Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Романова Любовь: " Призрак И Другие Соучастники " - читать онлайн

Сохранить .
Призрак и другие соучастники Любовь Романова
        # Написано 150 лет назад, так что не судите строго:)
        Любовь Романова
        Призрак и другие соучастники
        ГЛАВА 1 СТАСЯ
        - Проблема русских ученых решена? - голос в телефонной трубке скрипел, точно ствол старого дерева в предчувствии бури, - Я прав?
        - Как никогда, - ответил лысый человек, рассеянно наблюдая за автомобильной рекой из окна своего кабинета.
        С высоты двадцать второго этажа бизнес-центра Потсдамская площадь выглядела очень неуютной. Среди угловатых, словно ледяные торосы, зданий брели крошечные человечки. Они горбились и поднимали воротники, пытаясь укрыться от промозглого мартовского ветра.
        Лысый стоял вплотную к стеклянной стене, почти касаясь ее гладко выбритым подбородком. Случайному посетителю кабинет за спиной мужчины вряд ли бы смог рассказать хоть что-нибудь о своем владельце. Любопытный взгляд не находил здесь ни фотографий дородной фрау в обнимку с розовощекими детишками, ни кубка за победу в школьном чемпионате по футболу, ни легкомысленных пустячков, подаренных коллегами в канун рождества. Только голые стены, простая мебель из черного дерева и прямоугольник серого ковра на полу.
        Напротив огромного письменного стола мерцал плоский экран. На нем беззвучно сменяли друг друга кадры с места авиакатастрофы. Маленький спортивный самолет упал во время полета из Берлина в Москву. Четыре человека, находившиеся на борту, погибли.
        - Все содержание их компьютеров у нас, - негромко сообщил Лысый телефону.
        - Я слышал, что после них остались не только расчеты… Есть еще ребенок…
        - Да, девочка. Сейчас ей полтора года.
        - Способности уже дали о себе знать?
        - Нет. Это произойдет не ранее, чем ей исполнится 12 лет.
        - Где она?
        - В Москве.
        - Почему не в Берлине? Почему вы не наблюдаете за ней? - скрип в трубке приобрел металлический оттенок.
        - Мы наблюдаем. Нет смысла забирать ее от родных. Пусть все идет своим чередом. Когда настанет время, мы будем рядом.
        - Уж постарайтесь…
        Связь прервалась. Силуэт владельца кабинета черной аппликацией замер на фоне окна. Безжизненный взгляд уставился в точку, которая находилась где-то на исковерканной городским пейзажем и смазанной вечерним смогом, линии горизонта. Пожалуй, только одна деталь в этом человеке могла привлечь внимание - длинный, загнутый ноготь на левом мизинце.

11 лет спустя…

«Инопланетянка», - решил Гарик, рассматривая девочку, стоявшую посреди двора. Вязанный берет, две русые косички до лопаток, острые коленки и глаза на пол-лица. Она напоминала фарфоровую куклу, печально взиравшую на поток людей из витрины, заставленной копеечными игрушками. От осенней влаги выбившиеся из прически волоски завивались в озорные бараночки, образуя вокруг головы пушистый нимб. На левой щеке то и дело мелькала ямочка, которая придавала своей хозяйке какую-то особую, инопланетную беззащитность. Девочка нежно прижимала к груди папку для рисования и с любопытством разглядывала здание интерната.
        Каким ветром ее сюда занесло? Такую домашнюю, чистенькую? Все в ней, от полосатых гетр до желтого рюкзачка за спиной, кричало о чужом, незнакомом Гарику мире. Мире, в котором есть бабушкины пирожки, уроки фортепьяно, сказка на ночь и большой торт на день рожденье.

«Наверное, дочка одной из училок, - подумал Гарик и решительно полез в карман за самострелом из напальчника, - Интересно, если зарядить ей рябиной по коленкам, заревет?» Но узнать это он не успел. Из дверей интерната выглянула Антонина Петровна, маленькая, конопатая женщина, похожая на рыжего клоуна, только порядком растолстевшего и натянувшего длинную клетчатую юбку. Ребята в интернате звали ее Антошкой. Она работала в администрации города и курировала единственный интернат в Тихореченске.
        Антошка поманила Инопланетянку, и та исчезла за огромными дубовыми дверями. «Это же новенькая! - догадался Гарик, - Теперь у нас жить будет». Он собирался отправиться следом за девочкой - все-таки не так часто в интернат поступали его сверстники, но в этот момент за спиной послышался трубный голос учителя труда. Он собирал мальчишек для очередного похода в мастерскую. Гарик тут же забыл про странную девочку. То же невидаль, инопланетянка с двумя косичками!

* * *
        Стася, следом за Антониной Петровной, поднималась по лестнице интерната № 2. Это была необычная лестница. Широкая, с массивными каменными ступенями, напоминающими спящих тюлений, и изящными перилами. У ее подножия с двух сторон замерли фигуры греческих богов: упитанной женщины в развивающихся одеждах и грозного мужчины с внушительным посохом. «Гера и Зевс», - догадалась Стася - в доме бабушки было много книг по культурологи, поэтому она немного ориентировалась в греческих богах.
        На стене вдоль лестницы висели огромные портреты, написанные маслом. Стася, в первый момент, даже засомневалась, что попала в интернат. Больше всего этот пустынный холл с широкой лестницей, ведущий на второй этаж, гигантской люстрой под потолком и мраморными статуями походил на музей или дом процветающего дворянского рода. Сейчас на лестнице появится дряхлый смотритель или высокомерный дворецкий и строго поинтересуется: «Кто это вас сюда пустил?»
        - Ну как? Нравится? - спросила Антонина Петровна с таким видом, словно все, что их окружало, было ее заслугой.
        - Здесь очень красиво.
        - Да… Такого интерната, как в Тихореченске нигде, в России больше нет! Этот дом в начале 19-го века пожертвовал Михайловскому кадетскому корпусу князь Владимир Васильевич Вершицкий. Страшный был человек! Немало жизней сгубил, а перед смертью раскаялся и отдал свое родовое гнездо сиротам…
        Чувствовалось, что Антонина Петровна не первый раз говорит об этом князе - история звучала гладко, как рассказ пожилого экскурсовода. Но Стася слушала внимательно. Все-таки ей теперь здесь жить. Впрочем, она всегда всех слушала внимательно.
«Умений слушать - одно из самых ценных умений женщины, - говорила бабушка, - Почти такое же ценное, как умение слышать».
        - А чьи это портреты на стенах?
        - О! - торжественно подняла указательный палец Антонина Петровна, - это портреты всех директоров интерната. Вот - сам Вершицкий. Он несколько лет руководил кадетским корпусом. После революции корпус превратили в интернат для беспризорников.
        Стася замерла перед изображением князя, покрытым от времени сеточкой мелких трещинок. На нее смотрел пожилой, усталый человек в военной форме. Серый мундир, седые, аккуратно причесанные волосы, болезненный цвет лица, на левой щеке тонкий шрам. Бесконечная тоска во взгляде. «Глаза, припорошенные пеплом», - вспомнились Стасе слова из какой-то очень грустной книги.
        Дальше шли портреты самых разных людей. Антошка останавливалась у каждого из них. Один директор интерната возродил яблоневый сад вокруг здания, другой пристроил бассейн, третий сколотил из ребят театральную труппу, которая гастролировала по всей стране, четвертый оборудовал лучший в городе спортивный зал. Стася поднималась по лестнице, вглядываясь в лица, строго смотревшие на нее с картин. Некоторые были написаны просто мастерски - люди казались на них почти живыми. Другие больше напоминали грубую мазню. Да и рамы были очень разные: широкие, узорные и совсем простые, на скорую руку покрытые лаком.
        - А этого человека я прекрасно знала, - сказала Антонина Петровна, не дойдя до конца лестницы несколько ступеней, - Сергей Николаевич Загубский, царства ему небесного. Умер полгода назад. А какой человек был! Тридцать лет руководил нашим интернатом. Я ведь в пединститут из-за него пошла. Он тогда в школе у нас работал учителем астрономии. Как же он умел рассказывать! О черных дырах, о звездах-карликах… - Антонина Петровна смахнула набежавшую слезу. - Покинул нас Сергей Николаевич. От инфаркта умер…
        - А кто после него стал директором?
        - Стервелла Родионовна.
        - Кто? - удивилась Стася.
        - Эээ… Стелла Родионовна Талдыко. Замечательная женщина, великолепный педагог…
        Стася почувствовала неловкость в словах куратора интерната. Словно та не до конца верила в то, что говорит.
        В этот момент они оказались перед солидной дверью из темного полированного дерева, на которой поблескивала табличка: «Директор Талдыко С.Р.». Антонина Петровна негромко постучала и потянула за ручку. И тут Стася услышала сиплое хрюканье.
«Неужели директор держит у себя в кабинете поросенка?» - поразилась девочка.
        - Тихо, Пупсик. Не волнуйся! - раздался высокий голос, - Мамочка сейчас откроет.
        Дверь распахнулась, из-за нее тут же выскочило мелкое существо. Громко пыхтя, оно вцепилось в стасин кроссовок. Девочка от неожиданности дернула ногой, отшвырнув агрессора в строну.
        - Пупсик! О, боже! Тебе больно? - услышала она панический вопль.
        Стася подняла глаза и встретилась взглядом с директором интерната. Ее лицо было полностью лишено растительности: ни ресниц, ни бровей. На левой ноздре подрагивала коричневая бородавка, шея терялась в бесконечном количестве жировых складок, жидкие бесцветные волосы собраны в пучок на затылке. Глаза метали молнии.
        - Ты кто такая? - начала допрос обладательница комплекта вторых подбородков.
        - Это Настя Романова, - отодвинула Стасю в Сторону Антонина Петровна, - Новенькая.
        Стася поискала взглядом злобное существо. Оно, недовольно ворча, успело усесться на алую подушку в кресле рядом со столом директора. Существо оказалось крошечной, толстой собачкой с выпученными глазами. «Той-терьер, - вспомнила Стася название породы, - Только очень толстый. Поэтому и хрюкает, а не лает».
        Пока она разглядывала сердитого Пупсика, женщины успели обсудить погоду и перестановки в городской администрации. Они называли друг друга «милочками» и говорили приторными голосами, словно держали за щекой по карамельке. Стэлла Родионовна подписала пару бумаг, преданных ей Антониной Петровной, и только тут вспомнила о Стасе.
        - А ты что здесь делаешь? - недовольно спросила она. - Третий этаж, пятая комната. Вещи внизу под лестницей у завхоза. Свободна.
        Стася в недоумении вышла из кабинета. «Это все? - удивилась она, - Третий этаж, пятая комната? Добро пожаловать в новую жизнь». Девочка тяжело вздохнула и отправилась на поиски завхоза.

* * *
        К счастью, найти его, вернее ее, оказалось совсем не сложно. Дородная женщина с толстой косой, уложенной на затылке бубликом, возилась в комнатушке под той самой лестницей, которая привела Стасю в кабинет Стервеллы Родионовны.
        - Здравствуйте… - робко сообщила Стася о своем присутствии. Та никак не отреагировала, продолжая перекладывать картонный коробки, - Вы завхоз? - опять тишина.
        Стася была очень воспитанным девочкой. Бабушка всегда внушала ей: «Воспитанный человек никогда не навязывает свое общество, если не в нем не нуждаются. Если кто-то не реагирует на твои вопросы, не стоит повышать голос или хватать его за одежду. Возможно, он просто не желает с тобой разговаривать».
        В общем Стася решила подождать, пока женщина закончит свои дела. Время шло, а дела не заканчивались. Она еще немного потопталась у двери, а потом ее взгляд упал на огромный чемодан.
        - Ой, это же мои вещи! Я как раз за ними пришла. Можно, я заберу чемодан и пойду?
        - Не дожидаясь ответа, Стася ухватила своего кожаного монстра за бок и потянула к выходу из комнаты. Женщина так и не проявила к ней никакого интереса.
        Девочка с трудом дотащила чемодан до первой ступени. Она посмотрела наверх и ужаснулась: «Как же я его подниму?» В холле не было никого, не единого человека, который смог бы ей помочь. «Странный какой-то интернат, - подумала Стася, - Где же дети? Сейчас октябрь, учебный год в разгаре, а здесь пусто. Может, они все на экскурсию уехали? Или на уроках сидят? Только что же это за уроки без перемен? Или учебные классы где-то в другом месте находятся?»
        Не дождавшись появления ни одной живой души, Стася, засучив рукава, самостоятельно приступила к «доставке бегемота на третий этаж». Раз ступенька, дав ступенька, три ступенька - передышка. Раз ступенька, два ступенька, три ступенька - передышка. Бегемот попался упрямый. Он неохотно полз вверх, канючил и требовал оставить его в покое. Стася совсем выбилась из сил. Ну, вот уже и портрет бывшего учителя астрономии показался. Старик смотрел на измученную девочку лукаво и, как ей показалось, ободряюще. Ничего, мол, справишься - совсем чуть-чуть осталось…
        - Ой, гляньте, кто это? - Стася вздрогнула от неожиданности и едва не выпустила ручку чемодана, - Неужели новенькая? Вот почему в пятую палату еще одну кровать поставили.
        Рядом со Стасей оказались три девочки ее возраста. Говорила самая высокая с длинными светлыми волосами, забранными в конский хвост, и чуть выпирающими вперед верхними зубами. Ее можно было счесть весьма привлекательной юной особой: прекрасные васильковые глаза в обрамлении пушистых ресниц, королевская осанка поток золотых волос делали свою обладательницу вполне достойной звания королевы школьного бала. Вот только передние резцы портили всю картину. Придавали девочке сходство с сусликом, вытянувшимся по струнке рядом со своей норкой. Одета она была в узкие джинсы и фиолетовый свитер. На шее болтался МП3-плеер, в ушах поблескивали золотые сережки. У двух других девочках одежда оказалась куда скромнее. Обе носили школьную форму - синий пиджак и клетчатую юбку в складку. Одна - крупная, рыхлая, с блеклыми глазами и выцветшими веснушками на носу была чуть ниже, но раза в три толще своей подруги. На фоне упитанных щек все черты ее лица выглядели непропорционально мелкими: нос походил на посевную картофелину, рот - на миниатюрную раковину речной мидии, а крошечные глазки казались позаимствованными у
дородного хряка. Единственное, пожалуй, чем она могла гордиться - это тяжелая коса толщиной в Стасину руку, достающая до подола юбки. Другая девочка была яркой представительницей осколков татаро-монгольской империи - маленькая, коренастая с раскосыми глазами, которые уставились на Стасю с непонятным выражением: то ли любопытства, то ли безразличия.
        - Тебе помочь? - участливо спросила первая девочка, которая явно была лидером в этой тройке. - Ты же в пятую комнату идешь? А это на третьем этаже, в дальнем конце коридора. Сама ни за что не найдешь - заблудишься.
        - Спасибо! - обрадовалась Стася.
        - Спасибо в кастрюльке не сваришь! Мы тебе поможем, а ты нам что?
        - У меня нет денег.
        - Нет денег - заплати чем-нибудь другим. У тебя такой миленький рюкзачок, - девочки за ее спиной противно захихикали.
        Кровь бросилась Стасе лицо. Она, конечно, слышала, что новеньким приходится в интернатах не просто, но такой наглости от первой же знакомой не ожидала.
        - Извини, я не могу отдать. Мне его бабушка подарила.
        - Неужели. Так она тебе еще подарит.
        - Не подарит. Она умерла.
        - Слушай, как там тебя…
        - Стася.
        - Слушай, Стася, давай так - ты мне рюкзачок, а я тебе свое по-кро-вительство, - последнее слово она произнесла по слогам, как будто только недавно его выучила, - Знаешь, что это такое? Тебя никто здесь не тронет. Директор меня больше всех любит. Спроси кого угодно - все скажут: Виола Акулова у Стервеллы в любимчиках. Поняла?
        - Поняла, рюкзак я все равно не могу отдать.
        - Ну и дура! - Сказала крупная девочка с веснушками. - Потом пожалеешь.
        - Не потом, а сейчас! - Хихикнула Виола и резко толкнула чемодан. Тот заскользил вниз по каменным ступеням, перевернулся в воздухе, открылся, и, теряя в полете все свое содержимое, полетел вниз. Стася в ужасе смотрела, как из него вываливаются ее платья, футболки, любимые книжку, игрушечный мишка, подаренный бабушкиным студентом, шкатулка с бусами и другие, такие родные и важные для нее вещи. Через несколько мгновений чемодан лежал около самой нижней ступеньки, а все, что до этого находилось в нем, ровным слоем покрывало лестницу. Рядом давились от хохота ее новые знакомые. Неприятное начало. Девочка задумчиво посмотрела на результаты катастрофы, потом на Виолу с подругами. Что делать? В этот момент в ее памяти снова всплыли слова бабушки: «Больше всего врагов радует наше отчаянье. И сильнее всего огорчает - наша невозмутимость».
        - Спасибо за помощь, - сказала Стася со спокойной улыбкой. Она очень надеялась, что со стороны это была именно «спокойная улыбка», а не гримаса. И, судя по всему, у нее получилась - Виола аж поперхнулась от такой реакции, правда довольно быстро нашла, что ответить:
        - Заходите еще! Всегда рады помочь! - после этого компания гордо спустилась по лестнице, наступая на разбросанную одежду, и покинула холл интерната.
        Стася оглянулась по сторонам. Вокруг снова не было ни единой души. Только Сергей Николаевич Загубский смотрел на нее с грустной улыбкой. Сочувствовал.

* * *
        Девочка собрала вещи, застегнула чемодан и после долгих мучений втащила его на третий этаж. К счастью, пятая комната оказалась совсем рядом с лестницей. Соврала Виола - найти ее было проще простого. Теряя силы, Стася распахнула дверь помещения, в котором ей, судя по всему, предстояло провести ближайшие годы. Им оказалась просторная комната, оклеенная блеклыми обоями. Всю ее мебель составляли шесть кроватей, покрытых унылыми серо-зелеными покрывалами, и обшарпанные тумбочки. Из удручающего интерьера выбивалась только богатая лепнина на потолке, видимо, оставшаяся еще со времен Вершицких.
        - Ты уже здесь? Романова? - Окликнул ее женский голос.
        Стася обернулась. На пороге стояла завхоз, внимание которой девочки так и не удалось привлечь.
        - Как же ты свой баул сюда притаранила? А я-то думаю, куда он исчез? - женщина говорила очень громко. Просто кричала. «Может, у нее со слухом плохо?» - подумала Стася - Что ты на меня так уставилась? Что? Говори громче! Ничего не слышу!
        Тут лицо ее просветлело, и женщина вытащила из ушей две розовые затычки.
        - Ну, надо же! Совсем забыла про беруши! Ходила к Миронычу в мастерскую, а там такой шум - сразу голова начинает болеть, вот я уши-то и заткнула.
        Она положила затычки в карман цветастого халата и внимательно оглядела Стасю.
        - Та-а-ак, вещей не много. В тумбочку клади самое нужное - остальное в кладову. И давай знакомиться: я Алевтина Иванна. Завхозом тута работаю. Можешь меня тетей Алей звать. Если что понадобиться - полотенца, тряпка половая - ко мне беги. Ну да скоро сама разберешься.
        Тетя Аля говорила тягуче, словно вовсе и не говорила, а пела какую-то старую песню, вставляя в нее смешные словечки вроде «кладова» и «тута».
        - Ну, все Романова, устраивайся, вот твоя кровать, - закончила тетя Аля и ушла.
        Внезапно коридоры интерната наполнились гомоном. Дверь вновь распахнулась и в комнату ввалилась компания девчонок.
        - Ой, новенькая!
        - А что у тебя в папке?
        - Ух ты, какой берет!
        - Меня зовут Мила, а тебя как?
        - Я Таня.
        - Света.
        - Женя.
        - Алена.
        Девочки говори разом, не давая Стасе вставить и слова, но круглолицая Мила навела порядок:
        - Девчонки, тихо! - возмутилась она. - Ну, рассказывай!
        И Стася, усевшись на своей кровати, начала рассказывать.

… Еще совсем недавно она жила в Москве с бабушкой. Училась в гимназии. Родителей своих не помнила. По словам бабушки, они были учеными, генетиками. Генетики - это те, кто придумали клонирование. Но папа с мамой никого не клонировали, даже овец, а что делали - бабушка не говорила. Их самолет разбился, когда они летели из Германии в Москву. Нет, Стася совсем по ним не плакала - ведь тогда ей было всего чуть больше года. Сколько она помнила себя, рядом всегда находилась бабушка - Эльвира Эдуардовна Романова. Бабушка преподавала живопись в Московском художественном институте имени Сурикова и еще работала в частной художественной галерее - оценивала подлинность картин. В ее трехкомнатной квартире, полученной когда-то от Союза художников, пахло масляными красками и липовым чаем. Целыми днями у них толпились гости: студенты, друзья, клиенты, коллеги и старый бабушкин приятель - дядя Тарас, который работал следователем в милиции. Стася выделяла его из толпы гостей. Когда Эльвиры Эдуардовны не было рядом, он рассказывал маленькой Стасе захватывающие истории про смелых московских сыщиков, но как только бабушка
оказывалась в поле слышимости, дядя Тарас тут же замолкал - ему было строго настрого запрещено «пугать ребенка всякими глупостями». А Стася ни капельки не пугалась. Совсем наоборот - она обожала страшные истории. Но разве с бабушкой поспоришь! С этой статной, седовласой женщиной, и в жару и в холод закутанной в тончайшую черную шаль. Иногда Стасе казалось, что бабушка - потомок царей Романовых - одна из уцелевших княгинь, дочка Николая Второго. Девочка даже как-то спросила ее об этом, но та только засмеялась: «Неужели я такая старая, чтобы родиться в середине позапрошлого века? И не надейся, детка! В нашем роду одни крестьяне, да рабочие». Но Стасе отчего-то казалось, что бабушка говорит не всю правду. Вообще, их дом окутывало много тайн. Например, Стася ничего не знала о родителях. Совсем ничего. Но, ученые, ну генетики, ну работали в Германии… И все. В бабушкиной комнате весела фотография: папа и мама сразу после свадьбы. Оба очень красивые. У отца шевелюра кудрявых волос, лукавый взгляд, тонкий с горбинкой нос. Прямо как у бабушки. Ну да, он ведь ее сын. Папа ласково смотрит на маму - русоволосую,
большеглазую красавицу с ямочками на щеках. «Жаль, что я на нее не похожа, - порой вздыхала Стася, разглядывая свое отражение». Иногда она пыталась расспросить бабушку о родителях, но та отнекивалась: ты уже и так все знаешь.
        Еще одна тайна для Стаси была связана с ее воспитанием. Например, бабушка запрещала ей читать современные книги: романы, детективы, приключения. Она не пускала ее в кино и разрешала общаться только с детьми своих друзей. Даже телевизора у них не было, и девочка чувствовала себя белой вороной, когда одноклассники начинали обсуждать очередной мультфильм. Раньше Стася воспринимала такое положение вещей, как должное, а потом начала возмущаться: «Что я хуже других?» Но бабушка быстро пресекла бунт внучки - недаром она преподавала в институте больше двадцати лет.
        А потом бабушки не стало. Это произошло ровно две недели назад. Несколько дней она ходила чем-то расстроенная и однажды не пришла домой на обед. Стасе позвонили из института и сказали, что бабушку увезли на скорой - с сердцем стало плохо. Через час за девочкой заехал дядя Тарас, они вместе собрали бабушкины вещи и отправились на его служебной «Волге» в больницу. К ним вышел утомленный врач и куда-то увел дядю Тараса, а Стася осталась ждать. Мимо ходили сосредоточенные медсестры в белых халатах и важные врачи в серо-голубой униформе, напоминавшей пижаму, иногда, словно испуганные мышки, попавшие в кошачьи владения, растерянно оглядываясь, брели родственники пациентов. Они робко о чем-то спрашивали медперсонал и тихо исчезали. Время шло. Стася ждала. Наконец в коридоре вновь появился измученный врач и, пряча глаза, пробормотал, что очень сожалеет, но Эльвиру Эдуардовну спасти не удалось. Потом он о чем-то долго шептался с дядей Тарасом, а девочка стояла в стороне и повторяла про себя: «Бабушки больше нет. Ты никогда ее не увидишь. Она умерла». Но поверить в эти слова не могла. Не верила и не
плакала. Внутри образовалась маленькая «черная дыра», в которой билось что-то страшное. Стоит только задуматься, приглядеться, и оно затянет тебя в темную бездну, накроет тоской и безысходностью… И Стася старалась не задумываться.
        С этого момента жизнь двенадцатилетней девочки изменилась, как меняется природа после первого снегопада. Жизнь стала другой. Сразу после бабушкиных похорон пришли какие-то люди из комитета опеки, помогли собрать вещи, посадили на поезд и отправили в Тихореченск. «Почему в Тихореченск?» - спрашивала она. Но ответить девочке никто не мог. Ей даже не дали попрощаться с друзьями: домашний компьютер был немедленно отключен, мобильный телефон изъят. И вот она здесь - в интернате.
        - А с другом своей бабушки, ну, дядей Тарасом, ты пыталась поговорить? - спросила Мила.
        - Да, конечно, пока телефон не отобрали, но он перестал отвечать на мои звонки, а на работе мне сказали, что Тарас Анатольевич перевелся в другой город. Вот и все.
        Девочки начали обсуждать Стасину историю.
        - А у тебя из родственников здесь никто не живет? - задала вопрос Женя, самая маленькая из всех обитательниц палаты с чуть оттопыренными ушами. - Ну, в Тихореченске? Может, другая бабушка или дедушка? По маминой линии? Или тетка? Тогда понятно, почему тебя сюда привезли.
        - А чего же они не пришли ее навестить? - усомнилась Мила.
        Внезапно дверь комнаты распахнулась. На пороге стояла Виола со своим подругами.
        - Ты уже доползла? - нагло спросила она, глядя на Стасю. - Ой, а что это вы тут собрались? Кто вам разрешал к ней подходить?
        Стася ожидала, что сейчас Виолу поставят на место, мол, кто ты такая, чтобы нам указывать? Но все вышло совсем иначе. Девочки торопливо вскочили с ее кровати и разбежались по углам. Все старались не смотреть на Стасю. Только Мила попыталась вяло возразить:
        - Вилка, она же новенькая, чего ты к ней цепляешься?
        - Ты кого, Зайцева, Вилкой назвала? Для тебя я Виола. Или забыла, как неделю в интернате куковала, когда мы в Питере развлекались? - Девочка сладко улыбнулась, отчего стала похожа на кролика из мультфильма про Винни-Пуха.
        Мила тут же замолчала.
        - Короче, все услышали? Чтобы никто к ней не подходил. Иначе - пожалеете. Вы меня знаете. А ты… как там тебя? Ну не важно. Подумай, может меня можно чем-нибудь порадовать - подарок сделать. Тогда я растаю и прощу тебя.
        В этот момент по зданию интерната разнеслось металлическое дребезжание.
        - На ужин пора, - сказала Таня, и палата № 5 полным составом ринулась в столовую.
        У входа задержалась одна Мила. Она выглянула в коридор в поисках Вилки и, не обнаружив ее, шепнула Стасе:
        - Иди за мной. Только молчи, а то наши Вилке донесут, что мы общаемся.
        На Стасю накатило унижение. «Почему я должна прятаться от какой-то Вилки?», но, подумав пару секунд, она пошла следом за Милой. В конце концов Виола - не повод умирать с голоду.
        Пока они шли до столовой, откуда, кстати сказать, доносились весьма аппетитные запахи, Стася размышляла о сложившейся ситуации. Как всегда, когда жизнь подбрасывала ей повод задуматься, девочка представляла лицо своей мудрой бабушки. Что бы сказала на это Эльвира Эдуардовна? А Эльвира Эдуардована, поправила бы царственным жестом свои изящные очки и изрекла:

«Девушка, какой смысл злится на несчастного ребенка? Ведь твоя Виола - всего лишь ребенок, лишенный родительского тепла. Представь себя психологом, а Виолу - своим пациентом. Что ты чувствуешь по отношению к ней? Профессиональный интерес. Может быть, жалость. Твоя задача не воевать с ней, а помочь. Помочь стать нормальным человеком».
        В этот момент Стася вошла в столовую и замерла на пороге. Огромный зал, под потолком которого висела гигантская люстра, был уставлен длинными столами. По четырем углам возвышались колонны, которые украшали фигурки упитанных амурчиков. Одну стену занимали гигантские окна почти до самого пола. На противоположной стене висела большая картина в богатой позолоченной раме. «Пир в Кане» Веронзе Паоло - определила Стася. Середина шестнадцатого века. Копия. Причем, очень не плохая. Как внучка искусствоведа она прекрасно разбиралась в живописи.
        Девочка была настолько потрясена дореволюционным великолепием столовой дома князей Вешицких, что не заметила опасности - ноги, заботливо подставленной толстой подругой Вилки. Стася сделала шаг, споткнулась и растянулась на полу во весь рост. Мир над ней тут же взорвался многоголосым хохотом.
        - Это кто?
        - Новенькая.
        - Чего она на ногах не стоит?
        - Эй, вставай!

«Лучший способ не остаться не замеченной - шлепнуться посреди столовой! - решила про себя Стася, - А лучший способ не выглядеть при этом дурой - улыбаться!» Она натянула лицо радостную улыбку и подняла голову. Прямо на нее смотрел зрачок видоекамеры.
        - Немедленно поднимайся! У нас тут гости, телевиденье, а ты развалилась! Еще и лыбится! - Стася тут же узнала высокий голос Стервеллы Родионовны, которая злобно взирала на нее сверху вниз. Ее вторые подбородки подрагивали от негодования.
        - Но это же не я! Вы ведете себя не педагогично! - возмутилась Стася, отряхивая юбку и потирая ушибленную коленку. От обиды к горлу подступил комок, а на глаза начали предательски наворачиваться слезы.
        - Молчи, убогая. Еще учить меня будет! Иди на место, - прошипела директор интерната. И тут же продолжилась приторным голосом, обращаясь к съемочной группе,
        - На обед сегодня у ребят мясной суп, куриные котлетки с картошечкой и великолепный клубничный бисквит. Ну, скажите, в каком еще интернате так забоятся о здоровье своих воспитанников?
        Журналистка, круглолицая девушка с микрофоном, дежурно кивала. Оператор, патлатый парень, снимал лица ребят. Дети, стараясь попасть в кадр, напирали на него - в результате около дверей столовой образовалась небольшая давка. Стася с трудом вылезла из толпы и пошла к столу, за которым сидели девочки из ее комнаты. Никто из них не проронил и слова, когда она села на свободное место.

«Только не плакать! Только не плакать! - уговаривала себя Стася, - Слезки, стойте! Возвращайтесь на место! Что бы мне такое представить? Ну, например, что я попала на другую планету. Здесь все иначе. Здесь живут одни инопланетяне. Они ставят друг другу подножки, пинают чемоданы, требуют подарить им свой рюкзак. Они не злые - просто совсем другие…»
        Перед Стасей появилась тарелка супа. Две женщины в белых поварских халатах расставляли по столам первое, от которого исходил умопомрачительный запах. Живот отреагировал на него радостным урчанием. Девочка взялась за ложку. Попробовала. Вкусно. Очень вкусно. Странно, а ведь бабушкины супы она терпеть не могла. Впрочем, не только супы. Пюре у нее тоже не получалось, а о пирожках и речи быть не могло! В общем, член Союза писателей Эльвира Эдуардовна не умела готовить. Ну, разве только яичницу и овсяную кашу. Это два блюда у нее выходили вполне прилично. Впрочем, бабушка не комплектовала по поводу своих кулинарных способностей. Совсем наоборот - смеялась и раз в неделю приглашала тетю Лару наварить борща и нажарить котлет. Так и жили.
        Тарелка супа мгновенно опустела, а на столе уже появилась горка жаренной картошки и пара розовых котлеток. М-м-м, как вкусно! Жизнь налаживается! Это ощущение укрепилось еще больше, когда повара понесли на подносах тарелки с клубничным бисквитом - треугольники, покрытые консервированной клубникой. Ягодка к ягодке - словно из книги по кулинарии. Стася уже подцепила самую крупную клубнику вилкой и собиралась отправить ее в рот, когда почувствовала рядом с собой какую-то возню. Справа от девочки сидела маленькая Женя. Она наклонилась над тарелкой с бискивтом, судорожно вцепившись в края. За ее спиной стояла все та же Вилкина подруга.
        - Отдай! Тебе все равно нельзя! У тебя аллергия! - требовала она, пытаясь отобрать тарелку с пирогом.
        - Нет, не правда! Отпусти! - попискивала Женя.
        - Отдай. Не связывайся с Дылдой! - шепнула Мила, сидевшая слева от Жени.
        Стася быстро оценила ситуацию, протянула руку и слегка надавила на запястье Дылды. Та мгновенно побледнела и отпустила тарелку. Дядя Тарас успел научить свою маленькую подружку паре полезных приемов.
        - Убью, гадина! - потянула Дылда и уже нависла над Стасей, но в это мгновение около девочек оказалась телевизионная группа, которая все время снимала счастливые лица детей, поглощающие клубничный бисквит.
        - Скажи, пожалуйста, тебе нравится в интернате? - Спросила Стасю журналистка, протягивая микрофон.
        - Это замечательный интернат! - не растерялась девочка. В московской гимназии ей не раз приходилось давать интервью - ведь у них было свое собственное школьное телевиденье. - Я здесь всего первый день, и не перестаю удивляться, с каким уважением и заботой все здесь относятся друг к другу.
        - Во, шпарит! - восхищенно шепнул оператор.
        - Например, только что вот эта девочка, - Стася показала на Дылду, которая тут же попала в объектив телекамеры, - поделилась со своей одноклассницей клубничным бисквитом! Она очень любит сладкое, но нашла в себе силы отказаться от него, ради своей подруги.
        Дылда что-то злобно зашипела и убралась на свое место. Отбирать десерт после такого представления было бы глупо.
        - Ты здорово держишься перед камерой! - похвалила журналистка, сворачивая шнур микрофона, - Приходи, как закончишь школу, к нам, на Тихореченск-ТВ, из тебя получится отличный журналист. Меня Саша Кандалинцева зовут.
        - Стася. Стася Романова.
        - Вот и познакомились. Трудно будет - звони. Приедем, снимем репортаж о том, как в интернате притесняют новичков. Я ведь видела, что это гарна дивчина пирог у твоей соседки отбирала. Короче, звони, - Саша протянула Стасе свою визитку, улыбнулась, подмигнула и отпарилась вслед за своим лохматым оператором.
        - Все, Стася, жизни теперь тебе не будет, - со знанием дела сказала, сидевшая рядом Мила, - Вилка достает, так еще и Дашке-Дылде насолила. Осталось только с Наркой поцапаться.
        - Нарка - это кто?
        - Ну, это третья в их компании - Гульнара. Раскосая такая. Татарка. Она по-русски почти не говорит, зато все понимает. И Вилку слушается как собака. Ладно, лучше с тобой рядом не сидеть, а то они и ко мне прицепятся.
        Стася стало противно. Она считала, что трусость - это самое худшее качество в человеке. Даже хуже глупости и подлости.
        - Спасибо, - вдруг сказала, молчавшая все это время Женя, - Меня здесь еще никто не защищал. - И снова умолкла, доедая свой бисквит.
        Стася положила в рот последнюю ягоду, отнесла грязную посуду и отправилась на поиски пятой комнаты. Ждать Милу и Женю она не стала. Ей было стыдно за их трусость, да и вряд ли они осмелятся ее провожать. Поэтому Стася шла по коридорам одна. И, конечно, быстро обнаружила, что заблудилась. Девочка оказалась в небольшом зале, стены которого были увешаны детскими рисунками. Осенние деревья, дымковские игрушки, ваза с ромашками. Обычный набор тем для любой художественной студии, и вдруг… Огромный рыжий кот. Толстый, вальяжный, жмурится на мир разноцветными глазами: один - зеленый, другой - желтый. Рядом с ним устроились воробьи. Такие же толстые и умиротворенные. Компания сидела на крыше многоэтажки, за ней проступал контурами погруженный в сумерки город. Стася смотрела на рисунок и чувствовала, как ее заполняет ощущение «весеннего ветра». Так она называла внезапную радость с примесью надежды, когда хочется вскочить и пронзительно закричать «иииии!!!». Первый раз это чувство посетила ее лет в шесть. Она гуляла с бабушкой по парку, как вдруг налетел влажный мартовский ветер, пропитанный запахом капели и
набухающих почек, забрался под куртку, растрепал челку, заставил раскинуть руки и закружится на месте. Тогда девочке показалось, что мимо пронеслась невидимая карета, запряженная шестеркой лошадей, в которой сидела красавица Весна, объезжающая свои владенья. Бабушка, конечно, отругала ее, объяснила, что визг без причины - признак невоспитанности, причесала челку деревянным гребешком, застегнула куртку и велела идти домой. Воспоминание о той прогулке оказалось таким ярким, что сейчас, стоя в полутемном коридоре, Стася почувствовала пряный аромат набухающих почек и запах талой воды. Странно, что
«весенний ветер» снова напомнил о себе именно теперь, в конце октября, когда за окном вот-вот полетят «белые мухи», когда бабушки больше нет, и никогда не будет, а ее достает компания интернатских девчонок. Неужели виной этому толстый рыжий кот? Кто же его нарисовал? Стася посмотрела на подпись: «Соболев, 12 лет». «Тоже двенадцать. Вместе учиться будем!» - обрадовалась она. Постояв еще немного у рисунка, девочка отправилась на поиски своей комнаты.
        Она обнаружилась за ближайшим поворотом коридора. Пара шагов и вот уже знакомая дверь, из-за которой доносятся девчачьи голоса.
        Как только Стася переступила порог, в комнате повисла напряженная тишина. Мила, Женя и другие соседки по палате уставились на нее, словно ожидая чего-то нехорошего. Стася перевела взгляд на свою кровать и замерла. Все покрывало было усеяно цветными карандашами, баночками с краской, обрывками бумаги и клочками чего-то желтого. Медленно, еще не веря своим глазам, она подошла к кровати и села рядом. Лоскутки желтой клеенки и обрывки лямок - все, что осталось от подаренного бабушкой рюкзачка. Его содержимое - карандаши и краски - валялись тут же, поломанные и испачканные.
        - Это Нарка все, - пробормотала Мила. - Мы видели, как она из комнаты убегала.
        - Небось, Вилка ей приказала, - добавил кто-то из девочек.
        Но Стася не слушала. Она сгребла останки рюкзака в кучу и легла рядом на кровать. Мир вокруг помутнел, по щекам девочки побежали горячие ручейки слез. На подушке образовалось теплое болотце. Стася плакала. Нет, не потому, что какая-то Гульнара разорвала ее рюкзак. Она плакала, из-за смерти бабушки. Из-за того, что больше никогда не сможет прижаться к ее, пахнущему лавандой, плечу и пожаловаться на
«хулиганов из второго подъезда». Из-за того, что больше не будет праздников в гостиной, когда в доме собирались бабушкины друзья и студенты. Не будет гимназии, кружка рисования, подружки Лизы и партнера по бальным танцам Севки. Ничего этого не будет! Никогда! Ее ждет совсем другая жизнь, в которой есть мстительная Вилка, равнодушная Стервелла, злобный Пупсик и трусливые соседки по палате. И все!
        Сначала Стася плакала тихо. Почти беззвучно. Потом все громче и громче. Она смутно помнила, как ее успокаивали, звали, трясли, били по щекам. Чуть позже прибежала женщина, от которой пахло аптекой, и сделала укол. Наконец девочка погрузилась в сон. Мучительный сон, полный смутных воспоминаний о первом дне в интернате.
        ГЛАВА 2 ГАРИК
        Он ждал звонка. Ждал и все-таки надеялся, что этот разговор состоится как можно позже. В тот момент, когда коммуникатор издал короткую трель, пожилой официант поставил перед ним на стол чашечку горячего шоколада. Рядом дымилась едва початая сигара. Тихо играла живая музыка. «Как не во время! - поморщился лысый человек, глядя на экран коммуникатора, - Впрочем, разве неприятная беседа может быть во время?»
        - Да. Я слушаю.
        - Вы потеряли ребенка! Потеряли ее после стольких лет ожидания, - голос в трубке не скрипел как обычно, а скрежетал, словно гусеница старого экскаватора.
        - Да, мы столкнулись с некоторыми сложностями, - Лысый говорил спокойно, ничто в его безжизненном лице не выдавало волнения. - Женщина, которая все эти годы воспитывала девчонку, отказалась переводить ее в немецкую школу. Она все знала. Нам не оставалось ничего другого, как избавиться от старухи. Маленькая инъекция, и проблема решена - обширный инфаркт. Но, судя по всему, кто-то еще был посвящен в наши дела…
        - «Судя по всему»… «Кто-то еще»… Мне противно вас слушать! - перебил Лысого невидимый собеседник, - Что вы делаете, чтобы найти ее?
        - Сейчас мои люди в России проверяют всех знакомых старухи. Кто-то из них забрал ребенка. Думаю, это не займет много времени. Совсем скоро девчонка будет у нас.
        - Хорошо. Я сделаю вид, что поверил. Надеюсь, вы понимаете, что не позже чем через две недели ребенок-модификант должен быть у нас. Держите меня в курсе всех новостей.

«Вызов завершен» сообщил коммуникатор. Лысый откинулся на спинку плетеного кресла, потер подбородок и задумчиво постучал по чашке с шоколадом отполированным до алмазного блеска длинным ногтем на левом мизинце. За одиннадцать лет этот человек совсем не изменился. Только складки в уголках губ стали чуть жестче, а взгляд - холоднее. В остальном же время прошло мимо него.
        Лысый отхлебнул шоколад и снова поморщился - напиток успел остыть. Тяжело вздохнув, он отодвинул чашку и набрал номер международной связи…

* * *
        Вторник начался с приятной неожиданности. Вместо одного из двух уроков математики, которую Гарик терпеть не мог, всех воспитанников интерната согнали в холл - встречать какую-то комиссию из Москвы. Поезд из столицы задержался, поэтому гости появились к самому концу урока, за что Гарик испытал к ним горячую благодарность. Гостей было трое: круглый человечек, которого мальчик окрестил Колобком, эффектная дама в мехах и высохшая как гриб на нитке старушенция. Стервелла металась между ними, демонстрируя радушие и прижимая к груди лупоглазого Пупсика. В момент, когда она потянулась для приветственного поцелуя к щеке женщины, укутанной в меховое манто, пес воспользовался случаем и куснул члена комиссии за нос. Дама завизжала, Стервелла разжала руки, Пупсик шлепнулся на пол и смачно хрюкнул. Концерт был тот еще. Жалко Вадик не видел - ему удалось улизнуть с торжественной встречи московской делегации еще до ее прибытия.
        Вадик - это брат Гарика. Не просто брат, а однояйцовый близнец. Отличить их не может никто кроме Деда, но Дед - это особая история. Впрочем, похожи они только снаружи - оба рыжие, конопатые, вихрастые. Курносые носы, серые глаза, упрямая складка на переносице, широкие скулы - словно два отпечатка с одного фотоснимка. Но это только снаружи. Внутри же братья Соболевы совершенно разные люди. Они отличаются друг от друга, как Северный полюс от Центральной Африки, зима от лета, день от ночи, плавленый сырок от шоколадного батончика. Дед говорит: все дело в том, что у Вадика лучше развито левое полушарие мозга, а у Гарика - правое. Поэтому первый здорово сечет в математике, увлекается техникой и починить телевизор для него раз плюнуть. Гарик же любит рисовать и даже сочиняет стихи. Правда никому их, кроме брата, не показывает.
        Еще у близнецов совершенно разные темпераменты. Вадик флегматик, невозмутимый как пожилой бассет-хаунд, а его брат - «коктейль Молотова» - взрывается по любому поводу.
        Гарик влетел в класс сазу после звонка, который известил 6-й «А» о начале второго урока математики. Ее вела пожилая дама, чей возраст терялся в тумане начала прошлого века. Лицо учительницы испещряли глубокие морщины, а рот навеки застыл в чуть презрительном изгибе. Сочетание первого и второго придавало женщине большое сходство с пожилым земноводным, за что ее имя-отчество переиначили из Жанна Львовна - в Жаба Львовна.
        В сущности, Жаба Львовна была неплохой теткой. И Гарик это понимал. Она никогда не повышала голос и не ставила двойки просто так. Вот только ее занятия превращались для всех кроме Вадика в настоящую пытку.
        Жаба Львовна вошла в кабинет и велела всем сесть. Она обвела детей взглядом Терминатора в поисках Сары Конер - класс тихо склонил головы в ожидании жребия.
        - Зайцева, к доске, - выбрала жертву учительница.
        Остальные облегченно вздохнули, а несчастная Милка поплелась к «месту казни».
        - Напоминаю для забывчивых: на прошлом уроке мы проходили дроби. Поэтому Мила сейчас посчитает, сколько составят 15 процентов от 25,4.
        - 15 процентов от 25,4?
        - Да, Зайцева! Ты все правильно услышала.
        Милка взяла мел и начала что-то царапать на доске.
        - Ты сегодня завтракала? - строго спросила Жаба Львовна.
        - Да, а что?
        - Почему тогда еле пишешь? Я ничего не могу разглядеть!
        - Так, мел, наверное, плохой, Жанна Львовна. Я изо всей силы давлю! Может, к завхозу сбегать?
        - Зайцева, не пудри мне мозги! С мелом все в порядке! Что ты там написала?
        - Я не знаю… - Мила отчаянно покраснела и стала такого же цвета, как шторы на окнах.
        В этот момент дверь ехидно заскрипела. Класс как по команде повернул голову в ее сторону.
        - Здравствуйте, извините за опоздание.
        Жаба Львовна посмотрела на возникшую в дверном проеме уже знакомую Гарику Инопланетянку и поморщилась, отчего стала еще сильнее похожа на обитательницу болот.
        - Романова? Неужели, в первый день нельзя было во время прийти? И на встрече комиссии тебя не было.
        - Извините, я очень сожалею.
        На этот раз новенькая была одета в стандартную интернетовскую форму: синий пиджак, из-под которого выглядывала голубая блузка, и юбку в складку. На ногах колготки в ромбик и лакированные туфли. Видимо, ее собственные - в интернате таких не выдавали. Последнюю точку в образе примерной ученицы ставили две аккуратные косички, перехваченные пушистыми ярко-желтыми резинками. Гарику по-прежнему чудилось в ней что-то инопланетное, что-то бесконечно чужое интернату, классной комнате и сердитой Жабе Львовне. Даже говорит эта Романова как-то странно. Слишком правильно, что ли? Инопланетянка она инопланетянка и есть.
        - Ее Вилка в женском туалете закрыла. Прикинь! Я слышал, как она со своими
«людоедками» перед уроком ржала, - шепнул сосед по парте Санька Крольчатников или просто Кролик.
        - Ну и чего ты ее не выпустил? - буркнул Гарик, а сам отметил, что Дашка и Вилка о чем-то весело шушукаются за своей партой.
        - Что я камикадзе? Вилка бы во мне дыру ядом прожгла! Я еще жить хочу!
        Тем временем новенькая села за парту, на которую указала ей математичка - рядом с Вадиком. Братья занимали столы в разных концах класса - учителя считали, что это помешает им меняться местами. Наивные!
        Жанна Львовна устало посмотрела на притихшую Милу, потом опустила взгляд в классный журнал. По рядам снова пробежала волна тревожного шепота.
        - Романова, вы дроби проходили?
        - Да, конечно.
        - Иди к доске. Мила, сядь, не маячь больше.
        Инопланетянка прошла между рядами, уверенно взяла мел, стерла каракули Зайцевой, и через минуту решение было готово. Правильное оно или нет, Гарик сказать не мог, но судя по выражению лица Жабы Львовны, результат ее порадовал. Она продиктовала еще три примера и с видимым удовольствием наблюдала, как новенькая легко выводит аккуратные строчки, словно ориентируется на невидимые остальным линии.
        - Вы давно эту тему проходили? - наконец поинтересовалась учительница.
        - В прошлом году, кажется.
        - Ты училась в классе с математическим уклоном?
        - Нет, просто мы занимались по экспериментальной программе и по некоторым предметам ушли дальше других школ.
        - По некоторым? Ну что же, после урока останься - мы обсудим вашу экспериментальную программу.
        Но после урока в класс заглянула тетя Аля и куда-то увела математичку. Как только дверь за учителем закрылась, Вилка тут же выскочила из-за парты.
        - Гляньте, а новенькая-то у нас художница, - сказала она на весь класс с деланным удивлением. В ее руках тут же оказалась папка для рисования, которую обнимала Инопланетянка, когда Гарик увидел ее впервые, - Ой, что это у нас тут? Мультики рисуем?
        - Где ты ее взяла? Это мое! Отдай! - Инопланетянка вскочила со своего места и бросилась к Вилке, но та ловко швырнула папку смеющейся Дашке, а Дылда перебросила ее Гульнаре. Стася металась между девчонками, пытаясь отобрать свои рисунки. Класс с интересом наблюдал за происходящим. Как только папка вернулась к Вилке, та вновь открыла ее, она начала вытаскивать листы и разбрасывать их по классу. Один приземлился на парту Гарика. У мальчика аж дыханье перехватило. На рисунке парила героиня японских мультфильмов - большеглазая воительница, с копной развевающихся волос метала магические молнии в робота-трансформера. Сцена была нарисована просто мастерски! Словно только что сошла с телеэкрана.
        - Хватит! - Гарик оторвался от рисунка, услышав голос брата. Тот перехватил Вилкину руку и выдернул из нее папку.
        - Защитник недоделанный! - прошипела Вилка, - Влюбился что ли?
        Вадик не ответил. Он помог Инопланетянке собрать разбросанные рисунки и вернулся к своей парте. А Гарик неожиданно ощутил укол раздражения. Чего это его брат полез защищать девчонку? И вообще, он, Гарик, первый ее увидел!
        Весь следующий урок мальчик пристально наблюдал за братом и новенькой. «Воркуют как голубки!», - злился он, когда Вадик склонялся к девочке, что-то рассказывая ей, - Тоже мне, рыцарь нашелся!» Посреди урока Гарику на стол упала записка
«Соболев В. + Романова С. = СВАДЬБА». Отправителя долго искать не пришлось - радостное хихиканье Акуловой не оставляли сомнения в ее авторстве. Недолго думая мальчик швырнул комочек бумаги, целясь в брата, но в последний момент его рука дрогнула, и записка приземлилась на стол учительницы русского языка и литературы. За тщедушное телосложение и повышенную въедливость она получила прозвище Глиста.
        - Соболев, Георгий! Вон из класса! - завопила Глиста, которая в этот момент вдохновенно читала отрывок из гоголевского «Ревизора» - сразу после математики шел урок литературы.
        Гарик покинул кабинет, хлопнув дверью.
        Он хмуро бродил по пустынным коридорам интерната. С каждой минутой неприязнь мальчика к новенькой росла. Это из-за нее его выгнали! Ему не нравилось в девочке решительно все! Все, начиная с дурацких косичек, перетянутых ярко-желтыми резинками, заканчивая ненормальной вежливостью. Гарик оглянулся по сторонам и, не заметив никого из учителей, вскарабкался на подоконник. За окном грустно накрапывал дождь. «Отвратительный день, отвратительная погода, отвратительный…» - закончить мысль мальчик не успел. Из-за поворота коридора появилась московская комиссия во главе со Стервеллой.
        - Это что такое?! - услышал Гарик пронзительный дискант директрисы. - Немедленно слезай с подоконника!
        Через мгновение вся компания взрослых стояла рядом с окном. Стервелла просто кипела от злости. Председатель комиссии, Колобок, приторно улыбался, сложив ручки на кругленьком животике. Старушенция в старомодном коричневом костюме строго смотрела на Гарика через толстые стекла очков. Дама, укушенная Пупсиком, с отсутствующим видом созерцала свой маникюр.
        - Что, Соболев, из класса выгнали? - Гарик уловил в голосе Стервеллы злорадные нотки, - Твой дедушка, кажется, просил отпустить тебя с братом на выходные? Ну что же, вместо этого поработаешь в мастерской!
        - Стэлла Родионовна, не думаю, что стоит лишать ребенка общения с родными! - холодно заметила пожилая женщина.
        - Да, бросьте, Анна Геннадиевна, какие там родные! Одни алкоголики!
        Гарика захлестнула обида за деда!
        - Мой дедушка не алкоголик! - выкрикнул он.
        - Вот! У таких людей и дети преступниками вырастают! Комната милиции по тебе, Соболев, плачет!
        - Вы совершенно правы, Стэлла Родионовна! - важно поддакнул Колобок, - Ваша программа трудового воспитания просто изумительна! Я обязательно рекомендую министерству образования перечислить деньги интернату на покупку новых швейных машин и станков для производства мебели.
        - Петр Николаевич, уверена, ребятам будет гораздо полезнее научиться работать с компьютером! - решительно встряла Анна Геннадиевна, - В интернате один единственный компьютер, да и тот в учительской!
        - Ах, оставьте, зачем им компьютеры! - отмахнулся Колобок, - Пусть освоят профессию попроще - швеи-мотористки или плотника! Глядишь, воровать не начнут. Ну чего еще ждать от детей с такими генами!
        - Не думаю, что эти вещи стоит обсуждать в присутствии ребенка, - сдержанно возразила Анна Геннадиевна, - Пойдем, мальчик, я отведу тебя в класс.
        Она сжала руку Гарика своей сухой лапкой и потянула его в направлении кабинета, где заканчивался урок литературы. Глиста, естественно, не стала возражать члену московской комиссии и разрешила Гарику вернуться на место.
        Как только прозвенел звонок, он подошел к парте брата. Вадик увлеченно разглядывал рисунки новенькой.
        - Смотри, Гарь! Здорово, правда?
        Мальчик, стараясь подавить бушевавшее в нем раздражение, заглянул через плечо брата. На рисунках летали, сражались, разговаривали с животными и собирали цветы персонажи в стиле аниме. Кроме пышноволосой воительницы он успел разглядеть девочку-эльфа с острыми ушками, которая гладила пушистого зверька, похожего на мышонка, и школьницу с двумя косичками, напоминавшую саму Инопланетянку. Гарик состроил презрительную гримасу.
        - Так себе, - небрежно бросил он, - Для сельской местности сойдет.
        Он ждал, что инопланетянка обидится или разозлиться, но она повела себя иначе.
        - Ты прав, - приветливо сказала новенькая, уставившись на него своими огромными глазами, напомнившими переспелые вишни в дедушкином саду, - Вадик, тут нечем восхищаться! Мне еще учиться и учиться. Моя бабушка три года вела в художественном институте спецкурс по истории аниме. Она говорила, что это совсем не такой простой жанр, как кажется. Думаешь: уже все освоил, а присмотришься и понимаешь - есть еще куда расти, - она начала складывать рисунки в папку.
        - Дурак ты, брат! - покачал головой Вадик.
        - Сам дурак! - огрызнулся Гарик и обиженно надулся.
        ГЛАВА 3. СТАСЯ
        Стася лежала в постели, свернувшись калачиком. Отбой объявили минут десять назад, но девчонки все никак не могли угомониться - рассказывали друг другу страшные истории. Бабушка бы не одобрила такого развлечения - обязательно пожалела бы
«бедных детей, рядом с которыми нет образованного человека, готового заняться развитием их эстетического вкуса». А еще они ничего не знают о «Трех правилах королевы», как их в шутку называл дядя Тарас. С самого раннего детства они висели над стасиной кроватью, старательно выведенные на листе картона золотой краской и украшенные барочными виньетками. Разбуди внучку Эльвиры Эдуардовны посреди ночи, и она без запинки расскажет, что первое правило гласит: «Воспитанный человек всегда должен выглядеть опрятно» То есть, одет с иголочки, умыт, причесан, подстрижен. Второе правило категорически запрещало употреблять нецензурные выражения. «Когда человеку не хватает словарного запаса, он начинает ругаться, - внушала бабушка, - Брань - удел недалеких людей». Третье правило королевы было совсем простым:
«Никогда, ни при каких условиях не врать». «Меня не будет, твоя жизнь перевернется с ног на голову, мир рухнет, - говорила бабушка, - но ты не имеешь права забывать эти правила». И Стася помнила. Повторяла их, собирая свои вещи в опустевшей квартире, помнила, сидя в поезде, увозившем ее из Москвы, помнила и теперь, среди людей, которые ничего не знают о правилах королевы. «Не знают? Значит, ты ДОЛЖНА научить их!», - девочка вздрогнула. Она так ясно представила свою бабушку, что ей померещился знакомый силуэт на краю кровати и легкий запах лаванды. Почудилось. Просто это был не самый лучший день в ее жизни.

… Начался он еще хуже первого. Девочка полчаса просидела в холодном туалете. Его дверь Виола и компания заботливо подперли шваброй снаружи. Она слышала их злорадный хохот и пыталась, следуя советам бабушки, представить себя психологом, который спит и видит, как бы помочь детям, лишенным родительского тепла, стать нормальными людьми. Выходило плохо. Вернее вообще не выходило. Она ненавидела эту высокомерную Вилку и ее тупых подруг. НЕНАВИДЕЛА! Стася кричала, звала на помощь, била дверь кулаками … Ничего. Словно весь интернат вымер, как вчера, когда она тащила по лестнице чемодан. Вернее, нет. Пару раз за дверью был слышан чей-то шепот, но швабру никто так и не убрал.
        Стася обхватила себя руками и тихо сползла по стене на кафельный пол. Как же холодно! Тоскливо капает вода: кап, кап, кап. Под потолком мечется эхо. «Бывает эхо горное, бывает - лесное, а бывает - туалетное. Интересно, как живется туалетному эху? Наверное, страшно одиноко. Мечется в четырех стенах и не видит ничего кроме кафеля да текущих кранов», - думала девочка. Внезапно она услышала, или, скорее, почувствовала, что кто-то зовет ее. Показалось? Нет, снова, вроде чей-то шепот… Стася прислушалась. Едва различимый голос бормотал непонятные слова, не разобрать - слишком тихо. Откуда же идет этот звук? И вдруг ей стало нестерпимо страшно - шепот жил в ее собственной голове. Он звучал все громче, громче, это уже не шепот, а голос далеких тамтамов… Девочка закричала, и тут дверь туалета распахнулась.
        - Кошмар! Кто же это тебя здесь закрыл? - На пороге стояла молодая женщина. Каштановая челка, взъерошенные короткие волосы, лукавый взгляд зеленых, по кошачьи подтянутых к вискам, глаз. За ухо залихватски заложен карандаш. Джинсы клеш и канареечный свитер делали ее похожей на студентку какого-нибудь худграфа или архитектурного факультета. Стасе почудилось в этой женщине что-то знакомое, почти родное - уж больно она напоминала бабушкиных гостей, - Ну, ну, не плачь. Вставай с пола, слышишь? Пойдем, я тебя провожу в комнату - оденешься.
        Шепот в голове Стаси, словно испугавшись чужого присутствия, досадливо смолк. Будто и не было ничего. Девочка послушно встала и пошла за своей спасительницей.
        Ее звали Алисой Сергеевной, она преподавала в интернате географию. Учительница подождала, пока девочка в своей комнате наденет выданную ей школьную форму, а потом повела ее в учительскую пить чай с пирожками - ведь завтрак давно закончился.

… Алиса Сергеевна работала в интернате всего полтора месяца - с начала учебного года. Она жила в Тихореченске всю жизнь. Закончила пединститут, вышла замуж и устроилась в среднюю школу. Год назад молодая учительница случайно встретила на улице своего старого преподавателя астрономии - Сергея Николаевича Загубскго.
        - Что Алиса, ты все-таки в школу пошла? А я думал не усидишь в нашей глуши - уедешь, - сказал он, не спеша шагая рядом с девушкой, - Ну, что же, приходи работать в интернат. Зову. Мне хороший учитель географии нужен. Да, да, я уверен, из тебя вышел отличный учитель. По-другому и быть не могло.
        И Алиса пришла. Вот только Сергей Николаевич не дождался ее. Умер…
        - А у меня вы тоже будете географию вести? - поинтересовалась Стася, сидя в теплой учительской и уплетая пирожок с яблоками.
        - Да, конечно. Вот сижу - готовлюсь к уроку. Буду сегодня рассказывать вам про Австралию. Ты что-нибудь знаешь о ней?
        - Да, у меня в классе девочка из Сиднея училась. Она рассказывала, что в Австралии много мух. Самых обычных - комнатных. Есть даже такое выражение «австралийский салют». Это вот так … - и Стася сделала движение рукой, словно отгоняет назойливое насекомое.
        - Интересно. А я читала, что австралийцы - очень азартные люди. Могут спорить о чем угодно и где угодно. Поэтому Австралия - родина довольно странных видов спорта. Например, тараканьих бегов.
        - Правда? А моя одноклассница ужасно боялась тараканов…
        Их прервал звонок.
        - У тебя же урок начался! Беги скорее, - разволновалась Алиса Сергеевна, и Стася опрометью бросилась из учительской.
        В целом второй день в интернате все-таки оказался чуть лучше предыдущего. Встреча с Алисой Сергеевной - раз, знакомство с Вадиком - два. Это плюсы. А что у нас в минусах? Полчаса в туалете и разбросанные по классу рисунки? Ерунда! Ах, да. Еще брат Вадика - противный мальчишка. Сказал, что она не умеет рисовать. Тоже мне, искусствовед нашелся. Кажется, он разозлился из-за того, что его брат за нее заступился. Ну и ладно. В любом случае, два - один в нашу пользу! Один новый враг и два друга. Или почти друга - время покажет.

* * *
        - Мила, ну расскажи, ты же обещала, - заныла маленькая Женя. Стася, которая до этого не обращала внимание на болтовню девочек, прислушалась.
        - Ты уверена, что хочешь это услышать? - спросила Мила приглушенным голосом.
        - А что? Очень страшно, да?
        - Спрашиваешь. Это самая страшная история, которую я когда-либо вам рассказывала…
        - Ой, девчонки, может, не надо? - засомневалась темноволосая Таня.
        - Как хотите, - голос Милы сделался нарочито безразличным.
        - Нет, рассказывай. Танька, не трусь! - упрямилась Женя.
        - Ну ладно. Уговорили. Итак, слушайте зловещую историю призрака дома Вершицких…

… Это случилось очень, очень давно, еще до революции. Тогда по улицам Тихреченска разъезжали экипажи, запряженные лошадьми, а в стенах нынешнего интерната по субботам давали балы. После того, как скончался князь Василий Владимирович Вершицкий, все его состояние перешло единственному сыну Владимиру. Статный, белокурый, богатый - он считался самым желанным уловом у местных невест. Вот только молодой повеса связать себя узами брака, особенно с девицей из тихороченской глуши, не спешил. Его тянуло в Петербург, куда он и собирался отбыть сразу после вступления в права наследования. И вдруг князь встретил ее - дочь обнищавшего дворянина, жившего в полусотне миль от Тихореченска. Ходили слухи, что в жилах девушки текла цыганская кровь, а как иначе можно было объяснить жгучую красоту и колдовскую силу, с которой она действовала на мужчин? И Владимир Вершицкий пропал. Он тут же предложил красавице отправиться с ним в Петербург. Но гордая, пусть и бедная, дворянка отказала ему. «Уж не за девку ли безродную вы меня принимаете, князь? Что бы я, невенчанная, поехала с вами в столицу? Не бывать этому!» Через три
дня князь Вершицкий явился в дом к ее отцу, чтобы сделать предложение. Но и тут получил отказ. «Обидели вы меня, - сказала гордячка, - Искупите свою вину, выполните мою просьбу - выйду за вас». Другой бы на месте юноши, услышав условие девицы, отступился, махнул рукой, да забыл. Но не таков был молодой князь Вершицкий. Выслушал он свою избранницу, собрался и уехал. Только на прощание попросил ждать его три года. Ну а если спустя это время не будет от него вестей, пусть не тянет больше - выходит замуж за достойного человека.
        Чего же попросила девушка у молодого князя? А попросила она не больше, не меньше огромный сапфир - глаз языческого бога. Красавица рассказала, что на западном побережье острова Мадагаскар живет маленькое племя, которое поклоняется одноглазому божеству. Его идол стоит неподалеку от деревни, где обитают аборигены, и в единственной глазнице истукана лежит драгоценный камень. Тот, у кого он находится, владеет секретом вечной жизни. Откуда бедной провинциалке было известно о сапфире, находящимся за тысячи миль от Тихореченска, для Вершицкого осталось загадкой, но ее подробная инструкция, как найти идола, не оставила в нем сомнений
        - девушка знала, о чем говорит.
        Целый год он добирался до малагасийской деревушки. Много разного произошло с юношей за этот срок. Он научился метко стрелять, перестал верить проходимцам, загорел до черноты и обзавелся шрамом на левой щеке. И вот, наконец, после долгих скитаний, Вершицкий нашел племя и идола. Действительно, в его глазнице покоился голубой камень величиной с кулачок младенца.
        Когда князь вместе со своими спутниками - одним русским авантюристом и местным проводником - спрятались на склоне небольшой горы, откуда им прекрасно был виден каждый двор малагасийской деревушки, ее жители придавались странному обряду. Возле одной из хижин Вершицкий разглядел полуистлевшие человеческие останки, завернутые в кусок чистой ткани. Рядом сидели вполне довольные жизнью соплеменники, с аппетитом поедая мясо и фрукты. При этом аборигены, судя по интонациям, ласково беседовали с покойником.
        - Это фамадихана, - объяснил проводник, - Переворачивание мертвецов. Вождь племени умер три года назад. Его сын решил провести обряд, чтобы отец смог оставить нечистый мир и отправится в священную страну предков. Там старый вождь станет могущественным разана.
        - Варвары! - пробормотал князь и перекрестился.
        Весь день и всю ночь пировали аборигены. Поздно вечером они подняли тело вождя на руки и понесли его вокруг идола, в глазнице которого лежал драгоценный камень. Процессией руководил шаман. Это был старик, чью всклокоченную шевелюру пересекали пряди седых волос. Шею украшала раскрытая акулья челюсть, а тело плотным ковром покрывали магические узоры. Сделав несколько кругов, дикари положили мертвеца на землю и сорвали с него саван, который тут же поднял сын вождя. Он выкрикнул что-то на своем варварском наречии и бросил кусок ткани в толпу дикарей. Те, словно нищие у храма, набросились на материю, только что укрывавшую покойника, и начали рвать ее на части.
        - Ламбамена, - ответил проводник на безмолвный вопрос русского князя, - Так мы называем саван, в который заворачивают покойника во время фамадиханы. Ламбамена приносит счастья - каждый хочет получить ее кусок.
        Наконец дикари угомонились. Они вернули в могилу тело несчастного вождя и отправились на покой. Вершицкий понял, что настало время действовать. Князь подкрался к идолу и вынул из глазницы, тускло мерцавший в свете догоравшего костра, не ограненный сапфир. Неожиданно на его пути возникла фигура шамана. Недолго думая, князь выстрелил в него, забрал камень и умчался прочь.
        Спустя несколько месяцев, лежа в каюте парохода, Вершицкий разглядывал удивительный камень, в глубине которого что-то мерцало - словно билось живое существо, и вспоминал последние мгновения жизни старого шамана. Пуля пробила ему легкое, поэтому он говорил со страшным шипением. Князь не понимал его, но проводник на следующее утро перевел услышанное. «Я проклинаю тебя и навсегда остаюсь с тобой в камне! Вот что сказал старый шаман, - объяснил испуганный абориген, - Не знаю, что это значит, хозяин, но с тобой я дальше не пойду. Шаман отомстит тебе». Вершицкий посмеялся над трусливым парнем и отпустил его. Он не верил в проклятие.
        Через два года и десять месяцев после отъезда князь вернулся в Тихореченск. Красавица ждала его. Через три недели сыграли свадьбу. На груди невесты сиял сапфир, ограненный и помещенный в серебреную оправу на изящной цепочке.
        - И вот тут-то и началось самое страшное, - в голосе Милы появились зловещие интонации, - Шаман дал о себе знать. Все это время его дух жил в камне, который носила молодая жена князя. Однажды, когда она спала, шаман явился к Вершицкому и сказал: «Ты убил меня, и теперь я заберу у тебя самое дорогое».
        - Как же князь понял его? Ведь он по мадагаскарски говорил! - усомнилась Женя.
        - Так может за год русский выучил? - предположила Таня.
        - Дуры! Это же дух! А духи знают все языки мира, - отрезала Мила, - Ну вот, через девять месяцев у Вершицкого родился сын. Это был совершенно здоровый мальчик, однако спустя три дня он умер - шаман забрал душу ребенка. Безутешный князь хотел выбросить камень, но жена не дала этого сделать. Ей казалось, что в нем живет душа младенца. Она начала разговаривать с сапфиром и вскоре сошла сума. По ночам княгиня бродила по коридорам этого дома в поисках своего мертвого сына. Женщина перестала есть и начала угасать не по дням, а по часам. Что только князь не делал. И врачам ее показывал, и в церковь водил, и к знахаркам обращался - ничего не помогало. И вот тогда он позвал дух шамана. И шаман появился…
        - Мама! - заскулила Таня и спрятала голову под одеяло.
        - Тсссс! - зашикали на нее.
        Шаман появился и заговорил с князем: «Я верну разум твоей жене. Взамен же я хочу каждое полнолуние получать юную душу, не достигшую четырнадцати лет». Ужаснулся князь такому требованию, но любовь его к жене была сильнее. И вот в Тихореченске начали умирать дети. Каждый месяц по одному ребенку.
        - Ой, мамочки! - снова запищала Таня, но теперь ее больше никто не одергивал. Всем стало страшно. Даже Стася почувствовала, как по ее спине носится табун мурашек.
        - А жена князя начала поправляться, и даже совсем перестала горевать по своему погибшему сыну. Зато ее муж становился все более замкнутым. Перед каждым полнолуньем он исчезал куда-то, а когда возвращался, на нем лица не было. Так прошел целый год. И вот однажды совесть Вершицкого не выдержала. Князь решил избавиться от камня.
        - Давно пора! - поддержали девочки.
        - Взял и бросил его в реку. Вернулся домой, а жена его, безумная, мечется по комнатам - ищет сапфир. Князь ее и уговаривал, и утешал, и по щекам бил - ничего не помогало. Наутро скончалась княгиня - нашли ее мертвой в спальне, а на шее тот самый сапфир. Как он из реки снова в дом попал, неизвестно. Похоронил Вершицкий жену и камень в гроб ей положил. Сам же решил все свое состояние детским приютам отписать, а дом превратил в кадетский корпус - все пытался вину искупить.
        - А что же с камнем стало? - спросила Женя.
        - Ничего. Может, в могиле лежит, а, может, достал его кто оттуда. Только вот дух шамана точно никуда не делся. Каждое полнолуние бродит по коридорам интерната в поисках свежей души…
        - Ааааа, Милка, хваааатит!!! - заголосила Таня, - Я же теперь никогда не усну!
        - Мил, ну сознайся, конец ты сама придумала, чтобы пострашнее было! - попыталась расколоть рассказчицу Женя.
        - Ничего я не выдумывала! - обиделась Милка, - Да вы вспомните, в прошлое полнолуние Танька фигуру в белом видела. Разве нет?
        - Так ты же сама сказала, что это мальчишки нас пугали! - пискнула из-под одеяла Таня.
        - Мало ли что я говорила! Не хотите - не верьте! Только когда шаман вашу душу заберет, ко мне не прибегайте: «Мила, что делать?»
        Девочки еще долго о чем-то спорили, а Стася лежала и думала о князе Вершицком. Неужели этот старик на портрете действительно убивал детей? Нужно будет покопаться в местной библиотеке. Если, конечно, удастся в нее попасть - вряд ли ее просто так отпустят из интерната.
        Мысли Стаси начали путаться. Веки стали неподъемными. Голоса соседок звучали все дальше и дальше. И вдруг! Внимание девочки привлекла не плотно прикрытая дверь. Кто-то через образовавшуюся щель внимательно изучал их комнату. Этот кто-то был одет в белый балахон. Его глаза сначала пристально разглядывали спящих воспитанниц, затем уставились на Стасю. Показалась тонкая белая рука, и длинный палец с острым ногтем поманил девочку к себе. Никогда в жизни ей не было так страшно - словно сама Смерть пригласил на прогулку. Палец еще несколько раз шевельнулся в щели и исчез. Вслед за ним качнулась и пропала в глубине коридора загадочная фигура. Послышались удаляющиеся шаги. «Я должна узнать, кто это был, - подумала Стася, - Чтобы не бояться». Она встала с постели и шагнула в темноту.
        Впереди маячил белый, чуть светящийся силуэт. Стася прибавила шагу и оказалась совсем рядом с ним. В этот момент существо обернулось, и девочка увидела лицо худой, изможденной женщины. На ее груди сиял голубой камень. Она потянулась к Стасе, словно моля о помощи, и вдруг в огромных глазах призрака мелькнул хищный блеск. Женщина облизнула свои сухие черные губы, и ее пальцы рванулись к шее девочки. Та попробовала бежать, но внезапно почувствовала странное онемение в ногах. Воздух вокруг стал вязким и не давал сделать ни шагу, а длинные пальцы все приближались, еще чуть-чуть, и они сомкнуться на горле девочки. В это мгновение мир вокруг Стаси взорвался звуком тамтамов и оглушительным шепотом. «Оказывается, шепот может быть оглушительным», - подумала она и проснулась.

* * *
        Все в комнате давно спали. На соседней кровати тихо посапывала Женя. Таня что-то бормотала во сне. «Похоже, кошмары здесь мучают не только меня, - подумала Стася,
        - Надо же, как напугал всех Милкин рассказ». Девочка плотнее укуталась в одеяло, наслаждаясь ощущением безопасности, которое порой охватывает после того, как становится ясно, что все пережитое было не более чем страшным сном. Ее взгляд невольно скользнул по приоткрытой двери…
        Боже, что это?!! Крик ужаса удалось сдержать каким-то чудом. За дверью стояла фигура в белом. «Этого не может быть. Мне это снится», - твердила девочка и щепала себя под одеялом. Ничего не помогло. Фигура явно не была плодом ее воображения. Она постояла еще несколько секунд и растворилась в темноте коридора. Стася снова услышала удаляющиеся шаги. Совсем как во сне. «Ну, нет, из-под одеяла я не вылезу, проверять, кто это бродит ночью по коридору, не пойду», - решила про себя девочка. Ее безумно раздражали героини тех немногих фильмов ужасов, которые ей довелось посмотреть. Эти заторможенные блондинки обязательно шли проверить, кто там в фамильном склепе так страшно рычит? Или что за чудовище стучит когтистой лапой в окошко? На их месте Стася давно бы звонила в полицию, причем не по домашнему, а по мобильному телефону, сидя за рулем мчащегося куда подальше автомобиля. Поэтому попав в похожую ситуацию, она накрылась с головой одеялом и прислушалась. Ни звука. Минуты текли за минутами, и ничего не происходило. Сложно сказать, сколько времени прошло с момента, когда девочка увидела загадочную фигуру,
но вскоре она поняла, что не может больше лежать в постели. И дело тут не в любопытстве. Просто Стасе дико захотелось в туалет. «Это от страха, - уговаривала она себя, но уговоры не помогали, - Придется идти». Ноги нашарили привезенные из дома тапочки, руки нащупали халат, и девочка двинулась в зловещую неизвестность.
        В коридоре никого не было. Ни одного приведения. Вдали, у лестницы уютно горела лампочка, за окном покачивался уличный фонарь. Стася успокоилась и бодро направилась в сторону туалета. Там тоже не обнаружилось представителей потусторонних сил. Даже самый захудалый призрак не соизволил почтить своим присутствием третий этаж тихреченского интерната. Лишь туалетное эхо от скуки передразнивало подтекающий кран. Воспоминания о только что приснившемся кошмаре престали вызывать у Стаси дрожь в коленях, она даже начала мурлыкать под нос веселую песенку, когда ее внимание привлекли голоса на лестнице. Стася выглянула из туалета и прислушалась. Невидимый мужчина о чем-то просил, или даже умолял, неизвестного собеседника. Разобрать слова было не возможно - голоса многократно отражались от стен дома Вешицких, превращаясь в невнятную кашу. «Странно, чей это голос? - удивилась Стася, - кажется, ночью в интернате нет мужчин. Все воспитатели
        - женщины». Внезапно до ушей девочки долетел приглушенный крик, а затем звук падения чего-то тяжелого. И тишина.
        Стася еще немного постояла, прислушиваясь. Голосов больше не было слышно. И тут она повела себя как самая безмозглая героиня фильма ужасов - пошла посмотреть, что же произошло на лестнице.
        В первый момент девочка не увидела ничего необычного. Тускло освещенный холл выглядел вполне мирно. Только Сергей Николаевич Загубский смотрелся в полутьме куда загадочнее, чем при свете дня.
        Она подошла к перилам и глянула вниз. Сначала ей показалось, что на полу лежит тряпичная кукла, брошенная кем-то из младших обитателей интерната. Но потом Стася поняла, что кукла слишком большая не только для ребенка, но и для взрослого, и одета для игрушки как-то странно. Только через минуту до девочки дошло, что внизу, под лестницей, лежит человек. Мертвый человек. В момент, когда Стася осознала этот факт, она увидела белую фигуру, которая осторожно подошла к раскинувшему руки телу. Волна страха накатила на девочку. А вместе с ним возник уже знакомый шепот и бой далеких тамтамов. Все громче, громче стучало в висках, все отчетливее слышался свистящий голос. Еще немного и лопнут барабанные перепонки. Стася стояла, пытаясь удержаться от крика, и, одновременно наблюдая, как белая фигура наклонилась над телом, а затем исчезла где-то под лестницей.
        Через пару минут коридоры интерната наполнились топотом и криками. Это кто-то из ночных воспитателей поднял тревогу. Тамтамы в голове Стаси немедленно стихли, уступив место испуганным голосам:
        - Упал! Упал с лестницы!
        - Кто это?
        - Это председатель комиссии из Москвы, Николай Петрович Забияко.
        - Что с ним случилось?
        - Неужели, поскользнулся?
        - Да нет, он не с лестницы, а с балкона упал…
        - Что это у него во рту?
        - Вроде, стекло какое-то…
        На лестнице толпились разбуженные шумом дети. Все они очумело глазели на тело несчастного Забияко, маленького круглого человечка в темно-синем костюме и бордовом галстуке. Стася видела его сегодня в столовой. Он ей не понравился. Весь какой-то лоснящийся, приторный, и улыбка фальшивая. Николай Петрович, демонстрируя заботу о «несчастной сиротке», потрепал ее по волосам, отчего Стасе захотелось помыть голову. Но сейчас эти воспоминания показались девочке неправильными. Все-таки теперь он покойник.
        Ее размышления прервали ночные воспитатели, которые велели детям немедленно разойтись по палатам. Уходя, Стася видела, как на месте происшествия взяла дело в свои руки пожилая женщина в старомодных очках - еще один член московской комиссии.
        - Ну-ка расходитесь! Нечего тут толпиться! - командовала она, - Немедленно звоните в милицию! У нас ЧП.
        Стася вернулась в палату. Половина девочек не спала. Они снова сидели на Милкиной кровати и обсуждали случившееся.
        - Мне Катька Симонова сказала, что у него во рту будто бы бриллиант лежал, - заговорщицки сообщила Женька.
        - А знаете, что это за бриллиант? - многозначительно спросила Мила, - Тот самый, о котором я вам рассказывала.
        - Да ну! С чего ты взяла? - засомневались девчонки.
        - Так все сходится. Вон и полнолуние сегодня. Точно - шаман его душу забрал. Вот увидите: на следующее полнолуние еще одна смерть будет. Если злой дух вырвался на волю, его уже не остановить.
        Девчонки притихли. Даже Таня не нашла в себе сил, чтобы попросить Милу замолчать.
        - Стася, а ведь ты там раньше всех была, - внезапно вспомнила Женя. Девчонки обратились к ней впервые за этот день. Видимо, любопытство было сильнее страха перед Виолой. - Я видела, как ты из комнаты куда-то уходила еще до того, как воспитатели орать начали. Зачем?
        - В туалет ходила, - буркнула Стася.
        - Так, может, слышала чего? - настаивала Женя.
        - Слышала. Голос мужской. Он с кем-то разговаривал, но слов не разобрала. И как Забияко упал, тоже слышала.
        - Точно, говорю я вам, он с духом шамана разговаривал. А с лестницы, небось, от страха спрыгнул, - со знанием дела сказала Мила.
        Про фигуру в белом Стася рассказывать не стала. Хватит страшилок на сегодня. Тем более, она ни капли не верила в то, что председателя столичной комиссии убил какой-то там малагасийский шаман. Ну не верила и все.

* * *
        Лысый размашисто шагал по дорожке осеннего парка, который находился на территории исследовательского центра. Рядом с ним, еле поспевая, семенил руководитель группы ученых. Они больше десяти лет работали, возможно, над одним из самых важных открытий генной инженерии 21-го века. Но сейчас Лысого волновал не ход исследования, он хотел получить ответ на свой вопрос.
        - Меня интересует только одно: когда? Когда она осознает свои способности?
        - Я еще раз повторяю: на этот вопрос вам не смогли бы ответить даже ее родители, - раздраженно вещал сухопарый профессор с остатками седой шевелюры, еле прикрывающими объемную лысину, - Внедренный ген, согласно нашим предположениям, должен активизироваться в пубертатном возрасте. То есть, начиная с двенадцати лет. Но когда точно это случиться, не знает никто. Многое будет зависеть от эмоционального состояния ребенка. Некие события в ее жизни могут ускорить, а могут, наоборот, замедлить проявление способностей.
        - Ну, хотя бы скажите, как это произойдет?
        - Мы предполагаем, заметьте, только предполагаем, что осознание своих сверхспособностей будет носить взрывной характер. То есть, случится разом и, скорее всего, вызовет шок у ребенка.
        - Я понял. Что с остальными детьми? Вы начали стимулирование активизации гена?
        - Нет! Нет! И еще раз нет! Я уже говорил: это опасно для психики модификантов!
        - А саботаж опасен для вашей карьеры! - Лысый перешел на змеиное шипение, - Вы, дорогой профессор, действительно не понимаете, кто оплачивает ваши исследования?
        - Это вы не понимаете, о чем меня просите! Пять талантливых, смышленых подростков могут стать дебилами! Дебилами - вы слышите? Гормональная терапия, стрессы - это изуродует их! Подождите два года, и сверхспособности проявятся сами собой.
        - Увы, у нас нет времени, столько ждать. И это не просьба. Надеюсь, мы поняли друг друга? Через три дня я жду вашего отчета.
        Сухие губы ученого сжались в тонкую нить, на острых скулах заиграли желваки, подбородок нервно задрожал. Лысый ждал взрыва, криков, истерики. Но профессор только тихо выдавил:
        - Я услышал вас. А теперь, извините, мне пора.
        Лысый посмотрел вслед удаляющемуся ученому. Нет, все-таки стоит подумать о его замене. Тем более, что под началом этого сухаря работает несколько вполне перспективных кадров. Может, они будут быстрее реагировать на пожелания инвесторов?
        Он в который раз за день посмотрел на экран своего коммуникатора: нет ли неотвеченных вызовов. Увы, никто не звонил. Странно. Агенту из России следовало бы давно выйти на связь.
        ГЛАВА 4. ГАРИК
        Ну как? Как он мог все проспать? Целое утро в интернате только и разговоров, что о вчерашнем происшествии. Уже несколько часов в кабинете директора следственная группа ведет допрос свидетелей. И только Гарик ничего не видел. Почти все мальчишки из его комнаты выскочили на крики воспитателей, а он даже не проснулся.
        - Да хватит тебе психовать. Я тоже спал как сурок, - попытался его урезонить Вадик. Он брезгливо снимал пенку с молока. И зачем его только кипятят, превращая вполне съедобный продукт в настоящую гадость?!!
        - Тебе хорошо говорить, - ответил Гарик, который от расстройства так и не притронулся к завтраку, - Ты вон, детективы никогда не читаешь. Ты вообще их не любишь, а я, может, всю жизнь мечтал оказаться в центре какого-нибудь загадочного преступления.
        - Это трупом что ли? - встрял в разговор вездесущий Кролик.
        - Сам ты трупом! - обиделся Гарик, - Знаешь, кто мой любимый герой? Лев Гуров. Это вроде Шерлока Холмса, только круче! Вот бы его к нам прислали - убийство расследовать.
        - Во-первых, еще нужно доказать, что это убийство, а, во-вторых, Гурова твоего не существует - это выдумка, - охладил пыл брата Вадик. Его взгляд устремился поверх голов мальчишек, - Привет! - крикнул он кому-то и широко улыбнулся.
        Гарик с Санькой-Кроликом обернулись. Кто бы сомневался! В столовой появилась новенькая. Княжна Романова собственной персоной.
        - Привет, Вадик! - бросила девочка, проходя мимо.
        - Привет, Вадик! - злобно передразнил Гарик и скорчил смешную рожу ей вслед.
        - Перестань, - одернул его близнец, - Она классная!
        - Он - девчонка! - Наверное, таким тоном русские офицеры говорили: «Он предатель», а дамы из высшего общества: «он плебей». По крайней мере, Гарик вложил в свои слова все презрение и негодование, на которые был способен. Но брат его чувств не разделял.
        - Стася задачи повышенной сложности, как семечки щелкает, и не задается совсем!
        - Все, я больше ничего не хочу слышать про эту мисс-конгениальность! - вспылил Гарик.
        - Не хочешь и не слушай! Никто не заставляет.
        - Ладно, пацаны, брэйк! - прервал братьев Кролик, - На вас и так половина столовой пялится. Пошли отсюда. Сейчас звонок прозвенит.

* * *
        День выдался очень странный. Все учителя были рассеянны - то и дело теряли нить урока и убегали куда-то, предоставляя класс самому себе. Глиста отсутствовала уже минут пятнадцать. На удивление никто из учеников не носился по кабинету, не бил соседа по парте портфелем по голове и даже не пытался поставить себе пару пятерок в забытый на столе классный журнал. Все увлеченно обсуждали обстоятельства ночного происшествия.
        - Да говорю же вам, его точно кокнули! - горячился Фима Лютиков. Он был старше своих одноклассников, так как пару раз оставался на второй год. Большой, неповоротливый парень уже давно говорил подростковым баском и даже брил пушок над верхней губой.
        - Да кому он нужен! Зачем его убивать? - поддразнивал Фиму хитрый Кролик.
        - Какая разница! Главное не зачем, а кто!
        - И, правда! Давайте наметим круг подозреваемых, - встрял Гарик и даже приготовил листок бумаги, чтобы записывать фамилии кандидатов в убийцы.
        - Ага, давай, пиши: 152 воспитанника интерната, - захихикала Мила.
        - Ну, вряд ли это кто-то из детей. Всякое, конечно, бывает, но давайте начнем со взрослых, - рассудительно предложил Вадик.
        - Давайте. Итак, ночью в интернате не так уж много взрослых. Все входы закрыты ключами, которые хранятся у старшего воспитателя ночной смены, - важно пометил на листе Гарик, - Если она кому-то отдавала ключ, значит заодно с убийцей.
        - Такса-то? Это вряд ли! - загалдели все вокруг. Таксой звали пожилую воспитательницу, которой, не смотря на плохое зрение и ревматизм, всегда удавалось поймать ребят, пытавшихся в темное время суток покинуть стены интерната. За тридцать лет работы Такса, или Любовь Никитична Авоськина, выработала удивительное чутье на любые проказы. Именно она дежурила прошлой ночью.
        - Ладно, давайте считать, - продолжил Гарик, - Два ночных воспитателя. Потом, два члена комиссии…
        - Запиши еще Стервеллу! - Вспомнила Женя.
        - А она-то тут при чем? Директриса всегда дома ночует.
        - Только не сегодня! У нее всю ночь свет горел, но во время переполоха в холле ее не было! - торжественно сообщила Женя.
        - А еще нужно про Мироныча и тетю Алю не забыть. Они тоже в интернате ночуют, - добавил кто-то из детей.
        - И про Алису.
        - Что, и она домой не уходила? - удивился Гарик.
        - Ну да, учительская рядом с нашей комнатой находится, - сообщил Фима, - Я ночью в туалет ходил, видел, как она там на диване спала.
        - Все это ерунда! Никто из наших этого Забияко не убивал! - наконец взяла слово Мила, - Я уж точно знаю!
        - И кто, по-твоему, отправил его полетать? - поинтересовался Гарик.
        - Вы все равно не поверите! Только учтите, на следующее полнолуние будет еще одна смерть!
        Мальчишки, которые не слышали историю про шамана, слегка оторопели от такого заявления.
        - Эй, сыщики, не надоело самодеятельностью заниматься? - послышался насмешливый голос. Около двери, скрестив руки на груди, стоял незнакомый парень, - Привет, коллеги. Меня зовут Стас Александрович. Можно просто Стас. Я сотрудник убойного отдела Тихореченского района. Пришел, чтобы сопроводить вас на допрос.
        Ребята заволновались. Неужели, их тоже будут допрашивать?
        - Так, для начала мне нужны двое. Давай, Шерлок Холмс, начнем с тебя, - показал Стас на Гарика, - И с твоего брата. А то я вас потом еще перепутаю.
        Из-за спины оперативника появилась Глиста.
        - Вы уж, Стас Александрович, побыстрее с ними. У нас урок, - попросила она, - Ничего, не волнуйтесь, остальных я к вам по мере надобности буду отправлять.
        Гарик шел следом за Стасом и не верил, что его ждет самый настоящий допрос. С ума сойти, как в книжке про Гурова! Эх, до чего же жалко, что он всю ночь проспал и ничего не слышал!
        Первым в кабинет директора, где милиция допрашивала всех обитателей интерната, Стас позвал Вадика. Разговор длился всего минут пять, потом наступила очередь Гарика.
        - Ну-с, Георгий Собалев, садитесь! - солидно сказал Стас и показал на кресло, в котором обычно валялся злобный Пупсик. Вот только алой подушечки там не было. - А расскажите мне, уважаемый, что вы делали в районе полуночи?
        - Спал, - потупился Гарик.
        - Значит крепкий сон это у вас семейное. - ухмыльнулся оперативник, - А вот эта вещь вам не знакома? - Стас положил перед Гариком на стол большую фиолетовую стразу в полиэтиленовом пакетике, - Ну, ну, руками трогать не надо - это улика.
        - Какая-то несерьезная у вас улика, товарищ милиционер, - засмеялся мальчик, - Такие улики в каждом ларьке на автовокзале продаются.
        - Ну, уж, какая есть. Эту штуку, между прочим, изо рта покойника достали. Ты ее ни у кого из ребят раньше не видел?
        Гарик задумался. Ему очень хотелось быть полезным, но ничем помочь оперативнику он не мог.
        - Стас Александрович, а это точно убийство? Может, он сам, того, с лестницы свалился?
        - Да нет, не сам. Помогли ему. На груди гематома от удара тупым предметом, а в зубах стекляшка. Так что несчастным случаем тут и не пахнет. Ладно, давай показывай, что вы там с классом записывали?
        Гарик протянул Стасу листок. Тот внимательно прочитал и удивленно поднял брови:
        - Вот значит как, и Алиса Сергеевна Горчакова, и Стэлла Родионовна Талдыко в интернате ночевали. Любопытно. Ну, молодой человек, спасибо за помощь следствию. Родина вас не забудет!
        В этот момент в учительскую заглянул усатый мужчина с военной выправкой. Именно так Гарик представлял себе бравого следователя. Стас, конечно, тоже ничего - чем-то Ларина из «Улицы разбитых фонарей» напоминает, но до этого человека ему было далеко.
        - Стас, ты как закончишь, ко мне заскочи, - сказал мужчина уверенным тоном. - А я поеду.
        - Хорошо, Тарас Анатолиевич, заскочу.
        - Это кто? - спросил Гарик, когда дверь закрылась.
        - Это, друг мой Георгий, майор Леонов, Тарас Анатолиевич, один из лучших сыщиков Москвы, а ныне - мой непосредственный руководитель, то-бишь, начальник убойного отдела Тихореченского района.
        - Он что специально из Москвы убийство Забияко приехал расследовать?
        - Нет, он уже недели две как к нам перевелся, по семейным обстоятельствам. Эй, чего это я с тобой разболтался! На вот мою визитку - тут рабочий телефон. Если что-нибудь узнаешь, Шерлок Холмс, звони. Все, брат, беги на урок и следующего зови.
        Гарик выскочил в коридор немного разочарованный. Все-таки от первого в жизни допроса ожидал чего-то большего. Вроде, и Стасу помог, сообщив важную информацию, но все равно какой-то не серьезный разговор получился.
        Гарик уже добрался до главной лестницы, когда услышал крик:
        - Дядя Тарас! Подождите! Дядя Тарас! - кричала новенькая Романова и неслась вслед за выходившим в этот момент из интерната одним из лучших сыщиков Москвы.
        Гарик замер, наблюдая за происходящим.
        - Ну, куда же вы? Это я - Стася! - девочка летела вниз по ступенькам.
        Сыщик в этот момент остановился, посмотрел на Стасю и отчетливо сказал:
        - Извини, мы с тобой, кажется, не знакомы, - а затем вышел на улицу.
        Девочка неподвижно стояла, глядя на дверь. Потом медленно повернулась и побрела прочь. Лицо ее было залито слезами.

«Странная она какая-то, - размышлял Гарик, - Чего к человеку прицепилась? Дядя Тарас, надо же! Неужели, действительно знает? Может, она проходила свидетелем по какому-нибудь делу? Кажется, новенькая тоже из Москвы».
        Но, видимо, у Гарика сегодня был особый день - не успел он дойти до своего класса, как стал невольным свидетелем, или, точнее сказать, слушателем, еще одного приватного разговора.
        На площадке боковой лестницы, мимо которой проходил мальчик, стояли две учительницы и спорили приглушенными голосами.
        - Алиса, я тебя умоляю, иди в милицию и обо всем расскажи! Они же и так узнают, что Забияко твой отчим! - это говорила Жанна Львовна.
        - Нет, я не могу, не хочу! - твердила Алиса Сергеевна. - Потом будут эту историю по всему Тихореченску полоскать. Может, еще обойдется!
        - Алиса, ты не понимаешь, что говоришь… Подожди, там, кажется, кто-то есть, - спохватилась математичка.
        Гарик, отшатнулся от лестницы и нырнул в класс, где подходил к концу урок русского языка. Вот значит как! Забияко - отчим Алисы Сергеевны. Видимо, она его и столкнула, иначе, зачем ей в интернате ночевать оставаться? Может, он ее бил в детстве?
        Еле дождавшись звонка, мальчик бросился в комнату завхоза - там стоял телефон, которым иногда позволяла пользоваться детям добрая тетя Аля. На счастье Гарика, кабинет оказался открыт, завхоза в нем не было, так что даже разрешения спрашивать не пришлось. Мальчик трясущимися руками набрал номер, указанный на визитке Стаса.
        - Здравствуйте, мне бы Тараса Анатолиевича, - попросил мальчик, как только на том конце провода сняли трубку. Гарика долго пытали кто он, и что ему нужно от начальника убойного отдела, - Я Гарик Соболев, из интерната, у меня есть важная информация для Тараса Анатолиевича.
        Наконец, он услышал в трубке строгий голос:
        - Леонов, слушаю.
        Гарик, запинаясь, рассказал ему о подслушанном разговоре и под конец робко сделал вывод:
        - Я думаю, это Алиса, ну учительница географии, столкнула своего отчима с лестницы, в смысле, Забияко.
        - Хорошо. Спасибо за информацию, мы проверим…
        И все. Короткие гудки.
        Гарик в задумчивости вышел из кабинета завхоза. Правильно ли он поступил? С одной стороны, помог следствию. Ему же сказали - узнаешь что-нибудь важное - звони. Вот он и позвонил. С другой стороны, Алиса Сергеевна - классная училка. Гарик обожал ее уроки. Если Алису посадят - будет ужасно жалко. Тем более, что Забияко, наверняка, был еще та сволочь. «Перед правосудием все равны» - вспомнил Гарик фразу из какого-то строго детектива, и, немного успокоившись, пошел вслед за своим классом на обед.
        ГАВА 5. СТАСЯ
        Стася никак не могла поверить в то, что дядя Тарас ее не узнал. Ее, которую он столько раз водил на прогулку и даже тайком от бабушки - в кино! Ее, которую учил защищаться от хулиганов, а, за одно, рассказывал захватывающие истории об охоте на коварных преступников и подвигах отважных сыщиков. Он бывал у них в гостях едва ли не каждый день, а теперь взял и не узнал! Такого просто не может быть! Он притворяется! Он предал меня и бабушку! Стася пыталась сдержать слезы и не могла. Не разбирая дороги, она брела куда-то по переходам интерната. Все эти дни в девочке жила надежда, что дядя Тарас еще найдется, приедет за ней и заберет в Москву. И вот он нашелся. Нашелся и не узнал, вернее, сделала вид, что не узнал.
        - Эй, привет, ты не ко мне ли, случайно, идешь? - перед Стасей стоял оперативник Стас, к которому ее отправили, после того, как вернулся Вадик. Точно, она шла в директорский кабинет, а по дороге увидела дядю Тараса, - Ой, да у нас тут вселенская трагедия! Ну-ка, держи платок, нечего сырость разводить! - сказал парень и протянул небольшую клетчатую простыню, а потом провел девочку в кабинет Стервеллы - Так, ты у нас Анастасия Романова. Правильно? - спросил Стас, сверяясь со списком учеников, - Княжна, значит.
        - Меня обычно Стася зовут.
        - Ба, мы же с тобой тезки? Ты даже не представляешь, насколько тезки. У меня знаешь, какое имя в паспорте стоит? Анастасий!
        - Разве мужчину могут так звать? - удивилась Стася.
        - Это ты у моих родителей спроси! У нас в стране нет закона, который бы запретил над ребенком издеваться! - при этом, оперативник показал свой паспорт, где действительно не очень разборчивым почерком было написано: «Анастасий Александрович Перепелкин», - Вот, представь, как пацану с таким именем жить!
        - А меня бабушка из Насти в Стасю переименовала, - поделилась девочка, - Родители Анастасией назвали, но бабушка сказала, что лучше бы индивидуальный номер мне присвоили - сегодня в каждом классе по три Насти. Вот она и начала меня Стасей звать.
        - Значит, мы с тобой стопроцентные тезки, а ты ревешь. Не позорь меня, женщина! - последнюю фразу Стас сказал со смачным кавказкам акцентом.
        Стася не выдержала и засмеялась. Потом оперативник начал расспрашивать девочку о прошедшей ночи, и она честно рассказала все, что знала.
        - Слушай, тебе фигура в белом точно не померещилась? - с сомнением спросил Стас.
        - Думаю, нет. Просто фигура в белом не означает привидение. Это мог быть белый халат или ночная рубашка - в коридоре и холле темно было, - рассудительно заметила девочка.
        - Ну, а не могла ли в белом, как ты говоришь, халате разгуливать ваша учительница географии - Алиса Сергеевна Горчакова?
        - Нет! Зачем ей? - испугалась Стася. Девочке очень нравилась молодая учительница, она и мысли не могла допустить, что та как-то замешана в смерти Забияко.
        - Ладно, мы с тобой потом на эту тему побеседуем. На вот, взгляни на одну штуку. Ты такую ни у кого из детей не встречала? - перед Стасей оказался ограненный фиолетовый кусок стекла, какой часто можно увидеть в качестве украшения на витринах в магазинах оптики.
        - Сапфир! - удивленно выдохнула девочка.
        - Да ну! А, по-моему, страза! - засмеялся Стас.
        - Нет, я ни у кого такого не видела! - честно сказала она, а сама глубоко задумалась. Вот, значит, какой бриллиант во рту у покойника разглядела Катя Симонова. Неужели, вся эта история как-то связана с австралийским сапфиром? Да и был ли он вообще этот сапфир? Может, его Мила выдумала?
        Сразу после обеда Стася решила наведаться в интернатскую библиотеку. Зачем? Если бы кто-нибудь сказал, что ей хочется разгадать загадку мифического камня, а заодно разобраться в преступлении, девочка оскорбилась бы до глубины души. Бабушка считала подобные истории «кошмарным моветоном». «Тебя не должен интересовать ширпотреб, которым сегодня забит кинопрокат и книжные магазины, - говорила она, строга сводя тонкие брови, - В настоящих преступлениях нет ни капли романтики. Только грязь и кровь!» Это означало, что на новый фильм Стася не пойдет, и принесений из библиотеки томик Конан Дойля так и не будет прочитан. Не стоит подвергать свой утонченный вкус испытаниям. И Стася давно не обижалась на бабушку. Она верила в ее правоту. А как же иначе? Бабушка просто не могла ошибаться, хотя иногда, когда запреты становились особенно суровыми, девочку начинали посещать смутные сомнения…
        Вот и сейчас Стася решила заключить компромиссное соглашение со своим утонченным вкусом. «Я всего лишь хочу положить конец этим сказкам о заколдованных сапфирах и австралийских шаманах», - сказала она себе и решительно толкнула дверь с надписью
«Библиотека».
        Стася ожидала чего угодно от интернатской библиотеки только не того, что она увидела.
        Девочка очутилась в огромном помещении, заставленном высоченными стеллажами. Учебникам, пособиям, покрытым пылью романам, детским книгам в ярких обложках конца-края не было видно. Кто бы мог подумать, что провинциальный интернат может собрать столько книг! Судя по всему, в бытность Вершицких тут тоже находилась библиотека. Причем, шикарная. Наверное, раньше, в ней стояли удобные диваны, на которых во время шумных балов любили уединиться мужчины, чтобы выкурить трубочку - другую за неторопливой беседой. Сейчас же вместо диванов все свободное от стеллажей пространство занимали ряды школьных парт. За ними, включив маленькие настольные лампы, сидела пара девочек из старших классов, уже знакомая Стасе Глиста, учительница русского языка, и та самая красивая дама, которая входила в состав московской комиссии. Она читала какую-то книгу в неброской обложке.
        - Ну и чего мы глазеем? - услышала девочка недовольный голос.
        На шатком стульчике, неподалеку от двери устроилась маленькая женщина с вязанием, которая подозрительно смотрела на Стасю поверх стареньких, перемотанных изолентой, очков. Острый нос и абсолютно круглые глаза придавали ей сходство с толстенькой таксой.
        - Что-то я тебя раньше не видела. Никак новенькая? Почитать пришла, али от скуки заглянула?
        - Почитать. Я, действительно, новенькая. Третий день в интернате. А вы всех детей в лицо знаете?
        - А тож, тридцать лет без малого здесь работаю.
        - Правда? Наверное, дольше всех учителей!
        - Правильно, - заулыбалась библиотекарша, - Мы с Сергеем Николаевичем Загубским вместе начинали, царства ему небесного.
        - Давайте, познакомимся. Меня Стася Романова зовут.
        - А меня Любовь Никитична.
        - Очень приятно. Кажется, вы в ночь убийства дежурили…
        - Ох, дежурила. Вспомнить страшно! Я же два раза в неделю в ночную смену подрабатываю. Платят-то здесь не густо, а у меня внуки… Даже не знаю, как я теперь по ночам буду дежурить? Жуть! Чего тебе нужно-то? - От подозрительности библиотекарши не осталось и следа. Ей понравилась вежливая девочка.
        - Я хотела почитать что-нибудь об истории рода Вершицких…
        - Вот те на! Сколько лет никто князем не интересовался, а сегодня все книжки про него просят.
        - А что, кроме меня еще кто-то про Вершицкого спрашивал?
        - Да вон, мадама из Москвы сидит - читает книгу Сергея Николаевича Загубского. Как раз перед его смертью вышла. Он десять лет материал про князя собирал, а в печати его так и не увидел…
        - Но у вас же есть еще экземпляры этой книги? - с надеждой спросила девочка.
        - В том-то и дело - нет! Напечатали ее крошечным тиражом. Весь по рукам разошелся. У нас в интернате три штуки было. Одну начальству заезжему подарили, другая на руках, а третью, вон, гостья, второй час читает.
        В этот момент холеная женщина в меховом манто встала и направилась к выходу из библиотеки.
        - Я возьму ее, - бросила она, походя, - запишите на меня.
        - Как же я запишу… - крикнула вслед библиотекарша, - Я же имени вашего не знаю.
        Но женщина уже исчезла за дверью.
        - Ох, плутовка, - вздохнула Любовь Никитична, - Чует мое сердце - пропала книга. Хотя, постой. Кажется, был у меня еще один экземпляр. Личный. Подожди тут.
        И библиотекарша исчезла за стеллажами. Девочка постояла немного, а потом пошла следом. Бабушка, конечно, осудила бы такое поведение, но Стасе не терпелось заглянуть за эти огромные стеллажи.
        Первое, что она увидела, был маленький столик, на котором стоял электрический чайник и чашки, а рядом сидела Алиса Сергеевна.
        - Привет, дружище, - повернулась она к девочке, - Ты как здесь очутилась?
        - Я за книжкой пришла, которую Сергей Николаевич Загубский написал, - ответила девочка, - Ее Любовь Никитична пошла искать.
        - Ну, посиди со мной. Здесь так уютно…
        Алиса Сергеевна выглядела как-то иначе, чем прежде. Под глазами темные круги, в уголках рта обозначились печальные складочки.
        - Алиса Сергеевна, у вас что-то случилось?
        - С чего ты взяла? Все в порядке.
        - Я же вижу! У вас глаза измученные, да и ребята из моего класса, говорят, что вы здесь ночевали…
        - Стася, что за глупости! Я просто устала, и решила не ходить домой.
        И тут Стася, по меркам ее бабушки, повела себя совсем уж неприлично.
        - Скажите честно, это как-то связано со смертью Забияко? - напрямую спросила она.
        Алиса Сергеевна отвела глаза, - Кто он вам?
        Учительница немного помолчала, а потом начала говорить.
        - Даже не знаю, стоит ли тебе об этом рассказывать. Понимаешь, Забияко, Петр Николаевич, он мой… он был моим отчимом. Мама вышла за него замуж, когда мне исполнилось одиннадцать лет…

… Петр Николаевич был уверен, что наделен настоящим педагогическим талантом. Это озарение посетило его во время работы пионервожатым в летнем лагере. Он тогда до мелочей продумал систему воспитания гармоничной личности. Одна беда - с детьми ему не везло. То попадались какие-то избалованные маменькины сынки, то малолетние хулиганы, которые никак не хотели внимать наставлениям молодого воспитателя. Но, не смотря на это, свою жизнь Петр Николаевич связал с педагогикой - сначала работал в комитете образования городской администрации, потом перебрался в министерство образования. Поэтому всегда, заслышав слова старой педотрядовской песни «Кусочек сердца отдавать кому-то - такая, брат, у нас с тобой работа», утирал скупую слезу. Вот только своих детей у Забияко не было. Приходилось думать сразу обо всех детях страны - на себя ни сил, ни времени не оставалось. И вдруг в его распоряжении оказалась целая одиннадцатилетняя девочка. Тоже, нужно сказать, порядком избалованная своей матерью, новоиспеченной женой Петра Николаевича, и ее многочисленными родственниками. А что вы хотите, когда ребенок растет без отца?
Ну, ничего! Все еще поправимо. Нужно только системно подойти к вопросу воспитания. И Забияко подошел. Для начала он заставил Алису обращаться к нему и ее маме только на вы. Потом запретил гулять, ходить в гости и приглашать к себе друзей - к чему нам дурное влияние испорченных подростков? Дальше потребовал избавиться от всей одежды и взамен купил ей черные шерстяные платья, в которых девочка походила на воспитанницу церковного приюта. Мама, конечно, сочувствовала дочери, но спорить с мужем не стала - боялась потерять. Он вон какой солидный мужчина, а ее уже даже молодой не назовешь - четвертый десяток разменяла, так не долго до старости одинокой прокуковать. И Алисе не оставалось ничего другого, как терпеть педагогический эксперимент отчима. Ради мамы. Но однажды терпению девочки пришел конец. Забияко внезапно решил, что собака - бестолковый рыжий спаниель, который жил в их доме уже четыре года - вредит правильному воспитанию падчерицы. Возможно, к этому решению отчима подтолкнула обглоданная проказником любимая записная книжка. И Петр Николаевич, пока Алиса была в школе, отвел пса на птичий рынок.
        Когда девочка вернулась домой и не обнаружила своего лохматого друга, она бросилась искать его в соседних дворах. Весь день Алиса бегала по заснеженным улицам Тихореченска, звала пропавшего пса, пока окончательно не охрипла. Не смотря на все запреты отчима, она пришла домой поздно ночью, и только тут узнала, что Забияко продал собаку.
        - Тебе нужно думать об учебе, а не отвлекаться на пустяки, - объяснил он Алисе.
        Но негодница отчего-то не хотела понимать таких простых вещей. Она топала ногами, кричала как сумасшедшая, называла отчима садистом, равнодушной скотиной, моральным уродом и другими неприятными словами.
        На следующий день у девочки поднялась температура. Врач «Скорой» поставила диагноз
«воспаление легких» и увез ее в больницу. Целый месяц Алиса провела в унылой серо-зеленой палате. За это время Забияко получил назначение в Москву, куда вскоре и переехал вместе с женой. Девочку оставили в Тихореченске, на попечении тети Лены
        - родной сестры матери Алисы. Перед отъездом мама в последний раз навестила дочь.
        - Прости меня, малыш, - прошептала она, обнимая плачущую девочку, - У тети Лены тебе будет лучше. А я смогу обеспечить твое будущее… Ты потом все поймешь.
        Но Алиса так и не смогла понять. Да, конечно, тетя Лена относилась к девочке как к родной. Тем более, что своих детей у нее было. Да, конечно, мама каждый месяц исправно присылала приличную сумму денег на содержание дочери… Но разве это могло заменить ее присутствия? А главное, девочка чувствовала, что не сладко живется ее матери с Забияко. Видимо, потеряв возможность мучить Алису, он переключил свои педагогические способности на жену. Поэтому девочка решила, что при первой возможности заберет ее из Москвы, и они наконец-то будут жить вместе. Но ее мечтам не суждено было сбыться. Три года назад мама умерла от рака легких. Сгорела за полтора месяца. С тех пор, Алиса не видела Забияко, но часто думала о нем.
        - Знаешь, я ведь мечтала его убить. Иногда даже представляла, как толкаю своего отчима с балкон нашей тихореченской «хрущевки», - призналась Алиса Сергеевна, - Не знаю, почему я осталась в ту ночь в интернате. Может, действительно хотела отомстить ему? После ужина я встретила его в коридоре. Поговорили. Он ничуть не изменился. Такой же самоуверенный и глупый. Ему ничего не докажешь, не объяснишь. И я вдруг поняла, что все мечты о мести - полная ерунда. Моей маме просто жутко не повезло встретить такого человека. Нет смысла продолжать эту историю. Нужно жить дальше, заводить своих детей и постараться не совершать похожих ошибок. Было уже поздно. Я пошла спать в учительскую, а утром узнала, что его кто-то столкнул с балкона. Невероятно! Просто невероятно!
        - Алиса Сергеевна, не убивайтесь, - девочка тронула учительницу за рукав канареечного свитера, - Так бывает. Он, наверное, не только вас обидел…
        Неожиданно тишину библиотеки наполнили чьи-то тяжелые шаги. В узком проходе между книжными стеллажами появился оперативник Перепелкин.
        - Алиса Сергеевна Горчакова? - строго спросил он. - Пройдемте с нами. Мне приказано доставить вас в прокуратуру.
        - Что-то не так? - растерянно спросила учительница.
        Из-за спины Стаса вышли люди в форме.
        - У нас к вам есть гм-м-м … очень серьезный разговор, - сообщил Стас, - Пройдемте.
        Милиционеры обступили Алису Сергеевну и начали подталкивать к выходу. Молодая женщина растерянно двинулась с ними.
        - Стас Александрович, подождите! - дернула оперативника за свитер Стася, - Вы ее хотите арестовать? Но почему?
        - А, тезка! - улыбнулся Стас, - Иди, нечего тебе на это смотреть.
        - Нет, постойте! Вы думаете, что это Алиса Сергеевна толкнула Забияко? Потому что она его падчерица? Вы не правы! Она не делала этого! Дайте мне поговорить с Тарасом Анатолиевичем!
        - Эй, Стася, угомонись! - остановил ее Стас, - Мы нашли отпечатки Алисы Сергеевны на орудие убийства. У покойника на груди гематома от удара тупым предметом. Им оказался деревянный брусок, который дверь на втором этаже подпирал. Так вот на нем свежие отпечатки пальцев твоей учительницы. Только тсс! Это я тебе как тезка тезке сказал. Остальным знать не обязательно.
        Стася осталась смотреть, как милиционеры уводили Алису Сергеевну. Дверь библиотеки захлопнулась, а девочка все смотрела и не могла поверить, что она только что потеряла одного из своих и без того не многочисленных друзей. Ну, или почти друзей. Нет! Это просто не может быть! Она ЗНАЕТ, ЧУВСТВУЕТ, что Алиса Сергеевна сказала ей правду. Она не убивала своего отчима! НЕ УБИВАЛА! Нужно что-то делать!
        И вдруг Стася ощутила ставший уже родным шепот вперемежку с боем тамтамов. На этот раз он звучал особенно отчетливо, совсем рядом. Еще чуть-чуть и весь мир затопит этот звук. Но девочке отчего-то не было страшно. Ей даже хотелось, чтобы странный шепот поглотил ее целиком. Может, тогда не будет так одиноко…
        - Эй, новенькая, я для тебя книгу нашла. - внезапно услышала Стася голос библиотекарши, и шепот, как обычно, пропал, застеснявшись посторонних, - Вот держи, - Любовь Никитична протянула девочке невзрачный томик.
        - Ох, да что же это делается! - вздохнула она, обращаясь к сидевшей рядом Глисте,
        - Милиция наша совсем мышей не ловит. Алису забрали! Это надо же! Нашли на кого убийство повесить!
        - И не говорите! - поддержала ее учительница русского и литературы.
        В этот момент Стася услышала металлический звон, созывавший воспитанников интерната на ужин, и побрела прочь из библиотеки.
        ГЛАВА 6. ГАРИК
        В столовой только и разговоров было, что об аресте учительницы географии. Проходя мимо стола, за которым вместе со Стервеллой сидели члены московской комиссии, Гарик слышал, как директриса вещала:
        - Я всегда знала, что от этой девчонки нужно ждать неприятностей! Загубский на старости лет совсем из ума выжил, раз взял ее на работу…
        От этих слов сомнения Гарика в правильности своего поступка только усилились. Если Стервелла радуется, значит, произошла махровая несправедливость - у нее так мозг устроен. Но кто бы мог подумать, что Тарас Анатолиевич столь быстро отреагирует на его звонок! С одной стороны, это было приятно, с другой - пугало. Получалось, что это Гарик в ответе за действия милиции. «Может, сначала нужно было все проверить,
        - думал мальчик, - а потом уже в тюрьму человека сажать?».
        От неприятных мыслей его отвлекла еще более неприятная картина - за их столом сидела новенькая, и как ни в чем не бывало, болтала с Вадиком.
        - Гарь, иди к нам! - позвал, заметивший его растерянность, брат, - Представляешь, Нарка разлила Стасин компот. Там сидеть невозможно, вот я и позвал ее за наш стол.
        - Заметил, - буркнул Гарик и хмуро принялся за котлету с макаронами.
        - Ты слышал, что Алису арестовали? - возбужденно спросил Кролик, - Неужели это она кокнула мужика из Москвы? Зачем ей?
        - Затем! Он ее отчим! - важно сообщил Гарик. Несмотря на все сомнения, ему не терпелось сообщить ребятам о своей роли в этом деле. Вон как новенькая на него уставилась. Удивилась.
        - А ты откуда знаешь? - спросила она.
        - Оттуда. Провел самостоятельное расследование. И в милицию позвонил - Тарасу Анатолиевичу Леонову. Лучшему сыщику Москвы. Слышала про такого?
        - Ты? Позвонил? И что сказал? - Глаза новенькой стали еще больше, хотя больше уже просто было некуда.
        - Сказал, что Забияко ее отчим, и, что Алиса в интернате ночевала, хотя до дому ей пять минут идти. - Мальчику ужасно льстило повышенное внимание Стаси. Поэтому он закончил эффектной, с его точки зрения, фразой - В общем, можно считать дело раскрытым, - и засунул в рот остатки котлеты.
        - Значит, это из-за тебя забрали Алису Сергеевну! Ты… ты… просто дурак! - выпалила новенькая.
        - От урры и слышу!
        - Она никого не убивала!
        - Размечталась! Ты что, больше всех знаешь?
        - Да уж точно больше тебя!
        - Ага, я видел, как ты неслась за Леоновым! «Дядя Тарас, это же я!» Что, обломалась?
        На мгновение девочка замерла, словно от подлого удара вражеской стрелы, а потом одним движением схватила со стола тарелку с макаронами и перевернула ее на голову Гарика. Масляные макаронины поползли по лицу мальчика, цепляясь за уши и оседая на плечах. Вокруг немедленно собралась толпа хохочущих ребят. «Эй, Соболев, сними лапшу с ушей!» - орали со всех сторон. Гарик побагровел от злости. Он ухватил другую тарелку и тоже водрузил ее на голову девочки. Обе косички немедленно покрылись слоем блестящих от масла макарон. Но насладиться триумфом Гарик не успел. Он почувствовал, как неведомая сила потянула его за ухо. Голоса ребят немедленно смолкли.
        - Что это вы тут устроили, хулиганы малолетние! - услышал Гарик шипение директрисы, которая подоспела к месту макаронной схватки, - Так опозорить меня перед московской комиссией! Выродки! В подвал, на всю ночь! - плевалась она слюной и подрагивала многочисленными подбородками.
        Стервелла выволокла детей из столовой и передала их в руки тети Али.
        - Дай им по ведру с тряпками - пусть моют пол. До утра не выпускай. Приду - проверю! - приказала она завхозу и удалилась, прихватив Пупсика, который украдкой дожевывал захваченную в плен макаронину.

* * *
        В интернатский подвал вела круто уходившая вниз узкая лестница. Гарик чувствовал дыхание затхлости, доносившееся из недр дома Вершицких.
        - Ох, проказники! И угораздило же вас разозлить Стэллу Родионовну! - причитала тетя Аля, - На всю ночь в подвал отправила! И ведь проверит, ей богу, проверит! Так что, извините, касатики, но придется вас и в правду закрыть.
        Дверь за ребятами захлопнулась, и они очутились в тускло освещенном пространстве интернатского подвала. У самой двери торчал водопроводный кран. Из него-то и предстояло набирать воду для мытья каменного пола. Гарику уже приходилось отбывать здесь наказание. Только длилось оно всего полчаса и днем. Было совсем не страшно. Тем более, что рядом пыхтел над своей тряпкой Фима Лютиков, а с ним бояться каких-то подвальных сущностей просто смешно. Они его сами боятся.
        Постояв не много, Гарик наполнил ведро холодной водой - другой из крана не текло - и принялся за свой кусок подвала. Все пространство, освещенное парой лампочек, делилось на части квадратными колоннами. Под низким потолком они соединялись друг с другом полукруглыми перемычками, образуя ряд арок. Эти арки превратили помещение в две длинные галереи. Не договариваясь между собой, каждый из ребят взял на себя одну из галерей. Пол мыли молча. Да и о чем разговаривать с человеком, который только что надел тебе на голову тарелку макарон?
        Холодая вода в ведре почти сразу становилась черной, но Гарик менял ее не часто. Еще чего! Проверять все равно никто не будет. Он дошел уже до середины своей галереи, когда в первый раз решил посмотреть, как там дела у новенькой. Дела шли плохо. Девочка неумело возила тряпкой по полу. Видно, не часто приходилось ей этим заниматься в той, другой, жизни. Покрасневшие от холода руки не слушались свою хозяйку. Она неуклюже пыталась отжать тряпку, но та по-прежнему оставалась грязной массой, которая превращала пол в черное болото.

«Наверное, на ее планете люди давно не моют полы, - вдруг подумал мальчик, - Все делают роботы». Злость куда-то ушла. На ее месте образовалась теплая пустота, которую начало заполнять совсем другое чувство. Он стоял и наблюдал за мучениями девочки, потом, приняв решение, подошел, отобрал тряпку и, как следует, отжал ее.
        - Спасибо, - послышался дрожащий голос Стаси. Гарик разогнулся и посмотрел на своего недавнего врага. Посиневший от холода враг громко стучал зубами. Слипшиеся от сливочного масла волосы сосульками обрамляли лоб. Одна косичка расплелась, на форменном пиджаке даже в полумраке подвала были видны огромные жирные пятна. Девочка дышала на сложенные ковшиком руки, пытаясь их отогреть. Сердце мальчика сжалось от жалости. Сам он почему-то совсем не чувствовал холода. «Наверно, потому что я мужчина, - подумал мальчик, - А мужчины пришли на эту планету, чтобы оберегать женщин. Так говорил дедушка, когда Гарик дрался с соседскими девчонками. Правда, это было ужасно давно. Еще в третьем классе, до первого инфаркта дедушки. Тогда никто и подумать не мог, что братьям придется жить в интернате, и дедушка будет их забирать только на выходные.
        - Не за что, - сказал Гарик Стасе, - Я свою половину помою и тебе помогу. Честное слово.
        - Гарик, ты извини меня за макароны, - пролепетала девочка.
        - Ты меня тоже, - улыбнулся мальчик.
        - Мир?
        - Мир.
        Внезапно, Гарик услышал лязг ключа и скрип открывающейся двери. «Неужели, Стервелла сжалилась?», - успел подумать он, но в это мгновение лицо Стаси исказилось от ужаса. Гарик резко обернулся…
        В дверном проеме стоял призрак. Худая женщина со смертельно бледным лицом в светящемся балахоне. Нечесаные темные волосы патлами свисали на грудь. Черные губы кривились в злобной усмешке. В руках свеча, на груди - фиолетовый камень. Призрак уставился на детей, и шагнул вперед…
        - Ааааа! - закричала Стася.
        - Бежим! - выдохнул Гарик. Он схватил оцепеневшую девочку за руку и потащил прочь от фигуры в белом. Близнец знал: там, в глубине подвала, есть коридор, ведущий в неизвестном направлении. Это единственный шанс скрыться от призрака. Гарик старался не думать, что призраки умеют летать и ходить сквозь стены. Он несся по галерее к спасительному коридору, Стася пыталась не отставать. На бегу, Гарик оглянулся. Призрак был совсем рядом. Еще чуть-чуть, и его длинные пальцы коснуться одежды девочки, но, к счастью, темный проем обнаружился впереди всего в нескольких метрах. Последнее усилие и черная «пасть» приняла беглецов. Ничего не видя, они бежали по узкому коридору, уводившему их все дальше и дальше от выхода из подвала.
        Гарик почувствовал, что пол под ногами стал неровным. Кажется, это был уже не камень, а песок. Он больше не слышал своего топота. Призрак, судя по всему, тоже двигался бесшумно - за спиной стояла тишина. Ребята замедлили бег и совсем остановились.
        - Где она? - шепотом спросила Стася.
        - Не знаю.
        - А мы где?
        - Где-то под интернатом.
        Гарик протянул руки и сделал еще несколько шагов.
        - Кажется, тут коридор заканчивается, - тихо сообщил он.
        - Ой, это дверь. Я ручку нащупала. Может, открыта?
        Они навалились на препятствие, и то немного поддалось. Впереди образовалась узкая щель.
        - Ух-ты я начал видеть в темноте! - удивился Гарик.
        - Нет! Просто там есть немного света.
        Из-за двери, действительно, шел тусклый свет. Судя по всему, электрический.
        - Ну что, полезем? - с сомнением спросил Гарик.
        - У нас есть выбор? Давай - ты первый.
        Гарик с трудом протиснулся в пространство между стеной и застрявшей дверью. За ней угадывалась небольшая комната, наполненная запахом пыли и плесени.
        - Теперь ты.
        Девочка в последний раз глянула в пугающую темноту коридора и начала протискиваться в щель. Внезапно за ее спиной появилось бледное лицо призрака с черными провалами глаз. Стася не могла видеть его - ее голова оказалась зажата между дверью и стеной. Ошарашенный Гарик схватил девочку за руку и потянул на себя. В глазах Стаси отразился дикий ужас.
        - Кто-то тащит меня назад! - закричала она, - Это призрак? Ты видишь его?
        Но Гарик не стал отвечать, он изо всех сил дернул Стасю за руку, и беглецы рухнули на пол комнаты, оставив призрака в коридоре. Белая женщина тоже попыталась протиснуться в щель, но не тут-то было. Она даже голову не могла просунуть. Видимо, решая, как быть, призрак отступил в темноту.
        - Помогай! - крикнул Гарик, вскочил с пола и изо всей силы надавил на дверь. Та скрипнула и резко захлопнулась, при этом, судя по звуку, здорово стукнув призрака по лбу. Из коридора послышался громкий вой. Подоспевшая Стася повернула старинную щеколду, закрепив успех Гарика. Призрак еще пару раз ударил в дверь и, кажется, оставил бесплодные попытки. Больше не доносилось ни звука. Только испуганное дыхание ребят нарушало мертвую тишину подвала.
        - А если он сквозь стены умеет ходить? - осторожно прошептал мальчик.
        - Не умеет! Те, которые ходят сквозь стены, так от удара дверью не орут.
        - Думаешь, это не настоящий призрак?
        - Не знаю, - помолчав, сказала девочка, - Выглядел он очень натурально. Почти как во сне…
        - В каком сне?
        - Не важно. Что это за комната?
        - Понятия не имею. Я никогда здесь не был и ничего о ней не слышал. Откуда идет свет?
        Стася и Гарик осторожно двинулись к источнику тусклого света. Им оказался самый обыкновенный электрический фонарик.
        - Смотри, он совсем новый! - удивился Гарик.
        - Батарейки почти разрядились. Наверное, тут часа полтора лежит.
        - Ой, гляди! - Гарик удивленно уставился на стену, в которую упирался луч света. Он выхватывал из темноты лицо. Женское лицо.
        Мальчик поднес фонарик поближе. С прислоненной к стене картины на него смотрела молодая женщина в старинной одежде. Полотно было очень старым. Когда-то дорогая рама потрескалось, краска облупилась и кое-где покрылась плесенью. Что изображено на нижней части картины разглядеть было невозможно, зато лицо незнакомки почти не пострадало от времени. Это была невероятно красивая женщина: тонкий с горбинкой нос, темные волосы, собранные в высокую прическу, и удивительные, колдовские глаза. «Ее глаза как два тумана. Полуулыбка, полуплач. Ее глаза, как два обмана, покрытых мглою неудач…» - всплыли в памяти Гарика стихотворные строки из учебника литературы. На груди женщины покоился крупный фиолетовый камень на цепочке.
        - Княжна Вершицкая, - потрясенно сказала Стася.
        - Откуда ты знаешь?
        - У нее сапфир на груди, который ей князь из Мадагаскара привез.
        И Стася рассказала мальчику историю, услышанную от Милы, а заодно поведала о своей беседе с Алисой Сергеевной в библиотеке.
        - Теперь ты мне веришь, что она Забияко не убивала?
        - В общем, верю, - признался Гарик, - А вдруг, тебя Алиса обманула?
        - Зачем? Нет, тут что-то другое - что-то, связанное с этим сапфиром. Иначе, какой смысл засовывать в рот Забияко стразу? Это явный намек на историю с камнем шамана.
        - Ты права. Блин, а я как дурак в милицию звонил…
        - Не расстраивайся. Про ее отношения с Забияко и так бы стало известно. Только это не повод для ареста. Все дело в отпечатках на орудии убийства.
        - Но если на этом бруске, который дверь подпирал, оказались отпечатки Алисы, значит, она все-таки …
        - Глупости! Я сама видела, как брусок все кому не лень трогали. Если дверь в коридоре не закрыть, там сквозняки страшные гуляют. А Алиса Сергеевна тогда в учительской ночевала. Наверное, ей просто стало холодно - вот она брусок и убрала, при этом оставила на нем свои отпечатки пальцев.
        Свет фонаря задрожал и стал совсем слабым.
        - Все, пора искать выход, пока мы не остались в полной темноте, - сказал Гарик и начал шарить фонарем по стенам комнаты. О том, чтобы возвращаться прежним путем и речи быть не могло - на свидание с призраком никого из подростков не тянуло.
        - Странное место. - сказала Стася, разглядывая комнату, - Такое ощущение, что здесь кто-то жил, только очень-очень давно.
        На стенах еще можно было разглядеть обои, которые сырость и время превратили в грязные лохмотья. Кое-где виднелись истлевшие остатки гардин. Вдоль стен стояла сгнившая мебель.
        - Смотри, это же старинный комод! - удивленно воскликнула девочка.
        - Тут зеркало! И кровать! - добавил Гарик.
        - А под ногами ковер! Вернее, был ковер. Знаешь, мне кажется, здесь жила женщина.
        - Только очень странная женщина. Глянь, на кровати ремни!
        - Ее привязывали! - Что же здесь происходило?
        - Потом разберемся. Сейчас отсюда нужно выбираться! Жуткое место! - сказал Гарик и принялся ощупывать стены.
        - Не старайся, другого выхода нет. Зачем его делать, если есть дверь?
        Ребята еще побродили по комнате и, ничего не найдя, сели на груду тряпья, брошенную в углу. Фонарик решили выключить - все равно батареек больше чем минут на десять не хватит.
        - Что же нам делать? - в словах Стаси прозвучало отчаянье.
        - Ждать. Ближе к утру будем двигаться к выходу, короткими перебежками. Часов в семь придет тетя Аля и выпустит нас. Надеюсь, призрак к тому времени будет похрапывать в своей могилке.
        - А как мы узнаем, что наступило утро? У тебя есть часы?
        - Нет.
        - И у меня нет.
        - Может считать?
        - Всю ночь?
        Ребята ненадолго замолчали, но тишина пугала не меньше, чем темнота.
        - Стась, я вот что подумал: давай сами найдем убийцу. Ну, чтобы спасти Алису Сергеевну!
        - Сами? - мальчику послышалось в ее голосе сомнение, - Если честно, я ведь детективы ни разу в жизни не читала - не знаю, как ищут убийц.
        - Зато я читал! У дедушки, знаешь, сколько книг про преступления! Даже последние учебники по криминалистике есть. Он еще совсем недавно в школе милиции преподавал
        - следователей готовил. Хочешь, я тебе парочку учебников притащу?
        - Хочу. А еще есть хочу! И переодеться!
        - Ну со вторым я тебе не помогу, а вот поесть… - Гарик засунул руку за пазуху и извлек оттуда яблоко! - Вот, из дедушкиного сада. Целый день таскаю.
        В темноте ребята откусывали по очереди от сочного плода и чувствовали, что действительность становится чуть менее кошмарной. Даже запах плесени ненадолго уступил место аромату осеннего яблока.
        - Ой, кто там?! - прошептала девочка.
        В дальнем углу послышался тихий шорох. Гарик навел луч фонарика на источник звука. На краю комода сидела крыса. В принципе, в том, что в подвале водятся крысы, не было ничего необычного, если бы перед ними сидел обыкновенный серый грызун.
        - Ух ты! Она же белая! - поразился Гарик, - Альбинос?
        - Нет, глаза черные. И пятнышки на спине! Да она домашняя!
        Тем временем крыса спрыгнула с комода на пол, встала на задние лапы и внимательно посмотрела на ребят. Света, похоже, эта странная обитательница подвала ни капельки не боялась. Постояв немного, крыса опустилась на четыре лапы и подбежала к одной из гардин, затем снова приняла позу суслика.
        - Кажется, она нас зовет! - догадалась девочка.
        Ребята поднялись и подошли к гардине, за которой только что исчез зверек. Гарик отвел лохмотья в сторону. За ними не было ничего интересного. Стена как стена, или нет…
        - Кажется, тут что-то торчит, - сообщил Гарик, присев на корточки. Прямо из пола выпирал странный предмет. Не мудрено, что они со Стасей его раньше не заметили. Если бы не крыса… Кстати, а где она?
        - Это же рычаг! - догадалась Стася, - Попробуй нажать!
        Мальчик попробовал, но ничего не произошло.
        - В другую сторону дави!
        Гарик надавил, и… рычаг плавно поддался, а вместе с этим пропала часть стены над головой мальчика. Образовалось что-то вроде окошка. Небольшого, но, при желании, можно пролезть.
        - Кажется, мы нашли лифт! - услышал Гарик приглушенный голос девочки, голова которой уже находилась в дыре.
        - Для гномов что ли?
        - Нет, для еды. Наверное, здесь был подъемник, который доставлял пленнице пищу! Интересно, куда он ведет?
        - Вот это мы и узнаем! - решительно заявил Гарик и полез в шахту лифта.
        Гарик протиснулся в дыру и начал ощупывать стены узкого прохода. Они были сделаны из гладкого камня, ни единого выступа. «Ну, ничего! - подумал Гарик, - Соболевы так просто не сдаются!» Он уперся спиной в одну стену, ногами - в противоположную, и начал потихоньку ползти вверх. Его голова то и дело пробивала слои многолетней паутины, в глаза и уши лезли ошметки паучьих сетей и сухие насекомые. Мальчик чихал, но упрямо лез все выше и выше.
        - Гарик, подожди! - услышал он снизу голос Стаси, - А вдруг там высоко и выхода нет? Может, не надо? Дождемся утра?
        - Не бойся! - пропыхтел мальчик, - Выберусь - куда денусь!
        Сколько же он полз? Час? Два? Или пять минут? Чувство времени совсем покинуло мальчика. Ноги и спину сводила усталость. Колени дрожали, еще чуть-чуть и он рухнет вниз. И вдруг - БАМ! Голова уперлась в потолок. Приехали. Тупик. Гарик чуть не заплакал от отчаянья! Потом взял себя в руки и снова начал ощупывать и простукивать стены шахты. Одна из них звучала как-то иначе. «Это же фанера! - осенило Гарика, - А если поднажать?» Еле удерживаясь от падения, он развернулся в шахте так, чтобы фанера оказалась рядом с его ногами, а затем изо всех сил ударил по ней. Кусок дерева с грохотом провалился в пустоту, которая находилась за стеной шахты. Еще одно небольшое усилие, и мальчик оказался в помещении с таким знакомым запахом…
        - Мастерская Мироныча! - весело закричал Гарик.
        Она находилась в одноэтажном флигеле, рядом с основным зданием. Кажется, во времена Вершицких, в нем жили слуги, а теперь каждую неделю получала порцию трудового воспитания мужская часть обитателей интерната. Это была небольшая комната, уставленная длинными столами, за которыми работали воспитанники. В единственное окошко глядел уличный фонарь, наполнявший мастерскую причудливыми тенями, - Стася, ты слышишь меня? Я тебя сейчас вытащу!
        Гарик уверенно прошел между рядами столов, заваленных всяким хламом, нащупал в темноте дверцу металлического шкафа и достал толстый канат. Затем спустил его конец в шахту, а другой надежно привязал к ножке одного из привинченных к полу столов.
        - Давай, вылезай! - крикнул он Стасе, а сам, как только понял, что девочка висит на канате, начал вытаскивать ее наверх. Через пять минут она стояла рядом. Даже не верилось, что затхлая тишина подвала осталась далеко внизу. Гарика переполняло безумное облегчение.
        - А свет здесь не включается? - немного придя в себя, спросила Стася.
        - Вот баран! - шлепнул себя по лбу Гарик, - Конечно, включается! А я как дурак в темноте возился.
        Выключатель щелкнул, и мастерскую тут же залил яркий свет. Гарик глянул на Стасю и, не удержавшись, хихикнул. Наверное, встреть ее призрак сейчас, бежал бы в ужасе со всех ног. Школьную форму покрывал толстый слой пыли, На голове и плечах болтались обрывки паутины. Волосы слиплись, лицо были вымазаны грязью.
        - Я так ужасно выгляжу? - упавшим голосом спросила Стася. Она медленно осмотрела свою, только сегодня выданную, форму, поднесла к глазам серые от подвальной грязи руки, глянула на пыльные туфли, и медленно села на колчаногий стульчик, обитавший с незапамятных времен в мастерской, - Отвернись. Немедленно.
        - Зачем это?
        - Меня никто не должен видеть. Такую.
        - Да брось ты. Я сам не лучше.
        - Нет. Ты не понимаешь. Я не имею права нарушать правило. Моя одежда ДОЛЖНА быть идеальной, а так же ногти, руки и прическа.
        - Ну, хватит! Что за глупости! Нам нужно скорее выбираться отсюда.
        - Я никуда не пойду. Вдруг меня кто-нибудь увидит такой…
        Гарик в недоумении уставился на новенькую. Шутит что ли? Да нет - она абсолютно серьезно. Мальчик опустился на корточки перед Стасей, заглянул в ее огромные глазищи и заговорил как можно убедительнее.
        - Стась, нам нужно как можно быстрее уходить отсюда. Ты про наш интернат всего не знаешь. Думаешь, подвал самое плохое, что с тобой здесь может случиться?
        - Неужели бывает что-то хуже?
        - Бывает. Чердак. И не надо смеяться. У Стервеллы там комната одна есть…
        - Пыток? - губ девочки коснулась улыбка.
        - Почти. Что-то вроде, одиночной камеры. Туда сажают тех, кто из интерната убежать пытается. Жуткое место. У нас некоторые ребята там месяцами сидели на хлебе и воде. Потом долго ни с кем разговаривать не могли. У них от одиночества крыша ехала. В прошлом году один с катушек слетел и вены порезал. Пытался с собой покончить…
        - И что, в милицию обращаться не пробовали?
        - Ага, кто нам поверит? Участковый - родственник Стервеллы. Она всегда с ним договориться.
        - Подожди, у тебя же дедушка криминалистику преподавал! Он ведь бывший милиционер! Неужели не может помочь?
        - Может, но мы с Вадиком договорились ему ничего не рассказывать. Понимаешь, любое волнение может вызвать еще один инфаркт, а его дедушка уже не переживет. Но одиночная камера - это тоже не все. Например, Стервелла перестанет отпускать нас на выходные к деду. Я и так уже ближайшее воскресенье буду здесь мебель мастерить. У нас все - и пацаны, и девчонки работают. Каждый понедельник мы шкафы собираем, а вы - фартуки и халаты шьете. Штрафники, вроде меня, еще и на выходных пашут. Стервелла все продает.
        - А деньги кому?
        - Кому-кому, директриса говорит, что интернату, а на самом деле, думаю, все на своего Пупсика тратит. В общем нельзя, чтобы нас здесь застукали. Тогда точно, либо одиночка, либо рабство беспросветное…
        Не успел Гарик закончить, как снаружи послышались шаги, а в дверной скважине завозился ключ…
        ГЛАВА 7. ВАДИК
        Дверь поддалась легко. Вычислить привычки Мироныча оказалось делом техники - среднестатистический взрослый homo sapiens всегда прячет ключ либо под порогом, либо над дверью, если, конечно, не засунет его под карниз ближайшего окна. В случае с Миронычем это оказался карниз.
        Вадик в последний раз оглянулся по сторонам, не следит ли кто, и шмыгнул внутрь. В мастерской горел свет.
        - Эй, где вы?
        - Вадик, это ты? - услышал он голос брата, - Что ты тут делаешь?
        Из-за дивана показались две физиономии, покрытые густым слоем грязи. Ну, просто малолетние Рембо после успешного завершения невыполнимой миссии.
        - Мда-а, не фига себе! - оторопело выдавил Вадик, разглядывая ребят, - Что с вами случилось? Ко мне пять минут назад Кролик прибежал. Он тут рядом ошивался, и услышал ваши голоса.
        - Рядом ошивался? Разве отбоя еще не было, - удивленно спросил Гарик.
        - Какой отбой! После вашего показательного выступления в столовой всего час прошел…
        - Всего сколько? - переспросила Стася.
        - Не может быть! - не поверил Гарик. - Как столько всего могло уместиться в один час?!!
        И ребята рассказали Вадику о своих приключениях в подвале. Мальчик слушал, периодически подбирая, все норовившую отвалится челюсть. Призрак? Тайная комната? Дрессированная крыса? Пора в нашем интернате открывать платный аттракцион для любителей острых ощущений. Впрочем, удивляли не только загадочные события, но и то, что от вражды между братом и новенькой не осталось и следа. В словах Гарика то и дело звучало торжественное «мы»: «мы нашли», «мы догадались»… Вадик почувствовал, что где-то в глубине, на самом дне живота, завозился маленький червяк, смутное беспокойство, вот-вот норовившее превратиться в раздражение. «Он же говорил: девчонка! Дура. Плакса. А сам… Вадик набрал в легкие побольше воздуха и захлопнул подлого червяка, запретив себе дурацкие мысли.
        - Значит, вы говорите, призрак светился? Ну, это не очень сложно сделать. Сейчас даже в Тихореченске можно купить флюрисцентную краску, - начал искать Вадик логические объяснения невероятным событиям, - Странно, что комнату раньше не нашли, но всякое бывает. Может, о ней просто забыли…
        - Я думаю, мы должны разобраться во всей этой мистике! - В голосе Гарика зазвучали прекрасно знакомые Вадику интонации отважного рыцаря, помахивающего ржавым мечом и позвякивающего доспехами из кухонных кастрюль и сковородок. Если существует переселение душ, то душа Дона Кихота Ламанческого, определенно, выбрала тело его брата. А если учесть, что вместо рыцарских романов он зачитывается похождениями Гурова, то мы имеем рядом с собой во всех отношениях опасную личность…
        - Точно! И спасти Алису Сергеевну! - внезапно поддержала его Стася.
        - Тогда уж и настоящего убийцу найти! - Вадику не очень нравилась затея новоиспеченных сыщиков, но деваться, видимо, некуда.
        - Давайте, назовем нашу команду «Союзом трех сердец!» - предложил Гарик.
        - Ну, это как-то чересчур мыльной оперой отдает! - скривился Вадик, - Лучше -
«Великолепное трио».
        - А это чересчур нескромно! - засмеялась Стася, - Давайте сначала раскроем преступление, а потом уже начнем название придумывать. Идет? Пора выбираться отсюда.
        - Подождите, мы кое-что забыли! - Гарик кивнул на дыру, открывавшую шахту лифта. Квадратное отверстие на стене мастерской, непременно, вызвало бы ажиотаж в рядах старшеклассников, которые завтра с утра по расписанию будут здесь постигать премудрость создания шкафов-купе. - Помоги, Вадь.
        Мальчишки нашли гвозди с молотком, подняли фанеру и аккуратно приколотили ее к стене. Со стороны ничего не заметно.
        - Все, можно уходить?
        - Неужели?
        Ребята испуганно оглянулись. У входа в мастерскую, подбоченясь, стояла Стервелла. Из-за ее спины, злорадно улыбаясь, выглядывала Вилка. От нетерпения она даже забыла про свои выпирающие резцы и перестала оттягивать верхнюю губу. Рядом топтались Гульнара и Дашка-Дылда. «Ну, Кролик! Трусливое трепло! - раздосадовано подумал Вадик, - Дай только до тебя добраться!»
        - Куда это вы собрались? Кажется, из подвала вас никто не отпускал!
        - Но, Стервелла Родионовна, там же…, - попытался спорить Гарик.
        - Что там? Страшно? Холодно? А кто тебе, Соболев, обещал уют и тепло? Это называется «на-ка-за-ние». Оно должно быть неприятным. Ну что же, отбывать его втроем будет куда интереснее. До утра еще далеко! Да, и деда своего вы теперь полгода не увидите. Ясно?
        Внутри у Вадика все оборвалось. «Дед этого не переживет! Неизвестно, сможет ли он вообще дотянуть до конца ее «на-ка-за-ния»! На прошлых выходных ему снова
«неотложку» вызывали!» В этот момент мальчик заметил, что со Стасей происходит что-то неладное. Ее лицо сморщилось, словно, от боли, из глаз потекли слезы. Девочка издала тихий стон и схватилась за голову.
        - Стервелла Родионовна… - попытался привлечь внимание директрисы Вадик, - Стася, она…
        - Романова, прекрати паясничать! Ну-ка марш в подвал! - завопила директриса.
        Но вместо этого девочка внезапно побледнела и начала оседать на пол. Братья, еле успели подхватить ее под руки и усадили на диван Мироныча.
        - Стэлла Родионовна, не верьте им, они все врут! - затараторила Вилка, - Эта дура просто притворяется.
        - Сейчас проверим, - сказала директриса, наклонилась над девочкой и начала бить ее по щекам. Никакой реакции.
        - Не трогайте! - Гарик попытался ухватить Стервеллу за руку, но та брезгливо отдернула конечность, едва не превратив его в камень своим фирменным взглядом Медузы-Горгоны.
        - Глядите-ка, еще один защитник! - процедила сквозь зубы Вилка, взмахнув конским хвостом.
        - Нужно позвать врача! - сказал Вадик.
        - Не нужно! - внезапно ответила Стася слабым голосом. - Со мной уже все в порядке, а вот у Стэллы Родионовны могут быть проблемы.
        - Что? - Скривила губы директриса.
        - Сейчас здесь находится комиссия из Москвы. Вам ведь нужны деньги, которые могут быть перечислены интернату? - голос Стаси звучал все увереннее. - Но если гости из столицы узнают, какие методы наказания вы используете, денег не видать. Так же как и директорского кресла, - девочка встала с дивана и посмотрела в глаза ошарашенной Стервеллы, - Более того, они могут узнать об одной комнатке, в которую вы отправляете беглецов. Вам ведь чудом удалось избежать уголовного дела, когда один из ваших учеников попытался покончить с собой?
        - Откуда ты… - выдавила побледневшая Стервелла.
        - Не думаю, что сейчас лучшее время для воспитательных мероприятий! В интернате трупп, и неизвестно, какие из ваших махинаций могут всплыть в ходе расследования. Например, милиции будет интересно узнать, куда идут деньги, заработанные воспитанниками. Вы же понимаете, достаточно кому-то из детей убедить оперативников передать информацию в соответствующие службы и все - на вашей педагогической карьере можно ставить жирный крест. Не боитесь, что Пупсик останется без мамочки?
        - Ах ты, соплячка… - Директриса замахнулась, чтобы ударить Стасю, но ее рука замерла на полпути, в глазах мелькнуло сомнение, стремительно уступающее место страху, - Марш в палаты! Чтобы я вас больше не видела! И… форму приведите в порядок.

* * *
        Не веря своему счастливому спасению, троица опрометью бросилась вон из мастерской. Вместо палат они побежали к доброй тете Але, которая разразилась потоком охов и ахов по поводу вымазанных физиономий и испачканной одежды. Она немедленно отправила их в душ, выдав белье и теплые пижамы с начесом, а сама принялась приводить в порядок школьную форму.
        Пока все были заняты делом, Вадик сидел в теплой комнатушке Алевтины Ивановны и пил горячий чай из огромной кружки, на боку которой ухмылялся усатый матрос. У тети Али сын служит на флоте, поэтому на стене у нее висит репродукция картины Айвозовского и на большинстве вещей можно обнаружить якоря, корабли и спасательные круги, а на столике стоит фотография сына - добродушного детины в бескозырке набекрень. Вадик разглядывал фотографию и думал о словах, сказанных Стасей директрисе. Вернее даже не о самих словах, а о том, как они были сказаны и какую реакцию вызвали. Складывалось ощущение, что его новой знакомой каким-то непостижимым образом удалось прочитать мысли Стервеллы, и каждое ее слово попало точно в цель. А еще говорила она как-то странно, по взрослому. Слова использовала, которые Вадик никогда в жизни не сказал бы… Вредный червяк снова дал о себе знать
        - что-то не так с этой девчонкой.
        Минут через пятнадцать в комнатушку ввалились отмытые, разрумянившиеся Гарик и Стася с влажными, распространявшими запах яичного шампуня, волосами.
        - Тетя Аля сказала, что мы можем взять пряники из тумбочки, - сообщил Гарик и полез за обещанным угощением.
        - И чая себе налить! - деловито добавила Стася.
        Пока пили обжигающий чай с мягкими, полными малинового варенья, пряниками, Вадик украдкой наблюдал за братом. Надо же, еще вчера он презрительно цедил в адрес новенькой «эта инопланетянка», а сегодня глазеет на нее, как на футбольный мяч с автографом Андрея Аршавина. Близнец все отчетливее ощущал угрозу их маленькому и такому хрупкому миру. Миру, в котором не было места девчонке, пусть даже она умеет решать самые трудные задачи и знает, что такое центростремительная сила. Этот мир принадлежал трем мужчинам, трем Соболевым - близнецам и их деду. Он вращался вокруг старого дома на окраине Тихореченска, в котором братья проводили выходные. Как только за окном темнело, деревянный дом наполнялся загадочными поскрипываниями, дедушка брал с полки книжку и читал внукам истории про таинственные острова, затерянные миры и гениальных сыщиков. Вадик больше всего на свете любил эти вечера. Он помнил каждый за последние два года. Собирал, коллекционировал, складывал в драгоценную шкатулку в тайном уголке памяти. Он не хотел ни с кем их делить. Не хотел и точка!
        - Слушай, Стась, а как тебе удалось так уесть Стервеллу? - наконец, задал Гарик вопрос, который волновал обоих братьев, - Ты говорила с ней, словно следователь на допросе. Она аж пятнами пошла!
        Стася поставила на стол кружку с нарисованной чайкой. Помолчала, потом начала рассказывать.
        - Понимаете, уже два дня со мной творилась что-то странное. Я слышала какой-то шепот - он звучал прямо у меня в голове. Но каждый раз, стоило кому-то заговорить со мной, этот шепот обрывался. А когда Стервелла начала угрожать подвалом и запретом навещать вашего дедушку, я его снова услышала. На этот раз все было немного по-другому. Даже не знаю, как объяснить… Шепот стал мной. Понимаете?
        Братья синхронно покачали головами.
        - Частью меня. Во мне что-то изменилось. Внезапно я начала чувствовать то, что чувствует Стервелла. Я ощутила ее страх. Правда он был не на поверхности, а вот здесь, чуть ниже груди, - Рука Стаси опустилась на солнечное сплетение, - Конечно, кроме страха ее одолевали самые разные ощущения: раздражение, брезгливость, злость… В общем, целый букет! Но я поняла, для того, чтобы спасти нас от подвала, лучше всего сосредоточиться на страхе - напугать директрису. Нужные слова возникли сами собой - мне даже не пришлось ничего придумывать, и она запаниковала…
        - Ты что, прочитала ее мысли? - с сомнением спросил Вадик.
        - Нет! Скорее… я прочитала ее чувства. Вот! - наконец-то сформулировала Стася.
        - Фантастика! - потрясенно сказал Гарик, - А наши чувства ты можешь читать? Ну, например мои.
        - Твои? - Стася наморщила нос, разглядывая мальчика, и, наконец, сказала, - Нет. Твои - не могу. Наверное, это была случайность.
        - Жаль! - вздохнул Гарик, - вести расследование вместе с эмпатом было бы куда проще!
        - Вместе с кем? - удивился Вадик.
        - Ну, помнишь, дедушка нам как-то читал фантастическую книгу, в которой упоминались эмпаты - вершина эволюции человеческой цивилизации. Они были способны считывать чувства окружающих людей.
        - Ага, помню! Что-то воде встроенного в голову детектора лжи, - усмехнулся Вадик,
        - Ты всегда четко знаешь, врет тебе человек или говорит правду. Гарь, но это же выдумки! Такого просто не бывает!

…Вадика иногда начинали бесить фантазии брата. Как-то он решил, что поляна за дедушкиным домом, по краям корой росли три кривых дерева - аномальная зона. Если провести на ней ночь, то обязательно откроются экстрасенсорные способности: рентгеновское зрение, ясновиденье или, там, телегинез. И надо же было Вадику купиться на эту чушь! В холодную апрельскую ночь, прихватив по спальнику, братья выбрались из дома, чтобы поспать до утра под открытым небом. Это была самая скверная ночь в жизни Вадика. Мимо бегали бродячие собаки, то и дело пробирались сквозь кусты пьяные, и стоял жуткий холод. Когда рассвело, у мальчика поднялась температура, а Гарик хоть бы хны - даже не чихнул ни разу. Мало того, он утверждал, что две недели ангины, которые брат провалялся в постели - признак его выхода на новый эволюционный уровень. «Еще чуть-чуть, и ты начнешь двигать взглядом предметы! - уверенно сказал Гарик и положил перед близнецом коробок спичек. Целый месяц Вадик как дурак потел над ним, но тот не сдвинулся даже на миллиметр. В конце концов, мальчик понял, что его надули. Братья тогда здорово подрались. Правда,
обоим досталось примерно поровну: у Гарика был синяк под левым глазом, а у Вадика - под правым…
        - А вот и бывает!
        - Давай, еще про телекинез с ясновиденьем вспомни!
        - И вспомню!
        - И вспомни!
        - И вспомни!
        - Хватит! Тихо! - рассердилась Стася, - Убийство хотите расследовать, а сами галдите на весь интернат! Дети! Все я иду спать!
        - Я тебя провожу! - вскочил Гарик с кровати.
        - Чего это ты? - близнец решил ни за что не оставлять брата наедине с девчонкой.
        - Ребята, пошли вместе! - улыбнулась девочка, - Заодно обсудим план действий.
        И они покинули уютную комнату завхоза.
        ГЛАВА 9. СТАСЯ
        Когда Стася открыла глаза, в окошко с любопытством заглянуло осеннее солнце. Пушистым котенком он прыгнуло через подоконник. Немного полежало, свернувшись теплым калачиком, на подушках спящих девочек, потерлось мягким боком об их сонные щеки и вдруг соскочило с кроватей, рассыпавшись по стенам стаей солнечных зайчиков.
        Стася огляделась. Сегодня комната № 5 казалась совсем не такой унылой как накануне. Все дело в солнце? Или в том, что вчера у нее появились самые настоящие друзья? Два рыжих близнеца, которые чуть не подрались, выясняя, кто пойдет ее провожать? А может, причина хорошего настроения в удивительных способностях, внезапно проснувшихся во время разговора со Стервеллой? Надо же, как все изменила всего одна ночь! Еще вчера девочке приходилось уговаривать себя, что мир не так уж плох, а сегодня ее переполняет радость и азарт! Мяу!
        Стася подмигнула солнечному зайчику, неторопливо скользившему по стене, и вскочила с кровати. Вперед! Нас ждет расследование! Внезапно она задумалась: а что бы на все это сказала бабушка? От радости не осталось и следа. Она бы не поверила. Прежде всего, не поверила бы в Стасины способности. Бабушка всегда говорила:
«Смирись - ты самая обыкновенная. К сожалению, родители не передали тебе своего ума и таланта, поэтому у тебя есть один шанс чего-то добиться в этой жизни: работать и еще раз работать». Обижали ли Стасю такие слова? Нет, за свою жизнь она к ним привыкла. Привыкла и поверила. Она самая обыкновенная, можно сказать, посредственная. Но вчера… А что вчера? Она всего лишь спасала себя и друзей. Мало ли что человек может сделать в острой ситуации!
        От этих мыслей на душе стало как-то пресно и скучно. «Ну ничего, - вздохнула Стася, - Нет способностей, зато Первое правило королевы никто не отменял. Пора привести себя в порядок». Она взяла полотенце с зубной щеткой и, пока все спят, поплелась умываться.
        Но ей не повезло. В туалете уже стояла Вилка со своими подругами и, поглядывая на дверь, украдкой курили.
        - Ба, какие люди без охраны! - сладко затянула Виола, хищно разглядывая Стасю, которая стараясь сохранять спокойствие, встала возле одного из умывальников.
        - Эй, принцесса Романова, где твои секьюрити? - заржала Дашка.
        Потрясающее чувство юмора!
        Гульнара как всегда промолчала, таинственно улыбаясь щербатым ртом, отчего ее восточные глаза превратились в узкие щелочки.
        Стасю внезапно охватило беспокойство. Впервые с того злополучного знакомства на лестнице в холле она оказалась наедине с троицей. На что же способны эти «милые девушки», когда на них никто не смотрит? Долго ждать ответа на свой вопрос не пришлось. Стася почувствовала резкий толчок в спину и только в последний момент сумела подставить руки, чтобы не поцеловаться с кафельным полом, одуряюще пахнущим хлоркой.
        - Нарка, осторожно, кажется, ты толкнула госпожу Романову! - захихикала Виола.
        Стася попыталась подняться, но получила чувствительный удар в бок.
        - Ой, я и не заметила, что тут ползает царская особа! - Дашка-Дылда небрежно швырнула окурок в ближайший унитаз и скрестила на груди свои толстые, похожие на две розовые сардельки, руки.
        Стася с ужасом наблюдала, как Вилка взяла швабру и продела ее в ручку двери.
        - Все, принцесса Романова, больше сюда никто не войдет и не увидит вашего позора!
        - пропела она. Затем подошла к скрючившейся на полу Стасе и, обдав ее запахом сигаретного дыма, сказала совсем другим тоном: - Романова, ты нас в конец достала! Думаешь, обзавелась ухажерами, теперь все можно? Ты, кажется, так и не поняла, кто здесь главный! Сейчас мы тебе объясним.

«О, господи! - успела подумать девочка, - Неужели, бить будут?» - и получила еще один удар по спине. Она вскочила и метнулась в самый дальний угол уборной. С трех сторон, не спеша, на нее надвигались голодные пираньи. «Хоть бы вошел кто-нибудь,
        - лихорадочно соображала Стася, - Нет, слишком рано - до подъема далеко! Исчезнуть бы! Раствориться! Совсем!» Она ощущала спиной холод кафельной плитки. Туалетное эхо затаилось, ожидая развития событий. А Вилка все приближалась, уже не маскируя свою злобу под приторной сладостью. «Пусть они от меня отстанут! Забудут обо мне!.
» - и в это же мгновение откуда-то из глубины сознания начала подниматься волна шепота. Это уже не был тот, несмелый шепоток, что донимал Стасю несколько дней. На нее шел бешеный ураган, сумасшедшее цунами. Оно в считанные мгновения охватило девочку, закрутило, отгородило от всего мира, заставило забыть о холоде, страхе и Вилке с ее подругами.
        Кажется, все это продолжалось несколько секунд. Внезапно шепот стих, цунами растаяло, океан отхлынул, оставив Стасю около стены интернатского туалета. Она снова ощутила ее холод.
        Пираньи стояли в полуметре от нее и озирались по сторонам.
        - Где она? - взвизгнула Вилка.
        - Только что была тут! Я же видела! Она здесь стояла! - ошалело твердила Дашка.
        Гульнара ничего не говорила. Она разглядывала стену туалета сквозь Стасю - ее взгляд не фиксировался на стоявшей прямо перед ней девочке.

«Они меня не видят! - догадалась Стася, - Но почему? Вот же я! Прямо у них перед носом! И я-то себя вижу!» На всякий случай она скосила глаза на свои руки, покрывшиеся от холода гусиной кожей - ни руки, ни мурашки и не думали исчезать.
        Внезапно дверь туалета несколько раз толкнули. «Эй, кто там? Откройте!» - послышался сердитый голос тети Али. Туалетное эхо подхватило его и начало швырять в стены и потолок уборной. Вилка, испуганно озираясь по сторонам, убрала швабру и впустила завхоза.
        - Вот безобразницы! Никак курили? - Тетя Аля наморщила нос и грозно свела брови, - Ну-ка брысь отсюда! Акулова, Виола, ох, выдеру я тебя! И Стэлла Родионовна мне не помешает! Слышала?
        - Молчи, идиотка старая! - презрительно прошипела Виола и, последний раз тревожно глянув на стену, где все еще стояла Стася, вместе с подругами покинула туалет.
        Глубоко вздохнув, девочка попыталась привести в порядок мысли. «Итак, что же произошло? Я стала невидимой? Или мои любимые одноклассницы внезапно сошли сума? Нет, это просто невероятно! Такого не может быть! Только не со мной! Я же самая обыкновенная!» - только что пережитое потрясение оказалось куда сильнее удивления, которое Стася испытала накануне, когда она вдруг, испугавшись очередной ссылки в подвал, прочла чувства директрисы и начала угрожать ей судебным разбирательством. События в мастерской Мироныча, еще поддавались каким-то разумным объяснениям, но внезапная невидимость - это уже чересчур! Хотя… Совершенно очевидно, что эти странности связаны между собой - в обоих случаях она слышала шепот. «Словно во мне просыпается кто-то чужой! Может, я пришелец? Или это воспоминание о моей прошлой жизни? А вдруг, я была ведьмой? Нет. Все это ерунда какая-то!»
        Усилием воли Стася заставила себя успокоиться. «В конце концов, способность по желанию становиться невидимой может еще не раз пригодиться. Интересно, а другие обитатели интерната меня видят?» - ей тут же захотелось это проверить. Она посмотрела на тетю Алю, которая, повернувшись к ней спиной, возилась в углу туалета.
        - Доброе утро! - громко сказала Стася слегка дрожащим от волнения голосом.
        - Ой, а я тебя и не заметила! Доброе утро! - весело отозвалась Алевтина Ивановна, натягивая ярко-розовые резиновые перчатки. Девочка разом успокоилась. Похоже, ее невидимость носит избирательный характер, - Форму я вашу, касатики, выстирала и нагладила уже. Прибегайте забирать. Ох-хо-хошеньки… - невпопад затянула тетя Аля и принялась наполнять ведро водой.
        - У вас что-то случилось? - Девочка безошибочно уловила волну тревоги, идущую от женщины. Похоже, сюрпризы еще не закончились. Она с удивлением отметила, что к ней вернулась вчерашняя способность читать чувства собеседника. Тревога Алевтины Ивановны отдавала гвоздикой. Стася терпеть не могла запах этой пряности. - Что-то с сыном?
        - Упаси Господи, рыбонька! - схватилась за сердце тетя Аля, - Сыночек мой служит - не тужит, в отпуск обещает приехать. Вот только… - женщина посмотрела в лицо Стасе, и та ощутила, как ее тревога окрасилась желанием поделиться новостью, так похожим на аромат апельсина, - случай у них в части вышел. Мне-то Вася ничего не писал - волновать не хотел, да люди рассказали - наших ребят ведь в Североморске много служит. Вот один такой совсем по дому истосковался - прихватил автомат, да сбежал. Нашли его, догнали, а он стрельбу открыл - ребяток поранил. Слава Богу, не убил никого. Теперь в тюрьме сидит - суда ждет. Ох-хо-хошеньки, что же с его матерью будет! Изведется вся! - к ощущениям женщины добавилось сочувствие, замешанное на радости, что это не с ее сыном случилась беда.
        - А вы ее знаете?
        - Кого?
        - Мать.
        - Да какая разница, - отмахнулась тетя Аля, - матери все одинаковые, - Ладно, нечего болтать. Мне работать пора, а тебе - умываться, да на завтрак бежать.

* * *
        Через полчаса Стася уже сидела в столовой между двух близнецов: справа - Вадик, слева - Гарик, и рассказывала им о своей внезапной невидимости.
        - Это что-то новое! - потрясенно сказал Гарик, дослушав до конца историю. Его омлет так и остался обиженно остывать в тарелке. - Эмпаты ничего подобного не умели. Это точно!
        Братья принялись горячо обсуждать случившееся. Вадик настаивал на версии, что в Стасе открылись задатки мощного гипнотизера, а Гарику больше нравилась идея воспоминания о прошлых жизнях. Они даже попробовали заставить девочку прямо в столовой стать невидимой, но у них ничего не вышло. Стася наотрез отказалась от эксперимента - она вообще не поняла, как это у нее с Виолой получилось.
        - А сейчас они тебя видят? - Вадик кивнул в сторону соседнего стола, за которым любимица директрисы в компании своих верных спутниц, ковырялась вилкой в тарелке.
        - Не знаю.
        - Так давай проверим! - предложил Гарик и, не дожидаясь ответа, подошел к Вилке.
        - Привет, девчонки! Как настроение? - донеслось до Стаси и Вадика.
        - Чего приперся? - огрызнулась Дашка.
        - Да вот, пришел рассказать вам важную новость! По интернату ходит опасный вирус.
«Рыбья слепота» называется. Слышали?
        - Что ты несешь? Какая еще слепота? - трубный голос тучной приятельницы Виолы разносился по всей столовой.
        - А такая - видишь человека перед собой, а потом бац - и никого! С вами чего-то похожего последнее время не случалось?
        - Ты все врешь! - Вилке удалось сохранить надменность, но в ее голосе отчетливо обозначилась неуверенность. Даже на расстоянии Стася уловила ее гвоздичный запах.
        - Да ну? С чего ты взяла? Исчезновение людей - это первая стадия. Потом начинает пропадать еда из тарелок, волосы с головы и наушники из ушей, - фаворитка Стервеллы судорожно сжала свой MP3-плеер, - Чуть позже ваша кожа покроется мерзкими гнойниками, носы и уши раздуются и посинеют словно сливы, а на ногах появятся черные кудрявые волосы! - Дылда громко икнула, - Так что если с вами последнее время происходило что-нибудь странное, бегите скорее в медпункт.
        - Хватит брехать! - рявкнула Вилка, обдав Стасю острым запахом негодования.
        - Я?!! Брешу?!! - возмущению Гарика не было предела, - А кто сегодня в женском туалете вдруг перестал видеть новенькую? То-то! Да, кстати, на самой ранней стадии
«рыбьей слепоты» те, кто исчез, потом вдруг снова появляются, на более же поздней стадии…
        - Я ее вижу! - заорала Дылда, показывая пальцем на Стасю.
        - Молчи, урра! - шикнула Вилка на свою простодушную подругу.
        - …На более поздней стадии люди и предметы исчезают бесследно! Да, кстати, вы знаете, чем лечат «рыбью слепоту»? - Гарик наклонился к одноклассницам, сделав драматическую паузу, - Клизмой!
        - Ой! - снова икнула Дылда.
        - И рыбьим жиром! - поставил жирную точку Гарик.
        - Вот брехло! Кого вы слушаете! - возмутилась Вилка. Но Гарик не удостоил ее ответом, он уже сидел рядом с Вадиком и Стасей, благосклонно принимая их поздравления.
        - Браво, маэстро! - восхищению Стаси не было предела. Сама бы она точно не выдержала - расхохоталась.
        - Скажите, коллега, а почему слепота «рыбья»? - спросил Вадик.
        - Потому что Акулова и ее подруги кто? - Гарик поднял одну бровь с видом фокусника, собравшегося вытащить из шляпы кролика, - Рыбы пираньи!
        Ребята тихо захихикали, опустив лица к тарелкам, чтобы Вилка и компания не засекли их веселья.
        Они быстро доели остывший омлет, запив его холодным какао, и побежали на уроки. За одним из поворотов коридора Гарик отстал, и вошел в класс уже после звонка.
        - Ты где был? - одними губами спросил его брат?
        - Потом! - так же беззвучно отозвался Гарик.

«Потом» наступило на ближайшей перемене, когда в класс заглянул белобрысый четвероклашка, и с очень важным видом сообщил: «Медсестра сказала всем, у кого есть признаки «рыбьей слепоты», заглянуть к ней после урока. Будут ставить клизму», - и, чуть не прыснув от смеха, скрылся в коридоре. Шестииклассники начали переглядываться, недоуменно пожимая плечами: «Новая эпидемия что ли?».
        Уже к концу следующего урока весь интернат был в курсе, что в его коридорах гуляет неизвестный вирус. Главным симптомом болезни называли - зрительные галлюцинации. Говорили, что пять учеников с утра уже увезли в больницу, и еще двадцать на подозрении. Вилка с подругами сидели за партой, мрачнее самой мрачной тучи.
        - Ой, Виолочка, у меня ручка куда-то попала, - услышала Стася жалобный скулеж Дылды.
        - За ухом, урра, посмотри! - закатила глаза любимая воспитанница Стервеллы.
        - И ноги чешутся… А вдруг, это волосы растут?
        - Заткнись! - прорычала Виола, озираясь по сторонам.
        Стася давно заметила, что со своими подругами Вилка не церемонится. «Дура» и
«идиотка» - типичное обращение к Дашке, но с ней она хотя бы разговаривает, а вот Гульнара в свите фаворитки Стервеллы играет роль бессловесной прислуги. «Эй, ты, подай - принеси» вот и все общение с подругой. «Интересно, почему она оказалась в интернате? Где ее родители?» - Стася со своего места украдкой разглядывала сгорбившуюся за партой Гульнару. Вдруг, словно почувствовав чужой взгляд, раскосая приятельница Вилки подняла голову и уставилась на Стасю. Девочку окатила волна черной, удушливой ненависти. А еще она ощутила боль, тоску и, кажется, чувство вины. Стасе внезапное стало неловко, словно ее поймали за подглядыванием в окно соседской квартиры, и она поспешно отвернулась.

* * *
        Если день начался с сюрпризов, то есть все основания думать, что ими он и продолжится. Урок литературы подкинул Стасе новый повод для размышлений. Его поставили в расписание вместо географии. Что бы хоть как-то занять время, доставшееся от арестованной Алисы Сергеевны, Глиста решила проверить память своих учеников.
        - Открываем учебники и читаем поэму «Школьник» Николая Некрасова, - Глиста привычным жестом поправила стильные очки в квадратной оправе, почему-то навевавшие Стасе мысли о гестапо - У вас 10 минут. Потом я проверю, сколько четверостиший каждый из вас успел запомнить. Тот, кто перескажет больше остальных - получит пятерку. Время пошло.
        Стася никогда не отличалась феноменальной памятью. Она сразу решила для себя, что не будет участвовать в соревновании, поэтому просто читала нравоучения мастера гражданской лирики, не пытаясь его запомнить.
        Как только Глиста сообщила, что пора закрывать учебники, над классом взвился лес рук. Ребята спешили рассказать поэму, пока строчки не выветрились из памяти. Средний результат был - три четверостишья. После строчки «…издержал последний грош» большинство чтецов делало паузу, пытаясь вспомнить продолжение. Гарик же без труда дошел до места про щедрую купчиху, но на словах «Или, может, ты дворовый из отпущенных?.. Ну, что ж!..» споткнулся, и Глиста сочла его выступление оконченным. Тане Ковалевой, что так отчаянно трусила во время Милкиного рассказа про малагасийский сапфир, удалось добраться до конца пятого четверостишья. Эта девочка училась лучше всех в классе. Каждая четверть в ее дневнике неизменно заканчивались шеренгой пятерок. Дойдя до строки «Не робей, не пропадешь!», Таня окинула гордым взглядом одноклассников, и опустилась на свое место уверенная, что обещанная пятерка может достаться только ей. Желающих посоревноваться с отличницей не было.
        Понимая, что звонок прозвенит еще не скоро, Глиста тоскливо обвела взглядом класс.
        - Романова! - наконец, выбрала она фамилию из списка, - Рассказывай!
        Стася встала и начала. Она была уверенна, что ее результат окажется более чем средний, но вот в памяти без труда всплыла первое, второе, третье четверостишье. Затем - четвертое, пятое, шестое… Класс затих, слушая голос новенькой, которая все говорила и говорила, говорила и говорила, пока поэма не кончилась. Прочитав пару раз, Стася запомнила все произведение Некрасова! Целиком! И рассказала его без единой запинки! Девочка стояла, глядя на онемевшую Глисту, и пыталась услышать привычный шепот в голове. Но его не было, только едва различимый ритм тамтамов где-то на грани ощущений напоминал девочке, что все удивительные изменения, происходившие с ней последнее время, имеют одну природу.
        - Ты учила эту поэму раньше? - Глиста нервно прокашлялась.
        - Нет.
        - Не думаю, что это правда. - Голос учительницы русского языка и литературы обрел привычный металлический оттенок. - Садись, Романова.
        От этих слов в глазах у Стаси потемнела, грудь сдавило негодованием. Очень тихо, но так, что весь класс замер от ее слов, она произнесла:
        - Я… никогда… не вру! Это третье правило.
        - Какое еще правило? - поморщилась Глиста.
        - Мое правило. Я никогда никому не вру. Я не читала этого стихотворения раньше.
        Глиста помолчала, брезгливо разглядывая нахалку, посмевшую с ней спорить. А Стася в этот момент пыталась задержать дыхание, чтобы не чувствовать зловония, которым пахло раздражение учительницы русского языка и литературы. Как, наверное, тяжело работать в детском доме и так сильно ненавидеть детей! На мгновение Стася почувствовала жалость к этой сухонькой женщине. Но только на мгновение. Потому что в следующий момент ее тонкие губы искорежила ядовитая улыбка.
        - Говоришь, не читала раньше? Ну-ну, проверим, - учительница порылась в своей сумочке и извлекла потрепанный томик, на котором едва угадывались слова «Сборник стихов поэтов серебряного века», - Вот это. - Она положила перед Стасей книгу и ткнула костлявым пальцем в стихотворение Валерия Брюсова «Терцины к спискам книг».
        Стася начала читать его про себя. По классу ходили волны шепота, напоминавшие девочке морской прибой в Геленжике, где она прошлым летом целый месяц отдыхала с бабушкой. Стоп! Не отвлекаться! О море и бабушке будем думать потом. Стася усердно читала стихотворение, пытаясь вникнуть в смысл поэтических образов. На строчках:
«…Еще мне нужны кости и суставы, Я жажду книг, чтоб сделать груду слов.…» у нее возникло серьезное сомнение в реальности не то что запомнить, но хотя бы понять о чем речь, однако едва она успела дойти до конца, Глиста выхватила книгу.
        - Все, Романова! Давай, продемонстрируй нам свои способности! Если ты не сможешь повторить подвиг, я поставлю тебе «два» за вранье…
        - Но, я же…
        - Никаких «но»! - отрезала Глиста, - Захотелось блеснуть своей памятью, так блещи!
        У Стаси едва слезы на глаза от обиды не навернулись. Особенно, когда она услышала мерзкое хихиканье Вилки и Дашки. Девочка поняла, что даже не может вспомнить первой строчки. Она, молча, стояла, глядя, как Глиста пытается скрыть торжествующую ухмылку.
        - Ну? - одна бровь учительницы саркастически взметнулась вверх.
        Стася глубоко вздохнула, закрыла глаза, зрительно представила страницу, на которой начиналось стихотворение, и…
        - И вас я помню, перечни и списки,
        Вас вижу пред собой за ликом лик…
        Строки одна за другой без усилий всплывали в памяти. Стасе казалось, что перед ней лежит распахнутая книга, и она, словно, не вспоминает стихотворение, а читает его. Странное ощущение. Незнакомое.
        Наконец, длинное произведение Брюсова подошло к концу. Девочка открыла глаза и оглянулась. «Ничего себе!» - тут же разразился класс изумленными восклицаниями, -
«Вот это память!» «Везет же!». Вилка, Дашка и Гульнара усиленно делали вид, что ничего особенного не произошло. Глиста молчала. Она была озадачена.
        - Ну? - Гарик поднял одну бровь и в точности воспроизвел интонацию Глисты, - Ставьте пятерку!
        - А лучше - две! Она же два стихотворения рассказала! - поддержал его Кролик.
        Глиста ничего не ответила. Не проронив ни слова, учительница села за стол, что-то нацарапала в журнале, и отпустила шестой «А» с урока на пять минут раньше положенного.
        ГЛАВА 10 ВАДИК
        Как только протарахтел звонок, Гарик растворился в орущей толпе, пробормотав что-то невнятное. Вадик остался наедине с новенькой.
        - Ну, пойдем на обед? - осторожно спросила она. Кажется, чувствовала отношение к себе второго близнеца.
        Вадик обреченно вздохнул. В принципе, она ничего. Он даже не против сидеть с ней за одной партой и иногда болтать о чем-нибудь незначительном, если бы не Гарик. Брат хочет все делать вместе с ней. Втюрился что ли?
        - Здорово ты Глисту удивила! - наконец решил Вадик проявить вежливость - Становишься настоящим супермном!
        - Тогда уж супергерл! Менять пол я пока не собираюсь. Если честно, от всего этого немного жутко делается. Такое ощущение, будто в меня вселился какой-то дух…
        - Глупости! Я читал в «Науке и жизни», что через 100-200 лет такие способности как у тебя станут нормой для человечества. Может, ты первый представитель новой расы. А, может, и не первый. Кто его знает, вдруг сейчас на всей планете то там, то здесь появляются люди с феноменальной памятью и способностями к гипнозу…
        - Что это?
        Около входа в столовую собралась небольшая толпа. Старшеклассники и ученики помладше рассматривали что-то на стене, рядом с дверью. Вадик со Стасей переглянулись и подошли ближе. Как выяснилось, причиной ажиотажа стал плакат, очень напоминавший стенгазеты, которые периодически вывешивала интернатская медсестра. На листе ватмана разноцветными фломастерами были нарисованы человечки с завязанными глазами, которые один за другим двигались к обрыву. Философский образ сопровождал текст: «Интернатовец! Будь внимателен! Не пропусти первые признаки
«рыбьей слепоты»! К ним относятся: зрительные галлюцинации, кожные высыпания, усиление волосяного покрова на нижних конечностях (ногах). Профилактика заболевания: трехдневное воздержание от пищи и промывание глаз утренней мочой. Подпись - начальник медчасти Колотушкина О.В.».
        - Совсем озверели! - услышали ребята над головой голос Фимы Лютикова, - Предлагают мочой умываться!
        - А что, Лютик, у тебя волосы на ногах начали расти? - Толкнул его в бок кто-то из старшеклассников.
        - Да ты их брей! Не стесняйся! - засмеялись в задних рядах.
        Стася и Вадик поскорее выбрались из толпы, которая все прибывала и прибывала - похоже, плакат о «рыбьей слепоте» побил все рекорда популярности. Проходя мимо учительского стола, ребята успели уловить обрывки разговора:
        - Что это за болезнь такая - «рыбья слепота»? Ничего о ней не слышал! - гудел усатый учитель труда Мироныч, - Позвонили бы Колотушкиной, чего она удумала!
        - Да звонили! - отмахнулась Глиста, - У нее телефон отключен.
        Меховая дама, сидевшая за тем же столом, при этих словах брезгливо поморщилась, словно уловила своим аристократическим носом запах «утренней мочи». Вадик отметил, что сегодня ее голову украшает маленькая шляпка с крошечной вуалью а-ля Анна Каренина. Из-за этой кокетливой шляпки столичная красавица смотрелась совсем уж чужеродно в интернатской столовой. «Как попугай среди воробьев, - вынес мальчик вердикт, - Видно, не отпускает ее милиция, пока следствие не закончится». И действительно, второй член комиссии, пожилая женщина в старомодных очках, тоже сидела здесь, внимательно слушая разговоры об эпидемии мнимой болезни.
        Когда ребята подошли к столу, Гарик уже поглощал борщ, сияя, словно новогодняя елка.
        - Ты с ума сошел! - накинулся Вадик на брата, плюхнувшись рядом, - Медсестра тебя в два счета вычислит!
        - У нее сегодня выходной! - Гарик с шумом втянул в себя ложку горячего борща, - Будет только завтра. А из учителей никто снимать плакат не решиться - вдруг и в правду эпидемия.
        - Психолог, блин! - Вадик поскреб свой рыжий затылок, признавая, что в словах брата есть смысл.
        - Стась, ты лучше на Вилку с ее свитой посмотри! - Кивнул Гарик в сторону соседнего стола, и Вадику сразу стало понятно, ради чего его близнец сбежал с последнего урока и организовал всю это авантюру - перед Стасей выпендривается! Ему потребовалось усилие справиться с раздражением. Чтобы не выдать своего настроения, Вадик резко обернулся к Виоле и компании. За соседним столом царила гнетущая атмосфера. Дылда тоскливо созерцала остывающий борщ. Она брала ложку, заносила ее над тарелкой, вздыхала и опускала на место. В ее маленьких свиных глазках читались страшные мучения, щеки горестно подрагивали, подбородок то и дело покрывался скорбными ямочками. Гульнара вообще не притрагивалась к еде - девочка смотрела в окно с безучастным видом. Вилка, подперев щеку, печально щипала черный хлеб и разбрасывала крошки по столу. Видимо «рыбы-пираньи» решили последовать советам
«Колотушкиной О.В,» и приступили к трехдневному голоданию.
        - Тебе не кажется, что это как-то… не правильно? - Огромные глаза девочки уставились на Гарика с осуждением, - Рано или поздно они узнают, кто над ними пошутил, и начнут мстить…
        - Не бойся! - Брат озорно улыбнулся, - Я тебя им в обиду не дам!
        Вадик презрительно фыркнул.
        - Да я не об этом! - махнула рукой Стася, - И вообще, Алиса Сергеевна, уже сутки как в тюрьме. Мы же поклялись ее спасти, а сами тратим время на всякие глупости.
        - Точно! Пора обсудить план следственных мероприятий. - мгновенно переключился Гарик, - Думаю, начать нужно с версий…
        - Эй, народ, вы читали плакат про «рыбью слепоту»? - Между Гариком и Стасей бесцеремонно влез Кролик, - Офигеть, правда?
        Негодование Вадика наконец-то нашло подходящий объект и выплеснулось на голову безмятежного Санька:
        - Чего тебе тут надо, стукач? - гаркнул он на оторопевшего одноклассника, - Иди к своей Вилке. Вон она, над борщом страдает - от «рыбьей слепоты» лечится! Иди - с ней поболтай, а нам предатели не нужны!
        Кролик что-то обиженно пробормотал в отсвет и быстро убрался восвояси.
        - Ну, зачем ты так? - Гарик озадаченно провел рукой по своим рыжим вихрам, - Не ожидал от тебя таких эмоций, брат!
        - Знаете, что? - Стася немного подалась вперед и понизила голос, - Нам не стоит здесь, в столовой, обсуждать наши дела. Нужно какое-нибудь укромное место - что-то вроде штаба.
        Братья переглянулись:
        - Гарик, нет!
        - Почему нет?
        - Ты же обещал, что мы никому о нем не скажем?
        От негодования голос Вадика задрожал, кровь прилила к ушам.
        - Да брось ты! Она же своя. Стася, у нас есть такое место.

* * *
        Сразу после уроков, выпросив у тети Али из гардероба свои кутки, они выскочили из здания интерната. На улице было еще светло, но во всем угадывалось дыхание скорых сумерек, которые уже успели плеснуть оранжевой краски в лучи усталого солнца, сделали стволы сосен за оградой интерната розовыми, а тени - темно-синими. Скоро солнечный диск превратиться в красный глаз гигантского альбиноса, и начнет стремительно темнеть.
        Вадик набрал полную грудь пряного осеннего воздуха и с шумом выдохнул его, отгоняя неприятные мысли. Постоял немного, наслаждаясь с высокого крыльца интерната видом на Тихореченск. Маленький городок опоясывала речушка со смешным названием Чудилка. Она, словно охраняла жилища людей от подступающего леса, преграждая путь высоченным елям к деревянным домам позапрошлого века и редким пятиэтажкам советского образца. Вадик в последний раз глянул на город в предчувствии осенних сумерек и припустил вслед за братом и Стасей.
        Путь друзей лежал за территорию интерната. Там, за дырявой оградой - не смотря на регулярные разносы Стервеллы, Мироныч ленился штопать дырки в металлической сетке, которые проделывали жаждущие свободы воспитанники - покачивался величественный лес. Интернат стоял на самом краю Тихоречинска. Между берегом Чудилки и территорией бывшей усадьбы Вершицких каким-то чудом сохранилась полоса настоящего леса. Могучие сосны пронизывали густой подлесок, превращавший эти места в непролазную чащу. Кое-где ее пересекали узкие тропки, но таких было не много. По одной из них сейчас спешили близнецы. Следом шла Стася, еле поспевая за юркими мальчишками. Вот уже показалась знакомая сосна, расщепленная в прошлом году ударом молнии. Ее ствол, словно тело свечи, в местах, где треснула кора, оплыл прозрачной смолой. Вадик задержался на несколько мгновений, чтобы отломить кусочек древесных
«слез» - вдруг он когда-нибудь станет янтарем. Сразу за сосной тропинка делала несколько крутых виражей, петляя между могучими пнями, ныряла под арку согнувшейся осины и упиралась в желто-оранжевую завесу кустов жимолости.
        - Все, пришли! - Сообщил Гарик.
        - Куда пришли? - Девочка начала удивленно оглядываться, - Здесь же ничего нет!
        - А вот и есть! - близнец раздвинул кусты, и ребята оказались на крошечной полянке. Его брат аккуратно перевернул неприметную шапку зеленого мха и открыл трубу, торчащую прямо из земли, - Это наш штаб.
        Маленькая деревянная дверь вела в надежно спрятанную от чужих глаз землянку.
        - Добро пожаловать в Убежище! - Гарик застыл в театральном поклоне, пропуская Стасю вперед. Она сделал несколько несмелых шагов и исчезла в темноте. Близнецы последовали за ней.
        - Вуаля! - щелкнул выключатель, и помещение залил уютный свет, шедший от электрической лампочки в стареньком, насквозь пропыленном, абажуре под потолком.
        Стася потрясенно разглядывала комнату со стенами, обшитыми, потемневшей от времени доской. В середине стоял круглый деревянный стол, словно шляпка мухомора, покрытый кругами от горячих чашек, догоревших свечей и результатами химических опытов. Вокруг стола пристроились несколько деревянных колод, служивших мальчишкам табуретками. В углу притаилась печка-буржуйка, чья труба выходила на поверхность, рядом - потертое кресло, судя по виду, принесенное братьями с ближайшей помойки. Одной ножки не хватало, и ее заменил кусок полена, из прорванной обивки торчали ошметки ваты, напоминавшие хлопья грязного городского снега. Стена напротив входа была прикрыта выцветшим ковриком. Как ни странно, не смотря на убогую обстановку это была очень уютная землянка.
        - Мы ее в прошлом году обнаружили. - Объяснил Гарик, - Она совсем разрушенная была
        - пришлось полностью восстанавливать.
        - А откуда здесь электричество? - спросила Стася.
        - Это все Вадик! - Гарик приступил к разведению огня в печке.
        - Да ну ее - лучше нагреватель включи.
        - Точно! - близнец достал из-за кресла запыленный, но вполне современный тепловентилятор, нажал кнопку, и землянка стремительно начала заполняться теплым воздухом.
        - Здесь, неподалеку, есть трансформаторная будка, - небрежно сообщил Вадик - пусть не думает, что он хвастается, - Я кинул провод, и пожалуйста - 220 Вт, как заказывали.
        - А разве так можно? - Стася уставилась на близнеца своими бездонными глазищами.
        - Конечно нельзя! Но если очень хочется… Лучше глянь сюда, - Вадик подозвал Стасю к одной из стен землянки, из которой торчало что-то вроде морского бинокля, - Наш наблюдательный пункт.
        Девочка осторожно приблизилась к изобретению Вадика. Посмотрела и ахнула:
        - Это же тропинка! Да так близко!
        - А теперь? - Вадик изменил угол обзора.
        - Ой! Ограда интерната! Но как это возможно?
        - Очень просто! Система увеличительных стекол и зеркал позволяет контролировать подступы к Убежищу.
        - Та все сам придумал? - в глазах девочки читалось искреннее восхищение. Вадик почувствовал, как зарделись его щеки, а в животе приятно защекотало. Но тут о себе напомнил Гарик.
        - Стася, иди сюда, что я тебе покажу! - Он подвел девочку к стене, завешанной ковриком, аккуратно снял его с гвоздей и открыл картину, нарисованную на большом куске ДВП. Это был кот. Тот самый, рыжий, один глаз зеленый, другой - желтый. Но здесь, в землянке, он был нарисован куда подробнее - каждую шерстинку видно, каждое перышко на толстых, привалившихся к пушистому кошачьему боку, воробьях.
        - Это же твоя картина весит в коридоре! - удивилась Стася, - Она мне ужасно понравилась! Знаешь, в ней есть что-то весеннее!
        Гарик отвел руку в сторону, открыв одно единственное слово в углу картины:
«Весна».
        - Ты угадала. - Он улыбнулся, и веснушки заплясали на его физиономии.
        - Ладно, закругляемся с экскурсией! - отвлек ребят Вадик от созерцания творчества брата, - Кажется, мы собирались убийство обсуждать! Так давайте начнем. Не зря же мы сюда приперлись!
        - Точно! Минуточку… - Гарик полез под стол и извлек оттуда книгу в черной обложке. Крупные золотые буквы сообщили непосвященной Стасе, что это не что иное как учебник по криминалистике.
        - Е.П. Ищенко. Курс лекций. - Гарик открыл учебник на одной из многочисленных закладок, - Итак, первое, с чего начинается любое расследование - это криминалистические версии - кто и зачем убил.
        - Например? - поднял одну бровь близнец.
        - Ну-у, например, версия первая - наследство.
        - Забияко был богатым? - удивилась Стася.
        - Не знаю. Нужно проверить. В любом случае - наследство это версия. - Гарик достал стопку бумажек, зеленый фломастер и кнопки. Он нацарапал на одной из бумажек слово
«наследство» и прикрепил к стене, - Версия вторая - месть. Колобку, то есть Забияко, кто-то за что-то отомстил - на что указывает страза во рту. Между прочим, это очень напоминает обычай Коза Ностры. У американских мафиози так принято: убивая предателя, засовывать ему камень в рот.
        - Не за что не поверю, что Забияко - американский мафиози. - хмыкнул Вадик.
        - И не верь - нужно проверять, - Гарик тем временем прикрепил на стене вторую бумажку, - Версия третья - «непредумышленное убийство» - под влиянием момента. Этой версии придерживается милиция. Мол, Забияко что-то там ляпнул - Алиса психанула и толкнула его с лестницы. А страза во рту покойного сама материализовалась.
        - Может, ее кто-то другой засунул? - предположила Стася, - Не убийца? Я же видела фигуру в белом, которая подходила к Забияко, когда он лежал внизу.
        - То есть воспользовались случаем? Возможно. - Гарик пометил рядом с третьей версией: «Страза!»
        - Версия четвертая… - мальчик сделал паузу, подбирая слова.
        - Призрак, - закончила за него Стася, - Призрак и камень. Возможно, дух шамана, или княжны Вершицкой, выходит из сапфира и ищет свежую душу каждое полнолуние.
        - Смеешься? - Вадик удивленно уставился на Стасю. - Ты что, действительно веришь в эти сказки?
        - А ты сам этого призрака видел? - Гарик уверенно вывел на четвертой бумажке
«Призрак», - Не видел - вот и молчи.
        - Мы не должны отбрасывать эту версию, - девочка встала с пенька-табуретки и присела на корточки рядом с тепловентилятором. От ресниц на ее щеки падали пушистые тени, отчего она казалась Вадику похожей на лесную фею, заскочившую погреться в человеческое жилье, - По интернату бродит привидение, или кто-то переодетый в привидение. На шее у него - фиолетовый камень. Около тела Забияко я видела фигуру в белом, она же прошла по коридору мимо пятой комнаты за десять минут до убийства.
        - Думаю, чтобы разобраться во всем, нам нужно как можно больше узнать об этом сапфире! - Гарик поставил на последней бумажке жирный восклицательный знак, - Вот.
        - Все это просто фантазии! - скривился Вадик. Он не понимал брата и Стасю: как вообще всерьез можно рассуждать о каком-то призраке шамана? - Ладно, версий больше нет?
        - Есть! - Стася выпрямилась, - Деньги. Не наследство, а, например, деньги, выделенные интернату. Возможно, Стервелла и Колобок решили их прикарманить. Потом что-то не поделили, и директриса столкнула его с лестницы. Или, это была не директриса, а один из членов комиссии. Допустим, Анна Геннадиевна. Ты же сам, Гарик, рассказывал, что она хотела сделать компьютерный класс, а Забияко - собирался купить швейные машины.
        - Но разве из-за этого убивают? - снова усомнился Вадик.
        - А почему нет? - Гарик написал еще одну бумажку со словами: «Деньги + махинации» и тоже приколол ее к стене. Итого получилось пять версий.
        - Что дальше? - поинтересовался Вадик. Его неожиданно увлекла игра в сыщиков. Она напоминала логическую задачу - найди каждому кусочку головоломки свое место.
        Следующим этапом ребята составили список подозреваемых. В него попали:

• Стервелла

• Алиса

• Мироныч

• Тетя Аля

• Дама в мехах

• Анна Геннадиевна

• Такса

• Ночная воспитательница
        Имени последней ни Вадик, ни Гарик не знали - она начала работать совсем недавно.
        - Теперь нам нужно установить, у кого из них есть мотив и алиби, - бодро сообщил Гарик
        - Алиби - это что? - спросила Стася.
        Вадик с Гариком переглянулись.
        - А ты не знаешь?
        - Я же ни одного детектива в жизни не читала и не смотрела. Бабушка называла детективы «развратом ума…»
        - Бывает, - с сочувствием вздохнул Гарик, - В общем алиби - это когда кто-то может подтвердить, что подозреваемый не мог совершить преступления. Например, потому что в этот момент он играл в покер с Брюсом Уиллисом. У Алисы алиби нет. Она говорит, что спала, но этого никто не может подтвердить! Нужно проверить остальных и заодно выяснить, не было ли у них повода, избавиться от Колобка, - он опять посмотрел в учебник по криминалистике, - Мы забыли еще один важный момент - улики. У нас есть страза…
        - Не у нас, а у милиции, - спустил брата с небес Вадик.
        - Не важно! Страза и еще одна улика, о которой не знает милиция! - Гарик торжественно извлек из-за пазухи фонарик, найденный им и Стасей в подвале, - Опля!
        - Какая же это улика! Его на месте преступления не было! - разочарованно вздохнул Вадик.
        - Ну и что! Зато он был рядом с портретом Вершицкой, чей призрак бродит по интернату.
        - Я тоже считаю, что фонарик связан с преступлением, - согласилась Стася.
        Вадик взял находку ребят и поднес ее к глазам. Симпатичная вещица. Миниатюрный фонарик уютно лежал в руке и легко умещался в любом кармане. Светодиодные лампочки давали куда больше света, чем обычные. Кажется, куплен он совсем недавно.
        - Гляньте-ка! Здесь кусочек ценника остался! - показал Вадик жалкий клочок бумажки на рукоятке фонарика.
        Гарик вытащил из кармана порядком поцарапанное увеличительное стекло в металлической оправе.
        - Ага… Это же… Внимание! Мы обнаружили первый след. Стоило только включить маленькие серые клеточки. - Гарик торжественно ткнул пальцем в свою рыжую макушку, подражая Эркюлю Пуаро в исполнении Девида Суше, - Смотрите, здесь осталась часть названия магазина: «…та». Как вы думаете, что это?
        - «Забота», «Работа», «Зевота» … - начал задумчиво перечислять Вадик.
        - «Охота», Ватсон! Это магазин «Охота» в центре города. Я видел там такие фонарики!
        - Сам ты - Ватсон! - обиделся Вадик. Его уже начинала бесить игра брата в великого сыщика.
        - То есть нам нужно идти в магазин «Охота», - догадалась Стася, - и спрашивать у продавцов, кто последнее время покупал такой фонарик!
        Настало время распределять обязанности. Гарик, продолжая изображать босса, сказал, что в магазин он отправится сам - в субботу. После знаменитого разговора Стаси с директрисой, брат надеялся, что у них не возникнет проблем с выходными у дедушки. Вадику он поручил вести наблюдение за Стервеллой. Решили прослушать ее кабинет - у близнецов на такой случай имелся цифровой диктофон, который мог включать запись, реагируя на голос. Вадик нашел его на задворках тихореченского магазина электроники. Видимо, продавцы сочли его безнадежно сломанным, а Вадик взял и починил. Осталось только спрятать диктофон в кабинете Стервеллы. Стасе досталась спокойная роль историка-краеведа - она должна была собрать информацию о роде Вершицких и его проклятии, если, конечно, таковое имелось. Опрос всех подозреваемых и выяснение их алиби Гарик великодушно оставил себе.
        - Нет, это не правильно! - внезапно встряла Стася, - Я тоже должна участвовать в опросе. Я ведь эмпат. Вы забыли?
        - Но ты же не владеешь своим даром! - напомнил Вадик.
        - Кто тебе сказал? - Стася лукаво улыбнулась и в ее вишневых глазах заплясали озорные огоньки, - После встречи в туалете с Вилкой я прекрасно овладела эмпатией.
        - Правда? И прямо сейчас читаешь наши чувства? - поинтересовался Гарик.
        - А как же! Сказать, что ты сейчас чувствуешь?
        - Ну?
        - Первое - это гордость: ведь ты лучше нас знаешь, как расследуют убийства, и наслаждаешься ролью командира. Второе - это азарт и нетерпение! Тебе очень хочется приступить к расследованию. Третье - легкий голод. Ты проголодался и думаешь, кажется, о котлетах. Четвертое, тебе нравится… - внезапно Стася замолчала и уставилась на Гарика. Вадик заметил, что щеки его брата стали пунцовыми.
        - Все. Хватит. Я верю, - прошептал Гарик. - Не надо продолжать.
        Вадику стало не по себе. Он вдруг понял, что для этой девчонки они оба, словно открытые книги - буквари с картинками. В землянке повисла неловкая тишина.
        - Извините, - Стася отвела глаза в сторону, села на диван, обхватив руками колени, и отвернулась, - Я не хотела…
        - Подожди, Стася, - Гарик сел рядом и Вадик в очередной раз почувствовал себя лишним, - Все нормально, я просто не ожидал. И потом - это же здорово, что ты стала эмпатом. Представляешь, как просто теперь проводить допрос! Ты всегда будешь знать, врет тебе человек или нет.

«Ага, а еще она теперь прекрасно знает, что ты втюрился в нее, как последний идиот, - подумал Вадик, - И что меня это бесит! На секунду ему стало неловко перед этой девочкой с вишневыми глазами, но потом неловкость уступила место раздражению,
        - Ну и пусть знает! Плевать я на нее хотел! Она мне никто!»
        Снаружи землянки почти совсем стемнело, и ребята решили возвращаться в интернат. Желудок Гарика уже пару раз издал тревожную трель, напоминая, что приближается время ужина. Вадик подошел к своему изобретению проверить, нет ли кого на тропинке, и тихо присвистнул от удивления.
        - Не фига себе! - Со стороны леса, около ограды интерната, СТОЯЛ ПРИЗРАК. Самый настоящий призрак в белом балахоне до земли с копной темных, нечесаных за последнее столетие волос. Его фигура излучала еле заметное свечение. Лица было разглядеть невозможно - он стоял спиной к лесу, наблюдая за территорией интерната.
        - Что там, Вадь? - Рядом оказался брат. Увидев выражение лица Вадика, он тоже прильнул к биноклю, - Та-а-ак! Старая знакомая!
        ГЛАВА 11. Стася
        Стася со смесью страха и восторга наблюдала за призрачной фигурой. Надо же - настоящее приведение! Мертвенное сияние, шедшее от балахона, не вызывало никаких сомнений - это пришелец с того света.
        Ребята по очереди смотрели в бинокль на застывшего в обрамлении кружева веток призрака. Ну, просто фильм ужасов какой-то! И вот, наконец, фигура в белом осторожно двинулась в сторону интерната. Решено было следовать за ней. Друзья выключили свет и в спешке покинули Убежище.
        Им удалось нагнать призрачную женщину минуты через три. Она не торопясь вошла в мастерскую Мироныча, которая в это время стояла темной - занятия давно закончились. Троица притаилась за полуголым кустарником, росшим под окнами бывшего флигеля Вершицких. Повисло томительное ожидание. Ленивыми гусеницами ползли минуты, а из мастерской не доносилось ни звука.
        - Может, в окно заглянем? - предложил Вадик.
        - Нет. Спугнем. Давайте, еще подождем. - отрезал Гарик.
        Прошло не меньше четверти часа, но окна мастерской так и остались темными, в них не мелькнуло даже намека на движение. Из главного здания интерната донесся дребезжащий звук.
        - Ужин. - Гарик с тоской посмотрел на окна столовой. - Все. Пошли, - Он встал во весь рост и решительно направился к мастерской.
        - Постой! Не надо! - попыталась остановить его Стася, но было поздно. Гарик в два прыжка оказался рядом с дверью. Девочка ждала, что он осторожно заглянет в мастерскую, может, фонариком посветит, но не таков был близнец Соболев. Гарик резко распахнул дверь и включил свет.
        - Степан Миронович, вы здесь? - услышали ребята его голос, - А я к вам пришел!
        Стася и Вадик, не сговариваясь, бросились вслед за Гариком. Вдруг ему понадобиться их помощь! Первое, что заметили друзья - это открытая шахта заброшенного подъемника. Фанера, заботливо прибитая братьями, теперь болталась на одном гвозде. Квадратный лаз скалился на ребят черной пастью. Призрака таинственной женщины в мастерской не было и в помине.
        - Ушла! - выдохнул Гарик, - через подвал!
        И тут Стася увидела ногу. Большую ногу в грубом башмаке. Она торчала из-за задернутой занавески, которая отделяла помещение мастерской от диванчика Мироныча. Девочка сделал пару робких шагов, не отрывая взгляда от неподвижной конечности, отвела в сторону засаленную штору и обнаружила весьма неприятную картину. На диване, свесив огромные ручищи, лежал учитель труда. Его усатая физиономия сейчас имела серо-зеленый оттенок. Фланелевая рубаха на груди была разорвана, словно в приступе удушья. Глаза закатились, оголив желтоватый белок. Стася почувствовала резкий приступ тошноты.
        - Мироныч, что с Вами? - услышала девочка у себя за спиной голос Гарика, - Он мертвый?
        - Кажется! Призрак убил его! - оторопело произнес Вадик, - Нужно звать на помощь.
        И ребята, что есть духу, кинулись прочь из мастерской.

* * *
        Через двадцать минут на территорию тихореченского интерната въехала «Скорая помощь» и пара милицейских машин с мигалками. Стася из окна наблюдала, как санитары вынесли из мастерской носилки, накрытые белой простыней, и, включив сирену, поспешно укатили в сторону города. А около флигеля все еще толпились люди в милицейской форме и мерцали вспышки фотоаппарата.
        - Место преступления осматривают! - важно изрек Гарик, стоявший рядом. - Протокол составляют.
        До отбоя оставалось совсем ничего, но никто в интернате и не думал укладываться спать. Все возбужденно обсуждали несчастье, приключившиеся с Миронычем. Стася до сих пор не могла прийти в себя - у нее перед глазами стояло посеревшее лицо учителя труда. Лицо мертвеца. Бррр! Как же это неприятно находить трупы! Бабушка была права: в убийствах нет ничего романтичного…
        От неприятных мыслей Стасю отвлекло движение в тусклом свете фонаря. Через двор к крыльцу интернат уверенно шагали два человека. Одного из них девочка смогла бы узнать даже в полной темноте. Это был дядя Тарас. Она вмиг ощутила холод внизу живота, к гору поступила забытая в суматохе обида. Стася отшатнулась от окна.
        - Ты чего? А-а-а - Леонова увидела. - Догадался Гарик, - Может, еще раз поговоришь с ним?
        - Нет. Он не хочет меня знать! - гордо вскинула подбородок Стася, - Обойдусь как-нибудь. Там с ним Стас пришел. Давай его расспросим об убийстве Мироныча.
        Дядя Тарас и молодой оперативник прошагали в кабинет директора. Через минуту рядом со Стасей и Гариком материализовался Вадик.
        - Все! Дело сделано. В кабинете Стервеллы лежит диктофон, - не скрывая гордости, сообщил он, - Пока все бегали в мастерскую, я спрятал его под ее столом.
        - Ты Супер Бизон! - хлопнул Гарик по спине брата, - Главное, так же ловко его потом оттуда достать.
        Дождаться оперативника Перепелкина друзьям так и не удалось. Перед ними, словно тень мадагаскарского шамана возникла ночная воспитательница, имя которой братья не смогли вспомнить. Это было бесцветное существо неопределенного возраста. Возможно, двадцати пяти, а возможно и сорока лет от роду. Худая сутулая женщина, с волосами цвета половой тряпки, которой Тетя Аля намывала интернатские полы. Стасе отчего-то почудилось в ее невнятном лице что-то знакомое. «Наверное, напоминает кого-то из той, дугой жизни, - подумала девочка». Ночная воспитательница постояла, молча глядя на ребят, а затем еле слышно сообщила, что пора в постель. И снова замолчала, терпеливо дожидаясь, пока друзья соизволят выполнить ее распоряжение.
        Братьям Соболевым и Стасе не оставалось ничего другого, как покинуть свой пост. Они разошлись по палатам, договорившись завтра продолжить расследование.

* * *
        Стася забралась в постель, включила, прихваченный у Гарика фонарик и открыла книжку Загубского. Но отправиться в прошлое рода Вершицких ей не удалось.
        - Что читаешь? - на кровать присела Милка, - Учебник?
        Стася удивилась. До сих пор никто из девчонок не пытался с ней заговаривать. Она успела понять, что Вилку здесь не просто бояться - ее слушаются. Она была важным звеном в интернатовской иерархии, которое держало этот маленький уродливый мирок.
        - Ты бы лучше с Акуловой поговорила, - наставительно сказала Мила, - Она от тебя не отстанет, пока ты ей клятву не дашь…
        - Пока, что не сделаю? - Стасе показалась, что она ослышалась.
        - Пока ее главной не признаешь. Покури с ней, подари что-нибудь, и она тебя оставит в покое. Ну и оденься по-другому, прическу измени, а то ходишь, как зубрила недоделанная: косички, колготки эти. Только очков не хватает.
        - Я не курю.
        - Так начни! Это же просто. Мы все курим.
        Стася внимательно посмотрела на свою белокурую соседку. От нее пахло ванилью - аромат добрых намерений, как успела усвоить Стася. Милка и правда хочет ей помочь.
        - Это так важно?
        - Что?
        - Чтобы нормально относится к человеку, он должен курить и одеваться так же, как остальные?
        - Ну да!
        - Мил, спасибо тебе, большое. Ты очень добрая. И смелая. Только я не хочу меняться. Лучше вы бросайте курить. От этого изо рта плохо пахнет. И Вилке я клятву верности давать не буду. Справлюсь как-нибудь.
        - Зря. Соболевы тебе не помогут.
        Милка махнула рукой и пересела на свою кровать, где как всегда собрался клуб поклонниц малагасийского шамана. Вскоре по палате начали бродить волны сладкого ужаса. Приятного, уютного. Так бояться под страшную сказку или безобидный триллер.
        Для Стаси этот вид страха имел особый запах. Кроме противного привкуса гвоздики, он отдавал корицей и, чуть-чуть, оплавленным воском. Сразу представлялся треск поленьев в камине, горячий чай, дождь за стеной.
        На обоях колебались силуэты деревьев. Фонарь, скучавший за окном, каждую ночь устраивал в детских спальнях театр теней. Деревья на стенах и потолке то шевелили корявыми «руками», то водили хороводы под октябрьским ветром, то, вдруг, замирали, словно прислушиваясь к Милкиному рассказу.
        Голос девочки монотонно журчал. Лишь иногда его прерывали вздохи благодарных слушателей. «Все-таки артистка эта Милка! - Стася улыбнулась про себя и погрузилась в книгу.
        К удивлению девочки история рода Вершицких в изложении бывшего директора интерната ничуть не походило на скучный учебник. Это была сага. Сага о дворянском роде, бравшем свое начало еще во времена польского царя Сигизмунда III. Предок князя, Яков Вершицкий, участвовал в русско-шведской войне, был взят в плен и 13 лет провел в Москве. За преданность своей новой Родине царь Александр Михайлович пожаловал пленному поляку титул князя, надел земли и три сотни крестьянских душ. В отличие от русских дворян из шляхтича вышел рачительный хозяин. Уже через десять лет он утроил, а потом и удесятерил полученное состояние. Род Вершицких начал играть заметную роль в российском дворянстве…
        Стася быстро пролистала описание жизни предков Владимира Вершицкого и приступила к изучению главы, посвященной последнему из рода польских князей.

…В пять лет он потерял мать - ее унесла коварная чахотка, косившая ряды знатных господ в позапрошлом веке. Сейчас бы сказали - туберкулез легких. Когда молодому князю исполнилось 23 года, на тот свет отправился его батюшка - Василий Владимирович, за долгие годы истосковавшейся по своей покойной жене, и не чаявший вновь встретится с ней. Владимир Вершицкий погоревал, да и решил вернуться в Петербург, где до этого учился без малого три года.
        Но тут ему встретилась юная Тамара Кадушкина - дочка местного дворянчика.

«Итак, она звалась Тамара… - прошептала Стася, - Необычное имя». Да и девушкой Тамара оказалась необычной. Ходили слухи, что мать ее была цыганкой с буйным, неуступчивым нравом. Впрочем, матери Тамары никто из тихореченцев не видел. Отец привез малютку из далекой губернии, объяснив любопытным соседям, что жена, де, умерла при родах. Девочку растила старая нянька - женщина добрая, но со странностями. Поговаривали, что не чужда она была магии: то травку какую от ревматизма присоветует, то коровку заговорит так, что та никогда хворать не будет. В порчи ее никто не уличал, но разве их, деревенских ведьм, разберешь! Обидится на что-нибудь и все стадо положит.
        А Тамара выросла знатная девка. На тысячу верст в округе такой не сыскать: спина прямая, глаза чернеющие, словно южная ночь, волосы - смоляной водопад. Взглянет на мужика - и тот готов за ней хоть на край света. Она же ни кому надежды не давала. Все с нянькой своей по лесам бродила - траву неведомую собирала, колдовать училась. Слухи о дочери Кадушкина разные ходили. Рассказывали, будто влюбился в Тамару богатый сосед, посватался, но получил от девушки отказ. Отец, понятное дело, настаивать не стал - человек он был мягкий, да слабохарактерный - с дочерью ему не тягаться. Но сосед решил не отступаться. Скупил все долги Кадушкина - у того дела-то не очень шли - и снова приехал к нему. Говорит, не отдашь дочь - в долговую тюрьму посажу. Тут к шантажисту вышла сама Тамара. Глянула своими глазищами - жениха аж пот прошиб - и так тихо попросила дом их с батюшкой оставить и все долги им простить, иначе завтра же лишится он близкого человека. Сосед не поверил, у виска покрутил и домой поехал. Но на следующее утро в его семье случилось несчастье - утонула в пруду родная сестра - пошла с подругами купаться,
да не вернулась, только к обеду мужики тело девушки из воды выловили. Смекнул сосед, в чем дело, и быстрее к Кадушкным - угрожать начал, что полицию позовет, а Тамара ему отвечает: «Не спеши. У тебя еще два брата остались, мать, отец, племянников полон дом». Тот, ясное дело, решил жизнями родных не рисковать - долги простил, и свататься больше не приезжал. Вот такая девушка встретилась молодому князю. Тот не один месяц ее порог обивал - все замуж звал. Тамаре он вроде по нраву пришелся, но разве сразу гордячка уступит?
        Долго мучила красавица влюбленного князя - целый год он ходил бледной тенью, ни спать, ни есть не мог - все о Тамаре думал, а, однажды, взял и уехал в дальние страны. В Тихореченке заговорили, что это Кадушкина его отправила - подвиг совершить, да доказать свою любовь делом. По городу молва пошла, якобы поехал князь не куда-нибудь, а на остров Мадагаскар за колдовским камнем, яхонтом, как тогда говорили, а по-нынешнему - сапфиром. Рассказывали, будто прадед няньки Тамары был в числе беглых камчатских ссыльных, которые под предводительством опального дворянина Морица Августа Бенёвского высадились на Мадагаскар, добираясь по океану из Камчатки во Францию. Знаменитый авантюрист провозгласил себя королем этого острова, но вскоре был убит, а Мадагаскар попал под протекторат Франции.
        Зато земля Русская пополнилась множеством легенд о странных жителей тех далеких земель и их малопонятных обычаях. Одна из них гласила, что на берегу малагасийской реки Икупа живет нелюдимое племя. Поклоняется оно одноглазому идолу, в глазнице которого лежит драгоценный камень. Камень этот не простой. Племя верит, что голубой сапфир - не что иное, как кусок небосвода, куда уходят души умерших соплеменников. Тому, кто сумеет им завладеть, камень дарует волшебную силу и вечную жизнь.
        Через три года князь вернулся в Тихореченск, а еще через месяц Тамара Кадушкина и Владимир Вершицкий обвенчались. У невесты на груди во время церемонии мерцал голубой камень, невероятной величины и чистоты. Неизвестно, жили ли в нем души умерших малагасийцев, но стоил он, уж точно, куда больше всего состояния отца Кадушкина.
        Увы, на этом счастливая жизнь князя закончилось. Его сын умер почти сразу после рождения, а молодая жена, как писали газеты того времени, повредилась рассудком. Вскоре вокруг дома Вершицких начали твориться совсем уж странные, и даже зловещие вещи. На пожелтевших страницах губернского вестника можно найти немало упоминаний очевидцев о фигуре в белом, бродившей в окрестностях нынешнего интерната. Поначалу такие рассказы появлялись только в колонке слухов, но через пару месяцев они переместились в раздел криминальных новостей. Это случилось сразу после пропажи одиннадцатилетнего сына торговки рыбой, некой Марфы Невзгодовой. Мальчик ушел гулять вместе с ватагой сверстников и не вернулся. Его друзья рассказывали, что он увязался за призрачной фигурой, увиденной ими на окраине города, и пообещал выследить, где обитает таинственный дух. Никто из ребят не согласился составить ему компанию - побоялись - и сын торговки пошел один. А через три дня мальчика нашли с перерезанным горлом на берегу реки Чудилка, неподалеку от усадьбы Вершицких.
        По Тихореченску поползли слухи, что в деле замешан молодой князь. На рынке, в пропахших кислой капустой кабаках и изысканных гостиных люди шептались про дух шамана, живущий в голубом камне. Мол, иноземный чародей мстит за свою смерть и заставляет князя совершать непотребные поступки. Уж откуда взялась эта неправдоподобная версия, неведомо, только дошло до того, что местной жандармерии пришлось провести обыск в доме Вершицких - в одном из номеров губернского вестника содержится подробный отчет об этом. Естественно, найдено ничего не было.
        А на следующий день Тихореченск постигла новая трагедия. Обнаружили тело еще одного ребенка - девятилетней дочери крестьянина Егорова. Она вместе с отцом приехала в Тихореченск на субботнюю ярмарку, да затерялась в толпе разряженных горожан. На утро не находившему себе места отцу сообщили, что малышку обнаружили мертвой на берегу реки, точно там, где до этого лежало тело мальчика. Как и в первый раз, горло ребенка было перерезано.
        Вот теперь уже Тихореченск охватило настоящее безумие. Все чаще звучали призывы поджечь дом душегуба-Вершицкого, а самому ему вогнать осиновый кол в сердце. К этим разговорам добавился еще один слух. Говорили, что, якобы, жестокий князь держит свою несчастную жену в подвале, привязанной к кровати. Вроде при обыске жандармы наткнулись на тайную комнату, но так как отношения к убийству детей этот факт не имел, вменять в вину князю ничего не стали.
        Всего Сергею Николаевичу Загубскому удалось отыскать упоминание о шести схожих преступлениях. Все они произошли с интервалом в месяц - во время полнолуний - жертвами были дети от девяти до тринадцати лет. Пожалуй, ни что не могло уже удержать горожан от самосуда над Вершицким, но тут скончалась его жена. Сразу после похорон князь отписал свое состояние местной бедноте, а дом передал кадетскому корпусу. Несколько лет он возглавлял учебное заведение, отгораживаясь от гнева толпы государственным чином. Правда, по воспоминаниям современников, делами корпуса Вершицкий почти не занимался. Жил во флигеле, как раз там, где сейчас находится интернатская мастерская, в городе показывался редко, с людьми старался не встречаться. Умер князь тихо, за три года до октябрьской революции, и был похоронен на местном кладбище.
        К удивлению Стаси, история Владимира Вершицкого на этом не закончилась. Неожиданном образом легенда о призраке и кровожадном князе получила продолжение. Лет пять назад в одном немецком журнале, читатели которого в основном составляли русские эмигранты, была опубликована любопытная статейка. В ней приводились воспоминания некого поручика Ершова, который, якобы, вместе с князем совершил путешествие на Мадагаскар в поисках колдовского сапфира. Понятное дело, статья была написана на потребу публике. В ней фигурировало и проклятие шамана, и мстительный дух, покидавший камень каждое полнолуние, и красавица Вершицкая, к которой, судя по всему, горячий поручик питал сердечную слабость. По словам Ершова, после смерти сына князем действительно завладела жажда крови, и гостившему в то время в Тихореченске поручику довелось пару раз видеть его в окровавленной одежде с мясницким ножом в руках. Каждый раз после таких встреч приходило известие об очередном убийстве.
        Но, пожалуй, самым интересным в этой статье оказался рассказ о судьбе злосчастного сапфира. Согласно дневнику Ершова, камень был спрятан в неком помещении, где злодей держал свою супругу. В тексте упоминался план подвала нынешнего интерната, на котором, якобы рукой поручика, была изображена мифическая комната. «Да, уж, мифическая. - хмыкнула Стася, - теперь про нее вся тихореченская милиция знает». Любопытно, что этот план не выдумка автора немецкой статьи. Он хранится в краеведческом музее нашего города, - пишет Сергей Николаевич, - По его мнению, сапфир до сих пор находится где-то в здании дома Вершицких. Возможно, в его словах есть тень правды, - признается Загубский, - Нельзя не обратить внимания, что ни в период революции, ни во время коллективизации, ни в последующие годы наш интернат не пострадал. До сих пор в нем полностью сохранена вся отделка, лепнина, скульптуры и даже живописные полотна, которые украшали дом еще в эпоху российских царей. Словно некая волшебная сила охраняет это здание. Возможно, где-то в его недрах и поныне томиться, заключенный в камне, дух могущественного чародея, и
пока он здесь, нашему интернату не страшны никакие исторические потрясения…
        Стася захлопнула книгу. Кто бы мог подумать, что бывший директор был таким шутником! Закончил свой рассказ о Вершицких красивой сказкой. Ну что же, не самый плохой способ внушить воспитанникам любовь и уважение к родному интернату. Впрочем, сказка сказкой, а в музей наведаться придется - что-то во всей этой истории не сходится.
        ГЛАВА 12. Гарик
        Если бы сердце Гарика уже несколько дней как не было занято, он бы влюбился. Влюбился в изображение женщины, проплывавшее мимо него. Затененные глаза красавицы смотрели загадочно и одновременно грустно, словно нашептывая мальчику: «Увы, малыш, мы с тобой разминулись во времени. Нас разделяют полтора века - непреодолимая пропасть даже для такого мечтателя как ты». Гарик помотал головой, отгоняя наваждение. Два мужика, кряхтя и матюгаясь, волокли по лестнице картину, извлеченную сегодня утром из подвала. Плесень и паутина поглотила большую часть полотна, оставив только лицо обворожительной княжны Вершиской.
        - Эй, а куда вы ее тащите? - крикнул вслед уплывавшей красавице Гарик.
        - На кудыкину гору! - отрезал один из мужиков.
        - В кабинет рисования. - уточнил другой.
        Гарик побрел в столовую, бормоча про себя любимое стихотворение: «Ее глаза как два тумана, полуулыбка, полу плач…».
        Столовая гудела, обсуждая последние новости. Все уже знали про таинственную комнату, обнаруженную в подвале. Фима Лютиков даже пытался попасть в нее через шахту лифта. Для этого он прокрался в мастерскую, которую не очень добросовестно охранял молодой милиционер, и спустился в лаз. Но добраться до комнаты не смог - шахта оказалась слишком узкой для упитанного Фимы. Лютик застрял в дыре, оглашая окрестности душераздирающими воплями. К нему на помощь прибежал милиционер, извлек тушку испуганного парня из шахты, дал подзатыльник и посоветовал больше не появляться на месте преступления.
        Гарик слушал разные предположения о том, что скрывается в этой загадочной комнате, и украдкой улыбался, наслаждаясь чувством собственного превосходства - он-то там каждый сантиметр изучил, пока выход со Стасей искал. Кстати, а где она? Да и брата по близости не наблюдается. Чтобы не терять время напрасно, Гарик решил выяснить подробности убийства Мироныча.
        - Что ты! Что ты! - всплеснула руками тетя Аля, чьи глаза за ночь покраснели от слез и теперь напоминали помидорчики черри, - Жив он! В коме наш Мироныч. Врачи сказали: отравили его. Когда в себя придет - не знают. Может, сегодня, а может - никогда…
        На последнем слове женщина всхлипнула и промокнула глаза краем фартука.
        Наконец, в столовой появились Вадик со Стасей. Они о чем-то весело болтали. Гарик, наблюдая за братом и новенькой, испытал приступ раздражения. В манной каше тут же обнаружилась пара неаппетитных комков, ломоть батона показался кислым, а чай не сладким.
        - Привет, Гарик! Что слышно? - на щеке девочки мелькнула ямочка, в вишневых глазах отразилось окно столовой, залитое утренним солнцем. Гарик уже собрался сморозить что-нибудь язвительно, мол, нужно не болтаться неизвестно где и неизвестно с кем, а пораньше на завтрак приходить, но, к счастью, не успел. Его отвлек громоподобный голос интернатской медсестры. Колотушкина О.В. отличалась мощным телосложением и таким же мощным голосом, который мгновенно заполнил собой до самого потолка пространство столовой.
        - Минуточку внимания! Послушайте меня! - гремела она, - Повторяю для бестолковых: прекратите носить мне в кабинет мочу в баночках! Виола, отдельно для тебя: я не знаю, зачем ей промывать глаза! Никакой эпидемии в интернате нет! Кто только придумал эту чушь!
        Вся столовая как по команде уставилась на Вилку. Та побагровела, словно вареная свекла.
        - Гляньте, у нее глаза красные. Небось, мочой умывалась! - хихикнула Женя за соседним столом.
        И эта фраза что-то изменила. Что-то очень важное для всех собравшихся в столовой. Нет, Вилка не перестала быть фавориткой Стервеллы, ее все еще считали главной, но авторитет Акуловой пошел трещинами, задрожал и дал опасный крен. И тут Милка добавила керосину в костер:
        - Акулова - мисс утренняя моча!
        Девочки за ее столом едва не подавились кашей от приступа из последних сил скрываемого хохота.
        Вилка вскочила из-за стола. Она с ненавистью обвела взглядом смеющуюся толпу и уставилась на Гарике. Тот почувствовал, что еще немного, и его испепелит на месте электрический разряд в десять тысяч воль.
        - Соболев, придурок, ты еще об этом пожалеешь! - прошипела она, а потом властно кивнула подругам - Пошли! Живо! - И выскочила за дверь.
        Дылда с Гульнарой печально посмотрели на недоеденный завтрак и последовали за ней. Столовая за их спиной разразилась больше не сдерживаемым хохотом.
        Немного успокоившись, друзья приступили к уничтожению манной каши и бутербродов с яблочным конфитюром. Стася коротко рассказала о том, что удалось узнать в книге Загубского. Братья согласились с ней: припрятанный где-то в интернате сапфир, стоимостью в целое состояние, вполне мог стать причиной смерти Забияко и комы Мироныча. Этот факт не стоит скидывать со счетов.
        - Каждый из них мог прочитать книгу Сергея Николаевича или статью в немецком журнале. - Гарик задумчиво почесал курносый, усыпанный крупными веснушками, нос, - Видимо, есть кто-то, кто не хочет делиться добычей, - он перевел взгляд на учительский стол. За ним поглощали манную кашу строгая Анна Геннадиевна, меховая дама все в той же кокетливой шляпке с вуалеткой, Глиста и Жанна Львовна. Остальные взрослые либо успели позавтракать дома, либо уже покончили с утренней трапезой.
«Интересно, есть ли среди них убийца? - подумал мальчик, - Возможно, он сейчас так же как я разглядывает столовую, и прикидывает, как бы ему выйти сухим из воды…»
        Коротко обсудив план действий, друзья решили сразу после уроков приступить к опросу подозреваемых.
        - Кстати, Перепелкин в кабинете Стервеллы с утра снова допрашивает всех, кто может что-нибудь знать об отравлении Мироныча, - сообщил Вадик, - Я его сегодня видел. Скоро и нас позовет.
        - Прекрасно, обменяемся информацией! - небрежно бросил Гарик.
        До начала занятий оставалось минут десять и ребята поспешили закончить завтрак.
        Первым в расписании стоял урок рисования. Даже два. За это Гарик и обожал пятницу. Ну, и еще, пожалуй, за то, что следом шли суббота и воскресенье, которые чаще всего братья проводили дома, у дедушки.
        - Директриса подписала деду заявление. Нас отпустят! - сообщил Гарик новость, которая распирала его с самого утра, - И не только нас!
        - А кого еще?
        - Стасю! Она на выходных с нами!
        - Нашел чему радоваться! - неожиданно скривился Вадик.
        Близнецов прервал звонок, который, по мнению Гарика, перед уроком рисования звонил совсем не так противно, как, например, перед математикой или русским языком. В класс вошел Константин Васильевич Горчаков - учитель рисования и муж арестованной Алисы Сергеевны. Горчаков был долговязым мужчиной лет тридцати с небольшим. Всклокоченные темные волосы, бородка-эспаньолка и глаза умудренного жизнью спаниеля делали его похожим на печального конкистадора, решившего перепрофилироваться в арлекина. Очень рассеянного арлекина. Муж Алисы носил растянутый серый свитер и джинсы, протертые до дыр не столько усилием дизайнеров, сколько временем и безжалостной ноской. Интернат был далеко не главным местом его работы. Кажется, он устроился сюда только ради того, чтобы быть ближе к Алисе. На самом же деле Горчаков занимался реставрацией тихореченского храма, ну и еще рисовал картины, которые довольно бойко скупали столичные и зарубежные ценители современной живописи. Вадик считал, что нужно быть полным идиотом, чтобы платить деньги за такую белиберду, вроде мухоморов, утыканных человеческими глазами, или русалок,
подвешенных за хвосты на бельевой веревке. Гарика злило самодовольное мещанство брата. «Это же неоавангардизм!» - Пытался втолковать он лишенному тяги к прекрасному близнецу, но тот только крутил пальцем у виска.
        Сегодня учитель рисования был особенно печален и рассеян.
        - Тема нашего занятия - грусть, - сказал он, задумчиво глядя в окно, на теряющую последние листья березу, - Рисуем, как мы ее видим.
        Сердце Гарика сжалось. Он переглянулся со Стасей. В глазах девочки светилось сочувствие. «Бедняжка!» - прочитал он по ее губам. Еще бы! Весь интернат знал, как нежно художник любит Алису! Как она там в тюрьме?
        - Константин Васильевич, а куда делась картина? - Гарик решил отвлечь учителя от печальных мыслей.
        - Ты про портрет Вершицкой? - оживился Горчаков. - Он здесь.
        По классу прошла волна шепота: «Вершицкой?», «Жены князя?», «Из подвала?»…
        - А покажите! - поддержал брата Вадик, - Вам поручили ее реставрировать?
        - Вы угадали, молодые люди! От вас ничего не скроешь! - усмехнулся учитель, - Ну пойдемте. Покажу вам роковую княжну.
        Константин Горчаков открыл неприметную дверь, которая вела в тесную мастерскую, оборудованную в соседней комнате. Там, в набитом мольбертами, рулонами бумаги, коробками с краской и незаконченными рисунками помещении, пахло клеем и гуашью. Две стены были полностью отведены под грубо сколоченные стеллажи, на полках которых пылились груды дымковских игрушек, самопальные витражи, поделки из шишек и разномастные баночки с краской. Посреди всего этого хаоса, поддерживаемый покосившимся мольбертом, стоял портрет темноволосой женщины.
        - Какая красавица! - услышал Гарик шепот в первых рядах одноклассников, которые сейчас толпились в тесной мастерской, разглядывая запыленное полотно.
        - А что это здесь написано? - заволновалась Милка, - Смотрите!
        Гарик пробился вперед и оказался перед картиной. Сначала он ничего не заметил, но уже через несколько мгновений мальчик различил слова. Они проступали из плесени так естественно, что казалось, будто серо-зеленый грибок случайно вырос в форме букв, которые сложились во вполне отчетливую надпись.
        - «Еще одна жертва»! - прочитала Мила.
        И тут же до удивленных ребят донесся дикий крик: «Помогите! Убили! Помогите!»
        Весь класс вывалил в коридор и бросился туда, откуда доносился испуганный вопль. Впереди летел учитель рисования, отмеривая гигантские прыжки своими длинными ногами. Гарик еле поспевал за ним. Через пару минут они были на месте.
        На третьем этаже, рядом с комнатами, где поселили членов московской комиссии, на полу, уткнувшись носом в колени и закрыв лицо руками, лежал Фима Лютиков. Он не двигался. Рядом суетилась Тетя Аля, которая и подняла шум.
        - Ой, батюшки! - хваталась за сердце испуганная женщина, - Не уж-то и пацаненка порешили?
        - Тихо! - остановил ее Горчаков. Он опустился на колени рядом с Фимой, лоб учителя пересекла глубокая складка, на висках выступили бисеринки пота, нервные пальцы нащупали пульс на посеревшей шее мальчика. Рука Лютика безвольно упала на пол, открыв искаженное, словно в приступе дикого ужаса, лицо. Кто-то из девчонок испуганно взвизгнул, - Живой, - пробормотал учитель, - Немедленно звоните в
«Скорую» и в милицию.
        Дав короткое распоряжение Алевтине Ивановне, Горчаков с видимым усилием поднял Фиму на руки и словно большую тряпичную куклу понес в медпункт на первый этаж. Весь класс молча последовал за ним.
        - У него лицо такое же серое, как и у Мироныча было! - едва слышно прошептала Стася.
        - «Еще одна жертва», - задумчиво произнес Гарик, - Дело становится «все страньше, и страньше». Тут не сыщики, а заклинатели духов нужны.
        Вадик и Стася с ним полностью согласились.

* * *
        Пожалуй, это был самый странный день за всю историю интерната. В коридорах, даже во время перемен стояла непривычная тишина. Ребята сбивались в стайки и пересказывали друг другу легенду о духе шамана и князе Вершицком, который, как выяснилось, был настоящим маньяком-убийцей. Учителя старались не выпускать поля зрения своих учеников. Даже в туалет ребята теперь ходили по двое - по трое - кто его знает, в каком из многочисленных коридоров дома Вершицких их поджидает опасность. Да что там дети! Взрослые и те старались не передвигаться по интернату в одиночку. Всем было страшно, а таинственная надпись на картине княжны только добавляла поводов для пересудов. Обитатели тихореченского интерната по очереди заглядывали в кабинет рисования, чтобы увидеть зловещее предупреждение на портрете прекрасной Тамары. В конце концов, Горчаков стер буквы из плесени спиртовым раствором, накрыл картину куском холста и запер в мастерской. Даже съемочную группу с Тихореченск-ТВ, которая откуда-то прознала о происшествиях в интернате, тетя Аля, по распоряжению Стервеллы, не пустила на порог. Мол, нечего позорить имя
лучшего интерната в России - рассказывать про него всякие ужасы! Знакомая ребятам круглолицая журналистка и ее лохматый оператор неловко потоптались на крыльце, приветливо помахали Стасе, глядевший на них из окна, и удалились.
        Несчастного Фиму Лютикова увезли в больницу. Так же как в случае с учителем труда, врачи не могли сказать ничего вразумительного о его состоянии: может завтра очнется, а может - и никогда. Милиция, как ни странно, не связывала последние события со смертью Забияко. Стас сказал: нет никаких оснований считать, что все это дело рук одного человека, или, там, духа. Поэтому Алису Горчакову из тюрьмы никто не выпустит. Тем более, с таким железобетонным мотивом для убийства. По его словам, от Колобка остался двухэтажный дом в Подмосковье и пара солидных счетов в разных банках, а Алиса - единственная наследница. Так что через неделю состоится первое судебное заседание - дело можно считать успешно завершенным. Но троица даже и не думала сдаваться. Сразу после уроков друзья приступили к собственному расследованию.
        Пока Вадик караулил Стервеллу, чтобы забрать диктофон из ее кабинета, Стася и Гарик отправились в библиотеку. Там, как всегда, на свое скрипучем стульчике с вязанием сидела толстенькая Такса. Ее губы торопливо шевелились, словно бормоча молитву. «Петли считает!» - догадался мальчик.
        Гарика переполняло нетерпения. Сейчас он впервые в жизни будет допрашивать подозреваемого, а может, чем черт не шутит, самого настоящего убийцу! Гарик критически глянул на Таксу - уж больно эта аккуратненькая старушка, которая вязала полосатый шарфик, не походила на коварного злодея. Но, в конце концов, убийца совсем не обязан быть угрюмым волосатым мужиком с черными усищами. Например, в романе «Нелепый домишко» Агаты Кристи все убийства вообще совершает девочка не старше самого Гарика. Размышляя на эту увлекательную тему, мальчик решительно шагнул к библиотекарше.
        - Здравствуйте! - строго сказал он.
        Стася улыбнулась и молча кивнула.
        - Ну, здравствуй, добрый молодец! - отозвалась старушка, - Зачем пожаловал?
        - Не могли бы вы рассказать, что делали во время убийства? - рванул с места в карьер Гарик.
        - Какого убийства? - Такса перестала вязать и уставилась на мальчика поверх стареньких очков.
        - Как какого? - опешил он, - Ну, этого, Забияко…
        - А я уж думала, слесаря Сафронова, которого дружок его в 88-м по голове поленом шарахнул. Да-а, давно это было! А какого парня угорбили! Руки золотые…
        - У кого? У Забияко?
        - Да при чем тут Забияко! - рассердилась Такса, - Сережа Сафронов, говорю, мастером был отменным…
        - А что про Забияко? - Гарик окончательно запутался.
        - А про Забияко, мил человек, я все милиции рассказала, - отрезала Такса, - И повторять ничего не собираюсь!
        Библиотекарша снова уткнулась в вязание, а Гарик с ужасом понял, что его первый в жизни самостоятельный допрос потерпел фиаско.
        - Вы это внукам вяжете? Очень красиво! - внезапно вступила в дело Стася.
        - Нравится? - гордо улыбнулась старушка, - Вот, внучке подарок на день рождения готовлю. Она чуть помладше тебя будет. Думаешь, обрадуется?
        - Конечно! - горячо заверила ее Стася, - Полоска в этом сезоне самый писк! Неужели, вас родные не боятся сюда на ночь отпускать дежурить? Здесь же такой кошмар твориться!
        - Да кому я старая нужна! - отмахнулась Такса.
        - Любовь Никитична, мы вот думаем, может, нам всем подписи собрать, чтобы на ночь охрану выделили. Ну, хотя бы пару милиционеров. Как вы думаете?
        - И то верно! - поддержала девочку библиотекарша, - Меня по ночам аж мороз продирает! Со стула своего встать боюсь! Давно пора людей поставить.
        - Вот-вот. В ту ночь-то, ну, когда Забияко с лестницы столкнули, - Стася понизила голос и наклонилась к Таксе. Та перестала вязать и тоже подалась к девочке. - Я в коридоре привидение видела. Честное слово! А вы?
        - Видеть - не видела, но слышала. Ходил кто-то, это точно! Не ребенок! Я детские шаги всегда различу! - заверила Любовь Никитична, - У меня тогда ревматизм разыгрался. Вставать было тяжело - проверить не могла. Да вот еще, странное дело, я в кладовке на первом этаже, связку запасных ключей от всего интерната повесила. Никто про нее не знал, а в ту ночь один ключик кто-то стащил. И ведь слышала, как негодник со связкой возится, да подойти не успела.
        - А от чего ключ? - встрял Гарик.
        - Отчего - отчего! От подвала!
        - Может, кто-нибудь из учителей взял? Или тетя Аля прихватила?
        - Чего же тогда мне не сказали? - Такса сокрушенно покачала головой! - Да и Алевтина в ту ночь занята была. Гость у нее сидел. Сама слышала, как она у себя в коморке с кем-то тихо разговаривала.
        Стася еще немного поболтала с библиотекаршей о странных событиях и о бездействии милиции, которая вместо того, чтобы ловить настоящего преступника, все свалила на бедняжку-Алису. Через пять минут стало ясно, что ничего полезного Такса больше не расскажет, поэтому ребята быстренько свернули беседу и выскочили из библиотеки.
        - Стася, ты просто сыщик экстра-класса, - промямлил Гарик, - Сам бы я все провалил!
        - Я - самая обычная врунья!
        Близнец с удивлением уставился на свою подругу. Она и не думала валять дурака - эту странную девчонку действительно терзали угрызения сувести.
        - Ерунда! Это же для дела!
        - Нет. Я бабушке обещала никогда никому не врать, а сейчас … В меня будто вселилось что-то. Страшное, чужое! И я - это уже и не я вовсе.
        - А может, это как раз ты и есть? Супер-сыщик, эмпат, сверхчеловек!
        - Издеваешься?
        - Нет - успокаиваю.
        - Ладно, давай о расследовании. Знаешь, есть несколько простых принципов, которые помогают разговорить любого человека. Меня бабушка учила. Она вообще была гением общения. Во-первых, никогда не начинай с того, что интересно тебе. Главное - вычислить тему, которая зацепит твоего собеседника, и только после того, как разговор встал на надежные рельсы, можно переходит к главным вопросам.
        - Ты для этого начала ее расспрашивать про шарфик? - понял Гарик.
        - Конечно. Во-вторых, нужно использовать зеркало.
        - Это как?
        - Очень просто. Ты должен как бы «зеркалить» того, с кем говоришь: повторять интонации, подстраиваться под его манеру выражать мысли, показывать, что думаешь точно так же как он. Тогда твой собеседник почувствует в тебе близкого человека и выложит все начистоту.
        К этому моменту ребята уже стояли рядом с комнатушкой Алевтины Ивановны. Судя по доносившимся из-за двери всхлипам, она была у себя.
        - Ну что, попробуешь сам? - спросила Стася, - В случае чего, я помогу.
        Друзья толкнули дверь и обнаружили тетю Алю, роняющую слезы в чашку с остывшим чаем. Искать интересную тему для разговора не пришлось. Весь интернат знал, что Мироныч в прошлом году звал Алевтину Ивановну замуж. Она отказала - мол, не в том возрасте, чтобы под венец бегать. Но, по-видимому, продолжала питать к учителю труда нежные чувства. Стоило только спросить ее о самочувствии Мироныча, как она тут же окатила ребят потоком причитаний. Никаких улучшений в его состоянии пока не было, никто из врачей не мог толком ничего объяснить, в палату ее не пустили, сколько не просила. Гарик начал осторожно переводить разговор на ночь убийства Забияко. Рассказал об идее Стаси собрать подписи, чтобы интернату выделили охрану, поинтересовался, не встречалась ли ей фигура в белом и не пропадали ли последнее время ключи. Тетя Аля на все вопросы отвечала охотно, но ничего нового рассказать не могла. Приведения она не видела, ключи не теряла, охрана, конечно, нужна, вот только кто ж ее даст. Однако стоило Гарику спросить завхоза о ночном госте, как Тетя Аля тут же сообщила, что она ужасно спешит, и выставила ребят
вон из комнаты.
        - Она что-то скрывает! - уверенно сказала Стася, оказавшись вне пределов слышимости завхоза.
        - Понятное дело! Неужели, это она Забияко…
        - Вряд ли. Я не почувствовала даже намека на страх. Просто, не хочет говорить.
        Следующей в очереди на допрос у юных сыщиков стояла вторая ночная воспитательница. Ребята выяснили, что ее зовут Екатерина Егоровна Агапова. Стася и Гарик отыскали женщину в учительской, где она в полном одиночестве читала книгу Загубского. Разговор начала Стася, спросив, понравилась ли ей работа бывшего директора интерната? Но Екатерина Егоровна оказалась крепким орешком. Разговорить ее было просто не возможно. Она односложно отвечала на любые вопросы и, не мигая, словно очковая кобра, смотрела на ребят, дожидаясь, когда они оставят ее в покое.
        Покинув учительскую, Стася с Гариком обменялись тяжелыми взглядами.
        - Я почувствовала… гм… напряжение! - объявила девочка, - Она чего-то опасается, и еще… Такое ощущение, что ею владеет какая-то идея, она не дает ей свободно, дышать, думать, жить. Она сковывает ее словно кандалы!
        - Может, почудилось?
        - Вряд ли…., - Стася ненадолго замолчала, шагая рядом, - А тебе не показалось, что эта женщина на кого-то похожа? - внезапно спросила она.
        - Да, нет, - Гарик с сомнением почесал рыжий затылок. Попытался представить невзрачное лицо воспитательницы и не смог. Оно было настолько непримечательным, что мгновенно стералось из памяти.
        ГЛАВА 13. СТАСЯ
        В списке подозреваемых, с которыми собирались поговорить ребята, осталось всего два человека: меховая дама и Анна Геннадиевна - задержанные в интернате до конца расследования члены московской комиссии. Стася с Гариком решили начать поиски обеих женщин с гостевых комнат на третьем этаже. Они уже было собирались толкнуть одну из дверей, как услышали визгливый дискант директрисы.
        - Все вопросы давно решены! - пищала она за неплотно прикрытой дверью, - Я уже сделала заказ!
        - Вы поторопились! - послышался сухой голос Анны Геннадиевны, - Я прекрасно осведомлена о ваших с Петром Николаевичем договоренностях, но они не были подкреплены документами. Поэтому я взяла на себя смелость…
        - Да как вы смеете! - снова взвизгнула Стервелла.
        - Поэтому я взяла смелость отменить его решение. Как я уже говорила, детям гораздо нужнее хороший компьютерный класс, чем швейные машины.
        - Может, нам удастся договориться? - понизила голос директриса.
        - Не думаю.
        Стервелла в бешенстве вылетела из комнаты, хлопнув дверью. Ребята еле успели спрятаться в одной из многочисленных ниш в коридорах интерната. Она устремилась мимо них, обдав запахом отвратительно-сладких духов. Пробежав несколько метров, Стервелла остановилась.
        - Пупсик! - позвала она специальным, предназначенным только для ее злобного питомца, голосом, - Где ты? Мамочка волнуется!
        Но Пупсика нигде не было.
        - Солнышко! Зайчик! Хватит пугать мамочку! - еще пронзительнее запищала директриса, и все ее многочисленные подбородки нервно затряслись, - Где же ты, проказник?!!
        Стук каблуков и отчаянные вопли директрисы затихли вдали. Судя по всему, Пупсик решил сегодня заставить свою мамочку побегать. «Может, он прав? - улыбнулась про себя Стася, - Стервелле не помещает физическая нагрузка».
        Друзья подождали в нише еще немного и двинулись в комнату Анны Геннадиевны. Девочка слегка переживала за рыжего близнеца. Она видела, как он расстроился, когда ему не удалось разговорить библиотекаршу, поэтому надеялась, что на этот раз у Гарика все получится.
        - Анна Геннадиевна, нам нужно с вами очень серьезно поговорить! - заявил он, резко распахнув дверь.
        Пожилая женщина сидела на кровати и читала «Братьев Карамазовых». Она была одета все в тот же старомодный коричневый костюм. На носу сидели массивные очки для дальнозорких людей, делавшие ее похожей на мудрую черепаху Тортиллу. Женщина неспешно подняла глаза на запыхавшегося мальчика, отложила книгу, проверив на месте ли закладка, сняла очки, заменив их на другие, более легкие, и строго произнесла:
        - Ну, во-первых, здравствуйте, молодой человек.
        - Здрасьте, - изобразил смущение Гарик, отчего брови у него сложились в трогательный домик. Стася, своим безошибочным чутьем, уловила в голосе друга хорошо продуманную игру.
        - Во-вторых, отдышитесь и расскажите, о чем вы собирались со мной поговорить.
        - Анна Геннадиевна, я вас очень прошу, не покупайте нам швейные машины! А? Мы и так каждый понедельник до вечера работаем!
        - Молодой человек, вы пришли пожаловаться мне на свою тяжелую судьбу?
        - Нет, что вы! Просто вы сами подумайте, если Стелла Родионовна купит еще техники, она заставит нас работать всю неделю, чтобы шить фартуки и делать шкафы на продажу. А учится когда? Мы с братом в институт хотим поступить, но для этого нужно заниматься!
        - И куда же вы хотите поступать? - смягчилась женщина.
        - Я - в школу милиции, а брат - в Политех. Мы уже все продумали, - горячо тараторил Гарик, - Я слышал, как вы еще тогда, при Забияко, говорили, что хотите сделать у нас компьютерный класс. Может, теперь, когда его больше нет…
        - Хорошо, я подумаю, как вам помочь, - улыбнулась Анна Геннадиевна и сразу стала похожа на Стасину бабушку - на вид такая же холодная и неприступная, а на самом деле добрая. Определенно, эта женщина ей нравится.
        - Анна Геннадиевна, а интернат не закроют? - доверительно спросил Гарик, - Ну из-за убийства и призрака этого?
        - Что за глупости! - подняла брови пожилая женщина, отчего ее старомодные очки немедленно съехали на кончик носа, - С чего вы это взяли?
        - Все ребята так говорят! - Соврал хитрый близнец, чтобы разговорить члена московской комиссии, - А вы разве сами не видели духа той ночью, когда Забияко убили?
        - Нет, я не выходила из комнаты. Читала. Хотя постой, а ведь правда, слышала чьи-то шаги. Прямо за дверью. И почти сразу после этого раздались крики на лестнице… Впрочем, не важно! - Анна Геннадиевна снова надела маску строго педагога, который ни на минуту не позволяет себе расслабляться рядом с объектом воспитания, то есть школьником, - Нет, молодой человек, интернат не закроют. Надеюсь, совсем скоро милиция все узнает. Ну, бегите. О компьютерах я позабочусь.
        На этом разговор закончился. Ребята узнали все, что им было нужно.
        - Она сказала правду. - Стася как ни пыталась не смогла обнаружить даже намека на страх или не уверенность в поведении пожилой женщины. В душе Анны Геннадиевны царил мир.
        А вот найти меховую даму друзьям так и не удалось. Ее комната оказалась заперта, в замочную скважину было видно идеально заправленную, без единой складочки, постель. Тетя Ала, которая отслеживала всех выходящих из здания интерната, не заметила, чтобы «московская фря», как она называла любительницу меховых нарядов, проплывала мимо. Поискав еще немного, друзья махнули рукой и отправились в Убежище.
        Они уже натягивали куртки, когда из-под плотных рядов одежды, заполнявшей, тесный интернатский гардероб как шпроты консервную банку, донеслось сиплое урчание. Стася замерла. Прислушалась. Урчание повторилось, но теперь длинная рулада закончилось сдавленным стоном.
        - Что это? - Стася представила, как из-под одежды сейчас покажется белая рука призрака с почерневшими от земли ногтями на длинных, изъеденных червями, пальцах. Девочка испуганно захлопала ресницами.
        Гарик осторожно опустился на колени и заглянул в пыльную темноту раздевалки.
        - Не бойся! Смотри!
        Там, под пачками курток и пальто подпрыгивал на всех четырех лапах, очумевший от внезапно свалившейся свободы, Пупсик. Маленькая, толста собачка пыталась ухватить зубами какой-то белый комок. Комок сопротивлялся, отчего Пупсик отчаянно хрюкал, отскакивая назад, издавал очередную руладу и снова бросался в бой. Зрелище было комичное. Жалко, Стервелла не видит! Она бы сейчас принялась причитать: «Пупсик, мальчик мой, брось каку! Не расстраивая мамочку!» Наверное, Пупсик из-за этого и сбежал. Душа попросила свободы…
        Наконец, лупоглазый толстячок изловчился и прижал противника к стене. Стася поняла: еще чуть-чуть и победа останется за Пупсиком. Она внимательнее присмотрелась к его врагу, разглядела длинный хвост и пару оранжевых пятен на спинке зверька.
        - Ой, это же та крыса! - Стася рванула к месту битвы. Гарик поспешил за ней. Через пару мгновений они оказались рядом с рычащим клубком. Мальчик схватил пса за жирные бока, а девочка попыталась отобрать уже порядком обслюнявленную крысу. Однако Пупсик и не думал сдаваться. Он зашелся в истеричном хрюканье, вгрызаясь в руку Гарика. Близнец ойкнул, но скандалиста не выпустил.
        Взъерошенный зверек, воспользовавшись тем, что его противник ненадолго отвлекся, сам прыгнул к девочке, пробежал по рукаву и юркнул под косичку. Стася взвизгнула и зажмурилась.
        - Тихо, тихо! - попытался успокоить Гарик любимца директрисы, но тот только сильнее распалялся и даже начал издавать звуки, отдаленно напоминавшие нормальное собачье тявканье, - Давай его тут закроем!
        Ребята осторожно выскочили из гардероба, оставив взбесившегося Пупсика за дверью. Пока они мчались к выходу из интерната, тойтерьер Стервеллы издавал истошные вопли. «Ничего, толстопузый, скоро тебя найдут и вернут мамочке», - подумала Стася. Девочка старалась передвигаться как можно осторожнее, чтобы не пугать зверька, доверчиво прижавшегося к ее шее пушистым боком. Надо же, а ей казалось, что крысы противные. И хвосты у них голые! А, выходит, они такие симпатяги! Стася почувствовала, как зверек аккуратно лизнул ее в мочку уха. Щекотно!

* * *
        Спустя пять минут ребята уже сидели в натопленной землянке. Вадик сосредоточенно возился с диктофоном, зачем-то переписывая его содержимое на старенький кассетник.
        - Голь на выдумки хитра! - гордо сообщил он запыхавшимся ребятам, - Эх, мне бы к компьютеру - за пять минут бы все сделал, а так приходится выкручиваться. Вот. Теперь все самое нужное находится в одном месте - если что, кассету можно передать потом в милицию. Кстати, доказательством в суде является только пленочная запись - цифра не принимается. Ну, как у вас дела? Узнали что-нибудь?
        Стася осторожно сняла с плеча, успевшего успокоится, грызуна и посадила его в середину круглого стола.
        - Вот, знакомься - наш спаситель! Мы тебе о нем рассказывали.
        Вадик уставился на притихшую крысу.
        - Уверены, что это «он»? - деловито поинтересовался близнец, бесцеремонно схватил грызуна и попытался его перевернуть, но тут же отдернул руку? - Вот гад! Кусается!
        Крыса оскалилась и через мгновение вновь оказалась на плече Стаси. Та ласково почесала за шелковым ушком.
        - Ты его пугаешь! - она строго свела брови, - С ним нужно нежно! Давайте ему имя придумаем.
        - Кеша! - тут же предложил Гарик, - Нет, не то! Может, Кузя?
        - Сам ты Кузя! Что он тебе - домовой что ли? - фыркнул Вадик, - Давайте назовем его Сергеем Николаевичем, в честь Загубского!
        - Спятил? Крысу в честь директора интерната называть! - схватился за голову близнец.
        - Все, довольно! - тяжело вздохнула Стася. - Потом само придумается. Со временем.
        И крыса осталась Просто Крысом.
        Стася и Гарик наперебой рассказали Вадику обо всем, что им удалось узнать, а тот в свою очередь дал послушать записи, сделанные в кабинете Стервеллы. Большую часть цифровой дорожки занимало сюсюканье директрисы с ее ненаглядным Пупсиком. Интересными оказались два разговора. Первый - с Леоновым и Перепелкиным, второй - с неизвестным собеседником по телефону.
        Запись получилась не лучшего качества. Голоса людей то и дело перекрывало собачье поскуливание, поэтому ребята низко склонились над диктофоном, почти касаясь друг друга макушками. Сначала милиционеры расспрашивали директрису о том, как был найден Мироныч, кто находился в это время в интернате, не происходило ли чего странного накануне, а потом, видимо, дав Стервелле расслабиться, перешли к неприятным вопросам.
        - А не хотите ли вы, Стэлла Родионовна, рассказать нам о деньгах, которые выделяет министерство образование на дооборудование интерната? - начал издалека Тарас Анатолиевич, - У нас имеются сведенья, что швейные машины вы планируете закупать у компании, которую возглавляет ваш родственник - Альберт Иброгимович Талдыко. Не так ли?
        Стервелла засуетилось, начала юлить, что даже Пупсику стало ясно - дело не чисто. Правда ничего более конкретного милиционерам известно не было, и они всего лишь попугали директрису, так и не получив от нее ценной информации.
        - Мне кажется, эти махинации с Забияко к делу не пришьешь, - с сомнением покачал головой Вадик, - Ну зачем ей убивать сообщника?
        - Может, он на нее донести хотел? - Гарик задумчиво подпер кулаком свою пеструю от веснушек щеку.
        Второй разговор Стервеллы оказался куда интереснее. Он состоялся почти сразу после ухода милиционеров. Собеседника слышно не было - только голос директрисы.
        - У меня была милиция. Грозили обыском, - шипела Талдыко, - Они могут ее найти. Что делать?
        Пауза.
        - Нет, пока никто не видел.
        Пауза.
        - Когда? Хорошо я позвоню тебе в понедельник. Готовься избавиться от нее.
        У Стаси аж сердце ёкнуло. О чем это она? Неужели, Стервелла прячет кого-то здесь, в интернате? И что значит: «готовься избавиться от нее»?
        - Все ясно! Она скрывает труп! - едва не заорал Гарик, - Нужно обыскать интернат!
        - Ну и как мы это сделаем? - усомнился Вадик, - Где его искать?
        - Где-где? В подвале и на чердаке - больше негде! А еще можно посмотреть, кто из чужаков придет к Стервелле в понедельник, а потом проследить за ним.
        - В любом случае, до понедельника мы вряд ли что-нибудь узнаем, - сделала вывод Стася.
        Она подошла к биноклю в стене и машинально заглянула в него.
        - Ой, там кто-то в белом стоит! - испугалась девочка. В бледном свете фонаря, рядом с дырой в ограде, от которой тропинка вела прямо к их Убежищу, облокотившись на металлическую сетку, стоял человек. Его голова и одежда странно белели в полумраке, придавая фигуре сходство с приведением, - Кажется, он нам рукой машет!
        Братья Соболевы как по команде вскочили со своих пеньков-табуреток и бросились к наблюдательному пункту.
        - Дед пришел! - завопил Гарик, едва глянув в бинокль, - Он за нами!
        Близнецы вылетели из землянки, а Стася не торопясь выключила свет, положила в карман задремавшего Крыса, плотно закрыла дверь и поспешила вслед за мальчишками.
        Семья Соболевых, в полном составе ждала ее у ограды.
        - Ну, здравствуйте, Анастасия, если позволите вас так называть! - без тени иронии сказал дедушка близнецов. Его седые волосы в свете фонаря казались совсем белыми, такими же как куртка - вот почему Стася сперва испугалась. - Владимир Валерьянович, представился он. Можно просто дедушка Вова, - и протянул девочке руку.
        Стася взяла сухую, но все еще крепкую ладонь и ощутила волну силы и спокойствия, исходящую от этого человека. Ее накрыло запахом моря. Косматых, седых волн, набегающих на галечный берег где-нибудь под Североморском. Стася никогда не была в этом городе, но в бабушкиной квартире висела картина, на которой в оправе синих сопок бушевало северное море. Вдалеке виднелся громоздкий военный корабль, величественный и одновременно уродливый. В нижнем углу холста можно было разглядеть аккуратную надпись: «Североморск, 1979 г.». Если бы масляные краски могли доносить запахи, этот пейзаж пах именно так, как мысли и чувства деда близнецов Соболевых. «Зря мальчишки думают, что их дедушка на ладан дышит, - отметила Стася, - Он гораздо крепче, чем им кажется».
        - Мне внуки все уши про вас по телефону прожужжали, - усмехнулся старик, блеснув в темноте белозубой улыбкой, - Вижу, что не зря.
        Спустя несколько минут, прихватив минимум вещей, друзья вместе с дедушкой покинули территорию интерната. Стася поймала себя на чувстве облегчения. «Наверное, что-то похожее испытывают бывшие заключенные, выйдя за ворота тюрьмы. Интернат, конечно, не тюрьма. И кормят тут вкусно. Но что-то гнетущее в нем есть».

* * *
        Сначала они минут пятнадцать ехали на автобусе по узким улочкам вечернего Тихореченска, потом шагали по скудно освещенному переулку мимо одноэтажных домиков
        - «пер. Северных зорь», - прочитала Стася на одной из калиток у дороги - и, наконец, очутились перед двухэтажным срубом, сложенным из круглых бревен. Стася смотрела во все глаза - ей никогда не приходилось видеть жилищ, так похожих на сказочную избушку, а уж тем более - проводить в них выходные.
        Дом таращился на переулок темными окнами первого этажа и круглым окошком чердака. Он дремал в ожидании своего хозяина и его неугомонных внуков.
        Вслед за друзьями и их дедушкой девочка вбежала на скрипучее крыльцо и перешагнула порог. «Здравствуй, дом-избушка! Давай знакомиться!» - прошептала она. Дом ответил уютным скрипом половиц и запахом мятного чая. Где-то в его глубине тикали часы, что-то шуршало и потрескивало. В отличие от городских квартир эту «избушку» наполняли разные звуки, так что с первых мгновений становилось ясно: она живая. Стася даже попыталась прочитать чувства старого дома, словно перед ней был человек. На одну короткую минутку ей это удалось. Девочка ощутила волну щемящей нежности, которая напоминала запах березовых почек, луговой травы в летний полдень и, совсем немножко, яблок, еще не сорванных с ветки. Померещилось? Или действительно, за долгие годы своей жизни дом ожил и обрел, нет, не разум, но сердце…
        Из крошечной прихожей вели две двери - одна в такую же крошечную кухню, другая - в дедушкину комнату. Ребята жили наверху, под крышей. Поэтому потолок в их
«пиратском приюте» был скошенным, а забираться к ним приходилось по крутой деревянной лестнице без перил.
        Пока мальчишки о чем-то спорили с дедом в его комнате, Стася разглядывала дом. В прихожей кроме лестницы и дверей был обнаружен высокий шкаф, до отказа набитый книгами. На девочку глядели корешки собраний сочинений Лескова, Куприна и Конан Доиля. Рядом теснились яркие обложки современных детективов, зачитанные Гариком до дыр, и строгие «одежки» учебников по криминалистике, психологии преступника и стратегии расследования особо тяжких преступлений. Стасе жутко захотелось почитать про психологию маньяков, но бабушкино воспитание не позволяло трогать чужие вещи без разрешения, поэтому она отправилась исследовать кухню.
        У небольшого окошка, за которым грустил маленький садик, стоял стол, накрытый куском цветастой клеенки. Клеенка была старая - в порезы, оставленные ножами, набились многолетние крошки. На краю стола скучала пузатая сахарница без ручки и тарелочка с парой сухариков. Крыс, учуяв съестное, беспокойно завозился на Стасином плече. Примерился и совершил смелый прыжок. Приземлившись на клеенку, он немедленно устремился к сухарям, и пока девочка раздумывала, насколько правильно позволять приблудной крысе разгуливать по кухонному столу, уже принялся за один из них. Стася стало совестно отбирать у зверька добычу - кто знает, сколько он не ел.
        Кроме стола в кухне имелась облупившаяся раковина. Примерно раз в минуту очередная капля из крана совершала самоубийственный прыжок и разбивалась о ее звонкое дно. Рядом стояла старенькая газовая плита с потрескавшимися ручками и шкаф из натурального дерева, покрытого лаком. Под низким потолком над плитой висели пучки трав. Кажется, мяты. Кухню освещала одна единственная лампочка без абажура. У противоположной стены, напротив раковины и плиты, стоял старенький холодильник. Он громко урчал, всхлипывая и подергиваясь, словно немощный старик с болезнью Альцгеймера. Над ним висели часы в виде домика. «Внутри должна жить кукушка. Вот бы посмотреть!» - подумала девочка, но ждать пришлось бы почти целый час, потому что длинная стрелка только-только начала новый круг. Совсем недавно пробило девять вечера.
        - Нравится?
        Девочка вздрогнула. В дверях стоял дедушка близнецов.
        - У вас очень уютный дом, - вежливо ответила она, - и пахнет тут вкусно.
        - Спасибо. Будем ужинать?
        Он подошел к плите и достал из духовки огромную миску печеной картошки. Еще горячей. Холодильник поделился вареной колбасой и банкой соленых помидоров.
        - Симпатичный зверь, - заметил дедушка, разливая в разномастные кружки ароматный чай, - Ты знаешь, что интеллект крысы, по мнению биологов, не уступает человеческому? Правда - правда. Уж точно - они умнее кошек и собак. Кроме того крысы обладают коллективным разумом, ну или как минимум - телепатией. Стоит нескольким особям попасть в расставленные ловушки, как остальные тут же начинают обходить их стороной. Ученые из московского института дезинфекции уже несколько десятков лет пытаются создать отраву, которая бы вывела крыс из городских подвалов…
        - И что - не получается? - Заслушавшись дедушку, Стася даже перестала очищать от шкурки картофелину.
        - Нет. А все потому, что крысы не набрасываются на приманку сразу. Сначала ее пробуют несколько грызунов, которые занимают особое место в крысиной стае. И только если, через пару часов им не становится плохо, к еде подходят остальные. Ты знаешь, все чаще ученые начинают говорить о новой расе разумных существ. Расе крыс.
        Дедушка почесал Крыса между ушек. Тот блаженно зажмурился. До этого он усердно поедал кусочек вареной колбасы. Не нужно быть эмпатом, чтобы прочитать на усатой морде: «Жизнь удалась»!
        - А еще жители древнего Египта были уверены, что крысы, так же как кошки, умеют общаться с духами умерших, - продолжил дедушка, - Они живут одновременно в мире живых и в мире мертвых, поэтому способны видеть то, чего не видит человек.
        Стася с уважением посмотрела на Крыса. Тот, словно поняв смысл сказанного, отложил кусок колбасы, встал на задние лапы и совершил движение, которое вполне можно было принять за поклон.
        - Смышленый зверь, - похвалил его дедушка, и вдруг пристально посмотрел на Стасю, словно просветил рентгеном - Тебя что-то мучает, Стася? Может, поделишься?
        Девочка замерла. Перестала жевать. И неожиданно для себя начала рассказывать. Про три правило королевы, висевшие на стене. Про Вилку с ее подругами, порванный рюкзачок и ночной разговор с Милой.
        - Они называют меня занудой. Говорят, я должна стать как все. Может, они в чем-то правы? Нельзя жить, не меняя правил? Иногда, ради большого дела можно и соврать? И начать курить? И даже - ругаться матом? Или я обманываю себя? Предаю бабушку?
        Старик помолчал. Провел сухой рукой по шевелюре белых волос.
        - Знаешь, Анастасия, когда-то, очень давно, еще работая в органах, я задавал себе тот же вопрос. Можно ли поступаться своими принципами ради чего-то очень важного?
        - И? Как вы на него ответили?
        - Незаметно для себя я перестал его задавать. Правила, принципы, стандарты, инструкции - не могут быть самоцелью. Это всего лишь отправная точка в поисках себя-настоящего? Однажды говоришь себе: «поступай как должно, а там будь, что будет», и ты откуда-то знаешь, как это «должно». Иногда должно означает солгать, набить морду, нарушить инструкцию. Порой, не делая этого, ты и впрямь предаешь. Предаешь близких, друзей, а главное - себя самого. Ты понимаешь меня?
        - Кажется.
        - Ну вот и ладно. Что-то близнецы пропали? Никак есть не хотят?
        И в это же мгновение, как по команде, раздался топот. Две пары ног замолотили по лестнице, и через считанные секунды в кухню ввалились рыжие братья. Правда, на накрытый стол они даже не взглянули.
        - Стася, мы тебе сейчас такое покажем! - выпалил Гарик.
        - Деда, мы быстро, - добавил Вадик и потащил Стасю за собой.
        Вместе с мальчишками она забралась на второй этаж и оказалась в комнате, которая воплощала мечты о личном пространстве большинства мальчиков. Она напоминала каюту парусного судна. Двухъярусная кровать, круглое, как иллюминатор оконце, вагонная доска на стенах и потолке - все это только усиливало сходство. Лишь компьютер на столе под окном казался чужеродным предметом. Именно к нему и волокли девочку братья.
        - Смотри! - Вадик щелкнул мышкой, открывая страницу какого-то сайта, и Стася едва сдержала испуганный крик, - С экрана на нее смотрел призрак княжны Вершицкой, - Это интернет-магазин, а приведение - всего лишь маскарадный костюм. Его можно заказать через интернет. Специальный материал, из которого сшит балахон, светится в темноте. Лицо - резиновая маска, шевелюра - парик.
        - Только фиолетового камня не хватает!
        - Теперь понятно, почему призрак не мог в комнату через щель пролезть, - вспомнила Стася.
        - Ага, и на лбу у него должен быть здоровенный синяк! - усмехнулся Гарик.

* * *

…Ребята с азартом обсуждали, как с понедельника начнут поиски мнимого призрака, а в это время за окнами их дома внимательно наблюдал человек. Рука в замшевой перчатке небрежным движением поправила темную широкополую шляпу. Если бы не она, ему было бы очень трудно скрыть безобразный синяк на высоком лбу.
        ГЛАВА 14 Вадик
        Утром пошел снег.
        Белая мошкара кружилась над размытой дорогой, облысевшими деревьями и удивленными прохожими. Последнее время люди все чаще удивляются снегу. Особенно когда он появляется в положенный срок. Вот и сегодня дедушка посмотрел за окно и сказал, что уже и не помнит, когда бы снег выпадал в октябре, а ведь в дни его молодости иначе и не бывало. Наверное, зима решила в этом году сделать приятный сюрприз и явилась в Тихореченск не в потрепанных одеждах из гниющей листвы и дорожной слякоти, а закутанной в белоснежное покрывало.
        Однако причуды грядущей зимы - это не повод сидеть без дела. Едва позавтракав, ребята отправились на поиски новой информации. Первым в их списке стоял магазин
«Охота».
        Настроение у Вадика было прескверное. И все потому, что его горячо любимый брат попытался улизнуть вместе со своей подружкой, оставив близнеца дома. Когда новенькая рядом, он говорит только с ней, а когда ее нет - только о ней. Вчера Вадик понял - кончилось их мужское братство. Нет больше Соболевых. Есть Стася и ее свита. Принцесса Романова, блин.
        Как только ребята подошли к остановке, к ней тут же причалил чумазый троллейбус с нужным номером.
        - Вперед! - скомандовал Гарик, - и полез в его громыхающее нутро, - Троллейбусы большие тараканы, привязанный сверху за усы! - пробормотал он строчку из песни с дедушкиной пластинки.
        Вадик скривился. Позер нечастный!
        Тем временем троллейбус неуклюже полз по городу, который стремительно светлел, укрываясь белым саваном. Снег успел перекрасить тротуары, козырьки остановок, крыши домов и шапки похожих. С усердием сумасшедшего маляра он покрывал белилами все, что попадалось ему на пути. Интересно, сколько продержится его работа?
        - А почему дедушка отдал вас в интернат? - вдруг спросила Стася.
        - Как почему? - удивился Гарик, - Я же говорил: у него инфаркт…
        - Но это было два года назад. Он же поправился…
        - А три месяца назад у него был микроинсульт! - вставил Вадик, - Столько раз уже
«скорую» вызывали! Дед, конечно, держится. У него характер! - Никогда не покажет, что ему плохо. Из-за этого его каждый раз еле-еле спасти успевали - терпит до последнего.
        - Когда деда на четыре месяца в больницу положили, он своему старинному приятелю позвонил - Сергею Николаевичу Загубскому, - Гарик задумчиво водил пальцем по запотевшему стеклу, рисуя нос, уши, усы. Получилось очень похоже на Крыса, который в этот момент уютно посапывал в кармане Стасиной куртки, - Попросил позаботиться о нас. Кто же знал, что Загубский скоро умрет, и к власти придет Стервелла?
        - А сейчас дедушка не может вас забрать?
        - Он пытался. Но ему комитет по делам детей-сирот не разрешает. Говорят, что он из-за плохого здоровья не может дать нам полноценное воспитание… - сказал Вадик, повторяя слова Антошки, которая безуспешно пыталась объяснить сердитым близнецам, почему Стервелла может дать им «полноценное воспитание», а дед - нет.
        - Да, ладно! - отмахнулся Гарик, - Просто в этом комитете сестра Стервеллы командует. Ее директриса попросила нас не отпускать. Вадик ей телек и музыкальный центр бесплатно ремонтирует…
        - А Гарик на всех конкурсах чтецов побеждает! Она за это грамоты от начальства получает! - Вадик зло ударил кулаком по стеклу, за что тут же удостоился гневного взгляда от дородной женщины в норковой шапке.
        К счастью, в этот момент троллейбус, пыхтя, подрулил к нужной остановке. От нее до магазина «Охота» было рукой подать. Уже через пять минут друзья толкнули тяжелую дверь под зеленой вывеской, украшенной лосиными рогами.
        В полутемном зале, за прилавком, под стеклом которого тускло посверкивали клинки охотничьих ножей, стоял молодой парень. Гарик, не в силах побороть мужской рефлекс, прилип к витрине, разглядывая выставленные там сокровища. Вадик относился к оружию гораздо спокойнее. Ну, ножи и ножи. Посещение компьютерного магазина его волновало куда сильнее.
        - Что, пацаны, нравится? - услышал Вадик знакомый голос.
        За прилавком стоял Жэка Чирков - долговязый парень с вытянутым лицом и широкой улыбкой. Вряд ли им могло повезти больше - Жэка воспитывался в одном с друзьями интернате. Он покинул его пару лет назад, но до сих пор часто навещал младшего брата. Как-то близнецы заглянули в свое Убежище и обнаружили там Жэку, который удивленно разглядывал то, во что превратилась убогая землянка. Оказалось, это он построил ее вместе с приятелями несколько лет назад, а теперь пришел посмотреть, осталось ли от их штаба хоть что-нибудь. «Да, пацаны, так круто здесь никогда не было! - похвалил Соболевых бывший хозяин Убежища, - Молодцы!» С тех пор они не то, чтобы дружили, просто здоровались при встрече, перебрасывались парой фраз, но все время помнили об общей тайне - она давала право говорить начистоту.
        - Деду пришли подарок поискать? - весело спросил Жэка.
        - Неа! - замотал головой Гарик, - Мы ищем человека, который фонарик здесь недавно покупал.
        Вадик протянул парню находку ребят. Тот взял фонарик в руки, покрутил, усмехнулся.
        - Ну и где вы его нашли?
        - В подвале интерната. Про тайную комнату слышал? - Спросил Вадик.
        - Ага! По телеку рассказывали, - парень явно заинтересовался.
        - Там и нашли, - небрежно вставил Гарик.
        - Врете! В нее никого кроме ментов не спускался!
        - Мы там были раньше милиции, - заговорила Стася. Гарик тут же представил подругу Жэке, а затем вместе с братом кратко поведал о приключениях последних дней. Их взрослый приятель только иногда вставлял «во блин» и «фигасе», что означало крайнюю степень удивления. Единственное, о чем умолчали братья, это необычные способности Стаси. Кто его знает, не решит ли Жэка, что его дурачат.
        - Ну, сыщики, все с вами ясно! Держите меня в курсе своего расследования. А фонарик… - Жэка потер свой острый подбородок, - У нас тут много народу ходит. И фонарики эти часто берут. Он, кстати, «волчий глаз» называется. Из-за зеленоватого оттенка светодиодов. Но вам повезло. Я помню, кто его купил. Это Мироныч. Он в понедельник заходил. Поболтал со мной немного и фонарик прихватил. Кстати, сказал странную вещь: мол, он ему «нужен для исследования глубин».
        - Значит, Мироныч! - задумчиво произнесла Стася, - И «глубины» - это подвал.
        - Ну, да. Было бы странно, если б Мироныч не знал, куда ведет лаз из его мастерской, - согласился Вадик.
        Друзья распрощались с Жэкой и направились к краеведческому музею. Благо он находился совсем недалеко - минут пять пешком. Их путь лежал по самой старой улице города - Большой Дворянской. Это когда-то, во времена Вершицких, она была большой, а теперь ей бы подошел эпитет «тихая» или «сонная». Узкая улочка, вымощенная еще при Петре I булыжником, была гордостью Тихореченска. Почти такой же, как интернат. На стене каждого дома висели памятные доски: «Здесь жил известный меценат…»,
«Здесь останавливался великий поэт…», «Здесь родился знаменитый ученый…». «История идет за нами попятам», - повторял дедушка, когда оказывался на Большой Дворянской вместе с близнецами. И, правда, дыхание великих событий ощущалось в каждом камне неровной мостовой, каждом причудливом фонарике, каждом окне старинных домов, многозначительно взиравших на любопытных прохожих. Правда, сейчас, во время снегопада, людей здесь было немного - туристы и выбравшиеся погулять в выходной день местные жители попрятались в маленькие кафешки, которые занимали первый этаж почти всех зданий улицы.
        Наконец, перед озябшими ребятами из-за густой снежной завесы выплыла потертая дверь музея. Друзья потянули за медную ручку, и перед ними открылся полумрак холла, пропитанный пылью и запахом старых книг. Маленькая старушка в зеленом шерстяном платье с кружевным воротничком взглянула на карточки ребят, где было написано, что они являются воспитанниками интерната, и качнула облачком седых волос, разрешая пройти.
        В музее царила тишина. Стася и братья Соболевы прошли уже три зала. Они глазели на глиняные черепки неизвестного назначения, традиционный наряд местных крестьян середины семнадцатого века, золотые украшения, принадлежавшие скифам, некогда обитавшим в этих краях, древний лук и древний утюг, но пока не обнаружили ни одного упоминания рода Вершицких.
        - Вот оно! - внезапно воскликнула Стася.
        Вадик проследил за ее взглядом и понял, что они близки к цели. Со стены предпоследнего зала на них печально смотрела репродукция портрета Владимира Вершицкого. Подлинник висел в интернате. Рядом разместились черно-белые фотографии княжеского дома. На них было изображено родовое гнездо Вершицких, которое тогда и не думало становится приютом для детей-сирот. Перед крыльцом с колоннами ребята разглядели затейливые клумбы. Мимо них прогуливались дамы с кружевными зонтиками и крошечными собачками. Во всем угадывалась патриархальная идиллия царской России.
        Под фотографиями в застекленных шкафах на изрядно потрепанном бархате лежало несколько предметов, принадлежавших Вершицким. Томик стихов Лермонтова, фарфоровая тарелка с пасторальной картинкой, серебряная чернильница и дамское зеркальце в тонкой оправе из слоновой кости. Больше ничего. Никакой карты подвала не было и в помине.
        - Ну и где план? - Гарик сказал это так громко, и с такой очевидной претензией в голосе, что Вадик испуганно поежился.
        - Вы ищите карту? - услышал он насмешливый голос за спиной. Вздрогнул и обернулся. В дверном проеме, который вел в следующий зал музея, стоял человек. Странный человек. Его длинные волосы, брови и ресницы были настолько светлыми, что казалось, будто ему пришлось несколько часов просидеть в морозильной камере, отчего вся растительность на голове покрылась инеем. Кожа лица, напротив, выглядела слишком темной, обветренной. Но, пожалуй, самой примечательно деталью внешности незнакомца был нос. Длинный, унылый, круто изгибающейся ниже переносицы на подобии горки в аквапарке, с чуть раздвоенным кончиком, который мешочком нависал над верхней губой. Последнюю точку в портрете ставили светлые, почти прозрачные, глаза навыкате. При этом, как ни странно, человек казался мягким и безобидным. Он напомнил Вадику печального Белого Рыцаря из «Алисы в Зазеркалье».
        - А вы кто? - бесцеремонно спросил Гарик, дав повод Стасе сердито толкнуть его в бок.
        - Гневко Полянский, - человек растянул в улыбке тонкие губы, - доктор исторических наук, специалист по русской истории 18-го и 19-го века.
        - А Гневко - это характер? - удивился Вадик.
        - Нет, имя. Польское. Полностью - Гневомир.
        - Да-а, с таким именем никакая драка не страшна! - оценил Гарик.
        - Не проверял, - пожал плечами Гневко, - Драться не приходилось. Может, как раз из-за имени. А вы случаем не карту подвала дома Вершицких ищете?
        - А как вы догадались? - вопросом на вопрос ответил Гарик.
        Доктор исторических наук подошел к репродукции портрета Вершицкого и задумчиво, словно интересному собеседнику, посмотрел князю в лицо.
        - С тех пор, как я опубликовал статью в немецком журнале «Abendzeit» ко мне уже несколько раз приходили разные люди, - тихо сказал он, - все хотят увидеть карту.
        - А она существует? - на всякий случай уточнила Стася, - Вы можете ее показать?
        - Могу, милая мадмуазель. Вопрос: захочу ли. Зачем она вам? Осторожнее, от вашего ответа зависит мое решение: показывать или нет.
        Друзья переглянулись. Что ему сказать? Правду? Мы ищем убийцу, и он может быть связан с этой картой? Или соврать? Рассказать сказочку про поиски волшебного камня?
        Стася внимательно посмотрела на историка, прищурилась, и Вадик понял: она его сканирует. Когда девочка начала говорить, в его голосе не была и намека на сомнение:
        - Мы хотим доказать, что князь Владимир Вершицкий не убивал детей. Карта может это подтвердить.
        - Вы уверены? - кажется, такой ответ Полянский ожидал услышать в последнюю очередь.
        - Абсолютно. В том, что написано в книге Загубского, есть много нестыковок. Предположим, Вершицкий был обыкновенный маньяк - ну не верите же вы, в самом деле, в то, что им владел дух шамана? Скорее всего, он просто был больным человеком, сумасшедшим. В таком случае, почему убийства прекратились сразу после смерти княжны? Почему полиция так и не арестовала его? Почему власти разрешили преступнику возглавить кадетский корпус?
        С каждым вопросом выражение лица историка менялось. На лбу образовалась гармошка морщин, взгляд стал задумчивым, мешочек носа начал шевелиться, словно доктор наук к чему-то принюхивался.
        - А ведь я тоже думал об этом, - наконец признался он, - Вся история с убийствами сразу показалась мне неубедительной. Но как вам может помочь карта?
        - Пока не знаем, - честно ответила Стася, - У меня есть одна версия…, - девочка сделала паузу, - Но сначала хотелось бы взглянуть на карту и, если можно, на дневник поручика Ершова.
        Полянский кивнул и попросил ребят подождать. Минут через пятнадцать он появился, бережно неся в руках пожелтевшую от времени тетрадь.
        - Смотрите. Только при мне. Копию сделать не разрешу.
        Друзья начали жадно листать ломкие страницы, покрытые сеткой неровных строк. Мало того, что бравый поручик писал как курица лапой, так еще везде использовал непривычные «яти» и букву «i» вместо обычной «и». Через пять минут Вадик признался себе, что не способен понять ровным счетом ничего. Похоже, у Гарика дела шли не лучше. А вот Стася внимательно проглядела все страницы, на которых Борис Ершов рассказывал о своей жизни в Тихореческе. К счастью, их оказалось не так много. Судя по всему, поручик не любил писать, а дневник вел, словно для галочки. Задняя часть тетрадки вообще оказалась оторванной. То ли затерялась где-то уже после смерти Ершова, то ли сам поручик в трудные времена пустил часть листов на махорочные самокрутки. Наконец, на очередной странице им попался план подвала.
        - Так: это основное здание, это флигель, - комментировал Вадик, разглядывая корявый рисунок.
        - Вот та самая комната, - подхватил Гарик, - Крест, наверное, означает подъемник. Ничего нового.
        - А это что? - Вадик уставился на противоположную часть плана. Там, где сейчас находилась прачечная, был обозначен странный коридор, который заканчивался, судя по рисунку, маленькой комнаткой, - Но в этом месте ничего не может быть!
        - Может! - мрачно возразил Гарик, - Там может находиться комната, в которую Стервелла сажает беглецов.
        - Мы должны проверить. Немедленно! - взволнованно прошептала Стася, - Стервелла бывает на выходных в интернате?
        - Нет! - хором ответили близнецы.
        - Значит, нужно спешить.
        - Эй, юные исследователи, - Нескладная фигура Полянского вновь объявилась в дверном проеме, - Ну как, разобрались? Мне пора - я обещал жене пораньше прийти!
        Ребята поблагодарили ученого и уже собирались покинуть музей, когда Стася задала последний вопрос.
        - Гневомир, скажите, пожалуйста, а кому вы еще эту карту показывали?
        - Только Загубскому, когда он над своей книгой работал, - задумчиво ответил доктор исторических наук, - Знаете друзья, тут разные личности ходили - просили карту посмотреть, но я всем отвечал, что карта - это выдумка. Мол, редактор журнала сам статью дописал, чтобы читателей зацепить.
        - Почему же нам показали? - удивился Гарик.
        - Первый раз ко мне пришли люди, которых интересовал не сапфир, а история! - торжественно ответил он.
        Друзья распрощались с ученым и выскочили из музея. За время, пока они читали тетрадь поручика, снегопад стал еще гуще. Вадик сделал глубокий вдох и закашлялся, потому что в рот влетело несколько крупных снежинок. Мощеная мостовая оказалась надежно укрыта белым полотном. Редкие цепочки следов исчезали прямо на глазах - их стремительно засыпало молодым снегом.
        Разглядеть что-либо впереди было невозможно - ребята шли к автобусной остановке на ощупь. Может быть, именно поэтому они не заметили высокой фигуры, которая отделилась от стены музея и последовала за ними. Точно так же никто из юных сыщиков не обратил внимания на черный джип, сопровождавший их автобус до самого интерната. Друзей занимали совсем другие мысли.

* * *
        - Давайте, сначала заскочим в Убежище, - предложил Вадик, - Мало ли что нам может понадобиться в подвале.
        Гарик и Стася согласились. Пока они болтали, сидя за круглым столом, близнец прикинул, что нужно захватить с собой. Вот, например, лом. Тяжелый такой, ржавый, сто лет здесь валяется. Стоит взять. А еще пару резиновых жгутов, моток лески, коробок спичек, огрызок свечи, кусок мела - вдруг, они заблудятся в подвале, и придется рисовать кресты на развилках мрачных коридоров…
        - Жалко, что Гневко не разрешил нам скопировать карту, - прервал размышления брата Гарик, - сейчас бы она очень пригодилась.
        - А чего жалеть-то? - удивилась Стася. Девочка достала из сумки блокнотик с большеглазой героиней японского мультфильма на обложке, огрызок карандаша и принялась быстро рисовать план поручика Ершова. Периодически она прикрывала глаза, замирала на пару секунд, а потом продолжала свою работу. Через пять минут карта была готова. Близнецы глазам не поверили: она ничем не отличалась от рисунка в дневнике вековой давности.
        - Пойдет? - небрежно спросила Стася, - Кажется, ничего не забыла?
        Соболевы только вздохнули. Хорошо быть суперменом! Вернее - супергерлой!
        Наконец, Вадик закончил сборы. Можно выступать. Друзья прикрыли дверь и отправились к интернату, но тут стало понятно, что незамеченными пройти не удастся. Около главного входа шла настоящая битва. Первый снег заставил всех воспитанников - и флегматичных старшеклассников, и неугомонных малышей - высыпать на улицу. По двору, подобно пушечным ядрам, летали снежки. То и дело окрестности оглашал победный мальчишеский вопль «Попал!» или возмущенный девчачий визг
«Дура-а-ак!». Вадик со Стасей растерянно смотрели на побоище - в этом бардаке три целеустремленно бегущих куда-то подростка обязательно привлекут к себе внимания кого-нибудь из взрослых.
        - В бой! - послышался дикий крик. У Вадика даже уши заложило. Он оглянулся. Огненная голова его брата уже мелькала посреди двора. Так же как все Гарик швырял снежки и хохотал, когда попадали в него. А это мысль! Хочешь смешаться с толпой, делай то, что делает она. Вадик и Стася тоже заорали, что есть мочи, и принялись кидать комки снега направо и налево, пробираясь к углу интерната.
        С этой стороны здания оказалось неожиданно тихо. Вадик посмотрел по сторонам, сверился с картой и зашагал к прачечной. Она находилась метрах в пяти от интернатской стены. Чуть поодаль, если не обманывает память, около самой земли есть вход в подвал. Правда, все время, пока близнецы жили в интернате, он был закрыт толстым куском фанеры. Что же, придется нанести небольшой урон казенному имуществу. Несколько умелых движений ломом и все - путь в подземелье свободен. Друзья в последний раз боязливо оглянулись по сторонам - не наблюдает ли кто за их подвигами - и полезли в пропахшую плесенью темноту.
        - Чур, я первый! - решительно заявил Гарик и украдкой глянул на Стасю. Поймав ее одобрительный взгляд, близнец уверенно поставил ногу на верхнюю перекладину полусгнившей деревянной лестницы. Лестница скрипнула, но вес мальчика выдержала. Гарик сделал пару осторожных шагов и спрыгнул на каменный пол. За ним спустилась Стася и Вадик, который аккуратно прикрыл окно оторванной фанерой - авось, ближайший час никто из воспитателей не заметит беспорядка.
        В подвале было тепло. Тепло и влажно. Где-то журчала вода. Вадик внезапно представил, как их троица выглядит со стороны. Темное пространство подвала. Три силуэта робко жмутся друг к другу. По каменным стенам мечется зеленоватый луч фонарика, выхватывая из темноты запотевшие трубы, хлопья паутины, остатки старинных барельефов. «Странные люди жили здесь несколько веков назад, - думал он,
        - ну зачем, скажите, украшать лепниной стены подвала? Все равно никто этих излишеств не увидит!» Но, судя по всему, наши предки имели другое мнение на этот счет.
        - Посвети на карту! - Гарик шагавший впереди, обернулся к брату, - Кажется, здесь должен начинаться коридор.
        И точно - за очередной колонной обнаружился узкий проход. Совсем узкий. Идти можно только по одному. Гарик снова пошел первым. Вадика уже тошнило от показного героизма брата. Он замыкал процессию.
        Довольно скоро коридор вывел ребят на небольшую площадку. Для игры в футбол места, конечно, было маловато, зато наконец-то можно встать лицом к лицу. Слева имелась дверь - карта поручика не обманула. Гарик подергал за старинную, грубо выкованную, ручку. Заперто.
        - Мог бы и не дергать - вон замок висит! - поддел брата Вадик.
        - Тихо! - внезапно скомандовала Стася. Она подошла к двери, положила на нее ладони, замерла, - Там кто-то есть! - наконец сдавленно прошептала девочка.
        У Вадика от ее шепота между лопатками проползала холодная струйка страха. Кто там может быть? За толстой дверью, которую, казалось, не открывали лет двадцать? Одичавшее чудище? Голодный Минотавр? Он представил, как бесформенное нечто прильнуло к двери с другой стороны. Прислушивается. Ждет…
        - Ему плохо! - продолжала Стася, - Страшно, холодно. Он хочет выбраться отсюда. Это пленник! - девочка постучала кулаком в дверь. Тишина, - Он нас боится. Нас и еще кого-то. Его страх пахнет гвоздикой и плесенью. Боже мой, кого же там заперли?
        Слова девочки прозвучали неожиданно тоскливо. Это привело Вадика в чувства. Страх отступил в темноту, дав возможность собраться с мыслями. Он отстранил Стасю, разглядел замок. Тяжелый. Новый. На руках осталось что-то липкое, судя по всему свежая смазка. Близнец просунул лом в его петлю и плавно надавил. Не поддается.
        - Давай вместе, - предложил Гарик. Братья на раз, два три навалились на лом. Бесполезно. Минут через десять они поняли, что этого «противника» нахрапом не возьмешь. Да и Стася сообщила, что они только пугают неизвестного пленника. Она чувствовала волны паники, исходящие из-за запертой комнаты.
        - Если там кто-то есть, он должен чем-то дышать, - предположил, вспотевший от бесплодных усилий Вадик, - Где же вентиляция?
        Еще несколько минут поисков и метрах в двух над полом обнаружилось квадратное отверстие, закрытое частой решеткой.
        - И что она тебе даст? - Гарика не скрывал сарказма, - Хочешь прикинуться ужом и пролезть в крошечную дырку? Даже заглянуть туда не получится - слишком высоко.
        - А заглядывать и не придется. Нужно только дотянуться, и все. Гарик, там, на входе в подвал, кажется, ящик валялся? Притащи, будь другом, а не только братом.
        Гарик послушно ушел, забрав фонарик. Вадик и Стася зажгли свечу и начали готовиться к операции, которую мальчик окрестил «Усатый разведчик». Он достал жгут и обмотал им сонного Крыса. Тот не сопротивлялся. То ли все понимал, то ли не до конца проснулся.
        - Ты знаешь, что крыса может пролезть в отверстие величиной с пятирублевую монету?
        - спросил Вадик притихшую девочку. Просто так спросил. Совсем не для того, чтобы повыпендриваться - больно нужно! Иначе молчать в темноте подвала было совсем страшно. - Мы привяжем к нему леску, засунем за жгут записку с карандашом и запустим Крыса в камеру. Если пленник умеет писать, он нам ответит.
        - Но там же темно! Он может ничего не увидеть.
        - А мы свечу к решетке поставим.
        - Что напишем?
        - Ну, давай, вот так, - «Кто вы? Чем помочь?» - нацарапал Вадик на клочке бумаги, свернул его в трубочку и подсунул под жгут. Потом отломил половинку карандаша и присоединил оставшийся огрызок к записке. Крыс ничем не выдал недовольства. Умный зверь!
        Скоро в узком проходе заметался луч фонаря и послышался глухой стук. Это Гарик вернулся с добычей, волоча за собой, Бог весть как попавший в подвал деревянный ящик. Последние годы такие перестали использовать в магазинах - наверное, их просто больше не выпускают.
        Ящик придвинули к стене, на него встала Стася с Крысом в руках. Вадик обхватил колени девочки и приподнял ее. Она оказалась неожиданно легкой. Как котенок. Хорошо, что темно. Никто не видит выражения лица Вадика, а значит им можно выражать все, что угодно.
        Не смотря на все усилия мальчишки, Стася не дотягивалась до дыры, поэтому ему пришлось встать на ящик. Ящик оказался квелым. Его хватило ровно на одну минуту, но за это время Стася успела засунуть грызуна в дыру и прикрепить рядом свечку. Сразу после ее слова «Есть!» пересохшие доски проломились, и Вадик со Стасей рухнули на пыльный пол. К счастью, ничего страшного не произошло. Девочка тут же вскочила, а близнец увидел у себя перед лицом руку брата.
        - Вставай! - сердито сказал тот.
        Причина резкого тона была понятна без объяснений. Ревнует. Не понравилось, что не он Стасю держал. Так ему и надо! Пусть дуется!
        Катушка в руках Стаси постепенно разматывалась. Крыс осваивал незнакомое пространство.
        - Пленник увидел Крыса - эмоциональный фон изменился! - раздался в полумраке напряженный голос Стаси, - Испугался! - Вадику показалось, что за дверью послышался приглушенный крик, - Теперь успокаивается! Он смотрит на Крыса! Кажется, гладит его! Плачет…
        Голос Стаси задрожал. Она прижалась щекой к корявой двери. Тихонько всхлипывала в темноте, а Вадик стоял, как дурак, не зная, что делать.
        ГЛАВА 15. Стася
        Страх. Холод. Темнота.
        Сколько все это продолжается? Долго. Очень долго. Хочется спать. От голода сводит живот. Страшно…
        Никогда в жизни Стася не испытывала ничего подобного. Да, ей было пусто и больно, когда умерла бабушка, но то была ЕЕ пустота, и ЕЕ боль, а сейчас… Там, за дверью, мучился незнакомый человек. Девочке передавались все ощущения пленника. Ей казалось, что она погружается в раскаленную жижу - смесь страха и боли. Жижа лезла в глаза, забивала нос, уши, мешала видеть и дышать.
        Стася неожиданно подумала, что люди похожи на орехи - каждый имеет свою скорлупку. У одних она толстая и прочная, как у кокоса. У других - совсем тоненькая, как у фисташек. Люди с толстой скорлупкой умеют не замечать чужой боли или, как говорят врачи «скорой помощи», не пропускать ее через себя. «Вокруг слишком много несчастных, - объясняют они, - всех жалеть жалелки не хватит». Люди же с тонкой кожицей не способны спрятаться - они сгорают со стыда, завидев старушку, просящую милостыню, и рыдают, глядя на сбитую машиной собаку. Мир опасен для «тонкокожих» - он каждый день ранит их тысячами иголок, от которых не спасает хрупкая скорлупа. А вот Стася, похоже, с обретением супер-способностей вообще лишилась защиты. Не осталось и намека на шкурку - одно ядрышко. Ничего не мешает переживать чужие чувства как свои, и ничего не мешает этим чувствам причинять ей боль. Как же холодно, страшно, и есть хочется …
        Неожиданно леска в руках девочки ослабла.
        - Крыс возвращается! - воскликнула она, отогнав от себя страдания пленника.
        Из-за решетки в свете фонарика показалась белая морда. Довольная усатая морда. Стася могла поклясться, что этот не по породе умный зверь, улыбается. А почему бы и нет? Например, американские ученые обнаружили, будто крысы хохочут от щекотки - ей дедушка вчера рассказал. Значит, смеяться умеет не только человек. А некоторые биологи думают, что именно эта способность отличает людей от животных. Может, крысы вообще не животные?
        Стася протянула руки, и Крыс неуклюже из-за намотанного на него жгута, спланировал ей в ладони. Друзья быстро ощупали Зверька. Записка была на месте, а карандаш - нет. Вадик развернул кусочек бумаги, но прочитать не успел - где-то недалеко в подвале послышался лязг открываемой двери, в проеме узкого коридора заметались отблески фонаря.
        - Сюда идут! - прошептал Гарик, - Уходим!
        И друзья бросились прочь от двери, в узкое горлышко коридора, а затем на улицу, через лаз, прикрытый листом фанеры. Опомнились они только наверху. Опомнились и пожалели: нужно было спрятаться где-нибудь в подвале. Может, удалось бы выяснить, кто пришел навестить пленника. Но спускаться вниз теперь было глупо. Их обязательно услышат. Поэтому решили побираться в Убежище и там думать, как вызволять неизвестного пленника.

* * *
        Когда троица завернула за угол интерната, от стены прачечной отделилась тонкая фигурка в фиолетовом свитере. Виола Акулова зябко поежилась - и угораздило же ее выскочить без куртки! Ничего, оно того стоило - попались уроды!
        Девочка достала громоздкий мобильник и посмотрела на экран. Надо же, полчаса на холоде в одном свитере - долго же эти сыщики-самоучки лазили по подвалу. Она нажала на кнопку покрасневшим от холода пальцем. Подержала. Номер был внесен в меню быстрого набора.
        - Алло. Стелла Родионовна, у нас в подвале гости были. Соболевы и новенькая - эта… Романова.
        Виола выслушала ответ. Пару раз поддакнула и нажала отбой. Дело сделано. Скоро будет вам и «рыбья слепота», и моча по утрам. Она зло улыбнулась посиневшими от холода губами и припустила в интернат греться.

* * *
        Записку друзья развернули лишь в Убежище. Стася глянула в нее и ахнула. Всего несколько слов. Неровный частокол из длинных, робко льнущих друг к другу букв. Перепутать невозможно. Так пишут только дети. В первом классе. Потом почерк грубеет, становится небрежно-уверенным. Она знала это совершенно точно. У одной из бабушкиных подруг была маленькая внучка, и Стася, наблюдала, как менялся ее почерк.
        - «Дина. Заберите меня отсюда», - прочитал Вадик, - Это девчонка! Мелкая совсем! - похоже, он тоже знал, что так пишут только дети, - Нужно сообщить в милицию. Быстро!
        Троица выскочила из убежища и бросилась в коморку тети Али - она обязательно даст позвонить. Но, увы - комната завхоза оказалась заперта. Друзья по очереди, словно не доверяя друг другу, подергали ручку. Закрыто. Алевтины Ивановны поблизости не наблюдалось.
        - В учительскую! - скомандовал Гарик, - Там еще один телефон!
        - Ребят, а кто эта Дина? - задыхаясь от бега, спросила Стася, - Она из младшей группы, да?
        - Нет. Точно не из наших! - быстро ответил Гарик, - В интернате никого с таким именем нет.
        В учительской тоже не повезло. Там чаевничала Жанна Львовна, Глиста и Такса. К телефону этот дамский клуб сто пудов никого из подростков не подпустит. Еще и Стервелле донесут. Друзья начали беспомощно оглядываться по сторонам, как вдруг решение проблемы возникло само собой. Им навстречу, меряя длинными шагами коридор, шел учитель рисования. Шел и говорил по телефону.
        - Константин Васильевич, нам бы позвонить. Срочно! - Гарик схватил учителя за рукав, умоляюще заглядывая в глаза, - Помогите… Вопрос жизни и смерти…
        - Ладно, возьми… - смущенно пробормотал Горчаков и протянул телефон, - Только не долго. Там денег мало…
        Гарик отбежал в сторону и подозвал друзей. Набрал 02. «Вызов завершен» - тут же сообщила трубка.
        - Дурак, с мобильника на номер, который с нуля начинается, не позвонишь. Ты телефон Перепелкина помнишь?
        Гарик полез в карман и вытащил уже порядком измусоленную визитку Стаса. На обратной стороне от руки выведен номер сотового. «Абонент не отвечает или находится вне зоны…» Дослушивать не стал. Набрал рабочий. Короткие гудки. За спинами друзей нетерпеливо переминался с ноги на ногу Горчаков.
        - Я знаю, кто нам поможет! - взяла дело в свои руки Стася.
        Она вспомнила, что сейчас на ней та самая юбка, которая была в день приезда. В кармане с тех пор застряла визитка Саши Кандалинцевой - журналистки с Тихореченск-ТВ. К счастью, ее телефон охотно отозвался длинными гудками.
        - «Тихореченск-ТВ, Александра. Слушаю - пропела трубка в Стасино ухо.
        - Здравствуйте, Саша. Это Стася из интерната. Помните, вы у нас сюжет снимали? Я интервью давала…
        - А! Клубничный бисквит! Столовая! Конечно, помню! Что стряслось? Чем помочь? Кто-то обижает? Можем сделать сюжет…
        От такого напора Сатся на мгновение растерялась.
        - Саша, у нас тут такое твориться … - замялась она, - В общем… В подвале интерната заперта девочка. Ей нужно помочь. Приедете?
        - Что за девочка? Воспитатели вас так наказывают?
        - Нет… Не знаю. Ее зовут Дина. Ей лет семь-восемь. Во всем этом как-то замешана Стервелла…
        - Как ты сказала? Дина? - в эфире внезапно повисла пауза. До Стаси долетел едва слышный цокот компьютерных клавиш, - Точно! Дина - редкое имя, я сразу вспомнила!
        - вновь защебетала Саша, - так зовут дочку Пегасова, местного олигарха. Ей как раз восемь лет. Он год назад женился на одной дамочке. Кстати, сестренке вашей директрисы.
        - Давай подробности позже! - оборвала журналистку Стася, - Вы можете приехать?
        - Ноу проблем! Ждите в гости через пять минут. Мы рядом с вами базируемся.
        Гарик вернул телефон Горчакову, и ребята уже рванули к выходу - встречать журналистов, как услышали строгий окрик учителя рисования.
        - Стой, раз, два! - скомандовал он, - Кррругом! Рассказывайте.

«Надо же, а муж Алисы Сергеевны умеет быть строгим, когда хочет! - с удивлением отметила Стася, - Вот тебе и печальный арлекин. Кажется, попали».
        Друзья, потупившись, топтались перед Горчаковым. Тот с внезапно просунувшимся интересом разглядывал заговорщиков, пощипывая свою испанскую бородку.
        - Слушаю вас. Ну, начинайте? Нет? Придется мне. Кто закрыт в подвале? - друзья молчали, растерянно переглядываясь, - Хорошо, я звоню Стелле Родионовне.
        - Нет!!! - хором закричали они.
        - Только не ей! - Гарик решил взять удар на себя, - Константин Васильевич, там в подвале девочка маленькая закрыта. Не из наших. Ее бы вытащить…
        - А вы откуда знаете? - Стася безошибочно уловила поток недоверия, идущий от Арлекина.
        - Мы там только что были, - признался Гарик, - Пожалуйста, не надо звонить. Ее Стервелла, ой, Стелла Родионовна там держит.
        - А разговаривали вы сейчас с кем?
        - С журналистами. Они уже едут.
        - Ну что же, пойдемте их встречать вместе, - подвел итог учитель и направился к лестнице. Друзьям не оставалось ни чего другого, как поспешить за ним.

* * *
        Саша уже ждала возле ворот. Ее косматый оператор курил рядом, отперевшись на штатив. Неподалеку отдыхала потрепанная зеленая «Нива» с гордой надписью на боку:
«Создаем новости. Тихоречинск-ТВ».
        - Чего так долго? - набросилась журналистка на Стасю, - Я же сказала - пять минут. Саша. - без паузы сообщила она Горчакову, - Тихореченск-ТВ. Неужели дочку Пегасова держат в подвале?
        - Костя. - представился учитель рисования, - Я сам пока толком ничего не понимаю. Проверим - тогда решим, вызывать милицию или нет. Ну что идем?
        Обсудив ситуацию, взрослые пришли к выводу, что незамеченными такой оравой мимо главного входа не пройдешь. Если в деле и правда замешана Стервелла - на удивление Стаси Горчаков вполне допускал участие директрисы в похищении ребенка - им лучше никому не попадаться здесь на глаза. Поэтому решили обойти интернат с тыла и лезть через дыру в заборе. Так и сделали. После десяти минут путешествия по кустам, вплотную подступавшим к ограде, они, наконец-то, оказались перед входом в подвал. Никаких других следов, кроме, тех, что оставили близнецы и Стася, поблизости не было. Оператор, которого звали Севой, успел взмокнуть под тяжестью профессиональной видеокамеры.
        - Черт, это туда лезть? Технику угробим…
        - Отвали, Сев. Шанс снять такой сюжет раз в жизни выпадает. Мы его на НТВ толкнем. Может, еще премию получим! - размечталась журналистка, сдувая со лба прядь, темных, упрямых как проволока волос.
        Гарик нашарил в снегу оставленный во время прошлого визита лом, и вся компания полезла во влажную темень. Деревянная лестница жалобно захныкала сначала под учителем рисования, потом под оператором, нагруженным техникой, но снова выстояла.
        Первыми у двери в таинсвенную комнату оказались Саша и Гарик.
        - Это тут? Ау, кто там? - ответа не было. Да и мог ли он быть? Стася подозревала, что дверь слишком толстая, чтобы пропустить хоть какой-нибудь звук, - Сев, где ты бродишь? Подсними чуток. Ок?
        - Э-э, господа, - встрял подоспевший Горчаков, - Если там ребенок, его стоит скорее оттуда извлечь, а не заниматься съемками.
        Однако, Саша оказалась на редкость упрямой девушкой, поэтому спасательной группе пришлось смириться с потерей еще пяти минут, во время которых оператор водил камерой по стенам, высвечивая облупившуюся штукатурку и проступившую из-под нее кирпичную кладку.
        - А ящика-то нет, - заметил Гарик, - Кто-то здесь был.
        Стася забеспокоилась, что в комнате уже никого нет - неизвестные, которых испугались друзья двадцать минут назад, могли спрятать девочку в другое место. Она попробовала настроиться на чувства пленницы, но у нее ничего не вышло. А вдруг - подумать страшно - они решили от нее избавиться. Стася поняла, что ей совсем не хочется заглядывать в эту комнату. Так не хочется, что к горлу подполз противный комок тошноты.
        - Замок нужно ломать! - с видом знатока заявила Саша, - Мужчины, приступайте.
        Ребята стояли в начале коридора - на площадке перед дверью совсем не осталось места - и наблюдали, как оператор с Горчаковым навалились на лом. Саша умудрялась снимать все происходящее, еле удерживая тяжелую камеру. Три минуты пыхтения с покрякиванием, и замок сдался. Сухо щелкнул, грохнулся на пол, подняв в свете камеры маленькое облачко белой пыли. И в то же мгновение Стася ощутила мощную волну страха и надежды, окатившую ее со стороны открытой двери. «Она там! - обрадовалась девочка, - Живая».
        Из темноты несло смрадом - видимо, туалета в камере предусмотрено не было. Первыми в комнату вошли журналисты, светя перед собой фонарем над камерой. Стася успела заметить маленькую фигурку, скрючившуюся в дальнем углу на куче грязного тряпье. Луч света выхватил из темноты деревянную колоду, которая служила пленнице столом, на ней валялись бутылки с минеральной водой и упаковки из-под еды: пиццы, чипсов, печенья… Их количество говорило о том, что девочку держат здесь не первый день. Может, дня три - четыре. Стася перевела взгляд на узницу этого отвратительного места. Она забилась в самый угол и мелко дрожала. Горчаков решительно отодвинул застывших журналистов и присел рядом с девочкой на корточки.
        - Привет, малыш! Не бойся! - начал мягко уговаривать он, - Мы пришли тебя вытащить отсюда. Пойдешь со мной?
        Девочка затряслась еще сильнее. Из-под длинной челки светлых слипшихся волос испуганно блеснули огромные глаза. Худенькие ручки нервно обхватили острые колени, затянутее в грязные разодранные джинсы. «Неужели это дочка миллионера? - засомневалась Стася, разглядывая дрожащую пленницу.
        Горчаков встал, наклонился над тщедушной фигуркой и поднял ее на руки. Девочка тут же прижалась к его груди, уткнув треугольную мордочку в грубый свитер художника.
        - Уходим. Здесь больше нечего делать, - тоном, не терпящим возражений даже от упрямой журналистки, сообщил он, - Главное, до больницы добраться скорее…
        Процессия развернулась на 180 градусов и двинулась вон из этого мерзкого места. Впереди оказалась Стася. Она быстро нырнула в узкий коридор, светя перед собой фонариком Мироныча, как вдруг услышала впереди голоса. Совсем рядом. Девочка остановилась в месте, где «аппендикс», как назвала коридор Саша, соединялся с основным помещением интернатского подвала.
        Все произошло в считанные секунды. Откуда-то справа выплыли два шифоньерообразных силуэта с фонариками. Стася разглядела в мечущемся свете темные костюмы, лысые головы, бычьи шеи. Потом появились еще два человека такой же комплекции. От ужаса стало трудно дышать, сердце судорожно заметалось в груди, ладони намокли. Стася по инерции подняла фонарик и направила его ближайшему из громил в лицо. Огромный парень расплылся в удивленной улыбке. Он тоже светил на Стасю и застывших за ней близнецов, поэтому прекрасно видел, кто им встретился в коридоре.
        - А вот и наши нарушители границ! Как заказывали. - сообщил он своим сообщникам неожиданно мягким, зефирным, голосом.
        С этого мгновения время словно попало в тягучую сгущенку. Оно замедлило ход и начало не спеша разматывать ленту событий перед испуганными зрителями. Вот четверо громил толпятся перед входом в коридор, разглядывают Стасю и мальчишек. Вот они лыбятся. Тычут пальцем. Как дети в зоопарке. Идущие сзади взрослые скрыты темнотой
        - их пока не видно.
        - Ну и чего с ними делать? - словно сквозь слой стекловаты донесся до Стаси голос кого-то из парней.
        Из-за широких спин показался еще один человек. Отраженного от стен света фонариков хватило, чтобы разглядеть его. Женщина! Ночная воспитательница. Екатерина Егоровна. Громилы почтительно расступились. Ошибки быть не могло - она у них главная.
        - Забирайте девчонку, а этих под замок. Стелла вернется - тогда и разберемся с ними.
        От этого «разберемся» в животе у Стаси стало холодно и как-то совсем пусто. А еще от голоса воспитательницы. Такого равнодушного и обыденного, словно кусок раскисшего мыла. Стася по-настоящему испугалась. Она ощутила поток холодной жестокости, идущий от этой невзрачной женщины - оказывается, жестокость пахнет персиками. «Интересно, а что они сделают с тремя взрослыми? - подумала девочка, - Свяжут и оставят тут валяться? Убьют? Горчаков и телеоператор Сева с четырьмя бандитами точно не справятся. Весовые категории разные. Что же делать?
        - Ой, да там еще кто-то есть! - удивленно сообщил первый громила своим сладким тенором и посветил поверх голов Стаси и близнецов, - Ну-ка покажись!
        В это же момент время вырвалось из липкой сгущенки и понеслось вперед, навертывая упущенное. Стасе показалось, что кто-то невидимый коснулся ее плеча: «Пора, девочка. Твой ход. У тебя получится». Кто это сказал? Показалось? Но за короткое прикосновение все изменилось. К Стасе пришло понимание, что нужно делать. Знакомые тамтамы застучали во тьме подвала дома Вершицких. Она потянулась к людям, стоявшим у входа в узкий коридор, вдохнула запах их ощущений, разобралась в мельчайших ароматах. Персики - так пахнет жестокость. Гвоздика - страх. Тухлая рыба - высокомерие. Плохие люди. Опасные. Им уже приходилось убивать, и, кажется, не один раз. Девочка в отвращении отстранилась, а затем мысленно натянула пленку между ними и притихшими за ее спиной друзьями. «Стена. Перед вами стена. Глухой камень»
        - зашептала Стася. Громче застучали тамтамы, мир запульсировал, словно помогая ей, поддерживая, ободряя…
        - Вот черт! Куда они делись? - растерянно воскликнул обладатель нежного голоса и начал шарить фонариком по сторонам.

«Здесь никого не было. Только стена. Померещилось!» - продолжала твердить Стася. Она уже не видела ни бандитов, ни подвала. Мир вокруг нее подернулся серой дымкой, пропитанной насквозь оглушительным боем барабанов.
        - Померещилось, - осоловело пробормотал один из громил, - Тени тут странные…
        - Мы пропустили коридор! - решила ночная воспитательница, - Давай обратно.
        И вся компания неуклюже двинулась туда, откуда, только что появилась - искать несуществующий поворот.
        - Ушли? - громким шепотом поинтересовалась Саша, - Идем дальше?
        Стася быстро приходила в себя. Серый туман рассеялся, и она поняла, что нужно спешить. Что-то подсказывало: морок, наведенный на бритоголовых и их начальницу, непрочен. Неизвестно, сколько он продержится.
        К счастью, ее спутники, не стали задавать лишних вопросов, а на цыпочках двинулись к выходу из подвала. Еще чуть-чуть и влажная темнота останется позади, а там и до машины рукой подать. Бежать в интернат не имеет смысла - в нем Стервелла командует. Нужно уезжать отсюда как можно дальше. «Только бы успеть, пока громилы не опомнились, - твердила про себя девочка, - Только бы успеть».
        Они двигались, сохраняя порядок, в котором их застали бандиты. Впереди Стася, следом близнецы, за ними Саша, Горчаков с девочкой на руках и патлатый оператор с камерой наперевес. До выхода оставалось совсем ничего. Вот уже прямоугольник света, гнилая лестница, кусок фанеры, и… свобода! Стася выскочила наружу. За ней Гарик с Вадиком, потом Саша. Учитель рисования аккуратно вынес дрожащую пленницу. Стася заметила, что девочка судорожно закрывает руками глаза от яркого света. Сколько же она просидела в темноте? Ее светлые волосы стали серо-зелеными от грязи, щеки запали, одежда - джинсы, трикотажная кофта и куртка - превратилась в грязное тряпье. Если это и были эксклюзивные работы дорогих детских дизайнеров, какие, по мнению Стаси, должна была бы носить дочка миллионера, то опознать их не осталось никакой возможности.
        В подвале остался только оператор. Он неловко перекинул камеру и ступил на скрипучую лестницу. Лестница застонала, словно жалуясь на тяжелую жизнь, запричитала на все лады своими, изъеденными плесенью и сыростью перекладинами. Нога Севы коснулась верхней ступеньки, его запыленная во время путешествия по подвалу макушка почти достигла дневного света, когда везение друзей кончилось. Прогнившая доска издала предсмертный визг, переломилась, и оператор с чудовищным грохотом провалился в темноту.
        - Камеру держи, камеру! - забыв все на свете, заорала Саша, а Стася с ужасом услышала, как к ним из глубины подвала несутся пришедшие в себя громилы.
        - Скорее, бежим! - заторопилась она.
        Пыхтя и поругиваясь, оператор выполз из подвала. Камеру он все-таки спас, а вот ноге досталось. Телевизионщик морщился от боли, но выбора у него не было - прижимая свою драгоценную аппаратуру, он похромал за напарницей и Горчаковым со спасенной девочкой на руках. Ребята бросились следом.
        Скрываться больше не имело смысла - вся спасательная бригада неслась к машине самым коротким путем. Заворачивая за угол, Стася оглянулась. В этот момент из подвала высунулась лысая, как колено актрисы из рекламы станков для бритья, голова одного из преследователей. Он щурился на яркий свет и крутил головой. Девочка попыталась скрыться, но было поздно - рядом с ней неизвестно откуда появилась Акулова.
        - Они здесь! Я держу! - заверещала Вилка и ухватила Стасю за куртку. Громила тут же засек отставшую девочку и с неожиданной для его туши прытью выскочил из подвала. Еще чуть-чуть и он будет рядом. Стася дернулась, но Вилка держала крепко
        - годы в детском доме научили ее не выпускать своего.
        - Пусти!
        - Стоять, дуррра!
        И тут Стасю накрыло. Разорванный рюкзачок, холодный туалет, тычки и насмешки все слилось в один огромный комок. Этот комок заворочался в стасиной груди, заходил ходуном, поднялся горячей волной, чтобы превратиться в три коротких слова. Как там говорил дедушка близнецов? Делай, что должно. Иногда, ради дела можно нарушить даже Второе правило королевы.
        Вилка округлила глаза и отпустила куртку. Не то, чтобы в интернате при ней никто не ругался матом. Ругался. Да еще как. Но в трех словах, брошенных новенькой, было что-то больше, чем обычная брань. Они прозвучали как магическое заклинание, заставившее фаворитку Стервеллы отпрянуть от бешенной Романовой с выпученными глазами и оскалившейся крысой на плече.
        Стася почувствовала, что свободна. Акулова беспомощно хлопала глазами и открывала рот, словно полудохлая рыбина. Но наслаждаться победой было некогда. Ботинки преследователя уже бухали совсем рядом. Девочка метнулась вслед за своими спутниками.
        Не чувствуя ног, она неслась через интернатский двор. Мимо разинувших рты малышей, мимо застывших старшеклассников, мимо удивленной тети Али и неказистого снеговичка, вылепленного из первого снега. Мир застыл, провожая летящую сквозь него девочку и огромного лысого мужика, готового вот-вот ухватить беглянку за одну из косичек.
        Стася успела. Она влетела в распахнутую дверь машины телевизионщиков и плюхнулась на колени близнецов. Автомобиль взвился, словно пришпоренный жеребец, обдал фонтаном грязи красного от бега громилу, и рванул в сторону города.
        ГЛАВА 16. ГАРИК
        Несчастную «Ниву» швыряло на ухабах. Интернат отделяли от мира каких-нибудь три километра дороги по лесу, но что это была за дорога! Серпантин, не ремонтированный, наверное, со времен Второй мировой войны. Зато для беглецов эта трасса испытаний стала спасением. И отечественная «Нива», и дорогая иномарка были здесь на равных - в таких гонках побеждает не самый быстрый, а самый ловкой. А ловкости Александре Кандалинцевой не занимать.
        - Давай, дружочек! Давай, козленочек! - приговаривала журналистка, выкручивая руль, - сейчас на окружную выскочим, а там через два километра пост ГАИ.
        - Не успеем. Догонят. - мрачно заметил оператор. Он сидел на первом сиденье и то и дело кривился от боли, когда колеса «козленочка» попадали в очередную яму. Последние минуты оператор Сева пытался дозвониться то до Стаса Перепелкина, чей телефон продиктовал ему Гарик, то до телецентра. Но, видимо, сработал закон великой и непобедимой подлости. Связи не было, - Блин! Ну и дыра этот наш Тихореченск! - от отчаянья взвыл он, - Сплошные ямы! Сотовый не берет.
        В этот момент автомобиль тряхнуло особенно сильно. Гарик оглянулся. Джип преследователей уткнулся мордой в бампер беглецов. Машины выехали на единственный прямой участок дороги, где мощный «Ниссан» тут же нагнал старенькую «Ниву» и пошел на таран. Спасенная, или почти спасенная, девочка испуганно пискнула.
        Запах от нее шел тот еще. В тесном салоне совсем было нечем дышать. И как только Константин Васильевич терпит! Вон, обнял, по голове гладит - успокаивает. Гарик пошевелился, пытаясь устроиться поудобнее, но вышло так себе - впятером на одном сиденье не рассядешься.
        - Черт! Они нас сейчас прижмут! - запаниковала Саша, - Здесь дорога расширяется! Нам не уйти!
        - Давай, дави! Трассу уже видно! - заорал оператор.
        Но всем, даже, наверное, дочке Пегасова, стало ясно, что деваться им некуда. Впереди виднелась большая прогалина - метров двести дороги с широкими, накатанными грузовиками обочинами. Сейчас машина преследователей их обгонит и перекроет путь к шоссе.
        Оператор продолжал лихорадочно набирать подряд все известные его телефону номера, но сигнала не было. Саша тихо ругалась, такими словами, которых Гарик даже никогда не слышал, а Горчаков что-то нашептывал девочке, пытаясь отвлечь от вида черной машины, следовавшей попятам.
        Гарик посмотрел вперед. Их автомобиль, отчаянно рыча, вылетел на открытое пространство. Преследователи начали уходить в сторону, готовясь к обгону. Все. Мэментум морэ…
        И вдруг произошло то, чего беглецы ждали меньше всего. Откуда-то справа показалось огромное темное пятно. Оно выплыло из-за веток деревьев и обрело форму еще одного, черного, как ньюфаундленд, внедорожника. Неизвестный автомобиль уверенно двинулся наперерез погоне. Пропустил перед собой «Ниву» и рванул вперед, перекрывая дорогу преследователям. Гарик резко оглянулся, но успел только заметить, как «Ниссан» вылетел на обочину. Что было дальше, он не видел. «Нива» уже неслась по шоссе к ближайшему отделению милиции.

* * *
        - Ну, что, друзья, я вас поздравляю! Вы действительно спасли дочь Пегасова! - сообщил Стас, сидевшим в коридорчике милицейского участка журналистам, учителю рисования и близнецам. Стасю уже минут сорок где-то носило. Сказала, что ей «нужно уточнить пару деталей», и пропала.
        - Как Дина? - заволновался Горчаков, - Отцу звонили?
        - Звонили, - Стас присел рядом, - Только он две недели как за границей. Послезавтра должен вернуться. О пропаже девочки никто не заявлял. Она оставалась в особняке с мачехой, Альбиной Пегасовой, двоюродной сестрой вашей директрисы, кстати. Пытаемся ее сейчас найти, но пока - увы. Дома нет. Сотовый не отвечает. Прислугу она отпустила на несколько дней. В общем, темная история.
        - А где ребенок сейчас?
        - В больнице. Я звонил - все нормально. Истощение, стресс, а так ничего. Скоро поправится. Бандитов мы, к сожалению, пока не нашли. Воспитательницы этой вашей тоже след простыл.
        - А Талдыко?
        - Талдыко дома. Леонов ее сейчас допрашивает.
        Гарик заметил, что Горчаков смотрит на Стаса с сомнением. Мол, стоит ли этим остолопкам из милиции доверять судьбу ребенка? Особенно, после истории с Алисой. А ведь ее так и не выпустили из тюрьмы. Адвокат не смог убедить судью отпустить учительницу под подписку о невыезде. Бедный Константин Васильевич.
        - Стас, ты нам синхронничик дашь? - Журналистка решила ковать железо, не отходя от кассы, - Ну, пожалуйста! Будь человеком! Может, по центральному каналу покажут!
        Перепелкин сначала отнекивался, но в упрямстве с Александрой Кандалинцевой оперативнику было не тягаться. Гарик даже подумал, глядя на нее, не поступить ли ему после школы на журфак. Все-таки это очень прикольно быть журналистом, но потом решил, что сыщиком быть еще прикольнее и отошел в сторону. Стас кому-то звонил, что-то согласовывал, а затем долго говорил на камеру. Сначала немного смущаясь, но позже разошелся и начал очень уверенно шпарить о блестяще проведенной операции, о грамотной работе с агентурными источниками и незаменимой помощи тихореченских журналистов. Про Стасю и близнецах не было сказано ни слово. Ну и леший с ним! Пусть радуются…
        - Может, пойдем? - толкнул Гарика брат, - Они тут и без нас разберутся.
        - Ага. Пойдем. Дедушка ждет, - ответила за близнеца неизвестно откуда появившаяся Стася.
        Ребята неторопливо побрели к автобусной остановке. Снег совсем перестал. На улице потеплело, и он таял, сползая с домов и тротуара, словно остатки грима. Как-то незаметно подкрались сумерки. Город начал погружаться в темноту, украшая себя, точно стареющая кокетка, ожерельями огней.
        - Да ладно, ребята! Хватит грустить! - весело сказала Стася, - Ну не похвалят нас по телевизору, так и что с того! Главное, девочку мы спасли!
        Гарик тяжело вздохнул. Да уж, герои, блин…
        - Мне другое интересно, - Продолжала подруга, - Кто это нам помог? Ну, на той, черной машине? Вы номера не заметили?
        - Не-а. Она боком к нам ехала, - Вадик задумчиво пинал комки мокрого снега, - Странно, конечно. Будто нас там ждали.
        - Точно. Будто ждали, - эхом откликнулась Стася.
        - Так что же выходит, - встрял Гарик, - Это Стервелла что ли убила Забияко? Ну, чтобы скрыть свое преступление? Он узнал про дочку Пегасова и решил сообщить милиции…
        - Нет. Она не убивала. Это сделал другой человек.
        Близнецы в недоумении уставились на Стасю. Даже остановились.
        - И ты знаешь, кто?
        - Знаю. Но доказать пока не могу.
        Это было сказано особым тоном. Гарику внезапно почудилось в Стасе что-то незнакомое. Чужое. В сгущающихся сумерках ее лицо напоминало белую маску, а глаза казались совсем черными. Словно две маленькие черные дыры, которые готовы втянуть в себя половину вселенной. Может, она и вправду прилетела с другой планеты? Гарик почувствовал как по спине и рукам побежали мурашки.
        - Ты не шутишь?
        - Нет, - Стася улыбнулась, шагнула под свет разгорающегося фонаря и снова стала самой обычной девочкой. Ну, разве только прическа немного старомодная. - Давайте заскочим на полчасика в интернат? Я кое-что уточню и сразу все вам расскажу. Идет?
        Гарик было надулся, но любопытство взяло верх над обидой. Решили ехать в интернат. Оттуда позвонить дедушке, чтобы не волновался, и на ночь вернуться домой. Гарик попытался вытянуть из Стаси ее догадки, но она только улыбалась и молчала. Упрямая инопланетянка!
        Через двадцать минут старенький автобус, кашляя и отплевываясь клубами подозрительно черного дыма, остановился у ворот интерната. И тут подруга близнецов подбросила им еще один повод для обиды.
        - Подождите меня в Убежище! - настойчиво попросила она, - Мне с одним человеком нужно поговорить. Наедине.
        Гарик, ничего не ответив ей, пошел к детской площадке, год назад поставленной спонсорами возле центрального входа. Сел на качели для малышей и начал остервенело раскачиваться. «Это настоящее свинство! - думал он, - Кого она из себя воображает? Шерлока Холмса? Эркюля Пуаро? Тоже мне, великая сыщица Стася!»
        - Что, брат, обломала тебя девушка? - близнец и не заметил, как его брат подошел к качелям, - Вот такая она, непостоянная любовь…
        - Отстань!
        - Ничего, не расстраивайся. Это только начало. Дальше она из тебя веревки вить будет…
        - Слушай, чего ты вообще на нее взъелся? Сам же защищал от Акуловой.
        - Ага, защищал. Вот только домой на выходные не приглашал, и Убежище не показывал.
        - Может, ты просто ревнуешь? А, скажи честно.
        - Да пошел ты!
        - Сам пошел!
        - И пойду.
        Вадик резко развернулся и побежал к воротам, ведущим с территории интерната. Гарик удивленно смотрел ему вслед. Чего это с ним?
        - Вадь, стой! - заорал близнец, но силуэт брата уже пропал в осенних сумерках, - Псих! - Гарик обиженно сплюнул под ноги, - Ладно, сам прибежит.
        Прошло минут десять. Совсем стемнело. В окнах интерната мелькали силуэты воспитанников. Качели тихо повизгивали. Этот визг напоминал Гарику крики толстых чаек, которые вперевалочку ходят по прибрежной гальке в поисках объедков. Курлык - курлык, курлык - курлык…
        Ноги начали замерзать.
        - Эй, Соболев! Ты чего тут делаешь? - От интерната к нему вперевалочку шла сердитая Такса, - Почему не на ужине? Ну-ка, марш в столовую!
        Гарик попытался протестовать, но Такса была непреклонна. Она и слышать не хотела, что его отпустили на выходные. Раз находишься на территории интернате - будь добр, ешь вместе со всеми. И мальчишка поплелся на ужин, ненадолго отложив выяснение отношений.

* * *
        Стася появилась только к концу ужина. Она выглядела очень довольной.
        - Все, пора домой! - заторопила девочка близнеца, разомлевшего от мясного рагу с макаронами и чая с медом, - Нам нужно решить, что делать с убийцей.
        - Ты нашла доказательства? - недоверчиво усмехнулся Гарик. Он снова начал злиться. В конце концов, эта новенькая ни одного в жизни детектива не прочитала. Откуда ей знать, как ведут себя настоящие убийцы?
        - Не сердись, Гарик, - обезоруживающе улыбнулась девочка. - Сейчас все обсудим, и ты сам, как эксперт, решишь, права я или нет. Хорошо? А где Вадик?
        - Домой поехал, - после короткой заминки ответил близнец, - Чтобы дедушка не волновался.
        Стася внимательно посмотрела на своего друга, но расспрашивать не стала.
        Ребята натянули куртки, стараясь не попадаться на глаза никому из взрослых, и выскочили за дверь. От снега осталась одно воспоминание. С юга, а может - юго-запада дул ветер. Теплый, но промозглый. Друзья поежились и зашагали к остановке. Около нее останавливался автобус, который доставит их прямо на переулок Северных зорь. Сейчас они сядут в потрепанный ПАЗик и через полчаса будут дома. А там дедушка, мятный чай, печеная картошка…
        - Ну, рассказывай! - не выдержал Гарик.
        - Хорошо. Слушай. С самого начала я обратила внимание, на то, что…
        Закончить Стася не успела. Перед троицей затормозил огромный, словно космический корабль, автомобиль. Ребятам хватило одного взгляда, чтобы узнать его. Это тот самый внедорожник, что так удачно спас их от погони. Друзья замерли. Сквозь тонированные стекла было не разобрать, кто находится внутри. Наконец, со стороны водителя хлопнула дверь. Из нее вышел высокий человек в темной куртке и направился к подросткам.
        Ничего не понимая, они просто стояли и ждали.
        Ждали, пока к ним подойдет худощавый мужчина, чье лицо было невозможно рассмотреть в полутьме. А он шел навстречу и, кажется, улыбался. «Словно удав бандерлогам», - неожиданно подумал Гарик. И тут же услышал, как Стася вскрикнула: «Бежим!».
        Но было поздно. Человек успел приблизиться вплотную. Он вскинул руки к лицу девочки и закрыл рот ей чем-то белым. Стася обмякла, подогнула ноги словно марионетка, брошенная кукловодом, и начала опускаться прямо в кашу из снега и грязи. Человек одним движением втолкнул ее в салон автомобиля.
        Гарик пришел в себя.
        - Стойте! Что вы делаете?! - заорал он и бросился на водителя. Попытался отпихнуть в сторону и тут же почувствовали, как сильные руки ухватили его за шиворот и словно щенка швырнули в салон автомобиля. В чреве машины пахло ванилью и, кажется, духами. На сиденье, не естественно запрокинув голову, лежала Стася. Мальчик схватил ее за куртку, потянул наружу, но дверь сзади захлопнулась. Он попытался открыть ее, подергал ручку, заколотил в стекло. Бесполезно. Механизм был заблокирован. Гарик с потерявшей сознание Стасей оказался в ловушке. В ловушке, которая увозила их прочь от интерната.
        - Кто вы такие? Что вам надо? Отпустите! - закричал Гарик, но ему никто не ответил.
        Впереди сидели двое. Худощавый водитель с каким-то невыразительным, словно подернутым серой дымкой лицом, спокойно вел свой «космический корабль», маневрируя между дорожными выбоинами.
        - Ну, ну, мальчик, чего ты так раскричался? - наконец проворковал второй похититель. От неожиданности Гарик перестал метаться по салону. Он потрясенно замолчал, узнав его. Вернее… ее!
        - Вы? Вы же…, - Гарик поверить не мог. На него смотрела любительница меховых манто, член московской комиссии, которую он чуть ли не каждый день встречал в столовой. Сейчас на ней не было кокетливой шляпки с вуалеткой, и мальчик разглядел на высоком лбу, старательно припудренный синяк. Надо сказать, уже порядком пожелтевший, - Так это вы тогда в подвале…
        У Гарика в голове творился настоящий цирк Шапито. Бред какой-то! Выходит, эта дама бегала за ними по подвалу в костюме привидения. Не может быть!
        - Догадливый, щенок, - усмехнулась красавица. Она больше не походила на укутанную в меха скучающую светскую львицу. Сейчас женщина была одета в черную водолазку и кожаные штаны. Минимум косметики. Подмышкой кобура. Не пустая. Никакого отношения к образованию эта дама иметь не могла. Разве только что к образованию коммандос. - Альберт, - промурлыкала она, обращаясь к водителю, - притормози вон за тем поворотом - нам нужно высадить этого пассажира.
        - Нет! - воскликнул мальчик, сжав безвольную руку Стаси, - Я не дам ее увезти!
        - Прости, малыш, но нам нужен не ты, а твоя подружка. Ты же будешь только мешать. К чему лишние проблемы? Правда?
        Альберт крутанул руль и аккуратно причалил к обочине. Вокруг было пусто. Дорога словно вымерла. Впрочем, здесь всегда так. Автобус уже прошел, а другой транспорт ездил не часто.
        - Пристрели сопляка, - тихо сказала женщина и отвернулась. Ей было скучно.
        Гарик вжался в сиденье. Он видел, как Альберт вышел из машины, как не спеша обошел ее и открыл дверь.
        Мальчик сопротивлялся. Он кричал, кусался, пытался отбиваться. Не меняя выражения невзрачного лица, водитель ударил его в живот.
        Мир потемнел. Перед глазами, как от брошенного в воду камня, начали расходиться разноцветные круги. Во рту появился мерзкий сладко-соленый привкус. «Надо же! Это гораздо больнее, чем когда бьет Лютик», - подумал Гарик. Его взгляд уперся в носки лакированных ботинок водителя. Они были совсем чистые. Не единого пятнышка. Гарик невольно залюбовался ими, и тут же его резко дернули за шиворот, ставя на ноги.
        Все, что было потом, превратилось для Гарика в сплошную кашу из тычков в спину, ударов голых веток по лицу, запаха сырого леса и птичьих криков над головой. На одно мгновение мальчик очнулся. Он сидел на земле, привалившись спиной к дереву. Пахло смолой. «Сосна». - Подумал Гарик и поднял глаза.
        Перед ним висела точка.
        Жирная точка дула пистолета.
        Усилием воли мальчик перевел взгляд выше, на лицо Альберта. Водитель улыбался. Гарик не услышал звука выстрела и не почувствовал боли. Он падал. Падал в темноту, холод, забвение. Ему стало страшно…

* * *
        - Ну? - спросила женщина на переднем сиденье, когда Альберт сел за руль. Он, молча, достал влажные салфетки, аккуратно вытер руки, протер носки лакированных ботинок, и только после этого завел мотор.
        - Поехали! Кажется, так говорил ваш первый космонавт, - криво улыбнулся водитель. В его речи едва угадывался акцент. Совсем незаметный, но он выдавал в нем носителя чужого языка, - Не волнуйтесь, я все сделал.
        Женщина нажала кнопку на браслете часов, поправила в ухе крошечный микрофон.
        - Все в порядке. Девчонка у нас. Скоро будем.
        - Надеюсь, - раздался холодный голос. Шеф был недоволен. Даже зол. Женщина это знала. Она устало закатила глаза и приложила кончик пальца к правому виску, - Не вздыхай Магда. Ты не выходила на связь три дня.
        - Обстоятельства…
        - Плевал я на твои обстоятельства, - повысил голос ее собеседник, - Сколько тебе нужно, чтобы добраться до Берлина?
        - Двенадцать часов. Через три часа нас будет ждать вертолет.
        - Хорошо. Я тоже. Буду ждать.
        Короткие гудки. Магда оглянулась, чтобы посмотреть на спящего ребенка. Девчонка как девчонка. Что же в ней такого? Почему она так нужна Лысому Лису? Ничего, рано или поздно сам все расскажет.
        ГЛАВА 17. ВАДИК
        В кабинете подполковника Леонова было тихо. Тарас Анатолиевич сидел за столом, закрыв лицо руками. За две недели, которые московский сыщик возглавлял оперативный отдел Тихореченска, он так и не успел обжить новый кабинет. В углу стояла картонная коробка с не разобранными вещами, у шкафа скучал не повешенный на стену портрет президента. Леонов словно никак не мог поверить, что отныне ему предстоит здесь работать, а значит - пустить корни.
        Кроме подполковника в тесном кабинете, все пространство которого занимало его рабочее место и, примыкавший к нему стол для совещаний, сидела пара милиционеров в форме. Один делал цепочку из разноцветных скрепок, другой отчаянно зевал. У окна, глядя на засыпающий город, стоял Стас Перепелкин. Отсюда, из районного отделения милиции, открывался вид на самую красивую часть Тихореченска. Если отгородиться жидкой занавеской от панельных пятиэтажек, настроенных по окраинам лет двадцать назад, то кажется, что за окном лежит симпатичный городок где-нибудь в Западной Европе.
        В дальнем углу комнаты, стараясь не скрипеть стулом, маялся Вадик. Очень хотелось есть. Вот ведь жизнь - с ребятами беда, а он думает о курином окорочке и жареной картошке. А еще - сосисках, и, пожалуй, пироге с яблоками. Словно, откликнувшись на мысли о еде, живот неприлично громко заурчал. Вадик покраснел. Леонов поднял голову и уставился на мальчика. Кажется, вспоминал: кто он и откуда здесь взялся.
        - Вадик, у тебя родные есть?
        Тот заерзал на стуле, испугавшись, что сейчас его отправят домой или, того хуже, в интернат.
        - Только дедушка, - вместо него ответил Стас, - Это внук Соболева, Тарас Анатолиевич!
        - Валерьяныча? - Леонов как-то сразу ожил. В глазах вспыхнул радостный огонек, - Никак жив еще старикан?
        - Жив. Болеет много, но голова варит не хуже, чем раньше. Наши, когда махитовского маньяка ловили, к нему за советом бегали. Помог.
        Вадик от удивления едва язык не прикусил. Дед консультировал милицию во время охоты на маньяка, который в прошлом году несколько месяцев держал в страхе всю область! И ведь ничего нам с Гариком не сказал! Ну, дед! Ну, партизан!
        - Телефон есть? Вызывай его сюда!
        - Нет! - запротестовал Вадик, - У него сердце больное! Инфаркт…
        - Эх, пацан, плохо ты своего деда знаешь. Он же лучшим следаком был, когда я в угрозыск пришел. Всему меня научил. Нюх, у него, брат, феноменальный. Он не простит, если мы скроем, что его внук пропал. Звони, Стас.
        Может, и правда дед что-нибудь придумает - утешал себя Вадик. Что-нибудь кроме этого тупого ожидания. С того момента, как он добрался до телефона в коморке тети Али, дозвонился до Леонова, рассказал про похищение и продиктовал номер машины, на которой увезли Гарика со Стасей, прошло почти два часа - за окном давно стемнело, где-то в глубине здания пробило десять вечера. Наверное, еще никогда Вадику не было так скверно. Если бы он не психанул, не бросил брата, не пошел один на остановку, может, все вышло бы иначе. Если бы, да кабы…

… Вадик стоял метрах в ста от автобусной остановки, прячась в тени. Одному домой ехать не хотелось - придется с дедушкой объясняться, а пойти помириться он никак не мог собраться с духом. В общем, близнец минут сорок топтался у ограды интерната и все ждал, когда появятся ребята. И ведь дождался, даже собрался окликнуть их, как вдруг рядом с ними затормозил знакомый внедорожник.
        Он бежал и понимал, что не успеет. Вот человек в темной куртке подхватил обмякшую девочку, вот он втолкнул в автомобиль Гарика, сел за руль, а Вадик все бежал и бежал. Словно в страшном сне воздух стал вязким, ноги - ватными, тело - непослушным. Мальчик споткнулся, рухнул в грязный снег лицом, почувствовал песок на зубах, вскочил, отплевываясь, и снова побежал. Когда до места событий оставалось всего шагов десять, внедорожник рванул вперед, насмешливо мигнув красными зрачками задних фар. На доли секунды машина оказалась в круге оранжевого света, падавшем от придорожного фонаря, и этих мгновений хватило, чтобы разглядеть номер. Вадик никогда не жаловался на память. Особенно, если дело касалось цифр. Особенно, когда ничего другого для брата и девочки с вишневыми глазами он сделать не мог…
        После того, как следственная группа осмотрела место происшествия, мальчик уговорил Перепелкина взять его в участок. Стас согласился - вдруг что-нибудь полезное вспомнит. Но уже час ничего не происходило. На все посты ГАИ в области передали номер и описание автомобиля похитителей, однако никаких новостей пока не было. Леонов стремительно мрачнел. Вадик слышал, как он сказал Стасу, выйдя в коридор, что сам во всем виноват.
        - Ну, здравствуй, Тарас, - скрипнула дверь, и за спиной мальчика раздался знакомый суховатый голос деда. Чтобы добраться до милиции с другого конца города ему хватило пятнадцати минут, - Заматерел, смотрю, за десять лет-то. Обнимемся что ли?
        Леонов торопливо выскочил из-за стола навстречу деду. Неловко обнял старика. Похлопал по спине.
        - Здравствуй, Владимир Валерьяныч. А ты не изменился совсем. Такой же сухарь. Уж извини, что при столь печальных обстоятельствах.
        - Мда-а, обстоятельства… - дед уже был в курсе событий. Он подтянул к себе ближайший стул. Сел. Подмигнул Вадику, - Рассказывай, Тарас.
        Леонов коротко изложил все, что до этого слышал от Вадика, а, за одно, сообщил об объявленной на дорогах и вокзалах операции по перехвату. Про личность похитителей пока ничего не известно. О мотивах кражи подростков можно только догадываться - ну не ради же выкупа захватили интернатских детей. На месть за освобождение дочери Пегасова тоже не похоже.
        Дед поморщился. Отхлебнул мутного чая, принесенного ему в щербатой кружке Стасом. И заговорил.
        - Ты Тарас меня не просто так позвал. Помощи ждешь. А сам информацию цедишь, как молоко из коровы. Да, да, нечего бровями шевелить. Девочку-то как зовут? Анастасия Романова. А любовь твою московскую как звали? Эльвира Романова. Да, Тарас, все знаю. Про то, что она тебя на одиннадцать лет старше была, что умерла недавно. Кто ей эта девочка? Племянница? Внучка? Ты ведь не просто так в нашу глушь из Москвы вернулся. За ней приехал, за девочкой этой. Так?
        Вадик перевел взгляд на Леонова. Он устало склонил голову и уже не пытался отмахиваться от слов деда.
        - Тут не нужно быть мега-мозгом, чтобы догадаться: с ребенком что-то не так. Ну, расскажешь? Али дальше будем в недомолвки играть?
        - Да, Валерьяныч. Силен ты, как и прежде - не проведешь, - Леонов помолчал. Встал. Прошелся по кабинету. В кресло возвращаться не стал. Оседлал стул и оказался лицом к лицу с дедом, - Видно, и правда - пришло время все рассказать. Семейная тайна, как хорошее вино, с годами становится крепче, но рано или поздно превращается в уксус. Мужики, выйдите. Разговор личный будет, - бросил сыщик милиционерам, и те нехотя удалились из кабинета.
        - С чего же начать? - продолжил после их ухода Леонов, - Наверное, с того, что двенадцать лет назад в семье русских генетиков родилась девочка. Необычная девочка. Ты, Валерьяныч, и ты Стас, и ты Вадик, быть может, слышали пару недель назад новость? В Германии появился на свет первый генетически модифицированный ребенок. Ничего особенного. Просто ему не страшен рак. Совсем. Вот такой подарок от родителей к первому дню рожденья. Русские генетики тоже сделали своей дочурке подарок. Тогда, двенадцать лет назад, они работали в крупном немецком научно-медицинском центре над программированием человеческих способностей. Евгеника. Слышал, Вадик про такую науку?
        - Создание идеального человека? - робко уточнил Вадик.
        - Молодец. Начитанный парень. Да. Один из инвесторов этого проекта мечтал об обществе, в котором детям еще до рождения будут закладывать самые разные способности. Будущим педагогам - умение понимать и сочувствовать. Будущим спортсменам - волю к победе и хорошие физические данные. Будущим музыкантам - идеальный слух. Будущим киллерам… Не важно. Проектом руководили Татьяна и Станислав Романовы - талантливые генетики из России, родители Стаси. Не знаю уж, о чем они думали, но первый эксперимент по выведению генетически модифицированного человека Таня со Славкой поставили на собственном ребенке.
        - И что за способности она получила? - Стас подошел к столу и уселся на свободный стул.
        - Они добавили в ее ДНК один любопытный ген, ген который отвечает за криминальные таланты.
        Стас от неожиданности присвистнул.
        - Не буду вдаваться в научные подробности - все равно я в этом не черта не понимаю. Знаю только одно: существует в природе ген, который повышает вероятность того, что человек станет преступником. Возможно, гениальным преступником. Или гениальным сыщиком. Все зависит от воспитания, окружения и самых разных обстоятельств. Сразу после рождения Стаси у Романовых начались большие проблемы с главным инвестором. Он хотел получить армию послушных, правильно одаренных людей. Я успел навести справки - этот научный центр связан с одной из самых влиятельных террористических группировок Ближнего Востока. Когда Слава с Танюшкой все это узнали, они решили выйти из проекта - спешно переправили девочку в Москву, к бабушке, и сами должны были вот-вот вернуться на Родину, - Леонов ненадолго замолчал, словно подбирая слова, - Не отпустили их. Самолет, на котором летели ребята, разбился. Спасти некого не удалось. А Стася осталась у бабушки. Сын перед гибелью успел рассказать ей в общих чертах суть проблемы - его дочь может стать гением преступного мира или достойным продолжателем дела Шерлока Холмса. Эльвира решила
так: главное - привить ребенку мораль, которая не даст пойти по скользкой дорожке и обратит все ее способности на пользу обществу.
        - И поэтому запретила Стасе смотреть телевизор и читать детективы? - не удержался от вопроса Вадик.
        - В том числе. Эльвира сама подбирала ей друзей, следила за тем, что она смотрит, читает, слушает. Контролировала каждый вздох своей внучки. Я ничего не знал. Ругался с ней, втихаря водил ребенка в кино, книжки про сыщиков дарил, - на мгновение глаза Тараса Анатолиевича потеплели, усы приподняла легкая улыбка. Сыщик глубоко вздохнул и продолжил, - Стасе исполнилось двенадцать, и ее способности должны были вот-вот проявиться. И тут домой к Эльвире, пока девочка была в школе, заявились какие-то люди, якобы, из европейского фонда по поддержке талантливых детей. Сказали, что Стася прошла общешкольное тестирование, и они хотят предложить ей обучение в немецком колледже для маленьких гениев. Бабушка, разумеется, отказалась, но они настаивали. Начали угрожать. Стало понятно, что этот внезапный визит и гибель ее сына с невесткой - звенья одной цепи. Эльвира попыталась связаться со мной, но я в тот момент был в командировке на Камчатке. Приехал, когда уже ничего нельзя было сделать, - Леонов резко отвернулся. Поднялся. Подошел к окну и продолжал рассказ оттуда, - Маленький укол, сделанный кем-то в толпе,
крошечная царапинка, и Эльвиры не стало. Обширный инфаркт. Но я успел поговорить с ней перед смертью. Она все рассказала и попросила спрятать Стасю. Я не мог отказать. Я никогда не мог ей ни в чем отказать.
        - И не придумал ничего лучше, как отправить девочку в интернат, а самому организовать свой перевод в местное отделение милиции? - поднял одну бровь дед.
        - Да. Я знал: как только будет обнаружено, что ребенок пропал, начнут проверять всех друзей ее бабушки. Причем, начнут с меня. Поэтому, я решил, что мы должны со Стасей попасть в Тихореченск отдельно друг от друга.
        - Но почему вы ей ничего не сказали? - Вадика захлестнула волна возмущения, - А потом сделали вид, что не узнали. Она так плакала!
        - Я очень виноват перед ней, - Леонов снова вернулся на стул рядом с дедом, - Очень. Мне казалось, так будет лучше. Надежнее. Выходит, все напрасно. Они нашли ее и здесь.
        - Тарас, я одного не могу понять, - с сомнением начал дедушка, - Зачем им этот ребенок? За последние десять лет они могли модифицировать еще тысячи детей. К чему охотится на самого первого?
        - Мне удалось кое-что узнать об этом Центре. Год назад у организации, которая оплачивала исследования, сменилось руководство. Пришли новые люди, не такие терпеливые. Думаю, им захотелось увидеть результат своих вложений - уникальных детей. Все остальные модификации были проведены гораздо позже, а, значит, и сверх-способности у этих подопытных дадут о себе знать лишь через пару-тройку лет. Не могу сказать, с чем это связано, но подсаженный ген проявляется только в подростковом возрасте. Так сказал Эльвире ее сын. Стася для немцев - единственный шанс сохранить финансирование. Ее уникальность должна открыться со дня на день…
        - Уже, - Глаза всех взрослых устремились на Вадика, - Уже открылась. Она эмпат.
        - То есть, умеет улавливать чувства окружающих? - уточнил дедушка, - Неплохо для преступника. И для сыщика тоже. А еще?
        - Еще может запомнить длинное стихотворение, прочитав всего один раз. Нарисовать карту по памяти, и стать невидимой. Вадик рассказал историю с громилами в подвале. Взрослые удивленно слушали, не прерывая мальчика. Первым в себя пришел, конечно, дед.
        - Теперь понятно, почему ее сразу усыпили. С такой девочкой иначе не справишься. Но сейчас, когда мы все знаем, нужно понять, как похитители собираются вывезти ребенка из России. Их ждут в Германии, верно?
        - Да. Причем, я уверен, эти люди в цейтноте - инвесторы и так долго ждали.
        - Другими словами, у них нет возможности залечь на дно, пока мы не снимем посты. Это хорошо. Давайте подумаем, как они могут ускользнуть от нас?
        - Сменить машину и махнуть в ближайший аэропорт, - предположил Стас.
        - Слишком опасно, - покачал головой Тарас Анатолиевич, - Фотографии Стаси и Гарика разосланы во все аэропорты. На железнодорожных и автовокзалах их тоже ждут.
        - Не думаю, что они решили воспользоваться общественным транспортом, - засомневался дед, - Может, частный самолет?
        - Смеешься, Валерьяныч? У нас ему и сесть-то негде. Ни одной взлетно-посадочной полосы в округе.
        - А вертолет? - встрял в разговор Вадик, - Если они собираются лететь на вертолете? Помните, год назад где-то за озерами вертолетный клуб открыли? Ну, для состоятельных охотников? По телеку рассказывали.
        - Это мысль! - согласился Стас, - А ведь все полеты фиксируются в департаменте воздушного транспорта, так?
        - Так точно. И у меня там работает старый приятель! - Дед достал мобильник. Набрал номер, - Миша, здорово! Узнал? Значит, не разбогатею. Дело есть. С внуком у меня беда…
        Дедушка коротко изложил ситуацию и попросил проверить, не зарегистрирован ли в районе Тихореченска маршрут вертолета. Невидимый Миша попытался намекнуть на официальный запрос от МВД, но дед тут же напомнил о шикарных сазанах, что живут в озерах под Тихореченском. Мол, неплохо бы весной порыбачить в заповедных местах. Видимо, сазаны решили дело. Через пятнадцать минут деду перезвонили.
        - Есть! Зарегистрирован вертолетный маршрут! - быстро сообщил он, - BELL-430. Летит из Тушино.
        - Далеко. А BELL - машина тяжелая. Ему нужно будет где-то дозаправится, - У Леонова загорелись глаза - появилась надежда.
        - Подходящая заправка в этих краях есть только у наших вертолетчиков за озером. Тарас Анатолиевич, я уже им звоню. Их, небось, предупредили о посадке! - крикнул Стас, выскакивая из кабинета.

* * *
        Через десять минут Вадик вместе с дедом сидел в милицейской «Волге», которая несла свою тяжелую тушу по темным улицам Тихореченска. Сзади пыхтел допотопный УАЗик. Автопарк местных стражей порядка обновлялся нечасто. Зато оба автомобиля были до отказа набиты вооруженными милиционерами - не спецназ, конечно, но с парой бандитов справятся.
        Леонов пытался оставить Соболевых в участке. Дед и слышать ничего не хотел.
        - Тарас, там мой внук, - очень тихо сказал он, - Я должен быть рядом с ним.
        Начальник оперотдела сдался. С Вадиком вообще вопросов не возникло - где один Соболев, там и другой.
        Близнец украдкой покосился на деда. Старик напряженно вглядывался в темноту, пронизываемую светом фар. Спасательная бригада успела выскочить за город и теперь тряслась по проселочной дороге. Мальчик смотрел на бледный профиль дедушки и со страхом ждал того особого, отстраненного выражения лица, которое, как успели заметить братья, предвещало очередной приступ и вызов «Скорой». Но пока никаких признаков сердечного недомогания не наблюдалось - дед держался. Он то и дело давал короткие указания горбоносому водителю, как лучше проехать.
        - Что думаешь - успеваем? - тихо спросил Соболев-старший у Стаса, который сидел по правую руку от Вадика.
        - Не знаю, Владимир Валерьяныч! Мне в клубе сказали, что вертолет к полуночи прилетит. Ну и минут двадцать на заправку потребуется.
        - Мало времени, - покачал головой дед, - Сейчас половина двенадцатого, а нам еще минут сорок пиликать. Мало.
        Вадику представилось, как худой человек в темной куртке, вытаскивает из машины бесчувственную Стасю, небрежно забрасывает ее в брюхо вертолета. Потом выводит упирающегося Гарика. А, может, его тоже усыпили? В животе резко похолодало. Даже есть расхотелось. Он вдруг увидел свою жизнь, в которой больше нет ни Гарика, ни Стаси. Вот они вдвоем с дедушкой сидят на кухне - все, что осталось от Соболевых. Вот пустое Убежище встречает его тишиной и запустением. Вот соседняя кровать, на которой обычно спит брат, всю ночь остается не тронутой. Вадик почувствовал, как горло сдавило обручем, а веки стали горячими и тяжелыми. Мальчик быстро опустил лицо, чтобы никто не заметил навернувшихся слез.
        От тоскливых мыслей Вадика отвлек гул. Он стремительно нарастал, прорезая воздух над несущимися по лесной дороге автомобилями, словно горячий нож кусок мороженого.
        - Летят, - мрачно заметил Стас.
        - Ничего, мы уже близко, да, - успокоил оперативника водитель. От напряжения, в его речи прорезался отчетливый кавказский выговор, - За поворотом озеро, да. За озером - луг. Туда нам и нужно.
        Когда они подъехали к открытому пространству, где, как рыбина в тине замер остроносый вертолет, человек в комбинезоне уже сматывал шланг - заправка была окончена. Неподалеку, на границе леса и луга, стоял знакомый Вадику внедорожник, брошенный хозяевами.
        - Соболевы остаются в машине. Остальные вперед, - скомандовал Леонов.
        Милиционеры, разделившись на две группы, пригнувшись, побежали к вертолету. Вадик следил за их перемещениями по вздрагиванию кустов и темным силуэтам, то здесь, то там, возникавшим в свете фонарей. Он увидел, как чья-то фигура мелькнула совсем рядом с вертолетом.
        И тут раздался выстрел.
        Вадик сначала не понял, что это за звук. Ему показалось: кто-то щелкнул хлыстом - точно так же летом, по утрам, дядя Веня, сосед деда, выгоняя из сарая худосочную коровку и пять лохматых коз, оглашал переулок Утренних зорь сухими ударами кожаного хлыста. Только сейчас от щелчка невидимого пастуха события понеслись в десятеро быстрее. Застрекотал двигатель вертолета, разгоняя двадцатиметровый винт. Задрожал воздух. Заволновалась увядшая трава на лугу. Заметались темные силуэты. Сотрудники милиции спешили к готовой подняться в воздух машине. Хлопнула дверца внедорожника похитителей, и раздались еще несколько выстрелов. Стало ясно, что кто-то, прикрываясь автомобилем, палит по людям, бегущим к вертолету. Те, замедлили движение, падая в траву.

«Не успеют, - запаниковал Вадик, - вертолет взлетит раньше».
        - Оставайся здесь. Не высовывайся, - чужим голосом сказал дед.
        Возразить Вадик не успел. Соболев-старший скользнул из машины, прихватив с собой обрезок трубы, валявшийся под сиденьем. Что делать? Холодное стекло «Волги» обожгло щеку. Бежать за дедом? Или ждать? Гарик бы побежал. А вдруг я только помешаю? Вадик заметался по салону. Как же поступить?
        Около внедорожника нервно дернулись кусты. Еще и еще раз. Выстрелов больше слышно не было. Вадик не выдержал. Распахнул дверь. Пригнулся. Выскочил наружу.
        Рядом с машиной похитителей, прямо на холодной земле сидел дед. Сидел и мял в руках свою кепку. Лучи фонарей, проходя через кружево веток, набрасывали не него запутанную сетку из света и тени. Тут же, неловко завалившись на бок, лежал человек. Тот самый, что усыпил Стасю. И втолкнул в машину Гарика. Может, пнуть его, пока не очухался? А он вообще живой? Вадик присмотрелся по внимательнее…
        - Живой, - словно подслушав мысли внука, сказал дед, - Связать бы его, - но вместо того, чтобы встать и поискать веревку, дедушка уронил голову на руки.
        - Ты чего? - испугался Вадик? - Сердце болит?
        - Я думал, Гарик здесь. В этой машине. Он же в Германии не нужен. Зачем его в вертолет тащить?
        - А его нет? - внезапно осипшим голосом спросил мальчик.
        Ответить дед не успел. Поблизости послышались голоса. Громкие. Победные. И одновременно - напряженные. Операция по захвату была окончена.
        - Все не влезем. Нужно машину этих артистов взять, - услышал Вадик слова Леонова.
        Его фигуру было сложно разглядеть в дробящемся свете фонарей. Мальчик шагнул ему навстречу и увидел, что московский сыщик несет на руках Стасю. Девочка все еще была без сознания. В полутьме она казалась ему большой куклой из книжки про трех толстяков. Кажется, ее звали Суок. А, может, не куклу, а девочку…
        Вадик пошарил взглядом по сторонам. Где же Гарик? Кто его тащит? Или он сам может идти? Близнец начал по очереди разглядывать всех, кто находился неподалеку. Несколько милиционеров толкали перед собой двух людей в наручниках. Стас разговаривал с человеком в форме вертолетного клуба. Горбоносый водитель суетился рядом с Тарасом Анатолиевичем, кажется, они решали, как рассесться по машинам.
        Гарика нигде не было.
        Наконец, Леонов направился к внедорожнику похитителей. Несколько шагов, и вот он уже стоит рядом, удивленно разглядывает неподвижную фигуру бандита, привалившегося к автомобилю деда, застывшего Вадика.
        - Спасибо, Валерьяныч. Если бы не ты…
        - Тарас, где Гарик? - спросил дед каким-то надтреснутым голосом. С трудом поднялся.
        - Владимир Валерьянович, ты вот что…
        - Его там нет? В вертолете?
        Подбитый похититель неожиданно завозился. Приподнял голову. Уставился мутным взором на деда.
        - Пристрелил я твоего щенка. Там, в лесу, валяется
        Его акцент прозвучал как издевательство. Словно этот человек кривлялся, норовя ударить по больнее.
        Дед охнул. Схватился за грудь. И грузно осел в мокрую осеннюю листву.
        ГЛАВА 18. СТАС
        Это дело не нравилось ему с самого начала. С самого первого дня, когда пришлось с утра пораньше тащиться в интернат и пытать женщин бальзаковского возраста, чем они занимались в ночь убийства. Еще тогда Стасу померещился какой-то дурной запашок у всей этой истории, легкий намек на тяжелые обстоятельства, предчувствие предчувствия нехороших событий. И вот тебе, пожалуйста: ребенок и учитель в коме - раз, научные опыты над детьми - два, немецкие шпионы в образовательном учреждении
        - три, дочку Пегасова украли - четыре, теперь еще пацан погиб. Стас тяжело вздохнул. Вспомнил любопытную мордаху близнеца, его страсть к расследованиям и плохо скрываемое восхищение Леоновым. Тихо выругался.
        Внедорожник, позаимствованный у похитителей, ворвался в город. За окном замелькали фонари и спящие домишки Тихореченска. Стас должен был ехать в другой машине - с задержанными. Но в последний момент Леонов передумал.
        - Давай со мной в больницу. Поведешь.
        И сел на заднее сиденье, не спуская с рук одурманенную девочку.
        Стас потихоньку наблюдал за шефом в стекло заднего вида. Ишь, как нежно обнимает - будто, дочка она ему. Не мудрено, что подполковник ради нее приехал в эту глушь.
        Оранжевый свет фонарей проносился по лицам пассажиров, меняя каждую секунду, словно капризный режиссер, их выражения. От тихой грусти, до смертельного испуга. Стас ненадолго встретился взглядом с оставшимся в живых внуком Соболева. Тот смотрел растерянно и одновременно жалобно, как заблудившийся щенок. Он то и дело поглядывал на деда, скрючившегося в углу салона. Старику было плохо. И зачем только Леонов его взял?! Эх! Оперативник снова вздохнул. Он представил, как ребята сейчас подъехали к неприметному повороту неподалеку от интерната, как вытащили из машины подбитого Соболевым иностранца, чтобы тот показал место преступления… и тело. Тело еще три часа назад бывшее смышленым рыжим мальчишкой. И ведь кто бы мог подумать, что эта дамочка в мехах - как там ее? Магдалина Кастро? Ну и имя! - окажется преступницей! Шпионкой! Век живи - век удивляйся.
        - Давай, Стас, поднажми, - глухо попросил Леонов, - Боюсь, старика не довезем.
        - Да уже приехали, Тарас Анатолиевич. На территорию больницы въезжаем. Вас с девочкой в токсикологии ждут. Это налево. А я с Соболевыми - в кардиологию.

* * *
        У входа в кардиологическое отделения Тихореченской больницы одиноко светила лампочка. Этот тусклый свет, щербатые ступени, тетка с отечным лицом, дежурившая по ночам, всегда вгоняли Стаса Перепелкина в депрессию. Совсем недавно, точно так же посреди ночи, он привозил сюда мать с приступом. А еще раньше, в инфекционное отделение детской больницы - шестилетнего сына с дизентерией. Там тоже была тусклая лампочка, крошащиеся ступени и женщина с заплаканными глазами. Стас прекрасно усвоил - весь этот набор означает, что впереди долгие дни общения с врачами, покупка лекарств по длинному списку, короткие свидания у зарешеченного окна и тоскливое ожидание.
        Оперативник помог дежурной медсестре и заспанному врачу, явившемуся из глубины больничных коридоров, положить старика на каталку. Его быстро увезли, а Вадика с Перепелкиным попросили подождать. И они уселись на покрытую клеенкой не то койку, не то скамейку. Стас никак не мог понять, можно ли на ней сидеть здоровым людям, поэтому чувствовал себя неуютно. Но спросить было не у кого.
        За стеклянной загородкой горел свет. На столе дежурной медсестры остывала кружка с чаем. Рядом стояла майонезная баночка с отростком традесканции. Интересно, а выпускают ли еще где-нибудь майонез в таких вот баночках? Или они остались только в больницах, как удобная емкость для анализа мочи? Стас подумал, что все государственный учреждения в стране сейчас стали приютом для вещей из прошлого. У них, например, в отделе все еще живет печатная машинка. Он даже пару раз набивал на ней служебные записки, когда принтер накрылся. А в городской библиотеке на окне стоит целая батарея стеклянных бутылок с широким горлышком. Лет пятнадцать назад в них продавали молоко, прикрытое хлипкой крышечкой из фольги. Теперь библиотекарши разводят в бутылках культуру каких-то целительных кисломолочных бактерий - вонючую желтоватую пакость. Стас, когда собирал информацию по делу смерти мужа одной из них, сдуру сунул туда нос. Бррр!
        - Стас Александрович, а Гарика уже нашли?
        Оперативник перевел взгляд на близнеца. Мальчишка смотрел прямо перед собой, поэтому Стасу был виден только курносый профиль со свежей ссадиной на скуле.
        - Мне позвонят, когда тело твоего брата… Короче, я сразу скажу тебе.
        - Спасибо.
        В приемном закутке снова повисла тишина. Стас поежился. Отвернулся. Ну что тут скажешь? Брат погиб. Дед при смерти. Не повезло мальчишке. Оперативник снова осторожно посмотрел на украшенный ссадиной профиль. Надо же, как они похожи. И в то же время - совершенно разные. Гарик - душа нараспашку, в рот заглядывал - каждое слово ловил. А этот - закрытая книга, молчун. Интересно, он почувствовал смерть брата? Говорят же, что близнецы всегда знают, когда с кем-нибудь из них беда.
        - Может, этот бандит соврал? Чтобы деду отомстить. Ведь такое бывает? - Мальчик посмотрел на Стаса. В его глазах испуганной птахой трепетала надежда.
        - Вадик, я не думаю, что этот человек сказал неправду, - оперативник попытался вложить в слова сочувствие и одновременно уверенность - получилось что-то невнятное. Ему, сотруднику тихороченской милиции, еще никогда не приходилось убеждать ребенка в том, что его близкого человека больше нет в живых. Самого близкого на свете, - Понимаешь, Гарик оказался не нужным свидетелем. У них не было другого выбора, как убрать его.
        - Понимаю, только…
        Стасу показалось, что сейчас прорвет плотину, и бушующий поток затопит все вокруг.
        - Это я виноват. Если бы я их не бросил, если бы не ушел один, может Гарик бы сейчас…, - пацан начал задыхаться, он хватал ртом воздух, которой тут же превращался в рыдания, душившие его. Стас схватил Вадика за вздрагивающие плечи, прижал к себе, - Я виноват… Деду не говорите…
        - Тихо, тихо. С ума сошел! Если бы не ты, мы бы вообще их не нашли. Ну лежал бы вместе с Гариком. Не дури!
        Мальчишка начал потихоньку успокаиваться, когда в тесное пространство приемной вплыла крупная фигура врача.
        - Пока волноваться не о чем, господа хорошие, - весело прогудел он, - Инфаркта нет
        - стенокардийка прихватила. Но старик крепкий. Недельку его подержим в палате общей терапии и выпустим. Ну, молодой человек, для сырости нет никакого повода!
        Стас испытал прилив благодарности к этому, так во время вернувшемуся, хранителю мудрости Гиппократа и в который раз подумал, что все врачи похожи друг на друга: крепкие, уверенные, лишенные сантиментов и в избытке одаренные тем особым чувством юмора, который является побочным продуктом ежедневных контактов с самой неприглядной стороной действительности. Оперативник давно научился безошибочно вычислять их в толпе. Вот и с этим врачом он познакомился вовсе не в больнице. Много лет назад, будучи слушателем школы милиции, Стас отправился на вещевой рынок за осенней курткой. После бесплодных шатаний между рядов корейских джинс, цветастых купальников и искусственных шубеек он наконец-то нашел то, что искал. Веселый продавец густо сыпал словечками вроде «чудесненько» и «прекрасненько», превращая процесс продажи мужских курток в маленькое шоу. А когда стало понятно, что покупатель принял решение, ловко отрезал этикетку неизвестно как очутившимся в его руке перочинным ножиком. Тогда Стас, повинуясь внезапному порыву, спросил продавца, не врач ли он.
        - Кардиолог. Гена, - улыбнулся тот, - А вы случайно, господин хороший, не мент будете? Ну, может, будущий? Я вашего брата где хочешь вычислить могу.
        Потом Стас много думал о том, почему одни профессии оставляют такой неизгладимый след на личности человека, а другие стираются при первой же возможности. Вот мента или журналиста всегда в толпе видно, а программиста или бухгалтера ни за что не угадаешь.
        - Любопытненько, - протянул кардиолог Гена, разглядывая Вадика. Его тон заставил Стаса отвлечься от размышлений о странностях бытия, - Весьма любопытненько. А не вас ли, молодой человек, часом ранее привезли в эту больницу с пулевыми ранениями?
        - Что?
        - Встаньте-ка… - врач шагнул к мальчику, похлопал по груди, зачем-то оттянул нижнее веко, пощупал пульс, - Могу поклясться, что совсем недавно этого парня доставили в хирургию какие-то ребята на своей машине. Говорят, на восьмом километре нашли, возле интерната. С ним еще крыса была…
        - Гарька! Жив! - как умалишенный заорал Вадик, - Где он? Скажите, что с ним?
        - Тих-тихо! Не на футболе! - цыкнул врач, - Говорю же, два пулевых ранения. Одно в области груди - слегка ребро задето - ничего серьезного. Вторая пуля пробила мягкие ткани правого предплечий. Крови малец потерял много, а так ничего - жить будет.
        - Ген, ты нам подробнее все расскажи. Мы этого пацана весь вечер искали, - взмолился Стас, все еще стараясь сохранить спокойствие.
        - Да чего рассказывать-то? Час назад привезли мальчика без сознания. Вся куртка в крови. Меня ребята из хирургии попросили помочь, но, в общем-то, зря попросили. По моей части там ничего не было.
        Стас слушал и не верил собственным ушам. Могло ли случится такое, что профессиональный киллер ошибся - вместо того, что бы убить мальчишку, нанес ему два легких ранения? Или Вадик прав - немец соврал? Не похоже.
        - Когда его раздевали, из куртки крысюк выскочил, - продолжал кардиолог, - Белый с рыжими пятнами. Сестричка так визжала, что весь корпус перебудила. Пробовали ловить, да куда там! И вот еще…
        - Что? - в один голос воскликнули Стас и Вадик.
        Стас всерьез забеспокоился, что у него галлюцинации. Неужели, близнец оказался прав: киллер всех обманул? Да нет, не похоже. Тогда, может, ошибся? Тоже бред!
        - Внутри у него пуль не было - обе навылет прошли. Знаете, где они оказались?
        - Где?
        - У парня в руке. В кулаке зажаты. Чудеса!

* * *
        На следующее утро, поднимаясь по ступенькам токсикологического отделения тихореченской больницы, Стас прокручивал в голове события прошлой ночи. После звонка коллегам, которые в тот момент уже полчаса как безрезультатно ползали по кустам в поисках тела мальчика, стало ясно: врач не ошибся - близнец жив.
        Однако Вадик все-таки потребовал отвести его к брату. Только после того, как он собственными глазами увидел Гарика через стекло реанимационной палаты, бледного, почти прозрачного от потери крови, успокоился. Но возвращаться в интернат наотрез отказался. Стасу пришлось уговаривать Геннадия постелить ему в ординаторской, а утром накормить завтраком.
        Оперативник накинул выданный халат и толкнул дверь седьмой палаты. Похоже, не только Вадик Соболев остался ночевать в больнице. Около постели спасенной вчера девочки, привалившись к стене, на стуле дремал Леонов.
        - Тарас Анатолиевич, - шепотом позвал он шефа.
        - Не будите. Пусть поспит, - услышал Стас голос Стаси. Ее волосы темной тучей укрывали больничную подушку. На осунувшемся личике, спелыми вишнями поблескивали огромные глазищи. Оперативник подумал, что сейчас эта девочка больше всего напоминает маленькую пустынную лисичку фенёк.
        - Привет, тезка, проснулась?
        - Мне повезло больше, чем Миронычу и Лютику, да? Меня усыпили обычным хлороформом?
        - Кто тебе рассказал? Вадик успел навестить? - улыбнулся оперативник.
        - И не только он.
        Внезапно в волосах девочки что-то зашевелилось. Стасу пришлось приложить все силы, чтобы не выдать испуга, который совсем не к лицу бравому сотруднику органов. На подушку девочки преспокойно выползла крыса. Глянула на Перепелкина черной бусиной и начала деловито умываться.
        - Это твой? - спросил Стас, решая, не запустить ли в грызуна чем-нибудь тяжелым.
        - Это мой друг. - строго сказала Стася, - И кидать в него ничем не нужно. Лучше расскажите, что с Лютиковым и учителем труда? Эта женщина, ну, член комиссии, сообщила, как их разбудить?
        - Сама догадалась или Вадик рассказал? Да, это сделала Магдалина Кастро больше известная в преступных кругах под именем Магда. Степан Миронович за вознаграждение помог ей попасть в потайную комнату, она же решила избавиться от него как от ненужного свидетеля, а Фима Лютиков застукал дамочку, когда та переодевалась в призрака. Пришлось, и его усыпить. Она использовала какой-то неизвестный нам вид нервнопаралитического газа. Погружает человека в кому на неопределенный срок. Ваш Мироныч и Лютик остались живы только потому, что их быстро нашли и успели подключить к аппаратам. К счастью, Магда, за некоторые поблажки с нашей стороны, согласилась помочь вернуть пострадавших к жизни. Ей известно, что нужно сделать, чтобы они пришли в себя. Наши врачи сейчас над этим работают.
        - А что Пегасов? Вернулся из командировки?
        - Пока нет, но до него удалось дозвониться. Он вечером вылетает из Таиланда. В Тихореченске будет послезавтра. Кстати, воспитательницу вашу, Агапову Екатерину Егоровну, мы задержали. Сегодня, на автовокзале. Пыталась из города выехать. Сейчас в СИЗО сидит. Молчит как рыба об лед…
        На этих словах Леонов завозился на своем стуле и открыл мутные спросонья глаза. Потянулся. Быстро пришел в себя. Посмотрел на Стасю, наморщив лоб и шевеля от волнения усами.
        - Стасенька, малышка, ты меня прости… - забормотал подполковник, - что не рассказал тебе ничего и тогда, в интернате, не узнал…
        - Уже простила, дядя Тарас. Мне Вадик все рассказал.
        - Вот, я обещал тебе передать, когда все закончится, - Леонов извлек из внутреннего кармана пиджака слегка помятый конверт, - От бабаушки.
        - Спасибо, - глаза девочки влажно блеснули, - Но это потом. У меня сейчас к вам есть большая просьба.
        - Конечно, все что скажешь, - отозвался Леонов, заботливо поправляя подушку под головой девочки и сгоняя с нее нахального грызуна.
        - Я должна доказать невиновность Алисы Сергеевны, и прошу вас, обоих, мне помочь.

* * *
        Стас сверился со списком. Все в сборе. Почти. Дверь кабинета директора интерната скрипнула, и на пороге показался Гарик Соболев с перевязанной рукой, гордо восседавший в инвалидном кресле, которое неумело катил его брат. Теперь все.
        Оперативник еще раз обвел взглядом собравшихся. Компания, надо сказать, подобралась колоритная. Возле окна, прижимая к своей необъятной груди толстую собачонку, сидела директриса. На ее суровом лице застыла гримаса глубокого презрения к окружающим. Рядом, на краешке стула ютилась Антонина Петровна, Антошка, куратор интерната от горадминистрации. Она удивленно и, как показалось Стасу, немного испуганно хлопала круглыми глазами, явно не понимая, что здесь происходит. По правую руку от нее, оперевшись острыми локтями на колени, сидел муж подозреваемой в убийстве Забияко - Горчаков. Он не сводил тоскливого взгляда со своей жены, Алисы Горчаковой, которую по просьбе Стаси тоже привезли на это странное собрание. За неделю в тюрьме учительница географии очень изменилась - поблекла, осунулась. Стасу как-то по-человечески было жаль эту симпатичную молодую женщину, так глупо сломавшую себе жизнь. И, похоже, не только себе - вон, по мужу словно бульдозер проехал.
        Еще в директорском кабинете, ставшим неожиданно тесным, сидела задержанная по подозрению в краже дочери Пегасова, бывшая ночная воспитательница Агапова Екатерина Егоровна. Стараясь быть как можно незаметнее, она все норовила спрятаться за широкую спину завхоза Алевтины Ивановны. Поодаль на скрипучих стульях устроились несколько учителей. Кажется, вон ту, миниатюрную женщину в очках, воспитанники между собой зовут Глистой, другую, чье лицо покрыто плотной сеткой морщин - Жабой Львовной, а остроносую библиотекаршу - Таксой. Стас невольно улыбнулся безжалостной точности детских прозвищ.
        Немного в стороне от группы сотрудников интерната сидел третий член злополучной комиссии - Анна Геннадиевна. Ее лицо было неподвижно, словно маска африканского божества, и толстые очки надежно скрывали от собравшихся выражение глаз пожилой женщины. Рядом с ней, привалившись к серванту, стоял незнакомый Стасу долговязый тип. Его не было в списке - Стася и Вадик приглашали этого человека самостоятельно.
        Но, пожалуй, больше всего взглядов привлекала закутанная в меха Магда Кастро. Она же Маргарита Крачкович, она же Марина Ковалева, уроженка села Алексеевка Пензенской области. Каким-то удивительным образом даже после нескольких дней в тюрьме эта женщина выглядела, словно жена посла на торжественном приеме, и распространяла вокруг себя тревожный запах дорогих духов. Ее ярко накрашенных губ то и дело касалась таинственная улыбка, отчего сердце Стаса, любящего мужа и счастливого отца двух детей, блаженно замирало, будто котенок под ласковой рукой хозяина. Роковая женщина - нечего сказать.
        У самой двери кабинета стояла Сашка Кандалинцева, журналистка местного телеканала, и ее вечный спутник - оператор Сева. Вот этих бы акул телекамеры Стас ни за что сюда не пустил. Их сюжет про похищение Дины Пегасовой и так облател все центральные каналы - еще не известно как он им с Тарасом Анатолиевичем на верху аукнется. Но Стася в своем требовании пустить журналистов была непреклонна, и шеф сдался на милость упрямицы.
        - Хм-м, ну что же, приступим? - прокашлялся Леонов. Шеф, как показалось Стасу, чувствовал себя неуютно в глубоком кресле Стервеллы. Его седые усы то и дело совершали странные движения, пытаясь компенсировать неуверенность своего владельца. Просто подполковник не очень себе представлял, что здесь произойдет дальше. От него требовалось начать «заседание», а потом передать слово юной сыщице. Кстати, где она? Только что стояла за спиной подполковника. Стас поискал глазами тонкую фигурку девочки. Ну, конечно, рядом со своими мушкетерами. Где же еще?
        В этой троице было нечто такое, что напоминало Стасу Перепелкину детскую книжку, подаренную ему на двенадцатилетние будущей женой, тогда всего лишь соседкой по школьной парте. Книга называлась «Мушкетер и фея». О чем она была? Стас напрягся, но в памяти всплыла лишь смутная история про мальчика, который зачем-то побрился налысо, чтобы понравиться девочке. Дело не в сюжете, а в ощущении, посещавшем теперь уже тридцатилетнего оперативника при воспоминании об этой книге. Звон шпаг, запах моря, шуршание кринолина и обещание вечной верности. Стас тяжело вздохнул и отогнал воспоминание об утреннем скандале с женой. Каждому возрасту - свои надежды.
        - Мы собрали вас здесь для следственного эксперимента, - Тем временем продолжал Леонов, - Дабы реконструировать некоторые события, что произошли на территории интерната. Должен сразу сказать: речь идет не только об убийстве Забияко. Мы будем говорить о целом ряде преступлений. Некоторые из вас стали их свидетелям, а некоторые… - подполковник сделал многозначительную паузу, - непосредственными участниками и даже, не побоюсь этого слова, организаторами. Пожалуй, начнем с похищения Дины Пегасовой. Итак, трое воспитанников э-э-э… скажем так, случайно узнали, что Стелла Родионовна кого-то прячет на территории интерната. Так, Анастасия?
        - Точно, Тарас Анатолиевич. Мы случайно услышали телефонный разговор Стэллы Родионовны, - Подхватила Стася, лукаво подмигнув близнецам, - в котором она упомянула, что кого-то прячет в интернате. Бежать в милицию не имело смысла - нам бы никто не поверил, поэтому мы решили, сначала выяснить, где конкретно Стелла Родионовна и ее сообщники скрывают пленника. А потом Гневко… извините, Гневомир Полянский, сотрудник краеведческого музея, показал нам план подвала интерната, - долговязый тип многозначительно кивнул, - Мы обнаружили на этом плане еще одну потайную комнату и поняли - вот идеальное место для тюрьмы. Дальше вам все известно. В комнате, действительно оказалась Дина Пегасова. Совершенно очевидно, что ее похищение организовала Стелла Родионовна…
        Стервелла на это злобно зашипела, а толстый той-терьер на ее груди возмущенно захрюкал. Стас и представить раньше не мог, что собаки способны издавать такие звуки.
        - … и Екатерина Егоровна, ночная воспитательница интерната, - невозмутимо закончила Стася, - Остается вопрос: «Зачем?» Зачем этим женщинам красть чью-то дочку? Пусть даже дочку миллионера?
        По рядам слушателей пробежал недоуменный шепот.
        - Госпожа Талдыко, вы не хотите сами нам все объяснить? - вступил в разговор Леонов. Но Стервелла скорчила еще более презрительную гримасу и отвернулась к окну.
        - Вряд ли Стелла Родионовна что-то нам расскажет, - улыбнулась Стася, - Ведь тогда ей придется сознаться в еще одном преступлении - незаконной продаже квартир сирот, попавших к ней в интернат. Правда, Стас Александрович?
        От неожиданности Стас немного растерялся, поэтому пауза получилась особенно драматичной. Внезапно все пазлы нашли свое место и превратились в простую и понятную картину. Та информация, которую он последние дни выуживал по просьбе юной сыщицы, обрела смысл.
        - Да, это так. За полгода, которые госпожа Талдыко возглавляет интернат, как мы узнали в ходе расследования гибели Забияко, было продано три квартиры несовершеннолетних воспитанников. Причем, одна из них в Петербурге.
        - Неплохой навар! - хмыкнул кто-то из учителей.
        - Кошмар! - воскликнула конопатая Антошка, - Какой позор, Стелла Родионовна! Как вы могли?!! Предали наше доверие! Очернили имя лучшего интерната России! Я не удивлюсь, если именно вы столкнули с лестницы Николая Петровича! Кто же еще?
        Щеки женщины дрожали, губы побелели. Стас по настоящему испугался, что куратора от городской администрации хватит удар. Директриса же хранила молчание.
        - Судя по всему, кое-что из этих махинаций начало всплывать, - теперь Стася стояла в центре кабинета, и все присутствующие напряженно ловили каждое ее слово, - Нашлись родственники одного из детей, которым захотелось выяснить судьбу жилплощади. Стелле Родионовне срочно понадобились деньги, чтобы откупиться от них. И она решила воспользоваться своей давней дружбой с Забияко. Ей почти удалось договориться с ним о гранте на швейный класс. Часть денег благодаря ее родственнику, Альберту Ибрагимовичу Талдыко, планировалось превратить в наличность. Но, увы, гибель Забияко спутала все карты. Тогда и появился план кражи Дины. Ваша младшая сестра, Стела Родионовна, замужем за Пегасовым, ее отцом, не так ли? Если девочка исчезнет, то она получит право на наследование всех денег мужа. Каким же был ваш план? Потребовать выкуп у ее отца? Вряд ли. В этом случае вы бы инсценировали ее похищение на глазах свидетелей. Но нет, Ангелина Родионовна зачем-то подарила выходной домашней прислуге. Зачем? Может быть для того, чтобы она не помешала организовать якобы естественнуюе смерь падчерицы и самоубийство мужа?
        - Бред! - прошипела Стервелла, - Бред малолетней хамки!
        - Умерьте пыл! - рявкнул Леонов, - У нас есть показания одного из ваших бандитов, которому вы предлагали деньги за устранение девочки и ее отца. Я бы на вашем месте, уважаемая, подумал бы о чистосердечном признании.
        - А вы, Ангелина Родионовна, не хотите помочь в этом своей сестре? - Стася резко повернулась к притаившейся ночной воспитательнице до этого известной всем как Екатерина Агапова, - Вам больше незачем скрывать от нас свое имя.
        - Не может быть! - подала голос журналистка, - Она не может быть женой Пегасова! Та - яркая блондинка, а эта… Хотя, постойте…, - Кандалинцева сделала шаг в сторону ночной воспитательницы и заглянула ей в лицо.
        В этот момент дверь кабинета театрально скрипнула. На пороге появился невысокий загорелый мужчина. Из-за его спины боязливо выглядывало эльфоподобное существо с копной белых как таежный снег волос.
        - Здравствуйте. Не помешаю? - негромко, но уверенно спросил он.
        Сначала Стас узнал девочку, прятавшуюся за его спиной. Это была Дина Пегасова. И только потом его мозг провел сравнение оригинала с многочисленными фотографиями в газетах. Перед ним стояла легенда Тихореченска - бизнесмен российского масштаба - господин Пегасов собственной персоной. В голове оперативника отчего-то всплыло выражение, брошенное кем-то из журналистов: «Скромное обаяние олигарха». Пегасов, действительно, оказался обаятельным мужиком.
        - Здравствуйте, Игорь Романович, не помешаете, - не растерялся Леонов, - Садитесь вот сюда. Мы как раз о похищении вашей дочки говорили.
        Пегасов пересек кабинет и сел на предложенный стул. Дина устроилась на одном из колен отца.
        - Продолжай, Стасенька, - попросил Леонов.
        - Мы остановились на том, что под именем Екатерины Егоровой скрывалась Ангелина Родионовна Пегасова. Для Стеллы Родионовны не было никакой сложности временно устроить ее на работу. Заодно мачеха могла сама следить за своей падчерицей.
        - Анжела? Это ты? - Пегасов внимательно разглядывал сгорбившуюся женщину, - Что ты с собой сделала? Зачем?
        - Ей были нужны ваши деньги! - ответила вместо лжевоспитательницы Стася, - Ей было плевать на Дину. И на вас тоже.
        - Да заткнись ты, соплячка! - внезапно взвизгнула жена олигарха, - Да, мне нужны были деньги! И свобода! Мне осточертело ходить по струнке! Да, я хотела избавиться от мужа! Я мечтала об этом!
        - Ангелина, помолчи! - прокаркала Стервелла, - Не топи нас!
        - Плевать! Мне на всех плевать! Пусть знают! Три года я молчала! Притворялась примерной женой! Терпела издевательства этой белобрысой засранки! Терпела твоих баб! Да, не смотри так на меня! Я все про тебя знаю! Просто я ждала. Ждала возможности покончить с вами. Стелла предложила помощь, и я согласилась!
        Сейчас Ангелина Пегасова еще меньше, чем полчаса назад, напоминала роскошную женщину, которая улыбалась со страниц глянцевых журналов. На ее шее пульсировала синяя вена, белки глаз покраснели от лопнувших сосудов, переносицу изуродовала не по возрасту глубокая морщина.

«Через десять лет она превратиться в ведьму. Никакая пластика не поможет, - подумал Стас, - Пегасову повезло: он дешево отделался».
        - Я не думаю, что посторенним людям интересно это слушать, - сказал бизнесмен металлическим голосом, - Тем более детям. Тарас Анатолиевич, - продемонстрировал Пегасов чудеса олигархической памяти, - Думаю, тут все ясно. Нельзя ли их увести?
        - Да, да, конечно, - согласился с ним Леонов, - Отвезите дам к нам в управление. Обеих! - скомандовал он конвою, ожидавшему за дверью кабинета.
        Стервелла нерешительно поднялась со своего места, все еще прижимая к груди испуганного Пупсика.
        - Собачку нужно оставить, - покачал головой подполковник.
        - Нет… Как же … - растерянно забормотала директриса.
        Стасу на мгновение стало жаль эту грузную тетку. Он шагнул к женщине и осторожно взял из ее рук песика. Тот задрожал всем своим коротеньким тельцем, нервно заурчал, но кусаться не решился. Стервелла смахнула мутную, пропитанную пудрой, слезу, чмокнула своего любимца и вышла из кабинета вслед за сестрой.
        ГЛАВА 19. СТАСЯ
        Воздух в кабинете Стервеллы наполняли десятки запахов самых разных ощущений. Любопытство, напряжение, нетерпение, отчаянье, надежда и… страх. Чей? Гвоздичный аромат, исходивший от сестер Талдыко, все еще висел над притихшей публикой, постепенно рассеиваясь, словно речной туман под лучами солнца. Одновременно Стася чувствовал, как зарождается, растет, заполняет пространство противным гвоздичным духом новый источник страха. Кто-то в этой комнате очень боится. Боится разоблачения. Стася уже несколько дней знала имя убийцы Забияко, но этого было мало. Никаких доказательств она представить милиции не могла - если у преступника окажутся крепкие нервы, а они, судя по всему, крепкие, и он не сознается, Алиса Сергеевна так и останется в тюрьме. Это представление - единственный шанс спровоцировать его на признание.
        Дядя Тарас тревожно следил за каждым движением своей подопечной, готовый, в случае чего, прийти на помощь. Стас почесывал за ухом притихшего Пупсика и ждал, когда Стася возобновит рассказ. Обескураженный Пегасов вместе с Диной, кажется, весьма довольной разоблачением мачехи, удивленно разглядывал странную девочку, которая только что перевернула вверх тормашками его жизнь. В глазах близнецов светился азарт и восхищение своей подругой, в выражении лиц Горчаковых угадывалась надежда. Все прочие разглядывали девочку с любопытством и недоумением.
        Наверное, неделю назад Стася бы не выдержала такого напряжения: запаниковала, растерялась, спряталась. Но сейчас, когда в ее голове привычно били тамтамы, когда к ней сходились десятки невидимых нитей чужих ощущений, которые она крепко держала в руках, улавливая малейшие колебания настроения каждого из присутствующих, в душе не было и намека на растерянность. Стася знала, что делает. Эх, видела бы ее сейчас бабушка! Она бы поняла: внучка далеко не «самый обычный подросток, который не унаследовал способностей родителей». Если бы бабушка только видела и знала. Стоп! Но она же знала! Девочка усилием воли отогнала эту мысль - сейчас не время.
        - Продолжаем? - задала Стася риторический вопрос, - После того, как мы со съемочной группой и Константином Васильевичем освободили Дину, нам пришлось удирать от погони. Шансов, честно говоря, было мало, но на нашем пути, к счастью, оказалась Марина Семеновна.
        - Просто Магда, если можно, - мягко промурлыкала меховая красавица.
        Не смотря на то, что по ее приказу едва не застрелили Гарика, Стася, как ни старалась, не смогла обнаружить в своей душе даже намека на неприязнь к этой женщине.
        - Как хотите, - кивнула девочка, - Дело в том, что для руководства Магды я представляю определенную ценность…
        - Стасенька, мы же договорились! - дядя Тарас сдвинул брови и предупреждающе постучал карандашом по столу.
        - Да, конечно. Подробности не имеют значения. Важно одно - я была нужна Магде и ее сообщнику живой. Поэтому они решили нам помочь. Интересно, что сталось с громилами, которые сопровождали Ангелину Родионовну?
        - Да ничего! - беспечно отмахнулась Магда, - Пара из них в тюремной больнице с переломами. Еще два сбежали - отлеживаются где-нибудь. Артурчик их пожалел - отделались синяками.
        - Понятно, но нас интересует другое. Как известно, Магда Кастро получила приказ переправить меня в один научный центр за границей. Именно поэтому она сделал все, чтобы попасть в интернат под видом члена московской комиссии.
        - Это много проясняет, - подала голос Анна Геннадиевна, - Например, внезапную болезнь женщины, которая должна была ехать вместо нее.
        - Но по дороге в Тихореченск Магде на глаза попалась одна интересная статья Гневомира Полянского. Она решила, что ничего страшного не произойдет, если отложить выполнение задания на несколько дней и потратить это время на поиски сапфира.
        - Какая чушь! - возмутилась Глиста, - Это всего лишь сказка!
        - Да? Тогда зачем вы месяц назад приходили ко мне просить план подвала интерната?
        - ухмыльнулся Полянский. Глиста пошла ярко-красными пятнами и замолчала. Магда удостоила историка нежной улыбкой.
        - Да, Гневомир, вы не стали показывать карту Елене Николаевне, но не смогли устоять перед Магдой, - заметила юная сыщица.
        - Был грех, - смущенно вздохнул доктор наук.
        - Она узнала, где находится комната и на следующую ночь после убийства, нарядившись приведением, отправилась в подвал. Пред этим, кстати, прихватила ключ Любови Никитичны.
        - Но зачем весь этот балаган? - удивилась тетя Аля, - Переодевания какие-то?
        - О! Затем, что Магда - артистическая натура! - засмеялась Стася, - К тому же наряд призрака княжны Вершицкой - отличная маскировка.
        - В детстве я мечтала встретить настоящее приведение, - внезапно заговорила авантюристка, - Но, увы. Мне не везло. Почему бы, подумала я, не подарить такое милое приключение целому интернату? Сколько ночных разговоров, страшных историй…
        - А надпись на портрете княжны тоже ваших рук дело? - поинтересовался Горчаков.
        В ответ красавица хищно улыбнулась:
        - Нет. Как вы понимаете, в этот момент я была в другом месте.
        - Да, находилась на третьем этаже, рядом с Лютиковым, - напомнила девочка, - К сожалению, загадке таинственной надписи у меня нет объяснения. И, наверное, никогда не будет. Но сейчас это не важно. Открыв дверь подвала, Магда увидела нас с Гариком и решила: нужно пользоваться случаем - похитить меня прямо сейчас. Тем более, что тайная комната была совсем рядом. За одну ночь можно успеть и задание выполнить, и камень найти. Но нам удалось сбежать. Тогда Магда вернулась к первому плану: сначала найти сапфир, а потом вывезти меня за границу. Я ничего не путаю?
        Женщина одарила ее ласковой улыбкой.
        - В общем-то нет. Ты очень проницательна, малышка! Кажется, я начинаю понимать, зачем ты понадобилась Лысому.
        - Это еще кто? - насторожился Леонов.
        - Не важно, дорогой. Когда-нибудь твоя протеже с ним познакомиться.
        - Все может быть, - согласилась Стася, - Однако продолжим. В ту ночь Магда была в подвале во второй раз. До этого она спускалась туда в ночь накануне, когда столкнули с лестницы Забияко.
        - Надеюсь, ты не думаешь, что это я прикончила поганца? - безупречная бровь взметнулась вверх, - Не разочаровывай меня, девочка.
        - Ни в коем случае. У вас не было мотива. Но вы видели убийцу. И знаете, кто он. В ту ночь вы стали свидетелем убийства, а потом отправились вместе с Миронычем через его мастерскую в тайную комнату и забыли там фонарик. Чтобы учитель труда никому ничего не разболтал, его пришлось усыпить. Кажется, в этой части истории не осталось тайн. Дело за малым - разоблачить убийцу Забияко.
        - И не надейся, что я тебе буду подсказывать! - погрозила изящным пальчиком в кружевной перчатке Магда.
        - Милиция, обвиняя Алису Сергеевну, опирается на то, что у нее был мотив и возможность расправиться со своим отчимом. Вот только она не единственная из сотрудников интерната, кому хотелось бы свести счеты с этим человеком. Анна Геннадиевна! - головы собравшихся повернулись к члену московской комиссии, - Вы семь лет рассчитывали на место руководителя Управления в министерстве образования. Когда оно освободилось, коллеги уже поздравляли вас с повышением. И вдруг этот выскочка Забияко! А ведь другого шанса сделать еще один шаг по карьерной лестнице в вашем возрасте уже не будет.
        - Я… Нет… Да, конечно… Но нет! - растерянно залепетала женщина. Ее неприступные очки с толстыми стеклами съехали на кончик носа, обнажив испуганные глаза с покрасневшими ободками.
        - У вас была возможность разделаться с более удачным соперником. Не для этого ли вы решили оправиться в Тихореченск вместе с ним?
        - Что ты такое говоришь! - наконец взяла себя в руки Анна Геннадиевна, - Да, действительно, он свел на нет все мои усилия, но это не значит, что я убила его.
        - Конечно, не значит, - легко согласилась Стася. Она почувствовала, как настроение настоящего убийцы мечется между отчаяньем и надеждой. Нужно еще чуть-чуть ослабить его оборону, - Точно так же не значит, что это сделала Алиса Сергеевна. Кстати, мы знаем: ее мать вышла замуж за Забияко. Но ведь до этого у него была другая жена. Жена и ребенок. Сын. Теперь он уже взрослый. В армии служит. На флоте. Правда, тетя Аля? В маленьком городке о таком не забывают. Выяснить ваше прошлое не составило труда.
        - Ой! - схватилась за сердце завхоз. Бублик на ее затылке мелко задрожал, - Узнали-таки! Да, жили мы вместе, пока он к этой… Алискиной матери не ушел. Только не расписаны были. Сына не признал. За всю жизнь ни копеечки от него не видела. С голоду помирали - ничем не помог. Да чего уж! Ковылем все давно поросло.
        - Правильно. Поросло. Тем не менее, у вас, тетя Аля, тоже был и мотив, и возможность расправится с бывшим мужем. Дядя Тарас, вы видите, это дело нельзя считать закрытым.
        - Вижу, дочка. Наломала ты дров! - вздохнул подполковник, - Как разгребать будем - неизвестно.
        - А разгребать и не придется! Я еще не закончила. В ту ночь тетя Аля была не одна. Здесь присутствует человек, который знал о ее несостоявшемся замужестве. У него тоже был зуб на Забияко, и он пришел к ней пожаловаться на свою судьбу. Алевтина Ивановна рассказала мне об этом вечером, как раз перед нашим с Гариком похищением.
        - Неужели… - воскликнула завхоз и прикрыла рот ладонью, - Не верю!
        - Этот человек просидел у вас до одиннадцати, правильно? А затем сделал вид, что покинул интернат. На самом деле он встретил Забияко, поговорил с ним, и в порыве гнева столкнул с лестницы. Но это только кажется, что убийство было непреднамеренным. Преступник заранее подготовил белый балахон, чтобы спокойно передвигаться по коридорам интерната под видом безобидного привидения, приметил деревянный брусок у двери и прихватил фиолетовую стразу, которую засунул в рот покойнику. Да, Антонина Петровна? Ведь это были вы? Вы убили Забияко - человека, который обманул вас?
        Внезапную тишину нарушили аплодисменты.
        - Ай, чертовка! - захлопала в ладоши Магда, - Все-таки догадалась! Я даже дам показание в суде.
        - Антонина Петровна, может, вы сами все нам расскажите? Вы это сделали из-за сына?
        - тихо спросила Стася.
        Взгляды всех собравшихся устремились на маленькую женщину. Сейчас она как никогда напоминала рыжего клоуна. Печального, опустошенного, с опавшими щеками и поблекшими веснушками. Сезон окончен, цирк уехал, холодный ветер носит по пустырю обрывки афиш, а он сидит одинокий, перебирая разноцветные осколки своей жизни. Как странно, она была первым человеком, с которым Стася познакомилась в Тихореченске, с нее для девочки началась новая жизнь.
        - Я не буду говорить! - сдавленно сказала женщина и закрыла лицо руками, густо усеянными веснушками.
        - Хорошо. Я сама все расскажу. Тем более, что большую часть истории знает Алевтина Ивановна. Это случилось два года назад. Ваш сын собирался поступать в университет имени Баумана в Москве. Николай Петрович Забияко входил в состав приемной комиссии. Вы были с ним знакомы - работали вместе в Тихореченске. Приехали к нему, попросили помочь. Он назвал цену. Таких денег у вас не было, зато имелось старинное кольцо. Можно сказать, семейная реликвия. По странному совпадению оно было украшено сапфиром. Фиолетовым камнем. Забияко взял кольцо и пообещал, что ваш Лешенька станет студентом. Но обманул. Леша провалился на первом же экзамене, и его забрали в армию. Кольца Забияко так и не вернул. Просто сказал, что вам это все приснилось. Расписки-то он не давал. Кстати оно пор лежит в его банковской ячейке. А совсем недавно с вашим сыном случилась беда - парень сбежал из военной части, прихватив оружие. Открыл стрельбу, был арестован, сейчас находится под следствием, - Стася внимательно следила, как меняются ощущения женщины. Еще чуть-чуть и она заговорит. Ее страх сменился желанием избавиться от груза,
давившего на нее все эти дни, - Вы винили в своих бедах Забияко. Правда? Ведь это из-за него жизнь сына полетела под откос! Теперь он проведет свою молодость в тюрьме…
        - Да! Да! Да! - наконец прорвало Антонину Петровну, - Из-за него гада! Если бы не этот урод, Лешенька учился бы в Москве. У него душа ранимая. Нежная. Я знала, знала, что не сможет он в армии. Не для него это! Но сделать ничего не могла. Денег на то, чтобы его от службы отмазать, уже не было. А все из-за него! Да, я его столкнула! Я ему в глотку стекляшку засунула! Чтобы он подавился моим кольцом! Оно - все, что от родителей осталось! - женщина уткнулась лицом в клетчатый подол и разразилась рыданиями.
        - Уводите ее, - тихо сказал Леонов, - Представление окончено.

* * *
        Стася внимательно разглядывала свое отражение. «Продукт генной инженерии, говорите? Девочка из пробирки? - размышляла она, - Эх, родители, не могли мне нос поизящнее сделать! И глаза не такие круглые, а миндалевидные, как у мамы». Она тяжело вздохнула и села на кровать. Дядя Тарас настоял, чтобы Стася провела в больнице еще три дня. Спорить было бесполезно. На беду заботливый Стас выбил для своей тезки отдельную палату. Теперь валяйся тут в одиночестве. Даже поболтать не с кем. Девочка еще раз вздохнула и принялась усердно штриховать очередную большеглазую воительницу. Это уже была шестая по счету героиня аниме, нарисованная Стасей в больнице. Предыдущие красотки украшали серо-зеленую стену над кроватью изнывающей от скуки девочки.
        Рядом, на тумбочке лежал больничный бланк, на обратной стороне которого бабушка, чуть дрожащей рукой, написала последнее послание своей внучке. В нем она рассказывала обо всем том, что Стас еще раньше успела услышать от Вадика и дяди Тараса. Генетическая модификация… гены великой сыщицы или талантливой преступницы… немецкий научный центр… И только в самом конце Стася нашла то, что всю жизнь тайно мечтала услышать от суровой Эльвиры Эдуардовны:

«… Я всегда говорила, что ты самая обыкновенная девочка. Знаю, как обижали тебя мои слова. Просто, мне казалось, они смогут защитить мою малышку от тех способностей, которые вложили в нее родители. Прости меня, Стасенька! Ты самый удивительный и талантливый человек и тех, кого я когда-либо знала. И дело тут не в генной инженерии - дело в тебе самой. Даже если этот несчастный ген никогда не проснется, ты все равно сможешь стать тем, кем пожелаешь: художником, ученым, искусствоведом и даже, наверное, сыщиком. Но как бы ни сложилась твоя судьба, я уверена: все мои страхи были напрасны - ты выросла прекрасным человеком. Настоящим другом и лучшей внучкой на свете. Надеюсь, что в этом есть хотя бы самая малость моей заслуги».
        Крыс внимательно наблюдал за своей хозяйкой, которая, отложив рисунок, снова и снова перечитывала бабушкино письмо. Кажется, он понимал ее. Стася чувствовала, как от зверька исходят волны сочувствия, пахнущие жасмином. А еще, судя по всему, он не прочь подкрепиться. Ничего, скоро дядя Тарас придет - вкусненького принесет.
        Неожиданно дверь палаты отворилась, и в образовавшуюся щель протиснулась белокурая голова.
        - Мила? Привет! Как ты сюда попала?
        - Мы с девчонками… навестить тебя решили, - потянула она запинаясь.
        Дверь окончательно распахнулась и впустила всех обитательниц комнаты номер пять.
        - Мы пришли прощения попросить, - призналась Женя, - За то, что не разговаривали с тобой.
        - И цветы принесли, - добавила Таня, вытаскивая из-за спины букет желтых в бордовую крапинку гвоздик, - Вот.
        Стасю не нужно было просить дважды. Конечно, она всех давно простила! И совсем на них не сердится. Честно-често.
        Девчонки оживились и тут же засыпали ее последними новостями из интерната. Алиса уже вернулась - даже успела провести у них первый урок. Горчаков перестал страдать и засел за реставрацию портрета княжны. Обещает, через пару недель повесить его в холле, рядом с князем.
        Мироныч и Лютик пришли в себя. Пока в больнице лежат, но Фима уже успел пожаловаться девчонкам, что здесь плохо кормят. Даже спросил не завалялось ли у кого-нибудь из них бутерброда? Значит, на поправку идет.
        Акулову перевели в другой интернат. Где-то под Ярославлем. Гульнара с Дылдой больше не дружат. Дашка прибилась к девчонкам из седьмой палаты, ходит тише воды, ниже травы. А Нарка вообще ни с кем не разговаривает. Сидит в сторонке и молчит.
        Самое главное событие - у интерната новый директор. Ни за что не угадаешь, кто. Анна Геннадиевна, та самая тетка из московской комиссии. Оказалось, что она родом из Тихореченска. Говорит, всегда мечтала встретить старость в родном городе. Вот теперь встречает ее в кабинете Стервеллы. Кстати, Пупсика усыновил милиционер Перепелкин. Горчаков рассказал, что он каждое утро берет его с собой на пробежку - от ожирения лечит.
        Дверь снова открылась.
        - Ой, как вас много! - удивилась Алиса Сергеевна, - Стасенька, я поблагодарить тебя пришла. Если бы не ты и Соболевы…, - глаза учительницы повлажнели, - Спасибо тебе. Это от меня, - она протянула девочке авоську зеленых яблок и пакет сока, - врачи сказали, что у тебя из-за хлороформа может быть аллергия. Вот, разрешили только яблоки. А это от Кости… Константина Васильевича.
        Стася развернула пакет и обнаружила в нем небольшую акварель в деревянной рамке. На первом плане была изображена тоненькая, большеглазая девочка с двумя косичками, но почему-то в платье, какие, по мнению Стаси, должны были носить исключительно принцессы. За ее спиной, скрестив руки на груди, стояли два мушкетера с огненно-рыжими шевелюрами.
        - Это же Соболевы! - воскликнула Мила, - Вылитые.
        - А это - Стася, - добавила пухленькая Света, - Красивая!
        - Стас Перепелкин, подчиненный Тараса Анатолиевича, сказал Косте, что вы напоминаете ему героев книжки «Мушкетер и фея», - улыбнулась учительница, - Мы с мужем ее читали в детстве. Крапивин написал. Вот Константин Васильевич и решил сделать тебе такой подарок. Нравится?
        - Очень, - искренне ответила Стася. Наверное, бабушка бы сказала, что у мужа Алисы Сергеевны несомненный талант, - Я тоже люблю эту книжку. Только она в Москве осталась.
        - Девочки, вы извините, - обратилась учительница к соседкам Стаси, - Нам нужно с вашей подружкой кое-что обсудить. Наедине.
        - Мы уходим! - тут же засуетилась Мила, - Вот только… Стась, все хотела тебе сказать: я много думала о нашем разговоре. Помнишь, тогда, ночью? Наверное, ты права. Нужно не самой подстраиваться под других, а менять всех под себя.
        - Неоднозначный вывод! - заметила Алиса Сергеевна.
        - Но в нашем случае - полезный. Давай, Мил, у тебя получится, - улыбнулась Стася,
        - Ты же теперь, после отъезда Вилки, за главную осталась. Только когда будешь все менять под себя, постарайся не превратить в интернат в большую комнату страха.
        Девочки попрощались и исчезли за дверью, правда, при этом успев взять со Стаси обещание, что когда она вернется в интернат, подарит каждой из них по своему рисунку. В больничной палате внезапно стало очень тихо.
        - Стася, я поговорила с мужем и… мы решили…
        Девочку накрыла лавина волнения, идущая от молодой учительницы. Она принесла острый запах полыни и лимонного сока.
        - Ты знаешь, у нас с Костей нет детей. Ну, как-то не сложилось. И вот мы подумали, почему бы не взять тебя к себе, - Алиса Сергеевна испуганно глянула на Стасю. Самое страшное было произнесено, и она, не давая девочке ответить, продолжила скороговоркой, - Понимаешь, мы тебе очень благодарны, но дело не только в этом. Ты такая… родная. Мне кажется, нам вместе будет очень хорошо. Конечно, я понимаю, мы по возрасту, не очень годимся тебе в родители, но это же не страшно! Правда? Может, даже к лучшему - легче друг друга поймем. А потом мне от отчима достался огромный дом под Москвой. Там рядом отличная школа. Я уже с Тарасом Анатолиевичем поговорила. Он не против…
        - Алиса Сергеевна, - остановила стремительный поток Стася, - Спасибо вам. Это классное предложение! Я ужасно скучаю по Москве, да и дядя Тарас тоже. Он же без меня не вернется. И вы мне очень нравитесь. Вот только…
        - Что?
        - У меня здесь появились настоящие друзья: Вадик и Гарик. Я не хочу их терять.
        Алиса на мгновение задумалась. Заправила за ухо непослушную прядку.
        - Знаешь, я сначала хотела поговорить с тобой, а потом уже с их дедушкой. Вообще-то мы с мужем хотели бы, чтобы они тоже поехали с нами. Мальчики и Владимир Валерьянович. Тарас Анатолиевич пообещал утрясти все формальности.
        - Круто! - не выдержала Стася, - Мне это не снится? Нет? Алиса Сергеевна, вы волшебница!
        - Спасибо. Только учусь, - засмеялась учительница, - В любом случае у нас есть время, чтобы всех уговорить. Я смогу вступить в права наследства только через шесть месяцев. Да и интернат посреди учебного года не бросишь. У Кости тоже реставрация храма лишь к весне закончится. Так что до лета мы в Тихореченске, а потом едем в Москву!
        - Ура-а-а! - закричала Стася и закружилась по палате.
        Веселье прервал негромкий, но очень уверенный стук в дверь. Дверь палаты снова распахнулась, впустив маленькую беловолосую девочку. За ее спиной обозначилась шкафоподобная фигура охранника.
        - Привет, ты меня помнишь? - тоненько спросила она.
        - Дина?
        - Да. А вы жена дяди Кости? - обратилась дочка миллионера к Алисе Сергеевне, - Хорошо, что я вас обеих застала. Папе снова пришлось уехать по делам, поэтому я сама решила передать его подарок, - маленькая Дина, напомнившая Стасе жителя страны минипутов, порылась в расшитой бисером сумочке и извлекла оттуда два конверта, - Это вам. От папы. В них - банковские карточки. Думаю, вы обрадуетесь сумме, которая на них лежит. Пока.
        Наследница огромного состояния еще раз улыбнулась и опрометью бросилась из палаты. Молчаливый шкаф последовал за ней. Алиса Сергеевна покрутила в руках конверт, на минуту задумалась, встала с постели и выглянула в коридор.
        - Тебе не кажется, что мы должны вернуть эти деньги ее отцу? - с сомнением в голосе обратилась она к Стасе.
        - Честно? Нет. Мы его только обидим. Уж поверьте, - и девочка решительно сунула конверт под подушку.
        Поболтав еще немного, учительница и Стася расстались. В палате снова не было никого кроме Крыса. За оконным стеклом солнце не спеша двигалось к закату. В его багровом свете танцевали едва заметные снежинки. На Тихореченск надвигалась зима.
        После ухода Алисы Сергеевны прошло минут десять не больше, когда кто-то несмело поскреб в дверь. Показалось? Но звук повторился.
        - Открыто. Входите.
        - Мозно? - на пороге застыла Гульнара, испуганно прижимая к груди что-то завернутое в кусок простыни, - Я подумала тебя навестить. Нициво?
        Стася обнаружила, что впервые слышит голос девочки. Оказывается, она говорит с сильным акцентом. Тяжело ей, наверное, было первые дни в русском интернате. Вот и прибилась к Вилке с Дашкой.
        - Очень даже хорошо, что ты пришла. Садись.
        Гульнара осторожно опустилась на краешек кровати. Помолчала, уставившись в пол своими раскосыми глазами. Стася не торопила ее, чувствуя, как недавний враг собирается сделать что-то очень важное.
        - Вот, - наконец-то подала голос Гульнара, протягивая сверток, - Я испортила твою весь. Она была тебе дорога. Я сделала другую.
        Стася, не отрывая взгляда от Нары, развернула подарок.
        Она не сразу поняла, что принесла ей девочка. Потом на глаза попался знакомый брелок, родная застежка и матерчатая аппликация с маленькой феей. Стася держала в руках желтый рюкзачок. Ее рюкзачок. Или не ее? Тот, подаренный бабушкой, был сделан из блестящей клеенки, а этот - из пушистого вельвета. Еще у него появилась пара удобных карманчиков и шикарная атласная подкладка.
        - Я сама его сила, - шепнула Нара, - Для тебя. Не сердись, ладно?
        - Спасибо, Нарчка! - воскликнула Стася и в порыве чувств обняла одноклассницу. Та вздрогнула и резко отпрянула. На смуглой коже проступил темный румянец. Стася ощутила поток смущения, страха и радости, идущие от несчастной Гульнары. «Вот он, бедный ребенок, которому нужна моя помощь, - вдруг подумала Стася, - Бабушка была бы довольна».
        - Ты здорово шьешь! - похвалила Стася, - Знаешь, это был обычный рюкзак с рынка. Мне его бабушка случайно купила, когда мы в Питер ездили, чтобы было в чем сувениры носить. А теперь - это настоящий эксклюзив. Спасибо. У меня тоже есть для тебя подарок.
        Стася повернулась к стене, на которой висели рисунки персонажей аниме. Среди них выделялась одна героиня с азиатской внешностью, которая ловко швыряла молнии в оскалившего пасть дракона. Она чем-то напоминала Гульнару, заворожено разглядывавшую работу юной сыщицы.
        - Вот. Это ты, - Стася сняла со стены рисунок и протянула его девочке, - Возьми.
        - Спасибо. Она правда похоза на меня?
        - Конечно! Вылитая ты.
        Гульнара снова покраснела, робко улыбнулась, прижала к груди рисунок и тихо выскочила из палаты. В дверях она столкнулась с близнецами. Остановилась, протиснулась бочком, стараясь никого не задеть, и исчезла в темноте коридора.
        - Чего это она тут делала? - недовольно спросил Гарик. Его рука все еще была забинтована. Да и цвет лица наводил на мысли об Освенциме. Рядом с пышущим здоровьем Вадиком, Гарик казался бледным отражением своего брата в оконном стекле. Зато на шеях обоих Соболевых болталось по стрелянной гильзе на шнурке, как свидетельство чудесного спасения близнеца.
        - Она мне подарок принесла. Смотрите.
        Братья уставились на рюкзак. Переглянулись.
        - Чудеса. Вилкин зоопарк начал очеловечиваться! - хмыкнул Гарик, - Может, рыбья слепота так на них подействовала?
        Стася укоризненно посмотрела на него и пересказала последние события, произошедшие в интернате. Достала из-под подушки конверт, полученный из рук дочки Пегасовой.
        - У нас тоже такой есть, - сообщил Вадик, - Кажется, ее папа не любит оставаться в долгу. Вообще-то мы пришли с тобой очень серьезно поговорить, - Братья сели на кровать рядом с подругой: Гарик - справа, Вадик - слева, - Это важно.
        - Ты должна сделать выбор! - торжественно заявил Гарик, - Решить, кто из нас будет твоим парнем, а кто - просто другом.
        - Мы сначала хотели сами, между собой разобраться, но потом поняли, что так не честно получится. Это ты должна сказать…
        Стася почувствовала, как ее губы расползаются в улыбке. Она сделала над собой усилие - нет, смеяться сейчас нельзя. Ребята ей этого не простят. Что же им ответить? Они ей оба ужасно нравятся, ну, как друзья или братья… Вадик, конечно, злился на нее из-за близнеца, Стася прекрасно знала об этом, но теперь все позади. После стольких испытаний она чувствовала их своей семьей. Семьей? А это мысль!
        - Гарик, Вадик, я вас обоих очень люблю. Правда. Мне было бы приятно встречаться с каждым из вас, но, понимаете, ко мне сегодня Алиса Сергеевна заходила…, - и Стася рассказала о предложении учительницы переехать в Москву, - Короче, мы можем стать одной семьей. Вы будете моими братьями. А разве можно встречаться с братьями?
        Новость ошарашила близнецов. Они тут же забыли о своем споре и начали обсуждать переезд. Что взять с собой? Как уговорить деда? Сколько там комнат? Кому завещать Убежище? За разговором они не заметили, как город накрыли сумерки, и палата наполнилась таинственными синими тенями.
        - А все-таки здорово, что ты распутала все эти преступления! - тихо сказал Гарик.
        - Мы распутали, - поправила Стася, - Из нас и правда получились классные сыщики.
        - Прирожденные сыщики, я бы сказал, - встрял Вадик.
        - Сокращенно ПСЫ! - хихикнул его брат.
        - Жалко только, что не все загадки удалось разгадать, - вздохнула девочка.
        - Угу, мы так и не знаем, кто спас Гарьку. Ведь киллер был уверен, что застрелил его.
        - Я, честно говоря, тоже был уверен, что он меня убил. Очнулся только в больнице.
        - Да и с надписью на картине ничего не ясно, а еще сапфир так и не нашли, - закончила Стася, - Может, и к лучшему? Иногда мне кажется, что некоторые тайны должны оставаться неразгаданными.

* * *
        - Ты понимаешь, что это значит? Понимаешь?!! - скрежетал коммуникатор, - Двенадцать лет работы псу под хвост!
        - Я уже начал поиски новых инвесторов! - попытался урезонить своего собеседника Лысый, - Нами заинтересовались несколько крупных корпораций…
        - Ты меня за идиота держишь? - Выплюнула очередную порцию яда трубка, - Любому серьезному инвестору потребуются доказательства. А что у нас есть? Двенадцать лет работы и ничего! Одни сказочки да красивые 3D-презентации! Чем закончился эксперимент с другими модификантами?
        - Ничем. Мы потеряли пять перспективных объектов, - Перед глазами Лысого всплыл остекленевший взгляд еще совсем недавно подававшего большие надежды мальчишки. Теперь он целыми днями рисует самолетики. Легкие, спортивные VOR-ы и большегрузные лайнеры, сотни и сотни моделей в разных ракурсах и видах. Из уголка рта сочится слюна, губы трясутся, а он рисует и рисует, ломает карандаши, меняет альбомы и все не может остановиться. С другими детьми дела обстояли не лучше. Две девочки замкнулись в себе и не реагируют ни на слова, ни на физические воздействия. Еще одна не выходит из истерик, а последний пацан, похоже, остаток жизни проведет лежа на больничной койке. Врачи говорят, что его интеллект теперь вряд ли превосходит мыслительные способности капустного кочана. Прав был профессор - психика детей не выдержала стимуляции активности гена. Да, они были не единственными модификантами, но остальные гораздо младше, - Боюсь, без этой девочки нам не обойтись.
        - Я рад, что хоть это ты понимаешь.
        - Через несколько месяцев, когда все стихнет, мы заберем ее.
        Коммуникатор ответил короткими гудками. Лысого начинала бесить эта манера - без предупреждения бросать трубку. Еще один способ подчеркнуть разницу их положения. Он обхватил голову руками, по привычке оттопырив правый мизинец с длинным ногтем, покрытым прозрачным лаком. Как же Лысый не любил, когда на него орали. Столько лет пахал, карабкался, рвал жилы ради этого глубокого кресла, стильного кабинета, офиса в самом дорогом бизнес-центре Берлина и пришел к тому, от чего так долго убегал.
        Он нажал кнопку соединения с секретарем и коротко бросил: «Кофе», потом грустно уставился в огромное окно на мрачное, пухнущее дождем, осеннее небо. С чего начать? Как ни крути, а начать придется с освобождения Магды. Она нужна ему. И рука с длинным ногтем потянулась к телефону.
        ЭПИЛОГ
        Раз, два три. Раз, два, три…
        Девочка кружилась в темноте, под одну ей слышную музыку. В ее воображении плакали скрипки, пела труба, играл клавесин. Это был вальс. Старинный. Наверное, написанный триста лет назад. Под него в этих стенах танцевала прекрасная Тамара, заставляя трепетать сердце влюбленного князя…
        Раз, два, три. Раз, два, три…
        С тех пор, как новый директор интерната ввела в школьное расписание уроки хореографии, Стася порой поздним вечером прибегала сюда потренировать основной шаг. У нее было целых два партнера, но ни один из рыжих близнецов не проявлял особого интереса к бальным танцам. Поэтому девочка кружилась в одиночестве, освещаемая лишь светом уличного фонаря, который проникал сквозь густое кружево оголенных ветвей, украшая пол и стены колышущимися узорами.
        Раз, два, три. Раз, два, три…
        Рисунки на стенах, тени деревьев, одинокий фонарь за окном - все танцевало вместе с ней, в такт неслышной мелодии. Внезапно музыка оборвалась. Стася замерла, не закончив круга. По полу потянуло подвальным холодом. За спиной девочки кто-то тихо аплодировал.
        - Браво сударыня, - сказал голос, который тут же подхватило невесть откуда взявшееся эхо, - Приятно, что кому-то из нынешних отроков еще нравится танцевать вальс.
        Стася резко обернулась. Он стоял в дальнем углу коридора и совсем не походил на тускло светящиеся фигуры, которые населяли фильмы о привидениях. Он вообще не испускал, а преломлял свет. Занавеска и подоконник за его спиной, «если, конечно, у призраков есть спина», - поправила себя Стася, - чуть-чуть меняли угол наклона. Такой эффект юная сыщица видела в одном из фильмов про человека-невидимку, посмотренном недавно в гостях у Горчаковых.
        - Владимир Васильевич? - Стася старалась, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее, - Это вы?
        - Имею почтение, князь Владимир Вершицкий, почти двести лет дух и хранитель этого дома, - призрак сделал шаг на встречу.
        От страха Стасе остро захотелось есть. Ей потребовалось совершить над собой акт насилия, чтобы не кинуться с дикими воплями прочь из коридора. Призрак приближался. Девочка продолжала стоять на месте. Она попыталась представить, что к ней сейчас идет обычный человек, и начала сканировать его ощущения. Симпатия. Надежда. Тоска. Боль. Эмоциональный фон призрака к удивлению Стаси мало чем отличался от набора чувств человека из плоти и крови.
        - Да, сударыня, за два века я не разучился чувствовать, - прошелестел князь, - А порой, мне кажется - научился заново.
        Призрак остановился на расстоянии вытянутой руки. От него веяло холодом, как от распахнутого настежь холодильника.
        - Вы пришли, чтобы поговорить со мной?
        - Правильно. Я не делал этого две сотни лет. Если, конечно не считать нескольких смышленых крыс, с которыми успел подружиться за это время. Одна из них сидит у вас на плече. Я назвал ее Вольдемаром.
        - Он ваш?
        - Он ничей. Просто крысы умеют общаться с такими как я. Они живут сразу в двух измерения: вашем и нашем. Когда вы с молодым человеком оказались заперты в комнате моей покойной жены, я попросил Вольдемара показать вам выход.
        - А почему не сделали этого сами?
        Фигура князя переместилась чуть влево. Стася отметила про себя, что слышит его шаги. У приведений есть ноги?
        - Боюсь, в тот момент вы были не готовы к встрече с еще одним призраком, - Вершицкий чуть слышно засмеялся, - Да и, увы, не в моей власти общаться с людьми, когда мне того хочется. Контакт всегда происходит спонтанно.
        - Как сейчас?
        - Отчасти. Знаете, сударыня, я несколько недель мечтал поговорить с вами. Как видите, судьба пошла мне на встречу.
        - Значит, когда на Лютика напали, вы не могли иначе сообщить нам об этом, как сделать надпись на портрете княжны? Так?
        - Вы очень догадливы.
        - Спасибо, мне уже говорили.
        - Наверное, у вас есть много вопросов. Не стесняйтесь - задавайте. Мне будет в радость на них ответить. Более двух сотен лет я охраняю этот дом и знаю все о его тайнах.
        - А комната в подвале - почему ее так долго не находили?
        - Я не хотел этого. Еще много лет после смерти Тамары, я приходил туда, чтобы вымолить у нее прощение. А может, чтобы найти силы простить ее…
        Девочку окотило волной застарелой, тупой боли. Она задержала дыхание. Двух вековая боль пахла затхлой водой и болотной тиной.
        - Вы и вправду держали ее взаперти?
        - Она была безумна. И опасна.
        Стася не успела заметить, как призрак переместился за спину. Ее снова захлестнула волна страха, смертельный холод окутал девочку глухим саваном с ног до головы, но она взяла себя в руки и повернулась, чтобы вновь оказаться с ним лицом к лицу. Если, конечно, у призрака есть лицо.
        - Вы ведь не убивали тех детей? Это сделала ваша жена?
        - Да.
        Эхо подхватило скорбное «да» и швырнуло его в стену. Словно каучуковый мячик оно заметалось по коридору и ускакало куда-то в сторону лестницы.
        - Но она была не одна, - продолжал князь, - Ее угасающий разум оказался в плену чужой воли.
        - Поручика Ершова?
        - Да, - теперь это короткое слово прошипело, как предупреждение о нападении ядовитой змеи, - Он был чудовищем. Жестокий и опасный авантюрист. Для него это казалось не более чем игрой. Я не мог простить себе, что сам привел его в свой дом.
        Запах затхлости смешался с персиковым ароматом ненависти. Этот тошнотворный коктейль окатил Стасю зловонной волной - ей стало трудно дышать, а князь все говорил и говорил, погружая ее в свою тоску.
        - После смерти нашего ребенка, жена обезумела. Наследственный недуг жил в ней еще до свадьбы, проявляясь в склонности к колдовству и одиноким прогулкам по лесам и болотам. Несчастье спровоцировало обострение. И в этот момент к нам в гости нагрянул Ершов. Сначала он совратил мою несчастную жену, а потом втянул ее в водоворот своих гнусных страстей, - Персиковый аромат перекрыл все прочие запахи. Князем владела ненависть, - Подлец внушил ей мысль, что нашего сына можно вернуть к жизни, убивая чужих, ни в чем неповинных детей. Так он ублажал свою жажду крови, кормил демона, пожиравшего его изнутри.
        Призрак ненадолго замолчал. Стася перевела дух. Она уже почти не боялась. Страх уступил место другому чувству - жалости.
        - Никогда не прощу себе, что был слишком занят своим горем: оплакивал сына, ревновал жену, пытался уличить ее в измене. Страшная правда открылась мне слишком поздно, когда жертвами стали шесть детей. Шесть!!! Еще долго я слышал их предсмертные крики, видел искаженные ужасом лица. Они молили меня о помощи, а я не слышал. Когда же я понял, какая опасность для людей этого города исходит от моей больной жены, я закрыл ее в подвале. Никто из слуг не имел права спускаться к ней. Три года, до самой ее смерти, я носил ей пищу и воду, переодевал, расчесывал волосы… Она была очень красивой. Красивой и жестокой…
        - Но почему жители Тихореченска решили, что маньяк - вы?
        - Это все Ершов. Чтобы сбить со следа сыщиков, он распространил слух о моем помешательстве. Хитрый был негодяй. Подбросил в полицию, якобы, свой дневник, наплел Бог знает что на допросе, а потом бежал в Европу. К счастью, уже через полгода его арестовали в Женеве и приговорили к смертной казни за схожее преступление.
        Призрак стремительно переместился в дальнюю часть коридора и поманил девочку к себе.
        - Прошу вас, просуньте руку под подоконник. Глубже.
        - Что это? - Стася нащупала что-то ломкое, шелестящее. В зыбком свете уличного фонаря она разглядела небольшую, сильно запыленную тетрадь. Ей не стоило труда узнать ее, - Вторая часть дневника поручика Ершова?
        - Нет, это и есть настоящий дневник. То, что вы выдели в музее - подделка, на которую он пустил половину тетради. А здесь поручик рассказывает правду о всех своих преступлениях. В подробностях. Поверьте, вам не стоит это читать - лучше передайте дневник Гневко Полянскому. Думаю, он сумеет правильно им распорядиться.
        - И все это время вы знали о дневнике? Но почему в таком случае не захотели обелить свое имя перед горожанами?
        - Тогда мне было все равно. Только спустя столетия, я пожалел о своем бездействии. Из-за меня имя Вершицких в этих краях связано с убийствами. Я поклялся искупить свою вину, охраняя наше родовое гнездо и детей, которые в нем живут. Как видишь, я сдержал клятву.
        - Значит, Гарика спасли вы? Но как?
        - Отвел глаза убийце. Два века - достаточный срок, чтобы освоить кое-какие трюки. Знаете, сударыня, в смутные времена, когда над Россией носились грозы войн и революций, я научился защищать свой дом, внушая грабителям, что они уже взяли тут все, что можно. Конечно, ваш друг находился далековато от этих стен, но ему повезло - его пытались убить в границах моего влияния. Поэтому я смог спасти мальчика. Ну и, конечно, нужно сказать спасибо Вольдемару. Он во время позвал меня на помощь.
        Стася благодарно чмокнула пушистого героя в усатую морду.
        - А гильзы? Как они оказались в руке у Гарика?
        - Мой маленький подарок. Иногда я могу совершать не сложные манипуляции с небольшими предметами. Это был как раз тот случай.
        - Почему же тогда вы не помогли Дине, Лютику и Миронычу?
        - Увы, когда дело касается живых людей, мои возможности непредсказуемы, - тяжело вздохнул призрак, - Я делал все, что было в моей власти.
        - Владимир Васильевич, у меня остался еще один вопрос…
        - Вы хотите спросить про сапфир с духом шамана?
        - Да.
        Вершицкий, как показалось Стасе, печально покачал головой и уселся на подоконник. Наверное, такое поведение до глубины души возмутило бы Глисту или Жабу Львовну. Отчего-то они считали сидение на подоконниках - верхом неприличия. Похоже, призрак князя не разделял этого убеждения.
        - А такого сапфира не было, - От удивления Стася совсем перестала бояться. Она подошла поближе и села рядом с князем, - Вернее сам камень существовал - я привез его в подарок своей будущей жене с острова Мадагаскар. Только вот никакого шамана, как об этом написал уважаемый Сергей Николаевич Загубский, я не убивал. Тамара, действительно, попросила найти для нее колдовской сапфир, который, якобы, хранится в глазнице языческого божества. Полгода я скитался по чужбине среди глазастых лемуров, настоящих хозяев острова, побывал в доброй сотне племен, но все они поклонялись иным божествам. Никаких идолов в их деревнях не стояло, а голубые камешки, которые добывались в узких норах, они продавали чужестранцам за смехотворно малые деньги. Поручик, сопровождавший меня в этом путешествии, предложил найти камень покрупнее, заказать его огранку хорошему ювелиру, а потом рассказать моей невесте сказку про смерть шамана. Так я и сделал, а за одно пригласил негодяя погостить в Тихореченск, чтобы было кому подтвердить мою историю. Когда местная полиция вышла на его след, он сбежал, прихватив сапфир с собой. Думаю,
продал его, чтобы жить в Европе на широкую ногу.
        - Владимир Васильевич, - решила отвлечь князя от тяжелых воспоминаний Стася, - Но теперь, когда тетрадь у меня, и скоро все узнают о вашей невиновности, может, вы сможете наконец-то покинуть этот дом и отправиться… ну, куда уходят все, после смерти? Я могу чем-нибудь помочь?
        - Туда, куда уходят все после смерти? А куда это? Понимаю - я тоже читал сказку про кентервильское приведение. Правда, уже лишившись своей телесной оболочки. Нет, Анастасия Романова, спасибо за предложение, но нет. Я благодарен судьбе за то, что она дала мне шанс увидеть, как изменится этот город и страна, спустя два века после моей кончины. Я прочитал массу прекрасных книг в здешней библиотеке, узнал немало незаурядных людей, посмотрел несколько вполне приличных фильмов…
        - Вы смотрите фильмы? - Стася почувствовала, что ее картине мира нанесен непоправимый ущерб.
        - Почему бы и нет? В кабинете директора стоит отличный телевизор. Поверьте, я не хочу уходить. Как-то так вышло, что я, вопреки своему времени, не научился верить в загробную жизнь, а теперь учиться уже поздно. Поэтому я не знаю, что меня ждет там. Точно известно одно - там не будет детективных сериалов. Если честно, я большой поклонник некоторых из них.
        - Но вы же рисуете застрять здесь навечно?
        Воздух вокруг Стаси наполнился веселым запахом мандаринов. Ее охватила не то отчаянная радость, не то - щемящая грусть. Где-то вдалеке тихо заиграли скрипки, укладывая свою затейливую песню в знакомый ритм…
        - Зато я смогу научить вас танцевать вальс, - Призрак спрыгнул с подоконника и протянул девочке руку. Или ей это только показалось? Она боязливо последовала за ним, почувствовав пронизывающий холод - словно касаешься потока ледяного воздуха.
        - Ну-с, спину прямо, подбородок влево, - строго скомандовал князь, - И-и-и, раз, три. Раз, два, три…
        Свидетельство о публикации № 21012221440

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к