Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Романова Екатерина: " Девять Отбор По Моим Правилам " - читать онлайн

Сохранить .
Девять. Отбор по моим правилам Екатерина Романова
        Я - Девять. Шпионка. Леди, ведущая на смерть.
        Он - император, полностихиец, сильнейший маг империи.
        Моя цель: влюбить или убить. Влюбляться запрещено, но все пошло не по плану, и жертва подобралась под стать охотнице.
        Что ж, ваше величество, поиграем! Но это будет отбор по моим правилам.
        ЕКАТЕРИНА РОМАНОВА
        ДЕВЯТЬ. ОТБОР ПО МОИМ ПРАВИЛАМ
        Портал таял. Впереди уже дрожала тонкая пленка перехода, когда спину обожгло болью и меня шатнуло.
        - Девять, быстрей! - заорал проводник, вливая в тоннель последние силы.
        Над головой визжали стрелы. Справа пролетел топорик и вгрызся в дерево, моя неповоротливая туша едва увильнулась в последний момент.
        Пахло потом и кровью. Нещадно палило солнце, истошно верещали ирхи - я ведь утащила самое ценное, что у них было. Можно сказать, от сердца оторвала, или, точнее, от шеи!
        Переход исчезал. Первый проводник уже прыгнул, второй вот-вот сиганет следом. У меня от силы пять секунд.
        Я поднажала, хотя в нынешнем весе это целый подвиг. Лишний центнер это даже не рюкзак, плотно набитый камнями на тренировках, это вообще… плохо, в общем. У ирхов извращенное чувство прекрасного, они любят дам упитанных, волосатых и с хвостом. Пришлось вживаться в образ, а теперь он мешал выживанию. Вряд ли моя задница пролезет в съежившийся портал!
        Что-то тяжелое ударило по упомянутой, и, получив необходимое ускорение, я нырнула в тоннель, зажав подмышкой добычу.
        Планировалось, что я героически ворвусь на базу под всеобщие овации и вздохом облегчения, но…
        Застряла!
        Передом - почти дома, а задом - на вражьей территории! Проводник хорошенько пнул меня сзади, и я-таки провалилась внутрь.
        Брр.
        Какой умник додумался нанять проводников из Дома Воды? Ненавижу воду! И их порталы - тоже ненавижу!
        Слизкая и мокрая субстанция облизала холодным языком и выплюнула меня в портальной комнате промокшую, продрогшую и в целом деморализованную. Не так я себе представляла боевое возвращение.
        - Закрывай, закрывай, закрывай!!! - проорал проводник, выскакивая из портала.
        Я плюхнулась на пол, когда над головой провизжали последние стрелы и топоры. С омерзительным чавканьем переход затянулся, и воцарилась тишина.
        Я лежала на грязном каменном полу задницей кверху. Моя команда валялась рядом. У одного из спины торчали стрелы, у второго из бока сочилась кровь.
        Когда кто-то возвращается с задания, то действует корпоративная этика: не тронь лежачего. Реально, бесит же!
        - Девять! - раздалось сверху.
        - Убью! - пообещала твердо, приподняла голову и… - Ай. Позже убью.
        Плюхнулась обратно. Кто бы мог подумать, что однажды наступит день, когда пыль с пола в катакомбах станет самым родным запахом на свете! И плевать, что с легким амбре плесени. Холодный камень, чем не изысканная перина? А что впивается куда-то, так я даже не чувствую, хвала силикону.
        - Девять, там тебя ждут…
        - Подождут.
        Болело все. Вообще все. И даже то, что не мое - болело тоже. Особенно хвост. Его сломали в четырех местах…
        - Лорд земли, Девять.
        Да пожрут его черви, откуда он узнал о моем существовании? Ладно, встаю…
        Неуклюже поднялась на четвереньки, отпихнула руку стражника и поднялась сама, чудом сохранив равновесие. Зад нещадно перевешивал.
        Ирхи - отвратительный народец. В меру слабоумные, не в меру хитрожопые, чрезмерно похотливые и безмерно агрессивные. А еще толстые, но это у них генетическое. Стандарт женской красоты: сто пятьдесят по всем окружностям при росте полтора метра. Харя - в три обхвата бедра, а на заднице должен держался стакан, а лучше - три. Этакий походный столик для сородичей. Привлекательность женщины в прямой зависимости от толщины ее филея.
        Сбоку подошел лекарь.
        - Позвольте вас осмотреть.
        Щупленький молодой парнишка в очках и белоснежном халате - новенький. Бесстрашный еще, правил не знает, зубов не терял. Он суетился вокруг меня и не знал, с какой стороны подступить.
        - Спереди, вроде бы, ранений нет, - констатировал он, подвинув очки на переносицу.
        «Вроде бы» - очень профессиональный термин.
        Повернулась задом, и парнишка со страху присел. Повернулась передом, так тот опять присел и сразу встал. Снова повернулась задом - он опять за свое.
        - Ты что, припадочный? Откуда вас только понабрали?
        - Замрите, пожалуйста! Там у вас стрела.
        Застыла.
        Ирхи, чтобы не бегать за жертвой (при упомянутых габаритах это вряд ли возможно), выпускают стрелы или топорики, смазанные ядом из собственных слюнных желез. Эта зараза обезболивает рану и убивает жертву за шесть часов. Максимум. Если рану заметить, промыть и намазать противоядием, то еще поживем и повоюем.
        Глянула на трофей подмышкой и презрительно фыркнула. Он и при жизни-то был отморозком, а теперь - и подавно. Крупнейший наркобарон, снабжающий дурью и оружием всю территорию Дома Земли послушно нюхал мою подмышку. Что схлопотала из-за него стрелу - обидно, что больше он никого не угробит - утешает. В данный момент его лаборатории горят, склады разграблены, а подельники в разработке и под наблюдением. Нейтрализовать их - вопрос времени.
        Когда борешься с муравьями, бесполезно щипать разведчиков или фуражиров, нужно бить в матку.
        - Девять, ну наконец-то! - в небольшую портальную комнату, отделанную грубо отесанным камнем, ворвался мой коллега. В нашей профессии не бывает друзей, но мы пытаемся. - Где ирхи носили?
        Я потрясла трофеем и заявила:
        - С тебя бочка пива, ты проиграл, Четыре!
        Он хохотнул, поднял ладони, признавая поражение, и мастерски перевел тему:
        - Лорд Земли уже заждался!
        - И колбаски-гриль!
        - Да хоть стейк с кровью, но что-то мне подсказывает, нескоро ты его отведаешь.
        Друг помрачнел, отчего его мышиные глаза сделались почти черными.
        - Времени нет, - отпихнула руки неопытного лекаря. Чего он там колупается? Если нет противоядия, то и стрелу вынимать бесполезно. - Потом достанешь, приготовь пока зелье. Ты ведь умеешь?
        - Обижаете, Девять.
        - Даже не начинала. Я пошла.
        - Но яд ирха… - залебезил он вдогонку.
        - Уверена, застрял в силиконе. Потом!
        Портальные комнаты расположены на первом из трех подземных уровней. На втором - оружейные и пыточные, чтобы экспериментировать, так сказать, не отходя от кассы. На нижнем, третьем уровне - камеры для похищенных и заключенных, чтобы не слышать их стоны и вопли. На верхнем - офис.
        Официально мы - Национальный музей Дома Земли, а я - искусствовед, специалист по древностям. На деле - мы «Тринадцать». Глубоко законспирированный специальный отряд, выполняющий рискованные миссии без гарантии на возвращение. В случае провала родина от нас откажется. Мы сами по себе. Да нас, если по-честному, и не существует. Я всего лишь Девять. Никто. Карающий меч Дома Земли и тайное оружие своего лорда.
        Лорд Земли осуществляет общее руководство разведкой нашего Дома, но, полагаю, даже ему неизвестны наши личности. Каждый из нас специализируется на определенной деятельности. Четыре, например, непревзойденный диверсант, а меня называют «Леди, ведущая на смерть». Хотя в данном случае, я ее скорее уж несу. Подмышкой.
        Моя задача - втереться в доверие к мужчине, стать частью его жизни и в нужный момент привести его в засаду или сделать так, чтобы жизнь цели оборвалась случайным, но не подозрительным образом. Выполнив задачу, я исчезаю. Для всех я остаюсь скорбящей подстилкой криминального авторитета, террориста, наркобарона и прочего гада. На следующий день моего лица никто и не вспомнит и можно начинать следующую миссию.
        А теперь внимание вопрос. За десять лет моей успешной деятельности Лорд Земли ни разу не переступал порог музея. Какого гумуса я ему понадобилась?
        По ирховой привычке распахнула двери с ноги и ввалилась в кабинет начальства как к себе домой. «Директор музея» обитал на пятом этаже, в административном крыле, доступ в который через защищенный лифт, исключающий случайные контакты с посетителями.
        - Задание выполнено, - отчиталась, швыряя голову ирха на дубовую столешницу начальника.
        Прокатившись по деревянному массиву, она плюхнулась ему на колени. Босс - дородный мужик с маской каменного безразличия ко всему сущему. Его тонкие губы даже не изогнулись, а густые брови немного сдвинулись к переносице, дрогнули крылья острого носа. Согласна, уже пошел запашок. Ирхи слишком быстро разлагаются.
        - Девять, у нас гости, - ровно произнес мужчина, перекладывая трофей с колен на край стола.
        Я и забыла.
        Обвела огромный кабинет начальства хмурым взором и заметила на диванчике внушительную фигуру лорда: высокий, широкоплечий, могучий, как скала, с пронзительными зелеными глазами и длинными седыми волосами, похожими на корни люпина.
        Надо бы исполнить реверанс, поздороваться, чин по чину, но…
        - Чапа! - воскликнула радостно и, растопырив руки, кинулась к лорду.
        Мужчина даже в лице не поменялся, когда я схватила его за затылок и вжала в мясистую грудь весть какого размера. Хорошенько выволтузив первое лицо Дома Земли в безразмерном декольте покорительницы ирховых сердец, позволила лорду отстраниться.
        - Извиняйте, еще не вышла сыворотка.
        Ирхи наполовину животные и сородича от человека отличат по запаху. Но у нас есть Три, его светлая голова, ловкие руки и безграничная фантазия. Сыворотка из клеток ирха, щедро сдобренная магией Дома Земли, наделяет безусловными рефлексами, стандартными поведенческими реакциями и запахом ирха, а остальное - уже дело техники, грима и актерских талантов.
        - Женщины ирхов реагируют на половозрелых самцов, - развела волосатыми руками и заверила: - Скоро пройдет.
        Кашлянув, «директор музея» взял слово:
        - Лорд, позвольте представить нашего лучшего агента. Для вашего деликатного задания рекомендую Девять. Мужчины от нее без ума.
        Вот великолепно, босс! Я как раз в том виде, чтобы демонстрировать умение сражать мужиков наповал. Да одним запахом я уложу лорда на лопатки, но, стоит полагать, это была метафора, а не буквально.
        Лорд изогнул бровь и осмотрел меня с ног до головы.
        - Вы уверены?
        Поразительная выдержка! Удивительная деликатность. А ирхи, между прочим, испражняются по-птичьи. То есть, они мало контролируют данный процесс. Я не полностью ирх, но в туалет придавило неимоверно. Из-под грузного костюма вырвался неподобающий звук.
        - Она в гриме, - поспешил заверить босс. - Но можете не сомневаться.
        - Позвольте все же усомниться, - лорд закашлялся, прикрыв белоснежным платком аристократический нос с легкой горбинкой.
        - Как минимум, один сегодня потерял от меня голову, - заверила с жаром, но лорд не проникся. - Нам бы пообщаться в другой обстановке и попозже. Сейчас вообще не вовремя!
        Я грозно глянула на начальство. Он ведь знал, в каких землях меня носило, какого слизня позвал сразу по возвращению? Или хотел, чтобы лорд отказался от задания? Ни внешность, ни манеры, ни даже мой запах не располагали к светской беседе.
        - Девять, пусть придет леди Рейна Дархат-Нуар.
        Огонек в глазах, вздернутый подбородок, плечи распрямил. Все понятно, нам нужен «вау-эффект» для закрепления заказа. Это частый прием в разведке. Эффект от моего появления в нормальном образе будет прямо пропорционален первоначальному.
        Леди Рейна - моя легенда. Несуществующая девушка с прошлым, родовым гнездом и даже родителями, на деле - шпионами в отставке. Бывших разведчиков не бывает, даже на пенсии они работают на лорда, живут обычной жизнью в ожидании приказа.
        - Ступай, Девять.
        - Чапа! - махнула волосатой лапой и…
        По правде говоря, я растерялась, кого бы уткнуть мордой в бюст, но мужчины синхронно шарахнулись и на первый план вышли человеческие инстинкты. Махнула лапой и направилась к выходу. Ах да, выход из кабинета босса и выход из кабинета «директора музея» - два разных выхода. Еще не хватало столкнуться с настоящими коллегами в таком вот виде.
        Лорд закашлялся.
        - Ы? - переглянулась через плечо.
        Червь пожри эти ирховы рефлексы!
        - У вас… топор в заднице!
        И правда. Едва дотянулась и, натужившись, с силой вытащила оружие. Я-то думала, это свои помогли мне втиснуться в портал, оказывается, благодарить надо меткость врага.
        - Отличный экземпляр.
        Отточенное движение и топор вгрызся острием в документ перед носом босса.
        - Извиняйте, ирховы рефлексы, - пожала плечами. Босс скосил глаза на древко топора, неодобрительно глянул на меня и покачал головой.
        - Пусть лекари достанут стрелу, а после ждем леди Рейну.
        - Ча…
        - Девять! - рыкнул босс, и, судя по выражению лица, намеревался вернуть топор на прежнее место.
        Меня как ветром сдуло.
        Чтобы предстать в образе леди Рейны, пришлось разобраться со стрелой. Острие все же задело кожу, и яд попал в кровь. Новичок Тринадцать, к моему удивлению, приготовил дельное противоядие. Его эффективность оценивается по силе крика. Чем громче орешь, тем лучше эффект. Дело в том, что природа наделила яд ирха функцией дополнительной защиты: если жертва окажется умной и не скончается от токсина, ее добьет противоядие. Исключительно высокий болевой порог и фантастическая выносливость позволили мне пережить лечение. Орала я знатно, много и грязно, но подземелья музея слышали и не такое.
        До гримерки еле доползла. Под силиконом и резиновыми прокладками все сопрело и чесалось, а времени расслабляться нет. Босс ждет вау-эффект, лорд ждет женщину, способную решить его проблему, а я жду относительно ровной поверхности и хотя бы три часа покоя, чтобы поспать. А еще поесть!
        Скинув центнер лишних килограмм, я дала волю рукам - почесалась! Везде… Кто не терпел часами, тот не поймет.
        Ополоснулась в душе, натерлась душистым кремом, распустила пшеничные волосы, чуть подкрасила пухлые от природы губы и облачилась в легкое дневное платье: только шелк и шифоновый шлейф. Ванильно-кремовые цвета, немного румян, нотка розы и фиалки в духах, искрящаяся алмазная капелька в ложбинке между грудей и такие же в ушах - готово!
        За что я благодарна родителям, так это за внешность. Я невероятно хороша: мягкие черты лица, озорной взгляд чуть раскосых глаз, изящный носик, ровный цвет кожи с естественным румянцем на щеках. Ростом я тоже удалась, а фигуру выковала многочасовыми тренировками.
        Расправила плечи, чуть приподняла грудь, выгодно устраивая ее в тугом лифе, пригладила тонкие паутинки кружева. Девятнадцать минут! Теряю сноровку… Подхватив подол, поспешила в кабинет директора. Вежливый стук, войти внутрь, замереть по центру комнаты, кротко опустить взгляд и нежно улыбнуться, склоняясь в изящном реверансе.
        Примерно так выглядят на рассвете нежнейшие цветки жасмина: чистые, невинные, но стоит глубже вдохнуть - их запах опьяняет. Искусство обольщения я впитала с молоком матери, и оно стало моей профессией.
        - Господин Мелтуин, вызывали?
        Чтобы мужчина обратил на тебя внимание - проигнорируй его.
        Притворилась, что не заметила лорда Земли. Он сидел в тени книжного шкафа чуть позади меня - обычная леди не оценивает обстановку, как только войдет в помещение, ей это без надобности.
        - Леди Дархат-Нуар, - торжественно возвестил босс, расплываясь в довольной улыбке. - Сегодня у нас особенный гость.
        Некогда первоклассный разведчик, сегодня Мелтуин раздобревший административный работник, охочий до спокойных будней без перестрелок, отравлений и бесконечных покушений, тяжело поднялся со своего места. Впрочем, искусству манипуляций и аналитическим хитростям я обучилась у него, и лишние килограммы при такой должности не принципиальны.
        За спиной зашуршали одежды. В действительности, лорд Земли поднялся практически бесшумно, но я научена различать малейшие звуки. Жесткая ткань его пиджака скользнула по брюкам, чиркнула запонка, едва различимо крякнул диван.
        Сотворив на лице выражение чистейшей невинности, я обернулась и замерла, рассчитав угол поворота головы. Из окна сквозь тонкую тюль струился рассеянный свет, он отлично подчеркнет мой миловидный профиль, скользнет по обнаженным плечам и заискрится в бриллиантовых капельках на ушах.
        Лорд сглотнул.
        Эффект достигнут. Дожимаем клиента.
        Развернулась полностью. Взмыли вверх тонкие брови, длинные пальцы коснулись капельки на груди (и примагнитили взгляд немолодого лорда), с алых губ сорвался взволнованный выдох. В общем, изобразила удивление.
        - Лорд Форшентнэйл! - прозвучал мой мелодичный голос и, подхватив пальчиками подол, я склонилась в глубоком реверансе, позволяя юбкам окружить меня воздушным облаком. - Прошу прощения, я вас не заметила.
        Мужчина отмер не сразу, прокашлялся и попросил стакан воды.
        - Поднимитесь, леди, - выговорил он, промочив горло.
        Все это время я кротко ждала позволения встать и с радостью размяла ноющее плечо. Тринадцать заклеил рану тональным пластырем с обезболивающим настоем, но действовал он слабо, позволяя насладиться отсутствием отдыха и медицинской помощи.
        Я смотрела на лорда с восхищением и обожанием, а на деле думала, где бы раздобыть еды. Какой угодно. В моей голове промелькнул миллион мыслей (одна из них - что будет, если выкинуть лорда Земли из окна и уйти в столовую), но улыбка ни на миг не дрогнула.
        - Господин Мелтуин. Я не совсем уверен, что вы меня поняли. Нашу цель окружают восхитительные женщины - одна краше другой, все сплошь прелестные дурочки, готовые на все. Не думаю, что при необходимости она сможет, - лорд кашлянул, словно произносить такие вещи в моем присутствии - кощунство. Я невинно похлопала ресницами, делая вид, что не понимаю намека. - Сможет ли она…
        - Принести вам его голову? - усмехнулся босс и поднял за волосы разлагающуюся башку ирха. - Сможет.
        Брови лорда Земли ожили и поползли к линии роста волос.
        - Это вы?
        Откинув за плечи длинные пряди, он впился в меня темным взглядом, словно пытаясь отыскать в нежной березке неуклюжий старый ясень.
        - Как я и говорил, лорд, Девять - наш лучший агент.
        Короче, заколебали они с этим цирком.
        - Господа, предлагаю опустить сцену осмотра товара и перейти к делу. Что вы от меня хотите?
        Мужчины переглянулись и выдали:
        - Вы должны выйти замуж за императора.
        Стоит отдать должное подготовке, я даже в лице не поменялась.
        - У босса, я знаю, чувство юмора так себе, но вы-то куда, лорд?
        Если бы они шутили! О предстоящем отборе невест знают даже крысы в тюремных камерах третьего подземного уровня, хотя, казалось бы, откуда им.
        - Кроме шуток, леди Дархат-Нуар. Ситуация критическая. Как вы знаете, строительство магического преобразователя на границе с Иерхионом - наша головная боль. Если проект запустят, все живое погибнет на десятки километров: реликтовые леса, древние дивные существа, неповторимые насекомые и прочие гады. Я уже молчу о том, что добыча золота и магиариума в этих местах станет невозможной. Тысячи людей Дома Земли потеряют работу и жилище, а сам Дом лишится перспективного источника дохода. Я уже молчу про потерю влияния в альянсе. Нам будет нечего предложить империи кроме плодородных земель.
        Понятливо кивнула, просчитывая в голове варианты.
        - Дипломатические каналы не сработали, - произнес лорд и замер передо мной. - Нам не удалось убедить ни альянс, ни императора отказаться от проекта или хотя бы перенести его на территорию Дома Воздуха.
        - Это невозможно, - я усмехнулась. - Воздействие ветров многократно увеличит радиус поражения преобразовательной станции! Они на это не пойдут!
        Лорд поджал губы и хмуро кивнул.
        - Это основной довод воздушников, а их голос, как известно, первый в альянсе. Император намерен довести проект до конца, это его инициатива.
        - Я поняла, мне нужно убить императора, если не получится убедить? - спросила скучающе.
        Вот бы мне мясо в подливе с жареной картошечкой! Или, на худой конец, сосиску в тесте, тоже подойдет… Желудок одобрительно заворчал. Ведь хотела поесть перед тем, как отсечь голову Ынку Рханому, но такой момент подвернулся, что либо руби, либо еще неделю таскай на себе опостылевший силикон. Так и осталась я голодная да злая.
        - Ну, что вы так сразу… - замялся лорд, стыдливо отводя взгляд.
        - Лорд Форшентнэйл. Ко мне обращаются, если официальные каналы бессильны и клиента проще убить, чем уговорить. Поэтому я спрашиваю еще раз: чего конкретно вы от меня хотите?
        Лорду Земли не пристало озвучивать столь непристойные предложения, граничащие с государственной изменой, поэтому слово взял босс:
        - Рейна. Император не обычный человек. Обаять его - задача почти невыполнимая, но, если кто и способен с ней справиться, так это ты. Попробуй. Приложи все силы.
        Тяжело вздохнула и поправила начальство:
        - Я должна проникнуть на отбор, охмурить императора и постараться изменить его решение насчет преобразовательной станции. Не получится - протокол «Уточка», верно?
        Протокол «Уточка» - это ликвидация клиента. Да, название дурацкое, но в случае прослушки никому и в голову не придет, что речь о чем-то важном.
        - Крякать - крайний случай. Ты должна заставить императора поменять решение. Он продвигает политику равноправия стихий в Межстихийном альянсе, а его племянник сторонник гегемонии одностихийного Совета и вообще считает землян - отбросами стихийного сообщества. Ваш брак - план «А». Крякать - запасной вариант.
        Ненавижу политику, в ней столько переменных! Цель проще грохнуть, но грохнуть ее нельзя. Как потянешь за одну ниточку, оказывается, что она обвязана вокруг десятка других и дергать за нее - себе дороже.
        Лорд Земли задрал указательный палец и добавил:
        - На отборе будут саботажи, шпионы и убийцы. Это великолепный случай проникнуть в императорский дворец и добраться до главы Империи, шансом воспользуются многие. Если вы спасете жизнь его величеству, сможете выторговать взамен отмену проекта. Это вам как вариант…
        - Если император не способен себя защитить, значит не достоин занимать трон. Я лучше рядом постою и посмотрю, как его убивают - цель достигнута!
        Отряхнула ладони и радостно глянула на клиента. Еда!!! Где моя, блин, еда?! Теперь можно покушать?
        - Но племянник императора…
        - Убьем и его! - заверила с жаром.
        - Рейна! - возмутился босс. - Нельзя убивать всех, кто тебе не нравится!
        - Почему?
        Ответа на этот вопрос у босса не было. Вообще, я категорически против убийств, но жизнь настолько неоднозначна, что порой иного способа нет. Взять хотя бы Ынка Рханого. Я ведь полтора месяца вилась вокруг него гиббоном, пытаясь объяснить, что торговать дурманом на наших землях - это фу. Что продавать оружие, несущее смерть - плохо. Что есть более выгодные сферы бизнеса, без огромного количества жертв и с меньшей опасностью для жизни, но не понял. Не внял. От его банды гибнут в основном молодежь и дети. Арестовать его нереально - гражданин другого государства. Пришлось на топорике объяснять Ынку, что наркотики - до добра не доведут, а оружие помогает, в частности, отделить голову от тела. И на этот раз он даже понял и согласился. Посмертно, правда.
        - Вы давали присягу! - справедливо возмутился лорд Форшентнэйл и мои аргументы иссякли. - Император продвигает важный проект по дарованию независимости нашему Дому. Если его убьют, к власти придет его племянник. А им легко будут помыкать Огненные и даже, прости Анаги, Водные! О даровании независимости и речи быть не может, он не простит нашему Дому предательства.
        - Ладно, я услышала: влюбить или убить. Свадьба или уточка.
        Уточка-гриль. Можно вареную. О, Анаги, я бы и сырую съела, честное слово!
        Мужчины неуверенно кивнули. За этот разговор нас уже можно отправить на виселицу, но интересы Дома, как водится, превыше интересов Империи. Де-факто, разумеется.
        - Вам не кажется, что лучше подобрать для этого задания кого-то… более подходящего? Босс, мои клиенты народ специфический.
        - У тебя есть необходимая подготовка, - возразил начальник.
        - Да. Я великолепно выбиваю зубы троллям, даю в морду демонам и знаю, как задушить василиска бедрами. Какое из этих конкурентных преимуществ мне предъявить императору? Может, показать ему мои… сюрикены? - картинно накрыла ладонью буфера. Там, под тонкой подкладкой спрятаны острые звездочки из редчайшей стали. - Это моя гордость!
        - Про бедра неплохое начало! - загорелся лорд. - А сюрикены приберегите для первого свидания. Уверен, он их размер тоже оценит.
        Так, кажется, кто-то говорит метафорами и не въезжает в рабочие будни особого агента.
        - Почему бы вам не выбрать кого-нибудь получше, - заявила твердо, нехорошо поглядывая на лысину босса. До чего похожа на колбаску. Прибила бы за кусок мяса! - Двойка - отличный вариант! Идеально подходит. Одиннадцать, опять же, специализируется на безопасности и охране. У нее шикарные дипломатические навыки, она знает тринадцать языков!
        - И все позы Эрка-Сутры. В том-то и дело, Рейна. Ты - единственный подходящий вариант, единственная девица на службе!
        Ах, вот оно что!
        - Ну так этот вопрос легко решается, - я плотоядно улыбнулась и глянула на… ну, пусть будет лорда, что ли.
        - Откажись и пойдешь торговать беляшами на рынке! - разозлился босс.
        - Серьезно?
        - Отправлю в засаду до конца жизни! - а вот это уже угроза. - Будешь следить за старушками! Вместе с Пятым!
        - Босс! Вы открываетесь с новой стороны! Злодейской!
        Все знают, с Пятым противопоказано находиться в закрытом помещении. Слишком уж он… пахнет! А засада и наблюдение за старушками… Лучше на месяц в пустыню ловить гюрз голыми руками, чем засада с Пятым!
        Вздохнула.
        - Давайте так… Вы меня хорошенько покормите, и мы продолжим этот диалог.
        С блюдом прожаренных куриных ножек и огромной тарелкой салата из овощей я подобрела, и даже взглянула на задание с повышенным интересом. Это же карьерный рост! Императоров и государственных переворотов у меня еще не было. Был помощник повелителя драконов, но там все… сложно!
        Отогнала волнительные воспоминания и позволила себя уговорить, хотя, строго говоря, выбора у меня нет. Я - дочь рабов, то есть рабыня, да еще и в бегах, остальное - семантика. Шаг влево, шаг вправо - и виселица. Хотя до такого в наших рабочих отношениях еще не доходило. Бэрис Мелтуин заменил мне отца. Да и вообще Тринадцать - это больше, чем особо секретная шпионская организация. Мы - семья.
        Задачу мне поставили непростую: изменить решение императора насчет магического преобразователя на границе с Иерхионом. Последний довод - протокол «Уточка», а дальше… Мы, как минимум, выиграем время. Передача власти процесс небыстрый. Формально, трон унаследует племянник его величества - четырнадцатилетний мальчуган. Пока назначат регента, пока поиграют мышцами и полязгают оружием, пока он возьмет власть в свои руки… Этого времени хватит, чтобы подстроиться под ситуацию. А убедить пацана куда легче, чем прожжённого мужика, закаленного в боях и дворцовых интригах. Протокол «Уточка» казался мне во всех отношениях прекрасным вариантом, если бы не одно «но». Уж слишком император хорош собой. В смысле, я имею в виду, он заинтересован в равноправии стихий, а это на руку моему лорду, моему Дому и, следовательно, мне. Ведь честное слово, уже достали эти самодовольные рожи воздушников.
        - И, Рейна, - мастерски обглодав куриную ножку, добавил босс. - Попутное задание: освободи Саввелия. Делай что хочешь, верни мужика домой. Разумеется, я не стану возражать, если подергаешь за бороды святителей. Эти подонки в балахонах перешли все границы.
        Он о том малыше, чье бескровное тело мы нашли во время очередного шмона в святильне лорда. Обнаглевшие святители в конец лишились рассудка и купались в крови малышей, полагая, что это сделает их бессмертными. Как показал мой сюрикен - любое бессмертие излечимо с одного броска, если знать, куда бить.
        - С превеликой радостью.
        Лорд Земли на обед не остался. Ему хватило моего скупого «ладно». Оставив подробности в трех томах на рабочем столе босса, белобрысый смылся по административным делам.
        - Я уже не говорю о том, что любую значимую информацию собирай и передавай аналитикам. Я освобожу Шесть от других проектов и подключу его к анализу возможных соперниц, а далее - всей поступающей от тебя информации.
        Через неделю я ехала во дворец.
        О миссии знают трое: я, лорд и начальство. Шесть и Один посвящены в некоторые детали, не более. Для остальных Девять продвигается по карьерной лестнице и меняет робу «леди, ведущей на смерть» на корону императрицы. На настоящей работе меня не поняли, на официальной новость встретили с восторгом и пожелали удачи. Я даже посидела с девчонками в кафешке и наслушалась вредных советов «как охмурить мужика». Не удивительно, что они все незамужние.
        Один подготовил для меня уникальные гаджеты: сюрикены с функцией бумеранга, сюрикены разрывные, сюрикены гнущиеся и твердеющие - знаете, проблематично носить в корсете сталь с острыми лезвиями. Пара складных кортиков уютно разместилась под подолом платья, там же разложен набор «номер три» - необходимый минимум для операций под глубоким прикрытием.
        У Третьего стянула уникальный набор зелий - в основном, яды и противоядия. Учитывая, что соперницы женщины, меня будут травить, как только почувствуют угрозу.
        Под размеренный скрип колес, я просматривала личные дела конкурсанток. Каждый Дом посылает на отбор по двадцать красавиц. Магический потенциал неважен. Анаги его знает, как передается наследникам магия. Император рожден от полностихийца и женщины, лишенной магии. Императрица из простолюдинок и, чтобы не опростоволоситься, ей задним числом влили магический потенциал выше средненького и всучили титул учтивости. Как бы то ни было, нынешний император - полностихиец, да и сестра его магичка-смешенка, а сын у нее - полностихиец.
        В сортировочном туре из двадцати претенденток от каждого Дома останется по десять. Список представительниц утверждают лорды, поэтому конкурентки-землянки у меня так себе. Я выделила двоих, и решила от них избавиться еще до настоящих испытаний.
        Кучер ударил в стенку кареты, и я одернула шторку. Мы ехали по широкому тракту и поравнялись с каретой леди Макарьеты. Первая красавица Дома Земли всем хороша. Исключить ее из списка без скандала бы не получилось - слишком влиятельный отец, слишком магически одаренная мать. В их семье все слишком, поэтому…
        Прикрыла глаза, переносясь сознанием в лошадь из упряжки леди Макарьеты. Животное даже не сопротивлялось - я всегда действую ласково, без насилия. Сначала примерилась к ощущениям, осмотрелась и только потом взбрыкнула, встала на дыбы и понесла… в кусты!
        Грохот, шум, визг… Красота.
        - Какой кошмар, - выдохнула патетично, запахивая шторку. - И ни одной живой души на километры вокруг. Как некстати авария в такой глуши…
        До ближайших деревень не меньше четверти суток верхом, но я позаботилась, чтобы лошади разбежались. Леди Макарьета не погибла и даже не покалечилась, я свою работу знаю, к тому же, чары на карете не заметил бы только слепой. Пока она приведет себя в порядок, пока пошлет земляного червя родителям, пока те придут на помощь - отборочный тур закончится. А зачем императору жена, не способная вовремя явиться на самое важное свидание в жизни?
        Следующая цель - леди Раталин. Прожженная стерва с лицом невинной овечки. Такая пройдет по головам и не моргнет. Она сотворит любые пакости, и никто не поверит в ее причастность. Две аварии по дороге - плохой тон, ее нейтрализую на месте.
        Если подумать, пафосное действо с отбором создано с одной целью: исключить недовольство Домов выбором императора и увеличить продолжительность жизни императрицы. Каждый Дом хочет протиснуть свою кандидатку, поэтому за отбором наблюдает рабочая часть межстихийного альянса: по два представителя от каждого Дома. Они следят за чистотой отбора и удостоверяют, что Император при выборе супруги руководствовался чувствами, а не политическими или экономическими соображениями.
        Что меня удивило с самого начала, так это хреновая организация. Во-первых, девушки добирались самостоятельно и без охраны - это требование администрации Отбора. Куда безопаснее было бы выдвинуться колонной из двадцати карет, с небольшим отрядом солдат и парочкой сильных магов. Тогда такие как леди Макарьета добрались бы в целости и сохранности.
        Второе - нам запретили брать служанок и сопровождение. Жизнеспособность участниц продиктована исключительно засекреченностью списка.
        И третье - нас не встретили. Кучер высадил меня у крыльца, и уехал, выставив чемодан.
        Я несколько преуменьшила, назвав строение крыльцом. Передо мной расстелилась лестница шириной в пятнадцать метров. О количестве ступеней судить не берусь. Рядом толпились озадаченные конкурсантки.
        - Неслыханная дерзость! - вспыхнула одна аристократка. - Это же надо! Сначала приказали оставить слуг и охрану, а теперь еще и не встречают! Императору нужна жена или кто? И нужна ли вообще?!
        - Так езжай обратно, если недовольна, - усмехнулась девушка из дома Воздуха и, используя заклинание, подняла свои чемоданы над землей.
        Мы завистливо вздохнули и загрустили. Напыщенная аристократка пофыркала, пофыркала, да и бросила чемоданы, взяв лишь ридикюль и шкатулку с драгоценностями.
        Я не спешила. Анализировала. Воздушница уже затерялась едва ли не под облаками, аристократка пыхтела и топала каблуками, громко вздыхая через каждые десять ступенек, кто-то молча пыжился и волочил за собой тяжелые котомки, поминая Анаги и императора недобрыми словами.
        Интуиция беспокоилась. Осмотрелась и обнаружила мальчишек. Прислуга! Плохо одеты, загорелые, чумазые. Прислуга - не рабы, могут появляться перед господами, но не в такой день и не в таком виде. Они здесь неспроста.
        - Эй, пацанье!
        Подобрав подол дорогого платья, я присела на корточки. Меня окружили со всех сторон, словно галки. Ребятишки с интересом разглядывали мои украшения и прическу, один даже отважился тронуть темно-зеленое перо в моей шляпке. Навскидку им лет по шесть.
        - Ребятишки, вы тоже знаете эту тайну? - улыбнулась и перешла на заговорщический шепот. - О том, как его величество решил подшутить над невестами?
        Парни переглянулись, негласно советуясь друг с другом и сдерживая смешки. Один, самый высокий и худощавый, с коростами на коленках, кивнул. Я подмигнула и приложила палец к губам.
        - Только никому об том не рассказывайте! Но, видите ли в чем дело. У меня была карта, как добраться до замка, но, - делано всплеснула руками, - я ее потеряла и теперь не могу попасть внутрь! И как здорово, что я встретила вас! Вы же поможете хрупкой и беззащитной леди добраться до цели и разгадать этот ребус?
        Парни засмеялись и вытянули шеи, заглядывая мне за спину. А там было чем поживиться: полноватая участница из Дома Воды картинно развалилась на ступенях и громко охала. Леди показывали себя во всей красе, думая, что за ними никто не наблюдает. А у меня появилось странное ощущение взгляда в спину. Я повела плечом, но не обернулась. Тот, кто смотрит, не позволит себя увидеть.
        - Разве можно смеяться над другими? - спросила строго и улыбки виновато сползли с перемазанных мордочек. - Девушки в сложной ситуации и справляются с ней, как могут. Вы - будущие джентльмены. Разве пристало вам потешаться над чужими трудностями?
        - Леди, да какие мы джентльмены? Так, прислуга, отбросы общества! - вытерев рукавом влажный нос, заявил мальчишка с рыжей шевелюрой. - Ладно хоть не рабы.
        - Огневик, - признала сразу и погладила мальчика по мягкой детской щечке. Он испуганно замер, словно моя рука может превратиться в плеть и ударить. Бедные, недолюбленные дети. Воспоминания из детства так остро всплыли перед глазами, что защемило сердце.
        - Только вы решаете, кем станете, - посмотрела на каждого мальчугана, забыв об отборе и дурацком испытании с лестницей. - Прислуживать другим - важная задача. Вы только посмотрите на них.
        Я повернулась к девушкам и обняла мальчишек, стоявших поблизости.
        - Легко сохранять гордый и надменный вид, когда всю работу за тебя выполняют другие. Вы научитесь рубить дрова, разводить костер, работать с энергией и линиями магопередач, готовить еду, шить одежду, ходить за скотиной… да много всего! И только вы определяете границы своих возможностей. Отброс общества не тот, кто родился без титула и не тот, кто ходит в рваных штанишках, - я щелкнула по носу водника, стыдливо прикрывающего дырку на одежде. - Отброс тот, кто безразличен к бедам других и считает себя выше только по факту рождения. Тот, кто глух к чужим бедам. Тот, кто пройдет мимо нуждающегося в помощи.
        У ребятишек заискрились глаза. Если бы в свое время маркиза Демира не поддержала меня, не нашла бы нужных слов, моя жизнь сложилась бы иначе.
        - А теперь, - я театрально вздохнула и поднялась, отряхивая подол изумрудного дорожного платья. Ребятня кинулась мне помогать, но в результате сделали хуже - ткань украсилась множеством отпечатков грязных ладошек.
        - Ой… Простите, леди! - перепугались они, но я задорно улыбнулась, тряхнула подолом, и он очистился. - Ого! Леди - маг?
        - Дом Земли, - исполнила шуточный реверанс. - А теперь, мне нужна ваша помощь, иначе я опоздаю на отбор. Вы же подскажете, как срезать путь?
        - Идемте! Идемте, леди, мы покажем!
        Подхватив мой чемодан, провожатые повели меня… За лестницу! Смех и только, но она оказалась зачарованной! Стоило присмотреться и лестница подернулась мутно-зеленой пеленой, за которой угадывались очертания замка. Я смело шагнула сквозь иллюзию и реальность перестроилась. Из тумана прорезались острые золоченые пики величественного дворца, мощные башни со стрельчатыми окнами, монументальное тело дворца, украшенное цветами и символами стихий. На огромном парадном крыльце участниц ожидала делегация: женщина в нарядном платье, несколько господ, множество охраны и слуг. Над крыльцом, на просторном балконе, украшенном флагами четырех Домов, стоял мужчина. С такого расстояния я не могла разобрать ни его лица, ни отличительных знаков на одежде, но почувствовала взгляд. Уже знакомый взгляд.
        Сердце забилось рвано, будто в меня вошла чья-то рука и сжала его, пытаясь выжать как лимон. Насилу отгородилась от ментального воздействия и отшатнулась.
        - Леди, вам нехорошо? - переполошились парнишки. - Вы чегой-то сбледнули!
        - Лучше сказать - побледнели, - поправила, ласково потрепав рыжего по буйной шевелюре. - Все хорошо, благодарю за беспокойство.
        Нам навстречу уже семенила прислуга в шикарных зеленых ливреях и белоснежных лосинах. Я нырнула в кошелек и достала шесть серебряных монеток - по одному на помощника. Ребята испуганно отшатнулись.
        - Эй! Вы честно выполнили работу. Не стыдно брать деньги за помощь, если предлагают! Спасибо.
        Вложила по монетке в каждую грязную ладошку и улыбнулась ребятам на прощанье:
        - Чуть не забыла. Если однажды понадобится помощь, найдите леди Рейну Дархат-Нуар. Вы помогли мне, когда я нуждалась, а я помогу вам, если понадобится.
        - Спасибо, - ответил старший из них, сжимая в ладони монету. Но его голос показался мне чересчур взрослым. Низким, глубоким, непохожим на голос ребенка. - Удачи на отборе!
        С улыбкой кивнула, передавая чемодан подоспевшей прислуге. Когда обернулась - ребятишек уже и след простыл.
        Что за…
        Они не могли убежать с такой скоростью - в воздухе бы осталась пыль, да и топот деревянных подошв о мостовую звенел бы еще долго. Кто они?
        - Леди Дархат-Нуар? - слуга оторвал меня от мыслей. - Вас ждут.
        У парадного входа меня встретила распорядительница: немолодая дама со взглядом строгой воспитательницы из детского сада. Ухоженная, с приятной, домашней полнотой и безупречной осанкой. Она придирчиво осмотрела меня, махнула веером, заставляя меня покружиться, и, приподняв тонкую бровь, сухо поприветствовала:
        - Меня зовут леди Балинуэй, я - распорядительница отбора. Поздравляю, вы прошли первое испытание.
        Она старалась выглядеть строгой, но, чем дольше я ее рассматривала, тем шире улыбалась. На внешних уголках ее глаз и губ - россыпь мелких морщинок, значит, женщина много смеется. Во время разговора она нет-нет, но поворачивает ладони внутренней стороной кверху и чуть приподнимает. Обычно таким жестом подзывают к себе собак или зовут маленького ребенка, делающего первые шаги. Ее слова - резкие и сухие, а тон - мягкий и приятный, только так разговаривают с детьми. К тому же, едва заметное акварельное пятно на подоле платья мог оставить только ребенок. Не похоже, чтобы мать бросила детей ради участия в отборе, значит, распорядительница отбора - нянька? Умно.
        - Только не ставьте меня в угол, - искренне улыбнулась, проверяя догадку.
        Полноватые губы распорядительницы открылись буквой «о», а брови взлетели.
        - Если продолжите в таком духе, леди, я буду вынуждена отвести вас на конюшню и выпороть! - возмущенный тон трещал по швам. Женщина едва сдерживала улыбку.
        - Не похоже, чтобы вы когда-либо этим занимались, леди Балинуэй, - указала взглядом на ухоженные руки женщины. - Разве что крапивой. У вас свежий ожог между большим и указательным пальцем правой руки.
        Она почесала саднящее место и, убедившись, что поблизости только слуги и охрана, прошептала:
        - Крапива - великолепный модулятор поведения, она творит чудеса! Это бесплатный совет на будущую семейную жизнь, - женщина подмигнула.
        - Ее применять к мужу или к детям? - спросила тем же заговорщическим тоном.
        - Смелости хватит? - раздался за спиной отдаленно знакомый голос.
        Распорядительница расправила плечи так, что хрустнули позвонки, хотя она и без того образец грации. В ее-то годы! С ее-то полнотой! Я восхищена.
        - Зависит от поведения мужа и детей, - выпалила без заминки и повернулась к незнакомцу.
        Сердце стукнулось о ребра и в панике заметалось внутри. Моргнула, а когда подняла ресницы, мужчина уже ушел, оставив после себя терпкую ноту миндаля и свежесть морского бриза. Морем пахнет чистая магия.
        Я только что сказала императору, что выпорю его крапивой за плохое поведение? Класс.
        Иллюзия пала, и внизу перед крыльцом проявилась толпа вымотанных и взъерошенных участниц, проваливших задание.
        - Проходите внутрь, леди. Удачи на отборе, - по-доброму пожелала распорядительница, и я последовала за лакеями.
        Нас разместили в большом актовом зале с высоким потолком и окнами во всю стену. Каждой выделили стул с подлокотниками и приставной столик для вещей. Первое испытание прошли только двенадцать девушек, но внутрь пригласили всех.
        Участницы кинулись прихорашиваться. Я заметила леди Раталин, соперницу из Дома Земли и, подхватив ридикюль, последовала за ней.
        - Привет. Ты ведь тоже из Дома Земли? - окликнула ее, играя милую дурочку.
        Девушка смерила меня быстрым взглядом и, поджав губы, продемонстрировала кольцо на длинных пальцах.
        - Это, по-моему, заметно.
        - Прости, я не знала, как начать разговор! Ты такая уверенная и сильная, что… Ну, просто кроме нас двоих никто из землянок первое испытание не прошел. Может, будем держаться вместе?
        Девушка хмыкнула и пошла дальше.
        - Не думаю.
        Мы вошли в уборную. Будь передо мной мужчина, я бы давно вырубила его ударом по ушам или излюбленным - в кадык, но с женщинами так нельзя. Поэтому траурно вздохнула, извлекла из сумочки банку с кремом и сделала вид, что размазываю по коже. Я же не сумасшедшая, мазаться ядом синеухой жабы. Леди Раталин подкрашивала губы блеском и бросала на меня взгляды через зеркало, делая, впрочем, вид, что я ее не интересую. Ах, скольких девушек сгубило любопытство…
        - Понимаю, мы конкурентки, но все же… сработало? - я завинтила крышечку и повернулась к сопернице, картинно задержав дыхание.
        - Что это? - она почмокала губами и убрала косметику.
        Обернувшись по сторонам, я прошептала:
        - Это эликсир красоты с феромонами! Его не различить - это же не магия, а вытяжка из цветов и рогов козла. Формально не запрещено. На войне же все средства хороши, не так ли?
        Она придирчиво осмотрела мое лицо и нервно приказала:
        - Дай мне тоже.
        - Нет! Ты что… Он сделан на заказ, под мою ауру! На тебе может и не сработать. Да и вообще, ты не захотела дружить, так что, - я высокомерно вздернула подбородок и, оставив приоткрытую сумочку на краю умывальника, отправилась в кабинку.
        - Как говорится, не рой яму ближнему своему, сам в нее угодишь! - вещала из-за двери, подглядывая в щель. - Надо было соглашаться на дружбу. Худой мир, как любила говаривать моя бабушка, лучше доброй ссоры.
        Понятия не имею, кем была моя бабушка, но в данном случае, неважно, что ты говоришь, главное говорить без остановки.
        Девушка притихла, прислушиваясь к моей болтовне, а потом юрко нырнула в мою сумочку, откупорила крышку, зачерпнула побольше крема и размазала его по лицу. Вот это она от души так от души! Трясущимися руками, леди убрала баночку обратно и лихорадочно втерла в себя крем.
        Любые процессы в организме можно контролировать, но сложнее всего - чих и желание ржать. Не смеяться, а хохотать в голос. Других учу не смеяться над чужим горем, а сама… Но, честное слово, отсутствие мозгов - целая трагедия!
        Дернула за рычаг, и вода громко зажурчала.
        - Что ж. Если войдешь в десятку от Дома Земли, так и быть, я подумаю, стоит ли с тобой подружиться, - высокомерно заявила леди Раталин и, помыв руки, покинула уборную.
        - Подумает она. Обязательно подумает. Над противоядием…
        У меня-то оно имелось! Капнула две капли в крем, тщательно перемешала и положила на место. В нашем деле главное не оставлять улики, а, когда поднимется скандал, ангельски похлопать ресницами и разрыдаться от несправедливых обвинений.
        Ожидание затянулось. Постепенно зал наполнялся участницами, стало тесно, душно и слишком шумно. Напоминало вокзал в восточных кварталах Иерхиона: то же многоголосье женской ругани, тот же удушливый запах пота и сладких духов, то же обилие красок, аж до рези в глазах! Казалось, еще чуть-чуть, и соседка справа заорет: «ковры, кому ковры? Два по цене трех, только сегодня, не упустите акцию! Мужикам скидки и мордой в титьки, симпатичным в титьки - бесплатно!» Ирхишки те еще проныры… купишь два по цене трех, еще и от счастья расцелуешь, и только дома задашься вопросом - на кой тебе два ковра, да еще и по такой бешеной цене.
        В колорит восточного базара ворвалась до боли знакомая нота тоном сопрано. У леди Раталин отменный голос, ей бы в оперу, а не в императрицы! Лицо второй красавицы и первой хитрюги Дома Земли (после меня, разумеется) пошло красными волдырями. На вопли подоспела распорядительница.
        - Да это же она, как вы не поймете! Она дала мне свой крем! А ну достань, ну помажь! - верещала леди Раталин, тыкая в меня тонким пальцем.
        С видом оскорбленной невинности, я извлекла из сумочки крем и нанесла на лицо.
        - Всего лишь капелька феромонов и рога козла, - протянула растерянно и дала крем распорядительнице. - Прошу меня простить, леди Балинуэй, если феромоны запрещены, но в Уставе отбора я не нашла такого запрета.
        - Похвально, что вы его вообще прочли, - всплеснув руками, произнесла распорядительница. - Напомните, какое наказание ожидает участницу, строящую козни?
        - Немедленное исключение, - заявила смиренно и похлопала ресничками. А теперь больше пафоса богу пафоса, добавила голосу заискивающих ноток: - Может, не стоит наказывать леди Раталин столь строго? Наверняка она чем-то отравилась, или у нее аллергия, вот и обвинила меня на эмоциях. Проявим милосердие? Я ее прощаю и не держу зла.
        - Зла она не держит, негодница! - заверещала краснолицая землянка. - Да я тебя…
        Леди Раталин было дернулась, но быстро передумала драться.
        - Прощение и милосердие - непозволительная роскошь для будущей императрицы, - вздохнула распорядительница и сложила руки в замок. - Боюсь, леди Дархат-Нуар, я связана по рукам и ногам. Император не терпит беспорядка.
        Голос женщины подхватил ветер и разнес по залу:
        - Диверсии будут расследоваться! Не стройте друг другу козни. Против вас и без того настроены слишком многие, - и добавила негромко: - Простите, леди Раталин, но вы не можете продолжить участие в отборе.
        Невеста подняла на меня рассвирепевший взгляд и выплюнула:
        - Стерва!
        Я знала, что она вцепится мне в волосы еще за несколько секунд до нападения, но… Разве искусствовед владеет боевыми навыками? Немного потерпела, совсем чуть-чуть, а потом все же двинула засранке основанием ладони в центр грудной клетки. В этом приеме главное правильно рассчитать силу: легкий удар и у соперника перехватит дыхание, ослабнет хватка, потеряется концентрация. Достаточно, чтобы сбежать или применить сокрушительный прием из более удобной позы.
        Девушка хватала ртом воздух, как рыба, оказавшаяся на берегу. Подоспели охранники, выволокли склочную девицу из зала, а мне предложили ромашковый чай. Вот еще, я что, похожа на припадочную?
        - Конечно, не откажусь от чая, - произнесла с придыханием. - И ромашки побольше, побольше, пожалуйста! - пролепетала, обмахиваясь веером.
        Исключенную девицу не жаль. Не годится она на роль императрицы. Высокомерная, заносчивая, думает исключительно о себе. Прямо как я. Но я-то и не мечу на трон, у меня куда более важное дело.
        Следующий час оказался беден на события. Нам раздали анкеты, и мы долго и нудно их заполняли: возраст, Дом, пол. Пол! Серьезно? Разумеется, наборный паркет и не иначе. А в спальне - ковры с высоким ворсом, чтобы тепло ногам.
        Ваши увлечения, образование, магические навыки. Вот уж нет. Напишу: посредственные и хватит с них.
        Ваши страхи. Любопытно. С моим образом жизни некогда думать о страхах. Некогда бояться. Многих страшит боль, а я к ней привыкла. Все боятся смерти, а я живу с ней на кончиках пальцев, мы дышим одним воздухом. Иные страшатся неудач, у меня их не бывает. Невозможность выполнить поставленную задачу требует гибкости ума и поиска альтернативных способов решения. Чего мне бояться? Что раскроют и окажусь в темнице? Напугали крысу мышатками! Я три недели провела в подземельях северных т'хардгов, доказывая, что не шпионка! Я ела прелое сено и пила… гхм. В общем, пила. Меня выдал акцент. Пришлось выбить себе зуб и объяснить акцент природной картавостью и неверным прикусом. Под зельями т'хардгов все признаются, а я выдержала! Они ведь не знали, что во мне были литры антидота. Главарь контрабандистов долго потом извинялся, но искупил свою вину.
        Кровью.
        Так чего мне бояться?
        Ай, напишу, что заусениц. Все ведь боятся заусениц.
        Тупая анкета. Да и строчек маловато. Расскажите о себе и уложитесь в полстроки. Я и уложилась, написав: «см. выше».
        Я закончила одной из первых, и, пока участницы усердно жевали перья, меняли грифели и скрипели карандашами, скучающе смотрела в окно. Вздремнуть, что ли? Спать - лучшее решение во многих ситуациях.
        - Его императорское величество, повелитель четырех стихий, владыка Дома Огня, Воздуха, Воды и Земли, хранитель печати полностихийного источника Вэйлиан Александэр Айхенвальд анг Вельтман! - пафосно воскликнул церемониймейстер, прогоняя мою скуку.
        Громыхнули невесть откуда взявшиеся трубы, девушки побросали анкеты, подскочили со стульев с грацией носорога. Посыпались мебель и сдавленные ругательства. Участницы, памятуя наставления нашей нянюшки, спешно поправляли кружева и безнадежно испорченные прически, и пытались выстроиться в шеренгу. Задача оказалась трудновыполнимой. Девушки толкались и старались занять место в начале, чтобы первой подать руку его величеству.
        Я безразлично устроилась по центру - толкотни меньше. Да и, признаться, спать мне хотелось больше, чем производить впечатление на императора, но задание, чтоб его. Обычно после боевой миссии мне дают месяц-другой отдохнуть и восстановиться, а тут сразу от ирхов да во дворец. Благо, что сыворотка выветрилась! Не хотелось бы ткнуть императора мордой в буфера с громким криком «чапа». Хотя, впечатление я бы произвела неизгладимое и на века! Возможно, даже вошла бы в историю.
        Когда девицы, наконец, перестали дергаться (чему немало способствовало строгое покашливание распорядительницы), распахнулись двустворчатые двери, являя правителя империи.
        Что сказать, появление императора сломало шаблоны. Я ожидала толпу охранников и множество слуг, обязательно стайку разодетых фавориток где-нибудь в шлейфе и, как минимум, важного усатого советника.
        Но…
        Император вошел один. Впрочем, к нему тут же подскочила распорядительница, а с другой стороны ожидаемый важный усатый советник - глава межстихийного альянса Алонсо Маргес. В дорогом сюртуке лилового цвета, в обтягивающих белых лосинах и смешном парике, воздушник выглядел нелепо и вызывал сочувствие. Император слушал присевших на оба уха помощников и, заложив руки за спину, шагнул в зал.
        Девушки притихли, а мое сердце снова совершило кульбит. Взгляд черных глаз остановился на мне и время замерло.
        Ночь. Звездное небо. Ясный лик луны. Свежесть, оседающая морозным дыханием на щеках…
        Реальность вернулась неожиданно. Волевое, суровое и холодное лицо императора не выражало эмоций. Проще прочитать бетонную стену, чем его. Невозмутимый, непреступный и решительный. Несомненно, красив настоящей, природной красотой, захватывающей дух, как небо после грозы. Я видела много мужчин, но такого - впервые. Уверена, каждая участница думает, что император смотрит на нее. Что у них возникла необыкновенная связь, как наша лунная ночь. Под серебристым сиянием пара незнакомцев, соединенная несуществующей вселенной, одной на двоих. И хочется задержаться в этой вселенной, утонуть, растаять, наслаждаться трепетным томлением в груди. Я сталкивалась с таким умением, называется отвод глаз и эмпатия. На кого действительно смотрит император, не узнать.
        Император сделал еще один шаг и повернулся к распорядительнице. Женщина негромко лепетала, а глава межстихийного альянса то открывал, то закрывал рот, пытаясь вставить слово, и трясся, как от холода.
        Мы с участницами завороженно рассматривали потенциального будущего мужа. Длинные черные волосы императора, с вкраплением серебристых прядей перехвачены изящным плетением и придавлены обручем с четырьмя камнями: алмазом, рубином, малахитом и аквамарином - символами стихийных домов. Движения мужчины - плавные, хищные, размеренные, притягивали взор, заставляли внутренности сжиматься. Мне неосознанно хотелось стать меньше, втянуть голову, сжаться в комочек. От императора исходил мощный поток силы, аура опасности, и даже мне с моими навыками и выдержкой было непросто.
        Его тело, без сомнений сильное и тренированное, скрывала ткань легкой приталенной туники, подол которой бесшумно касался пола. Поверх туники надета длинная жилетка с символами стихийного полновластия. Костюм перехвачен поясом с набором номер три. Это зелья первой необходимости для экстренного выживания. Мои - под юбкой. Доступ к ним - через сплошной карман у правого бедра.
        Император дошел до центра зала и остановился. Затихли фанфары. Распорядительница закончила отчет, и мужчина кивнул. В его глазах промелькнуло что-то теплое, неуловимое. Возможно, эта женщина когда-то его нянчила? Такой мужчина доверит выбор будущей жены только близкому человеку. Тому, кому по-настоящему доверяет.
        Вслед за его величеством в зал вошли представители межстихийного альянса. Земляне - в коричнево-зеленых туниках, водники - в голубых, воздушники - в пепельных, огневики - в рыжих. Восемь достопочтенных мужей. Еще четыре - лорды Домов - прибывают только на важнейшие совещания. Движения стихийников, суетливые и дерганые, разрядили обстановку. Мужчины выстроились в шеренгу за спиной императора, напротив нас.
        Последней в зал вошла статная леди: поджарая, с гордо вздернутым подбородком и бесовщинкой в голубых глазах. Они так ярко выделялись на фоне черных волос, что невольно приковывали взгляд. Словно хрустальный родник возле вскопанного чернозема - непередаваемо! Женщина волевыми и решительными шагами пересекла зал, коротко кивнула его величеству и встала чуть поодаль от него, сложив руки за спиной.
        Я разглядывала ее с нескрываемым любопытством. Если приглядеться, можно заметить в области правого бедра небольшое расхождение ткани - это сплошной карман, как и у меня, для доступа к зельям или оружию. Корсет незнакомки перетянут тонкими тесемками и украшен… У меня нет супер-зрения, но я уверена, что эти инкрустированные бриллиантами и самоцветами булавки - дротики! У меня есть такой наряд, иглы отлично впиваются в ленты и сверкают, словно украшения, а, при необходимости, превращаются в смертельное оружие. Прическа… разумеется, в нее воткнут кинжал с изящным лезвием и модифицированной гардой в форме украшения. На кончике даже болтается подвеска с перьями. Мы на мгновенье встретились взглядами.
        Поняла, что мы коллеги?
        Что-то такое отразилось в ее глазах, и я состроила оскорбленное выражение лица. Мол, как не стыдно императору, притащил на отбор любовницу! А ведь другие участницы, судя по лицам, так и подумали.
        - Итак, господа! - торжественно начала леди Балинуэй. Ее голос усиливался магически и звучал откуда-то из-под купола. - Его величество в представлении не нуждается. За его спиной - рабочий совет межстихийного альянса.
        Мужчины нехотя кивнули. Среди нас - будущая императрица, могли бы проявить и побольше учтивости. Интересную мне леди не представили.
        - Достопочтенные господа будут присутствовать на испытаниях, советую привыкнуть. Император и императрица - публичные фигуры. Каждый ваш шаг, каждый жест, каждое слово будут оцениваться. Наш отбор - не про политику. Это про любовь. И я, уж поверьте, сделаю все от меня зависящее, чтобы его величество выбрал достойную женщину по любви, а не по чьей-то политической прихоти, шантажу или, упаси Анаги, беременности! Поверьте, император в состоянии контролировать семя, и попытка выдать чужого ребенка за наследника крови приведет к заключению! В темницу! - для весомости добавила нянюшка. Хотя я сомневаюсь, что беременную девицу туда отправят.
        Девушки слаженно охнули. Я тоже сделала вид, что прониклась. Одна участница неосознанно накрыла ладонью живот и моя коллега тут же это подметила. Она качнулась к императору, прошептала что-то, и они оба уставились на рыжеволосую девушку из Дома Огня.
        - Поэтому прошу, леди, не испытывайте мое терпение и, тем более, терпение императора. А вы, господа, не пытайтесь повлиять на исход отбора.
        Женщина бросила недовольный взгляд на представителей альянса.
        - Император тщательно наблюдал за вами весь день, - с нескрываемым удовольствием заметила распорядительница.
        По стройной шеренге прошелся взволнованный рокот. Пришлось и мне присоединиться, чтобы не выбиваться.
        - Выбор спутницы жизни непрост. Но, так или иначе, завтра вас останется всего лишь сорок.
        Нас и сейчас, строго говоря, не восемьдесят. Не я одна такая шустрая. В Доме Огня и вовсе осталось двенадцать кандидаток. В Доме Воздуха чуть больше - шестнадцать, водники, самые спокойные, не досчитались одной девушки, а нас, землянок, восемнадцать.
        - Ваше величество, прошу.
        Император неспешно отправился к началу шеренги, а я с интересом рассматривала его крупные ладони с сильными пальцами. Рукава на кистях перехвачены черными нитями, сливающимися в защитное плетение. Этот редкий узор я видела у северных т'хардгов, когда сидела в темнице. Моим сокамерником был разговорчивый старый т’хардг, уличенный в государственной измене. Перед смертью он поделился интересными фактами. И какая разница, что в это время я держала его за яй… эм… за болевую точку? Рассказал ведь! Мужчины такие мужчины, даже перед лицом смерти стараются сохранить мужское достоинство!
        В общем, эти узоры при соприкосновении кистей создадут вокруг императора непроницаемый для магии щит. А ткань туники? Мне кажется, или при каждом движении она издает чуть различимые щелчки? Нить фейлинов? Это дивный народ из дома Земли. Они пасут единорогов и с их гривы прядут уникальные нити, отражающие любое проклятье. Оно отскочит от императора и вернется к проклинателю. Да чем он ближе, тем сильнее мое восхищение! А обруч на голове? Дам руку на отсечение, что камни - не просто символы, и каждый - заговоренный артефакт!
        Судорожный вздох слева привел в чувство. Взметнулись в воздух алые юбки, и девица из Дома Огня развалилась на полу. Император повернул голову к Алонсо и тот, понятливо кивнув, распорядился отнести девушку к целителям.
        Внимание императора не перенесли еще четверо. Мужчина неспешно прохаживался вдоль шеренги, как генерал перед армией, а за ним тенью следовала таинственная леди с усмешкой на красивых губах.
        Мы стояли, вытянувшись по струнке и, как только император останавливался рядом с новобранцем, то есть, девушкой, отвешивали реверанс и… ждали. Воздушница замерла, склонившись почти до земли. Ее белые пальчики, сжимающие льдистый шелк платья, дрожали. Ресницы тоже подрагивали, а взгляд сверлил пол.
        Император двинулся дальше и остановился напротив меня. Я пошатнулась от потока силы. По телу рассыпались мурашки, ноги ослабли как после многочасового забега с рюкзаком, набитым камнями. Перехватило дыхание, а дурное сердце снова принялось за свое. Приложила ладонь к груди и с трудом сглотнула.
        Вдох-выдох.
        Император на расстоянии вытянутой руки, даже чуть ближе. Меня окутало терпким ароматом мускуса, миндаля и морского бриза. Прикрыла глаза, жадно вдыхая дурманящий запах, и улыбнулась. Меня наполнили волны силы, уверенности и чего-то необъяснимого. Дрожь и паника отступили, а сила, льющаяся от правителя, окутала приятным коконом.
        Опомнилась и, под пристальным взглядом антрацитовых глаз, склонилась в реверансе. Положено дождаться разрешения встать, но… я не стала. Поднялась и открыто посмотрела на будущего мужа. Будем откровенны, я лучше влюблю в себя этого шикарного мужчину, потому что убивать его мне не хочется.
        По всем правилам, его величество должен был двинуться дальше, но он, заложив руки за спину, шагнул ближе. Теперь нас разделяло расстояние двух ладоней. Пришлось поднять голову, чтобы смотреть в его завораживающие глаза, в которых бездна. Таинственная, опасная и притягательная. Думал, отшатнусь? Упаду в обморок, как другие? Отступлю?
        - Леди Дархат-Нуар! - вспыхнул председатель межстихийного альянса. - Что вы себе позволяете? Немедленно склонитесь перед императором и опустите взгляд! Женщинам запрещено смотреть на его величество!
        Есть отдельная тюрьма для тех, кто осмелился нарушить запрет?
        - Господин Маргес, - оторвалась от созерцания будущего мужа и обратилась к его помощнику. Воздушник не ожидал, что я обращусь к нему по имени. - Вы полагаете, император не способен говорить за себя сам? Или намерено оскорбляете его величество, принимая решения вместо него?
        Император бесстрастно рассматривал мое лицо, а на губах его спутницы притаилась одобрительная улыбка. Она чуть вздернула подбородок и слегка приподняла бровь.
        - Да вы… да как… да я… - господин Алонсо пыхтел, захлебываясь от эмоций. - Ваше величество, велите ее выгнать?!
        Но император не шелохнулся. Давил на меня своей аурой, полагая, что я не выдержу или столь пристального внимания, или исходящей от него силы. Она толкала, сжимала мое сердце, но при этом манила так сильно, что я едва себя сдерживала. Хотелось хотя бы мимолетно почувствовать твердость и жар императорского тела, окунуться в источник этой силы. Мне казалось, я слышу ее низкое гудение, и оно поднимает волоски на моей коже…
        - Господин Маргес, при всем уважении, я себе не принадлежу. Смотреть на его величество мне нравится куда больше, чем на пол. Накажите меня за эту дерзость, - с улыбкой обратилась к императору. - Или попросите опустить взгляд, если этого хотите, я повинуюсь вашей воле.
        Взгляд его величества стал еще более опасным, но при этом его радужки посветлели. В глубине непроходимой тьмы словно зажглось золотисто-янтарное солнце. Одновременно с этим в меня ударило яростным потоком силы. Пошатнулась, но устояла. Меня испытывают. Не пойму, что за испытание, но магическое, возможно, на совместимость. Еще одна вспышка, еще и еще. Если первая была ощутимо болезненной, то с каждым новым воздействием боль сменялась иными ощущениями: острыми, будоражащими. Меня будто привязывали магическими путами, и в эту минуту решается мое будущее, что-то неуловимо меняется и перестраивается.
        - Ваше величество! - не унимался исполнительный Алонсо. - Я могу… я готов… я…
        Император повернул голову, и председатель умолк, отступил на шаг, и вообще уткнулся в пол, перестав липнуть навозной мухой.
        - Крапива, - негромко произнес его величество.
        Его глубокий с хрипотцой голос отозвался в моем теле жаркой волной.
        - Если заслужила - несомненно. Но только от вас.
        Удостоив меня коротким кивком, таким же, какой недавно получила леди Балинуэй, император двинулся дальше, а его леди так и осталась стоять. Она по-прежнему держала ладони скрещенными за спиной и смотрела на меня с любопытством.
        Я - оскорбленная невинность, я - оскорбленная невинность! Срочно краснеем, я это тренировала. И… давай… щеки потеплели, взгляд приковало к полу, ноздри раздуваются.
        Готово!
        Леди нахмурилась и ушла за императором.
        Догадалась? Не знаю. Но подозревает!
        Еще несколько леди решились встретить прямой взгляд правителя, но все закончили на полу. Без специальной подготовки отразить такой магический напор нереально.
        Неспешно прогулявшись вдоль шеренги, его величество покинул зал, не прощаясь. Следом ушли и представители межстихийного альянса, а господин Маргес, подарив мне на прощанье уничтожающий взгляд, вышел, гадко улыбаясь. Да я вас умоляю, таких ушлых ем на завтрак!
        И снова ожидание. Нам принесли по чашке горячего чая и пирожному. Есть хотелось, но дожить до завтрашнего дня хотелось больше, поэтому, свернув тугим валиком дорожный плащ, я подложила его под голову и закрыла глаза.
        Опытный разведчик знает, что на поле боя каждую спокойную минуту нужно потратить на восстановление сил. Ничто так не изматывает, как ожидание и неизвестность. Многие леди, серые как застиранные скатерти, слонялись туда-сюда. Кто-то обзавелся компанией и весело общался, кто-то кусал ногти, кто-то стенал, а я… да. Я легла спать, потому что в этой ситуации вероятность подвергнуться нападению - нулевая, а силы мне еще понадобятся.
        Сон настиг практически сразу. Нервная система не выдержала гула женской истерики и отключилась.
        Или…
        «Проснись», - прозвучал мужской шепот.
        Магия. Тот же зал, но укутанный вязким сизо-лиловым маревом и одиночеством. Других участниц нет. Поднялась и настороженно осмотрелась, нащупывая под грудью плотную полоску с сюрикенами - оружие на месте. Резко обернулась, услышав шаги. Дверь на балкон распахнута, ветер играет серебристой тюлью, а за ней мелькнула тень.
        Звук моих каблуков эхом разносился по пустому залу, но я шла к источнику опасности. Страх в неизвестности. Если посмотришь ему в лицо, он оказывается не таким уж и впечатляющим.
        Резко одернула шторку, шагнула на балкон и замерла. Отсюда открывался захватывающий вид на сад и подъезд к центральному входу, через который мы прибыли. Я подошла к бордюру, положила ладони на еще не остывшие от солнца каменные перила и глубоко вдохнула, наслаждаясь ночной прохладой. В нос ударили десятки запахов: от нежной сирени до знакомого терпкого мускуса. Я не спешила оборачиваться, хотя догадывалась, кто стоит за спиной. Тело напряглось, предчувствуя опасность, сердце сбилось с ритма, волоски встали дыбом, даже колени подкашивались, но я не поддавалась волнению, а наслаждалась видом бескрайнего черного неба с горошинами звезд и дремлющим садом, расцвеченным огнями причудливых фонарей.
        Я замерла, как мышь перед хищником и поймала себя на мысли, что хочу быть пойманной. Сколько у меня было мужчин? Десятки! Кого-то я знала не больше суток, кого-то - неделями. С кем-то меня связывала одна встреча, после которой - прыжок в вечность, а с кем-то тесные и даже интимные отношения. Я не переступала черту, возможно, этим и удерживала интерес мужчин так долго. Охотники всячески пытались получить меня. Порой приходилось удовлетворять их интерес… Но ни разу я не испытывала дрожи от одного присутствия мужчины за спиной.
        - Я чувствую вас, - произнесла, не узнав свой простуженный голос.
        Шаг, и аромат миндаля окутал теплым бархатом. Вдали послышался ласковый плеск моря, дохнул свежестью. Еще один шаг, и по телу разлилась сладостная нега, словно меня умело ласкали сильные руки. Третий, и по моим волосам стекло тяжелое, обжигающее дыхание.
        Я едва перебарывала желание обернуться, но, когда моих плеч коснулись сильные пальцы - сдалась. Порывисто развернулась, но видение исчезло. Все тот же ветер, лениво теребящий шторку и трон его величества по центру балкона, а на красном бархате сиденья…
        Усмехнулась, глядя на охапку крапивы, перехваченную золотым браслетом с малахитами - камнями моего Дома.
        Я подняла букет. Он оказался не колючим, и пах императором.
        - Рейна, кажется, мы влипли.
        Накатила темнота. Глаза я открыла уже в комнате. Живых поблизости нет, элементалей - тоже. Опасности…
        Одним движением стекла с кровати, поворачиваясь спиной к стене и вытаскивая из-под лифа два сюрикена. В нашем деле лучше перебдеть, чем недобдеть. Недобдение заканчивается захватом в плен или смертью, а перебдение - только паранойей или рассекречиванием.
        Убедившись, что все чисто, убрала оружие и осмотрелась спокойно. Меня перенесло в спальню. В воздухе еще витал остаточный след родной магии - он пах сырой землей и скошенной травой. Строить порталы без проводников способен только император.
        В просторной спальне стояло огромное ложе, укрытое множеством ажурных тюлей оттенков моего Дома: цвета молодой листвы, коры дуба и золотистых одуванчиков. Красиво, но не функционально. К тому же, загораживают обзор, а я должна вовремя оценить обстановку в случае опасности, поэтому лишние тряпки подвязала к резным колоннам кровати. Возле большого окна - белоснежный письменный стол с необходимыми принадлежностями. Имелся изящный комод, платяной шкаф, трельяж для прихорашиваний, на котором стояла изысканная ваза с букетом крапивы.
        Магический сон оказался реальностью? Или иллюзией? Или альтернативным измерением? Но это же невозможно!
        Коснулась листика крапивы, и она цапнула меня за палец. Рядом с вазой лежал заколдованный браслет и небольшая карточка с надписью: «Добро пожаловать в отбор».
        Что ж, в первую десятку Дома Земли я попала. Осталось сблизиться с его величеством и убедить отказаться от проекта магического преобразователя.
        За окнами ночь, но спать больше не хотелось. Вышла на балкон оценить обстановку. Окна выходили в сад, обнимающий замок по периметру. Села на мягкий стул, решила понаблюдать за обстановкой. Все интересное происходит ночью, вдали от посторонних глаз. Под покровом темноты творятся самые коварные и шаловливые делишки. Ненавижу засаду, ненавижу наблюдение, но шпионская деятельность не сплошь романтика. Кому-то приходится добывать разведданные.
        Около часа ничего не происходило. Пару раз лениво проползли стражники, сновали туда-сюда духи стихий, а потом в парке появился ребенок. Мальчишка, лет тринадцать, в потрепанной одежонке. Я бы его не заметила, но он прикрывался магией земли. Сильной, между прочим! Мой взгляд сразу приковал ползущий по дорожке куст боярышника, и полз он в сторону леса.
        Интересненько!
        Пока побегу по коридорам дворца, парнишка уйдет. Я на втором этаже, стражи в пределах видимости не заметно.
        Оценила обстановку, достала из чемодана крюк на веревке и, закрепив его за балясину балкона, спрыгнула вниз. На спуск ушло не больше трех секунд, работала под прикрытием магии земли, вряд ли кто-то заметил меня, а, если и заметил, наверняка принял за сову или игру воображения.
        Отсиделась в кустах пиона, свернула веревку и припрятала для возвращения. Мимо лениво прополз охранник, постоял, поправил кожаный ремень с огромной серебристой бляшкой, и потопал дальше.
        Выпрямилась, отряхнула платье, и с невозмутимым видом двинулась по узкой сиреневой аллее. Парнишка едва угадывался в самом ее конце и, похоже, делал это не в первой. Прикрываться иллюзией растения я не умею, а вот двигаться неслышно и сливаться с обстановкой - очень даже. Держась под покровом растительности, я быстро покинула сад.
        Могло статься, я ловлю мотыльков, и титулованный парнишка сбежал из дома на встречу к возлюбленной. Возможно, практикует в лесу запрещенные заклинания - уровень магии у него внушительный, однако чутье меня редко подводит. Слишком хорошо он ориентируется, слишком уверенно двигается, слишком хорошо владеет магией и слишком неумело одет: одежда нарочито разорвана и испачкана, это несоответствие сразу бросилось в глаза.
        В лесу он потерялся. Я всматривалась в непроглядную тьму, но выхватывала лишь очертания толстых стволов и корявых ясеневых веток.
        Закрыла глаза и потянулась сознанием к живности. Неподалеку шуршала лисица, скользнула ей в голову, примерилась к ощущениям, попросила помощи. Звери мне редко отказывают, вот и лисица, принюхавшись, потрусила в сторону парня. Если он портит девчонок или практикуется в магии - вернусь в комнату, а, если что-то интересное…
        Чутье не подвело. Да я и без лисы поняла, куда идти, поэтому быстро вернула сознание и бросилась на звуки драки. Мальчуган зашел слишком далеко в лес, чтобы дворцовая стража услышала его, тем удивительней, что на него напали! Словно ждали!
        Бежать не получалось - слишком темно, но я торопилась, как могла. Дети - мое больное место. Родители предали меня. Хладнокровно, цинично и расчетливо, с тех пор я не могу пройти мимо ребенка, попавшего в беду, потому что ни один не заслуживает жестокого обращения.
        Дети не рождаются злыми, они становятся такими в ответ на агрессию окружающих и несправедливость мира. Злыми становятся дети, лишенные любви.
        Мальчишка вскрикнул, в ответ раздался рык, полыхнул огонь, и я побежала. Вспышки огненных элементалей рассекали тьму и освещали силуэты деревьев. Спряталась за поваленным ясенем, оценивая обстановку. Парень угодил в ловушку. Вокруг - пять огненных элементалей, значит, где-то неподалеку заклинатели. Простейший путь справиться с элементалем - убить заклинателя. Снова призвала лисичку и обнаружила первого кандидата на вылет. Он прятался на противоположной стороне поляны и плел магические сети. Вынула сюрикен, размяла пальцы и отточенным движением загнала стальную игрушку ему в артерию.
        Парнишка ловко уворачивался от огненных сущностей, и даже умудрялся давать им тумаков. Грохот и три элементаля с шипением погасли. Через мгновенье исчезли и остальные. Не стоит думать, что противник струсил, скорее всего - меняет тактику.
        Я бросилась на поляну и, схватив парня за руку, крикнула:
        - Бежим!
        Вовремя. Над головой просвистели стрелы. С разных сторон!
        - Скорей, скорей!!!
        Мы кинулись, не разбирая дороги, не представляя даже, в какую сторону бежим. Ветки хлестали по лицу, коряги хватали за ноги и подол, парень не удержал равновесие и растянулся на сырой траве.
        - Спасайся! - прокричал он.
        Разумеется, я за тобой поплелась, чтобы бросить на растерзание наемникам. Подхватив мальчугана, оттащила его в заросли дикой малины и приложила палец к губам. Если шпион не может полагаться на зрение, он полагается на слух.
        - Двое, - прошептал мальчишка.
        - Трое, вообще-то, - поправила, глядя на него с удивлением, но тут же встрепенулась. - И двое с другой стороны.
        Плохо. Нас окружают.
        - Ты сильный маг. Умеешь создавать огонь?
        Парень кивнул.
        - Значит так. Один фаер туда, - указала направление, - второй - туда. Бросаешь и несешься в замок. Договорились?
        Замешкавшись, мальчуган выдал:
        - Почти.
        В его ладонях вспыхнули огненные сполохи и ринулись, куда я указала. Получив тактическое преимущество, я достала еще два сюрикена. Бесшумно расчертив воздух, они впились в шеи своих жертв.
        - Беги, я сказала! - толкнула парня, но тот решительно помотал кучерявой головой.
        - Я ведь сказал - почти! Дадим бой! Есть оружие?
        - Издеваешься?
        - Ладно, и это сойдет.
        Подхватив с земли палку, он совершил несусветную глупость: с громким воплем кинулся на двоих.
        - Твои те два! - проорал он, замахиваясь и чудом уворачиваясь от меча неприятеля.
        Сюрикены кончились. Я выхватила из лодыжечных ножен два кортика с изогнутыми лезвиями, и метнулась к пацану. Просвистели стрелы. Одна впилась мне в плечо, вторая протаранила бы парню шею, но я отбила ее лезвием кортика.
        - Беги за подмогой! Живо!
        Свалила парня с ног, когда его едва не разделили пополам. Он испуганно глянул на меня и пополз в кусты. Двумя кортиками перехватила лезвие меча, чуть не отрезавшего мальчишке ноги. Лязгнул металл, высекая искры, зазвенели стрелы, но я спряталась за спину врага. Живой щит упал на землю. Лучники зарядили по второй и, отбив удар мечника, я спряталась за его спину в момент выстрелов.
        - Спасибо, парни!
        Подмигнула, оставшись один на один с лучниками. Больше живых щитов у меня не было, придется по старинке. До противника - двенадцать шагов. За это время опытный лучник выстрелит дважды, а то и трижды. Они зарядили по четыре стрелы. Отбить - нереально, разве что увернуться.
        Ну, Анаги, помоги!
        Задрожали пальцы противника, чуть сильнее оттягивая тетиву. Один, два…
        На три я пригнулась и дала резко влево. Стрелы просвистели мимо, продырявив подол платья и вгрызаясь в ствол. Откинув луки, враг взялся за мечи, но я успела перерезать первому горло и, крутанувшись, полоснула второго по животу.
        Едва уклонилась от удара в сердце - меч отрезал часть кружева на лифе. Удар локтем в кадык, два удара по ушам, и противник оглушен.
        Позади громыхнуло. Развернулась, всаживая кортики в живот неприятеля, но тот уже смотрел на меня стеклянными глазами. Так и грохнулся - с занесенным над головой охотничьим ножом, а за его спиной оказался мой мальчуган.
        - Как же ты шестого-то профукала?
        - Спасибо…
        Вернулась к оглушенному врагу.
        Обычный боевик стремится уничтожить цель любыми способами, задача же шпиона - сбор и анализ информации, поэтому я оставила последнего в живых. Пришлось немало отлупить его по щекам, чтобы умирающий оклемался.
        - Кто ты? На кого работаешь?
        Вместо ответа - хриплый смех, отдающий противным бульканьем в груди.
        - На кого ты работаешь?
        - Он не ответит, смотри…
        Парнишка указал на шею наемника. Резко дернула ворот его холщовой рубашки - между ключицами огненная печать молчания. Толкнула пацана, и сама едва не обожглась, когда тело врага охватил огонь. Через мгновенье от него осталась горстка пепла.
        Надеюсь, мои сюрикены не расплавились?
        - Сделай фаер?
        Парнишка, шмыгнув носом, создал огненный комок. На траве блестели капельки рубиновой крови. Игрушки нашлись не сразу.
        - Тебе чего не спится? - спросила, раздвигая заросли осота. Хвала Анаги, сюрикен на месте! Вытерла его о траву и сунула в лиф. Потом обломила стрелу в своем плече и наскоро обработала рану из походного набора. По ощущениям яда нет, но в комнате осмотрю лучше.
        - Прогуляться решил.
        - В костюме прислуги и под личиной боярышника? Цел?
        Беглый осмотр показал, что парнишка цел и отделался легким испугом. На мой вопрос он не ответил, только кивнул. Нашла остальные сюрикены и выпрямилась.
        - Кто научил тебя драться?
        - Дядя. Но я не особо в этом поднаторел. Я больше люблю верховую езду и моделирование морских кораблей.
        - Оригинально, учитывая, как далеко столица от моря. Мне стоит рассказать твоим родителям, что по ночам ты шатаешься по лесу и ищешь неприятности на свою малолетнюю голову?
        - Женщина, ты мне жизнь спасла. Можешь просить, что угодно, - заявил он.
        - Тогда прошу по ночам сидеть дома и не трепать нервы родителям. Они ведь полагают, что ты мирно спишь в своей кровати! Зачем ты потащился в лес, серьезно? И кто на тебя напал?
        - Не знаю. Раньше я всегда спокойно ходил…
        Он осекся.
        - Куда?
        Парнишка глянул на меня плутовато и прошептал заговорщически:
        - Не станешь трепаться?
        - Я похожа на трепло?
        Он оценил, прикинул и, приложив палец к губам, позвал за собой. Мы наделали знатного шума, а теперь он пытается не шуметь? Если он боится кого-то спугнуть шагами, то этот кто-то давно убежал от звона драки. Тем не менее, я шла навстречу приключениям. Вряд ли наемники поджидали парня, скорее всего, он спас кому-то жизнь своим внезапным появлением в лесу.
        - Тебя как зовут?
        - Ме… Мердин, а тебя?
        Соврал и глазом не моргнул.
        - Рейна. Так куда мы идем, Ме-Мердин?
        - Сейчас увидишь, тут недалеко. Оно того стоит.
        - Стоит, чтобы лишиться жизни? Очень в этом сомневаюсь…
        В отличие от меня, Мердин отлично ориентировался в темноте и знал, куда идет. Через четверть часа мы остановились возле огромного валуна. Незадолго до этого он погасил фаер и, приложив палец к губам, тронул мою ладонь. Я поняла, что мы пришли.
        Первое, что я увидела, выглянув из-за валуна, это льдисто-хрустальный водопад. Он почти бесшумно сочился из камней и ступенями спускался к узкой речушке, ласково облизывая берег мягкими волнами. На берегу, сложив ладони на коленях, сидел император.
        - Опоздали, - разочарованно прошептал парень.
        Вряд ли из-за шума водопада его величество услышит, но я даже дышать перестала. Массивная фигура мужчины в лунном свете, льющемся сквозь гигантские ветви, выглядела завораживающе. Мышцы его величества резко выделялись, поблескивая от пота. Причудливо сплетенные волосы стекали по позвоночнику черно-серебристым жгутом. Император сидел с закрытыми глазами, дышал медленно и глубоко, а вокруг двигались стихии. Вода то весело журчала, то текла в обратную сторону, то собиралась в воздухе пузырьками, то падала дождем снизу-вверх.
        Вспомнила, что нужно дышать, когда из земли рядом с его величеством вырвался столп пламени и тут же потух, захлебнувшись в расщелине. Влажная земля треснула и поползла в стороны, обходя императора по кругу. В обратную сторону взвился ветер, поднимая с земли ошметки травы, грязь, палки и швыряя их из стороны в сторону. В центре стихийного хаоса невозмутимо восседал правитель империи.
        И это, по мнению Мердина, опоздали? Что же мы, в таком случае, пропустили?
        Если до этого я была очарована императором, то теперь… в груди болезненно заныло. Парнишка потянул меня за руку.
        Уходим.
        Заговорили мы не сразу, только когда отошли на приличное расстояние, но меня все еще потряхивало от впечатлений и эмоций.
        - Думаешь, он нас не заметил?
        - Заметил, конечно, - усмехнулся Мердин. - Дядя запрещает мне ходить на ритуал сдерживания силы, но я всякий раз умудряюсь сбежать! Стража во дворце - элементалю под шлейф!
        Я остановилась и резко потянула Мердина на себя.
        - Ты мне соврал! - выпалила ошарашенно. - Ты не Мердин, ты - Меридан! Племянник его величества! Второй в очереди на престол! Ты… ты… да ты хоть понимаешь, что сегодня ночью империя могла лишиться наследника?!
        От этой мысли у меня внутри похолодело.
        - Но не лишилась ведь, - отмахнулся он и шагнул ближе. - Ты убьешь его?
        - Кого?
        - Моего дядю. Императора. Ты его убьешь?
        Нахмурилась, встречая не в меру проницательный взгляд наследника престола. Подсвеченный язычками рыжего пламени, он до отчаяния напомнил взгляд его величества: тот же янтарь в глубине черного озера.
        - С чего такой вывод?
        - Он обязан жениться, чтобы дать империи наследников, сейчас это важно, как никогда. Но ведь вы все прибыли сюда со своими целями. Каждая третья - шпионка, каждой второй помыкает кто-то более влиятельный и, конечно же, каждая первая спит и видит себя с короной на голове. Так кто ты? Может, просто влюбленная фанатка? - спросил он с надеждой.
        - Я всего лишь представляю интересы Дома Земли и, наряду с другими участницами, заинтересована выиграть отбор. Вы умны не по годам, но смею заверить, я не желаю смерти ни вам, ни его величеству.
        Мои желания редко совпадают с моим заданием, что ж теперь.
        Парень приблизился к моему лицу вплотную, почти ткнулся в меня носом и, отпрянув, бросил:
        - Верю. Поспешим, меня наверняка хватились. Вот шуму-то завтра будет, что участница жизнь наследнику спасла, - развеселился он. - И давай, когда мы наедине, то как раньше, разговаривай со мной как с обычным парнем. Мне так не хватает обычного человеческого общения!
        - Помнится, ты говорил, что за твое спасение могу просить, что угодно. Я бы попросила не распространяться о случившемся. Никому.
        - Это еще почему? - спросил он, услужливо подсвечивая мне дорогу оранжевым огоньком.
        Низ платья намок от влажной травы, неприятно тянул и холодил ноги. К тому же, еще и плечо болело - следовало обработать рану тщательней.
        - А просто взять и выполнить нельзя? Присвой себе все лавры! Скажи, что ты ловко накостылял шестерым наемникам и выяснил, что они были из Дома огня. Слушай, а император всегда ходит в это место без охраны?
        Парень издал гортанный звук, похожий то ли на кашель, то ли на хохот.
        - Поверь, любого, кто сунется к нему в месте силы, разорвет на мелкие стихийки!
        - Поэтому его поджидали на обратной дороге, а ты спутал наемникам карты, угодив в засаду, предназначенную императору, - рассуждала вслух. - Сообщить об этом нужно обязательно, но осмотр ничего не даст - трупы сгорели. Кто-то заметает следы.
        - Дом Огня предан короне как никто другой. С чего бы им нападать? - задумался мальчишка. Меня терзал тот же вопрос.
        Впереди замаячили огни сада, раздались взволнованные крики стражников. Меридана потеряли. Парень остановился и рассмотрел меня получше в неверном свете уличных фонарей.
        - А ты красивая, Рейна. Не хочешь - не буду рассказывать, что ты помогла, дело твое. Но я тебе обязан. Знала или нет, кто я, но ты спасла мне жизнь. Что хочешь взамен?
        Если император падет жертвой протокола «Уточка», мне придется иметь дело с Мериданом. Так почему бы не попробовать?
        - Хорошо. Есть кое-что действительно важное для меня. Для всего Дома Земли. Преобразовательная станция…
        Мальчишка тяжело вздохнул и помотал головой.
        - Ты хотела попросить помешать ее строительству? Да были ваши из Дома Земли, пытались уломать дядю и так, и сяк, но это же бесполезно. Он не откажется от этого проекта, ведь драконы…
        Он осекся, видимо, сболтнув лишнего.
        - Значит, мое желание невыполнимо?
        - Драгоценности, деньги, наряды… хочешь, я даже замолвлю за тебя словечко перед дядей. Помогу пройти в следующий тур или еще что-то. Однозначно ты моя фаворитка, так что, если с дядей не срастется, то я…
        Он поиграл бровями и получил затрещину.
        - Эй! Я вообще-то наследник престола!
        - А я знаю прием, напрочь отбивающий желание подкатывать яйца к чужим невестам! Он мне нравится, но я привыкла играть честно.
        Честность - понятие растяжимое, если что.
        - Дело твое. Если надумаешь…
        - Надумала. Что там с драконами?
        Он нехотя вздохнул и произнес:
        - Через несколько дней состоится бал в честь открытия отбора. Так вот на бал прибудут драконы. Как ты понимаешь, их никто не приглашал, но выгнать мы их не можем, по понятным причинам.
        - Это акт агрессии?
        - Мы не знаем. Но на руку дружбы не похоже.
        Зашибись. Надо сообщить боссу!
        - Сюда! Живей! - раздалось неподалеку и, пока нас не заметили, Меридан разорвал пространство, зашвыривая меня в портал.
        Сил парню не занимать, но над исполнением стоит поработать - меня выкинуло в ванну. Впрочем, оно и к лучшему. Сняла платье, пропитанное грязью и кровью. Такое не отдашь прислуге и не вывесишь сушить на дверце шифоньера, слишком выделяются дыры от меча и стрел. Да и кровь не в том месте, чтобы списать на циклы организма. Пришлось запрятать наряд в мешок и прикрепить к днищу кровати, где не станут искать.
        Расплела волосы и погрузилась в ванну, позволив себе расслабиться и распарить раны. Вода ласкала тело, а в сознании вспыхивал образ его величества. Его сильные руки, покатые плечи, четкий рельеф груди, бугорки на плоском животе. Непреодолимо хотелось нарисовать его образ. Обработав рану на плече, я, закуталась в халат и устроилась на балкончике с карандашами и альбомом. Моя первая специализация - искусствовед, и, можно сказать, на этом поприще я достигла некоторых успехов.
        Я рисовала образ императора как ошалелая, и не могла оторваться, пока не черкнула последний штрих. Мужчина, словно живой, задумчиво смотрел вдаль своими печальными глазами, в которых плескался закат. В его грифельных волосах серебрился лунный свет, и чуть сияли камни в обруче всевластия.
        Оторвала взгляд от бумаги и выдохнула. Занимался рассвет. Сад, окутанный розовыми сумерками, лениво потягивался. Заливались первые пташки, шептала молодая листва слив и отцветающих груш, все так же топали по дорожкам стражники.
        Зевнув, я вернулась в комнату, прикрепила портрет императора к внутренней стороне двери и забралась в постель. Так и уснула под его задумчивым взглядом.
        Мне снились коридоры дворца, укутанные серебристо-лиловым дымом. Мужской голос звал за собой, пару раз я видела тень, но, сколько бы ни гналась, поймать таинственного гостя не получалось. Наутро меня, как и в прошлый раз, вышвырнули из магической дремы силовым ударом.
        - Тоже мне, джентльмен, - пробурчала, удобнее устраиваясь на подушках.
        С двери на меня меланхолично взирал император, и идея его нарисовать уже не казалась столь блестящей. Создавалось впечатление, что он опутывает меня магическими сетями. Как паук, плетет кокон вокруг мухи, чтобы выпить из нее соки, так и его величество. Кто же на кого охотится? В том, что это император нагоняет странноватые сны, я не сомневалась. Зачем? И мне ли одной?
        Со злости вытащила из-под подушки два сюрикена и швырнула в портрет. Один вгрызся в императорский нос, второй - в лоб.
        Почувствовав себя несколько отомщенной, я потянулась и подошла к окну. Наверное, я бы смогла так жить! По роду деятельности я ночевала в пустынях, на берегах рек, рядом с болотами, в лачуге с бомжами. Были и приличные апартаменты, и даже мужчины, похожие на нормальных. Например, миссия в Дракнмаре… Моей целью был Фэйрос М’Харион, потенциальный повелитель драконов. Босс уверял, что он последний негодяй, убийца и тут же нападет на Гардейрию, как только придет к власти. Ту неделю я была почти счастлива, а потом… привела его на гору Ил, где нас ждала засада. Четыре и Семь свое дело знают. Мне тоже «досталось», пришлось позволить своим же меня ранить, но Арслан Л’Танион из домена Л’Танионов оказался поблизости и…
        Он пытался спасти Фэйроса, но не успел. Пытался поймать Четвертого или Седьмого, но они неуловимы, а я… позволила себя спасти. До этой миссии я не сомневалась в том, что делаю, но изумленный взгляд лавандовых глаз Фэйроса навсегда застыл перед внутренним взором. Меня грызет червячок сомнения: а правильно ли я поступила? Он был добр, чуток и обходителен. В какой-то момент я и забыла, что он враг, способный в ближайшем будущем разрушить мой дом и всю нашу Империю. Таков ли он был, как мне сказали, или я всего лишь исполнила чью-то политическую волю и устранила конкурента?
        Арслан пытался унять мою боль, и был столь же обходителен. У драконов рождаются девочки, но они бесплодны, поэтому жен драконы находят на человеческих землях. Через неделю красивых ухаживаний я получила предложение руки и сердца, которое, конечно же, не приняла. Да и вообще, моя миссия подходила к концу, и я должна была вернуться на базу, красиво завершив легенду. Арслан получил отказ, будем считать, что расстроился и попытался меня изнасиловать. Не то, чтобы я берегу себя для принца, но размениваться на подозрительных личностей не согласна… Дети Арслану, скорее всего, уже не светят, а вот душевную рану я ему обеспечила.
        От воспоминаний отвлек стук в двери. Нянюшка распорядительница обошла всех участниц, получивших пропуск в основной отбор, и я числилась последней, поэтому выспалась. Обычно я ранняя пташка, но ночные приключения и комфорт дворцовой кровати сыграли со мной дурную шутку. Впрочем, это даже и к лучшему. Дочери маркиза ни к чему ранние подъемы. Рабы и слуги все делают за господ, а чем заняты молодые ветреные особы, обличенные деньгами? Верно! Мытарствами, ленью и вечерне-ночными забавами. Так что, можно сказать, я отлично вписалась в образ.
        - Доброе утро, леди Дархат-Нуар. Или лучше сказать - день! - произнесла распорядительница с укором.
        Я завязала халат и пригласила гостью расположиться на диванчике.
        - Прошу меня простить, ночь выдалась… необычной!
        Изогнула бровь, устраиваясь в кресле напротив распорядительницы. Вообще, это был тонкий намек.
        - С непривычки воздействие императора может показаться грубым и бесцеремонным, - понимающе ответила женщина. - Некоторые девушки до сих пор не поднялись с постели, а вы, кажется, чувствуете себя неплохо.
        Значит, его величество со всеми обошелся одинаково. Вершки - налево, корешки - направо. Полагаю, сорок дам он отправил порталом домой, а сорок - рассортировал по комнатам? Остается только позавидовать его уму, сообразительности и магической выносливости! Лучший способ избавиться от драм - уменьшить количество женщин. Лучший способ избавиться от женской истерики - сунуть женщину в портал. Нет человека, нет проблемы - это мой девиз по жизни.
        - Я прекрасно себя чувствую, благодарю.
        Леди Балинуэй рассматривала какие-то записи в своей папке, но оторвалась, чтобы подарить мне долгий взгляд.
        - Даже так? И насколько… прекрасно вы себя чувствуете?
        Я кашлянула. В уравнении неизвестная мне переменная, не иначе.
        - А насколько должна? - спросила мягко и распорядительница рассмеялась. Так искренне и по-доброму, что я присоединилась к ее смеху. Не уверена, но, должно быть, так смеются бабушки вместе с внучками.
        - Леди Рейна, вы восхитительны. Воздействие полностихийца на ваше сознание и тело сродни удару по голове. Лопатой.
        Я тактически кашлянула. Тоже мне новость. Я и камнем получала, и эфесом, и щитом из закаленной стали.
        - У меня крепкий организм. Можете это записать, - лукаво глянула в бумаги распорядительницы. - Конкурентное преимущество в разделе «плодородие чресел».
        Леди Балинуэй рассмеялась и шутливо погрозила мне пальчиком.
        - Я рада, что у вас отменное здоровье, это замечательно. В таком случае, буду рада видеть вас за обедом в общей столовой. Перейдем к насущным вопросам.
        Сделав пометки, распорядительница протянула мне небольшую карточку из плотной бумаги с золотистыми вензелями.
        - Это расписание на ближайшую неделю. Советую проверять его время от времени, мы живые люди, все может поменяться в любой момент. В любви не бывает четких правил и графиков, вы же понимаете, - по-доброму улыбнулась распорядительница.
        А я не понимала. Ни любви, ни отсутствия правил и графиков. Любовь - иррациональна, запретна и недопустима для шпиона. Она похожа на непредвиденную ситуацию во время боевого задания: куча переживаний, неопределенность исхода и риск для жизни и здоровья. Тем не менее, душевно улыбнулась и кивнула, мол, «да-да, ах уж эта любовь».
        - Его величество определил для девушек из Дома земли отдельное крыло. Другие стихийницы тоже живут вместе.
        - Сплачиваете команды. Умно.
        - Благодарю, но это идея леди Орэнтруэ.
        - Той женщины, рядом с императором?
        Распорядительница понимающе улыбнулась.
        - Вы весьма наблюдательны, леди Дархат-Нуар, продолжим.
        Значит, нам известно имя. Отправлю информацию связному вместе с данными про появление драконов, пусть Шесть поработает.
        - На малахитовом этаже вашего Дома расположены личные апартаменты, а также библиотека, купальни, швейные мастерские, бальный зал, анфилада, галереи, словом, все, что необходимо для интересного времяпрепровождения.
        Все, что необходимо, чтобы вы не слонялись по замку и не совали свой любопытный нос, куда не следует. Но если здесь нет конюшни, стрельбища и тренажерного зала, то и развлечений, считай, нет.
        - При этом каждую неделю вам положено жалование.
        Она сунула руку в полупустую сумку и вынула оттуда кошель, украшенный драгоценными камнями и гербом империи.
        - Двадцать пять золотых.
        Это же целое состояние!
        - Вероятно, спросите, куда вам столько, когда вы будете жить на полном обеспечении его величества?
        - С языка сорвали.
        - Вы не будете жить на полном обеспечении его величества. Эти деньги вы должны распределить так, чтобы хватало на еду, одежду, украшения, развлечения и оплату труда слуг, если они вам потребуются. Впрочем, император добродушно согласился предоставить рабов и многие леди согласились.
        - Благодарю, рабы мне не нужны. А прислуга… я могу нанять, кого угодно?
        - На ваше усмотрение. Обязательство короны заканчивается комнатами и вашей охраной. За общие обеды и ужины, разумеется, платить не придется, - подмигнула распорядительница.
        Не удивлюсь, если и это придумала леди Орэнтруэ. Основы финансовой грамотности, анализ златолюбия участниц, их рассудительность, бережливость и все подобное можно проверить этим небольшим испытанием. Кому нужна жена, способная за год промотать императорскую казну?
        Итак, что мы имеем? Император - сплошная тайна. Но, как и любой уверенный в себе мужчина, не требует слепого подчинения. С самооценкой у него все в порядке, значит, можно на ней поиграть.
        Если вам предстоит обаять такого мужчину, избалованного женским вниманием, придется постараться. Стандартного набора: хорошо выглядеть, красиво говорить и правильно себя держать мало. Вы затеряетесь в сотнях других столь же юных, прекрасных и превосходных соперниц. Ту самую он должен заметить сам. За нее должен цепляться взгляд. Она должна будоражить воображение. А что заставляет мужчину обратить внимание на женщину? Будь это император или обычный сталевар? Верно. Отказ! Сопротивление. Безразличие. Игра в кошки-мышки. Добычу, которая сама пришла в лапы и легла на тарелку, ешь быстро и забываешь, порой не чувствуя вкуса. А ту, что поймал с трудом, долго смакуешь и наслаждаешься. На этом я и сыграю. Главное нащупать грань между дерзостью и хамством. Будем откровенны, уверенный в себе мужчина любит дерзких женщин, но где их найдешь, если общество воспитывает кротких горлиц и смиренных лебедушек?
        Леди Орэнтруэ. Темная лошадка. Однозначно агент высокого класса. Та, кого стоит опасаться, если хочу довести миссию до конца. С другой стороны, если на деле она так же превосходна, как в умении создать первое впечатление, то император с большой долей вероятности доживет до конца отбора и без моей защиты.
        Принц Меридан. Императором быть не хочет. В случае переворота замок и империю будет долго штормить, либо пока Меридана не убьют, либо пока он не приберет к рукам силовиков. Надеюсь, что до этого не дойдет. Хотя, если бы я планировала развалить Гардейрию, нанесла бы двойной удар: сначала по наследнику, потом по императору. Затянул он с отбором. Давно пора было обзавестись десятком ребятишек для подстраховки.
        Драконы. Не так давно у них случился переворот, но разобраться в политических хитросплетениях не было времени. Вероломно заявиться на отбор - это почти вторжение, а мы против них беззащитны. Стихийная магия драконам, что массаж уставшей девице. Их цели не ясны, и они несут потенциальную угрозу суверенитету Империи и Дому Земли, поэтому в своем отчете начальству я этот момент оговорила особо.
        Способ связи с базой максимально безопасный: шифровка, невидимые чернила (формула проявителя известна только боссу, даже у меня его нет), и голубка, управляемая моим сознанием. Главное, довести ее до Дома Земли, а там свои перехватят.
        Нырять в сознание животных и управлять их волей у меня получалось с раннего детства. Как-то само выходило, и я не задавала вопросов, откуда у меня дар. Возможно, стоило. Возможно, мой отец мне вовсе и не отец. Ни одна его черта внешности мне, к счастью, не передалась.
        Голубка летела на всех крыльях, едва спаслась от коршуна и от шальной стрелы и, через несколько часов на границе с Домом Земли управление перехватили наши. Возвращать сознание, уплывшее за сотни километров, тяжело. Хорошо, что я предусмотрительно лежала на кровати, поэтому не поранилась, когда упала без памяти.
        Пришла в себя от резкого запаха кошачьей мочи.
        Перехватила чужую руку возле своего лица. Используя систему рычагов и направленного давления, уронила врага на лопатки. Лихо запрыгнула на него сверху, сдавив горло обеими руками. И только после этого открыла глаза. Очнулась еще позднее, когда подо мной задергалось полноватое тело с густой и лохматой бородой.
        - По… мо… ги… те… - прохрипело тело.
        - Кто вас послал?! - прорычала, сдавливая мужика бедрами. Он дергался подо мной, от чего мягкая кровать пружинила, словно мы…
        Мда. Какая-то незавидная ситуация.
        - Леди Ба… линуэй! - всхлипнул он.
        Подождите. Я отправляла письмо… вырубилась… наверное, пропустила обед и ко мне прислали лекаря? Осмотрела мужика и сочла, что он подходит под описание стандартного лекаря. А кошачья моча - это нашатырь, чтобы привести меня в чувство!
        Тьфу ты!
        - Господин Раурт, как она? - в мою спальню, суетясь, ворвалась распорядительница и замерла, обнаружив меня растрепанной, а господина лекаря - в моей постели и со слезами на глазах. - Э-э…
        - Он в порядке! - заверила, запахивая халат и слезая с неприятеля, то есть, врачевателя. - Прошу меня простить, спросонья я неверно оценила ситуацию, подумала, что кто-то из участниц подослал ко мне уби…
        Девять, а ты ничего не путаешь?
        - Я испугалась! - исправилась и округлила от страха глаза. - Отец учил меня защищаться от мужчин, желающих сорвать нежный цветок невинности, и… не думала, что пригодится, да еще и во дворце!
        - Поверьте, я даже не думал покушаться на ваш цветок! - прокряхтел лекарь, скатываясь с моей кровати. - Даже, если бы сильно захотел, при всем желании - не смог бы! Я уже давно не рву цветы!
        - Простите, господин Раурт, - произнесла с пылким раскаянием.
        - Она в порядке?
        - Более чем, - заверил лекарь, спешно убирая свои колбочки в сумку и, поклонившись распорядительнице, юркнул за дверь. И уже оттуда добавил: - но я бы прописал успокоительную настойку. И пропишу! Обязательно пропишу!!!
        Звучало как угроза.
        Смущенно улыбнулась, глядя на нянюшку. Похлопала ресницами и улыбнулась шире. Она добрая, оттает. Женщина сложила руки на груди и неодобрительно покачала головой.
        - Господин Раурт - хороший человек и прекрасный лекарь.
        - Не сомневаюсь. Прошу меня простить, я не хотела навредить ему.
        Распорядительница неожиданно рассмеялась и подошла ко мне. Положила руки на мои плечи, вглядываясь в лицо.
        - Это даже хорошо, что вы не даете себя в обиду! Полезное умение, учитывая… - она осеклась и резко переменила тему. - Мне всегда говорили, что у меня сильная интуиция. Что-то заставило вернуться к вам и, как вижу - не зря. Вы правда хорошо себя чувствуете? Император несколько перестарался с вами на первом знакомстве.
        - Что вы имеете в виду?
        Она по-матерински погладила меня по щеке.
        - Не касайтесь его, Рейна. И, по крайней мере пока, старайтесь не подходить близко. В скором времени ритуал подействует, и вы сможете приближаться, но еще рано.
        - Леди Балинуэй, вы говорите загадками.
        - Свои тайны его величество раскроет лишь избраннице. Я всего лишь, как посол доброй воли, предупреждаю вас, моих воспитанниц, мою головную боль и мою зону ответственности об опасностях, с которыми вы можете столкнуться во время отбора. Сила стихий разрушительна, а он ее сдерживает. Подумайте об этом. И, если вы все же оправились, у вас четверть часа на сборы. Что-то мне подсказывает, вы уложитесь в отведенное время.
        Улыбнувшись напоследок, леди Балинуэй покинула комнату. А мне стало тепло на душе от ее искренней заботы.
        Помнится, я превратилась из самки ирха в леди Рейну за девятнадцать минут. Что мне переодеть ночное платье в дневное и сделать прическу за четверть часа? К обозначенному времени я благоухала лесной земляникой, забрала пшеничные локоны в воздушную прическу, накинула струящееся платье цвета сочной травы и ждала.
        Слуга отвел меня в обеденный зал, где дожидались императора остальные участницы. По привычке оценила обстановку.
        Просторная столовая с длинным овальным столом на пятьдесят человек. Включая меня, в зале двадцать девять участниц. Распорядительница сидела по правую руку от императора, чье кресло-трон пока пустовало. По левую руку расположился господин Алонсо и, при виде меня, воздушник скривился, словно увидел ростки вездесущего вьюнка, пожирающего посадки молодой моркови. Я бы с радостью обвилась питоном вокруг его тщедушного тельца и хорошенько сжала, чтобы послушать, как он будет молить о пощаде, но…
        Слащаво улыбнулась и отвесила мужчине… кивок. Большего и не достоин!
        Если император будет сидеть на противоположной стороне, то мне выгоднее всего занять место… усмехнулась. Самое выгодное - напротив его величества, пустовало. Да, нас будут разделять двадцать метров, но отсутствие ваз и высоких блюд позволяет ему все время смотреть на меня, а мне - на него. К тому же, по правую и левую руку стулья пустуют. Девицы сбились в стайку и расселись поближе к трону, где их не видно за прическами друг друга.
        Расположилась за столом и продолжила осмотр. В помещении три входа: один, полагаю, для гостей, второй - для хозяина, третий, почти неприметный, скрытый за панно с павлином и цветущими садами - для прислуги. Высокие потолки изрисованы изысканными художествами, украшены позолоченными карнизами и венчаются многоярусными люстрами со множеством свечей. На стенах, как и положено, шелк пастельных оттенков, но самое прекрасное: окна. Огромные, арковидные окна во весь рост, позволяющие во время обеда любоваться красотой цветущего сада. Наслаждаясь видом, под размеренный рокот женской беседы, я чуть не пропустила появление его величества.
        В этот раз не было труб или фанфар. Лакеи молча распахнули двери, и воздух в столовой словно сгустился. Появление императора я почувствовала за несколько мгновений до того, как он вошел. Сначала сбилось с привычного ритма сердце. Натренированное, оно чувствует опасность за версту. Повеяло морской свежестью, и в зал вошел его величество. Девушки склонились в реверансах, а я оторопела, завороженная его мужественной красотой.
        В этот раз на нем снова была приталенная туника темно-зеленого цвета, сочетающаяся с цветом моего наряда. Всего лишь совпадение, но это обескуражило. Мы стояли друг напротив друга, и впервые я корила себя за собственные умения. Лучше бы затерялась в толпе других девушек, чем так остро чувствовать его взгляд и… интерес?
        Опомнилась и склонилась перед императором в реверансе. Первой поднялась леди Балинуэй, следом остальные. Когда правитель сел за стол, участницы оценили выгодность моего расположения. Если поначалу они хихикали, и я слышала слова «изгой», то сейчас ловила на себе завистливые взгляды. При всем желании, большинство невест не видели его величество, а я наслаждалась зрелищем, и даже поймала затаившуюся в глубине красивых глаз улыбку.
        - Добрый день, леди, - негромко поприветствовал император, глядя на меня.
        Он, используя отвод глаз, приветствовал каждую. На кого же вы смотрите на самом деле? Кого выделяете? Желание сорвать с него полог треклятого заклинания обожгло грудную клетку, но, к счастью, в этот момент вошли официанты. Даже не так - толпа официантов. Для каждой участницы - личная обслуга!
        Пока девушки разливали по тарелкам суп, участницы на разный лад ворковали с императором.
        - И вам доброго дня!
        - Как вы отдохнули?
        - Как вы себя чувствуете?
        - Вы так замечательно выглядите!
        - А вы много времени упражняетесь?
        И все больше это действие напоминало серпентарий, куда затесались жирафы. Девицы, что сидели дальше от императора, тянули шеи, едва ли не ложась грудью на стол. Некоторые, что поумней, молча глядели в тарелку, а те, кто умом послабей и без выдержки, отрывались на славу. Девицы засыпали бедного мужика вопросами, а я надеялась под это дело вкусно покушать. Уха, судя по запаху, отменная.
        В тарелку плюхнулся крупный кусок рыбы, и на сервировочную салфетку брызнул жирный бульон. Служанка побледнела и отпрянула.
        - Простите, леди! Я не специально! Извините, пожалуйста, не пойму, как так получилось!
        Она рассыпалась в извинениях, то бледнея, то краснея, и пыталась затереть конфуз бумажной салфеткой.
        - Не страшно, но впредь будь осторожней. И принеси мне другую сервировочную салфетку, эта испорчена.
        Я приподняла тарелку, и ошарашенная служанка прытко выдернула салфетку, низко поклонилась и, подхватив супницу, унеслась. В этот момент заголосила другая участница:
        - Что ты наделала, идиотка?!
        - Это же мое лучшее платье! - вскрикнула третья, и у меня появились обоснованные подозрения. Император с невозмутимым видом наблюдал за невестами, тем же занималась и нянюшка, а вот господин Алонсо уминал супчик за милую душу. Я поступила так же.
        - Ваше величество! Вы меня, конечно, извините, - расхрабрилась одна из участниц с копной светло-льняных волос и достоинством в виде пышного бюста, - но тот, кто занимался подбором прислуги, изволил саботировать отбор!
        С ее уст рвались совсем другие слова, но присутствие его величества почти под носом конкурсантки, жестко цензурировало.
        - Рабы - залог качественного обслуживания! - посоветовала полноватая леди. - Мой батюшка не без оснований правильно говорит, что страх - лучший мотиватор! Слугу можно наказать лишь финансово, а раб знает, что в случае ошибки рискует жизнью!
        Если бы мне раньше сказали, что на отборах так весело, я бы давно поучаствовала в парочке! В соседних странах отборы тоже любят. Лорд Дома воды, опять-таки, устраивал отбор.
        - Леди Гратнор, какая вы кровожадная! - искренне изумилась нянюшка, а в то время и другие служанки на удивление неуклюже обслужили гостей. Впрочем, последние участницы смекнули, что это очередное испытание, и проявили благородство, стараясь выглядеть лучше, чем они есть на самом деле.
        - Я вовсе не кровожадная! - не согласилась леди Гратнор, поправив копну иссиня-черных кудрей. - Наше общество имеет четкое социальное расслоение, и это - основа его жизнеспособности. До тех пор, пока каждый человек знает свое место, империя в безопасности. Кто-то рожден рабом, а кто-то - господином. И мы должны с честью и достоинством выполнять возложенные на нас Анаги функции.
        - Выходит, это Анаги желает, чтобы вы казнили раба за разлитый суп? - не выдержала и все же вставила реплику.
        - Выходит, что так! - с обескураживающей простотой согласилась девушка.
        Я только хлопнула ресницами в ответ, поражаясь, насколько украшенная драгоценностями голова девушки может быть пустой внутри.
        Служанка принесла мне новую салфетку.
        - Еще раз прошу меня простить, леди Дархат-Нуар, я на самом деле, не такая неумеха.
        - Это было задание, я поняла. Откуда меня знаешь?
        Девушка склонила голову и ухватилась пальцами за белоснежный фартук, а на ее светлой коже проступили пятна стыдливого румянца.
        - Подглядывала во время отборочного тура. Только, пожалуйста, не выдавайте меня! Нам строго запретили подглядывать!
        В льдисто-голубых глазах столько искренности и страха, что сразу поняла - хочу себе такую! Она же совершенно не умеет врать!
        - Как зовут?
        - Риша, - она склонилась в знак почтения.
        - Ты наверняка знаешь, что участницы ищут прислугу? - прищурилась, оценивая реакцию Риши. Она улыбнулась и отвела взгляд, заливаясь краснотой по самые уши. Крылья ее тонкого носика трепетали, сама она тяжело сглотнула и дышала через раз. - Сколько ты получаешь?
        - Три серебрушки в месяц, - сказала негромко.
        - Даю тебе шесть, если согласишься работать на меня.
        Она распахнула огромные глаза и посмотрела с выражением неподдельного счастья.
        - С одним условием! При мне пробуешь принесенную еду. Я мнительный человек, а на отборе многие желают меня убрать. Доверять другим не привыкла. Если согласна - приступай после обеда. С леди Балинуэй я договорюсь.
        - Работать на вас будет честью! Я правда не такая неуклюжая, честно-честно, я…
        - Всего лишь выполняла задание, я понимаю. Риша, мы с тобой сработаемся, если будешь честна и за достоверные сведения тебя ждет премия.
        Понятливо кивнув, девушка еще раз улыбнулась и отошла на несколько шагов назад, в ожидании указаний госпожи.
        Плодотворный обед!
        Отложила ложку, когда поняла, что на меня пристально смотрят. Ответить на взгляд или не стоит? Его величество не использовал заклинание отвода глаз. Не знаю как, но я это знала.
        Прожевала, промокнула губы салфеткой и подняла ресницы. Не ошиблась. Молчаливый, задумчивый, возмутительно красивый. Мы смотрели друг на друга и в какой-то момент показалось, что стены столовой расплываются, отдаляются и тают. Затухали голоса участниц, проваливаливались в бездну лишние стулья, а стол укорачивался, из овального превратившись в круглый. Когда все замерло, я могла дотянуться до его величества и разглядеть каждую черту его лица, каждую морщинку, каждый серебристый волосок - он сидел рядом.
        - Вы не надели мой подарок, - прозвучал приятный голос. Он прошелся по телу мягкими кошачьими лапками и свернулся горячим комочком на животе.
        Хотелось промолчать, только чтобы услышать его снова.
        - Не надела.
        Не оправдываться же, в самом деле.
        Взгляд его величества потяжелел. Он ни одной мышцей не выдал эмоций, но я чувствовала, в воздухе незримо сгущались тучи, пахнуло предгрозовой свежестью, и этот сумасшедший запах поднял дыбом все волоски на коже и остро кольнул внизу живота.
        - Я не имею привычки принимать артефакты с неизвестным воздействием от малознакомых мужчин. К тому же, - взяла небольшую паузу, чтобы правильно сформулировать мысль. - Вы для меня - единственный желанный мужчина. Мне оскорбительна даже мысль, что я для вас всего лишь одна из сорока.
        Сорок одинаковых подарков - это сильно. То же тавро, только в профиль. А дальше я разорвала иллюзию. О, это стоило мне почти всех магических сил, но я выдернула сознание в реальность, и едва не клюнула носом в тарелку от слабости. Риша прыткой козочкой подлетела ко мне и придержала.
        - Леди, что-нибудь требуется? Вы побледнели, пошатнулись, что случилось? Воды?
        - Там много еще блюд?
        - Еще два…
        - Принесешь в комнату?
        - Конечно, только прикажите!
        - Я прошу, - выдавила из себя жалкую улыбку и, упираясь трясущимися ладонями в стол, неуверенно поднялась. - Прошу меня простить, я неважно себя чувствую. Ваше величество, вы позволите мне вернуться в покои?
        Ответ я прочитала во взгляде: задумчивом и немного печальном. Отвесила реверанс и, стараясь не шататься, побрела к выходу. К счастью, двери двустворчатые, не промахнулась.
        Риша оказалась сообразительной малышкой! Покинув столовую через выход для прислуги, она встретила меня у господского входа, позволила на себя опереться и перешла на испуганный шепот:
        - Леди, вас отравили? Опоили? Одурманили? Что мне сделать?
        - Доведи до ближайшего укромного места…
        Подружиться с прислугой крайне полезно для дела и увеличивает продолжительность жизни. Я не могу в людном месте нырнуть рукой в сквозной карман и достать оттуда зелье экстренного восстановления равновесия ауры, а прислуга знает тайные места. За гобеленом с полуголой девицей имеется уютный диванчик, и мне было все равно, сколько девиц на нем попортилось.
        Я выудила из набедренного ремешка флакон и трясущимися руками влила в себя содержимое. Десять, девять, восемь… подействовало через пять секунд. Вернулась ясность ума, прошел тремор, ноги налились силой, аура выровняла баланс. Единственный минус - привкус земляных червей во рту, но это сущая мелочь, если на кону магическое выгорание.
        Риша смотрела на меня с восхищением и молчала.
        - Что?
        - Я вас как только увидела, сразу поняла - что вы доживете до финала.
        - Мгм. Спасибо, очень ободряюще.
        - Я вам помогу дожить, честное слово!
        - Поспорили что ли?
        Служанка покраснела.
        - Сколько на кону?
        - Общая касса - десять золотых.
        - Ого, - ухмыльнулась, запихивая пустой пузырек на место. - Одно гарантирую - свои деньги ты не потеряешь. Проводи меня до комнаты и принеси поесть. Я голодна, как землеройка!
        Служанка сравнения не поняла, но мы, землянки, как никто другие знаем аппетиты этого малюсенького мохнатого зверька. Семь часов без еды и голодная смерть. А жрет-то больше собственного веса.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        Сдерживать непослушный огонь проще, чем выдержать пустую болтовню дюжины девиц. Они визжали, охали, ахали, сыпали в меня вопросами, прикидывались больными или напротив, пытались скрыть дурное состояние. На их фоне молчаливые кандидатки показались почти идеалом. Велел Балинуэй узнать их имена и сделать пометки в личном деле.
        Позавидовал леди Дархат-Нуар, когда она покинула нашу дружелюбную компанию. Хотел запретить, но она столько сил приложила, чтобы поддержать вид оскорбленной невинности и выкинуть меня из иллюзии, что пожалел. Лукавлю - восхитился. Даже сопротивляться не стал, почувствовав попытку вернуться в реальность. Не каждая девушка отважится на это. Да что там, из присутствующих - вряд ли хоть одна.
        С характером. Открыто призналась в чувствах, при этом не лукавила и очертила границы: либо она единственная, либо вы, император, идите четырьмя стихиями во все известные направления. Улыбнулся своим мыслям, позволяя втянуть себя в игру. Любопытно, что из этого выйдет.
        Второго блюда не дождался. Мысленно вызвал Мерили, пусть выведет меня под предлогом неотложных дел.
        - Ваше величество, - не унималась она, проверяя мой рабочий кабинет, хотя я не чувствовал постороннего присутствия. - Как вам только не стыдно сбегать от невест?
        - Я слишком ценю свое время, Мерили. Выбрать мне жену вы с Даминой способны и самостоятельно. Мое присутствие не требуется, - заметил, как бы между делом, просматривая стопку корреспонденции на углу рабочего стола. - И за обедом - это твоих рук дело или у прислуги массовый приступ косоглазия?
        Она довольно улыбнулась и ловко запрыгнула на столешницу, накрывая ладонью стопку нетронутых писем.
        - Это - подождет. Нам нужна порядочная женщина, а не истеричка. Женщины - мастера манипуляций! Многие из них великолепные актрисы. Но у всех есть общая слабость: рефлексы. Привычные реакции на внезапные раздражители. Оцени эту реакцию и поймешь, кто перед тобой.
        В памяти всплыл образ леди Дархат-Нуар. На ее лице не проскользнуло и тени недовольства. Она отнеслась к ситуации с пониманием, с прислугой говорила на равных и… кажется, навязчивые мысли о ней меня уже раздражают.
        - Представь, Вэйлиан, женщина, которую ты выберешь, проведет с тобой всю жизнь. В отличие от других мужчин, завести богатый штат любовниц ты не сможешь. Будешь ли жить затворником в противоположном крыле замка, лишь бы не встречаться с законной супругой, или будешь с нетерпением ждать возвращения в вашу спальню - зависит от твоего выбора. Она может стать украшением замка или промотать казну на шмотки и драгоценности. Кстати, часть участниц еще до обеда потратили половину месячного жалования! И ты не представляешь, друг, но дама может съесть твой мозг чайной ложечкой с невозмутимым видом. Поэтому я повторю - ты участвуешь в отборе со всей отдачей, прощупывая девушек по своим параметрам, а мы с Даминой тебя подстрахуем.
        Мерили склонила голову на бок и улыбнулась открытой, доброй улыбкой. Хотелось провести ладонью по ее щеке, запустить пальцы в волосы и растрепать идеальную прическу. В ней все слишком хорошо.
        - Я всегда говорил, что мы - идеальная пара. Выходи за меня замуж?
        - Серьезно? - она усмехнулась и спрыгнула со стола. - Девятый раз уже, Вэйлиан! В наших с тобой отношениях не хватает маленького нюанса, - крутанувшись на каблуках, она остановилась ровно по линии боли, подняв ладонь на уровень моей груди, но не касаясь ее.
        - Совершенно ненужного нюанса!
        Выражение ее лица сделалось лукавым.
        - Чем брак в твоем понимании отличается от военного альянса?
        Хороший вопрос.
        - Повышенным уровнем доверия и документальными обязательствами?
        Кабинет озарил приятный звонкий смех.
        - Тогда мы давно и плотно женаты. Я серьезно! Любовь тебя не убьет, я обещаю. Это прекрасное чувство, попробуй его обрести и отдаться ему.
        - Это слабость.
        - Анаги, да расслабься ты, наконец! Мир не рухнет, если ты станешь счастливым! Если ты хотя бы прикоснешься к счастью. Я хочу этого для тебя и готова заглянуть под юбку каждой участнице, но найти для тебя ту самую. Кстати!
        Она достала из потайного кармана узкую бархатную коробочку.
        - Твой заказ, - на столешницу легло украшение. Подвинув ко мне коробку одним пальчиком, Мерили улыбнулась.
        - Спасибо за оперативность. И перестань так широко улыбаться!
        Заглянул внутрь - привычка все контролировать. Идеально. А сейчас еще и соответствует случаю.
        - Кстати, она в саду. С Мериданом.
        Порой я побаиваюсь Мерили. В хорошем смысле.
        - Назначь меня к ней.
        - Зачем?
        - Затем, что она тебе нравится.
        - С чего ты так решила?
        - Я слишком хорошо тебя знаю, Вэйлиан. Мы ее сразу выделили, не отрицай.
        Сразу. Выделил еще в тот момент, когда она заметила моих иллюзорных мальчишек. Мне даже захотелось подарить им настоящую жизнь. Она общалась с ними со всей искренностью, не играла. Смысл игры в зрителях, а леди Дархат-Нуар была уверена, что за ней не наблюдают.
        - Если будешь с ней поласковей, тогда возможно и назначу.
        Она раскрыла рот и беззвучно улыбнулась, ткнув в мою сторону изящным пальчиком.
        - Поласковей? Это к тебе, дорогой. Она шпионка, Вэйлиан. Если понадобится - я ее ликвидирую, без всяких ласк.
        - Я знаю. Но кто из них - не шпион?
        - Но она - профессиональная шпионка.
        - Думаю, ее цель - заставить меня изменить мнение насчет преобразователя. Для Дома Земли я представляю слишком большую ценность. Я удовлетворяю твою просьбу.
        - Ты не пожалеешь! - расцвела Мерили и выскользнула из кабинета.
        Уже пожалел. Во что меня втягивают эти красавицы? Тряхнул головой и опустил взгляд на коробку, обтянутую бархатом. Мне не терпелось узнать реакцию той, кому она предназначалась.
        ЛЕДИ РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Земля восстанавливает силу магов земли. Все просто. Чем мы к ней ближе, тем быстрее регенерация.
        Я забилась в самый дикий и необжитый уголок сада с намерением восстановить силы и отыскать Саввелия. Скинула туфли и легла в траву, наслаждаясь ее бархатными прикосновениями. Надо мной вился легкий ветерок, лепестки цветов касались лица, щекотали пятки и ладони, откуда-то доносился аромат скошенной травы и мяты, по лодыжке беззастенчиво полз муравей, а на нос села бабочка. Я закрыла глаза, и энергия потекла в меня мощными потоками. В сердце Империи стихий восстанавливаться проще. Магические потоки текут на поверхности, и восполнить их не составляет труда.
        Сила наполняла, и с каждым мгновением мир обретал прежние краски. Я потянулась сознанием к садовой живности, чтобы помогла отыскать Саввелия. Мышь! То, что нужно. Она-то наверняка знает, как пробраться на нижние этажи замка.
        Впрочем, пришлось перебрать несколько мышаток, прежде, чем я нашла ту, что знала ход. Подхватив зубами листик акации, я юркнула в щель между камнями и позволила зверьку вести. Худенькое тельце петляло в темноте, семенило маленькими лапками. Животное то замирало в страхе, когда рядом слышались шаги, то ускорялось, оказываясь на безопасной территории. Мы пересекли людный коридор, быстро двигаясь вдоль стены, сползли по лестнице и оказались в холодном сыром подземелье.
        Найти камеру Саввелия оказалось непросто, его забросили в такую глушь, что мышь едва пробралась. Старик спал на охапке прелого сена. В углу не освещенной камеры валялась плесневелая корка хлеба, и стоял грязный полупустой стакан. Сам Саввелий надрывисто кашлял и выглядел словно леший: грязный, нечесаный, с длинной спутанной бородой и худой как ольховая жердь. Кажется, что мир забыл о нем, и, судя по вони, в камере не убирались.
        Я завладела сознанием мышки и подошла ближе. Животное само не осмелилось бы подобраться к человеку, но я знала, что Савва не обидит. Он не сразу заметил мышь. Его подернутые мутной пеленой глаза шарили в темноте. Он слышал шорохи, но не видел меня. Я подлезла под его ладонь, поскребла лапкой и выпустила из зубов листок акации.
        - Что это? - прохрипел старик, ощупывая шершавыми пальцами холодный лист. - Это…
        Он осекся, не поверив ощущениям. На его глазах выступили слезы.
        - Девочка моя, - усмехнулся Саввелий. Я потерлась головкой о его ладонь, погладила лапкой и пропищала, что мы ему поможем. Разумеется, мышиный писк старик не разобрал, но лист акации… яснее и быть не может! - Я знал, что ты меня не оставишь, знал, - Савва смеялся сквозь слезы, но смех прерывал тяжелый грохающий кашель.
        Боюсь, у меня мало времени. Первым делом пронесу в его камеру зелье восстановления и еду.
        Саввелий не сразу пришел в себя, а когда понял, чего я жду, рассказал распорядок содержания. Раз в несколько месяцев его моют, стригут и выпускают на улицу. Ночью. Это - единственная возможность вытащить старика. Следующая прогулка предположительно через несколько дней.
        Я забралась по его руке и потерлась головкой о шею старика, заверяя, что не оставлю. Хотелось столько ему сказать, но успеется. Сперва вытащу, сантименты - потом.
        - Не рискуй, Рейна. Только не рискуй.
        Ради него я на любой риск пойду!
        Я почувствовала чье-то присутствие и резко покинула сознание мыши. Как?! В этой части сада меня не должны были побеспокоить! Сюда редко добираются садовники, а туфля благородных леди тут и вовсе не ступала!
        - Ты странная, тебе об этом говорили? - раздался веселый голос Меридана.
        Я сжимала ладонью его горло, при этом еще не открывая глаз.
        - А вы сильно рискуете, пугая девушек, о которых ничего не знаете. Я из тех, кто сначала делает, а потом думает.
        - Вы ошибаетесь. С прошлой ночи, думается, я неплохо вас узнал, маркиза!
        Парень игриво подергал бровями, за что получил дружескую затрещину.
        - Не рановато ли вам, сударь, отпускать скабрезные шуточки? Да еще и в адрес леди?
        Тем не менее, предложенную руку приняла, сама поднялась, а Меридана опрокинула на лопатки.
        - Я бы спросила, как ты дожил до своих лет, но не стану. Совет на будущее: беспомощные мальчики девчонок не привлекают.
        - Значит, без вариантов?
        - Боюсь, что так. Вы слишком молоды для меня, - усмехнулась, помогая парню подняться.
        - Мы поговорим об этом через десять лет, - серьезно заявил он, отряхивая штаны. - Если мой дядя окажется настолько глуп, что не женится на тебе.
        Я дипломатично улыбнулась и нехотя опустилась на поросшую мхом лавку. Хотелось еще полежать и впитать энергию, но уже не получится.
        - Что ты делаешь в этой части сада, Меридан? Да еще и без охраны? Ты снова сбежал?
        - Надо же как-то тренироваться, - он беззаботно пожал плечами и плюхнулся рядом, как деревенский мальчишка, а не наследник престола. - А ты что здесь делала? Да еще и в таком виде?
        Я покосилась на свои голые ступни и поиграла пальчиками.
        - Честно? Восстанавливалась после схватки с твоим дядей.
        Меридан гоготнул и игриво ударил меня кулаком в плечо.
        - Ты крутая, если дерзнула! Но не строй иллюзий. Если ты жива, значит, он поддался. В этом мире ему нет равных по силе. Даже я в подметки не гожусь, а если ко всему еще и опыт прибавить - сама понимаешь.
        Я сменила тему, тем более что уходить рано - силы до конца не восстановились.
        - Сильно досталось за вчерашнее?
        - Дядя меня любит, - отмахнулся он.
        - А отец?
        Меридан изменился в лице и сник.
        - Отца у меня нет, Рейна, а мама… Мама меня не наказывает.
        - Я бы тебя выпорола крапивой и не отпускала из комнаты! Ты хоть понимаешь, что от твоего благополучия зависит будущее империи? По сути, оно держится на четырнадцатилетнем мальчишке…
        Мы встретились взглядами, и Меридан поник еще больше. Понимал. И груз ответственности невыносимо давил на него.
        - Магический преобразователь! - улыбнулась и ударила себя ладонями по коленям. Я знала ответ, но хотела разрядить обстановку. К тому же не помешает прощупать почву. Как Меридан относится к этому вопросу? Если придется покрякать с императором, моя следующая цель - мальчишка.
        - Он не откажется от проекта, Рейна. Никогда. Он слишком важный, это… я не могу всего рассказать. Дядя расскажет, если сочтет нужным, но этот проект нужен всей империи.
        - Есть другие способы защитить границы от ирхов! К тому же, Дом Земли успешно отбивает набеги…
        - Он не откажется, - упрямо повторил мальчишка.
        Есть что-то, чего я не знаю. Что-то более серьезное, и магический преобразователь - только одна ниточка из этого клубка.
        - Без вариантов?
        - Без. Ты ведь не убьешь его за это? - Меридан спрашивал с такой надеждой, словно от моего ответа зависело его будущее.
        - Нет. Я… Если все так, возможно…
        Закусила губу.
        - Эй! Даже не думай уйти с отбора! Я запрещаю! Хоть я и не принц, ну, немножко принц, а запретить могу! Если забыла, я, вообще-то, жизнь тебе спас!
        - Да я тебя умоляю, - усмехнулась. - Я слышала шестого, просто руки были заняты.
        Наследник расстроился.
        - Но он бы меня ранил, - проговорила серьезно. - И мне бы пришлось объяснять всем, откуда у меня раны.
        Дырка в плече - сущий пустяк. Маскируется пластырем и закрытой одеждой.
        - А где ты научилась драться?
        Хороший вопрос!
        - Меня научил отец. И ты хорошо учись. Страшно представить, под каким гнетом ты живешь. Тебе опасно находиться в этой части сада! - я осмотрелась. - Столько открытых мест и почти нет дворцовой охраны! Да мы здесь совсем одни!
        Парень рассмеялся.
        - Если бы ты знала, какая на мне защита, не переживала бы!
        - Что-то в лесу она тебе не помогла, - я прищурилась, сканируя парня. - Да и на лопатки ты лег исправно.
        - Потому что опасности не было.
        Я пригляделась к парню. Он был одет как и дядя: в длинную тунику из нити фейлинов. На запястьях то же замысловатое плетение, создающее экранирующий щит. На груди, под тонким шелком, выделяются подвески-артефакты. Это правильно - прикрывать их тканью, чтобы враг не проанализировал уровень защиты и не выстроил атаку, обнаружив уязвимое место.
        В свою лесную вылазку Меридан не надел тунику и выглядел как обычный мальчишка.
        - А в лесу я снял защиту и не надел доспехи, - он брезгливо приподнял полы туники, словно его оскорбляло ходить в таком наряде. - По ним бы меня вычислили на раз.
        - Как по мне, так ты выглядишь более мужественно, чем в штанах.
        В памяти всплыл образ его величества. Вот уж кому невероятно идет туника! Не терпелось посмотреть, как развеваются ее полы во время драки. Почему-то казалось, что я увижу это зрелище, и оно восхитит меня не меньше, чем увиденное ночью в лесу.
        - А вообще, ты хочешь мне помочь? Хочешь снять этот меч, зависший над моей головой?
        - А это в моих силах?
        Парень рассмеялся.
        - Конечно! Это проще простого! Нарожай моему дяде детей! Много-много мальчиков!
        Я подавилась воздухом.
        - А что? Ты видела других участниц? Те еще стервы! Как представлю, что одна из них усядется на троне, так буэ, - парень изобразил приступ рвоты и скривился.
        - Думаешь, я не такая?
        Он игриво пихнул меня в плечо.
        - Ты - не такая. Ты - свой мужик!
        Я рассмеялась и обняла наследника, потрепав его по волосам. Он похож на дворового щенка. Не бездомный, но и не породистый. Добродушный, может цапнуть при необходимости, но удовольствия не получит.
        - Серьезно. Почему бы тебе не родить ему детей? И тогда все закончится.
        - Потому что для рождения детей нужно… много всего, Меридан. Например, любовь.
        - Да я тебя умоляю! - он выбрался из моих объятий. - Для этого нужен всего лишь секс!
        Я округлила глаза и уставилась на наследника с видом поруганной невинности. Он рассмеялся и перешел на шепот:
        - Только не говори, что не знаешь, откуда дети берутся? Нет, если не знаешь, я, конечно, тебе расскажу!
        Надо мной откровенно глумились.
        - Я-то знаю! А тебе не рановато ли интересоваться такими темами?
        - Да я бы уже девчонок портил, если бы не… Эх, - он вздохнул и покрутил кольцо-артефакт на указательном пальце. - Если бы не дурацкая особенность полностихийных мужчин. - Меридан помолчал, а потом добавил негромко. - Значит, ты совсем его не любишь?
        Глупо откровенничать с четырнадцатилетним подростком, но моя цель - установить дружеские отношения и не прекращать игры.
        - Я совсем его не знаю. А в любовь с первого взгляда не верю. Прости, что разочаровала, но жизнь вытравила из меня романтику. Я слишком хорошо понимаю мужчин и их желания.
        - И чего желают известные вам мужчины? - раздался за спиной глубокий, пробирающий до мурашек голос.
        У меня екнуло сердце и обожгло мурашками затылок. Я не услышала шагов! Я! Не! Услышала! И не почувствовала этой давящей и обжигающей ауры! Как?!
        А вот Меридан, судя по довольной улыбке, недаром задал вопрос про любовь. Почувствовал дядю.
        Неторопливо поднялась и склонилась в реверансе. Любопытное зрелище - босая леди в реверансе, но что уж есть. Выпрямилась, по привычке не дожидаясь разрешения.
        - Говоря приличным языком, предел мужских мечтаний - плотские утехи и безграничная покорность женщины. Вряд ли в мужском сердце найдется место для нежностей, романтики и… преданности.
        Выдержала взгляд с искрами тщательно скрываемого недовольства. Его величество стоял, заложив руки за спину. Ветер робко трепал его белоснежную тунику и длинные волосы. Хотелось коснуться черно-серебристых прядей, ощутить магию кончиками пальцев, впитать ее, почувствовать на вкус. Я поняла, что меня затягивает в омут черных глаз, как в бездну, что император снова меня испытывает, погружаясь в мое сознание. Хочет выведать мои тайны? Не получится.
        Впилась пальцами ног в землю и закрыла глаза. Я в связке с родной стихией, у него не получится меня подчинить.
        - Да ты что! Мой дядя не бабник, зуб даю! - вспыхнул Меридан, а я не сразу вспомнила, о чем речь.
        - Меридан, - негромко осек император, не сводя с меня немигающего взгляда. Парень затих и принял из рук его величества плоскую темно-зеленую коробочку. - Это для вас от человека, в чьем сердце ни романтики, ни нежности, ни преданности.
        Сухие слова, острый взгляд напоследок, и император развернулся, чтобы уйти.
        Задела? Это хорошо. Значит, заинтересовала его.
        Я открыла подарок и окликнула императора:
        - Ваше величество!
        Он остановился, но не повернулся.
        - Это, - замерла, разглядывая подвеску. Она поблескивала в солнечных лучах и завораживала.
        Три листика крапивы, припорошенных изумрудной крошкой на тонкой цепочке. Невесомо, нежно, восхитительно! И так скоро? Это же вместо браслета и подарок настолько личный, насколько возможно в нашей ситуации!
        - Поможете надеть? - спросила с улыбкой, не показывая и тени раскаяния.
        Император повернулся и, заложив руки за спину, бесстрастно посмотрел на меня.
        - Вы поменяли свое мнение?
        - Вы намеренно ставите меня в неловкое положение? - улыбнулась, подхватывая пальцами изящное украшение. - Я обязана ответить что-то, что выгодно отличит меня от других кандидаток и потешит ваше самолюбие. То есть, я обязана заключить сделку с совестью и откровенно солгать вам.
        - Лицемерие или оскорбление.
        Императору не составило труда укоротить мою речь.
        - Выходит, что так. Что предпочитает его величество?
        - Правду, - холодно.
        - Что ж. Правда в том, что подарок искренний и личный, поэтому я с радостью приму его. Но правда так же и в том, что все мужчины одаривают женщин с одной целью.
        Император кашлянул, Меридан хихикнул, а я не сводила с его высочества пристального взгляда.
        - Так заложено природой, - словно по секрету сообщил мужчина.
        Увы и ах. В душевные отношения между полами я никогда не верила. Все знают, чем в конце концов заканчиваются ухаживания, незачем делать из этого представление.
        - Ваше величество, у вас тонкое чувство юмора, - улыбнулась, сворачивая с щекотливой темы. - Украшение восхитительно! Так вы поможете? - я подняла невесомую цепочку и шагнула к императору, но он отпрянул от меня, как от огня.
        Что за ерунда?
        Я сделала еще три шага, а он снова отпрянул. Я опять шагнула к нему, он - от меня.
        - Вы что, меня боитесь? - заметила нервно.
        - Я не могу выполнить вашу просьбу.
        - Это всего лишь подвеска! Я же не прошу немедленно на себе жениться!
        Перевела взгляд на Меридана, но тот покрутил кольцо на указательном пальце и пожал плечами. Он знает причину странного поведения своего дяди!
        - Ваше величество, если я вам так неприятна, не проще ли сразу исключить меня из отбора? - вернула кулон в коробочку и громко хлопнула крышкой. - Ведь, если мы поженимся вам, прости Анаги, придется спать со мной в одной кровати!
        Протянула подарок Меридану.
        - Будь любезен, передай это его величеству. Не приведи стихии, я случайно коснусь его!
        Меридан растерянно взял футляр, помялся, кашлянул, растерянно глядя на дядю.
        - Если позволите, я бы хотела вернуться в свою комнату, - надела туфли, исполнила реверанс и под гнетом двух тяжелых взглядов, двинулась в сторону императора. Остановилась, словно ударилась в стену, картинно шагнула в сторону. - Чтобы не осквернить его величество своим видом и запахом, я, пожалуй, пойду другой дорогой.
        Сказано с гордостью и иронией, но в груди растекалась неприятная горечь обиды. Нервная улыбка, небрежный кивок, и я развернулась, чтобы уйти другой тропинкой. Неужели не окликнет? Такое представление разыграла! Будет обидно, если меня сочтут истеричкой, не стоящей внимания.
        Уходила, не торопясь. Ну же… ну!
        - Леди Дархат-Нуар, - раздался властный голос императора.
        Да!
        Остановилась, но не повернулась. Гордая, вообще-то, как и он.
        - Дядя, не стоит… - нерешительно произнес Меридан.
        - Иногда, если леди настаивает, проще дать ей то, что она хочет, чем объяснить, почему этого делать нельзя, - с иронией произнес император.
        Надо же, у ледяной глыбы есть эмоции? А я начала в этом сомневаться.
        Развернулась и подняла бровь.
        - Что вы имеете в виду?
        - Вы примете мой подарок, - безапелляционно и уверенно.
        Усмехнулась, бросив взгляд на несчастную коробку в руках не менее несчастного Меридана. Он смотрел то на меня, то на дядю, и метался как меж двух огней, не зная, чью сторону выбрать.
        - Только из ваших рук, - тот же приказной и холодный тон. Я неплохо подражаю.
        Лицо его величества преобразилось. Я плохо читаю его эмоции, но тень улыбки уловила.
        - Как пожелаете, - со смешком. - Но не говорите, что я вас не предупреждал.
        - Дядя, она ведь не знает! - запротестовал Меридан. - А что, если…
        - Будет уроком, - осек правитель.
        Я усомнилась в принятом решении, но разве отступлю? Повернулась к его величеству спиной и перекинула длинные пряди на грудь.
        На этот раз я почувствовала приближение императора. Жар разрастался, обнимал меня теплым одеялом, сдавливал тисками, не позволяя свободно дышать. Хотелось отстраниться и свободно вдохнуть, но при этом хотелось и податься назад, чтобы окунутся в огонь этой силы. Противоречивые эмоции заставляли сердце биться чаще и сильнее. Или это от нехватки воздуха?
        - Вы готовы?
        Усмешка в голосе лишь придала решимости.
        - В самом деле, ваше величество! Мы что, на поле боя? Это всего лишь украшение, а я - всего лишь ваша невеста, - повернула голову, чтобы выхватить очертания мужественного профиля.
        Ну, нет. Лучше отвернуться!
        Прикосновения его величества ждала с необъяснимым волнением. Отчего-то казалось, оно многое изменит между нами. Сотрет незримые границы, какие бывают между незнакомцами.
        Перед моим лицом блеснуло украшение, и я оказалась в кольце сильных рук. Замерла, как мышка, в чьем теле недавно бегала в подземелье дворца. Сердце билось так же остервенело, и так же страшно было вдохнуть.
        Холодная подвеска коснулась груди, скользнула в декольте и уютно устроилась в ложбинке, а дальше… теплые и чуть шершавые пальцы тронули мои плечи. Мимолетно. Случайно. Но этого хватило, чтобы император потерял самообладание, и цепочка выскользнула из его рук.
        Я успела подхватить украшение ладонью.
        - Дядя? - с волнением спросил принц, будто совершался священный ритуал.
        - Я чувствую, - хрипло произнес император, неуверенно коснувшись моей шеи костяшками пальцев.
        - Вы… - растерянно буркнул парень. - Это невозможно!
        Закрыла глаза, утратив дар речи. Пальцы императора медленно очерчивали позвонок за позвонком, спускаясь к кромке платья. Как же скоро оно началось! Когда прикосновение закончилось, я чуть ли не взвыла! Мурашки блуждали по телу в поисках тепла, но больше не находили его.
        - Вам больно?
        - Не уверена, в том, что чувствую, - горло свело, словно я выпила ледяной воды. - Но ваши пальцы мало похожи на ножи, - неумелая попытка спрятать волнение за шуткой. Рядом с его величеством мое самообладание, опыт и навыки обращаются пеплом!
        Показалось, что его величество улыбнулся. Шагнул непозволительно близко, так, что мурашки запрыгали от радости, коснулся носом моих волос.
        - Вы пахнете дикой земляникой, - негромко произнес его величество и, не отстраняясь, добавил: - Поговаривают, я хороший учитель. Вы ответите за каждое слово, что столь неосторожно обронили в мой адрес.
        Сглотнула, впервые получая удовольствие от ощущений. Что я чувствовала? Слабость перед мужчиной! И мне это нравилось. А еще я чувствовала превосходство. И это мне тоже нравилось.
        Больше не боясь прикоснуться ко мне, и явно получая от этого удовольствие, император забрал из моих ослабших пальцев кулон. А я стояла и не знала, как реагировать! Он заключил меня в объятия, обжигая горячим дыханием шею.
        - Кулон вам, к счастью, не понадобится.
        - Но мне он понравился.
        - Все еще хотите, чтобы я продолжил?
        Хочу, чтобы наше странное состояние не заканчивалось. Мы стояли в объятиях, и это было больше, чем физическое прикосновение. Его бешеная магия, способная разорвать меня, больше не кусала и не жалила. Она ласкала, обволакивала, пропитывала и, кажется… приняла. Или, скорее, смирилась с моим присутствием. Она циркулировала вокруг нас, покрывая императора и меня незримым вязким коконом. Время внутри словно замедлилось, а воздух превратился в желе.
        Я кивнула, признавая свое поражение. Но, как гласит военная мудрость, порой, чтобы выиграть войну, необходимо проиграть бой. Я проиграю этот бой, чтобы в итоге победить.
        Его величество ловко застегнул кулон и провел кончиками пальцев по моим плечам.
        - Что-то изменилось?
        - А должно? - с дрожью в голосе.
        - Дядя, это значит… - взволнованно спросил Меридан.
        - Идем.
        Император отстранился так неожиданно, что мне будто под дых дали. Я судорожно вздохнула и пошатнулась, но меня тут же подхватили под локоть. Улыбается еще! Ладно, губы плотно сомкнуты, но в глубине черных глаз - торжествующая улыбка.
        - Но…
        Меридан растерянно открывал и закрывал рот.
        - Я сказал - идем. Доброго дня, леди Дархат-Нуар.
        Император развернулся и величественно покинул мой уютный уголок.
        - Это правда возможно? - восхищенно воскликнул парнишка и помахал мне ладонью. - Значит, когда-нибудь я тоже смогу?
        - Возможно, Меридан, мы не знаем, как…
        А дальше кокон непроницаемости и разговор я не услышала. Впрочем, у меня были свои дела: зелье экстренной регенерации из набора номер три. Сунула руку в потайной карман платья и достала склянку. Мышка послушно ждала в кустах, готовая доставить срочную посылку для Саввелия.
        Следующие несколько дней мы видели императора только в столовой. Меня он не удостаивал и взглядом, да и другим участницам доставалось немного: пара скупых фраз, вежливый кивок или сухие ответы на комплименты и глупые вопросы. Погода, одежда, дворцовые сплетни…
        Впрочем, несмотря на бредовые темы разговоров, я не тешила иллюзий насчет соперниц. Большинство - шпионки или интриганки. С Грэндлис я однажды встречалась на задании. Сомневаюсь, что у нее хобби носить брюки с кожаными куртками и шататься по Этгардским лесам. Боязливые леди название леса даже вслух не произносят. Дом Воды активно устанавливает политические связи и подбивает клинья к участницам из нашего дома, причину я пока не выяснила, а Дом Воздуха представлен первыми красавицами. Скорее всего, обычные девицы, которыми манипулируют. Воздушники и без того заправляют в межстихийном альянсе, хотят еще больше упрочить позиции, посадив на трон свою кандидатку. С соперницами своего дома я также познакомилась. Выделила сильнейших и тех, кто не стоит моего внимания.
        Передышка перед сортировочным туром пошла на пользу. Я получила разведданные из центра. Оказывается, император скрывает любопытную особенность. Как владелец полностихийного дара, он рискует, прикасаясь к другим людям. Высока вероятность превратить собеседника в пепел, ледяную или глиняную статую, либо лужу. И, если в случае со статуей еще все обратимо, то лужу и пепел исправить не получится. Есть ритуалы, позволяющие обезопасить окружающих, но подрывающие силу властителя. Он сможет касаться других людей без риска их уничтожить, но прикосновение причинит им боль.
        Я оторвалась от чтения досье и вспомнила нашу встречу в саду. Как его величество отпрянул от меня и боялся застегнуть на моей шее кулон. Он хотел меня проучить, причинить своим прикосновением боль, но… ее не было. Я ощутила приятные мурашки не более. Мне было хорошо в его руках, что-то не сходится. Прочитала дальше.
        «Мы установили, что есть девушки, невосприимчивые к силе императора. Он может касаться их без ритуала и без риска уничтожить. Такая невеста получит несравнимые конкурентные преимущества и станет слабым местом его величества при должном обаянии».
        Растворила послание. Тут есть над чем подумать. Как выполнить задание центра - ума не приложу! Наверняка это природная особенность девушки. Мне придется перелопатить всю императорскую библиотеку в поисках соответствующего ритуала.
        Второй вопрос - откуда центр раздобыл информацию? На отборе еще одна шпионка? Но точно не из отряда Тринадцати, своих я знаю. Возможно, кто-то из разведки лорда Земли.
        За отведенное до сортировочного тура время я вылечила и подкормила Саввелия - ему понадобятся силы, когда я его освобожу. Написала на базу о прибытии драконов, состоянии Саввелия, своих подозрениях насчет дома Огня. Но зачем им смерть наследника - предстоит выяснить.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        Мерили, как всегда, оказалась права, предложив понаблюдать за девушками издалека. Многие меня удивили. Вот, например, леди как ее там, из Дома Воздуха, возлежала поперек моей кровати, не стесняясь прикрывать обнаженные чресла моей же рубашкой. Я вошел в комнату, окинул ее мрачным взглядом и направился к шкафу.
        - Через полчаса вас не должно быть в замке, - обронил сухо, перебирая одежду. Никогда не думал, что выбрать подходящий костюм такая проблема.
        Мерили просила надеть что-то волнующее, но не объяснила, что имела в виду.
        - Вы не представляете, что теряете, ваше величество!
        - Не заставляйте меня грубить. Полчаса, - подхватил вешалку с костюмом и вышел.
        Дожили, сбегаю из собственной спальни!
        Попутно уволил стражу этажа.
        - Я обнаружил в своей постели женщину! - заявил обличительно, вторгаясь в покои Мерили. - Ты можешь себе это представить?
        Стянул белоснежную тунику и развернулся на звук шагов.
        - Ты знаешь, многие мужчины обрадовались бы этому факту. Но только не ты, разумеется. Она была хороша? Дай угадаю. Кто-то из Дома Воздуха, не так ли?
        Усмехнулся и потянулся к черно-серебристой тунике.
        - Они планируют возвести на трон свою императрицу, чтобы упрочить позиции. Глупый ход.
        - Вэйлиан, что ты делаешь?
        - Переодеваюсь.
        - В это?
        Она выхватила из моих рук одежду и вскинула бровь.
        - Серьезно? О чем я тебя просила? Надеть что-нибудь волнующее. Ты должен произвести на девушек впечатление, чтобы они активировались и показали себя с лучшей стороны.
        - Лучшей? - скрестил руки на груди, не смущаясь обнаженного торса. Мы с Мерили спали в одной палатке во время боевой вылазки к т’хардгам, можно сказать, мы больше, чем супруги. - Ты снова что-то задумала!
        - Конечно, задумала! Участницы должны выложиться на полную! И обязательно удели внимание нескольким из них. Не одной, иначе долго не проживет, а нескольким. Они должны ощутить дух конкуренции, на этом фоне мы увидим, кто во что горазд.
        - Думаю, сортировочное испытание и без того это покажет.
        Она поиграла бровями.
        - Вы страшные женщины. Что приготовили?
        - Узнаешь! Лучше расскажи мне о вашем свидании с маркизой Дархат-Нуар.
        Она вызвала моего огненного элементаля и велела принести серебристую рубашку, жилет с зачарованным руническим письмом и обтягивающие брюки. Обычно я ношу такие под туникой.
        - Я слышала, кое-что произошло, - продолжила она, отдав указания. - Кое-что очень важное и неожиданное.
        - Произошло, - согласился и сел на диван. - Я смог коснуться ее, она осталась жива и в сознании. Более того, даже не вскрикнула от боли.
        - Ну, устойчивых женщин ты и раньше встречал. В конце концов, на тебе было кольцо, и я тоже могу тебя касаться.
        Мерили села рядом, и погладила меня по плечу.
        - Да. Но твои прикосновения как вата. Они мне неприятны.
        Она прищурилась.
        - Ты знаешь, как поднять женщине самооценку.
        - Я чувствовал, Мерили. Я ее почувствовал.
        Подруга замерла, не меняя выражения лица. Красивая. Уверенная в себе. Сильная. Если бы не множество «но», стала бы лучшей императрицей из возможных.
        - И тебе понравилось?
        - Спрашиваешь? - усмехнулся, и провел ладонью по волосам. - Я с раннего детства думал, что обречен никогда не узнать тепло и мягкость женского тела без опасного и болезненного ритуала. Женщины, с которыми я был прежде, даже в постели не приносили мне такого удовольствия, которое я получил от одного прикосновения.
        Мерили помрачнела. Но я знал, что это не от ревности. Она поняла, что у меня появилась слабость, о которой никто не должен узнать.
        - Что тебя тревожит?
        - Причина, - она ударила себя по коленям и поднялась. - Мы должны выяснить причину, по которой эта девушка имеет над тобой такую власть. Хорошо, что ты приставил меня к ней, я все сделаю. А пока превратим тебя в покорителя женских сердец.
        По ее лицу пробежала эмоция коварства, когда в гостиную вплыл огненный элементаль с несколькими вешалками в горящих руках.
        МАРКИЗА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Утро началось неожиданно.
        Почувствовав звук вынимаемого из ножен клинка, я замерла. Любопытно же! Меня столько раз пытались убить, преимущественно во сне, что с определенных пор я раздавлю муху на подлете, при этом не проснувшись. А тут проснулась и… да. Стало интересно.
        Скрип половицы - наемник замер. Тишину разрывало его тяжелое дыхание. Едва различимый скрип кожаной подошвы. Волос коснулся воздух от руки, поднятой для удара. Я скатилась с кровати, и сталь вошла глубоко в перину. Обхватила ногами колени неприятеля, дернула и повалила его на пол. Резкий удар в кадык, выбить клинок, обездвижить руки и ноги. На то, чтобы достать нож из-под днища кровати ушло не больше полутора секунд и вот подо мной извивается крепкое тренированное тело.
        В одном я все же ошиблась - наемник вовсе не элитный.
        - Кто? - холодный приказ.
        Мои волосы щекотали раскрасневшееся лицо мужика. Покраснеешь тут, когда пережимают сонную артерию. Ослабила хватку, но не отвела лезвие от его горла.
        - Леди Ремзи, - прохрипел он.
        Леди Ремзи, леди Ремзи… ах, да! Одна из огненных. Рыжеволосая, кареглазая, пышногрудая красотка без мозгов. Будь у нее мозги, наняла бы убийцу из Гильдии. Те заказчиков не сдают ни за какие деньги - клятва крови не позволяет.
        - Приказ - убить?
        Мужик плотно сжал губы, то ли запоздало вспомнив о профессиональной этике, то ли решил поломаться и набить себе цену. Плевать, и сама определю.
        Оглянулась на клинок и место удара. На рукояти огненные руны, часть лезвия, не утонувшая в перине, смазана чем-то красным. Принюхалась. Повеяло горечавкой, валерианой и чем-то приторно-сладким. Метил он в бедро. Нет. Это не профи и даже не середнячок - это идиот.
        - Меня приказали усыпить и вывезти из замка, я так полагаю. Зачем?
        Мужик кашлянул и округлил глаза.
        - Зачем? - рыкнула и приложила его как следует головой об пол.
        - Чтобы продать на великие игрища! - пропищало это недоразумение.
        Я брезгливо отшвырнула его. Великие игрища - позорное развлечение высокопоставленных господ. Туда попадают неугодные и провинившиеся рабыни, но никто не станет разбираться в прошлом девушки, доставленной на игрища, поэтому оказаться там может любая. Десятки километров дикого леса, хищные животные и чиновники на лошадях. Что станет, когда они выследят добычу? Могут убить, изнасиловать, сотворить с ней что угодно. Хуже всего, храмовники прикрывают и даже в какой-то степени оправдывают это мероприятие, полагая, что высокопоставленным господам нужно снимать напряжение и давать волю порокам на неугодных женщинах. Рабыни хуже мусора, их жизнь ничего не стоит.
        Сглотнула тошнотворный комок и включила логику.
        Леди Ремзи в моем списке огненных шпионок. Она не настолько глупа, чтобы нанимать дилетанта, значит, хотела доставить мне сообщение. Что ж, сообщение получено, леди, вызов принят. Пользуясь передышкой, наемник дернулся и попытался выскользнуть из захвата, за что еще раз получил по черепушке.
        - Да не дергайся уже! Ты облажался, прими как факт. Ты же не профессионал, всего лишь ряженный. Даже странно, что я сразу не поняла.
        - Я актер… актер я, - сдался мужик.
        Стоит отдать ему должное - сыграл неплохо. Тело тренированное, морда соответствует предполагаемому профилю, сразу и не скажешь, что притворяется.
        - Сколько она тебе обещала?
        - Сто золотых.
        Ого!
        - Целое состояние, - усмехнулась и задумчиво почесала кончиком ножа подбородок. - Значит, так!
        Поднялась сама и за шкирку подняла горе-убийцу.
        - Отнесешь это своей нанимательнице, - я сняла с шеи «родовой артефакт» Дархат-Нуаров. По легенде эта подвеска хранит силу нашего рода, на деле - вместительный накопитель. - Скажешь, что выполнил задание.
        - Не понимаю, - растерялся актёришка.
        Растерла переносицу и произнесла:
        - Чего ты не понимаешь? Теперь ты работаешь на меня, а это - для лучшего понимания, - схватила его за руку и выжгла печать раба.
        Да знаю, знаю, противозаконно и все такое. Вот и «наемник» вылупился на меня как на живое воплощение Анаги. Справедливости ради, то, чем он тут занимался, тоже не очень-то законно.
        - Теперь дошло? - очаровательно улыбнулась и отшвырнула от себя его руку.
        - До… дошло! - повторил он, отбивая зубами чечетку.
        - Великолепно, - еще одна холодная улыбка для острастки. Четыре говорил, что одна такая моя улыбка заменяет сотню угроз. - Отнесешь мой кулон леди Ремзи. Скажешь, что перестарался и случайно попал в бедренную артерию, а кулон снял с тела. Получишь свои сто золотых и уедешь из замка. Ты же вольный? Был, - добавила с усмешкой, глядя на выжженную только что метку.
        - Во-вольный, маркиза.
        - Все понял?
        - Но… вы же не умерли в самом-то деле!
        - А это уже не твоя забота. Когда передашь кулон - метка раба погаснет.
        Мужик кивнул, почесал затылок и зажал в кулаке кулон. Глянул на распахнутое окно, шмыгнул носом.
        - Я в шоке, - закатила глаза и накинула на него сеть отвода глаз. Хватит на несколько минут - успеет покинуть апартаменты. - На будущее, здесь проходит бедренная артерия! - я показала на себе для наглядности. - Если хочешь деморализовать и обездвижить жертву, лучше ударить по ушам и связать.
        - Э-э…
        - Ы-ы, - передразнила и выпихнула наемника за двери.
        Вызов принят, леди Ремзи.
        Конечно, она не удовлетворится его словами. Для надежности заплатит и отошлет актера, а сама отправит служанку перепроверить. И на этот случай я приготовила представление.
        Вскоре служанка и правда явилась. Недалекая пожилая женщина вряд ли отличит кровь от сока с такого расстояния. Дальше двери она шагнуть не отважилась. Ужаснулась, выдохнула и опрометью бросилась из моих покоев. Я обставила все так, чтобы в дверях служанка леди Ремзи столкнулась с моей Ришей.
        - Что вы здесь делаете? - делано возмутилась Риша, едва отскочив с подносом от трясущейся старушки.
        - Там… там…ай…
        Топот ног и тишина. Риша оказалась девушкой сообразительной. Быстро закрыла двери и ворвалась в мою спальню.
        - Госпожа, госпожа-а-а!
        Стоит отдать должное, от страха служанка подпрыгнула, но мой утренний кофе не разлила. Визжала поставленным фальцетом и даже не хихикала. Сыграла на «отлично», как профессионал.
        - Я такая неуклюжая, Ришенька. Сок в постели пила и уснула. Кто-то приходил? - спросила с деланой улыбкой, и мы рассмеялись.
        Провести леди Ремзи оказалось проще, чем отобрать леденец у ребенка. В этом деле главное не спешить. Мы закинули удочку, оставалось ждать.
        - Ты сообщила, как мы и договаривались? - уточнила у Риши.
        - Китон мой друг. И как раз на этаже его смена. Он проследит за леди Ремзи, когда та покинет покои.
        - Как только увидит в ее руках кулон, сразу доложит начальнику смены?
        - И зафиксирует происходящее. Мы получим доказательства кражи! - Риша подпрыгнула и хлопнула в ладоши. Поднос уже стоял на столике, источая аромат свежей сдобы и крепкого кофе. - Маркиза, вы восхитительны!
        - Ошибаешься, Риша. Это простейшая спецоперация.
        Диверсии - специализация Четвертого. Я многому у него научилась. Иногда проще подставить другого человека, чем доказать, что он в действительности что-то совершил. С преступниками этические способы работают редко.
        - Леди Ремзи будет сложно объяснить, как в ее руках оказался мой родовой артефакт.
        - Она сильная соперница, - поддакнула Риша, усаживаясь за мой столик для завтрака и устраивая подбородок на ладони. - Ой, простите! Чего это я.
        Служанка вскочила и залилась краской.
        - Ничего страшного, - откусила булочку с облепиховым джемом и пригубила кофе. - Мне нужна подруга и соратница, а не рабыня. В моих покоях веди себя естественно, но на людях не допускай оплошностей. Приготовь мне платье для испытания. Кстати, удалось что-то узнать?
        - Увы, госпожа. Все хранится в строжайшей тайне. Кроме леди Орэнтруэ и леди Балинуэй никто не знает, что вас ждет.
        - Леди Орэнтруэ… - протянула задумчиво, делая глоток терпкого кофе. Темная лошадка на шахматном поле отбора. Станет ли она другом или злейшим врагом?
        Ответ на этот вопрос явился ко мне собственной персоной через несколько часов. Я предусмотрительно не покидала покои, ожидая развития событий. Много тренировалась, в том числе, увы и ах, на портрете его величества. Слишком уж удобное расположение.
        - Маркиза? - раздался в гостиной поставленный голос с нотками иронии. - Вы не заняты?
        - Как видите, - закрыла книгу и поднялась. Под обложкой любовного романа клинопись т’хардгов с транскрипцией произношения. Я учусь на ошибках. В тюрьме этих воинственных гномов мне совсем не понравилось, не хочется снова проколоться на мелочи.
        - Интересуетесь т’хардгами? - невозмутимо полюбопытствовала леди, растягивая красивые губы в дипломатичной улыбке.
        Она стояла передо мной как статуя самой себе: великолепная, блистательная, прямая как жердочка и красивая как цветущая магнолия на рассвете. И пахла примерно так же.
        - Боюсь, в романе Эры Райской ни одного гнома, - усмехнулась, указывая леди Орэнтруэ на диван. - Присаживайтесь. Чем заслужила ваш визит?
        Гостья осмотрелась, подмечая одни ей заметные детали. Да, от нее не ускользнула едва заметная дырочка в обоях от моего сюрикена. Я поздно поняла свою ошибку, теперь-то тренируюсь исключительно на портрете и в спальне.
        - Леди Ремзи.
        Два слова. Проницательный взгляд. Понимающая улыбка.
        - Здорова, надеюсь? - спросила бесцветно.
        - Вас это интересует?
        - Нет. Но по правилам этикета я обязана поинтересоваться.
        Внимательный взгляд леди Орэнтруэ выбивал почву из-под ног. Со шпионкой такого уровня я еще не встречалась, тем не менее, невинного взгляда не отвела.
        - Вы так смотрите на меня, словно я преступница. Мне страшно, леди Орэнтруэ, - пролепетала, пытаясь создать образ легкомысленной дурочки.
        - Сомневаюсь, что это так.
        Она достала из кармана мою подвеску.
        - Знакомо?
        На длинной цепочке покачивался «родовой артефакт» Дархат-Нуаров с выгравированными инициалами «Р.Д.-Н.» по букве на трех листиках акации. Акация - мой символ в доме Земли.
        - Надо же! Вы его нашли! Не думала, что стража сработает так оперативно! Представляете, кто-то украл его!
        - Да вы что, - с иронией произнесла леди Орэнтруэ, возвращая мне подвеску и поднимаясь. - Леди Ремзи покинула отбор. В следующий раз обращайтесь сразу ко мне.
        - По поводу пропажи вещей? - невинно похлопала ресницами и встала вслед за гостьей. Она поморщилась.
        - Этот образ вам совершенно не дается, маркиза. Но выглядит забавно. Удачи в отборе.
        - Ничего не поняла, но благодарю, что вернули подвеску.
        - Мгм, - леди довольно кивнула и, распахнув веер, покинула мои покои.
        Это был экзамен от его величества или от шпионки его величества? Но, что-то подсказывает, я его прошла.
        До начала сортировочного тура оставалось несколько часов. Риша подготовила платье из нежно-кремового сатина с кружевами и открытыми плечами. Тугой корсет, пышная юбка, легкий макияж, капелька духов и, конечно же, подарок его величества - образ готов. Мужчин притягивают женщины-загадки, а женщины-недотроги интересны до поры до времени. Пусть подвеска на моей груди станет императору намеком на ответный интерес.
        Риша завороженно вздыхала и глядела на меня, улыбаясь во все зубы и повторяя, что я невероятно хорошенькая. Еле ее спровадила. Видимая часть наряда - это полдела. Не могу же я припрятать в корсет сюрикены и натянуть обтягивающие штаны с ремешками для кортиков и зелий при ней!
        Перед встречей с его величеством планировала передать еду Саввелию, но в коридоре меня ожидал сюрприз.
        - Маркиза, - вежливо поклонился стражник. - Куда направляемся?
        - А вы, простите, кто такой и что здесь делаете?
        - Меня зовут Эштон. До особого распоряжения его императорского величества я приставлен к вам и обязан сопровождать, куда бы вы ни пошли.
        Придержала рвущиеся с языка ругательства. Мало ли он знаком с языком ирхов. Я ведь не отдохнула после предыдущей миссии! Руки так и чесались крикнуть «чапа», ткнуть мужика носом в мое декольте и отключить ударом в уши, но нельзя… До чего же муторные эти гражданские операции! Столько запретов и ограничений! Никакого простора для фантазии.
        Осмотрелась. Возле дверей других участниц Дома земли тоже стояли охранники.
        - А по какому поводу охрана?
        - На одну из участниц напали. Теперь вы под охраной. Некоторое время я буду вас сопровождать.
        Великолепно. Только этого не хватало! Захлопнула двери. Эштон наверняка из контрразведки, как и другие «охранники». При нем связываться с Саввелием даже через мышь крайне опасно. Но я не могла подвести друга.
        Завернула пирожки с облепиховым вареньем в шелковый платок и сунула в потайной карман. Придется действовать по старинке: вылезать в окно, тем более апартаменты Дома Земли невысоко. Император учел нашу тесную энергетическую связь с родной стихией и, в отличие от участниц Дома Воздуха, размещенных в башне западного крыла, мы расположились в самой нижней и живописной его части.
        Распахнула створки и присвистнула. Под моим балкончиком расположилась арка. Если кому-то вздумается прогуляться, пока я выпрыгиваю, случится конфуз. Впрочем, жизнь шпиона - это постоянный риск.
        Перемахнула через кованые перила балкончика, свесилась и осмотрелась. Никого.
        Прислушалась. Где-то вдалеке тревожно звенела птица, в кустах стрекотали цикады, едва различимо гудели пчелы, ветер доносил голоса, но слов не разобрать, значит, собеседники далеко.
        Шаг, сгруппироваться и…
        Да чтоб меня!
        Кто-то скажет, что я невероятно удачлива, но не в моем случае. Через арку действительно кое-кто проходил. Кое-кто с полностихийным обручем на голове и отменной реакцией. Меня перехватили почти у земли, хотя я сгруппировалась и должна была мягко приземлиться сама. Тоже мне высота!
        Я обхватила императора за шею и состроила испуганное выражение лица. Работа шпиона - постоянно выкручиваться из самых дурацких ситуаций! Это только дилетанты думают, что мы размахиваем оружием направо и налево, раздаем тумаки и постоянно убегаем. На деле наше главное оружие - язык и актерский талант. Испуганно моргнула и выпалила, пока император обескураженно вглядывался в мое лицо и трепетно прижимал к себе меня, пять килограмм моего оружия и булочки с облепиховым джемом:
        - Ваше величество, вы спасли мне жизнь!
        Для наглядности испуганно впилась пальцами в его плечи.
        Хм. Плечи. А чуть выше - голая шея. По данным центра прикосновение к телу императора болезненно и даже смертельно. Не через одежду, а кожа к коже.
        От мужчины веяло силой, магией и уверенностью. Он держал крепко, но при этом бережно, как редкий цветок, который можно сломать неудачным прикосновением. Его ладони лежали на моем корсете и… булках! Едва не взвыла, представив, во что превратилась сдоба под юбкой!
        - Оригинальный способ привлечь мое внимание, - заметил его величество. - Определенно, вы превзошли других участниц по изобретательности.
        Вот ведь… самомнение!
        - Если бы я знала, что вы дежурите под моими окнами в ожидании, я бы выпала раньше, - обворожительно улыбнулась и, как бы перехватываясь поудобнее, устроила ладонь на шее императора. Его волосы были забраны в замысловатом плетении, и доступ к телу труда не составил.
        Мужчина замер. Да что там, я тоже. Не каждый день рискуешь превратиться в пепел или лужу, но… Я не превратилась. И обещанной боли не почувствовала.
        - А вы выпали? - кашлянул император, тоже что-то ощущая. И это «что-то» не боль. Одно плохо - в мою импровизацию он не поверил.
        - Разумеется! Перегнулась через бордюр, чтобы лучше рассмотреть розы, редкий сорт, очень красивый и… надо же, как неловко-то получилось! Но на мое счастье снизу прогуливались вы, и спасли мне жизнь! Благодарю, ваше величество.
        - Не стоит благодарности. Какие, говорите, розы вы хотели рассмотреть?
        А вокруг, как назло, одни пионы! Перевела тему.
        - У меня вся жизнь перед глазами пронеслась!
        - Сомневаюсь. Вы не выглядите испуганной.
        - А вы не выглядите возмущенным! К тому же… Разве женщине стоит бояться, если она в ваших руках?
        Снова провела ладонью по шее императора. Его глаза превратились в две черных бездны с россыпью золотистых искр, а у меня в груди екнуло. Девять, выключаем эмоции, мы на задании! Оценить ситуацию, проверить разведданные и только. Мне не больно, значит, у меня природный иммунитет? Великолепное совпадение. Или не совпадение?
        Робко улыбнулась. Наш информативный диалог зашел в тупик, да и без того я подарила его величеству слишком много внимания.
        - Что вы скрываете? - хрипло произнес он.
        - Все девушки что-то скрывают, этим мы вас и привлекаем, не так ли?
        Император жадно разглядывал мое лицо, словно отчаянно искал ответ на какой-то вопрос, но я не собиралась облегчать ему задачу.
        - Я пойду?
        - Идите, - рассеянно ответил он.
        - На вас?
        - Что? Ах, это…
        Меня поставили на ноги, и я почувствовала неладное. Облепиховый джем все-таки сделал свое коварное дело. Неловко улыбнулась, исполнила реверанс и… осталась на месте.
        Его величество скрестил руки на груди и поднял бровь, а я… непрофессионально залюбовалась. К сортировочному туру он основательно подготовился, и я чувствую руку леди Орэнтруэ. Вместо туники на нем черная рубашка с серебристым жилетом, обнимающим крепкое тело, обтягивающие черные брюки. Волосы собраны в сложное плетение, и полностью открывают лицо: сильное, волевое, опасное. Особенно с таким выражением непроницаемо черных глаз.
        - Вы здесь, - констатировал император.
        - Как и вы. Пожалуйста, после вас, - неловко улыбнулась, надеясь, что мужчина все же пойдет по своим делам, потому что я без конфуза и с места сдвинуться не могу.
        - Что вы. Леди вперед, - ответил он с тонкой иронией.
        Пришлось выкручиваться.
        - Ваше величество… я… не могу! - добавила театральным шепотом.
        - И почему же?
        - Потому что… тайна.
        И наш диалог продолжался бы долго, если бы вдалеке не послышался голос леди Балинуэй.
        - Ваше величество! Ах, вот вы где, ваше величество!
        Из-за кустов гортензии выплыла распорядительница. Расправив несуществующие складки на подоле пышного платья, она поздоровалась.
        - Леди Дархат-Нуар.
        - Леди Балинуэй, - еще один неловкий реверанс, потому что сдоба вот-вот вывалится через разрез во внутреннем кармане.
        - Ваше величество, леди Орэнтруэ просила вас поторопить.
        Сдержанный кивок распорядительнице, мне и император ушел. Ну, это я так думала. С облегчением выдохнула, сунула руку в потайной карман и…
        - Значит, дело в ваших булках? - раздалось из-за спины смешливое замечание.
        - Что-о? - возмутилась, сжимая в ладони наполовину раздавленную сдобу и поворачиваясь к его величеству.
        - Теперь я знаю ваш маленький секрет.
        Император сдержанно улыбнулся и в этот раз действительно ушел. Мне хватило разума убедиться, что он скрылся за поворотом, прежде чем навести основательную ревизию и с сожалением констатировать провал операции. Булки раздавлены, платье испорчено, репутация подмочена, но зато я убедилась, что невосприимчива к силе правителя! Осталось узнать - почему и насколько.
        Смена наряда не заняла много времени - в этом деле я мастер, поэтому на сортировочный тур в изумрудную гостиную императорского дворца я пришла вовремя и во всеоружии. Во всех смыслах. Дротики, сюрикены, кортики и экстремальный набор зелий при мне, рассортирован и замаскирован. Мало ли что понадобится, вокруг столько прекрасных гадюк, что и не знаешь, с какой стороны прилетит. Невесты улыбались, сочились ядом и лучились ненавистью друг к другу, замаскированной под дипломатические улыбки. К Савве не попала, но обязательно попаду позже.
        Леди Балинуэй встретила меня с легким негодованием, но промолчала. Наверняка посчитала, что я подстроила ситуацию с его величеством, хотя на деле он спутал мне все планы. Но кто же виноват, что дорога в изумрудную гостиную ведет через арку невест из Дома Земли?
        Убедившись, что все участницы прибыли, а охрана устроилась вдоль стен, леди Балинуэй позвонила в серебристый колокольчик. Девушки расселись по многочисленным диванам и стихли.
        - Добрый день, леди, - распорядительница поставила колокольчик на тумбочку и сдержанно улыбнулась, обводя присутствующих внимательным взглядом.
        Ряды существенно поредели до сортировочного тура. Помимо леди Ремзи нас покинуло, навскидку, еще человек пять.
        - Итак. Многие могли заметить, что невест стало меньше.
        Женщина говорила громким поставленным голосом и делала долгие паузы между фразами.
        - Я крайне разочарована их поведением и, признаюсь, не ожидала, что они настолько безответственно подойдут к мероприятию. В этой комнате собраны достойные из достойнейших девушек от каждого дома. Во всяком случае, перед Стихийными Лордами стояла именно такая задача. Я не знаю чего ожидать от вас, но смею заверить, его величество женится исключительно по любви. Его привлекают терпеливые девушки со спокойным нравом. Кроткие. Смиренные. Благородные. Послушные. С хорошей родословной.
        Так и хотелось уточнить, какой породы должна быть сука, но вовремя вспомнила, что мы все же о людях, а не собаках. Император и кроткая послушная императрица? Серьезно? С такой женщиной он заскучает в первый же день. Сильному мужчине нужна сильная женщина с собственным мнением, волевым характером и железной волей.
        - Невеста-интриганка, невеста-истеричка, невеста-подхалимка - не те типы поведения, на которые вам следует ориентироваться. Будьте собой, покажите его величеству свою душу, и тогда, уверена, вы заиграете для него новыми красками, как драгоценные камни. Каждый из них уникален по-своему, так же и вы. Стремитесь показать, в первую очередь, внутреннюю красоту, потому что во внешней вам нет конкуренток во всей империи Стихий.
        Девушки зарделись и перестроились. Теперь вместо гадюк и лисиц меня окружали «ванильки» и «прелесть какие дурочки». Спасибо изобретателю веера! Можно прикрыть смех. Великолепная труппа!
        - Еще один неприятный момент. Как вы знаете, на отбор допускаются исключительно девицы. Браслеты, подаренные вам его величеством, как вы могли понять - сильнейшие артефакты.
        Невесты синхронно коснулись украшений.
        - Помимо прочего, они позволяют определить, если девушка перестала быть таковой. Увы, одна из вас раскусила секрет браслета и обошла артефакт.
        Участницы осуждающе загудели.
        - Эта леди уже покинула отбор, благодаря бдительности других невест, но сам факт обхода артефакта заставил нас усомниться в честности остальных, а потому сортировочный тур, помимо прочего, будет совмещен с проверкой невинности.
        Только этого не хватало!
        - Но мы не готовились! - возмутилась одна из участниц.
        - Я не могу показать себя мужчине!
        - Это стыд!
        Кружевные панталоны остались в комнате?
        - Позор!
        - Невозможно!
        - Успокойтесь, леди. Удостоверять вашу чистоту будет лично его величество и у него… свои методы.
        Надо полагать, это будет не инструментальный осмотр с креслом и нырянием под юбку.
        - Пожалуйста, прошу еще раз. Будьте благоразумны. По итогам сортировочного тура вас останется всего двадцать. Вопросы?
        Разумеется, вопросы были, и мой веер работал, работал, работал… Честное слово, нельзя же столько ржать! Некоторые девицы поражали уровнем умственного развития настолько, что хотелось отправить их в начальную школу. Иных - к логопеду, а третьих - к учителю этикета.
        - Патриссия Мьех, - представилась одна из девушек, подсаживаясь на мою козетку.
        Высокая худая блондинка в платье из лазурного сатина, представляла разведку Воздушного дома.
        - Рейна Дархат-Нуар, - чуть склонила голову, продолжая работать веером.
        - Забавное зрелище? - она кивнула в сторону огненной леди, зачем-то задиравшей юбку перед леди Балинуэй. Причем распорядительнице не удавалось призвать участницу к порядку. - Они и правда считают, что у них есть шанс. Не понимают, что они ширма. Массовка. В то время как настоящее соперничество развернется между такими, как мы.
        Захлопнула веер и выдохнула:
        - Не понимаю, о чем вы, леди Мьех.
        - Разве я что-то сказала? - девушка улыбнулась.
        В моей профессии симпатии недопустимы, но воздушница мне приглянулась. Голубоглазая, с белой, почти прозрачной кожей, легкая, как родная стихия. Но шпионка.
        - Я предлагаю взаимовыгодное сотрудничество. Отбор долгий, как знать, в какой момент и кому понадобится помощь. К тому же, дело ведь не только в отборе?
        Выдержала прямой взгляд и сдержанно кивнула. А вот леди Балинуэй сдерживаться устала. Позвала на помощь стражу и те увели сошедшую с ума огневичку. Нервно поправив прическу и помятое платье, распорядительница окинула нас осоловелым взглядом и произнесла:
        - Хватит, дамы! Первой к его величеству отправится леди Айрис. Прошу.
        Землянка скрылась за резными дверьми, и на гостиную опустилось взволнованное молчание. Многим казалось, если не дышать, то можно расслышать, что происходит за дверьми. Но будем откровенны, леди Айрис могут резать без стазиса, мы за пологом тишины ничего не услышим.
        Участница вышла через десять минут: возбужденная, с распущенными волосами и нездоровым блеском в глазах. Примерно в том же состоянии выходили и другие. Распорядительница провожала их в малую столовую, где предлагались чай и десерты.
        Сообразив, что мне тоже придется распускать волосы, я вынула из прически кортик и незаметно сунула его в цветочный горшок. То же проделала с двумя заколками-лезвиями, поэтому, когда прозвучало мое имя, я без страха вошла в кабинет его величества.
        Помещение оказалось просторным, светлым и лаконичным, но перенаселенным. Помимо императора и, разумеется, леди Орэнтруэ, в нем ошивался межстихийный альянс в полном составе.
        - Ваше величество, - я исполнила положенный реверанс, - леди Орэнтруэ. Господа.
        Последнее - формально и обозначила кивком. Господин Маргес перекривился от холодного приветствия, но не сделал мне замечание.
        - Леди Дархат-Нуар.
        Представлять меня взялась шпионка его величества. Кто она ему? Подруга? Любовница? Помощница? Для помощницы слишком свободно держится и общается с правителем. Ставлю на любовницу. Догадка отозвалась неприятным жжением в груди.
        - Перейдем к делу. Зачем вы прибыли на отбор, леди?
        Женщина скрестила руки на груди и приподняла узкую бровь.
        И почему мне кажется, что это допрос?
        - Его величество настолько сражен моей красотой, что утратил дар речи? - я перевела на него взгляд и отзеркалила выражение лица леди Орэнтруэ. От внимания монарха это не скрылось, он слишком наблюдательный. - Либо напротив, я успела чем-то настолько вас прогневать, что вы считаете ниже своего достоинства обращаться ко мне напрямую?
        Межстихийный альянс вспыхнул, булькнул, громыхнул и зашумел, в зависимости от родной стихии, но леди Орэнтруэ одним только кашляньем призвала мужчин к порядку. Они послушными собачонками расселись на свои места, и только Алонсо Маргес пытался потявкивать о субординации, вопиющем нарушении протокола и чем-то подобном.
        Но я смотрела на императора, а он смотрел на меня.
        - Зачем вы прибыли на отбор, леди Дархат-Нуар? - негромко произнес он.
        Было в его интонации что-то чарующее, лишающее возможности и желания сопротивляться, заставляющее сдаться на волю победителя.
        - Чтобы сделать вас счастливым.
        Повисла тишина. Император пытался отыскать фальшь, а я… занималась тем же.
        - И как вы планируете это сделать?
        Кажется, заинтересовался не только межстихийный альянс, но и сам жених.
        - Узнаете, когда женитесь на мне.
        Рокот за спиной императора усилился.
        - Да что за дерзость, в самом деле! - выкрикнул господин Маргес. - Леди Орэнтруэ, ваше величество, призовите хамку к порядку!
        - Господин Маргес, если вы не успокоитесь, мне придется выдворить вас из помещения, - с обескураживающей улыбкой промурлыкала императорская шпионка. - Леди, продолжайте.
        - Боюсь, мне нечего добавить. Мои тайны откроются только законному супругу.
        В глазах его величества рассыпались золотые искры иронии, и я поспешила добавить:
        - Другие мои тайны. Более приятные и интригующие.
        На этой фразе группа поддержки его величества разделилась. Кто-то по-пуритански цокнул, а кто-то взволнованно завозился.
        - Хорошо. Раздевайтесь.
        Мелькнувший было интерес ко мне растворился в холодном приказе. Я перевела взгляд на леди Орэнтруэ, мужчин в мантиях, на императора и «оторопело» уточнила:
        - Что, простите?
        - Разденьтесь. Необходимо подтвердить вашу невинность.
        Но… как же… ах, эти алые щеки участниц! Зардеешься тут, если сам император нырнет под юбку!
        И тут я вспомнила, что у меня там - под юбкой! И ладно бы булочки с джемом, так ведь и помимо них много всего интересного. Будет проблематично объяснить наличие трех кортиков, в том числе одного из заговоренной стали т’хардгов! А еще там несколько сюрикенов, набор номер три ну и так, по мелочи. И, разумеется, у меня нет, да и не было никогда, лицензии на хранение оружия! У меня под подолом десять лет каторги! Нельзя мне, в общем, раздеваться.
        - Я не разденусь в присутствии других мужчин. Или вас не смущает тот факт, что тело вашей женщины станет достоянием общественности?
        В ответ тишина.
        - Мы здесь для чистоты эксперимента, - важно крякнул господин Маргес.
        - Позвольте уточнить, кто именно из вас возьмет меня замуж? И что вы планируете обнаружить на моем теле? Какой изъян?
        Мужчины растерянно переглянулись.
        - Вас занимает процесс, не так ли? Вид женского тела? Жену выбираете не вы. В этой комнате останется только один мужчина - его величество.
        - Это вопиющее безобразие! - вспыхнул кто-то из вуайеристов, то есть, наблюдавших.
        - Вы не доверяете мнению императора? Или считаете его некомпетентным в таком вопросе?
        Господин Маргес побагровел, другие члены межстихийного альянса закрякали на разный лад, император рассмеялся.
        - Достаточно. Выйдите, господа.
        - Ваше величество! При всем уважении, это противоречит правилам отбора! - возразил господин Маргес.
        - Я вас умоляю, - усмехнулась леди Орэнтруэ. - Правила отбора определяем мы с леди Балинуэй. Вы здесь исключительно для чистоты эксперимента, чтобы убедиться - на императора не оказывают давления, он выбирает женщину по воле сердца, а не обстоятельств. И сейчас ваш правитель желает остаться с участницей наедине. Желаете обсудить это решение? Так пройдемте, я вам подробно и популярно все растолкую!
        Прозвучало настолько зловеще, что межстихийный альянс синхронно поднялся и едва ли не маршем удалился из кабинета и, разумеется, через заднюю дверь. Вот была бы потеха, что в кабинет зашла участница, а вышла толпа мужчин.
        - Не подорвите мое доверие, - многозначительно произнесла леди Орэнтруэ, направляясь к выходу.
        - Мерили, ты можешь остаться, - снизошел его величество, не сводя с меня взгляда.
        - Не думаю, что вам понадобится моя помощь.
        Наконец, мы с его величеством остались одни. С одной стороны - хорошо. Свидетелей нет. С другой стороны, улики под моей юбкой никуда не делись. Уж лучше бы там были булки…
        - Леди.
        - Ваше величество.
        Мы стояли, прожигая друг друга взглядом и не двигаясь с места.
        - Под вашими юбками еще какие-то сюрпризы? Вы так не спешите с ними расстаться? - не то с иронией, не то с потаенной злостью произнес мужчина. У меня не получалось достоверно считывать его эмоции.
        - Я полна сюрпризов. И вы верно заметили, не горю желанием обнажаться перед незнакомым мужчиной. Тем более, перед толпой незнакомцев!
        У императора дрогнули ноздри и расширились зрачки, но больше он ничем не выдал своего гнева.
        - Таковы правила отбора.
        - А вы всегда следуете правилам? - спросила озорно.
        - Всегда. Они упорядочивают жизнь. Империя стихий построена на этом.
        Плутовато улыбнулась в ответ.
        - Вы все делаете по-своему, не так ли? - холодно осведомился он.
        - Нет. Не так. Будь в этом кабинете лишь один мужчина, мне бы не пришлось устраивать концерт. Жаль только, что мой, возможно, будущий муж, остался безучастным.
        - Разве?
        И правда, до меня мужчины из кабинета не выходили.
        - И все же, вы позволите своей женщине раздеться в присутствии других?
        - Только если она сама не возражает.
        Это профессиональная привычка. Как только вошла, я наметанным взглядом приглядела несколько твердых предметов, которые хорошо летают и способны, например, подбить неприятелю глаз или вовсе лишить его такового. Так вот, хрустальный бокал оказался в моей руке сам.
        - Предлагаете выпить?
        Усмехнулась. Разбить его - дело секунды. И у меня в руках режущее оружие.
        - Не помешает воды.
        Хотела налить сама, но император помог.
        - Не забывайте, что испытание не для меня, оно для вас.
        - Не забывайте, что этот разговор у нас уже был. Мне не нужен мужчина, готовый разделить меня с другими.
        Взгляд-вызов.
        А ведь он и не готов. Наверняка разразится скандал, но он намерено на это пошел.
        - Теперь вы готовы выполнить задание или снова что-то мешает? - с интересом спросил император. Это он правильно. Допила воду, поставила бокал и улыбнулась.
        - Я не стану раздеваться, - прежде, чем его взгляд заполонила тьма, поправилась: - вы это сделаете сами.
        - Вышвырнуть бы вас за непослушание.
        - Боюсь, тогда вы быстро заскучаете.
        Он усмехнулся.
        - Разденьте меня.
        Последнюю фразу произнесла низким искушающим голосом. Годами натренированный тон всегда работал, но здесь - особый случай. Я знаю, что император боится прикоснуться ко мне. С другой стороны, он уже знает, что мне не больно. Рискнет?
        Мы снова смотрели друг на друга. Со стороны могло показаться, что ничего не происходит, но на деле между нами шла незримая война. Я ощущала внутреннюю борьбу императора, хоть он и мастерски скрывал ее за внешне расслабленной позой, за руками, скрещенными за спиной, за чуть приподнятым подбородком и легким прищуром.
        Когда мне показалось, что я победила, император шагнул в мою сторону. Я вздрогнула от неожиданности и силы, которой от него повеяло. С каждым шагом я все больше ощущала себя крошечной песчинкой перед лицом океана с его необузданной мощью. От императора веяло прохладой и бесконечностью.
        Сглотнула, подчиняя биение сердца силе воли. Нас учили контролировать все процессы организма, при должной концентрации я могу остановить свое сердце на десятки секунд и запустить его, но под изучающим взглядом хищника не смогла замедлить яростное трепетание в груди.
        - Итак, леди Дархат-Нуар, - с потаенной насмешкой произнес император, обходя меня по кругу. - Узнаем ваши секреты?
        Да-да. Начните, пожалуйста, с зелий. Они самые безобидные, их я хотя бы смогу объяснить, а вот с кортиками будет проблематично…
        Уверенные руки коснулись лент на корсете, и я затаила дыхание. Что делать?! Не могу же я сигануть в окно. Без сомнений, это будет забавно и необычно, но есть тонкая грань между загадочностью и безумием.
        Легкое скольжение, и в груди стало свободнее. Его величество неторопливо освобождал ленты из петель, приближая мой конец. Виски сдавило от подступающей паники, на лбу проступила испарина, а разумные идеи так и не приходили.
        Стоп! А как же игра на контрастах? Вызвать интерес и погасить? Повернула голову, чтобы его величество полюбовался моим профилем, опустила ресницы и прошептала:
        - Что желает мой император дальше?
        Корсет с шорохом упал на пол, явив правителю полупрозрачный шелк моей нижней сорочки.
        Не отвечая, его величество медленно провел костяшками пальцев вдоль моего позвоночника, и коснулся пуговиц на верхней юбке.
        Рейна! Красный код!
        Я тяжело вздохнула, как сделала бы это в длинной очереди за лентами или перед началом неприятного дела. Мужчина уловил перемену моего настроения, развернул меня и коснулся моего подбородка. Перевела на него рассеянный взгляд.
        - Да? - переспросила невинно.
        - О чем вы думаете?
        - Гхм, - кашлянула, изображая смущение. - Вам ответить, чтобы стало приятно или правду?
        Император стиснул зубы.
        - Что ж. Я думаю о том, сколько голых женских тел вы перевидали за день. А еще меня не покидает мысль, как именно вы проверяли, невинны ли они, да еще и в присутствии других мужчин, - скривилась, без страха встречая темнеющий взгляд императора. - Вам не омерзительно?
        Молчание. Бездна в глазах его величества разрасталась. Не думаю, что он переходил грань и порочил девушек, но факты не в пользу организаторов конкурса. Как ни крути, красоты в происходившем было мало и вряд ли хоть одна из участниц похвастается случившимся.
        - А еще я думаю о солнцеедах. Эти насекомые питаются магией, но у вас во дворце их слишком много, - указала за окно. Со стороны сада на стекле роился десяток крупных золотисто-коричневых бабочек.
        Император долго молчал, уничтожая меня взглядом, а потом холодно процедил:
        - Возвращайтесь к себе.
        Не улыбаться! Не улыбаться, я сказала! Тяжело вздохнула.
        - Как пожелаете, ваше величество, - ответила с иронией и подняла корсет. - Поможете одеться?
        Его величество бесстрастно одел меня, но, перед тем, как отпустить, порывисто подхватил мою ладонь.
        - Я мог бы сделать это силой, - его грубый голос не вязался с мягкостью рук. - Сорвать с вас юбки и убедиться, что вы мне не лжете.
        - Нет.
        - Вы так уверены в себе или во мне?
        - «Нет» - это мой ответ, ваше величество. Подумайте об этом.
        Я чувствовала, что императору нравится меня касаться, как он испытывает от этого удовольствие. Новые, острые ощущения, хотя всего лишь держит меня за руку. Понимала, что становлюсь его слабостью, что ему хочется большего, и на этом надо сыграть. А еще в глубине сознания промелькнула неприятная мысль.
        - Предлагаете отпустить вас без проверки? Поверить на слово? - произнес он чуть слышно.
        - Сыграем в игру, ваше величество?
        - Я не игрок, - резко ответил император и отстранился, выпустив мою руку.
        Прежде и я умела перестраиваться за сотую долю секунды, но профессиональные навыки дали сбой.
        Император отвернулся к окну, но я все равно исполнила реверанс перед тем, как уйти. В дверях задержалась и бросила на прощанье:
        - Увидим, ваше величество. Жизнь умеет удивлять.
        Когда он обернулся, я уже захлопнула двери и прижалась к ним спиной. Сердце колотилось как сумасшедшее и плескало на щеки раскаленную кровь. В груди пекло, даже колени ослабли как у третьеклассницы перед контрольной!
        - Леди Дархат-Нуар? - озадаченно произнесла распорядительница, рассматривая мои волосы.
        Кашлянула, поправила прическу и обвела оторопевших дам победным взглядом.
        - Можете не провожать, леди Балинуэй. Все хорошо. Благодарю вас.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        - Вэйлиан, ты уверен? - вспыхнула Мерили, сминая список участниц словно горло несговорчивой жертвы.
        - Уверен, - ответил и устало потянулся.
        Сканирование тела отнимает много сил. Не то, чтобы мне ее недоставало - это невозможно от природы. Я устал по-человечески. От блеска драгоценных камней, от тошнотворно-сладкого запаха духов, от наигранных вздохов, невинных или напротив, слишком порочных взглядов, от ужимок и всевозможных попыток меня соблазнить. Взять хотя бы леди как ее там… стянула с себя панталоны в присутствии межстихийного альянса! Что мне делать с женой, если на ней трусы не держатся?
        Другое дело леди Дархат-Нуар. Как глоток свежего воздуха! Как оазис в пустыне. Искренняя. Настоящая. Открытая, словно книга, и опасная, как заточенный клинок. А уж ее острый язычок!
        При мысли о ней внутри что-то заворочалось. Желание. Страсть. Интерес. Все вместе. Нехорошие чувства. Не те, что мне нужны.
        - Я требую, чтобы ты это переписал!
        Мерили швырнула мне в лицо список и ее ноздри гневно задрожали.
        - Милая, ты ничего не путаешь? - усмехнулся, передавая смятый список распорядительнице.
        Леди Балинуэй вздохнула, расправила бумагу, посмотрела на меня с пониманием и покорно кивнула.
        - Вот. Поучилась бы.
        - А… я поняла, - Мерили снисходительно улыбнулась и выпрямилась, когда за распорядительницей закрылись двери. - Ты струсил! Надо же! Кто бы мог подумать, император Гардейрии - трус!
        - Осторожнее со словами.
        - А то что? - она снова шлепнула ладонями по столу и угрожающе нависла надо мной. - А то что, Вэйлиан? Уволишь меня? Вышвырнешь из своей жизни? Повесишь, может?
        - Перестань.
        - Ты, дорогой мой, струсил! Но ничего, я знаю, как это исправить. Или ты делаешь, что должен, или я увольняюсь!
        - Хорошо.
        Блефовал, но с ее решимостью она и правда может.
        - У тебя три секунды на правильное решение, Вэйлиан!
        - Шантажируешь императора?
        - Два, - она скрестила руки на груди и притопнула.
        - Она станет моим уязвимым местом, Мерили. Я не могу позволить себе слабость. Тем более теперь, когда драконы открыто заявляют претензии на наши земли. Мы на пороге войны!
        - Мы всегда топтались на этом пороге. К тому же, кому слабость, а кому источник негасимой силы! Ты ошибаешься. Нам нужна сильная и умная королева! Нам нужны союзники, такие, как она! Поверь, такая не стушуется перед драконьим посольством и, если надо, так ответит Арслану, что у того чешуя задрожит.
        - Я принял решение, и не отступлюсь.
        - Тогда потеряешь нас обеих! - крикнула Мерили.
        - Ты вправе не приветствовать мое решение. Но это мой отбор, если не ошибаюсь. И конечный выбор - за мной.
        Мерили закусила нижнюю губу и мгновенно успокоилось. Что-то задумала.
        - Хорошо. Ты верно сказал - конечный выбор за тобой. Но правила-то отбора устанавливаем мы с леди Балинуэй. У меня срочное дело, а ты пока пригласи кого-нибудь смахнуть пыль под твоим столом.
        - Не понял?
        - На тот случай, если решишь забраться туда и переждать визит драконов. Ну, ты же у нас такой храбрый.
        - Мерили! - прорычал, швыряя в проказницу ветряной сгусток, но тот ударился в уже закрытую дверь.
        Работа не шла. Многочисленные жалобы, заявления, рапорты, прошения, протоколы, доносы сливались в набор непонятных букв и цифр, не имеющих смысла. У рабов снова вспышка какой-то заразы. Средние слои и интеллигенция требуют отмены рабства. Храмовники недовольны финансированием и требуют преференций и передачу храмовой земли в собственность. Я уже молчу про недовольство знати. Те в принципе не бывают довольными.
        Отшвырнул очередную писульку и закрыл лицо руками.
        Трус. Анаги, она всегда подбирает нужное слово! Струсил ли император Гардейрии? Возможно, отчасти. И у меня есть на это право. Я хочу найти достойную жену, способную родить полностихийца и продолжить правящий род. Но я не планирую влюбляться и впускать эту женщину в сердце. Император не имеет права на слабость.
        Мерили вскоре вернулась. За ней последовал шлейф рыданий, охов и обморочных хлопков.
        - А ты наделал шума своим списком! Чем руководствовался при выборе?
        - Практической целесообразностью. Мне нужна тихая, покорная и исполнительная жена с хорошей родословной.
        Мерили фыркнула и претенциозно распахнула записную книжку.
        - Лучше поговорим о завтрашнем дне.
        - Мне доложили, что драконы прилетают утром.
        - Поэтому с утра у тебя пикник с участницами, прошедшими отбор, а вечером второе испытание - ты выполнишь для каждой по одному желанию. Ритуал, я так понимаю, перенесем на более позднее время?
        Кивнул. Не горю желанием касаться невест. Пусть держатся от меня на расстоянии как можно дольше. А для протокольного танца на балу достаточно наших артефактов и перчаток. Немного потерпят боль, так даже лучше. Заодно проверю их выдержку.
        - Согласен с первым и последним, не понял со вторым. Что за желания? Откуда это взялось?
        - Так надо, - заверила Мерили, и я уступил. Надо так надо. Правила отбора устанавливают они.
        - Хорошо, пусть будут желания, но покажите драконам их место. Пусть в первый день их встретят со всеми почестями и расположат подальше от невест, но в лучших апартаментах. Приставь к ним Маргеса.
        Мерили кивнула, сдавливая улыбку, и все записала, попутно комментируя:
        - И у тебя будет уважительная причина увильнуть от аудиенции. Пусть ящеры видят, что мы их не боимся и не планируем менять планы.
        - Но мы их боимся, Мерили. Нужно ускорить строительство магического преобразователя в Доме Земли.
        - Земляне всячески препятствуют. К тому же, очередной мор рабов… Кстати, об этом. Министр безопасности сообщил, что в обществе растут протестные настроения?
        Хмуро кивнул. Как раз пытался прочитать аналитическую справку. Пресловутое рабство. Одни за его сохранение и расширение прав рабовладельцев, другие - за отмену рабства, третьи за нейтралитет. Храмовники одобряют рабство, используют рабов, но при этом поклоняются Анаги…
        - К строительству привлеките осужденных на вечное заключение или каторгу. Стяните каторжников с других мест. Проект нужно закончить в ближайшее время! Ирхи больше не саботируют?
        - После смерти Ынка несколько поубавили пыл. Это их криминальный авторитет и, в том числе, поставщик оружия. Лорд земли провел успешную операцию, банда Ынка накрыта, пока идет передел власти и перераспределение сил, у нас есть время на передышку. Я отдам необходимые распоряжения, и сообщу лорду Земли.
        - Спасибо. И, кстати, распорядись, чтобы ану Саввелию увеличили время прогулок.
        Мерили остановила письмо и подняла на меня изумленный взгляд. Мысли в ее хорошенькой головке пролетают так стремительно, что ей хватило трех секунд сложить одно к одному.
        - Ты ведь это специально.
        - Не понимаю, о чем ты. Император не вмешивается в дела храмовников, и в вопросы политического строя.
        - Мгм, - довольно улыбнулась подруга, записывая очередное поручение. - Мой император желает что-то еще?
        - Да. Мне нужны последние разведданные о ситуации в Дракнмаре. Я хочу узнать, кто убил Фэйроса М’Хариона. Из-за кого теперь Империя стихий на грани провальной войны. Я не верю, что это сделали вольные наемники. Мне кажется, убийца где-то в Гардейрии, возможно, кто-то из приближенных к нам. Узнаем, кто мутит воду и ради чего.
        - Хорошо. Отработаем и эту версию. А сейчас отдохнул бы, что ли. Плохо выглядишь.
        Согласен. Мне не помешает подзарядиться. Закончу стопку донесений и отправлюсь в лес. На этот раз вместе с Мериданом. Неизвестно, как закончится визит драконов и не помешает, чтобы наследник умел работать со стихиями и источником.
        На всякий случай.
        РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Я знала, что из мести его величество назовет мое имя последним, но что не назовет его вовсе - стало неприятным сюрпризом. Он меня переиграл.
        - И последняя девушка, прошедшая сортировочный тур: леди Ингис Тайнайская! Поздравляю, - сдержанно произнесла распорядительница, сворачивая список участниц.
        - Да, да, да! - взвизгнула шатенка из Дома Воды и захлопала в ладони.
        Я смотрела вокруг и не понимала, что происходит. Казалось, мне изменил слух. Двадцать имен и среди них нет моего! Оглушенная, я осела на козетку.
        В принципе, это не конец. Я могу остаться во дворце, это несложно. Попадаться на глаза его величеству, заставить передумать, пожалеть. Наверное, я слишком давила. Была слишком напориста. Вызвала в нем чрезмерные переживания, что неуместно накануне визита драконов. Он должен быть во всеоружии, но его мысли заняты девушкой, ведущей с ним игру. Разумно будет убрать от себя такой раздражитель для ясности ума.
        Это моя ошибка. Мой промах. Недальновидность. Наглядная демонстрация того, как слабость приводит к провалу. Если бы я думала головой, прошла бы в следующий тур.
        Ну, ничего. Ничего. Это не конец. Операцию можно продолжить. А, если не выйдет, то протокол «Уточку» тоже никто не отменял. Крякнем и все дела. С Мериданом я на коротком поводке, он послушает и отменит строительство магического преобразователя. Не сразу, но отменит.
        Леди, прошедшие в следующий тур, сбились в стайку и поглядывали на нас как на неудачниц. Не прошедшие стенали и выли в голос. Многие бросились к леди Балинуэй, умоляя дать шанс встретиться с императором, а некоторые молча покинули гостиную.
        - Не думала, что для тебя все закончится так скоро, - искренне удивилась Патриссия, подсаживаясь ко мне.
        Я вернула свои заколки и украшения. За всеобщим ажиотажем никто не обратил внимания, как я рылась в цветке.
        - Ты рано списываешь меня со счетов, - заверила я и поднялась.
        Из кабинета императора вышла леди Орэнтруэ, что-то прошептала распорядительнице и победно улыбнулась.
        - Леди! Леди! Прошу минуточку внимания! - женщина позвонила в колокольчик, но проигравших дам было не унять. Отчаявшись их успокоить, она повысила голос: - Правилами отбора нам с леди Орэнтруэ дано право единожды вернуть выбывшую участницу. Леди выбрала. В следующий тур переходит леди Дархат-Нуар. Поздравляю!
        Мы с леди Орэнтруэ встретились взглядами. Она чуть заметно кивнула, мол «не благодари», я сдержанно кивнула в ответ. В скором времени императорская шпионка потребует плату.
        Я не осталась на чаепитие и вернулась в комнату. Попросила служанку принести мне легкий ужин - на общий тоже не пойду, отговорюсь дурным самочувствием. Я слишком вовлеклась в игру с императором и забыла о более важных делах: Меридан уверяет, что его величество так просто не откажется от трансформаторного завода, значит, мне нужно выяснить, зачем он ему. Усмирить ирхов? Так Дом Земли успешно сдерживает их набеги. А после моей операции с усекновением головы Ынка толстозадые надолго утихнут. Сам император не расскажет, нужно расширить общение с наследником и порыться в документации, поставить прослушивающие устройства, завербовать соглядатаев. Но первым делом я должна покормить Саввелия. Ему понадобятся силы для побега.
        Я все продумала. Скажу охранникам, что решила прогуляться. Во время прогулки на них нападут вороны и, пока доблестные воины отбиваются от птиц, я скроюсь. Меня найдут в дальнем углу сада в слезах. Ах, я захотела побыть одной, мне тоскливо и все такое. Никто ничего не заподозрит.
        Завернула в салфетку пирог с мясом, спрятала под юбку и собралась уходить, но на пороге стояла гостья.
        - Леди Орэнтруэ!
        И надо же именно сейчас!
        - Леди Дархат-Нуар, - она склонила голову и, не дожидаясь приглашения, вошла внутрь.
        Пришлось посторониться и пропустить ее.
        - Нам нужно поговорить, - с ходу начала она, усаживаясь на диван. Леди сложила руки на подоле своего пышного платья и перевела на меня взгляд с искорками иронии. Пришла говорить с позиции превосходства. Считает, сделала мне одолжение.
        - Как пожелаете.
        Села в кресло напротив шпионки и мило улыбнулась, решив пока оставить образ глупышки.
        - Император не женится на вас. В следующий тур вы прошли исключительно благодаря мне. Думаю, вы понимаете причины его поступка.
        - Мне не ясны причины вашего поступка. Зачем настаивать на кандидатуре, неугодной жениху?
        - Я хочу предложить вам работу. Деликатную и слишком важную для империи. А для нее вы должны оставаться в отборе.
        А вот и цена за помощь.
        - Не совсем вас понимаю. Я искусствовед. Желаете, чтобы я занялась культурным обучением невест? Или оформлением отбора? Быть может, вы открываете новый императорский музей? - невинно похлопала ресницами, и леди Орэнтруэ рассмеялась.
        - Браво, Рейна, вы восхитительны! Я же могу обращаться к вам по имени?
        - Как вам будет угодно, - ответила, сохраняя образ.
        - Нет. Мне требуется помощь иного рода, - произнесла она и замолчала, глядя на меня холодно и цепко. - Рейна, оставим ужимки и игры. Я обращаюсь к вам как коллега к коллеге. В конечном счете, мы обе работаем на императора, как главу императорской разведки. Его интересы - это и наши интересы и не говорите, что вы не понимаете, о чем я.
        Промолчала и леди Орэнтруэ довольно кивнула.
        - Я скажу прямо. Завтра в Гардейрию прибудут драконы, и это не дружественный визит. Мы на пороге войны, и мне необходимо, чтобы вы внедрились в их окружение. В его окружение.
        Она положила на журнальный столик изображение мужчины, и я тяжело сглотнула. Это не просто знакомый дракон, это дракон, которому я отказала после убийства Фэйроса. Арслан Л’Танион. И он узнает меня, как только увидит. Точнее, узнает Марту Делвиль - дочь правителя небольшого городка, сбежавшую от отца-тирана много лет назад и приехавшую в Дракнмар на заработки. Драконы видят сквозь иллюзии, с Фэйросом я изменила цвет волос и макияж, но в целом оставалась собой. Будет сложно объяснить смену личности.
        - Вы меня с кем-то спутали, леди Орэнтруэ. Как я «внедрюсь» к драконам! Мне и подумать об этом страшно, учитывая, что они…
        - Рейна, - осекла шпионка. - Я пришла не в игры играть. Нам выбирать, каким будет завтрашний день. Будет ли существовать Гардейрия, или мы позволим драконам лишить себя дома.
        - А как же дипломатия?
        Леди Орэнтруэ усмехнулась.
        - Кому нужна дипломатия, когда есть сила? Драконы давно положили глаз на наши земли, наших женщин, наши магические источники и запасы магиариума. Наши залежи самые большие в мире, а договоры о переделе земли тысячелетней давности удивительным образом сгорели во время недавнего Дракнмарского пожара, уничтожив и все существующие магические копии. Не вам объяснять, что такое диверсия и к чему все это.
        Да, Четыре тогда постарался, но мы не представляли, что сгорело в том пожаре.
        - Если провалились вы, каковы шансы у меня? - сказала и закрыла глаза.
        Вот я себя и выдала. Для глуповатой девицы слишком глубокие выводы. Шпионка расслабилась и откинулась на спинку дивана.
        - Наконец-то поговорим без масок. Да, Рейна, я провалилась. Сердце Арслана занимает другая девушка. Мои люди пытаются выяснить ее личность и завербовать, но мы не можем терять время. Если вы смогли покорить сердце его величества, справитесь и с ледяным драконом.
        Ледяной - только название. На деле холод Арслана обжигает. Кожа покрылась мурашками - настолько сильны воспоминания об его прикосновениях.
        - Вы слишком верите в меня, леди Орэнтруэ. Это безосновательно.
        - Я пристально наблюдала за вами и удовлетворена демонстрацией ваших возможностей. Если не получится у вас, не получится ни у кого. По мере поступления разведданных я буду снабжать вас информацией.
        - Значит, вам нужен человек в окружении этого дракона, через которого можно было бы влиять на принимаемые им решения, не так ли?
        Шпионка ухмыльнулась:
        - Знакомо? Никто не ожидал, что к власти придет Арслан. Все надеялись, что Дракнмар возглавит Фэйрос М’Харион, проект мирного договора и сотрудничества с Гардейрией уже лежал на столе Вэйлиана, но… кто-то убил Фэйроса, и ты должна выяснить, кто это.
        Она говорила так решительно, что я невольно поежилась. Первая шпионка империи Стихий ищет меня. И по злой иронии, она наняла меня же, чтобы найти меня и спасти Гардейрию.
        Возможно, в другой ситуации я бы отказалась от попутной миссии, к тому же, не согласованной с руководством, но у меня появились вопросы. Зачем лорд Земли приказал убрать Фэйроса? Поскольку я своими руками поставила Империю стихий в опасность, мне и исправлять все. К тому же - это кратчайший путь выполнить задание лорда Земли. Стать женщиной Арслана куда проще, чем женой императора.
        - Если я выполню ваше задание, вы найдете способ уговорить императора отказаться от строительства магического преобразователя на территории Дома Земли, - не просьба, а ультиматум.
        Леди Орэнтруэ рассмеялась.
        - Это проще, чем вы думаете. Я могу это устроить в случае успеха вашей миссии.
        Не врет. Может.
        Кивнула.
        - Досье на Арслана?
        - Вам доставит земляной элементаль, - леди Орэнтруэ поднялась, разгладила складки сапфирового платья и выпрямилась. - Думаю, мы с вами сработаемся. Не хотелось бы вас убивать.
        Чуть не ответила тем же, но вовремя спохватилась и тоже встала, чтобы проводить леди к выходу.
        - Ах да, - в дверях она остановилась и произнесла, медленно натягивая гипюровые перчатки: - мне доложили, что вы облюбовали место в дальнем углу сада. Хотела предостеречь вас. Завтра поблизости будут выгуливать опасного преступника против власти храмовников. Вечером лучше останьтесь в комнате.
        Она выразительно кивнула в знак почтения, я кивнула в ответ и закрыла двери, стараясь придать лицу бесстрастное выражение, но… как? Она догадывается или прямым текстом говорит, чтобы я освободила Саввелия?
        Что и говорить, вечер выдался волнительным. Саввелия я покормила, следуя своему плану, а потом хорошенько выместила злость на портрете императора. Прощальную злость. Видите ли, Рейна Дархат-Нуар не подходит на роль императрицы его сердца. Что ж. Вы исключили меня из отбора, я исключу вас из своей жизни.
        Спать легла злая, но хорошо мотивированная. Для миссии все складывается как нельзя лучше, но осадок от выбора императора никуда не делся и начал меня беспокоить.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        Правильно ли я поступил, удалив леди Дархат-Нуар с отбора? Без сомнений. Симпатии симпатиями, но империи нужен сильный правитель, а привязанность мужчины к женщине кончаются одинаково: смертью, войнами, раздорами и проблемами. Нет. Пусть кормилица и Мерили играют в отбор, а я выберу удобную жену, которая не будет меня отвлекать.
        - Вэйлиан, ты готов? - по-деловому спросила Мерили, врываясь в мою гостиную ураганом цветочного ветра. От нее пахло фиалками и решением проблем.
        - Мерили! Ты слишком много на себя берешь! Я с утра ознакомился со списком участниц и обнаружил, что их двадцать одна.
        - Согласна, я слишком много на себя беру, но это во благо империи. Не благодари.
        - Зачем ты вернула ее? - отложил стопку утренней корреспонденции и строго посмотрел на помощницу.
        - Лучше подумай о другом, - Мерили положила на стол несколько портретов. Арслан, Фэйрос, Мдиан и Дагестин. Четыре сильнейших мужа Дракнмара. Четыре предводителя кланов. - Сегодня утром мне пришла мысль, что мы не там ищем убийцу Фэйроса, раз до сих пор не нашли. Что, если его заказали свои же? Есть и такой вариант.
        - Мы не узнаем, пока не проберемся в свиту драконов. Нам нужно имя. Если в сердце Гардейрии шпион, работающий против нас, мы должны его выявить и уничтожить. Ты должна попробовать еще раз! Я уверен, Арслан не устоит перед твоим обаянием.
        - Вэйлиан, мне несложно затащить мужчину в постель, но переспать с ним и заставить открыть душу - разные вещи. Ты со всеми своими женщинами обсуждаешь государственные дела?
        Она смешливо изогнула бровь и элегантно устроилась на кресле. Туше. Со своими женщинами я не разговариваю. Что там, я не встречаюсь с ними дважды, во избежание проблем.
        - Он не откроется мне. В его сердце уже кто-то есть, оно надежно занято другой женщиной. Что бы я ни делала, не получилось. Вот однажды ты встретишь женщину и поймешь, что все остальные утратили краски. Что бы они ни делали, ты не будешь их видеть и слышать. Так и здесь. Или какая-то участница уже управилась? - она усмехнулась, провоцируя меня. - Впрочем, я наняла кое-кого. Вскоре у нас появится свой человек в свите Арслана.
        - Надежный?
        - В нашем деле никому нельзя доверять, но, скажем так, агент заинтересован и мотивирован.
        - Хорошо. Я тебе полностью доверяю. Позови Меридана. Хочу замкнуть его защиту на себе. Мало ли что придет в голову чешуекрылым. Твои люди выяснили, какой саламандры они вообще сюда заявились?
        - Сорвать отбор. Убить Меридана. Убрать тебя или предложить ультиматум. Устроить диверсию и заполучить в глазах мирового сообщества убедительную причину для войны. Спровоцировать тебя напасть первым. Вариантов много, но все они, так или иначе, связаны с потерей суверенитета. Это почти катастрофа, Вэйл.
        Поджал губы и кивнул. И на пороге этой катастрофы я должен распивать чаи с толпой девиц в накрахмаленных кружевах и с напомаженными лицами.
        - Значит, ничего нового. Я надеялся на большее. Усильте охрану, обновите артефакты, проинструктируйте персонал. Каждая булавка и каждая картина в моем замке должна работать на нас во время этого визита.
        - Будет сделано. И, ваше величество, я настоятельно советую хорошенько позавтракать.
        - Зачем? Я же иду на завтрак с невестами.
        - Поешь, Вэйлиан. Позже поймешь, зачем. Ты ведь не думаешь, что на утреннем пикнике вы мило посидите и покушаете.
        Кашлянул, выражая недовольство.
        - Ох, дорогой, - Мерили поднялась и потянулась, как сытая кошка. - Мы выбираем не красивую куклу, а надежную спутницу жизни. Проверим, насколько они надежны, и кому ты можешь доверять.
        Подмигнув, Мерили стащила со стола для завтрака виноградину и закинула ее в рот.
        МАРКИЗА РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Утро встретило меня ярким солнцем, птичьими трелями и знатно подпорченным портретом императора. Вчера я оторвалась на славу и не оставила на нем живого места. Шпионы тоже должны сбрасывать напряжение, иначе профессиональное выгорание или нервный срыв обеспечены.
        Риша принесла фрукты со сливками и кофе, а еще порцию утренних новостей. Оказалось, что многие участницы умудрились промотать месячное жалование за пару дней. Двадцать пять золотых улетели на наряды, украшения, смену интерьера и… да-да, подкуп наемников, слуг, соглядатаев. Участницы развернули полномасштабную информационную войну, собирают друг на друга компромат, строят козни и совершают диверсии.
        - А что недавно сотворила леди Гратнор, вы не представляете! Только вы никому, - рассмеялась Риша, укладывая мои пряди в элегантное плетение. Мы решили, что высокая прическа с несколькими свободными прядями, как нельзя лучше подойдет для завтрака. - Она наняла Майруса - сына конюха. Он у нас первый красавец, его услугами пользуются многие леди, когда их мужья уезжают в командировки. Ну… вы же понимаете? - она залилась краской и подколола одну из кос заколкой с аметистами.
        - И что случилось дальше?
        - Император же не хотел устраивать проверку невинности! А из-за этого случая пришлось! Леди Гратнор откуда-то узнала, что браслеты, подаренные императором, реагируют на потерю невинности, и она научила Майруса, как это обойти, приплатила ему хорошенько, и тот соблазнил леди Филию, из Дома Воздуха.
        Сильная соперница, первая красавица своего дома, у меня на заметке.
        - И что же, она отдалась ему? Вот так запросто, рискуя всем?
        Риша рассмеялась и развела руками.
        - Вы не представляете, как убедителен наш Майрус! И ведь попортил он леди Филию за гобеленом Семи чистых дев.
        Я рассмеялась. Какая злая ирония! Семь чистых дев - это жрицы Анаги. Считалось, что на заре времен Анаги создал мир и семь жен, от которых непорочным путем пошел род земной. Первая жена родила людей, вторая - драконов, третья - гномов, четвертая - ирхов, пятая - дриад и друидов, шестая - эльфов, седьмая - морских сущностей. Суть в том, что девы при этом остались непорочными, ведь ни разу в жизни не познали мужчины, а понесли от духа магического. А гобелен Семи чистым девам висит рядом со статуей Анаги-творца перед входом в коридор Дома Земли. Этот Майрус - находка для шпиона.
        - Конечно же, донесла леди Гратнор. Она всем этим со своей служанкой поделилась, а та - нам рассказала. Вы представляете? Право дело, эти невесты - страшные женщины! Как хорошо, что вы не такая, леди Рейна.
        Увы, я именно такая… И оценила находчивость леди Гратнор по заслугам.
        - Перед ними важная цель, Риша. Место императрицы слишком значимо, чтобы отдать его без боя. Многие участницы пойдут на все, чтобы занять его. Тем удивительней, что леди Филия поддалась очарованию вашего Майруса. Я бы хотела с ним познакомиться.
        Служанка сбледнула.
        - Что… и вы… тоже?
        - Риша! Я хочу с ним поговорить. Возможно, предложить работу. Мне нужны такие расторопные парни с даром убеждения. Видишь ли, я хочу блага для Гардейрии. Не уверена, что остальные девушки преследуют те же цели. Подай, пожалуйста, аметистовую парюру.
        Я нарядилась в бежевое платье с искусной вышивкой голубых крокусов по лифу и подолу. Риша управилась с прической, помогла надеть украшения, обрызгала меня духами с тонким ароматом ночной фиалки и ванили. Нежный, едва уловимый, он будет глотком свежего воздуха в ядовитом облаке парфюма других участниц.
        - Можешь идти. Дальше я сама.
        Не надевать же шпионскую амуницию в ее присутствии.
        Служанка понятливо кивнула, забрала поднос и склонилась в книксене.
        - Знаете, леди. Простите за дерзость, но… мне кажется, император не хотел, чтобы вы выбыли из отбора. Не знаю, почему он так поступил, но не сомневайтесь в себе, - произнесла она искренне и с теплотой.
        - Благодарю. Все будет хорошо, не переживай.
        - Удачи вам, леди.
        Она мне понадобится, ведь предстоит передать Саввелию сообщение, чтобы готовился к побегу. К тому же, я решила игнорировать его величество. Раз уж моя новая цель Арслан, то император вышел из сферы моих интересов.
        Профессионально. А вот лично…
        Личное под запретом. Я шпионка, агент, а не девушка.
        На пикник опаздывать не стала, чтобы не привлекать внимание. Слуги расстелили ковры и подушки, расставили поверх них серебряные блюда с угощениями. Первые участницы выбрали места поближе к самой большой подушке, отороченной золотой бахромой с кисточками. Они расправили пышные подолы платьев и обмахивались веерами. Утро выдалось на удивление солнечным, а многие, в отличие от меня, не пожелали портить прически шляпками. Не бывали они в пустынях Иерхиона, не падали в обморок от солнечного удара. Но, что говорится, все бывает впервые.
        - А-а, леди Дархат-Нуар! - поприветствовала леди Фрайтлин, фаворитка отбора. - Могли бы и не приходить. Вряд ли его величество заметил бы ваше отсутствие!
        Девушка говорила манерно и вежливо, покачивая веером из павлиньих перьев.
        - Но вы же заметили мое присутствие, - ответила со сдержанной улыбкой. - Не забывайте оборачиваться, леди Фрайтлин.
        - Что она имеет в виду? - вспыхнула другая участница.
        - Что за дерзость? - согласилась третья.
        - И как император ее сразу не выгнал?
        - Зачем-то вступилась леди Орэнтруэ…
        - Наверное, чтобы не заскучать. Должен же кто-то развлекать гостей, - поддакнула еще одна, прикрывая смех веером.
        Поймала себя на том, что поглаживаю сюрикены под корсетом. Рейна! Нельзя калечить стервятниц, даже если очень хочется! Оружие жалко!
        - Леди, - ответила непринужденно и, с самым безразличным видом потеснив леди Фрайтлин, уселась подле императорской подушки, нарочито наступив ногой на жемчужный подол воздушной красавицы.
        - Корова! - взвизгнула она.
        Подарив сопернице еще одну улыбку, я достала альбом для рисования и грифель. Я не собиралась сидеть подле его величества, всего лишь отплатила за теплый прием.
        Вскоре появилась распорядительница в окружении еще семи участниц. Они щебетали, бросали на меня неодобрительные взгляды и во всеуслышание отвешивали едкие комментарии. На одном из них я громко всхлипнула, подхватила свои вещи и, утирая слезы, скрылась за кустами гибискуса. Сами того не желая, они создали для меня идеальное прикрытие! Что делает Рейна вне зоны пикника? Плачет. Рисует. Нервы успокаивает. Бедную девушку обидели, не выдержала давления. А что бедная девушка ждет приезда драконов и занимается сбором разведданных, а еще желает уединиться и предупредить Саввелия, так это недоказуемо.
        До прихода императора я связалась с Саввелием, передав короткую записку: «сегодня». Он поймет без лишних объяснений и будет на чеку. Я придумала неплохой план: вырубаю охрану и вывожу Саввелия за территорию императорского дворца, а там он доберется до деревеньки Шумкино, где через нашего агента свяжется с Мелтуином. Дальше портал-переход и безопасность.
        - Леди Дархат-Нуар? - неожиданно раздался голос распорядительницы, и я вздрогнула, выскальзывая из сознания уже знакомой мышки. Она доползла до камеры Саввелия, но не успела передать записку. Надеюсь, он услышал шорохи. - Вы в порядке?
        - Очевидно, что нет! - ответила, нервно поправляя подол платья и трагически всхлипывая. - Другие участницы травят меня за выбор леди Орэнтруэ. Очевидно, что император от меня отказался и теперь я - гадкий утенок.
        Женщина улыбнулась и присела рядом со мной на лавку.
        - Вы не похожи на ту, что опускает руки, не так ли? - добродушно пожурила она и положила мне ладонь на плечо. - К тому же, если бы они не чувствовали опасности, не трогали бы вас.
        - От этого не легче, но… спасибо за поддержку. Если можно, я какое-то время посижу здесь. Думаю, император даже не заметит моего отсутствия.
        А вот я его присутствие сразу замечу. С моей позиции отлично просматривалась поляна для пикника, центральный вход дворца и дорога к западному входу.
        - Как пожелаете. Но долго не засиживайтесь. Пикник - не просто еда на свежем воздухе, но и испытание.
        В первую очередь для охраны его величества. Поляна в низине, на самом видном месте! Худшая позиция из возможных. Вокруг - жилые корпуса, многочисленные окна и балконы, высокие деревья. Если бы я выбирала место для ловушки - лучше бы не нашла.
        Распорядительница погладила меня по плечу, ободряюще улыбнулась и ушла, оставив меня наедине с набросками рисунка. Силуэт замка в лучах утреннего солнца показался мне привлекательным, особенно в обрамлении цветущих кустов. Рисование - моя отдушина, к тому же, художник сродни шпиону. Он должен быть наблюдательным, подмечать мелкие детали, ускользающие от взгляда обывателя, хорошо запоминать внешность людей и локации, уметь передать то, что видит. При этом вряд ли кому придет в голову обвинить рисующую леди в шпионаже.
        На поляне послышалось оживление, и я выглянула между ветвей гибискуса, чтобы убедиться - император пришел. Девицы вскочили с мест, заметались, защебетали, закружили вокруг правителя пестрыми осенними листьями. На их фоне мой нежно-сиреневый наряд казался блеклым и безжизненным, то есть выделялся, и это мой второй промах.
        - Ну же, Рейна, соберись! - пробурчала себе под нос и задвинула ветки, когда поняла, что откровенно любуюсь его величеством.
        Он снова облачился в тунику, но на этот раз белоснежную с черной жилеткой до пола и золотыми шевронами. На голове - полностихийный обруч, на лице - безразличие. Император окинул присутствующих взглядом и повернул голову в мою сторону. Выругалась повторно и уставилась в рисунок. Мне нет до него дела! Леди Орэнтруэ всего лишь помогла с легендой и упростила мне задачу, оставив в отборе.
        Раздался звон колокольчика и негромкий голос распорядительницы. Леди расположились и затихли, приступив к завтраку.
        За полчаса я почти закончила рисунок, накладывая заключительные штрихи. Леди же развлекали императора: кто пел, кто играл на музыкальных инструментах, кто танцевал, кто декламировал стихи. А вот я гадким утенком сидела в сторонке, изредка ловя на себе задумчивый взгляд его величества, рисовала и осматривалась. На балконе третьего этажа мне почудилось подозрительное шевеление. Белка донесла, что на дубе с восточной стороны притаился лазутчик, но без оружия. Скорее всего, наблюдатель. А с севера доносилось тепло сильной огненной магии, но его владельца я не увидела. Еще несколько подозрительных личностей делали вид, что прогуливаются по саду, но на деле бесцельно слонялись туда-сюда, обходя поляну с императором по дуге, и возвращаясь обратно. Возможно, охрана под прикрытием, и у меня паранойя. Но забавней всего было наблюдать за попытками невест прикоснуться к императору. Всякий раз, когда они «случайно» касались его плечом или ладонью, одергивали руку, вскрикивали или шарахались, как от горящего пламени.
        Отложила рисунок и поставила на колени вазочку с виноградом. Я не большой любитель этой ягоды, но леди Фрайтлин с таким азартом ее поглощала, что не утащить лакомство из-под ее носа я не могла. Даже шпионки бывают мелочными.
        - Его величество приглашает вас присоединиться к трапезе, - за спиной неожиданно раздался безжизненный голос.
        Элементаль. Узнала по треску поленьев, запаху горящей пихты с ноткой кедра и бергамота. Повеяло лесной засадой, горячим чаем из согревающего артефакта и жареными грибами. Мне снова захотелось в Дракнмар с его бескрайними лесами, полными тайн и загадок. Я две недели провела в лесу, питаясь бутербродами и подножным кормом, но это были две недели тишины, покоя и единения с природой. Именно там я окончательно влюбилась в родную стихию. Научилась различать голоса птиц и отточила навыки травничества. Моей основной целью был сбор данных о Фэйросе, а в завершении - знакомство с ним.
        - Передайте его величеству, что леди Дархан-Нуар приглашает его присоединиться к прогулке, - ответила и, повернувшись к элементалю, положила в рот виноградину. Терпкий сок растекся по губам, и я медленно слизнула его, отметив, как дрогнули зрачки у духа. Сотканный из пламени, он не способен чувствовать и реагировать на такие раздражители.
        - Умный ход, ваше величество. Леди думают, что вы с ними.
        Вежливо склонила голову и вернулась к рисунку. Вскоре в небе показались черные точки, и сердце забилось быстрее. Сильно. Рвано. Как всякий раз перед опасностью. Черты драконов еще не различались, но волоски уже вставали дыбом от мощи ледяного зверя Арслана. Примерно также тело реагирует на силу его величества. Два сильнейших в мире мага, два умнейших мужчины. Огонь и лед сойдутся в дипломатическом поединке, цена которого - жизни миллионов моих соотечественников.
        Рабочие будни шпиона.
        На улицу высыпал межстихийный альянс. Пикник с невестами они не контролировали, решив, что император справится сам, а вот насчет их способности справиться со встречей драконов я сомневалась. Мужчины метались, и господин Маргес подавал плохой пример, то расставляя стихийников то по Домам, то вперемешку, то загоняя в замок, то заставляя встать у подножия лестницы. Он приказывал слугам, то увеличивал, то уменьшал количество встречающих, пока не появилась леди Орэнтруэ и не прекратила безобразие, разогнав толпу и оставив при себе господина Маргеса, пару стражников и Лорда воздуха.
        - Что происходит? - раздался голос, скованный льдом недовольства.
        - Движение в западном секторе. Наблюдаю, - отрапортовала по привычке.
        - Что?
        Опомнилась. Оглянулась. Окинула императора неприязненным взглядом и отвернулась.
        - Наблюдаю за вашими гостями. Присматриваю себе мужа. Леди моего возраста и моего статуса обязана быть замужем. К тому же, мое родовое поместье не в лучшем состоянии. Я слишком увлечена древностями, чтобы сидеть на одном месте и заниматься документацией. Подождите! - с азартом перебила его величество, который собрался сказать мне что-то неприятное. - Сейчас они обернутся!
        Момент оборота дракона в человека захватывает дух. Силовой откат ощущается за сотни метров, да и само зрелище производит впечатление. Гигантское тело, покрытое сияющей чешуей, уменьшается в размерах, перетекает из одной формы в другую, растворяется, превращая зверя в сгусток первородной магии, чтобы опустить на землю уже человека.
        Обнаженного человека.
        Пять обнаженных мужчин, если точно. Остальная свита, судя по количеству и размеру точек, прибудет через несколько минут.
        - Как вы смеете говорить мне подобные вещи?
        Взволнованно выдохнула и, убедившись, что завернутый в церемониальный халат Арслан вошел во дворец, повернулась к императору.
        - Если бы не леди Орэнтруэ, я бы ехала домой. Но жениться вы будете не по ее указке, а по воле сердца, не так ли? - не дожидаясь ответа, я продолжила. - Я вас не привлекаю и покину отбор в следующем туре, поэтому не считаю свою откровенность хамством или оскорблением. Всего лишь констатация факта. Мы попробовали, но не получилось. Я философски отношусь к поражению.
        - Факты - опасная вещь. Как и философия.
        - Вы исключили меня из отбора - факт. Я понимаю, что вы не желаете меня видеть, поэтому не считаю возможным тратить время друг друга. Я не из тех женщин, что унижаются и умоляют их полюбить. Надеюсь, вы найдете достойную жену и знаете, чего хотите.
        - Вот как, - задумчиво изрек император, заложив руки за спину и приподняв подбородок. - Если бы вы действительно все понимали, вы бы так не говорили.
        Усмехнулась и положила в рот виноградину.
        - Есть две причины, по которым вы могли исключить меня из отбора. Первая, наиболее очевидная и логичная, я вам не нравлюсь. Вторая - я вам нравлюсь, и это вас пугает, - проговорила, неотрывно глядя в глаза императору. Его ноздри дрогнули, зрачки расширились, он качнулся вперед, но удержал себя от порыва. Этот еле заметный жест я различила благодаря опыту. - Но я не думаю, что наш император трус, поэтому остается первая причина и, следовательно, мы возвращаемся к началу. Пользуясь вашим гостеприимством, подыскиваю жениха.
        К концу речи его величество хотел задушить меня на месте, но не выдал своего намерения. Разве что его аура изменилась. Меня обжигало огнем его ярости и бросало в холод от внешнего безразличия.
        - Да вы…
        Подавшись порыву, поднялась и сунула в рот его величества виноградину.
        - Слышите?
        Если бы мог, он бы откусил мне палец. Император изогнул бровь и прожевал ягоду.
        - Прислушайтесь…
        Вдалеке едва различимо, с эмоциональным надрывом заливалась пташка. Ее тоненький, хрустальный голосок пролетал над садом и замирал. Его величество смотрел на меня, пытаясь раздавить взглядом, но куда там. Я мастер переводить темы и обращать гнев в умиление.
        Отмахнулась и указала на уши.
        - Слушайте. Закройте глаза!
        Опустила ресницы, отдаваясь ощущениям. Лицо обдавало жаром императорской магии, но прохладный ветер слизывал его мягким языком, принося свежесть и тонкий аромат камелий. Шептала листва, нервно смеялись участницы, сокрушаясь отсутствию его величества, и самозабвенно пела одинокая птаха.
        Император смотрел на меня. Я чувствовала этот взгляд даже с закрытыми глазами, словно он не смотрел, а касался моих щек, носа, губ…
        - Это северная алькенья, - произнесла тихо и посмотрела в глаза его величества, напоенные безлунной ночью. - Исчезающий вид птиц. Вы не услышите ее переливы в гомоне других птиц. Громкие, суетливые, торжественные, они перекрывают собой ее нежное пение.
        Алькенья, как на заказ, выводила виртуозные трели, сотканные из воздуха, грусти и вместе с этим надежды.
        Молчанье затянулось. Его величество шагнул ближе, уменьшая между нами расстояние, и сердце тревожно дернулось. От второго шага дернулось сильнее. В горле пересохло, я облизнула губы и тяжело сглотнула, жалея, что нет под рукой веера.
        - А это? - спешно отступила и провела безумным взглядом по клумбе, выцепив невзрачный, но загадочный цветок. Коснулась алых лепестков и в ответ они ощетинились языками пламени. - Призрачная огнелистка. Вы не заметите ее среди других цветов. Их удушливый приторный запах не позволит насладиться ее тонким, пряным ароматом.
        Склонилась и вдохнула.
        - Но почувствовав его однажды, вы будете стремиться отыскать его вновь, - выпрямилась и попала в ловушку. Его величество подошел бесшумно, и между нами не осталось расстояния. Чуть больше ладони, а это вопиющий скандал для цивилизованного общества. Слушал ли меня император? Судя по взгляду, пропитанному огнем, слушал и даже услышал. Но отступать было поздно, хотя я должна была. Я была обязана извиниться и все прекратить, но не могла. Его величество разжег внутри меня огонь, который мне не хотелось гасить. Я хотела почувствовать его силу, вырастить из маленького уголька настоящее пламя, испытать свои и его пределы. - Этот запах будет будоражить вас, - прошептала, встречая пьянящий взгляд императора. - Вам покажется, что вы чувствуете его в толпе, но…, - сорвала цветок огнелистки и протянула его величеству, коснулась лепестками его губ. - Отважитесь вкусить его аромат?
        Он смотрел на меня и молчал. Время перестало существовать. Нас окружало огненное марево, морская свежесть, легкий ветер и шелест листвы. Стихии кружили в искушающем танце так, что закружилась голова. Внутри все замерло. В моей ладони дрожали объятые пламенем лепестки, когда император склонился к моей шее и глубоко вдохнул.
        - Вы правы, - ответил он хрипло. - Ее запах неповторим, как и она сама.
        Снова натянулась тишина. Правильная и жизненно необходимая для влюбленных, но опасная для сердца шпиона. Оно обязано биться ровно и хладнокровно, а мое давно сбилось с ритма.
        Отвела с лица императора прядь волос и подсунула цветок под тяжелый обруч. Кожу обожгло энергией. Я с удивлением смотрела, как кончики пальцев охватило зеленое пламя. Оно танцевало и не причиняло мне вреда. Растерла огонек и тепло впиталось.
        - Ваша мощь ошеломляет…
        Посмотрела в лицо императору, а он… Что скажешь, он был в шоке.
        - Прикоснитесь еще раз.
        - Думаю, на сегодня хватит, - ответила нервно и склонилась в реверансе. Нужно бежать. Плевать на правила отбора, мне бы сохранить лицо и репутацию! Я чувствую, что еще немного, и упаду в пропасть под названием…
        Эта мысль ударила безжалостной молнией, и я вздрогнула.
        - Прошу меня простить, - нервная улыбка, рассеянный кивок и попытка к бегству.
        Император ухватил меня за локоть. Едва подавила порыв выйти из захвата и уложить противника на лопатки, но хватило и гневного взгляда на его руку, чтобы захват превратился в нежное прикосновение. Его величество провел подушечками пальцев по моей коже, стирая сомнения и страхи. Выжигая своей магией или сущностью все мои установки.
        - Вы очень самоуверенны, Рейна. И, без сомнения, умны. Но порой за блеском своего ума не замечаете очевидных вещей. Что, если я заметил призрачную огнелистку сразу, как только вошел в сад?
        Тяжело сглотнула и замерла, ощущая, как горячие пальцы его величества искушающе опускаются к запястью.
        - Что, если другие цветы слились в безликий пестрый ковер, на фоне которого она как ярчайший образец первозданной красоты?
        Его пальцы замерли рядом с моими и мимолетные прикосновения разливались дрожью по телу.
        - Вы красиво говорите.
        - Подумайте вот над чем. Цветки прекрасны, пока они в земле. Но, стоит их оторвать от корней, и они чахнут. Некогда восхитительный цветок превращается в пепел, - произнес он, проводя костяшками пальцев над моей щекой. Раскаленный воздух скользил по коже, даря невыразимые эмоции от не случившейся ласки.
        - Но разве этот миг не стоит того, чтобы сгореть? - прошептала, оправдывая саму себя.
        - Для нее, быть может. Но не для него, - шепот, напоенный сожалением.
        - Он не ценитель наслаждения?
        - Наслаждаться можно и на расстоянии.
        Ах, вот оно что. Вы прекрасны, Рейна. Но такими лучше любоваться со стороны. Усмехнулась и отступила на шаг, делая вид, что между нами ничего не произошло. Что не было только что вопиющего нарушения этикета. Да что там, словно мы не объявили о поражении. Ведь проиграли мы оба, и проиграли чувству, на которое не имеем права.
        - Что ж. Наслаждайтесь, ваше величество. Ровно до тех пор, пока огнелистку не сорвет кто-нибудь другой. Знаете ли, не вы один такой наблюдательный.
        Император стремительно приблизился и жестко заявил, чеканя слова:
        - Я никому не позволю ее сорвать. Только не в моем саду.
        - Вы не сможете контролировать все свои цветы.
        - Но один - вполне способен!
        Он злился. Его грудь тяжело вздымалась, а сердце билось так яростно, что я слышала удары. Или это мое сердце? А горячее дыхание на губах мое или его? Наши пальцы сплелись или это мое воображение?
        - Вы заблуждаетесь, - прошептала, теряя разум от переполняющих меня чувств.
        Его величество бесцеремонно обжигал дыханием мои губы и подался вперед, чтобы перешагнуть черту, но я поднырнула под его рукой и отошла на безопасное расстояние. Сердце надрывно билось, рвалось в объятия этого сильного мужчины, а разум упрямо кричал: бежать! Бежать, Рейна! Это сокрушительный провал!
        И я бы скрылась с места поражения, не мелькни среди веток пронзительно-рыжий луч. Он слишком хорошо знаком каждому, кто бывал на поле боя. Страшнейшее оружие Дома огня. Разрывной огненный пульсар сверхмалого размера, не больше ногтя на большом пальце. Но он вгрызается в плоть и сжигает ее изнутри. Одним удачным попаданием можно убить, но луч предназначался не мне.
        Не было времени решать, действовали инстинкты, а не разум. Я развернулась к императору и перекрыла стрелку доступ.
        Удар пришелся чуть ниже лопаток и толкнул меня на правителя. Я судорожно вдохнула и крепко обняла его величество, пытаясь скрыть свой опрометчивый поступок, но было глупо надеяться, что он не заметит. Подхватив меня и прижав к себе, правитель скомандовал:
        - Найти и доставить стрелка. Немедленно.
        За его спиной вспыхнули и погасли десятки огненных духов. Ринутся выполнять задание, но стрелка уже нет. Стандартный протокол после выстрела: немедленная эвакуация. Возможно, для него даже держали переход, как в свое время для меня.
        - Поздно, - прохрипела, глотая боль, не позволяя себе кричать, хотя хотелось. Огонь разъедал изнутри, плавил плоть, двигался к сердцу. Зелье «шесть» из набора номер три может остановить движение пульсара. Мне бы только добраться. - Простите за дерзость, ваше величество, я…
        Попыталась отстраниться и сделать вид, что все хорошо, и добраться до эликсира, но его величество окружил нас полностихийной завесой и со злостью протянул:
        - Сумасшедшая!
        - Неудачная попытка вам понравиться… Кто бы мог подумать… что там… стрелок…
        Закашлялась от удушающей боли, но что-то происходило. В обычных условиях без экстренного приема зелья, я бы уже лежала на земле с тлеющей дырой в груди, но этого не происходило. Император прижимал меня к себе, я хваталась за его рукава и…
        Не может быть!
        Я впервые видела слияние стихий. Меня охватило зеленое свечение, а император лучился голубым. От него веяло холодом и свежестью. Жжение в груди отступало. Огонь боролся до последнего, шипел и кусался, но под натиском водной стихии сдался и потух. Вместе с ним заглохла и боль, но накатила усталость.
        Его величество бесцеремонно подхватил мое обмякшее тело на руки и шагнул в огненную стену. Я не успела ахнуть, как мы очутились в моей спальне. Он осторожно положил меня на кровать и выпрямился, поглядывая с недовольством.
        - Спасибо, - ответила обессиленно. После ранения и исцеления с помощью чужой магии, организму нужно время. - Простите, что доставила вам столько беспокойства. Не смею тратить ваше время, там ваши невесты. Слухи пойдут. Не оставляйте их без присмотра.
        - Это тонкая ирония?
        Нет, это толстый намек, чтобы император уходил и желательно через портал, потому что ему нельзя оборачиваться. Мы же в спальне. А что у нас на двери спальни? Верно! Портрет правителя, утыканный сюрикенами.
        - Я бы не посмела!
        - С каких это пор, - ответил он едва слышно, попутно призывая двух водных элементалей. - Они побудут с вами какое-то время и, если вернется жар, то погасят его.
        Замечательно! И как в таких условиях освобождать Саввелия? Может, и элементалей подключить, пусть постоят на стреме, пока я освобождаю храмовника?
        - Ваше величество, в этом нет необходимости. Участницы и без того надо мной насмехаются, я не хочу лишних поводов для сплетен.
        Попыталась сесть, но голова протестующе закружилась. Пришлось устроиться удобнее.
        - Это не предложение. Отдыхайте.
        Его величество еще раз осмотрел меня с ног до головы, словно обычным осмотром мог установить целостность организма. Удовлетворенно кивнул и…
        Ну, зачем он так?
        Закатила глаза и мысленно взвыла, потому что его величество увидел.
        Заложив руки за спину, он с любопытством изучал свой портрет. Обернулся, ожидая объяснений, но я пожала плечами и ответила правду:
        - Вы меня сильно разозлили.
        - Учту, леди, что злить вас - опасно для жизни, - произнес он с иронией, и добавил серьезно: - Вы поймали пульсар, который предназначался мне. Я перед вами в долгу.
        - Случайность. В любом случае, он бы вас даже не коснулся, это все знают.
        Однако эта мысль пришла мне гораздо позже, когда моя плоть плавилась от огненной магии, а в распахнутых глазах императора отражалось мое удивленное лицо. Чему я удивилась? Своей реакции… как получилось, что разум мне отказал?
        - И тем не менее. Вечером я обязан выполнить одно желание для каждой участницы. Подумайте. Я выполню любое.
        Император ушел, а его изуродованный портрет так и остался на двери моей спальни. Пожалуй, стоит нарисовать новый.
        Не успела я об этом подумать, как в спальню ворвалась Риша и, судя по виду, целитель. Не тот, которого я едва не придушила в прошлый раз.
        - Леди, леди, вы в порядке?
        Служанка оставила столик на колесиках возле окна и кинулась ко мне. Быстро же разлетаются новости.
        - Что ты знаешь? - спросила, хмуро поглядывая на целителя.
        Он поставил тяжелую сумку на прикроватную тумбочку и осторожно произнес, подняв руки.
        - Здравствуйте, леди. Я - целитель, лекарь Эльяс. Его величество распорядился тщательно вас осмотреть.
        - Лекарь Эльяс, в прошлый раз произошло недоразумение. Конечно, приступайте, я вас не трону.
        - Благодарю, - ответил он, ослабив шейный платок.
        - Риша, говори.
        - Мне явился огненный элементаль и велел немедленно доставить вам что-то сытное и витаминное. Но вы же на пикник ушли, и перед этим перекусили! Я сразу поняла - дело нечисто! Вас пытались отравить? Убить?
        Лекарь водил надо мной сканирующим артефактом и бросал на Ришу хмурые взгляды. Служанка суетилась вокруг, подскакивая то с одной стороны, то с другой и не знала, куда себя деть от волнения.
        - Успокойся, Риша. Я перегрелась на солнце.
        Они с лекарем одновременно посмотрели на мою шляпку.
        - А… Это тайна, - смекнула моя догадливая помощница.
        - Спасибо за заботу. Со мной все будет хорошо.
        - Я приготовлю для вас ванну с восстанавливающими маслами. Можно, доктор?
        Тот убрал от меня артефакт и задумчиво кивнул.
        - Можно, можно. Ступайте.
        Служанка убежала, а лекарь Эльяс пожевал губу и произнес:
        - Леди, у вас отменное здоровье, но кое-что меня беспокоит.
        Кивнула и устроилась на подушках полулежа.
        - Ваш организм работает на пределе сил. Такое бывает после недавно перенесенного смертельного заболевания.
        - Не знаю, что произошло. Вам лучше спросить у императора.
        Только дотошных лекарей мне не хватало!
        - Это произошло раньше. Неделю или чуть больше назад.
        Конечно, яд ирхов смертелен, и даже после антидота организм долгое время приходит в себя.
        - Я сильно болела ангиной, но сейчас чувствую себя замечательно.
        - Мгм, - лекарь задумчиво кивнул и что-то написал на листке. - От такой «ангины», - произнес он с иронией, - я посоветую вам семь капель сбора номер девятнадцать по рецепту Семновского. И не пренебрегайте советом!
        Неужели все настолько плохо? Его обычно назначают как препарат выбора для умирающих от непонятных магических болезней.
        - Я вижу серьезные вмешательства в вашу ауру. Очень серьезные. Вы проходили какие-то ритуалы по ее модификации?
        - Нет. Что вы хотите сказать? Насколько мне известно, вмешательства в ауру запрещены и могут привести к смерти.
        - Могут. В том и странность. Вы позволите мне прийти к вам еще раз? Я принесу другой прибор, попробую понять суть этих изменений. По основной специальности я аурист, но другие лекари наотрез отказались к вам идти. Пожалуй, и к лучшему. Анаги хранит вас.
        Еще чего не хватало! Суть изменений я вытрясу из босса! Как так получилось, что кто-то копался в моей ауре, а я об этом ничего не знаю? Что еще за новости?
        - Прошу прощения, но я чувствую себя великолепно, считаю это излишним. Я приму ваши капли, буду хорошо питаться и избегать стрессов. Не так ли?
        Постаралась улыбнуться, но лекарь моей шутки не оценил.
        - Напрасно, леди. В любом случае, если почувствуете что-то необычное, или ухудшится самочувствие, не ждите. Найдите меня, я попробую вам помочь.
        Он поставил на тумбочку лекарство и поднялся, поправляя подол лекарского балахона.
        Необычное? Лекарь Эльяс, его величество может меня касаться, и я не чувствую боли, это обычно или нет? Это что, звон кандалов? Допрос? Темница? Улыбнулась и с жаром заверила:
        - Всенепременно, лекарь. Благодарю за ваш профессионализм и внимательность.
        Он кивнул, развернулся и…
        Риша!!! Ну зачем ты закрыла двери!
        - Э-э… - он замер, уставившись на портрет императора.
        - Вам показалось. Все сходства - чистая случайность.
        Кашлянув, лекарь обнял свою кожаную сумку, икнул, рассеянно кивнул и вылетел из моей спальни. Не опочивальня, а проходной двор какой-то!
        После зелья и ванны почувствовала себя гораздо лучше. Пока расслаблялась в воде, анализировала ситуацию. Зачем огневикам стрелять в императора? Это несусветная глупость. Пульсар не только не причинит ему вреда, он даже не долетит до его величества! Учитывая уровень его защиты, он впитается в один из многочисленных щитов.
        На пикнике многие пытались воздействовать на его величество. Леди Фрайтлин распыляла сеть очарования, но не подействовало. Леди Гратнор что-то подлила его величеству, но тот выпил без последствий. Кроме нее еще блеклая огневичка с болотно-зелеными глазами пыталась опоить его величество. Тот, конечно же, делал вид, что не замечает. Учитывая характеристику и методы леди Гратнор, она пыталась подмешать зелье очарования. Не рассчитала. Чтобы вспомнить имя огневички, пришлось выбираться из ванны и копаться в материалах, доставленных из центра.
        - Леди Айрия, - прочитала в досье, заворачивая сырые волосы в полотенце. Наследница разорившегося маркиза. Некогда занимался лесом, но конкуренты (по злой иронии) подожгли угодья огневика негаснущим огнем. Пока разобрались в структуре заклинания, пока договорились с водниками и потушили, большая часть делянок была уничтожена. Чтобы спасти семью от позора и долговой ямы, а то и рабства, леди Айрия отправилась на отбор.
        Что она могла подлить в напиток императора? Зелье очарования? Она не похожа на глупую девушку. С портрета смотрела решительная, умная и при этом скромная девица. Такая и голову врагу отрежет, и приготовит отменный борщ, и сделает доброе дело, оставшись инкогнито. Сложная для анализа личность. С равным успехом она могла приворожить императора или…
        Стоп!
        Я отбросила досье и достала свои книги. Под обложками любовных романов скрывались не только учебники по диалекту северных т’хардгов, но и, в частности, обзор современного оружия и новейших магических разработок разных домов. По дороге на отбор я как раз читала про сверхмалые разрывные пульсары огненных. На поле боя они как смертоносные осы, как ледяной дождь водников - смертельно опасны.
        - Вот оно!
        «Как известно, многие сильные маги защищены природными щитами либо щитами из артефактов. В таком случае СРП значительно теряют поражающую мощь. Но, если не позднее, чем за полчаса до атаки жертва выпьет особую смесь (разведданных о ее составе пока не получено), это создаст брешь в огненном щите жертвы. Он не отключится, чтобы не вызывать подозрений, но видоизменится. В структуре заклинания щита появится исключение для СРП. И в момент атаки жертва будет уязвима настолько, словно щита нет вовсе».
        Я с ужасом отложила книгу. Это что же получается? Император мог погибнуть? На самом деле погибнуть? Огненные не настолько глупы, чтобы швырять в императора СРП без этой секретной смеси. Смысл? Он бы даже не узнал об атаке, щит впитал бы огненную магию, и не оповестив хозяина. Значит, леди Айрия опоила его величество, и она заодно с нападавшим.
        Я немедленно доложила в штаб о том, что у меня появилась ниточка к заговорщикам от Дома Огня. Чуть помедлив, приписала специально для босса: «вы знали, что я не восприимчива к магии его величества. Что я не почувствую боли от его прикосновений. Откуда? И не смейте врать! От вашей честности зависит исход миссии!»
        На доставку сообщения домой ушли все силы, и я на несколько часов провалилась в глубокий сон.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        - Ваше величество! - воскликнул господин Маргес. - Это основополагающее правило отбора! Мы не можем его нарушать! Это возмутительно! Это…
        - Сбавьте тон, - осек председателя межстихийного альянса, и тот сел на кресло, открывая и закрывая рот. - Вам мало моего слова?
        - Но она даже волос не распускала! Как вы могли определить, что она…
        Господин Маргес моргнул, крякнул, снова моргнул и покраснел. Надумал, но я не стал опровергать.
        - Еще вопросы?
        Его повышенное внимание к Рейне начало раздражать. Я и сам понимал, что следует убедиться, правила отбора едины для всех, а она - шикарная девушка. Слишком шикарная, чтобы в ее годы сохранить чистоту. Но одно дело - мои сомнения, а сомнения других в ней меня бесят!
        - В отношении отбора больше нет.
        - Тогда свободны. Не отходите от драконов! Докладывать о каждом шаге, каждом замысле, каждом вздохе!
        - Будет сделано, ваше величество.
        Нервно вытерев подбородок, Маргес покинул кабинет, оставив нас с Мерили наедине.
        - Клоун, - фыркнула она, снимая перчатки. - Не пойму, чем руководствовались лорды, избирая председателя.
        - Его возможностью… приспосабливаться. Он свой человек.
        - Омерзительно! - она швырнула перчатки на стол и скрестила руки на груди. - Он мне никогда не нравился!
        - Я знаю, о чем ты думаешь, но нет, Мерили. Таковы правила, дарованные Анаги. Я - гарант целостности Гардейрии, равноправия Домов и стабильности стихий. Мои подданные определяют жизнь своей волей, я не вправе вмешиваться в социальный и политический уклад.
        - Даже если эта воля ведет одних в рабство, а других заставляет избирать председателем взяткодателя-шантажиста?
        - Напиши Анаги претензию.
        Мерили гневно поджала губы и отвернулась.
        - Мне тоже многое не нравится, дорогая. Но стабильность стихий важнее всего. Лучше скажи, выяснили, кто ранил Рейну? То есть, леди Дархат-Нуар?
        - Рейну, то есть, конечно же, леди Дархат-Нуар, - иронично поправилась она, - ранил кто-то из огненных.
        Поразительная догадка!
        - Он ушел порталом сразу после выстрела. У нас не было шансов, Вэйлиан. Мои парни попробовали восстановить исходную точку перехода, но работали профи, она транслируется на все Дома. Но скажу другое. Сверхмалые разрывные пульсары не причинили бы тебе вреда. Либо стрелок метил в невесту, либо тебе дали метку.
        - Я тоже об этом подумал. Пятеро подлили в мой напиток зелья. Четыре из них, так или иначе, пытались вызвать симпатию, а назначение пятого я так и не понял.
        - Потому что твой пульсар поймала Рейна. То есть, леди Дархат-Нуар, - Мерили снова плутовато улыбнулась.
        - Может, хватит?
        - Ты так мило отрицаешь свои чувства. Ладно, кто та девушка?
        - Леди Айрия.
        - Хорошо, отработаю ее.
        - Было шесть безопасных пульсаров, Мерили. Шесть. Ни одна из невест даже не попыталась вмешаться. Некоторые заметили, но сделали вид, что не видят, леди Аргания даже отклонилась, чтобы ее не задело. Я поймал все из них. И был один опасный пульсар, способный причинить мне серьезный вред, учитывая сниженный уровень защиты. Разрывной огненный пульсар.
        - С твоими навыками увернуться - дело техники. Не стоит и разговора. Мы выясним причины, по которым огненные пытаются подорвать власть, но я не вижу опасности в инциденте.
        - Я бы увернулся, но леди Дархат-Нуар предпочла закрыть меня своей спиной и сделать вид, что ничего не поняла. Спасибо, что пошла наперекор моему решению, и оставила ее.
        - Вэйлиан, я приняла это решение не для тебя, а для себя. И, кстати, драконы настаивают на знакомстве с невестами.
        - Не понял.
        - Это их требование: как можно раньше увидеть претенденток на трон Гардейрии.
        - Нет. Я не понял, что значит, ты оставила Рейну для себя, а не для меня?
        - Забавно. Я думала, тебя рассердила вторая часть моей фразы.
        - Как раз это меня не удивляет, предсказуемо. Не заговаривай мне зубы, Мерили.
        Она вздохнула и в знак поражения подняла ладони.
        - У меня давно не было достойной собеседницы, Вэйлиан. Выкинешь ее в следующем туре, а до тех пор позволь мне насладиться обществом умной и образованной девушки.
        - Треть дворца - умные и образованные девушки. Ты что-то проворачиваешь за моей спиной.
        - Я всегда что-то проворачиваю за твоей спиной, но за это ты меня и любишь. Или ты перестал мне доверять?
        Она изменилась в лице.
        - Скажи, что не доверяешь мне, Вэйлиан, и я немедленно закрою все свои проекты!
        - Значит, она, все же, твой проект.
        Шпионка фыркнула и окатила меня гневным взглядом.
        - Ненавижу, когда ты так делаешь!
        - Обожаю, что ты все время на это попадаешься.
        МАРКИЗА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Риша разбудила меня ближе к обеду. Чтобы операция с Саввелием не сорвалась, мне придется избавиться от элементалей, а для этого убедить императора, что мне не нужна помощь. Что и говорить, я никогда не оправлялась от ранений настолько быстро. Учитывая, что раны от СРП критичны, в большинстве случаев смертельны, можно сказать, что я легко отделалась.
        На обед выбрали платье из светло-зеленой тафты и украшения из изумрудов. Волосы убрали наверх, нанесли легкий макияж. Особо постарались с румянами, чтобы его величество не нашел на моем лице болезненной бледности или чего-то похожего. Что и говорить, выглядела я непозволительно хорошо для раненного бойца.
        Перед обедом успела прогуляться на месте вечерней операции. Элементали плыли за мной бездушными фигурами, охранники безмолвно плелись следом, а я подмечала нюансы: где устроить засаду, откуда вести наблюдение за местностью, где пройдет защитный купол. Естественно, Саввелия не выпустят без купола, и по его границе трава немного пожухла.
        На обеде меня снова пытались донять.
        - О, леди Дархат-Нуар! Вы так быстро исчезли с завтрака, что мы начали за вас переживать! - с деланым сочувствием воскликнула леди Эрлис из Дома воды, стоило мне переступить порог.
        Дамы, кажется, прибыли за полчаса, а то и больше, чтобы занять самые выгодные места.
        - Благодарю, леди Эрлис. Но я бы лучше переживала за вас. Неизвестно, что подмешала вам леди Гвотенбери во время пикника.
        Упомянутая воздушница побледнела и схватилась за бокал с водой.
        - Простите! - я прикрыла рот, изображая удивление. - Это был секрет? Анаги видит, я не специально!
        С чувством выполненного долга, устроилась напротив леди Мьех. Мы улыбнулись друг другу и склонили головы в знак приветствия. На пикнике моя новая знакомая ничем себя не выдала и вела себя достойно. Но я не обольщаюсь на ее счет. Выжидательная тактика работает на долгосрочную перспективу.
        - Вы неправы, леди Эрлис, пытаясь задеть леди Дархат-Нуар. Она выбрала тактику серой мышки, - высокомерно заявила леди из дома огня, чьего имени я не помню. - И, как видите, сработало. Император приставил к ней элементалей в то время, как у нас с вами только охрана. Впору задуматься и делать выводы. Что такого сделала она, чего не сделали мы?
        Участницы проявили неожиданную солидарность и покосились на моих водных спутников. Те с невозмутимым видом парили за моей спиной, глядя перед собой безжизненными голубыми глазами.
        Неожиданно громыхнули фанфары и в компании леди Орэнтруэ, леди Балинуэй и господина Маргеса, в столовую вошел император.
        Пара незначащих фраз, смущенные улыбки в ответ, рассеянные кивки и ужимки от невест. Когда с формальностями покончили, принесли суп. Пока участницы пытались обаять жениха, я думала, как бы поговорить с ним наедине, не привлекая внимания.
        После горячего леди Орэнтруэ поднялась и выразительно посмотрела на меня. Немного подождав, я встала:
        - Прошу меня простить, я неважно себя чувствую.
        Раздались смешки. Согласна, повторяюсь.
        - В последнее время, леди, вы слишком часто неважно себя чувствуете. Возможно, стоит покинуть отбор? - не удержалась леди Гратнор. Причем говорила она с такой скорбью в голосе, словно дальнейшее участие будет стоить мне жизни.
        - Благодарю за беспокойство. Как решит мой император, так и будет.
        - Его решение нам уже известно, - вполголоса хихикнула леди Фрайтлин.
        Посмотрела на его величество с посылом: «Видели? Запомните!» и, кивнув с очаровательной улыбкой, вышла вслед за императорской шпионкой.
        Леди ждала меня на диванчике возле окна и задумчиво водила пальцем по губам. Я залюбовалась ее красотой. Изящная, стройная, каждое ее движение казалось мазком художника на картине совершенства.
        - Рейна! Хорошо, что вы догадались, - улыбнулась она и похлопала рядом с собой. - Присаживайтесь.
        - О чем вы хотели поговорить, леди Орэнтруэ?
        - Мерили! - осекла она. - Обращайтесь ко мне по имени. Нам предстоит важная миссия, оставим титулы и условности. Так уж сложилось, да и было во все времена, что именно женщины спасали империи от краха!
        - Если мне не изменяет память, и не подводят знания истории, большинство конфликтов началось из-за женщин.
        - Из-за их неспособности примирить мужчин! - исправила она. - Либо это были шпионки, успешно выполнившие свои миссии.
        Не возразишь.
        - Драконы в замке, - Мерили закусила губу и постучала пальцами по спинке дивана. - Поступим так. Через полчаса Арслан будет на пикнике в саду. Там, где с утра сидели вы. Устроим случайное знакомство.
        Усмехнулась и почесала нос, думая, как лучше сообщить, что мы с Арсланом уже знакомы.
        - Не-ет, - протянула Мерили.
        - Да. Мы знакомы, - протянула на выдохе. - Не уверена, помнит ли он меня, я выглядела иначе.
        А дальше предстояло соврать так, чтобы и не соврать.
        - Это были годы моей бунтарской юности.
        Отчасти, правда. Я злилась на родителей, и желала им отомстить.
        - Я не желала брать на себя ответственность за поместье и сбежала из дома.
        Тоже наполовину правда. Я не желала быть рабыней и сбежала от этого.
        - Оказалась в Дракнмаре.
        Как - неважно.
        - Мое знакомство с Арсланом было чистой случайностью.
        Моим заказом был Фэйрос.
        - Тогда его положение не было столь высоким. Он знал меня под именем Марты и…
        - Влюбился в вас, - невесело закончила Мерили. - Так это из-за вас…
        - Из-за меня что?
        - Из-за вас мне не удалось выполнить свою миссию. Что ж, Рейна. Вам придется осознанно закончить то, что вы неосознанно начали.
        Выйти замуж за Арслана. Если этим я прекращу строительство магического преобразователя на территории Дома земли… что ж. Так тому и быть. И не придется убивать императора.
        - Я поняла вас, леди. В таком случае, прошу не забывать и о том, что стоит на кону.
        - Преобразователь, я помню, - усмехнулась Мерили. - И вот еще что…
        Она не успела договорить и резко выпрямилась. Через мгновенье двери столовой распахнулись, и в анфиладу вошел император. Меня накрыло волной его удушающей силы чуть позднее, чем Мерили.
        Заложив руки за спину, его величество медленно приблизился. Полы его туники касались паркета и скрадывали звуки шагов. Остановившись возле нас, мужчина перевел суровый взгляд с Мерили на меня.
        - Мне любопытно, о чем беседуют две мои…
        Он осекся на полуслове, а я поймала себя на мысли, что до безумия хочу узнать продолжение. Его кто? Я знаю, что Мерили ему дорога, но я? Кто я для него? Незнакомка, к которой его тянет? Женщина-загадка, которую можно касаться?
        Шпионка коварно улыбнулась и погрозила императору пальцем.
        - Подслушивать женские разговоры вам не к лицу, ваше величество. К тому же, не стоит ревновать, я украла Рейну для милой пустяковой беседы.
        - Ты и милая пустяковая беседа, - обличительно произнес он, глядя на меня так, что стало жарко.
        Я растерла ладонью грудь и поднялась.
        - Ваше величество, если позволите, я бы хотела побеседовать о них.
        Элементали, как два крыла, стояли сбоку. К теням охраны я уже привыкла, и сбежать от них дело техники, но элементали следуют за мной по ауре.
        - Я вас оставлю. Удачи, Рейна. Думаю, все будет гораздо проще, чем мы думали.
        Куда уж проще. Арслан так настаивал на браке, словно от моего «да» зависело его будущее.
        Мы с императором смотрели друга на друга. Звук каблуков Мерили давно стих, а разговор так и не начался. Я впервые чувствовала себя легко рядом с кем-то, словно передо мной часть меня, и не нужны слова, чтобы выразить чувства, прожигающие в груди дыру, ведь точно такая же и в его груди. Я будто смотрю в зеркало и вижу то, что всегда искала.
        Кашлянула, отгоняя опасные мысли.
        - Ваше величество, я прекрасно себя чувствую, и лекарь Эльяс заверил, что мой организм практически восстановился. Можно освободить меня от элементалей?
        - Так давит мое общество?
        Водники - часть его величества, но не объяснять же, что для выполнения моей миссии не нужны свидетели.
        - Думаю, что вам ни к чему растрачивать силы попусту. Особенно, когда в нашем доме враги.
        - Нашем доме, - медленно повторил он, словно пробуя слова на вкус.
        - Вы поняли, что я имела в виду, - ответила как можно строже, не поощряя флирт императора. - К тому же, другие участницы смеются надо мной, не хочу давать им лишний повод.
        - Вы не похожи на девушку, которую волнует мнение других.
        Да что за упертый мужчина!
        - Уберите их. Пожалуйста!
        - Сначала я должен убедиться, что опасность миновала. Позволите?
        Не думала, что его величество подойдет. Еще ближе. Еще и еще. От каждого шага сердце подпрыгивало, словно меня загоняли в ловушку.
        - Страшно? - усмехнулся он.
        Вскинула подбородок, встречая взгляд правителя и наслаждаясь теплом его дыхания на своем лице. Мята, свежесть морского бриза…
        - Нет, - прошептала, не сводя с него глаз. - Я вам доверяю.
        Он ухмыльнулся, коснулся костяшками пальцев моей щеки, провел ниже, к шее и обхватил ее ладонью.
        - Доверие - непозволительная роскошь для императрицы.
        Я понимала, что моих сил, навыков и умений не хватит, чтобы выйти из захвата. Стоит императору сильнее сжать, и моя жизнь оборвется через несколько минут. Он сжал сильнее, проверяя мою выдержку или пытаясь раскрыть шпионку, но я в ответ улыбнулась.
        - Я же сказала, что доверяю вам.
        Он улыбнулся, и грубое прикосновение обратилось лаской. Пальцы императора мягко погладили мою шею, коснулись плеча. Еще один шаг, и расстояния между нами почти не осталось. Его величество положил одну ладонь мне на грудь, а другую - на спину и сквозь мое тело прошла ледяная волна. Я вздрогнула и схватилась за его плечи. Вторая волна оказалась сильней, и я стиснула зубы, на третьей покачнулась и упала в объятия императора.
        - Прошу простить за боль, - тепло прошептал он, прижимая меня к себе. - Но вы сами пожелали избавиться от элементалей.
        - Все… хорошо… - пробормотала рассеянно, пытаясь встать на ноги, но колени подгибались и дрожали, словно от холода.
        И надо же было в этот момент невестам насытиться и высыпать из столовой. Увидев меня в объятиях общего жениха, они будто натолкнулись на ледяную стену.
        - Ваше величество, - первой отмерла леди Фрайтлин.
        - Леди Дархат-Нуар, - недовольно вторила леди Гратнор.
        - Вам с таким заядлым постоянством нездоровится, что я подумываю перенять вашу тактику, - вырвалось у леди Гвотенбери. - Что? Работает же!
        Я не успела и рта открыть, как оказалась в спальне. Император тоже в ней оказался, уже второй раз за день, хотя мы и с места не сдвинулись!
        - Подумал, здесь нам будет спокойней.
        Осмотрелась и отступила на шаг, начиная чувствовать ноги.
        - В моей спальне? - уточнила с иронией, обратив внимание на открытую дверь. Я так и не успела убрать портрет.
        - Первое, что пришло в голову.
        - Моя спальня? - повторила со смешком.
        - Леди, вы пытаетесь поставить меня в щекотливое положение? - с превосходством уточнил он, надвигаясь с недвусмысленными намерениями.
        - Нет, что вы…
        - Потому что эту игру вы определенно проиграете.
        Сзади под коленями оказалась кровать, и я бы упала, не подхвати меня сильные руки императора. Я снова очутилась в объятиях, и мне это понравилось. Касаться его сильного тела, ощущать тепло его кожи, вдыхать бодрящий аромат вечности было потрясающе! Это пьянило и кружило голову, заставляло терять разум, поэтому, когда его величество наклонился для поцелуя, я опомнилась и в последний момент накрыла его губы ладонью.
        - Нет, - прошептала строго.
        - Нет, - повторил он, касаясь губами моих пальцев.
        - Нет. Скоро вам исполнять желания участниц. Вы и сами знаете, что они загадают. Я не стану двадцать первой.
        Только единственной и никак иначе.
        Я с ужасом понимала, что вляпываюсь в неприятную историю. При любом раскладе мы с его величеством не можем быть вместе, потому что на трон не может взойти рабыня! А любовницей я не стану. Наверное, что-то такое он прочитал в моих глазах, и нехотя отступил, а я поспешила сменить тему.
        - Вы победили, - улыбнулась и подняла ладони. - Убедились, что я в порядке?
        - В полном. Даже удивительно, учитывая тяжесть ранения, - его величество закинул руки за спину и сдержанно кивнул. - В элементалях нет необходимости.
        - Все ваша магия, - ответила со смирением и исполнила реверанс.
        - Прекратите, Рейна! Вы…
        Он собирался сказать что-то пылкое, на эмоциях, но… передумал.
        - Я? - спросила с надеждой.
        - Заслужили хороший подарок.
        Вот как…
        - Я приду к вам в последнюю очередь. Хорошенько подумайте над своим желанием. У нас будет время, чтобы его исполнить.
        И уже направляясь к двери, он остановился и обернулся:
        - Даже любопытно, что это будет.
        Это будете вы. Но узнаете об этом вечером. Возможно, к этому времени я передумаю и попрошу… не знаю, котенка. Чтобы не выделяться.
        - Терпение, ваше величество. Терпение. Вдруг кто-то из участниц вас удивит?
        Он кивнул и… заглянул за двери.
        - Не успела его убрать.
        Его величество улыбнулся и растворился в воздухе.
        Пока готовилась ко встрече с Арсланом, Риша привела Майруса. Того парня, что мастерски убрал с дистанции одну из участниц. Я придирчиво осмотрела его и нашла очень даже симпатичным: пшеничные кудри, голубые, как озерная вода, глаза, густые ресницы, правильные черты лица. Приодеть и можно подумать, что он придворный. Держался достойно, говорил изящно. Если на ком природа-матушка и отдохнула, то здесь одарила по полной.
        - Значит так, Майрус, - я положила перед ним папку с досье на леди Айрию. Жиденькое такое досье. - Меня не интересует интрижка на сеновале. Ты должен стать полноценным агентом. Охмурить ее, влюбить в себя.
        Майрус переложил папку на колени, внимательно ознакомился и уточнил:
        - Что вы имеете в виду?
        - Что я отлично заплачу за сведения о том, зачем огненным смерть императора Гардейрии.
        Потому что на первый взгляд это бессмыслица. У них сильное влияние в межстихийном альянсе, богатые земли, защищенные границы. Они политически, социально и экономически удовлетворены политикой, так в чем причина?
        Брови парнишки поползли вверх.
        - А это - убедительный аргумент помимо патриотизма и прочей моральной мишуры.
        На стол легли мешочки с серебром. На деле там три золотых, но три сотни серебром выглядят куда внушительней трех монет. Во втором случае захочется поторговаться, а я ограничена в средствах и не знаю, какие впереди непредвиденные расходы.
        Майрус сглотнул, поправил шейный платок и потянулся к деньгам, но я осекла.
        - Половина - аванс. Вторая половина после выполнения задания. Учти, если принесешь мне имя, то сумма увеличится в несколько раз.
        - Имя?
        - Я не облегчу тебе задачу. Имя должно меня заинтересовать.
        Майрус кивнул, поправил жилетку, пригладил волосы и ухватился за один из мешочков.
        - С вами приятно иметь дело, леди Дархат-Нуар. Сделаем в лучшем виде. И имя у вас тоже будет.
        Мы с Ришей переглянулись. Хорошую помощницу послал мне Анаги.
        Закончив дела, я сменила платье. Корсет, расшитый бисером и драгоценными камнями, плотно облегал фигуру и выгодно подчеркивал грудь, ткань юбки легко струилась по бедрам, а книзу расходилась воздушным колоколом.
        - У императора не останется и шанса! - взволнованно выдохнула Риша, помогая мне застегнуть колье из цитринов.
        У Арслана не останется шансов.
        Эштон, охранник, уже ждал за дверью. Наверняка получил выговор - его щеки горели, а сам он выпрямился по струнке и смерил меня напряженным взглядом. Прости, друг, но сегодня ты снова получишь по шапке. Ничего личного, это издержки профессии. К тому же, мы с контрразведкой вечно не ладим.
        Все начиналось мирно: я неспешно прогуливалась в месте вечерней операции. Эштон едва не наступал мне на пятки. Я устроилась на лавочке неподалеку от поляны, где планируют развлекаться драконы. Достала диалект т’хардгов и читала, вздыхая каждую страницу. На деле там было о чем вздыхать - легче завязать язык узлом, чем повторить произношение, но Эштон расслабился, полагая, что меня впечатляют любовные сцены. Наконец, послышались низкие голоса. Пригляделась, где расположился Арслан. Он полулежал за кустом цветущих гортензий и лениво беседовал со свитой. Пора.
        Прикрыла глаза и потянулась сознанием к природе. Чтобы сбежать, мне нужна белка. Помощница отыскалась на ближайшем дубе, быстро добралась на место и сиганула с ветки прямо в лицо Эштону. Стоит отдать должное, он быстро сбросил с себя зверушку, но трех секунд хватило, чтобы метнуться в кусты и вихрем ворваться на поляну с драконами. Я профессионально споткнулась об Арслана и ловко упала ему на грудь.
        Секунда замешательства, и драконье лицо вытянулось.
        Узнал.
        - Спаси! - выдохнула запальчиво.
        В следующий миг я оказалась на земле, а мои губы смяли в жестком поцелуе. Еще мгновенье, и над нами с шелестом раскинулся купол драконьих крыльев. Эштон безошибочно последовал за мной, но драконы вскинулись. Быстро сообразили, что к чему. Пока Арслан самозабвенно целовал меня, я анализировала ситуацию, прислушивалась и, по возможности, приглядывалась, хоть из-за крыльев мало что виднелось.
        Эштон понимал, что я где-то здесь, но ничего не мог поделать. Драконы недвусмысленно сложили ладони на оружии, намекая, что не позволят нарушить покой владыки.
        - Прошу меня простить, - растерянно выпалил парень и нехотя удалился.
        Убедившись, что охранник ушел, я похлопала Арслана по плечу и с трудом отвернулась, чтобы прекратить поцелуй.
        - Спасибо, вы меня очень выручили. Можно я пойду?
        Дракон привстал на локтях, по-прежнему вдавливая меня в покрывало. Что и говорить, Арслан мужчина красивый. Мужественная внешность, серые как предрассветный туман глаза и обаятельная улыбка сгубили немало сердец. Про фигуру и говорить нечего, драконы от природы высокие, подтянутые и мускулистые. Но однозначно не герой моего романа. Он может заливаться соловьем, чтобы добиться желаемого, а может обернуться настоящим, прости Анаги, драконом. Нервная, злая и жестокая сторона этого мужчины тоже сгубила немало сердец и без всяких метафор.
        - Пойдешь? - усмехнулся дракон, жадно разглядывая мое лицо. - После того, как я тебя нашел, Марта?
        - Прошу меня простить, но вы…
        - Да, скажи, что я тебя с кем-то перепутал, - перебил он, позволяя мне сесть. - А, подожди. Ты же у нас не Марта.
        Изобразить легкую растерянность и смятение. Как беглянке-маркизе эта шалость сойдет мне с рук, но все равно неприятно, что раскрыли. Я же в свое время обманула потенциального владыку драконов - Фэйроса, а чешуйчатые не выносят обмана.
        - Боюсь, я совсем не понимаю, о чем вы. Если позволите, я…
        - Сидеть! - жестко осек он и схватил меня за руку. Впрочем, под моим гневным взглядом дракон ослабил хватку и делано-ласково улыбнулся. - Прости, Рейна. Кажется, это твое новое имя?
        - Маркиза Рейна Дархат-Нуар, - кивнула и попыталась встать, но Арслан снова не дал. Его пальцы обхватили мою кисть и сжали.
        - Не верю в свою удачу, - он усмехнулся и глянул на подельников. На свиту то есть. Те понимающе ухмыльнулись. - Это будет еще проще и приятнее, чем я думал.
        Я не успела выяснить, что он там себе надумал - сердце сбилось с ритма. Меня охватило необъяснимое волнение, внутри все задрожало от надвигающейся опасности.
        - Пустите, - прошептала сбивчиво, не очень усердно пытаясь отвоевать руку из плена драконьих лап.
        В ответ усмешка, а еще чуть позже громовое:
        - Вы не слышали? Девушка не желает вашего общества.
        Внутренняя дрожь разрешилась и по телу хлынула огненная волна. Его величество прогуливался с невестой, и (случайно ли?) забрел на нашу поляну. Скорее воздушники попросят перенести магический преобразователь к ним, чем это окажется совпадением. Неприятно, впрочем, для «первого знакомства» с Арсланом более чем достаточно. Теперь он знает, что я здесь, переключит внимание на меня и будет искать встречи. Думаю, завтра на балу он прилипнет ко мне как муха к липкой ленте.
        Арслан даже не повернулся к императору.
        - А, ваше величество. Нашли-таки время на наше скромное посольство? - усмехнулся дракон, поглаживая мою кисть. Вырвала руку и поднялась, как только меня перестали удерживать.
        - Был неподалеку и услышал, что кто-то обижает мою невесту, - произнес император с угрозой.
        Его глаза превратились в две черных бездны. Напряженное лицо побледнело, и на его фоне проявились ярко-алые паутинки вен. В меня ударило жаром огня и яростью. Если я что-нибудь не сделаю, император натворит дел!
        - Перед вами император Гардейрии! - прошептала гневно и тихонько пнула Арслана носком туфли под бок.
        - Да, - кашлянул он от неожиданности и глянул через плечо. - Простите, не заметил сразу. Ваше величество.
        Нахальный кивок вместо приветствия.
        Неожиданно померкло солнце. Невесть откуда набежали свинцовые тучи, повеяло холодом, взвился ветер.
        - Ваше величество, что происходит? - ужаснулась невестушка, в страхе озираясь по сторонам.
        Вопиющее нарушение субординации здесь происходит с демонстрацией возможных санкций.
        - Надеюсь, вы хорошо проводите время? Прошу меня простить, - с ответной иронией произнес его величество, но при этом глядя исключительно на меня, - я занят невестам и не смог уделить вам должное внимание. Это будет проблематично, учитывая, что мы вас не приглашали.
        - Ну, что вы! - нагло заявил Арслан, теребя рюши на моем подоле. - Ваши невесты очаровательны! Я бы тоже не нашел время вас встретить, будь рядом со мной такие красавицы!
        Где-то громыхнуло, остро запахло озоном и морской свежестью.
        - Теперь я прошу меня простить! - произнесла преувеличенно бодро, обращаясь к драконам. - Нужно идти. Тысяча извинений за недоразумение. Я такая неуклюжая!
        - Ну что вы, буду счастлив, если вы и впредь будете такой же неуклюжей. Всегда готов заслонить вас своим телом и…, - Арслан многозначительно провел большим пальцем по нижней губе, и его величество дернулся. Только жесткая хватка Мерили уберегла от некрасивой сцены. Я подметила, что шпионка не вздрогнула от прикосновения. Может, дело не в ритуале, а в повышенном болевом пороге? Для меня иглы под ногти как неудачный маникюр…
        Я и не заметила, как пришла Мерили! Следила за мной неподалеку?
        - Благодарю! Если мне понадобится чье-то тело, то моим защитником станет его величество, император Гардейрии, мой жених, - проговорила жестко и перевела взгляд на упомянутого. - Впрочем, я самодостаточна и не нуждаюсь в защите.
        Иначе некоторые придумают, что помимо охранника мне не помешает очередная парочка элементалей.
        - И вы повели себя некрасиво, демонстрируя пренебрежение к его величеству. Вы пытаетесь казаться сильным?
        Усмехнулась, нарочно провоцируя дракона. Сработало, тот сел и повернулся к императору.
        - Я вижу за этим страх. И неуверенность.
        Мерили громко закашлялась, но она не знает Арслана так же, как знаю его я.
        - Страх, значит? - дракон лениво поднялся, подошел к императору Гардейрии и молча протянул руку.
        Взгляд его величества сулил вечные муки. Мне! Он одним движением сжал руку ящера и с довольной улыбкой глянул в его перекошенное от боли лицо. Но стоит отдать должное Арслану, он даже не застонал, но с радостью одернул руку, когда рукопожатие ослабло.
        - Добро пожаловать в Гардейрию, - произнес император, и поляну заполнили лучи заходящего солнца.
        Чувствуя себя лишней, я исполнила реверанс и удалилась. Точнее, возле его величества задержалась и произнесла негромко, коснувшись его ладони:
        - Не поддавайтесь на провокации. Он этого не стоит. Я этого не стою.
        Поляну я покидала победителем. С одной стороны - поддержала императора, разрешила конфликт, с другой стороны - вызвала у Арслана инстинкт охотника и убедилась, что он все так же ведется на провокации.
        Что ж. Теперь самое время подготовиться к освобождению Саввелия!
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        - Ваше величество, нам нужно поговорить. Срочно! - подчеркнула Мерили, словно я сам не понял. - Просим нас простить, но дела государственной важности и не терпят отлагательств.
        Это уже для драконов и сказано елейным голоском с толикой яда. Так, как только она умеет.
        - Ну конечно, - с опостылевшей усмешкой ответил Арслан. Как бы мне хотелось почесать кулак об его зубы и проредить их, чтобы отучить улыбаться! Как только получу оружие северных т’хардгов, сразу поставлю чешуйчатых на место! Лично.
        Смерил драконов тяжелым взглядом и, не прощаясь, пошел прочь, попутно обращаясь к спутнице. Кто там на очереди? Леди Эрлинг? Мерили прочла замешательство на моем лице и беззвучно прошептала имя. Кашлянул и остановился возле беседки, поворачиваясь к невесте.
        - Леди Фрайтлин, у меня дела государственной важности. Самое время озвучить ваше желание.
        Но леди дрожала как осиновый лист, хоть и пыталась скрыть это. Ее белая кожа пошла красными пятнами, под глазами проступили синеватые мешки, а ладони тряслись.
        - Леди Фрайтлин, - повторил с легким раздражением, хотя на деле мне хотелось обрушить на замок грозу со шквалистым ветром.
        - Ах, ваше величество, - выдохнула она и заработала веером. - Я так испугалась.
        Не лучшее качество для императрицы.
        - Я был рядом. Вам ничего не угрожало, - раздражение росло.
        - Но драконы! От них веет такой силой, что я едва не задохнулась от страха.
        На Мерили напал очередной приступ кашля, а я так скрежетнул зубами, что леди Фрайтлин затряслась в три раза сильней.
        - От др-раконов веет? - прорычал, надвигаясь на невесту шквалом нереализованных мечтаний. Ее, разумеется, не моих. - Так каково ваше желание, леди?
        Она вздрогнула и пролепетала:
        - Вот когда вы так на меня надвигаетесь, я что-то уже и не знаю…
        - Просите о чем угодно, - ответил тяжело, делая еще один шаг навстречу невесте. - И то, о чем вы так боитесь сказать вслух, можете попросить тоже.
        - Тогда… - она закусила губу и отвела взгляд, продолжая трястись как та маленькая собачонка, с которой вечно разгуливает моя сестра.
        - Я поцелую вас!
        Девушка вспыхнула и зарделась, словно я предложил надеть на ее голову корону. Она бы еще полчаса, не меньше, ходила вокруг да около, страшась озвучить свои желания.
        - Устроит? - с открытой угрозой.
        - Если можно… если вы хотите, если я смею, то…
        Есть много способов заткнуть рот женщине. Поцелуй - самый эффективный, но далеко не всегда самый приятный. Я смял ее мягкие губы и вжал податливое тело в себя отнюдь не из страсти. Леди Фрайтлин застонала от боли, столкнувшись с моей стихией. Она одернула руки от моего лица и попыталась вырваться, но я держал крепко, что бы уж наверняка, и чтобы раз и навсегда запомнила, кого стоит опасаться на территории Гардейрии.
        - Вэйлиан! - осекла Мерили, и я подхватил упавшую в обморок невесту.
        Вспыхнули водные элементали, и перенесли девушку в ее покои.
        - Отправить к ней целителя, - отдал приказ и вернулся в реальность, напоровшись на суровый взгляд. - Первая готова. Осталось еще девятнадцать. Что?
        Мерили вошла в беседку, обвитую виноградом, и расположилась на лавке.
        - Леди Фрайтлин не виновата в том, что на наши земли ступили драконы! - заметила она, когда я очутился рядом.
        - Ты внедрила к нему агента?
        - Внедрила.
        Не шутит. Вон как улыбается.
        - Надежного?
        - Более чем.
        Ну нет…
        - Мерили, - произнес опасно тихо. - Ты ее подослала к Арслану? Рейну?
        Она отшатнулась как от пощечины.
        - Вэйлиан, - гневно выдохнула шпионка. - Не сходи с ума. Мы найдем способ приструнить ящеров, я тебе обещала и сделаю это!
        - Не впутывай Рейну!
        - Ты же слышал - ее появление на поляне было случайностью!
        - Мне ли не знать, что когда дело касается тебя, то всякая случайность - это тщательно спланированная операция?
        - Лучше наберись сил перед следующим свиданием. Этот вечер закончится для тебя под утро!
        Мерили слишком быстро ретировалась из беседки. Настолько, что у меня почти не осталось сомнений в личности агента, засланного к драконам.
        РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Я брела до комнаты, еще раз прокручивая в уме план предстоящей операции. Что необходимо? Подготовить одежду, смазать сюрикены снотворным, собрать сумку с первым необходимым для Саввелия и припрятать ее за территорией дворца.
        - Вы нарочито раззадориваете мой к вам интерес? - прожужжало над ухом.
        Я затормозила, обнаружив себя на подступах к крылу землянок. Рядом крутился разряженный и надушенный господин. Он подступал ко мне то с одной стороны, то с другой, рассматривал с неприкрытым интересом и поигрывал бровями.
        - Вы кто?
        - Как же, госпожа! Я минут вот как десять пытаюсь поддержать с вами разговор, а вы меня словно и не замечаете! Я - господин Антуан Деволь! - он изобразил старинный мужской поклон и протянул руку. Полагалось, я подам свою и ее облобызают.
        - Мгм, - ответила неприветливо, смерив господина презрительным взглядом, и двинулась дальше.
        - О, ваши отказы лишь распаляют интерес!
        Какая ужасающая попытка меня охмурить.
        - Позвольте мне, все же, настоять на нашем знакомстве!
        Господин Дезверь или как его там совершил непростительную глупость! Он схватил меня за кисть, а дальше сработали рефлексы. Захват, рычаг и напомаженный ухажер впечатался щекой в стену и взвыл. А я всего-то выкрутила ему руку, ухватив за большой палец. Эштон, мой охранник, дернулся было ко мне, но я осекла его.
        - Если еще раз появишься на моем пути, я одним ударом сделаю тебя женщиной, понятно?
        - По-понятно, понятно, госпожа, очень понятно! - пропищал он, пытаясь выдернуть руку, неудобно прижатую к его же спине.
        - Не советую. Одно неловкое движение и плечо вывихнешь. Передай леди Гратнор, что кроме его величества меня не интересуют другие мужчины.
        - Кому пе-передать?
        - Значит, тебя нанял господин Маргес, - улыбнулась и отшвырнула от себя соблазнителя. - Передай председателю межстихийного альянса, что его подарок не приглянулся. И, если он решил присмотреться ко мне получше, пусть будет готов, что я отвечу взаимностью.
        - Не понял, - пропищал мужик, не зная, то ли поправить парик, то ли прижимать к себе обиженную конечность.
        Растерла переносицу и фыркнула:
        - Просто передай. Он поймет.
        До комнаты добралась без новых приключений. Эштон, красный как рак, встал возле моих дверей с таким видом, словно охранял императорскую сокровищницу, все время норовящую убежать.
        Быстро собрала сумку, подготовила оружие, надела под платье черный обтягивающий костюм, захватила маску, самостоятельно переплела волосы в тугую косу. Прислуге сообщила, что плохо себя чувствую и ложусь пораньше. Да, на ужин не пойду. Его величество? Что ж, если его величество заглянет, тогда можете разбудить, а до этого прошу не беспокоить.
        На всякий случай в постели оставила «манекен». Соорудила валик из одеяла, нарядила его в свою сорочку, уголок которой выглядывал из-под покрывала. На подушку уложила парик. Решив, что моя конструкция выглядит правдоподобно, я… Выбралась через окно. Изнеженные девицы не имеют привычки выходить из дома окнами, но охранники, нет-нет, но все же лениво сновали туда-сюда.
        Передвигалась незаметно. Вещи и вовсе отправила с магическим червем под землей. Леди, гуляющая вечером по парку с большой сумкой, вызовет серьезные вопросы. Довела червя до дворцовой ограды, а дальше вела по наитию. Саввелий найдет. Его магии хватит с избытком.
        Редким прохожим отвечала вежливыми кивками и неспешно брела к месту будущего преступления. Инстинкты предупреждающе вопили. Саввелий - значимая политическая фигура. Он обладает не только сильнейшей магией, он не только угоден Анаги и способен через него творить чудеса, но он еще и чрезвычайно харизматическая личность. Каждое выступление Саввелия собирало толпы, и настроения за отмену рабства укоренялись, пока по надуманному предлогу храмовники не велели схватить его и заточить. Сторонники Саввы оббили все пороги императорского дворца, но без толку. Ответ межстихийного альянса неизменен: вопрос веры и рабства вне компетенции его величества, а потому прошение отклонено, обращайтесь к храмовникам. А те… те слишком избаловались рабской силой, и слишком хорошо зарабатывают на продаже людей, чтобы позволить Савве смущать умы населения.
        Будет ли бунт? Когда я освобожу Саввелия, несомненно, будет. Погибнут ли люди? Возможно. Зато, я уверена, население Гардейрии скинет с себя рабское ярмо. В самом деле, в современном мире разве может быть место такому неравноправию?
        Но, чем ближе подбиралась к месту прогулки Саввелия, тем меньше становилось людей и освещения. Места должны быть оцеплены и укреплены магией, но я встретила лишь несколько простейших поисковых пульсаров. Детский сад!
        Инстинкты и ощущения обострились. Сердце билось сильно и ровно.
        Я нашла укромное место, расстегнула специальную модель платья, свернула и спрятала под кустом, на всякий случай укрыла лицо маской и вуалью. Под покровом темноты и сенью деревьев, родной стихии, я беззвучно подкралась ближе. Обошла магическую растяжку, замерла, когда мимо проплыл сигнальный пульсар, реагирующий на движение, нырнула в сознание ближайшей белки, когда под моей ногой хрустнула ветка, и один из охранников повернул голову в мою сторону.
        Храмовники! Их белые балахоны выделялись на фоне темноты яркими пятнами. Белка нарочито громко прыгнула с ветки на ветку, покопошилась, уронила пару прошлогодних желудей, и храмовник утратил к ней интерес. Поблагодарила помощницу и вернула сознание.
        Саввелий сидел на коленях и, вскинув руки, молился под звездным небом, жадно вдыхая свежий воздух. От его фигуры исходило золотое сияние, как знак особого расположения Анаги. Мало кто из храмовников может таким похвастаться.
        Пять святителей, четыре охранника и двое гражданских, наверное, из обслуги. Святителей Саввелий возьмет на себя, я против их магии бессильна. Вообще, я ожидала, что будет поддержка с воздуха, однако близлежащие балконы и деревья пустовали. Белки донесли, что никого в засаде не обнаружили, о том же сообщили и совы. Балконы чисты. Только несколько скучающих девиц и один мужчина в трусах не спят, а в белье непросто спрятать арбалет.
        Переместилась в сознание ближайшей мышки, подхватила зубками лист акации и незаметно подобралась к Саввелию. Он открыл глаза и посмотрел в черные глазки-бусинки. Положила листок перед ним и кивнула. Улыбка в ответ. Он понял и готов.
        Что ж, начинаем!
        Мы выступили одновременно. Вспыхнуло золотое сияние, взмыли в воздух балахоны храмовников. Два метких броска и Саввелий освобожден от пут. Сюрикены-бумеранги вернулись ко мне. Еще три секунды и охранники засыпают.
        - У тебя получилось! - дрожащим голосом воскликнул Саввелий, подбегая ко мне.
        Он почувствовал меня, безошибочно нашел среди темноты, под покровом родной стихии.
        - Четвертый! - воскликнула, оттесняя Саввелия за спину.
        Храмовники поднялись. Еще одна золотая вспышка, и они снова разметались по поляне как лепестки ромашки.
        - Уходим! - скомандовала и потащила Савву за собой.
        По-тихому не получилось. Я упустила из виду четвертого, он наверняка вызвал подкрепление, к тому же, вспышку золотого сияния было заметно издалека. Сбежится стража.
        Хрустнула ветка, но я не успела среагировать. Никто не успел. Удар пришелся мне по затылку и оглушил. Перед глазами вспыхнули яркие искры и рассыпались. Блеснуло лезвие клинка, рассекая ночную тьму, но я не успевала уклониться. Меня трясло и шатало, а Саввелий не умеет драться.
        Лязг железа, и кортик выпал из рук охранника, сбитый чьей-то стрелой. Не мешкая, я двинула нападавшему кулаком и потянула Савву вперед.
        - Я залечу…
        - Нет времени. Лучше поддержи и прикрой нас пологом.
        Полог Анаги. Отводит глаза так, что даже сильнейшие маги не увидят. Только император, но он занят невестами, ему нечего здесь делать.
        Как и ожидалось, сад наполнили стражники. Мы спешно добрались до ограды, я обняла и расцеловала Саввелия, все же позволила ему залечить мою рану и рассказала, где найти сумку со всем необходимым. Времени поговорить и нормально попрощаться не было, я спешно докладывала:
        - Тебя ждут в деревне Шумкино. Третий дом с краю, с коричневой крышей. Заходи, если на заборе висит белый половик. Если половик зеленый - надо подождать, если красный - останавливаться нельзя. Там тебя покормят, обогреют и помогут связаться с центром. Люди надежные и проверенные.
        Старик заплакал и крепко меня обнял. Глаза защипало от слез. В каком-то роде, он заменил мне отца. Я любила подолгу слушать его рассуждения о жизни, политике, отношении друг к другу. Только благодаря Савве я не потеряла совесть, работая шпионкой. Только благодаря ему я еще имею представления о таких понятиях, как честь, доброта и дружба.
        - Все будет хорошо. Вы почти дома. Осталось чуть-чуть!
        - До победы еще далеко, но Рейна…
        Он тревожно заглянул в мое лицо.
        - Вы что-то видели?
        - Анаги открыл мне будущее. Император должен выжить, несмотря ни на что. Даже ценой жизни всех нас. Если Вэйлиан падет, Гардейрия погрузится в небывалый хаос.
        - Драконы хотят его убить?
        Саввелий смиренно прикрыл глаза.
        - Вы не можете сказать.
        - Береги его ценой собственной жизни, Рейна. Ты ключевая фигура. Большего сказать не могу.
        - Я выполню ваше наставление. Благословите, Саввелий.
        Меня охватило золотое сияние, прокатилось по телу бархатным теплом, свернулось в районе солнечного сплетения и погасло.
        Мы разошлись не прощаясь. Чтобы добраться до наряда, пришлось прибегнуть к помощи зверушек. Они вели меня безопасной дорогой и отвлекали стражников.
        Наскоро застегнув на себе платье, я скинула вуаль, маску, спрятала их под подолом и, когда выпрямилась, натолкнулась на внимательный взгляд Мерили.
        Она все видела? Это она меня спасла, отвела удар стражника? Догадалась ли? Я не знаю наверняка.
        - Мерили, - выдохнула, выравнивая дыхание.
        Поправила выбившуюся из прически прядь, одернула кружево на лифе.
        - Необычное место для прогулок, - с иронией проговорила шпионка. - Да и наряд… не замерзла?
        Она стояла в ярко-красном платье с приталенным пиджаком. В ее шляпке красовалось большое белое перо, а на шее - нитка крупного жемчуга. Совсем не похоже, чтобы недавно она контролировала ход сражения. Конечно, всегда можно выкинуть арбалет в кусты.
        - Я прошу прощения, но… - не верю, что говорю это. - Проблемы с пищеварением застали меня врасплох!
        Некрасиво, зато правдоподобно и исключает дальнейшие вопросы.
        - А вокруг стража и… не нашла более приемлемого места. Мерили, право, мне стыдно говорить с вами об этом.
        Постаралась покраснеть. Если и вышло, то отвратно. Мерили улыбнулась, кивнула и, подхватив меня под локоть, повела в сторону замка.
        - Вэйлиан считает, что я подослала тебя к драконам. Сегодня вечером он с особым рвением постарается исполнить твое желание. Ты ведь его уже придумала?
        - Не было времени.
        Шпионка плутовато глянула на меня из-под длинных ресниц.
        - Тем не менее, другие невесты нашли в своем плотном графике время, чтобы обдумать столь щедрое предложение.
        Мы остановились у крыльца. Мраморные ступени, заставленные цветочными горшками, так близко…
        - Рейна. Не забывай, что на кону безопасность Гардейрии, - жестко произнесла Мерили. - Как бы ни был силен твой интерес к Вэйлиану, тебе не стоит поощрять его внимание. Ты мастерски заинтересовала Арслана и, надеюсь, на завтрашнем балу закончишь то, ради чего мы все это затеяли.
        - Я все сделаю.
        Мерили вложила в мою ладонь маленький пузырек.
        - Это особые капли, подлей их Арслану.
        - Что это?
        - Вытяжка драконьего аконита.
        Драконий аконит - редчайшее растение с закрытой территории Дома земли. Оно цветет раз в десятилетие, дает всего два плода и умирает. С одного можно получить не больше десяти капель вытяжки, а здесь, навскидку, пятьдесят.
        - Думаю, не стоит объяснять его действие?
        Дракон не почувствует яд. Одна капля на стакан в течение десяти дней - гарантия безвозвратного сумасшествия. Он будет пускать слюни, есть землю и играть со своими фекалиями. Поэтому полвека назад драконы совершили диверсию и сожгли все оранжереи с аконитом. Только в долине Вечных цветов уцелело несколько экземпляров, где они и культивируются в обстановке полной секретности.
        - Кандидатура нового владыки более приемлема?
        - Этот вопрос я уже решаю.
        Я спрятала флакон под платьем и ушла. Мне было о чем подумать. Во-первых, Мерили играет втемную. Император не в курсе, что я исполнитель ее заказа. Во-вторых, слишком уж простым оказалось освобождение Саввелия. Все было обставлено так, словно кто-то хотел, чтобы я его освободила. Зачем?
        Убедившись, что Мерили ушла, я вернулась под окна своей спальни и влезла наверх по виноградной лозе. Избавилась от профессионального наряда (парадное платье в виде халата на липучках - гениальное изобретение!), разобрала муляж в кровати, и наполнила себе ванну с ароматной пеной. Впрочем, стоило мне с чувством выполненного долга погрузиться по самый подбородок и закрыть глаза, как в двери постучали.
        Эштон? Постучит и перестанет. Не ворвется же он в мою спальню, в самом деле.
        Выяснилось, что Эштон-то не ворвется, а кто-то другой может, и у него, помимо оснований имеются и полномочия. А я выполнила свой долг перед боссом и совестью, но не перед императором.
        - Леди Дархат-Нуар! - прозвучало над ухом.
        - Ваше императорское величество! - ответила в такт и… продолжила лежать, получая странное удовольствие от ситуации.
        Надо мной возвышалась плотная шапка пены, сквозь которую не разглядеть и очертания моей фигуры, не то что подробности. Если бы не формальности, то можно считать, что приличия соблюдены. Почти.
        - Вы не подниметесь?
        - Вода слишком хороша, чтобы выходить. Я только устроилась!
        Кто просил смотреть на императора? Кто, скажите мне? Без привычного балахона, в рубашке, расстегнутой у ворота, в льняных брюках, без полностихийного обруча-короны он выглядел так, что перехватило дыхание. Прислонившись плечом к дверному косяку, мужчина скрестил руки на груди и поглядывал на меня с полуулыбкой. Семейная идиллия. Он предложит потереть спинку. Массаж, легкий ужин из ягод со взбитыми сливками, незабываемая ночь…
        - Потереть вам спинку? - насмешливо спросил он, словно читая мысли.
        Спинку? Ну, нет! Знаю я, чем все закончится!
        - Выйти. Дайте мне пять минут, я приведу себя в порядок.
        - Вы и так в порядке.
        - Ваше величество!
        Он усмехнулся, словно обращение прозвучало нелепо. Анаги, да оно и звучало нелепо, учитывая ситуацию. Он смотрел донельзя странно, а я чувствовала себя до неприличного комфортно!
        Твоего ж ирха! Я ведь не влюбилась?
        Еще раз глянула на мужчину украдкой и мысленно взвыла.
        Он ушел без предупреждения и даже закрыл двери. Выбралась из горячей воды и замоталась в банный халат. Подумала, что халат - так себе одежда на встрече с императором. Размоталась и надела ночную сорочку.
        - Еще лучше! - выругалась, глядя в зеркало.
        Легкая ткань струилась как вторая кожа, беззастенчиво подчеркивая грудь и бесстыже обнимая бедра. Особенно вид сзади хорош, прямо загляденье!
        Выкрутилась, и надела сверху шелковый халат, завязала покрепче и, поправив косу, вышла к гостю. А тот времени даром не терял, я даже застыла, глядя, как его величество метает мои сюрикены в свой портрет. Ловко, между прочим, метает. А те летят, да так, что загляденье просто.
        - Я было подумал, вы решили надеть на себя парадное платье и нанести макияж, чтобы скрыть свое…
        Он остановился на полуслове, то ли тонко меня подкалывая, то ли пытаясь пощадить мою женскую психику.
        - Скрыть свое?
        Скрестила руки на груди и изогнула бровь. Император повернулся, провел по мне искрящимся взглядом и произнес:
        - Ткань, возможно, и скроет кое-что, но подведут глаза.
        - И что говорят мои глаза?
        Зачем я его провоцирую?
        Опустилась тишина. Я хотела и не хотела, чтобы эти слова обрели жизнь, чтобы сорвались с его губ, коснулись их хотя бы мимолетно.
        - Что вы…
        Он замолчал, снова повышая взглядом мою самооценку.
        Что я что?!
        - Тоже не прочь повеселиться с моим портретом, - закончил он со смешком.
        Мне остро захотелось повеселиться не с портретом, а с натурщиком! Только я, он и мои сюрикены!
        - Предлагаю сменить снаряды.
        Его величество тряхнул ладонью и в ней оказался магический клинок с изогнутым лезвием.
        - И повысить ставки.
        Взгляд-укол и фраза-намек. Это опасная игра.
        Взмах второй руки и в ладони правителя появился другой клинок, чуть меньше и изящней. Его гарду украшали самоцветы, а по центру лезвия тянулась цепочка мелких рун. Неуловимое глазом движение, и мужчина протянул мне оружие, удерживая за кончик лезвия.
        Я понимала, что это необычный кинжал. От него веяло стихийной силой. Осторожно коснулась холодной стали, и кончики пальцев укололо чужой энергией. Сначала ощутимо больно, но чем смелее я становилась, тем меньше магия сопротивлялась. Когда я сжала эфес, то чувствовала необъяснимый триумф, словно покорила опасного змея, подчинила льва или обуздала стихию.
        Подняла взгляд и утонула в непроницаемо-черных глазах императора. Он улыбался.
        - Приступим?
        За свою карьеру я держала в руках практически все от самодельного ножа из ветки и заточенного камня до искуснейшего клинка северных т’хардгов. Но оружие его величества - что-то необъяснимое. Мне казалось, я держу частицу магии самого императора. Оно будто не принадлежит этому миру и соткано из чистейшей силы, которая меня приняла.
        Звук лезвия, проткнувшего дверь, привел в чувство. Его величество загнал клинок точно в нос и сделал приглашающий жест. Мой удар не был столь точным, я скромненько поразила шею.
        - Сдается мне, вы не очень постарались, - загадочно произнес император, направляясь к мишени.
        - Я не сильна в метании оружия, но практикуюсь. Это меня успокаивает.
        Мужчина рассмеялся и одним движением извлек оба клинка. Они словно созданы друг для друга как мужчина и женщина. Один холодный, грубый, внушающий страх, как осколок льда. Второй красивый, ласковый, но смертельно опасный, как язык пламени.
        - Обычно леди для этого вышивают, вяжут или рисуют картины.
        - Это я тоже пробовала, - посмотрела на портрет и вздохнула.
        - Зачем вы здесь?
        Вопрос прозвучал неожиданно остро.
        - Сделать вас счастливым. Стать императрицей. Я уже говорила.
        Полагаю, обворожительная улыбка не поможет. Император что-то задумал.
        - Мгм, - он задумчиво покрутил в руках женский кинжал и продолжил, глядя на блики самоцветов. - Ваши знания. Навыки. Умения. Полагаю, разведка Дома Земли.
        Острый взгляд выбил воздух из легких, но внешне я осталась спокойной, даже постаралась улыбнуться, хотя губы, как мне показалось, задрожали. Я так не волновалась даже на миссии с Фэйросом, хотя драконы способны внушить страх.
        - Вы мне льстите, благодарю.
        Мелькнуло лезвие кинжала. Он просвистел над ухом и, отрезав мне прядь волос, впился в стену. Я медленно моргнула, запоздало вспомнив об испуге. Я рассчитала траекторию полета и видела, что оружие не причинит мне вреда.
        - Вы даже не вздрогнули, - обличительно заметил император.
        - Я абсолютно вам доверяю, - кивнула покорно. - И все произошло так стремительно, что я не успела сообразить.
        - Или молниеносно рассчитываете траекторию удара и его опасность.
        - Вы мне снова льстите.
        И что, скажите, нужно было делать, когда следующий удар пришелся в сонную артерию? Конечно, я уклонилась и блокировала руку его величества. Он позволил, иначе я бы залила кровью весь пол в спальне.
        Император усмехнулся и откинул волосы за спину.
        - Вы здесь, чтобы уговорить меня не строить преобразователь на территории Дома Земли, не так ли?
        Что ж. В итоге, именно за этим. Ничего не ответила.
        - Вы попусту тратите время. Вам не удастся это сделать, даже если я женюсь на вас.
        Еще один удар стал неожиданностью. Император бил почти без замаха. Я чудом уклонилась и не осталась в долгу - ударила его ребром ладони в основание кисти, выбивая клинок. Он довольно усмехнулся.
        - Возможно, вы полагаете, что мой племянник более сговорчив?
        Думает, я хочу его убить?
        - Мягкотел. Его интересуют деньги и макеты кораблей больше, чем власть. Он не стратег и не генерал. Манипулировать таким одно удовольствие. У него доброе и доверчивое сердце.
        - И что, в таком случае, мне мешает вас убить, чтобы достичь цели?
        Взгляд глаза в глаза. Я резко развернулась, вынула из стены женский кинжал, отсекший мне прядь и, поднырнув под рукой его величества, приставила кончик лезвия к его горлу.
        Император улыбнулся. Он играет со мной.
        - Вы не учли два момента, леди Дархат-Нуар, - спокойно произнес он, словно в его горло не утыкался кончик смертоносного лезвия. - Первый, и это совершенно секретно, в случае моей смерти начнется борьба за престол.
        Есть еще один полностихиец, кроме Меридана?! Как?! Кто?
        - А второй? - переспросила так, словно не удивилась.
        Император улыбнулся шире, и у меня перехватило дыхание. До безумия привлекательный, невозможно обаятельный, возмутительно сильный и восхитительно спокойный перед лицом смертельной опасности. Ведь протокол «Уточка» никто не отменял. Фактически, при невозможности выполнить операцию, я должна! И я с жаром заверяла своего Лорда, что смогу, что не дрогнет рука, что это не проблема ради блага моих соотечественников.
        Но теперь у меня три причины этого не делать. Неизвестный полностихиец, слова Саввелия и, пора уже в этом признаться, мои чувства.
        Император шагнул мне навстречу, и пришлось отступить, чтобы клинок не ранил его. Еще один шаг, второй, третий, четвертый и все это глядя мне в глаза. Я вздрогнула, когда спина коснулась стены. Кинжал скользнул-таки по шее его величества, и проступила рубиновая капля. Я застыла в ужасе, как ребенок перед кабинетом лекаря.
        - Ты не сможешь убить меня, - прошептал мужчина, обжигая дыханием мои губы. Его голос тоже дрогнул, но не от волнения, а от боли. Я знаю эту дрожь!
        И вообще, что он о себе возомнил? Я профессионал! И не таких убирала! Решительно перехватила кинжал. Столько раз это делала. В глубине черных глаз блестела усмешка. Император не сомневался во мне. Ни на мгновенье. Он мягко забрал кинжал из моей руки.
        - Ты не сможешь, Рейна.
        Сглотнула, глядя в его глаза. Его величество нежно стер слезу, прокатившуюся по моей щеке.
        - Магический преобразователь разрушит десятки тысяч судеб. Экологию нашего Дома. Исчезнут сотни редчайших трав, включая, и это абсолютно секретно, драконий аконит, существование которого нам удавалось скрывать долгие годы. По удивительному стечению обстоятельств, растет он в нескольких километрах от места, где вы начали строительство. Ваше величество, моя жизнь, жизнь нашего Дома зависит от вашего решения.
        - От моего решения зависит куда больше, - с грустью произнес он и провел кончиком пальцев по моим губам.
        Мне нравилось чувствовать его прикосновение, нравилось, как сильное тело вжимает меня в стену, как горячо и пылко бьется его сердце в мою грудь, но не нравилась его упертость.
        - Неужели ради этого стоит выходить за меня замуж? - прошептал он.
        - Вы строите магический преобразователь, чтобы прекратить набеги ирхов? - такова рабочая версия наших аналитиков. - Поставим им электро и магоэнергию по выгодным ценам и, когда они подсядут, начнем манипулировать? Если продолжат набеги, то отключим рубильник. Но ваше величество, их проще уничтожить, чем действовать так.
        - Десятитысячную армию? - император снисходительно улыбнулся. - Слишком высока цена человеческих жертв.
        - Отнюдь. Для этого нет необходимости привлекать армию.
        Он изогнул бровь и отстранился.
        - Поделитесь.
        - Может, сменим позу?
        - И какую вы предпочтете? - его взгляд беззастенчиво блуждал по моим губам.
        - На диване, ваше величество. И чтобы между нами было побольше расстояния…
        - Вас волнует расстояние между нами? - произнес он шепотом, почти касаясь моего уха.
        - Очень… волнует…
        Уперлась ладонями в грудь его величества и легонько толкнула. Если он продолжит так стоять, то я сгорю. Буквально!
        Довольный произведенным эффектом, император отступил на шаг, взял меня за руку и повел в гостиную. Напрасно я думала, что расстояние хоть сколько-то освежит мой разум. Диван, несомненно, был, но император устроил мою руку на своих коленях и медленно вырисовывал пальцами узоры на тыльной стороне моей ладони. При этом он невозмутимо смотрел мне в глаза, то ли проверяя мою выдержку, то ли откровенно издеваясь.
        - Так что там с вашим предложением?
        Я кашлянула, приводя мысли в порядок.
        - У ирхов распространены инфекционные и паразитарные болезни, от которых ежегодно гибнет до пятнадцати процентов населения. Их особи живут по десять-пятнадцать лет, а болезни скашивают и без того короткий срок жизни. Можно сыграть на этом. В очередной приезд посольства ирхов они должны подслушать секретный разговор о том, что в кулуарах ваших исследовательских лабораторий разработана прививка от болезни Рьяйна.
        - Основная причина смертности боеспособных ирхов, - задумчиво произнес мужчина, продолжая гладить мою ладонь. От этого простого действия моя кожа покрылась мурашки к сущему удовольствию истязателя. Увы, над этой функцией организма я не властна.
        - Верно. И, якобы эта прививка спасает их от болезни.
        - Но такие разработки действительно есть. Сомневаюсь, что исполненные благодарности ирхи перестанут нападать. В брачный период они не принадлежат сами себе.
        - Именно. Мы поделимся с ними вакциной, но несколько… модифицированной. Добавим компоненты, ведущие к бесплодию женщин и половому бессилию мужчин.
        Его величество на мгновенье изменился в лице, входя в положение ирха по-мужски, даже его пальцы замерли.
        - Пока ирхи догадаются, в чем причина их вырождения, если вообще догадаются, их численность серьезно упадет. Им будет не до нападений.
        - Учитывая непродолжительный период жизни, мы достигнем желаемого эффекта через два-три года. Озабоченные продолжением рода и лечением бессилия, они забудут про набеги. К тому же, без половой охоты у них не будет приступов ярости, - продолжил рассуждать император. - Мы пошлем им своих докторов, якобы для помощи в поиске причины таинственного заболевания.
        - Они еще и спасибо нам скажут. И ни капли крови не прольется, - закончила я с улыбкой.
        - Вы страшная женщина, леди Дархат-Нуар.
        - Если у вас есть враги - обращайтесь.
        Положено бы улыбнуться, обернув фразу в шутку, но… Его величество серьезно кивнул.
        - Я рассмотрю ваше предложение. Возможно, даже воспользуюсь им. Неудивительно, что вы с Мерили так быстро сдружились.
        - Так вы откажетесь от строительства магического преобразователя? У меня есть шанс изменить ваше решение?
        Император поцеловал мою ладонь и с сожалением произнес:
        - Увы, Рейна. В ваших великолепных рассуждениях один серьезный изъян: строительство преобразователя не связано с ирхами.
        Я едва не раскрыла рот. То есть… мы ошиблись?! И это вторая новость, которую нужно передать в центр.
        - Теперь, вероятно, вы решите избавиться от меня, - проговорил император с улыбкой. - Подождите, вы же не можете этого сделать.
        - Когда вы так самодовольно говорите, мне от всей души хочется попробовать снова!
        Он улыбнулся еще шире.
        - Я совершил ошибку, когда отказался от вас, - неожиданно заявил мужчина. - Но больше этого не повторится. Я не отпущу вас.
        Замечательно! А мне нужно отделаться от внимания императора и сконцентрироваться на Арслане.
        - Только вы не выполнили вчерашнее задание и межстихийный альянс преисполнен желания убедиться в вашей невинности.
        А как же «после драки кулаками не машут»?
        - Межстихийный альянс или господин Маргес лично? Он даже любезно подослал ко мне одного из своих… проверяющих.
        - Остался жив? - без особого интереса уточнил император.
        - Обижаете. Я не оставляю следов, - ответила шутливо.
        - И тем не менее, задание не выполнено.
        - Вы сами его прервали, - вздохнула, словно сожалея об этом.
        - Вы его переиначили!
        - А вы не возражали! - снова со вздохом.
        - Вы будете противоречить любому моему утверждению?
        - Только до тех пор, пока вам самому это нравится, - ответила негромко, выдерживая прямой взгляд правителя.
        Он не улыбался, но я чувствовала, что права.
        - Ты меня совсем не боишься.
        - Это врожденная особенность. Чувство самосохранения заставляет меня опасаться, но…
        - Не до такой степени, чтобы придержать свой язык, - он коснулся большим пальцем моей нижней губы и, немного помедлив, отпрянул.
        Улыбнулась и развела руками.
        - Если вы хотите безвольную марионетку - так и скажите. Но что-то мне подсказывает, провести с ней всю жизнь - испытание почище тех, что вы приготовили для нас. Мы хотя бы отмучаемся, а вы…
        - Всегда могу убить неугодную жену.
        Мои брови взлетели.
        - Такой вариант я не рассматривала, но…
        - Осуждаете?
        - Эффективно, однако, говорит не в вашу пользу.
        - Поясните.
        - Это свидетельство вашей неразборчивости и неспособности понять собственные желания.
        - По-моему, мои желания очевидны.
        Слишком уж очевидны.
        - Но мы поговорим о вас. Чего вы желаете, Рейна? - устало проговорил император.
        От его лица неожиданно отлила краска. Кожа будто посерела, под глазами отчетливо проступили серые круги. Что-то не так! Сначала дрожь в голосе, теперь это…
        - Я могу загадать абсолютно любое желание, и вы его исполните? Без вопросов и торга?
        - Любое, не касающееся политики и не нарушающее права и свободы других, - откинувшись на спинку дивана, произнес император.
        - Вы серьезно ограничили мой выбор.
        - Другим участницам не приходилось ставить рамки.
        - Чего же удивительного. Вы встречались с двадцатью девушками. На все про все у вас ушло чуть меньше, чем полдня. Не нужно быть большого ума, чтобы понять - с вас просили поцелуй. И скольких вы поцеловали?
        Он смотрел на меня не мигая и произнес ледяным тоном:
        - Всех.
        Вот же ж… Хотелось бы ошибиться.
        - Мне остается только поражаться вашей способности быть с теми, к кому не испытываете чувств.
        - Давайте поговорим о вашем желании.
        - Очевидно, что это не поцелуй.
        На лбу императора залегла морщина. Он бы согласился на поцелуй, лишь бы поскорее покончить с обязательствами. Или… промелькнувшая догадка заставила остановиться.
        - Когда вы спали?
        Император отвернулся и посмотрел в окно. Легкие занавески колыхались на ветру, открывая картину бескрайнего звездного неба. Усталый взгляд его величества словно проходил сквозь время. Мы вдвоем, но при этом я одна. И случилось это внезапно. Так действуют только яды или сильнейшие проклятья. Но это же император! Полностихиец!
        - Когда вы в последний раз спали? - повторила настойчиво.
        - Не помню, - по мне мазнули коротким взглядом. - Мы говорим о ваших желаниях.
        - Может, мои желания связаны с вами! - заявила преувеличенно бодро и взяла мужчину за руки, заставляя подняться. Раз сам не признается, будем действовать по старинке.
        Прильнула к его величеству, бесцеремонно провела ладонями по его груди и животу. Он с интересом наблюдал за моими действиями, но не препятствовал. Не скрою, я получала удовольствие, но волнение плескалось во мне сильнее.
        - Что вы делаете?
        - Не нравится? - наглая улыбка, а руки переходят за спину.
        Почки в порядке, идем выше, следим за зрачками. Император выдержал мой прямой взгляд. Пальцы прошлись по ребрам, нащупали твердое уплотнение. Зрачок императора расширился, и он поморщился. Ага, вот оно! Под тканью рубашки едва различимый валик. Толщина - три сантиметра, значит, ранение глубокое. Длина - сантиметров двадцать.
        - Почему мне кажется, что ваши действия не имеют сексуального подтекста? - невозмутимо произнес его величество.
        - А почему мне кажется, что вы не были у целителя? - выдохнула гневно, бесцеремонно расстегивая пуговицы на его рубашке.
        - Леди, это…
        - Только скажите, что это не мое дело, и я вас…
        Он с интересом поднял бровь.
        - Рана не затянулась! Она причиняет вам боль! Очевидно, что оружие либо заговоренное, либо смазанное ядом! Если вам не помочь, все может закончиться плохо!
        - И что вы собираетесь делать? - с ленцой уточнил он.
        - Вы часто задаете этот вопрос женщинам, которые вас раздевают?
        - А вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?
        Откинула полы императорской рубашки, и у меня перехватило дыхание. Меня не удивишь мужским телом, но это произведение искусства. Сглотнула и взяла себя в руки.
        - Хочу посмотреть. У меня в этом есть небольшой опыт. Вы знаете, война частый гость в нашем Доме. Я какое-то время работала в полевом госпитале на границе с Иерхионом.
        - И почему этого нет в вашей анкете?
        Улыбнулась. Читал анкету, значит?
        - В ваших анкетах слишком мало строк для информации.
        Сняла с него рубашку и склонилась к ране. Выглядит плохо.
        - Вы не боитесь, что нас увидят? Слуги, к прискорбию, бесцеремонны, и могут войти в любой момент.
        - Я вас умоляю! Император развлекается с невестой, кто вас осудит?
        Он поднял мою голову за подбородок.
        - Я имел в виду вас.
        - Мой жених. Буду раздевать, где захочу, когда захочу и сколько захочу, - ответила жестко, глядя ему в глаза. - Еще вопросы?
        Он однобоко улыбнулся, провел пальцем по моему подбородку, коснулся губ.
        - Повернитесь спиной, - приказала, пока его величество не заговорил мне губы. То есть зубы!
        Он нехотя повернулся. С этой стороны все выглядело еще хуже. Я выругалась, причем так, как ругаются солдаты на границах.
        - Откуда леди знает такие слова?
        - Я еще и не такие знаю! Вам нужно к лекарю. Немедленно открывайте портал!
        Император накинул рубашку обратно.
        - Вы удовлетворили любопытство, а теперь…
        - Любопытство? - рассердилась я. - Мне хорошо известен след, оставленный клинком с ядом ирхов. Мне только одно непонятно, где вы умудрились с ними столкнуться? Отвечайте!
        Молчит.
        - Если вы ничего не сделаете, я завизжу и привлеку внимание. Ночью на визг слетится все крыло Дома Земли и уже через часть о вашем ранении будут знать даже мыши в подземных тюрьмах.
        - Невыносимая! - усмехнулся мужчина. - Мы говорили о ваших желаниях, а не обо мне.
        - Мое желание: я хочу, чтобы вы дали мне вам помочь.
        - Любое нападение на правителя - подрыв его авторитета. В наше неспокойное время я не могу допустить смуту, - жестко проговорил он.
        - Если вы упадете во время важного совещания или умрете, будет лучше?
        Император пошатнулся, и я подхватила его.
        - Сталь ирхов не просто зачарованная, она ядовитая! Вы хоть понимаете, что можете погибнуть? Конечно, понимаете!
        - На мне затягиваются все раны. Ядовитые - чуть дольше, - отмахнулся он и твердо встал на ноги. - Женщины выматывают куда сильнее государственных дел. Каждая вторая чем-то да опоила меня.
        - Ране не меньше трех дней! Не желаете огласки, тогда позвольте мне сделать все, что в моих силах либо обратитесь к Мерили. Ей вы доверяете больше, чем мне.
        Он посмотрел на меня так, словно обращаться к Мерили тоже не лучшая идея. Где он бродил? Как его ранили? Даже она не знает?
        Я ушла в спальню и наскоро достала набор номер три. Для противоядия у меня мало ингредиентов, но я хотя бы заторможу распространение яда.
        - В месте, откуда вы родом, не водятся ирхи, - услышала, когда вернулась в комнату.
        Не рассказывать же ему, что на заре карьеры участвовала в боевой вылазке против ирхов с двумя ножами, пятью сюрикенами и флягой воды. Экзамен такой. Мой сокурсник погиб от их яда. Я выжила чудом, благодаря нашему лекарю и на всю жизнь запомнила рецепт.
        - Я ведь говорила, что работала в госпитале на границе. Выпейте это, - вложила в ладонь его величества холодный пузырек. - Если хотите, могу отпить.
        - Во всем виноваты строчки в анкете? - невесело усмехнулся император, выпивая зелье. Он безошибочно распознал универсальное противоядие.
        Я пожала плечами и скомандовала:
        - Открывайте портал. Если хотите жить, нам следует раздобыть ингредиенты для противоядия.
        Император не хотел, но понимал, что это необходимо, поэтому вскоре перед нами развернулся пылающий огнем переход и мне протянули руку.
        - По какому принципу вы выбираете стихию?
        Мне подарили лукавый взгляд.
        - Возможно, однажды я расскажу, если не догадаетесь сами.
        Вложила ладонь в руку его величества.
        - Закройте глаза, расслабьтесь и доверьтесь мне.
        Расскажите шпиону про доверие! Тем не менее, постаралась. Доверие пахло морем, костром и надеждой. Император осторожно обнял меня, как хрупкий цветок, и прошептал:
        - Подумайте о месте, в котором хотели бы оказаться.
        Некстати в мыслях вспыхнула спальня. Я кашлянула и повела плечами, отгоняя наваждение.
        - О другом месте, - со смешком поправил мужчина.
        Ну, Рейна, снова ославилась!
        - Я настраиваюсь. Настраиваюсь, ваше величество, не торопите. Ночное поле не то место, где мне хочется оказаться ночью. Минутку.
        Так, Дом Земли. Утес редких трав. Я во всех красках представила его, и вскоре на нас хлынул огонь, затягивая в воронку перехода.
        - Уже можно открыть глаза, - прозвучало над головой.
        Знаю, но хотелось еще пару мгновений постоять в теплых объятиях. На улице ночь, а я в ночнушке и халате. Не лучший наряд для походов за лечебными травами. Впрочем, и не в таких условиях работали.
        Ладно, все. За дело!
        Я отстранилась и осмотрелась. Луна серебрила бутоны ночных колокольчиков, над которыми вились ярко-зеленые точки светлячков. Ветер мягко поглаживал высокую траву, звенели головки звенолиста, шелестела листва деревьев, загадочно подмигивали звезды. Душистый запах ночной фиалки кружил голову, а присутствие императора заставляло сердце биться чаще. Вот бы развести костер, разложить на земле покрывало и лежать в объятиях его величества, разглядывая созвездия, ожидая, когда сорвется звезда, чтобы загадать желание. Несбыточное. Одно на двоих. И лежать в тишине, держась за руки, и дышать в унисон…
        Кашлянула и нахмурилась, отгоняя несбыточные образы.
        - Подсветите, пожалуйста. Нам нужен корень наперстянки, стебель камнеломки, цветки серебристого колокольчика, сок звенолиста и пыльца эшении.
        В воздух взмыли огненные элементали и рассредоточились по поляне, выискивая нужные ингредиенты. Удобно! Но с моей магией гораздо быстрее. Я коснулась ладонью земли и, закрыв глаза, сформировала заказ. Через некоторое время получила отклик и точно знала, где искать нужные травы.
        В ярком огненном свете Утес выглядел плачевно. По центру пролегла широкая трасса для многочисленных повозок из столицы. По «обочинам» все тоже истоптано. Я уже не говорю о том, что из-за переизбытка магических элементов, многие травы зачахли или изменили свои свойства.
        - Они плохо выглядят, - заметил император, склонившись к камнеломке, обнаруженной одним из элементалей.
        - Ваши работники здесь все истоптали. Когда линию магопередач запустят, они и вовсе погибнут, - мастерски собрала необходимые части растения и обернула их носовым платком. - Противоядия от яда ирхов будет не достать.
        Его величество заставил посмотреть на него.
        - Вы специально привели меня сюда.
        - Да. Есть еще одно место, где растут эти растения, но у нас их больше. И условия произрастания существенно лучше.
        Мы смотрели друг на друга, и я понимала - есть тайна, которую его величество не готов мне раскрыть. И это куда важнее ирхов и противоядий. Это куда важнее всего, значит, нужно смотреть дальше. А что дальше? Т’хардги…
        И тут меня осенило!
        Я поняла, почему императору так важна эта станция на территории нашего дома, почему Мерили заверила, что прекратит строительство, если я подберусь к Арслану… Потому что только сталь т’хардгов способна пробить бронированную чешую драконов, но они не продадут свое оружие, если не предложить что-то поистине важное. Например, огненную энергию, так необходимую для закалки их уникальной стали!
        - Я закончила, - выпрямилась, когда все травы были собраны. - Мы можем возвращаться.
        И мне предстоит серьезно подумать.
        Обратный путь дался его величеству тяжелее. Он притянул меня к груди и объятия показались каменными. Вокруг нас закружило золотистое пламя, мягко подхватило и за долю секунды перенесло на сотни километров.
        В рыжем фонтане искр я не сразу поняла, где мы очутились. Было твердо и немного больно.
        - Какая-то ошибка в навигации, - проговорила сбивчиво, нащупывая под собой твердого как сталь императора. И ладно бы он хоть где-то был мягкий, но нет же! Как на груду камней свалилась.
        Мы приземлились на мою кровать, а я во всех красках представляла письменный стол у окна.
        - По-вашему, место императора на коврике подле вашей кровати? - усмехнулся нарушитель навигационных параметров.
        - Меня поражают ваши жизненные силы! - приподнялась на руках, чтобы видеть лицо его величества.
        Он тяжело опустил ладони на мои бедра, отсекая попытку дезертировать.
        - Мои жизненные силы в полном порядке, - заметил низким голосом, - вы зря суетитесь.
        - Конечно зря! Синяки под вашими глазами мне чудятся. Просто лунный свет падает из окна под косым углом и отлично высвечивает сеть капилляров и сосудов на вашем лице. Испарина на лбу, видимо, от огненного перемещения, а сердце колотится быстро, потому что… - я склонилась ниже и выдохнула почти в губы императора, - от моей близости, не так ли?
        Моей груди коснулось несколько сильных, сбивчивых ударов его сердца, но затем оно продолжило колотиться ровно и быстро.
        - Нет, не от нее, - выдохнула с деланым разочарованием и выпрямилась.
        Сидеть верхом на его величестве, конечно, приятно, но обстоятельства важнее.
        Подобрала платок с травами и заставила императора меня отпустить.
        - Я и правда поражаюсь вашей выдержке. Яд ирха убивает за сутки. Как правило, жертва не успевает ничего почувствовать. Однако бывают исключения. На вторые сутки приходит дикая боль. Тахикардия. Малокровие. Жар.
        Я хладнокровно перечисляла симптомы, разворачивая на письменном столе мини-алхимическую лабораторию. Как нельзя кстати пришлись и сюрикены, и набор номер три, который его величество уже видел, и даже женский вариант императорского кортика пошел в дело. Я рубила, резала, молола и перетирала.
        - И как ощущается эта боль?
        - Как огонь, текущий по венам! Или как крошево битого стекла. Он ест изнутри, и ты думаешь только о том, какова на вкус смерть…
        Я съежилась от воспоминаний. Это было ужасно. Я тогда жалела, что не умерла сразу.
        - И когда вас ранили?
        Остановилась. Подловил.
        - Меня не ранили. Бойцы рассказывали, - выкрутилась и смешала ингредиенты в деревянной ступке. - Мужчины при смерти становятся болтливыми, знаете ли. Хотят, чтобы их пожалели, подержали за ручку и, не представляете, но они готовы даже на горькие таблетки и обработку ран спиртом! Если бы это помогало в их ситуации.
        - Вы и меня подержите за ручку? - усмехнулся император и закинул руки за голову.
        Уютно он устроился на моей кровати!
        - Нет. Вам я намажу бок неприятной мазью и, если будете плохо себя вести…
        - Отходите крапивой?
        - Великолепная память и отличное чувство юмора, - похвалила, вливая в смолотые травы универсальный крем-катализатор. - Крапива, увы, уже завяла, но у меня есть множество горьких таблеток. Разденьтесь и повернитесь на бок, пожалуйста.
        - Раздень меня, если отважишься.
        Повернулась, продолжая медленно перемешивать зелье. Ему больно. Глаза подернуты мутной пеленой, на шее лихорадочно пульсирует артерия, по виску стекает капля пота. Не опоздать бы! Распахнула двери на балкон и откинула штору, впуская свежий ветер, напоенный ароматом мяты и чабреца.
        - Начнем с воды, - проговорила, скрывая волнение.
        Император пил жадно и быстро осушил стакан. Когда дело дошло до раздевания, я не стушевалась. Взялась за пуговицы на рубашке его величества, игнорируя пристальный взгляд.
        - Снова думаете о солнцеедах?
        - Нет. Сейчас я думаю о том, много ли у вас шрамов.
        - Опасаетесь, что ваш жених слишком уродлив?
        - Предвкушаю нескучные истории о ваших приключениях!
        Откинула полы рубашки в стороны и потянула на себя, заставляя мужчину приподняться. Он мне ничуть не помогал - получал удовольствие от ситуации. От случайного прикосновения моих губ к своей шее, от скольжения моих пальцев по его сильным рукам, от того, как быстро бьется мое сердце.
        Вот она - карта императорских сокровищ! На идеальном мускулистом теле множество отметин. И совсем тонких, почти незаметных, и толстых, различимых сразу. Без задней мысли коснулась широкого рубца под сердцем его величества.
        - Смертельный удар, - скользнула пальцами чуть ниже. - И эти два.
        Пересекла солнечное сплетение и тронула живот. Кожа его величества покрылась мурашками, а мышцы напряглись.
        - Вы первая, кого восхищают мои шрамы.
        - Но это же невероятно!
        Я изучала императора как карту. Во-первых, доступ к телу второй раз мне вряд ли дадут. Во-вторых, это поможет составить представление о его образе жизни. В-третьих, даст примерную картину о способах, которыми его пытались убить.
        Неутешительно, скажу вам. Несколько шрамов от сюрикенов, два - от разрывных мечей с прокручивающимся лезвием, пятнадцать от стрел разного калибра, от мечей, ножей и кортиков - не сосчитать.
        - У вас насыщенная жизнь. Никогда не интересовалась, но утолите любопытство, какова средняя продолжительность жизни императорских жен?
        - Моя женщина доживет до старости и умрет своей смертью, - грозной заявили мне в ответ.
        - Хорошо. Убедили. Но как вы вывернулись из когтей птицы Руш?!
        Я вскинула на императора восхищенный взгляд. Меня саму она чуть не поймала в срединных землях чужестранья, но удалось увернуться в последний момент. В память о том сражении остались уродливые шрамы на левом плече, которые так раздражают служанку. Ей приходится их тщательно замазывать.
        - Она невосприимчива к магии!
        На здоровом боку его величества, справа, там, где печень, шесть аккуратных круглых шрамов от когтей. Я заглянула за спину, чтобы подтвердить догадку - верно. Там два круглых шрама. Птица держала его в когтях! Кажется, куда-то несла.
        - Да еще и на лету… расскажите! Как?
        Мои глаза сверкали от нетерпения.
        - Чудом.
        - Вы знаете, как разочаровать девушку!
        - Расскажу, если покажете свой шрам от ее когтей.
        - У меня его нет.
        - Значит, чудом, - самодовольно улыбнулся император.
        Мы смотрели друг на друга и не могли пошевелиться. Нас тянуло друг к другу. Воздух словно сгустился и закипел, свежий ветер ничуть не остужал бурлящую кровь. Его величество подался вперед, но я в последний момент накрыла его губы пальцами.
        - Снова «нет», Рейна, - прошептал он.
        - Не стану двадцать первой, - ответила, касаясь лбом его лба.
        И первой тоже не получится. Слишком много всего. Я не принадлежу сама себе.
        - Вы горите. Я должна вам помочь.
        - Но упорно отказываешься это сделать, - горько усмехнулся император и откинулся на подушки, подставляя мне рану.
        Я с трудом очистила ее от грязи и промыла - пальцы дрожали от волнения, как на первом экзамене! Зачерпнула мазь и предупредила:
        - Будет больно.
        - Я привык к боли. Приступайте.
        Он даже не поморщился. Я намазывала рану, тщательно обрабатывая порезы, а его величество стойко терпел. Каково это жить, испытывая боль от прикосновения к другим людям? В какой-то момент привыкаешь? Ведь не получится полностью избежать социальных контактов, когда ты император. Ты коснешься, тебя коснутся, рукопожатия никто не отменял…
        - Я могла добавить сок волчьей ягоды, вы бы погибли, - заметила как бы между прочим, покрывая рану вторым слоем.
        - И вы бы составили отличную партию моему племяннику. Гарантированно бы стали императрицей. Вы ему нравитесь.
        - Ваше величество, вы можете кричать, - сменила тему, поражаясь его выдержке. - Или рычать. Или ругаться. Стонать. Можете схватить мою руку или сжать простынь, никто не узнает. Показывать свои чувства нормально, не нужно храбриться, стараясь меня поразить. Считайте, что я уже поражена. Я лечила такие раны, и мужчины плакали от боли. Иногда приходилось держать.
        Как меня, например. Потому что я чуть не убила лекаря.
        - В этом нет необходимости. Ваши руки нежны, мне даже приятно.
        Очень сомневаюсь! Нанесла третий слой и закрыла рану тугой повязкой.
        - Понимаю, к лекарю вы не пойдете, но завтра вечером снимите повязку и проверьте. Если будет нарывать, то примите зелье номер семь. Сейчас дам…
        Император ухватил меня за запястье и утянул обратно на кровать.
        - Завтра осмотрите и вынесете свой вердикт.
        - Завтра вечером бал.
        - Осмотрите после бала.
        Опустилась тишина. Он поглаживал пальцами мою ладонь, а я впервые жалела, что работаю в разведке. Вот бы мы были обычными людьми, без обязательств, титулов и социальной разницы. Рабыня в бегах и император. Даже подумать смешно. К тому же, завтра после бала я должна быть с Арсланом. Вполне возможно, через сутки я полечу в Дракнмар, ведь убирать дракона на территории Империи рискованно. Придется выждать, спланировать диверсию в землях ящеров…
        - Вы знаете, ради чего я прибыла на отбор, - проговорила, освобождая свою руку. - Если я не смогу достичь цели, то мне нет смысла оставаться. Отпустите меня.
        - Нет, - жестко, почти с угрозой.
        - Но вы уже отказались от меня. Будьте последовательными. Не меняйте своих решений.
        - Я совершил ошибку и исправляю ее.
        - Напротив.
        - Это не вам решать.
        - Вы не сможете удержать меня, - поднялась и отошла к столу. Лучше займусь уборкой. Смотреть на императора невыносимо.
        - Я могу удержать даже ветер, смогу и тебя.
        Рассмеялась.
        - Вы слишком самоуверенны, ваше величество. Я не стану проходить проверку на невинность, что вы на это скажете?
        - Что и сам ее не проходил, - лениво ответил он и поднялся. Я не оборачивалась, но слышала, как тихо скрипнула кровать.
        - В отличие от леди Перии, я не возьму четыре октавы, - выпалила навскидку, стряхивая со стола остатки трав.
        - Она и одной-то не возьмет. Сомневаюсь, что кто-то способен этим похвастаться.
        - Видите, насколько я плоха в музыке.
        - Я в ней еще хуже, - раздалось за спиной.
        - Ваше величество, императрица должна разбираться во многих вещах, а я…
        Безумно хочу прижаться к нему спиной. Просто откинуться назад и почувствовать тепло его кожи.
        - Императрица должна нравиться императору. Больше она ничего и никому не должна, - холодно проговорил он, невесомо касаясь моих рук.
        - Если бы в реальной жизни все было так.
        - Реальность создаем мы.
        - Моя реальность - это магический преобразователь и тысячи разрушенных судеб.
        - Без него их будут миллионы.
        Закрыла глаза и порывисто выдохнула.
        - Драконы собираются объявить войну? Они здесь за этим? - я развернулась и попала в плен.
        Император оперся ладонями о столешницу за моей спиной и посмотрел на меня со смешком.
        - Обязательно вышлю разведке Дома Земли награду за самую смышленую шпионку, - меня быстро поцеловали в кончик носа.
        - Это не смешно! - ткнула его величество пальцем в грудь.
        - Я могу заставить реку течь вспять, - медленно проговорил он, исследуя мое лицо кончиками пальцев. Трепетно. До дрожи. До замирающего сердца. - Могу вызвать солнце ночью или заставить снег падать летом.
        - Но вы не заставите меня подчиниться вашей воле, - прошептала, впиваясь ногтями в столешницу за спиной.
        Император загадочно улыбнулся.
        - Знаешь, что это?
        В его ладони неожиданно появился женский кортик, который я уже видела.
        - Нет.
        - Хорошо, - проговорил он с потаенным коварством и провел кончиком лезвия по моей шее. Оттянул ворот халата, обжег холодом плечо. Быстрый укол. Выступила капелька крови, коснулась клинка, и оружие растаяло в руке его величества. Зато на месте моего пореза появилось маленькое изображение кортика.
        - Что вы сделали? Что это?
        - Твоя защита. Этим оружием можно убить любого.
        Я оттянула ворот халата и рассмотрела изящную копию клинка.
        - И дракона?
        Император усмехнулся, поглаживая черный символ-татуировку.
        - Только не в Гардейрии, пожалуйста.
        - Разумеется. И вас тоже?
        - В теории.
        - Что это значит?
        - Узнаешь, если попробуешь.
        - Спасибо.
        Повисла тишина. Мы смотрели друг на друга и не двигались. Было в этом что-то завораживающее, просто стоять в полуобъятиях, наслаждаться жаром его тела, дыханием, мягко стекающим по моим волосам, и притягательным ароматом далекого моря.
        - Идем в кровать, - хрипло произнес его величество.
        Слова прозвучали звонко, как пощечина. Я от негодования открыла рот, но, прежде чем успела ответить колкость, на мои губы лег палец.
        - Спать, Рейна, спать, - тяжело проговорил император, отсекая мое негодование. - Я ранен и, хотя продолжаю храбриться, но мне больно. Сегодня я останусь здесь, присмотришь за мной.
        Злость как рукой сняло. Я помогла его величеству дойти до кровати, хоть в этом вряд ли была необходимость, и поинтересовалась:
        - Вам принести еще подушки? Одеяло? Что-то нужно?
        - Тебя. Больше ничего.
        Император устало лег.
        - Не смотри на меня так, - произнес он с закрытыми глазами, - не знаю, как это работает, но когда ты меня касаешься, боль отступает. Просто будь рядом, Рейна, и этого достаточно.
        Я смотрела на императора как на маленького ребёнка, нуждающегося в помощи. Он лежал уставший и с виду беззащитный (хотя я не тешила иллюзий на этот счёт). Хотелось унять его боль. Помочь. Я сама проходила через это, и знаю, как невероятно тяжело держать лицо, умирая от боли.
        - Я буду с вами, сколько потребуется.
        Опустилась на кровать и протянула его величеству руку. Он сжал мою ладонь своими сильными пальцами и улыбнулся, по-прежнему не открывая глаз.
        - Как это работает?
        Император усмехнулся.
        - Если бы я только знал, но твои прикосновения исцеляют.
        Мы лежали молча и держались за руки. За окном стрекотали сверчки, шумела листва. На душе дремала безмятежность, словно мы одни в целом мире. Хотелось продлить момент, насладиться им, запомнить каждой клеточкой тела, каждым вздохом, взглядом. Чтобы в будущем наслаждаться пережитыми эмоциями. Мы, шпионы, как никто другой понимаем значимость момента. У нас нет прошлого и будущего. Есть только миг. Завтра я стану Эльзой, Кларой, Петрой, кем угодно. Моя жизнь может оборваться в любую секунду. Эти воспоминания, возможно, однажды спасут меня. В моменты отчаяния в чужой стране, когда тебя окружают враги, важно держаться за что-то. Искры обнаженных душ, их безмолвное единение, чувственная эйфория - то, ради чего стоит жить. Храня эти воспоминания, оберегая как великую драгоценность, ты понимаешь, что тебе есть за что бороться. Чтобы у тебя, у твоих детей, у простых граждан империи, далеких от политических игр, была возможность переживать такие моменты. Чтобы не сойти с ума. Чтобы понимать, что все это не зря…
        Я бережно провела по волосам его величества. Кончики пальцев уколола стихийная магия.
        - У ваших волос тоже есть секрет?
        Он устало усмехнулся. В такие моменты Император становится озорным мальчишкой. Вокруг его глаз рассыпаются морщинки, губы становятся живыми, на щеках появляется румянец. Исчезает ледяной и решительный правитель.
        - Я не любитель косичек, если честно, но мне не пришлось выбирать. Это часть моей магии. Мое секретное оружие, - проговорил он театральным шепотом. - Смотри.
        Как по волшебству, длинные пряди императора ожили. Они взмыли в воздух длинными щупальцами и потянулись ко мне. Одна коснулась лица, другая шеи, третья - плеча, четвертая груди.
        - Ваше величество! - возмутилась сквозь смех. Волосы щекотали и заигрывали. Попробовала скинуть со своей груди прядь, но та зашипела, раскрылась змеей и легко цапнула меня за ладонь.
        - Не виновен, - невозмутимо заявил Император. - Это проявление стихии. Даже я не способен полностью их контролировать, поэтому предпочитаю заплетать в косу.
        - Вы позволите? - слова сорвались прежде чем я поняла, что сказала.
        Император замер. Кажется, никто прежде не задавал ему таких вопросов. Он посмотрел на меня настолько серьезно, словно решал судьбоносный вопрос.
        - Насколько хорошо ты знакома с традициями императорского рода?
        - Честно говоря, это досадное упущение. Если я предложила что-то оскорбительное, то…
        - Досадное ли упущение, - хитро улыбнулся его величество. - Попробуй, если отважишься.
        Придерживая бок, мужчина сел ко мне спиной. Волосы танцевали вокруг его головы, и это зрелище завораживало. Я бережно коснулась головы императора, пропуская сквозь пальцы потоки чужой силы. Они были настолько мощными, что мне приходилось силой держать ладонь. Но стихийная магия не отталкивала меня. Напротив она звала, умоляла не отказываться от нее, дать ей шанс.
        Я нежно разделила волосы императора на четыре пряди, потому что так правильно. Так надо. По одной на каждую стихию. Волосы сами складывались в плетение. Идеальное. Ровное. Прекрасное. В конце, правда, немного сбилась, но вышло лучше, чем я могла. Когда закончила, меня потряхивало от необъяснимого восторга. Коса ожила, пощекотала меня по носу, поцеловала в щеку и замерла вдоль позвоночника его величества.
        - Вот и все, - прошептала, откидываясь на подушки.
        Я переживала необъяснимые эмоции. Смесь эйфории и грусти. Произошло нечто важное, и это меня напугало, потому что коснулось сердца, задело душу и навсегда оставило в ней след.
        - Вот и все, - согласился император, устраиваясь рядом. - Спи, моя отважная малышка…
        Так меня еще никто не называл. Хотела возмутиться, ответить, но неожиданно накатила усталость. Веки потяжелели, руки словно налились свинцом и приросли к кровати, сознание медленно уплывало куда-то вдаль, выхватывая фразы, напитанные едва заметным волнением.
        - Пожалуйста, скажи, что тебе не больно…
        Тело опалило жаром. Надо мной словно зависла горящая стена. Приятно жгло кожу, разгоняло кровь, но не причиняло боли.
        Следом пришел холод. Колючий мороз пробежался по коже, поцеловал губы, свился неприветливым ежиком на животе и исчез, обернувшись влагой. Мне даже показалось, я слышу шепот волн, томно ласкающих берег. Привкус морской соли на языке, запах сырой от дождя травы и…
        Цветы! Пахнуло разнотравьем. Обожженное медовым солнцем, оно пахнет именно так. Смесь душицы, зверобоя, иван-чая, горечавки, клевера и люпинов. Я разбирала оттенки других цветов, но они сливались в упоительный калейдоскоп ароматов, кружили голову, ласкали, дарили силы.
        - Я снял все щиты, - откровение императора прозвучало как гром среди ясного неба, и я распахнула глаза. - Во время сна они могут пасть, я должен убедиться, что не убью тебя ненароком.
        От растерянности я раскрыла рот.
        - Это так… так… обескураживающе, ваше величество. Приятно, что вы решили попробовать сейчас, а не потом. Не понятно, правда, в чем разница.
        Мужчина усмехнулся.
        - В постели можешь звать меня Вэйлиан.
        - По имени я буду звать только мужа, ваше величество. Добрых снов.
        Мимолетная улыбка. Убедилась, что правитель в безопасности, повернулась к нему спиной и закрыла глаза.
        Спать, Рейна! Ты будешь спать. Сердце безумно надо мной смеялось и спелось с бабочками в животе.
        Император укрыл меня одеялом, придвинулся ближе и обнял со спины. Так легко и просто, словно мы полвека замужем, и это наша обычная ночь.
        Я не знала, как реагировать. Не было в этом жесте ни пошлости, ни намека, ни скрытого помысла. Только бесконечная нежность и трогательная забота. Мой мозг умеет действовать в ситуации тактического риска. Ни смертельная опасность, ни шквал пульсаров, ни ливень из стрел, ни угроза разоблачения не выведут его из строя. Но обычное человеческое проявление чувств ввело меня в ступор.
        - Спи. Завтра тяжелый день.
        Завтра бал и Арслан. А еще отчет на базу. Но для этого мне нужно выспаться! И как это сделать, когда противник держит меня в плену, эмоционально и физически?
        Усмехнулась и сунула руку под подушку. Мой любимый кортик-малыш на месте. Холодная сталь в ладони успокаивает. Меня учили приспосабливаться к любым ситуациям. Я спала в обнимку с четырехметровым питоном, было дело, с императором что ли не высплюсь?
        - Доброй ночи.
        Уснула я на удивление быстро. Натренированное сознание отключило мысли и погрузилось в режим отдыха, но дальше я себе не принадлежала. Мне снова приснился этот сон…
        Мужчина и женщина довольно потирают руки, пересчитывая золотые монеты. Женщина поглаживает огромный живот, мужчина нетерпеливо облизывается. Их глаза лихорадочно блестят. Они даже не смотрят на испуганную семилетнюю малышку, чью руку грубо сжимает незнакомый мужчина со шрамом поперек лица. Девочка растеряна и напугана, она не понимает, что происходит.
        - Договорились! Очень договорились! - жадно проговорил мужчина, ссыпая монеты в мешочек.
        Женщина выхватила кошель и припрятала в своей безразмерной сумке.
        - А новорожденных по чем принимаете?
        - Обращайтесь. Договоримся. Есть у меня знакомые храмовники, они хорошо приплатят.
        Мужчина снова облизнулся, нетерпеливо вытер ладонью подбородок и кивнул. Они ушли, не оборачиваясь. На малышку даже не смотрели, словно ее и не существовало.
        - Ну что, красавица, - с усмешкой проговорил незнакомец, поднимая лицо девочки за подбородок. Он крутил ее, осматривая, словно товар. - Диво как хороша. Такая курочка снесет мне золотые яички, а, малышка?
        Я судорожно вздохнула и открыла глаза. Долго лежала, прислушиваясь к размеренному стуку. Не сразу поняла, что меня успокоило биение чужого сердца. Сильное, уверенное, оно стучало мне прямо в ухо. Я беззастенчиво лежала на груди императора, впитывая его силу. Его ладонь лежала поверх моей в защитном жесте. Я тяжело сглотнула. Новые, непонятные ощущения напугали. Сердце тревожно колыхнулось.
        Мне нельзя привыкать к этим ощущениям. Я шпион. Я на службе, и это не изменится. Даже, если император выберет меня, на престол не взойдет беглая рабыня. Усвой это, Рейна и, наконец, возьми себя в руки!
        Я резко выдернула ладонь и растерла пальцы, пытаясь стереть воспоминание о чужом прикосновении. Однажды в мою ладонь билось сердце Фэйроса, и я его остановила. Меня использовали. Я совершила ошибку, но больше этого не повторится. Я стану умнее.
        От мысли, что и сердце Вэйлиана остановится, меня обуял ужас. Он выбил слезы из глаз, хотя я не помню, чтобы когда-то плакала. Холодные капли упали на грудь его величества. Я осторожно коснулась губами его горячей кожи и поклялась себе, что пока бьется мое сердце, сердце императора не умолкнет. От этого на душе стало светло и спокойно. Я сразу же уснула.
        ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        Проснулся от ужаса. В меня так остро ударили эмоции Рейны, даже без связывающих артефактов, что я растерялся. А еще она… плакала! Холодные слезы упали на грудь крупными снежинками и растаяли. Она коснулась ладонью моего сердца, поцеловала и затихла, успокоившись также внезапно, как и проснулась.
        Девушка-загадка.
        Чего испугалась моя дикая земляника?
        Почему так яростно выдернула свою ладонь, словно я удерживал ее силой?
        Эмоциональная нестабильность после связующего ритуала? Книги допускают такой побочный эффект.
        В груди запекло, и я ослабил защитный контур, пропуская элементаля.
        - Ваше величество, - прошелестел он бесцветным голосом, зависнув рядом с кроватью. Рыжие блики от пламени элементаля высвечивали изящный профиль Рейны. Она спала, но я все равно раскинул купол тишины, чтобы не потревожить ее сон. - Ава Саввелий сбежал.
        Разумеется, сбежал. Моя девочка все сделала, как надо.
        - Его не догнали?
        - Пытались, но не смогли. Следы затерялись в лесу. Прикажете усилить поиски, отправить пульсары, активировать маячки ауры?
        - Маяки ауры выжечь. Слепки, оставшиеся в архивах уничтожить, но так, чтобы выглядело как несчастный случай. Пульсары отправить по следу через час, не раньше.
        - При всем уважении, если отправить пульсары через час, они не смогут поймать след, он уже остынет.
        - Согласен, отправишь через пятьдесят минут, - поправил с усмешкой, и элементаль понял мой истинный указ.
        - Будет сделано, ваше величество. Указания насчет завтра?
        Особый день… Двенадцать лет назад Мерили потеряла сестру. Анаги, я до сих пор не могу себя простить за ее нелепую смерть! Не досмотрел. Не уберег. Мы оба виноваты, и оба скорбим в этот день, напоминая себе о том, как важно ценить и беречь любимых. Жизнь слишком хрупка, чтобы разбрасываться ею. Каждый вдох может стать последним, и не знаешь, в какой момент оборвется твоя нить.
        - Пусть храмовники исполнят поминальный обряд, а придворные раздадут щедрую милостыню.
        Элементаль склонился и растворился в воздухе.
        Я долго смотрел, как спит Рейна, и не мог поверить своему счастью. Как ребенок, лежал и улыбался. Мне с рождения внушали, что я не познаю тепло человеческого тела. Что ни дружеское прикосновение, ни любовная ласка для меня недоступны без опасного ритуала. Что мне придется держаться от людей на расстоянии, чтобы не убить, и это мой крест. Но вот со мной в постели нежная, прекрасная девушка, а я снял все щиты. Все. Они, как кандалы, всюду со мной, я не имею права расслабиться ни на миг, моя оплошность может стоить кому-нибудь жизни, а с ней я могу быть собой. Обычным человеком.
        Снова взял хрупкие пальцы Рейны в свою ладонь, бережно погладил их. Как яростно они сжимали женский стихийный клинок. Он сразу признал ее хозяйкой, я даже не сомневался.
        Я уснул не сразу, понимая, что завтра все изменится. Предчувствуя, что не скоро снова дотронусь до нее, коснусь вот так, искренне, остро, впитывая ее тепло, вдыхая ее дурманящий запах. Что происходит в голове моей избранницы знают только стихии. Но в одном я уверен: каким бы ни было ее задание, она не сможет причинить мне вред.
        РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Я открыла глаза и увидела календарь. Надо же, я и забыла. Сегодня у босса особый день. Двенадцать лет назад трагически погибла его жена. Мелтуин до сих пор не оправился. Мне кажется, он все еще в деле только из-за желания отомстить ее убийце. Нужно будет зайти в храм, заказать поминовение.
        Шевельнулась, и увидела еще кое-что интересное. То есть, кое-кого интересного.
        - Доброе утро, - улыбнулся его величество и вальяжно потянулся.
        Сердце замерло и пустилось вскачь. Я напомнила себе, кто я и для чего все это делаю.
        - Доброе. Как самочувствие?
        Мужчина нахмурился и закинул руки за голову.
        - У вас хорошая меткость, - сказал он невпопад после долгого молчания.
        - Меткость?
        Перевела взгляд на запертую дверь спальни с портретом императора.
        - Ах, это… Отец часто брал меня на охоту. Мы, вроде бы, выяснили все в прошлый раз.
        - Любите убивать животных? - сухой, безжизненный тон.
        К чему этот странный разговор?
        - Мы охотились на нежить.
        Император поперхнулся. Я откинула одеяло, поправила развязавшийся халат, убрала волосы за уши. Его величество внимательно и с живым интересом следил за каждым моим суетливым движением, а у меня дрожали пальцы, как у первоклассницы в первый учебный день.
        - Почему ты плакала ночью? - спросил он с неожиданной теплотой.
        Замерла. Опомнилась. С двойным энтузиазмом принялась поправлять растрепавшуюся косу. Хорошо бы расчесать, но у нас не семейное утро. Осмотрю пациента, выпровожу и займусь собой.
        - Вам что-то приснилось, ваше величество.
        - Ты плакала.
        - Не понимаю, о чем вы говорите. Я должна вас осмотреть, позвольте.
        Выдержала долгий и задумчивый взгляд. Хмуро кивнув, император откинул одеяло, открывая доступ к ране.
        Все выглядело более чем прекрасно. Воспаление спало, интоксикация прошла, даже края ранения начали стягиваться. Мне бы такую бешеную регенерацию! Краем глаза заметила на плече его величества небольшую татуировку в форме кортика, такую же, как у меня. Выходит, я теперь владею секретным оружием императора!
        - Выглядит отлично, - вернулась к ране. - Новой дозы противоядия не требуется. Больше пейте, старайтесь избегать лишних физических нагрузок и, по возможности, перед балом смените повязку.
        Я аккуратно приклеила хирургический пластырь на место и поднялась.
        - С вашего позволения, я удалюсь в ванную комнату.
        - Конечно. Не смею задерживать, - холодно ответил император.
        Я обернулась. Анаги, не должна была, но на пороге я все же обернулась. Он смотрел на меня с грустью и надеждой. Так, как смотрят бездомные щенки или дети-сироты. Сжала челюсти и дала себе мысленную затрещину. Не мое дело! Он взрослый мужчина в окружении жаждущих девиц. Может, между нами и промелькнула какая-то искра, но ее быстро потушит пожар новой влюбленности.
        Дверь хлопнула громче положенного, но этот звук, похожий на пощечину, отрезвил.
        В ванной комнате я просидела нарочито долго. Отправила послание в центр, умылась, несколько раз расчесала волосы, а потом в двери постучала Риша.
        - Маркиза, вы в порядке? Я уже полчаса вас жду, а вы не выходите. Все хорошо?
        Порывисто открыла двери и осмотрелась.
        Ушел!
        Порталом. И даже постель за собой заправил. Не оставил ни единого следа своего пребывания.
        - Вы что-то потеряли? - обеспокоенно уточнила служанка, следуя за мной тенью.
        Остановилась посреди спальни и пришла в себя. Так даже к лучшему! Девять сбежала от мужчины! Если на базе узнают, не поймут. Смеяться будут.
        - Самообладание. Если найдешь где-то, сообщи.
        Служанка растерянно моргнула, протягивая мне карточку отбора. Пробежалась глазами по расписанию. До обеда девицы представлены сами себе, вечером - бал. После обеда репетиция выхода и танца, придется блеснуть перед придворными и будущим мужем нарядом и телесами.
        - Принеси легкий завтрак и приготовь дорожное платье, мы отправимся в главный Собор.
        Служанка кивнула и через час мы уже ехали в наемной карете за пределы дворца. Разумеется, ко мне приставили охрану, да не одного, а сразу трех широкоплечих и не внушающих доверия господ.
        Для миссии во всех отношениях хорошо, что меня полдня не будет во дворце. Я не столкнусь с его величеством, Арслан соскучится и изведется, а мой мозг останется неповрежденным дворцовой суетой.
        Столичные улицы встретили тишиной субботнего утра. Карета с императорским гербом катилась по мощеной улочке, привлекая внимание редких прохожих. Казалось, что город вымер, на деле же знать отсыпается после череды пятничных приемов, а слуги разгребают бардак в поместьях. Люблю эту сладкую дрему, укутанную ранним туманом. Лучшее время для тайных операций. Свидетели еще не проснулись либо слишком вымотались, чтобы запомнить детали произошедшего. Но на этот раз мне было все равно. Я даже не возражала, когда распорядительница приставила ко мне охрану. Это гражданский визит к храмовникам.
        Служба была красивая, но собор пустовал. Простолюдины давно не ходят к храмовникам и не носят им подати. На мольбы и просьбы обывателей церковникам плевать, а за малое подаяние могут высмеять или даже проклясть. Теперь, когда Савва свободен, есть надежда на перемены. Прежде храмы сияли красотой, утопали в цветах и едва вмещали паству, а теперь лишь мерзость запустения, пыль на аналое и паутина на подсвечниках.
        Собор я покидала одной из последних. Долго молилась Анаги частной молитвой, просила помочь Саввелию, а под конец услышала детские всхлипывания. Из-за ширмы, где святители принимают исповедь, выбежал мальчишка лет семи. Он спешно натянул штанишки и вытер локтем слезы. Судя по одежде - ребенок кого-то из прислуги.
        Маленькие пальчики сжимали небольшой пряник, но мальчик не решался его съесть, громко всхлипывал. Когда из-за ширмы вышел святитель с широким лицом и улыбкой поперек него, парнишка вздрогнул всем телом и кинулся прочь. Я сжала кулаки и дернулась, но Эштон меня осек.
        - Не вмешивайтесь, маркиза.
        - Не поняла?
        Перевела на охранника непонимающий взгляд и, оттолкнув его руку, выбежала из храма. Мальчик сидел на лавочке и громко всхлипывал. Он жевал пряник и тяжело сглатывал, а из глаз катились крупные слезы. Быстрыми шагами пересекла соборную площадь и подошла к нему.
        - Здесь свободно? - спросила как бы между прочим.
        Он вздрогнул, окинул меня испуганным взглядом и рассеянно кивнул, отодвинувшись на край.
        - Вкусный пряник?
        Малыш сглотнул, словно жевал камень. Мимо семенила горлица. Она глянула на мальчугана черными глазками-бусинками, и он, не медля, бросил лакомство ей. Мы завороженно смотрели, как птица клюет пряник, а тот подскакивает, крошится и исчезает. Я представляла, как Саввелий уничтожит прогнивший строй храмовников, а что представлял мальчуган, одному Анаги известно.
        - Слушай меня внимательно, - выдохнула, когда поняла, что не смогу остаться безучастной. Не бывает чужих детей. - Сейчас ты пойдешь домой и все расскажешь отцу.
        Парень часто замотал головой и всхлипнул, уставившись на меня огромными зелеными глазами.
        - У тебя ведь есть отец?
        Мальчик снова кивнул и обхватил себя руками. Хотелось его обнять, но я понимала, что трогать нельзя.
        - Он угрожал, что обидит твоих близких?
        Мальчик молча стер слезы и уставился на свои пальцы, перепачканные помадкой от пряника.
        - Угрожал, что обидит тебя.
        Вопросы без надобности, я прекрасно знаю, как они действуют. Это надо малышу.
        - Он говорил, что к вам придут церковники и оставят без гроша?
        Парень отвернулся. Без сомнений, он все это слышал, поэтому стерпел. Есть у некоторых извращенных душ желание издеваться над слабыми, ведь сильные им не по зубам. Вложила в руку мальчика артефакт. С виду небольшой речной камень. Обычная галька. На деле - щит Дома земли. Не сильный, но отразить первую атаку храмовника сможет, они не станут бить с высших заклинаний.
        - Знаешь, что это?
        Глаза, полные невыплаканных слез, смотрели на меня с изумлением. Я резким движением вынула из прически заколку-кортик и попробовала ударить парня в лицо. Он взвизгнул и сжался, но моя рука ударилась в темно-зеленое полотно магии и отскочила.
        - Это, - оторопело выдохнул он, завороженно разглядывая туманные переливы малахитовой магии.
        - Щит. Через несколько мгновений он исчезнет, но теперь ты в безопасности и знаешь это. Всюду носи его с собой, но после каждого использования на час закапывай землю - подпитать артефакт. И держи еще кое-что.
        Я протянула свою визитку и немного монет. Мальчишка смутился, не хотел брать деньги, но нужда оказалась сильней. Он нерешительно сгреб серебряные в ладошку и сгрузил в карман. В ответ - смущенный кивок, даже глаза поднять постыдился. Вместо этого поглаживал грязными пальцами дорогую бумагу визитки и читал по слогам.
        - Маркиза?! - удивился мальчик, когда прочитал. - Так вы же эта! Невеста императорская!
        Он вытер нос рукавом и сунул визитку в нагрудный кармашек.
        - Дорогой, - произнесла строго. - Научись говорить взрослым «нет». Если тебе что-то не нравится, если тебя пытаются обидеть или заставить делать то, что ты делать не хочешь, что нужно сказать?
        Мальчуган снова спрятался в свою раковину и растерянно пробубнил.
        - Но, он…
        - Кем бы он ни был, что нужно сказать? - спросила жестко.
        - Н… н-нет? - ответил он, зажмурившись, словно эти буквы способны разрушить мир.
        - Уверенней!
        - Нет…
        - Еще уверенней!
        - Нет! - крикнул мальчик и просиял.
        Я подмигнула и склонилась чуть ниже, сообщая доверительно:
        - И никогда не таись от родителей. Они - взрослые люди и обязаны защищать тебя от таких вот плохих дяденек. Даже если это дяденьки в рясе или в форме.
        Обернулась на подошедшую охрану.
        - И запомни на будущее - когда на улице к тебе подходят незнакомцы и что-то предлагают либо настойчиво просят помощи - беги. Кстати, у меня в карете есть милый щеночек. Хочешь посмотреть?
        У парня загорелись глаза, он сразу выпрямился и обернулся в поисках кареты.
        - Что я тебе говорила? - одернула строго.
        - Но щеночек…
        - А, если я запру тебя в карете и попрошу сделать ужасные вещи? Или куда хуже - похищу и увезу от родителей?
        - Но, - мальчик испугался. - Вы же так не сделаете?
        Видел бы он статистику похищения маленьких деток в стране!
        - Я, может, и нет. А вот другая тетя с красивой улыбкой, может. Твой ответ?
        - Нет…
        - Дальше?
        - Расскажу папе?
        - Ты забыл промежуточное звено. После «нет» нужно бежать домой. Поможешь мне достать котеночка с дерева? Тут недалеко…
        Мальчик прищурился.
        - Тетя маркиза, а ведь вы высокая, и сами справитесь.
        Я довольно улыбнулась, но продолжила игру:
        - Не дотянусь, малыш. А ты юркий, заберешься и снимешь. Монетку дам за помощь. Ну, идем? Здесь недалеко, за поворотом.
        Мой новый друг задумался, а потом ответил громко:
        - Нет!
        Я улыбнулась и выжидательно подняла брови. Хлопнув себя по коленям, мальчик спрыгнул с лавки и бросился во весь опор. Перед поворотом он обернулся, помахал мне рукой и прокричал:
        - Спасибо, маркиза! Я помолюсь, чтобы вы стали императрицей!
        - Только не в этом соборе, - злобно процедила себе под нос, махая парню в ответ. - Кандалы при вас? - уточнила у охранников, продолжая улыбаться и махать.
        Когда мальчишка скрылся, развернулась и посмотрела на Эштона.
        - Маркиза, я не советую…
        - Кандалы? - процедила стальным голосом. Эштон вздрогнул и кивнул. - Отлично. Готовьтесь к аресту…
        - Но у нас нет необходимых полномочий, мы…
        - Чистосердечное признание вас устроит? Явка с повинной?
        Охранники переглянулись, сдерживая ухмылки. Это вы еще злую Девять не видели!
        Со стороны выглядело так, словно я села отдохнуть, подставив лицо просыпающемуся солнцу. Его теплые лучи ласково скользили по коже, а я расслабилась и закрыла глаза. На деле, искала живность, пригодную для срочной миссии. Первой отозвалась белка и легко пустила меня. А, когда узнала, зачем понадобилась помощь, то гневно заверещала и кинулась в собор, ловко перепрыгивая с ветки на ветку. Мы слезли с дуба и молниеносной тенью шмыгнули в приоткрытую дверь собора.
        Найти мерзавца не составило труда. Он сидел под статуей Анаги и, довольно посмеиваясь, пересчитывал пожертвования, смачно сплевывая на указательный палец. Раньше деньги шли на благоустройство храмов и помощь бедным, теперь же храмовники большую часть кладут в собственный карман, что мужчина и сделал.
        Под потолком висела лепнина пресветлой матери Айсы и белка забилась в щель под ее рукой.
        - Стой!
        Когда говоришь устами зверя, нельзя добиться идеального звучания, но грозный писк, раздавшийся из-под купола, заставил храмовника икнуть, выругаться и рассыпать монеты.
        - Я видела, что ты сделал! - пропищала грозно. - Я видела все, что ты творил до сегодняшнего дня!
        Белка добавила отсебятину в виде невнятного визга, но вышло угрожающе, так, что мужчина вскочил и заозирался. Монеты сыпались с его облачения в разные стороны, как конфетти, но он не обращал внимания. Искал источник голоса. Надеялся, что его разыгрывают.
        - Кто ты? Кто здесь? Это не смешно!
        - Сколько ты уже служишь Анаги, а так и не выучил имени его матери? - ответила недовольно. - Я долго терпела и долго прощала, но больше не стану. Я пришла покарать тебя и твой род до пятнадцатого колена, если ты не принесешь достойный плод покаяния.
        Храмовник побледнел, испуганно метался по собору, то пытаясь спрятаться за подсвечником, то опрокидывая вазы с цветами, то хватая предметы, чтобы защищаться ими.
        - Ты так и не понял, что от моего гнева не спрятаться и не защититься? Даю тебе день. Один день! А после я приду за тобой…
        Мужик хлопнулся на колени и взвыл. Я часто ставила мужчин на колени, но первый раз передо мной рыдали навзрыд. Храмовник рвал на себе волосы и верещал так, что один из моих охранников зашел в собор проверить все ли в порядке.
        - Чего же ты ждешь? - дожала клиента.
        Вскинув голову, он заметил стражника и бросился ему в ноги с подробнейшим докладом о своих злодеяниях, коих накопилась несчетное множество. Уже позже подоспела остальная моя стража, пришла я, в качестве свидетеля, произвели задержание, а храмовник продолжал плакать и каяться.
        Моя охрана разделилась. Преступника увезли другой каретой, со мной поехал Эштон и его напарник.
        - Простите, маркиза, - не удержался Эштон. - Но как вы это сделали?
        Очаровательно улыбнулась и откинула шторку, чтобы присмотреться. Думала, что мне показалось, но нет - среди деревьев мелькали воздушные элементали императора, следуя за нами.
        - Не понимаю, о чем вы.
        Охранник понятливо кивнул и ответил:
        - Для меня честь служить вам.
        - И докладывать императору.
        - Это моя работа.
        Фраза, сгубившая множество жизней…
        В комнате меня ждал сюрприз: цветы. Нет, не так. Множество цветов! Они были всюду: на столе, на полу, на тумбочках, Риша даже в спальню унесла. Тонкие стебельки едва не ломились от крупных красных бутонов. Розы пахли так ярко, что закружилась голова. Почему-то некоторые мужчины считают, что количество перевешивает качество.
        - Риша, открой окна!
        Пока служанка открывала все, что только можно, я взяла с тумбочки сопроводительную карточку.
        «Через час в нашем месте. А».
        - Давно принесли цветы? - спросила, выкидывая записку в мусорное ведро.
        - Как только вы ушли. Леди… поймите правильно, но мне кажется, что это не от его величества. Цветы доставили драконы!
        - Я знаю. Не забивай себе голову и раздай цветы слугам.
        - Не поняла, - Риша растерянно осмотрелась, и уставилась на меня большими глазами.
        - В комнате не должно остаться даже запаха. Давай. Поторопись.
        Девушки любят знаки внимания, но это явный перебор. Арслан хотел щегольнуть? Цель достигнута.
        Когда унесли последние вазы, в мою дверь постучали.
        - Рейна, можно?
        Не дожидаясь ответа, в покои вихрем ворвался Меридан. Парень осмотрелся и сморщился.
        - Чем воняет?
        - Цветами, - заметила претенциозно, откладывая книгу. - Меридан, а, если бы я была не одета?
        - Да что я там не видел! Идем, скорей! Ты же хочешь знать, что задумали драконы?
        Встрепенулась. Не до семантики. Разведданные остывают!
        - Говори.
        - Нет времени! Расскажу по дороге! Это огонь, Рейна… это… это ваще!
        «Ваще!» - фыркнула про себя. Помнится, в детстве за сленг я получала по губам. Маркиза строго следила за моей речью.
        Меридан несся неведомыми тропами. В одном из коридоров он покрутил статую, и в стене открылся потайной ход. Замок оказался с изнанкой и внутри жил своей жизнью. Узкий темный коридор подсвечивался маленькими пульсарами у пола, указывая направление.
        - Потрясающе, Меридан! Многие знают, что у замка есть изнанка? - спросила, когда мы закончили восхождение по винтовой лестнице на три этажа.
        - Эту часть - только мы с дядей. Слуги и остальная знать ходят другими дорогами. А сюда их даже не пустит, заточено на ауру правителя, - прошептал Меридан, утягивая меня за поворот.
        - А почему меня пустило?
        - Тсс! - парень приложил палец к губам и подвел меня к стене.
        В ней имелось малюсенькое отверстие, чтобы видеть и слышать, разумеется, если собеседники не маги. Я увидела спину Арслана, но ничего не услышала.
        - Сейчас, - прошептал наследник, и с его ладней сорвалось приглушенное сияние. Вскоре появился звук, но я едва узнала голос Арслана. - Сильные, зараза. Еле пробиваю купол, - пояснил мальчишка и прильнул ухом к стене. Я поступила так же. Спина дракона все равно заслоняла обзор.
        - Я не хочу, Арслан! - настаивала женщина. - Это не входит в мои планы. Он должен страдать, понимаешь? Он должен столкнуться с тем же выбором: человек, без которого он не может жить или долг. Хочу, чтобы он пережил тот же ужас, то же отчаяние, что и я. Дай им сблизиться ещё немного. Подожди. Скоро она станет твоей, а я наслажусь местью!
        Женщины и коварство - синонимы.
        Меридан отпрянул от стены, почесал нос, испуганно округлил глаза. О, я знаю это выражение лица и знаю, что ничего не спасет от последствий, особенно, если ты в засаде! Это полный провал.
        - Не смей! - шикнула и притянула парня к себе.
        Чих оказался куда громче, чем я рассчитывала. Обычно, если зажимаешь кого-то подмышкой, то звуки минимальны, но Меридан резонировал так, что и глухой бы услышал. А дальше все как в книжках, я даже не пыталась скрыться. Воздух разорвало драконьим порталом, и когтистая рука…
        Хм. Арслан попытался схватить наследника, но тот провалился в огненную лужу. Тоже мне - полевой товарищ! Мог бы и меня прихватить. Рука безошибочно метнулась в мою сторону и рванула на себя.
        Драконы не умеют ходить порталами. Сильнейшие из них могут рвать пространство и доставать оттуда определенные вещи, но вещь должна находиться в пределах досягаемости силы. Я определенно не вещь, но, думается, далеко не первый опыт перемещения людей для Арслана прошел успешно.
        - И почему я не удивлён? - прозвучал над ухом довольный голос.
        Я вскинула голову, осмотрелась. Собеседница дракона в спешке покинула комнату. Едва уловимо пахло ее духами: роза и, кажется, ваниль. Такими пользуется половина придворных. Ненавязчивый, но утонченный запах. На столике стоял полупустой бокал красного вина, лежали кусочки порезанных фруктов, тарталетки с икрой и рыбой. Это не любовница и не подруга Арслана. Деловой партнер, не более. На интимную близость он не рассчитывал, на то, что будет есть - тоже. Соблюдал протокольные приличия, значит, женщина волевая, занимает определенное положение. Возможно, жена кого-то высокопоставленного, такие часто умело крутят мужьями, получая от этого выгоду. На поле новый игрок.
        - Почему не удивлена я? - не осталась в долгу, когда закончила осмотр.
        Дракон принарядился. Надел черный сюртук, отороченный золотой вышивкой, высокие кожаные сапоги, ажурный шейный платок. От него пахло кедром и апельсином, а еще… неприятностями!
        - Ты снова строишь какие-то коварные планы, Арслан!
        - Никакого коварства, дорогая, исключительно справедливость. Видишь ли, я с детства помешан на ней. Не могу пройти мимо чужого горя, особенно, если это женское горе.
        - Кто она? - я покрутила в руках бокал со следами красной помады. Словно могла разглядеть в собственном отражении черты той, что держала его совсем недавно.
        Меридан пробил защиту, но голоса исказились. Я при всем желании я не опознаю ту женщину.
        - На кого ты работаешь?
        Арслан стиснул зубы. Чтобы дракон да на кого-то работал! Но провокация не прошла, он смолчал.
        Хорошо. Сменим тактику.
        - Ты не пришла с утра. Набиваешь себе цену? - проворковал дракон и шагнул ближе, скользя указательным пальцем по лакированной столешнице.
        - Мне кажется, однажды я уже дала понять, что меня не интересуют отношения с тобой, - ответила сбивчиво, наблюдая за его пальцем, перечеркивающим волевое отражение.
        - Мне кажется, я дал понять, что ответ «нет» меня не интересует, - голос понизился, зрачки вытянулись в узкие щелочки, дракон остановился, подключив все свое обаяние. Иная бы клюнула. Многие бы клюнули.
        Торгуемся. Выдержала обольстительный взгляд, подалась вперед и выдохнула в его губы:
        - Это исключительно твои проблемы!
        Усмехнулась и отошла к окну, за которым занимался новый день. Невесты слонялись по саду в поисках его величества, садовники усиленно работали ножницами, декораторы расставляли украшения и подсветку к вечернему балу.
        - Арслан, оставь меня в покое, - проговорила скучающе, скользя взглядом по пейзажу. - Я могу стать императрицей. Зачем мне размениваться на тебя?
        Короткий взгляд на дракона, снисходительная улыбка и снова потерять к собеседнику интерес.
        - Тебя правда интересует власть? - проговорил он заговорщически и приблизился. Ждем. Не подаем вида, что интересно! - Тогда я могу предложить тебе нечто большее. Ты можешь стать не только императрицей Гардейрии, но и владычицей всех драконов!
        Я порывисто обернулась:
        - Ты планируешь напасть на Гардейрию? Ты для этого вероломно ворвался на отбор?
        - Вероломно ворвался, - передразнил Арслан, брезгливо пережевывая слова. - Я бы назвал это иначе: прибыл сообщить о намерениях. По-джентльменски, так сказать. Согласись, править двумя территориями куда привлекательнее, чем одной.
        - Ты сдурел? - фыркнула, не сильно-то и играя. - Здесь мои родные и близкие. Здесь мои друзья. Все, кто имеет для меня значение, живут в Гардейрии. Здесь дом, в котором я выросла, здесь… все! В тот миг, когда армия Дракнмара пересечет границы Империи стихий, ты потеряешь надежду сделать меня своей!
        Напоследок я раздула ноздри и гневно сверкнула глазами. И ведь не играла.
        Дракон распрямил плечи и вздернул подбородок. Мысль подчинить себе империю стихий его занимала, кажется, больше, чем возможность обладать мною. Но, не обо мне ли недавно ворковала его собеседница?
        - С каких пор границы Дракнмара стали для тебя тесными, Арслан? Фэйрос не хотел войны!
        - Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. Подумай еще раз.
        - И снова нет! На этот раз - твердое нет. Я ни за что не стану женой мужчины, готового напасть на мой дом. Я против войны, Арслан! Против жестокости и того, чтобы умирали дети, женщины и старики. Здесь мой дом, моя семья, мои друзья, я не хочу, чтобы они страдали.
        - Ладно.
        - Что значит ладно?
        - Ты меня заразила, знаешь, - с лихорадочным блеском в глазах проговорил Арслан. - Когда увидел тебя с Фэйросом, моя жизнь изменилась на до и после. Я понял, что ты должна стать моей. Любым путем. Любым способом. Моей, Марта, Рейна, или кто ты там на самом деле. Мне без разницы, как тебя зовут, подойдет любое имя, каким ты себя называешь…
        Да голубчик-то крепко влип, по ходу. Или хорошо играет. Впрочем, мне ли не знать, что чем богаче мужчина, чем больше у него власти, тем примитивней его потребности. Как правило, таким не хватает недоступного: искренней любви, определенной женщины. Девиц у них сотни. Готовых лечь в постель ради денег, еще больше. Но вряд ли сыщется тот, кто оценил бы их тонкую (извращенную) душевную организацию.
        - Ты же не ждешь, что я поверю в эти сказки? - заявила снисходительно.
        - А, если откажусь от войны с Гардейрией, тогда поверишь?
        Я рассмеялась. Даже в фантазиях это звучит бредово, чтобы завернуть военную машину ради женщины.
        - Ты сумасшедший?
        - Ты свела меня с ума, Рейна, - запальчиво выдохнул он, сверкая безумными глазами. - Все это время я искал тебя и не верю, что нашел. Ты стоишь передо мной. Живая, еще более красивая, чем прежде. Я не упущу тебя.
        - Для тебя война - развлечение? - выдохнула с омерзением.
        Он пожал плечами.
        - Я откажусь от нее, почему нет? - дракон навалился задом на стол и скрестил руки на груди. - Походная жизнь не для меня. Я предпочитаю комфорт и роскошь романтике сырого леса и ночам под открытым небом.
        - Извини, но я тебе не верю.
        - Эту войну я затеял ради тебя. Хотел тебя найти. Как правитель Гардейрии я бы заставил тебя появиться перед собой.
        - Разумеется, иного, более разумного и доступного способа найти женщину, которая тебе приглянулась, ты не нашел? А как ты планировал подчинить источники?
        - Регент от огненных, - фыркнул дракон, и я ухватилась за эту мысль. Значит, чешуйчатые в сговоре с огненными! У них есть полностихиец, которого тщательно скрывают! Если о нем до сих пор не узнала вся Империя стихий, то мальчик еще не достиг совершеннолетия. Возможно, он совсем малыш, но уже стал жертвой политических интриг.
        - Мне нужны гарантии, - заявила жестко.
        - Рейна, не глупи. Какие могут быть гарантии? У тебя доступ к моему телу, это ли не самая большая гарантия? Сделаю что-то не так, и ты лишишь меня головы!
        В памяти вспыхнули слова императора:
        « - Этим оружием можно убить любого.
        - И дракона?
        - Только не в Гардейрии, пожалуйста».
        Мог ли он знать, что Арслан сделает мне такое предложение? Вряд ли. Даже в мире шпионажа есть место совпадениям.
        - Словно есть такое оружие.
        - Я тебе его предоставлю. В качестве свадебного подарка, - сверкнув глазами, пообещал мужчина.
        - Арслан моя рука не дрогнет, - заявила твердо. - Если обманешь, я тебя убью. Я найду способ, оружие, возможность и сделаю это.
        - Как убила Фэйроса, да, я понимаю.
        - Я любила его!!! - опровергла слишком уж горячо.
        - Твоя любовь опасна для жизни, - рассмеялся дракон, но, напоровшись на мой взгляд, примирительно поднял ладони.
        - Так стоит ли пытаться?
        - Если я что и понял в этой жизни Рейна, так это то, что не нужно размениваться на мелочи. Если брать то лучшее. Жизнь слишком коротка. Я хочу тебя, и я тебя получу. Вот и все.
        - Получишь ли ты меня, получив меня? - заявила самодовольно, лишь больше распаляя его интерес. Арслан мало отличается от других мужчин. Их интерес держится ровно до того момента, пока они не поймут, что ты в их власти. - Я должна подумать. Я тебе не доверяю.
        - Зря.
        - От нашей сделки ты не теряешь ничего, а я рискую гордостью и свободой!
        - Не смеши, Рейна. Чтобы ты пожертвовала свободой?! Ты никогда не сделаешь ничего, что выходит за рамки твоих желаний. Не знаю почему, но ты хочешь быть со мной, тебе это выгодно. Я даже не стану разбираться в причинах. Мне достаточно, что ты будешь рядом.
        - Какая самоотверженность. Жениться на женщине, которая тебя не хочет.
        Дракон задорно рассмеялся.
        - Пока не хочет, - поправил он. - Пока, любовь моя. Но отнюдь, ты принесёшь мне выгоду. У меня будет одно обязательное требование. Ты должна сделать больно императору Гардейрии. По-настоящему больно, - добавил дракон ледяным голосом. - Вот такая у меня странная прихоть.
        Его величество не умеет выбирать любовниц. Только обиженная женщина способна на такие коварства, Арслану без надобности душевные терзания императора.
        - Не многовато ли требований?
        - Я отменяю войну! Генералы, армия, бизнесмены, торговцы оружием… Мне придётся уладить много вопросов. Уж постарайся меня мотивировать.
        - Что он тебе сделал?
        Я понимала, что дело не в нем, но также понимала, что дракон не выдаст личность женщины, с которой разговаривал. Я пыталась выцепить хотя бы крупицы информации, чтобы составить представление о ней. Порой достаточно маленькой черты характера, небольшого штриха, чтобы узнать, кто за всем стоит. Нас шпионов учили из ничего и обрывков информации составить подробную характеристику интересующей личности. Одно знаю точно, эта женщина из ближайшего круга. Мерили? Догадка остро кольнула в груди. Эта женщина слишком близка к нему, она в любой момент могла бы отомстить, но не делала этого. К тому же, Мерили дала мне аконит. Зачем ей лишать разума своего подельника? Разве что аконит вовсе не аконит…
        - Это неважно. Сегодня на балу сделай все, чтобы очаровать его. Я знаю, ты можешь одним взглядом уложить мужчину на лопатки, стоит тебе захотеть, а с остальным я помогу. Так ты в деле?
        Окинула дракона задумчивым взглядом и выпрямилась.
        - Ты узнаешь о моем решении сегодня на балу.
        - О твоем положительном решении, - улыбнулся дракон, перехватывая мою ладонь. Его горячие губы мягко коснулись моей кожи.
        От мысли, что мне придется какое-то время жить с этим мужчиной, стало не по себе. Чтобы завершить миссию и предотвратить войну, мне придется стать его женой и уехать в Дракнмар. Премию мне за это не выпишут, а вот нагоняй вполне могут. Я засвечусь и надолго вылечу с боевых миссий. Хорошо, если на пенсию не отправят или в засаду с Пятым. Не-ет, уж лучше на пенсию. Или в засаду. Или на пенсию.
        Девять, брось! Выкрутимся. Не впервой.
        До бала я не находила себе места. На обед не пошла, чтобы пока не встречаться с его величеством, наша ночь была… странной. Эмоциональной, волнительной и… да, странной. Но, как оказалось, я зря переживала - император тоже не пришел. Девицы немало переволновались, потому что ни одна из них сегодня с правителем не сталкивалась. А уж они пытались столкнуться в самых замысловатых местах, о существовании которых приличным леди знать и не положено. В общем, ни один гобелен не пропустили - его величества в замке не было.
        К балу я особенно не готовилась. От приглашения совместно с другими землянками принять грязевые ванны отказалась. Грязевые ванны - страшное мероприятие, особенно, когда участвуют землянки, поэтому ну его. В итоге одна участница наглоталась грязи и не придет на бал, у трех вылезла сыпь, а еще двое чешутся без остановки. Не хотелось бы на балу незапланированно заквакать, магия и не такое позволяет.
        Я слушала рассказы Риши и смеялась. У служанки талант живо описывать события во всех красках. Риша суетилась вокруг, восхищенно вздыхала, подавала мне то шпильки с алмазами, то серьги с изумрудами, то пудру, то блеск для губ. С детства я сама за собой ухаживаю, а помощь принимаю в режиме «принеси-подай, отойди и не мешай» и, да, конечно же, не обладаю удивительным умением самостоятельно затянуть корсет. Тут без посторонней помощи при всем желании не обойтись.
        - Восхитительны, как и всегда, - очередной раз вздохнула Риша.
        - Спасибо. Есть новости от Майруса?
        - Я и забыла совсем! По его словам, сегодня ночью он готовится получить сенсационные известия.
        Сенсационным можно считать только имя полностихийца от Дома Огня, но что-то я сомневаюсь…
        - Хорошо. Если будет поздно, то пусть свяжется с тобой, а ты, как только получишь данные, сразу ко мне. В любое время!
        Риша кивнула, быстро собрала украшения, заколки и гребешки, сбрызнула меня ароматными духами и убежала.
        Для бала я выбрала платье из темно-зеленого сатина с золотой оторочкой. Открытые плечи притягивали взгляд к изящным линиям шеи, корсет туго утягивал талию, подчеркивая мою осанку и стройность, а пышная юбка таинственно шуршала при каждом движении. Я выглядела дорого и с достоинством.
        Решила не приходить раньше времени. На балах скучно. Как правило, дамы приходят пораньше, чтобы занять более выгодные места или без лишних свидетелей набить желудок, чтобы до вечера томно вздыхать и глотать шампанское, делая вид, что после шести они питаются дыханием звезд и отцветающими бликами заката, потому такие стройные и румяные. Музыки, как правило, нет, достойных кавалеров - тоже, они слишком ценят свое время, чтобы приходить раньше срока. Одним словом, нечего там делать до прибытия его величества, а он прибывает с первыми петухами, ну, то есть, фанфарами.
        По дороге меня перехватил Меридан. Он не обратил внимания на мою подчеркнутую вежливость и холодность. Намекаешь, намекаешь, мужчинами, а они не понимают.
        - Привет! Классно выглядишь!
        - Мгм.
        - Уверен, мой дядя будет сражен. Особенно, когда ты ему про дракона расскажешь.
        - Мгм.
        - Ты чего такая смурная?
        Я остановилась, стража за спиной остановилась тоже.
        - Дай-ка подумать. Кто-то позвал меня в засаду и при первой же опасности свинтил, бросив даму в беде. Интересно, почему я такая смурная?
        - Ах, ты об этом! - парень рассмеялся и похлопал меня по плечу. - Да я бы в жизни тебя не бросил! Это дядя нахимичил с защитой. При опасности меня переносит к нему в комнату! Я уже заколебался, честное слово. Полез на дерево - меня к нему, хотел на кухне из духовки пирог стащить - меня к нему, я даже не смог за воздушницами в окно подглядеть, когда они переодевались к балу, стоило слеветировать к окнам башни, как меня, угадай… верно, перенесло к дяде. Странно, что его каждый раз не было … а! Чего ж странного, - он хлопнул себя по лбу и потянул меня вперед по анфиладе. - Я забыл, какая дата. И ведь бал не отменили… Странно как-то. Из-за драконов, наверное.
        - Не поняла.
        Короткий взгляд, дипломатичная улыбка. Малец, а уже может корректно послать в ирховы дали, да так, чтобы в глаз не дали.
        - Он сам тебе расскажет, если захочет.
        - Тогда расскажи, что ты услышал до того, как пошел за мной. И зачем вообще пошел за мной?
        - Ну как? Если ты расскажешь дяде, что мы подслушали, получишь конкурентное преимущество. О тебе, между прочим, думаю! Императрицами в наше неспокойное время, знаешь ли, просто так не становятся. Тут и связи нужны, и проворство, и протенция. Особенно протенция! - он важно задрал указательный палец и хмыкнул.
        - Что, прости? - я усмехнулась и шутливо пихнула парня в бок.
        - Протенция! - повторил уверенно, но под моим смеющимся взглядом стушевался. - Нет. Пронекци… Процин… тьфу ты.
        - Протекция, Меридан. Протекция. Но это не наш случай. Так что ты услышал?
        - Драконы хотели объявить войну, а у леди другие планы. Она хочет заставить моего дядю страдать. Но они толком не успели ничего обсудить, чешуйчатый начал ныть про любовь, и что это важнее всего, что он не хочет подорвать ее доверие и все такое. Нет, серьезно, дракон и любовь? Мы должны рассказать дяде, он остановит войну, пока не поздно.
        - Про войну он и без наших шпионских вылазок в курсе, но об этом можешь не беспокоиться.
        - Почему?
        Мы остановились возле дверей. Лакеи, подбоченившись, важно распахнули створки. В глаза ударил ослепительный свет, остро-пряный запах духов, цветов и алкоголя, а еще громыхнули фанфары. Так уж получилось, что мы с его величеством вошли в зал одновременно, но с разных концов. Перед нами с Мериданом раскрылись гостевые двери, а с противоположной стороны зала, располовиненного бордовой ковровой дорожкой, вошел его величество. Неотразимый, мужественный, в ореоле блистательной славы и в окружении четырех элементалей, по одному на стихию. Они с наследником оделись одинаково: в белоснежные туники, отороченные золотом.
        Мы замерли. Не ожидали столкнуться вот так. Полуулыбка, легкий кивок.
        - Это судьба! - хихикнул Меридан и затерялся в толпе.
        Толпа, к слову, замешкала. Придворные и участницы переводили взгляд с меня на его величество. Череда случайностей уже раздражала участниц.
        Император волевым шагом направлялся ко мне.
        Зазвучала приятная музыка, и гости словно ожили. Зашуршали наряды, застучали каблуки, зарокотали голоса, зазвенели бокалы. Его величество не прошел и половины пути - толпа сомкнулась вокруг него плотным кольцом, не давая подобраться ко мне, а я… не ступила и шага.
        Рядом появился Арслан и протянул мне бокал с шампанским. Дракон нарядился в серебряный костюм с белоснежной рубашкой, держался расслабленно и самодовольно настолько, словно это его бал.
        Дипломатично улыбнулась, кивнула и отошла в сторону.
        Бал - то же поле боя, только вместо оружия - слова и взгляды, а итог сражения определяется количеством танцев с одним и тем же кавалером. Два - признак интереса, три - заявление о намерениях, четыре - почти неприлично, если только с уст воздыхателя не сорвется неосторожное предложение руки и сердца. Обычно к концу бала от кавалеров поступают несколько иные предложения, и от этих опасностей, в первую очередь, следует оберегать молодых и неискушенных леди, опьяневших от роскоши первого праздника.
        Я не совсем молодая, давно искушенная и уж точно не опьяневшая, поэтому предложение первого танца от незнакомого господина приняла сразу. Этот танец необходим для осмотра местности, оценки соперниц и демонстрации себя прекрасной всем присутствующим.
        Его величество сидел на троне и беседовал с Мерили.
        Закончив с первыми плясками, распорядитель бала дал слово госпоже Балинуэй. Она нарядилась в яркое платье цвета спелой вишни и сияла как новогоднее украшение.
        - Дамы и господа, дорогие гости, - черствое приветствие драконам. - Рада видеть вас на балу в честь невест его величества!
        Примерно также радуются занозе в пальце или жевательной резинке на подошве.
        Протокольные аплодисменты, дежурные улыбки, скучающие взгляды в сторону фуршетных столов, недоступных, как минимум, ближайшие полчаса. Не положено есть, пока его величество танцует с виновницами бала. Положено восхищаться и подтанцовывать, не приближаясь к монарху ближе, чем на пять метров.
        Затянутые представления невест, каждая сказала пару (некоторые пару сотен) слов о себе. Я отделалась коротким: я - маркиза Дархат-Нуар, и знаю, что нужно его величеству и вам для счастливой жизни.
        Шквал аплодисментов, и гости с облегчением вздохнули. Танец невест пролетел как один позорный миг. Девушки пыжились и пытались оттоптать друг другу ноги, а я скромненько кружилась с краешку, стараясь не высовываться. Ненавижу конкурсы красоты, уж лучше разведывательная миссия в тухлых болотах, чем танцы с жабами. Хорошо, хоть обошлось без жертв. Почти. Испорченные платья, сломанный каблук и клок чьих-то выдранных волос я даже во внимание не приняла. Дамы быстро сообразили, что приставать ко мне опасно для жизни, поэтому мой позор длился недолго и закончился благополучно.
        Сразу после выступления объявили парные танцы. Его величество поднялся и пригласил фаворитку отбора (о чем не забыла упомянуть леди Балинуэй трижды) - леди… А что это вообще за леди? Непримечательная огневичка. Настолько невзрачная, что я не сразу ее припомнила. Леди… Рахиль, кажется. Скромно потупив взгляд, девушка протянула императору тонкую ладонь. На ее белых щечках разлился румянец, угольные глаза зажглись восторгом. Подхватив свободной рукой подол серебристого платья, участница грациозно выплыла в центр зала и устроила руку на плече его величества. Ей не больно? Что за…
        Хитрец! Заметила, что император предусмотрительно надел перчатки. Зазвенела музыка, застучали каблучки леди Рахиль, император закружил ее в танце и все расслабились. Все, кроме меня. Внутри что-то надсадно пульсировало и возилось. Так бывает, когда в обувь попадет маленький камушек, вроде бы, и дискомфорт минимальный, но, чем дольше терпишь, тем хуже.
        Раздражение росло и, в нарушение правил, я подошла к фуршетному столу. Кто осудит меня за бокал освежающей минералки?
        - Она подходит ему, - прозвучал за спиной голос Мерили.
        - Подходит, - согласилась и повернулась лицом к танцполу.
        Из-за высоких причесок и пышных платьев я почти не видела императора, но это к лучшему. Все так, как и должно быть. Я причиню ему боль, остановлю войну, уеду в Дракнмар, а он… Женится на достойной девушке.
        - Ты помнишь о своей задаче?
        Бокал с грохотом опустился на стол.
        - Мне не нравятся ваши игры за спиной его величества. Если вы причините ему боль…
        - Я? - искренне удивилась леди Орэнтруэ. - Нет, Рейна. Больнее всех ранят любимые, а у нас с Вэйлианом другие отношения. Дом Земли надеется на вас. Я надеюсь на вас.
        - Не страдаю проблемами с памятью. Всего доброго, - ответила резче положенного.
        Вопреки распространенному мнению, балы - это скука. Особенно для шпиона. Если необходимо завести контакты или расширить агентурную сеть, то бал - подходящее место. Но у меня нет такого задания… и вдруг отчаянно заскучалось по засадам. Можно даже с Пятым…
        Император все танцевал и танцевал. Оставалось позавидовать его выносливости. Он держался грациозно и величественно, его движения, напитанные силой и уверенностью, завораживали. Но выражение лица было, прямо скажем, невеселое. Примерно с таким выражением можно варить суп. Разумеется, если бы его величество варил когда-нибудь суп. Он держался от невест на пуританском расстоянии, а те и рады. От водной леди шел пар, она торопила движения, словно так музыка быстрее закончится, и не скрывала боли от прикосновений будущего мужа. Специально для нее он перчатки снял…
        Следующей на танец пригласили знакомую мне воздушницу - Патриссию Мьех. Она нарядилась в изящное голубое платье с белоснежным кружевом и, казалось, по паркету скользит не девушка, а легкий зимний ветерок, оставляя на губах привкус освежающей мяты. Я залюбовалась их танцем. Император надел перчатки, вел уверенно, а леди Мьех чутко вторила его движениям.
        Арслан держался от меня на расстоянии, господин Маргес следил за каждым танцем с такой ревностью, словно выбирал жену себе. И я бы с прежней скукой слонялась по залу, не мелькни в толпе знакомое лицо.
        Тело сковало ледяным холодом, сердце забилось рвано, сильно, сбивчиво.
        Нет.
        Не может быть.
        Это невозможно!
        Румяная, как пирог, леди Мьех вернулась на место. Так уж получилось, что это место оказалось рядом со мной. Но сейчас это неважно. Ничто не имеет значения.
        Толпа сомкнулась, отсекла меня от лица из прошлого.
        - Леди Дархат-Нуар? - позвала Патриссия, заметив мой интерес.
        Я отмахнулась и, толкнув кого-то локтем, ломанулась вперед. Я должна увидеть! Должна понять…
        - Осторожнее!
        - Куда вы прете!
        - Да кто так ходит?!
        - Что за воспитание! - раздавалось за спиной.
        Когда ты идешь впереди, за спиной часто судачат. Мне плевать. Мне на все плевать, даже если придется оттоптать ноги императору, чтобы увидеть ее, я оттопчу!
        - Рейна! - выкрикнула леди Мьех и схватила меня за плечо.
        Захват, едва слышный хруст, сопротивление и Патриссия профессионально высвободила руку. Впрочем, я не сопротивлялась.
        - Рейна! - она не стушевалась. - Прекрати. Тебе это не надо.
        - Откуда ты…
        - Что происходит? - подоспел и император.
        Откуда ей знать, что привлекло мое внимание?
        Отмахнулась и пробралась в первые ряды. На паркете уже кружили пары, и в одной из них парила она.
        Я словно со всего размаха ударилась в бетонную стену. Потеряла счет времени, ориентацию в пространстве, разучилась дышать, чувствовать холод или жар. Я не понимала, что происходит, и не сплю ли я… Но знала - ошибки нет. Глаза не врут, инстинкты - тоже.
        Задорно смеясь, она кружилась по паркету и обнимала престарелого воздушника. На ней дорогое парчовое платье, на руках длинные ажурные перчатки со множеством браслетов из драгоценных камней. В ушах - рубины, на груди внушительных размеров колье. Ее сложно узнать, но я узнала…
        - Рейна, что происходит? - прозвучал над ухом голос его величества. Он покровительственно положил свою ладонь на мою талию, не позволяя вырваться или хотя бы отстраниться.
        - Вы знаете ее?
        Пара проплыла мимо, обдав нежным ароматом мимозы. Она себе не изменяет, запах все тот же.
        - Если не ошибаюсь, это леди Джеремия Арнтголд.
        Сглотнула, ощутив, как по спине бегут колючие мурашки.
        - Леди? - уточнила ослабшим голосом, но император услышал.
        - Леди.
        - Прибыла по приглашению жены казначея его величества, - добавила леди Мьех.
        Она-то откуда знает? Девушка выдержала мой давящий взгляд, кивнула и удалилась. А мне хотелось задать ей тысячу вопросов. Мне хотелось кричать, но я не имела права.
        Его величество у всех на виду взял меня за руку. Попыталась вырваться, но он стиснул мою ладонь крепче, не оставляя и шанса.
        - Я рядом, если ты захочешь рассказать.
        Несмотря на громкую музыку и рокот голосов, я отчетливо слышала его. Так, словно мы снова на Утесе редких трав. Одни. Под полотном бескрайнего звездного неба, под покровом тишины и музыкой наших сердец…
        Я никогда не интересовалась. Запрещала себе. Думала, мы не столкнемся, и эта слабость не выйдет наружу, но, избегая боли, я лишь усиливаю ее. Груз неразрешенных проблем с каждым шагом, как ни странно, становится тяжелей.
        Мне так хочется с кем-то разделить эту боль. Довериться. Рассказать. Да хотя бы поплакать…
        - Ваше величество, вы можете сделать мне одолжение? - проговорила мертвенным голосом, не сводя взгляда с… леди Арнтголд.
        Мужчина кивнул.
        - Я должна знать судьбу детей леди Джеремии.
        От императора отделилось несколько десятков воздушных элементалей и разлетелось в разные стороны. Толпа завороженно ахнула и расступилась. Зрелище завораживающе, силовой откат немалый, но его величество крепко держал меня за руку, и я устояла.
        Прошла половина танца. Император, не отрывая взгляда, смотрел на меня, а я - на леди. Ловила каждое ее манерное движение, каждый кокетливый взгляд, каждую ужимку, пыталась отыскать знакомые черты, ухватиться хоть за что-то, чтобы понять, чтобы оправдать…
        Перед нами вспыхнул элементаль и легко слился с его величеством. Через мгновенье мужчина заговорил:
        - Леди Джеремия ждет первенца. Других детей у нее нет.
        Других детей нет…
        Неужели ты всех продала, мама?
        От мысли, что мои братья и сестры могут оказаться в доме утех, меня обуяла паника. Я всего лишь на миг задержала дыхание, чтобы не всхлипнуть, но императору хватило и этого. Он повернулся, поднял мою голову за подбородок и приказал:
        - Говорите.
        Губы дрожали. Взгляд туманили слезы, но я пыталась улыбнуться. К тому же, нас окружали люди, и мутная стихийная завеса только подстегивала интерес гостей.
        - Я ошиблась. Приняла ее за другого человека. Ваше величество, пойдут слухи. Вернемся к празднику.
        - Вы думали, это ваша мать, - он, кажется, и не услышал моих слов.
        - Голословное утверждение! - усмехнулась чересчур театрально.
        - Одно ваше слово…
        За этой фразой, оброненной на эмоциях, стояло столько всего, что желание поддаться порыву стало почти непреодолимым. Я уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы… что? Отблагодарить? Признаться в любви? Поцеловать? Вылить на него эмоции, что разрывают меня на части? И что за этим?
        - Благодарю, ваше величество, - ответила сдавленно.
        Он понимающе улыбнулся.
        - Мое предложение в силе.
        Он не настаивал. И даже не озвучивал свое предложение, потому что без надобности. Император бережно держал меня за руку, и этого было так много, несмотря на то, что этого было так мало.
        - Сними полог, пожалуйста.
        Он снял, но мы все также стояли вплотную, он держал меня в своих руках и смотрел так, словно готов бросить мир к моим ногам.
        И я предам его.
        Ради мира. Ради его же жизни. Любая его попытка сохранить меня рядом приведет к войне, просто потому, что Арслан не простит. Просто потому, что он может, что он сильнее, и что он жаждет крови.
        Реальность возвращалась медленно. Рокот голосов, переливы музыки, движения гостей… Краем глаза заметила суетливое движение леди Эрлис. Она крутанула в ладони бокал с шампанским. Обычно таким движением пытаются растворить в напитке лекарство. Этот жест выдернул меня из нашего с императором мира.
        - Ваше величество! - громко воскликнула невеста. - Вы наверняка изнываете от жажды.
        И она с ошеломительной наглостью протянула императору тот самый бокал.
        - Вы весьма предупредительны. Благодарю, - сухо ответил его величество, не отрывая от меня взгляда, и протянул руку, но…
        Перехватила бокал, принюхалась - волчий сок. Навскидку капель пять - это верная смерть через пару часов. Не уверена, что возьмет императора, но кто знает, что там еще намешено? Глотнула, чтобы отвести подозрение. Мне нестрашно, у меня противоядие под юбкой.
        - Простите, я такая невежливая! Умираю от жажды! - смех получился искренним. Выражение лица леди Эрлис этому способствовало. - Кстати, леди, а вы знаете, почему узникам казематов редко хочется пить?
        Девушка сбледнула. Очевидно, что не знала и не стремилась узнать.
        - Потанцуем? - предложил император с легкой усмешкой.
        И в конце танца его величество триумфально вынесет меня на руках. Нет. Мне надо уединиться. Подумать. Принять противоядие. Может, поплакать. Должна же я хоть раз поплакать после случившегося. Я имею на это право.
        - Нет, благодарю. Лучше пригласите ее, - леди Эрлис икнула и отступила на шаг. - Мне неловко, что все так вышло с бокалом.
        - Ее, - жестко повторил император, а я кивнула, делая вид, что снова пью. - Как пожелаете.
        Тонкие пальцы и без того перепуганной леди Эрлис хрустнули в тяжелой мужской ладони. Без перчатки. Девушка пискнула и застонала, но отступать было поздно.
        Конца танца дожидаться не стала, тем более, что меня замутило. Быстро вышла на балкончик. Тяжелые бархатные шторы отсекали громкую музыку. Вечерняя свежесть поцеловала щеки, ветер обласкал волосы, скользнул по плечам. Поставила бокал на бортик и закрыла глаза. Я выравнивала дыхание, унимая чувства, раскладывая по полочкам эмоции. Увидеть ее через столько лет оказалось… больно.
        Колыхнулись шторы, и сразу раздался голос с нотами недовольства:
        - Что происходит?!
        - Светят звезды. Луна мерцает. Ветер дует.
        Душа болит.
        - Р-Рейна!
        Император встал сзади. Он не касался меня, но, казалось, обнимал всем телом. Стихии окутали нас с ног до головы, заключая в магический кокон. Шептали, ласкали, баюкали, касались меня мягкими перышками и завитками энергии.
        - Ты отказала императору на глазах у всех.
        - Я не отказывала императору, не посмела бы. Я отказала мужчине и, как женщина, имею право.
        - Ты…
        Усмехнулась и посмотрела на звезды.
        - Нет.
        - Снова нет?!
        - Посмотрите на эти звезды. Они прекрасны. В моем Доме не увидишь такого чистого, ясного неба, оно затянуто хмарью заводского дыма, текущего с гор Артамата. Но дело не в этом. Звезд - тысячи. Они прекрасны и, казалось бы, одинаково притягивают взор. Но среди них всегда есть одна, за которую цепляется взгляд. Которую неосознанно ищешь среди сотен других. Которая, не будучи самой большой или яркой, тем не менее, западает в душу. Это звезда Церцеи, - показала пальцем невзрачную звездочку рядом с созвездием Лебедя. - Вы же знаете ее историю? Появление этой звезды окутано тайнами. Никто точно не знает, когда она возникла. Но это связывают с днем, когда первый император Гардейрии полюбил обычную девушку - Церцею. Для него она была настолько прекрасна, что даже миг разлуки казался невыносимым. Он не мог дышать без нее. И тогда, чтобы милая сердцу Церцея всегда была рядом, он пожертвовал часть магических сил, чтобы зажечь на небе новую звезду и согреваться ее сиянием вдали от любимой.
        - К чему этот экскурс в астрономию и мифологию?
        - А вы не верите, что ваш предок мог так самозабвенно полюбить?
        Император поднял бровь.
        - Там, в зале, десятки девушек, готовых на все ради вас, но вы здесь, со мной. С той, что всякий раз говорит вам «нет». Спросите себя, почему.
        - И почему же?
        Развернулась и очутилась в кольце императорских рук, он положил их на перила, наслаждаясь властью и небольшим стратегическим преимуществом. Он красиво смотрел на меня с высоты своего роста и немного смущал.
        - Возможно, вы нашли свою Церцею и хотите разгадать ее тайну? - это было сказано с открытой иронией, а потом добавила уже серьезно. - Вам интересно, как какая-то девчонка посмела отказать самому императору. В вашей заледеневшей душе колыхнулись чувства.
        - Что-то еще? - холодно и зло.
        - Да. Только представьте себе, каково это: прожить жизнь с женщиной, для которой в вашем присутствии самое интересное - это пол? Которую не надо покорять. Которая по первому вашему слову безропотно сделает все, о чем попросите. Как скоро вам наскучит такая игрушка и захочется разнообразия, недоступного для вас?
        Кажется, он задумывался о том же.
        - И зачем вы все еще здесь? Даже зная, что ваше задание невыполнимо. Очевидно, не от большой любви.
        Усмехнулась.
        - А вы, нежно любите каждую из нас? Мы в равном положении. Вы выбираете товар получше, я занята тем же. Никто не отменял устройство личной жизни.
        Сравнила императора с товаром? Ну… молодец.
        Император стиснул зубы и выглядел так, словно готов прямо здесь устроить мне бурную личную жизнь с отсутствием свободного времени.
        - Значит, маленькая леди решила поиграть?
        - Что вы, какие игры, на кону мое будущее.
        - Ваше будущее? - в голосе императора скользнула ирония.
        - Конечно, мое, потому что мужчина, чьей женой я стану, будет самым счастливым на свете. Скучать ему не придется. Ни в жизни, ни в постели. Краснеть за жену - тем более. Или вы сомневаетесь, что я стану украшением человека, которого выберу спутником жизни?
        При упоминании о постели у императора расширились ноздри, словно он учуял запах добычи.
        - Вы полагаете, что в данной ситуации выбор за вами? - его густая черная бровь приподнялась, а красивые губы растянулись в улыбке. - Рейна, даже работа в разведке не освобождает вас от отбора. Пока я не решу иначе, ты будешь рядом. Советую хорошенько это усвоить.
        Хотела ответить, но не смогла. Перед глазами помутнело, и на краю сознания блеснуло запоздалое понимание, что я не выпила антидот…
        - Что за своенравная девчонка! Ты не приняла антидот! - прорычал император, стискивая мои плечи.
        - Не… успела, - прохрипела, переставая чувствовать ноги.
        - Волчий сок не причинил бы мне вреда! - мужчина подхватил меня на руки.
        Знаем, знаем. Но и другие знают! Волчий сок может оказаться частью более масштабного плана, как было со СРП.
        Огненная вспышка заполонила все вокруг. В нос ударил пряный запах костра, стало жарко, мягко и темно…
        - Как думаешь, твой император идиот?
        Я едва ли понимала, что происходит. Одежда стала тесной, дышать не получалось, по венам разливался жар. Это не волчий сок. Нет, он тоже был, я бы не ошиблась, но формулу изменили.
        Треск ткани. По коже скользнул холод. Плеск воды. За мутной пеленой я ничего не видела, но, казалось, плыла.
        - Открой рот…
        Открыла. А что мне оставалось?
        В горло скользнула противная горячая жижа.
        - Итак, Рейна, ты думаешь, твой император идиот? - повторил его величество.
        Нет… он не идиот. Это я идиотка!!!
        - Зелье поможет, не переживай. Но у него есть одно побочное действие, - торжествующе прошептал его величество. - Знаешь, какое?
        Я дернулась, отчаянно пытаясь сбежать, потому что все знают последствия зелья из семян белены. В больших дозах это смертельный яд, а в точно рассчитанных… заранее… по определенной формуле оно действует безотказно как…
        Теплые объятия забытья утянули меня на дно. Вкусно пахло медоносными травами, морские волны качали меня, обнимая огненным теплом, ветер трепал волосы, и не получалось понять, как стихии влияют одновременно. Как ветер может дуть под водой, как травы могут пахнуть средь языков пламени, и как яростный ветер может быть настолько ласковым.
        Я проснулась как от толчка и резко села в кровати. Я в спальне. Своей. Одна. Сухая. На мне ночная сорочка, а на соседней подушке - букет свежей крапивы, перетянутый алой лентой. Записки не было, но и не требовалось. Едва ли в Империи сыщется еще хоть один мужчина, присылающий девушкам букеты крапивы.
        Вот только… я ничего не помнила! Я пошла на бал, увидела Джеремию, перехватила бокал с волчьим соком, ушла на балкон, чтобы принять антидот и…
        Неужели неверно рассчитала дозировку? Это невозможно. Ошиблась в составе отравы? Учитывая изобретательность конкуренток, это вероятно.
        Шпионы мало чего боятся, но и у нас есть страхи: быть разоблаченными, влюбиться и потерять память. Причём многие не откажутся потерять память совсем, но вот частично - это катастрофа! А я - уникум. Собрала всю коллекцию. И если разоблачение вопрос времени, все знают, на отборе собрались лучшие шпионки, то с остальным фиаско.
        - Риша!!! - крикнула, стараясь не поддаваться панике.
        Кто сотворил это со мной? Что и кому я рассказала? Есть ли угроза основной миссии? Знает ли Арслан, что я собираюсь от него избавиться? Или, может, босс решил выбить меня из игры? Мерили проверяет? Происки конкуренток? Или леди Джеремия? Стоп. Это уже фантастика.
        Надо связаться с Четвертым. Ситуация выходит из-под контроля, а мне нужен кто-то, кому я могу доверять.
        - Риша, ну где ты там запропастилась?
        В спальню с осоловелым взглядом ворвалась служанка. Заспанная. Осмотрелась, не обнаружила опасности, убрала руку от сердца.
        - Что стряслось, госпожа? Чем помочь?
        Я сузила глаза и заломила бровь. Риша миловидно улыбнулась, потерла спросонья глаза, многозначительно моргнула.
        - Что за пантомимы?
        Не могу же я напрямую сказать, что не помню вчерашний вечер.
        - Ну, как же….
        Она зарделась и опустила взгляд.
        - Если начала говорить, имей смелость закончить мысль.
        - Вас принесли элементали… поздно ночью… меня отослали прочь, сказали, что сами справятся.
        Девушка стеснительно заулыбалась. Вот-вот с ее невинных губ сорвется вопрос «справились»? Справились, ничего не скажешь, даже ночную сорочку как надо зашнуровали.
        - Нечего выдумывать. Мне стало дурно. Чтобы избежать паники и огласки среди прислуги, решили, что лучше тебя отослать.
        Лицо Риши вытянулось.
        - Да ла-адно? То есть, госпожа, как же так! Неужели кто-то отравил?
        - Неважно. Все позади. Лучше помоги мне переодеться к завтраку и доложи обстановку.
        Служанка самозабвенно щебетала, пересказывая мне пустые сплетни. Я чуть не заснула, когда она заплетала мне волосы, но тут девушка вздрогнула всем телом и убежала без разрешения. Вернулась через минуту и дрожащими руками протянула мне простой конверт, скрепленный сургучной печатью.
        - Простите, госпожа. Я вчера на радостях-то и забыла вам сообщить. Это срочно. По вашему поручению…
        Не мешкая, разломала печать и достала плотную карточку с коротким донесением: «Андор, 11 лет».
        Значит, у Огненных не просто полностихиец. У них еще и мальчик.
        Не зря я заплатила местному ловеласу.
        - Он просит еще денег. Говорит, что вы обещали приплатить за сведения. И, кажется, словно у него какие-то проблемы.
        Усмехнулась. Не какие-то. У него очень большие проблемы!
        Достала из ящичка два золотых и протянула ошарашенной служанке.
        - Неужели это настолько ценная информация?
        - Эта информация может остановить войну, Риша.
        - Войну?
        Девушка сбледнула.
        - Я утрирую. Передай ему, пусть немедленно уезжает из столицы и пересидит в какой-нибудь провинции месяц-другой. Если возникнут проблемы, пусть запросит защиту в Доме Земли и назовет пароль: «акация».
        Я никогда не пользовалась правом оказать покровительство связному или информатору, но парень заслужил. Информацию предстоит проверить, но, думаю, сработано чисто. И мне бы первым делом отправить донесение в штаб, но…
        «Андор. 11 лет».
        Прочитала записку еще раз и бросила в догорающий камин. Убедившись, что послание истлело, обратилась к служанке:
        - Подай кремовое платье. Хочу прогуляться до завтрака.
        И связаться с Четыре.
        Леди и прогулки до завтра понятия несовместимые, но мои охранники уже привыкли. Я отошла подальше от замка во избежание лишних глаз и ушей, нашла небольшую, но хорошо укорененную акацию, и остановилась.
        - Я хочу связаться с родственниками, - объявила охране таким тоном, словно если попробуют мне помешать, придушу на месте.
        - Тогда я бы рекомендовал вам раскинуть купол, - невозмутимо отрапортовал Эштон и вместе с другим охранником отошел на приличное расстояние, при этом оставив меня в поле зрения.
        Непроизвольно открыла рот. Это что-то новенькое.
        Пока охрана не передумала, я коснулась шершавого ствола.
        - Купол, леди! - крикнул Эштон, словно раскинуть его - в моих силах.
        Я не магичка. Мне передались некоторые умения, наверняка от отца, но не более того. Я могу вселяться в сознание зверей, могу творить определенные заклинания, пользуясь силой тотемного дерева - акации и только.
        Купол. Хорошо бы, конечно, но…
        Стоило подумать об этом, как ладони зачесались, покрылись роем зеленых искорок, с них сорвался магический поток и выстроился в небольшой, но плотный защитный купол. Я оторопело рассматривала мутно-зеленую субстанцию, надежно скрывающую меня от посторонних глаз и, уверена, ушей, а также подслушивающих заклинаний.
        Но… как это возможно?!
        Впрочем, не до этого.
        Сосредоточилась на дереве и закрыла глаза. По пальцам скользило тепло, прополз удивленный муравьишка, ветер пошелестел листвой, заскочил мне под юбку и, чуть приподняв мой подол, унесся прочь. Щебетали птицы, сонное солнце целовало щеку, и, наконец, родная магия хлынула в меня бурным потоком. Я представила себе образ Четыре, а дальше… ждать. Он почувствует мой зов и ответит, как только сможет.
        К счастью, это случилось быстро, минуты через полторы.
        - Девять, хвала Анаги, ты жива!
        - А не должна была?
        - Тут такое дело, - взволнованно проговорил он. - Девять, я в бегах.
        - Что случилось? Что ты сделал?
        - Услышал лишнее. У меня мало времени, но ты должна кое-что знать. Босс дал мне задание раздобыть усилитель для СРП. Огненные разработали смесь, чтобы их пульсары пробивали любую, самую сильную защиту…
        Спасибо, Четыре, выходит, я схлопотала пульсар по твоей милости!
        - Эликсир продавала женщина, знакомая тебе леди Галендия.
        - Впервые слышу это имя.
        Хотя между лопаток неприятно зачесалось, а живот непроизвольно сжался.
        Четыре злобно усмехнулся.
        - Зато она отлично тебя знает. Спросила, как твое состояние и не нужны ли капли, стабилизирующие ауру? Она не агент, просто создает уникальные составы, продавая их любому, кто готов хорошо заплатить. Я взял эти капли, сказал, что не помешает. Расспрашивать не стал, чтобы не вызвать подозрений, но… босс обо всем узнал и ему это не понравилось.
        - Как ты понял?
        Голос друга стал хриплым:
        - Когда Семь и Восемь предлагают выпить пива, стоит насторожиться. Но я все равно пошел. Мы мило поболтали, а под конец вечера, когда бутылки опустели, то быстро превратились в розочки. Я еле унес ноги… Девять, я не знаю, что они с тобой сделали, но, если из-за этой информации готовы убить меня, то все серьезно.
        Я потерла переносицу и чуть не потеряла канал связи. Снова коснулась дерева и гневно выдохнула:
        - Знаю. Местный аурист сказал, что в мою ауру грубо вмешались. Я думаю, это как-то связано с императором. Им было важно, чтобы я привлекла его внимание.
        Убийство Фэйроса, воцарение Арслана, война с Империей стихий, я, как флаг перемирия, свержение Императора и воцарение огненных, с которыми, судя по всему, босс уже заключил выгодную сделку, в том числе и по магическому трансформатору. Мы всего лишь пешки на этой доске, а я - та пешка, которая должна стать их ферзем. Но ферзь ходит так, как ему вздумается, и они это не учли.
        - Ты выяснил, что за капли дала тебе леди Галендия?
        - Выяснил. Это уникальная смесь, способная сделать тебя идеальной второй половиной для кого бы то ни было. Для нее использовали часть ауры другого человека, я не выяснил чью, но она невероятно мощная. Твоя аура словно часть ауры этого человека. Вы как две половины одного целого, и это неконтролируемый процесс.
        Осознание ударило в меня так остро, что я пошатнулась. Они насильно связали меня с императором! Поэтому его так неумолимо тянет ко мне, а не от моего мнимого обаяния. Поэтому я устояла перед его силой, а не благодаря тренировкам. Поэтому мне не больно к нему прикасаться, а он может касаться меня, а вовсе не потому, что я - исключение из правил.
        Твою ж…
        - Они сделали меня идеальной женой для императора, но, Четыре, в их планы не входит наш брак. В их планы входит свержение его величества! Они не простят тебя, друг. Они не оставят. Твой единственный шанс выжить - это найти огненного полностихийца и… пленить. Остальное я решу сама.
        - Мне нужна зацепка, Девять. Хоть что-то.
        - Ты был в курсе, что есть еще претендент на трон?
        - Слухи ходили. А ты знаешь, что слухи в нашей среде не рождаются на пустом месте.
        - Андор. Одиннадцать лет. Это все, что я знаю.
        - Ирховы потроха, - сплюнул друг. - Совсем сопляк. В какой грязи мы оказались, Девять?
        Я с грустью усмехнулась.
        - Сплошная романтики, - усмехнулась невесело.
        - Когда все закончится, может, ну его? Махнем на горы Артамата, у меня есть домик в глуши, нас никто не найдет…
        Если бы мы только могли.
        - Нам не позволят, Четыре. Мы не сможем жить как обычные люди. Кстати, - я поспешила уйти от опасной темы. - Выясни для меня, как проверить Волчий аконит на подлинность.
        - Ого. Откуда?
        - Неважно. Сможешь?
        - Постараюсь.
        - Береги себя.
        Я отшатнулась от акации, разрывая связь. В висках пульсировала боль, перед глазами плясали разноцветные мушки, а в голове метались мысли: босс предал меня, Четыре в опасности, император привязан ко мне магией, и только Арслан в полном шоколаде.
        - Леди, вы в порядке? - раздался голос Эштона.
        Я проморгалась. Белесая пелена расступилась, являя образ охранника. Купол рассеялся.
        - Да, все хорошо.
        Во всяком случае, Четыре попробует превратить огненного полностихийца в наш козырь. Тогда все станет проще.
        На обратном пути ко мне подошел слуга и вручил небольшой конверт. Эштон придирчиво рассмотрел его со всех сторон, сканировал плоским артефактом и только после этого позволил ознакомиться с содержимым.
        Писал Арслан.
        «Моя дорогая, встречаться пока опасно, но, согласись, девушки любят получать письма, не так ли? В этом столько романтики!»
        Тоже мне, романтик. Я села на лавочку.
        «Сегодня вам предстоит новое испытание, и, если хочешь получить подарок, о котором мы говорили, ты должна быть хорошей девочкой и сделать все в точности, как я скажу».
        Сегодня мы дружной толпой отправимся к стихийному алтарю. Этот путь девушки проходят босиком, простоволосые и в одинаковых одеждах.
        То есть, негде припрятать оружие.
        На месте мы коснемся камня, и алтарь либо примет, либо отвергнет невесту. Стоило сделать это в первый же день, и многие проблемы отпали бы сами собой.
        Завтрак прошел, как ни странно, в дружелюбной обстановке. Его величество сиял, как только что отчеканенный золотой. Много общался с невестами, каждой уделял внимание, спрашивал о самочувствии, интересах, увлечениях, делал комплименты. Конца завтрака дождалась еле-еле, потому что меня демонстративно игнорировали к сущей радости присутствующих. Только уходя (возможно мне привиделось!) его величество мне улыбнулся и подмигнул.
        Император и подмигнул? Меня, верно, опоили.
        После завтрака возбужденная и радостная толпа проследовала в гостиную, где нянюшка-распорядительница долго объясняла, что нас ждет. Леди не оценили ни униформу, ни отсутствие украшений, ни прогулку босиком, ни, тем более, отсутствие причесок.
        - Леди, в любом случае, как только вы ступите на тропу к алтарю, вы не сможете шевельнуться, если земля не почувствует тепло ваших ступней.
        - Тоже мне, выдумки! - фыркнула леди Фрайтлин. - Я, в таком случае, пойду по воздуху! Мои нежные пятки не предназначены для таких прогулок.
        - Вовсе не выдумки. Алтарь - стихийный, - со знанием вставила моя коллега-землячка. - Уверена, по тропе протекает одна из силовых жил с магией Земли. А в ступнях скрыт стержневой энергетический канал. Вас в магической школе разве этому не обучали?
        Леди Балинуэй одобрительно кивнула.
        - Верно, моя дорогая.
        - А одежда, наверняка, будет из нити фейлинов? - догадалась леди Кайси, огневичка. - Чтобы при прохождении через священный огонь, мы не остались нагими.
        - Да-да! - вдохновенно подхватила другая огневичка. - По этой же причине не вздумайте надевать украшения, они расплавятся. Нет, конечно, мне-то все равно, но у вас останутся жуткие ожоги, не говорите потом, что я не предупреждала!
        - Молодцы, девочки. Все верно. Эти требования продиктованы соображениями вашей безопасности и самими стихиями. Будьте благоразумны. Два часа на сборы и встречаемся в центральном холле. Не задерживайтесь. Дорога займет немало времени.
        Дорога, которая в итоге не приведет нас к алтарю. Арслан не дал подробностей «ради моего же блага», обрисовал все в общих чертах, но алтарь, похоже, мы не увидим. Главное, я должна держаться поближе к императору, чтобы в «нужный» момент оказаться рядом. Когда момент станет нужным, я пойму. И все бы ничего, но, учитывая внезапно вспыхнувшую любовь императора к другим участницами, это сложная задача.
        Несмотря на тщательный инструктаж, к положенному времени половина девиц не успела. Прихорошиться в обозначенных условиях оказалось для них сложнее, чем нарядиться к балу. Меня же волновало только одно: отсутствие экипировки. Оставалось надеяться на интуицию и навыки.
        - Дамы, в самом деле! - всплеснула руками леди Балинуэй.
        Она тоже явилась простоволосая, в длинной пудровой робе без кринолина, и без украшений. Правила тропы едины для всех.
        - О чем я говорила, леди Амалинда? Никаких украшений и артефактов!
        - Да пусть оставит, - хихикнула леди Гратнор. - Будет ей наукой на всю жизнь.
        - Вы, леди, не лучше, - строго заявила распорядительница. - Ваше лицо похоже на холст неопытного художника! Вы намешали все, что только можно. Взмах ресницами и все… вы улетите! Отлепите то, что вы там у себя налепили, огненная завеса все равно это снимет, и вы окажетесь в глупом положении.
        Леди вздернула подбородок и поджала губы. Некоторые участницы украдкой достали носовые платки и принялись стирать макияж. Многие компенсировали отсутствие украшений обильным напомаживанием.
        Распорядительница хлопнула в ладони и объявила:
        - Времени не осталось. Рассаживаемся по каретам! Когда прибудем на место, обувь и личные вещи оставите внутри, повторяю, в сотый раз! На тропу идем без ничего. Если кто-то не услышал меня и теперь, извините. Последствия на вашей совести.
        - А император? - выкрикнула леди Фрайтлин.
        - Уже на месте.
        - Но, леди Балинуэй! При всем уважении, императорские невесты не могут отправиться в такой далекий путь без надлежащей охраны, - весомо произнесла леди Гвотенбери. - Батюшка прислал мне тревожное письмо, что назревает бунт! В некоторых городах уже восстания…
        Участницы затрепетали и зашелестели, как тревожные осинки. А Саввелий времени даром не теряет. Молодец!
        - Пустое, - раздался уверенный голос леди Орэнтруэ.
        Мы обернулись. По ступеням, словно богиня с небес, спускалась императорская шпионка. Роба струилась по ее подтянутому телу, словно шелк, провокационно очерчивая изгибы крутых бедер и округлости груди. Копна смоляных волос отливала фиолетовым, как вороное крыло, а лазурно-голубые глаза лучились скукой.
        Участницы, открыв рты, следили за триумфальным появлением, без сомнений, первой красавицы двора. Кто-то неодобрительно хмыкнул, кто-то фыркнул, кто-то смущенно кашлянул. Все остались под большим впечатлением.
        - Нас сопроводит императорская гвардия и элементали, - добавила леди Орэнтруэ, цокая по паркету босоножками на высоких каблуках. - К тому же, с вами отправлюсь я.
        Не внушает доверия. Мерили все еще под подозрением.
        Леди Орэнтруэ поехала верхом, чем вызвала еще больше пересудов среди участниц. Мало того, что непозволительно хороша, так еще и держится в седле так, словно рождена с ним.
        - Мне кажется, они спят вместе! - не выдержала леди Амалинда, когда мы расселись по каретам и тронулись в путь. Она отпрянула от окна и скрестила руки на груди. Мы с Патриссией переглянулись и сдержанно улыбнулись.
        - Не думаю, что у них с императором такие отношения, - с надеждой протянула леди Эрлис.
        - Будь ты мужчиной, пропустила бы такую красавицу? - не унималась землянка.
        - А будь ты мужчиной, покрывала бы все, что движется и красиво выглядит? - усмехнулась леди Мьех.
        Девушки открыли рты и беззвучно вздохнули.
        - Но согласитесь, держать такую женщину рядом - постоянное искушение, - нервно добавила леди Эрлис.
        - Это еще раз подчеркивает, что император во всех отношениях выгодная кандидатура в женихи, - улыбнулась Патриссия. - Но скажу вам по секрету, что леди Орэнтруэ и его величество знакомы с раннего детства. Они дружны настолько, насколько это возможно.
        Тем удивительней предательство Мерили.
        - И откуда ты это знаешь? - пробурчала леди Эрлис.
        - Имеющий глаза и уши, а, главное, мозги, не останется без информации.
        - Не поняла, - протянула леди Амалинда.
        - Я не удивлена, - снисходительно улыбнулась Патриссия.
        Разговор затих.
        Мы объезжали главный собор дальней дорогой, но все равно слышали гневные выкрики бастующих с требованиями отменить рабство и вернуть прежние обряды служения Анаги.
        До тропы добрались через четверть часа без происшествий и, оставив в карете вещи, выбрались на улицу. Нас встретило дружелюбное солнце, изумрудная зелень леса, шелковая трава и головокружительно острый запах полевых цветов. Ах да, императора забыла. Он тоже встречал.
        - Приветствую, леди, - обворожительно улыбнувшись, его величество привел дам в восторг, а меня в смятение. С чего бы такие разительные перемены? Где угрюмый, холодный и неприступный мужчина? Откуда взялась эта версия?
        Поправив полы длинной туники, император указал рукой на арку, увитую нежно-кремовыми розами.
        - Здесь начинается тропа к алтарю. Если кто-то не желает ее проходить, откажитесь сейчас. Начав, вы не сможете отступить. Пути назад нет.
        Последняя фраза адресована мне. Хоть бы улыбнулся, что ли! Всем обаяние, а мне ледяное изваяние.
        - Меня устраивает, - ответила с той же холодностью себе под нос, но император услышал. Безразлично кивнул и поднял руку в приглашающем жесте.
        - Вам предстоит идти по тропе, никуда не сворачивая, - слово взяла распорядительница. - Вы должны проходить сквозь стихии без опаски. Они не причинят вреда, если вы учли мои рекомендации. Когда войдете в пещеру с алтарем, дождетесь остальных.
        - Прошу, кто отважится ступить первой? - с плутоватым блеском в глазах спросил император. - Леди Дархат-Нуар?
        И оказаться на максимальном удалении от его величества? Не входит в мои планы. Мерили приподнялась на цыпочках и что-то прошептала императору.
        - Благодарю, но я не спешу. И без меня полно желающих.
        Но, стоило пристально посмотреть в глаза присутствующих леди, как они испуганно отшатывались. Неожиданно спасла Патриссия. Она решительно вышла вперед и заявила:
        - Я пойду.
        - Леди Мьех, похвально, - улыбнулась леди Балинуэй, осматривая участницу. - Уверены, что ничего лишнего на вас нет?
        - Уверена.
        - Тогда, Анаги в помощь, девочка.
        Осенив участницу божественным знамением, распорядительница объявила о начале испытаний.
        Ничего особенного не произошло. Шеренгу возглавила Мерили, следом за ней сквозь арку прошла Патриссия. Невесты расслабились. Одна за другой (не забывая швырнуть в меня насмешливым взглядом), они пересекали арку. Когда на поляне остались только мы с леди Балинуэй и император, распорядительница произнесла:
        - Неожиданно видеть вас в конце списка.
        - Меня в нем вовсе нет, - взгляд-укор в сторону императора.
        Подобрав подол робы, я ступила на тропу. Ступни обдало теплом, будто я шагала по ковру из мягкой шерсти, а не гравийной тропинке. Позади слышались суетливые шаги леди Балинуэй и шорох одежд императора. Его шагов я не слышала, зато ощущала давящий взгляд.
        Девушки, брезгливо приподнимая подол, преодолели водную стихию. Морщились так, словно шагали по слизням, а некоторые визжали и ругались, будто рождены в семье потомственного кочегара или владельца таверны.
        Признаться, к воде я подошла с любопытством. Что так отвратило невест? На вид мелкий ключ шириной в несколько шагов. Хрустально-чистая вода искрилась на солнце и стремительно неслась вдаль, подскакивая на камушках. Я понимала, что она будет ледяной, но, вопреки ожиданиям, стихия встретила теплом, мягкостью и лаской. Она обвила мои ступни, закружила, поднялась змейками до колен, чего не делала с другими участницами и, одарив на прощание жгучим поцелуем, помчалась прочь.
        - Надо же! Вода самая капризная стихия, но приняла землянку как родную. У вас неплохие шансы пройти алтарь, леди Дархат-Нуар, - раздалось за спиной.
        - Благодарю, леди Балинуэй.
        Я обернулась из вежливости, и как раз вовремя. Под ногами императора знакомо блеснуло зеленым. Молниеносно вспыхнул его щит. Я оттолкнула с тропы распорядительницу и бросилась на его величество, полагая, что это «тот самый момент». Нас притянуло друг к другу, словно сплющивая в огромном железном кулаке, тряхнуло и с силой затянуло под землю.
        Земляной переход - то еще удовольствие. Узнаю работу Мелтуина. Я бы не заметила ловушку, если бы не знала о ней. Со стороны кажется, что на земле капельки росы, а на деле - обрывки мощнейшей ловушки, настроенной на определенного адресата. Уникальная разработка стоила Мелтуину множества денег и ресурсов, не говоря уже о том, что на каждый такой артефакт он тратит уйму сил. Ловушка всегда утягивает в место, близкое к точке переноса.
        Приземление вышло жестким. Нас швырнуло на каменный пол, провезло по нему кубарем и впечатало в скалу.
        - Всем назад! - прозвенел вдалеке грозный окрик леди Орэнтруэ.
        Император тяжело мотнул головой, поднял на меня мутный взгляд.
        - Ты в порядке?
        - Кажется, - ответила, пытаясь подняться. Лежать на его величестве удобно, его тело во многом смягчило падение, приняв на себя основной удар, но мне все равно неплохо досталось. Локоть саднило, платье на бедре разорвалось и намокло от крови, заболела голова.
        - Леди Балинуэй, уводите девушек западным ходом! - кричала Мерили. - Живо!
        Что-то громыхнуло, раздался лязг оружия.
        - Что происходит?
        Я приняла руку императора и поднялась. Темноту пещеры освещали рыжие комочки огненной силы.
        - Где мы?
        - Недалеко от алтаря, - произнес мужчина, прислушавшись к ощущениям. Он замер ненадолго, вокруг него закружили потоки огненной силы, из которых один за другим вырывались элементали и стремительно уносились прочь. На выручку шпионке? - Нужно выбираться, здесь небезопасно.
        Мужчина взял меня за руку и уверенно шагнул в темноту.
        - Мы рядом с алтарем. Вы с Мерили все проверили. Как здесь может быть небезопасно?
        - В наших рядах предатель.
        Я усмехнулась.
        - Хочешь что-то сказать?
        Его величество резко остановился, и я ударилась в его широкую грудь.
        - По-моему, это очевидно.
        - Мне - нет, - холодно ответил он.
        - Потому что нельзя трезво мыслить, когда поддаешься эмоциям. Мы, кажется, торопились.
        - Это не она, - твердо заявил Вэйлиан и повел меня по узкому коридору.
        Я старалась не хромать, но нога давала о себе знать. Ступни резало острыми камнями, щиколотки облизывал холодный сквозняк, пахло мхом и сыростью, раздавались глухие звуки боя, а потом земля содрогнулась.
        Его величество поднял сжатый кулак и, повинуясь знакомой команде, я остановилась. По его губам скользнула усмешка. Второй подземный толчок оказался мощнее. Я не устояла, но Вэйлиан подхватил и прижал к себе. За нашими спинами обрушился свод пещеры. Крупные булыжники скатились по огненному щиту, не причинив нам вреда.
        - Впереди засада, но другого выхода отсюда нет.
        - Перенестись? - предложила с надеждой. Ненавижу замкнутые пространства.
        - Это алтарная пещера. Переход невозможен.
        Словно это что-то объяснило. Печально, но ладно. Не из такой задницы выбирались. Кстати, весьма похоже на упомянутую. Тоже темно, тесно и дурно пахнет.
        - Мне бы оружие.
        Его величество коснулся изображения кинжала под моей ключицей, и мы быстро двинулись вперед. Толчки учащались. Трясло все сильнее, над нашими головами дрожал потолок, всюду сыпались камни, но они разлетались в труху от императорского щита.
        Мы перешли на бег, когда заметили отблески алтаря. Снова дрогнула земля, а дальше время замедлилось. Я видела, как от высокого свода пещеры отделилась огромная глыба, и медленно опускалась на землю. Мы не успевали. Нас бы отрезало от выхода, замуровало заживо.
        Его величество с силой толкнул меня вперед. Я едва успела сгруппироваться и проскользнуть под глыбой, укутанная мощным огненным щитом, а он…
        Я не знала, успел ли он. Яростный грохот оглушил, воздух наполнился пылью и запахом плавленых камней. В ушах гудело, я не могла подняться, не могла сообразить, лежу я, сижу или стою. Все кружилось, перед глазами вспыхивали разноцветные пятна, в голове набатом пульсировала кровь.
        - Ваше величество? - крикнула, шаря перед собой руками.
        Осколки камней и только…
        Пыль постепенно осела, гул унимался, возвращалось сознание. Я смогла подняться и поняла несколько пренеприятных вещей.
        Во-первых, мы, определенно, очутились рядом с алтарем. Родимый переливался всеми стихиями, яростно бурлил водой, гремел камнями, плевался огнем и завывал вихрем.
        Во-вторых, император успел. По большей части. Меньшая его часть, увы, оказалась под тем самым булыжником, который замуровал нас.
        В-третьих, остальные выходы тоже завалило. Мы в ловушке.
        И, в-четвертых, самая интересная часть. На меня смотрели, ощетинив роговые наросты на корявых шеях, непонятные монстры с четырьмя руками, огромными когтями, острыми зубами и красными, как рубины, глазами. Волосатые, без одежды, с безумным взглядом… Нехитрые расчеты позволили предположить, что с такими не договоришься. Отсутствие мозгов делает переговоры бесполезным делом.
        Численное преимущество на стороне врага, но у меня же есть мозги и оружие императора, так что, можно сказать, мы почти на равных. Еще бы знать, как применить то и другое в моей ситуации.
        - Ваше величество? - прошептала, подбираясь ближе к правителю, пока враг не перешел в наступление. Увы, император лежал в отключке и не реагировал. - Ваше величество! - рявкнула, но тот не ответил, зато встрепенулись монстры. Первый ринулся вперед, то ли на меня, то ли на императора, поэтому я доблестно закрыла грудью последнего и, увернувшись от удара когтистой лапы, двинула монстру кулаком в волосатую морду.
        Морда оказалась каменной, а волосы - шипами. Я взвыла, едва не переломав пальцы, а противник широко распахнул пасть и заверещал, обдавая меня смрадным дыханием. Выручил удар пяткой в грудь с разворота. Чудовище отлетело и заткнулось, но его товарищам это не понравилось. Шеренга из пятерых выступила вперед.
        С голыми руками я продержусь недолго. Сюда бы мои сюрикены или, хотя бы, кортик… Вспомнила, как император «доставал» свое оружие и попробовала. Махнула рукой - ничего. Махнула другой - только врага потешила. А тот, между прочим, вел себя довольно странно. Вместо того, чтобы накинуться толпой и разодрать меня в клочья, враг нерешительно топтался, стараясь напугать, не более.
        - Ваше величество, как это работает?
        Разумеется, император, если и жив, не ответил, зато напало очередное чудовище. На этот раз над моей головой просвистели две когтистые лапы. Я, рефлекторно, замахнулась для удара в живот, и в этот момент по руке разлилось приятное тепло. Оно сконцентрировалось в ладони и обернулось изящным кортиком. Лезвие прошило монстра насквозь. Яростно заверещав, он разлетелся на черные ошметки и растаял в воздухе.
        Однако. Никогда не встречала ничего подобного. Похоже на нечисть, но ту невозможно ударить телом, только заговоренным оружием, а эти получили от меня по морде, как миленькие.
        Потеряв соратника, противники оживились. Я крутанула кортиком, примеряясь к весу оружия. Гарда словно под мою ладонь, идеальная балансировка. Хорошее оружие придает уверенности бойцу, а уверенность в победе - полдела.
        Напали сразу двое. Я присела, распоров первому живот, крутанулась, и другим ударом легко лишила второго противника головы, словно кусок масла отрезала. Мужчины часто теряют от меня голову, но в этот раз вышло на удивление эффектно.
        Монстры озверели и перестали церемониться. Они нападали с разных сторон, драли мне платье, царапали руки и ноги, и, вопреки логике, их становилось больше.
        - Ваше величество! - крикнула, едва увернувшись от очередного удара и располовинив одного из противников. - Вэйлиан!!!
        Знаю, знаю, нехорошо пинать лежачего, да еще, если это император, но у меня не было времени ласково погладить его по голове и потрепать за щечки.
        - А ну немедленно вставай, ленивое ты чудовище!
        Попутно пнула императора в другой бок и ударилась в стену, пропустив удар противника. Теперь и второе бедро сочилось кровью, как плохо прожаренный бифштекс. Отплатила монстру, отправив его к Танату. Анаги точно не создавал таких отвратительных тварей.
        Позади послышалось шевеление, впереди кипел бой.
        - Ваше величество, не собираетесь помочь? - пропыхтела, отбивая очередные удары.
        Сердце колотилось как прокаженное, дыхание сбивалось, болело все и даже то, что болеть не должно. Я давно не попадала в такие переделки. Шпионы редко вступают в сражения с численным перевесом противника. По большей части мы работаем языком, мозгами и ногами, но тут нестандартная ситуация.
        - Зачем? У вас, кажется, все под контролем, - тяжело проговорил мужчина. - Справа….
        Едва успела присесть.
        - Спасибо… Но мне бы что-то посущественней.
        - Держи.
        В воздухе блеснуло оружие и спикировало мне в руку. Меч императора! Он оказался тяжелым, но, попав в мою ладонь, словно приспособился к ней. Уменьшился и стал легче.
        - Я не это имела в виду, - заметила недовольно, но с двумя клинками дело пошло веселее. Я крошила монстров как капусту на щи, но их становилось больше и больше. Я вырисовывала восьмерки и кружилась, не позволяя врагу подступить со спины или сбоку, и уже не разбирая, кому и что отрубаю. То и дело слышались противные хлопки исчезающих тварей и тонкие писки появления новых сущностей.
        - Пока только так…
        - Их становится больше! Нужно что-то придумать, - крикнула, уворачиваясь от когтей.
        - После смерти аратов энергия выброса рождает вдвое больше сущностей… - тяжело проговорил его величество.
        - Мило, что вы только сейчас мне об этом сказали. Есть идеи?
        За спиной тишина. Я танцевала с клинками, не подпуская тварей к императору, который пытался выбраться из-под завала.
        - Вэйлиан, идеи! Любые!
        - Вообще-то, есть одна, - обреченно протянул он, понимая, что выбраться не получится. Его магия по каким-то причинам, в пещере работала неправильно, иначе почему он все еще под валуном?
        - Я рассмотрю даже самую безумную.
        - Тогда войди в алтарь.
        Была бы возможность, я бы уставилась на императора и покрутила пальцем у виска, но… Пройти алтарь и войти в алтарь вещи несколько разные. На испытании, как поясняла леди Балинуэй, император перенаправит энергию алтаря, создаст из него стихийную арку, под которой пройдет каждая из участниц, а там станет ясно, кого стихии примут, а кого отошьют.
        - Что, прости? - все же уточнила.
        - Ты ведь просила идею. Сработает. Обещаю.
        - Если я умру, то воскресну и отомщу!
        - Если ты умрешь, мстить будет некому.
        Логично. Тогда араты отомстят за меня.
        - Ну, я пошла…
        Расчистить путь до алтаря оказалось непросто. Противники толпились, шипели и кидались на меня со всех сторон. И все же вели себя странно. На их месте я бы била в шею или живот, а они метили, в основном, по конечностям, спине и заднице. И били, опять-таки, неглубоко. Больно, много крови, но не смертельно. На мне живого места не осталось, я походила на ливерную колбасу, но все еще могла держать клинки и сражаться.
        До алтаря оставалось всего ничего. Рубанув последний раз, я вскочила на парапет и, не думая, бросилась в центр стихий.
        Сложно объяснить, что со мной произошло. Казалось, словно я попала в другой мир. Крики и шипение аратов, темнота пещеры, тяжелый воздух, даже боль и усталость тела - все исчезло. Я парила в невесомости, окруженная разноцветными энергиями. Знакомые зеленые потоки бережно несли меня, как на ладье, по океану. Вода умиротворяюще убаюкивала, где-то неподалеку трещали поленья, воздух доносил запах костра и жженой смолы. Мне стало так хорошо, что я закрыла глаза, пропуская через себя потоки силы. Они питали, насыщали, я растворялась в них, словно врозь мы и не существовали.
        - Рейна! - раздался издалека едва слышный голос императора.
        Вэйлиан! Он же там совсем один… во власти аратов!
        Грудь обожгло злостью, а ладони - огнем. Я вздрогнула всем телом и распахнула глаза. Мои пальцы пылали, как факелы.
        - Что за…
        - Рейна!
        Как отсюда выбраться?
        - Где выход? - крикнула в ответ.
        Всюду стихии. Бесформенное месиво четырех цветов, потоки, не позволяющие разобрать, где низ, где верх, и каково мое положение. Я пыталась идти, но, подобно мухе в янтаре, едва двигала руками и ногами.
        - Внутри тебя!
        И как это понять?
        Я закрыла глаза, пытаясь вернуть связь с реальностью. Нас учили концентрироваться. Нас многому учили, но к такому ни жизнь, ни агентство меня не готовили. Я старалась, но выхода не находила.
        - А можно поконкретней?
        - Дай мне руку, Рейна.
        - Очень смешно, как я…
        Стоило закрыть глаза, как я увидела Вэйлиана. Он стоял передо мной в полном императорском облачении: белоснежная туника, церемониальная жилетка с вязью четырех стихий, блистательный венец на голове, и волосы, заплетенные в мою косу. Это было мое плетение! В конце я сбилась, и моя ошибка лежала перекинутой на грудь его величества. А я пыталась понять, как все это возможно.
        - Нет времени. Дай руку.
        Кивнула. Дала. Ощутила тепло императорских пальцев, а грудь обожгло тревогой. Я подалась вперед и неуклюже вывалилась из алтаря под ноги вражеской толпе. Секунда замешательства, и араты опомнились первыми.
        - Клинки? - крикнула, вскакивая на ноги и, по волшебству, они появились в ладонях. Оба.
        В этот раз монстры не растворялись клубами черного дыма. Они верещали, то сгорая в огне, то исчезая в голубом сиянии, то проваливались сквозь землю, то их ошметки разносило ветром по всей пещере. Когда я добралась до императора, рядом с которым возвышались горы аратовского пепла, последний монстр пал от удара моего клинка.
        То есть, клинка правителя, разумеется.
        Я тяжело дышала, как от забега в горы Артамата с рюкзаком, набитым камнями. Клинки выпали из дрожащих ладоней, со звоном ударились о пол и растворились. Следом за клинками на пол свалилась я.
        - Это было… - прохрипела, силясь подобрать подходящее слово, но ругаться матом при императоре не дело, поэтому не закончила.
        - Напомни, кем ты работаешь? - усмехнулся Вэйлиан, повернув ко мне голову.
        - Искусствоведом, - заметила невозмутимо, тоже повернувшись к правителю.
        - Искусствоведом. Конечно. Просто смотрел на это все и думал, что хорошо в Гардейрии обучают искусствоведов. Надо бы навестить…, где ты, говоришь, училась?
        - В классическом университете Дома Земли.
        - Навестить. Обязательно. Такие искусствоведы востребованы в штате императорской охраны.
        - Мы вообще нарасхват.
        За шутками не сразу пришло понимание, что императора придавило. Я осторожно села, хладнокровно осмотрелась, все же выругалась.
        - Этому тоже в университете научили?
        И как, скажите, в таком состоянии, его величество еще умудряется шутить?
        - Этому меня жизнь научила. Я боюсь предположить, в каком состоянии ваши ноги. Если мы поднимем этот камень…
        Вэйлиан смотрел на меня и улыбался. Бесит! Как же он меня бесит.
        - Что тут веселого?
        - Ты.
        - Я?
        - Ты беспокоишься обо мне.
        - Разумеется. Никто не возьмет в жены девушку, у ног которой скончался император!
        - Разумеется. Тебя все еще беспокоит замужество.
        - А не должно?
        - Тебе решать. В любом случае, как я и сказал, пути обратно уже нет.
        - Ты на волоске от смерти, понимаешь? - отчитала мужчину. - Ты хоть осознаешь, что это могут быть последние минуты твоей жизни? Несмотря ни на что, ты все же смертен!
        - Все смертны, - он безразлично пожал плечами, а я беспомощно сидела рядом, не представляя, как помочь. Моих сил не хватит, чтобы убрать камень. Возможно, он - единственное, что не дает императору погибнуть. Его ноги… Я смотрела на ошметки туники, пропитанные кровью, и страшилась представить, какое месиво из костей и мяса они теперь представляют. Убери камень, и через двадцать-тридцать секунд Вэйлиан умрет либо от болевого шока, либо от кровотечения. А я к такому не готова. Я не знаю, что мне делать! Впервые не знаю.
        На глаза набежали злые слезы.
        - Лучше скажи, кто сделал это с тобой?
        Я уставилась на мужчину немигающим взглядом.
        - Кто сделал тебя такой? Что случилось? Расскажи мне.
        - Захотелось сказку перед смертью? Не то чтиво. Давай подумаем, как вытащить тебя и… - я осеклась, подбирая правильное слово для ног, которых у императора, должно быть, больше нет. - Тебя, и то, что там осталось, - я неопределенно махнула в сторону камня.
        - Ты об этом? - его величество похлопал себя по бедрам. - Не о чем беспокоиться. Стихии пока справляются.
        Я моргнула, переваривая услышанное.
        - То есть…
        - Не умираю, - повинился император, за что удостоился тычка. Я тут мысленно уже представила себе будущее без Вэйлиана, а он… Но, признаться, с моих плеч свалился камень по размерам ничуть не меньше того, что закупорил нас. - Продержимся до заката, и Мерили нас вытащит. Не о чем переживать.
        - Почему до заката? Если ты не умираешь, то почему не можешь освободиться? Мы рядом с алтарем, неужели не хватает сил?
        - Это лариант, - император коснулся ладонью булыжника, словно это что-то объясняло. - До бесконечности отражает и усиливает магию.
        Поэтому император не использовал силу, когда на нас напали. За меня беспокоился? Представила, как неосмотрительно пущенный пульсар каучуковым мячиком бесконечно отскакивает от одной стены к другой и мне стало дурно. При любой подготовке игра в такие вышибалы закончится поражением.
        - После заката его действие исчезает?
        - Ослабляется. Но все же, рисковать не стоит. Подождем.
        Многие ошибочно полагают, что жизнь шпиона - сплошь сражения, погони и хождение по лезвию. Увы. Проза жизни такова, что большую часть времени мы терпеливо ждем. Но, одно дело, когда ты ждешь в компании коллег, а тут… тут другое дело.
        - Что произошло ночью?
        - А что произошло ночью? - с интересом переспросил император.
        Закусила губу и усмехнулась. Разговор не имеет смысла, он ни за что не признается.
        Я не находила себе места. Прогуливалась туда-сюда, избегая пристального императорского взгляда, разглядывала алтарь. Он завораживал. Чем-то напоминал большой костер. Языки разностихийного пламени танцевали, облизывая кончиками свод пещеры, расцвечивая стены разноцветными бликами, напитывая воздух тугим, пряным ароматом силы и вечности.
        Не знаю, сколько прошло времени, но, когда я очнулась, император уже спал. Я села рядом с ним, привалилась спиной к камню и устало вытянула ноги.
        - Ваше величество, вы спите?
        Он не ответил. Бледное лицо было расслабленно и спокойно, грудь размеренно вздымалась, а сердце в ней стучало так сильно и громко, что под ладонью вибрировало. Одернула пальцы, не понимая, как моя рука оказалась на груди императора.
        Я смотрела на него, спящего, и понимала, что хочу освободиться. Хочу хотя бы одной живой душе в этом мире рассказать свою историю. А то, что он спит, даже к лучшему.
        - Вэйлиан, я тебя люблю! - проговорила провокационно, но император не отреагировал. Спит, иначе бы выдал себя.
        Успокоившись, я прислонилась затылком к стене и, закрыв глаза, тихо произнесла:
        - Впервые с предательством я столкнулась в детстве, когда родители продали меня, - замолчала, вспоминая тот день. В груди стало тяжело и горько. В душе росло одиночество и паника. - Их глаза так горели! Отец с гордостью повторял, что не зря заделал меня такой хорошенькой. Меня ждал дом утех в восточном районе герцогства, рядом с границей. Это значит, клиенты не только люди. Мне не было и восьми… Сжав мешочек, набитый золотом, они отвернулись и зашагали прочь, обсуждая, получится ли следующая малышка такой же прибыльной… Мама как раз была на сносях.
        Я поджала губы, стараясь выжечь из памяти образ уходящих прочь родителей. Их силуэты, подсвеченные лучами заката, врезались в память навечно.
        - Они ушли. Навсегда. Я хорошо помню тот момент, как помню, что не проронила ни слезинки. Толстый холеный мужик, от которого пахло дорогим парфюмом, не способным перебить едкий запах пота, держал меня за руку, а я смотрела им вслед. Думала, может, обернутся? Может, мне это снится? Может, все дурной сон.
        Я усмехнулась.
        - Мама громко засмеялась, отец обнял ее и увлек за поворот. В небе пахло кострами, сыростью и грибами. Набежал дождь, но я не чувствовала холода. Сложно чувствовать, когда внутри - лед.
        Я замолчала, прислушиваясь к ровному дыханию императора. Рука снова оказалась на его груди. С размеренными ударами в меня вливались спокойствие и уверенность, они словно стирали ужасные картины произошедшего.
        - Это было сложно, но я смогла сбежать. До сих пор верится с трудом. Возможно, они не ожидали, что потерянная малышка способна на побег. Я долго блуждала по ночному лесу. В итоге меня, изможденную, чуть живую, насквозь продрогшую, нашла женщина, служанка в доме маркиза Дархата. Она привела меня к себе, обогрела, накормила и показала маркизу. Его молодая жена не могла иметь детей, а тут такое хорошенькое чудо… Я стала их отдушиной. Постепенно образ настоящих родителей стерся, но боль предательства навсегда обняла сердце ледяным щитом. Я верю, что не все люди одинаковые, Саввелий научил, но также верю, что нельзя доверять даже близким. Все имеют свою цену.
        Тишину нарушал тихий шепот алтаря. Язычки стихий трепетали в воздухе, извиваясь в замысловатом танце. Стены пещеры отливали бронзой и кровью.
        - Я бы хотела их ненавидеть, но не получается. Я долгое время ненавидела себя, ведь с другими девочками такого не произошло, значит, они лучше. Значит, они хорошие. Вы спрашивали, кто сделал меня такой? Вы мне ответьте. Кто виноват?
        Разумеется, император спал. Я улыбнулась, склонилась к его лицу, осторожно отвела послушную прядку. Она прильнула к моему пальцу ласковой змейкой и легла за ухо его величеству.
        - Я никому об этом не рассказывала, и знаете, не жалею! Вы великолепный слушатель. Потому что спите.
        Мне полегчало. Слова обрели жизнь. Может быть, даже получится отпустить прошлое.
        Я посидела, глядя на алтарь, да так и заснула. Мне грезились теплые прикосновения его величества, его горячий и запальчивый шепот, обещания и утешения. Но, конечно же, это был всего лишь сон.
        ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ВЭЙЛИАН АНГ ВЕЛЬТМАН
        Когда Мерили нас освободила, уже занимался рассвет. Прыжок в алтарь отнял у Рейны все силы, она не проснется, даже от взрыва пульсара над ухом. Я гладил ее по волосам и отказывался верить, что она пережила предательство родителей. Через что пришлось пройти малышке, чтобы не потерять себя? Только начала жить, а уже столкнулась с жестокостью этого мира.
        Мне хотелось прижать ее к себе и никогда не отпускать. Заявить миру, что она - моя и все, кто не согласен, могут убираться прочь из Гардейрии, но нельзя. Не время. Слишком опасно.
        - Вэйлиан, вы в порядке? - усталая Мерили рухнула передо мной на колени и поспешно осматривала меня.
        - В порядке, - ответил грубее, чем следовало, и тяжело поднялся.
        Ноги затекли. Каждое движение давалось с невероятной болью, но я не подавал вида. Подхватил Рейну на руки и двинулся прочь из пещеры. Туда, где безопасно использовать пространственную магию, чтобы тот час же очутиться в ее спальне… где дремлет преданная служанка.
        Услышав шум, девушка встрепенулась, соскочила со стула и завизжала.
        - Ой, ваше величество? Госпожа… Ваше… госпожа…
        - Все хорошо. Иди спать.
        - Но леди в крови!
        - Я улажу.
        - Но… как же…
        Девушка растерянно моргала, переступая с ноги на ногу.
        - Я сказал, что улажу. Уходи.
        Встрепенувшись, служанка рассыпалась в извинениях и убежала. Странное дитя.
        Аккуратно опустил Рейну на постель. Раненая, изможденная, бледная… Бедная моя девочка. Как защищала меня, не щадя себя. Билась, словно танцевала со смертью. Призвал водную стихию и бережно смыл кровь с ее тела. Снял ошметки робы, запрещая себе любоваться ее совершенным телом. Слишком велико искушение. Слишком сильны воспоминания вчерашней ночи. Скользнул взглядом по соблазнительным изгибам, бархатной коже, ямочке на животе.
        - Анаги! - прорычал, отворачиваясь к комоду.
        Выудил оттуда самую закрытую сорочку из возможных, и поскорее натянул на податливое тело. Укрыл свою девочку одеялом. Все сложилось как нельзя лучше, я даже не ожидал, но Мерили все равно за это заплатит!
        Несколько часов я просидел рядом с Рейной. Когда убедился, что она в порядке, и ее силы восстанавливаются, переместился к себе.
        Мерили уже мерила мою спальню нервными шагами. Под ее глазами залегли темные круги. Увидев меня, она замерла.
        - Что происходит? - произнесла она с укором.
        Грубо усмехнулся, и устало вытер лицо ладонью.
        - Ты меня спрашиваешь? Ты, да?
        Скинул с себя разорванные одежды и отошел к шкафу.
        Мерили промолчала.
        - Хотела еще раз ужалить меня прошлым? - натянул белоснежную сорочку и льняные штаны. - Напомнить, что я не спас твою сестру, хотя мог?
        - Ты не должен был! - она скрестила руки на груди и гневно сверкнула глазами. - Мог, но не должен был. Я понимаю это, Вэйлиан, и давно приняла. Поначалу злилась и пыталась причинить тебе вред, не спорю, но… это все в прошлом.
        - Правда? Считаешь наше заточение с Рейной совпадением? Это совпадение, что все случилось в том же месте? Что все произошло также? Что появились араты? Думаю, ты планировала, что Рейну раздавит камнями, и я вновь столкнусь с выбором: долг или чувства. Не так ли?
        - Ты бредишь.
        - Разве?
        - Это не я, Вэйлиан! Неужели за все годы я не доказала тебе свою преданность? Неужели остались сомнения?
        - Хотела заставить меня страдать? Ну же, признай, ты хотела, чтобы я снова это пережил. Это слишком для совпадения.
        - Это слишком для меня! Я ухожу, ты не способен трезво мыслить. Выспись, потом поговорим. Я по-прежнему тебе верна, Вэйлиан. Враги пытаются нас развести, но я не позволю. Слышишь? Не позволю!
        МАРКИЗА РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Не знаю, как так получилось, но я открыла глаза уже в спальне. Я не почувствовала ни как проснулся император, ни как нас вытащили из ловушки, ни перемещения. Теплые объятия сна держали так крепко, что я выспалась, казалось, впервые за всю жизнь. Мир сделался более живым и красочным, звуки - острее и звонче, запахи - ярче и вкуснее. А потом пришла она. Боль! Болело все. Но не успела я раскиснуть, как в комнату радостным вихрем ворвалась Риша.
        - Доброе утро! - она протиснулась в спальню со столиком для завтрака. - Леди, вы уж простите, но пора просыпаться! С самого утра происходят вещи, о которых вы наверняка захотите узнать!
        Признаться, я хочу узнать о слишком многих вещах. Например, что происходит со мной вторую ночь к ряду?!
        - Риша, а… невесты в порядке?
        Служанка распрямилась и посмотрела на меня большими глазами.
        - А чего это вы, вдруг, переживаете? Что с ними, змеюками, сделается?
        - Но вчерашнее испытание…
        Риша махнула рукой и рассмеялась.
        - Представление, не более. Но, по слухам, вы единственная достойно справились. Многие девицы с воплями разбежались. Иные, конечно, и в драку вместе с леди Орэнтруэ вступили, но, знаете, без огонька. Без энтузиазма.
        Приподняла бровь, силясь представить энтузиазм и огонек в драке с аратами, да без оружия.
        - Впрочем, быстро появились элементали и все закончилось. Несколько девушек уже покинули отбор, те, что самые первые убежали. Одна, поговаривают, босиком к себе в родовой замок и бросилась, - Риша рассмеялась, сервируя мой столик. Знала бы она, что это было вовсе не представление… - Все еще бежит, наверное. Думаю, не будет преувеличением сказать, что я служу будущей императрице.
        Девушка склонилась передо мной в глубоком реверансе и дружелюбно улыбнулась.
        - Император всю ночь провел подле вас, это о многом говорит. Но, не переживайте, - она закрыла рот на ключик и кивнула. - Никому. Вы можете мне доверять.
        Я почесала переносицу, обдумывая услышанное.
        - Ты говорила о новости, которая может меня заинтересовать?
        - Ах, да! - девушка подпрыгнула и хлопнула в ладоши. - Император готов объявить имя победительницы. Сегодня вечером.
        - Даже так.
        - И в эту минуту ведутся какие-то важные переговоры с драконами. По слухам, назревает война. Такой радостный и такой тревожный день.
        Война… Переговоры. Арслан! Осознание ударило в виски тягучей болью.
        - Где, говоришь, переговоры?
        Риша побледнела, открыла рот, но сдержала комментарий.
        - В малой императорской переговорной.
        - Объясни подробнее.
        Я выбралась из кровати и вышла на балкон. Зрительный контакт помогает, когда вселяешься в сознание животного. Окна малой императорской переговорной как раз выходили в мою сторону. Несколькими этажами выше, в другом крыле, но моих сил хватит. После сегодняшней ночи я чувствую их небывалый прилив, словно во мне проснулась магическая искра, но такое бывает после близости с алтарем. А я и вовсе окуналась в него. Это, конечно, не источник, но алтарь имеет огромное значение для безопасности империи и равновесия стихий.
        Подыскала подходящую горлицу, нырнула в ее сознание и устроилась на откосе под окном переговорной. Конечно же, кабинет огорожен щитами, но какое счастье, что они не берут в расчет животных и птиц. Кому придет в голову вплетать в формулу заклинания защиту от живности?
        Притихла на краю карниза и осторожно заглянула в окно.
        - А ты настойчивый, Вэйл, - нагло заявил Арслан, складывая ноги на столешницу. Дракон разрядился в форменное обмундирование с дракнмарскими шевронами. За его спиной стояли драконы, а рядом с императором сидели Мерили и господин Маргес. Его величество снисходительно улыбнулся, глядя на показное безразличие и наглость Арслана.
        - Ты еще не сталкивался с моей настойчивой стороной, - спокойно проговорил император и, проходя мимо чешуйчатого, как бы невзначай скинул его ноги со стола.
        Дракон едва не свалился со стула. Его охрана дернулась, но чешуйчатый кашлянул и, поправив камзол, с усмешкой выпрямился.
        Горлица едко курлыкнула и притихла. Его величество завораживал своей невозмутимостью. От него веяло спокойствием и мощью. Он снисходительно смотрел на Арслана сверху вниз, хотя преимущество, несомненно, на стороне крылатых гадов.
        - Может, все-таки, пакт о ненападении? - поглумился дракон.
        - Меня интересует мирный договор, - прогремел стальной голос Вэйлиана. - По-моему, я четко дал это понять.
        - Хорошо, хорошо, не кипятись! - Арслан рассмеялся и поднял вверх ладони, словно для него вопросы войны и мира не более, чем шахматная партия. - Мир так мир, ладно. Я могу устроить полувековое затишье, но… у меня будет требование.
        Спина императора напряглась, ладонь сжалась в кулак, но он понимал, что так будет.
        На лице Арслана медленно расцвела победоносная улыбка.
        - Ты отдашь мне одну женщину из числа своих невест. Ту, какую я сам выберу.
        Мне показалось, я слышу хруст костяшек, так сильно император сжал кулаки. Господин Маргес недовольно забухтел и попытался вскочить с места, но Мерили схватила его за локоть и заставила сесть.
        - Кого? - безжизненный голос.
        - Леди Рейну Дархат-Нуар, - медленно, словно смакуя, произнес Арслан.
        Я не видела реакцию его величества, но чувствовала ярость, затянувшую его разум. Возможно, помог внезапно налетевший ветер, смахнувший горлицу как пушинку. Пришлось немало повоевать со стихией, прежде, чем удалось вернуться на карниз. Я пропустила обмен любезностями и застала дракона в метре над землей. Он задорно мотал ногами, наслаждаясь властью над Вэйлианом даже в такой позиции.
        - Ну, не хочешь, как хочешь, я же не заставляю, - тараторил он, не позволяя своей охране вмешаться. - Женщина тебе, страна мне. Как там говорится в народе? С милым и в шалаше прекрасно, что-то такое, кажется? Купите домик в какой-нибудь деревне на отшибе, заживете…
        Арслан рисковал. Я чувствовала, что император в шаге от того, чтобы превратить дракона в фарш. Мерили грациозно поднялась, и без особого энтузиазма положила ладонь на плечо его величества.
        - Вэйлиан, он того не стоит.
        Мужчина опомнился и отшвырнул от себя дракона как грязь. Наступила гнетущая тишина. Император и шпионка о чем-то неслышно переговаривались, охрана помогала Арслану встать, а тот взирал на происходящее с видом победителя. Наконец, стиснув зубы, Вэйлиан произнес.
        - Хорошо.
        - Хорошо, - повторил Арслан. - То есть, ты готов отдать мне леди Дархат-Нуар?
        - Я не повторяю дважды.
        Дальше слушать не стала, вернулась сознанием в себя и вошла в спальню. Риша уже ушла.
        В комнате неожиданно материализовался элементаль земли.
        - Выпейте, - приказал он, поставив на столик небольшой пузырек с золотистым зельем.
        - Что это?
        - Новая жизнь.
        Два коротких слова. Для непосвященного - пафосная белиберда, но для шпиона комок в горле и заполошно бьющееся сердце, потому что, как ни крути, жить хочется.
        Император желает представить все так, словно я умерла. Зелье практически останавливает сердце и дыхание, замедляет все процессы организма настолько, что лекари подтвердят мою смерть. Далее - официальные похороны, смена личности, внешности и жизнь под новой личиной. Крайне редкая вещь, применяется шпионами, скомпрометировавшими себя и в других стратегически важных случаях. Ваше величество, а вы хорошо все продумали за столь короткий срок, но не учли одного: все развивается по моему сценарию.
        - Нет, - ответила твердо, глядя в зеленые глаза элементаля.
        Элементаля ли…
        - Леди Рейна, прошу. Его величество распорядился, если понадобится, влить его силой.
        - Попробуй, - усмехнулась и скрестила руки на груди.
        Элементаль даже пытаться не стал, растворился в воздухе.
        Я едва успела переодеться, когда раздался стук в двери. В спальню влетела Риша, доложила, что у меня гости, помогла застегнуть украшения и подколоть кудри наверх.
        Гости расположились в гостиной. Дракон, чувствуя себя хозяином, развалился на диване, широко расставив ноги, император медленно мерил шагами комнату. При моем появлении мужчины замерли и задержали дыхание. Тому ли виной темно-вишневое платье с глубоким вырезом и открытыми плечами, мое рубиновое колье в ложбинке между грудей или очаровательная улыбка, не знаю, но на то и был расчет.
        Склонилась в реверансе и произнесла вежливо:
        - Прошу прощения, что заставила ждать.
        Поднялась и демонстративно поставила на тумбочку пузырек с зельем.
        - Ну что вы! - Арслан нетерпеливо ударил себя ладонями по коленям. - Вас я готов ждать целую жизнь!
        - Вы не выпили успокоительные капли? - с нажимом спросил император, глядя на пузырек.
        - Они не понадобятся. Полагаю, вы пришли ко мне, - взгляд на повелителя драконов. - А вы здесь для гарантии, что на землях Империи со мной ничего не случится.
        Дракон рассмеялся.
        - Очаровательно. Может, вы догадаетесь, чего я хочу от вас?
        - Догадываюсь? Нет. Я твердо знаю, чего вы хотите, но у меня будут условия.
        Его величество стиснул зубы и скрестил руки за спиной, не пытаясь остановить меня или повлиять на мое решение, ведь империя важнее женщины.
        - Мирный договор с Гардейрией на два века.
        Арслан рассмеялся и глянул через плечо на правителя Империи.
        - Видишь, да, почему я выбрал эту девчонку? Ты выторговал всего пятьдесят, она получит для тебя два века без войны! Договорились.
        - Не так просто, - ответила холодно и вздернула подбородок. - Мне нужна клятва драконьей крови.
        Арслан изменился в лице и подался вперед, не поднимаясь, впрочем, с дивана. Он предполагал, что я выкину что-нибудь подобное, просто не знал, до какой степени простирается моя наглость. Эта клятва не позволит ни ему, ни иным драконам напасть на Гардейрию. Любой мирный договор можно расторгнуть до срока, а там уже действует право сильнейшего. Но клятва драконьей крови не позволит самой сущности ящера нарушить договоренность. Человек может отдать приказ, но обернувшись зверем, даже не долетит до границ Империи стихий.
        - Откуда вам известно об этой клятве? - проворчал Арслан.
        - Вы все еще уверены, что хотите меня?
        - Больше, чем когда-либо, - хрипло проговорил дракон, а меня обожгло взглядом его величества. Ответила ему тем же.
        Я - леди, несущая смерть. Я рождена убивать, а не жить. Участь жены не для меня. Чего вы хотите, ваше величество? Вам же заранее все было известно.
        - Сначала я планировал сделать тебя наложницей и наслаждаться твоим телом.
        Император грозно кашлянул, а я отшатнулась от ударившей волны его ярости. Дракон довольно хмыкнул - специально провоцирует Вэйлиана.
        - Но теперь… Я вижу, что ты достойна возглавить стаю. Если подчинишь нашего дар-т-хаа, конечно же.
        Мне потребуется два, от силы три дня, чтобы вырезать твое сердце и исчезнуть навсегда. Драконья клятва не позволит другим ящерам переступить границу империи как минимум два века. Ящеры, в отличие от человеческой сущности, крайне консервативны. Два века мира фактически залог его бессрочного существования.
        - Значит, вопрос решен, - проговорила, глядя на его величество.
        - Уверены, что вам не нужны капли?
        Это последний мостик. Если сожгу, пути обратно не будет.
        - Уверена, - взяла в ладони прохладный флакон и протянула императору. - Возможно, вам они нужнее. Моя судьба решена, а вашу еще предстоит решить.
        Вэйлиан медленно пересек гостиную и, заслонив меня от дракона своей широкой спиной, забрал из моих ладоней зелье.
        - Возможно, - в голосе лед, а во взгляде - огонь. Многообещающее пепелище. Одно мое слово, и его величество положит голову Арслана на диван в отдельности от тела. Одно мое слово, и мир с драконами станет неважным. Я читала эту решимость так опасно отчетливо, что в какой-то момент отшатнулась, потому что мысли императора словно стали моими. - Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, - он беззастенчиво провел костяшками пальцев по моей щеке.
        - Что ж, - ворвался в сознание едкий голос Арслана. - Раз уж теперь леди Дархат-Нуар моя невеста, предлагаю это отпраздновать, как считаете? Моя невеста, моя, - с нажимом повторил ящер.
        - Леди согласна с выбором? - в последний раз спросил император, не сводя с меня взгляда.
        - Да, - шепотом.
        Арслан кашлянул и выразительно глянул на меня, намекая, что самое время провернуть нож в сердце его величества, согласно нашей договоренности.
        Поджала губы и отшатнулась от прикосновений императора.
        - Полагаю, для меня это лучший исход из возможных. Стать повелительницей драконов… о таком я и не смела мечтать.
        Император стиснул зубы. Опустилось тягостное молчание. Несколько ударов сердца, моего или его, я не поняла, и громовое:
        - В таком случае, советую вам покинуть Империю стихий сразу после бала.
        - Не слишком-то гостеприимно, - хмыкнул Арслан, но слова ударились в уже закрытые двери. - Хам этот Вэйлиан, как пить дать, последний хам.
        - А ты говно, Арслан, - произнесла с горечью, глядя на закрытые двери.
        Дурацкий символ…
        - Зато умею добиваться желаемого. Тебе предстоит многому научиться, жизнь моя и, в первую очередь, тому, что невозможного нет. Невозможное становится возможным, если ты бредишь им. Болеешь до безумия. Тогда ни мораль, ни закон, ни предубеждения не ограничивают средства и методы ее достижения. Но кому я это говорю, - усмехнулся он. - Фэйрос сложил голову на алтарь любви к тебе. Ты получила желаемое тогда?
        Я растерла виски и отвернулась, призывая выдержку.
        - Ладно, Рейна, отбросим пустое. Препятствия между нами разрушены. Ты выполнила свою часть договора, вечером я исполню свою. Самое время отпраздновать, расслабиться и начинать узнавать друг друга. Отныне мы вместе. Рука об руку. С этого дня твоя жизнь изменится.
        С языка сорвал, Арслан. И подал великолепную идею! У меня есть чем угостить незапланированного гостя.
        - Хорошо, - сдалась и нервно выдохнула. - В конце концов, я тоже получу свою выгоду. Ты, конечно, не предел мечтаний, но тоже неплохой вариант.
        Дракон рассмеялся, запрокинув голову.
        - Выпьем? - протянула ему наполненный бокал.
        - По такому поводу можно выпить и с утра.
        Ящер не заподозрил, что я подлила в его бокал драконий аконит. Не существует яда, способного отравить дракона. Во всяком случае, так считается. Большинство зелий и снадобий на них не действует или их действие серьезно искажается, поэтому Арслан без опаски выпил и, звонко отрыгнув, поставил его на журнальный столик.
        - Что ж, душа моя, не станем злоупотреблять гостеприимством его величества. Ты знаешь, что сегодня он назовет имя императрицы?
        - Слышала.
        - Принесем клятву, поздравим и вылетим с первыми звездами. Вещи не собирай, я куплю все, что тебе нужно, составь список.
        Кованые сюрикены, кортики из стали т’хардгов, заколки с тончайшими иглами, смазанными ядом ирхов? Я уже молчу про собрание редчайших фолиантов о техниках древнего боя, искуснейших ядах и эксклюзивных противоядиях. Достанет?
        - Драгоценности, наряды, книги… Этого у тебя будет в избытке.
        Плохо же ты изучил будущую жену. Пока Арслан лепетал, я сидела в кресле напротив и внимательно наблюдала. Действие аконита медленное. Первые симптомы появляются через несколько дней, но я силилась отыскать хоть какие-то признаки подступающего безумия. Помимо очевидных, разумеется. Несмотря ни на что, я сомневалась в причастии Мерили к заговору, хотя и этот факт, увы, был практически очевидным.
        Голову сдавило тисками знакомой боли. Зов от Четыре. Очень вовремя! Я быстро свернула разговор и выпроводила благоверного под предлогом сборов. Считая, что птичка в клетке, дракон не докучал вниманием, и я беспрепятственно покинула покои. Эштона под дверьми не оказалось, его сменили подтянутые драконы с моложавыми лицами. Впрочем, я не тешила надежд насчет их навыков и умений. За лицом юнца может скрываться полуторавековой ящер.
        В саду я остановилась возле подходящей акации, растущей на отшибе, и приказала:
        - Останьтесь здесь, я хочу поговорить с родителями. Передать им радостную весть о скором замужестве.
        Драконы переглянулись, кивнули и, сложив руки за спинами, отвернулись. В этот раз я снова без труда выставила щит, который не умею выставлять. Чешуйчатые недовольно обернулись, перекинулись фразами на дракнмарском, но не решились вмешаться.
        Прильнула к акации и сознание затянуло в ментальный тоннель.
        - Четыре, у меня мало времени. Ты что-то узнал?
        - Юнца пока не нашел, но моя агентурная сеть развернута на полную. Есть подвижки. Зато я достал информацию о драконьем аконите. Проверить его ты сможешь только в Дракнмаре, и для этого понадобится слеза дракона.
        Он описал подробности ритуала.
        - Ты прикалываешься?
        - Уверен, ты справишься.
        Заставить дракона плакать? Может, лучше кусочек Луны с неба?
        - Есть еще способы?
        - Возможно, но мне они неизвестны. Добавь слезу в жидкость с аконитом. Если она станет кроваво-красной, это подлинник, в противном случае, тебе подсунули лажу. И не забудь - это работает только в Дракнмаре.
        - Сегодня ночью я как раз улетаю. Связи между нами не будет. Держись, Четыре. Как только решу вопрос с Арсланом, я вернусь и помогу тебе, обещаю.
        - Будь осторожна, Девять. Савва развернул компанию. Во многих городах уже пылают восстания. Храмовники бегут как крысы с тонущего корабля, но ты знаешь, от них можно ожидать, чего угодно.
        - Брось. Пресыщенные сладкой жизнью, они уже не способны на боевые действия. Да и любая нестабильность нам только на руку. Это наш хлеб, Четыре. Кстати, люди Саввы могут помочь с полностихийцем. Свяжись с ними.
        - Неплохая идея, - от меня не ускользнула тревога в его голосе.
        - Не умирай, ладно?
        - Ты тоже.
        Я оборвала связь и вернулась в покои, озабоченная сборами. Я не собиралась оставлять любимые игрушки, но и демонстрировать их Арслану тоже не хотела. В женщине должна быть загадка, даже если, в конечном итоге, она тебя и убьет.
        День прошел как в тумане. Тянулся бесконечно, словно тугая карамель. Официальный обед, во время которого император оказывал знаки внимания некоторым девушкам, игнорируя меня. Драконы любезно согласились сохранить в тайне цену мира между Гардейрией и Дракнмаром, ради сохранения престижа императора, поэтому я тоже сидела за столом и создавала видимость участия в отборе.
        Хоть все и вышло как нельзя лучше: строительство магического преобразователя вот-вот остановится, Арслан покинет пост Повелителя драконов, а Дракнмар подпишет мир с Гардейрией, меня не покидало ощущение, что все это часть чьего-то плана. И кто главный злодей в этой истории я так и не выяснила. Мерили? Арслан? Мелтуин? Ведь кто-то использует мальчишку от огненных и вхож в ближайшее окружение императора.
        На закате, когда замок гудел в преддверии бала, а невесты носились в предвкушении финала, за мной пришел Арслан.
        - Пора, - обозначил он и протянул ладонь. Его челюсть медленно опустилась. Он тяжело сглотнул, кашлянул и прохрипел: - Ты… Рейна, я самый счастливый дракон во вселенной.
        Без сомнений. Мы с Ришей постарались. Она полагала, что сегодня меня объявят будущей императрицей, а я… хотела произвести впечатление на Вэйлиана? Остаться в его памяти ярким пятном несбывшихся надежд? Или хотела отвлечь внимание Арслана?
        Просто хотела…
        И платье из нежно-кремового сатина как нельзя лучше подчеркивало все достоинства моей фигуры. Лиф обнимал объемную грудь, корсет, расшитый камнями, стискивал тонкую талию, от которой пышным колоколом расходился многослойный подол из шифона и гипюра. Забранные наверх кудри открывали стройную шею и хрупкие плечи, делая мой образ воздушным, невинным и чистым.
        - Клятва, - обронила холодно, подавая дракону руку, стиснутую гипюровой перчаткой.
        - Клятва, - рассеянно кашлянул он, устраивая мою ладонь на изгибе своего локтя.
        От ледяного дышало огнем и, если бы не обязательства, он бы втолкнул меня за ближайший гобелен, где… получил бы коленом в пах. Я не сдам так быстро бастионы своей невинности. Еще повоюем. Глядишь, и замужем побываю, и честь сохраню.
        - Скажи, ты специально надела это платье? - дракон подарил мне туманный взгляд из-под ресниц и уткнулся носом мне за ухо, шумно вдыхая. - И пахнешь божественно…
        Я отшатнулась:
        - Веди себя прилично. Официально я все еще невеста его величества, и ты пока не дал мне оснований считать иначе!
        - Дам, Рейна, дам, - он плотоядно облизнулся и повел меня вверх по лестнице. - И не только основания. Ты не пожалеешь о своем выборе.
        Не сомневаюсь. Мне доставит удовольствие исправить то, что я натворила.
        Ритуал проводили в башне, на открытой площадке. С нее открывался захватывающий вид на город. Внизу лениво прогуливалась стража, суетливо носились служанки, нервно прохаживались невесты. Где-то далеко задумчиво мигали огни, а за темно-зеленым пятном леса, взвивался густой черный дым от пожара. Ветер гнал тяжелые фиолетовые тучи, по краям окровавленные закатом. Тревожно кричали вороны.
        - Красиво, не правда ли? - произнес дракон, накидывая на мои плечи камзол.
        Я не отказалась. Простудиться из гордости не входило в мои планы. Скрежетнула дверь, но сердце билось ровно. Это не император.
        - Леди Орэнтруэ! - воскликнул Арслан. - Верная собачонка Вэйла, а где же он сам?
        - Его императорское величество счел ниже своего достоинства почтить вас своим присутствием, - надменно проговорила шпионка, застегивая пуговицы на приталенном пиджаке из сливового бархата.
        За ее спиной вспыхнули элементали четырех стихий. Я невольно улыбнулась, почувствовав ставшую родной энергию. Моего сердца на миг коснулось тепло.
        - Хо-хо-хо, даже так!
        - Вы желали его унизить, отобрав невесту, вы это сделали. Его присутствие ни к чему. Уладим формальности.
        Она раскрыла черную папку и протянула дракону перо. Ящер хмыкнул и поставил размашистую подпись под мирным договором.
        - Теперь клятва, - Мерили передала папку огненному элементалю и тот растворился в воздухе.
        - Знаете, я тут подумал, - Арслан театрально взмахнул руками и перевел взгляд с Мерили на меня. - Моя будущая жена та еще интриганка. Я влюблен в нее, ослеплен красотой и умом, но… Несколько опасаюсь за свою жизнь. Мне кажется, что вы, девочки, можете строить козни за моей спиной, поэтому, я желаю подстраховаться.
        - Хорошо. Можете предусмотреть разрыв мирного договора в случае вашей насильственной кончины, - нервно заметила Мерили.
        - На посту Повелителя драконов! - добавила я поспешно.
        - Логично, - поддержала леди Орэнтруэ. - Это достаточная гарантия отсутствия заговора за вашей спиной.
        Арслан рассмеялся.
        - Нет-нет-нет, мои дорогие. Как слаженно поете, но так не пойдет. Ты, - в меня ткнули когтистым пальцем. - Мы свяжем наши жизни. Если что-то случится со мной, ты тоже погибнешь.
        Это затянет финал. Придется разбираться с привязкой. Тремя днями не ограничимся.
        - Не думаю, что это относится к мирному договору. Можно обсудить и после.
        - Отнюдь. С моей смертью погибнешь и ты. Разумеется, и клятва теряет силу. Либо так, либо никак.
        Я закусила губу, Мерили сжала кулаки.
        - Я знала, что вам нельзя доверять! Вы обещали принести клятву драконьей крови! - прорычала она, теряя терпение.
        - И принесу ее, но с маленькими нюансами. Мне нужны гарантии, что желаемое не ускользнет от меня в последний момент, - хрипло закончил дракон, проводя по мне масленым взглядом.
        - Хорошо, - вздернула подбородок. - Свяжем наши жизни, но, ограничим привязку сроком твоего поста.
        - Милая, я планирую править драконами всю свою долгую жизнь!
        А я планирую отправить тебя на скорую пенсию. Чем не вариант?
        - Тогда за чем дело стало? - скрестила руки на груди. - Ты так меня боишься? Арслан, да ты параноик!
        Чешуйчатый повелся на провокацию и фыркнул.
        - Идет.
        Дракон подготовил небольшой алтарь с артефактами: святая чешуя, большой коготь, ледяной кристалл, чаша и какая-то книга. Он рассек ладонь. Рубиновая кровь скатилась в чашу. Туда же отправились несколько капель моей крови.
        Взвился ветер. Он норовил разнести алтарь, нервно хватая артефакты, приходилось их придерживать.
        - Я, Арслан Л’Танион из домена Л’Танионов, единовластный и полноправный Повелитель драконов, клянусь жизнью, честью, достоинством и кровью стаи, что ни один ящер Дракнмара не нарушит границ и суверенитета Гардейрии двести лет. Не бывать войне в этот срок. Но, если моя жизнь на посту Повелителя драконов оборвется насильственно, быть немедленной войне. Руку, Рейна.
        Вложила ладонь порезом к порезу Арслана.
        - Кровь к крови, плоть к плоти, две жизни - один конец. Принимаешь?
        - Принимаю, пока ты Повелитель Дракнмара.
        Вспыхнуло ледяное пламя, загудел ветер, лицо обожгло колючими снежинками. Взрыв разметал нас по разным концам площадки. В ушах гудело, перед глазами расплывались черные круги, я пыталась подняться, но ноги не слушались, а сердце яростно грохотало в горле.
        - Что произошло? - голос Мерили звучал словно из бочки.
        - Ее защита не хотела принимать клятву, - усмехнулся Арслан. - Приняла. Вставай.
        Какая еще защита? Ах… артефакт его величества.
        Меня рывком подняли на ноги. Небрежными движениями дракон поправил мои волосы и застегнул на мне слетевший камзол.
        - Жива?
        Кивнула, ощущая металлический привкус во рту.
        - Теперь ты моя, Рейна. Ты - моя, - с жаром пролепетал Арслан, обнимая мое лицо ладонями. - Моя!
        Застывшие губы обожгло поцелуем. Я дернулась и оттолкнула дракона.
        - Моя тигрица. Обожаю!
        Двери поспешно распахнулись, вбежал дракон из свиты Арслана. Он что-то прошептал повелителю, тот стиснул зубы и кивнул.
        - Идем. У меня срочное дело.
        - Я немного подышу.
        - Как знаешь.
        Когда дракон ушел, я поежилась и отвернулась. Ко мне подлетел огненный элементаль и молча встал рядом, согревая теплом. Хотелось протянуть к нему руки, как к костру, принять это тепло, раствориться в нем. Оно пахло морем, хвоей и домом, но я понимала, кто это.
        - Новый Повелитель отменит привязку, - пообещала Мерили. - Я об этом позабочусь.
        - Зачем? - ответила, с апатией глядя вдаль.
        - Ты думала, я брошу тебя, получив желаемое? - удивилась шпионка, заставляя меня посмотреть на нее.
        - Разве нет?
        Мерили отпрянула как от пощечины.
        - Нет, - заверила она и хотела что-то добавить, но позвали слуги Арслана.
        - Леди Дархат-Нуар, мне велено вас сопроводить!
        - Нет, - настойчиво повторила Мерили, но я ей не поверила. В мире шпионов нет места чувствам. Выполнил миссию - контора получила плюс. Провалился - это твой личный провал, и контора от тебя отказывается. В нашем мире нет красок, только оттенки серого.
        - Леди Орэнтруэ. Перед отлетом я бы хотела попрощаться с Мериданом.
        - Боюсь, не получится. Они с матерью отбыли из дворца.
        - Как отбыли?
        Сердце тревожно дернулось, обожженное дурным предчувствием.
        - В безопасное место.
        - Леди Рейна!
        Рассеянно кивнула и ушла. Предатели близко. Слишком близко. Анаги, защити Меридана.
        Бал уже начался. Всюду благоухали пышные букеты, сияли огни, горели свечи, под потолком парили, наполненные блестками, воздушные шары, обвязанные блестящими ниточками с бутонами роз на концах. Пары весело смеялись и кружили по паркету.
        Император сидел на троне. Непозволительно красивый, возмутительно притягательный, до безобразия чарующий. Я застыла в дверях и не могла отвести от него взгляда. Нас разделяли сотни гостей, высокие прически дам, перья, вуали, веера и подносы официантов загораживали нас друг от друга, но невидимая сила соединяла. Мне казалось, я связана с Вэйлианом нитью. Стоило мне подумать о нем, как его величество тут же меня нашел. Наши взгляды встретились, сердца замерли, чтобы в следующий миг оглушительно ударить в уши, плеснуть на щеки раскаленную кровь. У меня перехватило дыхание… Хотелось наплюнуть на все и, распихивая гостей, бежать к нему. Я неосознанно шагнула вперед, но император скупо кивнул и отвернулся.
        Меня будто ударили. Я остолбенела.
        - Леди? - подоспели сопровождающие ящеры. - Все в порядке?
        - А, леди Дархат-Нуар! - мне навстречу, наряженная в шикарное платье цвета ясного неба, вышла распорядительница. - Выглядите восхитительно! Но поспешим! Все участницы уже собрались. Его величество вот-вот назовет имя победительницы.
        Девицы настолько волновались (или старательно делали вид), что на меня не обратили ни малейшего внимания. Я встала в конце шеренги, когда громыхнули фанфары, и леди Балинуэй произнесла торжественную речь о причинах поспешного завершения конкурса.
        - Мы стали свидетелями самого скорого отбора в истории Гардейрии, но, пусть вас не смущает скорость, с которой император принял решение, ведь сердце не обманешь. Ваше величество, прошу.
        Император поднялся и в зале стало тихо. Было слышно, как тлеют свечи, как поскрипывают шары под потолком, как лихорадочно бьются сердца участниц. Каждая из них надеялась, что прозвучит ее имя. Поймала себя на волнении и сжала кулаки. Какая разница, кого он назовет. Важно, что это буду не я.
        - Не стану вас томить, - его величество поднялся и улыбнулся. Мой живот скрутило болезненным спазмом от этой милой улыбки. - Одна из участниц с первого дня, с первого взгляда и мгновения запала мне в душу и, я не вижу сил и возможности мучить себя и других девушек ложными надеждами. Леди Мьех, прошу.
        Секунда замешательства и Патриссия схватилась за сердце.
        Неожиданно.
        Участницы недовольно заворчали, зал ответил жидкими аплодисментами.
        - Друзья, леди Патриссия Мьех, будущая императрица Гардейрии! - торжественно возвестила леди Балинуэй, подталкивая девушку в спину.
        Громыхнули фанфары, зазвучала торжественная музыка, император спустился в зал, сжал ладонь Патриссии и прошептал ей что-то на ухо. Девушка покрылась легким румянцем, засмеялась и ткнулась носом в плечо императора.
        Твою ж дивизию!
        Слезы обожгли глаза. Пришлось выкручиваться, делать вид, что соринка попала. Хорошо, что попала не мне одной. Массовый песочный ветер поразил не только проигравших участниц, но и некоторых леди из зала.
        Объявили торжественный танец будущей императрицы и императора. До конца бала оставалось всего ничего. Проигравших участниц попросили не расходиться и не расстраиваться, потому что его величество подарит нам прощальный танец и щедрые подарки, которые уже ждут в наших комнатах. Разумеется, мы можем остаться в замке до свадьбы его величества, если пожелаем, на правах почетных гостей.
        Была и еще одна хорошая новость для проигравших - они стали желанными невестами и многие с удивительной легкостью забыли о проигрыше, купаясь во внимании завидных холостяков Гардейрии. Мне же пришлось довольно грубо отказать троим, пока рядом не оказался Арслан.
        - Мы можем уйти? Я готова лететь хоть сейчас. Покончим с этим.
        - Что случилось, радость моя? Не поздравишь будущую императрицу? - усмехнулся дракон, утягивая меня на паркет, где пары кружились в медленном танце.
        - Обойдется и без моих поздравлений.
        - Или, быть может, ты ревнуешь императора? Надеялась, он назовет твое имя?
        - Не глупи, Арслан.
        - Улетим после прощального танца. Ты же не хочешь, чтобы драконов сочли невежливыми и невоспитанными?
        - Очень смешно!
        Музыка стихла, и меня окутало властным присутствием правителя. Арслан перевел тяжелый взгляд мне за спину, собственническим жестом прижал меня ближе и поцеловал в шею.
        - Это точка, Рейна. Что бы ты к нему ни чувствовала, ты моя. Советую не забывать.
        Дракон кивнул его величеству и оставил нас наедине. Если не считать полсотни других пар, украдкой поглядывающих в нашу сторону.
        Заплакала скрипка, присоединился рояль, певица затянула сладкую песню о любви и несбывшихся надеждах. Как символично.
        - Ваше величество, - исполнила положенный реверанс, стараясь не смотреть на Вэйлиана.
        - Леди Дархат-Нуар, - ответил он тем же сухим тоном и подхватил мою ладонь, устроив вторую чуть ниже моих лопаток.
        Танец давался мне тяжело. Его величество вел так, что не приходилось думать о движениях, но лучше бы я думала о них.
        - Значит, сегодня ты улетаешь от меня, - неожиданно произнес император.
        Я не хотела смотреть на него, получилось само.
        - Значит, вскоре ты женишься на Патриссии.
        Он притянул меня ближе, почти коснулся носом моего носа. В грудь ударил мужской жар, я чувствовала тяжелое биение его сердца, и едва не сошла с ума от слабости, охватившей тело. Это наш последний танец. Плевать, что подумают другие. Это последний раз, когда меня согревают его объятия.
        - Рейна, - прошептал хриплый голос, и мое сознание выбросило в неизвестность.
        Темнота, по шее стекает обжигающее дыхание, мужская ладонь движется по моей спине, замирает на ягодицах и сминает их.
        - Рейна… скажи мне «да»…
        - Да, - шепчу без раздумий и сомнений.
        Мои губы накрывает яростным поцелуем. Меня подхватывают на руки и несут на кровать. В неверном лунном свете я различаю черты императора, хотя и без того знаю, кто ласкает меня, покрывая нетерпеливыми поцелуями шею, разрывая тонкую ткань ночной сорочки, касаясь языком чувствительной кожи живота, заставляя извиваться под обжигающими ласками.
        - О чем ты думаешь, Рейна, - прозвучал над ухом плутоватый голос его величества. Реальность ворвалась так остро, что я судорожно вздохнула и вцепилась в его плечи. - О чем-то сожалеешь?
        Хриплый шепот коснулся волос у виска.
        - Мечтаешь, - ладонь его величества опустилась с лопаток на талию и прижала меня так близко, что между нами не осталось воздуха. - Может, что-то вспомнила?
        Его губы коснулись кончика моего уха, и сознание снова выбросило не то в воспоминания, не то в фантомный мир, навеваемый императором.
        Мимолетная боль выгнула тело и тут же сменилась радостной дрожью и необычайным ощущением полноты существования. Я прошлась ногтями по спине его величества, наслаждаясь тяжестью мужского тела и своей властью над этим мужчиной. Его ресницы дрожали, а затуманенный взгляд блуждал по моему лицу, словно силясь запомнить каждую мою черту, обласканную лунным сиянием.
        - Вэйлиан, - прошептала, касаясь кончиками пальцев его губ. Легкий поцелуй, и император склонился к моему уху.
        - Ты моя, Рейна. С этой минуты ничто не изменит нас. Ничто и никто.
        Он закусил мочку моего уха, а резкий толчок выбил из головы вялые возражения и несуразные мысли. Его. Только его. Навсегда.
        Мир утратил цвета, звуки, время перестало существовать, вселенная сузилась до одного мужчины, его неторопливых ласк, уверенных движений и сильных толчков. Внизу живота завязывался тугой узел, а сердце билось в унисон с его сердцем, давно повязанное паутиной сильнейшей привязанности, которой я боялась дать имя.
        Наслаждение взорвалось яростным фейерверком. Я застонала, стискивая Вэйлиана бедрами, подаваясь навстречу, желая слиться с ним воедино, стать одним целым.
        - Рейна, - хрипло прошептал император, возвращая меня в реальность. - Перестань думать об этом, иначе я не сдержусь.
        Я тяжело сглотнула и подняла на его величество помутненный взгляд. Отголоски наслаждения блуждали по моему телу, ватные ноги едва слушались, сердце сбивалось с ритма, в горле пересохло, будто все случилось со мной только что, наяву. Это была правда? Или очередная иллюзия от императора, как в начале отбора? Желал поиграть, показать, от чего я отказываюсь? Чего лишаюсь, выбирая дракона?
        - Отпусти, - попыталась вырваться, но стальные объятия держали крепко.
        - Перед тем, как ты улетишь, знай три вещи. Я доверяю тебе.
        Твердо. Без сомнений. Ножом в сердце.
        - Я дождусь тебя. Постараюсь.
        С грустной улыбкой, нежно убирая прядку мне за ухо.
        - А третье?
        Зачем только спросила.
        - Ты разве не знаешь?
        Мотнула головой.
        - Не догадываешься даже?
        - Перестаньте томить.
        - Скажу, когда вернешься.
        Император поцеловал меня в лоб и ушел, оставив в смятении.
        Наверное, полет был захватывающий, я не поняла. Было высоко, красиво, немного холодно, но разум занимали куда более сильные эмоции: воспоминания о горячем дыхании, сильных руках, чувственных прикосновениях и наслаждении, растекающемся по телу мёдом с запахом солёной карамели.
        Была ли это иллюзия? Было ли это на самом деле? Чем наполнены события двух ночей, стертые из моей памяти? Меня вело зелье искренности, под ним я могла сотворить все, чего отчаянно желала моя душа…
        Дракон Арслана резко дернул длинным гибким телом, и я в последний момент успела схватиться за неудобный роговой нарост, чтобы не свалиться. Это не первый мой полет на драконе, я летала с Фэйросом, но все равно чувствовала себя как корова на льду, вздрагивая каждые несколько минут от резких движений ящера.
        Хлопнули кожистые крылья, лязгнули о чешую и с грозным рыком дракон приземлился, спружинив на толстых лапах. Поток магии подхватил меня и опустил на руки уже человеческой сущности Арслана.
        Голой человеческой сущности.
        Мы приземлились на одной из посадочных площадок замка Повелителя. Хорошо и печально знакомого мне места. Дул пронизывающий ветер, норовил забраться под пиджак, стиснуть ребра своими ледяными пальцами, пробраться ближе к сердцу. Огонь яростно бился в огромных факелах, ревел как ветер, несущийся по трубе. С разных сторон подступили слуги и стража. Арслану на плечи легла меховая мантия и, удобнее меня перехватив, он пошел вперед.
        - Я могу сама идти.
        Дракон споткнулся о невидимое препятствие и уколол взглядом.
        - Твое существование в этом замке может быть разным, Рейна. Счастливым, радостным, свободным. Ты можешь купаться в роскоши и делать все, что тебе вздумается. Но я могу запереть тебя в золотой клетке, окружив лучшими вещами, тряпками и книгами, но лишив свободы. Я - Повелитель Дракнмара, ты - моя избранница. Та, на которую будут направлены взгляды всех драконов. Только попробуй меня опозорить, милая, и ты узнаешь мою темную сторону.
        Я и забыла об этом. Тысячи взглядов! И наверняка многие из них узнают во мне Марту. Ту, которая очаровала убитого Фэйроса, а теперь окрутила Повелителя. Нелегко же мне придется.
        А с темной стороной Арслана я прекрасно знакома, поэтому улыбнулась, коснулась его щеки и произнесла:
        - Если хочешь, можешь отнести меня в покои, но я слишком устала от перелета и хочу отдохнуть в одиночестве.
        - Умная девочка. Я потерплю, но только сегодня.
        А я всеми правдами и неправдами волью тебе вторую каплю зелья. На третий день, как мне известно, драконов настигают гормональные проблемы: перепады настроения, тремор, и, конечно же, трудности с исполнением супружеского долга.
        Мои покои оказались неподалеку от посадочной площадки. Из окон открывался захватывающий вид на горы, укутанные сияющими шапками снега, окровавленного рассветными лучами. Вдалеке, раскинув мощные крылья, парили орлы, изредка оглашая округу властными вскриками. Хрустально-сапфировое небо уже скидывало сонную оторопь и озарялось медовым багрянцем нового дня. Я закрыла шторку и повернулась. Арслан с интересом наблюдал за моей реакцией. Мягко улыбнулась и заверила, что покои мне понравились.
        Мне выделили три просторных комнаты, выполненные в едином цвете: василек и золото. Множество шелка, бархата и позолоты, обилие зеркал и цветов, резьбы на деревянной мебели и картин в тяжелых рамах, щедро сдобренных драгоценными камнями.
        Слуги внесли мои вещи. Я собрала небольшую сумку: книги, некоторая одежда, оружие, замаскированное под украшения, зелья, разлитые во флаконы с лекарствами и косметикой. Следом принесли поднос с теплым вином, фруктами и шоколадом.
        - Я хотел перекусить после полета, но, если ты устала…
        - Нет-нет, отличная идея!
        «Как иначе я всуну тебе драконий аконит?» - подумала, сладко улыбаясь.
        - Поухаживаешь за мной?
        Я устало опустилась на диван, подложив под спину подушку с пышной золотой бахромой.
        - К добру ли такие перемены? - прищурился дракон, выпроваживая слуг и зачерпывая теплое вино с травами.
        По комнате разлился бодрящий аромат. В углу шелестел камин. Благоухали кремово-белые розы. Идеальная атмосфера для первого свидания, дракон неплохо подготовился.
        - Ты умеешь убеждать. Я слишком ценю свободу, чтобы позволить гордости лишить меня ее.
        - Тогда, за начало нового пути? - дракон протянул мне хрустальный бокал на толстой ножке и поднял свой. Блики огня завораживающе играли в рубиновых гранях. Как же я от всего устала…
        - За начало нового пути, - согласилась и поежилась, делая вид, что замерзла.
        - Тебе холодно?
        - Немного. Никак не согреюсь после полета. Если не сложно, подай мне шаль.
        Которую я нарочито бросила на тумбочку возле входа. Ослепленный моим отношением, Арслан отвернулся. Мне хватило трех секунд, чтобы капнуть в его бокал припрятанный в рукаве аконит.
        - Моя дорогая, - прошептал он, накидывая на мои плечи платок. - Так лучше?
        - Гораздо.
        Стоило немалых усилий охладить драконий пыл. Мужчина пожирал меня возбужденным взглядом, поэтому после третьего глотка я широко зевнула, клюнула носом и приложилась на ладонь. Убедившись, что ему не перепадет женских ласк, Арслан распрощался и оставил меня, наконец, одну. Я отказалась от помощи служанки, приняла ванну, переоделась и легла спать.
        Меня разбудили женские голоса, но я не подала вида.
        - Да точно тебе говорю! Эта девица погубила моего брата! - вспыхнула Джорина.
        Сестра Фэйроса невзлюбила меня в первый же день. Она каким-то врожденным чутьем поняла, что я принесу беду в их дом. Вот и сейчас черноволосая смуглая красавица склонилась надо мной, разглядывая в моих чертах Марту.
        - Бать того не может. Неужели хватило наглости вернуться? - возмутился незнакомый женский голос.
        - Хватило. Это она. Неужели Арслан не видит?
        - Может, это хитрый план? Может, он привез ее, чтобы отомстить за смерть Фэйроса?
        - Об этом я не подумала.
        - Доверимся Повелителю. Он просил оказать девушке поддержку, окружить ее вниманием и заботой, помочь влиться в местное сообщество. Так давай поможем, - проговорила мудрая подружка Джорины таким голосом, что я сразу поняла: от такой помощи лучше бежать прямо в тапочках.
        Драконицы коварно ухмыльнулись, и я сонно застонала, делая вид, что просыпаюсь. Вольготно потянулась, потерла глаза, распахнула ресницы… Секунда на оценку, далее - реакция. Резко села, притягивая к себе одеяло. Изобразить испуг спросонья не так просто, как может показаться на первый взгляд.
        - Успокойтесь, леди Дархат-Нуар, - с деланым участием проговорила Джорина. - Арслан попросил нас помочь вам освоиться в Дракнмаре.
        Я судорожно выдохнула и откинула с лица волосы.
        - Вы меня напугали. Простите за грубость, я не знаю, как заведено в Дракнмаре, но в Гардейрии девушки не врываются в спальни гостей, чтобы поприветствовать их… в таком вот виде.
        - Бросьте, вы шикарно выглядите! - отмахнулась вторая драконица - голубоглазая блондинка с родинкой на щеке. - Я Ирэй, ваша будущая фройт.
        Фройт - что-то вроде фрейлин при императрице, но у драконов все несколько мудреней. Мало того, что Фройт - любовницы Повелителя, так они еще участвуют во многих драконьих ритуалах и всюду сопровождают Владычицу.
        - Я - Джорина. Но меня вы, должно быть, помните.
        - Не поняла?
        Девушка прищурилась, понимающе кивнула и выдавила:
        - Видимо ошиблась. Вы напоминаете мне одну девушку из Дракнмара. Она охмурила моего брата и принесла смерть в наш дом.
        - Мне жаль это слышать.
        - Не ваша же вина, - лукаво проговорила драконица и поднялась с кресла. - Что ж. У нас напряженный вечер. Придворным не терпится познакомиться с трофеем из Гардейрии.
        - Прошу прощения?!
        - Не обращайте внимания, - вступилась Ирэй. - Вы - первая красавица, тем более, невеста императора Гардейрии. Неудивительно, что вас считают боевым трофеем. Знаете, драконы готовились к маленькой победоносной войне, она была нам необходима, но вместо нее Арслан привез вас и мирный договор на двести лет.
        - Худой мир лучше доброй войны. Кажется, у вас, людей, говорят как-то так.
        - Именно.
        - В таком случае, добро пожаловать в Дракнмар.
        Таким тоном сулят вечные муки.
        Я не могла выпроводить девиц по многим причинам, поэтому, приспособилась, играя роль девочки-олененка, очарованной Арсланом. Пока меня наряжали в шикарное платье и укладывали волосы в многоярусное плетение с обилием цветов и драгоценностей, я успела поведать, как мы познакомились с Арсланом. Как он спас меня от моей же стражи, как мы поняли, что это любовь с первого взгляда, как выторговал меня у императора, и как его величество злился, ведь многие прочили мне победу в отборе.
        - Так вот в чем дело, - рассмеялась Джорина. - Да, мы, драконы, мелочны и мстительны, этого у нас не отнимешь. Теперь я понимаю, почему вас называют трофеем. Ничего личного, моя дорогая.
        - Впрочем, вам повезло во всех отношениях. Что было бы с вами, останься вы в Империи Стихий.
        - Не поняла?
        - Она же спала, не знает ничего, - пояснила Джорина, втыкая в мою голову последнюю шпильку с таким усердием, словно хотела засадить мне ее прямо в мозг. - Ой, простите, дорогая, я не сделала вам больно?
        - Нет, что вы. А что случилось?
        - Покушение случилось, - словно по секрету сообщила Ирэй. - Мой брат женат на леди из окружения императора, они как раз гостили в Гардейрии. Сегодня днем прислал весть, чтобы срочно готовили комнаты к их возвращению. В империи смута. Всюду пылают восстания. Храмовники не могут удержать власть, рабы взбунтовались, наследник престола куда-то исчез, думают, что его убили несколько дней назад, а императора смертельно ранили.
        - Как!
        От лица отхлынула краска. Мерили предупредила, что Меридан отбыл в безопасное место. Безопасней, чем в чертогах Анаги и не придумаешь. А Вэйлиан… Нет. Всего лишь слухи! Я не стану им верить!
        - Да что же вы так разволновались? - улыбнулась Джорина, внимательно наблюдая за моей реакцией через зеркало. Она положила холодные ладони на мои плечи и даже сквозь расшитый бисером гипюр я ощущала ее напряжение. Она вот-вот вцепится в меня, как коршун в добычу.
        - В Гардейрии остались мои родители. Если с ними что-то случится… Я переживаю!
        - Поговорите с Арсланом. Он позаботится о них.
        - Непременно, - бросила рассеянно, пытаясь обрести почву под ногами.
        Вэйлиан! Мысли о нем не давали покоя. Я хотела бросить все и нестись обратно, но как? Единственный способ покинуть замок Повелителя - верхом на драконе, но никто в здравом уме не поможет мне сбежать. Да и толку? Что я смогу без поддержки, глаз и сведений? Мне остается выжидать и любыми способами добыть достоверную информацию.
        - Арслан уже в зале, но он поручил нам передать фамильные драгоценности, положенные будущей Повелительнице.
        Джорина небрежно положила передо мной плоскую коробку, обитую льдисто-голубым бархатом. Внутри оказалась изящная диадема в форме дракона, кусающего себя за хвост.
        - Символ бесконечности. Как жизни дракона, так и его власти.
        Драконица всунула в мою прическу диадему, а я улыбалась, делая вид, будто не чувствую, как она старательно выдирает клоки моих волос.
        - Это - символ любви нашего владыки.
        Огромное рубиновое сердце, зажатое в когтистой драконьей лапе. Такое невозможно не заметить, размером чуть меньше моего кулака! Украшение легло на грудь, и почему-то вспомнилось о камне на шею перед прыжком в воду. Может, сразу петлю? Так быстрее.
        - Что-то еще?
        Вместо ответа Джорина нарочито громко захлопнула крышку коробки перед моим носом. Только боевой опыт не дал сердцу разорваться от испуга. Передо мной взрывались бомбы, чего уж там какие-то коробки.
        - Прошу прощения, я такая неуклюжая! - ахнула драконица и небрежно указала на выход. - Мы готовы. И без того уже задержались.
        Из комнаты мы вышли втроем, но, чем дальше шли по коридору, тем многолюднее, точнее, многодраконнее становилось мое сопровождение. Ко мне прилепились несколько знатных леди, вооруженные драконы, мужчины без оружия.
        В одной из анфилад я услышала детский плач. У меня особый пунктик по этому поводу, и я остановилась к неудовольствию всего сопровождения.
        - В чем дело? - фыркнула Джорина.
        Приложила указательный палец к губам, пытаясь понять, откуда идет звук. Придворные и стража расступились, когда я пошла в их сторону. Плакали за гобеленом. Во всех странах мира гобелен - излюбленное место для выражения эмоций, которые нельзя выразить прилюдно… Будь то страсть, страх или волнение.
        - Леди Дархат-Нуар! - громко позвала Ирэй. - Нас ждут.
        - Подождут, - заверила, откидывая гобелен в сторону и проходя в слабо освещенный закуток. На стене едва трепетал факел, высвечивая контуры кушетки, приставного столика и чего-то объемного в самом уголке.
        Всхлип стих. Девочка подняла ресницы, и я невольно замерла от ее взгляда. Лазурно-голубые глаза, полные слез, смотрели с мольбой и отчаянием.
        А еще сердце остро кольнуло. Слеза дракона! Никто же не говорил, что это должна быть слеза Арслана! Аконит действует на всех чешуйчатых одинаково!
        - Эй, малышка! - я улыбнулась и села на корточки рядом с ней. Юбка блестящим облаком взмыла вверх и медленно опустилась на пол. Девочка на мгновенье забыла о своем горе, завороженная зрелищем. - Нравится мой наряд?
        - Восхитительный, - всхлипнула она, коснувшись пальцем цветка, вышитого тонкими золотыми нитками и маленькими камушками, а затем снова шмыгнула носом. Я достала ситцевый платок, он лучше впитывает жидкости, и осушила слезы малышки. Она плакала от души, платок хорошо пропитался. Спрятала его в карман платья и обняла ладони малышки.
        - Почему такая красавица горько плачет? Случилось что-то ужасное?
        - Вэйлиш пригласил на первый полет Зарину, а не меня-я-а, - взвыла девочка, заливаясь новыми слезами. Я их тоже осушила, пытаясь свыкнуться с мыслью, что десятилетняя малышка на деле может оказаться втрое старше меня. Драконы…
        - И что, этот Вэйлиш так хорош?
        - Племянник Повелителя? - малышка едва пальцем у виска не покрутила, перестав плакать. - Конечно, хорош, он же племянник Повелителя!
        - А чем он хорош помимо родственных отношений с правителем?
        Девочка глянула на меня как на недоразвитую, словно это качество перекрывает остальные.
        - Он красив?
        - Да не особо, - задумалась она. - Косит на один глаз и сутулится.
        - Может быть, умен?
        Малышка рассмеялась.
        - Точно не про него.
        - В таком случае, я уверена, у него отличное чувство юмора, и он обаятельный мальчик?
        Драконица крепко задумалась и почесала под косичкой.
        - Ну… гхм.
        - Представь, каково это, прожить вечность с драконом, который тебе неприятен, с которым тебе неинтересно, за которого стыдно. Будешь ли ты счастливой?
        - Что-то не уверена, - растерялась она.
        - Но я знаю, как поднять тебе настроение! Меня ждут на празднике, пойдем со мной?
        - А… а можно?
        - Я - будущая Повелительница драконов. Неужели кто-то осмелится выгнать моего гостя?
        У девочки оттянулась челюсть. Она не сразу обратила внимание на диадему в форме дракона, кусающего себя за хвост, на колье в форме сердца, сжатого лапой дракона, на мое платье, чрезмерно вычурное и помпезное. Молчу о том, что шлейф до сих пор держит взвинченная Ирэй, я чувствую, как она дергает его на себя, в надежде, что я не выдержу и выйду из-за гобелена. Мой разговор с малышкой ей пришелся не по душе, в отличие от Джорины. Та сама едва не плакала, когда мы появились в анфиладе. Наверное, переживала что-то подобное.
        - Как тебя зовут? - спросила, когда мы вышли в анфиладу.
        - Ринолин.
        - Ринолин - моя гостья на празднике, - объявила присутствующим и, сжав ладонь малышки, двинулась вперед.
        В честь будущей Повелительницы драконов устроили пышный прием. Церемониальную пещеру богато украсили цветами и зелеными тканями, как дань уважения Дому Земли, к которому я принадлежу. Длинные столы ломились от разнообразных блюд, играла громкая музыка, пахло жареным мясом, алкоголем и потом. В пещере не было окон, духота сдавила тисками, и я распахнула веер.
        Арслан не скучал в мое отсутствие. Рядом с ним на столе сидела девица с задранным подолом. Он в одной руке держал кубок с вином, а другой… скажем так, поправлял даме чулки.
        Очаровательно. Я словно попала на пиршество к ирхам.
        Не дожидаясь приглашения, я обратилась к девочке.
        - Здесь твой Вэйлиш?
        Она повела головой и за детским столом обнаружила дурную копию Арслана. Парень сидел на диване, широко расставив ноги, и обнимал сразу двух девиц. Я усмехнулась.
        - Серьезно? Ты такая красивая девочка и выбрала вот это? Из-за него слезы лила?
        - А вам не больно, что Повелитель оказывает знаки внимания другим женщинам?
        Села на корточки и сжала ладони малышки:
        - Наши отношения - не про любовь. И я не буду с ним счастлива. Меня заставили. Я - заложница обстоятельств. Но ты - умница и красавица, и вольна выбирать, какой будет твоя жизнь. Смотри…
        Я подмигнула девчонке и указала украдкой на симпатичного дракона лет одиннадцати по человеческим меркам. Он сидел в сторонке, пил сок и не сводил с Ринолин взгляда. Опрятный, спокойный, статный. Я ему под чешую, конечно, не заглядывала, но профессиональная интуиция поставила бы на него, а не на Вэйлиша.
        - Кайрис. Сын главного казначея.
        - И чем же он плох?
        - Зануда, говорят…
        - В моем Доме есть один редкий цветок. Гадкий с виду, неказистый. Его называют цветок невинных. Когда к нему подходит чистая девушка, он раскрывает лепестки только для нее. Ты и представить себе не можешь, как он красив внутри, и насколько сладок его аромат. Но он цветет лишь для избранных. Понимаешь, о чем я?
        - Хочешь, чтобы я дала ему шанс?
        - Хочу, чтобы ты дала шанс себе.
        Ринолин щелкнула меня по носу и заявила:
        - А ты не такая дура, какой тебя пытаются представить.
        Я округлила глаза и едва не подавилась воздухом.
        - Мне всего пятьдесят, бушуют гормоны, я пытаюсь найти себя. Жаль, что в моем окружении так мало толковых подруг. Если понадобится помощь, любая…
        Ринолин жестко и совсем не по-детски глянула в сторону Арслана.
        - Ты зови, не стесняйся.
        - Мгм, - хмыкнула и рассмеялась. Это же надо было так попасться!
        Распрощавшись с Ринолин, я двинулась к Арслану. На будущую Повелительницу драконов никто не обращал внимания, но я и не обольщалась. Во-первых, я не подчинила еще Дар-т-хаа - это вечный, но обезумевший дракон. Он живет в церемониальной пещере и всякий, кто желает стать Повелителем, должен его подчинить. Проигравшего Дар-т-хаа съедает, победителя - милует. Повелительницу ждет то же испытание, проходить которое я не спешила. Во-вторых, человеческие женщины априори ниже любой драконицы, хоть и способны, в отличие от них, принести потомство. И, в-третьих, единственная задача Повелительницы - дать стае наследника, который, впрочем, не обязательно эту стаю возглавит, поэтому, в сущности, я никто и звать меня никак, а для увеселения без последствий у Арслана имеются фройты, одна из которых, стоит полагать, и придавила задницей закуску из осьминогов.
        - Вечер добрый, - поздоровалась, усаживаясь на свободный стул рядом с Арсланом. Тот лениво достал руку из-под подола драконицы и небрежным жестом отослал ее. - Ну что ты, не стоило прерываться.
        Проголодалась - не сказать как! Я беззастенчиво подцепила вилкой кусок прожаренного стейка, под пристальным взглядом Арслана наложила на тарелку овощи, попросила дракона слева передать мне хлеб и налить вина. Закончив, взялась за нож.
        - Что с тобой? - задумчиво произнес дракон.
        - Голодная. Есть проблемы?
        Отрезала кусок мяса и, обмакнув в томатный соус, отправила в рот. Блаженство! На работе все знают, когда Девять голодная, то страшно злая.
        - Хорошо спалось?
        - Великолепно, - ответила, прожевав. - Тебе?
        - Было бы лучше в твоей постели.
        - Ой, да ладно тебе, - усмехнулась, глотнув вина. - Ты, вижу, вовсе не скучал. Нет, не подумай, я только рада, более того, поощряю доблестный труд фройт.
        - Издеваешься? - прорычал Арслан, стискивая хрустальный кубок с вином так сильно, что тот хрустнул, но выдержал напор.
        - Так же, как и ты. Желал унизить императора Гардейрии? Сделано. Хотел заполучить меня? Получил. Что дальше? Желаешь меня унизить? Увы. Миссия невыполнима, Арслан. Можно унизить лишь того, для кого ты что-то значишь. Ты для меня - ничто. Меньше чем ничто. Запри меня в темнице, выставляй на посмешище или увешай драгоценностями - ничего не изменится.
        - Давно ли ты такой стала? - прозвучало холодно.
        - С тех пор, как ты поставил под удар самое ценное, что у меня было - жизнь моих родных и близких. С тех пор, как ты разорвал все мои связи с прошлым, с теми, кого я любила и ценила.
        Дракон стиснул зубы и сжал кулаки.
        - Что ты хочешь?
        Не улыбаться! Всякий раз, когда провокация удается, по венам разливается жар триумфа.
        - Начать, хотя бы, с моей служанки, Риши. Я прикипела к ней. Видеть твоих постельных грелок каждое утро меня… раздражает. Я себя знаю, рано или поздно они лишатся зубов или красоты. Будет скандал.
        - Еще что-то?
        У Арслана дернулась губа.
        - Пока служанки будет достаточно, но я также не хочу терять связь с родителями. Не видела на территории замка акаций. Если посадишь парочку, будет замечательно.
        - Я посажу хоть елки, Рейна, но ты должна пересмотреть свое отношение ко мне.
        - Отношения - это работа двоих, Арслан. Посмотрим. Мы с тобой слишком разные.
        - Я хочу тебя, Рейна. И всегда хотел, с тех пор, как увидел рядом с Фэйросом.
        И эта одержимость драконам совершенно несвойственна. Для них чужое - это табу. Поэтому я не верю тебе, Арслан. Скорее поверю, что вы с Мелтуином все это спланировали, и мое участие в императорском отборе - тоже, не зря же кто-то поработал с моей аурой. Но ответила я иначе.
        - Ты получил мое тело, но не сердце.
        - Вопрос времени, - самоуверенно заявил он, приподнимая бокал.
        Бокал, в который мне надо влить капли. Если пропущу один день - придется начинать сначала, а с прошлого раза и без того прошла уйма времени.
        - Не передашь фаршированные томаты? Выглядят восхитительно.
        Дракон усмехнулся и, пока отвернулся на миг, я быстро капнула в его бокал капли. Никто и не заметил, я мастерски придерживала миниатюрный флакон большим пальцем, прикрывая ладонью. Со стороны и вовсе казалось, что я поглаживаю ладонь Арслана, удерживающую бокал.
        Успела!
        - Держи свои томаты.
        - Начало положено, - тихий звон хрусталя, и дракон поднес бокал к губам.
        - Арслан! - раздался за его спиной нервный женский голос.
        Чешуйчатый гад поставил бокал на стол и повернулся!
        Анаги, да я ей ноги переломаю, если он не выпьет!
        - Мы можем поговорить?
        - Позже, Шейла, я занят.
        - Но Арслан! - женщина тряхнула каштановой гривой и приложила длинные пальцы к глубокому декольте, намекая, что разговор важный, и на примитивном языке, даже слова не понадобятся.
        Тяжело вздохнула и, попивая вино, накрыла ладонью руку Повелителя.
        - Милый. Мы, кажется, говорили о новом начале. Ты бы определился, из чьего бокала желаешь испить.
        А дальше я и вовсе склонилась к его уху, чтобы прошептать:
        - Ты говорил, что мое существование в твоем замке может быть разным.
        Просто потерпеть, Рейна, ты не первый раз это делаешь!
        Я запустила ладонь под стол и медленно провела по внутренней стороне бедра Повелителя.
        - Твое - тоже.
        Пристальный взгляд глаза в глаза. Когда моя ладонь добралась до цели, Арслан судорожно выдохнул, его зрачки расширились, ноздри затрепетали.
        - Уйди, Шейла, - прорычал он, не сводя с меня обезумевшего взгляда, полного желания.
        Я подхватила свободной рукой бокал Арслана и поднесла к его губам.
        - Определись уже.
        Он яростно сжал хрусталь и выпил все до последней капли. Отлично.
        Дальше события развивались по предсказуемому сценарию. Мы посидели за столом, но Арслан преимущественно ерзал и пытался вернуть мою руку туда, где она начала провокационные движения, но не закончила. Через час, когда закончились скупые поздравления и начались пьяные речи с плясками, Повелитель поднялся и буквально поволок меня в спальню.
        Либо Мерили подсунула поддельные капли, либо слухи об импотенции от драконьего аконита преувеличены. Арслан горел в огне страсти, и останавливаться не собирался. Стоило нам оказаться в спальне, как затрещала ткань дорогого платья, и меня грубо толкнули на кровать.
        Потерпеть! Сразу нельзя, подозрительно.
        Он наспех скинул с себя одежду и грохнулся на меня. Жалобно хрустнули ребра, перехватило дыхание. Драконьи пальцы настойчиво прошлись по моим губам и груди. Жадные поцелуи впились в шею. Арслан завозился, срывая с меня остатки ткани, пришлось немного ему помочь, ускоряя развязку. Он подался вперед, завошкался между моих ног, я подыграла, выгибаясь от страсти. Ногтями в драконью спину впивалась со всей отдачей, даже удовольствие получила от его утробного рыка.
        - Ах ты… кошка! - прорычал он, кусая меня за мочку уха и пристраиваясь, чтобы ворваться внутрь.
        Сейчас!
        Развернула свое кольцо, быстро обнажила острую иглу внутри сферического камня и, снова впиваясь в него ногтями, уколола.
        Токсин сонной змеи - редкая вещь, но в моем арсенале только лучшие игрушки. Малая капля за секунду отправит в нокаут что ирха, что гнома, что сильного мага, что дракона. Действует на всех без исключения. Разве что длительность воздействия неодинаковая, но, учитывая, что Арслан пьян, одурманен драконьим аконитом, надеюсь, настоящим, должен проспать до утра.
        - Ты уже не… - изумился он, пытаясь ворваться в меня, и мгновенно ослаб, уронив голову мне на грудь.
        Мерзость какая!
        Я не поняла, успел он сделать свое дело или нет, но мне было сыро, скользко, противно и немного больно. Я отпихнула от себя тушу спящего дракона и, подобрав обрывки платья, по наитию бросилась в ванную комнату.
        Меня подташнивало. Я не первый раз в подобных ситуациях, раньше мне даже приходилось ублажать мужчин, чтобы получить необходимые сведения или достичь боевой задачи, но впервые мне отвратительно. Понимаю, что жертвую собой ради империи, но внутри меня клокотала чуждая ярость, словно какая-то неизвестная доселе часть меня проснулась и бунтует. Я больше не хочу этим заниматься. Я больше не хочу доказывать миру, что имею право жить, что я не хуже других. В конце концов, то, что родители меня продали - это их проблема, а не моя…
        Я долго лежала в ванной, смывая следы противных поцелуев. Перед внутренним взором стояло лицо Вэйлиана в момент нашего прощания. Он обещал дождаться меня, обещал, что постарается дождаться. Надеюсь, Риша скоро приедет и передаст мне достоверные сведения. Я не верю, что император так быстро сдался, не верю, что он пал, несмотря на обилие врагов.
        Закуталась в халат Арслана и вышла в комнату. Неприятно пахло цитрусом и свежевыделанной кожей, света практически не было, только в щель между задернутыми шторами пробивался серебристый луч. Я зажгла свечу, среди обрывков платья нашла платок Ринолин. Найти капли драконьего аконита оказалось сложнее, они закатились под кровать, во время пылкой драконьей атаки. Но, когда все ингредиенты оказались в моих руках, я капнула капельку на платок и, с замиранием сердца, дожидалась результата.
        Удар сердца, другой, третий… и по платку расползлось небольшое алое пятно. Щеки закололо. В моих руках - подлинное спасение от Арслана. Спасение Гардейрии! Я засыпала с надеждой!
        Утро наступило еще до восхода солнца. Под боком тяжело засопел и завозился дракон. Мое кольцо рассчитано на один раз, а мужчины по утрам, что гномы, что ирхи, что драконы, исполнены энтузиазмом плодиться и размножаться.
        Дракон замер, как пантера перед прыжком, вальяжно потянулся и сгреб меня в охапку, прижимая к себе. Сделала вид, что проснулась, и застонала.
        - Что такое? - всполошился дракон, блуждая руками по моему телу, и запуская ладонь под махровый халат.
        - Арслан, ты вчера был несколько не сдержан, поэтому у меня болит… все. Везде. Сильно! - добавила с нажимом, когда мужская ладонь полезла туда, куда совсем не нужно.
        - Вот как, - нахмурился он и развернул меня к себе.
        - Так бывает, когда девушка становится женщиной. Извини, но сегодня тебе придется потерпеть, а мне - восстановиться. Ванны, мази, массаж…
        По лицу дракона пробежало недовольство.
        - Почему я ничего не помню?
        - Удивительно, как ты в таком состоянии до кровати дошел!
        - Да, я немного перебрал с алкоголем, - он почесал подбородок и бросил на меня неодобрительный взгляд. - Ладно, так и быть, я потерплю. Но мне это не нравится, Рейна. Ты будешь моей.
        - Я уже твоя, Арслан. Чего же ты еще хочешь?
        С драконом что-то происходило. Изменения совсем незначительные, но, если внимательно приглядеться, его движения стали дергаными, взгляд - рассеянным и блуждающим, словно он что-то потерял, но не помнит, что именно. Рассудок, Арслан, скоро ты потеряешь рассудок и вряд ли когда обретешь вновь!
        - Да. Пожалуй, ты права. Я пойду тогда, у меня сегодня много дел.
        - Не знаю, помнишь ли ты, но вчера мы кое о чем договорились.
        Дракон натянул штаны и попытался вспомнить.
        - Дебри. Ты просила разбить дебри и прислать твою служанку Гришу.
        - Ришу.
        - Ришу. Я умею быть благодарным и щедро награждаю за хорошее поведение. Будут тебе и дебри, и Риши, и все, что захочешь, если будешь хорошей девочкой.
        - Я уже приняла твои правила, Арслан, и следую им.
        - Хорошо. Кстати, сегодня ты переезжаешь ко мне, поэтому обустраивайся.
        Дракон быстро оделся и ушел, а я, наконец, расслабилась и без опаски заснула. День будет пропитан ожиданием. У меня нет связи с Четыре или Гардейрией, местные слухи едва ли достоверны и больше дезориентируют, мне остается лишь дождаться Риши и опаивать дракона. После сегодняшней дозы он начнет сдавать.
        День выдался суматошным. Стоило проснуться, как возле меня нарисовались фройты. Джорина сияла как золотой, Ирэй от нее не отставала. Меня накормили, напоили, окружили вниманием и заботой. Я иллюзий не тешила и, прежде, чем что-то попробовать, щедро делилась с девушками. Они ели без опаски, да и травить будущую Повелительницу не в их интересах. Не я, так другая девушка займет это место, а для драконицы нет должности выше, чем фройт.
        Леди не отставали от меня ни на шаг. Делились местными сплетнями, помогли с переездом. Я уже догадалась, что их ко мне приставил Арслан как шпионок, поэтому ни на мгновенье не прекращала игру. Щебетала о своей любви к Повелителю драконов, о том, как счастлива переехать к нему и взять на себя обязанности по управлению замком. К слову, обязанностей оказалось немало. Повелительница выполняла функции экономки, администратора, дворецкого и ключницы. Мне торжественно вручили огромный сундук разнообразных ключей, множество хозяйственных книг, познакомили с двумя десятками служащих, не то желая расплавить мой мозг, не то издеваясь. В результате, к концу дня несчастная и изможденная, я дожидалась Арслана в покоях, ведь подходило время очередной дозы.
        Дракона все не было.
        Солнце уже умывалось багрянцем и скатывалось за горизонт, отступая под неистовым натиском бархатной ночи, но Арслан не приходил. Здесь, в горах, закат особенно красив и, чтобы успокоиться, я стояла на балконе и наблюдала за движением небесных светил. Уже ближе к ночи в небе появились точки драконов, они стремительно приближались, и я разобрала мощное тело Арсланова ящера и еще несколько зверей, на чьих спинах сидели пассажиры.
        Сердце забилось быстрее в предвкушении новостей. Риша! Надеюсь, это Риша.
        Предчувствие не обмануло. Через четверть часа в гостиную вошла бледная как полотно служанка. У нее дрожала губа, подергивался глаз и отсутствовал дар речи.
        - Что с ней? Риша, что случилось? - я обняла ее ледяные руки, растерла, усадила девушку на диван.
        - В полете выяснилось, что она боится высоты, - небрежно бросил дракон, устало падая в кресло. - Полагаю, ужин принести она не в состоянии.
        Швырнула в ящера злобный взгляд и обняла, без преувеличения сказать, боевую подругу. Ее трясло. Она даже реветь не могла, хотя глаза были сырыми от подступивших слез.
        - Дорогая, успокойся. Все позади. Я рядом. Пойдем, покажу тебе комнату прислуги. Ты осмотрись, устройся, отдохни, а завтра поговорим.
        Девушка рассеянно кивнула и позволила себя вести. Комната прислуги примыкала к гостиной. Это небольшой закуток с кроватью, умывальником и шкафом.
        - Го-го-госпожа, - прошептала Риша, бросив сумку на кровать, но я приложила палец к губам и указала на уши.
        - Все завтра. Отдыхай.
        Сначала я разберусь с Арсланом.
        Пришлось поухаживать за Повелителем, но это было одно из последних представлений, поэтому я играла со всей отдачей. Сделала дракону массаж, напоила теплым вином с драконьим аконитом, накормила сытным ужином, набрала ванну, после которой мы перебрались в постель. Развлекать благоверного в мои планы не входило, поэтому за день я подготовила нехитрый план. Капнула на шею несколько капель сонного зелья. Драконы мало подвержены ядам, но вино, ванна, аконит и усталость от перелета выступали на моей стороне. Я активно подставляла шею под поцелуи и, наконец, перед решающим рывком, Арслан тяжело обмяк.
        - Наконец-то! - проворчала, сбрасывая с себя тяжелую тушу.
        Я понимала, что рискую. Дракон мог быстро прийти в себя, либо проспать до утра. Накинула халат и бросилась в комнату Риши. Девушка не спала. Сидела на кровати, обхватив колени руками, и смотрела в окно.
        - Риша!
        Стиснула служанку в объятиях. Она дрожала, как новорожденный олененок.
        - Риша, как Вэйлиан?
        Девушка вздрогнула, посмотрела на меня большими глазами и мотнула головой. С ее ресниц сорвались слезы и скатились по щекам крупными хрустальными каплями. Сердце сбилось с ритма, горло перехватило, но я запретила себе паниковать. Наоборот, собралась и холодно приказала:
        - Оставь эмоции и расскажи мне все. Где Вэйлиан, где Мерили, что происходит в Гардейрии?
        - Восстание, - всхлипнула она. - Огненные…
        - Огненные захватили власть?
        Она кивнула.
        - Вэйлиан жив? Мерили?
        - Императора ра-ранили, - дрожащим голосом проговорила девушка. - Мерили в тюрьме.
        - Почему?
        - Предательство…
        Риша захлебывалась от эмоций, не могла строить предложения, и внутри меня все клокотало. Мне хотелось схватить ее за отвороты ночной сорочки и вытрясти все, что ей известно.
        - Р-риша. Пожалуйста. Соберись!
        Она кивнула, закрыла глаза.
        - Дыши. Вдох-выдох, спокойно, медленно…
        Секунды тянулись как вечность, но Риша умная девочка, она смогла собраться и быстро заговорила:
        - В ночь, когда вы уехали, что-то случилось. Сначала арестовали Мерили. По слухам ее подозревают в предательстве и сговоре с драконами. На следующий день пропал император. Я слышала, что его ранили. Восстание докатилось до стен императорского замка, бастующие требовали свержения храмовников и отмену рабства. К ним вышел господин Маргес. Было решено провести всеимперский собор и решить этот вопрос. Потом пришли огненные и объявили, что рабству быть. Мятежники ворвались во дворец и убедили, что собор провести все-таки следует.
        - Ты видела огненного полностихийца?
        - Никто не видел, но, говорят, он есть. Повелитель драконов должен знать больше. Нас заперли по комнатам, свободное перемещение было запрещено, но драконы беспрепятственно забрали меня. Госпожа, я думаю, что ваш будущий супруг связан со всем этим.
        - Не сомневаюсь. Мне нужно знать, где Вэйлиан и что с ним.
        - Госпожа, если он до сих пор ничего не сделал… Если позволил огненным войти в алтарь и занять трон, то, боюсь…
        Я понимала, о чем замолчала Риша, как понимала, что следует немедленно вернуться в Гардейрию. Жаль, я не могу прямо сейчас убить Арслана и покончить с этим фарсом.
        Уложив Ришу, я отправилась на поиски библиотеки. Сомневаюсь, что смогу найти способ отменить привязку наших с Арсланом жизней, но бездействие убивает. Я хотя бы попытаюсь.
        Я знала, где находится библиотека и где искать интересующие меня книги. Фэйрос показывал тайный ход в хранилище закрытых знаний. Арслан не додумался сменить формулу доступа. Зажгла свечу и взяла несколько книг, намереваясь освободиться от привязки с драконом.
        К рассвету поняла, что ничего утешительного я не найду. Отменить привязку без желания дракона не получится. Ее также могут отменить старшие в роду, но, насколько знаю, Арслан сирота. Это может сделать равный по силе и положению дракон, но других Повелителей нет, и пока не предвидится. Есть нюансы с действительностью самой привязки. Ритуал пошел не по сценарию. Стихийный взрыв, по словам дракона, это был пролом моей защиты, мог означать прореху. Я уверена, есть способ вырваться из этих уз, но у меня мало времени на поиски.
        Я убрала книги на место и вернулась в комнату. Усталость валила с ног, я не сразу услышала, как проснулся дракон. Он был не в духе. Слонялся по комнате, опрокидывал предметы, искал что-то.
        - Арслан, что происходит? - протерла глаза, осматривая разрушения.
        - Штаны! - крикнул он. - Кто-то своровал мои штаны!
        Отлично! Началось.
        - Анаги с тобой. Зачем кому-то твои штаны?
        В меня вперился безумный взгляд, а черные зрачки Арслана вытянулись в узкую щель.
        - Знаешь ли ты, сколько у меня врагов и завистников? Знаешь ли, чем я пожертвовал, чтобы заполучить тебя?
        Рывок, и в следующий момент Арслан сжал мое горло, а по губам ударило лихорадочное дыхание. Дракон блуждал взглядом по моему лицу, будто силился отыскать там штаны.
        - Успокойся. Давай вместе их поищем? - прохрипела, пытаясь отцепить стальные пальцы.
        - Без толку! Их своровали!
        Дракон отшвырнул меня и накинул камзол.
        - Из Гардейрии прибыло небольшое посольство. Этот, на собачонку похож, трясется весь, как его там…
        - Господин Маргес?
        Арслан кивнул и натянул гольфы. Обулся, выпрямился.
        - Да. Хочет что-то обсудить. В Империи стихий новая власть, - дракон снова ощетинился и замер, глядя на меня с затаенной злостью. - Тебя это волнует?
        - Меня волнует безопасность моих родных и близких, - ответила с кроткой улыбкой. - Мое присутствие понадобится?
        - На обеде.
        Арслан кивнул, еще раз осмотрелся в поисках штанов и вышел из комнаты в исподнем, гольфах и туфлях. Однако интересный у аконита эффект! С чувством выполненного долга, я легла досыпать честно заработанные часы.
        Риша разбудила меня около десяти. Она девочка умная, быстро взяла себя в руки, с раннего утра вошла в курс дела, узнала, где кухня, кто за что отвечает и как здесь все устроено. Я потянулась, повела носом. Пахло булочками с апельсиновым джемом и кофе. А еще не хватало одной значимой детали.
        - Доброе утро, госпожа, - поприветствовала Риша, поправляя белый фартук на темно-сером платье.
        - Доброе утро, Риша. А, где…
        - Леди драконицы? Вы меня простите, пожалуйста, они так настойчиво рвались в ваши покои, что мне пришлось выдумать, будто у вас заразная болезнь.
        Я вылезла из-под одеяла и уселась за стол.
        - Так.
        - Вы не сердитесь?
        - Смотря, какая у меня болезнь.
        - Есть же такая, при которой все лицо и руки покрываются красными пятнами. Вот. Она самая. Леди сразу передумали вас навещать, сказали, что не очень-то и хотели.
        Я откусила булочку и похвалила Ришу за сообразительность. В чем-то слуги имеют преимущества перед леди. Правила дипломатии не позволяют мне выгнать фройт, но служанке вполне могло примерещиться что-нибудь не то. Что с нее возьмешь? Глупая, неразумная девушка, спросонья не разобралась.
        - Я скучала по тебе!
        - Я тоже скучала, леди.
        - Садись, позавтракаем.
        - Что вы, я…
        - Садись. И во всех подробностях расскажи, как так случилось, что Маргес приехал от имени нового императора. Он уже покорил источник?
        Риша рассказала, что как только пропал Вэйлиан, межстихийный альянс, не теряя времени, объявил срочное собрание, на котором огненные объявили о наличии у них наследника. Тот быстро прибыл в столицу, но никому не показывался. Маргес первым присягнул новому правителю, вслед за ним присягнул и альянс в полном составе. Они даже не пытались искать Вэйлиана. Источник набирал силу, выходил из-под контроля, это означало, что император либо погиб, либо слишком слаб, чтобы контролировать его. Согласно правилам траура, покорение источника и восхождение нового императора состоится через три дня. То есть, уже послезавтра.
        - Сразу мне этот Маргес не понравился! Я не верю, что Вэйлиан погиб. Будь это так, источник давно бы обезумел.
        - Мне это тоже показалось странным. Леди Орэнтруэ поместили в темницу, ее подозревают в убийстве императора, а леди Балинуэй приставили к новому императору. Я всего лишь служанка и слишком глупая, но мне кажется, что новый правитель слаб и слишком юн…
        - Ты все верно понимаешь, он - одиннадцатилетний мальчишка, поэтому его так тщательно скрывают. Пока регенты не убедятся, что знать и чиновники настроены лояльно к новому правителю, не успокоятся.
        - И что мы будем делать? - Риша закусила губу. - И можем ли мы что-то сделать? Что может служанка и бывшая участница отбора?
        - То, чего не могут сильнейшие мужи империи, моя дорогая. Наша сила - в любви и вере.
        - Так вы, все же…
        Улыбнулась и кивнула.
        - Знаете, я ни на секунду не верю, что его величество любит Патриссию. Она, конечно, девушка неплохая, но вы лучше.
        - Кстати, что с ней стало?
        - Как и других, ее держат под стражей в дворцовых покоях. Что-то мы засиделись! Пора готовить вас к обеду, а ночью, когда дракон уснет, может, попытаемся что-нибудь придумать?
        - У меня уже есть план, Риша. Придется ускорить его выполнение.
        Мои платья, к счастью, не украли. Они висели рядом с десятком штанов Арслана. Для обеда я выбрала простой наряд из темно-синего сатина с длинными рукавами и округлым вырезом на груди. Драконы щедро снабдили меня драгоценностями, и я не постеснялась дополнить образ набором из сапфиров. Не успела закончить с приготовлениями, как в дверь спешно постучали. Мы с Ришей переглянулись. Это оказался один из приближенных Арслана, кажется, Крэден.
        - Леди Дархат-Нуар, у нас чрезвычайная ситуация. С Арсланом что-то происходит. Он требует вас и… штаны, - смущенно добавил дракон.
        - Штаны, - повторила, не изменившись в лице.
        - Штаны, - мужчина поправил шейный платок и, на нервах, без разрешения опустился в соседнее кресло. - Он отказывается принимать штаны от кого-то другого, говорит, что это не его, и только вы способны с этим разобраться.
        У Крэдена дернулся глаз.
        - А посольство ждет. Все нервничают.
        - Не стоит, - заверила, сохраняя невозмутимость. - Я разберусь. Риша, подай штаны господина Арслана.
        Служанка исполнила реверанс и быстро принесла необходимое.
        - Идемте.
        Арслан не находил себе места. Я и не ожидала, что изменения произойдут столь стремительно. Он носился по кабинету, сшибая все на своем пути. Волосы растрепаны, глаза лихорадочно блестят, советники сидят по разным углам с огромными глазами.
        - Выйдите, - приказала, не сводя взгляда с Арслана. Заметив меня, он остановился и с облегчением выдохнул. Драконы не шевельнулись, напряглись, озлобились. Какая-то человечка смеет им приказывать.
        - Вы не слышали? Вон отсюда! - крикнул Повелитель и драконов как ветром сдуло. - Они держат меня за идиота! - воскликнул Арслан, забирая из моих рук штаны. - Они полагают, я неспособен отличить свою одежду от чужих тряпок! Вокруг меня плетутся какие-то интриги, заговоры, я это чувствую, ты чувствуешь?
        - Боюсь, Арслан, сначала я не приняла твои слова всерьез, но… - я перешла на заговорщический шепот. - Но я едва отбила эти штаны у заговорщиков! Они пытались что-то сделать с твоей одеждой, но я смогла ее вернуть. Я никому не дам тебя в обиду. Теперь, когда наши жизни связаны, я целиком завишу от тебя. Твоя жизнь - это моя жизнь.
        Дракон застегнул пуговицы на ширинке и довольно улыбнулся.
        - Я знал, что не ошибся в тебе, Рейна. И я верно поступил, связав наши жизни, - он постучал себя пальцем по голове.
        - А теперь приведем тебя в порядок. Послы из Гардейрии ждут. Скажем, что ты задержался на важном совещании, - я подошла к бару и налила в хрустальный кубок воды с капелькой аконита. - Выпей. Освежись. Отдышись.
        Дракон опрокинул в себя воду и шумно выдохнул. Я поправила его одежду, прическу, погладила по щеке.
        - Так-то лучше. Теперь мы пойдем к послам. Выпрями спину и успокойся. Я рядом. Пока мы вместе, никто не посмеет посягнуть на нашу власть.
        - Я никому не позволю отобрать у меня трон! - Арслан крепко поцеловал мою руку и уверенно повел… в туалет.
        Я кашлянула, а Арслан сделал вид, что ему понадобилось уединиться. В это время в кабинет вошел целитель в длинном балахоне и с кожаной сумкой.
        - Леди Дархат-Нуар, где пациент? Мне передали тревожные известия.
        - Повелитель в уборной, приводит себя в порядок. Он не выспался, перенервничал, ничего серьезного.
        Престарелый дракон медленно поставил сумку на стол, почесал густую седую бородку и, крякнув, вежливо произнес:
        - Леди, вы меня, конечно, извините, но я вынужден немедленно созвать совет и поставить перед ним вопрос о снятии Повелителя с должности. На него напала безумная лихорадка, не иначе. Нужно еще провести анализы, осмотреть пациента, но я более чем уверен в диагнозе, я доподлинно знаю первые ее проявления, поскольку сам лечил ее и, порой, довольно успешно, хоть это дегенеративное заболевание и считается неизлечимым.
        - Я все понимаю, но мы не можем опозориться перед нашими гостями. Позвольте провести эту встречу, я буду рядом с Арсланом, проконтролирую. При случае я смогу найти подход и вывести его с собрания.
        Дракон долго смотрел на меня, принимая тяжелое решение. Главный целитель может отстранить Повелителя, если сомневается в его умственном и психическом здоровье, это я ночью в книгах вычитала.
        - Под вашу ответственность, леди. Слишком важно сохранить мир, заключенный с Гардейрией. Я против войны, - дружелюбно пояснил он. - Но я должен присутствовать на собрании, чтобы оценить состояние Повелителя и, в случае чего, по немедленно созову Совет.
        - Хорошо.
        - Что происходит? - рыкнул Арслан, выходя из уборной.
        - Ваши советники беспокоятся за вас, Повелитель, - целитель склонил голову. - Поэтому, в соответствии с протоколом, я вынужден присутствовать на собрании.
        - Исключено! - отрезал Арслан, устраивая мою руку на изгибе своего локтя.
        - Счастье мое, если твои советники сомневаются, мы должны доказать им, насколько напрасны и смехотворны их опасения!
        - Я ничего и никому не обязан доказывать, - прорычал дракон.
        - Но они так не думают. Что тебе стоит?
        Обольстительная улыбка, погладить по щеке, выдержать суровый взгляд и ответить полным любовью.
        - Пожалуйста. Ради меня.
        Дракон тяжело выдохнул и тряхнул головой.
        - Ты меня в тряпку превратишь!
        - Когда остынешь, поймешь, что я была права.
        - Хорошо, - бросил он целителю. - Можете присутствовать, если хотите.
        Через несколько минут мы вошли в зал собраний. Хорошо, что я буду на переговорах. Получу информацию из первых уст.
        За огромным овальным столом сидел господин Маргес и незнакомые мне стихийники. Они выпили уже несколько кружек чая и успели пообедать в ожидании Повелителя драконов. Арслан вошел в своей манере и без лишних церемоний. Кивнул присутствующим, не объяснил многочасовое опоздание и занял место во главе стола, указав мне на соседний стул.
        - Вы что-то хотели обсудить, Ларгес? - сухо произнес он, подзывая лакея. - Чаю принеси. И бутерброды с икрой.
        Лакей кивнул и вышел. Целитель устроился на стуле возле стены и внимательно наблюдал за драконом. Арслан нервно водил плечами, не мог сосредоточиться и постоянно чесался, что не ускользнуло от взгляда господина Маргеса и неизвестных мне господ.
        - Мы рады, что вы, все же, нашли для нас время, - иронично заметил Маргес, не поправив повелителя. Тот лишь махнул рукой. - И рады приветствовать леди Дархат-Нуар. Вы поспешно уехали с отбора, не получив щедрые подарки. Гардейрия не любит оставаться в долгу, вы знаете наши традиции.
        Арслан заломил бровь и посмотрел на меня.
        - Благодарю, не нуждаюсь.
        Не зря мне твоя рожа с первого дня не понравилась, господин, ваши сюрикены, Маргес! Еще подарки предлагает, нагломордый.
        - Леди, не будьте столь строги. Это, все же, знак благодарности от империи за участие в отборе, - произнес знакомый голос. В зал переговоров, играючи держа в руках тяжелый кованый сундук, вошел Он.
        Четыре!
        По телу пробежали мурашки.
        - Пустячок, конечно, учитывая ваш новый статус, но разве не приятно? - он поставил сундук на пол.
        Ладно. Возьму. Поглядим, что там.
        - Хорошо. Я принимаю дары, спасибо.
        - Конечно же, мы привезли дары и для вас, Повелитель, - раболепно протянул господин Маргес, и в зал внесли еще один сундук. Тут же нарисовались драконы, которые тщательно прошерстили содержимое обоих подарков, и подали Арслану знак, что все чисто.
        Наивные. Если Четыре что-то хотел передать, вы это в жизни не найдете. Однажды он умудрится выпилить внутри монеты небольшое отверстие для шифрованной записки, я ее тогда еле достала.
        - Унесите в мои покои, - нервно бросил Арслан, почесывая подбородок.
        Четыре устроился рядом с господином Маргесом и на меня больше не смотрел. Я же, напротив, рассматривала его и едва сдерживала улыбку. Шпионы не привязываются. Во всяком случае, не должны, ведь привязанность - это уязвимость, слабое место. Однако мы с Четыре всегда были связаны незримой нитью, вопреки логике тянулись друг к другу, делились тем, чем не должны были, и обсуждали все. Вообще все. Без ограничений. И сейчас он сидел здесь как глоток свежего воздуха, как приток необходимой мне силы.
        Переговоры надолго не затянулись. Арслан вел себя неадекватно. Чесался, отвечал невпопад, был рассеянным, сосредотачивался только по моей просьбе. Да и визит господина Маргеса, откровенно говоря, не блистал логикой. Как кивок вежливости с сообщением о смене власти, но продолжении прежней внешнеэкономической и военной политики.
        - Господа, Повелитель устал, - вставила, когда лекарь спешно поднялся со стула после очередной выходки дракона. Тот решил попробовать на вкус свой шейный платок и с удовольствием его пережевывал. - Дальнейшие вопросы вы можете обсудить с советом и министрами. Не так ли, любовь моя? - прошептала, обращаясь к чешуйчатому.
        - Они мне не нравятся, - прошептал Арслан. - Мы можем их убить?
        Я подавилась воздухом.
        - Что ты, счастье мое. Разразится международный скандал! К тому же, ты недавно подписал мирный договор. Идем, нужно отдохнуть… Посмотрим подарки от имперцев. Драконы же любят драгоценности.
        Взгляд Арслана сверкнул. Он поднялся и, не прощаясь, двинулся к выходу. В коридоре ко мне подошел целитель и тяжело произнес:
        - Простите, леди Дархат-Нуар, но я вынужден забрать Повелителя для обследования. Вам советую не покидать покои до выяснения обстоятельств.
        Обычно так завуалированно присваивают статус подозреваемого. Я изобразила понимание, улыбнулась, кивнула и поспешила в покои.
        Сундуки уже достали и, заперев двери комнат изнутри, мы с Ришей принялись перебирать драгоценности в поисках послания.
        - Что мы ищем? - восхищенно протянула Риша, откладывая комплект из бриллиантов.
        - Что угодно, Риша. Все, что вызывает подозрение или кажется нелогичным, откладывай в сторону или сразу давай мне.
        Я тщательно рассмотрела пятую золотую монету. Оставалась еще пара сотен. Если бы я была Четыре, куда бы я положила монету с запиской? А положила бы вообще?
        - Как, например, вот это? - выдохнула служанка и протянула мне флакон из тонкого эльфийского хрусталя.
        Эльфийский хрусталь не используется для духов - он неоправданно дорогой. Из такого делают ударопрочные и зачарованные флаконы для редчайших зелий, реагирующие на любую смену рецептуры или подделку. Я несколько раз проверила клеймо - и правда эльфийский хрусталь, но изготовленный как флакон с духами.
        - Молодец, - я осмотрела находку. Жидкость серебристого цвета переливалась розовым перламутром. Осторожно открыла и принюхалась. Пахнет любистоком и корнем эйхелии - редким нейтрализующим растением. Это противоядие, только от чего?
        Стоп… а ведь я его уже видела! Вэйлиан… неужели ты все это продумал заранее? В моих руках лежало противоядие от смерти! Мнимой смерти, меняющей личность.
        Вернулась к подаркам. Наверняка должны быть инструкции. Мы нашли много всего, но интерес вызвал кошель, украшенный вышивкой и драгоценными камнями, внутри которого находился кулон и несколько монет. Кто положит кулон в кошелек? Да и монеты россыпью лежат в сундуке. Тщательно осмотрела и разломила один золотой.
        Есть!
        Четыре использовал наш тайный шифр, поэтому я быстро перевела его послание. Внутри записки короткий адрес. Прочитала, запомнила, сожгла. Внутри второй монеты - инструкция к противоядию. В третьей - код доступа к кулону, переговорному устройству с шифрованием связи. В последней - несколько имен и мест, здесь, в Дракнмаре.
        Четыре, я тебя обожаю!
        Сожгла все улики, золотые сунула в свой кошелек, надела кулон и заперлась в уборной, велев Рише тут же предупредить о любых посетителях, желательно еще до того, как они доберутся до комнаты. На этот раз стихийный щит выстроился сам, стоило мне выполнить процедуру доступа к шифрованному каналу связи. Не знаю, как это работает, но отличный бонус.
        Четыре ответил только через десять минут. Наверное, искал место для разговора.
        - Ты в безопасности? - раздался, наконец, твердый голос прямо в моей голове.
        - Да, можешь говорить?
        - Ты обворожительна, как и всегда, знаешь? - вместо ответа.
        - Как ты оказался в составе посольства Гардейрии? Я все понимаю, но это… как?
        - Давно не был в Дракнмаре. Услышав, что ты здесь, решил навестить подругу.
        Нервно усмехнулась.
        - Я пытался выведать у огненных информацию о полностихийце, но не смог, они все запечатаны. Это умный ход, Девять. Все, кто знает о наследнике, под печатью молчания. Даже, если и захотят, они не смогут рассказать. А некоторые хотели, очень хотели, уж поверь…
        Вспомнила записку «Андор, 11 лет». Как же тогда Майрус достал эту информацию? Впрочем, это уже не имеет значения, сведения достоверные.
        - Поэтому я сразу отправился к императору. Разумеется, неофициально.
        - И Вэйлиан, конечно же, встретил тебя с распростертыми объятиями, сразу поверил и доверился.
        - Вэйлиан, - переспросил Четыре, но тут же сменил интонацию на профессиональную. - Нет. Мы сначала начистили друг другу физиономии, потом все обсудили. На кону моя жизнь, Девять. Конечно, я рискнул всем и дал ему полный доступ к сознанию. Было больно и жестко, но император просмотрел лишь то, что связано с тобой, надавил на мои истинные цели, и убедился, что я всего лишь хочу выжить и выступить на стороне сильных, чтобы занять тепленькое местечко, когда мы победим. Я не герой, я материалист и понимаю, на чьей стороне сила.
        - Это на тебя похоже.
        - Поэтому верь мне, Девять. Я все устроил. Есть доверенный дракон, он поможет тебе улететь сегодня ночью. Это крайний срок, иначе… духи не подействуют. Подробные инструкции в подарках. Удачи нам.
        Духи не подействуют. Вэйлиан, зачем ты так рисковал? А, если бы, у Четыре не получилось? Если я не успею? Если…
        Нет. Никаких «если»!
        - Когда это нам требовалась удача?
        Я разорвала сеанс связи и прикрепила флакон с противоядием к внутренней стороне бедра. Там не станут искать в случае обыска, который и случился через несколько часов томительных ожиданий в заключении. У Арслана подтвердилось безумие, его поместили под круглосуточное наблюдение, а меня, как первую подозреваемую, любезно попросили оставаться в покоях. «Для моей же безопасности» их тщательно проверило несколько драконов. Через час покои проверили снова. Потом снова, снова и снова. Всякий раз я невозмутимо пила чай или читала любовный роман, посматривая за обыском из-под опущенных ресниц. Единственные улики у меня под юбкой, и аконит, и противоядие.
        - Простите, леди, - сухо буркнул бородатый дракон в форме начальника охраны. - Стандартная проверка.
        - Понимаю, понимаю. Меня в чем-то подозревают?
        Мужчина сел напротив меня и сложил локти на белоснежную скатерть.
        - А вы сами как думаете?
        Дипломатично улыбнулась.
        - Можете проверять мои покои сколько угодно. Я последний человек, который желает Арслану зла. Мы с ним связаны. Его жизнь - залог моей безопасности.
        - В таком случае, вы не станете возражать, если я вас обыщу?
        - Стану. Но, разве, у меня есть выбор?
        Дракон тщательно ощупал мой корсет, спину, без стеснения приподнял юбки и осмотрел лодыжки, попросил снять туфли, разобрать прическу.
        - Удовлетворены?
        - Едва ли. У меня остаются сомнения на ваш счет.
        - Это ваша работа. Могу ли я увидеть Арслана?
        - Разумеется нет.
        - А выйти на прогулку перед сном? Даже заключенные имеют право прогуляться.
        Дракон стиснул зубы, но ему нечего было мне предъявить.
        - Один час. Вас сопроводят.
        Я усмехнулась.
        - Серьезно? Куда, по-вашему, я могу сбежать?
        - Не обсуждается.
        Мужчина кивнул и ушел. Что ж. С конвоем как-нибудь справлюсь, не проблема.
        Я подготовила Ришу и тщательно проинструктировала, как действовать в разных ситуациях. Ей категорически не нравился план «Б», при котором доставка противоядия и исцеление императора ложатся на ее плечи. «Не могу», «боюсь» и прочие аргументы разбивались одной фразой «если не ты, то никто». Риша не желала становиться спасительницей Гардейрии, не верила, что служанка может спасти императора, но иных вариантов не было.
        События развивались предсказуемо. Мы со служанкой вышли полюбоваться звездами. Охрана сопроводила нас в западный флигель, откуда открывается чудный вид на созвездия, видимые только в Дракнмаре (на деле, отсюда нас эвакуируют). Да, поэтому мы надели плотные жакеты и капоры. Опыт полета на Арслана показал, что без капора можно и ушей лишиться.
        Площадка овевалась ветрами, они завывали так, что мы с Ришей едва слышали друг друга. Связного пока не было, и мы, замотавшись в принесенные пледы, делали вид, что любуемся звездами.
        - Леди Дархат-Нуар? - воскликнул за спиной незнакомый голос. - Господа.
        Наши сопровождающие недружелюбно остановили дракона, впрочем, тот не церемонился и двумя отточенными ударами отправил мою стражу в забытье.
        - Прошу прощения за некрасивую сцену, - мужчина галантно улыбнулся и быстро подошел к нам. - Раскен Детрой. Акация.
        Кодовое слово прозвучало. Я кивнула.
        - Поторопимся.
        Дракон играючи запрыгнул на парапет и сиганул вниз, как раз в тот момент, когда двери снова распахнулись, и на площадку высыпало пятеро стражников с изогнутыми драконьими саблями наперевес. Я отточенным движением вынула из-под жакета сюрикены и, на всякий случай, достала противоядие.
        - Ты знаешь, что делать.
        - Но, госпожа… - Риша побледнела, сжимая холодными пальцами флакон, который чуть не выпал, когда округу озарила яркая огненная вспышка. Раскен, ударив воздух огромными крыльями, подставил хвост. Приземлиться на площадке невозможно - она слишком маленькая, да и крыша мешала, Рише предстоял рискованный номер.
        - Мы это обсуждали! - выругалась и толкнула служанку к дракону. Если она упадет, то Раскен поймает.
        Стража опомнилась и кинулась вдогонку. Два броска, четыре метких попадания. Один свалился и не поднялся, двое упали и выковыривали сюрикены, а последний, самый стойкий, первым до меня добрался. Я поднырнула под его рукой и, заметив, что Риша не решается, крикнула:
        - Извини…
        Или сначала столкнула ее вниз, в суматохе не разобрать. Девушка прижала к груди флакон и завизжала. Раскен быстро сообразил, подхватил Ришу лапой, и взмыл вверх, огласив округу тревожным воплем. Я знаю, знаю, что начнется погоня и времени почти нет, поэтому махнула рукой, чтобы улетал. Он бросил последний вопросительный вопль и, отскочив от очередного удара мечом, я снова махнула рукой. Шпионы не отличаются геройством. Умирать за ближнего, рисковать всем ради него, если это не входит в задание… у нас этого нет, поэтому дракон рванул ввысь и понесся прочь из Дракнмара, оставив меня один на один с проблемой. Точнее, с четырьмя проблемами.
        Сюрикен не убьет дракона, но, если перережет артерию, то существенно затруднит дальнейший бой. Впрочем, я быстро поняла бесполезность такой тактики. Рано или поздно меня ранят или убьют, если только…
        У меня зачесалась ключица, а чуть позднее у врага задрожали поджилки, потому что стихийный меч они тоже узнали. Пусть женский вариант выглядел не таким внушительным, как меч Вэйлиана, но резал драконов он с такой же легкостью. Бой дался нелегко. Меня ранили в плечо, разодрали наряд, но в итоге победили опыт и проворство. И полностихийный меч, разумеется…
        Устало упала на колени и прислонилась к парапету, перевести дух. Неизвестно, как скоро придет подмога. Возможно, у меня не так много времени. С башни ведет единственная лестница, на ней меня и поймают. С другой стороны, прыгать вниз тоже не вариант, да и ползти по отвесной стене не получится - слишком сильный ветер, я сорвусь.
        Не успела перевести дух, как двери распахнулись, и в проеме нарисовалась мощная фигура Арслана. Потрепанного битвой и с окровавленным мечем в руке.
        - Отлично! Тебя-то я и искал! - прорычал он, грозно ступая в мою сторону. - Не вмешиваться! - скомандовал остальным. Я насчитала троих, хотя неизвестно, сколько еще толпится на лестнице. - Почему вам, женщинам, обязательно нужно все испортить, Рейна? Ну чего тебе не хватало? - устало произнес совершенно не безумный Арслан.
        Он смотрел на меня взглядом потерянного ребенка. Смотрел так, как смотрят на разрушенные мечты, словно его мир перестал существовать, словно пропала цель, к которой он стремился. Мне даже стало жаль его, но ровно до тех пор, пока его взгляд не побагровел. Он смотрел на мой полный стихийный меч, жестко усмехнулся и произнёс:
        - Полностихийный меч. Я догадывался, что он опередил меня, но смел надеяться, что все таки я стану центром твоей жизни. За что ты так со мной Рейна? Я ведь рискнул всем ради тебя.
        - Я не просила. К тому же, ты все сделал своими руками. Переворот в Гардейрии устроил ты?
        - Я всего лишь немного помог, чтобы получить желаемое. Остальное вы сделали сами. Возвращайся Рейна, по-хорошему.
        Для убедительности на площадку ворвалось несколько стражников с мечами и парочка с арбалетами. Я заломила бровь. По-хорошему выглядит как-то неубедительно.
        Я оценила силы противников. Расклад не очень. В лучшем случае меня покалечат, в худшем, скинут вниз или разрежут на кусочки. Но учитывая, что противоядие для императора уже мчится в Гардейрию, я должна во что бы то ни стало задержать драконов. Есть вероятность, что Арслан не догадался. Возможно, думал, что я хочу сбежать? А я хочу сбежать!
        - Так что ты решила? - устало спросил Арслан.
        Вместо ответа я размяла кисть и крутанула полностихийным мечом. Стражники за спиной Повелителя пришли в движение. Дракон неслышно выругался себе под нос.
        - Не глупи, мы всё ещё связаны. Рана, нанесённая мне, отразится на тебе.
        Анаги, да я потерплю боль, лишь бы твою физиономию перекосило от ужаса.
        - Разве у тебя нет более серьезных проблем, чем я? Давай так. Выдели мне дракона, я вернусь в Гардейрию, и мы забудем об этом недоразумении, иначе…
        Дракон иронично приподнял бровь и кивнул в сторону моего оружия.
        - Что, убьешь меня?
        - Не моргнув глазом.
        - Попробуй.
        Он и правда не ожидал, этим я и воспользовалась. Полоснула обомлевшего Арслана по груди. Клинок легко рассек одежду и прошелся по мягким тканям. Белая рубашка обагрилась кровью. Ящер пошатнулся и вылупился на меня. Мою грудь обожгло огнем, дыхание перехватило, сердце сбилось, но крови не было. Кажется. Взгляд затуманился, я потеряла концентрацию. Видела лишь, как мутными тенями кинулись ко мне драконы. Наугад полоснула по воздуху мечом. Он оставлял за собой зеленые и рыжие следы, не подпуская противника.
        Арслан хватал ртом воздух, глядя на мое оружие и меня, вовсе не истекающую кровью, как следовало бы. Сдается, ритуал привязки все же дал сбой.
        - Он-таки успел, - сплюнул Арслан, отталкивая своих же помощников. - Не вмешивайтесь. Это моя схватка. Но не думай, что ты достанешься ему. Если не будешь моей, то ничьей не будешь!
        Ну, раз так…
        Я поднырнула под рукой дракона. Действие аконита странным образом выветрилось, но все равно сказывалось. Он был заторможенным и бил вполсилы. Я с легкостью отбила три выпада мечом, а на четвертый хорошенько приложила дракона гардой по виску. Тот тяжело покачнулся, глянул на меня помутневшим взглядом и свалился на пол. И мне бы проткнуть его для надежности насквозь, я даже перехватила крепче меч, но…
        Не смогла. Впервые я не смогла. Замешкала из-за жалости, а, когда порочный порыв отступил, было уже поздно, я вовсю отбивалась от защитников Повелителя. Вот с ними пришлось повозиться. Одного отправила в полет, но тот обернулся в воздухе, однако на место боя не вернулся, улетел. Второго проткнул насквозь свой же, я всего лишь вовремя отскочила от удара, стравив союзников между собой.
        Арбалеты вывела из строя сюрикенами, ловко обрезавшими тетиву, однако одна стрела все же успела жадно впиться мне в бедро. Еще один сюрикен обезвредил стрелка, второй перешел в бой на мечах. Драка затянулась, и я бы проиграла, если бы не меч Вэйлиана. В тяжелые моменты меня словно вела невидимая рука. Я чувствовала, как мой меч кто-то сжимает и ведет не так, как ударила бы я. Иначе. Сильнее. Острее. Правильнее. Подключалась и магия, то обжигая драконов, то откидывая от меня мощным порывом ветра, то обливая их ледяным потоком, то обрушивая на их головы каменный дождь.
        Когда последний противник осел на пол, я свалилась вместе с ним. Плечо ныло, бедро сводило невыносимой болью, многочисленные ссадины зудели, грудь обжигало, в голове звенело, словно меня засунули внутрь огромного медного колокола и ударили в него. Поэтому я и не заметила появление еще одного дракона. Точнее, драконицы. Она ступала неслышно, я заметила лишь тень, вскочила из последних сил, крутанула мечом, призывая силу и… разглядела.
        Ринолин.
        Это была Ринолин.
        Хрупкое тело взрослой малышки смотрелось дико среди окровавленных драконьих тел. Да и я, израненная, встрепанная, с оружием - не лучшая компания для ребенка. Если она нападет, мне придется дать отпор, а я не хочу этого. Закрыла глаза, чтобы восстановить дыхание и развоплотить меч. Он послушно растворился в воздухе разноцветной дымкой, оставив в напоминание о себе лишь мягкое прикосновение к тыльной стороне ладони, словно прощальный поцелуй.
        Я настороженно следила за мягкой поступью Ринолин. За тем, как она внимательно осматривает лежащих стражников. Возле Арслана девочка остановилась и склонила голову на бок. По ее лицу нельзя было прочитать эмоции. Не было ни страха, ни ужаса, ни отвращения. А запах крови и пота стойко витал в воздухе, несмотря на сильный ветер. Кажется, малышке не впервой видеть сражения, не удивлюсь, если и ее руки-лапы в крови.
        Я силилась подобрать слова. Следовало сказать хоть что-то, объяснить, но… результат, что говорится, на лицо. Оправдания бессмысленны.
        - Кажется, тебе нужна помощь, - неожиданно произнесла она, поднимая на меня взгляд. - Думаешь, как сбежать? - скучающе проговорила девочка, перешагивая труп дракона.
        - Нет, что ты, я…
        Замялась, как школьница, не выучившая урок. К такому жизнь и спецшкола меня не готовили.
        - Да брось!
        Девочка смотрела на меня давящим взглядом, а потом спросила:
        - Знаешь, кто я?
        - Нет.
        - Дочь Арслана.
        Однако поворот! Девочка усмехнулась моей говорящей реакции и посмотрела на отца.
        - Жив, - оправдалась поспешно, не зная, чего ждать от малышки. Я не смогу ударить ее, даже зная, что она далеко не ребенок, что способна переломить мне хребет одним движением когтистой лапы.
        - Спросишь, почему я не купаюсь в почестях? Почему не сижу рядом с ним на приемах? Почему о ребенке Повелителя никто и никогда не слышал? Наверное, потому что я не нужна отцу. Он бросил меня так же, как бросил мою маму, - Ринолин подобрала подол и села рядом с отцом. Без эмоций осмотрела его лицо, будто пытаясь отыскать сходства. - Мама, кстати, из Гардейрии. Дом Воздуха. От нее мне передалась необычайная любовь к небу.
        Девочка закрыла глаза и глубоко вдохнула.
        - Мне жаль…
        - Как поняла? - спросила она, не открывая глаз.
        - Почувствовала твою печаль.
        Ринолин снова усмехнулась, на этот раз горько, и поднялась.
        - Арслан не предлагал ей жениться. Развлекался, а, когда узнал, что моя мама беременна, отказался от нее. Она родила меня, воспитывала, как могла, но… любовь к мужчине оказалась сильнее любви к дочери, и она… Она не смогла.
        Ринолин проглотила тяжелый комок и горько улыбнулась. Несмотря на боль, она пыталась оправдать маму, потому что любила ее. Все дети любят родителей, какими бы те ни были. Все. Даже я, наверное.
        Я погладила ладонь девочки. Несмотря на возраст, по драконьим меркам она еще малышка. Ее реакции и поведение, невзирая на жизненный опыт, похожи на реакции одиннадцатилетнего ребенка.
        - Поэтому не играй со мной. Ты другая. В день нашего знакомства ты призналась, что не любишь Арслана. Что у тебя не было выбора. После этого, - она осмотрелась, - тебе нужно бежать, но из Дракнмара нет выхода. Отсюда можно только улететь.
        - Я знаю. И я нужна в Гардейрии. Мой дом в большой опасности. Дом твоей матери в большой опасности, Ринолин.
        - С этим я могу помочь, - девочка таинственно улыбнулась. - Арслан сделал больно моей маме. Он сделал больно мне, но любит тебя. Одержим тобой. Каждая крыса в гнезде знает это. Он искал тебя долгие годы. Говорил о тебе. Рассказывал. Фантазировал. И, если ты сбежишь, он будет страдать. Я хоть немного, но отомщу ему.
        - Ох, Ринолин. Месть - моя профессия, но заверяю, она еще никому не принесла облегчения. Она не очищает душу, не стирает боль. Она как яд, еще больше отравляющий твои раны. Она становится целью твоей жизни, но неизбежно разочарует тебя… Пока не поздно, подумай об этом. А что насчет помощи…
        Я улыбнулась и благодарно кивнула.
        - Тогда, полетаем!
        Малышка ловко запрыгнула на парапет и сиганула вниз. Через несколько секунд меня отбросило ударной волной, а в небо огненной стрелой взлетело мощное драконье тело. Капор слетел в пылу драки, а от жакета мало что осталось, но я и не в таких переделках бывала.
        Вскарабкалась по хвосту драконицы, цепляясь за роговые выступы и, устроившись на ее спине, постучала по шее. Девочка поняла и, поджав лапы, рванула вперед. Она летела быстрее Арслана, сказывались молодость, резвость и адреналин. Подо мной яростно стучало горячее драконье сердце, согревая и успокаивая. Изловчившись, я вытащила стрелу, обработала и перебинтовала раны, даже задремала, полностью доверившись неожиданной, но, без сомнений, надежной спутнице.
        Я проснулась от несильного толчка. Брезжил рассвет. Я впервые наблюдала его так близко, что захватило дух. По небу разливалась медовая патока первых лучей, обагренная по краям пушистых облаков, словно жженая карамель. В детстве, когда еще жила с родителями, я любила валяться на лугу и смотреть, как плывут по небу белоснежные комочки. Я представляла, на что они похожи, а еще фантазировала, что можно взять их, как пушистую вату, подержать в руках или попрыгать по ним. Теперь мы врывались в разноцветные облака, а они расступались перед нами, тая на щеках влажными поцелуями.
        Мы приближались к Гардейрии. Впереди уже виднелся Атосский хребет, защищающий границы от набегов полуразумных степных народов, правее расстилалось атласным полотном Идосское озеро. Сверху оно и правда похоже на голову волка, Дом Воды этим очень гордится. Но наша цель лежит дальше, внутри Империи, в ее сердце, в глубине Кашейского леса.
        Я направляла Ринолин и через полчаса мы добрались до места. Девочка покружила над поляной, то опускаясь, то снова взлетая - проверяла, все ли безопасно. Убедившись, что нет засады, опытная малышка приземлилась и обернулась ребенком, как только я спрыгнула на землю.
        Ее глаза искрились восторгом, она крепко обняла меня и живо поинтересовалась:
        - Ну как?
        - Замечательно… - ответила с сомнением.
        - Это мой первый полет на такое далекое расстояние! И я впервые везла кого-то на себе! Теперь мы связаны, ты же знаешь?
        - Нет…
        - Я всегда смогу отыскать тебя и услышать твой зов. Потому что драконица тебя запомнила, и ты ей понравилась.
        Великолепно. Арслан, выходит, тоже может? И почему я только его не пристукнула, когда могла?!
        Когда кусты зашуршали, я раскинула щит земли и отодвинула Ринолин за спину. Как работает этот щит? Откуда у меня такая сила?
        В ладони воплотился полностихийный меч, но я сразу его убрала, как только увидела Ришу.
        - Госпожа! - воскликнула она, кидаясь мне навстречу. - Госпожа! Слава Анаги, вы живы! Вы здесь! Вы…
        Она крепко стискивала меня в объятиях и бормотала, не переставая плакать и мять мне бока.
        - Риша, тише, осторожнее… драконы не церемонились, мне немного больно.
        Девушка отскочила от меня, как от головешки, и осмотрела с ног до головы, будто только заметила.
        - Возьмите мой жакет, вы, верно, замерзли! - она принялась расстегивать пуговицы, но я остановила.
        - Не стоит. Все в порядке, - посмотрела в небо. Медный солнечный диск тяжело поднимался от горизонта. Связной прибудет с рассветом, то есть вот-вот.
        Мы поблагодарили Ринолин за помощь и отпустили, а вскоре появился связной. Точнее, связная.
        - Девять, - прозвучало с усмешкой. - Неожиданная встреча.
        - Два… - протянула оторопело, рассматривая коллегу с удивлением.
        - Когда Четыре сказал, что кому-то из наших срочно требуется помощь, я и подумать не могла, что это ты.
        - Не стала бы помогать?
        Что и говорить, в женской части нашей команды всегда существовала конкуренция, несмотря на разную специализацию каждой из нас. Два - непревзойденная воровка, поэтому я ничуть не удивилась, обнаружив в ее руках редчайший артефакт перемещения. Она добудет что угодно в кратчайшие сроки, а, при желании, вернет украденное на место так, что хозяин и не догадается о том, что его вещью кто-то попользовался.
        - Четыре сказал, ты знаешь точку перемещения. Настраивай.
        Дорогущий артефакт, похожий на пластину со множеством драгоценных камней и рычажков, взмыл в воздух. У меня внутри все опустилось, но инстинкты не позволили уронить спасение Гардейрии. Два в своем репертуаре: наглая, вредная и невыносимая.
        - Мое дело здесь окончено. Кстати. Мелтуин назначил награду за твою голову, поэтому, если попадешься мне еще раз, я не откажусь отлично подзаработать.
        Она подмигнула мне и нырнула в темноту леса. Риша, все это время жавшаяся к моей спине, шумно выдохнула.
        - Ужасная женщина! Она нас не подставит?
        - Два - редчайшая паразитка, но она не обманщица. Противоядие в порядке?
        Девушка сунула руку в карман и протянула мне пузырек.
        - Отлично. Ты молодец.
        Я устроилась на земле и положила артефакт на колени. Настройка заняла много времени. Необходимо верно ввести координаты. Малейшая ошибка, даже на полградуса, занесет нас невесть куда. К тому же, необходимо активировать верное количество камней и в нужной последовательности, исходя из количества перемещаемых людей и предметов.
        - Готово.
        - Что-то как-то неуверенно, - заметила Риша.
        Не говорить же ей, что я первый раз выстраиваю координаты и, возможно, нас вынесет в неизвестном месте. И хорошо, если это будет не центр океана или не глубь скалы.
        - Все будет хорошо, - пообещала и, взяв служанку за руку, активировала артефакт.
        Перемещение было… грубым. Нас рвануло в сторону, во что-то ударило, швырнуло на каменный пол по которому мы прокатились кубарем и ударились в нечто твердое. Ощущения примерно такие, как если бы меня сбросили с башни драконов на скалы, но я при этом выжила.
        - Риш, ты как… - простонала, первым делом проверяя целостность противоядия.
        Цело. Булькает. Хрусталь не подделка.
        Открыла глаза, но вокруг царила кромешная темнота.
        - Не знаю, госпожа, - простонала девушка. - Очень больно…
        - Где?
        - Везде-е. Ой… Особенно в спине. И в ноге. И в руке. Везде-е…
        В воздух неожиданно взмыли десятки огненных шаров. Хотелось верить, что это не я, но кроме нас в непонятном месте никого не было. Хотя это не точно. Тусклый свет высветил очертания невысокого свода маленькой пещеры. Место, чующее неприятности, неприятно заныло. Я же не ошиблась в расчетах? Нас ведь не занесло в… не туда?
        - Госпожа-а, - тревожно протянула Риша, проморгавшись. - Госпожа, а мы… мы там?
        - Мы здесь, - протянула уверенно, потому что это единственное, в чем я была уверена. А где это пресловутое «здесь» - понятия не имею. Отыскала глазами артефакт. Увы, при жесткой посадке он разлетелся на осколки, и воспользоваться им снова не получится. Безмолвно выругалась, не поддаваясь панике. Ни к чему волновать Ришу. Я все ввела правильно. Император где-то здесь… - Тебе нужна помощь?
        Осмотрела девушку. Ссадина на щеке, кровоподтек на лбу, порвано платье, но переломов, навскидку, нет.
        - Уже лучше. Больно, но терпимо.
        - Хорошо. Идем.
        Точнее, хромаем, потому что раненная нога, еще и ушибленная в колене, не давала полноценно на нее опираться. Придерживаясь одной рукой за стену, я побрела вперед. Мне почуялось, будто слышу дуновение ветра, поэтому пошла по направлению. Слабый поток щекотал лицо, возможно, мне только чудилось, но будто пахнуло морем.
        - Ты слышишь этот запах? Морского бриза и мяты.
        - Нет, госпожа, - всхлипнула Риша, удерживая меня за ленту корсета. Я тоже делала так в детстве, когда боялась, что маркиза исчезнет так же, как пропала из моей жизни мама. Я долгое время ходила, держа ее за ленту, как собачка на привязи.
        - Успокойся. Все под контролем.
        - Точно?
        - Мгм…
        И, чем дольше мы шли по тонкой ниточке ветра, тем крепчала моя уверенность. Я знала, что Вэйлиан здесь, я буквально чувствовала его и в полутьме шла уже по наитию, протискиваясь в узкие лазы, перешагивая через высокие пороги, местами карабкаясь куда-то вверх, а в развилках безошибочно поворачивая в нужном направлении. Риша вздрагивала, когда над головой неожиданно срывались летучие мыши, или когда мы попадали в липкие сети горных пауков, но служанка быстро брала себя в руки и стойко терпела все тягости. И грязь под ногами, в которой, порой, мы утопали по колено, и стойкий запах плесени, и противный мох, извозивший ладони, и неожиданные водные переправы.
        Наконец, мое сердце отчаянно дрогнуло. Перехватило дыхание.
        - Почти пришли, потерпи.
        Голову закружило, я из последних сил карабкалась наверх. Туда, откуда брезжил свет. Он играл на сводах пещеры, отбрасывая замысловатые тени, манил за собой.
        - А вдруг там враги? - прошептала Риша.
        - Поверь, если там и враги, они не захотят встретиться со мной в таком состоянии.
        Я подтянулась наверх, но нога соскользнула, и я рухнула с высоты нескольких метров, успев в последний момент зацепиться за какую-то корягу или камень.
        - Госпожа! - вскрикнула Риша.
        - Жива, - прохрипела, находя точку опоры. - Относительно…
        Я ударилась головой о камень и на глаза сбежала струйка крови. Накатило головокружение, я мало понимала, в каком направлении двигаться и как держать равновесие, но выбора не было. Я должна. Он там. Наверху. Ждет меня. Я обязана добраться. Обязана!
        Неожиданно меня подхватило воздушным потоком. Он, словно канат, обхватил меня под поясницу, легонько сжал, словно спрашивал разрешения, просил довериться и я… Перестала держаться. Полет был коротким, приземление - мягким. Стихия отступила, оставив на прощанье лишь аромат мяты и моря. Его аромат…
        Риша кряхтела, карабкаясь наверх. Я подала ей руку и помогла выбраться на ровную площадку. Мы вместе упали и тяжело дышали. Такой марш-бросок для нетренированной девушки почти невероятен. Она огромная молодец, но у меня не было сил сказать ей об этом.
        - Император… - прохрипела, указывая направление. - Помоги ему…
        Я достала пузырек с противоядием и протянула Рише.
        - Госпожа, лучше вы сами.
        - Я…
        Хотела сказать, что не получится, но не успела. Голову прострелило знакомой болью, накатила нестерпимая тошнота, сосуды головы судорожно сжались, и я потеряла сознание.
        РИША
        Девушка сидела рядом с госпожой и растерянно моргала. В ее ладонях - эликсир, спасение Гардейрии. Она знала, как его применить, госпожа проинструктировала еще в Дракнмаре, но Риша никогда бы не подумала, что станет героиней. У нее болело все тело, перед глазами танцевали черные мушки, сердце лихорадочно билось, а пальцы дрожали, но она знала, что должна сделать.
        Повернула госпожу на бок, развязала тугой корсет и прошептала:
        - Извините… я должна… я вернусь. Вы держитесь, хорошо? Держитесь!
        Девушка склонилась над госпожой и, уловив слабое дыхание, немного успокоилась.
        - Я быстро!
        Император и правда оказался там, куда указала леди Дархат-Нуар. По центру грота, окруженного прозрачной водой, возвышался плоский камень, закинутый шкурами. Вокруг парили десятки огненных шаров, а сверху, на императора, лился золотой солнечный свет, мягко стекая по мышцам мужской груди.
        Девушка залюбовалась картиной, словно попала в столичный театр на представление, где его величество играл главную роль. Опомнившись, она шагнула в воду и поежилась - та оказалась ледяной. И без того сырая, служанка двигалась так быстро, как могла. Вода доходила до пояса, колола и жалила, но Риша смело преодолела препятствие и, подтянувшись, едва-едва вскарабкалась на императорское ложе. Дрожащими пальцами откупорила пузырек, отмерила в крышечку нужное количество капель и влила в рот его величества. Остальные капли намазала на шею, виски и на область сердца. Оставалось ждать.
        Она нерешительно коснулась твердой груди императора и ощутила неприятный холод, словно касалась безжизненного камня. Его сердце не билось.
        - Неужели не сработало? - испуганно ахнула служанка. - Но… я ведь все сделала правильно.
        Она вздрогнула, когда по гроту прокатился судорожный вдох, переходящий в рык, и упала в обморок, когда император резко сел и посмотрел на нее огненным взглядом.
        МАРКИЗА РЕЙНА ДАРХАТ-НУАР. «ДЕВЯТЬ»
        Кто-то бил меня по лицу и делал это с большим удовольствием. Я почти не чувствовала ударов, зато слышала хлесткие отзвуки пощечин: хлясть, хлясть, хлясть. Открыла глаза. Последнее «хлясть» прозвучало не очень уверенно, а по знакомому лицу пробежала тень разочарования. Возможно, мне только показалось, что Патриссия испытывает удовольствие от избиения обморочной девицы.
        Патриссия!
        - Император! - прошептала, резко поднимаясь.
        Перед глазами потемнело, и я бы упала, но девушка подхватила и уложила меня обратно на шкуры.
        - В порядке. Восстанавливается. Вы успели вовремя, но нам следует уходить. Только… сперва нужно расчистить путь. Твой жених ошивается у входа в пещеру. Он не может войти - заклятие не позволяет, но и мы не можем выйти. Вэйлиан слишком слаб, мало понимает, что происходит, а я не смогу убить дракона, у меня нет оружия. Возможно, тебе удастся отвлечь его, пока мы выберемся?
        Я осмотрелась. Риша сидела рядом и аккуратно вытирала мой лоб куском своего подола. Вэйлиан скользил по воде без признаков жизни. Он лежал на спине, а прозрачная, как эльфийский хрусталь, вода, медленно несла его.
        - Арслан, - повторила, пытаясь сообразить, что происходит. Голова не желала соображать. Мало того, что у меня сотрясение, так еще и Патриссия не пощадила.
        Я беззастенчиво задрала подол и достала то, что осталось из набора номер три. Часть зелий разбилось, часть я уже использовала, а то, что осталось, не годилось для лечения. Зелье экстренных сил и бодрящий эликсир. Это несколько часов неуемной бодрости и повышенной боеспособности, а потом несколько дней восстановления. Их нельзя принимать совместно, но…
        Я откупорила крышечки и один за другим выпила два зелья.
        - Но…
        Патриссия открыла рот, но возразить не успела.
        - Выхода нет, - пожала плечами и выкинула пустые пузырьки. - Я все сделаю. Справишься с ним?
        Император, хоть и жив, но в глубокой отключке. Почти центнер мускулов и счастья, а в распоряжении одна изможденная девица и одна… Окинула Патриссию усталым взглядом. Профессионал. Справится.
        Зелье ударило в голову, разнесло по венам огненный прилив бодрости и сил. Сердце забилось горячо и ровно, плеснуло раскаленную кровь на щеки. Я резко выдохнула, как перед прыжком в ледяную прорубь и, воплотив полностихийный меч, поднялась.
        - Где выход?
        Патриссия указала направление, а сама направилась к его величеству. Перед тем, как скрыться за поворотом, я обернулась. Император попытался подняться и произнес слабым голосом:
        - Рейна?
        - Это я, Патриссия. Все будет хорошо, любимый. Я обещаю. Доверься мне, я тебя вытащу отсюда.
        Любимый…
        Я отбросила ненужные эмоции и бодро шагнула в темноту, которая вскоре расступилась передо мной мерцающей пленкой защитного заклинания, которую яростно рубил двумя мечами Арслан.
        Я наблюдала за этим бесполезным занятием, пока меня не заметили.
        - Не надоело? - уточнила, подходя вплотную к щиту.
        Арслан резко выпрямился и произнес, задрав подбородок:
        - Наверное, ты не знала, что связав наши жизни, я связал и наши тела?
        Да нет, уже догадывалась, что он найдет меня после того, как покатал на спине.
        - Это значит, я найду тебя, где бы ты ни была, Рейна. Думаешь, я не знал, что ты сбежишь? Думаешь, не догадывался? Не предполагал? Я не идиот! Хоть ты и пыталась сделать меня таким… Драконий аконит, - он сплюнул. - Но у любого яда есть противоядие. И мы разработали его, несмотря на то, что считали, будто весь его уничтожили. Ты стала моим слабым местом, моим безумием, порочной страстью, - он медленно очертил острием меча мой силуэт. Пленка защитного заклинания покрылась рябью. - А от порочных страстей необходимо избавляться жестко и без сожаления.
        Он рубанул по очерченному силуэту, отсекая мою нарисованную голову.
        - Ого. От любви до ненависти один шаг?
        И я его сделала. Пересекла пелену, остановившись перед лицом дракона, перекошенным от ярости. Нужно отвести Арслана подальше. Судя по всему, он один. Смельчаков отправиться за безумным Повелителем в страну, с которой только что заключен мир, не выискалось.
        Дракон изменился в лице. Передо мной замер потерянный мальчишка, с отчаянием цеплявшийся за разрушенные мечты. Он грустно улыбнулся, бережно провел пальцами по моего лбу, щекам, коснулся губ.
        - Прощай, любовь моя, - прошептал отчаянно и вонзил кортик в мой живот.
        Точнее, он хотел в живот, но я в школе шпионов не за мальчиками бегала, а усиленно занималась, поэтому перехватила его запястье и увильнулась от удара. Мы сцепились. Дракон яростно шипел, пытаясь одной рукой, ощетинившейся острыми когтями, разодрать мне горло, а другой - вонзить кортик в грудь. По силе я ему уступала, но исход драки определяет вовсе не она.
        Резкий удар коленом в пах, разворот, удар локтем по спине, основанием ладони по кадыку. Решающий удар клинком в грудь Арслан отбил, успел опомниться к этому моменту.
        - Не стоило переходить мне дорогу, - угрожающе произнес дракон и наполовину перекинулся.
        Первые выпады я отбила кортиком, перепрыгнула хвост, уклонилась от удара с укусом, снова уклонилась от правой лапы, но пропустила замах левой. Когти вспороли мне спину, и я с бешеной силой ударилась о скалу. Рот наполнился кровью, один глаз не открылся, дыхание перехватило, как бывает при переломе ребра. В боку надсадно пульсировало и, казалось, что меня набивают ватой, как мягкую игрушку.
        - Что, уже не так весело? - ухмыльнулась драконья физиономия, медленно приближаясь ко мне. А я не могла подняться с колен. Не было сил отразить последний удар. Зато я могла сохранить достоинство.
        Подтянула ближе полностихийный меч, выпавший при ударе, вскинула подбородок и улыбнулась.
        - Ты можешь меня убить, но ты меня никогда не победишь, - прохрипела, не чувствуя страха.
        Я не боясь смерти. Даже когда взмыли вверх стальные драконьи когти, я не закрыла глаза. Поэтому хорошо видела, как блеснул на солнце полностихийный меч императора, как брызнула на траву черная кровь, а следом за ней упала драконья башка. Тело свалилось позднее. Помню, что успела повернуть голову и перехватить затуманенный взгляд Вэйлиана прежде, чем мир погрузился в болезненную истому.
        Неужели смерть - это так?
        Следующие сутки напоминали ночи, проведенные в подземельях т’хардгов. Они знают такие пытки, что позавидуют самые заматерелые садисты. Я испытала их на себе, и теперь испытала вновь, но уже в Чистилище душ. Меня будто резали живьем, пекли в огне, бросали в ледяную воду, чтобы потом подставить холодным ветрам и закопать в сырую землю, а потом по новому кругу. Огонь, вода, воздух, земля… стихии одна за другой издевались, как могли. По ощущениям во мне не осталось живого места. Вероятнее всего, что я думающий прожаренный бифштекс, чем живой человек, но, когда я открыла глаза и увидела перед собой физиономию господина Маргеса, то схватила его за горло безболезненно и точно, как делала это всегда.
        - Рейна, - осекла Патриссия, и попыталась разжать мои пальцы, но я не дала. Нравилось, как хрипел Маргес.
        - Я умерла?
        - Нет, что вы, госпожа! - поспешила успокоить Риша и тронула меня за плечо. - Отпустили бы вы его…
        Перевела взгляд на служанку, пытаясь сложить один к одному.
        Жива.
        - Вы заодно? - нехотя оттолкнула от себя мерзавца и села.
        Я лежала в неудобной кровати, в бедняцкой хижине. На окнах залатанные занавески, Маргес сел на поскрипывающий стул, Риша сходила за едой. Я давно не ела из деревянной посуды, но мясная похлебка оказалась вкусной и сытной. Я жадно глотала, кося на Маргеса подозрительным взглядом. Убить его можно и на сытый желудок.
        В председателе что-то неуловимо изменилось. Он перестал сутулиться и трястись как идиот. Даже морщины отвращения на его лице разгладились, бесить стал гораздо меньше.
        - Маргес, ты отлично сыграл свою роль, - похвалила Патриссия. - Уверена, Вэйлиан скажет то же, когда очнется. Мы ценим твою помощь.
        Я едва не подавилась, уловив подчеркнутое «мы» как знак агрессии.
        Значит, его величество все еще восстанавливается. Я проследила за взглядом Патриссии. В другом углу комнатушки, укутанный стихийными покровами, восстанавливался император, которого леди Мьех зовет по имени. Про «любимого» и вовсе молчу. Она победительница отбора, ее выбрал Вэйлиан, имеет право.
        - Сыграл роль? - переспросила, пытаясь отвлечься. После еды в голове прояснилось. Я протянула Рише посуду и вытерла губы салфеткой. - Маргес, вы сознательно бесили меня весь отбор?!
        Мужчина усмехнулся и кивнул.
        - Мало кто принимает всерьез дураков.
        Это точно.
        - Как император?
        - Восстанавливается. Я был счастлив услышать, что все получилось. Когда лорд Гадай рассказал, что император вручил ему ключи к спасению Гардейрии, я сначала не поверил, но, в сущности, какой у меня был выбор? Довериться. Рискнуть. Терять нечего… К тому же, он знал кодовое слово.
        Лорд Гадай - одно из имен Четыре.
        - Впрочем, расслабляться рано. Мы должны вызволить леди Орэнтруэ и помешать инициации Андора.
        - Мерили все еще в темнице?
        - Ее пытают, - кивнула Патриссия. - Пытаются узнать, где держат Вэйлиана и куда увезли Меридана. Она не расскажет, конечно, но…
        - Я улажу.
        Откинула одеяло, чтобы подняться, но бок прострелило болью, а следом, фейерверками, спазмы рассыпались по рукам и ногам. Стиснула зубы, пытаясь храбриться, но Маргес недовольно покачал головой и уложил меня обратно, а Риша еще и одеялко подоткнула.
        - Уладите. Обязательно уладите. Но сначала нужно восстановиться. Мы влили в вас все возможные зелья восстановления, но этого мало. Организму нужно время.
        Время - непозволительная роскошь в нашей ситуации.
        - Как Меридан?
        - В безопасности. До них с матерью не добраться, эльфы ни за что не выдадут наследника, у нас прочный союз и надежные договоренности.
        Я кивнула и, бросив в императорский угол усталый взгляд, повернулась на здоровый бок и попросила Ришу разбудить меня ближе к закату.
        Снова снились стихии, но в этот раз в их танце и прикосновениях чудилось влияние Вэйлиана, словно он касался меня, звал за собой в мир, расцвеченный четырьмя оттенками. Мир, благоухающий солнечными одуванчиками, морем и костром.
        Я проснулась сама, когда за окном уже сгущались сумерки. Риша дремала на стуле, положив кулак под щеку, а в углу тихо переговаривались Вэйлиан и Патриссия.
        - Спасибо, что была рядом, - тихо произнёс Император, сжимая бледную ладонь девушки. Кажется, все это время она была у подножия императорской постели, смиренно сидела на полу, поила его отварами и меняла компрессы на лбу.
        - Я всегда буду рядом, пока нужна, ты же знаешь, - прошептала девушка и положила голову на подушку его величества. - Что теперь будет с нами?
        - Не отступаем от плана. Всё по-прежнему. Освободим Мерили, помешаем инициации, схватим Андора, уничтожим заговорщиков, восстановим мир в Гардейрии и вернем Меридана.
        Патриссия подняла голову и упрямо мотнула ей:
        - Вэйлиан, я имею в виду, что будет с нами? Ты выбрал меня. Выбрал, невзирая ни на что, а я…
        Она замешкалась, а потом с жаром прошептала:
        - Я так долго играла любовь к тебе, что…
        Император накрыл её губы ладонью и осек:
        - Патриссия…
        Так. Знаете, это уже переходит границы. В моих нервных клетках живут нервные тигры, и они нервно бьют лапой.
        Кашлянула и завозилась, заявляя голубкам, что проснулась. Патриссия шумно вздохнула и поднялась.
        - Как ты себя чувствуешь, Рейна? - мне послышалось, или про себя она пожелала мне подавиться насмерть?
        - Великолепно, - заявила с явным преувеличением. Потянулась, игнорируя тупую боль в боку, иррадиирущую… везде. Села, осмотрела свой скромный ситцевый наряд. - Я бы хотела помыться. Здесь ведь есть душ?
        - Душ есть, - процедила Патриссия и добавила с явным удовольствием: - Горячей воды нет.
        - Устроит.
        Риша встрепенулась, дала мне чистое полотенце, а сама убежала на кухню, готовить поздний ужин. Я поспешила скрыться за дверью. Голубкам нужно закончить разговор, а моим ушам это слышать не следует. Информация не всегда во благо.
        Шпингалета внутри не оказалось, окон тоже не было. Из удобств - ржавый кран высоко в стене, полиэтиленовая шторка и деревянная решетка на полу. Зато был здоровый шмат дегтярного мыла и кусок люфы.
        Я разделась и осмотрела себя, как могла. Мое тело покрывали раны, но ничего серьезного, без воспалений. Некоторые от избытка зелий уже затягивались и рубцевались. Хвала магии!
        Включила воду и без опаски ступила под ледяные струи. Хрустальные капли вонзились в лицо ледяными иглами, стекли по волосам, впились в плечи, а дальше свершилась магия. Снова самопроизвольно. Вода потеплела, перестала кусаться и льнула ко мне в горячей ласке. Почудилось, словно вместо водных потоков по моему животу скользят сильные мужские руки, а уха касается горячее дыхание.
        - Анаги, как же я соскучился, - тяжело произнес Вэйлиан, прижимая меня к себе.
        Я вздрогнула от неожиданности. Как он подкрался? Стихии, чтоб их! Они сведут меня с ума. Или он сведет…
        - Вэйлиан, что ты делаешь? Я не одета!
        - Я тоже, - огорошил он, ничуть не смущаясь.
        Впрочем, я и без констатации факта ощутила спиной упругую кожу, твердые мышцы и… огромную скуку. Прямо-таки настойчивую и неутолимую. Неожиданно для себя осознала, что тоже скучала и даже не против эту скуку развеять, к тому же, ладони его величества так уверенно и убедительно исследовали мое тело, что возражения таяли, не успев оформиться. Не знаю, что обжигало больше, его поцелуи или горячие струи, наполнявшие маленькую комнату клубами пара.
        Он на мгновенье накрыл ладонью мой живот, и в груди что-то надрывно екнуло. По телу прокатилась обжигающая волна, свернулась комочком под его ладонью и стихла.
        - Вэйлиан, остановись… - прошептала, когда поняла, что разум отказывает. Это с безразличными мне мужчинам я могу контролировать процесс и оставаться в себе, но его величество отключал мой мозг, и это нервировало.
        - Убеди меня, - прошептал он, прокладывая дорожку поцелуев от моего уха к плечу и обратно.
        - Там твоя будущая жена.
        Вэйлиан остановился и развернул меня к себе. Отвел с моего лица мокрые пряди, рассматривал жадно, касался пальцами губ, окончательно сводя меня с ума.
        - Нам нужно поговорить.
        Упрямо мотнула головой и отступила к стене.
        - Лишнее. Это… бывает. Пройдет. Я знаю. Патриссия - правильный вариант. Единственно возможный, пожалуй. И она любит тебя.
        - А ты? - от неожиданного вопроса у меня перехватило дух. Растерянно моргнула и пожала плечами.
        - Я всего лишь шпионка.
        - Я спросил о другом, Рейна.
        Он шагнул ближе и уперся руками в стену.
        - Отвечай. Любишь ли ты своего императора?
        Я не могла ответить. Смотрела в его восхитительные глаза, в которых усталость и боль, в которых надежда вперемешку с щемящим одиночеством, в которых весь мир, и я, разгоряченная водой или его близостью…
        - На этот раз ты не уйдешь от ответа.
        Я порывисто подалась вперед и, привстав на цыпочки, поцеловала Вэйлиана в губы. Просто прижалась на миг, и тут же отстранилась.
        - Кажется, похожий разговор у нас уже был, - поднырнула под рукой императора и выскользнула из душа, чтобы тут же завернуться в махровое полотенце. - Ты не заставишь меня делать что-то против воли.
        Вэйлиан развернулся, и я скрестила руки на груди, довольствуясь реакцией. Что и говорить, он находился в выгодной позиции. Мне открывался захватывающий вид неотразимой мужественности, обласканной горячими струями и сдобренной львиной самоуверенностью. Закусила губу и отвернулась.
        Грех! Самый настоящий грех во плоти.
        - Сама сделаешь, - неожиданно раздалось над ухом, а по плечам прокатилось мягкое прикосновение. - Сама придешь. Сама скажешь. И просить не придется.
        Я усмехнулась.
        - А вы фантазер, ваше величество. Советую вернуться в комнату, пока Патриссия…
        Я растерла переносицу и выругалась. Не хотелось портить отношения с будущей императрицей, но я бы на ее месте, как минимум, невзлюбила бы себя.
        - Патриссии нет, Рейна. Есть только ты. Всегда была только ты. Впрочем, скоро сама все поймешь, - путано объяснил Вэйлиан и, обмотавшись полотенцем, ушел первый. А я осталась наедине с заполошно бьющимся сердцем и… сухими волосами!
        «Есть только ты. Всегда была только ты»…
        И почему я улыбаюсь как идиотка?
        Веду себя как баба, ей Анаги!
        Вскоре в ванную вошла Риша. Она принесла мне чистое платье и сияла, как только что отчеканенный золотой. Смотрела на меня и улыбалась еще шире, так, что казалось, ее рот скоро порвется.
        - Риша, ты меня пугаешь!
        Я драла щеткой нещадно запутавшиеся волосы, пока служанка помогала затянуть корсет на нижнем платье.
        - Это не мое дело, - выдохнула она и залилась краской, но продолжила: - он вас поцеловал?
        Я кашлянула и уставилась на девушку.
        - Риша, право слово, откуда в тебе столько наглости!
        Она растерянно моргнула и перестала улыбаться, вспомнив свое место.
        - Простите, госпожа, я… простите. Перешла черту. Извините, пожалуйста…
        Выдохнула и мотнула головой.
        - Прости, это я перешла черту.
        Отложила расческу и взяла ладони Риши в свои.
        - Ты отважная девушка. Не каждый агент разведки проходит через такие испытания, через которые прошли мы с тобой, но ты справилась. Доказала, что на тебя можно положиться. Я доверяю тебе, Риша, и, поверь, доверие маркизы Дархат-Нуар вещь настолько же редкая, что и красная жемчужина. Ты не служанка мне. Ты мне подруга и имеешь право задавать личные вопросы.
        Девушка опустила взгляд и едва не заплакала.
        - Нет, простите, госпожа. Я должна помнить свое место! Особенно, когда вы станете императрицей. Кто вы, а кто я. Служанка не станет подругой для леди.
        - А беглая рабыня не станет императрицей, - произнесла с грустью.
        Риша вскинула на меня изумленный взгляд. Девочка умная, сообразила быстро. Даже быстрей, чем я ожидала.
        - Да. Ты зовешь госпожой ту, что сама должна прислуживать тебе.
        Она открыла рот, но не смогла произнести и слова.
        - Но…
        - Жизнь умеет удивлять, не так ли? Ну что. Готова ли ты дальше идти со мной по жизни? Там, за дверью, Патриссия. Та, что станет императрицей. Ты еще можешь сделать правильный выбор и устроить свое будущее. Я дам тебе отличную рекомендацию. Если останешься со мной… Не могу ничего обещать. Я сама не знаю, какое будущее меня ждет.
        Риша нахмурилась и крепко задумалась, взвешивая все «за» и «против». А потом она подняла взгляд и уверенно произнесла:
        - Я сразу выделила вас из толпы. И в тот день мне пришлось пойти на небольшую хитрость, чтобы прислуживать именно вам. Если честно, я толкнула другую служанку, и та облилась вашим супом. Это было некрасиво, согласна, но… я почувствовала в вас внутреннюю силу. Зовите женской интуицией или девчачьей прихотью, но я поняла, что должна быть рядом с вами. Что хочу быть рядом с вами. Хочу служить вам, потому что вы не такая, как они. Вы настоящая.
        Я усмехнулась.
        - Риша. Даже я не знаю, кто я, как можешь знать ты?
        - Не имя делает человека человеком. Его сердце. Его душа. А они в глазах и поступках. Уверена, его величество тоже так думает, и я не прогадаю, если выберу вас, - добавила она с иронией.
        - Значит, ты остаешься.
        - Остаюсь.
        - И это голимый расчет.
        - Ничего личного, уверяю, - заявила Риша с широкой улыбкой.
        - Иди сюда, маленькая ты вредина, - я притянула девушку к себе и крепко обняла. Как так получилось, что незнакомый человек глубоко проник в душу? При взгляде на нее в груди пекло, словно она моя. Родная. Близкая. Мне хотелось защищать ее и оберегать, как младшую сестру, хоть она и ненамного младше меня.
        Риша помогла мне переодеться и заплести волосы в скромную, но опрятную прическу. На улице ночь, но мы пришли в форму и восстановились. До утра следовало составить план и распределить роли.
        Я вышла в комнату и напоролась на острый взгляд Патриссии.
        - Пойду сервировать стол, - прошептала Риша и ушла. Императора и господина Маргеса тоже не было, мы с леди Мьех остались наедине. Повеяло холодом, словно кто-то открыл окно.
        - Поговорим? - недружелюбно произнесла девушка, усаживаясь в кресло.
        Я кивнула и устроилась на соседнем.
        - Я знаю его дольше тебя, - с ходу начала она. - Мы многое пережили вместе. Он доверяет мне не меньше, чем Мерили. В чем-то даже и больше. Я заслужила быть с ним, заслужила его любви, Рейна! Заслужила больше, чем ты.
        - Ого. Откровенно.
        - К чему игры? Мы не чужие, Рейна. И ты мне нравишься, но… я буду бороться за свое счастье. Не сдамся без драки, - Патриссия вскинула подбородок и складки на ее лбу разгладились. С ее плеч словно упал невидимый груз.
        - Никаких драк. Я не стою на пути вашего счастья. Мне не стать императрицей, а до любовницы я не опущусь, поэтому…
        - Из-за того, что ты - беглая рабыня? - поморщилась леди Мьех так, словно я несу несусветные глупости.
        - Не поняла.
        Воздушница прикрыла глаза и, успокаиваясь, выдохнула.
        - Вообще, я не с того начала. Если честно, эмоции возобладали, - смущенно улыбнулась Патриссия и протянула мне ладонь. - Познакомимся? Я - Пэрис. Твоя сестра.
        Я не изменилась в лице, и не шелохнулась - годы тренировок, но внутри все забурлило. Моя душа будто вылетела из тела, покрутилась на карусели, взорвалась и вернулась обратно, но в хаотичном порядке. Кашлянула, прочищая горло, и сухо переспросила:
        - Что, прости?
        Патриссия убрала ладонь и понимающе кивнула.
        - Неожиданно, знаю. Ты никогда не интересовалась нашим прошлым, а я, напротив, многое отдала, чтобы выяснить все. Почему мать так поступила с нами. Кто она. Где она. Чем занимается, кем стала. И мне это удалось.
        Поэтому Патриссия так себя вела на балу и все знала о моей… о нашей матери. Но дом Воздуха… у нас разные отцы. Мой отец - из дома Земли.
        - Ты… Тебя успели… Я…
        - Успели, Рейна. Они продали меня через несколько лет после того, как продали тебя.
        Попыталась вспомнить детство. Наш дом был полон детей - наших и соседских. Я тогда думала, что это оттого, что родители любят ребятишек. К тому же, у рабов общий стол, общее жилье. Мы не разбирали особо, кто свой, кто чужой, слишком маленькие были. Младшие сестры почти стерлись из памяти, но Патриссии среди них не было. Нет, не так, не было никого с таким именем. А вот Пэрис…
        - Малышка Пэй, - ахнула, глядя на девушку по-другому. - Малышка Пэй?
        На ее глаза набежали слезы.
        Я вспомнила золотые кудряшки, торчащие из пеленок. Пронзительный крик, маленькие пухлые пальчики.
        - Невероятно. Ты была такая крохотная…
        - Я не помню родителей, а собственное имя узнала из архивов. Они продали меня совсем ребенком. В четыре года я уже подносила напитки в Доме утех. С четырех лет, Рейна, меня окружал разврат, запах табака и алкоголя, сальные взгляды, безнравственные мужчины, а, когда мне исполнилось десять…
        Она закрыла глаза и по бледной щеке скатилась слеза. У меня тревожно сжалось сердце.
        - Кто? - процедила сквозь зубы.
        Она всхлипнула и улыбнулась, вытирая слезы.
        - Он умирал в муках, клянусь. Он умирал в муках. Все они поплатились, но…
        - Тебе не стало легче.
        Пэй мотнула головой и обняла себя за плечи.
        - Если бы не Вэйлиан, я бы сошла с ума. Я бы, наверное, убила себя. Это было ужасно, Рейна. Это было настолько ужасно, что я злейшему врагу не пожелаю! Мне было четырнадцать, когда удалось сбежать. Один клиент распустил руки и сломал мне нос. Чуть не задушил. Тогда я поняла, что хватит. Что я лучше умру, в борьбе за свободу, чем буду умирать каждый день, мечтая о ней. Я выпрыгнула в окно. Второй этаж, сугроб… уцелела. Скрылась в ближайшем лесу. До самой ночи убегала от погони - меня находили по следам и магической метке. Провалилась в овраг, обессилела, замерзла… погибла бы, не окажись рядом Вэйлиан со свитой. Молодой принц выехал на охоту как раз в наши места. Он меня и нашел. Спас. Обогрел. Принял на службу, и это был мой выбор. Я получила военное образование, помогала ему во всем. Мои обидчики сначала получили по закону, а уже в темнице - по справедливости. Вэйл не одобрял, но принял мое решение. Месть - мое право, - прорычала она, а я… могла ли винить ее? - Я давно люблю его, Рейна. Я так давно люблю его, что и не помню себя без него. Меня и нет без него, понимаешь? Я не могу и не хочу дышать,
если не для него. А он никого, кроме тебя, не замечает…
        Сестру потряхивало от слез.
        И как объяснить ей, что она полюбила не человека, а свободу, которую он принес? Впрочем, кто я такая, чтобы рассуждать о любви?
        Мы обе вздрогнули, когда раздался стук в двери.
        - Кто-то умер? - испуганно уточнил господин Маргес.
        Пэй быстро вытерла слезы и натянуто улыбнулась, у меня тоже глаза были на мокром месте, но больший хаос творился внутри, как и всегда. Я всего лишь умело скрывала смятение.
        - Женские разговоры, - подарила мужчине дипломатическую улыбку.
        - Ужин, если можно так выразиться, готов. Через несколько часов рассвет, нам нужно распланировать завтрашний день.
        Я кивнула, и мы переместились на кухню. У плиты суетилась Риша, раскладывая по мискам горячую еду, император сидел за столом, но заметив Пэй в расстроенных чувствах, вышел с ней на улицу. На сестре лица не было, разговор дался ей нелегко.
        Жевала, не чувствуя вкуса еды, хотя, судя по всему, было вкусно. Господин Маргес говорил, Патриссия и император вернулись, слушали вполуха, кивали. Все были какие-то рассеянные, каждый варился в собственном соку, но общий план мы, худо-бедно, проработали. Большая надежда была на Саввелия и Четыре, который пришел уже под утро, принес плащи, снаряжение, переговорные устройства и маскирующие артефакты. Если император способен сменить и замаскировать внешность, то мы - нет. Из-за отбора нас каждая собака знает, как только увидят, сразу схватят.
        - Лорд Гадай, - удивилась я, жадно рассматривая друга. Наконец-то могла это сделать спокойно, а не украдкой.
        Этот родной блеск в глазах, все та же обаятельная улыбка и ямочки на загорелых щеках. Только стал еще шире в груди и руках. Он бросил сумки на пол и скинул плащ. Риша подоспела и забрала у Четыре одежду. В доме все было по-простому, прихожей отводилась пара метров возле дверей, а дальше шла кухня с печкой.
        - Леди Дархат-Нуар. Безумно рад снова вас увидеть!
        Настолько, что беззастенчиво подошел и крепко обнял меня. Да и я в долгу не осталась. Это же Четыре!
        - Мне кажется, или ты похудел? Осунулся? Куда делись мышцы? - шутливо пощупала друга.
        - А ты стала еще красивей. Испытания тебе к лицу.
        Император дипломатично кашлянул и холодно заметил очевидное:
        - Вы знакомы.
        - Не только у вас есть прошлое, - добавила спокойно, глядя на Пэй. Сестра сидела по-прежнему невеселая.
        - У всех есть прошлое, его не изменить, - согласился Вэйлиан. - Мы создаём будущее своим настоящим. Лишь это имеет значение. Прошлое - мертвый груз.
        Патриссия придавила императора взглядом и вырвала ладонь из его руки. Впрочем, демарш проигнорировали. Его величество не станет бегать за девушками и подтирать их сопли. Ну, разве что, по большому поводу, как тот, что мы недавно видели. Их связь с Пэй нельзя игнорировать. Слишком много женщин в его жизни, и со всеми как не разлей вода. С одной милуется, с другой целуется, с третьей проводит ночи в горах…
        - Не соглашусь, - решительно заявил Четыре и галантно поцеловал мою руку. Я подвинулась, освобождая место на лавке для друга. - Порой только прошлое дает силы идти дальше, - задумчиво произнес он и, пока я щелкала клювом, рассматривая друга, тот выхватил из моих рук ложку и, зачерпнул жаркое.
        Господин Маргес зашелся неожиданным кашлем, Патриссия с надеждой улыбнулась, и только от императора повеяло холодком. Самым настоящим, не метафорическим.
        - В самом деле, если бы не Де… Рейна, меня бы здесь не было. Ее бы здесь не было. Вас бы здесь не было. Ничего бы не было. Прошлое нельзя сбрасывать со счетов, а вы как считаете?
        Он обратился к леди Мьех, и та, кивнув, ответила:
        - Согласна. Стабильное, надежное прошлое, не раз доказавшее свою преданность куда лучше туманного и неопределенного будущего с его опасностями и непредсказуемостью, - она погладила его величество по ладони, незамысловато рекламируя себя.
        - Прошлое стабильно и надежно лишь потому, что оно прошлое, - ухмыльнулся друг, - а, Дев…
        Я пнула Четыре под столом и тот подавился.
        - Рейна…
        - Леди Дархат-Нуар, - поправил Вэйлиан.
        - Конечно. Леди Дархат-Нуар, - невозмутимо повторил друг и придвинул к себе мою миску. - Ладно, давайте лучше о деле. К завтрашнему все готово. Только как мы можем быть уверены, что источник не принял наследника? Даже не так, как мы можем быть уверены, что огненные не переманят на свою сторону весь совет? Чего им стоит-то? Такое дельце провернули, вполне могут обхитрить, - он с аппетитом выскреб остатки еды из моей тарелки.
        - Давай я тебе еще принесу, поешь нормально…
        Хотела подняться, но император остановил:
        - Твоя служанка справится, - ответил он недружелюбно и перевел взгляд на Четыре. - Когда Источник принимает наследника, перед пещерой вспыхивают охранные символы всех стихий. Такие же символы вспыхивают в небе над дворцом. Второе - Источник дарует новому императору полностихийный венец.
        Четыре, откусив большой шмат хлеба, кивнул на венец императора.
        - Именно. И он все еще при мне. Третье - брачная пара ритуальных клинков Андору тоже не достанется. И последнее, очевидное отличие, волосы, они…
        Но дальше я не слушала, точнее, не слышала. Все, что последовало за фразой «брачная пара ритуальных клинков» померкло. Какая, простите, пара? Я сомневаюсь, что у его величества их много… Я неосознанно почесала ключицу с изображением кортика, чем повеселила императора. Блеск в его глазах был слишком красноречивым.
        - То есть, вы уверены, что сюрпризов не случится? То есть, Источник не сочтет внезапно, что Андор более достойный, чем вы. Уж простите, ничего личного, - поспешно добавил Четыре, придвигая к себе новую порцию горячего.
        - Теперь не сочтет, гарантирую, - невозмутимо ответил Вэйлиан.
        - Теперь?
        - Теперь? - с надеждой переспросил господин Маргес, который знал больше нас всех вместе взятых про принятие Источником императоров. - Можно больше не опасаться?
        Его величество лишь загадочно кивнул.
        Чего стоило опасаться прежде, мы не знали. Чего можно больше не опасаться - не узнали, зато еще раз прошлись по плану, оговорив роли каждого.
        - Вот сюда, - Четыре расстелил на столе карту и ткнул в место куском соленого огурца, - мы с Рейной…
        - Лорд Гадай, - с энтузиазмом перебил император. - Вы любите холод?
        - Не понял? - Четыре сунул огурец в рот и в полной тишине раздавался лишь аппетитный хруст. Соображал Четыре быстро. Слишком быстро. Посмотрел на меня, на Вэйлиана, снова на меня. А я что? плечами пожала, в отказ пошла.
        - На северных границах, максимально удаленных от столицы, пригодятся ваши таланты.
        Друг усмехнулся, понятливо кивнул и продолжил:
        - Вот сюда мы с леди Дархат-Нуар, - он многозначительно помолчал, - заманим большую часть стражи, пока вы с господином Маргесом под прикрытием леди Мьех, доберетесь до источника. Леди Орэнтруэ не сможет присоединиться, ей сильно досталось, она восстанавливается.
        - Ты ее вытащил? Как?!
        - Помнишь, как мы провернули дельце в Антаруссии?
        Я рассмеялась и пихнула друга в бок. Поверить не могу, что нечто подобное прокатило во дворце. Тогда нам поручили вытащить из плена клиента. Я сыграла подвыпившую девицу легкого поведения, попутавшую адрес, а Четыре, пока я отвлекала стражу пошлыми предложениями, в это время вывел нашего пленника.
        - Два?
        - Не отказала. Но ты была убедительней.
        - Сомнительный комплимент, знаешь…
        - Впрочем, лучше отправлю вас заграницу. Есть пара мест, куда никого, кроме вас и не пошлешь, - задумчиво произнес император.
        - Ваше величество, вас напрягает наше с Девять прошлое?
        Господин Маргес снова подавился, хотя все уже давно съели. Я снова пнула Четыре под столом, но тот осклабился:
        - Здесь все свои. Нормальный вопрос.
        - Нормальный? - прошипела, едва не покрутив пальцем у виска.
        - Меня «напрягают», - передразнил Вэйлиан, - ваши попытки завести совместное будущее. Вы понимаете, что его не будет или вам объяснить подробно и наедине?
        Температура в хижине и без того стремилась к нулю, а после этой фразы и вовсе опустилась до минуса.
        - Вэйлиан, не здесь. Не сейчас, - прошептала Патриссия.
        - Ваша без пяти минут супруга верно говорит, - нагло улыбнулся Четыре, который никогда не расшаркивался перед титулами. Если все обсудили, давайте выдвигаться?
        Император постарался, чтобы погода на ритуале, невзирая на все старания Андорра и лорда Воздуха, стояла пасмурная. Так наши плащи с глухими капюшонами не вызовут подозрения, да и люди Саввелия смогут затеряться в толпе.
        Мы выдвинулись в скромной карете, решив притвориться большой семьей из Эдрика, ближайшего к столице торгового городка. Активировали артефакты искажения внешности, и Риша подтвердила, что никого не узнает. Я превратилась в пожилую женщину, Вэйлиан - в моего пожилого супруга, Маргес стал его братом, а Патриссия и Четыре - нашими детьми.
        - Двое детей - слишком мало. Кто-то мне советовал, для безопасности, завести десяток, - припомнил император, когда мы прибыли на место.
        Снаружи гудела возбужденная толпа, накрапывал назойливый дождь, нервничали и ржали кони, играла торжественная музыка.
        - Что-то мне подсказывает, у вас есть план на этот счет.
        - Не только план.
        - Поторопимся, - прервал Четыре, накидывая капюшон. - Ритуал вот-вот начнется.
        Музыка и правда оборвалась. Тревожно ударили барабаны, а леди Балинуэй поднялась на высокую трибуну. Поляна перед знакомой тропой была битком набита людьми, распорядительницу мы почти не видели, зато хорошо слышали ее голос, усиленный магически.
        - Люди Саввелия уже здесь, - оповестил Четыре, когда мы прошли контроль и влились в толпу. - Выступаем по вашему сигналу.
        Его величество кивнул и сжал мою ладонь.
        - Удачи.
        - Она ей не нужна, - усмехнулся друг.
        - Она вам понадобится, лорд Гадай. Очень скоро. А с тобой, Рейна, все будет хорошо, я обещаю.
        - Я битый час отбивала тебя от архатов, ты и глазом не моргнул, что изменилось?
        Вместо ответа Вэйлиан очаровательно мне подмигнул и растворился в толпе вместе с Патриссией и Четыре.
        - Он капитально в тебя втрескался, Рейна, - обличительно заявил Четыре.
        - Если еще и ты скажешь, что нам не быть вместе, я тебя ударю.
        - Ты девочка умная, разберешься. Просто помни, когда не сложится, у тебя есть надежная запасная гавань.
        Четыре и надежность? Серьезно?
        Я усмехнулась и, заняв оговоренную планом позицию, прислушалась к леди Балинуэй.
        - Мы все скорбим по его величеству. Я лично носила его на руках. Видела первые шаги. Наблюдала, как маленький Вэйлиан мужает и превращается в мудрого, справедливого, достойного правителя. Но траур не может длиться бесконечно, а сила источника требует покорения. К счастью, над Гардейрией просиял луч надежды и Анаги открыл нам нового полностихийца, который в данную минуту вошел в Источник и, уверена, выйдет из него новым императором Гардейрии.
        Толпа вяло загудела, не то поощряя Андора, не то скорбя по Вэйлиану.
        Ожидание затянулось. Дождь усиливался. Леди Балинуэй перестала улыбаться, намокла и ушла со сцены. Барабанщики устали и то и дело сбивались с ритма. Народ заволновался. Мало кто помнил, как быстро покорил источник Вэйлиан, но тревога витала над толпой как стая ворон.
        - Почему так долго?
        - Что происходит?
        - Почему не вспыхивают факелы?
        - Кто-нибудь выключит этот дождь?
        Где-то надрывно заплакал ребенок, заржали кони, а потом барабанщики стихли, потому что с тропы выбежал взволнованный лорд Огня и что-то прошептал леди Балинуэй.
        - Приготовься, - напомнил Четыре, и, когда раздался оглушительный громовой раскат, а небо располовинило яростной молнией, я, что есть мочи, заверещала.
        - Мятежники!!! Спасайся, кто может!!!
        Вызвать у толпы панику - элементарное дело. Достаточно действовать уверенно, объявить о проблеме и дать указание к действию.
        - Бежим!!! - провизжала для особо непонятливых.
        Неповоротливая толпы дрогнула, шевельнулась, и с истеричными воплями поползла в разные стороны. Лихорадочные попытки леди Балинуэй убедить присутствующих в провокации не увенчались успехом, ведь сторонники Саввелия скинули плащи, и в безликой толпе их белоснежные балахоны сияли солнечными вспышками.
        Манипулируя толпой следует помнить главное правило: посеяв панику, ты ее уже не остановишь и твое же детище способно тебя же и убить. Кто-то рачительный и «добросердечный» подхватил меня в образе сердобольной старушки и затянул вглубь. Самое опасное место - в центре толпы, если ты упадешь, то уже не встанешь и вряд ли выживешь, тебя раздавят в буквальном смысле и даже не заметят.
        - Девять! Девять, держись, - раздался слабый крик Четыре.
        Натянулась и затрещала ткань плаща. Кто-то сзади наступил на него, и меня потянуло вниз. Я лихорадочно пыталась скинуть одежду, но толпа двигалась молниеносно и мощно, как волна цунами, я не заметила, как оказалась на земле, и в плечо впился чей-то каблук.
        А дальше…
        Я провалилась под землю и упала в объятия мягкой и чрезмерно широкой кровати.
        Не моей.
        Для шпиона нет ничего хуже отставки, а меня не просто отставили, меня вышвырнули с поля боя как неразумного котенка. Да, я попала в сложную ситуацию, да, сломала бы несколько ребер, но что мне выбраться из толпы людей, когда я в одиночку порубила в капусту толпу аратов?
        За окном стояла безмятежная тишина, словно там, у алтаря, не кипел бой. По небу тяжело передвигались неповоротливые черные тучи, высоко кружил одинокий сапсан, непонятно как оказавшийся над столицей, а я, обхватив себя руками, стояла в пустой комнате, и билась с непривычной тревогой. Она съедала меня изнутри смертельной болезнью, и от безвыходности хотелось выть.
        Он там.
        Один!
        И я не могу помочь.
        Так и простояла у окна, тревожно вглядываясь вдаль, пока горизонт не покрылся карамельной патокой. День тяжело смыкал веки, быстро сгущались сумерки, зажглись фонари. Вокруг их медовых головок роилась мошкара. Она глупо билась в стеклянные плафоны в отчаянной попытке добраться до света. Я стиснула зубы, сжала кулаки и хотела отпрянуть, как заметила в конце аллеи движение.
        В окружении огней, под громкие молитвенные напевы, сквозь императорские ворота медленно вошла делегация во главе с его величеством, господином Маргесом и Патриссией. Император в белоснежных одеждах, с полностихийным венцом на голове и ритуальным мечом в руках выглядел настолько величественно, что невольно перехватило дух. Высокий, грозный, с праведной яростью во взгляде, широкоплечий, подтянутый… неотразимый. Даже длинная туника не скрывала, а только подчеркивала его грацию, уверенные движения, с первого взгляда выдающие хищника, главу стаи, того, кого инстинктивно боишься и уважаешь, кому помимо воли желаешь подчиниться.
        Навстречу делегации высыпали придворные и стражники. Они в растерянности водили башками, но быстро поняли, что для здоровья полезнее опуститься на колено и склонить головы, пока они не покатились под ноги его величеству.
        Неожиданно осознала, что вышла на балкон, чтобы лучше видеть, да еще и губу кусаю.
        Вэйлиан поднял взгляд и безошибочно нашел меня среди многочисленных окон и балконов огромного дворца. Тело прострелило знакомой дрожью, и я отпрянула в тень, а потом и вовсе вернулась в комнату. Зажгла канделябры, заметила, что в углу стоит поднос с едой. Кто и когда его принес, я не заметила. Возможно, кто-то даже разговаривал со мной, но я была не в состоянии услышать.
        Вскоре в коридоре раздался шум, послышался глубокий низкий голос, отдавшийся теплом в животе. Сердце ускорило бег, а, когда двери открылись, замерло.
        Вэйлиан смотрел на меня, я смотрела на него, и мир перестал существовать. Если мгновенье назад в голове панически металось множество мыслей, то под чутким императорским взглядом они выстроились в шеренгу, развернулись и замаршировали прочь.
        - Ты ничего не ела? - недовольно заметил его величество, закрыв за собой двери.
        - Что?
        Он кивнул на еду и тяжело опустился на диван. По-домашнему расстегнул жилетку, снял полностихийный венец, кинул его на журнальный столик.
        - Почему, спрашиваю, не поела?
        Я медленно моргнула, кажется, резко поглупев.
        - Не поняла. Об этом поговорим?
        - Почему нет?
        Вэйлиан стянул с себя сапоги, расстегнул воротник-стойку и устало откинул голову на спинку дивана.
        - Я не голодна.
        - Зато я очень проголодался. Но нет сил даже подняться…
        Вэйлиан закрыл глаза и попытался усмехнуться, но вышло невесело. В груди щелкнуло и все потеряло значимость. Он едва восстал из мертвых, сражался за трон и будущее Гардейрии, одному Анаги известно, как развивались события у Источника, а я хочу устроить скандал из-за своего отстранения?
        Правда хочу?
        Этого ли хочу?
        Император задремал. Его грудь тяжело, но размеренно, вздымалась, морщины усталости и боли разгладились. Стараясь не шуметь, подошла ближе. Коснулась его волос и пальцы привычно щекотнуло родной энергией. Смогу ли я жить, как прежде?
        Теперь, когда трон Гардейрии в безопасности и Арслан мертв, мне нечего делать во дворце. Я должна уйти. Разобраться с Мелтуином, помочь Четыре…
        Но, Анаги, как же тяжело! Как же до безумия тяжело! Мои ноги словно налились свинцом и отказывались идти дорогой, если она не ведет к Вэйлиану. Глаза защипало от подступивших слез, в груди заболело. Остро, давяще, почти нестерпимо. Я склонилась к его величеству, нежно поцеловала в щеку, словно пыталась оставить напоминание о себе, и резко выпрямилась. Арслан прав. Порочную страсть необходимо вырывать с корнем. Нельзя позволять себе слабости. Только не в нашем мире.
        Я должна уйти.
        Стоило сделать шаг, как Вэйлиан мягко схватил меня за кисть и тихо произнес, не открывая глаз:
        - Не уходи. Побудь со мной немного.
        Замешкалась. Могу и утром уйти. Какая разница?
        - Хорошо…
        Я поставила поднос с едой перед Вэйлианом, разлила по бокалам вино, принесла вазу с фруктами и этажерку с пирожными. Неплохо бы зажечь камин, ночи в Гардейрии прохладные.
        Уложила дрова, вкусно пахнущие смолой, взялась за спички, но не успела чиркнуть, как с ладоней сорвался озорной огонек, шмыгнул на поленья, лизнул их, прокатился по шершавой коре и зашелся веселым треском.
        Позади раздался понимающий смешок.
        Я бросила спички и поднялась. Мозги снова заработали, и произошедшее стало складываться в нерадостную картинку, где я из королевы превратилась в пешку, оставшуюся на полупустой шахматной доске.
        - Уже началось, не так ли? - несмотря на усталость и бледность, Вэйлиан выглядел так чарующе, особенно в бликах огня, что я растеряла весь пыл.
        - Я не поняла, ты заранее все продумал?
        Вэйлиан задумчиво улыбнулся и положил ладонь рядом с собой.
        - Сядь.
        - Поверить не могу!
        Я села, только потому, что ноги ослабли, и перехватило дух. В сознании молниеносно проносились события, пропущенные через призму новых знаний.
        - Огненные ни за что бы не выдали наследника, - произнесла, ошарашенно глядя на императора. Он улыбался и смотрела на меня, лежа головой на спинке дивана. Слушал ли? Его взгляд скользил по моему лицу, губам, шее, сбивая с мыслей, но я должна разобраться! - У вас не получалось узнать, кто он, потому что всех, кто знал об Андоре, запечатывали. Другого способа вытащить парня из норы не было, поэтому вы устроили грандиозный спектакль? Попытки подорвать твою власть и убить тебя рано или поздно увенчались бы успехом. Все должны были поверить, что ты мертв, а Меридан в страхе бежал к эльфам, что опасности для заговорщиков больше нет, и они могут беспрепятственно занять трону и покорить источник. Так?
        Вэйлиан коснулся моих волос, провел пальцами по щеке, коснулся губ, не отвечая. Кажется, вовсе не слушая. Он думал о своем.
        - Заговорщики поверили, - ответила резко, отстранив его ладонь и не позволяя сбивать меня с мыслей. - Заняли пустующий трон. Показали наследника. Предатели обнаружили себя. Но… Вэйлиан, ты рисковал!
        - Я ничем не рисковал, - хмыкнул он и медленно погладил меня по запястью, пленительно глядя в душу. Таинственно трещали поленья, огненные блики укутывали уютным полумраком, вино дурманило голову… Впрочем, нет, я же не сделала и глотка. Это прикосновения Вэйлиана…
        - Ты ведь никого не посвятил в свой план! Даже Мерили!
        - Почему даже?
        - Патриссии не сказал. Она же твое все.
        - Мое все - ты, - тихая фраза прозвучала грозным выстрелом. В горле пересохло, и я нашла причину, чтобы высвободить руку от дурманящей ласки. Схватила бокал, сделала несколько нервных глотков, пытаясь унять рвано бьющееся сердце, выровнять дыхание. Император сел и повернул мою голову к себе, нежно тронув за подбородок. - Я ведь сказал, что доверяю тебе и постараюсь дождаться. Дождался.
        - Не мог выражаться яснее? - фыркнула, стукнув бокалом о столик.
        Вэйлиан заговорщически подмигнул. Какой же дурак! Ведь мог погибнуть!
        - И с чего ты решил, что мне можно доверять? - я пихнула его в грудь. - Если бы не успела? Если бы обманула? Если бы предала? Если бы…
        Его величество лишь шире улыбался с каждой моей запальчивой фразой. Потом и вовсе взял бокал с вином и, лениво поигрывая рубиновой жидкостью, задумчиво посмотрел в камин, намекая, что я чего-то не учла.
        Я сглотнула, вспоминая, что упустила.
        - Та-ак. Все началось с бала. С той ночи, когда я все забыла.
        Улыбка Вэйлиана стала и вовсе триумфальной. Он коснулся губами бокала, чтобы ее скрыть, но я успела заметить.
        - Я забыла, а ты, стоит полагать, прекрасно помнишь.
        - И никогда не забуду. Никогда, - заверил он, бросив на меня короткий, но до костей обжигающий взгляд.
        - Замечательно, - выдохнула нервно. - Я полагаю, что зелье с волчьим соком не было зельем с волчьим соком? Точнее, ты и это спланировал, разве нет?
        - Я понимал, что вести с тобой окопную войну можно до бесконечности. Ты скорее умрешь с голоду, чем сдашь свою крепость.
        Я усмехнулась сравнению, но в целом, он отлично меня выучил за короткий срок.
        - Также я понял, что небезразличен тебе.
        Пристальный взгляд. Ждет подтверждения? Так не дождешься, самоуверенный!
        - И ты не позволишь мне погибнуть. Все прошло по плану. Ты выпила яд, не успела принять противоядие, впрочем, оно бы и не помогло. А то, что дал я… У него специфические свойства.
        - Кроме потери памяти, оно развязывает язык, не так ли?
        Вэйлиан отпил, чтобы скрыть улыбку, и снова посмотрел на огонь. Его лицо стало задумчиво-прекрасным. Рыжие блики ласкали суровый профиль, бросали тень, подчеркивая волевые скулы. И мне бы смотреть в огонь, но лицо императора завораживало куда больше.
        - Ты призналась во всем. В твою защиту скажу, что ты боролась до последнего. Несмотря на зелье, сопротивлялась, но это выше твоих сил. Выложила все, как на духу. Призналась, что жить без меня не можешь. Что я проник так глубоко в твое сердце, что без меня рядом оно и биться не может. Что скорее сама умрешь, чем позволишь мне погибнуть, и я поверил, - театрально заявил император.
        - Вот уж нет! - вспыхнула, чувствуя, как краснеют щеки. Не могла же я так сказать! Ни за что!
        Вэйлиан рассмеялся. Провел!
        - Хорошо, хорошо, - он примирительно поднял ладонь. - Ты использовала немного другие слова. Частично из диалекта ирхов, частично - северных т’хардгов, бесподобное, к слову, произношение, я бы решил, что ты корнями оттуда, если бы не знал о тебе все…
        Кстати об этом! Ухмылка Патриссии натолкнула меня на мысль.
        - Ты, знал и то, что я беглая рабыня?
        - Стоило указать об этом в анкете, было бы проще.
        Я заломила бровь и император поправился.
        - Совсем забыл, слишком мало пустых строк.
        - Именно.
        - В следующий раз исправимся, - по-деловому заметил Вэйлиан, и я ощутила непреодолимую тягу что-нибудь в него швырнуть.
        - В следующий раз. То есть, ты объявишь о новом отборе?
        - Когда сын подрастет, придется. Я уже знаю, что он будет полностихийцем, значит, власть останется у нас. Андора источник не примет, да и мятежники не могут возглавлять империю. Я уверен, что трон наследует сын.
        - Не поняла.
        - Это он позаботился о тебе. Не дал связать ваши жизни с Арсланом.
        Меня словно мешком по голове ударили.
        - Совсем ничего не поняла.
        - Разве?
        Вэйлиан поставил бокал и откинулся на спинку дивана. Он внимательно наблюдал, как меняются эмоции на моем лице, да и цвет самого лица, полагаю, тоже.
        И я осознала. Медленно. Отказываясь верить, но я выстроила единственно возможную логическую цепочку. Накрыла ладонью живот и нахмурилась. Это не я выстраивала щит, когда говорила с Четыре и, тем более, это не я зажгла камин.
        Не я.
        Это он.
        Погладила живот и ощутила мягкий горячий отклик, словно внутри поселился огонек и трепыхнулся в ответ на мое внимание.
        - Ты…
        - Мы.
        - Вэйлиан, ты…. - я сжала кулаки, чувствуя, что зверею.
        - Ты думала, это отбор по твоим правилам, милая? - усмехнулся император.
        Может, отбор и не был по моим правилам, но жить я буду по своим!
        - Ты же не думаешь, что я отдам тебе своего сына?
        - Ты же не думаешь, что я позволю жене продолжать жить прежней жизнью?
        - Я не заставляю тебя бросать Патриссию, но я не отдам вам ребенка! Уму непостижимо! Ты воспользовался моим беспамятством! Я даже не помню нашу первую ночь!
        - Это поправимо, - коварно улыбнулся Вэйлиан и легко коснулся моего лба.
        Выдернутые воспоминания ударили по голове грудой камней. Моя ярость, злость, сопротивление зелью, а потом… небывалая легкость. Я отпустила себя, выложила Вэйлиану все. Вообще все… а он беззастенчиво спрашивал о моей работе, моей семье, моем детстве. Слушал, кивал, подбирался ближе, соблазнял и…
        Соблазнилась.
        Еще как соблазнилась.
        Да что там, я совсем не сопротивлялась, когда он смял мои губы в нетерпеливом поцелуе. Более того, срывала с него одежду, как одержимая. А дальше и вспоминать стыдно. Мы перестали существовать по отдельности, слились воедино, горели в огне страсти, и боль, нахлынувшая остро, мгновенно истлела в неге и удовольствии, пронзавшем тело не то острыми иглами, не то мягкими прикосновениями. Я закусила губу и застонала, испытав снова то, что забыла.
        - Если что-то пошло не так… какие-то моменты не вернулись, - хрипло произнес Вэйлиан, касаясь дыханием моего уха, - я напомню.
        - Ты перед всей Гардейрией назвал Патриссию будущей императрицей! Она любит тебя!
        - А я люблю тебя, - выдохнул он и, пресекая дальнейшие возражения, накрыл мои губы своими.
        Я должна была оттолкнуть. Возможно, даже хотела, но утонуть в нем, раствориться без остатка хотела гораздо больше, поэтому прильнула к сильному горячему телу, позволила Вэйлиану опрокинуть себя на диван и освежить воспоминания. Он нетерпеливо срывал с меня одежду, убедительно пресекая возражения страстными поцелуями и, вскоре, не осталось ничего, кроме сильных рук, сжимающих мои бедра, сбивчивого дыхания на моей шее и сильных, уверенных толчков, выбивающих остатки сомнений.
        Не отдам.
        Никому.
        Никогда.
        - Мой, только мой, - простонала, впиваясь в спину Вэйлиана ногтями и крепко обхватывая его бедрами, когда мир взорвался яркими вспышками блаженства.
        Тело еще содрогалось от удовольствия, когда разум прояснился, подкидывая мне один страх за другим. Вэйлиан накрыл мои губы пальцем и прошептал:
        - Поздно бояться. Помнишь, на тропе я сказал, что пути обратно не будет… И как оказалось кстати твое незнание императорских ритуалов, - он усмехнулся, коснувшись своим носом моего.
        - Когда я заплела твои волосы…
        - Это был довольно серьезный шаг, но, чтоб ты знала, я не сомневался, что все получится. Источник выбрал тебя в первый же день, как только мы увиделись тогда, на лестнице у императорского дворца.
        Значит, я не ошиблась. Он следил за первым испытанием.
        - Ты без сомнений приняла брачный клинок.
        - Обычные мужчины дарят женщинам украшения.
        - Это мы тоже проходили, - прошептал Вэйлиан, закусывая мочку моего уха и заставляя сердце снова ускорить бег, а только остывшую кровь закипеть. - Но, как выяснилось, оружие ты любишь больше украшений.
        Я усмехнулась.
        - Как проходит императорская свадьба? - спросила, чтобы развеять последние сомнения.
        - После того, как невеста создаст брачное плетение, - Вэйлиан тряхнул головой, и рядом со мной на диван упала неумело заплетенная коса. В последнее время он только с ней и ходил. - И примет ритуальный клинок, она входит в Источник.
        - Ты… ты понимаешь, какой ты интриган? Ты заставил меня выйти за себя замуж, да так, что я этого даже не поняла!
        - Ты вошла в Источник.
        - А ты вошел в меня.
        Вэйлиан игриво приподнял бровь.
        - Строго говоря, не выходил, и пока не собираюсь.
        Он томно шевельнул бедрами, выбивая из моей груди невольный стон.
        - Я про высокое, а ты! - фыркнула, имея в виду жизнь, душу и вообще… но плотский вариант, чего уж греха таить, меня тоже во всех отношениях устраивал. Даже более чем.
        - Про высокое успеется. А пока я хочу насытиться тобой, - многообещающе прошептал он, закусывая мою нижнюю губу. - Я и без того долго терпел, не смея лишний раз коснуться. Опасаясь, что стихия уничтожит тебя, но теперь… не спасешься!
        Еще предстояло выяснить кто и от кого не спасется. Когда поняла, что сопротивление бессмысленно, а заодно уточнила, возможен ли императорский развод (как оказалось, даже смерть не разлучит нас), взяла ситуацию в свои руки. Мы не спали до утра, да и следующий день провели в полузабытье. Много разговаривали, нежились и любили друг друга, оставив дела на Мерили, Патриссию, господина Маргеса и Четыре. К тому же, я абсолютно доверяла Саввелию, который с храмовниками взял императорский дворец под охрану.
        - Это ведь ты помог Саввелию сбежать? - спросила ближе к вечеру, помогая мужу (уму непостижимо!) надеть парадный жилет. До чего же ему идут эти белоснежные одежды!
        Нас ждали на официальном приеме. Вэйлиану следовало появиться, пару раз ударить кулаком по столу, показать, какой он грозный и какая неотвратимая кара ждет всех, кто преступит закон. Заодно предстояло отобрать магию у лорда Огня и Андора. Неприятная, но необходимая мера.
        - Что ты, любовь моя. Император не имеет права вмешиваться в вопросы религии и социального устройства, - заметил он невозмутимо. - Кто же виноват, что стража сработала из рук вон плохо и у некоторых слишком длинный язык. У меня и к тебе есть вопросы…
        Он неожиданно развернулся и в полную силу нанес тот самый удар, что я упустила в саду. Я выставила блок, поднырнула под рукой Вэйлиана и быстро поцеловала его в щеку.
        - А я думала, кто спас меня тогда. Мой ангел-хранитель!
        - Я не мог допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Но и вмешаться напрямую не мог тоже.
        И мы бы вряд ли дошли до зала заседаний, где нас уже давно ждали, но в спальню без ложной скромности и предупреждений ввалился Меридан.
        Став невольным свидетелем жаркого императорского поцелуя, парень присвистнул.
        - Мер! - грозно рявкнул Вэйлиан. - Сколько раз я тебе говорил, не врываться без предупреждения?
        - Прости, я забыл, что ты теперь женатый и все дела… больше не буду, обещаю! - хмыкнул он и поиграл бровями, глядя на меня.
        - Тресну.
        - Ну, теперь-то можете, ваше величество, - передразнил Меридан и склонился в поклоне, а меня прострелила паника.
        Ваше величество. Я испуганно глянула на Вэйлиана, а он невозмутимо поцеловал мою ладонь.
        - Официального объявления еще не было, но это лишь протокольное мероприятие. Тебя принял источник. Тебя приняло мое сердце. Тебя принял наследник.
        - Да как увидел, так и при… нял.
        У Меридана оттянулась челюсть. Я уже говорила, что парень быстро соображает.
        - Наследник. Ребята, а вы когда успели-то?
        Его величество опасно поднял бровь и парня как ветром сдуло.
        - Люблю я его, - улыбнулся Вэйлиан. - Идем?
        Сказать, что к такому жизнь меня не готовила, это ничего не сказать.
        Зал заседаний, был забит до отказа. Присутствовала вся Дума. Триста с лишним магов. Заметив нас, они замешкали, а, когда церемониймейстер объявил о прибытии императора и императрицы, все опустились и склонили головы в едином порыве. Ладно, ладно, Вэйлиан попросил меня явить полностихийный меч. Тот самый, женский, что всегда со мной. Для устранения, скажем так, сомнений у отдельных личностей.
        Предстояло решить важные вопросы: легитимацию Саввелия как главы новой Церкви и первого советника императрицы (по согласию Вэйлиана и моей просьбе), упразднению рабства по воле народа, лишении лорда Огня и Андора магии, а также избрании нового лорда Огня, избрании меры наказания для леди Балинуэй. Именно она встречалась с Арсланом, и это она просила сделать Вэйлиану больно. Как оказалось, ее обманули, дезинформировали, сбили с толку. Но важны не причины, по каким она предала императора, важен сам поступок. Оставлять ее при дворе было опасно, но и строго наказывать - бесчеловечно.
        Большинство вопросов уладили быстро. Было непривычно, нудно, но я справилась. Вэйлиан часто советовался со мной, внимательно выслушивал мое мнение и принимал решения, учитывая его. Он еще не до конца восстановился, и лишение лорда Огня сил далось ему тяжело. Тогда я впервые узнала, как можно поделиться с императором магией. Огонек подсказал. Я просто взяла Вэйлиана за руку, а остальное сделал сын. Смешно представить, что он, размером вряд ли с горошинку, уже способен помочь не только матери, но и отцу.
        Вэйлиан благодарно улыбнулся и убрал руку, когда почувствовал себя лучше, чтобы не причинить малышу вред.
        Леди Балинуэй решением большинства сослали в дальний монастырь нянчить беспризорных детей, а для решения последнего вопроса Вэйлиан попросил всех покинуть помещение.
        - В чем дело?
        Он накрыл мою ладонь своей и твердо произнес:
        - Я рядом. И мы вместе через это пройдем.
        В опустевший зал ввели леди Джеремию Арнтголд. Мою мать. Следом за ней вошла и Патриссия. Кивнула мне, бледной молью устроилась рядом, а я не могла дышать. Смотрела на женщину, давшую мне жизнь, и не знала, что сказать, что сделать.
        - Леди Джеремия, знаете ли вы, в чем обвиняетесь? - прогремел голос Вэйлиана.
        Безразличный взгляд скользнул по мне, по Патриссии, снова по мне… и тут она поняла. То ли догадалась, то ли узнала, хотя это вряд ли. Ее лицо исказило страхом. Женщина упала на колени, профессионально, как по щелчку, зашлась слезами и принялась молить о пощаде.
        - Тебе принимать решение об ее дальнейшей судьбе, - произнес Вэйлиан, но я так не думала. Повернулась к Патриссии, которая не дышала. Смотрела с ненавистью на женщину, по чьей вине не просто лишилась детства, а лишилась всего, и безмолвно плакала. Я видела, как ее душа выворачивается наизнанку.
        - Я думаю, это малышке Пэй решать.
        - Отдать в публичный дом, - вздернув подбородок, громко заявила она. Джеремия вздрогнула, и в панике уставилась на императора. Таких наказаний нет в законе. - Самым циничным, жестоким и бессердечным клиентам. Лишать еды. Теплой одежды. Подвергать унижениям. Через несколько лет, когда убедимся, что ее воля окончательно сломлена, отдадим в сумасшедший дом, где она проведет остатки своей жизни в одиночной камере, среди стен, отчаяния и горьких пилюль, вгоняющих в беспамятство.
        От каждого слова, бросаемого с холодной ненавистью и лютой решимостью, женщина вздрагивала, как от удара. Она так живо представила себе возможное будущее, что от волнения упала в обморок. Настоящий или театральный - не берусь судить, но внутри не дрогнуло. Я не желала ей такой жестокой участи, и уже хотела вмешаться, но Вэйлиан заметил шепотом:
        - Она, кажется, поверила.
        Император и Патриссия переглянулись и тепло улыбнулись друг другу. История этих двоих никуда не делась. И любовь Патриссии к моему мужу - тоже. С этим придется мириться.
        - Я, кажется, тоже поверила.
        - У нас будет время узнать друг друга, - с грустью заметила сестра. - Конечно, если ее величество этого захочет.
        Она покорно склонила голову, признавая выбор Вэйлиана, и подчиняясь закону.
        - Ты моя сестра. Ты - единственный родной человек. Пэй, конечно, я этого хочу.
        Мы решили, что хватит тюремного заключения после того, как мать родит. А до тех пор ее запрут в дальних покоях. Лишить излишеств, заработанных нечестным путем, найти всех проданных детей и поделить богатства между ними. Нас оказалось девять, и, пусть ушло несколько лет, но мы нашли всех. Наши судьбы сложились по-разному. Мальчишкам пришлось гораздо труднее, но мы обрели друг друга.
        Мелтуин пытался покинуть страну, но ни связи, ни опыт, ни профессионализм не помогли ему избежать ответственности. Это он, ведомый ненавистью и горем от смерти жены, нашел Андора, договорился с Арсланом, провел ритуал на моей ауре, чтобы Вэйлиан наверняка обратил на меня внимание, шантажировал леди Балинуэй. Мастер манипуляций и интриг, он разработал план с долгосрочной перспективой, и все бы вышло, не окажись в цепочке бракованное звено.
        Я.
        Жена Мелтуина была сестрой Мерили. Женщина погибла во время боевой вылазки в горах, еще во времена, когда Вэйлиан был наследником. Уже тогда он мог оживить ее, но не стал, чтобы не нарушать равновесие Источника. Оживление человека могло привести к гибели всей Гардейрии. Мерили долго не могла смириться с решением Вэйлиана, но скоро поняла и приняла. Зато не смог Мелтуин. Сначала горевал, а потом разработал план мести, к которому шел долгие годы. И я была важной ступенью этого плана, но вмешались чувства. Впервые вмешались чувства. Мелтуин словно специально испытывал меня, подсовывая то к одному, то к другому клиенту. Красивые, успешные, сильные, интересные… я могла влюбиться в любого из них, но сердце даже не дрогнуло. Тогда, уверенный, что я до конца предана делу, Мелтуин и поручил мне этот заказ.
        К счастью для всех.
        Мерили быстро оправилась и пришла в себя. Они с Четыре невзлюбили друг друга с первого взгляда, а через месяц объявили о помолвке, опасаясь, что такими темпами убьют друг друга быстрее, чем поженятся. Вэйлиан способствовал скорейшей организации свадьбы и успокоился только когда лично провел обряд соединения.
        У нас родился замечательный малыш. И дочь вышла прехорошенькая. А в двойняшках Энди и Раульде мы и вовсе души не чаяли, как и малышка Сандора, появившаяся на свет еще через год. Империя, наконец, вздохнула спокойно. Жизнь потекла размеренно и благостно. Рабство отменили, храмовников со страшными ритуалами призвали к ответственности, и большинство казнили, с драконами установили мир и даже торговое сотрудничество, чему способствовала Ринолин. Они с Мериданом быстро подружились и, возможно, у них получится неплохая история любви.
        А наша…
        Я смеюсь, когда вспоминаю, с какой самоуверенностью ехала на отбор, как верила, что он пройдет по моим правилам, а неприветливый и холодный император-простачок быстро упадет к моим бесчувственным профессиональным ногам. Но оказалось, что это был отбор по его правилам, чему я несказанно рада.
        Кстати, Риша в этой истории оказалась умнее всех, изначально заняв верную сторону и до конца служа нам верой и правдой. К тому же, свои золотые она получила, выиграв спор среди прислуги.
        P.S. Однажды Четыре спросил, не грущу ли я по прежней жизни? Путешествия, опасность, сложные задачи, игра. Есть что-то особенное, какая-то романтика в том, чтобы превращаться в личность, которой не являешься, делать то, что большинству людей не под силу, выполнять невыполнимые задачи, и я задумалась, а почему стала шпионкой? Ведь могла выбрать путь искусствоведа, спокойную жизнь, выйти замуж, рожать детей, вести хозяйство…
        - Знаешь, - улыбнулась, запуская пальцы в кудряшки Сандоры, дремлющей на моих коленях, - наверное, все это время я искала себя. Играя других, я не знала, кто я. Растворялась в личностях, которыми не являюсь. Впервые я понимаю, что нахожусь на своем месте. Что тратила жизнь впустую. Впрочем, полученные знания мне пригодились на новой должности.
        - Глава Дипломатического ведомства, - усмехнулся Четыре. - Кто бы мог подумать. Девять и дипломатия.
        Пожала плечами и подмигнула другу. В небе парили ласточки, в саду царила безмятежность, а на душе - весна.
        20.01.2022

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к