Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Пунтус Нина: " Город Дождя " - читать онлайн

Сохранить .
Город дождя Нина Пунтус
        ГОРОД ДОЖДЯ
        
        ПРОЛОГ
        Александра стояла на крыше под прозрачным навесом сада, со всех сторон окружённая яркими и радующими глаз цветами; мягкий ветер слегка развевал её белое невесомое платье и такие же белоснежные, как альпийские эдельвейсы, волосы. Она очень любила свой зимний сад, его пряный свежий воздух, красоту экзотических растений, журчащий пруд с золотистыми рыбками, окружённый гладкими, покрытыми мхом камнями. В этом маленьком раю Александра чувствовала себя лесной нимфой, живущей в гармонии с природой и никогда не знавшей шумных и суетных тревог, но сегодня все её мысли были обращены к прошлому, которое влетело, как нежданная пуля, несколько недель назад в её безмятежный дом. Это волнующее письмо, словно пришло к ней из глубин совести. Мысли о нём и судьбе его отправительницы так встревожили её, что она не сразу заметила, как к ней подошёл муж, единственный близкий человек, который теперь остался у неё на Земле.
        - Ты снова думала о той девушке? - спросил он по-французски.
        Было трудно не увидеть её печаль, которая заметно оттенялась на фоне их живописного сада, вступая в контраст с окружающей умиротворённой природой.
        - Кристоф, у меня плохие новости, - сказала Александра, и он увидел, как глаза её ещё сильнее наполнились грустью. - Сегодня утром Марк вернулся из Москвы. Он сказал мне, что она умерла.
        Несколько секунд они оба молчали, а потом Кристоф, осторожно взяв жену за руку и усадив её на стоящую рядом резную скамейку, спросил:
        - Как это произошло?
        - Я…я не знаю, - сбивчиво начала Александра. - Он не застал дома её родителей, а соседи сказали ему, что она давно умерла. Её последнее письмо было отправлено мне почти полгода назад. Марк так и не смог добиться от соседей каких-то подробностей. Они лишь сказали ему, что она трагически погибла. Я думаю…
        - Как бы то ни было, ты ни в чём не виновата, - прервал её обеспокоенный муж. - Мне кажется, точнее, я почти уверен, что ты сама внушила себе то, чего не было. Общаясь с той молодой девушкой, ты вовсе не причиняла ей зла, а, наоборот, пыталась помочь. В том, что обстоятельства вынудили тебя уехать из страны и на время утратить возможность получать от неё письма, нет твоей вины.
        Александра тяжело вздохнула: ей безумно хотелось, чтобы слова мужа являлись правдой, но она не могла себя обмануть и поддаться этому искушению.
        - Я не всегда была такой, какой ты меня знаешь, Кристоф, - сказала она, - и хотя тебе прекрасно известна моя история, пожалуйста, выслушай меня ещё раз внимательно. Если бы ты познакомился со мной в те годы, то не поверил бы насколько порочной и эгоистичной может быть женщина. Я не находила себе места, моё сердце было разбито, мне хотелось отомстить всему миру, я сходила с ума, а потом я встретила её. Она, как беззащитная фиалка, тянулась ко мне, напрасно думая, что во мне был какой-то свет. Эта несчастная девочка впитывала в себя весь мой яд, а моя тёмная сторона ужасно не хотела, чтобы я была одинока в своих мучениях. Она должна была стать такой же, как я, чтобы страдать так же, как я. Поэтому, прошу тебя, не говори мне больше успокоительных слов. Возможно, её душа сейчас с упрёком смотрит на меня, недоумевая, почему я сижу с любимым мужчиной под этой цветочной аркой, а её холодное тело лежит под землёй…
        Произнеся эти слова на одном дыхании, Александра умолкла. Кристоф хотел обнять её, но она не позволила, а потом, обведя глазами свой чудесный сад, словно пытаясь уловить за его скульптурами и примулами призрачный силуэт, посмотрела на небо, которое с крыши всегда кажется немного ближе.
        - Где же ты теперь, моя маленькая подруга? - прошептала она.
        
        ГЛАВА 1
        Часть людей обольщается жизнью земной,
        Часть - в мечтах обращается к жизни иной.
        Смерть - стена. И при жизни никто не узнает
        Высшей истины, скрытой за этой стеной.
        Омар Хайям
        Говорят, между небом и землёй есть такие места, где заплутавшие души находят надежду, отыскивают на туманных перекрёстках спасительные дорожные указатели и бредут на свет. Жаль, что это всего лишь сказки. За свою недолгую жизнь мне довелось прочесть целые вереницы обманчивых строк, написанные жизнежадными и полными надежд умами. Однако теперь мне точно известно - мертвецы ничуть не мудрее. Я знаю это, потому что сама оказалась среди них.
        Холодная капля упала мне на лицо и поползла по щеке медленной влажной улиткой. Грязный ливень никогда здесь не кончится - в этом городе нет места солнцу. Тот, кто однажды попал в Город Дождя, становится его законной добычей; рано или поздно он сломит любого и превратит его в свою очередную безвольную марионетку. Я опустилась на сырую скамейку и дала волю слезам, накопившимся за последний месяц.
        Не знаю, сколько времени я так просидела, но, когда подняла глаза, на сером небе мрачнела чёрная радуга. Ливень прошёл, оставив после себя заплаканный асфальт и прибитый к бордюрам мусор. Бездомные стали вылезать из своих укрытий, проклиная осенний холод и лающую стаю бродячих собак.
        Я выжала промокшие волосы и развязала хвост. Хватит с меня уже этих переживаний и срывов, пора давно привыкнуть к тому, что старый мир рухнул, что теперь моя обитель - это тюрьма для отверженных. Город, из которого нельзя убежать, потому что бежать больше некуда.
        Через два часа стемнеет, а этот район не лучшее место для ночных прогулок. Однако я не спешила покидать его и, нацепив плеер, побрела в клуб “Лысая Гора”. С бешеной скоростью, завывая сиреной, промчался патруль. Машину с мигалками я нагнала уже на следующем повороте, где она остановились у магазина с разбитой витриной. Интересно, как часто его владельцу приходится менять стёкла? Гром приветствовал меня сдержанным кивком и знаком приказал следовать по другой стороне улицы. Я слегка улыбнулась ему, не снимая наушников. Мне совсем не хотелось говорить с ним. Гром, конечно, сразу догадался, куда я направляюсь, и на лице его появились недовольные морщинки. Но он не окликнул меня и молча отвернулся к напарнику, позволив мне спокойно продолжать свой путь. Я миновала длинную стену, раскрашенную яркой граффити, и оказалась перед высокой аркой, служившей входом на территорию “Лысой Горы”. Стоянка клуба уже почти заполнилась, а от входа тянулась приличная очередь. Откинув секундную мысль о том, чтобы взглянуть в зеркало, я смело направилась к высокому парню в чёрном пиджаке, который в это время давал понять
двум подросткам, что сегодня им придётся веселиться в другом месте. Я подошла в тот момент, когда один из них выхватил нож. Реакция высокого была мгновенной, и через миг нападавший временно отключился. Его друг не решился вступать в схватку с этим вышибалой и поспешил скрыться, взвалив на себя тело приятеля. На этот раз я почти не испугалась. Оказывается, можно привыкнуть ко всему… Мне самой несколько раз угрожали ножом. В первый раз я едва не лишилась чувств, тогда я и научилась спасаться бегством. Умение быстро бегать - залог спасения. Это правило я выучила наизусть.
        - Давненько тебя здесь не было! - сказал высокий, заметив меня.
        - Ловко ты с ними, - ответила я, кивнув в сторону удиравших.
        У высокого не было имени, но знать его было ни к чему, ведь наши диалоги всегда ограничивались лишь парой фраз.
        - Проходи, детка! - произнёс высокий, криво улыбнувшись и пометив моё запястье чернильной печатью в виде летучей мыши.
        На самом деле, он всегда произносил только две этих фразы, но мне нравилось думать, что иногда он меня слышит.
        В раздевалке я всё-таки взглянула на себя в зеркало и совсем не удивилась тому, что моя одежда была вновь суха и опрятна, как это случилось в первый раз. Волосы тоже были приведены в порядок - теперь они стали длиннее, чем раньше: мои одежда, макияж и причёска часто менялись, а иногда и несколько раз в день. Я поймала себя на мысли, что это стало для меня в порядке вещей, и с тревогой взглянула на человека по ту сторону зеркального мира. Короткая кожаная юбка, приталенный тёмно-фиолетовый пиджак, сапоги на высокой платформе, длинные чёрные волосы, в которых виднелись сиреневые пряди - всё это казалось теперь странным, чужим, нелепым, и только глаза сообщали мне о том, что это всё-таки я, что я ещё живу, и я - настоящая.
        По клубу гуляли красные лучи, усталый бармен перемешивал напитки, на сцене незнакомая рок-группа что-то пела об укусе вампира. Присев у бара, я принялась изучать людей. Постепенно к пунцовым лучам добавился кровавый туман, вглядываясь в который, я стала медленно погружаться в далёкие воспоминания моей прошлой жизни. Странно, но даже здесь мне не удалось избавиться от этого страха. Последние два года своей жизни я смотрела на реальность, словно сквозь туман, и не видела в ней себя. Подобные чувства и мысли возникали всё чаще. Обычно я включала телевизор, чтобы посмотреть конкретные передачи, но если мне всё-таки доводилось попадать на многочисленные популярные каналы, то реакция, как правило, была одна: “Да что вы все с ума посходили?!” Глупые шоу, пустые сериалы, бездарные певцы и актёры, пошлый юмор, окровавленные расчленённые тела, снятые с самых выгодных ракурсов, как самые прекрасные достопримечательности Лондона, ведущий, искусственно и гротескно изображающий потрясение, чтобы повысить рейтинг своей плотоядной программе, зловонная мерзость, лицемерные фальшивки, изуродованные разлагающиеся
трупы детей на грязной клеёнке культуры…Я думала о том, почему на меня всё это вылили, и задавалась вопросом: неужели это то, чего хочет человек, чей великий разум столького достиг в науке и искусстве, чья жизнь, как однажды сказал мой отец, “ничто по сравнению с жизнью собаки”? Может, я действительно очень боялась смерти? Боялась умереть, так и не ответив на главные вопросы своего бытия: кто я и зачем? Я смотрела на толпы людей, вглядывалась в их лица - и видела голые кости, твердя себе, что все эти люди не знают ничего, хотя и отчаянно пытаются доказать обратное. Многим из них вообще было проще не думать об этом: прикрывшись мещанской верой и целиком погрузившись в зарабатывание денег, они вполне комфортно существовали в своём иллюзорном мирке. У меня так не получалось - я хотела понять этот мир и узнать цель, но не знала, как это сделать, ведь даже себе не могла ответить на вроде бы простой вопрос - кто я? Что заставляет меня поступать, говорить и думать так? Кто будит во мне желания и мечты? Когда я задавалась этими вопросами, меня охватывало бесконечное одиночество и холод, который я называла
Холодом Равнодушной Вселенной. Помню, как на одном концерте я смотрела на огромную толпу возбужденно орущих фанатов и вдруг увидела, как они медленно рассыпаются в прах. Никогда ещё я не испытывала такого сильного ощущения бесполезности человеческого существования. Мне было ясно, что каждый сам выбирает для себя смысл жизни (иначе просто не выжить), что людям надо во что-то верить, и я была твёрдо убеждена - именно страх перед смертью создал религии и молитвы. Для меня существовала лишь одна истина - люди не знают ничего. Но разве мир не познаваем? Мне нужны были ответы, однако с каждым днем я осознавала, что их не будет. По крайней мере, при жизни.
        Ни одна книга, ни один философ не мог ответить мне. Я перестала спрашивать об этом друзей и знакомых: не потому, что боялась показаться смешной или странной. Вовсе нет. Я боялась совершенно другого - увидеть сквозь дружелюбный взгляд, рассеянную улыбку непонимание и дикий первобытный страх в глазах собеседника, а вместе с тем ещё раз удостоверится в том, что мы живём в искусственном мире, который может рухнуть в любую минуту. Оставались только неизведанное “я” и мои мысли, чтобы постичь бытие, а на этом пути так легко стать безумцем. Я сама не заметила, как начала отдалять от себя друзей, которых у меня итак было немного.
        В конце концов, у меня остался только один близкий человек, с которым я делилась страхами и нерадостными мыслями - милый сумасбродный Саша. Он всегда поддерживал меня, эмоционально воспринимал каждое слово, горячо соглашался или отчаянно спорил со мной. Его захватывали наши разговоры, он качал для меня из сети различные статьи и фильмы, мы вместе посещали заброшенные здания и бродили по кладбищам. Мне были нужны эти прогулки: во время них душа моя на время успокаивалась, мне казалось, что я чувствую близкий смысл всего сущего, целиком погружаясь в сладкую горечь и странную эйфорию. Находясь в таком состоянии, я могла заплакать у надгробий известных людей и даже у тех, чьи высеченные имена были мне совсем не знакомы. Но эти слезы не веяли смирением, напротив, это были слёзы эгоизма, того упрямого каприза, который хотел добиться истины. Хотела ли я добиться истины любой ценой? Мне сложно ответить, ведь тогда всё обстояло немного иначе.
        Были моменты, когда присутствие Саши и его назидательные рассуждения начинали тяготить меня. Чтобы мы не делали и где бы не находились, я могла неожиданно остановиться и сказать, чтобы он уходил. Но здесь он проявлял полное понимание. Уходя, мой друг делал всё, чтобы показать, насколько хорошо ему ясны мои чувства и поступки. Конечно, я знала, что это не так, но если мы взялись играть эту роль, то должны были играть её до конца. Я имею в виду роль понимающих друг друга людей. Теперь я играю другую роль, и здесь некому объяснить её смысл. Кто бы мог подумать, что моим таинственным миром за гранью станет глупая компьютерная игра…
        Это началось полгода назад, когда среди ночи меня разбудил протяжный и настойчивый звонок в дверь. Мне даже не надо было смотреть в глазок, чтобы понять кто это. Только он один мог заявиться ко мне в любое время и без всякого предупреждения. Саша стоял на пороге, сжимая в руках огромную коробку.
        - Ты с ума сошёл! - воскликнула я, пытаясь спросонья осмыслить всю эту ситуацию. - Меня же сейчас родители убьют! Они хоть и считают тебя моим парнем, но это вовсе не значит, что ты вправе будить их среди ночи.
        Едва я успела это сказать, как на втором этаже нашей квартиры раздался характерный звук захлопывающейся двери в родительскую спальню. Разборок стоило ожидать утром. И только тут я вспомнила, что завтра начало моей совершеннолетней жизни.
        - Прости, я был уверен, что они ещё не вернулись из Англии, - смущенно сказал Саша и кинулся ко мне обниматься. - С Днем Рожденья, Дождинка! Я хотел поздравить тебя самым первым!
        Саша редко называл меня по имени. Обычно он звал меня Дождинкой, что мне очень нравилось - это был мой выдуманный ник в одном чате.
        Через несколько минут, когда я вошла в комнату с чаем для Саши, он уже распаковывал принесённую коробку.
        - Эй, не трогай мой подарок! - возмутилась я, отбирая её.
        Саша лишь пожал плечами, виновато засунув руки в карманы. Коробка была заполнена фильмами и книгами, чьи названия сразу же говорили мне о том, что я вряд ли когда-нибудь к ним притронусь.
        - Это что ещё за “Кровавый полдник”?
        - О расчленёнке, - увидев выражение моего лица, Саша тут же добавил, - ну там и философия своя есть.
        - Искренне благодарю тебя за желание просветить меня в анатомии, у меня и правда с ней беда, а ведь скоро экзамен.
        Моего друга немного расстроили эти слова, но он сразу оживился и приказал мне включить компьютер.
        - Вот это тебе точно понравится! - сказал он, доставая из кармана свитера диск. - Я приберег её напоследок.
        - Игра? Ты же знаешь…- я хотела сказать, что не люблю игры, но осеклась, увидев обложку и название игры.
        На обложке на фоне мрачного и дождливого переулка крупными буквами было написано: “Город Дождя”, а чуть ниже - “игра, которая навсегда изменит вашу жизнь”. Мне захотелось рассмеяться, но я не могла скрыть от себя очевидного - это сразу заинтриговало меня. А я думала, что не покупаюсь на такие глупости.
        - Это всё описание? Где ты её взял?
        - Друг подарил.
        Я выразительно посмотрела на Сашу, но не стала читать ему нотаций, а лишь скептически подняла бровь.
        - А откуда такая уверенность, что мне понравится?
        - Я уже запускал её, хотя не играл. Там очень завораживающее и многообещающее начало. Но ты сейчас сама всё увидишь.
        Саша вставил диск и на экране появился тот самый переулок, что мрачнел на обложке. Появившееся название сложилось из капель дождя, заиграла очень грустная музыка, и на долю секунды мне показалось, что я сама ощущаю холодные струи дождя у себя на коже.
        - Ух-ты! - воскликнула я, когда неожиданно из-за переулка вышел красивый парень в кожаном плаще с густыми чёрными волосами, отпущенными почти до самых плеч, и, словно прожигающими сквозь экран, блестящими тёмными глазами.
        - Да, графика нереальная. Я бы сказал за гранью возможного…
        - Я не об этом. Это же моя мечта!
        Саша понял, о чем я и вдруг резко сказал:
        - Он ведь нарисованный!
        - Забудь, - обиженно ответила я.
        Иногда мне приходилось жалеть, что у меня не было лучшей подруги. Хотя это, в основном, было сказано для того, чтобы отдать дань маленькой, но уже опытной актрисе внутри меня, которой во что бы то ни стало нужно было показать, что она обычная счастливая девчонка, которой не чужды мирские мысли. Тем временем, парень подошёл совсем близко, и уже вплотную смотрел на нас с монитора. Он удивил с первых секунд: “Меня зовут Ветер. Я ваш проводник по Городу Дождя. Я здесь, чтобы помочь вам разгадать тайну этого проклятого места, которое забыло солнце”. Сказав это, он последовал вдоль стены и нашему взору открылись тёмные подворотни, тусклые дома, серые дороги, разбросанный повсюду мусор. “Это Сумрачный район, - продолжал парень. - Здесь правят бал разврат, наркотики и жестокость, - он обогнул стену и оказался перед клубом, в котором я сейчас предаюсь этим воспоминаниям. - С этого места начнется ваш путь. Тут вы можете отыскать некоторые ответы”. Началась игра. Я выбрала себе персонажа - забавную девочку с синими волосами, которую звали Иллюзия. Мы с Сашей быстро разобрались, что к чему, и через минуту
пожилой байкер с короткой бородкой поведал нам историю реставрации здания этого клуба. Оказывается, когда-то здесь находилась секретная лаборатория, где был до смерти замучен подопытный мальчик. С тех пор в городе постоянно идут дожди, которые прекращаются лишь на несколько часов, чтобы явить жителям чёрную радугу и вновь обрушиться на проклятый город.
        - В общем, всё ясно, - произнес Саша, получив эти сведения. - Цель игры - найти виновников в смерти мальчика и вломить им как следует.
        - Жаль, что никакой интриги, но зато вроде всё просто, - согласилась я.
        Но всё оказалось не так. Исследовав все места этого города, среди которых были районы, где обитают лишь маньяки, сумасшедшие и даже вампиры, мы пришли к выводу, что игра всё-таки сделана ужасно. А все потому, что мы никак не могли сложить всю полученную информацию, чтобы найти ответы и пройти игру.
        - Ерунда какая-то, - возмущался Саша. - Мы же все с тобой облазили.
        - Подожди, а что сказала та девочка с мячиком? - я ещё не теряла надежды докопаться до истины.
        - Она несла бред о том, как с крыши многоэтажки спрыгнул человек и остался жив. И к чему это она?
        Я пожала плечами и тут же вскрикнула, когда на меня, то есть на Иллюзию, набросился маньяк и перерезал горло. Игра была закончена, и мы оба вздрогнули от звонка будильника. Я даже не заметила, как пролетела вся ночь. Саша был срочно провожён, и я укрылась в постели, надеясь выспаться, переставив будильник на час вперёд.
        Мой день рождения праздновали в клубе, где выступала моя любимая группа. Я не хотела его праздновать, но понимала, что просто умру от тоски, если в тот день мне придётся быть в кругу семьи, поэтому я поддалась уговорам Саши. Кроме него с нами было ещё два парня и одна девушка. Серёжа учился со мной на одном курсе, мы были хорошими приятелями, но я и не думала ему открываться: для нашего общения хватало и того, что мы отлично понимали юмор друг друга. О Диме я знала немного: незадолго до того мы познакомились с ним в Интернете, и он был приглашён, поскольку всё равно собирался на тот концерт. Алину я бы ни за что не пригласила, но Саша очень упрашивал меня. Наверно, иметь такую младшую сестру - сущий ад. Мы все здорово проводили время, пока не обнаружилось исчезновение Алины. Целый час мы искали её и тщётно пытались дозвониться на отключенный телефон, пока, наконец, она не обнаружилась и не заявила, что была в гримёрке, в объятьях какого-то гитариста. Все мои попытки укрыться в тот день от гнетущих мыслей и болезненных воспоминаний рухнули: в мой день рожденья я осталась одна. Конечно, не совсем
одна, но ощущение было именно таким. Саша ушёл раньше всех - повез свою сестру, которая уже успела изрядно напиться, домой. Серёжа встретил свою знакомую, с которой долго болтал, а потом растворился в толпе, даже не попрощавшись. Дима, увидев, что мы остались с ним вдвоём, и совершенно не замечая моего состояния, стал пытаться со мной флиртовать, поэтому я решила охладить его своим вопросом:
        - Ты когда-нибудь хотел умереть?
        Дима удивленно взглянул на меня и покачал головой.
        - А если бы хотел, то смог бы убить себя? - не успокаивалась я.
        - Нет, суицид - удел слабых, - ответил Дима, - он для тех, кто не верит в себя, кто вообще ни во что не верит.
        - По-твоему, вера спасает?
        - А разве нет? Она помогает выжить.
        - Ты рассуждаешь, как все, и забываешь о том, что у всех разная религия. Но даже христианская вера может легко убить.
        - Ты о чём? - в его голосе появились раздраженные нотки.
        - А ты только представь, чтобы ты сказал маленькому ребёнку, у которого только что погибли оба родителя, когда он спросит, где они сейчас?
        По выражению лица Димы было видно, что ему совсем не нравится наш разговор, но, несмотря на это, он продолжал отвечать:
        - Я бы сказал, что они сейчас на небе и оба счастливы в Раю. Это поможет ребёнку справиться с их смертью и спокойно жить дальше.
        - Может быть. Но вполне может случиться и так, что он станет скучать по родителям и, ещё до конца ничего не осознавая, в один прекрасный солнечный день спрыгнет с крыши, чтобы отправиться к ним на тот свет.
        Дима пожал плечами и отвернулся, делая вид, что он весь поглощён музыкой. Я не стала ему мешать, и за остаток вечера мы перекинулись лишь парой бессмысленных фраз. Но это уже совсем другие воспоминания.
        Прошло четыре месяца после этих событий. Была пятница, я сидела в своей комнате в ужасном настроении после очередной ссоры с родителями, играла в “Город Дождя”. Я не заметила, как эта бессмысленная игра приворожила меня, стала моим почти ежедневным занятием. Мне нравилось играть со смертью, отправляясь в Кровавый район без патронов, надеясь только на себя и свою ловкость, наблюдать за девушкой, которая через несколько секунд вскроет себе вены, нравилось наблюдать за тем, как серое небо забирает души умерших. Я запретила Саше помочь мне пройти её, хотя он заявлял, что знает. Это была моя игра, и мне хотелось пройти всё до конца в одиночку, чтобы ощутить сладость собственной победы в полной мере. Закончив играть, я выбралась на улицу, что, впрочем, снова не обошлось без скандала. Гуляя в парке по влажной увядшей листве, наслаждаясь своим одиночеством и умирающей природой, я вдруг поняла, что мне не хватает моего друга. Я решила позвонить Саше.
        Он не появлялся у меня почти месяц, не звонил и, кажется, вообще забыл о моём существовании. Это было странно, но я не собиралась тревожить его. Саша долго не брал трубку, а когда ответил, то был очень немногословен, но всё-таки согласился приехать за мной. Меня поразили его бледность и странное выражение глаз. Я не стала спрашивать его о том, что случилось - это было не в моих принципах лезть кому-то в душу. Поэтому, сев в машину, я лишь погладила его по плечу и попросила отвезти меня домой. Мы с Сашей попали в пробку из-за того, что какого-то мужчину сбила машина. Его тело ещё не успели накрыть, и он лежал, уткнувшись в грязный асфальт на всеобщее обозрение.
        - Нет, я бы хотела умереть поизящней, - сказала я, когда мы, наконец, вырвались из пробки.
        Саша, всё это время отвечавший мне лишь обрывками и сдержанными кивками, обернулся и грубо сказал:
        - Прекрати!
        Я удивлённо взглянула на него, пытаясь понять, что с ним такое.
        - Что случилось? Я тебя не узнаю.
        Саша сильнее надавил на газ.
        - Чтобы узнать кого-то, надо для начала знать его, - ответил он, не отрывая глаз от дороги.
        - Я не понимаю…
        - Ты постоянно болтаешь о смерти, мечтаешь о ней, но понятия не имеешь, что это такое!
        Для тебя всё - забавная игра! И тебе плевать на чувства других.
        Я испуганно смотрела на незнакомца, осознавая, что совсем не знаю моего друга.
        - Боже, о чём ты?
        - А ты хоть раз поинтересовалась, как у меня дела? Ты всё время говоришь только о себе, словно никого вокруг не существует. Признайся, я ведь для тебя никто?
        В сущности, я никогда не интересовалась его переживаниями, мыслями, планами и состоянием, забывала о важных для него вещах и всегда смотрела на него как на своё немного искривлённое отражение. У меня было много времени, чтобы понять это.
        - Ты бредишь. Я прекрасно знаю, что такое смерть, и готова с ней столкнуться в любую минуту. Надеялась, ты поймёшь и поддержишь меня в этом. Мне очень жаль, что я ошибалась.
        - Тогда, может, покончить со всем разом? - сказал Саша, резко свернув на встречную полосу.
        Дальше я помню всё, как сон. Кажется, мне было очень страшно, и машинально сработал инстинкт самосохранения, заставив вцепиться в руль. Чудом удалось избежать столкновения. Мы вылетели на обочину. Саша упал на руль и заплакал. Когда я вышла из машины, к нам бежали какие-то люди. А вскоре я уже стояла на балконе шестнадцатиэтажки. Случившееся очень сильно потрясло меня и подтолкнуло в объятья неизвестности. Только себе я могла признаться в том, что испытывала, когда собиралась взглянуть в глаза смерти - это был животный страх, но вместе с тем и странное возбуждение, радость от предстоящей развязки. Я хотела вновь испытать это чувство и, наконец, приоткрыть завесу тайны, которая так долго терзала меня. Было ли это безумием, временным помешательством рассудка, или же финальным исходом долгих и мучительных размышлений? Пожалуй, легче всего признать, что я действительно сошла с ума. Человеку не стоит так часто задаваться вечными вопросами, потому что башня, которую он возведёт к небу, всё равно рухнет и хорошо, если она ещё не погребет его под собой. Но я не думала так в те дни. Меня не пугали
прощальный свист ветра и боль, которую предстояло испытать. Я просто раскинула руки и полетела в неизвестность.
        Очнулась я от жуткого холода. Вокруг было темно и тихо. Холодную тишину нарушал только невидимый дождь, который насквозь промочил мою одежду. Я попыталась понять, сколько здесь пролежала, и почему никто не оказал мне помощь. Когда я, наконец, подняла глаза, в темноте стали различаться предметы. Высокий дом стоял равнодушной стеной, сообщая о том, что меня, по идее, уже давно нет в живых. Где-то залаяла собака. Я с трудом поднялась и пошла по дороге. Голова кружилась, а мысли никак не хотели собраться в кучу. Я только понимала, что произошло что-то необычное, что-то, с чем не может справиться мой больной разум. Пока я брела по безлюдным улицам, в голове стало проясняться, и рассудок принял страшную истину - это не мой город! Фонари тускло освещали улицу, и я рассеянно смотрела на странные тёмные дома - точно такие же, какие были в моей глупой игре. Через несколько секунд я поняла, что бегу. Я бежала по грязным лужам, мимо погасших витрин, закрытых кафе, пустых остановок. Казалось, этот город вообще не вёл ночной жизни. В один момент мне послышалось, словно кто-то засмеялся у меня за спиной, но,
оглянувшись, я никого не обнаружила. Выбившись из сил, я остановилась и прижалась к сырой стене облезлого дома. Что-то зашуршало в темноте.
        - Помогите! - крикнула я в мёртвую пустоту.
        Но это оказалась лишь перепуганная мокрая кошка, которая зашипела на меня, оскалив острые клыки. А затем чья-то рука легла мне на плечо. Я едва успела обернуться, как по щеке полоснули ножом. Это был совсем молодой парень. Наверно, тогда я впервые ощутила, что всё случившееся - реальность. Несколько секунд я удивлённо смотрела на парня в потрёпанной кепке, прижимая руку к окровавленной щеке. Как в замедленной фотосъемке, я видела, как он заносит нож, как я поворачиваюсь к нему спиной и бегу прочь. Я бежала от него и в тоже время видела себя со стороны. Я осознала реальность, но ещё отказывалась поверить в случившееся. “Это бред! Бред! Я не верю!” - проносилось у меня в голове. Я постоянно оглядывалась и видела, как он настигает меня, пока всё вокруг не заволокло чёрной пеленой. Гром сказал, что я споткнулась и сильно разбила голову. Он вовремя проезжал мимо и спугнул убийцу. Так иногда бывало в игре…Думаю, не прошло и месяца, как я привыкла к моему теперешнему положению, к этой реальности с её странными взаимоотношениями между людьми (если их можно назвать так), к устройству и природе этого
города. Я долго думала над тем, попала ли я в ад, или впала в безумство, но со временем всё утихло. Отчаянные срывы стали реже, как и мысли о том, как это произошло. Ведь скоро мне стало ясно - моё спасение невозможно. Здесь все обречены, хотя жителей проклятого города, навсегда застрявших в игре, это вовсе не волнует, ведь они неживые. Они действуют по заложенной схеме, их ответы можно предвидеть, каждый механически выполняет заложенную кем-то программу. Неужели я стану такой же? Гром не ответил ни на один мой серьёзный вопрос. Он сказал, что ему всё равно, откуда я, что его волнует только один вопрос - где я буду жить, и отвёз меня в убогое общежитие Сумрачного района, где мне отвели крошечную комнату. Днем я работала официанткой в небольшой забегаловке, а вечером выбиралась в разные места, чтобы поиграть со смертью и поговорить с ними, с такими же обречёнными, как и я.
        Сегодня в “Лысой Горе” было особенно многолюдно, но я смогла отыскать её, девушку с печальной улыбкой и смятением в синих глазах, которая занимала одну из комнат в квартире напротив меня. Она любила ходить сюда в одиночку, сидеть в дальнем углу и медленно пить коктейль “Золотая мечта”. Ещё она любила подниматься на крыши домов и подолгу стоять, глядя вниз, где безжалостно и равнодушно проносятся машины, проходят люди, никогда не смотрящие вверх. Иногда я следила за ней, несколько раз делала попытки подружиться, но она была совсем нелюдимая. Однако в этот вечер она была не одна. Я встала и начала пробираться к ней поближе, чтобы разглядеть её спутника, который сидел ко мне спиной. Странное предчувствие завладело мной, и я тихо вскрикнула, когда, наконец, увидела его лицо. Сомнений быть не могло - это был Ветер, парень в кожаном плаще, чья речь являлась вступлением в игру. Первое время я искала его, потому что была уверена, что только он может дать мне необходимые ответы, но мои поиски не увенчались успехом. Я должна была немедленно поговорить с ним, но всё моё тело охватила дрожь, и для того, чтобы
успокоиться, мне пришлось до боли вонзить в руку острые ногти. Разум стал работать яснее. Я присела позади него и заказала коктейль. Мой взгляд упирался ему в спину, а слух жадно ловил обрывки его слов, которые заглушала тяжелая музыка. Моя соседка молчала, а её рассеянный взгляд был устремлён в одну точку. Казалось, она не замечала не только меня, но и своего собеседника. Я так и не смогла понять, о чём он ей говорил, когда она вдруг вскочила, схватила свою сумочку и яростно крикнула:
        - Сама виновата!
        Однако она направилась не к выходу, а в туалет. Решив воспользоваться этим моментом, чтобы начать разговор, я пересела на её место.
        - Привет, я, кажется, знаю тебя. Твоё имя Ветер? - спросила я, пристально вглядываясь в его профиль и ещё раз убеждаясь, что не ошиблась.
        Он не повернулся ко мне, но я заметила, как на его лице мелькнула быстрая и хищная улыбка. От неё по телу снова пробежала холодная дрожь.
        - У меня много имён. Но ты как старая знакомая можешь звать меня Ветер, - ответил он, вдруг повернувшись и посмотрев прямо на меня своими чёрными пронизывающими глазами. Его голос показался мне ледяным, а взгляд надменным и жестоким.
        - Откуда ты меня знаешь?
        - Я вовсе не знаю тебя. Просто меня уже давно так никто не называл. Наверно, когда-то наши пути пересекались.
        - Ты когда-то работал проводником по Городу Дождя?
        Лёгкая заинтересованность сверкнула в его глазах.
        - Я и сейчас им подрабатываю. Вот только клиенты у меня бывают не часто. Когда-то этот город назывался по-другому. Тогда его жители ещё помнили свои имена.
        - Свои имена? Ты имеешь в виду настоящие имена? Они у них действительно были?
        Ветер недовольно поморщился, и взгляд его стал ещё холодней.
        - Ты задаёшь слишком много вопросов, - сказал он. - Ты новенькая, я понимаю, но здесь так не принято. Запомни это.
        - Новенькая? Ты знаешь, как я здесь оказалась?! - воскликнула я, вцепившись в его руку, словно боясь, что он сейчас растает в воздухе, а вместе с ним и мои надежды на то, чтобы получить долгожданные ответы. - Как мне отсюда выбраться? Наверно, я должна пройти эту игру, но в чем цель?
        - А ты не очень сообразительная, - задумчиво произнес он, освобождая свою руку. - Ты не могла бы позвать Катю?
        - Кого? - я с удивлением смотрела на него, осознавая, что в городе ни у кого нет простого человеческого имени. Я поняла это уже через несколько дней пребывания в нём. Именами жителей этого города, как правило, служили природные явления или абстрактные понятия.
        - Твою соседку, - пояснил Ветер.
        Я покорно кивнула, и направилась в туалет. Меня удивило моё беспрекословное послушание, ведь я совершенно не собиралась терять его из поля зрения. Словно что-то управляло мной...
        В туалете возле зеркала стояли две девушки, но Кати среди них не было. Одна из них подкрашивала пухлые губы, а другая нюхала кокаин. Неужели ей удалось незаметно проскользнуть мимо нас?
        - Простите, - обратилась я к девушкам, - отсюда не выходила блондинка с красной сумкой?
        Одна из них, странно улыбаясь, молча указала на дальнюю кабинку. Встав напротив её дверцы, я громко позвала мою соседку по имени, но мне никто не ответил. Я не услышала даже шороха. Почувствовав неладное, я решилась дёрнуть за дверцу, которая оказалась не заперта. Из моей груди вырвался слабый крик, когда я увидела, что случилось. Моё предчувствие оправдалось - Катя повесилась в туалете на ремне от брюк. Это не сильно испугало меня, поскольку я привыкла к подобным картинам за несколько месяцев - не думала, что к этому вообще можно привыкнуть, но оказывается и это возможно.
        Я кинулась назад в полном смятении. Ветер знал, что она собирается сделать, или нет? Кто же он такой, и даст ли необходимые ответы? Но вернувшись в зал, я обнаружила, что Ветер исчез. Пробиваясь к выходу, я столкнулась с девочкой-подростком, которая крепко схватила меня за руки и стала судорожно смеяться.
        - Отпусти, больная, - крикнула я, вырываясь.
        Но она явно не собиралась этого делать, и ещё крепче вцепилась в меня, заливаясь бешеным смехом. Тогда я оттолкнула её так, что она упала на пол, сильно ударившись затылком.
        - Не надейся, он всё равно не спасёт тебя! Ему плевать! Он такой же убийца, как ты! - злобно крикнула она мне вслед, перестав смеяться.
        О чём говорила эта девочка? Бред! Здесь люди часто говорили странные вещи, а их большую часть составляли настоящие сумасшедшие. Выбежав на улицу, я снова оказалась под проливным дождём. Я огляделась, но Ветра нигде не было. Он растворился в эту дождливую ночь, успев пробудить во мне серьёзные надежды. Но что-то подсказывало мне, что он ещё появится. Теперь, когда я уже познакомилась с ним, этого не могло не случиться. Упрямая наивность, но в это почему-то верилось. Мимо проехала машина с пьяными подростками, кричащими всякие пошлости. В её отражении я увидела произошедшие изменения в моём облике: теперь на мне были потёртые джинсы и чёрная куртка, а волосы заплетены в два беззаботных детских хвостика. В новой сумке оказался тёмно-синий зонтик, что меня сильно обрадовало, ведь в последнее время он там появлялся нечасто. Нужно было возвращаться в общежитие, в свою тесную облезлую комнатушку с низким потолком, похожую на тёмный сырой гроб.
        Бредя под дождём, я увидела парня в жёлтом дождевике, который шёл мне навстречу и громко распевал какую-то песню. Он не был пьян, но в глазах его отражалось безумие. Я хотела быстро проскользнуть мимо него, но он загородил мне дорогу. Его лицо на миг показалось мне знакомым, но это наваждение быстро рассеялось.
        - Скажи, зачем мы здесь, а они там? - спросил он, вскинув руку и указав вверх, на хмурое седое небо, где тоскливой стаей кружились чёрные птицы.
        Мне стало страшно, но я понимала, что без ответа он меня не отпустит. За проведённое здесь время я научилась разбираться в безумцах, и хорошо понимала, что этот опасен. Он может напасть, даже если его устроит ответ, но выбирать мне не приходилось.
        - Просто мир так устроен - летают только крылатые. Люди никогда не смогут, потому что у них нет крыльев, и над ними властвует земное тяготение.
        - Над ангелами не властвует, - пробормотал он, угрожающе сжав кулаки. Ему явно не понравился мой логичный ответ.
        - Мы не ангелы, и не заслужили небо.
        Сказав это, я резко оттолкнула его, и бросилась бежать в надежде, что окажусь быстрее, чем он.
        ГЛАВА 2
        И если тебе вдруг наскучит твой ласковый свет,
        Тебе найдётся место у нас.
        Дождя хватит на всех...
        Виктор Цой
        Он не кинулся меня догонять, и мне удалось спокойно продолжить свой путь. Подходя к общежитию, я увидела маленького промокшего котёнка, сидящего у водосточной трубы. Мимо проходили люди, прятавшиеся под зонтиками от дождя и друг друга, а он жалобно мяукал, пытаясь привлечь их внимание. Но в этом городе всё безучастно: каждый день под хмурыми окнами гаснет чья-то ненужная жизнь, которую никто не пытается спасти, а что говорить о жизни бездомного котёнка? Я присела на корточки рядом с ним, укрыв его от проливного дождя. Котёнок доверчиво заглянул мне в лицо и потёрся мягким тельцем о ногу. Этот мир ещё не успел обидеть его, но здесь нельзя быть таким доверчивым. Я взяла его на руки и спрятала дрожащий комочек под куртку. Теперь у меня, наконец, появился друг, который хоть немного утешит меня, когда на душе снова станут скрести кошки.
        Моё внимание привлекла авария, случившаяся почти возле самого общежития. Разбились те самые парни, которые отъезжали от клуба. Казалось, согнутый фонарный столб удивлённо смотрел на искалеченную груду метала, освещая окровавленный асфальт своим единственным глазом. Вокруг тел суетились врачи cкорой помощи, делая привычную работу. Чуть в стороне от машины я заметила двух женщин, которые о чём-то тихо переговаривались. Одна из них вяло затягивалась сигаретой, время от времени стряхивая пепел. Я подошла к ним со спины с тем, чтобы подслушать их разговор, но они сразу обернулись ко мне, словно только этого и ждали.
        - Мне кажется это опасно, - сказала я, указав курящей женщине на сигарету.
        Она взглянула на меня каким-то мутным взглядом и медленно произнесла:
        - Что? Опасно курить?
        - Никогда не думали о том, что сами себя убиваете?
        - Девочка, ты вздумала меня учить? Ступай лучше домой, пока жива.
        Она отвернулась к своей подруге, издав резкий смешок.
        Но упрямство, которое внезапно поселилось во мне, не позволило воспользоваться её советом.
        - Вы не боитесь умереть? Скажите, неужели вам всё равно? Просто ответьте, и я уйду.
        Женщина замешкалась и опустила глаза, а её собеседница с гневом обрушилась на меня:
        - Какая наглость! Тебе ли это говорить? Ваше поколение совсем с ума посходило. Не бережёте себя, гоняете по улицам с бешеной скоростью, колетесь, вступаете в разные секты! Вот ты, например, шатаешься ночью по улицам, одета, как развратная девица, и хочешь сказать, что бережёшь свою жизнь?
        - Скорее всего, не берегу, да и смысла теперь нет, - ответила я, прислонившись к столбу. - Но я всё ещё жду ответа от вашей подруги.
        Первая женщина, наконец, посмотрела на меня снова и, ни слова не говоря, задрала рукав своей куртки. На её руке я увидела уродливые шрамы. Что-то давно заглохшее встрепенулось во мне, и я предприняла ещё одну безнадёжную попытку:
        - Скажите, как вы оказались в этом городе? Где вы жили перед тем, как решились покончить с собой?
        Взгляд женщины стал ещё более мутным, а на лице появилась нелепая ухмылка.
        - Я всегда здесь жила, милая. Здесь я родилась и умру.
        - Умрёте в городе, у которого даже нет названия?
        Обе женщины переглянулись, словно их охватил внезапный ужас.
        - Мы забыли. Название вылетело из головы. Странное совпадение. Ты тоже не помнишь?
        Я покачала головой и пошла от них прочь. Это не было совпадением. Они все так говорили. Про себя я называла это место Городом Дождя, хотя в запасе у меня было ещё одно название, которое я остерегалась часто впускать в свои мысли.
        На следующий день я проснулась от пронзительного крика. Когда я выглянула в окно, тёмная улица была пустынна, а на небе пробивалась едкая заря. Рассветы здесь всегда были неестественно яркими, как и огромная жёлтая луна, которая пристально глядела на меня по ночам во время бессонницы, раскрыв чёрную пасть в немом крике о помощи. Возможно, я проснулась от собственного крика (мне часто снились кошмары) а, быть может, это кричала пугающая луна. Она не исчезала даже днём, играя роль тусклого солнца, как плохая замена актёра.
        Сходив в ближайший магазин за кормом и лотками моему новому питомцу, который мирно спал до моего возвращения с едой, я немного поучила его правилам хождения в туалет, а затем пошла на работу. В этом городе также можно было погибнуть без денег, только они никогда не исчезали из карманов и сумок после метаморфоз моего внешнего облика.
        Рабочий день тянулся привычно и монотонно, посетители делали банальные заказы, перекидывались стандартными фразами. Можно было подумать, что они ведут вполне обычную жизнь, ничем не отличавшуюся от жизни простого обывателя небольшого города, если бы в их разговорах не проскальзывали упоминания о вампирах, которые нарушают договор с торговцами или о планируемой властями чистке района маньяков. Иногда я заводила беседу с одинокими клиентами, но всякий раз, когда я подводила разговор к вопросам о географическом нахождении города, его названии, их собственных именах, смысле жизни или пыталась рассказать свою историю, они вели себя очень странно, а порой агрессивно.
        Вечером, когда я уже сменилась и планировала, куда отправиться на этот раз, чтобы походить по лезвию бритвы, я снова увидела его. Ветер пришёл в кафе в то время, когда я умывалась. Иногда в конце рабочего дня я подолгу стою у зеркала, изучая каждую черточку своего лица: боюсь однажды увидеть там отражение другого человека, а, может, и вовсе не человека.
        На этот раз Ветер сидел за столиком с каким-то нервным парнем, который то и дело встряхивал своей рыжей головой и чрезмерно жестикулировал, что-то рассказывая ему.
        - Ты уже приняла заказ с шестого столика? - спросила я проходящую мимо Дымку с подносом.
        - Да. Меня настораживают эти парни. Один сказал, что ничего не будет, а другой попросил целую бутылку водки без всякой закуски, - ответила она, кивнув на поднос.
        - Хочешь, я обслужу их?
        Дымка отдала мне поднос, не задав лишнего вопроса. Не думала, что когда-нибудь обрадуюсь этому.
        Заметив моё приближение, рыжий парень умолк и стал внимательно разглядывать меня. Ветер даже не обернулся. Когда я поставила бутылку с рюмкой на стол, его нервный собеседник резко схватил меня за руку. Я попыталась вырваться, но у него была крепкая хватка.
        - Что вам нужно? - спросила я спокойным недрогнувшим голосом, который натренировала в общении с подобными психопатами.
        Ветер, наконец, посмотрел в мою сторону, но даже, если он и узнал меня, то никак не отразил это на своём лице.
        - Посмотри, она так на неё похожа. Если бы я не был на её похоронах, то готов был поклясться, что передо мной эта стерва! - крикнул он, вскочив и нависнув надо мной. - А может, ты вернулась с того света и пришла сейчас отомстить? Отвечай мне!
        Он яростно встряхнул меня за плечи, развернул и, схватив со стола нож, приставил его к горлу. Возможно, моя вторая смерть в этом мире - освобождение или переход на следующую ступень, где всё обретёт смысл, но я пока не собиралась уходить отсюда. Не хочу ошибиться, и ещё не выпала с бесконечным дождём последняя капля отчаянья.
        Я обежала взглядом кафе. Все официантки куда-то исчезли, а посетители стали торопливо собираться и уходить. Это была типичная реакция здешних жителей на подобные случаи. Не первый раз мне приходилось спасать свою жизнь, и пока везение не покидало меня. Судя по тому, что парень медлил, у меня был шанс на спасение.
        - Приятель, тело твоей подружки давно поедают черви. С каких пор ты стал верить в призраков? - вмешался Ветер.
        Не самые удачные слова, чтобы успокоить сумасшедшего, но парень сразу отпустил меня и сел обратно. Ветер медленно закурил и обернулся ко мне.
        - Тебе лучше уйти. Мой друг немного нервничает, он недавно потерял близкого человека.
        - Катя умерла, - сказала я, не обращая внимания на его слова. - Она покончила с собой тогда в клубе...
        -Я уже сказал, что ты нам мешаешь.
        Он прервал меня на полуслове, но его выразительный поступок и жёсткая интонация не заставили меня замолчать.
        - Ты слышишь меня? Я говорю о том, что твоей подруги больше нет!
        При этих словах рыжий безумец снова вскочил и стал метаться по кафе, опрокидывая стулья и столики.
        - Моей любимой больше нет! Она не вернётся, её жрут черви. И я допустил это?! - ревел он, круша очередной столик.
        Ветер сначала молча наблюдал за ним, что-то обдумывая, а потом, надев свой плащ, отправился на выход.
        - Эй, ты не можешь вот так уйти!
        Подбежав к Ветру, я преградила ему дорогу.
        - Здесь мне больше нечего делать и, кстати, отчасти по твоей вине, Дождинка.
        Я застыла на месте. Он действительно знал обо мне всё, он знал о моей прошлой жизни, знал о существовании моего реального мира. Внезапно раздавшийся за моей спиной звук выстрела прервал неистовый поток мыслей. Сумасшедший парень прострелил себе голову. Его тело тяжело рухнуло на пол и стало биться в предсмертных судорогах. К горлу подступила тошнота. Как я могла думать, что привыкла к подобному?
        - Живой человек, лишенный разума, - страшнее, чем мертвец, верно? - холодно произнёс Ветер, глядя на тело своего приятеля.
        Я присела на ближайший стул, пытаясь прийти в себя. Ветер стал обыскивать покойника, опустившись в густую лужу крови на одно колено. Вскоре он извлёк из его пиджака какую-то бумагу и, быстро пробежав её глазами, спрятал себе в карман.
        - Кто ты?
        Он не ответил мне и, не проронив ни слова, прошёл мимо.
        - Не думала, что и смерти мне окажется мало.
        Нужно было как-то удержать его, но вместо этого мной завладела странная апатия, а в голове стал бродить рассеянный туман. Я подумала: “В чём был смысл моей жизни? В чём был смысл моей смерти? Нет ответов. Нет ничего, только тяжёлая цепь бесконечности. Стоит ли мне снова уйти? Решусь ли я второй раз сделать это, ведь здесь я по-прежнему, даже сильнее чем тогда, боюсь смерти. Но и чем больше я боюсь её, тем сильнее жду её, тем охотней кидаюсь в её объятья. Я снова подошла к опасной черте, возможно, готовясь совершить очередную ошибку, но я не знаю, как поступить иначе. Если я и правда сошла с ума, то всё это плод моего воображения. Значит, я сейчас не сижу в этом кафе, глядя на окровавленный труп рыжего парня, значит, Ветер сейчас не обернулся ко мне с едва заметной улыбкой, значит, он не реален, и я не могу верить ему. Куда занес меня поток мыслей? Конечно, я не сошла с ума. Я умерла. Сделала это сама, потому что хотела узнать истину, и, клянусь, я ещё получу её”.
        - Тебе и правды будет мало, - произнёс Ветер, словно услышав мои мысли.
        Уголки его губ скривились, а в глазах появился мрак. Мне стало трудно дышать, и я почувствовала, как холодные капли поползли по щекам.
        - Я лишь хочу, чтобы мне объяснили, почему я оказалась именно в этом месте, и как долго мне придётся быть здесь?
        - Тебя пугает вечность? - спросил он, и, не дождавшись моего ответа, продолжил. -Страшно осознавать, что твоя жизнь не вечна, но порой куда больше должна пугать мысль, что ты никогда не умрёшь.
        - Прошу, объясни...
        Я встала, но всё в нём говорило не следовать за ним. Ветер отвернулся, и уже скрываясь за дверью, бросил через плечо:
        - Всё просто. Ты заглянула во тьму, а теперь она хочет заглянуть в тебя.
        Несколько минут я сидела, обхватив колени, пытаясь заглушить в себе внезапную пустоту, и понять о чём говорил Ветер. Неужели это конец? Я врала сама себе, пытаясь убедиться в том, что смирилась с теперешним положением, что мне оно даже нравится. Было ли это действительно ложью? Нет, во мне ещё теплилась надежда, но своими словами Ветер превратил её прах.
        Тёмная, почти чёрная кровь покрыла собой почти весь пол. Стараясь не смотреть на тело, я наклонилась и подняла пистолет. Жар металла обжёг висок. В голове промелькнула мысль: “Нажать? Что мне терять, если я уже мертва и мучаюсь теми же вопросами?” В дрожащей руке курок медленно полз назад. Закрыв глаза и замедлив дыхание, я ждала щелчка, но мёртвую тишину прорезал глухой хрип - у самых ног уродливый труп стал шевелить чёрным ртом, протягивая ко мне слабую руку. Выронив оружие, я выбежала под дождь, где упала на тротуар. Сжавшись в комок, я долго лежала там, как сбитая бездомная кошка, глядя на то, как быстро сливные решетки пьют воду, которая исчезает где-то глубоко под землёй, как стремительно проносятся мимо ноги безразличных прохожих, как печально кружат в небе птицы, как мрачно смотрит оттуда светящийся череп. Я больше не знала, куда мне идти, откуда взять силы на борьбу. Мне просто хотелось умереть, исчезнуть, превратиться в капли дождя и навсегда сгинуть в тёмной глубине канализаций.
        Кто-то потрепал меня за плечо, и я услышала знакомый голос:
        - Иллюзия, что здесь случилось? У вас в кафе труп. Почему ты лежишь здесь?
        Гром поднял меня и стал озабоченно оглядывать.
        - Ты в порядке?
        - Да кого это волнует, - резко ответила я. - Парень сначала напал на меня, а потом застрелился. Мне надо в общежитие. Отвезёшь?
        - Посиди пока в машине с Камнем.
        Недовольство часто появлялось на лице Грома, поэтому я не придала значение его интонации, как и его фальшивой заботе. Скорее всего, я злилась на то, что он казался мне настоящим во многих поступках, но я давно убедилась в том, что это не так.
        Его напарник Камень был таким же роботом, как и охранник в клубе, хотя словарный запас у него был шире на несколько фраз. Поздоровавшись со мной, он с двухминутными паузами стал повторять, что сегодня у него выдался тяжёлый день, и что преступность в городе стремительно растёт. На мой же вопрос о том, есть ли у него дети, он ответил короткой фразой: “детская преступность тоже”.
        В этом городе, несмотря на забытые игрушки, разбросанные по детским площадкам, и коляски, стоящие у некоторых квартир, не было маленьких детей. Я сразу заметила это после того, как прошёл первый шок, и путь к отчаянью преградил маленький детектив, который со дна души уверенно шептал мне, что не всё потеряно, что все замки непременно будут открыты. В самой игре был только один ребёнок - девочка, которая иногда возникала в разных кварталах. В руках она всегда крепко сжимала голубой мяч, напевая какую-то мелодию. Иногда она говорила непонятные вещи, но пока мне не удалось встретить её здесь, но в этом и не было нужды. Мне был необходим Ветер, а теперь я нашла его, но окончательно запуталась. Он ясно дал мне понять, что моё заключение в безымянном городе будет длиться вечно, и никто не откроет мне сокрытых тайн. Они навеки будут похоронены под дождём вместе с разбитыми ожиданиями и моей бесполезной жизнью. Как же мне следует поступить? Почему я не сумела нажать на курок? На самом деле, я испугалась не умирающего парня. Причина была в другом. Отчего этот вечный страх, который управляет людьми?
Непостижимый страх, который убивает, а иногда заставляет людей жить против их воли.
        В участке, куда меня привезли, мне задали несколько глупых вопросов, даже не спросив о Ветре, хотя я о нём упоминала. Я рассказала им о случае в клубе, но они не обратили внимания на мои слова.
        - Так вы не собираетесь искать его?!
        В свой вопрос я вложила как можно больше возмущенной экспрессии, хотя заранее предвидела их ответ.
        - У нас полно других дел, чтобы искать его для допросов. К тому же, нет сомнений в том, что он не убивал их. По вашим словам, этот парень даже препятствовал вашей смерти.
        Я с мольбой посмотрела на Грома, но он покачал головой и попросил Камня отвезти меня домой. Невыполнимая просьба. Всё это время я старалась не думать о тех страданиях, которые принесла близким своим поступком. Родители по-своему любили меня, и, должно быть, ещё приходят на мою могилу, приносят всякие мелочи и цветы, порой задумываясь о том, нравились ли мне белоснежные акации, и как я любила спать: с открытой дверью или закрытой. Но я не могла сделать иной выбор, и даже теперь, как бы ни странно это казалось, не стала бы ничего менять. Да, я жалею о прошлом, мне не ясно будущее, но есть настоящее, с которым я не могу смириться, но хочу понять его, собрав прах надежды в хрупкую вазу.
        Когда мы проезжали мимо маленького кукольного магазина, я попросила Камня остановиться. Я часто проходила мимо его витрины, когда шла на работу, но магазин постоянно был закрыт. Сейчас там горел тусклый свет, и мне захотелось зайти.
        - Не ждите меня. Я сама потом дойду, здесь недалеко, - сказала я, выйдя из машины в надежде, что он послушает меня.
        Но Камень молча остался ждать.
        Я с трудом открыла тяжёлую дверь, которая протяжно заскрипела, и остановилась на пороге, оглядывая высокие полки с нарядными красавицами в изящных платьях, чьи гладкие лица тихо улыбались, удивлялись, глядели куда-то в потолок в отстранённой задумчивости. Я прошла вдоль рядов, внимательно рассматривая кукол, осторожно трогая их платья и костюмы, заглядывая в нарисованные, густо подведённые краской глаза, в глубоко посаженные стекляшки, прикрытые длинными мягкими ресницами. На дальней полке, где находились перчаточные куклы с марионетками для религиозных кукольных театров, меня заинтересовала одна из кукол, изображавшая маленького пастушка, который раскрыв большие зелёные глаза, испуганно указывал рукой на что-то позади меня. Я невольно обернулась и сразу отскочила назад, задев полку.
        - Вы напугали меня, - сказала я пожилому старику в очках, который стоял, опершись на трость, улыбаясь мне безмятежной улыбкой.
        - Прости, дитя. Я не хотел. Кажется, ты разбудила их, - ответил он, подойдя к полке, где стал поправлять пошатнувшиеся куклы. - Обычно в этот час к нам никто не ходит.
        - Вы давно продаёте здесь? Почему владельцы магазина так долго держали его закрытым?
        Только сейчас я обратила внимание на его одежду. На нём был белый фрак с серебристыми резными пуговицами, светлые панталоны и завязанный бабочкой синий шёлковый галстук, что делало его самого похожим на ожившую куклу.
        - Юная леди, я сам здесь владелец, продавец и мастер. У меня есть ещё магазины тут, я открываю их по очереди.
        - А почему вы не наймёте продавцов?
        Я с любопытством смотрела на сумасшедшего кукольного мастера, в тоже время чувствуя, что в нём есть что-то глубокое и осмысленное.
        - Как я могу доверить их кому-то? Как могу быть уверен, что их отдадут в нужные руки? Дитя, у каждой куклы свой характер, который надо учитывать. Ей не каждый хозяин подойдёт. А порой за куклами такие черти приходят, что я их даже на порог не пускаю. И всё равно ведь приходят.
        Кукольник нахмурился и посмотрел на дверь, за которой быстро мелькнул чей-то тёмный силуэт. Я взяла с полки испуганного пастушка.
        - Этот, наверно, трусливый. Интересно, чего он так испугался?
        Мастер покачал седой головой и, взяв у меня куклу, ответил с любовью:
        - Нет, этот мальчик отважный, весёлый, немного задиристый, но в душе у него есть музыка. Ты слишком поспешно судила о нём: он не испуган, а восхищен.
        - Чем же он восхищён?
        - Небом, - немного помолчав, задумчиво произнёс он, и взгляд его полетел вверх к чёрному потолку. - На нём сияли такие красивые зелёные звёзды.
        Звёзды... Вот чего ещё не было в Городе Дождя. А небо висело так низко, что, забравшись на крыши домов, мне казалось, будь я выше на несколько метров, то смогла бы дотянуться до него, чтобы сорвать безвкусные декорации.
        - Дитя, так ты возьмёшь этого пастушка?
        Кукольник внимательно изучал меня, но я не испытывала никаких неприятных чувств.
        - Нет, я просто зашла посмотреть.
        - Как жаль, - вздохнул он, постучав тростью по носу своего блестящего ботинка, - этот малыш так подходит тебе. Однако милая, из тебя самой вышла бы прекрасная кукла.
        Я настороженно отступила назад. Возможно, если бы я не читала в детстве “Дьявольские куклы мадам Мэнделип” Кинга и не смотрела столько фильмов ужасов, эта невинная фраза так не взволновала меня. Впрочем, мне стоило помнить - в этом городе нет места невинности.
        - Сейчас я как раз мастерю интересную куклу, но никак не могу закончить. Она очень похожа на тебя. Может быть, ты поможешь мне?
        - Я понятия не имею, как делать куклы. Но, если чем-то могу помочь, то с удовольствием.
        Мне было немного страшно, но любопытство взяло верх. В конце концов, он дряхлый старик, и я легко с ним справлюсь, если решит напасть.
        По узкой лестнице мы спустились в большой просторный подвал, где располагалась его мастерская. Тут было уютно и пахло обожжённой глиной, и даже стоящие на полках отдельные части кукольных тел ничуть не пугали. На его рабочем столе находилась миска с какой-то серой массой. Я отщипнула от неё чуть-чуть и поняла, что это пластилин.
        - А что Вы из него лепите? - спросила я кукольника, который, достав из ящика стола острый нож, стал резать какие-то маленькие шарики.
        - Оболочку, - ответил он, не отрываясь от своего занятия. - Потом я заливаю её волшебным гипсом, а когда получится форма, наполняю разведённой белой глиной.
        - А потом Вы обжигаете всё в печи? - догадалась я.
        Мастер кивнул.
        - Когда я достаю лица из печи, они так радостно светятся.
        - Мы сейчас будем лепить форму? Хотите придать кукле мои черты?
        - Нет, дитя. Я уже сделал ей лицо и собрал туловище, - ответил кукольник, сняв с одной из полок незаконченную куклу. - Остается только вставить ей глаза и немного подкрасить.
        Черты куклы действительно напоминали мои, но из-за плавных линий лица и вплетённых в густые волосы ярких лент она выглядела почти ребёнком.
        - Скажи, какие у тебя глаза? К сожалению, я утратил былую зрячесть, - вздохнул мастер, глядя мне в лицо.
        - Светло-карие с чёрными крапинками.
        - Прекрасно! Такие как раз уже сделаны, только без крапинок, - весело сказал кукольник, достав небольшую коробочку, в которой находились глаза разных цветов.
        Я с интересом следила за его работой. Вставив глаза, он стал аккуратно клеить реснички, после чего попросил меня выбрать кукле одежду. Роясь в коробке с пёстрыми юбочками, бархатными платьями, роскошными шляпками и прочими аксессуарами, я вспомнила давнюю историю из моего детства. Когда мне исполнилось пять лет, бабушка подарила мне большую пластмассовую куклу с длинными белыми волосами и круглыми серыми глазами, которые громко хлопали, если я трясла её; а делала я это часто, поскольку сразу невзлюбила этот подарок. Я никогда не играла с ней, но всякий раз, встречаясь с блеклыми серыми глазами, вздрагивала и быстро прятала её под пыльный шкаф, старый диван или зарывала игрушку под грудой грязного белья, приготовленного для стирки. К моему ужасу, она всякий раз возвращалась на своё место. Я по-настоящему боялась её. Теперь мне совершенно ясно, что в её перемещениях не было ничего мистического. Но то, что случилось однажды ночью, я до сих пор не могу объяснить себе.
        В ту ночь я проснулась оттого, что кукла, стоящая у дальней стены, непрерывно хлопала своими большими глазами. Её лицо было невозможно разглядеть в темноте, но я с уверенностью могла сказать, что она смотрела на меня. Вскоре она перестала моргать, но я побоялась выбраться из кровати, и твёрдо решила не спать до рассвета. Однако сон взял своё. Проснувшись, я обнаружила куклу у себя на кровати - она лежала на соседней подушке, повёрнутая ко мне лицом, изучая меня из-под прикрытых век. Со мной приключилась настоящая истерика, и я несколько дней отходила от случившегося. Родителям даже пришлось обратиться за помощью к детскому психологу. Меня почти убедили в том, что всё это был сон, а куклу на кровать положила мама. Тогда я понимала, что это неправда, но в это нужно было поверить, что я и сделала на радость близким. После этого случая кукла, наконец, исчезла навсегда. Не помню, что когда-либо вспоминала эту историю, а родители никогда не подшучивали по данному поводу. Скорее всего, это действительно был сон.
        Кукольник уже развёл краски, чтобы нанести почти законченной кукле “макияж”, но вдруг отбросил кисточку и стремительно бросился наверх. Я вздохнула. Жаль, он всё-таки действительно очередной сумасшедший, но почему мне так не хочется в это верить? Я последовала за ним, но, остановившись на середине лестницы, чтобы ещё раз взглянуть на незаконченную куклу, замерла от удивления: как получилось, что она стоит на самом краю стола? Едва я подумала об этом, в комнату, распахнув маленькое окошко подвала, ворвался ледяной порыв ветра. У меня почернело в глазах, когда я увидела падающую хрупкую фигурку. Ударившись о каменный пол, кукла разлетелась на множество фарфоровых осколков, а в следующий миг темнота поглотила меня.
        ГЛАВА 3
        Пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья
        в состав целебных средств.
        Козьма Прутков
        Очнувшись, я поняла, что меня куда-то несут на руках. Перед глазами всё расплывалось, а тело безбожно ныло от боли. В голове настойчиво крутилась одна фраза, и как только до меня дошёл её смысл, я стала судорожно вырываться, забыв про своё искалеченное тело, - “сейчас тебя бросят в печь, и ты сгоришь заживо!” Через несколько минут полуслепой борьбы меня уронили на кожаную поверхность, и я поняла, что лежу в машине. Предметы различались уже чётче, и в размазанном белом пятне я узнала черты Камня.
        - Почему я ничего не вижу? Что со мной? Скажите, у меня что-то сломано?
        Было глупо задавать ему эти вопросы, зная, что он точно на них не ответит, но жуткая боль несовместима с разумной логикой. Я принялась осторожно ощупывать ноги, и обнаружила, что они все в крови. Судя по всему, у меня был открытый перелом левой ноги. Камень завёл машину и поехал в сторону общежития. Я поняла это, когда, прижавшись к залитому дождём окну, увидела висевший в воздухе размытый тёмный прямоугольник - рекламный плакат похоронного агентства “Реквием”, на который часто обращала внимания, возвращаясь с опасных ночных прогулок. На его чёрном фоне было написано белыми буквами: “Мы ничего не можем изменить, но мы можем помочь вам”. Я всегда читала эту надпись с горькой усмешкой. Увидев эту рекламу в первый раз, я растолковала её как некую подсказку, и разыскала это агентство. Меня внимательно выслушали, а затем, сделав комплимент по поводу моего искусного макияжа, предложили поработать помощницей бальзамировщика.
        У Камня, безусловно, есть все качества лучшего подчинённого. Впрочем, я была рада, что он везёт меня не в больницу. Мои раны не смертельны и скоро заживут, надо только дождаться новой метаморфозы. Надолго ли мне дарована эта привилегия? В городе, насколько мне пока удалось выяснить из своих наблюдений, подобным образом меняюсь только я. Должно быть, я единственная, кто ещё помнит реальный мир, кто ещё не стал частью проклятого виртуального города. Однако недавно я заметила, что постепенно временной промежуток между моими превращениями увеличивается. Я не знаю, что это значит, но как я устала всякий раз обречённо спрашивать себя: “А что потом?”
        Что произошло со мной в магазине? Я не помню, чтобы падала с лестницы, зато я хорошо помню, как разбилась эта чёртова кукла. Это странно, но мне кажется, что случившееся напрямую связано с разбившейся игрушкой. А почему бы и нет? Я до сих пор до конца не знаю хищную натуру Города, хотя не раз заглядывала ему в пасть. Здесь возможно всё, и здесь всего стоит опасаться, если, конечно, хочешь выжить. Это правило я выучила наизусть, но всё равно нарушаю его, потому что бунтарский дух и упрямый характер не так просто сломить, потому что я не хочу стать очередным глупым биологическим телом с искусственным интеллектом. Но если я пойму, что бороться больше незачем, что я превращаюсь в нечто безумное, мне придётся снова покончить с собой. Мне не хочется в это верить, но знаю, что такой момент обязательно настанет.
        Когда Камень подъехал к унылому пятиэтажному зданию общежития, моё зрение полностью восстановилось, однако тело было сильно ослаблено; он донёс меня до моей квартиры, и у двери я попыталась самостоятельно встать на ноги, что мне удалось, не взирая на сильную боль.
        - Спасибо, дальше я справлюсь сама. Не хотите всё-таки рассказать, как нашли меня? Вы не видели там старика в странной одежде?
        - Ночь приходит в чёрном, а старость - в белом.
        Его ответ удивил меня, я стала расспрашивать Камня, но больше мне ничего не удалось узнать. Я только поняла, что он видел кукольного мастера. Как только окончательно восстановлю силы, снова наведаюсь в этот магазин - я чувствую, что там кроется какой-то секрет, тайный ключ, который я так упорно ищу. И пусть это не будет моё новое заблуждение.
        Я прошла в свою комнату и упала на большую кровать, которая занимала собой почти всё пространство. Сегодня я так устала, что не боялась засыпать, зная, что, наверняка, снова придётся увидеть новый кошмар. Но заснуть не удалось - в комнату влетела Радуга. Она жила со мной в одной квартире, но мы редко виделись, поскольку она работала проституткой на Стеклянной улице, и возвращалась только под утро (если вообще возвращалась), когда я уже уходила из дома. Не так давно она пропала почти на месяц, её никто не искал - девушек подобной профессии едва ли не каждый день находили мёртвыми, и это воспринималось властями в порядке вещей. Радугу похитил какой-то маньяк-садист, она долго оправлялась в больнице от тяжёлых травм, но, залечив раны, снова вернулась к своей работе. На вид ей было не больше четырнадцати, но когда она смывала с себя вызывающий яркий макияж, то и вовсе походила на маленькую девочку.
        Радуга легла рядом со мной и стала весело болтать ногами в полосатых чулках. Сегодня в тон юбке и помаде она подобрала короткий красный парик, куда тщательно заправила свои длинные каштановые волосы.
        - Я подружилась с твоим котёнком. Как ты его назвала?
        - А почему ты ещё не ушла? - спросила я, надеясь своим вопросом дать Радуге понять, что не в настроении общаться с ней.
        - Мне позвонил твой дружок Гром, рассказал, что с тобой случилось, и попросил сегодня приглядеть за тобой, - ответила она, перевернувшись на спину и задрав ноги на стену. - Но я вижу, что ты не сильно переживаешь, да? Мне просто позарез нужно уйти - мой постоянный клиент будет не в себе. Ну, ты понимаешь?
        - Конечно, иди. Только имей в виду - Гром мне никакой не дружок.
        - Да ладно, не ври, - захихикала Радуга. - Он слишком тебя опекает для незаинтересованного лица.
        - Радуга, он мне в отцы годится.
        - А мой постоянный клиент - мне в прадедушки! И что с того? Иногда я думаю, что он и умрёт прямо на мне. Воистину, прекрасная смерть!
        Она залилась громким смехом, а я с отвращением встала с постели. Эта девушка вызывала во мне противоречивые чувства: с одной стороны, мне было очень жаль её, с другой - я не могла без омерзения слушать истории её сексуальной жизни, которые она так любила рассказывать, смотреть на её развратное и похотливое поведение, не думать о её тёмном прошлом. В сущности, я почти ничего не знала о ней. Радуга, как и все относительно вменяемые жители, была в курсе существования разных стран и городов, считала, что родилась в этом месте, хотя не могла вспомнить его названия, не знала, как выбраться из города, а также объяснить, почему при первой встречи со мной назвала меня Иллюзией. Она совершенно не удивилась, когда однажды я изменилась прямо у неё на глазах, и повела себя так, словно ничего не произошло. Мою историю она воспринимала как интересный мистический рассказ, иногда неожиданно просила вновь рассказать её, но советовала быть осторожней, чтобы не угодить в местную психбольницу. Этого я не опасалась - по словам Грома, она итак была переполнена, поэтому маньяков и особо опасных психопатов убивали на
месте во время так называемых “чисток”. Про своё детство она почти ничего не рассказывала, только один раз обмолвилась, что у неё были приёмные родители, один из которых умер по её вине.
        - Неужели ты никогда это не бросишь?
        - Ты же знаешь, я люблю секс. Люблю, хоть и презираю каждого клиента.
        Радуга говорила, что стала заниматься проституцией после того как случайно убила своего отчима и сбежала из дома несколько лет назад. Она не захотела рассказывать, как это случилось и что-либо объяснять, поэтому я могла только догадываться по случайно оброненным фразам о том, что ей пришлось пережить в приёмной семье. Однако тот факт, что она превратилась в ненасытную нимфетку и немыслила себя без мужчин, говорил о многом.
        На улице внезапно кончился дождь, и наступила осторожная тишина. Я подышала на окно и стала рисовать всякую ерунду: глупые рожицы, цветочки, пронзённые стрелами сердечки, наблюдая за тем, как фонари освещают молчаливые силуэты редких прохожих, как бесшумно бьётся в стекло одинокий мотылёк в поисках дня.
        - А я, как ни странно, в твоём возрасте ещё верила в гномов и фей.
        Недалеко от общежития находится парк. Порой я хожу туда поздними вечерами, когда перестаёт лить, наслаждаюсь проникающей под кожу сыростью земли, сонными деревьями, которые дышат древними тайнами. Мне нравится бродить в этой темноте. Ни одной души. Только ты и тихий шёпот ветра. Он скользит по ветвям деревьев, по твоим обнажённым рукам, щекочет лицо. В эти минуты так хочется оторваться от земли и взлететь высоко-высоко, так хочется стать вольной стихией, забыть о подстерегающей опасности и не думать больше ни о чём на свете. Для этого нужно лишь закрыть глаза и подумать о ветре. Невозможно забыть восторженное чувство, когда на какое-то мгновение покажется, что ты воспаряешь к небу, преодолев гравитацию. Ощущение настолько реально, что, если сидишь на скамейке, руки судорожно хватаются за неё, хотя у разума нет ни малейшего желания приземляться. Опасность упасть не успевает серьёзно потревожить, ведь полёт длится всего несколько секунд. За это время ты успеваешь многое пережить и понимаешь это, когда, открыв глаза, видишь совершенно другой мир. Он больше не просит принять его в своё сердце, он уже
и есть твоё сердце - целый космос, заключённый в одну душу. Жаль, что это ощущение быстро проходит, и сквозь листву вновь пробивается безжалостный шум надвигающейся опасности и смех ожившего города.
        - Я итак никогда не верила в них, - ответила Радуга, подойдя ко мне и присев на подоконник, - хотя люблю читать всякие сказки. Они завораживают меня, а ведь я даже не знаю почему. Недавно я прочла интересную историю. Хочешь, расскажу тебе, пока за мной не приехали?
        Мне ещё не приходилось заставать Радугу за чтением, но её комната была вся завалена книгами, среди которых в основном преобладали старые детские сказки, различные легенды, рассказы о волшебных странах, заколдованных королевствах, отважных рыцарях и прекрасных принцессах. Это казалось мне странным, и никак не вязалось с тем образом жизни, который вела моя соседка. Когда я представляла эту хрупкую девушку, только что вернувшуюся с грязной панели, за чтением наивных сказок, мне становилось очень грустно, хотелось обнять её и заставить поверить, что мы на самом деле находимся в прекрасном мире, который полон чудес, где добро всегда побеждает зло. Но можно ли обмануть себя? Я точно знаю, что в этом призрачном мире нет ничего прекрасного, что сказки читать опасно, а добро и зло давно слились воедино: живут в одной комнате, хотя спать предпочитают по очереди.
        - Хорошо, только не затягивай. Меня клонит в сон, - ответила я, зевнув. - Расскажешь мне о какой-нибудь фее?
        - Нет, о красивой дочери бога.
        - Какого именно бога?
        - Я не помню, но это и неважно. Так вот, слушай: однажды цветущей весной дочь бога впервые спустилась с небес на шёлковых качелях, чтобы пасти на земле стада своего отца. День стоял жаркий, и вскоре ей захотелось пить. Она пошла к роднику и встретила там прекрасного юношу с лазурными глазами и светлыми, как день, волосами. За всю свою жизнь она видела только своего пожилого отца, поэтому, конечно, сразу влюбилась в него, и не захотела возвращаться домой. Они договорились, что он похитит её, когда отец будет спать. Для этого девушка спустила с облаков шёлковую нить от качелей, по которой юноша забрался на небеса и помог сбежать своей возлюбленной на землю, где они поженились.
        - И они жили долго и счастливо? - не выдержала я.
        - Не совсем. На земле жил один дух, который тоже влюбился, увидев дочь бога, и стал завидовать её избраннику. Он выждал время, когда молодожёны решили проведать бога, который даровал им прощение, и сжёг юношу прямо в небесах. Его прах ветер развеял по всей земле, и там, где он осел, выросли могучие дубы и стройные берёзы. Интересно, что в конце этой легенды сказано, что последующие поколения одинаково молились, как богу, так и этому злобному духу.
        - Почему они молились духу?
        - Одни боялись, что он нашлёт на них какую-нибудь страшную болезнь, а другие действительно почитали его.
        - А было за что?
        Внизу просигналила машина. Я даже не заметила, как она подъехала. Радуга растерянно посмотрела на меня, а через несколько секунд кинулась в коридор натягивать длинные лакированные сапоги чёрного цвета.
        - Как я выгляжу, - спросила она, когда я вышла вслед за ней.
        - Как всегда, просто куколка.
        - Спасибо, Иллюзия. Закрой за мной дверь, я спешу. Если пересечёмся...
        Её последние слова скрылись за дверью. Я вернулась в комнату и вскоре отдалась во власть тревожного сна.
        Меня разбудил телефонный звонок Дымки. Она сообщила, что мне дали три дня отгула. Наверняка, не обошлось без вмешательства Грома. Вчера меня возмутили слова Радуги, но теперь я серьёзнее задумалась над причиной его доброты ко мне. Конечно, у него нет семьи и, наверно, он чувствует себя одиноким, но что-то здесь всё равно настораживало меня. Я долго стояла под душем, размышляя о вчерашнем дне. Теперь, когда мне удалось подключить холодный рассудок, было ясно - Ветер не мог оказаться в кафе случайно на следующий день после нашей встречи. Он следил за мной и пришёл туда намеренно. Но тогда почему он пришёл не один и отказался поговорить со мной, ограничившись туманными высказываниями? Повлиял ли он как-то на самоубийство Кати и рыжего парня? Неясным оставалось и случившееся в кукольным магазине. Именно туда я решила направиться первым делом, после того, как подробно описала все события прошлого дня в своём дневнике. Я веду его с первых дней пребывания здесь, и часто перечитываю, пытаясь не потеряться в летящем времени, желая понять и разгадать свою страшную обитель. По моим подсчётам я нахожусь здесь
почти три месяца. За это время меня девять раз пытались убить, и несметное количество раз я становилась свидетельницей преступлений и самоубийств, уродства и красоты смерти.
        Дверь магазина снова была закрыта. Я долго стучалась и кружила вокруг здания, пытаясь найти чёрный или какой-нибудь иной вход. Всё было напрасно. Когда кукольник сказал, что у него здесь несколько магазинов, я не поверила ему, потому что хорошо изучила свою тюрьму, и знала почти каждый квартал. В сущности, город можно обойти всего за два часа. Этого времени вполне хватает, чтобы убедиться в невозможности побега: он весь окружён невидимыми стенами, прозрачным стеклом, которое невозможно разбить. За непробиваемыми стенами тоже находится город, только он гораздо больше и страшнее. Там нет людей, по крайней мере, я никогда не видела их на поверхности, на которой молчаливо стоят полуразрушенные дома, обнажённые скелеты небоскрёбов, валяются перевёрнутые машины и покоятся выкорчеванные деревья. Этот мёртвый город притягивает меня, как запах трупной лилии глупое насекомое. Больше всего меня завораживает пустынная детская площадка, где лишь сиротливо вращается обгоревшая карусель. Иногда мне кажется, что я слышу, как оттуда доносится задорный смех, что я вижу маленькие фигурки, которые прячутся в чёрной
мгле. Игра теней и воспалённого воображенья заходит слишком далеко и злобно подшучивает надо мной, скрываясь за тёмными кустами и брошенными машинами, которые давно покрылись огненной ржавчиной.
        Никто не видит этого, кроме меня. Здешним горожанам прозрачные стены кажутся каменными. Они не знают, что за ними скрывается, и не хотят узнать это. Все одинаково твердят, что где-то рядом есть выход, но никто так и не смог показать его. То, что им кажется, соответствовало изображению в игре, где город так же был обнесён каменным кругом.
        Я не исследовала только одно место - Кровавый район, где обитают вампиры, и куда сложно попасть. Раз в неделю и только днём туда пускают лишь охранников и торговцев, которые продают вампирам одежду, мебель, технику, свежие цветы и прочие вещи. Ночью охрана уходит, но оказаться в это время на территории этих хищников означает верную смерть. У местной власти (которая полностью состоит из механических существ) есть договор с вампирами, согласно которому они охотятся только после полуночи, не трогают торговцев, охранников и не проникают за жертвами в квартиры. Однако в последнее время ходили слухи о том, что они стали нарушать его и нападать на торговцев. Вряд ли мой безумный кукольник разместил там свой магазин, ему бы это просто не позволили, но мне давно стоило побывать там. Не надо будет отпрашиваться с работы, к тому же я как раз скопила нужную сумму, которую потребовал Туман - один из торговцев, согласившийся меня провести, выдав за свою помощницу. В общем, взвесив все за и против, я решилась идти.
        Туман живёт в серой шестнадцатиэтажке недалеко от “городка” вампиров. Я познакомилась с ним два месяца назад, когда забрела в его дом, следя за двумя старшеклассницами. Я хорошо помню тот вечер: девушки вышли из школы, держась за руки и, кажется, всю дорогу хранили молчание. Что-то трагическое чувствовалось в их маленьких фигурках, что-то неотвратимое, и это влекло меня, заставляя ускорять шаг. Они остановились у подъезда высокого дома, и одна из них, с забавным рюкзаком в форме медвежонка, неуверенно спросила, посмотрев на свою бледную подругу:
        - Может, вернёшься домой?
        Она медленно подняла блестящие глаза и покачала головой.
        - Нет, там всё равно сейчас никого, а я потеряла ключи. Незачем идти туда, где заперты двери.
        Подруга порывисто обняла её. Они обе были готовы расплакаться, но, боясь привлечь внимание, не давали своей боли вырваться наружу. Возможно, они бы так и не зашли в этот тусклый дом, если бы, как всегда, без всякого предупреждения не хлынул дождь. Лифт уже закрывался, но девушки успели проскочить в его двери. Я решила подняться пешком, и на верхних этажах уже хорошо различала их голоса, так же хорошо, как и понимала, что они собираются сделать, или, по крайней мере, одна из них.
        - Что ты пишешь? - спросила девушка, за плечами которой висел рюкзак.
        - Стих, - негромко отозвалась другая. - Только не могу его вспомнить. Ладно, это уже не имеет смысла. Мне пора.
        Последовало долгое молчание, после чего послышался рыдающий сбивчивый голос:
        - Возьми меня с собой! Я не смогу без тебя, ты знаешь... У меня никого здесь нет!
        Снова наступила тишина, которую нарушал только тихий испуганный плач.
        - Хорошо, давай уйдём вместе, - наконец, ответил дрожащий голос. - Знаешь, мне ведь очень страшно.
        - А мы возьмёмся за руки, закроем глаза и будем держать друг друга крепко-крепко, и никогда не отпустим.
        По скрипу двери я поняла, что они вышли на балкон. Их нужно было остановить, но я совершенно не знала, как это сделать, ведь у меня едва хватало сил, чтобы удержать себя. Тем не менее, я сама не заметила, как преодолела два этажа, и увидела худенькие спины девушек, которые сидели, свесив ноги с балкона, глядя друг другу в глаза. Когда я вошла, они окинули меня печальным взглядом, в котором читалась мольба: “Пожалуйста, не мешай”. Я слишком понимала их для того, чтобы отговаривать, ведь сама задыхалась от этого подобия жизни. Увидев страх и сочувствие на моём лице, они ответили мне слабой улыбкой, а через миг скользнули вниз - в спасительный люк или губительную пропасть.
        Я не смотрела на асфальт, не проходила мимо их трупов, но ещё несколько недель перед глазами возникала жуткая картина: два маленьких сломанных тела под бесконечным дождём, одно из которых так нежно обнимало окровавленного медвежонка. Это было первое самоубийство, которое я видела здесь, и которое мне трудно забыть, как и оборванные строки, написанные на стене одной из погибших:
        Режу лопатки в поисках крыльев:
        Где-то же жалили, где-то же были...
        Теперь все чувства притупились, хотя порой рвутся наружу, царапая изнутри металлическими когтями, разрывая внутренности с первобытным воплём. Я терплю, сражаюсь, держусь слабеющими руками за край крыши, мечтая научиться летать.
        Тогда мне нужно было с кем-то поговорить, чтобы не последовать за ними следом, и я позвонила в первую попавшуюся квартиру, не надеясь на удачу. В этот день Туман выпивал один, и очень обрадовался незваной гостье. Он был изрядно пьян, и постоянно болтал о своей работе, не давая сказать мне ни слова. Когда он уснул, я решила не уходить и дождаться утра, чтобы просить его о небольшом одолжении. Мою просьбу он назвал смешной, однако попросил за неё приличную сумму.
        Я позвонила три раза, как и несколько месяцев назад, и мне открыл энергичный, но уже седеющий мужчина, который, к моей радости, был трезвый. Он долго глядел на меня, пытаясь вспомнить.
        - Ты сильно изменилась, - сказал он, наконец, приглашая войти.
        Он был первый, кто заметил мои превращения. Интересно, что он скажет, если это произойдёт на его глазах?
        - Я принесла деньги. Вы сейчас собираетесь на работу? Сможете провести меня в Кровавый район сегодня?
        Опустившись на старый грязный диван, я посмотрела на картину, которая висела на противоположной стене. В прошлый раз она сильно заинтересовала меня. Это было одно из доказательств того, что здешний мир связан с моей реальностью, что не всё ещё забыто людьми, которые попали сюда раньше меня. Иначе откуда бы тут взялось произведение известного норвежского экспрессиониста Эдварда Мунка? Хозяин этой репродукции, тем не менее, не знал её автора и название. Сказал, что купил её у какого-то оборванца на улице, с целью перепродать вампирам, но ни одному из них она не приглянулась. Картина называлась “Крик”. Я бы тоже не стала вешать её дома, да и кто бы захотел угнетать себя ежедневным созерцанием уродливого человека с лысым черепом, чьё лицо неестественно вытянуто в бесконечном пронзающем крике. Но, несмотря на то, что эта картина вводила меня в депрессию, я хранила её у себя на компьютере, и часто подолгу разглядывала. В тот полузабытый осенний день, когда я решила уйти из жизни, именно она что-то отчаянно кричала мне вслед с монитора, захлёбываясь кровавым небом.
        - Девочка, ты не слышала, что там творится? На днях кто-то из них убил двоих наших. Я не собираюсь соваться туда, по меньшей мере, ещё неделю, пока нарушителей не найдут и всё не уляжется, - ответил Туман, доставая бутылку вина из шкафа. - Выпьешь со мной?
        - Но другие ведь ходят торговать, и не боятся? Может быть, мне стоит обратиться за помощью к кому-нибудь из ваших друзей? Вряд ли они откажутся от такой выгодной подработки.
        Я встала и сделала вид, что ухожу. Это подействовало.
        - Хорошо, я согласен. Сегодня так сегодня. Но у нас обоих могут быть большие проблемы, если охрана что-то заподозрит. Сейчас они очень настороженны и особенно внимательны.
        Туман достал фотографию какой-то девушки и дал её мне.
        - Это моя помощница. Сейчас принесу её одежду.
        Она давно пропала без вести, но её пропуск был ещё действителен. В городе существовало только два типа документов: пропуска и странные карточки, подобные визитным, на которых было указано только имя (точнее, прозвище), адрес (без названия города), род деятельности и телефон. Все номера телефонов, даже номера различных общественных служб, состояли из семи чисел. Я пробовала звонить домой, своим знакомым, но сигнал не проходил. Вернее, в трубке постоянно слышалось только тихое шипение, которое иногда сменялось чьим-то чужим дыханием. Я кричала имена своих друзей, просила спасти меня, но после того, как однажды кто-то резко засмеялся мне в трубку, я больше не делала попыток. Пришлось осознать - звонок умершего не может тревожить мир живых.
        - Если распущу волосы, это немного скроет лицо. Думаю, нам удастся обмануть их, - сказала я Туману, когда он вернулся со строгим зелёным костюмом в руках.
        Эта была форма торговцев. Считалось, что она обладает сдерживающим эффектом, снижает агрессию кровожадных вампиров.
        - Не забудь надеть перчатки, - угрюмо произнёс он. - Не взирая на закон, эти хитрые твари готовы сделать всё, чтобы попробовать твоей крови.
        Как я и предсказывала, мы спокойно прошли мимо охраны, которая, по словам Тумана, была новой и безмозглой. Моему взору открылись длинные, почти пустые торговые ряды и высокие фигуры вампиров, которые плавно и бесшумно, словно плыли по воздуху, ходили меж ними. До этого я только один раз видела здесь вампира, когда стала случайной свидетельницей его расправы над сумасшедшей бездомной. Он тоже заметил меня, после того как слабое тело беспомощной жертвы упало к его ногам. Хладнокровный и жестокий убийца, перед тем как скрыться в глубине подворотни, пожал плечами и одарил меня острой улыбкой, будто извиняясь за неприглядную, развернувшуюся передо мной сцену.
        Белые прозрачные лица и невероятно живые горящие глаза с интересом останавливались на мне, когда я проходила мимо. Одна красивая молодая вампирша даже провела по моим волосам тонкой рукой. Она хотела заговорить со мной, но Туман грубо схватил меня за руку и потащил вперёд, к своей палатке, которая находилась на другом конце рынка. Я не видела смысла, чтобы забираться так далеко, ведь кругом было полно свободного места, а моя сумка тяжело давила на плечо, однако Туман твердил, что так положено. Наконец, мы пришли. Он снял с себя большой рюкзак, и попросил разложить товар.
        - Я вернусь к машине за остальными вещами. Можешь общаться с ними сколько захочешь. Главное, не давай им прикасаться к тебе.
        - Но я ведь здесь не только за этим. Мне нужно обойти весь район. Вы говорили, что торговцы могут это делать.
        - Там происходит чертовщина. Лучше не рисковать. У меня будут нешуточные проблемы, если тебя убьют.
        Он был прав, но другой возможности может не представиться. Туман понял, что со мной бесполезно спорить и, выругавшись, оставил одну. Я задержалась, чтобы выполнить его просьбу и поговорить с вампирами, которые очаровали меня своей грациозностью и необычной пластикой тел. Притягательная смерть наблюдала за мной, пускала под кожу сладкий яд соблазна и опасные мысли, которые проходили через всё тело, текли по венам горячей ртутью и хотели вырваться на свободу. Я зажмурилась, чтобы освободиться от этого воздействия. Нет, я не попадусь в их капкан - меня не влекут их лживые обещания и ненужная вечность - этим мы почти не отличаемся друг от друга.
        - Вы новая помощница Тумана?
        Я открыла глаза и увидела обладателя приятного мелодичного голоса. У этого вампира были длинные тёмные волосы, тонкие черты лица и огромные фиолетовые глаза, обрамлённые густыми ресницами.
        - Можно сказать и так. Простите, я ещё не успела выложить весь товар. Вас интересует что-то конкретное?
        Он задумчиво провёл острым ногтём по губам, и я заметила на руке вампира кольцо с тёмно-вишнёвым рубином, который выгодно оттенял его мистические глаза.
        Туман торговал в основном сувенирами и украшениями, потому что они продавались лучше всего - вампиры обожали изящные и красивые вещи. Мой первый возможный покупатель был этому подтверждением.
        - Да, меня интересуете вы, Иллюзия.
        Я покосилась в сторону охранника, который, к моему разочарованию, был слишком далеко. Впрочем, он итак не сможет ничего сделать, если меня захотят убить. На рынке охранники играют лишь символическую роль, служат напоминанием о договоре, в котором вампиры, как мне кажется, не сильно нуждаются.
        - Дождитесь ужина, - съязвила я, собрав всю свою храбрость.
        Вампир рассмеялся, обнажив безжалостные клыки.
        - Боюсь, вы неправильно меня поняли. Я хотел немного поговорить с вами, пока не придёт Туман. Я заказал у него одну вещь, и хотел бы узнать, как продвигается мой заказ.
        - Возможно, я смогу помочь вам. Что это за вещь?
        - Серебряный крест с распятием. Сюда редко привозят подобное, - ответил он.
        Такого ответа я никак не ожидала и поспешила обрушить на него целый ворох вопросов.
        - Вы верите в бога? Кто, по-вашему, создал вас? Как вы стали вампиром?
        Он снова засмеялся и зашёл ко мне в палатку.
        - Не возражаете, я помогу вам здесь? А между делом удовлетворю ваше чрезмерное любопытство.
        - Нет, если, конечно, не будете пытаться меня укусить, - ответила я почти серьёзно.
        Возможно, это было очередное воздействие, но мне нравилось его общество, и я не чувствовала никакой опасности, хотя, наверное, стоило.
        - Я родился чистокровным вампиром. В христианского бога не верю, как и в других богов. Крест нужен мне для моей коллекции.
        - Родился в этом районе? - уточнила я на всякий случай, чувствуя, как под ногами вновь рушится ломкий мостик напрасной химеры.
        Он кивнул. Значит, вампиры тоже фальшивы, значит я всё-таки одна. Только я и Ветер, который ведёт со мной странную игру.
        - Вампир-атеист, - медленно проговорила я, скорее рассуждая сама с собой. - Звучит забавно.
        Помню, как будучи ещё в пятом классе, невольно довела до бешенства священника в нашей старой подмосковной церкви. Я спросила его о том, верит ли он в демонов. Когда он ответил, что, конечно, верит, я задала ему невинный вопрос: “А в вампиров?” Он весь помрачнел и попытался заверить меня, что их не существует. Тогда я просто вывела детскую логичную истину: “Если вы верите в демонов, то должны верить и в вампиров. Я читала, что раньше в церквях даже вешали чеснок, чтобы мертвецы, которых хоронили под полом церкви, не ожили”. Я совсем не желала оскорбить его, но никогда ещё не видела таких злобных глаз. Кажется, не будь он уверен в том, что убийство - это страшный грех, то убил бы меня на месте. Он буквально выставил меня из церкви и прорычал, что во мне сидят бесы, от которых мне следует немедленно очиститься. Жаль, что мне не встретился тогда более сдержанный и адекватный служитель церкви, способный с пониманием и снисхождением отнестись к словам непросвещённой девочки. Только через несколько лет я поняла, почему он верил в бесов, отрицая существование вампиров.
        - А что здесь забавного? - спросил мой собеседник, вращая в руках маленького золотистого Будду.
        - В принципе, ничего. Вы часто лишаете жизни других, поэтому, конечно, прирождённому убийце проще быть атеистом.
        Вампир перестал расставлять сувениры и в упор посмотрел на меня.
        - В ваших глазах я сам дьявол?
        - Нет, я как-то не очень верю в него. Сейчас я имела в виду лишь вашу совесть.
        - Она не мучает. Меня создала таким природа, и какой бы уродливой она не казалась людям, я никогда не буду стыдиться её. Волк убивает, чтобы выжить, и разве кто-то осуждает его за это? Я не добрый и не злой. Я такой, какой есть. Но лучше берегитесь меня, если встретите умирающим от жажды в глухом подъезде вашего дома. Думаю, и вы предпочтёте чужую смерть своей. В этом люди не сильно отличаются от нас.
        - Иногда мы выбираем свою смерть, и это не всегда зовётся жертвенным подвигом. Но я понимаю, что разговор сейчас о другом. Отвечу вам: да, я смогла бы убить, защищая свою жизнь, но всё-таки это не одно и то же. Невинные не должны страдать!
        - Но всегда страдают. Так устроен свет, так устроена тьма. Христиане утверждают, что человек создан по образу и подобию божьему, и некоторые из них удивляются, почему же тогда люди так порочны? Как сказал один философ: “Если бы кошки имели своего бога, они приписали бы ему ловлю мышей”. С этим я полностью согласен. Их бог - убийца, и в этом нет никаких сомнений. Помните сказку о Всемирном потопе? Разве добрый Господь, раскаявшись, уничтожил только грешников на земле? Пострадали и ни в чём не повинные звери с небесными птицами. Справедливости в мире нет, и незачем сражаться за неё. Однако стоит понимать: мышьяк отравляет, но мышьяк и вылечивает.
        - Возможно, вы правы. Но сражаться всё-таки стоит, хотя бы ради того, чтобы будучи сытым, вам не захотелось убивать.
        - Дайте мне вашу руку, - неожиданно сказал вампир, прервав наш спор.
        - Зачем? - настороженно спросила я.
        - Хочу погадать вам по руке. Мои предки были цыганами, и научили меня всем тайнам хиромантии. Смелей же. В этот час я не кусаюсь.
        Я растерянно протянула руку, а он ловко стащил с неё бархатную перчатку. Его глаза распахнулись от удивления, но прежде, чем он успел что-то сказать, мне на ладонь, откуда-то сверху, обжигая мёртвым теплом, упала густая капля багряной крови.
        ГЛАВА 4
        В этой тленной Вселенной в положенный срок
        Превращаются в прах человек и цветок.
        Кабы прах испарялся у нас из-под ног -
        С неба лился б на землю кровавый поток!
        Омар Хайям
        Я подняла голову, и красные брызги окропили моё лицо. Цвет неба напоминал огненное железо, с которого лилась вязкая жидкость. Спустя мгновение кругом всё потемнело, и кровавый дождь хлынул в полную силу. Я отступила в глубину палатки, дрожа от раскатов грома и страха перед необычным явлением.
        - Разве здесь такое бывает? - спросила я вампира, увидев, как он спокойно, не обращая внимания на происходящее, укрывает разложенный товар от карминных струй.
        - Я ещё не видел подобного. Однажды я наблюдал чёрный дождь. Люди тогда нашли рациональное объяснение: к обычному дождю примешалась космическая пыль. Но я с уверенностью могу сказать, что это самая настоящая кровь, - ответил он, облизав уголки губ, на которые по его волосам стекли солёные капли, - Кровь давно умерших.
        - А сколько вам лет? Вы сказали, что родились здесь, но неужели за всю свою жизнь ни разу не покидали этих мест?
        Я не надеялась на здравые и внятные ответы, но мне было необходимо чем-то занять свои мысли, чтобы не думать о кровавом потоке, который с каждой каплей что-то ломал во мне, нажимая на какие-то рычаги и кнопочки, замедляя биение сердца, затуманивая последнюю логику рассудка, вызывая адское желание убивать или разрушать себя...
        Вампиры немного противоречили моей догадке о том, что все жители этого города когда-то жили в реальном мире, и после своей смерти оказались в компьютерной игре, где со временем забыли свою прошлую жизнь и подчинились нелепому безумству. Может быть, конечно, некоторые из них превратились здесь в вампиров. Этого не стоило отрицать. Чтобы не терять себя в абсурдном пространстве, мне была нужна хоть какая-то основа для понимания устройства здешнего мироздания.
        Он не ответил, а только посмотрел на меня, слегка прищурившись. В его фиолетовых зрачках появились красноватые крапинки, что заставило меня занервничать. Вместе с этим у меня возникла непонятная мысль - если провести рукой по его правильному лицу, то на ней останется белая краска. Я стала придирчиво искать на нём следы грима, прекрасно зная, что его глаза - не линзы, а волосы - не парик. Но сейчас здесь всё было ещё неестественнее, чем когда-либо, и мне хотелось увидеть настоящие лица, покончить со своим дешёвым маскарадом, сорвать маски с других, докричаться до чьей-то живой души, которую пока не успел искалечить город. Но такой души не было.
        Странно, я почти ни во что не верила, но почему-то считала, что у меня есть душа. Я чувствовала её в своей крови, какую-то непостижимую силу, способную существовать и отдельно от тела, в котором иногда, словно бы гостило сразу несколько душ. Не думала, что, умерев, сохраню какую-то связь с физическим миром, но, возможно, это только эфирная иллюзия, ведь именно так меня называют здесь.
        - Можете не отвечать. Просто я никак не могу понять этого.
        - Мне тоже многое не ясно, - ответил вампир, приблизившись и снова взяв мою руку. - Признаться, никогда ещё не встречал человека, у которого на ладонях нет главных линий.
        Я несколько секунд изучала свою ладонь. Потом торопливо сняла перчатку с другой руки - на ней тоже не было трёх линий. Я давно была готова к подобному. Значит, моё окончательное превращение началось, и времени совсем не осталось. Остался только один вопрос: что мне теперь делать? Пора принимать решение, но мне по-прежнему сложно сделать это.
        - Нет линии жизни, линии головы и линии сердца. Это занятно. Но можно погадать и без них.
        - Здесь нет ничего занятного. Я хочу, чтобы вы оставили меня одну!
        Я не хотела грубить ему, но мне было нужно сосредоточиться, к тому же меня мучила невыносимая головная боль. По-моему, она началась вместе с дождём.
        - Прошу прощения, но я не собираюсь окончательно запачкать своё новое пальто. Но охотно помолчу, если у вас нет желания общаться, - недовольно ответил он.
        - Понимаю. Наверно, к ужину вы всегда переодеваетесь.
        Он что-то фыркнул, и, наконец, оставил меня в покое. Не стоило его злить. Сказать по правде, мне совсем не хотелось думать о чём-либо. Я посмотрела на противоположную сторону - тот ряд был практически пуст, если не считать одной палатки, где продавались различные плитки и раковины. Хозяина палатки там не было. Возможно, его вообще уже не было. Рядом с палаткой, на улице, одиноко стояла ванна, через края которой лилась дождевая кровь.
        Когда здесь шли особенно долгие и обильные дожди, меня тревожило лишь одно - что если однажды лить не перестанет и земля устанет впитывать влагу? Но ливни всегда кончались, чтобы вернуться вновь, хотя забывали забрать с собой страхи.
        Эта ванна напомнила мне легенду о Кровавой Графине, которая жила в 16 или 17 веке. Она прославилась тем, что убивала молодых девушек для того, чтобы регулярно принимать кровавые ванны, которые, как она считала, омолаживали её стареющую кожу. Конечно, это всего лишь легенда, и никто не знает, что было на самом деле, но я вполне уверена в правдивости этой истории. Женщина (да и не только женщина) способна на многое, чтобы обмануть время и суметь избежать старости. К сожалению, мало кто хочет думать о том, что время за это мстит. Моя тётя не раз ложилась под нож пластического хирурга, но прошли годы, и на её лицо стало невозможно смотреть без отвращения.
        Я не знала более подлого и злого человека, чем она. Тётя за что-то ненавидела меня, и когда приходила в гости к родителям, то всегда пыталась как-то задеть или унизить меня. Думаю, она просто завидовала моей молодости. Наверно, если бы она жила в ту древнюю эпоху, и кто-то шепнул ей об этом зверском способе омоложения, она бы, ни минуты не колеблясь, кинулась его опробовать.
        Я не дерзила тёте в ответ, и равнодушно относилась к её нападкам, и даже к её новому мужу, хотя у меня были настоящие причины его ненавидеть. Никогда не забуду тот вечер, его наглые руки на коленях и слюнявый рот. Противно, гадко, уничтожающе. Я никому не говорила об этом, и выполнила обещание, которое дала ему - унести эту тайну с собой в могилу. Скорее всего он рыдал от счастья на моих похоронах, попутно пытаясь выяснить не оставила ли я предсмертной записки, в которой бы говорилось о его грязных домогательствах. Но он заслуживал только одного слова, которым не хотелось марать бумагу. В своей предсмертной записке родителям я написала всего несколько строк: “Простите. Вы ни в чём не виноваты. Я люблю вас, но не могу по-другому”. Саше я написала целое письмо, но потом сожгла его в раковине. Это были не те слова, но я уверена - он понял и простил меня.
        Надеюсь, он не любил меня больше, чем я того заслуживала. Однажды он сказал мне, что без любви человек всего лишь призрак, что любовь и есть бог, и есть настоящий смысл жизни. Почему-то это мнение так популярно в нашем мире, который знает столько историй, когда любовь приводила к гибели, становилась причиной жестоких войн, заставляла убивать не только себя, но и других. Знаю, найдутся люди, которые с умным лицом уверенно скажут, что там была не любовь, а там - катастрофическое неумение любить, что любовь - это чувство, которое связано с нервной деятельностью организма или небесный дар, делающий нас человеком. Но я знаю только одно - любовь может сделать тебя как сильным, так и слабым, как счастливым, так и несчастным, как бессмертным, так и навсегда умершим. В любом случае, она часто делает больно, и лучше держаться от неё подальше.
        Когда-то я, как и все маленькие нежные девочки, верила ей, ждала прекрасных принцев из далёкой страны грёз, и думала, что всегда буду счастлива в этом мире. Последний раз я чувствовала подобное, когда гостила у Саши на даче давними летними вечерами. Тогда нам казалось, что наши уединённые каникулы будут длиться вечно. Мы бесились, делали всякие глупости, купались, гуляли у легендарного озера Бросно, в котором, согласно древним преданиям, живёт опасное чудовище, устраивали пикники, и думали, что ничего больше не имеет значения, кроме звенящего легкого веселья и невесомости молодых тел.
        Только последний вечер перед возвращением в город испортил наше счастье. Мы посмотрели “Мост в Терабитию”, и Саша, молчавший в течение всей заключительной части фильма, неожиданно обнял меня, стал гладить по волосам, целовать, твердить, что умрёт, если меня не станет. В тот вечер вино одурманило мой рассудок, и я позволила целовать себя, сама подставляла шею и губы, хотя понимала, что между нами не может быть ничего, кроме дружбы. Я любила его, как брата, и считала, что ненужная близость только испортит наши дружеские отношения. Поэтому вскоре я нежно и одновременно решительно отстранила его от себя, попросила не мучить нас обоих, сказала, что завтра во всём разберемся, что это просто действие алкоголя. От последних слов мне самой было гадко - именно так потом оправдывался муж тёти. Саша вновь стал признаваться в любви, сдерживая слёзы, говорить о нашей будущей жизни, свадьбе, крепкой семье. Но я почти не слушала его, а только печально смотрела на его горящие влажные глаза, напряжённое лицо, белую рубашку, перепачканную чёрной помадой, скомканную простынь, попутно пытаясь привести в порядок
растрёпанные волосы. Утром мы договорились забыть этот вечер, и никогда больше не говорили о нём. Со временем я убедила себя в том, что его чувства ко мне давно прошли, и, что даже, возможно, он никогда не любил меня, а просто влюбился на несколько дней, как наивный зелёный школьник.
        На самом деле, я не подпускала его ближе не только из-за того, что боялась потерять нашу дружбу. Слишком рано мне пришлось взглянуть в глаза смерти, которой так нравится забирать у нас самых близких и родных людей, слишком рано пришлось поклясться себе, что никого больше не впущу дальше порога своего мира, чтобы потом не склеивать его по осколкам, слишком рано запретила себе любить.
        Мой брат умер от лейкемии два года назад, когда ему было всего шестнадцать. Мы были с ним близнецами. Тогда вместе с ним умерла часть моей души. Я всё лето не выходила из дома, а потом чуть не забросила школу, но это не позволили сделать родители. Мама просто сказала: “Смирись с этим. Андрея уже не вернёшь!” А папа добавил: “Но жизнь продолжается”. Как же они могли сказать такое? Безусловно, они сказали всё правильно, и всё-таки нельзя было говорить так. Жизнь продолжалась, но я уже не могла жить по-прежнему. Кое-как дотянула последний класс - помог Саша, который в то время учился в Ирландии. Он каждый день звонил мне, провёл со мной все свои рождественские каникулы, а через полгода окончательно вернулся в Россию. Мне было очень хорошо с ним, но я продолжала замыкаться в себе, видеть себя в шумном мире лишь тенью, которая не понимает для чего ей существовать на земле, где больше жестокости и боли, чем радости, где даже любовь любит горе и смерть. Я пробовала с кем-то встречаться, один раз даже готова была полюбить, но всякий раз бежала от сильных чувств. Не хотела снова прорастать в кого-то
ветками, чтобы их потом обрубили. Слишком долго они кровоточат, слишком долго отрастают заново…
        Я решила пойти учиться в медицинский институт только из-за Андрея. Мне казалось, что врачи тогда не сделали всё возможное для спасения моего брата, ведь многие из них говорили, чтобы мы не теряли надежду, что рак крови излечим. Но он всё-таки умер. Так невозможно и несправедливо. Это был самый добрый и жизнерадостный человек на свете. Даже лёжа на больничной койке, совершенно бледный, без волос и ресниц, он продолжал дарить свет, ободряя нас полудетской улыбкой озорного мальчишки.
        Однажды в метро, спеша на учёбу, я выбилась из бегущей толпы, прижалась к холодному каменному столбу и представила, что меня нет в этом мире. Меня не было, а жизнь просто шла мимо меня. И я поняла, что когда меня не станет, люди также будут куда-то нестись, боясь не успеть, и ничего не изменится, мир сможет жить без меня, даже самые близкие смогут. Тех, кто не может, считают слабыми. Но так трудно всё время быть сильной.
        Мне кажется, Саша до последнего не понимал, что я серьёзно собираюсь уйти из жизни, я и сама до конца не осознавала своего желания, пока не случилась та авария. Иногда я специально для Саши разыгрывала целые представления, чтобы показать, как я счастлива. Для него это было очень важно, для меня - временное забвение.
        Туман вернулся, когда дождь уже почти заканчивался. Он приветствовал вампира, продал ему крест с распятием, спросил о текущей обстановке в районе. Они оба, словно не замечали меня, но мне и хотелось этого. Я медленно надела перчатки, и посмотрела в сторону тёмных домов, которые возвышались за ограждением рынка. Вампиры живут так, будто они обычные люди. Мне захотелось узнать, что они делают на своих улицах, в своих домах, дожидаясь ночной охоты, поэтому решила сходить туда, пока были возможность и время.
        Однако я успела сделать лишь несколько решительных шагов, прежде чем всё вокруг стало сплошным белым светом. Я не понимала, куда всё исчезло. Такой яркий свет должен был резать глаза, но я не чувствовала своего тела. Оно даже не подчинялось мне, словно я превратилась в неподвижную статую. Я только чувствовала чьё-то присутствие. Что-то неосязаемое обволакивало меня, и мне это нравилось. Я вновь почувствовала своё тело, когда кто-то стал тянуть меня за руки и звать, умолять пойти с ним. Постепенно к этому голосу стали примешиваться другие голоса. Они становились всё громче, и мне захотелось бежать от них. Я вырвалась, но тут же стала проваливаться куда-то вниз...
        Придя в себя, я поняла, что лежу, уткнувшись лицом в шершавый асфальт. Во рту чувствовался вкус крови, за спиной кто-то связывал мне руки.
        - Что вы делаете? Прекратите! Мне очень больно!
        - Простите, дорогая, но обычно людям не нравится, когда на них нападают с холодным оружием, - услышала я голос вампира.
        Он перевернул меня на спину, и я увидела Тумана. Он был чем-то очень рассержен.
        - О чём вы?! Пустите сейчас же!
        - О том, что ты набросились на меня, желая всадить мне кинжал в сердце. Но я умело тебя вырубил. Не ожидал, что ты психованная дрянь! - грубо ответил Туман.
        - Я не понимаю... Какой кинжал?
        - Вот этот, - сказал вампир, взяв с прилавка узорчатый клинок из меди. - Прекрасная работа! Такая тонкая полировка, шикарный орнамент из драгоценных камней. У меня был такой, когда я воевал в Персии.
        - Я не хотела убить вас, Туман. Я даже не помню, чтобы нападала. Прошу вас, развяжите меня, пока этот вампир не обезумел от вида крови.
        Вампир шутливо изобразил глубокое оскорбление. Туман с подозрением посмотрел на меня.
        - Пока здесь обезумела только ты! Мне всё равно, что ты ничего не помнишь. Я бы сдал тебя охране, но ты знаешь, что я не могу.
        - И что вы собираетесь со мной делать?
        - Ещё не решил. Мир намекал, что мог бы помочь мне с твоим исчезновением, не привлекая лишнего внимания.
        Его чёрствый ответ вызвал у меня приступ ярости. Чёрт возьми, только я вправе решать, как и когда мне умереть! А решать надо было как можно скорее. Видно, в этом городе мне уготована участь агрессивной психопатки.
        - Я не призрак, и не могу исчезнуть бесследно. Думаю, моё тело быстро найдут, и у вас будут проблемы.
        Кого я обманывала? Туман достал из кармана фляжку и стал пить из горла. Скорее всего, он просто сильно перепугался, решила я, но скоро успокоится и поймёт, что убивать меня - глупая затея. Оставалось надеяться только на это.
        - Знаете, как зороастрийцы хоронили своих усопших? - неожиданно спросил вампир, опустившись рядом со мной.
        Я промолчала.
        - Они хоронили их в так называемых “башнях молчания”, расположенных на высоких скалах, - продолжал он. - Это полые башни, на чьи вершины приносили тела покойников, для того чтобы их плоть растерзали грифы. Потом кости и прах проваливались вниз через решётку в глубокий колодец, что находился в центре такой башни...
        - Зачем вы рассказываете мне это?
        Глаза вампира горели хищным блеском. Он сам напоминал падальщика, который почуял запах смерти.
        - Иногда ночью некоторые люди приходят к нам добровольно. Их тела мы по уговору оставляем в одной заброшенной усадьбе, чтобы не загрязнять район. Туда никогда не заходят охранники - не выдерживают смрада.
        - Вы не получите меня, - ответила я, удивившись тому, как уверенно прозвучал мой голос.
        - Может быть... Я тоже почему-то думаю, что мы с вами больше не увидимся.
        Едва он сказал это, кто-то из охранников по громкоговорителю приказал всем торговцам срочно покинуть рынок. Я бросила на вампира торжествующий взгляд - он ответил мне лёгкой улыбкой.
        - Я развяжу её?
        - Сначала я соберу весь товар, - угрюмо отозвался Туман.
        Было не ясно, почему вампир помогал ему, но меня волновали вопросы намного значительней этого. Я желала, чтобы мне скорей развязали руки: нужно было покинуть рынок и, наконец, сделать то, на что я так долго не решалась тут. Так больше не могло продолжаться.
        Туман сам освободил меня, после чего спрятал нож себе в пиджак. Он всё ещё боялся меня, но, как бы то ни было, я боялась себя сильнее. Вампир попрощался со мной, отвесив мне поклон в стиле галантного века, за что был награждён моим колючим взглядом.
        - Как только уйдём отсюда - наши пути расходятся. Даже не думай следовать за мной, ясно?!
        Мне показалось, что в волосах Тумана появилось больше седин, а кожа на лице стала заметно морщинистей.
        - Я и не думала, - робко ответила я. - Правда, на мне до сих пор костюм вашей помощницы.
        - Чёрт с ним! Она всё равно уже не вернётся.
        Я уловила в этих словах затаённую боль, и вся моя злость по отношению к нему исчезла. Он ещё во многом человек. Жаль, что теперь мне не удастся дружить с ним.
        - Мне казалось, вы ненавидите вампиров, а этот вёл себя так, словно он ваш друг, - сказала я, чтобы сменить тему.
        - Они помогают делать мне бизнес. Мир - мой самый ценный покупатель. Я обязан быть дружелюбным с ним.
        Мы вышли из ворот рынка. Небо снова сделалось тёмным. Вечерний город тонул в огоньках и грязи. Под фонарём, на углу улицы, какая-то девушка заунывно играла на скрипке. У её ног стояла небольшая картонная коробка. Тусклые листья, которые не сумел втоптать дождь, добивали прохожие. Сырость, серость и холод костлявыми руками сжимали сердце. Хотелось уйти туда, где когда-нибудь кончится осень. Я так устала от неё, и отчаянно надеялась, что всё скоро пройдёт.
        - Прощайте, Туман. Мне грустно, что так получилось.
        Он молча сел в машину и уехал, оставив меня одну. Некоторое время я смотрела вслед его исчезающему автомобилю, стоя в чёрной луже крови. Потом мой взгляд упал на ближайший высокий дом. Сделав глубокий вздох и собрав всё своё мужество, я направилась к нему.
        Глава 5
        Какое чудо природы человек! Как благороден разумом!
        С какими безграничными способностями!
        Как точен и поразителен по складу и движеньям!
        В поступках как близок к ангелу! В воззреньях как близок к богу!
        Уильям Шекспир
        Железная дверь на чердак была открыта, словно кто-то ждал моего прихода. Преодолев несколько ступеней, я оказалась в полутьме чердака. Осторожно прогибаясь под трубами, чтобы пробраться к выходу на крышу, я обо что-то оцарапалась. Царапина затянулась у меня на глазах. Новое превращение облачило меня в короткое белое платье с длинными рукавами и туфли на высоких шпильках. Я тут же споткнулась. Никогда не умела на них ходить, но снимать не решилась - на чердаке было полно осколков от разбитых бутылок. Все стены были исписаны различными надписями, а на одной из них была изображена перевёрнутая пентаграмма.
        Я поспешила выбраться на крышу, где меня встретил пронизывающий вечерний холод. Мне безумно хотелось разбить ледяное сердце осени и оказаться в другом, более желанном мире. Возможно, этот жестокий Город было реально изменить и добиться от него правды, но мне смутно представлялось, как это сделать. Я посмотрела вверх с наивно-горькой мыслью: “А вдруг именно сейчас там появятся звёзды?” Но там, как всегда, было темно. Я представила себя с большой высоты - маленький чёрный человечек, крохотная песчинка, которую почти невозможно разглядеть среди прочих домов полусонного города, который, конечно, только притворяется спящим в ожидании новых жертв. “Пусть же он подавится мной!” - решила я. Потом, разувшись, подошла к краю. Голова сразу закружилась, и я опустилась на край крыши, свесив босые ноги.
        - Надо было выпить для решимости, - услышала я за спиной чей-то иронический голос.
        Это был Ветер. Его появление теперь виделось мне совершенно логичным.
        - Послушай, уходи. Мне не нужна твоя помощь, - злобно сказала я. - У меня не осталось ни капли сомнения, поэтому можешь не стараться.
        - Слова, слова, слова, - сказал Ветер, запрыгнув на карниз, - но я не вижу действий.
        Он шёл ко мне по краю крыши, изображая циркового канатоходца, иногда специально теряя равновесие, становясь на одну ногу и размахивая руками. Это нешуточно действовало мне на нервы, которые и без того были сильно расшатаны.
        - Я только одного не могу понять: почему тогда в кафе ты спас мне жизнь? Может, прояснишь напоследок хоть это?
        Он подошёл ко мне вплотную и теперь смотрел на меня сверху вниз. Я вспомнила свои слова, которые сказала Саше, когда впервые увидела его на мониторе компьютера. Он уже не казался мне таким привлекательным. Ветер был красив какой-то жуткой красотой, а в его чёрных ледяных глазах почти не было видно зрачков.
        - Спас тебе жизнь? - усмехнулся Ветер, присев рядом со мной. - Да ты оптимистка.
        - Думаю, ты понимаешь, о чём я. Скорее всего, так не должно быть, но я не чувствую себя мёртвой.
        - А хочешь почувствовать? - спросил Ветер, кивнув вниз.
        - Нет! То есть не знаю... Но всё снова повторяется, здесь почти то же самое, только хуже. Даже умерев, я не перестала умирать, и не нашла ответов. А теперь вот с ладоней исчезли линии, я чуть не стала убийцей и... Я так запуталась!
        Я почувствовала, что моя речь становится беспорядочной, и замолкла, чтобы справиться с тем вихрем, который проносился у меня в голове. Сомнения, страхи, странные догадки, обрывочные воспоминания яростно неслись по моим сосудам, сталкиваясь друг с другом, разбиваясь вдребезги, образуя синтез непонятных идей и полного бреда. Я действительно очень сильно запуталась, и уже мало что понимала. Одно лишь было ясно - нужно покинуть этот город как можно скорее.
        - Так что тебя держит здесь?
        Свой жестокий вопрос Ветер задал с открыто скучающим видом. Видимо, ему хотелось быстрее покончить со мной, но его поведение вызвало во мне обратную реакцию: “Если он не хочет мне ничего объяснять, то пусть помучается со мной. Буду рада осложнить его существование хотя бы на несколько минут”. Конечно, это был грубый самообман, за которым я спрятала свои страхи.
        - Боюсь, что окажусь там, - ответила я, указав в сторону мёртвого города, окружающего Город Дождя. - Боюсь, что следующий круг ада окажется ещё невыносимей.
        - Думаешь, что ты в аду?
        Я внимательно посмотрела на него, стараясь уловить на его лице хоть тень подсказки или намёка, но снова увидела лишь скуку.
        - Недавно пролистывала “Божественную комедию” в книжном магазине, и не исключаю этой мысли. А что скажешь ты? Значит, вот так выглядит ад? Он для всех такой, или только для тех, кто совершил суицид? Почему здесь всё, почти как в игре?
        Теперь я смотрела на него не злобно, а почти умоляюще.
        - Согласно Данте, ты должна была превратиться в растение и страдать от свирепых гарпий. В некотором смысле, тебе повезло.
        Коротким печальным вздохом я проводила очередную жалкую попытку добиться от Ветра признаний. Я посмотрела на свои перепачканные рукава, и заметила, что мои руки сильно дрожат. Всё мое тело продрогло от острого холода, вонзающего в меня миллиарды стальных иголок. Хотелось плакать, но слёз не было. Больше всего на свете мне теперь хотелось вернуться к себе в общежитие, упасть на кровать, зарыться в тёплое одеяло, накрыть голову подушкой и, заглушая в себе крик раненой птицы, тихо задохнуться.
        - Почему ты всё это время следил за мной?
        Ветер ответил не сразу, выждав долгую паузу.
        - Присматривался к тебе. Ты нарушала равновесие, и я серьёзно начал переживать, что твоё обращение никогда не настанет. Пришлось немного помочь тебе.
        Я поняла далеко не всё, что сказал Ветер, но этого вполне хватило, чтобы колодец души выпустил наружу недавно утонувшую злобу, которая увидела в нём все причины моих страданий.
        - Так это из-за тебя я чуть не зарезала человека?!
        Он засмеялся, и отвернулся, чтобы закурить.
        - А ты забавная. Развлекли меня ещё - расскажи подробней, где ты, по-твоему, находишься?
        Ветер не собирался мне ничего говорить, но хотел поиграть. Это было понятно. Так любят играть кошки, перед тем как разделаться с мышкой. Будь я хитрой мышкой, давно бы одурачила кошку. Но мышка всё равно не может съесть кошку - об этом позаботилась всесильная природа. В этом городе я, как никогда раньше, чувствую себя её игрушкой. В мире, который я знала раньше, между людьми существуют свои различные негласные табу, правила, законы, некоторые из них, на мой взгляд, противоречат и самой природе. Я жила по многим из них, но однажды решила разрушить модель своего иллюзорного мира и переступить их, чтобы очистить сознание и снова стать tabula rasa. Наверно, в чьих-то глазах я была даже преступницей. Но как понять себя, если и не пытаться вырваться из прочных оков, давящих на сознание? Как тогда можно увидеть себя? Некоторые находят выход - становятся отшельниками, бегут ото всех, пытаясь вернуть себе внутреннее единство. Я хотела стать на какое-то время затворницей, но у меня ничего не вышло, даже не удалось спасти себя. Это трудный путь, на котором придётся сражаться не только с внешним миром,
который не терпит одиночек, но и с тем, что сидит где-то глубоко в тебе и не может без этого мира. У кого-то получается. Кто-то попадает туда, где, возможно, никогда ничего не поймёт, куда живые стараются часто не забредать в своих снах.
        - Я точно знаю, что умерла, поэтому, если говорить обобщённо, думаю, в стране мёртвых.
        - Уверена? - Ветер повернулся ко мне.
        Казалось, он смотрел на меня, но взгляд его был устремлён в никуда.
        - Явно не в стране чудес, - быстро ответила я, пытаясь встретиться с его глазами.
        - Если только не прыгала в кроличью нору.
        Мне стало больно. Конечно, глупо, но от его ответа я ждала чего-то утешительного, чего-то опровергающего, вселяющего надежду. Разочарование, смешанное с обидой, стыдом и злостью на себя жгло сердце. Мне часто доводилось испытывать это чувство из-за моей привычки делиться интимными переживаниями с малознакомыми людьми, людьми, которые вряд ли были способны понять меня. Но всё-таки я продолжала это делать с упорством мазохистки, каждый раз протягивая чужаку осколки себя и наблюдая за тем, как он крошит их на более мелкие части. Когда становилось совсем плохо, я искала спасение в Саше, но хорошо понимала, что лгу сама себе, что он, в сущности, не чувствует меня: желает подстроиться, мечтая понять, для того, чтобы вылечить меня от собственных идей и мыслей. Его нельзя упрекать за это - он любил. Было эгоистично держать его так близко к себе, поэтому, чтобы успокоить свою тревожную совесть, подсознание сотворило мир, где он никогда по-настоящему не признавался мне в любви и не вёл себя, как любящий человек.
        - Мне не до шуток. Ты издеваешься надо мной? Зачем? Может быть, я в чистилище? Есть ли шанс, что я попаду в более светлое место?
        Над нами пронеслась стая шумных птиц.
        - Ты уже готова поверить в чистилище?
        - Так всё-таки необходимо искупление? Что я должна сделать? Умоляю, скажи мне, Ветер!
        Мой голос сорвался на крик, который тут же подхватило эхо, взявшееся непонятно откуда. Ветер встал. Я заметила, что его плащ остался чист, словно он сидел на сухой крыше.
        - Мне становится скучно. Я думал, будет веселей.
        Я поднялась вслед за ним. Соседние дома отчуждённо глядели друг на друга, а в сумрачном доме напротив зажглось окно. Это пустынное здание. Только в одной квартире здесь по ночам всё время горит свет. Она не заперта. Ни для кого, кто сделал свой выбор. Туда приходят те, кто устал быть здесь. Говорят, это окно погубило множество жизней, и что на него нельзя долго смотреть, иначе “жёлтый глаз”, как называют его горожане, заметит тебя и заберёт против твоей воли.
        - Видишь там внизу двух прохожих?
        Я не ожидала, что Ветер снова заговорит со мной, поэтому поспешно кивнула, даже раньше, чем успела заметить две фигуры - мужскую и женскую. Мужчина отставал от женщины на несколько метров; он шёл не спеша, но складывалось впечатление, будто он следит за ней.
        - В твоём мире они были любовниками, - продолжил Ветер. - Они оба отравились газом. Это не было суицидом. А сегодня он зарежет её. Вот такая вот сказочка на ночь.
        Я не сразу поняла, что он дал мне первый чёткий ответ, который сообщал: здесь обитают не только самоубийцы. Какое-то время я смотрела на него, надеясь на дальнейшие пояснения, но их не последовало.
        - Расскажи мне про того мальчика, который умер в лаборатории. Целью игры было найти его убийц. Если я найду их, то это что-то изменит?
        Вопрос про умершего в лаборатории мальчика я задавала так часто, и так часто слышала в ответ спутанную речь, что уже начинала забывать о его принадлежности к игре. Если что-то сильно расстраивает, память недолго желает хранить это. Защитная функция мозга включается, когда сочтёт нужным. Порой очень некстати для нас.
        - Иногда здесь можно услышать его шёпот. Нужна лишь правильная ночь.
        - Что было в нём особенного? Почему над ним ставили эксперименты?
        - На твоём месте я бы спросил про его имя. Оно понадобится тебе, если захочешь мстить. Но ты не узнаешь его, пока не вспомнишь своё.
        Что-то кольнуло сердце, и скользнуло в желудок, отчаянно пискнув. Я не помнила своего имени. Но как можно забыть такое? Я хорошо помнила имя пользователя и пароль своей электронной почты, но не могла вспомнить главного. Саша и большинство знакомых звали меня Дождинкой, но у меня же было настоящее имя!
        - Подожди, я сейчас вспомню. Это какая-то нелепость. Я же знала его минуту назад...
        - Не знала. Ты забыла его, как только попала сюда. Но ты ещё помнишь остальное, -сказал Ветер, спихнув носком ботинка мой босоножек. - Знаешь, у тебя удивительно сильная жажда жизни.
        Я смотрела на падающий босоножек. Его полёт с крыши был невероятно долог и пленителен. Мной завладел непостижимый приступ внезапного счастья. Что-то лёгкое и свободное тянуло за ним. Я сделала шаг вперёд, чтобы заметить, куда упадёт босоножек. На долю секунды я увидела вместо него белого голубя, который стремительно приближался к земле, сложив чистые крылья, но это был лишь обман зрения - босоножек разлетелся на части.
        - Жду тебя внизу, Дождинка.
        Эти слова оборвали во мне странную эйфорию. Я быстро повернулась, чтобы сказать Ветру какую-нибудь гадость, но его не было. Исчез так же незаметно, как возник. Ему стоит позавидовать - очень удобная возможность. Со мной остались лишь отчаянье и горечь, которые со злостью швырнули второй босоножек с крыши. “Нет! Я не буду. Не сегодня”, - принял решение разум.
        Я вернулась обратно на чердак, но не успела сделать и несколько шагов, как поранила ногу. Как же мне надоело калечиться! Пришлось ступать очень осторожно, вглядываясь в полутьму помещения. Вскоре я услышала какой-то шорох в дальнем углу. Глаза уже привыкли к темноте, и через несколько секунд я увидела мужской силуэт, сидящий у стены. Подумав, что это Ветер, я пошла к нему. Когда я приблизилась, по чердаку скользнул лунный свет, и передо мной развернулась отталкивающая сцена: молодой светловолосый парень, корчась от боли и что-то быстро шепча, резал себе вены грязным бутылочным осколком. Я стала тихо пятиться назад, но он заметил меня - поднял голову и впился в лицо настороженным взглядом.
        - Кто ты? Ты пришла помешать мне?
        Я отрицательно покачала головой и спросила:
        - Зачем ты делаешь это?
        У меня не было сомнений в том, что он душевнобольной, но, по опыту, я знала: чтобы спокойно уйти, надо немного поговорить с психопатом, суметь усыпить его неадекватную бдительность.
        - Они управляют мной. Управляют через эти провода, которые вшили в меня! Но я не позволю им делать это. Ни за что!
        Он яростно затряс головой и снова принялся резать руки. Я успела отступить на три шага, прежде чем парень снова заговорил со мной.
        - Они идут. Ты слышишь? Теперь не спастись! Помоги мне, Иллюзия. Они отключили мне ноги. Без тебя я не справлюсь!
        Он пополз ко мне, повторяя свою просьбу о помощи, пока его речь не превратилась в неразборчивый шёпот. Что-то из прошлого выжигало его мольбу на теле и заставляло оставаться здесь. Я протянула ему руку, но как только её коснулись его израненные пальцы, я вскрикнула и убежала с чердака.
        Я спускалась пешком по бесконечным пыльным ступеням, оставляя на них красные следы. Это были не только следы моей боли. Следы вечного стыда и презрения к себе за свою трусость, свой эгоизм и тот ад, против которого я восстала, от которого убежала, только для того, чтобы найти его в себе.
        Я уже знала такой стыд. Тогда Андрей был ещё жив. Всё лето в доме напротив играла одна песня. Я не помню текст этой песни, не знаю, что за группа её исполняла. На уме осталась только одна строчка: “когда осенний первый дождь напомнит вам, что меня нет”. Это был рэп, а мы с братом не очень приветствовали это музыкальное направление. Мы злились и желали, чтобы скорее наступила осень, чтобы он скорее остался только воспоминанием. А в конце сентября дождливым вечером у дома напротив собралась большая толпа. Я не поняла, что случилось, и спросила об этом в местном чате. Через несколько минут одна девушка написала, что оттуда выбросился какой-то мальчик.
        Пошло оживлённое обсуждение, люди с огромным интересом говорили о его смерти, жестоко шутя, в тайне от самих себя радуясь тому, что они живы. Я долго сидела у экрана, зачем-то всё это читая, пока на клавиатуру не стали падать слёзы. Потом я выключила компьютер и открыла окно. Я прошептала: “Прости меня! Прости нас с братом, прости за то, что не услышали твоего крика, прости, что мы смеялись, прости нашу жестокость!”
        Часть меня верит в то, что это был не тот человек, из чьей квартиры всё лето звучала песня, и убеждена в том, что, если даже это был он, мне совершенно не за что себя винить. Другая же часть души до сих пор стыдится моих тогдашних мыслей и слов, которые никогда не сгниют вместе с прошлогодней листвой.
        Однажды я поделилась этой историей с Вадимом, и пожалела об этом. Мы встречались с ним почти полгода. Это был сильный человек с жестоким характером и чёрным сердцем. Меня привлекала его уверенность в себе, его манеры и поведение - он вёл себя так, словно он властелин мира. Как-то на вечеринке по случаю его крупного выигрыша в лотерею (Вадиму всегда очень везло, его даже называли любимцем судьбы) я подошла к зеркалу, чтобы поправить макияж. Он подошёл сзади и обнял меня, а потом сказал, глядя на наши отражения: “Мы боги”. Мой двойник улыбнулся ему, слегка прикрыл глаза и медленно повторил его слова. Вадим признавался мне, что все его девушки, которых было немало, быстро надоедали ему, но со мной у него всё обстояло иначе. По его словам, он видел во мне продолжение себя, свою часть, своё отражение. Когда он в очередной раз заявил, что мы с ним одной крови, я рассказала ему про ту песню и погибшего мальчика, а он просто рассмеялся. Я знала, что так будет. Знала, что для него любое проявление совести - непозволительная слабость. Я не ждала другой реакции - лишь надеялась, что этот смех не ранит меня.
Но он ранил, и я ушла от Вадима в тот же вечер. Он постоянно ревновал меня и твердил, что никогда не отпустит. Об этих словах теперь иногда напоминает небольшой шрам возле губы, но всё-таки он не сумел удержать меня, и это было моей маленькой победой в поисках себя.
        Когда я вышла из подъезда, начался дождь. К счастью обычный, и я впервые обрадовалась ему. Была уже глубокая ночь, а по городу не ходило такси, поэтому мне не оставалось ничего другого, как, прихрамывая, идти до дома пешком в надежде на скорое превращение. Вдали кто-то играл на гитаре, и грустная мелодия гармонично вплеталась в музыку дождя. Я растворялась в ней, и шла за этой мелодией, как Тесей за золотой нитью в лабиринте Минотавра, до тех пор, пока музыка не смолкла, уступив место лаю бродячих собак.
        - У тебя такой вид, что сам дьявол расплачется.
        Ветер сидел на автобусной остановке с гитарой в руках. Кажется, у него появилось новое хобби - издеваться надо мной. Хотела бы я разделить его веселье.
        - Зачем ты вернулся? Вспомнил, что оставил в запасе немного шуток?
        - Я сказал, что буду ждать тебя внизу. Ты забываешь всё стремительней, чем даже хотелось, - ответил Ветер, указав на место рядом с собой.
        Я приняла его приглашение и присела рядом.
        - Сыграй ещё что-нибудь. Мне это очень нужно.
        Ветер отложил гитару.
        - Я играю не для всех.
        Ко мне подбежала лохматая дворняга, уткнулась в коленку влажным носом, пристально посмотрела на моего собеседника и убежала, виляя хвостом. Я с завистью проводила её взглядом. Конечно, жизнь бездомной собаки не легка, и всё-таки она до конца останется собой, сохранит естественность и внутреннюю цельность. Её прочный мир трудно разрушить. Человек же изначально обречён на картонный макет мироздания, который он до самой смерти вынужден неустанно подклеивать изолетной, придумывать на месте пустот что-то нерушимое и вечное, потому что если изолента закончится, ему будет трудно выжить.
        - Играешь только для себя? - спросила я, окинув взглядом безлюдные улицы.
        - Если ты не видишь чего-то, это не значит, что этого нет.
        Я мысленно повторила его слова. Похожие слова мне говорил Саша, когда в наших беседах речь заходила о мире за гранью - я ставила под сомнение вопрос о его существовании. Теперь, по крайней мере, я знаю, что за чертой что-то есть. Но этого мало. Я хочу знать больше.
        - Зачем ты ждал меня?
        - Хотел пригласить тебя в одно место.
        Ветер достал из кармана какую-то бумажку и протянул мне.
        Это оказался билет в театр на спектакль “Гамлет”. Насколько я знала, в городе когда-то был театр, но он недавно сгорел. Шутки не кончились. Представление начиналось через пятнадцать минут в каком-то здании на Стеклянной улице.
        - И как это понимать? В лучшем случае, я попаду туда к рассвету.
        Ветер встал и знаком приказал мне сделать то же самое. Когда я поднялась, он зашёл за спину и, произнеся что-то неразборчивое, закрыл мне глаза руками. Я ощутила сильное головокружение и тошноту, а потом всё внутри сжалось, стало душно и жарко, возникло такое чувство, будто во мне горят тысячи костров, через которые прыгают резвые черти под хохот пьяных ведьм, славящих шабаш. В голове всплывали неясные образы и отвратительные видения - чёрные пауки ползли по стенам, превращаясь в шипящих змей, которые заползали в появившийся из пустоты мраморный гроб, заполняя его скользкими кольцами своих длинных тел, потом картина стала меняться и возникла молчаливая траурная процессия: лица шествующих были раскрашены - одни напоминали весёлых клоунов, а другие походили на унылых мимов; вскоре они распались на куски сырого мяса, которые тут же облепили большие красные мухи. Я закричала, но не услышала своего крика. Ветер убрал руки, и всё сразу исчезло. Рядом с нами уже не было автобусной остановки. Мы находились в совершенно другом месте. Это была Стеклянная улица.
        - Вот мы и пришли.
        - Это же казино, - сказала я, взглянув на здание, перед входом которого мы стояли.
        Ветер кивнул и пошёл внутрь. Сзади меня окликнул чей-то громкий мужской голос, и, не оглядываясь, я нырнула в двери казино. Мы прошли мимо автоматов, игровых столов и подошли к бару. Ветер заказал нам выпить.
        - За что пьём? - спросила я, подняв стакан.
        - Не чокаясь - коротко ответил он.
        В связи с последними событиями у меня накопилось столько вопросов, что я не знала с какой темы начать, как правильно построить разговор, чтобы добиться хотя бы малозаметных просветов. Я обдумывала это, разглядывая публику. Она была совершенно разная: от шумных мужчин и женщин в дорогих костюмах и платьях, курящих элитные сигары до тихих стариков в старых протёртых куртках. Их всех объединяло только одно - жажда денег и риска, погоня за призрачной и пустой мечтой о внезапном обогащении. Вадим часто таскал меня по таким заведениям. Я ещё могла понять бедных пенсионеров в мелких казино, но тугие кошельки, обнимающие вульгарно визжащие бриллианты, всегда вызывали во мне только омерзение.
        Мы допили в молчании, а потом Ветер повёл меня через служебный вход. Это был длинный коридор со множеством комнат. В одной из них дверь была приоткрыта. За большим столом сидели наркодельцы и расфасовывали “товар” в прозрачные упаковки. Один из них заметил нас и приветственно махнул Ветру рукой. Дальше коридор поворачивал направо. Там была лишь одна комната, дверь которой была распахнута настежь. Внутри перед маленькой сценой, укрытой тёмно-синим занавесом, в несколько рядов стояли стулья. Почти все они были заняты. Мы не успели войти, как из комнаты неожиданно выбежал лысый карлик и шепеляво затараторил:
        - Мастер, мы ждём только вас! Вы же знаете, мы никогда без вас не начинаем. Сегодня будет изумительное представление! Роль Офелии мы доверили совсем юной, малоизвестной, но очень талантливой особе... Хотя, должно быть, вы её помните - она играла Лилит в “Изгнании”. У вас интересная спутница, но, должен признаться, все думали, что вы приедете с Изумрудной Леди. Ах, проходите же!
        Он ещё суетливо пометался в проёме, и, наконец, освободил вход. Мы заняли свои места в первом ряду. Я то и дело вертела головой, рассматривая собравшихся зрителей. На некоторых женщинах были вполне обычные изящные вечерние платья, на других - причудливые наряды прошлых веков: одни были закутаны в звериные шкуры, другие облачились в богато расшитые покрывала, на других были очень пышные платья с высокими накрахмаленными воротниками, а на некоторых из них были парики, украшенные всевозможными цветами и драгоценными камнями. Одежда мужчин также пестрила разнообразием - встречались шкуры, туники, камзолы, длинные златотканые плащи с гербами, средневековые шляпы с перьями и яркими лентами, треуголки и цилиндры. Все они непринуждённо разговаривали друг с другом, шутили и смеялись, но мне почему-то казалось, что всё их внимание на самом деле приковано к нам, вернее ко мне.
        - Скажи, зачем ты привёл меня сюда? Я знаю эту пьесу, и уже ответила на главный вопрос Гамлета. Что ты хочешь сказать мне этим?
        Ветер повернулся ко мне и приложил палец к губам. Через миг в комнате погас свет и поднялся занавес.
        Глава 6
        И вот ты стоишь на берегу и думаешь: “Плыть или не плыть?”
        Мама, мы все тяжело больны.
        Мама, я знаю, мы все сошли с ума...
        Виктор Цой
        На сцену вышел неестественно высокий и худой мужчина в чёрном костюме и, сказав что-то на незнакомом языке, прочитал стихотворение Валерия Брюсова “Офелия”. Его сменила молодая девушка в легком голубом платье с венком на голове и корзиной с цветами. Судя по всему, это и была нежная нимфа Гамлета. Она стала кружиться и бросать в зал цветы, заливаясь радостным смехом. Мне на колени упали лиловые колокольчики. Они пахли влажным лугом.
        - Люблю их. Правда, они похожи на звёзды? - шепнула мне сидящая сзади женщина в пышном бархатном платье с крупной родинкой на груди, чья форма напоминала полумесяц.
        Мне захотелось спросить у неё, откуда они взялись осенью, но вместо этого я лишь кивнула и положила цветы на свободное место рядом с собой.
        Тем временем Офелия присела на край сцены и запела какую-то песню на древнеанглийском. Её прервал появившийся на сцене мрачный юноша в наглухо застёгнутом длинном шерстяном пальто. В комнате захлопали, должно быть, встречая главного героя трагедии. Он тоже заговорил на древнеанглийском, поэтому я понемногу стала терять интерес к этой нелепой постановке. Если Ветер хотел таким образом дать мне подсказку, то это была плохая идея.
        - Я не понимаю. Почему я должна смотреть это? - спросила я.
        Ветер ответил, не отрываясь от представления:
        - Если ты ещё не поняла, то знай - тебя никто не держит здесь. Ты можешь уйти в любое время.
        Я уловила в его словах двойной смысл, но не стала говорить ничего в отместку. Моё внимание снова обратилось к пьесе. Офелия покинула сцену с тоской в глазах, обхватив себя за плечи, а Гамлет остался и вскоре услышал голос своего отца, который шёл откуда-то с потолка. Многие зрители стали задирать головы вверх, наверно, пытаясь увидеть Призрака. В этот момент неожиданно зажёгся свет. По комнате прошёлся недовольный ропот, через который сумел прорваться резкий взволнованный голос карлика:
        - Прошу прощения, дамы и господа. У нас вынужденный антракт. В соседних комнатах вам будет представлено множество развлечений. Каждый сможет выбрать себе что-нибудь по душе.
        Сказав это, он подбежал к Ветру и заговорил с ним на непонятном языке. Карлик был чем-то сильно испуган, но Ветер вёл себя совершенно спокойно.
        Зрители постепенно расходились. Теперь они в открытую смотрели на меня, перешёптываясь друг с другом. Их взгляды не были дружелюбными. Ко мне подошла женщина, которая заговорила со мной во время представления.
        - Она не так сурова, как это может показаться, но не терпит, когда кто-то нарушает гармонию. Мастер поступил слишком рискованно, приведя вас на спектакль. Мой вам совет - уходите отсюда поскорее.
        - О ком вы говорите? - не поняла я.
        - Об Изумрудной Леди, разумеется! - всплеснула руками женщина, с изумлением посмотрев в сторону Ветра. - Вы даже не посвящены. О, Она будет невероятно рассержена!
        Её последние слова прозвучали в полной тишине. Я оглянулась, чтобы понять причину внезапного молчания - в дверном проёме стояла красивая женщина среднего роста в зелёном чешуйчатом платье, с густыми извивающимися, как змеи, волосами. Её сопровождали ещё две женщины в подобных платьях жёлтого цвета. Все мужчины, оставшиеся в комнате, включая Ветра, отвесили ей лёгкий поклон, а женщины сделали книксен. Я растерянно смотрела, как она приближается, гневно сверкая своими большими травяными глазами, ощущая настороженное и одновременно приятное волнение - теперь я, как никогда, была близка к тому, чтобы узнать правду, поскольку не сомневалась в том, что нахожусь в логове тех, кто затеял со мной эту жестокую игру.
        - Мой дорогой, я не понимаю твоё легкомыслие. Почему ты привёл её сюда? Мы договорились...
        - Кое-что изменилось, - отрезал он и снова перешёл на неизвестный мне язык.
        Она слушала внимательно, ни разу не перебив его, и, судя по всему, он сумел убедить её в чём-то. Изумрудная Леди перевела взгляд на моё озадаченное лицо, на котором отражались все мучительные попытки уловить суть их разговора, и улыбнулась.
        - Как мы невежливы с нашей маленькой гостьей! Посмотри на неё - она вся в нетерпении. И всё же я не приемлю слабости духа, поэтому доверяю её тебе. Ты знаешь, что следует делать, а мне пора, - сказала она и обратилась к карлику, который всё это время напряженно следил за их разговором в молчании. - Мне жаль, что я испортила представление, но стихии так сложно управлять своими поступками.
        - Я всё понимаю, душа моя, и жалею лишь об одном - вашем желании немедленно удалиться. Вы так редко навещаете нас.
        - Обещаю, что в следующий раз буду здесь в эту ночь. А сегодня я должна присутствовать на погребальном костре Великого Воина. Нужно проводить его со всеми почестями - таких ещё не скоро родит Земля. Она сильно истощилась в последнее время - одни слабаки и плаксивые девчонки!
        Женщина презрительно смерила меня взглядом, и больше ничего не говоря, направилась к выходу. Во всех её движениях скользила невероятная сила, невольно внушающая восхищение. Её платье сверкало уверенностью, а обнажённая спина говорила о том, что её не страшит никакая опасность и она готова принять любой удар.
        - Леди часто бывает резка. Должно быть, поэтому ей дали это новое имя, - сказал мне карлик ободряющим тоном.
        Его слова не сразу проникли в моё сознание, которое полностью отдалось во власть изумрудного сиянья, рисующего картину прошлого своим таинственным цветом. Когда мне было четырнадцать, я перекрасила волосы в зелёный цвет. Причиной тому стала новая московская школа, куда мы с братом перешли, когда наша семья переехала из Подмосковья в столицу. Решение Андрея учиться в математическом классе было удачным - он попал в самый дружный класс школы. В моём же классе правила группа наглых спортсменов и пафосных девушек, которые никогда не делали ошибок в таких словах, как “Ботокс” и “прет-а-порте”. Я перешла им дорогу в первый учебный день, когда заступилась за изгоя класса - молчаливую замкнутую девочку в очках с толстыми стёклами и тоненькой косичкой. Мне не удалось подружиться с ней - она была совсем забита и сторонилась всех окружающих. У неё были трудности с речью, и часто случались приступы эпилепсии - этого было достаточно для постоянных издевательств и насмешек одноклассников. В сущности, для этого была лишь одна причина - они боялись её. Толпе трудно понять и смириться с тем, что кто-то может быть
другим, ведь странный человек кажется опасным, его поступки сложнее предугадать, руководствуясь определенной заданной схемой. Именно поэтому “осторожный человек” растоптал сердце Данко, когда герой вывел людей из тёмного леса.
        Нас учат быть добрыми и любить своего ближнего, но часто забывают напомнить о том, что лишь единицы отплатят нам тем же. При жизни мне встречались такие единицы. Многие из них носили жёсткую броню, хранящую одинокую и ранимую душу от агрессии мира, подобно ракам-отшельникам, которые прячут свои мягкие брюшки в раковинах других морских животных. Мир давит одиночек, и в большей степени тех, кто понял одну простую истину, но ещё не может смириться с ней - все люди одиноки, абсолютно все. Будь мы в безлюдной пустыне или в центре огромного города, в разлуке или с любимыми - нам не сбежать от одиночества. Но можно обмануть себя, растворившись в забвении придуманных грёз. Это помогает, как таблетка успокоительного в тот момент, когда думаешь, что осталось совсем немного до разрыва сердца.
        Я примкнула к небольшой группке, которая состояла из тех, кто часто прогуливал школу, чтобы попить пиво и покурить травку (по крайней мере, в них не было никакой омерзительной фальши), хотя сама редко пропускала уроки, поэтому чаще всего сидела одна, что впрочем, не мешало мне отражать нападки “лидеров” и всякий раз доказывать, что я не лёгкая добыча. Вскоре им надоело сражаться со мной, и они предложили мир. Но прошло несколько дней, и они потребовали скрепить наш договор - для этого я должна была стать блондинкой. Должно быть, они долго изобретали эту примитивную шутку. В общем, в тот же день я купила ярко-зелёную краску. Это был открытый вызов - моя личность стала слишком заметной, чтобы они могли простить это. Но постепенно у меня стали появляться друзья из параллельных классов, а через год наш класс расформировали, и всё их влияние исчезло само собой. Они больше не существовали для меня, и всё-таки иногда, заглядывая в себя, я видела их черты, и от этого становилось невыносимо гадко.
        - Простите, кого вы имеете в виду? Кто дал ей это имя?
        Карлик смущенно опустил глаза. У его ног лежали ярко-красные и белые анемоны. Это сочетание было мне знакомо - такой букет отец покупал для своей любовницы. Я случайно увидела это, когда ехала в институт. Тогда я подумала, что он покупает их маме, но, когда я вечером спросила у неё про цветы, она заплакала и всё мне рассказала. Я не понимаю, почему она терпела его измены, почему умоляла меня не вмешиваться, делать вид, что мне ничего неизвестно. Возможно, и в её прошлом были свои тёмные пятна. Мне хотелось ненавидеть их обоих, но я не могла, и вместо этого возненавидела свой большой город, который, как я думала, убил их любовь. Не желала верить, что её никогда и не было между ними.
        - Думаю, нам тоже пора уходить, - сказал Ветер и, взяв меня под локоть, повёл к выходу, прежде чем я успела опомниться.
        - Подожди! Я желаю, наконец, всё понять. Эта женщина хотела, чтобы ты открыл мне правду.
        Ветер иронически изогнул бровь.
        - Неужели?
        - Мне так показалось...
        - Так и есть - тебе показалось, - ответил он, с удовольствием глядя на то, как потухает мой взгляд.
        Мы вышли в коридор, в котором было совершенно пустынно. Теперь все двери были закрыты, и за ними царило шумное оживление - звучала плавная музыка, слышались возбуждённые голоса, звон посуды, шарканье подошв и шорох платьев. Я попыталась открыть одну из них, но дверь не поддалась.
        - Бесполезно. Туда пускают только парами.
        Я кинулась вперёд и принялась яростно трясти другие двери, стучать в них, калеча руки, при этом не чувствуя никакой физической боли. Кто-то из тех странных людей должен был помочь мне, и это упорное убеждение не желало отступать.
        - Ненавижу тебя! - крикнула я, когда Ветер приблизился.
        - Идём, - негромко сказал он, и я сразу подчинилась, словно меня накачали каким-то наркотическим средством, превратив в послушную марионетку. От этого воздействия было невозможно освободиться, несмотря на то, что я продолжала всё чётко осознавать. Оказавшись на улице, я ещё некоторое время находилась в таком состоянии, пока какая-то девушка не подбежала ко мне и не поцеловала в щёку. Я не сразу узнала Радугу.
        - А что ты здесь делаешь? Решила сменить свою скучную работу? - хихикнула она и посмотрела на моего спутника. - Неужели ты, наконец, завела себе дружка?
        Прежде, чем я успела что-либо ответить, Радуга прильнула к нему и промурлыкала сладким голосом:
        - Котик, для тебя - совсем недорого.
        Рядом с нами остановилась машина с затемнёнными стёклами, но никто из неё не вышел. Ветер молча отстранил от себя Радугу, и направился к автомобилю.
        - Хочешь оставить меня тут?
        Я сошла с тротуара на дорогу, и угодила в разноцветную масляную лужу, насквозь промочив ботинок.
        - Я скоро приду за тобой, - ответил он, скрываясь в машине.
        Его слова обрадовали меня, хотя для этого не было никакого повода - теперь я окончательно убедилась в том, что от Ветра не следует ждать помощи. И всё-таки я хотела, чтобы как можно быстрее наступило это “скоро”. Похожие чувства влекли меня на железнодорожные станции, где я бесцельно бродила по платформам, наблюдала за людьми, провожала поезда в разные города и страны, глотая железный ветер и мечтая о кочевой жизни, вместе с тем заглушая в себе спонтанные порывы, побуждающие купить билет и отправиться куда-нибудь далеко-далеко, где “много чудесного видит земля”: было ясно, что это желание - лишь романтический самообман. Рельсы не вывезли бы меня на правильный путь и не спасли от разъедающей тоски, которую не просто заглушить шумом колёс, но я всё равно стремилась к поездам по малейшему зову души. Чего же я ждала там?
        - Какой грубиян, - фыркнула Радуга. - Ты уже спала с ним?
        - Нет, и не собираюсь. Я вообще ещё не с кем не спала, если хочешь знать, - раздражённо ответила я, присев на бордюр и спрятав лицо под капюшоном пальто.
        - Не могу поверить, что никто ещё до сих пор не залез к тебе под юбку! - с изумлением воскликнула Радуга.
        - Один однажды попытался, но недооценил беззащитную девушку.
        Я пожалела, что затеяла с ней этот разговор, но теперь надо было идти до конца - если я открываюсь кому-то, то непременно расставляю все точки над “i”.
        - Ты точно не из этого мира.
        Радуга присела рядом и заглянула мне в глаза. Чересчур румяные щеки и огромные накладные ресницы уродовали её милые черты.
        - Просто я считаю, что для этого нужна любовь.
        - Тогда тебе давно пора полюбить, - уверено заявила она. - Это проблема?
        Я тяжело вздохнула.
        - Понимаешь, для меня любовь - это неразрывная привязанность к близкой душе. Я сейчас говорю лишь о её платонической стороне. Я уже любила однажды...
        - Кого?
        Глаза моей собеседницы хищно заблестели, словно она почувствовала мою обнажённую боль и обрадовалась ей, как долгожданной добычи.
        - Своего брата.
        Мой ответ Радуга встретила режущим смехом.
        - Иллюзия, это разные вещи, если, конечно, это не то, о чём я подумала.
        Я отвернулась от неё и сильнее надвинула капюшон.
        - По правде говоря, я не вижу сильных различий. У любой страсти короткая жизнь, а настоящая любовь вечна, и она может быть бестелесной.
        - Не правда! Ты ничего не знаешь о любви. Но пора прекратить этот разговор - вижу, ты упёрлась рожками, и будешь стоять на своём. Только ответь ещё на один вопрос - своих родителей ты тоже любила, как брата? - она с вызовом произнесла это, совершенно убеждённая в своём подозрении.
        - Я любила их, но наши взаимоотношения нельзя было назвать союзом родственных душ, а без этого любовь никогда не станет такой, какой может стать. Они хотели видеть во мне себя, но всегда разочаровывались. Я пыталась стать для них идеальной дочерью, но у меня всё равно ничего не вышло.
        Радуга пробормотала что-то невнятное и положила голову мне на плечо. Теперь я могла уйти - говорить больше ничего не стоило. Я решила направиться к реке, что протекала неподалёку, чтобы встретить там рассвет. К счастью, мне удалось покинуть Стеклянную улицу, не привлекая лишнего внимания.
        Я расположилась на берегу у самой воды и стала ждать пробуждения неба. Мне нравилось встречать здешние зори - они были невероятно красивы, и будто срисованы с красочных картин Тёрнера, любившего изображать романтические пейзажи. Созерцание этих чарующих небес придавало мне сил и дарило умиротворение, хотя я понимала, что эти иллюзии быстро исчезнут.
        Я была ребёнком, когда узнала, что моё небо - это лишь панорама, которую люди видят с поверхности Земли. Было сложно представить себе, что на самом деле оно бесконечно, что оно нигде не замыкается, не служит куполом земному шару, защищая его от чего-то страшного и неизвестного. Но страх был недолгим, ведь тогда я ещё верила в бога и светлый рай. Потом искусство заменило мне спасительную функцию веры - я стала писать стихи, и видеть в этом своё призвание. Но ошибочно думать, будто искусство несёт лишь свет - Пегас никогда не забывает о том, кем был рождён. Нередко искусство ведёт себя крайне жестоко и эгоистично. Оно заглядывает тебе в душу, дотрагивается до её невидимых сокрытых струн, поднимает тебя над облаками, показывает волшебные звёзды, и бросает с головокружительной высоты, увлекшись пролетающей мимо кометой. Так закончились мои отношения с Ясей. Он стал моим вторым и одновременно последним парнем. Мы были вместе около месяца, но за это время я сумела привязаться к нему. Наше знакомство произошло на Арбате, когда он рисовал мой портрет. Оглядываясь назад, я не могу назвать это любовью, но
тогда я не сомневалась в том, что моих нежных чувств хватило бы на то, чтобы весь мир превратился в сказку. К сожалению, мой чуткий художник оставил меня в тот момент, когда я только начинала радоваться солнцу. И дело было вовсе не в отсутствии физической близости (он готов был ждать, когда я пойму, что люблю его) - всё заключалось в том, что я перестала быть его музой, в том, что, глядя на меня, он больше не видел перед собой образ печально задумчивой молодой девушки, какой встретил меня впервые, какой хотел видеть на своих картинах. С момента нашего разрыва я больше не писала стихов. Он звонил мне незадолго до моей смерти, но я не взяла трубку, с горечью обнаружив, что недавно заживший шрам снова кровоточит. Но заново впускать его в свою жизнь было всё равно, что строить песчаный замок, зная о неизбежности разрушительного прилива.
        Недалеко от меня какой-то хмурый старик с густой бородой отвязывал лодку, звонко гремя цепью. Я подошла к нему в надежде на то, что он согласится перевезти меня на соседний берег, откуда деревья махали мне пёстрыми листьями, заманивая в лесное царство. Лодочник отказался от предложенных денег, сказав, что молодой девушке не стоит кататься с ним.
        - Здесь давно пора построить мост, но людям больше нравится возводить стены, - проворчал старик, забираясь в лодку.
        Отплыв на несколько метров, он неожиданно крикнул, что передумал и готов отвезти меня куда угодно. Но что-то зловещее мелькнуло на его лице, и это заставило меня в свою очередь отказаться.
        Когда я вернулась в общежитие, моей соседки ещё не было. Покормив котёнка, я залезла с ним на кровать, положила его к себе на живот и стала изучать потолок, слушая сопение маленькой жизни, думая обо всём, что произошло со мной за последние дни. В полумраке комнаты казалось, будто стены пульсируют и колеблются. За окном лёгкий ветерок тихо раскачивал сосуды города - провода, связывающие между собой соседние дома. На них сидели взъерошенные от дождя птицы и время от времени что-то хрипло кричали. Среди этих пернатых выделялась одна необычная птица, чьи перья имели ярко-синий окрас. Я заворожено смотрела на неё, пока она не вспорхнула и не скрылась из виду, оставив после себя чувства непонятной обиды и разочарования.
        В коридоре скрипнула дверь, и мой любопытный питомец убежал встречать пришедшего гостя. Я не сомневалась в том, что это Радуга, но вновь говорить с ней о чём-либо у меня не было никакого желания, поэтому, на всякий случай, я решила притвориться спящей, отвернувшись к стене. Она вошла ко мне спустя какое-то время, однако, увидев, что я сплю, не покинула комнату. Сначала Радуга тихо ходила по комнате, зачем-то трогая мои вещи, включая и выключая настольную лампу, а потом осторожно подошла к кровати и склонилась надо мной, уронив на лицо длинные мягкие волосы. Это насторожило меня, но до того, как я успела открыть глаза, она резко навалилась на меня и схватила за горло. Её ледяные невероятно сильные пальцы впивались всё крепче, не давая воздуху проникнуть в лёгкие. Комната начала расплываться, становясь нереальной. В этот момент она приподнялась надо мной, и невыплеснутый крик взорвался у меня внутри: у моего убийцы было моё лицо!
        Глава 7
        В его улыбке, странно-длительной,
        В глубокой тени черных глаз
        Есть омут тайны соблазнительной,
        Властительно влекущей нас...
        Валерий Брюсов
        Мягкая лапа легонько ударила по щеке, пробудив меня от очередного кошмара. В темноте глаза моего питомца горели игривым жёлто-зелёным огнём. Судя по всему, был уже поздний вечер. За окном лил дождь и шумели неугомонные машины, а на стекле танцевали мрачные тени, которые странным образом сплетались в затейливые витиеватые узоры, напоминающие древнюю вязь. Всё тело знобило от холода.
        Мой новый кошмар отличался от тех, что я видела раньше: там я спасалась от уродливых чудовищ, падала вниз с внезапно обрушившегося балкона, просыпалась под землёй в душном тесном гробу, лежала в морге на столе патологоанатома, не в силах пошевелить и пальцем, наблюдая за тем, как он готовится к вскрытию моего тела... Теперь смерть пришла ко мне в образе моего самого близкого человека - Андрея.
        Во сне он был таким же, как и два года назад, когда убийственный диагноз ещё не ворвался в наш дом - длинные русые волосы, которые он обычно собирал в хвост, большие выразительные глаза, узкие плечи и гордый заострённый подбородок. Несмотря на то, что наши жизни зародились в результате оплодотворения разных яйцеклеток, внешне мы были похожи с ним, почти как две капли воды. Окружающие всегда отмечали наше поразительное сходство, что, впрочем, не всегда можно было сказать о наших характерах. Мой брат очень легко заводил друзей, был общительным, обожал экстрим и безумные авантюры - я же росла домашней девочкой, которая весьма настороженно относилась к людям, а уличному паркуру предпочитала чтение книг. Но в самом главном мы были едины. Повзрослев, мы, не взирая на общественные предрассудки и недовольство родителей, иногда брали друг у друга одежду: я любила носить его кожаные штаны, а он - моё приталенное женское пальто, которое ему очень шло. Мы были очень дружны с ним, несмотря на то, что часто проводили время в разных компаниях - Андрей обожал знакомиться с новыми людьми. Но даже когда у него
появилась девушка, он никогда не забывал про меня.
        Прошедшее время, моя смерть не уничтожили тоску. Мне по-прежнему не хватает его. Я постоянно думаю о нём, хотя уже не разговариваю с ним мысленно, как мне советовал школьный психолог, - это не помогает, а делает только хуже. Наверно, будь у меня не такой сложный характер, я бы не оказалась здесь, а прожив долгую, возможно, счастливую жизнь, очутилась в месте, где царит только любовь и добро, где меня ждал бы счастливый Андрей, держа на руках пушистого Чарика, нашего давно погибшего щенка. Но это только догадки.
        Когда я прошла на кухню, то поняла, почему в квартире было так холодно: окно было распахнуто настежь. Капли дождя разбивались о стекла, а некоторые из них попадали на подоконник и стекали на пол. На столе стояли недопитая бутылка “Шериданс” и два бокала, один из которых был наполнен. Кто-то приходил к Радуге, пока я спала. В её комнате, на кровати, я нашла пустую коробку из-под конфет и белоснежного мехового зайца, который при нажатии ему на живот, читал известную детскую считалочку: “Раз, два, три, четыре, пять - вышел зайчик погулять…”. Она наводила на меня странную грусть, когда я слышала её в детстве. Однако тогда меня не страшила смерть, ведь дети бессмертны: многие из них рано узнают, какой финал ожидает каждого человека, но представление об этом у них размыто. Помню, я даже хотела поскорее умереть, чтобы увидеть тот сказочный и прекрасный сад, что зовётся Эдем.
        В ванне мне стало плохо, но чувство тошноты быстро прошло, и вместе с тем возникло острое желание немедленно покинуть квартиру. Я быстро собралась и вскоре уже брела по вечерним улицам, вглядываясь в серую пелену дождя. Встречные прохожие уставшими глазами смотрели сквозь меня (в ненастье люди особенно не внимательны), и я чувствовала себя маленьким потерянным светлячком из старого мультика. У газетного киоска стоял знакомый мне пожилой мужчина, раздающий сектантскую литературу, которую никто никогда не брал. Его всегда игнорировали. Иногда он падал на колени, собирал с асфальта опавшие листья, сыпал себе их на голову, кричал о грядущем конце света и рыдал, как истеричный ребёнок. Иногда его было жаль.
        Парк почти опустел, и деревья прятали от фонарей свои чернильные тени, упираясь в небо полуголыми ветвями и роняя сверху дрожащие капли. Свернув с центральной аллеи, я обнаружила, что в моей любимой беседке никого нет. Там я нашла забытые кем-то цветные мелки и горстку блестящих каштанов, лежащую на небрежно вырванном тетрадном листке. Я высыпала её себе в карман, сама не зная для чего. Многие собирают каштаны совершенно бесцельно, что придаёт этому занятию особое очарование. Подобрав с земли несколько колючек, я достала их сердцевины и добавила к остальным плодам - мне всегда больше нравилось охотиться на зелёных “ёжиков”, чем собирать уже выпавшие из них гладкие шарики.
        Жёлтым мелом я нарисовала на скамейке солнце, оно задорно улыбалось мне и подмигивало, согревая придуманным теплом. Хотелось сидеть здесь вечно, но я знала, что скоро в парке появятся опасные существа, от которых невозможно спастись, если они почуют твой страх. Помимо психов и вампиров, тут хватало убийц.
        Свою позднюю прогулку я решила завершить в тихом кафе, которое находилось неподалёку. Безумно хотелось горячего шоколада.
        Его сладкий тягучий вкус согрел и расслабил меня. Я прилегла на стол, опустив голову на руки, и какое-то время сидела так в полудрёме, пока кто-то не подсел ко мне за столик. Сквозь длинную косую чёлку, скрывавшую пол-лица, я взглянула на Ветра. Что-то в нём изменилось, но я не могла сказать, что именно.
        - Говорят, шоколад лечит сердце, - сказал он, подвинув ко мне новую чашку горячего напитка, - а временами - душу.
        - Сердце, возможно, и лечит, - я сделала большой глоток и обожглась, - только не разбитое. Душа бессмертна, или ты выразился фигурально?
        - Я часто так делаю.
        Я вонзила в него злобный взгляд.
        - А ещё чаще не отвечаешь на мои вопросы, но всё равно ходишь за мной, мечтая поскорее свести с ума и заставить покончить с собой, как ты это сделал с Катей и тем парнем!
        На секунду мне показалось, что в его глазах вспыхнули язычки пламени, но в следующий момент Ветер одарил меня медленной и приятной улыбкой.
        - Однажды ты сделала это сама. Я знаю, что ты хотела найти здесь. Так не случилось, а нужные знания ты никогда не получишь. Теперь, когда я сказал тебе это, у тебя больше нет причин оставаться. Вопрос лишь в одном: сможешь ли ты это сделать?
        Если бы меня спросили два года назад о том, могу ли я убить себя, я бы ответила отрицательно, но это бы не являлось абсолютной правдой, ведь всё изменяется и ничто не стоит на месте. К тому же, люди так мало знают о себе, что количество точных ответов у них гораздо меньше, чем они даже предполагают. Самый яростный противник эвтаназии может умолять о ней, медленно умирая в невыносимых муках от неизлечимой болезни, а яростный защитник смертной казни может проклинать этот закон, оказавшись в камере смертников. Поэтому люди заблуждаются, если говорят, что никогда бы не сделали ту или иную вещь, а часто это просто лицемерие.
        - Думаю, что могу, но не стану этого делать. Я хочу попытаться отомстить за смерть мальчика. Может быть, у меня получится, несмотря на то, что для этого, как ты сказал, нужно вспомнить своё имя.
        - Месть, - задумчиво произнёс Ветер, немного растягивая это слово. - Она бывает слаще шоколада. Трудно удержаться, чтобы не попробовать её. Временами этот наркотик вызывает сильную зависимость, и люди уже не могут остановиться.
        - Она бывает разной. Я не осуждаю её. Мало кто откажется от возможности отомстить за любимых, когда правосудие оказывается бессильным. И всё-таки не все осмеливаются открыто поддерживать месть. Является ли она злом, как это принято считать, если говорить обобщённо? Возможно, и так, но я не смогла бы не ответить на причинённое мне тяжкое зло, не говоря уже о том, чтобы ответить на него добром, разорвав тем самым проклятый замкнутый круг. Сказать по правде, я не вижу чётких границ между чёрным и белым. Конечно, есть вещи, которые являются абсолютным злом, но во многих случаях - это спорный вопрос.
        Ветер поднял брови, и на его губах появилась знакомая опасная усмешка.
        - Поговорим о зле? - спросил он.
        - Давай лучше выпьем, - предложила я, нервно засмеявшись.
        - Ты хочешь не этого. На дне стакана нет истины, но я знаю, где для тебя найдётся кое-что интересное.
        Настороженное подозрение и светлое предчувствие смешались друг с другом и вылились в немой вопрос, застывший в моих глазах: “Что ты задумал, Ветер?” Быстрым лёгким движением он вытащил сигарету и закурил. Ветер предложил мне одну, но я отказалась, подозревая, что ему было хорошо известно о том, что я не курю.
        - Трудно поверить, что ты действительно хочешь помочь, - сказала я скептически, оценивая такую вероятность.
        - Я не прошу тебя верить в это.
        Ветер замолчал и посмотрел в окно, откуда за нами наблюдала гибельная ночь, прижимая к стеклу своё прохладное гибкое тело и маня к себе, как ненасытная блудница манит в свою хижину запоздалых путников.
        - Скоро луна станет яркой. Не хочешь прогуляться? - спросил он.
        Я согласилась, главным образом из-за обычного любопытства - угадать его мысли было всё равно невозможно, а в том, чтобы держаться от него подальше, я не видела никакого смысла. Впрочем, была и другая причина, которая имела бледные очертания, и оставалась для меня не разгаданной.
        Когда мы прошли вдоль старых кирпичных домов, готовых рухнуть в любую секунду, и спустились по вымощенной камнем улице, я уже знала, куда он ведёт меня. За ближайшим поворотом переулка находилось городское кладбище. Оно было небольшое и огорожено лишь частично. Моей могилы там не было. Я уже давно не ходила туда, хотя изначально это был мой привычный маршрут, когда я возвращалась в общежитие из “Лысой горы” (клуб располагался вблизи кладбища) - такой путь был самый безопасный.
        - Зачем мне идти туда? - спросила я Ветра, как только увидела ржавые перекошенные ворота, за которыми расстилался мягкий зеленовато-синеватый туман.
        - Навестишь старых друзей.
        Я не испытывала ни малейшей привязанности к кому-либо из дождливого города, но его слова вызвали во мне неясную тревогу и уничтожили желание ещё что-либо спрашивать.
        Два плачущих ангела, обнимающие обросшие мхом кресты, в эту ночь казались мне особенно печальными и беззащитными. Мне нравились эти надгробные скульптуры: было видно, что они созданы искусным мастером. Один из ангелов обнимал крест лишь одной рукой, другая его рука тянулась вверх. Я знала, что на ней сидит маленькая серая бабочка, каменная, но в то же время удивительно живая.
        Мы свернули с главной аллеи на узкую тропу, и пошли между могил, которые тесно жались друг к другу, словно напуганные нашим поздним вторжением. Одни из них были обнесены узорными железными оградами и украшены богатыми мраморными памятниками, другие - неухоженные, заросшие мхом и репейником. Чем дальше мы углублялись, тем заброшенней становились могилы, многие из них давно провалились в землю, а некоторые были придавлены стволами деревьев. Наконец, мы вышли на небольшую полянку, которая заканчивалась крутым обрывом. Там, под высокой елью, я увидела три могилы. Это были свежие захоронения. Ветер остановился возле них. На плитах не было никаких дат и надписей, были лишь фотографии, увидев которые, я почувствовала, что земля уходит у меня из-под ног. Мама, отец и Саша. Как такое вообще могло произойти?! Они ведь никогда не были в этом городе! Стараясь заглушить в себе приступ истерики, я обратилась к Ветру:
        - Что это значит? Они ведь не умерли. Умоляю, скажи, что это не так!
        Я опустилась на землю и, зажмурившись, стала потирать виски, пытаясь заставить себя поверить, что мне это только привиделось.
        - Они мертвы здесь, - тихо ответил он.
        - Это из-за меня? - мой голос дрогнул.
        - Можно сказать и так. Но в твоём мире они все по-прежнему живы. Это кладбище не для местных жителей - оно для их близких, с которыми им уже вряд ли удастся встретиться, - он протянул мне руку, помогая подняться.
        Когда спустя несколько секунд я осознала, что с родными всё хорошо, то обнаружила странную вещь: Ветер по-прежнему держал мою руку. Я вопросительно посмотрела на него, и только в этот момент поняла, что именно в нём изменилось - в его глазах появился какой-то мягкий глубокий свет, который раньше был ему совершенно чужд.
        Неожиданно у меня за спиной заиграла музыка, и под серебряными деревьями, недалеко от себя, я увидела мерцающую женскую фигурку, склонившуюся над старым, потёртым роялем, который я отчего-то не заметила раньше. Девушка играла, едва касаясь клавиш тонкими полупрозрачными пальцами, и по дремлющему кладбищу разливалась тихая и печальная мелодия “Лунной сонаты” Бетховена. Чёрные кружевные рукава её платья блестели, как шёлковые крылья. Она играла, а с дерева медленно сыпались янтарные листья, падая на рояль, сверкая своим последним теплом, опускаясь на её волнистые рыжеватые волосы. Глаза девушки были закрыты, а губы её замерли в странной полуулыбке, целиком обращённой к музыке. Конечно, я слышала эту мелодию и раньше, но не догадывалась, что она может звучать так красиво. Меня охватила невероятная лёгкость, казалось, ничего теперь не имеет значения - только эта льющаяся прямо в душу успокаивающая музыка, только падающее с деревьев тленное золото, только моя тонкая рука в холодной руке Ветра. В голове, затуманивая рассудок, звучали непонятные мысли и желания: “если бы он сейчас поцеловал меня, я бы не
стала возражать, и даже ответила ему порывистым и горячим поцелуем”. Но, как только я сама потянулась к нему, музыка внезапно оборвалась. Он резко отстранился и взглянул на меня с колючей усмешкой. Его тёмные глаза снова выражали знакомое равнодушие, смешанное с презрением.
        Ругая себя за свои непонятные действия, я отвернулась от него и пошла к девушке, которая с интересом наблюдала за нами, стоя возле чёрного рояля, чья краска давно облупилась. Она была похожа на сказочную фею, сошедшую с иллюстраций книг, которыми была забита комната Радуги.
        - Здравствуйте, Иллюзия, - ласково сказала она. - Вам понравилась моя игра?
        - Это было волшебно!
        Я пробежала пальцами по клавишам, и удивилась, поняв, что инструмент совсем расстроен.
        - Вы пришли сюда ночью, чтобы играть? - спросила я девушку, которая переключила своё внимание на моего ночного спутника, стоявшего недалеко от нас.
        Какое-то время она ещё изучала его, прежде чем ответить мне.
        - Да. Я всегда прихожу сюда в этот час.
        - Вы смелая девушка, - сказала я, улыбнувшись ей.
        - Я ничего не боюсь, кроме забвения. Когда-то я была известной пианисткой, а теперь меня никто не приходит слушать. Это так грустно, вы не находите?
        В этот миг её ноты подхватил сильный порыв ветра и унёс их на дно оврага, бросив лежать среди грязных бутылок и прочего мусора. Она молча подошла к краю и долго смотрела вниз, как свергнутая, но хранящая в себе остатки былой гордости, принцесса, которая спустя много лет вернулась в родные края, забралась на высокий мыс и устремила взгляд на развалины своего некогда величественного замка, чьи камни давно смешались с камнями прибрежных скал.
        - Я помогу вам собрать их, - сказала я, приблизившись.
        - Не надо, - покачала головой девушка и вернулась к своему инструменту.
        - Почему? - не поняла я.
        - Потому что я больше не буду играть, - ответила она, захлопнув крышку рояля.
        Однажды я похожим образом заявила маме о своём нежелании ходить в музыкальную школу. У меня были способности, мне нравилась музыка, нравилось играть на пианино, но неуравновешенные учителя и навязчивая идея мамы сделать из меня нового Моцарта постепенно отбили у меня всякое желание заниматься. Это не было детским капризом, но мама не могла воспринять моё решение по-другому. Она даже не представляла, как больно было всё время чувствовать, что я не оправдала её надежд.
        - Мне нужно уходить, - сказала девушка, стряхнув с волос маленький листик.
        - Вы больше не придёте сюда?
        Эта девушка ничего не значила для меня, но я чувствовала в ней что-то родное, мне хотелось увидеть её снова, хотелось вновь услышать, как она играет, как нежно и тихо звучит её голос.
        - Возможно, когда-нибудь я ещё приду. Это зависит не от меня, - печально ответила она.
        К нам подошёл Ветер, и по взглядам, которыми они обменялись, я поняла, что они знакомы.
        - Мне не нравятся твои шутки, - сказала она ему, сердито нахмурив тёмно-медные брови.
        - Не понимаю, о чём ты, Мелодия. Кстати, как поживает твоя сестра?
        Девушка скрестила руки и отступила на шаг, явно желая поскорее уйти отсюда.
        - Она тяжело больна. У неё украли душу.
        - Лишилась разума, - заключил Ветер.
        Девушка помрачнела и сказала, повернувшись ко мне:
        - Мне нельзя здесь больше оставаться. Я ухожу. До свидания, Иллюзия.
        Она быстро скрылась в неосвещённой части кладбища. Её легкие шаги ещё слышались в ночной тишине, когда я спросила Ветра:
        - Кто она? Почему она кажется мне знакомой?
        - Это Мелодия. Она здесь уже давно, - ответил он, достав из плаща несколько листков, которые стал внимательно просматривать.
        - Ты привёл меня сюда ради встречи с ней? Если так, то это никак не помогло мне.
        - Прискорбно, - он поднял голову, оторвавшись от своего занятия. - У меня для тебя письмо. Возможно, оно развлечёт тебя.
        Он протянул мне бумажный лист, исписанный неторопливым аккуратным почерком. Этот почерк я бы ни за что не спутала ни с чьим другим: легкий наклон, заглавные буквы с красивыми завитушками шептали мне о том вечере, когда я, вернувшись с дополнительных занятий, увидела у брата на столе чужую тетрадь, чей интригующий хозяин так интересно писал о “Страшной мести” Гоголя. Не любовь Андрея к литературе и его склонность к списыванию чужих сочинений способствовала моему знакомству с Сашей. Его мысли и рассуждения поразили меня настолько, что я попросила брата как можно быстрее познакомить меня с ним. Саша учился в нашей школе, но был на класс старше, поэтому я почти не знала его. Иногда я видела его на переменах в компании Андрея, но не интересовалась этим серьёзным парнем в строгом костюме, считая его скучным и правильным отличником. Наш первый разговор развеял все мои предубеждения. Его внешняя сдержанность была лишь прикрытием - внутри у него бушевал сумасбродный вихрь настоящих эмоций. И всё же я, находясь в плену романтических идеалов, ждала от него нечто большего. Потом, несмотря на то, что Саша стал
часто бывать у нас в гостях, мы практически не общались. Странно, но он был единственным человеком, с которым я желала поддерживать отношения после смерти брата. Возможно, причина была в его особенной манере смеяться - искренне и звонко, запрокинув голову назад, как это делал Андрей.
        В верхнем углу листа была указана дата - сентябрь прошлого года. Это было похоже на страницу из дневника. Я знала, что Саша ведёт его. Иногда во время наших прогулок, или сидя у меня дома, он внезапно доставал толстый красный блокнот и начинал писать. Кое-что он зачитывал мне оттуда, но я не всегда была внимательной слушательницей. То, что я прочла ниже, не открыло мне ничего нового, но сдёрнуло тяжёлый саван с болезненного раскаянья: “Сегодня она позвала меня покататься на пароходе, но я сильно задержался - начальник разводится с женой, и рад сорвать злость на подчинённых. Как же я люблю наблюдать за её маленькой тёмной фигуркой, когда она уверенно шагает среди толпы впереди меня, люблю её глаза, когда она оборачивается, недовольно хмурясь, твердит, что мы опаздываем, берёт меня за руку, тянет за собой. Люблю смотреть на то, как её длинные волосы треплет речной ветер, как она по-детски упрямо борется со стихией, пытаясь убрать их с замёрзшего лица и глубже заглянуть в непокорные воды. Люблю умолять её уйти с верхней палубы, чтобы отогреться в уютном ресторане, где приятно пахнет горячим кофе и
клубничным мороженым, люблю провожать с ней солнце, слушать её голос, как она твердит, раскинув руки: “Я, как та девушка в “Титанике”, помнишь?” Но боюсь напомнить ей, что в той сцене их было двое”.
        - Откуда у тебя это? - спросила я Ветра, глотая душащие слёзы.
        Пока я читала, он успел переместиться за рояль и поднять крышку. Ветер умело наиграл начало “Похоронного марша” Шопена, а затем повернулся ко мне и равнодушно произнёс:
        -Я виделся с ним.
        Глава 8
        “Брат, эта грусть - как кинжал остра,
        Отчего ты словно далёко?”
        “Прости, о прости, моя сестра,
        Ты будешь всегда одинока”.
        Анна Ахматова
        - Как это возможно? Ты ведь сказал, что он жив.
        Я стала окончательно терять чувство реальности (пусть абсурдной), которое хоть как-то помогало мне ориентироваться и трезво мыслить.
        - Пока жив, - хладнокровно уточнил Ветер.
        - С ним что-то случилось? Он болен?
        Тот шок и муки совести, которые я испытала, когда увидела могилы близких и прочитала письмо Саши, притупили все чувства, превратив меня в апатичную куклу, механически задающую вопросы.
        - Ничего серьёзного, - ответил Ветер вкрадчивым голосом. - Просто Ромео хочет умереть.
        Я потрясла головой, стараясь избавиться от сути его слов, но тем самым лишь стряхнула с себя защитную маску безразличия.
        - Нет, этого не может быть... Саша любит жизнь, - сказала я, с горечью чувствуя, что это не прозвучало достаточно твёрдо.
        - Не больше, чем тебя.
        - Я не верю - он так не поступит. Это всё ложь, слышишь?!
        Мне было ясно - этими словами я лишь пытаюсь убедить себя, что всё обстоит именно так. Саша был способен на необдуманные поступки, мог совершить что-то непоправимое, испытывая сильное эмоциональное потрясение. Я знала это, но не могла поверить в услышанное. Несмотря на то, что с тех пор, как меня не стало, прошло уже достаточно времени, я не сомневалась в том, кто именно явился причиной такого желания Саши.
        - Нет, он так не поступит. Никогда, никогда, никогда! - повторяла я, как заклинание, постепенно отступая от Ветра.
        - Давай кинем монетку, - цинично предложил он. - Если выпадет решка...
        - Иди к чёрту, Ветер! - крикнула я и бросилась прочь, в жестокий сумрак, глядящий на меня чужими лицами с безжизненного мрамора и металла.
        Вскоре я поняла, что поступила глупо, убежав от него. Мне нужно было узнать подробности, спросить, можно ли всё изменить, могут ли умершие как-то влиять на поступки живых. Конечно, Ветер мог просто издеваться надо мной, но мне казалось, что он рассказал мне о Саше, преследуя иную цель. Что-то зависело от меня, и мне следовало действовать обдуманней. Поняв это, я вернулась назад, но его уже не было.
        Когда я покинула кладбище, сумерки ещё не рассеялись, и хотя света огромной луны вполне хватало, чтобы не поджидать опасности за каждым углом, я решила отсидеться в “Лысой горе” до рассвета. Ещё несколько дней назад я бы спокойно отправилась в общежитие, не сильно беспокоясь за свою жизнь, но я больше не могла рисковать, чувствуя, что как-то отвечаю за судьбу Саши.
        У дверей в клуб стоял новый охранник. Он отказался пускать меня, сказав, что сегодня в их заведении проходит какая-то частная вечеринка. Я обогнула здание и остановилась у пожарной лестницы соседнего дома, по которой зачем-то карабкались вверх несколько человек. Возможно, они знали, как пробраться в клуб через крыши. Я как раз собиралась спросить их об этом, когда ко мне подошёл худенький мальчик лет двенадцати и попросил немного денег на еду. На нём были рваные кроссовки, грязные джинсы и заношенный свитер, который был велик ему, как минимум, на два размера. Его удивительно синие глаза с дымкой затаённой грусти смотрели на меня настороженно и внимательно. Я была уверена, что мы уже когда-то встречались, что нас связывают какие-то прочные, но прозрачные ниточки, что-то радостное, трагическое, ушедшее и больное.
        - Бедный, ты совсем замёрз, - сказала я, доставая из сумки кошелёк. - Почему ты голодаешь на улицах? У тебя нет дома?
        - Есть, но лучше сдохнуть от голода, чем жить там, - хмуро ответил он, недовольный тем, что я не спешу отдавать ему деньги, приставая с ненужными вопросами.
        Мне было жаль этого дикого недоверчивого мальчика, но всё, что я могла сделать для него - это лишь дать ему несколько бумажек, которые могли хоть как-то скрасить его существование, по крайней мере, на ближайшую неделю. Хотелось погладить его по голове, но я знала, что он этого не позволит. Когда я протянула мальчику деньги, он быстро схватил их и убежал, словно боялся, что я передумаю и потребую их назад. Глядя ему вслед, я, наконец, поняла, почему он показался мне знакомым. Дело было в удивительном цвете его глаз.
        До переезда в Москву, когда мы жили в частном доме, у нас был ласковый щенок хаски по имени Чарик. Он был похож на волчонка, только домашнего и ручного. По утрам он будил меня, слегка покусывая за ухо крохотными острыми зубками, заглядывая в лицо своими синими, как северное небо, глазами. Его предки перевозили различные грузы в собачьих упряжках под тёмной высью, охваченной полярным сиянием, а Чарик был почти свободен; наверно, поэтому во время прогулок он всё время стремился убежать, чтобы сполна выплеснуть необходимую энергию. Однажды он сбежал, а потом мы узнали, что его безжалостно убили местные мальчишки. Просто так. Повесили ради развлечения. Когда мне сказали об этом, я первый раз почувствовала, что мир, в котором проходило моё безоблачное детство, где я была убеждена в том, что рождена для счастья, стал другим. Обои в комнате потемнели, потолок опустился, желая раздавить своей тяжестью, детские игрушки превратились в бессмысленный хлам, и я сама стала казаться себе чем-то бестелесным, жалким духом, заблудившимся в чужом склепе.
        Вечером я вытащила из кабинета отца пистолет (он купил его после того, как на него однажды напали какие-то отморозки), и незаметно покинула дом. Я смутно представляла, как им пользоваться, не знала, заряжен ли он, и даже точно не осознавала, что собираюсь сделать, заходя во двор одного из убийц. Я помню ужас на лице того мальчишки, отнявшего жизнь у моего маленького друга, когда он заметил оружие в моих руках. Черты его лица исказились, вытянулись в уродливую гримасу страха пещерного человека, оказавшегося, без своей большой стаи, один на один с более сильным противником. Когда я навела на него пистолет, он пронзительно закричал и кинулся в дом. Я не стала стрелять. Не могла. А мысль о том, что я стану такой же убийцей, как он, пришедшая ко мне в тот момент, когда я целилась ему в грудь, вызвала приступ тошноты и леденящий трепет. Я бросила оружие и пошла прочь. Возвращаться домой не хотелось, поэтому я просто шла вперёд, пока не осознала, что иду по лесной тропе.
        Андрей нашёл меня на охотничьей вышке. Мы часто забирались туда, когда гуляли по лесу. Там наверху мы чувствовали себя вольными птицами, сидящими в своём безопасном гнезде, которым никто не мешает слушать тихие песни листвы, наблюдать за проворной огненной белкой, несущей в свой маленький домик орехи и грибы. Он не стал ничего говорить или спрашивать (хотя на тот момент он уже знал о моём поступке - к нам нагрянули возмущённые родители того мальчишки, требуя расправы над неуравновешенной девчонкой), а лишь крепко обнял меня. Только он по-настоящему понимал и чувствовал меня. Какое-то время мы сидели молча, а потом я спросила Андрея:
        - Зачем они сделали это?
        Брат не знал, что ответить, и опустил глаза. Ему тоже было плохо и больно, но он, как мужественный стоик, держался гораздо лучше меня.
        Тогда я действительно не могла понять, почему они убили беззащитное и доброе существо. Значительно позже я пришла к мысли, что главной причиной их жестокости было то, что лежит в основе многих поступков человека, - они боялись смерти. Думаю, именно это влекло людей прошлого на публичные казни, или к постелям умирающих, которые даже не являлись их родственниками; они желали увидеть, как навсегда застывает взгляд человека, хотели услышать, как с его губ срывается последний вздох, тем самым, надеясь заметить нечто секретное и потустороннее, разгадать таинство неотвратимой смерти. Возможно, те мальчишки неосознанно хотели именно этого.
        - Я знаю, Он всё видел, и накажет их, - сказала я брату, глядя на молчаливое небо, в котором сверкали осколки одиноких звёзд.
        Дома меня ждала лекция о ценности человеческой жизни, о том, что нет ничего важнее её, что жизнь собаки по сравнению с этим - ничто. Андрей пытался защищать меня, но мне хотелось, чтобы меня поскорее оставили в покое, поэтому я согласилась с родителями, сказала, что признаю свою вину и готова понести наказание; лишь ночью, когда все уснули, позволила себе негромко поскулить, терзая зубами угол подушки.
        На следующий день по телевизору показывали какую-то криминальную хронику, и я смотрела её, не отрываясь от экрана. Я не любила подобные передачи, но с того дня я не пропускала ни одной серии, а, повзрослев, стала специально находить различные фильмы, насыщенные жестокостью и насилием. Андрей с Сашей любили шутить по этому поводу, хотя иногда я видела в глазах брата небольшую тревогу. В десятом классе я перестала увлекаться этим, одновременно осознав, что притягивало меня к этим жутким сценам, обнажающим человеческие пороки - всё это было далеко от меня. Я никогда не сталкивалась со злом лицом к лицу до того, как убили Чарика. Должно быть, таким образом, я хотела понять зло, заглянуть в самую глубину его чёрного сердца, чтобы потом, возможно, победить его. Я не сомневаюсь, что смогла бы выдержать любое трудное испытание, залечить любую смертельную рану, если б Андрей остался жив. Но его не стало.
        Первое время мне мерещился его голос, я видела лицо брата в быстрой толпе, но когда мне удавалось догнать свой мираж, я каждый раз убеждалась, что это был чужой человек. Бывало, я просыпалась и, не задумываясь, бежала в комнату Андрея, чтобы рассказать ему интересный сон, или, сидя на уроке, ловила себя на мысли, что предвкушаю, как сегодня вечером расскажу брату новый перл нашего чудного учителя. Тогда я чувствовала, как медленно погружаюсь на дно, но ничем не могла помочь себе. Я была готова отдать всё, чтобы вновь увидеть любимого брата, чтобы однажды открыть дверь его комнаты, и услышать знакомую серьёзно-ласковую фразу: “А стучать тебя не учили?” Андрей рано начал курить, но ему до последнего удавалось скрывать это от родителей. Впрочем, это было несложно - их работа не способствовала нашим частым встречам и регулярному общению. Иногда, ворвавшись без приглашения к нему в комнату, я заставала его на подоконнике, испуганно прячущем сигарету. Это веселило и расстраивало меня одновременно. Как-то я сказала брату: “Ты зря так волнуешься - думаю, они даже не заметят, если ты будешь курить у них на
глазах”. Отчасти в этом была доля правды. У родителей хватало времени на то, чтобы узнать о наших успехах в учёбе, нанять нам необходимых репетиторов, но на то, чтобы просто поговорить - никогда. Я не могу упрекать их в этом, ведь они старались ради нашего будущего. Из-за этого позднее мы и переехали в столицу. Никто не знал, что заветное, успешное будущее для нас с братом там никогда не настанет.
        Звон разбившегося стекла прервал мои печальные воспоминания. Кто-то кинул мне в ноги бутылку. Я подняла глаза и увидела компанию крепких парней. Они громко смеялись, что-то говоря друг другу, а стеклянные взгляды, которыми они впивались в меня, не предвещали мне ничего хорошего. Таких нельзя было успокоить словами, оставалось лишь одно - бежать. Но я оказалась в западне. Впрочем, у меня было одно спасение - пожарная лестница. Я с ловкостью кошки запрыгнула на неё, и быстро забралась наверх, удивляясь своим способностям. К моему ужасу, они последовали за мной. Я побежала вперёд, решив перебраться на крышу “Лысой горы”, - здание примыкало к нему почти вплотную. Ещё издалека я заметила большое окно на втором этаже клуба, которое было распахнуто настежь. Приблизившись, я увидела, что могу спокойно проникнуть в него, сделав только шаг. Окно вело в кабинку туалета. Оказавшись внутри, я сразу выскочила оттуда и столкнулась в дверях с удивлённым мужчиной. Судя по его одежде, сегодня здесь веселились обеспеченные люди. Я мило улыбнулась ему, мельком взглянула на себя в зеркало и, убедившись, что выгляжу
вполне прилично, покинула помещение. Мне хотелось смешаться с толпой, на случай, если те парни осмелятся пробраться сюда за мной, поэтому я спустилась на первый этаж, где было более многолюдно. Все лица, за исключением постоянных барменов, казались мне совершенно незнакомыми. Это была одна из главных странностей города - здесь всегда появлялись новые люди, которые пропадали так же внезапно, как и возникали. Часто подобное происходило и с постоянными жителями, и объяснялось это просто - “срочный переезд”. Неизвестно зачем, неизвестно куда... Через несколько минут мне всё-таки удалось обнаружить одного знакомого. Я сразу узнала его, несмотря на то, что он был в тёмных очках. Немного помедлив, я решилась подойти к нему.
        - Неужели в баре закончилась кровь? - спросила я, не в силах сдержать улыбки, глядя на то, как Мир играет с полным стаканом “Кровавой Мэри”, перекатывая его в ладонях.
        - Какой сюрприз! - сказал вампир, на секунду приспустив очки и сверкнув своими фиолетово-красными глазами. - Я был уверен, что больше не встречу вас.
        - Если б мне не повезло несколько минут назад, то так бы и вышло.
        - Судя по всему, вам часто везёт, - ответил он, вероятно, с досадой вспоминания тот случай на рынке. - Кто ваш ангел-хранитель?
        - Везение - это единственное, что у меня осталось, хотя, думаю, я просто пока нужна этому городу. Если не возражаете, я бы хотела кое-что спросить у вас.
        По-видимому, я немного мешала его ночной охоте. Должно быть, он уже присмотрел здесь какую-нибудь одинокую жертву и просто выжидал, когда она покинет клуб. Мне бы хотелось ему помешать, но тёмные стёкла его очков надёжно скрывали предмет его слежки. Кроме того, я не была уверена, что стены клуба станут для него преградой для мщения, что они вообще как-то сдерживают его. По этой причине я держалась немного в стороне от него, не желая садиться к нему за столик.
        - Можете спрашивать, но у вас не так много времени - моя еда собирается уходить.
        - Говорят, раньше здесь находилась секретная лаборатория, где ставили эксперименты над каким-то необычным мальчиком. Я ищу людей, которые убили его. Вы говорили, что родились здесь, а, значит, вам должно быть что-то известно об этом? - быстро произнесла я, видя, что он поднимается из-за столика.
        - Я слышал об этом мальчике, - задумчиво сказал вампир. - Это было давно. Кажется, у него была богатая фантазия: выдумывал всякие параллельные миры, рассказывал про их обитателей, забавлял горожан, а потом внезапно исчез. На этом месте раньше находился металлургический завод, его агрессивно охраняли, поэтому ходили слухи, будто на самом деле какие-то спецслужбы проводят там секретные исследования. Это всё, что мне известно. А теперь я пойду. Если хотите, можете составить мне компанию - у меня в запасе много жутко интересных историй.
        - Нет, благодарю, - натянуто ответила я. - Буду веселиться здесь до рассвета.
        Вампир засмеялся и тотчас скрылся в толпе. Я заняла его место и продолжила играть за него со стаканом, периодически щипая себя за руку, чтобы не заснуть. Тут стоило быть особенно осторожной: мне было хорошо известно, что в “Лысой горе”, помимо вампиров, охотятся филины - так называли охотников за человеческими органами, которые похищали людей, в основном что-то подсыпая в напитки зазевавшимся посетителям. Хотелось забыться, обжечь горло глотком абсента, но я гнала от себя эти желания. В последнее время я часто заказывала “Зелёную фею”. Она уносила меня в иной мир, где я забывала о всяких страданиях, дарила мне лёгкость и эйфорию, а вместе с тем и опасные ситуации, из которых мне всякий раз чудом удавалось спастись. Однако я сильно сомневаюсь в том, что всё это действительно можно назвать чудом - колесо фортуны не может всегда поворачиваться в твою сторону. Город для чего-то хранил меня, и мне было страшно представить для чего. Приступы сумасшествия больше не повторялись, но всё могло измениться в любую секунду. Скорее всего, это зависело от решения тех людей из казино, к которым приводил меня
Ветер. Я задумалась о словах Изумрудной Леди и поняла, что совершенно не помню её лица. Более того, она стала представляться мне чем-то бесплотным, полыхающим языком пламени, который оторвался от рыжего костра, чтобы вечно гореть своим собственным малахитовым цветом, согревая одних, но обжигая других.
        Я думала о том, чтобы вернуться в казино без Ветра, провести своё собственное расследование, подробно опросить тех странных людей, но моё чутьё подсказывало мне, что я там никого не найду, а лишь подвергну себя бессмысленному риску. Тем не менее, я не отбрасывала этот план, а только ненадолго откладывала, надеясь, что скоро сама докопаюсь до правды. Это было особенностью моего характера - даже опаздывая, я никогда не спрашивала дорогу у прохожих, когда искала какое-нибудь место, мне нравилось самой исследовать окружение и находить нужный объект. Я была уверена, что найду его, и всегда находила. Здесь всё обстояло иначе, всё было намного сложнее, но это и разжигало стремление, от которого, как я думала до недавнего времени, остались лишь пепел и головёшки. У меня снова появилась надежда, которую, как ни странно, принёс мне Ветер. Он не дал мне ни одной нормальной подсказки, сказал, что я никогда ничего не пойму, толкал к ещё большей пропасти, но всё-таки само его появление придало мне новые силы. Я уверена - он появился для того, чтобы покончить со мной, сделать моё существование ещё кошмарней, но
мне не хочется верить в это полностью. Мне хочется думать, что его поступки нацелены не только на то, чтобы ранить меня и поразвлекаться за мой счёт. Мне хочется думать, что в игре, которую затеяли со мной, он оставляет мне маленький шанс. Если всё заранее известно, играть становится невыносимо скучно. Может быть, я ещё могу что-то исправить. Может быть, я ещё могу, если не получить заветные ответы, то хотя бы встретиться со своим братом, по которому так безумно скучаю.
        Через несколько часов беспощадной борьбы со сном я решила вернуться в общежитие. У самого выхода кто-то сильно задел меня плечом. Я не обернулась, хотя почувствовала кое-что необычное. На улице это ощущение быстро рассеялось, и я не смогла до конца установить его природу. Вдохнув свежий воздух, пропитанный сыростью и прохладой, я заспешила по чёрной дороге, размытой дождём. Когда я прошла мимо двух прозрачных деревьев, чья жёлтая листва почти вся осыпалась, мне стало невыносимо горько. Я не могла понять точной причины, но мне почему-то казалось, что эта резкая перемена настроения связана с тем, что я испытала, когда кто-то случайно задел меня в клубе. Тысячи жёлтых осколков впивались мне в ноги, и я шла всё быстрее, пытаясь заглушить в себе ненужные эмоции. Улицы, дома, пешеходные переходы и перекрёстки превращались в размытую акварель, перемешиваясь с пёстрыми красками осени. Мимо сновали люди, мчались машины, визжали тормоза, у магазина громко ругались грузчики, о чём-то причитала беззубая старуха, но всё это не проносилось мимо меня, а ложилось на кожу, разъедая её, как серная кислота.
        Зайдя в квартиру, я сразу отправилась в ванную, но не смогла даже умыться - из крана текла ржавая вода. Сняв с плеча сумку, я швырнула её в дальний угол прихожей, и уже собиралась идти на кухню, когда заметила выпавший из неё небольшой блокнотный листок. Я подняла его, и в этот момент вся тоска отступила. Вот что сообщали мне следующие строки: “Приходи сегодня после заката на детскую площадку возле больницы, если хочешь узнать больше о том, что спрашивала у вампира”. Кто-то мог подслушать наш разговор, но мне было непонятно, когда он успел подложить в мою сумку этот листок. Возможно, это был тот человек, толкнувшей меня в клубе. Я ещё раз пожалела, что не оглянулась.
        Прибравшись в квартире, и сделав кое-какие домашние дела, я заглянула к Радуге. Там всё говорило о том, что хозяйка комнаты ещё не возвращалась. Это расстроило меня - я очень хотела поговорить с ней, и даже приготовила завтрак для нас двоих. Конечно, она не верила ни одному моему слову, но у неё была отличная черта - она умела слушать. Порой Радуга вставляла совершенно нетактичные замечания, а иногда, сама того не подозревая, давала мне ценные советы или наводящие мысли.
        Ко всему прочему, мне нравилось слушать её сказочные истории и предания: она рассказывала их так, словно это было на самом деле. Особенно мне запомнилась одна сказка о неприступной красавице, чьё сердце не таяло от самых пламенных серенад, которые каждую ночь пели ей отважные рыцари и утончённые менестрели. Некоторые уже лишили себя жизни из-за отчаянной любви к ней, когда об этом прослышал вешний дух, случайно пролетавший мимо её замка. Он захотел наказать её за холодность души и наслал на неё чары - девушка без памяти влюбилась в прекрасного, но очень жестокого графа, единственного мужчину из всего королевства, который равнодушно относился к её красоте. Это стало для неё настоящей мукой. Она пыталась бороться со своими чувствами, но ни одна колдунья, ни одно зелье не спасало её от этого проклятья. Тогда девушка решилась признаться ему во всём. Она заливалась слезами, молила ответить ей взаимностью, но бессердечный граф был настоящим злодеем, и грубо прогнал её прочь. Вешний дух и представить себе не мог, что натворил, какой неистовый пожар он раздул! Он не знал, что чёрствый граф был не просто
равнодушен к этой красавице, а смертельно ненавидел её. Он не знал, что когда-то давным-давно из-за беспечной шутки этой девушки погиб его младший брат, который любил её больше всего на свете. Они оба были почти детьми, но он уже предлагал ей руку и сердце. Юноша нравился ей, но краснела и трепетала она лишь в присутствии его старшего брата, серьёзного и молчаливого. Однажды они втроём сидели на высоком склоне холма, и младший брат спросил у девушки, как он может доказать свою любовь к ней. Юная красавица весело засмеялась, игриво откинув назад свои густые блестящие волосы - ей льстило это внимание, несмотря на то, что она ждала его совсем от другого человека. Она посмотрела вниз и увидела дикую незабудку; до неё было сложно добраться, но девушка всё-таки попросила сорвать ей этот цветок в доказательство искренности его чувств. Старший брат стал отговаривать влюблённого юношу, но тот не думал слушать его, и смело отправился за этой незабудкой. Красавица напряжённо следила за ним: она успела пожалеть о своей просьбе и взволнованно умоляла его вернуться, но всё было тщётно - он не собирался отступать.
Победный клич вырвался из груди юноши, когда он сорвал цветок и поднял его высоко над собой, однако в этот же момент он оступился и сорвался с крутого склона, разбив себе голову об острые камни. С тех пор никто не видел её весёлой. После своего признанья девушка окончательно замкнулась в себе, и редко выходила из своего замка. Прошёл год, и вешний дух снова вернулся в те самые края, где когда-то так несправедливо наказал жемчужину всего королевства. И тогда он узнал, что красавица сошла с ума, а графа давно нет в живых - его нашли заколотым на цветочной поляне среди легкокрылых бабочек и плачущих фей. Вешний дух не мог ничего исправить, и с грустью витал над лесом, не зная, как успокоить свою совесть, когда услышал ангельский голос - это была та безумная девушка. Она кружилась над опасным обрывом и неустанно пела о мстительной незабудке. Больше в те края вешний дух никогда не заглядывал.
        Я направлялась в свою комнату, когда кто-то начал неистово колотить в мою непрочную дверь. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я подошла к ней и посмотрела в глазок. То, что я увидела там, поразило меня.
        Глава 9
        Они не понимают того, что одно достойно любви,
        - не понимают красоты. О красоте у них пошлые
        мысли, такие пошлые, что становится стыдно,
        что родилась на этой земле. Не хочется жить здесь.
        Фёдор Сологуб
        За дверью никого не было, но в неё продолжали стучать, всё яростней и неистовей. Что-то рвалось ко мне и хотело попасть внутрь во что бы то ни стало. Я отпрянула от двери, и через несколько минут всё прекратилось. Одновременно с этим я уловила в себе какие-то изменения. Я сползла по стене в угол прихожей, и попыталась собраться с мыслями, осознать непонятную перемену. Вскоре ко мне пришло осмысление - я больше ничего не чувствую. Думая о том, что мне недавно пришлось испытать и увидеть, я вдруг ясно поняла, что в душе у меня больше не осталось ни боли, ни раскаянья, ни жалости. Это ужаснуло меня, но никаких угрызений совести, которых я ожидала, не последовало. Напрасно я надеялась, что угроза сумасшествия осталась позади. Всё только начиналось.
        Моё сердце замерло, когда дверь неожиданно распахнулась. Но это была лишь Радуга. Она весело махнула мне рукой, и стянула с себя парик.
        - Ты тоже только пришла? Я, кстати, видела тебя на кладбище, - сказала она, - вернее, как ты уходила оттуда.
        - Даже не буду спрашивать, что ты там делала, - ответила я, не сильно удивившись её словам.
        - Да, тебе это совсем не понравится, - засмеялась она, а потом добавила серьёзным задумчивым голосом, - Им, наверно, там грустно. Только представь себе, всё время лежать и лежать, не имея возможности хоть как-то развлечься, хоть с кем-нибудь поговорить...
        - Это ведь только тела. Или ты веришь в какую-то ерунду?
        Она посмотрела на меня непонимающим взглядом, и ушла на кухню, не сказав больше ни слова. А я так и осталась сидеть в прихожей, думая о её словах, о своих собственных исканиях и заблуждениях, о том вечере, когда мы с Сашей в очередной раз отправились навестить Андрея. Прошло уже почти больше года со дня его смерти, но я регулярно навещала его. Родители считали это ненормальным, мама даже пыталась заставить меня пройти лечение в какой-то известной психической клинике.
        В тот день непрерывно лил дождь, но даже такая погода не могла изменить моё решение. Помню, я очень разозлилась, когда Саша предложил мне съездить к нему в другой раз. В этом мне виделось какое-то предательство. Я всегда говорила брату, когда приду снова, и не могла нарушить своего обещания. Что-то во мне верило - его душа всё слышит, всякий раз ждёт меня и спускается на землю в условленный день. Конечно, я отдавала себе отчёт в том, что это просто моя слабая защита, от которой мне сложно избавиться. Но это всё-таки произошло. Мы стояли с Сашей под общим зонтом возле могилы брата. Андрей радовался нашему приходу и счастливо улыбался с залитого дождём камня, когда я, прервав наше молчание, сказала своему продрогшему другу:
        - Хочу, чтобы меня кремировали. Пообещай мне, что когда я уйду, ты проследишь за тем, чтобы так и случилось.
        - Ты никуда не уйдёшь. Я тебя не отпущу, поняла? Скажи, ты ведь несерьёзно говоришь всё это? - спросил меня Саша, наверно, уже порядком уставший от подобных разговоров.
        - Нет, мне действительно противна сама мысль о том, что я буду лежать и гнить в этой холодной грязи. Лучше пусть меня сожгут и положат в какую-нибудь уютную чистую вазу, а ещё лучше пусть развеют по ветру!
        - А может лучше сделать из тебя чучело? - пошутил он.
        - Ты совсем не слушаешь меня...
        - Ошибаешься, я как раз внимательно тебя слушаю. И не я один.
        - О чём ты? - спросила я, повернувшись к нему.
        - Тихо! - воскликнул Саша. - Прислушайся, и ты тоже услышишь их негодующие возгласы из-под земли. Они вопят во всю глотку, что есть мочи, напрягая свои маленькие голодные тельца: “Эгоистка!”
        Я улыбнулась, поняв, что он говорит о червях, но в ту же секунду перед глазами возникла отвратительная сцена - я представила тело Андрея, как он лежит там, придавленный тяжёлой землей, полуразложившийся, а из глазниц его выползают, одержимые хищной жадностью, жирные мерзкие черви. Я закрыла глаза руками, Саша стал что-то быстро говорить, должно быть, пытаясь меня успокоить или отвлечь, но я оттолкнула его, и пошла вперёд, целиком погружённая в дикий ужас и осознание собственной ничтожности. Как на простой кусок мяса смотрят работники скотобойни на ещё дышащее оглушённое животное, точно так же в тот тёмный сырой день смотрел на меня весь мир.
        Абсурд больше не душит меня. Я смирилась с ним, хотя мне тяжело вспоминать свою отчаянную борьбу с миром, когда я впервые почувствовала его дыханье. Я бунтовала, боялась собственной свободы и одновременно несвободы, старалась примириться, но не смогла этого сделать. Однажды ночью он подкрался к моей постели, наклонился и прошептал на ухо свой приговор. Это была расплата за то, что я осмелилась смотреть на него в упор. Только избранные храбрецы могут делать это, могут говорить с ним на равных, не испытывая страха и тоски.
        Я медленно поднялась и направилась на кухню, где Радуга уже приготовила нам свежий крапивный чай. Она всегда заваривала его, когда возвращалась утром.
        - А мне уже нравится его вкус, - сказала я, сделав несколько глотков травяной жидкости.
        - Я слышала, что раньше наши предки отпугивали крапивой русалок и ведьм, - сказала Радуга, отклеивая накладные ресницы.
        - Значит, на современную нечисть она не действует, - сказала я, отстранённо улыбнувшись, резко ощутив нереальность всего происходящего.
        Со мной нередко случаются подобные приступы. Они проходят так же быстро, как и возникают, поэтому я уже почти не обращаю на них внимания.
        - Лучше бы твоя крапива отпугивала вампиров, - произнесла я, вспомнив о ночной встрече в клубе.
        - Кто-то из них устроил на тебя охоту? - с любопытством спросила Радуга, и глаза её жадно заблестели.
        - Надеюсь, нет. Но я уже не раз сталкивалась с одним вампиром...
        - Он красив? - перебила меня она.
        - Тебе бы понравился. Но какое это имеет значение?
        - Просто так спросила. Не выношу уродства, - сказала она и подошла к небольшому зеркалу, висевшему над кухонной раковиной.
        Я удивлённо посмотрела на Радугу. Мне было странно слышать это от неё, от этой милой девушки, продававшей свою красоту моральным и физическим уродам. Наверно, у неё были свои представления о прекрасном.
        Однажды родители попросили меня присмотреть за дочерью их состоятельных знакомых. Ей было всего шесть лет, и я надеялась, что мы здорово проведём время. Но я ошибалась - девочка была совершенно непослушной и капризной. Стараясь её как-то заинтересовать, я стала обсуждать с ней диснеевские мультики, но быстро оставила эту тему. Про первый же мультик “Красавица и чудовище” она сказала так:
        - Он такой страшный. Как он мог ей понравиться!
        - Она полюбила его из-за характера - на самом деле он был добрый и храбрый, - объяснила я.
        - Нет, она влюбилась в него, потому что сначала он был красивым принцем!
        Спорить не стоило... Конечно, внешняя красота - это вещь относительная и субъективная. Эталоны физической красоты существовали и менялись на протяжении веков, каждый народ имел свой канон “прекрасного” на какой-то период времени. Иногда в погоне за этими эфемерными канонами люди совершали и совершают глупые вещи - раньше китайским девочкам в раннем возрасте туго перетягивали ступни, чтобы добиться “идеальных” маленьких ножек, в некоторых африканских племенах, чтобы стать красавицами, девушки увеличивают себе длину шеи, нося специальные металлические кольца, современные жители цивилизованных стран меняют свои тела пластикой, добавляя в них силикон, отрезая ненужные куски плоти, делают различные инъекции, умирают от анорексии. Для чего всё это? Чтобы соответствовать принятым стандартам, чтобы нравится противоположному полу, чтобы сделать успешную карьеру? Смешно, грустно, нелепо. Такие люди всецело зависят от мнения окружающих, в своей естественности видят уродство и ослеплены ограниченным понятием красоты. Помню, я читала в газете о том, как молодая девушка покончила с собой из-за неудачной
пластической операции. Когда Эрна из рассказа Куприна нашла зеркало и поняла, что она уродлива, девушка, разумеется, огорчилась, но это не стало для неё страшным ударом, потому что она знала - в мире есть вещи намного важнее этого. Однако эта героиня с самого начала казалась мне прекрасной, и дело было в её характере и поступках. Именно это я считаю настоящей красотой. Безусловно, у меня есть своё собственное эстетическое чувство прекрасного, но я заметила в себе одну особенность: после знакомства с красивым человеком, иногда после короткого разговора с ним, у меня может резко поменяться мнение о его внешности. Если человек мне не понравится, он уже не будет казаться мне красивым. Я стану смотреть на него новыми глазами, которые, в отличие от прежних, не увидят в нём ничего притягательного, хотя “внешняя оболочка” этого человека не изменится. Со мной случаются и обратные ситуации - человек, чья внешность вначале покажется мне серой и даже отталкивающей, через несколько секунд может превратиться в самое прекрасное существо на земле. Так произошло, когда я познакомилась с Ясей. Он уже не кажется мне
таким красивым. Сказать по правде, я почти не помню его лица. Иногда мне хочется думать, что я на самом деле любила его. Но я хорошо понимаю, что это не так. Я даже была влюблена не в него, а в своё представление о нём. Теперь мне кажется это очевидным. В то время я уже не могла никого любить, в то время я уже была трупом.
        Радуге надоело любоваться на себя в зеркало, и она решила вывести меня из моей задумчивости:
        - Ты такая бледная, Иллюзия. Хочешь, я дам тебе свои румяна?
        - Нет, спасибо. Мне просто нужно немного поспать, - ответила я, - У меня сегодня вечером важные дела.
        Радуга с любопытством взглянула на меня, но ничего не спросила. Сегодня ей всё-таки удалось удивить меня.
        - Недавно кто-то приходил к тебе. Теперь ты работаешь прямо на дому? - спросила я, решив задать волнующий меня вопрос.
        Я не смогла понять, что отразилось на её лице - смятение, страх, или радость. Возможно, все эти чувства живо промелькнули на нём, через секунду скрывшись за непроницаемой стеной взгляда.
        - Нет, - ответила она и, не пожелав больше ничего говорить, ушла в свою комнату.
        Я не придала большого значения её необычному поведению и, допив чай, отправилась восстанавливать силы для грядущей встречи с тем человеком, или существом, обещавшим открыть мне важные тайны. Перед тем, как покинуть кухню, я тоже задержалась у зеркала. И долго стояла так, напряжённо всматриваясь, постепенно приближаясь к своему отражению, как зачарованная, не в силах отвести взгляда с гладкой поверхности, где на меня пытливо смотрело моё alter ego. Я почувствовала, как во мне нарастает тревога, но только ещё ближе придвинулась к своему двойнику. Это было похоже на любопытный страх ребёнка, который начертил на зеркале мыльную лестницу, и ждёт, когда на ней появится чёрная фигура Пиковой Дамы. В какой-то момент мне привиделось, что на меня, жестоко ухмыляясь, смотрит незнакомый человек - я видела своё тело, но оно казалось мне совершенно чужым. Очень странное чувство. Я вздрогнула. Что это было: очередной знак превращения, или просто усталость? В любом случае, это уже ничего не меняет. С такими мыслями я вышла из кухни. Спустя несколько минут я уже крепко спала.
        Когда я открыла глаза, то сразу ощутила беспокойство. Я долго смотрела на часы и не могла понять, о чём они говорят мне; лишь через некоторое время мне стало ясно, что я проспала до глубокого вечера, и теперь опаздываю на свою, возможно, во многом решающую встречу. Я быстро собралась, обрушивая страшные проклятья на не прозвеневший будильник. Только открывая входную дверь, я услышала плач, доносившийся из комнаты Радуги. Неожиданное удивление быстро сменилось лёгким сочувствием, которое, впрочем, так же быстро превратилось в мысль, что такое сочувствие, которое будило во мне порыв утешить её, может стоить мне дорого. Поэтому я решительно захлопнула за собой дверь, оставив за ней чужую боль. Внимание всегда стоит дорого. Оно всегда требует какой-то платы, а иногда хочет жертв. Меня часто мучит вопрос - а не была ли болезнь Андрея такой жертвой? В детстве он всегда радовался, когда заболевал, но не по той причине, что не надо было идти в детский сад или школу: тогда родители возвращались домой пораньше, отпрашивались с работы, дарили своему ребёнку ту заботу и любовь, которые ему были так
необходимы, и что, конечно, не могла дать нам ни одна няня. Эти чужие тёти ненадолго входили в нашу жизнь и быстро покидали её, оставляя после себя чувство предательства, разочарования и нелогичной детской обиды. Однако время шло, мы росли, и обычная ангина уже почти перестала волновать родителей. Может быть, поэтому у Андрея появилась эта тяга к экстремальным прыжкам и другим опасным трюкам? Может быть, поэтому он, в конечном итоге, заболел раком? Бредовая мысль, но она навечно поселилась в моей голове. Мне кажется, если бы родители сильнее показывали свою любовь, чаще говорили нам о том, как мы им дороги, находили время, чтобы выслушать наши наивные, смешные мысли - он бы никогда не стремился к тем вещам, которые могли как-то покалечить его, чтобы заслужить их внимание, он бы никогда не хотел заболеть и не ушёл бы так рано. При жизни, когда я думала об этом, мне становилось трудно находиться в обществе родителей, которые после смерти Андрея вдруг стали до тошноты внимательны ко мне. Отец, правда, недолго мучил меня этим, но мама, деловая женщина с сильным характером, даже уволилась с работы и стала
домохозяйкой. Однако это уже было не нужно. Это было несправедливо. Они были нужны мне, но не так сильно, как брату. Поэтому это было несправедливо, поэтому дома я запиралась в своей комнате, не хотела возвращаться домой с учёбы, садилась в метро на Кольцевую линию и часами каталась по бесконечному подземному кругу. А потом, когда всё стало совсем бессмысленным, сделала свой выбор. Если хочешь догнать белого кролика, готовься упасть. Я уже не так уверена в этом, ведь до сих пор хожу лишь по его запутанным следам.
        Сначала я никого не заметила на площадке, но вскоре моё внимание привлекли качели, которые сперва раскачивались совсем легко, словно от ветра, но постепенно стали набирать скорость - что-то незримое сидело на них и, по-видимому, знало о моём присутствии.
        - Здесь кто-то есть? Это вы мне писали? - спросила я у пустоты, подойдя к качелям.
        После недавних событий, я убедилась - тут может быть и такое.
        - Не отвечу, пока не поздороваетесь. Я, знаете ли, не выношу невежества, - вдруг раздался странный манерный голос. То ли женский, то ли мужской.
        - Простите, - сказала я. - Доброй вечер. Теперь вы ответите?
        - Ну что за спешка! Вечно вы куда-то спешите, словно завтра конец света! - недовольно проговорил голос.
        Я не знала, что сказать на это, поэтому снова извинилась и замерла в ожидании. Но голос больше не произнёс ни звука, поэтому я отважилась на новый вопрос.
        - Что же мне следовало сказать в первую очередь? Может быть, узнать ваше имя?
        - Черепаха! - спустя какое-то время произнёс раздражённый голос.
        - Я правильно понимаю, вас так зовут?
        Мне снова ответили не сразу, но на этот раз голос звучал чуть терпимее.
        - А вот это уже лишний вопрос. Милочка, вы совершенно не умеете держать культурную беседу, да и к тому же не пунктуальны.
        Я на всякий случай посмотрела на небо, а потом на часы. Заката ещё не было. Здесь темнело ровно в десять - без всяких прелюдий, в отличие от рассвета.
        - Но до заката ещё несколько минут, - робко заметила я.
        - Вот именно! - взорвался голос.
        Я была окончательно сбита с толку, поэтому достала из кармана блокнотный листок, где мне назначалась сегодняшняя встреча и показала её существу, примерно определив, где у него находится уровень глаз, если, конечно, они у него вообще были.
        - Это точно вы писали?
        - И снова эти нелепые вопросы! Я даже времени вам точно не скажу. Знаете почему?
        - Почему? - растерянно спросила я
        - Вот и я не знаю, - ответил голос и после небольшой паузы добавил. - Раз вы всё-таки пришли, то сами ищите свой ключик.
        - И вы больше ничего мне не скажете?
        - Только одно: у него были золотые крылья.
        - У кого? - не поняла я.
        - Возмутительно! Вы ещё и перебиваете.
        - Простите, мне показалось, что вы договорили. Я не хотела вас перебивать, - поспешно извинилась я.
        - Ладно, вот теперь всё сказано. Прощайте, милочка.
        Последние слова этого существа донеслись откуда-то издалека.
        - Подождите! Вы же ничего не объяснили! - крикнула я.
        Мне никто не ответил. Я ещё постояла какое-то время в надежде, что оно вернётся и договорит, но слух ловил лишь обрывки фраз случайных прохожих и шипение кошек у мусорного ящика. Стемнело. Не зная, куда мне идти, я опустилась на качели и стала обдумывать, куда теперь отправиться. Я была расстроена, но не более того - все мои здешние скитания и невзгоды в какой-то степени закалили меня и приучили всякий раз готовиться к худшему. Скрипучие качели раскачивались вместе со мной, словно маятник между моей прошлой жизнью в реальном мире и непонятным существованием в этом городе. Что же всё-таки со мной будет?
        Я резко спрыгнула с качелей и больно приземлилась на коленку. В этот момент над головой прозвучал звонкий детский голос:
        - Он умел летать!
        Я подняла голову и увидела в одном из нижних окон больницы маленькую девочку. Её лицо было невозможно разглядеть, но я была уверена, что ей не больше десяти. Я сразу вспомнила о персонаже в игре - той девочке с мячиком, что иногда загадывала странные загадки. Можно было не сомневаться - со мной говорил единственный ребёнок города.
        - Кто умел? - спросила я, подойдя поближе к зданию.
        - Тот мальчик, о которым ты хотела узнать у Прозрачного, - с готовностью ответила девочка.
        - У Прозрачного?
        - Да. Он ужасный зануда. Но иногда приходиться ему уступать - когда я его не слушаюсь, он больно дёргает меня за косички.
        Сказав это, она почему-то захихикала.
        - Говорят, у него голова неправильной формы, вот он и прячется, - добавила она и громко вздохнула. - Но это злые языки всю правду вылизали. На самом деле, он так ходит, потому что иначе его бы убили давно. Не любят его совсем - с ним жить трудно. Но я к нему настолько привыкла, что не представляю, как буду без него. А ты бы плакала, если бы он умер?
        Я не поняла, о чём она говорила, поэтому решила перевести разговор на более важную для меня тему:
        - А что ты ещё знаешь о том мальчике?
        Она залезла на подоконник и села по-турецки.
        - Мы с ним дружили. Иногда он брал меня с собой в полёт. Я называла его Маленьким Принцем, а он меня Дюймовочкой. Мне нравилось играть с ним. Я и сейчас прошу всех так называть меня. А как ты себя называешь?
        Теперь я стояла совсем близко и могла рассмотреть её лицо. Она действительно была совсем маленькая, но глаза у неё были очень взрослые, словно она видела меня насквозь и над чем-то подсмеивалась про себя.
        - К сожалению, я не помню. Может быть, ты подскажешь? - спросила я, осознав, что до этого здесь ещё никто не спрашивал моего имени.
        - Я хочу узнать не твоё имя, а как ты себя называешь, - ответила девочка, улыбнувшись. - Но если нужно, я могу сказать тебе его, а ещё рассказать всё про моего мёртвого друга.
        - Да, прошу тебя!
        Она нагнулась вперёд, облокотившись на руки.
        - Хорошо, - протяжно сказала она совсем недетским голосом, - только сначала поиграй со мной.
        Это прозвучало зловеще, но я поспешно кивнула.
        Глава 10
        Любить и погибнуть: это сочетание - вечно.
        Воля к любви означает готовность к смерти.
        Фридрих Ницше
        - Играем в прятки! Найди меня до рассвета! - крикнула она и скрылась, захлопнув окно.
        Перспектива искать её в тёмном полупустынном здании не очень радовала меня - не столько потому, что это представлялось мне сложным, сколько из-за слухов и легенд, которые ходили об этой больнице. То, что обитало там, если верить рассказам, было гораздо опаснее вампиров и чудовищ из парка. Я бывала там, но каждый раз днём. Теперь мне предстояло жуткое приключение.
        Внутри было мрачно и тихо, только на вахте горел приглушённый свет, хотя на месте никого не было. Коридор и лестницу, ведущую на верхние этажи, освещали лишь фонари улицы, лениво посылая в здание блеклые рассеянные лучи. Постояв в дверях несколько секунд, чтобы справиться с нервами, я направилась к старой облезлой лестнице. Должно быть, в этом здании убирались крайне редко - повсюду была пыль и грязь, под ногами шуршали какие-то пакеты и коробки. Лестница была очень длинная. В какой-то момент я даже почувствовала себя героиней картин Маурица Эшера, которая поднимается по одной из его спутанных лестниц, не имеющей начала и конца, что ведёт никуда, в непостижимую бесконечную пустоту. Но вскоре осознала, что уже стою на втором этаже.
        Я сделала несколько неуверенных шагов вперёд, и где-то высоко над головой раздались громкие продолжительные аплодисменты, заставившие меня вздрогнуть и похолодеть от ужаса. Словно наверху находилась галёрка, заполненная шумными зрителями. Вскинув голову, я увидела, что на потолке, прямо надо мной повисло непонятное существо, чьи черты имели некоторое сходство со мной. Перед тем, как ринуться бежать, не разбирая дороги, я успела понять - это моё отражение. На потолке находилось огромное зеркало, и в нём отражался мой новый облик. Нет, я не превратилась в чудовище - это был лишь грим. Я стала клоуном. Совершенно белое лицо, на кончике носа которого было яркое красное пятно, улыбалось мне сверху длинной чёрной улыбкой. Я опустила глаза - огромные жёлтые ботинки и пёстрые широкие штаны на подтяжках. Хотелось смеяться и плакать - у этого города было отменное чувство юмора.
        В дальнем углу коридора захихикали, и послышался быстрый топот убегающих ножек. Я пошла следом, отчётливо слыша вместе с гулом шагов своё учащенное сердцебиение. Было страшно, и в то же время я ощущала себя эпизодической героиней фильмов ужасов, чья скорая смерть явится лишь экспозицией, небольшим вступлением к чему-то более важному. В конце коридора в нос ударил резкий запах гнили, такой резкий, что меня чуть не вывернуло наизнанку. Не знаю, что случилось потом. Помню только, как надо мной пролетали белые больничные лампы, как скрипели о линолеум подошвы ботинок - меня кто-то тащил, кто-то сильный и полный решимости в своём жестоком замысле.
        О том, кто это был и что он замышляет, я уже думала, будучи прикованной наручниками к раковине в маленькой запертой комнате. Точнее к раковине была прикована не я, а какой-то парень, который, судя по всему, был без сознания. Я же, в свою очередь, была прикована к его руке. Возможно, он даже был мёртв, но проверять это я не решилась. Чтобы справится с паникой, я использовала старый трюк, который не раз применяла здесь - просто бесконечно твердила себе, что это всё не происходит на самом деле, что это просто сон, спектакль, розыгрыш.
        Думаю, я просидела так около часа - вся сжавшись от холода и напряжения, уставившись в одну точку, отгоняя от себя жуткие мысли, слушая монотонное капанье воды из крана. Не знала, что простой звук воды может так сильно щекотать нервы. Когда мне стало казаться, что ещё немного и я в самом деле сойду с ума, дверь плавно отворилась. Я прищурила уже отвыкшие от света глаза и увидела в дверях мужской силуэт.
        - Остановись, мгновенье! Ты прекрасно! - вот с такой пышной фразой в комнату вошёл Ветер.
        Наверное, в этот момент из крана упала последняя капля, украв у меня остатки рассудка.
        - Посмотрела бы я на тебя в такой ситуации. Сейчас же освободи меня! - крикнула я.
        - А ты совсем не смешной клоун. Теперь я понимаю, почему с тобой так поступили, - ответил Ветер, подойдя ближе.
        - Поступили? То есть…это не ты сделал? - я подняла голову, стараясь заглянуть ему в глаза.
        - Узнаю свою смышленую собеседницу.
        Сказав это, он прошёл в другой конец комнаты и присел на подоконник.
        Я слегка заторможено смотрела на него, осознавая пока только одно - развязывать меня сию минуту он не собирался.
        - Где ты пропадал? Я искала тебя. Мне нужно спросить тебя о Саше. Я боюсь, что будет поздно.
        Мне было ясно, что бессмысленно спрашивать его о том, как он здесь оказался, следил ли он за мной и знает ли того, что приковал меня, поэтому я решила начать сразу с самой важной для меня темы.
        - Что ты хочешь узнать? - неожиданно серьёзно ответил Ветер.
        - Ты говорил, что Саша хочет…что он может совершить нечто непоправимое, - сбивчиво начала я. - В общем, мне нужно узнать - могут ли мёртвые как-то влиять на поступки живых?
        Даже в полумраке комнаты я заметила, как сверкнули его глаза.
        - Мёртвые всегда влияют на поступки живых.
        В голосе Ветра больше не чувствовалось никакой иронии и сарказма. Его слова звучали холодно и остро, как ледокол, нещадно разрезая мои замороженные чувства, давая мне понять, что они у меня ещё есть, что я ещё не до конца огрубела.
        - Я могу его спасти?
        В той стороне комнаты вспыхнула зажигалка, озарив лицо Ветра. Прежде чем ответить он несколько секунд молча смотрел на маленький огонёк в своих руках, единственный источник тепла в этой простуженной сквозняком комнате.
        - Возможно, если ваше пламя не угаснет.
        Не уверена, что поняла о чём он, но чтобы что-то узнать надо задавать вопросы.
        - Наше пламя? Неужели ты говоришь о любви? Но причём здесь это глупое чувство? - спросила я, и ко мне тут же подкралась одна мысль. - А можно сделать так, чтобы он нашёл себе новую любовь, которая поможет ему забыть обо мне?
        Ветер встал и подошел к парню, всё это время не подававшему признаков жизни. Затем перевёл взгляд на меня.
        - Звучит легко, как воздушный шарик, - улыбнулся он, на долю секунды взглянув вверх.
        Я проследила за его взглядом - к потолку было приковано множество гелиевых шаров. В полумраке комнаты они казались чёрными. Я нервно улыбнулась про себя логичности этого абсурдного города - если есть клоун, то, значит, где-то рядом должны быть и шары.
        Звучало действительно очень легко. К сожалению, я сама это хорошо понимала.
        - Наверно, ты прав, - грустно сказала я. - Глупая идея. Сомневаюсь, что любовью и впрямь можно кого-то спасти.
        - Вот как?
        Ветер опустился напротив меня.
        - Любовь Саши никому не принесла счастья. Да, он любил меня, но эта любовь была ненормальной. Однажды он чуть не убил нас обоих. Может быть, это и не настоящее чувство, но что это тогда за проклятая зависимость? Тот, кто всё это придумал, наверно, имел своё собственное специфическое чувство юмора. Должно быть, его весьма забавляет смотреть на человеческие мучения. Хотя большинство из нас, безусловно, заслуживает этого.
        - Конечно, ты не большинство и не заслуживаешь ни капельки боли, - иронически заметил Ветер. - А любовь - это всегда чья-то маленькая смерть.
        - Что значит всегда? И почему маленькая? Смерть не может быть маленькой. Смерть - это смерть.
        - Если глубже заглянешь мне в глаза, то увидишь своё надгробье с надписью: “Здесь покоится её поэтическая натура”.
        - Так что же ты имел в виду?
        - Абсолютно ничего. Просто понравилась фраза - звучит красиво, ты не находишь?
        Если бы в этот момент на него рухнул стоявший сзади шкаф, это бы хоть немного подняло мне настроение.
        - Сашу никогда не привлекала смерть. Он был романтиком, хотел любить - страстно, безумно, а если и страдать, то невсерьёз.
        - Так хорошо его знала?
        Думаю, сарказм Ветра был тут совершенно уместен.
        - Не уверена, - ответила я. - Знаешь, как сказала однажды моя хорошая знакомая: “человек настолько сложен, что сам порой не понимает, носит ли он маску, или это его истинное лицо”.
        - И с кем же я сейчас говорю?
        Я не ответила. Все мои мысли обратились к воспоминаниям о человеке, который однажды прошёл сквозь мою жизнь, как случайный встречный в ненастный день, с которым ты скрываешься от дождя на пустынной остановке и который убегает раньше, чем закончится дождь. Она была красива. Очень красива. Это первое, что приходит в голову, когда я вспоминаю о ней. У неё был отменный вкус, она умела держать себя и если находилась на каком-нибудь мероприятии, то взгляды всех окружающих непременно были прикованы только к ней. Я познакомилась с ней на первом курсе института. Она преподавала у нас генетику. Лексе, как мы называли между собой Александру Викторовну, было около двадцати пяти - по крайней мере, больше этого ей бы точно никто не дал. Но не только её необыкновенная красота удерживала наше внимание - она восхитительно преподносила свой предмет, умела заинтересовать, привести удивительные примеры, факты и была умным проницательным собеседником. Несмотря на предмет, который она нам преподавала, её образ для меня был овеян каким-то романтическим ореолом. И дело было не только в её длинных волосах и воздушной
чёрной шали. В чистых глазах Лексы, что сразу успела заметить моя внимательная натура, скрывалась тайна и даже какая-то, как мне казалось, затаённая грусть. Она была просто вылитой тургеневской барышней - такой она представлялась мне, поэтому я сразу не поверила и посмеялась над своим сокурсником Серёжей, когда он сказал мне, что он с ней встречается. У меня никак не вязался образ этой грациозной молодой женщины с обычным Серёжкой, вчерашним школьником в потертых джинсах, с не очень развитым кругозором, хоть и страстно претендующим на это. Тем не менее, это оказалось правдой. Серёжа сам свёл нас в неформальной обстановке на показе старых французских фильмов, куда пригласил меня. Я знала, что сама Лекса настояла на этой встрече, поэтому пошла туда с неоднозначными мыслями, думая о том, искреннее ли это желание подружиться с хорошей знакомой её молодого человека, или же ревность и попытка убедиться в том, что нас с Серёжей действительно связывают только приятельские отношения.
        - Серёжа много о вас рассказывал. Мне стало любопытно, - такое объяснение сразу дала мне Лекса при нашей встрече.
        Трудно сказать, чем я её заинтересовала, что могло нас связывать. Как мне казалось тогда, у нас было мало общего, так же мало, как и у них с Серёжей. Но постепенно я подружилась с ней. Именно она потом познакомила меня с Вадимом, мужчиной, который, на мой взгляд, тоже никак не должен был принадлежать к её кругу. Мы с Лексой вместе ходили по выставкам и театрам, и я, разинув рот, с интересом слушала о том, как она рассказывала мне о личной драме Кафки, творчестве французских экзистенциалистов, последнем дне жизни Маяковского, о традициях Индии и японском менталитете… Я восхищалась ей, мне хотелось быть такой же, как она, и я искренне радовалась нашей дружбе, хотя до конца и не осознавала, зачем ей самой эта дружба. Как-то я намекнула ей на это, а она отшутилась, сказав, что чувствует во мне свои гены. Даже расставшись с Серёжей, она продолжила со мной общаться. Она сказала ему об их разрыве так легко и спокойно, что мне пришлось взглянуть на неё с другой стороны. Она была жестока и равнодушна к чужим чувствам. Мужчины представлялись Лексе тривиальными игрушками, которые быстро ей надоедали. Она это
не отрицала, охотно говорила со мной о романах прошлого и своей непостоянной сущности. Лекса действительно была настоящей стихией. Её непостоянство распространялось не только на отношения с мужчинами, но и на все сферы жизни. Если что-либо заинтересовывало её, то она бросалась туда с головой, а спустя короткое время демонстрировала к предмету своего страстного увлечения полное равнодушие, и неважно - был ли это мужчина с его собственным живыми чувствами, или просто раздел во всемирной истории. Однажды этот сильный и свободный дух, эта зрелая и умная женщина, расплакалась при мне во время нашей беседы. Речь шла о неприступном мужчине, которого она долго добивалась, про которого она думала, что он её судьба. Но как только он ответил ей взаимностью, она сразу остыла к нему и в душе её снова воцарил холод. Лекса, словно маленькая девочка, случайно разбившая вазу, смотрела на меня беспомощным взглядом и просила помочь ей, молила спасти её, дать излечиться от её же собственной сущности. Но я не знала, как склеить её прозрачный хрусталь, не знала, как ей помочь. Я не представляла, что сделало её такой -
личная катастрофа, чужая жестокость, а, быть может, сама природа. Я не знала о ней большего, чем она позволяла узнать. Иногда мне кажется, что я вообще участвовала в каком-то драматическом спектакле с талантливой актрисой. Как-то она сказала мне: “Жизнь-это игра, в которой выигрывает всегда тот, кто несерьёзно относится к этой игре. Учись нарушать правила”. Я не раз вспоминала эти слова здесь, слова этой жестокой, холодной, эгоистичной, несчастной и как никто другой заслужившей сочувствия, женщины. Я потеряла с ней связь, когда она внезапно решила уехать в Токио к какой-то дальней родственнице. Она один раз звонила оттуда, а потом окончательно пропала. Позже я выяснила, что и у дальней родственницы она задержалась ненадолго, но вот куда она делась, уже не знал никто. В моём сознании Лекса осталась туманной красивой зарисовкой, дождливым пейзажем с неясными очертаниями, слишком красивым и слишком туманным, чтобы серьёзно вникать, что же там изображено на самом деле.
        - Может, всё-таки поможешь освободиться? - наконец, спросила я, потерев занемевшую руку. - Или в твои планы входит оставить меня на растерзание этому маньяку?
        - Иногда нужно поднимать глаза вверх, - неожиданно сказал Ветер, - но нет большой тайны в том, что необходимый предмет зачастую оказывается под носом.
        Я быстро опустила глаза и увидела у себя на шее небольшой ключик. Странно, что я не заметила его раньше. Сняв его, я отстегнула наручники и посмотрела на парня, чьё тело безжизненно распласталось на полу.
        - Он мёртв? - спросила я Ветра.
        - Мне определённо нравится с тобой общаться, - сказал он, поднявшись с пола, - твои вопросы бывают такими забавными.
        Я не знала, как поступить, поэтому просто отстегнула его холодную руку от трубы и отошла в замешательстве. Не могла же я тащить его на себе?
        - Я сообщу о нём Грому. А сейчас я больше всего на свете хочу уйти отсюда.
        - Неужели?
        Я обернулась к Ветру. Он курил, прислонившись к шкафу.
        - А ты думал, у меня есть желание сидеть в темноте с мертвецом в ожидании непонятно чего?
        - Именно. О чём ещё мечтать молодой девушке? - улыбнулся он, хотя глаза его остались серьёзными. - Осмелюсь добавить - мёртвой молодой девушке.
        Я проигнорировала его слова и вышла из комнаты. Ветер последовал за мной и, внимательно глядя на меня, словно он чего-то ждал, плавно и не спеша закрыл за собой скрипучую дверь.
        Я шла по коридору и вновь погружалась в картины прошлого, в сцены старого фильма, которые иногда приходят на ум, крадут покой, будят разочарование, надежду, радость и неумирающую боль.
        После того, как Андрея не стало я творила разные глупости. У брата была своя рок-группа, но я почти не общалась с её составом, поскольку в ней были парни гораздо старше меня. Но когда Андрей умер, а Саша ещё был далеко, я стала часто бывать на репетициях его группы. Напивалась до чёртиков, зависала на незнакомых квартирах с малознакомыми людьми, растворялась под музыку гитар, чьё-то пение, смотрела на молодых девчонок, должно быть, моих ровесниц, которые целовались друг с другом - конечно, с одной единственной целью: привлечь внимание парней постарше, показать им какие они взрослые и раскованные девушки. Мне нравилось ловить на себе взгляды, в которых читалось: “очередная глупая малолетка, с которой можно неплохо провести время”, нравилось чувствовать себя такой - глупой, пустой, беззаботной, а поэтому счастливой. Мне нравилось играть такую роль, но всегда наступали минуты прозрения. Тогда я освобождалась от чьих-то разгоряченных рук и, промурлыкав чужаку: “Я сейчас вернусь”, оказывалась в коридоре, где наспех обувшись и схватив куртку, исчезала за дверью. А чуть позже, бредя по ночному городу, в
не зашнурованных ботинках, в надежде на то, что ещё успею до закрытия метро, задавалась вопросами: “Что я искала там? Зачем был нужен этот спектакль? Зачем я так рискую?” Конечно, опасные ситуации возникали, но кончались они благополучно. Только на следующий день, проснувшись и подумав о том, как всё могло повернуться, если бы не какая-то мелочь, мне становилось страшно. Теперь мне ясно - это был мой неосознанный путь к саморазрушению, а также абсурдная попытка уловить призрачные следы, найти родного человека там, где его когда-то можно было застать, но который уже никогда туда не придёт. Однажды, вернувшись домой с одной из своих ночных прогулок, в подранных на коленях колготках и в забрызганной грязью юбке, я застала отца. Он сидел за своим рабочим столом при свете настольной лампы и читал какие-то деловые бумаги. В последнее время дела его фирмы шли плохо. Услышав, что я вошла, он поднял голову, и что-то непонятное отразилось в его глазах. Потом он улыбнулся и произнёс:
        - Хоть кому-то сейчас хорошо.
        Мне стало больно. Но не только из-за того, что я вновь оказалась перед пропастью непонимания - к этому я уже давно привыкла. Мне стало плохо от осознания того, что я смотрю на своего родного отца так, словно он чужой человек. Я не знала его, не понимала и не могла ничего ему рассказать. Он совсем не чувствовал меня. Мы были чужие друг для друга. Вот что было по-настоящему жутко. Пустота и одиночество истерично подсмеивались из углов комнаты, когда я тихо отозвалась:
        - Ты прав, папа. Мне хорошо.
        - Тебе влетит от матери, а пока иди спать и закрой за собой дверь, чтобы не мешал свет.
        Думаю, с той ночи я окончательно закрылась для родителей и не пыталась им уже что-либо объяснить.
        Ветер молча шёл позади и, вероятно, забавлялся, глядя на то, как я опасливо и осторожно заглядывала во встречные комнаты. Быстро щелкнув выключателем и обежав комнату взглядом, я стремилась к следующей двери.
        - Ищешь кого-то? - наконец, спросил он.
        Я уже исследовала второй этаж, и мы спускались вниз.
        - Да, - ответила я. - одну девочку, которая обещала помочь мне, если я найду её.
        Ветер тихо рассмеялся.
        - Она давно не играет по правилам. Думаю, это будет непросто.
        Я не видела причин, чтобы ему верить, но близился рассвет, и мне не оставалось ничего другого, кроме того, как закончить свой поспешный поиск и сдаться.
        - Она знала его, дружила с ним, а значит он не фантом, и так или иначе я узнаю правду!
        Я сама удивилась своей решимости, которая прозвучала в моём голосе. Ветер лишь с полуулыбкой взглянул на меня, но ничего не сказал.
        Когда мы вышли на улицу, я вопросительно посмотрела на него, надеясь на какие-то подсказки. Я уже стала кое-что понимать в его игре, и мне было ясно, что он разыскал меня не просто так.
        - У меня есть для тебя подарок, дорогая клоунесса, - сказал он, заговорщицким тоном, хитро прищурив глаза. - Это любовная записка.
        - Как неожиданно, - сказала я, с наигранной экспрессией приложив руки к груди. - Даже не знаю, что вам ответить.
        Но всё моё настроение кривляться быстро улетучилось, как только он протянул мне записку. Это была очередная страница из дневника Саши. Я взяла её дрожащей рукой, внутренне молясь о том, чтобы она не была его предсмертной. И вот, что я прочла там: “Она пошла с Вадимом на свидание. Будь он проклят! Я ревную её, как безумный Отелло, хотя не имею на это никакого права. Вчера нагрубил ей по телефону. Она считает меня другом, и я не должен вести себя, как последний болван. Но, черт побери, как это сложно! Порой во мне скапливается столько яда и ненависти, что их становится невозможно держать в себе. Иногда я даже думаю - любовь ли это? Нет, конечно, это любовь - такая вот больная, невозможная, измученная любовь. Такая любовь никогда не даст поцеловать себя без славного подвига, но её можно добиться, её стоит ждать. И она будет у нас, я знаю”.
        - Но разве так можно любить? - зачем-то спросила я подавленным голосом, вновь и вновь пробегая глазами по строкам.
        Когда я подняла голову, Ветра уже не было.
        По дороге в общежитие я решила заглянуть к Грому и рассказать ему о случае в больнице и том парне. Я не могу относиться к окружающим как к мёртвым, даже, если это и так.
        Гром встретил меня озабоченным взглядом, трудно было не заметить напряжения на его лице.
        - Ты ещё не знаешь, что случилось? - спросил он взволнованно.
        Я покачала головой и уставилась на него в недоумении.
        Гром знаком предложил мне присесть, затем взял со стола какие-то фотографии и грустно покачал головой.
        - Бедная глупая девочка. Что же она натворила…
        Глава 11
        Мне всё кажется, что я перед ящиком с куклами;
        гляжу, как движутся передо мною человечки и лошадки...
        играю с ними, или, лучше сказать, мною играют,
        как куклою; иногда, забывшись, схвачу соседа
        за деревянную руку и тут опомнюсь с ужасом.
        Иоганн Вольфганг Гёте
        Иногда люди неожиданно уходят, осознанно отрезая себя от мира, зная, что уже никогда ничего не будет по-прежнему. У всех разные причины. Я не знаю, что случилось с ней. В этом мире объяснить подобное невозможно. Ещё вечером я слышала, как она плакала, но не нашла времени. Точнее не захотела. В этой реальности существовала только я: все остальные были для меня куклами - кроме Ветра, разумеется. Но сейчас, сидя в рабочем кабинете Грома, глядя на её мёртвое тело с протянутой фотографии, я чувствовала сожаление и утрату. Всё же Радуга была дорога мне, она была моим единственным другом здесь, а теперь её не стало.
        - Ты знаешь, почему она сделала это? - спросил меня Гром.
        - Нет. Понятия не имею, - тихо ответила я. - В последнее время она вела себя странно. А это точно самоубийство? Я хочу сказать, не мог ли кто-то…
        Гром посмотрел на меня тяжелым уставшим взглядом, потом покачал головой.
        - Её нашла домоправительница. Дверь была не заперта, но нет сомнений в том, что она сама сделала это.
        Гром немного помолчал, а затем добавил, убирая фотографии в серую папку:
        - Ты плохо выглядишь. Снова устроила себе ночную прогулку? Я не хочу, чтобы ты рисковала, - он вздохнул, не дождавшись моего ответа. - Ты ведь дорога мне, Иллюзия. Отправляйся домой и хорошенько выспись. Можешь не волноваться насчёт работы - я уже звонил твоему начальнику.
        Я кивнула и пошла к двери, ничего не ответив. Его фальшивая забота всегда сбивала меня с толку.
        - Я сам подвезу тебя.
        - Не стоит, Гром, - отказалась я.
        - Как знаешь. Будь осторожна, береги себя! - крикнул он вслед. - Я сообщу тебе о похоронах.
        Выйдя из участка, я остановилась, чтобы определиться с маршрутом. Мне не хотелось сейчас возвращаться туда, где недавно девочка с кукольной внешностью самовольно оборвала своё существование. Не ожидала, что буду переживать из-за неё, но мне было действительно очень жаль. Чья-то рука опустилась мне на плечо.
        - Рад, что, наконец, нашёл тебя, - произнёс знакомый мужской голос.
        Я не сразу узнала его. Он сильно постарел, и теперь напоминал дряхлого старика.
        - Туман! Ты искал меня? Для чего? - растерянно спросила я.
        - Нет времени объяснять, - быстро сказал он, схватив меня за руку. - Ты должна немедленно пойти со мной.
        Куда? Зачем? Почему он так встревожен? Я ничего не понимала, но кивнула и последовала за ним, поскольку всё равно понятия не имела, как провести этот день. Туман сказал, что объяснит всё на месте, однако я не сильно утруждала его вопросами. Я смертельно устала, и мои мысли, как потерянные лунатики блуждали в голове, порой вздрагивая и рыдая при встрече с призраками прошлого.
        Я взрослела в большом городе. Чувствовала, как постепенно становлюсь решительней, уверенней, сильней, чувствовала, как закаляется мой характер, но я не становилась жёстче. Я научилась сливаться с окружающей средой, когда это было необходимо, но так и не обросла хитиновым покровом. Всё, что мне оставалось - это лишь играть или получать болезненные раны, и оба этих варианта я выбирала в равной степени. Бывали моменты, когда я казалась себе жёсткой и нерушимой, но внутренняя кинохроника всегда возвращала меня к истокам моей жизни - я видела благодатное дитя, полное искренности и чистоты, осознавая его присутствие в своём замкнутом мире, понимая, что его смех и пролитые слёзы до сих пор не безразличны девушке из больших каменных джунглей. Это, наверно, одно из моих самых ранних воспоминаний: день, когда мои родители утешали меня, растерянно подсмеиваясь, словно не веря в искренность переживаний, или точнее в то, что случившееся вообще может как-то ранить неокрепшую душу. Я просила не убивать её, но это была всего лишь крыса, попавшая в капкан, и отец не послушал меня - так было нужно. Чужая боль
всегда была моей болью. Я училась её притуплять, но у меня плохо получалось. Конечно, сейчас это кажется смешным. Наверно, эта история развеселила бы Вадима куда больше, вздумай я рассказать её. Иногда я даже завидовала этому гедонисту, тому, с какой легкостью он живёт, не заботясь ни о ком, кроме себя. Но это была крайность, до которой я бы никогда не дошла. Хотя теперь всё иначе, мне уже не раз приходилось сталкиваться здесь с этим. Страшно представить, кем я стану, когда у меня заберут единственное, что делает меня мной - мои собственные живые чувства.
        Мы двигались очень быстро, почти бежали. Туман не разбирал дороги и тащил меня прямо по лужам. Мои ботинки насквозь промокли, и я слышала, как в них хлюпает вода; ледяные порывы ветра резали мою кожу, как лезвие ножа; продувало до костей. Всё это было так привычно, что на какое-то время мне показалось, что я и всегда жила тут. Такие мысли нужно немедленно гнать из головы: стоит на миг задержать их, как…Мне так не хочется об этом думать!
        Только когда мы, наконец, углубились в парк и набрели на неприметный люк, который кто-то предварительно сокрыл толстым слоем листвы, я обратилась к Туману:
        - Если хочешь, чтобы я спустилась туда, объясни зачем.
        - Хорошо, - сказал он, наклоняясь и отодвигая крышку люка. - Это подземный проход. Он ведёт в Кровавый район. Тебя ждут там.
        Это удивило меня. Но на мой молчаливый вопрос Туман лишь покачал головой.
        - Не могу больше ничего добавить. Ты поймёшь всё на месте, но решать тебе.
        Я подошла к краю ржавого колодца и посмотрела вниз. Там царила слепая тьма и, судя по всему, бездонная глубина, но мёртвые не должны ничего бояться - такой ход мыслей иногда успокаивает меня в напряжённые моменты.
        - Я согласна. Только ты первый.
        Туман стал не спеша спускаться, постепенно исчезая во мраке. Лестница не внушала доверия, но это не самое страшное, что мне приходилось делать здесь. Думаю, прошла целая вечность, когда я, наконец, очутилась внизу. Едва я почувствовала под ногами дно, наверху раздался скрежет. Подняв голову, я обнаружила, что кто-то медленно задвигает крышку колодца, а в следующую секунду совершенно иное завладело моим вниманием - к своему удивлению, я увидела звёзды. Быть может, мне показалось, потому что через миг крышка люка скрыла от меня дневное небо, и наступило полное затмение; только несколько факелов на чёрных стенах туннеля кое-как освещали широкий подземный проход, который разветвлялся на целый лабиринт узких коридоров. Где-то в глубине Туман окрикнул меня по имени, и я пошла на голос. Я почти сразу ощутила неприятное чувство, будто за мной кто-то наблюдает из темноты, из-за стен, ящиков, стоящих у них. До этого мне ещё не приходилось находиться в подобных помещениях, но не думаю, что всё это можно было списать просто на непривычку и нервы. Мне вспомнились страшные байки, которые так любил рассказывать
один мой одноклассник-диггер: что-то вроде гигантских крыс, мутантов, поездов-призраков, перевозящих души умерших. Я считала, что всё это просто городские, странствующие легенды, он же, отчасти соглашаясь со мной, полагал, что они не могли возникнуть на пустом месте, и видел цель своих вылазок в том, чтобы найти причины, провести свою границу вымысла и правды, а также испытать себя, ведь под землёй, как он говорил, властвуют иные законы. У меня было собственное мнение на этот счёт, но я уважала его за интерес, за эту тягу к тайному, за его живую способность мыслить. Людям часто приходится рисковать, чем-то жертвовать, чтобы открыть иное, неизведанное, непонятное, чтобы осветить окружающую тьму, а затем с новыми силами изведывать ещё более мрачные глубины, ведь знания всегда увеличивают незнания.
        - Мне кажется, мы тут не одни, - сказала я Туману, догнав его.
        Он замер, и мы оба ясно услышали душераздирающий крик, резко оборвавшийся в одном из тёмных поворотов нашего полуслепого пути.
        - Они живут здесь. Это их дом, - ответил Туман полушёпотом и двинулся дальше.
        Я содрогнулась, сразу поняв, о чём он.
        - Эти твари из парка?
        Туман кивнул и, схватив меня за руку, ускорил шаг.
        - Кто они вообще такие? - спросила я. - Мне ещё не приходилось встречаться с ними, я только чувствовала их присутствие и видела, что остаётся от их жертв. Они настоящие исчадия ада.
        - В них нет ничего человеческого, - сказал Туман. - Трудно поверить, что они все когда-то были людьми.
        Я хотела спросить его об этом подробней, но в этот момент что-то склизкое и холодное проскользнуло по моей руке. Вскрикнув, я обернулась - вокруг стоял лишь тревожный мрак.
        - Ты не должна бояться. Они это чувствуют. Это их пища.
        - Страхи?
        Туман кивнул. На его лице появилось совершенно отстранённое выражение.
        - Они являются к каждому в разных обличьях…эти безликие, - произнёс он рассеянно. - Если ты выживешь после всего этого, то будешь больше всего на свете желать лишь одного - скорейшей смерти.
        - Ты встречался с ними?
        Мой вопрос вернул его к действительности. Он ничего не ответил, но коротким взглядом дал понять, что не хочет об этом больше говорить.
        Я посмотрела на наши огромные тени, пугливо ползущие по стенам туннеля, и меня посетила странная мысль - возможно, это вовсе и не наши тени. У меня бывало похожее чувство, когда я только просыпалась (думаю, особенно часто оно стало возникать после того, как Андрея не стало): мне казалось, что я - это не я, то есть я с ужасом осознавала, что не знаю, кто я, будто все мои воспоминания заблудились в одном из сновидений. Порой вскочив с постели, я сталкивалась взглядом с маленьким непонятным существом, через мгновение понимая, что это моя чёрно-белая кошка, которая смотрела на меня удивительно пронзительными и пугающе-человеческими глазами. Это было по-настоящему жутко. К счастью, это длилось всего несколько секунд. В противном случае, наверно, я бы просто сошла с ума.
        - Поднимайся, - неожиданно остановившись, сказал Туман.
        Я задрала голову, и увидела наверху клочок неба, звёзд на этот раз не было видно. Лестница была обломана снизу, поэтому Туману пришлось подсадить меня.
        - А как же ты? - спросила я, видя, что он застыл на месте. - Давай руку!
        Он покачал головой.
        - Мне теперь нельзя туда. Но ты будешь в безопасности, мне обещали.
        Сказав это, он быстро развернулся и скрылся в темноте. А спустя мгновение весь туннель наполнился странным шёпотом и омерзительным хлюпаньем.
        - Туман! - громко крикнула я в чёрную пустоту, искренне испугавшись за него.
        Никто не отозвался, и я поспешила выбраться из этого мрака. Разные мысли приходили на ум, пока я карабкалась наверх. Я могла предположить, что меня ждёт там, даже была почти уверена в этом, но всё оказалось совсем не так. Когда я вылезла на поверхность, то обнаружила, что нахожусь на крыше какого-то невысокого здания. Я огляделась - вокруг никого не было. Это и правда был Кровавый район. Справа от меня, через несколько улиц, виднелся пустынный рынок, в другой стороне - ряд серых домов, над которыми возвышалась огромная чёрная радуга. Очень громко кричала стая птиц, пролетая так низко, словно желая сбить меня отсюда своими иссиня-чёрными жёсткими крыльями; начинался дождь.
        Я оглядела себя: новое превращение даровало мне чёрный дождевик с капюшоном, прочные ботинки на шнуровке и, насколько я поняла, прямые длинные волосы синего цвета. Это было похоже на первоначальный облик моего персонажа в игре. Снизу доносилась какая-то грустная тревожная музыка, и я подошла к краю, чтобы понять, откуда она звучит. Увиденное поразило меня: по узкой улице, двигаясь плавно и тихо, шла траурная процессия. Она вся состояла из вампиров, облачённых в тёмно-красные одеяния. В руках некоторых были венки из живых роз с чёрными лентами или просто белоснежные нарциссы. Четверо из них несли небольшой закрытый гроб. Вскоре процессия обогнула здание, и я переместилась на другой край. Меня безумно взволновало происходящее, но спускаться вниз, несмотря на слова Тумана, я не решалась. Внизу, прямо напротив меня, находилась круглая площадка, обложенная по краю каменным бордюром, - туда и несли гроб. Когда его водворили в центр, вампиры обступили площадку и запели какую-то песню на неизвестном мне языке. Я не знаю, о чём она была, но она была прекрасна. Чарующая музыка, красивые голоса переплетались
с неведомым магнетическим волшебством - это и пугало, и завораживало. Мне захотелось немедленно спуститься к ним и принять участие в этом колдовском обряде; чтобы подавить эту тягу, я сильнее прижалась к обшарпанному карнизу. Только сейчас я заметила, что это древнее здание хранит в себе остатки былой роскоши - внизу находилось крыльцо с резными, почти целыми колоннами из мрамора, а прямо подо мной был маленький балкон с ажурными коваными перилами. Именно туда я решила попасть, чтобы ещё немного приблизиться к этой музыке - справляться с её воздействием становилось всё трудней. Я аккуратно подползла к самому краю и повисла на карнизе, вычисляя, как наиболее точно приземлиться на балкон, до которого было около двух метров. Наконец, я отпустила руки и упала на твёрдую поверхность, всё же умудрившись больно ушибить руку. Моё внимание вновь обратилось к вампирам, и я заметила, что двое из них снимают крышку гроба. Пение прекратилось, когда оттуда поднялась молодая бледная девушка (в сущности, почти ребёнок), облачённая в точно такое же красное одеяние, как и все вампиры. Она показалось мне знакомой, и я
вся поддалась вперёд, вжавшись в перила, чтобы лучше рассмотреть её лицо. В этот момент она обернулась и посмотрела прямо на меня, её примеру последовали все стоящие вокруг вампиры. Я вздрогнула. Радуга! Это была она. Вот кто ждал меня здесь. Но что это всё значило? Она несколько секунд смотрела на меня, а потом улыбнулась, обнажив идеально белые клыки. Это не очень укладывалось у меня в голове: “Вампир? Но как? Я видела фото, она ведь покончила с собой!” Впрочем, у меня было мало времени на раздумья - в следующую секунду она вскинула руку, указав на меня, и двое вампиров тотчас взлетели в воздух, устремившись к балкону. Я быстро отступила назад, в глубину тёмной комнаты позади меня, но не сделала и нескольких шагов, как споткнулась обо что-то мягкое и рухнула на пол. Резкий запах гнили мгновенно ударил в нос; я попыталась встать, оперевшись о пол, и почувствовала, как мои пальцы коснулись чьей-то холодной склизкой руки. Я вскочила и рванулась в другой угол, где затаив дыхание, прижалась к стене. Опустив глаза, я поняла, что вся комната заполнена безжизненными полуразложившимися трупами. Судя по
всему, это была имена та усадьба, о которой рассказывал мне Мир. К горлу подкатывала тошнота, но я не представляла, куда мне бежать - единственный выход отсюда был замурован бетоном. Я слабо понимала, зачем меня заманили сюда, и какую роль в этом играет Радуга, но у меня не было особого желания быть схваченной ими и оказаться одной посреди целой толпы этих жестоких созданий. Два высоких силуэта возникли в другом конце комнаты: вампиры пришли за мной, но не спешили напасть, отлично зная, что мне некуда бежать. Я сама двинулась им навстречу, желая первой заговорить и задать самые тревожащие вопросы, но, почти приблизившись к ним, услышала под ногами треск. В следующую секунду я успела лишь зажмуриться, поняв, что падаю вниз.
        Когда я вновь открыла глаза, то не сразу поняла, где нахожусь. Я чувствовала только боль и видела перед собой пасмурное тёмное небо с громадной алой луной. Вспомнив о случившемся, я вскочила, и только тогда обнаружила, что сижу в гробу - том самом, из которого вылезла Радуга. Теперь площадка была пустынна, а вокруг неё всё было окутано подозрительной тишиной. Слышался лишь плеск фонтана, что находился недалеко отсюда.
        - Ты скучала по мне? - донеслось откуда-то сверху.
        Я подняла голову - надо мной парила Радуга. Её кудрявые волосы развивались на ветру, как золотистые змеи, на губах играла лёгкая усмешка, а в сиреневых глазах её сиял незнакомый мне блеск.
        - Что случилось? - спросила я, всё ещё внимательно изучая её.
        Она плавно спустилась и подошла ко мне, положив руки на край гроба. Я заметила, что рукава её платья испачканы - на воздушной белоснежной паутине длинного кружева виднелись пятна крови.
        - С тобой или со мной? - засмеялась она и, перехватив мой взгляд, подняла один рукав, показав мне ещё свежий глубокий порез. - Я больше не могла так жить, но он пришёл и помог мне. Это был мой выбор, и…знаешь что, я не жалею о нём - это просто за гранью высшего блаженства! Ни страха, ни боли, только самые сладостные эмоции. Ты, наверно, слышала, что вместе с кровью вампиры забирают у своей добычи самые светлые переживания? Они становятся твоей частью, твоим подарком, даруют бесконечное счастье.
        - Для чего ты искала меня?
        Радуга была не похожа на себя, она даже говорила по-другому, и всё это мне не нравилось, теперь она была опасной хищницей, от которой можно было ожидать чего угодно. Я надеялась, что встречусь здесь с Миром, что он, возможно, вновь даст мне какую-то новую информацию о мальчике, который так волнует меня, но никак не желала общаться с новообращённой молодой вампиршей, смотревшей на меня странным сияющим взглядом. Я встала.
        - Ты нервничаешь, - сказала она, взяв меня за руку. - Брось, мы же были подругами! Или ты теперь ненавидишь меня? Кажется, у тебя даже был дружок среди вампиров. Так чем я хуже, Иллюзия?
        Она начинала злиться, я видела это по её глазам. Нужно было её успокоить.
        - Ты ошибаешься, - ответила я, выбравшись из гроба, - и всё-таки ответь - зачем я тебе?
        На лице Радуги вдруг появилось печальное выражение, почти тоска.
        - Неужели ты вообще не скучала по мне?
        Казалось, ещё немного и она заплачет. Не дождавшись моего ответа, она подошла ко мне и снова взяла меня за руку.
        - У тебя кровь. Ты поранилась, когда провалилась в подвал, - на этот раз голос Радуги звучал спокойно, даже успокаивающе. - Я не хотела, чтобы так вышло.
        Она наклонилась и слизала ещё не засохшую кровь с моей руки. Я отдёрнула руку.
        - Не бойся, - сказала Радуга, - если ты останешься со мной, то тебе больше никогда не будет больно и страшно.
        Я слушала её, а между тем отчаянно искала пути спасения - от вампира сложно сбежать, но мне было уже ясно, к чему идёт этот разговор.
        - Хочешь, чтобы я тоже стала вампиром? - спросила я прямо. - Зачем тебе это?
        В глазах Радуги снова появилась грусть. Она обошла гроб и покинула площадку, направившись в сторону фонтана. На полпути она оглянулась и знаком приказала следовать за ней. Приблизившись, я увидела, как она, присев на бордюр декоративного фонтана, играет с серебристой водой, словно невинный беззаботный ребёнок.
        - Мне смертельно одиноко, Иллюзия, - тихо сказала она, когда я подошла.
        - Я не понимаю, - вздохнула я, - ты только что говорила мне о сладостных эмоциях.
        Радуга опустила голову, и по её щеке поползла кровавая слеза.
        - Тут не существует привязанностей. А меня никто никогда не любил, никто не заботился. Мне было тоскливо, одиноко, а он сказал, что станет моим другом навеки, но оказалось, что я ему не нужна. Теперь понимаешь?
        В целом, мне были понятны её чувства, но то, что она предлагала, совсем не входило в мои планы. Радуга тоже была не нужна мне, и странно, что она этого не понимала. Я покачала головой.
        - Мне жаль, но я не могу. Тут полно вампиров - уверенна, ты с кем-нибудь подружишься.
        Она подняла голову и посмотрела мне в глаза.
        - А ты жестока, - сказала она без всякого намёка на раздражение, - из тебя бы получилась отличная вампирша.
        Радуга улыбнулась. Понадеявшись, что наш разговор, наконец, близится к завершению, я приготовилась уйти.
        - Хорошо, что ты понимаешь. Мне правда жаль, - произнесла я, осторожно погладив её по плечу, - и я буду скучать по твоим сказкам.
        - Правда? - спросила она, сильно сжав мою кисть и вынудив опуститься рядом с ней. - Тогда послушай напоследок ещё одну. Она тебе понравится, я знаю.
        Голос Радуги звучал спокойно, но в глазах её была угроза.
        - Хорошо, буду рада послушать, - сказала я, надеясь, что она не заметит моей досады.
        - Когда-то на земле жил один светлый человек, - начала Радуга, - в то время люди ещё помнили, что в прошлом все они жили в Садах Вечности и умели летать. Они помнили, как были счастливы там, и как больно им было, когда их изгнали, оборвав крылья. Но порок не может жить среди чистоты, - она зачерпнула ладонью горсть воды из фонтана и продолжила, - ведь не секрет, что вода очень быстро перенимает свойства почв, по которым струится, а если почва заражена, то вода будет испорченная, гнилая…
        Радуга замолкла, о чём-то задумавшись. Я опустила глаза и встретилась со своим отражением - тёмным, размытым, искажённым дрожанием воды.
        - Корысть, зависть и злоба теперь владели их чёрными сердцами, - продолжила она, - и, помня о минувшем, они презирали и ненавидели этого светлого блаженного человека, единственного, который сумел не запятнать свою душу. Однажды злоба так сильно захлестнула их, что они решили расправиться с ним и жестоко убили. При последних словах Радуга даже вздрогнула, словно это произошло только что у неё на глазах.
        - В ту же ночь все убийцы погибли от страшного землетрясенья. Когда его дух подошёл к воротам Садов Вечности, они сразу распахнулись, и оттуда полилась волшебная музыка и сладостное пение ангелов. Его приглашали войти, это был великий день - уже давно не приходила к ним чистая душа. Но светлый человек покачал головой. Его умоляли войти, но он отказался. Тогда его спросили о причине, и вот что он ответил: “Я не вступлю сюда пока мои братья и сёстры, идущие за мной, не смогут пройти через эти ворота. Даруйте им новую жизнь, и я буду помогать этим людям, души которых ещё блуждают во мраке. Однажды они все будут готовы войти сюда, и мы придём к вам по тропе великодушия и доброты, тогда вы распахнёте ворота, чтобы принять не одну достойную душу, а души целых поколений”.
        Она закончила и посмотрела на меня. Мне ещё никогда не приходилось видеть Радугу такой серьёзной, она как будто рассказала мне нечто великое и теперь чего-то ждала от меня. Её история представляла собою какую-то смесь христианства и буддизма - примерно с таким религиозным представлением, если ещё добавить к этому различные мифы и сказки разных народов, я жила в свои ранние годы. Родители были убеждёнными атеистами, хотя на мой первый вопрос: “Что будет со мной, когда я умру?” они ответили мне, что я попаду в Рай. Для меня это стало местом, где всем детям раздают сладости, и где всегда есть с кем поиграть. Теперь играют мной, но это хотя бы не скучно…
        - Красивая история, Радуга. Я могу идти?
        Мне не терпелось поскорее попасть на территорию рынка, чтобы затем выбраться из этого района, но, кажется, у моей собеседницы были совсем иные планы, она не собиралась меня отпускать.
        - Ты действительно хочешь уйти?
        Я кивнула и попыталась освободить свою руку, которую она не отпускала на протяжении всего рассказа.
        - Оставить меня?! - воскликнула Радуга и больно полоснула меня по щеке острыми ногтями.
        Я вскочила, отпрянув от неё. В этом маленьком теле заключалась невероятная сила.
        - Прошу тебя, успокойся. У тебя был выбор, так оставь его мне.
        - Выбор?! Меня обманули, предали! - закричала она. - А теперь ты предаёшь меня! Но больше никто не смеет так со мной поступать.
        Она накинулась на меня, повалив на землю. Я чувствовала, как её клыки впиваются мне в горло, но в следующий миг кто-то схватил её сзади и сильно отшвырнул в сторону. Такой силой мог обладать только другой вампир.
        - Милая крошка, вы, верно, забыли про наш договор, - произнёс мужской голос.
        - Мир! - воскликнула Радуга.
        - Не хорошо нарушать обещания, - сказал он.
        Немного придя в себя, я с трудом отползла к фонтану и, оперевшись на него спиной, попыталась встать. Тело не слушалось меня. Это было одно из умений вампиров - парализовать свою жертву. Радуга поднялась с земли и снова рванулась ко мне, но Мир остановил её, быстро поймав за плечи.
        - Тише, родная, - усмехнулся он, - папочка скоро накормит тебя.
        - Она всё равно умрёт! А ты…- прошипела Радуга, оттолкнув его, - не смей прикасаться ко мне! Я тебя ненавижу, всех вас ненавижу!
        Прокричав это, она стремительно взлетела вверх и скрылась в темноте неба. Меня била дрожь, но вовсе не от пережитого - что-то сейчас произошло, трагическое и невозвратимое, умершее и ещё живущее, нечто связанное с ощущением омерзения, беспомощностью и болью - но это было только размытое чувство, которое никак не желало принять моё сознание…Я лишь понимала, что всё это имеет отношение к Радуге.
        Ко мне снова вернулась подвижность, и я почувствовала, как у меня по шее течёт кровь. Насколько я знала, это не значило, что я стану вампиром - процесс обращения был значительно сложней.
        - Как вы, везучая девушка? - спросил Мир, обернувшись ко мне.
        Я подозрительно посмотрела на него. О каком договоре он говорил Радуге?
        - На этот раз моё везение связано с вами, - сказала я, зачерпнув воду из фонтана, чтобы смыть с шеи липкую густую жидкость.
        - Практически. Это было одолжение, - произнёс он, сняв с себя белый шелковый шарф и протянув его мне.
        - Одолжение кому?
        Приняв шарф, я стала перевязывать рану. Мир не спешил отвечать, но, когда я вновь повторила свой вопрос, улыбнулся и указал на что-то позади меня.
        - Это он попросил меня.
        Я оглянулась - через дорогу, на скамейке, я увидела силуэт какого-то молодого юноши; он сидел, опустив голову. В руках его была зажжённая свеча, которая разливала вокруг себя уютное тепло. Вокруг него столпились осторожные тени, они словно опасались подползать к огню слишком близко, но были слишком очарованы светом, чтобы перестать любоваться им. Наверно, почувствовав мой взгляд, юноша поднял голову, и через миг я поняла, что это был дорогой и близкий мне человек.
        Глава 12
        Ты дорого, мой друг, заплатишь за ошибку,
        Оскал клыков у льва принявши за улыбку.
        Ас-Самарканди
        То, чего я так боялась, случилось. К этому всё и шло, но я ещё верила, надеялась…Если он и сможет простить меня, то мне точно никогда не избавиться от этой вины. Как я могла допустить это? Я приблизилась к Саше, но была не в силах заговорить: в глазах стояли слёзы. Только одно слово колотилось во мне в такт нарастающей солёной боли: “прости”.
        Он улыбнулся мне своей знакомой прекрасной улыбкой, словно у него и в мыслях не было в чём-то упрекать меня.
        - Снова опоздал, - произнёс он виновато-ироническим тоном. - Долго ждала?
        Я опустилась рядом с ним и, обхватив его руку и прижавшись головой к плечу, тихо спросила Сашу:
        - Зачем? Я и так принесла тебе столько разочарований.
        - Что с тобой, Дождинка?
        Он обнял меня одной рукой. Чувствуя на своей коже тепло свечи, тепло своего самого близкого друга, мне совсем не хотелось думать о том, что мы натворили.
        - Ты такая грустная, - сказал он. - Обещаю, если будешь хорошо себя вести, свожу тебя завтра в Луна-парк.
        Услышав это, я отстранилась от него и внимательней взглянула на своего друга: мне были знакомы эти слова. Они были сказаны им в день, когда я опоздала на лекцию и строгий профессор по физиологии не пустил меня в аудиторию. Я сильно расстроилась, хотя понимала, что это мелочь. Просто незадолго до этого на время отступившая депрессия стала вновь возвращаться, и ей хватило такой незначительной вещи для того, чтобы выбить меня из колеи. Тогда я позвонила Саше, и ему удалось быстро успокоить меня, предостеречь от возможной глупости. Почему он сказал это? Может быть, просто хотел напомнить о прошлом? Я решила проверить.
        - Ты понимаешь, что это за место? Как ты оказался здесь?
        Он отвернулся, и весь его взгляд сосредоточился на свече.
        - У меня мало времени - скоро ехать на работу. Давай пока погуляем по парку, покормим птиц?
        Он меня не слышал. Это было ещё больнее, чем осознать, что он умер из-за меня. Я расплакалась навзрыд. Что я натворила? Я не могла поступить по-другому, но Саша не должен был этого делать, я даже не предполагала…Саша стал нежно гладить меня по волосам, шепча знакомые утешительные слова.
        - Почему ты больше не пишешь стихов? - спросил он, когда я немного успокоилась. - Они ведь помогали тебе.
        Я не успела ответить, потому что в следующий момент внезапный порыв ветра задул свечу, и Саша исчез, растворился в темноте, словно бестелесный призрак. Жестокий Город Дождя не знает милосердия, он питается болью. Однако, наверно, мне стоит благодарить его за эту короткую встречу. Мысли заторможено ползли в голове, словно отравленные мухи. Я посмотрела в сторону фонтана - Мир уже ушёл. Нужно было возвращаться. Я миновала старую усадьбу, стараясь не думать о том, что сегодня видела там, и свернула на тесную улочку; меня немного удивило белье, сохнущее на натянутых между домами веревках: сушить их так - сизифов труд, но, приблизившись, я поняла, что это были не жилые дома, а бельё представляло собой лишь грязные обрывки, потрёпанные временем. Впереди я услышала чьи-то шаги, и поспешно укрылась за мусорным баком. Опустившись на влажный асфальт и поджав ноги, я упёрлась взглядом в решётчатое окно напротив меня, плотно занавешенное старыми засаленными шторами. Оно находились так низко, что, думаю, хозяину, живущему в том помещении, приходилось наклоняться, чтобы выглянуть на улицу. Хотя, судя по всему,
вряд ли там кто-то жил.
        Мои мысли снова обратились к Саше. Бывают такие трогательные моменты, когда ты видишь, насколько красив поступок, с восхищением созерцаешь его, проникаешься до слёз, хотя понимаешь, что, в сущности, не веришь в него, что он противоречит твоим убеждениям и отчасти кажется тебе глупым. И всё же ты живёшь им какое-то время, какое-то время тебе нужно это волшебство. Например, фрагмент из советского фильма “Русалочка” по мотивам одноимённой сказки Андерсона, где ведьма говорит русалочке: “Чему ты радуешься? Ты же умрёшь сегодня. Ты что ни о чём не жалеешь?”, а она в ответ качает головой. Это трогает душу, а вместе с тем всё это кажется бессмысленным. Так и поступок Саши. Он одновременно вызывал у меня и сострадание и злость - злилась я не только на себя. Как он мог так бездумно оборвать свою жизнь? Как мог вверить себя во власть какого-то глупого любовного чувства, которое даже не было взаимно? Как мог пошатнуть мою уверенность в том, что на своём пути я всё сделала правильно?..
        Ещё никогда здешние люди не исчезали у меня перед глазами, но в этом месте были свои законы, своя логика; каждый раз, когда мне казалось, что я изучила почти всю природу этого города, он выкидывал что-нибудь новенькое. Возможно, он организовал нашу встречу, преследуя какую-то конкретную цель? Однако Саша не сказал ничего существенного, мой друг даже не понимал, что я говорю ему. Как большинство тут. Тем не менее, он узнал меня, в нём были живы воспоминания. Он спросил, почему я больше не пишу стихов. Саша любил, когда я читала их ему. Наверно, для меня это было своего рода спасением, пока я не взглянула на искусство с другой стороны. Трудно сказать, что послужило этому точной причиной - история с Ясей, или нечто свыше, посчитавшее, что мне это больше не нужно. И всё же в искусстве есть что-то дьявольское. Оно может быть опасно. Это могут быть и внутренние демоны, выпущенные писателем-творцом на волю (чтобы разобраться в собственной природе, устройстве мироздания, или же просто бессознательно), которые быстро становятся притягательными, обрастают плотью, набираются сил и ведут за собой легионы душ
по тёмной тропе заблуждений. Это может быть и губительная красота поступка, преподнесённого так одухотворённо, так пламенно, что невозможно не повторить его, как, например, в романе Гёте “Страдания юного Вертера”, который унёс немало жизней своих читателей. Как правило, такое искусство рождается из душевных страданий, страшного потрясенья, неприятии мира, бесконечной тоски… Подобно мукам Медузы Горгоны, через которые она прошла, прежде чем свершилось рождение Пегаса. В школе я увлекалась греческой мифологией, могла часами странствовать по страницам старой пожелтевшей книги “Мифы древности”, декорированной рельефным золотым тиснением, которая досталась нашей семье от какого-то знатного родственника, жившего в конце XIX века. Родители хотели подарить её своему знакомому букинисту-коллекционеру, но я категорически воспротивилась этому, и они оставили эту затею - мне почти всегда давали то, что я просила, за исключением того, что было действительно важно.
        Ещё будучи ребёнком, я научилась ценить хорошие книги и обращалась с ними крайне бережно, с уважением и любовью. Возможно, я тогда даже не понимала, но чувствовала: в них сокрыта не только мудрость поколений, но и нечто большее - дух человечества. Ничто не приносило мне такого удовольствия, как эти картины души. К мифам я всегда относилась с особенной любовью. Меня притягивало первобытное мышление человека, его мистический взгляд на мир, отголоски которого я отчётливо слышала в своём сознании. Легенда о Медузе Горгоне поразила мой детский разум. Медуза не стала для меня олицетворением зла и коварства, напротив, мне было жаль её: исходя из того, как был пересказан миф, можно было заключить, что она не была таким уж чудовищем. Позже я прочла “Метаморфозы” Овидия, и окончательно прониклась к ней. Для меня её история была наполнена невероятным трагизмом и возмутительной несправедливостью - именно жестокие боги превратили её в безжалостное чудовище. Когда-то она была доброй девушкой, о красоте которой ходили легенды, и больше всего она поражала своими роскошными волнистыми волосами цвета солнечного
янтаря. Однажды она молилась в храме Афины, где её увидел Посейдон. Ему понравилась эта прелестная девушка, и он насильно овладел ею прямо в священном месте. Узнав об этом, Афина, вопреки справедливости, обрушила весь свой гнев на несчастную девушку, превратив её удивительные волосы в отвратительных змей, лишив возможности общаться с близкими людьми, ведь теперь один только её взгляд обращал всё в камень. Меня очаровывал этот образ, который отчасти создало и моё воображение, - сильная и жестокая, вызывающая страх и восхищение женщина, творящая зло, не в силах заглушить в себе неумирающую боль. Уже тогда мой детский разум стремился выявить во всём причину зла, ведь, в конце концов, у всего на свете должна быть причина.
        Однажды брат подарил мне небольшой инклюз с маленьким чёрным паучком, а я потеряла его буквально на следующий день. Помню, это расстроило Андрея… Я нашла его только спустя три месяца после смерти брата, когда разбирала свои старые дневники, школьные тетради, книги детства. Было так странно обнаружить его среди сочинений Овидия и Еврипида. Тогда я подумала, почему время сохранило мысли именно этих великих людей, живших ещё до нашей эры, почему природа пожелала увековечить именно это насекомое, маленького паучка, застывшего в янтаре? Была ли в этом какая-то логика, какой-то замысел? И был ли хоть какой-то смысл в том, что Андрей умер так рано? Как мне хотелось тогда, чтобы на всё это у меня был один ответ. В тот день я написала стихотворение, которое назвала “Фарфоровая жизнь”:
        Обняла коленки из фарфора,
        Никуда сегодня не пойдёшь.
        Там, за дверью, назревает ссора,
        Третий месяц за окошком дождь…
        Все в чернилах руки перемажешь,
        Но растает тоненький листок;
        И в коробочку свою обратно ляжешь,
        Фантики сложив у самых ног.
        На ресницы опускается тревога,
        Механизм внутри тебя дрожит,
        Прячешься под шкаф - боишься рока,
        Кто-то в комнате твоей сидит.
        Маленькими ножками цепляясь
        За ковер искусственный, летишь.
        Кто же так смеется, забавляясь,
        Наблюдая с белых гладких крыш?
        Трогаешь руками жуткий ветер -
        Скользкие перила предают.
        Превратишься завтра в хрупкий пепел -
        Куклы на том свете не живут!
        Думаю, это мой единственный стих, в котором я бы не стала ничего менять, не потому что не вижу в нём недочётов, совсем напротив, но так нужно - все те эмоции и слова должны жить в своём первозданном виде, как корявый рисунок древнего человека в глубоких недрах пещер.
        Решив, что прошло уже достаточно времени, я выглянула из-за своего укрытия - улица была пустынна. Я встала и уже собиралась продолжить свой путь, как спиной почувствовала чей-то взгляд и порывисто оглянулась. Снизу, из окна, покрытого ржавой решёткой, на меня смотрел изнурённый худенький мальчик в грязно-белой пижаме. Заметив меня, он испуганно отпрянул от окна и скрылся за шторами, оставив на стекле маленький лёгкий след своей детской руки. Я оцепенела. Тот, о котором я столько думала, о котором столько расспрашивала у обитателей этого города, так просто возник прямо передо мной. Мёртвый или живой, но он дал знать о своём существовании. Всё внутри взбудоражено трепетало. Найти его - означало наполовину пройти игру, ведь он мог рассказать о том, кто убил его, и что нужно сделать, для того, чтобы снять проклятие с Города Дождя. Он должен был стать для меня переменой к чему-то другому, к чему-то более светлому и тёплому. Я действительно верила в это.
        Обогнув невысокое строение, я обнаружила неприметную каменную лестницу, примыкавшую к боковой стороне здания, которая вела вниз к маленькой деревянной двери, чья краска давно облупилась. Я ожидала увидеть внутри заброшенное полуподвальное помещение с грудой всякого хлама, с обшарпанными стенами, заросшими паутиной, с гниющим полом, но и представить себе не могла, что меня ждёт там. Едва переступив порог, я уловила звучание живой музыки, а вскоре перед моими глазами предстал просторный зал, освещённый множеством свечей, которые были повсюду - в серебряных подсвечниках на дубовых столиках, покрытых вишнёвым атласом, на сиреневых стенах в красивых лампах, на отдельных извилистых стойках, напоминающих спираль. В центре зала стояла юная девушка и божественно играла на скрипке. Людей тут было значительно меньше, чем вампиров. Они сидели вместе с ними за общими столиками, болтая непринуждённо, словно совсем не боялись своих опасных собеседников. Возможно, их рассудок был затуманен вампирским воздействием на подсознание и они не подозревали, что вскоре станут главными блюдами. Я ещё раз внимательно
обежала глазами помещение. Где же он прячется? Мой взгляд упал на узкую тёмно-синюю дверь в конце зала. Должно быть, именно там я видела мальчика. Я осторожно двинулась вперёд, но мне преградил дорогу какой-то вампир крепкого телосложения с прилизанными светлыми волосами в элегантном белом костюме.
        - Позвольте мне ваш дождевик, уважаемая, - вежливо сказал он, хотя его пристальный наглый взгляд совсем не гармонировал с его словами.
        - Вы не похожи на обслугу, - сказала я, всё же снимая и отдавая ему дождевик.
        Он улыбнулся мне неприятной улыбкой.
        - Может быть, мне просто захотелось за вами поухаживать. Чем я могу вам помочь?
        Его назойливое внимание заставило меня нервничать. Мне во что бы то ни стало надо было попасть в ту дальнюю комнату за синей дверью, но сперва надо было обойти это препятствие.
        - Просто уйдите с дороги и дайте мне пройти.
        Звучало грубовато, но он будил во мне резко отрицательные эмоции, и вскоре я поняла почему. Он напоминал мне одного человека. Как-то Вадим пригласил меня в ресторан, чтобы познакомить со своим другом. Кажется, его звали Денис. Этот высокий ухоженный блондин с высокомерным взглядом смотрел на меня, как на инопланетное существо, одетое непонятно во что и говорящее непонятно что. Конечно, я сильно отличалась от окружения Вадима и от него самого, но главные отличия были не в моей манере одеваться, не в моём возрасте (эта разница была не такой уж значительной), не в том, как я вела себя или выражалась. Мы были не просто на разной волне - эти волны принадлежали разным океанам, причем океанам из разных вселенных. Денис был со вкусом одет, на нём были красивые золотые часы, от него приятно пахло, но всё же, когда я смотрела ему в глаза, то мне хотелось оказаться в каком-нибудь другом месте, подальше от него, но вопреки этому, мне приходилось сидеть напротив него и дружелюбно улыбаться, словно я не читала в его взгляде недоумённый вопрос: “Неужели Вадим не мог выбрать себе игрушку подороже?” В сущности,
Вадим мало чем отличался от своего друга, но тогда он был нужен мне. Трудно сказать, почему. Позже Лекса призналась, что специально познакомила меня с ним, решив, что он будет полезен мне на данном этапе моего взросления. Тогда она посоветовала мне не спешить ложиться с ним постель, сказав: “Вадим пока ещё не понял, что ты необходима ему, но вскоре он это поймёт, будь уверена”. Я была тоже нужна ему, однако даже теперь я не знаю почему. С самого начала у меня и в мыслях не было любить его. Может быть, я хотела стать такой же, как он? Как бы то ни было, в тот день мне не хотелось иметь ничего общего ни с Вадимом, ни с его другом. Лениво просматривая меню своим придирчивым взглядом, Денис поведал нам о девушке, чем-то похожей на меня (когда он говорил это, по его губам пробежала пренебрежительная усмешка), которая пыталась покончить с собой из-за него, наглотавшись таблеток. Всю эту историю он рассказывал с таким удовольствием, что было видно, как на самом деле ему приятно то, что она совершила. Он действительно гордился этим, словно это было его великое достижение, редкая монета в копилке его
необычайной значимости. Меня мутило от него, и, не выдержав, я сказала:
        - Неужели, ты не понимаешь, что поступил не правильно? Она так любила тебя…
        Он изумлённо взглянул на меня, будто я сказала неслыханную глупость.
        - Не правильно? По-твоему, я должен был бегать к ней в больничку и обещать жениться на этой чокнутой? С её стороны вообще было смешно надеяться на что-то серьёзное. Она прекрасно это понимала.
        Я покачала головой и столкнулась с его холодным взглядом.
        - Я не об этом. Нельзя было так грубо порывать с ней - ты выкинул её из дома, как бесполезную дворнягу, хотя даже с собаками так поступать жестоко. В этом была и твоя вина!
        - Уголовный Кодекс решил, что я чист, - ответил он с каменным видом.
        Я взяла со стола серебряную вилку и крепко сжала её в руке. Как мне хотелось в этот момент выплеснуть содержимое моего стакана ему в лицо - самодовольное, лишённое всякой человечности.
        - Уголовный Кодекс и нравственность - разные вещи, - сказала я, еле сдерживая свои эмоции.
        - Только не надо о нравственности - у меня от неё несварение.
        Он рассмеялся и переглянулся с Вадимом.
        - Я же говорил, она забавная, - сказал он Денису, дав знак официанту, что мы готовы сделать заказ.
        Тема была закрыта. Только когда на столике появились изысканные напитки и утончённые блюда, я заметила, отложив вилку, что до крови проткнула себе руку.
        Мои слова никак не подействовали на этого вампира, он даже не двинулся с места.
        - Я вам не нравлюсь? - спросил он с наигранной учтивостью. - А я думал мы отлично подходим друг другу, и хотел пригласить вас поужинать со мной.
        Я попыталась унять возникшее раздражение, но это оказалось не так просто.
        - Благодарю, но вынуждена отказаться, - сухо ответила я и попыталась обойти его.
        - Куда же вы? Постойте!
        Вампир выставил руку, загородив мне путь, и наклонился ко мне.
        Я больше не могла держать в себе порыв гнева, нарастающий с каждой секундой. Этот район плохо влиял на меня: один раз он чуть не сделал меня убийцей, полностью подчинив себе, а теперь завладел моими эмоциями, дёргая за ниточки-нервы и забавляясь своей послушной марионеткой.
        - Пустите меня сейчас же! Хватит стоять у меня на дороге, как тупой Минотавр! - закричала я, ударив его по лицу.
        На нас стали оглядываться другие посетители.
        - Почему именно Минотавр? - невозмутимо спросил вампир, потерев щёку, но глаза его уже обрели красный оттенок.
        - Он тоже был чудовищем, - ответила я, сделав несколько осторожных шагов к выходу.
        Теперь гнев отступил, и я поняла, что сделала глупость. Находясь всего в нескольких метрах от истины, я должна была бежать от неё. Мой взгляд снова упал на узкую дверь в надежде, что она вдруг распахнётся и мальчик сам явится ко мне, но она по-прежнему была закрыта. Однако я заметила того, кто мог бы помочь мне (конечно, я была не уверена, что так оно и будет, но выбор был не велик): в дальнем углу зала, слева от заветной двери, сидела шумная компания из четырёх вампиров и двух человек - среди них был Ветер. Странно, что я не заметила его раньше, хотя он всегда умел незаметно появляться и исчезать. Все его спутники и спутницы были одеты в вечернем стиле, сам же он был в обычных штанах из кожи и тонком чёрном свитере.
        - Ветер! - громко крикнула я, но он меня не услышал, или сделал вид, что не слышит.
        Тогда я снова перевела взгляд на вампира, который медленно приближался ко мне, вынуждая пятиться назад.
        - Меня ждут друзья. Пожалуйста, не задерживайте меня, - сказала я в надежде, что это как-то поможет, даст несколько лишних секунд перед тем, как он решит напасть.
        - Боюсь, что не смогу выполнить вашу просьбу, - произнёс он, медленно стягивая с меня шелковый шарф, насквозь пропитанный ещё не засохшей кровью.
        Мимо нас проходила официантка, и я, быстро схватив девушку за руку, толкнула её на вампира, тем самым воспользовавшись мгновением, чтобы проскользнуть в зал. Шум падающего подноса привлёк внимание многих, теперь на меня устремились сразу несколько пар блестящих голодных глаз. Поэтому, вместо того, чтобы рвануть к синей двери, я сперва подбежала к столику Ветра. Мне казалось, что у него были несколько иные планы на меня. В конце концов, он ведь не просто так водил меня по городу, давал что-то понять, беседовал со мной…Хотя, пожалуй, следовало помнить, что те люди, которым довелось беседовать с ним, вскоре покончили с собой. Но выбирать мне не приходилось.
        - Мне нужна помощь, - громко и требовательно сказала я, едва оказавшись у цели. - Нужно усмирить того вампира.
        Ветер медленно повернулся и взглянул на меня с откровенной досадой.
        - Не помню, чтобы нанимался охранять тебя.
        Его пьяная коротко стриженная собеседница (единственный человек здесь, если не брать в расчёт Ветра), сидевшая рядом, расхохоталась и похлопала его по плечу, остальные не обращали на нас внимания, продолжая обмениваться какими-то глупыми шутками, кидаясь салфетками, разливая вино по столу.
        - Но ты ведь помогал мне всё это время.
        Я оглянулась и обнаружила, что вампир не спеша движется в мою сторону, в его глазах сверкала звериная ярость.
        - Уверена?
        Я собиралась отправить его к чёрту и попробовать укрыться за синей дверью, но мои планы прервала пьяная женщина с короткой стрижкой, которая вдруг встала и, пошатываясь, подошла ко мне.
        - Ты такая душка, - сказала она, приобняв меня. - Выпей со мной! Я полвечера убила на этого красавчика, но, кажется, он не очень интересуется женским полом. А эти собутыльники, - она кивнула на группу вампиров, - такие болваны. О, какой солидный мужчина! Ну, наконец-то!
        Её последние восторженные слова были связаны с “моим” вампиром, от которого меня теперь отделяла только эта нетрезвая барышня. Она кинулась к нему на шею, пролив часть своего бокала на его идеально-белый костюм, впрочем, уже не такой белый после его столкновения с официанткой.
        - Так значит это твои друзья? - спросил он, плотнее притягивая к себе женщину.
        Он прокусил ей плечо и с наслаждением облизал свои окровавленные клыки. Это почему-то возмутило вампиров из компании Ветра. Судя по их словам, моя догадка о том, что все люди здесь являлись добычей вампиров, оказалась верна. Они, как дикие тигры, бросились отбивать свою пищу, но сражаться им не потребовалось - видимо, этот вампир всё же соблюдал какие-то установленные им правила.
        - Ещё раз извиняюсь, господа, - произнёс он. - Надеюсь, вы понимаете, что это недоразумение. У меня и в мыслях не было красть чужое.
        При этих словах он покосился на меня, вероятно, решив, что я тоже отношусь к числу их добычи. Я успокоилась: всё внимание вампиров сосредоточилось на укушенной женщине, которая была безумно этому рада и, подбадриваемая окружением, громко распевала блатную песню; меня они вообще не замечали. Когда мой не состоявшийся убийца ушёл, я сказала Ветру, гордо взглянув на него сверху вниз:
        - Думаю, это расстроит тебя, но я уже у цели. Я одержу победу в этой игре!
        Я уверено подошла к синей двери и, распахнув её, шагнула внутрь. Кажется, я немного поспешила с такими заявлениями. Эта дверь вела в никуда.
        - А сколько пафоса, - услышала я над собой издевательский голос Ветра, отчаянно болтая ногами в воздухе и судорожно цепляясь за деревянный порог двери.
        Подо мной была белая пустота, и больше ничего. Мне едва хватало сил, чтобы не отпустить руки и не сорваться в неизвестность.
        - Что за чёрт! - воскликнула я.
        Вместо того чтобы помочь мне, Ветер опустился у дверного проёма, опершись спиной о косяк и вытянув ноги. Ему явно доставлял удовольствие мой беспомощный вид.
        - Не протянешь руку помощи? - попросила я, чувствуя, как медленно соскальзывают мои пальцы.
        - Как-то не хочется, - отозвался он.
        Я попробовала подтянуться, но тут же оставила эту попытку. Ветер достал из кармана чёрный блокнот и, положив его к себе на колено, стал что-то писать.
        - Чем это ты занимаешься? - спросила я.
        Мне нужно было поддержать разговор, поскольку я ещё надеялась, что мне удастся уговорить его. Падать вниз совершенно не хотелось, особенно теперь, когда я увидела мальчика собственными глазами.
        - Сочиняю тебе некролог, - ответил он. - Как тебе это нравится: “Она твёрдой тропой шла к победе в этой нелёгкой игре, но провалилась в текстуры”.
        Как я его ненавидела!
        - Очень смешно, - язвительно сказала я. - Так я в буквальном смысле в игре?
        Ветер вырвал из блокнота чистый лист бумаги, сложил из него журавлика и пустил его вниз.
        - Если можно быть в буквальном смысле в игре, то не стоит отметать этот вариант.
        Он с издёвкой взглянул на меня.
        - Тебе никто не говорил, что ты бесчувственный мерзавец?
        Мои пальцы занемели, руки дрожали, на глазах от боли выступали слёзы. Вдобавок ко всему ещё приходилось терпеть глумления Ветра.
        - Вовсе нет. Я очень тебе сочувствую, поэтому хватит мучиться, карабкаться вверх…
        - И не мечтай! - отрезала я.
        В этот момент мне в голову пришла непонятная мысль, логически никак не связанная с теперешней ситуацией. Я подумала о том, что стало с тем котёнком, который жил у меня в общежитии. Сбежал ли он из квартиры, или мучается сейчас от голода в ожидании своей ненадёжной хозяйки? В сердце прокралась тихая серая грусть и, выпустив крохотные коготки, жалобно замяукала, поняв, что в нём царит лишь бесконечное одиночество.
        - Как знаешь, - произнёс он, медленно отрывая мою руку от спасительной деревяшки. - Однако поверь, падать вниз значительно легче - для этого не требуется никаких усилий.
        - Только посмей!
        Это были последние слова, которые я успела сказать ему перед тем, как моя вторая рука оторвалась от порога, и я, глядя в чёрные торжествующие глаза Ветра, стремительно полетела вниз.
        Глава 13
        “Большинство людей не хочет плавать до того,
        как научится плавать”. Разве это не остроумно?
        Конечно, они не хотят плавать! Ведь они созданы
        для суши, а не для воды.
        Герман Гессе
        Падать пришлось долго, так долго, что я не выдержала и закричала непонятно кому: “Да хватит уже!”. В ту же секунду я остановилась - не ударилась о что-то, а именно остановилась, застыла в этом белом вакууме. Я пощупала руками пустоту - никаких стен, ничего твёрдого. Я попыталась сделать шаг, но никуда не провалилась, как ожидала. Что ж, по крайней мере, я могла перемещаться. Но мысль о том, что мне придётся провести здесь длительное время, возможно, безграничное время приводила меня в ужас. Пожалуй, даже гореть в аду не так мучительно, как быть заключённой в мире бесконечной пустоты, где нет ни души. Какое-то время я просто шла вперёд, потом остановилась и присела, поняв, что это бессмысленно. Сложно сказать, на чём я держалась - подо мной была такая же бескрайняя пустота, как и вокруг меня. Затем до уха донёсся звук чьих-то шагов. Я подняла голову и посмотрела вдаль - ко мне приближалась знакомая тёмная фигура.
        - А тут вполне уютно, правда? - произнёс Ветер как только подошёл ко мне.
        Я взглянула на него со злобой.
        - Ты убил меня!
        - Мне кажется, ты драматизируешь, - сказал он, улыбнувшись. - К сожалению, кто-то уже опередил меня.
        - Не знаю, как это точно назвать, но я оказалась здесь не по своей воле. Что это за место?
        - Воля…- проговорил он, раскинув руки и запрокинув голову вверх. - Люблю это слово, даже больше, чем “представление”. Редкий человек не мечтает о ней.
        - О такой воле вряд ли… - печально сказала я, поняв, что он не собирается отвечать на мой вопрос.
        - Неужели? - Ветер сделал удивлённый вид.
        У него в руках вдруг оказалась знакомая мне тетрадь с зимним пейзажем, которая была у меня ещё при жизни в моём старом мире.
        - А я вот листал твой дневник, и мне кажется - это именно то, чего ты хотела. Сейчас процитирую: “Порой мне хочется сбежать ото всех, туда, где не будет ничего: ни мыслей, ни страданий, ни беспросветной глухой тоски, ни цепи тяжёлых воспоминаний…Я так устала быть отмирающей клеткой на теле исполинской Вселенной”, - он прочёл это в шутливо-пафосном тоне. - Прекрасно сказано, но я бы заменил последнюю фразу на: “Я так устала быть несчастным китом, держащем на своей спине груз призрачного мирозданья”.
        Я вздохнула. Если ему хочется глумиться надо мной - пусть глумится: я готова была терпеть даже его издёвки - вовсе не хотелось оставаться одной в этой белой пустыне без края.
        - Я мыслю образно, а что касается тех слов - это был душевный порыв, о котором вообще-то должны были знать только я и дневник.
        Я метнула в сторону Ветра укоризненный взгляд и вырвала из его рук свою тетрадь, но как только она оказалась у меня, из неё посыпался снег, а затем я обнаружила, что держу в руках лишь несколько обледенелых веток, какие можно увидеть на деревьях после зимнего дождя.
        - Только ты и дневник - так не бывает, - серьёзно сказал Ветер. - Если бы это правило действовало, то мне бы на голову не сыпался всякий вздор.
        - О чём ты? - не поняла я.
        В этот момент перед ним плавно опустился небольшой листок, исписанный торопливым мелким подчерком. Ветер подобрал его, сложил и сунул в задний карман штанов, нахмурив чёрные брови. Что всё это значило? Мне было понятно лишь одно - он связан с моим реальным миром, но теперь это было не так уж важно - теперь мне некого было там тревожить, некого спасать.
        - Расскажи мне, как умер Саша? Я видела его сегодня. Где он сейчас? - спросила я, чувствуя, как холодная вода с тающих веток течёт по моим ладоням, просачивается сквозь пальцы, словно хочет, чтобы её согрело тепло моей руки.
        - Твой друг очень упрямый, - сказал Ветер, присев рядом со мной.
        - В смысле?
        - Он уже не первый раз пытался встретиться с тобой. Только там, в больнице, ты не признала его, помнишь?
        Мне не очень в это верилось. Неужели я бы не смогла узнать Сашу?
        - Не правда, это был труп какого-то незнакомца! - настойчиво сказала я, отбросив ветки.
        Ветер посмотрела на меня, хитро прищурившись, а затем закурил, запрокинув голову и пустив дым вверх. Вскоре нас стал обволакивать белый густой туман, в котором проступали неясные, размытые картины, а потом я чётко увидела комнату Саши, в которой мне не раз приходилось гостить, - он спал в своей кровати, вздрагивая всем телом и что-то бормоча, словно ему снился кошмар. Я с недоумением взглянула на Ветра.
        - Твой друг пока ещё не стал им, - произнёс он, - однако, если чужаки долго слоняются здесь, то однажды теряют выход.
        - Он жив? Он может проникать сюда через сон? - спросила я, протянув руку и попытавшись дотронуться до разгорячённого напряженного лица Саши, покрытого капельками пота.
        Но мне не удалось это - облако тумана рассеялось, а вместе с ним пропал и Ветер. Какое-то время я сидела на месте, обдумывая услышанное и увиденное. Во всём этот разговоре было только одно радостное пятно - Саша был жив, всё остальное - мутная вода, упрямо не желающая показывать, что таится в её глубинах. Мне надоело сидеть, и я снова двинулась вперёд. Я шла так около получаса, а потом почувствовала невыносимую скуку. Чтобы как-то развлечь себя, я попыталась вспомнить кого-нибудь из мифов или истории, кто так же бессмысленно и безнадёжно блуждал по миру или пустыне. На ум приходили библейские притчи, какие-то старые легенды…Потом я подумала о том, как долго искала кого-то, способного помочь мне справиться со своей болью, - тогда Саша ещё жил в чужой стране, и я не торопилась полностью раскрываться ему. Поэтому бродила по социальным сетям, разочаровываясь, ещё более запутываясь; я стучалась в незнакомые двери с криками: “Ищу прекрасную живую душу, способную мыслить!”, подобно Диогену, этому древнегреческому философу, который ходил средь бела дня по городу с зажжённым фонарём, отвечая на любопытные
вопросы горожан одной короткой фразой: “Ищу человека”. Мне изредка встречались такие души; они даже помогали мне какое-то время, но потом либо неожиданно исчезали, либо в нашем общении возникала какая-то непримиримая деталь, либо (что было чаще) они оказывались вовсе не такими, какими хотели казаться.
        Я уже собиралась остановиться, но вдруг споткнулась обо что-то невидимое. Всё произошло так быстро, что я даже не поняла, как упала на шершавый бетон и оказалась посреди дорожной трассы. Я снова вернулась в Город Дождя. Кто бы мог подумать, что я буду рада вновь оказаться здесь. Мимо, громко сигналя, пролетела машина, едва не сбив меня. Я встала и быстро перебежала на тротуар, где остановилась под фонарём, чтобы перевести дыхание. Здесь ещё был дремучий вечер, поздние прохожие текли по сырой мостовой, преследуемые чернильными тенями, пахло гарью: вдали полыхало какое-то здание, но это не вызывало ни у кого интерес, ведь эти люди шли по заданному маршруту, который заложил в них город. Меня клонило в сон, и, пнув жестяную банку, которую прикатил к моим ногам порыв ветра, я отправилась в общежитие.
        Когда я зашла в квартиру, то машинально посмотрела на дверь, ведущую в комнату Радуги - она была широко распахнута. Там стояла лишь кровать, лампа и небольшой прикроватный столик. Все книги и вещи моей соседки исчезли. Должно быть, вскоре ко мне подселится ещё кто-то. Я заглянула в свою комнату, проверила туалет и ванную - котёнка нигде не было. За окнами хлестал сильный ливень, сверкала молния и раздавались громкие раскаты грома. Я сделала себе кофе и села на кровать, укутавшись в одеяло.
        - Вот я и одна…
        Не знаю, зачем я сказала это. Но чувство, которое я при этом испытывала, было мне хорошо знакомо. В тот год, когда умер Андрей, я приходила со школы, запирала дверь, отключала телефон, ложилась на кровать и просто смотрела в потолок, желая поскорее похоронить этот день, хотела, чтобы поскорее наступила ночь, где я буду всецело предоставлена самой себе, где буду лишь я наедине со своими воспоминаниями, со своими скомканными мыслями. И вот он - мой идеальный мир. Я сама этого хотела, Ветер был прав. Только я всё представляла иначе. Всё должно было быть по-другому. Но желала бы я всё исправить, вернуть назад? Не знаю… Да и какой это имеет смысл?
        - Когда же ты кончишься! - сказала я, подойдя к залитому дождём окну.
        Но струи дождя неустанно продолжали плясать по лужам, машинам, листьям деревьев, и как будто не понимали, почему от них бегут, скрываются под капюшонами, капотами автомобилей, зонтами ночные странники; они пытались догнать их, стереть с их лица серую усталость и разделить с ними свою любовь к этим прохладным проникновенным танцам, чтобы затем растворить их в себе без остатка, пролив на их мёртвые тела свои лживые слёзы. Этот дождь был убийцей и прирождённым лицедеем, который больше всего на свете любил скользкие дороги. Когда-то я любила дождь. Любила протягивать ему руки, чувствовать его влажные поцелуи на губах, кружится с ним в танце, но это было давно. В то лето, когда не стало Андрея, бесконечно шли равнодушные дожди, они вымачивали одежду до нитки, проникали под кожу, остужали сердце, топили веру, пробирались до самых костей. Я чувствовала себя маленькой цветочной грядкой, которую поливают из лейки эфемерные руки какого-то невидимого существа, которое, впрочем, не сильно огорчится, если грядка завянет и сгниёт, ведь на её месте вырастут новые красивые цветы и будут также зачем-то радовать
его невидимые слепые глаза.
        Я провела рукой по холодному стеклу - прямо передо мной возникло бледное лицо. Это была Радуга. Она смотрела на меня своими печальными глазами, в которых читались бесконечное одиночество и мольба; её детская рука беспомощно прижалась к стеклу напротив моей, но я тут же убрала свою руку и задёрнула шторы. Я не могла её впустить, и она это знала, но всё равно ещё какое-то время продолжала слабо стучаться в окно, с каждым разом всё тише и тише, подобно утихающему плачу. Когда всё прекратилось, я упала на кровать и уставилась в потолок, а вскоре позволила кошмарным снам просочиться в своё сознание.
        Моё утро началось с грохота под окном - шумный мусоровоз забирал отходы. Я знала: он отвозил их на огромную свалку, где можно было найти всё, что угодно - начиная от женских чулок и заканчивая человеческими останками.
        Только налив в фарфоровую чашку крапивного чая и сделав несколько глотков, я позволила себе обдумать недавние события и решить, что делать дальше. С того момента, как я встретила Ветра, подсказки так и сыпались на меня; мне не раз казалось, что я, наконец, добралась до правды, и мне осталось лишь протянуть руку, взять последнюю карту, чтобы сложить пасьянс, но всё неожиданно рушилось. Я ходила по замкнутому кругу, всё больше и больше запутываясь. Неужели это тоже игра? Неужели мне не хотят оставить даже крошечного шанса? Я тяжело вздохнула. Эти игры скоро сведут меня с ума, причём в буквальном смысле. Разум требовал перерыва, поэтому я, наспех умывшись и натянув на себя дешёвую серую водолазку с подранными джинсами, которые купила на местной распродаже на случай неудачного превращения (иногда городу нравилось измываться надо мной, наряжая в нелепую или откровенную одежду), отправилась на работу. Когда я проходила мимо комнатки вахтёрши, которая никогда не покидала свой пост в нашем подъезде, то, взглянув в приоткрытое окно, увидела, что она смотрит телевизор. Это было её обычное занятие, но
кое-что меня заинтересовало. Как правило, по всем каналам тут идут шипящие чёрно-белые помехи, которые иногда прерываются местными новостями, причём горожане проявляют интерес не только к последнему: они могут часами развлекать себя у пустых экранов, хотя если спросить у них, что они смотрят, то сложно получить вразумительный ответ. Однако на этот раз на экране её телевизора я увидела свою комнату. Не знала, что в общежитии есть замаскированные камеры видеонаблюдения. Заметив, что я стою у окна, вахтёрша сразу выключила телевизор и бросила на меня недовольный нервный взгляд. Я вышла из подъезда.
        - Слышала, у тебя умерла подруга. Сочувствую. Мы не ждали тебя сегодня, но хорошо, что ты здесь - у нас столько работы! - с такими словами меня встретила Дымка, когда я вошла на кухню закусочной с чёрного входа. - Как только переоденешься, смени пепельницы с последних столиков.
        Я познакомилась с Дымкой в первый день моего пребывания в этом городе, когда меня привёз сюда Гром, чтобы устроить на работу. Тогда я всё ещё надеялась, что это какой-то безумный сон, но позволяла себе плыть по течению. Она подошла ко мне и произнесла: “Иллюзия, мне сказали, что на тебя напали, и после этого ты ничего не помнишь”, а я спросила у неё, почему они все зовут меня так, ведь у меня есть собственное имя, и, кажется, назвала его. Так странно, что я не могу его теперь вспомнить. Дымка, как и Радуга, считала меня сумасшедшей, безобидной сумасшедшей, с которой можно спокойно работать, остальное её не заботило и ни капельки не интересовало.
        Рабочий день подходил к концу, когда к нам зашёл пожилой мужчина с причудливо разукрашенным лицом в яркой белой рубашке и красных штанах, на руках у него также были красные перчатки. Заказ у него принимала Дымка. Вернувшись, она подошла ко мне. Её серые глаза оживленно сияли, чего я никогда прежде не замечала у неё.
        - Это балаганщик. На берегу реки сейчас будут давать представление! - воскликнула Дымка. - Нас пригласили! Ты ведь пойдёшь со мной?
        Я ещё не решила, по какому следу двигаться дальше, поэтому не видела причин отказываться.
        - Хорошо, - согласилась я. - А этот балаганщик сказал откуда он?
        Вопрос я задала практически непроизвольно, поскольку это было первое, что интересовало меня, когда я встречала здесь незнакомцев.
        - Я не спрашивала, - ответила она, но, думаю, откуда-то издалека. Ты не поверишь, они приехали на лошадях!
        Это заинтриговало меня. Вскоре мы сменились и направились вниз по дороге, усеянной осенними листьями, мусором, рекламными листовками, а кое-где и свежими кучками экскрементов. Последнее подтверждало слова Дымки.
        - А что это будет за представление? - спросила я, когда мы уже почти дошли до места.
        - Не знаю, - отозвалась моя собеседница.
        Дымка не очень отличалась болтливостью.
        Вот, что нам предстояло увидеть через несколько минут: на берегу реки стоял широкий деревянный балаган, на сцене которого плясали шуты в звенящих красочных колпаках, рыцари, чьи доспехи были из дерева и картона, дамы, украшенные ожерельями и браслетами из фольги; чуть в стороне торговали сладостями и безалкогольными напитками - шипучкой, различными леденцами, карамельными петушками на палочках, мармеладными мишками, марципанами; далее шло огненное представление - факиры, одетые в чёрно-красные одеяния, под арабскую музыку и бурные аплодисменты собравшихся зрителей извергали пламя изо рта, прыгали и крутили в руках зажжённые шесты, искрящиеся веера, рисуя огненные круги, заставляя огонь летать вокруг себя рыжей пламенной птицей, извиваться в танце шипящих саламандр; по всему берегу бродили арлекины и другие узнаваемые маски, кто-то из них играл на лютне, кто-то показывал фокусы; весь берег был наполнен людьми и шумом музыки.
        - Это действительно можно назвать настоящим балаганом, - громко сказала Дымка.
        Она говорила ещё что-то, но я почти не слышала её. Потом она вообще растворилась в толпе. Я решила взглянуть на пьесу, которая шла на сцене балагана, но, приблизившись и услышав несколько реплик актёров, подумала, что это была плохая идея. Там происходило настоящее безумие.
        - Он убил меня! Убил этим деревянным мечом! Я умираю! - корчился на полу какой-то мужчина в жёлтой маске, прижимая руку к невидимой ране. - Как только закроются кулисы, я больше никогда не увижу своей прекрасной Лучинды. А она так хороша, и по-настоящему любит меня, и это несмотря на то, что вся она из картона. О где ты, моя воздушная любовь? Неужели тебя унёс ветер?
        Мне надоел весь этот гам, и я спустилась к самой реке: там было спокойнее, хотя людей по-прежнему было не мало. Смеркалось. Прислонившись к берёзе, я долго наблюдала за тем, как с неё, трепеща каждой прожилкой, срываются и падают тонкие вечерние листья, плавно ложась на воду. Одни были подобны заплутавшим кораблям, севшим на мель, другие, которых несло теченье, на выживших в кораблекрушенье, борющихся со стихией и полных надежд, не желающих верить в то, что они все вскоре утонут в холодных водах.
        - В том шатре гадают! - услышала я голос Дымки.
        Я обернулась, чтобы увидеть, куда она указывает. Недалеко от меня, чуть выше реки, стоял небольшой тёмный шатёр, вокруг него столпилась приличная очередь.
        - И что тебе предсказали? - спросила я, подойдя к ней.
        Её глаза радостно блестели.
        - Судьбоносную встречу с таинственным незнакомцем, - сказала Дымка, немного смутившись. - Тебе непременно нужно сходить туда.
        Я не успела ответить ей - перед нами неожиданно возник Мир. На нём было чёрное длинное пальто с металлическими застёжками и знакомые мне тёмные очки.
        - Милые дамы, прошу прощения, что вмешиваюсь, но я бы не советовал вам ходить к этим шарлатанам: всё, что они умеют - это искусно лгать и опустошать карманы, - произнёс он заботливым тоном. - Только избранным дано обладать настоящей магией.
        Не знаю, зачем он подошёл к нам, но мне была нужна эта встреча, поскольку у меня накопилось к нему несколько важных вопросов, но для этого надо было постараться избавиться от Дымки, которая раскраснелась и глупо заулыбалась Миру, явно поверив в своё предсказание.
        - Например, вам? - спросила я, стараясь направить разговор в нужное русло.
        - Возможно, - ответил он, заманчиво улыбнувшись. - Хотите проверить?
        Хорошо, что на меня не действует их обманчивое обаяние; хотя, думаю, в этом нельзя быть полностью уверенной. Я ещё не так много знаю о вампирах, несмотря на то, что в последнее время мне приходилось с ними часто встречаться.
        - Я бы не возражала, только такие вещи должны оставаться в тайне. Мы не могли бы уединиться?
        - Разумеется, - согласился он.
        Я повернулась к Дымке, и встретилась с её гневным взглядом. Она обиделась на меня, вероятно, решив, что я нагло флиртую с её судьбоносным мужчиной. Я сказала ей, что отойду ненадолго, но она сама удалилась, пробормотав, что не хочет мешать нам. Наконец, можно было покончить с этим спектаклем.
        - Расскажите мне, как вы связаны с моим другом? Вы сказали, что помогли мне по его просьбе, но почему? Что вы знаете о нём?
        Мир сделал задумчивый вид, словно решая, ответить мне или нет. Потом он произнёс:
        - Сомневаюсь, что вам понравится то, что я скажу. Но если вам, в самом деле, хочется послушать, то давайте пройдёмся, посмотрим на людей, подыщем мне кого-нибудь вкусненького...
        Он двинулся вперёд по направлению к шатру, и я молча последовала за ним. Пока я не получила ответ мне нужно было терпеть его общество. Думаю, Мир это отлично понимал, поэтому не спешил говорить о Саше, тянул время, чтобы немного испытать меня - своеобразная месть за мою открытую неприязнь к вампирам.
        - Как вам этот прелестный юноша? - спросил он, оглядываясь на случайного встречного. - Хотя, кажется, эта яркая особа в коротком платье куда аппетитней…
        - Может, хватит об этом? - наконец, не выдержала я.
        Он лишь ухмыльнулся в ответ. Мы приблизились к шатру и, заняв очередь (я даже не стала спрашивать, зачем ему это), отошли чуть в сторону. Слева от шатра находился кукольный театр - перчаточные куклы выглядывали из-за ширмы, смеялись, пели какие-то весёлые песни, обращались к зрителям. Я подумала о том, что уже видела их в кукольном магазине этого города, но не была в этом уверена.
        - Этой способностью обладают только самые древние вампиры, - начал Мир полушёпотом. - Мы можем проникать к людям в сознание, как бы далеко они не находились. Однако для этого нужно их согласие, они сами должны призвать нас, впустить нас в свои сны. Мы исполняем их желания, а взамен пьём их жизненную силу. Твой друг недавно связался со мной, твердил, что ты в опасности и просил помочь. Я больше ничего не знаю о нём, кроме того, что его мучают душевные страдания.
        - Из-за того, что вы забрали у него жизненную силу? - я с ненавистью посмотрела на вампира.
        То, что он сказал, не совсем укладывалось в моей голове, но он мучил моего друга - этого было вполне достаточно, чтобы взглянуть на него как на чудовище, кем он в принципе и являлся. Он нёс зло, в котором не было никакой примеси искусственности, как мне казалось до этого. Он был реален, и то, что он творил было тоже реально.
        - Это любовные страдания, - спокойно ответил Мир. - Его просто угораздило влюбиться не в ту девушку.
        Я почувствовала укол совести и замолкла, погрузившись в унылые мысли. Потом до уха донеслись стихотворные строки, которые читала одна из участниц кукольного представления с длинными жёлтыми кудрями и лакированными красными губами:
        “Ты похожа на куклу, - мне мальчик сказал. -
        Я тебя бы любил, я тобой бы играл!”
        Улыбнулась я нежно, спрятав нож за спиной.
        “Купи бантик пунцовый - буду вечно с тобой!”
        Закончив стих, кукла разразилась хищным смехом и стала бешено трястись. Мне сделалось жутко, но, судя по всему, публике это понравилось. Я повернулась к вампиру.
        - Это ведь ты обратил Радугу? - спросила я, смерив его презренным взглядом.
        - О, я, наконец, удостоился дружеского “ты”, - улыбнулся Мир.
        - Зачем ты сделал это? - спросила я, скрестив руки.
        Наверно, было нелепо спрашивать вампира об этом, но мне почему-то хотелось услышать ответ, хотя, думаю, я уже его знала.
        - Она сама попросила. Я встретил её глубокой ночью в супермаркете - бедной девочке не хотели продавать спиртное.
        - Ты затуманил ей разум, - сказала я обвинительным тоном, прервав его.
        Мир покачал головой и медленно улыбнулся, вероятно, вспоминая что-то очень приятное.
        - Мне даже не пришлось прибегать к этому. Когда мы вышли, то столкнулись с её… мужчиной. Он вёл себя недостойно, весьма недостойно, поэтому я преподал ему урок хороших манер. Думаю, я действительно понравился ей. Признаться, изначально я просто хотел убить её, но она так умоляла, даже порезала себе руки.
        - И всё-таки ты обманул её - обещал быть другом, а сам оставил одну.
        Мне было совсем неясно, почему это так волнует меня, трогает за живые струны, безжалостно рвёт их, заставляя кровоточить засыхающее сердце.
        - Вампиры должны быть одиночками, она сама это скоро поймёт. Я помог ей, - уверенно сказал Мир.
        - Кто бы сомневался, - сказала я, искусственно улыбнувшись.
        К нам подошёл какой-то полуголый человек в маске, на шее у него было ожерелье из когтей животных, а в руках он держал огромный бубен, украшенный непонятными знаками. Он произнёс что-то на неизвестном языке, несколько раз ударил в бубен, а потом завыл, очень правдоподобно подражая волку. При этом он глядел мне прямо в глаза. В этом было что-то неприятно-пугающее, и я отодвинулась от него на несколько шагов.
        - По-твоему я поступил жестоко? - спросил вампир, приблизившись. - В этом городе выживает сильнейший, а сильнее вампиров ты вряд ли кого-то найдёшь. Она обрела то, о чём обычный человек может только мечтать…Зря ты отказалась тогда, - он провёл острым ногтём по моему подбородку, - но если передумаешь, знай - я могу подарить тебе это. Хватит сопротивляться, бороться с собой. То, что ты испытываешь к нам, вовсе не отвращение. Тебя тянет к нам, хотя ты и пытаешься это отвергнуть. Но твоё место среди нас. Подумай об этом.
        Сказав это, он отошёл и скрылся в глубине шатра. Его последние слова удивили меня. Зачем это было сказано? Возможно, это была обычная попытка повлиять на меня, привычные слова, которые он внушает своим будущим жертвам. Пусть вампиры обладают завидной силой, но какой смысл жить тут вечно? Вечность ничего не стоит, если человек обречён на неизвестность. Я думала так и при жизни, когда пыталась понять тех, кто жил исключительно ради удовольствий, бесконечных развлечений, не желая задумываться о чём-то более глубоком. Однажды я сказала Лексе, когда она впервые заехала ко мне на чашку чая: “Интересно, кем бы я стала, отказавшись от своих книг, копаний в себе, и просто принимала бы всё как есть?”. В тот момент она стояла у моего книжного шкафа, и её пальцы плавно спускались по двум, стоящим рядом друг с другом сборникам Маркиза де Сада и Юрия Мамлеева. Лекса оглянулась и с любопытством взглянула на меня, как будто видит впервые. Потом она ответила: “До безобразия счастливой и неизвестной мне девушкой”. Но у меня бы вряд ли получилось стать такой, даже если бы я очень этого захотела.
        Поднявшийся шум возле кукольного театра вывел меня из задумчивых размышлений: какой-то старик мешал представлению, отбирая у актёров перчаточных кукол. Когда я подошла поближе, то сразу узнала своего безумного кукольного мастера, которого впервые встретила несколько дней назад. Он был одет в те же светлые панталоны и белый фрак.
        - Вы не имеете права! - кричал кукольник, пытаясь вырваться из крепкой хватки двух мужчин, которые стали оттаскивать его. - Это не ваши куклы, и вы не можете так поступать с ними. Немедленно верните их мне. Вы заблуждаетесь, если думаете, что это просто игры - им больно, вы их калечите!
        - Да прекрати, - грубо сказал один из держащих его мужчин. - Эти игрушки для того и создавались, чтобы развлекать нас. Не мешай людям веселиться.
        Я не увидела, куда они увели его - собравшаяся толпа оттеснила меня, и я потеряла кукольника из вида. Это немного расстроило меня: случившееся в подвале ещё не давало мне покоя, интуиция подсказывала, что в нём кроется крупица разгадки. Подумав об этом, я встревожено замерла. Интуиция ли? На мгновение мне показалось, что на меня в упор, с безудержным любопытством смотрят множество невидимых глаз. Ощущение было настолько реальным, что я бросилась бежать, хотелось поскорее избавиться от этого. Но мне не пришлось далеко убегать - всё быстро прошло. Потом я услышала громкий женский крик.
        - Убили! - кричала насмерть перепуганная девушка у гадального шатра в джинсовой куртке, на которой виднелись пятна крови.
        Когда мимо меня быстро проскользнула тёмная фигура вампира, я уже не сомневалась в том, что случилось. Должно быть, избирательному Миру доставило особое удовольствие поужинать предсказательницей. Я опустила глаза и увидела у своих ног лежащую рубашкой кверху гадальную карту из колоды Таро.
        Одна моя школьная подруга (её звали Айгуль) увлекалась эзотерикой, и часто гадала мне на этих картах. Я не придавала этому особого значенья, хотя многое из её прогнозов сбывалось. Потом её сестра сошла с ума, и она прекратила этим заниматься, увидев в этом какую-то связь со своими занятиями. Странная была девушка…
        Мне стало любопытно, и я подняла карту. Восемнадцатая карта Старших Арканов - Луна. Насколько я помнила, она указывала на заблуждение, предательство, страх. Айгуль что-то говорила о страхе познания истины, непознанных сумрачных глубинах, тёмной стороне луны. Жаль, что я не всегда внимательно слушала её. Я ещё раз взглянула на карту - изображение немного отличалось от того, что было на карте моей подруги, но в целом передо мной развернулся похожий завораживающий вид: две одинокие башни стояли напротив друг друга в ночной долине, залитые призрачным лунным светом, между ними проходила пустынная дорога; она спускалась к небольшой луже, из которой выползал огромный краб; недалеко от него, по краям дороги сидели волк и собака, тоскливо воя на многоликую луну. Страх и одиночество - вот, что я чувствовала, глядя на эту карту. В этом городе я давно перестала верить в случайность, поэтому почти не сомневалась в том, что это был какой-то знак. Но что я должна была понять? Откуда мне было знать, что таилось в этих башнях, куда вела эта тёмная дорога, что свело на одном пути волка и собаку? Возможно, мне
предстоял какой-то важный выбор, в котором было легко ошибиться. Я даже была готова пойти и посоветоваться с гадалкой, но Мир так некстати убил её.
        Становилось прохладно, но уходить пока не хотелось. Я подошла к большому пылающему костру, который развели специально для отдыхающих, и, протянув к огню ладони, стала греть руки. Потом я нащупала в кармане найденную у шатра карту и, последний раз взглянув на неё, бросила тайные знаки в пламя. Карта зашипела на меня, как разгневанная кошка, но вскоре утихла. Костёр разгорался и потрескивал, посылая в небо красные искры. Как же там было темно и пусто без звёзд. Рядом со мной стоял один из участников представления, облачённый в костюм рыцаря. Я спросила его о том, откуда приехала его труппа, но, как и ожидала, получила мутный ответ. Однако он оказался не скучным собеседником: стал рассказывать мне о величественном замке и красоте окрестностей, в которых он вырос, о славных сражениях, в которых он участвовал, прекрасной леди, чьей руки он отчаянно добивался. Я приняла его игру, и вместе мы сложили интересную балладу о жизни и приключениях отважного героя. Мне было приятно общаться с ним, к тому же я так давно ничего не сочиняла. Моя муза умерла немного раньше меня. Я знала, что она тяжело больна, но
не теряла надежды спасти её: порхала вокруг неё, пела ей загадочные воздушные песни, поила лечебным нектаром из редких волшебных трав. Я старалась, чтобы в её комнате, из которой она больше не выходила, всегда пахло полевыми цветами, дождливым шёпотом осени, влажным прикосновением тёмного озера; я хотела, чтобы в её маленькой одинокой комнатке, где она постоянно лежала на тяжёлой дубовой кровати и смотрела на равнодушные часы с механической кукушкой, всегда звучали проникновенные мелодии классиков, чувствовалось дыхание близких душ, слышалось, как ветер медленно перелистывает страницы древней пожелтевшей измятой книги, которую уже не могут прочесть её полуослепшие глаза. Я хотела, чтобы она слышала, как за окном шумит ручей, как разговаривает лес, как тоскливо воют там прирученные ею серебристые волки. Порой она слабо улыбалась мне в полутьме, просила открыть окно, вдыхала слабой грудью запахи жизни и снова говорила о смерти. Я смотрела на её свежее молодое лицо, которое оставалось красивым даже в своей смертельной бледности, на её длинные мягкие волосы, тускнеющие с каждым днём, на её прекрасные
малиновые губы, которые всё больше любили молчание, и старалась не плакать. Она никогда не любила, когда её жалели, хотя я не знала никого, кто бы хранил в себе такое чистое и сострадательное сердце. Я садилась на подоконник, смотрела на далёкие снежные горы, где бродили непокорные вихри, и вспоминала о том, как мы мечтали с ней однажды забраться туда, на самую непостижимую высь. Она умела мечтать... Я никогда не отходила от её постели, лишь ненадолго - для того, чтобы собрать прохладную росу с альпийских незабудок, музыку дня с высоких и мудрых деревьев, краски вечерних пейзажей. Всё это я приносила ей, но она лишь грустно вздыхала и отворачивалась к холодной облезлой стене. Ночью, когда восходила таинственная луна и по старой привычке заглядывала к ней в комнату, мне было особенно тоскливо. Я ещё помнила, как за спиной у неё вырастали эфирные синие крылья, с которых при лёгком взмахе сыпалась лунная и звёздная пыльца, я ещё помнила, какие хрустальные песни она пела своим мелодичным сказочным голосом, я ещё помнила, как могли сиять её выразительные, наполненные Вселенной, глаза. Но она не хотела
больше петь о луне, у нёе даже не было сил просто подняться. Наверно, она бы давно ушла, если бы не чувствовала, как больно мне с ней расставаться. Я закрывала окно, чтобы царственная луна больше понапрасну не тревожила нас, не будила уснувшие сны, наполняя глаза дрожащими каплями, и тихо сидела на краешке её ветхой кровати. Так умирала моя тень.
        Я бы ещё долго беседовала у костра с этим донкихотом, но меня окликнул взволнованный мужской голос. Поняв кто это, на моём лице появились разочарование и тоска. И всё же я встала и пошла к нему навстречу.
        Глава 14
        Нет! это не животное и не человек меняются взглядами…
        Это две пары одинаковых глаз устремлены друг на друга.
        И в каждой из этих пар, в животном и в человеке - одна и
        та же жизнь жмётся пугливо к другой.
        Тургенев
        Что я испытывала к нему? Почему не могла просто равнодушно воспринимать его как обыкновенного запрограммированного робота, которыми был полон этот город? Я всегда злилась на его заботу, отеческую опеку. Вот и в этот раз, увидев Грома, я почувствовала раздражение, а вместе с ним и странную тоску.
        - Я так и знал, что найду тебя здесь, - сказал он, когда я подошла и подняла на него свои ледяные глаза. - Посмотри на себя, ты вся продрогла! Пойдём, отогреешься у меня в машине.
        Гром взял меня за руку, но я отдёрнула её.
        - Что случилось? Я никуда не пойду.
        Он устало вздохнул и с грустью посмотрел мне в глаза.
        - Здесь опасно, - произнёс он, кивнув в сторону шатра. - Убита женщина. Возможно, убийца ещё прячется где-то среди толпы.
        Я посмотрела на отдыхающих здесь людей: случившееся их не волновало, на их лицах не отражалось никакой тревоги, разве что вялое любопытство. Непомнящие себя крохотные мышки мирно дожидались, когда наступит их черёд быть проглоченными скользким удушающим городом. А другие мышки в форме и при исполнении пытались сделать вид, что могут дать ему отпор. Смешная бессмыслица…
        - Мне всё равно, - ответила я. - Тут весело, я никуда не пойду.
        - Это ведь не шутки, Иллюзия. Почему ты упёрлась, как глупый барашек? - ласково спросил он.
        Мне были неприятны эти нежности. Что он, в самом деле, пристал ко мне?
        - Я уже всё сказала, и, между прочим, бараны вовсе не глупые!
        Я произнесла это раньше, чем осознала, что во мне всколыхнулось какое-то чувство. Иногда, когда мы черпаем воду из колодца минувшего, нам вдруг приходится обнаружить нечто настолько древнее, настолько позабытое, что глядя на этот антиквариат, у нас закрадывается мысль: “А не из колодца ли дремлющих сновидений мы, перепутав, достали этот предмет?” Но потом в сознании всплывают подробности, обрывочные картины, мы вдыхаем знакомые запахи, видим знакомые пейзажи; пространство и время как будто искажаются, и мы перемещаемся в прошлое.
        Это детское воспоминание было разорвано на несколько сцен, несколько глубоких и значимых тёмных отметин в моём сознании, похожих на раздвоенные отпечатки копыт. В тот день я увидела, что животные могут быть тепло привязаны друг к другу (даже крепче, чем некоторые близкие люди), что им хорошо известно о любви и смерти, что они тонко чувствуют и то и другое.
        Тем летом мы отдыхали с братом в деревне маминых родителей. Отец тогда не смог поехать с нами из-за каких-то очередных дел, связанных с ненавистной нам с Андреем работой. Думаю, он вообще не любил маминых родственников, иногда мне даже казалось, что он стыдится её происхождения. Но родители были так далеки от меня, что я не могу с уверенностью судить об этом. Мы редко приезжали в деревню, в эти бескрайние просторы вольной Сибири, поэтому в моём детском сердце бился волшебный фонтан безудержной радости. Разве могла природа нашего подмосковного города сравниться с этим калейдоскопом роскошных видов, пряных трав, диких цветов, особенного сладкого опьяняющего воздуха, который хотелось впитать в себя каждой клеточкой тела? Мы с братом, как игривые шальные зверьки, могли бесконечно бегать по сочным равнинам, покрытым ковылем и полынью, валяться в полях сиреневой гречихи, вдыхать медовые ароматы лесных ягод, тонуть глазами в синеве широкого свободного неба, прыгать по мокрым камням озёр, собирать маленькие блестящие камушки разных цветов, казавшиеся нам настоящим кладом. На рассвете мы любили сбегать из
уютного дома, в окна которого заглядывали спелые кусты малины и цветущие яблони, чтобы понаблюдать за высокими горами, окутанными таинственным воздушным туманом, похожим на сладкую вату. Дедушка говорил нам, что туман - это любопытное непослушное облако, которое, вопреки запрету старших облаков, решило спуститься с небес на поверхность земли. Нам нравилось его слушать, мы любили его удивительные истории, будившие в нас бескрайнее воображение. Дедушка знал столько захватывающих легенд, песен, сказок, что он казался нам добрым волшебником. Мы с братом даже думали так одно время. Дедушка рассказывал, что иногда, если стоять у местной реки, в облаках можно увидеть своё отражение, окружённое радужным кругом, что в прошлом люди даже видели в облаках целые картины сражений с поля боя, которые проходили далеко отсюда. Он объяснял это преломлением света, говорил что-то о двойном зеркале, воздушной линзе, но для нас всё это звучало как невероятное чудо. Дедушка мог научно объяснять различные явления, но всегда оставлял простор для нашей фантазии, какой-то элемент волшебства. Если он говорил нам, что радуга -
это свет, который падает от солнца, преломляется на капельках дождя, а потом распадается на световые компоненты, то не забывал добавить, что по ирландским поверьям, там, где радуга коснулась земли, хитрые лепреконы прячут свои горшочки и кувшинчики с золотом, которое украли у случайных странников или заработали, мастеря феям обувь.
        Однажды на закате мы наблюдали с братом двойную радугу: огромный яркий мост, ведущий в небеса, раскинулся вдали через всё поле, а под ним проходил второй, чуть более бледный, рассеянный. Нам захотелось дойти до радуги, прикоснуться к ней, пройти сквозь неё или по ней, и мы, взявшись за руки, двинулись в путь по высокой влажной траве и оврагам. Хотелось ли нам отыскать сокровища, попасть в сокрытый волшебный мир? Думаю, мы просто надеялись, что, добравшись до неё, произойдёт что-то непостижимое, дивное, колдовское… Мы прошли совсем немного, когда стало стремительно темнеть. Пастух гнал с пастбища стадо коров, которые требовательно мычали, звеня колокольчиками в наступающих сумерках, вольный табун лошадей возвращался в деревню, выгнув сильные шеи и сверкая блестящими гривами в лучах заходящего солнца, пушистый лесной хорёк торопился к себе в тёплую норку, громко стрекотали кузнечики, вероятно, обсуждая перед сном главные события уходящего дня. Приближающаяся тьма напугала меня, и я уговорила Андрея повернуть назад. Перед тем как отправиться домой, мы проводили радугу прощальным взглядом, и обещали
друг другу, что в следующий раз обязательно дойдём до неё…
        Однако это вовсе не тот древний антиквариат, о котором я вспомнила в начале; даже сейчас память упрямо не хочет обращаться к этому предмету. И всё же я не могу от него отмахнуться, сделать вид, что ничего этого не было. Как я уже отмечала, это воспоминание, эта старая плёнка кинофильма была разорвана на несколько отрывков.
        Итак, сцена первая - я стою одна в соседнем деревенском дворе и любуюсь кудрявыми мягкими овечками и баранами, глажу их по шерсти, трогаю их красивые, гладкие, извилистые рога. У моих ног вьётся маленький белоснежный ягнёнок, шевелит крохотными ушками, смешно мекает, тычется в ладонь мягким носом, лижет её своим маленьким нежным языком, словно принял меня за свою маму. В воздухе сладко пахнет свежеиспеченными пирогами и парным молоком. Потом какой-то мужчина неожиданно подходит к нам, грубо хватает за рога одного взрослого барана и куда-то тащит. Все разбегаются, остаёмся только мы и этот маленький ласковый ягнёнок. Он бежит за этим мужчиной и отчаянно мекает, будто просит отпустить этого несчастного барана. “Это его папа!” - догадываюсь я, и бегу следом, не в силах что-либо сделать. Вскоре мужчина останавливается. Бросает в нашу сторону недовольный взгляд. Затем в его руке мелькает острый нож. Он перерезает горло барану. Наступает тишина. Ягнёнок больше не кричит, не просит. Он всё понял, и просто смотрит, как на грязную землю капает густая мёртвая кровь. Ещё какое-то время он стоит так, потом
оборачивается ко мне, делает навстречу несколько неуверенных шагов, но, взглянув мне в глаза, вдруг отворачивается и быстро уносится прочь.
        Сцена вторая - я сижу за большим столом на деревянной табуретке, кругом много людей. Они поют весёлые песни, чему-то радуются. Сквозь громкий шум до меня доносится недовольный голос матери. Я ничего не ем. Ей это не нравится. Она не знает, что меня тошнит. Гости хвалят еду, хорошо приготовленное мясо, которое стоит прямо передо мной в огромной металлической чашке. Мне хорошо известно откуда оно, и поэтому меня тошнит. Мама продолжает настаивать, подвигает ко мне чашку. Я чувствую, что дрожу всем телом.
        Сцена третья - меня ругают за опрокинутую чашку с бараниной, негодуют, отчитывают. Им не понятен мой поступок, они возмущены моим поведением. Я стою, опустив глаза, по щекам текут слёзы. Меня не слышат, хотя я не молчу. Как странно, что люди, говоря на одном языке, могут так катастрофически не понимать друг друга. Мне уже почти не жаль этого барана, мне просто очень стыдно. Я поступила не правильно. Такой быть нельзя. В голове звучит лишь одно: “Я запомню, запомню, мамочка! Я постараюсь больше не разочаровывать тебя”. Я понимаю, что отличаюсь чем-то от этой человеческой стаи, но впредь буду стараться сделать всё возможное, чтобы стать такой же, как они.
        Сцена четвёртая: поздний вечер, на крыльце дома сидит мама с какой-то пожилой женщиной, кажется, нашей соседкой; они не видят меня - я затаилась в огороде, где спряталась за большим кустом крыжовника. Женщина говорит маме: “Мальчишка у тебя резвый, правильный. А девчонка какая-то блаженная…” Я не знаю значение этого слова, но чувствую острый страх и глубокую обиду. Плёнка заканчивается.
        Теперь мне понятно, почему это воспоминание покоилось на самом дне колодца минувшего, почему обычное сравнение Грома возмутило меня, ведь с того самого дня мне было известно, что звери тоже любят, тоже хотят одиночества, и они понимают, что такое смерть.
        - Иллюзия, пожалуйста, пойдём со мной, - сказал Гром, никак не реагируя на мою грубость.
        Мне стало неловко: в конце концов, он искренне заботится обо мне, многое сделал для меня, чтобы так разговаривать с ним. Наверно, иметь такого родителя - великое счастье. Гром был полной противоположностью моему отцу. Возможно, именно поэтому я так холодно и колюче воспринимаю его внимание.
        - Хорошо, - согласилась я, решив, что, в сущности, мне тут больше нечего делать.
        Гром обрадовался и проводил меня в машину. Потом он ушёл, сказав, что скоро вернётся, чтобы отвезти меня в общежитие. Я забралась на заднее сиденье и захлопнула дверцу. Тут пахло бензином, лосьоном для бритья, табаком, кофе и одиночеством. На задней полке автомобиля я обнаружила дорожную аптечку, несколько журналов о рыбалке и технике, книгу по ремонту и обустройству дома; там же я нашла пыльную истрёпанную игрушку - маленького жёлтого зайца без одного глаза. Гром говорил, что потерял всю свою семью в страшной аварии. Неужели у него когда-то был маленький ребёнок? Куклы, мячики, различные формочки, которые я находила во многих домах, на детских площадках, просто на улицах, говорили о том, что здесь всё-таки жили дети. Возможно, они исчезли отсюда после убийства подопытного мальчика. Возможно, они живы и Город где-то прячет их. Я встречала здесь людей, которые тосковали по ним, даже не осознавая этого. Одним сумрачным туманным вечером я увидела, как по пустынной мостовой неторопливо шла женщина средних лет, впереди она катила детскую голубую коляску. Конечно, это сразу привлекло моё внимание, и я
стала следить за ней - тогда я только начинала знакомиться со своей промозглой темницей, и действовала намного осмотрительней, чем теперь: боялась приближаться к незнакомцам, разговаривать с ними, каждый раз ожидая, что они вот-вот набросятся на меня, как бешеные псы. Сначала женщина просто шла по тротуару, не поднимая головы, потом присела на скамейку и, тихонько покачивая коляску, стала напевать странную монотонную песню на неизвестном мне языке. Начался ливень, но она продолжала петь, не пытаясь укрыться. Я ещё не знала, в какой район забрела, и что он собой представлял, но догадывалась, что передо мной одна из сумасшедших, которых в этом городе было не мало. Тем не менее, мне хотелось узнать, кто лежит у неё в коляске, поэтому, стараясь сильно не стучать каблуками, я осторожно подошла к ней и остановилась позади скамейки. Четыре зелёных глаза уставились на меня из-под грязного одеяла, но это были не человеческие глаза. Я приблизилась на несколько шагов, чтобы внимательней рассмотреть непонятное существо, но оно вдруг выпрыгнуло прямо на меня из коляски и, оцарапав мне руку, скрылось за углом
подворотни. Всё произошло быстро и неожиданно, поэтому я не могу уверенно сказать, кто это был: возможно, очень крупная мутировавшая кошка, но в любом случае у этого существа было две головы. Несколько секунд я стояла в замешательстве, глядя на свою глубокую рану и думая о том, с каким чудовищем я только что столкнулась, вспоминая о страшных рассказах местных горожан, а также о тех фотографиях, которые когда-то давно показывал мне Саша. Это были снимки людей-мутантов - несчастных жертв, ошибок или неудачных экспериментов жестокой и своевольной природы. Уродливые лишние конечности росли у них из груди, живота, других частей тела, у некоторых даже были лишние плохо сформированные головы. Саша сказал, что эти отклонения в медицине называют паразитными близнецами. Но больше всего тогда меня потрясли изображения двуликих детей - у них была одна голова, но два лица. Мне было страшно смотреть на эти фотографии, поскольку в глубине души я надеялась на какое-то предопределение свыше, а увиденное заставляло меня сомневаться в этом, видеть человека не как высшее божественное творение, а как набор органов,
атомов, которые совершенно стихийно объединились в одно целое. Даже душа, в которую мне всегда хотелось верить, в тот момент представлялась мне чем-то эфемерным.
        Кто-то постучался в окно машины деревянной тростью. Это был незнакомый мужчина в чёрной широкополой шляпе и кожаной маске с длинным заострённым носом, похожим на клюв. Доктор Чумы - вот как называлась эта маска. В ней лекари прошлого навещали больных, когда в Венеции свирепствовала чума, подкладывая в “птичий” нос маски различные травы и вещества, которые, как считалось, снижали риск заражения. В детстве я заворожено смотрела фильмы о средневековье, где изображалась эта могущественная, как неумирающее зло, болезнь, скосившая бесчисленное количество жизней своей чёрной косой, изменившая отношение к смерти, перевернувшая сознание целых поколений. Сложно пережить такое и остаться прежним: масштабное потрясение, исполинская катастрофа меняет всё, сдёргивает красивую завесу с хорошо знакомого и спокойного мира, срывает маски с человеческих лиц, которые далеко не всегда оказываются прекрасными; потом, когда всё заканчивается и тьма на время отступает, трудно забыть об увиденном, трудно забыть о тёмной стороне человеческой природы и делать вид, что в нас самих этого нет.
        - Слушаю вас, - сказала я незнакомцу, опустив стекло.
        Возможно, не стоило этого делать, но мне было скучно сидеть в ожидании Грома. Этот мужчина был похож на гигантскую плотоядную птицу, которая спустилась с неба, заметив добычу. Он напомнил мне о примете, которая так пугала мою маму. Она не признавала никакой религии, но отличалась суеверием и была одержима приметами. Незадолго до смерти Андрея она видела, как в окно билась большая чёрная птица, и, конечно, решила, что это было дурное предзнаменование. По её мнению, это подтверждалось ещё и тем, что, когда однажды в деревне к нам в дом залетела малиновка, у дедушки случился приступ. Когда она рассказала об этом на поминках, то сразу посыпались глупые восклицания, нелепые возбуждённые речи, мистические рассказы о потусторонних силах. Я встала и вышла из-за стола. Всё это было абсурдно: вместо того, чтобы рассказывать о том, какой у неё был добрый жизнерадостный сын, каким он рос, что любил, о чём мечтал, мама говорила с пьяной тётей о призраках, медиумах, спиритизме…Оказавшись в своей комнате, я первым делом сорвала покрывало, которым было занавешено широкое зеркало, висевшее у моей кровати, - это
была ещё одна дань бессмысленным суеверьям. Сомневаюсь, что мама действительно думала, что там можно увидеть отражение покойника, но существовала такая традиция, и её непременно нужно было воплотить в жизнь. Это как еловые ветки у подъезда умершего - их зачем-то разбрасывают вокруг, но никто толком не знает зачем. А дети во дворе потом выдумывают свои мифы: боятся на них наступить, потому что, как им кажется, это принесёт им скорую смерть. Все эти суеверья казались мне глупыми, я понимала, что они сложились из страха перед костлявым жнецом, однако, стоя у зеркала, мне хотелось, чтобы это оказалось правдой, я желала увидеть брата, но с той стороны на меня смотрела лишь потерянная девушка в траурной одежде с опухшими от слёз глазами.
        - Я пришёл взглянуть, как чувствует себя больная, - ответил мне мужчина, положив руки на стекло и чуть поддавшись вперёд.
        - По-вашему я больна?
        Видимо, этот актёр просто отыгрывал свою маску, изображая венецианского лекаря. Но мне было не до этой игры.
        - Ещё не знаю. Вы позволите осмотреть вас, юное создание? - спросил он, протянув руку в кожаной перчатке и осторожно дотронувшись до моей руки.
        Я рассмеялась.
        - Вы так знакомитесь с девушками, доктор?
        У этого мужчины были длинные светлые волосы и зелёные глаза, в которых сиял необычный вдохновлённый блеск. Я не могла понять приятен он мне или нет, но я не чувствовала, что этот актёр опасен, а проведённое здесь время развило во мне отличную интуицию.
        - Только не на работе, - ответил он. - Так вы позволите?
        Тон его голоса изменился, он звучал почти серьёзно и, кажется, напряжённо. Я забеспокоилась.
        - Послушайте, у меня совсем нет настроения играть. На берегу полно людей - уверена, что среди них найдутся желающие разделить с вами этот спектакль, - сказала я и на всякий случай отодвинулась от окна.
        Судя по всему, он принял это действие за приглашение: распахнув дверь машины, мужчина залез внутрь и опустился рядом со мной.
        - Знаете, это плохая идея - вы находитесь в машине полицейского, и её хозяин скоро придёт. Я бы не советовала вам вредить мне, - произнесла я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно твёрже.
        Мужчина наклонился ко мне так близко, что длинный нос его маски упёрся мне в щёку. Я не спешила покидать машину, поскольку дверь с моей стороны была заперта, и я не была уверена, что мне хватит времени на побег, что эта попытка сбежать потом не приведёт его в ярость. Лучше было дождаться Грома.
        - Вредить вам? - спросил он, излишне театрально сыграв удивление. - Я вовсе не собирался.
        - Правда?
        -По крайней мере, пока, - холодно сказал он.
        Теперь из его голоса исчезли всякие нотки игры.
        - Как вас понимать? - спросила я, пытаясь разглядеть, есть ли у него ещё какое-то оружие, помимо деревянной трости.
        - Ладно, оставим этот фарс, - сказал он, - Скажу вам на чистоту, я видел, как вы дружелюбно беседовали с вампиром. Мы следим за этой пиявкой уже несколько дней, и за это время вас не единожды видели вместе. За последнюю неделю было зафиксировано более десятка нарушений со стороны вампиров, и мы знаем, что они готовятся объявить нам войну. Ваш друг играет в этом не последнюю роль, и, как видите, у нас есть все основания, чтобы допрашивать вас, применяя при этом любые способы. В ваших собственных интересах, рассказать мне всё, не утаивая ни малейшей детали.
        Я растерянно посмотрела на него: слишком много неожиданной странной информации. Вампиры готовят бунт, чтобы захватить полную власть над городом? Меня подозревают в соучастии в их заговоре, угрожают пытками? Что за бред! У меня и без этого хватает тут проблем, мне некогда в это ввязываться, мне нужно продолжать свой поиск, искать ответы. Но всё это было не просто объяснить моему собеседнику.
        - Что значит “мы”? Вы тоже из полиции? Кто вы вообще такой?- наконец, спросила я после продолжительного молчания.
        - Можете называть меня просто Доктором. У нас своя организация по борьбе с этими кровососами. Мы делаем гораздо больше для города, чем другие правоохранительные органы. Не пытайтесь от нас что-то скрывать, мы всё равно проследим за каждым вашим шагом.
        - Это вы установили в моей комнате скрытую камеру? - вдруг догадалась я.
        Мужчина нервно постучал пальцами по своей трости. Кажется, мой вопрос всколыхнул его.
        - Можете, не сомневаться - мы всё равно доберёмся до вас. Сейчас мы пошли вам навстречу, дали шанс сделать всё добровольно, но вижу, что вы не очень оценили наш поступок и не собираетесь говорить…
        - Мне совершенно нечего вам сказать, - сказала я, вздохнув. - Вам, наверно, будет сложно поверить, но все эти встречи были случайными, нас абсолютно ничего не связывает, и я, конечно, не слышала ни о каком заговоре. Если хотите знать, то я не питаю любви к вампирам, и, более того, я буду счастлива узнать о смерти Мира.
        Мой собеседник замолк, склонил набок свою птичью голову, обдумывая мои слова.
        - Я бы хотел верить в вашу правду. Но у вас ещё будет возможность доказать это, - сказал он, вылезая из машины. - До встречи, Иллюзия!
        Странный тип, но он не вызвал у меня отторжения. Мне не понравились его угрозы, и всё же он лишь пытается спасти беззащитных людей своего города. Я ещё не успела отойти от этого разговора, расставить по местам полученную информацию, когда вернулся Гром.
        - Прости, что так долго, - сказал он. - Перебирайся ко мне вперёд.
        Я пересела на переднее сиденье, захватив с собой жёлтого зайца.
        - Это был вампир, да? - спросила я.
        - Да, - подтвердил Гром. - Ему было ещё рано выходить на охоту, но, кажется, он намеренно нарушил договор. Вампиры что-то замышляют. Думаю, они хотят посеять панику, чтобы заполучить в своё рабство как можно больше людей, которые в последнее время добровольно бегут к ним целыми толпами. Я знаю, что некоторых они даже обращают, чтобы увеличить свои силы в сражении.
        Гром завёл машину, и мы двинулись с места. Значит, Доктор знал, о чём говорит: грядёт серьёзная битва, в которой людям практически невозможно победить.
        - Ты, наверно, знаешь, что Радуга стала вампиром, - сказала я, когда мы проезжали мимо поворота на Стеклянную улицу.
        Гром кивнул.
        - Я понял это, когда её тело внезапно исчезло. Мне жаль её, но ты должна знать - теперь она не твоя подруга. Она опасна, разрушительна и беспощадна, а ещё лжива, как все вампиры. Им никогда нельзя верить, они все - наши враги. Не забывай об этом.
        - Да, я понимаю, Гром.
        Эта надвигающаяся революция вспыхнула так некстати. Мне совсем не хотелось, чтобы эти нелепые разборки касались меня, но я уже не могла ничего изменить. Гром высадил меня у общежития. Попрощавшись с ним и проводив взглядом его удаляющуюся машину, я зашла под козырёк подъезда, где начавшийся дождь почти не мог достать меня, хоть и пытался сделать это всеми силами. Было уже совсем темно, а я так и не решила в каком месте мне следует искать подсказки. Но я с трудом могла об этом думать. Надо было возвращаться в общежитие и как следует выспаться: события этого дня сильно утомили меня.
        Соседняя комната по-прежнему была пуста. Казалось, темнота теперь навечно поселилась в ней, что пройдёт ещё немного времени, и она обретёт плоть, выйдет ко мне, чтобы поглотить меня в своих душных объятиях. Что за странные мысли? Мне определённо было нужно отдохнуть. Зайдя в свою комнату, я внимательно осмотрела её и вскоре обнаружила в настенных часах скрытую видеокамеру. Я выдернула её и бросила на стол. Простите, дорогой Доктор, но пусть лучше моя комната продолжает напоминать мне гроб, нежели тюремную камеру.
        Я долго лежала на кровати, но поняла, что сон не торопится вторгаться в моё сознание. Когда я встала и раскрыла шторы, дождь почти заканчивался. Мне стало душно, и я настежь распахнула ставни. Свежий прохладный воздух ворвался в комнату, растрепав мои волосы. Забравшись на подоконник вместе с ногами, я стала наблюдать за ночной жизнью города. Она текла своим чередом, рождая знакомые одинаковые фигуры и картины, растворяя их и снова рождая. Мои джинсы плавно перетекли в синие колготки с чёрными ромбами и шёлковую тёмно-синюю юбку по колено. Я уже давно не видела своё отражение, поэтому, испытывая некоторое волнение, спрыгнула с подоконника и подошла к зеркалу. Увиденное потрясло меня - из-под густой чёрно-синей чёлки на меня смотрели разноцветные глаза. Синий и красный. Я потрогала их - это были не линзы. Ещё никогда во время метаморфоз мои глаза не меняли свой цвет. В кого же я превращаюсь?
        - Думаю, ты не будешь против незваного гостя? - раздалось позади.
        Я обернулась. Никак не ожидала увидеть его в своей комнате. Он не отражался в зеркале, ко всему прочему вампиры умели действовать бесшумно, вот почему я не заметила, как он проник в комнату. Мир стоял у окна, опершись руками о подоконник. На нём был атласный фиолетовый жилет, из-под которого виднелись кружевное жабо и пышные манжеты его белой рубашки.
        - Ты не можешь вот так приходить сюда, - сказала я испуганно.
        - Как видишь, могу, - произнёс он, внимательно вглядываясь в моё лицо. - Но тебе не стоит бояться меня, я пришёл как друг.
        Я не совсем понимала, чего он хочет от меня. Если вспомнить слова Грома, то можно было предположить, что вампир стремится завербовать меня, привлечь на сторону своей кровожадной армии, сделав себе подобной. Только этого мне не хватало…
        - Мы с тобой не друзья. Зачем ты здесь?
        - Какое грубое начало, - сказал Мир, и взгляд его упал на камеру, лежащую на моём столе. - Вижу, ты уже столкнулась с этими инквизиторами. По дороге сюда я разделался с одним из них - хруст его шеи показался мне волшебной музыкой.
        За окном раздались громкие завывания сирен, что одновременно вызвало жуткую улыбку на лице вампира. Он запрыгнул на подоконник и встал во весь рост, повернувшись ко мне спиной. Мне было интересно узнать, что происходит, и я подошла к окну. Несколько пожарных машин мчались в сторону центра города, за ними следовали кареты скорой помощи. Неужели это началось?
        - Слышала, вы хотите захватить власть над городом, - сказала я. - Вы не думаете, что это просто приведёт к безумному хаосу?
        Мир обернулся ко мне, его глаза ликовали, словно он захватил целую империю, но я видела в них лишь бесконечное разрушение и бушующие языки пламени.
        - Да, и это будет прекрасно, - произнёс он. - Ты должна помочь нам, Иллюзия. Эти ничтожные люди должны получить по заслугам.
        - Я не собираюсь в это ввязываться, да и вообще - почему именно я?
        Вампир окинул меня задумчивым взглядом, потом взял за руку и затащил к себе на подоконник.
        - Хочешь ты этого или нет, но ты уже в это впуталась, - сказал он, глядя мне прямо в глаза. - Если ждёшь ответа на свой вопрос, следуй за мной - я покажу тебе кое-что удивительное.
        Мне совсем не хотелось никуда с ним идти, но в тоже время меня не покидала мысль, что это может быть нечто важное, нечто связанное с моим поиском. Я кивнула, и он, легко подхватив меня на руки, взмыл вверх.
        Мы летели по тёмному пустынному небу, под удивлённым взором гигантской жёлтой луны, рассекая тьму и холодный воздух, пролетали над крышами многоэтажных домов, бездной горящих огней, и моё сердце разрывалось от восторга и страха. Я чувствовала головокружение. От вампира приятно пахло хорошим одеколоном и свежей дурманящей кровью, которую так хотелось попробовать на вкус. Безумное желание сочилось по жилам, заглушая испуганный крик поверженного разума, лишая телесности, превращая меня в единый порыв, ненасытную жажду, энергию разрушения. Думаю, Мир прекрасно чувствовал и понимал, что со мной происходит, потому что, когда мы вдруг стали спускаться, он наклонился ко мне и прошептал на ухо:
        - Это только начало...
        Лишь коснувшись ногами твёрдой поверхности и отпрянув от него, я смогла вновь контролировать себя. Мы стояли на влажной крыше высокого здания, опутанной различными проводами и антеннами. Едкий дым резал глаза: прямо напротив нас горело главное правительственное здание, из верхних этажей которого в панике выбрасывались люди. Некоторые пытались выбраться по бельевым верёвкам, но всё равно срывались с дикими воплями и разбивались о бездушный асфальт. Мне было трудно смотреть на это, и я отвернулась. Спустя мгновение я заметила, что к нам стали слетаться другие вампиры, они образовывали тесный полукруг перед бетонной надстройкой крыши, рядом с которой мы стояли. Я растерянно обернулась к Миру.
        - Что всё это значит? Я вовсе не хочу смотреть на эти ужасы!
        Вампир плавно подошёл ко мне, и отвёл немного в сторону от собравшейся толпы.
        - Неужели тебе жаль этих глупцов? - спросил он. - Они думали, что могут совладать с нами, сделать послушными зверушками, но им не следовало забывать, что дикие пантеры, запертые в клетки, никогда не становятся ручными. Они ненавидели нашу сущность, потому что боялись, считали нас созданием тьмы, мечтали уничтожить, но вскоре все будут служить нам. Мы обретём желанную свободу, и в этом ты поможешь нам.
        Его уверенность, слова и приказной тон разозлили меня. Творилось непонятно что, а я так и не поняла, какую роль мне отводили в этом, и почему именно мне. Вся эта ситуация мне не нравилась. Очень не нравилась. Я больше не могла терпеть, поэтому, чтобы узнать немного больше, решила пойти на риск и спровоцировать вампира.
        - Я так нужна вам? Жаль, если так, потому что я скорее встану на сторону тех, кто будет сражаться против вас. Жизни других для вас ничего не стоят. Вы убийцы, несущие одно зло!
        Мир рассмеялся, а все собравшиеся вампиры молниеносно обернулись ко мне - в их глазах я уже была обескровленным трупом.
        15 глава
        …я принимаю на себя в одно и то же время
        роль истца и ответчика, подсудимого и судьи
        и нахожу эту комедию, со стороны природы,
        совершенно глупою, а переносить эту комедию,
        с моей стороны, считаю даже унизительным...
        Достоевский
        Опасно было говорить такое, но, к счастью, меня не растерзали на месте. Мне показалось, что собравшимся вампирам было кое-что известно обо мне, и они будто ожидали чего-то. Неужели я и впрямь была какой-то значимой деталью в этой борьбе?
        - Моя дорогая, - сказал Мир, закончив смеяться, - разве ты не видишь: нет ни чёрного, ни белого, ни даже серого. Эти люди, вызывающие у тебя сострадание, прилепили ярлыки к чему только можно, и наслаждаются своим обманом, подкармливая послушных и наказывая тех, кто осмелился перешагнуть через их рамки. Ты и сама это понимаешь. Должно быть, ты хорошо помнишь, что они сотворили с тем несчастным учёным, который осмелился заявить им, что Земля вращается вокруг Солнца, что, возможно, во Вселенной существует множество обитаемых миров - они обвинили его в ереси и сожгли заживо. Я был на этой казне и слышал его последние слова. Вот что он бросил в глаза этим прогнившим судьям инквизиции: “Вы произносите приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю”. Эти трусливые жалкие создания трясутся за свой искусственный домик, и готовы растерзать любого, кто скажет им, что он из бумаги. Они не видят, что сами сотворены из бумаги, сырой древесины, которой не суждено разгореться. Какое тебе дело до них? Они не настоящие, Иллюзия. Всего лишь пешки в нашей игре. Всё, что им нужно - это забиться в тёмную
беспросветную пещеру с толстыми стенами и спокойно дожить отмеренные им ничтожные годы в этом узилище. Но ты не такая, я чувствую это. Тебе не нужны их фальшивые радости. Я знаю, ты ещё слишком молода, и тебе страшно сделать этот выбор, ты боишься пролить хотя бы капельку невинной крови, но послушай меня - разве эти недалёкие дрожащие овцы заслуживают жалости?
        Я бросила на него непонимающий взгляд.
        - Хочешь сказать, вы настоящие? - громко спросила я, обведя глазами окружающих меня вампиров. - Разве вам можно верить? Чего вы добьётесь, разрушив границы? Будете уничтожать всё, пока больше нечего будет разрушать, кроме вашего собственного района?
        Мир смотрел на меня с удивлением. Затянувшиеся молчание осторожно шептало мне о том, что пора было уже подумать о бегстве, но отсюда был лишь один выход, который вряд ли являлся верным: я не разбилась тогда, сорвавшись в непонятную бездонную пропасть, но это вовсе не значило, что мне также повезёт в следующий раз.
        - Не ожидал это услышать, - произнёс, наконец, Мир. - Значит, ты выбрала их?
        В этот момент он выглядел таким серьёзным и угрожающим, словно воплощал в себе всё величие тьмы. Чтобы прогнать страх, я заставила себя улыбнуться в душе и пустить в голову иронические мысли: “Интересно, чтобы за вид у него был, скажи я сейчас, что в моём мире вампиры давно не отталкивающие злодеи-убийцы, вселяющие страх и трепет, а всего-навсего предмет поклонения возбуждённо визжащей толпы девчонок у кинотеатра?” Это немного помогло. Однако мне было трудно отыскать ответ на вопрос Мира. Я никого не выбирала, а просто отвергла бессмысленные идеи и намерения вампиров. Я понимала, что поступаю опрометчиво, но меньше всего мне хотелось слышать свою собственную ложь. В любом случае, я не видела сильной разницы между тем, чтобы спрыгнуть с крыши или быть убитой вампирами, хотя, если хорошо подумать, моя гордость могла смириться только с первым вариантом. В этом заключалась вся моя сущность.
        Как-то на выставке художников-сюрреалистов, проходившей в одном из московских музеев, Лекса познакомила меня со своим другом, “большим любителем искусства и женщин” - как она представила мне этого мужчину. Его звали Адам, что мне очень понравилось, поскольку до этого я ещё не знала никого лично, кто бы носил подобное имя. На вид ему было около сорока лет, он был невысокого роста и крепкого телосложения, но больше всего в его внешности мне запомнились длинные чёрные усы, которые смешно дёргались всякий раз, когда он что-то излишне эмоционально рассказывал, и маленькая острая бородка, которая вытягивала его и без того продолговатое лицо. Адам довольно странно приветствовал Лексу.
        - Моя прекрасная Лилит! - протянул он нараспев и нескромно поцеловал её прямо в губы. - Выглядишь неотразимо. Глядя на твою красоту, я всегда испытываю танталовые муки.
        Она рассмеялась очаровательным игривым смехом, а потом представила нас друг другу. Адам сразу окрестил меня “таинственной невидимкой”, вероятно, из-за моей привычки завешиваться волосами: они были длинные и густые, поэтому, когда я распускала их, служили мне надёжным прикрытием от лишних любопытных взглядов, не пуская в мой тёмный заснеженный мир непрошенных чужаков, которым вовсе не нужно было видеть, как там стремительно замерзают моря и реки, как почва покрывается ледником, как гибнет вокруг всё живое.
        - Люблю эту работу, - сказал Адам, взглянув на картину Макса Эрнста “Европа после дождя II”. - Трагическое зрелище.
        - Не такое уж трагическое, - возразила Лекса. - Взгляни, какое ясное небо. Тут есть надежда.
        Адам посмотрел на неё с таким обожанием и страстью, что мне стало неловко. Я почувствовала себя третьей лишней.
        - Ты права, - произнёс он, - ведь как сказал великий Гёте: “Надежда живёт даже у самых могил”.
        - Не всегда, - вдруг сказала я и тут же пожалела.
        Лекса догадывалась, что меня мучает, хотя я делилась с ней далеко не всеми мыслями, но мне вовсе не хотелось обнажать свою душу перед совершенно незнакомым мне человеком: к этому времени, я уже окончательно убедилась, что это глупо и бесполезно. В конце концов, что привело меня к такому невесёлому концу? Маленький биоробот дал сбой и захотел перерезать собственные провода или как-то иначе отключить своё питание? Моя собственная гордость? Возможно. Но больше всего - отчаянье и потеря надежды. Чтобы как-то ответить на любопытный вопрос в глазах Адама, я сказала:
        - Я просто подумала о том, что если бы испытывала невыносимые муки, умирая от неизлечимой болезни, и знала, что жить мне осталось лишь несколько дней, то я бы сама ушла из жизни. Потому что болезнь не должна победить. Последний шаг должен быть за мной.
        - Ты слышишь? - сказала Лекса своему знакомому и многозначительно посмотрела на него.
        Он кивнул и странно улыбнулся ей в ответ. Лекса поняла меня, я в этом не сомневаюсь. Единственное в чём я не уверена - чувствовала ли она подобное, думала ли об этом, или только понимала. Но за одно только это понимание я боготворила её. Мне было тяжело, когда она вдруг предала меня - исчезла в моей жизни, равнодушно попрощавшись. Как правило, люди остаются безразличными к чужим проблемам, если только они не затрагивают их интересы. Это не секрет. Хотя, думаю, даже в самом героическом альтруистическом поступке можно найти корысть, стремление к выживанию, обычные страхи. Будь Саша сейчас рядом и услышь эти мысли, он бы непременно возразил мне, стал приводить множество примеров, что-то доказывать, а я бы отпиралась и не соглашалась до последнего, в тайне от своего друга, испытывая к нему самую нежную благодарность за эти далёкие, но на время согревающие слова. Только Саша всегда был рядом, даже находясь от меня за тысячи километров. Он пытался избавить меня от страданий, но теперь сам мучается из-за меня, а я ничего не могу исправить.
        Не знаю, как бы повёл себя Мир и другие вампиры, так и не дождавшись моего ответа: мне не пришлось это узнавать - возникший шумный гул над головой отвлёк их внимание. Это был гул двух летящих вертолётов. Подлетев к нам, они зависли над крышей. Вампиры настороженно замерли, но, судя по всему, не торопились ничего предпринимать, ожидая дальнейших действий. Я думала, по нам откроют огонь или последует нечто подобное, но никак не ожидала того, что случилось за тем. Дверцы вертолётов распахнулись, и на нас сверху посыпался обильный красный дождь - это были обычные немного влажные лепестки роз, которые почему-то привели в ужас собравшихся вампиров, но уже через несколько секунд я поняла почему. Едва прикасаясь к их коже, они шипели, разъедая их плоть, как самая сильная кислота. Некоторые из вампиров, включая Мира, стремительно покинули крышу, а некоторые, вероятно, обезумев от боли, кинулись вверх, пытаясь расквитаться с напавшими противниками, но никто так и не смог добраться до вертолётов - трупы неудавшихся мстителей с изглоданными до костей лицами и другими открытыми участками тел падали вниз, на
прекрасный пунцовый ковёр, ароматно пахнущий розами. Я спряталась за бетонной надстройкой, присев и укрыв голову руками, словно сама боялась погибнуть под этим нежным цветочным дождём. Мне на самом деле казалось, что скоро наступит моя очередь, что я не сильно отличаюсь от них, чтобы не заслуживать подобной кары.
        Спустя минуту внизу всё затихло, никто больше не метался, не кричал. Поднявшись, я обнаружила, что один из вертолётов улетел, а другой опустился на крышу в нескольких метрах от меня, но пока из него никто не вышел, а его винт ещё продолжал вращаться. Осторожно ступая по мягким лепесткам, я приблизилась к вертолёту. Внутри было несколько человек, они пристально изучали меня, о чём-то оживленно переговариваясь; потом один из них решил выйти. Светловолосый мужчина с зелёными глазами сразу показался мне знакомым, но только когда он заговорил, я поняла, кто это.
        - Я был уверен, что встречу вас на этой вечеринке, - сказал он. - Будете по-прежнему утверждать, что никак не связаны с ними?
        При этих словах Доктор пнул лежащее у его ног обезображенное тело какого-то вампира.
        - Безусловно, - ответила я. - Меня привёл сюда Мир, он хотел показать мне кое-что важное, но не успел.
        Сказанное рассмешило его.
        - Глупо надеяться, что я вам поверю, - произнёс он, растянув губы в колючей улыбке. - Хотите сказать, что добровольно пошли с вампиром, поверив его россказням после моих предупреждений? Звучит странно и, как минимум, неправдоподобно.
        Меня немного разозлил его самоуверенный вид.
        - Представьте себе, так бывает, - сказала я. - Люди вообще довольно странные создания. Кто-то хочет вечной любви, кто-то жаждет скорейшей смерти, кто-то ищет нежности, кто-то предпочитает садо-мазо. Мне вот захотелось прогуляться с вампиром. Кстати, как вам удалось уничтожить их с помощью обычных лепестков роз?
        Доктор хотел что-то сказать, но вдруг насторожился. Потом он шагнул ко мне и, крепко схватив за предплечье, потянул к вертолёту, куда быстро затолкал меня, применив неоправданную силу. Я упала прямо на пыльную поверхность между сиденьями; кое-где там ещё лежали кровавые лепестки роз, рисуя перед глазами недавние события. Таким образом, оказавшись в кабине вертолёта, я заметила ещё двух человек - лысого мужчину, сидевшего у приборов, на щеке которого виднелся грубый рваный шрам, и молодую светловолосую женщину в кожаной бандане. Поднявшись, я заползла на сиденье и бросила гневный взгляд на Доктора.
        - Меня восхищает ваша галантность! - недовольно сказала я, отряхивая с ладоней грязь. - И всё же я требую чуть большего уважения.
        - Они возвращаются, - сказал он своим друзьям, проигнорировав мои слова. - Нужно поскорей убираться отсюда.
        Пилот кивнул, и через несколько секунд металлическое насекомое, зажужжав, взмыло вверх, покинув недавнее поле боя. Сверху всё выглядело куда более значительно. Я думала, что среди вампиров немногие стали жертвами цветочного дождя, но ошибалась: вся крыша была усеяна их телами.
        - Сестрёнка, ты здорово потрудилась сегодня, - сказал Доктор светловолосой женщине, дружески погладив её по плечу. - Я знал, что ты не подведёшь меня. Родители бы гордились тобой.
        Она благодарно улыбнулась ему, а я с грустью и даже с некоторой завистью посмотрела на неё. Её брат был жив, находился рядом, до него можно было дотронуться, сказать ему приятные слова, и не сомневаться, что он услышит их. Я тихо вздохнула, и женщина тотчас перевела на меня взгляд, в котором читались подозрение, гнев и страх.
        - То, что она не погибла сейчас, ещё ничего не значит. Возможно, это новообращённая, поэтому на неё не подействовали наши Цветы Любви. Нам лучше уничтожить её. У нас нет времени на проверки, и мы не можем позволить себе проиграть! К этой битве мы готовились годами и теперь должны идти до конца, не отступая даже перед страхом погубить невинного. Ты согласен со мной?
        Я перевела взгляд на Доктора - кажется, он колебался и не спешил принять предложение сестры, которая, как оказалось, ничуть не уступала по кровожадности своим врагам. Впрочем, собственная правда и жизненная цель всегда оправдают любые средства… Сейчас это звучало для меня подобно - “солнце встаёт на востоке”, “Земля расположена между Венерой и Марсом”, но когда-то меня угнетало осознание этого.
        - Ну, - неожиданно обратился ко мне Доктор, придвинувшись ближе, - может, ещё что-нибудь скажешь?
        Я насмешливо вздёрнула бровь, всем видом показав, насколько нелепым нахожу наше дальнейшее общение. Было бессмысленно оправдываться и что-то доказывать им. Однако спустя несколько секунд всё-таки ответила.
        - Скажу лишь, что сегодня у меня не самый удачный день - всего за один час нашлось столько желающих уничтожить меня. Не будь мне почти всё равно, я, должно быть, сошла с ума ещё задолго до нашей встречи.
        - Почти всё равно? - мои слова немного озадачили его. - Наверно, с такой установкой легко живётся. Это развязывает тебе руки, позволяет чувствовать себя свободной…
        - Если бы, - вздохнула я, поняв к чему он клонит. - Но я не такая, как они. Не буду скрывать, что порой завидую им - ведь мне никогда не удастся ощутить их свободу.
        Когда я впервые поняла это? Моё существование давно казалось мне сюрреалистическим сном, тёмной комнатой, в которой есть лишь крохотный хрупкий столик, еле удерживающий на себе громадный будильник, бесконечно звенящий и дрожащий, как застывшее безвкусное желе. Я хотела выключить его, разбить вдребезги, но как только решалась осуществить свой замысел, обнаруживала, что не могу сделать ни шага, что мои ноги - это корявый набор кирпичиков, тяжёлых и шатких. Так я познакомилась с подругой Страха. Конечно, я и раньше встречала её, но не удостаивала эту особу даже беглым взглядом. Однако теперь комната была настолько мала, что просто больше не на кого было смотреть. И я сделала это. Какую-то часть меня это повергло в шок: она зажмурила глаза, на ощупь нашла удила летающего волшебного коня, оседлала его и стремительно умчалась в мир грёз, калейдоскоп фантазий, страну волшебных водопадов и влюблённых приливов. Другая часть продолжала смотреть, не отводя глаз. Тогда я впервые начала задумываться над тем, что же такое свобода. Раньше я почти не интересовалась этим и считала себя абсолютно вольным созданием.
Конфликт назревал постепенно. И однажды Несвобода явилась ко мне с торжественной улыбкой - я, наконец, заметила её, забыв о наивности и беспечности, двух верных товарищах, которые никогда не предавали меня, но с которыми у нас теперь совсем не осталось ничего общего. Несвобода ткнула в меня пальцем и сказала: “Отныне я всегда буду с тобой, мой свободолюбивый дух. Ты уже никуда не денешься от меня. Куда бы ты не шла, я буду твоей тенью, твоим пейзажем, твоим коротким вздохом. Возможно, ты будешь страдать, но зато я никогда не скрою от тебя правду. Как самый надёжный друг, я всегда буду рядом с тобой, до самой смерти. Ты будешь торопить её, но я буду этому всячески препятствовать и неустанно повторять, что и там ты не обретёшь свободу. Тебе захочется стать одиноким деревом, стоящем в поле на семи ветрах - тогда я шепну тебе о корнях”.
        - Не верь ей, - сказала его сестра, потянув мужчину за руку, словно я действительно представляла угрозу. - Глазом не успеешь моргнуть, как она прокусит тебе горло.
        - И что ты предлагаешь с ней сделать?
        Если этот вопрос и заставил меня занервничать, то лишь совсем немного.
        - Я знаю, как следует поступить, - ответила его сестра.
        Едва произнеся эти слова, она неожиданно распахнула дверцу вертолёта, и прежде чем моё сознание успело переварить случившееся, я оказалась в воздухе, стремительно приближаясь к далёким крышам домов…
        Пальцы коснулись мокрой листвы - холодное и отрезвляющее прикосновение. Я медленно, стараясь как можно дольше продлить время, приоткрыла глаза. На ресницах дрожали тяжёлые капли. “Кажется, я жива” - пронеслось у меня в голове. Не вставая, я протёрла лицо. Надо мной, как надгробный памятник, возвышался молчаливый телеграфный столб, а серое небо нависло так низко, словно хотело влиться мне в глаза. Я села на влажную землю и огляделась. Окраина города. В нескольких метрах от меня проходила дорога, которая, миновав громадную свалку, спускалась к лесу; его хорошо было видно - тёмный, выжидающий и коварный. Однажды я чуть не заблудилась там, исследуя пределы своей безвыходной темницы.
        Прокрутив в памяти недавние события, я внимательно осмотрела себя - на теле не было даже царапинки. Неужели у меня появились какие-то сверхспособности? Это предположение меня отнюдь не обрадовало, ведь, если всё обстояло именно так, то это, наверняка, означало одно - я уже во что-то превратилась. Прислушавшись к своему разуму и чувствам, я немного успокоилась: убивать мне не хотелось.
        Вечерний туман оседал на траву, пропитанную бесконечным дождём и автомобильными выхлопами, навевая какие-то нехорошие предчувствия. Я поднялась и, с трудом застегнув озябшими пальцами свою короткую джинсовую куртку, пошла вверх по дороге. Недалеко, всего в нескольких метрах от обочины, находился зоологический музей. Вся его коллекция включает в себя лишь небольшое количество чучел различных животных (в основном, лесных птиц, белок, диких зайцев), а также несколько собраний засушенных жуков и бабочек. Я решила заглянуть туда, но вовсе не потому что мне нравится созерцать стеклянные взгляды убитых животных - у меня был там один интересный знакомый, с которым я давно не виделась. Огонь был сторожем музея и, кажется, никогда не покидал свой пост.
        Я нашла его на скамейке перед зданием, он читал какую-то газету, порой отстраняя её от себя и возмущённо глядя на бумагу, бормотал себе что-то под нос. Его длинный жёлтый шарф размотался и яркой змейкой лежал на земле, попадая ему под ноги, но он ничего не замечал, в том числе и меня. Только когда я присела рядом с ним и поздоровалась, Огонь медленно поднял голову.
        - Иллюзия, ты подкралась, как кошка, - сказал он и снова вернулся к чтению, окинув меня лишь беглым взглядом.
        Трудно было сказать, сколько ему лет: на лице его практически не было морщин, хотя его тёмные волосы и густая борода уже серебрились. Я знала, что Огонь не отличался общительностью, но его можно было разговорить. Мне было это необходимо - слушать собственные мысли становилось всё сложней.
        - Вы просто слишком увлеклись чтением, - ответила я. - Что хорошего пишут газеты?
        Огонь насмешливо ухмыльнулся мне.
        - Разве ты не знаешь, что пресса не любит хорошие истории, конечно, не считая тех, где кто-то вдруг сказочно обогатился. Деньги и насилие их кумиры, и они сделают всё, чтобы заставить тебя есть всякую гниль! - сказал Огонь, отшвырнув от себя газету.
        Он говорил разгорячённо, эмоционально выделяя почти каждое слово. Меня это немного удивило - до этого наши беседы, как правило, протекали в довольно тихих и отрешённых тонах.
        - Понимаю, но, с другой стороны, если произошло что-то нехорошее, разве об этом нужно молчать?
        - Только не смакуя трупы за бездушной трапезой, - ответил он уже более спокойно. - Вчера здесь на свалке нашли изглоданное тело моего хорошего друга, а эти газетчики с таким наслаждением и ажиотажем рассказывают о кошмарных обстоятельствах его смерти, что меня просто трясёт от злости.
        - Сочувствую, - сказала я и замолкла.
        Что я ещё могла ему сказать? Интересно, осталась ли на свете хоть одна святая и неприкосновенная вещь, которую бы люди не использовали в своих корыстных целях? Глядя на переживания моего собеседника, я испытывала чувство вины. Не смотря на свои идеалы и принципы, я была ребёнком своего времени, выросшем на огромном чёрном рынке, похожем на грязную, до рези в глазах вонючую свалку, где научилась цинично смотреть на многие вещи.
        - Хочешь чаю? - предложил Огонь.
        Я посмотрела на него. На его лице снова возродилась знакомая мне отрешённость, хотя в его потухших глазах ещё можно было разглядеть сверкание маленьких искр.
        В тесной каморке, его служебном помещении, из старой ржавой посуды, отдалённо напоминающей заварочный чайник с изображением полустёртой жар-птицы, он налил мне изумительно вкусный терпкий чай. Этот небольшой диссонанс позабавил меня, и хотя я никак этого не показала и не произнесла ни слова, Огонь почувствовал это.
        - В какой бы убогой обстановке ты не находился, из какой бы посуды тебе не пришлось пить - чай должен быть хорошим. Это моё кредо. То, что ты принимаешь внутрь, важнее осязаемого блеска, и всегда имеет последствия.
        Насколько я успела изучить его, он любил выражаться таким образом, иногда довольно туманно и запутанно, но в этот раз я всё поняла, его слова для меня прозвучали просто и ясно. Я ничего не ответила ему, и, погрузившись в свои мысли, мы оба молча сидели за крохотным шатким столом, согревая себя теплом ароматного напитка.
        Мне совсем не хотелось уходить: отрешённость моего собеседника заражала меня и, проникая в мою кровь, расслабляла, успокаивала… Я готова была сидеть так до глубокой ночи, но громкий стук и резкий мужской голос за входной дверью, рассеял наступившее состояние.
        - Разве вы не закрыты? - спросила я, вставая из-за стола.
        Огонь произнёс что-то невнятное и, махнув рукой, пошёл открывать дверь. Через минуту, допив чай, я последовала за ним, с некоторым сожалением покинув своё временное прибежище.
        Моё сердце сжалось на несколько секунд, когда я увидела развернувшуюся передо мной картину; потом оно снова обрело свой привычный ритм, и на место испуга пришёл холодный разум, который стал детально просчитывать и анализировать, угрожает ли моей жизни какая-то опасность и что, в самом деле, происходит.
        - Она мертва? - спросила я, глядя на неподвижное тело женщины, распростёртое у входа.
        Оно было всё покрыто многочисленными ожогами.
        Огонь стоял ко мне спиной, обращённый к входному проёму, где застыл высокий бледный мужчина, который, судя по всему, и принёс сюда эту женщину.
        - Моя жена погибла в сегодняшнем пожаре, - сказал незнакомец, посмотрев на меня. - Я пришёл сюда, потому что мне нужна ваша помощь.
        Кажется, он был не в себе - его затуманенный взгляд и дрожащие руки говорили об этом.
        - Я уже сказал вам, - спокойно и медленно произнёс Огонь, - это невозможно.
        Мужчина выругался и со всей силы ударил рукой о косяк двери.
        - Разве я прошу чего-то нереального? Разве я прошу вернуть её к жизни? - спросил он почти сдержано, хотя было видно, что это даётся ему нелегко. - Она была для меня всем: я смотрел на мир её глазами, мы дышали с ней одними лёгкими, я был привязан к её сердцу кровеносными сосудами! Она была моей Вселенной, моей правдой, моим воздухом!
        Он уже кричал, его всего трясло. Потом мужчина опустился на пол и замолк, крепко обхватив тело своей жены. Я слабо понимала ситуацию, но на всякий случай приготовилась обороняться, немного отступив назад и взяв в руки громоздкую деревянную швабру, оставленную кем-то у чучела совы.
        - Это музей, а не мастерская, - Огонь продолжал отвечать ему спокойным тоном. - Однако можете мне поверить, наши таксидермисты никогда не возьмутся за это. Примите мои соболезнования.
        Только после этих слов я, наконец, поняла, зачем сюда пришёл этот мужчина. Убитый горем, он хотел, чтобы из его любимой женщины, которой больше нет, сделали чучело. Конечно, безумие, но я понимала его состояние: даже расставаясь надолго с любимым человеком, так трудно, наконец, попрощаться с ним, а как это сделать навсегда? У меня не получилось.
        Я смотрела, как незнакомец обнимает израненный труп своей жены, как испуганно и жадно целует её бледную прозрачную кожу, а из темноты сознания медленно проступала картина Уотерхауcа “Изабелла и горшок с базиликом”: на ней молодая девушка, как восковая фигура с обескровленным лицом, застыла, обнимая горшок с цветами; в нём хранилась горькая, оплаканная несметными слезами тайна, там была погребена голова её возлюбленного - последний гниющий след бессмертной любви. Сюжет этой картины возник из трагичной новеллы Боккаччо, которую я прочла будучи ещё совсем юной школьницей. Тогда меня тронула жуткая история Изабеллы и Лоренцо, чей финал показался мне черней, надрывней и печальней “Ромео и Джульетты”. Я очень сочувствовала этой несчастной девушке, вынужденной жить с убийцами своего любимого, хранящей голову покойника в цветочном горшке (которую ей пришлось отрезать собственными руками), каждый день вдыхающей сладковато-пряный аромат базилика, страстно целующей безжизненный сосуд, постепенно теряющей рассудок и увядающей на глазах…Однако теперь у меня совершенно нет этих чувств, и я не могу их вызвать,
вернуть обратно, как бы мне этого не хотелось. “Ты так сентиментальна, потому что молода, - говорила мама. - С возрастом это проходит”. Моя излишняя чувствительность всегда казалась ей недостатком. Мне говорили, что я думаю и чувствую так, потому что молода, словно, научившись владеть собой и сдерживать эмоции, сразу стану значительно старше и умней. Я была не согласна с этим и, конечно, противилась этому как могла. Мой школьный психолог, который работал со мной после смерти Андрея, утверждала, что я боюсь взрослеть. Но это было не так. Я не боялась взрослеть - я лишь боялась принять то, что не являлось моим. И всё же мама оказалась права: с течением времени во мне осталось гораздо меньше сентиментальности, наивности и романтизма, только я не вижу в этом чего-то положительного, не чувствую себя мудрей. Когда Вадим подмечал у меня эти “детские” черты, то непременно высмеивал их. “Наивность - это беззубость, - как-то сказал он. - Ели хочешь достичь успеха, надо уметь кусаться”. Я слушала этих людей, окружавших и наставлявших меня, иногда даже пыталась жить по их советам, но в глубине души всегда
понимала - я другая, и свой путь должна пройти по-своему, даже если он приведёт в никуда.
        - Иллюзия, - чуть слышно сказал мне Огонь, приблизившись. - Тебе нужно уходить отсюда. За той дверью запасной выход. Как только доберёшься до заправки, вызывай полицию.
        - Думаешь, он опасен? - тихо спросила я, глядя на то, как мужчина монотонно раскачивается из стороны в сторону, вцепившись в тело мёртвой супруги.
        - Я видел у него в кармане оружие, - ответил Огонь. - Кто знает, что от него ожидать. Ты иди, а я пока отвлеку его.
        - Хорошо, - кивнула я, вернув швабру на место. - Береги себя. Я скоро!
        Уже через минуту, кое-как укрывшись от нарастающего дождя под капюшоном своей тоненькой куртки, я бежала по тёмной ночной трассе. Холодный воздух проникал в лёгкие, наполняя тело бодрящей дрожью, силами и туманной надеждой. Дорога была пустынна, лишь один раз мимо меня промчался спортивный автомобиль, но его водитель и не подумал притормозить. Как оказалось, это было к лучшему. Я обнаружила эту машину спустя десять минут - она лежала посреди трассы, перевернувшись на бок; её передние и задние дверцы были открыты, но людей внутри не было. Возможно, они не сильно пострадали и отправились за помощью на заправку, до которой отсюда было не более двести метров; её радужные огни отчётливо виднелись впереди сквозь пелену дождя.
        Ещё издалека, приближаясь к заправочной станции, я заподозрила что-то неладное. Тут было слишком тихо, даже для этого времени суток. Пройдя мимо длинного ряда бензоколонок, я остановилась напротив придорожного бара, у его входа было припарковано несколько мотоциклов. Однако, несмотря на то, что в помещении горел свет, а на столиках стояла неубранная посуда, никого из рабочего персонала или посетителей не было видно. Тишину нарушал только телефон за стойкой бара, который отчаянно трезвонил без передышки. Стараясь побороть возникшие страхи и подозрения, я вошла внутрь. Но мне не удалось сделать и трёх шагов - поскользнувшись на чём-то мокром, я рухнула на пол. Там перед моими глазами возникла отвратительная сцена: ещё не остывшая кровь покрывала мои ладони, впитывалась в мою одежду, текла ко мне красным ручейком от правой стены из ран зверски изрезанных человеческих тел, неспешно обходя деревянные ножки стульев. Тот, кто совершил эти убийства, был настоящим мясником. Разум испуганно кричал и приказывал мне немедленно бежать оттуда, и всё же я медлила. Мне вовсе не хотелось встречаться лицом к лицу с
больным маньяком, который совершил всё это, но в тоже время я хотела ответить на звонок, попросить о помощи. Я так и не успела принять решение - в конце бара неожиданно скрипнула служебная дверь, а спустя несколько секунд до меня донеслись твёрдые приближающиеся шаги. Я быстро вскочила и кинулась бежать. За спиной раздался громкий мужской смех, заставив меня содрогнуться. К своему ужасу, я снова поскользнулась, больно ударившись об угол стола. Я знала, что от убийцы меня отделяет всего несколько метров, но мне не хотелось оглядываться и встречаться с его безжалостным садистским взглядом, однако я не могла этого не сделать.
        - Ты? - вырвалось у меня, когда я, наконец, увидела, кто это.
        У стойки бара в чёрном плаще стоял Ветер, на губах его застыла усмешка, а в руках он небрежно вращал окровавленный нож.
        16 глава
        Знаешь, я хотел уйти с тобою сквозь лес,
        Но что-то держит меня в этом городе, на этом проспекте.
        Я хотел бы, чтобы тело твоё пело ещё,
        И я буду искать тебя всюду до самой, до смерти…
        Сплин
        - Рад тебя видеть, дорогая, - весело сказал он как ни в чём не бывало и, подтянувшись, запрыгнул на стойку. - Хорошее тут местечко! Атмосфера, правда, немного унылая, да и официанток только за смертью посылать. Думаю, меня не скоро обслужат.
        - Только подойди - пожалеешь, - неуверенно пролепетала я, ещё не решив как действовать дальше.
        Пока он не собирался нападать на меня, но я не сомневалась, что это был лишь вопрос времени.
        - Если это была угроза, то прозвучала она очень жалко, - ответил он, спрыгнув за барную стойку.
        - Будь уверен, я смогу постоять за себя, - ответила я, судорожно планируя свой побег.
        Ветер достал с полки уже начатую бутылку виски и сделал глоток из горла.
        - Сомневаюсь, - сказал он, окинув меня мефистофельским взглядом. - Посмотри на себя - ты ведь совсем дохлая.
        Я решила ничего не отвечать, а лишь презрительно взглянула на него.
        - Нет-нет, не обижайся. Я не в том смысле, - добавил он, не скрывая насмешки.
        Пристально следя за каждым его движением, я думала о том, что никак не ожидала увидеть Ветра в роли безумного мясника. Конечно, я относилась к нему настороженно и понимала, что он вполне может быть для меня опасен, и всё же его новая маска, возникшая передо мной так внезапно, упорно не желала к нему клеиться. В принципе, это было похоже на обычную историю маньяка, когда в повседневной жизни никто из окружения изверга даже не предполагает, какие демонические мысли бродят в его голове, что за чудовищные зверства он порой совершает.
        Одно время я изучала литературу о серийных убийцах, читала их биографии, пыталась понять их психологию, странный сумасшедший мир, в котором обитает их искажённое и запутанное, как лабиринт в аквариуме, сознание. Саша доставал для меня необходимые книги, редкие фотографии, видео и принимал живое участие в развитии моих теорий и различных предположений. Иногда он сам высказывал довольно интересные мысли. Надо сказать, что в отличие от меня, в устройстве мира Саша видел гармонию. Поэтому меня не удивило, когда во время одной из наших “философских” посиделок он резко отверг моё заявление о том, что “маньяки - это сбой в программе природы”. По его мнению, природа всегда стремилась к тому, чтобы соблюсти жизненный баланс, поэтому одни виды должны непременно охотиться на других, а матёрый волк всегда должен съедать паршивую овцу; в человеке же, учитывая высокий интеллектуальный потенциал его мозга, был изначально заложен ген “доктора леса”, направленный на истребление себе подобных, и он кроется в каждом homo sapiens на случай, если его род достигнет такого уровня цивилизации, что загнав почти всех
опасных зверей в клетки, укрывшись в высоких пещерах каменных джунглей, научившись бороться со всеми смертоносными вирусами, он обезопасит себя практически от любого посягательства на свою жизнь. Интересно, а какую бы теорию он применил к этому странному Городу? Я не сомневаюсь, что он бы легко смог сочинить что-нибудь любопытное и даже претендующее на достоверность. У меня же пока с этим не очень…Да и нужно ли подобное прирождённому скептику?
        - Почему ты не убил меня раньше? - спросила я, поежившись от налетевшего сквозняка. - У тебя до этого была масса возможностей.
        За окном сверкнула яркая вспышка молнии, и я отчетливо увидела, что мой вопрос немного озадачил его.
        - Зачем мне это?
        - За тем же, зачем ты убил всех этих людей, - ответила я.
        Ветер огляделся по сторонам, словно только теперь заметил лежащую на полу гору трупов, потом, перехватив мой взгляд, посмотрел на нож, который всё ещё держал в руке.
        - На моих ладонях нет той крови, которую ты видишь, - произнёс он серьёзно. - Это не мои подвиги.
        Ветер отбросил нож в сторону, и я почувствовала некоторое облегчение, хотя не спешила верить его словам. Поскольку он не торопился что-либо объяснять мне, я спросила:
        - И как прикажешь это понимать?
        Ветер наклонился за стойкой, тем самым скрывшись из моего поля зрения; сперва мне показалось, что он так и исчезнет там, не удостоив меня ответом, но потом услышала звон стекла. Когда я осторожно приблизилась к бару, он вынырнул оттуда и, поставив тонкий бокал на стойку, ловко катнул его мне в руку. Затем жестом фокусника он извлёк из-за спины бутылку с бордовой жидкостью.
        - Тебе стоит попробовать этот прекрасный о-де-ви, - сказал он, подойдя и плеснув мне вишнёвого бренди.
        Я послушно сделала глоток и вскрикнула: бокал треснул прямо в руках, поранив мне губы. Ветер пожал плечами и улыбнулся.
        - Ау, больно! - сказала я, стирая пальцами капельки холодной крови.
        Я готова была поспорить, что он сделал это специально, прекрасно зная, что случится.
        - Кубок жизни был бы сладок до приторности, если бы не падали в него горькие слезы, - сказал Ветер, протянув мне салфетку.
        Молча взяв её, я продолжила напряжённо изучать своего жестокого бармена. Чего стоило ожидать от него в следующую минуту? Пожалуй, предугадать это было невозможно…
        - Если это сделал не ты, то где же убийца? - спросила я.
        Ветер поморщился и, обогнув стойку, почти вплотную подошёл к приоткрытому окну у входа.
        - У тебя дар нагонять на меня скуку.
        Решив, что больше мне от него ничего не добиться, я стала действовать по собственной схеме. Пройдя за стойку, я набрала номер полиции. Гром говорил со мной кратко, почти не задавал вопросов, только один раз спросил, не угрожает ли мне теперь какая-нибудь опасность, а потом приказал спрятаться в укромном месте до его приезда. Всё это время Ветер стоял ко мне спиной и что-то высматривал в сумраке ненастной ночи. Когда я положила трубку, он направился к выходу, на полпути оглянувшись и сделав знак следовать за собой. Поколебавшись немного, я вышла за ним.
        Дождь кончился, но неизбывный холод, тишина и выкалывающий глаза сумрак не собирались отступать. Ветер оседлал ближайший припаркованный мотоцикл и закурил, а я стала исследовать темноту, чтобы быть наготове, если из неё вдруг вынырнет нечто опасное, но вместо этого из неё, блеснув горлышком разбитой бутылки, возник сырой обрывок прошлого. Примерно в такую же ночь после сильной грозы я однажды сбежала из дома: незаметно покинула квартиру, пока родители спали, и бродила, не разбирая дороги, под любопытным взором никогда не спящих глаз моего города, по спутанным улицам, полуосиротевшим до рассвета скверам, мимо всюду мерцающих огней, свиста гудящих машин, пьяных компаний, звона разбитого стекла, громкого смеха... В ту ночь мне приснился сон, настолько реальный, что, проснувшись, я не сразу осознала, что это было лишь эфемерное видение - младший брат смерти, как издавна называли сновидения люди прошлых времён; я открыла глаза и увидела, что в комнате Андрея горит свет. Когда я вошла туда, то обнаружила его за компьютером в своих любимых громоздких наушниках, он сидел и что-то быстро печатал на
клавиатуре. Радостно вскрикнув, я подбежала к нему, стала обнимать и осыпать его поцелуями. Андрей был немного озадачен моим поведением, а я, захлебываясь эмоциями, твердила: “Они сказали мне, что ты умер. Я знала, что это не правда! Как же я скучала, мой хороший, мой самый-самый любимый братик! Они сказали, что тебя нет. Это надо было сказать мне такую глупость! Я ни секунды им не верила”. Затем я проснулась, в полубессознательном состоянии зашла в комнату Андрея и в недоумении уставилась на пустынное компьютерное кресло, погасший экран, собранную кровать… Рассудок очнулся только на улице. Отключив телефон, я отправилась по ещё не придуманному маршруту. Когда прорезался рассвет, я уже шла вниз по МКАДу, там, где-то вдали, за несколько десятков километров, находился мой родной город. Некоторые машины притормаживали около меня, предлагали подбросить, но я просто отмахивалась и неторопливо шла дальше. Не было смысла возвращаться туда, я уже это понимала, но всё равно зачем-то шла. Потом я поймала себя на том, что неустанно повторяю какие-то слова. “Где же ты? Где же ты? Где?” - шептала я еле слышно не в
силах остановиться. Тогда, покидая столицу, я впервые подумала о том, что параллельные миры могут действительно существовать, что в них можно попасть посредством снов. Мне так хотелось в это верить, мне так нужно было попасть в тот мир, где Андрей был жив. Родной город, где мы когда-то были счастливы, не мог мне ничем помочь. Я должна была снова уснуть. Включив телефон, я позвонила маме, сказала ей, где нахожусь, просила прощения, говорила, что люблю её, что моя летаргия скоро пройдёт. Она плакала…
        Я во многом виновата перед родителями. Они не заслуживали такого отношения, но, боже мой, почему они были так далеки от меня? Почему долгие годы заставляли чувствовать себя подброшенным неродным кукушонком, о котором волею обстоятельств они должны были заботиться, выполнять скучный родительский долг? Мне так нужна была их поддержка. Я хотела, чтобы на заре моего взросления они были рядом, чтобы наставляли меня, учили жить в незнакомом мире, чтобы, ласково взяв меня за руку, они однажды сказали мне: “Наш маленький ангел, на этом свете много хороших людей, но есть и такие, которым очень страшно. Им так страшно, что они будут стараться всячески обидеть тебя и других хороших людей, чтобы как-то возвыситься в глазах окружающих, показаться себе сильными и бесстрашными. Ты не должна на них обижаться, просто они пока ещё многого не знают…Есть на свете и много бед, но любые из них можно пережить, ведь мы всегда будем рядом с тобой, и ты знаешь почему: потому что мы любим тебя, а любовь - это самое величайшее чувство, которое только есть у людей ”. О большем я не мечтала. Андрей хотел того же и, думаю, даже
сильнее, чем я.
        Гробовая тоска снова накатила на меня. “Где ты сейчас? - подумала я. - Что это за гиблое место? Что со мной будет? Увижу ли я тебя когда-нибудь? Мне так тяжело без тебя, братик”. Глаза наполнились солёной влагой.
        - Если ты собралась хорошенько поплакать, то лучше сделай это в другое время, - бесчувственно сказал Ветер.
        - Я вовсе не собиралась, - ответила я, стараясь взять себя в руки. - А вообще это не твоё дело. Не хочется смотреть на рыдающую девушку - проваливай!
        - Как грубо, - рассмеялся Ветер. - Но я сказал это из самых дружеских побуждений. Наш красавчик возвращается вершить новые подвиги.
        Я оглянулась, к нам действительно, слегка прихрамывая, приближался какой-то человек в уродливой белой маске, своей формой напоминающей голый череп.
        - Садись, - сказал Ветер, заводя мотоцикл, - если, конечно, у тебя нет желания поиграть с ним в догонялки.
        Едва я забралась на заднее сиденье, мы стремительно сорвались с места. Ветер гнал так быстро, что, мне пришлось крепко вцепиться в него и зажмурить глаза. Пока мы ехали на бешеной скорости, в моей голове проносилось лишь одно: “Если он не убьёт меня на этом мотоцикле, нужно настоять и узнать, почему он всё-таки помогает мне”. Но, когда он, наконец, остановился, и я распахнула глаза, мной завладели иные мысли.
        - Почему перекрыта дорога? - спросила я, глядя на длинную железную решётку, преграждавшую путь на центральный бульвар города.
        - Вампирам предложили временное перемирие, отдав эту территорию, - ответил Ветер.
        - Не может быть! - воскликнула я. - А как же люди, которые живут там?
        Спрыгнув с мотоцикла, я подошла к решётке и, просунув пальцы меж прутьев, устремила свой взгляд в сторону многоэтажных жилых домов.
        - Тебя это правда интересует? - спросил он, закурив.
        Я сама удивилась тому, что они заботили меня, что мне вообще было какое-то дело до их участи. Обернувшись к нему, я пожала плечами и перешла к вопросу, который волновал меня изначально:
        - Зачем ты снова спас меня, Ветер? Конечно, ты можешь в очередной раз отвергнуть этот факт, но я ни за что тебе не поверю. Мне неизвестно, где я, что со мной происходит, но я ещё не глупое порождение города, я не послушная марионетка, которой можно внушить всё, что угодно! Твоя ложь ничего не изменит, поэтому просто скажи мне, зачем?
        Закончив говорить, я посмотрела ему прямо в глаза. Я ожидала чего угодно, но только не прямого ответа.
        - Потому что мне нравятся такие бунтари, как ты, - сказал он. - С ними веселей, чем с жертвами несчастной любви, жертвами деспотичных родителей, травли одноклассников, незаслуженной двойки.
        - Что ты имеешь в виду? Какие бунтари? - уточнила я.
        Он сделал последнюю затяжку и, бросив окурок в клумбу, достал новую сигарету. Пошёл мелкий дождь.
        -Такие, которые твердят, что будут жить лишь по собственным законам, бросают вызов природе, кричат ей, срывая голос: “Смотри, я не твоя ничтожная букашка! Я вою не под твоей луной. Я буду жить только по моим правилам, которые требует мой собственный, созданный тобой, разум!”
        Его слова встрепенули мою душу, как перепуганную птицу. Я думала ответить ему, и уже было открыла рот, чтобы произнести первые слова, но передумала. Он попал в точку, но из его уст всё это звучало так нелепо…Посмотрев на его довольное лицо и хитро прищуренные глаза, на меня накатила волна раздражения.
        - Сколько можно курить! - сказала я, выхватив у него сигарету и швырнув её на тротуар.
        Не знаю, зачем я так поступила, но как только я сделала это, мне стало гораздо лучше. Ветер и бровью не повёл, лишь взглянул на меня с небольшим любопытством. Затем позади меня раздался знакомый голос.
        - Иллюзия!
        Я обернулась и увидела Радугу, которая приветливо махала мне рукой с той стороны решётки, укрывшись под ярким кружевным зонтом; рядом с ней стоял Мир, и, судя по всему, он не был так же рад встрече, как моя бывшая соседка. Словно маленькая пёстрая колибри, в своём атласном корсете и пышной малиновой юбке, она перелетела через железное ограждение и кинулась ко мне на шею. Поведение Радуги удивило меня, равно как и её дальнейшие слова.
        - Прости, - прошептала она, обняв меня. - Я тогда наговорила тебе всяких глупостей и вообще вела себя ужасно. Надеюсь, ты не сильно на меня обижаешься? Тебе не нужно обращаться, мы всё равно можем дружить с тобой. Мир сказал мне…
        - Куколка, ты слишком много болтаешь, - прервал её вампир, внезапно возникнув перед нами. - Забудь о том, что я говорил тебе. Она никогда не станет тебе подругой - она выбрала обывателей.
        Он презрительно посмотрел на меня, я ответила ему таким же взглядом. Потом я вздрогнула, услышав его голос, хотя он не произнёс ни слова. Я слышала о том, что вампиры могут проникать в сознание людей, но никогда ещё не испытывала на себе их телепатическое воздействие. “Что ты делаешь? - мысленно спросил он. - Что за ничтожный путь ты себе избрала?” Продолжая смотреть ему в глаза, я постаралась ответить ему подобным образом, сохраняя молчание: “Я всего-навсего спасаю себя от заблуждений, от противных, глупых и чужеродных вещей”. Он услышал меня. “А, быть может, ты просто бежишь от себя? Ты так уверена, что мы враги?”
        Я не успела ответить ему, Радуга, недовольная возникшим молчанием и напряжённой обстановкой, потянула его за рукав, нарушив телепатическую связь.
        - Не говори так! Она всегда была и будет моей подругой. Иллюзия пока не всё понимает, но она обязательно поддержит нас.
        Сказав это, она перевела взгляд на Ветра, который всё это время безучастно наблюдал за происходящим. - О, я узнаю этого парня! Привет, котик. Ты меня помнишь?
        - Даже лучше, чем ты думаешь, - ответил он.
        Радуга довольно улыбнулась и повернулась ко мне.
        - Иллюзия, пойдём с нами жечь город! Будет много воплей, крови и дикого веселья. Можешь взять с собой своего симпатичного друга.
        Она сказала это, словно предлагала нам сейчас просто пойти вместе поесть мороженого в парке. Как сильно она изменилась. Возможно, она впервые за долгое время чувствовала себя такой властной, способной защитить себя от грязных лап деспотичного и жестокого города, отомстить за унижения и свои оплёванные растоптанные мечты. Как ни странно, но я впервые подумала о ней как о живом человеке. Я увидела маленькую беззащитную девочку, раздавленную грубой и похотливой жестокостью, которая беспощадно навалилась на её хрупкое чистое тело всей своей отвратительной смердящей тяжестью. Её отчим был настоящим монстром, я в этом уверена; по своей сути Радуга не была кровожадна, а до своего обращения была доброй девушкой и никогда не проявляла вспышек агрессии, но теперь ей хочется отомстить за все причинённые ей страдания, месть стала её жизненной целью, и только она может принести ей удовлетворение. Я в этом не сомневаюсь.
        - О чём ты говоришь, милая, - сказал Мир, играясь с её блестящим локоном, - наша гуманистка трепещет даже от одной мысли о насилии. Разве она может по достоинству оценить наши забавы?
        - Это бессмысленно, - твёрдо произнесла я. - Оставив после себя сожжённый дотла город, вы ничего не добьётесь. Ваша разрушительная энергия не принесёт вам ничего, кроме пустоты и собственной гибели.
        Сказав это, я осеклась: похожие слова внушал мне Саша. Он говорил, что я чёрствая, что, закрывшись от любви, я всю свою нерастраченную созидательную энергию превратила в разрушительную силу, направила её на умирание, запрограммировав себя на смерть. Говорил, что моя сублимация бесплодна и ни к чему не приведёт.
        - Интересно, тогда, решив умереть, ты думала также? - вторгся в разговор Ветер.
        Я не ожидала подобного вопроса, поэтому не сразу нашла, что сказать. Зачем он спросил это? Конечно, я так не думала и не желала пустоты. Или всё-таки желала? Нет. Скорее всего, нет, однако ничто во мне не противилось ей. Помимо страха смерти у меня был ещё один страх, который был сильнее первого - я боялась, что моему братику может быть плохо и одиноко там, где он оказался. Конечно, я допускала мысль, что его вообще может уже нигде не быть, но пустота меня не пугала.
        - Твой вопрос не к месту, - ответила я, посмотрев на Ветра недовольным взглядом.
        С одной стороны, я радовалась тому, что он до сих пор не уехал на своём мотоцикле, не исчез через несколько минут после нашего разговора, как он любил это делать, что он, наконец, признался мне в истинных мотивах своих поступков. Но, с другой стороны, ему трудно доверять, и я не могу быть уверена в том, что он не плетёт для меня искусную паутину, желая заманить туда мой разум, пустить в него свой ядовитый сок и растворить его без остатка. В сущности, никому здесь нельзя верить, но выбора у меня нет.
        - Ну и каков он? - шепнула Радуга, хитро подмигнув мне.
        Мне было хорошо понятно, о чём она спрашивает, но что-либо растолковывать ей у меня не было желания, поэтому я позволила ей думать всё, что угодно.
        - Скорее холодный псевдоромантик, - ответила я.
        Это слово я почерпнула из её монолога, когда Радуге однажды вздумалось поведать мне о своих клиентах: “Есть те, которые хотят лишь опытную и умелую со всех сторон женщину - это обычные озабоченные кретины, - рассказывала она. - Есть те, кому нужна только девственная и робкая девушка, - при этом она, быстро пощипав себя за щёки, чтобы вызвать стыдливый румянец, опустила глаза в пол, - это тоже обычные закомплексованные придурки. Правда, пожалуй, они гораздо хуже первых. Есть просто извращенцы, а есть псевдоромантики - их я просто не выношу. Это те, что снимают тебя только для того, чтобы рассказать о своей нелёгкой жизни, любовных неудачах, просто поделиться планами на будущее. Им от тебя как будто ничего не нужно - только чтобы слушала. Просто невыносимо. Сидишь и ждёшь как дура, когда его кукурузина, наконец, созреет”. Сказанное мной раззадорило Радугу.
        - Котик, я хочу, чтобы ты покатал меня, - сказала она Ветру, медленно проведя пальцем по его руке. - Ты ведь исполнишь мою маленькую просьбу? Обещаю, я буду хорошей девочкой.
        Мне казалось, он ограничится каким-нибудь колким ответом или просто проигнорирует Радугу, но никак не предвидела, что он позволит ей забраться на свой мотоцикл и умчится с ней прочь, оставив меня озадаченно смотреть им вслед. Затем на смену удивлению пришла досада - я так и не успела выяснить у него, будет ли он дальше помогать мне и, что самое главное, могу ли вообще рассчитывать на какое-то спасение.
        - Не думаю, что они скоро вернутся, - сказал Мир, подойдя ко мне.
        Я посмотрела на него с подозрением.
        - Почему ты говоришь со мной, словно мы друзья? Сказать по правде, я думала, что наша следующая встреча станет кровопролитной.
        - Я тоже так думал, - ответил он, осторожно взяв мою руку, как будто опасаясь спугнуть, - но Радуга убедила меня дать тебе шанс. Из-за ничтожной группы самонадеянных кроманьонцев, которые осмелились напасть на нас тогда, я не успел показать тебе древние писания нашего рода. Можешь мне не верить, но там говорится о тебе. Ты сыграешь важную роль в грядущей битве с горожанами, и это произойдёт совсем скоро.
        Его слова представлялись мне полным бредом, но всё-таки они напугали меня, словно мне только что поручили ответственное и непосильное задание, от которого у меня не было возможности отказаться.
        - Если я и буду играть какую-то роль, то только в собственной пьесе!
        Одёрнув руку, я отвернулась от него и пошла своей дорогой. Он не попытался остановить меня, позволив мне спокойно спуститься вниз по безлюдной улице и исчезнуть за углом переулка. Там, остановившись у толстой рекламной тумбы, я стала бесцельно разглядывать сырые, оборванные листовки. Я снова не знала, куда мне идти, поэтому решила пустить всё на самотёк, забыть о последних событиях и совершить свою обычную разведочную прогулку по городу. В основном все объявления были об исчезновении людей, внезапно пропавших без вести, но среди них встречались и те, где разыскивались домашние питомцы. Все они были наполнены отчаяньем и болью.
        - Они думают, что кого-то найдут, - услышала я за собой хриплый мужской голос. - Глупцы!
        На асфальте недалеко от меня в грязной рваной одежде, с торчащей бутылкой из кармана, сидел немолодой мужчина, судя по всему бомж. Он пытался закурить, но ветер упорно гасил его спичку, попутно срывая с тумбы некоторые пожелтевшие листки и разбрасывая их по сырой мостовой. Я хотела проигнорировать его и пойти дальше, но вдруг поняла, что знаю этого мужчину.
        - Туман, что вы тут делаете? - спросила я, подойдя к нему. - Не сидите здесь, вы простынете.
        Он поднял голову и посмотрел на меня отрешённым взглядом, на его лице виднелись свежие шрамы.
        - Я думала, что навсегда потеряла вас в том туннеле. Что с вами произошло?
        - Пошла прочь, гиена! - крикнул он, агрессивно поддавшись вперёд. - Тебе меня не найти! Думаешь, выследила меня? Чёрта с два! Никого вы не найдёте! Глупцы, чёртовы глупцы!
        Это не было действием алкоголя, он лишился рассудка. Город съел его душу. Неужели со мной может случиться подобное? Страшно думать об этом. Я с грустью посмотрела на него и направилась дальше; не придерживаясь никакого маршрута, просто шла вперёд, пока ноги не вывели меня к берегу.
        Спустившись к реке, я остановилась и всей грудью вдохнула дремлющий осенний воздух. Это немного успокоило меня. Где-то вдалеке слышалось прерывистое уханье совы, вероятно, она только вернулась с ночной охоты и готовилась ко сну. Рассветало, хотя всё ещё было довольно темно. Чёрный лес, наполняя своими колдовскими ветрами, тайнами и страхами мутное подводное царство, отражался в водяной глади журчащей реки, по которой плавно скользило множество огней. Приглядевшись, я поняла, что это зажжённые свечи. Этот невероятно красивый вид вызвал в моей душе щемящее, но очень сладостное чувство. Я спустилась ниже и подняла одну из плавучих свечей, прибившуюся к берегу. Её тепло согрело мои ладони, и я улыбнулась непонятно чему. Потом, наклонившись, чтобы вернуть свечу обратно, я на секунду оцепенела - мне показалось, что я увидела Андрея, но это было лишь моё отражение. Я выронила свечу, и она погасла, упав в воду. Мне снова стало тоскливо, и я направилась дальше вдоль берега навстречу плывущим огненным цветам.
        Вскоре до меня донеслось чьё-то красивое шёлковое пение, и я устремилась на этот нежный неземной голос, который, казалось, мог принадлежать лишь какой-нибудь загадочной речной нимфе. Однако на берегу реки я увидела знакомую рыжеволосую девушку в старинном тёмно-зелёном платье с длинными рукавами, искусно расшитыми тонкими золотистыми нитями. Это была Мелодия. Она сидела на большом камне, а вокруг неё лежали синие свечи в виде восковых цветов, которые она, зажигая, заботливо спускала на воду, не прерывая своей магической песни. Какое-то время я наблюдала за ней, стараясь разобрать слова, но потом, подойдя ближе, поняла, что она пела на французском, которым я вообще не владела, если не считать нескольких слов: bonjour, merci и je t'aime. Звучание последних слов, как мне показалось, я уловила в её трогательной минорной песне. Под моими ногами негромко треснула сухая веточка, но чуткий слух Мелодии уловил этот шум, и она стремительно обернулась ко мне, как встревоженная лисица, сверкнув пламенной копной волнистых волос. Но, увидев безобидного нарушителя своего одиночества, она успокоилась и одарила
меня светлой улыбкой.
        - Мелодия, я влюбилась в ваш голос, - сказала я, приблизившись. - О чём эта песня?
        - Благодарю вас, Иллюзия, - ответила она, жестом приглашая меня опуститься рядом с ней. - Это древняя песня о молодой девушке, которая утратила своего возлюбленного: его корабль однажды не вернулся из моря, но, несмотря ни на что, она каждый вечер приходит к берегу и ждёт любимого до рассвета, устремляет свой взгляд к далёкому горизонту и зовёт его по имени.
        Когда я подошла и присела напротив неё, она молча протянула мне спички, и я присоединилась к её красивому, хотя и немного странному занятию.
        - Зачем вы делаете это? - спросила я, чиркнув спичкой.
        Мелодия посмотрела на меня с удивлением.
        - А как тогда пропавшие в шторм отыщут путь домой? - сказала она.
        Я ничего не ответила ей, желая сохранить в нашем разговоре хотя бы крупицу реальности. Конечно, она была далеко не самой адекватной обитательницей Города, но мне нравилось её общество, нравилось то, что я видела в её умиротворённых травяных глазах, хотя и не могла сказать, что именно мне там чудилось. Однако в ней самой, очевидно, скрывалась какая-то неразгаданная тайна или пока что невидимая значимая деталь. Ветер познакомил меня с ней, и Мелодия отчего-то боялась его - я хорошо это помнила, поэтому осторожно попыталась выведать у неё какую-нибудь новую информацию, но она была непреклонна, и наотрез отказалась говорить о нём. Я разочарованно вздохнула, подумав о том, что, наверно, пора переставать задавать вопросы. На самом деле, куда я стремлюсь? Я даже слабо представляю, как могу что-то исправить. Возможно, уже слишком поздно. Хотелось бы мне вернуть всё назад? Этот вопрос я так часто задаю себе здесь, но всё ещё не знаю ответа. В одном я уверена точно - там всё будет по-прежнему. Иногда я думаю о том, что сейчас делают близкие или далёкие мне люди, с которыми судьбою или волею случая меня
сталкивала жизнь. Я вижу маму в пустынной квартире, сидящую у телевизора, по которому идёт какой-то дешёвый, нереальный и притянутый за уши сериал про любовь; она не сводит напряжённых глаз с экрана и нервно гладит нашу своенравную диковатую кошку, готовую вцепиться ей в руку в любой момент. Я вижу уставшего отца в ювелирном магазине с его ухоженной любовницей, чей опытный женский взгляд придирчиво блуждает по роскошным бриллиантам, сверкающим холодным блеском. Я вижу Вадима в кругу беспечных прожигателей жизни в обнимку с двумя длинноногими глянцевыми красотками, которые словно сошли с обложек самых модных журналов; он говорит, что никогда не заведёт детей, этих бесполезных мешающих спиногрызов, что нужно жить лишь для себя и собственного удовольствия. Я вижу сосредоточенного и вдохновлённого Ясю, который склонился над холстом в своей мастерской, рисуя чудесную фею на лепестке водяной лилии; иногда он отрывается от своего занятия, откладывая кисть, чтобы резко и грубо приказать этой фее, замерзающей в углу комнаты, не двигаться. Я вижу Сашу, который стоит у моего надгробья, и больше не хочу ничего
представлять…
        - Вы о чём-то задумались? - спросила меня Мелодия, увидев, что я застыла с восковой розой в руках.
        - Да так, пустяки, - произнесла я, желая поскорее забыть свои невесёлые мысли.
        Мой взгляд упал на оригинальную винтажную камею, приколотую к груди Мелодии: на ней была изображена дриада с крыльями бабочки, сидящая на ветке цветущего дерева, в её длинные густо-зелёные волосы были вплетены белоснежные цветы; она улыбалась, глядя куда-то вверх, а на её миловидное полудетское лицо падали яркие лучи весеннего солнца.
        - Вам нравится? - спросила Мелодия, увидев, куда я смотрю.
        Я кивнула, и она сразу, не задумываясь, отколола свою прекрасную камею от платья.
        - Тогда берите, - радостно сказала она, протянув её мне. - Я хочу сделать вам этот подарок.
        Как только я приняла украшение, то поняла, что мой внешний облик изменился. Теперь мне на плечи падали длинные рыжие кудри, а мою шею обвивал лёгкий шёлковый шарф, он спускался на коричневый лиф короткого двухцветного платья, который затем резко переходил в золотистую облегающую юбку. Я наклонилась и заглянула в блестящие воды реки, но ничего ужасающего, к своей радости, там не заметила.
        - Спасибо, - сказала я Мелодии, глядя на камею, лежащую у меня на ладони. - Жаль, что мне нечего подарить вам в ответ.
        Она улыбнулась.
        - Не переживайте об этом - наше общение для меня дороже и красивей всяких украшений, - сказала она, - ведь истинное значение имеет лишь содержание книги, а не её изящные виньетки, как бы хороши они не были.
        Мелодия взяла свечу, желая продолжить своё занятие, но ею резко завладело непонятное волнение, она встала и начала оглядываться по сторонам, словно почувствовав что-то нехорошее. Когда я поднялась вслед за ней и вопросительно посмотрела на встревоженную девушку, Мелодия, крепко сжав мою руку, в которой была камея, быстро прошептала мне:
        - Прошу вас, бережно храните мой подарок. Сейчас мне нужно немедленно уходить отсюда, но я уверена, что мы ещё когда-нибудь встретимся с вами. Не забывайте меня, Иллюзия!
        Сказав это, она спрыгнула с камня и побежала вдоль берега к высоким деревьям, чьи широкие ветви тяжело нависли над дрожащей водой.
        - Подождите! - крикнула я, но Мелодия не остановилась.
        Я с недоумением смотрела ей вслед, пока она не скрылась из виду, затерявшись в прибрежных зарослях. Отбросив мысль, чтобы последовать за ней, я снова опустилась на булыжник и, приколов камею к платью, стала анализировать случившееся. Перед тем, как внезапно сбежать, Мелодия попросила меня беречь свой подарок, но мне оставалось только гадать о том, почему она так сказала, и что напугало её. Как бы там ни было, над последним мне пришлось думать недолго - вскоре, ощутив чьё-то присутствие и подняв глаза, я увидела недалеко от себя, на ближайшем холме того, кто нарушил наш разговор, спугнув мою собеседницу. Судя по всему, он уже следил за мной какое-то время.
        ГЛАВА 17
        Мы пожираем ближнего, стремясь
        Одни - нажиться, а другие - выжить.
        Мне тяжко с вами, бывшие Людьми!
        Но тяжесть одиночества - не легче.
        Мы так жестоко изменяли мир…
        И он теперь - в отместку - нас калечит!
        Николай Колычев
        - Всё вьёшься надо мной, - сказала я шутя.
        - Вижу, ты почти готова, - произнёс Ветер, когда я поднялась к нему на холм.
        Он по-прежнему был на мотоцикле, хотя Радуги с ним не было.
        - Готова к чему? - спросила я, очищая испачканный каблук о пожелтевшую траву.
        Ветер внимательно изучал меня.
        - К вампирской вечеринке, - произнёс он спустя несколько секунд. - Сегодня вечером они приглашают всех на центральную площадь, особое предпочтение отдаётся беззащитным горожанам, готовым поделиться с ними своей вкусной кровью.
        Я нахмурилась, поняв, что он говорит о грядущей битве. Выходит, она состоится совсем скоро, и в Городе что-то навсегда изменится. Трудно было увидеть в предстоящих событиях какие-то положительные стороны, однако от меня ничего не зависело. Мир пытался убедить меня в обратном, но мне даже не хочется допускать этой мысли, и я уже решила пустить всё на самотёк.
        - Меня там не будет, - сказала я. - Это чужая война. Пусть хоть все поубивают друг друга, но я не собираюсь участвовать в этом безумии. У меня есть более важные дела.
        - В самом деле?
        Возможно, мне показалось, но я почти уверена, что на мгновение в его глазах мелькнуло разочарование.
        - Например, найти мальчика, которого я недавно встретила в районе вампиров. Кстати, не желаешь помочь мне в этом?
        - Нет, у меня тоже есть более важные дела, - ответил Ветер и, помолчав немного, добавил. - Когда-то твой разум сказал тебе: “Если действительность такова - к чёрту такую реальность!” Так вот, будь уверена - здесь выкинуть что-нибудь подобное не получится.
        В его космически-чёрных глазах сверкал хладнокровный лёд, как и в первый день нашей встречи. Я поймала в воздухе летевший листик клёна. В моей руке он, маленький и вишнёвокрасный, выглядел таким беспомощным, таким живым, как чьё-то пульсирующее оголённое сердце.
        - Плохой из тебя помощник, - вздохнула я. - Для чего ты тогда вообще приехал?
        Его взгляд упал на подаренную мне камею, и он чему-то улыбнулся про себя.
        - Хотел выступить в роли доброй тётушки-феи и подготовить тебя к сегодняшнему балу, но раз ты не собираешься идти туда, то, думаю, мне пора.
        Ударив ногой по педали, он завёл мотоцикл.
        - Постой! - я подбежала и схватила его за руку. - Мне так важно быть там? Почему?
        - Я не говорил, что это важно, - ответил он. - Возможно, тебе и не стоит там появляться.
        Были в его глазах и ещё какие-то слова, но он их не произнёс. Что он хотел сказать всем этим? Если я раньше находила поведение и намёки Ветра странными, то за последнее время вообще перестала его понимать. Теперь мне самой предстоит решать, идти ли на центральную площадь, или сделать, как я планировала. Предстоящее решение пугает меня, однако я сама точно не понимаю, чего боюсь. Интересно, как Ветер себе это представлял? Я прихожу на площадь в разгар дьявольской бойни, одним лёгким жестом призываю всех к тишине, с жаром читаю пафосную назидательную проповедь и вуаля - вампиры, расчувствовавшись, падают на колени и клянутся людям отныне жить с ними только в мире и согласии. В сущности, погибнуть в схватке или стать вампиром уже не кажется мне чем-то критичным - я действительно сильно устала от всего, что творится со мной. Не собираюсь сдаваться, но вдохновения на борьбу с Городом у меня почти не осталось. Пусть всё будет, как будет. Не выхожу из игры, но включаю автоматическое движение.
        - Если тебе нечем помочь, то хотя бы отвези меня до общежития, - сказала я недовольным тоном.
        - Садись, - равнодушно отозвался Ветер.
        Стылый поток утреннего воздуха ударил мне в спину. Я почувствовала, что между нами оборвалась связующая нить. Это почти не расстроило меня: так или иначе, я не сильно на него рассчитывала… Даже если это вовсе не так - подобные мысли немного утешают.
        Когда Ветер довёз меня до подъезда, я вспомнила, что ещё хотела узнать у него.
        - Зачем ты уехал с Радугой? - спросила я, спрыгнув с мотоцикла.
        - Эта сказочница умеет развеселить, не то, что ты, - ответил он и усмехнулся, - А ты что ревнуешь? К слову сказать, тебе почта, - произнёс он прежде, чем я успела ответить на его глупую шутку.
        Ветер слез с мотоцикла и, достав из кармана несколько свёрнутых листков, исписанных от руки чёрной гелиевой ручкой, протянул их мне.
        - Что это?
        - Очевидно, её каракули, - произнёс он и посмотрел на меня серьёзным взглядом. - Нам пора попрощаться, Дождинка. Хочу признаться, с тобой было не так уж скучно.
        - Мы что больше не встретимся? - взволнованно спросила я.
        Ещё несколько секунд назад я была совершенно спокойна, а теперь внутри всё трепетало и разрывалось. Я не хотела с ним расставаться. Этому не просто было отыскать причину, но мысль об этом вызывала во мне настоящую бурю. Он ничего не произнёс, и всё же мне был ясен ответ.
        - Почему ты бросаешь меня сейчас? - спросила я дрожащим голосом.
        По лицу, смешиваясь с пронзительными каплями дождя, текли слёзы, но я уже не могла успокоиться.
        - Моя ненаглядная, я не твой парень, чтобы бросать тебя, - шутливо сказал он и слегка коснулся моей влажной щеки - Мне льстят твои эмоции, но позволь дать тебе совет: не пытайся искать меня.
        Я упрямо затрясла головой и порывисто обняла его, так сильно прижалась к нему, словно это могло удержать его. Ветер не отстранился, но ничего не произнёс, а вскоре я поняла, что обнимаю только воздух.
        Я растерянно оглянулась вокруг. Ближайшие дома, зевая жёлтыми корявыми ртами, стали пробуждаться от своих кошмарных снов, на улицах появились люди, они проходили сквозь меня, как безучастные призраки, иногда задевали плечами, заставляя двигаться в общем потоке, чувствовать себя обычным серым жителем в ненастном городском пейзаже. Какое-то время я стояла так на тротуаре, промокая и наполняясь ещё неизвестными мне чувствами, потом развернулась и медленно побрела в подъезд своего общежития. Там я опустилась на ступеньку пыльной лестницы и, найдя на ней небольшой осколок разбитого зеркала, взглянула на своё отражение: припухшие губы, покрасневшие глаза, новый взгляд и выражение лица, но это по-прежнему была я. Однако моё спокойствие было недолгим. Вскоре на меня накатила ледяная волна ужаса - я почувствовала, что стала забывать. Мои воспоминания стремительно исчезали, будто кто-то склонился над картиной моей жизни и стал стирать всё подряд в бешеном темпе. Я не знала, как этому противиться, но решила не сдаваться: стала цепляться за какие-то сцены из детства, стараясь укрыться в них, что-то оттуда
спасти, но все они торопливо исчезали и тонули во мраке. За мной словно гнались профессиональные ищейки, натасканные на мой запах. Как можно было избавиться от этой погони? Испуганный разум приказал мне затесаться в толпу, что я и попыталась сделать, но это было не так просто. После нескольких неудач, мне, наконец, удалось отыскать отрывок из какого-то ненастного дня, когда я шла по многолюдному вечернему бульвару, и закрепиться в нём. Я попыталась как можно теснее влиться в это воспоминание, снова стать одним целым с той девушкой, которая так была на меня похожа. Как только я почувствовала, что мне удалось это, погоня прекратилась. Я устало закрыла глаза и медленно выдохнула. У меня получилось - я помнила и отчётливо видела себя: вот я иду по осенней простуженной улице, прислушиваясь к шелесту времени, протягиваю руки, хватаю воздух, ловлю в нём идеи и мысли, иногда они сами попадают мне в глаза вместе с пылью и ветром: некоторые из них прекрасны и душисты, как хрупкие подснежники, некоторые мусорны и отвратительны, другие зловеще пусты. Все они просачиваются в мою кровь, текут по мне, преодолевая
извилистые пороги в упорном и бурном желании скорее выплеснуться наружу. Мои подземные воды пугают меня: я каждый раз опасаюсь, что когда они вырвутся на свободу, я не увижу родник, или увижу, но вода в нём будет отравлена. Поэтому я так боюсь поймать слишком много страшных измызганных идей; я отвожу глаза от незнакомцев, прячусь за тёмными зонтами и книгами, но всё же прислушиваюсь. Я очень хорошо умею слушать, если позволяю себе делать это в полной мере - я могу услышать даже то, что только собирается возникнуть в воздухе. По крайней мере, мне так кажется. Мой брат умер, с каждым днём у меня все меньше друзей (я сама отдаляю их от себя), ещё есть хорошие знакомые, но и с ними я чувствую себя пришельцем, вынужденным притворятся и скрывать своё истинное лицо.
        Постепенно ко мне снова пришло спокойствие. У меня в руке всё ещё были записи, которые дал мне Ветер: дождь размыл их чернила, однако, текст можно было прочесть. На первой странице были написаны лишь последние строки из хорошо известного мне 66-го сонета Шекспира:
        Все мерзостно, что вижу я вокруг,
        Но как тебя покинуть, милый друг!
        Я взяла другой лист и прочитала странное название: “Сказка о чернильной девочке”. В следующий момент мои глаза пытливо заскользили по строкам: “Жила-была на тёмном чердаке в пыльной коробке из-под конфет чернильная девочка. Звалась она так, потому что очень любила рисовать чернилами. Давным-давно она была деревянной марионеткой и выступала на детских праздниках вместе с другими куклами; ей это очень нравилось, но однажды старый мастер, который выпилил её собственными руками, куда-то внезапно исчез, и к ним в театр пришёл новый кукловод - своенравный и жестокий. Игра чернильной девочки не пришлась ему по душе: недрогнувшей рукой он обрезал ей нити и выгнал бедняжку на улицу. За всю свою небольшую кукольную жизнь она никогда не покидала пределов театра, поэтому ей пришлось испытать много невзгод и ужасов, пока она искала себе надёжный приют в большом суетливом городе, где на маленькое деревянное создание некому было обратить внимание. Когда она пыталась с кем-нибудь заговорить, люди твердили ей, ускоряя шаг: “Нельзя останавливаться, нужно бежать вперёд!”. Спросить, почему они не могли хотя бы на
минуту остановиться, чернильной девочке не удавалось - крохотные ножки не могли никого догнать. Вот так, долго скитаясь по городским площадям и проспектам, она постепенно научилась чувствовать, понимать природу людей, научилась плакать и радоваться мелочам: шуршанию задорного осеннего листочка, игривому весеннему ветерку, ласковому прикосновению пушистой снежинки, сиянию и теплу доброго солнца, которое она стала считать своей матерью - иногда, протягивая к его лучам свои короткие деревянные ручки, ей чудилось, что солнце улыбается ей своим круглым жёлтым лицом и обнимает её в ответ, как родное и любимое дитя. Со временем у неё появилось сердце. Девочка очень удивилась, когда однажды услышала странное биение в своей груди, похожее на трепетание невесомой бабочки. Теперь, поранившись об острый гвоздик или при неуклюжем падении, из её ран текла самая настоящая кровь, но люди всё равно не хотели признавать её живой девочкой. Они говорили ей: “Настоящие дети играют со сверстниками, а кровь твоя - всего лишь красный древесный сок”. Другие дети действительно считали, что она не похожа на них и не хотели
дружить с ней, а один злой мальчишка во дворе однажды назвал её щепкой и, сильно толкнув, чуть не уронил девочку в разведённый костёр, которого она боялась даже больше, чем дождя. Она не таила ни на кого обиды, но вскоре поняла, что ей не место среди людей, как бы ей не хотелось быть на них похожей.
        Как-то вечером она набрела на старый, но очень красивый дом, где в одиночестве жил пожилой детский писатель. Он уже почти ослеп и не сочинял никаких сказок, но всё равно каждый день до глубокой ночи просиживал в своём рабочем кабинете с пером в руках, склонившись над чистым листом бумаги, и о чём-то грустно вздыхал. С любопытством наблюдая за ним с улицы, девочка решила поселиться в его тихом спокойном доме. Она с легкостью пролезла в узкую щёлку под массивной дверью с диковинным узором и проникла внутрь. Так она стала жить там в небольшой коробке из-под шоколадных конфет, никому не мешая и, в то же время, имея возможность наблюдать за людьми через разбитое стекло своего высокого чердака. Ночью, когда писатель гасил все свечи и засыпал, она тихо отодвигала картонную крышку и осторожно спускалась вниз по воздушной лестнице-паутинке, которую сплёл для неё живущий по соседку паук. Еле слышно стуча маленькими ножками в белых кружевных носочках, сплетённых тем же соседом (туфли из фольги она всегда снимала - боялась разбудить хозяина дома), девочка спускалась по ветхим ступеням длинной дубовой
лестницы, освещённой лишь мягким светом серебряной луны. Затем она юрко пробиралась из комнаты в комнату, пока не доходила до кабинета старого писателя: тут надо было собраться с духом и приготовиться к привычному, но всё же пугающему испытанию. Там, на роскошном, как трон, диване викторианской эпохи царствовал огромный клыкастый зверь, который порой приоткрывал свой зелёный прозорливый глаз, лениво потягивался и снова сворачивался клубком, делая вид, что ему нет дела до происходящего вокруг, но девочка знала: этот хитрец, как всегда, дожидается её. Ей каждый раз удавалось одурачить неуклюжего кота, хотя порой от их встреч у неё оставались длинные глубокие царапины. На первый взгляд, могло показаться, что для неё это было совсем безболезненно, но всё обстояло не так, по крайней мере, с того момента, как у девочки появилось сердце. Когда самое опасное, наконец, было позади, и она забиралась на исполинский широкий стол, куда коту было строжайше запрещено прыгать, девочка ликовала. Теперь у неё была целая ночь, полная банка чернил и огромный лист белоснежной бумаги, чтобы творить свои чернильные миры.
Что она только не изображала! Ребёнок, который бы случайно увидел её картины, непременно б испугался: мрачные розы сплетали колючую изгородь перед величественным замком, где жил коварный тёмный маг, силуэт таинственной женщины в цыганской юбке танцевал фламенко, рисуя веером грустную историю дикой любви и разрушительной страсти, густая чаща леса протягивала свои извивающие ветви навстречу одинокому всаднику, сбившемуся с пути, на священном престоле в маске добродетели восседал лицемерный грешник с мёртвой пластмассовой улыбкой, чёрное солнце всходило над водяной гладью бесформенной грязной кляксой и с удивлением смотрело на тонущие под ним корабли, чья-то огромная рука сжимала земной шар, впиваясь в него острыми когтями. Вряд ли бы нашёлся кто-то, способный точно сказать, почему она рисовала всё это. Возможно, просто потому, что у девочки не было под рукой других красок, а, быть может, она их и вовсе не хотела. Так или иначе, эти картины ей не надоедали: напротив, с каждым разом её пасмурные краски становились всё гуще, эмоции - всё неистовей; а однажды ночная художница так увлеклась своим занятием,
что, случайно оступившись, провалилась в глубокую банку с чернилами. Из последних сил она цеплялась за скользкие края чернильницы, крича от ужаса и понимая, что ей некого позвать на помощь. Наверно, она бы так и захлебнулась там, не мучай старого писателя бессонница в ту злополучную ночь. Зайдя в кабинет с горящей свечой, он поставил её на стол и сразу услышал чей-то отчаянный писк. Сперва он был сильно озадачен, и даже подумал, что это какая-то наглая крыса забралась в его бумаги, но вскоре обнаружил несчастную.
        - Бог ты мой! - воскликнул он, увидев маленькую девочку, всю перепачканную с головы до ног.
        Писатель осторожно взял её за платье двумя пальцами и опустил на стол. Когда девочка немного успокоилась, то поняла, что будет невежливо сбежать к себе на чердак, не поблагодарив своего спасителя; однако нужные слова никак не хотели срываться с дрожащих губ, поэтому она просто уставилась на него в молчании.
        - Так вот, кто проказничает здесь по ночам, - добродушно произнёс писатель. - Тебе не стоит бояться меня, милое создание. Я с удовольствием подружусь с тобой.
        - Подружитесь? - удивлённо пролепетала девочка, широко распахнув глаза.
        - С превеликим удовольствием! - подтвердил он и протянул ей мизинец в качестве рукопожатия.
        Счастливая улыбка озарила лицо девочки, но лишь ненадолго. Она вспомнила о своём кукольном мастере, который придумал ей образ, сам выпилил её из дерева, надёжно привязал её ручки и ножки к нитям, был внимателен и добр к ней, проявлял искреннюю заботу, а потом неожиданно ушёл из театра, ничего не объяснив. Сказать по правде, девочка часто думала об этом, и мысль о том, что она была для него просто неодушевлённой игрушкой, приносила ей боль. Над её головой больше не было его мягких и тёплых рук; за это ей сначала хотелось жестоко наказать себя, позже ей стало хотеться наказать и его…
        - Спасибо, что спасли меня, но мне не нужен друг, - грустно сказала девочка.
        - Не нужен? - удивился писатель. - А я надеялся, что ты поможешь мне скрасить моё одиночество. Видишь ли, я так стар, что все мои друзья уже покинули этот мир. Я был бы очень рад дружбе с такой талантливой художницей.
        Глаза девочки заблестели.
        - Вам нравятся мои картины?
        - Они прекрасны, - сказал писатель и задумался, - хотя, должен признаться, в них кое-чего не хватает.
        - Чего же?
        - Волшебства, дитя моё, волшебства! - ответил он. - Если позволишь, я покажу тебе.
        Она кивнула, и писатель вышел ненадолго из комнаты. Когда он вернулся, в руках у него были кисть и несколько баночек гуаши. Поставив их на стол, писатель взял мрачный рисунок чернильной девочки и начал творить. Склонившись над листом бумаги, малышка с удивлением смотрела, как на её чёрном ночном поле с кое-где разбросанными угрюмыми деревьями, чьи сухие и корявые, как пальцы старой ведьмы, ветки, прятали голодные стаи летучих мышей, вдруг возникает непонятное синее пятно. Она даже чуть не расплакалась от обиды, подумав, что писатель просто испортил её пейзаж, но скоро увидела перед собой нечто новое, то, о чём пока не могла точно сказать: нравится ли ей это или нет.
        - Зачем вы нарисовали здесь звёзды и бабочку? - спросила его девочка, когда он отложил кисть и с улыбкой ожидания взглянул на неё.
        В ответ пожилой писатель пожал плечами и, немного подумав, произнёс:
        - Хотя бы за тем, что звёзды и синие бабочки тоже существуют.
        А потом на глазах у девочки произошло настоящее чудо: звёзды на рисунке засияли, как чистый снег, впервые увидевший солнце, синяя бабочка затрепетала и вдруг ожила - вспорхнула с рисунка и закружилась по комнате, роняя нежную пыльцу со своих мягких воздушных крыльев. С тех пор они часто рисовали вместе, наполняя звенящим пением маленьких зарянок, шуршанием пёстрых листьев, тяжёлыми бутонами благоухающих упругих роз свой некогда безмолвный и сиротливый дом”.
        Дочитав до конца, я тяжело вздохнула, поняв, что это просто очередная сказка Радуги, а не кусочек головоломки. Бросив листки на ступеньки, я поднялась к себе в квартиру и полностью обессилившая, словно из меня выпили всю кровь вместе с частицами души, не снимая одежды, упала на кровать. Сон недолго заставил меня мучиться, и я, почувствовав его спасительные шаги, поспешила растворить в нём своё измождённое сознание.
        Проснулась я оттого, что задыхаюсь. Кошмар ещё немного подержал меня в своей власти, но отступил, вернув мой заплутавший разум новому дню, а точнее раннему вечеру. Выглянув в окно, я сразу заметила, что на улицах происходит что-то странное - люди как будто окончательно обезумели. Некоторые из них, взявшись за руки, кружились в босоногих танцах на мостовой, другие, громко смеясь, прыгали через лужи, разбивали витрины магазинов, бегали по проезжей части, залезали на припаркованные машины, что-то отчаянно кричали…Несмотря на охватившее меня волнение, я решила выйти на улицу. Нужно было продолжать поиски. Было страшно осознавать, что, возможно, времени у меня совсем не осталось, и мне навечно суждено остаться в этом городе.
        Спускаясь вниз, я обнаружила, что двери некоторых квартир были выломаны, скорее даже выдраны с мясом дикой нечеловеческой силой. Сердце похолодело и забилось сильнее, но я не стала заглядывать в эти квартиры, догадываясь, что мне придётся там обнаружить. Выскочив из подъезда, я пошла быстрым шагом по направлению к Сумрачному району. Из чёрных дыр подворотен на меня скалились бездомные собаки с окровавленными ртами, они доедали добычу вампиров - распростёртые безжизненные тела встречались почти на каждом углу, как и тяжёлый едкий дым, проникающий в лёгкие, горящие здания, дотлевающие остовы автомобилей, обугленные кости… Разрушение, разрушение, бесконечное разрушение! Я уже почти бежала. Ни за чтобы бы не примкнула к вампирам по собственной воле. Их кредо - это ведь анархия, нигилизм, которые никогда, по сути, не были мне близки. Если я встречала при жизни на своём пути приверженца подобной философии или, например, какого-нибудь вдохновлённого фаната Чака Паланика, то сначала мы обычно находили общий язык, как люди, на первый взгляд, интересующиеся одинаковыми вещами и читающие одни и те же книги,
а в конце беседы меня почти презирали и ненавидели. Мне нравились их целеустремлённость, бунтарство, сопротивление, борьба с навязанными моделями поведения, фальшивыми ценностями, но многие их мысли, методы разрушительной борьбы казались мне неверными и бесплодными.
        В конце улицы, усеянной осколками битого стекла, моё внимание привлёк грузовик, возле которого собралась большая толпа, среди неё, приблизившись, я увидела Грома. Он раздавал людям оружие, попутно объясняя как надо им пользоваться. Камень и ещё несколько человек в форме помогали ему. Когда Гром заметил меня, на его лице отразилась радость, вероятно, из-за того, что он увидел меня живой.
        - Ты как раз вовремя, - сказал он, подойдя ко мне с пистолетом в руках. - Через несколько минут мы отправляемся на площадь. Вампиры заявили, что это будут мирные переговоры, но и дураку ясно - сегодня нам объявят войну. Они призовут всех сдаться, и, думаю, многие выберут их сторону - вампиры сделали всё, чтобы запугать людей. Ты и сама это видишь. Однако не всё безнадёжно, у нас есть оружие, которое…
        - Гром, - прервала его я, - искренне желаю вам победы, но с вами я не поеду. Если ты помнишь, когда-то я расспрашивала тебя о мальчике, которого ищу здесь. Меня интересует только он и его судьба. Можно сказать, это моя цель, и я не могу пожертвовать ей ради распрей города, из которого мечтаю скорее вырваться.
        Он покачал головой, но не стал настаивать.
        - Вот, возьми, - сказал Гром, протянув мне оружие. - Оно пригодится тебе. Возможно, мы ещё встретимся с тобой. А теперь мне пора.
        Я взяла пистолет и, поблагодарив его, пошла дальше, думая о том, как пережить этот вечер и где же мне искать свои ответы и спасение. Проходя мимо “Лысой горы”, мне показалось, что я увидела парня похожего на Андрея. Мне не раз приходилось здесь так обманываться, но всё-таки проигнорировать это было нельзя, поэтому я последовала за ним в клуб.
        Внутри играла арабская мелодия, вплетая в воздух образы экзотических дворцов, живописных садов с диковинными фонтанами, картины шумных базаров, наполненных ароматами специй, яркими, как сказочные ларцы, шелками, виртуозными торговцами в белых куфиях, выразительными глазами восточных красавиц…
        Я пробиралась к стойке бара, когда почувствовала на себе чей-то взгляд. Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы вычислить моего наблюдателя. В дальнем углу клуба стояли два кожаных дивана с низким столиком посередине, там сидела бледная белокурая девушка в облегающем голубом платье и курила кальян - при этом она почти не сводила с меня пытливых блестящих глаз, говоривших мне о чём-то первостепенном, о том, мимо чего нельзя было просто пройти мимо. Я остановилась и пригляделась к ней внимательней: у неё были очень светлые волосы, брови и даже ресницы, словно их покрывал колючий иней, а густой дым, который она выпускала изо рта, казался тем ледяным паром, что клубится в морозный день полупрозрачным облачком возле губ. Заметив мой взгляд, девушка заговорщицки улыбнулась и дала мне знак присоединиться к ней. Но прежде, чем решить, как следует действовать, я поняла, что знаю её. В первый момент это поразило меня. Потом я вспомнила слова Мира о том, что иногда в Город с помощью снов могут приходить люди из моей реальности, моей прошлой жизни. Возможно, именно так Лекса оказалась здесь. Эта
девушка, которую я считала своей подругой, но, которая (как это часто бывает) оказалась лишь попутчиком, без раздумий свернувшим на свою развилку, когда закончился наш общий путь.
        ГЛАВА 18
        Сколько их бьётся,
        Людей одиноких,
        Словно в колодцах
        Улиц глубоких!
        Я тороплюсь,
        В горло вцеплюсь -
        Вырву ответ!
        Владимир Высоцкий
        Я решила не задавать ей напрямую этих вопросов, позволив непринуждённой беседе самой расставить всё на места.
        - Вижу, ты тоже узнала меня, сестрёнка, - сказала она, когда я подошла к ней. - Как тебе моё настоящее лицо?
        Она заметно изменилась, но я не сомневалась, что передо мной именно она: тот же спокойный тягучий голос, те же тонкие черты безупречного фарфорово-чистового лица, плавные жесты, прямые густые волосы, которые, однако, теперь были совершенно белые, глаза её тоже поменяли свой цвет - их красноватые радужки волновали меня больше всего.
        - Что случилось с твоими волосами?
        Услышав мой вопрос, Лекса насмешливо посмотрела на меня.
        - Разве ты не видишь? Я альбинос, - сказала она, - и всегда была такой, просто искусно это скрывала. Правильный крем, тёмная краска и линзы верно служили мне на маскараде моей жизни.
        - Ты умерла?
        - Умерла? - удивилась она. - Ну, в каком-то смысле да. От той Лексы, которую ты знала, мало что осталось. А что ты тут делаешь?
        Этот вопрос мне самой не терпелось ей задать, но она опередила меня.
        - Помнишь, я рассказывала тебе о своём брате?
        Она кивнула.
        - Можно сказать, я ищу его здесь.
        - Но он умер.
        - Как и я.
        - Глупости! С кем я тогда разговариваю?
        - Возможно с призраком прошлого, который явился к тебе во сне.
        Она улыбнулась и, немного поддавшись вперёд, медленно поцеловала меня в лоб.
        - Мне всегда нравилось твоё воображение. Своим размером оно может соперничать с Галактикой. Но всё же это тебе пора просыпаться, - вдруг сказала она. - Ты должна его отпустить. Не забывать, но отпустить. Понимаешь?
        Я вспыхнула. Её слова напомнили мне о моих беседах с психологом, той назойливой женщиной, уверенной, что ей всё обо мне известно и неустанно твердившей что-то о посттравматическом стрессе.
        Что она может смыслить в этом? Такое нельзя просто вычитать из книг. Это нужно испытывать. Нужно знать, какого это - в первый раз протирать пыль в осиротевшей комнате, ещё хранящей в себе энергию жизни того, кто был частью тебя. Внутри всё противиться, словно ты совершаешь какое-то предательство, словно стирая пыль, ты пытаешься уничтожить память, и хотя ты хорошо знаешь, что всё вовсе не так, тебе необходимо доказать это. Поэтому я сделала татуировку - букет незабудок на моей ступне, перевязанный железной цепочкой, говорил о том, что пока я жива и хожу по своей фертильной земле - я всегда буду помнить его и те чувства, которые я испытала, когда он умер.
        - Нет, не понимаю, - ответила я. - Отпустить - значит отвыкнуть, убить в себе любовь к нему и всё только потому, что тебе больно. Андрею было в тысячу раз больнее, когда он умирал! Я должна помнить эту боль, нельзя предавать его, ведь я единственная, кому он был действительно важен! - я посмотрела на Лексу и вздохнула. - Наши взгляды во многом близки, однако в этом ты вряд ли поймёшь меня.
        - Напротив, - возразила Лекса, - думаю, я хорошо понимаю тебя. Это как второй ритуал прощания. И всё-таки мне кажется ты больше боишься потерять не его, а себя.
        - Хм, - я задумчиво посмотрела на неё, - по-твоему, я не должна этого бояться?
        Лекса намекнула на то, что я так сильно переживаю утрату Андрея, поскольку моё смирение с его смертью означало бы, что я послушно склоняю голову перед теми Силами, тем Законом, которые управляли моим миром, которые забрали его у меня. Отчасти она была права. Я бы изменила себе, поступив так… Тогда мой поступок в какой-то мере казался мне вызовом устройству мироздания. Однако теперь я всё чаще думаю о том, что произвольный уход из жизни вовсе не выходит за рамки дозволенности, которые отмерила живущим природа. Она безразлично пожимает плечами, когда так трагически обрывается чья-то жизнь и говорит о естественном отборе, совершенно не задумываясь о том, как жестоко было наделить человека таким развитым и хрупким сознанием. Но мстит ли смерть потом тем, кто ушёл, не дождавшись её? Возможно так, потому что этот город сложно назвать прекрасным местом. Но это всё догадки, измождённые мысли - я по-прежнему ничего не знаю.
        - В этом нет необходимости, - ответила Лекса. - Уверена, твой брат хотел бы видеть тебя счастливой.
        - Так странно это слышать от тебя. Ты действительно изменилась. Помню, раньше ты учила меня другому. Надеюсь, ты не вставишь сейчас какую-нибудь одухотворённую цитату вроде: “Смирись, гордый человек”?
        Я пристально смотрела на неё, чувствуя, что начинаю раздражаться.
        - Разумеется, нет. Никакой дидактики! - затрясла головой Лекса и тут же сменила тему. - Как я люблю кальян…Он так прекрасен, так гармоничен, в нём есть все элементы природы, а это не может не вызывать восхищения. Попробуй, - она протянула мне деревянный мундштук.
        Я равнодушно взглянула на тлеющие угли кальяна.
        - Меня не привлекает эта экзотика, и курение само по себе мне противно. Кстати, я отлично помню твои слова: “Держись подальше от всего, что вызывает привычку”.
        Лекса вздохнула, но оставила меня в покое.
        - Знаешь, - сказала она после некоторого молчания, - я скоро уезжаю.
        Эти слова заинтересовали меня.
        - Куда и зачем?
        - В Африку в качестве волонтёра, буду искать своё озеро Чад, - ответила она и слегка прикрыла глаза. - Он тоже поедет со мной. Я ещё не встречала таких, как он.
        - И какой же он?
        - Красивый, как Модильяни, гениальный, как Бунин, благородный, как…
        - Ирландский сеттер, - прервала я её высокопарную речь.
        Её лицо осветилось мягкой улыбкой.
        - Я люблю его…- произнесла она. - Мы уже назначили день свадьбы.
        Услышав эти слова, я встала с дивана. И это она, выслушивая мои рассказы о проблемах в семье, говорила, что брак - искусственное изобретение человека, что он не нужен никому, даже самой природе, которая не зря сделала мужчин такими полигамными. Всё это было очень не похоже на неё, как и её завуалированный призыв к безропотной покорности.
        - Это не ты. Не знаю, кто сейчас передо мной, но это не ты.
        Лекса взглянула на меня с удивлённым испугом.
        - Сестрёнка, милая, о чём ты говоришь? Пожалуйста, не уходи. Останься!
        Я вцепилась глазами в её лицо - оно и вправду стало казаться мне чужим, незнакомым…В голову пришла мысль: что если это не Лекса, а одна из тех, кто затеял со мной эту игру? Но я постаралась быстро отогнать от себя такую догадку - это казалось слишком алогичным и невероятным.
        Обежав глазами клуб и не найдя в нём ни одного парня, который хотя бы отдалённо напоминал Андрея, я развернулась и, не отвечая на недоумевающие вопросы Лексы, отправилась обратно на выход. Мне было трудно продолжать этот разговор из-за не полностью развеянного подозрения и острого разочарования: если это действительно была она, а не очередная шутка Города, то между нами не осталось практически ничего общего. Когда-то я была почти готова назвать её родственной душой, и очень трепетно относилась к нашей дружбе, ведь мне было хорошо известно, как легко можно пройти мимо своего человека, не заметив этого. Несколько лет назад со мной произошло нечто подобное.
        Первое время после переезда в столицу я навещала свой подмосковный город, где у меня оставались друзья детства, с которыми, как мне тогда казалось, нас связывало множество вещей. Так однажды, сидя на пыльном колесе в гараже знакомых и слушая репетицию начинающей молодой группы, я узнала о его смерти. В моём маленьком городе его знали многие, и я не была исключением, однако я никогда не следила за его творчеством. Мне было лишь известно, что он музыкант и лидер талантливой рок-группы, которая уже покоряет Москву и начинает выходить на высокий профессиональный уровень. Я помню, как первый раз увидела его на сцене - тогда в городе был праздник, и выступало множество коллективов, но мне запомнился только светловолосый парень с приятной задорной улыбкой. Наверно, будь я старше, я бы почувствовала какое-то родство, невероятную близость, словно наши души сотканы из одной материи. Но в то время я была ещё двенадцатилетней девчонкой с надувной палицей в руках, которой потом в шутку избила его, когда он подошёл с друзьями знакомиться к старшим девушкам из нашей большой и разношёрстной компании - в те годы у
меня было много друзей и я, несмотря на некоторую природную замкнутость, без труда заводила их. Затем мне неоднократно доводилось слышать его песни с плееров знакомых, однако всё это происходило невзначай, и я никогда в них особо не вслушивалась. Когда я узнала о его неожиданной и ранней смерти, я испытала лишь лёгкую грусть. Гораздо позже, я стала думать о его уходе с сожалением и даже некоторой досадой на себя, на свои невнимательные глаза с повязкой близорукой юности…Однажды ночью, роясь в сети, я совершенно случайно набрела на сайт его группы и, наконец, по-настоящему смогла услышать его. Тогда со мной уже не было брата, не было друзей детства, не было поездок в родной город, больше не было ничего, но в могильной пустоте ночи существовал его голос, и он говорил со мной. Он напомнил мне о том дне, когда мы в первый и единственный раз обменялись словами - это случилось за несколько недель до трагической случайности, хладнокровно забравшей его жизнь. В очередной раз навещая старых друзей, я получила от них приглашение на любительский концерт гаражных групп, где они должны были выступать. Помню, мы
шумно вели себя за кулисами: я спорила с другом из-за текста песни, которую их группа готовилась исполнять, и предлагала свой вариант припева; в конечном итоге меня заставили пропеть предложенные строки, чтобы друзья смогли точно решить, что же им больше подходит. Закончив петь, я столкнулась с его взглядом. Он не должен был выступать на этом концерте, и, скорее всего, пришёл, чтобы просто поддержать начинающих музыкантов - вот что за мысли в тот момент были у меня в голове. Наверно, тогда я вполне могла почувствовать что-то, хотя бы неуловимую догадку, созвучие…Сейчас, зная его песни и стихи, красоту и глубину его внутреннего мира, я немного виню себя за то, что не видела этого.
        - Как называется ваша группа? - спросил он меня, заметив, что я поспешно отвожу глаза.
        - К счастью, она не моя, - словно отмахнувшись от него, пошутила я.
        Спроси он ещё что-нибудь, мне было не услышать: громкий смех и возмущённые возгласы друзей поглотили меня. В больших мегаполисах люди несутся мимо друг друга, не запоминая лиц и голосов, и я точно также пролетела мимо него в своём крошечном городе, а могла бы стать ему хорошей знакомой, могла поддержать его, разделить интересы, осесть маленькой звёздочкой на его ресницы, чему-то научить, чему-то научиться у него…Но всё сложилось как сложилось. Я была ещё слишком юной, а он был настоящим поэтом, который знал, что умрёт молодым. Изменить всё равно ничего было нельзя, зато со мной остались его стихи и тот умный, немного печальный взгляд.
        Проходя мимо раздевалки, я, поддавшись уже почти автоматической привычке, остановилась у длинного ряда зеркал, который тянулся до конца стены, напоминая комнату смеха в парке аттракционов. Сначала я не заметила ничего особенного, но немного погодя моё внимание привлёк необычный блеск одного из зеркал. Через несколько секунд в нём возникло моё новое отражение, оно отличалось от первого - на меня смотрели жестокие и злые глаза. Мой двойник был одет в другую одежду и не повторял моих движений. Я медленно попятилась назад, но не могла оторваться от непонятного зрелища. Вскоре все зеркала наполнились моими отражениями, совершенно не похожими друг на друга, но всё-таки моими. Они жили своей собственной жизнью: одни весело смеялись, другие ядовито улыбались, плакали, колотили руками по стёклам, кричали, кого-то проклинали и ненавидели, кого-то боготворили и одновременно презирали…Наверно, если в этом городе кто-то сходит с ума, безумие приходит примерно так. Хотелось убежать, но это было невозможно - тело не слушалось меня, заставляя стоять и вздрагивать от осознания собственной беззащитности, страха и
омерзения. Однако что-то я всё-таки могла сделать, чтобы уничтожить эту давящую на сознание картину - в моей куртке по-прежнему лежал пистолет, который дал мне Гром. Тяжёлое и холодное оружие, которое нащупала дрожащая рука, казалось мне единственным спасением. Едва я достала его, мои зеркальные сёстры замерли и устремили свои взгляды прямо на меня: некоторые из них смотрели с усмешкой и вызовом, некоторые были испуганы. Спустя мгновение все они упали к моим ногам, разлетевшись на мелкие блестящие кусочки.
        Грохот от выстрелов заложил мне уши, но уже через минуту до меня донеслись громкие возгласы встревоженных людей, которые стали торопливо покидать раздевалку, с опаской глядя на меня. Пока им нечего было бояться - рассудок снова одержал верх над Городом. Медленно опустив руку, я убрала пистолет, и уже собиралась покинуть клуб вслед за напуганными посетителями, когда заметила небольшую деревянную дверь в начале стены, где ещё недавно находилось широкое прямоугольное зеркало. Осознав, что это может быть, я стремительно кинулась к ней. Именно в этом месте когда-то погиб мальчик, а значит, этот странный замаскированный вход вполне мог вести к развязке моих долгих и запутанных поисков.
        У двери не оказалось ручки и, судя по всему, она открывалась только изнутри. Аккуратно, помня о неприятном случае своего падения в “затектурье”, я надавила на неё плечом. Она не поддалась. Поняв, что дверь заперта, я решилась надавить сильнее - это было тщетно. Однако сдаваться так просто не входило в мои планы: не жалея рук, я принялась неукротимо колотить в неё, абсурдно уверенная в том, что моё упорство непременно будет вознаграждено и кто-то, наконец, впустит меня туда. Этого не произошло, но я заметила то, что, безусловно, должно было помочь мне - в самом низу двери находилось небольшое отверстие, приглядевшись к которому, мне захотелось кричать от радости: оно представляло собой точную копию камеи, которую дала мне Мелодия. Поспешно отколов украшение от платья, я приложила его к нему. Следующие несколько секунд пронеслись в электросудорожном волнении, а затем, протяжно скрипнув, дверь медленно приоткрылась.
        Принимая это приглашение, с выпрыгивающим из груди сердцем я вошла внутрь. Там моему взгляду открылась небольшая сумрачная комната с низким потолком, занавешенными окнами и ветхой пыльной мебелью. Где-то в этом полумраке таились мои сакральные ответы, и мне нужно было отыскать их во что бы то ни стало. Остановившись в середине комнаты у смятой кровати, бельё на которой больше походило на груду мусора, я внезапно услышала за спиной детский голос, звучавший медленно и как будто издалека.
        - Я так долго ждал тебя. Хорошо, что ты пришла.
        Сначала мне не удалось никого увидеть, но, присмотревшись, я заметила силуэт ребёнка в тёмном углу комнаты, который через миг двинулся мне навстречу. Предо мной предстал тот самый мальчик из района вампиров. От волнения, неимоверного избытка эмоций и мыслей у меня подкосились ноги, и я опустилась на маленькую тумбочку, стоящую у книжного шкафа. Пока рассудок готовил вопросы, мои глаза внимательно изучали мальчика: на нём по-прежнему была грязно-белая пижама, светлые волосы выглядели спутанными и лезли в глаза, которые на его худом анемичном лице казались невозможно огромными.
        - Ты поможешь мне?
        Мой первый вопрос прозвучал испуганно и почти с мольбой.
        - Возможно, - ответил он и присел на кровать напротив меня. - Что я могу для тебя сделать?
        Если вспомнить игру, то этот ребёнок был мёртв. Я почти не сомневалась, что мне довелось беседовать с призраком, который мог сказать, как спасти город и, наконец, закончить эту жестокую игру. Мальчик являлся моей последней надеждой, и от этого было так страшно говорить с ним, осознавая, что он может уничтожить её.
        - Мне нужно знать, кто убил тебя, и кому требуется отомстить за это. Я хочу спасти город.
        Ответ мальчика потряс меня.
        - Моя смерть была мучительна и безобразна, но я не хочу мести. Она ослепит, но не уменьшит зла. Разве тебе самой хочется мстить себе?
        Несколько секунд я обдумывала его слова, но не смогла ничего понять.
        - Меня тут не было, когда тебя убили, и я в этом никак не замешана. Ты говоришь, что не хочешь мести, тогда что мне нужно делать? Как снять проклятие? Мне нужен ответ прямо сейчас, пока вампиры окончательно не разрушили город.
        - Сложно даже представить, что одно время между ними и людьми не было никаких столкновений, - ответил мальчик, явно игнорируя мои слова.
        - Так как мне следует поступить? - настойчиво повторила я свой вопрос.
        - Всё зависит от тебя. Здесь я не могу ничего тебе советовать, - уверено и спокойно, как опытный санитар морга вскрывает холодное тело, произнёс мальчик.
        Он встал и, посмотрев на меня отстранённым взглядом, направился в тёмный конец комнаты, откуда и вышел ко мне.
        - Но ведь я нашла тебя. Пора прекратить эту игру! - закричала я, чувствуя, что мои опасения начинают сбываться.
        Этого не должно было случиться. Конечно, у меня было тягостное предположение, и, тем не менее, всё должно было сложиться иначе. Вскочив, я попыталась остановить мальчика, но увидела, как его полупрозрачное тело исчезает в стене. Он просто ушёл, легко и безжалостно ускользнул, сбросив телесность и оставив меня захлёбываться в пустоте. Я долго стояла в углу комнаты, осознавая, что мой длинный и дьявольски запутанный лабиринт завёл меня в тупик. Всё было кончено. Потом из моей груди вырвался дикий безудержный смех, который, если верить психологам, является защитой сознания от страха и различных расстройств. В моём случае он явно был жалок - ничто уже не могло спасти меня. Пришло время признать - мне навечно суждено остаться в этом мире, хотя, учитывая обстановку в городе, словно “навечно” тут было лишнее. Моя новая реальность, наконец, дождалась, когда я пойму, что мне некуда бежать и приму её. Был ещё туманный выход, но если верить словам Ветра, то это ничего не изменит, а в ходе текущих событий он и вовсе казался бессмысленным. Мне предстояло погибнуть или сойти с ума в этом городе без названия,
как и всем его обитателям, которых до этого я считала глупыми дрессированными мышками, в какой-то мере заслужившими свою участь из-за собственной слабости и неспособности на борьбу. И всё-таки во мне ещё были силы на прощальное сопротивление: я решила, перед тем, как Город вместе с вампирами подпишут мне свой приговор, попытаться спасти их - таких же обречённых, как и я. Это было моё неожиданное и удивительно твёрдое решение. Именно с такими мыслями и намерениями я отправилась на центральную площадь.
        Уже заметно стемнело. На дорогах, вопреки обыкновенному, было полно машин. Они неслись на бешеных скоростях в тщетных попытках спасти своих владельцев от нависшей опасности. Это напомнило мне движение в моём городе. Я любила ходить пешком и ненавидела московские дороги, где среди летящих железных убийц беззащитному пешеходу не было места. Порой мне казалось, что машины изобрели вовсе не для облегчения человеческих жизней, а чтобы их отнимать друг у друга, а также у никому ненужных животных, которым не хватает ума держаться от них подальше. Несколько раз меня едва не сбивали на скоростных трассах, которые с каждым годом становятся только быстрее и всё больше поедают зелёные оазисы городов. Не спорю, это происходило в основном из-за моей природной отрешённости, рассеянной задумчивости, но от этого всё переживалось ещё острее - словно город хотел сказать мне: “Раз ты такое странное существо и не похожа на моих пулемётных роботов, спешащих урвать себе кусок пожирнее на неминуемом пути к смерти, то тебе совершенно нечего делать в моих суровых джунглях - разве что стать чьей-то лёгкой добычей”.
        Шумные встревоженные голоса стали долетать до меня ещё за сотни метров до площади. Занервничав, я ускорила шаг и вскоре была уже на месте, рассматривая грядущее поле боя. Площадь была разделена небольшой деревянной сценой, предназначенной для проведения концертов и театральных мероприятий, на которой теперь расположились несколько вампиров, чтобы использовать её как трибуну. За ней толпились перепуганные люди, вероятно, самовольно перешедшие на их сторону. Боевые действия ещё не начались, но от собравшихся перед сценой людей, вооружённых самым различным оружием, я узнала, что вампиры уничтожили первых смельчаков, которые, не дождавшись, когда те объявят о начале переговоров, покинули ограждение и осмелились подойти к ним со своими просьбами и вопросами. Я попыталась отыскать в толпе Доктора и его команду, поскольку, скорее всего, надежды можно было возлагать лишь на этих людей. С этой целью, не увидев их вокруг себя, я стала продвигаться вперёд к ограждению. Как ни странно, мне не было страшно - даже, наоборот, меня подбадривало уверенное и сильное воодушевление, впервые пришедшее ко мне за долгое
время.
        Подойдя к ограждению, я стала свидетельницей отвратительного зрелища: у самой сцены в серебристом платье из тонкого муслина невысоко от земли кружилась Радуга, покрывая поцелуями и грызя, как уайльдовская Саломея, чью-то изуродованную голову. Маленькая хищница научилась не только убивать, но и получать от этого извращённое удовольствие. Когда она почувствовала меня и обернулась, на её окровавленном лице появилось злобное презрение и, расхохотавшись, Радуга швырнула в меня оторванную голову. Отскочив от тела, она упала к моим ногам, и в её искажённых чертах я узнала лицо Грома. Сердце наполнилось сожалением и острым негодованием. В Радуге больше не осталось ничего человеческого, а во мне - никакого сочувствия к ней. С каждой секундой во мне крепко неколебимое убеждение: если мне суждено остаться в этом городе, я сделаю всё, чтобы эти чудовища не победили. В голове гулко прозвонил колокол: настало время решающей битвы. Отлично отдавая себе отчёт, я перелезла через ограждение и, достав пистолет, выстрелила в неё. Пуля лишь слегка задела её изворотливую плоть, но от моих глаз не скрылось, что это
причинило ей боль, и кожа на месте царапины приобрела ядовитый окрас. Радуга сделала попытку кинуться ко мне, но ослабла и упала на землю, извергая агрессивные проклятия и угрозы. Услышав над головой шорох, я посмотрела вверх - с крыш ближайших домов, как стая летучих мышей, ко мне устремились сразу несколько десятков вампиров с единым устремлением скорее растерзать отчаянную девчонку, у которой хватило духу так дерзко бросить им вызов. Сзади до меня доносился нерешительный ропот людей, которые ещё не знали, как им следует поступить. Я стреляла, пока не кончились пули, а потом, когда меня сбили с ног и стальные пальцы мёртвой хваткой вцепились в плечи, закрыла глаза, подумав о том, что если в этот момент мне суждено умереть, навсегда исчезнув из любых возможных миров и реальностей, то эта смерть не самая ничтожная: я боролась до конца, не сдалась и сохранила себя.
        - Отпустите её, - неожиданно у меня над головой раздался знакомый голос.
        Открыв глаза, я с любопытством взглянула на Мира, возвышавшегося на краю сцены. Он и раньше одевался слишком вычурно, однако в этот день он превзошел самого себя - словно богатейший принц, пришедший на коронацию, Мир стоял в своей длинной пурпурной тоге до пола, отделанной серебряной бахромой и украшенной маленькими жемчужинами, которые отливали лунным светом и казались удивительно чистыми и нежными, как заставшие ангельские слезы; поверх тоги на нём была надета, окаймленная мехом и колышимая ветром, роскошная мантия из алого бархата.
        Поступок Мира был непонятен мне. Зачем ему понадобилась моя жизнь, и на что он надеялся? Скорее всего, внутреннее убеждение, странная вера в мою избранность заставили его отложить эту казнь. Когда меня отпустили, я поднялась и, задрав голову, чтобы посмотреть ему прямо в глаза, спросила:
        - Надеюсь, ты не ждёшь, что я кинусь сейчас благодарить тебя и выберу сторону вампиров?
        Он улыбнулся и медленно спустился ко мне.
        - Кто бы мог подумать, что даже перед лицом смерти, ты будешь упрямиться и всеми силами пытаться контролировать себя - свою истинную сущность.
        - Я не такая, как вы и не хочу уподобиться вам! - резко ответила я.
        - Чем мы тебе так не нравимся? - на удивление мягко спросил Мир.
        - Вам не приходило в голову, что бессмысленные разрушения и убийства - не самые хорошие вещи.
        - Глупышка, на свете не существует плохих и хороших вещей, - сказал он, подойдя ко мне ближе, - есть только наше собственное к ним отношение, поэтому твои слова - не что иное как проявление совести, которая нужна лишь слабым дуракам, любящим плутать по дорогам заблуждений, страстно веря, что их совесть священна и правдива. Разве ты одна из них? Я в этом сомневаюсь.
        - А ты научись смотреть на других не через призму себя.
        - Как лицемерно!
        Мир подошёл ко мне почти вплотную. Его выразительные глаза отливали кровавым золотом, притягивающим и жутким. Глядя на него, неожиданно для себя я подумала, насколько же он красив. Всё это шло в разрез с моим отношением к нему, но мне было трудно не восхищаться его вкрадчивым голосом, гибкой кошачьей грацией, копной длинных тёмных волос, развевающихся за его спиной, как тёмные крылья, удивительной силой, опасной демонической красотой, восставшей из глубин непостижимого мрака.
        - Стань одной из нас, - прошептал он, почти касаясь губами моего уха. - Это моё последнее предложение. Присоединившись к нам, ты, наконец, полюбишь своё существование и сможешь обрести то, о чём так мечтаешь.
        - И о чём я мечтаю? - спросила я, сделав вялую попытку избавиться от сладкого тумана, прокравшегося в мою душу.
        - Разумеется, о любви, - с готовностью ответил Мир. - О необузданном порыве страстей, фейерверке эмоций, волнующей боли, трепетном наслаждении... Вампиры способны на такие чувства, но только тебе решать, испытаешь ли ты нечто подобное. Ты можешь жить в идеальном мире, чувствовать себя в нём царицей, или стать трупом, а, вероятно, и хуже - жалкой рабыней. Но ведь нам уже обоим известно, что ты выберешь?
        Произнеся эти слова, он наклонился и, притянув к себе, жадно поцеловал меня в губы. Огненная лава поднялась и выплеснулась на оголённый рассудок, пронеслась по всему телу, выжигая внутри все воззрения и преграды. Недоумение, страх и жажда смешались во мне, а спустя мгновение я поняла, что отвечаю на его обжигающий и захватывающий, как змеящийся танец саламандры, поцелуй. Это длилось несколько секунд, мне казалось, что ещё немного, и он сорвёт обледеневшие цепи с моего сердца и выпьет его без остатка, но потом я прервала всё и резко оттолкнула его. Головокружение стало проходить, и я почувствовала на губах вкус крови. Не знаю, откуда во мне взялись силы остановить этот влекущий и острый поцелуй, но когда мне удалось совладать с собой, я не пожалела о своём поступке. Следующую минуту мы просто стояли и молча смотрели друг на друга. Потом он задал мне один короткий вопрос:
        - Почему?
        Мне не пришлось долго думать над ответом - слова сами вырвались на свободу.
        - Потому что мне не всё равно, - твёрдо произнесла я.
        На его лице появилась жестокая колючая ухмылка, стерев прежнюю любезность и лживую мягкость. Площадь наполнилась напряжённой ожидающей тишиной. Другие вампиры стали постепенно окружать меня, всё теснее сжимая бездушный круг. Наконец, Мир произнёс свой приговор:
        - Убейте её, - холодно сказал он.
        Я была к этому готова, поэтому он не увидел в моих глазах страха, и уже это казалось мне значимой победой. Не пытаясь бежать и, вопреки их кровожадным ожиданиям, вести себя, как жертва, я стояла, отважно глядя на моих будущих палачей, которые, убедившись, что мне нечем обороняться и моё право на жизнь всецело принадлежит им, неторопливо решали, как искусно и долго будут убивать меня. Мир стоял в стороне и пристально следил за каждым моим жестом, каждой едва заметной реакцией, должно быть, пытаясь уловить в моих глазах мельчайшие душевные порывы, неуверенность и сомнение, услышать внутреннюю борьбу, а затем и отчаянную мольбу о помиловании, но, заглянув в себя, я не обнаружила ничего подобного - ещё никогда мне не доводилось чувствовать себя такой целостной.
        Когда, наконец, вампиры спланировали свои действия и двое из них резко толкнули меня на землю, я была уже далеко, построив в воображении иную картину реальности - слышала, что подобное помогает переносить пытки. Мне представился утренний янтарный пляж с мягким песком: ласковые, как руки матери, безмятежные волны омывали мои босые ноги, освежающий бриз скользил по горячей золотистой коже и, словно молодой влюблённый, играл с блестящими от солёных брызг волосами, вдали виднелись белоснежные паруса кораблей, которые плавно скользили по дрожащей серебристой равнине моря, перенося вверившиеся стихии жизни незнакомых, но отчего-то близких людей. Над головой простиралось безбрежное ясное небо, где, словно на световом экране художником, рисующим песком, изображались переменчивые облака; восхищённые глаза впитывали в себя эту воздушно-белую лазурь, жмурились от сладостного удовольствия и ослепительного приятно припекающего солнца. Я слишком глубоко погрузилась в эту новую желанную реальность, поэтому сначала даже не поверила, что действительно вижу огромный огненный шар, проступающий сквозь туманный
привычный сумрак.
        Едва первые солнечные лучи упали на площадь, вампиры и люди замерли в немом потрясении. Они оставались бездвижными и тогда, когда всё наполнилось неожиданным и невероятно истинным светом; затем, не произнеся ни слова, один за другим все они стали исчезать, как иллюзорные тени, эфирные сны…Спустя несколько мгновений вокруг никого больше не было. Потом, совершенно ясно услышав своё имя и поняв, что помню его, я почувствовала, как медленно отрываюсь от земли и воспаряю верх, озарённая манящим сиянием древней звезды.
        ЭПИЛОГ
        
        
        - Что ты об этом думаешь? - спросила Дина, указав Александре на толстую папку, лежащую перед ней.
        Они сидели за столиком московского кафе на Большой Никитской, и обе выглядели немного сонливыми. За стёклами больших окон поднималось утреннее солнце, совсем недавно растопившее своими весенними лучами последний снег суровой и затянувшейся зимы.
        - Ты слишком приукрасила Лексу и смягчила, - ответила Александра, с лёгким сожалением взглянув на бледное лицо Дины, на котором ещё были видны небольшие шрамы.
        Чувство вины до конца не покинуло её, несмотря на то, что теперь она знала: Дина не умирала, не уходила из жизни добровольно, введённая в заблуждение и сбитая столку её жестокой игрой - это была страшная авария, повлёкшая за собой клиническую смерть, трёхмесячную кому и долгую реабилитацию. Однако, помня о прошлом, ей непросто было простить себе эту игру с душой неопытной девушки - в то время сам лорд Генри позавидовал бы её изощрённому коварству.
        - Скажи, для чего ты решила написать о самоубийстве, когда можно было ограничиться лишь аварией, и тем самым объяснить попадание твоей героини в иной мир?
        Дина понимала чувства собеседницы и то, что, говоря о её произведении, Александре было проще обсуждать всё это как повесть, не связанную напрямую с реальными людьми и событиями, однако она всё же сказала:
        - Потому что, когда мы с Сашей столкнулись с той машиной, я хотела умереть, - произнеся эти слова, Дина заметила, что они болезненно отразились на Александре. - Я почти ничего не выдумывала. Тот город, о котором ты прочла, я видела так же ясно, как сейчас вижу тебя. Я была там. Не знаю, создали ли его механизмы сознания или он действительно существует, но в одном мне не приходится сомневаться: я была там.
        В целом Дине была чужда различная мистика, она ставила под сомнение любую новость, которая относилась к этой туманной области. Однако иногда она замечала за собой странные вещи, которые озадачивали даже её недоверчивого скептика. С самого детства с Диной происходили вещи, которые она не могла объяснить - в основном, девушка видела, как она стала называть это позже, “вспышки из будущего”: за несколько секунд до события, которое должно было произойти в реальности, она видела его. Потом кто-то словно отматывал назад плёнку, и Дина знала, что произойдёт или какие слова ей придётся услышать. Это случалось нечасто, а когда происходило, она всячески пыталась найти этому обычное рациональное объяснение. Но чтобы девушка себе не твердила, ей было хорошо известно - человек и мир гораздо сложнее и неизведанней, чем люди привыкли их представлять.
        - И всё-таки ты приняла эту жизнь. В чём было твоё спасение? Ты обрела веру?
        Дина с задумчивым любопытством взглянула на маленький золотой крестик, который виднелся в декольте платья Александры, и медленно покачала головой.
        - Нет, но я поняла, что на свете существует столько миров, сколько и людей: каждый ищет своё спасение и, как улитка, создаёт собственное убежище. Кому-то достаточно одной надежды, а другому её катастрофически не хватит…Ни одна из религий мне не близка, а придумывать удобного бога я не собираюсь. Не хочу быть зверем, но и ангелом тоже. Вадим однажды сказал мне, что после смерти мы просто выключаемся, как пылесос, - это тоже далеко от меня. Я говорю природе: “Спасибо, что ты вернула меня к близким и залечила мои раны. Надеюсь, у тебя всё подчинено замыслу, поэтому принимаю дарованную тобой жизнь и воспринимаю её развязку как неизбежный, но интересный сюрприз.
        - Если бы ты знала, как я жалею, что познакомила тебя с Вадимом, - с грустью сказала Александра.
        - Когда-то давно ты ведь его очень любила?
        Александра ошеломлённо взглянула на Дину. Этот неожиданный вопрос окончательно выбил её из колеи.
        - Как ты догадалась? - почти прошептала она.
        Руки Александры так трогательно дрожали над столом, сжимая остывшую чашку кофе, что Дина решила приободрить её.
        - На самом деле, это всё неважно, и я сама ни о чём не жалею. Всё, что со мной произошло, воспитало меня, закалило характер и сделало сильнее.
        Александре хотелось узнать у Дины, что она теперь о ней думает и как относится, но вместе этого спросила её:
        - И ты больше не боишься потерять себя?
        - Нет, - уверенно ответила Дина. - Того, кто нашёл себя, это не пугает.
        - Стало быть, все конфликты с миром исчерпаны?
        Девушка отрицательно покачала головой и, дождавшись пока подошедший официант уйдёт, сказала:
        - Я заключила перемирие с природой, но про общество ничего не говорила: к обществу у меня по-прежнему много претензий, которые я непременно предъявлю ему, и постараюсь убрать с его улиц весь зловонный мусор.
        На лице Александры мелькнуло беспокойство. Хорошо изучив Дину, ей было известно, что в своих бунтарских устремлениях она не привыкла отступать, поэтому новые намеченные цели девушки встревожили её - они могли привести к острому разочарованию и бесповоротному крушению надежд.
        - Дина, ты так уверена, что тебе одной окажется это по силам? - осторожно спросила она.
        - Слышала об эффекте бабочки? Каждое слово, любой, на первый взгляд, незначительный и незаметный поступок может стать решающим и перевернуть мир. По этой теории, если на одной стороне Земли бабочка взмахнет крылом, то на другой её стороне поднимется ветер и начнётся цунами. Так вот, я хочу добиться этого цунами - только не разрушительного, а такого, чтобы очистило души, напомнило о вечном и действительно значимом. Понимаю, это всё звучит наивно, но если ни на что не надеяться и ни к чему не стремиться, то ничего никогда и не произойдёт.
        - Как ты намерена это делать?
        - Для начала восстановлюсь в институте, закончу его, - ответила Дина. - Как думаешь, у меня получится стать хорошим врачом? - не дождавшись ответа, она вдохновлёно продолжила. - В любом случае, я буду очень стараться. Потом, возможно, выучусь на психолога - буду лечить не только тела, но и души. Замыслы, как видишь, грандиозные, но вполне реальные.
        - Реальные, - словно эхо повторила Александра и вдруг порывисто схватила руку Дины и сжала её, - Диночка, я так рада, что ты жива!
        Девушка сначала немного растерялась, а затем одарила её понимающей и успокаивающей улыбкой, которая, как отметила про себя Александра, была подобна чудотворной улыбке Богородицы на Вифлеемской иконе.
        - Я тоже этому рада, - тихо ответила Дина.
        Через несколько минут приехал друг Александры, чтобы отвезти их в аэропорт. Дина хотела проводить подругу в Париж, но по дороге во Внуково, неожиданно попросила остановить машину на ближайшей остановке.
        - В пяти километрах отсюда находится кладбище, где похоронен Андрей. Меня тянет на его могилу. Прости, но я должна пойти туда, - сказала она, вылезая из автомобиля.
        Попрощавшись с Диной и взяв с девушки обещание непременно навестить её, Александра уехала. Теперь на сердце у неё было легко и светло, как после исповеди, и все её мысли обратились к любимому мужу, ждавшему её во Франции и по которому она успела сильно соскучиться. Проводив глазами машину, Дина купила в цветочном киоске синие ирисы, отыскала нужную маршрутку и спустя несколько минут уже была у храма, где почти три года назад отпевали её брата. Она немного задержалась на его территории, наблюдая за детьми из воскресной школы, играющими среди ярких весенних цветов, пестревших повсюду: в клумбах у лилейно-белых скамеек, на просторных зелёных лужайках, в окнах храма… Уже совсем рассвело, с колокольни доносился мелодичный перезвон, созывавший прихожан на утреннюю литургию. Дина прошла дальше и, миновав теплицу, где работал пожилой садовник, свернула в ворота кладбища. Она без труда отыскала могилу брата, изящную кованую ограду которой месяц назад девушка лично выкрасила в бирюзовый цвет. Андрей не любил искусственные цветы, поэтому у его надгробного памятника Дина соорудила красивую белую клумбу в
форме сердца, где вперемешку с ромашками росли нежные незабудки.
        - Здравствуй, Андрюш, - сказала Дина, положив ирисы на могилу брата.
        Девушка присела на лавку, которая из-за ажурной спинки, сплетавшей причудливые узоры, казалась предметом из сказочного мира. Они выбирали её вместе с Сашей. Вспомнив об этом, она помрачнела: теперь они больше не общались, и ей ощутимо не хватало его. Он сильно винил себя в случившемся, поэтому, не смотря на все её слова и уговоры, наотрез отказывался продолжать дружбу с чумной Динкой-дождинкой, как он часто, шутя, называл её. Девушка и сама была не уверена в том, что они могут вернуть прежние отношения, но продолжала писать ему и звонить, не получая ответа.
        - У меня хорошие новости, - сказала она, устремив взгляд на фотографию близкого и навсегда молодого юноши, - мама устроилась на работу, стала снова наряжаться и приходит домой счастливая. Вчера приезжал папа - забрал из квартиры свои последние вещи. Она вела себя совершенно спокойно и даже шутила. Мама говорит, что для неё самое главное сейчас - это моё здоровье, - сказала Дина и, помолчав немного, продолжила. - Как долго я была слепа, и даже не догадывалась, что она меня так любит. Мама и тебя любит. Она всегда нас любила. Папа, думаю, тоже. Просто иногда люди расходятся, и в этом никто не виноват. У каждого свой путь в этой жизни, и его нужно уважать. Прости, если тебе кажется, что я разговариваю с тобой как с маленьким - для меня ты навечно останешься шестнадцатилетним младшим братиком. Ты ведь помнишь, что я старше тебя на целых семь минут?
        Дина замолкла и ещё какое-то время сидела у его могилы, чему-то улыбаясь про себя. Потом она спустилась к речке, протекавшей поблизости, набрала воды в пустую бутылку из-под минералки и пошла обратно, чтобы полить цветы в клумбе. Когда Дина возвращалась на кладбище, ей показалось, что у старой ивы она увидела мужскую фигуру, облачённую во всё чёрное, но, приглядевшись, обнаружила лишь ствол дерева. Тем не менее, она сказала:
        - Со мной всё будет в порядке, Ветер. Но знай - шпион из тебя никудышный.
        Вскоре девушка простилась с братом и покинула кладбище. Она собиралась сесть на маршрутку, но в последний момент передумала и решила немного пройтись до следующей остановки. Идя по дороге вдоль коттеджного посёлка и с восторгом рассматривая большие ватные облака, которые в этот день висели на удивление низко, Дина размышляла о будущем и строила серьёзные планы. Впереди простирался высокий густой лес, наполненный буйством красок и ароматов, странными дрожащими тенями, туманными болотами, вековыми деревьями с извилистыми корнями, бесчисленными спутанными тропинками... Дине предстояло пройти ещё много нелёгких испытаний, но она была уверена, что если однажды упадёт, то уже сумеет подняться.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к