Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Романецкий Николай / Секретные Материалы: " №313 Сигизия Город Истинного Счастья Файл №313 " - читать онлайн

Сохранить .
Сигизия («Город истинного счастья»). Файл №313 Крис Картер
        Секретные материалы #313
        Крис Картер
        Сигизия («Город истинного счастья»). Файл №313
        Десять миль от Комити
        8 января
        Всякому известно, что школа «Гровер Кливленд Александер» - самая крутая школа в Комити. А «Гроверские черти» - самая крутая команда. А девчонки из «ГКА» - самая крутая группа поддержки…
        Бум никогда в этом не сомневался.
        Они не просто болеют за своих - так, что и дьяволу стало бы тошно. Они не просто помогают во время матчей, снимая с тренера и капитана приличную часть забот. Сегодня они не побоялись отправиться с командой за город, туда, где нашли труп Бруно. Поехали, хотя и ходят упорные слухи, что парня убили сатанисты.
        Бум обвел одноклассников грустным взглядом.
        Двадцать семь парней и девчонок стояли вокруг со свечами в руках. Чтобы не задуло ветром, свечи вставили в отрезанные верхушки бутылок из-под «Кока-колы». Двадцать семь парней и девчонок смотрели на Бума и ждали. Двадцать семь свечей поблескивали искорками в позолоченных буквах «G» на куртках - одном из символов «Гроверских чертей».
        - Я помню, как мы с Бруно еще в детский сад ходили, - начал Бум. - Бруно был мне… - Перехватило горло, и Бум с трудом сглотнул комок. - Я не знаю… Он был мне как брат. Мне с ним всегда было хорошо. То прекрасное время я никогда не забуду. - Он почувствовал, как на глаза навертываются предательские слезы, и ожесточился. - Теперь Бруно нет. И мы должны держаться вместе, защищать друг друга, потому что он бы хотел от нас именно этого. Говорят, сатанисты намерены вырвать из наших рядов еще несколько человек. Мы им не позволим! - Слеза-таки выкатилась, и Бум ожесточился еще больше. - Надо кое-кому как следует врезать. Нужно постоять за себя. Я уверен, что Бруно не ждет от нас с вами ничего иного. Я уверен, что он теперь в раю.
        Задрожал голос, и Бум замолк. Отвернулся, отошел в сторону. Молчали и остальные.
        - Бум! С тобой все в порядке? - Терри Роберте не выдержала гнетущей тишины, подошла и тронула Бума за плечо.
        - Да, - с трудом проговорил он.
        - Ты очень хорошо сказал про Бруно, - добавила Марджи Клайджер, подходя следом за подругой.
        - Да…
        - Кстати, - продолжала Марджи, - ты разве не слышал, на кого сатанисты намерены устроить охоту теперь?
        - На кого? - Бум наконец-то справил - ся со своим голосом.
        Зато дрогнул голос Марджи:
        - На блондинку-девственницу. Так что вам, парням, ничего больше не грозит.
        И Марджи, и Терри Роберте были блондинками, и потому их страх был Буму понятен.
        - Будем возвращаться, я вас подвезу, - сказал он. - До самого дома. Сдам родителям из рук в руки.
        Бум не трогал машину до тех пор, пока не разъехались все остальные. И лишь когда поляна опустела, он сказал: «Ну все, едем», включил зажигание и выбрался на шоссе. Повернул к городу.
        Дело шло уже к полуночи. Прямо над дорогой висела почти полная луна, заливала шоссе мертвенным светом.
        Девчонки трепались о своем, девичьем.
        - Моя мама мне всю плешь проела, - с досадой говорила Терри. - «Потерпи до свадьбы» да «Потерпи до свадьбы»!
        - Моя то же самое твердит, - отозвалась Марджи. - Терпи, мол, нечего без чувств парням отдаваться. Вот и дотёрпелись!..
        - Ага, дотёрпелись.,. Не сегодня-завтра сатанисты поймают. И только потому, что ты - девственница, принесут в жертву. - Терри всплеснула руками. - Боже мой!
        Бум слушал девчонок вполуха и опять думал о Бруно.
        - Интересно, - сказала Марджи, - а как они определяют, девственница жертва или нет? А вдруг на самом деле она вовсе и не девственница!
        Терри содрогнулась:
        - Я не знаю. И вообще не хочу об этом думать.
        Марджи повернулась к парню:
        - Бум, а ты, случайно, не девственник?
        - Случайно, нет, - сказал Бум.
        - Знаешь, Бум, - сказала Терри. - Не будь мы девственницами, может, нам бы тоже не было страшно!
        Бум посмотрел на нее странным долгим взглядом. И добравшись до ближайшего проселка, съехал с шоссе в сторону…
        Домой он не вернулся. И не позвонил. И сам на звонки по мобильнику не отвечал.
        Утром встревоженные родители обратились к шерифу.
        Бума нашли в тот же день.
        Он висел на веревке, спущенной с обрыва, и едва не касался земли носками кроссовок.

11 января, раннее утро
        Молдер вел машину, а Скалли сверяла дорогу с лежащей на коленях картой. Она была зла: Призраку доложили из какого-то захолустья о появлении сатанистов, и он, решив, что дело там вовсе не в сатанистах, выдернул напарницу из дома ни свет ни заря. Извольте, мэм, отложить в сторону все текущие дела и отправиться среди ночи в путь!.. Для того, чтобы расследовать самое обычное бытовое убийство, с которым в течение двух дней наверняка справится местный шериф.
        Дорога была пустынной, лишь время от времени лица партнеров освещались фарами встречной машины. Молдер чувствовал недовольство напарницы, и в салоне царило тягостное молчание. Оно нарушалось редко - на очередной развилке, когда Скалли, хмуря брови, коротко предупреждала, куда свернуть.
        Наконец, когда уже наступил туманный рассвет, Молдер остановился возле дорожного указателя, на котором было написано «Въезд в Комити, город истинного согласия. 38825 жителей». Впереди усталых путешественников ждал очередной перекресток.
        - Судя по карте, - заметила Скалли, - тут следует повернуть направо.
        - Мне сказали, что надо повернуть налево, - не согласился Молдер.
        - Кто сказал?
        - Детектив Уайт. - Молдер коротко взглянул на Скалли. - По телефону.
        - На этом самом перекрестке?
        - Возле светофора.
        - Что-то я не вижу здесь светофора, Молдер! Что-то я вижу всего-навсего знак «Проезд без остановки запрещен»!
        - Ну, по-видимому, имелся в виду именно этот знак.
        «Город истинного согласия, - подумала Скалли. - Значит, нам никогда не стать гражданами этого города». И скомандовала:
        - Тем не менее поворачивай направо. Молдер пожал плечами, тронул машину, подъехал к перекрестку и послушно повернул направо.
        Вскоре справа и слева от дороги потянулись коттеджи, а потом впереди возник зеленый глаз светофора - по-видимому, тот самый, о котором упоминал неведомый детектив Уайт.
        Когда они поселились в местном мотеле и разыскали детектива Уайта, раздражения в душе Скалли только прибавилось.
        Во-первых, детектив Уайт оказался смазливой длинноногой девицей лет двадцати пяти, одетой в модный костюмчик и сразу принявшейся забрасывать Молдера заинтересованными взглядами.
        Во-вторых, убийство оказалось самоубийством - повесился местный школьник.
        А в-третьих, ни сатанистами, ни прочей нечистью в «городе истинного согласия» и не пахло.
        Уайт они отыскали в концертном зале местной школы. Здесь как раз началась церемония прощания с покойным.
        На сцене стоял заваленный цветами гроб, рядом - портрет улыбающегося черноволосого парня в раме под стеклом.
        Улыбка была светлой и открытой - странно, что обладатель такой улыбки пошел на суицид. Наверное, несчастная любовь…
        Передние ряды перед сценой заполняли около полусотни подростков и родителей. Половина молодых людей была одета в черные куртки, на которых изображалось нечто похожее на козлиную морду.
        Увидев это, Скалли хмыкнула. Последователи Сатаны так открыто свою атрибутику напоказ не выставляют. Наверняка столичных агентов ЦРУ сюда пригласили напрасно…
        Между тем на сцену поднялся мужчина в костюме-тройке, подошел к микрофону, поправил на носу очки.
        - Мы потеряли прекрасного молодого человека, леди и джентльмены. - Он вновь поправил очки. - Печаль переполняет наши сердца. Я не любитель говорить высокие слова. Каждый из присутствующих может выйти сюда и поделиться личными воспоминаниями о Джейби.
        - Друзья называли погибшего Бумом. - Уайт для разнообразия отлепила взгляд от Молдера и посмотрела на Скалли. - Он был четвертьзащитником школьной футбольной команды. Все его любили. Он был лидером класса, собирался в колледж. Его нашли повешенным в лесу два дня назад. - Она вновь принялась поедать глазами Молдера. - И я бы не позвонила вам, не будь это уже третья смерть школьника за последние несколько недель. Причем гибнут исключительно мальчишки…
        Молдер отвернулся от сцены:
        - По телефону вы сказали, что люди подозревают, будто этим занимаются сата-нисты.
        - Да, это распространенное мнение. - Уайт развела руками. - Я бы даже сказала, очень распространенное.
        Она принимала явно выверенные позы - чтобы подчеркнуть стройность фигуры. И юбка была коротка по той же самой причине…
        Скалли поморщилась. Подумаешь, наградил господь узкой талией!..
        - И на чем же это мнение основано? - спросила Скалли, внимательно следя, чтобы раздражение не проникло в голос.
        Уайт вновь повернулась к ней:
        - На различных свидетельствах о существовании в городе последователей сатанинского культа.
        К микрофону подошел один из школьников:
        - Я хорошо помню, как мы с Бумом ходили в детский сад, как пришли в школу. Он был мне как брат…
        Уайт посмотрела на сцену, губы ее дрогнули.
        - И у вас имеются вещественные доказательства о проведении сатанинских ритуалов? - спросила Скалли настойчиво.
        - Нет, - глухо сказала Уайт и опустила голову. - У нас имеются только жертвы. Но, поверьте, для нас и этого немало.
        - Я понимаю, - Скалли помолчала ровно столько, чтобы выразить молчанием соболезнование. И продолжила: - Однако ничего конкретного, что бы показывало на связь этих смертей с сатанистами, у вас нет. Так?
        Молдер, внимательно рассматривавший козлиные морды на спинах подростков, повернулся к смазливой детективше:
        - Если вы вдруг заметили нотки скептицизма и недоверия в голосе агента Скалли, то это только потому, что она давно собрала неопровержимые доказательства, напрочь развенчивающие версию увлечения сатанис-тов ритуальными убийствами.
        Уайт вскинула на него красивые глаза:
        - В самом деле?
        Молдер пожал плечами:
        - Этот вопрос надо задавать не мне. Скалли посчитала, что не стоит обращать внимания на подобные подколки партнера.
        - Наши исследования, - сказала она, по-прежнему следя за собственным голосом, - подтвердили, что большая часть этих убийств приписывается сатанистам либо ошибочно, либо по злому умыслу. Преступления, якобы связанные с культом Сатаны, как правило есть результат умственных болезней, душевных расстройств или других подобных причин.
        - Но в нашем случае нет никаких подобных причин! - воскликнула Уайт. - Вы бы послушали рассказ двух школьниц, которые стали свидетелями смерти Бума!..
        - А кто их допрашивал?
        - Я, разумеется.
        - По отдельности? Или обеих вместе?
        - Обеих вместе. Скалли улыбнулась:
        - В таком случае, мэм, они могли сочинить свой рассказ прямо в ходе вашего допроса.
        - Нет-нет, что вы! - Уайт замотала головой. - Это девочки из очень приличных семей, неплохо учатся, отличаются прилежанием. Вряд ли они могли все это придумать. - Она еще раз мотнула головой. Будто ставила в своих выводах жирную точку. - Нет-нет, придумать такие подробности попросту невозможно.
        Скалли улыбнулась еще шире:
        - А вот сейчас я угадаю, что они вам по-нарассказывали. Они, якобы, видели участников Черной мессы и стали свидетельницами того, как те пьют кровь, как приносят в жертву некрещеного младенца или девственницу-блондинку. Верно?
        Глаза Уайт стали круглыми и потеряли большую часть своей красоты.
        - Да, да. Вы правы.
        Дверь с треском распахнулась, и на пороге возник усатый тип в сером свитере и черных брюках. Следом за ним в зал хлынула целая толпа.
        Очередной подросток, поминавший Джей-би Бума добрым словом, замолк и отодвинулся от микрофона. Усатый обвел присутствующих диким взглядом и полез на сцену.
        - Извините! - сказала Уайт и бросилась к нему.
        По залу разнесся ропот.
        - Куда это она? - Скалли проводила Уайт ехидным взглядом.
        - Не знаю, - сказал Молдер. - Ты, случаем, не подозреваешь, что она девственница?
        Скалли фыркнула:
        - Я даже сомневаюсь, что она блондинка.
        Усатый, которому парни с траурными повязками на рукавах преградили дорогу к микрофону, закричал:
        - Пустите меня, пустите!!! Я им все расскажу.
        - Не пускайте, - крикнула Уайт.
        - А я говорю - пропустите! Уайт подлетела к усатому:
        - Сюда нельзя,.сэр!
        «Сэр» небрежно отодвинул ее в сторону и взревел:
        - Сколько нам еще терпеть! До каких пор мы будем спокойно смотреть, как умирают наши дети! До каких пор, я вас спрашиваю! .. Слуги Сатаны разгуливают по нашему городу!
        Уайт схватила его за плечо:
        - Сейчас не время, Боб!
        - Не время?! - Боб небрежно стряхнул с себя авторитетную длань блюстительницы закона и ринулся на сцену. - Ах, не время!
        Парни с черными повязками не решились ему противиться, лишь Уайт прокричала в спину:
        - Боб! Боб, подожди!
        Но Боб уже подлетел к микрофону:
        - Не время?! - Он потряс сжатыми кулаками. - Моя жена спать по ночам не может. А дети говорят, что уже несколько дней чувствуют присутствие Сатаны рядом с нашим домом. Чего вы ждете, люди? Пока не умрут все дети?.. Мы немедленно должны что-то предпринять! Мы обязаны перейти к активным действиям! Надо изгнать дьявола из города.
        Уайт взлетела на сцену, вновь схватила усатого за плечо:
        - Боб, так нельзя! Здесь не место! Пойдем!
        - Не место?! - взревел Боб. И замер с открытым ртом.
        В зале резко запахло гарью. Над сценой поплыли легкие клубы дыма. Со звоном разлетелось стекло с портрета Джейби Бума, чудом не зацепив никого из присутствующих осколками. Клубы дыма стали гуще.
        Послышались испуганные крики. Боб пятился от микрофона, с ужасом глядя на гроб.
        - Тихо! - заорала Уайт. - Спокойно, без паники!
        Вокруг гроба вспыхнули языки оранжевого пламени, облизывая цветы, потянулись к потолку. К запаху гари прибавилась какая-то вонь.
        Молдер дернул Скалли за рукав:
        - А это как тебе? Может быть, у нас просто глюки?
        Ответить Скалли не успела - Молдер бросился к дверям, на помощь красотке Уайт, наводить порядок. Иначе бы перепуганные люди в панике попросту задавили друг друга…
        Большого ущерба странный пожар не нанес. Детектив Уайт оказалась достаточно толковым работником, чтобы привести людей в чувство и не допустить паники. Гроб быстро потушили. Поскольку теперь о похоронах не могло быть и речи, тело Джейби Бума отправили назад, в морг одной из местных больниц, для повторного вскрытия.
        А потом дошло дело и до двух свидетельниц его смерти, которые все еще сидели в зале, взявшись за руки, перепуганные свалившимися на их голову ужасными событиями. Школьниц успокоили, привезли в офис шерифа и рассадили по разным кабинетам.
        Скалли досталась блондинка с вьющимися волосами и нагловатым взглядом. Волосы у нее, похоже, были натуральные, а стройности фигуры позавидовала бы, наверное, не только детектив Уайт, но даже сама Син-ди Кроуфорд.
        Скалли предупредила свидетельницу об ответственности за дачу ложных показаний, включила магнитофон и произнесла первую стандартную протокольную фразу:
        - Назовите ваше имя.
        - Меня зовут Терри Роберте, - бойко ответила девица и улыбнулась: похоже, процедура допроса ее развлекала.
        - Расскажите, пожалуйста, о себе, Терри.
        - Я учусь в средней школе «Гровер Кливленд Александер», - все так же бойко продолжала свидетельница. - Выпускной класс. Средний балл - три девяносто восемь. Вхожу в группу поддержки нашей баскетбольной и футбольной команд. - Она коснулась серебристой буквы «G» на нагрудном кармане куртки. - Вместе с моей близкой подругой Марджи Клайджер. Осенью мы с нею собираемся поступать в колледж.
        Скалли внимательно выслушала и задала тот самый вопрос, ради которого и организованы были допросы.
        - Расскажите, пожалуйста, что случилось в ту ночь, когда умер Джейби Буммер.
        Терри Роберте поежилась, втянула голову в плечи, несколько раз оглянулась. Будто чувствовала за своей спиной чье-то присутствие…
        - Бум… то есть Джей… вез нас домой на своей машине после… пикника. Ни с того ни с сего он вдруг свернул с шоссе на проселок. - Голос у девицы задрожал. - В него как будто вселился дьявол. Джей заставил нас выйти из машины и силой привел на поляну, где находились одетые в черное люди. Каждый держал в руке черную свечу. Я не видела их лиц, потому что они были закрыты колпаками, но догадывалась, что ничего хорошего нас не ожидает.
        - Почему вы так решили?
        В глазах Терри блеснули слезинки.
        - Потому что они стояли вокруг камня. Я сразу поняла, что это алтарь. У одного из черных людей появился длинный нож. Рукоятка была сделана в виде змеи с рубиновыми глазами. Я сразу попрощалась с жизнью, потому что ходили слухи, что теперь сатанисты собираются принести в жертву блондинку-девственницу. Однако нас с Марджи эти люди почему-то не трогали. Мы стояли и тряслись, а они принесли откуда-то плачущего младенца, положили на алтарь. Человек с ножом начал читать что-то вроде молитвы. Он говорил ее нараспев. Потом он заявил, что сейчас в жертву Сатане будет принесен некрещеный ребенок. А потом они собирались закопать труп на окраине города. Все принялись петь странную песню и грязно ругаться. Потом человек поднял нож, занес его над ребенком. И тогда мы с Марджи бросились бежать.
        «Все врет, - подумала Скалли. - Только чего ради?»
        Она вспомнила козлоподобные морды на куртках подростков.
        Похоже, среди школьников в городе возникла некая мода на сатанинскую атрибутику. И таким вот девицам нравится рассказывать истории о ритуалах последователей Дьявола. Но врет девочка складно, такую историю можно разоблачить, только сравнив байки Терри с показаниями второй свидетельницы.
        После допроса школьниц отпустили по домам и принялись сличать показания. Когда прослушали записи, детектив Уайт - руки в боки! - победно глянула на Скалли:
        - Обе истории практически идентичны. Одна девочка подтверждает рассказ другой.
        Показания действительно отличались лишь в самом начале: девица, которую допрашивал Молдер, сказала, что ее зовут Марджи Клайджер, что у нее средний балл - три семьдесят пять и что ее лучшей подругой является Терри Роберте.
        Клайджер тоже была блондинкой и в течение всего допроса строила Молдеру глазки, чем тот не преминул похвастать перед напарницей - пусть и сказал об этом с напускным равнодушием.
        - Вы согласны со мной, агент Скалли? - продолжала Уайт.
        - Истории и в самом деле идентичны, - сказала Скалли. - Но ведь никакого ребенка-жертвы попросту не могло быть. Во всяком случае, заявлений о пропаже детей не поступало. И никаких свежих могил в окрестностях города не обнаружено. И не найдено камня-алтаря. И вообще не обнаружено никаких улик, которые можно было бы связать с Черной мессой.
        Уайт была вынуждена согласиться:
        - Да, тут вы правы.
        - А все подробности, - Скалли чуть улыбнулась, - вполне могли быть взяты из любой газеты или журнала. Как бы ни были ужасны рассказанные девочками истории, они банальны и достаточно распространены среди слухов. Я бы даже сказала, что это самый настоящий штамп.
        Молдер видел, что напарница тщательно подбирает слова, чтобы у хозяйки не было повода для обиды. Ему бы, Молдеру, она сказала все, что думает, совсем в других выражениях…
        И все же Уайт была так растеряна и расстроена, что Молдеру стало ее жаль. К тому же, он прекрасно понимал: Скалли выпячивает обыденность произошедшего с одной-единственной целью - дать понять напарнику, что он зря вырвал ее из Вашингтона. И выпячивания этого прощать не стоило. Поэтому он сказал, наклонившись к уху Уайт, но так, чтобы слышала Дейна:
        - Если вы уловили нетерпение в голосе агента Скалли, то только по одной причине: ФБР уже встречалось со случаями, подобными тому, что рассказали девочки. Показания свидетелей как правило основаны на слухах и ничем не могут быть подтверждены.
        Растерянности в лице Уайт прибавилось:
        - А как вы объясните вспыхнувший гроб на похоронах?
        И тогда Молдер произнес ту же фразу, что уже говорил в школьном зале:
        - Этот вопрос надо задавать не мне.
        Когда они пришли в морг, Скалли заявила:
        - Между прочим, бывали случаи, когда раствор, используемый для обработки трупов, в результате химической реакции вдруг самовозгорался. Никакого другого объяснения тут быть не может. Здесь, собственно, все указывает именно на такой случай.
        Тело Джейби Буммера лежало на столе, упакованное в пластиковый мешок. Скалли раскрыла мешок, оголив грудь трупа, и принялась разглядывать ожоги.
        - А это что такое? - сказала Уайт испуганно.
        Скалли оглянулась на нее:
        - Где?
        - Да вот этот рисунок у него на груди. Кожа почернела…
        Молдер отодвинул Скалли в сторону, наклонился над мешком, всмотрелся.
        - Похоже на козла. Или другого рогатого зверя…
        - Да где вы видите тут рогатого зверя? - воскликнула Скалли.
        - А вот, смотрите! - Уайт показала пальцем. - Это же самые настоящие рога.
        Скалли вздохнула и достала из ящика стола резиновые перчатки.
        - По-моему, вы видите здесь то, чего вовсе нет, - сказала она в пространство.
        - Да вот же… - Уайт беспомощно оглянулась на Молдера. - Вот же рога!
        - Не вижу я тут никаких рогов. - Скалли принялась натягивать перчатку на левую руку, не удержалась и, оттянув раструб, шлепнула им по запястью.
        Уайт поджала губы, отошла в сторону:
        - Ну ладно, я иду домой. - Она шагнула к двери. - Если что-нибудь будет нужно, позвоните мне.
        Молдер проводил ее долгим взглядом, покачал толовой, тронул Скалли за плечо:
        - Если тебя не слишком затруднит… - Он не удержался и фыркнул. - Может быть, ты сделаешь мне фотографию этого странного пятна, которое не похоже на рогатого зверя?
        Скалли обернулась, внимательно всмотрелась в лицо Молдера, усмехнулась:
        - Сделаю, сделаю… Как скажешь.
        Молдер стоял перед домом Уайт и думал, правильно ли поступает, притащившись сюда. Может, надо было просто позвонить. И так уже Скалли на местную детектлвшу волком смотрит…
        Откуда-то прибежал здоровенный сиамский котяра, принялся тереться об ноги и мяукать, явно желая, чтобы ему дали пожрать.
        Молдер наклонился, взял попрошайку на руки, погладил. Кот довольно заурчал. Шею его украшал красный пластмассовый ошейник с надписью «Кот Анжелы Уайт».
        Оказывается, ее зовут Анжела. Не слишком подходящее имя для детектива. Скорее бы подошло имя Сигурни, с таким именем проще следить за порядком… Ладно, сколько можно торчать тут перед дверью!
        Молдер нажал копку звонка. Внутри послышались уверенные шаги. Дверь распахнулась. :
        - Здравствуйте, Анжела!
        Красный домашний халат с вырезом на груди, перевязанные ленточкой волосы. Карие глаза округлились.
        - Привет! Что это вы делаете с моим Томом?
        Молдер протянул кота хозяйке:
        - Ваш Том царапал дверь и пытался попасть в дом. Может быть, раз в городе разгуливают поклонники Сатаны, то кота лучше не выпускать на улицу?
        Анжела Уайт взяла кота, пощекотала за ухом, пытливо посмотрела на гостя:
        - Я думала, агенты ФБР уже напрочь отказались от этой версии.
        Молдер шаркнул ножкой:
        - Прежде всего я хотел бы извиниться за грубость моей партнерши. Она в любые времена упорная и настойчивая женщина, но сегодня явно превзошла самое себя. Она любит наиболее простые объяснения. Я же - человек либеральный и открыт при расследовании к любым версиям.
        Взгляд Анжелы стал еще более пытливым.
        - Очень хорошо, но все-таки… Что вы делаете возле моего дома?
        Молдер коснулся ее руки:
        - Я подумал… Может быть, мы вместе попробуем разрешить загадку рогатого зверя.
        Уайт в раздумье продолжала щекотать у кота за ушами. И, решившись, сказала:
        - В таком случае, почему бы нам с вами не посетить городского астролога? В городе есть женщина, оказывающая подобные услуги.
        Астролога звали Зиринка. По крайней мере, именно такое имя горело на неоновой вывеске возле астрологического кабинета. Эта же вывеска сообщала потенциальным клиентам, что астролог предскажет им судьбу и погадает на картах «таро». В кабинете царил полумрак, окна были задрапированы черной тканью, на стенах висели многочисленные таблицы и диаграммы. Впрочем, имелись здесь и компьютер с кассовым аппаратом - астролог не чуралась современной техники.
        Сама Зиринка оказалась склонной к полноте дамой лет тридцати пяти. Она долго рассматривала фотографию ожога, протянутую ей Молдером. И наконец сказала:
        - Правильно ли я вас поняла, уважаемый? Вы утверждаете, что видите здесь рога?
        - А разве вы не видите на этой фотографии козла? - спросил Молдер. - Или какого-нибудь иного рогатого зверя.
        Зиринка вновь надолго замолчала. Потом отложила фотографию и подняла глаза на Анжелу Уайт:
        - Это подстава, мисс Уайт? Вы пытаетесь вывести меня на чистую воду? Разоблачить, так сказать, обманщицу?
        - Никто ничего подобного не пытается, - заверила Уайт.
        - Ну-ну, - пробормотала Зиринка недоверчиво. - Болванов в городе полным-полно. Многие почему-то считают меня лгуньей, многие - последовательницей Сатаны. А я всего-навсего обычный астролог и стараюсь честно зарабатывать на жизнь.
        - Кстати, - сказал Молдер. - А как вы думаете, что здесь у вас, в этом городе, происходит? Надеюсь, подобный вопрос не покажется вам подставой…
        Астролог вновь ответила не сразу - наверное, искала в словах гостя провокационный подтекст.
        - По моему, город попросту дружно сошел с ума! - Она вновь глянула на фотографию и передала ее Молдеру. - Конечно, я должна была первая это предвидеть, но у меня, к сожалению, не слишком высокая квалификация…
        - Что значит - предвидеть? - Молдер сунул фото в потайной карман пиджака.
        Зиринка подошла к одной из висящих на стене диаграмм.
        - Дело в том, что сейчас планеты Меркурий, Марс и Уран, - пальцы астролога пробежались по трем точкам на диаграмме, - так расположены друг относительно друга, что оказывают на Землю максимальное влияние.
        Молдер не разглядел на диаграмме ни планет, ни их влияния. Нарисованный там узор скорее был похож на каракули сбежавшего из психлечебницы.
        - И?..
        Зиринка впервые за время визита улыбнулась - до нее наконец дошло, что слугам закона и в самом деле понадобилась помощь астролога.
        - Мой рабочий день закончился в пять, сэр. Завтра я открываюсь в девять. Принимаю любые платежи. В том числе и кредитными карточками.
        И Молдер понял, что сегодня они от Зиринки уже ничего не добьются.

12 января
        В средней школе «Гровер Кливленд Алек-сандер» шел баскетбольный матч с командой соседней школы. Группы поддержки обеих команд устраивали дикий шум всякий раз, когда мяч ложился в кольцо противника. Девчонки визжали от восторга так, будто только что выиграли в лотерею миллион баксов.
        Терри Роберте и Марджи Клайджер сегодня дежурили за столиком с прохладительными напитками. В их обязанности входило следить, чтобы опустевшие бумажные стаканчики с фруктовыми соками вовремя сменялись полными. Облеченные высоким доверием коллектива, подруги не прыгали от восторга и не визжали - они обсуждали достоинства игроков.
        Вот чернокожий подросток из команды противника, крюком обойдя руки блокирующего, уложил мяч в кольцо.
        - Это Фрэнк Уилмер, - сказала Терри. - Я с ним знакома.
        Марджи глянула на Уилмера, скривилась:
        - Минус - мерзкая рожа!
        - Согласна, - кивнула Терри. - Если у него и имеется плюс, то только в трусах.
        Подруги переглянулись. Марджи прыснула.
        Команды провели по паре атак, завершившихся промахами. А потом на площадке вспыхнул конфликт: Фрэнк Уилмер толкнул одного из «Гроверских чертей». Тот ответил коротким тычком под ребра. Назревала драка. Впрочем, разгореться ей не дали, подскочившие игроки растащили забияк и усадили на скамейку запасных.
        - О боже! - сказала Марджи с ехидной ухмылкой. - Неужели эти мальчишки скоро станут взрослыми, и мы будем вынуждены им давать?
        - И не говори! - отозвалась Терри. -У меня от этой мысли просто мигрень начинается.
        Подружки опять переглянулись и расхохотались.
        Между тем игра возобновилась.
        Высокий парень из команды «Гровер-ских чертей» получил от товарища мяч и, не дожидаясь, пока его сблокирует соперник, бросил из-за трехочковой линии. Зал взорвался восторженными воплями. Снайпер подбежал к столику, за которым сидели подруги, и освежился апельсиновым соком.
        Лицо Марджи немедленно осветилось улыбкой, в которой не было ни капли ехидства.
        - Привет, Скотт!
        Скотт ответил ей серьезным взглядом и ничего не ответил. Вернувшись на площадку, он тут же сделал перехват и в быстром отрыве принес своей команде еще два очка. Последовал новый взрыв восторга. Одна из болельщиц, рыжеволосая крутобедрая девица, не выдержала и, выскочив на площадку, осыпала героя поцелуями. Улыбка на лице Марджи стала ледяной.
        - Скотт Тиммен сегодня в ударе, - заметила Терри, лукаво глядя на подругу. - Плюс - писаный красавчик. Минус - его постоянный хвост, рыжая Бренда Саммер-филд.
        Просто ненавижу эту толстую жопу, -сказала сквозь зубы Марджи. Терри понимающе кивнула:
        - Я тоже ее ненавижу. И никогда бы не стала с нею дружить.
        Подруги вновь переглянулись и взяли друг друга за руки.
        Возвращавшаяся с площадки радостная Бренда вдруг поскользнулась и, нелепо взмахнув ногами, приложилась задницей об пол, да так, что не сразу смогла подняться.
        Болельщики бросились пострадавшей на помощь, подхватили под мышки. Несколько секунд Бренда висела в их руках кулем, потом встала на ноги и недоуменно оглядела пол.
        Терри ехидно рассмеялась:
        - И чего только Скотт в ней нашел! Ни рожи ни кожи, а жопа с годами станет еще шире. В дверь не войдет!..
        Судья дал свисток на перерыв, и разгоряченные игроки потянулись на водопой. Подруги едва успевали наполнять соком стаканы. Тем не менее Марджи сразу заметила, что Скотт Тиммен беседует с Брендой Сам-мерфилд, поглаживая рыжую по плечу.
        Марджи отвернулась и вновь помрачнела. Массовый водопой продолжался - кое-кто из болельщиков тоже был не прочь попить сока.
        Наконец игра возобновилась. Девчонки достали из пакета очередные десять стаканов, наполнили соком, выстроили на столе в две шеренги.
        Через пару секунд этот сок фонтаном обрушился на их лица - один из игроков, пытаясь спасти уходящий за боковую линию мяч, сходу врезался в столик с напитками.
        Марджи и Терри вскочили.
        К упавшему подбежали товарищи:
        - Эрик, как ты?
        - Кости целы?
        - Все о'кей! - Эрик поднялся с пола, улыбнулся девчонкам, отряхивающим залитые соком куртки. - Бывает, девочки… Не расстраивайтесь! Зато буфера лучше расти будут. - И убежал на площадку.
        Марджи достала из пакета салфетку, вытерла лицо и прошипела:
        - Ненави-и-ижу!..
        - Ненавижу! - отозвалась Терри. - И никогда бы ему не дала!
        Возобновившаяся игра продолжалась недолго. Эрику отпасовали, парень не успел поднять руки. Мяч ударился ему в голову и укатился под трибуны.
        - Грабля дырявая! - презрительно сказал Фрэнк Уилмер. - Лезь теперь туда, доставай!
        Эрик виновато пожал плечами и нырнул под трибуны.
        - Сейчас достану. Он недалеко. Я его вижу.
        И тут в зале погас свет. Раздались крики:
        - Эй, кто погасил свет?
        - По мозгам получишь, баран, включи немедленно!
        Послышался странный скрип. Раздались новые крики:
        - Кто включил трибуны? Выключи, там же Эрик!
        Зажглось аварийное освещение. В полумраке стало видно, как со складывающихся трибун горохом сыплются зрители.
        А потом из-под трибун послышался вопль:
        - Помогите, парни! Меня зажало! Заметались люди.
        - Да что же вы стоите как истуканы! Эрика под трибунами зажало!
        - Помогите!
        Трибуны продолжали складываться.
        - Как их выключить?!
        - Черт, парни, что делать?! Раздался новый вопль:
        - Помогите мне!!! Помоги-и-и.. - Вопль превратился в душераздирающий визг.
        И оборвался.
        Аварийные лампы погасли. Медленно начало разгораться основное освещение.
        Скалли появилась в спортивном зале школы «Гровер Кливленд Александер», когда там уже вовсю работали люди шерифа. На полу лежал пластиковый мешок, в каких перевозят трупы. Детективы вели допрос свидетелей, чиркали в своих блокнотах. И со всех сторон на Скалли смотрела рогатая коз-лоподобная морда, та самая, которая украшала куртки многих подростков.
        - Что произошло?
        Красотка Уайт обернулась, смерила Скалли саркастическим взглядом:
        - Сатанистов у нас нет, но еще один молодой человек умер при очень странных обстоятельствах.
        Подошел Молдер:
        - Похоже, из-за перецада напряжения выбило автомат, защищающий осветительную сеть, но включился электромотор механизма, складывающего трибуны. Парень был в это время под трибунами, доставал закатившийся мяч. Его попросту раздавило в лепешку.
        Скалли внимательно посмотрела на него. Конечно, Молдер не считал виновниками происшедшего сатанистов, что бы там ни думала эта голенастая красотка. Но судя по его физиономии, в мозгах Призрака уже родилась очередная безумная идея. Где-то за сдвинувшимися трибунами прячется летающая тарелка с зелеными человечками…
        В кармане у Анжелы Уайт запищал мобильник.
        - Извините! - Голенастая красотка отошла в сторону.
        - Тебя вчера вечером не было в мотеле, - сказала Скалли Молдеру. - Я стучалась в твой номер.
        Напарник пожал плечами:
        - Мы с детективом Уайт ездили проверять кое-какую версию.
        «Так-так-так, - подумала Скалли. - Версия у Призрака уже и в самом деле есть. - Она оглянулась на Уайт. - А э.та кобыла времени не теряет!..»
        - Понятно! - Досада прорвалась в голос сама собой.
        Напарник отозвался подчеркнуто-равнодушно:
        - Что тебе понятно?
        Это равнодушие взбесило Скалли.
        - Слушай-ка, Молдер, - процедила она. - Мы работаем с тобой уже два года. У нас часто бывали разногласия. Но я никогда не ожидала, что ты наплюешь на меня.
        - Я не наплевал на тебя, - спокойно сказал Молдер. - Ты все придумала.
        Но Скалли уже понесло.
        - Да как угодно! Можете хоть…
        Скалли не договорила - вернулась красотка, а ей совершенно ни к чему было слышать, как из-за нее препираются столичные агенты.
        Впрочем, Уайт, похоже, было сейчас не до препирательств между гостями. Лицо ее потемнело от беспокойства.
        - Похоже, у нас возникли новые неприятности. На южной окраине города - беспорядки. Там собралась целая толпа. Мне надо ехать!
        - Мы с вами, Анжела, - сказал Молдер. И двинулся к выходу, даже не оглянувшись на Скалли.
        Толпа и в самом деле была немалая. Человек двадцать, вооружившись лопатами, перекапывали луг. Еще столько же следили за работой. Едва Молдер, Скалли и Уайт выбрались из машин, послышался крик:
        - Смотри-ка, Боб! К нам явились незваные гости!
        Усатый тип, прорвавшийся в школе к микрофону, перестал копать и пошел навстречу блюстителям закона. Остальные продолжали работу, не обращая на гостей никакого внимания.
        - Боб, - сказала Анжела Уайт, - что здесь происходит?
        Боб пожал плечами, молодеческим жестом перекинул лопату из руки в руку:
        - Кто-то позвонил по телефону и сказал, что знает, где похоронили труп ребенка. Вот мы и ищем.
        Уайт глубоко вздохнула. Было видно, что она с трудом сдерживает себя.
        - Вы вторглись в частные владения. Вы нарушаете закон. Немедленно перестаньте копать!
        - Но умирают наши дети, мисс Уайт!..
        - Это не дает вам нрава вести раскопки на земле Карла Моллиса!
        Лицо усатого перекосилось.
        - А может быть, Карлу есть что здесь прятать! - закричал он. - Двое детей готовы дать против него показания. Когда Карл водил их в поход, он заставлял девочек раздеться догола, - Боб махнул рукой, вернулся на свое место и вновь принялся разделывать дерн.
        - Этот человек всегда так истерически ведет себя? - спросил Молдер.
        - Боб Лайзер - директор нашей средней школы, - пояснила Анжела Уайт. - В жизни не слышала от него плохого слова. Ни по чьему адресу…
        - Это называется «вызванная слухами паника», - сказала Скалли. - Когда события связывают с мифами о сатанинских культах, то в обществе возрастает социальное и психологическое напряжение. Происходят вспышки гнева, разыгрывается фантазия. Люди видят следы злодеев повсюду. В первую очередь со злодеями связываются странные и непонятные события - такие как смерть этого молодого человека в спортивном зале.
        Уайт, не до слушав, отвернулась и двинулась к усатому.
        - С 1983 года но сей день, - сказала СкДлли ей в спину, - от Нью-Йорка до Невады произошло двадцать инцидентов подобного характера, но ни в одном из них не подтвердилась связь с последователями сатанизма.
        В стороне, на самом краю луга, завизжала женщина.
        Усатый бросил лопату и кинулся гуда. Наклонился над земляным холмиком и торжествующе заорал:
        - Элен откопала кости.
        И тут же со всех сторон загомонили люди:
        - Элен нашла кости, слышали?
        - Звонивший по телефону не соврал!
        - Смерть Карлу Моллису!
        Анжела Уайт сразу стала энергичной и целеустремленной. Через мгновение она уже стояла возле выкопанной ямы:
        - Так, отойдите-ка все! - Посмотрела вниз и оглянулась на подошедших Молдера и Скалли. - Действительно, здесь кости. Спрятаны в сумку.
        Столичные агенты наклонились над ямой. Там и в самом деле лежала старая грязная сумка, внутри которой что-то белело.
        - Давай, - сказал Молдер. - Твой выход!
        - А почему не твой? - возмутилась Скалли.
        - Давай, давай, - проговорил с сарказмом Молдер. - Я знаю, как тебе нравится шлепать резиновой перчаткой, когда ты ее на руку натягиваешь.
        И Скалли не удержалась. С вызовом шлепнула раструбами. С вызовом глянула на Молдера, спустилась в яму, раскрыла сумку пошире.
        - Кости маленькие! - заорал усатый Боб, вглядевшись. - Люди, эти кости принадлежат ребенку!
        Толпа всколыхнулась. Какая-то женщина истерически вскрикнула. Над лугом повисло напряженное ожидание.
        - А это что такое? - Молдер кивнул на боковой карман сумки. - Тут какие-то -буквы.
        Скалли провела рукой по боковому карману сумки. Из-под грязи блеснул металл.
        - Да. Это действительно буквы. - Она полностью очистила карман от земли. - Три буквы. R… W… G.
        - Это же Дик Годфри, - заорал Боб Лай-зер. - Сумка принадлежит доктору Годфри! Вот кто убийца детей.
        Толпа вновь заколыхалась, кое-кто побросал лопаты и кинулся к машинам. Послышались новые крики:
        - Смерть Дику Годфри! Смерть детоубийце!
        Молдер наклонился к Анжеле Уайт:
        - Кто такой этот Годфри?
        - Городской педиатр. - Уайт выбралась из ямы. - Нам надо ехать с ними. Боюсь, может произойти непоправимое. Люди на полном взводе!
        Молдер оглянулся на Скалли.
        - Поезжайте, - сказала та. - А я пока займусь анализом нашей находки.
        Когда они подъехали к дому доктора Годфри, напряжение висело над толпой, как туман над утренней рекой.
        Уайт закаменела лицом, выбралась из машины. Молдер последовал за нею, размышляя, не придется ли стрелять в воздух - люди выглядели готовыми на все. В том числе и на штурм дверей.
        - Открывай, Годфри! - заорал Боб Лайзер. - Выходи!
        Со всех сторон понеслись крики:
        - Открывай дверь!
        - Выходи, детоубийца! Мы знаем, что ты дома!
        - Годфри, мы разнесем двери!
        Из дома донесся перепуганный голос:
        - Что вам угодно?
        - Он здесь, - завопил Боб. - Он дома. Ломай двери, парни!
        Ричарда Годфри спасла Анжела Уайт. Расталкивая толпу, она устремилась к беснующемуся Лайзеру.
        - Отломи хоть щепку, Боб, и я спроважу тебя за решетку. Пара лет за нарушение неприкосновенности жилища будут тебе обеспечены. - И пока засомневавшийся в своей правоте Лайзер раздумывал на ее словами, крикнула сквозь дверь: - Ричард Годфри, выходите! Вы арестованы! Я обещаю вам полную безопасность до судебного заседания!
        Через полминуты из дверей появился лысый мужчина лет пятидесяти, обвел испуганным взглядом собравшихся людей.
        - Вы имеете право хранить молчание. - Уайт повернулась к Лайзеру: - А вы что-нибудь имеете против, сэр?
        - Нет, мэм. - Боб Лайзер отступил в сторону.
        Анжела надела на Годфри наручники и повела к машине. Молдер шел следом.
        Толпа глухо роптала, лица людей перекашивало от злобы, но за решетку никто не хотел. Даже на два часа…
        Ричард Годфри кряхтел и обильно потел, то и дело вытирая блестящую лысину салфетками. Чем-то он напомнил Молдеру Эр-кюля Пуаро в исполнении Дэвида Суше - только Эркюля странного, зачуханного, сломленного некой смертельной болезнью.
        Однако дух его сломлен не был.
        Анжела Уайт уже полтора часа энергично наседала на арестованного, но пользы от ее энергии не было никакой.
        Молдер расположился за столом в сторонке, смотрел в окно, слушал и понимал, что Годфри тут ни при чем. Но ему нравилось смотреть, как Анжела ведет допрос. Из этой девушки должен выйти толк. Хоть в работе, хоть в постели…
        Последняя мысль была столь неожиданна, что Молдер испуганно оглянулся на Анжелу: не произнес ли он эти слова вслух и не услышала ли она.
        Однако Анжела не догадывалась о потаенных мыслях столичного агента. Она уже вела в допросе оборону, но проделывала это с прежней энергией.
        - Значит, доктор Годфри, вы настаиваете, чтобы в протокол было записано, будто вы не видели сумку уже больше года. Вы настаиваете, что продали ее на осенней ярмарке?
        Годфри в очередной раз промокнул салфеткой лысину:
        - Да, настаиваю! Я продал сумку молодой девушке, одной из семейства Робертсов. Они живут через пару домов от меня.
        Уайт не сдавалась:
        - А почему сумка наполнена костями и похоронена на участке Карла Моллиса?
        - Понятия не имею!
        - А вот жители нашего города считают, что имеете! - Анжела продолжала отступать, и Молдеру было ее уже жалко. - Не согласитесь ли, доктор Годфри, пройти проверку на детекторе лжи?
        Ответить допрашиваемый не успел: открылась дверь, и в кабинет вошла Скалли. Сделав вид, будто не замечает Уайт, она обратилась прямо к арестованному:
        - Доктор Годфри, можете быть свободны! Извините, сэр, думаю, больше вы нам не потребуетесь. - Скалли поставила на пол найденную сумку и повернулась к Молдеру. - Кости оказались не детскими. Они принадлежат собаке Робертсов по кличке Мистер Скиппи, умершей в возрасте четырнадцати лет. У меня есть свидетель. - Скалли окинула Уайт холодным взглядом.
        В кабинет вошла белокурая Терри Роберте, несмело приблизилась к сумке, всхлипнула:
        - Бедный Мистер Скиппи!
        У Анжелы Уайт раздулись ноздри.
        - Неужели вы притащили сюда девочку в день ее рождения только для того, чтобы показать ей кучку собачьих костей?
        Скалли не удостоила ее даже взглядом.
        Дело шло к взрыву. И чтобы не допустить его (а также с целью подбодрить опростоволосившуюся Анжелу), Молдер сказал:
        - Может быть, сейчас и не стоило об этом упоминать, но кто-то в этой комнате надушился моими любимыми духами.
        Уайт не отреагировала. Зато Скалли дернулась, будто от пощечины. Глаза ее распахнулись, наполнились гневом.
        - Можно тебя на пару слов, Молдер? - Она вышла в коридор, прямая, будто лом проглотила.
        Молдер последовал за напарницей.
        - Ну все, с меня хватит! - Губы у Скалли дергались. - Я не потерплю твоих оскорблений при посторонних! И я не вижу причин, по которым мне бы следовало заниматься этим делом дальше. Я нахожу твое поведение не только оскорбительным, но и мешающим ведению расследования.
        Молдер опешил:
        - Скалли! Я вовсе не собирался тебя оскорблять. Я имел в виду духи детектива Уайт.
        Глаза Скалли вспыхнули.
        - Ах, детектива Уайт?.. Если в этом главная причина, по которой ты решил задержаться здесь, то это твое личное дело.
        - Что ты имеешь в виду? - сказал Молдер, делая вид, будто намека не понял.
        - Я имею в виду детектива Уайт. Молдер вздохнул и закатил глаза к потолку:
        - Скалли, мы приехали сюда из-за трех необъяснимых смертей. Детектив Уайт просто пытается разрешить эту загадку, пользуясь нашей помощью.
        Скалли выпрямилась.
        - Я вижу, без моей помощи вы обойдетесь вполне. - Ноздри ее раздулись. - Я возвращаюсь в Вашингтон. Завтра же утром. - Она повернулась и зашагала прочь по коридору.
        «Да, - подумал Молдер, - похоже, Скалли закусила удила… Похоже, я с этой Уайт доигрался!»
        Он привалился к стене и обреченно вздохнул.
        Бренда не хотела идти на вечеринку, которую устраивали Терри Роберте и Марджи Клайджер. Перед глазами все еще стояла страшная картина - окровавленное тело Эрика Бауэра под трибунами… Какая жуткая смерть! Будь у нее, Бренды, сегодня день рождения, вечеринки бы ни в коем случае не состоялось. И гости бы все поняли… Уж лучше провести вечер со Скоттом… Но эти две сучки думают только о себе. Плевали они и на Эрика, и на всех остальных. К тому же стерва Марджи в последнее время беспрерывно строит глазки Скотту, думает, ей что-нибудь обломится. Задница тебе обломится - в баскетбольной корзине!..
        Бренда позвонила нескольким подружкам. И скрипнула зубами. Никто ссориться с. белокурыми сучками не хотел. Значит, придется идти. Не быть же белой вороной!..
        Когда она явилась в дом Робертсов, там уже вовсю шло веселье. Гремело что-то рэ-повское. Именинницы, пытаясь перещеголять друг друга, выламывались в танце. На стене висел рукописный плакат «С днем рождения Терри и Марджи!» Кто-то не пожалел времени и фломастеров. А может, сучки-именинницы сами и написали…
        Парней на вечеринку не пригласили. Скука смертная!..
        Выпили по бокалу шампанского. Поболтали. Съели ведерко мороженого. Снова поболтали. Потом еще потанцевали. Скука не проходила. Бренда хотела было под шумок смыться, но тут явилась вечно опаздывающая Лиз Джонсон. Подарила Терри косметичку, а Марджи гадальный набор. Повос-хищались подарками. Лиз тут же задрала нос. Потом кто-то предложил погадать. Идею встретили с энтузиазмом, разложили на столе гадальное поле и бегунок. Бросили жребий. Начинать выпало Бренде.
        - Ну! - сказала Лиз. - И что ты будешь спрашивать?
        - Имя своего будущего мужа. - Бренда с вызовом глянула на Марджи, взяла в руки бегунок, закрыла глаза. Повела бегунок туда, где, как она помнила, находилась буква «S».
        - «Эс»! - сказала Лиз насмешливо. - Ну конечно же! Ведь именно с этой буквы начинается «Скотт»!
        Все засмеялись.
        Руки Бренды хорошо помнили, где находится «си», и повели бегунок туда. Но когда остановились, Лиз сказала:
        - «А»!
        Бренда приоткрыла глаза. Руки побежали дальше.
        - «Т»!
        Бренда хотела уже прекратить все это, но руки ее не слушались. Они гоняли бегунок по полю, а девчонки хором отмечали остановки:
        - Опять «а»… «эн»… «а»…
        - Са… та… на, - сказала Лиз замирающим голосом. - Девчонки! Сатана!
        - Боже мой! - Бренда выронила бегунок и оглянулась.
        Подружки смотрели на нее, широко открыв глаза. На их лицах было нечто такое, от чего Бренда разрыдалась. Выскочила из-за стола. Размазывая по лицу косметику, бросилась в ванную. Влетела. И замерла.
        Сучки-именинницы стояли перед зеркалом, взявшись за руки, и пялились в глубь, за стеклянную поверхность.
        - Одна кровавая Мери, две кровавых Мери, три кровавых Мери, четыре кровавых Мери…
        Бренда опешила:
        - Вы что здесь делаете?
        Сучки медленно повернулись, глянули - будто сквозь нее. -
        - Закрой глаза и досчитай до тринадцати, - сказала сучка Марджи. - И ты увидишь в зеркале кровавую Мери.
        Бренда попятилась.
        - Куда же ты? - сказала сучка Терри. - Иди сюда, становись рядом, вместе посчитаем наших Мери.
        - Нет, спасибо! - Бренда сделала шаг к выходу.
        Но выйти из ванной не смогла: дверь шевельнулась, двинулась, набирая скорость, и с треском захлопнулась перед носом. Сама собой, никто ее не трогал… Бренда беспомощно оглянулась. Сучки снова пялились в зеркало - на ее отражение.
        - Пять кровавых Мери, - хором сказали они. - Шесть кровавых Мери… Одна кровавая Бренда!
        Кто из них произнес эту фразу, Бренда сообразить не успела.
        Физиономии сучек в зеркале искривились, поплыли. А потом стеклянная поверхность вспучилась, треснула, и через мгновение Бренда Саммерфилд навсегда потеряла способность не только видеть и слышать, но и дышать.

20.25
        Скалли включила телевизор.
        Показывали один из фильмов с участием Бастера Китона. Фильм был немым и сопровождался музыкой. В другое время трюки древнего комика были бы забавны, но не сегодня.
        Скалли вздохнула и переключилась на другой канал. Здесь тоже красовался Бас-тер Китон. И в том же фильме. Еще одно нажатие кнопки. На экране ничего не изменилось, кроме цифровой метки канала. Похоже, на местном кабельном ТВ возникли непреодолимые технические проблемы.
        Скалли вздохнула, выключила телевизор и закурила. Мысли ее вновь вернулись к событиям последних двух дней.
        Кому выгодны смерти школьников? Какие страсти разыгрались в декорациях этой доселе тихой сцены? Мафии здесь вроде бы делать нечего: игорного бизнеса нет, наркоманов - тоже. Типичный благостный городишко из глубинки, одноэтажная Америка… «Комити, город истинного согласия»… Но подростки мрут как мухи.
        Скал л и легла на кровать, подвинула пепельницу на край прикроватной тумбочки, стряхнула пепел.
        Что же, Старбак, происходит? Днем, пока Молдер неведомо где болтался, она просмотрела архивы шерифа с конца семидесятых годов по настоящий день. До последнего времени люди в этом городке умирали только от старости и связанных с нею болезней. И вдруг целая цепочка непонятных, на первый взгляд, смертей!.. Все погибшие парни были застрахованы, но суммы страховок не те, из-за которых убивают. У них не имелось больших вкладов, завещанных наследникам. Как не имелось и самих наследников… Им вроде бы никто не мог мстить - просто не было повода. Никаких сатанистов, что бы там ни говорила детектив Уайт, в городе нет, есть просто мода на сатанинскую символику среди молодежи. Бывают у юных такие приколы. А скорее всего, козлоподобная морда - и вообще эмблема местной команды… Какие-нибудь «Дьяволы из Комити», к примеру… Надо будет спросить Уайт! Хотя, теперь это ни к чему. Уайт всем своим поведением намекает, что ее, Скалли, помощь не нужна. Уайт вполне достаточно помощи Молдера.
        Интересно, а что обо всем думает сам Фокс. Ведь здесь же явно нет никаких «маленьких зеленых человечков»!
        Еще вчера бы Скалли просто зашла к напарнику в номер и спросила напрямую. Но не теперь!
        Бог мой, неужели Молдера в городке удерживает только Уайт! Никогда бы не подумала!.. Ох уж эти смазливые блондинки! Гонору с ведро, а ума с наперсток! Из этих двух девиц, Терри Роберте и Марджи Клай-джер, лет через десять вырастут вот такие же анжелы уайт… Всех забот - лишь бы парня подцепить! Впрочем, мне-то что! Завтра я буду в Вашингтоне. А он пусть остается!
        Думать о Молдере и Уайт не хотелось, но мысли сами возвращались к этой парочке.
        Скалли раздавила окурок в пепельнице, взяла пульт, вновь включила телевизор.
        Доисторический комик по-прежнему развлекал постояльцев отеля на всех каналах.
        Может, Старбак, собрать вещи и уехать прямо сейчас?..
        Принять окончательное решение Скалли не успела - подал голос мобильник.
        Молдер лежал на кровати и остервенело нажимал кнопки пульта. По всем каналам почему-то шел один и тот же фильм с Бастером Китоном, сопровождаемый странной, тревожной, как бы угловатой музыкой. Кажется, что-то русское…
        От такой музыки крыша улетит, и не заметишь.
        Молдер выключил телевизор.
        Вот у Скалли она почти улетела. Приревновать его к Анжеле Уайт!..
        С другой стороны, ее понять можно. Анжела с самого начала относится к Скалли холодно. Такое среди женщин бывает сплошь и рядом… Но Дейна-то, Дейна!.. Ведь не поверила, что мы с Уайт вчера были у астролога. Кстати, сегодня мы к этой Зиринке так и не выбрались. Надо завтра съездить, тут любая информация может оказаться полезной. Конечно, никаких сатанистов в Ко-мити нет, но что-то необычное происходит, это я, в отличие от Скалли, печенкой чую… Неужели и в самом деле завтра в Вашингтон укатит!
        Еще вчера бы он попросту зашел к напарнице в номер и поговорил в открытую, но после того, что она устроила в офисе шерифа!.. Неужели в объяснениях Зиринки и правда есть рациональное зерно?.. А Уайт - очень симпатичная девица. Ей бы на подиум, в модели!..
        Молдер помотал головой.
        Мысли вот разбегаются, скачут, как кенгуру по австралийским просторам. Выпить, что ли?..
        Он спустился вниз, в бар. Попросил полбутылки водки, несколько куриных яиц и отправился назад. Проходя мимо номера Скалли, хотел было постучать, но так и не решился. Тоже сейчас, наверное, мается.
        Ну и пусть помается. Напугала, в Вашингтон она уедет! Ну и скатертью дорога! Попутного ветра в паруса!
        Он вернулся к себе, разбил купленные яйца в стакан, ложкой влил содержимое в бутылку с водкой и соорудил эгног. Прямо из горла сделал хороший глоток, прилег на кровать, сделал второй глоток.
        Послышался стук в дверь.
        Наверное, Скалли. Одумалась, пришла мириться. Что ж, мы люди не гордые, можно и помириться…
        Молдер встал, поставил бутылку на стол, подошел к двери, глянул в глазок. Потом снял цепочку и открыл дверь.
        Перед ним, держа в руках картонную коробку, стояла Анжела Уайт. На ней не было лица.
        - Можно войти? Молдер попятился:
        - Что случилось? Анжела шагнула в комнату.
        - Вот что я нашла на ступенях возле своего дома.
        Она положила коробку на кровать, сняла пальто. На ней были серый приталенный пиджак и серая же, короткая юбка, подчеркивающая изящную форму длинных ног.
        Куда ножкам Скалли до такого изящества! - подумал Молдер, подсел к коробке и снял крышку.
        Внутри лежали бумажный веночек, свернутый кольцом кошачий хвост с запекшейся кровью на конце и знакомый красный пластмассовый ошейник с надписью «Кот Анжелы Уайт».
        - Если они не. сатанисты, то кто же? - Губы гостьи задрожали. - Кто мог такое сделать?
        Молдер закрыл коробку крышкой, задвинул под кровать, встал. Ему опять было жаль детектива Уайт, и как-то само собой получилось, что они шагнули друг к другу, заключили друг друга в объятия. Плечи Анжелы судорожно затряслись - она изо всех сил пыталась справиться с рвущимся наружу рыданием.
        Что может сделать мужчина в такой ситуации? Только одно!..
        Молдер погладил слабую женщину по спине и еще сильнее прижал ее к своей груди. Анжелу продолжало трясти. Молдер вдохнул аромат знакомых духов и подумал, что Скалли бы при виде отрубленного кошачьего хвоста не трясло. Дейна - женщина сильная, надела бы резиновые перчатки на руки и принялась выяснять, каким орудием хвост отделили от тела…
        Губы Молдера сами коснулись горячей шеи.
        Анжела Уайт тоже оказалась женщиной сильной, она быстро Справилась с собой. Отодвинулась от Молдера, вскинула глаза, в которых еще секунду назад дрожали слезы.
        - Что вы такое делаете? Молдер выпустил ее из объятий:
        - Ничего.
        Гостья принюхалась:
        - Вы, похоже, выпили?
        - Да, выпил. Это и странно, потому что обычно я в одиночку не пью.
        Анжела обвела глазами номер, наткнулась на бутылку с эгногом. Подошла, взяла в руки, покачала головой, оглянулась.
        Молдер виновато пожал плечами.
        Она вновь строго посмотрела на бутылку. И вдруг припала к горлышку, запрокинула голову.
        Молдер молча смотрел, как она глотает желтоватую жидкость.
        - Вы знаете… - сказала Анжела, поставив бутылку на стол. - Что-то мне не хочется ехать домой. - Она покрутила головой, словно набираясь решимости. Потом бросила пальто на кровать, скинула туфли и принялась расстегивать пуговицы на пиджаке. - Вы не против, если я переночую здесь, у вас?
        Молдера бросило в жар, потом в холод.
        - Знаете, - он схватился за телефон, как за спасательный круг, - я могу заказать для вас соседний номер. Одну минуточку! - Он принялся нажимать клавиши.
        В трубке пряталась пронзительная тишина.
        Анжела сбросила пиджак на пол и взялась за пуговицы блузки. Но расстегивать не стала, опять мотнула головой, оторвала Молдера от телефона, толкнула на постель. Мгновение спустя она уже сидела на нем в позе всадницы.
        - Может, все-таки попробуем с вами разрешить тайну рогатого зверя?
        Молдер смотрел снизу вверх, ощущая животом жар ее бедер. Он уже понимал, что расстегивать пуговицы на ее блузке придется ему, и уже хотел этого, но еще пытался сопротивляться.
        - Может, просто телевизор посмотрим? Там идет классный фильм. С Бастером Ки-тоном… Правда, почему-то один и тот же по всем каналам. Странно, да?
        Анжела схватила его за плечи:
        - А чем страныне, тем мне больше нравится. Я тоже чувствую себя странно. - И впилась губами в его рот.
        Молдер почувствовал, насколько тверды ее груди, и окончательно смирился с предстоящим. Но расстегнуть пуговицы на блузке Анжелы не успел.
        С треском распахнулась дверь. На пороге возникла Скалли.
        - Мол…
        Имя напарника застряло в ее глотке. Глаза сделались огромными и холодными. Скалли выпрямилась (как днем - лом в спине!), презрительно глянула на обернувшуюся Анжелу, лицо которой пылало похотью, на распятого растерянного Молдера.
        - Простите, что испортила вам вечерок, коллеги, но в городе произошло новое несчастье!
        Не удержавшись, она фыркнула. Развернулась на каблуках,, вышла. И с треском захлопнула дверь.
        Через пять минут Молдер и Анжела выскочили на улицу. Скалли уже стояла возле машины.
        - Что случилось? - спросил Молдер. - Еще одна смерть?
        - Да! - Скалли смерила его холодным взглядом. - Ученица все той же средней школы «Гровер Кливленд Александер» была убита осколками ни с того ни с сего взорвавшегося зеркала. В ванной…
        Скалли шагнула к машине, открыла левую дверцу.
        Молдер схватил партнершу за локоть:
        - Дай я сяду за руль.
        Скалли уперлась рукой ему в грудь:
        - Я сама сяду!
        Детектив Уайт нерешительно топталась возле своей машины, глядя на разгорающийся скандал.
        Молдер оглянулся на нее, отпустил локоть Скалли:
        - Дейна! Все совершенно не так, как ты думаешь.
        - Да-да, все не так. Ведь ты не лежал под нею на кровати! - Скалли наклонилась и принялась сдвигать вперед сиденье водителя. - Хоть бы двери для приличия заперли!
        Молдеру стало ясно, что спорить бесполезно, но он сделал еще одну попытку.
        - Пусти меня за руль.
        .Скалли оторвалась от рычага, смерила партнера очередным презрительным взглядом:
        - А почему это ты должен сидеть за рулем? Потому что мужчина, да? Здоровый и крутой, да? - Она вновь взялась за рычаг.
        - Нет, - зло сказал Молдер. - Просто я опасаюсь, что твои короткие ножки не смогут дотянуться до педалей, даже если ты передвинешь сиденье в самое ближнее положение.
        Детектив Уайт по-прежнему топталась возле своего «форда». Молдер подошел к ней:
        - Будьте добры, Анжела, поезжайте с моей напарницей. А я воспользуюсь вашей машиной.
        Уайт виновато глянула на него, кивнула и отдала ключи.
        - Спасибо! - Молдер сел в «форд», прикинул положение руля и педалей.
        Да, Уайт была высокой женщиной: сиденье пришлось сдвинуть назад лишь самую малость.
        - Здоровый и крутой! - Молдер включил зажигание. - Тридцать три раза «Ха!».

22:01
        Скотт Тиммен сидел в кафе, не замечая ничего и никого вокруг. Он не мог поверить в то, что случилось с Брендой. Чушь какая-то: быть убитой осколками зеркала. Так умирают только в киношных ужастиках!
        Но Бренда умерла наяву. Скотт сам видел, как из дома Робертсов вывозили ее тело, упакованное в пластиковый мешок. Раскрыть мешок Скотту не позволили…
        Скотт взял один из лежащих на блюдечке орешков. И положил обратно - кусок в горло не лез.
        - Привет! - послышался за спиной знакомый голос.
        Скотт обернулся.
        Рядом стояли Терри Роберте и Марджи Клайджер, две подружки, на дне рождения у которых и умерла Бренда. Две подружки, которые обнаружили в ванной труп Бренды. Две подружки, которых он меньше всего - хотел бы здесь сейчас видеть.
        - Потеря аппетита - плохой признак, - сказала Терри, и в голосе ее Скотту послышалась насмешка.
        Марджи промолчала, но посмотрела на него столь откровенным взглядом, что лучше бы сказала какую-нибудь гадость. Такой взгляд был оскорблением памяти Бренды.
        - Я бы хотел, чтобы меня оставили одного. Терри фыркнула:
        - Ну и хоти себе на здоровье! Скотт поднял голову:
        - Что случилось с вами, девчонки? Ведь вы были когда-то… - Он не договорил: дрогнул голос.
        Терри опять фыркнула, подсела к столу и принялась поедать лежащие на блюдечке орешки.
        - Слушай, Скотт! - сказала она, когда блюдце изрядно опустело. - Неужели незаметно, что мы одеты вовсе не для похорон? Неужели непонятно, что мы пришли сюда специально, только ради тебя.
        Скотт махнул рукой, встал и, не произнеся ни слова, ушел.
        Терри посмотрела парню вслед:
        - Ненавижу его!
        Ответной реплики от Марджи не последовало.
        Терри перевела взгляд на подругу. Та пялилась на вспыхивающие разноцветные фонари, и у нее был такой вид, будто она прислушивается к самой себе.
        - Не-на-ви-жу е-го! - медленно, по слогам, повторила Терри.
        Марджи вновь ничего не ответила. Просто опустошила недопитый Скоттом стакан, встала и решительно зашагала к выходу, оставив Терри один на один с недоеденными орешками.
        - Мы уже были здесь вчера, - начал Молдер, но астролог прервала его:
        - Подождем, пока закончится проверка вашей кредитной карты, сэр. - И принялась колдовать с компьютером.
        - Я же агент ФБР, мэм! - возмутился Молдер.
        Пухлые губы Зиринки тронула легкая усмешка.
        - В последний раз, когда я имела дело с ФБР, они попросту забыли расплатиться.
        Спорить не имело смысла. И неизвестно еще, имело ли смысл ехать сюда, уговаривать Зиринку, давно закончившую прием клиентов и одетую в домашний халат, вновь открыть кабинет. И ждать, пока она переоденется…
        Может, смысла все это и не имело. Но когда Молдер убедился на месте происшествия, что сообщение «убита осколками ни с того ни с сего взорвавшегося зеркала» полностью соответствует действительности, ему пришло в голову, что не мешало бы все-таки поговорить с астрологом уже сегодня. А Скалли прекрасно справится и без него, здорового и крутого…
        Компьютер, проверив карту, пискнул.
        Зиринка глянула на дисплей:
        - Прекрасно! На вашей карточке еще триста долларов. - Она повернулась к Молде-ру с любезной улыбкой. - Итак, сэр, чем я могу вам помочь?
        - В прошлый раз вы сказали, что знаете, почему жители города так странно себя ведут.
        Лицо Зиринки сделалось серьезным и строгим.
        - По той же самой причине, по которой моя собака пыталась проглотить шампур. В последние две недели это происходило несколько раз..
        - Вы сказали, виной всему планеты… Зиринка кивнула:
        - Да, именно планеты. - Она подошла к одной из астрологических диаграмм, висящих на стене. - Каждые восемьдесят четыре года Меркурий, Марс и Уран входят в активное взаимодействие. Мы называем такое расположение сизигией… Только на этот раз Уран, в придачу ко всему, еще и находится в знаке Водолея.
        - А это плохо? Зиринка развела руками;
        - Хуже некуда! Несчастья ждут людей за каждым углом. Особенно - здесь, в Ко-мити.
        - А почему - здесь?
        - Потому что город находится на геологическом разломе. Тут проходит меридиан наивысшей интенсивности энергетических вихрей. Своего рода солнечное пятно, только в другой энергетике. Кульминация наступит, когда планеты придут в идеальное расположение, что произойдет, - Зиринка взяла со стола еще одну диаграмму и некоторое время изучала ее, шевеля губами, - сегодня около полуночи.
        Молдер глянул на часы. Было десять сорок пять.
        - А почему это так на всех влияет?
        - Видите ли… - Зиринка вернула диаграмму на стол. - Меня мало волнует, как это влияет на всех. Гораздо больше меня волнует, как это влияет на некоторых. Отдельные люди подвержены космическому влиянию качественно в иной степени, чем все остальные. Большое значение также имеет соотношение момента сизигии со всевозможными жизненными датами. Когда человек родился, к примеру…
        Любопытная мысль мелькнула в голове у Молдера.
        - А если бы сегодня был день рождения у меня?
        Пухлое лицо Зиринки расплылось в улыбке:
        - В таком случае я бы поздравила вас с днем рождения и пожелала вам счастья. - Зиринка вновь глянула на диаграмму, и улыбка ее исчезла. - Если конечно, вы не родились в 1977 году… В этом случае я бы пожелала, чтобы рядом с вами сегодня непременно находился полицейский. У вас бы произошло противостояние Юпитера и Урана, формирующее так называемый Большой Квадрат, когда все планеты расположены крестом. В этом бы случае на вас сфокусировалась вся энергия Космоса.

22:45
        Скотт загнал машину в гараж, вылез из салона, протянул руку к заднему сиденью, чтобы взять сумку, и отшатнулся: на сиденье лежал какой-то человек. Скотту стало не по себе, но человек поднялся, открыл заднюю дверцу, выбрался наружу. Свет далекого фонаря осветил его лицо, и Скотт узнал Марджи Клайджер.
        - Тебе сегодня не стоит оставаться в одиночестве. - Марджи тронула парня за плечо. Голос ее был участливым до безобразия.
        Скотт поморщился. Опять эта девица!.. Нет от нее проходу! В другой бы день, может, с такой прилипалой и стоило поиграть в обжи-машки-поцелуйчики, но только не сейчас…
        - Что тебе надо?
        Марджи продолжала держать руку на его плече.
        - Терри - бесчувственная стерва! - Она виновато улыбнулась. - Ее равнодушие к твоей боли меня просто потрясло. И мне надо…
        - Да трахнуться ей с тобой надо! - В гараж вбежала Терри Роберте - И ничего больше!
        Марджи оставила в покое плечо Скотта, медленно обернулась. Терри подошла, с вызовом глянула ей прямо в глаза.
        - Ну что, подруга?.. Бросила меня,, чтобы поплакать на плечике у нашего грубияна?
        - Выметайся отсюда, Терри! - Марджи вновь повернулась к Скотту.
        Но Терри не вымелась, схватила Марджи за руку, дернула, словно оторвать захотела. ..
        Скотт почувствовал, как в гараже что-то изменилось. Будто опустился потолок, едва не касаясь головы, и еще темнее и глубже стали углы. За стенами пронесся порыв ветра, протестующе затрещали ветви склонившихся над гаражом деревьев, что-то щелкнуло в двигателе машины, сам собой открылся и закрылся багажник, мигнули фары. Со всех сторон потянуло неведомой, но неотвратимой угрозой.
        Девицы, сжав кулаки, стояли грудь в грудь и не мигая смотрели друг другу в глаза. И Скотту показалось, что угроза исходит именно от этих двух блондинок, чьи волосы казались сейчас разбросанными в воздухе охапками гниющей соломы.
        - С днем рождения, сука! - сказала Терри.
        - Сама сука! - отозвалась Марджи. На Скотта обрушился страх, потому что подруги не просто ссорились. Между ними происходило нечто странное, неведомое и потому пугающее. Скотт попятился, обошел машину - лишь бы не стоять рядом с двумя сумасшедшими девицами.
        - Кстати, ты кровью истекаешь! - злорадно сказала Терри.
        Марджи подняла правую руку. В свете уличного фонаря было видно, как на тыльной стороне ладони проступили кровавые отметины - словно от ястребиных когтей.
        - Кстати, ты - тоже!
        Терри глянула на свою руку. Та оказалась чистой. Зато по лбу тек пот. Терри отерла лоб и обнаружила, что пот - кровавый. Марджи рассмеялась, и в смехе это не было ни капли истерики.
        А Скотт почувствовал, как нечто странное, неведомое и пугающее расплылось но всему гаражу.
        Обреченно звякнул металл, в воздухе прошелестело, хлюпнуло. Что-то ударилось о стену. С потолка посыпались какие-то ошметки.
        Марджи продолжала впиваться взглядом в глаза Терри. Потом вдруг вздрогнула, заморгала, обернулась, обежала машину.
        Скотт Тиммен стоял, глядя сквозь нее. Потом он качнулся и ничком рухнул на пол гаража. Из-под тела потянулась ярко-алая лужица. А из стены, на высоте четырех с половиной футов, торчала и все еще вибрировала пружина от гаражной двери, пробившая сердце Скота.
        - Ты убила его, сука! - сказала Марджи тонким голосом.
        Терри оторвала взгляд от пружины:
        - Что значит - я убила его. Его убила ты!
        Марджи смотрела, как набухает алым куртка с рогатым зверем на спине Скотта.
        - Я его не убивала, Терри! Это ты! Терри промолчала. Марджи склонилась над Скоттом. А когда выпрямилась, подруги в гараже уже не было.
        - Терри!
        Ответом было молчание. Лишь по-прежнему за стенами гаража завывал ветер. А потом что-то с шумом грохнулось о крышу.
        Скалли и Уайт возвращались из дома Ро-бертсов в полном молчании.
        Уайт, похоже, все еще было неловко за произошедшее в номере Молдера, а Скалли никогда не стала бы помогать ей в преодолении такой неловкости - даже под страхом неминуемой смерти. Хотя, скорее всего, Уайт просто переживала по поводу еще одной смерти.
        Случившееся в доме Робертсов, на первый взгляд, отдавало какой-то чертовщиной. Тем более что свидетелей не оказалось. Но все можно было объяснить и без чертовщины: из-за внезапного помутнения рассудка школьница Бренда Саммерфилд разбила зеркало в ванной и ударила себя длинным осколком в глаз с такой силой, что острие добралось до мозга. Физически и психологически такая версия представлялась возможной. И уж гораздо более вероятной, чем весь этот бред о сатанистах!..
        Однако Молдер, похоже, имел другое объяснение, поскольку исчез с места происшествия через несколько минут после приезда - как только был осмотрен труп школьницы. Судя по тому, что «форда» Уайт возле дома не оказалось, он уехал на нем в неизвестном направлении.
        Ну и бог с ним! Главное, укатил без Уайт! Должно быть, Призраку пришла в голову очередная безумная идея, и он помчался ее проверять. Не в первый раз и не в последний…
        Машину тряхнуло, раз, другой, третий…
        Скалли вдавила в пол педаль тормоза. Отчаянно завизжали по асфальту покрышки.
        Черт возьми, Старбак, что случилось с дорогой!? Или просто на кого-то наехала!? На ребенка, к примеру…
        Теперь громыхнуло по крыше, прокатилось, слетело на багажник, кануло во мрак. А потом впереди мелькнула тень, и что-то, похожее на черную тряпку, распласталось на ветровом стекле. Брызнуло во все стороны знакомо-алым.
        Скалли вздрогнула, чуть не прикусив язык. А сидящая рядом Анжела Уайт вскрикнула:
        - Боже мой!
        К ветровому стеклу, раскинув крылья, прилипла большая птица. Она была явно и безнадежно мертва.

23:03
        Когда счет выполз из принтера, Зиринка протянула его Молдеру:
        - Поставьте свою подпись!
        Молдер взял бланк, вытащил из кармана ручку.
        И тут зачирикал мобильник.
        Молдер достал трубку, пристроил ее между левым ухом и плечом и, расписываясь на счете, сказал:
        - Молдер!
        В телефоне послышалось сдавленное рыдание, и дрожащий девичий голос произнес:
        - Я знаю… кто убийца… Я знаю… кто должен… ответить за все.
        Молдер ошалело уставился на Зиринку.
        - Дату не забудьте поставить, - проскрипела та.
        Молдер подчинился и спросил:
        - Кто говорит?
        Новые рыдания, дрожащий голос:
        - Map… Марджи… Клайджер. Зиринка отобрала у Молдера бумагу, но он уже забыл об астрологе: предчувствие удачи овладело им.
        - Где ты находишься, Марджи? Скажи мне, где ты! Что там с тобой случилось?
        И Марджи сказала.
        Неподалеку от дома Тимменов На дороге

23:05
        Скалли вышла из машины и содрогнулась: в свете фар было видно, что вся дорога впереди засыпана мертвыми крылатыми телами. Будто над городом прошел град из птиц…
        - Боже мой! - Анжела Уайт уцепилась за руку Скалли, словно ребенок за юбку матери. - Это же птицы!.. Что за чертовщина? Что тут такое происходит?
        Впереди послышался нарастающий шум, засияли лучи фонариков. Вскоре стало видно, что по дороге движется людская толпа.
        Скалли и Уайт переглянулись и пошли навстречу, стараясь не наступать на птичьи тела.
        Толпа приближалась неотвратимо, как морская волна. Уже можно было различить выкрики:
        - Смерть сатанистам!
        - Защитим наших детей!
        - Вперед, парни!
        Скалли и Уайт остановились.
        Во главе толпы двигался Боб Лайзер, держа в руках винтовку. У него был чрезвычайно решительный вид.
        Скалли глянула на Уайт. Та была словно к асфальту приклеенная. И тогда Скалли сделала шаг вперед:
        - Не знаю, сэр, что вы собрались делать, но предлагаю вам немедленно сдать оружие. В противном случае мне придется арестовать вас.
        Толпа остановилась, заколыхалась. Боб Лайзер посветил Скалли фонариком в лицо. Потом так же осветил Уайт. И сказал:
        - Мы не собираемся больше сидеть, сложа руки, мэм. Мы ищем преступников. Мы берем ситуацию под контроль.
        Скалли поняла, что брать ситуацию под контроль надо ей - иначе, того и гляди, прольется кровь: от толпы веяло враждебностью и страхом. Как смрадом от навозной кучи…
        - Разгуливать по улице с заряженным оружием запрещено, сэр! Это противозаконно.
        - Неправда! - сказал Лайзер, по-прежнему светя фонариком в лицо Скалли. - Если я нахожусь на охоте, это не противозаконно. А я нахожусь на охоте. И охочусь на сатанистов.
        - Но в городе нет сатанистов…
        Боб Лайзер повернулся лицом к толпе:
        - В городе нет сатанистов! - Он взметнул над головой винтовку. - Тогда кто же убил всех детей? Тогда кто же убил всех этих птиц?
        Толпа зароптала, вновь заколыхалась. Скалли поняла, что, если не произойдет чуда, ее просто сбросят с дороги. Или затоп - чут. Уайт по-прежнему стояла, проглотивши язык. Конечно, усмирить толпу посложнее, чем на парня верхом забраться. Особенно, когда он и сам не прочь под тобой полежать…
        - Помогите мне! - раздался сзади девичий крик. - Люди! Кто-нибудь, помогите, пожалуйста!..
        Скалли обернулась. Ропот в толпе стих.
        Из-за машины показалась человеческая фигура, стуча каблуками по асфальту, приблизилась.
        В свете фонариков стало видно, что это Терри Роберте, окровавленная, перепуганная и зареванная.
        - Я знаю, кто убийца!
        Скалли и Уайт переглянулись. Боб Лай-зер стоял, разинув рот и забыв о винтовке.
        - Я знаю, кто виноват во всех убийствах! - Терри всхлипнула и кинулась на грудь детективу Уайт.
        Гараж Тимменов
        23:15
        Дверь поднята, но внутри темно.
        Молдер остановился на пороге, включил фонарик и сразу обнаружил Марджи Клайджер, дрожащую и заплаканную. Она сидела на корточках, привалившись к левой дверце белого «ягуара». Нижняя часть дверцы и подол юбки на девчонке были заляпаны кровью.
        - Пойдем, Марджи, - сказал Молдер. - Давай я тебя отсюда увезу.
        Трясущиеся губы произнесли:
        - Там… Там… - Марджи зарыдала. Молдер обошел машину.
        Луч фонарика выхватил лежащее на полу человеческое тело. Судя по куртке, украшенной знакомой рогатой физиономией, это был подросток из школы «Гровер Кливленд Алек-сандер». Возле козлиной морды на спине расплылось кровавое пятно.
        Молдер повел фонариком дальше. Луч скользнул по полу, добежал до стены, поднялся.
        На высоте около четырех с половиной футов в стену была воткнута окровавленная пружина от гаражной двери.
        Молдер наклонился над телом, пощупал пульс.
        Парень был мертв - по-видимому, пружина разорвала ему сердце.
        - Это она его убила!
        Молдер обернулся, посветил фонариком.
        Зареванная Марджи стояла теперь перед ним и горестно смотрела на убитого. На лбу у нее запеклась кровь.
        - Кто - она?
        - Терри. - Марджи всхлипнула. - Она убила их всех.
        Молдер взял девушку за плечо:
        - Терри убила всех мальчиков из вашей школы?
        - Да!.. Она и Бренда Саммерфилд.
        У Марджи был взгляд затравленного зверька, и любой полицейский в первую очередь вызвал бы психоаналитика. Но Молдер почувствовал, что истина где-то рядом.
        - И как же ей это удалось, Марджи?
        - По-моему, в нее дьявол вселился. Я не знаю, как у нее это получается. Мне кажется, она сатанистка. Она подчинила своей воле Бума, заставила его достать веревку из машины, подняться на обрыв и повеситься. А потом смеялась и бросала в него камушки.
        Молдер слушал и понимал, что все это правда. Этой девушке нельзя было не верить…
        - Эрика Бауэра на баскетбольном матче тоже убила Терри… Она заставила мяч улететь под трибуны. Когда Эрик полез за мячом , она погасила свет и заставила включиться мотор… Она прекрасно знала, что из-под трибун быстро не выберешься. Она слышала, как Эрик там кричит, но не захотела остановиться.
        Этой девушке нельзя было не верить!
        И Молдер спросил:
        - А почему же ты не остановила ее, Марджи? Почему никому ничего не сказала?
        Марджи посмотрела на него испуганным взглядом:
        - Что вы! Я боялась Терри! К тому же, она была моей лучшей подругой! А лучшие подруги должны защищать друг друга, правильно?
        Молдер кивнул и достал мобильник.
        Неподалеку от дома Тимменов На дороге

23:15
        - По-моему, в нее дьявол вселился, - говорила Терри, размазывая по лицу кровь, косметику и слезы.
        Скалли, Анжела, Боб Лайзер и все присутствующие слушали и понимали: все это правда. Этой девушке нельзя не верить.
        - Марджи только что убила Скотта Тим-мена… Пружиной от гаражной двери… Я не знаю, как у нее это получается. Мне кажется, она сатанистка. Она подчинила своей воле Бума, заставила его достать веревку из машины, подняться на обрыв и повеситься. А потом смеялась и бросала в него камушки.
        Этой девушке нельзя было не верить…
        - Эрика Бауэра в спортивном зале тоже убила Марджи… Она отправила мяч под трибуны. Она погасила свет. Она заставила включиться мотор… Она прекрасно знала, что из-под трибун быстро не выберешься. Она слышала, как Эрик там кричит, но не захотела остановиться.
        Этой девушке нельзя было не верить!
        И Скалли спросила:
        - А почему же ты не остановила ее, Терри? Почему же ты никому ничего не сказала?
        Терри посмотрела на нее, потом на детектива Уайт и остановила взгляд на Бобе Лайзере.
        - Потому что я боялась Марджи! Потому что она была моей лучшей подругой! Потому что лучшие подруги всегда должны защищать друг друга, правильно?
        Лайзер, глядя на нее как завороженный, кивнул.
        Замурлыкал мобильник.
        Скалли вытащила его из кармана:
        - Да!
        В трубке послышался голос Молдера:
        - Скалли, это я!
        Обнаружился, пропащий! Сейчас выложит новую версию! Что парней поубивали «маленькие зеленые человечки» за то, что школьники стали свидетелями их приземления. И следы от летающей тарелки, наверное, уже обнаружил. А еще спросит, не со мной ли детектив Уайт…
        Скалли подошла к машине, оставив Уайт слушать Терри, забралась внутрь и захлопнула дверцу:
        - Где ты, Молдер?
        - На месте преступления… Произошло еще одно преступление, Скалли. И я, кажется, напал на загадку этих смертей.
        Ну, разумеется, напал он… Напал на Непал, крутой, как шакал! Под юбками бы шарить, а не преступников ловить… Под юбками ума не надо - одна физиология…
        - Я опередила тебя, Молдер! - Скалли усмехнулась. - У меня уже есть подозреваемая, и я намерена ее взять.
        Голос Молдера стал растерянным:
        - И кто же это?
        «Анжела Уайт», - хотела сказать Скалли. Но решила не издеваться над напарником:
        - Марджи Клайджер!
        Однако Молдер все равно опешил:
        - Секундочку… Марджи Клайджер?
        - Да-да; ее подруга только что сделала заявление.
        Молдер хмыкнул:
        - Не получится у тебя, Скалли, опередить меня. Потому что я нахожусь рядом с Марджи Клайджер, и она минуту назад заявила, что во всем виновата ее подруга.
        - И кого же она считает виновником?
        - Терри Роберте.
        Скалли рассмеялась и сказала, уже не скрывая сарказма:
        - Тогда я тебя, Молдер, все-таки опередила. Потому что я рядом с Терри и могу ее взять хоть сейчас.
        - Ты - рядом с кем?!
        - Да-да, ситуация хоть куда! У меня в руках твоя подозреваемая, а у тебя - моя.
        Молдер некоторое время помолчал. Скалли почти слышала, как у него вращаются шарики в голове.
        - Что ж, все логично. Ты была права: последователи Сатаны здесь ни при чем… Я хочу, чтобы обе девушки сделали официальное заявление у шерифа. Тут-то многое и прояснится. Что скажешь, Скалли?
        Похоже, это было предложение помириться, но Скалли решила не высказывать по этому поводу радости.
        - Да как угодно, - сказала она официальным тоном.

23:48
        Молдер подъехал к резиденции шерифа, припарковал машину, тронул безучастную Марджи за плечо.
        - Пойдем!
        Марджи выбралась наружу. Возле гаража Тимменов Молдер дал ей умыться из водопроводного крана, и сейчас она выглядела почти нормально.
        Они прошли мимо дежурного охранника, миновали пару коридоров и оказались в общей комнате, где обычно начиналось оформление документов о задержании.
        Молдер указал Марджи на стул возле свободного стола:
        - Подожди меня здесь. Я найду подходящий кабинет, отыщу магнитофон, и ты дашь показания.
        И двинулся прочь. Потом какая-то мысль остановила его. Он обернулся:
        - Скажи, Марджи… А Том… кот детектива Уайт - тоже дело рук Терри Роберте?
        Марджи кивнула. У нее было жалкое выражение лица и честные, виноватые глаза. - Зачем?
        Марджи пожала плечами.
        Молдер покачал головой. И замер. Медленно повернулся к телевизору, который секунду назад включил один из полицейских.
        На экране шел все тот же фильм с Бастером Китоном, и звучала все та же странная музыка. Будто демонстрировали закольцованную пленку…
        Молдер шагнул к телевизору, потянулся за пультом.
        Тумба с телевизором вздрогнула и поползла в сторону. Раздались удивленные восклицания.
        Молдер выпрямился, огляделся.
        В резиденции шерифа происходила какая-то чертовщина. Дрогнули стены, будто рядом прокатился многотонный карьерный самосвал. Запрыгали карандаши в пластмассовом стаканчике. Включился вентилятор под потолком. Ближайший стол сдвинулся с места, заскользил к двери. За ним последовал стул. Пришли в движение другие столы и стулья.
        - Черт возьми, что происходит! - заорал один из полицейских, которого взбесившееся кресло вывалило прямо на пол.
        Ставшая самостоятельной мебель устремилась в одну точку - к двери. Но, не добравшись, остановилась поползла в сторону. Будто от нее отмахнулись…
        Молдер закрыл рот и посмотрел на Марджи Клайджер. Закусив губу, девушка уставилась туда, куда несколько мгновений назад стремилась мебель.
        А потом на пороге возникла Терри Роберте. Ее лицо было помечено ссадинами с запекшейся кровью. Следом за нею появились Скалли и Уайт. Не обращая внимания на окружающих, Терри прошла прямо к Марджи, уставилась на нее ненавидящими глазами, прищурилась.
        - Приветик, подруга!
        Марджи ответила ей таким же ненавидящим взглядом:
        - Приветик!
        Две девушки стояли друг против друга и, казалось, готовы были вцепиться друг другу в горло.
        Вновь затряслись стены, посыпалась пыль с облицовки потолка. В дальнем углу взорвалась лампа дневного света.
        - Уведите Роберте отсюда! - крикнул Молдер, начиная понимать, чем может закончиться необычный поединок бывших закадычных подружек. - Немедленно!
        Было поздно.
        Предохранитель его «зиг зауэра 226» самостоятельно сдвинулся с места, поменял позицию, за ним с энтузиазмом пришли в движение спусковой крючок, пружина и боек. Грохнул выстрел. Пуля едва не попала Молдеру в бедро.
        - Боже мой! - вскрикнула Анжела Уайт. Ей ответил собственный «смит-энд-вессон», прострелив кобуру под мышкой, пиджак и сиденье ближайшего стула.
        Тут же отозвался «зиг зауэр» Скалли, который, правда, хозяйка успела вытащить из кобуры. В результате пуля попала в стену над головой присевшего от страха полицейского.
        А две закадычные подружки поедали друг друга глазами, не замечая, что по лицам у них опять струится кровь.
        - Все на пол! - крикнул Молдер. - Стволы в потолок!
        Сообразительные полицейские и детективы послушно исполнили команду приезжего фэбээровца.
        Две девушки поедали друг друга глазами.
        Грохотали выстрелы…
        Пистолетные пули летели в потолок…
        Использованные гильзы дождем сыпались на пол…
        Здание тряслось, будто началось землетрясение…
        Из телевизора неслась странная, угловатая музыка…
        Вскрикивала Анжела Уайт, когда ее удерживаемый двумя руками «смит-энд-вессон» посылал в потолок очередной кусочек свинца…
        Со всех сторон сыпались проклятья мужчин и испуганные взвизги женщин…
        Две девушки не замечали ничего.
        Пули пролетали мимо них, сыплющиеся с потолка обломки пластика аккуратно миновали их головы.
        Наконец пистолетные магазины опустели. Но здание затряслось еще сильнее. А потом в дело вступили самозарядные винтовки, запертые в стойке вдоль стены. Теперь оставалось только зажимать ладонями уши и ждать, пока не иссякнут винтовочные магазины.
        Когда канонада начала затихать, Молдер вскочил на ноги и бросился к Марджи Клай-джер.
        Грохнул еще один, последний, выстрел. В помещении погасли все лампы.
        Но Молдер уже успел схватить Марджи за волосы, зажал ее голову под мышкой и поволок упирающуюся девицу прочь, мимо ошалелых, пытающихся подняться с пола, трясущихся от страха людей.
        Лампы загорелись, опять погасли, вновь загорелись. Будто кто-то подавал присутствующим в резиденции сигналы…
        Полу задушенная Марджи запищала.
        Молдер продолжал тащить ее по офису, сквозь многочисленные двери, коридорами, туда, где находилась камера предварительного заключения. И только затолкав девицу внутрь и повернув в замке ключ, смог облегченно перевести дыхание.
        А когда положил ключ в нагрудный карман и обернулся, понял, что ничего не кончилось.
        Следом, сквозь те же двери и теми же коридорами, шла Терри Роберте, постоянно откидывая с лица слипшиеся от крови волосы. Ее сопровождала Скалли, все еще держась за бесполезный пистолет.
        Молдер заступил Терри дорогу. Девица презрительно глянула на него и прошипела:
        - Прочь с дороги!
        Молдер счел за лучшее отодвинуться в сторону. Вряд ли семнадцатилетняя девчонка способна была причинить ему вред своими слабенькими ручками, но в коридоре имелось слишком много предметов, которые могли бы стать для Фокса Молдера тем, чем сделалась для Скотта Тиммена пружина от гаражной двери. Одного бы огнетушителя за глаза хватило, а их тут пять штук висит…
        Ключ в нагрудном кармане Молдера зашевелился, выпрыгнул и скользнул прямо в замочную скважину.
        Терри повернула его, распахнула тяжелую дверь и скрылась в камере.
        Снова затрясся пол под ногами. Опять погас свет, но на этот раз включилось аварийное освещение. Запрыгали на стене портреты почетных и заслуженных полицейских города Комити.
        Молдер поднял голову.
        Висящие над портретами часы, секундная стрелка которых заканчивала последний круг уходящих суток, принялись раскачиваться.
        - Что здесь происходит, Фокс? - сказала Скалли.
        - Кто знает!.. - отозвался Молдер. - Ясно одно: происходит нечто космическое.
        Скалли принялась запихивать бесполезный «зиг зауэр» в кобуру.
        Здание тряхнуло так, что в конце коридора оборвался светильник и со звоном грянулся об пол. Где-то затрещало, будто провели скалкой но стиральной доске.
        Часы продолжали раскачиваться. Молдер неотрывно следил за движением секундной стрелки.
        Вот она перевалила через отметку «12», сделала очередной прыжок, второй, третий…
        Портреты на стене успокоились. Здание переставало быть внутренностями взбесившегося зверя.
        Скалли, спрятав пистолет, растерянно глянула на Молдера, тот успокаивающе кивнул.
        В коридор ввалилась толпа детективов, полицейских и штатских. Впереди шли Анжела Уайт и Боб Лайзер с винтовкой на перевес. Намерения их были ясны, как июньский безоблачный день.
        Молдер и Скалли плечом к плечу встали перед камерой и хором скомандовали:
        - Опустите оружие, сэр.
        - Где она? - крикнул Боб Лайзер. Лицо его перекосилось от ярости.
        - Кто?
        - Девушка! Виновная!
        - Они здесь, - сказал Молдер. - Обе! Боб Лайзер двинулся на него:
        - Я хотел бы сам посмотреть!
        Молдер левой рукой схватился за ствол винтовки, а правой толкнул Лайзера в грудь:
        - Назад, сэр!
        Боб Лайзер оглянулся на толпу за своей спиной:
        - Я думаю, мы все устали ждать, пока министерство юстиции наведет порядок в нашем городе. - Он передернул затвор и выставил винтовку перед собой.
        Из-за его спины вышла Анжела Уайт, заставила Лайзера опустить оружие, повернулась к Молдеру:
        - Откройте дверь!
        - Не советую туда входить.
        Уайт отодвинула его в сторону и шагнула к Скалли:
        - Простите!
        Скалли глянула ей в глаза, сделала реверанс:
        - С радостью!
        Уайт распахнула дверь камеры.
        Луч фонаря пробежался по противоположной стене, скользнул в угол, выхватил из темноты двух окровавленных девчонок, перепуганных до смерти, сидящих в обнимку на полу.
        Люди в коридоре замолкли. Стал слышен самый обыкновенный детский плач. Боб Лайзер подошел к Анжеле Уайт, заглянул через ее плечо.
        В коридоре зажегся свет.
        «Мы всего лишь путешественники в необъятной Вселенной, - подумал Молдер, вновь взглянув на стрелки часов. - Мы пассажиры каменного шара, с помощью невидимой силы несущегося через пространство и время по орбите вокруг шара огненного. Большинство из нас принимает это как само собой разумеющееся и отказывается верить в то, что эта сила влияет не только на каменный шар, но и на все остальное. В том числе и на нас. И разве не могут две девочки, родившиеся в один и тот же день в одном и том же месте, оказаться в фокусе таких же вот невидимых сил?.. А возможно, ответ находится и вовсе вне нашего понимания».
        Боб Лайзер смотрел на двух зареванных, насмерть перепуганных девчонок, и что-то происходило в его мозгу. С лица ушла ярость, превратилась в жалость.
        - Я считаю, во всем был виноват сам Сатана. - Лайзер опустил винтовку и повернулся к Молдеру. - Да, сэр. Это был Сатана.
        Из камеры вновь донесся громкий плач, но люди, стоявшие в коридоре, хором и облегченно вздохнули. Как будто и на них подействовала какая-то таинственная, невидимая сила.
        Два часа спустя
        Молдер взял свой чемодан, спустился вниз, сдал ключи от номера, расплатился по счету и вышел на улицу.
        Скалли уже сидела в машине и опять регулировала расстояние от сиденья до педалей.
        - Готов? - спросила она, когда Молдер начал пристегивать ремень.
        - Ты у нас водитель, тебе и… Скалли так вдавила педаль глаза, что сила инерции вогнала недосказанные слова Молдеру в глотку. Судя по всему, партнерша все еще дулась на партнера.
        Молдер закурил, достал из бардачка карту и принял на себя обязанности штурмана.
        Через несколько минут они приблизились к знакомому перекрестку.
        - Если я не ошибаюсь, надо свернуть налево, - предупредил Молдер. - Вот здесь.
        Машина с ревом пролетела перекресток. Справа промелькнул щит дорожного указателя, на котором было написано «Выезд из Комити, города истинного согласия. 38825 жителей».
        - Скалли! - с легкой усмешкой сказал Молдер. - Ты только что не остановилась перед знаком «Проезд без остановки запрещен». Если бы детектив Уайт…
        - Лучше заткнись, Молдер! - процедила Скалли сквозь зубы. - Я тебя очень прошу!
        Молдер подумал об истинном согласии. И на некоторое время заткнулся.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к