Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Ракетчики Алексей Владимирович Рагорин
        Жанр альтернативной истории (АИ) выбран почти случайно. Просто сам «присел» на него, эдакий ностальгический реваншизм. В данном случае я не пытаюсь «повкуснее» посмаковать как «наши им наваляли», а в большей степени, стараюсь показать, как можно по-другому построить мир, пытаюсь дать ответ на «что делать». Некоторые сверхспособности главного героя (ГГ) добавлены не как рояль, а только для технологичности написания книги.
        АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ РАГОРИН
        РАКЕТЧИКИ
        Предисловие
        Что интересного и нового читатель может найти в этой книге? Зачем она написана?
        Попробую дать ответы на эти два вопроса. Чтобы угодить всем, дам два варианта: краткий, для нетерпеливых, предпочитающих быстрее добраться до интересного, и тех, кто не спешит, кто может останавливаться, думать, спорить, кто видит за строками - автора.
        Краткое предисловие
        Я жил в СССР, в том социализме, который у нас был. Много прожил уже в капитализме. Навидался. Есть плюсы и минусы в обоих устройствах общества. Оба строя далеки до идеала. Преобразуем классические «кто виноват?» и «что делать?», применительно к своей линии рассуждений. Какое устройство будет лучше? Каким путём этого можно достичь? Я, «мужчина в самом расцвете сил», долго не мог ответить на эти вопросы. Лет через несколько, после 2008-го, кризисного года, бился головой об стену. Образно говоря. Ответ на первый вопрос нашёл частично. Спираль.
        Хорошо забытое старое. Дохристианское ведическое общество наших предков. Но! Мы отвернули на технократический путь развития. Возврат трудноисполним. Ещё пару лет бился головой об стену. Ответа на второй вопрос не. Даже «ленинские» технологии: «Искра», агитация, партия, массы, революция, - ерунда. Не сработает по десяти причинам. Выражусь, как математик: нашёл мнимое решение. Так тогда казалось. Мнимое число, это… Короче, решение есть, а толка от него нет. Конкретно: пройдена точка перегиба функции, когда это решение было возможно использовать. Тем не менее, с горя, решил написать хотя бы о том, до чего додумался. К 2012-му значимая часть ниги была написана вчерне, много намёток сделано. А в 2013-м пошёл новый виток спирали: события 91-го стали повторяться в новой интерпретации. Оказывается, ещё не всё потеряно. События книги стали сбываться, быть похожими на жизнь и т. п. Опешил. Даже обидно стало: если опубликовать, то выйдет, что подсмотрел в реальной жизни, а не предвосхитил. Это ещё пустяк. Война и смута создали угрозу, что те крохи понимания и знаний, могут кануть в небытиё вместе с
носителем. Стал торопливо оформлять в художественном варианте, сращивать, заполнять пустоты. Торжественно обещаю: как только допишу первую книгу, перепишу первые несколько глав в более художественном варианте. Всё. Если кратко, то - всё. Не любящим морализаторство, рекомендую переходить на первую главу. Вообще, большинству читателей, в том числе нигилистам, - теперь туда. Вас ждёт классическая альтернативная история с небольшими добавлениями других жанров. Имеются редкие вкрапления элементов боя, романтических отношений, инженерной фантастики, социальной утопии, элементов мистики, своеобразного юмора. Есть ещё элементы стратегии и ликбез по пиару и политике.
        Длинное предисловие
        Сейчас, когда пишу эти строки, когда писал основу романа, идёт 2013 год. (Слегка правлю в 2014-м). Население всех стран бывшего СССР, да и многих других, уничтожается вражескими программами.
        Перечислю некоторые: табак, конопля, мак, другие наркотики, водка, вино, пиво, шоу, спортивные передачи, телевизор вообще, компьютерные игры, учебные программы в школе, особенно по истории, идеология общества потребления и удовольствий, аллопатические препараты (таблетки, лекарства то есть), прививки, мясоедство. Есть отдельная группа вражеских программ, направленных на экономическое уничтожение: FOREX, игры на товарной бирже, казино, банки, в том числе: кредитные услуги банков, акционерные общества, ценные бумаги, налоговое законодательство, вообще, текущее законодательство снизу до верху, до самой Конституции, доминирование чужых валют, международный туризм, сетевой маркетинг. Я отдаю себе отчёт в том, что у неподготовленного читателя волосы встанут дыбом, после прочтения этого списка. Поступлю парадоксально, дам ещё один список: список наук и теорий, которые неверно отображают реальное состояние нашего мира. Итак: история полностью, физика процентов на 80. Бесспорна только кинематика. Химия в теоретической части полностью. Верна только практическая часть: формулы конкретных реакций с их
условиями протекания. Биология в неописательной части: генетика, теория эволюции, большая часть биохимии. А сколько тычинок у паслёна - тут трудно ошибиться и трудно массам «втирать» ложь - сами посчитать могут.
        Оба эти списка неполны. Дискуссию тут по этим вопросам не разворачиваю. Со временем, когда допишу первую книгу, напишу справочник по проблемам современного общества. Там выложу обоснования каждого пункта этого списка и дам ссылки на сайты, где каждый из перечисленных пунктов разобран по косточкам в объёме нескольких мегабайт. Мыслю себе это примерно так: сетевой маркетинг - один из врагов. Принцип рекламы: подмена образов. Продаётся нечто, но преодоление барьера целесообразности, вредности, происходит харизмой личности продавца. Как личики младенцев, или красивых женщин, на товарах, имеющих косвенное отношение к картинке. ПРОДАЁТСЯ! Про признаки тоталитарной секты у «Гербалайфа» и ему подобных сетей, разговаривать нет смысла - сто раз уже обсуждено. Покупатели получают неидеальные товары по неидеальным ценам, а продавцы разлагаются морально. Враг (не США) счастлив.
        Возможно, опишу несколько шире. Плюс ссылки.
        Примерно так же по наукам, нобелевским «достижениям».
        Отдельным пластом лежат программы уничтожения государства и страны. Ограбление побеждённой страны по различным схемам, тут их не привожу, отмечу, как одну из схем, коррупцию, которая является следствием распространения в массах идеологии потребления, приводит к недостаточному финансированию нужных программ. Плохие дороги и автомобили приводят к смертям на дороге.
        Старые самолёты и капиталистическая экономия приводит к падениям и смертям.
        Капиталистическая экономия даёт взрывы и обвалы в шахтах. На воде тоже тонет больше, чем во времена СССР. (Учтите, культурный снобизм привёл к тому, что у себя на реках мало кто пляжится, то есть, тонут в Крыму и Турции.) Фальшивая водка - смерти, фальшивые лекарства - смерти, экономия на техпроцессах на заводах - смерти. Фальшивая и вредная еда
        - бесплодие, болезни, вымирание. Вода, воздух, радиоизлучения - туда же. Разгул прививок и болезней - нездоровье и смерть.
        Разврат порождает бoльшее количество венерических, из которых гепатит, герпес и ещё некоторые - не лечатся никак, - вымирание. Безответственность и круговая порука в медицине - врачебные ошибки.
        Перекосы в правоохранительной системе - аналог иммунодефицита; надеюсь, вы знаете, к чему приводит иммунодефицит. Относить ли эмиграцию баб в турецкие и польские бордели к экономике или к идеологии - сомневаюсь, решайте сами.
        Это, наверняка, не полный список, но не буду на этом зацикливаться. Люди иногда ставят классические вопросы: «Кто виноват?
        Что делать?» В зависимости от ответа на «Кто виноват?» будет определяться и ответ на «Что делать?»
        Очень коротко дам несколько последовательных ответов на «Кто виноват».
        Ответ обывателя: «Воры, коррупция».
        Ответ зомбированного интеллигента, наследника диссидентов: «Наша русская расовая неполноценность и сиволапая культура».
        Ответ опытного политика: «Результат вражеской шпионской, диверсионной, идеологической работы. Многомерная война».
        Врагами называют: англосаксов, евреев, банкиров, масон.
        Славянисты-ведисты: «Романовы, христианизация, египетские жрецы и их хозяева: ящероподобные; разрушение копного и вечевого права, других древних ведических культурных традиций».
        Для честности добавлю и ещё варианты: «Инопланетяне на Луне, Атланты и война, планетарная катастрофа». Некоторые антропологи считают первопричиной: смешение генов ядра белой расы с местными дикими племенами, в процессе завоевания земель. Эти недочеловеки содержали больше звериного, хищного, эгоистического; своей генетической ложкой дегтя…
        Все эти ответы-гипотезы имеют обоснования. Одни - бoльшие, другие - меньшие. Стариков обосновывает англосаксонскую агрессию против нас, русских. Фёдоров призывает к борьбе за суверенитет государства. У них есть правда, но не вся. Попробую добавить. У русских олигархов США забрали на Кипре 30 % денег.
        «Все что нажито непосильным трудом: три магнитофона, три куртки замшевые…» Вот половина олигархов и обиделась. Некоторых обвиняют в недостаточной отмывке денег и судят. Им это не нравится. Забегая вперед, обозначу свою позицию: национальное независимое (суверенное) олигархическое или капиталистическое государство лучше, чем колония США. Но! Не идеал.
        Не идеал и СССР, даже сталинского времени. В 1991 году СССР не стало защищать большинство собственных граждан. Они не верили своей политической элите: новым дворянам (КПСС, директора, прочие категории партхозноменклатуры). Причём, во всех аспектах не верили: словам, делам, обещаниям, объяснениям, способности улучшить, увеличить, привести, победить. Это только та причина, которую я хотел подчеркнуть. В 1917 году неверие дворян в неудачного царя и отсутствие правильной системы его замены, привело к предательству дворян. Назначение на должности по сословному признаку подталкивало экономически активную часть, пусть будет, «мещан», на противостояние дворянам.
        Монополия дворян на идеологию подталкивала субэлиту (разночинцев) на противостояние.
        Несколько миллионов солдат гниют в окопах, а в это время в городах в кафе и кабаках, народ веселится и гуляет. Как это не похоже на сталинское: «все для фронта, всё для победы». «Бизнесмэны» тех времён наживались на военных заказах, а солдаты сидели без еды, патронов и снарядов. И погибали. Да и с мотивами войны… Это не просто расслоение общества. Это несоблюдение разными слоями общества неявных социальных договоров, обязательств. Марксистские и коммунистические мантры о классах, прибавочной стоимости, жадной сущности капиталистов - только часть правды. Правильно устроенное общество не уничтожили бы и 10 «троцкистских» кораблей и 10 пломбированных вагонов с «Лениными».
        Аналогично: в 1985-91 годах подрывная деятельность Горбачёва со товарищи была бы невозможна. Но и при Брежневе бюджет состоял из нефти на Запад и водки своим!!! Не гений был Сталин, в лучшем случае - талант. Иначе не допустил бы хрущёвско-жуковского партийного переворота. Но важнее - роль общества в это время. А роли нет особой, «народ безмолвствует».
        Свою версию: «кто виноват» и «что делать», я опишу в основной части книги.
        Отмечу, что современные политики и идеологи не отвечают на второй вопрос, «что делать».
        Стариков не говорит, как нужно отомстить англосаксам, как их победить. Фёдоров не говорит, что будет потом, после того как все плохие статьи в российской Конституции будут переписаны, Нацбанк будет работать лучше. Даю вводную: рубль становится альтернативной и популярной валютой, за него продают нефть и прочее, вооруженные силы восстановлены до уровня 1986 года, реализована ГЛОНАСС, присоединены, без права выхода, не только все 14 республик СССР, но и Монголия и все страны Варшавского договора. Что дальше? В Российской империи были и Польша, и Финляндия и КВЖД, ну и что? Какой толк от этого? И для чего - толк? Я не запутываю мозги демагогическими приёмами. Я не вижу ответов на вопрос «Что делать?», ибо ответы на вопрос «кто виноват» даны не до конца верно и полно.
        Для иллюстрации: США почти полностью, пускай процентов на 80, контролирует мир, но в это самое время уровень счастья, здоровья их народа, культура, меня не привлекают.
        Я бы предал свой народ, стал американским надсмотрщиком: эмигрировал на Запад, благо специальность и образование позволяет. Но!
        Кроме идеологических соображений, например, работать на врагов моего народа, есть и соображения самосохранения вида. Обидно, что мой народ записали в индейцев и уничтожают, но на личном уровне можно было бы сбежать к победителям, выжить, оставить потомство, сохранить род, пусть и не народ.
        Но - нет!! Не выходит! Даже если бы я внедрился не как посудомой, а программист - это не спасение! Они не враги русским, они не враги даже белым людям. Эти, мировые правители, уничтожают и негров и белых в США гомобраками, прочим развратом, прививками и аллопатией (лекарствами). Дай им вечный двигатель - сделают летающие автомобили и летающие на Луну дома, но в автомобиле будет лететь наркоман на матч роботов-футболистов, а в доме на Луне два гомика будут воспитывать сексуальное разнообразие у своей трехлетней дочки, рожденной от русской суррогатной матери, одной из последних женщин на Земле.
        Даже, если научатся рожать без женщин, что это меняет? Зачем мировым банкирам бессмертие? Кто и зачем будет жить вечно? Это не абстрактный философский вопрос смысла жизни, на который, как считается, нет однозначного ответа. Это вопрос совести, нравственного выбора и личной цели каждого человека. Вопрос логики для технарей и вопрос красоты для гуманитариев. Это вопрос справедливости для воинов и вопрос сакральности для людей духа. Не хочу, чтобы возвышенные слова затмили смысл, поэтому переведу вопрос в конкретику. Чему вы сейчас хотите научить своих детей? Правильно курить?
        Заработать денег в банке, подсаживая на кредитную иглу работяг? Устроить сына на ликероводочный завод менеджером по закатке пробок? Умению красиво гульнуть-бухнуть на свадьбу и на похороны? Пусть наши внуки выкачают до конца с матушки-Земли её кровь и лимфу? Как ездит автомобиль без амортизаторов? А кто доказал, что нефть-газ - не газо-масляные амортизаторы нашего дома?
        Пусть, не мы, а наши правнуки выкопают последнюю тонну металлической руды, которая обеспечивает магнитную защиту от солнечной радиации. Легче? Даже термиты в деревянном доме - слабая аналогия. Больше похоже на раковую опухоль. А то, что мы ещё живы - просто вопрос масштаба. Планета умирает дольше человека. Гуляй-веселись! Не помнящий прадедов не переживает о правнуках.
        Это были обоснования. Теперь о форме.
        Жанр альтернативной истории (АИ) выбран почти случайно. Просто сам «присел» на него, эдакий ностальгический реваншизм. В данном случае я не пытаюсь «повкуснее» посмаковать как «наши им наваляли», а в большей степени, стараюсь показать, как можно по-другому построить мир, пытаюсь дать ответ на «что делать». Некоторые сверхспособности главного героя (ГГ) добавлены не как рояль, а только для технологичности написания книги. Очень лень описывать сотню мер безопасности, не позволяющих убить ГГ на всех этапах его деятельности. Лень описывать многоуровневую систему кадровой политики, позволяющую выявить «не наших». Частично, эти способности компенсируют не вселение в царя-ампиратора, или его брата, или десантника-афганца в командира армии. Форма военной диктатуры является существенно более простой и эффективной, по сравнению с экономическими АИ. Долго и упорно на самогоне разбогатеваем, потом строим завод, делаем винтовки, а у врага - только луки. Во, как мы их! «Так ведь без денег - никуда!», - скажет большинство.
        «Для войны мне нужны только три вещи: деньги, деньги и деньги», - процитируют другие. Это и умно и глупо одновременно.
        Умно - потому что, правда. Глупо - потому что не вся правда. Современная денежная система давно уже не «эквивалент труда». В сюжете пытаюсь дать альтернативу.
        Минимальность перенесённого во времени материала, не является для АИ обязательным условием. Читаем Брэдбэри… Но, всё же, чем меньше - тем изящнее. Тем более что вдвойне обидно, когда переносится не рояль, а роялище, а на нём играют как на губной гармошке. При всем уважении к Савину и его «Морскому волку» - очень недальновидно уничтожать немецких арийских морячков, являющихся жертвами Версаля, Гитлера и англичан, а с точки зрения всеобщей диалектической взаимосвязи - и Николая 2-го, вместо того, чтобы супероружием «выкосить» настоящих врагов и реальных победителей во Второй Мировой Войне.
        Фёдоров критикует националистов: «Несвоевременно, да и вообще, ослабляют национальную власть». Рядом Стариков: «Суверенитет состоит и из идеологического суверенитета». Сталин говорил: «Критикуешь - предлагай!» Ну? Где идеологическая платформа возрожденной суверенной русской нации? Что будет потом? Что будем строить? Что придумал - предлагаю. Как наши руководители, не называю дипломатично врагов - «партнерами».
        Хотя в переносном смысле, с сексуальным подтекстом - да, на 2013-й год - правда, во все щели нас имеют наши «партнеры».
        Кроме социальной составляющей, в книге даны технические аспекты. Кому будет неинтересно - пролистывайте. Это смешение жанров обусловлено моим прошлым. Готовился запускать в космос ракеты а… «Генералы всегда готовятся к прошлой войне», - этот тезис значит, что военное мышление всегда отстаёт. Во-первых, описываю оружие нового поколения. Это фантастика. Во-вторых, военный путь к победе выбран не случайно. История показала, что англичане всегда нас переигрывали в дипломатии, шпионах, диверсиях, переворотах, управлении колониями.
        Поэтому, не ставлю своих диктаторов-«Самос», не использую дипломатические интриги, не использую шпионские игры, почти не опираюсь на союзников. Военным путём русских почти никогда не побеждали. Выбираю своё поле боя, то, где мы сильны - военное. Но подлинное поле боя реальной истории - идеологическое.
        Оно в романе также описано.
        Вопрос, который зададут в середине романа гуманисты: «Почему не уничтожаем только верхушку, спасая народы?» Теоретически - благородно и правильно. Но реализм… Здорово было бы отрезать в пирамиде власти США верхушку весом в 10 тысяч человек. Совершить эдакий малокровный переворот. Построить там социализм или ведизм или… Во-первых, выгодополучателями мирового неоколониализма являются и простые американцы, даже их бомжи, а не только политическая элита, со всеми вытекающими последствиями. Во-вторых, для реализации этого варианта, мы должны иметь хотя бы тысячу спецназовцев на их территории. Причём, если первых можно убрать неожиданно, то каждые следующие будут усиливать режим безопасности, что сделает почти невозможным быстрое проведение акций. А когда даёшь врагу время - он зализывает раны. В верхнюю часть пирамиды кооптируются новые члены, и она опять вполне работоспособна. Более того, широкие слои американского общества являются не только бездумными выгодополучателями, но и носителями колониально-либеральной идеологии.
        То есть, они понимают, что грабят мир, но их это вполне устраивает. И это - значительно большая часть населения страны, нежели верхушка. «Нацарюваты сто рублив» мечтает добрая половина. То есть, теоретически, кадровая база у врагов очень обширна. Этим я объясняю широкое применение оружия массового поражения.
        Ещё пара моментов. Всякие англицизмы типа «джентльмэн» стараюсь не использовать по принципиальным идеологическим соображениям.
        Льва Толстого не копирую - поэтому все говорят на русском языке, но подразумевается, что каждый - на своём. Аналогичное отношение и к старорусскому языку. Нестандартные обороты используются только для создания «атмосферы». Есть некоторые нестандартные правила орфографии (мало) и нестандартное использование знаков препинания (мешать не будет).
        По поводу сходства персонажей с реальными людьми. С одной стороны, я испытываю давление жанра альтернативной истории. С другой стороны, мне так проще, технологичней писать. Заранее прошу не обижаться тех, кому покажется что-то неправильным. Считайте что сходство случайное.
        Глава 1
        Кто старое помянет, тому глаз вон, а тому, кто забудет - оба.
        Начало. 19 километров от города Стрый, Западная Украина, в\ч 95341 Ноябрь 1987 года
        - Саня, вставай, уже 5:30, ты просил.
        - Ага, спасибо…
        Спать-то, как хочется… Но - надо вставать. Быстро надел штаны, намотал портянки, надел тяжёлые солдатские кирзовые сапоги и побежал. Последний месяц я возобновил бег. Каждое утро старался бегать свои любимые десять километров. Через полгода уходить на дембель, а на животе образовался жирок. Немного, всего пару лишних килограммов, но эстетику портит сильно. Комсомолец, лейтёха, всех фотографировал, потом по одной фотографии раздал. Как глянул я на себя со стороны… Сразу стал бегать. На гражданке бегал десятку, возобновил и тут. До этого хватало физнагрузок и так: наряды, работы в техзоне, марш-броски, хозработы, осенью - листья метём, зимой - снег убираем. Еда невкусная и однообразная. Не хватало вкусовых, да и прочих, ощущений, поэтому все пытались выбрать количеством. Это не помогало, толстели. Решение задачи парадоксальное: есть надо меньше, а работать - больше. Уже через неделю бега, настроение изменилось: апатия ушла, воспрял духом, мысли, и те, казалось, стали другими.
        Бегал я по бетонке, которая лежит между нашей РТБ и ракетным полком. Официально РТБ расшифровывается: «ремонтно-техническая база». Это наша советская придурошная секретность. Мы это расшифровывали по-своему: «рота транспортировки боеголовок». Очень логично: именно ядерными боеголовками занималась наша часть. Офицеры говорили, что в каждой - по 300 мегатонн. Температура нормальная для украинского января: минус семь. Бежится нормально: прошёл больше половины - осталось ещё около трёшки. И, вдруг, в голове взорвалась бомба. Ноги подкосились, на остатках сознания сгруппировался, болезненно покатился по твердой дороге. В голове - чёрти что: будто мозги кипят. Мысли: мои и не совсем, картинки: прошлое, будущее, прошлое из будущего; мироощущение: наивное и зрелое, сталкиваются и борются - победила не молодость, эмоции: молодые, бурлящие не хотели уступать власть спокойным философским.
        Через полчаса ситуация стабилизировалась. Это не значит, что я стал нормальным. В голове остался некий процесс. Больше всего это было похоже на прорыв плотины. Ни разу такого не видел, но ассоциация была именно такая. Перезвон в голове не имел никакого отношения к ушам - ощущение начиналось сразу в голове. Это со звоном перетекал поток информации. Но не просто перетекал, а «приживался» на новом месте, «врастал» в меня. Стабилизация - это начальный взрыв сменился равномерным потоком, только и всего. Но действовать я уже мог. Полупришибленный поплёлся в часть. До казармы отсюда было около километра. А время поджимало. Минут через двадцать, с огромным трудом, доплёлся.
        - Женя, я в столовку потом приду, может быть.
        - А что случилось, Сань?
        - Сам не знаю, хреново мне что-то.
        В столовку не пошёл вообще. Сержант Евгений Бричук «замутил» моё отсутствие. Старослужащие, а, отслужив полтора года, именно им я и был, могли иногда допускать мелкие вольности. Но от утреннего построения уже не «отмажешься». Слава богу, сегодня у нас были занятия в классе: политинформация, минное дело, уставы. Для моего состояния - просто подарок. И, всё равно, трудно. Всё - трудно. По дороге в класс на стену швырнуло, садился за стол - вырубилась левая, раненая (раненая?! какая-такая - раненая?!) нога, пришлось почти рухнуть на стул. Никогда в жизни такого со мной не было. Это идиотское функционирование, по-другому и не скажешь, моей головы доставляло массу неудобств. Сами запускались какие-то образы, какие-то мысли, какие-то ощущения. Кое-как мог идти, разговаривать с другими людьми, делать простые действия. Но я тупил, тормозил, как зараженный вирусом компьютер. То - забуду имя и фамилию соседа по парте, то - только имя, другого солдата, нашего взводного лейтёху также напрочь забыл. Он вызвал меня на уставах. Хрен с ними, с его именем и фамилией - я уставы забыл!! Они у меня всегда от зубов
отскакивали! Напряг волю, загнал глаза на лоб: в голове стало несколько спокойнее, и, как проявление фотоснимка под действием проявителя, проступила память, моя молодая память. (Ха, оказывается, у меня теперь есть и старая память!) Вспомнил, ответил, выкрутился. Только волю ослабил - сразу вернулась чехарда в голову. Сколько это будет длиться?! Надо что-то делать.
        - Тащ, лейтенант, р-ршите обратиться!?
        - Обращайтесь.
        - Не ставьте меня пока в трудные наряды. Причину пока не могу объяснить, это что-то со здоровьем. Только в санчасть я не пойду.
        - Как это - не можешь объяснить причину? Подрался? Что-то сломал?
        - Нет, ну… просто, я не могу объяснить. Если поставите - могу службу завалить.
        - Ты меня шантажировать будешь?!
        - Нет, это не то! Поставьте меня на КТП, например. Я же первый раз прошу!
        - Ага, молодец, здорово придумал! Тебя на КТП, а на КПП я должен Урюбаева поставить, да? А Азылханова в штаб, да? У нас, во взводе охраны, по штатному расписанию должно быть 24 человека, а реально есть только восемнадцать. Всё. Заступаешь на КПП. Кругом, шагом-арш!
        После обеда - развод. Меня взводный поставил на КПП. Подготовка к заступлению в наряд, иду на КТП. Это из-за сна. На КПП ночью делать нечего, а на КТП машины некоторые ездят, поэтому солдат в наряде по КПП полночи дежурит на КТП. Затем - сон в казарме. А с утра и до вечера - на КПП. Итак, иду на контрольный технический пункт. Пару раз открыл шлагбаум. Дежурная машина съездила за продуктами в полк, на продуктовые склады, и вернулась назад. Можно бы и поспать, но голова кипит. Может быть, телевизор отвлечёт? Зашёл в караульное помещение. Наружная дверь была открыта: проветривали, балбесы. Но это не имело принципиального значения. Я, как «дед», и так бы зашёл - все свои. Так и не понял: помогает телевизор или нет. В комнату отдыха впёрся старлей Самсонов, редкой тупизны человек. Это про таких слагают анекдоты, про одну круговую извилину.
        - Рядовой Корибут, покиньте караульное помещение.
        Обычно к нашим, рексам, начкары не цепляются. Тем более, к старослужащим. Чего-то Самсонов дуркует сегодня. Как же ж не вовремя! И без него тошно.
        - Тащ, старший лейтенант, фильм интересный.
        - Я приказываю, товарищ рядовой!
        - Я на КПП заступил, тащ старший лейтенант.
        - Вот и идите на КТП, несите службу.
        - Так там телика нет.
        - Это… это… это армия! Покиньте немедленно!
        - Ладно, только чай допью.
        - Немедленно!! - сорвался на визг Самсонов.
        - Ладно, завтра сочтёмся, товарищ начальник караула.
        Пришлось идти на пустой КТП, скучать одному. Прилёг на топчан, подремал. Сон не шёл. Это для армии редкость: обычно так выматываешься, что ничто не мешает. А тут… В два часа ночи меня сменил Урюбаев. Пока дошёл до казармы, то, да се - спать осталось всего три с половиной часа. Дневальному сказал, чтоб на пробежку не будил, встану со всеми этот раз. Лёг спать и «уплыл». Объединение памяти и способов мышления прошло какую-то критическую фазу: теперь помнил всё. Всё - это всё.
        Старая жизнь вкратце.
        Недавние события, фамилии, клички, имена солдат, офицеров и всё со второй половины жизни. Даты и события мелькали в памяти, как столбы, когда едешь в поезде: распад СССР, бизнес, семью, распад Украины, крах экономики на территории бывшей Украины, присоединение Крыма к России, гражданская война, вступление Украины в НАТО, распад ЕС, объединение мусульманских стран Африки после прихода к власти радикальных исламистов. США раскачали лодку в Турции, устроили войну с курдами. Их марионеточный режим свергли исламисты. Укрепились. Через год исламская Турция провела спецоперацию против Израиля, евреи стали останавливать торговые суда турков. Слово за слово, кулаком по столу, сцепились военные флота, начали летать боевые самолёты, а потом и ракеты. Турции и Израиля не стало. Израиль имел своё ядерное оружие, подарок эсэсэровских эмигрантов. А турки «намутили» американского чуть-чуть во время переворота. Но этого чуть-чуть для Израиля, с его «огромной» территорией, хватило с головой.
        Под шумок, неизвестная подводная лодка всплыла в Средиземном море и послала 24 ракеты с ядерными боеголовками в Иран. США утверждали, что лодка была израильская. Даром, что Иран был шиитским, а Союз Мусульман Африки - суннитским. Памятный 2035-й год. Мусульманский джихад. Враги: США, НАТО и другие неверные. В это время в Европе было уже до половины населения - мусульмане. Началась взаимная резня. Муллы Турции также объявили джихад. На зараженной радиацией территории Турции людей осталось немало. Они восприняли призыв воевать с неверными, как шанс перебраться в ещё не зараженную радиацией Европу. Эти турецкие дополнительные пяток миллионов боевиков обрушили систему. Во Франции так вышло, что в армии служило много арабов. Это позволило им захватить ракеты с ядерными боеголовками. А потом и запустить их. В Англии стало очень жарко. Англия не стала скромничать и уничтожила Францию.
        Ходили версии, что этот дурдом организовало мировое правительство, чтобы обнулить долги США. Но малёхо не рассчитали. Ваххабиты вышли из-под контроля. То есть, сносить Европу ядерным огнём не планировалось. Но вышло то, что вышло.
        К этому моменту было уже использовано около пятисот ядерных зарядов. США надоело сидеть без нефти. Ибо арабы им нефть не продавали. Мало того, ваххабиты взяли власть в Нигерии. А также национальные силы пришли к власти в Венесуэле, и тоже перестали продавать нефть США. Не сразу, конечно, а начиная с 2028-го года. Когда вошёл в строй Никарагуанский канал. Вот тогда Венесуэла смогла переключить поставки на Китай.
        Россия на тот момент имела военные базы в Венесуэле и в Никарагуа. Суть договора по Никарагуа: Россия обеспечивает военное прикрытие, в том числе «зонтик» ПВО. Китай строит сам канал и оказывает кредитную и другую помощь Никарагуа. И ещё был восстановлен на Кубе радиоэлектронный центр в Лурдесе - важнейший центр радиоэлектронной разведки.
        В ответ на эти наступательные действия США организовали попытку переворота в России. Фоном служило сильное радиоактивное заражение местности. Ветром нагнало пыли с районов «обмена любезностями» Англии, Франции, Турции, Израиля. «Повстанцы» состояли из разных людей: националисты, коммунисты, футбольные фанаты. Шансов победить у них не было. Вишенкой на торте стала новая инфекция: вирус. Ранее неизвестный. Похож на грипп, с восьмидесятипроцентной смертностью в течение недели. Отёк лёгких - смерть. Кремлёвские олигархи посчитали это нарушением договорённостей. И ответили аналогично. Другим боевым вирусом.
        Вернёмся пока к Азии. Хотя потенциал Ирана после бомбардировки теми двадцати четырьмя ракетами был подорван, но у него были защищённые горные хранилища ракет. Примитивных, но до Саудовской Аравии они достали. Что, кстати, не улучшило обстановку с нефтью на планете. На это «обиделся» Пакистан, верный союзник КСА. Втянулся в войну с Ираном, рассчитывая легко поиметь земельки у разгромленной страны. Пакистан стесняться не стал: применил ядерное оружие. Для простоты. Индия посчитала израсходованные боеголовки, прикинула расклад - и ввязалась в дело. Сочла, что лучших шансов присоединить свои исконные земли нечего ждать. Однако Китай имел в Пакистане свой транспортный коридор! Это ещё больше обострило экономические и прочие отношения между Китаем и Индией. Кроме того, у Китая были проблемы с поставками нефти, ввиду войны в Персидском заливе. Воевать в Тибете - глупость. Китай помог Пакистану флотом и военными поставками. А также, неожиданно для неискушённых в политике, помощь оказали США. Ничего удивительного: Пакистаном управляли Рокфеллеры, а Индией - Ротшильды. В результате блицкрига у Индии не
получилось. Правительственный кризис в Индии привёл к власти радикалов. Которые нажали индийскую красную кнопку. Но ракеты полетели не на Пакистан, и, конечно же, не на США, а на Китай. Это, кстати, тоже пошло вразрез планов мирового правительства. Ибо Китай вышел из-под контроля Ротшильдов и стал играть сам. Вышло, что недолго.
        Китай ответил. И это была уже точка невозврата. К этому моменту было уже использовано около 1500 ядерных зарядов. Но это был ещё не конец. Из зараженного Пакистана потихоньку сочились беженцы. И немусульманами и добрыми на земле Таджикистана они не становились. Потом они мигрировали дальше, в том числе в Россию. Подобным образом бежали китайцы. Не сотнями и не тысячами. Сотнями тысяч. А с Европы бежали белые, в смысле европеоиды. Сопротивляться неграм и арабам они не могли. Закулиса их воспитала настолько «гендерно продвинутыми», что те же крутые вояки-немцы стали женоподобными педиками. А Россия не резиновая! Лопнула! В том смысле, что не смогла противостоять нашествию. Государство рухнуло. Все системы перестали справляться со своими функциями. В европейской части «чуму» обуздали простые русские мужики. Били морды, создавали дружины.
        А на Дальнем Востоке элементарно не хватало людей. Там и до вируса было не шибко людно. А после - стало совсем плохо. Там муссонный климат, повышенная влажность воздуха. Вирусу - самое оно. Процент потерь, соответственно, там был выше, чем в среднем по стране. Это, кстати, одна из причин, почему не смогли удержать на границе китайских беженцев. Так вот, погранцы во Владивостоке получили приказ топить баркасы с «саранчой». Они эти приказы выполнили. Но китайская диаспора «включила ответку»: устроила погром в военном городке. Многие семьи моряков были убиты. Скажем честно: почти все. Кого застали - того убили. Репортажи об этих событиях передавали СМИ. И вот, на одной из подводных лодок России, сошлись отчаянные капитан и особист. Провели офицерское собрание. И одна отдельно взятая ПЛАРБ перешла к батьке Махно. Офицеры, потерявшие родных, вспомнили заветы дохристианских предков. Око за око, зуб за зуб. А не щёки подставлять.
        Это для колониальной администрации: правительства России, Ротшильды - хозяева, а Рокфеллеры - партнёры. А для простых людей изыски политики, планы закулисы - плюнуть и растереть. Вот экипаж лодки и растёр. Два ключа были. Коды взломали потихоньку. За трёхмесячный поход, боевое дежурство, вполне справились. И дали залп. Система ПРО американцев оказалась голливудщиной. Дерьмом. Минус западное побережье США. Объяснения не прошли. После диверсий на заводах, пожаров, применения вируса, попытки сбить самолёт президента доверия не было ни у кого. Ни у них к нам, ни у России к США. Российская Федерация обменялась с НАТО полноценными ядерными ударами. Поскольку к тому моменту обе страны находились в максимальных боевых готовностях, то не было ракет, уничтоженных на старте. Все пошли в дело, так сказать. В течение суток на планете взорвалось около 15000 ядерных боеголовок.
        Вот это уже был конец. Конец цивилизации. Конец эпохи. Этого хватило, чтобы вызвать ядерную зиму на планете. История закончилась, осталась только геология.
        Вопреки прогнозам, полного уничтожения человечества мгновенно не произошло. И государства рухнули не все. Вымерзли многие страны Азии и Африки. Почему-то оказалось, что выжить при минус шестидесяти русским легче, чем африканцам при минус тридцати. Австралия тоже замерзала, хотя от войны пострадала не сильно. Да, ей тоже досталось, как одной из стран врагов, но мелкие города в глубине материка не обстреливались.
        Парадокс в том, что Украине досталось меньше, чем России. Ибо Украина к этому моменту была под полным контролем США. Как государство, она была разрушена значительно раньше. Осталась землёй для доживания пенсионеров. Их не могли вытравить - спасали дачи и огороды, климат хороший, короче. Пару ядерных зарядов Россия «подкинула»: на базы ПРО НАТО под Черниговом и под Харьковом. Но на этом - всё.
        Украина была присоединена к России. Остатками войск РФ. Без заокеанской поддержки марионеточное правительство держать власть не могло. Зачем Россия присоединяла Украину? Ресурсы, промышленные мощности. Дело в том, что Украина почти не пострадала. США не стали тратить заряды на, как бы, свою марионетку, а у России и подавно мотива не было. Если не считать те две станции ПРО. Беларусь, напротив, бомбили, как союзника по блоку. Прибалтику Россия тоже присоединила. Можно долго перечислять: какая страна на планете от чего пострадала. Опишу коротко: Россия «одарила» все страны НАТО, в том числе и новых членов наподобие Румынии, Болгарии. Не забыла и об Австралии с Новой Зеландией. А США во второй волне под шумок разделались со всеми неугодными: Иран, КНДР, Куба и так далее по списку.
        Но зачах этот мир от зимы. Даже не от радиации. Государства сошли на нет. В том числе и «пополневшая» Россия. Армия пострадала меньше, но в этой войне все цинично били по мирным жителям. Больше того, американцы использовали для своих зарядов кобальтовые оболочки. А это сделало землю зараженной радиацией надолго. Но самый важный фактор разрушения государств: голод. Зимой ничего не растёт. Урожай не собрать. А запасы не вечны.
        Холод… Сталь на морозе минус сорок становится хрупкой. Моторы не заводятся. Солярка замерзает. Сильные ветры рвут провода и валят опоры электропередач. Водопровод позамерзал и полопался. Асфальт уцелел, но стал никому не нужен. Канализация тоже стала не нужна. Какашки и моча могли очень экологично лежать мёрзлыми на улице, куда их выбрасывали поначалу. Явочным порядком установился феодализм. Ядро общин: боевое крыло. Вокруг - кто пригодился. Впрочем, общины были разные. Зависело от руководства, от удачи, от местности. Впрочем, это уже было чуть позже. Расскажу по порядку.
        В этих условиях лучше всех выживали те, кто вернулся к правильному устройству, к корням: к родоплеменным отношения. «Свои должны выжить, можно за счёт чужих». Лучше всех эти принципы поняли и использовали западэнцы, татары и цыгане. От них и было больше всего проблем. Западэнцы ходили москалей и зрадныкив резать. Татары пополнились рядами турок, бежавших ещё раньше, во время Турецко-израильской войны. А Россия их сдуру приняла. Соблазнившись трудолюбием. «Правоверные», как прежде крымчаки, ходили на нас в набеги. Впрочем, мы их так и называли: крымчаки. С цыганами - особая песня. Пока на Украине правили вражеские марионетки, Европа «сплавила» на Украину больше миллиона этого отребья.
        Чтобы выжить, народу пришлось формировать вместо милиции народную самооборону. У нас, в Запорожье, это тоже было сделано. Всякими юридическими закорючками мы не заморачивались: поймаем - режем бэндэровцев на куски, и они нам рассказывают много интересного. Явки, люди, места операций, схроны, склады с оружием. Я в этом тоже участвовал. Имела место ползучая криминализация общества: ухудшение экономических условий приводит к этому. Так вышло, что я возглавлял райотдел самообороны, и эти проблемы мне близки. Система рухнула. Торговля за деньги прекратилась. Газ и нефть перестали поступать совсем. Остановилось центральное водоснабжение. Всеобщее мародёрство захлестнуло всю страну. Огромный процент людей погиб по разным причинам. Города из центров цивилизации превратились в ловушки. Организовывались домами, кварталами, общинами, сёлами. Значение государства упало до нуля. Роль судов на себя взяли советы домов и отряды самообороны. Мой автомат - мой закон. Община выделяла боеспособных мужчин на дежурство. Получалось что-то похожее на караул. Несколько постов: пару патрулей по периметру района, смотрели
на прописку в паспорте. Проверяли: куда и к кому идёт. А как иначе? Полно случаев краж детей с разными целями. Кого - на органы, девушек - в гаремы, мальчиков - для извращенцев. Да-да, таких нам навоспитывали за последние предвоенные двадцать лет враги, как в развратной Европе. Бывало - выкупали, бывало - отбивали… Браки стали заключать, как в средние века: для усиления рода, общины.
        После армии я доучился в университете, успел поработать на заводе программистом, потом долго торговал. А когда настал конец света - вступил в самооборону. Людям стало реально опасно ходить по улицам. Мы, самооборона, и боролись со всяким отребьем. Я вспомнил своё хобби молодости: ушу. Стал тренировать своих ребят из отделения. У меня был хороший тренер, стиль был практичным. Мои ученики довольно быстро убедились в эффективности школы. Кроме рукопашки, которая в большей мере воспитывала дух, нежели имела практический смысл, я учил стрельбе, тактике работы малых групп. «Я учил» - неправда, я нашёл бывшего альфовца, без ног, он и учил.
        Авторитет рос, ситуация ухудшалась. Пришлось тренировать дружинников нашего микрорайона, расставлять посты, доставать оружие, искать инструкторов по стрельбе, минному делу. Я стал эдаким министром обороны местного масштаба. Бандиты рассосались сами собой. Отстреляли. Ещё часто приходилось отстреливать всяких чурок, типа афганцев-пакистанцев. Они потянулись из Европы, по которой отстрелялась Россия. Впрочем, до нашей области, достаточно восточной, эта проблема доползала сильно ослабленная более западными областями.
        Короче, к махновщине мы были готовы. А вот против ядерной зимы не попрёшь. Уже через три года, в 2038-м, каннибализм стал обычным делом. Приходилось выходить на охоту самим, обнаруживать и уничтожать чужих охотников. В середине лета 2038 года патруль доложил, что на снегу обнаружены следы чужих. Они, конечно, их замели, но у нас была целая система безопасности, поэтому их проход не остался незамеченным. Можно сказать, что мы почти успели. Чужаки напали на отдельно стоящие лесхозовские одноэтажки. Их было человек пятьдесят. Мы выскочили боевой дежурной сменой: два отделения, двадцать четыре человека. И ещё «лесники» отстреливались. У них чудом осталась собака. Впрочем, почему чудом? В городе полно мёрзлой человечины было. Короче, она и спасла: вовремя залаяла на чужаков.
        Это были цыгане. Впрочем, какая разница? Бой шёл тяжело: силы - примерно равные, вооружение - тоже. Сказалась выучка наших бойцов: мы стреляли метче, действовали слаженнее. В составе дружины было много бывших военных, это сказывалось. Цыгане стали отступать в лесополосу. Сначала они потеряли с десяток человек, теперь нам нужно преодолевать метров пятьдесят открытого пространства, а это - потери. И оставлять всё, как есть, нельзя: скоро стемнеет - уйдут. Одни прикрывают огнём, другие продвигаются перебежками. Короткая перебежка, очередь, упал, перекатился, подполз, поискал цель, стрельнул, опять перебежка… Цели искать нелегко: все используют белые маскхалаты. Боль взорвалась внутри, кровь на груди, ноги не слушаются, холодно, сознание уходит.
        Беседа с предками.
        Невероятная ясность восприятия, всё помню, всё понимаю. Зрение изменилось, вижу не глазами, как-то иначе, сразу во все стороны. На снегу лежит моё тело, наши уже в лесополосе достреливают цыган. Кое-кто ранен, но за преодоление открытого пространства мы заплатили только мной. Понимаю, что меня убили. Что ж, теперь узнаю, куда идёт душа после смерти. Тянет в белую воронку, на туннель совсем не похоже. Из духа противоречия пытаюсь сопротивляться - получается. Планета никуда не летит, ни в каком космическом пространстве - это иллюзия нашего мира. Брожу по планете, сначала пробовал «поговорить» с родными - бесполезно, меня никто не слышит. Только годовалая внучка что-то почувствовала, но толку-то? Решил попутешествовать - при жизни мало куда выезжал. Что сказать: всё как в телевизоре показывали - везде снег, холодно, иногда люди умирают. Перемещаюсь мгновенно. В глубине океанов погибла почти вся жизнь, остались только бескислородные формы. Думал, наблюдать будет интереснее, но нет. Моя глубина понимания мира сильно увеличилась, поэтому эти брожения в виде призрака похожи на чтение букваря: давно
читать умею и совсем не интересно. Что ж, иду навстречу судьбе, не буду сопротивляться белой воронке. Где-то в середине пути меня оттягивают в сторону. Куда - непонятно. Вокруг нечто, скрывающее от внимания всё вокруг. Больше всего это похоже на туман. Из тумана проступили другие души. Совершенно отчетливо знаю, что это мои предки. Вообще, тут знание не требует большого труда. Если что-то нужно знать - тут же это знаешь.
        Попробую передать наше общение в виде обычного разговора, хотя в реальности всё протекало совсем не так. Мгновенный обмен блоками мыслей, запредельная глубина понимания и сильнейшая душевная боль. Почему боль? Боль за родственников, за народ, который деградируют. Души ариев стоят в очереди на вселение, а вселяться не в кого. Не в кого! Нет родичей по крови до седьмого колена.
        - Почему ты не вышел за границы Земли?
        - Ой, не догадался.
        - Некоторые из нас выходили. На планетах других звёздных систем живут иные расы. С некоторыми наши народы вели ассу, космическую войну. Та катастрофа, в конце которой ты умер - их рук дело. Ты наблюдал последние хода партии, если так можно сказать.
        - Мы тебя вытащили с дороги душ, с Калинового моста, не просто так. У нас на тебя есть виды. Мы хотим несколько нарушить правила игры. Не хотим отдать победу тварям без боя. Правила мира нарушить почти невозможно, но одну маленькую лазейку мы нашли. Мы хотим отправить тебя в прошлое с новым знанием.
        - Почему я?
        - Мы все - твои предки. На Калиновом мосту был изъян: расслоившиеся витки в нитях силы. Душа одного из наших предков сама себя сожгла в этом месте. Один из нас, Рогмир, зацепился, пролез и нашёл это место. По дороге идут миллионы душ, но затянуть сюда мы можем только родственников, причём не всех, а только некоторых. За многие годы нас здесь оказалось лишь восемь душ - остальные не притягивались или не могли пройти расслоение - степени родства не хватало. Ты девятый и последний. Судя по тому, что творится на Земле сейчас - это агония человеческой цивилизации. Через пару тысяч лет на планете появится ещё один вид человекообразных обезьян. Инволюция.
        - Почему вы не пришли на помощь людям раньше?
        - Мы не могли. Лазейку можно реализовать только до девятого дня после смерти. Мы все задерживались дольше. Я пришёл последним, ты меня знаешь под именем Рюрика. Это было свыше тысячи лет назад. Тогда ещё казалось, что мы можем выиграть. Все эти годы мы наблюдали за войной. И ничего не могли сделать. Назад никто из нас вернуться не мог, если пройти вперед, то произойдёт обычное перерождение - ничего не будем помнить. Мы и сейчас ни в чем не уверены, но ждать больше нельзя, ты это и сам видишь. Ты - наш последний шанс.
        - Ладно, в душе - я герой, согласен. Как это будет практически, и что мы получим?
        - С тобой нам повезло. Ты любопытствовал меньше девяти дней. Поэтому мы можем отправить твою душу назад, в мир. Считаем, что имеет смысл вселить в твоё же тело, но в более раннее время. Тогда, теоретически, имея дополнительные знания, ты сможешь изменить ход истории.
        - В чём подвох?
        - Да, есть проблема. Сумма информации. Мы не можем превысить ту величину суммы информации, которая была у тебя на тот момент. Систему и так обмануть сложно. Причём, не совсем ясно, что можно исключать. Не лишать же тебя текущей памяти, или памяти о предыдущих годах? Это прямой путь в блаженные. А такой ты историю не изменишь. Мы нашли один вариант…
        - Ну?
        - Чувства, их можно вырезать. По объёму информации это прекрасно, высвобождаем очень много, можно усвоить огромные пласты, но…
        - Ну?
        - Ты не будешь ничего чувствовать и в дальнейшем. Это не манипуляции с памятью. Ты здесь - душа. Мы вырежем кусок души. Душа без чувств - почти мертва. Нет мотивации ни на что, нет радости от жизни. Будешь есть яблоко - будут ощущения, но не будет удовольствия. И так же во всём. Любовь тебе будет недоступна принципиально, даже плотская. Ощущения будут, а чувств - нет. Даже наша родовая черта, любопытство, не будет работать. Ничто не обрадует, ничто не опечалит. Ты будешь бездушной куклой.
        - Вариантов нет?
        - Всё остальное только хуже. Или малый объём памяти высвобождается - а это ничего не решает. Либо отсутствие будет вредить делу. И это - навсегда. Даже после перерождений ты этот кусок не вернёшь, останешься таким калекой навсегда.
        - Это сильно плохо?
        - Не будет стимулов действовать. Но ты должен справиться: у тебя есть воля. Я вижу. И совесть. Ты поймёшь, о чём я говорю, со временем. Дальше. У нас, в этом месте, действуют свои законы природы, свои ограничения. Мы не помним прошлых перерождений. Мы можем путешествовать относительно долго по Земле, которая близко, или очень недолго по далеким планетам. Сириус от Солнца близко, там можем находиться около десяти секунд, а потом двадцать лет отдыхать. На Земле - около десяти минут.
        - Что ж так мало?
        - Мало?! Это много! Души умерших должны пребывать в Нави и ждать перерождения. Это мы обошли законы Прави. Другим - не дано. Из-за подрывной деятельности серых, других врагов ариев, в Нави скопилась огромная очередь чистых душ, а вселяться им не в кого. Арии деградировали, забыли традиции, обряды, ритуалы, совесть. Потребны только души тёмные али низкие.
        - Что за подрывная деятельность? Война?
        - Серые - технократы, они увели человечество на данный путь развития, исковыряли Землю, изгадили реки и моря, вызвали планетарную катастрофу. Они поймали человеков на крючок материализма и удовольствий тела. Поставив тело, прежде души, они получили власть над людьми. Это серые запустили те программы разврата, которые ты наблюдал в начале века. Мы, в своё время, тысячу лет назад, вели с ними войну. И проиграли.
        - Согласен, такие товарищи нам совсем не товарищи. С ними не по пути. А какую роль вы отвели мне?
        - Ты вернёшься на Землю с памятью, чтобы изменить ход войны.
        - Как я могу её изменить? Я же - обычный человек. Не бог. Пускай, я вам доверяю, согласен на возврат. Что конкретно будем делать?
        - Мы отрезаем чувства и возвращаем в прошлое, память ты и так сохранишь. Однако мы планировали дополнительно дать тебе некоторые наши способности, которые будут полезны в мире.
        - Это как у йогов, сидхи?
        - Не совсем. Летать не научим, но всё же…
        - Я - Рогдай, один из лучших кулачных бойцов.
        - Нет, это мне не нужно, я и сам с усам. Я ушу занимался.
        - Всё же проверь себя, Александр. Чиньцам кулачный бой перешёл от нас, ариев.
        - Как это?
        - Ариана стала погружаться в пучину вод. Арии покинули свой материк. Переселились южнее. На востоке Азии жили аримы. Против них сражались рода даариев, победили, но не уничтожили. По границе пошло смешение рас. Через столетия даарии стали даурами, приняв часть крови жёлтых. Побеждённым аримам было запрещено иметь дома оружие. Полукровки уходили на юг, к аримам, передавали им знание даариев. Изгои, предатели. Некоторые изгои передавали навыки боя без оружия. Со временем аримы достигли в этом деле высот, развили, вооружились и стали теснить дауров. Удары других врагов по ариям с Юга и Запада отвлекли силы. Аримы разбили дауров, вытеснили, образовали свои государства. Их было несколько. Потом, когда они объединились, стали называться чиньцами.
        - А как же - Бодхидхарма, многотысячная история Китая?
        - Для Чины историю написали иезуиты. Я не знаю, кто такой Бодхидхарма. Думаю, что легенда, вымысел.
        Мысленный бой показал мне моё зазнайство. Рогдай меня побеждал всегда и с огромным запасом. Отдалённо было похоже, что мастер спорта валяет третьеразрядника. Поэтому решил не выделываться, а брать эту способность. Оказалось, что в понятие кулачного боя у Рогдая входит и техника разнообразной борьбы: захваты, броски, удушения. До того я такой техникой не владел, в ушу используется преимущественно ударная техника. Один раз я видел соревнования по самбо - очень похоже на стиль Рогдая.
        От волхва Светозара взял знание трав, способность видеть яды в пище, обезвреживать их разными способами. Научил он меня разбираться в людях, видеть ложь, предвидеть опасности. Очень хотелось взять способность управления животными. Летит ласточка, а я всё вижу ее глазами - здорово же?! Но - не судьба. Светозар сказал, что эта способность требует много памяти - можем испортить всё дело. Мне ещё много лет своей жизни придётся протаскивать «контрабандой» - может не хватить. Светозар поступил мудрее. Он показал, как нужно видеть программный уровень реальности. Он виден, как разнородные энергии, окружающие и пронизывающие все предметы мира. В том числе людей, животных, растения. Дал методические указания по развитию способностей к видению и управлению этими энергиями. Дал ключевые советы для разных этапов обучения.
        - Постепенно ты всему научишься сам. И лечить, и лечиться, и управлять животными и растениями, просить Землю-матушку послать дождь или тепло. Научишься отводить глаза людям; много ещё чему.
        Выходит, что от волхва стоило бы взять больше, чем от всех других, но протащить сквозь программу-супервизор не удастся. «Супервизор» - это мой термин. Волхв дал образ некоего Световита. По срокам обучения Светозар ничего конкретного не сказал: «Многие лета», - многозначительно и бесполезно. Ух! Зло берёт! Но и за то благодарен. Была и ложка дёгтя в бочке мёда. Светозар не советовал злоупотреблять волхованием. Сказал, что зачарованный человек, пользуясь такими преимуществами, истончает свою судьбу. И даже больше. Он расходует квоту силы эгрегора. Вышние Силы, следящие за равновесием Прави, при активном использовании волошбы вмешаются, и будет только хуже. Он дальше не распространялся на эту тему, я тогда подробно не расспрашивал. Что это за Вышние Силы? Какое равновесие, чего равновесие? Как вмешаются? Теперь жалею, стоило бы знать границы. А то, вдруг, «разыграется аппетит», а потом меня ка-ак жахнут!
        Бой на мечах, общим решением, признали не учить - не актуально. На ножах из моих коллег никто не умел хорошо. Ярослав был в своей последней жизни хорошим лучником. «Хорошим» - это по их меркам. А по нашим, когда совмещают мушку и целик, либо высчитывают на калькуляторе поправки к стрельбе - гениальным. У лука нет мушки. Лучник прицеливается всем телом, запоминая положение тысячами повторений. Наш, современный лучник. А в старину арии учились другой стрельбе: интуитивной. Стрелок обучался чувствовать момент. Некоторые говорят, что им подсказывают предки. Многократные повторения тоже имели место, но принципы были другие. Потом это искусство было забыто. Точнее: не передано. Впрочем, я мало знал о луках в первой жизни, может, где мастера и остались. Ближайшее, что приходит на ум, при поиске похожего: лозоходы. Эти ищут по ощущениям воду, а мы - цель. Только, в отличие от воды, заяц ждать не будет: всё нужно делать предельно быстро. Совмещать, вычислять и слышать момент выстрела. Интуитивно. Вот этой интуитивной стрельбе он меня и научил. Если бы я владел этой способностью в последнем бою с цыганами -
один бы всех положил и сам жив остался.
        Затем Светозар «колдовал» над моментом засылки. Если посылать позднее - надёжнее, с точки зрения суммы информации, но можно не успеть изменить историю. А слишком рано - может информация не влезть в молодое тело. Мозг, в отличие от души, материален. Мозг ребёнка меньше мозга взрослого. И возможности хранения информации меньше. Стабильность психики ниже. А нас провал, разконспирация не устраивают. Бог весть, как и что волхв определил, но правильный возраст вселения определил. Сентиментально простились, предки обещали раз в три месяца приходить во сне, проведать. Светозар «отрезал» чувства. Потом все предки объединили усилия и сместили меня в прошлое. Отдалённо, в междумирье это было похоже на перестановку иглы на проигрывателе пластинок. Как это возможно? Волхв сказал, что сознательно не будет посвящать меня в контроль сохранённых состояний, потоки синхронизации миров, перезапуск воронки инициации - это перегрузит мою память. Чёрт! Интересно же!
        Опять солдат
        Зашвырнуло меня на 51 год назад, по отношению к первой смерти. Уже два дня как «переселился». Вроде, боле-мене успокоилось всё, памяти совместились. Осталась усталость, изредка проявляются сбои. Вроде и не страшные, но лучше бы этих внезапных головных болей или крепкого сна не было на службе. Могут взгреть. Мой лейтёха, гад, не послушал, в наряд поставил. Благо, на КТП подремал, в казарме полночи подрых, теперь надо на КПП идти, весь день там «кукушкой работать».
        Голова болит, иду вскрывать дверь. По уставу на вскрытии пломб должен присутствовать начкар. А кто у нас начкар? Правильно, старший лейтенант Самсонов. Вечный старший лейтенант. С его умищем странно, что ему старшего дали. Какая-то программа в голове заставляет меня мстить. Реального чувства обиды на Самсонова нет. Что-то внутри изменилось. Видимо, обрезанная матрица берёт власть в свои руки. Тем не менее, спокойно и непреклонно отправляю воронежца, сержанта Лёху Шишова, моего однопризывника, за Самсоновым. Никакие отговорки: «Да он спит сейчас, у него длинный сон», - меня не пронимают. Положено вскрывать КПП начкару - подать его сюда, помощник не годится. Кроме того, поджимает время: уже без десяти девять, а ровно в девять нужно запускать в техническую зону людей. Через несколько минут прибежал вскрывать техзону Самсонов. Я принял пломбы, выслушал его причитания, спокойно напомнил ему вчерашний вечер, когда он не дал попялиться в телевизор. Только не думайте, что я нажил врага. Самсонов - ошибка природы, человек, не способный практически ни на что, так что, врага я не нажил. Если бы не
переселение, то я бы испытал моральное удовлетворение от маленькой мести, а так…
        Идут офицеры - встаю, отдаю честь. Некоторые - нормальные, для нас, солдат, я имею в виду. Сразу махают рукой вниз, дескать «сиди-сиди, не вставай». За час до обеда метётся майор Кривенко - редкий чмошник. Всегда заставляет отдавать честь, всегда придирается, всё по уставу, официально-казенные обращения. На этот раз он обратился вежливее, лицо заинтересованное. Чего это он?
        - Саша, могу я зайти? Откроешь?
        Вообще-то - не положено, но я же - не он, не чмошник и уставоед. Где - зловредный американский диверсант, а где - командир второй батареи майор Кривенко? Видно, надо ему чегой-то, пущу, я добрый. Молча открываю обычную деревянную дверь.
        - Ты же на математика учился?
        - Почти, на математика-программиста.
        - В университете?
        - Да.
        - Отличник?
        - Ну… Только во втором семестре, а в первом - нет.
        - А вы учили гиперболические функции?
        - А зачем вам, тащ майор?
        - Я в академию буду поступать, а в вопросах это есть. А я не очень понял тему.
        Раньше я, наверное, раздулся бы от важности. Сейчас просто хладнокровно сделал выводы по поводу его чмошности - просто одно место мужик рвал ради карьеры. Фиг с ним, меня не убудет.
        - Давайте тетрадку и садитесь.
        Полчаса работал учителем. Как по мне - совершенно бесполезная тема. Зачем она офицеру-ракетчику? Беда только в том, что математика всколыхнула какие-то пласты в голове, опять накатил дурман: сонливость, тормоз, тошнота. Еле дотерпел до обеда. В обед даже не стал есть «дробь-16», выпил компот с хлебом, и всё.
        Следующий день как-то перетерпел, потом опять назначили в наряд. На этот раз по штабу. Вроде, самочувствие стало лучше, поэтому уже не отбрыкивался. Не подумайте, что у меня были наряды вне очереди. Просто у нас очень мало людей, а нарядов - много. В расчётах стыкуют головку двое! По штату положено иметь расчёт из четырёх человек. Частично компенсируется тем, что офицер, командир расчёта, сам крутит колесики регулировки вместо одного из номеров. Та же картина и у нас, во взводе охраны. Должно быть минимум три комплекта дежурных смен. Смена - восемь человек. А во взводе имеется в наличии восемнадцать человек. Вот так. Потому нас из Вузов и брали: последствия прошлой войны; мы - внуки военного поколения.
        Офицеры уехали в Стрый, кроме пары человек. Один из них - тот, что мне нужен, наш начальник штаба, подполковник Емец. Колоритная фигура. Именно благодаря нему у нас в части практически не было дедовщины. Я лично репрессии не застал, но мои «деды» рассказывали легенды. Реально часть держалась именно на нём. А командир части, полковник Волочков, был ничем не примечателен. Громкий командный голос, представительные усы, налёт интеллигентности, из-за очков в золотистой оправе - и всё. На этой неделе НДБС-ом (начальником дежурной боевой смены) заступил именно Емец. Это было мне на руку. С Емца я собирался начать формировать свою команду. У нас с ним сложились очень доверительные отношения. Большей частью, это не имело материальных обоснований. «Стучать» я ему не «стучал». Разок «черпак» мне синяк под глазом поставил. Я сказал сакраментальное: «Споткнулся, ударился об умывальник». Два месяца назад всю часть ставили на голову. С боевых машин пропадало топливо. Емец рвал и метал, особист проводил допросы, напрягали наш взвод охраны: типа, мы плохо охраняем, поэтому бензин и пропадает. Что только
командование ни делало - нет результата, не могут найти воров. А бензин продолжает пропадать исправно. Когда в очередной раз, перед заступлением в караул, Емец делал нам накачку, мне надоел это цирк. Приведу свой исторический монолог полностью.
        - Рр-шите, тащ пп-ковник?
        - Да, Саша?
        - Солдатам бензин ни к чему. Нам его некуда деть. Офицеры получают деньги: ставку, плюс за звёздочки, то есть, неплохо, им и так хватает. Кроме того, у большинства есть понятие офицерской чести. Они в армию не за бензином пошли.
        Емец ждал ещё чего-то с полминуты. Поняв, что продолжения не будет, с задумчивым выражением лица отпустил заступающую смену готовиться в караул.
        - Норрррмально! Разойтись!
        А через пять минут в штаб влетели, как угорелые, все прапорщики нашей части. Все четыре штуки. Сомневаюсь, конечно, что каптёрщик и завскладом сливали бензин. Только два техника, обслуживающих автомобили части, имели возможность совершить это преступление века. Но, видно, начштаба решил всех профилактировать. Бензин исчезать перестал. А отношение Емца ко мне не изменилось, то есть так и осталось несколько более уважительное, чем к остальным солдатам. Более того, за всю службу не было случая, когда бы он меня наказал. Другие офицеры «стучали» моему комвзвода, наказывали своей властью. Разные «косяки» у меня были. То - честь не отдам, то - в спортзале в неположенное время нахожусь, мало ли ещё что?
        Признание Емцу
        Вечер, уже отбой, казарма спит. А мне ещё до двух торчать в штабе. Потом до шести утра меня подменят, а с утра, весь день, опять мне вскакивать честь отдавать. Ну, то - потом. А сейчас начнём менять историю.
        - Тащ ппковник разрешите войти! - как в воду сиганул. По спине пробежались «мурашки».
        - Заходи Саша.
        - Александр Николаевич, я могу вас так называть? - в душу попыталась закрасться какая-то робость, которую волевым усилием задавил.
        - Да, конечно, - несколько удивлённо отвечает Емец.
        - У меня к вам долгий и очень необычный разговор, прошу заранее: не удивляйтесь и не делайте преждевременных выводов, пока мы не закончим.
        - Норрррмально. Ты меня заинтриговал, Саша.
        - У вас дети-внуки есть?
        - Да.
        - Вы их любите, хотите им счастливой жизни? Не отвечайте, это риторический вопрос. Дело в том, что их спокойная и счастливая жизнь, как и жизни миллионов советских людей, под угрозой.
        Несколько часов мы вели беседу. Я: то - вещал, то - спорил, то - доказывал, то - делился впечатлениями, то - взывал к сочувствию. Начштаба спрашивал, уточнял, сомневался. Но в итоге - проникся и, вроде бы, поверил.
        - Если бы таким пророком сказался кто-то другой, я бы его - в санчасть или сразу - в психушку. А может, и особисту сдал бы. Но ты, Саша - это совсем другое дело. Чем-то ты выделялся. Я с самого начала заметил. Не силой, не умом… Ты не от мира сего. Не потому, что «тормозил» вначале, а потому что не приспосабливался к жизни в армии, а воспринимал службу серьёзно, как защиту Родины. Остальные отбывают. Как наказание. Поверь, я за свою службу много солдат повидал. Ещё… Никогда бы не подумал о себе, что поверю в загробный мир, перемещение во времени. Экий бред! Марксизм, материализм… Я даже научную фантастику не люблю. И, всё же, остаются… Нет, не так. Не сомнения остаются, а, скорее, голова просит чего-то конкретного, что можно руками пощупать.
        - Возможно, такой предмет есть. Не совсем материальный, но, всё же. Мои показатели по физо вы примерно представляете, так ведь, Александр Николаевич?
        Чего греха таить, слабоват я был. Подтягивался еле-еле раз десять, пресс - слабенький, отжимался лучше - раз сорок. Сколько себя помню - всегда таким был. Не слишком сильным и мускулистым. Бег на длинные дистанции руки не очень развивает. Плечи у меня не слишком широкие. Ни внешнего впечатления не производил, ни фактических выдающихся физических данных я не имел. Емец лез в каждую дырку в части, поэтому для него это тайной не было.
        - Никаким спортом, ни боевыми искусствами я не занимался. Пока. Сколько бы КГБ ни копало мою текущую биографию. Можете у особиста поинтересоваться, если такие данные, конечно, есть в личном деле. Предлагаю в ближайшее время провести занятие по рукопашному бою. Я постараюсь там вас удивить. А следующим умением будет стрельба. Только желательно, чтобы других свидетелей на стрельбище не было. Если владение боем я могу объяснить посещением подпольной секции ушу, то стрельбе, на таком уровне, в СССР ещё никто не владеет. Наверно, и в мире.
        - Я знал, я знал, чувствовал, что что-то не так! В жизни, с тобой. А после тревоги… Иди, Саша.
        Ну, дела! Кажется, Емец расчувствовался. Уж не слезу ли он втихаря пускает? Да-а-а… Кстати, любопытная была история с этой тревогой.
        Учебная тревога. Декабрь 1986-го.
        Как-то раз, примерно, через полгода моей службы, поднимают всю роту по тревоге. Точнее, не совсем по тревоге, а по сигналу «занять боевые посты». Этот сигнал, по той информации, что говорили нам офицеры, может быть как боевой тревогой, так и учебной. Понимай, как знаешь. Я воспринял его как настоящую тревогу, войну. Тем более что режиссер спектакля, Емец, постарался на славу: НДБС выдал оружие и куда-то делся, сержант, замкомвзвода, имитировал сердечный приступ, от погрузочной площадки боеголовок и караульного помещения шла активная стрельба из автоматов. Жуть!
        Стоят два десятка солдатиков с автоматами, но без патронов, сержант валяется на снегу и стонет, офицеров рядом нет, вдали - стрельба. Стоят солдаты и ничего не делают. Я бы покомандовал, но рядовой. А в куче есть ефрейтор, на полгода большего призыва, несколько «дедов». Кто же меня, салагу, будет слушать? Даже не пытался. Просто начал двигаться сам. Короткими перебежками, от дерева к дереву. Деревья у нас знатные: метров под пятнадцать высотой, в обхвате сантиметров под семьдесят. Такое и «калаш» не пробьет. Может, «крупняк» только. Но их не было слышно. Добрался до поста, охраняющего погрузочную площадку. Трупов нет, стрельбы - уже нет, пытаюсь окликнуть часового. Он закрыт изнутри в железобетонной коробке. По уставу, часовому не положено разговаривать с посторонними. Но мы - все свои, а он не отвечает. Вот тебе и раз. Выходит, его убили или сильно ранили? Значит, тревога настоящая?! Дальше двигаться от дерева к дереву не рискнул. Пополз по водоотводной канаве. Она доверху заполнена снегом, но снег - не пуля, не умру. Путь предстоял немалый: метров триста. Труднее всего для нервов дался бросок от
одной канавы в другую через дорогу. Фух! Пронесло. Дополз до караулки, обполз ее сзади, со стороны уборной. Там у нас был участок в «колючке», где удобно было пролазить. Мы иногда опустошали уборную ведрами в дальнюю яму, этот кусок забора распутывали, а гвоздями уже не прибивали. И сигнализации на том участке нет. Мало ли что… За несколько секунд сделал большую дыру, пролез, пробежался вдоль стены, пробрался за пулезащитный щит. Он закрывает дверь в караулку. Дверь была закрыта, но дальше уже всё просто: давлю на кнопку звонка. Надеюсь, караулку не «взяли»? Фух! Свои, открывает ефрейтор Рашук. Мама дорогая! С десяток наших офицеров, весь караул поднят «в ружье». Но настроение у всех спокойное. Значит, тревога была учебная, а я так напрягался. Да-а-а, зря. Рубан, наш заместитель командира части по боевой части, спрашивает: «Рядовой Корибут, почему вы оставили взвод и пришли сюда? Доложите обстановку!» Правду говорить нельзя. При опасности у меня «шерсть» на спине становится дыбом, внизу живота встает шар силы и страх заставляет меня идти в сторону опасности, а не от неё. Такое не расскажешь.
        - Тащ, полковник, докладываю! НДБС майор Кармышов исчез в районе КПП, сержант Трофимов то ли ранен, то ли сердце схватило. Патроны к автоматам закрыты в броневом ящике, а ключ у Кармышова. Гранаты не выдали. Я решил, что в караулке есть патроны и гранаты, поэтому и пошёл сюда.
        - А как вы проникли внутрь периметра? Мы вас не видели.
        - «Колючку» возле уборной отогнул.
        - Норррмально, - это уже Емец рычит, - какие ещё дыры есть в системе охраны караульного помещения?
        Молчу, как партизан. Не буду больше выдавать старшим офицерам военные тайны. Все, кто ходит в караул, а это: лейтенанты, капитаны, старлеи - и так знают, а от старших можно только проблем поиметь. Так что, ничего не скажу о хронически неотжимаемом язычке на защёлке главной калитки - чтоб оператору лишний раз от телевизора не отрываться, эту калитку разводящему не открывать, ничего не скажу о калитке на спортплощадку, которую можно открыть отверткой, монеткой, или любым плоским предметом.
        В армии есть солдатские тайны, прапорщицкие, младших офицеров. Может, и ещё какие, но с теми я не сталкивался. Солдаты чужих тайн не выдают, по крайней мере, без веских причин. Эдакая круговая порука. Тем летом, к примеру, Игорь Волошин облил Таракана ведром воды. Таракан - это вечный капитан, Коротков Сергей Петрович. Он носит залихватские усы, поэтому и кличка такая. На крыше караулки он загорал. Наглый «дед» Волошин посмел пошутить. Коротков взял с пирамиды РПК и, в одних трусах, гонял по зоне Волошина. Тому пришлось уходить вообще за территорию зоны через минное поле в лес. Есть там у нас участок охраны, не прикрытый сеткой. Через сетку с 1700 вольт не попрёшь, а на минных полях мины в постоянной боевой готовности не выставляются. Таракана никто не сдал. Умный, но разгильдяй страшный. Видимо поэтому он и будет вечным капитаном. На роту его ни в жисть не поставят, а взводному больше капитана не дадут. Точнее, Коротков числится командиром расчёта. Но у ракетчиков это приравнивается к взводу. Офицеры, кстати, также соблюдают, со своей стороны, эти негласные договорённости. Самсонов, например, не
стал стучать на меня за наглое поведение. Ему ещё со мной в караул заступать не раз, и на КПП я дежурю часто. Кармышов как-то раз поймал меня в спортзале, когда я должен был быть в столовке. Мне тогда «впаяли» наряд по кухне, посуду я помыл, делать больше нечего - пошёл в спортзал. Вполне бы мог добавить нарядов - он тогда НДБС-ом был. Но нет, не стал заедаться. И правильно, я нашёл бы способ ответить. А то, что я рядовой, а он майор - это дело второе.
        - Тащ, ппковник, остальные из взвода охраны идут, открывать? - Это Рашук удачно прервал допрос Емца.
        - Открывай.
        Наши затаскивают Трофимова. Симулянт несчастный.
        - Сержант Трофимов!
        - Я!
        - Приказываю выздороветь!
        - Есть! - Трофимов встал с пола, отряхнул снег с рукава и бойко начал командовать.
        - Взвод, стройся! Рр-няйсь! Сирр-на!
        Дальше - неинтересно. Разбор ошибок, действий каждого. Отметили мою инициативу, но даже благодарности по службе не объявили. Эх! Не догадался выломать дверь на посту N1! Тогда забрал бы у «убитого» Азылханова патроны… Размечтался, ага. Меня же дверь бы ремонтировать и заставили.
        С тех пор Емец ещё более укрепился в особом ко мне отношении. Поэтому решил начать формировать команду единомышленников с подполковника Емца, нашего начштаба.
        Конец ноября 1987-го.
        Прошло пару дней, Емец, товарищ дотошный, ничего не забыл. «Доверяй, но проверяй», - решил устроить занятие по рукопашному бою. Подход был, как всегда у Емца, основательный. Каптёрщик выдал всем рабочую одежду, так как на улице была слякоть. Но Емец не стал упрощать мне жизнь. Никаких спортзалов - на улицу! Сегодня ночью шёл дождь, земля раскисла, температура противная - около нуля. Вывели на плац. Емец даёт команду: «Работайте прямо здесь».
        - Тащ ппковник, есть другое предложение. Я сейчас покувыркаюсь на асфальте, чтоб вы убедились, что это не проблема для меня. А ребят жалко, они так падать не умеют. А жалеть во время боя будет некогда. Они побьются. А потом перейдём на футбольное поле, а?
        - Нормально, кувыркайтесь, рядовой Корибут.
        - Есть!
        Кувыркаюсь. Сначала у меня на ушу была практика. В первом будущем, после армии, я «заразился» гонконговскими боевиками и ходил с 90-го по 92-й на ушу. Одна из школ, которые давал Саныч, была школа маленькой обезьяны. В ней очень много нижней работы. Два дня в неделю мы регулярно занимались в жёстком зале: обычном спортзале какой-то школы. Деревянный пол - это, конечно, не асфальт, но и не маты. Не сразу, но мы научились не зарабатывать синяки на спине. А потом мне ещё кусок Рогдаевых навыков достался. Там тоже было несколько любопытных моментов. Поэтому на асфальте мне удалось показать высший пилотаж. Реально, все рты раскрыли. Кувырки и перекаты из низких позиций, из высоких, переходы снизу вверх и сверху вниз, иногда обозначаю удары. Иногда - это потому что не это демонстрирую.
        - Нормально. Рота! На футбольное поле! Бегом! Марш!
        - Ещё одна просьба. Козин и Махмудов пусть постоят в стороне пока. Они чем-то владеют, но их уровень мне не известен. Если их удары будут слишком быстры и опасны - они могут пострадать.
        - Добро. Козин и Махмудов, отойдите в сторону.
        Нужно заметить, что Емец полумерами не страдал. На занятие он собрал не только мой взвод охраны, а всех свободных от нарядов и работ. Это вышло: человек сорок. Это около половины личного состава. Моих занятий ушу хватило бы на троих, ну, с натугой, при стечении обстоятельств, учитывая низкий уровень советских солдат-ракетчиков - на пятерых. Всё. Больше бы не победил. Но вот стиль Рогдая… Это вещь! Сила!
        - Левые десять человек, атакуйте меня. Ограничений никаких нет. Только, если видите, что я уже без сознания - тогда останавливаетесь. Можно бить, душить, хватать, ломать всё, до чего дотянетесь. Чем угодно, куда угодно, как угодно. Представьте, что вам меня нужно убить.
        Мои сослуживцы, ясный день, были сильно удивлены и занятием, и кувырками, и наглым предложением побить сразу десятерых, для начала. Да и хорошие отношения у меня были только с человеками пятью. С половиной - ровные, со второй половиной - разные. С кем-то - подрался-помирился, с кем-то - до драки не дошло, но осадочек остался. Не все ещё из старшего призыва уволились. Мы - уже «деды», а они - дембеля. К некоторым из них у меня был счёт. Только чувств не было. Но счёта нужно оплатить. Конспирация обязывает.
        Младшие призывы сами не нас, «дедов», зуб имеют. Не на меня конкретно, но всё же. Так что мотивация у сослуживцев была. А у меня - свои особенности. Нужно будет всю оставшуюся жизнь изображать человека, играть чувства, учитывать поправку. Умом понимать: где, в каком случае, какие чувства я должен бы испытать, принудительно их имитировать поступками. Должен был кого-то не любить - значит, действую так, как будто хочу ему зла, стукнул меня Шипилов в глаз месяца три назад - отомщу.
        - Александр Николаевич, у некоторых могут быть мелкие травмы. Руки-ноги ломать не буду, но синяков и шишек будет много, возможны выбитые зубы и сломанные ребра. Это допустимо?
        - Нормально, начинай.
        - Есть. Ну, вы, левый десяток, атакуйте меня. Советую окружить и нападать одновременно.
        Сознательно дал себя окружить. Лучше проверить способности Рогдая на десятке, чем на всех потом обнаружить, что спину нормально не держу. Представил цирковое огненное кольцо, через которое тигры прыгают, прошёл сквозь него. Этот метод придумал сам, в старой жизни. Пульс тут же подскочил раза в два, адреналин пошёл в кровь, реакция стала быстрее, мысли - чётче.
        Ничего дожидаться не стал. Атаковал первым. Молча, как Белый Клык. Секунд через двадцать весь десяток лежал на мокрой траве футбольного поля, потирая ушибленные места, восстанавливая забитое дыхание.
        - Тащ, ппковник, я сапоги сниму? А то реально сильно много рёбер и коленок могу «накрошить». Наши керзачи слишком тяжёлые.
        - Снимай.
        - Вы. Вы не старались. В школе первоклашки лучше дерутся. Увижу, что кто-то не старается - буду специально добавлять удар в пах, для стимуляции.
        О, теперь во многих глазах недоумение и растерянность сменились на злость. Не во всех. Пара человек выказала страх. Выделять этих не стал: ну, не воины - не убивать же их за это?
        - Теперь - все вместе. И этот десяток тоже. Вы все видите, как жёстко я работаю. Отнеситесь к вопросу серьёзно, хватайте за руки-ноги, действуйте сообща, согласованно, бейте сильнее. Начали, атакую.
        Второй раунд тоже остался за мной. Несущественно отличался от первого. Разок повалили, но я очень быстро сумел отойти и встать. Раза три пришлось применять борцовские приёмы освобождения от захватов. С пяток ударов перевел на касательные, не пропустил ни одного. Несколько не хватало силы рук: движения рук были несколько медленнее, чем хотелось бы. Имеем, что имеем. Предки мне поменяли голову, а мышцы нужно будет накачать самому. Впрочем, техника вполне компенсировала этот недостаток. Форма мокрая, слегка в грязи, как и у остальных. Трава на футбольном поле плотная, но жижа пропитывается. Скользко. Ушуистский принцип воды доработал балансирными раскачками арийского боя, что позволило мне не терять равновесия, не поскальзываться.
        - Теперь ты, Махмудов.
        С этим азербайджанцем у меня были нормальные отношения: я стал барабанщиком вместо него, и это определило дальнейшие отношения. Он говорил, что занимался один год каратэ. Как-то раз он дрался с осетином Цховгаевым. Тот сотню от груди жал, рама конкретная, на полголовы выше Махмудова и меня, соответственно. Минута драки победителя не выявила, потом их разняли, так как дежурный по части шёл. Стоило посмотреть, чем этот каратист дышит. Отношения уже не имели значения, так как Махмудов на полгода больше служит, сейчас он уже дембель, занимается дембельскими работами. Скоро уволится.
        Против меня его навыки не годились вообще - можно было спокойно ставить его к остальным. Оценочно, его уровень и есть: один год занятий у посредственного мастера. Решил проверить на нём голос. Нет, не так, Голос! Есть такая техника у Рогдая. Голос опускается в нижний резонатор. Фактически, и грудная клетка, и часть живота превращается в некое подобие колокола, тембр низкий, отдалённо похож на рёв крупного хищника. Естественно, имеет место работа с праной. Рогдай говорил, что изначально эта техника разрабатывалась для отпугивания медведей и тигров, но и против людей хорошо работает.
        - Ильхам, давай отойдём чуть-чуть.
        Отвел его на пяток метров от остальной группы и ка-а-а-к рявкнул: «Лежать»!!! Ой, что было, что было! Махмудов упал, как от удара плёткой, принял позу эмбриона, голову накрыл руками и заскулил по-щенячьи, завоняло поносом.
        - Ильхам, ну всё, всё, успокойся, иди к умывальнику. Тащ, ппковник, р-ршите Махмудову сходить в казарму.
        - Разрешаю, - подполковник Емец сегодня на редкость сговорчивый.
        Ещё бы. Даже среди остальных действие Голоса было заметно. Пара человек упала на колени, один уссался, Емец, говорят, в первую секунду за кобуру схватился, наш комвзвода охраны, лейтенант Усольцев, фуражку на землю бросил зачем-то. Всех впечатлило, и это учитывая, что до них было далеко, и я развернулся к ним спиной. Не то, чтоб я раньше не понимал ценность подарка Рогдая, просто лично убедиться, на практике, всегда хорошо. Сострадания к Махмудову не было, жалости, неудобства. Отрезанные чувства даже дали преимущество в бою. Ничто не выводит из равновесия. Стимулов, правда, нет, кроме целесообразности, но и в слепую ярость не впадаю, жалость удары не ослабляет, неуверенность не провоцирует на лишний риск.
        Последняя часть марлезонского балета. Козин. Он на год меньшего призыва, первый разряд по боксу, с его слов. Может, и не врёт. Вроде, движения правильные. Ещё полтора года занимался ушу в подпольной секции. Посмотрим, какой он, Козин. Смотрю в глаза, давлю, опустил свой шар силы в низ живота, слушаю вибрации. Что сказать? Неплохой пацан, есть дух воина, но против меня теперешнего - не годится. Взгляд-то он держит, а вот пробой по нижним чакрам от меня не скроешь. Не буду унижать парня, он ни в чём не виноват особо. Пусть судьбу поединка решит искусство владения световым мечом. Шучу-шучу. Кстати, а «Звёздные войны» уже вышли? А-а, неважно. Решим дело обычной внешней школой, то есть обычной дракой. Вытянул на середину, поиграл в кошки-мышки, пробил лоукик в ногу, снял переднюю руку и лупанул ладонью в лоб. Не со всей силы, конечно. Незамысловато, но этого вполне хватило.
        - Тащ ппковник, это был максимум, - комментирую бой, отведя Емца слегка в сторону. Даже больше, чем ожидал. Во-первых, они не ожидали, во-вторых, они плохо подготовлены, в-третьих - место боя. На стадионе можно долго работать манёвром, уходя от атак. В казарме или, ещё хуже, в тесной комнате, мне и пяти человек бы хватило, чтобы проиграть. Или пары подготовленных дзюдоистов. Это не сверхоружие, а лишь доказательство.
        Я тут нисколько не лукавил перед Емцем. Всегда любил бег, ноги у меня хорошо развиты. А остальное тело, это тело, сегодняшнее - ни к чёрту. Дохляк. По моим нынешним требования. А так - серединка во взводе. Ничего особенно плохого, ничего выдающегося. Есть в роте ребята значительно крепче меня. Которых сегодня валял по мокрой траве, кстати. Секущий удар по наружной стороне колена прокачка не ослабляет! И по нервным узла, по точкам - тоже. Однако мне нужно будет подкачаться получше.
        - Я понял, Саша. Иди в общий строй, сапоги можешь не обувать.
        Емец никому ничего не объяснял. Отправил нас всех в баню. Да и день был правильный: суббота. По пятницам у нас ПХД: парко-хозяйственный день, моем казарму с мылом и порошком. А по субботам моемся сами. У нас своя котельная, так что с баней всё в порядке.
        - Слышь, Корь, чё это было? Ты ж, вроде, ничем не занимался?
        - Как ты смог?
        О-па! А легенду-то я не придумал. Ладно, займёмся плагиатом. Тем более что йогой я действительно занимался, и половина ребят про это знают.
        - Это боевая йога, - цитирую Сыроежкина.
        - А чё ты раньше лох-лохом был?
        - Свойства переключал с обычной. На гражданке мне нужна была обычная хатха-йога, для оздоровления. А Шипилов, гад, в глаз стукнул, вот я и переключил свойства на боевую. Слышь, Шипилыч, я тебя не очень сильно приложил?
        - Не, нормально, ребра немного болят, но ничё - смотрит с опаской, даже без внутренней злобы, в момент сломался парень. Где тот гордый взгляд старшего призыва, неумеренная борзота, что были ещё неделю назад?
        Вроде прокатило. Про йогу всегда мало что знали. Слямзил сказку у Сыроежкина - и ладно. Все в шоке, злости ни у кого не наблюдаю. Это уже хорошо. Не то, чтоб я боялся немедленной мести или расправы в бане, но и война против всех не нужна. Ещё целых полгода служить. Дальнейшие события прогнозируемы и вычисляемы, вот, только, меня их детские восторги не трогают. Никакой радости, удовлетворения, гордости и важности. Ничего. Задача стояла - задача выполнена, ставим галочку. Да, есть и минусы от потери куска себя. Никогда больше мне не будет доступна обычная радость.
        После отбоя меня поднял с постели Серго Матевосян. Он был в наряде по столовой и в «балете» не участвовал. Примечательный персонаж, нужно отметить. Невысокий, не очень коренастый, родом с Нагорного Карабаха. Он мог час-полтора не слезать с перекладины. Нельзя сказать, что у него были руки орангутанга. Ну, кругленькие рельефные бицепсы, ну, весь такой, как иллюстрация в анатомическом атласе, кубики на животе, прочее… Но вот не было предела у него на турнике. Сто пятьдесят подъемов переворотом? Пожалуйста! Двадцать выходов силой? Ладно. На одной руке он подтягивался четыре раза. Из старой жизни я помнил о случае, который ещё не произошёл. В этом же умывальнике, примерно через месяц времени, он должен был мне показать свою крутизну. Причём, учтите, мы были почти друзьями. Серго, вообще, - милый парень. Никогда ни к кому не задирается, не наезжает, даже на молодых, никогда не хвастается. Скорее всего, тот раз он по-дружески, в знак особого расположения, лупанул меня в пресс. Он тогда сказал: «Ну, попробуй, попробуй меня ударить в живот». Я ударил, он очень быстро сблокировал и сам лупанул в ответ. Тут
же забил мне дыхание. Извинялся потом, мол, я не хотел, случайно вышло. Я и в той жизни на него не злился. Чего это ему приспичило? Вот сейчас я мог бы быть недовольным: не дали нормально поспать. Да и потом адреналин будет долго по крови бродить, сразу не усну. Но - деваться некуда. Раз зовёт, значит, очень надо.
        Захожу в умывальник в форме номер раз: часы, трусы, противогаз. Вру, просто в трусах, майке и шлёпанцах. В умывальнике ещё трое дембелей, один из них - земеля Матевосяна, солдат-каптёрщик, Карапет Мартиросян. Глаза у всех горят, ждут представления. Ну, нет, так просто не спущу. Провокаторы на галёрке не отсидятся. Иначе, каждую ночь спать будут не давать.
        - Слюшай, Саня, ти же мой дрюг, покажи, как ти дерёшься! Хачу видеть. Пакажи, а?
        - Серго, ты мне друг, но вы не дали мне спать. Могли ведь и завтра-послезавтра посмотреть.
        - Нет, я би не мог! Все так сказали, так сказали, ух! Пакажи, очшень прашу, Сань!
        - Ладно, будет так. Сначала я покажу что-нибудь тебе, Серго, а потом дам ещё один урок остальным.
        - Вай, слушай, дарагой, Корь, нэ надо, ты мне и так сегодня синяк набил, да!
        Это у русско-украинского грузина Вано Иващенко здравый смысл прорезался. А где был этот здравый смысл полчаса назад? Жалости нет. Рисковал, любопытно было? Получи.
        - Смотри, Серго. Тут и тут у тебя очень крепкие мышцы, мало кто их тут пробьёт, а вот тут, тут, тут и тут - мышц нет. Тут и тут можно ломать суставы и мышцы тоже не помогут, понял?
        - Понял, понял, ударь меня, ударь! Прашу!
        Ха-ха, помню, как он дал себя ударить в той жизни, дураков нет. Перекрываю левой ладонью поле зрения и тут же высекаю ноги. Его молниеносный блок руки ничего не дал: руку я уже одёрнул, а вот нога уже доделывала своё дело. Он как-то прогнулся, частично компенсировал падение доворотом, частично лопатками, но головой об кафель приложился всё равно. Вскочил, как мячик, ревёт, как сердитый зверь.
        - Ежжё, давай ежжё, Сань!
        Сделал всё то же самое, только высек левой ногой. Опять вскакивает.
        - Ежжё, давай ежжё!
        Сделал обманный клевок головой в его сторону, гыкнул. Он повёлся на провокацию и рванул в атаку. Тут я его и поймал. Он бы иначе не успокоился. Слишком верил в свою силу. Техникой бы я его не убедил. Его атакующую руку снял и правой ладонью дал сильный волновой удар в солнечное. «Кубики» не спасли. Отлетел, лежит, не может вдохнуть. Подошёл, надавил на точку на спине, восстановил дыхание Серго. Теперь можно дать урок остальным. Выхватил руку у Махмудова, поднял, пробил ногой по почке. Полгода-год будет помнить, что чужими руками жар загребать неприлично. Иващенко лупанул ладонью в тот глаз, которому досталось сегодня утром. Мартиросяну дал обычную пощечину.
        - Карапет, как тебе не стыдно подставлять земляка?
        Это американское слово ещё не в ходу, но он всё понял.
        - Корь, я его отговаривал, он сам хотел, молодой, дурной.
        - Ладно. Идите все спать, проверяльщики хреновы.
        Собрал разлетевшиеся по умывальне тапочки и пошёл тоже спать. Не самый лёгкий день минул.
        Стрельба.
        Ничего особенного не происходило целых десять дней. Заступил в караул, отдежурил. Раз в две недели взвод охраны регулярно выезжал на стрельбы. Километрах в двадцати от нашей части, где-то в дебрях Карпат, было стрельбище. Туда мы и выехали. В этот раз с нами ехали ещё и все свободные солдаты из расчётов. Выставили оцепление, отстрелялись, основная масса ушла к кунгам. Меня Емец оставил. На стрельбы он выезжает не всегда. На этот раз выехал. Нас осталось трое. Мой прежний уровень стрельбы был обычным. В десятом классе школы наш военрук устроил кружок пулевой стрельбы. Все желающие ходили в тир и стреляли из мелкашек. Военрук нас грамотно учил. Кучность он мне поставил. Есть, правда, один нюанс. С восьмого класса я практиковал систему быстрого чтения. Слишком давил на глаза и, в результате, зрение вдаль у меня упало. Мишени я всегда видел двоящимися. Как-то приспособился. 70 очков для меня было нормой. Из автомата мы в армии стреляем несколько не так, но больших проблем у меня не было. А теперь пришло время проверить навыки интуитивной стрельбы. Почему-то с нами двумя остался ещё и капитан Юревич. Я
спросил Емца глазами, а тот показал, что всё нормально. Ладно, жираф большой… Беру автомат и от бедра начинаю садить одиночными. Все тридцать дырок образовали достаточно правильный крест. От бедра садил для пижонства. Но это показало Емцу и Юревичу, что стрельба идёт неприцельно. Выглядело, как в вестерне. Впрочем, самолюбования не было, как и других чувств.
        - Эту мишень нужно сжечь, Александр Николаевич. И ещё, я взял с собой тетрадь, можно и другое упражнение исполнить, намного интереснее. Но для него мы должны отойти в лес.
        - Нормально. Пойдём в лес, мишень потом сожжём. Толик, идём с нами.
        Видно, Юревич чего-то такого и ждал, потому что вопросов не задал, хотя от вида креста на мишени глаза полезли на лоб. Сто пятьдесят метров - это не хухры-мухры! Далеко мы не углублялись, разорвав тетрадь на отдельные листы, я развесил импровизированные мишени на деревьях. Деревья толстые, на высоте головы веток почти не встретишь, но, где - на куст, где - за кору зацепив, в одном месте поплевав на лист - всё закрепил. Расстрелял ещё магазин из автомата одиночными. Емцу показалось мало - дал свой пистолет. Во время периода бандитизма я привык к пистолету. Стрелял из разных, но ходил, как раз, с «макарычем». Он не был идеальным, но на него было легче всего находить патроны. Тем более что вторичка использовалась реже автомата. Поэтому смущаться не стал, весь магазин пистолета также лёг точно. Никакой стрельбы из перекатов, из-под мышки, катясь по земле - не было. Ярослав мне такого не давал и не советовал. Какие перекаты могут быть при стрельбе из лука? Однако стрелял я теперь быстро, метко, не совмещая мушку и целик с целью. Секрет заключается в сверхчувствительности, когда тебе кажется, что
попадешь - тогда и нужно стрелять. На словах - очень просто. Однако на хорошего лучника начинают учиться с детства. Мне этот навык подарили.
        - Александр Николаевич, вы планируете рассказать всё Анатолию Борисовичу? - спросил тихонько я.
        - Да, я его давно знаю, он должен быть в команде.
        - Как скажете. Сейчас желательно побыстрее сжечь мишени, чтоб меньше вопросов было.
        Первое заседание тайного общества.
        Как ни странно, но заседание тайного общества проходило не в части, а за её пределами. Юревич где-то раздобыл широкополосный детектор радиоизлучений, проверил свою квартиру от и до, из сети выключили всё, кроме холодильника: телевизор, радио, телефон. Я официально числился в увольнительной. У офицеров для сбора была официальная легенда: день рождения Юревича. В нашу команду добавилось несколько человек: подполковник Рубан, Алексей Степанович, зам. командира части по боевой, майор Кармышов Сергей Иванович, командир 1-й роты, майор Касьян Кирилл Геннадиевич, командир батальона.
        Больше никого посвящать не рискнули. Зам. по техчасти, Кучеренко, хоть и подполковник, но человек гражданский. Он стал ракетчиком случайно. Кончил гражданский ВУЗ, после военной кафедры, каким-то чудом, попал ненадолго в часть - и его никуда не отпустили. Он мог отремонтировать с помощью топора нашу боеголовку, образно говоря. Телефон, автомобиль, ракету - ему было всё равно. Но - не воин. От нас, солдат, никогда не требовал отдачи чести, не муштровал строевой, не наказывал строго за мелкое разгильдяйство. Вообще не помню случая, когда бы он кому-нибудь наряд дал. Парадокс, но когда он заступал НДБС-ом, да и, вообще, чем-то командовал, то все были при деле и старались делать качественно и его не подводить. Замечательный человек, но - не воин. На первом этапе нам не подходит.
        Командир второй батареи майор Кривенко - карьерист. Соответственно - может сдать. Зам. по тылу - тюфяк. Замполит - обычная партийная гнида. Секретчик - ха-ха-ха. Полковник Волочков, командир части - высокомерный барин, никак не годится. Из других младших офицеров также никто не подходил. Усольцев в части всего полгода, с ним ничего ещё не понятно. Таракан - разгильдяй. Самсонов и ещё один его брат по разуму, командиры расчётов, не подходят по деловым качествам. Прапора - вообще не наши люди.
        Начинаю психологическую обработку лично. Учтём, что предварительные беседы были, и информация офицерами уже получена.
        - Хочу подчеркнуть один формально-юридический аспект нашего не то клуба, не то тайного общества. Мы - не заговорщики. В 1991 году, который ещё не наступил, шпионы и предатели разрушат наше государство, начнут уничтожение наших народов. Например, рядовые Матевосян и Махмудов будут стрелять друг в друга в Армяно-азербайджанской войне из-за Нагорного Карабаха. Очень скоро предатель Горбачёв уничтожит нашу часть, это будет где-то через месяц-два. Мы - добровольные смершевцы, патриоты, партизаны. Вот, если вдруг, в 1991, Кравчук, Ельцин и Шушкевич не поедут разрывать СССР в Беловежскую пущу - то нам и делать ничего не придётся! Только на это надежды у меня нет. Вы не останетесь кружком спиритистов, беседующих с ясновидцем Александром Корибутом и душами предков.
        - Эт самое, - решил спросить Рубан, - Александр, а как ты решился нам сразу раскрыться, всё это дело, эт самое, на голову вывалить?
        - Ну… А что, нужно было в час по чайной ложке дворнику дяде Васе? Хм. Нет времени. Нужно много всего и ещё вчера. Один я не справлюсь. Нет ресурсов. Несколько позже можно будет использовать людей за деньги, но тогда уже будет поздно решать задачу-максимум. Поэтому и рискую. Или получу нормальную взрослую, дееспособную команду сразу. Или… Кроме того, я ведь вас знаю. Как бы. Всё-таки полтора года под вашим началом служил. В той жизни. Ну не верю я в то, что вы побежите стучать особисту или звонить в психушку.
        - Да уж, так и псих не придумает, - с лёгкой ухмылкой на губах вставил Кармышов.
        - Ну, а вообще… Навыкам вербовки меня никто не учил. Так что… Может, я совершаю грубейшие ошибки. Или невозможное: вербовку членов партии, причём сразу группу.
        - Га-га-га!

* * *
        В комнате висело молчание. Оно не было тяжелым, не было гнетущим. Скорее, это было похоже на первый прыжок с парашютом, когда человек стоит перед открытой дверью. Перед этим он долго готовился, прыгал с вышки, складывал парашют, учил теорию. И всё равно: высота пугает и манит, завораживает и отталкивает, не можешь отступать и боишься делать шаг, восторг, любопытство, азарт - против инстинкта самосохранения. Лет пятьсот назад казаки так же само сидели перед походом и решали: идти или не идти. Можно: не идти, никто в спину не толкает. Но в полоне у крымчаков томятся русские люди, возможно: знакомые, сёстры, односельчане - свои. И нужно брать остру сабельку, и идти против луков и ятаганов, рисковать ради вышней цели. Казаки шли. Шли в поход, делали именно такой выбор. Потому что родились воинами.
        Безусловно, я несколько идеализирую. Думаю, что у казаков были и материальные мотивы, и мотивы личной мести. Но сейчас стараюсь об этом не думать. Толика самообмана. Хочется, чтоб согласились, поверили, мои офицеры. Сам я даже не представляю, что буду делать. Оказалось, сейчас, в этой комнате, действительно делали свой выбор именно воины. Каждый пришёл своим путём, но на этом перекрестке, здесь и сейчас, они были равны, пришли в одну и ту же точку выбора.
        Емец. Ниже меня, широкой кости, лёгкие морщинки начали обозначаться в уголках серо-стальных глаз, голова слегка наклонена вперёд. Весь он, Емец, чем-то напоминает бульдога. Может быть, по ассоциации, своей хваткой. Речь резкая, фразы рубленные, отрывистые, окончательные. Служака и педант. Он не был идеальным командиром мирного времени, он был бы идеальным командиром военного, именно поэтому он не поднялся выше начальника штаба. В советской системе вверх шли жополизы, собутыльники, егеря, льстецы, политически грамотные - кто угодно, только не идеальные командиры военного времени.
        «Это и есть поле боя, оно оказалось ближе, чем думалось. Уже три года мог жить на пенсии и не узнать этого Корибута и наше будущее. Но просрать этот шанс нельзя. Потом локти кусать буду. Что меня ждёт на той пенсии? Есть дочь. Её, и будущих внуков, ждёт рабство, а правнуков - смерть. Чёрт с ним, с социализмом и коммунизмом. Нас, русских, изведут под корень. У меня есть немецкие корни, но Саша сказал, что немцы - тоже русские, точнее: арии, только отошедшие чуть дальше от ядра нации. Да и немцев нелюди будут изводить. И над чем тут думать? Воевать надо».
        Рубан. Такого же роста, примерно 175 сантиметров, как и Емец. Щуплый, слегка лопоухий, но не такой чебурашка, как Самсонов. Слегка заикается. Точнее, он заикание перевёл в паузы между словами. Очень редкие. Раззява, частенько «прощёлкивает» службу. Это компенсируется работой его зама, Кучеренко. Глаза карие, черты лица обычные, русские. Романтик. В ракетчики пошёл по зову сердца, не за бесплатной формой и пайком. Гагарин покорил космос на ракете, ракеты с ядерными боеголовками были самым сильным мечом и щитом нашей Родины, нашего народа. Держать в руках самый сильный меч - вот о чём мечтал Рубан, когда поступал в военное училище.
        «Вместе с Емцем выезжали на Кубу. Тогда казалось: ещё чуть-чуть, и придётся применять сверхоружие, планета не достанется людоедам, хотя и нам - не выжить. А потом… Потом была рутина, медленное угасание идеалов. Молодой наивный лейтенант давно остался в прошлом. Дефициты из-под прилавка, отступление социализма и русской империи на планете. Шаг за шагом мы отступали, сдавали город за селом, высотку за оврагом, лес и речку, союзников, поверивших нам. Душа почти умерла. Цели отступили в тень, остались дела и делишки: написать отчёт, проверить исправность техники, купить и загрузить в подвал картошку на зиму. Разве в этом - смысл моей жизни? А?!! Если бы мы проиграли достойному противнику… С этим ещё можно было бы смириться. Трудно. Очень трудно! Но можно. Но сдаться нелюдям, которые хуже крымских татар, вспарывающих животы беременным бабам… Не-ет! Не дождутся! Будем посмотреть».
        Юревич. Высокий, где-то 185, пронзительные голубые глаза, внутри которых глухая тоска, тёмные волосы, острые ум и язык. Мог стать талантливым учёным. За право быть умным приходилось часто драться. В школе это право можно было отстоять кулаками. Великий долг перед народом хотелось выполнить максимально. В лётчики не взяли из-за перебитого носа. Это снаружи даже не видно. Но отоларинголог был непреклонен. С флотом не было никаких корней. Так и стал ракетчиком. Долг - долгом, но и сидеть на задворках не хотелось. Тем более что глупость вышестоящих командиров аж из ушей лезла. Однако нэ так сталось, як гадалось. Оказалось, что для роста нужен не его ум, решительность, доблесть, а совершенно другие, если не сказать, противоположные, качества. Верх абсурда! Один раз не сдержался. С тех пор, вообще, о росте можно было забыть. Вечный капитан и командир расчёта. Ниже уже некуда. А до пенсии ещё двенадцать лет. Тоска…
        «Кого мы охраняли!? Уродскую систему. Её нужно было давно сломать. Только… Мы будем ломать, а управление перехватят враги. А чтобы не перехватили… Оказывается, полем боя за народ будет идеология. Гомосеки, лесбиянки, педофилы. Я и слова не все эти знал. Собственно, а почему: «будет»? Уже идёт. Я курю, поддаюсь на один из крючков врага. Всё. Бросаю. Ещё побарахтаемся, гады! Жена ушла. Детей нет. Чего мне бояться? Правды?! Ну-у не-ет! За красивыми словами коммунистов у нас в стране дерьма выше головы. Тем более, что… Нахрен! Задолбало уже жить умом! Я. Ему. Верю. Не врёт он. Этот Корибут. Не те глаза. Чем-то даже на меня похож. Та же боль и тоска в глазах. Только решимости больше, потому что заглянул за черту. Верю».
        Касьян. Моего роста, плотный, с небольшим животиком, округлыми чертами лица. Добрый. Семья, дом, дети - вот его ценности. Старшим братом он заботился о младших брате и сестре. В школе был старостой класса: помогал троечникам, защищал девочек, скрывал прогулы двоечников. В училище был комвзвода. Как и в школе, старался везде помочь всем. Врагов не было нигде и никогда. Даже если он делал что-то против человека - это было не обидно, каждый сам понимал: заслужил, по-другому нельзя. В армии заботился о солдатском быте, еде, обмундировании, о квартирах для офицеров, добрым советом и понимающей компанией улаживал бытовые проблемы офицеров, проводил «психотерапию». Далеко ходить не нужно. Жене Сереги Кармышова он очень доходчиво объяснил: «Как отец, он тебя устраивает? Устраивает. Как самец? И подавно. Кобеляка ещё тот. По хозяйству всё делает. Деньги из семьи особо не тянет. Бабы его бесплатно любят. Хочешь ли ты развестись? Сломать его, наверно, можно. Только ты будешь жить с орлом из зоопарка, с подрезанными крыльями и сидящим в клетке. Мне было бы противно. И детей жалко. Возвращается он всегда к
тебе, а остальные - так, приключение на одно место. Никогда о тебе он плохого слова не сказал. Решай сама, конечно…» И что вы думаете? До сих пор Кармышовы живут вместе, достаточно благополучно. Вот сейчас, в отличие от остальных, он обдумывал не риски, шансы на победу, достоверность рассказок Корибута, великий долг перед народом. У него было всё просто и конкретно, у нашего комбата. Есть опасность для его семьи, детей, внуков. Их нужно защитить. Причём, обычные методы не годятся. Трепета перед партией, коммунистической идеологией, великим, первым в мире, советским государством Кирилл не испытывал. Нет, вы не подумайте, он все зачёты и экзамены по истории КПСС и другим подобным дисциплинам выучивал и сдавал, на парады ходил, речи, когда нужно, произносил. Но воспринимал это, как некие правила игры, навязанные властью сверху, и не особо обременительные. В конце концов, раньше, при царе, эти же время и силы забирали церковные службы и дворянский этикет. А крестьяне просто вкалывали, как папы Карлы. За это на власть он не обижался. Играл по правилам, но ожидал от власти соблюдения их части негласного
договора: защиты его семьи, сытости, понятного будущего.
        «А будущего - нет. Ни для меня - дослужить спокойно не дадут. Ни для детей - потерянное поколение, половина жизни - в социализме, вся подготовка - именно для этого. А потом придётся выживать в чёрте чём. Внуки начнут жить в смутном времени, а потом… Потом - вообще конец. Даже времени - конец. Могу, конечно, отсидеться. Буду носки продавать. Стану этим, как его, предпринимателем, как Корибут сказал. Торговать буду. Мне, офицеру, торговать? Чего лукавить? Буду торгашом, спекулянтом. В законе. Фу, как противно… Но можно. Даже дети ещё выживут. И на разврат - наплевать. Мы с женой их отлично воспитали, и внуков поможем воспитать правильно. Но, вот, что можно противопоставить ядерной зиме? Боже! Как неохота! Как неохота заниматься заговорами, интригами!! Никогда не любил экстрим. Это для других, таких как Толик, Серега. Но если не я сейчас, то у моих детей шансы победить, вырваться из рабства, будут малы. А у внуков шансов не будет. Совсем. Выходит, я сброшу проблему на детей и внуков. Если бы не знать… Если бы не было этого Корибута, с его страшными рассказками. Пророк, мать его… Мог бы жить, плывя по
течению. А теперь?»
        Кармышов. На пару сантиметров выше меня. Глаза пронзительно голубые. Лицо достаточно симпатичное, но не писаный красавец. Харизма делала неотразимым. Женщины с ума сходили от смешинок в углах глаз. Шуточки-прибауточки высыпались из него, как зерно из порванного мешка. Удачливый, беззаботный, умеренный разгильдяй, бабник, весельчак. Но это не вся правда о нём. Ноги его чувственности росли из интуиции, ощущения волн, потоков жизни. Службе ракетчиком он обязан именно порыву. На дне рождения отца появился неожиданный гость, друг детства отца, одноклассник, офицер-ракетчик. Этот Гоша и поразил воображение десятиклассника: тайга, высокие сосны, охота на белок и волков, рыбалка, девушки в ближайшем городе, верные друзья-офицеры, сложная и интересная техника… До того были зыбкие планы поступить в институт на инженера-механика, но, на волне настроения, Серега пошёл в ракетное училище. Его не разочаровали ни учёба, ни служба. Удача помогала. В школе он вытаскивал на экзаменах билет, который знал, даже если таких билетов было пять штук. За всю жизнь не было сильных травм или болезней. Все проказы сходили с
рук, их могли не заметить, или заметить спустя долгий срок, когда наказывать уже не было смысла. В ракетном училище было так же. Ни одного наряда вне очереди, и это - при его разгильдяйстве. Он и к девкам в самоволки ходил: договаривался, отдаривался, выкручивался. И шутки устраивал: никто его не сдал - к весельчаку Сереге все относились добродушно. Даже когда из-за его шутки над преподавателем наказали весь взвод - никто плохого слова не сказал. Наоборот, говорили примерно так: «Молодец, Серёга, я сам хотел Сидоркина вжарить, только духу не хватало. Хрен с ней, с этой строевой полночи. Зато это чмо знает, что он - чмо!» При распределении ему тоже улыбнулась удача: Западная Украина, а не граница Северного Полярного Круга или Кара-Кум. Моложе Юревича на три года - а уже майор, командир батареи, начальство к нему благоволит, отличные перспективы. Вот у кого-кого, а у Серёги Кармышова не было того специфического настроения, что у остальных. У него был задор, предвкушение приключения.
        - А я - согласен. Я чувствую - он не врёт. Не то, чтоб я был уверен в победе… Но я уверен. Не то чтоб я относился к этому легкомысленно… Но… Давно пора расшевелить наше болото. Задолбали эти кремлёвские старцы и прочие замполиты. Нужно устроить им кипеш! А то: служба да бабы, бабы да служба. Гулять, так - гулять! А гомосеков мы выведем, как классово чуждых. Правильно я говорю? Всю эту ерундень мы по ходу дела разгребём. Что молчите, товарищи ракетчики?
        Тот, на кого меньше всего можно было подумать, принял решение первым. Серёга Кармышов развеял своей бесшабашной репликой задумчивость и наваждение. Это, как окрик старшего при прыжке с парашютом. Человек должен перестать думать о прыжке, как решении, а сконцентрироваться на деталях исполнения. Изменение настроения офицеров было физически ощутимо. Они вынырнули из глубин сознания и вернулись в комнату, в «здесь» и «сейчас».
        - Саша, у меня вопрос не совсем по теме: почему Горбачёв нас предал?
        - Точно неизвестно. Сам он говорил, что хочет спасти человечество от ядерного уничтожения. Я склонен верить другой гипотезе. Во-первых, о нём ходили слухи, что он, работая в Ставрополье, брал взятки за всё, что только можно. Значительно позднее мелькала информация о крупной взятке от американцев, переданной через корейцев. И ещё: как-то раз, он ездил в Париж и там его поймали на «медовой» ловушке: блядь подсунули и сняли на плёнку. Он очень трепетно относился к своей карьере. Раечка могла бы устроить скандал и его бы «задвинули». Чтоб сохранить карьеру, он уничтожил страну. Совершенно точно могу утверждать об одном факте: уже после развала СССР, когда он уже не имел никаких должностей, он снялся в рекламе какой-то пиццы. Какой - не помню. Это очень сильно ударило по гордости советских и русских людей. Наш бывший лидер - телевизионная проститутка. Это видел весь народ, и я - своими глазами. Вот такой жлоб и крохобор. Только не думайте, что он один виноват. Есть много других предателей. Прямые из известных: Яковлев и Шеварнадзе. А косвенно: вся КПСС, наши новые дворяне, прогнившие насквозь.
        Есть такая мудрость: «Революцию делают фанатики, а пользуются плодами - сволочи». Кто сказал - не знаю. И, может, не такими словами, но смысл был такой. Сталин в тридцать седьмом уничтожил фанатиков. Ибо с ними кашу варить невозможно. Не те люди. Взамен он опёрся на быдло. Молодых, ранних, циничных набрал. По углам всяким. Голытьбу и никчём, самых крикливых понабирал. Сначала они были послушны. А потом показали своё гнилое нутро. Сам Сталин повёл партноменклатуру по пути вырождения.
        Он предложил свою программу. Соревновался с Троцким: кто больше даст, наобещает. Сталин пообещал партийцам неприкосновенность от закона, отмену мировой революции. Это чтоб от реальной войны, тяжёлой работы уйти. Ещё много чего. Я когда-то читал, но подробностей уже не помню. Он их потом «кинул», то есть слово не сдержал. А, ещё молодыми обещал не разбавлять. А потом разбавил. Забрал власть у первых партийцев, старых революционеров. Потом репрессировал. Но те молодые, кого он привёл, они были отбросами нации. Процентов на девяносто. Другие не проходили сито. Критерии были плохие. Отрицательный отбор. Из года в год, и поколения в поколение. Подбор начальников, власти по отрицательным критериям и привёл к текущему положению дел в партии и СССР. Когда остатки троцкистов, старых партийцев, Сталина устраняли, молодые не пикнули. Быдло. Не те люди. Приспособленцы и никчёмы.
        - А как же Сталин допустил?
        - А он не гений. Так, талант. Хороший психолог, хороший орговик. Отличный интриган. Но и недостатки имел. Фетишист. Начётчик. Сам использовал марксизм, как фетиш. Он-то его считал фиговым листочком, но поскольку самого Сталина цитировали и учили массы, то из марксизма получился фетиш. Взамен сталинскому набору крикунов стали приходить лицемеры. Те, кто просёк фишку. Уловил правила игры. Любой вопрос сопровождать отсылами к марксизму, осыпать цитатами Карлы-Марлы, Ленина. Проходить вверх по партийной линии, то есть во власть, стали бездари, болтуны. Постепенно дела стали разваливаться.
        - Ты же говорил, что нас победили англичане.
        - Систему может победить только система. Сталин победил принципиальных разрушителей беспринципными ничтожествами. А этих победила грамотная масонская мафия. Жрецы врагов руками английской разведки.
        - Ну не знаю… Не все же партийцы - сволочи и ничтожества. Мы, например, тоже члены…
        - О рядовых коммунистах в низовых первичках я речь не веду. Хотя, для иллюстрации тенденции, вспомните нашего замполита.
        - Эт да… Так себе человечишко…
        - Есть ещё один аспект нашего поражения. Может быть, кто из вас слышал такой тезис: «генералы всегда готовятся к прошедшей войне»? Сейчас - то же самое. Все думают, что в холодной войне всё решают боевые спутники, количество ракет и подводных лодок. А на самом деле мы уже почти проиграли. Большинство советских людей уже заражены вещизмом, потребительством, жаждой зрелищ, западопоклонничеством. Выражаясь образно, большинство нашего народа предаст свою страну за жвачку, бутылку пепси-колы, джинсы, песню на английском.
        - Я бы хотел задать провокационный вопрос, Саша. А может, Горбачёв прав? Может, ну его нафиг, это военное противостояние? Будем жить в богатой и сытой Украине? Зато не будет атомной войны?
        - Это тоже одна из сказок: «На Украине всё есть, мы весь Союз кормим, вот выйдем из Союза, да, ка-ак заживём!!!» Туфта это всё, обманка. Объяснять долго, но если в двух словах, то почти вся промышленность будет уничтожена, а сельское хозяйство будет кормить не нас. Продукты будут за доллары вывозить на Запад. Новые буржуи. Зернотрейдеры. Основная масса крестьян не получит пользы-прибыли от своей работы. Колхозы распадутся, а арендаторы будут сеять один подсолнечник, делая из чернозёма песчаную пустыню. По заводам. Вот, вы бы, представься такая возможность, какой бы магнитофон купили: «Сони» или «Весна»?
        - Га-га-га, «Сони», конечно!
        - Вот так завод «Искра» и прекратит своё существование. Остальные - аналогично. Причём, это не стихийный процесс, а часть плана врагов по деиндустриализации колоний. За фантики, под названием доллары, скупят заводы, а затем станки и оборудование попилят и сдадут на металлолом. А война будет всё равно. Атомная. Позже. Вы - проскочите. Почти.
        - Допустим, мы тебе поверили, что должны… Нет, можем делать?
        - Не нужно создавать склады с оружием, не нужно распространять листовки, разоблачающие КПСС и Горбачёва, не нужно пускать под откос поезда. Более внимательно читайте газеты и ждите, когда пророчества сбудутся. Думаю, что предсказанное уничтожение вашей родной части, прошедшей Карибский кризис и всю холодную войну, будет более веским доказательством, чем мой рукопашный бой и стрельба. А когда вы, своими глазами, будете видеть пустеющие, месяц к месяцу, полки магазинов и буржуйские фильмы, показывающие изобилие всего - почему бы не поверить в согласие большинства людей на демонтаж социализма?
        - Допустим, всё сбудется, и мы - с тобой. А конкретно, что делать?
        - После развала части вас будут раскидывать кого - куда. Проситесь, хоть с понижением, но остаться на Украине. Можете менять специальность. Если надо - переучивайтесь. В самом плохом случае переходите в Белоруссию. Идеально, чтобы вы служили в ракетных частях современных «Катюш» или чем-то десантном или мотострелковом. Ни в коем случае не переводитесь в ПВО, оно нам не пригодится, и на ракетные системы «Темп-С» и «Ока» - их тоже сократят сразу после наших. Без ответных мер со стороны США. Горбачёв, сука, «добрую волю» проявит, пидар. Между прочим, первый акт военной диверсии Горбачёв уже сделал. Пролёт Руста - это не хулиганство пацана, а спецоперация, чтобы дать формальный повод Горбачёву перед Политбюро сменить руководство армии. Следующим важным пророчеством будет: создание кооперативов. Под благовидным предлогом созданные, они очень быстро начнут «вымывать» прибыль с заводов. Будет разрешена конвертация безналичных рублей в наличные. После этого, обычных государственных товаров по низким ценам, вы в магазинах больше не увидите. Будет изобилие товаров в комиссионках по высоким ценам. Это
очередные этапы экономического уничтожения страны. Надеюсь, своим глазам вы будете верить?
        - А чем плохо жить в «загнивающем» Западе?
        - Кармышов, ну ты чё, в самом деле?! Блин!
        - А что такое? Раз он тут: экстрасенс, пророк, спаситель, чудо-юдо, в одной бутылке - пусть отвечает на трудные вопросы. Всё равно, мы - заговорщики, так, вот, пусть и развенчает то, что глаза моих знакомых видели в турпоездках. И в фильмах тоже. Простимулирует. Иначе, я пойду баб окучивать.
        - Я понял ваши сомнения. Вы сравниваете только отдельные показатели. Вы видите хороший японский магнитофон и некрасивые советские туфли. Но вы не видите буржуйской платной медицины, образования, детсадиков, санаториев, баз отдыха. Но это примитивный ответ. Более честно будет ответить иначе. КПСС управляет страной очень плохо. Партхозноменклатура реально сильно загнила, сильнее западных элит. Более того, я не предлагаю сохранять власть КПСС. Это и не выйдет теперь. По крайней мере, я не знаю, как это сделать. Вы сами сомневаетесь: верить мне или нет. Толку от того, что мы прорвёмся в ЦК и скажем, что Горбачёв и другие - предатели? Нас, в лучшем случае, запрут в психушку. Вот, сбудутся мои предсказания, начнёте верить - тогда будем действовать для спасения народа. По вопросу Сергея Ивановича. Запад - золотая клетка. Вокруг вас будет материальное изобилие, но вы ему не будете рады. Вольный дух, счастье пропадут. Причём, это будет так, как сказал, независимо от вашего места в новом мире. Станете хозяевами, хорошо устроитесь, будет изобилие вещей у вас в доме, либо вы окажетесь за бортом, будете
завистливо смотреть на «новых русских» со стороны. Без разницы. Я не смогу объяснить лучше. Запретный плод - сладок. Когда у вас появятся видики и западные фильмы, они надоедят за пару лет. А в душе поселится пустота, безцельность, цинизм, жестокость. Это нельзя объяснить. Верьте, или придётся пережить лично. Телевизоры станут лучше, качественно научат ваших детей плохому. Виноград и яблоки будут крупные, турецкие, с антибиотиками, гнить не будут месяцами. И молоко. Скисать не будет. От него - диабет, аллергия, другие болезни. А селян и дачников, продающих своё, качественное, будут гонять милиционеры. Или дань сдирать, в лучшем случае.
        - И всё-таки, почему мы не сможем устроиться при новой власти?
        - Сможете. Только: пара моментов. Мы им, врагам, не нужны. Они нас будут уничтожать почти до конца. Даже резервации сделают. Методы уничтожения будут несколько другие. К трубкам мира и «огненной воде» добавятся наркотики, прививки, вредные для здоровья продукты, пиво, делающее мужчин бесплодными.
        - Но, ведь, мы сможем не пить, и прочее?
        - Реально - почти не сможете. Но если, всё же, вы пройдёте все ловушки, то вас заставят воспитывать детей и внуков сексуально развитыми. Не ухмыляйтесь, это не весело. Если в четыре года ваш ребенок не научится мастурбировать - его у вас заберут. В четвёртом классе будут уроки секса, где мальчиков будут учить гомосятине, а девочек - лесбиянству. Это коснется ваших внуков, дети успеют «проскочить». А среди правнуков будет уже процентов 15 -20 гомиков. Если бы не мировая война и ядерная зима, то, лет через 100, нашего народа бы не стало.
        - Я бы своим не дал такое паскудство учить!!
        - Специальная служба, наподобие судебных исполнителей, называется «ювенальная юстиция», забирает детей у таких родителей. Ювенальная юстиция давно уже создана у буржуев. Если найдёте возможность проверить - найдёте подтверждение моим словам. Потом детей отдают усыновлять в буржуйские семьи. Причём на тот момент, когда это станет актуально, во всей Европе, и в большинстве стран Америки, будут приняты законы об однополых браках. Это значит, что часть детей будет усыновляться именно гомиками. Причём, забирать будут детей не у алкоголиков, наркоманов, цыган. Кому они, нахрен, нужны? Приходит комиссия в нормальную русскую семью, начинает мерить квадратные метры, размер зарплаты, проживание разнополых детей в одной комнате, синяки искать на теле мальчиков. Составляют акт, и ребенка забирают.
        - А сейчас у них таких законов, стало быть, нет? А ты нам не «заливаешь», Саша?
        - Александр Николаевич, ваша вкрадчивость промахнулась. Сейчас у них пока только социальное партнерство. То есть, гомики живут вместе, за это их в тюрьму не садят, но детей усыновлять не дают. Это, едва ли, не единственное ограничение. Вы в фильмах этого не видите, потому что Госфильм, при закупке в прокат буржуйских фильмов, делает цензуру. А вообще, Запад этого не скрывает.
        - Это правда, мужики, мне Жанка рассказывала, она в Италии два месяца на стажировке была, всякого насмотрелась. В этой части подтверждаю: так и есть. И гомиков много, проституток, прочего разврата. И это говорю вам я - конченый бабник.
        - Саша, и, всё же, мы бы хотели подробнее знать: что ждёт именно нас, не детей, не внуков?
        - Кто приспособится, кому повезёт - будет торговать на базарах, позднее - в других местах. Производство будет постепенно свёрнуто почти всё. Многие бабы будут счастливы, уехать в Польшу или Турцию проститутками. Все помешаются на деньгах, шмотках, наживе.
        - Договаривай. А кому не повезёт?
        - Некоторые переведутся в Россию, так будет называться РСФСР. Многие потом застрелятся от безденежья. Очень многих бросят жены, ради более успешных. Очень престижно будет стать любовницей или женой бандита. Причём, это будет достаточно долго. И через 20 лет, например, руководителем Украины выберут бандита. Причём, парадокс ситуации в том, что альтернативный кандидат будет ещё хуже.
        - Ты не гонишь? А что может быть хуже?
        - Перед бандитом будет править американский шпион, но недостаточно энергичный. Медленно нашу страну и народ уничтожал. Американцы были недовольны. Захотели поставить более энергичную особу. Вот эта баба, с минимальным отрывом, и проиграла бандиту. Извините, я иногда использую прошедшее время, блядь!
        - Саша, Саша, успокойся, не надо!
        - Не понял? Это что, у меня слёзы потекли? Не понимаю. Волхв сказал, что чувства мне пришлось вырезать. Более того, я реально сейчас не злился и не истерил. Это, скорее всего, результат неполного слияния с молодым. Так сказать, реакция организма, тела. Короче, не обращайте внимания, я - в порядке.
        - Вы знаете, ребята, я начинаю ему верить. Такую ерунду придумать нельзя. У меня, реально, настроение упало. Может, выпьем? Реально надо!
        - Мне не наливайте, а сами стресс снимите. Только, грамм по 100. Чисто в лечебных целях. Нам не удастся часто собираться. У меня работы валом.
        - Неужели будет такой разврат и разложение?
        - Очень скоро выйдет в печать газета Спид-Инфо. Достаньте один номер на всех, и уловите тенденцию. Появятся видеомагнитофоны - будут ночами в видеосалонах и видеокафе порнофильмы крутить. Ваши дети на них будут пролазить. - Какой ужас!
        - Ужас будет, когда к этому привыкнут.
        - Так, товарищи офицеры, не раскисать! Саша ведь не зря сквозь время прошёл, значит, есть надежда!
        - Кирилл Геннадиевич, господа, перестаньте называть меня Сашей. Хотя бы, когда нет посторонних. Мне семьдесят лет! Вы все мне в дети годитесь, а Юревич с Кармышовым - во внуки. Это не для моего чувства важности, а для вас нужно, чтобы в ситуацию вживались.
        - Господа, хм. Да, как в «Дни Турбиных» прямо. Саша, гм, Александр, как там по батюшке?
        - Владимирович.
        - Александр Владимирович, какой у нас план действий?
        - Первое: ждите сбывшихся событий. Это укрепит вашу веру и решимость действовать в критический момент. Второе: не теряйтесь, после ликвидации части списывайтесь регулярно, сообщайте: где служите, как устроились, куда слать телеграммы и, крайне желательно, сообщайте контактные телефоны. Можно и телефоны соседей, если не будет своих. Оперативность связи будет крайне важна. Третье: мне нужна помощь, сопряженная с подлогом.
        - Норррмально, какой ещё подлог?!
        - А от вас, Александр Николаевич, мне нужна ещё и ваша дочь.
        - !!??
        - Напротив моей общаги в Днепропетровске есть ракетное училище. После службы в ракетных войсках, имело бы смысл поступить в него, и, на его базе, подготовить отряд для захвата власти. Для того чтобы поступить в училище с большей вероятностью, желательно уволиться не рядовым, а сержантом. Для этого, предлагаю разыграть спектакль. Будто бы у меня с вашей дочерью - любовь, а вы за это продвигаете меня по службе. Подлог, скорее всего, понадобится в датах присвоения званий и записях в документах. Сделать это вполне реально, благо эти солдатские звания утверждаются не министром обороны. Не сочтите нескромным, мне, отличнику первого курса факультета прикладной математики, поступить в военное училище не будет сложно. Самым трудным экзаменом будет физкультура и медкомиссия. Но физо я подтяну, а таблицу для теста зрения выучу наизусть. Просто, ставки столь велики, что даже рисовое зернышко нужно использовать. Именно его может не хватить для хребта верблюда.
        - Нормально, ну ты и загнул, Александр Владимирович. Я уж думал - тебе для ритуала какого, вампирского, нужны молодые девственницы. Хэ-хе!
        - Господа-товарищи, давайте накатим ещё по одной. Правда, что-то голова трещит от этой информации.
        Конечно, это предложил Кармышов. Он в училище был в одном взводе с Тараканом. Пьет существенно меньше и не разгильдяй, но…
        - Александр, может, расскажете что-нибудь просто любопытное, из будущего? - включился в разговор Касьян.
        - Не вопрос, спрашивайте.
        - А как оно жилось, после конца света? Ну, в смысле, я понимаю, что хреново было, но, как именно вы выживали? Что вы ели?
        - Боюсь, что своим ответом, я испорчу вам вторые сто грамм лекарства.
        - Что ж тут поделаешь? Не радостный день рождения у Юревича вышел. Хэх.
        - Ну, значица, как тока наступила ядерная зима, прибилось к нам стадо чукчей и северных оленей. И ещё пара мамонтов у них была. Ели мы оленье мясо и пили мамонтово молоко. Дюже пользительная для организьма весчь, я вам доложу.
        - Александр Владимирович, не паясничайте, общество просит.
        - Ладно, сами напросились. Есть такой афоризм: «Если не хочешь получить неприятных ответов - не задавай неудобных вопросов». За точность формулировки не ручаюсь, но как-то так.
        - Не пугайте офицера голой бабой - сказал Юревич.
        - Чётко осознайте, что если наш проект провалится, то тем, кто сдуру выживет в 2035-м, придётся этот опыт использовать практически. А помнить вы это будете и в конце 1991-го, когда развалят Союз, и в 2020-м, когда на всех окраинах России будут бушевать гражданские войны, и в 2025-м, когда враги развалят Российскую Федерацию, и в начале 2035-го, когда начнётся атомная война. Это будет очень тягостное знание. Это присказка. Ну а сказка… Ели крыс и мышей, в подвалах разводили грибы, остатки довоенных продуктов экономили для маленьких детей. Не на одном же мясе им расти? Котов тоже всех съели. Проблем с мышами это больших не составило. Слишком везде холодно, а зерна - нет. Было несколько кавказских и обычных немецких овчарок на общину. Постепенно их размножили. Они стали незаменимыми помощниками в выживании. Вот для них - с питанием проблем не было. Да и самим, особенно в дальних карательных рейдах, приходилось часто есть врагов. Летом: -20, зимой: -60. Красота! Бананы, кокосы за каждым углом растут!!
        - Как вы ещё не перевешались все!?
        - Поначалу многие вешались. Мёрли от голода и холода, болезней. Жизнь человека стала стоить меньше корки хлеба. Потом люди друг друга жрать стали. Стали нелюдями. Ад. Выживать стали только самые стойкие. Кто душу сохранил - тому силу к жизни давали вера, надежда, любовь… Незадолго до смерти у меня внучка родилась. Мы старательно берегли детей. Именно эта цель и привязывала нас к жизни. Надеялись на постепенное улучшение погоды. Верили… Верили в себя, свои силы, в своих родных, во всё лучшее; некоторые - в помощь извне.
        - А в бога?
        - Нет, никто.
        - А что было до войны? Фильмы, одежда, другое?
        - Фильмы вы скоро сможете без труда посмотреть по видикам. Порнуха, эротика, гангстерские боевики, китайские боевики, ужастики, мистика - мало ли. Даже самые невинные из них являлись идеологическим оружием против нас. Не все и не сразу это поняли. Через двадцать лет обработки мозгов, зомбирования, выросло целое поколение инфантильных дебилов. Учтите, что контрпропаганды не было. Все СМИ и система образования чётко контролировались врагами. Одежда… Она будет всё откровеннее. Например: топик. Так будет называться женский костюм, в котором девушки будут ходить по улицам, это будет норма. Состоит топик из шортиков, меньше чем сейчас делают трусики, и блузочки, более похожей на обычный лифчик, примерно 15-ти-сантиметровая полосочка ткани. Зимой, конечно, не забалуешь. Слово «сексуальная» считалось комплиментом, а не оскорблением. Женщины красили волосы в красный, синий, зеленый, а то, и во все сразу, цвета. Татуировки на половину тела. Серьги, колечки в носу, ушах, щеках, губах, языке, бровях, сосках и в ещё одном месте. Некоторые, особо модные, язык разрезали вдоль, чтоб был похож на змеиный. Клыки
наращивали: наподобие волчьих. В сиськи пластические хирурги вставляли резиновые штуковины размером с дыню. На чём сходили с ума - всего не перечислить. Каждый пытался, любой ценой, выделиться. Выглядеть не так, как все. А за душой - пустота… - Александр помолчал какое-то время - Девочки о сексе начинали мечтать в 9 лет, а некоторые и практиковать. Если девица в последнем классе школы ещё сохранит девственность, то одноклассники её будут считать лохушкой, дурой, не от мира сего. Таких старались сломать. Особенно жестокими были одноклассницы. Если какая-нибудь бедняга выделялась из общего стада, её унижали, избивали. Особо стойких бойкотировали. Другое… С 2013-го бандитские 90-е будут казаться справедливым временем. Деньги, нажива, богатство, бизнес. Бизнес - это частная фирма, у кого - киоск с овощами, у кого - банк, у кого - суд или РОВД. А у кого и президентство. Вот, Горбачёв скоро станет не Генсеком, а Президентом СССР. Первым, единственным, последним.
        - А после ядерной войны болезни были? Чем лечились? А, Владимирович?
        - Оздоровительным голоданием и лечебным холодом.
        - Правильно, Саня, молодец, что шутишь! Хватит о грустном. Толик, раз ты - наш гостеприимный хозяин - сбегай ещё за одной, а?
        - Да что тут бегать? Я запасливый, вон, сзади, в шкафу, бар откройте.
        - Блин, мужики, проводы женской невинности какие-то. Настроение похожее, давайте я анекдот расскажу?
        - Бросьте, майор, мы сами пошли в армию. Вот тогда целку и потеряли. Или мало нас по службе имели?
        - Га-га-га!
        - Короче, война - херня, главное - манёвры. Раз враг оказался не в прицеле наших ракет, а в партии, это не снимает с нас присяги. Считайте, мужики, что я уверовал. Если начнет всё сбываться - перестану бегать по бабам и буду воевать, Николаевич - на тебе план. Э! Что ты там пишешь, пока мы все пьём? Оперу?
        - Не угадал, Кармышов, не оперу, замполиту.
        - Га-га-га!
        - Планчик набрасываю: кому что делать. Есть у меня одна идейка, как Александру лычек сержантских добавить. Считаю, что будет нормально, сделать тебя инструктором по рукопашке в части. Будешь нас учить, солдат. Это на твоё усмотрение. Если, как ты пророчишь, будет бандитизм, а у нас ничего не получится - будем от бандитов лучше отбиваться.
        - Га-га-га!
        - Ну, а если серьёзно, то это лучше будет обосновывать перед Волочковым твои лычки, чем моя дочь. Кирилл - на тебе освобождение Александра Владимировича от всех нарядов и караула, может, даже переведём в хозвзвод, я прикину ещё потом варианты. Серёга, ты у нас самый разбитной, компанейский мужик, да и бабник изрядный. На тебе - разведка. Командирую тебя в штаб армии по какой-нибудь фигне. Прикинешь хрен к носу, куда нам подаваться после ликвидации части. Заведёшь полезные связи, вылечишь после них триппер.
        - Га-га-га!
        - Общие рекомендации ты понял: не ПВО, на Украине, прочее. Толик. Тебе, несмотря на тот залёт с начальством… Блин, ну что ж ты такой колюче-прямолинейный, а? Не мог тогда не ехидничать проверяющему? Уже б, не то, что майором - подполом бы ходил! Вечный капитан, бля… Ладно, я напрягу одного дружка в строевой части армии, постараемся пробить тебе майора. Скорее всего, это будет не бесплатно. Но, раз такая пьянка, закрою одну книжку. Есть там у меня накопления на чёрный день.
        - Кстати, мужики, я как-то упустил из виду. Скоро будет Павловский, вроде, обмен денег. От соток и пятидесяток срочно избавьтесь. Потихоньку разменяйте их, хотя бы, на 25-ки. Но это не радикальный способ. Лучше всего перевести накопления в золото. Лучше в дешёвое, но где его взять? Поэтому, с горя, подойдёт и ювелирное. Это только в два раза переплата. Все книжки, практически, пропадут. Время ещё терпит, но лучше не затягивайте. Плюйте на проценты и обещания, снимайте, как получается, и - в золото. Оставьте только на взятки. Тут Александр Николаевич прав, деньги могут сильно помочь с переводом после ликвидации части. Даже, если надо, продавайте квартиры, уламывайте жён. Живите на съёмных, это окупится. А если не победим, то на том свете вам бесплатно выделят метраж.
        - Га-га-га!
        - Мужики, кончайте этот чёрный юмор, а то придётся ещё пить, а мне ещё жене в глаза смотреть.
        - Га-га-га! Серёга, пьяный - лучше, чем с блядок, не так обидно!
        - Га-га-га!
        - Ещё одна подлость. Мне скоро на пенсию, подполковничьи звёзды дают возможность служить ещё только восемь месяцев, а потом выпрут на пенсию.
        - Подполковник Емец! Слушай боевой приказ! Приказываю стать полковником!
        - Тебе хорошо шутить, Лёха. Ты на два года моложе.
        - Господа офицеры, а почему вы не можете реализовать преимущество тайного общества? Вы здесь представляете половину руководства части. Круговой поруки ещё никто не отменял. Помогите друг другу подрасти в звёздах, если не в должностях. Очень неплохо было бы как-то втёмную включить в схемы замполита. Волочкова нужно цинично подставить, раз не можем сделать другом. Потом извинимся, после победы. Кстати, а у него есть дочь?
        - Саня, ты же говорил, что тебе теперь всё по барабану? Или просто хотелка чешется?
        - Га-га-га!
        - Хорошая шутка, но: нет, наоборот. Полный цинизм, цель оправдывает средства и никаких колебаний, душевных терзаний. Это, кстати, на каком-то этапе может стать проблемой. Вы меня поправляйте, если уж совсем буду отморозком. Сергей Иванович, уточняю, при творческом поиске в штабах, вам надлежит присмотреть одно место для кого-то из вас в непосредственной близости от населённого пункта Вискули в Беловежской пуще, Белорусская ССР. Там будет подписано самое важное соглашение о развале СССР. Если быть точным, то президенты РСФСР, БССР, и УССР договорятся и выйдут из состава СССР. Это и будет дата нашего мятежа. Это и есть точка невозврата. Если упустим тот момент, то - всё. Саму точную дату не помню, но где-то в конце 1991-го. Хорошо бы «Катюшами»…
        - Нормально, вводную приняли, но планирование военных операций, Александр Владимирович, доверь профессионалам.
        Тут откуда ни возьмись, появился… Нет, не то. Просто Рубан «включился», достал из колоды козырного туза. Ну, даже, если не туза, то короля, уж точно.
        - Эт самое, братцы, а я вспомнил. У меня же в КВВКИУРВ, Краснодарском высшем военном командно-инженерном училище ракетных войск, товарищ служит. Причём, начальником училища. Черноусов Вениамин, кажется, Валентинович. Эт самое, можно будет поговорить, насчёт перевода. Зачем мне тянуть? Это конечно не Украина или Белоруссия, но целое училище. Около тысячи человек. Эт самое, штыков, если хотите.
        - Нормально! Забыл он… Шляпа!
        - Так, ведь, эт самое, его недавно назначили, да и мы давно не общались. Я даже узнал случайно. Давайте, я созвонюсь с ним, съезжу, поговорю о своём трудоустройстве, о будущем курсанте Корибуте, может, ещё чего узнаю?
        - А ведь карта в масть идёт, господа офицеры! Это вселяет…
        - Толик, кончай куражиться, блять, тут серьёзный вопрос. Или ты готовченко?
        - Что за пошлые предположения? Я ещё литр могу выпить, это у меня так, просто…
        - Ладно, Серёга, налей Толику ещё полтишечку и - баста. А то «поплывёт» именинничек! А ты, Лёха, расспроси своего другана насчёт Украины. Он же в системе училищ, может, знает кого, подскажет что. Целимся на Киев и Днепр. Раз Сашок загадал Днепр, прозондируем. Тем более что с тактической точки зрения, это имеет определённый смысл. Надо думать, собирать данные и опять думать.
        - Дзинь.
        - Кармышов, твоя звонит, на телефон.
        - Да, Солнышко.
        - Нет, уже собирались расходиться.
        - Ну, что ты, у нас нет никаких женщин, чисто мужская компания.
        - Конечно я бабник, не отрицаю, люблю одну бабу - тебя, моё Солнышко.
        - Всё, всё, всё, скоро буду.
        - Мужики - слышали? У моей терпение кончилось.
        - Ладно, народ, пора разбегаться, скоро остальные жены будут звонить. Обо всем всё равно сегодня не поговорим.
        Дальнейшая служба. Укрепление команды.
        Целый месяц уже занимаюсь рукопашным боем с офицерами. Официально было объявлено о добровольности занятий. Реально, кроме моей команды занималось только три человека.
        Один из них - Таракан, то есть капитан Коротков. Мы с ним были корешами до этого. Когда он заступал начкаром, очень часто мы играли в шахматы. Я играл примерно на 3-й разряд. В клуб не ходил, поэтому: «примерно». Но это было моим сильным хобби весь девятый класс. Выучил всё дебюты, разбирал партии мастеров, решал шахматные задачи. После прочтения соответствующего рассказа Стефана Цвейга, научился играть вслепую. «Шахматная новелла» произвела на меня сильное впечатление. Но одно дело - играть вслепую и знать дебюты, а другое дело - уметь сильно играть. Таракан выигрывал у меня 5 партий из 6-ти. Но бои шли всегда долго. Коня, зараза, мне в фору не давал. Было бы несколько приятнее - тогда бы мы играли на равных, наверно. Большинство не членов команды на добровольные занятия не пошли, а Таракан - пошёл. Гнать формального повода не было, поэтому «дружбана» пришлось взять. Пить он стал меньше. Какого фига - «меньше», вообще перестал пить.
        Второй «лишний» - младший сержант Козин. Он только что призвался, точнее: полгода как. Но для нас, дедов, это - только что. «Шнурок», короче. Вообще деление такое:
        - «дух» - тот, кто ещё не принял присягу; - «салага» - первые полгода после присяги; - «шнурок» - вторые полгода службы; - «черпак» - от года до полутора лет; - «дед» - от полутора до двух; - «партизан» - свыше двух; туда относилось два типа: обычные, которых ещё не уволили после приказа, как правило, их «мучили» дембельскими работами; призванные на сборы или переподготовку лет через 10 после прохождения обычной службы; таких ни у нас, ни в других обычных частях не бывает.
        Отвлекся. Козина я сам взял. Не потому, что просился, а для облегчения реальной работы. Он был действительно неплох, а мне офицерам стойки ставить, руки поправлять, спарринг-партнёры нужны, опять же. Тем более что секция любителей рукопашного боя и не предполагалась, как секретная.
        А последний незапланированный - Серго Матевосян. Это было что-то. «Хвостиком» за мной бегал, мамой клялся, жизнь отдать за науку обещал. Финал был на спортгородке, когда я тренировался, этот кадр землю стал есть, чтобы что-то доказать мне. Вместе с травой. Я не выдержал. Не то чтоб я рассмеялся - чувства молчали. А вот занятия по технике видения энергий потихоньку начали давать толк. Так вот, от Серго увидел некие знаки, и не стал им перечить.
        Тут же скажу и про волховскую науку два слова. Основная идея: следить за перетоками энергии из Яви в Правь и Навь. В Правь она перетекает очень часто во время сложных долговременных процессов. В контрольных точках судьбы человека, например. Правь - это одна из частей программного уровня реальности в моей, программистской терминологии. Волхв это называл Вышними Конами. Коны - это нечто более узкое, изначальное, древнее, правильное, чем законы. Законы придуманы современными людьми и сильно ущербны, ибо не основаны на Ведах. Веды - глубокие знания о природе, в том числе: о человеческой природе. Не той природе, которая травы и букашки. О конах Прави, глубинных энергетических связях между живыми организмами, о связях с планетами, звёздами. Эти связи обеспечивает особая энергия. Её называю по-разному: ци, ки, прана, санса, в Ведах - жива. Веды - интегральный предмет, рассказывающий о вселенной, в котором нет границ между физикой и химией, физикой и биологией, биологией и обществоведением, историей и религией. Наши предки - Светлые Боги, мы их помним, чтим заветы, исполняем нароки.
        Веды учат жизни, смерти, перерождениям, совести. В Навь перетоки энергий идут при умирании живых: деревьев, других растений, животных, людей. В Нави находятся программы, лишённые процессорного времени. В терминах волхва Светозара: смерть - смена мерности, Навь - непроявленная Явь. Явь - то, что мы видим, пока живём. Навь и Правь - программный уровень. Его «видят» только экстрасенсы.
        Опять отвлёкся. По службе, фактически, меня вывели из-под командования Усольцева. Формальным поводом были занятия в секции. Отношения с офицерами углублялись, но душевные сомнения у них, наверняка, сохранялись. А вот 8-го декабря, гнида Горбач, тварь меченая, подписал договор с США. Во всех газетах писали. Наши сразу смекнули, что это начало конца нашей части. Через неделю, вообще, поступил приказ готовиться к ликвидации. Все офицеры ходили офигевшие, особенно посвящённые. Их душа просила крика. Решили устроить быстрый сбор номер два.
        Таракана и Козина выперли в караул, Матевосяна - в наряд. Вместо очередного занятия - собрание заговорщиков номер два.
        - Александр, эт самое, мы получили приказ, эт самое, только учти, для солдат это пока секрет. Да, эт самое, о подготовке к ликвидации части. Подробности не важны. Важно, эт самое… - Сегодня Рубан волновался, этсамил чаще, почти заикался.
        - Короче, Рубан, кончай мульку травить. Саша, мы тебе теперь окончательно верим. Теперь мы готовы к более активным действиям. Рубана мы отправляем к однокашнику в командировку. Не хочешь вместе с ним прошвырнуться? А то, ты сам знаешь, какой он мямля. А вопрос серьёзный.
        - В Краснодар?
        - Так точно.
        - Когда?
        - Чего тянуть? Через пару дней. Оформим командировку и - вперед.
        - А скажи, Корибут, что будет ещё такого? События я имею в виду. Что ещё в стране произойдёт плохого?
        - Чем вам Чернобыль хорош?
        - Чего-чего!?
        - Вы слышали. Это не была случайная авария. Это - спецоперация. Партийцы, верные Горбачу, вмешивались в техпроцесс испытаний, приказали выходить на неправильные режимы, приказали отключить систему охлаждения реактора. Сильно у нас начальники могут ослушаться приказов из ЦК? Реактор разогнали, перегрели… Очнулся - гипс. Виноватыми сделали стрелочников. А убытков стране и людям - мама не горюй.
        - Ублюдки!
        - Норррмально! А ещё что будет?
        - В 88-м будут по экономике гадить и по идеологии. Разлагать людей будут, настраивать против советской власти. Западные фильмы показывать, богатую, сытную жизнь. В фильмах не совсем правда, скорее - совсем неправда. Но… Наших людей коммунисты за семьдесят лет думать отучили. Поэтому народ поведётся на разводняк.
        - Саша, говори на русском.
        - Эти слова и будут вскоре в ходу. Напёрсточники на рынках и вокзалах ещё не работают?
        - По делу, по делу, будь так любезен, - выказывал нетерпение Юревич.
        - В 89-м будет несколько межнациональных конфликтов и других видов бузы. Из того что помню: вывод наших войск из Афганистана, причём, позорный. Американцы вскоре там обоснуются, будут переправлять через Афгано-Таджикскую границу наркоту тоннами, травить нашу молодежь. В Грузии будет буза в Тбилиси, ещё что-то в Абхазии, проблемы будут в Южной Осетии. На границе Узбекистана и Киргизии резня будет. Под шумок турок тоже порежут, которых Сталин в 44-м переселил. Приднестровский конфликт в Молдавии будет. Это значит, что там будут стрелять. Армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха. Армяне из Баку убегут, чтоб не прибили, в Душанбе. А это вызовет там бунт.
        - Дурдом. Раньше, ведь, такого не было. Как такое возможно? Так много беды? Как Горбачёв это смог провернуть? Один.
        - По неподтвержденным данным, это всё не случайные события, а спецоперации КГБ и партии. Меченый не один работает. Их много, предателей. КГБ - в деле. Ещё со времён Андропова. Это этот жид начал. Так что… За годы навербовали заговорщиков, предателей много. Например, массовые беспорядки в Душанбе были спровоцированы КГБ Таджикистана, якобы, для дискредитации антикоммунистического движения в республике. А, реально, это привело к центробежным тенденциям. Даже блок Варшавского договора будет скоро разрушен Горбачёвым.
        - Не может быть!
        - Может, Федя, может. Несколько позднее, уже после развала Союза, в нашей «самостийной» Украине будут ломать экскаватором Ту-95-е. Демонстративно, на камеру. Представьте, сколько офицеров после таких фильмов уволится из армии? Некоторые застрелятся. Один лётчик, герой, реально герой, под видом проверки двигателей, улетит на своём 95-м в Россию. Вы и сами прочувствуете эти настроения, когда будем учебные головки взрывать, боевые на уничтожение увозить.
        - Но как Горбачёв обоснует роспуск ОВД?
        - Не знаю, не помню. После Чернобыля - что угодно является возможным. Будет ещё одна акция. Якобы землетрясение в Армении. Но на самом деле, скорее всего, эта катастрофа инициирована подземным ядерным взрывом.
        - И что, такие чудовищные преступления потом не открылись, никто не был наказан?
        - Нет. СМИ принадлежат или контролируются либо партией, либо американцами. Все молчали. А непосредственные исполнители, сначала молчали, ибо им первым отвечать, а потом их, наверняка, «убрали», убили, значит.
        - А что там за землетрясение, в Армении?
        - Центр в Спитаке, очень сильное. Подробностей не помню. Только слово. «Спитак».
        - Если это всё подтвердится - зубами рвать буду. Как же эти коммунисты задолбали!
        - Мужики, я вот что подумал. Горбачёв подписал договор, будут сокращать свыше 1700 ракет. Нам будет очень трудно устроиться и по специальности и на Украине. Нужно уже сейчас рвать задницу и переводиться в другие части. Срочно, потом будет трудно тягаться с более ушлыми и с волосатыми руками.
        - Нормальным способом - уже поздно что-либо рвать. Но ты прав, Толик, нужно работать.
        - Эт самое, братцы, как же так получилось? Александр, как, а?
        - Леха, не раскисай, возьми себя в руки, раз Сашок здесь, значит ещё не всё потеряно - прорвёмся!
        - Если вас действительно интересует как… Была одна недоказанная гипотеза. Брежнева и всех следующих генсеков, убирали американские агенты, они же андроповские кгбисты. Предатели. Пока не смогли поставить кого-то своего, то есть Горбачёва. Таких «спящих» агентов, типа Горбачёва, было много. То есть: проблема была не только в Горбачёве. Если бы не он, то кто-то другой был бы.
        - Мама дорогая, как всё хреново!
        - Не раскисать! Всё, разбегаемся. Всем вспомнить, о чём говорили на первом заседании, и начинать реально действовать.
        Неожиданный свидетель
        Следующим утром, во время зарядки, Матевосян отозвал меня в сторонку.
        - Сань, очень говорить нада. Только ты и я. Очень!
        - Ладно, давай сделаем вид, что идём на пробежку, на дороге в полк и поговорим.
        Вот на пробежке он меня и огорошил.
        - Я слишал, висе слишал. Скажи, чьто будет с Арменией? Чьто с Карабахом? Скажи, Сань.
        - Не понял, что: «слышал»?
        - Вчера. Я из нарада па сталовай ушол. В спортзал уже. В окно видел - ти офицерам сказал чьто-то. Я слюшал. Всё слишал.
        - Если ты всё слышал, то, что тогда у меня спрашиваешь?
        - Не всё, толка канец, про Армению. Очень прашу, Сань, скажи!
        - Что ты слышал?
        - Что землятрясень будет, что вайна в Карабахе будет. Я сам из Карабаха, Сань. Скажи!
        - Только больше - никому, это раз.
        - Клянусь! Дедом клянусь, мамой клянусь - никому.
        - Всё правда, скоро будет и беда на твоей земле и война. Знаешь, кто такой Муталибов?
        - Нет, у нас такой не слюжит.
        - Это не у нас, это первый секретарь коммунистической партии Азербайджана. Он очень хитрый. Скоро наш Советский Союз распадётся. А Муталибов оставит в Азербайджане очень много оружия. Раз в 20 больше, чем будет в Армении. И когда будет война за твой Карабах, то у армян оружия будет мало, а у азербайджанцев - много. Понял?
        - Всё понял. Плох. Что делать?
        - Серго, пойми меня правильно, ты - не гений. Ты просто возьмёшь автомат и будешь воевать, пока тебя не убьют. Твои стальные мышцы против пули не годятся.
        - Знаю, я не умный, но я твой дрюг, ты мой дрюг. Скажи что делать, Сань, ты умный.
        - Хм, ладно. Первое слово, бесплатное. Просто совет. Стратегический совет. Азербайджан нельзя победить военным путем. Но можно сделать так, чтобы Муталибов сам отдал Карабах Армении. Чтобы ему война стала невыгодна. Людей никакие правители не жалеют. А жалеют они деньги, свои деньги. Деньги Азербайджана это?.. Что молчишь? Ты географию в школе учил?
        - Учил. Не мучий миня, сам скажи.
        - Это: нефть, газ и химия. Именно это даёт главные деньги. Сколько бы вы не воевали в горах - ничего не добьётесь. В горах нужно сковать силы врага, а небольшими диверсионными группами действовать в городах. Нужно взорвать заводы, тогда Муталибову будет проще отдать Карабах Армении, чем лишиться денег и народной поддержки. Достаточно взорвать только один НПЗ и предъявить ультиматум. Всё понял, хорошо понял?
        - Зачем абижаешь? Гаварю плох, панимаю - всё. А что такое нипизэ? Толко скажи - взарву. И ултиматом магу. Таким матом буду с Муталибовым гаварить, ух! каким матом. До армии я столка и ни знал. Типер знаю.
        - Гм. Бог с ним, с матом. НПЗ - нефтеперерабатывающий завод.
        - Толка миня никто не послюшает. Ты прав, я не умный, я обичный, прастой такой.
        - Для того чтобы тебя слушали свои, ты должен доказать, что чего-то стоишь. К сожалению, доказывать придётся не на турнике. Автоматом придётся доказывать. Если ты станешь хорошим воином и удачливым командиром, то тебя будут слушать. Я могу помочь: поучить тебя, но это не бесплатно. Мне будет нужна помощь. В 1991 году. Если ты доживешь, выбьешься в командиры, то в 1991 мне будет нужен твой отряд. Чем больше - тем лучше. В принципе, это будет в ваших, армянских, интересах.
        - Учи миня, Сань, научи, я клянусь, патом памагу.
        - Нет, тут клятвы мало. Я сделаю так, что твой мужской орган работать не будет. В 91-м придёшь, поможешь. Если нет - в 1992 году у тебя отключится мужская сила, помни. Притом учти, вылечить тебя смогут человек десять на весь Союз. А может и пять…
        - Я гатов, учи меня, Сань.
        На Серго я первый раз попробовал глубокое программирование человека. Переток энергии из Яви в Правь, как быстрая горная река, выносит волхва на программный уровень. Дублирую программу интуитивной стрельбы, подключаю к Дитю Гор.
        - Серго, возьми тот камушек и брось отсюда в трубу брусьев. Ты должен попасть в дырку трубы, вовнутрь. Понял?
        - Пажему ни понил? Понил. Толка она очень далеко. Ни пападу.
        - Пробуй, говорю.
        - Бздзцзинь!
        - Ух ты! Я слишал! Нет! Видел! Это как ты делаль?
        - Это до 92-го года, Серго. Стой спокойно, не вертись.
        Опять вошёл в Правь, «привязал» к Серго копию программы арийского боя, потом - копию видения опасности. Выставил на обе программы счётчики до 92-го года. Это, кстати, делается легко. По созвездиям, по позициям планет. По рукопашке поставил дополнительный запуск по экстремальности.
        - Теперь Серго, давай проведём учебный бой с тобой. Можно всё, но не калечить.
        Замечательно! Валял его - как хотел. Он ничего не мог сделать, более того, все его навыки не проявлялись. Я совершенно не хотел, чтоб он мог кого-то учить арийскому стилю или бить меня, потому и поставил ограничения.
        - Козин, иди к нам.
        - Чё?
        - Серго хвастался, что твоя техника - гавно, его стальной пресс - лучше. Он мне надоел - хуже горькой редьки. Отлупи его, я тебе тогда один классный приём покажу. А? Сломай ему ребро. Следов нет - толк есть. Пока никто не видит. Самому неинтересно. Заодно посмотрю: кто из вас быстрее мою науку впитывает.
        - Запросто. Не ссы, Серго, я тебя не больно.
        - Бах, трах, бумц, хрясь.
        - Нет! Серго! Стой! Всё, хватит. Извини Вовик, я тебя немножко использовал, нужно было кое-что проверить. Я, правда, тебе приём покажу. На ближайшем занятии. Беги, тебе, кажись, Усольцев рукой машет.
        - Ну как ощущения, Серго?
        - Очень! Очень! Я - звэрь, машина! Ничто ни понил, но всё делаль. Пачиму с табой не вишло?
        - Неважно. Я дам тебе телефон своей мамы. Обычный домашний телефон в Запорожье. Ты будешь выходить на связь, начиная с 91-го года каждый первый день месяца. Это обязательно, старайся пропусков не делать. Меня там не будет, но тебе будут передавать информацию. Скорее всего, твой отряд будет мне нужен на одну-две недели на конец ноября или самое начало декабря 1991-го. Помни: ровно в полночь карета превратится обратно в тыкву.
        - Какая тиква? Мой голова, ти хочиш сказать?
        - Горе ты моё. Нет. Просто станешь опять обычно драться и стрелять. И женилка отпадет. А так - всё будет нормально.
        - Зачем обижаиш? Я казал? Казал. Сделаю, буду званить в телефон.
        - Помни: мало - хорошо воевать, нужно воевать там, где врагу больно. Тебе будут нужны заводы. Не горы. Стоп, ещё тебе чувство опасности забыл дать. Сейчас, быстренько.
        И эта спешка дала некоторый брак, о котором я узнал позже.
        Начало командировки
        Вот мы с Рубаном и в пути. Хорошо оформленные документы по командировке в Краснодарское училище прикрывали нас на первое время. Однако на всякий случай, чтобы меньше «светиться», я предложил перемещаться в «гражданке». Форму, ясное дело, мы тоже взяли с собой. В Киеве расстались. Рубан поехал сразу в Краснодар, а я прибуду на два дня позже. Один день Рубан будет водку пить со своим однокашником, а на второй изложит либо просьбу по себе только, либо по себе и мне, либо, если сочтёт возможным, расскажет всю нашу тайну. Я просил его последний вариант самому не делать. Не зря же мне волхв дал способность ложь видеть. Лучше потом посидим втроём, сам посмотрю на человека.
        Проехался до Днепропетровска. На вокзале купил карту города с улицами: нужна по плану. Денег пару сотен одолжил у Емца. На вокзале купил газету с объявлениями. Раньше таких не было. Зашёл в «1000 мелочей», купил несколько необходимых в хозяйстве вещей - потом расскажу: что. Пешком прогулялся до Главпочтамта. Почта и телефон разделились позднее. Наменял мелочи, купил ручку. Звонили раньше монетками по две копейки, если по городу. Нашёл дом в Самарском районе. Я в этом районе жил у курортных знакомых перед поступлением в Универ. Но «светиться», на этот раз, нельзя ни в коем случае. Снял другой дом на месяц. Халупа - халупой. Поговорил с хозяйкой. Отлично, одно действие сэкономил. Были и запасные варианты, но маленькая удача сократила время и хлопоты. С хозяйкой, судя по роже - конченой алкашкой, общался по всем правилам конспирации: в очках, с ватой за щеками, несколько изменив голос на бас. Примитивно, но так и она не Судоплатов. Договорился на месяц, но денег дал только 25 рублей. Сказал, чтобы за остальными завтра зашла, мол, у друзей возьму и завтра отдам. Поломалась немного, но, видно, трубы
горели - уговорилась. Тем более что она ничем не рисковала. Там такая халупа… Реально - брать нечего. Представился кооператором. Фиг его знает, есть они уже, или нет? Помню, что когда пришёл с армии - уже были. Наверно, эти пять месяцев непринципиальны. Не заподозрила ничего, ключи дала - и ладно. А что же она мне сообщила? Явки, пароли. Шучу-шучу, адрес дома, где деньги лежат. Нет-нет, теперь не шучу.
        Бросил вещи в хате и пошёл на разведку. Кусок карты этого района уже был в голове. Теперь побродил в реале, привязал всё к местности. Тут - громкая собака, тут - проезд на карте есть, а на самом деле поперёк дороги лежит кусок железобетонной балки, тонны на три. Тут - камыши высокие и густые, возле озера. Вообще, в этом районе с десяток маленьких лягушко-питомников и столько же речек-вонючек. Честно говоря, тяжелое испытание для головы. Но надо - так надо, записываю в извилины. Стало темнеть. Вернулся в свою халупу. Завёл будильник, выпил чая с печеньем, полчаса возился с некоторыми мелкими делами и лёг спать.
        Проверка смертью
        В час ночи я поднялся и пошёл по разведанному адресу. На руках надеты перчатки. Хотя на улице только минус три, но подозрений не вызывают. Очки и вата из-за щёк остались в халупе. Остальные составляющие тюфяковатого кооператора тоже. На охоту вышел матёрый хищник.
        Вот и нужные зелёные ворота с шипчиками по верху. Забор чуть пониже, но важнее то, что забор неподвижен и не скрипит. Во дворе должна быть собака. Достал два ножа, по одному в каждую руку. Вот и псина, здоровенная, глаза зеленеют в темноте. Бежит, слегка порыкивая. Несколько хуже было бы, если бы тут жила шавка. Та бы трусливо убегала и разбудила весь район. А эта громадина слишком самоуверенна. Горло-живот, подержал чуть-чуть. Вот и всё, ещё подёргивается, но это - уже агония. Сбросил с ножей на землю, обтёр ножи о шерсть, иду дальше. Двери, конечно, заперты. Я - не специалист по замкам. Мы войдём другим путём. Окна, сбоку от дверей, длинные и узкие, навскидку: примерно, метр двадцать на сорок пять сантиметров. Человек замечательно пройдёт. Но как пройти через стекло? Наружные штапики было удалить несложно. Десять минут или меньше. Вынул стекло. Вот с внутренним стеклом возни больше. Просто разбить и войти нельзя - от шума проснутся не только хозяева. Звон битого стекла - очень характерный звук. Поэтому промучился почти полчаса, вырезал ножом раму на один сантиметр вглубь вдоль трёх сторон.
Помогло то, что рама была подгнившая. Не свежее крепкое дерево, то есть. А то бы дольше пришлось мучиться. Но если раньше я усидчивостью и терпением не отличался, то теперешний «я» был почти Терминатором. Никакого волнения, совершенно холодный ум и выверенные действия.
        Просунул пальцы мимо стекла и вынул его из раскуроченной рамы. Сильных звуков это всё не породило. Но я уже не выжидаю. Теперь - время действовать быстро и решительно. Ударами по точкам «выключил» четверых детей. Шума не поднял. Муж, жена, бабка, ещё какая-то тётка. Теперь обходим их в обратном порядке и тщательно пакуем: в рот набиваем тряпку, не скромничаем, побольше, завязываем через щёки толстым капроновым шнуром на шее. Совершенно не щажу руки и ноги: тяну при связывании со всей силы.
        В прежней жизни мою мать зарезали цыгане, практически, ни за что. Сколько они попили крови у наших от 2020-го! Мама дорогая! Сначала нам Запад вместо марионеточного, но своего правительства, поставил колониальную администрацию, или, если сокращённо: хунту. А чуть позже, начиная с 2020-го, «добрые» европейцы «залили» нам около миллиона этого «добра», преимущественно с Румынии и Болгарии. Будто, своих нам было мало. Меня убили. Никогда, по их законам, нельзя приносить пользу народу, в котором живёшь. Мы для них - низшая раса, мясо для шакала. Обманывать, торгуя, мошенничать, «разводить», обокрасть, зарезать, продать наркоту - это можно. Когда-то, до революции, танцевали и пели. Можно ли это считать пользой? Компенсирует ли эта минимальная мнимая польза, тот вред, что принесли эти паразиты? Оставлю эти вопросы для философов. Я на них для себя давно ответил.
        Вот - глава семейства. Достаю из широких штанин, дубликатом бесценного груза… Нет, не то, о чём писал Маяковский. Мне нужны плоскогубцы. Самые обычные. Отгибаем губы и, не развязывая веревки, отламываю всё передние зубы. Четвёрки уже трогать не стал. Кстати, много золотых. Теперь отрезаем палец на ноге. Так сказать, действуем с упреждением.
        - Будешь кричать - отрежу ещё чего-нибудь, понял?
        - У-м-у-м-м-у-м.
        - Смотри, я предупредил. Не кричи, я вынимаю кляп. Назови тех, кто есть в доме.
        Имена мне их на не на. Просто сверил количество. Мало ли? Вдруг, пропустил кого.
        - Дети - твои?
        - Да.
        - Выдашь тайник с ценностями - все будут жить, не выдашь - буду пытать: сначала - тебя, потом - детей, будете молчать - начну убивать. Понял?
        - Да.
        - Где тайник?
        - Нэт лавэ, дарагой, ты ошибся.
        После ещё трёх отрезанных пальцев, снял ремень и пощелкал по «орешкам», обратным хлёстом. Очень больно - любой мужик подтвердит. Один тайник сдал. Там были деньги. Не, нас не проведёшь!
        - С кем работал по наркоте? Кто «крышевал»? Кто ещё на районе этим занимается? Адреса?
        Ещё минут пять возни, два пальца и ответы на эти вопросы получены. Рот завязал, руки проверил. Теперь к жене. Бабы - они терпеливые и крикливые. Перенёс ее сразу в детскую.
        - Твой муж не хочет рассказывать, где тайник с золотом. Не скажешь - дети умрут.
        Повторяем процедуру с передними зубами, чтоб потом легче было рот затыкать, отрезаем пару пальцев ног. Вынимаем кляп. Попытка визжать. Не, так не пойдёт. Вторая рука-то - на горлышке! Ещё пару пальцев долой, не торопясь, со вкусом, с расстановкой. То же самое. Ладно, пробуем альтернативную информацию получить.
        - С кем работали по наркоте? Кто «крышевал»? Кто ещё на районе этим занимается? Адреса? Кого ещё знаешь в вашем районе из цыган? Чем занимаются?
        Опа! Эта «напела» больше мужа. Всё в тетрадь, для надёжности.
        - Где ключи от машины и гаража?
        Тоже не жалеет, рассказывает.
        - Где тайник с золотом?
        Врагу не сдаётся… Переходим к экстриму. Тащу мужа к жене и детям. На глазах обоих убиваю девочку. Бабы у них, вообще, не ценятся, типа, третий сорт - не брак.
        - Где тайник с золотом? Кто готов рассказать - мотайте головой из стороны в сторону.
        Молчат. Отрезаем у мальчика пару пальчиков на ноге. Приставил нож к его горлу. Во-во, что и требовалось доказать. Оба качают головами и мычат. Затыкаю мужу уши ватой, забираю жену - она легче - в другую комнату, двери закрываю, получаю информацию. Теперь к мужу. Интересные ребята. Жена указала на сад, под грушей на глубине метра, кольца и другие ювелирные. А муж - на огород, возле фонтала, на глубине двух метров, и список другой. Явно мутят, время тянут. Не знают, с кем дело имеют. Убил мальчика. Отец опять пургу несёт. Поотрезал ему все пальцы, уши. Не вразумляется. Мальчика бабе - нифига. Перенёс жену опять в общую комнату. Как же мне надоела эта канитель! До чего же жадные и упрямые! Убил ещё одну девочку. Молчат, давятся горем и молчат. Отрезал мужу одно яичко. У жены появилось что-то во взгляде. Зайдём с другой стороны. Снял трусы со старшего сына. Последний ребенок, как-никак. Приставил нож к его причиндалам и гляжу. Сломалась, сломалась баба, это видно. В подвале была хитрая полочка. Нашёл и килограмма полтора наркоты, и золотишка столько же, и денег ещё пару трехлитровок. Узнал, кто
оружием торгует, добил всех. Они не считают, что клятва или слово, данное нашим, настоящие. Тут - дал, а тут - взял назад, ха-ха, какие глупые русские. Отплатим той же монетой. Нечестно? Это война. Война на выживание народа. Я не собираюсь быть честным с чужими.
        Подобным же образом обработал ещё два семейства цыган. Больше не успел. Ночи зимой - короткие, а цыгане - жадные и терпеливые. Не то, чтоб всё было одинаково и совершенно гладко. Во втором доме повезло с открытой форточкой, но в компенсацию, попал в спальню, проснулась баба, пришлось вырубать по-жёсткому всех, потом мучиться, откачивать. В третьем доме, вообще, было всё плохо: собачка мелкая, гавкучая, не на цепи, на всех окнах решётки. Но подвёл человеческий фактор. Хозяин на лай вышел из дому разобраться: кто их будит. Непуганые идиоты. Я перепрыгнул через забор и - к хозяину. Трах-бах - медленно падает. А шавка осмелела, в присутствии хозяина, ухватила меня за штанину. Подарок! Схватил, придушил. Дверь в дом открыта, вокруг тишина. Добавил хозяину, зашёл в дом, вырубил всех и дальше - по схеме.
        «Обслужил» только этих троих наркоторговцев, оружейников оставил на перспективу, может, даже и не буду убивать, ещё не знаю. Ментовская «крыша» меня, пока, тоже не интересует. И ещё нужно учитывать фактор времени. Это рассказывать быстро. А реально эту ночь «пахал», как Стаханов в забое. Не такая уж она и длинная, эта зимняя ночь. Не то, чтобы радует, но однозначно идёт на пользу делу бесчувствие. Голова холодная, ни на какую рвоту не тянет от крови и кишок, как это в кино показывают. Да и для меня это далеко не первое убийство или жёсткий допрос. Для ума не первые. А тело… Вторично.
        Прыгнул в цыганскую «шестёрку», доехал до площади Островского, в паре кварталов от неё бросил во дворах. Жд-вокзал, шестичасовая электричка на Запорожье. Никому нет дела до моего рюкзака и торбы. Рабочую одежду переодел ещё в халупе, а выбросил в контейнер в одном из дворов. Я Юревича откровенно предупредил, что могу не вернуть, если испачкаю. Он пошутил, что, мол, тогда буду должен. У других одалживать было хуже из-за несходства комплекции фигуры. Толик лишь слегка выше меня.
        Тихонько в Запорожье
        Родное Запорожье. Тут - всё просто. От вокзала двумя трамваями - я на ДД. Тут живут мои бабушка по матери и дед. От мамы, пока, толку мало, к ней потом заеду. ДД - это микрорайон, большой одноэтажный жилой массив. Он зелёный - везде цветут деревья, летают пчёлы. Летом. А сейчас - декабрь. Раньше, до октябрьского переворота, тут были сплошные сады. Потом стали давать участки земли под строительство. Селились тут строители Днепрогэса, как мой прадед по матери, затем рабочие заводов. В Запорожье, в этом, 1987 году, было около ста заводов. Мой город - промышленный центр. Так говорят.
        Вот и бабушка с дедом. Бабушка умерла в 95 лет. Сколько же ей сейчас? 1988 -1925=63. Ещё жива моя прабабка, но через год умрёт. Тут ничего не сделать: 1895-й год рождения. А пока бегает по двору, снег чистит. Прадед жил под Полтавой, Советская власть решила семью раскулачить. Но прадеда в селе уважали - один из комбедовцев пришёл и предупредил: «Иван Маркович, хоть вы все натуральные налоги сдали, сегодня Комбед принял решение: вас раскулачить. Тикайте этой ночью. Завтра утром вас и Петра Макуху ушлют на Соловки. Это - смерть. Тикайте, богом прошу!» Взял дед одну подводу, впряг лошадку, взял самое необходимое, мою бабушку, семи лет, и - в путь. Как баба Надя убивалась, как рыдала! Целый подвал картошки, четыре бочки сала! Прочего съестного! Всё хозяйство, большой дом с черепичной крышей! Но решение деда непреклонно. Прадед Иван заехал к другу: «Петро, трэба тикать. Нас завтра будут раскулачивать». А Макуха разводит руками: «Ну, куда я поеду, с семью деточками? Может, пронесёт?» Потом узнали - не пронесло, все сгинули на Соловках. А прадед Иван подался на строительство Днепрогэса. Дали справку,
потом - участок на ДД. Достал стройматериалов, построился. Обычная глинобитка.
        На соседнем участке стоит другая глинобитка: моей бабушки Лиды. В сорок седьмом прадед Ваня отделил четыре сотки от общих десяти, разрешил строиться. Бабушка Лида вышла замуж за дедушку Колю.
        В 1954-м деда Ваню сбила машина. По рассказу прабабки, дело было так: у водителя грузовика отказали тормоза, и был выбор: наехать на моего прадеда или на какую-то женщину. Водила решил, что женщина ценнее. Мне сегодняшнему, с огромным водительским опытом, эта сказочка непонятна насквозь. С какой это скоростью мчался по брусчатке грузовик образца 1954-го года? Куда делась коробка передач? Можно, ведь, воткнуть вторую или, даже, первую… Что случилось с бибикалкой? Но эту байку слушал суд советский и гуманный, и моя прабабка, без водительского опыта. Её выбор был таким: «Мои дети уже сироты, зачем делать сиротами и его детей? Не надо его судить». Вот так. Пожалела она водилу. Прадеда не стало.
        Баба Лида - колоритный персонаж. Маленькая, метр пятьдесят пять, шустрая. Никак не божий одуванчик. В три года она пасла гусей, в семь - корову, приносила два ведра воды из колодца. А колодец в километре. Тогда все так жили. В 1941-м пришли немцы. Устроилась на завод, чтоб была бронь. Но в конце 1942 всё равно загребли в Германию. Мой прадед, её отец, Иван, тогда бабке сказал: «Не умничай, говори, что умеешь работать в сельском хозяйстве. Там, хоть, с голоду не помрёшь». Может, он был прав, может - нет. Еда была: баланда из брюквы (не знаю что это такое, как рассказывала бабушка, что-то среднее между буряком и репой). Одежду на зиму особо не давали, барак-сарай, где жили рабыни, не отапливался. Рвать сорняки приходилось руками. Надсмоторщик-поляк изгалялся над русскими, как мог. Короче, не сильно хорошо жилось рабыне в сельском хозяйстве Третьего Рейха. В 1944 поехала бабушка в райцентр, в мэрию, что ли. Перевелась на другую работу. Ей предложили на выбор несколько вакансий. До конца войны она помогала по дому, а дом был большой, жене какого-то офицера.
        1945-й. Советская Армия освободила заключённых из лагерей. Мой настоящий дед, по фамилии Романов, попал в плен в 41, так в лагере и просидел всю войну. Где-то они с бабушкой Лидой пересеклись. Потом была полулюбовь-полуизнасилование. «Если я тебя сейчас не трону, ты другого найдёшь, а так - меня дождёшься!», - мудро рассуждал двадцатиоднолетний знаток жизни. Военнопленные при Сталине не котировались. То ли за плен, то ли за длинный язык, но десятку деду дали. И уехал он в Сибирь. Тем не менее, на свет появилась моя мама - Зина.
        Послевоенные годы. Мужиков мало, баб много. Кому нужна девка с «хвостом»? А фиг вы угадали! Бабушка Лида была очень красивой в молодости. Фотографии видел более поздние: в 35 лет. Очень даже сильно. Трёх женихов бабушка забраковала. А, вот, дед Коля добился своего. Показал дорогу до цеха на «Запорожстали» молоденькой медсестре. Тяжело строились. Маму нянчила прабабушка Надя. Всегда называл ее: баба Надя. Потом родился у мамы брат: Саша. В семью бабы Лиды пришло счастье. А в десять лет мой дядя утонул. Больше счастья не было. То ли холодные немецкие денёчки, то ли голод, то ли ещё что, но больше баба Лида доносить никого не могла. Меня назвали в его память, но мама Зина реально называла не Сашей, а Саней. Наверно, суеверие какое-то. А баба Лида всю оставшуюся жизнь прожила с дедом Колей. Хотя он мне и не родной, но я его когда-то любил и уважал. Было за что.
        Дед Коля - правильный дед. Он был сиротой. Точнее, в Новоалексеевке, той, что рядом с Геническом, у него была тётка. В семнадцать лет, приписав себе один год, дед пошёл в армию, мстить за родителей. Он был на несколько месяцев моложе бабы Лиды. Итак, 1942-й. Как-то приписка вскрылась, но парень был рослый, крепкий. Оставили в армии. Но отправили на учёбу. Дед рассказывал, как учили рукопашному бою, как много прыгали с парашютом, как «мучили» минным делом. Официально он - минер. После войны разминировал всё и вся. Из его рассказов запомнил только одно. Как-то он попал. Может в плен, а может, нет. Непонятно. Помню, что он убегал от немцев, а за ним гналась немецкая (ну да, немецкая, а какой же ещё у немцев быть) овчарка. Дед разорвал собаке челюсти руками. Шрамики небольшие на пальцах я видел. Дед живой - значит ушёл. Были у него и какие-то медали, но я не вникал. После войны, в 1945-м он остался на сверхсрочную; оттарабанил ещё 6 лет. Если раньше я не задумывался, в каких войсках он служил, то теперь мой опыт сильно подозревает ОСНАЗ НКВД. Есть тому одно маленькое подтверждение. Его рукопашный бой
разок бабка видела. Рассказывала. Как-то раз, на посёлке, трое хачиков пристать к ним решили. Раз-два, раз-два - все лежат, дед шапку поднимает. Во дворе у деда лежит обрезок рельса чуть больше метра длиной. С капрового цеха принес. Сколько он весит - бог весть, но каждое утро эту «штангу» дед отжимает.
        Умер дед Коля в следующем году. Уезжал на рыбалку, вернулся больным. Баба Лида была фельдшером, работала начальником здравпункта в разных цехах «Запорожстали». Давай его лечить сама. Думала - протянуло поясницу. Дед, практически, не пил. Через двое суток борьбы дед умер в больнице. Отказали обе почки. Анализы показали отравление метиленами. Это мог быть либо метиловый спирт, либо этиленгликоль. Оба эти вещёства на вкус от обычного этилового спирта малоотличимы. Тут надо бы подправить - пусть живёт.
        Вещи отнёс в ванную, начал набирать воду, чтобы скупнуться. Попросил матери пока не говорить, ей не звонить, соседям сказать, что в отпуск приехал, если спросят. Дед заподозрил, что я дезертировал. Показал документы - там всё чин-чинарём. Вроде, успокоился. Объяснил, что я в хороших отношениях с начальством, поэтому меня отпустили в Запорожье на денёк. Если бы я прибыл в отпуск, то нужно было бы стать на учёт в военкомате. А я - в командировке, причём, в Краснодаре, а не в Запорожье. Сегодня вечером постараюсь уехать. Дед заметил, что я темню что-то, но приставать к уставшему и грязному солдату не стал.
        Поели, выпивку я строго запретил, сказал, что объясню чуть позже. Ну, они у меня и не любители… И потянулся долгий, трудный разговор. В основном, я рассказывал. Изредка кто-то что-то спрашивал. За шалопая меня никто не считал, так что никаких реплик типа: «Саня, перестань нас разыгрывать», - не было. Родные - это не офицеры. Они меня знают, как облупленного. Поверили без всяких, прониклись. Баба повздыхала.
        - Ой, Саня, тебя же посадят. И нас посадят. Дед, если в погребе спрятать - не отсыреют? Как же ж так? Санечка, что ж ты наделал? Может, сберкнижки в кулёк завернуть?
        - Бабка, кончай причитать!
        - Не бабка, а бабушка, дед.
        - Грех-то, какой, людей убил!
        - Не людей, ба. Они через двадцать лет мать зарежут, а через пятьдесят - меня.
        - А может, не зарежут? Ох, ладно, убил, так убил.
        - Деда, есть дело средней срочности. За полгода нужно узнать дома тут, на ДД, где цыгане наркотой торгуют. И ещё, это потом, без меня. Нужно будет переплавить золото, что у цыган взял. Сделаешь?
        - Сделаем, а, бабка?
        - Не бабка, а бабушка. Раз надо - сделаем.
        Блин, а глаза-то у обоих горят! Тихие пенсионеры! И то - хлеб. Приятно на душе, что обрастаю людьми.
        - И ещё, давайте посчитаем сегодняшний улов.
        Сказано - сделано. Денег насчитали около двухсот тысяч. Ещё тысяч на шестьсот было книжек. И золота килограмм пятнадцать. Обычными бытовыми весами перевесили. Выгодное дело - наркота.
        - Саня, неужели так легко распадётся Союз, неужели власть в стране возможно захватить?
        - Да, ба. Удивительно, но факт. Не то, чтоб всё так уж легко, но вполне реально. В некоторые дни власть будет валяться в грязи, оплёванная, никому не нужная.
        - А может, не надо? Проживем как-нибудь?
        - Нет, не проживём. Деду Коле, если ничего не менять, осталось жить один год. Ты будешь жить до 95-ти лет сама. Сильно радостно? Есть чем дорожить? А я уже одну жизнь прожил и умер. Так что…
        - Ох, как же мне всё это не нравится… - любит бабка поломаться, попричитать.
        - Деда, наверно, я вас ещё пригружу работой. Все эти книжки: на предъявителя, нужно будет потихоньку поездить по сберкассам и поснимать деньги. Только нужно выждать два месяца ровно, затем начнёте. Кроме того, просите двадцатьпяткамиками. Пятьдесятки и сотки будут через года полтора-два хитро обменивать. Проверяйтесь на предмет слежки. Если будет что подозрительное - путайте следы. Лучше берите два-три такси. На своей машине не езди - номер срисуют - пиши-пропало. Вставать нужно за пару кварталов от дома. Или, вообще, на Кольце. Потом трамваем подъедете. Чтоб таксисты место жительства ваше не смогли показать. Много за один раз не снимайте. Старайтесь в одних и тех же сберкассах чередоваться с бабушкой. Вступи в общество охотников и купи ружье покруче. Можно двустволку. Патронов побольше. На кабана. И крупную дробь. Потренируйся, ружье проверь. Матери немного денег отвезите сразу. Ещё скажите, что у Таньки ущемление шеи при родах было, пусть массажи делает, а не таблетками пичкает. Деньги, параллельно снятию, превращайте в золото. Время не теряйте, суммы большие, можем и не успеть. Скоро уволюсь -
помогу. Всё, я пошёл. Ба, наличку я всю забираю с собой, мне будет нужно много взяток раздать. И в Краснодаре и в других городах, наверное. Мои офицеры наркотой не торгуют, так что таких деньжищ не соберут.
        - А поцеловать бабушку?
        - Ну, ба, мне семьдесят лет. Иэх, ладно.
        - Я тут тебе покушать собрала в дорогу.
        - Ба, я сейчас на поезд, а завтра рано утром уже в Краснодаре, не надо.
        - Возьми, говорю! Будешь по вокзальным буфетам травиться!
        - Пока, дед.
        - Давай, внучок.
        Если б не моя отмороженность, то на слёзы бы пробило. Такая трогательная сцена.
        Краснодар, первое знакомство
        На вокзале, в Краснодаре, чемодан с деньгами положил в камеру хранения, заплатил за две недели. Тётенька опломбировала, дала мне талончик, сдачу. Взял, чтоб не привлекать внимание. Нашёл телефон-автомат, набрал домашний номер однокашника Рубана. Трубку взяла женщина.
        - Да, Алексей Степанович у нас гостит, сейчас позову.
        - Алле.
        - Это Корибут.
        - Эт самое, ты где?
        - На жд-вокзале Краснодара. Как обстановка, что мне делать?
        - Обстановка нормальная, мы с Вениамином Валентиновичем, через время, подъедем на служебной, заберём тебя, будь у входа. Эт самое, мне подсказывают, через тридцать минут.
        - Добро, жду.
        Итак, что мы имеем? По предварительным планам, Рубан должен был прозондировать почву на предмет перевода, себя, перевода из Универа меня, узнать, нет ли у Черноусова связей в других училищах, как дела на самом верху. Нам ещё кучу офицеров из команды распределять нужно. Нужно продумать варианты разговора. Жаль, у Рубана - сын, а то бы легко замотивировали его протекцию. В поезде я переоделся в форму, гражданку сдал в камеру хранения, вместе с деньгами, поэтому стою по-военке и жду.
        Подъехали, забрали. Меня поселили в казарме. Черноусов, позднее, уделил мне личное внимание. Я легко сдал стрельбу. Изображал прицеливание, но стрелял интуитивно, так себе физо, рассказал о своей университетской специальности.
        - Ну, молодой человек, раз вы могли бы строить ракеты, то уж взорвать её и дурак сумеет. Ха-ха. Но, первый раз вижу, чтобы с такого ВУЗа к нам переводились. У нас много спецкурсов, мы не сможем перевести вас на второй курс. Вы не сможете досдать академразницу. Да и физо у вас, не очень. А у нас очень сильно преподают рукопашный бой.
        - А он у нас, эт самое, очень хорошо дерётся.
        - Да? Можем проверить. Не боитесь?
        - Для того чтобы сразу на второй курс - не боюсь.
        Нафига мне это было надо? Уложил третьекурсника первым же ударом. Надо бы меня проверять второкурсником, но по расписанию были занятия именно у третьего курса. Занятие вёл неизвестный мне человек. Я подумал: курсант-старшекурсник. Повалил следующего курсанта, потом ещё одного. Потом сразу двух, потом трёх, четырёх. Не то, чтоб я вошёл в азарт, просто, решил не ломать концепцию: пусть идёт, как идёт. После шестёрки преподаватель решил меня пощупать лично. Я его раздёргал и переиграл. На третьем разе тренер поднял руки вверх и спросил: «Парень, ты кто?» Тут до меня дошло, что я перестарался. Не нужно было преподавателя валять! Тьфу, блин! Попадос. Наврал о подпольной секции, старом китайце. Но сомнения у препода остались, чувствую задницей.
        - Вам, молодой человек, нужно будет встретиться с нашими старшими тренерами. Возможно, вы сюда переведётесь не учиться, а учить. Ха-ха. Убедили, переводитесь. Думаю, что можно будет определить вас сразу на второй курс.
        Фух, моя миссия, по программе минимум, тут закончена. Без приключений пробыли с Рубаном ещё одну ночь в Краснодаре, отметили командировочные, и - в поезд. Назад, в Стрый. По документам. А реально позвонили в часть, поговорили с Емцем, он узнал, как у нас дела, как дальше оформлять нам документы официально. А на самом деле у нас этих бланков с непроставленными датами и в/ч - как гуталина на гуталиновой фабрике. В поезде переоделись в гражданку оба.
        - Алексей Степанович, если меня не будет - смотри за этим чемоданом. Тут наши взятки для ребят. Тебя и меня Черноусов берёт к себе, а, вот, остальных придётся раскидывать по другим местам, и не бесплатно. Я в туалет схожу. А потом - в вагон-ресторан, еды нам куплю.
        - Ты-дых-ты-дых, ты-дых-ты-дых, - ответили мне рельсы, а Рубан только головой кивнул.
        Мы сжились с ним за эти дни, понимали друг друга почти без слов, выучили вкусы. Впрочем, выбора в вагоне-ресторане особого не было. Мне - вообще без разницы, что есть, а Рубан - военный, тоже привык ко всякому. Так мы и колесили по просторам Украины. За эти полторы недели до Нового Года мы успели договориться о приёме: Емца в Киевское высшее военное инженерное дважды Краснознаменное училище связи имени М. И. Калинина; Касьяна - в Харьковское высшее военное командно-инженерное училище Ракетных войск имени Маршала Советских войск Н. И. Крылова; Кармышова - в Одесское высшее артиллерийское командное ордена Ленина училище имени М. В. Фрунзе; Юревича - в Ростовское высшее военное командно-инженерное училище Ракетных войск имени Главного маршала артиллерии М. И. Неделина. Только в Харькове обошлось почти без денег: бутылка коньяка и коробка конфет. Рубан на всякий случай всучил тысячу рублей, но начальник училища брал и так. А в остальных местах шёл нормальный циничный торг. Рубан упирал на то, что наши офицеры не хотят ехать с Украины за полярный круг. Все всё понимали и торговались. В Ростове и Одессе
жёстко и умело, в Киеве чванливо, неумело, но твердо. Ещё предстояло согласовать переводы в Москве в главном управлении ракетных войск и управлении военными училищами в Министерстве Обороны. Но это уже потом, после Нового Года.
        Но если вы подумали, что мы только то и делали, что слушали унылый перестук колес, сидели в очередной приёмной начальника училища - то вы ошибаетесь. Я всегда брал СВ, и мы говорили, говорили и говорили. Я тренировал волхование. Разок испугал Рубана. Сидим в вагоне друг напротив друга. И тут Степанович как вскинется, дыхание участилось, глаза на лбу.
        - Эт самое, ты как здесь, ты когда, а?
        - Спокойно, Степаныч, это я проверял на тебе одну штуку, мне волхв показал. Отвод глаз называется.
        В Одессе, вообще, фокус ему показал. Раз пять туда-сюда сквозь проходную в училище проходил. Вахтёр не ведётся, будто муха летает, а не шпиён покушается на вверенный ему объект.
        В Стрый вернулись аж 30-го декабря. Вот, такие мы молодцы. У меня ещё остались деньги. Их оставил у Емца. Не в часть же их тащить? Рассказали про наши похождения, достижения. Все были рады. И в шоке. И план осуществляется: по-любому на Юге останутся. Только, выпытывали у меня источник денег. Я же молчал, как партизан, и загадочно улыбался. Совершенно неохота испытывать судьбу, проверяя моральные границы допустимого у своей команды. Вдруг, кто-то будет слишком щепетилен. Потом, позднее, когда коготок увязнет, когда ещё в Москве денег «накрошим», когда они воспользуются переводами - тогда можно рискнуть. Всё равно их нужно будет проверять кровью. Иначе - никак. Им, может быть, придётся и лично стрелять в формально невинных людей, и приказы такие отдавать. Мало ли: кто станет на пути нашего будущего государственного переворота в 91-м.
        У меня будет два Новых Года. Один - в части, с солдатами. Второй - с командой. Дал Рубану тысячу рублей, чтоб накупил всяких вкусностей для солдат. В той жизни я на новогоднем представлении был конферансье. А на этот раз всё предновогоднее время провёл в командировке. Кроме того, после общения с волхвом, после знакомства с некоторыми последствиями христианизации, сам этот праздник вызывает двоякие чувства.
        С одной стороны: единственный реальный общий праздник в СССР. 7-е ноября и 1-е мая - принудительные. Хотя 1-е мая всё же оставлял приятный осадок - весна, всё цветёт, почки на деревьях лопаются… 9-го мая - больше для поколения моей бабушки, даже мать и отца эта война не задела, поэтому на личном уровне нет сопереживания. И так далее; а Новый Год праздновали и взрослые, и дети, причём, не из-под палки.
        С другой стороны, этот праздник ненастоящий, в природе его нет, и ей он, не то, что не соответствует - противоречит! Древние славяне праздновали, например, масленицу весной, солнцевороты и солнцестояния. Это логично и понятно. А этот… С астрономической точки зрения - фикция, с логической: даже не середина зимы. Ближайший нормальный, правильный с астрономической точки зрения, древнеславянский: Коляда. Когда день начинает расти. Он приходится примерно на 22-е декабря. Дальше… Слово «год» означает на латыни «бог», а у древних славян слова такого не было. Было девять месяцев по 40-41-му дню. Девять - это три по три, три сезона по три месяца: весна, осень, зима. «Лето» - это нынешний «год». Потому и «летопись», а не «годопись». Христианизация все традиции поломала, а Романовы, когда пришли к власти, стёрли память о них. Внедрялась латинизация. Вот и слово «конферансье» - не наше. Чем плохо: «ведущий», а? Поэтому теперь на душе нет того праздника, что в детстве, у счастливого несведущего малыша.
        Тем не менее, посидел на вечере, послушал солдатские шутки, поел яблок-мандаринов, что купил Рубан. Даже если бы у меня остались чувства: 70-летнему взрослому, много повидавшему деду - резвиться с молодняком? Нет, нереально. Играл роль, как Штирлиц: улыбался, когда другие улыбались, что-то выкрикивал в нужных местах…
        Через два дня, в Стрыю, в единственном ресторане города, больше похожем на кафе, сидела наша команда. Тут я чувствовал себя в своей тарелке. Офицеры потребляли умеренно: сразу договорились о, так сказать, формате встречи: полуделовая - полуторжественная. Рубан ребятам доложил о наших достижениях: все были в афигении. И договорились за всех, и взяточные вопросы порешали. Денег где-то добыли.
        - Нормально сидим, мужики. Вздрогнули!
        Не переживайте, «вздрогнули» мы грамм по двадцать, на донышках рюмок.
        - Степанович, Владимирович, колитесь, где вы деньги на взятки достали?
        - И расскажите подробнее, как шёл сам процесс. Я, например, не представляю даже, как это - дать взятку. Ну, в смысле, саму технологию: что сказать, как и куда положить. До тридцати пяти лет дожил, а дурак-дураком.
        - Эт самое, где взяли, где взяли - тайна, выпытывайте Александра, а как было - расскажу. Заходим мы в кабинет к начальнику училища. Только, эт самое, до того ещё нужно с ним договориться. Но это тоже решалось. Бутылка коньяка и коробка конфет, плюс, эт самое, полтишечка - и секретарь тает. Потом идёт беседа с начальником: жалостливо, просительно, почти, эт самое, со слезами на глазах. Со слезами на глазах беру карандаш, бумажку из дипломата, пишу число. Если устраивает - начальник кивает. Если вдруг не устраивает - пишу следующую сумму. Когда сумма устраивает - нам кивают, я достаю из дипломата деньги. Кладу на стол. И кладу на стол соответствующие документы кого-то из наших.
        - И что, все брали? Не было сбоев ни разу?
        - Ну, эт самое, были, только не сбои. В Одессе сильно ушлый попался: смотрит на деньги и что-то там про пометки ультрафиолетовой краской несёт. Тут я, эт самое, ей-богу, хвалу господу про себя вознес. Ха-ха-ха.
        - За что хвалу, Алексей Степанович?
        - За то, что послал нам Александра Владимировича. А ты, Толик, тихонько сиди, ты мне полжизни должен.
        - Это за что?
        - Не перебивай, сам расскажу. Эт самое, на чём я остановился?
        - На Одессе и ультрафиолете.
        - Да, берёт тут Александр Владимирович и достаёт из торбы лампу ультрафиолетовую. Мы, по его настоянию, купили ее в Киеве в «Юном технике». Включили в розетку, поднесли дипломат - одессит расцвёл, показал пальцем, что всё нормально. Вот такой был случай. Сбоем это не назовешь, скорее одесской особенностью. Ха-ха!
        - Вы упорно игнорируете мой вопрос относительно магнитофона.
        - Ха-ха. Да, Толик, есть такое дело, ты должен. Представь: в Ростове бьёмся: и так, и эдак, уже десять тысяч на кону - бешеные деньги. Понимаем, что что-то не то, не соглашается. Тут мне Владимирович и моргает. Эт самое, мы до того договорились, что правым глазом означает последний довод.
        - Нож к горлу?!
        - Не, наверно, к яйцам! Гы-гы.
        - Не перебивайте, а то не расскажу.
        - Всё-всё, больше не будем.
        - Бухаюсь я на коленки перед ним: «Тащ, генерал, не губите! У капитана детки малые, простужаются, не переживут они Севера! И Кара-Кум не переживут! Не берите грех на душу»! И так мне стыдно и смешно стало, эт самое, а смеяться нельзя, что аж слёзы на глаза навернулись. Секретарь в дверь заглянул: наверно подумал, что режем начальника. А тому - неудобняк, ручкой махнул: так, мол, уйди, уйди.
        - Саша, это шутка? Или как?
        - Не-не, так и было, даже красивее, чем на словах. Пришлось немного подколдовать: внушить доверие к нам.
        - Никогда бы не подумал, что в нашем Алексее Степановиче скрывается такой артист.
        - Я и сам бы не подумал. Эт самое, это всё он, Корибут. В СВ меня тиранил, в гостиницах мучил. Сам показывал, слова заставлял учить. В общем, уломал кое-как, репетировали, и это пригодилось.
        - Нормально, а ведь соврал, насчёт детишек, ростовский генерал обидится за обман.
        - Не обидится, 10 тысяч мы таки оставили, да и не соврал я. Вона, сколько, эт самое, между ног болтается…
        - Га-га-га!
        - Товарищи офицеры, ещё по пять капель?
        - Наливай, Саня!
        Способность видеть яды, которую подарил волхв Светозар, услужливо напоминала мне: «Яд, яд». А я ей отвечал: «Знаю, так надо».
        - И ещё. Есть у меня маленький подарочек под ваши елки. Вот тут по десять тысяч. Это не от американского резидента, не переживайте. Несколько позже я вам сообщу источник. Только учтите: их нужно тратить. Можно будет это использовать на переезд, чуть позже, смотрите сами, а можете купить что-нибудь: машину, например. Только не кладите на книжки, и учтите, что деньги - сотками, их, в течение года, желательно разменять на 25-ки.
        - О-о-о.
        Лук.
        После Нового Года я выбил себе содействие в одном деле. Мне нужно было изготовить лук, причём, желательно не очень это афишировать. Забегая вперёд скажу: тайну сохранить не удалось. Но это ни на чём не сказалось. Сначала мне Юревич купил в строймаге досок разных. А потом я, практически, прописался на КПП. Отдельно стоящее здание, есть электрокамин, розетка на двести двадцать, никто без моего разрешения не зайдёт. Даже подглянуть сложно. В помощники взял себе Матевосяна. Взял с него клятву, что никому не расскажет.
        - Сань, а Сань. Зачем лук делаем?
        - Врагов СССР убивать будем Серго.
        - Ну, скажи правду, Сань! Это Волочкову на пенсию, да? Никому не скажу, слишиш? Зачем?
        Так и работали. Пара ножей, стекла оконные и бутылочные, перья от гуся. Толстая капроновая нить в количестве. Ниток разных несколько катушек. В куске трубы я пропилил щели, и по старой технологии квадратный брусок превратил в круглый. Нужно ёрзать туда-сюда, всё лишнее, не круглое, состругивается. Если быть точным, то все неквалифицированные работы выполнял Серго, а не я. Из тонких веточек мы собрали в лесу фашины, скрутили верёвками. В них будем стрелять. Для проверки лука и стрел. Взяли со стрельбища гильз от пистолетов. Из них сделали спортивные наконечники. Чтобы заострить, нужно стачивать на абразиве. Как вспомню «болгарку» из будущего - зависть берёт. Серго наяривал на абразивном круге, вместо моторчика. Ничё, справился. Из гусиных перьев, после отпарки, очистки, обрезания, сделали оперение. Делали сразу пятьдесят стрел. С запасом. И два лука: учебный и боевой. По одной и той же технологии.
        Сам лук делался из ясеня и березы. Простой двухслойный лук. Это сильно ограничило начальную скорость стрелы, боевые возможности лука. Но мне не на триста шагов стрелять. Хватит и двадцати метров. Склеил ясень с березой. Обычный клей из хозмага применять не рискнул - не знал свойств. Спешки не было, поэтому поручил офицерам команды кушать рыбу. Плавательные пузыри и шкуры от рыбы были выданы Серго. Он кривил нос, но добавлял воды и варил, варил, варил. После шести часов уваривания, клей был готов к употреблению. Матевосян сетовал, что, мол, не только он, но и весь лес провонялся рыбой. Я остался равнодушен к его стонам. Главное, что я не провонялся. После склейки лук сох в бандаже неделю, а за Серго бегал наш котик. Бандаж - это профильная доска, к которой я примотал склейку резиновым шлангом. А сохла склейка в специальном ящике, в который был помещён электрокамин. Теоретически, склейку нужно выдерживать при температуре шестьдесят пять градусов, но такого термометра у нас не было. Поэтому делал на глазок. По старым методам Ярослава тоже не особо получалось делать точный контроль температуры. Но,
опять же, расчёт на то, что мне не годы с этим луком воевать, а несколько тысяч выстрелов настрелять нужно будет. Львиную долю - для обучения, выработки навыка.
        После высыхания натянули тетиву, пошли испытывать. Испытания прошли умеренно успешно. Качество всего было дрянное. Но! Интуитивная стрельба это всё компенсировала. Стрелы я, так сказать, протарировал. Пометил направление, посмотрел сторону увода, обозначил рисочками силу увода. На двадцать метров попадал нормальными стрелами в круг диаметром десять сантиметров. Из сотни стрел пришлось забраковать больше половины, но я сильно не переживал. Итог: в любых других руках - просто палка, в моих - бесшумное оружие ближнего боя. Я был рад, что лук не расслоился, тетива из капроновой нити в несколько слоёв не тянется, не путается, что стрелы боле-мене нормально летят. Соответствующие мышцы я качал уже два месяца, так что со своей стороны обеспечивал функционирование системы. Не улыбайтесь - это не шутки! У лучника работают нетипичные мышцы. Их в других видах деятельности человек не задействует. Спортсмен с буграми обычных мышц не сможет натянуть даже средний лук, по крайней мере правильно, чтоб точно стрелять.
        Старательно тренировался целую неделю на учебном луке, тринадцать на восемьдесят. Это означает, что на вытяге стрелы длинной восемьдесят сантиметров усилие на тетиве составляет тринадцать килограмм. Мой помощник, Серго, был немало удивлён, когда не смог натянуть и удерживать в правильном положении тринадцатку. То - плечо плыло, то - пальцы стрелу не дожимали. Впрочем, его стрелять из лука я не учил. Он потом, когда я перешёл на тяжёлый боевой лук, на меня глядючи, сам игрался учебным. И бракованными стрелами.
        Последний акт марлезонского балета: заменил спортивные наконечники на срезни и отстрелял заново. Что такое срезни? Это широкие плоские наконечники, чтобы рана была шире. Их Серго вырубил зубилом из стали-тройки, заточил по периметру; затем я вставил наконечники в пропилы и стянул нитками в четыре слоя на клею. От спортивного наконечника останется круглая рана небольшого диаметра. Она может быть в неудачном месте, зверь будет истекать кровью долго, умрёт не сразу. Мне такое «счастье» не нужно. Рана от срезня подобна ране от ножа. Вероятность повредить много больших сосудов и других важных частей тела высокая. После установки и отстрела срезней ещё две стрелы отложил в сторону: увод великоват. Всё. Лук и стрелы к нему готовы. Померил тягу боевого лука: около двадцати килограммов на моей восьмидесятой стреле. Не военный лук старых времён, конечно, но собаку пробьёт насквозь. Достаточно. Из него я мог сделать непрерывно выстрелов пятьдесят. Потом начинали болеть связки. И сильно снижалась точность. Но опять же - мне не в битву под Пуатье идти.
        В части всё шло своим чередом: Козин и я проводили занятия по рукопашному, личный состав нёс службу, офицеры, не из числа посвящённых, ходили угрюмые. Седьмого января команда собралась в красном уголке, ненадолго, по моей просьбе.
        - На повестке дня один вопрос, по которому я вас и собрал. Спать некогда, нужно ехать в Москву, договариваться в министерстве. Перед этим, мне нужно сделать пару телодвижений. Мне нужен кто-то из вас в качестве сопровождающего. Срок: два дня там, плюс два дня дороги.
        - Эт самое, я не могу, у меня работы накопилось. Дурной - бумажки писать, так-то всё Кучеренко делает, а вот с бумажками…
        - Нам с Касьяном тоже нормально, так, надо пописать. Меньше всего вам, молодым, работы.
        - Эт самое, Кармышова нельзя, у него жена ревнивая.
        - Га-га-га!
        - Я, так, я, что ж тут поделать? Куда прикажете, товарищ командир?
        - Мы едем в Днепропетровск, в ракетное училище. Оно, к сожалению, ПВО-шное, но надо… Александр Николаевич, придумаете какую-нибудь туфту, как повод для командировки?
        Во Львове мы с Юревичем походили по магазинам и купили всякой всячины. Для стороннего наблюдателя - бредовый набор предметов. Как в «80 дней вокруг света». Но я - не мистер Фог. У меня - картина ясная. Я чётко знал: что и для чего покупаем. В СВ поезда сели два рыбака. Из брезентовых чехлов выглядывают бамбуковые палки, одеты рыбаки в практичную одежду, в рюкзаках видны резиновые сапоги. Не совсем вязалось только СВ: дороговато для рыбаков… Но, Шерлок Холмс им по дороге не встретился, характерное позвякивание бутылок усыпляло внимание, так что - всё нормально.
        Посещение жены.
        Опять Днепропетровск, отметились в комендатуре, Юревичу поручил пару мелких дел, а сам пошёл искать знакомый адрес. В «Доме книги» выбрал красивую продолговатую открытку: с горами на дальнем плане, некими цветущими ветвями на переднем - сойдёт. Знакомый дом в центре города. Чувств нет, ностальгия не пробивает, хотя всё знакомо.
        - Дзинь!
        - Кто там?
        - «Энергонадзор», - я немного поколдовал, - показания счётчика нужно снять. «Вот чёрт, нужно же какую-то бумажку подсунуть. Оболтус! Во, открытка. Плохо, конечно, но сойдёт».
        - Где у вас счётчик? Ага… Так, «распишитесь» вот тут, вот ручка, всё, спасибо, «Лена дома?»
        - Да.
        - «Дверь можете закрывать, я уже ушёл.»
        «Блин, надо было на руке попробовать тётю Надю заставить расписаться. Ладно, маем шо маем».
        - Вы кто?
        Жена сидит молоденькая, коса толстая, длинная. Красота! Ещё не красится. Лапочка моя. Да-а, жаль, что холод внутри. А то б - ух! С таким настроением тут делать нечего.
        - Вы кто?
        «Кто-кто - конь в пальто. Кстати, какого чёрта в этом рыбацком балахоне припёрся? Мог бы, и переодеться для жены».
        - Кто тебе сказал, что ты - улитка? По склонам гор бегают-прыгают и другие звери.
        «Откуда он знает? Или он не про это? Это случайность, или… Нет. Не может быть!»
        - А…
        - Хочешь спросить: какие? Горные козы и козлы. А ещё - снежные барсы. Это тебе подарок, на память. «А я исчезаю».
        На обороте открытки Лена читает: «Быстро, быстро беги Барсик, по склону, ищи свой вулкан. Живи безупречно». Хлопает дверной замок. Для большинства людей эти слова были малоосмысленны, но не для Лены.
        - Ма, а кто это был?!
        - Когда?!
        Подорвалась, прибежала на кухню.
        - Только что. Кто к нам приходил? Ты открыла дверь, впустила.
        - По электричеству, показания счётчика смотрели.
        - А чего он ко мне в спальню зашёл? Это твой знакомый? Сватаешь?
        - Что ты такое говоришь? Никуда я никого не пускала. Молодой парень приходил, снял показания, я расписалась и за ним закрыла. Он никуда не заходил, тем более, в твою спальню.
        - Как это не зах… Ладно. А во что он было одет?
        - В плащ, как у рыбаков, брезентовый такой, с капюшоном. Хаки. Что случилось, Лена?
        - Всё хорошо, ма. Я пойду читать.
        «Этого не может быть. Просто, не может быть. Когда он сказал про улитку, это было так… неожиданно. У меня на закладке есть надпись, японский стих, хайку: «Тихо, тихо ползи Улитка, по склону Фудзи, Вверх, до самых высот.»
        Он прочитал мысли. Или был миражом. Нет, это союзник, призрак. А может!.. Нет! Не может быть!! Дон Хуан! Нет, дон Хуан - старый. Тогда - Кастанеда. Точно. Может, этот парень был просто работником службы света? А про улитку - прочёл на закладке? Ничего не понимаю.»
        Лена зашла в свою комнату. «Моя самодельная закладка лежит на столе, но! Она лежит сейчас и лежала тогда: вверх картинкой! Ветка цветущей сакуры, а вдалеке - Фудзи. Хайку написана с другой стороны! Её не видно. Не видно! И как он ушёл? Я этого совсем не помню. Растворился, исчез. Мама его видела, щелчок замка я слышала своими ушами - значит, он реален, был тут. И загадочно исчез. Кто же он? Маг? Или человек?» Девушка закрыла второй том Карлоса Кастанеды старой закладкой с хайку про улитку. И тут пришло озарение! Быстро оделась, взяла открытку с горами и, через пять минут бега, стояла в «Доме книги», в отделе открыток. Отдышалась.
        - Скажите, а у вас есть такие открытки в продаже?
        - Есть, возле окна, на нижней полке посмотрите.
        «Точно. Целая стопка точно таких же открыток». Лена недоверчиво взяла одну, перевернула обратной стороной. Как и следовало ожидать, на обратной стороне ничего не было. Чистая сторона. Внизу меленьким шрифтом указана фабрика-производитель и прочее - это девушку не интересовало.
        - А скажите, пожалуйста, кто у вас недавно купил эту открытку? Может быть, вы запомнили?
        «Что у молодёжи на уме? Впрочем, лет двадцать назад, я и сама чудила. А смотрит-то как, смотрит?» Лена смотрела на продавщицу с мольбой и надеждой. Взгляд женщины растаял.
        - Я его запомнила. Это был молодой человек в рыбацком плаще и ботинках. За плечами у него был рюкзак. Он купил эту открытку и ручку.
        - ..?
        - Минут пятнадцать назад. Всё. Больше ничего не знаю. Вышел у жениха сюрприз? А? Милочка?
        - А? А… Да, вышел. Не то слово.
        Лена дошла домой на автопилоте. «Человек. Это был человек. Настоящий. Не призрак, не союзник. Но - кто!!? Что он хотел?! Что он хотел сказать этой открыткой про Барсика? «Быстро, быстро беги Барсик, по склону, ищи свой вулкан». Почему? Что это значит?» Лена положила рядом закладку и открытку и искала в них потайной смысл. «Тихо, тихо ползи улитка, по склону Фудзи, вверх, до самых высот». «Кто тебе сказал, что ты - улитка?» - так он сказал. Он сравнил меня с барсом? Это намёк? Я должна что-то делать. Когда он меня опять найдёт, а он меня опять найдёт, это точно, я должна быть готова. Рваный мужской почерк, а после его стишка чья-то подпись. Стоп! Мама! Мамочка! В смысле… Ну-ка, ну-ка… Где мой дневник? Папина мудрёная роспись, так, а вот и она, простенькая мамина. Это она. Та же роспись, что и на открытке. Ничего не понимаю.»
        - Мама, а ты вроде говорила, что что-то подписала тому проверяющему?
        - Ну да, показания счётчика. Он мне ручку дал - я и подписала.
        - А ты читала? Очки одевала?
        - Нет. И, правда - чудно. Я была без очков, а так хорошо всё видела. Странно даже.
        «Всё ясно. Ничего не ясно. Вдруг, он и, правда - маг?! Та-ак. С чего начинать жить безупречно?»
        - Ма, давай я посуду помою.
        - Свят, свят, свят! В лесу что-то сдохло.
        ======== Проверка кровью.
        Опять приехал в Самарский район, сняли хату. Теперь я выбрал жильё существенно дальше от прежнего места действия.
        Через полчаса из нашей хаты вышла женщина. Несколько худощавая, высокая, вульгарно и неаккуратно накрашенная. В одной руке у неё была авоська с бутылкой водки. Грубый прокуренный голос и потрепанный видок продавщицу в гастрономе заставил отвести взгляд. Наверняка, про себя продавщица сказала что-то наподобие: «Ну и дошла, синячка, аж противно». Тем не менее, вежливо продала пьянчужке несколько буханок хлеба, колбасу, банку салата, пару банок консервов, ещё, по мелочи. Пьянчужка достала большую полотняную непрозрачную торбу, сложила туда все шесть буханок хлеба, в авоську запихнула остальную закусь и двинула по своим делам.
        Юревич в окно наблюдал за этой женщиной. В одной руке выпивка и закусь, в другой - тяжёлая сумка. Идёт домой какая-то работяга опустившаяся. Дойдёт, бухнёт, возможно, с мужем или сожителем. Обувь некрасивая, на ровном ходу или с невысоким каблуком, плохо видно, идёт медленно - видимо, сильно устала на работе. Да и вообще, от жизни.
        Так и брела наша незнакомка по району. Медленно, иногда отдыхая, то ли от трудов тяжких, то ли от жизни. На перекрестке межквартальных дорог, как раз по диагонали от большого двухэтажного дома, совсем ухэкалась: стала, поставила на снег торбу, открыв рот, тяжело дышала, аж пар шёл. Прошла ещё пару домов, не выдержала, опять сделала привал: достала бутылку водки, открутила пробку и хлебнула глоток-другой. «Тьфу, пьянь. Не из нашего района, наверно в гости к кому-то. Вишь, со своей выпивкой и закусью, может, и с подарками», - подумал десятилетний цыганчонок, якобы играющий на улице. Он не играл, его функции были намного шире: следить, примечать, обслуживать знакомых наркоманов. Он принимал у них заказ, затем забирал деньги, через пару-тройку минут «выныривал» из калитки с требуемым. Если клиенту нужно было уколоться и спокойно поймать кайф тут, то к его услугам, за скромную плату, был общий гадюшник по соседству. Оставим мальца - пусть дальше работает, мы же догоним нашу незнакомку. Её путь был замысловат и извилист. Видимо, она слегка подзабыла, где живёт её знакомец. Через три часа блужданий, она
завернула в дом, который снимали мы с Юревичем.
        - Саня, что так долго?
        - Таковы законы жанра, такова роль.
        - Кончай заворачивать. О-о, а бутылку-то ты ополовинил!
        - Пришлось. И для образа и для сугрева. Погода противная. Благо, мы заранее заготовили этот десятипроцентный растворчик. А то был бы я в зюзю.
        - Что там? Как реконгцировка? Делись разведданными.
        - Нормально. Чая налей, будь другом, Толь.
        За десять минут ужасная незнакомка превратилась в меня. От косметики отмылся, в человеческую одежду переоделся. Попили чая с Юревичем, обсудили план в подробностях. Впрочем, некоторые моменты нашего разбоя я пока умолчал. Завели будильник и легли спать. Схема была отдалённо похожа на мои предыдущие «гастроли».
        Цыгане предприняли некоторые меры безопасности, но недостаточные. Во дворе было две собаки, причём, обе большие. Дураки! Так и не поняли, что от маленьких мне больше вреда! Ночью слегка подморозило: около минус пяти. Это было приятнее, чем когда мне пришлось месить снежную кашу в виде алкашки. Достаю лук, надеваю колчан со стрелами, натягиваю тетиву. Сюрреализм! Через забор не перелезаю, стреляю сразу.
        Плёчо опущено, опорная рука - в позиции, запястье довёрнуто, локоть убран, лопатка прижата, голова повёрнута идеально, «пирамида» выставлена. Помнят руки! Не моей памятью. Спокойно тяну византийским стилем. Чёрт! Гадская собака голову слегка опустила. Не хочу стрелять в череп: срезень может срикошетить. Ждать на двадцатке трудно. Мало прокачался, не готов. Вдобавок, пальцам больно на тетиве. Есть! Шея и грудь доступны! Чистый спуск… «Тьфююю», - пропела стрела. «Мявк», - ответила собака и затихла.
        Со второй так легко не вышло. Она сначала пару раз вопросительно гавкнула, а потом громко и протяжно завыла. Как волк на Луну. Это её и сгубило. Она задрала голову вверх. Тем самым хорошо открыв шею. И дёрнула же меня нелёгкая стрелять в шею! Провокаторша, эта собака! Лучше бы в грудь. Там - сердце, а так… В шею я попал. Но. Скорее всего срезень при входе стоял вертикально. Никакие сонные артерии не перебил. Перебил трахею. Собака вместо лая стала издавать тихие хрипяще-свистящие звуки. И, естественно, метаться по двору, ищя причины боли, смерти товарки. Однако цепь её далеко не пускала. Это мне помогло поймать её на возвратном ходе и всадить вторую стрелу. Она, как назло, тоже не убила собаку окончательно, но сильно ранила. Вход - в район правой лопатки, несколько наискось. После третьего попадания собака перестала бегать: легла и затихла. Я не поленился: добавил четвёртую контрольную.
        Заходим во двор. Моя цель: пижонский балкон на втором этаже, ибо на первом этаже всё в решётках, дверь производит впечатление крепкой. Моё отмороженное терпение опять даёт возможность пройти внутрь без шума. Большая комната, никто в ней не спит. Вернулся на балкон и поднял по верёвке с узлами Толика.
        В этой хате Юревич работал подай-принеси. Тем не менее, мы справились значительно быстрее, чем я бы мучился сам. Из грязной работы я ему доверил резать пальцы у хозяина. На большее его не хватило. Ну… Для первого раза сгодится и так. Что есть большее, спросите вы? «Большее» досталось мне, более грязная работа: орудовать паяльником в попке у того же главы табора. Крепкий попался, после ножа не «раскололся». Мне пришлось пытать хозяйку и детей. Это было уже после того, как перед нами лежало пару килограмм какой-то наркоты, гора золота, десяток сберкнижек. Потом я дожал клиента: тот сдал мне нычку с деньгами. Дожимал целлофановым пакетом: дышим - не дышим, дышим - не дышим. Глаза на лбу, обмочился, в очередной раз, и раскололся.
        - Вот и всё, они нам больше не нужны. Что скажешь, Толя?
        - Звери, чурки поганые. Сколько наших испаскудили и обокрали. Гррм. Гады.
        - Толя, мы должны их убить.
        - Я, я… Я так не могу. Я офицер. Может, в милицию?
        - Толя, наши дети станут рабами американцев, а внуки - секс-игрушками. Этим тварям я некоторые вопросы не задавал. В этом квартале я уже «резвился» подобным образом три недели назад. Милиция их крышует. Предлагаю в следующий раз заглянуть к ментам. Пойдём, у этого спросим.
        - Эй, кто вас крышует из ментов?
        - Наш участковый, лэйтэнант Пономарь.
        - Слышал? Только учти, этот лейтеха - никто, шестёрка. Он несёт наверх, те - ещё выше. Чтоб ты знал, в Ставрополье, у Горбача была кличка: Миша-конвертик. Врубаешся? Наша система прогнила насквозь, поэтому Союз и развалился. В том числе: поэтому.
        - Меня сейчас стошнит.
        - Ладно, этих я сам, но с условием: ты не придуриваешься, а зажимаешь яйца посильней и смотришь. Пойдём, время.
        Этих зарезал сам. Толик кривился, но выдержал. Не блевал. И то хорошо. А ночь-то - длинная! В следующем «таборе» я его «размочил», если так можно выразиться. Там, даже после всех зарезанных детей, тайники не сдали. Тогда я нашёл их с помощью волхования: «Ценности в одном тайнике»? (Нет). «В двух», - (да). «Один из тайников в доме»- (да), «В этой комнате?» - (нет). Так и двигался. Не намного дольше, чем через пытки, меньше садизма… Нашли мы всё. Было немало. Толик не выдержал.
        - Звери! Даже своих детей дешевле золота ценят! Этих я смогу!
        Смог, конечно. Но неумело. Перепачкался кровью. Но на то мы и «рыбаки». Плащи прорезиненные, сапоги резиновые. Однако нужно будет потом его поучить работать ножом.
        - Ты вот о чём подумай, Толя. Сколько русских детей не было рождено, а может, даже абортировано, из-за этих денег? Зашла цыганка, загипнотизировала молодуху, погадала, так сказать. А жила семья на съёмной квартире. Раз - и нет шанса на кооператив. А государственной квартиры лет десять-пятнадцать ждать. Хорошо, если такая семья после этого не распадётся и хоть одного ребеночка заведёт. Но многодетной - точно не станет.
        В третьем доме нам всё отдали сравнительно быстро. Юревич начал колебаться.
        - Пойми же, сынок, из яиц кобры выводятся только кобры! Допустим, мы сдаём банду ментам. Родителей садят пожизненно. Так не бывает, но пусть. Дети по нашим законам сесть не могут. Их отдадут родственникам. Кто будут родственники, и как они этих детей воспитают, угадай с трёх раз?
        - Я понял, Владимирович. Трудно мне.
        - Ладно, давай банк ограбим. Только там придётся застрелить трёх русских инкассаторов. Пойдёт?
        - Нафига нам, вообще, эти деньги?
        - Наивное дитя! Ты не знаешь, как делаются революции. - Судя по всему, Юревич уже преодолел противоречие восприятия: реагировал на меня, как на старшего, несмотря на моё молодое тело.
        - Хорошо, убедил, только, можно, я детей не буду? Взрослых - я, детей - ты, добро?
        - Добро.
        Слова-то, какие! Добро - это в правильную сторону развёрнутое зло. Вот такой я философ. Добили, убрали следы, сели в машину, привели себя в порядок на съемной хате, уехали с добычей в направлении площади Островского. Дождались электрички.
        - Александр, во всех детективах показывают, что опытный преступник выбрасывает оружие после преступления.
        - Ты про лук?
        - Да, несколько противно было вырезать стрелы из собак, но это ладно. Почему мы его не выбросили?
        - Телевизор часто врёт. Вот сам подумай, у нас на руках гора побрякушек, денег, сберкнижек. Как ты думаешь, менты совсем тупые, не сложат два плюс два, не свяжут убитых цыган с этим всем? Так что лук или пистолет - очень малый довесок. Может ещё пригодиться.
        Старая дорога на трамваях к бабушке и дедушке. Никаких такси. Узок круг рево… нет, вокзальных таксистов. Они там работают, почти как у станка. Это значит, что если особо одарённый милиционер выйдет на примерное место и время, то таксист приведёт почти к дому. А так - уехал на трамвае. Дольше, но: тише едешь… Представил Юревича, оставил шмотки, деньги, принял, за чаем, краткий отчёт стариков. Ух, деятели! Уже обналичили около ста пятидесяти тысяч с книжек. Скупили грамм двести ювелирки. Слишком хорошо - это не хорошо.
        - Дедушка, не гони так сильно. Можете засветиться. Даже не знаю, перед кем хуже: перед ментами или бандитами. В любом случае, если такое случится - звоните Юревичу или прямо мне, в часть. Можете маме, я сегодня еду к ней, введу в курс дела. Она будет дозваниваться.
        У мамы есть городской телефон, а у бабы с дедом - нету. Есть кабинка метрах в двухстах, но та не всегда работает. Дал деду все телефоны нашей команды, договорились об условных кодовых словах. Номера телефонов приказал выучить наизусть и потом сжечь.
        - Ба, деда, всё, я к маме. Толик, завтра, часов в девять, звоните с кабинки на мамин телефон. Скорее всего, завтра и рванём в Москву, но мало ли как там, у матери, разговор пойдёт, может, не успеем, тогда ещё на денёк задержимся. Лады?
        - Да, ты там по девкам не загуляй.
        - Не боись, я не такой.
        - Деда, улов пересчитаете, перевесите - дадите Толику потом тысяч триста. Нам в Москве взятки давать. Кто его знает, их московские тарифы, но должно хватить.
        - Пока, внучок.
        - А бабушку поцеловать?
        - Пока бабуля, всё было вкусно, благодарю.
        Сел на трамвай, потом на автобус, через час был дома. Сколько домов у меня разных в голове умещается? Ладно, не будем душу травить, тем более что не получается. Вот и дом с мамой. А также с маленькой сестрёнкой. Любопытно накладываются данные в голове: глаза видят мать молодой и живой, а память услужливо выдает «на-гора» подъезд, залитый кровью, мать на ступеньках, остекленевшие безжизненные глаза. Потом четыре милиционера подняли тело: изломанная кукла, не человек. Но нет ни грусти от воспоминаний, ни радости от «воскрешения». Ванна с тёплой водой, домашняя еда. А-а-а… Блаженство. Тело соскучилось по уюту и ласке. Сейчас остро слышу изменение в себе. Телу - кайф, ощущения вполне соответствуют моменту, а глубоко не пробивает: не плыву от расслабухи, нет подрыва обнять и обцеловать мать с сестрой. Опять театр одного актёра. Делаю всё, как должно. Публика рукоплещёт.
        - Ма, сядь, поговорить надо.
        - Саня, мне надо Тане кашу готовить, я не могу.
        - Не надо, это не поможет. Твои диеты не решают проблемы. Это у неё невроз после родов. Ей слегка повредили шею. Лечить нужно массажами шеи, может быть втиранием в шею разных мазей и прочее. Это я тебе потом изложу. В шейном отделе есть небольшое ущемление, дало осложнение на пищеварение.
        - Откуда ты знаешь? Что за фантазии?
        Мать уже почти пять лет мучительно лечит Таню от проблем пищеварения. Наверно, диссертацию по теме могла бы защитить. Толку - чуть. Я всего лишь обладаю послезнанием. Это ущемление позвонков выплыло, аж когда Танюхе было пятнадцать! До этого сидела бедолага на жутких диетах. Кстати, вам это стоит узнать. Между моим и Танькиным днём рождения было аж пятнадцать лет разницы. Отцы у нас разные. У сестры и фамилия другая: Ковалёва. На этого Ковалёва у меня есть планы.
        - Ма, у меня просьба. Я серьёзно. Никому не говори о моём приезде. Я не шучу. Сейчас отмоюсь - расскажу.
        Нет. Нет моей матери веры. Забираю телефон и свою сумку в ванную. Телефон у нас через специальную розетку подключен, поэтому фокус удался. Пока мать готовит еду, а я купаюсь, расскажу вам про неё пару слов.
        Родилась в 1946-м. После школы поступила в строительный техникум. Там у неё был сокурсник - Ковалёв Николай. Была у них любовь. Уже даже с бабой Лидой и дедом Колей познакомился. Но восемнадцатилетнему пацану не захотелось ещё жениться. Уехал куда-то на Север работать. За длинным рублём, что ли. Потом, вообще, в военные подался. Почти всю свою взросло-сознательную жизнь проработал преподавателем в Камышинском Высшем Военном Строительном Командном училище. Ух, и баб там было, в этом Камышине! Кроме этого училища, там мужиков больше нигде не водится. Ну да ладно, я про маму. Любовь «подвисла». Что делать? Ждала, но толку-то? После техникума молодых и неженатых попадалось крайне мало. Ещё раз объясняю: мать 1946-го рождения. Много ли было родов в 1941-45 гг? Да и тех, что раньше родились - война побила. Где брать женихов? Город - не село, на околицу к огню и гармонисту, или в клуб, на танцы, не сходишь.
        Когда появился мой отец - колебаться особого смысла не было. По формальным признакам: вполне себе ничего парень. Не пьёт, не курит, турист, смелый, молодой, не калека. Это со временем откроются другие качества: лень, нечистоплотность, эгоизм. Помню, зима, мать беременная тащит большой тяжёлый ковёр, а я, малявка пяти лет - маленький. В универмаге ковры «выбросили». Брат, кстати, умер в восемь месяцев. Врачи сделали БЦЖ грязным шприцом, БЦЖ прижилось, сепсис от стафилококка, долго не признавали болезнь, пока не стало слишком поздно. Богатырь был бы. Сердце билось до последнего. Вскрыли - а вместо всех органов - «марля». Бактерии поработали, «понагрызли» дыр. Из врачей никого не наказали. Врачебная корпоративная круговая порука. А у меня комплекс сформировался: хотел много братьев или сестёр иметь. Это не вышло. Потом переключил эту программу на своих детей.
        Ко всем прелестям, на каком-то среднем этапе, папка ещё и изменил маме. В моём четвёртом классе они развелись. Да, маму жалко, но при других вариантах не было бы меня. А потом объявился Ковалёв. Былая любовь вспыхнула вновь. Мама Зина забеременела. УЗИ тогда не было. Строили планы, слали горячие письма. Я потом читал. Его письма. Мама накопала где-то свои старые связи и помогла Ковалёву перевестись в Москву. Да не куда-нибудь, а в Главное Финансовое Управление Министерства Обороны. Знающий - поймёт. Подполковник быстро стал генералом. Но! Мать родила Таню. Наверно, Ковалёв хотел сына. Других гипотез у меня нет. Не стал он на ней жениться. Мама воевала с ним через партию, его начальство, вытребовала алименты, а, впоследствии, после его смерти, военную пенсию на Таню. Умер Ковалёв, примерно, когда Тане было лет восемь. Дело тёмное. «Маленьким» я считал, что он жив, но скрылся от мамы. Сейчас знаю, что влез куда-то. Авантюрная жилка сказалась. Вот башку и отбили.
        Мать «потухла». Таньку лечила-мучила, выбила ей инвалидность. Из-за кишечника, который на самом деле - невроз из-за ущемления нервов в шейном отделе. Жила ради Тани. С развалом страны бросила основную работу. Строители стали не нужны, в горячих 90-х. Торговала на рынке пирожками. Не озолотилась.
        Всю жизнь мать отбрыкивалась от председательства в своём ЖСК. Под конец - взялась. Частично виноват я. У нас с женой появилась машина. И пришлось ставить гараж возле маминого дома. Для этого она и стала председателем. Во втором подъезде жили цыгане. Когда мать уходила из дому, то ключи от подвала оставляла соседке на первом этаже, тёте Нине. Цыгане выпросили ключ от подвала нашей пятиэтажки, отрезали какую-то трубу, залили водой подвал. Тут пришла мама. Она раньше работала строителем. На ранних этапах - прорабом. Командовала мужиками. В том числе матом. Вот и сейчас: ка-а-ак обложила цыган трехэтажными! А как вы думали? Кому теперь с затопленным подвалом разбираться? Молодой цыган, как потом выяснилось, был под наркотой, догнал маму и на пороге её квартиры зарезал. Шесть ножевых. На следующий день его нашли зарезанным. Официально - самоубийство.
        Напомню: меня тоже убили цыгане. Более того. Их на Украину нам «добрая» Европа «подарила» миллиона полтора. Ох, и резались мы потом с ними! Примерно, как с татарами. Теперь вы, надеюсь, поймёте всю глубину моей «любви» к этому народу.
        Дальше шёл долгий рассказ, больше похожий на сказку. Не про переселение: такое моей болтушке доверять нельзя. Рассказ шёл о йоге, открывшихся способностях, вылеченных детях офицеров, их благодарности, внеочередном отпуске и ещё большая кастрюля лапши на уши. Мать и так по гадалкам и экстрасенсам ходила, поэтому зёрна упали на унавоженную почву. Когда я, используя новые навыки, которые потихоньку тренировал по методике волхва, выправил сестре искривление, ликвидировал последствия ущемления, мать заявила: «Я всегда знала, что ты у меня способный. Хоть я раньше ругала тебя за йогу, считала, что ты дурью маешься, но… Признаю, была не права. Молодец, умничка моя. Дай, поцелую».
        Сил это целительство забрало немеряно. Если бы было время, то можно было бы пошаманивать регулярно пару раз в день и за месяц малой кровью всё сделать просто и хорошо. Проклятый цейтнот. Тем не менее, результата я добился. Если судить по энергетической картине. Проверим мы это не сразу. Где-то через неделю всё придёт в норму.
        - Мама, обо всем этом ты никому ничего не сможешь рассказать. Это не просьба - я тебя закодировал.
        - А-а? Зачем?
        - Ма, я не хочу лечить полгорода.
        - Я только Вале, по секрету…
        - И Тамаре, и Неле…
        - Ну… И им. А больше - никому!
        - Нет, не пойдёт. Тема закрыта. Таню я вылечил, начнёшь уменьшать строгость диеты через дней десять, чтоб уже с запасом. Съездишь завтра к бабке с дедом, они тебе ещё фактов покажут. Можешь вызвать такси, чтоб ребёнка не морозить. Денег я оставлю. Теперь есть к тебе одна просьба и один вопрос. Дай мне всё, что у тебя есть по Ковалёву: телефон рабочий, телефон его начальства, точный адрес, если есть, точная должность. Я в Минобороны и так его найду, но это хлопотнее и дольше. Это просьба. Теперь вопрос. Ты хочешь быть его женой? У меня есть возможность на него повлиять.
        - Саня, я сама на него не могу повлиять уже несколько лет.
        - Ты не ответила на вопрос. Хочешь за него замуж? Ну! Пойдёшь?!
        - Не кричи. Не знаю.
        - Ладно, я пригоню его к тебе прощения просить, замуж тебя звать - тогда и решишь. Это будет дней через пять. Всё, давай спать, устал я сильно после целительства.
        Для справки, сообщу, что в эти времена вылезли из всех щелей целители, экстрасенсы, наследственные знахарки. Большая часть из них была шарлатанами, но народ их принял, верил, внимал, ходил в церкви порчу снимать, и всё такое подобное. Матери было легко поверить, что я открыл в себе такие способности.
        Москва, Ковалёв
        Утром «перебил» отъезд на вечер. Слишком мать у меня впечатлительная. Вдумчиво поработал с ее полем, подправил несколько мелочей, оставил пару долговременных целительных программ. К сорока двум годам обычно у человека уже набегает всяких неполадок в организме: то там, то сям. Мать офигела, видимо верить стала больше. А вечером мы с Толиком поехали в Москву. Ничего примечательного не случилось. Никакого шмона в поезде, привычный СВ.
        На следующее утро офицер и солдат, командированные в столицу, бодро приближались к Министерству Обороны СССР. Что такое Главное Финансовое Управление Министерства Обороны СССР? Государство внутри государства в государстве. Нечто отдельное и сильно секретное в Министерстве Обороны. Тем не менее, вызвать на проходную Ковалёва мне удалось.
        - Привет, Санька, что случилось?
        - Долгий разговор. Вы мне сильно нужны, Николай Васильевич. Есть разговор.
        - Саня, твоя мать мне сильно нагадила своими письма во все усюды. Мне даже время терять не хочется…
        - Я вас перебью. Пошевелите мизинцем левой руки.
        - Что?
        - Попробуйте пошевелить своим пальцем. Во-во, не работает. Не работает и ещё один орган. Очень для вас важный. Тут его, впрочем, проверять нежелательно.
        - Чё за фигня? Да я тебя!..
        - Не выйдет, поверьте. Я настаиваю на встрече. У вас есть знакомая и доступная дама? В крайнем случае, сгодится проститутка. Нужно, чтобы вы убедились в серьёзности ситуации. Пошевелите безымянным пальчиком на той же руке. Шевелится? Замечательно. А теперь? Ой, какая жалость.
        - Ну, ты, сучонок…
        - Вот бумажка, тут номера в гостинице и телефон внизу у вахтера. Мы там поселились. Звоните сегодня, после проверки своего дружка. Не затягивайте и не исчезайте. Мы через два дня уедем из Москвы по-любому, так что…
        Ковалёв не стал откладывать в долгий ящик проверку. Два непослушных пальца настораживали. Для проверки далеко ходить не было нужно. Уже давно он имел на всё согласную секретаршу. Ещё на проходной Николая распирала ярость, голыми руками порвал бы сучонка! Но вокруг - люди, а он - хоть и генерал, но не бог. Тут этих генералов…
        - Маша, закрой дверь на замок, срочно нужна твоя помощь, да-да, ты правильно поняла.
        - Нет, не так, сегодня особый случай. Раздевайся полностью и ничему не удивляйся.
        Через сорок минут всё было совершенно ясно: не встаёт. Никак. Не помогли ни сиськи, ни губки, ни ловкий язычок - ничто!
        - Не соврал, гад. Маш, никому не слова.
        - Коля, что случилось? Милый?
        - Экстрасенс один порчу наложил, денег требует. Попробую решить вопрос. Не бери в голову и не болтай. Может, завтра повторим с другим результатом.
        - Может, это хитрый подход американской разведки?
        - К сожалению, нет. Это весточка от моей первой любви, Зины. Помнишь, я тебе рассказывал?
        Сначала Ковалёв хотел реализовать максимальный силовой вариант, но передумал. Чего бы ни попросил сын Зины, всегда можно взять время «на подумать». А после силового варианта пространство для манёвров будет уже. «Не-не, сначала сходим на разведку, поговорим». В конце рабочего дня он набрал телефон гостиницы, узнал: постояльцы указанного номера вернулись, взяли ключ, предположительно, находятся у себя в номере.
        - Ой, дядя Коля, без стука? Но мы вам рады. Анатолий Борисович, будьте любезны, сходите в ресторан на часик. Может быть, мы к вам присоединимся попозже.
        - Мне Зина рассказывала, что ты йогой занимаешься, но не знал, что ты на такое способен.
        - Ты мне, Коля, зубы не заговаривай. Правая рука у тебя не работает, не мучься. Позволь, я достану пистолет из кармана. Не дергайся, а то будет хуже. - Саня забрал у Ковалёва пистолет. - Вот, теперь, нормально поговорим. Вот застрелил бы ты меня, и чё? Так бы и жил с нерабочей пиписькой. Оно надо? Придурок.
        - Чего ты хочешь?
        - Раньше, чем сообщить, чего я хочу, ты должен убедиться, что не можешь отказаться от моего предложения. Есть ли у тебя человек, который не будет болтать лишнего и не сильно удивится?
        - Да.
        - Тогда представь в голове его, этого человека.
        Ковалёв представил секретаршу Машу.
        - Теперь иди вниз, с кабинки позвони и спроси у неё насчёт мизинца левой руки. У тебя руки уже нормально работают. Монетки возьми.
        - Свои есть.
        В холле гостиницы действительно была кабинка телефона. Очереди, слава богу, не было. А то бы Ковалёв не выдержал - нервы.
        - Маш, лапочка, попробуй пошевелить на левой руке мизинцем. Ну как?
        - Мамочки, не могу! Это из-за тебя?!
        - Чш-чш. Это просто проверка. Вряд ли ты ему интересна. Скоро это пройдёт. Попробуешь ещё минут через двадцать, ладно? Не волнуйся, лапа моя.
        Через десять минут Ковалёв вошёл в номер снова.
        - Убедился. Что дальше? Убери с моей бабы порчу, она ни при чём.
        - Сделано, садись, поговорим нормально.
        - Ага, нож к горлу приставил, точнее серп к яйцам - «поговорим нормально».
        - Коля, не бери в голову. Душу продать дьяволу не потребую. Мне от тебя нужны две вещи. Первая: содействие в даче взяток в Главном Управлении РВСН. Мне нужно назначить на должности пять офицеров моей части. Часть подлежит расформированию по тому договору, что Мишка недавно подписал, сука.
        - Это не так просто. И я не понял - это я должен дать им взятки? Ты, конечно, можешь отключить мне всё, что есть, но гору денег я не рожу. У меня есть некоторые накопления, но их не хватит. Москва, она, знаешь, располагает…
        - Я понял: бляди, кабаки.
        - И это - тоже. А через своё управление проводить… Могу попробовать, но это не быстро и не наверняка. Это не только от меня зависит.
        - Деньги на взятки офицеры имеют свои. Ты тут нужен только как представительская фигура.
        - Офицеры РВСН? Имеют свои деньги на взятки? Вы там что, ракеты американцам продаёте? - Давление взглядом на меня ничего не дало, на подначки я не повёлся. Уже другим, скорее деловым тоном Ковалёв продолжил. - Чем это я так хорош?
        - Кончай выделываться! Все про вас знают, что вы - ворьё! В РВСН никак не подумают, что ты их хочешь подставить. А про любого другого могут решить, что это подстава.
        - Это да, не подумают. В принципе, это вполне осуществимо, я попробую. А когда ты снимешь с меня порчу, йог проклятый?
        - Глупый вопрос, Коля. Как только - так сразу.
        - А если это останется навсегда?
        - Но пальцы и руки-то у тебя включились? Не ссы!
        - Хорошо, ты сказал: «первое», - будет и второе?
        - К твоему огорчению - будет. Но это - потом. Пойдём, перекусим в ресторан, потом продолжим.
        Спустились вниз, нашли Юревича, подсели.
        - Это, Коля, один из тех офицеров, о трудоустройстве которых ты любезно согласился похлопотать.
        - Кончай издеваться: «любезно согласился». Кстати, это конечно не моё дело, но почему ты работаешь на своих офицеров, а не наоборот? С твоими способностями…
        - Да, Коля, ты прав - это не твоё дело.
        - Ты сильно изменился. Ещё два года назад - пацан-пацаном: горящие глаза, максимализм, никаких деловых качеств. А сейчас - босс мафии, что ли.
        - Ну… Армия - хорошая школа жизни.
        - Не надо, вот, не надо этого, не хочешь говорить - не говори. Анатолий, вами, небось, он тоже крутит?
        - И да, и нет.
        Ели спокойно, говорили на общеармейские темы, как обычные военные, собравшиеся за одним столом.
        - Всё, кончаем пир, товарищи офицеры. Толя, расплатись за всех и приходи в номер.
        - Вот тебе Коля на первый раз. Тут полтинник.
        - Ну, ни х… себе! - Не стал «держать лицо» Ковалёв, откровенно показав удивление.
        - Это для завязки разговора. Это список офицеров и мест их следующей службы. На их будущих местах службы уже всё договорено. Далее, в РВСН по кадрам решает…
        - Да знаю я, кто что решает. Симонович у них решает.
        - Правильно. Крайне желательно добиться переводов до ликвидации части. Чем скорее - тем лучше. Сделаешь?
        - А у меня есть выбор?
        - Хэ-хэ-хэ, выбор-то всегда есть… Кстати, не думай, что работаешь только за страх. По итогам дела ты получишь и хороший пряник. Скажем, тысяч десять за перевод и ещё десять, если уломаешь Симоновича на срочность.
        - Ты это чё, серьёзно? Толя, это реально?
        - Это реально, Николай, от имени офицеров - гарантирую.
        - Так это совсем другое дело! Я могу даже по своей линии РВСН простимулировать. Саня, а может, как аванс, раскодируешь, а?
        - Ага, разбежался. Утром деньги - вечером стулья. Иди домой. И не жлобься, такси возьми. А то ещё «бомбанут» по дороге. И учти: я ложь вижу. Обмануть меня не выйдет.
        - Да ты чё!? И в мыслях не было!
        - На, держи свой пистолет.
        - Пока мужики.
        - Что ж, Анатолий Борисович, теперь будем ждать результата.
        На следующий вечер Ковалёв пришёл в номер с хорошими новостями.
        - Всё в порядке, поговорил с Симоновичем. Задаток оставил. Хочет ещё по десятке за нос. Так что с вас ещё полтишечка. За срочность ничего брать не стал, сказал, что постарается сделать побыстрее.
        - Молодец, Коля.
        - Подождите вы, это не всё. Я проявил инициативу, спросил ещё кое-что.
        - Ну, не томи, не рви душу: что там за инициатива?
        - Ха! Я про звёздочки спросил. Интересует? Товарищ капитан. - Слово «капитан» Ковалёв ехидно выделил. Юревич напрягся, выпрямил спину, в глазах загорелось какое-то пронзительное и щемящее чувство.
        - Вообще-то у меня был залёт: Симоняну нагрубил. Был бы вечным капитаном. Но если у вас тут в Москве всё продаётся…
        - Не, ну Симонович за Симоняна мстить не будет.
        - Кончайте оба мульку травить. Николай: огласите, пожалуйста, весь список, точнее - тариф.
        - Подполам на полканы - по пятёрке, майорам на подполов - по три, капитану на майора - две. Итого - восемнадцать.
        - Толик, дай ему сто.
        - Зачем - так много?
        - Коля, делай что хочешь, инициативный ты наш, но сделай их всех полковниками. Пусть придумают особые заслуги, подвиг, спасение собачки Горбачёва. Очень надо! Эх, Анатолий Борисович, оболтусы мы, сами должны были до этого додуматься! - Ковалёв уже устал удивляться: как странно общался рядовой Саня со своим офицером. Но «отсвечивать» не стал. Деньги были реальные, да и угроза сильная.
        На следующий вечер Ковалёв пришёл сияющий, как солдатская бляха.
        - Всё в порядке, договорился. По всем пунктам. Приказы подпишут на днях. Можете спокойно ехать в часть. Тут остаток денег. Двадцать тысяч. Лишние.
        - Коля, ещё сколько-то ты заныкал. Сколько?
        - Там… Совсем мало… Вы же обещали мне премию!
        - Сколько?
        - Десятку всего-навсего.
        - Оставь всё себе: и ту десятку и эту двадцатку. Это премия: за инициативу, за срочность, за перевод и за звания. И больше не пытайся обманывать. Я же тебе по-русски сказал: вижу ложь.
        - Обмоем?
        - Кстати, хорошо, что напомнил. «Ты больше не можешь пить спиртное. Никакое.»
        - Не понял. Это чё, ты меня, вместо благодарности, ещё и на это закодировал?!
        - Во-первых, у тебя большая сумма на руках. Я не хочу, чтобы тебя пьяного пристукнули и обобрали. Есть и во-вторых. Анатолий Борисович, будьте так любезны, прогуляйтесь минут на десять, у нас слишком личный вопрос.
        - А теперь по поводу водки и прочего. Коля, ты попал. Кто ж виноват, что ты - любовь всей жизни моей мамы? Так что…
        - Это ты намекаешь…
        - Да-да, это второе дело, которое у меня к тебе есть. Если у вас не заладится, то, в итоге, может, я верну тебе способность пить; если заладится - то выставлю квоту, скажем, одну бутылку в два месяца.
        - Садист, нафига мне деньги, если ты закодируешь со всех сторон? Давай две, а?
        - Не торгуйся - не на базаре. Мне не нужен отчим-пьянчуга.
        - Но зачем я тебе вообще нужен? Х-хэ… Отчим… Деньги, я так понимаю, тебе от меня не нужны. Швыряешься, тут, десятками тысяч. Нафига Зина письма писала, алименты из меня выдавливала? Издевались, что ли?
        - Она не в курсе всех моих дел. Лучше ей и не рассказывай. Не то, чтоб это была страшная тайна, но она у нас болтушка - ты и сам знаешь. Теперь вводная: ты должен приехать в Запорожье, вымолить у неё прощение, жениться, забрать её и свою дочь в Москву.
        - Я не могу! Во-первых: я женат на своей жене.
        - Ты её уже лет двадцать как не любишь.
        - Но формально…
        - Кончай, у тебя есть только от нас тридцатка, да ещё своих сколько-то - замажешь свою аморалку легче лёгкого.
        - Дак, это чё - я ничё и не заработаю, выходит?
        - Ты, придурок, жизнь себе заработаешь. Не смотри на меня так. Это не то, что ты подумал. Тебе на роду написано через два года умереть. Ты влезешь в какую-то вашу управфиновскую афёру, закрысятничаешь некую сумму - за это тебя подельники и приговорят.
        - Ну… Так теперь ты меня предупредил, о, великий ясновидец. Отпусти, а? Не хочу на Зинке жениться. После всей грязи, что она в партком писала… Осадочек, знаешь ли, остался.
        - Не, не отпущу. Вам, всем троим, будет плохо. А так - хорошо. Привыкнешь, обкатаешь её - будет хорошая жена. Кроме того, денег у вас будет достаточно. Член на неё у тебя встанет. А на других - нет, уж извини, ты должен стараться, а не формально отметиться в Запорожье и тяжко вздохнуть, опустив руки. Да и вообще, Колян, ты ведь столько баб за свою жизнь поимел! Хватит, а то боги будут завидовать!
        - Не губи! Ты же тоже мужик! Я не вынесу!
        - Ладно, не скули. Если мать тебе откажет, так и быть, сделаю тебе послабление.
        - Э-э, послабление?
        - Да. Выделю тебе квоту на секс: твой член сможет вставать 29 числа каждого…
        - Месяца?
        - Да. Месяца февраля.
        - …?
        - И всё.
        - И всё!?
        - А ты думал!? Это - всё. Моё последнее слово. И то, только потому, что я знаю свою мать, и ты нам хорошо помог. Не вздумай крутануть дела назад - накажу жестоко.
        - Ну что, мужики, вы закончили?
        - Да Толик, заходи. Коля, забирай чемодан с премией и дуй отсюда. Толя, собирайся, отмечаем командировочные и - в часть.
        ========= Финал службы.
        Не прошло и недели после нашего возвращения в часть, как поступили приказы. Одним пакетом. И звёздочки и переводы.
        - Норррмально. Не знаю, как у вас, мужики, а мой мир трещит по всем швам. Мозги не успевают переварить события. И представить не мог, что в нашем Союзе такое возможно.
        Это мы сидели в Стрыю, в кабаке. Мне оформили отпуск на пару дней, якобы, из-за приезда родственников. Команда обмывает звёздочки и прочее.
        - Александр Николаевич, ты не один такой. Я и не чаял так быстро стать полковником.
        - Я не только о том, Кира, я вообще. То, что нам туфту чешут и партия, и замполит, и газеты - это было понятно. А вот, что всё настолько продажно - не думал. Противно.
        - Эт самое, а я теперь нисколько не сомневаюсь, что всё так и будет, как нам рассказывал Александр.
        - Ну, уж, нет! Не будет! Что я, зря «прыгнул» с капитана на полковника?! Жилы порву, всё, что от меня зависит, сделаю, но постараюсь изменить историю.
        - А меня интересует один вопрос: этот генерал, из финансового управления, он, что, правда, лишился потенции, так сказать?
        - Га-га-га!
        - Ну, кто о чём, а вшивый о бане.
        - Что бы ещё нашего Кармышова волновало?
        - Не, ну, правда, мужики, любопытно ведь.
        - Га-га-га!
        - Серёга, сам подумай, стал бы он так жопу рвать, при других раскладах?
        - Александр, а ты и нас так бы мог прижать?
        - За кого вы меня принимаете? Мы - команда. Это дело добровольное. В самом плохом случае, сотру память и отпущу на всё четыре стороны. Да и таким способом можно прижать только Серёгу.
        - Га-га-га!
        - Ну что, звёздочки обмыли, назначение - тоже, хватит с вас. Теперь вы до 91-го - не пьёте.
        - Саня! Саня! Ты чё, брат?! Не надо! Не делай этого!! Как мы жить-то будем?!
        - Ага, купились!
        - Тфу на тебя!
        - Зараза!
        - Это не смешно.
        О связи и взаимодействии мы договорились. Остальная часть службы докатилась ровно. Проводил занятия по рукопашке иногда, в тесном кругу, служил, совершенствовал свои навыки. Звонил прямо с городского телефона части через восьмёрку. Домой, Ковалёву, офицерам. Мои офицеры устраивались на новых местах, перевозили семьи, меняли квартиры и дома. В апреле мы с Кучеренко минировали учебные головки и взрывали. Взвод охраны, и я в том числе, стояли в оцеплении. К учебной боевой головке привязывали проволокой по периметру сорок килограммов тротила и подрывали. Осколки за полкилометра разлетались по лесу. Один, в соседнее дерево, где я стоял, врезался. Здоровый такой, как тарелка размером, с рваными краями. Головка - в куски, скоро и наша страна - так же…
        В начале мая меня уволили в запас, в первой партии дембелей. Никакой дембельской работой не подгружали. Это прощальный подарок команды.
        Глава 2
        Город Стрый Львовской области. 19 мая 1988 года.
        Вот я и за воротами части. Май, пахнет весной, девушки за окнами автобуса ходят уже в лёгких платьях. А мы паримся в ПШ - полушерстяном кителе парадной формы и таких же тёплых штанах. Но иначе - «не положено». Два года службы прошли. По-разному прошли. Главную ноту в настроении играет ощущение перехода. Пусть, последние два месяца были наполнены реальными активными действиями, но, всё же, не совсем теми, которыми надо. Я усилил свою физическую форму, усовершенствовал волховское искусство, успел создать заделы и в других направлениях, но это были предварительные действия. В кармане лежало, оформленное ещё Емцем, направление в ракетное училище. Отдельно - характеристика, скорее ода; в училище должны просто повеситься, если им не достанется такой замечательный солдат в качестве курсанта. Эти бумажки ничего не решали - мы уже договорились с Черноусовым, но мало ли?
        Впереди ждало самостоятельное плавание и период активных, рискованных действий. Двадцатилетний пацан бы с этим не справился, ну а я… Не знаю. Умом понимаю, что другого пути мне не выбрать, но бьёт какой-то мандраж. Может быть, давит груз ответственности? Не знаю. Реакция молодого организма. В голове всё нормально.
        - Фр-р-р-р-р-р. Фр-р-р-р.
        Это Коля Белич, один из двух солдат, с которыми мы вместе едем домой. Это он что-то сказал. Он очень шустрый. Высокий, худощавый, жилистый и очень быстрый. Можно было бы его сравнить с Носовским персонажем Торопыжкой, но… Нет, нельзя, не подходит. Он не растяпа, хотя и не гений ловкости. Но делает он всё раза в два быстрее остальных людей. Говорит, двигается, одевается. Все по тревоге за 45 секунд успевали встать, накинуть на себя одежду, не застегивая её, запихнуть «по-тревожному» портянки и ноги в сапоги. У Коли за это же время было сделано всё правильно: все пуговицы застегнуты, портянки намотаны правильно - хоть кросс беги, и в строй становился одним из первых. Говорил он тоже раза в два быстрее, чем обычные люди. «Фрр-р-р», - как очередь из пулемёта. Поначалу даже было трудно разобрать его слова. Но за полтора года службы вместе я привык. Нормальный, спокойный парень из какого-то села под Черниговом. Больше ничего примечательного про него не скажу.
        - Занг, занг. Жжок, жжок.
        А это второй мой сослуживец ответил Коле. Вадим Шоков. Откуда-то с Кубани. Учился в техникуме на баяниста. Слова рубленные, злые, твёрдые, почти всегда с лёгкой ехидцей. Бывало он и «есть» так отвечал, что непонятно было - нормально говорит или с подколкой.
        Никаких планов на этих парней у меня не было, поэтому внимания их неспешному дорожному разговору я не уделял. Адресами и телефонами мы давно обменялись. От части до Стрыя нас забросил наш армейский КУНГ, от Стрыя до Львова - тряслись на ЛАЗ-е. Сколько-то пробыли на жд-вокзале и разъехались каждый своим поездом. Помню этот момент в первой жизни. Служил с ребятами два года, почти родня. Ели из одного чугунка. Под дождём мокли, шлаковату разгружали, на учениях зимой мёрзли. А потом раз - пустота. Ещё не чужие, но уже не свои. По жизни - слишком разные люди. А клея не возникло. Как, например, у афганцев, друг другу жизнь спасавших. Да… В этой вариации у меня в любом случае трепета в душе не возникло. А привлекать молодых, не воевавших нет смысла.
        Запорожье после армии.
        Вот я и один. Эдакий затянувшийся прыжок в пропасть. Поезд полз от Львова до Запорожья около суток. Вечно где-то стоял. Ну а я пребывал в прострации. Вроде уже сто раз обо всем передумал, всё рассчитал, но… Планы в нашей голове, а жизнь - снаружи, и она реальна.
        Звонок в дверь, мама, поцелуи, радость, сестрёнка на шею вешается. Слёзы у мамы на глазах. А у меня внутри пустота. Лицедействую: шучу, рассказываю, обнимаю, тоже целую.
        - Ма, как вы тут?
        - Хорошо. Сырники будешь?
        - Я ж с армии, я всё буду.
        - Таня окончательно выздоровела, сырники ей делала. Да и вообще, она может есть уже почти всё. Пока не рискую ей давать лук, чеснок, сильно кислое, острое…
        - Это понятно. Что у тебя с Ковалёвым? Почему он тебя в Москву не забрал?
        - Он хотел, только я ему условие поставила. Ну что я, девочка, что ли? Зачем мне ехать в другой город на съёмную квартиру? Да ещё и в качестве непонятно кого. Пока не разведётся с той, пока не женится на мне - никуда не поеду.
        - Может это и к лучшему, активнее «булками» шевелить будет.
        - Что? Я тебе воду в ванную набираю, фу, вонючий.
        - «Булками» - это значит задницей. Жаргон такой. Спасибо, тьфу, благодарю, ма, ванна - это хорошо.
        - Сань, а Сань, а как ты Николая заставил? Он мне ничего не говорит.
        - Ма, потом.
        - Нет, скажи!
        - Яйца пригрозил отрезать. Всё, потом поговорим.
        Люблю ванную. Может потому, что не мог её принимать два года. Солдатские помывки в душевой - совсем не то, а в конце прошлой жизни так и подавно - роскошь. Если быть точным, то следует сказать, что телу приятны ощущения. Это конечно не те волны эмоций, что были мне доступны до «усекания» души, но есть то, что есть, с этим ещё долго жить; фактически - уже привык к подобному состоянию.
        - Что тебе баба с дедом рассказали?
        - Что вашу часть расформировывают, что ты с офицером ездишь по другим городам, ищешь места для офицеров своей части, договариваетесь с командирами. А что, что-то не так?
        - Не-не, всё так. А ещё?
        - Ну, что ты там подай-принеси, вроде денщика. Поблагодарила деда Колю за деньги. Что это они расщедрились, так и не поняла? Бабка деньги с книжек сняла, золото на них накупает.
        - Я знаю, ма.
        - А где ты те деньги взял, что мне в декабре привез? Последнее время в жизни полоса денег: дед от бабки подарил, ты привёз, Николай дал, когда гостил. Четыре года пусто, с хлеба на воду перебивались с Танюшкой. Почти. А теперь - густо.
        - Мне офицеры небольшую премию дали за работу.
        - Тысячу рублей?!
        - Ты не всё знаешь. Места в других частях приходилось немного проплачивать, договариваться с командирами, то есть взятки давать.
        - Так это они тебя под статью подводили?! От, засранцы! Чувствовала, что что-то не так! Хорошо, что ты уже отслужил и не попался. Мы с Танюшей в парк погулять идём. Пойдёшь с нами?
        - Идите, я догоню. Мне позвонить кое-куда надо.
        Мать ушла, я набрал Москву через восьмёрку. Нужно было узнать у Ковалёва подробности. Ему ещё работать и работать на благо Родины.
        - Аллё, приёмная Ковалёва.
        - Это Корибут, где Николай?
        - У себя, переключаю.
        - Слушаю.
        - Это Корибут, как дела? Я уволился, приехал домой, а воз и ныне там.
        - Саня, я стараюсь, жена на второе судебное заседание уже не приходит. Скоро будет третье, если даже не придёт - всё равно дело рассмотрят и нас разведут, я не виноват!
        - Принято. Но смотри у меня, саботажем не занимайся.
        - Не-не-не! Мне самому не по себе. Без Зины.
        - Ладно, не буду мамке деньги на телефоне наговаривать, пока.
        - Сань, а может, пока суды, хоть разочек…
        - Ту-ту-ту-ту…
        Сходил в парк, нашёл мать с сестрой. Походили, погуляли. В голове всплыли ассоциации. У меня было пятеро детей, так что было что вспомнить. Четыре года Танюхе скоро будет. Хороший возраст: ещё маленькая и забавная, но уже малохлопотная: многое делает сама. Однако за душу не брало. В той жизни у меня было замечательное лето: оттаивал душой после армии, наслаждался кругом семьи, потом в горы с отцом ушёл, потом с другом ещё по Крыму побродил. Сейчас всё не так. Нельзя дважды войти в одну реку. Моя река изменилась радикально. Не останусь с мамой. За душу не берёт, то есть мне это не нужно и не интересно. Если буду плохо играть сына - может, если и не разоблачить, то докапываться, нервничать зря. И вопрос времени. Времени очень мало, а сделать надо много. Почти зря домой припёрся.
        - Ма, я поеду к деду с бабой, может там и заночую.
        - Саня, завтра поедешь, мы так мало поговорили!
        - Нет, ма, поеду, бабушка тоже соскучилась.
        - Саня, так нечестно, я тебе почти ничего не рассказала. Как Тане становилось всё лучше и лучше, как Коля приехал - это был просто праздник какой-то. Саня!
        - Ма, мы не расстаемся навсегда, мне ещё в Днепр ехать, с учёбой решать, прочее.
        - Сейчас же май! Успеешь десять раз.
        - Ма, кончай! Я так решил.
        Прыгнул в такси и уехал к деду с бабой. Рассказал им о своих свершениях за последние четыре месяца, выслушал их отчёт о делах праведных. Книжки закрыли почти все, это около миллиона. Из них примерно половину перевели в золото. Выполнили разведку. На нашем ДД в то время цыган жило немеряно. Несколько адресов наркоторговцев старики выявили. Заночевал у деда с бабой, если это так можно назвать. В час ночи пошёл на дело. Взял дедов велосипед, свой лук и прочие инструменты. Ночь прошла, можно сказать, привычно. Три двора - три притона. Стандартный улов в трёх видах ценностей: деньги, сберкнижки, золото-брильянты. И наркота, которая для меня ценностью не была, её я просто вытрушивал в уборную. Ещё один вид добычи: информация. Дед Коля сильно просился пойти со мной, но я не взял. Мне его «вязать кровью» незачем - и так родные, убивать деду приходилось - «размачивать» тоже нет необходимости. А с моими добавочными способностями лучше не иметь слабых звеньев рядом, чем иметь помощника.
        В последнем дворе взял машину, закинул старикам добычу и велик, быстро привёл себя в порядок, отогнал тачку в центр города и вернулся на ДД. Полдня отсыпался. Добыча посчитана, работа на пару месяцев по финансам у деда-бабы есть. Больше мне тут делать пока нечего. Собрался, взял чуток денег и уехал на автобусе в Днепр.
        Днепропетровск после армии 23 мая 1988 года
        Заглянул в Универ, нашёл сначала свою новую группу, в которой учился после армии. Зашёл в аудиторию, откровенно поразглядывал девчонок. У нас было четыре парня и двадцать девчонок. Прикладные математики. На них у меня были планы на будущее. Ещё не окончательно привык к гражданке. За период службы привыкаешь видеть только цвет хаки и мужиков. Когда в поле зрения цветные платьица - глаз радуется. Впрочем, сейчас это не про меня.
        Любопытно было наблюдать энергетику, линии судьбы известных мне людей. Прогресс в волховании был. Не очень большой, но достаточный, чтобы видеть главные черты личности. Девчонки в этой реальности меня ещё ни разу не видели, поэтому шутили, подначивали. Редкая могла выдержать пристальные разглядывания в упор.
        - Чего уставился?
        - А ты кто?
        - Ты с психушки сбежал? - подруга Лисовой.
        - Когда выпустили? - Наташка осмелела за компанию.
        - Ха-ха-ха!
        - Не смотри так, ты меня смущаешь.
        - Замуж возьмёшь? - это Аня, бойкая, как всегда.
        Только староста класса, Лариса, догадалась: «Вы из армии? Будете учиться в нашей группе?»
        - Умница Лариса. Угадала. Хотя интуицию ты сейчас не использовала… Ага, значит… Значит вычислила. Всё равно - умница. Но это тебя не спасёт.
        - От чего не спасёт?
        - От работы, девочка, от работы. Не сейчас, отгадки будут потом.
        - Вы предсказатель? Экстрасенс?
        - А на кишках гадать умеете?
        - Кишки выпускать никому неохота, они вонючие. Могу просто так погадать.
        - Погадайте мне. А как вас зовут?
        - Александр. Тебе, Аня, гадать нефиг. Не поедешь ты в село, не пущу.
        - Откуда вы знаете наши имена?
        Наташа, моя бывшая любовь. Ничего. Пусто. Абсолютно. Ни струночки не дрогнет внутри.
        - Я много знаю, Наташа. Ты тоже не поедешь на свой новомосковский трубный завод.
        - И я хочу!
        - И я!
        - И я!
        - Ты, Юля, будешь и дальше возле Малышевой хвостиком.
        - Ты, Лена запомни такую мысль: сверчок может не только сверчать, но и врать.
        Сейчас Захарова не поймёт эту шараду, а через год, если вспомнит… Идём дальше. Наташа Лисова, первая красавица потока.
        - Нет тебе счастья, пока слаба волей. Не судьба тебе дождаться из армии того парня. Даже если дождёшься - без толку. Федотова соблазнит тебя сигаретой, Толик, которого ещё нет - выпивкой, сексом и замужеством. Вроде бы, будет сын. Чтоб я потом не бегал: держи стольник на свадьбу.
        - Ух, ты, круто!
        - Больше степухи!
        - Наташа, настоящая?
        - И я хочу.
        - И я хочу!
        - Расслабились! Дам ещё Ане, Ларисе и всё. Руки прочь! Сороки.
        «Глупость совершил. Не нужно было деньги начинать раздавать. Клише старого мира. Здесь и сейчас - слишком эксцентрично и выпендрёжно. Так мог поступить бандит или успешный кооператор. На подпитии. Нужно следить за поступками. Оказывается, эмоции участвуют в принятии решений. Фильтр адекватности, так сказать. Придётся ещё больше головой работать, следить за собой, отморозком. Стоп! Эмоции? А какие такие эмоции? Думаю… думаю… думаю… Ага, есть ответ. Это были не эмоции, всё верно, Светозар не врал. Это сработали остаточные стереотипные программы молодого меня. Попустился слегка - и вот. Это терпимо, переживём, будем следить тщательнее.»
        - Что со свадьбой? Кого замуж берёшь, солдатик?
        - Марина, ты как всегда, остра на язык. Ладно. Наташа имеет шанс. Если устоит: не будет курить, пить, не выйдет замуж ещё года три.
        - Ха-ха-ха!
        «Зачем туда пошёл? Фиг его знает. Проверить ощущения? Может быть. Пижонская импровизация. Зачем деньгами сорил? Не жалко, но засветка. Где моё холоднокровие? Ладно, наша цель: деканат. Мне нужны документы: зачётка, свидетельство об окончании школы, справка, что прослушал первый курс, направление в КВВКИУ РВ.» Документы сделали очень быстро: стольник декану за срочность - через час забрал всё у секретарши.
        Зашёл в «Орбиту», поел мороженое. Ну… Что сказать?.. «Вкусно, но… Это не трогает, мне доступны только интеллектуальные удовольствия, если так можно сказать. Хотя и тут вопрос спорный, персоналок пока нет, а видео салоны с гнусавым переводом будут казаться таким отстоем, по сравнению с 7Д-кинотеатром, что тест будет некорректен. Хватит рефлектировать! Вперёд!»
        Добрался до жд-вокзала. Перед входом три цыганки подскочили с дурным вопросом: «Добрый человек, скажи, как до ГУМ-а проехать?» Ситуация ясная, как день. Потом будут благодарить, гадать доброму человеку бесплатно, пытаться развести хоть на пятёрку. Цыганчата окружили, что-то гелготят на своём. Можно было бы отключить им почки - через пару суток сдохли бы. Но это лишняя трата сил. Используем Голос.
        - По-о-шли во-он! Чу-урр-ки-и!
        Эффект - замечательный! Моча, кал, кони, люди; кто-то упал и ногами сучит, кто-то на четвереньках уползает, кто-то в «эмбрионе» отлёживается, одна из взрослых просто убежала, другая упала на колени и закрыла голову руками. Спокойно прошёл ко входу в кассовый зал. Что ж мне на цыганву так «везёт» по жизни?
        Крещение кровью остальных.
        За следующий месяц я посетил с рабочим визитом: Емца в Киеве, Касьяна в Харькове, Кармышова в Одессе. Первым делом посетил Кармышова. Втридорога купил видеокамеру и видеомагнитофон. Вместе с Кармышовым купили машину. Это было существенно сложнее. Но Одесса-мама позволила решить вопрос, пусть и, опять же, втридорога. Машина нам досталась - таксопарковская «Волга». Я не стал её никак переделывать, только затонировал. Опять же, если бы это была не Одесса, то вопрос было бы решить на порядок сложнее.
        У Кармышова права были, ещё с училища, но ездил он плохо. У меня - наоборот: прав нет, но езжу хорошо. Стоит себе возле рынка такси, никого не трогает, не привлекает особого внимания, за милицией не числится. А внутри мы сидим, на камеру снимаем. Что снимаем? Как цыганские банды «работают»: карманы чистят, «гадают». Пока взрослая цыганка гадает, девочка лет восьми аккуратно «выпотрошила» сумку жертвы. Через час наблюдаем другую картину: женщина, которой гадали, идёт со стеклянными глазами под ручку с цыганкой. Аккуратно двинули за ними. Видеокамера у меня в специальной сумке с «окошком». Кармышов не понимал цели моих действий, но терпел. Парочку женщин мы провожали до какой-то многоэтажки, потом они зашли в подъезд. Подстраховки я никакой не увидел: непуганые ещё. Мы зашли в подъезд следом и ждали возле выхода, Кармышов курил снаружи, стоя в проходе лицом к подъезду. Глупо, конечно, но мне хотелось всего и сразу. Послышались шаги на лестнице. Когда шаги были уже почти возле выхода, Кармышов закивал головой. Цыганка ничего не поняла, а я выскочил сбоку, как чёрт из табакерки, один удар в горло -
только ртом воздух хватает, но не кричит. Забрал из ее рук сумку: часы, серьги, колечки, деньги, сберкнижка. Раскрыл пошире, Кармышов направил «окошко» сумки внутрь, чтобы всё снять.
        - Серега, иди к машине, я тебя скоро догоню.
        - А может, и я с тобой? Женщина - очень даже ничего…
        - Серый…
        - Понял.
        Узнал адрес, уж не знаю: соврала - не соврала, свернул шею, сумку забрал с собой.
        - Почему ты не отдал ценности той красотке?
        - Это была бы засветка. И перед ментами и перед цыганами. Робин Гуды встречаются редко. Кроме того, а в какой квартире она живёт? Или пусть ценности заберёт первый встречный? Время!
        Умом понимаю, что нужно жалеть пострадавшую, вернуть ей ценности. Но чувства жалости нет. Тот же ум советует не рисковать даже при низкой вероятности провала. Работаем дальше.
        В нужном районе стоим, дежурим. На вокзале я разыграл наркомана, таксист отвёз меня к знакомым цыганам за дозой. Есть у таксистов такая услуга. Дозу купил, двор посмотрел, адрес запомнил. Теперь стоим неподалёку, смотрим. Номера на нашей «Волге» левые, перед посёлком переставили. Маленькая, лет пять, девочка забрала у наркоши деньги, через пять минут вынесла ему шприц. Я наблюдаю в бинокль, Кармышов пишет на камеру. У камеры есть режим приближения. Через час ситуация повторилась. Сергей не понимал: чего мы ждем? Ага, вот этого и ждали! Этот наркоман пошёл в соседний двор. Это и есть притон.
        - Серега, сначала я войду один, ты заходишь через две минуты и ничему не удивляешься, лады?
        Подошёл, постучал, открыла пожилая цыганка. Стандартный удар в горло, затолкал в дом, свернул шею, нежно положил на пол, чтоб не громыхнула. Походил по дому - больше дееспособных не было. Кармышов зашёл внутрь и скривился. Было от чего. В притоне пребывало всего три наркомана, но видок был специфический, да и запах в доме…
        - Снимай это всё, Серега, и сам запомни хорошо.
        Наснимав на одну кассету нашего любительского видеоматериала, я решил не продолжать. Перешёл к реальной составляющей. После разведки мы пошли ночью на дело. Ход событий напоминал операцию с Юревичем. Были и отличия. Юревич - резкий, злой, обиженный на начальство, несправедливость системы и весь мир. Для него наша акция была почти естественна. Но и ему всё далось с трудом. А Серега Кармышов - бабник, балагур, гуляка. Опять же, не десантник, не воин-афганец, а самый обычный ракетчик. Для должной мотивации пришлось заниматься видео. Тем не менее, мой труд не пропал напрасно. Сергей прочувствовал цыганскую специфику. Взрослых дорезал без жалости, а в последнем из трёх дворов, что мы брали в ту ночь, скрипя волей, сумел зарезать и цыганчёнка средних лет. Проникновение в дома перешло на качественно другой уровень. На одесской барахолке у одного жучилы купил несколько приспособ. За лишнюю десятку он примерно показал, что как нужно делать. Вроде, простые железяки, а сколько нам открытий чудных… Именно открытий! Ххэ.
        - Сам сможешь превратить сберкнижки в золото? И не засветиться!?
        - Не уверен.
        - Тогда так, оставляю тебе все деньги. Они понадобятся на разных этапах. Не забудь постепенно разменять сотки и полтинники. Золото тоже остаётся тебе - оно не ржавеет. Книжки заберу себе - их нужно превратить в деньги и золото. Теперь вдвоём едем к Емцу.
        - Его тоже будешь «крестить»?
        - Всех надо Серега, потом поймёшь.

* * *
        - Норррмально. Всё понимаю. Б..дь! Нет! Нихрена не понимаю! Саша, зачем это нужно?! Почему нужно обязательно убивать?! Почему мы все должны через это пройти? Ладно, Толик. Бог с ним, что Серегу заставил. Но Касьян, его - как? Он же у нас добряк, семьянин… Неужели у тебя нет души - детей резать?! А ты-то как смог, Сергей Иванович, Серега, а?
        - Отвечаю по порядку. И вы, Александр Николаевич, и остальные, должны пройти боевое крещение. Возможно, придётся закупить оружие, возможно, будет нужно купить человека. Есть и ещё планы, где могут понадобиться деньги. Зачем вас «вязать кровью»? Не для проверки преданности делу. Это вопрос психологии. Я, да и вы сами, должны быть в себе уверены; уверены, что когда настанет нужный момент, вы сможете нажать на курок и отдать приказ. Так уж вышло, то и я, и вы - не десантники-афганцы. У которых по десятку духов за спиной. А убивать, может статься, придётся ни в чём особо не повинных ментов и советских чиновников, членов КПСС. Но если мы не сделаем того, что должны - потом погибнут все. Только не сразу, не все от пуль, некоторые выживут лично. Но народ вымрет, как индейцы Америки. Одна из программ уничтожения русского народа, которая работает сейчас - цыгане. Социальные паразиты. Почему убивать? Если действовать по закону - откупятся, их крышует милиция. На второй видеокассете есть звук - послушаете. Советская система достаточно прогнила, чтобы на неё не рассчитывать. По нашим законам нельзя привлечь
ту пятилетнюю девочку ни к какой ответственности, чем цыгане и пользуются. Она и сейчас: один из винтиков в машине уничтожения, а когда вырастет - будет вполне работоспособная деталь. Почему вы все должны пройти через это? Пускай, в 91-м препятствием к достижению цели может стать честный милиционер, вы это будете знать, что он ни в чём не виновен. Простой цепной пёс власти. Стоит поперёк дороги, мешает нашему плану. Как быть? Рука не должна дрогнуть. Есть ли у меня душа? Обкусанная. Но даже если бы предки мне оставили чувства - резал бы и плакал, плакал, но резал бы этих детишек. Из яйца кобры вылупится кобра, а не птенец.
        - Александр Николаевич, вы кассеты посмотрите, там всё просто, как сиськи.
        - Эх, Серега-Серега… И ты… Ладно, включайте телевизор.
        Емец фильмом не удовлетворился. Сергея мы отправили в Одессу, а мне пришлось повторять обосновательную процедуру оперативной разработки цыган в Киеве. В конце концов, Емец убедился.
        - И всё же, детей… Как-то… Не по-человечески.
        - Знаю, но они для нас - не люди. Нас они за людей не считают. Мы для них - добыча. Цыгане оставили у себя родовой строй. Теоретически, это значительно лучше, чем то социальное устройство, что у нас сейчас, и, тем более, чем сейчас на Западе.
        - Ты был на Западе?
        - В той жизни. Продолжу. Только теоретически. А на практике их повышенные выживание и устойчивость, нашему народу - только во вред. Если бы мы наказывали семью русских бандитов - я бы не тронул не только детей, но и жену. А с цыганами не так. Их дети не попадут в детский дом. Даже если попадут - сбегут к родственникам. Те их научат жить по-своему. Так что, из этих детей не выйдет не только строителей коммунизма, но даже любых нейтральных граждан. Выйдут социальные паразиты, наподобие грибов таких, на деревьях растут, полукольцами. Постепенно такие паразитные программы уничтожат не только страны, но и народы, в том числе и русский.
        - А какие ещё есть паразитные программы, как ты говоришь?
        - Водка, сигареты.
        - Это не подходит. Что ещё?
        - Ищете вариант, как увернуться от судьбы тяжкой? Ещё наше общество разрушает партхозноменклатура, я их называю новыми дворянами. С их детьми не так однозначно.
        - Ты мне не оставляешь выбора.
        - Неправда, вы можете выйти из команды. Я не смогу доверить вам руководить киевским филиалом, если не буду уверен, что вы пойдёте до конца, Александр Николаевич.
        - А почему нельзя просто убить предателя Горбачёва?
        - Его убить можно, но сейчас это бессмысленно. Решайтесь.
        Комплексом мер я добился от Емца половинчатого согласия. Он пошёл на дело, но выторговал себе возможность уйти, если ему что-то покажется неправильным. Мне пришлось заставлять цыган много рассказывать. Это забирало время, но себя оправдало. В конце концов, деньги в этой акции вторичны. Рассказывали цыгане о клиентах, а это молодёжь, рассказали о СПИД-е, и о среднем сроке жизни наркомана, о гаданиях и выносах квартир, о ментовской крыше. Приходилось немного подколдовывать. Уровень владения энергиями постепенно повышался. Называется: попутная тренировка.
        - Сколько у тебя братьев?
        - Четверо.
        - Все живут в Киеве?
        - Нэт, трое живут в Киеве, а тэбэ зачэм?
        - Тебе всё ясно, Александр Николаевич, насчёт воспитания детей?
        - Да. Давай, этого я сам.
        - Не возражаю.
        С технической точки зрения операция прошла вполне нормально. Но детей Емец не смог.
        - Александр Николаевич, сможете превратить сберкнижки в золото? Кармышова я не «подгружал», но вы-то - человек ответственный?
        - Хорошо, сделаю.
        - Тогда весь «улов» оставляю пока у вас. Мне предстоит самое трудное: Касьян.
        - Бедный Кирилл. Ты его будешь ломать, как меня?
        - К сожалению, буду.
        - Ты, это… Не спеши. На детей напирай, что они, мол, на наркотики падки. Ну, ты понял. Кира детей любит. Своих.
        Испытание Касьяном было самое тяжёлое. Видео, рассказы, оперативная разработка - мало. Придумал ещё один фокус. Мы с Кириллом ходили под видом партийцев в морг, разговаривали с патологоанатомом, в наркодиспансер, посетили нескольких родителей наркоманов, посмотрели на самих наркоманов.
        - Здравствуйте. Мы из партийной комиссии по проблеме наркомании. Обком озаботился данной проблемой. Это секретарь по идеологии, а я - идеологический сектор обкома комсомола. Вопрос деликатный, партия пока не готова поднимать шум. Нам поручено провести предварительное исследование вопроса. Вы, как практикующий врач-нарколог, можете нам помочь. Кстати, вы член партии?
        Как-то так это всё и происходило. Но Касьяну этого было мало. У него самого было трое детей, да и склад характера: спокойный, добродушный, рассудительный. Как командир мирного времени - идеал. Я уже, фактически, сдался. Даже не было настроения готовить сольную акцию. Помог случай. В гостиницу позвонил Касьян и попросил встретиться. Оказалось, что в его училище был застукан с анашой курсант. Этот курсант - бывший солдат-афганец, поступил по льготе, из беседы с ним выяснилось, что он привык к зелью в Афганистане, а тут продолжил. Касьян в доверительной беседе выяснил: в Харькове он брал наркотики у цыган. Только личный опыт решил дело. Я не поверил в такое счастье! С Касьяном решил не нагонять ужаса - детей «мочил» лично, его выгонял из дома. Отработали стандартную программу, я выдал Кириллу ЦУ и поехал в Краснодар.
        Краснодар после армии.
        Поезда, поезда, поезда… Мне приходилось ездить. Не очень много. Не мог спать в поездах. Раньше. А теперь сплю крепко. Маленький приз за потерю чувств. Много об этом думаю. Не раскисать!
        С вокзала позвонил Рубану. Он тут уже почти три месяца обитает. Суббота, должен быть дома.
        - Саша, подъезжай ко мне домой, эт самое, до понедельника всё равно мы ничего не будем делать. Запоминай адрес…

* * *
        - Здравствуй, Александр Владимирович, эт самое, рассказывай, какие новости?
        - Добывал ещё денег на будущее, пару дней гостил дома, документы из Универа забрал. Побывал в гостях у всех наших, кроме Юревича.
        - Ну, ты, эт самое, электровеник.
        - Время поджимает. Вам это не видно, а у меня в голове часовая мина тикает: «91-й, 91-й, 91-й…»
        - Расскажи, как там наши устроились на новых местах, отдохни от своей мины.
        Многое обговорили с Рубаном за эти два выходных. Он устроился заместителем у Черноусова. Лучше трудно придумать. В понедельник меня оформили в училище: учебные документы, место, форма, постельное бельё, оформление допусков, подписки о неразглашении, закрепление оружия и прочее. На это ушёл весь день. Вторник начался с общения с Черноусовым. Ничего особенного: тайны я ему не выдавал. Скорее всего, он удовлетворял любопытство. Воспользовавшись случаем, я закрепил свою исключительность. У меня оставался маленький «хвостик» июля и август. В июне курсанты сдают экзамены, а в июле у них каникулы: разъезжаются по домам. Мне посещение дома не было нужно, а работы - валом. Если бы я поступал в училище обычным способом - то до августа мне тут делать было бы нечего. Но я перевёлся, поэтому имел формальное право получить доступ в помещения, к учебному процессу, к людям. «Выторговал» у Черноусова свободный доступ к учебным ресурсам: курсам, библиотечным материалам, посещению спецклассов. Это бы мне обеспечил и Рубан, но всё равно через Черноусова. Я несколько облегчил нам задачу. Вениамин Валентинович
удивлялся такому порыву математика стать ракетчиком, но, с другой стороны, сам же он возжелал стать ракетчиком… А что, другим - нельзя?
        За остаток июля, по накатанной схеме, убедил Рубана пройти боевое крещение цыганами. Это было не очень сложно, чуть труднее Кармышова. Съездили в Ростов «на гастроли». Взяли в дело Юревича, разведали, разработали план и замечательно сработали. Рубан показал себя вполне нормально. Проблевался разок, но это нормально, не десантник, чай. Добычу я разделил напополам, дал поручения Юревичу и Рубану на конвертацию и вздохнул с облегчением. Один из трудных этапов остался позади. Команда проверена, «обстреляна» - можно двигаться дальше.
        Весь август напряжённо занимался. Сдал все зачёты и экзамены за первый и второй курсы. На первом курсе в военных училищах проходят курс молодого бойца. Предметов там несколько, но все упирают на здоровое тело. Это у меня было в армии. Физическую форму я подтянул: для ракетчика годилась; хотя тут пришлось напрячься. Строевая - так только что из армии, два года шагистикой наказывали. На втором курсе были более интеллектуальные предметы: химия, физика, высшая математика, инженерное дело. Химия - мой любимый предмет в школе, пару лет выписывал журнал «Химия и жизнь». В конце десятого класса даже колебался, куда поступать: на химика или программиста. Материал был новый, но принципы знакомые. Короче, химию одолел. Высшая математика: не смешите меня, какая она высшая, после моих пяти курсов ДГУ в первой жизни? Сдал легко. Физика: читал, как художественную литературу - уж очень мало там формул и они сильно простые. Основы баллистики также одолел приемлемо. Не подумайте что я - гений. Во-первых, сильно помогали математические мозги. Во-вторых, помогала специфика «бездушности»: нет моральной усталости или
отторжения, нет «не нравится»; прекращал учить только тогда, когда голова уже «не варила». В-третьих, объём знаний в военном училище был несколько меньшим, чем в любом гражданском ВУЗе. В-четвёртых, помогала мнемотехника. Различными приёмами мнемотехники я занимался в первом варианте жизни для своих детей: моих девочек мучили в постсоветской школе, причём забивали голову не знаниями, а информацией. Работа шла преимущественно на память. Решил им помочь. В сети можно было найти всё: нашёл, натаскивал своих школьниц, запомнил методы сам.
        Наиболее любопытно было с рукопашным боем, но об этом - чуть позже.
        В конце августа начали возвращаться из отпуска курсанты. Через пару дней наклюнулись проблемы в моём взводе. Странный перевод, хиловатый вид, свободное посещение занятий, странное рвение к учёбе - все предпосылки стать не только белой вороной но и изгоем. Поначалу от активного наступления ребят останавливало незримое наличие «блата». Я не считал нужным скрывать своё панибратство с Рубаном. Но, через пару дней, самый смелый, Сергей Свистунов, решил проверить меня на «вшивость», «наехал» в умывальнике.
        - Слышь, Корибут, а чё это тебя запретили ставить в наряды?
        - Мне нужно сдать академразницу. Всего лишь вопрос времени.
        - А мне пофигу, твои проблемы, чё я должен за всякую блатную шелупонь корячиться? А?
        Пацан явно нарывался. Но ситуация неприятная: с моим привелигированым положением действительно нужно что-то делать. Тем более, что на всех этих ребят у меня есть планы. Просто отгораживаться от них нельзя. Подтянулись в умывальник другие курсанты.
        - Первое. Ваши лишние наряды я компенсирую, пользуясь своим блатным положением. Чуть позже вы это увидите, пусть будет сюрприз. Второе, ты лично, ответишь за «шелупонь». Но не здесь. Завтра, на уроке по рукопашке.
        Свистунов попытался меня остановить, схватив за руку. «Рычаг руки наружу», добивающий удар в солнечное сплетение - товарищ лежит, отдыхает.
        - Я же сказал, завтра! Или вы хотите быть отчисленными?
        Я повёл взглядом по толпе. Взгляд, это конечно не огнемёт, но мои понты сработали. Кому охота откорячиться в училище два года, а потом загреметь в армию? То, что я «блатной» - знали, а насколько - фиг его знает. Решили не связываться. Гордо протиснулся сквозь толпу и пошёл спать. «Отбой» уже скомандовали. Никто не был готов к такой странной развязке. Пока - отсрочка. Пользуясь свободным посещением, я на рукопашку не ходил. Обоснованно считал, что следует сначала подтянуть те предметы, в которых я слаб. Кроме того, предметы, нагружающие тело, сильно утомляют, потом труднее учить умственные дисциплины. Не судьба, придётся общение с рукопашниками начать несколько раньше. Не хотел. Поддаваться не собирался, а без этого будет буча. Плохо, конечно, жизнь вклинилась в планы, но что ж тут поделать?
        Русские стили.
        Вот и занятие по рукопашному бою. Способ обучения здесь был своеобразным. Преподаватели показывали минимум, требовали думать самим, считали, что когда телу надоест получать синяки и шишки, оно само «вспомнит» или «придумает» приёмы. Мой тренер ушу придерживался других принципов: тщательно ставил правильность приёмов, постоянно указывал на типичные ошибки, работа шла «в обозначение». Начальный рост мастерства шёл существенно быстрее. Как оно дальше - не знаю, туда я ходил чуть больше двух лет. А методы обучения Рогдая мне не известны - получил готовое. Зачем мне было делать перевод? Дурак! Поступил бы на первый курс обычным способом, да и всё! Ах, поздно. Что там у нас ещё с рукопашным боем? Преподавали здесь - адепты русского стиля. Частично именно из-за этого и было выбрано КВВИУ РВ. Преподавателем по рукопашке у меня был Гирус Ефим Анатольевич. Он, правда, меня пока ничему не учил, но зачёт я сдать был должен. Теперь ещё и со взводом разбираться дополнительно.
        - И как ты собираешься сдать мне зачёт? Ты ж нифига не учился?
        - Я занимался рукопашным боем в других местах. Надеюсь, это зачтётся.
        - Мало ли чему ты там учился, в других местах. Что ты умеешь?
        - Осмелюсь сказать, что почти всё.
        Это было наглостью и почти правдой. В первой жизни сначала было ушу. Потом, во второй половине жизни, когда настали смутные времена, пришлось возглавить оборону района. В этот период очень плотно сотрудничал с разными борцами, преимущественно самбистами. А уж науку Рогдая сложно переоценить.
        - Да? Ню-ню. - В голосе препода сквозило сомнение.
        Минут пять пришлось убеждать его в том, что я могу вступить в учебный бой с его подопечными, которых он обучает уже целых два года. И кувыркаться заставлял, отжаться заставил, мышцы скептически осмотрел… Махнул рукой: «Ладно, раз сам настаиваешь…»
        - Можно вот с ним, - показываю на Свистунова.
        - Да ты чё?! Сергей в этом классе - лучший рукопашник!
        - Ефим Анатольевич, разрешите, я не больно этого новичка, так, для науки, чтоб не зазнавался? - А смотрел Свистунов зло, зло.
        - Ладно, только без травм! К бою!
        Вчерашнего активиста я бил по неуязвимым местам, но сильно и больно. Старался ничего не сломать. Сначала длинной плетью, самым кончиком среднего пальца хлестанул по его кончику носа. Боль, лёгкий шок, слёзы. Затем отбил ноги, руки, колени, надавал пощечин, уронил пару раз на спину. Он попытался даже лупануть меня, в нарушение правил, в пах. Как же, держи карман шире! Удар в пах - первый удар в ушу, хотя работа идёт в обозначение. Соответственно, рефлекы против паха у меня были наилучшими. Ногу затёр, в «солнышко» пробил. Гирусу это надоело, он остановил бой.
        - Вот пример того, как не должен вести бой настоящий боец. Учу, вас, учу… Бить нужно совершенно в другие места, на поражение, а не «танцевать». Так где, ты говоришь, занимался?
        - Дед учил, он в ОСНАЗе у Сталина служил.
        - Да-а? Ню-ню… Может и с двумя справишься?
        - Давайте сразу с четырьмя, чего время терять?
        - У нас тут не институт благородных девиц, я разрешу. Может, передумаешь?
        - Нет, я справлюсь.
        - Ню-ню, давайте, вот вы, четверо.
        Этих вырубал в солнечное и горловое сплетения. Причём, сделал это очень быстро.
        - Вот это другое дело, так и надо действовать в боевой обстановке. Только ещё жёстче, добивать нужно.
        - В бою - буду, тут - не вижу смысла.
        - Недобитый встанет и зарежет тебя ножом.
        Надо заметить, что из этой четвёрки все ещё судорожно хватали воздух ртом.
        - А если б их было больше?
        - У меня хорошая подготовка.
        - Ню-ню… И больше, говоришь, потянешь?
        - Хоть всех.
        - У, ты какой! Взвод! Ставлю задачу: взять в плен новичка, как там его… да, Корибута! Постарайтесь ничего ему не сломать и не убить. Взять в плен и связать. Начали!
        Отдалённо эта месиловка была похожа на армейскую демонстрацию. Разница была в том, что эти ребята действительно имели несколько большую подготовку. Пришлось работать ещё жёстче. Бил ладонями по голове, посылая в нокауты, в пах со средней силой, руки-ноги отбивал на блоках безжалостно. Но ребята терпели боль, вставали заново, хромали ко мне, опять получали. Не могу сказать, что сильно запыхался - как-никак, бегал на длинные дистанции, но всё же несколько подустал.
        - Всё! Хватит! Вы все условно убиты!
        - Нет, ты их не добил.
        - Это учебный бой, как вы предлагаете их добивать?
        - Это ты сам должен придумать.
        - Вот он я, покажите на мне, как нужно добивать сокурсников на тренировке.
        Я подошёл к Гирусу, расставил широко ноги и руки, эдакая звезда получилась. Пусть ударит, я бы не защищался. Гирус посмотрел в глаза. Что-то почувствовал. Ситуация сразу изменилась. Никуда бить он не стал.
        - Ладно, замнём для ясности. Останешься после занятий, зачёт у тебя приму.
        После конца урока мы с Гирусом остались в зале одни.
        - Давай потанцуем, курсант. Работаем быстро но в обозначение. Слегка подыгрываем на пропущенных ударах. Это для реалистичности. Понимаешь?
        - Да, я так работал.
        - Отлично, поехали.
        Ох, и «потанцевали» мы с Гирусом! Хотя условность поединка накладывала свой отпечаток, но картина вышла действительно реалистичная, Гирус подыгрывал честно. А картина такая: примерно 6:1 в мою пользу.
        - Никуда не уходи. Я сбегаю, позову наших.

* * *
        - Ну, воин, показывай, на что горазд!
        Это Гирус привёл преподавателя по термеху Бочкина Александра Александровича и преподавателя расчёта баллистики ракет Вишневецкого Сергея Владимировича. Термех нам скоро начнут читать на этом курсе, а баллистику будут давать на четвертом. Но об этих людях я уже был наслышан. Они были организаторами Центра славянского мастерства, в котором происходило много чего интересного, фактически, из-за чего я и стремился в Краснодар. На этих ребят и Центр переподготовки спецназа, который вырастет из Центра, у меня были планы. Поэтому выложился по полной. Повалял всех по отдельности, потом - всех разом. Предпочитал сработать несколько жёстче, но не давать им даже повода подумать, что они имели шанс. Продемонстрировал Голос. Они, в ответ, решили продемонстрировать бесконтакт. К этому моменту я уже неплохо продвинулся в волховании, на программный уровень выходил быстро, но неглубоко. Мог наколдовать быстро, но по мелочи. Бесконтактный бой - самый примитив, с точки зрения магии. Обман чувств. Если требуется не просто заставить противника упасть или промахнуться, а, например, остановить ему сердце - это следующий
уровень. Это уже вмешательство не в сознательную зону программ, а в бессознательную. Это труднее. И дороже для применяющего. О цене расскажу позднее.
        - Почему тебя не берёт бесконтакт?
        - Есть два слепца, которые нащупали на земле дубины и лупцевали друг друга, а зрячий от этих дубин легко может увернуться.
        - Да, объяснил… Красиво, понятно и бесполезно…
        - Чтоб было полезно, нам нужно обсудить ряд вопросов в узком кругу.
        - Чего тут обсуждать?! Ты нам нужен в Центре! Это надо как-то провести по училищу, по документам. И всё!
        - Это само собой, но не всё так просто, не торопитесь, Александр Александрович. Ещё раз повторяю: есть необходимость поговорить. Причём, не полчаса. Долго. Хватило бы и трёх часов, но практика показывает, что возникают дополнительные вопросы. Реально нужно рассчитывать на целый день.
        - Предлагаю собраться у меня дома в ближайшее воскресенье. Тебе, Корибут, постараемся выбить увольнительную.
        - Всё проще. Рубан, новый зам Черноусова - наш человек, он мне выпишет без проблем. Желательно и его присутствие.
        - Договорились, у меня, в это воскресенье, с десяти утра. - Проявил инициативу Вишневецкий.
        - Нет, ну ты скажи: откуда у тебя это?! - приставал Бочкин. Его слегка «напрягало» уверенное поведение «зелёного» курсанта, ревность, что ли, разбирала. До того, до моего «выступления», он был лучшим мастером.
        - От предков. Как и у вас. Остальное - потом.
        Заседание команды № 2.
        Воскресная встреча проходила на квартире у Вишневецкого. Рубан, как и предполагалось, оформил мне увольнительную. Сидели, чайовничали и разговаривали. Попросил вводную часть дать Рубана, чтоб не один я весь день горло драл. Тот рассказал, что знал. Иногда, по ходу дела, приходилось давать дополнения, уточнения, комментарии. Умолчали мы пока только о некоторых моментах наших действий за последние полгода.
        - Знаете, Александр, если бы я сам не владел бесконтактом, то не поверил бы в перерождение душ, общение с предками.
        - Ню-ню, не поверил бы он. А откуда иначе у двадцатилетнего пацана ещё могли взяться такие навыки? Валял нас, как хотел.
        - Неважно. Сейчас - верю.
        - Напрашивается естественный вопрос: почему мы? Теперь становится совершенно понятен смысл такого странного перевода из Днепропетровского университета к нам, в заштатное военное училище. Вам нужны мы. Но зачем? В смысле учёбы мы вам, Александр, дать ничего не можем.
        - Ничё не заштатное, нормальное училище!
        - Ефим, помолчи.
        - Эт самое, если позволите, отвечу я. Мы создали команду. Стоит задача: изменить историю, сохранить Союз, спасти людей. Саша знает многие ключевые моменты. Шанс есть, и неплохой. А вы, эт самое, нам нужны в команде.
        - Да, Алексей Степанович сказал всё правильно. Я интересовался в прошлой жизни боевыми искусствами. Ваших высот не достиг, но о вас слышал, вы стали известными людьми. Вы все - патриоты. Никто из вас не эмигрировал в США, не струсил, не ушёл на гражданку, не стал «косить бабло» тоннами и жить ради этого. В данном случае мы вам доверяем, зная ваше будущее.
        - Ню-ню, будущее они знают. Вы же его уже меняете, уже из того что вы рассказали про эти полгода, ясно, что много бабочек Брэдбэри сдохло.
        - Га-га-га!
        - Ты, эт самое, Ефим Анатольевич, не философствуй.
        - И всё же, я так понимаю, у вас есть план. Какое место там занимаем мы? Это как-то связано с Центром Славянского Мастерства?
        - И да, и нет. Центр - это вы и есть. Но, с другой стороны, через время, он будет реорганизован в «учебный центр по подготовке офицерского состава подразделений военной разведки методиками русской боевой системы». Вот в этом виде Центр меня будет интересовать. Но и ваша роль очень важна. Без вас ничего не получится, мы играем с вами в открытую. С другой стороны, совершенно не вижу причин вам не примкнуть к нашей группе. Кто же защитит русский народ, если не вы!? Уж простите мне столь высокий стиль. Это так и есть.
        - Я - «за».
        - Да подожди, ты, Ефим! Моя душа говорит мне тоже «за», но вот… Нельзя ли каких-то доказательств… Кроме рукопашного боя.
        - Эт самое, мы с ребятами у себя в части уже сомневались-сомневались… Были нам доказательства, некоторые события уже сбылись. Горбатый наши ракеты сократил, например. Саша это предсказал ещё до встречи Горбачёва с американским президентом.
        - Правильно, мы-то такого ещё не наблюдали, мы вас, вообще, недавно знаем.
        - А телевизор - не доказательство?! Каждый день Горбачёв новую «дурку» гонит - это не доказательство?
        - Подождите, Алексей Степанович, всё правильно, у ребят здоровая паранойя. Я могу дать вам доказательство. 7 декабря 1988 года будет очень сильное Спитакское землетрясение. Спитак - это город в Армении. Будет много жертв. Тут остаётся чуть больше трёх месяцев. Вот и убедитесь. А пока будем работать по ограниченной схеме. Никто вас не призывает изменить присяге, вместо лекций читать курсантам стихи диссидентов, готовить покушение на Горбачёва, портить наши советские ракеты!
        - Эт самое, Саша, не кричи, не надо ребят так строго.
        - Позвольте, замечу, Александр Александрович только высказал мысль, что неплохо бы ещё доказательств, фактов. Но! Это не значит что мы вам не верим! Умом понимаю, что к этому идёт. Как раз душа стонет, отказывается принять, как факт. Вот отсюда, мне думается, исходит желание Александра Александровича.
        - Короче, вы спросили: что нам от вас надо, какие у нас планы и так далее. Отвечаю. Нужно реорганизовывать ваш Центр в центр по подготовке спецназа раньше. Дело в том, что в следующем году выведут войска из Афгана, а потом будет война в Чечне. Там тоже много русских пацанов поляжет. Мы можем тут врагам конкретно нагадить. Это ж не предательство: больше и лучше подготовить наших офицеров к боевым действиям?
        - Мне думается, нет.
        - От вас - бумажки, Рубана привлеките тоже. От нас - связи наверху. Мы уже имеем некоторый опыт пробивания… Кроме того, у нас есть свой человек в финансовом управлении. Постараемся на этот Центр привлечь побольше денег.
        - Ню-ню…
        - Кончай, Ефим!
        - Если думаете что мы мелочь хотим из государственных карманов стырить… Можем дать доступ к информации.
        - Если позволите, бумаги мы подготовим, Алексея Степановича привлечём, может быть есть что-то ещё, что можно сделать до декабря?
        - Облегчить мне жизнь в училище. Пока это касается только Ефима Анатольевича и Александра Александровича. Нет времени дурью маяться на рукопашке и грызть термех стахановскими методами. Зачёты нужны.
        - А что вы - нам?
        - Саша, да ты чё? Кончай!
        - Нет, я хочу фактов. Они считают нас патриотами, зовут в свою команду - должны доверять не на словах, а на деле. В конце концов, я же не денег прошу. Пусть поделится знаниями предков.
        - Добро, будут вам валенки. Только не за зачёт. Зачёт, прошу вас, поставьте авансом, а насчёт поделиться… Во внешней школе вы работать и сами умеете, могу дать вам чуть лучшую работу на программном уровне. Вы это называете энергией, бесконтактом, полем. Голос, например. Но у этой науки будет цена, причём личная и немалая. Но об этом - потом.
        - Это другое дело.
        - Позвольте, есть ещё одна мысль. В наш Центр входит ещё несколько человек. Может быть стоит привлечь кого-то ещё?
        - Не знаю, Сергей Владимирович, смотрите сами. Я помню только тех людей, кто имел отношение к боевым искусствам. Желательно сохранить конспирацию. Лучше остальных использовать втёмную.
        - Может быть, хотя бы Сергеева? Вы с ним уже сталкивались: преподаватель стрельбы. Очень достойный человек, смею уверить.
        - Расскажите ему всё сами. И про землетрясение. Чтобы у него не было таких вопросов, как у Александра Александровича.
        Уже после встречи, когда шли с Рубаном по городу, перебросились парой мыслей.
        - Эт самое, хорошо, что не стали им про деньги, взятки, цыган рассказывать.
        - Да, у ребят шок, кризис веры, так сказать.
        - Ну, допустим, партии они верят не больше нашего, но вот узнать, что весь знакомый мир скоро рухнет… Нервы-то - не железные.
        - Да, их несколько пробило. Кроме Гируса, тот - парень простой: пощупал, нащупал хобот - поверил в слона.
        Вживание в училище.
        С сентября потянулись обычные занятия. Академразницу я успел всю сдать. Рукопашный бой Бочкин поставил, физо - Гирус. Термех Бочкин тоже поставил, хоть и жёг меня взглядом - принципиальный человек. Хотя Сергеева ввели в курс дела, и зачёт он мне поставил, но на стрельбу я продолжал ходить. Это было реально нужно, и не было бесполезной потерей времени. Интуитивная стрельба очень хороша на дальних и средних дистанциях, уникальна на сверхдальних. А вот на ближних, до 7 метров… Тут важна скорость, навыки ухода с линии огня противника, перенос огня по целям, перемещение. Этого мне предки не дали. Поэтому у Сергеева я работал на совесть, до седьмого пота. С историей КПСС - своя история. В первой жизни я был наивным комсомольцем, хорошо выучил ту историю, что в СССР преподавали. На первом курсе ДГУ даже реферат написал. По экзамену было «отлично». Но препод в училище «полез в бутылку», давай меня проверять-перепроверять. Если бы не бездушность - полосонул бы гада. А так: холоднокровно отвечал на все его хитрые вопросы, называл даты и прочее. Итог понятен: всё нормально. Короче, с учёбой - вошёл в колею;
с курсантами своего взвода - проставился, купил телевизор, видик и магнитофон в комнату отдыха - все были счастливы. Поползновений «пободаться» после рукопашки больше ни у кого не было.
        Вишневецкий со товарищи оформили нужные бумажки, договорились с Черноусовым, нашим начальником, выписали Рубану командировку в Москву, он взял деньжат мешок и поехал. По телефону договорились с Ковалёвым о взаимодействии. Ковалёв с Рубаном сработали отлично: через десять дней Рубан был уже в Краснодаре с приказом на создание учебного центра по глубокой доподготовке офицерского состава методиками русской боевой системы на базе КВВИУ РВ. Точка. Все довольны. Центр не был привязан к разведке, как было раньше. Это давало больше плюсов, чем минусов. Нет такой секретности, можно учить большее количество людей, чем в первом варианте истории, нет лишнего шефства, а с Черноусовым мы живем полюбовно. Финансирование отдельной строкой. Учитывая наличие свободного нала и Ковалёва - почти неограниченно, но в рамках разумного. Голосу, как и обещал, научил своих. Приняли в компашку, но о главном мы пока не говорили. До декабря занимались закупкой тренажёров, оборудованием всяких полос препятствий, спортзала, стрельбища, доукомплектовали штат. Заказали кучу оружия. Наше получили через Министерство обороны, а
буржуйское приехало из Афганистана, трофейное. Из примечательного: сдал в училище вождение, получил права. Теперь будет несколько легче решать специфические задачи.
        Как и в той истории, 7 декабря Армению сильно потрясло. Теперь новички прониклись окончательно.
        - Как ты мог молчать о таком!? Сколько людей погибло! Наших, советских людей! Их можно было спасти!
        - Успокойтесь, Александр Александрович. Саша нас предупреждал, так что и мы несём часть ответственности.
        - Нет, пусть ответит!
        - Эт самое, Бочкин, успокойся, тут нельзя было ничего сделать.
        - А я отвечу. Во-первых, мне бы никто не поверил. Даже вы, и по более очевидным вопросам, не поверили. Во-вторых, это не совсем наши люди. Карабахский конфликт был совместной разработкой КГБ и ЦРУ. С подачи Горбача, других предателей, местных партийных руководителей Азербайджана и Армении, была организована Армяно-Азербайджанская война. Национальные элиты решили стать первыми скрипками в уездных оркестрах. Националисты пустили в обеих республиках глубокие корни. Идеология уже охватила массы. Потому я смею утверждать, что погибли не совсем наши люди. Не то чтоб мне не было их жалко. Но… Для лучшего понимания скажу, что их война после этого землетрясения сильно спадёт. После распада Союза они должны нажраться дерьма самостоятельности и свободы столько, чтоб опротивело. В перспективе, лет через двадцать, настроения несколько изменятся, будут лучше поняты истинные ценности. А сейчас мы для них будем врагами, если будем удерживать в Союзе силой. Свыше двадцати тысяч погибших и полмиллиона раненых, это конечно много. Но меня такими скромными цифрами не проймёшь. Почти весь Союз американцы «кончили». Это
значит: уничтожили, слово из будущего. Неважно. Нужно постараться спасти других людей. Без натяжек: почти весь мир, всё человечество. Теперь вам пора вспомнить мои рассказы, поверить и проникнуться. Представьте, ваших правнуков будут отдавать на усыновление черножопым гомосекам, или, ещё хуже: на органы в США. И это ещё не самое жуткое.
        - Мы прониклись, Саша, что предлагает ваша команда?
        - Эт самое, ты Сергей Владимирович, если проникся, так начни называть Сашу Александром Владимировичем, для начала. Ему, как-никак, в той жизни семьдесят лет намотало. А наша команда много чего предлагает. Вот маленький пример. Ты, Александр Александрович, мучил его термехом. Ну, выучил он его, сдал. Молодец, заставил, принципиальный, блин! А сколько действительно полезного можно было сделать? Вон, Сергеев, права человеку сделал. Нужная вещь.
        - А чего б ему права не сделать? Он меня так покатал, что и я не умею. Тут не поспоришь. Через канаву перепрыгнул? Перепрыгнул. Яму на двух колесах обрулил, в заносе рулит уверенно, контрзаносом пользоваться умеет, по городу летает лучше таксистов. Чё б мне ему экзамен по вождению не принять и права не сделать?
        - Я понял, простите меня братцы.
        - Ну-ну, Александрович, брось, мы все были Фомы неверующие.
        - Эт самое, давайте без лирики. План у нас есть, но теперь слушайте будущую историю более подробно; потом мы расскажем свои намётки; потом вы подумаете своими головами. Ну, и, эт самое, может тогда чего путного своего подскажете. Лады?
        Спустя четыре часа динамичного разговора, новички сидели удручённые и пили чай. Все мелочи уже выспрошены, разъяснения от гуру из будущего получены, сырые идеи забракованы. Вишневецкий высказал свою идею.
        - Позвольте предложить. Есть такая мысль. Вы планируете на базе нашего Центра потихоньку вербовать будущую «гвардию», с помощью которой будет сделан переворот. Может, ещё что по-мелочи будет в активе. Но ведь не зря вы изменили подчинённость Центра, по сравнению с оригинальной историей? Сейчас полным ходом идёт война в Афганистане. Это только вы, и теперь - мы, знаем, что через год всё кончится. Но ещё целый год можно этим пользоваться! Вот что я предлагаю…
        Афганская операция.
        Два месяца ушло на формальности. В середине февраля к нам в центр прибыло около сотни офицеров из разных афганских военных частей. Чины были разные, но выше подполковника никого не было, хотя мы звали. Не очень то и хотелось… Ещё около сотни человек набралось из разных других мест: пяток - из «Альфы», присланы для ознакомления, парочка - из ГРУ, чуть меньше десятка - из КГБ. Достаточно много офицеров было из ракетных частей: сказались связи обоих команд. Был и своеобразный фильтр. Мы не хотели учить абы кого. Глупо не пользоваться знанием будущего. Нет смысла учить какого-нибудь прибалта или азербайджанца. Зачем тратить свои силы и ресурсы народа на обучение офицера, который через три года будет овощами на рынке торговать? Соответственно, выстроили и фильтр.
        - Галя, составьте анкету, из которой я мог бы понять такие вещи о человеке: степень корыстности, склонность к уходу из армии в случае трудных обстоятельств, привязанность к семье, место жительства родных, близких и друзей, куда он поедет жить в случае увольнения из армии. Желательно сразу увидеть степень самоконтроля, справедливость, склонность уйти в криминал.
        - Постараюсь, Александр.
        Это так мы общались с Вишневецкой Галиной Ивановной, два месяца назад, после любопытной идеи её мужа. Она вела в Центре вопросы специальной психологии и общение с элитарными объединениями. Если по-простому: следила чтоб методы использования скрытых возможностей человека, которыми мучил её муж, не свели офицеров с ума. А вторая функция означает, что она общалась с разными службами и органами. Генералам труднее отказать приятному женскому голосу, чем себе подобному. В любой части командование склонно послать на мутные курсы доподготовки пару разгильдяев, а не тех, кто достоин. Последние месяцы она и Гирус колесили просторы нашей Родины и набирали курсантов, где могли. Гирус демонстрировал возможности системы, а Галина Ивановна следила за качеством «товара».
        В Афганистан за людьми съездили мы с Сергеевым. Сергеев показывал обычную стрельбу из оружия. Я - чудеса стрельбы на дальних дистанциях, превышающих километр, и рукопашный бой. А анкеты просил Галю составить для отсева. Хотя некоторые черты личности я вижу волховским способом, но этого мало. Так и ездили по горам, как работорговцы. А командиры стенали: «Грабят! Лучших забираете! Кто воевать будет, пока вы этих «доподготавливаете?» Мы слушали, да ели. То есть, конечно, не ели, а забирали добровольцев. Да и преувеличивают командиры. Войска выводят из Афганистана, они это знают. Хотя «провожают» наши войска весьма «горячо». Ковалёв не только пробил финансирование, но и особый статус и полномочия. Ослы с золотом города берут. Ох, и прогнило же, наше Датское королевство… Не всё проходило гладко, где-то не давали людей, несмотря на все наши угрозы, кто-то из подходящих сам не желал ехать с нами. Тем не менее, свою сотню мы набрали.
        Не обошлось и без приключений. Это, видимо, мой рок такой. В Джелалабаде в 15-й отдельной бригаде в 154-м отряде, командир, майор Петров, посмотрев на нашу наглядную агитацию, выдал: «Ерунда это всё, ваш цирк. Ничему вы нас научить не можете. А сами в горах не продержитесь и суток». Мало того, что он сам не желает пройти наш Центр, так он ещё и мешает мне других офицеров агитировать «за советскую власть». Это непорядок. Как выяснилось, «спецназ» работает по операции «Завеса». Я не стал уворачиваться от вызова судьбы.
        - Мы сходим в горы вместе.
        Зачем мне это? Я не был уверен в успехе на сто процентов. Но занятия волошбой давали всё лучшее видение программного уровня реальности. Это требовало проверки в экстремальных условиях. С другой стороны, если мы придём к власти и будем делать то, что я запланировал, то враги будут всеми силами пытаться убить меня, как ключевую фигуру. Лучше проверить мою способность выжить сейчас, до начала, не подставляя команду. Умерла - так умерла. Пусть остальные живут обычной жизнью. На их век хватит, ну а дети…
        - Ты чё, серьёзно?
        - Да, мы пойдём завтра. Караван на пятьдесят… Нет, на сорок шесть ослов, сорок человек «духов». Мы их возьмём.
        - У тебя нет допуска.
        - Александр Владимирович, вы не должны рисковать собой.
        - Спокуха, Серега. Так надо. Или - или. Чтоб и не дергался никто напрасно. Но думаю, всё будет успешно.
        - У тебя нет допуска! Ты не можешь ходить с нами на операции.
        - А мы никому не скажем.
        - Я тебя не знаю, вдруг, ты - шпион?
        - Кончай втыкать заднюю, командир. По краю ходишь, а бюрократию взялся разводить: «Допуска нет, шпион»… Бросил мне вызов, так отвечай за «базар». Мне в рейде будет нужно: одна СВД, можно без прицела. Пяток магазинов к ней. Патроны к ней: 20 бронебойно-зажигательных, 300 - 7Н14. Можете на всякий случай взять любой пулемёт под совместимый патрон. Ещё у кого-то из группы должен быть старый «калаш» под 7.62. Желательна рация.
        - Пацан, ты в своём уме? Ты сбрендил? Ты вообще, порох нюхал?
        - Хорошо, отвечу.
        Я подошёл к Петрову и посмотрел ему в глаза. Это не была магия. Самую малость. Я дал посмотреть ему себе в душу. Он всё понял. Пару раз в жизни у обычных людей бывают такие моменты. Голова светлеет, на ум приходит некое знание, никак не обусловленное предыдущими моментами жизни. Умники говорят о проникновении в информационное поле, верующие - о божественном прозрении… Суть в том, что человек чётко понимает: это знание, не версия, не мысль, а именно знание, точная истина. Можно сказать, что в моих глазах майор увидел все победы Рогдая и Ярослава, всю мудрость Светозара, да и мой личный скромный опыт жизни - тоже. Но это всего лишь слова.
        На следующее утро мы вышли группой из четырёх человек. Экипированы были своеобразно: «спецназ» шёл в обычном камуфляже, а я - по гражданке: одолжил у дружественного афганца бурку и папаху. Вертушка сбросила нас в указанном мной месте.
        - Теперь нам один день идти, часов десять обычным ходом.
        - Откуда знаешь?
        - Бог надоумил.
        - Ххэ…
        - Дай АКМ.
        Через десяток шагов я сделал три быстрых выстрела. Минут через пятнадцать мы подошли к засаде. Сверху в камнях лежали три душмана, ещё тёплые.
        - Бля!.. Тут же метров семьсот до того места, откуда ты стрелял. Эт чё, как там, в части, фокусы показывал? Правда, что ли, тебе целиться не нужно?
        - Ещё хуже: мне даже видеть глазами не нужно. Чтоб ты знал: у меня зрение - 0.5, близорукость, понял?
        - А вдруг бы это дружественный «дух» был?
        - Нет. Я вижу, что каждый из них уже убивал наших. Вижу отношение человека ко мне, к моей крови, то есть родичам, вижу опасность.
        - Куда мы идём?
        - К Хайберскому проходу.
        - Ну да, правильно, там часто ослов гоняют. Про караван, я так понимаю, тебе тоже бог на ушко нашептал?
        - Типа того.
        - Ххэ, связался, блин!
        К ночи пришли на место. Как ни убеждал Петрова, что опасности нет - всё равно выставил часового, костёр не разжёг. Я не участвовал в его стандартной суете - лёг, завернулся в тёплую бурку и заснул. В семь утра проснулся, попил воды, размялся, и огорошил свой маленький отряд.
        - Через пять минут покажется головной дозор духов, через десять - будем стрелять. Найдите себе укрытия и не высовывайтесь. Мне нужен АКМ и СВД. Вы огонь без команды не ведёте. Мне помощь не нужна. Вы не должны себя обнаруживать, пока я жив.
        Все офигевали от моей наглости, но решили до конца эксперимента терпеть. Вышколил ребят майор. Позицию для стрельбы я занял метров на сто вверх по склону. Тропа здесь делала глубокую петлю, длинной на километр. Взял в руки АКМ и «вынес» головной дозор. Потом перенёс огонь на основную часть каравана. Всё это происходило одиночными и в быстром темпе. Смена магазина выбиванием - заново стреляю, ещё один - достреливал ослов.
        - Всё, вставайте, живых больше нет.
        - Чё? Правда? Мля… Да… Чё дальше предлагаешь делать, ясновидец?
        - Можете пошебуршать в шмотках, может чё приглянётся. Время есть. Минут сорок будет безопасно.
        Караван оказался смешанным: были и товары: магнитофоны, фонарики, джинсы, наркота; но были и боеприпасы: гранаты, патроны.
        - Эх, жаль, «стингера» нет! Мне бы звёздочку дали лишнюю, пацанам - отпуск…
        - Размечтался. Ничего бы тебе не дали. Звёздочку лишнюю твой начальник получил бы.
        - Эт тоже возможно. Но ты - гад. Помечтать не даёшь.
        - Не думал, что под шкурой злого на весь мир майора, найду мечтателя. Рожа, как у Шварцнегера в «Близнецах».
        - Чё?! Какого нэггера!?
        - Ничё, забудь. Кино такое есть, перейдёшь речку назад, посмотришь в видеосалонах.
        - А-а… Слушай, фокусник, а ты знаешь, что мы на территории Пакистана?
        - Я над этим не задумывался. Мне всё равно.
        - Тебе может и всё равно, только звук я слышу…
        - Точно, хорошо что сказал. Непосредственной опасности нет, но давай СВД и магазин с бронебойными.
        Звук действительно был: шумели моторы вертолётов. Не стал выяснять почему они тут летают. Важно то, что не наши, это было чётко слышно. Два дуплета из СВД - два горящих пятна на склоне горы. Первая пуля пробивала стекло, вторая входила в чистую дырку и убивала пилота. Хлопотно сбивать «вертушку» с бронебойным стеклом, но возможно. Сидхи свои проверил, можно идти домой, то бишь, на базу, со спокойной душой.
        - Всё, «купил» ты меня, фокусник. Хочу учиться, не хочу жениться!
        - Правда?
        - Га-га! Нет, неправда, жениться тоже хочу, но и учиться твоим фокусам согласен. А много ты так можешь? Роту, полк можешь положить?
        - Не знаю. Не проверял. На людях. По мишеням расстреливал магазина четыре с «калаша». По «вертушкам» сейчас было несколько труднее. Не знаю. Интуитивная стрельба требует особой концентрации внимания. Само по себе это не утомляет. Сегодня первый раз по людям стрелял. Почти. Другие разы - не в счёт. Какая-то усталость накатила. Может быть есть предел. Выяснять что-то не тянет. А тебя?
        - Не-не-не, тоже не тянет. А то ещё со спутником американским начнёшь «бодаться» - ну тебя нафиг.
        - Ха-ха-ха!
        - Так что там, насчёт вашего центра подготовки?
        - Надо же, сомневался, а название запомнил.
        - Я же разведчик, должен всё запоминать.
        - Тебя берём по-любому, а вообще, просьба к тебе будет. Мы оставим тебе бланки анкет, пусть заполняют твои знакомые, если кого соблазнишь, шлют письма. От нас придёт вызов или отрицательный ответ, если что-то будет не так. Мы не всех берём.
        - Ух! Вы какие!
        - Да, мы такие. Ещё, просьба. Подписок не беру, но вы, ребята, не трепитесь об этом деле. Вам, конечно, не поверят, но мало ли…
        - Александр Владимирович, а я тоже хотел бы так научиться. Но я - рядовой…
        - А зачем тебе? Скоро приказ. Тебе осталось два-три месяца службы.
        - Понравилось. Не знаю. Чудо. Возьмите меня, я буду очень стараться.
        - Ты не офицер, а у нас - не частная лавочка. Откуда родом?
        - Рязань.
        - Не подходит. Есть только один вариант. Сильно советую тебе его использовать. Это может изменить твою жизнь, но выглядит неожиданно.
        - Ну не стращайте - пуганый.
        - Ты можешь поступить в Краснодарское ракетное училище. Курсанты этого училища проходят такую подготовку. Впрочем, не всё.
        - Жаль, я мечтал в наше Рязанское десантное поступить после службы. До армии не прошёл по физподготовке. Бегаю я знатно, а вот руки подкачали. Может быть, служба в Афгане зачтётся и я поступлю. Тут, в горах, мне мои ноги значительно больше пригодились, чем руки…
        - Нет, определённо ты должен быть с нами. Приезжай после службы в Краснодар, поговорим. Как фамилия?
        - Погорелин.
        - Так, Погорелин, отстань от товарища курсанта. Александр, а насколько далеко можно так стрелять?
        - Обычная пуля с СВД сохраняет убойную силу на трёх километрах. Если достанешь патроны с тринадцатиграммовыми - то на четырёх километрах. А если ДШК допрёшь куда надо - о-о-о, кисло врагам будет. «Тора-Бора» сможешь в одиночку взять.
        - У-у?
        - С осликом. Патронов много нужно будет тащить.
        - Га-га-га!
        Вот так замысловато прошла пиар-кампания нашей доподготовки по методу русского стиля.
        Краснодар, Центр, конец февраля 1989-го.
        - Александр, позволь отвлечь, у нас проблема. Людей в Центр прибыло около двухсот человек, а казарма одна, и та не совсем доделана. Мы все в шоке. Не знаем - что делать.
        - Нет у вас предпринимательской жилки, Сергей Владимирович.
        - А что это такое?
        - А-а, предприниматель, это навроде кооператора. Короче, найдите в городе шабашников, по ПРЭЖО и ЖЭКам прошвырнитесь на машине, тащите сюда за любые деньги, Рубан потом заплатит. У нас есть деньги.
        - Откуда?
        - Много будете знать… И ещё, кровати ставьте туда двухъярусные. А что делать? В тесноте, да не в обиде.
        15 февраля СССР вывел последние войска из Афганистана. И мы получили незапланированное пополнение. Все офицеры, которых командиры не отпускали из Афганистана, приехали разом после вывода войск. Учёба сама по себе не принесла больших проблем. Бочкин учил рукопашке по своей системе, Сергеев - скоростной стрельбе без прицела на коротких дистанциях, Вишневецкий раскрывал возможности человека. И скрытые и не очень. Учились наши подопечные и лекарственным травам и съедобным растениям Кавказа. В самом конце был выход в горы на неделю. Всем всё понравилось.
        Отмечу несколько неочевидных моментов. Всех учеников мы «брали на карандаш». Выясняли для себя: чем они дышат, с тем, чтобы использовать это в 91-м. Галина, в редкие минуты перерывов и отдыха, раздавала анкеты, проводила тесты. Выявляла текущие черты характера, скрытые склонности. Нас, в частности, интересовало: уровень деловых качеств, руководящих навыков, предыдущий опыт в разных сферах. Нужно выяснить и «политическую сознательность», и ширину кругозора, гибкость мышления и гибкость морали. В час «Х» нужно будет иметь представление о кадрах, и каждого поставить на то место, которое ему будет лучше соответствовать. Я в это не вникал, не нужно лезть под руку профессионалам.
        Хотя… Разок полез. Очень горячо пообщался с Бочкиным. Ещё из прежней жизни помнил, что многие спецназовцы критиковали его приверженность к ножу, в то время как сами они предпочитали применять бесшумное огнестрельное оружие. Что есть хорошо. Этот мой маленький совет Александр Александрович воспринял в штыки, не просто болезненно, а он взорвался: и «яйца курицу не учат», и «возомнил себя сверхчеловеком», и «кто ты такой», - наслушался. Позднее он остыл, но в тот момент я направил к нему Галину. Галина разобралась, успокоила нашего товарища. Причины взрыва нам деликатно не сообщила. Ну и ладно. Своих проблем выше крыши.
        На привалах, после того как Бочкин выжмет из ребят последние силы, мы проводили начальную идеологическую обработку. Это маскировалось под модельные ситуации. Например: «Что вы будете делать, если ваш командир напился и отдал приказ расстрелять из танка Горисполком?». Или: «Если ваше командование приняло решение ввести бронетанковую колонну в город и с каждого окна по вам стреляют из гранатомётов. Головная и замыкающая машины подбиты. Как на Саланге. Что будете делать?» Нас очень радовали редкие ответы наподобие: «Если выживу, вернусь в штаб и покрошу всех».
        - Товарищи офицеры, сверху нас обязали включить в программу подготовки политинформацию. А замполит остался на базе. Экая неприятность! Поэтому мы с вами просто поговорим о политике и «за жизнь». А мы с чистой совестью сможем поставить «галочку».
        - Везёт же вам, товарищ подполковник. А мы «калаши» только ставим…
        - Га-га-га!
        Вишневецкий, сквозь смех: «Нашу птичку попрошу не обижать. Вот кончатся курсы - езжайте к себе домой и ставьте кого хотите и как хотите. А тут прошу не пошлить. Лишний раз».
        - Га-га-га!
        - Ладно. Такой вопрос. Кто как думает? Хотят американцы мира, могут ли они стать нам друзьями? Сделали они счастливыми те страны, что находятся под их контролем? Давайте ваши мысли.
        Потом обсуждали источники высокого уровня жизни в капиталистической Европе. Тут взял на себя роль лектора я. Остальные имели только информацию партии и правительства. А я жил при скоростном интернете с обилием любой информации. Соответственно, мог рассказать не по советской книжке о новых формах колониализма, о несправедливом разделении труда, о уничтожении высокотехнологичных отраслей промышленности в колониях и покорённых странах, о программах уничтожения «туземцев» - новых «бусах» и новых «цветных тряпочках». Исподволь, эти политинформации готовили людей к нужным нам мыслям. Стукачей я не боялся. Мои способности волхва росли, поэтому всех «сотрудничающих с администрацией» выявлял на ранних этапах и разными способами обезвреживал. Да и напрямую, линию партии никто не критиковал. А такое: «Почему забулдыга и несун на заводе получает 200 рэ, а офицер, рискующий жизнью, ходящий в наряды, участвующий в учениях - те же 200 рэ? А потому что у нас действует диктатура пролетариата», - хоть и жёстко, на грани фола, но формально - соответствует официальной доктрине. Ребята подняли вопрос дефицита.
Пришлось долго и подробно обговорить эту проблему.
        - Давайте, расскажу я. Ситуация такова, что если я сейчас расскажу все, подчёркиваю: все, причины дефицита, то и меня и вас сделают антисоветчиками. Более того, даже если никто не узнает, есть и другая причина придержать знание: ночами спать плохо будете. Поэтому ограничусь только первым уровнем причин: очевидным. Представим себе соревнование между прапорщиком и офицером: кто раньше накопит денег и купит «Волгу». Офицер гордо восклицает: «Ты обречён! У меня зарплата больше, она составляет одну шестую часть всех зарплат офицеров нашей роты». А прапорщик вечерком слил бензина с «ЗиЛа», продал дачнику. И так - каждый день. Как думаете, кто раньше на «Волгу» сможет скопить? Теоретически, СССР и США борются за доминирование в мире.
        - Почему теоретически? А фактически?
        - Фактически этим занимается только США, а СССР никакой внешней политики не проводит. Это долгая отдельная тема, примите пока эту оговорку на веру. Для борьбы нужны ресурсы. Эти ресурсы есть в некоей абстрактной стране Африки. Штаты покупают одного человека: диктатора, поставляют туда оружие, причём, за деньги. Диктатор и его приспешники заставляют добывать ресурсы местное население под дулами автоматов за гроши. Вложений - минимум, отдача есть. Более того, туземцы сами сокращают свою численность из-за войн. Если их станет слишком мало - можно завезти рабочую скотинку из другой страны. Что в подобном случае делает благородный СССР? Строит неграм школы, больницы, заводы, электростанции, поставляет оружие, продукты и промышленные товары. Иногда - в кредит, часто - бесплатно. А потом умное население и хитрый лидер: шасть - взбрыкивает, делает всё по-своему, не так, как нужно СССР. А благородный СССР не может расстрелять трудящиеся массы за долги, которые не отданы, не может ввести войска и заставить отработать вложенные средства. В итоге имеем менее эффективные действия в глобальной игре. Меньше
ресурсов - хуже живёшь.
        - И всё?!
        - Конечно нет. Есть ещё добрый десяток факторов. Например, себестоимость продукции. На Западе климат теплее нашего, соответственно, на единицу продукции тратится меньше средств. Но все те мелкие факторы, которые я только начал перечислять составят только 10 %-й вклад в явление дефицита. А о девяноста процентах я пока не могу говорить. Если будет судьба, приедете в начале декабря 91-го опять к нам в гости - вот тогда будет можно и я вам расскажу.
        - Я и без рассказов знаю эти девяносто процентов: работаем плохо!
        - И да, и нет. Думайте дальше: почему…
        - Позвольте мне вставить словечко. Александр Владимирович пригласил вас всех приехать снова в гости от 1-го до 7-го декабря 1991. Это важно и для вас, и для нас. Нам это очень важно с научной точки зрения: проверить эффективность методики, посмотреть остаточные навыки, опросить случаи применения, узнать ваши мнения и всё такое. Более того, если даже вам придётся добираться за свой счёт - деньги за билет мы возместим и назад дорогу оплатим. Со многими из вас мы бы хотели поддерживать связь в дальнейшем, может быть некоторые из вас изъявят желание открыть филиалы по вашим местам проживания или службы. Если у вас не будет работы или надумаете увольняться или переводиться с прежних мест службы - звоните, мы постараемся помочь.
        Активная подготовка.
        За три месяца мы пытались объять необъятное: обучить, натренировать, обработать наших курсантов. Этот конвейер тащил на себе Вишневецкий. Самый первый выпуск был рекордным по количеству учеников. В дальнейшем за двести не выходили ни разу. Многие наши подопечные входили в составы различных общественных организаций, наподобие «Союз ветеранов Афганистана». Они подкидывали нам клиентов, так сказать. Главное: правильно оформить бумаги, а Ковалёв, со своей стороны, обеспечит бюджетное финансирование. Наша ФРС. Второй элемент «печатного станка», чёрный нал, тоже не «скисал». Я вспомнил свой предпринимательский опыт 90-х и решил воспользоваться горбачёвской экономической свободой несколько раньше остальных. Организовал сеть торговых кооперативов. Возили фурами овощи и фрукты из южных регионов РСФСР и Украины на Север. Начальный капитал - был, навыки - тоже…
        В середине 90-го года дал отмашку всем своим на проведение операции «Теремок». Это означало всего лишь то, что все мои ракетчики стали начальниками своих училищ. Исключение было только с Рубаном. Он поехал директорствовать в Днепропетровское высшее зенитно-ракетное командное училище войск ПВО. Это назначение далось несколько труднее и дороже остальных. Оно относилось к другому управлению. Не буду о скучном: взятках, подарках, подставах. Краснодарское училище возглавил Вишневецкий, а Центр перекинули на Бочкина. Ковалёв продемонстрировал чудеса изворотливости, но сделал всем нашим фиктивное прохождение Академии Генштаба. Это встало нам очень дорого. Страшно даже называть эту сумму. Но не дороже денег.
        Не столько для денег - бизнес процветал, сколько для того, чтобы окончательно провести ритуал принятия в нашу тайную организацию - провел краснодарскую команду через цыган. Схема была прежняя, сильно рассказать нечего. Исключение было сделано для Галины Вишневецкой. Она «крещение» не проходила.
        В своей фирме создал отдел по кадрам. За стандартным название скрывались необычные функции. «Благонадёжных» «центристов» мы правдами и неправдами переводили на Украину и на Юг РСФСР. «Центристы» - это офицеры центральных районов России, а не люди с умеренными и консервативными политическими взглядами. Если не получалось перевести - увольняли и брали к себе в фирму на работу. Меняли квартиры, перевозили семьи, помогали с переездом. Был в фирме ещё один отдел: информации. Он имел такую функцию: плавно подводить народ к нужному мировоззрению. Проводились семинары, доклады на корпоративках, видеопросмотры фильмов с комментариями. Этот сектор тянула на себе Галина Вишневецкая, как одна из посвящённых. В Центр взяли на работу другого психолога. На меня по бизнесовой линии наехали в Ростове рэкетиры. Отбиться мы отбились, но этот случай напомнил мне об одном важном элементе политических переворотов: оружии. Лучше решить этот вопрос заранее, чем в последний момент: кое-как, наперекосяк.
        Для исполнения я взял майора Петрова и ещё человек пять офицеров-афганцев. По ходу дела отмечу, что круг посвящённых в тайну будущего рос потихоньку, но опасности не было. Я уже не просто видел людей, но и мог в некоторых, не очень больших пределах ими управлять. Отдалённо это похоже на знахарство, как от пьянства кодируют, например. Такую подстраховку вводил посвящённым. Если бы кто-то из них попытался без моего разрешения поделиться тайной - он бы просто передумал: «Не хочется - и всё тут». Недавно прилетал в гости Ковалёв с матерью. Она опять беременна. Оно и понятно: Ковалёв хочет сына. Рассказал всё и им. Описал их дальнейшую судьбу в той истории. Ковалёва уже бы не было в живых через пару лет. Официально - просто умер. А скорее всего его авантюрная жилка заставила влезть в какую-то мутку, за что и полёг. Наводку на склады со стрелковым вооружением дал именно Ковалёв. Не бесплатно. Выторговал себе три недели «стояка» на стороне. Взял с него слово пользоваться презервативами. Мало ли. Мне мама здоровая нужна.
        Ах, да, склады… А что про них говорить? Стандартная охрана из солдат срочной службы, стандартное караульное помещение, почти как у меня в части. Такой же офицер-разгильдяй, наподобие моего Самсонова. Первым шёл я. Солдата на посту «вырубил», аккуратно перелез через «колючку» над воротами, вырубил и связал остальных, по японской рации позвал остальных. Подъехали на фурах, открыли дверь, обманув предварительно сигнализацию. В одной из фур был «Балканкар» - маленький погрузчик. За полчаса загрузили пять фур и - дра-ла-ла. В запасе - целая ночь. Документы на фрукты в порядке, досмотреть бы не дали, но бог миловал от греха, не пришлось убивать милиционеров. Тайники были подготовлены заранее, причём, в разных городах. Равномерно завезли по одной фуре в каждый из базовых городов.
        Предсказанные мной события исправно происходили, невольно укрепляя веру в меня и мои пророчества со стороны посвящённых. Предсказывал всё, пользуясь волховским контролем памяти.
        Июнь 1989 года - Резня в Новом Узене. Декабрь 1989 - Румынская революция. Январь 1990-го - Армянский погром в Баку. Февраль 1990-го - беспорядки в Душанбе. Май-июнь 90-го - резня в Ферганской долине.
        А когда пошли отделения республик СССР - поверить в окончательный распад Союза в 1991-м году стало совсем легко. Проводили мы и внутренние политзанятия. На них присутствовали только посвящённые. Там я объяснял шаги Горбачёва, национальных элит, операций КГБ, созданных США общественных организаций, что к чему в итоге приведёт. Больше всего людей возмущал Чернобыль. Опыт показывает: болтун может красиво рассказать про что угодно, даже уговорить на самоповешение. Примеры есть: террористы-смертники, сектанты-самосжигатели. А вот разоблачить обман может только знающий человек. Обыватель, не профессионал в конкретной области - не может. Я был профессионалом и учил своих людей азам политтехнологий. Был у меня некоторый опыт из той жизни. Лет десять занимался региональной политикой. А потом, ещё лет десять, уже с 2025-го по 2035-й был опыт управления небольшой общиной. Об этом я уже рассказывал. Масштаб мелкий? Ну… Большинство принципов одинаковы.
        Весь 90-й год прошёл в кипучей деятельности. Прикрывались мы бизнесинтересами. Очень удобно. Мало ли куда нам пришло в голову фрукты везти? Хотел купить несколько компьютеров, но узнав цену - пошёл по накатанной преступной дорожке. В той жизни у меня был однокурсник, родители которого поставляли компьютеры на конфетные фабрики. Договаривались с главбухом о левом откате, главбух мотивировал директора. Продавали комплекс: копм плюс программа. Даже цифры помню: 100000 долларов США! Вот так и разоряли наши заводы. Эти компы стояли потом бесхозные, а бухгалтера считали по-прежнему: на калькуляторах. Дал команду своей службе охраны прижать означенного студента на предмет информации, потом его неделю держали на снотворном и отпустили. За эту неделю все точки оперативно освободили от компьютеров. Всё прошло предельно гладко. Одна бабушка-вахтер на всю фабрику ночью - разве это охрана? Накупили принтеров и получили мини-типографию. Это нужно было для внутренней документации. Если быть более точным: для методичек для своих. Отдалённо это напоминало ленинские «телефон, телеграф…»
        Были организованы постепенно филиалы фирмы во всех областных городах Украины и Белоруссии. Действовали по стандартной схеме. Покупался дом или квартира, искался офис, склад, продавцы на рынки. После создания торговой части, на место прибывал посвящённый и занимался разведывательными мероприятиями. Во всех случаях выходили на контакт с местными организациями офицеров и афганцев, налаживали контакт. Вербовочную разведку осуществляла только моя группа. Это было обусловлено моими сидхами. На практике это означало, что люди взяты на заметку, примерно ясно: чем они дышат, чего от каждого ждать. Соответственно, будет понятно к кому стоит обращаться за поддержкой в час «Х», а к кому - нет. Если бы не сидхи, то решать задачу пришлось бы хлопотнее: досье, исследование биографий, грамотный психолог. И всё это в количестве, ибо людей нужно достаточно много, а провалы недопустимы. Плюс, самое неприятное: группы зачистки. Если просчитались.
        На местах создавали организации наподобие: «Клуб военных пенсионеров», «Общество армейской памяти», «Кружок любителей военной истории». Названия могли быть разные. А по сути, занимались эти клубы обработкой военных пенсионеров. Приурочивая акции к разным событиям: «День героической гибели «Варяга», «610-я годовщина Куликовой битвы», «113-я годовщина обороны Шипки», «Месячник суворовских побед». Проводимые акции были нескольких типов. Лекция на час-полтора, посвящённая указанному событию, возможна демонстрация фильма по теме, если удавалось организовать. Это проходило в одном из ДК города. Рекламу давали в местные газеты. А также работало сарафанное радио. Постепенно набивалась база данных по людям: телефоны, адреса, списки телефонов соседей для бестелефонных. Активистов обзванивали заранее и полный зал был гарантирован. В перерыве организовывали «наркомовские 100 грамм» и перекус, больше напоминающий обед. В конце просили зарегистрироваться. Под этим понималось быстрое заполнение анкеты для новичков и обычная регистрация для старых членов клуба. Понятно, что взносов с членов никто не брал. Эти
данные позволяли штанному психологу найти потом человека, поговорить либо по телефону, либо на личной встрече. Поводом могло быть предложение выступить перед школьниками 10-го «А» класса соседней школы, рассказать о прошлой службе, нацелить ребят на поступление в военные училища, способствовать патриотическому воспитанию. Фактически: составлялся психопрофиль и полезность человека для нашего дела. Деньги такие клубы съедали относительно небольшие, а пользу делу давали немалую: мы обрастали связями в регионах.
        Пользовались вредительским горбачевским «разрешено всё, что не запрещено» в своих целях. Наглели капитально, если честно. Подъезжает машина к КПП части, выходят оттуда пара ветеранов, девушка-психолог и водитель, он же бывший воин-афганец. Требуют замполита части или командира. Приходит замполит. Начинают его агитировать за советскую власть по полной программе.
        - Так мол, и так, хотим помочь в патриотическом воспитании солдат.
        - Ваша часть ракетная, Иван Иванович служил в 44-м на «Катюшах», вот он и расскажет…
        - Это ничего, что секретность, мы только в актовый зал пройдём, без фотоаппаратов.
        - Особый отдел не разрешит? Тогда давайте вы - к нам. В любой выходной привозите роту или две в клуб.
        - Нет в планах воспитательной работы? Это ваше упущение, допишите, согласуйте. Вот телефон, позвоните и доложите о готовности.
        - Никаких «не получится», фашистов победили и вашу военную бюрократию победим! До самого Горбачёва дойдём, но победим! Разве вы против перестройки и нового м?шления?
        - Кстати, в фойе клуба будет благотворительная продажа фруктов, овощей, конфет и печенья производства Украины. Цены значительно снижены, по сравнению с рыночными.
        - Конечно, приводите офицеров части. Почему мы вас не встречаем в доме офицеров на собраниях нашего общества? Жён тоже приводите, будет небольшая выставка-продажа современного трикотажа.
        Такой тихой сапой и нарабатывали связи в военной среде. Это требовало денег. К темам бизнеса добавил конфетные фабрики, вспомнив дела однокурсника. В этом я опередил их семью на год-два. Тем более, что дорогу в бухгалтерии конфетных фабрик мы уже знали. Швейных фабрик на Украине тоже есть несколько штук - добавили к темам ещё и тряпки. Вот что значит: зайти на рынок с большим начальным капиталом, быть первым, быть монополистом и так далее. Короче: деньги были, на наши скромные программы - хватало.
        Была и такая программа: «300 спартанцев». Её смысл заключался в поиске тех 300 человек, репрессированных Горбачёвым после пролета Руста. Неоценимую помощь в этом деле оказал мой «отчим» - Ковалёв. Финансовое управление знает всё! Потратили на это дело некоторые силы, но всех нашли, вышли на контакт под разными предлогами, прощупали почву, оценили личностные качества. Около половины мы сумели взять в оборот. Не то чтоб полноценно завербовали, но достаточно чётко сами для себя убедились в их готовности, в случае чего, тряхнуть стариной. Не всех Горбач уволил из вооруженных сил. Но каждого можно использовать по-разному. Военных пенсионеров - в час «Х», действующих офицеров - после прихода к власти, как агентов влияния.
        Программа «Верблюжья колючка» включала в себя несколько десятков различных операций. Это множественный сбор сведений о специфических людях из бывшего и текущего окружения Горбачёва, и, как логическое завершение - острые акции по объектам. Вы неправильно подумали, не просто убийство. Объекты похищали, увозили в тихий подвал, долго и упорно «кололи». Допросы с пытками и без длились до тех пор, пока позволял организм у объекта. В одном случае пришлось даже украсть семью. Крепкий армяшка попался. Но когда пригрозили зарезать его детей у него на глазах - «сломался», рассказал всё что знал. Трупы либо топили, либо закапывали на дно свежих могил на кладбище. В домах объектов, по возможности, изымали ценности, документы, имитируя бегство. Пусть будет больше тумана. Допросы снимались на видеокамеру. Сколько бы он не длился. Затем анализировали, монтировали короткие видеоролики признаний. Не ленились помыть и переодеть, подкрасить «раскаявшегося» грешника. Нам ещё эти записи в эфир пускать надо будет.
        Были ещё две особые операции. Одна из них - договор с командующим 14-й армией генерал-лейтенантом Яковлевым. Прибыли мы в расположение штаба 14-й армии вместе с Кармышовым. Он уже имел звание генерал-майора. Это давало некий вес. В принципе, при желании, я мог уже сам пройти в любое помещение, вполне хорошо отработал метод «отвода глаз». Но, в данном случае, это было не нужно. Стоит задача: убедить командующего. А генерал-майор, начальник Одесского высшего артиллерийского командного ордена Ленина училища имени М. В. Фрунзе, имеет больший вес, чем непойми-кто в моём лице. Генерал принял нас без проволочек, хотя был сильно удивлён визиту.
        - Чем вызван ваш визит?
        - Ох, генерал, не с добрыми вестями мы пришли. Это, кстати, мой помощник, Саша, так его и называйте. Да, так вот, есть ли у вас видик? У нас есть некоторые материалы на кассетах. Если нет, то у нас в машине…
        - У меня есть видеомагнитофон, пройдёмте в красный уголок.
        После просмотра материалов по Горбачёву Яковлев был сильно удручён.
        - И, тем не менее, опять спрошу: чего вы хотите?
        - События в стране будут развиваться дальше значительно хуже, чем вы себе думаете, чем можете представить. Горбачёв и другие предатели специально разжигают межнациональные конфликты, чтобы развалить Союз. Уже сейчас в Молдавии есть жертвы, часты случаи нападения на русских, в том числе и военнослужащих вашей армии. Так вышло, что мы располагаем информацией о будущем. Через год здесь будет идти война, причём русских людей, жён и детей ваших офицеров, будут убивать из оружия вашей армии. А через полтора года вас выкрадут националисты из «Народного Фронта Молдовы», будут пытать, бить, потом обменяют на милиционеров. Здорово?
        - Не здорово. Пропущу пока ваш пассаж насчёт знания будущего мимо ушей. Опять спрошу: что вы хотите от меня?
        - Когда будет уже наполовину поздно, вы решитесь действовать, но обращение наверх будет иметь отрицательный эффект: Мишка вас снимет, оружие останется на разграбление молдаванам. От вас мы хотим здравого ума и приглашаем в компанию таких же, как и вы. Для лучшей работы мозга у нас есть дополнительная информация. Предлагаю собрать офицерский состав, включая замполита, и посмотреть киношку. А там будет видно. Есть ещё один момент. Мой товарищ, Саша - экстрасенс. Он отделит стукачей от обычных. А то у нас всё очень быстро закончится. Добро?
        - Да ради бога, если сможете. - Яковлев ещё для себя ничего не решил. Трудно было поверить в чудеса. Хотя на экранах уже полно было всяких кашпировских, но… Были сомнения в правдивости, не было ясно: чего ждать от визитёров. Генерал решил подождать, посмотреть, ещё послушать. Сдавать коллег никакого настроения не было. Ещё лет пять назад - сдал бы, не задумываясь. Но сейчас, глядя на бардак, что Горбачёв в Союзе устроил…

* * *
        Через полчаса все свободные старшие офицеры были собраны в актовом зале, там установлен видик, два телевизора. Видик через тройник пускал сигнал сразу на оба телевизора одновременно, как в видеосалоне. Технику мы предусмотрительно привезли с собой. Мне пришлось прогуляться в коридор, открыть распределительный щиток, вырвать оттуда проводок. Яковлев как раз проходил мимо и удивился. Пришлось разъяснить: «Незримое око особого отдела - прослушка». Когда все, кого ждали, расселись, я вышел на сцену и, пользуясь навыками волхва, приказал: ««Сейчас я буду считать до трёх. На счёт три все осведомители особого отдела, КГБ, молдавских националистов, агенты иностранных разведок встанут, выйдут из зала, уйдут на свои рабочие места и забудут последний час своей жизни». Раз, два, три». Несмотря на истеричные хохотки, перешёптывания, кислые рожи офицеров, всё прошло нормально: в зале встало человек пять и потянулось на выход пришибленными походками. Немая сцена. Остальные смотрели на это действо круглыми глазами. Гипнотизёр в части! Показывает фокусы прямо со сцены!
        - Товарищи офицеры, прошу внимания. Отнеситесь к мероприятию серьёзно. Сейчас наши коллеги из Одессы покажут вам некоторые видеоматериалы. Смотрите внимательно, потом обсудим.
        - «Все сидите, смотрите, никуда не выходите», - это уже я ввёл формулу на программный уровень нормальных офицеров, подстраховался немножко: а то вдруг у кого нервы не выдержат.
        Материалы мы собрали знатные. Я не пожалел денег и труда: разными путями мы смогли достать съёмки хроник с места событий разных национальных конфликтов. Под видом журналистов центральных телевизионных каналов мы смогли взять интервью у очевидцев событий. Были и постановочные сцены. Я, всё-таки, человек из будущего, что такое чёрный пиар знаю не понаслышке. Саму резню в Новом Узене мы не нашли, но дали кадры противостояния с солдатами, об армянском погроме в Баку нашли ролики плохого качества но хорошо, широко освещавшие события. Немного событий в Грузии, чуть-чуть - резни в Ферганской долине. Потом несколько человек давали интервью о «Мише-конвертике» и его славной работе в Ставрополье. У некоторых из «300-ти спартанцев» мы писали интервью на скрытый диктофон. Несколько нечестно, но эффективно. Теперь могли дать послушать товарищам офицерам мысли коллег из верхнего эшелона по поводу разгрома армии Горбачёвым. На закуску остались два ролика: первый принадлежал Шахназаряну, помощнику Горбачёва, подельнику по многим грязным делам. Он рассказал подробно о стравливании армян и азербайджанцев. Горбачёв
сознательно дискриминировал азербайджанцев, везде расставляя руководителей армянского происхождения. Эта кадровая политика, несколько провокаций КГБ, негласные договорённости Горбачёва и Муталибова, бездействие милиции и армии и привели к армяно-азербайджанскому конфликту. Затем Кармышов выступил со сцены.
        - Вам не повезло. Совсем скоро тут будет второй Нагорный Карабах. Хотите - верьте, хотите - нет. Когда придёт время выбирать - выбирайте жизнь ваших семей, жизнь русских людей, а не законы, которые не соблюдают «члены» и преступные приказы, которые они вам отдают. Саша, теперь ты.
        - «Вы забудете эту встречу, вы вспомните всё только 19-го августа этого года. Сейчас вы заснёте, проснётесь, когда услышите команду «смирно»».
        - Вот и всё, товарищ генерал-лейтенант, мы с вами свяжемся позднее. Обдумайте всё как следует.
        - Да, ещё, товарищ генерал, не принимайте пост от Смирнова, вас отстранят, а вот оружие в Приднестровье передавайте вагонами, это будет правильно. Только делайте это втихаря. И гагаузам тоже можете помочь. Командование вам прикажет не открывать огонь по молдавским националистам, но они будут громить части и забирать оружие. Продумайте методы противодействия без применения огнестрела. Обучите солдат пользоваться пращами, двери и ворота сделайте чудовищно толстыми. Короче, думайте. Если чего умного надумаете - вы знаете к кому обращаться: Сергей Иванович будет в Одессе.
        - Вы меня не загипнотизировали, это не случайно? А если я попробую сообщить наверх?
        - Нам зомби не нужны. У вас есть своя голова на плечах. Привыкли, понимаешь, что партия за вас думает. А она решила вас предать. Наверху, куда вы хотите сообщить, предателей больше половины. Звоните, вас первого и убьют, тихонько отравят, как Хрущёв Сталина, врачи заключение состряпают: «сердце не выдержало» - и всё.
        - У нас есть надежда?
        - У нас есть план. До свиданья. Не забудьте минут через пять разбудить офицеров командой.
        «Допустим, я бы решил их сдать. И что? Говорить о рекомендациях укрепить ворота? Или сообщить подробности о воровстве верхушки КПСС? И о антигосударственной, предательской деятельности КГБ? Интересно, кого первого посадят? Впрочем, скорее всего эти ребята правы: садить не будут, убивать будут.»

* * *
        Через десять минут в машине на обратной дороге в Одессу Кармышов сомневался.
        - Ну и чего мы добились?
        - Он будет думать. Очень может быть, что выйдет на контакт. Сильно в планы не посвящай. Если поймёшь, что он готов на поступок - немного приоткрой планы, проси оружия и подразделений.
        - Ты так можешь, как Кашпировский? Чтоб у баб зарубцевалось, а у мужиков рассасывалось? Га-га-га! Они с ума не сойдут?
        - Не сойдут.
        - А нас, ты случаем, не загипнотизировал? Никак не предполагал что буду революционером, что буду людей убивать. А прошло-то всего ничего - три года!
        - Нет, Серёга, вас я не гипнотизировал. Как и остальных. Просто убедил. Или ты телик не смотришь?
        - Да смотрю, я, смотрю. Плеваться туда хочется. Кстати, а чё за дата такая: 19 августа? Ты раньше вроде про декабрь говорил?
        - Я передумал, на общем собрании расскажу. Есть более удобный момент.
        Через неделю я провёл акцию в Севастополе, в штабе Черноморского флота, очень похожую на приднестровскую. Курочка по зёрнышку…
        Предстартовое общее собрание. Киевское высшее военное инженерное училище связи, актовый зал, 8 мая 1991 года.
        - Всё чисто, нас никто не слушает, все присутствующие - наши люди, можно начинать, Александр Николаевич.
        - Спасибо, Александр Владимирович. Товарищи офицеры, прошу тишины.
        После этого Емец долго, подробно, рассказывал о наших ресурсах на данный момент, перспективах по вербовке сторонников, ходе ряда наших программ, особо значимых операциях.
        - Если есть какие соображения - пишите записки в президиум. Потом их сожжём. Даю слово Корибуту, большинство его знают, а для новичков сообщаю: без него не было бы ничего, я имею в виду нашу организацию. Прошу, Александр Владимирович.
        - Здоровья всем. Мы здесь собрались не только для докладов, обсуждения планов. Эти вопросы мы успешно решаем и в рабочем порядке. Хотел обратить ваше внимание на некоторые моменты. Мы не формируем конспиративных пятёрок, не строим структурно нашу организацию, как тайную. Это неспроста. С одной стороны, мы имеем возможность вести себя так беспечно в виду моих экстрасенсорных способностей, я их называю волошбой. Это подарок предков. С другой стороны, наша деятельность не будет иметь никакого смысла, если мы потерпим поражение. Дальше будет агония стран бывшего СССР, народов и даже всего человечества. Я специально собрал вас всех вместе, чтоб вы поняли, что не одиноки, что нас много, что у нас есть значительный военный ресурс. Шансы на победу велики. Мне пришлось наблюдать много свержений власти. США делало это достаточно часто. Назвали эти перевороты «цветными революциями». Что-то похожее мы и планируем осуществить. Если мы пассивно отсидимся сейчас, фактически мы переложим все проблемы на своих детей и внуков. Поверьте, в будущем этих проблем станет больше и они будут глубже. Не думайте, что всё
происходит случайно. Есть такая мысль: «генералы всегда готовятся к прошедшей войне». Это сказал какой-то немец, точно не помню. Мы создавали совершенные ракеты и танки, а враги применили новое оружие: идеологию общества потребления, жадности, внедрение шпионов в верхние эшелоны власти, внедрение своей культуры в нашу молодёжь и прочее. Совсем скоро элиты окончательно порвут страну на куски, государственная машина уже поломана, нас будут грабить и уничтожать, но сами наши люди будут на стороне врагов, будут горячими сторонниками и участниками процессов разложения. Вы себе пока даже представить не можете, что на плодородной земле Украины крестьянину нечем будет кормить семью, и он будет вынужден брать автоген в руки, подрезать опору ЛЭП, рубить топором провода, сдавать «алюмишку» в пункт приёма цветмета. Вашей фантазии не хватит представить, что на всех базарах Украины будут в продаже только турецкие яблоки. В России, так будет называться РСФСР, будут продавать китайские овощи. Китайские! «Нет, это невозможно! Чушь!», - так можно было бы сказать ещё шесть лет назад. За все годы войны в Афганистане
погибло чуть больше 12 тысяч солдат. На дорогах России в год будет гибнуть в ДТП по 16 тысяч, в Украине - 6 тысяч человек. По другим странам бывшего СССР не помню статистики. Это только гибнуть, а покалеченные учитываются отдельно. «Членовозы» и мажорные сынки новых дворян и сейчас безнаказанно сбивают людей. Туберкулез, гепатит, наркотики, - всего не перечислить. Почти в каждой семье будет машина, вот беда - дорог не будет. Точнее: они будут похожи на улицы Сталинграда 43-го. Еда перестанет быть дефицитом, вот беда: она почти вся станет ядовитой, вредной для здоровья. Чтоб вы поняли о чём идёт речь: магазинное молоко, например, будет стоять месяц не скисая. Там будет много антибиотиков, канцерогенных консервантов, другой гадости. Очень похоже на анекдот про негра и унитаз. Знаете? Не помните? Ладно, расскажу, он короткий. Детский анекдот уровня четвёртого класса.
        Поймал негр Золотую Рыбку, загадывает ей свои желания, почему-то только два. - Хочу стать белым. И чтобы все женщины передо мной снимали трусы. Рыбка сделала его унитазом в женском туалете.
        - Гы-гы-гы.
        - Зря смеётесь, плакать придётся. Девушки будут считать престижным работать проститутками в польских и турецких борделях, а если кто попал в немецкий - тому сказочно повезло. Инженеры будут выкапывать военные кабеля, добывать медь, чтобы прокормить семью. Это время наступит через пару лет. Оно наступит везде, куда не дотянемся мы своей волей.
        - Давайте просто убьём Горбачёва!
        - Правильно!
        - Это же значительно проще! Правильно!
        - Тихо! Александр Владимирович, ответьте на этот вопрос, нам тоже интересно. Это ведь значительно более простой путь.
        - После моего ответа мы покажем видео с допроса помощника Горбачёва, тогда вам многое станет более понятно. А по поводу «проще»… Не получится, но даже если получилось бы, то это всё равно плохо, другой вариант конца. Тут собрались люди, готовые терпеть тяготы и лишения военной службы, служить в песчаных и ледяных пустынях, в тундре и тайге, держать там годами свои семьи, рисковать жизнью под пулями в Корее, Анголе, Вьетнаме, Египте, обслуживать ядовитые ракеты и радиоактивные боеголовки. Вы способны следовать некорыстной, немеркантильной идее, вы из породы воинов, из касты воинов. Таких рождается около 10 %. А в партию, да и в верхние эшелоны армейской власти, в последнее время, проходили люди другого склада характера. Там ценились такие качества: пить и не пьянеть, лизать задницу начальству, не перечить, лицемерить, долго говорить шаблонные речи на коммунистическую тему, умело отрапортовать, угодить начальству баней, охотой, молоденькими на всё согласными комсомолками. Эти люди построили себе альтернативную систему материальных благ: спецпайки, спецраспределители, спецмагазины, спецсанатории,
спецбазы отдыха, спецгараж и прочее. Они развращены и глупы, властолюбивы и злопамятны, мелочны и порочны. Добрая четверть уже завербована врагами, остальные мечтают об этом, но их не берут. Знаете, сколько раз они ездят за рубеж за свою жизнь? Официально это оформляется как встреча с представителями компартии Франции, например, а фактически за народные деньги они ходят по борделям, лежат на пляжах Ниццы, их жены покупают платья, ценой в вашу годовую зарплату. Вы нипочем не догадаетесь, почему партийцы хотят демонтировать социализм и реставрировать капитализм. У них же и так - коммунизм! Зачем?!! Не догадаетесь. Им надоело опасаться вылететь из обоймы за аморалку - хотят пялить шлюх в банях вдоволь и без риска для карьеры. Им надоело писать каждый раз кипу туфтовых бумаг для поездки в Париж на выставку мод. Они хотят ездить на «Мерседесах» - «Волги» - это дерьмо. Они хотят открыто носить золото-бриллианты, купаться в ванной с шампанским, вместо воды, смотреть французскую порнографию и американские боевики. Говорю честно: у них всё получится. На тех землях, куда мы не дотянемся, всё вышеперечисленное
будет, будут золотые унитазы, «Мерседесы», ценой в детский садик. А вот у простых людей не будет денег прокормить второго ребёнка, иногда и первого. Но вам ни за что не потягаться с ними в словоблудии на марксистскую тематику. Это их поле игры, вы их не переиграете по их правилам. Умный полководец выбирает поле боя, где он будет силён, а враг - слаб. Система прогнила вся, но её сломают не с пользой для народа, а с огромным вредом! Вместе с КПСС будут сломаны почти все заводы, уничтожено сельское хозяйство. Знаете, как охотно крестьяне побегут из колхозов? Как же: «Буду работать только на себя!» Только окажется, что на трактор денег нет, а за аренду земли нужно платить - тоже денег нет. Элеватор - плати, удобрения - плати. Всё как в сказке про отца, сыновей и веник. СССР мы тоже нормально не сохраним. Не мне вам рассказывать про трения между солдатами разных национальностей в частях - сами много раз видели. После Сталина нормальной национальной политики не было. Или вы не наблюдали на рынках грузинов с мандаринами? Или вы не слышали анекдота про «серую «Волгу?» Вспомните «Белое солнце пустыни». В тех
странах до сих пор есть калым и многожёнство. Приходит в дом партийная комиссия:
        - Кто эта женщина?
        - Жена.
        - А эта?
        - Сестра.
        - А эти три?
        - Сестры жены.
        И детей куча бегает. Всё нормально, сигнал был ложный - пишет комиссия отчёт. А это все: его жены. Кстати, проблема не в том, что жён несколько, а в том, что они не живут по нашим законам. Знает ли кто из вас, что сейчас в Чечне в половине домов в удалённых кишлаках есть зинданы? Это такие ямы, где держат в плену русских рабов. Баб тоже воруют. Участковый милиционер там - тоже чеченец по национальности. Родовой строй. Чужих зарежут. Во-первых, нет смысла спасать прогнившего Франкенштейна. Нет смысла оставлять у власти текущую псевдоэлиту. А во-вторых, это у нас и не получится. С предварительными планами наш начштаба, Емец Александр Николаевич, вас уже должен был ознакомить. На первом этапе мы планируем сохранить в составе СССР только Белоруссию и Украину, маленький кусочек РСФСР, малую часть Молдавии. Потом будет видно. Сохраним и большую часть социализма: общественную собственность на средства производства, зарплату по труду, прочее. Чтоб вы знали: в остальных бывших республиках Союза дефицита больше не будет, полки будут ломиться от разных товаров, магазины будут занимать половину первых этажей
во всех домах. Подчеркиваю: во всех многоэтажных домах. Очередей не будет. Один неприятный момент: денег у людей будет мало, чтоб покупать вдоволь. Реально жить будут хуже примерно в десять раз. Это в среднем. Бывшие партийцы станут миллионерами. А остальные - нищими. Захотите так жить - уедете в соседние капиталистические республики. Давайте передохнем. Приятного зрелища не обещаю, но всё же сменим вид деятельности.
        - Товарищи, как мы и обещали, показываем фрагменты допросов некоторых… гнид. Полную подборку видео и других материалов вы получите в конце собрания индивидуально. У кого нет дома видеотехники - сообщите потом, мы через представительства «Южных фруктов» вас обеспечим.
        - Товарищи, может несколько не в тему, хотел воспользоваться случаем и поблагодарить наше руководство. Мы с женой всю жизнь копили деньги. Хотели «Волгу» купить, дураки. Понимаю что мелочно, но не могу удержаться. Если бы эти деньги пропали, жена бы не пережила: у неё слабое сердце. Спасибо большое, что предупредили про обмен пятидесяток и соток, спасибо, братцы… И на книжке…
        - Полковник, возьмите себя в руки, товарищи, кто по соседству, дайте носовой платок человеку. Поймите, мы - одна семья, даже не военная, а русские. Сраные коммунисты запудрили нам мозги интернационализмом. Чтоб вы знали. Эту информацию сейчас не афишируют. СССР, в целом, имеет небольшой положительный показатель рождаемости. Но подлость в том, что он обеспечивается неславянской частью. А у русских, белорусов и украинцев давно и стабильно этот показатель отрицательный. Мы вымираем. Уже. Ещё. Относительная экономическая стабильность СССР обеспечивается, уже давно, поставками нефти и других ресурсов. СССР превращается в страну третьего мира, а скоро превратится в несколько колоний. Будем поставлять женщин в бордели, детей педофилам Европы и Америки, и всех кого ни попадя - на органы. Скажу честно, детей первые лет двадцать будут брать только детдомовских. А потом… Лучше вам этого не знать.
        - Предупреждаю: не теряйте материалы, не пейте в поездке. Вопрос очень важный.
        - Подождите, Александр Николаевич, давайте сделаем надёжнее. Прошу посмотреть на меня. Товарищи офицеры, «вы не сможете пить спиртное следующие три месяца». Я вас только что закодировал. Не обижайтесь. Это не очень большая жертва, потерпите.
        - У-у-у.
        - Мы и так бы ничего не потеряли…
        Сказать что фрагменты допросов ставропольских подельников «Миши-конвертика», Шахназаряна, особ, приближенных к Шеварнадзе и Яковлеву, произвели впечатление - ничего не сказать.
        - А почему остальные молчат, ничего не делают? Что ж Крючков-то?
        - Крючков, ребята, всё знает, шантажом выдавил у Горбачёва много власти, думает, что контролирует ситуацию.
        - Товарищи, прошу с ознакомлением со всеми методическими и прочими материалами не тянуть. Там одна из программ, которую вам предстоит осуществлять: лекции и диспуты в домах офицеров, в наших базовых училищах. Начинаем идеологическую обработку широких масс будущих участников переворота: курсантов, солдат и офицеров. За неделю до часа «Х» вы обязаны провести тренинги личного состава.
        - Благодарю, Александр Николаевич. У кого есть вопросы?
        - А почему по Молдавии в планах только контроль части территории? Моя 14-я армия вполне сможет взять под контроль всю республику?
        - Взять сможет, но удерживать потом будет трудно, а делать это нужно долго. Это трата ресурсов. А их у нас и так не сильно много. Реальной пользы от Молдавии не слишком много. За кислое вино и право кормить пропивших мозги алкашей? Нах!
        - Я настаиваю! Зачем было меня вербовать, убеждать?! Чтобы я теперь всё бросил?!
        - Хорошо, потом, после собрания, подойдите к Емцу. Ещё вопросы, коллеги?
        - Я даже не знаю как спросить. Всю жизнь сверху был кто-то главный. Да, я генерал, но сверху есть ещё. Я привык выполнять приказы, а тут не просто инициатива в рамках приказа… Не смотрите на меня так, самому неудобно, но стараюсь быть честным. Нужно нарушать присягу. Нет ли какого-то юридического обоснования, казуса?
        - Во-первых, этот момент освещён в материалах, потом почитаете. Если очень коротко, то СССР уже нет. Гражданской составляющей уже нет. Деньги со сберкнижек уже не выдают нормально, и не выдадут. Скоро валюты будут разные. Экономики тоже начинают рваться. Поговорите со знакомыми директорами предприятий, если таковые у вас есть. И второе, самое главное: вы присягали СССР, вы и спасаете эту страну. Пусть враги оторвут большую часть, мы ещё не проиграли. Гитлер тоже дошёл до Волги. Вы остаётесь верны присяге, вы не мятежники, а борцы с предателями. Непривычность ситуации заключается в том, что предателями оказались те, кто вам всю жизнь приказывал. Я смог ответить на ваш вопрос?
        - Спасибо Александр Владимирович, стало немного легче. А то - душа болела. Вроде умом понимаю, а в душе - раздрай.
        - Можно я? Да? Моя фамилия Чхеидзе. Что мнэ дэлать? Я - грузын. Что будэт с моей Грузией? Может, лучшэ я туда пэрэвэдусь? Вай! Какой гад, виходыт, этот наш Шеварнадзэ! Шени дэда!
        - Не ругайтесь. Вы не грузин, а советский человек. Должен вас огорчить. Грузию мы потеряем. Может быть, надолго. Более того, несколько позже, лет через двадцать, Грузия распадётся на несколько маленьких государств. В той истории были очень сильны националисты во главе с Гамсахурдия. Ничего сделать наличными силами не удастся. Но! Мы обязательно придём на помощь вашему народу. Вы нам не чужие, все советские люди благодарны Грузии за Сталина, Берию, других великих сынов братского грузинского народа. Не буду вас обманывать, я не знаю: когда мы сможем выручить вашу родину. Наш штаб работает не только над первым этапом операции - приходу к власти, но выдам тайну: в дальнейших планах ближайшие несколько лет будет не до Грузии. Будьте сильным, не теряйте надежду, полковник. Тем более, что планы могут измениться под влиянием обстоятельств.
        - Так, ведь, пишут, по телевизору говорят, что Сталин много людей репрессировал, Берия - девочек сотнями насиловал…
        - Горбачёв - предатель, все эти новые газеты, новые передачи на телевидении - проводники идеологии врагов, некоторые - реальные агенты США и Англии. Общий принцип: если кого сильно ругают - значит очень хороший был человек. Про демографию славян я вам рассказывал. У Румынии тоже были подобные проблемы. А кто что знает о демографической политике Чаушеску? О других его делах? Про съеденных на обед младенцев вещает жёлтая пресса. Враки это всё. Почти все, кого Сталин репрессировал, этого заслужили. И заговоров было множество, и троцкистов в 37-м не всех добили. Один из них - Павлов, из-за которого Минск через неделю немцы взяли. Была определённая категория лиц, которых посадили на большие сроки не совсем корректно. Среди советских деятелей развилась невероятная коррупция. А законы СССР были несовершенны, причём, сама советская партократия не стремилась принять жёсткие законы, под которые подпадут их тёмные делишки. Был придуман оригинальный выход: из воров выбивали признания во вредительстве, работе на разведки других стран, заговорах. А по тем статьям были большие сроки. Сами подумайте: человек
ворует много больше Корейко, целые губернии недоедают, а ему можно вменить от 3-х до 5-ти лет! Это разве справедливо? Сталин - это огромная отдельная тема. Пока просто поверьте: Сталин и Берия - герои нашей страны. Хрущёв отравил Сталина, застрелил без суда Берию, а потом оболгал их. Контроль над СМИ позволяет сделать из чёрного - белое. Берия тащил на себе два наркомата! Благодаря ему СССР не стал большой Хиросимой - именно он курировал ядерный и ракетный проекты. Кстати, облучился и уже умирал. Когда ему было насиловать школьниц? В более поздние времена истина всплывет, но пока вам придётся в этом вопросе мне просто поверить. Могу ещё заметить: Мишкина «гласность» касается только права врагов поливать грязью наших героев, а вот про вагоны шмоток, золота, картин, которые маршал Жуков вывозил из Германии - ни слова. Один из заговорщиков. Ничего не слышно про брежневские времена, никаких разоблачений. Как думаете, почему? Ладно, не буду мучить вас загадками: многие люди ещё живы, одним миром с Мишей-конвертиком мазаны. Если он их зацепит, то те материалы, что мы собрали по Ставрополью, вы их сегодня
частично видели, покажутся детским лепетом.
        - У меня не то, чтобы вопрос, скорее самоотвод. Нет даже не так… Не знаю… Дело в том, что я служу по интендантской части. Фактически: заведую складами. Большими складами боеприпасов. В Новобогдановке. Я никогда никого не убивал, даже не охотился. Да и городом управлять не обучен. Я не отказываюсь, не струсил. Просто я сомневаюсь, боюсь вас подвести в ответственный момент. Вдруг, не смогу отдать приказ стрелять в наших людей, если окажут сопротивление? Или сделаю в городе чего не так? Мелитополь хоть и небольшой город, но всё же…
        - Не переживайте, полковник Самойлов, если не ошибаюсь? Вам выделили хорошую группу поддержки и заместителя. Он возглавляет филиал «Южных фруктов» Мелитополя. Бывший афганец, ему приходилось убивать врагов. Что касается управления городом… А знаете что, звоните в Обком Запорожья. Там будет давать всем жару моя мать. Бедное Запорожье! Будете советоваться.
        - А что с милицией и КГБ? Стрелять - не стрелять? Как взаимодействовать?
        - Всё подробно описано в бумагах. Если коротко, то ситуация такая. КГБ подлежит нейтрализации. Они участвовали в заговоре Горбачёва. Нет никакой гарантии, что у местных украинских чекистов рыльце не в пуху, поэтому лучше перебдеть. Здания областных контор в час «Х» блокировать, всех арестовать, связать, увезти и запереть на базе. При сопротивлении - уничтожить безжалостно. Вот такая инструкция. Второй вопрос: милиция. Милиция - на особом месте. В каждый райотдел областного центра посылаете группу. Сначала устанавливаете контакт с дежурным по РОВД, потом вызываете по телефону начальника. В ходе агитационной беседы выясняйте лояльность к социализму и СССР, отношение к КПСС. Во главе таких групп желательно ставить зрелых мужчин из числа бывших афганцев, офицеров в отставке. Если начальник окажется в высшей степени нелояльным - постарайтесь арестовать начальника, найдите контакт с дежурным офицером и назначьте его ВРИО начальника РОВД. Если и это не проходит, тогда райотдел захватить, разоружить, но при этом не мешать им нести службу без оружия. На ограбления пусть выезжают, бумаги оформляют, а вот на
указанные в списке места пусть не рыпаются: встретим оружно. Если будут мешать - стрелять. Плакать, жалеть пацанов, но стрелять.
        - Александр Владимирович, раз вы из будущего, расскажите: какое оно?
        - Большое, круглое, белое.
        - Га-га-га!
        - Большие гадости будут твориться. Люди будут глупеть, пока не станут круглыми дураками. После ядерной войны настанет ядерная зима, выпадет снег, везде будет белым-бело.
        - Нет, ну не так. Просто: какая будет жизнь, что нового появится? - Жизнь, какая она… Внешняя сторона будет такая: в каждом доме будет компьютер. Не такой большой, как вы думаете. На столе вполне поместится. Сейчас уже есть похожие, но они медленные. Те будут лучше. У каждого человека: у старой бабушки-пенсионерки, у ребёнка - будут мобильные телефоны. Это маленький телефон весом грамм сто, помещается в карман. Он работает на радиочастоте через вышки-ретрансляторы. Вся страна будет покрыта этими вышками и связь будет везде. Послала жена в магазин, а ты забыл список дома. Звонишь и спрашиваешь, а она тебе расскажет. Мода, сначала ещё ничего, но постепенно будет всё более развратной. Культура тоже сильно изменится в сторону разного рода разврата. В подборке материалов есть фильмы о культуре современной Европы и Америки. Сами посмотрите. Такое в СССР цензура не показывает. Например: во многих из этих стран штук по 20 -30 разных видов браков бывает. Скажу про еду. Придумают вкусовые заменители. Любое дерьмо, требуху, перекрученную на мясорубке, будете есть с удовольствием: туда добавят этой химии.
Плохо то, что эти вещества вредные. По телевизору можно будет на обычную антенну поймать каналов 10 -20, в зависимости от величины города. Если поставить спутниковую антенну и приставку - 100 -200 иностранных и своих каналов. Они будут очень разнообразные. Подвох в том, что большинство из этих каналов будут распространять отравленную телепродукцию: фильмы пропагандируют жадность, разврат, эгоизм, искажают историю, передачи будут отуплять людей. Будут такие фильмы: сериалы. Сейчас уже показывали такие: «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут». Эта ерунда будет «съедать» всё свободное время, личности не смогут развиваться. На компьютерах будут очень интересные игры. Эта привычка будет засасывать не хуже наркотика. Особенно падки на это подростки: уходят в виртуальный мир, а в реальном деградируют. Придумают много новых наркотиков: более дешёвых, дающих привыкание от одного приёма, быстрее сводящих наркоманов в могилу. Будет пятьдесят сортов колбасы и пятьдесят сортов пива. Реклама пива приведёт к потреблению его раз в сто больше, чем сейчас. Пиво содержит вещества, работающие, как женские гормоны.
Мужчина, пьющий много пива, становится бесплодным. Будут такие подгузники для маленьких детей: памперсы, они впитывают жидкость, но остаются сухими. Удобно. Однако окажется, что яички мальчиков не переносят перегрева. Многие из мальчиков, на которых в младенчестве надевали памперсы, станут бесплодными. Но вскрылось это не сразу.
        - Что-то всё у вас в будущем крутится вокруг бесплодия!
        - Га-га-га!!
        - Да, враги уничтожали население колоний, в том числе России, Украины, прочих стран бывшего СССР подобными хитрыми методами. Реклама курева приведёт к тому, что много детей будет начинать курить лет с шести, а с десяти будет курить половина. Женщины тоже будут курить: процентов шестьдесят, не меньше. Водки тоже будет сортов пятьдесят на каждом углу продаваться. Разврат через телевидение приведёт к тому, что среднее начало половой жизни будет лет в четырнадцать. Это в нашей стране. На Западе лет в десять. Секс перестанет быть сокровенным, станет разновидностью наркотика. Венерические болезни, бесплодие, нежелание создавать семью. Бабы дают и так - зачем напрягаться, зарабатывать на квартиру и прочее? Есть и положительный момент: презервативы не будут дефицитом. Соответственно… Индейцев спаивали, покупали за бусы их землю, за цветные тряпочки стравливали племена друг с другом. Почти ничего не изменилось. Мы теперь в роли индейцев, бусы другие, но результат неизменен.
        - Неужели ничего не будет просто хорошего?
        - Машины станут лучше, удобнее, быстрее. Какое-то время. А потом и они станут плохие, ненадёжные, недолговечные, «одноразовые». Биться в них станет намного больше людей. Много товаров люди будут брать в кредит. Это как сейчас в рассрочку. Только советская рассрочка брала очень маленький процент, а вот будущие банки будут заставлять в итоге выложить две-три суммы за вещь. Было лет десять-пятнадцать относительно благополучных лет. За это время вырабатывали сталинский задел: основные фонды заводов, плодородие почвы. Сеяли, например, один подсолнечник на одном месте лет пять: земле хана, но арендатор в шоколаде. Купил квартиру, в квартиру, прочее.
        - Значит враги нас уничтожат? Победят? Это неизбежно? РСФСР мы спасти не можем, вы так говорите, а маленькая Украина будет стоять почти против всего мира… Варшавский договор Горбачёв уничтожил. Старые технологии, мало людей, нет всех полезных ископаемых…
        - Не всё так плохо. Девяносто пять или даже больше процентов товаров, которые производит Запад, не нужны для выживания человека. Например: сто разновидностей неалкогольных напитков. Можно просто выпить воду. Не так вкусно, но жажду утолит и не вредна. Мозги. Общество потребления развращает массы, почти не появляются таланты и гении в науке и технике. Пока что им сильно помогает эмиграция, «утечка мозгов». Очень скоро умники побегут из РСФСР и других республик на Запад. Если придём к власти, одной из наших задач первой очереди будет переманивание умников к себе, создание им коммунизма. Не буду сейчас развивать эту тему. Есть ещё пара моментов. Я знаю будущее. Это даёт возможность навредить врагу более эффективно, развить свои новые направления с меньшими затратами, не отвлекать ресурсы на тупиковые ветви. Но легко не будет - это правда. Давайте заканчивать.
        - Расскажите о науках. Какие будут открытия?
        - Никаких. Скорее закрытия и пиар. Пиар в науке - это реклама будущего открытия для получения денег на исследование. Деньги потом воруются по хитрым схемам, изображается некая деятельность, а открытия нет. Тому есть причины. Наши враги первого уровня - англосаксы, второго - владельцы Федеральной Резервной Системы, печатной машинки, которая штампует доллары в неограниченном количестве и заставляет их покупать с помощью авианосцев. А вот с третьим уровнем непонятно. Может так оказаться, что враги третьего или четвёртого уровня - не люди. То есть существа другого вида, умные инопланетяне. Подробнее пока не могу говорить. Но! К чему это я вёл: к развитию наук. Все те современные научные представления о мире, что есть в ваших головах - ложны, неверны в самых основополагающих моментах. Такая аналогия: как раньше люди считали что Земля стоит на трёх слонах, такие примерно и ваши нынешние представления по большинству вопросов мироустройства. Причём у всех: инженеров, учёных. Поэтому открытий почти не делали. А чтобы люди не делали открытий, или делали мало и неправильные - была создана система
фальсификации науки. Почти все нобелевские премии выдают за неправильные открытия. Часто - неправильным учёным. Более точного слова подбирать не хочу. В двух словах поясню: вредная теория, слабо подтвержденная экспериментом, которую есть желание перепроверить другим способом, закрепляется авторитетом нобелевской премии. «Открыватель» получает лишние учёную степень и должность, пишет главы в учебники, читает лекции студентам - мракобесие закрепляется. Иногда получается сыграть тоньше. Удачное изобретение, но теоретическое обоснование неправильное. Тогда премией закрепляют теорию, а эффект от изобретения смазывается. Пример: лазерные эффекты объясняют теорией спина электрона. Как вы думаете: почему не смогли создать боевое лазерное оружие и мучаются пучковым?
        - Почему?!
        - Скажите!
        - А, правда, почему?!
        - От блин. Как дети! Пацаны в войнушку не наигрались. Ладно, отвечу. Потому что нет у электрона никакого спина, нет и фотонов, соответственно в вакууме условия другие и там эффекта нет. Нет эффекта - нужно искать изъяны теории и двигаться в познании дальше. Вместо этого реальное состояние вещей скрывается завесой секретности, направление исследований замораживается, неверную теорию не критикуют и не отвергают. Выдам вам одну гипотезу. Не стопроцентную истину, а гипотезу. Но она ничем не хуже, а в некоторых моментах даже лучше официальной. Конкретно по поводу лазера. Мы живём в виртуальном мире. Для нас он реален, но устроен он как большой компьютер. Фотонов не существует. Они не летят в пространстве ни как волны, ни как корпускулы. Пространство преодолевает программная волна просчёта атома, на который может быть сделан сброс возбуждения. После просчета сам сброс происходит в Прави мгновенно. В воздухе или другой плотной среде много опорных атомов. Поэтому при синхронном переходе молекул газа в перевозбужденное состояние в лазере мы имеем необходимость массового одновременного просчета и
возможность такого просчета. А в вакууме возможности нет. Там нет вещества или, по крайней мере, очень мало вещества. Поэтому волнам просчета приходится ждать в очереди к наличным редким атомам. Соответственно никакого лазерного эффекта нет. Программа «звездных войн» в том варианте, которым американцы всех пугают, блеф в квадрате. Это и невозможно в принципе, и даже если бы лазер в вакууме работал - они бы не реализовали технически: руки кривые.
        - А можно ещё примеры ошибок в науке?
        - Я не хочу развивать эту тему. Она не имеет отношения к текущему моменту, никаких реальных доказательств альтернативных доктрин дать вам пощупать руками я не смогу, а лишний раз призывать поверить мне на слово не хочется.
        - Вы нас заинтриговали! Так нельзя! Даже если мы не поверим, но хотя бы пусть будет информация. Нам просто любопытно, чисто по-человечески.
        - Просим!
        - Пожалуйста!
        - Хоть немного!
        - Правда, интересно!
        - Детский сад, младшая группа. Ладно, сами напросились. Закон всемирного тяготения. Ложь. К Земле притягиваются все тела, это да. Но маленькие тела друг к другу не притягиваются. Эксперименты, якобы это подтверждающие - фальшивка. Например, Луна не притягивает Землю, нинасколько. Лунные приливы обусловлены вращением Земли вокруг своей оси. Никаких двух горбов эллипсоида на поверхности мирового океана высотой 60 сантиметров нет. Почитайте морские учебники в соответствующих разделах. Вкратце. Никакого электромагнитного поля нет. Фотонов нет. Электроны есть, но они не крутятся вокруг ядер, как сумасшедшие, то есть, никаких электронных облаков нет. Термоядерные реакции невозможны, на Солнце их тоже нет. С Солнца к нам солнечный ветер несёт лёгкие частицы: протоны, электроны, излучение. А не ядра лития или урана. Эйнштейн - мошенник и агент врагов. В обеих теориях относительности нет ни слова правды. Нет никакого релятивистского увеличения массы и прочего. Вся теоретическая часть химии - полная чушь. Экспериментальная химия - правда. Например, различные валентности одного и того же химического элемента
нормально не объясняются. В органической химии многие вопиющие экспериментальные факты замалчиваются, нормального объяснения не даётся. Например: как белок выбирает третичную структуру, вполне конкретную из миллиона возможных. Никак не объясняется факт обмена информацией между бактериями. Сделали новый антибиотик, применяют в США. Через год устойчивость к этому лекарству приобретают бактерии в СССР. Вы должны были иногда слышать, что эффективность применения старых лекарств снижается. Правильное представление: на программном уровне за один вид бактерии отвечает один экземпляр программы. Это программа научилась противостоять лекарству, соответственно все экземпляры бактерий тоже научились. Там чуть сложнее, но уже не буду размазывать кашу по тарелке. Теория Дарвина неверна. Нас создали. Можно называть создателей богами, мне нравится термин «Великий Программист». Но это сообщение не даёт вам повода бежать к ближайшему священнику. Все ныне существующие религиозные доктрины - чушь. Некоторые проявления языка бога вы видите: называете это экстрасенсорикой, магией. История - вообще не наука. И никогда ей не
была. Сейчас тоже. Монголы, что значит «великие», это мы. Дань орде - просто налог на содержание казачьего войска. Татарин - синоним слова «казак». Великая Тартария - остатки ведической Руси, которую христиане добили аж при Катьке. Это лживо называлось восстанием Пугачёва. Жители этой страны назвали себя детьми богов: Тарха и Тары. Потому «тартары». Теперешние крымские татары никакого отношения к монголо-татарам не имеют. Это от нас, славян, пошли многие народы и от нашего языка пошли другие языки. От нас пошла первичная культура в Европу, а не наоборот. Мы - не Европа, мы - Азия. Точнее: Асия. Для интереса можете вспомнить: как пишется и звучит это слово на английском. И других языках. «З» вы нигде не встретите. Это только нам начаромутили. В Асии жили Асы. Асы - это первопоселенцы, прилетевшие из космоса, родившиеся не на Земле. Оттуда происходит поговорка «летает как Ас». В азбуке первая буква и означает детей божьих: «Аз Боги (богов) Веди (знает) Глаголь (делает) Добро…» И так далее. Тоже, кстати, подменили «Ас» на «Аз». География, генетика, астрономия, геология - всё не так. Существенно не так. А
не в каких-то мелочах неточности. Давайте закругляться, а?
        - В это невозможно поверить!
        - Не может быть!
        - Нам трудно. Думаю что выражу общее мнение: трудно верить в невероятное и совершать государственный переворот, имея лишь веру.
        - А мне, думаете, легко? Мне пришлось отрезать часть души, чтобы к вам придти. Мне теперь недоступны чувства. Голой волей заставляю себя работать. Мне не доставляет радость вкусная пища и не печалит боль. Я не радовался, когда опять увидел свою мать живой. Я не обрадуюсь нашей победе и не огорчусь поражению. Волей заставляю реализовывать план, который даст шанс выжить нашим потомкам. Вот мне - действительно трудно. А вам нет нужды опираться на веру. Привыкли бездумно жить, выполнять приказы, не иметь свободы. Если вы планируете остаться безынициативными солдафонами, то можно и не начинать! Начните жить своей жизнью, посмотрите вокруг незашореным взглядом, подумайте своей головой, а не Мишкиными лозунгами о перестройке, ускорении, конверсии, мире во всём мире.
        - Товарищ из будущего, разрешите задать коварный вопрос? Что-то мы сломаем, что-то сохраним. Мне недостаточно примитивных объяснений начальника штаба о сохранении социализма и демонтаже КПСС. Нельзя ли поподробнее: что мы будем строить?
        - Не такой уж ваш вопрос и коварный. Все, здесь присутствующие, защищали свою страну и народ не красивыми словами, как партийцы, а на деле, иногда - кровью. Вы и есть подлинная элита нации, а не болтуны. «Честь и совесть нашей эпохи», мля… По экономике: мы строим социализм, больше похожий на начальных этапах на военный коммунизм. Пока поверьте на слово, а скоро убедитесь наглядным сравнением: капитализм у соседних республик будет значительно беднее нашего военного социализма. Тем более что это будет не долго: год, может, два, пока перестроим экономику под другую конфигурацию страны. Что касается формы управления, то мы будем строить иерархическое общество с одной из верхних каст в качестве военных. Форма правления: военная диктатура.
        - А как же свобода, гласность?
        - Вы много даёте свободы своим солдатам и детям? Если им разрешить делать, что они хотят, то армия превратится в бардак, а дети вырастут лоботрясами. Свободу нам навязывают враги. Гласность придумал Горбачёв, а он - враг. По поводу гласности есть в методических материалах, что вам раздадут. Добавлю ещё информации по лозунгам, раз уж зашла речь. Когда англичане разрушали в 1792-м году суверенитет Франции, они подбросили французской толпе лозунги: «Свобода, равенство и братство». Эти лозунги разрушают любое общество. Под братством понимают терпимость и равные права народов. Не может быть равенства русских и цыган на нашей земле. Из-за одной тысячной процента ассимилировавшихся, терпеть паразитизм и вред остальных цыган считаю глупым, нерациональным поведением. Не может быть и речи о равенстве с крымскими татарами. Русские солдаты, времён Екатерины, пролили кровь на крымской земле, чем прекратили угон в рабство, разорение русских людей, захватили стратегически важную землю. Татары были побеждены! Излишне благородные правители оставили им жизнь. В 1941 году Гитлер пообещал им свободу. Они, дураки,
поверили. Восемь человек из числа татар, только восемь! Было в партизанских отрядах Крыма. Лесистые горы - лучше и желать нечего для партизан. Нет! Партизаны в Крыму были уничтожены полностью. Татары свои горы знали хорошо: водили карателей тропами прямо на базы советских партизан. Излишне добрый Сталин всего лишь выслал их из Крыма. Слюнтяй! Римской децимации мало! Мы их победили, эта земля теперь наша. За триста лет они доказали, что ассимилироваться с нами не хотят. Какое может быть равенство? Сравните их с казанскими, волжскими татарами. Теперь о равенстве. Это миф. Его не существует в природе, в том числе и в человеческом обществе. Полковник не равен рядовому. Жена не равна мужу, бомж не равен директору завода, алкоголик не равен отцу трёх успешных детей. Вклад в общество - разный, ценность жизни каждого - разная, соответственно права и возможности тоже должны быть разные. Уравниловку колхоза мы все уже проходили, от неё воротит. Это одна из причин, по которой многие люди хотят разрушить текущую систему. В экономике, скажу сразу, раз зашёл разговор, восстановим хозрасчёт и КТУ (коэффициент
трудового участия). При Мишке это дело начали, оно показало успешность, но власть не знала что делать с человечески материалом, который не хотел работать. По-простому: восемьдесят процентов рабочих нужно было сокращать и куда-то девать. Понятно? А у партийцев краеугольный камень их доктрины: диктатура пролетариата. Короче, эксперимент был прекращён. Да, про равенство. Дальше… Такие мысли. Американцы кричат о демократии. Их система таковой не является, но это отдельная тема. Эту самую демократию хотят навязать нам. Сам термин означает власть демоса. А под демосом в древней Греции понимался не весь народ, а толпа, глупая, недалекая, разъярённая толпа. Представьте себе, что именно понимал под словом «демократия» Аристотель, например. У греков была форма правления под названием «аристократия». Означает: «власть лучших». Идёте к бомжам на помойке, и спрашиваете: «Мужики, я зарплату получил, давайте проголосуем, как её потратить». Проголосовали. Два бомжа постановили двумя голосами «за» и одним вашим голосом «против»: купить ящик водки и торбу закуски, позвать остальных бомжей и устроить пир. Вот это и есть
подлинный пример демократии. Это аналог тех референдумов об отделении и суверенитете бывших союзных республик.
        Перед стартом.
        Генерал-майор Касьян ехал в Харьков, в своё Харьковское высшее военное командно-инженерное училище Ракетных войск. Уже месяц, как он стал генералом. Это звание не пришлось покупать - досталось автоматически, после получения должности начальника училища. Купили должность. Как с ним могло такое случиться? С ним: тихим, исполнительным, не очень инициативным человеком? Кирилл вполне точно себя оценивал. А многие единомышленники в Харькове ему завидуют: один из первых, член команды, особа, приближенная к гостю из будущего! Будь его воля - дожил бы жизнь без такого экстрима. Только это невозможно: у него веры Корибуту значительно больше, факты начали собираться в лавину значительно раньше. Прорванное лавиной сознание не давало засунуть голову в песок. Выбор, конечно, есть, но всё другое, как убедительно показывал Корибут, будет хуже. Что там наработал штаб во главе с Емцем? Где там эти документы?
        «Захвату и контролю подлежат телецентры и газеты. Причём, они должны будут работать на нас. Видеоматериалы и статьи готовятся заранее. Подлежат захвату: управление электросвязи и АТС, отвечающие за базу и центр города, Главпочтамт».
        «База - это моё училище. Что там дальше?» - Милочка, будьте добры, сделайте чайку! «Выставляются наблюдатели на железнодорожных вокзалах. Ставятся посты на главных выездах из города».
        «Так-так, дальше… По органам советской власти».
        «Райкомы, горкомы и обкомы берутся под контроль. Весь состав арестовывается и доставляется на базу. Желательно, по возможности, привлечь к выявлению и аресту работников милиции соответствующих районов. В соответствующих зданиях оставляется минимальное количество людей для связи и контроля. При нехватке людей: здание закрывается, вешается табличка с надписью: «Райком упразднён, по всем вопросам обращаться в областной ГКЧП, в здание Обкома».
        «Слово какое мудрёное придумали: ГКЧП - что оно значит?»
        - Ваш чай, товарищ генерал.
        - Благодарю, красавица.
        «Серега её бы уже «клеил», ладно, не будем отвлекаться, тут ещё читать и читать».
        «Послать координаторов-парламентёров во все неохваченные воинские части вашей зоны ответственности».
        «Вот мой, харьковский, список».
        «Пригласить командиров частей на встречу. В крайнем случае: на общее собрание руководителей области. Провести беседу. Цель: договориться о взаимодействии. Задача-минимум: уговорить не вмешиваться и не подчиняться никому: ни Москве, ни Министерству Обороны СССР. Если согласятся на взаимодействие: настаивать на предварительном выступлении наших лекторов перед офицерским составом части.
        «Это мне понятно. Чтоб командир части не мог обмануть. А то скажет, что только и мечтал ввести свой полк в город, а потом ударит в спину. Мало ли дураков? А так: лектор так распропагандирует офицеров части, что такого приказа могут и не выполнить, начальника арестуют, да и всё. Да и сама лекция будет длиться два-три часа, время выигрываем. Эх, молодцы штабные!»
        «При невозможности договориться, явных проявлениях враждебности по отношению к вам и ГКЧП, выставьте контрольные скрытные посты для частей, расположенных за городом и усиленные посты, возле всех ворот частей, расположенных в городе. В бой первыми не вступайте, но при попытке выхода большого количества личного состава с оружием и техникой за пределы части - открывать огонь на поражение. Посты должны высылать парламентёров с белым флагом, запугивать, преувеличивать свои силы, тянуть время, стараться минимизировать количество жертв. Памятка начальнику поста прилагается».
        «Круто берут, может быть горячо!»
        «Работников милиции привлекать к арестам руховцев, партийной номенклатуры и агентов КГБ. При невозможности договориться: окружать РОВД, ГУВД, ОУВД, разоружать, но не арестовывать. Пытайтесь получить от милиции более полные списки лиц, входящих в группы изоляции. В тюрьму посылается представитель. Начальник тюрьмы строго предупреждается об ответственности за несанкционированный выпуск арестантов на волю. Санкции на обыск и арест брать в прокуратуре не нужно. Арестованных указанных выше категорий первую неделю настоятельно рекомендуется содержать на базе, в тюрьму не передавая.
        Областное управление КГБ окружается, берётся штурмом, все штатные сотрудники подлежат аресту. Желательно добиться от лояльных сотрудников КГБ выдачи списков руховцев. У них в 5-х отделах эти списки должны быть. Здание охранять силами до отделения. Документация КГБ не должна пропасть! Памятка начальнику отделения контроля здания обл. КГБ прилагается. При сопротивлении - открывать огонь на поражение, уничтожать сотрудников КГБ без колебаний. Именно их структура ведёт черновую работу по развалу Союза.
        Выйти на контакт с военкоматами, с их помощью привлечь к работе военных пенсионеров, не задействованных ранее в нашей системе и лояльных к СССР».
        «Да, тут ещё читать и читать.»
        «Краткое содержание агитационных кассет. Полная распечатка текстов агитационных кассет. (Руководителям областных комитетов желательно выучить близко к тексту. Точнее: знать все главные тезисы и выступления. Это важно для дискуссионно-агитационной деятельности.)»
        «Действия с министерствами. Для тех городов, где есть министерства. (Например: министерство металлургической промышленности расположено в Днепропетровске.) Министерства захватываются, желательно без жертв. Сотрудники министерств подвергаются насильному удержанию в зданиях, как минимум первую неделю, в дальнейшем: до команды. Ставится задача: разработать план отсоединения экономики СССР в составе двух республик: Украины и Белоруссии, от остальных частей бывшего СССР. Постараться разработать бартерные и другие схемы работы с теми смежниками, без которых производственные циклы будут долгое время невозможны. Быть готовыми к обрушению финансовой системы и невозврату долгов, неоплате поставок. Программа номер 2: проработать замену части шахтёров на труд арестантов. Ориентироваться на цифру в один процент населения или 700 тысяч. Первая партия в размере 70 тысяч должна быть размещена и загружена в течение месяца…»
        «Это мне не нужно, у других будет больше головной боли. А вот это относится и ко мне:»
        «Областям, имеющим общую границу с другими республиками бывшего СССР принять меры по оборудованию границ. На первом этапе, хотя бы, ограничить перемещение лиц и грузов без новых разрешений, разрешается принудительное безоплатное привлечение народных ресурсов. Подробный поэтапный план оборудования границ прилагается. Подробные карты границ с привязкой к местности прилагаются по областям».
        «Да-а, работы - непочатый край…»
        «Уделить особое внимание работе СМИ. В первый же день чрезвычайного положения выдать на областные телевидение, радио, все газеты, соответствующие материалы. Проследить за их распространением. Проверить изображение и звук телевидения и радио в дальних районах города, чтобы исключить возможность технического саботажа и введения наших военных представителей в заблуждение. Для газет: необходимо проследить за прохождением выпусков как на этапе верстки в редакции, так и в типографиях. Для этого выделяется по одному военному представителю в каждое место. Осуществлять цензуру материалов в соответствии с рекомендациями. На начальном этапе вещание центральных (бывших общесоюзных), московских телеканалов не отключать. Отключить разрешается самостоятельно при явно негативном для нас освещении событий. В любом случае эти каналы отключаются на третий день ГКЧП, то есть утром 22 августа. Памятки прилагаются….
        Аэропорты. Их нужно полностью контролировать или закрыть. Закрытие аэропортов в экстренных случаях производится технически: расставляются бетонные блоки на взлётных полосах или крупные транспортные средства. Разрешается безоплатное изъятие и привлечение к работам любых специалистов и любых ресурсов. Памятка начальнику пункта контроля аэропорта прилагается.
        Не допускаются митинги и другие массовые выступления людей. Сперва нужно попробовать уговорить разойтись добрым словом. Ответить на вопросы, разъяснить ситуацию, послать посмотреть местное и украинское телевидение. При отказе разойтись - применять силу, вплоть до огня на поражение. Лучше сразу погасить малейшие искры сопротивления, чем потом потерять всё. Особое внимание к данному вопросу обратить в областях Западной Украины.
        Провести собрания директоров заводов и других предприятий области. Из других населённых пунктов области вызывать телефоном и по возможности. В крайнем случае, на селе пусть слушают радио и телевизор. Директорам разъяснять ситуацию в стране и политику ГКЧП. Выдать рекомендации по ведению хозяйственной деятельности, предупредить об ответственности за разбазаривание народного достояния. Наставление по проведению собрания хозяйственных руководителей прилагается».
        «Ох, Емец и поработал!»
        «Агитационные материалы по Западу. Раскрываются те моменты, которые по каким-либо причинам не были освещены ранее советскими информационными системами. Краткое содержание…»
        «Ха! Это Серега Кармышов постарался, его работа. Помню, на совещании хвастался что «завербовал» работницу торгового флота, та из командировки в Италию привезла всё необходимое. Знаем мы, как он её завербовал. Хэ-хэ!»
        ======= «Предстартовые» хлопоты Корибута.
        У меня эти месяцы до августовских событий прошли в напряжённой работе. Пришлось съездить сдать экзамены в Краснодар, получить диплом, оформиться на работу в этом же училище. Несмотря на режим максимального благоприятствования, обеспеченный Вишневецким и коллегами, пару дней эти формальности «украли». Мне уже эта учёба и диплом на не на, но у товарищей мало чувства юмора, нет, чтоб меня отчислить за прогулы, так они пекутся о биографии будущего диктатора.
        Была пара «острых» акций. Один раз «на хвост» кировоградской базе сели кгбисты. Съездил со своими «афганцами», «убрал» наружку, вышел на начальника отдела, «выпотрошил», тоже убрал. Вроде, «хвост» «обрублен» полностью, главное: до августа дотянуть.
        А недавно в Днепре бандиты Матроса «наехали» на «Южный фрукт». «Забили стрелку». Забавно получилось. К тому моменту я уже вызвал к себе Матевосяна с его головорезами.
        Матрос был потому Матросом, что отслужил в морской пехоте. Ему понравился рукопашный бой. После армии он продолжил занятия в подпольной секции карате. В 88-м основал банду. К тому времени имел за спиной много гоп-стопов и пяток трупов. Авторитетный вор, как бы. Беспредельщик, если честно. Его банда подминала под себя кооператоров. Брала власть в Днепропетровске. Теневую. Большинство районных группировок он уже под себя взял. Не без трупов.
        «Прошло то время, когда всё решали кулаки. Сейчас он мог гордиться не тремя макарычами. У него было два АК-47, один АКС-74, и целых три!! гранаты. Правда, без запалов. Но если показывать издали, то лохи не разберут, зассут. Весь этот арсенал тут, на стрелке, для понтов. Ещё пять пацанов стоят поодаль, с учебными автоматами из школ. Стрелять из них никак нельзя - стволы пропилены, бойков нет, но издали смотрятся клёво.»
        На пустырь на окраине города стали выруливать машины противника. «Интересно, что «Южный фрукт» выставит?» Вывернула и стала задом «Четвёрка», потом два «Газона», бывшие хлебные, потом длинный «Зилок», бортовой, ещё одна «Четвёрка». Одновременно открылись задние ляды у «Четвёрок», откуда показались стволы пулемётов, распахнулись двери «Газонов», откуда высыпали бойцы. Все - с оружием. С серьёзным. В оружии Матрос разбирался. Он поднял руку с ладонью - это знак своей банде, чтоб не суетились. А сам, в нарушение некоторой традиции проведения «стрелок», пошёл вперёд, к позиции противника. Ему очень хотелось взглянуть вблизи на оружие. Если он сам устроил декорации, то может… Слишком круто всё смотрелось для сраных торгашей фруктами. Его никто не остановил. Казалось, главный чурка воспринял его порыв, как должное: типа, давай-давай, иди, мне, крутому и важному, не по чести подходить. В бортовом «ЗИЛе», сквозь щели в досках, виднелись мешки с песком в два «этажа». Между мешками в своеобразных бойницах Матрос увидел блеск оптики. «Мать моя женщина! СВД-шки! В «Жигулях» - «крупняки». Настоящие! Из
грузовиков бойцов «насыпалось» - кто с РПГ, кто с «Калашами». Кажись мы попали…»
        - Дружище, вы, как на войну, приехали. Мы же так, чисто по-пацански, «перетереть» хотели…
        - Вай, слюшай, ти с маими людми так силна гаварил. Я думаль, ти крутой-такой. Игде твая сила?
        - Дома оставил. Я ж не знал, что у вас так всё серьёзно. Думал, грузины с мандаринами… Решил налог им назначить. Теперь всё ясно, базара нет - вы в своём праве. Больше вопросов по торговле к вам не имею. Извиняйте, братва.
        - Харашо, что ти сам висё понил.
        - Слушай, друг, а оружие не продашь? Снайперку, один пулемёт? А? За деньги, без балды. По чесноку? Позарез надо. Могу в долю взять. Есть инкассаторская тачка. Маршрут пробили, но она бронированная. Если бы с «крупняком»…
        - Не интересует. Ми ваюем. Самим аружия мало.
        - С кем это вы воюете? Вы - не грузины?
        - Какой-такой - грузины!? Нет! Ми - армяне! Из Карабаха. Слишаль? Ми за сваю землю ваюем. С Муталибовым, сыном ишака! Взрываем, убиваем туда-сюда.
        - А-а-а…
        - Ти нас видель? Ти нас не видель, понил? Болше миня не атвлекай. Некагда. Другой раз буду стрелять-убивать, маму ипать.
        - Подожди, Серго, не так грубо. Не обижай человека. По-деловому нужно. Тебе же деньги нужны? Патроны покупать, семьям погибших ребят помогать? Матрос, слышь, ты «встрял», нам людей от дела оторвать пришлось, тыщу кэмэ намотать. Мы понесли некоторые издержки. Ты нам должен лимон. Не ссы, не «зелени», рублей. Работай по инкассаторам. «Людей старайся не убивать.» Маски сделай из лыжных шапок. Дырки для глаз прорежь, тебя нельзя будет узнать. Понял? Два грузовика угони, один сзади поджимает, другой спереди, третий в бок бьёт.
        - Это ж три выходит?
        - Вишь какой ты башковитый, соображаешь. Значит, справишься. Бывай. В офис «фрукта» бабло занесёшь.
        - Брателло, это ж много… Лимон…
        - «Отдашь за два месяца, или умрёшь.»
        - Висо, ми паехали, пака.
        Вот так мы с Серго «перетёрли» с бандюками. Больше в Днепре нас не трогали. Я воспользовался волховским наговором, теперь Матросу будет не до разборок. Соберёт он деньги или нет - мне без разницы. Нам бы «день простоять, да ночь продержаться». Не «засветиться» до времени. А бандиты остались «репу» чесать. Это было в самом конце июля.
        Серго честно отзванивался, пока я не назначил, неожиданно для всех, даже для себя, час «Х» на 19 августа, вместо 8-го декабря. Сначала хотелось сыграть в последний момент, когда Кравчук, Шушкевич и Ельцин официально объявят о прекращении существования СССР. А потом вспомнил что будет более подходящий момент: 19 августа 1991 года: ГКЧП.

1 июля 1991 года, очередная связь с Серго Матевосяном.
        - Сань, Сань, это я, Серго.
        - Богатым будешь, не узнал, думал Ельцин.
        - Пачиму Елцын? Какой такой Елцын? Ньет, это я, Серго, твой дрюк!
        - Да узнал, узнал! Не кричи. Я пошутил.
        - Зачем пашутиль? Не нада так. Серго как лючче…
        - Всё, не шуми, слушай вводную: разбей своих архаровцев на группы по четыре человека. В каждой группе должен быть хоть один человек, хорошо знающий русский язык. Вот ты, например, можешь быть таким человеком.
        - Зачем так казал? У нас висе знают рюсский язык.
        - Ну и отлично. Едете в город Краснодар, знаешь где это?
        - Канечна знаю, с той стараны гор.
        - Ехать без оружия. Ещё раз: без оружия. Вам на месте выдадут другое. Каждая группа едет в другом вагоне, другим поездом. Не драться, внимание не привлекать, не пить, даже коньяк.
        - Зачем так казал? У нас висе не пьют. У миня очень харошие ребята. А! Я забил тибе сказать! Ми таки взорвали НИПИЗЭ! Я типерь знаю кито такой Муталибов.
        - Видел я ваши художества. Позавчера по телику рассказывали о аварии.
        - Ньет! Не авария, ми взарвали! Ти мине веришь?!
        - Не кричи, вы не «спалились», «хвоста» - нет?
        - Ньет. Нормална висьо.
        - По норам спрятались?
        - Зашем по норам? В пещера такой балшой. И Карапет домой пашол, он теперь женица будет.
        - Короче, Серго, ты меня понял? Что нужно делать?
        - Понял, дрюк. Ми едем к тибе памагать. В Краснадарь.
        Вот этих «дрюков» я и показал Матросу и его банде. У них вполне должна сложиться в голове картинка про «Южный фрукт». А мне скоро армян вводить в дело. Отдал их мелкими группами на усиление боевых подразделений. «Афганцев» хоть и много, но на все «дырки» не хватает.
        Пароходы и человеки - в Чёрное море. 13.08.91.
        Была ещё одна любопытная и дешёвая операция. Острой её не назову, скорее наглая. Прилетел в Москву, пообщался с мамой и сестрёнкой. Потом долго обсуждали варианты с Ковалёвым. Ничего нормально не получалось. Я решил пойти прямолинейно и нагло. Наутро Ковалёв отпросился у начальства и мы пошли с ним в Главный штаб ВМФ. Мы спокойно прошли проходную. Вахтеры не реагировали, нашли кабинет командующего ВМФ Чернавина. Спросили секретаря, на месте ли Чернавин.
        - Да, на месте, а что…
        - Он в кабинете один?
        - Да, но…
        - «Вам нужно работать, а нам назначено, вы проверили, работайте».
        Подполковник, тфу, нет, наверно секретарь должен называться капитан второго ранга, уткнул взгляд в персоналку (какая поступь прогресса) и замер. Волошба сработала безупречно. Мы зашли в кабинет.
        - «Владимир Николаевич, поступили новые разведданные: на Чёрном море назревают серьёзные события. Есть необходимость укрепить группировку на три ракетных крейсера». - Раз вы говорите, что надо - укрепим.
        - «Желательно взять из группировки Северного флота».
        - Раз вы так считаете, то значит возьмём с Северного.
        - Тогда мы пошли. До свидания.
        Чернавин морщил лоб, силился что-то вспомнить или сказать. Решил не мучить клиента.
        - Что-то ещё, Владимир Николаевич?
        - Да, забыл ваше имя-отчество, генерал, простите, нужно согласовать приказ с начштаба. Он его и подготовит и напишет.
        - Давайте так и сделаем, «вызовите его сюда». Срочно.
        - Звонарёв, Макарова срочно ко мне! Мухой!
        Через пару минут, которые мы все молчали с терпением Сфинкса, прибежал начальник Главного штаба ВМФ Макаров.
        - Константин Валентинович, товарищи сообщили информацию, что по последним разведданным в Чёрном море будет заваруха. Нужно туда перегнать с Северного флота три ракетных крейсера. Срочно.
        - Будет лучше, если вы эти корабли припишете к Черноморскому флоту, скажем на год. Но «перегнать нужно срочно».
        - Константин Валентинович, исполняйте. Сделайте приказ и занесите, я завизирую. Переводим «Андропова», «Калинина» и «Кузнецова».
        - Срочно, мы тут подождем.
        - Есть.
        Через полчаса мы уже шли по улице. Я полностью проконтролировал прохождение приказа по инстанциям. Дёшево и сердито. - Вот так, Коля. Цена двух билетов на самолёт. И у меня есть три лишних современных корабля ценой несколько миллиардов каждый. Устал, правда, от волошбы.
        - Саня, а почему с Северного?
        - Балтику я рассчитываю взять под себя. Со временем.
        - А если они одумаются и вернут назад?
        - Нереально, я их хитро закодировал. Они теперь все речи про эти корабли воспринимать не будут.
        - Саня, мне Москва нравится.
        - ….!!!
        - Не-не-не, я не к тому! Спросить просто хотел: почему ты РСФСР не хочешь захватить?
        - Несколько причин. Главная: нет ресурсов. За тот срок, что у меня был, мы и так наработали хорошую сеть, добыли оружие, разработали планы. А Россия очень большая - не успели бы. Есть и другие причины. Многонациональность, многоконфессиональность. Это мне не очень подходит. Ещё народ должен убедиться на личной морде, что капиталистический стол крепкий и твердый. Иначе против меня пойдут все: я их буду не пускать, так получится, в сытное капиталистическое «завтра». Пусть нажрутся дерьма, чтоб из ушей вылезло, тогда и будем спасать остатки. Да и не брошу я русских совсем. Частично мы будем помогать. Специфично, правда. Потом узнаешь. Матери не проболтайся раньше времени.
        - Всё у тебя продумано. Когда успеваешь?
        - Ночами не сплю, думаю. Короче, сегодня улетаю. Коля, отнесись к моим словам серьёзно. Возьми под любым предлогом отпуск, можно за свой счёт. В крайнем случае, просто дезертируй. Но чтоб ты, мать и Танька были 18-го августа на Украине. Идеально: оформить недели на две отпуск. Желательно взять с собой ценное и лёгкое. Тяжелое потом заберут люди.
        - Понял.
        - Коля… Ничего не тащи лишнего у своих. Деньги у вас будут. Ты меня хорошо понял?
        - Понял.
        - Ладно, пока, «папа».
        - Вали отсюда, «сынок».
        Глава 3
        Ночь с 18-го на 19-е августа 1991-го года ГКЧП. Форос, госдача Президента СССР.
        На дальнем посту дежурило два сотрудника из службы охраны Президента. В оптику их было отлично видно.
        - «Первый», я «третий», у нас всё нормально, без происшествий.
        - Принял, следующий доклад по расписанию, через полчаса. Через полтора - смена. Отбой.
        - Отбой.
        В оптику было отлично видно, как один из охранников поговорил по рации, закончил разговор, положил микрофон вниз, предположительно вставил в держатель.
        - Начинаем, Погорелин, заводи.
        - Пук, пук, - лаконично сказала ВСС.
        - Всё, оба готовы, пересядь, теперь я за рулём.
        - Э, Александр Владимирович, чё без света? Я ещё пожить хочу, жениться… - Не ссы, я всё вижу. Звёзды яркие. Га-га-га.
        - А мне не смешно…
        - «Вагон», я «Паровоз», третий пост убран, подъезжайте туда.
        - Принял, переезжаю.
        - До связи, отбой.
        - Отбой.
        Аналогично прошла ликвидация ближнего поста охраны. Третий пост находился сверху, на крыше караульного помещения. Его я также убрал издали. Теперь дилемма: караульное помещение, стоящее в стороне, полное бойцов, со связью, гранатами, бодрствующей сменой, дежурной сменой операторов, запертое, если несут службу по уставу. А справа наблюдаем жилой комплекс. Большинство его обитателей должно спать. Входная дверь, по идее, должна быть на пульте в караулке. Это раз. Внутри должен быть ещё телохранитель, возможно, не спящий. Это два. Караулку без шума не взять. Решено, похожу вокруг дома. Опа! Есть! Открытое окно второго этажа. Красота нам поможет: на стене некие рельефные красивости, не знаю, как они называются, по ним и залез. Комната Раечки. Головку ей скрутим. Есть. Идём дальше. В коридоре никого нет. Прочёсываем дальше. Нос к носу сталкиваюсь со здоровым лбом. Не то чтоб он был не готов, просто я оказался готов больше. Пистолет с глушаком в ход пустить не успел, точнее, успел, но не так. От его удара правой пришлось проворачиваться. Пистолет был в правой, автоматически его и использовал товарищу по
почке. Мышцы у него стальные, рукой бы не пробил. Но и пистолет не пенопластовый. Скрутился, голубчик! Вижу в глазах боль. На взаимных проворотах мы разошлись метра на полтора. Безо всяких колебаний всадил по пуле в сердце и лоб. Может, ты был и неплохим парнем, но ставки слишком велики. Теперь можно действовать несколько спокойнее. Вряд ли ещё кто-то не спит. В соседней, с раечкиной, комнате нашёл Мишку. Достал тряпку, предусмотрительно положил себе в карман, верёвку, нож. Снял одеяло, пробил в «солнышко». Пока он изображает рыбу на воздухе - суём в пасть кляп, завязываем через щёки сзади на бантик веревочки. Переворачиваем на живот, вяжем руки. Почти всё. Совсем забыл. Вынул кляп, приставил нож к глазу.
        - Где ядерный чемоданчик, который «спецсвязь»? Говори, шкура.
        Немного подпустил Голоса.
        - Ав-ав-ав.
        - Не скули, сука, а говори.
        - В-в-в том шкафу.
        Как просто, сам мог бы догадаться.
        - «Паровоз-2», как обстановка?
        - Нормально, ворота открыл, сигнализацию обошёл. Было два датчика: провод внизу на размыкание и микрик сверху. Микрик заблокирован, провод нарощен, замок в калитке сломан, можно, что хошь открывать, лишь бы не видели.
        - Через минуту буду выходить с Кляксой, приготовься. Может, будешь отвлекать на себя внимание стрельбой.
        Связал две простыни и два одеяла, завязал у Мишки под мышками, второй конец привязал к трубе батареи, заставил спускаться из окна раечкиной комнаты. Не будем рисковать открытием лишних окон и дверей. Пусть боров, в конце жизни, потренируется. Вздумал упираться. Показал нож: «Уши отрежу, гнида». Подействовало.
        - Руками за подоконник держись и задом слазь, потом я тебя за простыни буду страховать. Не ссы, если будешь хорошим мальчиком - поживёшь ещё. Будешь брыкаться - зарежу. Мне за тебя мёртвого только в два раза меньше денег заплатят. Плохо, конечно, но всё равно хорошо. Лезь!
        Знакомой дорогой идём к калитке, всё тихо. Она несколько просматривается от караулки, но это ж надо в бойницы пялиться круглые сутки. Кто это будет делать? Тем более что возле ворот: ДОТ-вышка с часовым. Часовой, правда, спит. Вечным сном. Но охрана об этом пока не знает. Без приключений засунули борова в машину. На пол, под задние сиденья положил.
        - Погорелин, сзади, положи на президента.
        - Чё? Чё положить-то?
        - Ноги положи. Не болт же.
        - Га-га-га!
        - Опять без света…
        - Молчи, трус. «Вагон», я «Паровоз», как вы там?
        - Нормально. Никого.
        - Мы подъезжаем, будьте внимательны, без света. Ладно, габариты включаю. Заводитесь и езжайте впереди. Едем в Севастополь к морячкам.
        - Принял, вижу вас вдалеке.
        - Я тоже вас вижу, поехали.
        Перед въездом в Севастополь был пост морячков, но у нас были спецпропуска. На базе нас уже ждали. Сам адмирал Хронопуло. Тот самый, который в 1988 году отдал приказ о вытеснении из территориальных вод СССР американских кораблей-нарушителей: крейсера «Йорктаун» и эсминца «Кэрон».
        - Зря вы, тащ адмирал. Лучше бы поспали. Завтра предстоит очень тяжёлый день.
        - Нет, Александр, не могу пропустить такой исторический момент. Хотя я полностью просмотрел плёнку с Шахназаряном, сомнений никаких нет, но очень хочется ещё раз воочию убедиться в степени гнилья нашей КПСС.
        - Как хотите, только кастрюлькой запаситесь. Вдруг эта сволочь крепкой окажется - придётся сильно потрошить. Смотрите, чтоб вас не вытошнило прямо в кадр. Плёнку монтировать будет некогда.
        - Пока вы не начали это грязное дело, хотел выразить своё восхищение: вы перевели сюда очень хорошие корабли! «Юрий Андропов» это тяжёлый атомный ракетный крейсер, ТАРКР «Кузнецов» - уникальный корабль, а ТАРК «Калинин» - просто очень хороший. Как вам это удалось?
        - Поколдовал немножко. Давайте приступать.
        Я заранее запас сумочку со стоматологическими и слесарными инструментами. Неторопливо разложил их на втором столе: щипцы, плоскогубцы, молоток, гвозди, скальпель, блестящие медицинские штучки, которым и названия не знаю, несколько шприцов, пяток бутылочек с красивыми разноцветными жидкостями. Я вдохновенно играл на публику. Театр одного зрителя. Но всё сработало. Зритель был - слабак. Уже когда я разложил набор разного размера игл, Мишка обоссался. Ага, клиент готов. Достал кляп и начал задавать вопросы. Камера работала. Управились в два часа.
        - Камеру выключи, - приказал я какому-то каперангу.
        Тот сначала метнулся взглядом к адмиралу, но я напряг шар силы в нижней части живота: каперанга, аж дрожь проняла. Он глянул на меня, мой тяжёлый взгляд ему объяснил: кто тут альфа-самец. Камеру выключил.
        - Адмирал, не желаете лично?..
        - ..?
        - Ещё не выветрился из головы пиетет и субординация? А пора бы.
        - Я не потому. Может пока не спешить? Он ещё многих пособников мог бы назвать.
        - Нам это не нужно. Врагов внутри нашей страны я почувствую и так. А для пиар-эффекта он наговорил уже достаточно. Хороша ложка к обеду. Мы ещё успеваем на завтра развезти добавку на телестудии. А начнём крохоборничать - успеем только к вечеру в лучшем случае.
        - …
        - Не хотите - как хотите. Сам кончу гадину. Думал вам честь оказать. Знаете, сколько мрази я за свою жизнь поубивал? Включай камеру, каперанг. По совокупности преступлений Михаил Горбачёв, бывший Президент СССР, предатель и американский шпион, объявляется врагом народа! В соответствии со статьей 64-й, пункт «а» УК СССР, «Измена Родине» приговаривается к расстрелу. В связи с особыми обстоятельствами приговор приводится в исполнение немедленно.
        - Дай я, Александр Владимирович?
        - На здоровье, держите пистолет.
        Адмирал Хронопуло взял мой пистолет, всё ещё с накрученным глушителем, медленно поднял прицел.
        - Шпок, - негромко, как-то по-игрушечному, совсем не страшно, прозвучал выстрел.
        Однако мозги и кровь на задней стене засвидетельствовали: всё взаправду.
        - Стоп камеру.
        Заблаговременно были закуплены восемь дорогих профессиональных видеомагнитофонов. Севастопольский филиал «Южного фрукта» заблаговременно поставил их в качестве спонсорской помощи штабу Черноморского Флота. В них был режим ускоренной перезаписи. Это означает, что два часа реальной записи можно скопировать минут за двадцать. Качество при этом несколько падает. А если копировать в реальном времени, то от копии к копии падения качества практически нет. Через двадцать минут я забрал плохонькую копию, на всякий случай. А дальше процесс копирования берёт в свои руки капитан первого ранга, лицо, доверенное адмиралу. Спокойно, с надлежащим качеством, в режиме реального времени, через разветвитель, он будет получать хорошие копии. К середине ночи кассет будет шестьдесят четыре разного качества. И разъедутся несколько машин и пара вертолётов во все концы, с копиями для каждого областного центра Украины, Белоруссии, в Ростов и Краснодар. А меня адмирал проводил к вертолётной площадке.
        - Иванов, представляю тебе твоего командира на ближайшее время. От недели и дольше. Как получится. Переходишь в подчинение лейтенанта Корибута. Слушаешься его абсолютно. Скажет прыгать в огонь - прыгай, скажет застрелиться - застрелись.
        - Есть.
        - Удачи, вам, Александр Владимирович.
        - Удачи нам всем, до свиданья, Михаил Николаевич.
        За двадцать минут, пока делалась сякая-такая копия, я обзвонил Николаев, Одессу, Херсон. У них по плану шло выдвижение отрядов. Через час, ровно в час ночи, начнутся захваты РОВД, ГУВД, ОУВД и УКГБ.
        - Лети-ка ты соколик, не на север, а несколько восточнее, заглянём в Запорожье, что-то на сердце неспокойно.

* * *
        Ожило радио. Минут через двадцать полёта.
        - «Катран» вызывает «Аватара», приём.
        - «Аватар» на связи.
        - Доворачивай на восток. В Запорожье проблемы. По КГБ объявлена тревога и общий сбор, во всех зданиях УКГБ полно сотрудников, они вооружились, забаррикадировались. В других городах проблем нет, а вот в Запорожье…
        - «Катран» слышу тебя нормально. Не молчи.
        - Твою мать КГБ-шники захватили в заложники. Подробности неизвестны.
        - Принял, Иванов, сколько нам до Запорожья?
        - Полчаса.
        - «Катран», буду на месте лично через полчаса, передай, пусть тянут время. Отбой.
        Не подвела чуйка. Такая ерунда могла приключиться только с моей дурно-инициативной мамочкой. Какого фига она там оказалась? Ей отведена роль гражданского специалиста по хозяйственной части в области. Она всю жизнь проработала в строительстве. Строила дома, проектировала заводы. В конце карьеры пошла работать в облжилуправление, чтоб получить вторую квартиру и отселить отца, с которым развелась. С областью бы она справилась. Но на этапе захвата власти её не должно было оказаться в «горячей» точке. Свой родной город я знал хорошо, пусть ночью и сверху он выглядит несколько не так, как привычно, но к зданию КГБ я вывел Иванова уверенно и быстро. Недалеко расположен скверик со свободной площадкой. Туда мы и посадили наш Ми-24. Бегом к месту действия.
        - Свои, не стреляйте, ребята.
        - А, Александр Владимирович, майор Петров там, в квартире дома напротив КГБ. - Веди, только бегом.

* * *
        - Ну, как вы тут нахомутали без меня? Докладывай.
        - Полковник Бутышкин должен был быть у нас ответственным по региону. За силовое крыло отвечаю я.
        - Ну?
        - Генерал-майор Ковалёв, как вчера прилетел с Москвы, со штаба не вылезал. Он, вроде свой, посвященный, в деле…
        - Дальше.
        - Я не возражал, он и город знал, пару дельных советов дал. Домой он так и не ушёл, мы спать не ложились, готовились. Мандраж был, если честно. Даже в Афгане такого не было.
        - Ближе к делу, без лирики, брат.
        - Трудно тут, без лирики, товарищ лейтенант. Поздно вечером пришла ваша мама, принесла еды на всех: картошки варёной целое ведро и рыбных консервов. А потом сказала, что Ковалёва никуда не отпустит. А он очень хотел участвовать в деле. Как мы их не отговаривали - ничего не получалось. Ковалёв уже сам не рад был, собирался не идти, так тут Зинаида Николаевна взбрыкнула: «Вы мне там все здания повзрываете, а мне их ремонтировать! С вами пойду». Она такая… командирша, ей невозможно перечить. Это было стихийное бедствие.
        - Петров, я хорошо знаю свою мать, дальше.
        - Бедный генерал Ковалёв… Ладно, ну, вот, Коммунарское РОВД мы взяли быстро, тихо, без проблем, оставили там группу контроля и выдвинулись сюда. А тут - накладка. Людей полно, при оружии, на ногах. На входе потеряли одного своего. И двое - ранены. Отошли. Стали совещаться: что делать. Ковалёв предложил сходить, переговорить, чтоб сдались. Не хотелось русскую кровь лить. Он в генеральской форме: выглядел представительно, это было правильно. Кроме того, он у нас незапланированный член команды, поэтому… ну… так сказать…
        - Его было не жалко?
        - Да.
        - А мать как там оказалась?
        - А она в последний момент побежала за ним. Не стрелять же по ней? Вот такой дурдом.
        - Ладно, не ссы, прорвёмся, полковник. В этой хате есть телефон?
        - Я не знаю, я её выбирал как огневую точку.
        - Алё, девушка, подскажите телефон нашего областного КГБ. 322 -332? Благодарю.
        - С кем говорю? Дай главного, быстро. Слушай внимательно, генерал. На кону стоит слишком много, скорее всего ты уже об этом догадываешься. Наши не стали брать вас штурмом, потому что вы нам желательны живыми. Вы взяли двух дорогих нам людей. Но сейчас классические игры в заложников не пройдут, не тот случай. Ты мне не поверишь, поэтому через одну минуту я оторву троим твоим людям левую руку. Если это тебя не убедит сдаться, то через ещё две минуты я убью вас всех. У нас хорошее оружие. Если вы сдадитесь, но что-то сделаете с заложниками - вас будет ждать не просто смерть, а смерть через пытки, обещаю. Не кладите трубку. Петров, дай ДШК и посиди на трубке, может генерал надумает сдаться.
        Я расслабился, настроил видение. За окнами сидели КГБ-шники. Расположились они в нишах, рядом с батареями отопления. В принципе - нормально, правильно. Но не в этом случае. Я их видел. Не глазами, можно сказать, умом… Не важно. Три быстрых выстрела из ДШК и дело сделано. В этих местах стена в два раза тоньше. Обычный АКМ пробивает 20 сантиметров кирпича, а уж ДШК… Эти пули стену пробивали насквозь и отрывали руки людям.
        - Петров, скажи генералу, что у него осталась только одна минута на размышления, потом буду убивать.
        - Эй, на проводе, через минуту вас будут просто убивать, а не стрелять по рукам. Что? Да. Понял. Понял! Говорю. - И уже мне, - Саня, говорит что сдаются.
        - Пусть выходят с оружием, оружие кладут у входа и делают десять шагов вперёд. Заложники пусть тоже выходят.

* * *
        - Саня! Так ничего и не научился делать! Двадцать три года, а в голове пусто! Куда ты моего Колю на автоматы послал!? Вечно приходится тебе сопли вытирать! Ничего не умеешь делать нормально! Весь в папочку!
        - Ма, едь домой, ты же беременная, какого чёрта ты сюда полезла?
        - А что бы вы без меня сделали!? Это, между прочим, я уговорила их сдаться!
        - Ну, конечно. Ты - молодец. Домой поедешь?
        - Нет, заканчивайте тут и в обком ехать надо. Наводить порядок в этом бардаке, что развели при Горбачёве.
        - Генерал Фоменко?
        - Да, это я.
        - Вам не стыдно было прикрываться беременной бабой? Она на пятом месяце: живот вполне просматривается.
        - Мы не заметили, а потом она начала, так сказать, говорить… Данные из ушей забили все другие каналы. Ох, и мама у тебя, командир. Кто вы такие? Если не секрет.
        - Войска ГКЧП, государственного комитета по чрезвычайному положению. Спасаем социалистическое отечество.
        - Куда вы нас теперь? Слово сдержишь? Мы ж свои.
        - Большинство поедет под арест. На «Уральские казармы». Там наша база. Мне нужны сотрудники пятого отдела. Точнее, списки руховцев.
        - Давай баш на баш. Ты реально «крупняком» руки ребятам поотрывал. Мы кровь остановили, но их нужно срочно в больницу.
        - Это даже не обсуждается. Мы же не звери. Я даже человека с ними пошлю. Не для присмотра, а чтоб врачи быстрее шевелились.
        - Спасибо. 5-й отдел! Все - ко мне! Содействуете военным. Выдадите списки руховцев или что там они ещё попросят. Это приказ. Может, ещё чем могу помочь, лейтенант?
        - Нет, генерал, ваши наверху были в деле, работали с Андроповым на Америку. Теперь всех вас, позднее, будем проверять. Поэтому, пока вам веры нет - идёте под замок. - И забыл о Фоменко. - Петров, доложи кратенько, как ход дела.
        - Военкоматы взяли, бумаги свезли на базу. РОВД взяли все без крови. Почти. В Ленинском пару раз в морду начальнику пришлось приложить. Военные части все под контролем. Кроме летунов. Там идёт работа. Сейчас пойдём брать областное управление и прокуратуру. ГУВД - на закуску, бо стоит отдельно.
        - Надеюсь, больше проблем не будет. Мать и Ковалёва вперёд не пускай, хоть веревками вяжи. Ма, ты слышишь? Не лезь теперь под пули! А тебя, Коля, могила исправит. Нашли друг друга. Чего полжизни порознь прожили? Столько веселья ты потерял - чувствуешь?
        - Саня, ты хоть не дави на нервы, мне Зины хватает.
        - А что? Не за что тебе нервы помотать? О моих нервах ты не подумал.
        - Так получилось.
        - Так получилось. Коля, начни включать мозги, а то и в этой истории до пенсии не доживешь. Петров, пока, брат. Я полетел. Мне в Киев надо. Руководи.
        - Давай, шеф, всё будёт нормалёк.

* * *
        - Иванов, что там, «Катран» на связь не выходил?
        - Нет, всё тихо.
        - «Катран», я «Аватар», ответьте.
        - «Аватар», я «Катран», слышу вас.
        - В Запорожье ситуация в норме, проблему решили, надеюсь, дальше всё будет в порядке. У меня на пути Днепропетровск. Что там? У них какая обстановка?
        - Помощи не требуется, всё по плану. КГБ после переговоров сдалось. С остальными точками тоже порядок.
        - Что с военными?
        - Почти везде удаётся договориться. Большинство переходит на нашу сторону, некоторые предпочитают нейтралитет. На текущий момент данные неполные. Приём.
        - Лечу на Киев, буду на связи. Отбой.
        - Принял. Отбой.
        - Тащ лейтенант, неплохо бы дозаправиться. Теоретически до Днепра дотянем…
        - Добро, давай заглянем на «Близнецы», пообщаемся с летунами, зальём керосинчика.
        До Киева долетели без происшествий, сел на стадионе Киевского инженерного, нашей базы.
        - Дежурный по части майор Сидоренко. Тащ лейтенант, Емец распорядился по вашему прибытию проводить в штаб части.
        - Добро, веди.
        В штабе кипела работа. Емец, как и всякий нормальный начальник, не бегал по «злачным местам», лично ситуации не разруливал. Принял доклад от подчинённого, подумал, выдал решение в виде приказа. Эдакий паук в центре паутины. В детстве читал «Записки о Шерлоке Холмсе». Примерно таким я представлял себе доктора Мориарти. Сновали курсанты с какими-то распечатками, офицеры подходили с докладами и бумажками, человека три одновременно разговаривало: кто по городскому телефону, кто - по спецсвязи.
        - «Тюльпан», я «Ромашка-19», мне нужен «Кактус-3», срочно.
        Оранжерея, да и только. Наш обычный военный дурдом.
        - Тащ генерал, Кировоград только что отзвонился: город под полным контролем, все объекты взяты, всё по плану, всё штатно, без происшествий.
        - Нормально, передай, пусть посменно поспят, ещё полночи у них есть. Завтра день тоже будет трудный.
        - Тащ, генерал, текущий доклад из Львова. Армянский отряд действовал на усилении при арестах руховцев. В их городском офисе было оказано вооруженное сопротивление. Армяне перебили всех, координатор ничего не смог или не успел, я не понял толком из доклада, сделать. Убито сорок три человека. Среди армян есть пара легкораненых. Во всех РОВД города оказывается вооруженное сопротивление. Опять же, армяне просто убивают. Там координаторы - молодые пацаны. Против этих зверей они - никто. Но переиграть не успеваем. Информация не полная. Полковник Смирнов не выходит на связь. Можем только попробовать скомандовать отмену, но тогда город на завтра наш не будет. У меня - всё.
        - А, Саша, добрался наконец, проходи, садись. Слышал?
        - Здравствуйте, Александр Николаевич. Слышал. Это вполне ожидаемо. Более того, именно поэтому я настаивал на усилении львовской, волынской и ивано-франковской групп армянами. После всего этого нам ещё жить с западэнцами вместе. А их крови на нас нет. Формально. И дураку ясно, что приказы армянам отдавали мы, но одно дело - приказ, другое дело - кровь.
        - Да, четыреста восемьдесят армян, да ещё с серьёзным боевым опытом - это ты нор-р-рмально сработал. Я с их главным по телефону говорил, он мне представился Серго Матевосяном. Это наш Серго?
        Львов, 12:00, 19.08.91.
        Серго Матевосян вёл свой взвод брать ГУВД Львова. У их кунга пробило переднее колесо. Эта досадная случайность существенно изменила не только планы заговорщиков, она вторглась тяжёлым солдатским сапогом в нежную душу истории. Казалось бы, что такого!? Ну, опоздали минут на пятнадцать? За эти 15 минут дежурному по ГУВД поступили сигналы со всех РОВД города: нападение неизвестных: требуют сдаться, если откажемся - будут стрелять. Ультиматум передавал всегда москаль, а издали был слышен кавказский говор. Что делать? Так, или примерно так, докладывали все РОВД. А ему что делать? Он, всего лишь, капитан Иванюк, а не подполковник Лущицкий. Звоним Лущицкому. Даёт команду собирать всех в ГУВД по тревоге, РОВД дать приказ: не сдаваться клятым москалям. Оперативно обзваниваем всех своих. Больше половины сотрудников жило близко от дома: прискакали в момент. Одели броники, разобрали автоматы, не забыли поцепить пестики. Всё. Герои. Готовы отражать вражин в любом количестве.
        Тишину ночи тревожили далекие выстрелы и рёв двигателя грузовика. Подъехала и стала поодаль, свернув за угол, военная машина. Из неё посыпались солдаты, стали короткими отточенными перебежками окружать ГУВД. К ним через пару минут подошёл полковник-москаль. Видимо, их главный.
        - Полковник Смирнов, войска ГКЧП, требуем сдать ваш ГУВД, в противном случае возьмём его штурмом.
        - Ни, москалыку, нэ здамося, навить тэбэ вжэ нэ видпустымо. Вы наших братив цийэйы ночи багато забылы. Тож, мы помстымося. Тож, ты ниякый нэ парламэнтэр, а собака. Собаци - собача смерть.
        И застрелил Смирнова. Говорили Смирнову на инструктаже: на переговоры нужно посылать курсантов или рядовых, кого-нибудь поменьше званием. Даже если убьют - ущерб для операции минимальный. В благородство играл. Военачальник мирного времени, мать их за ногу. Фактически, он обезглавил не только Львов, но и ещё две западные области. В Тернополе, точнее во всей области, живёт мало людей, поэтому, хотя туда выделили отдельного командира, майора Крамаренко, но по всем тактическим вопросам рекомендовали обращаться за разъяснениями во Львов, к Смирнову. Командир армян ему достался, как назло, слабо вменяемый. Не то чтоб он плохо знал русский язык или был придурком - нет. Азеры убили в Карабахе всю его семью, пока он, как и Серго, служил в армии. А служил парень в Афганистане, в ВДВ. Волчара - ещё тот. Соответственно, в руководящей паре Крамаренко-Саргисян решающее слово оставалось всегда за Саргисяном. Обозлённый на весь белый свет Саргисян не понимал слова «нет». Полилась кровь рекой и в Тернополе. В Ивано-Франковске с руководством было всё нормально. Но к полудню 19-го числа пришли слухи, а они пришли
сильно преувеличенными. И началось… Были откопаны схроны с оружием времён Первой и Второй Мировых. Затрещали выстрелы и по этой земле, земле Франка и Леси, этих талантливых проводников австрийской политики дерусификации.
        Как ни странно, но относительно мало пострадали управления КГБ. Там сидели более умные люди, не соблазнились на наличие у себя автоматов и стен. После трёх-пяти трупов сдавались. Ещё учтём, что в КГБ большой процент был не из местных. А доблестная милиция отстреливалась до последнего человека.
        Серго Матевосян остался без координатора, полковника подло убили. Отомстил, в городе всё взял под контроль. Под мёртвый контроль. За последние три года он прошёл хорошую школу. Не просто убивал и взрывал, не просто научился воевать в горах и городе - он стал опытным военачальником среднего звена. В меру инициативным. Из киевского штаба ему ночью ничего внятно не посоветовали. Да и что они могли, если не видели обстановки на месте? А доклады, что - доклады? В общем, не разобрались в обстановке. Серго достал памятку из кармана убитого полковника Смирнова, прочитал. Всё написано. Чётко, по-военному лаконично, понятно: «После взятия под контроль объектов областного центра - приступить к контролю области. Выслать мелкие группы представителей для разъяснительной работы на местах». Разъяснительная работа, в понимании боевиков, три года льющих кровь, несколько отличалась от таковой в головах штабистов, писавших памятку. В результате, когда обстановка стала понятна, вечером 19-го поступила команда вывести армян из участия в операции, было уже поздно. Кровь уже пролилась. И пролилось её много. С области
армяне уходили с боем, иногда, даже лесами.
        К 23-му их переправили в Киев. Результат был ошеломляющим и непонятным: по предварительным подсчётам, потери в трёх областях Западной Украины составили до одиннадцати тысяч убитыми. Вооруженных мужчин! Почему так странно формулируем? А как описать всю совокупность: милиционеры, КГБ-шники, охотники, бандиты, дезертиры с воинских частей? Около тысячи было ранено. Но ранены оказались, как правило, подростки и женщины. Потерь среди армян убитыми не было вообще. Ни одного! Пару десятков раненых - и всё. Непонятно! Но в этой непонятке мне предстоит разобраться только 23-го числа. А пока что вернёмся в горячее 19-е.
        Штаб Емца, Киев 19.08.91
        - Так и есть, это наш Серго. Я его на один крючочек зацепил. Кстати, их должно было быть больше. Но какой-то Карапет женился не вовремя, поэтому мы недополучили человек сто минимум.
        - Ха-ха-ха! Да-а, весело у них живут.
        - И не говорите. Помните, в Азербайджане недавно завод взорвался?
        - Нефтеперерабатывающий? Помню.
        - Это Серго со товарищи.
        - Норрмально.
        - Спокойно, только спокойно, так и надо, потом объясню. У них там полная задница. Если очень коротко: Муталибов себе «намутил» кучу оружия от СССР и целую 4-ю армию. А у армян - ничего. Их там, в Карабахе, «мочат», как хотят. Выселяют без имущества, забирают всё. Беспредел.
        - Нормально…
        - Александр Николаевич, может, вернёмся к нашим делам?
        - Идите, работайте капитан. По Львову всё ясно, оставляем без изменений. Пусть остудят горячие бандэровские головы холодным свинцом. Саша, тебе рассказать обстановку?
        - Желательно. Только самое главное.
        - Информация продолжает стекаться, но уже процентов 50 областей под полным контролем, во второй половине всё развивается по плану. Белоруссия вся наша, проблем не было совсем. Малофеев со всем согласный, всех обзвонил, с постелей поднял, политику партии разъяснил. Шушкевича арестовали, как ты и просил. В Приднестровье были попытки противодействовать 14-й армии, но несерьёзные. Ни одна из воинских частей не ослушалась приказа командующего, Молдавия под частичным контролем, отсекли Гагаузию и Приднестровье. Эти части полностью наши. Были попытки толпой блокировать движение колонн, но в соответствии с приказом, солдаты применяли оружие на поражение. Жертвы были, но когда крикуны увидели, что их реально убивают - струсили и разбежались. Вот такие они - боевики-националисты. Так что там всё идёт нормально.
        Емец ответил на звонок и продолжил.
        - Командующий Одесским военным округом был ещё ранее завербован, ты должен помнить: генерал-полковник Морозов. Северокавказский военный округ в Ростове-на-Дону также под нашим полным контролем. Генерал-полковник Шустко - давний знакомый нашего Рубана. Они пересекались в 1961 на Кубе. Прикарпатский военный округ. Там руководит генерал-полковник Скоков. Я сам туда неделю назад выезжал, разговаривал. Ему уже так наосто… надоели эти руховцы, весь горбачёвский бардак, что когда я сегодня с ним договаривался о невмешательстве - он сразу всё понял и согласился. Заранее вербовать не получалось. Без тебя - рискованно, а ты последнее время был просто на разрыв. Позвонил, сказал, что представляю войска ГКЧП, объяснил, чего мы хотим, попросил принять представителя, который может рассказать более подробно. Час назад мой подчинённый, ты не знаешь, майор Кулик, отзвонился, доложил: всё в порядке, они с нами. Белорусский округ также проблем не доставил.
        - Я понял. Сам ездил «кодировал». Практически весь штаб округа - посвящённые.
        - Хуже всего здесь, в Киеве. Я рядом, но подходов к Чечеватову не нашёл. Там завербован только один, повторяю: один! Офицер. Есть и хорошая новость: он сейчас заступил дежурным по штабу. Но этого надолго не хватит, нужно решать более радикально. Без тебя не стал пока ничего делать. Выделенный взвод ждёт команды в двух кварталах от штаба.
        - Сделаем иначе, давай я съезжу туда сам. Предупреди нашего…
        - Подполковника Сидорчука?
        - Ну да, кого же ещё?
        - Ха-ха-ха!

* * *
        - Лейтенант Корибут?
        - Я.
        - Генерал-майор Емец предупреждал, проходите.
        - Сколько сейчас в штабе округа людей?
        - Ещё офицер спецсвязи и караул: шесть человек. Будете проводить захват сейчас?
        - Нет, поступим иначе. Вызывайте по тревоге Чечеватова и ещё пяток старших офицеров. На своё усмотрение, чтоб взгляды были пожёще и не чмошников. У вас телевизор есть?
        - Хороший «Горизонт» в комнате отдыха.
        - Я взял видик и кассеты, будем их агитировать «за Советскую власть».

* * *
        - Тащ генерал-полковник, проходите в красный уголок.
        - Сидорчук, как вы докладываете?
        - Проходите, куда вам говорят, генерал.
        - Вы кто такой!? Сидорчук, кто этот лейтенант? Какого хрена вы тут вытворяете? Тут я - команду…
        - Нет! Тут я - командую.
        - Я сейчас позову караульных.
        - Во-первых, это трудно: они заперты. Во-вторых, мне придётся выбирать, кого убить: одного крикуна или шестерых русских пацанов.

* * *
        - Все ваши материалы… скажем так, прошибают. Однако, я - солдат, привык и должен исполнять приказы.
        - Генерал, не тот случай, сверху сидят предатели…
        - Не перебивайте, лейтенант, мне и так трудно. На мне лежит ответственность за весь Киевский округ, а это десятки тысяч солдат и офицеров.
        - А может, вы переживаете о карьере?
        - Не смейте! Я думаю о возможных жертвах мирного населения!
        - Так и мы - тоже. Я хочу, чтобы русские жили на этой планете, а не стали очередными «могиканами».
        - Что будет, если мы откажемся участвовать в вашем ГКЧП?
        - Я не могу оставить Киевский округ на произвол судьбы.
        - Вы скомандуете штурм? Я видел невдалеке БТР.
        - Нет, хуже.
        - ..?
        - Сам вас убью.
        - Это вы застрелили Горбачёва?
        - Нет, Хронопуло попросился.
        - Михаил Николаевич?
        - Нет, Амбросий Аристархович!
        - ..?
        - Ясное дело - Михаил Николаевич! Кого вы ещё знаете с такой фамилией?!
        - Лейтенант, вы ведёте себя вызывающе нагло, а ведь нас здесь пять против вас одного… Сидорчук ушёл…
        - Вот вам мой пистолет. Но у вас нет ни одного шанса, даже при таком раскладе.
        - ..?
        - Я не совсем обычный человек. А если узнать меня лучше - то совсем НЕ обычный человек. Решайте быстрее, мне некогда с вами тут всю ночь кино смотреть. Вы - с нами?
        - А вы знаете, ваш бесшабашный поступок с пистолетом меня убедил. Только решительные, идущие до конца люди, могут добиться успеха в таких делах. «Мятеж не может кончиться удачей, - В противном случае его зовут иначе»… Чёрт с вами. Ха-ха-ха! Я тоже - с вами. А что скажете вы, мои верные подчинённые?

* * *
        - Ну что там, в округе? Ты доложил, что всё нормально, но хочется знать обстановку точнее.
        - Отделение контроля оставил, верхушка офицеров, вроде бы, согласилась. Единственно, что меня смущает, это реакция командующего. Кажись, его на нервы пробило. Сраный Горбач! До чего страну довёл! Генералы истерят, блин.
        - Никто из офицеров ничего против не сказал?
        - Сказали. Сказали: «Что так поздно? Союз уже развалился! Не могли раньше?!» Чечеватов сам офигел от слов своих подчинённых. Задолбал этот бардак всех.
        - Ну и нормально. Саша, ты не хочешь отдохнуть? Днём будет трудно.
        - Плохо выгляжу?
        - Краше в гроб не кладут, но неважно выглядишь. А если с поправкой на молодость…
        - Замотался последние пару недель. Жуть! Вы тоже не сильно свежо смотритесь, Александр Николаевич.
        - А я, Саша, уже полгода не досыпаю. Вчера с курсантами за день умаялся. Объявил казарменное положение, показал нашу кинушку и давай их готовить к этой ночи и дальше… Тоже устал. Ну что, идёшь отдохнуть? У меня в кабинете топчан есть.
        - Добро. Если будут проблемы, лучше зови.
        Сон с Волхвом.
        Прилёг на топчан в кабинете начальника училища и, неожиданно для себя, уснул. Мои предки меня навещали, как и обещали: раз в три месяца. По какой-то своей очереди за эти три года каждый из восьми приходил, чем-то помогал, снимал полную информацию и уходил. Месяц назад приходил Рогдай, узнал дату нашего часа «Х». Диву дался: как деятельно мы развернулись с подготовкой. Каждый раз после их визитов во сне у меня был подъём сил: будто батарейку новую вставили. Возможно, предки старались помочь по-своему. И в этот сон неожиданно, не в срок, пришёл Светозар. Услышал его характерные оканья, сначала даже не понял, что это сон.
        - Здрав будь, Защитник!
        - И тебе не хворать, волхв.
        - Рогдай поведал, что сего дня у вас будет перемена власти. Тебе и твоим другам нужда есть закрепиться, одержать веру людскую. Так ли уразумели мы?
        - Точно так. Переворот сегодня делаем. Не только сегодня, впрочем. Этот процесс будет длиться дольше. Сначала силой власть берём, потом нужна будет вера. А ты с чем пожаловал? Почему сегодня? Вроде, рано ещё.
        - «Рано» - это значит: «солнца нет», «ра» «но». А я явился вовремя: «в» - ведание, «о» - основного, «время» - время и есть.
        - Ты пришёл поумничать? Словам меня поучить? Я не возражаю, но вот это - НЕ вовремя.
        - Я копил силу, чтобы дать тебе помощь. Первое. Ты могёшь восстановить душу, хоч это долго и трудно. Во время родов, младенец настраивает свою душу на родителей. И на матерь и на отца.
        - А если отец мёртв к тому времени?
        - «Мертв» - мерность твердо ведающий. Его матрица пребывает в Нави. Ежели отец мёртв - младенец настроится по матрице. Нет никакой разницы. Не перебивай, мало времени. При настройке на матрицу родителя, младенец открывает канал связи с общей матрицей человека, которая пребывает в Прави. Младенец соединяет четыре сущности. Этот канал остаётся открытым один месяц ровно. В чреве матери младенец растет девять лун. За это время он и строит душу. Тебе нужно иметь открытым канал настройки на Правильную матрицу девять лун, тогда душа станет прежней. Уразумел?
        - Ты намекаешь, что мне нужно сделать девять детей, и я опять буду нормальным человеком?
        - Да. Дети могут быть от разных жён, но лучше, если все они будут законными. Учти, два младенца тебе два канала не откроют.
        - Что ж, и за то благодарю, волхв.
        - Это не всё. Второе. Рогдай учил тебя боевому Голосу. Есть и волховской Голос. Он много может. Это подобно обычному наговору. Но для наговора мы тратим силу, привязывая действие наговора к своей пране. Это есть ограничение волхва. Обычным способом управЬления через Правь, больше тысячи и двадцати четырёх наговоров одновременно держать неможно. Как боевой Голос для испуга пользует прану самого пугающегося, так и волховской Голос пользует для действия наговора прану человека или людины. Волхв один раз направит - и наговор длится одну луну ровно. Пока открыт канал на нужную матрицу Прави. Рядом этот человек быть не обязан, достаточно, ежели ты бросишь ему нить канала. Уразумел свою пользу?
        - Кажись да. Это я, выходит, могу за один раз заколдовать много людей, и не устану при этом?
        - Правильно. Но на одну луну. Учти, заговоренный человек тратит прану на борьбу с самим собой, тем самым становится несколько слабее. Не советую держать под наговором весь свой народ постоянно. Уразумел?
        - Да. Учи, Светозар. Парадокс ситуации в том, что я не могу употребить во зло твою науку - нет смысла, я ни от чего не получаю удовольствия.
        - Не по Прави слово молвишь. Должно сказать «приятности», а не «удовольствия». Удовольствие у тебя будет, когда ты свой уд на волю выпустишь, жену познавши. Открывай душу, дам тебе науку.
        - Вах, какая карашо! Что ж ты раньше не дал?
        - Мы с тобой сейчас на границе Прави и Яви. Когда я буду вертать в наше логово между Явью и Навью, где мы есть, с меня Навья сторoжа соберёт дань за нарушение запрета. Откуплюсь праной, но года три не смогу к тебе явиться. Такова цена. Это просто полетать, поглазеть в разных мирах и землях, можно без оплаты. А вмешиваясь - платим.
        - А обойти, обмануть как-то это ограничение можно?
        - Хэ, и да, и нет. Дам подсказку. Исследуй способность видеть яды, что я тебе дал. Когда узреешь все хитросплетения - обретёшь могучую силу. На том - всё. До свиданья, Защитник.
        - До свиданья, Светозар.
        Проснулся. Глянул на часы: шесть часов утра. Есть одна мысль. С паршивой овцы - хоть шерсти клок.
        - Саша, уже встал? Мог бы ещё часик смело отдыхать.
        - Ничё, всё нормально, Александр Николаевич. Вы умеете спецсвязью пользоваться? А то мой диплом ракетчика не очень честным трудом получён.
        - Ну, раз ты ещё и шутишь, значит, мы точно победим.
        - Так как, насчёт спецсвязи?
        - Кое-что ещё помню, но если ты хочешь, чтобы всё было по высшему разряду, то можно позвать нашего преподавателя, подполковника Синицына. Ты забыл? Мы в военном училище.
        - Мне надо воспользоваться ядерным чемоданчиком. Переговорить с командующим РВСН.
        - Открывай, там всё просто, на дурака рассчитано. Сам покажу. Поприсутствовать дашь?
        - Дам, это не тайна. Хочу ракетами на халяву разжиться. А то всё амерам достанется.
        - Как!!?
        - Вот так. Уран с наших головок будут отправлять врагам. Через десять лет у России, останется десять процентов от текущего количества ядерного оружия. А мы, даст бог, никому ничего отдавать не будем.
        - Але, дежурный офицер, говорит Президент, срочно соедините меня с Максимовым.
        - Вы кто такой? Я хорошо знаю голос Горбачёва. Вы - не он.
        - Я - Президент Горбачёв, приказываю соединить меня с командующим РВСН генералом армии Максимовым.
        - Есть! Товарищ Президент!
        - Юрий Павлович, извините, что поднял с постели, по спецсвязи звонит Президент, приказал соединить с вами.
        - Соединяй. Командующий РВСН генерал армии Максимов слушает! Товарищ Президент.
        - Я - президент, приказываю, в виду чрезвычайных обстоятельств, перевести все двенадцать Боевых железнодорожных ракетных комплексов на их базу под Краснодаром. Второе: снарядить все стратегические бомбардировщики Ту-95 и Ту-160 полным комплектом ядерных ракет и перегнать их на аэродромы Украины. Это касается и стоящих на боевом дежурстве. Третье. После отдачи всех необходимых распоряжений вы не будете ни с кем об этом общаться, кроме меня. Не смотрите ближайшую неделю телевизор и никому не верьте.
        - Есть! Товарищ Президент!
        - Вот так.
        - Опять колдуешь?
        - Волошу. Точнее, это называется наговор. Проверить решил, только что предки «подогнали» новинку сезона: волховской Голос. Сверхоружие прежних времён. Если будет работать через телевизор - то и этих.
        - Ты нас в зомби всех не превратишь?
        - Кончай дурковать, Николаич, ты ж меня знаешь. Соединись с Чечеватовым, пусть договорится с аэродромами, с остальными округами по приёму «бомберов». Мне нужно чтобы с самолётов потом, на земле, снимали какую-нибудь жизненно важную деталь, чтобы они не могли без неё взлететь. В моей истории были умники, которые угоняли в Россию самолёты. Это нужно предотвратить.
        - Понял, сделаю, а ты - куда?
        - Пора двигать на телецентр, работать с журналистами. Если что срочное - звони туда. Ещё: Иванов пусть слетает на «Мишке», заправится где-нибудь. Или организуйте сюда бензовоз. Будет у нас рабочая «вертушка» под боком.
        ====== Один день глазами Кирилловича.
        Фёдор Кириллович Сухомлинов жил в Запорожье, в двухкомнатной «хрущёвке». Он честно отслужил всю жизнь в армии. На Дальнем Востоке, командиром отдельной станции, а, затем, роты связи. Потом повысили до начальника связи дивизии. Но под Джезказганом, в пустыне. Это было не весело. Но такова судьба военного: служить там, где Родина прикажет, а не там, где хорошо. На пенсию ушёл подполковником. Поселиться выбрал на Юге Украины: пустыня уже в печёнках сидела. Пенсии вполне хватало на жизнь. С соседями общаться было трудно: гражданские раздолбаи, молодые лоботрясы, кроме джинсов, жвачек и громкой музыки, не видящие смысла в жизни. Взял, в километре от дома, дачный участок, и полгода ковырялся там. Это была его отдушина.
        Его жена, Надежда Петровна, последнее время полюбила сериалы. Вчера вечером они оба задержались на даче, и она не успела посмотреть пятьдесят пятую серию «Рабыни Изауры». Трагедией это не стало: она рассчитывала на утренний повтор.
        - Федя иди, глянь, что делается! О боже, дожили! Танки в Москве!
        - Какие танки… точно, танки… Во, мать, дожили! Всё это Меченое Мурло…
        По первому каналу зачитывали заявление Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР. По второму: показывали репортажи с разных мест Москвы. Бронетранспортёры, танки на улицах, перемежались непонятной толпой озабоченных демократией. По украинскому телеканалу УТ-1 шла какая-то странная передача. Выступали незнакомые партийные и хозяйственные деятели из Ставропольского края, рассказывали о вымогательстве взяток Горбачёвым. Его очень часто называли «Миша-конвертик». Было также рассказано о советском культурном фонде, через который отмывали деньги от алмазов, нефти, других продаж за рубеж, причём, деньги шли тоже на Запад!
        «Неслыханно! Никогда такого не было. Не-ет. Было! Хрущёв на 20-м съезде облил грязью имя Сталина».
        Выступали неизвестные экономисты, рассказывая о вредных эффектах кооперативного движения и малого бизнеса. Иллюстрировали на плакатах схемы работы дочерних предприятий, схемы воровства через фирмы-подснежники, называли конкретные примеры с фамилиями директоров, их детей, родственников, названиями заводов и фирм. Иногда показывали видеосъёмки домов директоров и «фирмачей». Показывали, как из дешёвых, произведенных на заводе, товары становятся дорогими, продаваемыми через схему комиссионной торговли. Иногда шли интервью фирмачей, где они бахвалились «достижениями». Показали подпольные видеосалоны, где «крутят» порнографию. Показывали проституток, «работающих» возле гостиниц.
        «Молодцы, предупредили, чтобы на три минуты отвели от экрана детей. Это ж надо, срам, какой!»
        Потом шла часть передачи о межнациональных конфликтах. Мало реальных съемок того времени, хотя и были, много рассказов очевидцев. Абхазцы, грузины, армяне, киргизы, турки-месхетинцы, молдаване, - все рассказывали о своём горе, о неумелых действиях властей. Диктор за кадром комментировал каждый телесюжет. Пару раз давали, так сказать, интервью, сотрудники КГБ. По крайней мере, так они представлялись. Рассказывали, как они выполняли поручения Михаила Горбачёва по организации массовых беспорядков и межнациональных конфликтов. Очень подробно: кому, за что, сколько денег дали, кого, чём припугнули, как кого использовали. Некоторые сотрудники сидели спиной к зрителю в некотором затемнении, пара человек - говорили открыто и бесшабашно. Видно было - накипело.
        Штаб Емца. 23-е августа. Просмотр записи передачи от 19-го августа.
        - А откуда ты КГБ-шников этих взял?
        - Ниоткуда. Туфта. Постановочные сцены. Не переживайте, Александр Николаевич, это всё правда, с точностью до актеров, дат, сумм и прочих правдоподобных мелочей. Суть - верна. Теперь пусть отмываются. Называется такая технология: чёрный пиар.
        - А почему ты не стал приписывать спитакское землетрясение Горбачёву, ядерным испытаниям?
        - Это могло спровоцировать ещё большую ненависть армян к русским. Разве этим детям гор можно будет нормально что-то объяснить?
        - Ну да, наверно ты прав…

23 августа где-то под Киевом. Территория кадрированной в/ч 34568 Собрание армян.
        - Серго, почему у вас не было потерь? Всё понимаю, насчёт опыта, железного духа. Но сталинский СМЕРШ тоже не пальцем деланный был, а возился с бандэровцевцами с сорок пятого по 56-й.
        - Слюшай, Сань, ти же сам миня ужил. Ужил? Ужил. Я тоже ужил своих земляков, как мог. Серго не ожень умный, стрелять, как ти миня ужил - ни магу, драться, как ти миня ужил - не могу, а апаснаст чуствават - магу ужить! Я висех сваих ужил. Кито плоха ужится - того ранил или убил. Ани стараюцца, не хатят, чтоб их убили.
        «Твою ж мать! Мать же ж твою… Это я виноват! Две сидхи парню поставил на блок, а третью - забыл. Он их и научил. Можно закрыть для них эту способность… Сильно устану, да и врагов наживу… Что же делать? Надо их использовать, глупо плыть против течения».
        - Серго, а они тебя сильно уважают?
        - Очень! Так увжают, так увжают, ух как! А кито не увжаит, стукну в живот, как ты ужил, ани сразу увжают. Ани мине жизнь далжны. Адин раз нас азиры в горах так прижали, так прижали… Если бы ни твая наука - никито бы ни жиль. Да…
        - Ясно. Заставить их замолчать сможешь? Я говорить буду.
        Серго что-то загэлготел на своём, резко, немного зло. Через полминуты стояла мёртвая тишина. Да, молодец, дисциплину держит на уровне.
        - Они русский язык понимают все?
        - Да. Гаварит так харашо, как я - не висе, а панимают - висе.
        - Прежде чем сказать главное, хотел бы прояснить для себя и для вас некоторые моменты. Кто из вас знает, почему армяне стали жить вместе с русскими в одной стране? Кто чувствует в себе силы хорошо изложить - поднимите руки. Ага. Вот ты, да, ты - встань и громко, чтоб все слышали, расскажи вкратце.
        - Турки резаль наших дедов, я историю училь. Им нада быль наш земля. Много наших резаль. Когда царь присоединиль Армению к России - турки не магли резаль.
        - Правильно, почти. Ваших турки убили разными способами около 2-3-х миллионов. Точнее никто не скажет. Турки эту информацию скрывают. Армяне не в силах были противостоять, сами попросились под руку русского царя. Никто не принуждал. Русские потом вместе с армянами воевали против турков, и те отступили. До сих пор гора Арарат не принадлежит Армении. Вы это должны знать. Совсем недавно агенты Соединенных Штатов Америки, из числа руководителей Армянской ССР, отделили вашу страну от нашей. Разделили дружеские народы. Вы опять остались один на один с Турцией. США, с помощью своих агентов, в первую очередь Горбачёва, развалили всю нашу страну. Я и мои товарищи пытаемся спасти хоть малую часть.
        - Сань, ми можем убить Саркисяна и визять власть, и делать, как ти скажешь.
        - Рано, Серго. Тихо! Я ещё не всё сказал. Пока - рано брать власть в Армении. Прежнего СССР уже нет. А тот «огрызок», что останется под моей властью, даже не будет иметь с Арменией общей границы. Придётся пока потерпеть, побыть отдельными народами. Если у нас, русских, получится восстановить свою силу, то, лет через пятнадцать-двадцать, мы протянем своим христианским братьям, армянам, руку дружбы.
        - Ура!!
        - А-а-а!!! «Громкие крики на армянском.»
        - Тихо!!! До этого счастливого момента нам предстоит ещё дожить. Для того чтоб он наступил, нужно ещё очень много сделать. Я обещал своему другу, вашему командиру, Серго, что помогу. На днях вы вернули долг, помогли нам, русским. Вы убили много наших предателей, мы вам за это благодарны. Не сегодня-завтра - распадётся СССР. Окончательно. Вам, армянам, никто не придёт на помощь. А турки ждут своего часа. Между армянскими женщинами, детьми, стариками и турецкими длинными ножами стоите только вы: герои своего народа со стальными сердцами!
        - А-а-а!!!
        - Тихо!!! Вы все знаете, как умеет драться и стрелять ваш командир, Серго. Я могу научить этому всех вас.
        - А-а-а!!!
        - Тихо!!! Но и вы должны помочь нам, русским. В бывших республиках Прибалтики и Молдавии националисты притесняют русских. Хуже, чем армян в Карабахе. А у них нет оружия, власти. Им «запудрили» мозги, сделали оккупантами, и их воля к победе ослабела. Мне нужна ваша помощь. Вам придётся повоевать около трёх месяцев. Могут быть потери. Война будет идти в городах, лесах, иногда на равнинах. Воевать придётся против армии, а не только против ополчения, как на Западной Украине вы только что воевали. Пару дней подумайте, а я пока постараюсь заслужить ваше доверие.
        - Серго, лучше бы вы согласились, проведи работу.
        - Сань, я сам хачу. А, правда, турки нападут патом?
        - Не совсем. Будет ещё хуже: все умрут: и турки, и вы, и мы. США всех разбомбит. Твоим я немного не так объяснил, но, по сути, вы будете сражаться на правильной стороне, защищая свой народ. Ты мне веришь, друг?
        - Сань, я не очень умний, но я твой дрюк, я тибе веру.
        - Тогда иди, агитируй за советскую власть.
        - А?
        - За маленькую войну в Прибалтике. А взамен я всех научу стрелять и драться, как тебя.
        - Понал, понал я.
        Через пять часов, под вечер, в Киев, по моей настоятельной просьбе прибыли президенты Азербайджана: Г. Муталибов и Армении: А. Саркисян. Уговорить их стоило некоторого труда. Они не слишком доверяли моему обещанию не покушаться на их свободу и жизнь. Вести о событиях на Западной Украине уже прогремели на весь мир. Мы от всего открещивались. Официально армяне были залётными бандитами, которые частично погибли в боях с доблестными бандэровцами, частично сбежали назад в Армению. Муталибов был не трус, но и его пришлось дожать фразой: «Если не приедешь, то в течение недели произойдет катастрофа на «Химпроме» в Сумгаите. Мало покажется - ещё на лакокрасочном в Гяндже». Для Саркисяна ключевым предложением стало: «Тебе что - Карабах не нужен? Бери большую государственную печать Армении и дуй в Киев. А то Муталибов передумает его тебе отдавать».
        В аэропорту встреча прошла безо всякой торжественности. Президенты враждующих стран прибыли не одновременно, поселил я их в разных местах, чтоб не передрались. Уже поздним вечером мы выехали на базу в/ч 34568. Мы - это три правительственные делегации. Без мигалок. Не доезжая около двух километров до ворот части, я попросил обоих Президентов высадить по одному телохранителю и приказать им, чтобы не подрались. Мы им оставили одну машину с ключами, я предупредил, что будет проведён эксперимент с их участием. Пусть не удивляются. Оставил телохранителям военную рацию, и колонна поехала дальше. Темно вокруг - хоть глаз выколи.
        - Товарищ лейтенант, личный состав части отдыхает, м-м-мм… прикомандированные… м-м… не спят. Происшествий нет. Дежурный по части майор Полуныця.
        - Вольно, майор. Пригласи сюда командира армян, Серго. Знаешь?
        - Так точно, знаю. Есть. Нечипоренко! Сбегай, позови старшего у армян. Быстро!
        - Ещё, майор, мне нужен один автомат или пулемёт. Любой.
        - Есть. Только Нечипоренко я, ведь, услал…
        - А ключи от пирамиды у тебя?
        - Да…
        - Ну?
        - Есть, принести автомат!
        Когда в воротах части собрались все, кто был мне нужен, можно было начать демонстрацию.
        - Аяз-ака, вот вам автомат, согните слегка ствол, стуча по бетонке.
        Президент стучал со всей силы дулом «Калаша» по бетонке. Вертикально. Я забрал у него автомат и постучал горизонтально, чтоб наверняка согнуть ствол.
        - Уважаемый Арам, передайте по рации вашему телохранителю, чтоб мигнул фарами машины.
        За спиной горят огни части, впереди, с степи, мигнули слабенькие огоньки фар машины. Если бы не ночь, то с такого расстояния не рассмотрели бы.
        - Скажите, Аяз-ака, далеко стоят машины?
        - Очень далеко, Александр-ака. Километр где-то.
        - Отлично, ствол погнули слегка. Это хорошо. Серго, нарисуй круг на той стене.
        Серго переставил на одиночные, быстро «настрелял» круг пуль на 10.
        - Неплохо стреляет, ну и что?
        - Это была проверка автомата. Пусть ваш телохранитель выстрелит в круг, что нарисовал Серго.
        - Захидов, попади в круг.
        - Одиночным.
        - Бах!
        Пуля ожидаемо ударила в стороне от круга на десять сантиметров.
        - Благодарю, достаточно. Этим я хотел проверить: действительно ли ствол поврежден. Вы видите, что нормально стрелять автомат не может. Даже на таком маленьком расстоянии, как тут, метров пятьдесят. А до машин - намного дальше! Теперь просьба, пусть все ваши люди отойдут метров на двадцать, за зону слышимости.
        ….
        - Благодарю. Прикажите вашим телохранителям на дороге найти по палочке, или веточке, в крайнем случае, любой другой предмет вытянутой формы, чтобы он мог выступать из руки, если его держать. Скажите им, чтобы не пугались. И пусть поднимут вверх руку с этим предметом.
        ….
        - Ага, доложили готовность. Серго, сбей эти палочки.
        - Бах! Бах! - Серго стрелял без пауз, под большим углом к горизонту, градусов тридцать, наверное.
        - Спросите, как у них дела?

* * *
        - Сбиты палочки? Отлично, что я и хотел вам доказать. Это не фокус. У меня в гостях пятьсот орлов, которые смогут так стрелять. Эту информацию прошу не разглашать. И так весь мир гудит. А теперь послушайте меня пару минут. СССР распался окончательно, вы стали полноправными правителями своих стран. Для вас, Аяз-ака, должно быть ясно, что для продажи нефти желательно с Арменией дружить. Трубопровод в Турцию через Иран вы не проложите, Ирану нефть тоже не нужна. Да и вообще, персы до сих пор ваш Азербайджан считают своей потерянной территорией, так что… Можно проложить трубу через Грузию. Но! Эти горячие карабахские парни будут его взрывать, хоть вы его через Луну прокладывайте. Последний вариант: через Россию. А через кого Россия будет нефть переправлять? Через землю бывших БССС и УССР. А мы вашу нефть не пропустим. О Прибалтике советую не думать. И вторая неприятная новость: те проблемы, что у вас были в горах, недавно взорвавшийся НПЗ - это всё они, эти ребята. Если мы не договоримся, я не смогу их кое в чём убедить, не смогу их занять делом на ближайшее время, отпущу их домой, в Армению. А там
они уничтожат все ваши заводы, войска, доберутся до собак и кошек. Оно вам надо? Теперь вы, уважаемый Арон. Я им сказал, что вы - американский агент, принесший народу Армении горе.
        - Как вы смеете…
        - Тихо, не шуми, вон, охрана волнуется. Это наш разговор. Только наш. Эти парни «снесут» тебя и твоих нациков из АСАЛА на раз. Чем Серго не Президент? А тебя, твоих детей, внуков, братьев, сестер, родителей - всех до второго колена включительно, убьют. Как вариант? Тут американские обещания не помогут. Это были кнуты. Теперь - пряники. Если вы заключаете мир: оба становитесь героями своих народов, заводы - на месте, власть и жизнь - при вас. Сейчас пройдём в помещение, посидим, чая попьём, договор о мире почитаем. Майор! Проведите нас в штаб или любое другое удобное помещение.
        - Проходите.

* * *
        - Мы взяли на себя смелость заранее составить договор о мире между вашими странами. Нагорный Карабах переходит к Армении, все азербайджанцы оттуда выселяются. А какой дурак захочет там остаться после войны? Прибьют ведь, втихую. Азербайджан строит заново разрушенные дома жителям пострадавших районов. Всё. Никаких других возмещений за имущество, репараций, контрибуций, обязательств. Ничего. Войска отводят от границ обе стороны. Договор распечатан в шести экземплярах: на русском, армянском и азербайджанском по две штуки. С картами границ, списками населённых пунктов и прочее. Если что-то очень захотите добавить - напишем шесть раз от руки. Фигня-вопрос. Если вы не подписываете - летите, как я и обещал, целые и невредимые домой. А следом едет Серго со своими головорезами.
        - Азербайджанская сторона не возражает, нас в договоре всё устраивает.
        - Мы тоже со всем согласны.
        - Подписывайте, ставьте печати, и пойдёмте к братве.

* * *
        Армяне с удивлением восприняли столь поздний визит руководителей стран. На своего Саркисяна смотрели по разному: кто - равнодушно, кто - с уважением, кто - как на диковинку. А на Муталибова - с трудно сдерживаемой агрессией, ненавистью. Казалось, ещё чуть-чуть - и полетят клочки по закоулочкам.
        - Славные сыны Армении! Радуйтесь! Свершилось! Нагорный Карабах передан в состав Армении!
        - А-а-а-а!!!
        Радостная новость снизила градус в помещении, сбросила напряжение бойцов, дала выброс адреналина. Теперь можно было работать более спокойно.
        - А-а-а-а!!!
        - Серго, сделай тишину!
        - (сплошной мат) Тихо!!!
        - Сейчас ваш руководитель, уважаемый Арам Гаспарович Саркисян, прочитает текст мирного договора. Прошу.

* * *
        - А-а-а-а!!!
        - Аяз-ака, уважаемый Арам, вам пора домой. Капитан, проводите товарищей.
        - А-а-а-а!!!
        - Серго, сделай тишину!
        - (сплошной мат) Тихо!!!
        - Братья по вере! Русский царь защитил армян от полного уничтожения турками. Ваши прадеды вам об этом рассказывали. Вы - уже не мальчики, видели горе, войну, кровь. Должны понимать, что турецкие войны дались русским не даром: мы платили за это кровью. Но рядом с русскими, в этих войнах, лили кровь и армяне! Не буду лукавить: у России с Турцией было достаточно противоречий и без армян, но это не умаляет значения совместно пролитой крови. Пускай, теперь наши народы вынужденно разделены на две страны. Мы, русские, будем и дальше помогать вам. Мы научим вас не только хорошо слышать опасность, но и метко стрелять, как ваш командир, Серго. Я научу вас драться, как Серго.
        - А-а-а-а!!!
        - Это вам пригодится для возврата земли дедов, горы Арарат, озера Ван, мести туркам.
        - А-а-а-а!!
        - Но, взамен, я прошу оказать своих армянских братьев помощь русским братьям. У нас трудные времена. Я на вас надеюсь!
        - А-а-а-а!
        - Серго, проведи политбеседу, завтра вы едете в Краснодар, там отдохнете от войны и подучитесь. Через некоторое время, примерно три-четыре недели, точнее пока не скажу, вы опять будете воевать. Договорились?
        - Сань, я же твой дрюк! Висьо будет нармална.
        Квартира Сухомлинова, 19-е августа.
        Из всего получалось, что Горбачёв - преступник. Показывали, как ломают Берлинскую стену. Диктор за кадром прогнозировал массовые репрессии по отношению к коммунистам, членам КПГ и других коммунистических партий социалистических стран Европы. Был рассказан механизм роспуска Организации Варшавского Договора. Прокомментированы последствия. Вот: горит деревня в Намибии. Вот: американские самолёты бомбят маленькую Панаму. Совсем недавно, 87-й год. А Горбачёв молчит. Наоборот, он верит в миролюбие США. Вот: Горбачёв встречается с их Президентом, а вот - с Президентом Южной Кореи. Голос за кадром рассказывает, как Горбачёву в карман Ро Де У положил 100000 долларов США. А Горбачёв этого не заметил. Затем, по очереди, несколько молодых парней из Службы Охраны Президента, рассказывали, как Горбачёв несанкционированно исчезал от службы наружного наблюдения: на Сицилии, в Париже. Назывались точные места, время исчезновения. Приводились примеры заседаний с западными лидерами «за закрытыми дверями». Голос за кадром старательно информировал: «После этой встречи Горбачёв сократил такие-то вооружения, это стоило
столько-то убытков СССР, после такой встречи: отдал целую цепь островов возле Аляски Америке. А там шельф, а на шельфе - нефть. Предполагаемые убытки: столько-то.» У Фёдора Кирилловича ум за разум заходил.
        Репортажи о деятельности Хрущёва, цене для СССР его правления, показалась отдыхом.
        - Надюша, принеси валидол, а?
        - Вот, Феденька, не переживай так. Давай выключим телевизор? Я уже не рада, что тебя позвала.
        - Нет, мать, эту чашу нужно выпить до дна.
        - Помнишь, тот дрянной кукурузный хлеб, когда Хрущ «руководил»? Какая гадость.
        - Его кукуруза - самое меньшее, хоть и всем видное зло. Вишь, что рассказывают: флот почти уничтожил, Сталина отравил и ошельмовал, Берию, который сделал атомную бомбу и ракеты, убил без суда и следствия, пять тысяч верных сынов народа репрессировал, Новочеркасск расстрелял, золотой стандарт рубля отменил. Ещё много чего обещают рассказать позднее. Хорошо, что они вставили музыкальную заставку, хоть чуть-чуть отдохну, сердце попустит.
        - Вежливые такие. Когда это у нас говорили, что заставка будет длиться двадцать минут? Обычно она есть, а ты, как дурак, ждёшь, когда кончится, и не знаешь когда же?
        Диктор пообещал рассказать в дальнейших репортажах о «славных» делах Брежнева. Дали короткий рекламный ролик с Брежневым поздних времён, когда «сосиськи сраны» летели с трибуны. Прозвучали цифры бюджета СССР: наполнение идёт от нефти на Запад, врагам, и от водки - своим. Рассказали, как на вырученную валюту покупали шмотьё и бытовую технику для партейцев. Дали рекламу на будущий показ нравов на Западе. Был анонс на передачу о роли американских агентов в КПСС в Чернобыльской катастрофе. Вину чётко возложили на Горбачёва, так и сказали: «Это была разработанная в ЦРУ диверсия, реализованная Горбачёвым и его помощниками».
        «Твою мать!… Твою мать!! Твою ж мать!!!»
        «- Дорогие телезрители, советуем вам посмотреть пресс-конференцию на первом общесоюзном. Её будет давать Московский штаб ГКЧП. На этот час на нашем канале будет технический перерыв».
        14:00, Первый общесоюзный канал.
        «Сидит восемь высших руководителей Союза, что-то говорят, журналисты задают каверзные вопросы, «партейцы» отвечают. Как всегда дерьмо: «Усилить, улучшить, разобраться, битва за урожай, забота о трудящихся», - это надоело. Ложь. Какой контраст, по сравнению с УТ-1. С другой стороны - отдохну от этой информационной атаки.»
        - Старуха, сделай чая, а? А то, что-то лопнет: или голова, или сердце.
        - Сам ты… старый пердун. Сейчас сделаю.
        Фёдор Кириллович сидел в прострации. Глаза выхватывали бездумно видеоряд, до сознания доходили отдельные звуки, слова, предложения.
        «… В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем, обязанностей Президента СССР… идя навстречу требованиям широких слоёв населения… сползания страны к катастрофе… образовать… «Государственный комитет по чрезвычайному положению»… полностью отдаёт себе отчёт… всенародное обсуждение… судьба народов… восстановить законность и правопорядок… очистим улицы наших городов от преступных элементов..».
        «Танками?» - Мысли возникали сами по себе в перегруженной впечатлениями голове Фёдора Кирилловича, делая просмотр передачи прерывистым. Но сколько Кириллович не силился - нормально собрать внимание не мог.
        «…защиту прав личности… частное предпринимательство… продовольственной проблемы… восстановить трудовую дисциплину и порядок… хотим жить со всеми мирно… решительно пресекаться… бездействовать… уверенности… кровавых межнациональных конфликтов… правильный выбор… смутному времени… долг перед Родиной… предложения трудовых коллективов… граждан… чем болен Михаил Сергеевич?… пушки и танки?… на отдыхе и лечении в Крыму… поправившись, вернётся к исполнению своих обязанностей… некоторые меры по безопасности… есть ли у вас четкая программа?… Ельцина, Силаева, Хасбулатова… реакционный переворот… забастовке…конкретные действия… разорваны связи… между предприятиями…мероприятий суверинитетного характера… закрытие границ… пробуксовывать… ессессственно… к рынку… на высоком уровне… контакт с руководителями… республик… поддерживается… Ельциным… готов сотрудничать… демократии… прав человека… пути этого сотрудничества… призыв к… забастовке… политические игры… судьба Отечества… жив перед вами… бессонная ночь… спасение урожая… инвентаризация… жилищная проблема… газеты… закрыты… перерегистрировать… решения партийных
органов… Буша… будут исполняться… улучшить… требовать… лучше… понимаете ли вы что сегодня ночью совершили государственный переворот?… политическая цензура… конституционные нормы… опубликуем медицинское заключение о состоянии здоровья Президента… вывода советских войск из Германии… 15 руководителей этих автономий… спасти страну… в Москве будет введено чрезвычайное положение… против департизации и разрушении профсоюзных структур… подпали под власть сепаратистов… дать гарантыи чито висьо будет нармальнаа со здароввъям Михаылла Сэргэевыча Горбачёва?… находится в полной безопастности, ему ничего не угрожает… будем уважать волю народов… Будет ли расследование деятельности Горбачёва?… Горбачёв сделал неизмеримо много, чтобы те процессы демократические, которые начались… это человек который заслуживает всяческого уважения… а не расследования».
        Переключили на УТ-1. Каждый час диктор сообщал, что в 21:00 по каналу будет важное правительственное сообщение. Начиная с 15:30 и почти до вечера шло первое ток-шоу СССР, если не считать «Кабачка 13 стульев». Несколько десятков историков спорили до хрипоты: часть защищали КПСС, часть - изо всех сил разоблачали, старались показать вредоносность для народа и страны этой структуры. Ведущий переворачивал большие песочные часы, отсекая трехминутные отрезки времени. Сколько новой информации вывалили эти историки! Монголо-татары оказались русичами, Москва - третьим Римом, столицей церкви, а итальянский Рим - четвёртым и не нашим. Содом и Гоморра, очаги разврата - в Европе, а не в Палестине. Наполеон - возмущенным союзником, а Александр 1-й, император России, предателем интересов страны и народа. Ленин, Троцкий и большинство революционеров - агентами Англии и сионистов. Хрущев - мелочным интриганом. Жуков - жлобом и дураком. Горбачёв - предателем. Да и вся партийная верхушка выглядела как враги народа. Ведущий передачи так и сказал: «Враги народа».
        «Чой-то они раньше так не разоблачали, а? Приспособленцы, мля! А на первом украинском молодцы. Смело!»
        Штаб Емца. 23-е августа. Просмотр записи передачи от 19-го августа.
        - А хорошая идея привлечь нациков к дискуссии. Они сами не знают, что нам помогают. Молодец, Саша. Не жалко было самолёт из Львова ради них гонять.
        - Рад стараться ваше высокобродие!
        - Перестань, я действительно восхищён: мы бы, служаки, до такого не додумались. Расстрелять бы их, до кучи с теми, во Львове - запросто, а вот так… Нет. Как тебе в голову пришла такая мысль?
        - Гений, парадоксов друг. А если серьёзно, то один забавный персонаж сказал: «Всякая поганка в лесу для чего-нибудь пригодится».
        Крещатик, студия украинского телецентра, 19.08.91, 11:10.
        Со всех вузов Киева собрали кафедры истории. Из Западной Украины прилетела аналогичная команда.
        - Учтите, передача идёт в записи. Это не прямой эфир. Если не все понимают разницу, то разъясняю: потом будем вырезать то, с чем не согласны. Пожалейте труд монтажёра и себя: выполните мои ограничения. Они просты: говорить только на русском языке, не на украинском, только на русском. Второе: соблюдать регламент, вообще слушаться меня по ходу передачи. Я буду ведущим. Третье: не стесняться. Если не помните дату, но точно уверены в событии - говорите смело. Если есть косвенные данные: используйте. Мне нужен полноценный диспут, а не пародия или поддавки. Для гостей с Западной: никаких упоминаний о вчерашних событиях - это вырежут, но мало того, вас накажут. Сильно.
        Квартира Сухомлинова, 19-е августа. 19:43
        - Федя, оторвись от телевизора. Ой, шо расскажу! С соседками на улице говорили: такое делается! Такое делается!
        - Говори, что эти сороки рассказали?
        - У Галки из 25-й есть подружка, она секретарша второго зама нашего райкома. Так вот: их всех арестовали!
        - Кого: всех?
        - Первого секретаря, его замов, начальников управлений. Человек то ли пять то ли восемь, точно неизвестно, но её шефа - арестовали. На райкоме висит объявление: «Работа приостановлена на время введения чрезвычайного положения».
        - Понятно. Круто берут. А у меня по первому идёт «Лебединое озеро». Как всегда в смутные времена. Зато УТ-1 даёт жару! Тут такая баталия! В любые времена от Сталина до Брежнева, да и при этих, тоже, наверное, их всех, включая тех, кто посмотрел - ждала бы Колыма. А тут…
        - Бог с ним, с телевизором. В магазинах все бабы раскупают соль, крупы, спички. Я тоже две торбы принесла. Пол пенсии потратила. А, ещё Старовойтиху в очереди за колбасой увидела, она меня пристроила, а то бы не хватило. У неё сын на «Коммунаре» работает в отделе снабжения. До недавно они покупали коврики для обивки салона «Таврии» по восемь рублей метр погонный. Это страшно дорого. «Черниговское Химволокно» отпускает что-то по руб двадцать. Ещё года два назад там и покупали. А потом директор приказал брать у посредника, фирма «Барвинок». А этот «Барвинок» сам закупает у «Химволокна». Но директор «Барвинка» кто бы ты думал?
        - Жена или сын.
        - С тобой неинтересно. Племянник. Так вот, её Вадик сказал, что сегодня директор приехал с собрания директоров из обкома, весь красный, нервный какой-то. Приказал расторгнуть договор с «Барвинком» и заключить с «Химволокном» напрямую. И ещё похожих фирмочек бортануть штук двадцать. Их отделу пришлось на час на работе задержаться. Не успевали, а директор строго-настрого приказал сегодня всё успеть сделать. Отдел сбыта тоже задержался - смекаешь?
        - Да мать, кто-то директоров нажухал. Так это мы ещё не всё знаем, как всегда: всё втихаря, в программу - «Лебединое озеро». Только через несколько дней узнаем: что это было. Дурдом!
        - Дзинь.
        - Але, да Сухомлинов. Да. Могу, не занят. Целый день? Да. Есть.
        - Шо цэ було, Федя?
        - Сам не понял. Землетрясение. Мне из военкомата какой-то капитан позвонил. Спросил о здоровье, могу ли завтра подойти к нашему райкому, хотят предложить работу. Причём если соглашусь, то, завтра сразу и приступлю на целый день. С людьми и бумагами: так сказал. На восемь часов.
        - Шось у лиси здохло. Надеюсь, не на войну.
        - Сам нэ хачу, слюшай, да?
        - И почему звонили из военкомата, а позвали к райкому? Дай и я посмотрю, шо показывают.

1-е выступление военных 21:00, 19.08.91.
        - Дорогие телезрители, сейчас перед вами выступят представители Военного Комитета СССР. Первое слово предоставляется командующему Киевского военного округа генерал-полковнику Чечеватову Виктору Степановичу.
        - Товарищи, телезрители, граждане СССР. Меня попросили доложить в контексте боеспособности. Докладываю: благодаря преступной деятельности Горбачёва - всё плохо. Не хочу скатываться на сухой военный язык: количество уничтоженных ракет, процент понижения надёжности поражения целей, приближение систем ПРО к нашим границам и уменьшение подлётного времени ракет с одних минут на другие. Это доклад для военных специалистов на три часа и я к нему не готовился. Просто говорю: всё плохо. Ракеты сокращены непаритетно, за последние пять с половиной лет мы стали слабее в разы, ядерная триада сильно ослаблена, Варшавский Договор распущен. На территории этих стран скоро зацветёт капитализм, и появятся плоды НАТО: военные базы наших противников, станции предупреждения ракетного нападения и системы противоракетной обороны. Им будет легче сбить наши ракеты удара возмездия. Мы становимся уязвимы. Ещё отмечу, хоть меня и не просили, об ухудшении жизни военных. Массовые сокращения привели к тому, что офицеры вынуждены переезжать в другие города служить в других частях. Всё бы ничего, но вот жилья для них - нет!
Отодвигаем очереди, втискиваем - страдают обычные гражданские очередники. А куда мне селить войска, стоявшие в ГДР? Во всём этом - вина Горбачёва. Спасибо за внимание, доклад… у меня - всё.
        - Спасибо, генерал. Меня зовут Александр Корибут. Я представляю Военный Комитет СССР. Генерал-полковник Чечеватов, доклад которого вы только что слушали, ещё вчера выполнял приказы предателей и дураков. Его и других военных и чиновников нашей страны, раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, нужно подчиняться власти, с другой - голове не думать не прикажешь: вредные приказы видны, как на ладони. Вы видите последствия этих приказов на пустых полках государственных магазинов, на полных полках с дорогими комиссионными товарами. Вы пользуетесь некачественными товарами, не понимаете: почему японцы могут сделать хороший магнитофон, а мы - нет. Вы не понимаете: как можно быть строителем, построить за свою жизнь тридцать многоэтажек и стоять в очереди на жилье десятки лет? Этот список проблем можно продолжать перечислять до утра. Причины кроются в плохом управлении. Наиболее ярким, известным большинству из вас, вопиющим примером является хрущёвская кукуруза. Болтуны управляли страной семьдесят лет. Система прогнила во всём и вполне закономерно развалилась. Наш государственный корабль побило на
рифах, паруса порваны без шторма, еда оказалась порченой, а пресная вода - кончилась. Команда хочет жить. Капитана, который привёл корабль на край гибели, надлежит выбросить в море, и самоотверженным отчаянным трудом спасать корабль и свои жизни. Генерал-полковник Чечеватов вчера сделал свой выбор. Это выбор между формально соответствующим уставу и закону абсурдными приказами и следованием здравому смыслу и интересам народа. Очень многие офицеры и чиновники делают выбор в пользу здравого смысла. Те, кто смотрел сегодняшние передачи, видели, как партийная верхушка разваливает СССР, фальсифицирует документы, материалы съезда, обходит юридические процедуры, проталкивая свою волю вопреки воле народа. Мы решили выбросить нашего капитана за борт. На всей контролируемой нами территории вводится чрезвычайное положение. Действие всех законов и других нормативных актов отменяется. КПСС и другие партии - запрещены. Общественные организации и профсоюзы - тоже. Немного отклонюсь от главного. Такой момент. Одна из причин, не самая большая или главная, нашей не очень сытной жизни, то, что на одного раба - три
прораба; на одного с сошкой - три с ложкой. Все функции профсоюзов: больничные и распределение дефицитов и путевок. Зачем ради этого содержать лишнюю структуру, кормить бездельников? А считать ли «дельниками» милицию, которая никак не может победить преступность? Полезна ли деятельность судей и прокураторы, если в тюрьме сидит половина невиновных, а на свободе гуляют откупившиеся бандиты и другие преступники? Мы не собираемся проводить всеобщие расстрелы по профессиональному признаку, но ставим деятельность некоторых государственных структур под сомнение; соответственно и всех их членов, работников. Некоторые структуры берутся под дополнительный контроль, некоторые упраздняются. Возвращаясь к главному: вводится военная диктатура, диктатура КПСС и пролетариата отменяется. Между прочим, одна из причин низкого качества изделий промышленности - диктатура пролетариата. Далее, раковые метастазы капитализма безжалостно вырезаются, страна возвращается к социализму. Практически, это означает запрет деятельности кооперативов, малых предприятий, частных акционерных обществ. Не буду занимать ваше время словами.
Мы - люди военные, привыкли к конкретным делам. Вы их будете видеть в ближайшие дни. Не обещаю, что завтра вы заживёте при коммунизме, но обещаю, что мы постараемся сделать жизнь своего народа лучше. Не сочтите наш подход поверхностным. Цель моего выступления: дать вам представление: кто мы такие и чего хотим. А подробно расписанные планы и меры существуют, детально разработаны, уже реализуются. Об этом будете читать в газетах. Благодарю за внимание.
        - Дорогие телезрители, предлагаем вашему вниманию телепередачу о Чернобыльской катастрофе. В ней будут освещены ранее не афишируемые факты, будет дан объективный, независимый от линии партии, анализ специалистов по ядерной энергетике, названы истинные виновники этой катастрофы, трагедии русского народа.

* * *
        Передача шла до полуночи. Супруги Сухомлиновы сидели как пришибленные.
        - В голове не укладывается. Как до такого могло дойти, а Федь? Как все эти: КГБ, партийный контроль, система отбора кадров, прокуратура, могли пропустить такую сволочь, предателя? Столько вреда принес! А сколько людей из-за него облучилось? Какая сволочь!
        - Правильно этот лейтенант сказал: упразднить. Нет, неправильно! Стрелять их всех надо!
        - Федь, давай ложиться спать. Тебе завтра рано вставать. А завтра опять будут показывать интересное: про льготы партейцев. Вишь, какой анонс дали: их квартиры, спецмаги, базы отдыха покажут, прочее. Опять не выспимся. А с твоим сердцем и возрастом лучше больше спать.
        - Не жужжи, мать. Не смогу я после такого сразу заснуть.
        - Ну, выпей грамм пятьдесят вместо снотворного и ложись. Просто полежишь, может и заснешь.

12:00, 19.08.91, Здание бывшего Запорожского обкома КПСС
        - Товарищи руководители. Вас пригласили на собрание, чтобы довести ситуацию в стране, политику новой власти. Прошу вести себя тихо. Вопросы и предложения передавать в президиум в письменном виде. Начнём. Слово предоставляется военному представителю в Запорожской области, генералу Ковалёву Николаю Васильевичу.
        - Здравствуйте. На территории страны введено чрезвычайное положение. КПСС и другие партии запрещены. Времена долгих и идеологически выдержанных речей на партсобраниях ушли в прошлое. От вас требуется спокойное подчинение власти, нормальная работа ваших предприятий, никаких забастовок. Нежелательны собрания. По телевидению, радио и в газетах будет достаточно информации, нет никакой необходимости в ближайшие три дня собирать рабочие коллективы для дополнительных разъяснений. Уделите внимание качеству продукции, техпроцессов, заботе о людях. Строго пресекайте пьянство на рабочем месте и другие нарушения трудовой дисциплины. Не допускайте стихийных митингов на вашей территории, старайтесь изолировать провокаторов и бывших партийцев, в случае их выступлений, силами заводской охраны. Если не справляетесь - звоните в обком, к вам подъедет группа силового воздействия. Вам выдадут памятки, там есть телефоны. Передаю слово гражданскому руководителю области: Корибут Зинаиде Николаевне.
        - Перед вами стоит много задач. Они изложены в памятке. Первоочередные: облагородить город, и ликвидировать гнилые ростки капитализма. По первому пункту. Согласно карте ответственности, которую вам дадут с памяткой, указанную территорию нашего города вы приводите в порядок в течение трёх дней. Начать нужно сегодня. Взаимодействуете с ПРЭЖО и ЖЭК-ми. Мне не нужны тысячи ваших работников, вытаптывающих клумбы. Достаточно пяти сварочных бригад с материалами. Наши задачи: заделать ямы в асфальте, отремонтировать косые бордюры, отремонтировать детские площадки, где нужно - покрасить. Отремонтировать заборы в школах и детских садах, спилить и убрать отломанные ветки деревьев. Материалы выделять свои или получать в кредит под запись на «Запорожстали» и заводе металлоконструкций. Эта часть работы носит демонстративный характер. Однако её надлежит выполнить качественно. Производственные задания вы получите через неделю из министерств. Теперь по второй задаче. Убрать из схем работы предприятий все «подснежники». Ваши жены, племянники, кумовья могут сразу закрывать фирмы и фирмочки. Кто не успеет за три дня
закрыться - будет в особом списке. Их проверять будут строже. Деньги, которые вы наворовали, но не успели потратить - положите на особый счёт в Сбербанке СССР: реабилитационный. Золото тоже нужно будет сдать, но пока его принимать некому, пока можете только заявить о наличии особой декларацией на моё имя, как и о других неденежных активах, приобретённых на ворованные деньги. В отличие от старой советской прибаутки: «Чистосердечное признание облегчает совесть, но удлиняет срок», мы будем реально смотреть на действия. Если через три дня особая контрольно-ревизионная комиссия обнаружит схемы воровства, а шагов навстречу от вас не будет - смертная казнь, в том числе и членов семьи. Убегать не советую. Аэропорты и другие границы перекрыты. У вас не просто так потребовали паспорта на регистрацию и сделали там отметки: «Директор» и цифра. Эта цифра означает важность, выраженную в условных единицах, примерно равную количеству ваших подчинённых. На границе, с таким паспортом, вас не выпустят ни за какие деньги. Бланки паспортов из паспортных столов временно изъяты. Новый паспорт никакими силами вам не
получить. Но даже если вы сбежите, то за границей, хоть в Америке, вас рано или поздно найдут и застрелят специальные группы. Чтоб вы понимали серьёзность наших намерений: на фонарных столбах возле обкома уже висит пара ярких представителей, не согласных с новой властью. Будете уезжать - гляньте. Ответы на вопросы, которые вы передали в записках, будут даны через три дня на подведении итогов. Все свободны. Получите на выходе памятки и карты.

19.08.91. Кабинет министров Украины. 10:20. Актовый зал.
        - Прошу тишины. Я представляю новое руководство нашей страны. Теперь, после просмотра этого двухчасового фильма, надеюсь, вы не будете сомневаться, что Горбачёв и его помощники сознательно уничтожали нашу страну, в том числе её экономику. Однако реставрация СССР образцы 1984 года нецелесообразна и вряд ли возможна. Если начать подробно разбирать причины - дня не хватит, а время не ждёт. Если в двух словах: КПСС, её лицемерная и непоследовательная политика во всех областях, разъели все основы существования страны, как теплая вода - лёд. Корни зла - в кадровой политике, когда демагог идёт вверх, а честный специалист - вниз. На этом - всё, объяснения закончены. Сначала обрисую ваше положение, чтобы ни у кого не было лишних иллюзий. Вы все - чиновники высоких рангов в прежнем СССР, соответственно, прошли горнило фильтров КПСС. Поэтому на вас распространяется предварительное недоверие. Это означает, что мы подозреваем вас в некомпетентности и политиканстве. Если найдём подтверждение этим подозрениям, то вас и ваши семьи ожидает поражение в правах, наказание, вплоть до смертной казни. Для иллюстрации:
первые секретари всех райкомов, горкомов и обкомов уже висят на фонарных столбах перед своими местами работы. Люди должны знать своих антигероев в лицо. Кто подтвердит свою компетентность и квалификацию - останется работать в министерстве. До окончания работ, которыми мы вас озадачим, все министерства переходят на особый режим работы: все сотрудники остаются на рабочих местах неотлучно, рабочий день длится 15 часов, кормить вас будут на месте, семьям звонить можно, но спать будете внутри зданий. За попытку эвакуации семьи или побег - расстрел. Теперь общие задачи. Во-первых: отсоединить экономики нового СССР, в составе Украины и Белоруссии. Мы понимаем, что на 100 % это сделать сразу невозможно, но на первом этапе, в течение недели, нужно сделать хотя бы те разрывы старых связей и замены на новые, которые не имеют технических и других объективных причин. Приведу пример. Запорожский алюминиевый завод выпускает хороший алюминий, который идёт на ВАЗ, а, расположенный рядом ЗАЗ, получает алюминий плохого качества из России. Теперь Вазовское лобби работать не будет. Соответственно, замыкаем данную поставку
внутри страны. То, чему есть аналоги, - не покупать за пределами, соответственно стараться не продавать за рубеж свои товары, которые нужны внутри. Пусть будут в качестве примера те же автомобили: ВАЗ-ы не покупаем, а ЗАЗ-ы - не продаем. Однако от фантиков, которыми вскоре станут рубли, нужно стремительно избавиться. Что же покупать? Сырье, ресурсы, которых у нас нет своих, либо изделия, которые включены в другие технологические цепочки, и без которых не будет производиться нечто важное и большое. Это мы рассмотрели вкратце отсоединение промышленности и торговли. По финансам я задам только направление. Учтите, когда финансовая система рухнет, войдут в ход различные бартерные схемы, мы должны быть к этому готовы. Будет кризис неплатежей. Это я немного забегаю вперёд. Но! Применительно к сегодняшнему моменту, это значит: не поставлять никаких товаров, которые даже разрешены к поставке за рубеж, в кредит, по крайней мере: больших партий. Может так случиться, что оплаты не будет никогда. Особенно это относится ко всем кавказским и среднеазиатским республикам. С Россией мы как-то договоримся, хоть и не
сразу. Реализуйте схемы оплаты, при которых, пусть это будут рубли, но чтоб эти рубли попадали в банк Украины или Белоруссии, а не в Сбербанк СССР. Ещё один момент. Все филиалы заводов, других предприятий, расположенные на территории других республик, будут не наши. Соответственно, пока власти тех стран не разобрались, нам нужно максимально вывезти всё что можно. Например: если это СТО ЗАЗ - вывозите комплекты ключей, запчасти, подъемники и прочее. Оставлять голые стены. Руководителей филиалов - премировать, как бы, подкупив. Если будут тянуть время, устраивать саботаж - увольняйте, пока есть такая возможность, ставьте послушного человека и действуйте. Делайте намётки на второй этап: постепенное замещение импорта, переход к изоляции; если кому нравится слово: к автаркии. Министерство экономики должно разработать меры по созданию на всех дорогах через нашу новую границу с другими бывшими республиками СССР таможен. Карту и прочие подробности получите у министра обороны: генерал-майора Емца. Каждому министерству будут розданы памятки, касающиеся именно их, где задачи первого и второго этапов
конкретизированы и подробно перечислены. Ещё одно сообщение, касающееся всех: будет создано общее управление страной, поэтому кабмин и прочие отраслевые министерства Белоруссии и Украины будут в дальнейшем объединены и существенно сокращены. Существенно - это в разы, ориентировочно раза в три-четыре. Поэтому советую напрячься, и зарекомендовать себя наилучшим образом. Будут уточняющие вопросы - звоните, я буду работать в кабинете председателя Совмина. Ещё. От всего соцлагеря: Польши, Румынии, Венгрии, Словакии - «отрезайтесь» безжалостно. Ни киловатт-часа им, ни грамма нефти, газа, ещё чего. С ними оборвать всю кооперацию и торговлю по максимуму и в первую очередь. Сразу предусматривать компенсирующие мощности, например: замену венгерским лекарствам. Нефте- и газопроводы - перекрыть. Хоть чуть меньше и позже украдут у России её ресурсы. Министерству образования: убрать из школ всякие обществоведения, из истории убрать всю бредятину, что КПСС навязывало. Поищите сами правильных авторов среди бывших диссидентов, пусть начинают работу над новыми учебниками; несколько позже я найду вам ещё авторов. В
новых учебниках преподавание истории должно быть честное: объяснять что Япония, Южная Корея - колонии США, Польша, ГДР и прочие - зависимые, подконтрольные СССР страны. Были. Освещать механизмы манипуляции сознанием человека, общественным мнением. Из ВУЗов и военных училищ, других учебных заведений, соответственно, убрать «Историю КПСС» и другие бесполезные дисциплины. Соответствующие кафедры в вузах закрыть, обучение на соответствующих специальностях прекратить, студентов и преподавателей взять на карандаш, отправить временно на картошку. Их судьбу окончательно и более подробно будем решать на втором этапе, примерно через месяц. Для военных училищ подобные указания распространяются на замполитов. Но этот вопрос мы, военные, будем решать сами. По поводу уроков литературы. Должна быть совершенно другая концепция. Всё что пишут взрослые для взрослых - не подходит. Абсурд: изучать «Войну и мир» в школе, мучить зелёную молодёжь такой книгой. Классика - на фиг, не актуальна. Кроме того половина русской классики - идеологический яд, написанный скрытыми жидами. За государственный счёт этому учить - нафиг.
Понятно говорю? Позже, мы найдём ведические произведения, а пока, подправьте актуальность и возрастной ценз.

19.08.91. 23:50. Штаб Емца.
        - Привет всем. Александр Николаевич, как у нас дела?
        - Всё нормально. Власть в целом захвачена, больших проблем не было. Если не считать крови на Западной Украине. Директора во всех регионах ведут себя вменяемо, Москва пока не чешется. Но это и понятно: им не до нас. Вера в тебя, как в пророка, среди команды стала абсолютной. Это уже второй раз танки посреди Москвы. Общественное мнение противоречивое, но в целом, скорее позитивное. Никто сильно не содрогнулся от фонарей-виселиц и войск в городах. Все воинские части под нашим контролем. Те из офицеров, которые пожелали уехать в другие республики, уволены, бумаги им оформлены, выданы на руки, зарплата и выходное пособие - выданы, обещана помощь с переездом и перевозом семей и имущества. Новые командиры назначены. Выход на пенсию, отпуска, отлучки временно приостановлены. Все РОВД - лояльны. На Западной Украине это в половине случаев означает, что все убиты.
        - Что планируете на завтра?
        - Начать и кончить. Границу будем обустраивать, райцентры брать под контроль, начинаем люстрацию и проверки. Будем организовывать: 1) систему местного управления; 2) на базе Киевского военного округа будем создавать министерство обороны; 3) ссылочные совхозы, штук десять; 4) тюремно-шахтное управление при МВД; 5) детские колонии для малолетних;
        - Тащ, генерал, вы тут не «загнитесь». Работы бесконечно много, а вы у меня - один.
        - Всё нормально. Я ж не сам воз тяну. Все планы были разработаны заблаговременно, в своём училище проведены тренировки, такие ролевые игры, как в дочки-матери. Курсанты удивлялись, но исполняли. Новые границы: курсовые по участкам. Система охраны спецшахт - тоже, охрана спецсовхозов - аналогично.
        - Я вижу, тут всё под контролем, поеду опять в Кабмин, там тоже есть диванчик.

20.08.91. Сухомлинов: опять в строю.
        Фёдор Кириллович подошёл к райкому без десяти восемь. У входа толпились его братья. Это образно говоря. Было явно видно типаж собравшихся: бывшие военные. На большинстве лиц было написано недоумение, вперемежку с опасением. Все понимали опасную необычность ситуации. Полным ходом шло обсуждение событий вчерашнего дня: «… танки на улицах в Москве… это всё Горбачёв со своей перестройкой… махинатор и взяточник… конвертик… ужас… хоть бы не было войны… Чернобыль взорвал, гадина!.. штоб он здох… что же будет?.. шота мне боязно… как же так?..» На крыльцо вышел военком.
        - Товарищи, почему вы не заходите? Поднимайтесь в актовый зал на второй этаж. Левая лестница.
        Люди загалдели и потянулись ручейком в двери. В фойе райкома стоял стол, за столом сидел молоденький курсантик. Необычность и чужеродность его пребывания подчеркивалась несколькими мешками с землей, которыми был обложен этот стол. Только полголовы парня торчало из-за мешков. «Да-аа». Фёдор Кириллович встретил сослуживца по последнему месту службы, майора Сидорова, пожал протянутую руку, сел рядом. До восьми часов вели неторопливый разговор о последних событиях. Наконец началось. К трибуне прошёл моложавый генерал-майор и беременная женщина. Ещё пара курсантов с автоматами стали по обе стороны от сцены. Генерал не стал тянуть кота за хвост, сразу начал излагать.
        - Моя фамилия: Ковалёв, зовут Николай Васильевич. Я представляю военную власть в нашем городе. А это - Зинаида Николаевна Корибут, председатель военного областного совета Запорожской области. КПСС, и диктатура пролетариата изжили себя, показали свою несостоятельность в управлении страной. Рыба сгнила и с головы и с хвоста. Нужно спасать детей и внуков. Наиболее здравомыслящие силы, среди военных, увидели опасность и взяли власть в свои руки. Но нас не так уж и много. Доверять прежним чиновникам от партии мы не можем. Вас сюда пригласили, чтобы просить о помощи. Мы понимаем, что вы все уже на пенсии, своё отработали, отслужили, отдали Родине все долги. Но из-за предательства Горбачёва и его команды мы вынуждены просить у вас помощи. Больше некому. Я же не могу надолго оставить район, поручить кварталы, решение сложнейших вопросов таким вот пацанам, как эти. Им только-только двадцать лет исполнилось, вашего опыта у них нет, могут сгоряча наломать дров. Как офицер - офицеров, прошу: помогите!
        По раскрасневшимся лицам, выпрямляющимся осанкам, загибающимся в легкой улыбке кончикам губ, наконец, по блестящим глазам, было видно, что примитивный прямолинейный подходец генерала вполне достиг цели. Офицеры прониклись собственной значимостью, нужностью, ответственностью за детей и внуков. Осмелели, начали задавать вопросы.
        - А вам можно верить? Вдруг вы нас привлечете, а потом милиция нас за шкирку и давай судить? Кто ты сам такой будешь?
        - Отвечу с конца. Родился, провел молодость, нашёл первую любовь в Запорожье. Закончил тут строительный техникум. А потом стал служить. Последнее место службы: Главное Финансовое Управление Министерства Обороны СССР. В команду патриотов попал в определённой степени случайно. Сидел бы себе в Москве, жил припеваючи… Но нет, судьба сказала: «Ты должен!» И возражения не слушала.
        Генералу что-то попало в глаз. Он достал носовой платок, аккуратно промокнул уголок глаза. Продолжил.
        - Никому из нас нет пути назад, поэтому о милиции не думайте. Вы будете ими командовать, если согласитесь поработать на родину. Это не преувеличение и не громкие слова. Американцы нам уготовили роль индейцев Америки. Они будут нас уничтожать разными способами. Хотя пули и не летают, но война идёт. Собственно, она в 45-м и не кончилась, просто изменились способы. Теперь насчёт доверия. Судите по делам. А власти мы дадим вам самим очень много, поэтому данный вопрос несколько преждевременен. Ещё хотел бы заметить, что такая форма правления вводится только в нашей области, в качестве эксперимента. Соответственно: если будет удачной - распространится на весь СССР. Это ещё больше добавляет ответственности. Теперь перед вами выступит председатель облсовета. Зинаида Николаевна, прошу к трибуне.
        - Товарищи, система выборов себя не оправдала, поэтому, кто согласится - будут назначены старостами кварталов, многоквартирных домов, района. В дальнейшем, по результатам работы, эти должности будут замещаться выборами, но по особым правилам. Какие перед старостами стоят задачи:
        1. Судам доверия нет, их деятельность временно приостановлена. Вы должны выдвинуть из своей среды представителей. Они станут спецследователями. Будут проверять дела в судах по каждому судье отдельно, проверять деятельность директоров магазинов и других предприятий, расположенных в вашем районе. Подлежат проверке все бывшие работники этого здания. В первую очередь нужно всех проверять на предмет коррупции, во вторую: на этику, добросовестность, честность. Вы имеете право зайти в любой дом или квартиру, осмотреть, оценить благосостояние, сличить с зарплатой по документам, учесть собственность жены, детей. Это же не секрет, что всякие машины-дачи любят записывать на родственников. Можете проводить полноценный обыск. Прокуратура временно не работает, соответственно ни от кого никакие санкции получать не нужно. Бумаги желательно оформлять, но суть вашей деятельности важнее формальностей. Этика и прочее проверяется опросами сослуживцев, соседей, людей, которых они судили, чьи заявления рассматривали и тому подобное. Если человек живёт не в нашем районе, при обыске привлекаете местных старост, там, где
он живёт. Работа является более важным фактором. После принятия решения по человеку или по всей его семье вы их оформляете на ссылку. Ссылать их будут в совхозы, землю пахать. Не в Сибирь, а недалеко. Так что не переживайте, вы не революционные расстрельные тройки, а лейкоциты крови нашего народа. Списки категорий проверяемых граждан вы найдёте в памятке, вам её дадут на выходе. Оружие выдадут.
        2. Навести порядок в своём доме или квартале. Вам даётся достаточно много полномочий. Эти полномочия подробно расписаны в памятке. Там даны простейшие советы, рекомендации. Преимущественно, это всё касается несоблюдения правил общежития, благоустройства и порядка во дворах и районах, мелких и средних простых нарушений законов. Вы не подменяете собой милицию, не ловите убийц. Ещё раз подчеркиваю: вам даётся очень много власти. Почитайте потом.
        3. Организовать народные дружины в своих зонах ответственности. Для двора это может быть даже старушка, которая позовет мужа, если во дворе кто-то будет хулиганить. Но эти старушки должны быть на боевом посту от 6:00 и до 23:00. Подробности - в памятке.
        4. За эту работу вам будет начисляться зарплата. Она зависит от количества людей в вашей зоне, должности, других факторов. Но надеюсь, что это не будет самым важным. Вот и все задачи. Есть вопросы?
        - А не появятся ли новые швондеры?
        - Вы - не боги. За вашей деятельностью будет следить староста района. Кстати, старостой района назначается Сухомлинов Фёдор Кириллович. Он же пока и выполняет обязанности старосты в своей пятиэтажке по Олимпийской. Есть у кого-нибудь отвод от его кандидатуры? Нет? Ну и ладно. И второе. Швондеры не служили в армии, не ходили под пулями, в наряды и на боевые дежурства. Мозги у них не такие, как у вас. Руководствуйтесь совестью, ограничениями, прописанными в памятке, почитайте внимательно раздел вашей ответственности за злоупотребления. Выдам вам тайну: вы - не случайные люди, все, кто здесь сидит, предварительно проверены на порядочность, честность, вменяемость. По офицерской линии: через военкоматы, дома офицеров. По каждому из вас опрошено человек по десять-двадцать, которые вас знали. Ещё вопросы? Хорошо. Должности для вас уже расписаны, подходите к ребятам внизу, на первом этаже, возле поста. Там вам доведут вашу должность, дадут пистолет, патроны, памятку, удостоверение старосты. До 23-го числа вы должны определиться. Если кто откажется - приходите сюда или лучше в военкомат. Сдадите оружие, и
вам будут искать замену. Кто не откажется: автоматически с 24-го числа приступайте к работе. Постарайтесь до тех пор прочесть все бумажки, что вам дадут. Вопросы будете задавать потом, в процессе работы. Телефоны там есть. Извините, мне нужно бежать в Шевченковский район, там такое же собрание на 9:30. До свидания, мужики, держитесь.
        - До свиданья, - сказал генерал.
        Взял эту женщину под руку, и они пошли к выходу. Она - слегка вперевалочку, он - бережно поддерживая её под руку.
        - Всё страньше и страньше. Чего это? У революционеров не нашлось кого другого на пост председателя облсовета? Тут тебе говорят о военной диктатуре, и тут тебе назначают на область беременную бабу… Как думаешь, Кириллович?
        - Нехрен тут думать, Сидоров, тут прыгать надо. В смысле идти вниз, брать бумаги, пистолет и идти домой читать. Это я тебе, как только что сделанный начальник, приказываю. Га-га-га!
        - Га-га-га! А что?! Ещё повоюем, Фёдор Кириллович!

* * *
        Следующие три дня Кириллович читал памятки и другие методические документы. Их было не так чтоб уж сильно много, но… Во-первых: там совсем не было «воды». Прочитав ответственность за превышение власти, полномочий, сразу захотелось очень чётко усвоить ограничения и правила применения мер воздействия. А во-вторых: мешал телевизор. По всем каналам показывали продолжение светопреставления: по УТ-1 - разоблачения и малоосвещаемые при старом СССР факты, по первому общесоюзному - бардак по всей стране. Конец московской части действа наступил 23 августа, когда все члены ГКЧП были арестованы, Ельцин объявил о выходе России из состава СССР. По УТ-1 в этот вечер показали особый телесюжет. Диктор объявил: «Уважаемые сограждане, этот сюжет вы видели уже наверняка несколько раз, а теперь вы сможете увидеть и конец сюжета».
        Заинтриговал, вобщем. Кириллович дисциплинированно просмотрел последние минут десять признаний Горбачёва: что он агент США, что это он организовал Чернобыльскую катастрофу и прочее, прочее, прочее. А под конец было действительно не так. Все предыдущие три дня эти признания Горбачёва обрывались, да и всё. А вот сегодня…
        «- По совокупности преступлений Михаил Горбачёв, бывший Президент СССР, предатель и американский шпион, объявляется врагом народа! В соответствии со статьей 64-й, пункт «а» УК СССР, «Измена Родине» приговаривается к расстрелу. В связи с особыми обстоятельствами приговор приводится в исполнение немедленно.»
        - Дай я, Александр Владимирович?
        - На здоровье, держите пистолет».
        Лиц людей, допрашивавших Горбачёва видно не было, однако результат выстрела - был виден.
        - Батюшки святы! Это ж его мозги!
        - Да, Надюша, мозги у Меченого были, факт.
        «- Стоп камеру.»
        - Молодцы ребята. Мать, неси бутылку и пару стопариков. За такое - грех не выпить по полтишечке.
        «Уважаемые телезрители, через минуту будет чрезвычайное сообщение. Перед вами выступит руководитель новой власти.»
        Пошла телезаставка. Кириллович смотрел на экран, удивлялся. На экране выступал молодой совсем паренек, буквально лет двадцать.
        «Куда катится мир? Как там диктор сказала: руководитель новой власти. Неужто постарше не нашли? И областью поставили руководить беременную бабу. С другой стороны, вроде пока держатся, в стране и городе всё спокойно. Меня, вот, привлекли. Осточертело уже, если честно, в земле ковыряться и в телик пялиться. Меченого расстреляли, партийную верхушку на столбах развешали. По-сталински! Уважаю».
        Говорил, парень, точнее: лейтенант, совершенно серьёзно, произносил правильные слова. Но не так, как комсомольцы и партийцы. Искренне, даже несколько устало, так показалось Сухомлинову. Кириллович пребывал в некоем странном состоянии прострации: часть слов доходила, часть - терялась в глубинах сознания, путалась в других мыслях. Видимо, так решил наш майор, сказалось нервное напряжение последних дней; что называется, накатило.
        «… предательство… неспособность… хаос… ради спасения… отменяется политика диктатуры пролетариата, на смену ей приходит временно военная диктатура… чрезвычайное положение будет отменено, как только будет возможно… со своими проблемами обращайтесь к старостам…»
        «О, это про меня!»
        «… неизвестны масштабы предательства партийной верхушки, поэтому просим отнестись с пониманием к временным арестам… разгул бандэровцев и других националистов всех мастей… остаётся социалистический строй… общественная собственность на средства производства… выборы себя не оправдали. Лучшим доказательством тому является тот факт, что депутаты 4-го и 5-го съездов не смогли снять Горбачёва, хотя большинству была видна его предательская сущность. Не предотвратили развала страны. Кого-то подкупили должностью, кого-то - учёной степенью, кого-то - званием народного артиста, кого-то - квартирой… к этой порочной системе мы не хотим возвращаться… объединение Украины и Белоруссии… чтобы в будущем не было юридической возможности отделиться, потеряв тем самым достижения наших прадедов, поливших завоёванные земли своей кровью… в кольце врагов социализма… будет трудно… РАБОТАТЬ НУЖНО… НУЖНО ПОТЕРПЕТЬ…»
        Последние две фразы почему-то очень сильно врезались в память Кирилловича. Будто алмазом по стеклу. К чему бы это?

* * *
        На следующее утро Фёдор Кириллович приступил к исполнению своих обязанностей со всей тщательностью. Оказалось удобно, что это была суббота. Прошёлся по квартирам, выгнал людей во двор на собрание. Объяснил всем свою должность, пистолет они увидели и так.
        - Теперь по конкретике. Гм. Все знают, кто такие есть Быдлюки: пьянь, дебоширы. Недавно спалили свою квартиру, сами чуть не угорели, соседей пожарные затопили. А завтра они газ забудут закрыть - весь подъезд взлетит на воздух, как лет пять в доме по Совхозной. Нам это надо? Постановляю: Быдлюков старших - на поселение, их дочь, Машу - в детдом. Есть у кого возражения, замечания?
        - Их и сейчас нет на собрании…
        - Бухали вчера, я еле заснула, такой гам через стену шёл.
        - Обязан предложить: Быдлюков можно взять на поруки. Не менее трёх человек. Но потом за них нужно будет отвечать.
        - Ну их нахрен! Не будем их ни на какие поруки брать, выселяй!
        - Второе: их квартиру отдаем младшему Сысоеву с женой. Негоже им жить с родителями и младшим братом. Есть вопросы?
        - А если бы у нас не нашлось, кого разуплотнять? Куда бы квартиру дели?
        - Заявку в райком бы подал. Точнее, в райвоенсовет.
        - А чего тут думать? Правильно!
        - А с деньгами как?
        - У меня в памятке всё написано. Наш дом государственный? Государственный. Быдлюки квартиру получили от государства бесплатно? Бесплатно. Вот и забираем мы её бесплатно, бесплатно же отдаем Сысоеву младшему.
        - А если бы наш дом был кооперативным?
        - Что вы заладили свои «если бы»? Тогда бы Быдлюкам Сысоев перечислял в рассрочку десять лет оценочную стоимость. Э-э! Куда расходиться!? У нас ещё один вопрос. По приказу властей мы должны создать народные дружины. Тихо! Будут нужны наблюдатели: они наблюдают. Да-да, вот такая простота: наблюдатели - наблюдают, причём должен быть хотя бы один на двор с 6:00 до 23:00. Вторая группа: силовики. Это предполагаются взрослые сильные мужики. Они входят в более крупные, «кустовые» ячейки, обслуживающие окрестные дома. Наблюдатели звонят по телефону дежурным силовикам, когда слов не будет хватать. Можно и в милицию. Это нужно смотреть по обстановке. В дальнейшем, участие во всяких домовых делах будет иметь и материальное выражение, навроде квартплаты. Кто не принимает участия в охране дома, поддержании порядка - имеет небольшой процент надбавки в квартплату, кто в дружине, участвует в субботниках - тому идёт скидка к квартплате. Точной схемы пока нет, но в памятке пишут: будет. Вот так вот. Куда пошли! Не расходимся! Подписывайтесь в протоколе собрания. Каждый.
        - А если я не согласна подписываться за выселение Быдлюков?
        - Всё просто. Если «против» будет большинство, то они остаются. Только одно «но» - кто «против» будет, то потом отвечает за все дела и делишки Быдлюков по дому - материально. К примеру: от пожара у Быдлюков займется и квартира Сенечкиных. Вот им ущерб будут платить поровну те кто «против». Или пускай, Быдлюки Фёдорченковых затопят. Вы подписывайтесь. Я потом схожу в те квартиры, которых тут сейчас людей нет и дособеру подписи, всё сосчитаю, всё решится само.
        - Так бы сразу и сказал. Это я так, для порядка спросила, а на самом деле я не «против», я двумя руками «за», дайте ручку.
        - Кирилыч, а шо ишо нова власть напридумала?
        - Хэ, это ты удачно спросила, Мотря. К тебе это будет относиться впрямую. Где твой внук с женой обитают?
        - Так ить, знамо дело где - квартиру снимают. И шо?
        - А то, что по документам, ты одна сейчас живёшь в двухкомнатной квартире площадью что-то около 45 метров. Так?
        - Сорок четыре восемьдесят п» ять. И шо?
        - А то, что по норме, за все «лишнее», превышающее минимальную однушку в нашем доме, будешь платить по двойному тарифу.
        - Ой, божечки! За шо!? За шо мне такое наказание?! Шо за власть така!
        - Не ори, а слухай дальше. Скоренько бежишь к внуку, уговариваешь переехать к тебе. Если не уживетесь, он съедет - будет, как я тебе сказал.
        - Уважаемый Фёдор Кириллович, а скажите, где можно обжаловать подобные решения нашего дома? Я чисто теоретически.
        - Уважаемый Ростислав Моисеевич, у меня, как у старосты района. Или выше, аж к самой Корибут, в область. Я так понял из документов, городские власти, навроде ранешнего горкома, в областных городах упраздняются. Всё, на сегодня хватит, и так от вас голова гудит.

21.08.91 г. Село Каськовка, пять километров от границы Воронежской и Луганской областей. 12:35.
        Председатель колхоза «Светлый путь» Торопов Игорь Савельевич сидел перед сельсоветом в тени акации. Отдыхал от трудов праведных. Август, он для села важный месяц. Урожай собирать пора. Игорь Савельевич изволил отобедать, теперь сидел, переваривал. Скоро опять предстоит впрячься в работу: от обеда и дотемна. Вдалеке стал виден столб пыли, поднятый какой-то техникой. «Опять Мишка лихачит, что ли?» Собаки «включили» максимальную громкость, куры стремительно удирали с дороги. Таких зверей они раньше не видели. На площадь перед сельсоветом и Тороповым заехало три КУНГа, один БТР, одна БМП, большая фура типа «КамАЗ». Из кабины КУНГа выбрался военный. Прогнулся в спине, поводил плечами, покрутил головой. Взгляд военного остановился на Торопове. Военный пошёл на сближение, и председатель поднялся с лавочки.
        - Вы случайно не председатель? Мне люди в полях сказали, что…
        - Точно попали, это я и есть.
        - Отлично! Я - майор Силин, Павел Георгиевич. Имею приказ развернуть в районе вашего колхоза погранзаставу. Мне от вас нужно много чего.
        - Как это? И чего? И сколько?..
        - Теоретически, имею право привлекать любые ресурсы безо всяких согласований. Однако… Не хотел бы начинать общение на силовой основе. Нам с вами, даст бог, ещё до-о-лго бок-о-бок жить… Давайте поговорим по-нормальному, без этих ваших «руки в боки», а? Для начала будет неплохо, если вы покажете участок возле села, где наиболее удобно будет и для нас и для вас разместить военный городок. Размер должен быть примерно сто пятьдесят на сто пятьдесят, в крайнем случае, можно несколько меньше. Разметим, поставим палатки, начнём подготовку к строительству. Желательно иметь рядом коммуникации: дорогу, воду, электричество, газ.
        - Мы в Луганской области.
        - Не понял?
        - Газа нет, топим углем.
        - Ерунда, приспособимся, что по остальному скажете?
        - А бумажка у вас есть?
        - А вы телевизор последние дни смотрите?
        - Так, краем глаза. Вроде буза какая-то везде.
        - Проснитесь, как вас зовут?
        - Игорь Савельевич.
        - Проснитесь, Игорь Савельевич. В стране власть поменялась. Старый СССР распался, новый появился в составе Украины и Белоруссии. Теперь у нас вместо власти КПСС - военная диктатура. Это не значит, что мы вас тут будем резать, будем бить. Но и службу херить я не намерен. Так что отнесись ко мне и моим нуждам со всем пониманием. А то…
        - А я - чё? Я - ничё. За околицей есть место, как раз для вас.
        - Садись в кабину, показывай водителю дорогу, а я на подножке.
        К концу дня Игорь Савельевич был как выжатый лимон. Косы - дай, соломы на полы палаток постелить - дай, водой, как хошь, но обеспечь, обед - организуй, доски, «мы видели, там под навесами у тебя лежат» - отдай. И так весь день. И это только начало. К концу сентября застава стояла, готовая к зиме. У этого чуда были конкретные имена, фамилии и ресурсы колхоза «Светлый путь». Весь август местные ребятишки старшего возраста помогали «погранцам» нести службу: показывали овражки и ручейки, дежурили на вспомогательных постах. Это дало свои результаты. Около тридцати задержанных за неделю лета. Большинство было обнаружено ребятней. Половина из задержанных - обычные люди окрестных сел, после установления личностей строго предупредили и отпустили. А вот вторая половина - бывшие 2-е, 3-е секретари райкомов, директора и заместители директоров заводов, один был какой-то «мутный», скорее всего КГБ-ист. Этих майор Силин сразу отправлял в район, в Марковку, а те - дальше. Ещё погранцы реквизировали у местных половину мотоциклов и мопедов. Гонялись за этими самыми нарушителями по полям. Ребятне, правда, тоже
давали. Объявили, мол: «Временная аренда». Взяли в аренду экскаватор, был у «Светлого пути» БОРЭКС. Этот экскаватор работал, не переставая, круглые сутки. Колхозный водитель-универсал, Мишка-лихач, обучил пару солдат у погранцов, и те давай копать в три смены. Впрочем, сколько там у них смен - Игорь Савельевич не считал. Но копали и днем и ночью. Копали канаву вдоль границы. Примерно метр на метр. И ещё вал образовывался рядом. На машине - не проехать. Оставляли только дороги некопаными, да и то не все. Оборудовали посты, несли службу в секретах, к сентябрю приехал кинолог с овчаркой. Разок эта овчарка прогулялась по селу. Ой, что было! С половиной местных кобелей передралась эта овчарка. Конечно, к концу сентября готова была только казарма, но и это здорово. Строительство не останавливалось ни на минуту, было понятно, что все приказы, которые получил майор «сверху», будут выполнены. Построят погранцы и штаб, и караульное помещение, и вышки, и забор. Радовало одно: все стройматериалы, прочие работы, на которые привлекал майор Силин колхозников, были оплачены. Да-да! Оплачены! Приезжал Уазик, выдал
зарплату офицерам, содержание солдатам, с премией, как солдаты хвастались потом, и нам, подневольным, компенсацию. Всё согласно смете. Торопов думал что бумажки, которые оформляет майор - туфта, но нет - по этой смете и были получены рублики. Ой, да что говорить! Столько нового было за эти полтора месяца - всё не перечислить.

21.08.91. 9:50. Штаб Емца.
        - Здравствуй Саша! Как там телевидение?!
        - Всё в порядке, сюжеты идут по плану, газеты тоже «зарядил», проверил типографии, всё правильно. Чой-то вы про это спросили, Александр Николаевич? Нападение - лучший способ защиты? Что-то идёт не так?
        - Нормально всё. Почти. И так, и не так. Это твои с Рубаном друзяки дел натворили! Да!
        - Можно подробности?
        - А чего ж нельзя? Конечно можно. Рассказать легко, разгребать будет трудно. Твой Вишневецкий прихватил к Краснодару ещё и Абхазию.
        - Ну… Ну, ничего страшного, Грузия утрется.
        - Та Грузия-то утрется… Но он же ещё и Карачаево-Черкесию уволок.
        - Блин, это хуже. Нафиг нам лишние кавказцы?
        - А ещё он Ставрополь взял. Но слезно оправдывался: «Сами попросились, тоже казаки», мол. Во как! Нормально?!
        - Не нормально, не нормально. Я тут ни при чём, я про это не знал, не планировал, не причастен. Но! Выпутываться нам всем придётся.
        - Это ещё не всё.
        - Прекрасная маркиза…
        - Да-да, похоже. Эта компашка видно решила: «гулять - так гулять!» - прихватила до кучи и Калмыкию! Не, ну ты понял? Я у него спрашиваю, значит: «Какого… какого хрена вы творите?» А он такой спокойный, как айсберг, блин: «А чего стесняться, всё равно семь бед - один ответ, а Калмыкия нас на Каспий выводит, да и легко это, там мало людей». Странно, что Чукотку не прихватили. Там тоже людей мало.
        - Не, ну тут он прав, стопудово. Только выгребать нам, Николаич, точно придётся…
        - Уже.
        - Что уже?
        - Пока ты сюда ехал, уже звонили москвичи, ругались. Я их просил подождать. Чтоб ты сам разобрался. Прикинулся попкой-дураком. А что было делать? Я - хороший начальник штаба. И всё. В политике я ни бум-бум. Что я должен был им ответить?
        - Кончай, Николаич, ты - наш крепкий тыл, без тебя так чисто не сработали бы.
        - Не-не, я про себя всё знаю. Пока всё шло по плану - я знал что делать. А тут - высокая политика. Хоть с партийцами, хоть без - я не мог ничего толкового ответить. Думай ты.
        - Та ладно, всё будет нормально. Давай сами позвоним. Кто звонил?
        - Ачалов.
        - Набирай.

* * *
        - А я вам говорю, что это земля победившего социализма! Калмыки сказали: «социализм», - и будут жить в соцстране. А вам хватит места, где бардак разводить.
        - Ничего я дурака не включаю, это вы там, в Москве, все с ума посходили. Сначала у себя дома разберитесь, порядок наведите, а потом будете нам что-то рассказывать.
        - Я вас никуда посылать не буду, но дам бесплатный совет. Возле ВС России у вас стоит батальон десантников, так вот, сильно советую «выкосить» всех депутатов.
        - Да-да, именно убить, не считаясь со сторонними жертвами. Если вы сейчас любой ценой не задавите Ельцина со товарищи, то жертв будет намного больше.
        - Что вы говорите? Ай-яй-яй, какой я нехороший. А давайте мы поговорим числа эдак 24-го утром? Что вы тогда скажете?
        - До связи.
        - Что собрались? Представление, спектакль посмотреть пришли?
        - Не… Ну да… Такое не каждый день увидишь. Лихо вы выпутались, Александр Владимирович!
        - Нормально поговорил, Саша, я бы так не смог.
        - Кстати, в конце, совет ему я дал, так это не ему, а для вас сказал, чтобы вы потом, когда увидите, до чего демократы с американцами Россию доведут, меня не терзали: «Можно было спасти, было бы меньше потерь». Вот дал я ему совет. Увидите: толка не будет.
        - Александр Владимирович, может я конечно дурак, чего-то не понимаю. Но почему бы просто не пристрелить Ельцина? Горбачёва же мы пустили в расход. Бах! И СССР не распадается. А?
        - Нельзя. Раз уж вы тут все собрались, проясню для вас политику партии. Нашей партии, я имею ввиду. Шутка. Во-первых, просто убив Ельцина, мы процесс распада СССР не остановим. Убить придётся значительно больше. Причём не только партийных функционеров. Идея овладела массами, идея разрушения, идея рая. Партия и КГБ, точнее некоторая часть предателей в их рядах, решили уничтожить страну. Решили, что могут при капитализме жить лучше, чем сейчас. Продали Родину. Но! На данном этапе эти предатели уже не контролируют процесс. Механизм был запущен, маховик набрал обороты. Теперь его просто так не остановить. Национальные элиты хотят стать удельными князьками, одураченные народы считают, что сменив социализм на капитализм, они заживут сытнее и богаче, примерно как в Европе или США.
        - А это не так? Не заживут богаче?
        - Как вы с такими мыслями, вопросами, ещё среди нас? Нет, не заживут. То богатство, которое вы видите, обманка. Одно создано не эффективным капиталистическим трудом, а, большей частью, эксплуатацией колоний. А нам уготована роль не метрополий, а колоний. Со всеми вытекающими последствиями. Во-вторых, капиталистам был смысл поддерживать высокий уровень жизни широких слоёв населения, пока был противовес в лице СССР. А теперь зачем? Когда СССР распадётся? Красивое, не гнилое яблоко на витрине есть смысл держать, пока не продан последний килограмм обычных. Когда товар кончился, продавать больше нечего - это яблоко можно съесть продавцу. Вот такая аналогия. Ладно, бог с ним, с богатством, вернёмся к распаду СССР. Идея овладела массами. Мы делали ракеты, а нужно было - нового человека, как написано в книжках про коммунизм. Наших людей заразили бациллой потребления. Люди хотят качественный цветной телевизор и палку копчёной колбасы в руку. И фильмов побольше. Хлеба и зрелищ. И хорошо бы - не работать. И таких, «убитых» оружием холодной войны - больше половины. Нам и так будет стоить огромного труда
остановить эту тенденцию, переубедить людей. Кстати, планирую попробовать немного внушения применить при телевыступлении, дня через три, когда в Москве Ельцин арестует ГКЧП. Предки подкинули недавно один способ колдовать. Ладно, продолжу мысль. Оставив СССР в прежнем виде, мы автоматически оставим власть КПСС. А именно из-за этой заразы у нас на полках нет товаров, очереди за продуктами по сто человек, и даже то, что изготавливают наши заводы - дерьмо. Или вы не знаете расхожую мысль: «Кто умеет работать - работает, кто не умеет - идёт учить, а кто и учить не умеет - становится руководителем». Знаете? Так какого чёрта я должен сохранять эту систему? Кроме этой идеологической подоплёки есть простая, но главная причина: на весь бывший Союз у нас не хватает времени и ресурсов. Можете у Емца спросить, каких сил ему стоило спланировать эту операцию, которая пока что развивается почти по плану и вроде бы успешно. А теперь представьте: земли в несколько раз больше, людей - больше, и эти люди - не славяне. Представили? То-то.
        - Но ведь они уже наши!
        - Не совсем. Это, глядя на Гверцители и Рымбаеву, вы считаете, что они ассимилировались, приняли общую культуру. Это КПСС долдонила про создание новой исторической общности, советского народа. А реально нам предстоит увидеть звериный оскал чеченского и других национализмов. Да и остальная часть «советского народа» проявит себя при капитализме, ещё насмотритесь.
        - Я служил в Чечне. Поддерживаю: они - не наши.
        - Короче, военные, сворачиваем дискуссию. Самому обидно, понимаю: часть уже и переженилась на других. Но другие республики мы пока охватить не можем. Не успеваем и не успевали. Если кто имел дело с «Южным фруктом», то вы видели темпы развития. А это был один из слонов, на которых держалась наша экспансия начального этапа. Без этого мы не охватили бы не то что Белоруссию, но и на всю Украину не было бы ресурсов. Не расстраивайтесь, мы будем их вытаскивать в нашу страну. Определим миграционную политику и - вперёд.
        - Так, разошлись по своим местам. Вы спросили - вам ответили. Третий день у власти, а уже делите шкуру неубитого медведя и вздыхаете, что размер мал. Нормально! Быстро по местам! Саша, давай решим пару текущих вопросов.

* * *
        - И ещё, Александр Николаевич, что касается армии: нужно реформировать политорганы. Эта структура нам не нужна. А ещё больше нам не нужны те люди, что туда шли. Людей - всех на поселения. Может там есть неплохие, потом спецкомиссии будут разгребать. Второе: нужно возродить традицию офицерских советов, как в царской армии. То есть, обсуждение рабочих вопросов идёт в более демократической атмосфере, а решение всё же принимает командир. Ещё, пока считаю нецелесообразным призыв студентов. Нам нужно демонстрировать чудеса экономической эффективности. А помню по себе, как голова глупеет после двух лет армии. Пусть учатся. Мы потом доберём сборами. И «элитных» детей, детей всяких репрессированных и поселенцев нужно призывать разве что в стройбат. Как говорится: «Яблоко от яблони…» Последнее, вызывайте Юревича из Ростова, отправим его к немцам на переговоры. Из Минэкономики ещё кого-то надо придать ему будет…
        - Каким немцам? Зачем?
        - Понимаешь, Александр Николаевич, какая фигня… Рубли, что бродят по нашей стране, это уже «мёртвые» деньги. Они с одной стороны есть: в виде бумаги. Но с другой стороны, государства, которое обеспечивало их платёжеспособность - нет. Приедет, например, грузин с кучей рублей и накупит тут всего-всего. И так на полках шаром покати, а он и сами полки выкупит. Бессмысленно поднимать производство, если сюда смогут привезти кучу чужой бумаги. Нужны свои деньги. Лучше бы - вчера. Раз денег пока нет - будем вводить именные чековые книжки. Цветная полиграфия, печать предприятия, где плательщик работает. Красота! Будут действительны при предъявлении паспорта. Все крупные покупки - через безнал. А рубли пусть пока берут на свой страх и риск бабки на базарах. Как их будем менять на новые деньги - пока не знаю.
        - Саша, про деньги всё понял, но, ни чёрта не понял про нашего Юревича.
        - Всё просто. Была такая страна: ГДР, были у неё деньги, был Берлинский монетный двор. Теперь страны нет. В ФРГ свои деньги есть, есть свои мощности. Поэтому оно им не надо. Ситуация осложняется только тем, что монополией на деньги на планете хотят владеть еврейские банкиры. Они же контролируют и ФРГ. С другой стороны, чековые книжки проблему налички закроют процентов на 70 -80. А там месяца через четыре мы где-нибудь раздобудем всё своё. Поэтому вроде бы и нет смысла не продавать.
        - Здорово, что ты про ГДР вспомнил, да и про деньги… А ведь получается потихоньку всё! Сам планировал, разведывал, прикидывал, но в глубине души - сомневался в успехе.

10.09.91. Кабмин.
        - Здравствую, Толик, проходи.
        - Вот, прибыл доложить.
        - Ну, докладывай.
        - Ваше приказание выполнено, оборудование для печати и чеканки дензнаков доставлено.
        - Толя, что ты, как неродной? Кончай выделываться. Мы не на официальном мероприятии. Рассказывай нормально. И сядь!
        - Как ты и инструктировал: давил, торговался с Колем. Такое ощущение, что если бы мы не отключили предварительно нефть и газ - фиг бы они нам дали или продали. Даже за большие деньги. А так: кризис, народные волнения… Итог я по телефону сообщил: месяц они получают прокачку для того чтобы приспособиться к новым условиям и оплачивают нефть и газ России, а нам оборудование зачетом идёт за транзит. Как бы без денег.
        - Жаль, что месяц. Но ничё, мы схитрим, несколько ужмём трубу: краник не до конца открутим. Подлость в том, что это уже не продажа нефти, а грабёж, сбор дани победителями. Те фантики или электронные циферки, что будут переданы за нефть Ельцину, уже никогда не послужат народу. Такая вот торговля теперь будет. Вроде это уже и не наше, но всё равно жаль. Да и врага усиливаем.
        - Я всё понимаю, Александр Владимирович, не соглашался он на меньшее. Я с недели начал, на трёх - уехать грозился. Видели бы меня знакомые: какой артист во мне, оказывается, умер. Приняли с трудом, если б не прижали мы их, то, скорее всего, вообще бы, со мной разговаривал швейцар. Разговаривали как с низшей расой или как барин с холопом. Немного обломал их, как ты и учил. Нас они считают военной хунтой.
        - Не знаю что такое «хунта», но остановить врагов, терзающих отечество - задача воинов, то есть нас. Мы и не скрываем, что устанавливаем военную диктатуру, не стесняемся этого. А разговаривали они недовольно, потому что мы им сильно навредили: не дали порвать страну и разграбить всю. Целую треть отбили. Им обидно. Ладно, Толя, молодец, иди, отдыхай, чуть позже поедешь куратором армян. Там наш Матевосян за главного. Поедешь? Будет опасно.
        - Поеду, куда я денусь.

24.08.91. Киев, Кабмин.
        - Девушка, соедините с приёмной адмирала Хронопуло.
        - Михаил Николаевич, доброго дня. Корибут беспокоит. Есть для вас работёнка. Нет, не совсем лично. Для всего Черноморского флота. Да-да, объявляйте боевую тревогу. Сильной срочности нет. Просто вам надлежит через сутки приблизиться к Босфору и приготовиться к бою. В том числе и ядерными силами. Авиация вас поддержит. Нет, ну что вы, войну развязывать необязательно. Задача наша такая: напугать турков, чтобы они пропустили тройку наших корабликов. С той стороны уже подходят к Дарданеллам «Андропов», «Калинин» и «Кузнецов». Нет, я не ошибаюсь, именно ТАРКР «Юрий Андропов», ТАРК «Калинин», ТАК «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Свяжитесь с ними, согласуйте действия на случай атомной войны. Ха-ха-ха. Не переживайте, Михаил Николаевич, турки сломаются, отвечаю. Всё будет нормально. Не послушают?! Послушают! Они переданы в состав Черноморского флота. Пусть только попробуют вас не послушать. Если что - связывайтесь со мной, может, чем и помогу. Нет-нет, с турками говорить буду я сам и завтра. Поставим их перед фактом в последний момент, чтобы у них не было времени думать и согласовывать. Да, а
сейчас просьба, соедините меня с капитаном 1-го ранга Ярыгиным, он у них командир отряда. Да, на «Кузнецове». Хочу дать ему несколько ЦУ, сами тоже останьтесь на связи, устроим мини-конференцию.
        - Капитан Ярыгин, с вами говорят главнокомандующий вооруженными силами СССР и командующий Черноморским флотом СССР.
        - Я дам вам стратегию поведения, а тактические вопросы будете обсуждать с Хронопуло, я всё равно не флотский, в этом понимаю мало. Итак. Ваша задача: пройти турецкие, пока турецкие, проливы, соединиться с основными силами Черноморского флота. Для этого допустимо применять таран, навал, все виды вооружения, включая ядерное.
        - Мы не шутим. Скорее всего, с вероятностью 99 %, турки будут возражать. Но если вы будете действовать решительно и нагло, будете переть буром и расталкивать их локтями - они уступят и пропустят.
        - А вы не переживайте о международном конфликте. Это дело политиков. У нас и так имеется в наличии такой международный конфликт, что международнее и конфликтнее некуда: СССР развалили, почти уничтожили, мы пытаемся спасти остатки. Скажу сразу: ваш возврат на Север будет расценен нами и будет фактически - предательством Родины и народа. В Россию вам дороги нет. Это теперь страна победившего капитализма, но это ещё бы ладно. Это теперь колония США, хоть и замаскированная. Со всеми вытекающими последствиями. Будет значительно лучше, если вы попытаетесь прорваться домой, в Чёрное море и погибнете в бою при этом, чем вернётесь на Север и подарите боевой корабль врагам.
        - Мне надоело вас уговаривать и торговаться. Моё последнее слово: если вы проходите проливы и соединяетесь - вас ждут награды, ваши семьи мы перевозим в Крым, даём квартиры; если погибнете - ваши семьи не будут ни в чём нуждаться, клянусь; если отступаете - вы и все члены ваших семей будете постепенно уничтожены физически.
        - Да-да, даже ни в чём не повинные дети. Я не могу позволить себе роскошь быть добрым и слабым. Всё, оставляю вас на Михаила Николаевича, говорите дальше, сколько влезет, хоть о цветочках.

25.08.91. Киев, Кабмин. 10:00.
        - Месут Йылмаз? Хорошего вам дня, уважаемый. Мы вас беспокоим по маленькому вопросу. Дарданеллы и Босфор будут проходить наши кораблики. Вы их пропустите без помех. Много оружия на них? Так они же - военные. Сделайте милость, не заставляйте их применять это оружие. Наш флот, говорите, близко к Стамбулу подошёл? Это они своих товарищей встречают. Не омрачайте им радость встречи. Да, конечно у них есть ядерное оружие. Сейчас такие неспокойные времена, без большой дубины из дома выходить опасно. Конечно применим. Сколько можно бесполезно владеть этой дубиной и не пользоваться? Мне бы очень не хотелось делать из Стамбула Хиросиму, очень, уважаемый Месут. «Пропустите корабли».
        Месут Йылмаз стал премьер-министром Турции еле-еле месяц назад, 23 июня. Чтобы остаться у власти Партии Отечества пришлось бросить стервятникам кость: сменить Йылдырыма Акбулута на Месута Йылмаза. Но позиции партии были слабы, как никогда. Любая оплошность могла привести не только к отставке премьер-министра, но и к поражению партии, власть которой держалась на минимальном большинстве в Великом Национальном Собрании Турции. Партия Верного Пути и Сулейман Демирель буквально наступали на пятки.
        «А тут ещё эти неверные, исчадия ада, гяуры! О, Аллах! За что ты караешь своего верного слугу?! Что мне делать? Американцы грозят арестовать счета, дать денег этим выкидышам шакала, сторонникам Демиреля. А гяуры грозят испепелить половину Турции адским огнем. Ну что мне делать, о, Великий?!»
        Никто не торопился помочь советом несчастному Месуту Йылмазу. Он выбрал меньшее из зол: гнев американцев, а не сумасшедших гяуров.
        «Американцы часто только пугают, а вот русские вполне могут совершить немыслимое. Они сейчас проиграли войну, потеряли страну, везде беспорядки. Если что случится - даже крайних не найдёшь. Чьи это корабли? России и Северного флота или СССР и Черноморского флота? И поддержит ли Россия СССР, если мы потопим эти корабли? С кем придётся воевать многострадальной Турции? Ну, их к иприту, этих гяуров».
        - Саша, ну что?
        - Не знаю, Александр Николаевич. И словом и делом. Что сказал - ты слышал. Под конец слегка колданул. Но сил мало. Уже хрен знает сколько, впрочем, как и ты, не высыпаюсь, последнее время частенько приходилось применять волошбу. Вроде и по мелочи, но силы тянет. Ты учти что я не полноценный волхв, даже не ученик. Недоразумение с подарком волхва. Вот, например: сказал мне недавно Светозар, что если исследую способность видеть яды, обрету силу и могущество. Есть у меня такой его подарок. Этот подарок работает сам. Автоматически. Каждый раз, когда ем или пью - наблюдаю эту работу. Во-первых, всё протекает очень быстро. Во-вторых, непонятно. Это если бы тебя заставили читать газету на китайском. Ты стоишь на перроне вокзала, а газету прижал к стеклу пассажир поезда. А поезд едет на этой станции быстро и без остановок. Теоретически - возможность есть.
        - Не кручинься, добрый молодец. Всё нормально. Будем ждать.

26.08.91. Севастополь. Штаб Черноморского флота.
        - Голубчики! Вы даже не представляете, какие вы молодцы. Дайте, расцелую вас.
        - Михаил Николаевич, товарищ адмирал, может - не надо?
        - Надо, братцы, надо. Торжественную встречу мы провели, пойдёмте я вам кино интересное покажу. Тогда будете знать: что к чему на белом свете. Вы ж УТ-1 в пути не смотрели?
        - Так, ведь, нет технической возможности.
        - Ничего страшного, идёмте, у нас есть возможность. Посмотрите агитацию.

27.08.91. Спецсовхоз N3, Днепропетровская область
        - С семьями пообщались, братцы-кролики? Вы, как прошедшие спецподготовку, должны понимать - это один из методов психологической обработки вербуемого. Однако метод работает, хоть вы знаете, хоть - нет. Как вам село, люди, работа?
        - На сколько ты нас тут селишь?
        - Правильный вопрос. Если не захотите служить Родине, народу - навсегда.
        - Так мы и служили…
        - И да, и нет. Андропов начал этот развал СССР, который мы частично «обкусали». Он везде наставил кучу своих людей. Ваша служба устроила около десятка национальных конфликтов, в которых было много прямых жертв. И ещё большим является косвенный вред. Именно ваша служба помогла врагам создать многочисленные националистические организации. Через ваши фильтры прошли такие люди как Яковлев, Шеварнадзе и Горбачёв. Я выгляжу молодо, но пусть вас не обманывает внешность: я не наивный мальчик, я вам не доверяю. Я предпочитаю простые, незамысловатые варианты. Как можно сделать надёжным человека, которому не доверяешь? Кто подскажет? Ну? Активнее! Молчите. Думаю, что вы знаете варианты, но они вам не нравятся, не хотите мне подсказывать. Это ничего, я не двоечник, сам отвечу. Вариант первый: шантаж заложниками. Он есть: ваши семьи останутся тут, если кто не вернётся с задания - семьи будут расстреляны. Я имею в виду: сбежит; на гибель кара не распространяется. Второе: вас нужно повязать кровью. После выполнения задания вы сможете вернуться к нормальной работе, оставив сбор огурцов другим людям. Итак,
контрольный вопрос: «кто хочет помочь русскому народу победить врагов?» Не вижу леса рук. О! Это лучше. Ты, ты и ты - отойдите вправо под стену.
        - Бах! Бах! Бах! - продолжил речь пистолет.
        - Они были неискренни, значит - враги. Что уставились? Это - правда. Теперь о деле. Те, кто согласился - остаются, остальные - до свиданья.
        - Так, пахари ушли, а вас буду назвать чекистами - нормально? Задание вас ждёт простое, но грязное. Даже кровавое. Не страшно? Никто не хочет передумать?
        - А если мы передумаем после того, как вы нам изложите суть?
        - Если передумаете и скажете - к пахарям, это не страшная тайна. Убежать отсюда трудно. А вот если передумаете, но пойдете на задание, и устроите саботаж… Я вам не завидую. Найдём, убьём. Но смерть будет трудной и долгой. Про семьи вы знаете. Кстати, капитан, найдите семьи тех троих, что я убил. Всех мальчиков старше двух лет, если такие будут, - расстрелять. Да, вернёмся к заданию. Внедряетесь любым способом во все бывшие республики Прибалтики. Собираете в течение недели информацию по националистам. Причём, меня интересуют не только официально числящиеся в партиях, члены правительств и других госорганов. Меня также интересуют: журналисты, учителя школ, ВУЗов, директора, бывшие партийцы-перевёртыши, военные, спецслужбисты, если такие найдутся. Отдельной строкой: лингвисты и культурологи по их языкам и культуре. Ориентировочная цифра: десять тысяч человек. Вас остаётся всегда мало: процентов 15 от всех. Это не первый мой лагерь, точнее: спецсовхоз. Но и это около пятисот человек на весь новый СССР. Реально: по 20 человек на брата. Выясняете установочные данные: где живёт, ночует, где семья. И вся
работа, почти.
        - Мы не справимся за неделю.
        - А за сколько справитесь?
        - Если цифры, вами озвученные, верны, то будет надёжнее дать нам недели две. Не подумайте, что я темню. Но вы же ставите на кон наши жизни и жизни наших семей.
        - Даю две недели, но!! Цифру тоже удваиваю: соберете данные на 20 тысяч нациков. Пятерых человек, показавших самые плохие результаты, расстреляю. Это всё! Больше послаблений не дам. Капитан, сворачивай свою автопередвижку, грузи этих в машины.

* * *
        - Нахрен мы вызвались работать на это чудовище? Лучше бы в сельском хозяйстве остались. Целее были бы. Через неделю этих вояк свергли бы, и мы вернулись к нормальной жизни. От, я дурак! А, тащ полковник?
        - Из всего, что ты только что намолол, только один тезис верен: ты - дурак.
        - Это почему?
        - По кочану. Начну с конца. Их никто не свергнет. По крайней мере, в обозримом будущем. Соответственно, пахать и сеять нашим коллегам предстоит долго. Я даже не уверен, что он их кооптирует в общество. Многие из оставшихся оказались умнее тебя, Василий, но глупее меня. Вы уж простите, братцы, за нескромность. У меня лёгкая истерика. Перетрусил.
        - Это отчего, командир?
        - Да… Когда этот лейтеха спрашивал «кто хочет помочь русскому народу победить врагов» мне стало резко не по себе. Словами не объясню причин, но пробрало, не простой это был вопрос.
        - Херня, это он нас запугивал. А расстрелял абы кого. Хотя конечно мог пальцем ткнуть в любого из нас. Придурок и самодур. Упивается властью.
        - Ничего подобного. Расстрелял он, скорее всего, тех трёх, не по самодурству и не только для устрашения. Одного из этих трёх, Воровского, я знал. Гнида конкретная. Вполне мог продать родину. Классический приспособленец.
        - Мужики, хотите верьте, хотите - нет. На протяжении всей встречи я отслеживал идеомоторику этого типа. Как нас учили. Всё по науке.
        - Ну, ты и чудила! И что вышло по науке?
        - Не поверите - он ни разу нам не соврал. Всё что говорил - говорил искренне. И вывод такой: чудовище он или нет - надо ещё посмотреть. А задание нам его лучше выполнить. Если, конечно, нет желания умирать долго и мучительно. И насчёт «упивается» - не заметил. Моторика говорила о полном равнодушии. Если уж ругаешь, то назови «отморозком», что ли.
        - Михалыч, да тебя завербовали!
        - Ага, на огурцах!
        - Га-га-га!

11.09.91. КВВКИУ РВ, Краснодарский край
        - Серго, как вам подготовка Сергеева?
        - Ожень, силна, не магу казать. Ближний стрельба ожень лужче стала. Висе давольны.
        - А как отряд Карапета? Отошли от пьянки?
        - Зажем так казал? Нармална висе. Тож ужили ближний стрельба.
        - Вот и хорошо, соберешь мне этот отряд отдельно потом. А сейчас слушай задание. Ты со своими бойцами отправляешься в Прибалтику. Сделать нужно примерно то, что вы устроили на Западной Украине. Будете убивать националистов. Убить нужно много. Но есть и подзадача: крайне желательно убить вполне определённых персон. Больше - можно, но указанных - почти обязательно. Командовать парадом будет генерал-майор Юревич.
        - Наш Юревич, каптан?
        - Наш Юревич, но не каптан. Он давно уже не капитан.
        - Когда успель?
        - Серго, не отвлекайся. Успель. Командовать будет он, ты слушаешься его как своего отца, или меня. Что тебе больше нравится. Работаешь вместо переводчика. Понятно?
        - Да, висьо панятна. Я Юревича увжаю, буду слюшать.
        - Тогда всё, завтра он прилетит, проверит вас, проведёт инструктаж и заберёт. Иди, готовь людей. Я их научу стрелять и драться, как тебя в армии. Но только на один месяц. Учти! Ты, их командир, отвечаешь за них. Смотрел сказку про Золушку?
        - Сматрель.
        - Для твоих бойцов через месяц наступит полночь, как у Золушки: они опять станут стрелять и драться обычным образом. Это означает, что ты должен слушать Юревича, придерживаться плана, до истечения месяца вывести своих людей из боя. Понял?
        - Поняль, но не поняль. Пачиму ти не научишь асталных навсегда, как миня?
        - Серго, ты же не младенец. Ты - мой друг. Тебе я верю полностью. А их я не знаю. Вдруг, кому-то из них стукнет в голову дурная мысль или в ресторане напьется? Кто такого остановит? И не проси. Только на месяц. Потом, когда пойдете в Турцию, сделаю ещё раз, оружие дам хорошее, помогать буду, так что не бери дурного в голову. Ладно?
        - Харашо.
        - Иди, строй бойцов, буду делать из них сверхчеловеков.

* * *
        - Карапет, твой отряд получает особое задание. Оно тебе может показаться странным, но мне это крайне важно. Ваша сотня должна прогуляться по Молдавии и Румынии. Молдавия пока наша лишь частично. Полного контроля нет. Но там вы воевать не будете. Основное задание - наделать шума в Румынии. Планы получишь у Черноуса. Он идёт с вами. Разбиваетесь на десятки и устраиваете рейды по сёлам. На месте переодеваетесь в местную одежду. Будете работать под бандитов. Главная задача у вас будет именно в Румынии. После одиночных рейдов каждая десятка выходит своим маршрутом в точку сбора на юге Восточных Карпат. Эти горы для вас - ерунда. Будете скакать, как горные… барсы. Никто вас там не победит и даже не найдёт. В точке сбора на вас выйдет наш агент. Он должен обеспечить транспортом. Если его нет - сами захватываете транспорт. Бросок километров на пятьдесят. Через час - вы в Бухаресте. Устраиваете там резню. Чем больше шума - тем лучше. Цели вам тоже должен дать наш агент или даже агенты. Их там целая группа. Явки, пароли - у Гируса. Первоочередные цели: проамериканские правительственные чиновники. Даже если
наши агенты провалились или по другим причинам не окажут вам помощь: делай, что можешь. На всё, про всё у тебя меньше месяца. Придерживайся графика. Потом отходите к молдавской границе. Серго…
        - Карапет, делай, как Сань казал, да?
        - Да. Поняль. Буду. И где Гирус?
        Глава 4
        Бильдербергский клуб. 15.10.91.
        - Это возмутительно! Чёрти что! Они ввели туда свои войска! Нужно что-то делать!
        - Я - за немедленную бомбёжку. Потом будет поздно! Что они сделают завтра?!
        - Господа! Спокойнее! Давайте высказываться взвешенно и конструктивно. Владыка, вы позволите? Я доложу обстановку. Итак, события пошли не по нашему плану в ночь с 18-го на 19-е августа. Прикрываясь названием «войска ГКЧП», повстанцы сумели в короткий срок взять власть на большой территории СССР. Обидно то, что мы этот процесс упустили. Такой бардак везде творился! В аналитическом секторе подумали, что это часть плана, которую им не довели. По странному стечению обстоятельств, большинство наших агентов были в первую же ночь изолированы, не смогли передать информацию. А потом стало поздно. Надавить через Ельцина и его команду не удалось. А с военными они сами договорились - одна каста. Судя по первым шагам военной власти, на капитализм они ориентироваться не будут, взять их под контроль будет трудно. Более того, они стараются максимально изолировать свою экономику от всех, в том числе и от бывших республик СССР. Соответственно, давить через подконтрольных контрагентов тоже будет, чем дальше - тем труднее. Тем более что наш контроль там пока не полный. Основу заговора составляют военные. Много
ракетчиков, как ни странно. Много бывших воинов-афганцев. Есть непонятный армянский отряд, не связанный с нашей АСАЛА. Именно армяне устроили резню на Западной Украине, чем практически подорвали наши оперативные возможности в данном регионе. Теперь играть бандэровскую карту нецелесообразно. Исследуется мусульманский вариант. Но быстрее, чем года за три, полноценной операции не подготовить. Лидером восставших официально является молодой офицер-ракетчик, лейтенант Корибут. Сначала считалось, что это ширма. Теперь мы сомневаемся. Пока, не видим смысла убирать именно его. Существует большое ядро в их партии, полноценные члены команды, несколько генералов. Замену найдут легко, а режим охраны и прочие меры безопасности после покушения наверняка поднимут. Очень сильное впечатление произвел генерал Юревич. Он договаривался с Колем по восточногерманской печатной машинке.
        - Может зря мы им её отдали? Без денег их бы собственный народ порвал…
        - Аналитики сделку одобрили. Мы несли существенные потери в Германии и некоторых других странах. Быстро перестроиться не успевали.
        - Почему? Кто виноват?
        - Никто не виноват. План был безупречен, Горбачёв действовал умело, нагло и раскованно. Проблем с поставкой углеводородов не предвиделось. Капитализм, коммунизм, СССР, Россия, - какая разница! Договор священен! А эти отморозки просто перекрыли вентили. Это привело к нескольким небольшим авариям. Виноваты «ракетчики». Но позволю себе продолжить. По печатной машинке: мы ликвидировали несколько своих крупных проблем. А с другой стороны, аналитики подсчитали, что введение купонов в новом СССР улучшило ситуацию с наличным оборотом на 72.3 процента. И в течение трёх-четырёх месяцев русские проблему бы решили. Ущерб, который они бы понесли, был бы минимален. Если бы мы знали 8-го сентября, что «ракетчики» 12-го «впрыснут» в Прибалтику армян, то, может быть бы и отказали в оборудовании монетного двора, но… Теперь о Юревиче. Психологи по тем прямым и косвенным данным, что смогли извлечь от встречи в Германии, сделали такие выводы: умен, IQ примерно 142, это достаточно высокий показатель; холоднокровен, расчётлив, умеет блефовать, жёсток, предусмотрителен - сильный игрок. Акция против него прошла
противоречиво. Завербовать не удалось. Дальше, по Корибуту. Устранение пока не рекомендовано. Корибут, если судить по доступной на данный момент информации, существенно уступает по личностным качествам даже Юревичу. По обрывочной информации самый зрелый и влиятельный член их команды - генерал-майор Емец. Сведений о нём пока мало.
        - Нельзя ли ближе к текущим событиям? Я в Прибалтике потерял несколько десятков своих людей, кучу денег. Не то чтоб эти потери важны сами по себе. И денег мы напечатаем, сколько захотим, и людей подготовим, но вот с точки зрения игры… Обидно, что ли…
        - Господа, серьёзнее, мы сейчас не гольф обсуждаем. В кои веки мы имели шанс окончательно добить русских, получить полную власть над миром, извести неполноценных животных и - на, тебе. Причём больнее всего бьют одни из самых неполноценных, почти звери, наши старые враги, дикари с гор - армяне! Позор!
        - Напрасно вы рвете на себе волосы. Не армяне нас обыгрывают. Они - лишь руки наших противников. То, что сначала казалось хаотичной резней, после проверки оказалось грамотно спланированной и дерзко проведенной спецоперацией. Мы потеряли не менее 90 процентов прямых и косвенных агентов. Эта цифра может быть увеличена, но не уменьшена. Сейчас на территории Прибалтики обстановка крайне тяжёлая, информация обрывочна. Но уже можно уверенно утверждать, что русских, русскоязычных, практически не убивают. Может быть случайно. И не армяне. А вот национальную элиту, наших агентов - убивают.
        - Почему их армия не дала отпор? Что могут сделать иррегуляры против танков, самолётов?
        - Вы можете удивляться, но подобную схему проведения военных операций Пентагон разрабатывает уже полгода. Любая страна становится уязвимой, если военные действия ведутся в её собственных городах. Мы планировали года через три испытать эту схему в России, но, видимо, придётся перенацелиться на новый СССР. Очень любопытная схема. Армия своего государства уничтожает свои города. Боевик выстрелил из окна многоэтажки, перебежал в другую квартиру, а танк стреляет в то окно, где уже никого нет. Красота! Потери минимальны, расход - один патрон, квартиры - нет. И так далее. Очень перспективная разработка. Её полевые испытания мы наблюдаем воочию в Прибалтике сейчас. Точнее, почти не наблюдаем. Армия не могла в полную силу использовать все ресурсы. Танки и самолёты-вертолёты в городах не развернёшь. Даже редкое использование бронетранспортёров себя не проявило. Боевики их быстро обездвиживали. Солдат, зачастую, даже не стреляли.
        - Нельзя ли поподробнее?
        - Из крупнокалиберного оружия убивают водителя, если солдаты не выходят наружу, бронетранспортёр не двигается, из своего оружия огонь не ведёт - их больше не трогают. Кстати, редкие жертвы среди русского населения, по большей части, приходятся именно на солдат, оказывающих сопротивление.
        - Но танки!..
        - Пробовали - танкам выстрелами разрушают оптику, другое навесное оборудование, приводные шестерни гусениц. Если люки открываются - туда стреляют. Наповал. Эти армяне удивительно хорошо подготовлены. Достоверных данных об их потерях нет. По слухам: отбрасывают брошенные в них гранаты встречным выстрелом! Сверхсолдаты, да и только!
        - Этого не может быть!
        - У нас есть подобные спецподразделения?!
        - Это деза!
        - Тише! Информация на уровне слухов. Но другой нет. Есть данные, что их готовили перед заброской в Прибалтику специалисты Краснодарского Центра. О нём хорошо отзываются. Кроме того, эти боевики уже третий год ведут бои в своих горах против Азербайджана. Не будем умножать сущности, сверх необходимых. Пока ничего сверхестественного придумывать не нужно. Такие звери рвут в клочки молоденьких прибалтийских парней в форме - на раз.
        - Довольно частностей. Излагайте главное.
        - Собственно, мы уже и подобрались к главной сегодняшней проблеме. Под прикрытием лозунга защиты русского населения, СССР ввёл свои войска. Назвали их миротворческими. Всё как у нас: голубые каски, голубые береты, нашивки на руках и ногах, на груди и спине. В них армяне подозрительно не стреляют. Более того, они исчезли. Притом при всём, что это такие же зелёные пацаны, как и в армиях стран Прибалтики. С точки зрения пиара - картина маслом: доблестные русские войска пришли и спасли маленьких, слабых прибалтов от злых кавказских убийц. Доказать и рассказать, что имеет место сговор, спецоперация - нельзя. Официальная, точнее, наша власть во всех странах уничтожена. Физически убиты все представители: Президенты, лидеры националистических партий, депутаты парламентов. Убиты почти все журналисты, сотрудники наших фондов. Воздействовать на население могут только СМИ нового СССР и ельцинская Россия. Но Ельцин не желает ссориться с Корибутом. Это, кстати, его личная формулировка. У них было несколько телефонных переговоров. Содержание точно неизвестно, но о сосуществовании они как-то договорились. Даже о
границах договорились.
        - А почему вы не воспользовались фактом «увода» у России нескольких областей РСФСР и не вбили туда клин? Стравить их, вплоть до войны. А?
        - Две причины. Во-первых, отделение от России этих областей создает благоприятный прецедент. Нам саму Россию ещё дробить на куски предстоит. Мы посоветовали Ельцину в этом вопросе пойти «ракетчикам» навстречу. Во-вторых, конфликт между двумя ядерными державами не кажется приемлемым вариантом. Даже если они будут взрывать ядерные бомбы только на своей территории - плохо будет всему миру. Ядерная зима границ не учтёт. Возвращаясь к Прибалтике. С 13-го сентября по 9-е октября там длилась вакханалия убийств. Убили всех наших дипломатов, военных советников, агентов, других националистов, прочих… Прижать армян никому не удавалось. Пока мы заседали в Совбезе, поднимали вопрос в ООН, раскачивались - ушло время. 10-го сентября СССР ввёл туда свои войска. Без всяких согласований. Все наши СМИ кричат о захвате, вторжении. Будем принимать решения по санкциям против «ракетчиков». Но… С фактической стороны наши дела пахнут тухлятиной: боевые действия и массовые беспорядки пресечены, население встречает армию СССР цветами. В течение двух дней подготовлен и на третий - проведён, референдум. Вдумайтесь! За два
дня!
        - Это нереально!
        - Они готовились заранее!
        - А как с подтасовками?
        - Нужно заявить о нелигитимности!
        - Не признавать результаты!
        - Это неважно. Скорее всего, были и подтасовки. Скорее всего - и на этапе подсчёта голосов. По нашим обрывочным данным процентов 20 -30 избирателей не проголосовало. Мы и так кричим во всём мире о непризнании результатов. Толка нет. СССР никого не слушает. Все три государства Прибалтики стали частью нового СССР. Оторвать их можно только силой.
        - Пара провокаций с их «миротворцами» может помочь делу.
        - Не выйдет. Во-первых, армия СССР зашла небольшим количеством, демонстративно, в голубых касках, «навести мир», «спасти мирное население от злых армян». Конечно, армяне отступили согласно ранее утверждённому плану. Но доказать это нельзя. Я к чему веду: армия СССР ни с кем не воевала, на неё никто не обозлился. И, во-вторых, что значительно важнее, у нас нет оперативных возможностей. Я уже говорил, но вы, видимо, недопоняли. Нет людей: всех убили армяне. Некого переодевать в русскую форму для провокаций.
        - Давайте применим силу. Проверим на прочность нового противника. Формально, они ведь работают под миротворцев. Мы пошлём туда своих миротворцев. Без всякой канители в Совбезе. И резня продолжится. Только теперь будут стрелять в солдат СССР. Флот поддержит. Устроим что-то среднее между Афганистаном и Бейрутом. Флота-то у них на Балтике нет?
        - Да. Нет. Балтийский флот присягнул России.
        - Только запечатали эту бутылку, а русские её опять распечатали. Давайте попробуем снова запечатать. По горячим следам. Сколько ещё ждать придётся в ином случае?!
        - Ставлю на голосование вопрос проведения войсковой операции в Прибалтике.
        - Принято большинством. Что у нас ещё плохого?
        - С турецким инцидентом пока ничего не ясно. Месут Йылмаз не даёт нормального ответа. «Испугался», - мол. Все оперативные действия, какие возможно, были проведены. Неизвестной величиной остаётся только телефонный разговор лично Месута Йылмаза и Корибута.
        - Чёрт с ними. Ну, прошли эти три крейсера в Чёрное море. Вместо свободы манёвра у несвободной, зависимой от нас России, эти корабли будут у неподконтрольного СССР, но в «тюрьме» черноморской лужи. Что сову - об пень, что пнём - по сове. Единственное, что меня во всём этом деле беспокоит, это беспрецедентная дерзость исполнения. Такое ощущение было, что их Черноморский флот был реально готов применить оружие.
        - Давайте теперь продумаем дальнейшую стратегию. Мусульманский вариант, как я понял, ещё не готов. И ранее чем через два-три года готов к применению не будет. А добивать этот упрямый осколок СССР нужно сейчас. Ответ в Прибалтике очевиден. У нас есть численное преимущество перед ними. Предлагаю создать напряжение на всех границах, кроме российской. Пусть поляки бузить начинают, выскажут какие-нибудь претензии по границе, Венгрия. С Румынией, и Молдавией пока, к сожалению, туманная ситуация. Случился инцидент…
        - Что там за ерунда?
        - Скорее всего, румынские события были частью прибалтийской операции. Её дымовой завесой. До того в Молдавии была следующая ситуация: Приднестровье полностью ушло в новый СССР, в самой Молдавии русских войск не было, наши националисты брали власть постепенно. К концу августа она была вся у них. Но! Первого сентября СССР отключил Молдавию от единой энергетической системы. Что привело к фактическому отключению электричества в стране. Газ, нефть и уголь тоже перестали поставляться. Официальным поводом стали неплатежи и формальная независимость. Пока что там тепло. Но зимой там без обогрева будет плохо. Все эти имиджевые потери ложатся на действия новой власти. Наших националистов.
        - Ближе к теме. Вы говорили о каком-то инциденте.
        - Второго сентября некие бандиты устроили массовую резню в приграничных сёлах. По Молдавско-Румынской границе. Потом резня сместилась на северо-запад Румынии, потом в Восточные Карпаты. Всё происходило предельно быстро. Румынская армия не успевала реагировать. А немногочисленные, слабо подготовленные, плохо вооруженные отряды полиции бандиты легко уничтожали и отрывались. В горах их вообще не могли достать. В лесу ничего не видно. Румыны потеряли с десяток вертолётов и успокоились. Организовали блокаду, прочёсывание, перебросили дополнительные силы с юга страны. А эти диверсанты за неделю прошли все горы с севера на юг, и проникли в Бухарест. Это очень походило на события в Прибалтике. С той разницей, что диверсанты стреляли всех подряд, без разбора на русских и прибалтов. Я имею в виду: стреляли румын. Важно то, что эти события были до прибалтийских. Бандиты уничтожили несколько важных промышленных объектов, убили много наших сторонников. Промышленные объекты взрывались не только в зоне действия армян, но и повсеместно в Румынии. Уничтожено несколько НПЗ, химических заводов, есть повреждения
трубопроводов, что, впрочем, пустяки. Взорвано с десяток компрессорных станций. Что любопытно: эти диверсионные группы, в отличие от армян, маскировались. Они переодевались в форму румынской милиции и румынской армии. Действовали нагло и быстро.
        - Я чего-то не понимаю. С армянами всё понятно: очень опытные боевики, которых не сразу уничтожишь. И не силами милиции. И их много. Но ДРГ-то обычно малочисленны! Почему их не обезвредили? Почему никого не взяли в плен? Или взяли? Можно было раструбить на весь мир о терроризме русских.
        - Синхронизация. Сначала зашли армяне. На массовую резню нельзя было не отреагировать. Туда, по армянскому следу и были стянуты все силы. А когда стало понятно, что это манёвр отвлечения, то диверсанты уже всё закончили и тихо отошли. Как отошли чуть позже и армяне. Отошли в горы. Пока шли бои в городе, никто не догадался блокировать северное направление крупными силами. А тот взвод, что прикрывал дорогу на Плоешти, не продержался и пяти минут. Проскочили город, убив сотни три полицейских, ушли в горы и растворились. Больше их никто нигде не видел. Боестолкновения с ними произошли, предположительно, только на территории Молдавии. Затем армяне отошли в Гагаузию. Но там мы ничего не контролируем. Там безраздельно господствует 14-я армия СССР. Якобы по просьбе гагаузов защищает их от молдавских националистов. Выставлены блокпосты на нескольких дорогах, развёрнуты по границе несколько полков мотострелков. В целом, классическая операция отвлечения. Пока мы устремили туда силы и внимание, нам дали под дых в Прибалтике. Считаю, что оставлять этот вопрос без ответа нельзя. Именно поэтому аналитический
отдел рекомендовал войсковую операцию в Прибалтике.
        - Но мы, же, за это уже проголосовали?
        - Я изложил события в Румынии, в контексте общей стратегии, только и всего.
        - А меня больше волнует вопрос Калининградской области. С географической точки зрения ей теперь больше подходит место в составе СССР, а не в России. Как бы они ещё кусок себе не оторвали.
        - С географической и исторической точки зрения мы должны отдать русским Аляску.
        - Ха-ха-ха!!
        - Считаю более важным больно ударить в Прибалтике, тем более что наличие стального кулака в этом регионе пресечёт всякие поползновения «ракетчиков» разевать рот на Восточную Пруссию. Особенно, если ещё с территории Польши будем внедрять диверсантов.
        - Давайте пока отложим этот вопрос. Пусть аналитики разработают операции по регионам, прикинут необходимые ресурсы, последствия, затем вернёмся к вопросу на новом уровне.
        - Что у нас в Африке?

1.09.91. Днепропетровск, ДГУ, ФПМ
        Преподаватели, декан, студенты - все были несколько удивлены. Сначала они удивлялись дней десять назад, когда видели своего однокурсника, Александра Корибута, по телевизору. То, что он учился один год на этом факультете, поначалу вспомнила только одна группа и пара преподавателей, а уже они рассказали остальным. Поэтому сегодня все ходили в специфическом состоянии духа. С одной стороны: как именинники, всё-таки на родном факультете учился руководитель страны. Чем не предмет для гордости? С другой стороны, жёсткий облик новой власти: военная диктатура, чрезвычайное положение, прежнее коммунистическое начальство, развешенное на фонарных столбах. Мало ли, зачем начальство пожаловало? Вот возьмёт сейчас какого-нибудь особо противного препода, и повесит!
        - Оксана, где Грищак?
        - Не знаю. Может, обедать поехал?
        - Фиг с ним. Кононенко на месте?
        - Да.
        - Я - Кононенко, что вы хотели?
        - А, Николай Иванович! Позвоните ректору, пусть мухой сюда летит. И соберите мне в любой большой аудитории группы: ПМ874, а также за тот же год ПД.
        Указанные группы были собраны, в лекционной аудитории стоял равномерный гомон. Молодой лейтенант прошёл к преподавательскому столу. Шум стих. Любопытство и лёгкий мандраж - эти настроения витали в воздухе.
        - Здоровья всем.
        - Здрасьте.
        - Садитесь, но освободите мне весь сектор у окна. Старосты с журналами подойдите сюда.
        В этой аудитории было три ряда длинных парт и четыре прохода соответственно. Поднялась небольшая суета. Пересели. Старосты провели перекличку. Пары человек не было, Корибут выяснил, кого именно, махнул рукой. В аудиторию заглянул замдекана, Кононенко.
        - Ректор приехал, его звать?
        - Ну конечно, вы со своей больной ногой будете бегать, звать ректора. Лариса, сбегай, позови. А что с Грищаком? Не появился?
        - Пришёл.
        - Лариса, и Грищака сюда. А вы, Николай Иванович, проходите, садитесь в первый ряд, вон там.
        После этого Корибут ходил, тыкал пальцем, в большинстве случаев называл имя или фамилию. Те, на кого указал, должны были пересаживаться в освобожденную зону возле окна. Прибыли ректор и декан. Пересаживание тоже было закончено. Многие помнили этого парня, своего ровесника. Но ореол власти делал своё дело: никто не спрашивал: зачем, почему, как дела, куда перевёлся, что дальше будет со страной и нами. В глазах большинства - робость. У некоторых парней из «динамики и прочности машин» - вызов. Некоторые девушки имели смелость бросать свою разновидность вызова, называется: стрельба глазами.
        Ни на мужские вызовы Корибут не отвечал, ни на женские не реагировал. Впрочем, с одной девушкой он заговорил.
        - Наташа, ты замуж за Толика вышла?
        - Да.
        - А уже развелась?
        - Ну…
        Видно было, что отвечать девушке неудобно, но внимательный взгляд военного не отпускал. Нельзя сказать, что давил, скорее неотвратимо ждал.
        - У нас плохо всё. Характерами не сошлись. Если б не сын, уже наверно развелись бы. Пока - нет.
        Её муж, Толик, беседовал с сокурсником, но увидев интерес лейтенанта к жене, мигом смело подскочил.
        - Что тебе надо?
        Корибут смотрел на Толика и молчал. Борьбу взглядов Толик проиграл. Но не успокоился. Сел рядом с Наташей.
        - Этот ряд сегодня - не для тебя, Толик.
        - Где хочу, там и сижу.
        - Борзый? Это хорошо, но не в данном случае. Отойдём.
        Толик встал, сделал один шаг. Корибут схватил его за пальцы рук и посадил на прежнее место среднего ряда, а потом, быстрым, но плавным движением, положил ладонь на лицо. Корибут пошёл распоряжаться дальше, а Толик замер.
        - Это гипноз или колдовство?
        - Совсем ты Анюта страх потеряла.
        - А можешь и Инку так же? Она сильно много на лекциях крутится.
        - Шо такое!? Не надо меня гипнозом!
        Корибут достал из кармана большую штуку с антенной. Это оказалась какая-то рация. Наверно - военная.
        - Паша, найди мне старосту города, сгоняй, привези его сюда.
        - Принял.
        - Все студенты из этих двух рядов - свободны.
        Подлость ситуации была в том, что старого ректора, Моссаковского, уже нет, а нового Александр не знал. «Ну и ладно, прорвёмся и так!»
        - Вы - ректор?
        - Я.
        - Приказываю: взяточника Грищака - уволить по статье, Кононенко - на должность декана. Вот этих, что сидят на солнышке, выпустить в течение сегодняшнего дня. Чтоб сегодня вечером в 21:00 они заехали в деканат и забрали дипломы. Лариса, дай копию списка ректору.
        - Александр Владимирович, но ведь им ещё один год учиться?
        - Уважаемый Николай Иванович, ценю вашу заботу, но это не обсуждается. Если не найдёте бланков - шлёпните печати на листах бумаги, а на стандартных бланках оформите потом. Трудовые книжки тоже должны быть оформлены сегодня. Из общаги общаговцев выписать без лишней мороки, даже если у них долг из двадцати одеял. Бегунок обойдёте сами. Организуете оставшихся студентов. Пусть сдают учебники и прочее. Мне дорог каждый день. Мой приказ должен быть выполнен. Ностальгией по стенам родного факультета не страдаю, не исполните - накажу.
        - Скажите, а зачем нам сейчас дипломы? Может, я лучше доучусь 5-й курс?
        - Нет, Лариса, не лучше. Вы все нужны стране, народу и мне. Это не обсуждается. Сбегать не советую. Подам заявку ментам - отловят. Будет позор и наказание. И не бойтесь, не в крематорий везу. Едете в Киев работать. Да, чуть не забыл, это относится к вам, ректор. Сегодня после занятий все обитатели общаги на Гагарина пусть будут на месте - там есть ещё с десяток интересующих меня людей. Вас больше не задерживаю. А что касается вас, мои дорогие бывшие сокурсники, то для городских внизу стоят такси, по 1-й штуке на двоих, сгруппируйтесь по районам сами. Общаговских ждут автобусы. Всем собраться для проживания в другом городе. В дальнейшем, у вас будет возможность забрать дополнительные вещи, а пока, я думаю, килограмм по пятьдесят на брата берите.
        - А на сестру?
        - Анечка, на общаговских этот лимит не распространяется. Оттуда заберём всё. На «сестёр» - тоже по пятьдесят.
        - Александр Владимирович, вот, как вы просили: староста Днепропетровска.
        - Уважаемый, разведите мне вот эту молодую женщину и во-он того мужчину. У них есть ребёнок, но нет счастья и лада в семье. Месяц ждать они не могут, точнее, я не хочу, поэтому вам приказ: выдать ей бумажки сегодня, штамп в паспорте поставить тоже сегодня. У неё ещё много дел, поэтому постарайтесь это сделать быстро. Наташа, Толика тут до вечера оставить или «разморозить» сейчас? Я переживаю, чтобы он тебе не мешал с отъездом, сборами, ребёнком.
        - А пусть постоит! Пуп земли! Саша, ты… вы ещё тогда всё знали? Три года назад?
        - Тссс.

1.09.91. Днепропетровск, Лена.
        Пять минут от корпусов факультета. Дом жены.
        - Здрасьте, тётя Надя!
        - Здрасьте, а вы кто?
        - Друг Лены, она не рассказывала?
        - Нет.
        - Сюрприз, наверно, хотела сделать. Это ничего, мы ведь и сами можем пообщаться. Внутрь пустите?
        - Заходите.
        - Тётя Надя, тут я купил немножко продуктов разных. Это нам всем. Сможете сделать праздничный ужин?
        - Ого, сколько тут всего! Дефициты!..
        - Так что, насчёт ужина? И неплохо бы попробовать булочки с творогом. Ваши фирменные. Творог вот. Сделаете?
        - Сделаю. Часа через четыре. Тесто долго подходит.
        - Лена в институте?
        - Да.
        - Дядя Валя в университете?
        - Да, на работе.
        - Добро, я зайду вечером. Пусть сегодня вечером никуда не уходит, ни к Петренко, никуда, ладно?
        - Я передам. А как вас хоть зовут, друг Лены?
        - Саша, до встречи.
        «Первая часть операции прошла успешно. Толку-то? У Лены сложный характер. Будет потом. А сейчас у неё подростковый пик нигилизма. Жуть! Вообще, нетипичная личность. В плюс только то, что я слегка представляю как с этим бороться. В эти же годы я имел подобные интересы: эзотерика, боевые искусства. Впрочем, у меня было ещё много других увлечений, но это к делу сейчас не относится. Ей в ноябре исполнится восемнадцать лет. В той жизни мы познакомились года через два. А вот и корпус института. Находим компьютерный класс».
        - Девочки, не подскажите: где Лена?
        - Она на каратэ ходит. Её смена кончилась. Сейчас она пошла в спортзал.
        - Благодарю за информацию.
        «Вот и спортзал. Блин, времени нет совсем! Треша уже началась. Интересно, давно? По-хорошему, надо дождаться конца тренировки, встретить, прогулять, поговорить. Некогда! Чёрт. Совсем некогда. Дел - выше крыши. Если сейчас не заладится с Леной, то с моим настроением могу и сто лет не жениться - нет никаких позывов. Терминатор, бля. И как в зал пройти? Придётся разуться».
        Удивление. Незнакомый лейтенант прошёл по краю зала к тренеру. Стоит без кимоно, но и без обуви. Это нормально. В этом святом месте, спортзале, есть свои ритуалы, которые, по мнению учеников, никто ни в коем случае не должен нарушать.
        - Что вы… - В глазах тренера зажглось узнавание, - хотели? Вы представляете новую власть? Я вас видел по телевизору?
        - Да. Меня зовут Александр Корибут. Я - командир военной диктатуры СССР. А хотел я… Для начала так: ваш киукушинкай придумал Ояма. А начальное каратэ было придумано для японцев, как упрощенная система. Нашими, русскими людьми придумано.
        - Что вы имеете в виду?
        - Подойдите все ближе, сядьте в дза-дзэн и слушайте. В 1775 году цари из династии Романовых разгромили последний оплот ведической Руси. Не совсем ведической - уже к тому моменту изрядно христианской; не совсем Руси - много национальностей в Тартарии жило, но контроль был русским. Оплот назывался «Великая Тартария». Вам по истории эти события преподали как разгром восстания Емельяна Пугачева. Это неправда, это было не восстание. Враги победили окончательно. Один осколок былой империи завоевал другой. Могу дать такую аналогию. Если бы сейчас капиталистическая и прозападная Россия напала на наш теперешний социалистический СССР. Романовы были марионетками и проводниками политики Запада. А в Великой Тартарии, наряду с христианством, ещё оставались следы ведической культуры. Романовы прирезали себе земель до Тихого океана, вторую часть захватил под шумок теперешний Китай, который должен называться Чина. Третью часть, русскую Америку, захватили англосаксы. Вся западная часть материка Северная Америка принадлежала русским. Остатки тартар, которых сейчас называют казаками, бежали в Японию. Больше места
нигде не нашлось. Вот эти казаки-тартары и основали орден самураев, двинули культуру японцев далеко вперёд. Само происхождение слова «самурай», по одной из гипотез выглядит специфично: «с Амура». Изоляция Японии объясняется именно тем фактом, что снаружи островов остались только враги. Враги казаков, враги ведической культуры. Технологии двинуть вперёд опережающими темпами казаки никак не успевали, вскоре они растворились в местном генотипе и пропали. Своих, голубоглазых, женщин с ними не было. Японцам навыки боя были переданы в упрощённом виде.
        - Я даже не спрашиваю: откуда вы это знаете. Но почему им не нашлось нигде места?
        - Я ж сказал: всю бывшую нашу землю захватили враги. Американцы и англичане - враги. Романовская Российская империя - враг. Чина, или Китай - старый враг. До летоисчисления от Рождества Христова, лета вели от Сотворения Мира. А мир сотворили не боги, а люди. Мир был заключён между Чиной и Русью, границу проложили по линии Великой Китайской Стены. Стену эту сначала проложили китайцы, чтобы русские больше земельки «случайно» не прихватили. Она была маленькая и никчёмная, вместо пограничных столбов. А позднее, во время Мао Цзэдуна, её, для идеологии, отгрохали в камне, как бы, отреставрировали. До сотворения мира между Русью и Чиной была война.
        - А какие есть факты э-э-э культурного влияния?
        - Это долгая история. Вместо фактов я вам дам косвенное доказательство. Казаков было мало. Может, один корабль, может, два. Они дали японцам того времени культуру земледелия, обработки металла. Это помогло бороться с голодом. Очень сильно помогло. Их стали считать полубогами. Выделили охрану. Если охрана не справлялась со своими обязанностями, охраняемый человек погибал, это была огромная потеря для народа. Настолько огромная, что охрана отвечала за ошибку своей жизнью. Это и есть главный принцип кодекса самураев. Нигде в мире больше такой традиции, сепукку - мы не наблюдаем. Жизнь белого, то есть светлого, то есть другим словом, русого человека, русского - сверхценность. Оттуда и сепукку. Оттуда и традиция полной преданности ученика учителю.
        - Это всего лишь слова. Где факты? Есть много документов…
        - Бумага всё стерпит. Рисовая тоже. Это всё писалось позднее, под диктовку англосаксов и иезуитов. Несколько позже мы будем популяризовать истинную историю. Тогда будут и факты. Пока могу только лично продемонстрировать превосходство русской боевой традиции над киукушинкаем. Спарринг такой: кто коснется затылка соперника любым способом - тот выиграл. Судить будет, будет, будет: вот он, Москитов, если не ошибаюсь. А проведём его с одним из ваших лучших учеников. Пусть будет вон тот парень, Круковский, если не ошибаюсь.
        - Откуда вы знаете наших ребят пофамильно?
        - Разведка. Выходи смелее. Начали.
        Лейтенант провел странно рукой по воздуху и спокойно зашёл сзади Крука. А с Круком случилось нечто непонятное: он вертел головой, менял стойки, делал очищающие блоки, круговые удары ногами, руками. Лейтенант дал помучиться Круку с полминуты, подошёл, спокойно коснулся ладонью затылка, резко отпрыгнул. Крук метался, но было полное ощущение, что он притворяется, будто не видит военного.
        - Круковский проиграл.
        Корибут опять сделал пасс рукой. Наверно Крук его опять стал видеть. Толку-то?
        - Это не то. Это не боевое искусство.
        - Это десятый класс, а вы в третьем. Можете ездить в Краснодарский Центр подготовки для повышения квалификации.
        - Спасибо, у нас есть куда ездить.
        - Уже нет. В Японию вы больше не поедете. Из страны никто без веской необходимости не уедет и не въедет. У нас идёт война.
        - Не заметил. И с кем?
        - С врагами. Смотрите телевизор, читайте газеты, интересуйтесь. Вы делаете полезное дело, стране нужны настоящие мужчины. Заставлять не буду, но прошу подправить дух секции в русско-патриотическом направлении.
        - Ну, уж нет, нам с вами не по пути. Это всё, зачем вы зашли?
        - Нет. Не всё. Но к вам остальное не имеет отношения.
        Офицер посмотрел в зал, нашёл взглядом Лену. И тут Лена вспомнила эти глаза. «Это ведь тот лжеэлектрик! Он и мне глаза отвёл. Маг! Раз десять уже снился. Смотрит».
        Учитель окончил тренировку стандартным способом: клятвой бусидо русскими буквами на японском языке, выразили на японском уважение Ояме, уважение сенсею. Это вызвало бурю эмоций у военного.
        - Блять! Вы вообще охренели! Засираете мозги пацанам! Вы - русские. Должны воспитывать русский патриотизм. Русский! А не японский. Это клятва жёлтых нам. А не нас - нам. Там есть слова про богов. Так, вот, их боги давних времён - мы. Аматэрасу, если ты слышал о такой, это перековерканная «мать русов». Придурки! Я вам устрою! Будете все проходить аттестацию в Центре Бочкина!
        Офицер энергично покинул зал. Однако Лене показалось, что он не кипит гневом, а, скорее полон холодной яростью. Ближайшие, ко входу в зал, ребята даже отшагнули - так это было слышно. Сенсей сказал: «Тренировка закончена», а прозвучало как: «Тренировки закончены навсегда». Он даже побелел лицом, хотя это для него совсем не характерно. Все пошли переодеваться. Никто не строил версий, не обсуждал. Слышалось незримое давление сторонней силы. Из мужской раздевалки также не доносились обычные гомон и смех.
        На выходе из спортзала Лена увидела военного. Сердце предательски ёкнуло. Почему предательски? За эти два года занятий, душа прикипела к секции, японской культуре. А этот… человек, разрушил стройную картину мира, поставил представления с ног на голову. Или наоборот? Но, вопреки логике, в душе поселилось не враждебное отторжение, а трепетное ожидание чуда.
        - Лена, прогуляемся?
        - Куда?
        - Сначала - в «Орбиту», давно не ел их вкусное мороженое. Потом - посмотрим.

* * *
        «Какие дети? Почему - десять? Для красного словца? Мне ещё и восемнадцати нет…» Она с Саней, так звали офицера, гуляла уже два часа. То мороженое вкусное ели в «Орбите», то на остров сходили не спеша, голубей хлебом покормили. И разговаривали, разговаривали, разговаривали… О простом и сложном, обыденном и высоком. «К поэзии Саня оказался равнодушен, а Кастанеду хвалил, знает. Только непонятно с детьми. Шутит, что ли? Десять детей - это и для обычной женщины много. А для женщины-мага - недопустимо! Дети делают дыры в энергетическом коконе человека. А десять! Да у меня вообще от кокона ничего не останется! Ещё маг, называется. И почему он сделал мне предложение так быстро? Почему так быстро? Почему мне? Почему замуж? Столько вопросов, а, как назло, голова кружится, и думать не хочет».
        - Почему столько детей? Это, ведь, дыры?
        - Это Кастанеда написал о дырах. В старые времена и по тридцать рожали. И что, по-твоему, они совершенно дырявые были? Дыры - всего лишь способ говорить, показать пальцем на Луну. Луна - не палец. Нужно правильно зачинать ребёнка от правильного мужа. Тогда никакой дыры не будет. Правильно призванная душа не делает родителей слабее, она гармонично вписывается в семью. А если человек слаб, не соблюдает принципов соития - тогда он вынужден платить компенсацию за дисбаланс. Метод дона Хуана рвёт семейную связь между родителем и ребёнком, высвобождая энергию компенсации. Потом мексиканские маги эту энергию используют для своих целей. Для их пути это полезно. Но, сама понимаешь, это не идеальный способ. А почему десять - трудный вопрос. Но не буду откладывать на потом. Я получил магию в дар от родича, предка, волхва. Взамен пришлось оставить часть души. Пока ты не родишь мне девятерых детей - душа не восстановится. Дети этому как-то помогают. Я сам толком не знаю. Вохв Светозар сказал что-то о настройках на программные матрицы. А десятого хочу, чтобы поиграться, радость испытать.
        - Почему ты сделал мне предложение так быстро? Разве с девушками так поступают? Почему - именно мне? Зачем приходил тогда, когда открытку подарил?
        - Быстро - потому что очень мало времени. Мы ведём войну. Враги уничтожили страну, порвали на куски, руками предателей. Ты телик, что, не смотришь? Я же всем рассказывал.
        - Я смотрю, но тебя узнала только в зале, на тренировке. И то - не сразу.
        - Если коротко: нас будут добивать дальше, если не соберемся и не дадим отпор. Изведут наш народ под корень, как американских индейцев. Это ответ про войну. Про девушек. Должен был полгода ухаживать, цветы дарить? Это можно, только всё равно я забираю вас всех в Киев. Мне нужна не только ты, но и твой отец. Чш-чш-чш - об этом потом. Короче, возьмёшь время подумать - буду мучить тебя букетами в Киеве. А по поводу остальных вопросов… Открытку подарил по случаю: был в Днепре проездом, по делам. А почему подарил, заехал, почему выбрал именно тебя: всё просто и сложно одновременно. Должен взять с тебя слово: никому постороннему, даже родителям, ты не имеешь право рассказать эту тайну.
        - Хорошо, не расскажу. Ну, говори же быстрей, почему?
        - Ты была моей женой в прошлой жизни. А приехал, чтобы посмотреть на тебя. Интересно было. Поэтому, собственно, и делаю предложение именно тебе и так сразу.
        - Нет, что, правда? Ты помнишь свою прошлую реинкарнацию?
        - Не совсем так. При реинкарнации память не может сохраниться. Стандартная программа стирает память нижнего уровня. Остаётся только сила души. И то - я не уверен. Мы с волхвом про это не говорили. А у меня сильно особый случай. Сейчас расскажу.
        «Уже полчаса Саня рассказывает мне про чудеса. Сколько я о них мечтала… Ну и что, что они не мексиканские? Пускай! Наша древнерусская волошба ничуть не хуже! «Когда ученик готов - есть учитель». Кто мне это говорил? Неважно. Это и есть знак силы. Путь выбрал меня. Мне уже целых семнадцать с лишним лет. В «Кастанеде» маги тоже жили с женщинами-магами, как муж и жена. Про детей и секс там, правда, ничего не написано. Впрочем, про учителя Элиаса…»
        - Саня, а в нашей семье в той жизни было счастье? Были дети?
        - Зачем бы я пришёл к тебе свататься, если бы не было счастья? У нас было пятеро детей. Всё в семье было хорошо. В стране было плохо. Кстати, знаешь, как получается счастье?
        - А как оно может получаться?
        - Раньше говорили чуть иначе: «со-частие». Это значит, что все части целого собраны. Синоним слова «гармония».
        - А-а, я думала, ты знаешь рецепт счастья, а ты лингвистикой балуешься.
        - Это тоже важно, Лена. Всё важно.
        - Я подумала. Наверно, я согласна.
        - Ты точно поняла последствия? Я буду ещё около десяти лет бездушным отморозком. Сыграть чувства смогу, а на самом деле ничего не буду чувствовать. Ладно, не важно. Мы ещё пообщаемся до твоих восемнадцати лет. Может, передумаешь.
        - Не передумаю. Ты мне нравишься - это раз. В той жизни меня и детей ты любил - это два. Это твоё состояние похоже на состояние мексиканских магов. Они ликвидировали личную историю, чувство собственной важности, прочее. Это специально, чтобы отвязаться от стандартных программ, чтобы легче было управлять программным уровнем, как я теперь, после твоего рассказа, понимаю. Значит - ты подходишь мне, как учитель. Это три. Идёт война. Я не хочу остаться в стороне. Я буду помогать тебе, чем смогу. Это четыре. И если, ой, мамочки, страшно даже представить, рожу тебе девять детей, то ты станешь опять нормальным. Останется ещё много лет правильной жизни друг с другом. Это пять. Только на счёт стольких детей… Я не уверена: смогу ли? Где - я, а где - девять детей? Тут я просто тебе верю.
        - Принято. Давай пойдём домой, родители уже должны ждать. Про детей я тебе другой раз расскажу.
        Пришли пешком домой. «Здоровается с папой и мамой, имя-отчество обоих знает. Это может ни о чём не говорить… Но скорее всего, нет - точно, я ему верю, он и знает их…»
        - Тётя Надя, Валентин Андреевич. Вам предстоит переезд в Киев.
        - Как это? Почему?
        - Потому что родители моей жены должны жить рядом. И вы, дядя Валя, мне очень нужны на посту второго министра. Будете курировать строительство и смежные отрасли. Нам очень много предстоит строить. А другого такого специалиста по сложным проектам мне не найти. Мне Лена рассказывала, что вы Байконур строили.
        - Александр, это вы так шутите?
        - Ну, Ленка, ну тихоня! Когда успела? Признавайся? Я ничего не заметила. На секции, что ли? Ага, вы же, Александр, ракетчик? Вы в нашем, днепропетровском ракетном училище учились?
        - Не угадали, тётя Надя. Всё иначе, но это не важно. Вы ужин приготовили? Ватрушки пахнут, мои любимые…
        - Всё готово, я в зале накрыла большой стол, все там.
        - Правильно, молодец мама. Ой, что я говорю, тётя Надя, вы - молодец. Помыла? Идите все в зал, я тоже схожу, руки помою.
        - Доча, Леночка, почему ты нам ничего не рассказывала?
        - О чем, па?
        - Ну как же: об Александре, о свадьбе.
        - Это и для меня неожиданно.
        - Он тебе нравится?
        - Да ма, нравится.
        - Вот и хорошо, а я, признаться, боялась. С твоим характером…
        - Ма, ну, ма, перестань…
        - Александр, присаживайтесь вот сюда. Что будем пить? У меня есть….
        - Не-не-не. Пить спиртное не будем. Вы можете тяпнуть стопарик, я поддержу компанию маминым, в смысле тёти Надиным компотом. Мне ещё много дел сегодня предстоит. Пить не буду.

* * *
        - Дядя Валя, хочу сделать официальное предложение. Вам. Если точнее, то практически приказ, а не предложение. Родина нуждается в ваших услугах. Вас ждёт пост второго министра. Да-да, я не шутил. Будете отвечать за строительство, дороги, и новую программу строительства подземных коммуникаций. Зарплата: 1000 рублей. Пенсия сохраняется в полном объёме. Служебная трёхкомнатная квартира в Киеве. Эту сдавать не надо, можете Виолетте оставить. Служебная «Волга» с водителем. Лена, в Киеве тоже есть секция киукушинкай каратэ. Вроде, неплохая. Врать не буду - не проверял. Если согласишься - перейдёшь на русский стиль.
        - Я знаю, хорошая, мои учителя говорили. Может и перейду. А ты сам меня не потренируешь? А вообще, я уже два года на каратэ хожу, несколько раз заменяла учителя у малышей. Могу, если что, сама вести занятия в младших группах. Если ты договоришься.
        - Посмотрим.
        - Дети, о чём вы говорите? Александр, вы уверены, что я справлюсь? Откуда вы знаете мою квалификацию?
        - Мне сейчас неудобно отвечать на эти вопросы. Примите пока на веру: я вас знаю очень хорошо, ваши деловые качества - в том числе. Вы справитесь.
        - А нас через неделю, когда вас скинут, не расстреляют, как пособников?
        - Типун вам, дядя Валя, на язык. Я сам кого хошь, расстреляю. Нас не скинут.
        Противно зазвонил спутниковый телефон.
        - Да. Всё готово, говоришь? Дезертиров нет? А дезертирок? Отлично. Сообразите им перекус, я постараюсь быстро закруглиться. У меня несколько затянулось. Примерный срок прибытия: час-полтора. Отбой.
        - Извините, срочный звонок. На чём мы остановились?
        - Я спросил, не расстреляют ли нас и не скинут ли вас. Не обижайтесь, Александр, это я так, для порядка спросил. Перестраховываюсь. Надя?
        - А мне - всё равно. Киев - так Киев.
        - Мы согласны, Александр.
        - Вот и здорово. Время не ждёт. Сейчас всего лишь девять часов. Дядя Валя, найдите все документы. На всех: Лену, вас обоих. Паспорта, трудовые. Немного вещей. Одежду на этот сезон, зубные щётки. Можно и ничего не брать. Лена, собери любимые книжки, кимоно.
        - Как!? Сегодня?! Сейчас?! Так сразу? Саня, я так не могу. У меня консервация, вдруг, что-нибудь забуду. Мы с отцом соберёмся спокойно и приедем позже, через пару дней.
        - Нет, не годится. Тётя Надя, дядя Валя мне нужен срочно. А консервацию Витке оставьте. Вы не будете голодать в Киеве. Обещаю. У вас десять минут на сборы главного. В аэропорту нас самолёт ждёт.
        - Аллё, Паша, давай машину под дом моей жены. Ой, простите, тётя Надя, невесты.
        Через пятнадцать минут у окон стояла «Волга».
        - Тётя Надя собирайте вещи и выходите. Лена, бери пару сумок и дуй в машину.
        - Александр, так это что - серьёзно? Я всё ещё не могу принять. Всё так быстро, нереально как-то.
        - Всё по-настоящему. А вы думали, что я шучу? Поздно, закомпассировано.
        - Может быть хотя бы завтра утром? Зачем на ночь-то?
        - Нет времени. Мне желательно быть в Киеве. Да и вас ждёт новое место работы. Бывшие партвыдвиженцы мне не внушают доверия.
        - У меня костюма хорошего нет.
        - Там пошьем. Мама… э-э, тётя Надя, бросьте посуду, Вита помоет. Пора ехать.
        - А я смогу принимать решения по кадровым вопросам?
        - В полной мере.
        - Я бы хотел взять с собой пару друзей.
        - Петренко не разрешаю.
        - А… А откуда вы знаете? Ладно, допустим. Он действительно спился из-за карьеры. А…
        - А Филиппова - берите.
        - Валя, закрой рот, муха залетит, вишь, нашему зятю разведка всё донесла.
        - Ма, не разведка, это… Пусть будет: я рассказала. Саня, а как же мой институт?
        - Ерунда, оформим всё дистанционно. Короче, берём вещи и идём к машине.

* * *
        Какой-то пьяный угар. Так не бывает. Самое спокойное утро. У меня в институте начались занятия. Обычная работа, обычные студенты… А потом налетел ураган по имени Саня. Раз - и мы уже на аэродроме. Большой самолёт. Возле него стоит толпа молодых парней и девушек. Девушек значительно больше. Есть и очень симпатичные. А Саня убежал к ним, о чём-то говорит, машет руками, они смеются. Ещё сегодня в обед и не верила в его существование, а уже ревную. Нет, не ревную, просто боюсь потерять. Я ему нужна. Он больше не найдёт такой другой. Знаки судьбы и силы - всё за нас. Не зря же он мне снился. Так не бывает. Все заходят по трапу в самолёт, Саня призывно машет рукой и что-то кричит. Бежит навстречу.
        - Самолёт подан, ждём. Быстрее, пожалуйста, а? Не понял, Лена, чего слёзы текут? Детство провожаешь? Не плачь девчонка, пройдут дожди…
        - Скажите, Александр, а у вас всегда так?..
        - …
        - Ну, так… Я имею в виду: быстро, решительно, победа.
        - Нет. За свою жизнь я набил много шишек, получил по морде, упустил шансов, проиграл важное. Очень хочется получить этих потерь поменьше в дальнейшем, поэтому так спешу. Пойдёмте, дядя Валя, наши женщины уже в салоне. Можем в самолёте поговорить, у нас будет ещё целый час.
        - Это хорошо, что они в самолёте. Скажите честно: кто вам нужен, я или Лена? И почему?
        - Не поверите. Вы нужны оба. А на второй вопрос я пока ответить не могу. Это действительно тайна. Можно сказать, государственная. Но тут нет ничего плохого для вас, поверьте. Лена всё знает, но вам пока не скажет.

* * *
        «Через два часа мы уже были в новой киевской квартире. Трехкомнатной, на втором этаже. Идеал. Сказка. Внутри уже была хорошая мебель, цветной телевизор, холодильник, стиральная машинка, ещё куча всего. Постельное белье - и то было! Коммунизм. Хотя - нет, не коммунизм. Военные коммунистов по столбам развешали. Что-то другое. Сказка какая-то. Хотя… Значительно важнее другое: я нашла путь. Ура!!»
        - Знаешь, Надюша, наш Александр очень необычный человек. Улыбается, рассказывает что-то, молчит - а в глазах… Даже слова подобрать не могу. Ты не заметила?
        - Не издевайся, Валя, что я могу заметить? С моими-то глазами. Немного играл, хвост перед нашей Ленкой распускал. Что он в ней нашёл?
        - Ну, ма! Па! Перестаньте.
        - Ха-ха-ха! Какая ты ещё маленькая!
        - Давайте спать.

2.09.91. Кабмин.
        - Я вас собрал для представления новых кадров. Эти милые девушки будут стажироваться на ваши министерские посты. Не позднее чем через месяц, они должны мочь вас заменить. Вы, если хорошо себя проявите, если стажерки не будут возражать, вы останетесь на своих должностях, а они будут заместителями с функциями инспекторов. Причины две: вы из старой советской команды, я вам не доверяю, считаю излишне зашоренными; вы прошли фильтры КПСС, что тоже вас характеризует не с лучшей стороны. С сегодняшнего дня вы переходите на 12-ти-часовой рабочий день, стажерки - тоже. Настоятельно советую сотрудничать. Столбов у нас много. Если молодёжь мне не сможет ответить на какой-либо вопрос - висеть за саботаж будете именно вы, так сказать, учителя.
        Текущие задачи:
        1. Вводим повсеместно хозрасчёт на бригадном уровне, КТУ, в смысле коэффициент трудового участия, назначает бригадир в присутствии всей бригады. Аналогично для бригад - начальник участка, цеха, в присутствии бригадиров. На цеховом уровне - директор завода, в присутствии начальников цехов. Продумайте два вопроса по этой теме: куда девать плохих работников, кем и как их заменять, чем стимулировать. Советую разработать таблицу наказаний в зависимости от степени разгильдяйства. Например: выпивка на рабочем месте не повлекшая потерь - три дня химии и минус три дня зарплаты. Повторно в течение месяца - удваиваем. Повлекло последствий на сумму 1000 рублей - высчитываем на 2000 за три года, плюс та же химия. Повлекло человеческие жертвы: ответственность, вплоть до уголовной. Недонесение свидетелей, сокрытие начальниками - приравнивается к соучастию и наказывается половинными наказаниями. Как-то так. Но это я для примера. Короче, думайте.
        2. Вторая задача: вводим замещение хозяйственных связей, которые относятся ко второму этапу. Планируем постройку или переориентацию производств, считаем ресурсы и после моего одобрения - делаем.
        3. Компьютеризация. Тут несколько направлений. Копируем западное, разбираемся и производим аналоги. Строим заводы по производству электронных компонентов. С чистым воздухом, фильтрами, кондиционерами, роботизированными техпроцессами. Чтобы тётя Дуся не лапала подложки микросхем рыбными руками, а дядя Вася не трусил перхоть в сверхчистый расплав. В школах вводим изучение информатики. Причём, по-серьёзному. Продумать курсы для обучения преподавателей информатики. Даю идею: на математику ставить учителей-пенсионеров, а текущих математичек, из числа молодых, дообучить быстренько. Чтобы с первого октября, кровь из носу, но хоть бейсик детям уже читали. Бывшим историкам, опять же, помоложе, предложите. В этом году историю читать не будете. Вообще. Пока не напишут учебники для всех классов - перебедуют один годик без истории. По ВУЗам: во всех технических добавить кафедры программирования. Ставить на преподавательские должности вот таких студентов и студенток, которые перед вами. Мало читать математики, много языков и практики. Из математики, обязательной является только дискретка. Давать метод слепой
печати для компьютерных клавиатур. Сначала пусть мучают расчерченные листы бумаги, потом печатные машинки. Наладить выпуск мониторов и клавиатур в Виннице, забыл на каком заводе, точно знаю, что есть профильный. Продумать по учебникам. Предлагать студентам на филфаках с кафедр украинского и белорусского языков, истории, переходить на программистов без экзаменов. Зачислять хоть всех, абы хотели. Сколько выйдет научить - столько и будет. Хоть в три смены их учите. Применительно к максимизации использования компьютеров: провести перепись машин, с указанием занятости. Постараться организовать их круглосуточное использование. Я не шучу. Практикумов у студентов должно быть много. Соответственно перспективным потребностям, расширить наборы на радиоэлектронные специальности. Все вопросы по компьютеризации, автоматизации, радиоэлектронике и роботизации будет курировать Александр Рокотов в ранге второго министра. В пределах указанных направлений, ему переводятся в подчинение все соответствующие министры, заводы, газеты, пароходы. Прошу любить и жаловать. А это второй ваш новый начальник: Моргунов Владимир
Владимирович, назначается вторым министром по машиностроению и новым технологиям. Опять же таки, ему подчиняются все министры и заводы по данной тематике. Эти люди сами определят границы своих владений. Если где-то, не дай бог, их интересы пересекутся: докладывайте им обоим о ситуации, или мне. Первым министром в ранге стажера заступает Лариса Малышева. Вторые министры ей подчиняются только в организационно-административном порядке. В сферу их задач она не вмешивается. В дальнейшем, я вам найду второго министра по идеологии, но пока его нет. Не успеваю найти и вытащить. По этим вопросам будете мучить меня. Обычные министры переименовываются в третьих министров. Вторым министром по безопасности назначается генерал-майор Юревич. Он имеет право приказывать всем остальным по своей линии. Вторым министром обороны назначается генерал-майор Емец. В его ведение переходят все вооруженные силы, включая флот, оборонные предприятия и предприятия двойной ориентации в соответствующей части, военные училища и прочее.
        4. Жилье. Это наше всё. Перекрыть текущие потребности и создать задел во всех городах крупнее ста тысяч. У нас скоро будет много эмигрантов. Их нужно будет обеспечивать приоритетно.
        5. Дороги. Постепенно заменяем все дороги на улучшенный стандарт: с железобетонной подложкой. Хватит латать тришкин кафтан.
        6. Несколько позже будет развёрнута обширная программа строительства подземных коммуникаций.
        Последние три направления будет курировать второй министр: Сладов Валентин Андреевич, прошу любить и жаловать.
        7. Классическая наука перестает финансироваться. Остаётся только прикладная. Но и той можно заниматься с уклоном в инженерию. Голое исследование каких-либо эффектов запрещено, не будет финансироваться, более того: будет наказываться. От всех лабораторий, кафедр, НИИ нужна отдача народу.
        8. По высшему образованию. Уменьшить число часов теоретических дисциплин. К примеру: не давать столько теорем с доказательствами прикладникам; не начитывать высшую математику в таком объёме механикам, не читать историю английской литературы филологам. Все образовательные курсы завершать за три года, а не пять. Кто за три года не научился - тот не только за пять, но и за всю жизнь не станет специалистом. Включите обратную связь: советуйтесь с предприятиями, куда идут специалисты, там вам и подскажут: что - урезать, а чего - добавить. Берите больше преподавателей с производств, перестаньте писать туфтовые диссертации. Доплаты и выплаты за них отменяются.
        9. По школам. Добавить максимальное число практических занятий. Создать из предмета «труды» нечто большее. К концу десятого класса мальчик должен уметь разобрать, отремонтировать, собрать: автомобиль, телевизор, часы, мебель - всё, что нас окружает. Пусть и не весь спектр поломок. Девочка должна уметь готовить все типичные блюда, обладать медицинскими навыками уровня медсестры: им семьи кормить, детей лечить.
        10. По медицине. Начать и кончить: создавать полноценную фармацевтическую промышленность аллопатического направления. Развить, считай с нуля, гомеопатию. Возродить народные методы, в том числе травничество. По срокам доложите сами, после проработки вопросов. Но не рассчитывайте на пятилетку, времени нет.
        11. Относится ко всем. Везде, где нужно и возможно, вместо строгого обеда ввести плавающий. А то, вечно, придёшь - обед, майся дурью, жди час. То же самое относится к выходным для критичных учреждений. Постараться обеспечить дежурных специалистов на выходные, особенно для больниц.
        Пока - всё, все свободны.

* * *
        - Саша, а ты не слишком… э-э, смело поставил стажерами молодых девчонок и пацанов? Они, конечно, ровесники твоего тела, но реально…
        - Мне ясны ваши сомнения, Александр Николаевич. Соображения такие: этих, отобранных, я знаю; на технарей идут не карьеристы и не приспособленцы; молодость имеет и плюсы: незашоренность и большую исполнительность. А то, что им труднее будет давить директоров и других подчинённых… А мы с тобой на что? Один звонок с предупреждением - и директор станет шёлковым.
        - А кто эти остальные трое?
        - Рокотов - талантливый фанатик автоматизации, Моргунов - талантливый изобретатель; их я знаю по работе на ЗАЗ-е. Сладов - очень хороший инженер-строитель, Байконур строил, например. Вдобавок, мой будущий тесть.
        - Да-а?!
        - Ага. Он - отец моей жены в той жизни, надеюсь - и в этой.
        - Решил ничего не менять?
        - Александр Николаевич, я же вам говорил, а вы всё не верите: я - типичный консерватор, не люблю ничего менять, достаточно ленив. А то, что пришлось надеть личину диктатора, прогрессора, революционера - жизнь заставила. У меня была хорошая семья, дети, жена. Лучшее - враг хорошего. Этот афоризм можно считать моим девизом.
        - На свадьбу позови, консерватор. Ххэ!
        - Обязательно. Всех наших позову.
        Октябрь 91-го, Парк, «Певчее поле», контрольное свидание с Леной.
        Маму Саня подлечил, точнее: поколдовал, сказал, что через время зрение станет лучше. Папа ездит в профилакторий, оздоравливается. Саня заставил. Действительно, папе дали служебную «Волгу». И нам с мамой - тоже. Одну на двоих. Учебную. С водителем. Водитель сидит справа, я - слева, за рулём. Правила выучила быстро, а вот с практической ездой - трудно. Веду секцию малышни; езжу туда на «Волге» с черепашьей скоростью. Приходится выезжать за час до времени. Но прогресс уже есть. По крайней мере, Паша, мой наставник и ангел-хранитель, говорит, что делаю успехи. Буквально: два раза ездили с Саней в парк. Он предпочитает там устраивать свидания. Я его спросила, решила позлить, насчёт ресторана. Он так посмотрел - как на ребёнка, который попросил достать Луну. Ответил: «Мы не любим рестораны». Понимай, как знаешь: то ли мы, Александр четвёртый, то ли мы: я и он. Есть в нём какая-то загадка. Вот, вроде, вот он, весь на ладони, простой, как три копейки. Нет! Каждый раз умудряется чем-то удивить. Целовались. Нравится. Опыт у меня невеликий: раз-два и обчёлся. Но, на мой взгляд, Саня лучше тех, других. О
будущем рассказывает неохотно, но я его заставляю. Страшно. Нет, не так. Удручает. Но не страшно. Мы с Саней справимся, преодолеем всё и справимся. Потом, после свидания, Саня отвозит меня домой, можно сказать, провожает. Заходит на чай, беседует с мамой. Называет её по-прежнему тётей Надей, как в самом начале. Это не обидно, в его устах звучит совершенно естественно. Папу называет то: дядей Валей, то: Валентином Андреевичем. К его визиту мама печёт ватрушки. Они у неё действительно очень вкусные. Сдобное тесто - её конёк. Но как она узнаёт, что он зайдёт на чай? Ладно, ерунда. За полтора месяца - всего два свидания. Мало. Хочется больше. Папа как-то обмолвился, что Саня пашет, как вол. Оно и понятно: новое государство нужно с нуля организовывать. Хоть я в этом ничего не понимаю, но понимаю, что не просто. По совету Сани, пошла учиться в техникум на оператора ЭВМ. Раз уже работала по этой специальности, можно и продолжить. Подучусь немного, чтобы не только загрузить, выгрузить, дверь закрыть.
        - Саня, расскажи о детях, нас с тобой, семье, отношениях. Только подробнее.
        - Могу. Только учти - не всегда было весело. Особенно в последние годы. Настроение могу тебе испортить. Рассказывать?
        - Когда-нибудь всё равно надо. Рассказывай.
        Я узнала всё: историю мира, своей страны, семьи. Дети наши оставались живы, когда Саня погиб. А вот пятеро внуков, из 16-ти, умерли от разных причин. И это очень хороший результат! Если бы Саня не обустроил наш район в Запорожье, если бы люди разбежались, а не организовали совместное выживание - смертей было бы больше. Сын уехал к тёте Вере на Амур, в гости. Это было уже в феодализме, но перед атомной войной и ядерной зимой. С тех пор вестей от него не было. Но мы считали его живым. Рассказал Саня и о Яви с Навью, о душах предков, о миссии. И о жертве, которую пришлось принести, чтобы оставить память. Описал подробно метод возврата души. Девять детей! Нет, сколько не думаю - представить не могу. Не мог волхв более простой способ придумать!? Волхв Светозар сказал, что каждый ребёнок будет давать Сане примерно одну девятую часть души. Там сложнее, но это непринципиально. Короче, теоретически, через девятерых детей, у Сани душа может восстановиться. Только неизвестно: будет этот процесс постепенным или всё произойдёт скачком, после родов девятого ребёнка. А позвонить Светозару нельзя! Есть и ещё одна
сложность. Скорее всего, Сане нужно будет иметь несколько жён. Минимум три. Это крайне желательно для продвижения ведического общества. Неприятно, мягко говоря. С другой стороны, мне будет меньше рожать. Это далеко.
        - Значит, надежда есть? Сохранить нас, людей, планету?
        - Есть Лена. Но ты пойми, это пока только планы. Любой план хорош до первого столкновения с противником. А потом - как получится. Поехали, домой тебя отвезу.
        «Чего я плачу? Представляла детей. Саня очень красочно их описал. Стоят перед глазами, как живые. Это не важно. Дети будут другие. И яйцеклетки не те, и сперматозоиды. Мамочки, откуда столько слёз берётся?! А-а-а! Как было бы здорово, если бы это была дурацкая шутка, розыгрыш Сани. Но, даже шанса нет, себя обмануть. Как всё печально, как плохо. А-а-а! Надо взять себя в руки. Я - воин. Безупречный. А-а-а!»
        - Александр, что случилось?
        - Лена, вы поссорились?
        - Всё нормально, дядя Валя. Просто Лене грустно. Не трогайте её пока. До дня рождения.
        - Нет, вы объясните.
        - Па, ма, правда, не трогайте меня. До свидания, Саня. Поцелуешь меня?
        «Сволочи американские! Что им от нас надо? Жить спокойно не дают. Я родила пятерых детей, имела шестнадцать внуков. Этих тоже, наверно, доводилось нянчить. У Сани не спросила. Да нет, теперь отлично представляю: изысканная, гордая нервотреп - Маша; вечный ребёнок, веселушка, отличный друг - Оля; великая умница, дочь своего отца, возможно, именно она встала на его место после гибели - Ира, богатырка наша; несгибаемая но женственная Аня; сын… А-а-а! А ему каково? Для меня - картинка, а для него - жизнь. Пятьдесят лет были вместе. Страшно представить».

22.10.91 г. Перед «Большим взрывом». Заседание рабочей группы.
        - Мне нравится. Так и надо. Двумя руками «за».
        - Толя с тобой давно всё ясно. Ты - подорванный. А вот мне, например, ещё баб пышных потискать охота, а не в ледяном чуме жить, если янкесы жахнут ответку.
        - Я не боюсь, и о потерях не переживаю, но привык всё планировать. Тут ребята правы, Саша, мы решаем частные, тактические вопросы, а по генеральной линии партии ты с нами не советуешься, решаешь всё сам. Я не покушаюсь на власть - и так её выше головы нагрузил, тоже ты, кстати. Но чувствую себя неуютно, ведомым каким-то.
        - Ладно, команда, вас понял. Вы - люди своей эпохи, кое-какие пласты знаний были вам недоступны. А я насмотрелся на политику амеров досхочу. И позднее стали известны многие факты, не освещавшиеся ни ими, ни нами. У них есть определённый образ действий. Наши враги - не США, не американцы, даже не англичане. Следующий уровень: владельцы печатной машинки, выросшие из банкиров. Детский мультик «Дюймовочка» видели? Есть там такие персонажи: кроты. Вот эти ребята очень похожи по психологии. Они всё считают, пытаются получить власть над миром самым экономным способом. Им даже бомбу лишнюю жалко кинуть. Только если потом можно заработать больше и взять власти больше. Они не слишком торопливы. В большинстве случаев такая вдумчивость и холоднокровие идёт в плюс. Но бывают ситуации, когда это вредит, будет проигрышной стратегией.
        - Разжёвывай лучше, раз ты опытнее.
        - Хорошо. Тупой пример: на боксёрском ринге этот способ действий совсем не годится. Чуть ближе к реалиям: штаб у Сталина зимой 41-го. Если бы он высчитывал оптимальное количество солдат туда, солдат сюда - нас бы не было, уничтожили немцы, как неполноценную расу.
        - Так вот зачем ты замотал мой штаб, как зимой 41-го?
        - Га-га-га!
        - Как это ни смешно, но, правда. Англосаксы занимаются косвенным управлением уже несколько столетий. На их счету несколько наших, русских монархов. Три - с 95 %-й вероятностью, и ещё штуки три - с 60-70-процентной. Но дела плаща и кинжала являются медленным оружием. Пока внедришь, пока дашь команду… А вы все - люди, вас можно убить. Любую охрану можно преодолеть. Труднее или легче, но можно.
        - А семьи наши ещё уязвимее…
        - Правильно, Кира. Как может выиграть третьеразрядник у чемпиона мира?
        - Как Остап Бендер.
        - Га-га-га.
        - Да, но есть и не столь тривиальный вариант. В шахматах есть такой вид турниров: блиц. Пять минут, кажется, на все хода. Думать нужно очень быстро, преимущество обычного гроссмейстера почти нивелируется.
        - Точно! Вот ты и гонишь лошадей. Лихо придумал. У них: ЦРУ, ФБР, ещё какие-то службы, планы, деньги. А тут мы с шашкой наголо: жик-жик - и в дамках. Они ГКЧП готовят, а ты уже крейсера угнал, ворюга! Га-га-га! Они разбираются: откуда мы взялись? А мы уже Прибалтику под контроль взяли. Они планируют вторжение, а у нас уже фугас из 238-го урана доделывается. Играем в блиц!
        - Эт самое, но я не понял, почему ты уверен, что они не ответят ракетным ударом?
        - Идём дальше. Боксёр привык бить морду. Он может, теоретически, пригрозить должнику подать в суд. Но 99 % боксёров начнут хватать за грудки и бить морду.
        - Га-га-га! Это точно.
        - Наоборот, адвокат будет, скорее всего, грозить судом, чем махать кулаками. Банкиры, привыкли давить экономикой, грозить большой дубиной: авианосцами и ядрёной бомбой. Один раз они её показали реально, а дальше только пугают. Кто зассал - саечка. Врубились, генералы? Иногда мелочь могут потоптать: Панаму, Ливию, и тому подобные страны. Корею - не взяли. Даже Вьетнам не одолели. Военная теория вешалась! Преимущество в воздухе, на воде, на суше, техническое преимущество - и нет победы! Вот теперь и подумайте: куда делись 600 тысяч французов? Половину, бесспорно, русская армия перемолола. А остальных - крестьяне дубьём побили: за еду, которую французы забрали, да за сапоги дорогие. У нас будет партизанская стратегия. Это раз. Мы не будем их бояться. Это два. Даже в моей истории ядерным оружием дрались страны второго-третьего эшелонов. Но не США! Это три. Представьте двух драчунов в школе. Подрались, получили примерно ничью. Потом живут, скрипя зубами. Но, ни один не стремится ввязаться в драку. Это и есть модельная ситуация нашего противостояния. Нужно пройти по тонкой грани. Слева страх полного
уничтожения, справа - тактические потери, противостояния, интересы. Враги не должны терять много и быстро, чтобы не решиться в отчаянии пойти на ничью: «Так не будет ни вам, ни нам. Где эта красная кнопка?» Но и расслабиться им дать нельзя. Нужно отыгрывать пешку за пешкой, фигуру за фигурой, угрожая нашей ядерной дубиной. Это второй элемент стратегии.
        - Эт самое, Александр, а про английскую разведку ты зачем говорить начал?
        - Да, забыл. Это третий элемент нашей стратегии. Глупо пытаться переиграть противника, там, где он силён. Русских никогда не могли победить в открытом бою. Всегда побеждали подлостью. Византия откупалась, за золото подкупала кочевников, чтоб на нас напали. Англы революции и перевороты нам устраивали, поляков, японцев, немцев натравливали. А сами они - вояки не очень. Поэтому не обижайся, Толя, но твоё поле боя очень важное, но главным будет силовое противостояние. Лучше мы попытаемся победить. В плохом случае: не позорно сложить голову в бою… В неправильном варианте нас порвут пролетарии за водку и колбасу, продадут Родину за эти водку и колбасу, упьются и замерзнут в сугробе.
        - Убедил, чёрт красноречивый. Но учти, ещё один такой месяц - и тебе придётся искать второго Емца.
        - Га-га-га!
        - Фигня, будет скоро повод расслабиться - я женюсь.
        - Это правильно!
        - А я бы на твоем месте ещё погулял.
        - А не пошёл бы ты, Серега… Пацана с пути истинного сбиваешь.
        - Но до свадьбы, Николаич, тебе ещё месячишко нужно потерпеть.
        - Га-га-га!

24.10.91 г. Большой взрыв. Бильдербергский клуб.
        - Это возмутительно!
        - Немыслимо!
        - Нужно что-то делать!
        - Это угроза нашему существованию!
        - Господа, успокойтесь! Эмоции делу не помогут. Предлагаю заслушать экспертов, потом поделимся мыслями. Докладывайте.
        - В соответствии с принятым решением от 15-го числа, наш смешанный англо-американский отряд кораблей в составе двух авианосцев и прочей мелочи шёл для реализации силовой операции в Прибалтике. При проходе из Скагеррака в Каттегат произошёл ядерный взрыв огромной мощности. Полностью уничтожен весь отряд кораблей. Взрыв породил цунами. Уничтожена половина Норвегии, части Швеции, Дании, Нидерландов. Большой ущерб понесла территория Великой Британии. Есть некоторые потери у других европейских стран. Нас обвиняют в неосторожном обращении с боеприпасами. СССР поднял вопрос о лишении США статуса ядерной державы.
        - Это же смешно? Как они себе это представляют?
        - Вопрос не в этом. Просто шумят, «волну гонят», хороший пиар. Мы действуем на упреждение: уже обвинили их в этом взрыве. У нас - большинство СМИ, но в ООН мнения разделились. Большинство стран под нашим контролем, но дипломатический шум колоссальный. Наши вассалы в Европе высказывают мнение, что, несмотря на массовую «промывку мозгов», мнение обывателей возлагает вину на нас. Типичная логика рассуждений обывателей: «Даже если эту бомбу взорвали русские, то они только защищались. Зачем эта армада шла в Балтийское море?» С формальной стороны доказать ничего нельзя, по крайней мере, быстро. Мы приготовили фильмы с признаниями бывших граждан СССР об участии в этом взрыве. Пока не вбрасываем эту фальшивку. Решать вам, владыки.
        - А что с фактическим расследованием?
        - Было одно подозрительное судно. Под эстонским флагом. Оно затонуло за сутки до прохода нашего флота. Мы даже предположить не могли такой наглости русских. Команду спас катер, «удачно» проходивший мимо. Этот катер уже в Риге. Быстроходный прогулочный катер, недавно купленный у финнов. Наши оперативные возможности в Риге, как и во всей Прибалтике, понесли значительный урон. На данный момент ничего выяснить не получается.
        - Запускайте фальшивку.
        - Это ещё не всё. Русские нас в каком-то смысле упредили. Они успели состряпать фильм, порочащий наши ядерные силы и военнослужащих. Рассказы о наркоманах за ядерным пультом, пьяницах, обслуживающих технику и вооружение, пьяницах адмиралах и генералах. Всё слеплено на скорую руку, сильно уступает голливудскому качеству, но своей цели достигает.
        - Их фильм - фальшивка?
        - Пятьдесят на пятьдесят.
        - У нас что, действительно пьяницы и наркоманы управляются с ядерным оружием?!
        - Есть такие случаи.
        - Почему раньше не докладывали?
        - Не было запроса.
        - Теперь есть, исследуйте и доложите!
        - Да, господин!
        - Продолжайте доклад.
        - Это почти всё. Даже если мы вбросим в СМИ нашу фальшивку, получим паритет. Ситуация отвратительная.
        - Ну? Продолжайте, что вы молчите?
        - Больше мне по теме доложить нечего.
        - Мы вас поставили думать и действовать, а не руками разводить.
        - Что вы прикажете, то мы и будем делать. И думать тоже будем о том, о чём прикажете. Вы должны определиться по дальнейшей стратегии. Или вы прикажете собрать в поход на Прибалтику ещё один флот, продолжить исполнение силовой операции?
        - А что по финансам?
        - Этот взрыв, цунами нанесли огромный ущерб Европе, конкурентам нашей промышленности. Акции американских корпораций пошли вверх.
        - Отлично. Не нужно. Не нужно посылать флот. Они могут таким способом утопить десять флотов. Считаю, что «ракетчики» таким способом дали нам понять о новых правилах игры. Если быть честным перед самим собой, то они это дали нам понять раньше: в турецких проливах, в Румынии и Прибалтике. Мы не прислушались. Сами виноваты.
        - Согласен. Предлагаю ускорить, сколь возможно, мусульманский вариант. Ответим той же монетой. И полное эмбарго, режим максимального неблагоприятствования в торговле: давить на все страны. Пусть подавятся этой Балтикой. Им некуда будет плыть оттуда. Нечего возить по этому морю.
        - Голосуем.
        - Принято.

1.11.91 г. Курдское начало.
        - Серго, Карапет, вы молодцы, хорошо поработали. Дальше. Вы отдохнули, отдохнули ваши люди. Пришло время нам, вашим русским братьям, отдать вам долг. Ваши обширные земли принадлежат врагам армянского народа - туркам. Турки многочисленны, у них большая, вооруженная современным оружием армия. Как их победить маленькому гордому армянскому народу?
        - Сань, ти умный, сам кажи. Ми будем слюшать.
        - Как в Прибалтике или Румынии номер не пройдёт. Придётся действовать хитростью. Готовы ли вы для достижения цели немного схитрить? А, Карапет?
        - Да. Толка Карапет не очень хитрый.
        - Да, Сань, кажи сам, не мужай нас.
        - Ладно. Смотрите. В состав Турции входит кусок Курдистана. Большой кусок. Курдов значительно больше, чем армян. Но они устали от войны и последнее время не проводят никаких операций. Их нужно разбудить ото сна. Понятно? Вы будете убивать турков на курдской территории, чтобы спровоцировать репрессии. А курдов будете убивать для провокаций, только по необходимости, чтобы избежать разоблачения. Переоденетесь в форму турецкой армии и - вперёд, убивать курдских женщин и детей. А мужчины пусть мстят туркам. Учтите: разоблачить вас не должны ни в коем случае. Если для конспирации нужно будет съесть живого младенца - ешьте, вырезать село - вырезайте. Понятно? Вторая попутная задача: диверсии. Взрывы мостов, заводов, бензозаправок, водопроводов. Чем больше хаоса - тем лучше.
        - И что будеть далшэ, Сань?
        - Посмотрим. Если курды проснутся и начнут воевать против турков, можно будет в определённый момент ударить с севера и отобрать армянские земли, гору Арарат и озеро Ван. Мне от вас с Карапетом нужна агитация. Поговорите с вашими людьми, объясните идею. Уговаривайте, убеждайте другими методами. Мне нужно знать: «да» или «нет».
        - Сань, «да». Толка «да». Ми лючже не придумаим. Ми убедим земляков. У нас сильный дух. Никто не убит. Толка раненые били. Чуть. Ми висе гатовы. Карапет, чито мальчишь?
        - Да, Сань. Я - как Серго. Маи луди - тваи луди. Ти наш другь - ми твой другь.
        - Готовьтесь. Лечите своих раненых. Через неделю - начнём заброску.
        ===== 3.11.91 г. Ельцин в Киеве.
        - Здоровья вам, Борис Николаевич. Рад, вас видеть. Присаживайтесь, рассказывайте о житье-бытье, о проблемах России и ваших личных.
        - Не нужно, панимаиш, паясничать. Вапрос очень серьёзный. Вы украли у нас Краснодар, Ростов, Калмыкию, Ставрополь - мы молчали. Вы, таксскаать, отрезали нас от Кавказа. Мы молчали. Вы душили, панимаиш, свободу, демократию и либеральные ценности в Прибалтике. Мы молчали. Но Калининград - эта уж слишком! Ну, што за дело?
        - Я всё объясню, как есть объясню. Дело в том, Борис Николаевич, что там восторжествовала демократия. Люди организовались сами, провели демократический референдум. В соответствии с принципом свободы, они проголосовали за сохранение социалистической ориентации и присоединение к остаткам Советского Союза.
        - Но, вы, же подкупали всех! Членов комиссий, руководителей городов, районов. Всех!
        - А это нам позволила сделать либеральная модель свободной демократии.
        - Ты меня не путай! Панимаиш. У нас тоже ракеты есть. Даже больше, чем у вас. А как вы у нас корабли украли? Ну, што за дела?!
        - Боря, пошевели мизинцем левой руки.
        - Штаа?
        - Пошевели вот этим мизинцем, попробуй.
        - Не выходит. Почему? Эта… ты сделал? Как Кашпировский?
        - Умный ты мужик, Боря, жаль что сволочь.
        - Штаа?!
        - Не дергайся. У тебя ещё кое-что не будет шевелиться. Приедешь в Москву, проверишь с женой или любовницей. Но и это фигня. Главное, Боря, ты теперь пить не сможешь. Но даже если как-то зальёшь себе водки в желудок, обманешь природу, кайфа не поймаешь. Езжай домой, попробуй вылечиться, врачей, экстрасенсов привлеки. Когда борзоты уменьшится - прилетай.

11.11.91 г. Ельцин в Киеве-2.
        - Драсьсьте. Эта я.
        - Здоровья вам, Борис Николаевич.
        - Не издевайтесь, Александр Владимирович. Если б вы знали: как я устал, как я устал! А стресс, усталость снять нечем. Меня и таблетки теперь не берут. Зачем мне такая власть, деньги?
        - Лечить пробовали?
        - Пробовал - не выходит ни у кого. Ты хороший Кашпировский. Сними порчу, а?
        - Не бесплатно.
        - Што ты хочешь?
        - Во-первых, вопросы границ ты в дальнейшем не поднимаешь. Ни Калининград, ни Юг России мы тебе уже не отдадим. А Кавказ бери, если хочешь. У тебя есть морское сообщение по Каспию. Только не советую. Думаю, даже твои американские советники не посоветуют. А вот Татарстану - не давай отделяться: там нефть.
        - Не… Не нужен мне Кавказ. Пить дай.
        - Воду будешь?
        - Не издевайся.
        - Если договоримся, после переговоров налью тебе. А пока сосредоточься. Требования два: во всех крупных и областных городах России мы создаём свои консульства. Небольшие: максимум на десять сотрудников, чаще всего будет значительно меньше. У них должна быть фактическая неприкосновенность. Подчеркиваю: не юридическая, а фактическая.
        - Зачем тебе это? Што они будут делать?
        - Инженеров и учёных вытаскивать в СССР. Добровольцев. Тебя американцы заставят уничтожать заводы, КБ, НИИ. А мне эти люди пригодятся. Кое-какое оборудование и заводы целиком будем скупать. Только те, которые вы уже «положите». Подличать не стану.
        - Слушай, Корибут, а почему ты вообще, таксскаать, со мной договариваешься, выторговываешь? Вы же могли меня убить, как Мишку. Ведь могли?
        - Могли. И убить. И я мог тебя загипнотизировать. Ты нам нужен. Я не отвечу на твой вопрос честно, поэтому давай дальше. Рушить Россию и вставлять палки тебе в колеса не входит в мои планы. Правь, как хочешь. Со своей стороны, можем предложить продукты. То, чем всегда славилась Украина. Теперь наш маленький СССР будет снабжать Россию продуктами. И другие хозяйственные связи будут сохраняться какое-то время. Взамен ждём ресурсов.
        - Да, вспомнил! Вы же трубы перекрыли. Американцы требуют срочно открыть краны и продавать им нефть и газ в Европу. За доллары!
        - Боря, не выпрыгивай из штанов. Не обманывайся. Это просто бумага. Через нас я Россию грабить не дам. Это исключено. Даже перепродавать врагам не буду. Я не заинтересован на этом зарабатывать. Сильно советую протянуть трубы в Китай. Он высосет пять россий и не подавится. Дам и второй совет: не слишком выполняй советы американцев. Они тебя ещё долго не тронут, поэтому большого усердия не нужно. Советы - это именно советы, не приказы, условия или ещё что. Можешь трубу протянуть и в Европу. По дну моря. Не через СССР. Только Европа и США тебе будут бумагу давать, а Китай может дать товары.
        - А с армией как быть? Вы украли у меня не только корабли, но и ракетные поезда. Как вы это сделали?
        - Боря, ты плохой Штирлиц. Так хозяевам и передай: «Выведать не удалось». Точка. А что - по армии? У нас - наше, у вас - ваше. Можем совместно использовать станции дальнего обнаружения и военные базы в других бывших союзных республиках.
        - О! Вспомнил! Ты ещё украл ядерный чемоданчик. Только он мне не нужен. Мне другой нашли. Валялся где-то запасной, панимаиш.
        - Боря, не уходи от темы. Как тебе мои условия?
        - А что? Условия, как условия. Давишь, как и американцы. Зачем мне их деньги? Вот скажи? Зачем? Если я даже выпить не могу. Условия… Ты - не русский. Русский человек бы так с другим русским человеком поступить не смог. Это же - национальная традиция!
        - Боря! «Да» или «нет»?
        - Да! Шантажист несчастный. Наливай. Сил нет больше, так жить.
        - Подписывай бумаги и помни: бумага - ерунда. Если нарушишь договор - судиться по гаагам и страссбургам не буду. Просто все проблемы вернутся. Александр Николаевич, налейте страждущему. И закуску доставайте. Посидите тут с Борей, за жисть поговорите. Пусть сегодня сильно не набирается. И отвыкнуть мог, и обвинят потом: споили, мол, надёжу и опору, отца русской демократии.

* * *
        - Какое дерьмо! Я даже представить не могу, во что он превратит Россию. Саша, ну почему?! Почему мы его не грохнули?! Не-ет! Я помню твои объяснения: КПСС уничтожить, накормить русского завистливого человека капиталистическим дерьмом. Так, ведь, он, русский человек, идиотом после этого будет. А зачем нам идиоты?
        - Николаич, ты хотел, наверно, сказать: кретином?
        - Саша, не умничай, я старше, знач умнее.
        - Да, талант! Талант, Борис Николаевич. Споил тебя. Вот что значит партийный стаж: боевого генерала споил!
        - Это ты к чему? Тфу, ты, и, правда, ты ж старше. Ладно, замяли, для ясности.
        - Борис Николаевич, что ж вы встали? Поспали бы чуток!
        - Нет. Дела. Ты - русский человек. Теперь вижу. И Емец твой - настоящий мужик. Вы тут все молодцы. А я - дерьмо. Но - тссс. Никому не говорите. А ты знаешь, Сашок, давно такого удовольствия не получал. Ты даже не представляешь, какой это был кайф, после недельного воздержания… Что хошь проси…
        - Разведчиков подкинь. Тебе теперь разведка без надобности. А нам пригодится. Если кто захочет. А?
        - Если не забуду - дам.
        Выписки из приказов диктатора СССР от 12.11.91 г.
        «Полковнику КГБ Воличу, за проведение операции «Раннекампф» (присоединение Калининградской области через оранжевую революцию) присвоить звание Героя Советского Союза. Его и его группу, работавшую по операциям «Юрмала-91» и «Раннекампф» восстановить в доверии, их семьи вернуть в места прежнего проживания, премировать и наградить согласно списка представлений. Список прилагается».
        «Генерал-майору Юревичу Анатолию Борисовичу за проведение переговоров особой государственной важности по получению оборудования Берлинского Монетного Двора и за общее руководство операцией «Юрмала-91» приказываю: досрочно присвоить очередное воинское звание: генерал-лейтенант».
        «Генерал-майору Емцу Александру Николаевичу за планирование и подготовку множества операций периода 1990-91-го годов, в особенности за общее руководство операцией «ГКЧП-2» приказываю: досрочно присвоить внеочередное воинское звание: генерал-полковник».
        «За инициативу при проведении операции «ГКЧП-2», в-частности за помощь народам Калмыкии, Ставрополья, Абхазии, Карачаево-Черкессии, приказываю: генерал-майору Вишневецкому Сергею Владимировичу досрочно присвоить очередное воинское звание: генерал-лейтенант; генерал-майору Рубану Алексею Степановичу досрочно присвоить очередное воинское звание: генерал-лейтенант;
        «За успешное выполнение своих частей операции «ГКЧП-2»: генерал-майору Кармышову Сергею Ивановичу приказываю: досрочно присвоить очередное воинское звание: генерал-лейтенант; генерал-майору Касьяну Кириллу Геннадиевичу приказываю: досрочно присвоить очередное воинское звание: генерал-лейтенант».

22.11.91 г. Свадьба.
        Лена согласилась. Это здорово. Чувства мне не доступны, но для своей жены есть память. Она тоже безвкусная, но реальная. Игры ума - пища наша. Реально благодарен девочке. В компенсацию решил устроить свадьбу получше. Это не значит - кабак, осетровая икра вёдрами, Пугачёва в фоновом режиме - ничего такого. Пожертвовал одним днём страны: собрал почти всю нашу команду. И армейцев, и краснодарцев, чуток афганцев. Представлял каждого.
        - Это майор Петров, мы с ним вместе духов в Афгане мочили. Немного. Штук пятьдесят или сто. Всё равно приятно.
        - Очень приятно, Лена.
        - Слава.
        - Это Сергей Кармышов, командиром роты был в Стрыю, я тебе рассказывал. Он у нас не только мужчина, но и джентльмен, гроза дам. Да и мужей этих дам.
        - Га-га-га! Разрешите, представлюсь: Сергей.
        - Серёга…
        - Очень приятно, Лена.
        - Это Галина, наш психолог в Центре.
        - Милая, трудную долю ты себе выбрала. Когда будет невмоготу - звони, поговорим и как женщина с женщиной, и как психолог с психом…
        - Ха-ха-ха!
        - Галка, ваш медицинский цинизм может растоптать своими сапогами нежные ростки… ростки… чего-нибудь ростки.
        - Ха-ха-ха!
        - Это Бочкин Александр Александрович, очень серьёзный человек, создатель боевой системы. Наш лучший рукопашник. Если надоест малышню каратэ мучить - иди в его киевский филиал.
        - Не слушайте его, Лена. Лучший рукопашник у нас именно Александр Владимирович.
        - Не, неправда ваша. Я не считаюсь. Мне подарили. Это почти не моё. А вы честно, своим потом и кровью, по крупице, год за годом…
        - Это Дима Погорелин, тоже воин-афганец. Учился в Центре у Александра Александровича, помогал делать переворот, посвящённый, член команды.
        - Саша, заканчивай обход. Пора за стол садиться. Кишки военный марш играют, слюна в сапоги стекает.
        - Извините гости дорогие, друзья-товарищи. Увлёкся. Давайте начинать. Нагло возьму слово первым. У нас сегодня несколько поводов для радости. Мы первый раз встречаемся таким составом: почти вся старшая команда в сборе. Именно наши совместные усилия и удержали русский народ за волосок от скатывания к гибели. Вы все здесь посвящённые, поэтому знаете - это не пустые слова в духе партийцев-болтунов. Во-вторых: мы победили. Это только первая маленькая промежуточная победа, но и она значима. Расслабляться нельзя, но ситуация несколько стабилизировалась. В-третьих: у Лены день рождения.
        - А-а-а!!!
        - А-а-а!!!
        - И, наконец, последнее, но самое главное: она опять согласилась стать моей женой.
        - Горько!
        - Горько!!
        - Горько!!!
        Или показалось, или, правда, что-то похожее на чувство, всколыхнулось внутри? То ли память оказала услугу, то ли мягкие Ленины губки, вкупе с ощущением под руками стройной девичьей талии, то ли поймал волну настроения друзей. Кто знает… Есть - и то хлеб. И такого намёка уже четыре года не было.
        Сидели, балагурили мои товарищи. Одни были моими командирами, старшими в части. Но прониклись и стали генералами, но моими подчинёнными. Другие - основатели уникального центра по воспитанию воинов. И в первой жизни тоже. Только в той жизни Вишневецкого убили, центр развалили, народ споили. Нет ни воинов, ни весей. Одни шудры-черти. Только живут черти не снаружи черты, а внутри. Какой ужас! Юрьев день. Тёмный день, плохой, беспросветный. Без радости. Дураки, слепцы - эти предки. У нас уже юрые столетия тянутся. Христианизация, Романовы - зараза за заразой. «Чума на оба ваших дома», - дом один, а чумы - даже не две. Этих вирусов… Нет волхвов, нет жрецов, нет идеологии - люди не видят пути, не знают: зачем жить. Маленький оазис мы отстояли. Вот мои сподвижники: афганцы, завербованные через общества, действовавшие через «Южный фрукт», ракетчики обоих групп, случайные люди - таких не много. То там хорошего человека приметил, то там. Ковалёв с опять живой мамой. Мать стала лучше: благотворное влияние мужского начала. Ковалёву деваться некуда. Или с ней, или…
        Большинство - без жён. Только посвящённые. Касьян чувствует себя неуютно без семьи. Кармышов уже пересел к Галине Вишневецкой и изображает начинающего психолога. Сергей Вишневецкий имеет вид тетивы баллисты: один оборот ворота, второй. Скоро можно будет стрелять.
        - Лена, солнышко моё. Есть просьба, точнее: задание.
        - …
        - Трудное, но ты должна справиться.
        - Говори уже, а то лопну от нетерпения.
        - Наш товарищ, Серега Кармышов, отличный мужик, но страшный бабник. А тут кроме моей мамы на девятом месяце и тебя - есть только Галка. И минут через пять её муж даст Кармышову в морду. Твоё задание будет такое: подсесть к Галке, стать третьей-лишней, отвлечь внимание. Воспринимай это как упражнение по сталкингу. Только не вздумай подпасть под его чары.
        - Дурак!
        - Вот и договорились, умничка! Я знал, что ты нас выручишь.
        - Но я не умею, не знаю о чём с ними говорить.
        - Лена, кончай. Попроси Галку разъяснить что угодно с точки зрения научной психологии. Галина заведётся - не остановишь.
        - Саша, а почему водки только по полбутылки на брата? - Спросил майор Петров.
        - Хороший вопрос, хоть и не очень своевременный. Ладно, это будет моя часть жертвы: сделаю менее веселую свадьбу. Это, братцы, ваша последняя водка при моей власти.
        - О-У-У-О!!
        - Чё за дела, командир?!
        - Тихо!! Александр, я так думаю, сам объяснит, раз уж начал. Нормально, говори, Саша.
        - Вопрос: почему проиграл СССР? Почему семьдесят лет топтались на месте, не строили ни коммунизм, ни крепкий социализм?
        - Ты ж, вроде, объяснял. Гнильё у власти.
        - Это часть правды. Одна из важных. Но не вся. Бесструктурного общества быть не может. Не бывает абсолютного равенства. К подлым лозунгам «свобода, равенство и братство» мы когда-нибудь вернёмся. А пока пойдём дальше: равенства не бывает. Следовательно, неравные, неодинаковые люди должны создавать коллективы разного масштаба: семья, дом, село, полк, завод, государство. Даже в сельской общине сто лет назад выбирали старосту.
        - Мы все - взрослые люди, опытные, равенства нет. Согласны. Что дальше?
        - Структуры. Применительно к обществу, структуры могут быть разные. Мы будем говорить о структурах управления или, если другим словом, власти. При царях существовала монархическая система. Очень эффективно с точки зрения управления самого по себе. Но есть минусы. Первый минус монархии: невыборность. Я это называю словом «статика». Нет хода из простого народа. Это ещё называю социальными лифтами. Если у царя есть приемлемые наследники - власть ещё держится. Что бывает в другом случае - вам показал семнадцатый год. Но при царях-середнячках уже и плюсы монархии не работают. Второй минус: обоснование. Как обосновать право на власть именно этой династии, фамилии, рода?
        - Богоизбранностью!
        - Молодец Толик, возьми с полки пирожок. Так и делали. Но это не всё. Самый лучший род из… Ну? Толик?
        - Из дворян?
        - Эх вы… Нет, тепло, но не то. Дворяне появились потом. Из боярских родов. А вот у бояр-то - кровь голубая по определению. А остальные - быдло. То есть, деление на касты мы имеем, но динамики нет, где родился - тем и будешь. У такой системы, я уже говорил, есть и плюсы и минусы. Система дворян - это была попытка сделать систему динамической. Меньшиков. Типичный представитель. Из грязи - в князи. Как был быдлом голодным - так и остался. Не нажрался до самой смерти. А ведь мог сменить жизненные ценности. Или не мог? Немного шагну в сторону. Огромное количество коррупционеров, воров народного труда, появится скоро во всех бывших республиках СССР. Новые дворяне. Только критерий отбора будет другой: деньги.
        - А какой смысл был в дворянах? Чем это было лучше?
        - Им давали земли и крестьян в оплату государственной службы. Изначально, дворяне должны были нести службу: в армии офицерами, чиновниками всякими. Но потом эта служба стала необязательной. Раньше не было тотальных войн. Завоевал землю один князь: люди с этих земель платят дань ему. Крестьяне не участвуют в княжеских разборках: им всё равно. Оба князя - русские, дань - одинаковая. Вот вы, офицеры, по службе - дворяне, а по оплате…
        - В старом СССР все получали одинаково мало.
        - Почти. Новые дворяне, по потреблению, в СССР это партхозноменклатура. Некоторые из них даже служили. Например, министры и директора заводов. Некоторые служили специфично: Кобзон, Пугачёва.
        - Ты и их в номенклатуру записал?!
        - Так точно, тащ генерал! При контроле, система назначает или даёт возможность заработать много денег и получить власть только своим адептам, людям, поддерживающим текущую систему и её власть, власть системы. Идеология марксизма-ленинизма давно стала выхолощенной иконой. Но в обществе идеология должна быть. Хоть какая-нибудь! Людям нужно навязывать ориентиры: что такое - хорошо, что такое - плохо. Вот и использовались суррогаты, разнообразные заменители. Культура может выступать заменителем идеологии. Система есть система. Даже Калашников создавал автомат «от имени и по поручению». Плохи не лауреаты государственных премий и звёзды. Плохи паразитные программы, которые они порождают и плохо то, что они входят в элиту по неверным признакам. Ранний Брежнев ликвидировал хрущёвский дурдом, а от имени позднего Брежнева правили корыстные проходимцы. Ранняя Пугачева имела чудесный голос, а поздняя превратилась в серого кардинала сцены: решала, кому быть звездой, а кому в подвал или кочегарку. Причём, решала не как строгий цензор нравственности, не как взыскательный худсовет, а как обычное быдло,
дорвавшееся до власти. Таких перекосов - не счесть. По-другому и не было. Крайние случаи бросались в глаза, их замечали, о них говорили. Но в других местах было то же самое, но в более слабой форме. Советское общество имело динамическую кастовую систему с отрицательным рейтингом. Человек с самого низа мог пробраться наверх, по крайней мере, теоретически. Имея более позднюю информацию, утверждаю: была и практическая возможность достичь верха. Анекдот помните: «Может ли стать генералом сын полковника? Нет. Не может. У генерала свой сын есть». Это только часть истины. При определённом порядке действий подняться наверх мог сын кухарки. Некоторые из вас сами проделали часть карьерного пути за взятки. Это, кстати, и характеризует вторую особенность советского общества: отрицательный рейтинг. Взятки, связи, правильные речи на партсобраниях, правильно оформленный отчёт о мероприятии, умение примазаться к таланту, запрыгнуть на подножку кампании - это те критерии, по которым двигались вверх по карьерной лестнице, становились элитой.
        - А чё за подножки кампаний?
        - Кампания борьбы за трезвость, за урожай, за количество рацпредложений - мало ли. Активист громко кричит, рвёт рубаху на груди, но ничего полезного не делает. Время забирает. Но вырастет в чинах именно он, а не доярки или рационализаторы. Профессионализм не был критерием роста. Более того, сильно умных система выталкивала из числа элит. Хитрым быть можно, но не умным. Умный заставит заниматься реальной работой. Поэтому картинка, которую вы видели при советской власти, не есть игра случая, её нельзя было подправить хорошим «царём», хорошим генсеком. Кстати, вспомнил. Трезвость. Одним из критериев продвижения было умение пить. Пить нужно было много, и, после этого, ещё и прочесть партийный доклад. Так что, неспроста вас, Александр Николаевич, Ельцин перепил.
        - Но у нас водку, зачем хочешь забрать? Мы же не алкаши конченые?
        - Не торопите меня, всё скажу. В своё время. К чему приводит отрицательный рейтинг - мы разобрали. К чему приводит статическая система - я вам показал на примере царей. А какие варианты ещё возможны? Видели ли, знаем ли мы что-то третье? Кто скажет?
        - В Индии были касты.
        - Молодец, Лена. Ещё?
        - Принцип я вроде бы понял, но где такое было - припомнить не могу. Выходит, должна быть и динамическая, и с положительным рейтингом. Сколько не вспоминаю: Рим, Грецию, Османскую империю, современные капстраны - нигде не вижу. Везде одно и то же: приходит нормальный человек к власти - всё лучше, есть славные дела, ничтожество у власти - развал. Был Ришелье и Людовик у власти: воевали, шпионили, пришёл прохвост Мазарини - всё разворовали, проср… играли Англии, полный бардак. Касты, выходит, были далеко не везде. Тот же д» Артаньян спал с кем ни попадя. Значит - каст нет. Король - нединамическая. У капиталистов деньги - не положительная.
        - А как вы думаете, почему Атос хотел убить Миледи?
        - Она ж проституткой была… Как бы…
        - Неверный ответ. Дюма писал роман в своё время, данный момент все понимали, и в романе нет объяснений. А современный человек ничего не понимает. Она опорочила его титул, имя, род. Запрет на неравные браки, не со своей кастой - основа кастовой системы. Переспать - не проблема, жениться - беда. Вот он и хотел смыть кровью. Вина Миледи заключалась в недонесении, так сказать. Типичная статическая кастовая система с серединным рейтингом. Король давал титулы как отличившимся на поле боя, так и мужьям фавориток. Кто-то может вспомнить лучшие варианты?
        - Я думаю о Новгородском Вече, о Казачьем Круге, но это не совсем общества. Качества оценивали правильно, есть лифты, но где там касты?
        - Уже теплее. Новгород - вообще город. Есть общество. Касты есть, представители меняются, должность посадника - остаётся. Князей могли «прокатить», не принять на княжение. У казаков потом тоже появлялись семьи, старшина. До христианства, примерно тысячу лет назад, кончило своё существование ведическое общество на Руси. Вот там была динамическая кастовая система с положительным рейтингом. Подробности - другой раз. Теперь про водку. Водку нам враги придумали, внедрили Романовых, европейских марионеток. С тех пор пошла «древняя» «народная» традиция. И коль мы стали во главе страны, являемся и формально и фактически элитой, негоже подавать дурной пример. Кодировать вас не буду. Не хватало ещё. Сами не пейте. Волю тренируйте. Мы победили не для того, чтобы почить на лаврах. Нужно строить новое общество, воспитать нового человека. Какое? Как? Какого? Вскоре начнём наступление на вражеские и паразитные программы. Готовьтесь. А сегодня ещё можете выпить, други мои.
        - Горько!
        - Горько!!
        - Горько!!!
        «Какой у меня Саня умный… Аж жуть берёт. И целуется хорошо. Даже забываю, что это игра на публику».
        - А мне выпить чуток можно?
        - Нет.
        - У-у… Почему? Я ж - не пьяница. Сам сказал, что сегодня можно.
        - Не для тебя и меня. Мы не будем предохраняться. Впереди - брачная ночь.
        - И что?
        - Нефиг травить будущего ребёнка.
        «Ну и ладно. И так голова кружится от новых впечатлений. Все такие… Взрослые, умные, генералов куча. С Галиной интересно было говорить. Разобрала моего Кастанеду по всем психологическим косточкам. Ой, божечки! Брачная ночь! А я ж дура-дурой! Ничего не знаю. Мама что-то говорила: «Во всём слушаться мужа». А, это легко. Саня должен сам всё знать».
        - Саня, может, в честь своей свадьбы, дашь и мне послабление?
        - Коля, посмотри на Зину. Цветёт и пахнет, стервозности в десять раз меньше, чем без тебя. Ты благотворно влияешь на неё. Скиньте Запорожье на деда Колю и перебирайтесь в Киев. Будешь финансы курировать. Интересует?
        - Интересует, очень интересует. Но ещё бы и…
        - Насколько я помню, Коля, у тебя есть призовая квота: раз в четыре месяца…
        - Побойся бога! Саня.
        - Ладно, помешанный на идее-фикс, дам тебе подарок. Пусть будет квота раз в три месяца.
        - Саня, это мало.
        - Пушкина помнишь? Сказку о рыбаке и рыбке?
        Столы были составлены буквой «П». Гости изначально были посажены снаружи. Но стулья были и с внутренней стороны. Теперь люди бродили по залу, садились друг напротив друга, переносили тарелки-вилки, интенсивно общались. «Все свои. Одна команда. Вон Емец о чем-то говорит с Вишневецким. Емец расслабился, рассказывает, как мы действовали на стратегическом уровне. Никакой шпиономании и секретности. По стандартам всех стран мира - глупость и непрофессионализм. А у нас - возможно, хвала Светозару. Вишневецкий впитывает, глаза горят. Где там Галка? Петрову что-то толкует. Вот мои боевики с «Южного фрукта». Именно они руководили подготовкой острых акций. Были «афганцы» - скоро станут «чеченцами». Редкий день беззаботности. А Ленин отец - как рыба в воде. Большинство народа моложе его, ходит, поучает, слушает. Дипломат! Стараюсь каждый раз при еде или питье прочесть знаки. Иногда - что-то мелькнет, чаще - не вижу ничего. Есть что-то общее с обычным чувством опасности. Но волошба другая, работает не так. Бум, бум стараться».
        - Мужики, не поверите, на днях на меня вышел какой-то тип, мутил конкретно. Но, вроде бы, он представляет ГРУ. Хотят сотрудничать. Я его чуть не пере… стукнул, в общем.
        - Да-а!?
        - Нет. Не стукнул. Но какая наглость? Подкатывать к главе КГБ на вербовку?
        - Нормально. Толя, ты его не так понял. Это нам Ельцин слово держит. Реальный мужик. Сказал - сделал.
        - Вы о чём?
        - Да, Толя, это правда. Мне Ельцин по-царски одно желание задолжал. Я разведчиков у него попросил. Официально, Боря амерам срать в карман не хочет. А так… Личные контакты, частная инициатива… «А я - чё? Я - ничё». Такой вот, он, Ельцин. А вы: «Убить».
        - Эт самое, широкая русская душа, мать его.
        - Короче, Толя, другой раз докладывай остальным. Звони завтра этому челу, создавай разведку СССР заново. Получай квоты на жилье в Киеве, перетаскивай людей и так далее.
        - Князь Вишневецкий, вам надлежит продумать меры по защите страны от зверей с Кавказа. В нашей истории первая Чеченская началась в 94-м. Тут, после «большого взрыва», могут «отблагодарить» раньше. Джихад нам прислать. Создавай комитет. В рамках этой программы дадим тебе полномочия привлекать ресурсы других ведомств. Ограбишь и Толика и Николаича. Кира, тебе, как самому основательному, доверяю организацию и курирование сети консульств на территории России. И желательно потом договориться с Назарбаевым, хотя это будет намного труднее. А то Боря добро дал, а мы тянем время. Мне нужны правильные люди. Зайдешь завтра, надиктую список тех, кого помню и общие направления, там, где конкретикой не владею.
        - Мальчики, имейте совесть. Саша, у тебя свадьба, а вы вместо того чтобы напиться и подраться проводите внеплановое совещание. Мне даже интересно, но это неправильно.
        - Галочка совершенно права. Горько!
        - Горько!!
        - Горько!!!

* * *
        Была ещё обычная свадьба. Номер два. Со всеми родственниками с обеих сторон, друзьями, близкими знакомыми. Мне это было безразлично, но для соблюдения традиции пожертвовал ещё одним днем. Лене понравилось. Посвящённых там не было, кроме родителей, поэтому подробности опущу. Свадьба, как свадьба: водка, песни, шутки, танцы, тосты, усталость, облегчение в конце.

23.11.91. Касьян - куратор консульств.
        - Этих вот товарищей, математиков с кафедры МГУ, мне добудь, уговори, кровь из носу. Они помечены циферкой девять. Максимальная - десять. Фоменко и компания. Они нужны нам как историки, а не как математики. На популяризацию и финансирование их темы и напирай. Квартирами-машинами этих энтузиастов не купить. Этот год история нигде не читается. Никто здесь нормальной и даже приемлемой написать не может. Кроме меня. Но я не могу посвятить этому всё своё время. Зачем изобретать велосипед? Эти ребята уже всё раскопали, половину написали. Нужно срочно оформлять их труды в виде учебников.
        - А кто этот генерал космических войск?
        - Там же написано: «возможно, волхв». Так и есть. Может просто умный человек. Но наш человек. Нужно строить новое общество. Нам нужны носители идеи, концепции, полководцы. Солдат мы найдём.
        - А кто такие староверы? Раскольники, что ли?
        - Нет Кира. Раскольники называются старообрядцами. Это те же христиане, только в профиль. Староверы верили в старых богов. Сама по себе религиозная составляющая - обычная ерунда, сказки для дураков и слабаков. Но нам крайне важна культурная составляющая. Они - носители старой культуры. Обещай им что хочешь: землю, лес, отдельный посёлок, или наоборот - будут преподавать в школах какого-нибудь экспериментального города. Хортицу предложи. Крутое сакральное место.
        - А вояки нам зачем? Своих девать некуда. Мы ж не сеем, не пашем. Победа есть, никто больше не нападает. Многим два чиха до пенсии. Они, конечно, в свои сорок пять, ещё ого-го. Но пенсию-то платить придётся.
        - Ерунда. Мы скоро будем заменять деньги рейтингом. Не то, чтобы очень скоро. Это будет поэтапно, постепенно, с оговорками. Тем не менее.
        - Нина, принеси нам чаю. Саша, а зачем в состав консульств входит обязательно боевик, разведчик, психолог? Консульства будут решать и другие задачи?
        - Кроме переправки нужных нам людей, мы будем слегка шпионить. Не совсем за Россией. Нужно понять, что России никакой нет. Есть колония США. А это совсем другое. Вот за делами врагов на соседней территории и будем следить. Психолог нужен для вербовки. Разведчик - для всего. А боевик… Я вам в самом начале рассказывал о «горячих 90-х». Бандитизм, продажность ментов и прочих, системная наркомания. Разве от этого не нужно запасти соломку? Всё, Кирилл, работай. Будут вопросы - звони.
        Постановка задач технарям, декабрь 91-го.
        - Рассаживайтесь, мы - надолго. Вы трое - моя ударная сила в техническом направлении. За эти пять месяцев вы вполне освоились на своих должностях, грамотно курируете свои направления. Претензий у меня нет. Однако естественный ход событий меня не устраивает по причинам, которые я не имею возможности вам сообщить. Скажу только: война уже идёт, нас хотят уничтожить. Более того, неизбежна также ядерная фаза войны. Наша команда стремится изо всех сил затянуть эскалацию.
        - А мне кажется: наоборот, вы провоцируете американцев, бьёте первыми, льёте кровь, как воду, используете принцип: «цель оправдывает средства»…
        - Саша, останови словесный поток. Всё так, да не так. Это только так кажется. У тебя мало информации. Ни одно наше действие, ни одна программа не является глупой, необдуманной, неоправданно жестокой. Но объяснять и обосновывать я пока эти утверждения не буду. Наберись терпения и прими на веру. Через время, даст бог, вы все получите максимальный допуск и сможете взглянуть на политику с высоты птичьего полета. Представляю вам вашего будущего начальника: Лукошко Александра Григорьевича. Недавно дошли руки, нашёл правильного стажёра на пост первого министра. Будут вместе с Малышевой делами ворочать.
        - У нас будет два премьер-министра?
        - Нет, Малышева будет инспектором первого ранга, а Александр Григорьевич - министром. Это не столь важно. Ситуация в стране стабилизирована, хозяйственные связи почти все замкнуты внутри. Теперь пришла очередь начать решать главные задачи. Главная стратегическая задача: дать возможность народу пережить ядерную войну. Мы будем стараться её затянуть или даже не допустить, особенно Юревич, но будем готовиться к худшему. У нас есть план. Некоторые части его, которые касаются ваших секторов, вы узнаете. Прежде всего, чтобы к данному вопросу больше не возвращаться, упомяну космос. Он нам очень важен и нужен. Поэтому вы должны оказывать максимальное содействие Лозино-Лозинскому Глебу Евгеньевичу, который возглавил это направление. Его я звать не стал, так как ваши задачи его не касаются. Ему и так продохнуть некогда.
        - Мы ему подчиняемся?
        - Нет, он третий министр космоса. Но лучше на него не давите - жёсткий товарищ, сам кого хочешь, задавит. Последняя линия обороны: подземные коммуникации. Мы будем строить подземные города. Под всеми областными центрами в первую очередь. Если успеем - то и под всеми другими населёнными пунктами. Там будут предусмотрены атомные электростанции нового типа: на 238-м уране, тории, с внешней нейтронной подпиткой. Подкритического типа. Это значит, что в случае неполадок, аварий, они не взрываются, а тухнут. Будут там расположены склады: как стратегические, так и обычные. Глубина расположения: километр или больше. Эти вопросы будете согласовывать с Емцем. В отдалённой перспективе, если всё будет складываться максимально удачно, мы должны мочь переселить в эти убежища лет на пять всю страну. Необходимо предусмотреть теплицы, грибные фермы, спортзалы и прочее. Начинать будем с метро. Только сразу пускать его будем на большой глубине. В большей степени эта тема касается Сладова Валентина Андреевича, но и остальные не должны устраняться. Вы, Рокотов, автоматизируйте всё что можно, выставьте требования на
стадии проекта. Эти города должны быть связаны между собой подземными кабелями и через спутники. Ваша задача, Владимир Владимирович, напрячь Патона и его команду, разработать в кратчайшие сроки резак для всего. В первую очередь для гранита, базальта. Мне бы хотелось, чтобы мы вынимаемые камни не просто складировали в бесполезные терриконы, но использовали как стройматериал. В связи с этим, вам, Сладов, стоит уже сейчас заняться разработкой строительных растворов, способных эффективно работать с гранитом и базальтом. А вы, Владимир Владимирович, озадачьте Патона разработкой паяльника для камня. Это я так назвал. Может быть, будет возможно швы запаивать, как металл. Это только идея. Но если выйдет - будет хорошо.
        - Но резака ещё нет! Не проще ли идти в мягких породах? Тогда можно использовать имеющиеся технологии.
        - Мягкие породы тем и плохи, что мягкие, их могут пробить с поверхности мощным ядерным взрывом. У вас нет выбора: должны изобрести, иначе не сносить вам головы. Ваша задача по данному проекту, Рокотов, создать исполнительную часть роботизированного подземного проходчика. У него должно быть три режима: автоматический, дистанционно управляемый и ручной. Алгоритм работы автоматического режима можно разрабатывать во вторую очередь. А ручной и дистанционный режимы обязаны быть готовы быстро. Как только Владимир Владимирович с Патоном разродятся рабочей частью - сразу на испытания, выявляете недостатки - клепаете малую серию и так далее. Александр Григорьевич, вы будете обеспечивать промышленную сторону вопроса.
        - Вы так спокойно готовите убежище. Может лучше работать в направлении недопущения этой самой войны?
        - Работаем. Не отвлекайтесь, Рокотов. Я понимаю, вы душой болеете за ваших… за евреев, в общем. Не старайтесь мне отомстить, уесть в каждом моменте. Настройтесь на конструктив. Вас ждёт много интересной работы. Что касается сути вопроса - вот вторая задача. Точнее огромный проект. Мы планируем потягаться с врагами на море. Конкретику будете обсуждать с Хронопуло, но ваш вклад такой: Моргунов - материалы, технологии, Рокотов - автоматизация, Лукошко - производство, Сладов - подземные военно-морские базы.
        - Вы фантастики начитались, Александр?
        - Не бойтесь, всё реально. Это даже Гитлер начал реализовывать. Нужен, кровь из носу, крутой резак. Я точно знаю, что техническое решение существует.
        - Есть разведданные? Может тогда можно выкрасть образец?
        - Нет. Холодно. К сожалению, образец выкрасть не получится. А работу резака вы можете посмотреть в Египте и Южной Америке. Пирамиды, мегалиты, прочие древние сооружения. Так что, засучите рукава, Владимир Владимирович, и работайте.
        - Наша экономика в разумные сроки это не потянет. Говорю это со всей ответственностью.
        - Это к Рокотову. Сегодняшний наш потенциал не справится и с сотой долей поставленных задач. Роботы, роботы и…
        - И ещё раз - роботы?
        - Нет. И их обслуга, квалифицированные техники. Под это мы должны реформировать систему обучения, как школьного, так и высшего. Каждый в своём секторе ответственности, найдите время и поработайте с профильными ВУЗами, с министром обучения. На сегодняшний момент у нас роботов нет, поэтому здоровье экономики обеспечьте строгим следованием торговым директивам: ни грамма ресурсов не продавать без переработки, продавать на наружу только товары с высоким уровнем переработки и, соответственно, добавленной стоимости. Исключения согласовывать со мной. Пока вижу только одно: сельхозпродукцию России.
        - Александр, а зачем вы переименовали это министерство образования?
        - Это совершенно не ваш вопрос. Это вопрос идеологии. Неправильное слово. И неправильно всё было организовано. Переделаем, увидите - поймёте. Это я вам в общих чертах обрисовал три важнейших проекта: космос, подземелье и флот. Кстати, чуть не забыл, Владимир Владимирович, мне будет нужно для космоса пучковое оружие. Чем мощнее - тем лучше. Проконсультируйтесь с генералом Ивановым, выходите на старых советских разработчиков. Теперь по методам, задачам, которыми мы будем воплощать данные проекты в реальность.
        - Это будет очень не просто. Тут только на полках магазинов товары появились, даже продукты питания, а вы хотите взвалить на народное хозяйство такую непосильную ношу. Прожектерство! Это хуже всяких ангол, на которые разорялся старый СССР.
        - Александр Григорьевич, не распаляйтесь. Глаза боятся - а руки делают. Первое: в научных разработках усилить инженерию, реальную отдачу. Запрещаю финансирование абстрактных теорий. Если учёный не разрабатывает нечто в железе, для подтверждения, опровержения или использования своего открытия - он вредитель, разбазариватель народных денег. Отбирать темы исследований и разработок именно в таком ключе. Я сказал: «В железе», - фигурально. Второе: вывозите таланты из остальных республик. Там ещё лет пятнадцать не будет никаких условий для научного творчества. Амеры этим активно занимаются, воруют умы. Но это наши, русские умы! Кого не сманите вы - получат враги. В этом вопросе работайте с генералом Касьяном. Изобретателей обеспечивайте по более высокой сетке. Это зачатки рейтинговой системы, но о ней сегодня говорить не будем. Мини-проект, скорее один из методов: создание Технограда. Вам всем надлежит продумать техусловия, чего каждый от него хочет, место размещения, прочее. Курировать будете вы, Валентин Андреевич, однако все пожелания должны дать Моргунов и Рокотов. Александр Григорьевич отвечает за
выделение ресурсов. Дам своё видение: город или отдельный район на окраине существующего города, все коммуникации, куча лабораторий и минизаводов. Всё своё. Дополнительный контур безопасности. Наилучшее снабжение. Если кто читал Гессе - Касталия.
        - Точно, фантастики всякой начитались, а народ будет мучиться.
        - Зря вы иронизируете, Александр Григорьевич. Подлость ситуации в том, что если мы это не воплотим - все умрём. Не завтра, не через год, но не своей смертью. Я это знаю, но вам пока знать не положено. Покажите класс, сверните горы - облечём доверием, а пока - все свободны, кроме Рокотова.
        - Все эти грандиозные задачи не могут быть решены быстро. В том числе моя часть. Вы, говорят, сами учились на программиста, должны знать уровень развития современных компьютерных и смежных технологий.
        - Знаю, Саша, знаю. Есть у меня одна задумка. Обогнать амеров не сможем, но за пиджак придержим. А сами пойдём другим путем, как ни избито это звучит. Мне известны основные пути развития компьютерной и другой техники в следующие сорок пять лет. Не спрашивайте - откуда. К сожалению, чертежей и другой технической документации дать не могу. Берите ручку и пишите. Мы должны предусмотреть сетевое, коллективное использование вычислительных мощностей. Сразу ориентируемся на оптоволокно. Данная особенность работы должна быть предусмотрена на уровне операционной системы. Возьмите за основу ЮНИКС, код там есть, и начинайте писать уже сейчас. Это вполне можно делать на языке высокого уровня. Тестируйте на 386-х. Их белорусы скопировали. Следующие, 486-е и дальше, ломать будет всё труднее: будет уменьшаться размер. Западную базу временно используете как рабочий инструмент, но желательно разрабатывать и свои, отличные от их, технологии. Ты будешь курировать не только автоматизацию и компьютеризацию, но и связь. И вот почему…
        Глава 5
        Дела 1992-го года
        Бочкин курировал тему рукопашного боя. Введены уроки во всех школах СССР. Обязательные! А вот стандартный футбол на уроках физкультуры исчез. Физкультуры нет. Есть много секций, на которые ходят дети. Кому-то нравится волейбол, кому-то настольный теннис. Туда и ходит. Набирают там учебные баллы. Это аналог прежних оценок. Да, про Бочкина. На всём пространстве бывшего большого СССР организованы секции. Происходит культурная экспансия и скрытая вербовка. Сборы проводятся на территории нашего СССР: в Крыму, Краснодаре, часто - в горах. Есть одна любопытная задумка: система поединков. Пока не везде ввели: думаем, экспериментируем.
        КГБ нашло Семихлебова, поставил его на культуру. Установка: постепенное внедрение Вед и русификация.
        Конец 92-го. Резак.
        Моргунов с Патоном сделали плазменный резак. На самом деле, инженерно-научных достижений пруд-пруди, но те направления, которые я обозначил как приоритетные, меня волнуют больше всего. Есть две разновидности плазменного резака. Водная и воздушная. Воздушный резак уже начинаем использовать для строительства подземных коммуникаций. Теперь под каждым городом будет сеть туннелей. Раньше канализация, водопровод, телефонный кабель, газ шли порознь. Прорвала труба отопления - экскаватор копает яму, ломает асфальт, потом эти мерзлые кучи земли лежат три года, пока не рассосутся сами собой. Асфальт тоже раньше весны не восстанавливают. И так - сто раз. Теперь все эти коммуникации идут все вместе, в туннеле. Обходчики перемещаются на гибридном электровелосипеде. Харьковчане расстарались. Это чудо техники может перемещаться и по подвесному монорельсу и обыкновенно: по земле. Сразу проложены запасные системы, заложена схема дублирования. В конце года начали прокладывать везде оптоволокно. Газовые трубы пока стоят пустые. Газ под землю будем пускать только когда будет всеобщая компьютеризация, будут работать
датчики газа, автоматика отключения, аварийная вентиляция. Ясное дело, что этот проект не охватил пока всей страны. Шишки набиваем в Запорожье. Днепропетровск отвергли из-за его плывунов. Сделали в Запорожье аналог метро. Всё, как в метро, но внизу бегают составы из трёх трамваев. Созданы огромные подземные продуктовые склады. Построен, если это так можно назвать, подземный город. Люди там могут разместиться чуть лучше сельдей в банке, но могут. Вы можете смеяться, но это на случай ядерной войны.
        Водный плазменный резак в первую очередь предназначен для военных целей. Им будут оснащаться подводные боевые корабли диверсионного типа.
        Галина Вишневецкая занималась пиаром.
        Как это выглядело и зачем. Вводим новый закон о домашних животных. Перед этим месяц «промываем мозги» обывателям в нужном нам направлении. Обо всех болезнях, переносимых кошками, рассказывают и журналисты, и врачи, и несчастные переболевшие. Об аллергии от птичьих перьев. О собаках - вообще песня. Десятки покусанных. Крупным планом. Объяснения психологов о лечении шока, рассказы хирургов: что и как они зашивали, из чего брали недостающие, иногда съеденные собаками, части тела. Глисты из какашек на весь экран. Были случаи, когда уже в середине пиар-кампании несчастных обладателей собачек били. А всего-то:
        1) за выгул без намордника: 1-й раз - штраф 3 минималки, 2-й раз - 3 месяца химии, 3-й раз - 3 года шахт;
        2) выгул без поводка: в три раза слабее, чем без намордника;
        3) налог в зависимости от веса и породы;
        4) за нерегистрацию животного: наказание, как и за выгул без поводка;
        5) за неуборку экскрементов после своего питомца - наказание, как и в п.2).
        Ещё несколько пунктов по мелочи. Была улучшена работа санстанции. Через месяц были отстреляны все бездомные собаки и собаки домашние, но без регистрации. Вменяемые любители отвезли животных знакомым в сёла, упрямые штрафовались и платили налог.
        Как-то раз Емец не выдержал: «Саша, за что ты так взъелся на собак? Личные вкусы не должны мешать правителю страны». Пришлось популярно объяснить: «В этом вопросе, с моей стороны, нет места субъективизму, Александр Николаевич. Во время ядерной зимы собаки будут нашими конкурентами. Взрослый с оружием еще может отбиться от внезапной атаки стаи, а сколько детей было съедено… Не счесть. Одного внука я так потерял. Ха! А есть всё-таки личное, ты прав!»
        Раз в две недели проходило телешоу «Битва экстрасенсов». Впрочем, называли его не «шоу», а «развлекательной передачей». Только эта битва отличалась от одноимённой в первой жизни. Вылавливали экстрасенсов по объявлениям, иногда вывозили из России контрабандой. Проводились тщательные расследования их деятельности. В спорных случаях отпускали. При очевидном мошенничестве снимались интервью у невылеченных, но обобранных жертв. Потом мошеннику предлагалось вылечить по его специализации больного. По отсутствию результатов «экстрасенса», например, вешали. Один «ясновидец» был поставлен перед выбором: либо сразу на виселицу, либо ясно увидеть среди десяти стаканов один с чистой водой. В остальных девяти был добавлен яд. Выпил яд и мучительно умирал сутки. Я лично смотрел на этих ребят. В двух случаях за год вмешался. Что-то минимальное они умели: я заметил выход на программный уровень, простенькие манипуляции. Хотя результата не было, но - пусть живут. Предупредил на будущее и отпустил. Официальные власти республик не возмущались. Никто не хотел заступаться за опороченных. Тому же Ельцину глубоко
наплевать на мошенницу «потомственную знахарку Марфу», обобравшую сотню несчастных. Против грамотного пиара переть - себе дороже.
        Муж Галины, Сергей Вишневецкий, тоже занимался пиаром, но другого направления. Генерала ракетных войск Иванова нашли, договорились о сотрудничестве. Потихоньку внедряли ведические ценности в массы. Красивым, правильным и профессиональным оформлением идеологических вопросов и занимался Вишневецкий. Ещё я на него «повесил» комитет по цензуре. Рутина, но важная. Ввели штрафы для СМИ за использование англицизмов и слов, происхождением из других языков, без должной необходимости. С одной стороны, эту самую необходимость можно трактовать широко. Но практика применения была лояльной. Если оттенок смысла был существенно другой, подобрать идеальный синоним неудобно - позволяли. А если тиснул оболтус «мэссидж» вместо «сообщения» - получи штраф. Идеология - основа формирования нового человека. Именно проиграв идеологическую войну, СССР распался так легко в первой жизни. Именно поэтому я поставил на данное направление самых умных.
        «Свобода, равенство и братство»
        Уже в середине 92-го дал отмашку Вишневецкому развернуть операцию по антипиару лозунгов «Свобода, равенство и братство». По этому поводу была целая дискуссия среди моей команды. Пришлось разъяснить всю пагубность для народа этого идеологического вируса.
        - Вы поймите, это англичане придумали для уничтожения Франции, чётко под их проект «Французская революция». Оказалось, что лозунги удачные, работают хорошо. Их и дальше двигали. КПСС в свою идеологию эти лозунги включила некоей составной частью.
        - Эт самое, с КПСС, мы уже разобрались. А с этим не очень понятно. Раз мы - твоя команда, не рабы, не роботы - объясняй, а не приказывай.
        - Ладно, излагаю. Вы все - армейцы. Что будет, если ввести свободу в армии?
        - Это будет не армия.
        - Точно.
        - Вот вы сами частично и ответили на свой вопрос. Дальше. Если дать свободу детям? «Ешь руками, не мой руки перед едой, плюй на пол, игрушки разбросай везде, не учись, не помогай папе и маме» - что вырастет из такого дитяти?
        - Дерьмо вырастет.
        - Точно.
        - Где ещё предлагаете рассмотреть эту концепцию? На производстве? Гони брак - не хочу! Свобода! В общественной жизни? «Хочу - тут гараж поставлю, фигня, что он дорогу перекрыл, мне - удобно». Свобода грабить, как у Махно? Нет, нехорошо. Где применить этот принцип, чтоб он выглядел полезным? Например, свобода научного творчества, да? А как быть с бесполезно потраченными средствами на разработку вечного двигателя или универсального растворителя? О свободе гуманитарного творчества мы с вами говорили во время обсуждения цензуры и идеологических диверсий Запада. Чтоб вы знали: свободы слова у них нет. Если журналист разок напишет что-нибудь не соответствующее политике издания и власти - тут же уволят с «волчьим билетом». Фильмы, литература, прочее, должны воспитывать патриота нашей земли, а не космополита, потенциального предателя; созидателя, а не потребителя. Ясное дело, тут мы не должны наступить на те же грабли, на которые наступили коммунисты. Гордость и патриотизм нужно воспитывать не самыми длинными реками, а славными делами предков и естественными культурными традициями. «В СССР секса нет» -
вторые грабли. Родители и школа в старших классах должны нормально объяснить роль и место секса в жизни человека и общества. Но при этом чётко разграничить норму и разврат, показать меру ответственности этого явления. Другие типы разврата тоже должны быть под контролем. В вопросе культуры вниз спускаться легче, чем подниматься.
        - Ладно, со свободой разобрались, хотя Серегу жалко. Га-га.
        - Га-га-га!
        - Не ссы, Серега. Скоро будем вводить многожёнство. Частично это компенсирует твои потери.
        - Га-га-га!
        - Нормально. Тут ты критикуешь разврат, а рядом планируешь вводить многожёнство?
        - Александр Николаевич, это отдельная большая тема на полчаса минимум. Давайте я закончу про братство и равенство, а потом вы мне напомните, а?
        - Напомню, не сомневайся.
        - Эт самое, а чем плоха свобода слова у нас? Про буржуев ты сказал, что у них её нет. Но ведь это хорошо, что можно рассказать про кровавые дела Сталина и Берии. Или не так? Горбачёв, конечно, сволочь, но его гласность была неплоха. Нельзя же так, огульно целые слова критиковать.
        - Алексей Степанович, дорогой наш, никто слова из обихода не выводит. По порядку: гласность Горбачёва - это совсем не свобода слова, и тем более не полное информирование населения. Это пиар и профанация. Гласность сделана врагами для опорочивания нашего строя, культуры, достижений. Второе: Сталина и Берию критиковали враги. Позднее были более объективные исследования и информация соответственно: оба эти человека были едва ли не единственными нормальными руководителями среди партократов. Это огромная тема на три часа, сейчас об этом не буду. И, наконец, в-третьих, о самой по себе свободе слова. Её не бывает, это миф. Подрались два пацана. Один победил. Второй, убегая, обзывается. Это и есть иллюстрация основного принципа свободы слова: оружие слабого. Те же революционеры 905-го и 17-го. И Горбачёв со своей гласностью подпадает под эти же принципы. Главная идеология была сильна в умах советских людей. Причём, я не обсуждаю сейчас её истинность, пользу для общества, государства. Важно, что большинство людей её принимало. Вот свобода вранья и раздёргала потихоньку мировоззрение. А потом люди сами
разломали свою страну. Тут же ж как… Там фактик передернул, там тенденциозный комментарий событию дал, сказал часть правды, и так далее, и тому подобное. Врать легко. Есть такие профессионалы. Извратить можно всё что угодно. А большинство людей не могут знать всё обо всём на уровне докторов наук. В защиту этой самой свободы слова в капитализме высказывали такую точку зрения. Это я, кстати, играю за противника, вы ещё до такого додуматься не можете - не видели этой самой свободной прессы во всей её красе. А я насмотрелся в своё время. Да, точка зрения: СМИ могут врать, но они не должны врать одинаково. Часто это формулировалось как «не должны принадлежать одному владельцу». Это не важно. Так вот, опровержение простое: из десяти разных врак вовсе не обязательно сложится подлинная картинка. А, уж, то, что ум обывателя найдёт среди стога вранья иголку правды - очень маловероятно. Зато эта самая свобода слова даёт возможность врагам разлагать общество изнутри; мешает проводить цельную идеологию. С точки зрения управления страной это плохо. Такой мой ответ, товарищ Рубан.
        - Не, ну ты, эт самое, не обижайся, я слышал, думал, тебя спросил. Ты ж… старше, знач - умнее. Гэ-гэ.
        - Так. Всё. Нормально. Замяли, для ясности. Саня, излагай идеологию дальше. Что там было следующим номером? Равенство?
        - Ладно. Равенство. Этот лозунг предлагалось рассматривать как равенство всех и во всём. Перед законом, при выборах кого-нибудь и куда-нибудь. В трудовых, семейных, прочих взаимоотношениях. Разве равен, как офицер, по своим деловым качествам, старший лейтенант Самсонов кому-либо из вас? Или даже разгильдяй Таракан? Разве равен, с точки зрения пользы для страны и народа, столетний старик при смерти и двадцатилетний здоровый парень? А с точки зрения боевых возможностей вышеозначенный парень и беременная баба? А с точки зрения жизненного опыта и, как следствие, с точки зрения зрелости, как избиратель, вышеозначенный парень и сорокапятилетний отец трёх детей типа Касьяна? На Западе довели до абсурда эти равенства. Ювенальная юстиция дала возможность пятилетним детям заявлять на своих родителей в суд. Тех реально садили в тюрьму за пару шлепков по заднице. Иногда и незаслуженно: мало ли где ребёнок синяк поставил. Сексуальное равенство обязывало родителей четырёхлетних детей обучать мастурбации. А у тех родителей, которые не обучили - насильно забирали детей. И отдавали на усыновление в другие семьи:
прежде всего в те, где проблемы с собственными детьми. А это семьи педиков и лесбиянок.
        - Норррмально.
        - Да-да, Александр Николаевич, вот именно: у них это было нормально. Нормальные такие семьи. На время начала ядерной войны в 2035-м, когда ещё работали СМИ, и велась статистика, процент гомосемей и других нетрадиционных семей составлял около 30 %.
        - Них… фигассе!!
        - В России в свидетельствах о рождении стали писать не «отец» и «мать» а «Родитель 1» и «Родитель 2».
        - Вобля!
        - Твою мать!
        - Подобного дерьма было выше крыши, я вам обо всем даже рассказывать не хочу, а то вы на неделю выйдете из строя. Давайте разберём всеобщее равное избирательное право. Представим несколько ярких типажей: пенсионер без внуков и детей; мать пятерых детей; муж этой матери, простой работяга, который тянет две работы, чтобы прокормить семью; учитель истории средних лет с детьми и внуками; министр; директор завода; студент. У каждого свой кругозор, потребности, видение развития страны. Это хуже лебедя, рака и щуки. По любому вопросу. И усреднение имеет ту же степень здравого смысла, что и средняя температура пациентов больницы. Пенсионер-эгоист будет требовать пенсию побольше. Потратит её на поездки по санаториям-профилакториям. Будет рвать тельняшку на груди и кричать: «Я заработал!» А другой будет вкалывать на приусадебном участке, экономить на всем, а половину пенсии отдавать внукам: «Им труднее, у них ещё ничего нет, помогу, чем смогу». Директор будет видеть экономические перспективы завода, министр - отрасли. И только десяток верхних управленцев страны будут видеть всю картину. Причём, СМИ тут не
помогут. Не только работягу, но и историка и директора с министром нельзя информировать по всем вопросам. Про невозможность я даже не говорю. К примеру: мы избавились от цыган. Это было полезно для страны и народа? Полезно, вы единогласно тогда поддержали операцию. А оглашать, обсуждать в обществе этот вопрос можно ли было? Такой шум был бы - мама не горюй. Нашлось бы десяток чукчей, и начали бы думать: «А может, мы следующие?» Или, предай мы гласности все еврейские дела, что бы было? Да порвали бы из-за двух паршивых овец всё стадо. Как при царе: еврейские погромы были бы. А так - нормально вышло: народ обезопасили, вред минимизировали и люди целы. А кому не нравится: компенсирует бесплатное обучение, детсад, медицину - и в Израиль, если не секретоноситель. Беременная баба будет выбирать осторожную позицию по любому вопросу, студент - случайную, работяга - неглубокую. И какой смысл в этом равенстве? А я сам вам и отвечу: смысл в том, что общество, принявшее равное избирательное право, будет деградировать. У себя англичане такого бреда не вводили. У них всякие лорды, сэры-пэры занимают особое
положение, есть королева, ничуть не с фиктивными полномочиями. А ещё есть еврейские банкиры, подлинные хозяева Англии и США. И никто их не выбирает, но сами они назначают и утверждают американских президентов.
        - А как насчёт равенства перед законом?
        - Вот ты, Толя, идешь домой, никого не трогаешь. К тебе пристал пьяный, вы подрались, свидетелей нет. Вам нужно оформлять обоюдку. Здорово? На практике менты в таких случаях подыгрывают трезвым. Компенсируют недостатки законов. Ладно, начну с исторических традиций. Какой-нибудь Дартаньян мог конём затоптать простого горожанина и в суде у того простолюдина было бы очень мало шансов: сословия не были равны. Так же само и на Руси: Салтычиха могла замучить сотню крепостных и никакой закон ей не указ. Сынки партийцев могли задавить на служебной машине работягу - дело заминали, делали работягу пьяным, откупались и так далее. В России сейчас уже появились, а дальше их будет только больше, - мажоры, нувориши. С ними будет аналогично: никакого практического равенства перед законом. Кто сильнее - тот и прав. В странах Запада: верховенство права. Только реализуется это через закорючки в законах. Если ты богат: нанимаешь крутого дорогого адвоката и выигрываешь. Если сбил бомжа на дороге - нет проблем, никто от его имени заявление не оформит, а без бумажки…
        - Но мы-то - лучше! Мы хотим построить более справедливое общество!
        - Точно! Только сначала нужно будет долго определяться с понятием «справедливость». Моё видение вопроса такое: тут тоже не может быть равенства. Более того, его невыгодно вводить. Представим себе крайнюю ситуацию: талантливый учёный сбивает бомжа на дороге. Насмерть. Мы садим учёного года на четыре. Пусть даже в тюрьме его не убили, не изнасиловали, не выкачали военную тайну. Просто он просидел эти четыре года. Сильно потерял квалификацию, но главное: работы по важному оборонному проекту отстали на четыре года. На нас напали и всех испепелили атомным огнем. Это справедливо? С точки зрения равенства перед законом - справедливо. С точки зрения пользы для народа - глупость и вредительство. А ведь бывают провокации, судебные ошибки, зависть, оговор, круговая порука. Мы сейчас ввели квартальных и других старост. Пусть, например, в доме живёт некий умник, которого мы ещё не успели отселить в Касталию. Его большинство, в том числе и староста, не любят. При желании - загнобят. А тут бац - препятствие: высокий рейтинг. Ни своему старосте, ни сожителям по дому он не подсуден.
        - Не, Саня, ты загибаешь. Примеры выбираешь слишком… крайние. В жизни так редко бывает.
        - В некрайних случаях принцип тот же, только вред для страны меньше. Не так наглядно и очевидно. Ты сам, Александр Николаевич, у нас в части в случае драки между солдатами равенство не исповедовал: наказывал «дедов», а не «молодых».
        - Так то - совсем другое дело: мы ж знаем, что «деды» занимаются неуставными взаимоотношениями, а «молодые» могут только защищаться.
        - Но ведь подход всё равно не равный! Хотя ты и подводишь сюда шерлокхолмовскую дедукцию. И ещё пример из армии: как решались противоречия между лейтенантом и генералом?
        - Чаще всего в пользу генерала, это ясно. Вон, Толя на себе прочувствовал.
        - Но ведь это армия! А Толя не только авторитет генерала пытался уронить, но и на главный армейский принцип: иерархию, покушался!
        - Но ведь я был прав!
        - Вот для этого мы и создали систему инспекторов. Чтобы компенсировать подобные перекосы. С ответственностью за лжесвидетельство и прочее. Но вы меня не слышите. Равенство - не то же самое, что справедливость. И, уж подавно, не даёт пользы. Есть какое-то нарушение, за которое предусмотрен штраф: 50 рублей. Для всех. Это правильно?
        - Ну, правильно.
        - А в некоторых буржуйских странах не так сделано. Размер штрафа определяют в зависимости от зарплаты нарушителя. Помню, один крутяк на мотоцикле что-то нарушил, так ему около ста тысяч штрафа насчитали. Страну и валюту не помню, но было много. Как вам такая система? Притом учтите, на Западе сильно разнятся доходы. У одного может быть зарплата тысяча в месяц, а у другого - миллион.
        - Ну, тогда эта схема лучше. Можем и мы у себя ввести.
        - Вот! Только теперь обратите внимание на слова. «Лучше» - это не «равенство», и даже не «справедливость». Какая такая справедливость в том, что за один и тот же вред обществу разные люди платят неодинаковую сумму? Если рассматривать штраф, как компенсацию вреда - неверно, а если как воспитательный стимул - боле-мене верно. Так?
        - Так это нормально: «шишке» назначили большее наказание, но назначили! А ты говорил, чтоб наоборот, вообще не наказывали.
        - Это не важно. Примеры и случаи могут быть разные. Важен принцип. Мы говорили о фальшивости и вреде принципа равенства. Даже в школе учителя иногда этот принцип не соблюдают. Двоечник постарался, выучил хорошо - ему на балл выше поставят, для стимула. А отличнику за такой же ответ наоборот, снизят оценку, чтобы подчеркнуть: «Для тебя, брат, это плохой ответ».
        - Ладно, эт самое, хватит рассусоливать, давай дальше излагай, о, великий мудрец, пророк и учитель.
        - Рубан, кончай хохмить! Вопросы серьёзные. Страна по ним жить будет.
        - Последний лозунг: братство. Это применялось к национальностям. Предположительно, на нашей планете проводится эксперимент: могут ли разные расы жить вместе, создавать смешанные браки, детей, культуры. Ядерная зима мне со всей очевидностью показала: нет! Да и до того все эти кровосмешения в Европе и США ничего хорошего не дали.
        - Но ведь у нас в Союзе получалось! И герои были из разных республик, и артисты, певцы… Не всё идеально, но получалось.
        - Не совсем так. Все примеры, которые у вас в голове - это примеры культурной ассимиляции. Герой из малой национальности проникся имперским мышлением и воевал за большую страну, как за своё село, как за свой род. Артист становился известным и популярным на весь Союз, только тогда, когда снимался в общесоюзном фильме, например. Крайне желательно было, чтобы он разговаривал с минимальным акцентом на русском языке. А это тоже признак ассимиляции. Такие случаи единичны. А типичными являются примеры наших солдатиков: чеченцев, узбеков и прочих. И вы, и я насмотрелись на землячество достаточно. Если перейти с обыденного уровня изучения данного вопроса на научный, могу рассказать об исследованиях Петухова. Был такой историк, археолог. Впрочем, почему - был? Наверно, он и сейчас есть, может даже тот труд, который я читал, пишет. Да. Так вот. Что он написал. Если в наше, белое ядро, подмешивается больше пятнадцати процентов чужих - идёт медленная деградация нации. Через тысячу лет страна приходит в полный упадок. Какая доля влияния приходится на несовместимость биологии - неясно, но есть такой факт. По
крайней мере, не ассимилированная часть населения жутко деградирует культуру страны. Это было по всей Европе, начиная с 2000-го года и до конца. Национальные кварталы со своими законами, куда даже местные менты боялись зайти; «национальный» бизнес: продажа наркоты и оружия, прочее. Потом из-за этого гражданская война у них приключилась.
        - Нормально. Закрываем тему. Чурки - нам не братья. Цыган я ещё помню. Решили. Ещё. Напоминаю. Про многожёнство.
        - Точно! Обещал. Тут много всего намешано. Начну с истории. Раньше, до христианства, традицией являлось именно многожёнство. Это было правильно по многим причинам. У некоторых народов оставалась довольно долго такая традиция: брать жену погибшего брата. Вместе с детьми. У мусульман, которые раньше были одним из течений христианства, кстати, многожёнство есть до сих пор. Теперь о плюсах и минусах. Моногамия подспудно опирается на интуитивную справедливость, как равенство. И это есть ложь. Мы только что убедились, что равенство не есть справедливость и, тем более, не обязательно полезно для народа. Красивые и благородные жены - во все времена были самой главной ценностью. Власть пока не рассматриваю. И деньги, как сублимацию власти - тоже. Хотя в половине случаев люди стремились к деньгам и власти, чтобы получить жену получше. Предметом гордости настоящего мужчины были хорошо воспитанные сыновья, иногда - дети вообще. А дети получаются от жён. Поэты слагали стихи, учёные делали открытия, инженеры изобретали - ради женщин. Жёны - главный стимул для мужчины. Почему мы должны плодить выродков от
никчём, поддерживая закон моногамии? Не лучше ли отдать двух-трёх женщин достойному человеку?
        - Может и лучше. Но кто и как будет определять «достойность»? Не выйдет ли хуже? Боюсь представить себе коррупцию в данной сфере, если введём. Гаишники покажутся детьми.
        - Извратить до неузнаваемости можно любую идею. Но будем стараться. Кто и как? При царе брак одобряли не в Загсе, а родители жениха и невесты. Смотрели на род, на предков, на достижения и состояние, трудолюбие и ум, честь и доблесть. Брак без родительского благословения осуждался, как вы бы осуждали сейчас брак гомиков.
        - Фу, Саня, не за столом!
        - А что вы хотите? Говорю как есть. Ценз был для мужчины: 21 год. Содержать, прокормить семью должен был мочь. Для девушек было проще: должна была созреть. Но с другой стороны: родители договаривались о приданном. А сейчас нередки случаи беременности школьниц от своих одноклассников. В лучшем случае они женятся и садятся на шею своим родителям. Это правильно? Постепенно начнём вводить рейтинговую систему - получим критерии оценки ценности члена общества. Сначала простенько, постепенно усложним и уточним. На основании этих критериев и будем добавлять количество жён. Причём, не разрешенных, а обязательных! Это будет означать, что для должности определённой высоты необходимо иметь больше одной жены и больше определённого количества детей. Иначе - человек не имеет должной степени социальной ответственности.
        - Серега, сечешь? Га-га-га!
        - Га-га-га!
        - Чё пристали?! Может, у меня много детей. Сам не знаю сколько.
        - Серега, это не те дети! Мы детей будем считать только тех, которых отец воспитывает. Правильно я понимаю политику партии, Сань?
        - Точно так, Кира. А кто будет определять - это пока вопрос открытый. Будем как-то учитывать профессиональную успешность, ценность для страны, социальную ответственность, экономическую состоятельность. Впрочем, последняя будет у успешного и ценного, как правило, на высоте.
        - Нормально. «Кто и как» - это вопрос технический, это понятно. Но какие плюсы будут у этого начинания я так и не услышал. Только туманные рассуждения о стимулах.
        - Сейчас, Николаич, не гони лошадей, всё изложу. Короче. Детей воспитывают достойные отцы. Люмпен воспроизводится слабее. Какая-то часть «пролетариата» под действием стимула станет чуть лучше. Учитывая большую убыль мужчин, всегда были одинокие бабы: вдовы, старые девы. Мы это дело изничтожим. Вдов будем пристраивать, а старых дев принуждать. Тихо-тихо! Подробности потом. Не сбивайте - сам собьюсь. Плюсы. Имеем лучшее воспитание детей, лучшее воспитание взрослых, более высокий демографический показатель, более, так сказать, общинный тип общества, социальную защищенность. Вдовы будут приоритетно распределяться в мужском роду, как раньше было.
        - Это ты хочешь первобытнообщинный строй возродить?
        - Нехрен подкалывать, примерно так, да не так. У нас, в СССР, хоть и не настолько как на Западе, но уже в городах доминирует идеология эгоизма, разрозненности и потребления. А это дорога к краху. Все наши областные центры - сборище одиночек. Часто не знают всех соседей по подъезду, не то, что по дому. А по поводу потребления, если главное и коротко: дети мешают получать удовольствие, развлекаться. Их и не заводят.
        - А про плюсы многомужества не расскажешь?
        - Серега, эт самое, от тебя я такого не ожидал.
        - Да не, это я так, шучу просто.
        - Могу ответить. Тут всё просто. Это есть на Западе, и является одним из извращений. Два мужа от одной бабы не родят двух детей. А это есть главная цель брака: родить и воспитать достойных детей. Очень сильно мы это прочувствовали, когда выживали после ядерной войны. Многожёнство само установилось. Дети давали смысл выживанию, придавали сил, когда уже жить не хотелось. А несколько жён… Сами прибивались. Когда нужно постоянно отстаивать жизнь и свободу с оружием в руках - остаются только истинные ценности, всякая фальшь уходит.
        Малый рассказ о постапокалипсисе.
        - Саня, ты каждый раз очень неохотно и скупо говоришь про те времена. Я понимаю, трудно вспоминать, но может, всё же, пересилишь себя? Нам это будет полезно знать. Чтобы чётче представлять: против чего воюем.
        - Толик, не в том дело, что мне трудно. Я теперь такой отмороженный, что нифига мне не больно. Вас жалел. Противно это. Вы не ждите от меня рассказок инженерного типа: о хитрых мышеловка-крысоловках, получении мыла из собак, выведении особо сытных грибов, добычи электричества на разности температур. Не так мы выживали. Вы разочаруетесь. Больше всего эта жизнь похожа на тот первобытнообщинный строй, который нам описывали на уроках истории. Как оно было сто тысяч лет назад - я не знаю. А у нас было… было… Было. Жёстко было. Кто сильнее - тот и прав. Есть вожаки стаи. Загсов нет. Берёт вожак себе новую жену, хоть и пятую, со старыми не разводится. Негде развестись! Да и смысл? Дети уже от остальных есть, к ним привык, они полезны. Мужиков гибнет много. Всё равно пропорция полов подталкивает. Разница только в том, что у вожака молодые и красивые, а у мужичков поплоше - бабы постарее, не такие красивые, с детьми. Многожёнство образовалось само и совершенно естественно.
        - А первая жена не возражала?
        - Куда она денется? С подводной лодки? На улице - ядерная зима стоит, через день - боестолкновения, особенно поначалу. Это не секция карате, где девушки ходят как бы наравне с парнями, ручками машут, «ки-яаа!» кричат. Тут реально нужно убивать, зубами грызть врагов. Приходят мужики раненые. Бабы их выхаживают, смотрят на раны, думают. И не хватает у них дури и тестостерона, чтобы добровольно под пули лезть. Может где, и бывают исключения из правил. Статистикой не занимался. У меня в дружину района входили только мужчины. Случай помню, когда первая жена ушла из семьи, когда муж взял вторую - помню. Было дело. Только у них дети погибли, и эта баба ушла к другому. Я никого не хочу ни в чём убедить. Что видел - то и рассказываю.
        - То есть, никаких волхвов, жрецов Перуна, у вас не было, многожёнство не навязывало?
        - Я же уже сказал: нет, всё само вышло. С религией вообще завал вышел. И не сильно религиозен был наш народ. Тем более, после коммунистов. А во-вторых: лишний рот бесполезного болтуна кормить никто не желал. Так что никто нас не агитировал ни за Христоса, ни за коммунизм, ни за что другое.
        - А воровство было?
        - Было, как не быть? Только глупо это. Одно дело - играть в кошки-мышки с советским правосудием. А в наших условиях это было глупо. Пару раз пропали консервированные ананасы из детского фонда. Вора не поймали, но вычислили. Улик нам было не нужно, отпечатки пальцев не снимали. «Крысу» выгнали, поставив на лбу клеймо: «вор». И всё. Никакая община его не примет. Кражи, естественно, прекратились.
        - Так это поэтому ты так жёстко взялся: люстрация, наказания за тунеядство, прочее?
        - Добрым можно быть тогда, когда твоя глупая жалость не приведёт к смерти твоих детей. А в другом случае - нельзя.
        - Но здесь же - не там!
        - Здесь тоже будет «там». Просто ещё время не пришло. И это не сильно будет зависеть от нас. Если вы помните: ядерная зима случилась не из-за войны России и США, а из-за второразрядных ядерных стран. Если смогу повернуть историю, чтоб без уничтожения планеты - поверну. А нет - будем выживать в лучших стартовых условиях.
        - Так это для того твои подземные работы?
        - В том числе. Под землей мы не только метро оборудуем, но и стратегические склады, да и часть обычных туда перенесём. Транспортная сеть - вещь универсальная.
        - А как вы жили в этой своей, общине? Я имею в виду именно: «жили» а не «выживали».
        - Чёрт его знает. Жили как-то. Общение в семьях было лучше. Жизнь вокруг ярче становится, когда запах смерти витает вокруг. Жена на меня смотрела, как на бога, такими восторженными глазами, когда я приделал к нашей электрической швейной машинке ручку на колёсико. Стало можно рукой быстро вращать, как на старых машинках, и шить. Не так удобно, как от электричества, но значительно лучше, чем руками иглой тыкать. А я жену любил за всё хорошее, и за то, что она глазки портит, латку за латкой ставит на одежду для всей семьи. Внукам больше радуешься - это не просто забавная игрушка, как в спокойное время, а вера в будущее. Общие интересы в общине, как у пчел. Помню, вывозили продукты со склада супермаркета «Метро» в подвалы. А, вы ж не понимаете… Супермаркет - это магазин такой. Был у нас в районе. Мы командовали. Люди не отлынивали, понимали: на кону стоит общее выживание. Дом утепляли, подвал углубляли - всё делали вместе. Куда там тому колхозу. Каждый приносил пользу. Дети получали правильное воспитание с детства. А не ту ерунду, которую называют воспитанием сейчас, особенно в школах. Даже собаки
отрабатывали своё! Глупых собак - съедали.
        - А как поступали с совсем старыми и немощными? Со стариками? Их не съедали?
        - Толя - в глаз дам. Ответ же такой: жёстко. Пока работает, полезен хоть как-то - держим в общине и кормим. Даже калека может работать: сапоги тачать, ремонтировать что-то. Кто не работает - тот не ест. Особо ленивых били, изгоняли из общины, с территории района. А это смерть или рабство. Трудовое перевоспитание работало значительно лучше, чем при коммунистах.
        - А в села почему не драпанули?
        - А смысл? Ядерная зима весной не кончается. Она не кончается несколько лет. Точно я не знаю - меня на третий год убили. Но за те три года, что она была, никакого потепления не наблюдалось. Поэтому в селе ничуть не сытнее, чем в городе. Жили только на запасах.
        - Как вы вообще могли выжить в таких условиях?
        - Много факторов. Порода людей несколько улучшилась: всякая шушера отсеялась. Остальные мобилизовались: голод, холод, нет зрелищ - туда не тратится энергия. Слабые повесились. Грибы выращивали, воевали за запасы…
        - Давайте завершать политинформацию. Саша, какие конкретные действия?
        Оплата долга Швейцарией.
        Был один «курьёзный» случай с катастрофическим финалом. США решили нас «развести» как лоха. Выставили счёт на сто миллиардов долларов. Эти долги сделал специально Горбачёв. Ясное дело, платить эти деньги мы не собирались. В другой реальности эту сумму содрали с России. А тут Штаты решили на нас «повесить». А мы давно были готовы к такому ходу. Было собрано штук сто разных швейцарских счетов, самых разнообразных. Туда добавили ещё столько же взятых с потолка правдоподобных циферок. Объявили, что на эти счета были переведены коррупционерами КПСС деньги Советского Союза. Предъявили Швейцарии иск на сто миллиардов долларов. Срок погашения: двое суток. Дали пресс-релизы во все буржуйские информагентства, крупные полунезависимые газеты, другие СМИ. Волну подняли высокую. За пять минут до события я имел беседу с президентом Чехословакии, Яном Страским. У него оставалось времени на один звонок. Он сделал звонок правильному абоненту: своему командующему ПВО. Понеслись крылатые ракеты над Чехословакией в Швейцарию.
        Вообще-то, сперва я хотел ограничиться предупреждением: четырьмя ядерными ударами. Но Емец меня отрезвил и просветил: армия Швейцарии оказалась потенциально слишком опасной. Восемьсот танков, вполне себе боеспособных, много бункеров, прочих подземных укрытий, позволяющих выжить восьмидесяти пяти процентам населения в случае бомбёжек. Четырнадцать эскадрилий ВВС. Если бы мой первоначальный план был принят, то мы бы получили войну с очень подготовленным противником, которому тут же пришла бы на помощь «вся мировая общественность». Соответственно, полумеры не годились: или вообще не начинать, или «зачищать» максимально. Вопрос не в людях, деньгах или борьбе за умы людей планеты. Мне было нужно показать свою отчаянность. Это подобно проверке «на вшивость» в зоне или тюрьме. Зэки проверяют новичков, чтоб понять чего те стоят, в какую «масть» их записать. Если прокололся в такой проверке - всё, до конца будешь в нижних категориях, авторитет уже не поднимешь. Чего-то подобного хотел добиться и я этой операцией. Мне было нужно показать зубы, готовность воевать на уничтожение. Иначе вражеская «анаконда»
меня бы тихо удушила, обжав по всем направлениям, оставив только вариант войны со своими, например, с Россией за ресурсы.
        Мне не было жаль ни ракет, ни ядерных зарядов, ни жителей Швейцарии. Понятно, что простые швейцарцы виноваты лишь тем, что враги их выбрали одной из базовых стран. Но на войне нет хороших и плохих людей. Есть только свои и враги. Вина тракториста из Швейцарии в том, что в случае войны он пересядет на танк. И зачем я ему должен давать эту возможность? Его дед построил своё благополучие на двух мировых войнах, в которых якобы нейтральная Швейцария была расчётным центром капиталистов. Как говорится: кому война, а кому и мать родная. Швейцарцам - мать родная. Внуки заплатят за дедов - если кому непременно нужно моральное обоснование.
        Хотя, впрочем… Могу дать и обоснование. Воевать или драться нужно с тем, кто виноват, с «головой», а не с «руками», с тем или теми, кого натравили. В старых войнах драку за межу затевали бароны и короли, а гибли простые солдаты. А элита потом торговалась, договаривалась, даже детей женила на бывших врагах. Только Гитлер выпал из этого правила: он на Лондон ракеты слал, правда, не сразу, Берлин бомбили… В остальных случаях войны проходили нечестно, как мне кажется. Только английские евреи, или враги второго уровня, как я их называю, применили правильный и логичный подход в войне с Францией. Людовик четырнадцатый, король-солнце, говорил так: «Франция - это я!» И ничуть не кривил правду. Только люди, далёкие от политики, могут думать, что от народа что-то зависит. Никогда и ничего не зависело. Редкие исключения - бунты, но и в этих случаях нужно разбираться. Может так статься, что большинство бунтов народа против текущей власти было спровоцировано третьими силами. Да, про Людовика. Враги проигрывали чистую войну, поэтому стали бить не по флоту и армии, а по виновнику и инициатору войны: по королю.
Потравили-поубивали всех его наследников. Даже бастардов. Тот и сдался, «слил» интересы страны.
        Что-то подобное и со Швейцарией. Почему я должен был уничтожать поляков, если они - только «руки», оболваненные вражеской пропагандой статисты? Есть ещё румыны, чехи, венгры. Мало ли кого враги на нас натравят? Ну, уж, нет, я не буду играть в псевдоблагородство, миролюбие и добропорядочность. Гидре нужно рубить головы, а не гоняться за хвостом.
        Базовых стран не так уж много. Будем бить по ним. Каждый швейцарец - винтик механизма под названием «Швейцария». Даже самая распрекрасная нянечка или медсестра. Выживет эта нянечка - умрут позже русские мужики от пьянства и безысходности, русские парни в феодальных войнах, русские девушки в турецких борделях, русские дети от прививок и наркотиков, русские младенцы в виде эмбрионов, которых подвергнут аборту «по разнарядке» врагов. Даже больше: русские сперматозоиды, которые не добегут до цели, ибо в колониях, в которые превратят республики СССР враги, будет столь неблагополучно, что молодые пары не смогут построить семей, будут «контролировать рождаемость» и «планировать семью», то есть не заводить детей. Нет, если б мы были в сказке, и я мог наколдовать смерть нескольким сотням врагов на планете - тогда, да, можно было бы обойтись малой кровью. Но усечение пирамиды управления не является радикальным средством победить, если оно единоразовое, несистемное. Заместители станут начальниками - только и всего. Можно проколоть машине колесо, но переставив запаску, водитель поедет через десять минут. А
мне нужно нанести ощутимый урон врагам и показать им новые правила игры. Поэтому нужно убить многих, в том числе, как бы невиновных. Впрочем, вопрос вины спорен. Каждый житель метрополии получает приз в виде повышенного уровня жизни. Этот приз - результат ограбления колонии. Так что, насчёт вины…
        Все вышеназванные категории русского населения тоже ни в чём не виноваты. Но они виноваты перед врагами лишь тем, что русские. Враги, кстати, не играют в благородство, а геноцидят. Вот поэтому у меня не было бы жалости, даже если бы я был нормальным человеком. К счастью, я не испытываю чувств, поэтому и колебаний не было. Я дал команду проводить максимальный вариант операции. Планы у Емца были составлены на все случаи жизни, наша страна находилась в полной готовности к войне постоянно, хоть это и сказывалось на атмосфере и влекло расходы.
        Сначала были подавлены объекты ПВО и разрушены посадочные полосы аэродромов. Почти тут же Ту-95-е и Ту-22-е нанесли ядерные удары. Свыше сотни ядерных грибов выросло в альпийских долинах. Я не жадничал. Уран и плутоний мы получим ещё, а вести реальную незапланированную войну мне совершенно не хотелось. Тем более с сильной армией Швейцарии.
        Чехи ракеты не перехватывали. Всё прошло быстро: за один день. У врагов был шок. Но - что делать? Швейцария - не член НАТО. Формально. Фактически: это одна из баз врагов человечества. Но формально никто за Швейцарию вступаться не обязан! Второе соображение ещё печальнее. Наличие большого количества ядерного оружия у СССР. Какой смысл вступаться? Получить «ответку»? Или воевать только обычными вооружениями? Ага, как в Скагерраке… Торговать СССР сам перестал… Полностью. Не давать летать над подконтрольными территориями? Мы и так не летаем. Не давать плавать? И так не плаваем. Из всех международных организаций и договоров СССР и так вышел или не соблюдает… СМИ конечно взорвались! Ух, и вони ж было! Нас представили исчадиями ада. Но не нужно бояться того, кто громко кричит. Он не будет драться.
        Выдержки из стенограммы заседания Бильдербергского клуба, посвящённого уничтожению Швейцарии
        - Это откровенный вызов. Всё идёт к войне. А победа дешёвым путем была так близка. Так не хочется портить Землю. Ведь, почти получилось.
        - Вы не слишком точно оцениваете ситуацию, коллега. Что это вызов - почти согласен. А что идёт к войне - нет. Мы несправедливо потребовали денег, которых русские не должны. Формально - должны, фактически - нет. Следите за логикой. Русские ответили аналогично. Швейцария формально к тому требованию отношения не имеет, а фактически является нашим европейским филиалом. Это прямолинейный ответ на подлость. Как и Скагеррак. А то, что русские безо всякого стеснения и трепета применили ядерное оружие против своего врага, лишь даёт нам знание.
        - Что вы несете?! Вы себя слышите? Мы понесли огромные прямые потери! А репутация? Мама дорогая! А вы о знаниях…
        - Настаиваю: мы получили полезные знания. Мы теперь знаем, что русские знают о нас достаточно много. Мы знаем, что они будут смело использовать наши методы. Мы знаем, что больше тратить ресурсы на пиар и СМИ большого смысла нет. Эти знания кое-чего стоят.
        - Коллега, разъясните мне ход ваших мыслей. С первым всё ясно: они считают своим врагом не США, а именно нас. Что-то припоминаю из доклада аналитического отдела: «США, как государство, народ США, всего лишь наши враги первого уровня. Есть ещё другие: враги второго и дальнейших уровней». То есть кто-то додумался или произошла утечка информации, но ясно: верхушка СССР знает о нас, считает нас врагами второго уровня. Со вторым тоже прозрачно: в Японии в сорок пятом мы сделали то же самое. А про СМИ я желаю услышать полную версию.
        - С точки зрения международной общественности, если мы включим массовую травлю, в соответствии с логикой холодной войны - это событие зашкаливает. И поэтому мы бессильны. Это нам знак: по нашим правилам война больше идти не будет. Ну, вот что вы будете делать? Если вы поднимете шум в СМИ, что дальше? Все обыватели наших вассалов и колоний возмущены. Что дальше? Франция должна запустить все свои ракеты на СССР? А где гарантия, что на дне океанов не ждут своего часа два десятка фугасов скагерракского типа? Именно этот знак нам и послали противники. Они знают, что мы хотим их уничтожить, они знают, что мы будем соблюдать любой договор постольку-поскольку, они знают, что почти обречены. И они готовы на техническую ничью. Если мы будем играть нечестно и нагло - они будут отвечать втрое.
        - И что, вы предлагаете сдаться? Или простить им этот выпад?
        - Ещё не готов вам ответить. Но освещать данное событие в СМИ рекомендую как аварию на ЦЕРН-е. Иначе мы сами загоним себя в угол. А дальше нужно думать, как их обыгрывать. По крайней мере, все мы должны признать, что этих ребят сильно недооценили и наши прогнозы были неверны. ***»
        СМИ «мировой общественности» через два дня дали опровержения: мол, это не злой СССР стрелял, а ЦЕРН взорвался. Военные ПВО стран НАТО написали ещё по одной подписке о неразглашении, получили премию, а народ в капстранах гадал: то ли мы стреляли и ЦЕРН взорвался, то ли ЦЕРН решил разнести нашу планету на кусочки, а мы его уничтожили. Мне вспомнился случай из первой жизни. Амеры потопили подводную лодку «Курск». А президент России тельняшку на груди рвал и клялся, что сама, мол, потопла, авария случилась. И никого не смущали фотографии корпуса лодки с пробоиной от чужой торпеды. И граждане верили. А чё? Президент сказал - значит, правда, сама взорвалась. Впрочем, я не улыбался этой аналогии. Не было мне смешно.
        Беседа с Касьяном по новому человеку.
        - Александр Владимирович, у меня есть вопросы. Разрешите?
        - Кира, ты чё? Как не родной. Проходи и говори нормально.
        - Дело в том, что по ходу исполнения своих обязанностей я обнаружил что не понимаю кое-чего важного. Поэтому обращаюсь официально.
        - Не, так дело не пойдёт. Мы - одна команда. Мне важны наши люди, а не только идея. Переключись на нормальный режим и говори.
        - Саня, ты меня поставил на консульства, на эмигрантов. А я совершенно не понимаю критериев. Кого брать, кого - нет? Как влиять на политику местной власти в России? Я смотрю на то, что мы делаем с людьми внутри СССР, и не знаю, как агитировать российских эмигрантов. Они часто отвечают консулам: «Не поедем к вам. У нас хоть зарплату не платят, но и квартиру не забирают, в село не ссылают». И что я им должен сказать? Ведь, правы! Проясни мне ситуацию. Почему мы повесили всяких первых секретарей - это понятно: для картинки. «Пришла новая, жёсткая власть, метёт по-новому, бойтесь, гады!» Убили бога, взяли власть. Почему мы сослали в сёла прочих партаппаратчиков - тоже понимаю: идейные вырожденцы, приспособленцы, потенциальные враги. Но бракоделов и не переквалифицировавшихся гуманитариев - зачем?
        - Мыслишь правильно. Когда Союз ломали в моей прошлой жизни, да и сейчас, в той же России, ты можешь увидеть, партхозноменклатура, политическая элита тех времён, не сильно сопротивлялась, а процентов тридцать даже способствовали смене строя. А чего им переживать? Директорам достались заводы, прочие поделили госздания, другую госсобственность. А то, что они офигенные управленцы - миф. Свои посты они через райкомы получили. Большинство из них в течение нескольких лет лишилось своей собственности.
        - Так про этих мне понятно…
        - Кира, не спеши, не перебивай. То есть, про этих кадров мы поняли: потенциальные враги. А кто их воспитал? Не в средней части карьеры на партсобраниях и партшколах, а раньше. Кто? В детстве, в школе, им давали идеологию под соусом литературы. Частично, конечно, родители воспитывали. Историки, которые ни разу не были в архиве, литераторы, которые недрогнувшей рукой загружали детям в головы «Войну и мир», Достоевского, прочих взрослых писателей, писавших для взрослых. Или, ты можешь сказать, что понимал подобные произведения в подростковом возрасте? Во всей их глубине?
        - Нет, конечно, выкручивался. «Войну и мир» вообще не читал. Пропетлял как-то.
        - Вот это и есть идеологическая диверсия. Детей воспитывали на недоступных им по опыту примерах. Они впитывали лицемерные правила общежития, как некую игру. А учили жизни их бабы, которые сменили школу среднюю на высшую, а потом перешли назад в школы в качестве учителей. А реальной жизни, производственных трудностей, рабочего класса вживую - не видели. Их опыт ограничивался семейным, в лучшем случае с двумя детьми, чаще - с одним. Это давало сильный перекос в воспитании. Кто сумеет перестроить мозги, доказать полезность для общества - сможет вернуться в город. Остальные пусть коровам голову морочат. В перспективе, с введением в строй рейтинговой системы, мы даже преподавателей технических специальностей будем шерстить. Я не хочу, что бы в нашем обществе продолжала действовать порочная концепция социализма: «Кто умеет работать - работает, кто не умеет - учит, кто не может даже учить - руководит». Нафиг. Позднее в Вузах введём ротацию преподавателей. И так далее. Это тебе объяснение: почему консульства не разрабатывают гуманитариев.
        - Допустим. Остались наши, родные, бракоделы. Почему так жёстко?
        - Тут, Кира, сложнее. Начну издалека. В современной структуре общества в США на непосредственных производителей материальных ценностей приходится мизерный процент. Дай бог, чтоб пять процентов было. Причин тому много. И колониальная схема обеспечения нужд. И победа банкиров над производственниками. Но есть и такая причина в этом списке: деградационная модель идеологии. Разврат, потребление, причём незаслуженное, отрицательные приоритеты в рейтинговой системе. Я вам это уже объяснял раньше, но могу повторить.
        - Не надо, продолжай по сути.
        - Перед амерами встала проблема: куда девать деградировавшую часть населения? Чем кормить - ладно, они решили: русских и Африку обдерут и накормят своих бомжей и негров. Впрочем, тут я несколько передёргиваю. Они ещё химичат с едой. ГМО и прочие технологии позволяют им выпускать еды много, но жутко вредной для здоровья. Ладно, это большая отдельная тема. Вернёмся к американскому населению. Чём их занять? Половина самозанята в преступной сфере. А вторую половину они стерилизовали. Устроили их мэнэджэрами, мэрчандайзерами, придумали сетевой маркетинг, кредиты, развили юридическую систему до не могу. У них юристов в сотню раз больше, чем у нас. Но это не потому, что много преступников. С ними, как раз, они не стараются бороться. Только делают вид. Им нужно трудоустроить, точнее, просто устроить куда-то часть деградантов. Придумывается куча бессмысленных и бесполезных услуг, видов деятельности. Подкрепляется это всё идеологической машиной: кино, СМИ. Притом, учти: я сейчас не затрагиваю тему производства бесполезных товаров, типа жвачек.
        - Нельзя ли об этом чуть подробнее: я не был за границей, для меня это тёмный лес. Чем они занимают людей? Какими бессмыслицами?
        - Это отдельная большая тема на несколько часов. Более того, я сам не был на Западе. Могу судить только по фильмам, рассказам других людей и другим косвенным источникам. Если коротко: «хлеба и зрелищ». Так всегда занимали толпу. Ничего не изменилось. «Хлеб» - это юристы, артисты, журналисты в избыточных объёмах, биржа денег, форэкс называется, товарная биржа, где уже совсем забыли, что такое товар, торгуют только акциями и другими ценными бумагами. Человек, с первого взгляда, тратит время на заработок хлеба насущного, в виде денег, но реально: тратит время на деятельность, не несущую пользы обществу. Даже львиная доля бизнеса, являющегося аналогом нашего производства - ерунда. Теперь «зрелища». У них может быть 100, 200 телеканалов, доступных для просмотра. Это вам, выросшим на «голодном пайке» 2-3-х советских каналов, с одним фильмом в неделю, это кажется благом, раем, чудом. Через какое-то время однообразные фильмы приедаются, к спецэффектам привыкаешь, сериалы сидят в печёнках. Если ещё к тому времени мозги не разжижились - понимаешь: гадость, вражеская идеология и потеря времени и сил. А тупые
шоу чего стоят?
        - А это что за зверь?
        - Отдалённо, на шоу похожи наши передачи: «Кабачок 13 стульев», «Огоньки» разные. Собирают десяток случайных людей, пару псевдоэкспертов и начинают обсуждать: где у палки начало… Ещё всякие танцевальные и песенные шоу. Это только в песне «песня нам строить и жить помогает». А в реальной жизни, когда часами показывают потуги безголосых - басни Крылова «Квартет», «Музыканты», предстают быть баснями. Просто дурдом! Или танцы, особенно псевдоспортивные. Сначала казалось: крутизна! Здорово! Это по сравнению с нашими совковскими потугами на дискотеках. Но со временем открываются другие грани явления. Проявляется влияние вражеских и паразитных программ. Паразитные, потому что изначальный смысл танцев тут выхолощен. Это не способ прикоснуться к ауре кандидата в мужья или жены, а самостоятельная субкультура, вещь в себе. А вражеские, потому что культивируют разврат. Это уже нужно видеть те танцы, на пальцах объяснять долго. Когда молодежь мечтает танцевать всю жизнь, дети рождаются редко, ракеты и танки не делаются, всё отдаётся врагам за похлопывание по плечу. Из спорта Запад сделал шоу. Большинство видов
- искусственны, служат именно как зрелище, а не для пропаганды и развития здорового образа жизни. Это очень обширная тема. Давай вернёмся к лишним людям. Мы говорили, как США решили подобную проблему.
        - Да, помню.
        - А куда нам девать не приспособившихся? Это твои бракоделы.
        - Ничё не мои. Просто я должен знать и понимать, раз ты меня поставил на это направление.
        - Мы хотим создать нового человека. Того, которого грозились создать революционеры. Ничего не изменилось под Луной: есть только два типа стимулов: кнут и пряник. С пряником всё понятно: больше зарплата, квартира, прочих благ, рост карьеры. А какой придумать кнут? Не расстреливать же человека только за то, что он ленив, что советская власть воспитала из него разгильдяя? Вот мы и выбрали пару вариантов: ссылку в село и на шахты. Село - это просто сброс неприспособившихся. Шахты - наказание. Так и объясняй кандидатам на гражданство: достойным бояться ссылки не нужно. Что любопытно: нам столько людей на селе не нужно, это не для возрождения села. Это именно наш вариант стерилизации оболтусов. Уменьшаем количество допустимых детей, вплоть до принудительных абортов. Предлог железный: они из них воспитают себе подобных. Даём спокойно дожить в экологически чистой обстановке. Но устраняем из главного русла жизни общества. Тем более что путь назад у большинства есть. Например, освой технику, механизируй совхоз - тебе повысят рейтинг и разрешат вернуться в город, если захочешь.
        Разрушение Турции
        Армяне прошли усиленную подготовку в краснодарском Центре и были заброшены в Турцию. Во-первых, экипировали мы их очень грамотно, учитывая афганский опыт. Я дал им способности, которые уйдут через месяц. Основная группа, отряд Серго, накатился волной на северное побережье Турции. Мы их высадили морем. Ещё один большой сводный отряд новобранцев пошёл через турецко-армянскую границу. Небольшой отряд Карапета действовал скрытно в Курдистане. Серго со товарищи устроил сирийский вариант в населённых пунктах, устраивая максимальный охват.
        Что тут скажешь? Сирийский вариант, в исполнении моих армян, вполне удался. Турецкая армия успешно разрушала свои собственные города и посёлки. А мои «терминаторы» почти не несли потерь. Турция кончилась бы раньше, чем эти бойцы, если бы не ограничение в один месяц действия волошбы.
        Второй отряд тупо вырезал турков, как те делали это столетие назад с армянами. Они планомерно зачищали территорию их захваченной родины. На озере Ван и горе Арарат они не остановились.
        Карапет реализовывал геббельсовскую провокацию. Все турецкие войска в Курдистане уничтожались. По-возможности, демонстративно убивались курды. Особо полезно было убить старика, женщину, ребёнка. Исключительно из турецко-натовского оружия. Это было не трудно, потому что для самообеспечения и конспирации этот отряд был вооружен исключительно оружием НАТО. Огонь разгорелся, курды поднялись. Сначала робко, дальше - больше. Карательные экспедиции властей сделали своё дело. Отряд Карапета уходил в рейд на месяц раньше отряда Серго. Поэтому на момент высадки «морского десанта» силы турецкой армии были сильно отвлечены турецким «Афганистаном». Самые сильные, боеспособные части уничтожали курдов. Неуспешно. Отряд Карапета должен был помогать курдам минимум три месяца. Это была вторая часть моих планов на армян. Впрочем, она не сработала. Об этом - позже. На боевиков Серго турки оперативно перебросили полицию, всякие неподходящие войска: тыловиков, стройбатовцев, курсантов разных военных училищ, большей частью морячков. Слегка укрепили их бронетехникой и - в топку войны. Всех армян мы подготовили
основательно и универсально. Я это к тому, что турецких салаг они не просто уничтожили, но и захватывали танки, бронетранспортёры, усиливая свои боевые и мобильные возможности. У турков, теоретически, был один козырь: господство в воздухе. Мы регулярно поставляли «Стрелы», «Иглы» - это раз. Карты военных баз и аэропортов были крепко вызубрены Серегиными командирами, планы разработаны нашими штабистами. Всё валилось у турков. Они всё время опаздывали. Пригнали армянам танки - эти танки уничтожили аэродром. Не само лётное поле - самолёты и вертолёты. Захват полка горной артиллерии позволил уничтожить американскую военную базу. Ещё раз напомню: целых восемь месяцев мы готовили из армян подлинных универсалов. Они не могут тягаться в навыках с танкистами или пушкарями, но целый месяц будут попадать в цель первым выстрелом.
        Третьим аккордом этой симфонии стал отряд добровольцев. Мы этих боевиков готовили, но не в Краснодаре, а на месте, в Армении. Президента Армении мы сменили в самом начале. Это отдельная история. За эту спецоперацию я реабилитировал много своих опальных КГБ-шников. Этот отряд был подготовлен и боеспособен существенно хуже первых двух. Но он вступил в действие через три недели после Серегиного и через шесть - после Карапетовского. Соответственно, противостоять этому отряду было некому. Этот отряд был более многочисленным: около десяти тысяч бойцов. Как пожар в степи, они уничтожали колоски сел и поля городов. Точнее, города-то оставались, а вот живых там не было. Целых полгода телевидение Армении подробно рассказывало об ужасах былой турецкой резни, в школах учили старые карты Великой Армении. Пропагандировался культ священной горы Арарат, к которой пристал Ноев Ковчег, от которого и пошли люди. А святое озеро Ван, в котором каждый армянин должен ополоснуть ноги? Новая Мекка, да и только. Поэтому добровольцы стекались в центры подготовки, как мухи… нет, лучше: как осы на мясо.
        Четвертой вступила в действие армянская армия. Под лозунгом спасения мирного населения и оказания гуманитарной помощи, выкрасив в голубой цвет каски, армия брала под контроль территории, уничтожала последние очаги сопротивления. Была предпринята попытка бомбардировки Армении. Неудачно. ВВС СССР оказали дружескую помощь братскому армянскому народу, да и расположенные на нашей базе на территории Армении зенитные ракетные комплексы добили тройку прорвавшихся «камикадзе». Потери у нас были, но большей частью, в самолётах. Большинство летчиков мы нашли и спасли. Этому способствовала усиленная подготовка летчиков по программе выживания. Кроме того, мы старательно отрабатывали спасательные мероприятия. Они же сильно помогли в боях с турецким флотом в Чёрном море.
        Турки зачем-то двинули свой флот в Чёрное море. Возможно, хотели оказать поддержку с моря северным портам, страдающим от боевиков Серго. Более вероятно: хотели блокировать наши поставки боеприпасов диверсантам. Увидеть в армянском «джихаде» наши длинные уши не трудно. Мы решили расценить это перемещение флота как подготовку агрессии против нас. Километров на триста южнее Крыма произошёл бой двух флотов. Бой - это громко сказано. Наша авиация связала боем турецкую. В это время уже подлетал рой противокорабельных ракет. Половина была запущена с наших ракетных крейсеров, половина - с Ту-95-х.
        Через месяц боёв отряд Серго был эвакуирован на отдых, лечение, доукомплектование. Но события разворачивались так быстро, и не совсем по нашим планам, что пришлось им сократить отдых до двух недель.
        Во-первых, отряд Карапета нарушил приказ, не отошёл в Армению после месяца боев, а предпринял рейд на южное побережье Турции, в курортную зону. Международный скандал. Они же иностранцев от турков не отличали - убивали всех подряд. Отдыхающих там оставалось мало - все массово бежали. Но для вони западным СМИ было достаточно. Сирия воспользовалась этими воплями, как поводом, и ввела на юг Турции свои войска. Якобы, для миротворчества. На самом деле Асад увидел возможность в этой катавасии отхватить лакомый кусок. Это - второе событие, не предусмотренное нашими планами. В-третьих, курды тоже совершили рейд - в центральную Турцию. В-четвёртых: армянские добровольцы не остановились на достигнутом, и пошли на запад. Турки формировали народное ополчение, дружины, выдавали оружие. В большей части страны воцарился хаос, мародёрство. Грех было это не использовать.
        Через два месяца терзания Турции со всех сторон мы направили отряд Серго в Стамбул. Для оказания срочной помощи в наведении беспорядка. Помощь была оказана. Вновь заколдованные, слегка отдохнувшие бойцы, устроили Армагеддон. Выведение из строя водопровода, газопровода, электрических сетей, связи, мостов - благотворно сказалось на достижении поставленной цели. Резня дала панику. Уничтожение продуктовых складов тоже было крайне полезно.
        Емец меня как-то спросил: «За что мы так с Турцией»? «Они нарушили договор 1833-го года: пропустили в Чёрное море американские корабли. Можешь как-нибудь Хронопуло и Селиванова расспросить, как они отбивались от «Йорктауна» и «Кэрона» в 88-м», - был мой ответ. Неправда, если судить юридически, но именно за следование в фарватере наших врагов Турция и получила.
        Турция - член НАТО. По логике - американцы должны были бы вступить в войну, стать грудью на пути русских. Но Юревич позвонил Бушу и сообщил невинным тоном: «В Эгейском море очень часто бывают землетрясения и цунами». И всё. Положил трубку. Фугас там лежал реально, ждал своего часа. Но амеры всё поняли и флотом не попёрли. Однако на территории Турции было много американских военных баз. Их замечательно снабжали боеприпасами, преимущественно по воздуху. Наверняка продумывались варианты оказать помощь руками расходных членов НАТО. Но Румыны не хотели, у них в памяти ещё был свеж поход Карапета. Греки, под угрозой расстрела, не стали бы помогать туркам. Полк итальянцев растаял - никто и не заметил. Больше дураков лбы под пули подставлять не нашлось.
        Ещё месяц спустя СССР высадил две дивизии миротворцев. Одну - на европейское побережье Турции, вторую - на азиатское. С европейского побережья мы начали массово отселять людей вглубь Турции, впрочем, с Анатолии - тоже. Брались под контроль военные объекты, флот двинулся в Мраморное море. И тут американцы дали свой ответ. Воевать кость в кость с нашими ребятами они не желали. В ответ на «катастрофический эксперимент в ЦЕРН-е» они взорвали три ядерных заряда на европейской части Турции, пять - на азиатской. Наши дивизии были уничтожены, как боевые единицы. Эта часть планеты - тоже. Ещё долго тут нормально жить будет нельзя. Флот пострадал мало: подводных или близких взрывов не было, хотя электромагнитный импульс повредил часть электронного оборудования, пришлось идти на ремонт в Николаев. Тем не менее, частично цель была достигнута: проливы мы взяли под контроль. Через время, когда уровень радиации спал, специальные части химвойск развернули несколько военных баз. Пусть и в свинцовых трусах, но там стоят наши солдаты. Что любопытно: взрывы западные СМИ приписали курдским террористам, которым ядерные
заряды выдал Иран.
        Оказание лечебной помощи выжившим, но облученным солдатам СССР, эвакуированным с Турции, мы превратили в пиар, в операцию патриотического воспитания народа. Сдача крови, костного мозга, оказание помощи семьям погибших и умирающих. Играть в «Тимуровцев» стало почётно, благородно. СМИ - наши. Соответственно, своим мы чётко разжевали: с нами воюет США и еврейские банкиры. Под прикрытием этого провели люстрацию евреев.
        Люстрация евреев.
        Если я готов убить весь десяток, убив девять невинных, чтобы наверняка устранить одного шпиона, то почему я должен терпеть разрушающее воздействие цыган и евреев? Демонстрация двух процентов ассимилировавшихся меня не убеждает. Евреев мы не убиваем, но даём ряд запретов на виды деятельности. А дальше будут получать права по рейтингу, то есть по полезным для всей страны и всего народа делам. Русского народа, а не еврейского. Евреев снимали со всех начальских должностей, убирали со всех гуманитарных направлений. Им нельзя было преподавать. Преподаватель формирует нового человека. Одно умело вставленное слово, даже на уроке математики, про историю и речи нет, может зародить в молодом неопытном уме разрушительные принципы мышления и жизненные ценности. Классика 2000-х: «Если ты такой умный, почему такой бедный?» - сколько дурачков купилось на эту фальшивку! Обоснование социальным паразитизмом: евреи сохраняют остатки родового строя. «Лучше продвинуть плохого своего, чем хорошего гоя», - и много других принципов катехизиса советского еврея служат тому подтверждением. Нас при этом рассматривают как
паразит хозяина: «Где бы ни работать, лишь бы не работать». Нормально ассимилироваться не хотят. Точнее, на это способны пару процентов из их числа. Остальные живут по принципам приспособленчества, корысти. По факту: имеем человеческую базу для подпитки полутайной полукриминальной организации. Действующей всегда деструктивно для организма-хозяина, то есть страны. В данном случае - нашей. А у нас, русских, уже нет даже остатков общинно-родовых отношений. Что приводит к проигрышу в интригах. Без всякой объективности не мог им простить и 85 %-й состав первого революционного правительства в 1917-м году. Поэтому обвинял в возможном сотрудничестве с мировой еврее-банкирской масонской организацией. Половина диссидентов, если не больше - евреи. Мне не нужно повторения 1917-го. Половина олигархов - евреи. Причём не потому, что самые умные. Причина в другом: через них нас разрушали правители мира и владельцы печатающей доллары машинки.
        Никто их не убивал. Технарей вообще не трогали, но тщательно проверяли на профпригодность и их дела. Выбор был таким: либо сразу в шахты и совхозы, либо работа на рабочей должности и вечернее обучение на любую техническую специальность. Это касалось полностью и полукровок. Выселение в совхозы, при таком выборе, применялось ко всей семье, если брак был смешаным. Впрочем, такой выбор евреи почему-то делали крайне редко. Кто не способен уже был учиться - оставался в городе рабочим, но в село ехать не хотел. Запреты для евреев были такие: любой руководитель, любая гуманитарка (искусствовед, художник, писатель, историк, учитель русского языка, музыкант и т. п.). Если объяснить с другой стороны: им разрешалось работать руками или головой, но так, чтобы это было видно. Языком - нельзя.
        Цыгане все просто куда-то исчезли. Не за один день, город за городом, село за селом, но к концу 1992-го года их не стало. Злые языки западных СМИ приписывали это тренировкам моего «Управления Л». («Л» там означает ликвидацию.) Нагло врут, я лично считаю, что просто этот кочевой народ перекочевал в другие места.
        === Кириллович на стройке. Сентябрь 92-го.
        В Коммунарском районе, на самой окраине города стали строить новый район. Сухолаптева это заинтересовало. Разведка донесла, что дома строят необычные, по другим технологиям. Раз он староста района - должен всё знать, что происходит на его земле. Вот и решил посмотреть лично. Действительно, чудно. Стройплощадка огорожена, на воротах его встретил охранник, проверил удостоверение, пропустил. Тут же к Кирилловичу подскочил невысокий пухленький мужичок с горящими глазами. Видимо, он сам ещё не привык к своим чудесам, потому что когда узнал, что районного старосту привело сюда любопытство, буквально таскал за собой бедного Сухолаптева и в каждую дырку тыкал пальцем и рассказывал, рассказывал, рассказывал. У Фёдора Кирилловича было ощущение присутствия в музее. А мастер выступал в роли гида, рассказывающего о достопримечательностях. Впрочем, нужно отдать должное, и рассказывал гид интересно, и посмотреть было на что.
        Это была какая-то экспериментальная стройка. На ней не просто возводили дома, не просто из новых материалов, но и по невиданным ранее в Союзе технологиям. Слагали этот дом из блоков. Это как кирпичи, только больше. Гид сказал, что их вес около тридцати килограммов. А с виду, всего раза в два больше обычного кирпича, чудеса! Впрочем, чуть позже гид популярно объяснил, что не в два. В два раза больше каждый из размеров, а поэтому нужно возводить в куб. А, фиг с ней, с этой геометрией, тридцать - так тридцать. Блоки эти - гранитные! Почём гранит на памятники? То-то! Дорого. А тут простой дом из него строят. Золотой дом выйдет. Но гид и на это ответил. Сказал, что в Запорожье метро строят, проход ведут в граните, его всё равно девать куда-то надо, вот его и нарезают блоками, чтобы дать камню, так сказать, вторую жизнь. Вот чего Кириллович не успел, так это спросить у гида: какого лешего они метро через гранит ведут, неужели нельзя было по глине пройти? Не успел, точнее: в голову сразу не пришло, а другой раз сходил на стройку: пустить - пустили, но «гида» того уже не было. А остальные только плечами
пожимали. Эх! Шляпа! Ладно, проехали. На граните чудеса не кончились. У нас кирпичи могли отличаться один от другого на полсантиметра, так их делают. А эти блоки были одинаковыми. «Гид» сказал, что теоретически допускается погрешность в один миллиметр. Только на практике Кириллович смотрел на стену, гладил рукой стыки - не было там никакого зазора. Грани, впрочем, этих блоков были несколько скруглены, порезаться нельзя, но зазоров не было.
        Эти блоки клали один на другой без раствора. В каждом из блоков были просверлены несимметрично четыре сквозных отверстия. Точнее, не совсем просверлены, вырезаны. Эти вырезанные из боков цилиндрические столбики вставляли в эти же отверстия, но не в четыре, а только в два. Таким образом, эти цилиндры служили штифтами крепления между верхним и нижним слоями, следующий слой задействовал пустые два отверстия. Иногда производили перевязку между наружным и внутренним слоями блоков. Отдалённо похоже на детский конструктор, тот, что с шипчиками. Блоки были двух типов: одинарной и двойной толщины. Именно благодаря чередованию толщины слоёв получалось использовать столбики.
        На этом необычное не заканчивается. Клали эти блоки не только люди, точнее, не совсем люди. Попробуйте целый день покидать камни: то 30 килограмм, то, следующий слой - 15 килограммов. Весь день! Одну стену кладёт человек: плечи - сажень, хоть и не косая. Вторую стену кладёт нечто: внутри человек, но на нём, как чудная сбруя или одежда, нацеплено куча железа. Может быть, более правильно считать, что сам человек помещён внутрь робота. В общем, этот робот под управлением человека берёт своими манипуляторами блок и ставит на место. Потом человек достает из специального кармана столбики и своими, человеческими, руками вставляет на место. «Гид» сказал что можно и железными, но это медленнее. Попросил оператора этого робота вставить очередной столбик-фиксатор манипулятором. Получается, но действительно медленнее. Эти роботы у них разные. За одним тянется провод - этот работает на электричестве. Другой торохтит, как газонокосилка - бензиновый. Ишь ты, экспериментаторы! После установки блока и столбиков, робот третьей «рукой» приваривает или припаивает внутреннюю и боковую кромки блока и часть столбика.
Очень похоже на работу газовой горелки. Выглядит, впрочем, эта дуга не так.
        - А почему вы наружную грань не запаиваете?
        - Неудобно. Переклоняться надо. Потом люльку с крыши свесим и всё разом заварим.
        - А чем это вы камень плавите? Он, ведь, должен от перегрева колоться.
        - А камень не сильно греется. Это не автоген, это - магнитоэлектрический размягчитель с пучковым запуском. Секретная установка.
        - Что ж вы всякому встречному-поперечному рассказываете и показываете? А вдруг бы я оказался не старостой района, а американским шпионом?
        - А охрана на что? И, кроме того, я сам, кроме умного названия, ничего не знаю.
        - А почему вы внутренние перегородки делаете не из гипсовой стены, а из этого же гранита? Звуко- и теплоизоляционные свойства у него не очень.
        - Тут будут потом обшивать всё арболитом. Наружные стены - десятитисантиметровым, а перегородки - пятисантиметровым. Полы - тоже.
        Сам по себе дом Кириллович не оценил. Ну, из гранита. Ну и что? Скорость возведения не быстрее чем у панельных. А вот наличие роботов, новые технологии - это вселяло надежду. «На что надежду? Да на новую власть. За последние тридцать лет советской власти ничего принципиально нового не было. По крайней мере, я, Фёдор Кириллович Сухолаптев, могу вспомнить только цветной телевизор. Да и тот наши у кого-то передрали. Может, ещё компьютеры. Но их я не видел ни разу. А эти, тоже военные, что добавляет гордости, уже через год что-то новое придумали. Так это только то, что сам случайно увидел. Почему про это по телевизору не показывают? Следует понимать так: не на показуху работают, а на совесть, для людей.»
        Пара моментов внутренней политики
        Пропагандистский эффект от войны с США использовали для обоснования чрезвычайных мер. Военизация экономики, обучения, воспитания - малая часть списка. При этом, возмущения людей не возникало: полки полны продуктами нового урожая, которые никто за фантики никуда не вывез. Дополнительная рабочая сила на селе сделала своё дело. И России достался большой кусок пирога. России мы традиционно продавали продукцию сельского хозяйства. Взамен мы получали нужное нам. Деньги от зарплат тоже было куда деть: «Горизонты» и «Электроны», другие ТНП - лежали на полках. Секрет прост: повышение цен именно до того уровня, когда покупают не всё.
        У капитализма взял на вооружение более высокий процент на рассрочку, чем делал старый СССР. Всё, как в моей первой жизни: дефицита товаров нет, есть некоторая нехватка денег. В магазинах были и экзотические товары, не производимые у нас: японские магнитофоны, телевизоры, западная одежда, бананы, мандарины, фломастеры и прочее, что не делаем мы. Но цены на эти товары были тоже завышены в разы. С одной стороны, государство наживалось на непатриотизме и потребительской жадности, с другой стороны, и что самое для меня главное: не было запретного плода: джинсы, прочее - есть, покупай, только денег накопи. На золото сразу выставили сильно завышенные цены, чтобы бегство накоплений не вымыло с прилавков жёлтый металл, а если и вымыло, то с пользой для дела. Со сберкнижками поступили просто и жёстко: «все деньги уходили в Москву, их Горбачёв отдал США; Россия обманута так же, как и мы, так же не отдаёт сбережения; виноваты враги; денег нет и не будет». Это объяснение хоть и никому не понравилось, но было вполне логично, понятно, бунтов не породило и избавило меня от тех проблем, что были в первой жизни у
наших правительств.
        Лебедь, Ельцин, посольства.
        - Генерал, дорогой мой Александр Иванович! Вы мне очень нужны. Родина нуждается в вас! Вы спасли Россию в августе 91-го, должны спасти и сейчас.
        - Борис Николаевич, а что конкретно случилось?
        - Панимаиш, эти вояки из СССР, используют наши общие посольства для диверсий против наших американских друзей. А они, мне приказали разабрацца. А я не могу. Корибут… Не важно. Ты лучше найдёшь с ними язык, ты - тоже вояка. Ну, в смысле: боевой генерал. Панимаишш? Ищо американцы ругались, что мы должны были долг СССР платить, раз новый СССР не платит. А Корибут им… хэ-хэ, Швейцарию разбомбил! Во дают?! Вигвам им, а не долг. Тут мы будем стоять насмерть!
        - А в качестве кого я туда поеду?
        - Как - кого? Посла.
        - Простого или чрезвычайного?
        - Штаа!? Ты меня не путай! Родина-мать зовёт! Иди в канцелярию - они там сами знают, каким послом тебя послать.

* * *
        - Выскочка ты, а не диктатор! Ширма! Какого хрена вы мне мозги вкручиваете? Я - генерал, а ты - старлей. Не верю, что ты настоящий руководитель. Может, мне лучше разговаривать с Чечеватовым? Признавайся: кто у вас главный.
        - Я - главный, нравится это вам, или нет.
        - Ладно. Давай откровенно. Ельцина теребят американцы. Вы используете посольства для диверсий. Подозреваю, что американцы тут не врут. А права СССР вы унаследовали не очень честно. С долгами Горбачёва вы лихо хвосты обрезали, уважаю. Но мне дан приказ поделить посольства. Будьте любезны.
        - Добро. Не сильно они нам нужны. Предлагаю так: мы выберем несколько штук, примерно то количество, что нам приходится по проценту населения, но мы выбираем первые. А вам все другие. Остальные республики мы «забываем».
        - Почему? Почему вы первые выбираете? Почему ты хочешь обделить остальных?
        - По второму вопросу: по праву сильного. Им столько и не надо. На первое время вы и мы будем исполнять функции для них. А вот по первому вопросу… Тут есть своеобразие момента. Мы возьмём не в самых крутых странах. Поэтому будем выбирать первыми. Вы же понимаете, генерал, что есть разница: какие посольства достанутся? А не только количество?
        - Список уже составлен?
        - Конечно. Вот он.
        «Венесуэла, Ливия, Иран, Северная Корея, Куба, Бразилия, Китай, Египет, ЮАР, Вьетнам…»
        - Тут, действительно, по количеству и качеству нормально. Думаю, что всех устроит. А почему такой странный выбор? Если не секрет? Все развитые капстраны, в том числе и США, вы щедро оставляете нам… Странно.
        - Скажу, но только вам. Другим не рассказывайте, и много не пейте. Хотя это не бог весть, какая тайна, но… Остальные - вассалы и колонии врагов. Иметь с ними любые официальные отношения - себе дороже. Их посольства будут шпионить, организовывать диверсии на нашей территории. А в списке - враги наших врагов. С этими у нас будут дипломатические отношения.
        Договор после электроники. Декабрь 1992-го.
        Про семь ядерных взрывов по нашим войскам я не забыл. Ответить решил осмысленно, с пользой для дела. А не рефлекторно. К концу 92-го года подготовка боевых пловцов была завершена и были осуществлены синхронно пять ядерных взрывов: Малайзия, Тайвань, Южная Корея, Япония и Силиконовая Долина в США. Целями стали заводы по производству микросхем. В Силиконовой Долине был самый мощный взрыв, который на долгие годы сделал невозможным подобное производство в данной местности из-за повышенного радиоактивного фона. Для меня, знающего направление развития вооружений, было важно затормозить то, что не могу быстро развить сам. Возможности нового СССР догнать и перегнать в данной области были слабы. А вот такой неспортивный приём даёт шанс побороться. Хозяевам мира это сильно не понравилось. Попросили переговоров. Выделил Юревича.
        - Толя, твоя кандидатура подходит больше всего. Ты скорый на решения, быстро соображающий, злой. Там нужно играть «блиц», а не рассусоливать.
        - Саня, не могу. Я не женат. Меня могут начать вербовать на «медовую ловушку». Пошли Касьяна - он устоит, наш примерный семьянин. Или Серегу - с того как с гуся вода, ещё и спасибо американцам скажет.
        - Толя, «медовая ловушка» - стандартный приём разведки. Ты прям поговорку про военных хочешь опровергнуть. Не трусь! Ты теперь, после Берлина, будешь всё время бздеть? Так не пойдёт. Официально разрешаю тебе внеслужебные контакты, можешь делать с ними что хочешь, что предложат. Только доложишь потом, проверишься в вендиспансере. Га-га-га!
        - Тебе смешно, а мне не очень.
        - Ладно, хватит о грустном. Давай по делу. Твоя задача: произвести на них впечатление, что мы подорванные фанатики, готовые выпустить все ракеты от малейшего чиха в нашу сторону. Уничтожение заводов объясни гибелью наших двух дивизий в Турции. Прослушки не бойся. Сейчас, насколько я понимаю политику, это уже не важно. Гаага нас судить не будет. Им бы до Милошевича дотянуться.
        - До какого Милошевича? Югослав, что ли?
        - Серб, вроде бы, не помню, не важно. Слушай и не отвлекайся. Ни на какие условия, ограничения, договора мы не пойдём. Можем предложить гадам только относительно понятные правила игры: они не мешают нашим справедливым действиям - мы не гадим им по беспределу. И всё. А своё десятикратное преимущество по ядерным силам пусть засунут себе в задницу: мы их не боимся. Умирать, так с музыкой. И ещё один тезис донеси до них: если у СССР будут сильные проблемы, наподобие взорванных заводов, или на нас пустит ракеты Израиль или Люксембург…
        - Сань, так у Люксембурга ж нет ракет?
        - Толя! Включи мозги! Добавь туда юмора немного. Блин. Короче, в этих случаях мы отвечаем всеми силами не только агрессору, но и формально непричастным США и Англии.
        - А если они будут возмущаться, кричать что они не при чем?
        - Скажи что это их проблема. Ещё. Скажи, что мы считаем своей зоной влияния территорию бывшего СССР и несколько стран, в которых сейчас есть наши посольства. Мы не будем считать нарушением договоренностей их игры в духе холодной войны в этих частях мира, но, например, бомбардировку Кубы или высадку спецназа США в Венесуэле мы будем считать нарушением и отвечать аналогично. Во втором списке - люди, которых мы защищаем. Если с этими людьми происходит любой несчастный случай, рак, отравление - аналогичный случай происходит с несколькими фигурами их мира.
        - А со сколькью фигурами?
        - Толя, не будь занудой. Будем смотреть по обстоятельствам. Фидель Кастро не равен Муаммару Каддафи.
        Октябрь 1992-го. Кириллович и маляры. Отрывок из письма Сухолаптева брату в Омск.
        Староста соседнего дома пожаловался мне, как старосте района, на маляров. ЖЭК делал ремонт. Старосте, такому же отставнику, как и я, что-то не понравилось. После выяснения подробностей я задумался. С одной стороны, в памятке ничего не сказано о контроле строительных и ремонтных организаций. С другой стороны: «проявлять инициативу», «другие вопросы местного уровня, важные для жизни граждан». Решено - будем принимать меры. Один звонок в горжилуправление - прибыл инспектор. Десять минут его работы - картина ясна, как белый день. Маляры схалтурили: не вымыли внутри подъездов панели перед покраской, красили прямо по побелке и пыли. Эта краска отстанет через год. Будут большие облупившиеся участки. Непорядок. Маляры были вызваны, отчитаны, наказаны. Наказаны рублём. Всё просто: во вторую смену вся бригада выходит, зачищает свежую краску, штукатурит, грунтует, красит заново. Эти две смены идут до тех пор, пока брак не будет переделан. А переделывать им шесть домов. Я не поленился: узнал их предыдущие объекты, заставил инспектора проверить качество и там. Цена материалов вычитается из зарплат бракоделов,
как алименты, постепенно. Будут полгода получать три четверти зарплаты. Будет им наукой.
        По слухам, на заводах внедрена система 100 %-го контроля качества и персонализация изделий. На каждую мелочь ставят клеймо, одно или больше, по-разному бывает. Почти всегда можно выяснить: кто сделал бракованную вещь, деталь, прочее. За какой-то год стало приятно брать в руки наши вещи: пуговицы пришиты, винты закручены, всё отрегулировано. Ничего не нужно дорабатывать напильником. При том, что расходы на контроль отнюдь не нулевые, лучшее качество требует большего времени - выход готовой продукции везде вырос. Полки магазинов завалены товарами. Правда, цены несколько выросли, но дефицита больше ни на что нет. Удивила новая власть. Эти военные навели порядок. Хотя, а почему: «эти»? Я и сам бывший военный, сам порядок в районе наводил, сам и есть новая власть. Что ж выходит: мы навели? Ну и ладно, причастен, так причастен. Мы навели порядок, заставили всякую гниль забиться в углы и дрожать, а разгильдяев перевоспитали. Попробуй, не перевоспитайся. Помню, был один случай. Судили мы двух начальничков: начальника цеха горячего проката с «Запорожстали» и начальника УГМет-а «ЗАЗ-а». Один дал отмашку
использовать низкосортную сталь для прутка. В прутке было много углерода. Причём: неравномерно. Второй принял у старого собутыльника эту партию прутка. В результате на ЗАЗ-е запороли с десяток роликов, которые прокатывают из прутка червяки для рулевых колонок. Каждый ролик стоит 600 долларов США. Но проблема не в этом прямом ущербе. Без рулевой колонки машина не ездит. Быстренько выбрали запас на складах, а через день завод три дня незапланированно отдыхал. Потом недели две ставили рулевые колонки от «жигулей» - правительство договорилось с ВАЗ-ом. Те у себя третью смену временно ввели, нам червяки делали. Потом прокатные ролики купили, поставили, завод заработал в штатном режиме, но косвенных убытков эти два засранца принесли много. Мы им присудили по десять лет шахт.
        А тут меня вызвала староста области, мать нашего Диктатора, Зинаида Николаевна Корибут. И вывалила свои проблемы на нас, районных старост. Оказывается, наши генералы постановили: весь 1992-й год перед облисполкомом должен висеть кто-то из начальства. Первое время в каждом районе висело не по одному человеку. Но постепенно народ понял: переждать не выйдет. Сегодня висит твой сосед - завтра можешь оказаться ты. Подтянулись, перестали гадить, где живут, перестали бухать по-чёрному, гнать брак, стыдливо именуемый вторым и третьим сортом. И вот - дожили, даже одного на область повесить некого. А приказ есть, должен кто-то висеть. И Корибут не посмотрит, что мать Запорожскую область возглавляет, накажет. Ишь, даже собственную мать запугал! Уважаю. Мы со старостой Ленинского района и вспомнили о том деле. Тут дам пару пояснений. Ни города, ни улицы, ни районы мы не переименовывали, хотя с этого первого сентября дети в новых учебниках истории про того же Ленина читали совершенно не хвалебные оды. Памятник Ленину возле Днепрогэса никто не сносил. Наоборот, рядом с Лениным поставили Сталина. Такого же
размера и оформления. Один сказал, второй построил. Так объяснили. Второе пояснение дам по поводу законов. Законы есть, но служат рекомендацией. Если мы кого-то засудим не так, как написано в бумажках, это всего лишь повод это дело перепроверить старостам или советам более высоких уровней. Могут попросить разъяснений. Изменение решений происходит крайне редко, ибо мы судим по совести.
        - Понимаете, мужики, наказание конкретного человека не является целью нашей власти. И даже перевоспитание конкретного преступника - не наша цель. Наша цель: воспитать весь народ. У нас 99, а то и 100 процентов людей - не идеальны. Маленького ребёнка мы можем стимулировать ремнём и конфеткой. А для взрослых даже тюрьма, спецсовхоз и шахта - не аргумент. Совсем страх потеряли, расслабились. Вот сын и требует стимулировать живым примером. Точнее, как раз, мёртвым. Кто-то должен висеть. Сейчас октябрь. Ещё до конца года должен кто-то висеть. Потом это правило отменяется. Не буду же я с другой области везти труп? Это должна быть наша, запорожская сволочь.
        - Зинаида Николаевна, мы понимаем. Я лично, готов подписаться под изменением решения по этим дружкам-начальничкам. Есть такая политическая необходимость - сделаем. Сам вижу, как оздоровилась обстановка за этот год. У нас в последние горбачёвские годы бандиты убивали в сотни раз больше людей, чем мы повесили.
        Проголосовали единогласно. Эту пару вредителей и повесили. Делается это так. Сначала прилюдно читают приговор. Из него всем ясно: за что, кто судил, кто вынес решение, почему так, а не мягче. День висельник висит. В первую ночь его снимают и везут в морг. Там слегка бальзамируют. Вешают заново, и он висит ещё неделю. Потом должен быть другой. Иногда висят и двое-трое, чаще всего: подельники. Но это стало редкостью. Судим либо по месту жительства, либо по месту работы. Это зависит от характера проступка. Помню, был случай. В соседнем доме семья алкашей подралась. Со своего я выселил в самом начале, а вот соседи жалость проявили. Сожитель своей бабе табуреткой голову проломил. Врачи, почитай, полмозга ей вырезали. И ничего - говорит, ходит, всё как прежде. Им, алкашам, этот мозг уже ни к чему. Уж как баба просила не наказывать мужика, как просила! Но на тот раз уже их не простили. Сегодня он ей проломил башку дурную, а завтра кому нормальному? К чертям собачьим. Сожителя - на шахты на пятнашку, бабу - в спецсовхоз навечно. Да, о чём это я вам рассказывал? А, да, про качество продукции. Как вы
думаете, много желающих после таких судов стать вредителем? То-то!
        Бывают дела и маленькие. На той неделе судили директора гастронома. Он овчарку выгуливал, а сам поддал чуток, с поводка отпустил. Собачка его, слава богу, никого не покусала, только мяч детям прокусила. Ерунда. Ему - один месяц дисциплинарного общежития первого уровня, год лишения спиртного, а собачку - того, конфисковали, милиции отдали, кинологам.
        Так что не переживай, брат, и ты, Алла, не охай, у нас с Надей всё хорошо. Жизнь бурлит, не скучаем. Почему вы редко пишете? Как там у вас, в Омске?
        Обсуждение Суэца в Бильдербергском клубе, 15.01.93.
        - Джонсон, докладывайте, что у нас плохого?
        - Много всякого, владыка. Огромные проблемы нам создает новый СССР. Мне иногда кажется, что больше, чем старый.
        - Давайте подробности.
        - Напомню, что после уничтожения Турции русские оседлали проливы и получили выход в Средиземное море. После Нового Года они двинули весь Черноморский флот, собственно, это и есть весь флот нового СССР, в Средиземное море. У нас рядом были силы англичан. Русские приказали не сближаться, англичане послали их куда подальше, после чего произошла катастрофа. Русские выпустили неимоверное количество ракет. Больше этой группировки нет. Около тридцати кораблей разного ранга лежат на дне.
        - А как такое могло произойти? Неужели корабли русских так хороши? Ваш анализ разведданных ни о чём подобном не говорил.
        - Уже всё выяснили, владыка. Они применили русскую хитрость. Есть у них такая поговорка: «Голь на выдумку хитра». Эта операция из этой оперы. Рядом с их флотом шло двадцать лихтеровозов. Это были спешно переоборудованные суда Черноморского торгового флота разного назначения. Оказалось, что во всех лихтерах были противокорабельные ракеты. Наводились и управлялись они с боевых кораблей, а лихтеры служили одноразовыми носителями. Дёшево и эффективно.
        - Но ведь это прямо говорит о спланированности данной акции!
        - Да, владыка. И не только это. На Кипре была проведена блестящая операция по захвату обеих английских военно-морских баз. Действовали греки и, предположительно, армяне.
        - Почему предположительно?
        - Наши люди не были уверены. Это информация по докладу. Их уже всех там перебили - уточнить не у кого. Аналитики дают высокую вероятность, что это любимый отряд ракетчиков. Тот самый, который отметился на Западной Украине, в Румынии, Прибалтике, Турции. Этим и объясняется захват сильно укреплённых объектов. Анализ действий этого отряда в Турции, в частности, в Стамбуле, дал основания полагать, что Краснодарский Центр Боевой Подготовки готовит невероятных супербойцов. Не хотел бы я бросать нашу морскую пехоту против русских, если даже армян они так выучили.
        - Вы это к чему? Про морскую пехоту?
        - Русские захватили Суэцкий канал. Официально объявили, что за долги Египта СССР.
        - Продолжайте, не обращайте внимания на меня и рассказывайте всё.
        - Египет действительно задолжал крупную сумму старому СССР: около трёх миллиардов долларов. Это и стало поводом. Шанса избежать конфликта русские нам не оставили. Об этом они объявили постфактум, после захвата. Египет посмотрел на действия русских, и не рыпается. Русские развернули в зоне контроля пролива уйму сил. Сотни танков, ЗРК, обычных зениток типа «Шилка». Армии Египта русские явно не по зубам. Уж, если, Англия молча пережила потерю своего флота… Кстати, без потерь с русской стороны.
        - Чем вызвано отсутствие потерь у русских?
        - Хорошей подготовкой, эффектом неожиданности, наглостью и огромным количеством средств ПВО и ПРО. Англичане успели ответить ракетным залпом, но, ни одна не долетела. На этих чёртовых лихтеровозах были дополнительные комплексы. Много.
        - А что - наше официальное правительство?
        - Президенту они ответили так: «Да гоняйте свои авианосцы туда-сюда, мы не будем мешать, только деньги за проход платите. Египет нам должен». Зону канала они возвращать не собираются. На наше предложение выплатить долг Египта - рассмеялись. Условия прохода военных кораблей такие: по одному. Накапливать флот можно не ближе ста километров от обоих входов в канал. А потом переправлять по одному.
        - Вы не попробовали их выдавить силой?
        - Они нагло ответили, что если наш флот будет приближаться, то его потопят, как английский. Более того, они сказали, что обычные ракеты почти кончились, поэтому будут стрелять тактическими ядерными. Адмирал Кросс не решился атаковать.
        - Но это же разбой! Пиратство! Это вопиющее нарушение международного права! Вы им сказали?
        - Госсекретарь сказал. Они сказали, что взяли пример с нас, по примеру захвата Панамского канала.
        - Хрен с ним, с международным правом, но мы же договаривались с этим их, Йоугевичем.
        - Госсекретарь про это не забыл. Ответ тоже был дан. Они сказали, что это ответ на бомбардировку юга Ирака в первых числах месяца и поставку оружия в Боснию и Хорватию. Замечу, что Ирак и Югославия есть в списке Юревича.
        - Логично. А мне нравятся эти ребята. Достойный соперник. Хорошая игра…
        - Это ещё не всё, владыка. Боюсь, что эти русские вам не сильно понравятся.
        - Они успели сделать ещё какую-то гадость?
        - Да. Ельцин сегодня утром созвал совет безопасности, собрал там всех причастных к договору о сокращении ядерного оружия, который в начале года мы подписали. Рвал листы из него и заставлял есть каждого по листу. Сам тоже ел наравне с остальными. Все были настолько в шоке, что не решились возражать.
        - Совсем спился, придурок!
        - Нет, по всем данным - был трезв. Но перед этим, рано утром, имел десятиминутную беседу с Корибутом.
        - Нужно с ними кончать. Это неслыханно! Ладно, съели они договор?
        - Да, владыка, съели. А ядерные вооружения сократили. Только не так, как мы договорились. Россия начала передачу половины своих ядерных зарядов новому СССР.
        - Что!!? Скотина!! Алкоголик хренов!!! Как он посмел!? Мы же держим под контролем все его счета! Как. Он. Посмел!?
        - Мы не знаем. Содержание разговора с Корибутом неизвестно. Послу Ельцин ответил, что никакой уран он нам отдавать не будет.
        - Р-ррр-р.
        - Владыка, аналитический отдел уже продумывает контрмеры по этому вопросу. Но…
        - Не мнитесь, говорите.
        - Это не все новости на сегодня. Русские взяли себе обе английские базы на Крите, и отдавать не собираются. С греками они договорились: отдали им часть территории бывшей Турции. И ещё. Северная Корея объявила о выходе из договора о нераспространении…
        - А-а-а!! Там тоже отметились русские?
        - Мы не знаем. Контакты были, но корейцы и сами были уже близки к созданию бомбы.
        - Кстати, а почему не была объявлена полная боевая готовность, в том числе ядерным силам? Я имею в виду: после утопления англичан. И Англия и все страны НАТО должны были объявить войну. Хотя бы формально. Пусть по конкретным действиям они бы и ждали нашего решения. Но объявить-то должны!
        - Русские не приводили свои ядерные силы, ни в какую следующую степень. Это достоверно. А потом информация пошла лавиной. Решили не пороть горячку. Уже всё плохое, что могло, случилось. Теперь решать вам. Но и США и Англия свои силы в полную боевую готовность привели.
        - Сделаем так. Собираете максимум данных, скажем, через двое суток, аналитики должны предложить на расширенном заседании клуба свои рекомендации.
        === Итоги 92-го года в Бильдербергском клубе 17.01.93.
        - Господа, начнём, пожалуй. Аналитики, докладывайте.
        - Владыки, позволю себе начать с нового СССР. Во всём остальном мире ситуация под нашим полным или удовлетворительным контролем. Недостаточный контроль имеет место в странах из списка Юревича, по которым мы взяли на себя некоторые ограничения. На территории нового СССР наш контроль близок к нулю. Это значительно меньше, чем в старом СССР даже образца 1984-го года, до Горбачёва. В качестве самого яркого примера позволю себе упомянуть вопиющее решение Ельцина, идущее в разрез с достигнутыми договоренностями, о сокращении Россией своих ядерных сил, когда он передал вооружения новому СССР. Никакого вразумительного объяснения мы от него не получили. Наказывать деньгами или как-то иначе не стали. Очень уж удачная фигура. Любой кандидат, который пришёл бы ему на смену, был бы для нас хуже.

* * *
        «…бонусов от захвата республик старого СССР почти не получили. Несколько моментов. Прокачивать на Запад, в том числе и в бывшие страны соцлагеря, российские нефть и газ, новый СССР России не даёт. Прибалтийские порты тоже закрыты. Аналогично обстоит ситуация и с прочими ресурсами: руду, лес новый СССР по своей железной дороге пропускать отказывается. Но готов пропускать товары высокого уровня передела. А через северные и дальневосточные порты обеспечить высокий поток грузов невозможно и невыгодно. Более того, мы сами вынуждены прилагать усилия, препятствуя прокладке трубопроводов из Сибири в Китай. Это может вызвать нежелательное сближение России и Китая и снимет Китай с нефтяной удавки…»

* * *
        «…применение ядерного оружия с невиданной легкостью, которое исповедует новый СССР, вызвало нежелательные настроения среди вассалов и потенциальных жертв. Несколько моментов. Настроения толпы из стран-вассалов склоняются к выходу из НАТО. Этому немало поспособствовало направление нашего флота в Балтику. Наша пиар-компания по обвинению во взрыве флота русскими большого успеха не принесла. Никто Прибалтику всерьёз не рассматривал, как независимые государства. Общественное мнение считает их территорией СССР, а действия нового СССР по подавлению националистов - правомерным наведением порядка. То есть, даже та часть обывателей, которых мы убедили в вине русских в подрыве ядерного фугаса, не находится на нашей стороне и считает ввод флота в Балтику глупой провокацией. Позволю себе лирику: «победителей не судят», а в этой ситуации, как ни крути, мы - не победители…»

* * *
        «…потенциальные жертвы из бывшего соцлагеря пронизаны страхом и сопротивляются поглощению. После рейда армян по Румынии и уничтожения Швейцарии никто не хочет стать следующим жертвенным бараном на алтаре нашей войны с русскими. Власти находятся под нашим контролем, но общественное мнение совершенно не то, на которое мы рассчитывали. А это забирает лишние ресурсы и время. В НАТО в ближайшей перспективе включить кого-либо будет сложно: у всех перед глазами стоят: наш уничтоженный в Скагерраке флот, уничтоженный флот Англии, захваченный Кипр, уничтоженная в мгновение ока Турция, которая, была членом НАТО, и которую мы не смогли, а если точнее - не успели защитить.
        - А почему мы не продолжили военную операцию руками Англии? Повод великолепный, англичан нам не жалко…
        - Коллега, вы только что с Луны свалились? Скагерракское цунами половину Англии смыло. Никакой воинственности. Они, наконец, ощутили себя маленьким островом, жалким и уязвимым. Многие шахты с ракетами затоплены. Йоркский позиционный район небоеспособен. А в Престоне только десять ракет. Их просто собьют на подлёте. Эксперт, продолжайте.
        - Исключение составляет Польша. Этим англичане промыли мозги великолепно: «от моря до моря» стало их национальной идеей-фикс…»….
        - Доложите нам по Турции подробнее.
        - Наши базы удалось сохранить. Но на этом всё положительное кончается. В Турции полыхает огонь гражданской войны и хаоса. Обеспечить наши базы продовольствием, электроэнергией и горючим турки не могут. Прилегающая к проливам территория захвачена русскими, с неё идёт засылка диверсантов, подпитка оружием и боеприпасами. Огромную помощь оружием и военными инструкторами оказывает Иран. Вследствие этого наши базы находятся практически в осаде, во враждебном окружении. Хотя сами русские наши самолёты не сбивают, но воздушный мост мы оплачиваем непомерно дорого: регулярно наши грузовые самолёты сбиваются из переносных ЗРК. Официально: курдскими повстанцами. Но ЗРК - русского производства. На что нам власти СССР дерзко отвечают: «Мы поддерживаем свободолюбивый курдский народ». Курды значительно многочисленнее, чем пуштуны. Если мы не желаем повторить афганистанской ошибки русских, то нужно уходить сейчас, когда нас умеренно вежливо просят, сохранив лицо. Большой стратегической пользы, в сложившихся условиях, эти базы не дают. СССР за последний год существенно нарастил свои системы ПРО, нагло выйдя из
договоров, в том числе и на Чёрном море. Те крылатые ракеты, что размещены на этих базах, гарантированно будут перехвачены. Единственная задача, которую мы видим для этих баз: поддержка с их территории операции «Джихад», когда она войдёт в активную фазу. Но желательно эту операцию ускорить. Это пожелание обосновано не только давлением на наши турецкие базы, но и программой возрождения казачества на Юге СССР.
        - Нельзя ли поподробнее об этом?
        - Такое впечатление, что русским стал известен план нашей операции «Джихад». Во-первых, они уже при захвате власти в 91-м не включили в свой состав кавказские республики и автономии. Сначала это казалось следствием недостатка ресурсов и слабым влиянием в том регионе. Но теперь мы имеем ситуацию, когда Кавказ не входит в состав ни России, ни нового СССР. В первоначальном варианте операцию «Джихад» провести невозможно. Её пришлось изменить на ходу. Сейчас предполагается массовая засылка диверсионно-террористических групп с этой территории. Уже почти всё готово. Но за последние три месяца «ракетчики» развернули мощную программу мер под общим названием «Возрождение казачества». Организуются казацкие дружины во всех южных областях, вооружаются современным оружием, вплоть до лёгких броневиков и гранатомётов. Проводится обучение этих дружин. Подростки вовлечены в движение юных казаков. Обучаются стрельбе и обращению с оружием. Проводятся учения по гражданской обороне противотеррористической и противодиверсионной направленности. Казаки могут проверить документы в зоне своей ответственности у любого
подозрительного лица, даже в форме милиции. Могут задержать до выяснения, обыскать. Эта их программа ещё далека до завершения, находится в начальной стадии и не может пока перекрыть всех угроз, в частности, и от операции «Джихад», но ещё через полгода-год «Джихад» потеряет смысл…

* * *
        «…возвращаясь к обстановке в Средиземном море. Одиночные суда с поставками для наших баз топят «неизвестные» подводные лодки. Когда южное побережье мы прикрыли 5-м флотом США, несколько балкеров прошло и разгрузилось, но проблемы возникли между Сицилией и югом Греции. Русские осмеливаются атаковать даже слабо защищенные конвои. Два дня назад был полностью потоплен конвой из пяти балкеров, охраняемых двумя БПК. По всей видимости, были применены новейшие русские торпеды «Шквал», этим объясняется гибель БПК. Была применена новая модификация, с наведением. После утопления охраны, транспорты были расстреляны, как в тире. Это почти, всё, что мы знаем по этому поводу. Вчера мы провели ещё одну неудачную операцию. Хотели организовать ловушку для «неизвестных» подлодок русских. Гружёный пустыми бочками транспорт прикрывали две наших подводные лодки. Транспорт прогулялся туда-сюда до Турции, а наши охотники на связь не выходят. Даже аварийные буи не были выброшены. Мы сильно сомневаемся, что они ещё не потоплены. Ведётся поиски с воздуха и космоса. Обстановка в Средиземном море накалена до предела. Кипрские
базы у них. СССР потребовал от нас ликвидации турецких баз. Но через Суэцкий канал наши корабли проходят установленным порядком, впрочем, пока только гражданские, по военным русские ждут от нас переговоров…»

* * *
        «…таким образом, мы наблюдаем дерзкое, провокационное поведение нового СССР по всем направлениям. Если сказать простыми словами: они прямо напрашиваются на войну. Причём, учитывая Швейцарию, Скагеррак и уничтожение заводов электроники: на ядерную войну. Переговоры с нами они ведут жёстко, как никогда прежде. Даже при Сталине и Брежневе такого не было. Выводы неоднозначны. Либо они сумасшедшие фанатики, которые готовы действовать по принципу «так не доставайся же ты никому» применительно к целой планете, либо они отчаянно блефуют, предполагая что мы не решимся на крайний вариант и отступим. Пока, все наши действия работают именно на второй вариант. Есть и ещё одна гипотеза: мы чего-то важного не знаем. В подтверждение данной гипотезы говорят такие факты: необъяснимые потери агентов на всей территории нового СССР, в том числе и глубокого залегания, ещё наследства Абвера. Не то чтоб их всех уничтожили, но как только мы переводим агента из «спящего» режима в активный, нацеливаем на важный объект или персону - провал следует необъяснимо быстро. Обычная практика работы через посольства невозможна, ввиду
разрыва нового СССР дипломатических отношений с контролируемыми нами государствами. Мы пытаемся работать через страны списка Юревича, но русские безо всякого стеснения высылают дипломатов от дружественных им стран. Неделю назад выслали помощника посла Венесуэлы, предоставив послу доказательства работы его сотрудника на нас. Кстати, КГБ и другие спецслужбы нового СССР, возглавляет именно Юревич. Ничего не понятно с распределением ролей в их руководстве. Основные рычаги управления - у генерала Емца. В перевороте августа 91-го ему принадлежит ведущая роль. Больнее всех нас бьёт Юревич, он же оба раза выезжал к нам на переговоры. Эксперты оценили его интеллект очень высоко. Но именно выезд к нам и доказывает, что он - не главный. На главном направлении, идеологическом, мы видим загадочную фигуру генерала Вишневецкого и его жены. По нашим данным, в Краснодарском Центре он одно время преподавал скрытые возможности человека, бесконтактный бой. Из чего следуют выводы, что он является экстрасенсом. Было бы понятно, если бы на КГБ поставили именно его. Тогда провалы можно было бы объяснить фантастической
экстрасенсорной гипотезой разоблачения наших агентов. А так - ничего не понятно. Анализ механизма августовского переворота показал ведущую роль в ряде подготовительных процессов второго мужа матери Корибута, генерала Ковалёва. Применялись массовые подкупы чиновников в министерстве обороны, скорее всего, за крупную взятку были переподчинены и перегнаны в Чёрное море три новейших ракетных крейсера перед августом. Одна из структур, делавшая переворот, торговая фирма «Южный фрукт», необъяснимо быстро разбогатела. Переток денег из Министерства Обороны найти не удалось, но это не значит, что его не было. Если бы такой переворот произошёл у нас, мы, аналитики, тремя руками бы голосовали за Ковалёва, как серого кардинала этого переворота. Но у русских деньги не занимают того места, что у нас. Да и после переворота он находится в заштатном городишке: Запорожье, исполняя функции мужа руководительницы Запорожской области. То есть: вроде бы не он. А с другой стороны, именно в Запорожье происходят все новые начинания русских. Там развернули экспериментальную стройку подземных коммуникаций, метро, складов; именно
там начали строить по невиданной технологии целый городок на окраине Запорожья. По непроверенным данным, это строят их техноград, аналог нашей бывшей Силиконовой долины. Осталась невыясненной роль Черноморского флота в августовских событиях. Но адмирал Хронопуло также может претендовать на роль теневого лидера русских. Крейсера пришли заранее, будто бы кто знал о дате нашего ГКЧП, больше половины острых и дерзких операция связано с флотом. Сама личность Хронопуло: именно он отдал приказ выталкивать наши «Йорктаун» и «Кэрол». Для своего времени это было неслыханно дерзко. Горбачёва о тех событиях уже, увы, не спросишь. Действия остальных ракетчиков и других членов их команды носят локальный характер, и для предположений об их лидерстве нет фактов. Ещё одно явление не получило вразумительного объяснения: армянский вопрос. В нашей операции по развалу СССР Армении была отведена ключевая роль. АСАЛА устроила конфликт в Карабахе, везде провела своих людей в руководство, Армения одной из первых республик выбрала решительную политику на отделение. А потом события пошли не по нашим планам. Сначала
многочисленный отряд армянских боевиков в августе 91-го выполнил за русских грязную работу по разгрому нашей социальной базы на Западной Украине, затем они столь же радикально провели операции в Румынии и Прибалтике. По всей видимости, именно этим боевикам мы обязаны заключению мира между Арменией и Азербайджаном. С огромным трудом, но мы смогли установить встречу Муталибова и Саркисяна за день перед оглашением условий мира под Киевом. Именно в гости к этим армянам они и ездили. Далее, львиная доля вины в турецких событиях принадлежит этому армянскому отряду. С подачи их командира, Серго Матевосяна, был устранён от власти наш агент, Саркисян. Именно благодаря авторитету этого самого Матевосяна большинство рядовых членов АСАЛА пляшут под дудку наших врагов. Удалось установить, что Матевосян служил два года в той же части, что и большинство генералов-ракетчиков. Там же служил и Корибут, их официальный лидер. Они его претенциозно называют диктатором. Мы считаем это ещё одной красной тряпкой перед носом демократии, то есть это ещё один элемент провокации. Текущая рабочая версия такая: где-то во время
сокращения ракетной части, где служили все наши фигуранты, в 1988 году в офицерской среде возникла группа единомышленников. Каким-то образом они сумели увидеть угрозы, создать полноценную команду, определить цели, их достичь и прийти к власти. После этого они не остановились в растерянности, а опережающими темпами упрочивали своё положение, предприняли ряд мер, сильно осложнивших нам жизнь и сильно уменьшивших успех нашего плана. Позволю себе на шажок отойти в сторону. По подтвержденной из нескольких независимых источников информации, уже в ночь 19-го августа «ракетчики» называли себя войсками ГКЧП. Но этот термин ввёл в оборот Ельцин только днём 19-го! Утечка от нас нереальна. Можно попытаться объяснить это участием в заговоре Ельцина, особенно в свете его решений по некоторым вопросам в пользу нового СССР… Но эта версия содержит столько натяжек, что не выдерживает никакой критики. Легче опять использовать допущение об экстрасенсе-ясновидце. Ещё один любопытный факт: в той же ракетной части, наши «ракетчики» организовали в 1988 году секцию рукопашного боя, это несколько позже, чем создание
Краснодарского Центра, но мы раскопали связь этих двух групп. Один из генералов-ракетчиков, Рубан, был в молодости дружен с командующим Краснодарского Ракетного Училища. Что только запутывает ситуацию, давая нам ещё одного, хоть и слабенького, кандидата на лидеры».
        - А какую должность занимает сейчас этот Рубан?
        - Он курирует военные заводы Днепропетровска. Формально - ерунда, но учитывая, что за эти полтора года «ракетчики» переснарядили все ядерные заряды из старых носителей на новые, высокозащищенные, с разделяющимися головными частями, с ложными целями и подруливанием на финишном участке траектории, с интеллектуальным отключением электроники при прохождении зоны заградительного ядерного взрыва, кстати, эту информацию до нас довели почти официально… Рубан, по неподтвержденным данным, курировал модернизацию «Шквала». Он курирует эвакуацию оборонных заводов с территории России в днепропетровский промышленный район.
        - Это что за термин вы придумали?
        - Это не мы. Русские операции купли-продажи этих заводов сами так назвали. Сравнивают со сталинской эвакуацией заводов 1941-го года. Заводы не просто покупаются, а оборудование вывозится, но эмигрируют все мало-мальски ценные работники вместе с семьями. Развёрнута сеть консульств СССР по России, другим бывшим республикам. Эти консульства и занимаются подобными мероприятиями на местах. Ещё эти консульства уничтожают наших агентов влияния. Улик нет, но все косвенные данные говорят именно об этом. Подобные ликвидации носят массовый характер и в странах списка Юревича.
        - И что, мы никак не отвечаем на это?!
        - Отвечаем. Мы тоже развернули программу по ликвидации их дипломатических работников. Но во всех случаях сталкиваемся с хорошо подготовленными боевиками. Даже подготовленные операции не дают полной уверенности в успехе. Мы за последние полгода понесли большие потери в квалифицированных агентах в этих странах. Счёт идёт не в нашу пользу, если считать по головам. Но есть ещё один момент: русские теряют боевиков, а мы - подготовленных агентов. Обмен неравнозначен. Более того, ещё более неравнозначны последствия. Они потеряли просто сколько-то мяса, а мы - процент влияния в стране, имеем серьёзное удорожание ресурсов. С одной стороны, имея бесконечные доллары, казалось бы, можно было и не замечать этого. Но с другой стороны, чем больше мы печатаем необеспеченных денег, тем сильнее идёт перекос экономики в виртуальный сектор. При полном контроле планеты это не было бы страшно, но при неполном, а именно так и обстоят дела, мы рискуем войти в полосу кризиса. Со всеми вредными последствиями. Об этом говорить не буду: вы, владыки, о деньгах знаете значительно больше нас, ваших слуг. Есть ещё важный
тревожный звоночек. Весь 91-й год у русских была отменена история. Её ни в каком виде не преподавали ни в школах, ни в ВУЗах, ни в техникумах - нигде. А с сентября 92-го возобновили. Мы смогли достать новые учебники истории. Хотя некоторые из вас, владыки, были ознакомлены с информацией, я озвучу вкратце для остальных. В этих учебниках содержится информация за последние тысячу лет. Правдивая. Частично. Там рассказано всё об Империи, о том, что русские владели всем миром. Дана правда о тартарах и Великой Тартарии, монголах, которые не те, о завоевании русской Америки, заговорах против русских царей, о наших ставленниках: династии Романовых, об истинной подоплёке инквизиции - западном разврате и венерических болезнях. О потопе триста лет назад. Ещё много всего, в том числе об общих корнях мусульманства, христианства и иудаизма. Приведено много фактических доказательств. Есть и тенденциозные, но правдоподобно смотрящиеся домыслы. Но и тут есть шанс, что это правда, просто даже нам, аналитическому отделу, быстро проверить данные не под силу. В ключе данной концепции, СССР проводит идеологическую атаку на
Россию, бывшие республики, бывшие соцстраны Европы и на наших вассалов в Европе. Это медленно приносит им дивиденды. Вообще, идеологический фронт у нового СССР на высоте. Они много внимания уделяют США, евреям, банкирам, Англии. Выплескивают на умы людей все те тайны, которые мы успешно скрывали. Нужно отдать им должное: настроения в СССР сейчас вполне патриотичные, почти все меры новой власти в стране воспринимаются приемлемо. Это можно сравнить с ситуацией, если бы в марте 1941 в школах, по телевидению, в газетах СССР Сталин дал бы текст плана «Ост» и развернул широкое обсуждение и разъяснение. Как вы считаете, дало бы это эффект? Сколько партизан было бы после июня 41-го? У них продолжает действовать уже больше года военное положение, фактически - без войны, а никто не ропщет. Это - достижение. Подводя общие итоги, скажу так. Русские провоцируют войну, не обращая внимания ни на какие угрозы. Они ведут себя так, будто бы знают, что мы войну не начнём. Однако не расслабляются. Когда мы попробовали поднять в воздух лишний десяток «стратегов» в Европе, они привели в полную боевую готовность треть сил
РВСН. «Стратеги» сели - через час эта треть была переведена на постоянную готовность. Больше мы гусей не дразнили.
        - И что вы предлагаете?
        - Аналитический отдел выработал несколько вариантов действий. Осмелюсь предложить один из наиболее перспективных. Мы исходим из допущения, что по какой-то причине русские готовы развязать полноценную ядерную войну с использованием всего доступного им арсенала. Причём, как они распределят цели, мы спрогнозировать не можем. Однозначно можно утверждать лишь то, что они озвучили нам сами: США и Англия будут уничтожены в любом случае, «даже если по СССР нанесёт ракетный удар Люксембург». Это из тезисов Юревича. А вот куда они ещё будут стрелять - бог его знает. Могут и ваши острова стереть с карты. Уровень их информированности нам неизвестен, но по ряду признаков он значительно выше, чем мы ожидали. Мы наблюдаем введение новых правил игры, навязанных нам русскими. Это, как ни прискорбно признать, война. Война, несколько более мягкая, чем обычная, «горячая», но существенно более жёсткая, чем была предыдущая, «холодная». Мы прогнозируем потопления наших подводных лодок и далее. А также противодействие нам по всем направлениям. Методы мы уже видели в Румынии, Турции, в суэцкой операции. Озвучу своё личное
мнение. С ним не согласилось большинство экспертов отдела. Если бы английский флот не сблизился, не угрожал русским, то его бы не тронули, базы на Кипре не захватывали. Отменили наземную часть операции, да и всё. Но русские великолепно знали англичан, поэтому так точно всё спланировали. Очень бы не хотелось выяснять их планы на случай атаки нашего флота. А рекомендации отдела такие. Быстро всё не кончится. Нужна планомерная осада по всем направлениям. Их нужно задушить, как удав жертву. Но вступать в грызню мы не советуем. Они готовы пойти ва-банк. Фактически, мы должны продолжать делать то, что и делали: убивать их дипломатов, гадить по всему миру, в первую очередь усилить нажим именно в странах «списка Юревича», максимально усложнять получение технологий, денег, ресурсов, включить контрпропагандистскую машину, пробовать убить их лидеров, ускорить реализацию «Джихада», хотя эта программа и так работает на пределе. Одновременно, нужно пробовать подвести к руководству агентов, пробовать вербовку, уточнять границы их знаний, выяснять их возможности. Первоочередной задачей считаем работу по российскому
направлению. Очень вероятен сценарий контрреволюции в России. А как только они вернут себе Россию, остальная часть бывшего Союза вернётся автоматически. Причём, в итоге, мы получим тот же старый СССР, но без коммунистов, что значительно хуже. КПСС мы контролировали через еврейскую сеть, а в новом СССР эта сеть выведена из игры. Считаем возможным «не заметить» мелких выбрыков друга Бориса, и продолжать процесс уничтожения России. Смену лидера не рекомендуем.
        - А что думает аналитический отдел по поводу их отказа от всех международных договоров?
        - Очень удачное решение для русских и плохо для нас. Одна отмена соблюдения законов об интеллектуальной собственности чего стоит. Этими законами ещё сто лет назад Англия придержала за фалды развитие всего мира. Кто вырвался первый - тот имеет огромное преимущество. Это даже без перетока мозгов, устранения строптивых учёных и прочих дополнительных методов. Теперь русские спокойно воруют и бесплатно копируют и используют все технологии, а у них и украсть мало что можно, так и трудно это стало. С их возрожденным «железным занавесом». Воруют или уговаривают учёных и других «умников» уехать - нет легальной возможности до них добраться, чтобы вернуть или убить. Вышли из участия во всех международных организациях, организованных нами - мы не имеем с них взносов, но это ладно - мы лишились удобного рычага давления! А по финансам - вообще кошмар! Это ж надо придумать?! Отказываются за проход Суэцкого канала брать валюты всех стран, кроме «списка Юревича», да и то, неполного. Ирак и ещё некоторые наши колонии туда не входят. Это заставляет нас платить реальными ценностями. Это пока только за Суэц. Что им
придёт в голову дальше? Извините, владыки, я несколько эмоционален. Непризнание морского права уничтожает все наши преимущества, делая полярность мира очевидной. Есть право силы, и больше ничего. Раньше мы, фактически, не пускали никого в Карибское море, хотя формально оно было открыто. Аналогично дела обстояли и с Чёрным морем во времена старого, догорбачёвского СССР. Теперь же все юридические ухищрения не работают: имеешь только то, где силён. Новый СССР был слаб на Балтике, но считал наше вмешательство в дела Прибалтики недопустимым - мы получили скагерракский позор. Имели силу Черноморского флота - реализовали её на Кипре и Суэце. И дали понять нам, что в случае чего - ответка прилетит не только Англии, но всем. Поставили нас перед полярным выбором: или полная реальная война, или уступка с нашей стороны реальной силе. Дипломатические игры тоже не работают: они принципиально не общаются с нашими «шестёрками». Они даже с нами не желают иметь дипломатических отношений. Прямо, как у Гитлера со Сталиным в 41-м. Извините за столь… э-э, жёсткий пример. А если мы не уступим по Средиземному морю, то
юридические трюки бессильны. Русские могут распространить политику «неизвестных» подводных лодок на весь океан, нам это встанет в копеечку. А им - нет. Они мало что возят. Ситуация сильно несимметрична. Выход из всех договоров по ограничению вооружений. Тут тоже всё не в нашу пользу. Им нужно защитить только маленькую страну - новый СССР, а нам - полмира. Это они нам наглядно показали «электронной» операцией. Непризнание прав человека и прочих гуманитарных «муток» сильно сузило нам манёвр на идеологическом фронте. Русские сыграли прямолинейно, но эффективно.
        - Думаю, информации достаточно. Давайте определяться. С этой «тёплой» войной и новым СССР нужно что-то делать.
        - Я считаю, что имиджевые потери имеют недопустимо большой размер. Мы не можем отдать русским контроль Суэца. Где гарантия, что завтра они так же не захватят Панамский канал? Нужно дать бой. По возможности - без ядерного оружия. При необходимости - с использованием ядерного. В конце концов, этот театр военных действий далек от нашей базовой территории - пусть, как в Турции, получат свою дозу радиации. У нас огромное преимущество по всем видам вооружений. Я разделяю точку зрения аналитиков. Но мы будем дураками, если не проверим русских на «вшивость». А вдруг они блефуют? Как говорил один человек: «Попытка - не пытка». Предлагаю: полномасштабной войны не начинать, «стратегов» не поднимать, «Першингами» не пугать, но наш флот должен атаковать силы русских и потопить их флот. А потом займемся их сухопутной группировкой.
        ==== Боевая ничья.
        За те четыре дня, пока американцы подсчитывали риски, из Чёрного моря приползло второе стадо наших корабликов. Даже не знаю, как точнее назвать это… эту импровизацию. Примерно, как и в первой партии «лихтеровозов», это были переделанные наспех гражданские суда. Куда можно - впихивали пусковые установки ракет. Сколько влезет - столько и пихали. Безо всяких проектов, просчётов. Подключали к электросистеме судна. Половина не выдержала бы и пятибалльного шторма. Но они и предполагались как одноразовые. Была и ещё одна особенность, но о ней - потом. Брони нет, систем защиты нет, системы непотопляемости никак не боевые, скорость хода низкая. Плавучий гроб. Слепили из того что было.
        Американцы таки решились. Их армада спокойно накатывались на жалкую кучку наших кораблей. Соотношение сил: 1:10, если считать только боевые корабли. Никаких «ваш путь ведёт…» не звучало. Вполне в духе обстановки и в соответствии с полученными от командования указаниями командующий флотом, адмирал Хронопуло передал американцам: «Смените курс, а то - потопим нахер». Никто не строил иллюзий. Всем было понятно: Америка не смирится с нашим контролем Суэцкого канала. А значит… А значит, её армада идёт раздавить наглых русских. Их флот. То есть наш флот, нас. Было страшно. Не хотелось умирать. Но современный морской бой проходит на большом удалении противников друг от друга. Нет блеска клинка перед глазами, нет даже вида пушек, стреляющих в твою сторону. Но не эта абстрактность врага вела русских в бой на превосходящие силы. Русские боятся смерти, как и все другие люди. Но от войны к войне проявляется нечто, именуемое «русским духом». Именно он заставил «Варяг» не сдаться превосходящим силам японцев, держаться против подавляющего превосходства врагов в осаждённом Севастополе. Чем ещё можно объяснить
готовность наших моряков стоять насмерть? Джентльмены в такой ситуации спустили бы флаг. А мы - нет. Причём, подобное развитие ситуации: подавляющее превосходство врагов, было предусмотрено заранее, ещё на этапе планирования операции. Хронопуло вызвался сам возглавить эскадру: «Не могу посылать на смерть из тёплого кресла».
        Ясное дело, американцы не отвернули. Как пёрли - так и пёрли. Ну, никто и не рассчитывал… По команде, все наши корабли и кораблики пришли в движение. Вопреки логике, танец флота проходил на мелководье. С одной стороны - это не давало возможности врагам работать подводными лодками, по крайней мере - торпедами. А с другой стороны - давало нашим шанс, в случае критичных повреждений, открыть кингстоны, чтобы спрямиться и сесть на дно на ровный киль. Всё же лучше, чем пойти на глубину. Впрочем, такая расстановка не смутила американцев. «Первый выстрел» сделали мы. Вечно всякие англичане, немцы и французы делают первый ход. Сколько можно? За глупое псевдоблагородство власти и командования расплачиваются жизнями простые солдаты и моряки. С наших корабликов пошла первая волна ракет. Эти ракеты тоже были сделаны недавно. Они имели специфическую конструкцию. Более низкая скорость, чем у обычных противокорабельных; небольшие крылышки, работающие как у самолёта; дешёвые материалы, высокая заметность - вот бросающиеся в глаза их черты. Примерно на середине дороги такая ракета «распадалась» на семь маленьких
ракет и «остаток», выработавший топливо. Подобно кассетным боеприпасам. Хотя больших повреждений эти «малютки» нанести не могли, но на радарах они выглядели вполне солидно. Как «гранит». Но система ПРО американцев работала исправно. Противоракеты находили свои цели, авиазвено было поднято в воздух и помогало флоту отбиваться. И со второй волной сумели легко расправиться. И с третьей. Но с каждым разом боекомплект противоракет уменьшался. Было даже пара попаданий. Нестрашных. «Малютки» были сделаны не для нанесения повреждений. Американцы очень дорожили своими жизнями. Поэтому защищались щедро. Не скупились на противоракеты. Но всё когда-то кончается. И противоракеты - тоже. На очередной волне адмирал Робертс спохватился: защитные ресурсы на исходе, а русские свои ракеты шлют волну за волной. Когда же они кончатся? Был отдан приказ: противоракеты экономить, и атаковать русских с предельной дистанции, авиазвенья авианосцев тоже разделить по функциям: часть защищает эскадру, а часть помогает прорыву своих ракет. Логично, правильно, но поздно. В следующей волне в очередной стае «малюток» затерялось два
настоящих «Гранита», которые прошли. Прошли! И покорежили палубу одного из авианосцев, вызвали пожары, вторичные взрывы. Хотя с проблемами справились, но садиться на палубу больше нельзя - как боевая единица авианосец выбыл из строя. Робертс отправил его с небольшим эскортом на базу ВМФ в Италию, на ремонт. А самолёты могли приземлиться где угодно: на другие два авианосца, в Греции, Израиле, Турции. Чего-чего, а военных баз у США хватает, в этом регионе - тем более. Впрочем, насчёт Турции я погорячился. Базы-то там есть, но курдов с ПЗРК никто не отменял!
        Первая волна ракет и самолётов американцев была страшна: рой рассерженных пчёл - вот на что это было похоже. Навстречу вылетело с десяток уже известных нам «Импровизаций». Эти «Импровизации» как бы тянулись к самолётам. Разделились. Американцы добросовестно открыли по ним огонь. Мало ли, вдруг русские придумали универсальные ракеты: и против самолёта и против корабля? А одна ракета шла несколько сзади и в верхнем эшелоне. И при достаточном сближении с вражеским роем ка-а-к шандарахнула! Спецбоеприпасом. Ядерным взрывом, то есть. Не очень большой мощности. Но этого хватило. Все самолёты и ракеты США первой волны были уничтожены. Оплавленные крылья рвал мощный поток воздуха, электроника не работала. Летящие вниз алюминиевые жестянки. А ракеты просто разрушились и утонули. Некоторые неполадки произошли и на кораблях американцев, но несущественные. Сами по себе. А вот, с учетом летящей навстречу их флоту очередной волны русских ракет… С учетом этого, снижение боеспособности привело к большему проценту прохода ракет. В этой волне было уже с десяток «Гранитов», из которых прошла половина.
        Робертс отдал приказ кораблям стрелять по очереди. Это сильно снижало процент прохода ракет, русским было значительно легче отбить несколько маленьких атак, чем одну большую, но не давало возможность использовать трюк со встречным ядерным взрывом. Американцы стреляли, стреляли, стреляли… Наши ответили ещё одной волной. В ней всё было так же само, как и в предыдущей, за одним исключением: один из «Гранитов» нес спецбоеприпас. И он прошёл. Боеспособность флота США деградировала очень сильно. Хотя флот шёл разрежённым строем и был уничтожен не весь, если судить по формальным признакам, но… Формально - это половина кораблей осталась на плаву. А фактически: у всех были разной степени течи, некоторые затонут в ближайшее время, но самое главное: большинство радиоэлектронного оборудования было выведено из строя.
        Следующим актом спектакля стала подводная охота. Наши подводные лодки топили недобитых американцев, сражаясь по ходу дела с вражескими субмаринами. А что стало с нашим надводным флотом? Мелкими волнами накатывались американские ракеты. Совокупной системы ПРО всего флота не хватало для стопроцентного барьера. Их ракеты проходили, проходили, проходили. Проходили и топили. Топили маленькие катера. На некоторых корабликах прибыли суда-ловушки. Точнее: ложные цели. На них ставили генератор радиосигналов, уголковые отражатели и прочий обвес. В глазах вражеских ракет они выглядели как боевые корабли. А настоящие наши крейсера огрызались из всех систем, ставили дымы, испускали облака фольги и выживали. И всё получилось. Почти. Только одно попадание было в настоящий боевой корабль. Несмертельное. Но после взрыва спецбоеприпаса внутри вражеского ордера у кого-то из американцев пришло понимание: от них тоже прилетели ракеты со спецбоеприпасами. Прошло аж две. Хватило на всех. Кораблики потонули все. А как иначе? Без брони, с гражданским исполнением отсеков, со специфически «пухленькими» обводами - лопнули,
как гнилые орехи. Боевые корабли ушли более гордо: сели на грунт, ибо предусмотрительно принимали бой на малых глубинах. Конечно, было много убитых и раненых. Но погибли не все. На поверхности моря плавала тьма спасательных кругов, множество алюминиевых лодок с герметичными полостями. Эти лодочки не тонули, даже если полностью набрать в них воду. Пока шёл бой, специальные суда бороздили акваторию, разбрасывая везде эти плавсредства. Заранее. Так и было предусмотрено планом. Средиземное море даже в январе не заморозило наших моряков, поэтому было много спасшихся. Хотя… Что такое: «много»? Для кого как. Вдовам не казалось «много». А командование оперировало понятиям: «в пределах запланированного». Как можно планировать потери!? Смерти людей?! Можно, если нужно. Что такое несколько тысяч, по сравнению с существованием человечества?
        Большое гнездо, значительно ранее этого боя.
        - Это приведёт к войне, в которой нас сомнут, уничтожат, убьют всех, включая последнего старика и младенца.
        - Нет. До этого не дойдёт. Вероятность общей войны низка. Достаточно низка, чтобы рискнуть.
        - Ты умер, бродячий зомби, потому так рассуждаешь. А мы ещё хотим жить.
        - Вы тоже умерли, просто ещё не убедились в этом.
        - Кончайте демагогию. Давайте говорить нормально. Серега, сядь, не мельтеши. Саша, будь так любезен, изложи свои соображения подробно.
        - Поставьте себя на место врагов. Главный враг хотел получить всю планету. Желательно - целой. Это почти получилось: уже СССР развалили. Остаётся маленький осколок - мы. Жаба задавит, делать массовый пуск. Вот смотрите. Мы их поставили в известность: если что - стреляем по всем. Допустим, стрельнут они по нам, скажем, тремя сотнями зарядов. Пройдёт тридцать. Это нормально, они так подумают. Было бы терпимо. Но! Мы ответим своими 300-ми. Причём, у нас они все крутые. Дай бог, чтобы они полтинник перехватили. Пускай, 100. Итого: минус двести городов у них. Нас нет, но что дальше? Доллар устоит? Ха-ха три раза. Они проиграют России, китайцам, ещё кому-то. Им победа не останется. Нафига им такая победа? Можно играть иначе: они будут стрелять не только по нам, но и по уже завоёванной ими России, платящему им дань Китаю, на всякий случай - по Индии. Так? Тогда и ответку получат больше, силы распылят. Однозначно, даже в первом варианте, они получают ядерную зиму. Вы бы, на их месте, решились? Понты колотить - это одно, а ядерными дубинками махаться - совсем другое, яйца надо иметь… Или, как я - знать,
что ты уже мёртв. Что осторожная стратегия ведёт к смерти всех. Есть такая прибаутка у американцев: «Бог создал людей разными, а господин кольт всех уравнял». Что-то похожее представляет собой ядерное оружие, если им реально пользоваться, а не копить, как Плюшкин.
        - Нормально завернул, Саша!
        - Нет, так и есть. Вы же - ракетчики. Какого хрена я должен убеждать даже вас?! Это очевидные вещи.
        - Эт самое, мужики, а я согласен с Александром. Может получиться. Николаич, помнишь, как в 61-м на Кубе? Мы стоим, нас мало, амеры летают, плавают вокруг, на нервы давят, но не атакуют. Боялись, гады. Может получиться.
        - Позвольте поинтересоваться: а почему так срочно? Суэц нам будет нужен ещё нескоро: лет через пять. И моряков жалко. Почему сейчас? Может, поднакопим сил, разовьём технологий?
        - Хороший вопрос, товарищ Вишневецкий.
        - Ты не ерничай, а отвечай.
        - На врагов работает почти весь мир. Они, не напрягаясь, перегонят нас по любым технологиям, по оружию, в том числе по флоту, они и так нас опережают. В перспективе, при прямолинейном подсчёте, наше отставание будет только увеличиваться. Эти корабли, что у нас есть, уже сейчас устарели, а через пять лет будут полезны, как броненосец «Потёмкин». Зачем советский народ спину ломал, строил эти железяки? Через пять лет их придётся пустить на слом. Во всём ты прав, Сергей. И Суэц нам будет нужен только лет через пять. Хотя, через пять лет наши претензии на долг Египта будут ещё более эфемерны. Но это мелочь. И моряков жалко. Поэтому при планировании операции сломайте голову, но придумайте, как уменьшить потери личного состава. Адмирал, вы меня слышите? Вы с нами?
        - А? Да, слышу, задумался чуток. Продолжайте, Александр Владимирович. Моряки готовы заплатить свою часть цены.
        - Вы понимаете, что это почти стопроцентная гибель?
        - Да, не дурак. Но в чём вы правы: американский флот стремительно совершенствуется, обгоняя нас значительно, особенно после прихода к власти этой мрази, Горбачёва. Поэтому, лучше мы с честью погибнем, использовав ресурс кораблей, чем позорно распилим их на металл.
        - Скажу ещё об одном малоочевидном моменте. Мы уже полтора года держим военное положение. Но на Западной и в Прибалтике уже давно всё тихо. Нечем мотивировать. В Турции мы официально не участвуем. Чечня будет не скоро. Мотивировать нечем, а оно, это самое положение, нужно. Внешний враг всегда сплачивает нацию, в отличие от внутреннего. А эту операцию мы обставим так, что будем жертвами агрессии. Наши СМИ - под контролем.
        - Но это же неправда!
        - Кирилл, успокойся. Я уже сто раз объяснял разницу между правдой и пропагандой.
        Договорённости конца 92-го.
        Юревичу пришлось опять съездить на переговоры. Договорились. Через Суэц за проход можно стало платить любой валютой. Но взамен мы выторговали много чего: кипрские базы и Суэц остаются за нами. «Неизвестные» подводные лодки не будут шалить с обоих сторон, но мы тоже сможем свободно возить ресурсы по морю. В договоре мы чётко дали понять амерам: арест нашего судна каким-нибудь Сенегалом по любым причинам будет расценен как отказ от этих договорённостей. Не смогли договориться только по зонам влияния. Мы требовали устранить присутствие на всей территории бывшего СССР, странах бывшего соцлагеря, в части стран «списка Юревича», но амеры на это никак не соглашались. Через пару часов толчеи воды в ступе терпение Юревича лопнуло: «Ну и идите вы нахер! Ваши агенты будут и дальше активно умирать от бытовых причин!» За этот дипломатический прокол я его ругал не сильно. Тайна сия амерам и так была известна. А в соблюдение договоренностей я не верил - всё равно будут пытаться обжулить. Снизили накал страстей - и то ладно. Для этих плюшкиных их зелёная бумага - фетиш. Так и не поняли, что сила не в деньгах.
Кстати, и не в правде. Сила слагается изо всех ресурсов. Для меня на данном этапе было важно: время, люди, технологии. Время мы выгадали. По людям наши руки остались развязаны. А вопрос технологий не поднимался вообще. Вот и славно, трам-пам-пам.
        Вы не подумайте, что всё было просто. Раз-два - и в дамках. Нет. Ещё приводились все войска в полную боевую готовность. На целую неделю. Ещё подымались с баз американские самолёты. Ещё взлетали с аэродромов наши Ту-95-е. Нервов спалили обе стороны немеряно. Но вышло по-моему: договорились. Наш контроль над Суэцким каналом остался, хотя и формальный. Силы мы оттуда убрали, но и другие не контролируют его. Нам не важно, что рядом Израиль. Нам не важно, что по Средиземному морю бродят американские корабли. Цель была другая. Но о ней все узнают несколько позже.
        Итоги операции: потеря почти всех наших боевых кораблей. На плаву остались только пара номерных эсминцев, стоящих далеко от эпицентра взрыва; БПК «Николаев», «Ташкент». Переоборудованные гражданские суда погибли все, как я уже говорил. У американцев выжили: авианосец с эскортом, ушедшие на Италию в начале боя, пара повреждённых кораблей выбросилась на мели возле Александрии, один прошёл в Израиль. Боевая ничья. Но у них потери больше: около пятидесяти полноценных боевых кораблей. Если говорить по людям, то мы потеряли около 80-ти процентов людей. Это около десяти тысяч моряков. Людей можно было бы навербовать в России, но на чём им плавать? Ой, простите: ходить? Пока - не на чем. Хотя николаевские верфи работали в две смены, но корабли - не горячие пирожки. У нас осталось около 30 % сил Черноморского флота, если посчитать весь, а не только участвовавший в последней битве. Часть кораблей «отсиделась» в Дарданеллах, часть - на профилактиках, модернизациях, ремонтах. На базу вернулось только пять подводных лодок. Более двадцати сгинуло в подводной мясорубке. Точный счёт с американцами по этому
показателю остался неизвестным, но модернизированные «Шквалы» зарекомендовали себя хорошо, поэтому мы считали, что и тут у них потери раза в два больше. Но это не слишком утешало.
        Решили потихоньку, без надрыва жил поднять наши затопленные корабли. Учитывая, что большинство даже под воду не ушли, а сели на грунт, то это не так уж и дорого.
        Разговор с египтянами.
        У меня состоялся разговор с Мубараком и его генералами. Видя, нашу и американскую «боевую ничью», им не улыбалось встрять посредине, или стать «пушечным мясом» для американцев. С другой стороны, Суэцкий канал был для них очень важным источником финансирования. Очень! И воевать с нами не охота, и смириться с потерей трудно. И ещё имеется полная зависимость от Америки, доллара, западных туристов. А война туризму не способствует… Короче, трудная ситуация у Египта, трудная. И переговоры шли сложно.
        Мне это надоело, применил комплексно волошбу и логику. На том и конец. Удалось договориться без крови.
        - Раньше СССР помогал стране, всему народу. Это была неэкономная стратегия. США покупали диктатора и ближайшее окружение. Мы решили пойти ещё дальше. Мы дадим вам и вашим семьям шанс выжить. «Я не могу раскрыть вам секрет: что именно вам угрожает». Но об этом поговорим лет через семь. А пока будем делить прибыль от Суэцкого канала в пропорции девять к одному. Вам девять частей, нам - одну. «Вам его не отдадим ещё лет пятнадцать. Даже и не пробуйте забрать.»
        - За что нам такая кара? Зачем вы втравливаете нас в свои разборки с США?
        - Так получается. У вас есть то, что нужно всем. И им и нам. И вы по-любому виноваты: не отдали несчастные 3 миллиарда, когда вас просили по-хорошему. Теперь ваша страна потеряет значительно больше. Но вы лично, те, кто тут присутствует, если наши войска не будут атакованы египетскими, получите право на жизнь потом. И не недооценивайте предложения. А если будете пробовать вернуть канал силой - гляньте прежде на Турцию и Дарданеллы.

* * *
        - Велик Аллах! И на всё - воля его. Смиритесь, мои верные генералы. В конце концов, у Швейцарии тоже были долги перед русскими. По крайней мере, так сказали русские. И где теперь эта Швейцария? Сколько кораблей англичан сейчас на дне моря? А американцев? Это не те русские, с которыми мы имели дело раньше. Тех мы «разводили», как туристов. А эти… Я видел в глазах их главного большой Хамсин. И что-то ещё. Возможно, он даже суфий… Или ифрит… Это страшно. Я бы воевал даже с американцами. Но не с этими русскими. Если вы ещё признаёте моё слово - то оно - за мир. А если выберете войну, то дайте мне время вывезти семью и да поможет вам Аллах.
        Глава 6

«Теплая» война. Февраль 93-го, сбор команды, узкий круг.
        За 92-й год я перетащил всю команду из регионов в Киев. Каждый получил в нагрузку к квартире огромный воз обязанностей, который нужно тащить на совесть. Этот внеочередной сбор мы проводили по требованию половины команды. Чего им надо, я не знал, но раз просят - значит надо.
        Атмосфера в квартире Юревича царила задумчивая. За последний год команда обросла новичками, слилась с «краснодарцами», сплотилась внутри и, как ни прискорбно признать, против меня. Подозреваю: предъяву будут делать. Ладно, разрулим. Начал Юревич.
        - Александр, мы собрались, чтобы обсудить некоторые моменты стратегии. Которые… нам непонятны. Ты принимаешь решения единолично, не советуешься ни с кем. Ты заигрался в роли диктатора. Сначала это твоё название, созвучное «военной диктатуре», мы восприняли как дань моменту, потом - курьёз. Но последние полгода ты безальтернативно отдаёшь приказы, требуешь точного исполнения. Наказываешь, хотя нас, членов команды - не строго. Но не в этом дело. Это уже не игра, мы не на школьном спектакле. Это в первую ночь мы прикрывались словами «войска ГКЧП». Это было остроумно и эффективно. Теперь мы хотим равного участия в принятии решений.
        - Так все думают? Хорошо. По поводу равенства я вам рассказывал давно. Его не бывает. Я не равен вам. Это не значит, что я самый умный. Теперь по принятию решений. Уж тебе, Толик, грех жаловаться на нехватку власти.
        - Я выражал общее мнение. Мы не собрались устраивать заговор за твоей спиной. Мы хотим понимать, что делаем. Скажу за себя. Мне было крайне неуютно проводить переговоры с врагами, опираясь только на полученные от тебя вводные. Ты во всём оказался прав. Театр я им показал классный. Но! Если бы они сделали шаг в сторону - я хватал бы руками воздух. Почему ты запретил мне их додавливать в вопросе невмешательства? Почему разрешил им торговать с Грузией и другими, вести агентурную работу? Как главе спецслужб, мне это непонятно. Значительно лучше было бы не иметь на постсоциалистическом пространстве их агентов, или, хотя бы, иметь меньше. А теперь будет работа: искать их и отстреливать.
        - А мне, простите, непонятны ваши директивы по вычислительной технике и другим технологиям, за которые отвечаю - я, а направление развития задаёте - вы. Совершенно непонятна политики по отношению к евреям. Хотя для меня вы сделали исключение, но я всё равно не согласен, - Вставил своё особое мнение Рокотов.
        - А у меня особых претензий нет. Я вообще не понимаю: зачем меня сюда позвали? По всем новым технологиям и промышленным объектам мы находим общий язык. Или у кого-то есть ко мне вопросы? - Моргунов в задумчивости потеребил усы, - по инженерам и изобретателям - тоже все ясно: кто согласился - увозим, кто не согласился на нас работать - умирает. Но война есть война. Такие правила. Я в заговоре не участвую, - развёл руками и сел на стул.
        - Эт самое, это не заговор. Это, так сказать, рабочее совещание в узком кругу и неофициальной обстановке. У меня такой вопрос: куда мы спешим? Ход истории мы поменяли. Можно дать нашим людям больше товаров, свободы, свободного времени. Сталин, эт самое, после войны цены снижал. А мы? Сбережения не отдаём, цены на ряд зарубежных и наших товаров - необоснованно задираем. Правильно я говорю, Александр Григорьевич? Зачем мы так гоним днепропетровский промрайон? Куда спешим? Зачем жилы рвём? Военное положение не снимаем, шестидневку не отменяем. Каникулы детям - и те сократили. С американцами договорились. Можно на подземелья ресурсы не тратить.
        - А мне не очень по душе то твоё «мягкое давление» в плане баб. Ты уж, Санёк, извини, но если ты сам не охотник, то не загоняй остальных в прокрустово ложе рамок пуританства. Я ж не насильник. Только по любви.
        - А я занимаюсь делом, с которым не согласен. Мне крайне больно и обидно, своими руками доводить заводы, КБ, институты до развала, выдергивая оттуда лучших специалистов. Больно смотреть: как умирают целые отрасли в России. Почему мы мучаемся с эвакуацией заводов, если можно грохнуть Ельцина с его бандой и навести в России порядок? А там будет рукой подать до восстановления СССР в старом варианте. И ещё рвёт душу твоя директива уничтожать семьи врагов, агентов. Хотя ты ввёл границы применимости, но всё равно: по моему мнению, это излишне жестоко, - Проявил свою мягкотелость Касьян.
        - У меня претензий нет. Программа «Юный витязь» финансируется и снабжается ресурсами в полном объёме. Введение в школах соответствующих предметов прошло нормально. Подготовка старших поколений идёт по плану. С ограничениями на девочек я не согласен, но… Не так, - Бочкин на некоторое время задумался, замолчал, - скорее недопонимаю, считаю, что они лишние. Но сторонником эмансипации не являюсь. Ваш вариант, Александр Владимирович, считаю допустимым. Особенно в свете новой демографической политики. Если де… женщины будут: то - беременные, то - кормящие, их не то что в реальных схватках не используешь, но и тренировать будет некогда. Вот вопросы, поднятые другими, считаю… Нет, не так. Я их, эти вопросы, глубоко не знаю, считать не имею права. Но ответы на них послушал бы. У меня - все.
        - Позвольте и мне высказаться. Я курирую идеологию, пиар и Кавказ. Вот такое сочетание. По идеологии вопросов много, но мы их решаем с вами, Александр, в рабочем порядке. Думаю, что сейчас их поднимать нет смысла. А вот по Кавказу… Вы мне дали направление действий и лишили инициативы. А я не согласен быть тупым исполнителем. Вы предупредили нас о Первой Чеченской - честь вам за то и хвала. Мы приняли хитрое решение при разделе с Россией, усилили границу, возродили казачество. Но это - дорого стоит. А с другой стороны, никогда ещё защита не выигрывала. Нужно проявить активность на этом направлении. Но ваш приказ чёток: следить, но не мешать. А они уже готовы напасть. Оружие и боеприпасы, которые мы могли взорвать на складах, теперь будет стрелять в наших людей. Русских людей. - Говорить Вишневецкий кончил, но на лице осталось некое выражение, которое говорило: «Я могу ещё много что сказать, но жду вашего хода, реплики».
        - Завершаем балаган. Саша, на начальном этапе ты выступал инициатором кристаллизации нашего движения. Наша команда слушалась тебя, верила. Тому были основания: ты из будущего, да-да, товарищи Рокотов и Моргунов, это правда. Там частично кроется ответ на ваши вопросы. Но твои знания касались твоего варианта истории. Теперь этого преимущества у тебя нет. Ты можешь подсказывать тому же Рокотову по компьютерам и Моргунову по технологиям. Но ты - обычный человек. Не среднего ума, но и не гений. Таких: пять штук на сотню. А ты руководишь стратегическими направлениями авторитарно. Почти не используешь силу команды. Даже с учетом твоего большого возраста и пережитого опыта - это неправильный подход. История действительно изменилась и в новой обстановке нужно действовать гибче.
        - Ага, молодцы. Гибче, это значит: слушать каждого, мусолить любое решение по полгода? Так? Там, где сомневаюсь, и так вас привлекаю. Все свои решения я аргументирую, хотя при этом ваши мысли не выслушиваю и не учитываю. Но бог с вами. Потрачу время на душеспасительные беседы. Учтите: излишняя демократизация процессов управления ведёт к росту бюрократии. А это ведёт к загниванию, перерасходу ресурсов, затягиванию процессов, подходу к коррупции. Начну в обратном порядке. Авторитарность в стратегии. Я в той жизни после работы частенько просиживал за компьютером, Играл в стратегические игры. Вы будете удивлены, но эти игры достаточно точно моделируют стратегические принципы. Это означает, на практике, что я значительно больше смыслю в стратегии, чем вы могли думать ранее. Вишневецкий поставил мне в вину попустительство чеченцам. Объясняю свой подход. Вы в военных училищах учили тактику. Там говорилось, что окруженному врагу желательно оставить путь к отступлению. Он будет отступать и нести потери. А если пути к отступлению не будет, то противник станет насмерть, упрется максимально. Вы, может, и
победите, но дорогой ценой.
        - Позвольте, Александр Владимирович. Этот принцип был справедлив только для ранних времён. Вторая Мировая выдвинула другую парадигму.
        - Уточнение принято. Но оно несущественно. Ход моих мыслей был такой. Американцы будут недовольны нашим поведением. Будут пытаться нас наказать, навредить. Зачем мне неизвестность? Я же помню их ход в той истории. Это подстава, вид провокации. Есть наработки, есть народ с гнильцой, есть религиозная подоплёка. Бери и делай! Даже оружие осталось! Они просто обязаны попасться в эту ловушку. Впрочем, условия я несколько изменил: Турции, через которую они работали в той истории, уже нет. Там хаос. Один караван дошёл, а два - перехватили армяне с курдами. Будут работать со своих баз. А мы требуем убрать базы. Когда начнется война с Чечней, мы устроим базу в Панаме.
        - В Панаме!?! Это невероятно! Они же на дыбы встанут!! По Суэцу я кое-как договорился. Но видел бы ты их рожи… А тут… Это откровенный вызов. Такого они не стерпят!
        - Что мне и нужно. В тот раз я буду охотно идти на переговоры и предложу «равноценный» обмен: они убирают базы с Турции, а мы - с Панамы.
        - Шестьдесят первый номер два… - задумчиво протянул Емец.
        - То есть, ты их переиграть хочешь, как шахматист? Видишь на пару ходов дальше? - спросил Кармышов?
        - Можно сказать и так. Но игра идёт на грани фола.
        - Я это знаю на своей шкуре. Один Берлин чего стоил.
        - Толя, кончай про свой Берлин вспоминать. Тебе вообще, жениться надо. Продолжу. Та же Чечня. Солдаты и офицеры должны где-то на ком-то приобрести боевой опыт? Должны. Есть ещё турки, курды. Но этих больше, они дальше. Дальше - значит все будет дороже. А больше - это совсем плохо. Особенно, если с ними будет общая граница. А с чеченцами будет несколько проще. На их примере другие посмотрят, что бывает с народами-предателями. Не смотрите на меня так укоризненно. Это фигура речи. Понятно, что вина лежит не на всем народе, а на лидерах. Но это ничего не меняет. Советской армии пришлось воевать с каждым немцем, а не с Гитлером. Да, я действую несколько цинично, но у меня преимущество: я не подвержен чувствам. Почти. Лена уже рожать скоро будет. С каждым своим ребёнком я буду возвращать часть своей души. Но процесс этот долгий. Да, по поводу цинизма. Для меня вся мораль мира собралась в ядерной зиме, когда людей есть приходилось, чтобы выжить. Поэтому, если я вижу, что на алтарь победы нужно принести жертву в виде некоторого количества наших мужчин или чеченского народа - я принесу эту жертву.
        - То есть, вы не убежденный расист?
        - Рокотов, достал уже. Да, я - не расист. Все мои поступки продиктованы стратегией. Твой еврейский народ стал заложником масон, а не жертвой моих расовых убеждений. Александр Николаевич, просьба, возьмите на себя труд, расскажите потом Рокотову и Моргунову мою историю вкратце, нашу подготовку, прочие аспекты. Они - полноценные члены команды. Я неспроста настоял на их присутствии. Пойдём дальше. По поводу женщин. Этот вопрос вскользь затронул Александр Александрович. Эмансипация - один из видов оружия, которым нас уничтожают. Разновидность биологического.
        - Га-га-га!
        - Смейтесь-смейтесь. Европе от этого уже не смешно, а грустно. Вы просто живёте за информационным занавесом, вот и не знаете. Рассказывать не буду, пусть ребята Юревича подготовят развёрнутый доклад по теме. Потом все ознакомитесь. Пусть эта информация исходит не от меня. Будет больше доверия.
        - А почему всегда Юревич? Как в командировку за границу - всегда Юревич? - Вклинился Касьян.
        - Кира, от тебя этого не ожидал. Дурдом! Ты что, мечтаешь о лучшей проститутке Берлина?
        - Я не это имел в виду…
        - А что?! Или ты держишь в голове совковые категории: заграница, джинсы, шанель N5? Хочешь жене и детям подарков привезти? Забудь. Глянь на кислую Толину рожу: вишь, как рвётся на переговоры.
        - Извините мужики, ерунду сморозил.
        - Оно и есть - ерунда. А вот на твои серьёзные вопросы отвечу. Ты сетовал про заводы. Да, теперь мы несколько набрали силу. Можем взять власть и в России, сделать там переворот. Но! Мы возьмём не только изюм, но и всю булочку. А у этой булки столько проблем… Жизни не хватит все их разрешить. Много земли, трудной земли, всю нужно охранять. Много национальностей. А это проблемы с государственной идеологией. У нас ещё русское ядро не воспитано, не организовано по родовым обычаям. Ещё великий Ленин метко заметил: «Для того чтобы правильно объединиться, нужно как следует размежеваться». Как-то так. Он это говорил по другому поводу, но в этом тезисе есть свой смысл. Союз развалился не просто так. Кризис империи был обоснован. Русские не могли предложить остальным народам приемлемую идеологическую платформу. А также элитам. А штыками много не наобъединяешь. Англичане это знают. Они индейцев просто отстреляли всех. Ради земли.
        - Но это же не наш путь. Я надеюсь, ты мне такое не будешь поручать?
        - Кира, успокойся. Есть и другой путь. Он значительно сложнее и дольше, но он - наш. Есть не наш путь. Это путь деградации. Развитие общества потребления, культивирование индивидуализма, жадности, разврата. Этим путем враги в Америке сделали коктейль из негров, латиносов, прочих эмигрантов. Будут вскоре делать то же и в Европе.
        - Ты хочешь это насадить у нас?!
        - Кирилл! Нет. У нас есть третий, который другой, путь. Но помогать пройти той дорогой другим мы будем после того, как разведаем всё сами. Думаешь, для чего мы своих разгильдяев и лентяев по шахтам да совхозам разгоняем? Нужно получить нового человека, новое общество, новые устои, новую культуру. Это всё должно реально стать лучше и красивей. Это должен быть не один красивый помидор на витрине. Все помидоры должны быть спелыми и не гнилыми. Тогда этот идеологический товар можно предъявлять другим народам. Тогда можно проводить соцопросы, делать перевороты и поглощения. А до того - ни-ни. Развалимся, как старый Союз. По поводу уничтожения семей предателей и агентов. Сами эти семьи могут быть виноваты, виноваты мало, не виноваты совсем. Это, как в первые августовские деньки 91-го. На столбах должны висеть первые секретари. Хорошие, плохие - не важно. Люди должны видеть смену власти, убийство бога. Для агентов работает чёткий принцип: предаёшь свой народ - жди пули. Причём, выгадать у судьбы ничего не удастся. Ни дети, ни внуки не смогут пользоваться тридцатью серебряниками. Точка. Если мы донесём
эту мысль - предателей будет в разы меньше. Твоё доброе слово для достойных, а пистолет - для гадов. Такая работа, Кира. Никто не говорил, что будет легко. Или ты жаждешь поменяться с Толиком? Проводить инструктаж мат хари, совращать джеймсов бондов?
        - Нет-нет! Что ты! Что ты!
        - То-то. О! Удачно перешли на тему совращения. Серега! Это ж твой вопрос! Первый ответ. Честный. Разврат - это плохо. Нельзя. Поэтому зажимаю потихоньку. Второй ответ, глубокий. Разврат - тоже оружие врагов человечества. Нельзя под него попадать. Великий Программист по имени Бог, приписал сексу атрибут «приятно», чтоб мы не вымерли, а не для разврата. А мы поступаем, как лабораторные крысы с электродом в центре удовольствия мозга: нажимаем на кнопку, вместо того чтобы жить.
        - А есть ещё какой-то ответ?
        - Есть, Серега, есть. Теперь даю ответ, который ты поймёшь. Ты - баловень судьбы. Везде тебе везет. Но казино жизни обламывает и таких. Просто - дольше. Это твоя личная слабость, которая рано или поздно сыграет против всех нас. Если бы я был директором ЦРУ, то я не только через баб пытался бы завербовать тебя. Это примитивно и против такого засранца, как ты, может не сработать. Я искал бы подходы к твоей жене. Подвел бы ей педикюршу-подружку, которая вела бы душещипательные сочувственные беседы. Рано или поздно жена бы сломалась. И начала работать на врага. И дело, которому ты отдал полжизни - защита Родины, народа, твоих детей, наконец - пропадет из-за твоей маленькой, как ты думаешь, слабости. Кого другого мы могли бы просто в совхоз сослать. Но ты - один из нас. Мы тебе не позволим пропасть. По старым традициям каста воинов имела до трёх жён. Уже подготовлен переход на многожёнство. Вон, Вишневецкий с Галкой этим занимались. Ищи себе молодую, темпераментную вторую жену. А лучше, возьми верную, можно даже из села. Лет через десять возьмёшь третью, ещё более молодую. Только учти: Родине нужны
дети, а не твоё удовольствие.
        - А потом?
        - Га-га-га!
        - Серега в своём репертуаре!
        - А потом - суп с котом. Если у тебя при трёх женах в 65 лет будет нужда в следующей - вынесем этот вопрос на Совет, обсудим всей командой - может, посмеёмся, позавидуем, разрешим…
        - Га-га-га!
        - Этот Кармышов любое мероприятие может опошлить!
        - Га-га-га!
        - Посмеялись - теперь о грустном. Рубан спрашивал: куда спешим. Вопросы остальных частично уже ответили на этот. Но добавлю. Скоро - Чеченская. Нужен запас прочности экономики. Для турецкой операции мы капитально потратились. Причём, это не только те две армии, двадцать тысяч убитых и умирающих от лучевой болезни. Это горы оружия, которым мы снабдили армян и курдов. Это последующий захват проливов, строительство там баз, военных объектов, это содержание служб береговой обороны. Благодаря хорошей вербовочной работе Касьяна, мы имеем русских военных в достаточном количестве. И то хорошо. А Суэц? Сколько денег мы вбухали в переоборудование лихтеровозов? А это ведь, почти одноразовое изделие. Второй раз трюк совершить не сможем. Оттуда растут ноги и шестидневке и сокращённым отпускам. А военное положение… Нам ещё зачищать и зачищать. Люди-то остались - прежние. Могут и взбрыкнуть, как вы сейчас, например. А подземелья… Ну не верю я, что мы историю развернули на сто восемьдесят градусов. Не верю. Отсрочили - может быть. Но к ядерной войне мы будем готовиться. Мы с Александром Григорьевичем и Валентином
Андреевичем и так из шкуры лезем, стараемся для каждого объекта предусмотреть двойное назначение. Продуктовые стратегические склады - так они и так склады. Метро, так оно и так разгружает транспортную систему, подземные АЭС строим - так они и в мирное время будут работать. А запас топлива предусмотрим заранее, потом сможем заправляться. Подземные теплицы будут работать и в мирное время: снабжать зимой свежими огурчиками. Проходят обкатку новые технологии. Их даже перечислять не буду. У вас у всех есть уровень допуска, захотите - почитаете. Гранит-базальт пускаем на кирпичи, дома строим. А что денег это жрёт прорву - так мы с Лукошко придумали небольшую компенсацию. Этой весной развернём начало строительства курортной зоны «Арабатская стрелка». Летом 94-го планируем открыть первый сезон. Удачно Крымскую АЭС пустили… Взорванный блок Чернобыля разгребать начали - тоже нехилые деньги ушли. Так что шестидневка - это курорт, радуйтесь, что 12-ти-часовую смену не вводим.
        - Может, всё-таки, можно с ними договориться и отсрочить? Снизим темп, накал страстей, люди вздохнут свободнее…
        - Нет, нет и нет. Договориться можно о чём угодно, подписать любые бумаги. Ты их в дверь - они в окно. Договоришься, чтоб не устраивали Чеченскую - афганцы через две границы пойдут косяками, договоришься по океану - у тебя самолёты и спутники падать начнут. Они - хорошие игроки. Я выбрал тактику игры на опережение. И на обострение. Но это ничего не значит. Как только враги сделают следующий ход - будем пересматривать ситуацию заново. Такие правила. Был такой великий шахматист: Ласкер. Он был мастером тактических осложнений. Ровная ситуация, нормальный шахматист продумал несколько нормальных вариантов, сидит себе, нормально думает. А тут - бац! На ровном месте Ласкер отдаёт пешку, делает ход, над которым никому в голову бы не пришло думать. Причём, эта жертва не даёт каких-либо обозримых преимуществ Ласкеру, то есть она с материальной точки зрения - необоснованна. С позиционной - сомнительна. Но! Ласкер был силён в сложных ситуациях - он их и создавал. Вот и мы будем создавать те ситуации, где мы сильны, а по навязанным правилам играть не будем. Это кажется отсрочкой, а на самом деле является
уверенным, хоть и чуть более медленным, проигрышем. Ты дал нашим людям вздохнуть свободнее, а враги успели за это время развернуть разведсеть, подвести везде агентов, подготовить десяток покушений. Пускай, из них только половина будет удачной. Кем готовы пожертвовать? Кирилл, ты готов смириться с потерей детей? И так далее. Другой вопрос. Жаль ему разваливать в России заводы и НИИ. На моей памяти реакторы на 238-м уране и тории реализованы не были. Там нужно использовать принудительное облучение нейтронным потоком. Быстрыми нейтронами. Вот не было их! А у нас - уже есть! Точнее, все разработано и проверено. Подземные АЭС строятся именно этого типа. Это, по ходу дела, означает, что безопасность и надёжность возрастут на порядок. А с запасами топлива - вообще проблем не будет. Но к чему я это упомянул? А вот к чему: были отдельно болт и гайка, бесполезные, в разных НИИ, а у нас соединились. Разработчик реакторов не имел источника нейтронного потока. А разработчик потока не знал, куда его деть и не имел финансирования на экспериментальную установку. Враги контролируют Россию процентов на 70 -80. Это
сейчас. Дальше будет больше. Даже несмотря на работу управления «Л». Поэтому судьба этих изобретателей и их изобретений - работать на врагов или умереть.
        - В принципе, как и у нас. Мы им оставляем такой же выбор.
        - Не спорю. Только мы имеем моральное право ставить вопрос именно так: этого учёного родила русская женщина, кормили русским хлебом, учили русские учителя, рос он на нашей земле. Он - наш. И если он не желает работать на благо русского народа - он - предатель. Смерть ему. Теперь очередь Рокотова получить ответы. По моим директивам по развитию компьютерных технологий вы уже поняли: я пришёл из будущего, подробно расскажет тебе, Саша, Емец. Поэтому немного знаю направление развития. А по поводу политики к нацменьшинствам… Тут долгая история. Если в двух словах: пока русский народ не возродит систему родовых отношений внутри себя - он будет находиться в уязвимом положении по отношению к нацмэнам. У них есть и кровная месть и землячество. А русские, как в сказке про веник: каждый сам по себе. По евреям. Они стремятся отдать обществу поменьше, а получить побольше. Мне глубоко наплевать: это результат воспитания или расовой особенности. А про масон я тебе уже говорил.
        - Мои вопросы…
        - Да, Толя, про тебя я почти забыл. Тут очень сложно. Я не боюсь сказать лишнее, но чёткого плана, как бы, нет. Он есть, но стратегический. А все тактические действия появляются быстро. Я играю. Поэтому не могу посвятить в подробности - их ещё нет. Не подумайте, что молодое тело сделало из меня инфантильного подростка. Игра - это лишь слово. Хотя оно очень точно отражает суть процессов. Но я не хочу проиграть ничуть не меньше, чем, например, Касьян - потерять семью. Только для него эти слова - абстракция. А у меня проигрыш стоит перед глазами… И ещё. Вы даже не представляете, во что превратятся компьютеры. Это сейчас они - гадкие утята. Когда я вам рассказывал о компьютерных играх - это была всего лишь интересная история. Но я реально прошёл обучение. Мои мозги стали лучше - реально. Это не определит никакой тест. Мой коэффициент ума не изменился, но я получил специальную подготовку. Такое было хобби. А оказалось - пригодилось. Поэтому, нравится это вам или нет, советоваться по стратегии я ни с кем не буду. А по тактике, и вы это знаете, мы и так работаем вместе. Пускай это режет вам слух, но я -
мессия. Не с точки зрения божественности происхождения. А с сугубо практической. Без меня вы проиграете врагам за пару лет. Именно поэтому мы тратим столько ресурсов на развитие компьютерного направления. Наши дети уже смогут пройти обучение, подобное моему. Тогда мы и подберём мне замену, страховку, дублера - как хотите, назовите.
        - А сейчас нам нет места? Мы - тупые исполнители? И все?
        - Некуда мозги приложить? Ладно, помогальщики хреновы. Советуюсь с вами. Есть у меня пара текущих проблем, которые ещё не продумал нормально. Придумывайте. Излагаю. Что делать со старыми советскими фильмами? Там бывает флирт, а это разновидность разврата, пусть и начальная, водка на столах, герои курят. Эти образы программируют людей, особенно детей, на соответствующее поведение. Что с этим делать? Вырезать метры плёнки? Вместо сигареты огурец рисовать? Второй вопрос: мера ответственности за не пресечение. Это если человек или группа видит совершаемое преступление и ничего не делает. В старом обществе мера вины такого свидетеля приравнивалась к совершенному преступлению. А сколько мы должны намерить этим свидетелям-непресекателям? Срочно ответы мне не нужны. Через неделю у нас у Лёши день рождения, там можем эти вопросы обсудить.
        Чеченская война
        Наконец американцы разродились. В первой жизни это случилось несколько позже, в 94-м. А тут мы насолили им значительно сильнее, поэтому они спешили. Это частично сказалось на качестве проработки. Ещё существенно сказался тот момент, что мы формально кучу кавказских автономий не включили в состав нового СССР, а от России они были отделены нашей территорией. То есть, они формально получили независимость. Их даже официально признали страны врагов. Но мне это было побоку. Патрульные катера погранцов досматривали все суда, идущие по Чёрному морю. Хоть и в независимую Грузию. Пусть визжат. Несколько раз конфисковывали груз оружия. Американцам приходилось напрягаться: снабжать чеченцев со своих турецких баз. А по дороге их злые армяне щипали. Вполне официально поставленными нами «Иглами» и «Стрелами». Кстати, не отряд Серго, а обычные армяне работали. Отряд Серго понёс большие потери в ходе турецкой операции. Примерно половина погибла. Они задержались сверх установленного месяца. Две из трёх сидхи ушли. Только общий хаос в Турции дал возможность уцелеть второй половине ребят. Увлеклись. Решили, что
поймали удачу за хвост. Эх, молодежь…
        Юревич доложил вопрос по Кавказу. Амеры уже всё подготовили. События начнутся скоро. Мы решили ударить на упреждение. Под лозунгом защиты русского населения в Чечню были введены войска. Не следует думать, что предлог был совершенно фальшивым. Горели русские православные церкви, закрывались русскоязычные школы, русских лишали домов, жизни, женщин насиловали, мужчин воровали и держали в рабстве. Русские бросали жилье, нажитое добро и бежали в Ставрополье, просили дать им гражданство и помощь. Реже - бежали в Россию. Это и понятно: СССР заботится, даёт жилье, работу. Россия же даёт только паспорт. Была проведена огромная работа спецслужб под руководством Юревича в Кабардино-Балкарии и Дагестане. Обе эти автономии России возжелали войти в состав СССР. Там был введён особый режим правления. Войска туда тоже были введены, кроме того, было сформировано народное ополчение, введены старосты, шла активная работа со старейшинами. Ельцин выторговал у меня за невмешательство и попустительство на Кавказе газовую трубу. Точнее: мы разрешили России гнать их газ через наши трубы в Европу. Это решение далось мне
нелегко, но… Зато Россия помогала нам оружием.
        Не забыл я и об идеологической составляющей. За пару дней до ввода войск по всем своим каналам пошла волна передач, новостей, фильмов о Кавказе, Чечне, беспределе. Передача-рассказ, почти интервью. Женщина, с закрытым вуалью лицом, рассказывает об ужасах похищения, плена, показывает шрамы. Парень в инвалидном кресле. Матери, матери, матери… Криминальные новости с Кавказа. Рассказы участковых милиционеров об их работе на чеченских участках. «Как перевелся с Чечни в Белоруссию - вздохнул свободно», «звери, просто звери», «сколько наших пацанов порезали», «дикий народ» - типичные реплики, программирующие зрителей. Старый репортаж об Афганистане, разложенное на брезенте оружие. Военный эксперт комментирует: «Это - английская винтовка, это - итальянская мина, это - американский «Стингер», наши вертолёты сбивает». Афганский репортаж перемежается с современным. Только сравнительные кадры и ролики показывают подобное оружие иностранного производства, изъятое у чеченских бандитов, снятую с грузинских судов контрабанду оружия. И меня совершенно не заботит тот факт, что нашего, советского оружия в Чечне на
два порядка больше. Мне нужна не правда, а моральное обоснование необходимых действий. А правду пусть дураки и чистоплюи рассказывают. Идеологическая война похожа на торговлю на базаре. Продавец называет крайнюю верхнюю цену, ушлая домохозяйка называет нереально низкую, затем они торгуются, постепенно приближаясь к некоторой середине. Если на обычного человека идут противоположные идеологические потоки информации, то он подсознательно их усредняет. Соответственно, сторона, дающая сразу правду, автоматически проигрывает другой, смелее врущей. Один раз мы уже проиграли идеологическую войну. Только силой удержали ситуацию. Я не собираюсь повторять ошибок КПСС. Чечня - лишь эпизод. В передачах, новостях постоянно показываются ужасы Запада, разгул преступности, воровства, бесхозяйственности в России, других республиках бывшего СССР. Там и врать ничего не надо. За лечение - плати, за невесту - калым, учат - бог знает чему, пропаганда - антирусская неконструктивная: «А вы знайэтэ, як москали кажуть на нашэ пыво? Пи-иво! Повбывав бы гадив!» В таком духе. С западэнцами мы разобрались, а в других местах
творится подобное. Назарбаев везде расставил казахов. Ни одного русского начальника и руководителя. Хотя Казахстану достались оренбургские степи, земли яицкого казачества, половина русскоязычного населения на территории. Алиев в Азербайджане поступил аналогично. Впрочем, с обоими мы нормально сотрудничаем. Нормально - это по колониальному типу. Закупаем преимущественно сырье, кооперацию поддерживаем только там, где вынуждены. От Алиева мне нужна нефть, от Казахстана - Байконур. Через два дня промывки мозгов возмущенная общественность готова была меня растерзать за то, что мы терпим язву под названием Чечня у себя на границе.
        Чечня оказалась отрезана: с востока - Дагестаном, с запада - Кабардино-Балкарией, уже нашими. С севера Ставрополья мы ввели войска, заняв всю Терско-Кумскую низменность, хребты Терский и Сунженский. Граница контроля проходила примерно на двадцать километров южнее железной дороги Назрань-Грозный-Махачкала. Все, что не «зеленка» - мы захватили. Старую границу на севере Чечни и прочих «неофитов» - продолжали держать. От «зеленки» отступили на два километра и объявили эту полосу зоной отчуждения. На территории, взятой под контроль части Чечни, были проведены мероприятия усиленной люстрации. Поселок за поселком шерстили ребята Юревича. Никаких прав человека и презумпций невиновности. Нашли оружие - сильно отягчающие обстоятельства. Сильно религиозен - совсем отягчающие. Решающим фактором являлась характеристика соседей. Причём: русских соседей. Те опрашивались в обязательном порядке. Если они отзывались о чеченце и его семье положительно - обязаны были взять на поруки. Если отрицательно - чеченцу прямая дорога на шахты. А если находили зиндан - всё село шло, как минимум, в зону. А если, не дай бог, в
зиндане был обнаружен раб… Да-а. Это приговор. Всё мужское население старше 5 лет подлежало расстрелу. Безжалостно. Женщин - пока что в зону. Зоны были заранее обустроены на территории СССР. Волна люстрации двигала внутреннюю вооруженную границу с запада на восток. Силы и средства были задействованы огромные. Проходили проверку новые технические средства. В том числе: охранные системы с датчиками, камерами наблюдениями, завязанными на компьютеры. Наши компьютеры. Ещё очень несовершенные. На базе наших аналогов 386-х процессоров, с VGA-мониторами. Камеры - аналоговые, подключенные через платы АЦП. Лиха беда - начало! Не всё проходило без жертв. Были проколы. Пришлось по телику показывать казнь русских поручителей, когда их «крестник»-чеченец пострелял детишек из автомата. В Грозном, на выходе из школы. Много не успел: школьный охранник «снял» гада. Но три убитых и десяток раненых мы получили. После этого куча поручителей прибежали в отделы КГБ каяться, забирать свои поручительства. Грозный мы не брали тяжёлой техникой. Легкой пехотой - тоже. Нет, войска туда мы ввели. Но немного и потом. После
переговоров. Долго и нудно договаривались со всеми заинтересованными сторонами. Кого-то выпустили в Грузию вместе с семьями. Кого-то - в Россию, кого-то - в горную часть Чечни. Притом, что вполне осознавали, что все эти люди будут активно работать против нас, в том числе и воевать. Предоставили им связь. Один автобус добрался до Шатоя - отзвонились в Грозный, сообщили друзякам: «Ехать можно, русские играют честно, отпустили, не следят, оружие не забрали и все такое». Убедить две тысячи хорошо подготовленных боевиков было не просто: пришлось и на вертолёте по окрестностям города повозить, танки-пушки показать, живую силу дать посчитать. Свозили на экскурсию в пару горных аулов, в которых были рабы в зинданах. Показали повешенных. Чечены только обозлились. Мы предложили им эксперимент: мы вводим одну роту в дело, притом, что город окружен армией. Ей даётся два часа. Роту выбирал их представитель, типа: любую, а не спецназ. Район указывали тоже они. С их стороны силы противодействия не регламентировались. Перед строем я произнес приказ-напутствие своей роте. После речи с заговором мои ребята за два часа
полностью очистили договорной район. Обычные срочники. Они и сами офигели от своей крутости, но тайну фокуса я не разглашал. Это настроило горячие южные головы на конструктивный лад. Поняли - халявы не будет, дурака валять мы не настроены. Пришлось пойти на некоторые уступки, пообещать устроить им торговый коридор с Россией. Но эти унижения были не напрасны. Мы сохранили Грозный целым и мирное население без жертв. Людей в зоне нашей оккупации осталось едва четверть. Но это были наши люди, русские, либо нормально ассимилировавшиеся чеченцы. В Дагестане и Кабардино-Балкарии, «добровольно» вступивших в СССР, мы провели разъяснительную работу с местными, раздали там оружие и устроили что-то среднее между казаками и народным ополчением. Суть договора: они не дают через их землю гадить нам всяким чечено-американцам, мы не зверствуем с люстрацией. Но при этом перекрываем землю плотной сетью агентов. Официально. За смерть агента или его исчезновение ответственность несёт община. Свозили старейшин на экскурсию в Карачаево-Черкесию, где аналогичный режим действовал уже почти два года, дал поговорить с их
старейшинами. Договорились. Это был аналог «чеченизации» конфликта, который был реализован в первой истории. Подробностей я не знал, но суть помнил: «земля ваша - сами следите за порядком на ней». Но творчески доработал по гитлеровскому сценарию. Вплоть до расстрела заложников. Пока стрелять не пришлось, но мы были готовы. Я не собирался жечь ресурсы в затяжной противопартизанской войне, переживая, как бы невиновного ненароком не обидеть. Зверю дрессировщик должен показать силу - иначе тот не подчиняется. Чем вам чеченцы…
        Быстро сказка молвится, да не скоро дело делается. Эта возня заняла полгода. Да и потом требовала сил и средств. Но расходы были не напрасны. Во-первых, мои бойцы проходили обкатку в условиях, приближённых к боевым. Во-вторых, чеченцам грабить нас стало несподручно, а коз пасти уже западло. Они, как горный ручеек, нашли лёгкую дорожку: на юг, в Грузию. От них стали стонать грузины и осетины. К середине осени 93-го ситуация дозрела. Мы стали уже не втихую, а нагло, не скрываясь, официально поставлять оружие в обе Осетии, под лозунгом защиты от чеченских бандитов. Проамериканская власть Грузии разрывалась, пытаясь выполнить противоположные задачи. С одной стороны, они обязались перед амерами всемерно помогать чеченам вести джихад. С другой стороны, эти чечены переходят горы, где хотят, творят, что хотят, дискредитируют власть. Людей-то власти не жалко, но сама власть уплывает из рук! Не придумав ничего лучшего, решили разоружить осетин. Наступили на те же грабли, что и в первой истории. Но мы этого ждали и были готовы. Шаблонно и незамысловато: выступление по радио несчастных осетин, просьба русских
братьев о помощи, героическая защита Цхинвали. Были предварительные договоренности с лидерами осетин. Аналогичные дагестанским.
        Было наступление наших войск на Тбилиси. Жалкая пародия на события 2008-го первой истории. Но на этот раз русская армия не остановилась на полдороги. Уличных боёв было мало, чаще всего договаривалась «пятая колонна» Юревича. Это не было просто. От Толика за этот год остались одни кожа да кости. Но задача была решена. Грузия «по воле народа» присоединилась на правах автономии к СССР. На переходный период мы оставили там элементы капитализма: мелкие предприятия. На все должности мы демонстративно ставили руководителей негрузинской национальности. Не обязательно русских. Буряты, корейцы, казахи - мало ли осталось представителей на нашей территории. Но не грузин. Это было им обидно. Но выбор между сытым порядком и голозадой независимостью шёл почти безальтернативно: в пользу сытости. За годы независимости, ещё с тбилисских событий 90-го, достаток ушёл с грузинского дома. Россия закупала вкусные и дешёвые мандарины в Марокко. Мы не закупали вовсе. Грузинские вина постигла аналогичная участь. Остатки промышленности умерли из-за разрыва хозяйственных связей. Помощь дяди Сэма была мала, недостаточна. Да и
не очень любил этот дядя тратить деньги на колонии. Он любил наоборот. А военный флот американцы и прочие англичане через проливы провести не могли. СССР отменил все договоры, Монтрё в том числе. Соответственно, их поддержка режима была большей частью формальной.
        Мы помогли устроить грузинским товарищам марш безработных, митинг социалистов, коктейли Молотова, камни и прочие прелести оранжевой чумы. А наши дипломаты и армия, стоящая на окраине города, сдерживали применение огнестрела. Всё кончилось в тот же день. С агентами договорились, власть мы получили без боя, Звиада Гамсахурдиа показательно казнили. Вино мы уговорили покупать Ельцина. Точнее, просто поставляли на территорию России. А что пить - выбирал потребитель. Свою нишу товар нашёл. Заводы возродились из пепла благодаря включению в схемы СССР. Мандарины и прочие цитрусовые пошли на наш рынок. Это случилось не за секунду, но улучшение жизни было достаточно очевидно. Никто не роптал на «колониальную» администрацию в лице негрузинских начальников. Кроме того, мы не забыли главное оружие: СМИ. Мозги юношам, со взором горящим, промывали день и ночь. Создали армию наёмников из числа грузин. Турция - под боком. Чего теряться? Научили, дали офицеров, из числа наших, подготовленных. Подбросили дровишек в пожар. В обществе всегда есть какой-то процент людей, готовых рвать и метать. Психотип такой. А повод
может быть любой. Главное: им правильно рассказать. Могли бы вести партизанскую войну против нас. Но мы нашли им лучшее применение. Что тут плохого? С чеченцами в горах покончили сами грузинские народные дружины. Стреляли там ещё долго, но это уже было неважно. Когда наши десантники захватили небольшой плацдарм в Панаме, американцы запросили переговоров. Они всё поняли. Якобы обмен любезностями - СССР убирает базу из их жизненного пространства, а США - из нашего. Мы сознательно высадили очень малые силы и группу не наращивали. Через девять месяцев после начала Чеченской, американцы, сцепив зубы, прокляв всё, вывели свои базы с территории Турции. Точнее, уже с территории Большой Армении. Так Серго назвал свою страну. Но это уже другая история. Вы не подумайте, что я приукрашиваю события. На каждом этапе были свои локальные успехи и неудачи, провалы, трупы, перестрелки. Топор Юревича не просыхал от крови ещё и в 95-м. Но это, так сказать, бои местного значения. Основная тенденция шла туда, куда нам было нужно. Когда враг не стесняется стрелять, а ты чем-то скован - враг может теснить и побеждать малыми
силами. А когда ты полон решимости идти до конца - борьба идёт «кость в кость». А англосаксы этого не любят. Коллективная ответственность очень быстро привела грузин в чувство. Больше один-два крикуна не могли повести стадо в пропасть. Уже в конце 94-го были случаи, когда стихийных митиговальщиков за «правое дело нашей и американской свободы», порвала толпа, обычные прохожие. Таких случаев было всего два, но это показательно. Кому, нахрен, надо, если приедут ВВ-шники, повяжут всех, КГБ выявит зачинщиков, ораторов, но, при этом, всем слушающим наложат штраф и понижение рейтинга за не пресечение? Сытный кусок во рту завсегда приятней тягот и невзгод. А некоторые ограничения воспринимались как заслуженное наказание. Ведь предали? И дело социализма, и русских братьев. А, ведь, эти самые русские братья когда-то давно спасли грузин от судьбы армян! Турки планировали идти резать. Добрый русский царь взял под свою руку, защитил. Забыли, укусили эту русскую руку дружбы. За это вам некоторые поражения в правах.
        С американцами два года дружили? Дружили. Американцы навербовать шпионов могли? Могли. Вот и получите: границу, пусть и лёгкую, два выезда в год не более чем на три недели в сумме за пределы; ограниченный контроль при выезде за территорию Грузии; отсутствие права выхода; руководство из не своих и прочая, прочая, прочая. Но! Обычных людей эти ограничения мало касались. Какая разница: кто руководит твоим заводом? А в колхозах и совхозах, которые мы восстановили, мы оставили местных руководителей. Все революции делали всегда столицы, чуть-чуть - крупные города. А сёла брались за вилы только когда полная катастрофа в стране, когда селянам нечего есть. Логично. Или, скажем, запрет на создание и членство в партиях, тайных организациях любого толка. Что до этого обычному трудяге? А кружок рыболовов или собаководов можешь создать. Только, будь любезен, занимайся там рыбками и собачками. Ах, вы нечаянно про политику там разговаривали? За нечаянно - бьют отчаянно, не обижайтесь. Были озвучены правила: что можно, а что нельзя, за что будут повышать рейтинг и, соответственно, права и возможности, а за что -
будут снижать. А потом, после введения критичных запретов, остальную необходимую политику, некритичную, вводили в час по чайной ложке: ме-е-едленно. Тот же русский язык: постепенно увеличивали часы в школах, убирали часы национальных языков, всё большее количество официальных документов требовало заполнения на русском, повышались требования к акценту при переэкзаменовках на рейтинг. Никто не ставил задачи: пятилетку - в два года. Но за жизнь одного-двух поколений нужно добиться культурного единства. Проблема не в танцах и языке - никакой национальный танец не хуже и не лучше других. Проблема в том, что пока нет фактического единого народа, всегда найдётся вражина, вбивающая клин. «Разделяй и властвуй» никто не отменял. Ядовитые речи смуту посеять всегда умели. Но наш ответ Чемберлену такой: контроль СМИ и титанический труд КГБ.
        Половина «новых грузин», мини олигархов, сбежала поначалу. Вторую Юревич привлёк к работе в управлении «Б». А те, в свою очередь, привлекли и сбежавших. Даже тут мы умудрились оказаться в плюсах.
        Краткая выдержка из заседания Бильдербергского клуба по поводу Панамского инцидента
        - Владыки, Совет по Безопасности и Обороне высказался за принятие русских условий по договору. Ждём от вас окончательного решения.
        - Мы - не военные. Вам - виднее. Но выводить за маленький пятачок в Панаме все базы в Турции… Как-то несимметрично.
        - Осмелюсь напомнить. Я, как министр обороны, владею всей полнотой информации. Наши базы в Турции - одно название. Повстанцы и русские диверсанты насыщены ПЗРК, сбивают наши самолёты и вертолёты на подходе. Колонны бронетехники обстреливают на дорогах. До баз доходит едва 15 % грузов. Дефицит боеприпасов, еды, воды - вот неполный список проблем почти всех баз. Постоянно нас обстреливают снайперы. Часто - с запредельных дистанций. Наши тепловизоры никого не видят, а их снайперы работают. По агентурным данным - армяне. Персонал баз массово увольняется, отказывается служить, есть случаи самоубийств, других нервных срывов. Мы вынуждены закрывать глаза на употребление наркотиков. Фактически, русские нам устроили свой Афганистан. Массовая убыль людей и техники нас разоряет. Если техника - всего лишь вопрос денег, то люди… Русские активно занимаются пропагандой: рассказывают через доступные им СМИ о наших потерях в Турции. Это имеет тот эффект, что никакими деньгами заманить туда наёмников не выходит. Как ни парадоксально это звучит, но мы должны благодарить русских за это предложение. Оно даёт нам
возможность уйти, если не сказать: «бежать», из Турции, сохранив лицо.
        - Но почему мы будем разменивать именно панамский пятачок? Неужели его нельзя уничтожить? А взамен вывода войск из Турции выторговать что-то более весомое?
        - Их плацдарм мал, укреплён средне. Но! Он прикрыт с моря небольшой группой русских кораблей. Мы имеем все основания утверждать, что русские хотят устроить нам вторую средиземноморскую ничью: разменять свои никчёмные маленькие консервные банки на один из наших флотов при помощи ядерного уравнителя. При этом они могут «нечаянно» послать ракету в шлюзы, что выведет Панамский канал на пару лет из строя.
        - Но это же противоречит всем международным договорённостям!?
        - Позвольте, владыки, тут я дам пояснение. Они на это, как и всегда после 91-го, наплевали. Даже нагло напомнили нам 87-й год, когда мы сами совершили смену власти в Панаме. Санкции им безразличны. Давить реально только через Россию, но последнее время мы в Ельцине не уверены. Так что…
        - Господа, давайте голосовать: кто за принятие русских условий?
        Эпизод из жизни Кацо Элиаури, 1995 г.
        Кацо Элиаури родился в маленькой горной деревушке. Ему был интересен большой мир, что показывали по телевизору. Ближайший большой город от их села: Зестафони. От школы была экскурсия. Пятикласснику очень понравился вид расплавленного металла. Это вам не деревенская кузня. У мальчика появилась мечта: стать металлургом. Ничем не хуже, чем любая другая. Кацо стал последовательно идти к цели. Стал старательнее учиться. Поступил в Запорожский Индустриальный институт. Поскольку насчёт своего уровня подготовки он не обманывался, то выбрал по совету тётеньки в приёмной комиссии специальность, на которую год от года конкурс меньше единицы. Так и стал Кацо технологом металлургических процессов. Дядя продавал мандарины-апельсины. Не сумел уговорить любимого племянника заниматься торговлей, но и из души не выгнал. Не поскупился, сумел со всеми договориться и из Зестафони прислали именной вызов на Кацо. Три года он успел отработать на заводе. А потом распался Союз, завод стал нерентабельным и закрылся. Дела шли плохо даже у дяди Вано. Переехал Кацо в Тбилиси, но смог устроиться только торговцем шаурмой.
Хорошо, что не женился. Вообще-то, это было плохо, целая трагедия, когда Нино выбрала не его. А теперь это было хорошо - иметь семью в такой нищете трудно.
        Кацо уже подумывал вернуться в село, завести жену, пасти коз и овец. В селе можно жить и без денег. Почти. Но после обратного присоединения к СССР жизнь стала налаживаться, и в один прекрасный момент к нему подошёл милиционер. Полицию опять переименовали в милицию.
        - Вы Кацо Элиаури?
        - Я, да, что хочешь, дарагой?
        - Э, перестань, я по делу. Сказали тебя найти и привести в спец комитет по возрождению.
        - Вай, слушай, в чём я виноват? Скажи? Хочешь шаурму? Бесплатно.
        - Перестань, говорю. На экзамены тебя туда берут. Обычно потом нормальную работу дают.
        - Ну… Я и тут последний год стал хорошо зарабатывать.
        - А толку с того? С твоим рейтингом ты эти деньги можешь только проесть. Человек второго сорта. Не делай мне трудностей - пошли.
        - Ох… Пошли.
        Экзамены Кацо сдал хорошо. Память у него всегда была хорошая. Спрашивали не очень глубоко, трудных вопросов не было, но по специальности. Выяснилось, что это человек с его завода. Зестафонский завод ферросплавов будут запускать заново. Его нашли по документам с отдела кадров и хотят взять опять на завод. На первое время зарплату объявили меньше, чем Кацо делал на шаурме. Но он согласился. И не только из-за рейтинга. Из-за мечты. Глупой, наивной детской мечты.
        Эпизод из жизни Шамиля Масхадова, 1999 г.
        Чечня, Шатойский район, затерянный в горах аул Малый Харой. На совет тейпа Масхадовых вызвали Шамиля. По старым меркам его вина была смешна. Нет, не так. Он вообще ни в чём не был виноват. Он был бы в своём праве: сказал «не жена» - и всё. Бери себе новую, молодую жену. А можно и вообще, урусскую бабу в наложницах держать. Но настали лихие времена. Теперь так нельзя. Вот и сейчас: Шамиль всего лишь хотел развестись. Нет, не подумайте ничего плохого, Лайла ещё не старая. Двадцать пять лет - разве это старость? Родила Шамилю четырёх детей: двух мальчиков и двух девочек. Но против 15-ти-летней Фатимы… Да. Раньше как было бы: старую жену выгнали, детей оставили себе, за новую калым заплатили и всё. Живи - не хочу. Новая власть разводы не запрещает. Но…
        - Хамид-ваши, вы - наш старейшина, мы все вас уважаем, но и у меня есть права. Я - полноценный член тейпа. Бабаю вы разрешили развестись. А почему мне нельзя?
        - У Бабая - совсем другое дело. У него урусский доктор определил, что жена бесплодна. Не скули, а веди себя, как подобает мужчине. Пять лет назад ты убил участкового милиционера. Урусы, за убийство своего, казнили десять заложников. По одному-два, из наших тейпов. Пять молодых парней и пять девушек. И это ещё у них добрые законы. Могли бы и семейных мужей и жён казнить. Мы отдали виру другим тейпам, чтобы не было войны. Большую виру. Своим поступком ты сделал наш тейп беднее в два раза. Тут есть доля нашей вины: не узнали вовремя. Но: что сделано - то сделано. Пять лет ты жил нормально. А теперь опять хочешь ввергнуть наш род в беду: хочешь выгнать жену. Мы будем должны заплатить виру её роду. Мы будем должны отдать половину детей её роду. А она заберёт девочек. Это раньше, при Союзе, мальчики ценились выше девочек. Но старики говорили о царских временах по-другому: «За одну убитую женщину нужно проливать кровь двух мужчин». Сейчас вернулись те времена. Нас и так мало осталось. Очень, очень многих наших убили грузины, дагестанцы и прочие. У нас, в горной части Чечни, есть несколько мест, вокруг
аулов. Бывших аулов. А теперь там - заповедники. Любого человека внутри могут застрелить.
        - Я знаю, Хамид-ваши.
        - Молчи! Знает он. Даже прятаться по пещерам - не выход. Урусы сделали шайтан-птиц: видят и стреляют ночью. А теперь ты хочешь понизить этот, э-э, рейтининг, всему тейпу. Нам снизят эту, как ее, кивоту на детей. Нравится тебе Фатима - иди в армию, служи урусам, стань майором - женись! Они разрешают иметь две жены. Скажи: почему тейп должен защищать недостойного? Нет, мы должны и будем защищать своих. Но твои поступки говорят: ты - хуже чужого. Это не те урусы, что были раньше. К власти у урусов пришли воины.
        - Наши воины - самые лучшие!
        - Дурак! Нет воинов, лучше урусов! Это когда у них правили бараны - мы их резали и смеялись. А теперь во главе их стаи стоят волки. Я смотрел в глаза их главному, когда он собирал глав тейпов в Грозном. Он нас не боялся, хотя стоял один в зале. Охраны не было никакой, мы видели. Я - боялся. У него в глазах я видел нашу смерть. Он тогда сказал: «Или будете жить по нашим правилам, станете нами, или - ваше племя станет историей». Я хоть и простой человек, но его слова вполне понял. Или мы покоримся - или умрём.
        - Чеченцы ни перед кем не склоняют головы! Как можно забыть кровь братьев?!
        - Нет позора, стать на сторону сильного. Глупо воевать с лавиной. Помнишь, что стало с Великим Харзоем? Тамошние убили геологов. Урусы послали карательный отряд. Наши воины не стали подставлять горло, как бараны. Устроили урусам засаду - те потеряли человек тридцать своих. Тогда их Диктатор сказал: весь этот аул не стоит стольких русских парней. Всё. Нет больше Великого Харзоя. Прилетели самолёты с какой-то гадостью. И всё. Дома стоят, а живых - нет. Сделали исключение из своего же правила: убили всех. Причём, тайну из этого не делали - по телевизору показали. Забыть кровь братьев нельзя. Нужно помнить о крови жён, сестёр, маленьких детей. Диктатор так сказал: «Мы не будем десять раз завоевывать землю, примучивать вас каждый год. Мы эту землю один раз завоевали. Она - наша. А вы на ней живёте и дышите, пока я разрешил. Или покоритесь, примете наши законы, станете нами, или - умрёте». Ух, и пробрало меня тогда, Шамиль. Он это говорит, а глаза холодные, нечеловеческие. Казалось, после таких слов все должны были кинуться на него, зубами порвать, пса! Нет. Никто слова не сказал. Видно, всех пробрало,
не одного меня. С тех пор я всем нашим наказал на нашей земле самим урусов не трогать и другим - не давать. Урусы, хорошие воины, но люди, я их никогда не боялся. Но этот их Корибут… Он шайтан, не человек! Его много раз пытались убить. Никто не смог. Все умерли. Он лично, сам убивал. Это не моё решение - покориться. Совет так решил. Я позвал Кизмир-ваши из соседнего тейпа. Он расскажет тебе одну историю. Если ты и после этого не одумаешься - мы выгоним тебя из тейпа. Клянусь! Прошу, уважаемый, помогите вашей мудростью наставить на путь истинный нашего блудного сына.
        - У нас, в Верхнем Харое, живёт Саид. У него два года назад забеременела жена. Пятым. А его рейтинг не позволял тогда иметь пять детей. А те четыре у него были, как назло, девочки. Урусская доктор-инспектор попалась очень хорошая женщина, дала совет. И Саид поступил, как она сказала. И сейчас у него четыре девочки и два сына. Но он воюет в Турции. Два месяца дома - два месяца воюет. Уже старший лейтенант. Хорошо воюет. Много нам рассказывает. Ни слова не слышал от него плохого о урусах. Турки - так себе воины. А урусы ничем нашим не уступят. Так говорит Саид. Деньги платят, иногда можно добычу привезти, но с разрешения начальства. Детей урусы тем летом в детский лагерь забирали в Крым. Детям понравилось.
        - Но его могут убить за интересы урусов!
        - Э-э! Разве мы, чеченцы, боимся смерти? Но я и тут могу тебе ответить. Если его там убьют - урусы обещали платить жене пособие. Но дело не в этом. Он хочет стать капитаном: те могут иметь до восьми детей. А, начиная с майора, можно брать вторую жену. Урусы так и говорят: «хочешь быть крутым в постели - докажи это на деле». Это Саид прибаутку говорит. Но мы, старейшины, этот подход считаем верным. Не дело это - баб выгонять. До мусульманства так не было. Этого уже никто не помнит, но урусская бумага сохранила. Ты знаешь: урусская политика власть мулл сильно уменьшила. Мы и есть власть. Я тут по просьбе вашего старейшины. Но это не значит что мне всё равно. Я не хочу, чтобы ваш род стал беднее, и попал к урусам на плохой счёт. Если передумаешь - приходи к нам в гости. Через две недели должен вернуться из Турции Саид, ты можешь расспросить его сам.
        - Благодарю, Кизмир-ваши. Я подумаю.
        - Подумай, Шамиль, подумай. Это говорю тебе я - ваш старейшина. Тебе - любовные утехи, а роду - содержать Лайлу, детей в другом роду. А работать она будет там. Урусы снизят рейтингиг, тфу, зараза. В общем, плохо будет. Что им стоит, снизить кивоту на семью до трёх детей? Снизят всем. Из-за тебя. Мы лучше тебя выгоним. Хорошо думай, Шамиль.
        Конец 93-го. Серго. Непосильная ноша.
        - Сань, ожень тибя прашу, памаги. Я висьо делал, как ты казал. Президентам стал, врагов стрелял, воров повесил. Но те, новые, которые министры, тоже воры. Я вижу. Делать ничиво ни магу. Я плахой президент. Хачу - харашо, людям - плоха. У грузин уже харашо ти делал. Делай и нам, армянам так. Ми тибе памагали. Памаги, Сань. Трудна нам. Курды обнаглели. Воюют не толка турков, но и нас. Их многа, болше армян. Очень трудна. Они хатят озеро Ван сибе визять. Плоха.

* * *
        «От советского информбюро, ой, простите, товарищи. ТАСС сообщает:
        За последнюю неделю по всем крупным городам Армении, включая столицу: город Ереван, прошли массовые манифестации, митинги в поддержку идеи воссоединения с СССР. Были попытки захвата административных зданий и самосуды. Убито несколько десятков националистически настроенных лидеров. Попытки западных СМИ представить чаяния народных масс как спектакль, срежиссированный КГБ, не выдерживают никакой критики.
        Правительство и другая элита армянского народа, в том числе и культурная, разделяют народный порыв. Президент Армении, Серго Матевосян, другие члены правительственной делегации Армении, подписали сегодня в Киеве договор о воссоединении Армении и СССР. Ура, товарищи! Братский армянский народ опять с нами! Правительство СССР планирует разработать и внедрить меры по оказанию помощи Армении в различных областях, в-частности: в военной, экономической, организационно-политической.»
        Январь 94-го. Иранская делегация.
        «ТАСС сообщает: по приглашению нашего правительства с рабочим визитом в СССР прибыла делегация Ирана. В состав делегации входят религиозные лидеры, промышленники, учёные, военные. Делегацию в аэропорту «Борисполь» встречали наши представители во главе со вторым министром, генерал-полковником, Емцем Александром Николаевичем. С иранской стороны, к сожалению, не прибыл аятолла Хаменеи. Делегация планирует посетить у нас в стране ряд промышленных и научных предприятий, обсудить вопросы культуры и торговли, промышленного и военного сотрудничества. На рабочие совещанию представители СМИ допущены не будут.»
        Выдержки из стенограммы встречи на высшем уровне Ирана и СССР.
        - Уважаемый Александэр, аятолла Хаменеи не мог прибыть лично. Мы официально занимаем позицию, э-э, несколько своеобразную позицию, э-э, по религиозным вопросам. Прибыть к невер…, в вашу страну он не может. Это вопрос авторитета.
        - Ага! Он, значит, боится свой авторитет уронить, а вы возмущаетесь, что вас в аэропорту встречал второй министр, а не Лукошко или я. Здорово! Молодцы!
        - Э-э, уважаемый Александэр, вы нас неверно поняли…
        - Да всё я понял.
        - У нас больше нет претензий по протоколу.
        - Вот и ладно. Давайте теперь по делу. Мне от вас надо. Пишите, берите ручку и пишите: место под базу флота в Ормузском проливе; место под военную базу километрах в ста-ста пятидесяти от морской, но в глубине материка; уран, торий; ваше участие в зачистке Турции; блокирование против Азербайджана.
        У иранской делегации, образно говоря, отвисла челюсть. Они ожидали многого, но такого пакета предложений, точнее, пока только пожеланий - никто не мог даже отдалённо представить. Совершенно ясно, что и СССР готов будет дать взамен не букет цветов. Хотя… Новое руководство СССР как с цепи сорвалось: ядерные фугасы, бомбы и ракеты использует как зубочистки. Большому Сатане нос утёрли. Не один раз. Уж не хотят ли они всё это получить просто так? Мы не допустим на себя политического давления! Бедный Иран. С одной стороны, против него выступал Большой Сатана с приспешниками, с другой - его кусала собака Большого Сатаны: Ирак. А теперь приставил нож к горлу второй игрок мира: русские. О, Аллах! За что ты посылаешь испытания твоим верным слугам!? Как бы прочитав мысли делегации, Диктатор продолжил.
        - А вы знаете, что старый СССР планировал напасть не на Афганистан, а на Иран?
        Театральная пауза жгла нервы мусульманам, как топка паровоза - уголь. Военные белели, краснели; дипломаты забыли все уроки: ерзали на стульях, потели, судорожно искали место для рук, перебирали невидящими глазами бумажки. Никто не решался задать никакого вопроса. Всем казалось: ещё чуть-чуть - и Корибут озвучит объявление войны их несчастной стране. Но зачем ему это? Он ведь ещё не до конца переварил Турцию и Кавказ… Шайтан! От него можно ждать чего угодно! Впрочем, войну он мог объявить и послу. А мог и не объявлять. В Прибалтике, Грузии СССР «защищал интересы русскоязычного населения», Турции «помог в охране проливов и наведении порядка», Армении - «оказал дружескую помощь братскому народу». Лицемеры! Так и хочется крикнуть в лицо! Нельзя. Мы, дипломаты, народ выдержанный.
        - В нашем руководстве завелись предатели, которые работали на американцев. Они перенацелили порыв военных со слабозащищенного и вкусного куска пирога на трудный и бесполезный.
        Подогрел интерес публики Диктатор. Делегация почти физически ощущала слюну во рту Корибута, видела голод в его голубых глазах. Просто хочет взять, и съесть Иран, как кусок вышеупомянутого пирога.
        - Я чётко сказал послу, кого я хотел бы видеть. А в вашей делегации нет людей, которые что-то решают. Пусть срочно прилетает Хаменеи и другие видные религиозные деятели. А вы пока поездите по культурным местам. Военным мы покажем их любимые игрушки. А промышленники посмотрят днепропетровский промышленный район.

* * *
        «ТАСС сообщает: по приглашению нашего правительства с рабочим визитом в СССР прибыла вторая часть делегация Ирана. В состав делегации входят религиозные лидеры, в том числе аятолла Хаменеи. Делегацию в аэропорту «Борисполь» встречали: первый министр СССР, Лукошко Александр Григорьевич, военный диктатор, Корибут Александр Владимирович. Стороны проследовали в Дом Правительства.»
        Выдержки из стенограммы встречи на высшем уровне Ирана и СССР.
        - У вас есть выбор: принять сторону американцев или нашу. Учтите: американцы превратят вас во второй Аравийский полуостров. С десяток маленьких, легкоуправляемых странок с карманными диктаторами. И не думайте, что вас порвать нельзя. На севере будет Прикаспийская Азербайджанская Республика. На западе - Свободный Курдистан. На юго-западе - Суннитская Исламская Республика. На юго-востоке - Иранский Пуштунистан. Мало? Американцы придумают ещё. А мне надоело изгаляться.
        У Хаменеи выступил пот. Проект более чем реален. Особенно в свете недавних турецких событий. А если сепаратистам и религиозным фанатикам СССР будет поставлять оружие… Страшно даже представить. И Большой Сатана может сделать то же самое.
        - Россия слаба. Китай будет сидеть тупой обезьяной на дереве, смотреть на дерущихся тигров. Так и умрёт на дереве от старости. Это значит, что вас он защищать не будет, да пока что и не может. Зубы не те. С таким же успехом можете просить помощи у Пакистана. Они помогут… А США всех своих марионеток использует как живые консервы. Пока нужны - даёт дышать, пришло время скушать - нож в сердце и всего делов. Мне перечислить страны Африки, Южной Америки, которые были их верными собачками и были съедены?
        - Не надо. Не надо изгаляться. И на нас давить. Что предлагаете вы?
        - Вот это слова мужа. Ядерное оружие. Полный ядерный цикл. Технологии, помощь в строительстве заводов, техническую документацию. То же самое по авиации и флоту. Поставки оружия.
        - В чём ваш интерес?
        - Мне нужно много урана и тория из ваших гор. Построенные шахты, обогатительные фабрики останутся вам. Но от вас будет нужно много рабочей силы. И нефть. Ваша меня тоже интересует, но нужно обжать со всех сторон Азербайджан. Алиев брыкается, попробовал вкус власти и по добру ни копейки не уступает.
        - А зачем вам наше участие в Турции? Мы очень ценим наших сынов.
        - Толку от них. Ваши сыны - оловянные солдатики. Без войны - нет армии. В мирной обстановке можно подготовить армию процентов на двадцать. Это вам наглядно показал Садам Хусейн. А ваши богатства и независимая позиция не дадут американцам спать спокойно. Убьёте одним выстрелом нескольких зайцев. Мы позволим вам взять какой-то кусок земли. Но не в Турции. Об этом поговорим потом. Нанесёте ущерб курдам, которые и вам устраивают «веселую жизнь», «обстреляете» бойцов и командиров в реальном бою и за это мы вам ещё и приплатим.
        - Последнее время американцы нас забыли. Почти.
        - Это они Россию переваривают. Потом уничтожат Югославию, потом съедят Ирак, зайдут в Афганистан. Вот тогда и за вас примутся.
        - Это ваши домыслы. Но даже если и так. А чем вы лучше?
        - Мы лучше тем, что навязываем вам руку дружбы. Я с вами откровенен. Не скрываю: именно навязываем. Но в то же время, именно: руку дружбы. Для нас это тоже вопрос выживания. Вы же понимаете, что к нам у врагов накопилось много счетов. Нас они в покое не оставят. Сейчас они готовятся. Берут под контроль бывшие соцстраны Европы, подбирают нашу Африку, ещё кое-что по мелочам.
        - Мы следили за вашими действиями. Должен отдать должное: вы им спокойно «поесть» не даёте.
        - Спасибо за похвалу. Продолжу. У нас есть урановые руды. Но их мало. А ещё у нас мало людей. Мало нефти. Мало времени.
        - А куда вы спешите?
        - На этот вопрос я не имею возможности ответить честно, а врать не хочу. Пусть наши отношения с самого начала будут правильны.
        - Скажите, а почему вы моим людям сказали «торий»? Разве уже есть эффективные технологии сжигания тория?
        - Да.
        - Поясните.
        - Нет, это всё. Я и так с вами слишком откровенен. Вам мы можем предложить только обычный ядерный цикл на медленных нейтронах. Вам хватит. Военный атом основан именно на этих технология. Получите плутоний и так далее.
        - Ваше желание иметь военно-морскую базу у нас на побережье понятно. Мы даже не сильно переживаем за обострение отношений с США. Но мы не хотим стать второразрядным игроком в регионе. Когда у вас будет там база, вы будете разговаривать с нами с позиции силы. Ещё большей, чем сейчас.
        - Сами виноваты. Я вас звал? Звал. Какого чёрта «шестёрок» прислали?
        - Приношу свои извинения. Даже не ожидал, что ваши «интересные предложения» окажутся настолько интересны. Позволю себе очередной вопрос: а зачем вам вторая база, сухопутная? Мои военные считают, что она направлена против нас. Точнее: для нашего контроля. Видите? Я тоже с вами откровенен.
        - Нет. Не против вас. Это противодесантная база. База контроля суши. Но не вас, а против моря. Это подробно объяснят наши военные вашим. Если в двух словах: база флота, если наш флот там погибнет, не сможет противостоять армаде авианосцев и других кораблей. А мы хотим защитить свои инвестиции в вашу страну. Мы не желаем потерять шахты, обогатительные фабрики, прочее. База на некотором удалении от берега не позволяет безнаказанно атаковать флоту, но даёт возможность продолжать контролировать пролив. А против вас… Мы будем согласны на ваше присутствие на обеих базах. Один-два сотрудника. Вы будете видеть, что мы разместили: пехотную дивизию для захвата Тегерана или полк ПВО. Есть ещё один важный момент: эти базы нам нужны только в аренду. Лет на двадцать. Потом всё добро мы будем готовы продать вам.
        - Вы прогнозируете конец нефти в нашем районе так быстро?
        - Что вы? Конечно, нет! Причины другие. Может быть, я покажусь вам недальновидным пессимистом, но у меня есть уверенность, что всё решится за это время. Или мы - или они. Но если ваша добрая воля - можем записать в договоре право продления на других условиях. Бумага всё стерпит. Мы - только «за».
        - Вы что-то знаете? Или планируете?
        - Это преждевременный вопрос. Я ещё не услышал от вас ничего, что показало бы вашу позицию.
        - А какой смысл нам ссориться с Азербайджаном? Даже не так. Какой вам смысл в нашей игре на вашей стороне? Они гоняют излишек нефти не только через нас, но и через Россию. Вы и на Россию сможете надавить?
        - Это не ваш вопрос. Но я отвечу. У России маленькая дырочка. Они свою, сибирскую нефть пропихнуть не могут. Ельцин прыгал от счастья, когда выторговал у меня пропуск газа в Европу. А по нефти разговора не было. Если вы свою трубу прикрутите - Азербайджан станет в разы сговорчивее.
        - То есть вы готовы дать нам ядерные, ракетные, морские и авиационные технологии?
        - Не совсем так. Не все. Только то, что озвучил. Полный ядерный цикл и противокорабельные тактические ракеты. Радиус действия - 500 километров. По флоту - без ограничений. По авиации - только поставки наших самолётов.
        - Этого мало. Нам нужна хорошая ракета среднего радиуса действия. Для Израиля. У них есть. А у нас - нет. И системы ПРО и ПВО. Вы о них ничего не сказали.
        - Эти системы дадут вам возможность угрожать нам и защититься, пусть и частично, от нашего возможного удара. Мы на это пойти не можем.
        - Друзья так не говорят. Какой-такой: «возможный удар»?
        - Хорошо. Я сделаю вам предложение. Но предупреждаю: цена покажется вам невозможной. Но по-другому не будет.
        - …
        - Это неслыханно!! На это никто не согласится! Никогда! Эти догмы - основа нашей власти. Видите? Я с вами предельно откровенен. Как аятолла, я такое даже думать не должен, не то что - говорить.
        - Тем не менее, вы, как генсек старого СССР, именно руководите страной, а не верой. И поэтому нужно решать. Вы защищаетесь от разлагающего влияния Большого Сатаны. Надели на женщин паранджу - и уменьшили разврат в десять раз, запретили западную музыку и фильмы - ещё в десять раз. У меня так не получится. Нет мусульманских традиций у населения. Более того, ещё нужно убедить людей, что разврат вреден, плох. Процентов девяносто, это минимум, считают его допустимым. Подавляющее большинство подвержено той или иной вражеской программе разложения или уничтожения. Кто-то курит, кто-то пьёт водку, кто-то любит много женщин, кто-то слушает рок и считает, что он приобщился к высшему свету культуры, а не просто засоряет мозги звуковым шумом. И все совершенно искренне уверены в безобидности их пристрастия. А есть ещё гурманы, обжоры, жадины, бывшие кооператоры, которых Горбачёв за пять лет наплодил, бывшие коммунистические функционеры. А что мне делать с моей опорой: военными? Той их частью, которая деградировала за последний коммунистический период? А такие тоже есть! А как быть с воспитанной коммунистами
уравниловкой и безответственностью?!! Если провести учет людей, подверженных хотя бы одной вражеской или паразитной программе, то выйдет уже все 99 %. И что мне делать? Расстрелять? Всех объявить неверными, как это делаете вы? Был у нас один руководитель, который как-то раз сказал что-то наподобие: «Других людей у меня нет.» Как я его понимаю! Но мы идём по пути оздоровления. Стараемся. Не вашим путем, но идём. Мы запретили использование англоязычных слов и их музыки, их фильмов. Но у нас проблема и с нашими фильмами. Там тоже сплошь и рядом сигареты, водка и прелюбодеяние. Но я надеюсь на лучшее. И меня не устроит, если вы будете ставить нас на одну планку с англосаксами. Если придираться, то и у вас есть проблемы с идеологией. Прямолинейное следование Корану приводит к тому, что вы труднее принимаете новое полезное и позднее реагируете на новое вредное, типа героина. Всё. Выдохся. Слово за вами.
        - Вы поколебали мою решимость. Но и мне очень трудно. Давайте думать.

* * *
        Через два дня мы договорились. Обо всём. И о поставках систем ПРО и ПВО, и о ракетах, и о религии. А что мне нужно просить, чтобы быть уверенным в своём союзнике? Если мы для них - неверные, то рано или поздно кто-то может решить внести в головки наведения ракет наши города. На многое подвигнуть клириков не удалось. Но Хаменеи обещал издать фетву, в которой наша страна и весь народ будут признаны чем-то более правильным, дружественным мусульманам. Многие скажут: «Ерунда, нельзя пощупать, стоило ли копья ломать?» А я считаю, что стоило. Если такой религиозный лидер примет решение и будет проповедовать его в зоне своего влияния, то мы очень сильно ослабим сопротивление Кавказа, а он ещё далеко не усмирён и ассимилирован. Если ни один искренний мусульманин не сможет допустить мысли о джихаде против русских, то это будет полпобеды.
        Участие иранских солдат в Турции позволило переломить ситуацию и сделать пребывание американцев на турецких базах нетерпимым. Сами мы уже начали выдыхаться.
        Не подумайте, что я - наивный дурачок, поверивший словам. Это был частично договор, а частично - спектакль. Мне хорошо вооруженный Иран нужен больше, чем самому Ирану. Если мы победим США, то и с Ираном совладаем. Так или иначе. А если не победим, то какая мне разница: есть у Ирана оружие или нет? Но самое важное: я всё ещё не рассчитывал обмануть историю в части ядерной войны.
        Собрание жильцов дома. Кириллович.
        Жильцы дома N10 по улице Олимпийской собрались на детской площадке. Новой. Построенной при новой власти. За два года краска на качелях и лавочках потёрлась, к наличию сего культурного объекта все привыкли. К очередным ежеквартальным и внеочередным собраниям привыкли тоже. Это стало нормально. Подобные собрания отличались от собраний жильцов кооперативных домов. На новых собраниях всё происходило по-военному: староста доводил до слушателей новые законы и положения, рекомендации, свои решения. Крайне редко мог посоветоваться. Так было везде. Везде старостами были бывшие военные, привыкшие командовать, а не выслушивать базар и стенания. Попытки спорить бывали. Чаще всего это давало обратный эффект. Вот и на этот раз жильцы привычно кучковались: где - по подъездам, где - по интересам. Часть людей сидела на лавочках, часть - стояла рядом. Стоял равномерный гомон. Наконец Сухолаптев решил, что собралось достаточно и начал излагать.
        - Как сказала новая власть, все штрафы, прочие наказания, ограничения и поражения в правах доводятся публично. Сегодня у нас есть несколько маленьких вопросов. У Шендеровичей сын Ростислав ходит в куртке с надписью на иностранном языке. На нерусском. Они были предупреждены почти неделю назад. А вчера я видел его опять в этой куртке.
        - А не в чем ему больше! Нет у нас другой. Что ему: голым зимой бегать в школу?!
        - Ты меня на горло не бери, Софья. Не проходит. Я не только вынес предупреждение, но и дал совет: нашить на месте надписи другую ткань.
        - И чего это мы должны уродовать импортную вещь? Самодурство!
        - По положению, я его ещё год назад доводил: надписи на любом языке, кроме русского - недопустимы. Это не я придумал. Новая власть это назвала идеологическим единством. Если хочешь - иди, обжалуй решение к старосте области. Но штраф я тебе уже начислил. Увижу эту куртку с надписью ещё раз: штраф удвою. Так и знай.
        - А!.. А мы думаем: чего это все вывески на английском и других заставили переделать на русский?
        - Правильно. И в газетах запрещено использовать слова иностранного вида, если есть такое же русское. Это не мой вопрос. А мой - это ты, Софья. Дальше. Внук Лукиничны матюгался вчера на этой самой площадке. Замечание я сделал. Лукинична, передай родителям, что вам вынесено предупреждение. Следующий раз будет штраф. Почему их нет на собрании? Забухали?
        - Что ты? Господь с тобой, Кириллович! Сын с ночной отсыпается, а Машка к родителям на пару дней уехала.
        - А может, как тот раз: синяки под глазами? Ты их предупреди: они по краю ходят. Если не станут бухать меньше - будем думать. Хоть они и не бузят сильно, когда бухнут, но это не защитит их полностью. Дальше, второй, нет, третий вопрос. Нэлка, ты у нас главная собачья мама.
        - И чё? И не собачья. Если уж на то пошло, то - кошачья. Котов у меня больше на довольствии.
        - Это неважно. Санстанция отстреливает, а ты помогаешь плодиться. Я видел трёх собак: рыжего кобеля, черную молодую сучку и мелкий чёрный переводняк, типа таксы. Тебе назначается налог на трёх собак и ответственность. Берёшь их к себе в квартиру на содержание. Испытательный срок: один месяц. Со всеми вытекающими последствиями. Со штрафами за нахождение без намордников и поводков, со штрафами за их какашки и так далее. Если не знаешь всех положений о собаках в городской черте - зайдешь после собрания, я тебе выдам, у меня есть. Или можешь в райкоме взять.
        - Это чего ж это деется?! Люди! Я не хочу!
        - Кириллович, пожалей Нэлку! Не надо. Ну, их, этих дворняжек. Она больше не будет.
        - Дак, ведь я не со зла. Закон такой. Власть так сказала. Заботится она о собаках. И мнение народа учитывает. Вот мне и пришло разъяснение: как именно положено доброту и милосердие к этим разносчикам блох и глистов проявлять. И учти, Нэлка, через две недели медкомиссия. Если проверка установит у них глистов или блох - штраф за ненадлежащее содержание животных.
        - Кирилыч, а может они, эти собачки, потеряются, сдохнут в посадке? Сами. Отравятся чем-то. А?
        - Нет Чинсанович, не вздумай их на шашлык пустить. Отвечать будешь. Если кому Нэлку жалко - можете поручиться за неё. Кто хочет?
        - Я поручусь. Мы подруги.
        - Ещё кто-то хочет?
        - И я поручусь.
        - Молодцы, девочки. Тогда так: Юле даём рыжего кобеля, а Тамаре таксу. Точка! Ни слова! Такое поручительство нонче. За слово отвечать делом нужно.
        - Я передумала! Уже не хочу ручаться. Я ж не знала!..
        - Цыц! Я сказал. Закомпассировано. Месяц будете ухаживать за блохастиками. А потом можете отвезти в санстанцию. Их усыпят. Не орите! Не поможет. Нехр… не положено со мной спорить. Можете идти обжаловать. Всё! Цыц! Последний вопрос. Самый главный на сегодня. Нинка-наркоманка родила.
        - Это чегой-то ты мою Нину наркоманкой обозвал? Она уже полтора года не колется.
        - Ага, взять негде стало.
        - Но ведь и не колется? У нас и справка от нарколога есть.
        - Ага, помню. «Условно пригодна». И так далее. Короче. Не сбивайте меня. С роддома сообщили: урод. Реально родила урода. Кому интересны подробности - потом посмотрите. Когда выпишут. Власть рекомендует усыпление. Но не настаивает. Есть возможность взять на поруки.
        - Кирилыч, а Кирилыч. А что за поруки тут будут?
        - А вот такие, как и с собачками. Только похуже. Мне рекомендовано поручителей подставить, как и Юльку с Тамарой. Но у меня рука не поднимается. Вы меня не сдавайте. Дело - дрянь. Конкретно. Тем, кто поручится за Нинкиного урода, придётся оплачивать его обучение в спецшколе, лечение всех болезней, ещё всякие социальные мелочи. Внимание! Целых три года! Раньше пересмотр поручительства невозможен. Юлька через месяц отвезёт свою собачку на усыпление и вздохнет спокойно, а с человеком… Вот так. Не смотрите на меня так. Самому не по себе. Но и власть я понимаю. А как же?! Нинка себя испаскудила, здоровье подорвала наркотой и прочим, родила зверушку. А мы, то есть, страна, должны его всю жизнь кормить, лечить, одевать. А зачем? И так с жиру не бесимся. С властью я не спорю. Но и вас, дураков, жалко. Наверняка кто-то бы решил милосердие проявлять. И я должен был бы крикуна за шкирку - и к ответственности. А если вдруг, олигофрен какой, из урода выйдет? Людей убивать будет? Тогда поручители садятся. Реально садятся. На шахты едут, к примеру. Вот такие пироги, люди добрые.
        - Это ты серьёзно? Поручителей - на шахты?!
        - Ещё как серьёзно. Так и есть. Был у меня случай в районе. Месяц назад. На Новый Год. По Чумаченко 25. Один алкаш свою бабу бутылкой стукнул по башке. Оно и не было бы ничего: мозги она все пропила. Да только баба эта упала неудачно: об батарею виском стукнулась. И всё. Привет.
        - Ну и чё? Делов-то…
        - Да, Нэла, делов было-о - дофига. Полдня ругались - объяснял и убеждал. Убийство - вопрос важный, староста дома обязан был меня привлечь. Ну и милиция была.
        - Не томи, Кирилыч, в чём подвох-то?!
        - Подвох, не подвох… Поручились за эту семью. Помните, как было у нас с Быдлюками? Мы своих алкашей на поруки не взяли, а в том доме - нашлись добрые люди. Дураки! Четыре человека. Алкашу этому, Чернорыпову, дали шесть лет. Но половина вины полагалась поручителям. Их было четверо. Теперь чередуются: по три месяца в год трудятся на шахте. И так будут три года мучиться, пока свою половину не отмотают. Ох, и крик в доме стоял! Когда судили и приговор зачитали. «Бред! Если б мы знали! Несправедливо! Не хочу!» Только криком делу не поможешь. Будут на шахты ездить, как в отпуск. Как миленькие. Это им ещё повезло: четверо их, а могло бы быть трое. Никто нигде ни за кого не поручался? На заводах или ещё где? Думайте, отзовите поручительство, если сомневаетесь.
        - И что, так всё у них и кончилось?
        - Не, не кончилось. Там ещё другой момент был. С ними бухал на Новый Год ещё Сидоркин. Он не предотвратил. Так его пустили не свидетелем, а… этим… как его…
        - Соучастником, что ли?
        - Не. А! Вспомнил. Уклонистом. Это значит, что он уклонился от вмешательства в совершаемое преступление. Сидоркин, дурак, сам сознался, что когда Чернорыпов взял бутылку и пошёл с угрозами на жёнку свою, он сидел и смотрел. А по новым законам за невмешательство в совершаемое преступление положено наказание. Ему дали двушку. Тоже на шахты поедет.
        - Ну и мастер ты, Кириллович, тоску нагонять.
        - Кирилыч, а, Кирилыч? А давай мы ничего никому не скажем, а ты с собачками нас простишь? Ну их к чертям! Ещё покусают кого…
        - Не могу Юлька, не могу. Месяц потерпишь. Всё, давайте расходиться. Собрание закончено. Вопросы - другой раз. Что-то сердце побаливает. Пойду домой, валокордин там есть.
        Рабочее совещание с Рокотовым, Лукошко и Моргуновым по роботизации. Март 94-го.
        - Александр Владимиравич, я хачъу обратить внимание на социальный аспект нашей ускоренной автоматизации. Куда нам дураков девать? Да-да, дураков. Куда? Что будем делать с теми, кто не смог или не захател учиться на более умную специальность. Тем более что наладчиков ЧПУ и обслуживающэго персонала автоматических линий нужно значытельно меньше, чем рабочих до автоматизации. Например, на минском заводе автоматических линий нам теперь придётца сократить 15 % работников. Куда их девать? Всех в село? Так у нас и так избыток товаров сельского хозяйства. Пока выручает Россия, покупает излишки, продаёт нам сырье и комплектующые. Но отношения между нашими странами портятся, не за горами - торговое противостояние. Выглядит опасной китайская тенденция. И на селе эти бездари не нужны. Там наш Рокотов тоже устроил автоматизацыю. Каюсь, сам ему помогал всё это время. Теперь даже сомневаюсь: не зря ли. Под землю загнать всех? Так и туда дотянулась рука социального диверсанта.
        - Я бы вас попросил выбирать выражения, товарищ первый министр!
        - Перэстаньте. В чом я не прав? Я правду гавару. Как она есть. Под землей ваш Рокотов тоже всё автоматизировал. Только провода с током протягивай - и всё. Людей надо мало. Даже если учэсть всё: новые места измераютца десятками тысячъ, а дураков - сотни. В масштабах страны. У меня голова кипит, но придумать не могу. Давайте думать вместе: что делать с лишними людьми.
        - Я выполняю поставленную задачу. И весьма успешно. А думать, куда остальных девать - не входит в мои обязанности.
        - Вишь! Как ушёл от ответа! А я их даже на стройку не могу загнать. Они ваши дорогие роботы ламать будут. Ни в какую хозращотную бригаду этот контингент не берут. Были б дети - на второй год в школе бы оставил доучиваться. Были б виноваты в чом - на шахты Донбасса. А так… А-а…
        - Я тоже не имею готового решения. Обещаю подумать. Но и вы не расслабляйтесь. Вариантов у нас нет. Высылать в Казахстан их мы не будем.
        - Почему в Казахстан?
        - Нипочему, просто ляпнул. А вы, почему молчите, Владимир Владимирович?
        - У меня пока идей нет. Ну не в НИИ же их пристраивать?
        - А я могу предложить. Но это тоже не идеал.
        - Не мнитесь, гаварыте, Валентин Андреевыч.
        - Мы можем начать оборудовать подземные объекты второй-четвертой очередей сейчас. Там будет много не автоматизируемых несложных работ. Но вопрос упирается в деньги. Даже объекты второй очереди запланированы лет через пять.
        - Раз идей больше нет, тогда давайте ставить точъку. Как вы щытаете, Александр Владимирович?
        - Я думаю, думаю… Вот что я думаю: желательно рассмотреть более пристально предложение второго министра Сладова. Это раз. Я попробую придумать ещё хорошее что-нибудь, но в данном предложении вижу положительные моменты. Эти объекты нам всё равно будут нужны, не сомневайтесь. Мира не будет. Второй положительный момент: подземные работы равномерно распределены по территории страны. Не нужно будет нашим оболтусам новое жилье подыскивать, переселять. Как было бы, если бы мы нашли им рабочие места на каком-то ново созданном предприятии. Дайте команду министру труда передать данные на людей министру образования. Пусть Семихлебов тоже поработает. Может, им вечерние курсы устроить, ещё мозги помучить. Глядишь, лишние пару-тройку процентов в нормальные места пристроить удастся.
        - Валентин Андреевич, может, мы не будем откладывать в долгий ящык, вы мне сразу после совещания покажете ваше предложение в деталях?
        - Как скажете, Александр Григорьевич, ничего срочного у меня нет, остальные дела подождут.
        - Дядя Валя, я советую показать Александру Григорьевичу не чертежи и прочие бумажки, а провести экскурсию по киевскому подземелью.
        - Я так и планировал. - Все, кроме Сладова, свободны. Спасибо за присутствие, Александр Владимирович. - Всегда рад