, а завтра может оказаться поздно. Да и кто знает, каким выдастся то самое завтра.
        - Ты крайне неосмотрительна или чудесная актриса.
        Риоре наклонился, дразня, заставляя изнывать в ожидании поцелуя. Так близко, так мучительно! И вот твердые губы накрыли мои, окончательно развеяв сомнения насчет праведности лорда. Поцелуй начинался как ни к чему не обязывающий, а затем перерос в нечто большее. В нем чувствовалась страсть, Риоре четко дал понять, кто здесь хозяин. Я оказалась прижатой к стене и сдалась на милость победителя. Хмельное удовольствие растекалось по телу, неминуемо ведя к грехопадению. Отбросив сомнения, растворялась в невероятно ярких ощущениях и боялась, что они больше не повторятся. Риоре не любит меня, нужно напоследок нырнуть с головой в прорубь и вернуться к прежним отношениям.
        - Да-а, нечасто принцессы оказываются в роли простолюдинок!
        Дыхание Риоре еще не выровнялось. Он стоял, склонившись над моим лицом, уперев руки в штукатуренную стену. В любой момент нас могли застать в двусмысленной позе. Молочник, патруль - кто угодно.
        - Только от мужчины зависит, какую роль играет женщина, - заметила я и поправила сползший на плечи капюшон. - Благодарю, милорд, я вас больше не потревожу. Стать эпизодическим развлечением для меня слишком мало, а женой - слишком много.
        Лорд нахмурился и посторонился. Странно, ему не понравились мои слова, хотя впору порадоваться: в любовницы не навязываюсь.
        - Не приписывайте мне своих мыслей, Янина, - неожиданно жестко ответил он.
        До очередной потайной калитки шли в полном молчании. Прощание тоже вышло скомканным - скупой формальный поцелуй руки. И ни слова. Ощущала себя наказанной, только не понимала за что. Лорд действительно просто развлекался, соскучился по женскому теплу, а тут - влюбленная воспитанница. И ведь не пеняла ему, поняла, что не стоит надеяться на большее, сама предложила не осложнять отношения.
        Разделась сама, благо фасон платья позволял, и с тоской напялила одну из однотипных ночных рубашек. Они похожи, как близнецы, не поймешь, в какой легла спать с вечера.
        Пеньюара не жаль, скажу, выбросила, а вот отношений с Риоре - очень. Могла бы смолчать! Но история не знает сослагательного наклонения, а лорд Вариэль - не прекрасный принц, точнее, маг из фэнтезийной истории. Ничего у вас не выйдет, поэтому просто забудь.
        Эх, ванну бы! Но пришлось смириться с неудобствами средневекового быта. Приму завтра, то есть уже сегодня. А пока нужно хотя бы пару часов поспать, набраться сил.
        Глава 13
        Сердце едва не выпрыгивало из горла, но внешне я хранила арктическое спокойствие. Даже когда горничная затянула корсет больше, чем следовало, не сорвалась, сдержалась.
        От Риоре не было никаких вестей. Искать с ним встречи не собиралась, но треклятый блондин не уходил из мыслей. Подумаешь, обиделся, подумаешь, снова на «вы», сколько их таких вокруг! Тот же лорд Марцис смотрит голодными глазами, да и Сириус Лонли явно не прочь приударить. Может, отбить любовника у королевы? В свете недавних событий хотелось насолить Марианн, но сдерживал инстинкт самосохранения. Если королева действительно исчадье зла, лучше не ворошить осиное гнездо.
        Вечером решится моя судьба.
        Нервно поправила выбившийся из-за уха волосок и уставилась на собственное отражение: не слишком ли бледна?
        За спиной внезапно возникла королева:
        - Юные девушки всегда прекрасны.
        От неожиданности вздрогнула и едва не выронила брошь, которую намеревалась приколоть к лифу платья. Не припомню, чтобы в дверь стучались, а дежурная фрейлина предупреждала о визите ее величества. Или Марианн научилась передвигаться по воздуху? Словно в первый раз, осмотрела ее с головы до ног. Случайная фраза навела на занятные мысли. Раньше я не задумывалась, существуют ли в Гаменции магессы, а тут на память пришла Тесса. Выходит, женщин обучали колдовству. Не окажется ли и Марианн этакой Малефисентой? Ведь я действительно не слышала шума шагов, а за спиной королевы не маячила свита. Не врываются просто так в покои принцесс. Или у кого-то воспаленное воображение и маниакальное желание обвинить мачеху в гибели друга матери и своей ссылке.
        - Благодарю, миледи.
        Скромно потупила взор, надеясь, что Марианн не заметила моего нездорового любопытства или спишет его на зависть. Портниха ее величества действительно постаралась на совесть. Жемчужная переливающаяся ткань верхнего распашного платья выгодно оттеняла волосы и светлую кожу Марианн, а темно-синяя узорчатая парча нижнего перекликалась с цветом глаз.
        - Все-таки выбрала зеленое. - Королева поджала губы, бросив неприязненный взгляд на манекен, который тут назвали парсуной. - Смотри, как бы кавалеров не укачало!
        - Они всегда найдут отдохновение в вашей гавани, миледи.
        Значит, платье хорошее, иначе стала бы мачеха так убиваться. Первая всегда и во всем. Но зачем она пришла? Вряд ли ради светской болтовни. Эх, из оружия только шпильки… Ладно, спокойно. Даже если Марианн - заказчица убийства, она не заколет меня кинжалом в гардеробной.
        Королева пропустила комплимент мимо ушей и задумчиво взяла с подушечки малую корону в виде диадемы, которую полагалось носить принцессам. Напряженно наблюдала за ее действиями. В голове крутился сюжет «Мисс Конгениальности». Уж не намажет ли Марианн украшение ядом?
        - Молодость - великое богатство, верно? - Королева положила диадему на место, вроде не успев провести никаких манипуляций. - Твоя уже почти отцвела. Где Лика?
        Вздрогнув, уставилась на мачеху широко распахнутыми глазами. Откуда ей известно, неужели Брайн проболтался? Но он верен королю, а не его супруге.
        - Простите, миледи, я не понимаю.
        - Ты не Лика. - Марианн больно ухватила за руку и прошипела: - Думала, не смогу отличить? Похожа, но глаза умные, а Лика - идиотка, каких поискать. Маги постарались, скрыли истинный возраст, только женщина такие уловки сразу заметит.
        - Насчет «сразу» вы явно погорячились. - Я вырвалась и отошла на почтительное расстояние. - И насчет женщины - тоже. Если только она сама иллюзиями не балуется. Так как, миледи, сколько лет вам на самом деле?
        Королева напряженно молчала; кончики губ опустились и чуть подрагивали от еле сдерживаемого гнева.
        - Вашими стараниями упразднили должность придворного мага? Он ведь мигом раскусил вас, верно?
        Ударила наугад, но попала в цель.
        Марианн вздрогнула и, побледнев под густым слоем пудры, который носили чуть ли не все придворные дамы, накинулась на меня с кулаками. Взвизгнув, бросилась в спальню, надеясь укрыться от разбушевавшейся мачехи.
        - Тварь! - Королева в ярости швырнула в меня попавшейся под руку шкатулкой, едва не попала. - Расскажешь Эдвину, уничтожу!
        Можно подумать, промолчав, останусь жива. Но идти к королю опасно, вряд ли он мне поверит. Какие доказательства? Одни предположения, никто экспертизу устраивать не станет.
        Бешенство ее величества улеглось столь же быстро, как началось, она встретила испуганно заглянувших на шум фрейлин величественным спокойствием.
        - Ее высочество выронила, - королева указала на шкатулку и рассыпавшиеся драгоценности, - подберите.
        И змея с чувством собственного достоинства удалилась.
        Словом, вечер обещал преподнести множество сюрпризов, только вряд ли они окажутся приятными.
        Королева затаилась, мы увиделись только за обедом. Сидя по правую руку от отца, я, к счастью, не пересекалась с Марианн взглядами. Сразу после трапезы королева ушла к себе, сославшись на головную боль. Через пару минут с разрешения монарха удалился советник. Не сомневаюсь, парочка собиралась провести время вместе, только за постельными ли утехами?
        Беспокоил и канцлер. Герцог не всегда ел вместе с венценосным семейством, но сегодня задержался во дворце и волей судьбы устроился напротив меня, благо правила дозволяли. Наверное, если бы сила мысли была материальной, я подавилась бы. Во всяком случае, Лоон Сарус явно не желал мне долгих лет жизни.
        После обеда заторопилась в комнату отдыха, чтобы немного успокоиться за вышиванием. Никогда не жаловала рукоделие, но в некоторых обстоятельствах оно необходимо. Втайне надеялась переговорить с Брайном, поделиться соображениями насчет королевы. Теперь мы в одной лодке. Увы, небеса вознамерились не оставить камня на камне от моих планов - герцог неожиданно увязался следом, якобы заинтересовавшись чтением «Прекрасной Элоизы». Так уж повелось, что за неимением телевизора особ королевской крови развлекали декламацией. Сегодня выбор пал на одну из слащавых повестей о любви, разумеется, в стихах. Поэт, описывая злоключения Элоизы, попутно учил читательниц добродетели и советовал остерегаться необдуманных поступков. Пробовала отделаться от нежелательного кавалера, шутила, что он вряд ли оценит страдания героини, но герцог оказался стоек. Ему, видите ли, нравится все прекрасное. И стихи, и моя вышивка, я ведь ее покажу? Пришлось согласиться, чтобы не привлекать лишних взглядов. Спасибо, канцлер женат, а то бы приписали роман. Нет, конечно, Лоон теоретически мог взять меня в любовницы, но выгоднее именно
жениться, а развестись без скандала нельзя.
        В довершение всех бед объявилась Амалия. Подруга Лики проводила время в загородном поместье, при дворе практически не появлялась, но тут приехала и тоже увязалась хвостом - обрабатывать меня начнут с двух сторон. Хорошо, если про подмену не догадались. По лицам не скажешь. Герцог снова сама любезность, словно не было того разговора с оскорблениями, Амалия, в порыве чувств ухватив за руку, воодушевленно щебечет, что я непременно должна к ним приехать на пару дней. Придворные дамы плетутся следом, слушают.
        Опасения подтвердились: вместо краткого отдыха перед переодеванием к балу пришлось выдержать очередной бой.
        Начиналось все мирно. Я уселась за пяльцы и махнула рукой самой молодой из фрейлин, чтобы она взяла томик и продолжила чтение. «Прекрасная Элоиза» не входила в список моих любимых произведений, но иных тут не читали. Да и во всем свои плюсы - под монотонный бубнеж хорошо дремать или думать о своем.
        Мнимая лучшая подруга устроилась неподалеку и тоже взялась за иглу, только вот больше говорила, чем вышивала: о погоде, кавалерах, прелестях загородной жизни. Словом, пыталась завлечь в поместье. Для чего, понятно - принудить к браку с Тео. Не сомневалась, что стоит переступить порог владений Отти, как ловушка захлопнется, выпустят меня только с кольцом на пальце. Изображая дурочку, кивала и односложно восторгалась, якобы поглощенная работой.
        Герцог занял место неподалеку, за спинкой кресла дочери. Он стоял, положив руку на край подставки под пяльцы, и жутко нервировал. Похоже, действительно интересовался чтением, не смотрел, а все равно не по себе.
        - Вам понравится Лагучи, - вздрогнула, когда канцлер внезапно обратился ко мне, - там множество цветов, какие-нибудь послужат новыми украшениями подушек.
        Лоон указал на незаконченную вышивку - на ней красовались маки. Опять некстати объявившийся внутренний голос напомнил о символике цветов: кровь, смерть на поле боя и вечный суд. Порой образование отравляло жизнь. Похоже, это мой случай. Нет, пусть маки останутся просто красивым цветами, на худой конец, символом плодородия. Детей я пока рожать не собиралась, но и умирать - тоже.
        - О да, - подхватила Амалия, - за садом - целое поле маков. Вы придете в восторг, ваше высочество.
        Оба уставились на меня, ожидая воодушевленного согласия провести недельку за городом.
        - Увы, - причину для отказа нашла быстро, - не желаю вновь увидеть вашего брата. Полагаю, он сейчас в Лагучи.
        Интересно, предложит ли герцог выставить вон собственного сына? Или соврет, будто Тео в фамильном замке? Не угадала. Герцогу наскучили светские беседы, и он перешел в наступление:
        - Ваше высочество, могли бы вы уделить мне пару минут вашего драгоценного времени?
        Теоретически можно остаться, а практически - нет. Пришлось ненадолго покинуть благородное собрание. Амалия тенью увязалась следом, заставляя нервничать еще больше.
        Краем глаза я заметила Леонсию, которая под каким-то предлогом направилась в ту же сторону. Надеюсь, фрейлина не бросит и в случае опасности позовет на помощь. Герцог тут же нарушил мои планы:
        - Леди Марек, не беспокойтесь, чести ее высочества ничего не угрожает. Можете вернуться на место.
        И фрейлине пришлось. Пойти наперекор канцлеру она не посмела, уж больно сурово он на нее посмотрел, многообещающе.
        Герцог отвел меня в кабинет Лики, хотя обставил все так, будто принцесса, то есть я, сама выбрала его для разговора с важным просителем. Верная отцу Амалия замерла на часах у двери, ясно давая понять: попытка к бегству обернется провалом. Мышеловка таки захлопнулась.
        Нервно поглаживала одно из подаренных Риоре колец, то, с возможностью перемещения. Его я приберегла на потом, если придется совсем худо. Благо по мановению волшебной палочки в дом бывшего советника не перенесешься, требуется время. Не попросишь же герцога обождать, пока я все необходимые манипуляции проделаю?
        - Итак?
        Я не собиралась отдавать инициативу. Прошла к столу и покосилась на кресло: отодвиньте, мол. Канцлер выходку проглотил, согласился исполнить обязанности слуги, хотя выражение лица намекало: в первый и в последний раз.
        Уселась, нарочито долго, скрупулезно разглаживая юбки, и кивнула:
        - Слушаю вас. Вероятно, вы хотели извиниться.
        Лоон поперхнулся. Разумеется, ничего подобного он делать не собирался. Я же радостно ухватилась за возможность вести беседу по своим правилам.
        - Безусловно, хотели, - капризная принцесса во всей красе, даже губы надула. - Это было… отвратительно, милорд. Сначала ваш сын, потом вы. Придется переговорить с отцом. Но не сегодня, не желаю портить праздник.
        Господи, как тяжело-то! И играть, и не впадать в панику. Я же вижу, как подергиваются уголки губ герцога, понимаю, что таится за угрюмым молчанием.
        - Я от своих слов не отказываюсь, ваше высочество, - противник не собирался идти на попятную, - могу еще раз повторить, что вы - вздорная девица.
        - Вы употребили другие выражения, - напомнила я, буравя взглядом стрелки часов.
        Скорей бы уж встать, сослаться на подготовку к балу. На нее требовалось часа четыре, то есть на козни у канцлера ровно полчаса, ну, минут сорок, если меньше отмокать в ванной.
        - Зачем с ней возиться?! - вступила в разговор Амалия, с легкостью сбросив маску верной подруги. - Либо ты выходишь замуж за Тео, Лика, либо не выходишь вообще. Я слишком долго терпела капризы. Надоело!
        Настоящая принцесса окаменела бы от такой перемены, вот и я замерла с открытым ртом. Даже играть ничего не пришлось, настолько удивило меня поведение Амалии. Пусть я догадывалась, что она пляшет под дудку отца, но стать полноправным игроком?..
        - Она не Лика. - По губам герцога расползлась гаденькая улыбка. - Верно, ваше высочество?
        Последние слова он произнес с нескрываемой издевкой.
        По спине стекла струйка холодного пота. Неужели таки Брайн?.. Да нет, королева. Правильно, зачем говорить мужу, когда лучше поделиться выводами с союзником.
        - Ну же, - герцог подошел вплотную, - признание облегчает душу.
        Глаза заметались в поисках спасения. Мелькнула шальная мысль запустить в канцлера тяжелым пресс-папье и попытаться сбежать через потайную дверь. Ее я обнаружила абсолютно случайно, когда рассматривала шпалеры.
        - Вы сошли с ума, ваша светлость. - Нет, без боя не сдамся. - Я давно заметила признаки помешательства. Все верно, вы больны, иначе не посмели бы оскорблять особу королевского рода.
        - Особу королевского рода? - рассмеялся герцог и неожиданно ухватил меня за руку. - Подарок Тео, говорите? Ну-ка посмотрим!
        Взвизгнула и вцепилась в ладонь Лоона зубами. Нельзя позволить рассмотреть кольцо Риоре, ни в коем случае нельзя! Герцог взвыл и, ругаясь, отпустил. На помощь ему пришла Амалия, проявившая недюжинную ловкость и силу для хрупкой девушки. В четыре руки они таки стянули кольцо; оно перекочевало в карман канцлера.
        - Вот ведь дрянь!
        Цедя воздух сквозь зубы, Лоон перевязал платком пострадавшую руку.
        Промолчала, сверля брюнета полным ненависти взглядом. Не сомневалась, что они с Марианн в одной лодке и нас с отцом из списка живых точно вычеркнули. Не то чтобы я полюбила Эдвина после того, что он сотворил с графом Мейнихом, пусть из-за чувств к матери, это стало проблематичным, но понимала: королевству нужен законный монарх.
        - Показать ее кузену?
        Амалия встала рядом со мной, контролируя каждое движение.
        - Потом! - отмахнулся канцлер. - Пусть сначала обручится с Тео.
        - А если брак признают недействительным? - наморщила нос мнимая лучшая подруга.
        - Не признают, - вновь сверкнул зубами герцог и обратил взор на меня. - Занятно, - пальцы ухватили за подбородок, побуждая подняться, - я догадываюсь, кто вы.
        - О чем вы, отец? - нахмурилась Амалия. - Я решительно ничего не понимаю! Как вы можете знать безвестную девчонку под иллюзией?
        - Э, нет, иллюзия только изменила возраст. Поверь магу: для полной трансформации нужно слишком много силы, такой ни у кого нет.
        Гулко сглотнула и безуспешно попыталась избавиться от его пальцев.
        - Страшно? - вкрадчиво поинтересовался Лоон и провел пальцем по уголку моего рта. - Я предлагал по-хорошему, но другой мир сделал упрямой. Как вас назвали, напомните. Королева Анна так горевала!
        - Руки уберите, - мрачно процедила я, - а то палец откушу. Могу и ударить. В отличие от Лики воспитанием обделена.
        Слова произвели обратный эффект - герцог рассмеялся и попросил дочь:
        - Милая, оторви шнур вызова слуг. Зачем подвергать ее высочество искушению? И приготовь чистый платок на случай, если она окажется несговорчивой.
        Амалия поспешила лишить меня связи с окружающим миром.
        Запаниковала. Что значит - «окажется несговорчивой»? Они собрались меня похитить или?.. Яблоко от яблони недалеко падает, но какой герцогу прок? Честь опорочить? Ох, а ведь точно, в давние времена подобные вещи высоко ценились, и девушка, скрывая позор, пошла бы на все.
        - Так, на всякий случай: в моем мире свобода нравов. Если очень хочется - пожалуйста, не напугаете.
        Канцлер вновь рассмеялся, от души, до слез и наконец-то отпустил.
        - Ты решила?.. Ох, не могу! Да не нужна ты мне!
        И на том спасибо, а то несговорчивость - двусмысленное слово.
        Амалия явно не понимала, о чем мы, и в недоумении переводила взгляд с отца на меня. Герцог не спешил объяснять. Прыснув в последний раз, кивнул дочери на дверь: иди на пост, жертва никуда не денется. Недовольная Амалия протянула отцу платок и отошла.
        - А теперь к делу. Надеюсь не прибегать к магии. - Канцлер продемонстрировал флакончик синего стекла. - С ним сделаете все, что прикажу. Единственное, у него есть один побочный эффект - через пару месяцев люди часто сходят с ума. Не хочу устраивать поспешную свадьбу.
        Снова на «вы», деловой разговор, значит. Хорошо, выслушаем, позвать на помощь всегда успею.
        Требования герцога оказались банальны - брак с Тео. Сегодня я публично признаю, что оговорила несчастного, очень раскаиваюсь и желаю стать женой. В подтверждение намерений передам Лоону кольцо с личной печатью и заключу помолвку с ним как с представителем сына. Взвесив все «за» и «против», кивнула. Пусть и дальше думает, будто смирилась, выпала из борьбы. Герцог - мужчина, он сильнее. Смочит платок в жидкости из флакона - и все, никто не поможет. Понятия не имею, что там, но на примере Риоре убедилась: алхимия в Гаменции широко развита.
        Канцлер удовлетворенно кивнул и убрал бутылек.
        С облегчением выдохнула. Хоть здесь отсрочка! Разумеется, на балу я назову совсем другое имя, если только его обладатель соизволит явиться.
        - Приятно иметь дело с умной женщиной. Да и негоже ссориться с будущим свекром.
        Выразительно глянула на часы, намекая, что аудиенция закончена.
        - Вы так и не назвали истинного имени.
        Лоон не собирался вставать. Он расслабился, смотрел пусть свысока, но благостно - усыпила бдительность.
        - Спросите у Марианн, - пожала плечиком, - она точно в курсе. А теперь оставьте меня, милорд, не желаю предстать на балу огородным пугалом.
        Упоминание королевы не удивило собеседника, что еще больше укрепило предположения об их связи.
        Боялась, герцог останется, но нет, откланялся и увел дочь. В дверях Лоон обернулся и с намеком добавил:
        - До встречи на балу, ваше высочество.
        Настроение было напрочь испорчено, даже платье не радовало. Сорвала злость на горничной. Гадко, но такова человеческая природа. Служанка оказалась привычной, не вздрогнула. Видимо, Лика и не такие концерты закатывала.
        Подготовка к балу изрядно вымотала, но немного притупила тревогу. Пока меня отмывали, натирали, одевали и причесывали, успела разработать целых три плана дальнейших действий. Все как в поговорке - на бога надейся, а сам не плошай. Вот и я не собиралась.
        Первый вариант развития событий: Риоре. Задумка лорда удается, все живы, заговорщики разоблачены. Я держусь подле блондина и выполняю все указания.
        Вариант второй: без Риоре. Король жив, но остальная часть задумки Риоре не осуществляется. Я объявляю его женихом, если надо, насильно заключаю помолвку и сдаю канцлера отцу. С королевой сложнее, улик нет. Против герцога, если разобраться, тоже. Мое слово и его слово, вся надежда на бутылочку. Хоть бы ее нашли!
        И, наконец, третий: провал. Риоре нет, отца убивают. Я изображаю покорность, заключаю помолвку с Тео, а затем нахожу способ ее разорвать. Не запретят же в библиотеке рыться! Уверена, откопаю какой-нибудь закон.
        Разумеется, рассчитывала на первый вариант, но мысленно готовилась к третьему.
        Из зеркала на меня смотрела умопомрачительная красавица, только ни наряд, ни драгоценности бурных эмоций не вызвали. В отличие от наших селебрити местные дамы не увешивали себя бриллиантами, а предпочитали более скромные камни вроде рубинов и жемчуга. Последним богато украсили сетку для волос, расшили подол распашного верхнего платья. Весило все солидно, раньше бы пожаловалась, но теперь привыкла.
        Парадный выход особы королевской крови - целый спектакль. Впереди бежали пажи, орали: «Дорогу!» Следом бряцали оружием солдаты, затем важно вышагивала я, окруженная стайкой фрейлин. По случаю бала они тоже принарядились, но только мне и королеве дозволялось обойтись без привычного чепца, остальным пришлось довольствоваться его парадным вариантом.
        Сердце гулко стучало; в горле пересохло. Я плохо видела и слышала происходившее вокруг, мысли сузились до простейших вещей, например, не упасть, не наступить на подол. Но вот и двери судилища. Пусть в Гаменции нет официальной религии, спаси и сохрани, неведомый бог! Сглотнув вязкую слюну, растянула губы в искусственной улыбке и вплыла в танцевальный зал. В ушах все еще стоял стук жезла церемониймейстера, звучало эхо его слов.
        Ее королевское высочество принцесса Даяна Лика Гаменцианская - чужое имя и чужая судьба. Как там сестрица, не обижает ли новый муж, куда увез? Надеюсь, не в столицу, потому что при всех терзаниях только грандиозного скандала с разоблачением не хватало. Представила Лику, прорывающуюся в первые ряды с дрожащими от гнева губами. Вот она тычет в меня пальцем и визжит: «Схватить самозванку! Отдай диадему, принцесса я». Занавес. Нет уж, спасибо! Пока начнешь объяснять, головы лишишься. Как бы ее и так не потерять! Все проклятые царедворцы и один маг - в частности. Лучше бы полы у него мыла, чем жемчугами сверкала. Вот угораздило влюбиться, когда только успела? Некрасивый, характер паршивый, а все туда же! Верно говорят, девушки падки на плохих мальчиков. Хотя с некрасивым я загнула, по отдельности… А, ну его!
        При виде меня дамы и кавалеры почтительно замерли и склонились кто в поклоне, кто в реверансе. Шепотки прекратились, даже оркестр смолк. Его усадили на специальные хоры под потолком. Духота там неимоверная, но кого заботят подобные мелочи? Впрочем, внизу не лучше, как бы не разболелась голова!
        Кинула быстрый взгляд на тронное возвышение - отец и мачеха отсутствовали. Даже не знаю, хорошо или плохо, но в любом случае странно. Вряд ли принцесса открывает бал. А со стороны казалось именно так - придворные нетерпеливо тянули шеи, переминались с ноги на ногу. И никаких взглядов на закрытые двери, словно главная виновница торжества уже прибыла.
        Еще больше настораживало другое: я никак не могла углядеть Риоре. Неужели его нет? И Брайна не видно, не у кого спросить. Без лорда я пропаду, не выстою против двух противников. Положим, можно ничего не пить и не есть, только вот долго ли продержусь? И кто мешает канцлеру подкупить служанку? Платочек с неизвестным эфиром действует мгновенно, нельзя вечно быть начеку. Ладно, успокойся, возьмешь время подумать и уедешь в загородную резиденцию. Среди полей проще сбежать, скажем, во время конной прогулки. Охрана, фрейлины? Когда речь о собственной жизни, сумеешь выкрутиться. Я так и вовсе уверилась: мои соглядатаи - обычные люди со своими пороками и слабостями. Вряд ли весь штат придворных дам рванет в глушь, в Саратов, то есть количество глаз резко уменьшится, а дальше… Дальше уже твой выход, Таня-Яна.
        Одно знала точно: в Гаменции не останусь. Хватит, наелась! Пусть возвращают Лику, я не жажду предъявлять права на трон. Оно и понятно: нежеланная дочь, попаданка, которая никому не нужна. Может, и случайный кавалер струсил. Ну да, своя шкура дороже, а какой Риоре от меня прок, одна морока.
        Словом, просвет в будущем наметился, мешало одно «но» - королева. Она могла нанести удар в любую минуту, те же кинжал или стрела мигом оборвут загородную поездку. Лучше бы мегера объявилась, а не сказалась больной, чтобы нас всех спокойно перерезали.
        Тянуло грызть ногти, но принцессы лишены права на дурные привычки.
        Дорога из вощеного паркета казалась бесконечной, мышцы затекли от искусственной улыбки, но вот наконец и кресло. Буквально рухнула в него, наплевав на приличия, и попросила воды.
        - Сию минуту, ваше высочество, - раздался учтивый знакомый голос.
        Кончики пальцев вспотели, теперь уже от радости. Хотя бы Брайн на месте! Положим, старший королевский слуга - временный союзник, а не верный друг, но на безрыбье… Догадываюсь, он не просто так вызвался принести воды. Так и вышло. Воспользовавшись моментом, встревоженным шепотом поинтересовалась:
        - А где граф?
        Фамилию называть побоялась, слишком много ушей вокруг, и так косятся, ловят каждое слово. Та же леди Сонси крутится рядом, якобы готовая услужить госпоже.
        - Изволили прибыть, - столь же тихо ответил Брайн и с легким поклоном забрал опустевший стакан.
        Он и на балу не изменил черному цвету, только обшлага украсила вышивка золотой нитью. На фоне прочих кавалеров Брайн смотрелся тенью, словно подчеркивал свое низкое положение, однако многие дорого бы отдали за возможность поговорить с ним, попросить замолвить словечко. Даже дамы стреляли глазками в сторону старшего королевского слуги, пряча столь пристальный интерес за веерами из перьев. От привычных они отличались размерами - меньше и крепились шнурком к запястью.
        Хм, а прилично ли танцевать с Брайном? Положим, он простолюдин, пусть относится ко второму сословию, но левая рука короля. О таких нюансах учителя не упоминали, придется наблюдать и самой делать выводы. Хотя, господи, я лучше спровоцирую скандал возмутительным партнером, чем пройдусь в танце с кем-то из семейства Отти.
        Ладно, второй вопрос. Надеюсь, Брайн простит невежество, он в курсе, кто я.
        - Разве бал начинается до прибытия их величеств?
        Собеседник смерил меня снисходительным взглядом, будто говоря, что еще взять с такой бестолочи.
        - Разумеется, нет. Их величества уже здесь.
        Так, опять концы не сходятся. Вот он, пустой трон. Разве король не должен сесть на него и дать разрешение пить и веселиться?
        Словно прочитав мои мысли, Брайн уже громко, чтобы слышали все, попросил:
        - Ваше высочество, окажите нам честь, откройте бал. Это ваш праздник.
        Нахмурилась, уловив боковым зрением, как активно закивали фрейлины. Похоже, все, кроме меня, в курсе. Или?.. Ах да, сегодня лже-Лика назовет имя жениха, учитывая отсутствие иного наследника - будущего короля.
        Кивнула, растянув губы в опостылевшей улыбке, и приняла белый платок из рук распорядителя бала. Сей господин незаметно оказался рядом в нужный момент. Один взмах руки, и невидимая красная ленточка перерезана.
        Брайн отошел. Конечно, он не мой раб, не собачка, фактически такой же гость. Вроде на службе, а вроде и нет, потому как при должности. Вон, даже беседует с кем-то из придворных. Последний нос не задирает, не тычет в лицо дворянством. Я бы тоже не стала, иные простолюдины могут щелчком пальца отправить аристократов кормить комаров. Брайн вроде не мстительный, но откуда мне знать?
        Немного успокоившись, осмысленно осмотрелась и с удивлением не заметила в стайке фрейлин Амалии. Куда подевалась закадычная подружка? Плетет сети интриг вместе с отцом или строит глазки? Только я не обольщалась, Амалия скоро объявится и усядется рядом личным цербером. И ведь придется изображать беззаботную беседу: для всех мы подруги, никто не знает о разговоре в кабинете.
        Музыканты настроили нехитрые инструменты, сверху полились звуки музыки. Бал начался. Он оказался таким, каким рисовало воображение: море свечей, настежь распахнутые окна, чтобы гости не задохнулись от жары, и те самые танцы, которыми мучили в доме Риоре. Пары вдумчиво рисовали на паркете геометрические фигуры, соревнуясь друг с другом в неестественности поз. Дамы старательно тянули подбородки, кавалеры - носочки. Птицы, да и только! Присоединиться к ним не тянуло, предпочитала наблюдать со стороны.
        Странно, сначала на паркет выплывает королевская чета, а тут никого из венценосного семейства не тревожили. А я что? Сижу, отдыхаю, не собираюсь никого выделять: по негласному правилу, первый танец дарят жениху или фавориту. Однако где носит главную пару праздника? Засели в буфете или шушукаются в уголке с канцлером? Его тоже не видно. Сомневаюсь, будто Лоон запаздывает, такой бы не упустил возможности заняться заскучавшей наследницей. Радовало, что хотя бы Тео не будет, после глупой попытки изнасиловать герцогскому сыночку заказан официальный вход во дворец. Насчет неофициального не обольщалась, отец всегда откроет потайную дверцу.
        Брайн снова крутился рядом. Вроде занят разговором, по факту - оберегает от напастей. Косилась то на него, то на стервятниц-фрейлин и все больше склонялась к крамольной мысли о танце. Заодно бы решила проблему повышенной нервозности, а то скоро ногти грызть начну. Интересно, если принцесса попросит старшего королевского слугу стать ее кавалером, его тоже запишут в женихи? Или сразу в мужья, раз сама позвала? Представляю, как вытянутся лица придворных! А, плевать, не сидеть же столбом в ожидании мачехи? Того и гляди, на герцога нарвусь, а ему отказать нельзя. В отношении канцлера правило первого танца не сработает, потому как женат и самый знатный кавалер из присутствующих. Придется вытерпеть очередной неприятный разговор, о последствиях которого можно только догадываться.
        Набравшись храбрости (не мешало бы выпить, но по статусу не положено), встала, чтобы положить начало многодневным сплетням. Только вот открыть рот не успела - Брайн оказался ясновидящим, не иначе, научился читать по лицам. Распрощавшись с собеседником, он направился ко мне и учтиво осведомился, не окажет ли его высочество честь скромному подданному. Что примечательно, заиграли мелодию единственного танца, который мне нравился. Если не ошибаюсь, третьего по счету на чужом празднике жизни. Уф-ф, тогда точно можно, бал я с Брайном не открывала.
        Однако странен сегодня сообщник Конрада, что-то в нем изменилось. Кажется, внешность та же, слова те же, но ведет себя с большим достоинством, чем обычно. Хотя, наверное, показалось. В конце концов, Брайн столько балов перевидал! Служит во дворце дольше, чем живу на свете.
        Проигнорировав шушуканье придворных дам, сошла с тронного возвышения и вложила затянутую в белую перчатку руку в ладонь старшего королевского слуги.
        - Вы сегодня великолепны, ваше высочество, - ободрил комплиментом партнер. - Впрочем, как всегда.
        Обычные слова, стандартный комплимент, а улыбка на губах стала искренней, напряжение чуть отпустило.
        Старший слуга почтительно склонил голову и вовлек в ряды танцующих. Они почтительно расступились; на лицах мелькнуло удивление. Ну да, странный выбор партнера. Не прекрасный юноша из благородной семьи, а человек без череды родовитых предков, вдвое старше меня. Так нам не жениться, а пошушукаться.
        Мы шествовали чинно, словно ожившие фигуры с картины эпохи Ренессанса, чеканя шаг, вытянув руки. Не лица - маски. Никаких эмоций, сплошная сосредоточенность и погруженность в себя. Хотелось рассмеяться, с нервов, видимо. Сдержалась, еще решат, будто принцесса сошла с ума. Но вот Брайн встал в первую позицию и, стукнув каблуками, склонил голову. В ответ присела в легком реверансе, как и подобает особе высоких кровей, только чтобы соблюсти приличия.
        Грянули такты незатейливой мелодии, танец начался. Как полагалось, партнеры стояли друг против друга и, держась за руки, то сходились, то расходились. Все - с каменным выражением лиц, чтобы никто не подумал, будто люди получают удовольствие. Своеобразная пытка длилась минут пять, за время ее ни я, ни Брайн не проронили ни слова. Дальше мелодия сменилась, будто стряхнула сонную одурь, танец тоже перестал напоминать строевой смотр. Притопнув, присела в реверансе перед партнером и ощутила его руку на талии. Показалось или он прижал чуть теснее, чем следовало?
        - Отца все нет, я беспокоюсь, - завязала столь желанную беседу. - С его величеством все в порядке?
        Определенно, кавалер обнимал, а пальцы сползли, самую малость, но достаточно для вопросов. Брайн вдруг решил пофлиртовать? Не похоже на него. С другой стороны, он тоже мужчина, а бал располагает к разного рода вольностям. Или все гораздо проще - старший королевский слуга изображал заинтересованность, чтобы усыпить чужую бдительность?
        - Пока да, - повысил градус беспокойства партнер.
        - То есть? - нахмурилась я.
        Пусть гадают, чем меня огорчил Брайн. Лучше гневаться, а не радоваться на людях.
        - Не могу сказать точнее, ваше высочество.
        - Где он?
        Я начинала терять терпение. Брайн специально издевается? Риоре посвятил его в детали заговора, мог бы понять, что у дочери есть причины для волнения. Может, Эдвин и сомнительный родитель, но смерти ему я не желала.
        - Беседует с герцогом Отти, ваше высочество.
        Уф-ф, отлегло. Живой! С другой стороны, лучше бы отец проводил время с другими людьми. Может, я уже помолвлена, но не подозреваю об этом. С канцлера станется!
        Раз-два-три. Раз-два-три.
        Ох, разошелся Брайн, разошелся! Пальцы то сползут, то вернутся обратно, игриво, словно мы близко знакомы. И ведь не знаешь, каким образом намекнуть на недопустимость подобного поведения. Открыто нельзя: неприлично, а дать пощечину… С тем же успехом можно устроить сексуальную революцию с мини-юбками.
        Мысли вернулись к тому, по чьей милости я оказалась во дворце - самой большой ошибке последних месяцев. Риоре тоже следовало сказать «нет» и напомнить о разнице в социальном положении. Ведь именно я распустила мерзавца. Прежде он боялся, благоговел. Пусть пять минут, но все же. Значит, теперь нужно переступить через воспитание, раз местные мужчины столь резвы. Не успела.
        - Отец утверждает, у меня паршивые иллюзии, ваше высочество. А вы как считаете? - шепотом поинтересовался Брайн и повернул спиной к королевскому возвышению.
        Внутренне запаниковала. Неужели старший королевский слуга тоже маг? И играет на другую сторону? Очень не понравилось самодовольство, мелькнувшее в голосе. Брайн явно наслаждался своей затеей. Зато теперь понятно… Нет, черта с два что-либо понятно, наоборот, запуталось еще больше.
        У всех магия, и только я обычный человек, хоть головой об стену бейся. Может, если стукнуться достаточное количество раз, появятся способности? Каждая уважающая себя попаданка уникальна или судьба решила, что происхождения достаточно? Ну спасибо, в книгах к титулу прилагаются любящие родственники и принцы, а у меня сплошная борьба за выживание без ценного приза в конце.
        Партнер усмехнулся и прижал еще теснее. Хм, если дальше так пойдет, местный аналог вальса превратится в танго, и Брайну придется жениться, только вот невеста против.
        - Что вы себе позволяете? - злобно зашипела я, обождав пока с более решительными действиями.
        Устроить скандал всегда успею, а Брайн не производил впечатления идиота. Если ему что-то нужно, скажет. Поглядим, может, придем к взаимовыгодному сотрудничеству.
        - Жениху можно, - заметил наглец и удивленно поинтересовался: - Неужели не узнали?
        Жениху? Едва не запнулась, спасибо партнеру, спас положение. Так-так, начинаю понимать. Жених, иллюзии, аромат жимолости… Вот ведь лис! Но слово сдержал, все время крутился рядом. А я-то решила, его схватили! Или вовсе не пришел, испугался. Отсюда и движения, Яна. Не скроешь графскую стать. Даже если очень стараешься, проскальзывает.
        - Зачем?..
        Начну с самого главного вопроса. Почему нельзя было прийти по приглашению, даром я старалась, воевала? А он устроил маскарад. Мальчишество!
        Мужчина попался догадливый, понял, о каком «зачем» шла речь.
        - Решил не шокировать общество. - Мнимый Брайн, а по факту Риоре закружил в подобии вальса. - Далеко не все рады меня видеть, могли помешать. Мы пришли к согласию, он не стал возражать.
        Кто «он», объяснять не требовалось. Вряд ли старший королевский слуга поделился внешностью без спроса. Если бы Риоре его запер или применил иные меры воздействия, обман быстро бы всплыл. Нет, Брайну пришлось на один вечер исчезнуть из дворца по доброй воле, хотя лучше бы он остался: одним союзником больше.
        - Вижу, вы уже остыли, - напомнила о вчерашнем инциденте.
        Тогда кто-то превратился в заносчивого хама, стоило перестать млеть от его поцелуев. Хотя целовался, мерзавец, божественно, коленки дрожали. Может, Риоре афродизиаком каким губы смазывал? Должно же найтись логичное объяснение моему грехопадению. Хотя оно, похоже, случилось по собственной дурости и из-за интереса к химии. Не покажи тогда, в лаборатории, лорд свое другое лицо… Ну да дело прошлое!
        - Я? - Риоре разыграл удивление и крутанул в танце, столь удачно разминувшись с излишне любопытной леди. - Полноте, скорее ваше высочество закатило маленькую истерику.
        Со стороны наш разговор казался бредом, но Риоре старался, чтобы мы держались на расстоянии от прочих пар, и никто ничего не слышал.
        Истерику, значит? Кому-то очень повезло, а то бы высказалась на тему местных мужчин. О, как я теперь сожалела о содеянном! Но увы, грабли на то и грабли, чтобы на них наступать. Главное, извлечь урок.
        - По-моему, совсем наоборот.
        - Хотите сделать всеобщим достоянием наши… м-м-м… кратковременные отношения?
        Не знаю, что взбесило меня больше: его тон или выбранное определение, но я ударила Риоре веером и остановила танец. Чтобы немного сгладить ситуацию, пожаловалась на духоту и велела принести выпить. Однако лже-Брайн не успел сделать и пары шагов, как музыка внезапно смолкла. Пары испуганно переминались с ноги на ногу и дружно смотрели в одну сторону. Я тоже повернула голову и увидела королеву. По правую руку от нее стоял герцог. Стоп, а почему не король, куда они дели отца? Бросила встревоженный взгляд на Риоре. Похоже, он тоже ничего не понимал.
        - Господа, - голос ее величества звонко отражался от потолка, - его величеству нездоровится, он был вынужден нас покинуть.
        Сердце болезненно сжалось. Смутные подозрения нашептывали: внезапный недуг - дело рук супруги. Соседство Лоона Отти лишь подкрепляло худшие подозрения. Герцог и королева начали игру, и ставки в ней - чужие жизни.
        - Странно, что отец не подошел ко мне, мадам. Уж не прятали ли вы его?
        Понимаю, звучало провокационно, но не смогла смолчать. Где гарантия, что король вообще появлялся на балу? Риоре якобы его видел, только я - нет.
        Марианн отыскала меня глазами и словно окаменела, уставившись в одну точку. Только ее внимание привлекла не моя скромная персона, а Риоре. Королева буравила его взглядом. Если бы могла, наверное, убила.
        - Надо же, какие гости! - В оглушительной тишине раздались скупые издевательские аплодисменты. - Мне донесли о приглашении, но не думала, что вы явитесь. Ну же, милорд, - досадливо отмахнувшись от канцлера, королева направилась к нам; людская толпа отхлынула, освободив проход разъяренной государыне, - я не настолько глупа, чтобы не признать вас. Избавьтесь от маскарада.
        Риоре не двигался; во всем теле ощущалось напряжение.
        Мы внезапно оказались в центре живого круга. Придворные перешептывались и испуганно переглядывались.
        У меня заледенели кончики пальцев. Королева показала себя с новой стороны. Вряд ли она разгадала план лорда. Нет, Марианн видела сквозь иллюзии. Раз так, она маг. Тогда понятно, каким образом она признала во мне Янину. Странно, что не сказала сразу.
        Двинувшийся следом Лоон попытался привлечь внимание Марианн:
        - Ваше величество!
        - Исчезни! - невежливо отмахнулась она.
        Однако герцог не унимался, Марианн пришлось обернуться и злобно повторить:
        - Ваша светлость, оставьте меня в покое!
        Канцлер насупился, но устраивать скандал не стал. Не сомневаюсь, он запомнил каждое слово и выставит королеве счет за моральный ущерб. На ее месте я бы не огрызалась на союзников. Кто знает, какое еще снадобье найдется у Лоона в рукаве.
        Марианн устремилась к нам с несвойственной особе благородной крови скоростью. Она едва ли не распихивала локтями зазевавшихся придворных, оказавшихся слишком близко от разъяренной тигрицы. Губы сложились в тонкую ниточку и чуть подрагивали от сдерживаемых эмоций. Герцог в отличие от спутницы (вероятно, именно он развлекал Марианн вместо супруга) не торопился, однако вид имел в высшей степени оскорбленный. Он сверлил взглядом спину королевы, явно гадая, как отплатить за унижение. Но вот канцлер обратил внимание на меня, и я испуганно инстинктивно прижалась к Риоре. Лорд не оттолкнул, наоборот, обнял. Выходит, собирался защищать от Лоона Отти, который выбрал первую жертву.
        Боковым зрением уловила краешек синего платья. Вот и закадычная подружка. Амалия собиралась прийти в образе ночного неба, для чего мастерицы долгими ночами портили глаза, вышивая звезды на распашной юбке. Дочка герцога крутилась у тронного возвышения, точнее, у его задней части. Уж нет ли там дверцы потайного хода? Самое время выпустить Тео и силой принудить принцессу, то есть меня, назвать его женихом. Шутки шутками, но зачем-то она там стоит, поглядывает на отца, словно дожидается условного знака.
        Риоре счел дальнейшее притворство бесполезным и избавился от чужой личины. Вокруг него сгустилось сизое облачко, а когда оно развеялось, передо мной стоял знакомый блондин. Лорд приоделся для бала, выбрал фиолетовый сюртук с золотой вышивкой и белоснежную рубашку с жабо. Образ дополнял муаровый жилет немного странного покроя, почти под горло, походивший на кирасу. Все вместе смотрелось торжественно, даже зауженные у лодыжек и более широкие в бедрах штаны. Образ дополняли придворные мягкие туфли на небольшом каблуке. В таких удобно задавать ритм в танце, отбивая его, словно степ.
        Бал был окончательно испорчен. Какая музыка, какое веселье? Все смотрели только на Риоре. Он держался словно монарх, стойко сносил как изумленные аханья, так и полные ненависти взгляды. Последних оказалось немало: многие открыто советовали опальному советнику убираться, кто-то и вовсе визгливо кликнул стражу. Солдаты нерешительно приблизились, но пока не спешили заключать Риоре под стражу. Цыкнула на них - не все же изображать мебель, - и они ретировались к дверям, замерли почетным караулом.
        - Кольцо, - одними губами прошептал лорд, не открывая взгляда от Марианн.
        Он напоминал дикого зверя, приготовившегося держать оборону.
        - Какое? - не поняла я.
        - Зачарованное, последнее. Ваше высочество, пожалуйста, - лорд выделил голосом последнее слово, - покажите его, наденьте поверх перчатки.
        Не понимая, куда он клонит, выполнила его просьбу. На ум приходила только спешная телепортация - иным способом кольцо защитить не могло, - но вроде подобного заклинания Риоре не накладывал. Тут бы пригодился другой артефакт, только вряд ли мне позволят проделать необходимый ритуал и перенестись в кабинет лорда Вариэля. Не сомневаюсь, зал зачарован от подобных вещей, иначе бы монархи дохли как мухи, а правящая династия сто раз сменилась.
        Королева остановилась, не дойдя какой-то десяток шагов. Красивое лицо пылало гневом.
        Оправившись от потрясения, канцлер обошел Марианн и остановился против опального советника.
        - Что вы здесь делаете? Напоминаю, вам запрещено появляться во дворце без особого дозволения.
        - Спасибо, на память не жалуюсь, Лоон. - Сразу видно, парочка друг друга обожает. - Нужно особое дозволение? Получите. Я бумаги оформлять умею, законы знаю, чего и вам желаю.
        Риоре извлек из-под жилета мое приглашение и протянул оппоненту. Герцог пробежал его глазами и в сердцах скомкал. Выбросить не успел - заветную бумагу перехватила королева и тоже жадно пробежала глазами. Сейчас состоится разоблачение, достаточно сличить мои попытки подделать почерк Лики с оригиналом, хотя в копировании я преуспела.
        - Эй, - герцог обернулся к солдатам, - выведите его!
        - На каком основании? - Внешне лорд хранил стоическое спокойствие. - Приглашение поддельное?
        - Вас тут быть не должно, - процедил канцлер.
        Тут не выдержала я. Если дергать за хвост серую мышь, она рано или поздно вцепится в палец. Вот и я отстранила кавалера и уперла веер в грудь Лоона.
        - Вот как, не должно быть? - Раз - и хлесткий удар по плечу. Не ожидавший подобного герцог ошарашенно попятился. - Давно вы примерили корону, раз решаете, кого приглашать на бал? Граф Ланскет - мой гость, гость ее королевского высочества, а вы всего лишь герцог. Запомните, очень хорошо запомните свой титул и больше не смейте открывать рот, когда не просят.
        Говорить закончила в звенящей тишине. Страха не испытывала, наоборот, по крови разлился адреналин. Хотелось проучить сановника, поставить на место. Неужели он думал, будто принцесса позволит безнаказанно обзывать себя? Захочу, вышвырну вон. Да, именно так, с позором. Может, положение слабого пола в Гаменции незавидно, но не герцогу выбирать моих гостей.
        Лоон опешил, не найдясь что ответить. Сделала неутешительные выводы: герцог действительно собирался сменить герб. Не рановато ли? Или полагал, я со страху соглашусь добровольно поделиться троном? Нет, милейший, вам к Марианн. Жена против? Ваши проблемы, не стоило изводить короля. Не сомневайтесь, веселая жизнь вам обеспечена, увлекательную прогулку на плаху тоже гарантирую.
        Подобные мысли роились в голове, когда я нарочито неторопливо обходила виновника переполоха. За мной наблюдали десятки глаз. Придворные гадали, когда ветреная капризная Лика успела превратиться в наследницу престола. А вот случаются в жизни сюрпризы, во мне тоже королевская кровь без предупреждения взыграла. Действительно, хватит! Думали избавиться, использовали, подменили мир, а я смирись и выкуси? В пешее эротическое не хотите? Говорите, нужны союзники? Получите. Семейство Вариэль и тот же Брайн для начала.
        Мелькнула шальная идея: может, признаться? Представляю, сколько дам упадет в обморок, если Кара Янина воскреснет. Останавливала королева: не нравилась мне ее многообещающая улыбка. Марианн заготовила неприятный сюрприз, как бы моя откровенность не сыграла ей на руку. По сути, Риоре похитил Лику, а пахло изменой, поэтому лучше промолчать.
        - Браво, девочка! - Голос мачехи сочился ядом. - Только на чужое не зарятся, когда свое есть.
        По залу прокатился долгий вздох. Королева умела эпатировать.
        - Бедный Тео Отти! - в том же духе продолжила Марианн и толкнула герцога в бок. - А вы стоите и смотрите.
        Ее величество до минимума сократила разделявшее нас расстояние, но вопреки ожиданиям не притронулась ко мне, сверлила взглядом Риоре, словно решая, освежевать его на месте или обойтись традиционными средствами. Шутки шутками, но на правах старшей по положению Марианн могла бросить лорда под стражу.
        Беспокоил и герцог. Он подозрительно теребил пышный шейный платок. Уж не скрывался ли под ним зловещий флакончик?
        - Значит, вот как, - обманчиво обволакивала словами королева, не сводя глаз с Риоре, - вернулись с черного хода, милорд, не теряете надежды растоптать. Только сейчас рядом нет Эдвина, никто не простит за дерзкую выходку.
        - Какую, ваше высочество?
        Риоре играл в дурачка.
        - Иллюзии строжайше запрещены! - Удар веером с успехом заменил пощечину. Похоже, я ввела новую моду. - Вы выдавали себя за другого, лгали, плели заговоры. Она была там, когда я приезжала? Отвечайте!
        От ее крика бокалы выпали из рук. Придворные застыли, в ужасе взирая на королеву, которая только что призналась в супружеской измене. Самое поганое, что Риоре с ней не спал, но никто ему не поверит. Марианн воистину умна. Не так, так этак избавилась от опасного лорда. Она повинится мужу, солжет, будто Риоре к ней приставал, оболгал, когда получил отказ, а теперь и вовсе заманил обманом - словом, выпишет билет в один конец. Прошлое доказало: чаровницу-шатенку отец ценил больше бывшего советника, безоговорочно верил и не желал прозревать.
        В отчаянии попыталась спасти положение, хотя, боюсь, мое признание лишь ухудшит положение Риоре. Ну хотя бы честь спасу:
        - Замолчите, миледи, и уберите руки от моего жениха.
        Решительно вырвала веер из рук остолбеневшей мачехи и кинула на пол. Так поступила бы любая, еще бы в волосы вцепилась, а я приторно улыбнулась, о любовнике промолчала. Вот он, граф Эссен, стоит неподалеку и пытается разобраться в происходящем. Похоже, красавчик не догадывался о наличии у покровительницы тайной неразделенной любви.
        - Да, уважаемые лорды и леди, вы не ослышались, - чуть повысила голос и обвела взглядом бальный зал, - сегодня я должна была объявить имя будущего мужа, и он перед вами. Прошу любить и жаловать, лорд Риоре Вариэль, граф Ланскет. Наше решение скреплено кольцом.
        Смело подняла руку и продемонстрировала подарок жениха, который выдавала за подношение Тео.
        Глава 14
        Если бы в зале взорвалась бомба, она не произвела бы большего эффекта. Стало совсем тихо, слышно, как потрескивают свечные фитили.
        Герцог позеленел от злости, но держал себя в руках. В отличие от Амалии, которая позорно сползла на пол, зажимая рот ладонью. Королева изображала ледяной столб. Зрачки ее неестественно расширились, пальцы напоминали паучьи лапки.
        А затем публика взорвалась, забурлила. Как же, немыслимо, принцесса выходит замуж за опального аристократа! Все кричали, спорили, перебивали друг друга, светское мероприятие переросло в подобие митинга. Мы оказались в его эпицентре, одни против целого мира. Не заметила, как Риоре снова обнял меня, защищая от разъяренной толпы.
        - Потри кольцо и зажмурься, - шепнул он, прижав мою голову к плечу, - представь, куда хочешь перенестись. Один раз должно сработать. Надеюсь, - мрачно добавил Риоре.
        - Нет.
        Никуда я без него не собираюсь! Может, лорд - заносчивый грубиян, но свой, родной, не приму таких жертв.
        - Хочешь окончательно опозориться?
        Риоре сменил тактику и прижал теснее.
        - А можно еще больше? - игриво, не иначе с нервов, удивилась я и отстранилась.
        Нет, будь моя воля, не покидала бы уютных объятий, но как тогда следить за семейством Отти? А следить нужно, потому как отец с дочкой совещались у тронного возвышения. Оно манило магнитом, вряд ли просто из-за мечты о короне.
        Мимоходом взглянула на кольцо и обомлела. Оно менялось! Куда делась простота, теперь мою руку украшал бриллиант, достойный особы высоких кровей, и не простой, а черный.
        - Считайте частью обещанного показа коллекции артефактов, - легко разгадал причину моего изумления Риоре. - Кольцо в некотором роде разумно и умеет подстраиваться под обстоятельства.
        Однако насладиться новой старой игрушкой не успела: противники нанесли ответный удар.
        - Арестовать их! - Указующий перст Марианн не оставлял сомнений, кого именно. - Она самозванка!
        Бедные гости охнули и дружно отхлынули к стенам, то ли в испуге, то ли лишая возможности незаметно скрыться. Теперь деваться некуда, как на ладони.
        - Ты проиграл, упрямец. - Королева с торжествующей улыбкой фамильярно погладила лорда по щеке. Стиснув зубы, он стерпел. - Не вышло вернуть власть, бывает. Сам виноват. Уведите! - обернулась она к солдатам.
        Те, бряцая оружием, уже маршировали от дверей.
        В происходящее неожиданно вмешался герцог.
        - Нет.
        - Вы смеете оспаривать мои решения? - удивленно подняла брови Марианн.
        - Смею. - Лоону в смелости не откажешь. - На графа мне плевать, а вот принцесса принадлежит семейству Отти. Она никакая не самозванка, действительно старшая дочь его величества.
        В гробовой тишине, которая, казалось, стала лейтмотивом вечера, канцлер уверенно приближался ко мне и раздраженным быстрым движением оттолкнул солдата, вставшего на пути.
        - Заткнись, пока не пожалел.
        Иногда в тихих словах больше угрозы, чем крика, так вышло и у Марианн.
        - Как бы сама не пожалела, милая, - вернул предупреждение герцог. «Милая» он произнес с особым ехидством. - Я никому не позволю себе «тыкать».
        В пальцах Лоона мелькнула знакомая бутылочка. Угадала, он прятал ее под шейным платком.
        - Господа, - в зале прозвучало очередное ошеломительное признание, - как вы относитесь к черному колдовству? Боюсь, среди нас затесался его любитель. Или любительница.
        Королева переменилась в лице и, побелев, прошипела набившее оскомину:
        - Заткнись! Я не трону ее, но умолкни!
        - Поздно, надоела! - потерял терпение герцог. - Какая разница, сколько масок сегодня слетит? Но делать из себя комнатную собачонку не позволю.
        Дальше произошло нечто невообразимое: пол внезапно ушел из-под ног, а Марианн оказалась окружена дымкой черного тумана. Теперь она казалась значительно старше, годилась мне в матери, пусть и сохранила былую красоту. Голубые глаза потемнели или так со страху показалось?
        Риоре выругался и куда-то увлек. Ноги не слушались, пришлось меня волочь.
        Тайный ход, там таки есть тайный ход, я угадала!
        Бледный Тео Отти ворвался в сознание мимолетным воспоминанием, сметенным ураганом, обрушившимся на танцевальный зал. Свечи погасли, одна из тяжелых люстр с грохотом рухнула на пол, по счастливой случайности никого не убив.
        Риоре до боли стиснул запястье и рывком отшвырнул меня. Не удержав равновесия, упала, ушибив локоть.
        - Не бойся и не смотри!
        Лорд прикрыл собственным телом от нарастающей мощи стихии. Не сомневалась, она - дело рук человека.
        - Сейчас, подожди немного! - бормотал Риоре, лихорадочно копаясь в темноте.
        Он не активировал световые шары, отчего-то не зажженные по случаю бала, действовал на ощупь. Очевидно, не желал привлекать внимание. И ведь справился! За считаные мгновения до того, как смерч заключил нас в свои объятия, мы провалились в воющий зев портала. Он оказался не таким, какой в свое время построили Риоре с отцом, даже не походил на тот, с помощью которого угодила в дом блондина. Портал напоминал коридор смерти. Тело сплющило, легкие словно натерли наждачной бумагой, а незримая сила так и норовила оторвать от лорда, вытрясти душу. Но Риоре держал крепко, буквально вжал в собственное тело, обезопасив хотя бы с одной стороны.
        Не знаю, сколько все продолжалось. Время словно застыло, может, прошла минута, а может, час. Одно знала точно: если выберусь, упаду на колени и буду долго-долго дышать.
        Ощутив ладонь Риоре на затылке, поняла: скоро конец. И действительно, стоило ему прижать мое лицо к своему плечу, как вой ураганного ветра усилился, едва не ломая барабанные перепонки. Немного страданий - и тишина, благословенная тишина. А еще жесткое приземление на нечто твердое - не угадал лорд, мы плюхнулись на бок, он не успел смягчить удар.
        - Ну, ты как?
        Риоре оправился первым и проявил заботу.
        Осторожно, очень медленно разлепила глаза и осмотрелась. Мы оказались в некоем помещении без окон с низким потолком. Похоже на подвал.
        Лорд отряхнулся и помог подняться. Меня трясло, в ушах до сих пор стоял свист, мерещился карманный торнадо. Прежде я видела смерчи только по телевизору, вживую он оказался немного страшнее.
        - Они все?.. - вопрос дался нелегко.
        Рука Риоре помогла удержать равновесие, иначе бы клюнула носом.
        - Вряд ли, - обнадежил лорд. - Марианн попотчевала нас лично, ей еще хочется пожить в красивом дворце.
        - Но как? Не заболеют же придворные внезапной потерей памяти?
        Риоре умел удивлять:
        - Заболеют.
        - Бред! - Мозг противился подобному развитию событий. - Вместо королевы - странная бесноватая тетка! Тот же герцог первым упечет ее в высокую башню, а то и прикопает.
        - Скорее она его, - хмыкнул спутник. - Перечить ведьме себе дороже.
        - Ведьме?
        Голова отказывалась переварить столько новой информации.
        - Ну да. Или ты думаешь, будто Марианн - иллюзия?
        В темноте на некоторое время воцарилось молчание.
        Я перебрала в памяти события прошлого вечера и пришла к неутешительному выводу: похоже, отца нет в живых, иначе мачеха не решилась бы на дерзкую выходку. И, подумать только, из-за Риоре! То ли опальный советник сильно ее зацепил, то ли мог помешать грандиозным планам. Королева собиралась умертвить мужа и сбыть с рук падчерицу. Первый пункт плана удался, Эдвин Второй пропал. Поверить в нездоровье могучего мужчины? Скорее в существование Санта-Клауса.
        Мысль о том, что я никогда больше не услышу баса рыжеволосого короля, обожгла, обрела плоть и кровь. Прежде я беспокоилась, но абстрактно, как о чужом человеке, а тут с пугающей ясностью осознала: Марианн лишила меня отца. Родного отца, с которым я не успела толком поговорить, узнать, какой он, выяснить, отчего слова жены для него ничего не значили. И второго шанса не предвидится, мы черт-те где, не поможем, не успеем.
        О, как правы те, кто советует ценить родителей! Кажется, впереди много времени, обиды сильны, а приходит миг, когда все отдал бы за одну минуту рядом, только поздно. Сама посуди, ты видела лицо отца, разве он похож на злодея? Виллем вспыльчив, мнителен, ревнив, но они с мамой любили друг друга.
        - Но… но ей ведь не позволят? - старалась, чтобы голос не дрожал.
        Еще немного, и расплачусь.
        - Не позволят что?
        Вспыхнул световой шар, и я спешно отвернулась, скрывая набухшие в уголках глаз слезы - принцесса обязана быть сильной.
        Подвал. Все как положено: гнилая солома в углу, паутина, пыль, только крыс не хватает. Тюрьма?
        М-да, жалко портниху и белошвеек! С тяжким вздохом окинула то, что осталось от бального наряда. Портал его изрядно потрепал, но самый большой урон нанесло падение на грязный пол. Диадема пала смертью храбрых, на голове наверняка сорочье гнездо.
        Не думать, не думать! О любой ерунде, кроме дворца.
        - Если ты о спектакле Марианн, она постарается свалить все на меня. Прошла любовь!
        - Лучше бы и не начиналась! - прошипела я. - Глядишь, король бы жив остался.
        Риоре предпочел замять неудобную тему. Он обещал спасти монарха, но потерпел фиаско. Вдобавок гордился тем, что Марианн сохнет по нему, как мартовская кошка, то есть косвенно виновен в случившемся.
        - Где мы? - задала резонный вопрос, чтобы немного отвлечься.
        Какая разница, собственно, не на том свете, и спасибо.
        - В башне. - Риоре любил говорить загадками.
        - Какой?
        Мне из него слова клещами вытягивать?! Нашел время!
        - Моей. Вернее, старого замка, который купил по случаю.
        - Сколько же у тебя всего! - пошутила я. - Завидный жених!
        Странно, оказывается, в стрессовой ситуации человек способен хохмить. Хотя говорят же, смех - одна из форм истерики.
        Лорд скривился и страдальчески попросил:
        - Не надо повторять слова моей матери.
        - Давно досаждают?
        Представляю. Родители хотят внуков, готовы спихнуть сына в руки любой подходящей аристократке, а он все с колбами да указами.
        - Семнадцать лет. - Странно, но Риоре ответил. - Будто я виноват, - пробурчал он, оправляя одежду, - что мать не смогла родить второго сына! Постарался бы отец, настругал бастарда, но он от меня детей требует.
        Сочувственно коснулась плеча лорда. Семнадцать лет - долгий срок. Раз Риоре на стенку лезет, о незаконнорожденном брате задумался, дела совсем плохи. Хотя будто я Конрада не видела! Хорош папаша, почти с совершеннолетия ребенка донимает. Раньше думала, таким грешат только с девочками - мол, женское счастье, не проворонь.
        - А почему нет? - спросила максимально осторожно.
        Деликатная тема! Вдруг у него проблемы? Память услужливо напомнила: с одной составляющей брака у Риоре все в порядке. Может, бесплодный? Просто иначе почему? Дворянин, наследник рода - и обрекает семью на вымирание.
        - Не хочу. - Риоре наклонился и очистил носком туфли небольшой пятачок пола. - Не обижайся, наверное, правильнее снова перейти на «вы»…
        - Неправильно, - совсем неправильно, особенно сейчас, - и я тоже не хочу.
        - Чего?
        - Замуж.
        Лорд тихо рассмеялся, явно не веря. Приглядевшись, заметила морщинки, пересекавшие лоб. Устал, вот и лицом посерел. Так хотелось поднять скорбные уголки губ, вернуть столь редкие искорки в глаза, но приходилось степенно стоять рядом. Принятым решениям нужно следовать, ты же слышала: женщин в его жизни не существует. Положим, я за штампом в паспорте не гналась, но мужчина, которому под сорок, обязан хотеть семью, иначе с ним что-то не так.
        - Так вот, Янина, - после короткого молчания продолжил Риоре, попутно подновляя вырезанные на камне символы миниатюрным стилетом, замаскированным под брошь, - не обижайтесь, но какой прок от женщины? Она слишком дорого обходится и слишком мало дает. Мне проще купить ребенка, чем жениться.
        Я упрямо отстаивала институт брака:
        - Но однажды найдется та, которая разделит ваши интересы. И вы передумаете.
        - Ты точно моя мать! - фыркнул лорд, но не обиделся.
        Покончив с лирическим отступлением, вернулись к суровой реальности. Она не радовала: куча врагов и ноль союзников, хотя Риоре заверил, что сумел связаться с отцом, лордом Вариэлем-старшим, и попытается переговорить с Брайном, если, конечно, тот еще жив.
        - На месте сладкой парочки я бы взялся за старшего королевского слугу. Но, может, обойдется. Если Марианн надумала сохранить лицо, она затаится, начнет клясться, что все подстроил мерзкий Риоре Вариэль, недаром его уже обвиняли в измене.
        - Но оправдали же? Да и подданные не дураки, не поверят в массовый гипноз.
        Последнего слова Риоре не знал, пришлось объяснить и в очередной раз столкнуться с местной страшной реальностью:
        - Поверят. Много дружеских лиц ты заметила в толпе? То-то же! Я давно в немилости и должен изрядно постараться, чтобы обелить свое имя. Королеве проще.
        - Ведьме-то? - Версия собеседника казалась неправдоподобной. - Да ее давно сожгли бы.
        - В твоем мире - возможно, - уклончиво ответил Риоре.
        Да что за ведьмы такие в Гаменции особенные, раз их тронуть боятся?
        Недоверчиво продолжила:
        - Ты еще скажи, Лоон Отти простит оскорбление!
        В глазах лорда мелькнул хищный огонек:
        - А вот это вряд ли. Но не станем гадать, мне ничего доподлинно не известно об отношениях королевы и канцлера. Раз так, любая теория ложна, дождемся отца. Я попросил разузнать о произошедшем. Может, в вино зелья забвения подлили? Ты, часом, ничего подозрительного не пила?
        Риоре с тревогой заглянул в мои глаза.
        Уверенно ответила:
        - Нет.
        Я так боялась канцлера, что любой напиток из незнакомых рук в горло бы не полез.
        Итак, по словам лорда, Конрад знает о замке, но прибудет дня через два, не раньше - пока лорд Вариэль-старший сунет нос в столицу, настроит портал, доберется сюда заснеженными тропами. Бывший советник подстраховался, свил гнездышко-бункер, запретив чужое телепортирование. Замок стоял в предгорьях северной части королевства, отсюда до вызвавших меня некромантов недалеко. Вокруг - леса, места безлюдные, только чуть ниже по течению реки деревенька. С покупкой блондин тоже схитрил, оформил бумаги через подставное лицо, то есть пытай слуг, никто не покажет.
        - По-моему, разумно пригласить сюда Лику.
        Мысль о сестре не давала покоя. Она обидела Риоре, но не меня, а сейчас, перед лицом опасности, любая поддержка крайне важна. И если отца нет в живых… Тяжкий вздох. Да, если отца нет в живых, мы его наследницы и обязаны свергнуть Марианн, или кто там узурпировал трон. Пусть Риоре утверждал, что брак с простолюдином лишил сестру всяческих прав, его вряд ли можно признать законным. Раз так, союз нужно расторгнуть. Хватит, потешил самолюбие, отомстил.
        - Зачем?
        Риоре ушел в глухую оборону.
        - Затем. - У меня начали сдавать нервы. - Или устрою настоящую ссылку.
        - Да-а? - Блондин явно издевался. - И как? Ты в Гаменции на птичьих правах, под чужим именем.
        - Твоими стараниями, - тем же елейным голосом ответила лорду. - Прикинусь дурочкой и расскажу, как граф Ланскет угрозами принудил участвовать в заговоре. Сам понимаешь, похищение Лики - это не хаханьки.
        Риоре помрачнел, забросил прежнее занятие и уставился на меня, словно видел впервые. Не ожидал, что из тихой покорной девочки превращусь в шантажистку. Женщины такие, коварные и непредсказуемые.
        - Если хочешь, говори, - пробурчал лорд и отвернулся.
        - А если не скажу?
        - Не торгуюсь.
        Похоже, Риоре обиделся. Во всяком случае, нарочито поворачивался спиной, стоило попробовать заглянуть ему в лицо. Понимаю, поступила некрасиво, но ведь и он тоже совершил недобродетельный поступок.
        - Лика должна знать, и точка, - решила настоять на своем. - И засунь свою…
        Закашлявшись, не договорила. Леди не употребляют подобных выражений, принцессы - и подавно.
        Лорд молчал: думал. Наконец неохотно согласился:
        - Ладно.
        - И развод ей оформи.
        Если идти, то до конца.
        - Не могу.
        Час от часу не легче! Сестру обрекли на жизнь с незнакомым человеком, лишили дворянства. Не многовато ли за давнее предательство? Так и сказала, напомнив, что Лика молоденькая дурочка, а он взрослый мужчина, бывшая правая рука монарха. Кому, как не Риоре, простить и отпустить прошлое?
        - Поняла бы, если бы вы любили, так нет! Хотя бы теперь, когда страна на волоске от междоусобицы, забудьте о личном.
        - Обещал же, увидитесь! - прошипел лорд и снова вперил взор в пол. - И о браке подумаю. Если тебе так хочется…
        - Что значит - хочется? - Еще немного, и у меня начнется истерика. - Ты человек или скотина?! Если человек, то освободи Лику! Уверена, она достаточно помучилась. А если такой же, как Марианн, покажи, как выбраться, и я уйду.
        - Не сможете, тут везде магия, - усмехнулся Риоре. Лицо его подобрело, былая гневная гримаса исчезла. - Но ты права, я заигрался. Разбирайтесь сами, кто станет наследницей, я в семейные дела не вмешиваюсь. Только предупреждаю: сегодня Лику не увидишь. Тут портал нужен, время. Дождемся отца.
        Руны, которыми столь старательно занимался лорд, оказались охранными. Стоило Риоре закончить, как они вспыхнули ровным зеленым светом и, мигнув, почти сразу погасли.
        - Готово! - Блондин отряхнул руки и поднялся с колен. - Теперь нас никто не побеспокоит.
        - Никто - это королева?
        До сей поры тактично обходила стороной неприятный вопрос, но образ изменившейся Марианн не шел из головы. Риоре назвал ее ведьмой, я бы и вовсе сочла воплощением зла. Не могла обычная ведьма сотворить торнадо, изменить облик. Риоре божился, что среди женщин магов нет.
        - Ведьма она, да еще черная! - с чувством пробормотал лорд и наверняка мысленно выругался. - А я слепой, не заметил. Правильно выгнали, зачем королю идиот вместо советника.
        - Ну, не такой уж ты дурак, - попыталась ободрить спутника.
        - Дурак. - У Риоре, похоже, проснулась страсть к самобичеванию. Не похоже на него. Обычно лорд Вариэль лучший во всем и всегда прав. Если не прав… Ну, как в анекдоте, смотри пункт первый. - Чуял ведь неладное и не проверил.
        В подвале сразу стало зябко, хотя прежде температура казалась сносной.
        Боязливо осмотрелась: не притаилась ли мачеха в углу? Ведьма, значит, даже черная. Может, она не просто корону хотела, вдруг ее планы существеннее? Скажем, создание оплота зла. Звучит смешно, но в фэнтези и не такое случается, а Гаменция словно сошла с книжных страниц, только еще страшнее. Поделилась соображениями с Риоре. Думала, засмеет, нет, внимательно выслушал, но предположение отверг.
        - Ведьмы, пусть и существа темной природы, ничего такого не строят. Желания у них обычно простые, только методы жестокие.
        К слову, о методах:
        - А что с покушением? Мачеха ведь заказала наемников.
        - Тебя интересует судьба лорда с дурной репутацией или количество жертв?
        Покончив с рунами, Риоре предложил выбираться наверх.
        - Покушение на короля на балу.
        Сморщив нос, прошлась по освещенному пятачку. Холодно и воняет прелой соломой. Поразительно, я еще способна думать!
        - Марианн не планировала раскрывать свою сущность, и тут вдруг… Хотя не понимаю, разве магия - преступление? Не написан же ее цвет на лице!
        Оказалось, между ведьмами и волшебниками большая разница. Магия передавалась по наследству от отца к сыну, девочка с даром родиться не могла. Иное дело - некромантка или ведьма. Первая - плод любви от союза с демоном, вторая получала силу, продав душу демонам. Обе дар по наследству не передавали. Ведьм в народе боялись больше чумы, рассказывали о ваннах из крови младенцев и прочую чушь. Может, я бы поверила, но Риоре так убедительно высмеивал суеверия!
        - Вечная молодость - да, - мы двигались вдоль стены к выходу, - сила - тоже. Остальное - обычные дела. Зато теперь понятно, - Риоре заскрежетал зубами от злости, - как она очаровала короля.
        - И отец во всем ей бездумно верил! - Мысли вернулись к скорбной истории собственного рождения. - Не жене, не честному подданному.
        Как слепы иногда мужчины, особенно в летах, окрыленные любовью юной прелестницы! Она вертит им, а он и рад услужить. Старая жена побоку, друзья лгут, все на свете жаждут оклеветать невинное дитя по имени Марианн.
        - Может, он не так уж и виноват, - попытался оправдать сюзерена лорд.
        - Не так уж виноват! - вскипела я. - А как же рассказы о любви к жене?
        - Ведьмино слово - закон, - спокойно объяснил Риоре. - Эдвин действительно питал нежные чувства к прежней супруге, но тут размолвка… Сама понимаешь, мужчина.
        - Не понимаю.
        - Анну он любил и ревновал, Марианн - хотел.
        - Как ты? Сам говорил: никакой любви, но пеньюарчик надень.
        Лорд поперхнулся и предложил вернуться к прежней теме.
        - А чего так? - Истерика таки началась. - Все мужики одинаковы!
        - Категоричные суждения заранее неверны. - К Риоре вернулось прежнее самообладание. - И ты хотела не меньше, даже больше. Надеюсь, ее высочество не станет обвинять меня в изнасиловании.
        Пришлось ответить отрицательно, иначе бы лорд не отстал.
        Неловко! Но ведь сравнение напрашивалось. К чести Риоре, он не развил пикантную тему. Да и не время ругаться.
        - Второе покушение не состоялось из-за меня. Думаешь, просто так просил Брайна провести в зал раньше первых гостей? Схватили убийцу, в камере сидит. Только вряд ли доживет до допроса, если его действительно наняла Марианн.
        Пояснять почему не требовалось.
        - Может, Марианн в свое время заговорила дракона графа Мейниха, - продолжил рассуждать вслух лорд, попутно отбрасывая с нашего пути всякий хлам, - ведьмы умеют. Не отказала в удовольствии, так сказать, облегчила задачу тому, кого Эдвин выбрал палачом.
        Скрипнула тяжелая дверь, в нос пахнуло сыростью. Затхлый воздух свидетельствовал о том, что сюда давно никто не заглядывал - после опалы Риоре безвылазно сидел в пригороде Майна. Лорд шагал первым, я, подобрав юбки, внимательно глядя под ноги, чтобы ненароком не растянуться, семенила следом.
        - Послушай, - нашла нестыковки в теории спутника, - если Марианн ведьма, отчего она не убила королеву? Мама успела родить Лику. Между нами… - задумалась, прикидывая в уме, - лет шесть разницы.
        - Я мешал. - Риоре в скромности не откажешь. - Следил за Эдвином и вправлял мозги, пока он не наведался в гости к дамочке и не переспал с ней. Как видишь, шесть лет успешно справлялся, но силы человеческие не бесконечны…
        Он напрашивался на похвалу, только вот тешить чужое эго не собиралась.
        - Положим, - не отступала я, - но ведь с графом Мейнихом все случилось до того, как Марианн стала фавориткой. Как она могла влиять на короля, если ее близко не подпускали?
        Лорд закатил глаза.
        - Янина, ты женщина или нет? Можно подумать, так сложно заставить поверить в нужные вещи на расстоянии! Зачем подбираться к королю, подставлять себя, когда существуют сплетни, подметные письма и лживые свидетели? И никакого колдовства.
        - Существует королева, - напомнила очевидное.
        - Думаешь, она просто так столь поздно понесла снова? Между супругами пробежала кошка, родить Анна согласилась только ради долга.
        - Постойте, но ведь она ничего не знала… - осеклась и с силой ударила рукой по каменной стене. - Вот Марианн тварь!
        Больше некому, только мачеха могла поведать матери всю правду, разумеется, забыв упомянуть о своей роли в трагедии. Анна ведь свято верила, будто я умерла.
        Пальцы болели. Кажется, я их оцарапала. Лизнула кожу, как делают маленькие дети - нет, только синяк. Риоре заметил мои манипуляции и решительно захватил ладошку в плен. Невнятное бормотание, и болеть перестало.
        - Заранее предупреждаю: больше в медицине не смыслю, - предупредил лорд и отпустил руку.
        Видимо, испугался, что стану досаждать лечением разных хворей.
        Ладно, оставим тему Марианн, хотя в ней по-прежнему больше вопросов, чем ответов, перейдем к другому и не менее насущному. Риоре договорился с Брайном пробраться в зал раньше гостей и осмотреть все колдовским оком. Более того, утверждал, что благодаря ему сорвалось покушение. Однако король неизвестно где, королева правит бал, а мы едва спаслись. К слову, как? Что с кольцом и отчего именно сюда? Не стала тянуть и вылила на собеседника ушат сомнений.
        - Помнится, кто-то маг, - в заключение выразительно глянула на Риоре. - Что-то незаметно! Или плохо учился?
        Лорд недовольно засопел. Световой шар над его плечом дрогнул и на время повис без движения. Темный каменный коридор, больше напоминавший погреб, давил на сознание, манил вернуться к спасительному источнику света. Вот и еще одна загадка:
        - Зачем во дворце свечи? Можно подумать, магией никто пользоваться не умеет.
        - Нельзя, - зло ответил Риоре и подманил капризный шар. - Старое правило исключает любое использование магии на балах и приемах. Разреши бытовую, кто-то тайком применит и боевую. А так нет соблазна.
        - Ну да! - хмыкнула в ответ. - Все разом способностей лишаются, законопослушными становятся, только ты один обходишь запреты.
        - Хватит ерничать! - рыкнул лорд и обернулся ко мне.
        Даже не подумаю:
        - О, мы снова кричим! А чего вдруг? Раскрыла шпиона или подловила на лжи? Не голыми же руками ты преступника ловил? Или он под троном прятался, раз магия запрещена? И что тогда ты проверял, раз проверять нечего? Стоят себе чары и стоят, все равно никто новое не добавит.
        Может, замкнутое пространство так подействовало, но впервые взглянула на историю под другим углом. Не причастен ли бывший советник к событиям на балу, не в сговоре ли он с королевой, которую, по его словам, терпеть не мог? Если, по словам лорда, магия глушится, как Марианн могла вызвать вихрь? Присмотрелась к Риоре. Вроде не похож на злодея, но кто его знает?
        - Простите, - сквозь зубы процедил Риоре, перейдя на официальное «вы». Похоже, последняя реплика вывела его из себя. - Обязуюсь говорить только «ее королевское величество». Чары ставил еще отец, меня выгнали из дворца не вчера, и я понятия не имею, что там творилось после. Нужно было учесть все варианты. Извините, - лорд картинно развел руками, - огненных шаров не наставил, заранее королеву не убил. Записывайте теперь в сообщники, Марианн только порадуется. Знал бы, - чуть слышно добавил блондин, - не связывался и спокойно жил в ссылке, пока голову бы не отрубили.
        - За что? - не поняла я.
        - За оскорбленное самолюбие. Или решили, будто продался бы? Да что там, по лицу вижу, убеждены, - горько добавил он.
        Тяжко вздохнула. Мужчины - сущие дети. Из-за такого пустяка! Там король, ведьма, а он характер показывает. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Допустил оплошность - признай. Вот я и признаю: ничей Риоре не сообщник. Доказательства налицо, точнее, на лице - такое выражение не подделаешь.
        - Так и будем собачиться, пока отец умирает?
        На глаза навернулись слезы. Плакала молча, даже носом не хлюпала, плелась за Риоре и думала, думала, думала… В конечном итоге не сдержалась и разревелась окончательно. События наложились друг на друга: перенос в другой мир, обретение новой семьи, неожиданное предательство, новая потеря. Свет шара слился в бесформенное радужное пятно.
        - Перестань! - ворвался в череду воспоминаний тихий шепот, а в следующий миг Риоре прижал меня к груди.
        Некрасиво всхлипнув, вцепилась в его потрепанный жилет, уткнулась носом в шершавую ткань. Как в дешевых мелодрамах, но не могла иначе, тянуло в тепло, хотелось утешающих прикосновений. Думала, Риоре погладит по-медвежьи - нет, лорд в очередной раз удивил. Он скуп на проявление чувств, но прекрасно знает, как вести себя с плачущими девушками.
        Еще бы платок, не в рукав же сморкаться! Но это слишком, не стоит требовать от лорда слишком много, он и так проявил заботу. Как только услышал? Я ведь плакала тихо, или мне только казалось? Господи, только бы обошлось без некрасивых захлебывающихся всхлипов!
        - Он не умер, - прозвучали столь важные слова. Правда, Риоре тут же оговорился: - Надеюсь. Я видел его величество перед самым балом, он выглядел здоровым. Простите, я не специалист, мог просмотреть проклятие или нечто подобного рода. Не умею определять на глаз, отравлено ли вино…
        - Перестань! - подняла голову и, шмыгнув носом, заглянула в серьезное лицо. - Я не обвиняю, понимаю, глупо. Твой, то есть ваш отец, наверное…
        Ну да, Конрад бы понял, увидел. Недаром бывший придворный маг. При всем уважении к Риоре, старый лорд умел намного больше. Только напрасно я его помянула, бывший советник обидчив, а тут чуть ли не открытым текстом заявила, что сын отцу в подметки не годится.
        И все же, отчего мы перенеслись именно в замок? Риоре заранее предвидел подобное развитие событий и связал артефакт с определенным местом? Или кольцо изначально на него настроено, поэтому лорд и обосновался в глуши, по воле артефакта? Глупо, но в жизни всякое случается.
        - Хорошо, давайте не по протоколу, хотя мне лучше бы говорить вам «вы».
        - Почему? - удивленно подняла брови и смахнула со щеки слезы.
        - Ты принцесса, я изначально вел себя неправильно.
        Лорд убрал руки, но я упрямо вернула их на место - так спокойнее. Без объятий Риоре вновь накатывала истерика. Видимо, он понял, раз вновь привлек к себе, по-медвежьи похлопал по спине.
        - Почему?
        Я превратилась в заезженную пластинку.
        - Надо было меньше разговаривать и проявлять больше внимания. И рассказать все Эдвину тоже, - мрачно добавил лорд, - пусть это добавило бы проблем.
        Каких, объяснять не следовало. Пришлось бы рассказать о похищении Лики, признаться во вмешательстве в королевские планы и куче других вещей, которые все вместе грозили прервать род Вариэлей.
        - Я не обиделся за сравнение с отцом, - заверил Риоре. - Никогда не претендовал на звание могущественного мага.
        Решила не развивать тему обращений, хотя, по-моему, глупо говорить о «выканье» после совместной ночи. И насчет обращения во время ускоренного курса принцесс не согласна. Риоре муштровал, а не вел светские беседы, какая предупредительность!
        Выбравшись из подвала, убедилась: замок для жизни непригоден, из удобств - чуть ли не только стены. Мрачный, явно старинный, он напоминал декорации моего первого часа в Гаменции. А еще холодно. Бальный наряд не рассчитан на суровые горные условия.
        Риоре перехватил мой разочарованный взгляд.
        - Тут есть жилые помещения. Пара комнат, но переночевать хватит. Замок я покупал для экспериментов, чтобы никому не навредить, поэтому мало заботился об удобствах. Завтра рискну вызвать дракона. Сама понимаешь, на нас объявлена охота.
        Кивнула. Понимаю, как и то, что живыми мы Марианн не нужны.
        - Куда собираешься?
        - В свое имение. Сам бы здесь отсиделся: безопасно, лаборатория, можно спокойно подготовиться, но ты без горничных не сможешь.
        Обиженно фыркнула. Нашел неженку! И без горничной смогу, и без перины обойдусь, нечего облегчать задачу врагам. Куда в первую очередь сунутся? Правильно, проверять дома Риоре. А там люди, зачем подвергать их опасности? Если мачеха взойдет на трон, она выдвинет против нас армию. Столкновения не избежать, а то и человеческих жертв. Тут же действительно спокойно, пусть и жутко неуютно.
        - Мы остаемся здесь, - распорядилась на правах старшей по положению. - Мне требуются только огонь, еда и минимальные удобства.
        - Организую, - кивнул явно довольный Риоре и со смешком добавил: - Ты меня приятно удивляешь!
        Самодовольная улыбка лорда выдернула из пучины тревог, захотелось стереть ее, сказать колкость - странное желание.
        Лестница в замке оказалась под стать остальной обстановке, на каблуках не заберешься. Риоре поддерживал под локоток, благо ширина позволяла. Лестница спиралью закручивалась вокруг столба по часовой стрелке. На вопрос почему так, лорд пояснил:
        - Меч держат в правой руке, удобнее обороняться.
        Да, все предусмотрено, замок не для красоты строили.
        Второй этаж разительно отличался от первого, фактически представлявшего собой один огромный зал. Сразу видно: тут бывали люди. Во-первых, появилась мебель и ширмы. Они делили помещения на закутки, заменяя стены. Абсолютно разные: деревянные, из натянутой на каркас ткани, однотонной и с росписью. Сюжеты преобладали цветочные или боевые - удалые воины на драконах, охотники с копьями. Любой музей дорого дал бы за подобную коллекцию. Прежде я уже видела ширмы, в спальне Риоре, например, но эти не шли ни в какое сравнение. А еще подушки, их оказалось великое множество. Они валялись на полу, на жестких стульях, даже подоконниках. Любил себя Риоре, предпочитал сидеть на мягком.
        - М-да, тебя бы переодеть! - Лорд окинул меня придирчивым взглядом и активировал местный световой шар. - Погляжу, но вряд ли найду что-то подходящее.
        - Чем плохо мое платье?
        Пока видела всего два недостатка: потрепалось и легкое. Последнее лечится камином, вон он, даже аккуратная стопочка поленьев рядом. То ли Риоре запасливый, то ли привирает и частенько наведывается сюда.
        - В лаборатории себя представь, - снял все вопросы хозяин. - Тебе придется мне помочь, иначе не справлюсь.
        Лорд шагнул к камину, и вскоре пламя согрело руки и другие части тела живительным теплом. Никогда не думала, что можно так продрогнуть летней ночью! Видимо, стены замка отнимали, а не дарили тепло.
        Попросив немного обождать, Риоре скрылся за полукруглой железной дверью. Владелец замка отсутствовал довольно долго, грешным делом подумала, лорд обо мне забыл, но вот он объявился с рубашкой в руках.
        - Все, что есть, - бывший советник кинул одежду на стул. - С нижней юбкой сойдет. Раз нарушаешь приличия, - хитрая усмешка, - и с некоторых пор моя невеста - можно. Других мужчин в замке нет, а заявись отец, его давно не интересуют особы женского пола.
        Риоре хотел уйти, чтобы, как и подобает тактичному кавалеру, не смущать даму, но я пристроила его в роли служанки. Мужские пальцы оказались куда менее проворными, чем у горничных и фрейлин, даже пошутила:
        - Стыдно за столько лет не научиться раздевать женщину!
        Лорд засопел и продолжил воевать с потайными пуговками.
        - Надевать надо меньше, если хочешь, чтобы быстро раздели. А то каждый год новая мода, когда тут научиться? Только навостришься воевать с лентами, как уже очередные преграды. Ну вот, все, дальше выберешься.
        Риоре отступил, и я благополучно стянула рукава и лиф верхнего платья. Затем пришел черед юбок и второй части увлекательного квеста «раздень принцессу». Мастерицы постарались, умело спрятали застежки. Печальная у них судьба: с такой ювелирной работой быстро теряешь зрение. И горничных тоже - какое терпение надо иметь!
        В нижней юбке и рубашке Риоре, которая, видимо, скоро станет моей униформой, смотрелась прилично, почти как обычная жительница Петербурга двадцать первого века. Лорд так, впрочем, не считал, хмыкал и явно думал не об артефакте, которым предстояло заняться. Подумаешь, щиколотки открыты. Как мало местным мужчинам надо для счастья!
        - Нам придется ночевать вместе.
        Он бросил быстрый взгляд на меня, то ли ожидая реакции, то ли проверяя.
        - Спать или ночевать? - без тени смущения уточнила я.
        Огонь нагрел пятачок перед камином, и настроение значительно улучшилось, обрушившиеся на голову проблемы уже не казались неразрешимыми. Краснеть от слова «спальня» не стану, напрасно Риоре старается. Это местные дамы боятся намека на поруганную честь, а я существо развратное, не сохранила девственность до свадьбы.
        А вот лорд смутился:
        - Янина!
        Закатила глаза и, стараясь не смеяться, продолжила:
        - Ну, нужно же подготовиться… Опять-таки я местных обычаев не знаю.
        - Прекрати! - Риоре сообразил, что я над ним издеваюсь, и мстительно пригрозил: - Дождешься!
        - Охотно, в прошлый раз понравилось.
        Лорд подавился ответом и уставился на меня глазами по пять копеек. Пожала плечами и с самым невинным видом отвернулась к камину. А я что, я ничего, руки грею.
        - Яна, лучше не провоцируй, - вздрогнула, когда голос Риоре раздался совсем рядом. - Повторяю, эксперимент закончен, мне ничего не мешает.
        - Кроме самого себя, - озвучила очевидное.
        Лорда Вариэля явно тянуло ко мне, но блондин жестко контролировал собственные чувства. И напрасно. Не солгала ведь, той ночью мне понравилось, только хотелось немного иначе, не торопливо, воровато. Чтобы он взял за подбородок, поцеловал, а после поговорил, не бросил одну. И потом… Женщины - такие глупые создания, даже слова сдержать не могут. Я обещала выбросить Риоре из головы, а теперь, затаив дыхание, ждала, пойдет ли он дальше.
        - Предлагаешь жениться по-настоящему? - Меньше всего ожидала подобного вопроса. - Пойми, ты принцесса.
        - И? - не уловила логики я. - Принцессам запрещено иметь любовников? Ты вообще мой жених, никто слова не скажет.
        Риоре застонал и взъерошил волосы на затылке.
        - Одно дело - мимолетное приключение, другое… Я не собирался жениться, мне не нужно родство с королями. Всего лишь месть, Яна. Да, раньше собирался, связался с Ликой, но…
        Лорд не закончил и тоже уставился в камин.
        - Не женись, - голос чуть дрожал от обиды. - Я ведь не прошу свадьбу, я ничего не прошу. И вообще, - не выдержав, вспылила, - катись на все четыре стороны! Ребенка сама воспитаю.
        - К…к…какого ребенка? Какого ребенка, Яна?! - Риоре ухватил за плечи и хорошенько встряхнул. - Ты беременна?
        - Нет, отвяжись! - ударила его по рукам.
        Однако лорд не сдавался, пришлось признаться, что ребенка выдумала со злости. Теоретически могла, но обошлось.
        - Идиотка! - Риоре отпустил и от души выругался. - Я уже гадал, как свадьбу быстрее организовать, да так, чтобы никто ничего не понял, а она… Такими вещами не шутят!
        Прав он, некрасиво вышло. Лорд собирался через себя переступить, жениться, микроинфаркт пережил.
        Стыдливо потупившись, пробормотала:
        - Зато можно остаться холостяком без дуры на шее.
        - Хватит, а? - Риоре придвинул кресло к камину и, бросив на сиденье пару подушек, уселся рядом со мной. - Второго отца я не вынесу.
        - Тогда об экспериментах расскажи, интересно же. Честно!
        Действительно интересно, только со стороны казалось неумелой попыткой сменить тему. Положим, этого я тоже хотела и жутко злилась на собственную несдержанность. Не удивлюсь, если Риоре перестанет общаться. Никогда прежде не закатывала истерик, а тут снова и снова. Наверное, из-за стресса.
        - Лучше покажу. - Риоре успокоился. - Только позже. Я артефакты люблю, вожусь с ними, пытаюсь свои создавать. Процесс кропотливый, не всегда выходит. Попутно разные средства изобретаю. Например, мазь, которой ты волосы пропитывала. В последний раз бился над плащом-невидимкой, целых полгода ошибки исправлял.
        Позабыв о недавней ссоре, подалась к собеседнику.
        - И?
        - Да как сказать, - стушевался от столь пристального внимания лорд. - Работает, но при определенных условиях. Зато, - вот и гордость, - у других и такого нет.
        - Лика - полная дура, правильно не женился. Такого мужика на смазливого Тео променять!
        Вроде пила мало, а в голову ударило.
        Риоре хмыкнул и… накрыл ладонь, уверенно, по-хозяйски. Думала, скажет что-то, но нет, даже головы не повернул, подержал и отпустил.
        - А ведь Лику можно привезти, - неожиданно сообщил лорд. - Отсюда до нее полтора часа лету, без портала обойдемся. Завтра позову дракона, заодно окрестности посмотрим, нормально позавтракаем. Еда здесь простая, но сытная, местные молчаливы и не выдадут.
        Последнее в свете недавних событий особенно актуально.
        Желудок не вовремя напомнил о себе. Ну да, перед балом не ужинали - предполагалось, гости перекусят ночью. Романтика, ничего не скажешь! Ночь, камин и урчащий желудок.
        - Вино и сыр подойдут? - Разумеется, Риоре все слышал. - Другой еды нет.
        Подойдут, еще как! И вскоре я с аппетитом жевала головку сыра, запивая ее вином. У лорда нашлись нож и бокалы, простенькие, зато не пришлось пить из горла.
        В самый разгар полуночных посиделок за спиной послышалось деликатное покашливание. Мы дружно подскочили, а Риоре и вовсе заготовил заклинание, но не метнул - нарушителем спокойствия оказался Конрад Вариэль.
        - Простите, что нарушаю семейные посиделки, - старый лорд устроился третьим у камина, - намиловаться после успеете.
        - Отец!
        Риоре аж покраснел от возмущения.
        - Будто не вижу! - отмахнулся Конрад. - Старость не проведешь. Наконец-то! Думал, умру, не погуляв на свадьбе. Хороший выбор, славная девушка.
        - Ты как оказался здесь так рано?
        Лорд ушел от неприятной матримониальной темы. Меня она тоже раздражала. Конрад бестактен и торопит события, жениться мы точно не собирались.
        - Думаешь, твой отец просто так занимал должность придворного мага? - рассмеялся виновник переполоха. - Прости, но порталы строить умею, а твоя защита для меня - пшик.
        Глава 15
        Странное ощущение - вроде все то же, а что-то изменилось. Если еще минуту назад в комнате царил уют, не чувствовалось напряжение, то теперь оно витало в воздухе.
        Риоре молчал и хмурился. Он демонстративно отсел от меня и решил окончательно прояснить вопрос с ухмылявшимся Конрадом.
        - Скажи, когда тебе надоест? - устало поинтересовался Риоре.
        - Что именно?
        Лорд Вариэль-старший делал вид, будто не понимает.
        - Напоминать, что я ничтожество. Не спорь, - блондин поднял руку, пресекая возражения, - каждый раз одно и то же. Теперь еще за принцессу принялся. Хватит! Лучше расскажи об обстановке в столице.
        - Ничего хорошего.
        Двумя словами Конрад сумел сказать очень многое. Он тут же перестал шутить, стал серьезным.
        - Король?
        Риоре начал с главного.
        Молчание затягивалось, старый лорд подозрительно отводил глаза. С каждой минутой нервы натягивались все сильнее, хотелось ухватить Конрада за грудки и выбить ответ.
        - Он ушел с бала, и больше его никто не видел, - наконец, когда Риоре уже собрался повторить вопрос, тихо ответил бывший придворный маг. - Эдвин почувствовал дурноту, решил прогуляться по саду и сгинул.
        - Как - сгинул? - от волнения перешла на крик.
        Не в силах сидеть, вскочила и, заламывая руки, принялась нарезать круги по комнате.
        - Просто. Был человек - и нет.
        - Чудесное объяснение для придворного мага, - поддел отца Риоре, - на уровне мальчишки. Люди просто так не пропадают. Их либо похищают, либо перемещают, либо убивают.
        Старый лорд недовольно засопел и, скорчив ту же гримасу, что и сын, когда тому приходилось беседовать на неприятную тему, признал: в такие детали он не вдавался.
        - Тут уж либо быстро, либо подробно.
        - Ясно. - Риоре усадил меня, чтобы не мельтешила перед глазами. - Выходит, страной сейчас правит королева. Что с нами?
        - Ищут. Тебя обвиняют в убийстве Эдвина и Лики, а Яну называют самозванкой.
        Опальный советник присвистнул:
        - О как! И солдат на розыски послали?
        - Мой тебе совет: не высовывайся. Покажешься у себя, мигом схватят. Они на драконах.
        Риоре усмехнулся:
        - Высунусь, еще как! Марианн на меня свои делишки не повесит. Значит, план такой: предъявляем настоящую Лику, восстанавливаем в правах Янину и мастерим «Зеркало прошлого». Без него ничего не докажем, мое слово против слова королевы.
        Понятия не имею, что такое «Зеркало прошлого», но, судя по скептическому выражению лица Конрада, из той же оперы, что машина времени. То есть вещь нереальная. Отец явно не одобрял идею сына:
        - Стоит ли рисковать?
        - Предлагаешь умереть в добровольном изгнании, все время прятаться? - Риоре говорил тихо, но напористо, с жаром. - И невесту взять с собой? Да, ее высочество теперь моя невеста, у меня определенные обязательства, и я хочу вернуть ее будущему мужу в целости и сохранности как Янину Гаменцианскую. Бой нужно принять, и мы его выиграем. С каких пор Вариэли стали трусами?
        Удар попал в цель. Если до той поры Конрад сомневался, то теперь задумчиво протянул:
        - Знаешь, надо попробовать. Недаром ты столько лет просидел в лаборатории, переплюнул старика-отца. Только я бы посоветовал сначала сделать другой артефакт. Прошлое - хорошо, но настоящее лучше. Ты башковитый, придумаешь, как обмануть охотников.
        Думала, Риоре хотя бы улыбнется, получив долгожданное признание заслуг, но блондин оставался хмур и неприветлив.
        - Яна, - обратился он ко мне, - так поможете? Существует определенный риск, но я не первый год занимаюсь артефактами…
        - Я вам доверяю, - разрешила сомнения и, опустив глаза, чуть слышно добавила: - Во всем.
        Лорд услышал. В глазах промелькнула благодарность, рука потянулась к моей, но не коснулась. Похоже, мне тоже научились доверять.
        - Так… - Риоре вспомнил о роли хозяина. - Ты как, заночуешь или обратно?
        - Заночую и от вина не откажусь. Тяжелый выдался день!
        Конрад провел ладонью по лбу.
        Лорд кивнул и, извинившись, ненадолго нас покинул: отправился за новой порцией еды и закусок.
        Отец фиктивного жениха молчал, только смотрел, загадочно улыбаясь, но под его взглядом стало неловко, даже покраснела. Разом стало неуютно во фривольном наряде. Конрад наверняка узнал рубашку Риоре и сделал определенные выводы, раз так понятливо ухмыляется.
        - Милорд, - лучше сразу все обсудить, - понимаю, вы беспокоитесь о судьбе сына, хотите подержать на руках внуков, но не от меня. Между мной и графом действительно ничего нет.
        Старый лорд улыбнулся еще шире. Он не верил. Правда, ограничился туманной фразой:
        - Я хорошо знаю сына, очень хорошо знаю.
        И как прикажете это понимать?
        Вернулся Риоре. Разумеется, в его присутствии мы пикантную тему не поднимали.
        За скромным ужином наметили план действий. Мужчины сошлись на том, что мне надо воскреснуть и заявить права на престол. Мнение самой принцессы, то есть меня, никто не спрашивал, зато Риоре несколько раз заверил, что расторгнет помолвку.
        - Зачем? - Позабыв о правилах приличия, забралась в кресло с ногами: по полу гуляли сквозняки. - Что изменится?
        - Не желаю, чтобы называли охотником за короной. Хватит, наелся честолюбивыми мечтами! Мне довольно поста советника. И вам легче, не станут шептать, будто марионетка. - Перед старым лордом мы снова «выкали».
        - А разве нет?
        Конрад с интересом наблюдал за нашей перепалкой и разочарованно вздохнул, когда сын промолчал. А что Риоре мог ответить? Да, ваше высочество, но я делаю вид, будто вы свободны?
        - Хорошо, можете не назначать советником, - неожиданно выдал Риоре. Даже решила, что у него жар. С его-то амбициями! - Просто верните ко двору.
        - Точно влюбился! - вздохнул старый лорд. - Добровольно отказаться от лакомого куска! Раньше он вел себя иначе, добивался своего, никогда не делился властью - и вдруг.
        - Поумнел и обжегся, - равнодушно ответил блондин. - Последние события показали: с интригами пора завязывать.
        Воспользовавшись паузой, попыталась отказаться от сомнительной чести стать наследной принцессой. Пусть лучше Лика, а я домой, в ставший родным седой Петербург. Куда там! Сразу посыпались слова «долг» и «невозможно». В последнее не верила, вряд ли мэтр Алимус - единственный маг, который способен построить портал между мирами. Даже если так, его можно поймать и принудить, было бы желание, но оно у мужчин рода Вариэль явно отсутствовало. Пришлось отступить под натиском превосходящих сил.
        Между тем время приближалось к рассвету, постепенно светало. Я начала откровенно клевать носом, и Риоре вызвался проводить в спальню. Сам он собирался вернуться к отцу и закончить обсуждение плана.
        - При подобных обстоятельствах мне лучше устроиться в другом месте, - заметил лорд, придержав тяжелую дверь в соседнюю комнату-залу. - Отец носится с идеей женитьбы и вконец замучает, если найдет хоть малейшее основание.
        - И где ты устроишься?
        Холодно! А еще темно, хотя последнее легко решается парой световых шаров.
        - В лаборатории. Там есть сундук.
        У нас бы сказали, что спальня выполнена в стиле минимализма, то есть из всей мебели только кровать, зато какая! Редкий музей похвастается таким экспонатом. Дело не в размерах, они как раз не впечатляли, а в пологе. Такой можно рассматривать часами, выстраивая сюжеты вышивки в единую логическую цепочку. Мастерицы выткали сцены из местного рыцарского романа. Вон дракон, прекрасная дама, поединок то ли за ее жизнь, то ли за честь. Полог выцвел, местами ткань проели мыши, но все равно производил впечатление.
        - Белье в ящике. - Риоре указал под кровать. Там действительно обнаружился деревянный короб. - Свечу затеплю, только найду, куда подевал огарок. Зачарую, не погаснет.
        Актуально: ставни закрыты, хрупкой девушке такие массивные не выставить.
        - Словом, располагайся! - махнул рукой Риоре и принялся искать свечку.
        Присела на кровать и немного попрыгала. Хм, мягкая. А сундук жесткий. Вывод напрашивался сам собой:
        - Ночуй тут, нечего мучиться.
        - Отец, - напомнил весомый аргумент Риоре.
        Он нашел свечу, пошептал над ней, и живой огонек запрыгал на специальной подставке.
        - Так поставь его на место, ты давно взрослый.
        Лорд вздохнул и присел рядом.
        - Родителей положено уважать, я не могу. Свидетель небо, сколько раз хотелось его выгнать, но каждый раз приходилось молчать. Люди не поймут.
        - Тут людей нет, а я разрешаю.
        Придвинулась к Риоре и положила голову ему на плечо. Вот захотелось - и все тут, пускай этикет запрещает. Зато лорд одобрил, уже привычно обвил рукой талию и глубоко задумался, уставившись на пламя свечи. Не мешала ему, сидела и не двигалась. Глаза закрывались, и вскоре я прикорнула на живой подушке.
        По ощущениям проснулась очень рано и не по собственной воле - кто-то настойчиво теребил за плечо. Недовольно заворочалась и перекатилась на другой бок. Юбка обвилась вокруг туловища, спеленав ноги. Кажется, одеяло сползло. А, плевать, глаз не открою. Холодно, конечно, без него, но потерплю.
        - Яна, вставай!
        Риоре оказался настойчив.
        Нечленораздельно замычала в ответ. Спать хочу!
        Видимо, осознав, что добровольно не встану, лорд прибег к радикальным средствам: подхватил на руки и куда-то поволок. Потом поставил на ноги и развернул на сто восемьдесят градусов.
        Ай! Меня макнули в таз с холодной водой. Дурак, я же захлебнуться могла!
        Извернувшись, подслеповато уставилась на мучителя; с сосулек волос стекали ледяные капли. Господи, да какая в замке температура?!
        - Пора, Яна. - Риоре не подумал извиняться и протянул какую-то тряпку вытереться. - Быстро поедим и летим. По дороге еще немного поспишь. Заодно погреешься, - смилостивился жестокосердный.
        Немного, для порядка, поплескалась в тазу и уныло уставилась на собственное отражение. Лахудра лахудрой! А тут ни гребня, ни расчески. Как в таком виде с сестрой встречаться? Лика сразу в бродяжки и самозванки запишет.
        - А ты хорошенькая после сна, - мечтательно протянул стоявший неподалеку Риоре.
        Он успел переодеться, и я с завистью посматривала на утепленные штаны и курку на меху.
        - Обычно я уродлива, да?
        Недосып не способствовал хорошему настроению.
        Риоре широко улыбнулся и подошел вплотную.
        - Обычно ты слишком часто открываешь рот, - заявил нахал.
        Собиралась напомнить об отсталости домостроевского мышления, но меня опередили. Риоре самым наглым образом поцеловал. Мерзавец не торопился, дразнил и терпеливо ждал, пока перестану молотить руками по спине. Тогда, и именно тогда начался собственно поцелуй, и я задумалась, не задержаться ли ненадолго в спальне. Утро, холодно, мужчина после полугодичного эксперимента, может, помириться с заносчивым лордом? Риоре придерживался иного мнения: делу время, потехе час.
        - Потом, - многозначительно улыбаясь, пообещал лорд.
        - Что - потом?
        Кажется, покраснели уши. М-да, вляпалась! Хотела вернуться домой, а завязала любовь с магом. Ведь читала об их коварстве, попала в Гаменцию подготовленной, с багажом историй о том, как юные и не очень девы попадают под чары разных самодовольных типов, и повторила ту же ошибку.
        - Это как захочешь. - Улыбка Риоре стала еще шире и двусмысленнее. - Я не столь хорошо осведомлен о пристрастиях ее высочества.
        Все, определенно уши красные! Он мне прямым текстом секс предлагал. Казалось бы, что такого, можно подумать, в первый раз, но разнервничалась, как институтка. Риоре. Предложил. Мне.
        - Отец ждет, не могу. - Лорд вбил последний гвоздь в крышку гроба моих попыток сохранить лицо. - Разве только совсем быстро.
        И вопросительный взгляд на меня. А я что, я стою и молчу.
        - Тяжело ночевать рядом с такой женщиной и ничего не хотеть, - добавил Риоре для непонятливых.
        - А быстро - это как? - зачем-то ляпнула я.
        И мне показали.
        Обнаженная кожа мгновенно покрылась пупырышками от холода. Скорей бы!
        Будете смеяться, но мне пригодился кодекс поведения принцесс. В нем, конечно, не говорилось, как вести себя с любовником, который никуда не торопился и наслаждался моментом, зато покой лорда Вариэля-старшего я не побеспокоила. Чего только это стоило!
        Я тонула в бесконечном жарком море, превратилась в струны для чужих чутких пальцев и еще долго не могла прийти в себя, когда Риоре закончил. Совсем по-другому, даже замутненным созданием ощущала разницу. И, самое главное, лорд никуда не рвался, лежал рядом.
        Вроде комната та же, стены, а уже не холодно.
        - О чем задумался?
        На ощупь отыскала руку… любимого человека и крепко пожала.
        - Прости, не о тебе. - Романтик в Риоре так и не проснулся. - О тебе я думал несколько раньше.
        - Надеюсь, хорошее?
        Прежде бы обиделась, теперь понимала: лорд к нежностям не склонен, обижаться напрасно.
        - Разумеется. В тебе достаточно достоинств. - Он коротко поцеловал в висок. - Надеюсь, не станешь снова обвинять в черствости и расчетливости?
        - Поцелуешь нормально - не стану, - шантажировала я.
        И Риоре поцеловал.
        - Вот думаю, какой артефакт лучше сделать. Пожалуй, отец прав, Зеркало требует больших усилий, но в данном случае бесполезно.
        Лорд сел и поправил взъерошенные волосы. Поглядел на меня и тихо рассмеялся:
        - Увидит отец, начнет выписывать приглашения. Растрепанная, раскрасневшаяся, тут и говорить ничего не надо.
        - Так помоги! - вырвав руку, отвернулась. - Твоими же ненасытными стараниями.
        - Ненасытными? - Не видя, знала, его брови взлетели ко лбу. - Вполне умеренные желания, не больше твоих. Признай наконец, что я тебе нужен.
        Сначала решила все отрицать, но передумала и отрывисто буркнула:
        - Люблю я тебя, неблагодарный кукловод.
        Думала, начнет потешаться, а Риоре предложил снова заменить горничную и попытаться обмануть Конрада. Словно ничего не произошло, а я ничего не говорила.
        Общими усилиями обрела приличный вид. Запасных штанов и куртки у Риоре не нашлось, но он клятвенно пообещал не дать замерзнуть и посулил в конце пути горячую ванну. Последней хотелось больше всего.
        Отец лорда ночевал в гостиной - комнате, в которой мы вчера вели светские и не очень беседы. Опасалась подколок, но они не последовали. Вариэль-старший сухо поинтересовался, можно ли призвать дракона, и, получив разрешение, ушел. Мы последовали за ним и вскоре оказались в замковом дворе. Несмотря на летнюю пору, там было студено, разве только снег не лежал. Первым свистнул Риоре, присовокупил некое заклинание, слов я не разобрала. Оно легким сизым облачком сорвалось с губ и растворилось в кристально чистом воздухе. Следом за сыном схожие манипуляции проделал Конрад.
        Ждать пришлось порядочно. Оно и понятно: пока дракон услышит зов, пока долетит. Чтобы не озябла, Риоре набросил куртку на плечи. Жест, разумеется, не укрылся от Конрада. А, пусть думает что хочет! И к сыну со свадьбой не лезет, первая же поддержу Риоре. Наверное, дура, но из навязанных союзов ничего не выйдет. Можно женить мужика на себе, только заставить ценить, уважать - нельзя. Да и зачем заставлять? Понимаю, если бы от этого жизнь зависела, а так, ради колечка на пальце - глупо.
        Наконец показался знакомый ящер. Припорошенный снежной крошкой, он спикировал во двор, едва не сбив потоком воздуха. Риоре привычно почесал его, похлопал по гребню и помог мне забраться на спину. Следом забрался сам и заключил в плотный капкан объятий. Еще месяц назад сочла бы подобное неприличным, но с первого полета наши отношения изменились, самой хотелось оказаться как можно ближе к Риоре.
        - Вот ведь дети, - пожаловался кому-то Конрад, забираясь на спину своего крылатого ящера, темно-красного с черным гребнем, - никогда не слушают старших, отмахиваются! С наследниками не затягивайте, а то Марианн первой сподобится, - обернувшись к нам, дал очередной совет старый лорд.
        - Не сподобится.
        Вопреки ожиданиям Риоре не рассердился. Оставалось только гадать, что он имел в виду. То ли собирался убить королеву, то ли способствовать улучшению демографической ситуации в Гаменции.
        Драконы почти одновременно встали на крыло и, описав круг над замком, взяли курс на восток. Две крылатые тени скользили над хвойными лесами и извилистой лентой реки, спускавшейся с гор, у подножия которых возвели замок. Долгое время ничего не происходило, внизу тянулась все та же сизая полоса деревьев, но постепенно пейзаж начал меняться. Леса редели, начали появляться пашни, потом - деревеньки.
        Забрав правее, Риоре заставил дракона снизиться, что-то высматривая. Я тоже старательно вглядывалась в плывшую под нами картинку, не забывая с опаской коситься по сторонам. Запрет на полеты никто не отменял, дракона могли выследить, что неминуемо привело бы к скорой встрече с воздушными охотниками.
        - Ага! - довольно произнес Риоре, углядев только ему ведомый ориентир, и направил крылатого ящера к земле.
        Посадка вышла жесткой, подушка безопасности в виде лорда очень пригодилась. Минутой позже рядом с нами на окраине леса приземлился Конрад. Выходит, дальше пешком. Так и есть, спрячем драконов - и вперед, до небольшого городка на реке. По словам Риоре, он больше походил на деревню, но обитали там не крестьяне, а торговцы, отчего поселение гордо звалось городом.
        Идти через лес оказалось тяжело, и к тому моменту, как показалась река и, собственно, конечная точка путешествия, я изрядно выдохлась, хотя старалась не отставать от мужчин. Нас интересовала крайняя улица, застроенная непрезентабельными домиками с подслеповатыми окнами. Неужели сестра теперь жила здесь? Какое падение после дворца! Представляю, какой прием устроит Лика. Поделилась своими соображениями с Риоре и в который раз попеняла ему на жестокость.
        - Не беспокойтесь, Лика пребывает в счастливом неведении. Мое имя не всплывало, ваше - тем более.
        - Зато точно всплывет, если я тоже загляну на огонек, - заметил Конрад. - Да и нужно кому-то думать о безопасности? Напоминаю, дети мои: вас ищут.
        - Разумно, - ответил Риоре. - Тебе лучше остаться, последить за небом. Оно беспокоит меня больше всего.
        Старый лорд кивнул и, лукаво покосившись на меня, добавил:
        - Заодно Риоре перестанет стесняться и забудет про этикет. А то, чего доброго, на «ваше высочество» перейдет, лишь бы доказать свою холодность.
        - Матушка рассказывала о твоих способах ухаживания, - нанес удар Риоре. - Так вот, ее от них тошнило. Она согласилась выйти замуж, только чтобы все прекратилось.
        Лорд Вариэль-старший насупился и остановился, скрестив руки на груди.
        - Может, и так, зато мои ухаживания привели к рождению сына, а у тебя детей пока нет.
        Риоре застонал.
        - Да отстань ты со своими внуками! Дождешься, подолью чего-нибудь за обедом и месяца два стану наслаждаться тишиной.
        Окончательно обидевшийся Конрад остался на углу, а мы зашагали дальше. Воспользовавшись случаем, расспросила о браке сестры. Она действительно не ведала о заказчике преступления и поначалу спустила всех собак на мужа по имени Айрон. Тот оказался крепким орешком, не поддался напору и вот уже которую неделю укрощал строптивую супругу. Не без успеха - Лика оказалась падка на постельные удовольствия, а муж в этом отношении мог предложить многое, благо молодой и симпатичный.
        - Положим, - не унималась я, - но ведь что-то да он ей сказал! Или Лику вовсе не волновало, зачем ее похитили?
        - Интересовало, конечно. Разыграли карту Тео, то есть наплели о любви. Якобы Айрон увидел, воспылал, добиться взаимности нет никакой возможности: принцесса же. В отчаянии решился на похищение и женился, чтобы никуда не делась. Сначала сердилась, теперь уже нет.
        - Откуда ты знаешь?
        - Айрон регулярно докладывает, как ведет себя супруга.
        - Просто так?
        Я не верила в его бескорыстие.
        Риоре рассмеялся:
        - Нет, конечно. Просто так ничего не делается. Я посулил солидный куш.
        - Деньги?
        Опять попала впросак.
        - Будущее, Яна. Айрон маг, но происхождением не вышел. Только парень честолюбивый, ему недостаточно служить местному аристократу, а большего с такой родословной не светит. Вот и согласился терпеть принцессу взамен на теплое местечко.
        - И откуда оно возьмется? Ты даже не советник, - напомнила очевидное.
        - Но я еще кое-что могу и, - выразительный взгляд на меня, - твой жених.
        Ясно, оплачивать услуги Айрона предстояло мне.
        Отсчитав пятый дом, Риоре остановился и шепнул: «Приготовься!» - после чего постучал в покосившийся ставень. Хлопнуло окно, в нем показалась хмурая физиономия блондинки. Недовольство при виде лорда сменилось недоумением. Зато я сестру точно не обрадовала: Лика с грохотом захлопнула ставень. Спасибо, не завизжала: воспитание помешало. Зато в четырех стенах она всласть отведет душу. Одно непонятно - Лика никогда меня не видела, о роли Риоре в похищении знать не могла. То ли сестра не такая блондинка, то ли наемники проболтались.
        Внутри дом оказался скромным: голые стены, обшитые брусом, три небольшие комнатушки, одна из которых совмещала столовую и кухню. В последней царил бардак: груды грязной посуды, объедки на тарелках. Не завидую супругу Лики! Хотя он должен знать: принцессы готовить не умеют, пыль сметать - тоже.
        Сестра провела нас во вторую комнату и, насупившись, опустилась на табурет. Помимо него в спальне обнаружилась ширма, прятавшая ванную или удобства, супружеское ложе, подобие туалетного столика и большой сундук, заменявший шкаф. Полагала, Лика начнет требовать забрать ее отсюда, но нет, ее волновало совсем другое.
        - Ну? - ткнула в меня пальцем сестра. - Откуда вы ее взяли и зачем? Мы одно лицо. Решили тайком подменить принцессу? Я ценю ваше усердие, Риоре, но, увы, - Лика театрально вздохнула, - прошлого не вернуть.
        От обращения к любимому по имени передернуло. Какое сестра имела право так с ним говорить, и откуда бредовая идея, будто Риоре собирался добиться ее расположения? Какой самовлюбленной надо родиться, чтобы тешиться подобными надеждами? Или дело в другом? Я ничего не слышала о ее муже. Может, бедняжка согласится пойти с кем угодно, только выбраться отсюда? Еще раз пристально осмотрела сестру. Нет, она не выглядела несчастной и забитой. Одета просто, но не в крестьянское платье. Руки не в заусенцах, не похоже, чтобы Лика от зари до зари работала прачкой, кухаркой и поломойкой.
        Риоре хранил стоическое спокойствие. Он неспешно придвинул мне второй свободный табурет, а сам остался стоять. Примечательно, что устроился за моей спиной, словно желал подчеркнуть наши особые отношения. Собственно, какие? Я призналась Риоре в любви, а он промолчал.
        - Во-первых, доброе утро. - Лорд сознательно забыл добавить «ваше высочество», и Лика наверняка поняла, что это не ошибка. - Во-вторых, позвольте представить: Кара Янина Гаменцианская, ваша старшая сестра. К сожалению, - он не удержался от издевки, - я не Тео Отти, не умею влюбляться в прекрасных дев, поэтому лишь сопровождаю ее высочество. Она пожелала вас увидеть. Я выполнил просьбу, хотя, признаюсь, пришлось изрядно постараться.
        Самодовольная улыбка сползла с лица сестры. В комнате повисло тягостное молчание. Лика нервно покусывала губы, мысленно сличая себя и меня, а затем безапелляционно выкрикнула:
        - Чушь! У меня нет сестры!
        Для убедительности она капризно топнула ногой.
        - Есть, - спокойно возразил Риоре. - Расспросите о первых родах вашей матушки. Они прошли не так, как вам говорили, свидетели имеются.
        - Какие свидетели? Граф, перестаньте! Это ведь ваши иллюзии, верно? Айрон рассказал: можно наложить такое заклинание, чтобы человек походил на другого. Вам поручили меня найти и спасти, верно? Долго же вы добирались! - Лика вновь походила на избалованного ребенка. - И почему отец выбрал вас? Думала, он поднимет на крыло драконов. Или похищение хранят в тайне? О да, конечно, в тайне, - воодушевленно продолжала она, тараторя сто слов в минуту. - Такой скандал! Похитить наследную принцессу! Бедный Тео! Даже не знаю, как ему сказать, что я отныне замужняя дама. Безусловно, отец даст Айрону дворянство. Полагаю, даже титул: не могу же я быть женой обычного сэра?
        Лика продолжала в том же духе, живописуя картину своего триумфального возвращения ко двору. Примечательно, с мужем. Похоже, между ними царил лад, иначе бы Лика требовала развода. А так нет, Айрон то, Айрон се. Сестра неуловимо напоминала Лидию из романа Остин, когда она нанесла визит родным после скоропалительного замужества. Даже тон схожий.
        - То есть единственная проблема - происхождение мужа? - с трудом вставила слово. - Он тебя похитил, насильно выдал за себя.
        А я-то жалела Лику, переживала, обвиняла Риоре в жестокости!
        Сестра смерила меня высокомерным взглядом и обратилась к лорду:
        - Риоре, научите ее хорошим манерам. К принцессе на «ты» не обращаются.
        - К бывшей принцессе, - поправил опальный королевский советник. - Напоминаю: вы замужем за простолюдином, значит, тоже стали простолюдинкой.
        - Это ненадолго, - отмахнулась Лика. - Пара месяцев, не больше, всего лишь приключение. Вы заберете меня и Айрона, оставите взамен грубиянку, - палец невежливо указал в мою сторону, - и все вернется на круги своя.
        - Поражаюсь вашему упрямству! Повторяю еще раз: перед вами не грубиянка, не иллюзия, а Кара Янина Гаменцианская, наследница престола.
        Лика ненадолго замерла с открытым ртом и перешла в атаку:
        - Решили устроить переворот? Не просто так вас подозревали в измене! Но знайте, ничего не выйдет. Вам отрубят голову.
        - Не отрубят, наоборот, отблагодарят. И никакого переворота: по закону трон переходит к старшему ребенку женского пола, если по каким-то причинам нет наследника мужского пола. Как известно, ваша мачеха такового не родила, первой в очереди на престол стоит ее высочество Кара Янина. Нужно уметь проигрывать, Лика, - фамильярно, явно из мести добавил лорд.
        Сестра переменилась в лице. На миг показалось, ее хватит удар.
        - Врете! Всем известно: матушка родила слабого ребенка! - выкрикнула она. - Яна умерла в младенчестве, вы притащили самозванку.
        Тут обидно стало мне. Наверное, особе королевской крови не пристало так говорить, но очень задел тон сестрицы. А еще то, как она смотрела на Риоре - сверху вниз, как на вошь. На бывшего жениха, на минуточку, к которому, судя по всему, ненависти не питала, но предала при первой возможности.
        - Не смей оскорблять моего будущего мужа.
        Вроде произнесла фразу спокойно, а она произвела эффект атомной бомбы. Лорд широко распахнул глаза и уставился на меня персонажем гоголевского «Ревизора». Сестра и вовсе едва не упала в обморок.
        - Только жениха.
        - Так вы сообщники!
        Реплики прозвучали практически одновременно, но с разной интонацией: Лика возмущалась, Риоре сохранял спокойствие.
        Подняла руку, пресекая возражения, и взяла на себя тяжелую миссию переговорщика. Сначала ответила Риоре:
        - Кажется, помолвки завершаются свадьбой, но, если вдруг хотелось только бесплатных развлечений, мстить не стану, отпущу.
        Лорд недовольно засопел и сделал знак замолчать. Похоже, со мной собирались поговорить позже, только вот Лика требовала объяснений прямо сейчас.
        - Ага, теперь все ясно! - гаденько произнесла сестра. - Она ваша любовница.
        - Отпираться не стану, между нами существуют некие отношения, но возникли они исключительно после помолвки, - удивил честностью Риоре.
        М-м-м, я бы предпочла не афишировать подобные моменты, но вряд ли лорд признался просто так, он обычно все просчитывал и уж точно не стал бы хвастаться связью с принцессой. Это удел людей вроде нынешнего советника или того же Тео. Для Риоре роль любовника - слишком мелко.
        - Очень удачно вы обручились, - прищурилась Лика. - И сестра очень вовремя нашлась. Может, я и не столь умна, как вы, но тоже умею думать. Выходит, - лицо ее стремительно мрачнело, - никакая не любовь… Изменник, так это вы!
        Вскочив, она набросилась на Риоре с кулаками. Никогда не думала, что женщина может поступить как в дешевом кино, но сестра действительно закатила истерику. Однако лорд не отличался терпением и влепил бывшей невесте пару звучных пощечин.
        - Ну, успокоились? - сурово поинтересовался он, когда Лика, надувшись, плюхнулась обратно на табурет.
        - Допустим.
        - Тогда сидите и слушайте. Или хотите остаток дней провести здесь?
        Он обвел рукой комнату.
        Лицо бывшей принцессы перекосила гримаса. Определенно, местный быт не пришелся ей по вкусу.
        - Теперь точно нет. Раз все подстроили вы, и дня с Айроном не останусь.
        - А что так? - ерничал Риоре. - Не хуже Тео Отти. Намерения те же, только простолюдин. Зато маг, тогда как у сына канцлера - ни намека на способности.
        - Не трогайте Тео! - Казалось, Лика сейчас подскочит и снова ринется в бой. - Он любит меня, а ваш… - она долго не могла подобрать слово, - слуга всего лишь исполнял приказ.
        - Айрон - не слуга, - возразил лорд, - и никаких таких приказов я ему не давал. Зато у вашего мужа есть все шансы получить дворянство без вашей помощи. Не здесь, так в другом королевстве, где по достоинству оценят его ум.
        Сестра не нашлась что ответить и гордо отвернулась. Я же крепко задумалась, кто такой Айрон и отчего Риоре запросто вошел в дом. Положим, Лика открыла, а на жилище наложены чары, которые ее не выпускают, но ведь должны они работать и в обратную сторону? Иначе какой смысл, заходи кто хочешь.
        Несомненно, Айрон служит Риоре, тут к гадалке не ходи. Сколько же у жениха людей в услужении? Шкатулка с секретами, а не человек!
        - Яна - ваша старшая сестра, кровь не обманешь. - Риоре без тени смущения опустился на кровать и предложил устроиться рядом. - Мы действительно помолвлены, хоть и от вашего имени, однако я собираюсь исправить данное недоразумение и получить согласие не Даяны Лики, а Кары Янины.
        В подтверждение своих слов лорд приобнял меня за талию, чего никогда не делал на людях. Обомлела от столь откровенного проявления чувств. Видимо, недавние события стали переломными. Сомневаюсь, будто Риоре Вариэля волновали абсолютно все женщины поутру. Или опять женские фантазии? Политика - сложное дело, а лорд на ней собаку съел. Только я выведу жениха на чистую воду, надоело быть пешкой в чужих руках. Хочешь согласия, жарких ночей - доверяй и рассказывай. Не хочешь - женщин в Гаменции много, брак по расчету не проблема. Конрад умеет открывать порталы, упрошу его и уйду обратно в Петербург.
        Зато на Лику объятия произвели нужное впечатление. Она, насупившись, пробурчала:
        - Не больно хотелось! Всегда знала: вам только трон интересен.
        Риоре молчал, видимо, хорошо зная бывшую невесту, и не прогадал: спектакль продолжился.
        - Все равно не жалею. - Лика отчаянно продолжала доказывать, будто устроилась лучше. - Сестричка еще намучается. У меня хоть простолюдин, но его никто не арестовывал, никуда не ссылал, за магию дворянство получит, а Яна, - быстрый презрительный взгляд на меня, - так и останется женой опального советника. Еще и овдовеет быстро. Вы далеко не молоды, Риоре, а лицом так и вовсе не Айрон. За вас только от безнадежности выйти можно, как сестре. Куда ей деваться, когда друзей при дворе нет?
        Дура - это диагноз. Сестра получила по заслугам. Маг-красавчик чуть за двадцать - нашла повод для гордости! Но чему я удивляюсь, влюбилась же она в Тео. Только одно исправлю: хочет Риоре или нет, а Лика снова станет принцессой.
        - Меня мало волнует ваша судьба. Хотя, - Риоре сделал небольшую паузу и убрал руку с моей талии: играть больше не требовалось, - я мог бы ее изменить. Развод взамен на помощь.
        Опытный интриган не признался, что бывшая принцесса оказалась здесь по его воле. По мне, он обязан помочь ей просто так, нельзя издеваться над человеком, обрекать беспомощную принцессу на тяжелый домашний труд.
        Рыба заглотила наживку. Лика, позабыв о роли капризной девочки, навострила уши, хотя не удержалась от шпильки:
        - Ну вот я опять вам нужна, Риоре. - Кокетливый взмах ресниц. - Как всегда.
        - Я бы поспорил, - хмыкнул лорд и без всякого перехода спросил: - Хорошую защиту поставил Айрон?
        Сестра скисла и кивнула.
        - В четырех стенах запер! - пожаловалась она. - Не войти, не выйти без его разрешения.
        Лика хотела еще что-то сказать, но раздумала. Пару минут она молчала, старательно морща лоб, а затем облила собеседника холодной ненавистью:
        - Значит, таки вы меня похитили. Не боитесь, граф?
        Лучше бы она кричала, такой Лики я боялась. Она на время превратилась из великосветской глупышки в подобие Марианн. Вряд ли Риоре добьется от Лики помощи. На месте сестры я бы воспользовалась единственным шансом для ответной мести.
        - Нет.
        Блондин встал и навис над бывшей принцессой, ныне ставшей обычной простолюдинкой. Странно, но простейший метод психологического воздействия возымел эффект: Лика втянула голову в плечи.
        - Так вот, Даяна Лика, вы заслужили то, что заслужили. За предательство всегда приходится расплачиваться. Я не просил хранить мне верность, изображать любовь, всего лишь требовал порядочности, но вы и на это оказались не способны. Ну, хорошо вам живется? - Голос Риоре сочился ядом. - Без балов, новых кавалеров, обожания и чистенькой репутации. Но Яна убедила вас простить, поэтому выбирайте: либо аннуляция брака и возвращение ко двору, либо нынешнее существование.
        - Слушаю.
        Даже проиграв, сестра пыталась выглядеть победительницей.
        Лорд коротко поведал Лике о последних событиях, умолчав о своем грандиозном плане замены принцесс. С его слов похищение стало местью за давнее легкомыслие невесты, а я, случайно оказавшись в Гаменции, обратилась к Риоре за поддержкой и ради собственного спокойствия обручилась с ним. Лика выслушала молча, внимательно, а потом напряглась и приложила палец к губам.
        - Служанка вернулась, - коротко пояснила она.
        Выходит, муж быстро осознал, что грязная посуда сама не вымоется, и нанял кого-то. Только прислуга на редкость ленивая, раз в доме такой беспорядок. С другой стороны, вряд ли у Айрона много денег, а за три копейки можно только неумеху найти.
        Риоре шагнул к двери в кухню и осторожно прикрыл ее. Губы беззвучно зашевелились, с кончиков пальцев поползла легкая дымка.
        - Все в порядке, - коротко сообщил лорд и занял прежнее место. - Рад, что вы проявили благоразумие, - неожиданно похвалил он принцессу.
        Та фыркнула:
        - Приходится. Как бы я вас ни ненавидела, вы мне нужны.
        - Айрон скоро придет?
        Риоре снова вертел перстень, значит, нервничал. Понимаю, не время для светских бесед. В любую минуту Конрад мог предупредить об облаве. Может, мы и далеко забрались, но королевство рано или поздно прочешут от и до.
        - Уже вернулся, - послышался звонкий голос со стороны окна, а через мгновение в поле зрения возник и его обладатель.
        Айрон выбрал экстравагантный способ входа в собственное жилище, благо традиционного Риоре его лишил, - влез через окно. Он оказался приятным голубоглазым шатеном, на первый взгляд моим ровесником. Одет по-охотничьи; через плечо - большая сумка на широком ремне.
        Пристально наблюдала за сестрой. Слова словами, но истинные отношения в семье можно разгадать по мелочам. К примеру, Лика недовольно поджала губы, однако осталась сидеть, где сидела, а муж одарил ее коротким равнодушным взглядом. Для высшего общества подобные отношения практически идеальны, с другой стороны, чего ожидать от вынужденного союза? Любви и взаимопонимания? Спасибо, Айрон с женой не груб, старается ради карьеры. Опять же по ночам у них сладилось. Только все равно хотелось сестре счастья. Надо поговорить с Риоре. Шутка затянулась.
        - Вижу.
        Под строгим взглядом лорда мужчина разом сник. Отныне вся его поза, выражение лица выказывали желание услужить.
        - Желаете чего-нибудь, милорд?
        Вот и раболепный тон.
        Риоре проигнорировал вопрос.
        - Помнишь, - он выдержал короткую паузу, - я обещал место при дворе? Так вот, пришло время выбирать, как высоко хочешь взлететь. Полагаю, ее высочество, - лорд намерено назвал Лику прежним титулом, - не предел мечтаний.
        Сестра вспыхнула и прошипела:
        - Наглец!
        - Я терпел вас целых полгода, - заметил Риоре, - и ни за что не обручился бы вновь. Вздорная капризная девица без капли ума!
        - А вы, а вы!..
        От переизбытка чувств у Лики закончились слова.
        Лорд окатил ее ледяным презрением.
        - Правда не нравится? Вот и мне тоже не нравилось изображать одного из ваших воздыхателей.
        - Вы даже не пытались! - вспыхнула Лика.
        На ее щеках расцвели два темно-розовых пятна, губы задрожали.
        - Да, определенно, напрасно я ругал вас, Янина. - Риоре обернулся ко мне. - Ваша сестра ничуть не лучше обычной девчонки.
        - И совсем не интересовалась вами, - задумчиво протянула я.
        Помню, с каким азартом жених показывал колбочки, рассказывал, как смешивать субстанции, как вскользь обмолвился о небрежении Лики. Для Риоре крайне важно его хобби, хочется похвастаться успехами, а прежнюю невесту волновала только она сама. Эгоистка, пустышка.
        Все трое дружно сделали вид, будто я ничего не говорила. Оно и понятно, существуют проблемы важнее разбора прежних отношений. Понятия не имела, как с ними разобраться, зато у Риоре созрел план, и главную роль в нем отводили нам с Ликой.
        Глава 16
        Лика ныла и всячески высмеивала затею несостоявшегося мужа, Айрон как лицо подчиненное молчал и выполнял приказы, а я сомневалась. Может, следовало затаиться? Замок надежно укрыт, а Марианн, пусть и ведьма, не сумеет подчинить всех и вся, стереть память и запугать целое королевство. Силенок не хватит. Но лорды Вариэли затеяли крестовый поход на столицу, попутно собирая «войска». И, может, я бы смирилась - верила же Риоре, - если бы не одно «но»: на престол в случае смерти отца собирались возвести меня. Не как Лику, а как Янину. До дрожи боялась момента, когда придется предстать перед серпентарием света без иллюзии и открыто объявить: «Здравствуйте, я принцесса Янина». Представляю, что начнется дальше! Хорошо, если попросят предъявить доказательства, а не зароют в ближайшем овраге, чтобы не портила картину мироздания.
        Особая роль в кампании отводилась Конраду. Риоре дожал отца, и тот согласился публично покаяться. В качестве соответчика собирались привлечь Брайна, разумеется, если королева о нем не позаботилась. Для достоверности - клятва на крови.
        Детали предстоящего разоблачения разработали в общих чертах, чтобы случайность не сбила с толку, но план упирался в самую главную проблему: как добраться до Майна? Риоре посмеивался и заверял, что даже у опальных вельмож длинные руки. Сначала думала, он набивает себе цену, однако вскоре убедилась: барон Гауш не единственный его соратник. Для Лики и вовсе стало сюрпризом, что далеко не все безоговорочно подчиняются приказам короля. В доме одного такого потенциального изменника мы остановились. До него добирались верхом: Риоре посчитал полет на драконе неоправданным риском. Одно дело - прогуляться из предгорий до затерянного в глухомани городка, другое - открыто показаться в густонаселенной местности. Можно, конечно, передвигаться по ночам, но где прятать драконов и как не сбиться с курса? Вряд ли Риоре часто летал из замка в замок и досконально знал дорогу, да и «добрые люди» могли проболтаться о появлении нового крылатого ящера. Не маскировать же его заклинанием! Да и под кого? Утку-переростка? Драконов мало, все наперечет, питомца друга лорда все знают, не перепутают. К тому же ящеров два,
Боливар не выдержит троих. То есть кому-то из пятерых придется усиленно махать руками рядом.
        До замка добрались на закате, утомленные и голодные. Лика устала хныкать и молча дулась на черствых мужчин, не желавших обращать на нее внимание. Она постоянно на что-то жаловалась и утомила бы святого. Подумаешь, крестьянское платье! Я такое носила и не умерла. Чепчик у меня белее? Так и муж - по легенде, два брата с женами и отцом ехали на свадьбу сестры - богаче, трактирщик. Риоре мастерски удавались чужие роли, простолюдин из него вышел натуральный, грубый, громкий, хамоватый. Аристократический лоск слетел, в тавернах лорд ржал, другого слова не подберу, как лошадь. Старалась не отставать и глупо хихикала. Лика же… Подумаешь, хлопнули по мягкому месту? Муж ведь, не чужой человек.
        Иногда казалось, будто сестра завидует. Пользуясь положением, Риоре временами позволял себе чуть больше, нежели требовалось, зато супруги вышли натуральные. Очевидно, это и раздражало Лику: мимолетные касания, поцелуи, шуточки. Оставшись наедине с Риоре, поделилась своими соображениями и заработала неожиданное признание:
        - Знаю, я специально над ней издеваюсь.
        - Зачем? - не поняла я.
        - Просто так, со скуки. Она забавно злится. Да и тебе нравится. Признайся, - Риоре кинул дорожный мешок на пол и с облегчением размял мышцы после длительного переезда, - ты получаешь не меньшее удовольствие.
        - Помнится, мы уже обсуждали твое самомнение.
        С удовольствием избавилась от платка, защищавшего лицо от пыли и ветра, и поискала глазами лохань с водой. Комнату нам отвели большую, но одну на двоих. Подобная мелочь не вызвала возражений. Нас вообще встретили хорошо, слишком хорошо для безымянных путников, из чего сделала логичный вывод - Риоре предупредил о визите.
        Лорд лишь улыбнулся. Прохиндей знал: ссориться с ним не стану, да и напрасно, прав ведь. В глубине души, как в таких случаях говорят, где-то очень глубоко, хотелось показать сестре, какого мужчину она потеряла. Подумать только, не так давно Риоре Вариэль вызывал страх и раздражение! Да и я для него уже не существо низшего порядка, асексуальное по своей природе. Лорд охотно целовал меня без свидетелей и активно занимался тем, что порадовало бы Конрада, только вот до сих пор не поняла, по велению тела или сердца.
        Лохань нашлась, и я решила умыться до того, как предстану перед владельцем замка. Раз у него такой дом, он аристократ с титулом.
        Замок производил двойственное впечатление. Мрачный, массивный, пугающий и одновременно комфортный, живой. Чувствовалось, в него не наведывались по случаю, здесь проводили большую часть года. Повсюду видна женская рука: вряд ли мужчина озаботился бы двойными, защищавшими от сквозняков портьерами на окнах, завесил стены коврами с толстым ворсом, кинул у кровати медвежью шкуру. Да та же вода, ее подогрели и оставили в комнате до нашего прихода.
        Приспустив платье, ополоснула лицо и шею. Голову бы помыть, отмокнуть в ванной! Решено, после разговора с хозяином попрошу служанку наполнить бадью. Откажет так откажет, а если нет, смою дорожную грязь.
        Риоре тоже наскоро привел себя в порядок. Раздевшись до пояса, он воспользовался оставшейся после меня водой. Лорд и раньше не отличался особой стеснительностью, теперь и вовсе запросто одевался при, - на секундочку, - наследной принцессе. Впрочем, и она потеряла стыд. Не зря, ох не зря Риоре в свое время переживал за мой нравственный облик!
        Хихикнула, вспомнив о высокоморальной сценке в спальне жениха, когда он застал меня под кроватью, расчесала волосы. Заплетать их не стала, оставила распущенными - если бросать вызов обществу, то по полной. Риоре временно снял иллюзию, и я ощущала себя ведьмой, сошедшей с книжных страниц. Сама не понимаю, откуда взялись приподнятое настроение, уверенность в собственных силах и в том, что Марианн непременно падет.
        - Готова?
        Риоре все в том же маскарадной наряде, столь не вязавшемся с вернувшейся дворянской осанкой, стоял рядом. В вырезе рубашки блестела капелька воды. Интересно, он специально дразнит? Не исключено, но на провокацию не поддалась и вслед за женихом направилась в хозяйские покои. Разумеется, нас проводили. Слуга терпеливо дожидался за дверью и, стоило той распахнуться, предложил свои услуги.
        Владелец замка пожелал принять нас в камерной, хорошо натопленной гостиной. Путешествуя по северу страны, убедилась: дрова летом тут насущная необходимость, потому как ночью свежо.
        Закрытые портьеры погрузили комнату в таинственный полумрак, хотя, по мне, подобная мера предосторожности излишня, вряд ли кто подслушает разговоры на высоте третьего этажа. Разве только дракона оседлает.
        Хозяин, крупный мужчина, примерно ровесник Риоре, может, чуть старше, сидел в кресле, словно сошедшем с полотен голландских мастеров, и играл с Конрадом в подобие шашек. Айрон внимательно наблюдал за партией из-за плеча старого лорда. Забытая всеми Лика откровенно скучала, облюбовав мягкое кресло в углу. Говоря «мягкое», я имела в виду конструкцию из каркаса и натянутой на него ткани.
        Все мы в стенах замка обрели истинный облик. Выходит, Риоре доверял владельцу.
        При виде нас игра остановилась, мужчины встали.
        Какой цепкий взгляд! Казалось, хозяин прожжет во мне дыру, так пристально изучал.
        - Добрый вечер!
        Он поздоровался первым, обозначив свой статус. В Гаменции, как в любом средневековом государстве, младший приветствовал старшего.
        - Добрый, - согласился Риоре и усадил меня в третье, стоявшее чуть в отдалении кресло. - Спасибо, что откликнулись.
        - Небо свидетель, я целиком и полностью на стороне Эдвина, а не его супруги, - заверил пока безымянный мужчина и поспешил исправить оплошность: - Граф, вы не представите нас?
        - Охотно, - кивнул бывший советник. - Ваше высочество, перед вами лорд Седрик Уоррен, маркиз Шорт. Седрик, ее королевское высочество принцесса Кара Янина Гаменцианская, старшая дочь Эдвина Второго, моя будущая жена.
        Не знаю, что произвело большее впечатление: высокий титул Седрика, на поверку оказавшегося не захудалым бароном, или спокойное «моя будущая жена». Последнее впечатлило даже маркиза. Он не сдержал удивленного возгласа и запоздало разразился скомканными поздравлениями. Только Конрад довольно улыбался. Старый лис решил, что добился своего. Ну-ну!
        - Мы с Седриком давние приятели, - брошенная вскользь фраза многое прояснила.
        Разговор начался со светской чепухи под бокал терпкого красного вина, а затем перешел в деловое русло. Конраду пришлось переместиться ближе к Лике: его место занял сын. Старый лорд не возражал, безоговорочно признал его главенство. В ходе беседы выяснилось: Седрик разводил драконов, а еще владел неким камнем, который был очень нужен Риоре. Подозреваю, для артефакта. Лорд намекал, что его создание сопряжено с трудностями, но подробностей не раскрывал. Думала, маркиз заартачится, начнет выспрашивать, - нет, кивнул, обронив:
        - Потом сочтемся.
        - Говори сразу. Вещь или услуга?
        - Посмотрим. - Объясняться при посторонних Седрику не хотелось, однако он таки намекнул: - Старые проблемы.
        - Да найми ты кого-нибудь! - фыркнул бывший советник. - Который год мучаешься из-за мошки. Договорились, проблему решу. Кардинально.
        В гостиной ненадолго повисло молчание, только весело потрескивали поленья. Очевидно, все обдумывали, насколько кардинально Риоре решил разобраться с обидчиками друга.
        Кашлянув, Седрик встал и ненадолго нас покинул. Воспользовавшись его отсутствием, лорд наклонился ко мне и вполголоса поинтересовался, насколько откровенно поведать о наших собственных злоключениях. Целиком и полностью положилась на его чутье. Если Риоре доверяет другу, у меня тоже нет причин для беспокойства.
        Лика со своего места пожаловалась, что ее держат в неведении, а потом требуют помощи. Справедливое замечание, только в надежность сестры как хранителя информации не верилось. Плюс Айрон. Сомневаюсь, будто юный маг посвящен в секреты нанимателя.
        - Сейчас все узнаете, - таинственно заверил Риоре и неожиданно, по-мальчишечьи подмигнул мне: - Рискнем, ваше высочество?
        Задуманная женихом авантюра превзошла самые смелые ожидания и отличалась от той, которую обсуждали в замке у подножия гор. Нет, я и раньше догадывалась, что лорду не сидится смирно, тянет на интриги и эксперименты, но теперь окончательно убедилась: дух авантюризма в роду Вариэлей на Конраде не закончился, передался внешне холодному и рассудительному сыну. Он задумал ни много ни мало высадку в тыл врага с последующим его уничтожением.
        Лика с ходу назвала Риоре сумасшедшим, и помогать ему она отказывается. Я грешным делом тоже сомневалась в успехе, но перечить жениху бесполезно, можно только мягко указать на недостатки задумки и понадеяться, что ко мне прислушаются.
        План помахивал сумасшествием: Риоре брался сделать по описанию в некой старой книге артефакт невидимости. По его словам, если все получится, вещица поможет скрыть от посторонних глаз до десяти человек - сколько попадет в радиус действия. В нашем случае - людей и драконов. Лорд справедливо рассудил, что Марианн перекрыла магические каналы, и пробовать открыть портал во дворец смертельно опасно.
        Седрик брался поддержать наш стремительный удар, прихватив несколько неких знакомых. Судя по намекам, маленькую армию. Когда в шутку назвала маркиза полководцем, он со всей серьезностью ответил:
        - Я он и есть, ваше высочество, и поставлю под знамена верных престолу гвардейцев.
        В недоумении уставилась на Риоре. Это что за шутки? Куда ни глянь, то бывший придворный маг, то опальный советник, то серый кардинал.
        - Седрик вышел в отставку, - улыбнулся жених, задушив зарождавшееся недовольство в зародыше. Как же хорошо он успел меня изучить! - Так сказать, из солидарности.
        - Я посчитал, раз его величество больше не нуждается в услугах графа, то и в моих тоже, - кивнул маркиз.
        - И чем же вы командовали?
        Пример любопытной Варвары ничему не научил.
        - Гвардией, - отозвалась со своего места Лика. - Она вся крылатая.
        С тем же успехом она могла назвать Седрика Темным Властелином. Зато все сложилось, Риоре не казался больше мальчишкой-переростком. Только не слишком ли балует судьба? Противный внутренний голос твердил: за удачу всегда приходится расплачиваться.
        Ну да, имея такого приятеля, можно спокойно свистать дракона в трех минутах от столичных стен. Вряд ли Седрик, даже выйдя в отставку, бросил бы друга. Посидел бы Риоре под арестом и вернулся домой, а не шагнул на плаху.
        - Это все хорошо, - с шумным вздохом поднялся маркиз, - но успех предприятия упирается в артефакт. Пока его нет, нечего и пытаться соваться в Майн. Сомневаюсь, будто наша цель - затеять войну.
        - Камень, - напомнил Риоре.
        Он снова вертел кольцо, но, перехватив мой взгляд, поспешно, словно застигнутый на месте преступления школьник, отдернул руку.
        Через пару минут на ладони лорда блестел обычный кусок кварца размером с речную гальку, причем мутный. Разочарованная, пыталась отыскать намеки на его небывалую ценность. Складывалось впечатление, будто Седрик обманул друга, однако Риоре сумел что-то разглядеть, раз скупо поблагодарил и убрал за пазуху.
        Темы для разговоров иссякли. Вроде все успели обсудить, нужно ждать результата эксперимента. Мужчины косились то на доску с шашками, то на початую бутылку, то на нас с Ликой. Прозрачный намек понял бы ребенок, поэтому с разрешения Айрона, муж как-никак, увела сестру. Пусть посидят, мужчинам тоже нужно посекретничать.
        - Ваше высочество, - полетел в спину голос маркиза, - не прикажете ли сменить комнату?
        - Благодарю, нынешняя меня полностью устраивает, - бессовестно уронила девичью честь ниже плинтуса.
        Лика вытаращила глаза и возмущенно прошипела:
        - Ты с ним спишь?!
        Спросила так, словно я брала в постель ядовитую змею.
        - Не завидуй.
        Похоже, постепенно становлюсь стервой, мачеха бы гордилась.
        - И правда не стоит, - лениво протянул со своего места Риоре. - У вас муж, а Янина довольствуется женихом. Согласитесь, неравноценная замена.
        Кончики ушей покраснели, покашливание Конрада лишь подлило масла в огонь. Риоре публично признался, что мы любовники, вряд ли кто-то понял двусмысленную реплику иначе. Вроде ничего зазорного нет, но неприятно, когда о подобных вещах говорят так неромантично.
        - Янина лишена многого, что имеете вы, - попытался сгладить щекотливое положение Риоре.
        - Сомневаюсь, - мрачно процедила сестра и, дернув плечиком, гордо удалилась.
        Собака на сене! Ладно, попробую наладить контакт, а потом спать, слишком устала.

* * *
        Верховая езда надолго останется моим самым нелюбимым занятием. Хорошо Лике, она осталась в замке, а меня Риоре потащил обратно в тайное убежище. Заикнулась про драконью ферму, мол, если нельзя на своем драконе, можно взять крылатого ящера у Седрика. Лорд обсмеял неразумную воспитанницу другого мира и снисходительно поинтересовался:
        - Ты хоть ферму видела?
        Замотала головой. Я и драконов до переноса в Гаменцию знала только по картинкам. Художники их как только не изображали! Реальность одновременно разочаровала и восхитила. Драконы оказались не столько огромны, не могли запросто рушить дома хвостом, зато не такие холодные, как их родственники змеи, и очень красивые.
        - И прекрати говорить со мной таким тоном! - запоздало сообразила я. - Оставь высокомерного лорда для всяких баронов.
        - А я и есть высокомерный лорд, - издевался Риоре. Глаза смеялись, хотя у рта даже краешек не дрогнул. - Придется привыкать к моим манерам, ваше высочество. Утешайтесь тем, что я не принижаю ваших умственных достоинств. Но если не паясничать, - жених вернулся к прежнему вопросу, - драконья ферма - это один самец, одна самка и штук пять яиц, из которых затем вылупятся драконы. Сама понимаешь, на производителе Конрад летает, его спутница, скажем так, высиживает потомство в гигантском гнезде, катать нас некому. Да и не подчиняются драконы чужим, признают только команды хозяина. Поэтому снова верхом и под иллюзией.
        Конрад увязался с нами. Сдается, не столько помогать, сколько свечку держать. Он активно планировал свадьбу, советовал переговорить с леди Вариэль-старшей, чтобы не ошибиться с выбором платья. Спасибо Риоре, он пресек матримониальный кошмар одним-единственным вопросом:
        - О твоих делишках при дворе рассказать?
        Старый лорд обиделся, но сам виноват. Никогда прежде не встречала мужчину, столь помешанного на свадьбах и детях, странно, что у него всего один сын. Осторожно навела справки у жениха: да, никто больше не рождался и не умирал.
        - Родители не живут вместе, - прояснил ситуацию Риоре. - Давно уже. Но разводиться не собираются, сама понимаешь, вредно для репутации.
        Ну да, обычный брак «стерпится-слюбится», за который агитировал Конрад во время нашего знакомства.
        Леди Вариэль-старшая иногда гостила у мужа, но сейчас отсутствовала, предпочла тишину графства сына. Риоре охотно рассказал о ней, пусть и в общих чертах. Как и предполагала, характером лорд пошел в мать, некогда первую красавицу при дворе. Только вот, как он самокритично заметил, на сыне небо отыгралось. Зато остальное передалось в полной мере. Намучается жена опального советника с такой свекровью!
        Тайное убежище лорда Вариэля-младшего встретило могильным холодом, пришлось потратить много времени, чтобы отогреть лабораторию. Она, как и говорил Риоре, оказалась большой, даже огромной - целый зал с крепкими многовековыми стенами. Вопреки ожиданиям, потолок не давил на голову, а терялся где-то среди стропил. С деревянных балок перекрытий свисали клочья паутины, зато внизу царил идеальный порядок, словно Риоре бывал здесь каждый день. Сплошные шкафы, стеллажи, перегонные кубы различных конфигураций. Перечислять многообразие ингредиентов на полках дня не хватит.
        Не обошлось без библиотеки, Риоре устроил ее в левой части зала. Очередной филиал отдела редких рукописей, только владелец далеко не всегда бережно обращался с принадлежавшим ему богатством. Класть книгу разворотом вниз, ломая корешок, - сущее варварство.
        - Присаживайся! - Риоре указал на жесткое деревянное кресло. - Отдыхай пока, нужно подготовиться.
        - Не кажется ли тебе, что опыты лучше затевать на свежую голову?
        И подушек нет. На таком кресле долго не просидишь.
        - Не кажется. - Риоре достал из кармана камень и осторожно положил на стол, установленный возле окна. - Марианн не станет ждать, пока мы выспимся. Нужно уметь приносить жертвы, Яна, забывать о своем удобстве.
        - Давай, я тебе корону подарю, ты больше создан для долга, - предложила в шутку.
        Лорд промолчал, не стал отвлекаться на разные глупости. Он развел кипучую деятельность, и вскоре в лаборатории горела спиртовка, пыхтел перегонный куб, а из змеевика вылетал странный фиолетовый пар. Раздевшись до рубашки, закатав рукава, Риоре старательно измельчал кварц, на поверку оказавшийся очень странным минералом. Крепкий на вид, под пестиком он превращался в голубой песок. Стоя за спиной жениха, гадала, отчего камень изменил цвет. Реакция с воздухом, окисление? Вот почему у меня не «пятерка» по химии! Или спросить?
        - Это не кварц, - не отвлекаясь от работы, прочел небольшую лекцию Риоре, - а магический камень. У него есть научное название, но не стану забивать голову. Его используют в качестве стабилизатора, обычно хватает щепотки. Пожалуйста, - попросил лорд, - раз уж ты встала, приготовь соляной раствор в пропорции один к пяти.
        Толком не понимая, где что лежит, бродила по лаборатории слепым котенком, а потом долго возилась с дозировкой.
        Полагала, Риоре всыплет в раствор порошок, а он вымыл в нем ступку, предварительно пересыпав ее содержимое в банку. Обидно!
        - Соль нейтрализует действие камня, - развеял мысли о мартышкином труде жених и занялся настоящей работой.
        Следующие несколько часов стояла на подхвате. Руки устали мешать, глаза слезились от ядовитых паров.
        В лаборатории стало нестерпимо жарко, толстые стены не помогали. Обливаясь потом, прогоняла через куб дистиллят - Риоре требовал кристальной чистоты конечного продукта. Сам он склонился над очередным простеньким колечком, вроде того, с помощью которого мы сбежали, и тщательно опутывал его чарами.
        Затем пришел черед ювелирной работы. Надев перчатки, Риоре наносил на кольцо тончайший слой дистиллята. Тут пригодился примитивный микроскоп. Жених поместил заготовку под пару пузатых линз, вооружился кисточкой и принялся за дело. Лицо застыло, тело словно окаменело, только слаженно, отточенно двигались руки, да еще лорд временами прикусывал губу от усердия.
        Ощущая себя балластом, стояла рядом с перегонным кубом, боясь даже дышать, не то что пошевелиться. Как назло, по закону подлости засвербело в носу, но я мужественно не издала ни звука - сказалось студенческое прошлое. Преподаватели ругали даже за кашель, поэтому студенты быстро научились делать все в себя.
        - Яна, - не оборачиваясь, позвал Риоре.
        Встрепенувшись, тут же оказалась рядом.
        - Воду холодную подготовь, желательно ледяную. Там где-то ледник, поищи. Топорик тоже найдешь.
        Ледником оказался обитый чем-то непонятным короб у внешней стены комнаты. Внутри прохладно, даже морозно. Горы горами, но без заклинания не обошлось. Лед в леднике тоже имелся - целая посудина, полная воды в твердом агрегатном состоянии. А вот с топориком пришлось повозиться. Нет, нашла я его быстро, только лед не поддавался. Устало пыхтя, неумело тюкала по блестящей поверхности. Выходила ледяная крошка, а не ледяные кубики. Определенно, не работать мне барменом! В итоге с горем пополам наколола полную миску льда и отнесла Риоре. Он скорее уловил, чем увидел мое присутствие.
        - Поставь, пожалуйста, на стол.
        Дистиллята на стеклянной пластине почти не осталось, зато кольцо преобразилось, засверкало таинственным золотистым блеском.
        Через пару минут Риоре в последний раз мазнул кисточкой и, аккуратно подцепив будущий артефакт пинцетом, погрузил в миску со льдом. Металл зашипел, к потолку поднялось зеленое облачко. Кольцо тоже из золотистого превратилось в украшение цвета окислившейся меди.
        - Первый этап закончен, - сообщил жених и кинул перчатки на пол. - Теперь нужно наложить чары и установить привязку. Ошибаться нельзя, повторно произносить заклинание тоже, поэтому очень прошу, - он выразительно глянул на меня, - не мешай. Что бы ни случилось, Яна, - подчеркнул Риоре.
        Последняя фраза заставила насторожиться. Выходит, любимый собирался сотворить нечто рискованное, что могло бы напугать. Но спасибо, предупредил. Еще бы уточнил границы нормального, а то буду стоять рядом и не подозревать, что Риоре давно пора спасать.
        Однако со стороны все казалось мирным, безопасным. Лорд взял ту самую книгу, по поводу грубого обращения с которой я сокрушалась, и перенес на стол, к миске с охлажденным кольцом. Прочистив горло, пару раз вздохнув и выдохнув, Риоре приступил к плетению заклинания. Оно лилось ровным монотонным потоком, сопровождаясь редкими взмахами рук. Я пристроилась рядом и пыталась понять смысл того, что говорил жених. Он изъяснялся на тарабарском, мало похожем на гаменцианский языке. В итоге и вовсе начало клонить в сон, и я бессовестно задремала, утомленная тяжелой дорогой.
        Меня растормошил Риоре и, лучась от гордости, сообщил: заклинание наложено верно, в отношении владельца артефакт работает.
        - В зеркале ничего не отражается. - Лорд ткнул пальцем в искомый пыльный предмет с потрепанной годами рамой. - Сейчас проверим, способен ли артефакт делать невидимыми несколько людей.
        Жених повернул кольцо на пальце и пропал. Только что стоял рядом - и пустота. Протянула руку и уткнулась в нечто теплое и вполне материальное. Пустота рассмеялась, через мгновение явив довольного Риоре. Морщинки-лучики вновь разбежались от уголков глаз - как редко я их видела!
        - Прекрати, Яна, иначе мы никогда не закончим, - пожурил лорд. - Естественно, я никуда не испаряюсь, просто становлюсь невидимым. Пора бы привыкнуть к магии, а не разевать рот всякий раз, как ребенок.
        В этом весь Риоре, без расовой дискриминации не обошелся. Но теперь она не раздражала. Поняла, это часть его, изменить, переделать не получится. Частично такое поведение - следствие воспитания, частично - раздувшееся эго. Правда, не на пустом месте: все-таки бывший советник.
        Риоре вторично активировал артефакт и немного пошептал над ним, сложив ладони лодочкой. Вроде ничего не произошло, Уже решила, что эксперимент не удался, но взглянула на собственные руки. Их не было! Мамочки! Стояла, изо всех сил стараясь не закричать. Умом понимала: я никуда не делась, но все равно страшно.
        - Работает, - констатировал Риоре. Я его тоже не видела, очевидно, он меня - тоже. - Осталось понять, как сделать так, чтобы мы различали друг друга. Ничего, потренируюсь. Уверен, справлюсь.
        - А в Гаменции академий магии нет? - невпопад ляпнула я.
        - Эм? - впал в ступор лорд.
        - Тебе бы там преподавать, - сделала я неумелый комплимент и попросила вернуть видимость.
        Неуютно стоять, болтать и не видеть собственного отражения.
        Риоре снял кольцо и ответил, что академий нет, магии обучают на дому.
        - Но спасибо за похвалу.
        Он коротко чмокнул меня в лоб - жест, совершенно невероятный для прежнего лорда Вариэля.
        Потом мы прибирались в лаборатории и пили вино во вчерашней гостиной. Конрад не составил компанию, «ушел на разведку», по его словам. Вернулся поздно, когда уже легли. Увы, взору старого лорда предстала скучная картина, а не пикантное зрелище - спали одетыми, чтобы с утра не тратить время на одевание. Правда, в обнимку: так теплее. Вопреки ожиданиям Конрад не отпустил одну из своих шуточек, а попросил Риоре выйти. Жених вернулся через пару минут в крайне мрачном настроении.
        - Вовремя сделали артефакт и навестили Седрика, - буркнул лорд и зажег свет.
        Даже обычная яркость шара заставила спросонья заморгать.
        - Неуютно мне без оружия! - пожаловался Риоре. - Не те времена, Яна, чтобы полагаться только на магию.
        Он одновременно говорил и собирал нехитрые пожитки.
        Встревожившись, села.
        - Что случилось?
        - За наши головы объявлена крупная награда. Спасибо, Марианн мы нужны живыми для показательной казни. Она теперь королева - Эдвин Второй скончался. Сердечный приступ.
        Распахнув глаза, зажала рот ладонью. Отец мертв! Нет, я предполагала, допускала, но одно дело подозревать, другое - получить подтверждение самых страшных догадок.
        Внутри закипала ненависть к мачехе. Никогда не желала людям зла, однако тут иной случай. Она получила все, но этого ей показалось мало, упырице!
        - Яна, не раскисай!
        Оказалось, я плачу. Вот ведь, не заметила.
        - Нужно уходить. - Риоре кинул плащ на кровать. - В конце концов, - прикрикнул он, - ты наследница престола, пора за него бороться! Или хочешь трон моими руками? Напоминаю, я не собираюсь становиться консортом, разочаровался в сомнительном удовольствии.
        Да не забыла я!
        Как в тумане, обулась, накинула плащ и поплелась за женихом. Он прихватил дорожную сумку, с которой мы ездили к Седрику. Путь снова лежал к маркизу, только теперь Риоре не собирался таиться:
        - Какой прок, если у каждой собаки есть описания?
        - Заодно время сэкономим, - поддакнул Конрад.
        Перед лицом опасности отец и сын сплотились и больше не выясняли отношения.
        - А как же иллюзии? - робко напомнила я.
        Зачем махать красной тряпкой под носом быка, если можно тихо прошмыгнуть мимо?
        Мужчины зыркнули так, что охота задавать вопросы сразу отпала.
        Однако в наши планы вмешалась погода. С гор налетел ветер, заставив засесть в замке. Делать было особо нечего, и Риоре воспользовался случаем, чтобы избавиться от последних белых пятен в истории четвертьвековой давности.
        Глава 17
        Для этого разговора подошла бы стопка водки, и требовалась она вовсе не мне.
        В дымоходе свистел ветер, стонал, хлопал ставнями, навевая мысли о привидениях - подходящие декорации.
        С ногами устроилась в жестком деревянном кресле, укутавшись в плед. Его прихватили у Конрада, вот пригодился. Избавившись от нижней юбки и корсета, переоделась в выданную Риоре мужскую одежду. Прежде ее носил некий подросток, теперь предстояло мне.
        Ночью мы выдвигались в замок маркиза, не по земле, по воздуху, но прежде Риоре желал, чтобы между участниками рискованной операции не осталось тайн. Именно поэтому жених сидел рядом со мной, а Конрад стоял, делая вид, будто греет руки у камина. На самом деле - оттягивал неприятный момент. Сначала старый лорд пытался обратить все в шутку, но сын быстро пресек его попытки.
        - Итак, - бывший советник тоже поднялся, остановился против отца, - у нас с Яниной накопились вопросы, мы хотим услышать ответы. Согласись, самое время. Все равно пока драконов на крыло не поставишь, заняться нечем. Так поворошим прошлое? Брайн уже покаялся, теперь твоя очередь.
        Он положил руку на каминную полку в непосредственной близости от лица старого лорда. Не случайность, а метод воздействия.
        - Я твой отец, - напомнил Конрад и обернулся, - оставь свои штучки.
        - Помню, - равнодушно ответил Риоре, - но речь о делах государственной важности. Считай, я допрашиваю тебя от имени будущей королевы, - короткий кивок на меня.
        - И будущей супруги, - не упустил возможности съязвить Конрад.
        Лорд не собирался спорить.
        - Возможно. Заметь, - он произнес это с особой, многообещающей интонацией, - тогда тебе придется хуже. Сейчас речь только о делах государства и чести рода Вариэль, в случае женитьбы ты затронешь интересы моей семьи.
        «Моей» прозвучало весомо, ясно показывая, какие у лорда приоритеты.
        Конрад вздохнул и с мольбой обратился ко мне:
        - Хоть вы его угомоните!
        - Не хочу. Представьте, тоже интересно, давно хотела задать пару вопросов. Рассказ от лица Брайна выдался занятным, сравним с вашим.
        - Задавайте вопросы, - сдался старший лорд Вариэль и пристроился в освободившемся кресле спиной к огню.
        - Ну уж нет! - воспротивился Риоре. - Знаю твои трюки, начнешь лгать. Яна, он лицо в тени прячет.
        - В кого только уродился? - посетовал небесам Конрад. - Сын называется!
        - В мать, сам говорил. - Жених начинал терять терпение и прикрикнул: - Обойдись хоть раз без своих штучек, времени нет!
        Старый лорд обреченно вздохнул и знаком показал, что готов говорить.
        Волновало меня не так много: обстоятельства отправки в другой мир, отношения с покойным отцом, мачехой и Брайном. Оказалось, Конрад действительно предупредил последнего, когда вскрылось мое настоящее имя, посоветовал присмотреться к принцессе, пусть и не объяснил почему. Старший королевский слуга быстро связал два и два, благо умом не обделен.
        - В отличие от тебя, - кивок на Риоре, - мы с Брайном хорошо общались. Работа обязывала.
        Сын не отреагировал на колкость.
        - Вот о ней и расскажи. Почему не вразумил короля? Ладно Эдвин, ему ревность и Марианн голову задурили, но ты-то! Ни в жизнь не поверю, будто не предложил проверить, от кого ребенок. Элементарно! Сравни кровь - и узнаешь.
        - Я и сравнил, - обескуражил Конрад, - не совпало.
        - К…к…как? - от волнения начала заикаться.
        Риоре же говорил… Так мы с Ликой сестры или просто двойники? А я уже поверила, свыклась.
        - Так, - развел рукам бывший придворный маг. - Ни капли королевской крови. Именно поэтому я согласился. Подумал, ребенку лучше в другом мире, нежели рядом с рассвирепевшим Эдвином. Потом, когда подготовили все для ритуала, пробирка нашлась. Подменили ее.
        - И ты спокойно спровадил Яну неизвестно куда? - Риоре аж побелел от ярости. - Совесть как, не мучает? А я вот подумываю от фамилии Вариэль отказаться, Ланскет вполне устраивает.
        - Дослушай!
        Вроде Конрад попросил спокойно, тихо, а сын умолк, подчинился.
        Вместе с найденной пробиркой на сцене возникла будущая мачеха. Она поняла, что план провалился, и собралась избавиться от ребенка другим способом. Служанка должна была оставить на ночь закрытой печную заслонку. Угар - обычное дело, никто не заподозрит убийство. Конрад случайно подслушал разговор и передумал отменять ритуал.
        Объяснения старого лорда казались абсурдными.
        - Почему не схватили и не допросили служанку? Почему не пошли к королю?
        - А не с чем было идти, ведьма постаралась. Уж не знаю, какими чарами она оплела бедняжку, но та не дожила до утра. Останься Эдвин во дворце, не ускачи на охоту, все сложилось бы по-другому.
        Конрад замолчал и некоторое время, не двигаясь, смотрел в огонь.
        - Совесть, конечно, мучила, - поникшим голосом признался он. - Дурак, ведьму не выследил! Обрывался след, не вывел к Марианн. Никто бы на нее не подумал, я тоже, но теперь понимаю: больше некому. И ведь я ребенка не просто так в другой мир отправил, маячок на шею надел - медальон с королевским вензелем. Думал, быстро разберусь, заберу. Не смог, переоценил собственные силы. Пытался пару лет и подал в отставку. Да и Эдвину претило мое лицо - вечное напоминание о дочери.
        - Он, - гулко сглотнула, - верил, что я от друга матери?
        Интересно, куда подевался медальон? Вроде лежало нечто такое в маминой шкатулке, потом пропало. Наверное, заложили в лихие девяностые. Тогда тяжело жилось, продавали, что могли.
        - Да, - не стал обелять покойника Конрад. - При нем кровь смотрели. Ту, подложную.
        С грохотом рухнул в воображаемом шкафу еще один скелет. Вот и связались ниточки. Теперь понятно, отчего отец столь свято верил в измену жены. Не только в коварной Марианн дело. Оставался Арон Мейних. С графом случился несчастный случай, его казнили или постаралась мачеха?
        - Дракон взбесился. Ни я, ни Брайн пальцем не пошевелили. Ваше высочество, мы не убийцы. Эдвин орал, грозился сослать на рудники, но не согласились.
        - А другой маг не мог? Риоре говорил, есть еще пара родов…
        - Мог, - подумав, кивнул Конрад и виновато добавил: - Не всякий способен перечить королю.
        Главное, отец жениха не причастен к смерти маминого друга. А кто уж там его убил, не важно. Если Марианн, она сполна заплатит за злодеяния, если нет, старый лорд прав: нельзя обвинять человека в том, что не пошел на плаху за компанию с графом. Взглянуть бы на него! Кто он, приписываемый отец? Риоре обещал при случае свести с родными Арона, у них наверняка найдется портрет.
        На этом с тайнами покончили. Я обещала больше не ворошить прошлое и жить настоящим. Конрад заметно повеселел и выразительно покосился на мою выпростанную из-под пледа руку. Сама не заметила, как, разволновавшись, ухватила Риоре за локоть. Шуток на матримониальную тему не последовало, да и надоели они, зато жених в пику отцу переплел наши пальцы. И брови так выразительно поднял: что, получил?
        - Ветер стихает, - ворвался в сознание голос Риоре, - пора выдвигаться.
        Ладонь скользнула из моей ладони, в комнате мгновенно похолодело градусов на десять. В моем воображении, разумеется.
        Жених забрал плед и скептически осмотрел меня.
        - Надеюсь, никто женщину в темноте не признает, - говорил и сам себе явно не верил. - Мог бы, оставил здесь, но не хочу рисковать. Вдруг бестия прознает о замке, отследит портал?
        Глухо стукнули ножны с мечом - теперь Риоре был при оружии. Сказал, пока мы с артефактом возились, отец постарался. Конрад тоже прицепил на пояс какую-то железяку. Одна я стояла безоружная, даже без перочинного ножика.
        Как в тумане, обулась, накинула плащ и поплелась за лордом. В тягостном молчании выбрались на знакомый двор. Нехитрые пожитки в дорожной сумке нес жених. Он же зачаровывал замок от вторжения, поэтому чуть задержался, пришлось немного померзнуть.
        Ночь-то какая глухая, глаз выколи! И ветер треплет волосы, как в такой лететь?
        Риоре наконец вернулся, и маги кликнули крылатых ящеров. Те появились одновременно, значит, дожидались зова хозяев в одном месте. Риоре привычно закинул меня на драконьи лопатки, уселся следом и взял курс на юго-запад.
        Мертвой хваткой вцепилась в гребень крылатого ящера; живот грела сумка. Жених умудрился как-то ее пристроить, но строго приказал следить, придерживать. Артефакт, разумеется, внутрь не положил, надел на палец. Поинтересовалась, окружил ли Риоре нас невидимостью, и получила парадоксальный ответ: нет.
        - Видишь ли, - губы лорда касались уха, - у любого артефакта существует резерв использования. Он не бездонен и долго восстанавливается. Не хочу тратить его на подобные пустяки.
        Разумно.
        Когда дракон взлетел, набирая высоту, думала, сдует. Пара минут прошла в атмосфере животного страха, но и потом, когда крылатый ящер набрал, так сказать, крейсерскую скорость, пришлось не лучше. Наверху ветер оказался сильнее, нежели на земле, и нас изрядно потрепало до того, как добрались до замка Седрика. Понятия не имею, как Риоре с драконом ориентировались в темноте, как переговаривались, однако с курса не сбились, благополучно приземлились на освещенную факелами площадку перед воротами. Безусловно, рисковали, привлекали излишнее внимание, но иначе нельзя, промахнулись бы.
        Несмотря на поздний час, маркиз вышел нас встречать. Судя по угрюмому виду, до него тоже дошли печальные известия. Испугалась, не сдаст ли былой радушный хозяин опасных гостей, но Седрик дорожил дружбой и не собирался предавать ее ради кошелей с золотом. Чего не скажешь об Айроне. Муж Лики становился опасен. Риоре придерживался того же мнения, раз не позвал на походное совещание. Повод нашел убедительный - присматривать за женой. Сестра показала себя с лучшей стороны, не обвиняла нас с женихом, а горевала об отце. Выходит, любила. Айрон сидел подле, гладил по голове, утешал, а мы спешно меняли план действий.
        Седрик обещал связаться с бывшими подчиненными и обеспечить поддержку в столице. На плечи Конрада легла магическая подготовка, на долю Риоре выпал артефакт и работа разведчика, а я в качестве ценного балласта поднимала боевой дух. С последним могли возникнуть проблемы, потому как уже сейчас мандражировала, что же будет во дворце?
        В Майн собирались добраться по воздуху, укутанные невидимостью. Седрик заикнулся о портале, но предложение отмели: долго и сложно выстраивать. Даже если получится без заготовок, в Майн оба лорда Вариэля попадут ослабевшими, станут легкой добычей. Так рухнул еще один миф, книги вновь разошлись с реальностью. Помнится, маги из фэнтези играючи открывали порталы в любые уголки страны.
        - Яна, - для пущей убедительности Риоре присел передо мной на корточки и вложил мои ладони в свои, - послушай внимательно. Возможно, потом не останется времени.
        Кивнула. В горле застрял большой ком, казалось, еще немного, и задохнусь.
        Остальные мужчины молчали, словно внезапно исчезли, даже Конрад безмолвствовал и нарочито смотрел в огонь, причудливыми тенями игравший на стене.
        - А у тебя рука снова к кольцу тянется, - невпопад пробормотала я и робко улыбнулась.
        Вдруг накричит, велит не болтать чепухи? Нет, едва заметно улыбнулся и пообещал:
        - Постараюсь искоренить дурную привычку. Если останусь жив.
        Это «если» мертвым грузом повисло между нами, осязаемое и холодное. Вздрогнула и крепко сжала его руку. Что я еще могу? Снова сказать, что люблю, что верю? Ненужные глупые слова.
        - Так вот, - Риоре наконец поднялся, но пальцев не выпустил, - я хочу попросить об одной важной вещи и задать один вопрос. Первое: пожалуйста, делай все, что прикажу, немедленно. Не спрашивай, не возражай, не думай, просто делай. Обещаешь?
        Кивнула. Когда мы на «ты», согласна на все. Ну, почти на все.
        - Отлично! - Лорд выдохнул. Неужели ожидал активного сопротивления? - Теперь вопрос: ты взойдешь на трон или хочешь вернуться в тот, другой мир?
        Меньше всего ожидала услышать такое. Жених не раз повторял: мое место во дворце, а тут добровольно предлагал вернуться к прежней жизни. Задумалась: а хочу ли я? Снова в свою квартирку с видом на гаражи, на работу, к субботним посиделкам с подругами, в изменчивый город, то поливавший дождем, то обжигавший солнцем… И остро поняла: не желаю.
        - Если все получится, а у тебя всегда все выходит, подаришь кольцо с огромным бриллиантом. Королеве не положено носить на пальце дешевку.
        Конрад довольно хмыкнул в кулак, Седрик округлил глаза, а Риоре онемел:
        - То есть ты?.. Настоящая помолвка?
        Он не мог оправиться от шока.
        - И свадьба тоже.
        Поспешила оговориться:
        - Мне она не нужна, но общество не поймет. Королева живет с советником и приносит в подоле детишек.
        Жених поперхнулся и отскочил как ошпаренный. Старый лорд хохотал в голос, маркиз сочувственно посматривал на приятеля.
        - Не торопите события, ваше высочество. - Интриган, однако, быстро пришел в себя. - Я еще не давал согласия занять данный пост. О детях и вовсе умолчу, вам известны мои убеждения, но - вот и ложка меда - официальная помолвка состоится.
        - Он женится, Янина, - подал голос Конрад и подмигнул. - Поверь старику.
        Кашлянула и предложила выдвигаться - все лучше, чем наблюдать за очередным раундом сватовства. Я ведь насчет брака пошутила, хотя в случае с детьми выбора не останется, тут с подобными вещами строго. Чисто теоретически вышла бы за Риоре, но зачем насиловать человека? Лучше хорошие отношения без росписи, чем бесконечные упреки с кольцом на пальце.
        Краем уха услышала, как Седрик шепнул другу: «Поздравляю! Вот уж не ожидал!» Риоре отмахнулся и вышел дать указания Айрону. Тот оставался в замке в полном неведении относительно планов покровителя. Береженого бог бережет.
        Второй раз за ночь устроилась на чешуйчатой шее. Адреналин зашкаливал, везде мерещились враги. Собранные мужчины молчали, деловито, сноровисто крепя к крылатому транспорту странные мешки. Подозревала, в них оружие.
        Дракон Седрика, тот самый производитель с фермы, оказался темным, как уголь. Он практически сливался с черничной мглой, только отсвечивали янтарные глаза.
        Маркиз кивком сообщил: погрузка закончена, и Риоре попросил поставить крылатых ящеров максимально близко, а самим прижаться к ним. Слуги к тому времени ушли, факелы, шипя, догорали, и мы рисковали с минуту на минуту оказаться в полном одиночестве посреди ненастной ночи.
        Обняв шею могучего животного, напряженно ждала продолжения. Словно завершающий мизансцену аккорд, факелы таки погасли, теперь я видела только неясные силуэты.
        Риоре пошептал над артефактом, постоял немного и забрался на спину дракона. Надежные руки сомкнулись на талии, а едва различимый голос пообещал: «Я подумаю». Улыбнулась, на ощупь отыскала его ладонь и накрыла своей. Заставить подумать закоренелого холостяка дорогого стоит! И, кажется, я хочу услышать «да» чуточку больше, чем пару минут назад.
        Мы взлетели и, описав круг над замком маркиза, своеобразным журавлиным клином устремились к столице.
        Холодно! Студеный воздух проникал сквозь одежду, ветер щипал щеки. Минуты медленно утекали в вечность. Мы могли лететь час, два или, наоборот, всего пару минут. Вокруг только ночь, серость облаков наверху и темная гладь земли - внизу.
        Стараясь не думать о плохом, прикрыла глаза. Одна за другой в мозгу возникали картины. Вот я очнулась в старом замке, вот вновь оказалась внутри пентаграммы. Лопухи, попытка изнасилования, встреча с Риоре - память скрупулезно вела летопись моего знакомства с Гаменцией. Теперь с уверенностью могла сказать: я попала в свой мир, а не в чужой.
        Дракон резко ушел вверх и вправо. От неожиданности покачнулась и распахнула глаза. Все та же ночь, только два других ящера теперь летят рядом.
        Снова резкий маневр, и мы срываемся вниз. Ветер свистит в ушах, на краткий миг я вижу тень. Запоздало сообразив, кому она принадлежит, испугалась. Сердце подпрыгнуло и замерло где-то в гортани. Нас вычислили и сейчас поймают, а то и хуже - убьют. Однако вопреки ожиданиям крылатые всадники не пошли на таран, или как там принято сбивать драконов, а растворились в ночи. Ничего не понимаю!
        - Работает артефакт! - с облегчением выдохнул Риоре. Выходит, он не до конца верил в творение собственных рук. - Прости, - извинился жених, - поздно заметил, едва разминулись.
        Думала, мы прямиком направимся в столицу, но Седрик, временно взяв на себя роль предводителя маленького отряда, спланировал вниз, к очередному городку, которые в избытке мелькали внизу в предрассветной хмари. Он знаками попросил снять с него невидимость и обождать на пустыре позади непонятных однотипных строений.
        Черный дракон фыркал, постукивая шипастым хвостом то ли от нетерпения, то ли от раздражения, что его оторвали от драконицы, а его хозяин быстро зашагал к баракам, на поверку оказавшимися казармами. Зачем, я уже догадалась: за обещанной поддержкой.
        Потянулись минуты тревожного ожидания. Вцепившись в сумку, не сводила взгляда со строения, в котором скрылся Седрик. Нервы сковали мышцы, даже челюсти свело. А вдруг не согласятся, вдруг маркиза арестуют? Он ведь бывший командующий и предлагал совершить не увеселительную прогулку, а свергнуть законную королеву. Безусловно, к власти она пришла преступным путем, но это пока не доказано, как и то, что я старшая дочь покойного Эдвина Второго. Словом, шансы Седрика оказаться в тюремных застенках велики, а вместе с ним - и наши.
        - Не бойся, - объятия Риоре пришлись кстати, - мы всегда успеем уйти.
        Вздохнув, пристроилась на плече любимого. Он развернул меня к себе, чтобы было удобнее. Теплые руки, ровное дыхание. То ли Риоре уверен в наскоро разработанном плане, то ли умело скрывает тревогу.
        - Ты не бросишь друга.
        Провела ладонью по колючей щеке - успела обрасти после бала - и тяжко вздохнула. Взгляд раз за разом обращался к черному дракону. Вдруг у него предчувствие, вдруг он не просто так взрывает хвостом землю? Собаки способны предугадать землетрясение, отчего бы дракону тоже не обладать интуицией?
        - Как ты там говорила? - Риоре умудрялся шутить даже в подобной ситуации. - Напыщенный самодовольный лорд. Разве таким свойственно благородство?
        Тихо рассмеялась. Сработало, жених немного разрядил обстановку.
        Внезапно казарма озарилась огнями. Охнув, прижала руку к сердцу. Обострившийся слух уловил звон стали.
        Риоре замер, а потом решительно отстранил меня и спрыгнул на землю.
        - Отец, присмотри за Яной! - бросил он через плечо. - И никуда не пускай! Лучше потерять сына, чем наследницу престола.
        Конрад кивнул, хотя ему явно хотелось броситься на выручку Седрику.
        Я словно заледенела. Сидела и не двигалась, прокручивая в голове последние слова Риоре. То есть он полагал… Нет, невозможно, я не хочу! На глаза навернулись слезы. Не желаю вот так, толком не попрощавшись.
        - Куда?
        Несмотря на годы, старый лорд оказался достаточно быстр и ловок, чтобы остановить ринувшуюся сломя голову на выручку жениху принцессу. В итоге, не удержав равновесия, мы оба едва не рухнули в грязь.
        - Он ваш сын, как вы можете?!
        Задыхаясь, колотила по рукам Конрада.
        - Риоре прав, - озвучил неприятную правду старший лорд Вариэль, - вы для страны важнее. Вернемся к драконам, - мягко добавил он и развернул меня за плечи, - в любую минуту придется взлетать.
        Позволила себя увести. Руки висели плетьми. Чуть ли не через каждый шаг оборачивалась, боялась и надеялась одновременно.
        - Знаете, - Конрад устроил меня на своем драконе, - как бы парадоксально ни звучало, я рад, что не смог вернуть вас младенцем обратно. Тогда бы мой мальчик всю жизнь любил пробирки, а не женщину из плоти и крови. И я вечно бы корил себя за это, - чуть слышно добавил старый лорд. - Живи мы с супругой иначе, он бы не вырос таким. Поэтому, милая барышня, - голос его обрел привычные насмешливые интонации, - извольте выйти за него замуж, если заварушка завершится успехом. И родить здорового крепкого сына, пусть даже против желания Риоре.
        Будто он категорически возражает! Сердце подсказывало: жених не станет сопротивляться наличию детей. Вот со свадьбой сложнее, но лорд обещал подумать.
        Вздрогнула, услышав громкие голоса.
        Над пустырем плыло несколько световых шаров. Вслед за ними вышагивал Седрик в сопровождении двух незнакомых мужчин. Риоре не было видно. Успокоила себя тем, что на нем артефакт, вряд ли он успел разрядиться. А вот заметят ли нас солдаты - вопрос. Как оказалось, нет, работало кольцо.
        - Вы хорошо их связали? - Вопрос, обращенный к одному из спутников маркиза, удивил.
        На «их» тянула только наша компания заговорщиков, но мы на свободе.
        - До утра не вырвутся, - заверил мужчина с характерной армейской выправкой. - После не гарантирую, простите, милорд.
        - Понимаю, - кивнул Седрик, - вы и так нарушаете присягу.
        - Мы привыкли вам верить. Вот с новичками проблема, они за королеву.
        Мужчина нахмурился, а я сделала вывод, что в казарме случился бунт, в ходе которого меньшинство отказалось переходить на сторону новоявленной наследницы. Понятно, откуда шум, огни. Теперь все улеглось, бараки снова обманчиво спали.
        - Капитан, - маркиз остановился в паре шагов от своего дракона, - надеюсь, вы понимаете, что вам придется поклясться на крови. Только так я смогу показать вам принцессу и посвятить в наши планы.
        Гвардеец не возражал, предложил и вовсе принести присягу.
        - Пока не нужно.
        Седрик вынул нож. Словно по мановению волшебной палочки, за спиной капитана оказался Риоре. Зажала рот ладонью, чтобы не закричать от радости. Живой!
        - Клятвы по моей части, - спокойно произнес он, привлекая внимание. - Доброй ночи. Полагаю, мое имя вам известно.
        Гвардеец дернулся, положив руку на эфес меча, но быстро расслабился: узнал.
        - Доброй ночи, милорд, - вернул он приветствие. - Удивлен, думал, вы давно покинули королевство.
        - Обстоятельства, - обтекаемо ответил Риоре и поторопил с клятвой.
        Ее приносили стандартно, как в десятках романов: другого способа порезать руку и дать обещание, размазав кровь по губам, не придумали.
        Соблюдя формальности, Риоре снял невидимость и по очереди представил спутников капитану. Его цепкий взгляд, равно как наличие магического дара - шарами управлял не Седрик - внушали трепет. Боялась, капитан сейчас зычным голосом отдаст приказ арестовать нас и в глаза объявит фальшивкой. Но нет, мужчина просто смотрел на меня какое-то время, а затем сухо пообещал сделать все возможное, чтобы трон заняла дочь покойного монарха. Какая именно, он предусмотрительно не уточнил.
        Затем капитан ненадолго нас покинул, по его словам, отдать необходимые распоряжения. Второй гвардеец, до сих пор хранивший молчание, остался на поляне.
        - Свой, - перехватив тревожные взгляды, которые я бросала на военного, заверил Риоре. - Помощник командира гарнизона. С ним я уже поговорил.
        Раз так, поверю.
        Отец и сын шушукались в сторонке, военный позевывал в кулак, я изнывала от неизвестности. Скорее бы произошло хоть что-то, а то свихнусь! И оно случилось: в небо взмыли драконы! Сначала испугалась, а потом поняла: наше сопровождение. Встав на крыло, оно зависло над пустырем. Пора и нам.
        Риоре снова взял меня на своего дракона.
        Никогда не думала, что окажусь в центре заговора, что в моей жизни вообще произойдет Событие, именно так, с большой буквы. Все заранее предопределено: учеба, работа, замужество, дача. Так жило большинство в нашем кругу. Никто не жаловался, хотя я немного сломала традицию: съехала от родителей, рассталась с Сережей, которого мамины знакомые успели записать в мужья. А так болото болотом - и вдруг королева мятежа.
        Риоре не стал тратить ресурс артефакта и пообещал вновь накинуть невидимость на подлете к столице, когда рассветет. Пока от сторонних глаз скрывали гвардейцы.
        Верно говорят: если все идет гладко, непременно жди неприятностей. Те и не заставили себя ждать.
        - Приготовиться к бою! - разрезал воздух звонкий приказ капитана.
        Обернувшись, увидела смутные силуэты - другой отряд крылатых всадников. Он стремительно приближался и пытался взять нас в клещи.
        Ладони похолодели от пота, язык прилип к небу. Одно дело - принять бой на земле, другое - в воздухе.
        Сколько их? Напряженно считала вслух, стараясь не сбиться и не запутаться в постоянно менявших направление движения драконах. Если их меньше, мы победим, если больше… Сглотнув, вцепилась в запястье Риоре. Догадываюсь, до боли, но только так могла передать, поделиться обуревавшими меня эмоциями.
        Ни единой слезинки, а внутрь будто льда насыпали.
        - Держись! - предупредил жених, а в следующее мгновение нас резко повело влево.
        Закрыла глаза, чтобы не расстаться с содержимым желудка.
        Противники настигли нас и вклинились в ряды гвардейцев. Никаких разговоров. Былые товарищи, которых якобы крепко связали, предпочитали силовые методы решения проблем. Проще говоря, видели в нас врагов, со всеми вытекающими.
        Вжалась в шею дракона, боясь пошевелиться. Сумка вдавилась в живот, расплющенная между моим телом и гребнем ящера. Только я не обращала внимания. Все, о чем мечтала, - выжить. Широко распахнутыми глазами всматривалась в хмарь поздней ночи, которую вот-вот сменит серость предрассветного часа. С каждой минутой все светлело, и темные неясные силуэты обретали плоть и кровь.
        Кажется, я прокусила губу: во рту стоял устойчивый железный привкус.
        - Могу я?.. - решилась обернуться к Риоре.
        Что именно, не уточнила, он и так понял, ответив отказом.
        Не давала покоя навязчивая мысль: я балласт, меня нужно сбросить. Безусловно, кончать жизнь самоубийством не собиралась, но можно, наверное, ненадолго спуститься, скинуть меня на траву и снова взмыть в небо.
        Бой развивался стремительно. Местные драконы не умели извергать фонтаны пламени, но и струйки дыма из ноздрей выглядели пугающе. А еще они плевались, и один такой огненный плевок мог натворить немало проблем. Положим, у крылатых ящеров толстая шкура, чего не скажешь о магах и их одежде. Приходилось все время маневрировать.
        Нападавшие были вооружены исключительно холодным оружием и арбалетами. Ни одного мага - хоть какое-то преимущество! Зато гвардейцы превосходили числом, действовали слаженно, сразу видно, отрабатывали тактику на тренировках. Однако капитан не спасовал и принял командование на себя. Он ловко выстроил отряд замкнутым квадратом, обезопасив тылы. Конрад сотворил нечто вроде плотной завесы, не пропускавшей арбалетные болты, а Риоре ловко поджаривал излишне ретивых гвардейцев. Тех, кто пытался подобраться сверху, быстро «снимал» новый знакомый, неплохо владевший заклинаниями; на долю Седрика достались любители поднырнуть. А я по извечной традиции вдохновляла благородных рыцарей на подвиг. Проще говоря, окаменела от страха.
        Страшно, когда вокруг постоянно что-то взрывается, когда болт летит в лицо и чуть ли не в самый последний момент рассыпается в прах, когда хлопают крылья, смачно ругается капитан, потчуя огненным шаром бывшего подчиненного. Хочется закрыть глаза и, открыв, обрадоваться, что все закончилось.
        Не знаю, сколько длился воздушный бой. Может, пару минут, может, несколько часов. Небо на востоке пересекла робкая розовая полоса, когда последний всадник тяжело рухнул вниз, и оставшийся без седока дракон взмыл в небо. Седрик потом сказал, что ящер не вернется в казарму, отправится в горы. Драконы - дикие существа, даже прирученные, служат одному хозяину - тому, кто выкормил и доказал силу. Теперь понимаю, зачем Риоре потчевал наглую крылатую ящерку кумкватами.
        Мужчины устали, драконы тоже, и мы вынужденно опустились на землю. Над Гаменцией медленно, но верно разливался восход, а я боялась обернуться, увидеть тела убитых. Их нужно похоронить, только могилы рыть долго и тяжело.
        Хорошее начало будущего царствования - чужая кровь! Помнится, прошлые короли, взобравшиеся на трон по трупам, дурно кончали. Хотя та же Екатерина прожила долго. Стану считать себя Екатериной.
        Меня била крупная дрожь. Никак не могла согреться. Риоре хлопотал рядом, растирал ладони, что-то говорил, но мозг отказывался преобразовывать звуки в слова. Мир перед глазами плыл, сливался в группу серо-розовых пятен. Неужели сейчас упаду в обморок? Симптомы похожи.
        Щеку обожгла пощечина.
        - Прости, - жених снова надел перчатки, - иначе нельзя. Успокойся и не думай.
        Рассвет заострил черты его лица, глубокими тенями лег возле губ. Риоре выглядел уставшим. Опершись руками о землю, он устроился на корточках рядом со мной. Выложился.
        - Невидимость.
        Конрад остановился рядом и положил ладонь на плечо сына. Старый лорд выглядел бодрячком, но, не сомневаюсь, ему тоже досталось. Видимо, Риоре слабее. Впрочем, он никогда в придворные маги и главные чародеи страны не метил, скромно творил в лаборатории и временами баловался иллюзиями.
        Риоре кивнул и потянулся к артефакту.
        Невидимость! В голове щелкнуло. Зачем стоило рисковать, принимая бой, если ресурс артефакта почти полон? Чудо, что обошлись малой кровью. Несколько гвардейцев получили ранения, с ними возился лекарь - такой же солдат, только с походной аптечкой. Вряд ли они смогут продолжить полет.
        Только сейчас заметила пропажу еще четверых. Сначала решила: убиты, оказалось - живые. Запрокинув голову, следила за стремительно удалявшимися темными точками. Капитан отправил подчиненных за мятежными товарищами, чтобы те не успели предупредить Марианн. Лишь бы у них не оказалось почтового голубя или таинственного шара, способного передавать сообщения на расстоянии! Тогда мы пропали.
        Ухватив Риоре за руку, поделилась соображениями и сомнениями. Насчет шара и голубя он успокоил, ничего такого у беглецов не имелось, а ребята быстро их догонят и уничтожат, зато ответ на вопрос о невидимости пришлось выбивать. Жених его упорно игнорировал, утверждал, будто уже объяснял. В сердцах припомнила давнее обещание показать коллекцию артефактов:
        - Считай кольцо экспонатом и соизволь о нем рассказать!
        Лорд быстро огляделся по сторонам и недовольно зашипел:
        - Прекрати меня позорить! Как думаешь, станут уважать мужчину, которого отчитывает женщина? Да и саму женщину? Подумай.
        И я подумала, извинилась. Сцена действительно вышла базарная.
        Отведя в сторонку, жених коротко пояснил свои действия. Безусловно, артефакт заряжен, только сделать невидимыми предстояло целый отряд, а это большой расход заряда. Пришлось бы до самой столицы высасывать силу из кольца, потому как сторонники королевы, как ехидно заметил Риоре, не станут заранее предупреждать, куда и когда полетят. То есть они могли появиться в любой момент и с любой стороны.
        - Как думаешь, смогли бы мы после проникнуть во дворец невидимыми? Растратили бы весь ресурс на небо.
        Пришлось согласиться с его доводами. Действительно, лучше принять бой здесь, с наименьшим противником, чем потом воевать со всей стражей Майна.
        - Эй, вы там долго? - Лорд Вариэль-старший вернул нас к реальности. - Марианн не дремлет.
        Риоре коротко кивнул и быстрым шагом направился к драконам. По знаку Конрада остальные подошли к нам, образовав тесную группу. Заметила, что мужчины, включая жениха, держались за драконов. Выходит, при охвате большой группы важен физический контакт.
        - Все, - коротко доложил Риоре и тяжело опустился на землю рядом со мной. - Привал! Стар я уже для подобных вещей, - пожаловался лорд. - Сила не та, растратил в кабинетах на интриги. Марианн может смело подкрасться и нанести удар.
        Слабо улыбнулась и притянула его голову к груди. Пускай смотрят, наши отношения - секрет Полишинеля.
        Отдыхали недолго. Хотя местность пустынная, одни луга, тела гвардейцев могли заметить и поднять тревогу.
        Драконы вновь стали на крыло, а капитан отправил своим прихваченного из казармы голубя. Птица чудом уцелела во время боя и теперь должна была передать приказ выдвигаться оставшейся части солдат. Заодно гвардеец рассчитывал узнать подробности побега арестантов.
        Чем ближе к столице, тем чаще попадались крылатые патрули. Они низко парили над землей, высматривая заговорщиков, то есть нас. Всякий раз, когда пролетали мимо, вжимала голову в плечи и задерживала дыхание. Но артефакт работал, заряда хватало, неприятных инцидентов не случалось.
        При виде Майна сердце болезненно сжалось. На миг показалось, случился инфаркт, так сильно кольнуло. Где-то там лежит в гробу отец, которого толком не успела узнать, и Марианн льет крокодиловы слезы во вдовьем наряде. Рядом лорд Лонли, может, даже бесстыже целует мачеху.
        - А канцлер?
        Прежде вопрос не приходил в голову. Думала о ком угодно, только не о враге номер два.
        - Сложно сказать, - недоумевал Риоре. - На месте Марианн я бы его убил под шумок в бальном зале: слишком умный и амбициозный.
        Не жалко. Синяки от пальцев герцога не скоро сошли, а слова и вовсе не забылись. Хоть бы он прихватил на тот свет обоих детей! Амалия и Тео не вызывали симпатий.
        Описав дугу над городом, словно издеваясь над давним указом, крылатые ящеры приземлились на берегу реки неподалеку от дома Риоре. Он запретил спешиваться и, порывшись в дорожной сумке, нарядился кем-то вроде паломника. Накладная борода, видавший виды балахон, подпоясанный веревкой, нелепый головной убор с завязками под подбородком - жених оказался мастером перевоплощений. Старался он не ради забавы - Риоре хотел взглянуть на дом, понять, нет ли там засады. Артефакт не действовал, если укрытая им группа разбредалась. Не сними лорд невидимость, мы стали бы легкой добычей.
        Ерзая на спине дракона, ждала возвращения любимого. В мыслях я сто раз успела его похоронить. Чего только не рисовало встревоженное воображение! Но вот показалась знакомая фигура, и волнение отступило.
        - Нельзя.
        Всего одним словом Риоре разрушил надежду на теплую воду и вкусную еду.
        - К Брайну? - предложил Конрад. - Нужно выяснить, как он. Драконов отпустим, побережем артефакт.
        - Скоро прибудут остальные, - вклинился Седрик, бросив косой взгляд на капитана - тот кивнул. - Всего пара часов, и начнем заварушку.
        Гвардейцы разбили временный лагерь на тренировочном поле за городом. Там они не вызывали подозрений и могли спокойно дождаться товарищей.
        Наши крылатые ящеры скрылись в небе. Риоре пояснил, что невидимость сойдет постепенно, успеют затеряться в облаках, благо день пасмурный. Остальное - воля случая. Сами мы побрели через мост, радуясь открытым воротам. Пусть артефакт активирован, лучше пробраться в город с какой-нибудь повозкой. Так и поступили.
        - Нас не ждут во дворце, - пользуясь малолюдностью улиц, шептал Риоре, - должно получиться. Королеве известны только те тайные ходы, которыми пользуются фрейлины и слуги, тогда как в моем распоряжении был старый дворцовый план. Им и воспользуемся. Марианн постоянно звала в свою спальню, - криво усмехнулся лорд, - пора осуществить заветную мечту.
        По моим прикидкам, мачеха еще не встала. Пусть королевские особы не спят до полудня, ранним утром их не поднимают. Брать Марианн нужно в личных покоях, до завтрака, то есть в запасе - час-полтора.
        До жилища старшего королевского слуги добрались быстро. К нему вызвался заглянуть Седрик. Как ни шипел Риоре, как ни старался воззвать к разуму, маркиз настоял и помахал перед носом приглашением на свадьбу:
        - Вот мой пропуск в столицу. Приехал к любимой племяннице, знать ничего не знаю, никакого лорда Вариэля не видел. А если вдруг, сами справитесь.
        Жених скривился, но отпустил.
        По-моему, Седрик поступал опрометчиво, хотя в чем-то он прав, сейчас маркиз - самый ненужный человек в нашей команде. Он не маг, а нищих Брайн не привечал, в маскарадном костюме Риоре не постучишься.
        Устроившись на ближайших ступеньках, не сводили взгляда с заветных дверей. Седрик давно вошел в дом, пора бы вернуться. Если не объявится до восьми - неподалеку водяные часы, - уйдем без него.
        Похоже, судьба решила в кои-то веки повернуться лицом - дверь отворилась, и на крыльце показались двое мужчин. Изумленный возглас едва не сорвался с губ: в одном из них, том, который прихрамывал, признала Брайна. Только отчего Марианн пощадила его? Однако факт оставался фактом, старший королевский слуга выглядел живым и относительно здоровым: он опирался на трость и подволакивал ногу.
        Немного поговорив и обменявшись короткими взглядами, парочка направилась к нам. Маркиз улыбался, посмеивался и пару раз по-дружески хлопнул Брайна по плечу. От Риоре знала, что они знакомы, поэтому поведение Седрика наверняка не вызывало подозрений у соглядатаев. И уж точно они не плели заговор - травили анекдоты и обсуждали скучную провинциальную жизнь. Не сразу поняла: мужчины не просто прогуливаются, они куда-то ведут.
        Риоре крепко сжимал мою руку. Это дарило уверенность, помогало не вздрагивать, когда рядом, буквально в паре сантиметров, проходили люди или проезжали повозки. На них развозили воду, молоко, хлеб - предметы первой утренней необходимости для богатых домов.
        Седрик, вжившись в роль, сетовал на стражников на воротах и рвался передать некий подарок, который не прихватил с собой, так как опасался не застать Брайна дома. Якобы недалеко дом родственников, где остановился маркиз, забрать - пара минут. Старший королевский слуга беседу поддерживал вяло, присмотревшись, поняла, что каждый шаг дается ему с трудом. Брайн мучился от сильной боли, но тщательно это скрывал. Мужественный человек! А я столь дурно к нему сначала отнеслась. Но кто же знал, что Брайн не собирался меня шантажировать.
        Приятели свернули в узкий проулок, якобы чтобы сократить дорогу. Мы, разумеется, следом. Там, быстро оглядевшись, Брайн ткнул тростью в стену:
        - Здесь.
        Не сразу поняла, о чем он, а потом разглядела лесенку в пять ступенек, ведущую вниз. Она напомнила об убежище, в котором отсиживалась в первый день в Майне. Тут тоже имелась дверца.
        - Переждете, за вами придут, - вполголоса дал указания старший королевский слуга. - Придется ехать в бочках, иного способа попасть во дворец нет. Королева ждет гостей, расставила караулы на всех входах и выходах. В бочки с рыбой они точно заглядывать не станут.
        - Лучше мешки с зерном. - Седрик показал себя опытным заговорщиком. - Оружие останется цело.
        Брайн задумался и кивнул. Значит, мешки. Надеюсь, прорези в них сделают, а то задохнемся. И бросать не станут, иначе плакала конспирация.
        Королевский слуга протянул маркизу ключ и, пожелав удачи, попрощался.
        - Простите, я вам не помощник, едва хожу. Поэтому, - кислая улыбка, - пока жив. Лоону Отти повезло меньше, она его на цепь посадила и заставляет заниматься делами, шантажируя жизнью детей.
        Не верилось, будто в цивилизованном мире возможны такие страсти. Гаменция не варварская страна, этакое классическое Высокое Средневековье - и вдруг цепь.
        - Но он маг! - вырвалось у меня.
        Сомневаюсь, будто канцлер безропотно позволил сотворить с собой такое непотребство.
        Брайн удивил тем, что не испугался. Как бы поступили, если бы с вами внезапно заговорила пустота? Выходит, Седрик предупредил.
        - Поэтому и на цепи. Лоон Отти активно сопротивлялся, но проиграл. Никогда бы не подумал, что ведьма может быть так сильна! - тяжко вздохнул Брайн.
        Да уж, мачеха удивила всех.
        Стоп, но раз Брайн знает о печальной судьбе герцога, знают все! Неужели из страха молчат? Шепотом задала волновавший меня вопрос и получила парадоксальный ответ:
        - А для всех остальных герцог мертв. Его убил граф Ланскет.
        Ну королева! Куда там Темным Властелинам! Марианн легко их переплюнула, извлекла максимум выгоды из ситуации: и Риоре подставила, и канцлера на себя работать заставила, и подготовила почву, чтобы потом легко и просто избавиться от бывшего союзника.
        - А что с вашей ногой? - наглеть так наглеть.
        - Неудачно выпрыгнул из окна. Иначе из дворца бы не выпустили, только мертвым. А так королева успокоилась, вспомнила, что без меня не обойтись, и милостиво разрешила жить, благо пользы для заговорщиков не представляю. Куда хромому воевать!
        - Но за домом следят и письма проверяют? - подал голос безмолвствовавший до той поры Риоре.
        - Разумеется.
        Окончательно распрощались. Брайн поковылял к себе, унося в руке завернутый в платок камешек, заменивший несуществующий подарок, а мы скрылись за дверью подвального помещения. Потолки там оказались низкими, пришлось передвигаться в три погибели. А еще темно. Света зажигать не стали, опасаясь, что он привлечет ненужное внимание, так и сидели, напряженно вслушиваясь в шум просыпавшейся улицы за окном. Невидимость сняли: незачем зря тратить остатки резерва артефакта.
        Тревожилась за Брайна. В доброту Марианн не верилось, она оставила королевского слугу на закуску. Лишь бы только ее соглядатаи не раскусили нашу хитрость! Тогда у крыльца Брайна поджидают солдаты.
        Я успела задремать, когда дверь наконец распахнулась и в подвал вошли люди. С ними в помещение проникло солнце. Оказалось, вокруг мешки и бочки - то-то мягко! К одному кулю я как раз и привалилась.
        Напряженно замерли, но тревожились напрасно: молчаливые грузчики не удивились, обнаружив гостей, наоборот, восприняли как должное. Один остался на страже у дверей, остальные занялись мешками: выбрали самые большие и высыпали из них зерно. Затем проделали ножом отверстия для дыхания, небольшие, напоминавшие естественные прорехи, и приказали забираться внутрь. Никто не спорил, не задавал вопросов, понимали: либо так, либо никак. Мне помогал Риоре. Он же завязал мешок, проверив, чтобы не задохнулась.
        Никогда не страдала клаустрофобией, но тут едва не умерла от страха. А еще рисковала заработать морскую болезнь - мешок изрядно трясло. Вроде его сначала несли, потом куда-то погрузили. Спасибо, не кинули, но и не уложили, словно хрупкий фарфор. Ну да, кто поверит, что в мешках зерно, если с них сдувают пылинки? В итоге тело украсила пара синяков.
        Под конец начала бояться задохнуться и едва не разрыдалась, когда нож вспорол мешковину, выпустив на волю.
        Глава 18
        Конрад склонился над кухонными работниками, столь неосторожно оказавшимися в кладовой. Теперь бедолаги точно не позовут на помощь - бывший придворный маг в равной степени владел как чарами, так и банальными средствами поддержания тишины: веревкой и кляпом.
        Пока остальные, я в том числе, отряхивались, разминали ноги и наслаждались возможностью свободно дышать, Риоре вновь занялся кольцом. Он недовольно шипел, что мы изрядно истратили запас, и радовался находчивости Брайна:
        - Так бы рисковали обрести видимость в самый неподходящий момент.
        - До покоев Марианн хватит? - обеспокоенно глянул Седрик.
        Капитан гвардейцев помалкивал и держался чуть в стороне. Интересно, когда прибудет его летучий отряд особого назначения? Поддержка бы не помешала.
        Словно прочитав мои мысли, гвардеец кашлянул и поинтересовался:
        - Сигнал подавать?
        - Чуть позже, - отозвался Риоре. - Хочу разведать обстановку. Пусть встают на крыло через час - за это время станет ясно, справимся сами или придется громить тюрьму.
        Капитан кивнул и вновь превратился в молчаливую статую.
        Поколдовав над артефактом - на этот раз физический контакт членов нашей скромной группы не потребовался, - жених разрешил выступать. Он шел первым, прикрывая условно могучей спиной, следом - Конрад, и семенила я, защищаемая с тыла Седриком. Замыкал отряд капитан. Артефакт действовал, невидимые, мы благополучно проходили посты. Когда начали мелькать слуги и ранние пташки, жаждавшие аудиенции, юркнули в тайный ход.
        Чем ближе покои Марианн, тем громче пульсировала кровь в ушах. Когда Риоре осторожно вывел нас в одну из ее комнат, она и вовсе на миг заглушила стук сердца. Я редко заглядывала к мачехе, в основном она ко мне, но хорошо помнила канареечный шелк и столик для игры в карты в Малой бежевой гостиной. Сейчас его не стало. То ли королева разлюбила забаву, то ли для нее не осталось времени.
        На первый взгляд обычное утро. Из-за двери спальни раздаются голоса - королева уже встала. Слышала, она до завтрака выпивала кружку парного молока, пока горничные воевали с ее волосами, может, и сейчас сидит в пеньюаре, закинув ногу на ногу, и неспешно потягивает напиток, словно никого не убила.
        Вздохнула и медленно выдохнула. Вот так, успокойся, а то натворишь дел.
        Риоре аккуратно вернул панель на место и, приложив палец к губам, указал на диванчик. Мол, присядь. Отказалась. Не собираюсь мучиться и гадать, удастся ли обезвредить гадину. Да и кто гарантирует, что в комнату сейчас не ворвется щебечущая стайка фрейлин и не ринется к диванчику? Нет уж, берите с собой, согласна идти замыкающей. В итоге ею и оказалась, как самый бесполезный элемент.
        Мужчины поменялись местами: теперь первым двигался Конрад. Сын на шаг позади, Седрик страхует, а капитан контролирует вторую дверь гардеробной. Она пряталась за шпалерой, но бывший советник и отставной придворный маг прекрасно знали о ней.
        Затаила дыхание, когда старый лорд взялся за дверную ручку королевской опочивальни, даже на мгновение малодушно зажмурилась, однако в нас не запустили огненными шарами.
        Марианн возлежала в постели и завтракала, пока советник распинался о делах в королевстве и поимке нас в частности. Получалось это у него плохо, бедняга Сириус постоянно запинался. Видимо, опасался повторить незавидную судьбу канцлера. Тот в спальне отсутствовал, как и полагалось условно погибшему человеку. За спиной лорда Лонли выстроились сановники рангом пониже, дожидаясь своей очереди выступить с докладом. Вид они имели постный и мечтали оказаться подальше от королевы. Последняя не походила на безутешную вдову. Пусть Марианн не веселилась, не носила фривольных розовых чепчиков, но выглядела слишком спокойной и… хищной. Плотно сжатые губы, острый взгляд, отрывистые, хлесткие вопросы - такого ожидаешь от мужчины. Пока она не видела нас, но «пока» быстро превращается в «уже», а в случае с ведьмой становится смертельно опасным.
        Вроде все по плану. Марианн не забила тревогу, поджав губы, внимает советнику, дает указания. Мол, плохо нас ищут, за что только деньги платит? Если лорд Лонли не постарается, лишится поста. Сириус сглотнул. Видимо, должность ему нравилась, расставаться не хотелось, да и лорд не дурак, понимал: обычной отставкой не обойдется.
        Королева брезгливым жестом отпустила советника, его место у постели занял следующий докладчик.
        Уходя, лорд Лонли едва не столкнулся со мной, едва успела отпрянуть, больно ударившись плечом, - так стремительно советник вылетел из спальни любовницы.
        - Запомните, - королева обращалась одновременно ко всем и никому, - как прежде не будет, я заставлю вас работать. Покойный супруг дал слишком много воли, ничего не спрашивал.
        - Но, ваше величество, - подал голос казначей, плотный мужчина в неизменном зеленом укороченном сюртуке с воротником-стойкой, - осмелюсь напомнить…
        - Что, простите? - Марианн смерила его уничижающим взглядом. - Вы смеете говорить одновременно с королевой?
        - Но похороны… оглашение завещания…
        Мачеха аж позеленела. На мгновение показалось, она покажет истинное лицо и разорвет дерзкого сановника в клочья. Но нет, Марианн сдержалась, запахнула пеньюар и, откинув одеяло, встала.
        - Запомните, господа, - так жестко мог бы говорить отец, - я больше не жена короля, а правительница. Если вы надеетесь выдать меня замуж по своему разумению, то сильно ошибаетесь. И ни слова о завещании! По закону я, и только я, наследую Эдвину. Принцесса Лика убита графом Ланскетом, ее место заняла самозванка. А теперь надоели, пошли все вон! Через час - малое совещание. Надеюсь, очень надеюсь, - от интонаций Марианн по спине пробежал холодок, - вы порадуете хоть какими-то предпринятыми действиями.
        Перешептываясь, сановники гуськом потянулись к выходу. Они проходили вплотную к притаившимся заговорщикам, мы слышали каждое слово, каждое высказанное в сердцах обещание. Как и следовало ожидать, Марианн пришлась придворным не по нраву, но поздно, ведьма укрепилась на троне, скинуть ее оттуда мог только заговор.
        Мужчины обменялись знаками. Как только закроется дверь и с королевой останутся лишь дежурные фрейлины…
        В горле пересохло. Неужели скоро все закончится? Конрад и Риоре - маги, Седрик подстрахует, как-нибудь уйдем, особенно если гвардейцы подоспеют. Надеюсь. Господи, в какую заварушку я ввязалась!
        И все же нужно было взять с собой Лику, как планировали вначале. Сестра, конечно, убита горем, но смогла бы постоять пять минут, доказать, что она умирать не собиралась. Но Риоре решил, что Лика может испортить дело, поэтому сестру оставили в замке «на десерт». Уладим с Марианн, тогда предъявим, только корону все равно наденут на мою голову. Вот никогда не мечтала, даже красавицам с разных «Мисс Вселенная» не завидовала, а тут нечто серьезнее, ответственность.
        - Как я устала! - пожаловалась одной из фрейлин королева. - Везде одни дураки! И вы тоже, - она дернула плечиком, отчего край пеньюара соскользнул, - пошли вон. Надоело ваше щебетание. Хватит Ариетты, она хотя бы немая.
        Придворные дамы сделали книксен и удалились. Осталась только одна, щуплая, невысокая, по виду совсем молодая, лет семнадцати. Платье висело на ней, как на вешалке. На контрасте с Марианн смотрелось жутко, наверное, королева на то и рассчитывала, приблизила к себе девчушку, чтобы казаться на ее фоне вечно прекрасной. Заодно обезопасила свои секреты - немая точно не разболтает. Помимо Ариетты в спальне задержались две служанки. Их мачеха за людей не считала, воспринимала как мебель.
        - Серое с черным, быстро! - хлопнула в ладоши Марианн и прошла в гардеробную.
        Следом прошмыгнули служанки и та самая Ариетта.
        «Пора!» - одними губами прошептал Риоре и двинулся следом. Оружия он не вынимал, выходит, собирался покончить с несостоявшейся воздыхательницей магическим способом. Конрад последовал за сыном, а Седрик задержался.
        Стараясь держаться вне поля зрения королевы и ее приспешниц, невидимость невидимостью, а правила безопасности никто не отменял, по стеночке добралась до двери в гардеробную. Теперь я хорошо видела всех пятерых. Ну и маркиза, который замер на пороге по правую руку от меня.
        Марианн помогли взобраться на специальную подставку. Служанки приготовили платья, фрейлина подобрала нижнюю рубашку и чулки - знакомая процедура. Сейчас снимут ночную сорочку, оботрут тело мягкой тряпочкой и примутся колдовать над завязками и крючками.
        Королева стояла спиной к Риоре, спокойная, безучастная, и он уже поднял руку, зашептал заклинание, когда ситуация неожиданно вышла из-под контроля.
        - Добро пожаловать, милорд.
        Мачеха со сладкой улыбкой обернулась и коснулась кольца на пальце. Девушки дружно охнули - значит, невидимость спала. Так и есть, бедняжки заверещали и сгрудились в углу гардеробной. Ну вот, сейчас на шум сбежится стража, и нас возьмут тепленькими. Хотелось завыть от досады. Вроде все продумали, а тут кольцо. Откуда? Серебряное, не золотое, мачеха отродясь плебейского металла не носила.
        - Все гадала, когда вы явитесь, - голос Марианн лился песней. - Искала, награду за поимку назначила, и тут такой сюрприз. Поздравляю, - воздух прорезали скупые аплодисменты, - сумели обойти охрану. Но, - очередная улыбка змеи, - артефактами владеете не только вы, а кое-кто в этой стране еще верен короне.
        Она достала из декольте свернутую в трубочку записку и помахала ею перед лицом побелевшего от досады Риоре. Выходит, верные Марианн гвардейцы отправили-таки весточку. Столько стараний, приготовлений, и все насмарку! Вот как их связали, раз так быстро выбрались? И друг ли нам капитан, вдруг первоначальные сомнения верны и он двойной агент? Но не мог так Седрик ошибиться, не мог!
        Интересно, убьют или кинут в тюрьму? Показательный процесс - мощный рычаг воздействия, припугнет сомневающихся. И биография у Риоре подходящая, я бы не упустила шанс устроить шоу.
        Странно, почему до сих пор нет стражи, девушки визжали знатно. Тихо, подозрительно тихо. Не глухие же на часах стоят!
        Оправившись от первоначального шока, Риоре попытался завершить начатое. Если уж осудят, то за дела, а не за намерения. Над его ладонью сформировался переливающийся сгусток. Бросить его жених не успел. Зашипев от боли, он упал на колени, сжимая запястье. Следом на пол повалился Конрад. Бывший придворный маг преуспел больше, сумел выпустить на волю заклинание. Оно с легким шипением обволокло мачеху… и впиталось в тело.
        - Дураки, определенно, одни дураки вокруг! - сокрушалась Марианн. - У меня договор с демонами! Чтобы убить, придется постараться.
        - Темное отродье!
        Седрик с мечом наголо ринулся на помощь и отлетел к стене, стоило мачехе крутнуть запястьем. Она вновь предстала в ведьмовском обличье, не особо заботясь наличием случайных свидетелей. Фигуру окутал полупрозрачный черный кокон. Его рваные края колыхались на сквозняке.
        - Берегись! - завопила я, когда королева ленивым движением решила послать только оправившегося от удара Седрика к праотцам.
        Еще немного, и его смела бы плотная воздушная стена, волшебным образом обогнувшая лордов Вариэлей. Ну да, маркиз не столь интересен в качестве игрушки.
        О разрушительной силе заклинания Марианн можно было судить по разгромленной спальне. Тяжелую кровать развернуло и разрезало пополам, хорошо стены уцелели. А еще говорят, будто ведьмы - слабые существа! Какой же силой обладал демон, которому мачеха продала душу?
        - Извольте, постараемся, ваше величество.
        Конрад доказал, что недаром прежде считался лучшим магом королевства. Он сумел подняться и быстро, сосредоточенно нашептывал заклинание в сложенные ладони. Алое сияние, словно пламя, изнутри подсветило кожу.
        Видела, что Риоре тоже пытается освободиться от чар, насупившись, отчаянно, миллиметр за миллиметром, тянется к неприметному кольцу на пальце, которое изначально приняла за оберег.
        - Отдохните, мальчики!
        Королева рванула шнурок на шее. В руки выскользнул небольшой флакончик, напоминавший тот, которым собирался принудить меня к согласию Лоон. Раз! И он разбился, обдав осколками и брызгами непонятной пахучей жидкости. От нее засвербело в носу. Это оказалось меньшим из зол - все присутствовавшие в гардеробной, кроме Марианн, окаменели.
        - Надо же, претендентка на трон объявилась! - Королева обошла обездвиженных лордов и остановилась в паре шагов от сметенной двери. На меня ее колдовство почему-то не распространялось, но я сама не могла пошевелиться от страха. - Все никак не умрешь, еще и мужика моего увела. Как, не совестно?
        Она стояла так близко, ухмыляющаяся, самоуверенная, будто дразнила, и Седрик попался на провокацию, чтобы, надышавшись парами, замереть соляным столбом.
        - Ах, милый, - Марианн вернулась к Риоре, видимо, сочтя меня безобидным элементом декора, - ты сделал неверный выбор. Но я добрая, дарю последний шанс. Поцелуй край моей туфельки и поклянись в верности до гроба, тогда прощу. Скажу, что ошиблась и короля погубил герцог. Откажешься - отправишься к нему. Лоон с готовностью поведает о злоключениях и порадуется, что не ему одному мучиться. Только он проживет чуть дольше, а ты… Ты - пока не наскучишь.
        Мачеха заготовила для непокорного бывшего королевского советника роль сексуальной игрушки. О, она знала, как сильнее унизить! Только задетым оказался не только Риоре, меня его судьба волновала не меньше.
        Аккуратно сделала шаг назад. Так, вроде королева не обратила внимания, занята Конрадом. О, как она его ненавидела за то, что засомневался двадцать шесть лет назад, лишил, по словам Марианн, лучшей помощницы. Очевидно, речь шла о девице, которая подменила кровь.
        - Я, по-твоему, вроде Сириуса Лонли? - отбросив вежливость, прервал монолог мачехи Риоре. Судя по издевке в голосе, он заготовил сюрприз. - Этакая комнатная собачка, которая ничего не может против великой ведьмы? А отец - одряхлевший лорд, растерявший былую силу? Если я позволил высказаться, то только из уважения к женщине.
        Как бы не так, уважением тут и не пахло, жених не хотел отвлекаться от чар, поэтому не реагировал.
        Лорд для порядка чуть подождал. Ответа не последовало, и он покосился на Конрада, картинно посетовав:
        - Нехорошо бить женщин!
        В следующий миг маги, напрягшись, сбросили оцепенение. Воздух в гардеробной вздрогнул, в лицо ударил порыв ветра.
        Одновременно с магами подвижность обрели прислужницы королевы, только Седрик продолжал грозить пустоте. Видимо, на него подействовали еще какие-то чары.
        Объединив усилия, отец и сын направили на Марианн нечто, напоминавшее толстый лазерный луч. Он двумя потоками вырывался из ладоней, с легким потрескиванием соединяясь в единое целое. Укрывший королеву кокон затрещал, задрожал и потух. Злобно зашипев, мачеха спряталась за зеркалом. Оно не могло защитить, зато подарило минутную передышку.
        Зеркало разлетелось вдребезги. Оплавленные осколки подпалили несколько нарядов. Пересилив страх, служанки кинулись тушить пожар. Они копошились, хаотично метались по гардеробной, мешая мужчинам прицелиться. Этим воспользовалась Марианн. Вновь обезопасив себя черным облаком, она нанесла удар исподтишка.
        - Не стоит недооценивать женщину, - осклабилась мачеха.
        Картина повторилась: трое остолбеневших мужчин и одна торжествующая победу ведьма.
        Ждать больше нельзя.
        Шаг, еще шаг, и я у двери спальни. Зажмурившись, приоткрыла ее. Случаются же чудеса, пусть одно произойдет прямо сейчас! Невидимость спала, если в гостиной солдаты или фрейлины, я пропала. Увы, мечты сбылись ровно наполовину. Гостиная оказалась пустой, но и капитан пропал. Придется полагаться на собственные силы.
        Зарыв пальцы в волосы, покосилась на дверь спальни. Вернуться? Что толку, какая разница, где арестуют. Если только… Шальная мысль подарила надежду. Вторая дверь! Я сумею пробраться в гардеробную с другой стороны, а метательный снаряд по дороге найдется. Прихватив подсвечник, отогнула край шпалеры и дернула дверь. Мучительные секунды ожидания, и она поддалась. Выходит, ее величество любила гулять по ночам, раз не запирала дверь на ключ. Опрометчиво!
        Пыльно и душно.
        Короткий проход вывел в один из завешанных нарядами открытых шкафов. Замерла, прислушиваясь. Королева все еще медлит, но переключила внимание на Седрика. Раз так, в запасе не больше пары минут, после придет моя очередь, а то Марианн и вовсе позовет стражу. Злодей произнес финальную речь и может смело убить врагов.
        Перехватив вспотевшими руками подсвечник, осторожно вылезла из укрытия. Кокон на месте, пробить его невозможно, а заставить ведьму его снять можно. Если правильно поняла, заклинание держится, пока на нем концентрируешься, стоит ослабить внимание… «Ну, изображай Зену, спасай королевство, - вторгся в сознание противный внутренний голос. - Мужчины в отключке, а гвардейцы благополучно улетели восвояси».
        Раз, два, три!
        Подсвечник полетел точно под ноги Марианн. Шары забивать я умела, вот и тут выбила страйк. Тяжелый округлый подсвечник ударился о щиколотки мачехи, отправив ее проверять чистоту пола. Служанки и не подумали помогать госпоже, даже немая фрейлина предпочитала остаться слепой. На ее месте я бы тоже не рвалась к ведьме.
        Есть, сработало!
        Кокон растворился с легким шлепком, только Марианн быстро опомнилась, нашептывала новое заклинание, и я, поддавшись панике, огрела ее первым, что подвернулось под руку, - остатками опрокинутого во время тушения пожара манекена. Он развалился на части, одна из них пригодилась. Колотила снова и снова в каком-то диком исступлении, пока не сообразила, что бью уже мертвое тело. В ужасе уставилась на окровавленную деревяшку и, вскрикнув, выронила ее. Я убила человека. Господи, как?! Рухнула на пол, закрыв лицо руками. Я убила человека, я убийца! Меня трясло, к горлу подступила тошнота. Только в книгах легко и просто застрелить врага. Вроде знаешь: человек причинил столько зла, а все равно тяжко, совесть мучает.
        Откуда-то из глубины дворца послышались испуганные крики: «Драконы, гвардия взбунтовалась!»
        По щеке скатилась слезинка. От счастья. Выходит, капитан не предал, действительно привел людей. Раз так, все будет хорошо, нас не казнят.
        Служившие Марианн девушки под шумок улизнули. В общей суматохе их крики наверняка затеряются, а если нет, с нами гвардия.
        Приободрившись, в последний раз хлюпнула носом и аккуратно встала, стараясь не смотреть на мачеху. Да, убила, но она не оставила другого выхода, четыре жизни против одной.
        Рядом оказался Риоре. Терпеливо дождался, пока первые эмоции схлынут, и обнял.
        - Неосторожно вы! - Странно, но первым заговорил Конрад, причем пожурил. - А если бы под заклинание попали? И все, нет принцессы.
        - Оставь ее в покое.
        Жених прижал крепче, молчаливо успокаивая.
        И лорд Вариэль-старший оставил. Видимо, понял: меньше всего на свете тогда я думала о собственной безопасности.
        Риоре продолжал обнимать, пока остальные деловито решали, как поступить с трупом. По мне, тут бы и оставили.
        - Не ожидал от тебя! - восхищенно шепнул жених. - Так самоотверженно! Женщина, а умница. Ты нам очень помогла.
        - Для Гаменции старалась, - зарделась я и попросила: - Если можно, давай уйдем. Тут опасно.
        Лорд кивнул и увлек прочь из гардеробной. Едва успели юркнуть в очередной тайный ход, как в спальню ворвалась стража. Зажав мне рот ладонью, Риоре шепотом пообещал, что ни с Конрадом, ни с Седриком ничего не случится, а вот принцессе пора показаться народу. Если бы я знала, куда он меня приведет, ни за что не согласилась бы!
        Мы долго плутали по второй, скрытой от посторонних глаз сети переходов, пока не уперлись в запертую дверь. Для Риоре она не стала проблемой, лорд безо всяких отмычек устранил преграду. Не сразу осознала, где мы очутились, а когда сообразила, уперлась обеими ногами. Тронный зал, не пойду!
        - Яна, - прикрикнул жених, - что ты как маленькая!
        - И ты вечно решаешь за меня, - огрызнулась в ответ.
        - Э, нет, это мы решили вместе, - напомнил вредина. - Помнится, кто-то согласился принять корону. Марианн мертва, пора выйти на свет. Или хочешь устроить смуту?
        Я не хотела, поэтому смирилась, пошла.
        Странно, но Риоре не усадил меня на трон, его заинтересовали окна. Он стремительно пересек зал и щелкнул шпингалетом. Жених долго всматривался в даль, то хмурился, то улыбался, а я косилась на тронное место. Неужели вскоре то большое кресло посредине, выше всех, станет моим? Немыслимо! Я не готова, пусть лучше Лика. Риоре ведь не сумасшедший, как можно короновать попаданку, пусть и родившуюся в Гаменции?!
        - Твой час! - напутствовал жених, оторвавшись от окна, и с хитрой усмешкой посулил пряник: - Поведешь себя как королева, дам согласие.
        На что, и так понятно, беседы с «да» и «нет» велись только о свадьбе.
        - А ты уверен, что я этого хочу?
        Риоре кивнул и, наклонившись, мурлыкнул:
        - Мечтаешь на пару с моим отцом.
        - Смотри, как бы королева не повела себя неожиданно, - прошипела в ответ и, вырвав руку, гордо прошествовала мимо наглого аристократа.
        Вот как могла таким прельститься, как? Он еще и хохочет за спиной, довольный. И умный - догадался, как победить мой страх. Даже сердиться перестала, когда догадалась, к чему весь спектакль. Но, с другой стороны, чуточку обидно. Может, я бы не отказалась от одного «да» конкретного человека.
        Набрала в грудь побольше воздуха и шагнула навстречу смерти. Образно, разумеется, хотя со двора доносились агрессивные крики, а за спиной нарастал гул от топота ног. Даже обернулась проверить, не ворвались ли в тронный зал сторонники Марианн, но обошлось. Риоре крепко держал оборону и не давал сомнительным личностям испортить мой триумф.
        Тут бы, конечно, красивое платье и прическу, как у Мадонны в известном фильме, но чего нет, того нет. Оставалось надеяться, что и в мальчишечьем наряде я выглядела прилично и хоть немного походила на принцессу.
        За окнами разворачивалось занятное зрелище, притягательное и пугающее одновременно. Над дворцом кружили драконы. Крылатые ящеры пугали длинными тенями и временами пикировали вниз, чтобы посеять панику в нестройных рядах защитников. Часть уже побросала оружие и жаждала одного - укрыться от смерти сверху. Другая, наоборот, из последних сил блюла верность долгу и пыталась причинить какой-либо вред гвардейцам. Последние уклонялись, до приказа командира не вступая в бой.
        Прочистила горло и предприняла робкую попытку обратить на себя внимание. Бесполезно. Попробовала снова, уже смелее, и прорвалась сквозь пучину хаоса.
        Драконы и люди замерли. Все, абсолютно все смотрели на балкон, пожирали взглядом неизвестную в мужском наряде, столь похожую на пропавшую принцессу.
        Кожу будто кололо иголками, язык прилип к нёбу, но я сумела перебороть страх и произнести первое слово. Речь вышла сбивчивая, Риоре бы отругал и пригрозил курсами риторики, но ему было не до того.
        Странно, чем больше я говорила, тем больше верила в успех. Откуда что взялось - и властные нотки, и складные предложения? Только сумею ли я убедить будущих подданных? Кто с первого раза поверит в воскрешение Кары Янины? Тут бы пригодилась Лика и свидетельские показания Конрада…
        Свист. Ну да, логичная реакция. Спасибо, землей или камнями не закидали.
        Попятилась, испугавшись непредсказуемости толпы. Я сделала все, что могла.
        И вот, когда план Риоре, казалось, трещал по швам и обернулся грандиозным провалом, выяснилось, что отец и сын умели-таки организовывать операции. Пятясь, я натолкнулась на кого-то. Лика! За ее спиной стоял довольный и чуть помятый Конрад.
        - Должность придворного мага имеет некоторые преимущества, - подмигнул старый лорд. - Например, возможность открыть портал в нужное место. Напоминаю, защиту ставил я.
        Воистину семейство Вариэль восхитительно!
        Заплаканная Лика протиснулась мимо меня и перегнулась через перила, будто не слыша гула и свиста толпы, среди которой уже бродило слово «измена». Явление сестры произвело должное впечатление: люди притихли. Лика выдержала эффектную паузу и выкрикнула то, что меньше всего ожидала:
        - Смерть убийце Эдвина Второго - королеве Марианн! Она лишила меня отца и сестры, а вас - права на светлое будущее.
        Не иначе речь подготовил Конрад, не могла Лика придумать ее сама.
        Воспользовавшись моментом, встала рядом с сестрой и, спохватившись, стянула шапочку. Вот балда, забыла о ней! Конспираторы постарались превратить меня в юношу, поэтому волосы пришлось заплести особым образом и затолкать под головной убор. В итоге люди внизу видели мужчину, а не женщину. Теперь я распустила волосы, и огненная королевская шевелюра сразу бросалась в глаза. Сходство с покойным монархом стоило тысячи слов, толпа уже не бурлила, наоборот, во дворе установилась звенящая тишина, только шелестели крыльями патрулировавшие небодраконы.
        Незримо ощущая поддержку сторонников за спиной, вновь обвела взглядом двор. Страх никуда не делся, но появилась уверенность в собственных силах, которой мне так не хватало, и я заговорила. Разум жил отдельно от прочих чувств, после я не могла вспомнить ни фразы, но, видимо, сумела подобрать правильные слова.
        Толпа взревела. Сначала я вновь испугалась, отпрянула от перил, а затем поняла: будущие подданные вовсе не собирались убивать. Они негодовали, но обратили ненависть на Марианн.
        Рядом очутился Риоре. Когда только успел? Его рука сжимала мою, не таясь, чтобы все видели. По другую сторону замерла Лика, прижимая платочек к глазам. Ее поддерживал Конрад, что-то успокаивающе шептал на ухо. Огляделась и поняла, что на балкон вышли все старые знакомые: маркиз, капитан, мертвенно-бледный Брайн. Все они хотели поддержать меня и очернить Марианн.
        - Гвардия готова присягнуть, - склонился к моему уху Риоре. - Остальных заставим. Разумеется, будет расследование, суд, но ты королева по крови.
        - Вдруг ее снова подменят? - напомнила о давней истории.
        - Прослежу и возьму лично, - пообещал жених.
        Ну раз за дело возьмется Риоре, тогда, может быть.
        Выпустив мою ладошку, бывший советник деликатно отодвинул меня в сторону и обратился к толпе:
        - Слава принцессе Каре Янине Гаменцианской! Слава будущей королеве!
        Голос его гремел, и толпа подхватила слова лорда, многократным эхом повторив: «Слава, слава, слава!»

* * *
        Жутко нервничала, словно собиралась на первый в жизни бал. Сегодня состоится самое важное событие в моей жизни, ну, помимо долгожданного признания одного вредного блондина. Он таки соизволил допустить наличие любви и заверил, что теперь никуда не отпустит, если только сама не сошлю.
        - И что ты во мне нашел?
        Помню ведь, лорд Вариэль не проникся симпатией к попаданке, откуда чувства?
        - Сам не знаю. Видимо, надышался парами в лаборатории. Хотя фигурка у тебя хороша, сразу оценил.
        - Ага, назвал жирной.
        - Яна, я могу слово в слово повторить…
        Зажала ему рот ладонью и взмолилась:
        - Не повторяй, лучше люби дальше.
        Кто разгадает химию чувств? Интерес, желания, чуточку внимания - и вот пьянящий коктейль готов. Пить медленно, наслаждаясь конфетно-букетным периодом. Официально он начнется сегодня.
        Фрейлины и горничные прокляли наследную принцессу, которая никак не могла определиться с нарядом и драгоценностями. Что я могла поделать? Хотелось предстать перед женихом в лучшем виде, а траур по отцу диктовал свои условия.
        Сегодня Риоре сделает предложение. Положим, мы и раньше считались парой, зато теперь ему не придется сбегать из спальни поутру. Да и пора бы узаконить отношения - ночные визиты принесли свои плоды. Конрад радовался, Риоре шипел на него, а я… Меня занимали совсем другие вещи. Когда на твои плечи внезапно сваливаются государственные дела, приходится разбираться с последствиями короткого правления мачехи, завоевывать авторитет у дворянства, тут не до беременности. Да и зачем волноваться? Жених старомоден, насильно под венец затащит.
        Лика восприняла новость о том, что она отныне вторая дама королевства, относительно спокойно, хотя продолжала дуться на Риоре. Оно и понятно, лорд преподнес неприятный сюрприз в виде брака с Айроном. Последний перебрался в столицу и легко отказался от притязаний на тело и сердце младшей принцессы взамен на деньги и уютную должность. Лика теперь девушка свободная, лакомый кусочек для женихов, но будущий консорт - да, да, Риоре забыл о давних словах и охотно готовился к этой роли - бдит и не подпускает к принцессе излишне амбициозных молодых людей. Сам он вновь занял пост советника и фактически сосредоточил в руках бразды правления.
        Герцога Саруса мы отыскали живым в одном из подземелий дворца. Его действительно держали на цепи и кормили один раз в день. Потрепанный, отощавший канцлер сухо поблагодарил за освобождение, однако не пожелал извиниться за прежние дела. Он подал в отставку и уединился в своих владениях. За ним следили, но пока герцог жил мирно и вроде не плел интриг. Однако я не питала иллюзий. Рано или поздно Лоон Отти нанесет удар. Риоре осторожно предлагал устранить угрозу, но это стиль Марианн, а я не желала ни в чем походить на мачеху. Суд официально признал ее виновной в гибели супруга, посмертно лишил дворянства и подданства Гаменции. Заодно Марианн вышвырнули из королевского фамильного склепа и публично сожгли как ведьму - похоже, некоторые традиции во всех мирах общие.
        Тео и Амалия находились подле отца, но Риоре уже придумал, как разбить семейный клан. Брата посылали в горы в абсолютно ненужную экспедицию, а сестру выдавали замуж за одного из наших сторонников. Герцог возразить не мог: указ подписан моей рукой.
        Наконец я остановила выбор на бледно-сиреневом наряде - хочу сегодня быть нежной, слабой, благо пошел четвертый месяц траура, дозволявший отойти от серого и черного и устраивать короткие приемы без фуршета. Пока живота нет, могу позволить любой фасон и даже чуточку затянуть корсет. Туго шнуровать себя я не позволяла, чтобы не случилось выкидыша. Может, средневековые беременные женщины и гордились осиной талией, двадцать первый век доказал вредность такого подхода.
        Двадцать первый век… Ничего, мы еще встретимся, будущий свекор обещал объединить усилия с теми самыми некромантами севера, благодаря которым я оказалась в Гаменции, и открыть портал в Петербург. Не сразу, годика через два, но Конрад дал слово и сдержит его.
        Улыбнувшись отражению в зеркале, примерила корону в виде диадемы. Теперь я носила большую, с головы мачехи, а не малую, которая отошла Лике. После коронации и вовсе придется примерить тяжелый венец. Вот чего боялась до дрожи - грядущего шумного и помпезного торжества. Как назло, Риоре решил сыграть свадьбу в один день с коронацией, чтобы сэкономить… и покрасоваться титулом консорта. В последнем жених никогда не признается, но я-то догадалась! Пусть, должен же у власти оказаться кто-то местный. Пока я научусь править, королевство развалится. И советник из Риоре хороший, не собственным карманом интересуется, а благом страны.
        Мы все еще воевали с парой дворянских родов, которые не радовались новым правителям, но ничего, справимся, остальных уже покорили или задобрили.
        - Вы великолепны, ваше королевское высочество! - фальшиво пела леди Стомес.
        Я пропустила ее слова мимо ушей. Живя при дворе, быстро учишься отличать ложь от правды, искренность - от желания выслужиться. Леди Стомес мечтала превратиться в статс-даму, поэтому щедро лила елей в уши. Вот бы взглянуть на ее лицо, когда она узнает, кому отойдет заветная должность! Леонсия заслужила награду, пусть шпыняет высокомерных фрейлин.
        Брайн тоже не остался незамеченным. С большим трудом мне удалось уговорить его принять титул лорда. «Только из уважения к вам», - заявил упрямый королевский слуга. Разумеется, место при дворе он сохранил, но сменил название должности: дворянину неприлично числиться слугой, пусть и главным. Отныне Брайн заведует Дворцовым министерством.
        Посмеиваясь собственным мыслям, выплыла из гардеробной и не удивилась, застав в будуаре Риоре. У жениха хватило совести не развалиться в кресле, а смиренно дожидаться стоя.
        - Вы нетерпеливы, милорд. - Не смущаясь чужого присутствия, подошла и коротко поцеловала его в щеку. - Только придется выйти, если не хотите пропахнуть дамскими духами и испачкаться в пудре.
        - Я не боюсь, ваше высочество, предпочитаю провести больше времени подле вас.
        Улыбнулась и опустилась в кресло, чтобы горничная могла завершить парадный образ.
        - Когда вы превратились в дамского угодника?
        Голову повернуть нельзя, но я видела в зеркале отражение Риоре. Он выглядел довольным и сногсшибательно красивым. Черты лица остались прежними, неидеальными, местами грубыми, но для меня он стал самым-самым.
        - И не думал, ваше высочество.
        В общении со мной лорд допускал небольшие вольности.
        - Тогда о чем вы хотели поговорить, раз вдруг полюбили пудру?
        Чихнула, когда пуховка с той самой пудрой убрала блеск с носа.
        - О том, что вам нужно больше отдыхать и думать о наследнике. Мне доложили о библиотеке.
        Дожила, собственные подданные закладывают собственному же советнику! Кто тут правит: я или Риоре?
        - Не беспокойтесь, наследник появится в срок и сразу с положенными августейшей особе знаниями. А теперь больше ни слова, не портите вечер! Приемов не давали целых пять месяцев.
        Ну вот, я готова, блистательна и неповторима. Майская роза, как сказали бы в старину.
        - Боюсь, световые шары лопнут от зависти при виде вашей красоты.
        Комплименты от Риоре - вещь невероятная, но в моей жизни отныне хватало новизны, привыкну и к куртуазности будущего супруга.
        - Вы маг, так позаботьтесь о моей безопасности!
        Делано капризно надула губы.
        - Всенепременно, - с улыбкой пообещал лорд и взял под руку.
        Мы чинно, словно супружеская королевская чета, покинули покои наследной принцессы, которой через час предстояло стать невестой, а еще через три с половиной месяца - женой. Быстрее нельзя, свадьба и коронация - дело тонкое, затратное. Опять же траур, нужно выждать хотя бы восемь месяцев после смерти отца. Мне и так придется носить фиолетовый чепец и верхнюю распашную юбку такого же цвета еще три года и временно забыть о существовании любых радостных расцветок. Надеюсь, к коронации не располнею, как бочка, обидно будет весь вечер просидеть на троне. Зато сегодня потанцую всласть, рядом с Риоре я свыклась даже с жуткими местными танцами, благо церемониальные под запрет не попали. Видимо, составители правил этикета понимали: геометрия на паркете - сущая пытка. Хотя что она по сравнению с тем высокомерным лордом, к которому привез меня барон Гауш! Если я сумела полюбить его, все остальное - цветочки.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к