Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Проскурин Вадим: " Эти Бессмертные " - читать онлайн

Сохранить .
Эти бессмертные Вадим Геннадьевич Проскурин
        # В результате автомобильной катастрофы предприниматель Павел попадает в странный магический мир, напоминающий земное Средневековье. Быстро выясняется, что местный владыка лорд Хортон вызывал из другой реальности свирепого демона - а явился простой российский бизнесмен. Впрочем, новый русский с головой на плечах способен неплохо устроиться и в магическом Средневековье. А изобразить демона - не проблема, особенно если имеешь доступ к книге с колдовскими заклинаниями…
        Вадим Проскурин
        Эти бессмертные
        Глава первая

1
        - Но все-таки, Павел Иванович! - хрипло провозгласило устройство громкой связи. - Я, конечно, понимаю, кризис, евро растет, клиенты жмутся, но это же не повод…
        Павел коснулся пальцем поворотника, зеленая стрелочка на приборной панели трижды моргнула, Павел резко крутанул руль и перестроился правее. Старенький «Лексус» в заднем зеркале заметно дернулся, очевидно, водителю пришлось резко нажать на тормоз. А не фиг, надо было сразу притормозить, видел же, что большой джип заморгал поворотником. И нервничать не пришлось бы.

«Лексус» обиженно бибикнул.
        - Вот козел! - пробормотал Павел себе под нос.
        - Что, простите? - удивился телефонный собеседник.
        Павел хихикнул.
        - Это я не вам, Дмитрий Янович, - сказал он. - Я сейчас по Третьему кольцу еду, напротив Москва-Сити, тут такое движение своеобразное…
        Дмитрий Янович странно хрюкнул, кажется, с облегчением.
        - Да, это вы точно заметили! - воскликнул он. - Ездить вообще не умеют, права напокупали…
        Павел резко перестроился влево, обошел припаркованную фуру, снова вернулся в правый ряд и плавно, но энергично нажал на тормоз, возвращаясь к скорости потока.
        - А все-таки, возвращаясь к нашим делам, - сказал Дмитрий Янович. - Я, конечно, понимаю, кризис…
        Павел улыбнулся. Исход переговоров почти не вызывает сомнений, Дмитрий Янович дозрел, он уже готов идти на уступки. Отсрочку точно даст, а может, чем черт не шутит, попробовать цену сбить…
        - Поймите меня правильно, - серьезно сказал Павел. - Я очень ценю вас, Дмитрий Янович, мы с вами сотрудничаем почти три года, вы показали себя очень надежным партнером. Очень надежным и очень достойным. Мне совсем не хочется прекращать наше сотрудничество с вами, но, вы сами понимаете, кризис…
        - Я готов дать вам скидку, - быстро сказал Дмитрий Янович. - Скажем, процентов пять?
        Павел внутренне возликовал, но сразу же придал лицу серьезное выражение и сказал:
        - Боюсь, пяти процентов маловато будет. Понимаете, мы сейчас как раз рассматриваем вопрос о сокращении ассортимента…
        - Семь, - сказал Дмитрий Янович. - Семь процентов.
        Павел сделал паузу, изображая задумчивость, и сказал:
        - Ну, даже не знаю… Если бы десять процентов, тогда да, конечно…
        - Восемь.
        - Ну, может быть… Надо, конечно, все просчитать на компьютере… Так, навскидку, если с отсрочкой на два месяца, то, пожалуй, пойдет.
        Дмитрий Янович издал непонятный звук.
        - Два месяца никак невозможно, - сказал он. - Если каждый заказчик будет тянуть два месяца… Поймите меня правильно, Павел Иванович, я к вам очень хорошо отношусь, гораздо лучше, чем к другим заказчикам, мы с вами, в конце концов, помните, на даче отдыхали…
        - Понимаете, Дмитрий Янович, - проникновенно произнес Павел. - Я к вам тоже очень хорошо отношусь, но нам приходится сокращать ассортимент. Реально приходится, у нас тоже проблемы с заказчиками, мы больше не можем поддерживать все направления одновременно. Как раз сейчас решается вопрос, от каких направлений отказаться, и боюсь…
        Дмитрий Янович тяжело вздохнул.
        - Хорошо, - сказал он. - Восемь процентов скидки и отсрочка платежа на полтора месяца с предоплатой пятьдесят процентов. Устроит?
        - Предоплата пройдет на следующей неделе, где-нибудь в среду-четверг, - сказал Павел. - На крайний случай - в пятницу.
        Это было совсем не обязательно, но чутье бизнесмена подсказало Павлу, что сейчас нужно еще чуть-чуть поторговаться. А то партнер может подумать, что слишком легко сдался.
        Дмитрий Янович снова вздохнул и сказал:
        - Хорошо. Я вам вышлю проект договора по факсу?
        - Высылайте, - сказал Павел Иванович. - Я буду в офисе… ну, где-то через час, наверное. Сразу перезвоню.
        - Вот и замечательно, - сказал Дмитрий Янович, но по его голосу было ясно, что он вовсе не считает достигнутую договоренность замечательной. - Тогда жду вашего звонка.
        - Обязательно позвоню, как только, так сразу. До свидания!
        - До свидания!
        Павел кинул быстрый взгляд на панель устройства громкой связи, убедился, что связь оборвалась, и заорал во весь голос:
        - ЙЙЙЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!
        Как раз в этот момент справа в потоке машин обнаружился большой промежуток, Павел вдавил педаль газа в пол и направил «Лексус» вправо. Шестисотый «Мерседес», ехавший впереди, тоже сунулся в ту же щель, Павел принял еще правее и ловко обошел его по обочине. То есть это ему показалось, что ловко обошел.
        Павел видел, что на обочине есть лужа, но до того, как передние колеса джипа коснулись поверхности воды, Павел не предполагал, насколько эта лужа глубокая. А потом уже поздно было давить тормоз, машину мотнуло, на приборной панели вспыхнула лампочка ESP, поток грязи звонко хлопнул по лобовому стеклу, включились дворники, Павел нервно посмотрел влево и облегченно выдохнул - «шестисотый» увернулся.
        Нет, не совсем увернулся. Пассажирское окно «шестисотого» было приоткрыто, из него вылетел мокрый и грязный окурок, а затем показалась широкая бородатая физиономия, мокрая, грязная и очень злая.
        Павел опустил водительское окно, сделал виноватое выражение лица и сказал, перекрикивая шум дороги:
        - Извини, браток, я не нарочно. Я не видел…
        - Я тебе не браток! - рявкнула физиономия. - Сначала ездить научись, урод!
        В этот момент Павел увидел большой золотой крест на груди обладателя физиономии, прямо поверх… рясы.
        - Извините, святой отец, - смущенно сказал Павел.
        - Я тебе не святой отец! - крикнул священник. - И даже не батюшка! Будь ты проклят, ирод, и не будет тебе удачи ни в чем, пока дьяволы не заберут тебя в геенну огненную! Тьфу на тебя, ублюдок!
        Завершив свою речь, священник сплюнул на мостовую и поднял тонированное стекло. Павел пробормотал нечто неразборчивое и тоже поднял стекло.

«Мерседес» срулил на обочину и резко ускорился, обходя справа едва плетущуюся фуру. Павел дал ему оторваться, а затем последовал тем же путем. Он нервно хихикнул.
        - Святой отец, блин! - сказал он. - Духовный пастырь, на! Опиум для народа! Небось не святыми делами, козел, на «шестисотый» заработал!
        Потом Павел подумал, что говорить о священнике в таких выражениях все же нехорошо, и потянулся за телефоном. Надо сказать секретарше, чтобы не отходила от факса, и вообще, надо этот договор побыстрее оформить, будет нехорошо, если Дмитрий Янович передумает. А он запросто может передумать, если немного поразмышляет над сутью дела, сложит два плюс два и поймет, что партнер его попросту разводит.
        Кто-то говорил Павлу, что нынешний финансовый кризис достиг таких масштабов из-за того, что слишком много людей пользуется кризисом как предлогом кого-нибудь обмануть. Павел понимал, что так оно и есть, но также он понимал, что в таких делах нельзя быть исключением. Как говорится, не обманешь - не продашь.

2
        Граф Хортон, властитель Муралийского Острога, шел по коридору родового замка, и его шаги гулко отдавались в пустынном коридоре. Граф был задумчив и отчасти печален.
        Заклинание призвания демонов потребляет гораздо больше душевных сил, чем написано в книге Эльдара. Почему - непонятно. Возможно, оно легко далось Эльдару из-за каких-то уникальных особенностей его личности. Возможно, когда Эльдар писал свою книгу, он умолчал о каких-то важных особенностях заклинания, которые счел само собой разумеющимися. А может, Хортон просто чего-то не понял в подготовительных ритуалах и провел их чуть-чуть не так. К сожалению, книги не хранятся долго, проходит сотня-другая лет - и буквы расплываются, а смысл начертанного остается лишь угадывать. Книга Эльдара досталась Хортону в весьма приличном состоянии, но все же… Может, нужно было разложить вокруг звезды не шестнадцать цветков перечницы, а шестьдесят шесть? Эти цифры выглядели не вполне разборчиво, вполне могла вкрасться ошибка. Но, с другой стороны, если бы в заклинание вкралась такая серьезная ошибка, оно просто не сработало бы. А оно сработало, целых два раза. Правда, ждать пришлось не три дня, как у Эльдара, а двадцать два в одном случае и двадцать шесть в другом, и обоих демонов пришлось умертвить…
        Тихое покашливание отвлекло Хортона от высоких мыслей. Флетчер, мастер расчетов Острога, согнулся в почтительном поклоне, демонстрируя лорду редкие волосенки на макушке. Под мышкой Флетчер сжимал несколько толстых бумажных свитков, в одной руке он держал счеты, другую отставил в сторону в ритуальном жесте почтения. Дыхание Флетчера было шумным.
        - Войди в кабинет, Флетчер, - милостиво позволил граф. И добавил: - Ты слишком много ешь, Флетчер, это вредит твоему здоровью.
        Выпрямившийся было мастер расчетов снова согнулся в поклоне.
        - Как будет угодно вашему сиятельству, - сказал он. - Однако осмелюсь заметить, что обширное чрево ничуть не мешает складывать и делить.
        Губы лорда скривились в улыбке.
        - Но внушает уважение младшим слугам, - продолжил он мысль Флетчера.
        - Воистину так, - согласился Флетчер.
        - Заходи, - сказал Хортон, указывая на дверь кабинета, - садись и докладывай. Кратко.
        Флетчер осторожно присел на краешек стула и сказал:
        - Кратко докладывать, собственно, нечего. Все хорошо.
        Хортон опустился в кресло и откинулся на спинку.
        - Я рад, - сказал он. - Однако мне необходимо знать, кто из моих баронов в этом году стал худшим.
        Флетчер нахмурился, разложил на столе свитки, быстро выбрал среди них нужный и развернул. Большую часть свитка составляли цифры, образующие фигуру, отдаленно напоминающую лодку с парусом.
        - Если подходить строго формально, - начал Флетчер, - по общепринятым методикам, то худшим оказывается его светлость барон Хайрон, управитель Фанарейской волости. Эта волость предоставила наименьший оброк в продовольствии, тканях и коже, однако осмелюсь заметить, что отличия от других волостей не вполне достоверны. Не думаю, что они обусловлены неумелым управлением, думаю, причины неудачи сэра Хайрона кроются в слепой случайности.
        - Сэр Хайрон неудачлив, - сказал Хортон.
        - Почему? - удивился Флетчер. - Надо полагать, вашему сиятельству известно нечто…
        - Флетчер осекся.
        Хортон молча глядел на него, ожидая, когда мастер расчетов проделает должные умозаключения. Это не заняло много времени.
        - Ваше сиятельство полагает, что сэр Людвиг заслуживает нового титула? - предположил Флетчер. - Или, возможно, ваше сиятельство считает целесообразным провести конфирмацию кого-то из юных мастеров?
        - Второе, - сказал Хортон. - Мастеру Зиксу уже двадцать три года, в этом возрасте пора приучаться нести ответственность не на словах, а на деле. Я тоже стал воителем в этом возрасте.
        - Конечно, - склонил голову Флетчер, - как будет угодно вашему сиятельству.
        - Ты говорил о Людвиге, - заметил Хортон. - Почему ты упомянул его первым?
        Флетчер замялся.
        - Его повышение показалось мне более вероятным, - сказал он. - Конечно, я ни в коей мере не пытаюсь подсказать вашему сиятельству, как следует поступать, однако…
        Лицо графа вдруг приняло суровое выражение.
        - Ты полагаешь, что Людвиг засиделся в рядовых воителях? - спросил он. - Или ты забыл поделиться со мной важными сведениями? Может быть, Людвиг проявляет непочтительность или…
        - Нет-нет! - воскликнул Флетчер. - Даже имей я право упрекать сэра Людвига, даже в этом случае сэр Людвиг не подал бы ни единого повода для упрека. Он почтителен и лоялен, я не могу сказать о нем ничего плохого. Насколько мне известно, мастер знаний согласен с моим мнением.
        - Ты обсуждал Людвига с мастером знаний? - поинтересовался Хортон. - Почему?
        Флетчер смущенно потупил глаза.
        - Возможно, вашему сиятельству следует лично спросить об этом мастера знаний, - ответил он. - Я не уверен, что смогу правильно передать его слова.
        - Попробуй.
        - Как будет угодно вашему сиятельству. Мастер знаний полагает, что сэра Людвига начинает тяготить положение возлюбленного эфеба вашего сиятельства. Сэр Людвиг уже несколько месяцев помышляет опробовать свои силы в воинском деле. Он полагает, что справится с управлением волостью.
        Граф Хортон погрузился в задумчивость.
        - Я обдумал твои слова, - сказал он после минутной паузы. - Сдается мне, вы, мастера, правы. Я решил. Фанарейская волость будет зачищена, и эта зачистка станет экзаменом для Людвига. Если он покажет себя достойным, то станет бароном. Думаю, я вполне смогу провести один год вдали от эфеба, а там посмотрим. Если же Людвиг не справится, я выберу нового барона так, как предписывает обычай. Людвигу не следует знать об этом, пока не придет время.
        - Как будет угодно вашему сиятельству, - склонил голову Флетчер. - Будет ли угодно вашему сиятельству сообщить дату начала зачистки?
        Хортон задумался. Сейчас идут тринадцатые сутки призвания демона, осталось примерно столько же, потом понадобится время, чтобы привести демона к покорности, если он окажется годен, или умертвить в противном случае… и еще потребуется время для отдыха.
        - Срок - сорок дней, - сказал Хортон. - На сороковой день от сегодняшнего все должно быть готово, все бароны оповещены, все переселенцы подготовлены. За десять дней до зачистки напомни мне, чтобы я оповестил Людвига.
        - Слушаю и повинуюсь. Вашему сиятельству угодно рассмотреть выбор расселяемых территорий?
        В этот момент в дверь кабинета вежливо постучали. Хортон удивился. Неужели…
        - Войди! - крикнул он.
        Дверь отворилась и в комнату влетела Бригитта, запыхавшаяся и раскрасневшаяся от бега. «Ужели?» - понял Хортон.
        Флетчер мгновенно вскочил на ноги и склонился в поклоне. Бригитта наклонилась вперед, опираясь на дверную ручку и тяжело дыша, ее позу тоже можно было назвать поклоном, хотя и с некоторой натяжкой.
        - Ваше сиятельство! - воскликнула она, бросила быстрый взгляд на Флетчера и замолчала.
        - Это то, о чем я подумал? - спросил Хортон.
        Бригитта молча кивнула.
        - Флетчер, - сказал Хортон, поднимаясь из-за стола. - Подготовь план расселения самостоятельно. Доложишь его на пятнадцатый день от сегодняшнего. Ступай.
        Флетчер в очередной раз поклонился и покинул кабинет. Хортон убедился, что слуга покинул пределы слышимости, подошел к девушке, наклонился к ее уху и прошептал:
        - Звезда?
        Бригитта кивнула.
        - Я желаю видеть мастера смерти, - сказал Хортон. - Пусть ему передадут, что пришло время. Он знает, что делать.

3
        Павел не смог выполнить обещание, данное Дмитрию Яновичу, он не прибыл в офис через час. А случилось это вот почему.
        На съезде с Третьего кольца стояла пробка. Как обычно в таких случаях, Павел не стал стоять в очереди, а пошел вторым рядом. К сожалению, второй ряд тоже был забит, почти десять минут джип еле тащился, Павел начал злиться. Особенно злило его то, что впереди пробка на съезде плавно перерастала в пробку на Ленинградке. Может статься, что добираться до офиса придется куда больше часа. А это нехорошо - тогда вряд ли получится завтра подписать договор с Дмитрием Яновичем, а если это не выйдет, будет совсем плохо - вряд ли партнер резко передумает, но все же…
        Погруженный в эти мысли, Павел постепенно добрался до конца съезда. Лохи в правом ряду, как обычно, сократили дистанцию, они думают, что это помешает ему втиснуться между ними. Ага, как же. Павел повернул руль право и слегка нажал на газ, джип поехал вперед, медленно, но неуклонно.
        Машину слегка тряхнуло, очевидно, колесо наехало на кочку. А мгновение спустя сзади кто-то пронзительно загудел, а в зеркалах отразились моргающие огоньки чьих-то фар. Павел нецензурно выругался, включил аварийку и заглушил двигатель.
        Он вышел из машины и окинул картину ДТП быстрым взглядом. Все было ясно. Темно-серый «Аутлендер», шедший сзади справа, не стал уступать дорогу «Лексусу», а попер вперед так же нагло. Ну и довыпендривался.
        Из «Аутлендера» вылез сутулый очкарик в потертой и грязноватой дешевой куртке. Лох
        - сразу понял Павел.
        Очкарик присел на корточки и стал осматривать поцарапанное крыло своей помойки. Павел посмотрел на правый борт «Лексуса», и то, что он увидел, ему не понравилось. Нет, ничего совсем уж страшного не было, была всего лишь царапина, а вернее, даже не столько царапина, сколько промятость. Но она протянулась от передней двери до заднего бампера, брызговик заднего колеса перекосило, а колесная арка выглядела заметно покореженной. Ремонтироваться надо в любом случае, а ремонт будет небыстрым и недешевым. КАСКО, конечно, все компенсирует, но сколько времени это займет… Написать заявление в страховую, взять справку в ГАИ, приехать в страховую на осмотр машины, еще раз приехать за направлением на сервис, потом приехать на осмотр уже на сервис, записаться на ремонт, который назначат месяца через два, а то и через три, и все это время ездить на поцарапанной машине, и каждый бизнес-партнер будет спрашивать с фальшивым сочувствием: «Где это вы так попали, Павел Иванович?»
        Павел подошел к очкарику и сказал:
        - Давай, что ли, к обочине отъедем, а то мы совсем движение перекрыли.
        Очкарик выпрямился, посмотрел Павлу в глаза с неподдельным удивлением. В его глазах явно читалось «нашел дурака».

«Не прокатило», - понял Павел. Он начал быстро говорить:
        - Да у тебя вообще ерунда, даже до металла не процарапало.
        Очкарик наклонился, потер царапину тряпкой и сказал:
        - Тут нет металла, это бампер.
        - Тем более! - воскликнул Павел. - Вообще ерунда! У тебя машина застрахована?
        Очкарик кивнул.
        - Ну вот! - продолжил Павел свою речь. - У меня тоже КАСКО есть. Тогда вообще можно разъехаться. Скажешь ментам, что тебя во дворе поцарапали. А то мы здесь до вечера простоим…
        Очкарик отрицательно покачал головой, сунул руку в карман и вытащил мобильник.
        - Думаешь, тебя правым признают? - спросил Павел. - Я ведь могу сказать, что не поворачивал, а прямо ехал.
        Очкарик подошел к «Лексусу» и прошелся взглядом вдоль царапины на его борту, на помятой колесной арке взгляд задержался. Павел понял, что пора развивать успех.
        - Я скажу, что прямо ехал, ты будешь виноват, - заявил он. - А ремонт у меня дорогой.
        Очкарик посмотрел на Павла, как на кусок дерьма, и сказал:
        - Ну-ну. В геенне огненной гореть не боишься?
        Павел вспомнил, как его проклял облитый грязью поп, и совсем разозлился.
        - Ну, давай, звони! - сказал он. - Простоим здесь до ночи из-за такой ерунды!
        И сел в машину. Достал из бардачка бланк ОСАГО, повертел в руках и убрал обратно. Пусть этот урод сам заполняет.
        Павел достал телефон и позвонил в офис.
        - Галя! - сказал он в трубку. - Из «Саммона» факс пришел?
        - Здравствуйте, Павел Иванович, - отозвалась Галя. - Нет, не пришел. У нас факс сломался.
        Павел выругался. Обычно он не ругался при женщинах, но секретарша - не та женщина, которой следует стесняться.
        - Починить немедленно! - закричал он. - Отправь админа, пусть по комнатам пройдется, найдет что-нибудь работающее и поставит тебе. Из «Саммона» должен очень важный факс прийти, если ты его не примешь, останешься без премии, понятно?
        - У админа сегодня отгул, - сказала Галя.
        - А мне наплевать! - рявкнул Павел. - Вызови, скажешь, срочно надо. Скажешь, если не придет - пусть увольняется.
        - Он не придет, - сказала Галя. - Он в пятницу за город уехал, с толкиенистами. У них там игра какая-то.
        - Мне плевать, какая у них игра! У нас тут не игры!
        - У него мобильник выключен. Они во время игры всегда мобильники выключают.
        - Все равно позвони на всякий случай. Если в течение часа не дозвонишься - скажешь в кадры, пусть готовят приказ на увольнение. Такой админ мне не нужен.
        - У нас главная база не до конца переустановлена. Он говорил, там у нас какие-то проблемы возникли.
        - Проблемы не у нас возникли, а у него! Если не может справиться, пусть увольняется, я его не держу! Короче, делай что хочешь, но чтобы факс заработал немедленно. Все, конец связи.
        Павел нажал кнопку отбоя и только в этот момент сообразил, что забыл предупредить Галю, что не приедет сегодня в офис. А может, и хорошо, что не предупредил. Да, пожалуй, так даже лучше, энергичнее будут суетиться.

4
        Для Бригитты этот день начался самым обычным образом, как и любой другой день в ее недолгой пока жизни. Пробуждение, гимнастика, завтрак, танцевальные тренировки, массаж и обед. После обеда началось необычное, впрочем, за последние полгода оно стало уже обычным. Бригитта занималась философией, но не с учителем, а одна, и не в учебном классе, а в заклинательном зале лорда Хортона.
        В конце прошлой осени лорд Хортон где-то раздобыл волшебную книгу. Как ему это удалось, Бригитта не знала и даже не пыталась выяснить, такие вещи наложнице лучше не знать. Даже если учесть, что Бригитта - не просто наложница, а будущая родоначальница новой породы, все равно тайная магия - это не для нее. Лорд и так пошел против обычаев, поделившись с Бригиттой этой великой тайной. Кроме повелителя, ее знают только Бригитта и Людвиг, правильно надо называть его, конечно, сэр Людвиг, но Бригитта так говорит лишь в присутствии слуг. Людвиг очень добр, никогда не обижается на Бригитту и тем более никогда не жалуется на нее повелителю. А вот лорда Хортона Бригитта никогда не называла просто «Хортон», даже в мыслях, несмотря на то что с ним она сближалась, а это, все женщины говорят, способствует более простым отношениям. Наверное, все дело в том, что лорд Хортон - такой человек, что с ним нельзя быть непочтительной, даже если очень захочешь, все равно ничего не получится.
        Обретя книгу заклинаний, лорд Хортон сильно изменился. Он стал часто и надолго уединяться в кабинете, стал меньше есть и меньше внимания уделять ночным забавам, даже похудел, что странно для воителя, столь искушенного в магии, как лорд Хортон. А потом он призвал ключницу Ксению, в ее присутствии снял печати с заклинательного зала и повелел заполнить зал волшебными ингредиентами, необычными даже для тайного волшебства и потому пугающими. Впрочем, некоторые ингредиенты пугали Бригитту сами по себе, а не в связи с тайным волшебством. Да и немудрено испугаться, глядя на пыточный станок с устройством для удержания и устройством для удушения, установленный в центре семнадцатиконечной звезды, начертанной на каменном полу посреди сложнейшей инсталляции из нескольких десятков разных магических предметов.
        Бригитта сразу поняла, что лорд Хортон хочет призывать демонов. Страх пронзил ее до самого мозга костей, все сказки и легенды, которых так приятно пугаться, когда ты в них не веришь, внезапно обрели плоть и кровь. Бригитта зримо представила, как в центре звезды проявляется из ничего самый настоящий демон, с длинным полосатым хвостом, издающий леденящий жилы клич, а дети демона, желтые и синие, весело скачут вокруг, и с каждым их прыжком смерть становится все ближе и реальнее…
        Лорд Хортон тогда посмеялся над ней, он сказал, что те демоны, о которых говорят народные сказки, и те демоны, что призываются в семнадцатиконечной звезде - совсем разные демоны. Сказки отражают реальность, говорил лорд Хортон, но отражательная поверхность сказок замутнена рябью искаженной памяти поколений. Лорд Хортон говорил, что в годы его юности о демонах говорили совсем другое, и эти страшные сказки намного ближе к истине, чем современные.
        Демоны вовсе не проявляются из ничего, демоны не имеют материального тела, это просто бестелесные души, занимающие тело, умерщвленное с соблюдением необходимых ритуалов. Эти ритуалы ужасны, Бригитта не присутствовала при них, но жуткие крики несчастных рабов, чьи души скармливались демонам, проникали в спальню Бригитты прямо сквозь стены. Спрятаться от них невозможно, даже если засунуть голову под подушку, укрыться обоими одеялами и безостановочно шептать слова, успокаивающие душу. А потом, когда крики стихают, когда укрощенный демон покидает зал призвания, когда ему позволяется свободно бродить по замку, оказывается вдруг, что демон не так уж и страшен. Это почти обычный человек, только говорит он со странными ошибками, и еще, если приглядеться, можно различить на самом дне его глаз нездешний огонь, пришедший из-за пределов вселенной и выдающий неземную демоническую сущность.
        С первым демоном Бригитта лично не разговаривала, она лишь наблюдала за ним издали, и то, что видела Бригитта, вызывало в ее душе не ужас, а жалость. Демон оказался никчемным и несчастным существом, он ничего не умел - ни колдовать, ни находить клады, ни перемещаться с места на место в мгновение ока, он не обладал ни сверхъестественной силой, ни сверхъестественной ловкостью, ни какими-либо иными полезными умениями. Людвиг говорил, что первый демон был глубоко несчастным существом, лорд Хортон призвал его из глубоких, темных, холодных и пустых подземелий, где он влачил жалкое существование после великой катастрофы, превратившей его страну в отравленную пустыню, залитую убийственным светом взбесившегося солнца. Лорд Хортон оборвал бесполезную жизнь демона на восьмой день призвания, иногда Бригитте казалось, что причиной этого стала не только ненужность демона, но и жалость, которую граф испытал к этому существу. Но потом Бригитта гнала от себя эту мысль, она понимала, что нельзя приписывать повелителю чувства обычного человека, лорд Хортон не способен испытывать жалость к кому бы то ни было. Ни один
воитель, достигший звания графа, не может позволить себе простые человеческие чувства. Не зря в книге перемен особо говорится про мир горний и мир низкий.
        А вот второй демон оказался реально опасен. В то мимолетное мгновение, когда Бригитта смотрела в его глаза, она смотрела в глаза смерти. Обряд призвания затянулся, жуткие хрипы и стоны все не смолкали, а потом вдруг наступила тишина. Любопытство повлекло Бригитту в запретное место, она кралась по переходам, стараясь ступать бесшумно и думая о том, как она объяснит свой поступок повелителю, если он вдруг внезапно появится из-за поворота коридора. А потом впереди что-то громыхнуло, каменные стены содрогнулись, ноги Бригитты подкосились, ей пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть. Она слышала приближающиеся шаги и тяжелое дыхание демона, она понимала, что должна прятаться или бежать, но не могла сделать ни того, ни другого. Она стояла у стены, ее голова была пуста, все, что она могла - напряженно вглядываться в полумрак коридора и ждать… Она сама не знала, чего она ждет, лишь надеялась, что это будет не смерть. Единственная мысль, что возникла в тот момент в ее смятенной душе, - ей нельзя умирать, пока она не родила четырех детей, она подведет лорда, она нарушит его планы, ее перерождение…
        Она не смогла додумать мысль до конца, потому что перед ней появился демон. Он тяжело дышал, в его глазах бился ужас загнанного в угол зверя, его рука крепко сжимала сучок священного дерева, гладко обтесанный и украшенный священными узорами, и поза демона была такова, как будто он верил, что держит в руке меч. Наткнувшись взглядом на Бригитту, он направил на нее палочку, на мгновение Бригитта поверила, что сейчас эта палочка превратится в меч и…
        Палочка не превратилась в меч. В глазах демона появилось нечто человеческое, он отвел взгляд и замер на месте, как будто хотел что-то сказать, но никак не мог подобрать нужные слова. В этот момент его настигло смертное заклинание.
        Бригитта не знала, что именно демон устроил в заклинательном зале, как именно ему удалось вырваться из железных и магических оков, лорд Хортон никогда не рассказывал ей об этом, а она не осмеливалась спрашивать. Бригитта надеялась, что после этого случая лорд оставит попытки освоить древнее заклинание, но ее надежда осталась напрасной. Спустя девять дней лорд Хортон начал третье призвание.
        Теперь он относился к демонам гораздо серьезнее. Он сказал, что заклинательный зал отныне не должен оставаться без присмотра ни на мгновение, и повелел Людвигу быть там безотлучно. Лишь четыре часа в день он мог находиться вне зала, на это время его подменяла Бригитта. Лорд Хортон говорил, что когда демон сделает первый шаг в ловушку, начертанная на полу звезда начнет мягко светиться и издавать переливчатый свист, вначале едва различимый, затем все более громкий, и что момент, когда в звезде начнут проявляться первые изменения, ни в коем случае нельзя пропустить.
        Бригитта ждала этого момента и боялась его. Она надеялась, что звезда оживет, когда в зале будет Людвиг, она знала, что от первого свечения до прихода демона должно пройти не менее трех часов, но она все равно боялась. Она знала, что негоже подвергать слова повелителя сомнению, что повелитель лучше знает пути бытия, но, с другой стороны, если бы лорд Хортон знал, как поведет себя второй демон, разве он позволил бы ему убежать?
        И вот звезда засветилась и засвистела. Когда Бригитта поняла, что ей не мерещится, что звезда действительно светится и свистит, Бригитта со всех ног бросилась вон из зала. Ее одолело наваждение, ей казалось, что демон явится не через три часа, когда состоятся основные этапы обряда, а прямо сейчас, что демон наставит на нее простую деревяшку и на этот раз деревяшка все-таки превратится в меч и…
        Лишь увидев воочию лорда Хортона, Бригитта поняла, как глупы были ее страхи. Пока рядом с ней лорд-повелитель, с ней ничего не случится. Он повелевает ее жизнью и ее смертью, пути ее бытия замкнуты на его душу, ничто не случается с человеком помимо воли повелителя. Нельзя позволять глупым сомнениям затуманивать зеркало разума, надо повиноваться не рассуждая, и тогда в следующем рождении путь бытия вознесет тебя выше.
        Лорд Хортон не проявил ни тени сомнения или нерешительности. Он ласково улыбнулся Бригитте и повелел ей не покидать спальню, пока обряд призвания не завершится.
        - Иди и не тревожься, - сказал он. - Служанка скажет тебе, когда все закончится.
        И ушел в запретное крыло, его спина была пряма, а волнистые пепельные волосы упруго колыхались при каждом шаге, ниспадая на плечи. Бригитта глядела вслед повелителю и думала, что дать жизнь четырем детям, отцом которых станет этот мужчина, - великая честь и великое дело.

5
        Войдя в заклинательный зал и бросив беглый взгляд на семнадцатиконечную звезду, Хортон сразу понял, что Бригитта поторопилась. Ей не следовало так бежать, демон сделал лишь первый шаг по направлению к ловушке, он оступился, ткань бытия начала осыпаться под его ногами, но окончательный переход из мира демонов в мир людей состоится еще не скоро. Часов шесть-восемь, может, десять. Можно не спеша подготовиться к ритуалу и немного отдохнуть.
        Хортон прошел к центру звезды, стараясь не наступать на силовые линии. Пока они не таят опасности, они наберут полную силу лишь в начале ночи, но с магией лучше не шутить, особенно с неведомой магией. Хортон на всю жизнь запомнил оплеуху, которую ему, тогда еще несмышленому отроку, отвесил граф Иленнуил, когда юный Хортон повернулся к учителю, не вынув астральную руку из переплетения силовых линий. «Я не могу зачерпнуть, учитель, у меня не получается», - хотел сказать Хортон, но с его губ сорвались лишь первые два слова, а затем мир перевернулся и погас, чтобы снова вспыхнуть мучительной болью, кровью на разбитых губах и рвущим душу стыдом от осознания оплошности.
        - Никогда не шути с магией, это опасно, - сказал тогда его сиятельство граф Илленуил, и юный мастер Хортон запомнил эти слова навсегда.
        Хортон подошел к пыточному станку и провел рукой по ребрам боковой жесткости. Оценил накопленную магическую силу, признал ее незначительной и подергал деревяшку вверх-вниз, а затем вправо-влево. Вроде держится. Но если третий демон будет обладать сверхъестественной силой…
        На дне души Хортона поднял голову червь страха. Хортон позволил ему быть, сейчас граф был один, ему не нужно было скрывать постыдное чувство. Если не побеждать страх, пока он мал, если дать ему вырасти, дать ему пройти сквозь душу до самого верха, страх исчезнет сам собой, оставив после себя новые мысли, которые могут помочь, когда придет время сражаться. Ни один воитель никогда не признается другому, что он позволяет страху быть. Хортон подозревал, что большинство воителей не признаются в этом даже себе, но Хортон был не из их числа. Ураганный ветер вырывает из земли могучий дуб, но немощная тростинка сгибается и отклоняет удар стихии, сохраняя свою жизнь. Воитель не должен быть немощной тростинкой, но иногда, когда никто не видит, можно позволить себе минуту слабости.
        Второй демон был невероятно опасен, его призвание чуть было не оборвало жизнь графа. Примени демон другое заклинание, лежал бы сейчас Хортон под женским сердцем в колыбели плоти и ждал бы очередного рождения. Хортон не боялся перерождения, он полагал, что его следующая жизнь будет не хуже предыдущей, но путь, по которому граф идет сейчас, еще не исчерпал все повороты, на нем не наблюдается признаков финального тупика, так что нет причин торопить неотвратимое.
        Хортон вгляделся магическим зрением в каркас силовых линий, окружающих станок. Зачаток кокона выглядит безупречно, ни одна ведомая тварь не способна его сокрушить. Проблема в том, что демон - неведомая тварь.
        Жаль, что Эльдар написал о демонах так мало. То ли не хотел раскрывать ученикам все тайны, то ли сам не успел разобраться в подробностях и решил не портить бумагу непроверенными сведениями. А может, Эльдару повезло, и первый же призванный им демон оказался таким, какого следует призывать правильному магу. Правильный демон
        - существо могучее, но управляемое, сеющее смерть среди врагов, но беспрекословно повинующееся хозяину. Именно такого демона призвал Эльдар в первом своем эксперименте. А может, это не ему повезло, а Хортону не везет?
        Первый демон, призванный Хортоном, был управляем, но немощен. Он не умел колдовать, а тело его по завершении преобразования стало даже слабее, чем было. Совершенно бесполезное существо, Хортон умертвил его с легким сердцем.
        Второй демон был мощен, но неуправляем. Едва прекратились судороги, он прошел сквозь кокон, как будто никакого кокона не было, оторвал от станка деревянную боковину, и бесполезная палка стала в его руках грозным оружием. Сноп искр, видимых не только внутренним зрением, но и обычным, переворачивает пространство, пол становится потолком, граф Хортон пытается принять нормальное положение, но он пойман в тиски воздуха, подобно тому, как муха попадается в тиски паутины. Демон произносит неведомое слово и направляется к выходу. Людвиг, прекрасный в своей юной решительности, бросает файрбол, но неведомый монстр взмахивает палкой - и невидимый меч отражает огненный шарик куда-то в потолок или в пол, Хортону трудно различать, что сейчас где. Демон еще раз взмахивает невидимым мечом, снова сноп искр, Людвиг лишается веса и улетает к стене. Демон покидает зал.
        Хортон прекрасно понимал, как ему повезло в тот раз. Демон не ожидал, что его заклятие, выворачивающее пространство наизнанку, перестанет действовать, когда он переступит порог. В одно мгновение вещи заняли подобающие места, Хортон рухнул на каменный пол, приземлился на руки, перекатился через плечо и, не тратя время на то, чтобы встать, нанес удар. В тот момент Хортон не думал, что демон может быть ценным, что с ним можно попробовать договориться, что все усилия и ресурсы, затраченные на призвание, были не нужны и пошли прахом. В тот миг Хортон думал только об одном - о спасении собственной жизни.
        Однако лишь глупец дважды проваливается в одну яму. Прежде чем начать третье призвание, граф подготовил особые меры предосторожности, почти наверняка их будет достаточно, но окончательно это станет понятно лишь через… гм… кажется, процесс ускоряется. Осталось часа четыре, если не меньше. Мастер смерти должен поторопиться.

6
        Менты приехали часа через три. Павел как раз позвонил в офис и вовсю распекал Галю, когда в окне нарисовался молодой русоволосый капитан с удивительно длинным носом, почти как у Буратино. Павел в последний раз пообещал всех поувольнять к чертовой матери, прервал разговор и вылез из машины. Открывая дверь, он успел подумать, что договор с «Саммоном» заключить, пожалуй, не удастся. И все из-за этого дурацкого факса!
        - Капитан быр-быр-быр, г-г-г-ский полк ДПС, - представился гаишник. - А где третий участник?
        - Какой третий участник? - не понял Павел.
        Вместо ответа мент показал на левое переднее крыло «Лексуса», и Павел обнаружил на нем свежую царапину, продолжающуюся на водительскую дверь. Хорошую такую царапину, до металла. Судя по высоте, поработал грузовичок типа «Газели».
        Павел собрался было выматериться, но постеснялся при менте и вместо этого пробурчал нечто невразумительное.
        Мент удовлетворенно кивнул.
        - Номер не заметили? - спросил он.
        - Да я его вообще не заметил, - сказал Павел. - Наверное, когда аварийный знак выставлял…
        - Какой аварийный знак?
        Павел посмотрел назад и обнаружил, что никакого аварийного знака там не стоит. Украли.
        Мент глупо хихикнул.
        - Никогда такого не видел, - сказал он. - Чтобы аварийный знак прямо из-под носа увели - слышал, что бывает, но сам не видел. Давайте документы и ждите в машине.
        Павел отдал менту документы и сел в машину, ждать. Ждать пришлось недолго, всего-то минут пять.
        Капитан нарисовался у окна, Павел поспешно опустил стекло, мент сунул ему обрывок листа в клеточку.
        - Вот схема происшествия, - сказал он. - Распишитесь там, где галочка.
        Павел с сомнением посмотрел на бумажку. Документ выглядел, мягко говоря, сомнительно.
        - Это черновик, - пояснил капитан. - Окончательную схему будут на посту рисовать.
        - А, понятно, - сказал Павел. - А почему не нарисовано, кто как ехал?
        - Это тоже на посту нарисуют. Давайте, расписывайтесь.
        Павел расписался, мент забрал бумажку и отдал документы.
        - Езжайте на пост, - сказал он. - Улица… дом… Там сразу увидите, будка такая характерная. Вместе с другим участником проходите внутрь, там все оформят.
        - А это долго? - спросил Павел.
        Мент ничего не ответил, только пожал плечами. Последняя надежда доехать сегодня до офиса и разобраться-таки с этим чертовым факсом постепенно улетучивалась.
        Первое, что увидел Павел, подъехав к посту ГАИ, - очередь у входа. Вначале Павел решил, что они с очкариком четвертые в очереди, но скоро выяснилось, что они то ли шестые, то ли седьмые. Кто-то сидел в машине, кто-то пошел в кафе-тошниловку, кто-то просто отошел непонятно куда, но обещал подойти, кто-то вроде бы был, но куда-то делся и никому ничего не сказал…
        Вскоре подъехал очкарик, он оценил обстановку, покачал головой и ушел в свою машину. Он явно никуда не торопился.
        Какое-то время Павел раздумывал, не дать ли какому-нибудь менту немного денег, чтобы пролезть без очереди, но потом отказался от этой мысли. Дать взятку не так просто, как думают обычные обыватели, в этом деле много тонкостей, Павел не считал, что ему известны они все, но он знал достаточно, чтобы понимать, когда рисковать не стоит. Сейчас рисковать не стоило.
        Павел простоял в очереди около получаса, а затем решил, что с него хватит. Сходил за очкариком, вежливо, но решительно направил его в очередь, а сам сел в машину и снова позвонил в офис. Воз был и ныне там, факс не починили. И тут Павлу пришла в голову идея.
        Он набрал номер Дмитрия Яновича, произнес все положенные вежливые приветствия и перешел к делу:
        - Что-то ваш факс к нам не пришел.
        Павел ожидал, что Дмитрий Янович скажет, типа, мы отправляли, а ваш факс не отвечает, тогда Павел скажет, типа, у нас все работает, а ничего не приходит, может, попробовать емейлом…
        Но Дмитрий Янович сказал совсем другое. Он сказал:
        - А я и не посылал ничего.
        Сделал многозначительную паузу и добавил:
        - Я поразмышлял над вашим предложением, Павел Иванович, и пришел к выводу, что вынужден его отклонить. Поймите меня правильно, я против вас ничего не имею, но я посчитал в экселе… Нам выгоднее вообще не сотрудничать с вами, чем сотрудничать на таких условиях. Да и на старых условиях выгода стала в последнее время чисто символическая, кризис, сами понимаете. Скидки и отсрочки мы по-любому давать не готовы. Извините.
        Все, что Павел смог выдавить из себя, - стандартный набор дежурных фраз, типа, я все понимаю, потом, когда-нибудь, несомненно, было приятно с вами работать… И они вежливо распрощались.
        В этот момент к «Лексусу» подошел очкарик, он принес какой-то официальный бланк.
        - Держите, - сказал он. - Надо сначала заявление написать, потом разбираться будут.
        Павел рассеянно кивнул, положил бланк на колени и задумался. Принадлежащее Павлу ООО «Турандот» только что потеряло основного поставщика. Причем потеряло окончательно, Дмитрий Янович ясно сказал, что его не устраивают даже старые условия договора. Договор кончается через месяц, а кто, интересно, сможет обеспечить поставки, кроме «Саммона»?
        Павел гневно ударил кулаком по рулю. Рука отскочила и угодила в гудок, «Лексус» бибикнул. Павел выматерился. Сейчас ему позарез нужно быть в офисе, а он сидит на этом чертовом посту ГАИ и занимается чертовой ерундой! И все из-за этого очкарика! Ничего, сейчас мы ему принесем добро…
        Мелькнула непрошеная мысль - а ведь раньше, когда Павел был молод, когда у него еще не было ни бизнеса, ни «Лексуса», ни двух квартир в Москве, когда он был наивным молодым юношей, всерьез полагающим, что в мире есть какая-то высшая справедливость… Тогда он не стал бы осквернять свою душу лжесвидетельством. Впрочем, потому у него тогда и не было ни бизнеса, ни «Лексуса»… Что-то странные мысли в голову лезут, гнать их надо.
        Павел положил на колени дипломат, положил на него бланк, достал ручку и начал писать: «Я, Звонарев Павел Иванович, двигался на своем автомобиле по Ленинградскому проспекту в сторону области в крайнем правом ряду…»

7
        Сэр Людвиг, безземельный воитель, воспитанник и эфеб графа Хортона, приблизился к порогу заклинательного зала и постучал по дверному косяку негромко, но отчетливо.
        - Войди! - донесся изнутри голос лорда.
        Людвиг вошел. В заклинательном зале стояла тишина, звезда перестала издавать свист, но ее свечение было теперь заметно и обычным, немагическим зрением.
        - Приближается мастер смерти, - сообщил Людвиг.
        Лорд Хортон молча кивнул. Он не отводил взгляда от сплетения силовых линий вокруг станка, на лице повелителя отражалась озабоченность.
        - Не думаю, что на этот раз демон сможет вырваться из ловушки, - заметил Людвиг.
        Лорд Хортон рассеянно кивнул.
        - В прошлый раз мы тоже так не думали, - сказал он. - Я вот думаю, не стоит ли поставить дополнительный контур вот здесь, - он показал пальцем, - с переходом вот сюда.
        Людвиг прикинул в уме, как изменится конфигурация кокона, и сказал:
        - По-моему, уже поздно. Я не уверен, что ваше сиятельство сумеет быстро отрегулировать все взаимосвязи за оставшееся время. Сколько осталось до проявления демона? Часа три?
        - Если не меньше. Сегодня изменения протекают намного быстрее, чем раньше, это тревожит меня.
        - Если этот кокон не удержит демона, его ничто не удержит.
        - Да, наверное, - кивнул лорд Хортон, протянул руку и пошатал боковину станка.
        В дверь постучали.
        - Войди! - крикнул лорд Хортон.
        В зал вошел мастер смерти в сопровождении подмастерья, а также низкорослого и плюгавого раба, Людвиг не знал его имени. Раб был испуган, на его покатом лбу выступили капельки пота, а глаза, маленькие и бесцветные, безостановочно перемещались с одного предмета на другой. Руки раба заметно дрожали.
        Лорд Хортон отступил от станка и сделал мастерам смерти приглашающий жест.
        - Приступайте, - повелел он.
        Раб издал нечленораздельный писк, ноги перестали его держать. Подмастерье залепил рабу увесистую оплеуху, раб пошатнулся еще сильнее и едва не упал.
        - Так не пойдет, - сказал мастер смерти. - Придется тащить.
        Они сноровисто заломили руки раба за спину, тот согнулся в три погибели и быстро засеменил вперед - в такой позе это единственный способ чуть-чуть облегчить боль в выворачиваемых суставах.
        - Не бойся, - обратился к рабу мастер смерти. - Скоро все закончится, ты переродишься.
        Раб начал говорить, сбивчиво и невразумительно, хлюпая носом и глотая слезы, Людвиг разбирал лишь отдельные слова:
        - … сожрет мою душу… о повелитель… зачем… я боюсь…
        Лорд Хортон нахмурился.
        - Кто рассказал ему о сути происходящего? - спросил он.
        Мастер смерти вздрогнул.
        - Не знаю, мой повелитель, - ответил он. - Однако осмелюсь заметить, что в замке вряд ли найдется раб, не знающий о том, что ваше сиятельство призывает демонов.
        Лорд Хортон нахмурился еще сильнее и ничего не сказал. Почему-то графа очень расстраивал тот факт, что призвание демонов не удалось сохранить в тайне от слуг. Людвиг не понимал этого чувства, он считал, что если тайну нельзя сохранить по объективным обстоятельствам, то нужно принять это как должное и не стараться выполнить невыполнимое. В конце концов, Муралийский Острог - один из самых отдаленных уделов империи, редкий год в замок является более одного гонца от герцога, а сам герцог в последний раз удостаивал личным посещением отдаленный удел, когда Людвиг был еще в возрасте детства. Император же не бывал в Муралийском Остроге вообще никогда.
        Конечно, рано или поздно призвание демонов перестанет быть тайной для вышестоящих воителей. Если лорду Хортону не удастся призвать достаточно сильного управляемого демона, книгу придется передать герцогу, а тот вскоре вынужден будет передать ее императору. Но если все получится…
        Звезда на полу замерцала. Людвиг ощутил, как кокон, формирующийся вокруг станка, стал наливаться силой. Процесс идет все быстрее, возможно, уже пора начинать обряд.
        - Мой повелитель, - начал Людвиг, но лорд Хортон оборвал его движением руки.
        - Вижу, - сказал он. - Не будем торопиться. Эль… гм… в книге написано, что могут быть ложные срабатывания.
        Лорд нервничает, понял Людвиг. Он чуть было не произнес вслух имя автора той самой книги. Впрочем, можно считать, что уже произнес, наверняка это был герцог Эльдар Кватрамальский, получивший свой титул в результате успешно проведенного восстания. Так вот, значит, что было его секретным оружием!
        Сердце Людвига забилось быстрее. Наконец-то он понял, почему лорд Хортон так увлекся этой книгой, почему он уделяет так много сил и времени этой магии, на первый взгляд, весьма сомнительной. Если сэр Эльдар с помощью демонов стал повелителем Кватрамала, тогда лорд Хортон вполне может воссесть на престоле Гусиного Пика, а то, чем судьба не шутит, и самой горы Губерт. И если Людвиг встанет за плечом повелителя в самом начале блистательного похода, имя Людвига войдет в легенду рядом с именем Хортона. Юные маги будут заучивать наизусть деяния великого Хортона и представлять себя на месте юного Людвига, начавшего свой путь к величию с заклинательного покоя Муралийского замка. Впрочем, эта деталь вряд ли войдет в легенду. Если сэр Эльдар сумел скрыть тайну своего оружия от врагов… а как он, интересно, сумел ее скрыть? Неужели зачистка замка? А почему бы и нет? Кроме Людвига и Бригитты, здесь нет никого, кто достаточно близок к лорду, чтобы заслужить его милосердие. Надо будет сходить в библиотеку, перечитать житие Эльдара Кватрамальского, возможно, оттуда можно извлечь сведения о том, как он сохранил
тайну демонов.
        - Людвиг, - тихо сказал лорд Хортон. - Освободи свой разум, он тебе пригодится.
        - Конечно, мой повелитель, - склонил голову Людвиг. - Через минуту я буду готов. Но я не вижу никаких признаков преобразования.
        - Их пока и нет, - сказал Хортон. - Не думаю, что демон начнет проявляться ранее, чем через полчаса. Однако тебе не следует погружаться в размышления, помни, каким должен быть разум в бою. Каким, кстати?
        - Пустым.
        - Вот именно. Держи свой разум пустым, а глаза открытыми, будь готов увидеть первым и ударить первым. Расслабь голову, пусть думает спина, голова пригодится тебе потом.
        - Конечно, мой повелитель.
        - И последнее, Людвиг. Если что-то пойдет не так, ты войдешь в мою спальню, откроешь тот шкаф, что поменьше, и достанешь книгу с самой нижней полки в правом ряду. Ты распорядишься ей по своему усмотрению.
        - О повелитель! - воскликнул Людвиг. - Вас одолевают дурные предчувствия?
        Лорд Хортон криво усмехнулся.
        - Конечно, нет, - сказал он. - Одолевай они меня, я бы не стоял сейчас перед тобой. Однако я всегда допускаю, что могу ошибаться. Каждый воитель делает в своей жизни одну фатальную ошибку, я не являюсь исключением, рано или поздно я тоже ее сделаю. И на тот маловероятный случай, если я делаю ее сейчас, я хочу, чтобы ты знал, что тебе делать в таком случае. И еще, Людвиг. Я хочу, чтобы ты знал - я тебя люблю. Тебя и Бригитту. Если демон убьет меня, ты передашь эти слова Бригитте.
        - Обязательно, мой повелитель! Я запомню и передам ваши слова. И… я тоже люблю вас.
        Связанный раб неожиданно подал голос.
        - Злые духи, - произнес он несколько удивленным, но в целом спокойным голосом.
        - Началось, - констатировал лорд Хортон. - Ну что ж, приступаем, вы знаете, что делать.

8
        Бригитта полулежала в глубоком кресле, ее ноги лежали на специальном пуфике, голова была откинута назад, глаза закрыты. Служанка массировала ей ступни, другая служанка тихо наигрывала на лютне. Пожалуй, слишком тихо.
        - Играй громче, рыжая! - повелела Бригитта. - И смени мелодию, я хочу услышать что-нибудь повеселее.
        Рыжая взяла последний аккорд, музыка стихла, в наступившей тишине крик пытаемого раба прозвучал особенно отчетливо.
        - Играй же! - повторила Бригитта.
        Рыжая заиграла песню о том, как Кирк Прекрасный победил холодного оборотня. Жил-был в Изначальном Лесу, почти у самого центра мира, юный воитель по имени Кирк, невероятно красивый лицом, телом и голосом, сильный и ловкий, не очень умный, к сожалению, ну так это не всем дано, редко бывает, чтобы все хорошие качества удачно совместились в одном и том же человеке. Кирка любили мужчины и женщины, холопы и рабы повиновались Кирку с радостью, очень редко ему приходилось кого-либо наказывать. Кирк хорошо владел магией, никогда в его уделе не было ни засухи, ни потопа, ни какого-либо другого неурожая. Все в жизни Кирка было прекрасно, настолько прекрасно, что он стал искать себе приключений.
        Он надолго уходил в лес и охотился на диких зверей, не ради шкур и волшебных снадобий, а просто так, чтобы доказать лесным духам свою силу, ловкость и решительность. Он мог насмерть забить малыми файрболами матерого кабана, мог выдернуть петлей призвания рыбу из реки, мог даже выкрасть из берлоги спящего медвежонка, да так, чтобы медведица ничего не заметила. Много разных чудес сотворял Кирк, все они были нелепы и не нужны ни для чего дельного, но чудо и не должно быть дельным, ему достаточно быть удивительным.
        Однажды лесные духи собрались и решили, что пришло время испытать Кирка по-настоящему. Из неведомой дали они призвали холодного оборотня, и тот вышел к хижине Кирка в образе прекрасной девушки. Кирк не отличался острым умом, он вышел навстречу оборотню и принял его как пригожую девицу, не заметив ничего подозрительного. Бригитта подозревала, что автор песни в этом месте погрешил против истины, нельзя не заметить ни одного из столь многих и явных признаков. Женщина, гуляющая в лесу, может замерзнуть и быть холодна на ощупь, она может иметь от природы длинные передние зубы и острые кончики пальцев, она может не выговаривать звук «р», но когда все эти признаки сочетаются вместе, лишь запредельный глупец может не придать им должного значения, не потребовать, чтобы гостья подняла волосы и показала уши. Однако Кирк не сделал этого, он был пленен красотой оборотня, он потерял разум и чуть было не потерял жизнь.
        Песня была довольно-таки похабной. Большая часть ее была посвящена подробному описанию того, что Кирк делал с оборотнем, и того, что оборотень делал с Кирком. Обычно, когда Бригитта слушала эту песню, сладкая истома поднималась от ее чресел по всему телу, в другое время Бригитта позволила бы второй девушке подарить ей радость, но сейчас это было решительно невозможно. Крики пытаемого раба становились все более громкими и отчаянными, музыка не могла их заглушить.
        - Достаточно, - сказала Бригитта. - Подите прочь, обе.
        Служанки удалились. Бригитта переползла с кресла на кровать, накрылась одеялом и сунула голову под подушку. Крики стали тише.
        Бригитте было страшно. Лорд Хортон - великий маг и умный человек, после последней неудачи он, несомненно, принял все необходимые меры предосторожности, но он и в прошлый раз считал так же, однако демон вырвался из силков, отправился по замку сеять смерть и лишь по счастливой случайности никого не убил. Что же может случиться на этот раз? Да все, что угодно.
        Бригитта очень боялась смерти. Незваная гостья ходит рядом, каждая судьба рано или поздно прерывается, каждая душа рано или поздно уходит на перерождение, но восемнадцать лет - слишком рано, чтобы перерождаться. Особенно для женщины, которой суждено стать родоначальницей новой породы. Это, конечно, еще не доказано, это будет доказано, когда первый ребенок родится и подрастет, но уже сейчас Бригитта не сомневалась в своей судьбе.
        Никто не знал отца и обоих дедов Бригитты, лорд Хортон провел расследование, но даже он не смог установить их имена с требуемой точностью. Однако ни лорд Хортон, ни кто-либо еще не сомневался, что среди предков Бригитты большую часть составляли не простые рабы, а благородные мужи. Когда лорд Хортон привез из столицы мать Бригитты, она сразу стала первой красавицей во всем уделе. Не умри она, рожая Бригитту, быть бы ей родоначальницей линии, а так эта честь доверена ее дочери. С самого детства Бригитту не допускали к работам, она проводила свои дни, тренируя тело и душу, готовя их к тяжелому испытанию, время которого придет через девять месяцев после того, как Бригитта отметит свой двадцатый день рождения. Лорд Хортон очень серьезно подошел к генетическому эксперименту, он так заботится о Бригитте, как не каждый воитель заботится о собственной жене. Бригитта часто мечтала, что лорд Хортон назовет ее женой, а их сына - наследником. Такое случается редко, надо, чтобы рабыня родила сына, а не дочь, чтобы этот сын с раннего детства проявил силу, ум и способности к магии, и чтобы воитель-отец был
достаточно силен и уверен в себе, чтобы не оглядываться на соседей, размышляя о судьбе своего рода. Чаще всего женой воителя становится дочь воителя-соседа, но те воители, о которых слагаются легенды, женятся на той женщине, на какой захотят. А какая женщина может быть более желанна для лорда Хортона, чем Бригитта? И какой воитель более достоин стать героем легенды, чем лорд Хортон?
        Бригитта мечтала. Лорд Хортон призовет могучего демона, подчинит его своей воле, и этот демон станет чудо-оружием в руках повелителя. Тогда лорд Хортон пойдет к Гусиному Пику и…
        Очередной крик раба прервал мысли Бригитты. «Скорее бы это кончилось», - подумала она и еще глубже забилась под одеяла.

9
        Демон явился неожиданно. Только что казалось, что он еще далеко, витает в неведомых дебрях иных измерений, казалось, незримая нить, привязавшая существо чужого мира к телу несчастного раба, только-только начала натягиваться, и вдруг демон сделал большой шаг и почти угодил в ловушку. Глаза раба, в которых только что не было ничего, кроме ужаса, наполнились удивлением, и демон негромко, но отчетливо произнес:
        - Злые духи.
        Хортон поспешно отступил назад, за пределы семнадцатиконечной звезды. Людвиг повторил его движение, запоздав на крохотное мгновение. Мастер смерти испуганно вздрогнул. На краткий миг душой Хортона овладела паника. Все пошло не так, сейчас демон обретет контроль над новым пристанищем, а ничего еще не готово, демон взмахнет рукой и сметет силовые линии, подобно тому, как путник, нечаянно угодивший в паутину, сметает рукой липкие нити, и нет ему никакого дела до того, что чувствует сейчас несчастный паук. Кокон лопнет, как шляпка гриба-дождевика, убийственная магия брызнет во все стороны и…
        Однако ничего этого не произошло. Магия чужих измерений не влилась в начертанную звезду, силовой кокон даже не шелохнулся. Демон занес ногу над ловушкой, почти вступил в нее, но в последний момент отпрянул.
        Хортон трижды глубоко вдохнул и выдохнул, восстанавливая душевное равновесие. А затем произнес, обращаясь к мастеру смерти:
        - Начинайте.
        Мастер смерти раскрыл сундучок с инструментами. Раб завизжал, негромко и тонко, как визжит поросенок, переступивший порог бойни и осознавший, что ему предстоит. Подмастерье накинул удавку на шею раба и начал затягивать.
        - Ты что делаешь, дурак? - возмутился мастер смерти. - Совсем забыл, какой порядок?
        Подмастерье поспешно расслабил удавку и пробормотал нечто неразборчиво-извиняющееся. Хортон сделал вид, что ничего не заметил - подмастерье выглядел слишком испуганным, чтобы делать ему замечание, не говоря уже о том, чтобы наказывать. Испугается еще сильнее, допустит еще одну оплошность, и тогда вся работа пойдет насмарку.
        Мастер смерти извлек из сундучка первую иглу, тщательно прицелился и воткнул ее в болевой узел на руке раба. Раб закричал в полный голос, уже не как поросенок на пороге бойни, а как взрослый хряк, над которым рука скотника занесла нож.
        Если верить Эльдару, боль, которую сейчас испытывает раб, вливается в силовые линии волшебного кокона и наполняет их особой вибрацией, которая оглашает межмировые пространства, подобно тому, как священные колокола в день смены сезона оглашают пронзительным звоном поля и огороды. Хищные твари, обитающие за пределами доступной человеку реальности, устремляются к источнику вибрации, и первой из этих тварей должен стать демон. Образ волшебной звезды уже привлек его, сейчас он бродит вокруг, опасливо изучая непонятное явление, то частично вступая в пределы ловушки, то полностью покидая их, но никогда не входя в ловушку целиком. Вибрация боли должна притупить его бдительность.
        Мастер смерти воткнул вторую иглу, теперь раб кричал непрерывно. Мастер смерти отошел на два шага назад и окинул пытаемого критическим взглядом. Хортон терпеливо ждал, когда мастер примет решение. В подобных случаях не следует торопить мастера, даже если повелитель считает, что раб не прав, не следует поправлять ошибку раба немедленно. Потому что никогда нельзя исключать, что ошибается повелитель, а раб прав.
        Прошла минута, а мастер смерти не принял никакого решения. Хортон решил, что пора вмешаться.
        - Почему ты медлишь? - спросил он.
        - Не вполне понимаю происходящее, мой повелитель, - ответил мастер смерти. - Сердце пытаемого бьется часто и неритмично, боюсь, более сильную муку он может не выдержать.
        - Стало быть, ты подсунул мне раба со слабым сердцем? - уточнил Хортон.
        - Боюсь, что да. Я готов понести наказание.
        - Ты понесешь его, - сказал Хортон. - Но не сейчас. Продолжай обряд, как считаешь нужным. Разбор твоих действий я проведу по окончании обряда.
        Внезапно раб перестал кричать. Он обвел зал пустыми непонимающими глазами, его взгляд задержался на Хортоне, раб открыл рот и задал странный вопрос:
        - Что сзади ложится сверху на детородный член?
        Немного помолчал и добавил:
        - Неопознанная лисица зимой жирна. Женщина ласкает меня, пока в театре идет представление.
        Мастер смерти поспешно вставил третью иглу. Демон покинул тело раба, и оно заголосило пуще прежнего.
        Людвиг хихикнул.
        - Странный какой-то демон, - сказал он. - Как бы вам, мой лорд, не призвать аватара одного из богов любви.
        - Или богов охоты, - уточнил Хортон. - Он еще про лисицу говорил.
        Лицо Хортона оставалось спокойным и непроницаемым, однако слова демона его встревожили. Тот демон, которого призвал. Эльдар и которого рассчитывал призвать Хортон, должен говорить совсем другие слова. Хотя кто их, демонов, поймет…
        Первый демон в ходе призвания изъяснялся притчами, подобными речам пророка или сумасшедшего. Рогатая телега катится по железным полосам по дороге зеленого камня, правит телегой кукла меньше пальца, она прикатится к мосту, где отражается звук… Что это означало - не понял никто, в том числе и сам демон. Потом, когда он вселился в тело окончательно, он не смог толком объяснить, что это за телега, что за мост и почему у этого моста звук отражается. Хортон пытался расспрашивать демона, но чем больше Хортон задавал вопросов, тем больше становилось непонятного. Демон нес какую-то ахинею о сияющих перчатках смерти, демон совершал странные движения руками, как будто хотел вытащить из воздуха то ли меч, то ли кастрюлю с кашей…
        Второй демон пророчествовал совсем другое. Грядет темный властелин, поднимет волшебный сучок и произнесет запретные слова, надо найти путающие кресты, умертвить мудрую змею, умертвить темную половину самого себя - и тогда темный властелин сгинет навеки и наступит счастье. А потом, когда демон обрел тело, он немедленно атаковал, надо полагать, начал претворять свои пророчества в жизнь.
        Если считать, что слова, произносимые демоном в процессе призвания, определяют его поведение в дальнейшем, приходится признать, что третий демон будет столь же неудачен, как и первые два. Начнет приставать к женщинам и охотится на мифических лисиц… Впрочем, поживем - увидим, рано еще делать окончательные выводы, призвание еще не состоялось.
        Мастер смерти вставил четвертую иглу. Раб завопил так, что заложило уши, а затем мгновенно, без всякого перехода, его ртом завладел демон.
        - Зимняя лисица, неясные миражи, - провозгласил он. - Жажду с утра не утолял, почему? Не понимаю, какой дух. Ты кто?
        - Пора заканчивать, - сказал Хортон.
        Подмастерье мастера смерти начал затягивать удавку, тело захрипело и задергалось. Хортон не знал, кто сейчас занимает это тело, раб или демон, да это и неважно. Важно лишь то, что когда обряд будет закончен, в этом теле будет сидеть демон.

10
        Павел заполнил заявление, отнес на пост и вернулся в машину. Он захлопнул дверцу, откинулся на спинку сиденья и в тот же миг словил глюк. Ему померещилось, что он не сидит в мягком кресле автомобиля, а стоит в позе буквы «зю» в каком-то неясном сооружении, а сверху на него смотрит незнакомый мужик с длинными волнистыми волосами пепельного цвета, причем выражение лица у мужика очень высокомерное, а взгляд такой, каким сам Павел смотрел бы на ничтожную насекомую козявку, вдруг севшую ему на руку.
        - Что за черт, - пробормотал Павел, и глюк рассеялся.
        Павел помотал головой из стороны в сторону. Вроде все нормально. Однако нервы надо успокаивать, а то, того и гляди, крыша совсем съедет. Впрочем, как тут успокоишь нервы, когда «Саммон» не хочет продлевать договор, а всякие уроды на своих недоджипах…
        Павел не успел додумать эту мысль до конца, потому что к «Лексусу» подошел мент и стал рассматривать повреждения. Павел поспешно вылез из машины.
        - По Ленинградке, значит, ехали? - спросил мент, оторвавшись от увлекательного зрелища.
        - Да, по Ленинградке, - подтвердил Павел. - Ехал в правом ряду, никого не трогал, и тут этот выскакивает…
        Мент неопределенно хмыкнул.
        - Этот выскакивает, значит, - повторил он. - Теряет управление на гололеде и скользит вдоль вашего борта справа налево, правильно?
        - На каком еще гололеде? - не понял Павел. - Май месяц на дворе.
        - Вот и я удивляюсь, на каком гололеде. Понимаете, какая штука, гм… - мент взглянул в заявление, - Павел Иванович, ваши объяснения не соответствуют картине повреждений автомобилей. А объяснения второго участника как раз соответствуют. Есть подозрение, что вы пытаетесь ввести правоохранительные органы в заблуждение. Суд назначит экспертизу, она это подозрение или подтвердит, или опровергнет. Мне пока кажется, что она его подтвердит. Что будем делать, Павел Иванович?
        Павел уже знал правильный ответ на вопрос «Что будем делать?». На этот вопрос надо отвечать вопросом.
        - Сколько? - спросил Павел.
        Мент издевательски ухмыльнулся.
        - А это не ко мне вопрос, - сказал он. - Я всего лишь капитан милиции, а на
«Аутлендере» ехал полковник. Поговорите с ним, объясните ситуацию, он, наверное, войдет в положение. Впрочем, если вы уверены, что правы…
        Не закончив фразу, мент отвернулся и неторопливо зашагал прочь. Павел уставился в пространство невидящим взглядом, и тут его снова посетил глюк. Снова тот же длинноволосый мужик, только теперь вокруг него проявился фон, и стало видно, что стоит он на каменном полу, покрытом неясным геометрическим узором, и на этом полу разложены в живописном беспорядке какие-то цветы, кости…
        Павел выругался. Глюк не проходил. Павел выругался еще раз, более витиевато, и потряс головой. Глюк прошел. Павел выругался в третий раз и пошел к «Аутлендеру». Черт возьми этого дрыща, он, оказывается, мент, да еще и полковник! А по виду - лох лохом, надо же было так ошибиться…
        Нет, не зря его посетила та бестолковая мысль, то воспоминание о прошлом! Это подсознание предупреждало, Павел читал про такие случаи, разум еще не понимает, что происходит, а подсознание уже все поняло и предупреждает скрытыми образами. Только когда разум наконец понимает, что хотело сказать подсознание, обычно бывает уже поздно. Как сейчас, например.
        Павел подошел к «Аутлендеру», очкарик опустил водительское стекло и вопросительно уставился на Павла.
        - Я… это… - замялся Павел. - Я не прав был.
        Очкарик кивнул, ожидая продолжения.
        - Я… я заявление перепишу, - продолжил Павел. - Я даже не знаю, бес попутал…
        Очкарик снова кивнул.
        - Так вы не возражаете? - спросил Павел.
        Очкарик мерзко улыбнулся.
        - Не возражаю, - сказал он. - На суде второе заявление будет очень кстати.
        Павел почувствовал, как внутри что-то похолодело и сжалось.
        - На каком суде? - спросил он.
        Очкарик снова улыбнулся, еще более мерзко.
        - Вас будут судить, - сообщил он. - Номер статьи я сейчас не назову, я не юрист, я руковожу техническим подразделением. Может, мошенничество, может, заведомо ложные показания, может, что-нибудь еще в том же духе. И это правильно, вор должен сидеть в тюрьме.
        - Я не вор! - возмутился Павел.
        Очкарик расхохотался.
        - Ага, не вор, как же. Пришелец с Кавказа на «Лексусе» - не вор? Ну-ну.
        - Я не пришелец с Кавказа! У меня просто вид такой, я на самом деле русский.
        - Конечно, русский, - кивнул очкарик. - Кто же спорит. По второму пункту, стало быть, возражений нет?
        - По какому второму пункту? - не понял Павел.
        - Что вор.
        - Да иди ты! - закричал Павел, развернулся и пошел прочь.
        Его преследовал издевательский смех очкарика.
        Павел понимал, что совершает жуткую, непростительную ошибку. Он попал, очень серьезно попал, вряд ли его реально будут судить, но взятки давать придется. Дешевле всего было бы замять дело на месте, дать очкарику пару сотен зеленых… хотя парой сотен он не удовлетворился бы… Ну и пошел он со своими аппетитами, козел! Можно вообще встать в позу оскорбленной невинности, дескать, знать ничего не знаю, а экспертиза купленная. Или самому купить экспертизу, обратиться хотя бы к Роману Решке, если он еще не сел. Ромка за полкосаря зелени любые царапины сделает, ни одна экспертиза не придерется. Все будет хорошо.
        Павел завел мотор, пристегнулся, включил фары и стал выезжать со стоянки. Краем глаза он отметил, что очкарик по-прежнему сидит в своей помойке и смотрит ему вслед. Ну и пусть смотрит, сыч.

«Лексус» выехал на дорогу, Павел надавил газ и вдруг увидел, как на окружающий пейзаж накладывается лицо того самого мужика с длинными волосами. Оно проявилось прямо из воздуха и висело над дорогой, как привидение. Павел помотал головой и убедился, что лицо перемещается вправо-влево вместе с направлением взгляда. Не смотреть на него никак невозможно, чисто технически невозможно.
        - Да что это за песец, что за глюки вообще! - возмутился Павел. - Не пил ведь с утра! Ни черта не понимаю! Ты кто вообще?
        Привидение зашевелило губами, и Павел услышал слова. Они прозвучали негромко и как-то глухо, но в то же время очень отчетливо. Полупрозрачный человек говорил не по-русски, не по-английски и не на иврите, но Павел сразу понял, что он сказал. Он сказал:
        - Пора заканчивать.
        - Это точно, - согласился Павел. - Пора заканчивать. И так уже слишком много геморроя для одного дня. Сгинь, нечистый!
        Нечистый сгинул.
        Павел рассмеялся, немного истерично, и включил радио. Заиграл рок-н-ролл, «Люсиль» в исполнении Deep Purple, такое редко услышишь по радио. Павел скосил глаза на магнитолу и увидел, что в той строке, в которой обычно отображается название радиостанции, написано «АДЪ». Именно так, по-русски и с твердым знаком на конце. Несколько секунд Павел бессмысленно таращился на эту надпись, а затем перевел взгляд на дорогу.
        Он нажал на тормоз изо всех сил. Ожила АБС, педаль заскрежетала и затряслась под ногой, глаза Павла расширились, он смотрел на быстро приближающуюся ярко-оранжевую корму бензовоза и понимал, что не успевает затормозить. Резко выкрутил руль вправо (лучше влететь в столб, чем в бензовоз, заруливающий на заправку), колесо ударило в высокий бордюр, машина подпрыгнула, врезалась в фонарный столб углом бампера и отразилась влево, как бильярдный шар отражается от бортика.
        Сработала подушка безопасности. Павла ударило в грудь, запахло порохом, машина завалилась на левый бок, захрустело стекло. А потом еще один удар, треск рвущегося металла, целый сноп искр где-то на самом краю зрения и холодный душ прямо на голову. Бензиновая вонь заполнила всю вселенную, в легких не осталось воздуха, а в следующее мгновение вокруг стало очень светло и горячо. И очень больно.
        Глава вторая

1
        Сны иногда бывают очень странными. Привычные законы природы причудливо искажаются, и многое из того, что наяву невозможно, во сне становится возможным. Можно летать, как птица, без всяких технических приспособлений, можно вдруг оказаться женатым на десяти женщинах одновременно или вообще ощутить себя вождем инопланетных повстанцев. А бывает так, что тебе снится, будто ты умер. Чаще всего сон легко отличить от яви, но случаются сны столь яркие и красочные, что, проснувшись, не сразу понимаешь, где ты, кто ты и куда делось все то, что только что тебя окружало. А еще бывает, что тебе снится, будто ты спал и проснулся, ты встаешь с постели, начинаешь делать свои обычные дела, а потом вдруг начинается какой-то совершенно безумный маразм. Но ты точно знаешь, что проснулся, и не сразу понимаешь, что на самом деле ты не проснулся, а просто переместился из одного сна в другой, из сумасшедшего сна в еще более сумасшедший. Главное в этом случае - вовремя понять, что ты продолжаешь видеть сон, и вести себя соответственно. Главное - не придавать сну слишком большого значения.
        Сейчас Павлу снились сразу три вложенных сна. В первом сне он случайно обрызгал грязью из-под колес какого-то попа, тот проклял его - и с Павлом стали происходить всякие несчастья. Во втором сне Павел ехал на машине, ненадолго отвлекся от дороги, влетел в бензовоз и сгорел заживо. Обычно от такого ужаса спящий просыпается, но Павел не проснулся, а перешел в третий сон.
        В этом сне он был прикован к непонятному деревянному сооружению, стоящему на каменном полу в центре нарисованной на полу многоконечной звезды. Рядом стоял смутно знакомый высокий мужик с длинными пепельными волосами, он внимательно глядел Павлу в глаза и вдруг сказал:
        - Кажется, призвание состоялось. Вынимайте иглы.
        На самом деле мужик произнес совсем другие слова, составленные из совсем других звуков, но Павел сразу понял, что он имеет в виду. Так бывает во сне, мир смещается и переворачивается, и невозможное становится не просто возможным, но единственно правильным.
        Кто-то прикоснулся к левому локтю. Павел скосил глаза и увидел, как другой мужик, одетый в ку-клукс-клановский балахон с капюшоном, вытаскивает из руки Павла длинную блестящую иглу со странным набалдашником на тупом конце. Острый конец иглы был окровавлен, но Павел не чувствовал боли, он вообще не чувствовал своего тела, он знал, что оно есть, что он может попробовать пошевелить рукой или ногой, но чувства осязания не было. Так тоже бывает во сне, иногда картинка перед глазами становится черно-белой, иногда пропадает звук, почти всегда во сне нет запахов, а иногда, вот как сейчас, отключается осязание.
        Прикосновение к правому локтю. Нет, осязание отключилось не полностью, Павел чувствует прикосновение, но не чувствует боли. Еще одна игла извлечена из руки, на этот раз из правой. Какая же она длинная! Хорошо, что боли нет, а то так и помереть можно от шока, ее же прямо в нерв воткнули.
        Мужики в балахонах вытащили еще две здоровенные иглы из коленей Павла и отступили назад.
        - Может, ошейник снять? - спросил кто-то за пределами поля зрения.
        Павел повернул голову и увидел молодого худощавого мужчину с длинными черными волосами и необычно тонкими чертами лица.
        - Повременим, - ответил мужик, появившийся первым. И обратился к Павлу: - Кто ты?
        - Звонарев Павел Иванович, - отозвался Павел. - Владелец и директор ООО
«Турандот».
        - Какое имя из перечисленных является основным?
        - Павел.
        - Хорошо, Павел. Что ты умеешь?
        Павел растерялся. Пепельноволосый мужик не стал ждать, пока Павел сообразит, что отвечать, а задал следующий вопрос:
        - Каким волшебством ты владеешь?
        - Волшебства нет! - заявил Павел.
        Мужики переглянулись. Черноволосый негромко хихикнул. Пепельноволосый помолчал, а затем задал следующий вопрос:
        - Ты умеешь сражаться?
        - В молодости я занимался ушу, - сказал Павел. - Но почти все забыл.
        - Умеешь ли ты предсказывать будущее?
        - Нет.
        - Видеть незримое?
        - Это как? Через микроскоп, что ли?
        Снова обмен взглядами. И следующий вопрос:
        - Какие тайные знания тебе ведомы?
        Долгая пауза, и Павел смущенно отвечает:
        - Пожалуй, никакие.
        Павел вдруг ощутил странное чувство. Он вдруг понял, что ему приятно отвечать на вопросы господина… господина? Да, этот пепельноволосый - господин, лорд, а Павел - его раб, быть рабом хорошо и приятно. Это было неестественно, Павел никогда не имел склонности к мазохизму, но во сне, бывает, происходят и более странные вещи. Тут нечему удивляться, это совершенно нормально.
        - Умеешь ли ты читать мысли? - спросил господин.
        - Нет.
        - Умеешь умножать и делить?
        Павел рассмеялся.
        - Конечно! - ответил он. - Я закончил «прикладную математику» без троек. Я умею не только умножать и делить, но и дифференцировать и интегрировать!
        Павлу стало легко и приятно. Он все-таки умеет делать что-то полезное господину! Он не бесполезный раб, он очень даже полезный раб. Такой раб стоит дорого, и ему многое позволено, такой раб легко сделает карьеру, он сможет даже стать управляющим, а быть управляющим - это не рабствовать, а барствовать.
        - Ну, хоть что-то, - подал голос черноволосый. - Думаю, надо познакомить его с мастером расчетов.
        - Этого мало, - сказал господин, и сердце Павла наполнилось печалью. - Третий блин снова комом. А время идет. Скажи, Павел, есть ли что-то важное, о чем я не спросил? Что еще ты умеешь, кроме перечисленного?
        На этот раз Павел не растерялся.
        - Я умею очень многое, - ответил он. - Я умею управлять фирмой, вести переговоры, заключать договоры и уменьшать налоговые выплаты. Я хорошо вожу автомобиль, немного разбираюсь в электронике, у меня много денег и еще две квартиры в Москве!
        Господин рассмеялся.
        - По крайней мере, он лоялен, - сказал он, обращаясь к черноволосому. - Павел, ты готов принести клятву верности?
        - Конечно! - воскликнул Павел. - Что я должен сказать?

2
        Покидая заклинательный покой, Павел был неестественно весел, его прямо-таки распирало от желания услужить господину. Это было хорошо. Похоже, изменения, что Хортон внес в обряд призвания, сказались на демоне благотворно, теперь можно не опасаться, что демон выйдет из-под контроля. Конечно, надсмотрщики наблюдают за демоном во все глаза, это абсолютно необходимая мера предосторожности, но интуиция подсказывала Хортону, что демон по имени Павел не представляет опасности.
        Людвиг многозначительно покашлял.
        - Что скажешь, Людвиг? - обратился к нему Хортон.
        - Неудача, мой господин, - констатировал Людвиг. - В своем мире этот демон был рабом, скорее всего, мастером расчетов. Возможно, он сможет чему-то научить Флетчера, но даже если так, это не окупит того, что затрачено на его призвание. Мне кажется, метод призвания следует изменить.
        - Как именно? - спросил Хортон.
        Людвиг пожал, плечами.
        - Не знаю, - сказал он. - Боюсь, это никому не известно. Насколько я понял из вашей оговорки, повелитель, сэр Эльдар призвал нужного демона с первого раза.
        Хортон немного помолчал и сказал:
        - Ты умен, Людвиг. Надеюсь, ты не только умен, но и мудр. И если ты мудр, ты уже понял, кому можно рассказывать о том, что ты понял.
        - Никому, - сказал Людвиг. - Об этом не должен знать никто, кроме вас и меня. Боюсь только, нам не удастся скрывать эту тайну достаточно долго.
        - Ты прав, Людвиг. У нас только один выход - мы должны призвать правильного демона как можно быстрее. Если мы не сделаем это до того, как герцог узнает о книге Эльдара, я не дам за наши жизни и медного гроша. Если бы я знал, что придется заняться столь великой наукой, я бы не стал связываться с этой книгой. К сожалению, уже поздно, возврата к прошлому больше нет. Либо мы успеем вовремя призвать нужного демона, либо нам придется переродиться.
        - Либо придется провести зачистку замка.
        - Это не поможет, - покачал головой Хортон. - Герцог заинтересуется причинами и проведет расследование. Нам не скрыть правды.
        - Тогда для нас открыт единственный путь, - заявил Людвиг. - Мы примем вызов судьбы, пройдем путем великой науки и создадим новое заклинание. Скажите, повелитель, когда в последний раз воитель проходил этим путем?
        - Не знаю. Возможно, последним был Эльдар.
        - Триста лет назад?
        - Да, триста лет назад, Тогда я был еще молод.
        Людвиг горделиво выпрямился и направил взгляд вдаль и чуть-чуть вверх, подражая рабам-актерам, изображающим великих героев прошлого в театральных постановках.
        - Мы примем вызов судьбы! - воскликнул Людвиг. - Быть или не быть? Нет вопроса! Время перерождения придет, но сегодня нить судьбы скрывает свой конец в тумане будущего. Подняться вверх, к сияющим вершинам, пройти по склонам вслед за путеводным пламенем, пусть слева лед, а справа лава, пусть сотни смельчаков оставили последние следы то тут, то там, я стану тем, кто вопреки всему прорвется! Снести удары злой судьбы, упасть, но распрямиться, и тогда…
        Людвиг замолчал - вдохновение оставило его.
        - Ты хороший поэт, мальчик, - сказал Хортон. - Если у нас все получится, ты сложишь об этом прекрасную песню. Однако пришло время поговорить о более приземленных материях.
        - О том, как призвать следующего демона? - спросил Людвиг.
        - Нет, не об этом. В ближайшие десять дней у меня точно не хватит сил выполнить обряд. Кроме того, вначале надо обдумать, какие изменения следует внести в заклинания призыва. Сейчас я буду говорить с тобой о другом. Тебе пора расти, мальчик, титул безземельного воителя больше не соответствует твоим способностям.
        - Но, повелитель! - воскликнул Людвиг. - Неужели вы желаете удалить меня от себя в тот самый момент, когда великое будущее совсем рядом, стоит лишь протянуть руку?
        Хортон снисходительно улыбнулся.
        - Ты молод, Людвиг, - сказал он. - Молодости свойственно видеть свое величие на расстоянии протянутой руки. Это естественно, ведь лишь достигнув возраста зрелости, воитель понимает, что не в каждую протянутую руку падает зерно величия. Об этом можно мечтать, на это можно надеяться, но нельзя планировать дела исходя из того, что задуманное непременно сбудется. Путь судьбы подобен извилистой дороге, лишь глупец тратит силы и время, спрямляя каждый поворот, мудрец же меняет то, что следует изменить, и принимает то, что менять не следует. Задумав великое, нельзя забывать о повседневном. Пришло время зачистки, и я решил, что первым из поднявшихся будешь ты.
        Людвиг склонил голову в церемониальном поклоне.
        - Не мне оспаривать решение повелителя, - сказал он. - Однако…
        - Никаких «однако», - мягко произнес Хортон. - Я принял решение, и твое дело - выполнить его в той части, что касается тебя. Пришло твое время принять ответственность за судьбы воителей. Барон Хайрон Фанарейский будет зачищен, а ты займешь его место. Ты будешь править воителями, рабами и холопами, в первое время я буду тебе помогать, затем ты справишься сам.
        - Но демоны!
        - Когда придет время явиться в мир следующему демону, я тебя вызову.
        - Но это может случиться внезапно, как сегодня!
        Хортон решил, что с него достаточно.
        - Мне показалось, - сказал он, - что ты решил оспорить слова повелителя.
        Людвиг упал на колени и склонил голову.
        - Я виноват, повелитель, - сказал он. - Не смею молить повелителя о снисхождении, замечу лишь, что дерзость сорвалась с моих уст лишь из благих побуждений.
        - Путь благих побуждений приводит в тупик, - заявил Хортон. - Однако я понимаю твои чувства, поэтому ты не будешь наказан. При условии, что мне не придется повторно напоминать тебе о правилах поведения.
        - Вам не придется, повелитель, - сказал Людвиг. - Я точно и беспрекословно выполню все повеления вашего сиятельства.
        Голос Людвига был грустен. Он ничего не понял, и это неудивительно, юные воители редко понимают то, чем руководствуются старшие. Хортон и не рассчитывал, что Людвиг поймет, почему граф решил отдалить от себя столь многообещающего ученика. Чтобы понять это, сначала нужно осознать не только разумом, но и сердцем, что в жизни всегда есть место неудаче. А когда ты предчувствуешь неудачу, ты делаешь все, чтобы вывести из-под удара судьбы тех, кого любишь. Если ни четвертый, ни пятый демон не станут такими, какие нужны Хортону, Людвига спасет только одно - расстояние, отделяющее его от замка повелителя. Лишь тогда у юного барона будет небольшой шанс сохранить свою жизнь.
        - Найди Флетчера, - сказал Хортон. - Пусть он ускорит подготовку плана зачистки. Я желаю начать операцию как можно быстрее.

3
        Повелители покинули зал, мужики в балахонах сняли с Павла оковы и повели прочь. Павел заметил, что в этом сне его тело стало меньше ростом и более тощим, пивной живот бесследно исчез, это было непривычно и затрудняло движения. Потом, когда они шли по длинному коридору, Павел заглянул в висящее на стене зеркало, в нем отразилось совершенно незнакомое лицо, плюгавое и уродливое, но выглядящее удивительно реалистичным. Давно у Павла не было снов с такой качественной картинкой.
        Конвоиры ввели Павла в маленькую комнатку, не превосходящую размерами купе в поезде. Половину комнаты занимал топчан, накрытый несвежим матрасом, в изголовье стояла некрашеная тумбочка, в ногах - грубо сколоченный табурет. Над дверью висела сплетенная из тонких прутьев эмблема «Мерседеса» - колесо с тремя спицами. Больше в комнате ничего не было.
        - Отдыхай, - сказал один из конвоиров. - Будь здесь и никуда не уходи. Повелитель позовет тебя, когда ты понадобишься.
        Павел радостно закивал головой - он все понял, он будет подчиняться хозяину, он никуда не уйдет и с радостью выполнит все, что прикажет хозяин, когда тот вспомнит о существовании ничтожного раба. Павел не мог выразить эти чувства в словах, но этого и не требовалось, конвоиры все поняли без слов. Дверь закрылась, с другой стороны проскрипел тяжелый засов. Павел остался один.
        Он чувствовал себя удивительно бодрым, настроение было прекрасным. Сон гораздо лучше яви, наяву разум забит тысячью повседневных забот - контракты, налоги, сотрудники… тьфу на них! Как же прекрасно, когда голова пуста, когда ты точно знаешь, что нужно делать, когда не над чем ломать голову, когда мир прост и понятен. Как было в юности… Вот сейчас, например, что нужно делать? Наяву Павел впал бы в печальную задумчивость, начал бы страдать от отсутствия компьютера, телефона и телевизора, а сейчас, во сне, он выше этого, ему не нужны никакие вещи, чтобы стать счастливым. В этом сне счастье очень близко и очень понятно - надо радовать повелителя, и тогда и только тогда ты будешь счастлив. Вопрос «Что делать?», который наяву вечен и не имеет окончательного ответа, здесь решается легко и непринужденно. Что хотел хозяин от раба? Чтобы тот владел магией? Это не в силах раба. Чтобы раб умел сражаться? А вот это как раз можно попробовать, ничего, что Павел забросил тренировки много лет назад, тело помнит старые навыки, надо только позволить ему вспомнить все. А сейчас, когда голова пуста, Павел знал, как
позволить телу вспомнить.
        Он встал в стойку и начал комплекс упражнений. Новое тело было непривычным, но, как ни странно, весьма тренированным. Упражнения на растяжку прошли удивительно легко, Павел не стал тратить на них много времени и перешел к стойкам и ударам. Жаль, здесь нет макиваров, а бить кулаками в стены пока слишком больно - эти пальцы лишены мозолей на костяшках. Ничего, мозоли скоро появятся.
        Тело выносливо. Павел провел полную серию ударов и радостно отметил, что дыхание совсем не сбилось. Теперь можно потренироваться в кувырках. Пол жесткий и неровный, но так даже интереснее.
        Павел не знал, сколько времени он посвятил упражнениям. Здесь не было часов, и потребности в часах тоже не было. Кому какое дело, сколько прошло времени, если оно не истрачено впустую, а употреблено на полезные дела? Если жить так (а только так и можно жить!), за ходом времени следить незачем, это лишь отвлекает.
        В какой-то момент Павел понял, что упражнения пора заканчивать. Не потому, что он слишком устал, а потому, что все хорошо в меру. Мышцы получили должную порцию нагрузок, связки потренировались в растяжках, нервы - в координации. Продолжение тренировки принесет не пользу, а только лишь вред. Не следует перенапрягать организм без нужды.
        Павел встал посреди комнаты, воздел руки к низкому потолку, и его душу переполнило странное ощущение. Он понял, что всегда был, есть и будет частью огромной вселенной, эта часть невелика, но совсем не ничтожна, великое складывается из малого, смерти нет, а есть лишь перерождение, путь судьбы темен и извилист, но некоторые его углы путник может спрямить. Павел понял многое и сверх того, но дальнейшее он не мог выразить в словах. Он набрал полную грудь воздуха и запел, громко и торжественно, почти как Брюс Дикинсон:
        The time
        Will come
        For him
        To lay claim his crown
        And then
        The foe
        Yes, they'll be cut down
        You'll see
        He'll be
        The best that's there been
        Messiah supreme
        True leader of men
        And when
        The time
        Of judgement's at hand
        Don't fret
        He's strong
        And he'll make a stand
        Against evil the fire that spreads through the land
        He's got the power to make it all end.
        Павел не был уверен, что пропел все слова правильно, но главное в этой песне не слова, а чувства, ими вызываемые. Внутренняя сила, перед которой склоняются целые народы, предчувствие великих потрясений, мощный речитатив, набирающий силу медленно, но неотвратимо, торжественный голос певца в конце срывается на крик, и тот, кто слушает песню, верит, что воистину явится тот, о ком сложена песня, и воистину он остановит злое пламя, пожирающее страну. И наступит счастье, и никто не уйдет обиженным.
        Душу Павла вновь наполнила неясная музыка. Она родилась внутри, она искала выхода, и выход вскоре нашелся. Павел вскинул сжатый кулак и закричал, подражая Хетфилду:
        - Don't tread on me! So don't tread on me!
        Несколько секунд Павел провел в молчании, пока внутри его души гитара Хэммета неслышно перекликалась с гитарой Хетфилда, а затем раскрыл рот и провозгласил:
        - Liberty or death…
        Его песню прервало тихое покашливание. Павел обернулся и увидел, что дверь комнатушки более не заперта на тяжелый засов, а открыта, и на пороге стоит пепельноволосый повелитель.
        - А ты не так прост, демон, - сказал он.

4
        - Вначале попробуем без магии, - сказал лорд Хортон. - Приготовьтесь… Сражайтесь!
        Людвиг пошел вперед скользящим шагом, не отрывая глаз от противника. Сражаться без магии было непривычно, руки сами собой сложились в заклинательный жест, лишь усилием воли Людвиг преодолел соблазн метнуть файрбол. Повелитель знает, что делает, если приказывает сражаться голыми руками, в этом есть какой-то скрытый смысл, который скоро перестанет быть скрытым, и тогда Людвиг поймет, что…
        Демон шел навстречу Людвигу обычным прогулочным шагом, даже не пытаясь принять боевую стойку. Они сблизились, Людвиг изготовился к удару, и внезапно в зале стало темно.
        - Что случилось?! - воскликнул Людвиг.
        И сразу понял, что эти слова он вовсе не выкрикнул, а прошептал, едва слышно и почти неразборчиво. А в следующее мгновение Людвиг осознал, что лежит на полу, а во рту ощущается привкус крови.
        Людвиг пошевелился, левая половина головы взорвалась болью. Злобно зашипев, он оперся на локоть и с трудом сел.
        - Можешь применить лечащее заклинание, - разрешил лорд Хортон. - Как он тебя, а?
        Людвиг сконцентрировал силу и направил ее внутрь себя. Боль отступила. Он поднялся на ноги, пошатываясь.
        - Что случилось, повелитель? - спросил он. - Почему исчез свет? Что это за магия?
        - Это не магия, - ответил лорд Хортон. - Это удар ногой в подбородок.
        Людвиг не поверил своим ушам.
        - Вы шутите, повелитель, - сказал он. - Я не был согнут, я стоял выпрямившись. Никто не может ударить противника ногой в голову так, чтобы тот ничего не заметил.
        Лорд Хортон улыбался.
        - Оказывается, может, - сказал он. - Демон по имени Павел проделал это без труда. Павел, как называется это искусство?
        - Ушу, - ответил демон.
        Демон выглядел очень странно. Его взгляд быстро перемещался то на поверженного Людвига, то на лорда Хортона. Когда демон смотрел на Людвига, в его взгляде читалась настороженность, когда смотрел на лорда - искреннее обожание, с каким собака смотрит на хозяина.
        - Заклинание покорности странно действует на него, повелитель, - сказал Людвиг.
        - Я уже заметил, - согласился лорд Хортон. - Странно, но пока стабильно.
        - Но это опасно! Его ловкость…
        - Превосходит все мыслимые пределы. Однако ловкость сама по себе значит не так уж и много. Ты уже восстановился, Людвиг?
        Людвиг прислушался к своему телу. Вроде все нормально.
        - Да, повелитель, - сказал он.
        - Отлично. Теперь приготовьтесь к бою с применением магии. Сражайтесь!
        В этот раз демон ринулся в атаку немедленно. Только что он стоял в расслабленной позе и вот уже летит на Людвига в высоком прыжке. Людвиг не стал сопротивляться рефлексам, его пальцы сложились в сложную фигуру, между ладонями полыхнула вспышка, файрбол вырвался на волю и…
        Демон поймал огненный шарик голой рукой, а в следующее мгновение его пятка ударила Людвига в солнечное сплетение. Людвиг потерял равновесие, судорожно взмахнул руками, заклинательный жест нарушился, Людвиг попытался вернуть руки на место, но демон уже начал боковой удар кулаком, а Людвиг не успевал ни метнуть второй файрбол, ни заблокировать удар обычным, немагическим образом. Снова стало темно.
        На этот раз происходящее не стало для Людвига загадкой. Вновь ощутив свое тело, он применил исцеляющее заклинание, выждал должное время и лишь после этого открыл глаза. Демон стоял над ним и удивленно рассматривал свою левую кисть, а точнее, то, что от нее осталось.
        - Исцели его, - повелел лорд Хортон.
        Кряхтя и пошатываясь, Людвиг принял вертикальное положение.
        - Иди ко мне, демон, - сказал он. - И протяни руку.
        Демон подошел и протянул искалеченную руку. Людвиг взял в ладони кусок жареного мяса, недавно бывший рукой демона, и применил заклинание. Закололо в печени - слишком большая магическая нагрузка для одного боя. Надо будет потом сытно поесть и хорошо поспать.
        - Неожиданный результат, - сказал лорд Хортон. - Демон, ты чувствуешь боль?
        - Да, повелитель, - ответил демон.
        - И она не помешала тебе нанести удар?
        - Не помешала, повелитель. Мне немного помешал толчок от магического удара.
        - А сейчас ты чувствуешь боль?
        - Да, повелитель.
        - Однако по тебе не заметно.
        - Да, повелитель, - произнес демон ровным голосом. - Я скрываю это чувство, его незачем выставлять напоказ.
        Лицо лорда Хортона приняло особо невозмутимое выражение. Людвиг уже знал, что оно означает - лорд потрясен до глубины души, но не показывает этого, подобно тому, как демон не показывает боли. Духи и бесы! Людвиг и не подозревал, что можно контролировать боль до такой степени. Возможно, они поторопились, признав демона бесполезным.
        - Ты всегда умел подавлять боль? - спросил лорд Хортон. - Я имею в виду, когда ты жил в родном мире?
        - Нет, повелитель, - ответил демон. - Я не знал, что умею это, пока не поймал огненный шарик.
        - Все страннее и страннее, - сказал лорд Хортон. - Впервые вижу такое внушаемое существо, как этот демон.
        - Внушаемое? - не понял Людвиг.
        - Ах да, ты же еще не знаешь… Демон, спой ему то, что пел, когда я вошел в твою комнату.
        Демон запел.
        Когда он закончил песню, Людвиг перевел взгляд на лорда и увидел, что тот улыбается.
        - Чему вы улыбаетесь, повелитель? - спросил Людвиг. - Это ведь пророчество!
        - Пророчество, - кивнул лорд Хортон. - Истинное пророчество, самое настоящее, истиннее не бывает.
        - А почему вы уверены, повелитель, что в нем говорится о вас?
        Лорд Хортон улыбнулся еще шире.
        - Потому, - сказал он, - что я сделаю так, что в нем будет говориться обо мне. Пока пророчество не понято и не принято, оно может предсказывать все, что формально удовлетворяет его условиям. Но когда пророчество понято и принято, с этого момента оно начинает предсказывать вполне определенную вещь. Я понял и принял это пророчество первым.
        Людвигу потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с духом и задать следующий вопрос.
        - А вы уверены, повелитель, - спросил он, - что вы правильно поняли и приняли это пророчество?
        Лицо лорда стало жестким.
        - Уверен, - ответил он. - В таких вещах нельзя проявлять слабость и неуверенность
        - сожрут в момент. Скоро ты и сам это поймешь.

5
        Хортон долго разговаривал с демоном. И чем дольше длился разговор, тем яснее Хортон понимал, что демон действительно оказался совсем не прост.
        Демон охотно отвечал на вопросы повелителя, но его ответы ничего не проясняли, а лишь затуманивали ранее проясненное. Мир, из которого явился демон, слишком чужд нашему миру, его невозможно понять за несколько часов беседы, потребуется не одна неделя, чтобы разобраться во всем, а надо ли в этом разбираться такой ценой? С одной стороны, нет, а с другой стороны, почему он так хорошо дерется без оружия?
        Прежде чем делать выводы, Хортон спросил самого демона. Демон сообщил, что в их мире оружие запрещено для всех, кроме воителей, причем воители в том мире совершенно не пользуются уважением. Сам демон, по его словам, не был ни рабом, ни холопом, ни воителем. Демон пытался изложить систему социальных взаимоотношений своей родины, но Хортон почти ничего не понял. А когда Хортон стал задавать уточняющие вопросы, он понял только то, что ошибся, думая, что что-то понял.
        Демон говорил, что в его мире нет магии, и тут же говорил об огромных стальных птицах, обгоняющих звук. Говорил, что ничего не знает о сотворении мира, и тут же рассказывал о великом воителе, принесшем собственную жизнь в жертву самому себе. Говорил, что оружие запрещено, и тут же рассказывал о стальных домах на колесах, плюющихся огнем, ветром и стальными осколками. Возможно, у демона началось расщепление личности, а может, это обилие взаимоисключающих утверждений - просто побочный эффект заклинания покорности, наложенного на демона. Хортон не был уверен ни в том, ни в другом. Можно легко проверить, в заклинании ли дело, для этого достаточно снять его, но Хортон не собирался это делать. Честно говоря, он боялся снять это заклинание. Очень трудно убить голыми руками трехсотлетнего воителя, многократно побеждавшего в зачистках, это почти невозможно, но Хортон не хотел проверять, что для демона возможно, а что нет. Раньше Хортон полагал, что никто не может драться без оружия так, как дерется демон, незачем настолько совершенствовать боевое искусство, если есть магия. Но если магии нет…
        Демон сказал, что в его мире жизнь людей ограничена не только слепой случайностью, но и законами бытия. Когда человеку исполняется пятьдесят лет, его кожа покрывается морщинами, волосы белеют, тело слабеет, а разум начинает хуже соображать. С каждым последующим годом душа и тело медленно, но неотвратимо увядают, и редко кто доживает до восьмидесяти лет.
        У соплеменников демона нет законов, ограничивающих рождаемость, любая женщина может породить столько детей, сколько захочет. Никто не следит за здоровьем и талантами детей, каждый ребенок, каким бы убогим и бестолковым он ни был, имеет право дожить до зрелости и завести собственных детей. Как ни удивительно, такой безумный закон не приводит к деградации общества, естественная (в том мире) смертность все исправляет. Даже более чем исправляет - в мире демона есть обширные плодородные пространства, никем не заселенные. И еще в том мире не бывает зачисток.
        Хортона сильно удивили песни, что пел демон. В обычных песнях поется о простых и понятных вещах - любви, боях, деяниях великих воителей. Ну, есть еще аллегорические баллады о животных для детей и философов, но и все. Если слова песни торжественны и туманны, это не песня, а пророчество. Но демоны не верят в это, они вообще не верят в силу слова, они настолько привыкли слышать творчество гениальных поэтов, что не придают ему совсем никакого значения. Похоже, души демонов устроены совсем по-другому, чем души людей.
        Это подтверждается и тем, что заклинание покорности действует на демона так необычно. Любимые песни демона прославляют свободу, но сам демон каждое мгновение демонстрирует искреннюю, неподдельную покорность. В какой-то момент Хортону показалось, что демон лишь имитирует покорность, но нет, получив приказ отрезать себе палец, он беспрекословно исполнил его и посетовал лишь на тупость ножа. Хортон остановил кровь, регенерировал палец демона, и демон сказал, что никогда не видел ничего подобного. То есть демон считал, что отрезает палец навсегда, а это значит, что он не притворялся, он действительно подчиняется господину полностью, без всяких ограничений.
        Хортон посвятил беседе с демоном все время от завтрака до обеда. А перед уходом на обед вызвал Флетчера и повелел демону рассказать мастеру расчетов все, известное демону о числах и фигурах. Вернувшись с обеда, Хортон застал Флетчера ненормально возбужденным, мастер расчетов, обычно крайне щепетильный в вопросах этикета, даже не сразу заметил повелителя. А когда заметил - страшно смутился, вскочил из-за стола, будто подброшенный невидимым пинком, согнулся в глубоком поклоне и произнес дрожащим голосом:
        - Мой повелитель! Не смею молить о прощении, однако моя рассеянность неизбежна, поскольку демон обучил меня гениальному способу записи чисел и еще более гениальному способу выполнять четыре действия. Я проверил, деление больших чисел теперь занимает не полчаса, а всего лишь десять минут, а то и семь.
        - Когда ты научишься, ты будешь делить эти числа за три минуты, - подал голос демон. - И не такие уж они большие, кстати.
        Хортон насторожился, неведомое чувство, которому нет названия, предупредило его о потенциальной опасности.
        - Почему ты не поприветствовал повелителя? - спросил он.
        Демон смутился, его лицо покраснело, он выпрямился во весь рост, прижал вытянутые руки к бедрам и задрал подбородок вверх, как герцог, провозглашающий повеление высшим вассалам.
        - Виноват, - сказал он. - Никто не обучил меня, как надлежит вас приветствовать.
        Ни в глазах, ни в интонации демона не было ничего вызывающего, но его поза и слова…
        - Почему ты принял такую позу? - спросил Хортон.
        - У нас так становится младший воитель перед старшим, - ответил демон.
        Хортон удивился.
        - Ты считаешь себя воителем? - спросил он.
        Демон удивленно приподнял брови.
        - Ну… - протянул он, - честно говоря, я пока не вполне понимаю свой статус. Было бы неплохо, если бы вы его прояснили.
        - Не смей указывать повелителю, что ему делать, - сдавленно прошипел Флетчер.
        Хортон в очередной раз проверил заклинание покорности, наложенное на демона. Да, оно действовало, да, очень необычно. Магические нити не оплели душу демона силовым коконом, как положено, а вросли прямо в нее и как-то трансформировались. Хортон не мог уловить смысл этой трансформации, ясно, что демон по-прежнему неспособен проявлять открытую агрессию, что его целевая установка по-прежнему направлена на послушание господину, но эта установка, кажется… Да, она не проникает в глубинные слои души демона, она лишь скользит по поверхности. Как бы беды не вышло…
        - Ты раб, - произнес Хортон, не отрывая незримого взгляда от души демона.
        При этих словах незримая составляющая демона дернулась, как будто повелитель его оскорбил. Как будто повелитель вообще может оскорбить раба! Нет, заклинание точно действует ненормально. Может, умертвить демона прямо сейчас, не дожидаясь, когда он выйдет из-под контроля?
        - Я раб, - согласно кивнул демон. - Благодарю повелителя за точное разъяснение.
        Взволновавшаяся было поверхность демоновой души успокоилась. Хортон решил не принимать крайних мер. Кто его знает, возможно, эта нелепая непочтительность - просто переходный эффект, может, она пройдет, когда астральный образ демона окончательно вытеснит из тела и души образ прежнего их хозяина. Да, очень похоже на то, сэр Эльдар тоже упоминал, что в первые дни после призвания демон вел себя странно. Однако надо проинструктировать надсмотрщиков, чтобы не спускали глаз с демона. И чтобы сразу били на поражение. Надежнее было бы, конечно, чтобы за ним присматривал владеющий магией… нет, это уже паранойя, этот демон не может быть настолько опасным.
        - Флетчер, - сказал Хортон, - ты обучишь его правилам этикета. Я не потерплю, чтобы мой раб унижал меня, пусть даже неумышленно.

6
        Сон не кончался. Несомненно, это был самый долгий и насыщенный событиями сон за всю жизнь Павла. И самый ненормальный. Павел и раньше знал, что во сне можно лечь спать еще раз, а затем проснуться, но Павел никогда не предполагал, что это может происходить несколько раз подряд.
        События, которыми был насыщен сон, были весьма странными. На второй день Павел заметил, что его тело изменяется. Сначала Павлу показалось, что окружающие люди стали уменьшаться, но потом Павел как-то посмотрел на свои руки и увидел, что короткие скрюченные пальцы стали длинными и прямыми, и тогда он понял, что меняется не мир вокруг, а его тело. Оно как будто вспомнило, каким было раньше, и постепенно превращалось в то, чем должно быть. И в душе тоже происходило что-то похожее.
        Ощущение щенячьего мазохистского восторга, переполнявшее Павла в начале сна, заметно потускнело. Павел по-прежнему знал, что обязан повиноваться лорду Хортону, но теперь это повиновение было не как у дрессированной собаки, а как у вышколенного солдата. Теперь воля Павла не растворялась в воле повелителя, Павел научился отграничивать свои желания от желаний повелителя и стал замечать, что собственные желания становятся все сильнее. Как будто невидимая волшебная клетка, надетая повелителем на его мозг, наполнилась изнутри едкой кислотой и начала растворяться. В какой-то момент Павел осознал, что способен говорить со злым сарказмом и даже… Нет, не издеваться над повелителем! И не шутить… Павел не мог подобрать правильного слова для этого понятия, его невозможно коротко описать, его можно только прочувствовать, когда ты служишь в армии и какой-то незнакомый полковник, которого ты видишь впервые в жизни, обращается к тебе с какой-то глупостью. Ты встаешь по стойке «смирно», выпучиваешь глаза, отвечаешь строго по уставу, полковник понимает, что здесь что-то не так, но придраться не к чему. И только
солдаты, наблюдающие за происходящим из курилки, могут оценить суть происходящего. И еще проходящий мимо лейтенант, такой же «пиджак», как и ты, смотрит на тебя и восхищается твоей ловко замаскированной наглостью. Причем в этой наглости нет ничего оскорбительного для полковника, это просто элемент армейской культуры, так же как матерная ругань - элемент культуры колхозника. Проведя в армии месяц, ты понимаешь, что солдаты никогда ничего не делают, если попросить их по-хорошему, они понимают только крик, вначале это кажется ненормальным, даже возникают мысли о поголовном сумасшествии, а потом ты понимаешь, что это естественно, что выполнять следует лишь тот приказ, который отдан достаточно решительно, потому что если выполнять любой приказ, наступит разброд и шатание. Слишком часто командиры облекают в форму приказа свои странные мысли, естественный солдатский саботаж работает как пакетный фильтр в компьютерной сети, он отсекает заведомый маразм и пропускает к мозгу солдата лишь те приказы, которые реально нужно выполнять. А теперь Павел оказался в роли солдата.
        Да, он не раб, он солдат. Быть рабом унизительно, а быть солдатом в чем-то даже почетно. Солдат защищает Родину на рубеже, что ему выделен, и этот рубеж вовсе не обязан быть незримой чертой, проведенной командиром на местности. Солдат, заправляющий самолеты на аэродроме, выполняет ничуть не менее важную задачу, чем солдат, лежащий в окопе и всматривающийся в даль, вцепившись в ручной пулемет. А солдат-демон выполняет совсем особую службу, его задача - дать этому миру то, чего он лишен, привнести в него все лучшее, что может привнести демон, и не привносить худшее. И неважно, чем именно является это лучшее - боевым искусством, школьной арифметикой или музыкой. Кстати о музыке, надо при случае пошариться по замку, наверняка здесь найдутся какие-нибудь балалайки. Забавно будет сыграть на местном инструменте «Лестницу в небо», лорд наверняка порадуется. И в том, чтобы подарить повелителю эту радость, не будет ничего рабского, это его естественное желание поделиться со своим ближним доступной тебе частью прекрасного.
        Раньше повелитель относился к Павлу с пренебрежением, дескать, магией не владеет, мысли не читает, тьфу, а не демон. Но это скоро переменится, это уже меняется, теперь лорд Хортон смотрит на Павла так, что взгляд проникает в самую душу, теперь демон для лорда уже не ничтожное насекомое, лорд, кажется, даже чуть-чуть побаивается Павла. Люди часто боятся того, чего не понимают, и лорды не являются исключением. Ничего, скоро повелитель поймет, что ему не следует опасаться своего демона, Павел служит ему не за страх, а за совесть. Потому что служить достойному командиру - это и есть долг солдата.
        На третий день лорд разрешил Павлу покидать комнату и ходить всюду, кроме запретных мест. Повсюду Павла сопровождали трое стражников с длинными ножами, они думали, что оружие делает их сильнее, а Павел не спешил их разубеждать. При необходимости он легко справится со всеми тремя голыми руками. Только необходимости такой никогда не представится, стражники ничуть не мешают и даже, наоборот, помогают, разъясняя непонятное. И уже довольно много разъяснили.
        Этот мир чужд, совсем чужд тому, к которому привык Павел. С первого взгляда трудно заметить разницу: земля под ногами, небо над головой, ветер и дождь - все такое же, но стоит присмотреться к деталям внимательнее, и разница становится огромной.
        Люди, населяющие этот мир, бессмертны. Это бессмертие потенциально, не как у Кощея, а как у эльфов, человека можно убить, но если его не убить, он будет жить вечно и никогда не состарится. Лорд Хортон живет на земле более трехсот лет, а бывают и более старые люди, но никому из них не дашь на вид больше сорока. Они не седеют и не лысеют, не становятся дряхлыми и не впадают в маразм. Подобно эльфам, они никогда не выходят из расцвета сил, они могут существовать в этом состоянии вечно, а точнее, пока их кто-нибудь не убьет.
        Раньше Павел думал, что бессмертие, пусть даже потенциальное, а не актуальное - это прекрасно. Но теперь, когда он увидел своими глазами бесконечные поля, расчерченные квадраты полей и огородов, разделенные тонкими ниточками оросительных каналов, и в каждом квадрате в крошечной лачуге ютится семья, и нигде не видно детей… Бессмертие бессмертию рознь. Если ты всю отпущенную тебе бесконечную вечность колупаешь деревянной мотыгой один и тот же клочок земли, если рядом с тобой ковыряет землю одна и та же женщина, которую ты любил сто лет назад, если воспоминания о единственном вашем ребенке давно изгладились из твоей памяти, то грядущая смерть совсем не пугает. Молот нирваны, разбивающий в щепки колесо сансары, становится избавлением от бесконечной череды однообразных дней, и неудивительно, почему холопы никогда не сопротивляются зачисткам. Впрочем, сам Павел никому не позволит зачистить себя. Потому что он не холоп, он солдат.

7
        Бригитта встретила демона у ручья. Знай она заранее, что встретит его здесь, она избрала бы иной путь для прогулки, но дорогу судьбы нечасто можно прозреть заранее. Эта дорога извилиста, а трава, что растет по обе ее стороны, высока. Лишь тот, кто видит сквозь тонкие преграды, может предугадывать повороты судьбы, да и то не всегда.
        Вначале Бригитта увидела мастера смерти. Она не поверила своим глазам - грязно-серый балахон в плохо застиранных коричневых пятнах не должен осквернять священное место, предназначенное приказом повелителя для отдыха избранных рабов. Никто не спорит, что мастер смерти - не последний человек в поместье, но и не первый! Не зря сказано: несущий смерть да не избавится от скверны. И это не только запрет оттирать с ритуальной одежды кровавые пятна, это еще и обоснование несмываемой оскверненности того, кто направляет души к перерождению не очищающей магией, а грязной веревкой.
        Бригитта горделиво выпрямилась и вопросила, как старший вопрошает младшего:
        - Что делает несущий грязь в обители незапятнанной чистоты? Разве тебе неведомы пределы дозволенного?
        Надо было обратиться к нему по имени для большей торжественности, но Бригитта не помнила имени мастера смерти. Она вообще не любила запоминать имена рабов, стоящих ниже ее.
        Мастер склонил голову в неглубоком поклоне и ответил ровным голосом:
        - Мне ведомы пределы дозволенного, мать незачатого. Клянусь тремя внуками, я не преступил их ни на шаг муравья. Разве тебе неведомо, мать незачатого, какую обязанность возложил на меня наш повелитель?
        - Меня не касаются твои обязанности, несущий грязь, - брезгливо заявила Бригитта.
        - Кроме того, ты мог бы запомнить мое имя.
        - Прости меня, мать незачатого, - снова склонил голову мастер смерти. - Я прошел долгий путь по дороге судьбы, многие прекрасные юницы встречались мне, моя душа переполнена их образами, и мне трудно различать подобных тебе. Я склоняю голову и смиренно прошу сообщить свое имя.
        Бригитта закусила губу в гневе. Этот раб непочтителен, он почти что издевается, но его слова вежливы, и повелителю будет не в чем его упрекнуть, пожалуйся Бригитта на непочтительность. Мастер смерти стар и опытен, он давно усвоил, как разговаривать с теми, кто стоит на одну ступеньку выше тебя, как не давать им вытирать о тебя ноги и в то же время не давать повода к обвинениям.
        - Мое имя Бригитта, - сказала Бригитта.
        - Я счастлив услышать твое имя, - в третий раз склонил голову мастер смерти. - Мое имя Ивернес. Я рад нашему знакомству.
        - А я не рада! - заявила Бригитта. - Ты еще не объяснил, по какой причине здесь оказался.
        Тень улыбки промелькнула на губах мастера смерти по имени Ивернес.
        - По воле повелителя я всюду сопровождаю демона по имени Павел, - сообщил он. - А демону позволено бывать везде, кроме безусловно запретных мест. Это место к ним не относится.
        Трава зашуршала, и из кустов показался демон. Бригитта невольно отшатнулась - второй раз в жизни она встретилась с демоном лицом к лицу и впервые воочию видела демона, почти завершившего преобразование.
        Демон по имени Павел был высок ростом, выше Людвига, но ниже лорда Хортона. Он был широк в плечах, его руки выглядели сильными, но живот демона был заметно больше того, какой обычно бывает у мужчин. Будь демон женщиной, Бригитта сказала бы, что эта женщина недавно понесла под сердцем плод перерождения.
        - Хороший сегодня день, красавица, - заявил демон вместо приветствия. - Рад тебя видеть в этом чудесном уголке. Пойдем полюбуемся текущей водой, присядь со мной и позволь мне развлечь тебя беседой.
        Бригитта задохнулась от гнева.
        - Кто ты такой, чтобы указывать мне, что мне делать?! - воскликнула она. - Ты забываешься, демон, лишь один повелитель имеет право приказывать мне, все остальные здесь ниже меня!
        Демон сделал удивленное лицо и спросил:
        - Даже Людвиг?
        - Людвиг не раб! - возмутилась Бригитта и радостно отметила, как демона перекосило. Он что, стесняется своего рабства?
        Демон быстро справился с гневом, его лицо вдруг стало такой же застывшей маской, как у лорда Хортона, когда он злится. Демон улыбнулся, и в его улыбке было что-то змеиное.
        - Стало быть, ты самая главная рабыня повелителя? - спросил он. И добавил, не дожидаясь ответа: - Я тебе завидую. Это очень почетно - быть самой важной лягушкой в болоте. До того как ты пришла сюда, я как раз созерцал лягушек в заводи этого ручья. Они мечут икру.
        - Муралийский Острог - не болото! - рявкнула Бригитта. - И я тебе не лягушка! Знай же, я немедленно доложу лорду Хортону о твоей непочтительности!
        - Прости меня, повелительница, - сказал демон. - Не признал тебя. Мне казалось, ты просто наложница, а вовсе не жена лорда Хортона.
        - Она и есть наложница, - заметил Ивернес.
        - Тогда почему она ведет себя как хозяйка поместья? - обратился к нему демон. - У нее мания величия?
        - Пока вроде нет, - ответил Ивернес. - Но скоро будет, по-видимому. Видишь ли, она мать незачатого.
        - А это еще что такое? - спросил демон.
        - Наш повелитель выбрал ее, чтобы основать новую породу, - пояснил мастер смерти.
        - Он полагает, что ее сыновья будут здоровы, сильны, умны и способны к магии.
        Демон оглядел Бригитту с ног до головы, ей показалось, что этот взгляд ее раздевает.
        - Ну… - протянул демон, - я, конечно, не должен комментировать решения повелителя, но имей я такое право, я бы заметил, что насчет ума - это спорный вопрос. Высокомерия - да, хоть задницей ешь.
        - Все, мое терпение лопнуло! - заорала Бригитта. - Я не намерена терпеть оскорбления! Я немедленно пожалуюсь повелителю, он вас накажет!
        Она развернулась и пошла назад, к замку. Демон крикнул ей вслед:
        - Не спеши! У лорда совещание с Людвигом и Флетчером. Не думаю, что сегодня он будет с тобой разговаривать. Разве что в постели.
        - В постели наш повелитель предпочитает осязать Людвига, - заметил мастер смерти.
        - Забавно, - сказал демон. - Слушай, Ивернес, давно хотел спросить тебя, почему у вас так много мужчин любят мужчин, а не женщин? По-моему, это противоестественно.
        Ивернес что-то ответил, но Бригитта уже не слышала его слов. Она быстро шла по тропинке между участками, холопы кланялись ей, но она не замечала их. Ее душа кипела от злости. Ничего, повелитель научит это мерзкое существо правилам поведения, демон узнает свое место в том, что он называет болотом. Хорошо бы, чтобы для этой мерзкой жабы вообще не нашлось никакого места в болоте.

8
        - Докладывай, Флетчер, - повелел лорд Хортон.
        Флетчер поклонился, выпрямился и негромко кашлянул.
        - Я подготовил два доклада, - сказал он. - План точечной зачистки и план всеобщей зачистки.
        - Докладывай второй.
        - Второй? - удивился Людвиг. - Мой повелитель, почему вы хотите полностью зачистить Фанарейскую волость? Сэр Хайрон настолько плохой управитель?
        Лорд Хортон зловеще улыбнулся.
        - Нет, не настолько, - сказал он. - Но тебе пришла пора учиться проводить зачистку самостоятельно.
        - Повелитель, вы доверите убить сэра Хайрона лично мне?
        - Конечно, нет, - рассмеялся лорд Хортон. - Хотя идея интересная. Пожалуй, ты прав, я позволю тебе попробовать, не думаю, что ты справишься без моей помощи, но ты начнешь, а я тебя подстрахую. А вот с рядовыми воителями будешь разбираться сам.
        - Мой повелитель позволит мне решать судьбу фанарейских воителей?
        - Позволю, - кивнул лорд Хортон. - Тебе пора учиться принимать решения, причем не только те, что касаются чужих судеб. Прямо сейчас и начнем, давай, Флетчер, приступай.
        Флетчер начал:
        - Управитель Фанарейской волости его высокоблагородие барон Хайрон родился сто тридцать лет назад. Он происходит из породы, основанной сэром Гленом около пятисот лет назад. Данная порода отличается необычайно острым ночным зрением, но более не имеет заметных преимуществ. Сэр Хайрон - единственный ее представитель, получивший титул барона, остальные родственники сэра Хайрона - рядовые воители. Сэр Хайрон - хороший рассказчик, источники отмечают его большое личное обаяние, благодаря которому сэр Хайрон пользуется достаточным уважением вассалов. Боевой магией сэр Хайрон владеет средне, по не вполне достоверным источникам, легко впадает в боевой гнев, склонен к необдуманным поступкам.
        - Почему ты пользуешься недостоверными источниками? - спросил Людвиг.
        - Потому что не имею достоверных, - ответил Флетчер. - Сэр Хайрон получил в управление Фанарейскую волость шестьдесят два года назад, с тех пор он ни разу не участвовал в зачистках ни в роли охотника, ни в роли жертвы. Никто точно не знает, каков он в бою.
        - Хорошо, Флетчер, я понял, - сказал лорд Хортон. - Продолжай.
        - Исходя из вышеизложенного, - продолжил Флетчер, - зачистка сэра Хайрона представляется несложной. Хотя, если бы мне позволено было давать советы повелителю, я бы не рекомендовал доверять этот бой сэру Людвигу, даже с подстраховкой. Это кажется мне слишком рискованным.
        Флетчер сделал короткую паузу, ожидая комментариев лорда. Комментариев не последовало.
        - Среди кровных родственников сэра Хайрона, - продолжал Флетчер, - нет никого достойного упоминания. Две дочери сэра Хайрона проживают за пределами области зачистки, одна из них является резервной женой…
        - Пропусти это, - сказал лорд Хортон. - Переходи к рядовым воителям.
        - Как будет угодно повелителю. Вассалами сэра Хайрона являются тринадцать воителей, в том числе три безземельных, в точности как и положено по закону. Первым воителем является сэр Уэйли, ста сорока пяти лет, умеренно неудачный представитель породы сэра Зураба. В бою весьма слаб, способности управителя - средние. Отличается хорошим базовым здоровьем, активно использовался в разведении как нейтральный муж, имеет девять сыновей и пять дочерей, а также множество дикорожденных потомков. Мне известно о двадцати пяти внуках и внучках сэра Уэйли, из них внимания заслуживает лишь сэр Келвин, безземельный воитель при герцоге Бурее.
        - Тот самый Келвин, про которого говорят, что из него вырастет непревзойденный мастер боя? - уточнил лорд Хортон.
        - Тот самый, - подтвердил Флетчер. - По имеющимся данным, сэр Келвин не имеет привязанности к сэру Уэйли, они никогда не встречались лично. Муралийский Острог давно не испытывает потребности в нейтральном муже, последние тридцать лет сэр Уэйли не порождал благородных потомков. Не думаю, что есть причины, препятствующие зачистке сэра Уэйли.
        - Я одобряю твое решение, - кивнул лорд Хортон. - Людвиг, этот воитель станет твоей первой жертвой.
        - Как будет угодно повелителю, - кивнул Людвиг.
        - Вторым вассалом сэра Хайрона является сэр Кьюри, - продолжил Флетчер. - По происхождению сэр Кьюри является неудачной попыткой выполнить гибридизацию линий сэра Ривза и сэра Неда. Сэр Кьюри обладает хорошо выраженными аналитическими способностями, однако бесплоден. Нет оснований препятствовать его зачистке.
        - Если мне не изменяет память, сэр Кьюри - твой родной дядя, Флетчер, - заметил лорд Хортон.
        - Все верно, - кивнул Флетчер, - это мой дядя по матери. Отцом сэра Кьюри был его благородие сэр Деовинд, ваше сиятельство позволило ему подарить мне жизнь.
        - И ты оказался куда более удачным плодом, несмотря на беспородное происхождение. Жаль, что ты не обладаешь магическими способностями.
        - Благодарю, повелитель, - сказал Флетчер. - Третьим воителем является…
        Людвиг заметил, что ему становится все труднее сосредоточиться на словах мастера расчетов. До него постепенно начало доходить, что происходит. Карьера сэра Людвига продолжается, безземельный воитель вот-вот станет бароном. Это очень достойный результат, недостаточно достойный, чтобы войти в легенду, но все же вполне достойный. Барон имеет замок, не такой большой и роскошный, как у графа Хортона, но все же замок, а не просто деревянную халупу, барона называют повелителем тринадцать воителей, сто рабов и десять тысяч холопов, барон творит над ними суд и расправу, держит в своих руках нити их жизни и смерти. Имя барона навечно заносится в родовую книгу, барон имеет право дать жизнь двум благородным детям от благородных матерей. А ведь Людвиг станет бароном, не успев достичь тридцатилетнего возраста, за последние четыре столетия во всем королевстве не было ни одного подобного случая. Пожалуй, так можно и в легенду попасть, причем без помощи демона, который пока не проявил никаких необычных способностей, кроме забавного, но никому не нужного таланта замечательно драться без оружия. Он, правда, еще
умеет гасить в бою чувство боли…
        - Людвиг, ты спишь? - донесся до сознания Людвига голос лорда.
        Людвиг встрепенулся и смущенно произнес:
        - Не смею молить о прощении моего повелителя. Я задумался.
        - Задумался - это правильно. Что скажешь, Людвиг, леди Нония достойна избежать зачистки или нет?
        - Не смею молить о прощении… - начал Людвиг, но лорд Хортон его перебил:
        - Не спи, Людвиг! Не теряй бдительности и сосредоточенности, в ближайшие дни они пригодятся тебе как никогда. Задумывайся лишь о том, что важно в данный момент, а досужие мысли оставляй на будущее. Впредь не разочаровывай меня, Людвиг, я не хочу тебя наказывать. Флетчер, повтори все, касающееся леди Нонии.
        Людвиг сосредоточился и стал слушать. Ему было немного стыдно.

9
        Совещание затянулось. Когда Людвиг и Флетчер покинули кабинет графа, день клонился к вечеру. Хортон откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул. Тяжелый выдался день, а что еще ждет впереди…
        Проводить зачистку всегда тяжело, а когда к этому нет никаких оснований, тяжело вдвойне. Если подходить к вопросу чисто формально, Хортон преступил закон, приказав Флетчеру начать реализацию плана полной зачистки. Нельзя убивать людей без веских причин, а желание избежать заслуженной кары за другое нарушение обычаев никак нельзя назвать веской причиной. И не важно, что ты не пытаешься спастись сам, а выводишь из-под удара судьбы возлюбленного эфеба, ставшего для тебя ближе родного сына, это совершенно не важно.
        С другой стороны, Людвиг не виноват, что его господин увлекся неведомой магией и переоценил свои силы. Людвиг никогда не стремился превзойти силой своего сюзерена, не пытался взобраться по пирамиде бытия выше, чем предначертано наследственностью и судьбой. Когда было необходимо, Людвиг спрямлял изгибы на пути своей судьбы, но он не пытался повернуть этот путь совсем в другую сторону, перешагнуть через край дороги и ступить на девственную неизведанную землю. А вот Хортон попытался, и, похоже, неудачно.
        Начиная работать с книгой Эльдара, Хортон прикинул, сколько попыток призвания демонов он сможет гарантированно сделать до того, как сведения о неведомой магии, творимой в Муралийском Остроге, достигнут ушей герцога Хина. Получилось три попытки. Хортон решил, что этого хватит, что можно рискнуть, и, похоже, зря решил. Пока еще непонятно, что, в конце концов, получится из третьего демона, но это будет явно не то, чего ожидал Хортон. А значит, пора готовить пути отхода, не для себя, это уже невозможно, но хотя бы для тех, кто дорог и любим. Как это ни печально.
        В мире, откуда пришел демон, все не так. Там есть специальное слово «прогресс», означающее, что сотни тысяч магов (но при этом отнюдь не воителей) беспрерывно изучают ту ненормальную, вывернутую наизнанку магию, которой пропитан тот мир. И когда кто-то открывает неизвестный ранее закон мироздания, его не подвергают преследованиям, а, наоборот, окружают почетом.
        Понятно, отчего так происходит. Не оттого, что на родине демона люди смертны, это тоже важно, но здесь это не главное. Главное - что на родине демона сила армии измеряется не силой предводителя, а количеством бойцов. В это трудно поверить, но если заставить себя принять как данность, что сто холопов технически способны лишить жизни своего повелителя…
        Нет, в это невозможно поверить. Вся история вселенной - путь от одного великого воителя к другому. Лео победил Уриэля, Узио победил Лео, Родерик победил Узио… Старого герцога сменяет новый, еще более великий, и в этом, и только в этом, и есть прогресс. От начала времен на Гусином Пике сменилось ровно сто герцогов, сейчас правит сто первый, какое-то время Хортон наивно полагал, что может стать сто вторым… Впрочем, почему наивно? Если знать лишь то, что он знал тогда, шансы представлялись вполне реальными. Он же не знал, что призвать нужного демона намного труднее, чем написано в книге Эльдара.
        Хортон встал из-за стола, накинул плащ и вышел из кабинета. Надо размять ноги, проветриться и дать глазам отдохнуть. Возможно, дать волю гневу, если найдется повод.
        Не успел Хортон сделать и десяток шагов, как из-за поворота коридора на него выскочила Бригитта. Увидев Хортона, она охнула и схватилась за сердце. Хортон поморщился - эмоциональная неуравновешенность этой девушки всегда была самым большим ее недостатком, как бы не пришлось пожалеть о выборе основательницы новой линии… Впрочем, в роли нейтральной матери она точно сгодится.
        - Мой повелитель, - Бригитта рухнула на колени, - я пришла умолять об отмщении.
        Хортон довольно усмехнулся. Вот и повод для гнева, и ходить никуда не нужно. Как говорится, у умной лягушки все губы в комарах.
        - Кто обидел тебя? - спросил Хортон, ласково положив руку на затылок девушки.
        Бригитта задрала голову, и ее взгляд встретился с взглядом Хортона.
        - Демон, - резко выдохнула она.
        - Демон? - удивился Хортон. - Расскажи, как все произошло.
        Рассказ Бригитты не занял много времени. И чем больше она говорила, тем сильнее в душе Хортона поднимал голову змей гнева. Но не на демона, нет, в отношении демона Хортон даже чувствовал нечто похожее на восхищение, это ж надо было так ловко спровоцировать эту дурочку, да так, что самого упрекнуть вообще не в чем! А вот Бригитта… Возможно, Хортон поторопился, назначив ее матерью незачатого, возможно, кандидатуру все-таки стоит пересмотреть. Хотя кого тут можно взять вместо нее? Остальные женщины еще глупее, она хотя бы философией занимается…
        Тем временем рассказ подошел к концу, Бригитта глядела на повелителя влажными глазами и ждала решения. И решение не заставило себя ждать.
        - Я кое-что не понял, Бригитта, - сказал Хортон. - Как именно он тебя оскорбил?
        - Ну как же! - воскликнула Бригитта. - Он назвал меня жабой!
        Хортон улыбнулся.
        - Минуту назад ты говорила совсем другое, - сказал он. - Ты говорила, что демон сравнил твое положение в моем замке с положением самой большой и красивой лягушки во всем болоте. Правильно?
        - Он не говорил, что я красивая, - надула губки Бригитта.
        Хортон расхохотался, весь его гнев улетучился в мгновение ока. Эта девочка такая очаровательно глупенькая!
        - Не злись на него, - сказал Хортон. - И не избегай его. Напротив, беседуй с ним чаще, это поможет тебе лучше понимать людей. Или хотя бы пытаться понимать людей.
        - Да, повелитель, - склонила голову Бригитта. - Я последую вашему повелению. Однако если бы мне было позволено иметь свое мнение, я бы сказала, что боюсь этого демона.
        - Не бойся, - сказал Хортон. - Пока я жив и силен, я не дам тебя в обиду ни демону, ни кому бы то ни было еще. Не бойся его, он не причинит тебе зла.
        - Я боюсь его слов, - сказала Бригитта. - Когда он говорил со мной, я вдруг почувствовала себя такой глупой, такой ничтожной…
        Хортон задумался. А ведь действительно… Он тоже ощущал нечто подобное, беседуя с демоном, едва заметное чувство, он даже не смог самостоятельно облечь его в слова, но оно точно было. Это беспрекословное подчинение, за которым угадывается неуловимый сарказм, ты вглядываешься в душу раба чуть внимательнее и понимаешь, что никакого сарказма на самом деле нет, но призрак сарказма… Да, призрак сарказма, лучше и не скажешь.
        - Не беспокойся, - сказал Хортон. - Он не сделает тебе ничего плохого, я обещаю. А теперь иди, занимайся своими делами. Сейчас я прогуляюсь в одиночестве, а когда наступит ночь, я приду к тебе, жди.
        - Конечно, мой повелитель! - воскликнула Бригитта. - Я буду ожидать вас с нетерпением!
        Она уже ничего не боялась, она забыла о том, как напутал ее демон. Потому что рядом с ней повелитель, он спасет и защитит от всего, что только можно вообразить, от любой опасности и от любой беды. Если бы это было так на самом деле…
        Хортон направился к выходу из замка, его шаги гулко отдавались в тесном коридоре. Надо прогуляться, он слишком засиделся за бумагами и разговорами. И еще надо срочно обновить заклинание здоровья, а то может не хватить времени, зачистка начнется совсем скоро.

10
        Павел сидел на сухой и относительно чистой траве. Внизу, метрах в полутора от его ног, тек ручей, а вернее, даже не ручей, а водяная струйка, соединяющая цепочку пересыхающих луж и впадающая в болотце. Когда-то давно, тысячелетия назад, здесь протекала нормальная речка, но потом всю воду разобрали оросительные каналы, на склонах и террасах речной долины появились огороды, и все, что осталось от реки, - жалкий ручеек. Ивернес говорил, что это место - последний клочок дикой природы на день пути вокруг. Павел ему верил.
        Этот мир жутко, чудовищно перенаселен. Каждый клочок плодородной земли или распахан, или засеян, или ждет своей очереди. Здесь давно не осталось ни лесов, ни лугов, весь Муралийский Острог - сплошные поля и огороды. Здесь нет географии, куда ни пойди, всюду одно и то же - ровные квадраты холопских участков, разделенные где тропинками, а где узкими канавками, по которым течет вода. В центре каждого участка стоит маленький глинобитный домик, больше похожий на сарай, где-то в углу участка растет рощица из десятка деревьев, а все остальное пространство занято грядками и плодовыми кустами. Весь мир похож на гигантский дачный поселок, можно выбрать любое направление и идти вперед, пока не устанут ноги, и со всех сторон тебя будет окружать одно и то же, и только лишь холмы и овраги, отмечающие русла рек прошлого, вносят в пейзаж небольшое разнообразие.
        Здесь нет диких зверей, кроме мышей и крыс, здесь нет птиц, кроме кур, воробьев и голубей, здесь вообще нет дикой природы. Говорят, если очень долго идти на восток, плодородные земли заканчиваются и начинается засушливая степь, а до того места все пространство занято огородами. А в центре каждого огорода - убогая лачуга, в которой очередная холопская семья влачит жалкое существование десятки и сотни лет подряд, и единственная надежда на лучшее - перерождение.
        В этом мире верят в реинкарнацию. Здесь принято считать, что после смерти душа умершего вселяется в новое, только что зачатое, тело. Достойный холоп в новой жизни становится воителем, а недостойный воитель - холопом. Все как у буддистов, разница только в одном - перерождения приходится ждать намного дольше. Раньше Павла удивляло, до какой степени надо устать от жизни, чтобы считать нирвану лучшим выходом из круговорота бытия, теперь это его больше не удивляло. Если ты двести лет подряд живешь в одной и той же хижине с одной и той же женой, если твои дети выросли так давно, что ты уже не помнишь, как их звали, если каждый следующий день твоей жизни ничем не отличается от предыдущего, рано или поздно придет время, и ты захочешь положить конец своему существованию. Если только сохранишь к этому моменту способность размышлять об отвлеченных материях. А сохранить эту способность непросто, когда каждый день проходит в одних и тех же огородных трудах, когда все соседи знакомы настолько хорошо, что с ними уже не о чем разговаривать, когда твоя жизнь так же стабильна и неизменна, как жизнь дождевого червя
в грядке, которую ты пропалываешь каждый четвертый день. Дождевой червь не умеет размышлять о вечном, он вообще не умеет размышлять, ему это не нужно, а если вдуматься, зачем это нужно тебе? Одинокий человек, попавший на необитаемый остров, теряет разум за считаные годы, здешние холопы не одиноки, но у них и времени больше.
        Сзади послышался неясный шум. Павел обернулся и увидел, как по склону оврага осторожно спускается Бригитта, та самая наложница Хортона, что пыталась так забавно построить Павла и Ивернеса, а в результате построилась сама, потому что дура. Но, надо признать, красивая дура, грудь и задница на месте, талия в меру тонкая, да и на лицо недурна. И походка очень грациозная, как у гимнастки, не будь она наложницей графа, Павел ей бы вдул. Но наложницу повелителя трогать нельзя, тем более если она объявлена матерью незачатого.
        Павел поморщился и плюнул в ручей. Сбылась, блин, мечта фашистов, евгеника в чистом виде. Как у собаководов - родословная, выбраковка, породы… Впрочем, это неудивительно, это в земном средневековье каждый ребенок был божьим благословением, надеждой на счастливую старость и инвестицией в будущее. Здесь каждый ребенок прежде всего поедатель пищи и заниматель места, а пищи и места на всех не хватает. Каждое рождение санкционируется воителем, и не дай бог какой-нибудь женщине залететь без разрешения - казнят немедленно. И того, от кого она залетела, тоже казнят, причем смерть его будет нелегкой, чтобы другим неповадно было. Местные мужики вообще боятся пользовать женщин, как установлено от природы, предпочитают извращения, чтобы уж точно никого не зачать. Голубых и розовых здесь даже больше, чем нормальных, прямо Содом и Гоморра в одном флаконе. Посмотришь на человека, вроде нормальный, вот Людвиг, например, а Хортон его, говорят, чуть ли не каждую ночь пялит, любовь у них, видите ли. Тьфу! И Бригитта эта…
        Бригитта тем временем преодолела спуск, подошла к Павлу и села рядом. Павел вдруг почувствовал необъяснимую злость.
        - Привет, наложница, - сказал он. - Ты не знаешь, когда повелитель меня накажет?
        Бригитта посмотрела на Павла незамутненным взглядом и ответила:
        - Не знаю. А за что он тебя накажет?

«Уже забыла, дура», - подумал Павел, а вслух сказал:
        - Помнишь, ты угрожала, что пожалуешься Хортону?
        Бригитта нахмурилась и заметила:
        - Надо говорить «лорд Хортон», или «мой повелитель», или «его сиятельство». Так, как ты говоришь, непочтительно.
        - Прости, - сказал Павел. - Я тут человек новый, в местных правилах вежливости еще не разобрался.
        - Ты не человек, ты демон, - уточнила Бригитта. - Но ты прав, ты действительно не можешь понять все правила вежливости. Это потому, что ты глуп.
        - Точно, - кивнул Павел. - Очень глуп. Но не всем быть такими умными, как повелитель. Или как ты.
        - Я тоже не очень умная, - вздохнула Бригитта. - Повелитель из-за этого даже не хотел меня воспитывать как мать незачатого, но потом все-таки решил рискнуть. Он недавно сказал, я должна больше общаться с тобой. Он говорит, это поможет мне понимать людей и стать умнее. Не понимаю почему, но повелителю виднее, он мудр.
        - О да, - согласился Павел. - Повелитель мудр. Хотел бы я быть таким же мудрым.
        - А тебе-то зачем? - удивилась Бригитта. - Ты же не воитель, ты раб, а рабу мудрость не нужна, от нее только хуже становится. Самое главное - никогда нельзя думать, что все могло быть иначе. Молодые рабы часто воображают себе всякую ерунду, типа, а если бы я был воителем, а если бы я нашел в помойной яме древнюю книгу с тайными заклинаниями… Это очень вредно.
        - Почему?
        - Ну как же! В мыслях у тебя будет одно, а в реальности - другое. Если много смотреть в ложную реальность, начнешь путать, где правда, а где ложь, начнет мерещиться, что на самом деле ты не раб, а бес или демон…
        - Но я и есть демон, - заметил Павел. - Значит, мне можно мечтать о несбыточном?
        Бригитта отрицательно покачала головой и сказала:
        - Все равно нельзя. Это по природе ты демон, а по жизни - раб. Ты же не дикий демон, тебя повелитель призвал. Он изменил твою судьбу, она теперь в его руках, смысл твоей жизни - исполнять желания повелителя, а другого смысла нет и быть не может.
        - А если я не соглашусь с этим? - спросил Павел. - Если я сам захочу решать, что мне делать и для чего жить? Разве у вас рабы не убегают от господ?
        Бригитта посмотрела на него как на идиота.
        - Ты воистину глуп, - сообщила она. - Сам подумай, зачем рабу убегать от повелителя?
        - Чтобы стать свободным.
        - Как? Где такой раб будет жить? Кто его будет кормить?
        - Ну… Можно найти какой-нибудь незанятый участок…
        - Незанятых участков не бывает!
        - Можно отобрать участок у каких-нибудь холопов…
        Бригитта рассмеялась.
        - Только дурак сменит судьбу раба на судьбу холопа, - заявила она. - Ковыряться в земле… Да ну тебя! Как ты можешь серьезно рассуждать о таком? Это сумасшествие какое-то!
        Павел саркастически усмехнулся.
        - Да, - сказал он. - Мы, демоны, все немного сумасшедшие.
        И в этот момент он почувствовал, как в его душе что-то зашевелилось. Та неясная вуаль, что затуманивала мысли и чувства, начиная с самого момента призвания, вдруг отступила, и Павел вдруг понял, ясно и отчетливо, что все происходящее с ним - никакой не сон. Это происходит на самом деле, он действительно перенесся в другой мир, нет больше ни «Лексуса», ни фирмы, ни двух квартир в Москве, да и самой Москвы тоже нет, а есть лишь большое дачное товарищество под названием Муралийский Острог, есть одноэтажный барак в форме буквы П, который все почему-то называют замком, есть старый волшебник-педераст по имени Хортон, которого надо называть повелителем, есть юный волшебник-педераст по имени Людвиг, и есть еще эта прелестная дурочка, которая только что как-то освободила мозг Павла от психотропного заклятия, за что ей большое спасибо. А теперь надо начинать думать, что делать дальше. Потому что Павел не собирается оставаться рабом, что бы ни говорила Бригитта по этому поводу. Некуда бежать, значит? Это она думает, что некуда, а сумасшедший демон знает, что из каждой безвыходной ситуации есть не менее двух
выходов, надо всего лишь их найти. Это вопрос времени, но время здесь не ограничено, в том, чтобы быть бессмертным, есть свои преимущества.
        Павел резко поднялся.
        - Извини, Бригитта, - сказал он. - Мне надо прогуляться в одиночестве. Я должен обдумать то, что ты сказала.
        Глава третья

1
        Зачистка приближалась, посетители начали прибывать в Муралийский замок. Флетчер направлял их к Людвигу, и Людвиг выслушивал их доклады. Это наполняло сердце Людвига предвкушением счастья, еще два дня, и он перестанет быть простым безземельным воителем, он станет бароном, а пять юнцов, представившихся будущему повелителю, станут первыми воителями, чьи линии жизни и смерти он возьмет в свои руки. Это случится послезавтра - и это будет великий день. Конечно, надо будет еще пройти испытание, но Людвиг не сомневался в своих силах. Ему будет помогать повелитель, а кто сможет противостоять магии лорда Хортона в границах его удела? Никто. Ибо повелитель не из тех, кого направляет за порог перерождения собственный вассал, незаметно превзошедший сюзерена в волшебном искусстве. Лорд Хортон мудр и бдителен, никому не скрыть от него своего мастерства, да никто и не пытается. Имея такого повелителя, как лорд Хортон, лишь последний дурак потянется к неведомой магии без явного дозволения сюзерена.
        Пять юных мастеров преклонили колени перед сэром Людвигом, ни один не опоздал и ни один не нарушил ритуал ни в какой малости. А вечером, за ужином, состоялся второй ритуал.
        Семеро воителей собрались за одним столом. Во главе стола восседал граф Хортон, пепельно-серый плащ ниспадал с его плеч и сливался с пепельными волосами, так что было трудно различить, где кончается плащ и где начинаются волосы. Рядом с повелителем, на расстоянии протянутой руки, сидел Людвиг, впервые он занимал второе место за ритуальным столом, и это было так странно, что Людвигу приходилось все время бороться с ощущением, будто это происходит во сне. Людвиг боялся, что сейчас он проснется, и все исчезнет, а останется только узкая постель в тесной каморке безземельного воителя или, хуже того, грязный матрас замкового раба. Людвиг понимал, что это глупое ощущение, но ничего не мог с собой поделать.
        Далее размещались трое юношей и две девушки, которым суждено стать первыми вассалами Людвига. Светловолосый Пан, неловкий и с писклявым женственным голосом, некрасивый, неумный и слабый, но обладающий невероятной для своего возраста способностью к магии урожая. Благодаря его силе Людвигу не придется краснеть, когда придет время отправлять повелителю первый налог. Могучий Устин, могучий не только силой рук, но и силой боевой магии, ему суждено стать разящим мечом юного барона, поражающим тех, на кого барон не желает расходовать собственные силы. И еще он станет стимулом, подстегивающим в бароне Людвиге тягу к собственному совершенству, потому что негоже сюзерену быть в бою слабее вассала, перерождение такого сюзерена не заставит себя ждать. Тихий и задумчивый Стефан, ничем не примечательный, кроме того, что двое его старших братьев уже бароны. Если дети Стефана пойдут в дядьев, а не в отца, им не раз еще придется наполнить гордостью сердце Людвига. Высокая, широкоплечая и широкобедрая Изольда, по всем признакам идеально подходящая для продолжения рода Людвига. Повелитель уже предварительно
благословил их союз, а окончательное благословение состоится, когда в Фанарейской волости воцарится порядок, достаточный, чтобы новоявленный барон смог отвлечься от неотложных дел и спокойно заняться продолжением рода. И, наконец, маленькая и полноватая рыжеволосая Техана, которую лорд Хортон назначил в вассалы Людвига по каким-то неведомым соображениям, которыми не счел нужным поделиться. И еще пять вассалов ждут Людвига в Фанарейской волости, они пока еще не знают, что послезавтра станут его вассалами. И еще трех безземельных вассалов лорд представит ему потом.
        Повелитель поднял ритуальный кубок, и шесть пар глаз неотрывно уставились на него.
        - Приближается великий день, - начал ритуальную речь лорд Хортон. - Осмотрев возлюбленного моего Людвига, я не нашел никаких изъянов ни в теле его, ни в душе, ни в ауре. Осмотрев налоги, представленные мне вассалами, нашел я, что путь барона Хайрона в текущем воплощении подошел к концу. Послезавтра мой гнев завершит путь барона Хайрона, а моя любовь начнет путь барона Людвига. Десять юных мастеров станут воителями, пять из них присутствуют здесь, и это наполняет мое сердце радостью. Так осушим же священные кубки, и пусть сбудется задуманное и исполнится предсказанное!
        Осушив кубок, лорд Хортон улыбнулся и сказал:
        - Ритуал завершен, и теперь мы можем начать веселиться. Павел, войди!
        Дверь в дальнем конце пиршественного зала распахнулась, в зал вошел демон по имени Павел. В руках он держал лютню.
        - Сыграй нам, демон, и пусть эта мелодия усладит наши сердца и даст нам сил и решимости завершить начатое!
        Демон заиграл. Он играл так, что Людвиг не поверил своим ушам, а затем и глазам. Обычно играющий на лютне зажимает струны на грифе левой рукой, а пальцами правой руки бьет по струнам, издавая из них звуки. У демона же обе руки одинаково порхали над грифом, пальцы совершали неуловимые движения, а лютня издавала невероятные, чарующие звуки, Людвиг никогда не слышал ничего подобного. Судя по отвисшей челюсти лорда Хортона, тот тоже ничего подобного раньше не слышал.
        Закончив мелодию, демон положил лютню на колени и стал разминать пальцы.
        - Прекрасно! - воскликнул лорд Хортон. - Воистину ты лучший музыкант во всем Остроге! Я решил, ты пойдешь с нами, и когда я провозглашу окончание зачистки, ты сыграешь нам так, что присутствующие будут вспоминать твою музыку во всех последующих воплощениях. А теперь играй еще!

2
        Поход начался ранним утром, едва солнце поднялось над восточным горизонтом. Лорд Хортон, сэр Людвиг, пятеро подростков, которые завтра получат право именоваться
«сэр» или «леди», и семь рабов-носильщиков. И еще Павел, тоже раб, но не носильщик, потому что он нес только лютню.
        Никаких особых церемоний не было, путешественники шли вперед, не соблюдая никакого определенного порядка, лишь следя за тем, чтобы не потерять друг друга из вида. Время от времени то один, то другой сходил с тропы, переступал заборчик и справлял нужду прямо на грядки очередного холопского огорода, при этом девицы, входящие в состав процессии, ничуть не стеснялись мужчин. Вообще, в этом мире девицы стесняются только одной вещи - того, что в мире Павла считается нормальным сексом. Извращенного секса местные девицы не стесняются, в этом Павел убедился вчера вечером с удачно подвернувшейся рабыней-горничной. Павел предполагал, что юноши тоже не стесняются извращенного секса, но проверять это не собирался.
        Погода была отличная, не холодно и не жарко, слева и справа небо затянуто облаками, но прямо над тропинкой, по которой шли путники, оно было абсолютно чистым, и солнце приятно припекало голову. Павел знал, что ближе к полудню облака переместятся и защитят лорда от нестерпимого зноя. А заодно защитят всех тех, кто его сопровождает.
        Воители умеют управлять погодой. В этом мире не бывает ни засух, ни наводнений, каждое поле приносит два урожая в год, и ни один урожай не бывает заметно лучше или хуже другого. Сельское хозяйство не таит в себе никаких сюрпризов, кроме того, что конкретный холоп может начать лениться и недостаточно тщательно мотыжить и пропалывать свои грядки. Тогда провинившийся холоп отправляется на перерождение, подросший сын какого-то другого холопа занимает его место, а какая-то женщина получает право забеременеть. Процедура отлажена многими поколениями, и в ней нет места неожиданностям.
        И вообще, в этом мире нет места неожиданностям. Все идет своим чередом, каждый следующий год ничем не отличается от предыдущего. Да и времена года почти не отличаются, днем всегда жарко, ночью всегда холодно, лето отличается от зимы лишь тем, что летом немного больше дождей. Если бы Муралийский Острог находился на Земле, его климат можно было бы назвать субэкваториальным.
        С головой Павла творилось что-то странное. Все чаще в ней стали всплывать давно забытые знания, полученные в школе, в институте и из книг. Когда-то давно Павел знал, что такое субэкваториальный климат, потом забыл, потому что это не нужно помнить ни лейтенанту-двухгодичнику, ни успешному менеджеру, ни тем более удачливому бизнесмену. А теперь вдруг ненужное знание ни с того ни с сего выплыло из небытия.
        И еще Павел обнаружил, что отлично играет на лютне. Раньше, в институте, он играл на гитаре, причем не только бренчал простые песенки из трех аккордов, но и пытался играть нормальную музыку, сумел разучить партию соло-гитары из «Smoke on the water», но «Crazy train» ему не дался - и Павел забросил занятия. А вчера он взял в руки даже не гитару, а убогую пятиструнную лютню, и в его руках она заиграла так, как не у каждого играет нормальная гитара. Павел рискнул даже исполнить «К Элизе» Бетховена, и у него почти получилось. Четыре раза он сфальшивил, но слушатели ничего не заметили, ведь чтобы это заметить, надо знать, как мелодия исполняется в оригинале. А они не знают этого, они вообще не знают нормальной музыки.
        Впрочем, черт с ней, с музыкой. Куда больше Павла беспокоило то, что он никак не мог разобраться в своих мыслях и чувствах. Непонятная и пугающая мазохистская оглушенность, одолевавшая его в первые дни в этом мире, бесследно улетучилась. Павел больше не чувствовал потребности служить повелителю и радовать его в меру своих возможностей, Павел чувствовал себя свободным. И, странное дело, он чувствовал себя лучше, чем раньше, когда у него была большая фирма, дорогая машина и две квартиры.
        Сейчас он ощущал себя героем квеста, только что вышедшим из стартовой локации и идущим к ближайшей цели. Как часто бывает в игрушках, первая задача совсем проста. Чтобы ее решить, не нужно ни напрягать мозг, ни тренировать ловкость пальцев. Усилия потребуются потом, а пока начинающий игрок должен освоиться в новом мире, разобраться с управлением игрой, попробовать то, попробовать это… Сопровождай рейд-партию, наблюдай за их действиями, в конце сыграешь на лютне и заработаешь чуть-чуть экспы, а может быть, и следующий уровень. По законам жанра к вечеру должны напасть отморозки… Нет, не вечером, а ночью, когда все будут спать у костра, кого-нибудь поставят караулить, а он проспит.
        В голову Павла вплыло еще одно забытое знание. Павел вспомнил, что когда-то давно он читал, что под воздействием сильного стресса обалдевший мозг часто притворяется, что все происходящее происходит не с ним. Это нормальная приспособительная реакция, дескать, мне нет дела до всего этого, а значит, нет повода нервничать. Мозг успокаивается, а когда наступает время давать команды телу
        - дает команды быстро и точно, не растрачивая ресурсы в бесполезных самотерзаниях.
        Время шло, тени становились короче, а потом как-то незаметно солнце спряталось за облаками, тени расплылись и стали неразличимы. Путники шли, пейзаж менялся, но менялись лишь детали пейзажа, суть его оставалась неизменной. Грядки, лужайки, деревца (больших деревьев почему-то нигде нет), идеально прямые ручейки, и иногда согбенная спина очередного холопа. При этом ни один холоп не работал рядом с тропинкой, похоже, холопы удалялись в глубь своих участков, лишь только завидев процессию издали. И правильно, незачем искушать судьбу, шарясь рядом с начальством, особенно если начальство идет на войну.
        На военный поход это путешествие, однако, совсем не походило. Граф Хортон не выставил ни головного дозора, ни бокового охранения, воители и рабы шли цепочкой, но лишь потому, что тропа слишком узка, чтобы идти по ней в каком-то другом порядке. Как будто в лес за грибами пошли.
        Ни у кого нет никакого оружия. Здесь считается, что нож - орудие раба, а воитель не нуждается в ином оружии, кроме магии. Павел признавал это суждение справедливым, он столкнулся с боевой магией лишь однажды, но и этого ему хватило, чтобы проникнуться к ней уважением. И не только к боевой магии, но и к лечебной. Как ловко Людвиг регенерировал сожженную руку Павла! И Хортон до этого, когда заставил Павла отрезать себе палец, просто взмахнул рукой, как джедай хренов, и отрезанный палец отрос заново, прямо на глазах. Хорошо, что Павел полагал тогда, что спит, а то точно сошел бы с ума.
        Размышляя подобным образом о всяких отвлеченных вещах, Павел шагал и шагал, перед ним маячила спина рыжей Теханы, сзади топали рабы-носильщики, все было спокойно, и на душе у Павла тоже было спокойно и благостно. И когда объявили привал и вдруг выяснилось, что на долю Павла никто не припас ни еды, ни воды, Павел не расстроился. Это мелкое происшествие, досадное, но несущественное, оно ни на что не повлияет. Павел подошел к носильщикам, и они поделились, не дожидаясь, когда требование будет высказано вслух. В очередной раз Павел заметил, что рабы боятся демона куда сильнее, чем следует бояться неведомое существо, вроде бы опасное, но пока не замеченное ни в чем плохом. Надо будет при случае расспросить Бригитту. Или ту горничную, как ее звали-то… Впрочем, они обе дуры, ничего дельного не расскажут.
        Павел сидел, привалившись к стволу неизвестно какого дерева, жевал ломоть черствого хлеба и наслаждался жизнью. Ему было спокойно и интересно, он знал, что завтра что-то случится, и смаковал последние спокойные часы перед тем, как оно случится. Завтра утром все переменится.

3
        На закате процессия вышла к границе Фанарейской волости. Лорд Хортон скомандовал привал, рабы засуетились, одни отправились на участки ближайших холопов добывать топливо для костра, другие стали раскладывать одеяла прямо на грядках выбранного графом участка. Ожидая ужина, Людвиг прилег на свое одеяло. Он хотел вздремнуть, но, закрыв глаза, понял, что не уснет. Да и ночью, пожалуй, тоже не уснет.
        Его начала колотить неуловимая дрожь, незаметная внешне, но очень хорошо ощутимая изнутри. Если бы сейчас возникла необходимость на чем-нибудь сосредоточиться, Людвиг не смог бы этого сделать, он слишком сильно нервничал. Нельзя сказать, что ему было страшно, он не боялся завтрашнего дня, он просто волновался. Какое-то нехорошее предчувствие было, но неотчетливое, едва заметное.
        Красные отблески заходящего солнца, проникающие в глаза Людвига сквозь закрытые веки, вдруг потускнели - кто-то стоял между ним и солнцем. Людвиг открыл глаза и увидел демона.
        Демон смотрел на будущего барона, и в глазах его читалась… жалость? Нет, не жалость, и даже не сочувствие, это совсем другое. Так мог бы смотреть на Людвига лорд Хортон, вспоминая, как столетия назад он выступил в свой первый поход, как не мог найти себе места перед первым боем и как потом, когда он одержал свою первую победу, все страхи бесследно рассеялись. Но демон не может это вспоминать, он не воитель и никогда не был воителем, он сам говорил это!
        - Сыграй мне, демон! - повелел Людвиг.
        Демон саркастически усмехнулся и заявил:
        - Мне казалось, только граф Хортон имеет право мне приказывать. Я ведь его раб, а не чей-то еще. - Он сделал короткую паузу и добавил: - Я сыграю тебе, но не по приказу, а по собственной доброй воле.
        И стал распаковывать лютню.
        Людвиг удивился. Демон сдурел, откуда у раба собственная воля? А потом демон запел.
        Он пел на неведомом языке, странные звуки складывались в непривычные слова, но Людвиг прекрасно понимал их. Достаточно понимать один язык, чтобы понимать все слова, произнесенные и написанные, так устроен мир, и странно, что родной мир демона устроен иначе. Впрочем, кому какое дело до родного мира демона?
        Демон пел. Лежа без сна, утираю пот со лба, но это не страх, я скоро уйду. Ясно вижу кошмары, лежащие впереди, могильный холм из пустынной дюны. Когда придет время, преступим ли мы закон? Завершим ли мы свой путь, когда придет время? Верховный дух, позволь нам завершить начатое, пусть перерождение состоится в положенный срок. Трудно оправдать наш поход, может, это потому, что мы не правы? Может, надо просто продолжать жить? Забыть и простить?
        Людвиг улыбнулся. Демоны - совершенно чуждые существа. Они позволяют себе обращаться к верховному духу, даже не задумываясь о том, позволено ли им это. Если бы верховный дух был не философской абстракцией, а реальным существом, он бы быстро отучил демонов от этой дурной привычки.
        Слова песни закончились, теперь демон перебирал пальцами обеих рук по грифу, из лютни изливалась чарующая мелодия, невероятно красивая, несравнимая ни с чем, что доводилось слышать Людвигу когда-либо раньше. Людвиг закрыл глаза, ему показалось, что земля под ним шевельнулась, его понесло ввысь, далеко-далеко, прочь от земных оков, дух его освободился, больше не было никаких обязанностей ни перед кем, синяя птица абсолютной свободы простерла крылья над ним. Людвига пронзила внезапная мысль - может, это и есть та самая мелодия смерти, что упоминается в легендах? Может, под ее воздействием перерождение Людвига уже началось, может, он сейчас умрет?
        Но нет, Людвиг открыл глаза, и наваждение рассеялось. Да и мелодия подошла к концу. Демон отложил лютню и стал разминать уставшие пальцы. И сказал вдруг:
        - Все будет хорошо. Незачем волноваться, все будет хорошо, я чувствую это.
        - Ты предсказываешь будущее? - удивился Людвиг.
        - Я не предсказываю, я знаю, - ответил демон. - Только не надо спрашивать, откуда я знаю это. - Он помолчал и продолжил: - Что-то непонятное со мной происходит. Я как будто помолодел, мне как будто снова двадцать лет, ну, может, двадцать пять, но не больше. Когда я был молод, я играл на лютне, читал книги, думал о разных отвлеченных вещах, у меня не было ни машины, ни двух квартир, я был беден, но свободен. Тогда я не знал, что делать с этой свободой, я был готов променять ее на вещи и социальный статус, но никто не хотел забирать ее. Я старался, и в конце концов я ее променял, и ее больше не стало. А теперь я гляжу на тебя, сэр Людвиг, и вижу в тебе себя, каким я был, когда был молод.
        - Моя свобода останется со мной навсегда, - заявил Людвиг. - Я никогда не стану рабом.
        Демон долго молчал, а затем сказал:
        - Все чаще мне кажется, что в этом мире вообще нет свободных. Рабы и холопы - с ними все понятно, а воители… Судьба воителя в руках его лорда, воитель не имеет собственной воли вне пределов, отпущенных лордом. И чем он тогда отличается от раба?
        - Ты говоришь недозволенные вещи! - возмутился Людвиг. - Тебя извиняет лишь то, что ты не успел разобраться в справедливом порядке вещей.
        Демон хихикнул.
        - Справедливости нет, - заявил он. - А у вас - особенно. То, что граф Хортон идет убивать барона Хайрона - справедливо?
        - Не тебе, рабу, судить о справедливости!
        - Конечно, конечно, - издевательская улыбка не сходила с губ демона. - Ты так говоришь, потому что тебе нечего возразить. Так всегда происходит, когда низший говорит высшему то, что высший не хочет слышать. Это не удивляет меня, меня удивляет то, как быстро ты признал, что тебе нечего возразить.
        - Я не признавал этого!
        - Так возрази.
        Людвиг открыл рот, а затем закрыл обратно. Демон прав, возразить нечего. Но…
        - Ты говорил о свободе, - сказал Людвиг. - Ты говорил, что в этом мире нет свободных. Но ты не прав, в этом мире есть свободные. И то, что лорд Хортон идет убивать сэра Хайрона, - в этом и есть свобода моего повелителя.
        - Хорошая свобода, - сказал демон. - Ты прав, свобода убивать в этом мире есть. А свобода творить добро?
        - Добро? - удивился Людвиг. - А что это такое?
        Демон рассмеялся.
        - Я все понял, - сказал он. - Можешь больше ничего не говорить, и вообще, пора спать, завтра у тебя будет трудный день. Не буду больше смущать тебя, завтра ты должен верить, что действуешь правильно и справедливо. Да пребудет с тобой сила!
        Произнеся последние слова, демон глупо хихикнул, как будто они были шуткой. И улегся прямо на землю в промежуток между грядками. Одеяла демону не досталось, и правильно, пусть померзнет, пусть это станет наказанием за дерзкие речи. Надо будет потом пересказать их повелителю. Или не надо? Пожалуй, не надо, демон так невероятно хорошо играет на лютне, что будет обидно, если повелитель его умертвит.

4
        Они достигли Фанарейского замка незадолго до полудня. Все шло хорошо, на дороге не было препятствий, юные воители отлично управлялись с облаками, Хортону вообще не пришлось применять магию самому, если не считать заклинания снятия усталости, абсолютно необходимого в данной ситуации.
        Людвиг держался молодцом. Он ничем не показывал волнения, какое неизбежно возникает, когда воля повелителя направляет тебя в смертельный бой с заведомо сильнейшим противником. Конечно, повелитель обещал вмешаться, ты веришь в это, но все равно душу гложет червь сомнения - а что, если повелитель не успеет или передумает? Немудрено от таких мыслей начать дергаться, сбиваться с шага, а потом, когда придет время боя, перепутать заклинания. Но Людвиг держался отлично, Хортон глядел на него и не мог обнаружить ни одного признака, свидетельствующего о душевном смятении. Лишь один раз, вчера вечером, Людвиг позволил себе накричать на раба-демона, но быстро взял себя в руки. Хортон не стал тогда ни вмешиваться, ни даже интересоваться сутью их разговора.
        Замок выглядел пустым и заброшенным, ни одного раба не было видно ни на подворье, ни у колодца. Очевидно, барону уже донесли о приближении повелителя, Хортона это не удивило, так происходит почти всегда. Немного странно, что барон позволил рабам покинуть замок, но так тоже иногда бывает. Редко, но попадаются воители, достаточно мудрые, чтобы не просить пощады, а с достоинством принять уготованную участь. Хортон не ожидал, что Хайрон окажется из их числа, но ошибиться может каждый, особенно в непринципиальных вещах.
        Нога Хортона переступила оросительную канавку, обозначающую границу замка, и одновременно с этим на парадном крыльце появился Хайрон. Одетый в свой лучший плащ, с лицом величавым и отрешенным, барон медленно спускался по лестнице, очень прямо держа спину. Пожалуй, не стоит ждать от него сюрпризов, он уже смирился с неизбежным исходом и желает пройти ритуал, сохранив достоинство. Это похвально.
        Они встали напротив друг друга, Хайрон сдержанно поклонился.
        - Ты неудачлив, Хайрон, - произнес Хортон ритуальную фразу. - Нить твоей жизни подошла к концу, и я обрываю ее. Пусть твое новое воплощение станет не хуже прежнего.
        Хайрон поклонился еще раз и ничего не ответил. Хортон отступил на шаг.
        - Начинай, Людвиг, - сказал он.
        Маска бесстрастного спокойствия на лице Хайрона дрогнула и распалась.
        - Вот, значит, как, - пробормотал он. И добавил, уже в полный голос: - На твоем месте, Хортон, я не стал бы доверять этот бой своей наложнице. Мальчишка проиграет, мы ведь будем состязаться не в умении ублажить мужа.
        Людвиг покраснел, на его щеках напряглись желваки. Хортон поморщился.
        - Не оскверняй свой рот бранью, Хайрон, - сказал он. - Злые слова не помогут, а лишь помешают тебе занять достойное воплощение.
        - Тебе ли говорить о скверне в словах! - возмутился Хайрон. - Твоя душа осквернена не только словами, все знают, почему ты вышел походом на меня в неурочное время и без оснований! Все знают, что ты творишь запретную магию! Ты призываешь демонов, что потрясут основы мироздания и тогда…
        - Достаточно! - страшно заорал Хортон, заглушив голос барона. - Людвиг, начинай же!
        Людвиг вышел вперед и коротко поклонился. Не обращая на него внимания, Хайрон сложил руки в заклинательном жесте и метнул файрбол, но не в Людвига, а в Хортона.
        Он чуть не достал графа, Хортон едва-едва успел поставить косой щит, сгусток огня издал лютый, бешеный визг, устремился в небо и в мгновение ока растворился в голубизне.
        Хортон развел руки в стороны и отбросил щит от себя, стараясь, чтобы нижний край двигался вплотную к земле. Хайрон крутанулся вокруг оси, подцепляя ткань пространства, щит завернулся в спираль, вокруг барона сформировался силовой кокон, подобный витым костяным безделушкам, что доставляют из герцогства Хоксни. Но этот кокон не охватывал врага снизу, он нависал над бароном, как колпак, барон сумел удержать его в воздухе, и в следующее мгновение сияющая пирамида, бешено вращаясь, приподнялась, заскользила вбок, Хайрон подправил ее движение…
        Людвиг наконец-то очнулся от странного оцепенения и вступил в бой. По земле пробежала волна, почва заколебалась и покрылась концентрическими кругами, в центре которых сверкал и переливался силовой кокон, который…
        Да, Хайрон все-таки сумел сбросить смертоносный колпак. Бесплотный узор, сотканный из чистой энергии, метнулся в сторону и схлопнулся в точку, издав оглушительный треск. Хортон почувствовал, как его волосы, обычно мягкие и шелковистые, почти как у женщины, вдруг отвердели и встопорщились. Это подсказало Хортону направление следующего удара.
        Он потянулся к небу, и нежно-белое одеяло, занимающее половину небосвода, начало сжиматься, темнея и постепенно раскручиваясь вокруг своей оси. Если Людвиг продержится минуту (а минуту-то он точно продержится), Хайрону придется несладко.
        Почва тем временем колебалась все сильнее. Твердая земля превратилась в вязкую жидкость, подобную древесной смоле, концентрические окружности вздымались и опадали, удерживаться на ногах становилось все труднее. Краем глаза Хортон отметил, что юные воители поспешно отступают. Все правильно, это не их бой. Но почему демон не отступает вместе с ними?
        Людвиг вдруг завизжал, тонко и пронзительно, как придавленная крыса. Его грудь содрогнулась, изо рта выбросило кровяной сгусток. Хайрон торжествующе закричал.
        Солнечный свет залил поле боя. Хайрон бросил короткий взгляд вверх и резко переместился в сторону. Именно переместился, а не отошел и не отпрыгнул, он не стоял на дрожащей земле, он парил в воздухе. Хортон расхохотался.
        - И ты еще смеешь обвинять меня, что я применяю запретную магию! - заорал он.
        Хайрон не остался в долгу.
        - Ты лицемер, Хортон! - закричал он. - Ты умрешь, но перед этим ты успеешь увидеть, как погибает твой возлюбленный мальчик!
        Хортон не стал отвечать на эту тираду, он предпочел не раскачивать душевное равновесие ничего не значащими словами, вместо этого он выпустил серию файрболов. Хайрон уклонился от всех. Некоторые файрболы ударили в глиняную стену баронского замка, она потрескалась, с нее осыпалась штукатурка, в одном месте появилась сквозная дыра.
        Людвиг едва держался на ногах. Запретная магия сосала из него жизнь, его корчило, лишь запредельным усилием воли он удерживался от того, чтобы рухнуть на колени и сгинуть в зыбучем грунте. Бесы и духи, кто мог предположить, что Хайрон умеет так много!
        С неба опустился черный хобот смерча. Земля взметнулась кольцом, на мгновение окружив барона непроницаемой цилиндрической стеной, затем внутрь этого цилиндра ударил смерч - и в следующую секунду земля опала. Два атакующих заклинания поглотили друг друга.
        - Ты разозлил меня, - провозгласил Хортон. - Изведай же мощь моего гнева, изменник!
        Хайрон завизжал и начал плести большой файрбол. Хортон соткал из небытия огненный меч и устремил его к противнику. Огонь ударил в огонь, ткань мироздания затрещала, и во все стороны брызнули осколки тьмы. Хортон усилил очередное колебание земли и повелел волне поднять барашки. Целый рой фрагментов тьмы ударил в волну, она вспучилась изнутри и излилась в иные измерения невероятно сложным фракталом. А другая часть волнового фронта ринулась вперед, быстро теряя силу, но ее первые шаги были воистину сокрушительны. В следующее мгновение бой был окончен.

5
        Павел сидел на голой земле. Земля вывернулась наизнанку под действием чудовищной магии, дьявольские круги, вспучившиеся в ходе боя, застыли кольцевыми траншеями, на бруствере одной из них сидел Павел, спустив ноги вниз. Он был весь в земле и грязи, его волосы вздыбились и трещали от статического электричества, но он не замечал этого.
        Он был в шоке. Он знал, что магия может быть очень сильной, чудовищно сильной, но такого он не ожидал. Он примерно представлял, как выглядит файрбол, он даже поймал его однажды голой рукой, и рука сгорела, но тогда психику Павла охраняло что-то неведомое, и тот случай не оставил большого следа в его душе.
        Теперь все было иначе. Теперь он был самим собой, никакое внешнее воздействие не подчиняло себе его душу, ничто не укрывало его душу от ужаса. Он видел, как неугасимое пламя в мгновение ока слизывает штукатурку и крошит кирпичи, как ткань бытия начинает плясать под ментальными ударами магов, как плывут и разрушаются геометрия и топология, как земля разверзается под ногами, и ты понимаешь, что если сейчас упадешь, то больше не встанешь. Когда из последних сил балансируешь на одной ноге, чудом удерживаясь от падения в пульсирующий провал, а в пяти шагах от тебя человек, скрюченный магическим ударом, понемногу выплевывает свои легкие с каждым хрипящим выдохом - это куда страшнее, чем когда ты сидишь в кинотеатре и пялишься в экран, отхлебывая пиво. Там, в другом, уже нереальном мире, кто-то шутил, что жизнь - игра скучная, но графика у нее хороша. Здесь графика была слишком хороша.
        Людвиг лежал неподалеку, его было плохо видно, потому что над ним склонился Хортон, но пятна крови на руках и одежде Людвига были видны отчетливо. Хортон колдовал уже несколько минут, Павел начал сомневаться, удастся ли ему спасти Людвига. Целебная магия - вещь сильная, но всему есть предел.
        Павел встал и, пошатываясь, направился к эпицентру магических возмущений. Земляные валы, воздвигнутые боевой магией, осыпались под его ногами. Внезапно нога провалилась в большую дыру, широкую и глубокую. Павел пошатнулся, не удержав равновесия, и плашмя рухнул на сухую глину. Впрочем, глина скоро перестала быть сухой - движение Павла открыло дорогу грунтовым водам. Павел выдернул ногу, попытался перевернуться, соскользнул еще ниже, а вода все прибывала. Павел вдруг понял, что так можно и утонуть, и это будет редкостно идиотская смерть - утонуть в грязной воронке, образовавшейся от ударного заклинания. Да и вообще сама идея идти в эпицентр была идиотской, сначала надо было уточнить, не остается ли после примененной магии опасных остаточных эффектов.
        Павел позволил бьющему снизу потоку оторвать его от земли. Водяная волна мягко толкнула Павла под зад и вынесла на гребень очередной концентрической окружности. Ужас отступил, Павел с трудом поднялся на ноги и побрел прочь, туда, где под ногами нормальная земля, где она не источена магией, где можно не опасаться угодить во внезапно открывшийся провал. Дважды пришлось перепрыгивать кольцевые канавы, быстро заполняющиеся водой.
        Откуда-то материализовались юные воители. Они пожирали поле боя жадными взглядами, белобрысый хлыщ с педерастическими замашками по имени Пан состроил умную физиономию и заявил:
        - Глядите, как землю проело, метров на пять в глубину, не меньше. Много, видать, силы было в бароне Хайроне.
        Павел возмутился и уже открыл было рот, чтобы спросить: а где ты был минуту назад, педрила лощеный? После драки все горазды кулаками махать, а как насчет помахать кулаками вовремя? Но так говорить нельзя, потому что Павел - раб, а этот волосатый уродец - почти что воитель. Когда церемония завершится, его надо будет величать
«сэр». Интересно, кстати, как должна завершиться церемония?
        - Павел! - крикнул Хортон. - Подойди!
        Павел подошел. Граф критически осмотрел его и сказал, явно обращаясь к самому себе:
        - Сгодится.
        И добавил, обращаясь уже к Павлу:
        - Раскрой душу и стой спокойно.
        - Что значит «раскрой»? - не понял Павел. - Я не умею этого.
        Внезапно Людвиг открыл глаза и тихо проговорил, неотрывно глядя на Павла:
        - Делай, что он говорит. Пожалуйста.
        - Но я действительно не умею, - начал Павел и тут же осекся.
        Он понял, что на самом деле умеет. И еще он понял, что в голосе Людвига звучит неподдельная, искренняя мольба. И ожидание скорой неминуемой смерти. Если Павел не поможет, Людвиг умрет. Павел не видел никаких причин, которые могли заставить его помогать Людвигу, но не стоять же просто так и смотреть, как человек умирает! Павел открыл душу.
        - Вот и хорошо, - пробормотал себе под нос граф Хортон. - Стой спокойно и не шевелись. И не мешай мне.
        Невидимое, но вполне ощутимое щупальце проникло в грудь Павла и слегка сдавило его сердце. Стало холодно и душно, щупальце высасывало из Павла жизненную силу и отдавало… Да, оно отдавало ее Людвигу.
        Хортон пошатнулся, ему явно стало нехорошо. Павел хотел поддержать его, не дать завалиться на бок, но Хортон прошипел сквозь стиснутые зубы:
        - Не шевелись, я сказал!
        И Павел замер на месте.
        Людвиг вдруг закашлялся, его грудь заклокотала, он судорожно вдохнул, приподнялся на локте, его стошнило кровью и каким-то гноем. Хортон выпрямился, закачался и упал бы, не поддержи его Павел. На этот раз лорд не возражал против помощи.
        - Дальше давай сам, - сказал Хортон. - Понял, мальчик мой? Я больше не смогу давать тебе силу.
        Людвиг не отвечал, он содрогался в спазмах кашля и рвоты. Лишь через минуту, когда его немного отпустило, он утер рот полой плаща, убедился, что стало только грязнее, досадливо поморщился, а затем поднял голову и взглянул в лицо своего повелителя.
        - Благодарю, мой лорд, - сказал он. - Я остался жив лишь благодаря вашей помощи. Мой долг перед вами снова вырос.
        Хортон важно кивнул.
        - Как бы то ни было, - сказал он, - барона Хайрона больше нет. - Хортон возвысил голос. - Да здравствует барон Людвиг!
        - Да здравствует его высокоблагородие барон Людвиг, наш повелитель! - нестройным хором провозгласили будущие (или уже не будущие) вассалы Людвига. Изольда чем-то отвлеклась, опоздала к началу хора и произнесла ритуальную фразу невнятной скороговоркой, отчего смутилась и покраснела. Окружающие сделали вид, что ничего не заметили.
        - Пан! - позвал Хортон. - Проследи, чтобы рабы отвели Людвига в подобающие покои.
        Пан подошел к Павлу и грубо ткнул его в бок.
        - Шевелись, раб! - рявкнул он визгливым голоском. - Исполняй то, что сказал повелитель!
        - Не трогай его, Пан, - вмешался Хортон. - Во-первых, он сейчас слишком слаб после того, как помог мне вылечить Людвига. Во-вторых, это слишком ценный раб, чтобы исполнять грубую работу. Пусть лучше он сыграет нам на лютне. Нет, не прямо сейчас, Павел, сначала отдохни.
        Пан отвернулся и пошел прочь, к рабам-носильщикам, сидящим на траве за канавкой, отмечающей границу территории замка. Хортон тихо пробормотал ему вслед:
        - А в-третьих, демон порвет тебя двумя пальцами. Если на то будет моя воля.
        Павел кинул на Хортона вопросительный взгляд, но тот никак не отреагировал. Павел понял, что случилось - граф полагал, что произнес последние слова про себя, он просто начал думать вслух, дал слабину после тяжелого боя. Павел поспешно отвернулся, пусть лучше Хортон думает, что Павел ничего не слышал. А интересную вещь он сказал…

6
        Людвиг сгорал от стыда. Не так он представлял себе свой первый бой, совсем не так! Умом Людвиг понимал, что ничего позорного не произошло, с самого начала повелитель полагал, что потребуется его помощь, а ведь тогда повелитель еще не знал, что Хайрон владеет тайными заклинаниями. Это выяснилось слишком поздно, и в итоге лорд Хортон и Людвиг едва-едва одолели Хайрона вдвоем, так что глупо казнить себя за то, что не оправдал собственных ожиданий. Их и нельзя было оправдать.
        Умом Людвиг понимал это, но его сердце говорило совсем другое. Оно говорило, что он опозорился, и в каком-то смысле сердце было право.
        Хайрон оскорбил Людвига, оскорбил дважды, причем в обоих оскорблениях не было ничего, кроме правды, и это было обиднее всего. В третий раз Хайрон оскорбил Людвига, метнув первый файрбол не в него, а в его повелителя. Этим жестом он показал, что как воитель Людвиг ничего не стоит, он - пустое место, которое можно не принимать во внимание.
        Готовясь к бою, Людвиг рассчитывал на нечто подобное тому, что описывается в классических легендах. Но настоящий бой оказался не красивым ритуалом, исполненным глубокого смысла, а просто дракой, жестокой, кровавой и совсем не красивой. То, что бойцы сражаются заклинаниями, а не ножами и палками, не меняет абсолютно ничего.
        Первые секунды боя Людвиг простоял в остолбенении. Пустыми глазами он смотрел, как барон-изменник, скрывший тайные заклинания от своего повелителя, атакует лорда Хортона, лорд с трудом отбивается, а Людвиг стоит и ничего не делает.
        Когда Людвиг понял, как это выглядит со стороны, его душу наполнил гнев пополам со стыдом. Людвиг применил самое сильное ударное заклинание, какое знал, - пляску земли. И оказалось, что наносить удар в бою - совсем не то, что тренироваться в овраге, приспособленном для боевых упражнений. Противник не стоит на месте, а защищается, и не всегда так, как ты ожидаешь. Хайрон не применил ни одной из стандартных защит, он как бы пропустил атаку сквозь себя, лишь потом, задним числом, Людвиг понял, что барон умеет парить в воздухе, а тогда Людвиг успел понять только одно - что после этой атаки противник обратил, наконец, на него внимание.
        Людвиг не знал заклинания, которое его ударило, тем более не знал он защиты от него. В окружающем мире ничего не изменилось, смертоносная магия была направлена только на Людвига - его тело вдруг полыхнуло жаром, в груди заклокотало, горячая кровь хлынула в легкие. Людвиг сплевывал и откашливался, но кровь все равно наполняла грудь, душила его, а заклинание, брошенное Людвигом вечность назад, продолжало работать, держать его под контролем становилось все труднее. И вот оно вырвалось на свободу, земляные волны достигли ног Людвига, Людвиг больше не мог атаковать, всех его сил хватало лишь на то, чтобы устоять на ногах и не рухнуть в смертоносную ловушку, которую он сам себе и поставил.
        Слава богу, все кончилось хорошо. Взбешенный повелитель начал сражаться в полную силу, и изменник не устоял против него и минуты. Лорд Хортон ловко поймал врага, заставил его обратить свет против света, и народившаяся от столкновения тьма поглотила тело врага, выплюнула душу, а как побочный эффект изрыла почву подземными кавернами. В одну из них потом чуть не провалился демон, который тоже растерялся, весь бой глупо простоял на одном месте и выжил лишь чудом.
        Людвиг тоже выжил чудом. Всей силы лорда Хортона не хватило, чтобы исцелить искалеченные легкие Людвига, лорд обратился к демону за помощью, но тот укрылся от приказа за стеной показного непонимания. И тогда Людвиг сделал невозможное - попросил раба, не приказал, а именно попросил. И раб отозвался на просьбу, и Людвиг остался жив.
        В поле зрения Людвига показался повелитель. Людвиг попытался встать, но лорд Хортон остановил его коротким жестом и сел рядом.
        - Я вижу, твое здоровье восстанавливается, - сказал лорд. - Это хорошо.
        - Я не оправдал надежды повелителя, - тихо сказал Людвиг.
        - Ерунда! - отмахнулся лорд Хортон. - На твоем месте их бы никто не оправдал. Этот мерзавец Хайрон ловко маскировался. Он так ловко изображал бестолкового улыбчивого обалдуя, я и подумать не мог, что он почти равен мне.
        - Однако вы легко победили его, мой повелитель, - заметил Людвиг.
        - Мне повезло. Он подготовил какую-то ловушку, настроенную лично на меня. Выпустив тебя вперед, я нарушил его планы. Думаешь, почему он так ругался?
        - Но… По-моему, он сказал правду.
        - Конечно, - кивнул лорд Хортон. - Только дурак лжет, ругаясь, умный говорит противнику правду, так намного обиднее. Но правду можно сказать по-разному. Ты действительно очень нежен и ласков, но это не помешает тебе стать настоящим воителем, достойным и многообещающим. Ты сделаешь прекрасную карьеру, Людвиг, путь твоей судьбы заведет тебя очень высоко. А когда ты взбираешься вверх, очень трудно ни разу не споткнуться. Не бери в голову, твой первый бой прошел нормально, мне не в чем тебя упрекнуть.
        - Но я растерялся.
        - Я тоже, - улыбнулся лорд Хортон. - Я тоже растерялся, но я не казню себя за это. Лишь глупец останавливается, споткнувшись, мудрец идет дальше, он лишь внимательнее смотрит под ноги. Но достаточно философии. Людвиг, ты можешь встать?
        Людвиг попытался, и со второго раза это получилось. Он стоял, пошатываясь, лорд Хортон оглядел его задумчивым взглядом и сказал:
        - Нет, лучше отдыхай. Зачистку замка проведут твои вассалы.
        - Но, повелитель! - запротестовал Людвиг. - Это моя обязанность!
        - Твоя обязанность - повиноваться мне, - отрезал лорд Хортон. - Отдыхай, ты покажешь себя завтра.

7
        С улицы донесся отчаянный крик, кажется, женский. Стефан прислушался. Крик резко оборвался, как будто той, кто его издавала, заткнули рот. Или отрезали голову. Пожалуй, второе более вероятно, чем первое.
        Стефан поправил волшебную искру, висящую над головой, и продолжил изучение кабинета бывшего барона Хайрона. Стефан улыбался.
        Когда граф Хортон повелел начать зачистку рабов и холопов, все юные воители, кроме одного, ринулись со двора замка в разные стороны, как бешеные крысы, жаждущие свежей крови. Они и были бешеными крысами, они действительно жаждали свежей крови, и Стефан их понимал. Впервые взять в свои руки нить чужой жизни и оборвать ее - важное событие в карьере, невысокая, но неотъемлемая ступень. Пусть обрываемая нить жизни принадлежит ничтожному рабу, а то и холопу, это неважно, важен сам факт
        - ты впервые способствуешь перерождению мыслящего существа, впервые ты имеешь абсолютную власть над кем-то, похожим на тебя. Это так же значимо, как первый шаг младенца или первое семяизвержение юноши. Это очередной знак взросления, очередной символ карьеры воителя. Очень трудно отложить взросление на час-другой, даже если ты понимаешь, что оно от тебя никуда не уйдет.
        Если бы не дядя Ктанг, Стефан сейчас бежал бы вместе со всеми по заброшенным огородам, перепрыгивая грядки и выискивая затаившихся холопов. Но его сиятельство Ктанг Илионорский говорил племяннику: «Истинный воитель властвует в первую очередь над самим собой. Есть малая власть - над рабами и холопами, средняя власть - над вассалами, и большая власть - над собственной душой. Не позволяй желаниям ослеплять разум, не мешай чувствам направлять тебя в ту или иную сторону, но не забывай подправлять их движения нитями разума. Воитель делает то, что должно, и стремится, чтобы оно совпадало с тем, что хочется. Не спеши навстречу желаниям, сначала оцени, в правильную ли сторону они тебя увлекают».
        И сегодня, когда лорд завершил свою речь, Стефан оценил, куда его увлекают желания, и понял, что это совсем не то, что нужно. Барон Хайрон владел запретной магией, и вряд ли он изучил эти заклинания, не делая никаких записей. И тот, в чьи руки эти записи попадут, получит лишнюю фигуру в шахматной партии своей жизни.
        Стефан не рассчитывал, что сумеет найти эти бумаги, он надеялся на это, но не более того. Вряд ли покойный Хайрон оставил их прямо на столе, наверняка он спрятал их так глубоко, как только смог, причем вряд ли внутри замка. Да и времени на поиск немного, граф Хортон скоро отлипнет от своего болезного любимчика и сообразит, что неплохо бы поискать записи заклинаний поверженного противника. И когда он в своих поисках наткнется на Стефана и поймет, что тот делает, лорд поймет, что этому воителю следует уделить более пристальное внимание. Возможно, карьера Стефана после этого пойдет в гору, а может, и нет, это уж как повезет, но шанс все равно упускать нельзя.
        Лучше всего будет, если бумаги все же найдутся. Тогда Стефан быстро скопирует записи и отдаст оригиналы графу, убив одним файрболом сразу двух противников. Получит доступ к запретной магии и поднимет свой авторитет в глазах сюзерена. Вот только вряд ли эти бумаги найдутся.
        Стефан тщательно осмотрел кабинет Хайрона, перетряхнул все шкафы и все сундуки, проглядел все стены пронизывающим взглядом, но ничего не нашел. Затем Стефан проверил спальню барона и там тоже ничего не нашел. Фокус не удался.
        Он решил не показываться на глаза графу. Одно дело, когда повелитель только о чем-то подумал, а ты уже это делаешь, и совсем другое дело, когда повелитель о чем-то подумал, а ты уже выяснил, что этого делать не надо, потому что бессмысленно. В первом случае ты производишь на сюзерена благоприятное впечатление, во втором - совсем наоборот. Сейчас был второй случай.
        Странно, однако, что граф так и не озаботился поисками записанных заклинаний. Сидит небось рядом с любимчиком и травит ему сказки, как младенцу. Похоже, в роли аналитика лорд Хортон совсем не так силен, как на поле боя. Впрочем, он где-то сумел добыть заклинание призвания демона… Если только этот демон - действительно демон, а не обычный раб, которому хозяин повелел изображать демона во имя каких-то далеко идущих целей.
        Стефан решил покинуть замок незамеченным. Он направился в кухню, и неожиданно его взгляд наткнулся на неясное шевеление снаружи, у самого выхода. Какой-то раб скрючился над, помойной ямой и рассматривал нечто только что вытащенное оттуда. Стефан оскалился в хищной улыбке - в открытый рот, как говорится, и комары летят. Сейчас Стефан совершит следующий шаг на пути судьбы, взойдет на следующую ступень пирамиды бытия. И это должно быть красиво.
        Раб услышал шаги Стефана, испуганно вздрогнул и поднял голову. Стефан выругался. Это не раб Хайрона, это Павел, раб повелителя, он не подлежит зачистке.
        Раб отбросил от себя какую-то сумку, отпрыгнул от помойки и стал быстро пятиться назад, не поворачиваясь спиной, как будто Стефан был королем. Это позабавило Стефана, но…
        - Стой! - крикнул Стефан. - Подойди сюда, раб!
        Раб остановился, но вторую команду не выполнил. Вместо этого он придал лицу идиотское выражение и сказал:
        - Прошу простить меня, я глуп и запамятовал, что лорд Хортон подарил меня вашему благородию. Умоляю, напомните, когда это произошло и при каких обстоятельствах!
        - О чем ты говоришь, раб? - удивился Стефан. - Повелитель вовсе не дарил мне тебя.
        Раб просветлел лицом и воскликнул:
        - Ах, так вот оно что! Стало быть, ваше благородие не имеет права мне приказывать?
        Только теперь до Стефана дошло, что раб издевался над ним. Это было неслыханно!
        - Стой, раб, и повинуйся! - потребовал Стефан. - Я должен видеть, что ты прячешь за спиной.
        - Кому это ты должен? - спросил раб. - То, что я прячу за спиной, касается лишь меня и моего повелителя.
        Стефан сдавленно зарычал и сложил руки в заклинательном жесте. Раб сделал два быстрых шага и встал на самом краю помойной ямы.
        - Давай, бросай файрбол, - сказал он. - Повелитель будет счастлив, когда ты будешь вытаскивать из помоев то, что я сейчас держу в руках.
        - Покажи мне то, что держишь в руках, - потребовал Стефан. - Если это то, о чем я думаю, мы вместе отнесем это повелителю. Он тебя наградит.
        Раб неожиданно рассмеялся, Стефан не понял, что смешного нашел раб в произнесенных словах.
        - Подойди ближе, - сказал раб. - Подойди и все увидишь.
        - А вот за эти слова повелитель тебя накажет, - заметил Стефан, делая первый шаг.
        - Раб не должен приказывать воителю.
        В этот момент раб сделал неосторожное движение, и край того, что он прятал за спиной, стал виден Стефану. Это была тонкая стопка бумажных листов без обложки и переплета. Стефан все понял - готовясь к вероятному перерождению, барон Хайрон спрятал свою книгу, а черновые записи выбросил в помойную яму, откуда их вытащил раб. Скорее всего, буквы расплылись и не читаются, но кто его знает, в этом надо убедиться точно.
        Стефан подошел вплотную к яме, в нос ему ударило отвратительное зловоние.
        - Показывай, - повелел Стефан.

8
        Людвиг постепенно приходил в себя. Через час Хортон счел возможным приказать рабам отнести новоявленного барона в его первый замок. В спальне Хайрона было душно, белье на постели было грязновато, но более подходящего места для больного воителя все равно не нашлось. Хортон распорядился привести спальню в порядок, а сам отправился осмотреть замок.
        Тот час, что Хортон провел рядом с раненым эфебом, его не отпускало неясное предчувствие, как будто он упустил из виду что-то важное, что-то такое, что нужно обязательно сделать, причем срочно. И теперь он понял, что именно забыл.
        Барон Хайрон практиковал запретную магию, а значит, у него была книга. Те заклинания, что продемонстрировал барон в бою, не стали сюрпризом для Хортона, он давно знал их, но в книге могли быть и другие заклинания. Будет полезно изучить их, и еще полезнее будет скрыть книгу от любопытных глаз юных воителей. Людвигу не нужны слишком умные вассалы, способные бросить ему вызов. И тем более такие вассалы не нужны Хортону. Очень плохо, когда воителю достается слишком мощное знание, не положенное по статусу, слишком часто потом такого воителя приходится зачищать. Как, вероятно, герцог Хин скоро зачистит графа Хортона, если только не удастся срочно призвать правильного демона.
        В кабинете барона все было перевернуто вверх дном. Хортон не сразу понял, что это означает, а когда понял, сердце его екнуло. Правильно говорят - стоит подумать о плохом, как оно сразу появляется. Пока Хортон восстанавливал жизнь и здоровье Людвига, кто-то из вассалов воспользовался этим и прошелся по замку, нарушив прерогативу повелителя. Редкостный наглец, даже не испугался казни, неизбежной, если бы Хортон застал его на месте преступления. Впрочем, возможен и другой вариант - юный воитель решил прогнуться перед повелителем, а заодно выгодно продемонстрировать свои аналитические способности. Лично поднести лорду бесценный трофей - это стоит многого. Но почему он все еще не поднес лорду этот трофей? Времени было предостаточно.
        Хортон обошел весь замок. Это не заняло много времени - баронские замки невелики. Внутри замка никого не было, а в каждом из помещений, где могла храниться книга, были явные следы быстрого и не очень тщательного обыска. Но ничего похожего на книгу Хортон не обнаружил. И еще необычайно сильно воняла помойка возле кухни, не иначе испуганный повар испортил свое последнее кушанье.
        На кухне Хортон застал демона Павла. Тот разогревал на огне котел, судя по запаху, с кашей.
        - Мой повелитель желает отобедать? - спросил демон, увидев Хортона. - Не самая вкусная пища, но вкуснее, чем дорожный хлеб.
        - Ты не должен готовить пищу самостоятельно, для этого есть другие рабы, - строго сказал Хортон. - Позови сюда кого-нибудь из них. А перед этим закрой дверь на улицу, оттуда воняет.
        Демон послушно закрыл дверь и направился внутрь замка, выполнять поручение.
        - Подожди, - сказал Хортон. - Ты давно в замке?
        - Давно, - кивнул демон. - Наверное, уже больше часа.
        - Кто, кроме тебя, заходил в замок?
        - Мой повелитель. И еще я слышал, как рабы заносили сэра Людвига.
        - Это все?
        - Еще сэр Стефан, и все.
        - Кто?
        - Сэр Стефан. Когда юные сэры разбежались, сэр Стефан не побежал со всеми, а вошел внутрь и стал ходить по комнатам. Потом он прошел через кухню и вышел из той двери, что я только что закрыл.
        Стефан? Духи и бесы, это вполне может быть! В стоячей воде больше всего пиявок, тихие люди более других склонны к неожиданным поступкам. Двое дядьев Стефана - бароны, воитель с такой наследственностью способен на неожиданные поступки, даже если в повседневной жизни выглядит тихим и ничем не примечательным.
        - Когда он проходил мимо тебя, он что-нибудь сказал тебе? - спросил Хортон.
        - Нет, - ответил демон, - он ничего не сказал. Он не заметил меня, потому что я спрятался.
        - Почему? - удивился Хортон. - Чем он тебя напугал?
        - Вначале он вел себя тихо, а потом вдруг торжествующе воскликнул: «Вот оно!» А потом резко замолчал, замер на месте и стал так испуганно топтаться, как будто присматривался и прислушивался. Он очень долго так стоял, а потом начал чем-то шелестеть и бормотать себе под нос, только я почти ничего не разобрал, что он бормотал.
        - Почти? - спросил Хортон. - Что-то ты все же разобрал?
        - Ну… - демон замялся, - я не уверен… Что-то типа «абракадабра» или «авада кедавра», я точно не расслышал…
        - Абракадабра? - переспросил Хортон. - Авада кедавра? Никогда не слышал таких заклинаний. Может…
        И тут Хортон понял, что это может означать. Если так, неудивительно, что Стефан сбежал от повелителя очертя голову и совсем не думая о последствиях. Во время боя Хортону показался необычным набор заклинаний, примененных Хайроном, но тогда он был слишком занят боем, чтобы сообразить, что именно эти заклинания ему напоминают. Книга Сида, потерянная тысячу лет назад, в ней описывались, в частности, заклинание полета и заклинание непроницаемого отражения. Если предположить, что Хайрон нашел книгу Сида, но не успел понять в ней ничего, кроме самых простых заклинаний, доступных и без этой книги… Да, все сходится. Бесы и духи! Стефана надо немедленно остановить!
        Хортон глубоко вдохнул и выдохнул, собираясь с мыслями. Очень хотелось все бросить и побежать по следу мерзкого изменника, но существа, способные распознавать след на земле, встречаются только в легендах. Хортон отдал бы половину своих богатств за мифическую собаку, но где ее взять? Понятно, что Стефан направится к одному из дядьев, но к какому из них и каким путем? Хортон даже не помнил, как этих дядьев зовут и где расположены их уделы. Надо вернуться в Муралийский замок и уточнить у Флетчера.
        Кстати! Никто толком не знает, что написано в книге Сида. Может, эта книга позволяет в том числе призывать демонов? Может, Хайрон как бы передал соответствующее заклинание Хортону? А Хортон потом как бы провел расследование, которое неопровержимо установило факт измены и вынудило начать зачистку. А в ходе зачистки юный воитель Стефан не смог преодолеть искушения, украл книгу и бежал с ней. И все, что осталось от книги, - заклинание призыва демонов, записанное на отдельном листе, случайно выпавшем из книги. Надо только продумать, как именно Хайрон передал Хортону это заклинание. Например, это сделал не Хайрон, а раб-осведомитель. Да, пожалуй, пусть будет так.
        Демон смотрел на Хортона испуганными глазами. Хортон рассмеялся.
        - Ты правильно сделал, Павел, что спрятался, - сказал Хортон. - Стефан обязательно убил бы тебя, если бы увидел. Знай же, Павел, что Стефан - гнусный изменник, еще более гнусный, чем ныне перерожденный Хайрон. Знай, что… А кстати, когда он проходил мимо тебя, ты что-нибудь видел в его руках?
        - Видел, - кивнул демон. - Я не вполне уверен, но мне показалось, что это похоже…
        - На что?
        - Будь я по-прежнему в своем мире, я бы сказал, что это книга. Но в этом мире я никогда не видел книг, так что…
        Хортон остановил его бессвязную речь одним движением руки.
        - Забудь об этой книге, - повелел он. - Никому не рассказывай, как ты видел Стефана в кухне этого замка. Лишь если я лично прикажу тебе засвидетельствовать увиденное тобою, ты должен рассказать об этом. Ты понял?
        - Понял. Позволено ли мне вопросить моего повелителя…
        - Не позволено, - отрезал Хортон. - Поди прочь! Впрочем, стой. Ты заслужил награду. Ты можешь принять участие в зачистке. Иди и радуйся.
        - Но, повелитель! - воскликнул демон. - Я так и не узнал толком, что такое зачистка? Вы намекаете, что я должен идти куда глаза глядят и убивать всех встречных?
        Хортон расхохотался. Грубо, но точнее, пожалуй, и не сформулируешь.
        - Иди куда глаза глядят, - сказал Хортон. - Внимательно смотри по сторонам, и все поймешь.

9
        Безумный цирк продолжался. Почему-то Павел воспринимал все происходящее как цирк, а себя - как одного из главных клоунов. То ли заклинание покорности еще не полностью отпустило, то ли сознание боялось окончательно прийти в себя, потому что тогда придется столкнуться со всеми последними потрясениями лицом к лицу, а не через амортизатор легкого помешательства, как сейчас.
        Похоже, граф Хортон тоже испытывает нечто подобное, вон, сам с собой разговаривать начал. Насколько Павел разбирался в людях, это означало, что граф очень сильно нервничает. Знать бы еще, что он имел в виду, говоря «порвет двумя пальцами»…
        В тот момент Павел не стал раздумывать над этими словами повелителя. Он предпочел скрыться из его поля зрения, пока тот не сообразил, что раб услышал нечто, не предназначенное для его ушей. Ноги сами понесли Павла в замок.
        Так называемый замок представлял собой длинный барак с одним коридором, по обе стороны которого располагались двери. Одна дверь была открыта, за ней суетились рабы-носильщики, Павел заглянул внутрь и понял, что это спальня барона. Где-то здесь должен быть его кабинет…
        И тут Павла пронзила внезапная мысль - у Хайрона наверняка была книга заклинаний! Не факт, что ее можно использовать как самоучитель магии, но вдруг можно? Если так, Павел порвет двумя пальцами не только Пана, но и кое-кого еще. Да и вообще, владеть магией в этом мире гораздо лучше, чем не владеть. Надо спешить, сейчас Хортон оправится от шока, прикажет осмотреть замок…
        Павел прислушался. Судя по звукам, доносящимся снаружи, граф построил вассалов на лужайке перед бараком и произносил речь. Что ж, не стоит терять времени. Павел дернул первую попавшуюся дверь и попал в чулан. Не то. Вторая дверь - казарма прислуги. Еще казарма. А это еще что такое? Черт побери!
        Павел истерически рассмеялся. Обыскать кабинет барона - хорошая идея, но как это сделать, если в кабинете нет окон, а у тебя нет никакого источника света - ни свечки, ни факела, ни самой паршивой зажигалки? Местные воители не нуждаются в немагическом освещении, они создают особые волшебные светляки, это совсем простое заклинание, им владеет каждый воитель. Но Павел, к сожалению, не воитель. Очень жаль.
        Павел прошел по коридору, открывая по очереди многочисленные двери и заглядывая за каждую. Нет, кабинетом барона была именно та комната, больше ничего похожего на кабинет здесь нет. И заклинательного зала нет, наверное, барону не положено.
        В конце коридора размещалась кухня. Это было довольно большое помещение с большой дровяной плитой в центре и множеством столов и столиков по бокам. На столах и столиках стояла разнообразная кухонная утварь, на стенах висели ножи и половники. На плите стоял котел, внутри него обнаружилась каша, наподобие перловки, остывшая, но все еще вкусная. Возможно, вкусная только потому, что Павел весь вчерашний день питался хлебом и водой, но какая разница, отчего каша кажется вкусной? Важно лишь то, что она вкусная.
        Павел ел довольно долго, он почти насытился, когда порыв ветра распахнул дверь в дальнем конце помещения. Повеяло помоями.
        Павел прошел кухню насквозь и вышел наружу. Ага, вот она, помойная яма. Похоже, в этом мире ничего не слышали о переработке отходов. Пищевые помои, зола, бумаги - все вываливается в одну кучу. Бумаги?!
        Чувствуя себя Кевином Митником, Павел наклонился над ямой и выудил лист бумаги. Да, на нем было что-то написано. Когда-то. Теперь нечего и думать это прочесть, буквы расплылись, видно лишь, что они когда-то здесь были, а какие буквы здесь были - уже не разобрать.
        Павел смачно плюнул в центр ямы, по вонючей жиже побежали крути. Мухи зажужжали сильнее. Хорошо земным хакерам воровать секреты мегакорпораций из мусорных корзин, там нет ничего, кроме бумаг, опарыши там не ползают и дерьмо не плавает. Кстати, это действительно дерьмо плавает, о санэпидемстанциях в этом мире точно не слышали, срут прямо около кухни, и никого это не беспокоит.
        Нет, из этой мусорной корзины ничего ценного не вытащить. Чтобы написанное на бумаге пережило такое купание, бумагу надо сначала упаковать в непромокаемый пакет. И погрузить в помои на прочной веревке, а второй конец веревки привязать к колышку, воткнуть его в край ямы и замаскировать под ветку засохшего кустарника. Вот такую, например.
        Павел пнул подходящую ветку и чуть не упал, зацепившись ногой за прочную веревку, привязанную к ветке и уходящую другим концом в помойную яму. Павел схватил эту веревку и стал тянуть. Когда на другом конце веревки обнаружился мешок из очень плотной ткани, Павел почти не удивился.
        Павел распустил завязки мешка и вытащил из него тонкую стопку бумажных листов. Ткань мешка явно была пропитана чем-то водоотталкивающим, потому что листы были совершенно сухими и надписи легко читались.
        Один из парадоксов этого мира состоит в том, что здесь любому человеку понятен любой язык, неважно, устный или письменный. То ли местные евреи не пытались построить Вавилонскую башню, то ли местному богу все их попытки были по барабану. Слова, написанные на листах, спрятанных в мешке, были так же понятны Павлу, как если бы они были написаны по-русски. И описывали устройство синхрофазотронного регулятора промышленных сепуляриев средней и большой мощности. То есть совсем непонятны. Пока.
        В этот момент в кухне раздался неясный шум. Павел отбросил от себя мешок, задумался, куда девать бумаги, ничего не смог придумать и спрятал за спину, потому что в дверях кухни появился сэр Стефан - один из новоявленных вассалов сэра Людвига, черноволосый юноша среднего роста и телосложения, ничем не выделяющийся и не примечательный.
        - Стой! - крикнул он. - Подойди сюда, раб!
        Павел не знал, что делать. С одной стороны, он понимал, что найденные бумаги надо отдать либо Стефану, либо, скорее, Хортону, за это Павла похвалят и, наверное, чем-то наградят. А любое другое решение приведет к неприятностям, вплоть до смерти, причем смерть может быть весьма мучительной, палач по имени Ивернес как-то рассказывал, как здесь казнят провинившихся рабов. Но, с другой стороны, разобраться в заклинаниях, освоить их, встать в один ряд с воителями - это последняя надежда обеспечить себе хоть какое-то достойное существование в этом мире. Последняя надежда, да, последняя. Павел принял решение и начал его выполнять.
        Выполнить его оказалось намного проще, чем полагал Павел первоначально. Всего пара непочтительных фраз - и юный воитель ринулся на Павла, как бык на тореадора, не видя никакой опасности. Он ничего не понял, ни когда Павел отправил его в нокаут одним точным ударом, ни тем более когда Павел отрубил ему голову найденным в кухне топором. Самым трудным было затолкать труп в помойную яму и не обгадиться при этом, но Павел справился и с этой задачей. Покончив с делами, он запихнул бумаги под рубаху, тщательно придавил их широким поясом, чтобы они не топорщились и, не дай бог, не выпали, и пошел прочь с места преступления. По дороге он придумывал правдоподобную легенду, которую изложит лорду Хортону, когда тот заинтересуется отсутствием сэра Стефана.

10
        Прошел день, прошла ночь, наступило утро, и Людвиг почувствовал себя здоровым и бодрым. Хватит валяться в постели, тем более в такой грязной и вонючей (барон Хайрон, как выяснилось, пренебрегал правилами гигиены), пришло время исполнить свой долг.
        Поначалу лорд Хортон хотел сопровождать возлюбленного в первом бою, но Людвиг уговорил повелителя не позорить свежеиспеченного барона. Первый бой - очень важный шаг в карьере воителя, нельзя опошлять восхождение на эту ступень ненужной, излишней, унижающей помощью. Людвига и так уже попрекают, что он не столько воитель, сколько наложница, не надо давать еще больше оснований для пересудов. А то, что Людвиг вчера едва не погиб, - это уже в прошлом, тело и душа Людвига полностью восстановились. Пришло время идти по пути судьбы дальше, пусть судьба поднимет Людвига вверх, не надо ей мешать.
        Первой жертвой Людвига стал сэр Уэйли, могучий и краснолицый мужчина, выше Людвига почти на голову и заметно шире в плечах. Если бы исход поединка решала не магическая сила, а телесная, Людвиг не отважился бы ввязаться в этот бой.
        Но Уэйли очень хорошо знал, какая сила решает исход боя. Едва завидев Людвига, приближающегося к границе его владений, Уэйли бросился навстречу ему со всех ног. Он подбежал прямо к Людвигу, заранее склонившись в поклоне, это выглядело так, как будто он собрался боднуть нового барона головой в живот. Людвиг отступил на шаг в сторону, Уэйли остановился и вдруг рухнул на колени, протянул руки к Людвигу и попытался его обнять. Также можно было подумать, что он собрался заняться любовью с Людвигом в пассивной роли, и от этой мысли Людвигу вдруг стало гадко и противно, как будто его окатили из ушата холодной водой. Людвиг отступил на шаг, потом еще на шаг, а Уэйли полз за ним на коленях, приговаривая что-то бессвязное, типа, великий воитель, достойный сюзерен, пощади… тьфу!
        - Встань и сражайся! - воскликнул Людвиг. - Ты кто, воитель или… - он хотел сказать «наложница», но вспомнил, как этим словом вчера Хайрон оскорбил его, и осекся.
        Уэйли непроизвольно хихикнул, и это стало последней каплей. Людвига прорвало. Внезапно он ощутил в себе такую неимоверную мощь, такое напряжение магической энергии, что направлять его через заклинательные жесты показалось пустой тратой физических сил. Людвиг ударил чистой энергией.
        Невидимый молот обрушился сверху на темя Уэйли, голова воителя раскололась, как огромный орех, вытек мозг, но не брызнул в стороны, а стек вниз. Сила тяготения, спускающаяся все ниже, мяла, крутила и кромсала остальную часть тела, ранее носившего имя Уэйли, а теперь представлявшего собой просто изломанную груду мяса, из которой торчали переломанные во многих местах кости и из-под которой разливалась лужа крови и дерьма. Бой был окончен. Первый бой. Духи и бесы, да какой это первый бой, это ерунда какая-то, пародия! Куда может завести путь судьбы, начавшийся с такого предзнаменования? Этот мерзавец Уэйли сумел-таки отомстить своему победителю!
        Людвиг поднял голову и обвел взглядом дворовых рабов Уэйли, сгрудившихся перед крыльцом его дома. Нерастраченная сила, призванная из недр души Людвига позорным поведением Уэйли, взывала к освобождению. Людвиг не стал ей препятствовать.
        В мгновение ока воздух перед домом наполнился оранжево-красным сиянием. Оно быстро наращивало мощность, один за другим рабы и рабыни открывали рты, чтобы закричать, но закричать не успевали, потому что сияние накопило достаточно силы, чтобы оглядеться по сторонам, оно находило людей и бросалось на них, и они опадали вниз, оставляя лишь обугленные костяки, которые тоже опадали на землю. Два десятка рабов и рабынь совершили свои перерождения в считаные секунды. Там, где они стояли, земля покрылась толстым слоем пепла и копоти.
        Сзади донеслось деликатное покашливание. Людвиг обернулся и увидел повелителя.
        - Не сдерживай свой гнев, дай ему волю, - сказал лорд Хортон. - И не думай о знамениях, не уподобляйся глупцам. Твоих сил достаточно, чтобы поразить любого рядового воителя и каждого второго барона. На твоей земле нет никого, кто смог бы сопротивляться тебе. Пройди по своему уделу, как файрбол, и ощути свою силу. Пусть смерть соберет достойный урожай, пусть возродятся многие! Поверь в себя, мой мальчик, твоя душа утомлена и расстроена, дай ей немного возрадоваться.
        - Ты пойдешь со мной, повелитель? - спросил Людвиг. - Я хотел бы разделить эту радость с тобой.
        - Нет, - покачал головой лорд Хортон. - Мне надо кое над чем поразмышлять, это довольно срочно. Но мысленно я буду с тобой.
        И Людвиг пошел туда, куда глядели его глаза, и сеял смерть впереди себя, позади себя и по обе стороны от себя. Иногда он убивал быстро, иногда задерживался на несколько минут и убивал медленно. Иногда его жертвы просто падали на землю и умирали, а иногда он вдруг решал попрактиковаться в сложном заклинании, и тогда на очередном холопском участке вспыхивал огненный смерч или разверзалась земля, хороня заживо всех обитателей. Однажды Людвиг встретил особенно красивую холопку, он заставил ее ублажать себя и приговаривал при этом себе под нос:
        - Наложница… Я вам еще покажу, кто здесь наложница!
        От этих слов холопка пугалась и начинала двигаться с удвоенной энергией. И когда она закончила, Людвиг поблагодарил ее и разорвал ей живот, и кишки ее выпали, и он оставил ее умирать злой смертью, потому что она была с ним недостаточно почтительна.
        А потом Людвига кто-то окликнул по имени. Людвиг повернул голову и увидел, что на соседнем участке прямо на грядке разложено одеяло, на нем лежит обнаженный демон и его ублажают две женщины.
        - Приветствую вас, сэр Людвиг! - воскликнул демон. - Будь мне позволено советовать воителю, я бы не удержался и посоветовал вам насладиться этими красавицами, они не только прекрасны, но и очень умелы.
        Демон был весел, его счастливое лицо резко контрастировало с той аурой смерти и разрушения, что сопутствовала Людвигу весь день. Это разозлило Людвига.
        - Что ты тут делаешь? - спросил он демона.
        - Принимаю участие в зачистке, - ответил тот. - Лорд Хортон лично разрешил мне.
        Людвиг не поверил своим ушам. Чтобы повелитель позволил рабу убивать холопов, раб должен совершить что-то очень выдающееся.
        - За что лорд удостоил тебя высокой награды?
        Раб пожал плечами.
        - Даже не верится как-то, - сказал он. - Я видел, как сэр Стефан выносит из кабинета сэра Хайрона какие-то бумаги…
        - Что?! - взревел Людвиг.
        До него только сейчас дошло, что примененные Хайроном заклинания относятся к числу запретных, а значит, почти наверняка где-то в замке должна быть книга… Как он только мог раньше об этом не подумать! Достойный и многообещающий воитель, карьера… тьфу! Ротозей несчастный! Хорошее получается начало карьеры, если первое важное дело за него делает повелитель, а второе - раб повелителя.
        - Сэр Стефан куда-то исчез, - продолжил демон. - Он ушел на зачистку еще вчера и до сих пор не вернулся. Мне кажется, повелитель беспокоится. Он, конечно, не показывает этого…
        - Убей этих женщин, когда закончишь, - повелел Людвиг и пошел прочь.
        Через минуту до Людвига дошло, что повелитель так и не сказал ему об этих бумагах ни вчера, ни сегодня. Воистину все слова о карьере Людвига - просто пустые слова, он не воитель, а наложница, он так же ничтожен, как Уэйли, если не более того. Хайрон был прав, оскорбляя его. Повелитель говорил, что правду можно говорить по-разному, но, как ее ни излагай, правда остается правдой. Людвиг - ничтожество.
        Он огляделся по сторонам, его душа жаждала смерти, но убивать было некого, все уже были убиты. Лишь сзади доносились веселые голоса холопок, продолжающих ублажать презренного раба, оказавшегося более толковым и расторопным, чем новоиспеченный барон. Очень хотелось убить наглого раба, но это раб повелителя, а значит, он неприкосновенен. Людвиг сел на землю, обхватил голову руками и заплакал.
        Глава четвертая

1
        - Убей этих женщин, когда закончишь, - повелел Людвиг и пошел прочь.
        Ирма сдавленно охнула и испуганно посмотрела на мать. Лана безразлично пожала плечами.
        Людвиг перешел на соседний участок и вдруг сел на землю, обхватил голову руками и негромко завыл.
        - Что это с ним? - спросил Павел вслух, сам не зная зачем.
        Понятно же, что холопки ничего не ответят.
        Людвиг с самого начала показался Павлу странным юношей. Во-первых, пассивный гей. Павел знал, что в обычном бытовом общении гея практически невозможно отличить от обычного мужика, но есть один случай, когда это правило нарушается. Когда гей стесняется того, что он гей.
        Во-вторых, Людвиг сильно страдает от подросткового комплекса неполноценности. В этом мире люди взрослеют дольше, двадцатишестилетний мужик эмоционально развит как шестнадцатилетний пацан на Земле, и это считается нормальным. Но когда от комплекса неполноценности страдает пацан, способный одним взмахом руки перелопатить пару соток земли на глубину пять метров, а заодно покрошить в мелкий фарш всех тех, кто на этой земле оказался, - это уже явно ненормально.
        В-третьих, что-то неясное происходит между Людвигом и Хортоном. То, что граф его потрахивает - понятно, то, что Хортон всячески продвигает карьеру того, кого потрахивает - тоже понятно, но в их отношениях есть что-то еще, чего Павел пока не понимает. Людвиг явно неспособен быть бароном, даже его вассалы, почти не знакомые с ним, признают, что он слаб и неуравновешен. Устин порвет его при первой же возможности, это очевидно всем, только лишь Хортон старательно делает вид, будто ничего не замечает. Причем не похоже, что граф глуп или что любовь к прекрасному юноше затуманила его рассудок, больше похоже, что Хортон затеял какую-то сложную интригу, в которой Людвигу предназначается главная роль. Знать бы еще, что это за интрига…
        Несколько минут Людвиг выл, плакал и ругался, а затем встал и пошел прочь, пошатываясь и делая странные движения руками - то ли бил кого-то воображаемого, то ли лупил файрболами.
        - Жалко парня, - констатировал Павел. - Совсем расстроился.
        Неожиданно Лана сказала:
        - Если бы мне было позволено молить повелителя, я бы обратилась с мольбой убить нас быстро и безболезненно.
        - Какого повелителя? - не понял Павел. - Где повелитель?
        Он оглянулся вокруг, но Хортона нигде не было.
        - Ты наш повелитель, - объяснила Лана. - Лорд Людвиг повелел тебе нас убить, поэтому ты наш повелитель.
        Павел скривился.
        - Я не убиваю женщин, - сказал он. Немного подумал и добавил: - Без веских причин.
        - Приказ повелителя - веская причина, - заметила Лана.
        - Он мне не повелитель, - заявил Павел. - Мой повелитель - граф Хортон. И вообще, я на вашем месте собрал бы пожитки и отправился куда-нибудь подальше. Туда, где нет зачистки.
        Лана вздохнула.
        - Нас не пустят туда, - сказала она. - Холопам не разрешено покидать пределы общины без веской причины.
        - Если сбежать от зачистки - не веская причина, то что тогда веская причина?
        - Приказ повелителя.
        Павел рассмеялся.
        - Так я вам приказываю! - заявил он. - Идите куда глаза глядят и не возвращайтесь сюда никогда.
        Ирма вскочила, быстро накинула на себя грязно-серую хламиду, служившую ей одеждой, и припустила прочь, только пятки сверкали.
        - Ты неосторожен, - сказала Лана. - Повелитель накажет тебя за этот приказ.
        - Я так не думаю, - улыбнулся Павел. - Не верю, что после зачистки можно будет разобраться, кто когда отдал какой приказ. В больших делах порядка не бывает, я это понял, еще когда в армии служил. И даже если Ирма скажет, что получила приказ убегать от зачистки и что этот приказ ей отдал раб, лично уполномоченный бароном, не думаю, что к этим словам кто-то прислушается. Я бы точно не прислушался. Собственно, я это сказал только для того, чтобы вы с Ирмой решились и попытались побороться со смертью. Вряд ли это поможет, но кто его знает, чудеса иногда случаются.
        - Ты мудр, - сказала Лана. - Очень странно слышать такие слова из уст раба.
        - Не более, чем видеть, как холопка их понимает, - парировал Павел.
        Они посмеялись.
        - Моим отцом был лорд Хортон, - сказала Лана. - Он проходил мимо, и моя мать привлекла его внимание. А кто твой отец?
        - Мой отец был рожден совсем в другом мире, - ответил Павел. - Я, видишь ли, демон.
        - Вот это да! - воскликнула Лана. - А я всегда думала, что демоны живут только в сказках. Тогда мы всем будем говорить, что выполняем приказ демона. Сдается мне, мое перерождение пройдет весело. Позволь, я пойду.
        - Иди, - согласился Павел. - Мужа с сыном не забудь, мой приказ на них тоже распространяется. И еще, когда будете уходить, не надо смотреть в мою сторону. Я займусь кое-чем деликатным.
        - Разве мы с Ирмой не до конца ублажили тебя? - удивилась Лана.
        Павел расхохотался.
        - До конца, - сказал он. - Но у нас, демонов, есть другие деликатные дела. Мы не любим, когда нас видят, когда мы этим занимаемся.
        Лана удалилась, она выглядела весьма заинтригованной. Павел отошел за куст, убедился, что со стороны хижины его не видно, и разложил перед собой бумаги, вытащенные из помойки баронского замка. Павел уже выяснил, что в этом мире вместо гусиного пера и чернил используется особое растение под названием триксия, и уже приметил засеянную триксией грядку на участке Ланы и Ирмы. Павел сорвал пучок молодых побегов, немного потренировался в их использовании, убедился, что триксия оставляет надписи не только на бумаге, но и на ткани, и приступил к делу.
        Дело было рискованным, но Павел считал, что риск оправдан. Вряд ли этот мир знаком с криптографией. Грамотных людей здесь немного, а книг и того меньше, сомнительно, чтобы здесь регулярно возникала необходимость спрятать секретный текст не в сундуке за семью печатями, а на виду у всех, но так, чтобы никто не понял, что это за текст. По идее, надо бы сначала проверить, насколько зашифрованный текст реально нечитаем, но Павел не видел, как это сделать, и решил рискнуть. Проверить эту гипотезу можно и потом, а от бумаг надо избавляться сейчас, Павел и так чуть не свихнулся от страха, когда лежал голым перед Людвигом, а Людвиг стоял в метре от хламиды, скрывавшей под собой целую пачку тайных заклинаний. Сделал бы он неосторожный шаг, оступился, и «превед, медвед», как говорится.
        Павел начал аккуратно переписывать заклинания на изнанку рукавов собственной хламиды. Каждое слово он переводил на русский язык и записывал задом наперед русскими буквами. Это был не самый удачный шифр, но ничего более умного Павлу не придумалось. Будем надеяться, местная магия, позволяющая понимать любой язык как родной, не позволяет автоматически взламывать любой шифр. Да даже если и так, вряд ли граф Хортон потребует, чтобы раб вывернул одежду наизнанку. А если и потребует, можно попробовать отмазаться, дескать, это ритуальный орнамент. Кстати, надо будет, вернувшись в Муралийский замок, нанести похожий орнамент на дверь, наволочку и куда-нибудь еще - типа, у нас, демонов, так принято. И еще надо как можно быстрее выучить заклинания наизусть, тогда можно будет превратить криптограмму в настоящий орнамент. Жаль только, что заклинаний слишком много, выучить их прямо сейчас никак невозможно.

2
        Лорд Хортон вернулся в замок в конце пятого дня от начала похода. Вместе с ним вернулись все рабы, включая демона, а воители не вернулись. Бригитте стало интересно, почему зачистка так затянулась, вначале она хотела спросить самого повелителя, но тот выглядел усталым и озабоченным, и Бригитта не отважилась его побеспокоить. Она собралась было приказать служанкам расспросить носильщиков, участвовавших в походе, но потом ей пришла в голову другая идея. Повелитель велел ей разговаривать с демоном, он считает, что от этого она станет умнее. Так почему бы не поговорить с демоном прямо сейчас?
        Бригитта распахнула дверь в каморку, занимаемую демоном, сделала шаг внутрь, отпрыгнула назад и завизжала. Оказалось, что демон установил табуретку перед самым дверным проемом, взобрался на нее и что-то делал со стеной над дверью. Демон был обнажен, и когда Бригитта открыла дверь, детородный член демона оказался перед самым ее носом.
        От вопля Бригитты демон задрожал, зашатался и спрыгнул с табуретки, едва не рухнув вместе с ней. Бригитта отметила, что в руке демона зажата триксия.
        Демон метнулся к кровати, схватил хламиду и поспешно натянул ее. Он как будто стеснялся собственного тела, хотя стесняться было нечего - тело демона было гармонично сложено, лишь припухший живот чуть-чуть портил впечатление. Наверное, этот живот - анатомическая особенность демонов, отличающая их от нормальных людей.
        - Что ты кричишь? - спросил демон, оправившись от неожиданности и обретя дар речи.
        - Голого мужика никогда не видела?
        Бригитта захихикала, а затем захохотала в полный голос. Демон тоже рассмеялся.
        - Извини, - сказал он. - Я не хотел тебя напугать. Ты в порядке?
        Бригитта кивнула. Она не могла говорить, так ей было смешно. Даже в животе закололо.
        - А что ты делаешь с триксией? - спросила Бригитта.
        Вместо ответа демон указал на стену над дверью, покрытую непонятными закорючками.
        - Вот, - сказал он. - Можешь прочесть?
        Бригитта напряглась и попыталась прочесть. Ничего не получилось.
        - А это точно буквы? - спросила она. - Это не буквы, ты шутишь! Любые слова должны читаться одинаково, как их ни запиши.
        - Это буквы, - возразил демон. - И они складываются в слова. Просто в твоем языке нет этих слов, а те, что есть, записаны особым, магическим образом.
        - Ты говорил, что в твоем мире нет магии! - удивилась Бригитта.
        - Ну… - замялся демон, - с одной стороны, ее, конечно, нет. А с другой стороны, принято считать, что она как бы есть. Ну, может, это не стоит называть магией, это не совсем магия, это тоже сверхъестественное, но другое.
        - Что сверхъестественного в магии? - удивилась Бригитта. - Магия так же естественна, как день и ночь, как вода и воздух. Вот, смотри.
        Она создала искру света и подняла ее с ладони на уровень глаз. Демон вздрогнул и разинул рот. Он выглядел потрясенным.
        - Ты владеешь магией? - спросил он после долгой паузы. - Я думал, рабам это запрещено.
        - Обычным рабам это запрещено, - согласилась Бригитта. - Но я не обычная рабыня, я мать незачатого. Каждая родоначальница линии должна овладеть двумя заклинаниями, это нужно для проверки того, что ее детям есть что от нее наследовать.
        - Что еще ты умеешь? - спросил демон. - Какое второе заклинание?
        - Я могу заставить цветок распуститься.
        - А боевая магия?
        - Да что ты! - испугалась Бригитта. - Рабам нельзя изучать боевую магию, за это сразу казнят!
        - Ну да, логично, - согласился демон. - А здорово ты сделала этого светлячка! Как это у тебя получается?
        - Это просто, - объяснила Бригитта. - Надо просто почувствовать силу. Но объяснить, как это делается, очень трудно, меня этому учил повелитель, у меня очень долго не получалось, а потом вдруг раз - и получилось. И когда это получилось, оно стало таким же естественным, как, например, дышать.
        - Понятно, - вздохнул демон. - Жаль, что я не умею пользоваться магией. Я бы очень хотел подарить тебе цветок, который распустился бы в твоей руке, когда ты его примешь.
        - А зачем мне цветок?
        - В моем мире принято дарить цветы женщинам, которые тебе симпатичны. Это ритуальный жест.
        - Очень странно, - сказала Бригитта. - А потом, когда цветок подарен, что с ним надо делать? Таскать с собой или можно сразу выбросить?
        - Нет, сразу выбросить - это неприлично, - сказал демон. - Цветок надо поставить в специальный сосуд, а выбросить можно только тогда, когда он завянет. По-моему, очень красивый обычай.
        - Ну, не знаю, - пожала плечами Бригитта. - По-моему, глупо. Хотя можно попробовать, жаль только, что я не могу учить тебя заклинаниям.
        - Почему? - спросил демон. - Это же не боевая магия, она совершенно безопасна.
        - Это все равно запрещено. Только повелитель может учить рабов магии, и только двум заклинаниям. Это закон.
        - Ну, раз закон… - протянул демон. - Тогда я больше не буду просить тебя учить меня магии. А можно посмотреть, как ты управляешь этим светильником?
        - Смотри, пожалуйста. Вот я двигаю его вверх, я как бы тянусь за искрой, представляю, как она плывет, поднимается вверх, как будто ее толкает неведомая сила…
        Искра поднялась вверх. Демон посмотрел на нее озадаченно, и вдруг искра резко рванулась вниз, ударилась в пол и растаяла.
        - Что это?! - воскликнул демон. - Я ничего не делал!
        - Не знаю, - сказала Бригитта. - Сама не понимаю. Наверное, ты как-то воздействуешь на магическое поле.
        - Я ничего не делал! - повторил демон. - Я не владею магией, и никогда не посмел бы…
        - Я тебя и не обвиняю, - сказала Бригитта. - Наверное, все дело в том, что ты демон, а не человек. Ты воздействовал на искру не сознательно, это получилось само собой.
        - Да, наверное, - сказал демон. - Наверное, в этом все дело. Извини, Бригитта, мне надо закончить узор. Я с удовольствием поговорю с тобой завтра, может, погуляем после обеда и побеседуем?
        - Давай! - обрадовалась Бригитта. - Я… гм… кажется, я по тебе соскучилась.
        Лицо демона озарилось искренней радостью.
        - Я тоже по тебе соскучился, - смущенно признался он. - Но мне надо закончить узор. До завтра?
        - До завтра! - сказала Бригитта, резко развернулась и пошла прочь.
        Она поймала себя на мысли, что хочет поцеловать демона. Это было бы против всех правил, совершенно недопустимо и недостойно, мать незачатого не должна оказывать знаки внимания обычным рабам. Поэтому она покинула демона очень быстро, чтобы нелепое желание не успело завладеть ее разумом и причинить беспокойство.

3
        Бригитта удалилась. Павел взглянул на стену над косяком и улыбнулся. Надпись на стене гласила:
        ТПТЙУЁ ЦФЛ НБДЙ ЖВБОЬЁ
        Павел перечитал свое творение и обнаружил ошибку в одной букве, она придавала надписи очаровательную двусмысленность. Но эта ошибка не помешала бы Бригитте прочесть надпись, если бы это было возможно в принципе, если бы странная особенность этого мира позволяла бы читать не просто любой текст на иностранном языке, но и любой зашифрованный текст. К счастью, Бригитта не смогла ничего прочесть, а значит, можно не беспокоиться об орнаменте на подоле хламиды, никто не разберет, что там написано.
        Кажется, Бригитта ушла совсем, можно приступать к делу. Павел постарался вспомнить во всех подробностях, что ощущал, когда попытался мысленно помешать Бригитте поднять волшебного светлячка вверх. Он как бы дал команду «вниз!» - и светлячок выполнил ее с неожиданным энтузиазмом. Получается, для того чтобы овладеть магией, надо всего лишь мысленно пожелать то, что ты хочешь? Нет, это было бы слишком просто, тогда никого не пришлось бы долго и упорно учить волшебству, все осваивали бы его самостоятельно. Даже тупенькая Бригитта освоила бы два своих заклинания с первого раза. Тут должна быть какая-то хитрость.
        Павел вытянул вперед руку ладонью вверх и представил себе, что на ладони появляется волшебный огонек. Ничего не появилось. Еще одна попытка. Опять ничего.
        А если попробовать применить команду «вниз!» не к магическому светлячку, а к чему-нибудь другому? Павел положил триксию на край табуретки и применил мысленную команду к тому ее концу, что торчал наружу. Ничего не случилось, триксия даже не пошевелилась. Может, надо переместить ее еще ближе к краю? Нет, все равно не получается.
        Почему волшебный светлячок рухнул вниз, послушавшись команды Павла, а триксия на ту же команду никак не реагирует? Может, как раз потому, что светлячок - вещь волшебная, а обычные вещи этой командой перемещать нельзя? Вполне может быть, но может, и нет, все может быть гораздо сложнее.
        Павел сел на кровать и сильно сжал голову руками. Ему казалось, что он на пороге разгадки, еще чуть-чуть - и он поймет, как управляться с этой чертовой магией. У него же получилось один раз! Да, это была случайность, но если эту случайность повторить еще раз, если понять, что конкретно он сделал, заставив светлячка упасть… Но как это понять?
        Может, стоит прочитать еще раз, что было написано в бумагах, украденных из Фанарейского замка? Судя по всему, их автор полагал, что написанного достаточно, чтобы понять и воспроизвести описанные заклинания. Предполагалось, правда, что читатель уже владеет какой-то магией…
        Вот, например, самое первое заклинание, «полет крысы», оно позволяет заклинающему висеть в воздухе, не касаясь земли. Как поясняет автор, принцип его действия состоит в том, что оно сотворяет вокруг заклинающего шаровой кокон, который блокирует первый квадрант ультимативной силы и свободно пропускает все остальные. Что такое ультимативная сила, на какие квадранты она делится? И что такое шаровой кокон? Непонятно. Написано, что для сотворения шарового кокона надо предварительно открыть пустоту. Что значит «открыть пустоту»? Что это за пустота, как она открывается?
        Наверное, то же самое чувствует колхозник, случайно открывший учебник по матанализу. Или нормальный мужик, открывший кулинарную книгу. Помнится, Павел как-то начал изучать кулинарную книгу, уткнулся в непонятное слово «бланшировать» и понял, что дальнейшее чтение бесполезно. Здесь, в этих бумагах, были непонятны почти все слова. Если бы это была кулинарная книга, Павел и не пытался бы в ней разобраться, отложил бы ее в сторону и забыл о ней. Или попросил бы кого-нибудь разъяснить непонятные слова. Но рецепты этой книги описывают не вкусные блюда, а мощные заклинания, и если Павел хочет занять в этом мире достойное место, он просто обязан их изучить. И не попросишь никого разъяснить - сразу казнят, Бригитта это ясно объяснила.
        А если попробовать сравнить несколько разных заклинаний и выделить общие части? Вот, например, слово «открыть» встречается в каждом втором заклинании. А в каждом первом вместо него стоит слово «взять». Ну да, все правильно, магия объектно ориентирована по своей природе, в каждом заклинании надо описать объект, на который она воздействует. Волшебный светлячок или, например, шаровой кокон, задерживающий первый квадрант силы. Или триксию. Но как это сделать? Похоже, тут используется специальная терминология, «открыть» - это вовсе не открыть, это что-то другое, примерно как «продуть карбюратор» - это вовсе не дунуть в него ртом, а «прогнать программу» - вовсе не изгнать ее из компьютера.
        Кажется, автор текстов предполагал, что читатель должен обладать каким-то дополнительным магическим органом, с помощью которого делается то, для обозначения чего нет нормальных слов в обычном человеческом языке. Какой-то специализированный процессор, в который загружается программа-заклинание, и она меняет мир так, как нужно заклинающему. Создает силовой кокон, зажигает магический огонь, заставляет цветок распускаться… А если не иметь нужного процессора, можно изучать текст программы сколько угодно, но она не сможет выполниться.
        Но у Павла есть этот процессор! Он как-то сумел воздействовать на светлячка, созданного Бригиттой. Надо просто повторить это воздействие, применив его к другому предмету. Почувствовать этот предмет, сделать так, чтобы он признал себя во власти того, кто на него воздействует.
        Павел закрыл глаза и постарался максимально сосредоточиться. Что именно сделала Бригитта, когда создала этого светлячка? Вроде ничего, огонек появился над ее ладонью сам собой, без всяких дополнительных спецэффектов. Только что ничего не было, и вот уже все есть. Какое-то неуловимое дуновение, что-то не соотносящееся ни с одним из пяти человеческих чувств, какой-то глюк восприятия. Да, что-то такое было, мир как бы пошатнулся, нечто похожее происходит, когда перепьешь. То есть не совсем похожее, вернее даже совсем непохожее…
        Павел открыл глаза и увидел, что триксия неподвижно висит в воздухе в сантиметре над табуреткой. Павел помотал головой, не веря своим глазам. Триксия упала.

4
        - Садись, Флетчер, - сказал Хортон. - Садись и слушай внимательно. Если что-то непонятно, переспрашивай сразу, не стесняйся. Полагаю, многое в моих словах будет для тебя новостью.
        - Конечно, повелитель, - кивнул Флетчер. - Я внимательно слушаю.
        Хортон немного помолчал, собираясь с мыслями, а затем начал говорить:
        - Знай, Флетчер, что около шестидесяти дней назад ты получил важное сообщение от осведомителя из Фанарейской волости. Осведомитель принес тебе лист бумаги, случайно выпавший из колдовской книги, которую барон Хайрон нес по коридору своего замка. Так получилось, что твой осведомитель шел сзади, подобрал этот лист и отдал его не Хайрону, а тебе. Вот он, кстати.
        Флетчер изучил бумагу и сказал:
        - Не смею подвергать сомнению слова повелителя, однако осмелюсь заметить, что этот лист выглядит изготовленным совсем недавно. Очень сомнительно, что он выпал из колдовской книги.
        - Действительно, - согласился Хортон. - На самом деле Хайрон делал копию книги, этот лист - фрагмент копии. Сама книга, вероятно… Но об этом позже. Итак, ты получил этот лист и изучил его. Что скажешь о содержимом?
        - Это заклинание, - сказал Флетчер. - Рискну предположить, что оно предназначено для призвания существ из иных измерений вселенной. Например, демонов.
        - Совершенно верно, - кивнул Хортон. - Ты немедленно показал эту запись мне, я предварительно согласился с твоим выводом, но некоторые нюансы заклинания вызвали у меня сомнение, поэтому я решил не спешить и проверить на практике, что оно реально позволяет делать. Я провел семь экспериментов, три из которых оказались удачными, хотя и не полностью. Я не говорил тебе этого, но из некоторых косвенных данных ты сделал вывод, что заклинание было искажено при записи, возможно, сознательно.
        - Мой повелитель имеет в виду поведение призванных демонов? - спросил Флетчер.
        - В том числе и это, - сказал Хортон. - Были и другие признаки, я не готов с ходу сказать, какие именно, подумай и сообразишь что-нибудь. Итак, проведя семь пробных заклинаний, я пришел к выводу, что барон Хайрон совершил измену, не сообщив мне о найденной книге. Кроме того, были сведения, сам подумай, какие именно, о том, что в измене замешаны вассалы барона. Поэтому я решил провести тотальную зачистку. В ходе зачистки было установлено, что Хайрон владеет, по меньшей мере, двумя тайными заклинаниями, не считая этого. Факт измены неопровержим, Хайрон накопил очень большую силу, достаточную, чтобы бросить вызов непосредственному повелителю, но, к счастью, недостаточную, чтобы победить меня в бою. Я уничтожил изменника, однако захватить книгу не удалось. Юный воитель Стефан нашел запретную книгу раньше меня, и эта книга сподвигла его на путь измены. Он бежал и, очевидно, направляется к одному из своих дядьев-баронов… Кстати, ты помнишь, кто они такие?
        - Помню, - кивнул Флетчер. - Барон Ктанг является вассалом графа Опекса, который, в свою очередь, является вассалом нашего герцога Хина. Барон Обол является вассалом графа Уя, который служит герцогу Груву. Полагаю, Стефан бежал именно к Оболу. Чтобы детально разобраться в запретных заклинаниях, требуется время, так что Стефан не мог быть уверен, что прибудет к лорду Хину раньше, чем ваше сиятельство.
        - Да будет так, - сказал Хортон и хихикнул.
        Он вдруг понял, что ведет себя как мифический творец вселенной и властитель судеб всего сущего. Но творец придумывал историю будущего, а Хортон с помощью Флетчера сочиняет сейчас историю прошлого, переписывая уже случившееся. Если все пройдет удачно, именно эта версия будет отражена в легендах, повествующих о недавних событиях, и именно эта версия станет единственно реальной для всех будущих поколений. Сейчас Хортон творит истину, и кого будет волновать, какой эта истина была раньше?
        - Итак, - продолжил Хортон, - Стефан изменил своему сюзерену, барону Людвигу, и исчез в неизвестном направлении, предположительно направился к барону Оболу. Выяснив это, я решил немедленно явиться к герцогу Хину с докладом о чрезвычайном происшествии. Когда мы закончим эту беседу, ты отправишь гонца к барону Трею. Трей будет замещать меня на время отсутствия.
        Флетчер слегка нахмурился, едва заметно и никоим образом не вызывающе.
        - Если бы мне было дозволено комментировать приказы моего повелителя, - начал он,
        - я бы заметил, что сэр Трей не отличается ни большим умом, ни выдающейся сообразительностью. Кроме того, он очень резок и невежлив в общении. С другой стороны, он отлично владеет боевой магией, и, учитывая это, напрашивается вывод, что повелитель ожидает…
        Выговорить слово «вторжение» и тем более слово «зачистка» Флетчер не осмелился. Но Хортон все понял и так.
        - Я не ожидаю вторжения, - сказал он. - Но я опасаюсь этого. Я полагаю, после моего доклада у герцога не будет оснований гневаться на меня.
        - Он может обвинить ваше сиятельство в преступном промедлении, - заметил Флетчер.
        - Может, - согласился Хортон. - Но это неизбежное зло, устранить его можно, лишь ликвидировав герцогского осведомителя, но это действие возбудит еще больше подозрений. Ты, кстати, знаешь, кто осведомляет герцога о делах в Муралийском Остроге?
        - Конечно, знаю. Повелитель желает узнать имена?
        - У герцога более одного осведомителя? - удивился Хортон.
        - Их двое, - сказал Флетчер. - Вернее, было двое, вторым осведомителем был сэр Стефан.
        Хортон присвистнул.
        - Ты уверен? - спросил он.
        - Абсолютно.
        - Что ж, это хуже… - Хортон задумался. - Но ничего не поделаешь, придется придерживаться прежней линии, я не вижу никакого пространства для маневра. А ты?
        - Я тоже, - вздохнул Флетчер.
        - У тебя есть другие вопросы?
        - Есть один, - сказал Флетчер. - Что делать с призванным демоном?
        - Ничего не делать, - заявил Хортон. - От него нет ни пользы, ни вреда, пусть пока живет. Когда герцог потребует предоставить демона в его распоряжение, ты выполнишь это распоряжение.
        - Тогда мне следует заранее опросить демона на предмет особых умений, - сказал Флетчер. - Он знает неведомые методы подсчета чисел, кроме того, его представления о мире весьма интересны. Знания и умения демона должны пригодиться вашему сиятельству, даже когда демон покинет пределы Муралийского Острога.
        - Хорошо, - кивнул Хортон. - Займись этим, но не в ущерб основному делу. В первую очередь ты должен вызвать барона Трея и подготовить мой визит к герцогу.

5
        На прогулке демон был задумчив и отчего-то печален. Они неспешно брели по тропе: Бригитта впереди, демон сзади, и еще в десяти шагах сзади тащился мастер смерти Ивернес. Мастер смерти тоже был печален - Бригитта запретила ему приближаться и вмешиваться в беседу, он скучал.
        Демон рассказывал о зачистке Фанарейской волости. Бригитта слушала и время от времени взвизгивала в особенно страшных местах. Не потому, что ей было страшно, а потому, что так положено, - женщина, если она не воительница, должна бояться боевой магии. Бригитта не была воительницей, но она не боялась сражений, в детстве она даже мечтала о карьере, но когда девочка подросла, повелитель разъяснил ей, что она не вправе претендовать на большее, чем стать родоначальницей породы. Тоже достойная судьба.
        Демон оказался превосходным рассказчиком. Он не затруднялся с выбором слов, его мысль не прыгала беспорядочно с одного предмета на другой, слова текли плавным потоком, это было похоже на песню. И слова демона были очень поэтичны, как в песне.
        - Сэр Хайрон посмотрел в небо перед тем, как умереть, - говорил демон. - И это был его последний взгляд. Ревущая тьма опустилась, небо обрушилось, и он увидел невыполненную цель слепнущими глазами.
        - Да ты поэт! - восхитилась Бригитта. - Тебе надо записать этот рассказ, из него получится прекрасная песня.
        - Нет, - покачал головой демон. - Из этого не может получиться прекрасная песня. Доблестно сражавшийся сэр Хайрон был изменником, утаившим от сюзерена целую книгу неведомых заклинаний. А это неподходящий персонаж для песни. Насколько я понимаю, в песнях изменник должен быть достоин лишь презрения.
        - Не всегда, - возразила Бригитта. - Бывают песни, в которых глупый и злобный правитель попирает законы и угнетает вассалов. Но находится вассал, который не смиряется с противоестественным, он обращается к вышестоящему повелителю, и справедливость торжествует. А до тех пор, пока справедливость не восторжествовала, восставший вассал считается как бы изменником. С точки зрения плохого правителя.
        - А ты умная, - сказал демон. - До того как мы начали беседовать, я и не знал, что женщины понимают, что такое точка зрения. Особенно такие юные женщины, как ты.
        Бригитта заулыбалась, эта незамысловатая похвала была ей приятна.
        - Я хорошо разбираюсь в философии, - сказала она. - Повелитель дает мне читать ученые книги, он говорит, это полезно моему разуму. Только он никогда не говорит, что я умная.
        - Наверное, он давно не разговаривал с тобой на философские темы, - предположил демон.
        - Наверное, - согласилась Бригитта. - В последнее время он очень занят, с тех пор как начал призывать демонов.
        Павел вдруг остановился, как будто его что-то оглушило.
        - Демонов? - переспросил он. - Разве я не первый, кого он призвал?
        - Ты третий, - сказала Бригитта. - И единственный удачный.
        - Почему? Что случилось с первыми двумя?
        - Первый демон был глуп, немощен и бесполезен, его убил Ивернес по приказу повелителя. А второй демон чуть сам всех не поубивал, он обладал очень сильной магией, и на него не подействовало заклинание покорности. Он атаковал повелителя и попытался сбежать из заклинательного зала, но лорд Хортон оправился от удара и нанес ответный удар. И демон погиб.
        - Интересно… - протянул Павел. - А почему мне об этом никто не рассказывал?
        - А зачем тебе об этом рассказывать? - удивилась Бригитта. - Зачем рассказывать рабу то, что не относится к его обязанностям?
        Павел пожал плечами.
        - Ну, так, - сказал он. - Из уважения…
        Бригитта расхохоталась.
        - Скажешь тоже - из уважения! Рабов не уважают, ими пользуются. Чтобы тебя начали уважать, надо сделать карьеру.
        Лицо демона Павла вдруг застыло и стало каким-то безразличным.
        - А бывает так, чтобы раб сделал карьеру? - спросил он.
        - Конечно, нет. Кто будет учить раба боевой магии?
        - Ее можно освоить самостоятельно.
        Бригитта снова расхохоталась.
        - Это невозможно! - воскликнула она. - Только потрясатель вселенной способен постичь магию без учителя. Но на самом деле все это сказки, потрясателя вселенной никогда не было и не будет. Да даже если ты вдруг научишься каким-то заклинаниям, тебя сразу убьют, тебе не одолеть лорда Хортона, он очень силен в боевой магии. Он постигал ее почти триста лет.
        - Я и не собираюсь одолевать лорда Хортона, - сказал демон. - Если бы я решил начать карьеру, для начала я бы сбежал из замка. В Фанарейской волости много свободных участков, там легко затеряться.
        - Ты с ума сошел! - воскликнула Бригитта. - Быть рабом и стать холопом - не карьера, а безумие! Только сумасшедший согласится по собственной воле всю жизнь ковыряться в земле.
        - Не обязательно всю жизнь ковыряться в земле. Если бы я добыл каким-то чудом книгу заклинаний, я бы скрылся в холопской хижине и изучал бы магию, пока не счел бы, что постиг достаточно.
        - А потом?
        Демон задумался.
        - Хороший вопрос, - сказал он после долгой паузы. - Напрашивается решение победить воителя низшего уровня и занять его место. Но тогда потом придется победить барона, потом графа…
        - Вот именно, - кивнула Бригитта. - Никто не способен изменить собственную судьбу, лишь повелитель может менять судьбы тех, чьи нити жизни он держит в руках. На то он и повелитель.
        - А как насчет императора? - спросил демон. - Над ним нет никакого повелителя. Кем был император раньше, кто изменил его судьбу?
        - Не знаю, - растерялась Бригитта. - Никогда не задумывалась над этим. Наверное, император вечен.
        - Разве вы не верите, что мир был сотворен? - удивился демон. - По-вашему, мир вечен?
        - Нет, мир не вечен. В начале вселенная была бесформенна и пуста, не было времени и самой вселенной не было тоже. Я не помню деталей этого мифа… Может, первый император был сотворен прямо в ходе сотворения всего мира?
        Внезапно внимание демона привлек цветок, растущий у дороги, большой красный бутон на длинном стебле. Демон наклонился и сорвал его.
        - Давай перестанем говорить об отвлеченных вещах, - сказал он. - Я предчувствую, что мы поссоримся, если продолжим эту беседу. Давай лучше я подарю тебе этот цветок. Ты сможешь его раскрыть?
        Бригитта хихикнула. Предложение демона было неожиданным, но, надо признать, довольно милым. Бригитта ухватила нужные силовые линии, и цветок распустился прямо на глазах.
        - Это прекрасно, - сказал демон. - Никогда такого не видел.
        Вдруг лепестки цветка начали съеживаться, скручиваться и прижиматься друг к другу. Несколько секунд - и в руке демона снова был бутон.
        - Он скукожился! - воскликнула Бригитта. - Так не должно быть!
        - Ну, так раскукожь его обратно, - улыбнулся демон. - Наверное, ты давно не практиковалась в этой магии.
        Бригитта снова ухватила силовые линии и раскукожила цветок.
        - В магии не нужно практиковаться, - сказала Бригитта. - Тот, кто овладел заклинанием, никогда не утратит этого навыка. Наверное, ты влияешь на магическое поле. Ты же все-таки демон.
        - Да, наверное, - согласился демон. - Наверное, все дело именно в этом.

6
        Вечером Павел еще раз вышел на прогулку. Ивернес следовал сзади неслышной тенью, он повсюду таскался за Павлом, исполняя приказ графа Хортона не оставлять демона без присмотра. Ивернес был один - после зачистки Фанарейской волости граф сократил эскорт демона, очевидно, перестал бояться, что демон выйдет из-под контроля и начнет всех убивать. Павел предполагал, что через месяц-другой сможет всюду ходить вообще один. Впрочем, один-единственный мастер смерти в качестве конвоя - это несерьезно, длинного ножа, болтающегося на поясе Ивернеса, Павел не боялся, а магией Ивернес точно не владеет. А Павел, возможно, уже владеет.
        Именно это Павел и собирался сейчас выяснить. Он направлялся к тому самому ручью, у которого произошла их первая встреча с Бригиттой. Если спуститься к самой воде, кусты и склон оврага образуют маленький уютный закуток, где никто не увидит, чем именно ты занимаешься. Разве что Ивернес может подсмотреть, если специально захочет, но этот риск Павел считал оправданным. Мастер смерти никогда не проявлял излишнего любопытства, Павел был уверен, что упражнения в запретной для рабов магии останутся незамеченными. А если вдруг что-то пойдет не так, Павел не сомневался, что легко справится с Ивернесом.
        По дороге Павел сорвал нераспустившийся красный цветок, точно такой же, какой он подарил Бригитте несколько часов назад. Надо было, кстати, спросить у Бригитты, как он называется. Для полноценной тренировки хорошо было бы сорвать два-три цветка, но Павел заметил у дороги только один, а специально искать цветы Павел не хотел, незачем возбуждать у Ивернеса нездоровое любопытство. Тем более уже начинало смеркаться, Павел не был уверен, что сможет найти цветы достаточно быстро.
        А вот и ручей. Павел остановился и подождал, когда Ивернес приблизится к нему вплотную.
        - Я хочу посидеть у воды в одиночестве, - сказал Павел. - Не надо сопровождать меня, я никуда не денусь из оврага.
        - Хорошо, - сказал Ивернес. - Но будь осторожен.
        - Почему? Тут есть какая-то опасность?
        - Нет, - ответил Ивернес. - Никакой опасности нет. Мне просто показалось… - он резко осекся. - Не бери в голову, просто показалось.
        Несколько секунд Павел ждал продолжения, но его не последовало. Мастер смерти, казалось, потерял к Павлу всякий интерес, отошел в сторону и уселся на упавшее дерево.
        - Иди, - сказал он. - Я буду ждать тебя здесь.
        Павел спустился вниз. Как-то странно Ивернес себя ведет. Впрочем, он и раньше говорил странные вещи… Однако не следует терять времени.
        Павел уселся на траву, повернувшись так, чтобы видеть тропу, по которой только что спустился в овраг. Тропа заросла высокой травой, если Ивернес вдруг проявит нездоровое любопытство, трава начнет колыхаться - и Павел это заметит. Не нужно беспокоиться, никто не увидит, чем занимается Павел.
        Он сосредоточился на цветке и попытался воспроизвести то, что делала Бригитта. Неуловимое дуновение ветра, колеблющего не воздух, а самую ткань мира, как будто силовые линии, пронизывающие все сущее, сдвинулись и заколебались, заставляя вселенную меняться по воле заклинающего. Впрочем, почему как будто? Они действительно сдвинулись, вселенная действительно изменилась. Бутон распустился прямо на глазах, а затем, повинуясь следующей команде Павла, свернулся обратно. Магия работала.
        Теперь Павел ощущал магическое силовое поле во всей полноте. Все очень просто, надо открыть пустоту, которая на самом деле совсем не пустота, взять ее, потянуть и преобразовать так, как ты считаешь нужным. Не все преобразования допустимы, если начать дергать силовые линии случайно и бестолково, эффект будет такой же, как если бестолково теребить струны лютни или гитары - много шума, но никакого толку. Но если дергать струны не абы как, а в нужном порядке, рождается мелодия, а если колебать в нужном порядке магические струны, рождается заклинание. Придумать новую мелодию трудно, для этого надо иметь талант композитора, но повторить чужую мелодию может каждый, обладающий музыкальным слухом. Так же и в магии - повторить чужое намного проще, чем придумать свое.
        Для записи мелодий придумана специальная нотная грамота, для записи заклинаний ничего специального не придумано, местные воители обходятся обычными словами. Да и не нужно здесь никаких особенных слов или знаков, все и так понятно, надо лишь разобраться, что такое «открыть пустоту». А отдельные термины, «квадрант» и тому подобные, должны быть понятны по контексту. Проверим-ка, кстати.
        Открыть пустоту. Захватить силовые линии и сформировать вокруг себя шаровой кокон
        - сделано. Пока ничего не изменилось. Теперь надо кое-что сделать с первым квадрантом. Квадрант, судя по названию - четвертая часть чего-то. В данном случае что-то - это шаровой кокон, а квадрант - четвертая часть его поверхности. Или объема? Нет, скорее поверхности, кокон - это не шар, а сфера. Или, может быть, квадрант - часть сферы, ограниченная прямым углом? А, впрочем, какая разница? И так понятно, что надо в одной части кокона изменить свойства силовых линий так, чтобы они блокировали ультимативную силу, надо придать им непрозрачность, так сказать. Что такое ультимативная сила - интуитивно ясно, надо лишь понять, что такое первый квадрант. Ну, здесь всего два варианта - он или сверху, или снизу, вряд ли автор этого заклинания имел настолько извращенное сознание, чтобы начать отсчитывать квадранты откуда-то сбоку. Попробуем сверху.
        Павел воздействовал на силовые линии должным образом, ничего не произошло. Значит, первый квадрант снизу. Попробуем так… Опять ничего не произошло. Что за черт? Эта штука должна заблокировать гравитацию, почему ничего не работает? Вот, если, например, подпрыгнуть…
        Павел подпрыгнул, неведомая сила подхватила его и повлекла вверх, с каждым мгновением ускоряя и ускоряя движение. Павел рефлекторно сгруппировался, и вовремя
        - его внесло головой в крону дерева, нависающего над обрывом, тонкие ветки лупили его по щекам, острый сучок воткнулся под лопатку, затрещала ткань хламиды, а заклинание все толкало и толкало Павла вверх. Тело приняло горизонтальное положение, ногу ударило о ствол, Павел закричал, его рвануло еще раз, теперь его тащило вверх за ноги, он болтался вниз головой, и все, что он смог сделать, - уцепиться двумя руками за очередную ветку. Она изогнулась и захрустела, Павел закричал громче, извернулся совсем уже немыслимым образом, обхватил ногами толстый сук и наконец-то остановился. Неведомая сила продолжала выталкивать Павла вверх, как архимедова сила выталкивает пузырек из кипящей жидкости. Павел понимал, что долго не продержится в этом положении, десяток-другой секунд, и заклинание оторвет его от ветвей, рванет вверх, вынесет из древесной кроны… И в этот момент Павел сделал то, что следовало сделать уже давно. Неведомым шестым чувством он уцепился за силовые линии кокона и отменил заклинание.
        Он рухнул вниз, ломая ветки и сучья, каждое мгновение ожидая удара о землю, но удара все не было. А потом, когда удар состоялся, он оказался намного мягче того, чего ожидал Павел. Павел упал на склон оврага, покатился вниз, влетел в грязную воду, подняв тучу брызг, и лишь после этого остановился.
        С трудом поднявшись на четвереньки, Павел встретился взглядом с мастером смерти Ивернесом и услышал:
        - Я же говорил, осторожнее надо.

7
        С легким скрипом дверь отворилась, секундой позже скрипнула ступенька крыльца. Ивернес улыбнулся - он не ошибся в демоне. Если в ближайшее время с ним не случится ничего непредвиденного, этот парень войдет в легенды. А уж Ивернес постарается, чтобы ничего непредвиденного с демоном не случилось. Не зря он убедил Флетчера ограничить наблюдение за пришельцем из иной вселенной. Очевидно, что демон не опасен, повелитель перестраховывается, но ты сам понимаешь, коллега, как много работы у подмастерьев в дни зачистки, позволь мне изменить форму, но не суть приказа повелителя. Спасибо.
        Странно, но лорд Хортон до сих пор не понял, кого именно призвал из-за грани миров. Он до сих пор уверен, что третье призвание прошло неудачно, что Павел не обладает никакими способностями к магии. Повелитель забыл, что у многих законов природы есть исключения, и одно такое исключение позволяет освоить магию самостоятельно. Сказано ведь: «Грядет великий, промчится по пути солнца от заката до рассвета, слепящий, как падающая звезда, и имеющий уши да услышит, а имеющий разум да сочтет». Много столетий назад произнесены пророческие слова, воистину слепым надо быть, чтобы не разглядеть творящегося перед самым носом. Но люди не любят присматриваться к очевидному, принято считать, что историю творят короли и герцоги, а сказки простонародья, предвещающие явление ничтожного, кому суждено стать великим - просто глупые сказки, не нужно принимать их всерьез. Рабы любят мечтать о несбыточном, вот и сочинили историю о великом рабе, что потрясет мир.
        Четыреста лет тому назад, когда Муралийским Острогом правил лорд Тоден, лорд Хортон еще не был рожден, а Ивернес был молод, юный мастер смерти какое-то время всерьез полагал, что предсказанный великий воитель - это он сам. Ивернес много раз пытался сделать то, что сделал демон сегодня днем. Юный воитель по имени Тири хвастался перед мастером смерти, смотри: говорил он, я умею метать файрболы, повелитель меня научил. Лицо Ивернеса было непроницаемо, он очень старался, он боялся, что Тири заметит подвох, но Тири, охваченный щенячьим восторгом, не замечал ничего. И тогда Ивернес впервые попытался ощутить силовые линии.
        Он делал это много раз, одни волшебники сменяли других, иногда это были воители, иногда забракованные юнцы, изредка матери незачатых, так продолжалось на протяжении столетий, и, в конце концов, Ивернес признался самому себе - он не тот, кому суждено сотрясти все сущее. Поначалу это было горько и обидно, потом Ивернес смирился. Сила, пронизывающая вселенную, совсем рядом, надо всего лишь протянуть руку и зачерпнуть, но ты не сможешь сделать это, если у тебя нет руки. У Ивернеса не было той нематериальной руки, которая творит заклинания.
        А у демона она была. Когда Бригитта показала ему идиотское заклинание с цветком, демон с первого раза сделал то, что так и не удалось Ивернесу - захватил силовые линии, перевернул их и обратил назад. Цветок скукожился, а юная красавица даже не догадалась взглянуть на лицо демона, на котором в тот момент ясно отображалась вся глубина постигшего его потрясения. А дурочка ничего не поняла.
        Какое-то время Ивернес всерьез размышлял, не следует ли сообщить о случившемся повелителю. С одной стороны, это прямая обязанность мастера смерти, лорд Хортон ясно сказал, что Ивернес обязан немедленно докладывать обо всем необычном в поведении демона. Но стоило Ивернесу ясно сформулировать эту мысль, как он понял, что никогда не донесет на демона Павла. Потрясатель вселенной - не просто ценный, но неосторожный раб, за которым надо присматривать, потрясатель вселенной стоит вне любых законов и правил, он сам установит законы и правила, когда придет срок. А срок этот совсем близок, Павел быстро развивается, очень странно, что этого не замечает ни лорд Хортон, ни Флетчер. Ничего, скоро они поймут. Будем надеяться, к тому времени помешать потрясателю вселенной будет уже невозможно.
        Демон огляделся по сторонам и, кажется, не заметил прячущегося в тени мастера смерти. Затем демон направился по тропинке, ведущей к оврагу размышлений. Ивернес улыбнулся. Все идет по плану, возможно, Павел поймет свое предназначение в ближайшие минуты.
        По дороге Павел сорвал цветок, снова огляделся по сторонам и на этот раз увидел мастера смерти. На мгновение Ивернесу показалось, что демон сейчас вернется в замок и его самоосознание не состоится сегодня, а задержится еще на некоторое время. Но нет, Павел все же решил не откладывать на завтра то, что намечено на сегодня. Это неудивительно - невыполненное предназначение сжигает душу демона изнутри, ему не достичь внутреннего покоя, пока он не начнет исполнять пророчество. Впрочем, и потом внутренний покой ему тоже не светит.
        Они приблизились к оврагу. Демон остановился, глядя на Ивернеса и недвусмысленно ожидая, что мастер смерти подойдет ближе и вступит в разговор.
        - Я хочу посидеть у воды в одиночестве, - сказал демон, когда Ивернес приблизился на расстояние шага. - Не надо сопровождать меня, я никуда не денусь из оврага.
        - Хорошо, - сказал Ивернес. И внезапно добавил, неожиданно для самого себя: - Но будь осторожен.
        - Почему? - удивился демон. - Тут есть какая-то опасность?
        - Нет, - ответил Ивернес. - Никакой опасности нет. Мне просто показалось… Не бери в голову, просто показалось.
        Произнося эти слова, Ивернес вдруг понял, что пытается изменить предначертанное. Но кто он такой, чтобы менять ненаписанную историю? Если Павлу суждено покалечиться от своего первого настоящего заклинания, это предначертание не изменить обычному рабу, будь этот раб хоть трижды мастером смерти.
        Ивернес отошел в сторону и сел на поваленное дерево. Он не будет вмешиваться в происходящее, пусть сбудется то, чему суждено сбыться, а если здесь присутствуют незримые духи, пусть они помогут демону пройти первое испытание на пути от заката до рассвета. Впрочем, незримые духи почти никогда не вмешиваются в дела людей. Тем бессмертным, что лишены тела, глубоко наплевать на дела тех бессмертных, что облечены плотью.
        Демон скрылся в кустах, и около четверти часа ничего не происходило. А потом вдруг захрустело, затрещало и заскрежетало, земля вздрогнула и встрепенулась, что-то массивное взлетело вверх, как камень из пращи, и врезалось в крону дерева, склонившегося над оврагом. Дерево закачалось и затряслось, листья и мелкие ветки посыпались вниз и в стороны, а неведомая сила все трясла и трепала его. А потом неведомая сила отступила и спряталась, из ветвей выпал демон, покатился вниз по склону и рухнул в ручей, забрызгав все вокруг водой и грязью.
        Он был избит и исцарапан, его хламида порвалась в лоскуты. Он глядел на Ивернеса безумным взглядом, за долгую жизнь мастер смерти видел такой взгляд десятки тысяч раз. Так смотрели в его глаза те, чья жизнь оборвется в следующую минуту. Но эти люди не имели сил, чтобы дать отпор, у демона же силы было хоть отбавляй.
        Ивернеса пронзил страх. Очень глупо будет, если первой жертвой потрясателя вселенной станет друг, а не враг. Ивернес открыл рот, чтобы сказать демону что-нибудь обнадеживающее, но неожиданно для самого себя произнес:
        - Я же говорил, осторожнее надо.
        Недоуменный взгляд демона был ему ответом. Ивернес понял, что эту ночь он, кажется, переживет.

8
        - Вот такие дела у нас происходят, - закончил Хортон свою речь. - У тебя есть вопросы, Трей?
        И уставился на барона Трея вопросительным взглядом.
        Барон явно не знал, что говорить. Вопросы-то у него есть, это у него на лице написано, но задать их своему повелителю он не решится. Плохо. Получается, Хортону так и не удалось придумать достаточно правдоподобную версию случившегося, ведь если уж этот тупица усомнился в рассказе графа, то герцог Хин усомнится тем более. Интересно, что именно сообщил лорду Хину его осведомитель? Гонец, прибывший час назад, передал Хортону повеление немедленно прибыть в резиденцию герцога, при этом демона с собой не брать, зато обязательно взять все тексты заклинаний, обнаруженные в замке Хайрона. Хортон не понимал, почему герцог отдал такой приказ, Хортон на его месте непременно захотел бы взглянуть своими глазами на живого демона, пусть даже и неудачно призванного. То ли лорд Хин сильно изменился за последние тридцать лет, что маловероятно, то ли действует какой-то неучтенный фактор. Например, Стефан случайно попался на глаза барону из соседнего графства, тот задержал беглеца, передал для суда своему сюзерену, а тот передал беглеца герцогу. Или случилось что-нибудь еще такое же невероятное, сейчас нет смысла
гадать, что именно - все равно не угадаешь.
        - Не смею подвергать слова повелителя сомнению… - начал Трей. Хортон рассмеялся и перебил его:
        - В это трудно поверить, не правда ли?
        Трей кивнул.
        - Я понимаю твои сомнения, - сказал Хортон. - Честно скажу, я боюсь повторять свои слова перед лицом герцога. Но я верю в его мудрость. Я верю, что он выслушает меня до конца, а выслушав, задумается. А когда он задумается над моими словами, он поймет, что они слишком неправдоподобны, чтобы быть ложью. Ты же не считаешь, что я настолько глуп, что не смог бы придумать ничего, более похожего на правду? Кроме того, в моем рассказе многое можно проверить. Хайрон действительно овладел тайными заклинаниями без моего разрешения, это могут подтвердить четверо воителей, не считая меня и Людвига. Заклинание Хайрона действительно позволило мне призвать демона, он сейчас отдыхает в своей комнате. Хочешь познакомиться с ним лично прямо сейчас?
        - Я не смею подвергать слова повелителя сомнению, - сказал Трей. - Мне не нужен демон, чтобы утвердиться в этом. И если бы я даже осмелился подвергнуть сомнению слова повелителя, если бы я вдруг решил, что они ложны, я не смог бы предложить никакой более правдоподобной версии. Разве что в Муралийском Остроге два разных воителя почти одновременно обнаружили две разные книги заклинаний…
        Хортон и Флетчер дружно рассмеялись.
        - Да, я знаю, это совершенно невероятно, - сказал Трей. - Но все же…
        - А что все же? - спросил Хортон. - Давай на минутку предположим, что я лгу. Допустим чисто теоретически, что я изменил герцогу и не хочу делиться с ним новооткрытыми заклинаниями. Допустим, я убил сэра Стефана, допустим, я нашел и спрятал книгу сэра Хайрона. Зачем тогда мне идти к лорду Хину? Будь я изменником, я бы не отправился к нему раньше, чем изучил бы все написанное в книге Хайрона. И тогда я разговаривал бы с ним совсем по-другому. Если бы я был изменником.
        - Да, я понимаю это, - сказал Трей. - То есть умом я все понимаю, но сердце…
        - Но сердцу не прикажешь, я понимаю. Хорошо, Трей, ты правильно сделал, что не стал скрывать сомнения, я ценю это. Закроем этот вопрос и перейдем к следующему. Я буду отсутствовать около десяти дней, все это время ты будешь занимать мое место, пользоваться моими правами и выполнять мои обязанности. Флетчер поможет тебе, он в курсе всех дел, не думаю, что тебе придется принимать важные решения от моего имени. Но если я ошибаюсь, если какие-то проблемы все же возникнут, действуй решительно и быстро. Когда я вернусь, я спрошу с тебя не только за действия, но и за бездействие.
        Когда он вернется. Хортон не мог сказать иначе, но в глубине души он совсем не был уверен, что вернется от герцога. Но других вариантов не было, сейчас нарушить приказ сюзерена - прямой путь к досрочному перерождению, причем не только для себя, но и для своих близких, для своих любимых - для Людвига и Бригитты. Хортон не мог этого допустить.
        - Я вернусь, - повторил Хортон. - Я обязательно вернусь, верь мне. И когда я вернусь, я спрошу с тебя три вещи. Во-первых, ты должен внимательно следить за событиями в Фанарейской волости. Людвиг - хороший боец и управитель, но он недостаточно опытен, ему может потребоваться твоя помощь. Зачистка, особенно тотальная, - дело непростое, могут быть осложнения, сам знаешь какие. Я хочу, чтобы каждый третий день ты направлял гонца к Людвигу и реагировал на поступающие сообщения своевременно и адекватно. Все необходимые распоряжения отдаст Флетчер, он же будет сообщать тебе новости, переданные гонцом. Я полагаю, в этих новостях не будет ничего важного, но если твое вмешательство потребуется, ты не должен бездействовать. Это понятно?
        - Понятно, мой повелитель.
        - Второе. Ты должен ознакомиться с демоном и быть готовым засвидетельствовать, что это действительно демон, призванный из-за пределов вселенной, что он обладает многими необычными талантами, но не обладает магической силой. Возможно, тебе придется свидетельствовать перед лицом герцога.
        - Я сделаю это, мой повелитель.
        - И последнее. В моем замке живет девица по имени Бригитта, я хочу сделать ее родоначальницей новой породы. Что бы ни случилось, она не должна пострадать. Ты должен следить за ней и оберегать ее от неприятностей, за это я спрошу с тебя со всей строгостью. Даже если я не смогу сделать это лично, с тебя спросит мой представитель. Понятно?
        - Не совсем, мой повелитель. Вы допускаете, что…
        - Я допускаю все, - резко сказал лорд Хортон. - Когда ты станешь графом, ты тоже поймешь, что в мире нет нереализуемых возможностей. Пути судьбы неисповедимы и причудливы, истинно мудр не тот, кто полагает, будто постиг их целиком и полностью, но тот, кто готов к каждому повороту судьбы, каким бы маловероятным этот поворот ни казался. Я готов встретить конец пути, я всегда готов к этому, а в эти дни - особенно. Запомни эти мои слова и поразмышляй над ними на досуге.
        - Хорошо, повелитель, - склонил голову Трей.
        - Я сказал все, что хотел. Если ты хочешь что-то спросить, спрашивай.
        - У меня нет вопросов, - сказал Трей.
        - Тогда отдыхай. Горничная покажет тебе твою комнату. Флетчер, проводи его.

9
        За завтраком Бригитту ждал сюрприз - во главе стола сидел барон Трей. Лорд Хортон покинул замок, направляясь со срочным визитом к своему сюзерену, герцогу Хину. Это был очень срочный вызов, граф вышел в путь на рассвете, даже не дождавшись общего завтрака.
        Барон Трей был невысок ростом и коренаст, его волосы были черными, лицо - широким, а взгляд - жестким. Он не ответил на приветствие Бригитты, он как будто вообще не заметил ее, и лишь когда она села за стол, он поднял глаза и спросил:
        - Ты кто?
        - Бригитта, мать незачатого, - ответила Бригитта и пододвинула к себе тарелку.
        - Интересно, - сказал лорд Трей. - Повелитель говорил о тебе, но он не говорил, что ты будешь есть за одним столом со мной.
        - Я всегда ела за одним столом с лордом Хортоном, - сказала Бригитта, - с того самого дня, когда он выбрал меня в родоначальницы. Если ваше высокоблагородие решит иначе, я, конечно, покину стол вашего высокоблагородия и буду завтракать с другими рабами, но я не уверена, что повелитель одобрит это решение.
        - Твой повелитель - я, - жестко заявил барон. - И так будет до тех пор, пока не вернется лорд Хортон. Я повелеваю тебе остаться, твоя красота будет услаждать мое зрение, когда я ем.
        Произнося эти слова, он смотрел на Бригитту, и она сразу поняла, что, не будь она матерью незачатого, пришлось бы ей услаждать барону не только зрение, но и осязание. А этого ей не хотелось, барон слишком груб, чтобы близостью с ним можно было наслаждаться. Павел и то симпатичнее, хоть он и не человек, а демон.
        - Слушаю и повинуюсь, - произнесла Бригитта, склонив голову, и приступила к еде.
        - Я вижу на столе третью тарелку, - сказал барон. - Лорд Хортон делил свою трапезу с кем-то еще, кроме тебя?
        - Да, ваше высокоблагородие, - ответила Бригитта.
        - Называй меня «повелитель», - перебил ее барон.
        Бригитта едва-едва сдержала гримасу отвращения. Этот воитель явно не читал философские книги, в которых написано, что показное высокомерие демонстрирует лишь ничтожность субъекта. Истинно великий человек не нуждается в знаках почтения, истинному повелителю оказывают почет не по приказу, а по внутреннему убеждению. А если тебе кажется, что почтительность окружающих недостаточна, лишь последний дурак станет упрекать их, мудрец будет упрекать лишь самого себя. Лорд Хортон никогда не требовал называть его повелителем, но Бригитта и в мыслях не держала называть его как-то иначе. Потому что он - истинный повелитель.
        - Да, повелитель, - сказала Бригитта, стараясь, чтобы ее голос звучал почтительно.
        - Лорд Хортон делил трапезу с демоном по имени Павел.
        - Удивительно, - сказал барон. - Никогда бы не подумал, что наш повелитель настолько пренебрегает правилами приличия. Демон - он же раб, правильно?
        - Правильно.
        - Ты забыла добавить «повелитель».
        - Правильно, повелитель.
        - Так лучше. Не забывай о почтительности, тогда мне не придется тебя наказывать.
        - Конечно, повелитель.
        Некоторое время они ели в молчании, затем барон спросил:
        - Скажи мне, Бригитта, что умеет делать этот демон?
        - Демон отлично играет на лютне, повелитель, - ответила Бригитта. - Он невероятно хорошо играет, я никогда не слышала ничего подобного. И еще Флетчер говорил, что демон очень хорошо умеет складывать, вычитать, умножать и делить. А Людвиг говорил…
        - Не Людвиг, а сэр Людвиг, - перебил ее барон. - Следи за своим языком, рабыня, еще одна ошибка - и я накажу тебя. Лорд Хортон приказал оберегать тебя от неприятностей, и я вижу, что самая большая твоя неприятность - твой неосторожный язык. Не каждый повелитель так же милостив к рабам, как лорд Хортон, не забывай об этом. Иначе остаток твоей жизни будет недолгим и неприятным.
        В этот момент в обеденный зал вошел Павел. Он замер на пороге, настороженно вглядываясь в барона, затем пожал плечами, подошел к столу и сел.
        - Приятного аппетита, - сказал он, взял ложку и стал накладывать кашу из чугунка в свою тарелку.
        - Кто это? - спросил барон, обращаясь к Бригитте. - Это и есть тот самый раб-демон?
        Павел взглянул на барона с неприязнью, переходящей в брезгливость.
        - Да, это я, - сказал он. - А с кем имею честь…
        - Я барон Трей, - представился барон. - До возвращения лорда Хортона я являюсь твоим повелителем, раб. Ты не должен обращаться ко мне без веских причин, а обращаясь, должен быть почтителен. Сейчас я прощаю твою дерзость, но это последний раз. Ты понял меня, раб?
        - Да, понял, - сказал Павел, не прекращая накладывать кашу.
        Барон вздохнул с наигранным сожалением.
        - Нет, ты не понял, - констатировал он. - И ты будешь наказан. Сегодня ты не будешь ни завтракать, ни обедать, ни ужинать, можешь только пить воду. А сейчас принеси лютню и сыграй мне, я хочу послушать, так ли хорошо ты играешь, как о тебе говорят.
        Демон поставил тарелку на стол и уставился на барона удивленно-непонимающим взглядом. Бригитта начала беспокоиться. Как бы властитель не назначил демону более строгое наказание…
        - Все мои повеления должны исполняться немедленно, - заявил барон. - Когда я прикажу тебе прекратить игру и отпущу тебя, ты найдешь мастера смерти и скажешь ему, что я прописал тебе десять плетей. А теперь иди за лютней. Немедленно!
        - Ага, уже побежал, - сказал Павел, встал из-за стола и добавил после короткой, но заметной паузы: - Повелитель.
        Бригитте показалось, что Павел неслышно хихикнул, но она не была в этом уверена, потому что не видела лица демона.
        - Очень дерзкий раб, - сказал барон, когда демон покинул обеденный зал. - Если бы повелитель не считал его столь ценным, я бы приказал умертвить его в назидание другим рабам. Пожалуй, я наложу на него заклятие покорности. А то придется наказывать его каждый день, это меня утомит.
        - Лорд Хортон уже наложил на него заклятие покорности, - сказала Бригитта. - Он сделал это прямо в ходе призвания.
        - Странно, - сказал барон. - Я не заметил на нем никаких признаков этого заклинания. Не смею утверждать, что лорд ошибся, но обновить заклятие стоит в любом случае.
        Тем временем Павел вошел в зал с лютней в руках. Уселся на табуретку в углу и заиграл, лютня издала несколько плавных мелодичных переборов, а затем музыка резко изменилась, демон заиграл быстро и жестко, используя лишь самые толстые струны. А затем демон запел, он выкрикивал отрывочные и бессвязные слова, не складывающиеся в единое повествование, каждое слово повествовало отдельно, и повествовало оно о боли, смерти и безумии. Цикл разрушения, дубина ударяет, разрушает дом мощи и энергии, разрывая границы, сумасшествие настигло меня, не могу остановить источник силы… И так далее.
        Барон поморщился и взмахнул рукой, повелевая демону остановиться. Павел не заметил этого жеста, он был полностью сосредоточен на струнах. Барону пришлось скомандовать вслух.
        - Прекрати! - вскричал барон. - Сыграй что-нибудь другое, более приятное для слуха.
        - Да, повелитель, - сказал демон и заиграл другую мелодию, не столь быструю, но столь же жесткую. Моя жизнь задыхается, пел демон, я сею семена ненависти, моя любовь превратилась в ненависть…
        - Достаточно, - сказал барон. - Не вижу ничего хорошего в этой музыке. Бригитта, ты солгала мне, он играет отвратительно.
        Бригитта не верила своим ушам и глазам. Павел откровенно глумился над бароном, он специально сыграл так, чтобы музыка не понравилась барону. Демон ведет себя не как раб, но как воитель-изменник, готовый бросить вызов повелителю. Если Павел не изменит свое поведение, лорд Трей прикажет умертвить его и будет прав!
        - Поди прочь, раб, - повелел барон. - И не забудь передать мои слова мастеру смерти.
        Едва барон закончил первую фразу, демон вскочил с табуретки и выбежал за дверь, получилось так, что последние слова барон кричал ему вслед.
        - Редкостно глупый раб, - заявил лорд Трей. - Глупый и дерзкий. С удовольствием умертвлю его после того, как он засвидетельствует перед лицом лорда Хина все, что нужно. Надеюсь, лорд Хортон не откажет мне в этой милости.
        Бригитта ничего не ответила на эту тираду. Она сидела, уткнувшись взглядом в тарелку, и думала, что будет жалеть Павла, когда его умертвят. В том, что его умертвят, она не сомневалась, столь дерзкий раб не может жить долго. Даже такой умный и симпатичный раб, как Павел.

10
        Павел нашел Ивернеса на крыльце. Тот сидел на перилах, грелся на утреннем солнце и ждал Павла. Еще вчера они договорились, что утром снова пойдут в овраг к ручью. Под мышкой Ивернес держал свернутую тряпку, это была хламида Павла, которую он вчера изорвал. Хорошо, что вода не успела смыть чернила, иначе все заклинания, переписанные из украденной книги, были бы потеряны. И еще хорошо, что Ивернес сумел где-то раздобыть новую одежду, она даже по размеру подошла.
        - Привет ударнику труда! - сказал Павел. - Наш новый повелитель говорит, у тебя сегодня появится работа. Он повелел мне найти тебя и передать, что мне надо выдать десять плетей.
        - Ты действительно хочешь этого? - серьезно спросил мастер смерти.
        - Конечно, нет, - ответил Павел. - Кстати, мне как-нибудь можно пожрать, чтобы это не было ни завтраком, ни обедом и ни ужином? А то этот барон еще велел мне голодать весь день.
        - В принципе, можно, - сказал Ивернес. - Но я бы на твоем месте не стал рисковать. Если он узнает, что ты сознательно нарушил приказ, он убьет тебя.
        - Меня не так-то просто убить, - улыбнулся Павел. - А то ли еще будет, когда мы потренируемся.
        - Как знаешь, - пожал плечами Ивернес. - Не смею противоречить потрясателю вселенной…
        - А вот этого не надо! - возмутился Павел. - Я же говорил тебе, что не люблю лишних славословий. Тем более что они не заслужены, я еще не сделал ничего выдающегося. Ну, спер одну книжку из помойки, ну, разобрался в трех заклинаниях…
        - Раз мне позволено тебе противоречить, я скажу, что ты несправедлив к себе, - заявил Ивернес. - За те пятьсот лет, что я живу, сделанное тобой не удалось никому, хотя пытались многие. Я, например, много раз пытался.
        - И как? - заинтересовался Павел.
        - Никак. Чтобы овладеть магией, надо иметь врожденный талант. У меня его нет, я проверял.
        Ивернес молча глядел на Павла, ожидая распоряжений.
        - Пойдем, - сказал Павел. - Пойдем к ручью, я хочу проверить остальные заклинания из книги.
        И они направились к ручью - демон Павел и мастер смерти Ивернес, будущий потрясатель вселенной и его первый помощник.
        Павел чувствовал себя очень странно. Вчера, когда ему удалось справиться с заклинанием и приземлиться живым, он меньше всего ожидал, что Ивернес протянет ему руку и поможет встать. Но случилось именно так, палач и конвоир наплевал на свои обязанности, даже не попытался повязать наглого раба, протянувшего грязные лапы к запретному, доставить на суд повелителя… Павел был готов сражаться с Ивернесом, но сражаться не пришлось. Мастер смерти без всякого сопротивления предал своего повелителя и перешел на сторону изменника. Павел не сразу поверил в это. Когда они приблизились к замку и Павел понял, что сейчас их дороги разойдутся, а Ивернес запросто может направиться прямиком к графу Хортону и рассказать ему все… Чтобы отпустить нового союзника живым, Павлу потребовалось сделать над собой заметное усилие. К счастью, риск оправдался.
        - Скажи мне, Ивернес, - начал Павел, - вчера ты что-то говорил о пророчестве насчет потрясателя вселенной. Что это за потрясатель, что конкретно ему напророчено?
        Ивернес сделал серьезное лицо и произнес следующее:
        - Из неведомой бездны грядет великий, и ему будут открыты все книги и все знания. Не нуждаясь в учителе, он постигнет неведомое, и не станет под солнцем воителя сильнее его. И промчится он по пути солнца от заката до рассвета, и имеющий уши услышит, а имеющий разум сочтет. И тех, кто встал за ним, он оделит своей самостью сверх всякой меры. И вселенная сотрясется, пути судеб переменятся, и ничто не останется неизменным. Примерно так.
        - Это я уже понял, - сказал Павел. - Что-нибудь конкретное в этом предсказании говорится? Типа, вначале великий сделает то-то, затем то-то…
        - Конечно, нет, - улыбнулся Ивернес. - Пророчества никогда не бывают конкретными, ведь если пророчество конкретно, его детали можно испортить - и тогда оно не сбудется. Прорицать можно лишь в общих чертах, и лишь тогда, когда пророчество начинает сбываться, оно обрастает деталями, причем совсем не так, как все думали раньше.
        - А почему ты думаешь, что это пророчество обо мне? - спросил Павел. - Если оно сформулировано в общих чертах, без деталей…
        - Это очевидно, - заявил Ивернес. - Сказано, что потрясатель вселенной обучится волшебству самостоятельно. Никто не способен на это, но ты сделал невозможное. Я сам видел, как ты освоил два заклинания, и никто тебя не учил им. Одно тебе показала Бригитта, но она не обучала тебя, она просто продемонстрировала его, а второе ты освоил полностью самостоятельно.
        - Не совсем, - уточнил Павел. - Я нашел его в книге.
        - Это ничего не значит. Многие читали заклинания в книгах, но лишь ты смог самостоятельно открыть пустоту. Мне это не удалось, хотя я много раз пытался. Ты уникален, Павел, ты не веришь в это, но никто, кроме тебя, не способен повторить твой подвиг. И дело не только в твоей способности постигать заклинания без учителя. Ты раб, Павел, но твоя душа свободнее, чем душа любого воителя, это тоже предсказанное свойство потрясателя. На тебе не удержалось заклинание покорности, тебе даже не потребовалось его снимать, оно рассосалось само. Ты дерзишь тем, кто выше тебя, ты не приемлешь даже малейшее ущемление твоей свободы. Не нужно быть пророком, чтобы предугадать, что скоро ты бросишь вызов повелителю.
        - Скоро - это вряд ли, - сказал Павел. - Сначала надо разобраться во всех остальных заклинаниях этой книги. Надеюсь, таких сюрпризов, как вчера, больше не будет. Кстати…
        Они удалились от замка уже достаточно, чтобы не опасаться любопытных глаз. Павел осторожно сформировал вокруг себя шаровой кокон, начал придавать его нижнему квадранту гравитационную непрозрачность (лучше называть вещи своими именами, так проще), и тут его осенило. Слово «закрыть» в книге барона Хайрона вовсе не означало «закрыть совсем», имелась в виду не полная непрозрачность, а частичная. И сразу все встало на свои места. Когда Павел завершил формирование кокона и слегка оттолкнулся ногами от земли, он стал подниматься вверх, но не как снаряд, выстреленный из пушки, а очень медленно, почти незаметно. И остановить подъем, зависнув на заданной высоте, оказалось совсем не сложно.
        - Вот видишь, - сказал Ивернес. - Ты продолжаешь учиться сам, не имея учителя, а это свойство великого мага. Лишь великий маг способен улучшать и совершенствовать свои заклинания, таких воителей во всем королевстве можно по пальцам пересчитать, а ты приобрел черты великого мага вообще без учителя, с самого начала. На это способен только потрясатель вселенной.
        - Погоди, - сказал Павел. - Я правильно понял, что ваши маги совсем не умеют изобретать новые заклинания? Что они век за веком повторяют то, что изобрели великие маги древности, и почти никто не способен добавить к этому волшебству ничего нового?
        - Ты все правильно понял, - кивнул Ивернес.
        - Ну, если так, вы, ребята, погрязли в мракобесии, - заявил Павел. - Пожалуй, я покажу вам, что такое прогресс.
        - Свершилось, - негромко, но очень торжественно произнес Ивернес. - Потрясатель вселенной принял свое предназначение.
        Глава пятая
        Помимо официальной версии событий, изложенных в данной главе, существует и альтернативная, апокрифическая. По сведению ряда историков, раб Ивернес утверждал, что леди Бригитта прибыла к месту первого боя потрясателя вселенной несколько позже, чем гласит официальная версия. Более того, он утверждал, что лично выжег глаза первой жертвы лорда Павла каленым железом, причем не по приказу повелителя, а самовольно, поскольку лорд Павел после боя впал в тоску, стал бредить и употреблять в разговоре взаимоисключающие параграфы наподобие того, что побежденных врагов надо прощать.
        Отметим, что различия между официальной и апокрифической версиями первого боя лорда Павла непринципиальны. Проявил ли лорд Павел минутную слабость или нет, на дальнейшие события излагаемой истории это ничуть не повлияло.

1
        Они пришли к оврагу, Павел спустился к воде, а Ивернес остался наверху. Павел приступил к магическим испытаниям.
        Прежде всего он еще раз проверил «полет крысы», чуть не убивший его вчера. Повторять заклинание было страшно, прямо перед глазами чернела яма, которую он вчера пробил в грязи собственной задницей, осваивая эту самую магию. Сегодня края ямы заметно оплыли, но выглядела она все еще зловеще. И еще вокруг валялись ветки и листья, которые Павел вчера ободрал с дерева, безуспешно пытаясь справиться с заклинанием.
        Сегодня все прошло как по маслу, волшебство сработало именно так, как должно было сработать. Павел взмыл в воздух метра на четыре, протиснулся через узкий промежуток между двумя деревьями, плавно проплыл по воздуху прямо перед Ивернесом и спустился вниз, не упал, как в прошлый раз, а именно спустился, медленно и плавно. Заклинание работало безупречно. Регулируя степень прозрачности нижнего квадранта, можно подниматься и опускаться, а задействуя боковые квадранты, можно двигаться горизонтально, только ветер немного напрягает, приходится вносить поправки, но к ветру можно привыкнуть, надо лишь попрактиковаться побольше. Но это подождет.
        Павел разложил на траве изорванную хламиду и стал сосредоточенно разбирать собственную тайнопись. Некоторые буквы чуть-чуть поплыли, но это не мешало чтению, гораздо больше мешали разрывы ткани, не всегда можно было сразу разобрать, какая строка продолжает какую. Но если немного напрячься, все можно понять по контексту.
        Более неприятно другое. Большинство заклинаний имеют собственные имена, не связанные напрямую ни с назначением заклинания, ни с сутью выполняемых действий.
«Полет крысы» - это еще понятно, а вот, например, «ду ду ду ду ду» - что это такое? А что такое «место на линии»? В предлагаемых магических действиях ничего ужасного вроде нет, да и вообще никакого смысла не видно. Может, попробовать?
        Павел попробовал вначале «ду ду ду ду ду», а затем «место на линии». На первый взгляд ничего не произошло. На второй взгляд - что-то изменилось в напряженности и направленности магического поля, особенно вокруг той ямы, которую вчера создал Павел собственной задницей. Похоже, в яме идет какой-то магический процесс, но что это за процесс - Павел не понимал. Наверное, потом станет понятно. Будем надеяться, здесь не появится черная дыра, которая сожрет всю планету. Или этот мир не планета, может, он плоский? Впрочем, какая разница?
        Следующее заклинание - «сплошной файрбол». Ну, здесь все понятно, мозг даже не попытался проинтерпретировать это слово как «огненный шар». Попробуем. Открыть пустоту, сложить руки предписанным образом, за исключением того, что левый указательный палец поместить не поверх правого среднего, а под правым безымянным, а также согнуть левый мизинец только в первой фаланге, но не во второй… А что это, хотелось бы знать, за предписанный образ сложения рук при метании файрбола? Может, тот самый жест, который пытался сложить Людвиг, когда Хортон устроил его бой с Павлом? Ну-ка…
        Павел сложил руки предписанным образом, затем переместил пальцы в соответствии с инструкцией и последовательно провел все нужные манипуляции с ультимативной силой. Смысл этих манипуляций был непонятен, пляски с бубном какие-то. Силовые линии вокруг рук Павла изменили напряженность и направленность, в магическом зрении это выглядело, как будто Павел зажал в руках какой-то незримый веник. Теперь осталось только навести этот веник на цель и освободить силу.
        Толстая огненная струя вырвалась из рук Павла и ударила в болото. Зашипело, над водой вздыбились клубы пара, обезумевшая лягушка вылетела из этого облака и улетела в сторону по красивой параболе. Резкий запах горелой органики ударил по ноздрям, в лицо дохнуло жаром.
        Павел попытался расцепить руки, но это было невозможно, они как будто склеились вместе. Не понимая, что делает, Павел повернулся в сторону, струя огня задела куст, растущий рядом, он вспыхнул и выгорел дотла за считаные секунды, жар стал нестерпимым. Павел отскочил в сторону, волшебное пламя крутанулось и рубануло по стволу дерева, растущего над обрывом. Дерево превратилось в большой факел, вниз посыпались искры.
        Павел почувствовал, что впадает в панику. Он не мог остановить заклинание, никак не мог! Дурацкая привычка выполнять инструкцию последовательно, по шагам, по мере прочтения. Ну что стойло дочитать описание заклинания до конца и только потом проверить его на практике? Это не программа, тут не действует правило «написал оператор - проверь в отладчике», это магия, это реальная жизнь!
        Воздух заволокло дымом, горело все, что могло гореть, лишь вокруг ног Павла осталась небольшая площадка, не тронутая огнем. К счастью, волшебное пламя было обычным пламенем, оно не обладало свойствами ни напалма, ни термобарического заряда. А то пришел бы Павлу конец прямо здесь.
        Павел направил огненный меч вверх. Наверное, это красиво выглядит из замка - здоровенная огненная колонна, вздымающаяся высоко в небо и качающаяся из стороны в сторону, в такт дрожащим рукам мага. Впрочем, какой он маг? Убогий самонадеянный недоучка!
        Однако шанс, кажется, еще есть. Немыслимо изогнувшись, Павел дотянулся взглядом до текстового описания сплошного файрбола. Вот оно! Все просто, расцеплять замок надо в определенном порядке, начиная с безымянного пальца, иначе не получится. Ну-ка, попробуем… Получилось!
        Павел перевел дыхание и огляделся по сторонам. Вокруг полыхал ад. Деревья и кусты горели, клубы дыма вздымались к небу, нестерпимый жар опалял лицо, дым разъедал глаза и легкие, каждый вдох был пыткой. Павел подхватил с земли рваную расписанную хламиду, приложил ко рту, сразу стало легче, несмотря на мерзкую вонь, издаваемую пропотевшей одеждой. Надо выбираться отсюда.

2
        Гром ударил с ясного неба. Первый удар был сравнительно негромким, а затем заревели и затрещали раскаты, они все гремели и не прекращались, и Бригитте стало интересно, что происходит.
        Она вышла на крыльцо и увидела, как голубой небосвод перечеркнула огненная полоса. Это длилось лишь одно мгновение, полоса исчезла, а в том месте, где она только что была, вспух огромный клуб светло-серого дыма. Через пару секунд донесся треск разгорающегося пожара.
        Бригитта сразу поняла, где это происходит. Это тот самый ручей, у которого она так любила сидеть, любуясь течением неспешной воды, наслаждаясь видом природы, не тронутой грязными холопскими руками. А теперь единственная нормальная рощица на день пути вокруг горит и вот-вот сгорит дотла. Гадкий барон, не мог найти другого места для тренировки! Ничего, лорд Хортон вернется, он ему объяснит, где можно применять боевое волшебство, а где нельзя. Бригитта расскажет повелителю об оплошности его вассала во всех подробностях и максимально красочно, пусть повелитель прогневается, мерзкий барон это заслужил. «Твой повелитель - я»… Тьфу на тебя, урод!
        Бригитта спустилась с крыльца и быстро пошла туда, где ревел огонь и трещало пламя. Гнев переполнял ее, она поняла, что впервые в своей жизни разгневалась на воителя, и испугалась собственной смелости. Но сейчас она - не рабыня-наложница, а глаз повелителя, она идет к месту несчастного случая не из пустого любопытства, а чтобы передать лорду Хортону полные сведения о случившемся. Она выступает от имени повелителя, ее гнев - не только ее гнев, но гнев повелителя, это совершенно нормальное чувство, его не нужно стесняться. Но и демонстрировать его тоже не нужно, барон не станет разбираться в тонкостях душевного состояния рабыни, он просто даст волю своему гневу, куда более сильному, чем гнев Бригитты. Не будь Бригитта матерью незачатого, она не рискнула бы открыто являться на место позора воителя, но сейчас ее надежно защищает ее статус. Невозможно представить себе, чтобы вассал, даже такой дикий и необузданный, как барон Трей, решился бы причинить вред родоначальнице новой породы, выводимой его повелителем. Обычную рабыню он убьет запросто, просто от расстройства чувств, но Бригитте бояться нечего.
Хотя ей все равно страшно.
        Холопы, трудившиеся на ближних полях, перестали трудиться и смотрели на фейерверк, разинув рты и выпучив глупые и пустые глаза. При виде Бригитты многие возвращались к работе, но некоторые, наиболее глупые, так и стояли в бестолковом оцепенении, неспособные осознать, что любимая рабыня повелителя смотрит на них и запоминает, о каких участках надо сказать Флетчеру, чтобы подмастерья Ивернеса провели там локальную зачистку. Впрочем, таких участков слишком много, насчитав их до десяти, Бригитта бросила это занятие, все равно она не сможет точно запомнить и перечислить всех холопов, подлежащих зачистке. Лучше не нагружать память второстепенными вещами, а сосредоточиться на главной - на этом жутком пожаре.
        Тем временем огненная струя перестала бестолково крутиться, сжигая деревья и кусты, барон установил ее вертикально, теперь огненный столб был направлен в небо, как высокое ярко-красное дерево без ветвей и листьев. Или как очень длинный и тонкий нож. Это было красиво. «Интересно, почему барон просто не погасит заклинание?» - подумала Бригитта, и в этот самый момент огненный столб исчез.
        Минутой позже Бригитта приблизилась к пожарищу вплотную. Огонь, зажатый между ручьем и ирригационными канавками, почти прогорел, лишь самые большие деревья еще догорали, да тлела мокрая трава у воды. Прекрасный утолок нетронутой природы перестал существовать, превратился в грязное и вонючее пожарище, здесь больше нечего созерцать и нечем любоваться. Бригитта снова ощутила злость, она запомнит это и передаст повелителю, ничего не скрывая и не стесняясь в выражениях, и тогда барон Трей дождется-таки своего перерождения, которое и так уже запоздало. Это же уму непостижимо - быть таким дураком! Взял и сжег все вокруг! А где, кстати, барон? Неужели он зажег этот пожар, сам будучи внизу? Да он с ума сошел!
        Над краем оврага показалась мужская голова, чумазая и закопченная. Бригитта пригляделась и поняла, что это не барон, да это и не мог быть барон, она вспомнила, что он с самого утра засел с Флетчером в кабинете повелителя и так и не выходил оттуда. Как она могла это забыть! Но кто же это тогда?
        Это был мастер смерти, Бригитта помнила, что он представлялся ей, но его имя уже исчезло из ее памяти. Как он здесь оказался? Он же должен повсюду сопровождать демона Павла!
        Мастер смерти выглядел растерянным. Увидев Бригитту, он странно дернулся, как будто она застала его за недозволенным действием. Неужели…
        - Здравствуй, Бригитта, - сказал он и криво улыбнулся, на чумазом лице белые зубы ослепительно сверкнули, это выглядело ужасно. - Позволь представить тебе потрясателя вселенной. Павел, выходи, не бойся.
        Мастер смерти повернулся боком, протянул руку вниз и помог подняться демону. Демон был еще более чумаз, его лицо и руки были красными, как свекла, а в руке у него была зажата скомканная грязная тряпка.
        - Спасибо, Ивернес, - сказал демон.
        Бригитта вспомнила, как зовут мастера смерти - Ивернес.
        - Привет, красавица, - продолжил демон. - А где наш умственно отсталый повелитель? Я думал, он прибежит первым.
        - Не смей его оскорблять! - возмутилась Бригитта. - Каким бы он ни был, он твой повелитель! Что здесь случилось?
        Демон улыбнулся во весь рот, его зубы блестели еще ужаснее, чем у Ивернеса.
        - Потрясатель вселенной впервые потряс ее, - сказал демон. - Это было не похоже на мужской член.
        - Что ты имеешь в виду? - удивилась Бригитта. - Конечно, это не похоже.
        Демон расхохотался.
        - Извини, - сказал он. - Никак не привыкну, что вы ругаетесь совсем по-другому.
        - Кто это сделал? - спросила Бригитта. - Ты видел это?
        - Видел, - кивнул демон. - И видел, и слышал, и осязал. Я чуть не сгорел, как утомленная рабыня для услаждения. Эта боевая магия - страшная штука.
        И тут до Бригитты начало доходить. Как его назвал мастер смерти?
        - Так ты… - начала Бригитта и осеклась, не в силах произнести запретное, невозможное слово.
        - Потрясатель вселенной, - закончил за нее Ивернес. - Наш повелитель призвал во вселенную потрясателя. Наша судьба становится все веселее и веселее, не правда ли?
        - Это невозможно! - воскликнула Бригитта. - Это просто сказка для глупых холопов!
        - Конечно, - согласился Павел. - Этот пожар - сказка, и я тоже - сказка. Честно говоря, ты права, я действительно сказочный долгоносик. Вот такие у нас сказки.
        Бригитта не могла поверить в то, что видела и слышала, она вдруг решила, что это происходит не с ней, что она спит и видит сон, это не может быть правдой!
        - Это не может быть правдой! - закричала Бригитта. - Вы лжете, вы обманываете меня, это просто ваши глупые шутки! Я пожалуюсь повелителю, он вас покарает!
        Демон хихикнул.
        - Ага, - сказал он. - Догонит и еще раз покарает, прямо в задницу. Кажется, опять непонятно выругался, извините.
        Бригитту затрясло, она почувствовала, как приближается истерика. Предпоследняя ее вменяемая мысль была о том, что истерика недостойна родоначальницы новой породы, а последняя мысль - о том, что в сложившихся обстоятельствах глупо рассуждать, что достойно, а что недостойно. Когда рушится мир, понятие «достойно» неприменимо ни к чему.

3
        Бригитта зашевелилась и едва слышно застонала.
        - Вот ведь живучая тварь, - прошептал Ивернес. - Родоначальница духова. Душил ее, душил…
        - Осторожнее, - тихо сказал Павел. - Совсем не задуши.
        - Стараюсь, - пробормотал Ивернес. - А может, ну ее? Трупом больше, трупом меньше… А то услышит барон…
        - Ну уж нет! Слушай, Ивернес, а этот потрясатель вселенной, он ее только потрясает, или ему положено учить людей чему-нибудь?
        - Не знаю, все по-разному говорят. По идее, потрясатель должен кого-то оделить какой-то самостью, но что это такое, никто толком не знает. А ты хочешь чему-нибудь меня научить?
        - Ну, не знаю, - замялся Павел. - Вообще-то там, откуда я родом, считается, что убивать - это плохо.
        - А что в этом плохого? - удивился Ивернес. - Я ее аккуратно задушу, она ничего не почувствует. Смотри, как барон засуетился, не иначе унюхал что-то.
        - Лучше сам смотри, - сказал Павел. - Я вдаль плохо вижу, барона вижу, а что он делает - не понимаю. Вниз спускается, что ли?
        - Ага, вниз. Да как поспешно…
        Бригитта жалобно пропищала нечто неразборчивое. Ивернес сильнее сжал пальцы на ее горле, она захрипела.
        - Ивернес, отпусти ее, - потребовал Павел. - Отползи в сторону, я с ней поговорю.
        Ивернес выполнил распоряжение мгновенно и беспрекословно, лишь сказал:
        - Осторожнее, а то заорет…
        - Не заорет, - сказал Павел. - Бригитта, ты меня слышишь?
        Она кивнула, говорить она не могла. На ее шее ярко выделялись красные пятна, оставленные пальцами мастера смерти, она глубоко и неравномерно дышала, время от времени делая судорожные глотательные движения.
        - Слушай меня внимательно, - сказал Павел. - Если ты сейчас закричишь или встанешь и побежишь, Ивернес тебя убьет. Или я тебя убью, если первым успею. Это понятно?
        Бригитта кивнула. Ее расширенные глаза смотрели на Павла бессмысленным взглядом, она была не в себе, она настолько сильно боялась, что Павел на мгновение сам испугался, что она сейчас сойдет с ума или вообще скончается от инфаркта.
        - Не бойся, красавица, - сказал Павел. - Я не сделаю тебе ничего плохого, ты ни в чем не виновата. Только не надо делать глупости. Ты такая милая…
        Павел провел пальцами по щеке девушки, на щеке остался грязный след. Павел смутился, попытался его стереть, но лишь размазал.
        - Мне очень жаль, - сказал Павел. - Ты ни в чем не виновата, ты просто оказалась не в том месте не в то время. Какой злой дух погнал тебя сюда? Ты же видела волшебный огонь, это опасно, надо же понимать.
        - Я думала, это барон, - сказала Бригитта негромко и сипло. - Я хотела своими глазами увидеть, как он уничтожает заповедную рощу, чтобы доложить повелителю.
        - Ты ничего не должна докладывать повелителю, - заявил Павел. - Это приказ.
        Бригитта нахмурила лобик, состроила упрямую гримаску и сказала:
        - Ты не имеешь прав мне приказывать. Я выше тебя по рождению и положению.
        Ивернес хихикнул.
        - Вот дура, - констатировал он.
        Павел понимал, что мастер смерти прав, но он не мог согласиться с ним вслух. Ему вдруг стало очень жалко эту девушку, глупенькую, но такую красивую и такую беззащитную…
        - Все равно придется ее придушить, - сказал Ивернес. - Она слишком тупа, чтобы осознать, что такое потрясатель вселенной. Трею она, пожалуй, ничего не скажет, а Хортону точно проболтается.
        - Именуй повелителей, как положено! - возмутилась Бригитта.
        - Я же говорил, она тупая, - прокомментировал Ивернес. - Все еще не поняла, что мы вне закона.
        - Это вы вне закона! - прохрипела Бригитта, безуспешно стараясь, чтобы ее голос звучал грозно и внушительно. - А я не совершила ничего предосудительного, моя судьба чиста, ее путь не отклонялся от предначертанных направлений…
        - И в следующем перерождении ты будешь более счастлива, чем сейчас, - закончил ее мысль Ивернес. - Все это правильно, но если ты будешь настаивать на своем, твое перерождение состоится прямо сейчас. Ух ты, гляди, что в овраге творится!
        Павел посмотрел туда, куда показывал Ивернес, но не увидел ничего определенного. Там шевелилось что-то большое и темное, но что это такое, Павел не понимал.
        - А что там творится? - спросил Павел. - Ничего не вижу.
        - Какие-то мелкие твари типа жуков или муравьев, - объяснил Ивернес. - Из оврага поползли, ух ты, да сколько же их там!
        Только теперь Павел сообразил, что именно он наблюдает. Без объяснения Ивернеса поверить в это было невозможно - темная масса уже заняла около десяти квадратных метров и ее площадь все время расширялась. Похоже, что сам овраг забит насекомыми полностью.
        - Откуда они там взялись? - удивился Павел. - Я не колдовал ничего такого. Хотя нет, колдовал…

«Место на линии». Вот что это такое, оказывается. Интересно, какие наркотики употреблял автор той книги, когда придумывал название этому заклинанию?
        Павел высказал эту мысль вслух, и Ивернес как-то странно поперхнулся.
        - Место на линии? - переспросил он. - Ты точно ничего не перепутал? А ведь точно… Ты его что, прямо на болотную жижу навел? Обалденно, значит, там еще черви скоро поползут. Или жабы… Хотя нет, с жаб все должно было начаться. Гляди, Бригитта, подними голову, такое не каждый год увидишь. Бедный Трей… - Ивернес рассмеялся.
        Бригитта села, Ивернес ткнул ее в бок и злобно прошипел:
        - Не так, вот отсюда смотри, чтобы голова на фоне неба не светилась. Всему учить надо…
        - Мне никогда не было нужды прятаться, - просипела Бригитта. - Я никогда не обманывала повелителя.
        Тем временем в поле зрения появился барон Трей. Он передвигался какими-то странными скачками, прыгая из стороны в сторону, колдовать он не пытался. Двигался он в сторону замка.
        - Убегает, - констатировал Ивернес. - Не справился, значит. Павел, ты замутил что-то совсем легендарное, начинай придумывать песню.
        - Я не умею придумывать песни, - заявил Павел. - Я только чужие песни пою. А нам не пора тоже убегать?
        - Да кто его знает… Нет, пожалуй, не пора, стороной пройдет. Может, я девчонку придушу все-таки?

«А ведь придется придушить, - подумал Павел. - Не тащить же ее в замок - заложит в момент». Подумав это, он посмотрел в большие и незамутненные глаза Бригитты и понял, что если сейчас позволит Ивернесу убить эту девушку, то потом никогда не простит себе этого.
        Ивернес неожиданно громко хихикнул.
        - Если не хочешь ее убивать, - сказал он, - можно ее повязать непростительным преступлением. Тогда она точно никому ничего не расскажет.
        - Как это? - не понял Павел.
        - Очень просто, - улыбнулся Ивернес. - Изнасилуй ее.

4
        Гигантский клуб черного дыма вздымался к небу, это было не грибовидное облако, какое возникает от особо мощной боевой магии, а обычное бесформенное облако, как от большого пожара. Можно было подумать, что это и есть дым от пожара, Трей поначалу подумал именно так, но тут небо прочертил огненный жезл, и сразу стало ясно, что это не просто пожар. Трею не требовалось долго размышлять, чтобы понять, что происходит, все было ясно и так.
        Мгновенное озарение пронзило мозг Трея, это было как вспышка понимания, все странности, происходящие вокруг Трея в последнее время, перестали быть странными, головоломка сложилась. Нелепый демон Павел, нелепая история, рассказанная повелителем (впрочем, какой он теперь повелитель?), внезапный визит к герцогу - все стало понятно. Граф Хортон, известный еретик, ни во что не ставящий законы и обычаи, в очередной раз продемонстрировал миру свой крайний, запредельный цинизм. Для Трея не было тайной, что Хортон не любит его. Когда Трей говорил графу непреложные общепринятые вещи, граф иногда тихо посмеивался, а иногда начинал упражняться в софизме, выворачивая мир наизнанку и превращая черное в белое. А теперь граф решил пожертвовать своим вассалом, верным и храбрым, но нелюбимым и, будем называть вещи своими именами, неприятным и неудобным для графа Хортона.
        Воистину удивительно, на какие подлости может пойти недостойный воитель, чтобы продлить путь своей судьбы и отложить перерождение хотя бы на несколько дней. Уличенный в запретной магии, граф зачистил барона Хайрона, обвинил его в половине своих преступлений, а вторую половину, как сейчас очевидно, решил повесить на Трея. Трей выйдет навстречу опасности и будет сражен предательским ударом из-за туманной пелены волшебного морока. Трей не сомневался, что граф Хортон сейчас вовсе не спешит по вызову сюзерена, а прячется где-то неподалеку, ожидая, когда Трей выйдет на бой с неведомым воителем, посягнувшим на безопасность графских владений. Нет, пожалуй, этот воитель вовсе не неведомый. Скорее всего, когда граф официально вернется в Муралийский Острог, Флетчер предъявит ему труп сэра Трея, труп сэра Стефана и кучку обгорелых бумаг, похожих на остатки запретной книги. Всем все станет ясно - злокозненный юный воитель овладел тайными заклинаниями, возгордился и бросил вызов повелителю, а верный вассал принял этот вызов и положил свою жизнь за повелителя. Может быть, об этом подвиге барона Трея даже сложат
песню.
        Несмотря на все эти печальные размышления, поступь Трея была размеренна, спина пряма, а взгляд горд и преисполнен достоинства. Последнее испытание на пути воитель встречает с особым достоинством, от этого напрямую зависит качество перерождения.
        Когда Трей подошел к месту прорыва огненной магии, пожар уже утих. Рощица для медитаций выгорела подчистую, даже кусты в овраге были заметно опалены. Земля под ногами дымилась и чадила, но открытого огня нигде не было видно. Пожар погас сам собой, поглотив все, что мог поглотить.
        Странно, но Трей был еще жив. Неведомый наблюдатель мог уже десять раз нанести предательский удар, но никакого удара не последовало. В чем дело?
        Внимание Трея привлекла глубокая яма в болотце, образовавшемся в месте разлива ручья. Странная это была яма, очертаниями она напоминала отпечаток человеческой задницы, и из нее тянуло какой-то непонятной магией. Некромантия, что ли?
        Трей подошел поближе и заглянул в яму. Магия, таившаяся на дне ямы, была очень сильной, это чувствовалось по напряжению силовых линий, но внешне она никак не проявляла себя. Как будто она чего-то ждет. Трей присел на корточки и осторожно приложил палец к краю ямы. Земля была очень горячей. Трей все понял.
        Дела обстоят еще хуже, чем он ожидал. Граф Хортон не счел нужным лично убивать неугодного вассала, он поручил это грязное дело магической ловушке. Трей и не знал, что Хортону известна формула «места на линии». Если то, что говорят об этом заклинании, правда… Кстати! А не встал ли Трей на эту самую линию, нечаянно коснувшись активной зоны?
        Трей вскочил на ноги и поспешно отпрыгнул назад. И вовремя - земля на дне ямы зашевелилась, вспухла большим пузырем, и этот пузырь лопнул, испустив в воздух невыносимое зловоние. И не только зловоние - из ямы полезли жуки.
        Это были обычные, ничем не примечательные мелкие жучки, каких полно на огороде любого нерадивого холопа. Но их было столько…
        Трей ударил в яму файрболом. Разрушительная магия не причинила жукам вреда, «место на линии» поглотило энергию и преобразовало ее для своих нужд. Жуки стали появляться еще быстрее.
        Под ногами захрустело. Трей посмотрел вниз и увидел, что первая волна жуков уже захлестнула его ноги, насекомые ползли по сапогам, быстро поднимаясь вверх. Сейчас они достигнут паха…
        Трей побежал. Бежать было трудно, жуки под ногами скользили и перекатывались, затрудняя бег, их тонкие панцири хрустели, поглощая энергию ноги и не позволяя ступне пружинить, как положено. Трей ковылял, как не убитый в детстве урод, дважды он чуть не упал, взбираясь по склону оврага, но все же устоял на ногах.
        Выскочив наверх, он побежал изо всех сил. Только бы успеть, только бы заклинание не успело захватить цель…
        Обернувшись на бегу, он понял, что не успел. Теперь жуки не распределялись по окружающему пространству равномерно, а стремились к Трею. Вокруг него начала собираться кольцевая волна. Трей вспомнил, как Хортон рассказывал ему, как обманывать самонаводящиеся заклинания. Мелькнула непрошеная мысль: может, это не убийство, а испытание? Трей отбросил эту мысль с негодованием - недостойно воителя утешать себя надуманными надеждами, воитель не должен бояться смерти, он готов к ней всегда.
        Теперь Трей передвигался быстрыми и резкими неритмичными прыжками из стороны в сторону. Он помогал телу волшебством, и каждый прыжок был, по меньшей мере, вдвое длиннее прыжка, доступного рабу, холопу или необученному воителю. Кольцевая волна, образованная сотнями тысяч насекомых, дрогнула, по ней прошла рябь более мелких волн, еще десяток прыжков, и волна распалась, миниатюрные мозги насекомых больше не были собраны в единый надмозг, каждый жук снова действовал самостоятельно. Конечно, каждым из них управляло заклинание, но оно управляло каждым жуком по отдельности.
        Трей перешел на обычный бег, он бежал изо всех сил, не щадя ни мышц, ни связок, ни легких. Сейчас его жизнь зависела только от скорости. В глубине души он понимал, что это ненадолго, даже если он оторвется от смертельной погони, это не сильно продлит его жизнь, но он не мог не попытаться оттянуть перерождение хотя бы на час. Пусть Хортон восхитится в последний раз силой и мужеством вассала, пусть он поймет, что этот вассал достоин смерти в честном поединке, что подлые ловушки лишь унижают честь и достоинство убиваемого и убивающего. Впрочем, куда ему это понять…

5
        Бригитта лежала на спине, ее руки были заведены за голову, там их крепко держал мастер смерти по имени Ивернес. Задранная хламида сложилась под поясницей в неудобную жесткую складку, под лопатку упирался острый сучок, по ногам ползали какие-то насекомые. Было больно, неудобно, противно и как-то опустошенно. Бригитта не сопротивлялась не потому, что не было сил, и не потому, что Ивернес сказал, что задушит ее, если она будет сопротивляться, просто сопротивление не имело смысла. Ничто во всем мире больше не имело смысла. Ее мир изменился, перевернулся вверх ногами, нежная девичья душа не могла вместить в себя эти изменения, и все, что сейчас могла Бригитта, - лежать, страдать, терпеть и делать вид, будто все происходящее происходит не с ней. Это было очень странное ощущение.
        - Шляпа не пострижена, - сказал вдруг демон.
        Он копошился пальцами в промежности Бригитты, пальцы были толстыми, горячими и грязными, их прикосновения были противны.
        - Что? - не понял Ивернес.
        - Шляпа не пострижена, - повторил демон. - Непривычно.
        - Опять ругаешься непонятно, - догадался мастер смерти.
        - Ага, - пробормотал демон и нервно хихикнул. - Ладно, придется как-нибудь так.
        - Давай, я помогу, - предложил Ивернес. - Так у тебя не встанет, после такого потрясения-то. Иди ко мне, я его подниму.
        Лицо демона приобрело брезгливое выражение, как будто Ивернес предложил ему сожрать целый ковш болотной жижи.
        - Я этим не занимаюсь, - заявил он. - У нас, демонов, это не принято. Я не… - он произнес совершенно непонятное слово.
        - Ох уж мне эти демонские заморочки, - вздохнул Ивернес. - А если она тебе отсосет, это у вас принято?
        Демон замялся. Ивернес отпустил руки Бригитты, она повернулась на бок, отодвинувшись от острого сучка, и стала разминать затекшие запястья.
        - Давай, девочка, - сказал мастер смерти. - Приступай. Покажи, чему тебя научили Хортон с Людвигом. Ну, живо!
        Он демонстративно медленно потянулся к шее Бригитты, она испуганно отпрянула, затем села и приблизила лицо к паху демона. Глубоко вдохнула и сморщилась от отвращения. Демон пах потом и гарью, она никогда не думала, что придется взять…
        - Помылся бы, что ли… - пробормотала Бригитта.
        Демон вдруг вскочил на ноги, одернул хламиду и отступил на два шага.
        - Я не могу так! - воскликнул он. - Это неправильно! Я нормальный человек, а не маньяк какой-то! Пусть стучит куда хочет, я ее насиловать не буду.
        - Может, лучше я попробую? - предложил Ивернес.
        - Не лучше! - рявкнул Павел. - Потрясателю положено учить людей? Так вот, я учу! Вот мой первый закон - девок насиловать нельзя. Отпусти ее, пусть рассказывает, что хочет и кому хочет, пусть идет, куда хочет, я ее сам не трону и тебе не дам. Все, Бригитта, ты свободна, иди отсюда.
        Это было совершенно неожиданно, настолько неожиданно, что Бригитта даже не поняла сразу, чем вызваны слова демона. А потом она поняла, и это понимание ударило, смяло и ошеломило ее душу. В ней вспыхнул гнев, но это был совсем другой гнев, чем прежде. Он возник резко и неожиданно, как будто его вложили извне магическим образом.
        - Ты брезгуешь мною! - воскликнула она. - Думаешь, я неумелая и не умею ублажать мужчин? Так ты ошибаешься! Иди сюда, я тебе покажу, что умею. И не смей мною брезговать!
        Ивернес расхохотался, секундой позже к его смеху присоединился Павел.
        - Я не сказала ничего смешного! - закричала Бригитта. - А ну иди сюда!
        Демон встал на колени рядом с Бригиттой, протянул к ней руки, критически посмотрел на свои грязные ладони и сказал:
        - Нет, я так не могу. Надо хотя бы руки помыть.
        - Так помой! Пойдем к ближайшим холопам, помоемся у них, а потом я тебе покажу, что умею.
        - Пойдем, - согласился демон.
        Он протянул руку и помог Бригитте встать.
        - Бедная девочка, - сказал он. - Запачканная, заплаканная, испуганная.
        Он обнял ее за талию, стараясь не касаться тела грязной ладонью. Это было очень трогательно и… да, это возбуждало. Бригитта вдруг поняла, что готова нарушить запрет и совершить непростительное преступление. Вовсе не потому, что иначе ее задушит мастер смерти, и не потому, что демон такой уж привлекательный, мужчина как мужчина, ничего особенного в нем нет, хотя он очень умен, раз сумел так быстро разобраться в заклинаниях, хотя никто его не учил. Но это не главное, главное то, что Бригитта вдруг поняла, что нарушать законы легко и приятно, она не получила это знание как вывод из каких-то размышлений, никто не научил ее этому знанию, оно возникло в ее душе само собой, как будто под воздействием психотропного заклятья. Теперь Бригитта точно знала, что ее судьба в том, чтобы основать новую породу, но отцом первого ребенка станет не граф Хортон, а демон Павел. Она любила Павла, даже не любила, это неподходящее слово, и не преклонялась перед ним, она как бы отражала его непостижимую и неизмеримую сущность, готовую потрясти всю вселенную. Лишь теперь Бригитта поняла, насколько Павел велик, и этот
великий отнесся к ней не как к забавной мягкой игрушке, которую приятно потискать, и не как к высокопоставленной рабыне, любимице повелителя, которой надо опасаться. Впервые кто-то отнесся к ней с искренним сочувствием, не стал причинять ей боль, без всяких внешних причин не стал, просто потому что пожалел. Теперь Бригитта точно знала, что встанет рядом с потрясателем вселенной и будет стоять с ним до конца. И пусть он одарит ее всей своей самостью, кстати, она только что поняла, что это за самость, о которой говорил древний пророк.
        - Павел, ты психотропную магию сейчас не пробовал? - спросил вдруг Ивернес.
        Павел пожал плечами.
        - Я пробовал четыре заклинания, - сказал он. - «Полет крысы», «ду ду ду ду ду»,
«место на линии» и «сплошной файрбол». «Ду ду ду ду ду» вполне может быть психотропным. А что?
        - Так, ничего, - сказал Ивернес.
        Бригитта поняла, о чем сейчас подумал мастер смерти. Он решил, что ее странное поведение объясняется тем, что Павел поразил ее заклинанием. Бригитта не чувствовала на себе никакой магии, а если даже и так, то что с того? Сейчас Бригитта хотела сблизиться с Павлом и избавиться от дурацкого противоречия, которое, она предчувствовала, скоро начнет раздирать ее душу. С одной стороны, она должна хранить верность лорду Хортону, а с другой стороны, потрясатель вселенной… Лорд Хортон учил ее: если не знаешь, какое решение принять - принимай любое, но быстро и решительно, и никогда потом не отменяй свой выбор. Что сделано, то сделано, лучше решить неверно, чем не решить ничего. Вот и сейчас она принимает сторону потрясателя вселенной, возможно, это неверное решение, но лучше решить неверно, чем страдать и колебаться, и тем более это лучше, чем уйти в перерождение прямо сейчас, чтобы потом лорд Хортон смотрел на ее труп, на ее посиневшее лицо, на синие пятна на шее, на трупные пятна по всему остальному телу… Фу… Никакая верность повелителю не стоит такой жертвы, лучше быть живой подругой потрясателя
вселенной, чем мертвой рабыней, сохранившей никому не нужную верность. И нечего терзаться сомнениями, надо просто побыстрее преступить закон, и тогда обратного пути больше не будет, можно будет успокоиться и не волноваться.
        - Ну ты и силен в магии, - сказал Ивернес. - Гляди, она прямо светится вся.
        Павел поморщился.
        - Не опошляй, - сказал он. - Это зарождается большое светлое чувство. Кстати, что говорят пророчества про подругу потрясателя?
        - Большинство пророчеств говорят, что повелитель будет любить мальчиков, - сказал Ивернес. - Выдержал паузу и добавил: - Я пошутил, ничего они не говорят.
        Павел и Ивернес расхохотались, Бригитта тоже улыбнулась. Она всегда знала, что ее ждет великое предназначение, оно оказалось не таким, какого она ожидала, но так даже лучше. Побыстрее бы пройти ритуал, после которого больше не будет пути назад…
        - Послушай, Павел, - сказала Бригитта, - а может, ну его, мыться? Ты вроде и так привлекателен.

6
        У задней стены холопской хижины стояла большая деревянная лохань с водой. Поверхность воды была подернута жирной пленкой, сама вода имела зеленоватый оттенок и пахла затхло. Кроме того, она была холодной. Павел кое-как умылся из этой лохани, но залезть внутрь и помыться полностью не осмелился. Впрочем, для Бригитты и так сойдет.
        Павел чувствовал себя на редкость глупо. Еще в той, другой жизни он много раз мечтал, как кого-то изнасилует, это казалось такой привлекательной сексуальной фантазией, Павел жалел, что никогда не сможет претворить ее в реальность, он мечтал: хорошо бы на час-другой оказаться рабовладельцем, призвать к себе хорошенькую рабыньку… И вот, жизнь сложилась так, что это не только можно, но и нужно, а Павел банально не смог.
        Будь он прыщавым школьником, он бы, наверное, весь уже испереживался. Но он не был прыщавым школьником, он знал, что у каждого мужчины случаются неудачи, а после таких переживаний, как сегодня, на месте Павла не облажался бы только профессиональный порноактер. И еще Ивернес, пидор старый, добавил в ситуацию свою долю маразма. Давай я помогу… тьфу на тебя! Понятно, что он не со зла, что у них так принято, но от этого не легче.
        В общем, неудачное изнасилование почти не удивило Павла. Куда больше его удивило немыслимое поведение Бригитты потом. Вначале он подумал, что все дело в том, что Бригитта тупа, как блондинки из анекдотов, потом - что заклинание «ду ду ду ду ду» все-таки психотропное, но он не чувствовал никакой магии на Бригитте. И вообще, он произнес его гораздо раньше и не направлял никуда, просто выстрелил им в пространство, и ничего не произошло.
        Однако о причинах странного поведения Бригитты можно будет подумать позже, запланированный ритуал надо все-таки совершить, а то как бы не случилось еще что-нибудь неожиданное. Много раз Павел смотрел на Бригитту и думал «я бы вдул», думал абстрактно, не ожидая и не рассчитывая, что это может произойти в реальности, причем совсем скоро. Но вот время настало, пора вдувать, и нечего думать о посторонних вещах, а то опять не вдуешь.
        Они совершили ритуал прямо около лохани, на мягкой траве рядом с грядками. Павел заранее попросил Ивернеса отогнать холопов и не подсматривать самому. Ивернес удивился, но Павел в очередной раз сказал «у нас так принято», и мастер смерти выполнил распоряжение, не задавая лишних вопросов. Кажется, его веселит, когда Павел начинает смущаться, когда, по мнению Ивернеса, не происходит ничего достойного смущения.
        Бригитта была умела и нежна, Павел тоже старался быть нежным. Кажется, его старания увенчались успехом - если вначале Бригитта просто работала, как дорогая проститутка, то в конце она явно начала получать удовольствие. Занимайся они сексом не на траве, а в нормальной постели - удовольствия было бы еще больше.
        Когда все закончилось, они лежали, обнявшись, Бригитта прижалась щекой к груди Павла и нежно поглаживала ему плечо.
        - Спасибо, - сказала она. - Ты прекрасный любовник, я не жалею, что выбрала твою сторону. Хотя это очень странно, до сих пор не могу поверить, как все изменилось.
        - А я-то как не могу поверить, - сказал Павел. - Ехал на машине, никого не трогал, бац, на пустом месте влетел в бензовоз и сгорел заживо. Прихожу в себя - ни рай, ни ад, а черт-те что, ты демон, говорят, рассказывай, что умеешь. Ничего не умеешь? Значит, будешь рабом, давай, раб, бренчи струнами, развлекай народ. А потом бац - ты потрясатель вселенной. А я из всей магии знаю только пять заклинаний, ну, может, шесть, но и все. Как потрясать, что потрясать, кого потрясать - вообще понятия не имею.
        - Ты разберешься, - сказала Бригитта. - Раз сумел сам постичь магию, то в этом ты точно разберешься. А кстати, тогда, когда ты ко мне приставал с цветком, ты просто хотел увидеть магию в действии, все остальное было для отвода глаз?
        - Именно так, - согласился Павел. - Тебя это обижает?
        - Потрясатель не может обидеть простую рабыню, - заявила Бригитта. - Даже если она
        - родоначальница новой породы.
        - Ну, это тебе уже не грозит, - сказал Павел. - Или Ивернес врал, а на самом деле то, что мы сделали, - не непростительное преступление для родоначальницы?
        - Нет, Ивернес не врал. Но решение будет принимать лорд Хортон, он может меня пощадить, если захочет. Но я не то имела в виду, я ведь все равно родоначальница новой породы. Это будет род сэра Павла, потрясателя вселенной. У меня сейчас как раз середина цикла.
        Павел натужно засмеялся, в его смехе проскальзывали истерические нотки. Вот уж чего-чего, а стать отцом он никак не ожидал. Достойное продолжение этого безумного дня, а то ли будет дальше… Не дай бог, конечно.
        - Пойдем, - сказал Павел. - Полежали и хватит. Надо привести себя в порядок и возвращаться в замок.
        - В замок? - удивилась Бригитта. - Ах да, конечно, ты бросишь вызов барону Трею. Я желаю тебе удачи.
        - Какой вызов? - не понял Павел. - Я не собираюсь никому бросать никаких вызовов. Я собираюсь поесть, отдохнуть и подумать, что делать дальше.
        - Барон Трей запретил тебе есть сегодня, - вспомнила Бригитта. - Он тебя наказал.
        Они посмеялись, сейчас, после всего случившегося в овраге, это выглядело смешно. Наказал, как же.
        - Я не буду бросать ему вызов, - заявил Павел. - По крайней мере, сейчас, пока не разберусь во всем, как следует. У меня еще неосвоенных заклинаний осталось штук десять, если не больше. Я ведь начал с самых простых заклинаний, они, наверное, самые слабые.
        - Так ты собираешься просто вернуться в замок? - спросила Бригитта. - Как будто ничего не произошло?
        - Ну да, а что?
        - Ничего. Ты потрясатель, тебе решать.
        - А что в этом такого? Ты не согласна со мной?
        Бригитта пожала плечами.
        - Кто я такая, чтобы не соглашаться с потрясателем вселенной? - спросила она.
        Павел возмутился.
        - А вот этого не надо! - заявил он. - Я тебе не какой-нибудь воитель, я в излишнем почтении не нуждаюсь. Если считаешь, что я не прав - так и скажи, нечего тут стесняться. Я ведь тоже могу ошибаться.
        - Я не думаю, что это ошибка, - сказала Бригитта. - Я просто удивилась.
        - Ну, тогда пойдем, - сказал Павел. - Возьмем Ивернеса и пойдем в замок, пока барон нас не хватился.
        Услышав предложение Павла вернуться в замок, Ивернес удивился еще сильнее, чем Бригитта. Он долго молчал, а затем задумчиво произнес:
        - А что? Это даже изящно. Ты не только сильный и умелый воитель, Павел, ты еще очень мудр. Я рад, что потрясателем стал именно ты.
        - Спасибо, - пробормотал Павел, почему-то незамысловатая похвала Ивернеса смутила его. - Тогда пойдем. Кстати, когда придем, пошли кого-нибудь, чтобы принес мне пожрать в комнату.
        - Это опасно, - сказал Ивернес. - Трею быстро донесут об этом.
        - Ерунда, - отмахнулся Павел. - Что-то мне подсказывает, что в этом замке я надолго не задержусь. Изучу оставшиеся заклинания, и уйдем отсюда.
        - Куда уйдем? - спросил Ивернес.
        Павел неопределенно пожал плечами.
        - Посмотрим, - сказал он. - Есть у меня несколько идей, но сначала надо разобраться с заклинаниями. Тогда станет ясно, какая из них наилучшая.

7

«Место на линии», созданное потрясателем, оказалось не таким мощным, как опасался Ивернес. Жуки, сотворенные заклинанием, напутали барона до полусмерти, но потом то ли вернулись в свою яму и превратились обратно в болотную грязь, то ли просто передохли, Ивернес не знал, что происходит с тварями, когда «место на линии» теряет силу. Как бы то ни было, когда Павел, Ивернес и Бригитта направились в замок, в овраге уже не было ничего опасного. Огонь догорел, нигде не было видно ни жуков, ни червей. Похоже, черви в этот раз вообще не народились.
        Павел выглядел странно. Он принял предназначение потрясателя вселенной на словах, но ему все еще не хватало решимости перейти от слов к делу и начать реально исполнять свое предназначение. Он решил ничего не делать, пока не освоит остальные доступные заклинания, возможно, это разумно, а возможно - просто глупое промедление. Ивернес склонялся ко второму варианту, он считал, что заклинаний, уже освоенных Павлом, вполне достаточно, чтобы начать потрясать вселенную. В конце концов, если так уж одолели сомнения, применил бы «ду ду ду ду ду» на самого себя, и дело с концом.
        Заклинание «ду ду ду ду ду» оказалось невероятно сильным. Как ловко Павел принудил им Бригитту сменить повелителя! Самое интересное, что он сам думает, что магия тут ни при чем, что он просто уговорил ее. Ага, как же, уговорил! Только круглый дурак может поверить, что такая избалованная девица может внезапно увлечься грязным, вонючим и пузатым рабом, будь он хоть тысячу раз потрясателем вселенной. А Павел - не дурак, иногда его слова и действия выглядят глупыми, но он не дурак. Ему просто трудно привыкнуть к новому миру и к своей роли в этом мире. Ничего, привыкнет.
        Дорога к замку прошла без происшествий. Как и следовало ожидать, никто, кроме барона, не рискнул подойти к оврагу и посмотреть своими глазами на необычную магию. Холопы копошились на полях, как и в любое другое время, а кроме холопов, на всем пути к замку никого не встретилось. И у крыльца их никто не увидел, даже рабыни-служанки, что не может не радовать.
        Очутившись в замке, Ивернес прежде всего направился в свои апартаменты, переодеться и принять ванну. Он сильно устал и пропотел, умываться в вонючей холопской лохани он побрезговал, так что ванна сейчас совсем не помешает. Позвать кого-нибудь из подмастерьев…
        Никого звать не пришлось, подмастерье Ксикут сам нашел Ивернеса.
        - Мастер! - воскликнул он. - Где вы были? Тут такое творилось…
        Ивернес придал лицу строгое выражение и начал говорить, неторопливо и веско:
        - Насколько мне известно, тут не творилось ничего, достойного упоминания. А в овраге, куда мать незачатого Бригитта любила ходить любоваться деревьями и ручьем, была применена сильная боевая магия, и вся роща сгорела. Что же касается того, где я был, то разве тебе позволено задавать подобные вопросы?
        - Прошу простить меня, мастер, - склонил голову Ксикут. - От волнения я говорил косноязычно, непонятно и непочтительно. Я всего лишь хотел сказать, что вас разыскивает повелитель.
        - Лорд Хортон вернулся? - спросил Ивернес с деланым изумлением.
        Ксикут смутился еще сильнее.
        - Нет, - сказал он, - вас ищет лорд Трей, наш временный повелитель. Просто он требует, чтобы все рабы именовали его повелителем…
        - Не трудись объяснять дальше, я понял, - сказал Ивернес. - Подготовь ванну и чистую одежду, мне нужно помыться и переодеться, а потом я явлюсь к лорду Трею.
        - Но, мастер! - воскликнул Ксикут. - Повелитель требует, чтобы вы явились к нему немедленно, прямо сейчас!
        - Как давно он меня разыскивает? - спросил Ивернес.
        - Часа три, если не четыре. Как только прибежал с пожара, сразу послал за вами.
        - Тогда полчаса не сыграют большой роли. Готовь ванну.
        - Но, мастер!
        Ивернес посмотрел в лицо подмастерья и решил, что Ксикут прав. Надо идти к барону немедленно, а то Ксикут донесет барону о преступном промедлении мастера смерти, и придется объясняться. Если бы вместо Ксикута встретился Когус… Ну да ладно, что уж теперь…
        - Хорошо, - сказал Ивернес. - Ты меня убедил, я иду к повелителю.
        Ивернес рассчитывал, что Трей будет выглядеть помятым и обалдевшим, но барон уже справился с потрясением, помылся, переоделся и выглядел, наоборот, необычайно торжественно. Его лицо было неподвижно, как маска, глаза смотрели спокойно и жестко, как будто на смертельный поединок собрался.
        - Приветствую повелителя, - произнес Ивернес, склоняясь в поклоне. - Подмастерье передал мне, что повелитель меня разыскивает.
        - Ты долго шел на мой вызов, - произнес барон твердым и звучным голосом. - Что помешало тебе прийти вовремя?
        - Я сопровождал мать незачатого Бригитту и демона по имени Павел, - начал Ивернес.
        - По повелению лорда Хортона они ежедневно ходят в рощу для размышлений. Сегодня они тоже пошли туда.
        - По повелению лорда Хортона? - переспросил барон. - Что еще за повеление? Впервые слышу, чтобы повелитель требовал, чтобы родоначальница породы гуляла по кустам с каким-то рабом. Почему лорд Хортон приказал им так делать?
        - Не могу знать, повелитель, - ответил Ивернес. - Если бы рабам было позволено обсуждать действия повелителя между собой, я бы…
        - Короче! - оборвал его барон. - Ты знаешь о причине этого приказа, так назови ее и не испытывай мое терпение.
        - Говорят, что лорд Хортон считал, что общение с демоном благотворно сказывается на умственных способностях юной Бригитты, - осторожно сказал Ивернес. - То есть если бы рабам было позволено…
        Взмахом руки барон оборвал вежливое словоизлияние.
        - Значит, гуляли, - сказал барон. - Подожди! Эта роща для размышлений - это же…
        - Да, повелитель, - кивнул Ивернес. - Это именно то место, где начался пожар. К счастью, мы не успели войти в нее, когда появилось первое пламя. Но Бригитта все равно испугалась, побежала куда глаза глядят, а она очень быстронога, ее физическое состояние выше всяких похвал, если бы мне было позволено обсуждать решения лорда Хортона, я бы сказал, что он не зря выбрал ее в родоначальницы.
        На лице барона появилось некое подобие улыбки.
        - И, значит, вы с демоном целый день гонялись за этой девицей по полям? - спросил он.
        Ивернес смущенно кивнул.
        - Мой повелитель, - сказал он, - я сам удивился, насколько быстронога эта девица. Изловить ее было очень трудно, я понимаю, что был непростительно неловок, я понесу заслуженное наказание, если на то будет воля повелителя.
        - На то не будет воли повелителя, - заявил барон. - Пока ты бегал по полям, я много думал и кое-что придумал. Сейчас я тебе кое-что расскажу, но перед этим…
        Барон сделал обеими руками странный жест, непонятный, но явно магический.
        - Вот так, - сказал он.
        Ивернес кашлянул и смущенно произнес:
        - Я должен признаться повелителю во многих преступлениях, некоторые из которых непростительны. В частности, я признаюсь во лжи. Сегодня все происходило совсем не так, как я рассказал, на самом же деле…

8
        Накладывая на мастера смерти заклинание покорности, Трей не имел далеко идущих планов. Он решил наложить это заклинание на Флетчера, Ивернеса и еще десяток старших рабов Муралийского замка просто для подстраховки. Для Трея не было секретом, что рабы лорда Хортона не любят барона, временно замещающего их повелителя. Нет, рабы не позволяли себе высказывать свою нелюбовь вслух (за исключением наглого демона), но она проявлялась в тысяче разных мелочей. А если начнется вторжение и раб несвоевременно доложит о нем повелителю, это может стоить жизни и повелителю, и рабу. К сожалению, рабы этого не понимают, на то они и рабы, тупые животные, наделенные речью, но неспособные рассуждать и не имеющие понятия о чести и долге.
        До встречи с мастером смерти Трей не понимал, что происходит. Первое предположение о магической ловушке не подтвердилось, Трей бежал с поля магического боя, но его никто не преследовал. Трей ожидал атаки на замок, но никакой атаки не последовало. Если происходит подготовка к вторжению, то это какое-то странное вторжение. А если это не подготовка к вторжению, то вообще непонятно, что это такое, кто и зачем применил в овраге сразу два мощнейших заклинания, ни одним из которых Трей не владел.
        На всякий случай Трей решил подстраховаться, и эта подстраховка дала совершенно неожиданный результат. Мастер смерти Ивернес признался во множестве преступлений и рассказал то, что стало ключом ко многим загадкам, почти ко всем.
        Однако каков наглец этот демон! Потрясатель вселенной, видите ли. Нет уж, эта вселенная как-нибудь обойдется без потрясателя. Трей не считал существующий порядок вещей идеальным, но он и не считал его настолько плохим, чтобы разрушить до основания и на руинах старого мира выстроить новый. Жизнь не так уж и плоха, каждый достойный рано или поздно, в том или ином перерождении, занимает достойное место, позволяющее пользоваться заслуженным почетом и иметь свою долю заслуженных радостей. Трей понимал, что демон Павел не согласится с ним, и будь Трей не бароном, а призванным из иной вселенной рабом с неопределенным статусом, Трей бы думал и действовал так же, как демон. Вот только если бы он собрался изнасиловать любимую рабыню повелителя, то обязательно довел бы дело до конца. Он не такой слюнтяй, как этот демон. Нельзя, видите ли, насиловать девок, это, значит, отныне будет новым законом. Нет уж, если каждая дрожащая тварь будет устанавливать свои законы, ни к чему хорошему это не приведет. Магию он освоил самостоятельно, видите ли. Как же, освоил, самого простейшего заклинания, придающего твердость
детородному члену, и того не знает. И брюхо у него мерзкое, небольшое, но все равно мерзкое. Каждый воитель следит за своим обликом, здоровьем и физической формой, это совсем простая магия, требующая совсем немного внутренней силы. Если ты решил, что достоин участи воителя, так будь достоин во всем! А то получается, типа, тут я маг, а тут не маг. Вселенную потрясу, а с собственной плотью не справился - и вот вам, люди, новый закон. Тьфу!
        - Пойдем, Ивернес, - сказал Трей. - Нанесем визит вежливости потрясателю вселенной.
        - Моему повелителю нет необходимости совершать визит, как если бы демон был сюзереном вашего высокоблагородия, - заметил Ивернес. - С позволения повелителя я приглашу демона к вашему высокоблагородию, он ничего не заподозрит.
        - Нет уж! - возразил Трей, и на губах у него заиграла ядовитая усмешка. - Он полагает себя сюзереном всего сущего, так окажем ему должные почести, в первый и последний раз. Пошли!
        И они пошли. Ивернес показал дорогу, Трей распахнул дверь и прямо с порога метнул заклятие покорности. Получи, потрясатель!
        Демон сидел на смятой и незастеленной постели (никакого понятия о дисциплине!), половину постели занимала грязная, вонючая и изорванная хламида (о гигиене тоже никакого понятия), вся изрисованная непонятными мелкими значками.
        - Это и есть заклинания? - спросил Трей, обращаясь к Ивернесу.
        - Да, это они, мой повелитель, - ответил Ивернес. - Демон записал их своими буквами и как-то исказил запись, чтобы прочесть ее мог только он.
        Краем глаза Трей заметил похожую надпись на стене, состоящую из примерно таких же значков.
        - А здесь, надо полагать, демон тренировался, - констатировал Трей. - Так, демон?
        - Так, - ответил демон.
        - Так, повелитель, - поправил его Трей. - Ивернес, всыпь-ка ему пару горячих, будем тренировать почтительность.
        - Да, повелитель, - кивнул Ивернес. - Сейчас схожу за плетью.
        - Нет времени, - остановил его Трей. - Сними с себя пояс и воспользуйся им.
        - Да, повелитель, - повторил Ивернес и снял с себя пояс.
        - Демон! - повысил голос Трей. - Нагибайся и задирай хламиду, сейчас будешь учиться хорошим манерам.
        Демон покорно выполнил требуемое. Ивернес хорошенько размахнулся, веревочный пояс просвистел в воздухе и оставил красную полосу на тощей и мускулистой заднице демона. Даже странно - такой противный живот и такая привлекательная задница, необычное сочетание.
        - Теперь ты понял, раб, как надо обращаться к воителям? - спросил Трей. - Демон, я к тебе обращаюсь!
        - Понял, - ответил демон.
        - Понял, повелитель! Ивернес, еще четыре удара!
        Импровизированная плеть свистнула еще раз, на заднице демона нарисовался красный крест. Еще два удара, и крест получил две дополнительные перекладины: одну горизонтальную, повыше, и одну наклонную, пониже. Демон принимал наказание стоически, без единого стона.
        - Подожди, Ивернес, - сказал Трей. - Раб-демон, как ты должен обращаться ко мне?
        - Повелитель, - ответил демон.
        - Прекрасно. Скажи мне, раб, правда ли, что ты - потрясатель вселенной?
        - Да, повелитель, - ответил демон.
        Трей захохотал. Это было невероятно, потрясающе смешно - легендарный потрясатель вселенной стоит, согнувшись в позе ожидания, его голый зад украшен свежими следами плети, и он все равно не отрекается от роли потрясателя. Причем не отрекается он словами «да, повелитель». Вряд ли древние пророки предвидели такого потрясателя вселенной.
        - А теперь, раб, ты внятно и с выражением прочтешь все заклинания, что записал на своих грязных тряпках. Причем прочтешь их не так, как записал, а так, чтобы я понял, что ты имел в виду, их записывая. Начни с того, что написано на стене.
        - Сосите крюк, пассивные любовники, владеющие магией, - прочел демон.
        - Какой крюк? - не понял Трей. - Зачем его сосать?
        - Я ошибся в начертании одного символа, - пояснил демон. - Я не стал исправлять ошибку, по-моему, так даже смешнее.
        - Не вижу в этом ничего смешного, - заявил Трей. - Ивернес, может быть, ты понимаешь, что он имеет в виду?
        - Кажется, понимаю, повелитель, - ответил Ивернес. - В той стране, откуда пришел демон, пассивная роль в мужской любви считается оскорбительной и позорной.
        - А, вот оно в чем дело, - сказал Трей. - Он хотел оскорбить сэра Людвига. Непонятно за что, но это обычное дело, рабы не имеют понятия о логике. Что ж, раб, теперь я знаю, как тебя наказывать. Подойди ко мне и встань на колени. А ты, Ивернес, поможешь мне с другого конца.

9
        Войдя в свои апартаменты, Бригитта почувствовала себя жутко уставшей, все, что ей сейчас требовалось, - вымыться и лечь спать. Рабыни-служанки приготовили теплую ванну, Бригитта погрузилась в нее, и это было настоящим блаженством. Вот только служанки отвлекали глупыми вопросами. Что было в овраге, правда ли, что там творилась страшная боевая магия, сильно ли испугалась Бригитта, откуда у нее синяки на шее, на спине и на пояснице?
        - Отстаньте от меня, дуры, - сказала Бригитта. - Вы мои слуги, а я ваша госпожа, не вам требовать от меня ответа, я ведь могу и наказать за непочтительность. Попрошу Ивернеса прислать подмастерьев…
        Глупые служанки попадали на колени по обе стороны от ванны и испуганно заголосили дуэтом. Некоторое время Бригитта наслаждалась их унижением, а потом ей надоело, и она велела им замолчать.
        - И вообще, оставьте меня, - сказала она. - Подите прочь и никому не рассказывайте, что увидели, в особенности о синяках. Я буду держать ответ только перед повелителем, и больше ни перед кем. А если узнаю, что кто-то из вас проболтался - попрошу повелителя, чтобы вас обеих зачистили.
        - Пощади, госпожа! - воскликнула рыжая. - Позволь, я заглажу свою вину, позволь подарить тебе наслаждение.
        - Не сейчас, - отрезала Бригитта. - И вообще, я вроде ясно сказала - вон отсюда! Я позову вас, когда надо будет слить воду.
        Наконец-то Бригитта осталась в одиночестве. Она погрузилась в теплую воду, так что над водой оставалось только лицо, она наслаждалась отдыхом, вода нежно ласкала ее уставшее и избитое тело.
        Глупые девки, они думали, что, произнося слово «повелитель», Бригитта имеет в виду лорда Хортона. Они еще не знают, кто теперь истинный повелитель Бригитты, и никто не знает этого, кроме его самого и еще Ивернеса. Ничего, скоро вся вселенная узнает того, кому суждено ее потрясти. Как там говорится в пророчестве? Все изменится, все перевернется, ничто не останется таким, как было. Павел станет как минимум герцогом, а то и императором, он совершит великую зачистку, пройдется огнем и некромантией по всей стране. Лишь избранные переживут потрясение, и для них демон установит новые справедливые законы, настанет всеобщее счастье, и никто не уйдет обиженным. И начнется род лорда Павла, это будет величайший и знаменитейший род во всей вселенной, и родоначальницей его станет бывшая рабыня по имени Бригитта.
        Она лежала в ванне и предавалась мечтам, пока вода не остыла. Тогда Бригитта вылезла, вытерлась, надела чистую одежду и вдруг поняла, что больше не хочет спать. Усталость исчезла, вода смыла ее без остатка. Бригитта даже есть не хотела, хотя сегодня не обедала и не ужинала. Все, что ей нужно было сейчас, - быть рядом с любимым, это воспринималось как голод, не тот голод, что утоляется пищей, а совсем другой, но ничуть не менее острый. Наверное, легендарные ночные кровопийцы так же страдают без холопской крови, как Бригитта сейчас страдает без общества демона Павла. Между ними зародилась великая любовь, такая любовь, которая не только понуждает разделять постель и плодить потомков, но и сливает души возлюбленных воедино, так, что путь судьбы одного становится путем судьбы другого. Судьба Бригитты влилась в судьбу Павла, как маленький ручеек вливается в большую реку, так, одна большая река, Бригитта точно знала, протекает в двух днях пути от замка, отделяя владения… Впрочем, кому какое дело, как зовут этих двух баронов? Грядет великое потрясение, великая зачистка, и все, что было до того, забудется
и порастет свежими путями судеб, как перепаханное поле зарастает растениями, что посадили холопы в новом году. Для насекомых, копошащихся на грядке, холоп с лопатой - потрясатель их маленькой вселенной, а для людей таким холопом с лопатой станет Павел. А Бригитта будет помогать ему в меру своих сил и своего разумения.
        Она шла по коридорам замка быстрым, летящим шагом, почти что бегом. Всеми силами, всей душой она стремилась к возлюбленному, она не думала, что ждет ее в его тесной комнатушке, она не думала вообще ни о чем, ее маленький мозг был так переполнен чувствами, что в нем не оставалось места мыслям. Лорд Хортон говорил, что Бригитта глупа, лорд Павел говорил прямо противоположное, но совсем неважно, кто из них прав, потому что сейчас все решают не ум и не хитрость, а любовь и искренность. Бригитта вручила Павлу не только свое тело, но и свою душу, свою любовь и свою судьбу. И да сбудется предначертанное, и плевать на то, каким путем оно сбудется, главное, что оно сбудется так или иначе.
        Переполненная сумбурными обрывками мыслей, Бригитта распахнула дверь, ведущую в каморку Павла, и не поверила своим глазам. Это невозможно! Павел много раз говорил, что не приемлет таких развлечений, он говорил, что считает их оскорбительными! И барон Трей… Как мог потрясатель вселенной добровольно подчиняться этому грубому мерзавцу?!
        - Что ты делаешь, Павел?! - воскликнула Бригитта. - Это безумие!
        Павел вдруг резко вздрогнул, отдернул протянутые было руки и задумчиво произнес:
        - Да уж, безумнее некуда.
        И свернул кисти обеих рук немыслимым образом, и заорал во весь голос:
        - Ду ду ду ду ду!
        Бригитту затопила сладостная волна полной и всепоглощающей любви к своему прекрасному повелителю, своему потрясателю, самому лучшему мужчине и воителю во всей вселенной, да и не только одной вселенной, но и…
        Нежный мозг Бригитты, не в силах вместить в себя понимание всех горизонтов, что открылись ему в этот момент, перестал подавать должные сигналы другим органам. Ноги девушки подкосились, она мягко сползла на пол по косяку двери. Она сидела на полу с раскрытым ртом и внимала происходящему в комнате. А происходило здесь такое, что не каждый день увидишь.
        Ивернес быстро пятился к стене, прикрывая пах рукой и бессвязно бормоча:
        - Извини, друг, я не по своей воле, он меня подчинил, так же как тебя раньше, я не хотел…
        Трей одернул хламиду, которую только что начал задирать, принял боевую стойку и попытался совершить что-то заклинательное, но не успел, Павел развернулся навстречу ему и заорал прямо в живот барону:
        - Ду ду ду ду ду!
        А потом подобрал под себя ноги, резко распрямился и ударил Трея кулаком под челюсть, вложив в удар инерцию всего тела. И не успело тело барона рухнуть на пол, как Павел добавил ему коленом в торец и еще раз ступней в то же место. А потом Павел долго пинал бесчувственное тело, приговаривая незнакомые заклинания, самым частым из которых было «педрила гнойный». И от каждого заклинания тело барона мелко подергивалось.

10
        У земных фантазеров принято считать, что боевая магия - это грубая сила. Есть такой штамп в литературе: если магия - то адский огонь, все рушится, горы осыпаются, с неба сыплется огненный дождь, как после ядерной войны, иногда, конечно, применяются и другие заклинания, всяких тварей, например, призывают, но это меняет лишь форму творимой магии, но не содержание. Магия может оперировать не огнем, а водой или воздухом или вообще какой-нибудь ультимативной пустотой, но главное в магии - грубая сила. Павел тоже раньше так думал, но теперь ему открылось, что грубая сила в магии - не самое главное. Потому что сколько энергии ни вкладывай в файрбол, с психотропным заклинанием, непосредственно действующим на мозг, он не сравнится.
        - Это безумие! - крикнула Бригитта, и слово «безумие», исходящее от нее, снова стало ключом, вернувшим изнасилованную заклинанием душу Павла в исходное состояние. Он снова начал отдавать себе отчет, что он делает, а делал он… Черт! Чуть было не…
        Павел резко вздрогнул, отдернул протянутые было руки и задумчиво произнес:
        - Да уж, безумнее некуда.
        И свернул кисти обеих рук немыслимым образом, и заорал во весь голос:
        - Ду ду ду ду ду!
        До этого момента Павел не был уверен, что это заклинание является психотропным, что именно оно подчинило ему Бригитту, вывернув наизнанку слабенький ум красивой девочки. Но теперь сомнений в этом не оставалось, на Ивернеса заклинание подействовало так, как надо, оно избавило его от наваждения, которое наслал… А кто это, кстати, подбирается сзади?!
        Барон Трей попытался заклясть что-то ответное, но не успел, слишком увлекся, педрила. Хорошо, что у Павла руки уже сложены так, как надо. Получай, педераст! Ду ду ду ду ду!
        И апперкотом его в челюсть со всей дури, так, чтобы удар начался даже не с корпуса, а с разгибающихся коленей, чтобы сила, не волшебная, а честная физическая сила пробежала по телу кумулятивной волной и вырвалась из сладостно ноющего кулака. Тело врага приподнялось в воздух и, пока оно не успело упасть, по яйцам его, по яйцам! Получай, пидор! И ногами его, ногами! Отомстить за чудовищное, невероятное унижение, к счастью, несостоявшееся, спасибо Бригитте, что успела в последний момент, спасла. Получай, тварь, за все!
        Павел устал бить. Мышцы болели, и это была не мерзкая позорная боль, как после изнасилования, а сладостная боль справедливого мщения. Еще болела правая нога, кажется, Павел выбил себе палец, а может, и два. Бить со всей дури босыми ногами надо уметь, а то сам себя покалечишь. Только когда надо бить ногами со всей дури, об этом не думаешь.
        Подал голос Ивернес, он сказал:
        - Павел, позволь, я помогу. Я умею причинять боль, я покажу ему все, на что способен. Я сделаю то, чего не делал никогда, он проклянет сегодняшний день, а мучения, что я доставлю, будут являться ему в ночных кошмарах в каждом перерождении до самого конца времен. Позволь, я отомщу.
        Павел начал понемногу успокаиваться.
        - Да я и так уже отомстил, в общем-то, - сказал он. - Если бы Бригитта не успела, тогда другое дело, а теперь-то чего…
        - Ну уж нет! - возвысил голос Ивернес. - За себя ты отомстил, а кто отомстит за меня? Я ведь тебя чуть было тоже…
        - Оставь его, Ивернес, - сказал Павел. - Он не виноват, что дурак и мерзавец. В этом мире почти все дураки и мерзавцы, да и не только в этом мире. Он достоин зачистки, но если зачищать каждого, кто ее достоин, мир опустеет.
        - И это будет великое потрясение, - подала голос Бригитта. - Любимый, ты промчишься от заката до рассвета…
        - Заткнись, дура! - рявкнул Павел.
        Дура заткнулась.
        - Если уж потрясать вселенную, - продолжал Павел, - то совсем не так. Почему вы решили, что потрясатель будет прокладывать свой путь огнем и мечом? Вот в чем сила, - он указал на неподвижного Трея. - Ду ду ду ду ду!
        Бригитта сладостно вздохнула, бесчувственное тело Трея дернулось судорогой, только Ивернес никак не отреагировал на заклинательную фразу. А ведь Павел не подкрепил ее ни жестом, ни ментальным усилием. Или все-таки подкрепил неосознанно? Да наплевать!
        - Думаете, сила в силе? - продолжал вещать Павел. - Сила в правде. А правда - в глазах смотрящего. А если кто не согласен с твоей правдой, скажи «ду ду ду ду ду», и истина восторжествует. Вот в чем истинная сила и истинная правда.
        Павел сделал паузу, переводя дыхание.
        - Истинное пророчество, - прошептала Бригитта, ее лицо выражало запредельную степень благоговения.
        - Не хочу обидеть тебя, Павел, - сказал Ивернес, - но, по-моему, ты преувеличиваешь. Я помню твой рассказ о зачистке Фанарейского замка. Сэр Хайрон, несомненно, владел этим заклинанием, однако он не применил его против сэра Хортона. Почему? Или у этой магии есть побочные эффекты, или она излишне истощает силы заклинающего, или что-то еще в том же духе. Если бы все было так, как ты говоришь, воители применяли бы только такую магию. Боюсь, ты ошибаешься. Я понимаю твои чувства, Павел. Ты чуть было не перенес чудовищное унижение, сильнейшее из всех, что ты мог себе представить. На мой взгляд, с тобой в любом случае не случилось бы ничего страшного, но я не ты, я готов поверить, что для тебя это ужасно. Но дело не в этом. Ты бросил вызов барону Трею и победил, так заверши же свою победу, добей его. А если не хочешь сам - прикажи мне, я сделаю это вместо тебя, мое действие ничуть не умалит твою славу, победу-то одержал ты. Или ничего не приказывай, я все сделаю сам.
        - Нет, - решительно сказал Павел. - Я пришел сюда не для того, чтобы убивать. Слушайте, дети, следующий урок потрясателя - нельзя убивать, если можно не убивать. Мы не станем отнимать жизнь у этого мешка с дерьмом.
        - Ты хочешь принять у него клятву верности? - спросил Ивернес. - Интересная идея, но, на мой взгляд, слишком рискованная. По собственной воле он не даст тебе эту клятву, а заклятие покорности, наложенное на него, может распасться в любой момент. Ты же сам видишь, какое оно нестойкое. На тебя его накладывали дважды, и дольше нескольких дней оно не продержалось. Я бы не рисковал.
        Трей зашевелился, приподнял голову и вдруг резко дернул руками, Павел не успел определить, что именно он собирается сделать, тело отреагировало быстрее. Руки сами собой сложились в жесте сплошного файрбола, а сознание послало короткий импульс. Пахнуло жаром, в комнате резко запахло горелой плотью. Барон катался по полу из стороны в сторону, зажимая руками выжженные глазницы, из-под пальцев сочилась кровь и какая-то слизь.
        - Добей его, - сказал Павел. И добавил пятью секундами позже: - Молодец, спасибо. А теперь забери куда-нибудь тело и оставь меня. И ты, Бригитта, тоже оставь меня, хочу побыть один.
        Глава шестая

1
        Против всех ожиданий, ночью Павел спал крепко, ничего ему не снилось, это был нормальный здоровый сон. Он проснулся свежим и отдохнувшим, бодрым и полным сил. Встал с убогой рабской кровати, потянулся и непроизвольно поморщился - заныли выбитые пальцы на ноге. Павел покосился в угол, где вчера вечером катался по полу барон Трей. Сегодня о покойнике напоминало лишь небольшое темное пятно. Добро пожаловать, барон, в новое воплощение, надеюсь, в этой жизни ты станешь мухой или опарышем. Или большим-большим деревом вроде земного баобаба. Будешь знать, как покушаться на святое.
        Зачесалась задница. Почесываясь, Павел осторожно покопался в памяти о вчерашнем. Нет, Бригитта успела вовремя, это точно. Никаких сомнений. И незачем так волноваться из-за того, чего удачно избежал, не надо уподобляться пуганой вороне, что теперь и куста боится.
        Жаль, что в комнате, отведенной рабу-демону, нет окон. Как было бы здорово высунуться наружу да и запулить в ясное небо огненную струю сплошного файрбола. Типа, салют в честь первой победы потрясателя. Еще десять тысяч побед, и весь мир будет наш.
        Павел размял руки и попробовал сложить пальцы поочередно во все три заклинательных жеста. Вроде получается, хотя правая рука побаливает. Не стоило с такой силой бить этого пидора, еще чуть-чуть, и пальцы на руке тоже сломал бы, а медицины здесь нет, воители лечат раны магией, а простолюдинам медицина вообще не положена, их не лечат, а зачищают. Надо будет, кстати, узнать при случае, как пользоваться лечебной магией, а то неприлично получается: называешься потрясателем вселенной, а простейшими заклинаниями не владеешь.
        Несмотря на то что часов у Павла не было, он был уверен, что вот-вот наступит время завтрака - за дни, что Павел провел в этом мире, у него выработалась привычка просыпаться в одно и то же время. Пора выходить из комнаты и идти на завтрак, но подойти к двери и толкнуть ее было страшно. Пожалуй, зря он вчера сразу залег спать, как только боевое возбуждение ушло и навалилась усталость, не только физическая, но и внутренняя, магическая, от множества сотворенных заклинаний. Это было слишком беспечно, ему повезло, что он еще жив. Хорошо, что в замке сейчас нет безземельных воителей, они все ушли вместе с Людвигом. А то пришли бы к нему ночью и покарали не в меру наглого раба, возомнившего о себе невесть что.
        Павел решительно толкнул дверь, вышел в коридор и чуть было не налетел на Флетчера, согнувшегося в низком поклоне.
        - Приветствую нового повелителя! - провозгласил мастер расчетов. - Я был бы счастлив, если бы ваше высокоблагородие соблаговолило позволить мне присутствовать при вашем завтраке. Если бы мне было позволено, я был бы счастлив обсудить с новым повелителем некоторые неотложные вопросы.
        - Конечно, Флетчер, - кивнул Павел. - Пойдем, позавтракаем вместе. А почему ты называешь меня высокоблагородием? Я теперь считаюсь бароном?
        - Да, мой повелитель, - ответил Флетчер. - Победив сэра Трея, ваше высокоблагородие делом доказало права на титул барона. Вашему высокоблагородию нет нужды сомневаться в законности этого титула.
        Павел довольно рассмеялся.
        - Кажется, дела обстоят не так плохо, как мне казалось, - сказал он. - Не так ли, Флетчер?
        - Не смею предполагать, что именно казалось вашему высокоблагородию, - ответил Флетчер и замолчал.
        Они подошли к обеденному залу, у входа в зал стояла Бригитта, при виде Павла она склонилась в поклоне, не столь низком, как у Флетчера, но все равно весьма почтительном.
        - Приветствую повелителя, - сказала она.
        - И тебе привет, девочка моя, - ласково улыбнулся Павел. - Пойдемте к столу. А почему там только одна тарелка?
        - В этом замке сейчас присутствует только один воитель, - объяснил Флетчер. - Поскольку я не получал указаний о том, какие рабы достойны присутствовать при трапезе вашего высокоблагородия…
        - Оставь высокие слова, Флетчер, - оборвал его Павел. - Прикажи, пусть тебе и Бригитте принесут приборы. И присоединяйся к трапезе.
        Через минуту запыхавшаяся служанка притащила еще две тарелки, и трапеза началась. Впрочем, это сложно было назвать трапезой - на Земле еда в «Макдоналдсе» и то вкуснее. Каша из непонятной крупы, отдаленно похожей на перловку, без мяса, без соли и почти без масла. Об утреннем кофе в этом мире не слышали, да что говорить, здесь даже о йогуртах не слышали.
        - Флетчер, ты что-то хотел обсудить, - сказал Павел. - Давай, начинай. И не надо именовать меня высокоблагородием, называй просто по имени.
        - Хорошо, Павел, - кивнул Флетчер. - Мне это непривычно, но я постараюсь. В первую очередь я бы хотел спросить повели… гм… спросить вас, Павел, если мне будет позво… гм… В общем, я хотел бы спросить, собирается ли ваше высоко… собираетесь ли вы, Павел, бросать вызов лорду Хортону?
        Павел чуть не поперхнулся кашей.
        - А это точно надо? - ответил он вопросом на вопрос. - Вообще-то не собираюсь, даже боюсь, честно говоря. Кто я и кто Хортон? Да он меня одним пальцем разотрет. Или я не прав, Флетчер?
        - Скорее всего, ваше высо… гм… Скорее всего, вы правы, Павел. Но тогда возникает следующий вопрос - как пове… как вы собираетесь объясняться с лордом? Граф Хортон вернется послезавтра, вести о вчерашних событиях еще не достигли его, но сегодня к полудню достигнут. Его сиятельство будет очень разочарован.
        - Почему? - спросил Павел. - Он так хорошо относился к этому солдафону?
        - Нет, - покачал головой Флетчер. - Лорд Хортон совсем не любил сэра Трея. Однако до вчерашнего вечера сэр Трей выступал, от имени лорда Хортона, был как его глаз и его рука. Выколов его сиятельству глаз и оторвав руку, вы нанесли ему оскорбление.

2
        В мир пришел новый рассвет, знаменующий начало новой эры - эры потрясений. Пророчества сбываются, потрясатель вселенной пролил первую кровь. Скоро, совсем скоро пути судеб переменятся, первые станут последними, последние станут первыми, и ничто и никто не останется неизменным.
        Бригитта была счастлива. Ее душа была чиста и незамутнена, путь ее судьбы был прям и прозрачен. Впервые за немногие годы, прошедшие с тех пор, как она вышла из возраста детства, никакие заботы, печали и тяготы не омрачали ее сознание, все вокруг и внутри нее было просто и понятно. Бригитта всегда знала, что живет для того, чтобы служить повелителю, но никогда раньше ее служба не была так значима и почетна. В самом деле, что может быть достойнее и почетнее, чем стать матерью детей потрясателя вселенной, основательницей рода, который будет править империей в наступающей эпохе!
        Шея опухла, синяки от пальцев мастера смерти проступили во всей красе. Говорить было трудно, Бригитта даже немного охрипла, но физические неудобства не мешали ей быть счастливой. Боль в шее, боль в пояснице, превратившейся в один большой синяк, боль в спине под лопаткой, где, кажется, нагноилась царапина - все это ерунда, главное - счастье от принятого и понятого предназначения.
        Весть о смене повелителя широко разнеслась по замку. Рабы уже знали, что демон победил барона Трея, и догадывались, что Бригитта имеет к этой победе какое-то отношение. Служанки смотрели на нее с ужасом, как будто ее тело занял холодный оборотень. Это веселило Бригитту.
        Она вышла к завтраку заранее, она не должна опоздать, потрясатель вселенной должен получить почести, положенные новоиспеченному барону. Не следует обижать его, пусть сполна насладится первой победой. И когда лорд Павел подошел к обеденному залу в сопровождении Флетчера, Бригитта склонилась в поклоне и произнесла предписанные обычаем слова.
        - Приветствую повелителя, - сказала она.
        Павел ласково улыбнулся и ответил:
        - И тебе привет, моя девочка. Пойдемте к столу.
        Он пожелал разделить трапезу с Бригиттой и Флетчером. Они ели кашу и обсуждали неотложные дела, точнее, обсуждали Павел и Флетчер, а Бригитта слушала и наслаждалась беседой мудрых мужчин. Местами она негромко хихикала, потому что Павел велел Флетчеру называть его просто по имени, а Флетчер все время сбивался и пытался проименовать повелителя полным титулом. Каждый раз Флетчер смущался и мычал нечто неразборчивое, это было забавно.
        А потом Павел вдруг нахмурился. Бригитта обеспокоилась и прислушалась к разговору внимательнее. Флетчер говорил:
        - До вчерашнего вечера сэр Трей выступал от имени лорда Хортона, был как его глаз и его рука. Выколов его сиятельству глаз и оторвав руку, вы нанесли ему оскорбление.
        - Это плохо, - ответил Павел на эти слова. - Я не хотел оскорблять графа, это получилось само собой. Глупо получилось.
        В глубине души Бригитта возмутилась. Как смеет потрясатель вселенной критиковать самого себя? От самокритики недалеко до неверия в собственные силы, а это потрясателю строго противопоказано. Надо будет при случае намекнуть ему, чтобы верил в свое предназначение и не сомневался ни в чем. Только намекать надо осторожно, а то расстроится и засомневается еще сильнее.
        - Я не хочу бросать вызов графу Хортону, - продолжал Павел. - Ни сейчас, ни когда-либо в будущем. А сейчас я вообще не готов сражаться, даже если он нападет. Мне нужно время, чтобы освоиться с новыми знаниями, отработать навыки применения заклинаний. Вчера мне повезло, но в следующий раз может не повезти. Насколько я понимаю, Хортон намного сильнее и опытнее Трея.
        - О да, - сказал Флетчер. - На два дня пути во все стороны нет воителей, способных на равных сражаться с лордом Хортоном. Кое-кто полагает, что у нашего повелителя достаточно силы даже на то, чтобы бросить вызов герцогу Хину. Не думаю, что вам будет разумно вызывать лорда Хортона на бой. Если бы мне было позволено советовать повелителю, я бы порекомендовал вам временно покинуть замок. У лорда Хортона будет время, чтобы спокойно разобраться во всем, успокоиться и принять взвешенное решение. Ему проще будет сохранить лицо, если он откажется от боя по зрелом размышлении, а не при первой встрече с вашим высоко… гм… с вами. Иначе другие воители могут обвинить его сиятельство в трусости, подумать, что граф испугался сразиться с захватчиком.
        - Захватчик - это я? - уточнил Павел. - А я и не знал, что в вашем языке есть специальное слово для таких, как я. Я думал, воители повышаются в звании только по приказу повелителя.
        - Обычно так и бывает, - согласился Флетчер. - Но иногда повелитель ошибается и не дает сильному воителю титула, соответствующего его достоинствам. Тогда обиженный восстанавливает справедливость самостоятельно. Но так происходит редко, и это считается упущением повелителя.
        - Понятно, - сказал Павел. - Значит, так и решим. Я возьму с собой Ивернеса и Бригитту и уйду, например…
        Флетчер неожиданно закашлялся.
        - Прошу простить меня, но я не уверен, что вам следует сообщать мне место, куда вы собираетесь удалиться. Лорд Хортон по-прежнему остается моим повелителем. Когда он вернется в замок, он спросит меня, куда ушел захватчик, и мне придется ответить. Может получиться так, что лорд Хортон, ослепленный гневом, примет ошибочное решение зачистить вас.
        - Ты считаешь, зачистить меня - это ошибочное решение? - спросил Павел.
        - Конечно, - ответил Флетчер. - Прошу понять меня правильно, я не верю в легенду о потрясателе вселенной, я не считаю, что вам суждено низвергнуть империю в пучину бедствий. Пророчества могут сбываться, но могут и не сбываться, и несбывшихся пророчеств куда больше, чем сбывшихся. Я считаю, что, планируя будущее, надо руководствоваться не древними легендами, а собственным разумом. А мой разум подсказывает мне, что ваш необычный талант заслуживает пристального изучения. Когда лорд Хортон преодолеет естественный гнев, он поймет, что вы заслуживаете не зачистки, но возвышения.
        Последние слова Флетчера породили в душе Бригитты какую-то неясную тревогу. Ощущение счастья, заполнявшее ее со вчерашнего дня, не то чтобы поколебалось, но…
        - Куда уж мне возвышаться? - улыбнулся Павел. - Разве бывают титулы между бароном и графом?
        Новый внутренний толчок. Бригитта поперхнулась кашей, закашлялась, потянулась за водой в кружке и сделала большой глоток. Стало легче. Но в глубине души начало шевелиться что-то неясное, похожее на червь сомнения, но не являющееся им, что-то другое…
        - Нет, не бывают, - покачал головой Флетчер и снова улыбнулся. - Но лорду Хортону вряд ли суждено носить титул графа до конца своего пути. А когда лорд возвысится…
        Третий толчок смел все внутренние преграды, сорвал с разума пелену заклинания, и Бригитта снова стала сама собой. Она посмотрела в свою память и ужаснулась увиденному.
        - Демон! - закричала она. - Что ты сделал со мной, паскудный демон?! Будь ты проклят!

3
        Утренняя прохлада сменилась дневным зноем, полуденное солнце жгло непокрытые головы и опаляло обнаженные руки. Предыдущее путешествие Павла в Фанарейскую волость проходило намного легче, тогда в составе отряда были маги, управляющие движением облаков. Это заклинание считается пустяковым, им владеет каждый воитель. Павел, скорее всего, был первым бароном в истории этого мира, неспособным защитить себя от палящего солнца. Неприятно, но что уж поделаешь…
        Узкая и едва заметная тропинка, соединяющая Муралийский замок с Фанарейским, превратилась в широкую и хорошо утоптанную дорогу. По словам Флетчера, три тысячи холопов прошли по ней, занимая участки, освобожденные в результате тотальной зачистки. Вот и сейчас метрах в двухстах впереди неспешно тащилась небольшая группа холопов, человек примерно десять. Павла удивило, что они шли налегке, не неся на себе никаких вещей или припасов. Но если вдуматься, ничего удивительного нет - придя на новое место, они найдут все необходимое, а поголодать один день холопскому организму несложно, они к этому привычные. Также Павла поначалу удивляло, что рядом с дорогой относительно чисто, как будто бредущие стада холопов не испытывают естественных потребностей. Но загадка решилась просто - холопам положено облегчаться только на поля, справлять нужду на неплодородной земле считается не то чтобы преступлением, но очень неприличным поступком.
        Но все это ерунда, гораздо сильнее Павла беспокоила Бригитта. Утром за завтраком внезапно распалось заклинание, наложенное на ее психику, девушка избавилась от наваждения и вернулась в свою привычную систему понятий. Она осознала, что совершила непростительное преступление, а то, что она была под заклинанием, подавляющим волю, не настолько смягчает ее вину, чтобы избежать зачистки. За один день Бригитта превратилась из привилегированной рабыни, будущей родоначальницы новой породы воителей, в презренную преступницу, заслуживающую лишь смерти.
        Впрочем, нынешний статус Бригитты был весьма спорным. Если граф Хортон признает Павла своим вассалом, подарит ему любимую рабыню и закроет глаза на то, что Бригитта лишилась девственности до этого момента, а не после, преступление Бригитты перестанет быть преступлением. Ивернес полагал такой поворот событий весьма вероятным. Потому что Павел - не только преступник, но и обладатель набора заклинаний, среди которых могут быть неизвестные Хортону. А в такой ситуации Хортону удобно по-хорошему договориться с Павлом - если он атакует и победит, доступ к заклинаниям из книги барона Хайрона будет безвозвратно потерян. Если Хортон найдет способ вступить с Павлом в переговоры, не роняя своего графского достоинства, Павел сможет получить от графа официальное подтверждение баронского титула и впридачу к нему удел покойного Трея.
        Однако Ивернес считал несущественным, пойдет ли Хортон на Павла войной или попытается договориться миром. Ивернес был убежден, что Павлу суждено потрясти вселенную до основания, что назревающий конфликт с графом Хортоном станет всего лишь мелким и незначительным эпизодом в начале пути потрясателя вселенной. Потрясатель должен осознать свои силы, собраться с духом, выработать стратегию и начать претворять ее в жизнь, а как и в каком порядке он будет это делать - неважно, окончательный итог деяний Павла предрешен древним пророчеством. От собственной воли демона почти ничего не зависит, он лишь центральная фигура пророчества, актер, играющий главную роль в пьесе, написанной кем-то другим. Какое-то время Павел думал, что «ду ду ду ду ду» подействовало не только на Бригитту, но и на Ивернеса, но на прямой вопрос мастер смерти ответил, что верил в потрясателя всегда, еще до встречи с Павлом. Похоже, тут дело не в заклинании, а в изначальной склонности Ивернеса к фанатизму, почти что религиозному, причем Павлу в этой фанатической системе уготована роль как минимум пророка, а то и бога. Это понемногу
начало напрягать Павла, особенно его напрягали длинные речи Ивернеса, которыми он старался воодушевить потрясателя вселенной.
        - Не беспокойся, Павел, - говорил он. - Все твои нынешние трудности - временные. Ты изучишь все заклинания, предоставленные судьбой в твои руки, и станешь сильнейшим воителем империи. Не сомневайся в своем предназначении, оно уготовано тебе самой судьбой, сегодня ты уходишь в изгнание, избегая гнева Хортона, но пройдет немного времени, и Хортон перестанет быть страшен тебе, ты вернешься в его замок, победишь Хортона, и его замок станет твоим.
        Бригитта горестно охнула, по ее щекам покатились слезы. Похоже, ее чувства к бывшему повелителю нельзя объяснить одной лишь преданностью, обычной для рабов, похоже, она его любит, как в счастливой супружеской паре жена-мазохистка может любить мужа-садиста. Странно, но факт - Бригитта искренне переживала разлуку с графом Хортоном.
        - Не печалься, девочка, - сказал Павел. - Скоро встретишь старого знакомого, сходим в гости к Людвигу…
        Теперь Бригитта заревела в полный голос. Она больше не могла идти, она стояла в нелепой скрюченной позе и рыдала навзрыд, зажимая лицо руками. Павел услышал ее слова, почти неразборчивые, едва пробивающиеся сквозь рыдания:
        - Зачем ты травишь… скотина!
        - Не оскорбляй повелителя, - внушительно произнес Ивернес. - Он добр, не искушай его, не заставляй его наказывать тебя. И не печалься о Людвиге, не в твоих силах переменить его участь, она предначертана судьбой.
        - Какая еще участь ему предначертана? - не понял Павел. - О чем ты?
        - Ну как же! - удивился Ивернес. - Ему суждено стать твоей следующей жертвой, тебе нужно обезопасить тыл, ты не должен щадить его. Да и вообще, потренироваться в боевой магии всегда полезно. А если боишься прогневать Хортона, так он не стоит твоего страха, он всего лишь граф, а ты потрясатель вселенной, скоро ты превзойдешь его по всем статьям, тебе не составит труда его победить. Я понимаю, тебе трудно привыкнуть к новой роли, но приложи усилия, поверь в себя, пойми не разумом, а душой, что мы сейчас не убегаем от графа Хортона, а просто совершаем маневр. Тебе нужно время, чтобы собраться с силами, но это время пройдет, и тогда ты вернешься во славе.
        - А что такое слава, по-твоему? - спросил Павел. - Кто устроил самую большую зачистку, тот и славен?
        - Примерно так, - согласился Ивернес. - Немного упрощенно, но в целом верно.
        - Нет, это неверно, - заявил Павел. - Сдается мне, в этом мире куда больше мракобесия, чем казалось раньше.

4
        Барон Людвиг обходил свои владения, у него вошло в привычку совершать долгие ежедневные прогулки, каждый раз выбирая новый маршрут. В первые дни он просто пытался заглушить таким способом ноющие душевные раны - от разлуки с повелителем и от перенесенного унижения. Затем раны более-менее затянулись, но Людвиг не прекратил прогулки. Ему нравилось смотреть, как его земля постепенно заселяется переселенцами, как одна за другой пропадают приметы недавно прошедшей тотальной зачистки. Изувеченные трупы, пятна выжженной земли, оставленные файрболами, поля, выжженные дотла, от края до края, глубокие ямы с вздыбленными краями, источающие запах разлагающейся плоти, холопские лачуги с огромными дырами в стенах, деревья, на которых не осталось ни единого листа, заброшенные грядки, поросшие сорняками, бочки и лохани с протухшей зловонной водой, голодные скоты, жалобно скулящие и ревущие на все голоса… С каждым прошедшим днем картины смерти и запустения все реже попадались на глаза Людвигу. Холопы-переселенцы, присланные по приказу лорда Хортона в потребном количестве, заселяли участки один за другим и
впрягались в работу с удвоенной силой. Грядки пропалывались, дома восстанавливались, выжженная земля засеивалась овощами и травами, а убитые магией деревья разбирались на маленькие поленья, из которых складывались костры для сожжения трупов. Костры эти горели тут и там, даже ночью, выйдя на крыльцо замка, Людвиг не раз видел где-то вдали огни костров, не успевших догореть за день. По всей Фанарейской волости воздух пропитался дымом, от него слезились глаза и першило в горле.
        Однажды Людвиг наткнулся на пару холопов, преступивших закон, - вместо того чтобы сжечь тела своих предшественников, они разделывали их на мясо, как скотину. Людвиг взмахнул рукой, и оба преступника, мужчина и женщина, осыпались на землю пепельной трухой. Людвиг взмахнул рукой во второй раз, и четыре трупа (мужчина, девочка лет десяти и еще два тела, изуродованные мясницкими инструментами до полной неузнаваемости) тоже рассыпались в пепел. Людвиг не знал, по какой причине мертвецов надо сжигать, почему запрещено вкушать человечину, на мгновение у него даже мелькнула мысль: - А не попробовать ли? - но он с негодованием отверг ее. Во-первых, преступать законы нельзя, а то, что смысл закона тебе непонятен, ни в коей мере не является оправданием. А во-вторых, Людвиг не любил сырое мясо, он предпочитал хорошо прожаренные куски. Но не разводить же костер, чтобы пожарить на нем человечину!
        Трижды Людвиг замечал вдали неясные мелькающие тени беглых холопов, избежавших зачистки. Однажды он неплохо поупражнялся в метании файрболов с большой дистанции, с пятой попытки ему удалось сбить с ног мальчика. Когда Людвиг подошел к нему, мальчик визжал, извивался и умолял его добить. Вначале Людвиг оставил его просьбы без внимания, но потом вернулся и добил, потому что крики мальчишки стали его раздражать.
        Но все это было в первые дни после зачистки, а теперь вокруг расстилалась цветущая земля, почти не сохранившая следов прошедшей по ней смерти. Если внимательнее, чем обычно, приглядеться к происходящему на полях, можно заметить, что на всех участках работает не по четыре холопа, а по два, но это единственный признак, напоминающий о зачистке. А если не приглядываться - ничего необычного не видно, тишь да благодать.
        Как доложил мастер расчетов по имени Маврикий, ранее бывший подмастерьем Флетчера, ближайший урожай будет прекрасен. Светловолосый Пан, неловкий, некрасивый и слабый, обошел границы волости, творя обряд плодородия, и, похоже, повелитель не ошибся, назначив этого странного юношу вассалом своего возлюбленного. Людвиг посредственно разбирался в сельскохозяйственной магии, он владел минимальными знаниями и навыками, какими должен владеть каждый воитель, но не более того. Но даже Людвиг мог оценить, как быстро растут овощи на грядках и какими сочными цветами наливаются фрукты на деревьях, какой жирной становится скотина на лугах и с каким тщанием ручные пчелы собирают нектар. Воистину, Пан - великий маг, жаль, что он не блещет талантами в боевой магии. Впрочем, это даже хорошо, а то как бы не бросил вызов своему нынешнему сюзерену.
        Людвиг понемногу приучался мыслить не как рядовой воитель, а как сюзерен, обладающий собственными вассалами, пусть пока всего четырьмя. Людвиг учился быть для них если не отцом, так хотя бы старшим братом, следить за успехами и неудачами, подбадривать и помогать, когда надо, а в крайнем случае, когда это будет абсолютно необходимо, - воспользоваться неотъемлемым правом сюзерена и выкорчевать особо неудачный побег из сада человеческих душ. Или выкорчевать особо удачный побег, который пытается задушить садовника. Об этом не любят говорить, но быть очень хорошим воителем столь же опасно, как быть очень плохим. Но Людвигу это не грозит, потому что он любит повелителя, а повелитель любит его, и никто из них не причинит зла другому.
        Людвиг тревожился о повелителе с каждым днем все сильнее и сильнее. Герцог Хин срочно вызвал к себе графа Хортона, визит затянулся, и который уже день от повелителя не приходит никаких вестей. Каждое утро раб-посланник направляется в Муралийский замок, и каждый вечер другой раб-посланник возвращается с новостями. Новость каждый раз только одна - повелитель не вернулся, ничего не произошло.
        Лорд Хортон обещал помогать Людвигу советами, но ушел по вызову сюзерена, так и не успев ничем помочь. А Людвиг не отказался бы сейчас от совета опытного воителя. Ему никак не удавалось наладить отношения с вассалами, они не воспринимали его как повелителя. Не раз и не два бывало, что, беседуя с Людвигом, Пан и Техана называли повелителем лорда Хортона. Строго говоря, это не является нарушением этикета, повелитель повелителя - тоже повелитель, но так разговаривать с непосредственным сюзереном просто неприлично. Будь на месте Людвига агрессивный тупица наподобие Трея, он сразу бы укоротил резким словом слишком длинный язык вассала. Но Людвиг стеснялся требовать уважения к себе, сказано же, что истинный воитель никогда не нуждается в этом. К сожалению, Людвиг не был истинным воителем. Хайрон, обозвавший его наложницей, совсем немного отдалился от истины.
        Раньше, когда Людвиг обитал в Муралийском замке, его жизнь была проста и беспечна. У Людвига не было забот, обо всем заботился повелитель. Тогда Людвигу казалось, что эти заботы не стоят больших трудов и больших нервов, лишь теперь, оказавшись предоставлен самому себе, он понял, как сильно ошибался. Очень трудно привыкнуть, что за все отвечаешь ты, и только ты, что твои ошибки никто не исправит, что каждый шаг может оказаться последним на пути твоей судьбы. Вассалы медленно, но неуклонно выходят из-под контроля, Людвиг все чаще ловил на себе косые взгляды, все чаще он замечал, что Пан делает над собой усилие, когда ему приходится оказывать почести сюзерену. Пан и Техана все время проводят вместе, то ли они стали жить семьей, не дожидаясь благословения Людвига, то ли готовятся его свергнуть. Или и то и другое вместе.
        Однажды вечером Людвиг задумался: а что произойдет, если лорд Хортон никогда не вернется в Муралийский Острог? Сколько дней Людвиг пробудет бароном в таком случае? Успеет ли он вообще дожить до зачистки, или его убьют собственные вассалы? Если Пан и Техана поднимут восстание, Людвиг, скорее всего, справится с ними, но если их поддержит Устин… Устин пока ведет себя скромно и естественно. За все время, что он считается вассалом Людвига, он не дал ни единого повода для упрека. Но не значит ли это, что он просто более осторожен? Он ведь ни разу не сказал Людвигу доброго слова. Злого слова, впрочем, тоже не сказал, да и вообще он очень молчалив. Но кто знает… Лишь Изольда с видимой охотой оказывает почести молодому барону, но не надо быть пророком, чтобы догадаться, что своего первого ребенка она хочет понести от Людвига, и в этом все дело.
        Мысли Людвига прервал явившийся гонец. Низко поклонившись, он протянул барону запечатанный конверт. Людвига одолело дурное предчувствие - конверт был опечатан не печатью лорда Хортона, и даже не простой баронской печатью сэра Трея, а всего лишь отпечатком пальца. Что бы это значило…
        Открыв конверт и пробежав письмо глазами, Людвиг понял, что дурное предчувствие оправдалось, хотя и совсем не так, как он ожидал. То, чего он боялся, не произошло, даже наоборот, от лорда Хортона пришла весть, он сообщает, что скоро выступит в обратный путь. Очевидно, сумел-таки убедить герцога в своей невиновности и это прекрасно, при других обстоятельствах Людвиг был бы вне себя от счастья. Но взбунтовавшийся демон… кого он захватил? Бригитту?! И… что он с ней сделал? Духи и бесы!

5
        Наступившие дни стали самыми черными за всю недолгую жизнь Бригитты. Злодейское заклинание охмурило ее душу, наполнило глупыми мыслями и невозможными надеждами, один-единственный день Бригитта была счастлива, но заклятие распалось, счастье прошло, и, когда это случилось, она растеряла все немногое, что у нее было, превратилась в самую настоящую холопку и скатилась на самое дно общества. Она больше не сомневалась, что ее перерождение не заставит себя ждать, мысли о предстоящей смерти совсем не пугали ее. Она ждала, когда мучения прекратятся, когда можно будет принять новую судьбу, начать путь заново и надеяться, истово, из всех сил, что новый путь станет удачнее предыдущего. И ожидание это становилось все более нетерпеливым с каждым прожитым днем и каждым прожитым часом.
        Войдя в Фанарейскую волость, путники свернули с дороги, примерно час бродили по полям и огородам и, в конце концов, нашли пустующий участок, который Ивернес счел подходящим. По его словам, земляная лачуга была достаточно крепкой и не нуждалась в срочном ремонте, в закромах хранился свежесобранный урожай, из которого старые хозяева еще не уплатили оброк, а куры в курятнике выглядели здоровыми и не очень голодными. Ивернес приказал Бригитте накормить их, она возмутилась, она никогда в жизни не занималась холопским трудом и не собиралась им заниматься и впредь. Павел разгневался и пригрозил повторно применить психотропное заклинание. Тогда Бригитта отступилась, вытащила из погреба тяжелый мешок с зерном, рассыпала его в указанном месте, это было не трудно и не тяжело, но очень-очень унизительно. Она замарала чистые руки холопской грязью, она стала холопкой, и все из-за мерзкого демона! Бригитта уселась прямо на грязную землю, не заботясь о чистоте ног и одежды, и зарыдала. Она утирала слезы грязными руками, она вся была грязная и чувствовала себя грязной, не только снаружи, но и изнутри. Униженная,
обманутая, изнасилованная, ее душа была осквернена, судьба разрушена, а сама она стала ничтожна, как последняя холопка.
        Павел и Ивернес прошли мимо, что-то обсуждая. Павел покосился на плачущую Бригитту с сочувствием, а Ивернес сказал:
        - Не понимаю, чего она бесится. Ей радоваться надо, что на участке покойников нет, а то пришлось бы убирать. Дрова собирать, огонь разводить…
        От этих слов Бригитта разрыдалась еще громче и горестнее. Ивернес рассмеялся, Павел укоризненно посмотрел на него, но ничего не сказал. Они снова стали обсуждать какие-то свои дела и скоро ушли.
        Потом Бригитта выметала сор из лачуги и с вытоптанной площадки перед входом, после этого она варила кашу, каша получилась безвкусная и почти несъедобная, Ивернес сказал, что за такую еду надо наказывать, и Бригитта снова заплакала.
        - Не надо так сильно травить ее, - сказал ему Павел. - Ей сейчас тяжело, дай ей время привыкнуть.
        - Как скажешь, потрясатель, - отозвался Ивернес. - Если ты приказываешь, я выполню твой приказ, но если это просьба, я ее отклоняю. Я считаю, ее поведение непристойно и заслуживает только презрения. Путь судьбы привел ее в грязный овраг, но это не повод усаживаться на задницу и реветь, надо идти дальше и выбираться наверх, туда, где светло и чисто.
        - Не думаю, что у нее хватит сил для этого, - заметил Павел.
        - Вот именно, - кивнул Ивернес. - Именно поэтому я и презираю ее. Раньше она казалась мне более достойной, не зря говорят, что люди познаются в беде.
        Потом Бригитта собирала в курятнике свежеснесенные яйца, Ивернес хотел заставить ее очистить курятник от помета, но, к счастью, уже стемнело, и он решил, что уборку можно отложить на завтра. Он велел Бригитте поймать и зарезать курицу, Бригитта сделала шаг и поняла, что никогда не сможет сделать это, не потому, что ей жалко тупое и никчемное животное, а потому, что нет более грязной и унизительной работы, чем убивать живых существ. Она поняла, почему Ивернес так целенаправленно унижает ее - он мстит всему миру за долгие годы, что он провел, выполняя самое грязное дело из всех доступных рабу. Ноги перестали держать ее, она села на землю и расплакалась. Ивернес рассмеялся, и Бригитта поняла, что его последний приказ был шуткой, он и не рассчитывал, что Бригитта сможет его выполнить. Он просто издевался.
        Вернулся Павел, он куда-то уходил заниматься магическими упражнениями. Они что-то обсуждали с Ивернесом, Бригитта не прислушивалась к разговору, но из обрывков фраз, достигших ее слуха, она поняла, что Павел освоил какие-то новые заклинания, что процесс его обучения идет своим чередом. Павел выглядел уставшим, но довольным, Ивернес тоже выглядел довольным.
        Наступила ночь, пришло время отходить ко сну. В убогой хижине не было никаких кроватей, холопам положено спать прямо на полу, завернувшись в грязные и вонючие тряпки. Павел сказал, что завтра эти тряпки надо будет выстирать.
        - Да, было бы неплохо, - согласился с ним Ивернес и добавил: - Бригитта, ты поняла, чем займешься завтра? Сначала курятник, потом стирка. Заодно и сама помоешься.
        - Может, не стоит возиться с курятником? - предположил Павел. - Все равно мы надолго тут не задержимся.
        - Надолго, ненадолго, а в дерьме жить - себя не уважать, - заявил Ивернес. - К тому же ей будет полезно поработать руками. Глядишь, спеси поубавится, а ума прибавится.
        - Ты слишком жесток к ней, Ивернес, - сказал Павел. - Она не виновата, что оказалась не в том месте не в то время. Ее надо пожалеть, а не добивать.
        Ивернес ничего не ответил, только многозначительно хмыкнул. Павел не стал продолжать разговор.
        Они улеглись - Павел в центре, Ивернес и Бригитта по краям. Бригитта долго не могла уснуть, ей было непривычно лежать на жестком и холодном земляном полу, одеяло было грязным и вонючим, закутаться в него не позволяла брезгливость, а лежать без него было холодно. Но куда хуже холода было безграничное, беспросветное отчаяние, разрывающее ее душу. Ее глаза опухли от слез, а голос охрип от рыданий. Жизнь лишилась всякого смысла, она ждала конца, она мечтала, как сэр Людвиг, или лорд Хортон, или кто-нибудь еще придет и оборвет нить ее нелепого, никому не нужного существования. Но конец все не приходил, и она поняла, он еще очень долго может не приходить, она никому не нужна, она слишком ничтожна, чтобы кто-то стал тратить силы на ее смерть.
        Она вышла наружу, отошла на два шага от входа в хижину и села на грязное и гнилое бревно, непонятно зачем валяющееся тут. Было холодно, ее зубы стучали, но ей было все равно. Заболеть и умереть - что может быть лучше? Но нет смысла надеяться на чудесный исход, юный сэр Пан наверняка уже накрыл всю волость заклинанием, защищающим от старости и болезней, а если не накрыл, так скоро накроет. Да и старый магический щит, сотворенный еще при бароне Хайроне, вряд ли распался так быстро. Не будет простой смерти, единственный выход оборвать свое существование - взять нож и направить себе в горло, но Бригитта даже не думала об этом всерьез, она знала, что никогда не совершит такого, просто не сможет, не хватит духу.
        Она сидела, скрючившись, уткнувшись лбом в колени, все ее тело тряслось от холода и рыданий, но глаза были сухи - слезы давно кончились. Какое-то время ей казалось, что сейчас из хижины выйдет Павел, утешит ее и приласкает, не сексуально, а так, как мать ласкает маленького ребенка. Но он все не выходил и не выходил, а потом Бригитта поняла, что изнутри доносится храп двух мужчин, а не только одного, как раньше. Это безнадежно, поняла она, никому нет дела до нее, никто не утешит ее, она слишком убога и ничтожна.

6
        Павел спал плохо, было холодно, жестко, а грязное одеяло, в которое полагалось завернуться, мерзко воняло. В какой-то момент он даже подумал, что вообще не сможет уснуть, что лучше не насиловать себя, а встать и выйти наружу, прогуляться, подышать свежим воздухом. Но только он подумал об этом, как Бригитта выбралась из-под своего одеяла и поползла к выходу, тихо хлюпая носом - то ли замерзла, то ли снова собралась плакать. Павел передумал выходить наружу - придется либо утешать Бригитту, либо изображать бессердечного мерзавца и делать вид, что не замечаешь ее страданий.
        Собственно, Павел и был бессердечным мерзавцем, именно так он повел себя в отношении бедной девочки. Взял и разрушил ее судьбу, изнасиловал душу, а затем и тело, это было оправданно, так уж сложились обстоятельства, но от этого не легче. Хорошо Ивернесу, он вбил себе в голову, что предназначение потрясателя вселенной - самая важная вещь во всей вселенной, что во имя великой цели можно совершить любую подлость и душа не будет болеть, потому что цель оправдывает средства. Павел не мог заставить себя чувствовать так же, да и не хотел, честно говоря. Потому что если начать думать и чувствовать так, совесть замолчит навсегда, а если твоя совесть молчит - какой ты тогда человек? И неважно, что, по меркам этого мира, Павел был демоном, сам он чувствовал себя человеком и очень не хотел лишаться этого чувства.
        Ивернес много раз говорил, что Павел зря терзает душу сомнениями, что ему по-любому суждено утратить большую часть человеческой природы. Скоро Павел освоит всю магию, имеющуюся в его распоряжении, станет сильнейшим воителем империи и начнет потрясать вселенную неизвестно как, но сильно и мощно. Услышав это в очередной раз, Павел спросил Ивернеса, почему покойный барон Хайрон, владевший теми же заклинаниями, не потряс вселенную, а бесславно погиб в первом бою с графом Хортоном. Ивернес ничуть не смутился, а ответил спокойно и даже чуть удивленно: дескать, странно, что потрясатель сам не понимает такой очевидной вещи:
        - Он не был потрясателем вселенной, в отличие от тебя.
        Странная вещь - религиозный фанатизм, нелепая и страшная. Фанатик воспринимает мир сквозь призму собственных убеждений, видит лишь то, что им соответствует, и закрывает глаза на все остальное. Легко и приятно так жить, не зря кто-то назвал религию опиумом для народа, и неважно, в кого ты веришь: в абстрактного бородатого бога на облаке или в живого и материального потрясателя вселенной рядом с собой. Лишь одна вещь нарушает тихое счастье фанатика - если он не глуп, то в глубине души понимает, что рано или поздно опьянение пройдет и придет в лучшем случае похмелье, а в худшем - ломка.
        Павел проснулся от холода. Он был один, никто не грел его ни слева, ни справа. Очевидно, Бригитта и Ивернес уже встали, занимаются хозяйственными делами. Точнее, Бригитта занимается, а Ивернес ее гоняет. Павел вспомнил, как Бригитта раньше унижала мастера смерти, как она называла его несущим грязь и смотрела на него как на пустое место. Неудивительно, что теперь он с таким упоением оттягивается.
        Павел встал на четвереньки и ползком выбрался наружу. Не хотел бы он стать холопом после перерождения и провести следующую тысячу лет (или сколько там они живут) в такой вот тесной землянке, больше похожей на гроб, чем на дом. Хорошо, что он не верит в перерождение.
        - Доброе утро, повелитель! - поприветствовал его Ивернес.
        - Доброе утро, - отозвался Павел. - А где Бригитта?
        - Курятник чистит, - доложил Ивернес. - Пойду, кстати, посмотрю, как у нее дела. Опять небось сидит и плачет. А я ведь предупреждал ее…
        Ивернес удалился в сторону курятника. Павел подошел к лохани, опустил руку в застоявшуюся воду, покрытую маслянистой пленкой, и решил, что умываться не будет. Надо сказать Ивернесу, чтобы вычистил это корыто и наполнил свежей водой. Только он опять все перевалит на Бригитту…
        От курятника донесся истошный визг, Павел аж вздрогнул от неожиданности. Далее последовал сочный звук шлепка ладонью по голой заднице. Нет, это пора заканчивать, так больше нельзя. Он же ее затравит совсем!
        Быстрым шагом Павел преодолел полсотни метров, отделяющих курятник от хижины. Согнулся в три погибели, просунул голову в низкую дверцу (для хоббитов, прокомментировало подсознание) и рявкнул:
        - Отставить! Ну-ка, вышли наружу, оба!
        Они вылезли наружу, Бригитта размазывала сопли и слезы по грязному лицу. Руки ее были выпачканы в курином помете, но она этого не замечала. Ивернес был невозмутим, характерное выражение невинности на его лице напомнило Павлу старослужащих солдат, которых он, лейтенант-двухгодичник, так и не научился правильно строить. Дескать, я, конечно, не буду пререкаться с командиром, но вы, товарищ лейтенант, все равно не правы.
        - Бригитта, иди, умойся, - приказал Павел. - Быстро, раз-два, время пошло!
        Бригитта вздрогнула, как от удара, и побрела прочь, продолжая размазывать помет по лицу. На лице Ивернеса ничего не отразилось.
        Павел подошел к Ивернесу вплотную и посмотрел в глаза суровым взглядом. То есть этот взгляд должен был быть суровым, если бы Павел владел искусством быть командиром. А он совсем не владел этим искусством. Пожалуй, не стоит изображать командный голос, все равно ничего не получится, кроме комедии. И когда Павел осознал это, в его душе поднял голову гнев.
        - Я больше не потерплю этого, - тихо произнес Павел. - Ты перешел все рамки дозволенного. Больше не смей наказывать Бригитту, тебе никто не давал этого права. Ты не зверь, ты человек, так относись к людям по-человечески, не уподобляйся барону Трею.
        Ивернес покорно склонил голову, но и Павлу, и самому Ивернесу было очевидно, что это лишь показная покорность.
        - Прошу повелителя простить меня, - сказал Ивернес. - Но курятник должен быть вычищен.
        - Вот и вычисти его сам! - рявкнул Павел. - А потом помой корыто и поменяй в нем воду, чтобы можно было умываться. И еще неплохо постирать тряпки, на которых мы спали.
        Маска бесстрастности на лице Ивернеса дала трещину.
        - Это все должен сделать я? - спросил он.
        - Ты, - подтвердил Павел. - Бригитту пока не трогай, пусть придет в себя хоть чуть-чуть. Нужно время, чтобы она оправилась от потрясения.
        - Не думаю, что у нее будет достаточно времени для этого, - сказал Ивернес. - Или в освоении заклинаний возникли проблемы?
        - Нет, никаких проблем не возникло, - покачал головой Павел. - Я опробовал все заклинания из книги Хайрона, почти у всех понял смысл. Надо немного потренироваться, но, в принципе, это даже не обязательно.
        - Когда ты бросишь вызов Людвигу? - спросил Ивернес, в его голосе прозвучало нетерпение.
        - Не знаю, - пожал плечами Павел. - Мне нужно многое обдумать. Не знаю, буду ли я вообще бросать ему вызов.
        Ивернес открыл и закрыл рот, как будто хотел что-то сказать, но передумал.
        - Мне надо подумать, - повторил Павел. - Оставь меня и не трогай, займись лучше хозяйством.

7
        Лопата была деревянная, тяжелая, неудобная и плохо оструганная, Ивернес сразу занозил обе ладони. Работа мастера смерти нелегка, она хорошо развивает силу и выносливость, но вот кожа на ладонях от нее не укрепляется. По сравнению с руками холопа руки Ивернеса были нежны и не приспособлены к холопскому труду. Да и сам он не был к нему приспособлен.
        Воспоминания о событиях детства таились на самом дне памяти Ивернеса, они были смутными и туманными. Сейчас он пытался вспомнить, работал ли он когда-либо раньше с лопатой. Разум ничего подобного не помнил, но тело что-то помнило, характерное слитное движение рук и туловища давалось Ивернесу легко, как будто когда-то давно он каждый день занимался чисткой курятников. Но когда это было и как это могло быть? Нет ответа. И это неудивительно - когда твоя жизнь длится пятую сотню лет, пора привыкнуть, что далекое прошлое может быть таким же туманным, как и будущее.
        Куриное дерьмо смешивалось с соломой и размокшей землей, эта смесь образовывала липкие комья, они облепляли лопату, как размокшая глина облепляет ноги после сильного дождя. Запах перепрелого помета, показавшийся вчера нестерпимым, сегодня превзошел все мыслимые пределы. Тесный и душный непроветриваемый сарай был загажен в несколько слоев по всей площади. Ивернес даже не пытался войти внутрь, он стоял на пороге, скрючившись в неудобной позе и тщательно следя, чтобы случайно не наступить в грязь. Он подцеплял лопатой очередной комок нечистот, отступал на два шага, не разгибаясь и не дыша, опрокидывал лопату в тачку, отворачивался и переводил дух. Когда Ивернес потревожил лопатой верхние слежавшиеся слои, из глубин вырвались свежие испарения, их запах уже не воспринимался как запах, нос заложило насморком. Ивернес потянулся было рукой к лицу, но вовремя остановился - он уже видел на примере Бригитты, что происходит, когда вытираешь лицо грязной рукой.
        Ивернес наполнил первую тачку и поволок к компостной яме. Насколько он понимал сельское хозяйство, помет сейчас надо не сваливать в яму, а разбрасывать на грядках, но Ивернес не хотел этим заниматься. Если ты не принял путь холопа, какое тебе дело до урожайности полей и грядок? А Ивернес не собирался принимать путь холопа, лучше завершить судьбу досрочно, чем направлять ее по низкому, недостойному и презренному пути.
        Что бы Павел ни говорил и ни думал, они не должны оставаться здесь надолго. Все дело в том, что вчерашнему рабу трудно освоиться с новой силой, трудно привыкнуть к тому, что время прятаться прошло и настало время нападать. Любому человеку нужно время, чтобы принять важное решение. Но хватит ли у Павла храбрости, чтобы принять его, пока не стало слишком поздно? Ивернес не был в этом уверен. Лишь на словах Павел принял свое предназначение, он несколько раз обещал изменить ход вещей, упоминал какое-то непонятное «мракобесие», но пока все ограничивалось только словами. Демон стремится лишь к тому, чтобы познать мир, в который он призван. Познать, но не изменить.
        Ивернес вывалил содержимое тачки в яму. Тачка опустошилась не полностью, несколько комьев липкого помета повисли на стенках. Надо бы отцепить их, но не хочется пачкать руки, это слишком противно и унизительно. А тащить обратно к сараю - глупо. Сходить, поискать какую-нибудь тряпку? Не хочется утруждать себя по такому пустячному поводу, да и неудобно будет хватать дерьмо тряпкой. В душе Ивернеса зародилось смятение, он понимал, что оно возникло из-за ерунды, разум прекрасно понимал, что надо сейчас сделать. Надо мысленно сказать самому себе «да пошло оно!
        и либо испачкать руки, либо потащить тачку назад, не обращая внимания на пару грязных комков в ней. И неважно, какой из двух вариантов выбрать, главное - что-нибудь выбрать.
        Разум все понимает, но душа отказывается следовать его повелению. Ивернес не раз сталкивался с такими случаями, когда приговоренный раб не убегал, хотя мог убежать, или, наоборот, впадал в паническую агрессию, когда нужно было затаиться и выждать. Или когда подмастерье глубоко и глупо задумывался, столкнувшись с неожиданным.
        - Да пошло оно! - воскликнул Ивернес и отбросил тачку.
        Круто развернулся и пошел прочь. Ему открылось правильное решение, теперь он знает, как заставить демона Павла побороть страх и нерешительность, как ускорить его шаги на предначертанном пути. Потом Павел все поймет и простит, а если даже и не простит - что ж, такова судьба. Может, в этом и есть главное предназначение первого спутника потрясателя?
        Бригитта сидела в тени какого-то плодового дерева, Ивернес не мог точно сказать, какого именно, он не разбирался в сортах растений. Она смотрела на бывшего мастера смерти, в глазах ее читалось удивление, смешанное со злорадством. «Вот какой ты нежный, - как бы говорил ее взгляд, - командовать любишь, а попробовал сам тачку с дерьмом потаскать - сразу все силы закончились». Она не осмелилась произнести вслух то, что думала, но Ивернес и так все понимал, ее мысли были открыты ему, на своем веку он повидал не одну сотню таких девчонок. Сейчас она не осмелится ничего сказать, а потом, когда он скроется из виду, она вскочит и станет кричать ему вслед обидные слова, потрясая миниатюрными кулачками. Только Ивернес этого не увидит.
        Он ошибся, она осмелилась раскрыть рот. Но произнесла она совсем не то, что Ивернес рассчитывал услышать.
        - Ты правильно поступаешь, - сказала Бригитта. - Уходи и не возвращайся.
        Ивернес саркастически ухмыльнулся и ответил:
        - Ты ошибаешься. Я вернусь.
        И удалился торопливым шагом прежде, чем она начала задавать вопросы.
        Он шел очень быстро, дорога до замка заняла менее двух часов. Солнце только начало клониться к закату, а он уже вступил на площадку перед входом, когда-то ровную и вытоптанную, а теперь похожую на поле, вспаханное безумным холопом, решившим выстроить грядки в виде концентрических кругов. Круговые валы, поднятые заклинанием Людвига, сильно оплыли, но даже в таком виде они впечатляли. В самых высоких местах верхушки земляных волн доходили Ивернесу до пояса. Кое-где обнажились подземные каверны, созданные боевым заклинанием. Вокруг поля вздыбленной земли появилась свежепротоптанная тропинка, местные рабы предпочитали пройти лишние сто шагов, чем рисковать переломать ноги. Ивернес последовал их примеру и пошел по тропинке.
        Она похожа на путь судьбы, не прямой, как полет заклинания, а извилистый, как след змеи. Или как путь раба, предающего хозяина. И неважно, сколь велика цель, послужившая причиной предательства, и сколь незначительно событие, ставшее непосредственным поводом. И можно ли это вообще назвать предательством? Неважно. Важно лишь то, что это событие позволит судьбе потрясателя совершить поворот и обойти опасное место, кишащее подземными ямами.
        Через минуту раб Ивернес стоял перед бароном Людвигом и говорил:
        - У меня есть важные вести для вашего высокоблагородия. Они касаются местонахождения барона Павла, бывшего ранее демоном, и рабыни Бригитты, бывшей ранее матерью незачатого.

8
        Ивернес закончил свою речь коротким поклоном, достаточно низким, чтобы не стать нарушением этикета, но не более того. Этим жестом раб показал, что не отказывает барону Людвигу в должных почестях, но не собирается добавлять к ним ни единого знака почтения, исходящего не от обычаев, а от сердца. Потому что он не уважает барона.
        Людвиг придал лицу задумчивое выражение. Он понимал, что сейчас должен принять решение и что решение это должно быть быстрым и точным. Нельзя давать рабу повод сомневаться в решительности молодого барона. Но как же трудно решать самому!
        На первый взгляд все очевидно - нужно пойти и покарать дерзкого демона, вышедшего из-под контроля. Но получится ли? Барон Трей был гораздо сильнее Людвига, но демон его победил. А ведь тогда демон владел меньшим числом заклинаний, чем сейчас. Как жаль, что книга Хайрона попала в руки не повелителю, а этой мерзостной твари! А она ведь очень ценна, если ради нее демон променял пребывание в графском замке на грязь и тесноту холопской хижины. Страшно подумать, какой мощью обладает демон сейчас.
        Может, лучше не трогать демона? Принять слова раба к сведению, отпустить его, а потом сделать вид, что ничего не было, что раб не приходил вообще? Но что потом скажет лорд Хортон, когда раб доложит ему о случившемся? Это ведь не просто раб, это мастер смерти, он обязательно придет с докладом к повелителю сразу же, как повелитель вернется, и он не умолчит о недостойном поступке новоявленного барона Людвига. Как же страшно…
        Может, убить его прямо сейчас? Дескать, получи по заслугам, лжец и изменник. Нет, не пойдет. Надо быть совсем бестолковым дураком, чтобы не поверить объяснениям раба. Он действительно назначен повелителем присматривать за демоном, и когда демон вышел из-под контроля, он действительно принял единственно верное решение. Не стал пытаться превозмочь магию железом, а продолжал наблюдать, пользуясь тем, что изменник воспринимает его как союзника. Хорошо, что в мире, откуда пришел демон, не знают, что такое настоящая верность повелителю, иначе мастеру смерти было бы труднее убедить демона в своей лояльности. Но демон поверил, и это станет его фатальной ошибкой. Отмщение грядет, не за то, что демон оборвал жизнь гадкого глупца Трея, а за то, что демон позволил себе оскорбить лорда Хортона, убив вассала, временно владеющего его правами. Такие оскорбления не прощают.
        - Если на то будет воля вашего высокоблагородия, я готов показать вашему высокоблагородию дорогу к месту обитания демона, - сказал мастер смерти и добавил:
        - Хоть сейчас.
        Людвиг почувствовал злость. Его колебания превзошли пределы допустимого, это понял даже раб. А когда он понял это, то осмелился намекнуть барону, что тот нерешителен. И это правда, Людвиг действительно нерешителен, решительных воителей не называют наложницами.
        В памяти всплыла Бригитта. Юная, чистая и свежая, не только телом, но и душой, гибким стройным телом и нежной незамутненной душой. Подобная нежному стебельку молодой травы, которому предстоит стать корнем могучего дерева. Точнее, предстояло, потому что теперь, когда лоно родоначальницы осквернено демоном, ни о каком дереве не может быть речи. Никогда дети Бригитты не станут воителями. Дети милой Бригитты, любимой, Людвиг любил ее, не так, как повелителя, но тоже любил. А теперь любимое существо осквернено и изнасиловано…
        - Как Бригитта перенесла осквернение? - спросил Людвиг.
        - Очень тяжело, - ответил раб. - Она сильно расстроена, постоянно плачет и почти не спит. Кроме того, она страдает от тяжелой работы, которую ей поручает демон.
        - Какой работы? - не понял Людвиг. - Погоди… Он что, сделал из нее холопку?!
        Раб молча кивнул. Людвиг почувствовал, как в его груди закипает бешенство.
        - Пойдем, - сказал он. - Покажешь мне дорогу.
        Они пошли. Они шли прямо на садящееся солнце, оно слепило глаза, и от этого на глазах наворачивались слезы. Да, именно от этого, воители не плачут, вместо них плачут те, кому они несут боль и смерть. Месть воителя неизбежна и неотвратима, и тем более неотвратимо наказание презренному рабу. Демон может сколько угодно называть себя воителем, бароном, но по сути своей он раб. Обычный раб, не имеющий никакого понятия о чести и достоинстве. Творящий одну мерзость за другой, и сколько он натворит еще, если его не остановить…
        Солнце садилось. Скоро начнут сгущаться сумерки, и когда Людвиг подойдет к месту боя, наверное, уже совсем стемнеет. Так даже лучше - Людвиг не будет соблюдать ритуал боя с равным противником, он просто оборвет жизнь преступившего закон раба. И никто не упрекнет Людвига в трусости.
        Мастер смерти неожиданно остановился и сказал:
        - Мы пришли, ваше высокоблагородие.
        Они стояли перед оросительной канавкой, разделяющей два холопских участка. Участок впереди ничем не отличался от других подобных участков, разве что был несколько более запущен - грядки не перекопаны, сорняки не выкорчеваны, а от сарая к компостной яме тянулась грязная полоса, как будто глупый холоп протащил через весь участок тачку с помоями, не обращая внимания на падающую наружу грязь. На полпути к хижине, прямо на голой земле, прислонившись спиной к стволу дерева, сидела женщина-холопка, грязная и отвратительная, она смотрела на Людвига, и ее взгляд был тупым и безразличным.
        - Хорошо, - сказал Людвиг. - Оставайся здесь и ни во что не вмешивайся.
        Он перешагнул канавку и ступил на землю, которой суждено стать полем боя, первого настоящего боя Людвига, когда за спиной нет повелителя, готового в любую секунду прийти на помощь. Такого боя, исход которого зависит только от сражающегося воителя, как и должно быть в настоящем бою. Впрочем, нет, это не бой, это просто наказание раба.
        Внутренний голос сказал Людвигу, что сейчас не самое подходящее время подыскивать оправдания тому, что ты еще не сделал. Когда демон будет повержен, когда ты попрешь ногами его бездыханное тело, только тогда можно будет рассуждать о том, что это было наказание презренного раба. А пока демон полон сил и смертельно опасен, лишь глупец может убеждать себя в ничтожности противника. Сейчас надо собраться и сконцентрироваться, главное - победа, а рассуждать о причинах, характере и ходе поединка можно будет потом.
        Людвиг сложил руки в жесте файрбола, все чувства напряглись и обострились, взгляд не отрывался от хижины, где, скорее всего, прячется демон, а периферическое зрение охватывало весь участок, тщательно отслеживая все движения. Исход поединка должен решиться первым ударом, который будет внезапным и сокрушительным. Обнаружить демона, пока он не обнаружил тебя, и ударить - что может быть проще?
        Грязная женщина издала нечленораздельный звук и вдруг вскочила на ноги слитным грациозным движением, и Людвиг с ужасом понял, что эта грация хорошо знакома ему, а эта женщина… Что он сделал с Бригиттой?!
        Ненависть затопила душу Людвига. Нет больше ни времени, ни желания соблюдать правила, какие бы они ни были. Грязная тварь, способная на такое, должна быть истреблена не как заблудший раб, а как ядовитая жаба, себе на горе осмелившаяся перейти дорогу воителю. Получай, демон!
        Мир осветился ослепительной вспышкой, файрбол отделился от сцепленных рук Людвига и отправился в полет, издавая зловещий шипящий свист. Огненная полоса рассекла воздух и вонзилась точно в темный дверной проем холопской хижины, а в следующее мгновение этот проем осветился изнутри пламенем. И еще один файрбол, и еще один, гори, демон! Ни одно целебное заклинание не спасет от пламени, бушующего в тесной каморке, превращающего ее в жуткое подобие закрытого очага. Жарься, демон, и пусть боль, пронзающая тебя в эти мгновения, последние мгновения твоей жизни, пусть она не покинет тебя в последующих перерождениях, пусть она возвращается ночными кошмарами, и да не познаешь ты счастья, и…
        Сзади донеслось негромкое покашливание. Холодея внутри, Людвиг начал оборачиваться, уже понимая, что не успевает.
        - Эти одеяла давно стоило сжечь, - произнес из-за спины голос демона.
        И стало темно.

9
        Впервые за последние дни Бригитта ощутила некое подобие удовлетворения. Павел все-таки поставил на место несущего грязь, обругал и заставил копаться в дерьме, там, где ему самое место. Бригитта смотрела, как бывший мастер смерти морщит нос, как выгибается всем телом, стараясь увернуться от поганых брызг, и наслаждалась зрелищем. Теперь ты поймешь, тварь, каково это - быть униженным! Жаль, что Бригитта не владеет боевой магией, а то она объяснила бы это более подробно и доходчиво. Может, попросить Павла научить ее чему-нибудь? Нет, ей противно даже разговаривать с ним, он еще больший мерзавец, и то, что сегодня он за нее заступился, ничуть не извиняет тех подлостей, что он уже успел натворить.
        Ивернес наполнил тачку пометом и поволок к зловонной яме. Колесо подпрыгивало на кочках, грязь сыпалась через борта, мастер смерти забавно дергался, переступая через упавшее на землю дерьмо. За тачкой оставался поганый след. Интересно, этот дурак довезет до ямы хоть что-нибудь?
        Довез. Опрокинул тележку и отскочил в сторону, боясь запачкаться. Зря боишься. Ты еще можешь избежать грязи, пятнающей тело, но душу тебе никогда не отчистить, она замарана навсегда. Как же приятно наблюдать, как тот, кто раньше унижал других, сам подвергается унижению…
        Ивернес остановился на краю ямы и некоторое время задумчиво созерцал опрокинутую тачку. Затем выкрикнул что-то неразборчивое и пошел прочь. Бригитта обрадовалась - он решил покинуть их с Павлом. Раньше он много говорил о высоком предназначении потрясателя вселенной, он так гордился, что сопровождает потрясателя с самого начала пути! А теперь потрясатель повелел ему лично вычистить дерьмо - и вся гордость испарилась, как не бывало. Какая же низкая и подлая душа у мастера смерти! Хорошо, что он больше не будет осквернять своим присутствием воздух, которым она дышит.
        Когда он проходил мимо Бригитты, она сказала:
        - Ты правильно поступаешь. Уходи и не возвращайся.
        Ивернес вымученно улыбнулся и ответил:
        - Ты ошибаешься. Я вернусь.
        И ушел торопливым шагом, почти что вприпрыжку, как будто больше всего на свете боялся, что она начнет задавать вопросы.
        Она осталась сидеть в той же позе. Когда Ивернес скрылся из виду, ей захотелось вскочить и крикнуть ему вслед что-нибудь злое. Но она подавила это желание - во-первых, глупо, а во-вторых, лень. Зачем прыгать, скакать и кричать? Гораздо приятнее сидеть, ни о чем не думать и ждать конца.
        Прошел час, а может, и четыре часа, Бригитта не следила за временем. В ее поле зрения появился Павел, он подошел и сел рядом с ней. Вопросительно заглянул ей в глаза, но она не ответила на его взгляд ни словом, ни жестом. Сидела и молчала, глядя прямо перед собой.
        - Бригитта, - начал Павел. - Я давно хотел сказать тебе… А куда, кстати, подевался Ивернес?
        Бригитта пожала плечами. Раскрывать рот было лень.
        Павел продолжал говорить, путаясь, запинаясь и с трудом подбирая слова:
        - Прости меня, Бригитта. Я не хотел… то есть хотел, конечно… Но я не думал, что это так на тебя подействует. Я думал, ты легче перенесешь это… ну, я имею в виду, когда заклинание рассыпается…
        Бригитта скептически хмыкнула.
        - Конечно, - сказала она. - Ты тоже легко перенес это, когда очнулся, а тебя…
        Павел скорчил страдальческую гримасу и взмахнул рукой - то ли вбивал в землю невидимый столб, то ли творил неведомое заклинание.
        - Я знаю, - сказал он. - Я все понимаю, как ты себя чувствуешь, и все такое. Я виноват, да. Но у меня не было другого выхода!
        - Другой выход есть всегда, - заявила Бригитта. - Надо только не бояться перерождения.
        Странное дело, первые слова, произнесенные Бригиттой, пробили невидимую и неощутимую завесу, закрывающую ее разум от внешнего мира. Как будто она спала и видела страшные сны, а теперь проснулась и поняла, что те сны - это реальность. Затекшее тело потребовало движения, она встала, и Павел поднялся на ноги вместе с ней. Зачесалось лицо, Бригитта провела по нему рукой, и на щеке обнаружилась какая-то короста. Она отковырнула кусочек, понюхала…
        - Вот дерьмо! - воскликнула Бригитта.
        Павел засмеялся.
        - Вот именно, - сказал он. - Извини, я не над тобой смеюсь, то есть над тобой, но не со зла. Пойдем, умоешься.
        Бригитта подошла к лохани с водой, окунула руки в маслянистую жижу, помедлила, но все же решила умыться. Грязнее, чем сейчас, она все равно не станет.
        Вода освежила ее. Она огляделась вокруг и приняла в себя красоту мира - зелень травы, пение птиц, и даже неприятный запах застоявшейся воды больше не казался таким отвратительным. А ведь жизнь продолжается, поняла Бригитта.
        Все это время Павел стоял в двух шагах, смотрел на нее и как будто хотел что-то сказать, но не решался. Глупое зрелище - барон боится обидеть рабыню, а скорее даже, холопку. Все дело в том, что Павел все еще считает себя рабом, никак не привыкнет к своему новому статусу, он просто боится принять его, так же как Бригитта боится принять свой новый статус. Хотя чего ему бояться? Не Людвига же! Повелитель, помнится, говорил, что Людвиг не очень силен в боевой магии. Хотя кто их разберет, этих воителей…
        Павел подошел к ней сзади и обнял за плечи.
        - Прости, - прошептал он в самое ухо. - Я не хотел тебя обидеть, я не думал, что это будет так.
        - А как ты думал? - спросила Бригитта, ее голос был преисполнен горечи и уныния. - Ты думал, лорду Хортону все равно, кто и как попользовал родоначальницу новой породы?
        - А какое ему дело до этого? - удивился Павел, кажется, искренне. - Я же гены не портил…
        Бригитта повернулась к нему. Внезапно ей стало наплевать на свой статус, его статус, судьбу, перерождение и вообще все высокие понятия.
        - Ты дурак или притворяешься? - резко спросила она. - Ты все испортил! Родоначальницу выращивают с детства, порченая женщина никогда не станет корнем породы. Ты сломал мою судьбу! Теперь я никуда не гожусь, только в рабыни для наслаждения, я даже в холопки не гожусь, а ты все пытаешься меня заставить! Сам выгребай дерьмо за собой, я тебе не помощница! Лучше убей меня, чем так мучить!
        Павел стоял неподвижно, виновато свесив голову, и вид у него был такой, будто каждое слово Бригитты било его сильнейшей боевой магией. А когда Бригитта закончила свою речь, он развернулся и, ни слова не говоря, пошел прочь. Навсегда?
        Бригитта осталась одна, вокруг расстилался цветущий мир, но для нее он был пуст и печален. Все бессмысленно, жизнь не продолжается, это только видимость жизни. Перерождение грядет, надо лишь дождаться. Сидеть и ждать.
        Она вернулась к тому самому дереву и снова погрузилась в пустой и бессмысленный сон наяву, она наблюдала, как тени от предметов становятся длиннее, это происходило прямо на глазах, как будто время многократно ускорило ход. Она потеряла счет времени.
        А потом ее внимание привлекла неясная тень, мелькнувшая на самом краю зрения. Это был Людвиг, вначале она не поверила своим глазам, приняла его фигуру за обман зрения, но это все же был Людвиг.

«Ну вот и конец, - подумала Бригитта. - Это хороший конец, он уважит мою просьбу, мне не будет больно».

10
        - Лучше убей меня, чем так мучить! - кричала Бригитта.
        Павел слушал ее и чувствовал, как глубоко внутри поднимается не гнев, нет, а пустота, черная бессмысленная пустота. Она права, Павел был готов подписаться под каждым ее словом, и от этого ему было особенно горько и обидно. Обидно, когда тебя оскорбляют незаслуженно, но во сто крат больнее, когда ты понимаешь, что вся брань в твой адрес - абсолютная правда, на все сто процентов. Павел не мог слушать ее дальше, он развернулся и ушел.
        Бригитта права, он ничем не лучше барона Трея, тот тоже не хотел ничего плохого, когда собирался изнасиловать Павла. Так, наказать строптивого раба, обычное дело, ничего особенного. И кому какое дело, что при этом чувствует сам раб? Он - просто игрушка, живая самодвижущаяся игрушка, деталь пейзажа, объект, но не субъект, если размышлять в философских терминах. А это неправильно, когда живому человеку отказывают в праве быть субъектом, быть тем, чьи чувства и планы достойны того, чтобы принимать их во внимание. Конечно, люди бывают разные, вот холопы, например, разве это люди? Живые землеройные машины, управляемые речевым интерфейсом да еще заложенной в детстве программой. Но Бригитта - живая женщина, пусть глупая и сварливая, но живая. Может, в теории переселения душ есть своя правда? Может, действительно лучше верить в счастье в следующем воплощении, чем всеми силами пытаться продлить свою текущую жизнь? Или верить в рай и ад? Вера даст силы спокойно принять поражение, не унижая себя скотскими поступками, не перечеркивая судьбы тех, кто имел несчастье оказаться рядом с тобой. Что там говорилось
про потрясателя вселенной? Промчится от заката до рассвета, как метеор… или как кто он там промчится? Или это вообще не про него? Может, Ивернес прав и Павлу действительно суждено стать антихристом местного разлива? Конец света, правда, местной мифологией не предусмотрен, разве что локальный - горы трупов, реки крови, море огня, орды жуков и червей…
        А самое мерзкое то, что от Павла почти ничего не зависит. Он не управляет судьбой, наоборот, судьба тащит его по предначертанному пути, где каждый следующий шаг вытекает из предыдущего. Нет, какая-то маленькая доля свободы в действиях Павла есть, каждый шаг случаен, но общее направление движения предначертано пророчеством. А финальных состояний всего два - или принять предназначение потрясателя, о котором все время талдычит Ивернес, или пойти и убить себя об стену. Третьего не дано. Но что делать, если ты не готов ни к тому, ни к другому?
        Глупый демон тешил себя бестолковыми детскими мечтами - мир погряз в мракобесии, я вам покажу, что такое прогресс… Ага, одной девушке уже показал. Не зря пришельца из иной вселенной называют здесь демоном, такова его сущность, каждый его шаг несет горе и страдание. Трей, Бригитта… Ивернес куда-то подевался, не случилось ли с ним чего… Нет, Трея не жалко, он сам виноват, он сделал все, чтобы быть убитым, но тенденция настораживает… Нельзя лезть со своей магией в чужой муравейник, здесь свои правила, а если уж полез - будь готов, что тебя не поймут и все извратят. Да ты и сам ни черта не понимаешь в их жизни. Каким изящным казалось это решение - одно «ду ду ду ду ду», и девчонка любит тебя, ты ее повелитель до гроба или там костра. Можно, конечно, обновить психотропное заклинание, она снова станет счастлива, но ты-то знаешь, что это морок, неправда, что искусственно наведенное счастье не бывает настоящим, это такое же счастье, как кайф от наркотика. А наркотики убивают если не тело, так душу точно. А Павел никого не хотел убивать.
        Как легко говорить «живи и дай жить другим». Забудь и прости. Но он не может здесь жить и не хочет умирать. Инстинкты заставляют барахтаться до конца, даже если ты понимаешь, что от твоих барахтаний один лишь вред и никакой пользы.
        Впрочем, а почему он решил, что приносит вред? Трей сам виноват, нечего было бросаться куда не следует с членом наперевес. Бригитта… а что Бригитта? Если Павел одолеет Хортона, она станет-таки родоначальницей новой породы, ее мечта сбудется. Да даже если не одолеет… Граф Хортон - неглупый человек, с ним можно договориться. Поделиться заклинаниями в обмен на неприкосновенность для себя и для Бригитты, да еще комфортные условия для жизни. Выдавать ему по одному заклинанию в год, ему это выгоднее, чем удовлетворить жажду мести и лишиться неведомой магии. Он же не дурак, поймет, в чем выгода. А Бригитта… Ну да, нехорошо получилось, но что теперь, не гадить двадцать дней подряд? На будущее запомним - нельзя насиловать чужую рабыню, если она тебе симпатична, хорошее разумное правило. Ну, не знал я его, ну, виноват, простите, теперь буду знать. Да, глупо, по-детски, но теперь-то уж что поделаешь? Не в петлю же лезть! Да и где тут ее найти, петлю-то?
        Павел сориентировался и направился домой, а точнее, в то место, которое временно стало его домом. Только временно. Дауншифтинг может быть хорошим делом, но не до такой же степени! Павел обязательно придумает, как обеспечить себе достойную жизнь в этом мире, он прольет кровь, если будет нужно, но не просто так, а только по необходимости. Не нужно лишних жертв, их и так уже многовато стало. А если судьба не будет благосклонна - что ж, против судьбы не попрешь. По крайней мере, сложат красивую песню о коротком, но ярком пути демона. А может, чем черт не шутит, есть все-таки жизнь после смерти?
        Впереди, за деревьями, сверкнуло и зашипело. Что-то яркое и быстрое промчалось справа налево и куда-то врезалось с отчетливым стуком. Затрещал огонь. Файрбол?
        Павел пригнулся и быстро перебежал к живой стене колючего кустарника, на котором росли зеленые ягоды (местный аналог незрелой малины?). Выглянул в узкий просвет между кустами и улыбнулся.
        Барон Людвиг Фанарейский метал файрболы (не сплошные, одиночные) прямо внутрь хижины, она красиво освещалась изнутри бушующим пламенем. Неподалеку, у полюбившегося ей дерева, сидела Бригитта, она с любопытством наблюдала за происходящим. Павла никто не видел, он с трудом поборол искушение выскочить из-за кустов и заорать: «БУУУ!»
        Стараясь ступать неслышно, он приблизился к Людвигу сзади, принял подходящую стойку и негромко кашлянул. Людвиг вздрогнул и начал поворачиваться, медленно, недопустимо, позорно медленно. Павел успел произнести вслух:
        - Эти одеяла давно стоило сжечь.
        И лишь закончив фразу, отправил Людвига в нокаут. Никакой магии, простой, честный удар кулаком в подбородок.
        Глава седьмая

1
        Людвиг лежал на спине, широко раскинув руки, его глаза уставились в пасмурное небо невидящим взглядом. И таким же невидящим взглядом смотрел на поверженного врага Павел. Странно, удар был не очень сильным, костяшки пальцев почти не болят, таким ударом нельзя убить. Но почему тогда Людвиг не встает и не шевелится?
        В поле зрения появилась Бригитта, медленно подошла к поверженному барону и встала перед ним на колени. Наклонилась, взяла безвольно повисшую руку, прижала к своей груди и неподвижно застыла. Она не плакала, запас ее слез, похоже, окончательно истощился. Она просто замерла в коленопреклоненной позе, как надгробная статуя, она словно окаменела. В ее глазах отражалась вселенская скорбь, огромное, всепоглощающее горе. Она ведь любила его, по-настоящему любила, так искренне можно печалиться лишь о том, кого любишь по-настоящему. А Павел его убил. Не зря его назвали демоном, он несет в этот мир только боль и смерть. И неважно, что мир и так полон боли и смерти, это не смягчающее обстоятельство, а, наоборот, отягчающее.
        Рука Людвига, не та, которую сжимала Бригитта, а другая, дернулась и заскребла по земле. Бригитта ахнула.
        - Ты жив! - воскликнула она.
        И начала тормошить Людвига, бормоча себе под нос что-то неразборчивое. На глазах у нее выступили слезы, и это были слезы радости. Павел смотрел на нее и завидовал ей, внезапно он понял со всей ясностью, что во всем мире нет никого, кто станет горевать, если Павел умрет, и радоваться, если он избежит смерти. Он никому не нужен, он чужак, ни одна тварь не станет по нему плакать, когда его мертвое тело будет так же лежать на сырой земле.
        Людвиг открыл глаза, сфокусировал взгляд на Бригитте, его лицо озарилось счастливой улыбкой.
        - Бригитта! - воскликнул он. - Милая!
        Павел отвернулся. Смотреть на то, как обнимаются и целуются влюбленные, было неприятно. Его никто не будет целовать так искренне и так исступленно. Разве что Павел скажет «ду ду ду ду ду», но это совсем не то, настоящую любовь заклинанием не пробудить. Это так же глупо, как пытаться достичь истинного счастья, вгоняя в вену наркотик.
        Ничего не видящий рассеянно-счастливый взгляд Бригитты скользнул по Павлу, остановился, радостная улыбка исчезла с ее лица. Бригитта вздрогнула и испуганно замерла. Людвиг тоже замер, а потом медленно-медленно отстранился от девушки, повернул голову и увидел Павла.
        Они смотрели друг на друга: Людвиг с испугом, медленно переходящим в угрюмую решимость, Павел - с безразличием. Они молчали, сейчас нечего говорить, время слов прошло, пройдет еще несколько секунд, Людвиг соберется с духом и атакует. Павел не знал, станет ли он защищаться. Может, это и есть его судьба - погибнуть от файрбола, выпущенного воителем, защищающим любимую?
        Людвиг сложил руки в жесте порождения файрбола. Руки Павла сами собой дернулись и повторили этот жест, но чуть по-другому - левый указательный палец не поверх правого среднего, а под правым безымянным, и еще мизинец согнут немного иначе. Сейчас море огня вырвется на свободу и…
        Не вырвется. Бригитта встала между бойцами, широко раскинув руки. Она смотрела на Павла умоляющим взглядом, каким мама-крыса может смотреть на голодного кота, подбирающегося к ее крысятам. Этот взгляд говорил: «Убей меня, если хочешь, но не трогай тех, кого я люблю». Вслух Бригитта ничего не говорила, слова были лишними, да и не факт, что она могла сейчас выговорить что-то осмысленное.
        Павел улыбнулся, его улыбка была грустной.
        - Не смотри на меня так, я не собираюсь убивать твоего парня, - сказал он. - Совет вам да любовь, ребята. Людвиг, я был не прав, прости меня, если сможешь. Только расцепи пальцы, если хочешь говорить, а то я могу не выдержать, у меня и так нервы на пределе.
        Людвиг скосил глаза на свои руки, снова перевел взгляд на Павла и спросил:
        - О чем мне разговаривать с тобой? Ты изнасиловал ее, изглумился, сломал судьбу…
        Людвиг накручивает себя, этими словами он пытается придать себе решимость. Из него не получится хороший воитель, подумал Павел, настоящий воитель не тратит время на слова, он атакует немедленно, без лишних эмоций, не думая ни о чем, кроме того, что противника надо убить.
        - Да, я был не прав, - сказал Павел. - Ты хочешь бросить мне вызов? Бросай, я приму его. Только пусть Бригитта потом не жалуется на одиночество.
        Глаза Людвига расширились, то ли от изумления, то ли от гнева.
        - Что ты несешь?! - воскликнул он. - Рабам не бросают вызов! Рабов наказывают, даже если раб - демон!
        - Я уже не совсем раб, - улыбнулся Павел. - По вашим законам я ношу титул барона. Видишь ли, я убил Трея…
        Людвиг нахмурился.
        - Ивернес ничего не говорил мне об этом, - сказал он.
        - Ивернес? - удивился Павел.
        Бросил быстрый взгляд в сторону, продолжая контролировать Людвига периферическим зрением, и увидел мастера смерти, стоявшего в стороне и отстраненно наблюдающего за происходящим.
        - Ивернес! - позвал Павел. - А ну-ка, иди сюда и расскажи, что за дела у тебя с Людвигом?
        - Ивернес сказал мне, что ты предал лорда Хортона, - заявил Людвиг. - Что демонская магия проснулась в тебе, ты похитил Бригитту и бежал в мою землю. Что он готов проводить меня туда, где ты поселился и пытаешься спрятаться от моего гнева, изображая холопа. И еще он сказал, что ты заставляешь Бригитту убирать дерьмо за птицами.
        - Ивернес! - рявкнул Павел. - Что за дела?! Подойди сюда и объяснись.
        - А что тут объяснять? - печально сказал Ивернес. - Потрясатель вселенной должен исполнять свой долг, а ты никак не можешь решиться. Я попытался помочь тебе.
        - Потрясатель вселенной? - изумленно выдохнул Людвиг.
        - Помочь? - спросил Павел. - Как помочь? Ты хотел, чтобы я убил этого парнишку и совсем озверел? Так?
        - Так, - согласился Ивернес.
        Он был совершенно спокоен, стоял в расслабленной позе и смотрел в глаза того, кого считал повелителем, спокойным немигающим взглядом.
        - А еще я подумал, - добавил он, - что если ты не захочешь убивать его, ты убьешь меня. Это тоже поможет тебе принять предназначение. Кровь должна пролиться, а чья это кровь - в пророчестве не сказано. Но она должна пролиться, потому что пророчество должно начать исполняться.
        - Кровь пролилась! - заорал Павел. - Кровь Трея уже пролилась, нет необходимости никого убивать, даже для твоего дебильного пророчества, на которое я клал с прибором!
        Ивернес ничего не ответил на эти слова, лишь многозначительно хмыкнул.

2
        Перед входом в хижину лежала небольшая кучка хвороста. Ее сложили демон и его раб Ивернес, сейчас они копошились на краю участка, собирали следующую порцию. Демон сказал, что хочет устроить торжественный ужин, как принято делать в их демонской вселенной. Развести костер прямо на открытом воздухе, убить курицу, ощипать и зажарить над костром, проткнув тушку острой палкой. Вот только хворост для костра демон и раб собирают очень медленно, они больше разговаривают, чем работают. Бригитта не понимала этого, ясно же, что бывший мастер смерти достоин смерти, такие преступления не прощаются, надо просто убить его и забыть о нем. Может, демон хочет сначала выяснить какие-то подробности о преступлении? Или о пророчестве? Или просто помучить его перед смертью, поговорить с ним, как будто простил, а потом казнить? А ведь это вполне может быть правдой, демон достаточно жесток для этого.
        От воспоминания о перенесенной жестокости Бригитту передернуло. Рука Людвига, обнимающая ее плечи, слегка напряглась. Бригитта разместилась поудобнее и положила голову на плечо возлюбленного.
        - Не бойся, девочка, - сказал Людвиг. - Все страшное позади, теперь все будет хорошо. Я тебе обещаю.
        - Нет, - возразила Бригитта, - хорошо не будет уже никогда. Спасибо, что успокаиваешь меня, но ты говоришь неправду, со мной больше не будет все хорошо. Я осквернена…
        Людвиг напрягся, и Бригитта пожалела, что произнесла вслух это слово. Ему тяжело слышать это, он страдает - его возлюбленной пришлось перенести жуткое унижение, а он не смог ни помочь, ни даже отомстить. Хотя отомстить-то он смог бы, если бы осмелился. Да и сейчас еще не поздно, надо всего лишь собрать воедино внутреннюю силу, совершить нужные ритуальные действия, произнести сопутствующие слова и нанести магический удар, внезапный и безжалостный. Наплевать на все правила поединка, их нельзя применять к тому, кто не соблюдает никаких правил! Убить, уничтожить гнусную тварь, выползка из чужого мира, он, видите ли, собрался потрясти вселенную. Нет уж, потрясай свою, нам здесь никаких потрясений не нужно!
        - Не волнуйся, милая, - повторил Людвиг. - Все будет хорошо.
        - Ничего не будет хорошо, - сказала Бригитта, и эти слова прозвучали так злобно, что она сама удивилась этому. - Я думала, ты настоящий воитель, а ты трус, ты не боец, а…
        В последний момент она осеклась, слово, которым не в меру наглые рабы называли ее любимого, так и не сорвалось с ее губ. Но Людвигу не нужно было его слышать, он и так знал, о чем она подумала. Те, кто любит и любим, редко нуждаются в словах, чтобы понимать друг друга.
        Людвиг начал отстраняться, намереваясь встать. Его дыхание стало редким и размеренным, он сосредоточивал внутреннюю силу. И в этот момент перед внутренним взором Бригитты предстала страшная картина - ее любимый катается по окровавленной траве, зажав руками пустые глазницы, а страшный в своей невозмутимости Ивернес довершает начатое, потому что демон, видите ли, не желает пачкать руки.
        Бригитта прижалась к Людвигу всем телом, повисла на нем, останавливая начавшееся движение и не давая подняться.
        - Нет, милый, - шептала она, - не надо, не делай этого. Я люблю тебя таким, какой ты есть, не надо доказывать свою любовь, я и так в нее верю. Не позволяй мне потерять тебя навсегда, я не перенесу разлуку с тобой. Я чуть не сошла с ума, когда ты лежал передо мной, когда смотрел в небо пустыми глазами, я держала твою руку, но не могла проверить пульс, потому что я умерла бы, если бы его не нашла. Мне незачем жить без тебя, для меня нет никого, кроме тебя, во всем мире нет никого, кто мне дорог, как ты, не оставляй меня никогда…
        Людвиг снова сел и расслабился, он попытался скрыть облегчение, но от Бригитты оно не укрылось. Да, ее любимый труслив и, в общем-то, жалок, но он хотя бы не отстраняется от ее оскверненного тела и изнасилованной души. И спасибо ему за это.
        - Ты забыла еще одного воителя, который тоже любит тебя, - сказал Людвиг. - Лорд Хортон любит тебя ничуть не меньше, чем я.
        Бригитта всхлипнула.
        - Повелитель никогда не простит меня, - сказала она. - Я не оправдала его доверие, не сохранила в чистоте ни тело, ни душу. Я приняла семя демона, я радовалась этому, я была счастлива, его магия напитала меня наркотиком. Я ничего не соображала, но это не извиняет меня. Я его предала.
        Людвиг прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке и осторожно повернул ее голову к себе.
        - Глупая девочка, - сказал он, глядя ей в глаза. - Лорд любит тебя не за сыновей и дочерей, что ты ему родишь. Он любит тебя ни за что, просто так, просто потому что любит. Любовь не нуждается в причинах или оправданиях, она существует сама по себе. Лорд Хортон не отвергнет тебя, он…
        Людвиг отвернулся от нее и мрачно посмотрел в ту сторону, где в зарослях кустов скрывались демон и раб. Бригитта понимала, о чем он думает - повелитель не станет терзаться страхом, он атакует и восстановит справедливость одним магическим ударом. Скорее бы он вернулся!
        Людвиг тяжело вздохнул. Бригитта решила его успокоить.
        - Не волнуйся, - сказала она. - Не надо себя терзать, ты все сделал правильно. Не твоя вина, что большее не в твоих силах. Есть более сильные воители и есть менее сильные, я люблю тебя таким, какой ты есть, я не обвиняю тебя, что ты не осмелился напасть на демона. Я понимаю, очень трудно бросить второй вызов после того, как…
        Бригитта осеклась, не закончив фразу. Она поняла, что этими словами она как раз обвиняет своего любимого в слабости и трусости. Нельзя говорить об этом вслух, есть вещи, которые нельзя облекать в слова, потому что слова ранят.
        - Лорд Хортон вернется, - сказала Бригитта. - Вернется и все исправит.
        - Вернется ли? - прошептал Людвиг едва слышно. - Знаешь, я начал понимать, почему он так внезапно провел зачистку Фанарейской волости. Он не рассчитывал, что вернется от герцога живым, он отправился к герцогу не с докладом, а за наказанием, он отправил меня сюда, чтобы я избежал наказания, которое будет назначено ему. Мы с тобой привыкли, что лорд Хортон - наш повелитель, что он сам решает свою судьбу, но для герцога он - вассал, герцог держит его судьбу в своих руках. А ни один сюзерен не любит, когда его вассалы овладевают неведомой магией. Лорд Хортон говорил мне, что знает, как обезопасить себя от герцогского гнева, но что, если он просто успокаивал меня? Говорил неправду, чтобы я не тревожился раньше времени. Я боюсь, лорд Хортон никогда не вернется в свой удел.
        Эти слова ошеломили Бригитту. Людвиг прав, он почти всегда прав, он не отличается ни силой, ни храбростью, но он очень умен. Он все понял, он догадался, позже, чем нужно, но все-таки догадался.
        - Если ты прав, ты не должен убивать демона, - сказала Бригитта. - Ты умный, сделай так, чтобы демон отомстил за нашего повелителя. Он верит, что ему суждено потрясти вселенную, так пусть он потрясет ее, и пусть герцог Хин свалится от этого потрясения, как плод падает с трясущейся ветви.
        - Легко сказать, - вздохнул Людвиг. - Я попробую что-нибудь придумать, но получится ли у меня… Не знаю… Потому я и не стал нападать на демона второй раз, я как раз подумал о том, что ты сказала…
        - Ты такой умный, - сказала Бригитта и поцеловала Людвига.
        Она знала, что ее любимый соврал, на самом деле он не напал на демона просто потому, что струсил. В первый раз его страх был отключен гневом, а теперь гнев ушел, а вступить в смертельный бой просто потому, что так надо, у Людвига не хватает храбрости. Но, даже если это правда, что с того? Пусть Людвиг верит в то, во что хочет верить, главное - чтобы он делал то, что нужно. А нужно сейчас, чтобы он заботился о Бригитте, она не сможет жить без чужой заботы.

3
        Перед входом в хижину горел костер. Павел и Ивернес сложили целую кучу хвороста, Людвиг зажег ее маленьким файрболом, Ивернес убил и ощипал двух куриц, Павел проткнул их острыми деревянными палками и сейчас жарил кур над костром по демонскому рецепту.
        - Мы, демоны, любим покушать на свежем воздухе, - говорил он. - Разжечь костер, пожарить на нем мясо… Только наркотиков не хватает.
        - Вы употребляете наркотики? - удивился Людвиг. - Это же яды, от них умирают, у нас их применяют только для казни.
        Павел пожал плечами.
        - Наши миры разные, - сказал он. - У нас есть легкий наркотик, он называется
«алкоголь», его можно употреблять в небольших дозах, не боясь умереть или сойти с ума. Он помогает расслабиться, снять душевное напряжение.
        Людвиг нервно хихикнул.
        - Сдается мне, повелитель призвал-таки настоящего демона, - сказал он. - Он все-таки добился своего. Ты владеешь магией и тобой можно… - он резко осекся.
        - Управлять? - продолжил Павел мысль Людвига. - Да, мною можно управлять, как и любым другим человеком. Только мне не надо приказывать, со мной надо договариваться. Знать бы еще, о чем договариваться и с кем… Понимаешь, Людвиг, Ивернес все время твердит «ты потрясатель», а я не хочу быть потрясателем. Я хочу спокойно жить, чтобы меня не трогали. У меня есть кое-какие идеи, они смогут изменить мир к лучшему, но я не хочу проливать ради них кровь. Но приходится. Так устроена ваша жизнь - или ты, или тебя. Если бы я не убил Стефана и не украл эту книгу, я так и остался бы презренным рабом, причем вряд ли надолго.
        Глаза Людвига расширились от удивления.
        - Так это ты убил Стефана? - спросил он. - Повелитель был уверен, что Стефан сбежал вместе с книгой. А как ты сделал это? И где спрятал тело?
        Павел улыбнулся.
        - Я сбил его с ног, точно так же, как тебя, - сказал он. - А потом утопил в яме с помоями. Это было несложно, вы, воители, не воспринимаете рабов всерьез. Вы считаете, что если кто-то не владеет магией, то его можно не бояться и вообще не обращать внимания. Воители сильные и умные, рабы слабые и глупые. Почти всегда это правда, но иногда воитель ошибается. И тогда ему приходится платить за беспечность. Стефан расплатился жизнью, а Хортон… Я сказал ему, что видел Стефана, проходящего мимо с бумагами под мышкой, и он поверил мне, он вообще не усомнился в моих словах. Он привык, что рабы слишком глупы, чтобы придумать такую правдоподобную ложь.
        - Все дело в том, что повелитель неверно определил твой статус, - заявил Людвиг. - Он решил, что ты раб, потому что не владеешь магией, а на самом деле ты воитель. Считается, что демоны владеют магией изначально, книги не говорят, что демонов надо обучать. Если бы повелитель понял это раньше…
        Ивернес, до этого времени смирно сидевший в стороне, вдруг негромко кашлянул. И когда все взгляды обратились к нему, он начал говорить:
        - Граф Хортон не мог понять этого раньше, ему помешало пророчество, которое должно исполниться. Павлу предопределено стать потрясателем вселенной, он должен был постигнуть магию сам, без посторонней помощи. И события повернулись именно так.
        - Вот, кстати, - сказал Павел. - Очень яркий пример того, что бывает, когда рабов недооценивают. И ты, Людвиг, и Хортон, и другие воители - все привыкли смотреть на Ивернеса как на машину для пыток и казней, а он чуть было не освоил магию самостоятельно. Тот фокус, что я проделал с Бригиттой, ну, с цветком, Ивернес проделывал много раз. И он освоил бы магию и стал бы потрясателем, если бы не абсолютная неспособность к этому делу. Ваше общество давно созрело для потрясателя, им может стать любой раб, достаточно наглый, чтобы вступить на этот путь, и с врожденным талантом.
        - Но у него нет врожденного таланта, и потому он раб, - сказал Людвиг. - Был рабом и рабом остался. Кстати, Павел, ты будешь его наказывать?
        - Не буду. В нашем, демонском языке есть слово «благодарность». Я до сих пор жив только потому, что он мне помог. Когда я испытал первое настоящее заклинание, я чуть сам себя не убил, а Ивернес мне помог, дал новую хламиду взамен изорванной, не сказал про меня Трею… Да и с Треем… но не будем об этом. Да и с тобой, в общем-то, неплохо получилось. Рано или поздно мы все равно встретились бы, только Бригитта к этому времени испереживалась бы вся.
        - Почему ты так говоришь о ней? - спросил Людвиг. - Я не понимаю. Ты сейчас говоришь так, как будто любишь ее. Но если ты ее любишь, как ты мог сломать ее судьбу?
        Демон вздохнул.
        - Это очень трудно объяснить, - сказал он. - В той вселенной, откуда я родом, тоже иногда появляются потрясатели. И один из них учил, что надо любить всех людей, ну, то есть не совсем всех, а всех тех, кого нет причин не любить. Любить по умолчанию. Если не знаешь, как относиться к человеку, относись к нему так, как будто ты его любишь. Это называется «доброта», я знаю, в вашем языке нет такого слова, а у нас оно - одно из основных понятий во всей этике. Тебе наплевать на человека, но ты ему все равно помогаешь, делаешь так, чтобы ему было хорошо, а потом, когда помощь потребуется тебе, ее окажет любой, кто живет по этим правилам. Конечно, все время проявлять доброту невозможно, в жизни бывает всякое, но надо хотя бы пытаться быть добрым. Здесь, в вашем мире, у меня не получается быть добрым, и я не знаю, смогу ли я исправить то, что уже натворил. Но я могу хотя бы помечтать об этом.
        Бригитта нервно хихикнула.
        - Никогда бы не подумала, что ты так все воспринимаешь. По тебе не скажешь.
        - Прости, - сказал Павел. - Мне тяжело вспоминать о том, что я успел натворить, а еще тяжелее понимать, что это еще не конец моей судьбы. Мне нельзя останавливаться, если я остановлюсь, я погибну. У меня нет другого выхода, кроме как продолжать потрясать все вокруг. Кстати, тот потрясатель, о котором я говорил, в свое время решил остановиться и погиб. А другой решил не останавливаться и построил империю. Впрочем, есть третий путь - уйти в какую-нибудь ненаселенную местность и проповедовать потихоньку, но только нет в вашем мире ненаселенных мест. Значит, придется потрясать.
        Ивернес удовлетворенно хмыкнул и провозгласил:
        - Пророчество исполняется.
        - Заткнись! - рявкнул Павел. - Тебя не спрашивали, сиди смирно и радуйся, что жив.
        Раб остается рабом, подумал Павел. Даже если он умен и решителен, он все равно раб. Даже отказавшись от повиновения хозяину, он все равно должен кому-то или чему-то повиноваться, например пророчеству. Потому что такова природа раба.

4
        Мягкая трава ложится под ноги, только ноги давно уже ее не чувствуют. Сандалии давно распались, пятки сбиты почти до мяса, лишь защитная магия поддерживает целостность кожи. Солнце палит голову и плечи, и нет сил собрать облака над головой, все силы уходят внутрь, в слабое тело, изнемогающее от непосильной нагрузки.
        Обычно путь от Гусиного Пика до Муралийского Острога занимает три полных дня, а то и четыре, если никуда не спешить. Хортон намеревался уложиться в сутки.
        Грудь поднимается и опускается, три шага - вдох, еще три шага - выдох. Время от времени из горла вырывается хрип, значит, силовые линии ослабли, надо подлатать их, зачерпнуть немного силы из внутреннего источника, который вот-вот покажет дно. Если, конечно, лорд не воспользуется чужой жизнью, а он непременно воспользуется ей, потому что источник не должен показать дно ни в коем случае, слишком высока ставка в этой игре.
        Часто говорят, что пути судеб запутаны и неисповедимы, это привычное определение, и тем сильнее приходится удивляться, когда понимаешь в очередной раз, что это не просто фигура речи, а истинная, абсолютная правда. Некоторые философы полагают, что нитями судеб движет абстрактный и непостижимый верховный дух. Если это так на самом деле, можно лишь восхититься тем, какие невероятные узоры этот дух иногда выплетает.
        Третий демон был настоящим, старый дурак Хортон просто не понял этого вовремя. А ведь были признаки неосознанного обращения к великой силе - боль, которую демон иногда чувствует, а иногда подавляет, и еще невероятная ловкость движений, которой, как говорил сам демон, он никогда не обладал ни в бою, ни в обращении с лютней. Все можно было увидеть с самого начала, просто Хортон смотрел в другую сторону.
        Родной мир демона Павла лишен естественной магии, и само собой разумеется, что демон не смог сразу осознать свои способности. А то, что Хортон их тоже не осознал, - это ошибка, которая может стать фатальной. Привык, дурак, что у взрослого человека власть над магией или есть, или нет. В первом случае он воитель, во втором - раб. Забыл, идиот, что между черным и белым есть тысячи оттенков, не понял, что к демону неприменимы обычные мерки, что с детства знакомое волшебство преломляется его душой совсем по-особому. А ведь должен был понять, заметил же, как необычно подействовало на демона заклинание покорности, как силовые нити вросли прямо в душу демона. Как они трансформировались, как начали прорастать туда, где в душе воителя находится ядро источника силы, как с каждым днем демон получал все больше и больше власти над внешним и внутренним миром. Надо было всего лишь приглядеться к демону повнимательнее и сделать должные выводы, не признавать поражение заранее, а играть до конца. Потому что ставка в этой игре - жизнь, причем не только твоя.
        В этом и была главная проблема - любовь ослепила старого воителя, он не смог допустить даже на мгновение, что придется пожертвовать умненьким мальчиком Людвигом или ласковой и нежной Бригиттой. Начал плести интригу, сам в ней запутался, и вот тебе насмешка судьбы - то, чего ты так долго ждал, на что отчаялся надеяться, произошло само собой в самый неподходящий момент, когда ты к этому не готов. Демон оказался даже сильнее, чем ожидалось, он сумел овладеть боевой магией самостоятельно, и не просто овладеть, а одержать победу над сильнейшим из вассалов Хортона. И что он теперь натворит, что он сделает с Людвигом и Бригиттой…
        Нога запнулась о скрытый в траве корень, предательски перегородивший дорогу. Хортон едва не упал, лишь каким-то чудом он удержался на ногах. Родной замок совсем рядом, всего-то час размеренного бега, но этот час уже не выдержать, придется тратить время на подзарядку. А вот, кстати, и подходящий объект.
        - Холоп! - закричал Хортон. - Ко мне, бегом!
        Закричал - это слишком сильно сказано. Захрипел. Но зов достиг цели, холоп услышал его, бросил мотыгу и заспешил к повелителю бодрой трусцой.
        - Стой на месте, - повелел Хортон. - Стой и не двигайся.
        Тонкая и грубая нить силы проникла в душу холопа, бешено закрутилась, калеча и разрывая ментальные связки, необратимо разрушая личность, если только внутренности холопской души можно называть личностью. Нить наливалась силой, разбухала на глазах (если только часть души, обеспечивающую магическое зрение, можно называть глазами). Холоп зашатался, силы покидали его.
        - Стоять! - прохрипел Хортон. - Смирно стоять!
        Еще чуть-чуть, еще совсем чуть-чуть… Вот оно! Свежая сила тонкой, но все расширяющейся струйкой хлынула в душу Хортона, восполняя запас энергии, только что истощившийся почти до конца. Невидимая пелена упала с сознания, Хортон понял, что стоит, сгорбившись, как холоп над грядкой, и часто дышит, как больная свинья, на которую почему-то не подействовало животворящее заклинание. Но это пройдет, прямо сейчас пройдет, уже можно распрямиться, еще две минуты…
        Нет, не будет двух минут. Хилый попался холоп, немощный. Потом, когда все кончится, надо будет провести внеплановую зачистку в собственных владениях, выкорчевать неудачные побеги, засорилась холопская кровь, давно Хортон пренебрегал профилактикой. Но это подождет, а сейчас лорд снова полон сил и готов ко всему, что судьба может потребовать от него. А судьба сейчас требует убегать.
        Хортон побежал, размеренно и экономно, три шага - вдох, три шага - выдох. Жизненный путь графа Хортона достиг точки разветвления, одна потерянная минута может испортить всю дальнейшую судьбу. Хортон не боялся погони, он не сомневался, что далеко обогнал преследователей (если его вообще кто-то преследует), он боялся другого. Что вышедший из-под контроля демон совершит непоправимое, не справится с искушением и пойдет ломать и крушить направо и налево, убивая и разрушая все, до чего дотянется. А если под его горячую руку попадет Бригитта… Она так и осталась в его личном замке, он не стал прятать ее от возмездия, старый дурак, решил не привлекать лишнего внимания к любимой рабыне… Даже думать об этом мучительно больно, он не станет мучить себя бесплодными рассуждениями, лучше просто надеяться. Нельзя позволять душе вскипеть эмоциями, она должна быть спокойна, холодна и сосредоточена. Скоро ей предстоит показать в полной мере все свое искусство убеждения, а если сила убеждения не сработает - то и искусство боевой магии. Мелькнула непрошеная мысль - а справится ли он с демоном? Не вышел ли демон из-под
контроля окончательно?
        Нет, вроде не должен, времени прошло немного, он физически не способен освоить магию в должной степени, этому искусству учатся десятилетиями. С другой стороны, кто знает, талантом какой силы обладает демон? Нечего тут гадать, тут можно только надеяться. Хортон вспомнил, как демон Павел рассказывал ему про абстрактного верховного духа, которого в мире демонов называют «бог» и к которому обращаются с просьбами. Теперь Хортон понял, что чувствуют демоны в такие минуты, он и сам бы сейчас рад был обратиться с мольбой к абстрактному существу, которое выслушает, утешит, а если повезет, то и поможет. Но в этом мире нет «бога», а к судьбе обращаться бессмысленно, ее не зря называют слепой, она не выслушает и не утешит. И уж точно не поможет.
        Однако вот и замок. А вот и…
        - Флетчер! - закричал Хортон, теперь уже не хрипло, а звонко и раскатисто. - Флетчер, ко мне!
        Флетчер докладывал коротко, ясно и без лишних слов, одно только самое важное. Через минуту Хортон знал все, что ему нужно было знать. Вышло хуже, чем он надеялся, но лучше, чем он опасался. Ничего непоправимого не произошло, все можно спасти, если действовать быстро и решительно. Именно так он и будет действовать.

5
        Они сидели вокруг костра, прямо на земле, и ели курицу, не пользуясь столовыми приборами, как грязные холопы. Стемнело, единственным источником света был догорающий костер, все окружающее тонуло в холодной мгле, казалось, во всей вселенной не существует ничего, кроме крошечного освещенного крута посреди бескрайней тьмы. Но внутри этого круга было тепло и уютно, Бригитта наслаждалась этим уютом. Людвиг был рядом, он касался ее бедром и согревал ее, не столько телом, сколько близким присутствием. Когда рядом с тобой любимый человек, душе всегда тепло и уютно.
        Темнота путала. Бригитте казалось, что оттуда кто-то смотрит на нее с нетерпеливым любопытством, кто-то ждет, когда она выйдет из освещенного круга, спасающего от жутких ночных созданий, про которых детям рассказывают страшные сказки. Мифический хищник, последний представитель породы, истребленной в незапамятные времена, когда в мире еще были дикие места, когда лесов было больше, чем полей и огородов, когда можно было идти целый день и не встретить ни одного холопа. Сказки говорят, что такие времена были.
        Хищник звал из темноты, его магия обволакивала Бригитту, она чувствовала, как странное и нелепое желание войти во тьму и отдаться смертоносным зубам растет с каждой минутой, становится нестерпимым. Всей кожей она ощущала голод и нетерпение хищника, жажду свежей плоти и горячей крови, какое-то еще чувство, которое она не могла разобрать. Умом она понимала, что никаких хищников не существует уже много тысячелетий, что это просто морок, порожденный душевными переживаниями последних дней. Но душа Бригитты медленно, но неуклонно выходила из-под контроля ума, она чувствовала, как приближается безумие, это было страшно, но это был не тот страх, который заставляет кричать и бежать без оглядки, не разбирая дороги. Это был парализующий страх, высасывающий силу из мышц и наполняющий душу странными стремлениями. Например, стремлением войти во тьму и встретиться с источником страха лицом к лицу.
        Она отстранилась от Людвига и встала.
        - Ты куда? - спросил Людвиг. - С тобой все в порядке?
        Бригитта не смогла ничего не ответить, язык не повиновался ей. Она чувствовала себя куклой, которой управляет из темноты невидимый кукловод. А Людвиг ничего не понимает, он не видит, что она больше не принадлежит себе, и она никак не может дать ему понять, что с ней происходит.
        - Далеко не ходи, - сказал Павел. - Отливай прямо на ближайшую грядку, а то упадешь, ноги переломаешь. Тут повсюду бревна какие-то валяются, так и не успели расчистить.
        Бригитта вышла из освещенного круга, тьма сгустилась и окутала ее непроницаемым коконом. Отблески костра почти не освещали ее путь, но, странное дело, она шла уверенно и ни разу не споткнулась, неведомое чувство подсказывало ей, где перешагнуть через канавку, а где отклониться чуть в сторону, следуя изгибам тропы между грядками. Чудовищный зверь приближался, она ощущала его присутствие все ближе и ближе, еще десять шагов, еще пять, еще два…
        Тьма зашевелилась, и из нее проявилась высокая худая фигура, пышущая сверхъестественным жаром. Фигура растопырила щупальца… нет, не щупальца, руки, они обхватили плечи Бригитты, она хотела закричать, но крик застрял в горле.
        - Девочка моя, - негромко произнес зверь. - Что ж ты так долго не отзывалась?
        Зверь говорил голосом любимого повелителя, но это был не он. Лорд Хортон никогда раньше не был таким худым и таким горячим. Может, это оборотень? Если существует холодный оборотень, наверное, может существовать и горячий?
        В следующее мгновение ужас отступил, как будто задули огонь или отменили заклинание. Да, заклинание! Лишь теперь Бригитта поняла, что все это время ее душа была окутана силовым коконом, управляющая нить которого тянулась к… Это действительно лорд Хортон?!
        Она всхлипнула и припала к груди повелителя, которая стала теперь тощей, костлявой и жесткой, как будто неведомая сила сожгла половину его плоти. Что с ним случилось? Кто посмел сотворить над ним такое?
        - Тихо, тихо, девочка моя, - проговорил лорд Хортон, поглаживая Бригитту по спине.
        - Не волнуйся, все страшное позади. Я снова с тобой, я больше никогда тебя не покину. Не бойся.
        - Мой повелитель так страшно похудел, - прошептала Бригитта.
        Лорд Хортон издал короткий смешок.
        - Еще бы тут не похудеть, - тихо сказал он. - От самого Гусиного Пика бежал без остановки, только чуть-чуть передохнул, пока Флетчер обстановку докладывал. Четырех холопов по дороге загнал. Как узнал, что у вас тут демон вытворяет, так сразу к вам рванул. Вроде успел.
        - Повелителю не следовало так мучить себя, - сказала Бригитта. - Моя жизнь не стоит того, тем более теперь…
        Спазм перехватил ее горло, она поняла, что сейчас заплачет, громко и отчаянно, навзрыд, и демон, сидящий у костра и не подозревающий о визите повелителя…
        - Тихо, - прошептал лорд Хортон в самое ухо. - Не надо шуметь, я не хочу, чтобы они узнали о моем присутствии прямо сейчас, мне нужно подготовиться. И не надо терзать себя, я знаю, что сделал с тобой демон, и я на тебя не сержусь.
        Лорд немного помолчал, будто читал мысли Бригитты как раскрытую книгу, и продолжил:
        - И вовсе ты не осквернена, не терзай себя этим. Ты была под заклинанием, ты не отдавала себе отчета. А что за заклинание было, кстати, классическое или «ду ду ду ду ду»? Или что-то новое?
        Бригитта всхлипнула.
        - Да неважно, - поспешно произнес лорд. - Потом расскажешь, у нас еще будет время поговорить. Сейчас меня интересует только одно - что произошло между Людвигом и демоном?
        - Они сражались, - сказала Бригитта. - Людвиг метал файрболы, он думал, что демон спрятался в хижине, а демон подошел с другой стороны и ударил его рукой. А потом пощадил.
        - Это хорошо, что пощадил, - сказал лорд Хортон. - А еще лучше, что у Людвига хватило благоразумия не лезть в драку повторно. Я боялся, что он не оставит демону выбора. Так значит, они помирились?
        Бригитта кивнула.
        - Людвиг не стал мстить, - сказала она. - По-моему, он испугался.
        - Конечно, испугался, - согласился лорд Хортон. - Я бы на его месте тоже испугался. А за что он должен был мстить? За тебя? С тобой ничего не случилось, подумаешь, девственности лишилась, невелика потеря. Здоровье не пострадало, наследственность - тем более, а перепонка - это просто перепонка, только глупцы придают ей значение.
        - Повелитель, - тихо сказала Бригитта и замолчала, не в силах произнести дальнейшие слова. Но их обязательно нужно произнести, она не должна скрывать это от повелителя. Она собрала все силы и сказала: - Я боюсь, что беременна.
        Лорд Хортон хихикнул, но не истерически, а вполне добродушно.
        - А этот демон - шустрый парень, - сказал он. - Значит, будешь родоначальницей породы демонят. Так даже лучше, да, так намного лучше. Молодец, Бригитта, ты мне очень помогла. А ты точно уверена, что беременна?
        Бригитта пожала плечами.
        - Еще рано судить об этом, - сказала она. - Но это случилось в самый благоприятный день, а родоначальницы обычно…
        Лорд Хортон снова хихикнул.
        - Вот и отлично, - сказал он. - Ладно, я узнал все, что хотел узнать. Пойдем к огню.

6
        Бригитта отсутствовала очень долго, Людвиг уже начал беспокоиться, он то и дело поворачивал голову и вглядывался во тьму, как будто рассчитывал что-то там разглядеть. Этому миру не хватает Луны, подумал Павел, здешние ночи слишком темные. Человек, которого ночь застала вдали от жилища, слеп и беспомощен, а потому уязвим. Хорошо, что здесь не водятся волки и медведи, а то редкий холоп доживал бы до совершеннолетия.
        - Людвиг, - обратился Павел, - а есть заклинание, позволяющее видеть в темноте?
        - Есть, - ответил Людвиг. - Но я им не владею. Лорд Хортон обещал научить, но не успел.
        Ивернес вдруг вздрогнул, встрепенулся и настороженно уставился в темноту.
        - Бригитта возвращается, - сказал он. - И она не одна.
        В следующее мгновение по его лицу пробежала судорога, оно напряглось и тут же расслабилось.
        - Нет, - сказал Ивернес. - Померещилось.
        Людвиг быстро встал и прошел между Ивернесом и тем местом, куда тот смотрел.
        - Нет, он не под контролем, - сказал Людвиг. - Не чувствую никаких силовых нитей.
        - И не почувствуешь, - проговорил хриплый голос справа от Павла, совсем рядом. - Тебе, мой мальчик, еще многому предстоит научиться.
        В круг света вступил высокий мужчина, волнистые пепельные волосы ниспадали на его плечи. Мужчина был очень худой, настолько худой, что Павел сразу подумал про узников Бухенвальда. Лицо этого человека было смутно знакомо, но Павел никак не мог узнать его.
        - Повелитель! - воскликнул Людвиг. - Вы… что с вами случилось?
        Теперь и Павел узнал его. Это действительно был граф Хортон, только страшно похудевший, дошедший до последней стадии истощения. Но, несмотря на истощение, он двигался уверенно и, казалось, ничуть не страдал.
        - Ничего особенного, - сказал Хортон. - Бежал целые сутки без остановки. Можно присесть?
        Не дожидаясь разрешения, он уселся на то бревно, где раньше сидели Людвиг и Бригитта.
        - Бригитта, девочка! - позвал Хортон. - Иди сюда, не стой там, замерзнешь.
        Перевел взгляд на Павла и продолжил:
        - Демон, я приношу тебе извинения. Я неверно определил твой статус, ты не заслужил участи раба. Я признаю твой титул барона и полагаю, что этот титул не станет вершиной твоей карьеры. Если ты пойдешь со мной, я подарю тебе Муралийский Острог.
        - Повелитель! - воскликнул Людвиг. - Вы претендуете на титул герцога?
        Лицо Хортона расплылось в зловещей улыбке.
        - Претендую, - согласился он. - А что мне еще остается? Я не считаю свою судьбу завершенной, я не готов к перерождению, я еще поборюсь. У нас неплохие шансы, особенно если учесть, что с нами теперь потрясатель вселенной.
        - Вы тоже верите в потрясателя вселенной? - удивился Павел. - Мне казалось, это просто сказка для маленьких детей.
        - А чем отличается сказка от истинного пророчества? - спросил Хортон и сам ответил на свой вопрос: - Только одним: в пророчество верят, а в сказку - нет. Вот Ивернес, например, в тебя верит. А он неглупый парень, обладай он талантом воителя, был бы уже бароном, если не выше. Людвиг в тебя тоже поверил, не так ли, Людвиг?
        - Ну… - промычал Людвиг.
        - Поверил, - сказал Хортон. - А если не поверил, так, значит, скоро поверишь. Потому что иначе придется поверить в то, что ты испугался вступить в бой с воителем, оскорбившим твоего сюзерена. А с такой верой жить тяжело, для этого надо быть старым циником вроде меня. Нет, Людвиг, не оправдывайся, я не обвиняю тебя ни в чем, ты все сделал правильно. Думаешь, почему я сразу побежал сюда, как только узнал о подвигах Павла? Я боялся, что твоя честь одержит верх над разумом, что ты ввяжешься в бой с демоном, а это было бы очень плохо, независимо от исхода.
        - А он и ввязался, - подал голос Ивернес. - Просто струсил идти до конца.
        - А твоего мнения, раб, никто не спрашивал, - произнес Хортон, спокойно и размеренно, не меняя интонации и не глядя на Ивернеса. - Радуйся, что я решил не наказывать тебя, но не думай, что так будет всегда. Еще раз вякнешь не по делу - накажу.
        - Только мой повелитель вправе меня наказывать, - заявил Ивернес.
        - А кто твой повелитель? - спросил Хортон. - Павел, надо полагать? Павел, ты признаешь себя его повелителем?
        Павел пожал плечами.
        - Даже не знаю, что ответить, - сказал он. - Мне трудно рассуждать в ваших понятиях, у вас если два человека встретились, то один из них почти наверняка повелитель второго. Там, откуда я пришел, все было не так. Я не привык делить людей на тех, кто повелевает мной, и тех, кем повелеваю я. Я вообще не умею повелевать. Приказать могу, но приказ - это когда надо сделать что-то конкретное, а повелевать - это управлять всей жизнью того, кем повелеваешь. Нет, я не признаю себя его повелителем. Он - свободный человек, он не нуждается в повелителе.
        - Отлично, - сказал Хортон. - Понял, Ивернес? Барон Павел отказался от тебя, так что ты по-прежнему мой раб. И я повелеваю тебе, раб, уйди прочь и спрячься где-нибудь, чтобы я тебя больше никогда не видел. Иначе мне придется тебя наказать, а мне не хочется огорчать Павла.
        Ивернес посмотрел на Павла обиженно и вместе с тем обвиняюще. Павел отвел взгляд.
        Хортон вздохнул и начал рукой какое-то сложное движение. Ивернес быстро встал и вышел из освещенного круга.
        - Так-то лучше, - сказал Хортон. - Не люблю, когда раб забывает свое место, даже такой полезный раб, как Ивернес. Теперь мы можем говорить нормально, нам никто не будет мешать глупыми репликами. Итак. Я никого не обвиняю, ни к кому не имею претензий и даже рад, что все вышло именно так, как вышло. Мои опыты с заклинанием призвания прошли успешно, с третьего раза я призвал такого демона, какого хотел призвать. Признаю свою глупость, я не сразу понял это, чуть было не упустил время, но все же не упустил. Павел, я знаю, ты считаешь меня своим врагом. Поверь, это не так, я не таю на тебя зла.
        Павел злобно усмехнулся.
        - Конечно, не таишь, - сказал он. - Посмотрел бы ты на себя в зеркало перед тем, как произносить пафосные речи. Не знаю, что сделал с тобой герцог, но ты сейчас не в том положении, чтобы диктовать условия. Ты потерпел поражение. Ты думаешь, я поверю, что ты все еще силен…
        - А я и есть силен, - перебил его Хортон. - Вот, например…
        Костер взорвался ослепительной вспышкой, а затем наступила тьма.
        - Вот ты и ослеплен, - донесся из тьмы голос Хортона, по-прежнему хриплый, но спокойный. - А теперь уже нет.
        Во тьме родился огонек, через пару секунд вокруг него проявились очертания костра и людей вокруг.
        - Вот так, - сказал Хортон. - Ты видишь, Павел, талант без опыта - ничто. Хочешь сразиться по правилам?
        Павел растерянно помотал головой.
        - Правильное решение, - констатировал Хортон. - А теперь слушай, чем мы с тобой займемся в ближайшее время.

7
        Дорога извивалась, подобно дождевому червю, волею судьбы оказавшемуся на поверхности. Ветер бил в лицо, смотреть вперед было невозможно, приходилось нагибать голову и созерцать поля, расстилающиеся внизу, как холопская хламида, сшитая из разномастных лоскутков и тряпочек. Солнце нещадно палило, а двигать облака не было никаких сил, вся сила уходила на поддержание полета. Полет сам по себе - одно из самых энергоемких заклинаний, известных человечеству, а ведь Хин оторвал от земли и тащил по воздуху не только себя, но еще и барона Ифа. Не зря перед вылетом заранее выпил душу из подвернувшегося под руку холопа. Правильно сделал - иначе ни за что бы не добрался до Муралийского замка без промежуточной посадки.
        Внимание герцога привлекло распростертое тело, лежащее без движения прямо на дороге. Граф Хортон торопился, очень торопился, наверняка бежал всю дорогу без остановок, подпитываясь по дороге, пожирая холопские души одну за другой, как мифический вурдалак. Летать не умеет, невежда, а выпендривается.
        Интересно все же, что натворил в своем уделе граф Хортон, восходящая звезда имперской магии. По закону любое заклинание, полученное вассалом, должно быть передано сюзерену, но этот закон давно уже никем не соблюдается. А может, и вообще никогда не соблюдался. Любой воитель, обладающий хотя бы минимальным умом и везением, хранит тайны от своего сюзерена. Точнее, пытается хранить. Графы и бароны не придают должного значения агентурной разведке, не говоря уж о контрразведке, а потом рвут на себе волосы - мне оставалось всего десять дней, чтобы освоить великое заклинание, а герцог объявил зачистку! Как же мне не везет! Кое-кто из вассалов всерьез считает, что Хин владеет заклинанием ясновидения. Как в сказке: катись-катись яблочко по тарелочке, покажи мне то-то и то-то… Жаль, что Хортон слишком умен, чтобы верить в такие глупости. Впрочем, если бы он верил в глупости, так и остался бы рядовым, ничем не примечательным бароном.
        Среди вассалов Хина граф Хортон занимал особое место. В наше время не осталось воителей, способных творить магию полностью самостоятельно. Не только разобрать и выучить заклинание, записанное на клочке бумаги, но придумать свое собственное заклинание, которое раньше никто не знал. Великие маги древности преуспели в этом искусстве, но нынче оно забылось. Даже Хортон, лучший исследователь из вассалов Хина, способен лишь незначительно модифицировать известные заклинания. Или восстановить заклятие, которое считалось потерянным, потому что единственная сохранившаяся запись безнадежно испорчена.
        Хин сам подсунул Хортону книгу Эльдара. Принято считать Эльдара Кватрамальского последним из великих магов, но Хин досконально изучил его биографию и пришел к выводу, что Эльдару просто повезло: та самая запись досталась ему случайно, он лишь сумел удачно ею воспользоваться. Это был единственный случай за полторы тысячи лет, когда герцога зачистил не император, а собственный вассал. Хин полагал, что этот случай так и останется единственным, что бы ни думал по этому поводу Хортон.
        Любой нормальный воитель, столкнувшись с неработающим заклинанием, быстро теряет к нему интерес. Чтобы почувствовать оригинальный ритм колебаний великой силы, чтобы понять, какой была мелодия, исполняемая на струнах мироздания, нужно иметь особый талант. К сожалению, Хин его не имел. А вот Хортон имел и доказал это делом в очередной раз.
        Хин следил за новостями из Муралийского Острога с неусыпным интересом. Первое призвание демона просто не удалось, второе - чуть было не стоило Хортону жизни. Третье испытание тоже провалилось, и в этот момент Хортон допустил серьезную ошибку, возможно, уже фатальную.
        Честно говоря, это была ошибка Хина. Можно было предугадать, что после нескольких неудач Хортон запаникует. Хортон реально думал, что совершает преступление, изучая столь мощную магию без ведома сюзерена. Хин сознательно пошел на это, он полагал, что это даст Хортону дополнительный стимул побыстрее разобраться с непослушным заклинанием. Так оно и вышло, но после третьей неудачи Хортон впал в панику.
        Раньше Хин не придавал большого значения необычным привязанностям Хортона. Он любил сразу двух людей - юного воителя Людвига и еще более юную рабыню Бригитту, которую прочил в родоначальницы новой породы. Хин знал об этом, но не думал., что любовь графа окажется столь сильна, что он всерьез озаботится судьбой своих любимых после вероятной зачистки Муралийского Острога.
        Хортон устроил зачистку в Фанарейской волости, причем тотальную, чтобы вывести волость из-под налогового бремени, а новоназначенного барона Людвига - из-под вероятности попасть под новую зачистку. При точечной зачистке графа безземельный воитель, проживающий в графском замке, погиб бы почти наверняка, а барон, да еще в только что зачищенной волости, - почти наверняка остался бы в живых.
        Забавно, что у покойного Хайрона нашлась целая книга тайных заклинаний. Внезапно оказалось, что зачистка, устроенная просто так, без всяких оснований, в нарушение всех законов и традиций, вдруг оказалась вполне оправданна. Еще более забавно, что волшебная книга в ходе зачистки потерялась, да еще при таких необычных обстоятельствах. Впрочем, Хин был не сильно удивлен происшедшим, юный сэр Стефан, судя по отзывам осведомителей, всегда был с душком, его не жалко.
        А вот Хортона жалко. Наверняка придется им пожертвовать, очень не хочется, но придется. Слишком далеко зашли события. Прервать визит, да еще так поспешно - для этого нужны очень веские основания. Скорее всего, Хин зря так торопится, но в подобных случаях лучше перебдеть, чем недобдеть. Знать бы еще, что именно заставило Хортона рвануть в родные пределы сломя голову… Хин думал об этом, но так и не смог предположить ничего здравого. Разве что Хортон внезапно свихнулся…
        Ничего, скоро все станет ясно. Вот, кажется, уже видна крыша Муралийского замка. Да, точно, это она. Последний рывок - и садимся.
        Ноги вместе, слегка согнуть в коленях - и приземление на полную ступню. Замечательно приземлился, даже не пошатнулся, хоть сейчас в бой вступай.
        Барон Иф сдавленно выругался. Хин повернул голову, уже зная, что увидит. Так и есть, барон не придал телу правильного положения, не смог устоять и, кажется, подвернул ногу.
        - Минута на лечение, - строго сказал Хин. - Не уложишься - ждать не буду.
        Иф сел прямо на землю, его взгляд стал отсутствующим, а вокруг поврежденной ноги заклубились силовые линии исцеляющего заклинания. Кажется, не вполне удачный выбор, да, точно неудачный. Не уложится он в минуту, никак не уложится. Но не следует отменять герцогское слово по такому ничтожному поводу, на ходу долечится, а в следующий раз будет умнее.
        Впрочем, в ближайшие минуты идти никуда не придется. Как же зовут этого раба… Флетчер! Какой же он некрасивый… Почему Хортон не исправит его внешность? Бережет магию для исследований?
        - Приветствую повелителя, - произнес Флетчер, склоняясь в поклоне. - Визит вашей светлости - великая честь, спешу заверить вашу светлость в безусловном счастье, какое испытывает ничтожный раб…
        - Прекращай словоблудие и говори по делу, - повелел Хин. - Где Хортон и что у вас здесь вообще происходит?

8
        Ночь прошла тяжело. Спать пришлось прямо на открытом месте, вповалку вокруг костра, как если бы в дальнем походе внезапно и одновременно потерялись все рабы-носильщики. Хортон пожалел, что прогнал Ивернеса - вполне мог бы дежурить у костра всю ночь, а так пришлось поручить эту обязанность Людвигу.
        Давным-давно, в те времена, воспоминания о которых размыты до полной неразличимости, Хортону приходилось так же коротать ночь, когда один бок, кажется, вот-вот загорится, а другой - вот-вот покроется льдом. Хортон не помнил, продержался ли он тогда всю ночь в таком режиме, а сейчас он выдержал только пару часов, а потом ему надоело.
        - Куда вы, повелитель? - удивился Людвиг.
        - Тише, - сказал Хортон. - Не мешай людям спать. Надоело мне так, пойду силой подзаряжусь. Хочешь, пойдем со мной?
        - Но, повелитель, - смутился Людвиг, - я не умею пользоваться этим заклинанием.
        - Ничего, научишься. Пойдем.
        Людвиг послушно кивнул и зажег искру. Хортон поморщился - зря он пренебрегал обучением этого юноши. Когда все закончится, надо научить его видеть в темноте, в жизни пригодится.
        Они пошли. Два соседних участка были пусты - то ли демон специально поселился в центре еще не заселенного удела, то ли, наоборот, близость демона распугала холопов-переселенцев.
        А вот на третьем участке нашлись живые холопы - худощавый и удивительно непривлекательный мужчина и стройная светловолосая женщина, которая была бы красива, если бы не длинное лицо с огромным носом, как у мифической лошади. Хортон вгляделся в их души. Женщина не представляет собой ничего особенного, холопка как холопка, а мужик очень силен, вкусен, как говорил граф Илленуил. Им можно неплохо подзарядиться.
        - Оглуши женщину, - приказал Хортон. - Да не так, не трать силы, просто двинь ей в морду. Молодец. А теперь смотри, что я делаю. Вначале открываю пустоту, создаю простой кокон и набрасываю на душу мужика, именно на душу, на самый нижний горизонт. Видишь, в каком пространстве я работаю?
        - Вижу, повелитель, - отозвался Людвиг.
        - Тогда ты легко поймешь все остальное. Смотри, я затянул кокон, а теперь открываю канал наружу.
        Холоп пошатнулся, но тут же восстановил равновесие. Глаза его закатились, на губах заиграла бессмысленная улыбка.
        - Вот так, - сказал Хортон. - А теперь смотри мне в душу. Видишь, я открываю приемный канал? Отлично. Все остальное теперь - дело техники. Видишь, сила потекла ко мне?
        - Вижу, повелитель, - сказал Людвиг. - Это действительно очень просто.
        - Только запомни самое главное, - сказал Хортон. - Никогда не применяй это заклинание, если не уверен, что тебя не атакуют. Пока твоя душа открыта, ты уязвим. Если повезет, ты успеешь закрыться и отразить удар, но не слишком на это рассчитывай. Если почуешь любую опасность, тут же прерывай заклинание, немедленно, не трать время на сомнения. Найдешь потом другого холопа, этого добра всюду навалом.
        Холоп покачнулся и упал лицом вперед, его голова громко стукнулась то ли о камень, то ли о какую-то деревяшку, невидимую в траве.
        - Вот и все, - сказал Хортон. - Теперь твоя очередь.
        Людвиг высосал женщину очень быстро и аккуратно, почти не распылив жизненную энергию.

«Я несправедлив к мальчику, - подумал Хортон. - Я привык относиться к нему как к юному несмышленышу, а он уже вырос. Вон как ловко справился с серьезным заклинанием. Надо серьезно заняться его обучением, когда все закончится».
        - Я все сделал правильно, повелитель? - спросил Людвиг.
        - Все правильно, - ответил Хортон. - Ты молодец.
        Чужая энергия распространялась по душе Хортона, жизненная сила начала проникать в тело. Хортон почувствовал, как оно наполняется силами. Вот и голос снова перестал быть хриплым. Сейчас надо напиться чистой воды, сытно поесть - и, глядишь, к полудню тело восстановится. Хортон прекрасно справился с испытанием, не каждый граф перенесет суточную пробежку так легко, как это удалось Хортону.
        - Позвольте спросить, повелитель, - сказал вдруг Людвиг. - Возможно, мой вопрос покажется непристойным, поэтому я заранее приношу… Ну, то есть я имею в виду, если бы мне было позволено…
        - Короче, - сказал Хортон. - Спрашивай, что желаешь, и не бойся. Я никогда не причиню тебе зла.
        - Я хотел узнать, повелитель, - смущенно проговорил Людвиг. - То, что повелитель говорил у костра… Я понимаю, повелитель ловко обманул демона, но…
        Хортон рассмеялся.
        - Ты так и не понял, - сказал он. - Я не обманывал демона ни в едином слове, я не говорил ничего, кроме правды. Не нужно лгать без веских причин, чистая правда почти всегда эффективнее.
        - Но, повелитель… Неужели вы действительно собираетесь отдать ему Муралийский Острог?
        - А почему бы и нет? Если у нас все получится, почему бы не отдать? Я ясно сказал
        - я претендую на титул герцога. С помощью нашего милого демона я свалю Хина и займу его место, что тут непонятного?
        Теперь Людвиг выглядел по-настоящему растерянным.
        - Но, повелитель… - сказал он. - Про лорда Хина говорят…
        - Про лорда Хина много чего говорят. Но про потрясателя вселенной говорят куда больше.
        - Вы как бы намекаете… Но вы так ловко поразили его слепотой…
        Хортон улыбнулся.
        - Правильно, поразил, - сказал он. - А потом объяснил почему. Талант без опыта - ничто, это правда, но это не вся правда. Есть еще одна сторона таланта, которая может заменить опыт.
        - Усердие и трудолюбие? - предположил Людвиг.
        - Нет, - покачал головой Хортон. - Эти черты помогают быстрее набраться опыта, но не всегда есть время, чтобы их задействовать. Я говорил о другом - о вере. О вере в талант.
        - Я не понимаю, повелитель, - сказал Людвиг. - Допустим, я верю, что у меня есть талант. И что? Если он есть на самом деле, я не то что верю, я знаю, что он у меня есть, а если его нет, а я верю, что он есть…
        - Ты думаешь не о том, - сказал Хортон. - Никому нет никакого дела, веришь ли ты в свой талант или нет. Важно то, верит ли в твой талант твой противник. Надеюсь, тебе не нужно напоминать, как строится план боя?
        - Нет, но… Но я все равно не понимаю!
        - А ты подумай. Вспомни свой бой с Хайроном, мы, кстати, так и не обсудили его. Ты понял, какой был стержневой элемент в плане боя Хайрона?
        - Ловушка, - сказал Людвиг. - Территория, непосредственно прилегающая к крыльцу, была заряжена каким-то незнакомым заклинанием. К счастью, я ударил судорогами земли, и ловушка сработала преждевременно и не так, как должна была сработать.
        - Вот именно, - кивнул Хортон. - Хайрон придумал план боя, рассчитанный на меня. Проводя зачистку, я не люблю напрягать себя сложными заклинаниями, я наношу простой ментальный удар, а потом подхожу ближе и добиваю. Если бы я не приказал сражаться тебе, а атаковал сам, мы могли проиграть. Покойный Хайрон был отличным воителем, жаль, что он оказался изменником. Интересно, как давно… впрочем, уже неважно. Теперь ты понимаешь, Людвиг, как важно применить правильный план боя? Понимаешь, к каким последствиям может привести ошибка планирования?
        На лице Людвига отразилось понимание, пока еще неуверенное и неполное.
        - Повелитель желает обмануть герцога, - сказал он. - Герцог подумает, что бой будет вести демон, а на самом деле…
        - А на самом деле - как пойдет. Когда граф бросает вызов герцогу, планы простыми не бывают. Подумай об этом, потом поделишься своими соображениями. Ты быстро взрослеешь, Людвиг, но жизнь такова, что придется взрослеть еще быстрее. Тебе придется понять, что сила воителя - не только сила заклинаний, но и хитрость ума. И умение планировать, и еще умение импровизировать, когда все планы пошли прахом. Когда все закончится, мы с тобой обсудим эту операцию во всех подробностях, обсудим все ошибки сторон… Это станет тебе хорошим уроком.
        - Благодарю, - сказал Людвиг. - Но, повелитель, я хотел бы задать еще один вопрос. А вы уверены, что, когда все кончится…
        Хортон рассмеялся.
        - Что все кончится, так или иначе, я уверен, - сказал он. - А вот как оно кончится… Если я ошибаюсь, мы с тобой, конечно, ничего не обсудим, потому что я уйду в перерождение. Но я надеюсь, что все кончится хорошо.

9
        Бригитта проснулась оттого, что кто-то тряс ее за плечо.
        - Вставай, лежебока! - донесся сверху голос повелителя. - Мужчины хотят жрать. Сходи, сверни шею курице пожирнее.
        Бригитта помотала головой, избавляясь от остатков сна. Она чувствовала себя совсем разбитой, она не выспалась, отлежала бок, а в душе творилось что-то совсем неописуемое, она даже не пыталась разобраться в этом.
        - Устала, девочка, - произнес лорд Хортон с нежностью.
        Бригитта отметила, что голос повелителя утратил болезненную хрипотцу и звучал почти как обычно.
        Лорд Хортон обнял ее и прижался к губам долгим поцелуем. Его губы были сухими и обветренными, но из них исходила жизненная сила, которая напитывала исстрадавшееся тело Бригитты и ее замученную душу. Бригитта чувствовала, как усталость отступает, как силы прибавляются…
        - Я люблю вас, повелитель, - прошептала она, когда поцелуй закончился.
        - Я тоже люблю тебя, девочка, - отозвался лорд и обратился к Людвигу: - Как видишь, то заклинание, что я показывал тебе ночью, можно обратить. Впрочем, этим редко пользуются.
        Бригитта пошла к курятнику, на этот раз она не испытывала душевных терзаний, потому что она исполняла приказ повелителя. Не бывает невыполнимых приказов, и уж тем более не бывает приказов, невыполнимых потому, что они унизительны. Если лорд поручает своей любимой рабыне грязное дело, не соответствующее ее статусу, - значит, у лорда есть на то основания. Приказы повелителя не обсуждаются, они выполняются. Вот когда приказ отдает грязный раб, возомнивший себя непонятно кем,
        - это уже совсем другое дело.
        Бригитта вошла в курятник, не обращая внимания ни на грязь на полу, ни на запах в воздухе. Выбрала самую большую курицу, точным движением схватила ее за шею и потащила наружу. Курица задергалась, затряслась, да так, что Бригитта едва удержала ее в руках. Нога курицы больно ударила Бригитту в бедро, Бригитта почувствовала, как потекла кровь. Оказывается, на ноге курицы есть особый палец, он растет не из ступни, а из середины голени, он снабжен острым когтем и похож маленький нож. Этим когтем тварь ударила Бригитту.
        - Ах ты мразь! - завопила Бригитта, схватила курицу за шею второй рукой и резко повернула руки в разные стороны.
        Птица дернулась так, что вырвалась из рук, упала на землю, дернулась еще раз и затихла. Сзади донесся смех. Бригитта обернулась и увидела, что над ней смеется демон.
        - Это петух, - сказал он. - Курица-мужчина. У него очень жесткое мясо, он не годится в пищу, это просто производитель. Странно, что ты с ним справилась, это очень сильная птица. Ого, да у тебя кровь течет! Людвиг! Бригитта ранена, помоги ей.
        - Повелитель приказал взять мне самую большую курицу, - растерянно пробормотала Бригитта.
        Она чувствовала себя дурой. С одной стороны, откуда ей знать, что среди куриц живет несъедобный петух, а с другой стороны, приказ выполнен неправильно по ее вине. Дура.
        - Я и не знал, что курицы так опасны, - сказал подошедший Людвиг. - Не волнуйся, милая, сейчас я все исправлю. Вот так… Ага, есть.
        Рана затянулась прямо на глазах. Только что кровь лилась ручьем, и вот от раны остался только маленький шрамик, который, Бригитта знала, к вечеру исчезнет без следа.
        - Интересно, - сказал демон. - Вот, значит, как делается эта магия. Я попробую, с вашего позволения…
        Мертвый петух вздрогнул, засучил ногами и попытался взмахнуть крыльями. Поскольку он лежал на боку, это привело лишь к тому, что петух перевернулся на спину. Он открыл глаза, испуганно заклекотал, одним мощным прыжком поднялся на ноги, расправил крылья и побежал прочь, взмахивая крыльями и пытаясь взлететь. Людвиг смотрел на демона удивленными глазами.
        - Я не знал, что это заклинание воскрешает мертвых, - сказал он. - Интересно, что при этом происходит с душой петуха. Перерождение отменяется или в воскрешенное тело вселяется какая-то новая душа?
        - Думаю, перерождение отменяется, - сказал демон. - Ой, а это еще что такое?
        Земля, на которой только что лежал мертвый петух, шевелилась и как бы плавилась, она ходила волнами, выпускала отростки, которые расползались в разные стороны, и там, где они ползли, земля тоже плавилась и шла волнами.
        - Впервые вижу такой эффект, - сказал лорд Хортон, очевидно привлеченный криком Бригитты. - Странно, но я только сейчас сообразил, как много общего между обычным исцеляющим заклинанием и «местом на линии». Собственно, «место на линии» применяет магию исцеления к тому, что нельзя исцелить, потому что оно не живое. А если влить больше силы и не озабочиваться приданием ей тонкой структуры… Кстати, это пятно действительно растет или мне кажется?
        - Растет, - сказал Людвиг. - Уже почти вдвое выросло.
        - Тогда что вы стоите?! - удивился лорд Хортон. - Ждете, когда оно вас сожрет? Все назад!
        Они отступили назад, граф ударил по живой земляной луже файрболом. Немного помолчал и задумчиво произнес:
        - Сдается мне, пророчество о потрясателе содержит гораздо больше правды, чем можно было подумать. Боюсь, Павел, Муралийский Острог скоро покажется тебе слишком мелким. Впрочем, не будем делить владения герцога, пока он еще жив. Павел, хочешь, я научу тебя кое-какой магии?

10
        Земля вздрогнула, ударная волна ударила по ушам, в небо взметнулась целая гора земляных комьев. Павел рухнул наземь, в фильмах о войне всегда так делают, когда рядом разрывается большая фугасная бомба. Хорошо, что это большая фугасная бомба, а не маленькая атомная, а то могло и так получиться. Всего-то изменил один маленький поток силы - и, нате вам, вон какой эффект. Павел ожидал чего-то подобного, но не верил, что получится так мощно.
        Земляные комья посыпались сверху, какое-то время Павлу даже казалось, что сейчас его засыплет заживо. Но нет, пронесло, не такая уж и большая получилась фугаска, килограммов десять в тротиловом эквиваленте, вряд ли больше. Он, правда, рассчитывал на взрыв как от ручной гранаты…
        Павел ехидно усмехнулся. Раньше он не раз говорил про мракобесие этого мира, но тогда эти слова были просто фигурой речи, он не воспринимал их всерьез. Но он был прав, он верно угадал, этот мир действительно погряз в мракобесии. Маги, называющие себя воителями, копят заклинания, как Кощей Бессмертный копил злато, воруют друг у друга магические книги, трясутся над корявыми цепочками букв как над величайшей ценностью во всем мире. Для них заклинания - нечто неизменное, данное природой или древними магами, они не пытаются видоизменять известные заклинания или изобретать свои. А это так просто! Надо всего лишь представить себе химический состав…
        Нет, он погорячился, это не так-то просто. Чтобы это стало просто, надо иметь багаж знаний, который даже на Земле двадцать первого века не у каждого школьника есть, да и не у каждого выпускника института. Здесь таких знаний нет ни у кого, а чтобы изобрести дельное заклинание наугад, методом проб и ошибок, надо быть гением. Но если не изобретать наугад, а вывести простую закономерность… А ведь пророчество не врет, я действительно потрясатель вселенной!
        Павел встал, отряхнул с одежды грязь, поднял лицо к небу, раскинул руки и захохотал. Это был очень патетический жест, в кино он был бы уместен черному властелину, внезапно осознавшему свое предназначение. Интересно, какими глазами на него смотрит Хортон…
        Хортон смотрел испуганными глазами. Павел видел, что у графа наготове мощное заклинание, он готов пустить его в ход и уже давно сделал бы это, но боится, потому что Павел нужен ему живым. Потому что иначе за этого графа не дадут и ломаного гроша. И не только потому, что в этом мире нет ничего похожего на деньги.
        - Не пугайся, граф, - сказал Павел. - Это был просто научный опыт. Знаешь, чем истинная наука отличается от всякой наукообразной хрени? Тем, что научные результаты повторяемы. Смотри!
        На соседнем холопском участке подорвалось дистанционно управляемое минное поле. Во всяком случае, выглядело это именно так.
        - Нравится? - спросил Павел. - Держи формулу, дарю. Попробуй сам, только прицеливайся подальше. Это просто - открываешь пустоту, проникаешь силовыми нитями в пространство химических связей… Ах да, в вашем языке нет таких слов… Короче, ты видел порядок действий. Попробуй повторить.
        Хортон направил взгляд на дерево, чудом уцелевшее после первого взрыва. Павел видел внутренним зрением, как магия Хортона проникла в живую древесину, как сотворенные заклинанием демоны Максвелла начали перетасовывать молекулы, превращая целлюлозу в нитроцеллюлозу… нет, не так…
        - Так ничего не получится, - сказал Павел. - Присмотрись, видишь, в ткани материи есть… гм… узелки четырех видов. Ну, то есть видов больше, но самые частые - четырех видов. Тебе нужно взять большие узелки, но не самые большие, а вторые по размеру, и подсоединить их к таким крупным… конструкциям…
        Хортон шумно выдохнул и разочарованно покачал головой.
        - Не получается, - сказал он. - Ты слишком многого от меня хочешь, этому нужно долго учиться. Я никогда раньше не влезал магией в столь тонкие слои материи, я не знал, что от этого бывает такой эффект. А ты откуда сам это знаешь?
        - А я этого и не знал, - ответил Павел. - В нашем мире нет магии, знания о структуре вещества у нас используют по-другому. Делают разные артефакты… Нет, я не то хотел сказать, то слово, у нас оно означает совсем другое…
        - Все понятно, - заявил Хортон. - У вас действует другая магия, ориентированная на материальное воплощение заклинаний. Легенды говорят, что в незапамятной древности, когда не родились еще великие маги, мои первобытные предки тоже пользовались артефактами. Но потом мои предки научились вмешиваться в структуру бытия непосредственно, силой мысли, а твои предки довели до совершенства науку построения артефактов. А если соединить их воедино… - Хортон хихикнул. - Знаешь, Павел, я начинаю тебя бояться. Знаешь, о чем я сейчас думаю?
        - О том, не убить ли меня прямо сейчас, на всякий случай, - сказал Павел. - Не стоит. Не знаю почему, но это не в твоих интересах, иначе ты убил бы меня еще вчера, внезапным ударом из темноты. Ты ведь не всегда соблюдаешь ритуалы? Бросить вызов по всем правилам…
        Хортон воровато огляделся по сторонам. Павел понял, что знает, о чем думает Хортон
        - он смотрит, нет ли рядом Людвига, потому что в его присутствии он стесняется говорить откровенно.
        Впервые за все время пребывания в этом мире Павел почувствовал себя в привычной среде - он вел переговоры. И неважно, что сейчас договариваются не партнеры по бизнесу, а два великих мага, переговоры - они и в Африке переговоры. Основной принцип всегда один - добиться выгодных условий сделки, не злоупотребляя обманом партнера. Потому что любой обман рано или поздно вскрывается, а репутация бизнесмена - капитал, который не компенсируешь никакими деньгами. А здесь обстановка такая же, как в России 1990-х, и неважно, что в роли прокурора выступает не киллер с винтовкой, а маг с заклинанием.
        - Знаешь, Хортон, - сказал Павел, - сейчас я скажу одну вещь, она может показаться странной, тебе даже может показаться, что я тебя поучаю или там воспитываю. Сейчас у нас с тобой общие интересы, нам невыгодно предавать друг друга. У меня есть знания, которые нужны тебе, и они нужны тебе прямо сейчас, у тебя нет времени осваивать их самому. А у тебя есть навыки боевого применения заклинаний, я-то, когда впервые создал сплошной файрбол, целую рощу спалил и сам чуть не погиб… Ты отлично разбираешься в местной политике, ты знаешь, как у вас ведутся войны… Сейчас ведь начинается война, я правильно понял?
        - Не совсем, - сказал Хортон. - Я уже бросил вызов лорду Хину, покинув Гусиный Пик, и я не жалею, что сделал это. Я не сомневаюсь, что мы победим, я-то думал использовать тебя как знамя - потрясатель вселенной с нами, пророчество исполняется… А тут оказывается, что ты в бою стоишь… впрочем, в бою против герцога тебе не выстоять. Но мы кое-что придумаем. Но это потом, а сейчас мне пришла в голову идея одного заклинания. Как создается «место на линии», помнишь? Попробуй заклять его, хотя бы вон на том дереве, и вложи в заклинание то плетение, которым ты устроил эти взрывы, но не в чистом виде, а как бы в потенциале, заложи его внутрь и оберни внешним заклинанием, построй линию, и пусть эта линия содержит в себе яйцо будущего взрыва. Хорошо бы приделать еще особую управляющую нить… Но нет, это слишком сложно для первого раза, попробуй пока так.
        Через четверть часа Павел и Хортон бежали со всех ног, а их тени бежали впереди них, причем источником света было не солнце, спрятавшееся за облаками, а чудовищный фейерверк, бушевавший позади. Обработанное заклинанием дерево распалось на мириады мелких мошек, они бороздили воздух во всех направлениях, время от времени та или иная мошка ослепительно вспыхивала и прочерчивала небо ярким и смертельно опасным метеором. Было похоже, как будто со всех сторон стреляют трассирующими пулями. Одна мошка попала Павлу в предплечье и пробила руку навылет, из раны хлестала кровь, хорошо, что боль не чувствовалась. Потому что проснувшаяся магическая сила Павла автоматически блокирует боль в стрессовой ситуации, теперь Павел понимал, почему он не чувствовал боли в самом первом поединке с Людвигом.
        - Излечи меня, - потребовал Павел, когда они отбежали на безопасное расстояние. - И дай мне посмотреть, как это делается. А то, стыдно признаться, я до сих пор не владею целительской магией. Хотя нет, петуха-то я оживил… Черт возьми, как же от этой магии голова пухнет….
        Глава восьмая

1
        Барон Иф изо всех сил старался удержать на лице непроницаемое выражение, это удавалось, но с большим трудом. После трех часов в воздухе Иф балансировал на грани истерики, очень хотелось заорать во все горло, но нельзя - воитель не должен показывать слабость, особенно перед лицом сюзерена. Жутко болела нога, герцог не дал нормально залечить ее, и правильно, в общем-то, сделал, Иф сам виноват, что неосторожно приземлился, а потом не смог должным образом сконцентрироваться и затянул процесс восстановления тканей. Но от этого не легче. И еще полет этот…
        Иф знал, что великие маги могут подниматься в воздух силой магии и летать быстрее, чем голубь, но медленнее, чем стриж. Но Иф никогда не предполагал, что герцог Хин владеет этим заклинанием и что он владеет им настолько хорошо, что трехдневный путь они покрыли за три часа. Эти три часа были ужасны.
        В лицо бил ураганный ветер, слезились глаза, трудно было дышать, приходилось пригибать голову, прижимая подбородок к груди, взгляд упирался в поля, бешено мчащиеся внизу, и от этого зрелища к горлу подступала тошнота. Раньше Иф завидовал птицам, он полагал, что полет - это наслаждение, но теперь он так не думал. Человек - не птица, он не создан для полета.
        А герцог перенес полет очень легко. Приземлился и сразу пошел навстречу местному мастеру расчетов и завел с ним разговор. Как будто его не мучил ни ветер в лицо, ни отвратительное ощущение затянувшегося падения, от которого сводит живот и хочется проснуться и избавиться от этого кошмара. Хотя кто его знает, какие защитные заклинания он на себя навесил…
        Иф сделал очередное усилие над собой и прислушался к разговору.
        - Значит, ты не знаешь, куда направился демон, - говорил герцог. - И тем более ты не знаешь, куда направился Хортон, правильно?
        - Да, повелитель, - ответил мастер расчетов, в очередной раз согнувшись в поклоне.
        - Я никогда не осмелился бы обратиться к его сиятельству с вопросом, не являющимся уточнением поступившего приказа. Однако могу предположить, что его сиятельство направился на поиски сбежавшего демона.
        - У Хортона был зафиксированный образ демона?
        - Не могу знать, ваша светлость. Предполагаю, что был. Его сиятельство рассчитывал найти демона быстро, без зафиксированного образа это нереально.
        - Прекрасно, - сказал герцог. - Я узнал все, что хотел, иди, раб, занимайся своими делами.
        Раб еще раз поклонился и засеменил прочь, внутрь замка. Герцог повернулся на месте, сделав полный круг, и сказал:
        - Хортон где-то там, в Фанарейской волости, которую он недавно зачистил, - герцог указал пальцем на широкую дорогу, уходящую от замка. - Надо полагать, демон там же. Что ж, Иф, пришло время тебе действовать. Ты зафиксировал образ графа?
        - Конечно, повелитель, - ответил Иф. - Я сделал это сразу же, как только он прибыл в замок вашей светлости.
        - Вот и хорошо. Найди Хортона и передай ему повеление немедленно возвращаться в замок. Также передай ему, что я не гневаюсь на него за его нелепый побег, но жду объяснений. Мне известно о книге Эльдара и о заклинании, что он нашел в ней, я хочу получить от графа эту книгу вместе с его личными комментариями. И еще я требую, чтобы он доставил мне демона. Если он выполнит все перечисленное, я буду доволен. А если он откажется явиться на мой суд, я буду считать его изменником. Тебе все понятно?
        - Понятно, мой повелитель, - кивнул Иф. - Однако если бы мне было позволено попросить разъяснения…
        - Тебе позволено, - перебил его герцог, не дав закончить ритуальную фразу. - Спрашивай.
        - Должен ли я быть готов к бою? - спросил Иф. - То есть понятно, что я всегда должен быть готов к бою, но насколько вероятным повелитель считает…
        Лорд Хин пожал плечами.
        - Не знаю, - сказал он. - Поведение графа мне непонятно. Весьма вероятно, что произошло недоразумение, и когда он это поймет, то вернется и все объяснит. Но есть факты, которые в эту версию не укладываются. Я не исключаю, что Хортон собирается бросить мне вызов.
        - Но в этом случае…
        - В этом случае он, вероятно, убьет тебя. Ты боишься перерождения?
        У Ифа засосало под ложечкой. Воитель не должен бояться смерти, но…
        - Мне нечего бояться, - сказал Иф, стараясь, чтобы его голос звучал ровно. - Я считаю прожитую жизнь достойной, я прошел путь судьбы, не посрамив чести. Мое следующее рождение не должно стать менее счастливым, чем теперешнее.

«А счастливо ли твое теперешнее воплощение?» - спросил барона внутренний голос. Иф оставил этот вопрос без ответа.
        - Однако в животе что-то пульсирует, - улыбнулся герцог. - Не стыдись своего страха, это нормальное чувство. Но не давай ему овладеть тобой. И не вступай в бой с Хортоном, даже если он начнет оскорблять тебя или меня, отвечай только на прямое нападение. Впрочем, вряд ли он даст тебе шанс ответить, Хортон намного сильнее тебя, если захочет убить - убьет. Не думай о жизни, думай о чести, в худшем случае ты пройдешь путь судьбы до конца, и это будет достойное его завершение. А в лучшем случае ты вернешься ко мне и приведешь заблудшего вассала - очень достойный поступок, он хорошо отразится на твоем следующем воплощении. И не тревожься так сильно, я предчувствую, что все будет хорошо. Еще есть вопросы?
        Иф отрицательно помотал головой.
        - Тогда иди, - сказал лорд Хин. - Только сначала сядь и долечи ногу. А потом, когда все закончится, не забудь потренироваться в самоисцелении, мне не нравится, как у тебя сейчас сработало это заклинание.
        - Да, повелитель, - сказал Иф. - Разрешите приступать?
        - Приступай. И удачи тебе!
        Герцог отвернулся от вассала и пошел к замку. Иф присел на удачно расположенный камень, расслабился и стал лечить ногу.
        Ему было страшно. Это был не тот страх, который парализует тело и разум и заставляет совершать невероятные глупости. Это был обычный бытовой страх, какой всегда просыпается, когда ты идешь на опасное дело, Ифу не раз приходилось с ним сталкиваться. Иф знал, что, когда придет момент истины, страх отступит, чтобы вернуться потом, когда приказ повелителя будет выполнен и можно будет неторопливо размышлять о том, чего удачно избежал. Иф не раз выполнял куда более сложные и опасные задания герцога. Просто полет выбил его из колеи. Если бы они пришли сюда пешком или хотя бы бегом… Впервые на памяти Ифа лорд Хин совершил полет, да еще такой длительный… И как-то странно ведет себя герцог, какой-то он нервный сегодня… Может, на него тоже подействовал полет, а он просто не подает вида? Да, наверное, так и есть.
        Иф осторожно вытянул ногу, затем согнул в колене и снова выпрямил. Вроде все нормально, можно приступать к выполнению приказа.

2
        Павел сидел на поваленном дереве и созерцал окружающий пейзаж. Пейзаж выглядел апокалиптически - земля перепахана и покрыта воронками, тут и там попадаются глубокие ямы, оставшиеся после того, как Павел и Хортон отрабатывали разные вариации «места на линии», одна страшнее другой. Деревья частично повалены, частично сожжены прямо на месте, а одно дерево так сильно изрешечено огненными мухами, что кажется, будто оно нарисовано пунктиром.
        Разрушительная мощь боевой магии потрясает. В родном мире Павла один боец, владеющий ею на уровне Павла, стоил бы целой роты, если не батальона. Да и в этом мире, как говорил Хортон, Павел не уступает среднему графу. Но с Хортоном ему не справиться, Павел это понимал. Разве что ударить исподтишка и надеяться, что заклинание распылит графа на атомы раньше, чем тот успеет нанести ответный удар. Но это маловероятно, быстро формировать заклинание - целое искусство, ему учатся десятилетиями. Утром Павел уговорил Хортона на серию учебных боев, в результате Хортон победил пять раз из пяти. Он побеждал легко и непринужденно, просто молниеносно лишал Павла зрения, а Павел ничего не успевал сделать. А герцог Хин еще сильнее, чем граф Хортон… Впрочем, Хортон говорит, что у них с Павлом есть хорошие шансы, если они будут сражаться в одной команде.
        А вот и граф, легок на помине. Быстрым шагом идет по пепелищу, переступая обгорелые бревна и перепрыгивая ямы. Кажется, он не видит меня, попробовать его подловить, что ли…
        Павел сконцентрировался на крупном обломке бревна метрах в десяти перед графом. Захват пустоты, силовые линии… формируйся, нитроцеллюлоза…
        Солнце погасло. Павел разочарованно отменил заклинание. Никак не получается застать графа врасплох, наверняка есть какая-то хитрость, которую он скрывает. И правильно делает, что скрывает, Павел на его месте тоже не стал бы делиться с временным союзником всеми секретами. Хортон, правда, не называет их союз временным, но кто знает, что он на самом деле думает…
        Непроницаемая пелена спала с глаз Павла, он снова все видел. В двух шагах от него стоял граф Хортон и раздраженно смотрел на Павла.
        - Когда же ты успокоишься? - задал Хортон риторический вопрос. И добавил: - Сейчас драться придется, а ты дурью маешься.
        - Драться? - переспросил Павел. - С кем драться? Хин уже рядом?
        Хортон покачал головой.
        - Нет, от Хина судьба нас пока бережет, - сказал он. - Сюда приближается барон Иф, это безземельный барон, обычно он живет в замке Хина, Хин берет его с собой на зачистки. Очень сильный боец, примерно твоего уровня, но гораздо более опытный.
        Павел отметил, что Хортон впервые признал его сильным бойцом, и не просто сильным, а очень сильным. Это было приятно.
        - Как он попал сюда? - спросил Павел. - Тоже бегом бежал всю дорогу? И как он нашел нас? Или пока не нашел? Может, лучше не драться, а просто уйти, пока он нас не нашел?
        - Вопросы лучше задавать постепенно, - сказал Хортон. - А еще лучше вообще не задавать - на подробные ответы все равно нет времени. Уйти не получится, Иф найдет нас везде, это такая особая магия. Придется драться, причем драться будешь ты, а я буду подстраховывать. Постарайся не убивать его, просто напугай, но хорошо напугай, чтобы он поверил, что ты самый сильный воитель в империи. Применяй самые зрелищные заклинания, не давай ему сосредоточиться, пусть он ощутит свое ничтожество перед потрясателем вселенной. И не бойся, у тебя все получится, я в тебя верю. Пошли.
        Они перешли изрытое и обожженное поле, превращенное в импровизированный полигон. Один раз Павел чуть не провалился в яму, оставленную каким-то заклинанием, лишь в последний момент чутье подсказало ему, что из-под земли тянет остаточной магией. Павел отметил, что стал чувствовать магию гораздо лучше, теперь ему не приходилось напрягаться и сосредоточиваться, чтобы улавливать нарушения структуры силовых линий. Это хорошо, но не нужно обольщаться, у местных воителей все равно опыта больше.
        Они прошли через участок, ставший их временным пристанищем. Людвиг с Бригиттой сидели в тени дерева и целовались. Хортон не обратил на них никакого внимания.
        - Послушай, Хортон, - сказал Павел, - давно хотел тебя спросить, ты не ревнуешь Бригитту к Людвигу?
        - Ты лучше не глупые вопросы задавай, а сконцентрируйся на предстоящем бое, - ответил Хортон. - План боя уже продумал?
        - Ну… - замялся Павел. - Сначала сделаю подземную ловушку взрывного действия, подорву ее перед ним… Нет, лучше за ним, чтобы он обернулся и отвлекся… А потом… может, огненными мухами ударить? Хотя нет, он убежит, а нам этого не надо. Может, лучше огненных червей запустить? Ну, то есть применить то заклинание не к дереву, а к земле?
        - Можно и так, - сказал Хортон. - Выбор заклинаний непринципиален, главное - чтобы они были зрелищными и максимально чуждыми привычной магии. Обычные заклинания типа сплошного файрбола не используй вообще. И не бойся случайно поранить Ифа, он легко восстановится. Только не забывай, что твое дело - не убивать, а продемонстрировать силу. Все, пришли. Он будет здесь через четверть часа.
        Павел огляделся. Сразу вспомнилась армейская молодость, в памяти всплыли намертво забытые знания, скорее даже, обрывки знаний. Противник наступает вон оттуда, вот под этим кустом хорошо установить пулемет, запасная позиция… Какая, к черту, запасная позиция? Здесь нет пулеметов, здесь есть магия!
        Впрочем, у магического боя и нормального боя есть довольно много общего. Например, надо выбрать укрытие…
        - Он идет по этой тропе? - спросил Павел.
        Хортон пожал плечами.
        - Скорее всего, - сказал он. - Я не настолько хорошо его чувствую, чтобы говорить наверняка.
        - Я займу позицию вон там, - Павел показал пальцем. - Видишь, куча какой-то травы? Если залечь за ней, голова будет на фоне кустов… короче, отличная позиция, все поле просматривается как на ладони. А этот барон тоже тебя чувствует, как ты его?
        Хортон кивнул.
        - Именно тебя, а не меня?
        Хортон снова кивнул.
        - Тогда иди вон туда, пройди шагов двести и где-нибудь спрячься.
        - Оттуда я не смогу помочь тебе, - сказал Хортон. - Моя магия не настолько дальнобойна.
        - Если ты уйдешь туда, твоя магия не потребуется, - сказал Павел. - Смотри, какое отличное место для ловушки. Он ведь идет прямо к тебе, правильно? Он окажется вот здесь, а я ударю с фланга. Я буду в укрытии, вряд ли он быстро меня засечет, а если даже засечет, я проползу вон по той канаве вон к тем кустам. А потом, когда начнется бой, ты сможешь выдвинуться вперед вон за тем бугром и подстраховать меня. Думаю, это хороший план.
        Хортон с сомнением покачал головой.
        - Не такой уж и хороший, - сказал он. - Но лучшего все равно нет. Это я виноват, я не ожидал, что с Хином придется столкнуться так быстро. Ладно, действуем.

3
        Судя по тому, как приближался образ Хортона, граф находился не так далеко, как Иф предполагал изначально, не в Фанарейском замке, а гораздо ближе, почти на самой границе волости. Интересно, что мятежный граф обнаружился далеко в стороне от дороги, где-то в часе быстрой ходьбы. При этом он не совершал путешествия, он находился на одном месте уже три часа подряд. Ну, то есть не совсем на одном месте, он не сидел неподвижно, а время от времени ходил туда-сюда, но все его перемещения ограничены небольшим участком местности. Что он там делает? Жаль, что зафиксированный образ позволяет только определять местонахождение, Иф многое отдал бы за то, чтобы узнать, чем сейчас занимается Хортон.
        Дорога успокоила безземельного барона, страх рассеялся. Теперь Иф сам не понимал, почему так разволновался, получив приказ сюзерена. Самый обычный приказ - провести разведку, вступить в переговоры, о результатах доложить, ничего особенного. Общая обстановка непонятна, но по этому поводу пусть пухнет голова герцога, дело Ифа маленькое - выполнить приказ и доложить о выполнении.
        Иф быстро приближался к цели путешествия, до встречи с графом Хортоном оставались считаные минуты. Иф сконцентрировался. Пусть герцог и не ставил задачу сражаться, к бою все равно надо быть готовым.
        Расстояние между Ифом и Хортоном перестало сокращаться - граф быстро идет в противоположную сторону. Странно. Почувствовал вестника и решил скрыться? Это глупо, тогда нужно бежать со всех ног, да и это вряд ли сработает. Чтобы на таком расстоянии потерять зафиксированный образ, надо быть совсем неопытным воителем. Удивительно, кстати, что граф почувствовал Ифа так поздно, его чувствительность к образам должна быть намного выше. Может, он вообще не захватил образ барона и не знает, кто к нему приближается, а просто отправился куда-то по своим делам?
        С магической картиной мира начало происходить что-то необычное. Слева и справа от дороги ощущаются неясные завихрения, которые идут… из-под земли? Нет, это не может быть ловушкой, ловушка не может размещаться так далеко от цели. Может, это следы какого-то ранее совершенного заклинания?
        Земля вздрогнула и разверзлась, одновременно слева и справа. Жуткий, непредставимый грохот ударил по ушам и немедленно оборвался, превратившись в боль. Целые горы земли, травы и камней взлетели в воздух, Иф едва успел выставить магический щит.
        Его бросило влево и тут же вправо, щит дрожал и колебался под ударами земли и камней. В следующее мгновение страшный удар сзади смял щит и бросил его вперед вместе с Ифом, скорчившимся под его прикрытием.
        Иф не смог удержать равновесия, его швырнуло на землю и протащило несколько шагов. Щит не выдержал и лопнул, рассыпался на маленькие магические вихри. Пыль ударила в нос и глаза, Иф зажмурился и задержал дыхание. С правого колена капала кровь, Иф рассадил его о камень. Сверху посыпалась земля и какие-то обломки, Иф перекатился в сторону, пытаясь выйти из-под этого дождя, но ничего не получилось, земля сыпалась отовсюду.
        Левое колено обожгло резкой болью. Иф вскочил на ноги и увидел, что по земле ползают маленькие червячки, светящиеся ядовито-красным цветом, как будто это не черви, а тоненькие прутики раскаленного железа. Они действительно раскаленные, они обжигают! И они приближаются к Ифу, они атакуют его!
        Иф прыгнул вперед, прямо с места, без разбега, он вложил в этот прыжок все силы и помог магией, его тело перелетело через широкую сплошную полосу огненных червяков, он приземлился позади этой полосы, но земля разъехалась под ногами - и целое скопище червей облепило его ступни.
        Он заорал во весь голос, не пытаясь более сохранять хладнокровие, боль была слишком сильна. Последним, запредельным усилием вырвал ноги из кипящей огненной массы, но второй прыжок оказался куда короче первого. Он упал на бок, черви набросились на него, они сжигали его заживо, а он мог только кататься по обжигающему живому покрывалу и оглашать окрестности воплем смертельно раненного зверя.
        А потом боль отступила. Хин лежал на дымящейся траве, его бока судорожно вздымались, он понимал, что проиграл бой, но не понимал, почему победитель не добивает его. Как вообще граф Хортон смог провести столь мощную атаку с такого большого расстояния? Или он научился ставить автономные ловушки, не требующие непосредственного вмешательства? Но как он тогда отозвал червей? И вообще, зачем он все это сделал?
        Минуты шли, ничего не происходило. Иф осторожно потянулся к магическим нитям. Все было нормально, ничто не выдавало близкого присутствия другого воителя. Образ графа Хортона по-прежнему маячил далеко впереди… хотя нет, он приближается… но очень медленно.
        Иф запустил лечащее заклинание. Страшные ожоги вспухли пузырями, хлынул гной. Омертвевшая кожа сползала большими лоскутами, под которыми формировалась новая кожа, нежная и розовая. Никто не препятствовал Ифу залечивать раны, может, это действительно была автономная ловушка? Тогда надо немедленно доложить об этом герцогу, он должен знать, что изменник Хортон намного сильнее, чем он предполагал.
        Осторожно встать на ноги, проверить, как работает восстановленное тело… вроде нормально. А теперь…
        Маленькая птичка, воробей, кажется, упала с неба, сложив крылья, камнем врезалась в землю, и из этого места ударил целый фонтан земли. Оглушительный хлопок отозвался в ушах резкой болью, мелкие камешки рвали одежду и голую кожу, крупный камень с силой ударил в грудь, Иф почувствовал, как хрустнули ребра. Он даже не успел выставить щит!
        Щит… поставлен. И вовремя - вслед за первым воробьем с неба посыпались новые птицы, они падали и взрывались, перепахивая землю, как холопы после сбора урожая и перед посевом. Щит защищал от камней и комьев земли, но удары, поглощенные им, швыряли Ифа из стороны в сторону, он никак не мог сосредоточиться. Он так и не смог пока нанести ни одного удара в этом бою! Да какой это бой, это избиение…
        Птицы перестали падать. Иф затравленно огляделся по сторонам. Нигде никого не видно, Хортон по-прежнему далеко… Нет, он приближается! Неужели это все-таки он атакует? Как он силен! Нет смысла сражаться с ним, надо поставить заградительный барьер и бежать отсюда!
        Иф сложил руки в заклинательном жесте, сплошной файрбол сорвался с его пальцев и ударил тугой струей пламени по кустам и низким деревцам, отделяющим Ифа от приближающегося Хортона. Сплошная стена огня и дыма станет непреодолимым барьером, еще немного… Все, пора бежать!
        Иф развернулся, сделал первый шаг и остановился как вкопанный. Перед ним поднималась точь-в-точь такая же огненная стена, как та, что он только что создал. Да что это за издевательство, Хортон просто глумится над ним!
        Бежать прочь отсюда, неважно куда, но бежать, никакая магия не спасет от огня. Иф больше не думал о жизни и чести, он вообще ни о чем не думал, он просто бежал, делал огромные скачки, перепрыгивал ямы, от которых ощутимо тянуло магией, и просто обычные ямы, а пламя преследовало его, не отставая ни на шаг. А потом огненный столб вспух прямо перед ним, Иф ринулся вперед в отчаянном прыжке, зажмурив глаза и прикрыв руками растрепавшиеся волосы. Он понимал, что не прорвется через пламя, он найдет здесь свой конец, и этот конец будет мучительным, вряд ли можно придумать более жуткую смерть, чем сгореть заживо, остается лишь утешаться, что это зачтется в будущем воплощении. Последним чувством Ифа было облегчение - он почувствовал, как отключается разум.

4
        Хортон не видел начало боя. Все было тихо, посланник Хина равномерно приближался, и вдруг земля вздрогнула, и спустя секунду-другую ушей Хортона достиг слитный рев цепочки близко расположенных взрывов.
        Демон атаковал слишком рано, Хортон был слишком далеко, чтобы подстраховать его. С такого расстояния Хортон не чувствовал магию, исходящую от Ифа, он лишь видел, как зафиксированный образ бестолково мечется туда-сюда, ошеломленный внезапным ударом. А потом, через считаные секунды, образ замер на месте.
        Прошла минута. Гигантский клуб дыма, заполнивший полнеба, оторвался от верхушек деревьев и поплыл через небосвод неестественно черным облаком. Иф оставался неподвижен. Может, Павел перестарался, и посланник герцога вот-вот умрет? Этого нельзя допустить, тогда пойдет прахом весь великолепный план, разработанный Хортоном. Вперед!
        Однако сильно спешить тоже не стоит. Иф, несомненно, зафиксировал образ Хортона еще в Гусином Пике, все движения Хортона видны барону как на ладони. Если он не умирает, а, наоборот, лечится, он может запаниковать, и тогда он ударит по Хортону всей своей мощью. Нет, Хортон не боится сойтись с бароном Ифом в лобовой схватке, Хортон все же сильнее, но не настолько, чтобы рисковать без нужды. Не будем торопиться.
        А вот и демон решил прощупать противника. Хортон почувствовал, как в небе, посеревшем от дыма, формируется заклинание, которое демон называет смешным словом
«бомбардировщик». Вот оно! Первая птица прервала свой полет, и в то же мгновение образ Ифа дернулся в длинном прыжке.
        Точно, он лечился! Магический удар потряс ткань бытия, вспыхнуло пламя, стена заградительного огня вздыбилась перед бароном, Хортон видел ее обычным зрением. Иф собрался покинуть поле боя, и Хортон его не винил. Столкнись он с таким набором ударных заклинаний, столь мощных и столь чуждых, он тоже не стал бы долго искушать судьбу. Только не суждено барону избежать полного поражения, он и сам это скоро поймет.
        Молодец демон, как изящно он вырастил заградительную стену позади врага! Хортон не мог ни увидеть, ни ощутить смятение Ифа, но оно было очевидно и по движениям образа. Вот он побежал, не разбирая дороги, куда глаза глядят… а демон направляет его бег прямо к своему укрытию, вот последняя заградительная вспышка…
        Демон встал в полный рост, сгруппировался, и в следующую секунду, когда Иф вылетел из пламени, окруженный заревом пылающих волос, кулак демона врезался в его подбородок. Все, бой закончен.
        Через минуту, когда Хортон приблизился к месту развязки, демон спросил его:
        - Ну как? По-моему, неплохо получилось.

«Неплохо - это мягко сказано», - подумал Хортон, а вслух сказал:
        - Да, неплохо. Он скоро придет в себя?
        Демон пожал плечами.
        - Не знаю, - сказал он. - Тут не угадаешь, может прямо сейчас очухаться, а может еще полчаса валяться. Может, поможешь ему заклинанием?
        - Не стоит, - сказал Хортон после долгой паузы. - Он почувствует заклинание, подумает, что его атакуют, начнет суетиться… Давай лучше подождем. Кстати, я так и не успел тебя проинструктировать. Говорить буду я, ты стой рядом с умным видом, ты
        - потрясатель вселенной, а я - твой вассал, которого ты уполномочил исполнить мелкое и незначительное поручение. Или, еще лучше, отойди в сторону и займись чем-нибудь магическим и непонятным. Хотя, если ты мне не доверяешь, лучше не отходи, лучше присутствуй при разговоре, чтобы потом не было недоразумений.
        - Не то чтобы я тебе не доверяю… - протянул демон.
        Что он хотел сказать далее, осталось тайной, потому что поверженный барон зашевелился и едва слышно застонал.
        Хортон слегка пнул его в плечо.
        - Хватит притворяться, - сказал он. - Вставай и поприветствуй потрясателя вселенной.
        Иф открыл один глаз (второй заплыл огромным кровоподтеком и не открывался). С трудом сел, снова застонал и обхватил руками голову.
        - Что, болит? - спросил Хортон. - Это еще цветочки, ягодки впереди. Давай, восстанавливайся быстрее, потрясатель не будет ждать тебя вечно. Силы остались или холопа тебе поймать?
        Силовые линии целительской магии окутали тело барона.
        - Только без шуток, - строго сказал Хортон. - Потрясатель пощадил тебя дважды, третьего раза не будет.
        - Да какой ты потрясатель… - пробормотал Иф. - Герцог тебе такое потрясение устроит…
        Хортон рассмеялся.
        - Сдается мне, у тебя оба глаза пострадали, исцели их. А когда исцелишь - раскрой их пошире и найди потрясателя.
        Иф повернул голову и уткнулся взглядом в Павла.
        - Это, что ли, потрясатель вселенной? - спросил он. - Погодите… Настоящий потрясатель?! Это же сказочка для маленьких детей!
        Хортон снова рассмеялся.
        - Гляди, Павел, - сказал он, - ты - сказочка. Я бы на такие слова обиделся. Этот парень, конечно, сильно ударился головой, но все же…
        - Погодите! - воскликнул Иф. - Демон не может быть потрясателем вселенной! Потрясатель должен освоить магию самостоятельно, а демоны обладают ей от природы.
        В разговор вмешался Павел.
        - Ты кому это рассказываешь? - спросил он Ифа. - Думаешь, мы с Хортоном не знаем, кто такой потрясатель и как призывать демонов? Или ты в меня не веришь? Может, тебя еще раз обжечь, чтобы прочувствовал как следует?
        Смятение Ифа возрастало на глазах.
        - Нет, я не говорю, что не верю, - сказал он. - Допустим… Но я должен доложить герцогу!
        - Герцогу ты больше ничего не должен, - заявил Хортон. - Ты, наверное, забыл пророчество о потрясателе. Напомнить?
        - Нет, я помню, - пробормотал Иф. - Грядет потрясатель, промчится от заката до рассвета, не останется ничего неизменного…
        - Вот именно, - веско сказал Хортон. - Не останется ничего неизменного. Там еще есть строчка со словами «горе тем, кто…». Помнишь?
        Иф отрицательно помотал головой. Еще бы он помнил, не было никогда такой строчки в этом пророчестве. А теперь будет.
        - Не помню, - сказал Иф. - Так вы… так, по-вашему, я должен предать сюзерена?
        - Не останется ничего неизменного, - повторил Хортон, наставительно подняв палец вверх. - Верности старым повелителям больше нет. Я понял это вовремя и советую тебе последовать моему примеру. И поторопись, ты испытываешь терпение потрясателя.
        Иф молчал очень долго, минуты две-три, и эти минуты показались Хортону вечностью. Только бы он не уперся, только бы не решил, что честь дороже жизни, а верность законному сюзерену дороже верности загадочному потрясателю вселенной, который всегда считался персонажем детской сказки.
        Но барон произнес, негромко, но очень отчетливо:
        - Я признаю потрясателя вселенной своим повелителем.

5
        Они шли по тропе: впереди Иф, затем Хортон, Павел замыкал колонну. Хортон упорно насиловал мозг завербованному барону.
        - Больше не осталось ничего неизменного, - говорил он. - В мир явилась новая сила, она идет за тобой и глядит на тебя. Не бойся прогневать того, кто повелевал тобой, бойся прогневать эту силу. Ты видел, на что способен потрясатель вселенной, ты ощутил его силу собственной кожей. Не думай, что потрясатель несет в мир только лишь боль и смерть, смерть есть перерождение, не зря сказано: «Каждый умерший да возродится». Есть время жить и время умирать, и эти времена определены не только для отдельных людей. Империя умрет и возродится, и новое ее воплощение будет куда лучше прежнего. Потрясатель - не только сильнейший боец под солнцем, но еще и мудрый философ. Он установит новые законы, справедливые и эффективные. Я много беседовал с ним, он делился со мной некоторыми своими идеями, вот, например,
«доброта». Знаешь, что это такое?
        Иф помотал головой из стороны в сторону.
        - Конечно, не знаешь, - сказал Хортон. - В нашем языке раньше не было такого слова, а теперь есть. Это очень важное понятие, несмотря на кажущуюся простоту. Доброта - это когда ты поступаешь с людьми так, как желаешь, чтобы они поступали с тобой.
        Иф немного помолчал, переваривая услышанное, а затем сказал:
        - Извините, граф, но я не понимаю. Получается, я должен оказывать почести своим холопам?
        Хортон рассмеялся.
        - Конечно, нет! - воскликнул он. - Я сформулировал понятие доброты максимально просто, чтобы не затуманивать твой разум длинными цепочками слов. Ты изучал философию?
        - Так, немного. Герцог тренировал меня как бойца, он не уделял большого внимания философским занятиям.
        - Очень жаль, - сказал Хортон. - Тогда мне придется пояснить, как в философии формулируются сложные понятия, не элементарные, вроде абстрактного творца, а реально сложные. Вначале учитель дает краткую формулировку, обучаемый обдумывает ее, находит кажущиеся противоречия, а учитель постепенно разрешает их, уточняя разъясняемое понятие. Ты правильно уловил первое противоречие, знай же, как оно разрешается - в полном объеме доброта имеет смысл только между равными. Чем больше разница в статусе двух людей, тем меньше закон доброты влияет на их отношения. Конечно, ты не должен почитать холопа, а холоп не должен иметь право наказывать тебя. Но если речь идет не о холопе, а о рядовом воителе, ты должен быть к нему добр. Не причинять боль без нужды, не обижать… Понимаешь?
        - Не вполне. То, о чем вы говорите, очевидно без всякой доброты. Только глупец обижает всех подряд без нужды.
        - Герцог Хин - глупец? - спросил Хортон.
        Иф сделал долгую паузу, прежде чем ответить. И когда он ответил, в его голосе звучало изумление.
        - Нет, - сказал он. - А почему вы спрашиваете?
        - Потому что Хин отправил тебя на верную смерть, - заявил Хортон. - Он знал, что тебя ждет потрясатель вселенной, он сознательно принес тебя в жертву, потому что хотел больше узнать о магии потрясателя, проследить за тобой и увидеть, какими заклинаниями потрясатель тебя умертвит. И его план удался бы, если бы потрясатель не учил доброте.
        - Разве можно видеть происходящее за три часа пути от тебя? - спросил Иф с сомнением.
        - Можно, - сказал Хортон. - Разве ты не чувствуешь на себе заклинания, которое навесил на тебя Хин?
        - Это обычный канал передачи силы, он навесил его, чтобы я не отставал в полете, а потом почему-то не снял. Наверное, забыл.
        - А что, Хин умеет летать? - удивленно спросил Хортон и тут же добавил: - Я думал, это волшебство открыто только потрясателю.
        Павел слушал разглагольствования Хортона и не знал, то ли возмущаться, то ли восхищаться. Граф нес жуткую ахинею, но так уверенно, что безумные логические построения выглядели вполне стройно. Неудивительно, что бедный барон ему верит. Впрочем, здесь могла поработать и психотропная магия.
        - Как бы то ни было, - продолжал Хортон, - заклинание, висящее на тебе, включало в себя не один слой. До тех пор, пока потрясатель не окружил тебя незримым коконом, Хин видел твоими глазами. Это сложное заклинание, но я владею им, и потом, когда все закончится, я обучу тебя. Если, конечно, на то будет воля потрясателя.
        Иф посмотрел назад, скользнул по Павлу испуганным взглядом и снова отвернулся. Некоторое время он молчал, а затем спросил Хортона, понизив голос:
        - А ваши отношения с потрясателем… Он ваш повелитель?
        - Наши отношения с потрясателем построены на доброте, - заявил Хортон. - Ему нет нужды повелевать мной, я подчиняюсь ему с радостью, но я знаю, что он прислушается к моему мнению, когда будет нужно. Доброта - великая сила. Когда ты знаешь, что твой ближний разделяет это понятие, тебе не нужно бояться его, даже если он сильнее. Тот, кто добр, не будет применять силу, чтобы возвысить себя, унижая других. Ну, кроме совсем особых случаев, как, например, с тобой вышло. Потрясателю пришлось применить силу, потому что заклинание, которым он отключил удаленное зрение Хина, внешне выглядит как ударное. Есть у него такой побочный эффект - куски земли взлетают в воздух, камни разлетаются, грохот… После такой встречи ты вряд ли прислушался бы к голосу разума.
        - Это уж точно, - хихикнул Иф. - Да, теперь я понимаю, почему потрясатель меня атаковал. И почему он не добил меня, а дал излечиться. Я правильно понимаю, что доброта запрещает убивать тех, кого можно не убивать?
        - Ну, не то чтобы запрещает, но не рекомендует. Иногда трудно принять решение, правильно оценить все последствия… Ну, ты меня понимаешь.
        - Понимаю, - согласился Иф. - Тогда… потрясатель сохранит жизнь герцогу?
        Хортон обернулся к Павлу, подмигнул и скорчил сложную гримасу, непонятную, но многозначительную.
        - Я пока еще не решил, - сказал Павел.
        Хортон скорчил другую гримасу, столь же непонятную, и ткнул себя пальцем в грудь.
        - Хортон, я хочу выслушать твои соображения, - сказал Павел.
        Хортон радостно кивнул - на этот раз Павел понял его намек правильно.
        - Это будет непростое решение, - заявил Хортон. - Самым лучшим вариантом будет, если герцог Хин примет путь потрясателя вселенной и встанет за его плечом на этом пути. Но я сомневаюсь, что Хин на это способен. Насколько я его знаю, он не стремится ни к чему, кроме власти. И он достиг больших результатов на этом пути. Я не думаю, что он сможет принять путь доброты.
        Хортон многозначительно посмотрел на Павла, на этот раз Павел сразу понял, каких слов ждет от него граф.
        - Я согласен с твоим мнением, - сказал Павел. - Хин будет зачищен. Ты готов предложить план зачистки?
        - Готов, - подтвердил Хортон. - Этот план состоит из трех частей.

6
        - Эй, вы, четверо, все сюда! - крикнул Хортон.
        - Зачем нам четверо? - спросил Иф. - Для твоего плана нужен только один холоп.
        - Нам потребуется сила, - пояснил Хортон. - Максимум силы, что мы можем накопить. Надеюсь, тебе не надо объяснять, как подзаряжаться от холопа?
        - Не надо, - сказал Иф. - Но неплохо было бы объяснить, как дозаправка энергией соотносится с тем, что ты говорил о доброте.
        - Очень просто, - улыбнулся Хортон. - Холопы - не люди, на них доброта не распространяется. Сам подумай, разве это люди?
        Иф посмотрел на четверых холопов, выстроенных в шеренгу и настороженно озирающихся. Малорослые, тощие, кривоногие, как будто Хортон специально подобрал их, чтобы не жалко было. Один их вид вызывал отвращение.
        - А из кого ты собираешься делать подобие демона? - спросил Иф. - Не думаю, что удастся сделать его правдоподобным.
        - Ты меня недооцениваешь, - заявил Хортон. - Все получится отлично. То тело, которое занял Павел, поначалу выглядело ненамного лучше вот этого, - Хортон указал пальцем на главу холопского семейства. - Впрочем, я не настаиваю, если не хочешь подзаряжаться - не надо, так будет даже правдоподобнее.
        Иф задумался. С одной стороны, если Хортон прав и герцог останется глух к голосу разума, им троим придется несладко, дополнительный запас магических сил не помешает. Но, с другой стороны, Иф точно знал, что Хортон ошибается, а в такой ситуации отправлять холопа в перерождение нет никакого смысла.
        - Я воздержусь, - сказал он. - И вам не советую.
        Хортон и Павел обменялись долгим взглядом.
        - Он прав, - сказал Павел. - Надо прислушаться к его совету.
        Хортон пожал плечами.
        - Как знаете, - сказал он. - Но, по-моему, это ошибка. Ладно, вы трое, проваливайте, а ты подойди ближе. Павел, Иф, распорядитесь насчет ночлега, я буду возиться до самого заката.
        - Так долго? - удивился Иф.
        Хортон ответил вопросом на вопрос:
        - А ты думал, эта магия просто дается?
        Демон-пророк выбрал участок относительно чистой травы в тени дерева и залег там. Он задумчиво грыз травинку и делал что-то магическое. Кажется… Да, точно, он изобретает новое заклинание! Пробует разные комбинации магических воздействий, пытается ввести силовые линии в резонанс с тканью мироздания, но какой слой этой ткани Павел пытался раскачать, Иф не понимал. Это была совершенно чуждая магия, даже герцог никогда не пытался лезть в этот слой, Иф всегда считал, что это совершенно бессмысленно. Но демон, очевидно, полагает иначе.
        Демон резко выбросил магическую силу, небольшой участок травы перед ним выпустил клуб пара. Когда пар рассеялся, стало видно, что цвет травы изменился, она стала грязно-серой и выглядела мертвой.
        - Ничего не получается, - констатировал демон.
        Иф почтительно промолчал. Не следует простому барону, тем более безземельному, вступать в разговор с великим магом по собственной инициативе, это будет неуважение. Интересно, кстати, как доброта связана с уважением?
        Демон улыбнулся каким-то своим мыслям. Он бросил на Ифа насмешливый взгляд, но в этой насмешке не было никакого презрения, а была… любовь? Нет, не та любовь, какую многие воители испытывают к юношам-вассалам, в ней не было ничего сексуального, это чувство было… да, оно было добрым. Демон смотрел на Ифа и как бы говорил ему своим взглядом: «Не бойся меня. Да, я силен и мудр, но я не таю угрозы, я никогда не причиню тебе зла, не потому, что боюсь тебя или считаю это неразумным, а просто потому, что я добр. Потому что нельзя причинять зло, если можно не причинять». Иф представил себе мир, в котором все воители обмениваются подобными взглядами, и понял, что ради такого мира можно не только предать сюзерена, но вообще пожертвовать собственной судьбой и собственным перерождением. Потому что эта жертва будет во имя добра.
        И еще Иф понял, что обычные правила этикета неприменимы к демону, что, разговаривая с ним, можно не бояться вызвать его гнев, с потрясателем вселенной можно беседовать легко и свободно, куда свободнее, чем с герцогом Хином или графом Хортоном.
        - Я бы хотел спросить, если бы мне было позволено… - начал Иф традиционную фразу и осекся, осознав, как глупо она звучит, будучи обращена к пророку доброты. - Я хочу спросить, если, конечно, вас не затруднит ответить на просьбу простого…
        Демон еще раз ласково улыбнулся и сказал:
        - Не надо упражняться в этикете. Просто спрашивай.
        Иф молчал. Он хотел спросить многое, он прямо-таки кипел вопросами, но не знал, какой вопрос задать первым и как его сформулировать. За те часы, что прошли с момента его встречи с демоном, внутренний мир барона перевернулся, он чувствовал себя заново родившимся. Внезапная мысль обожгла его разум - а что, если его перерождение состоялось? Может быть, необязательно умирать и возрождаться, чтобы подняться на следующий уровень просветления?
        - Когда ты так смотришь на меня, я чувствую себя, как будто я сын абстрактного творца, - сказал демон. - Словно я пришел сюда не по слепой случайности, когда неудачное заклинание вышло из-под контроля и притащило меня в ваш мир, а как будто всевышняя сила специально направила меня к вам, чтобы исправить ваши ошибки и улучшить ваши перерождения.
        Произнеся эти слова, демон поморщился и добавил:
        - Очень трудно выражать мысли на вашем языке. Хочу сказать одно, а говорю другое, похожее, но другое. У вас совсем другая философия, очень трудно мыслить в вашей системе понятий. Да и зачем? Магия - это хорошо, но ты видел, что мой подход к ней куда эффективнее вашего. Я сотворил первое свое заклинание около десяти дней назад, и уже сейчас я довольно силен по вашим меркам. Знаешь, почему? Потому что мой разум открыт для новых знаний, для меня заклинание - не сложная последовательность магических действий, которую надо точно запомнить, а потом повторить, когда потребуется. Заклинание - это постижение. Я понимаю, как устроен мир и как я могу управлять им. Это приходит не сразу и не целиком, есть вещи, которыми я управлять не умею, вот, например, атомы переставлять могу, а залезть внутрь атома пока не получается. Может, и хорошо, что не получается, у вас же любое заклинание - оружие.
        Иф набрался храбрости и сказал:
        - Вы ошибаетесь, потрясатель. Есть еще магия исцеления и магия урожая.
        - Ах да, действительно. Люди не болеют, не старятся и не испытывают недостатка в еде. Тот маг, который изобрел это волшебство, был воистину великим. Он, наверное, думал, что одним махом решил все задачи человечества, предоставил людям все, что нужно им для счастья. Но счастье недостижимо, счастье - это не состояние, а развитие. А у вас развитие остановилось - в самом деле, зачем развиваться, если и так все хорошо? Да, я знаю, кое-что у вас меняется, новые породы людей выводятся, например. Время от времени кто-то откапывает в древних книгах давно забытое заклинание, а иногда появляется великий маг, добавляющий в заклинание несколько новых действий. Вот Хортон, например, великий маг, исправил заклинание и вместо демона призвал меня. Но даже он не верит, что может существовать мир, в котором жизнь с каждым днем становится чуть-чуть более счастливой, и так продолжается уже многие годы. Да и ты, наверное, не веришь.
        - Я верю вам, потрясатель, - сказал Иф. - Не буду скрывать, меня терзали сомнения, но своими словами вы их рассеяли. С этого момента я с вами, отныне и навсегда. Пока смерть не разлучит нас.
        Павел хихикнул и сказал непонятно почему:
        - Только в постель ко мне не лезь, я предпочитаю женщин.

7
        Хин рассчитывал, что миссия Ифа займет два-три дня. За это время Хин собирался переговорить со всеми осведомителями, тщательно исследовать заклинательный зал Хортона, облазить замок на предмет спрятанных книг с тайными заклинаниями. Хин не сомневался, что Хортон делится с сюзереном далеко не всеми своими открытиями. И сейчас, пока Хортона нет в замке, выдался подходящий момент, чтобы собрать урожай неведомой магии.
        Однако образ Ифа неожиданно возник на горизонте восприятия уже на следующий день, причем еще до полудня. Что удивительно - барон возвращался один. Не смог найти графа? Это вполне возможно, но почему в таком случае Иф сдался так рано? Может, он обнаружил что-то неожиданное, о чем счел нужным доложить повелителю немедленно, прервав выполнение основного задания?
        Нет, образ Хортона тоже замаячил на горизонте, причем с того самого направления, с которого приближается Иф. Получается, Хортон следует за бароном, но в отдалении, следит за ним, сам оставаясь незамеченным. Нет, это ерунда получается, как он может оставаться незамеченным для Ифа, если Хин прекрасно видит его образ с расстояния, в сотни раз большего? Конечно, чувствительность магического зрения у барона ниже, но не настолько же!
        Нет, здесь произошло что-то совсем из ряда вон выходящее. Ни одна из версий, что Хин выдвигал раньше, не оправдалась, это не очень хорошо, но, по крайней мере, и Хортон, и Иф живы и здоровы. Их судьбы не свернули на тот маловероятный путь, на котором им предстояло сойтись в смертельном бою. Это хорошо.
        Хин вышел на крыльцо. По правилам этикета сюзерену не пристало выходить навстречу вассалу, вассал, явившийся с докладом, должен сам разыскать своего повелителя. Однако герцог не видел причин подавлять любопытство. Высокое общественное положение дает право на мелкие чудачества.
        А вот и Иф, бредет по дороге в компании… гм… какого-то холопа. Образ этого существа незнаком Хину, на вид - холоп холопом. Где Иф его подцепил? Неужели это и есть тот самый пресловутый демон?
        Хин расхохотался. Он, наконец, понял, почему граф Хортон идет сзади на почтительном расстоянии - он просто стыдится показаться на глаза повелителю! Панические рассказы о том, что демон обрел магию, убил какого-то барона и объявил себя потрясателем вселенной, оказались то ли чьей-то дурацкой выдумкой, то ли дезинформацией. Вероятно, кто-то из баронов, подвластных Хортону, слишком умный и хитрый для своего нынешнего положения, заопасался, что станет жертвой следующей зачистки, и решил спровоцировать сюзерена на безответственные действия. Надо будет приказать осведомителям проверить эту версию. Если она справедлива, если в уделе Хортона действительно нашелся такой умный барон, он должен быть возвышен.
        Иф и холоп приближались. Когда до них осталось около ста шагов, холоп остановился, а Иф продолжал идти. Подойдя к герцогу вплотную, он поклонился и сказал:
        - Приветствую повелителя. Приказ в основном выполнен, однако выяснились некоторые непредвиденные обстоятельства.
        Произнеся эти слова, Иф замялся, явно затрудняясь сформулировать дальнейшее. Хин терпеливо ждал. Наконец Иф выдавил из себя:
        - Этот демон - действительно потрясатель вселенной. Он не владел магией раньше, он освоил ее самостоятельно, это несомненно и подтверждено многочисленными свидетелями. Я разговаривал с ним, он изложил очень интересную философскую концепцию, которую я буду счастлив пересказать вашей светлости, если мне будет дозволено.
        Хин настороженно вгляделся в сплетение силовых линий, окружающих душу барона. Никаких следов постороннего вмешательства не заметно. Если Иф попал под воздействие психотропной магии и Хин не видит никаких следов… Нет, это невозможно, Хортон не настолько искусен в наложении заклятий на психику. Устами барона сейчас говорит сам барон, а вовсе не чужое заклинание. Но почему он говорит так странно?
        - Философские вопросы мы обсудим потом, - заявил Хин. - Сейчас меня интересует другое. Почему Хортон не стоит рядом с тобой, а прячется за кустами? Ты передал ему мое повеление?
        - Да, повелитель, - ответил Иф. - Однако для того чтобы объяснить поведение сэра Хортона, прежде необходимо описать философское открытие демона. Если мне будет позволено кратко изложить основные положения…
        Хин начал злиться. По всем признакам, его лучшему бойцу промыли мозги неведомой магией, а он не может не только нейтрализовать вредоносное заклинание, но даже определить сам факт его наличия. Это ненормально, Хортон не мог так резко продвинуться в психотропной магии. Но если допустить, что все-таки мог…
        - Позови ко мне Хортона, - сказал Хин. - Я буду разговаривать с ним лично. С тобой, я чувствую, разговора не получится.
        - Но, повелитель! - воскликнул Иф. - Демон Павел изобрел невероятно прекрасную философскую концепцию! Поступай с другими так же, как желаешь, чтобы они поступали с тобой, это правило доброты, оно изменит мир, оно перевернет его, и это и есть то самое потрясение, о котором говорит древнее пророчество. Каждый воитель станет чувствовать себя в безопасности, каждый будет защищен, никто не будет бояться собственной судьбы…
        - Молчать! - заорал Хин. - Ты забываешься, вассал! В последний раз повторяю - иди и приведи ко мне графа Хортона. Бегом!
        Барон Иф печально взглянул в глаза сюзерена, примерно таким взглядом побитая собака смотрит в глаза присматривающего за нею раба. Это было ужасное зрелище, личность великолепного бойца практически разрушена. Если Хортон сейчас же не снимет это заклинание…
        Хин приоткрыл источник внутренней силы, совсем чуть-чуть, ровно настолько, сколько нужно, чтобы не быть пойманным врасплох магической атакой. Хин все еще не был уверен, что Хортон атакует его, но уже не считал такое развитие событий совсем маловероятным. В ближайшие минуты все прояснится, и он должен быть готов к любому повороту событий.
        Иф не торопился. Он шел умеренно быстрым шагом, но не бежал, как того потребовал Хин. Совершенно неуправляемый вассал. Жалко его, такие надежды подавал…
        Неожиданно демон, все это время стоявший у тропы и озиравшийся по сторонам безразличным взглядом, направился к Хину, Хин вгляделся в душу демона магическим зрением, и увиденное изумило его. Вот тут точно поработала психотропная магия, да какая разнообразная… Кажется, угадывается почерк Хортона… нет, не совсем. Вот, например, совершенно незнакомая связка, она привязывает область наведенной памяти к глубинным слоям души, создает поток силы, который… Да он же подпитывает высшие слои души наркотиком! Не потоком приятных воспоминаний и иллюзий, а самым настоящим наркотиком, который вырабатывается прямо в мозгу. Гениальное решение! Ну-ка, посмотрим поближе…

8
        Наступил момент истины, путь судьбы скрылся в тумане вероятности, и кто знает, что несет следующий поворот? Омут или брод, пропасть или взлет… Этот демон так поэтичен…
        Хортон изнывал от нервного напряжения, его трясло, он понимал, что это недостойно воителя, но он не собирался подавлять естественные реакции тела. Если он победит, легенда, которую сложат о нем, ничего не будет говорить о том, как великий маг трясся от ужаса, и тем более о том, как ему пришлось срочно присесть под кустом, когда впервые за последние дни он почувствовал на себе магический взгляд герцога. Чувство страха непристойно и унизительно, но, к сожалению, естественно. Особенно сейчас. Очень редко воитель набирается храбрости бросить вызов сюзерену, и лишь в исключительно редких случаях этот вызов приводит к победе. Хортон пошел на риск, направил путь своей судьбы к смертельно опасному повороту, и сейчас этот поворот приближается, остались считаные минуты, и все решится.
        Барон Иф сильно беспокоил Хортона. От него зависит очень многое, а он неуправляем и непредсказуем. И нельзя, к сожалению, упорядочить его душу магией, герцог сразу почует неладное, и тогда он не станет раздумывать и колебаться, а ударит, а прямого удара не выдержит ни Хортон, ни демон. У демона, правда, есть небольшой шанс, его образ пока не зафиксирован герцогом, противник не может бить его прицельно, но долго эта маскировка не продержится. Не нужно быть гением, чтобы отследить источник возмущений в пространстве силовых линий, даже если возмущения сосредоточены в тех измерениях, куда воители обычно не лезут. По расчетам Хортона, Павел мог нанести пять-шесть ударов, ну, самое большее, семь. А потом все, конец. Долгий изматывающий бой против Хина им не выдержать, в таком бою успех определяется не домашними заготовками, а силой, выносливостью и опытом. И еще талантом и везением.
        Еще Хортона беспокоило слабое место в плане боя, опять-таки связанное с Ифом. Барон настоял, чтобы ему дали шанс рассказать герцогу про доброту. Дескать, герцог мудр, он все поймет, пойдет с нами… Ну, допустим, пойдет с нами герцог, а зачем тогда будет нужен граф? Об этом Иф не подумал, а Павел, похоже, подумал, очень уж странно он улыбался, когда Иф разглагольствовал о том, как будет проповедовать доброту герцогу. Хортон понимал Павла, ему все равно, какой из двух великих магов будет его поддерживать, но Хортону-то не все равно! А уговаривать Ифа с самого начала настроиться на бой нельзя, Хортон ясно понимал это. То, как удалось расшатать его психику без всякой магии, одними только словами, само по себе удивительно, это большое достижение, им надо пользоваться, а не пытаться улучшать достигнутое до бесконечности. Потому что никакой бесконечности не будет, а будет только нервный срыв - и весь план пойдет прахом.
        Не станет Хин слушать философские бредни своего вассала. При других обстоятельствах и сам Иф не стал бы их слушать. Он был повержен и унижен, великий воитель оказался не готов к ситуации, когда превосходящий противник не убивает его, а методично мучает, растаптывая душу и поднимая с ее дна низкие чувства, которых воитель старается не замечать, потому что это стыдно. Иф не выдержал испытания, сдался на милость победителя, и его душа стала искать обоснования, почему он сдался. Не потому, что струсил, нет, это недостойно воителя, он просто осознал величие философии добра, это гораздо более приличное обоснование, так совсем не стыдно. Будь Иф постарше, будь в его прошлом опыт жестоких поражений, Хортон не смог бы так легко заморочить ему голову. А Хин сразу пошлет свихнувшегося вассала подальше, в этом нет сомнений. Ну, точнее, почти нет.
        Ага, послал. Что ж, план развивается своим чередом. В исковерканной душе холопа сработал переключатель, он пошел к Хину. Хортон наблюдал за полем боя издалека, он не видел, с каким выражением лица Хин смотрит на приближающегося холопа, но это несложно угадать. Вначале недоумение, затем он замечает плотный клубок заклинаний вокруг головы того, кого считает демоном… Кажется, заметил. Пошел навстречу, сейчас полезет в клубок своими незримыми щупальцами… Только бы холоп не испортил все, он сейчас начнет проповедовать доброту, это может сбить исследовательский настрой герцога… Может, не стоило так его программировать… Хотя нет, в другом сценарии без этой программы не обойтись…
        Сошлись. Минутная пауза, холоп что-то говорит, размахивая руками, а Хин не обращает на его слова никакого внимания. Жаль, что не получается различить с такого расстояния элементарные магические действия, выполняемые Хином. Но подходить ближе опасно, боевая магия демона бьет по площадям, как бы не попасть под дружественный удар… Ну, когда же ловушка сработает?!
        Герцог и холоп стояли напротив друг друга, холоп уже не размахивал руками, а стоял смирно, герцог тоже стоял смирно, и ничего не происходило. Может, ловушка уже сработала, просто обошлась без ярких внешних проявлений? Наверное, стоило дополнительно заложить в систему заклинаний блок оповещения, какой-нибудь магический выброс специфический… Времени и так едва хватило лишь на отладку, заклинание получилось сложнейшее, одно из самых сложных за всю жизнь Хортона. Добавил бы к нему что-то еще - за ночь бы не управился, а откладывать поход еще на день слишком опасно - Иф начал бы критически осмысливать философию добра, задавать неудобные вопросы, а ему не ответишь, что всю эту ахинею выдумал экспромтом, опираясь на отрывочные фразы, вскользь брошенные демоном в разные моменты времени.
        Неясное движение привлекло внимание Хортона. Герцог отступил на пару шагов, отвел взгляд от холопа и уставился прямо на Хортона. Граф понимал, что герцог не видит его, он воспринимает только зафиксированный образ, но от этого не легче, боевое заклинание можно навести и на образ. Вот пошло заклинание точного прицеливания…
        Хортон резко открыл источник силы, магическая энергия хлынула наружу, затопила душу, несколько точных движений, выверенных многовековым опытом, и магическая волна помчалась вперед, накрывая поверхность земли невидимым колпаком, который опускался все ниже и ниже… Быстрее поставить щит, пока не случилось касание… Сделано!
        Вот оно, касание! По земле пробежала поперечная волна, травы, кустарники и деревья синхронно согнулись и распрямились, как танцоры, исполняющие неведомый танец. Фокусировка…
        Ощущение чужого взгляда через волшебный прицел исчезло. Прицел герцога сбился, а сам он взлетел… Как высоко! Это не обычный «полет крысы», это что-то совсем незнакомое. Он умеет нормально летать?! Теперь понятно, как он сумел так быстро добраться до Муралийского Острога. Но от этого не легче. Сейчас…
        Второй удар, как можно быстрее, успеть, пока Хин не успел оправиться от первого. Сейчас все решает быстрота, нечего и думать управиться с герцогом в честном поединке, единственный шанс на победу - связать его боем, пока Павел не вступит в сражение. Смерч!
        В небе сформировался красивый снежно-белый конус, образованный мириадами водяных капелек, выпавших из воздуха, когда магия закрутила его бешеным вихрем. Но герцог уже вышел из зоны поражения, он набирает высоту, одновременно увеличивая скорость, и Хортон не успевает навести на него ударное заклинание! Призрачный конус промчался через полнеба, оставляя за собой полупрозрачную белую ленту, и исчез, когда Хортон отменил заклинание.
        Хин заходит со стороны солнца. Вот он уже неразличим, яркий солнечный свет слепит не только обычное зрение, но и магическое. Все, бой проигран, сил осталось только на последний ритуальный жест - умираю, но не сдаюсь! Хортон сложил руки в надлежащем жесте - и огненная струя сплошного файрбола ударила в небо. Хортон уже понимал, что заклинание не достигнет цели, Хин увернется, но не стоять же сложа руки, сдаваясь на милость победителя!

9
        Кто в армии служил, тот в цирке не смеется - эта старая истина расцвела в новом мире новым цветом. Раньше Павел считал армейский маразм верхом человеческой тупости, но оказалось, что это еще не предел.
        Вначале Павел думал, что Хортон шутит. Невозможно поверить, что можно излагать на полном серьезе всю эту ахинею насчет доброты, которой суждено перевернуть мир. Но Иф воспринимал слова Хортона всерьез, размышлял над ними и приходил к каким-то выводам. Он действительно проникся этим бредом, он действительно воспринимает его как внезапно открывшуюся истину.
        Конечно, Хортон - тот еще демагог. Теперь, когда Павел видел, как он обрабатывает Ифа, Павел понимал, что его самого Хортон обработал примерно так же. Выскочил из темноты, как чертик из табакерки, произнес несколько фраз, и как-то сразу стало ясно, что перед тобой не враг, а друг, и когда он продемонстрировал свою магическую мощь, это было вовсе не унизительно, он как бы говорил: «Я, конечно, силен, но я тебя уважаю». А теперь Иф думает, что ему открылось, как правильно жить, и беспокоит его только одно - как бы Хин не настучал по заднице. Странные люди эти воители - любой выход за пределы привычных представлений рвет им шаблон, и уверенный в себе феодал превращается в наивного юношу, которому что ни вешай на уши - все сгодится. Людвиг тоже такой, да и Трей, пожалуй, тоже был таким же. Один только Хортон реально хитер, так потому он и граф, а если все пойдет по плану - станет герцогом.
        Павел понимал, что нужен Хортону лишь до тех пор, пока от него есть польза. На всякий случай Павел прочитал Хортону небольшую лекцию о применении фундаментальной науки в прикладной магии. Граф вроде понял, что пользы от Павла будет много и что ликвидировать его сразу после победы над Хином будет преждевременно. Павел ясно дал понять, что не ищет власти и конкурентом Хортону не станет. Будем надеяться, что Хортон все правильно понял, хотя кто знает, что ему в голову взбредет…
        Хортон долго возился над пойманным холопом. Поначалу Павел пытался вникать в суть творимых заклинаний, но вскоре сдался. Это была сложнейшая магия, наверное, не каждый граф на такое способен. Хортон накрутил вокруг холопской души целый клубок заклинаний, центральным из которых стала ловушка, которая при превышении определенной напряженности магического поля должна сработать и выдать парализующий выброс в направлении источника напряженности. Пока Хортон устанавливал это заклинание, Павел вгляделся магическим зрением в мозг подопытного холопа и обратил внимание на странные химические превращения, происходящие в нем. Хортон не понимал их сути, он вообще не привык обращать внимание на физическую природу магии, у воителей принято считать этот пласт бытия слишком сложным для вмешательства в происходящие там процессы. Павел предложил немного модифицировать заклинание, чтобы сработавшая ловушка не просто парализовывала, а устраивала в мозгу человека, попавшего под удар, такой же химический выброс, как у холопа, только намного мощнее. Хортон пришел в восторг от этой идеи, не только потому, что улучшенное
заклинание стало эффективнее, но и потому, что новая связка выделяется на фоне других магических плетений и выглядит очень необычно для местной магической школы. Теперь у Хина не останется сомнений, что перед ним настоящий демон, Хин должен воспринять всю эту магию как некий непонятный щит, окружающий душу демона, а последующий удар - как атаку со стороны этого самого демона. Если все пройдет удачно, Хин будет увлечен схваткой с холопом, и тогда есть хорошие шансы, что он не сумеет заблокировать ударное заклинание Павла.
        На взгляд Павла, план выглядел шатко. Что делать, если Хин недостаточно отвлечется, если ловушка не сработает, если Иф сумеет-таки серьезно озадачить герцога бредом насчет доброты? Но лучшего плана у Хортона не было. Да и не так уж плох этот план, если смотреть с точки зрения Павла, - в самом худшем случае мишенью для атаки станет Хортон, это его образ зафиксирован у Хина, про Павла герцог ничего не знает. Скорее всего, у Павла будет время покинуть поле боя, а потом ищи его по всей империи. Надо только клювом не щелкать.
        И вот настал час Ч. Павел лежал в укрытии между двумя кустами и наблюдал, как Иф подходит к Хину, как они разговаривают, а потом Иф пошел назад. Его место занял холоп, изображающий демона, Хин подошел к нему, сделал что-то магическое и… ловушка не сработала.
        Медленно текли секунды, Хин давно уже должен упасть без чувств, но он все стоял и творил какую-то неведомую волшбу. А потом Хин отошел от холопа, и Павел ощутил, как невидимое магическое копье протянулось к рощице, в которой прятался граф Хортон. Как говорят в дурных боевиках, основной план не удался, переходим к плану Б. Вот только нет никакого плана Б, вариант, когда ловушка не срабатывает, вообще не рассматривался Хортоном. Потому что и так ясно, что в этом случае у него нет никаких шансов, да и у Павла шансы весьма призрачны.
        Хортон ударил магией, Павел узнал то самое заклинание, которое Людвиг применял против Хайрона. Но на этот раз удар был намного сильнее, земля вздыбилась не на небольшом пятачке, целое поле покрылось волнами, трещинами и ямами. Дрожь, вибрация, грохот, какофония заклинаний…
        Удар прошел мимо. Хин взлетел, причем не «полетом крысы», как летал Хайрон в том бою, а совсем по-другому. Подобно Гарри Поттеру на невидимой метле, герцог взмыл свечой в небо. Хортон попытался ударить его рукотворным смерчем, Хин заложил крутой вираж и уклонился, лишь белая полоса конденсированного пара перечеркнула небо, как будто по голубой бумаге провели ластиком.
        Кажется, можно рискнуть. Все внимание Хина приковано к Хортону, узконаправленное заклинание, нацеленное совсем в другую сторону, вряд ли будет замечено. Поехали!
        Герцог поднялся в зенит и занял позицию против солнца. Хортон ударил зенитным файрболом в белый свет как в копеечку, но уже очевидно, что это бессмысленно, это просто ритуальный жест, врагу не сдается наш гордый «Варяг». А Хин ждет, когда Хортон истощит силы бесполезным заклинанием, и тогда ударит наверняка. Но дождется ли?
        Черная тень перечеркнула небо. Впрочем, перечеркнула - слишком сильно сказано, ворона - не стриж и не ласточка, она летит неторопливо, зато несет на своем скелете куда больше органики, которая так легко превращается в хороший, годный фугас. Фугас, правда, не самая подходящая боеголовка против воздушной цели, куда лучше сработало бы что-то осколочное, но когда Павел отлаживал это заклинание, он не рассчитывал, что придется делать зенитную версию биологического снаряда. А теперь поможет только прямое попадание. Впрочем… ух ты, сколько ворон здесь собралось! Что им тут, у замка, медом намазано?
        Крупная продолговатая тень скользнула по полю. Герцог уходил от стаи в крутом пике, первые вороны его, похоже, не задели, а точнее не сказать, он был против солнца, ничего видно не было. Как быстро он разогнался, прямо молния… Да он сейчас разобьется!
        Не разбился. У самой земли герцог затормозил с колоссальной перегрузкой, бросил тело в сторону и исчез в клубах дыма и вспышках разрывов. Вороны-фугасы не смогли повторить маневр цели, одна за другой они врезались в землю, взрывались, в воздух взлетели тонны земли и камней, и эта масса накрыла герцога плотным покрывалом.

10
        Иф негодовал. Не на повелителя, не на потрясателя и даже не на графа Хортона, а на самого себя. Он косноязычен, он не смог внятно объяснить герцогу то, что обязан был объяснить, то, что стало смыслом жизни Ифа, главной вехой на пути его судьбы. Герцог отмахнулся от высоких слов, которые Иф так неуклюже сформулировал, эти слова достигли ушей герцога, но не проникли в его душу. Во взгляде повелителя Иф ясно читал, что тот считает его сумасшедшим, от Ифа не укрылось, как герцог прощупал голову барона поисковым заклинанием, не обнаружил никакой психотропной магии, но все равно не поверил, что Иф говорит правду.
        Ничего не вышло, Хортон был прав, герцог неспособен правильно воспринять явление потрясателя. Но как же обидно! Теперь все будут думать, что Иф предал повелителя, и, что самое обидное, они будут правы. Конечно, те воители, что встанут на путь добра, поймут, чем руководствовался Иф, принимая тяжелое решение, но остальные-то не поймут! Впрочем, какое Ифу дело до остальных? Мир перевернется, ничто не останется прежним, первые станут последними, а последние первыми. Теперь Иф понял, какие первые станут последними - те, кто не смог или не захотел принять путь добра. Жаль, что в их число вошел герцог Хин, но теперь уже ничего не поделаешь.
        Да и не очень-то жаль, честно говоря. Иф никогда не любил своего повелителя, ни сексуально, ни как-либо еще. Уважал - да, боялся - несомненно, а любить - нет, не любил. Да и какая может быть любовь при такой разнице в силах и опыте? Для герцога Хина нет разницы, барон перед ним или простой раб, при нужде он прихлопнет любого из них, как надоедливую муху: раз и все - нет больше человека. На что надеется Хортон? Герцог убьет его, а потом убьет… потрясателя вселенной… Но этого нельзя допустить!
        Иф застыл на месте, как пораженный молнией раб застывает на мгновение, прежде чем рассыпаться прахом. Надо что-то делать, но что он может реально сделать?
        Силовые линии исказились, бой начался. А Иф как раз между Хином и Хортоном, его же сейчас убьют, если не один, так другой…
        Иф сформировал магический щит и упал на землю - так удобнее прикрываться от боевых заклинаний. Первое заклинание не заставило себя ждать - со стороны деревьев, под которыми засел Хортон, пришла волна, она ударила в землю рядом с Ифом, земля вздыбилась, Иф вскочил и едва успел привести в действие «полет крысы», как прямо под ним разверзлась трещина. Отсидеться не получилось, надо убегать, все равно его скромные силы ни на что не повлияют в этом бою. Впрочем, какой это бой, это избиение. Хортон вскоре растратит все свои невеликие силы, Хин нанесет ответный удар - и этот удар будет сокрушителен.
        Иф мчался над самой землей, уходя вбок, подальше от кипящего котла смертельной магии, которой он все равно не смог бы противостоять. Краем глаза он отметил, как в небе с треском и ревом развернулось белое полотнище рукотворного смерча, брошенного мимо цели.
        Внимание Ифа привлекла ворона. Обычно эти птицы хорошо чувствуют магию, боятся ее и стараются убраться как можно скорее из района битвы волшебников. Но эта ворона летела навстречу Ифу, причем очень быстро, намного быстрее, чем обычно летают вороны, она надрывалась из последних сил, чтобы…
        Да она сейчас врежется в него! Иф заложил вираж, ворона тоже изменила направление полета и почти достала Ифа, она пронеслась мимо него так близко, что он ощутил на себе ветер от ее крыльев. А в следующую секунду ворона врезалась в землю, волна боли ударила по ушам, крупные комья и мелкие камни ударили по спине, порыв ураганного ветра подхватил Ифа и швырнул в сторону, прочь от места гибели вороны.
        Оглушенный барон рухнул на землю и покатился, заклинание полета распалось, а собрать его заново не получалось, оглушенный разум отказывался сосредоточиться. Ноги Ифа провалились в очередную трещину, он уцепился руками за край, кое-как подтянулся и выбрался за мгновение до того, как ее края сомкнулись. А затем Иф увидел невероятную, жуткую картину.
        Герцог Хин мчался по воздуху, преследуемый целой стаей ворон. Он пикировал, он вышел из пике у самой земли, и это было слишком поздно. Вороны падали вокруг него, подобно граду, они взрывались, и каждый взрыв бил в магический щит герцога ветром и осколками. Герцог мгновенно скрылся за стеной сплошного дыма, Иф ждал, когда он вылетит с другой стороны, но он все не вылетал и не вылетал. А потом клубы дыма рассеялись, и Иф понял, что бой окончен. Герцог мертв.
        Потрясатель вселенной подтвердил свою мощь, воистину он - сильнейший воитель во всей империи. Естественно, не считая императора, но императора как-то глупо сравнивать с обычным воителем. Его и человеком-то непонятно можно ли считать.
        Жаль герцога. Конечно, он сам виноват, что не последовал путем потрясателя, но часть вины лежит и на Ифе. Надо было лучше подготовиться к этому моменту, доложить не как получится, а как положено - четко и ясно, начиная с самого важного. Заставить сюзерена услышать и воспринять то, что он должен был услышать и воспринять. А Иф не сумел это сделать, и эта неудача ляжет тяжким бременем на его последующее воплощение. Но что делать, придется терпеливо переносить тяготы и лишения вечной жизни. Впрочем, это будет не скоро, во всяком случае, теперь на это можно надеяться.
        Иф стоял над телом герцога. Хин был как живой, лишь около ушей, носа и рта подсыхали тонкие ручейки растекшейся крови. Страшное сотрясение воздуха вытрясло душу из бренного тела, а великая, непревзойденная магия, которой обладал покойный, не смогла ему помочь. Потому что никто не в силах противостоять потрясателю вселенной.
        А вот и он неторопливо приближается, осторожно перебираясь через глубокие раны в теле земли. А с другой стороны приближается граф Хортон… Впрочем, граф ли он теперь? Кто займет место покойного Хина - граф Хортон или барон Павел? И не передерутся ли они прямо сейчас за наследство герцога? Нет, не должны, Хортон слишком умен для этого, а Павел много раз говорил, что не стремится к власти, и, похоже, не врал.
        - Так вот какой ты, северный олень, - пробормотал Павел, глядя на поверженного врага.
        Будь душа Ифа не столь закалена многолетними тренировками, он бы прослезился. Потрясатель не стал глумиться над мертвым противником, а отдал ему должные почести, сравнив с мифическим зверем, общепринятым идеалом строгой и самодостаточной красоты и мощи. Непонятно, почему северный… Но потрясатель часто изъясняется непонятно.
        С другой стороны подошел Хортон. Он выглядел куда хуже Павла - смертельно уставший и измученный. В бою ему пришлось опорожнить свой источник магической силы если не полностью, то близко к тому, и это не дало ему ничего. Потому что он не потрясатель вселенной.
        - Ну что, герцог? - обратился к нему Павел. - Поздравляю с победой.
        Хортон вяло отмахнулся.
        - Да разве ж это победа? - задал он риторический вопрос. - Признаю себя дураком и неудачником, моя ловушка не сработала, а почему - сам не понимаю. Зато твои вороны показали себя великолепно.
        Павел поморщился и тоже задал риторический вопрос:
        - Да разве ж это великолепно? Он едва не ушел от них, заложил бы вираж чуть выше и ушел бы. И конец нам тогда всем, кроме вот него, - он указал на Ифа.
        Хортон зябко передернул плечами и сказал:
        - Бррр… - И добавил: - Но не будем о грустном. Пойдем в замок, передохнем, пообедаем. Надо Флетчеру сказать, пусть готовит поход на Гусиный Пик. И еще вассалов пусть собирает, они должны знать, что потрясатель вселенной явился и выступает на нашей стороне.
        Павел посмотрел на Хортона, как будто тот не констатировал всем известный факт, а обозвал демона нехорошим словом. Как будто потрясатель на самом деле не верит в свое предназначение или, хуже того, стесняется его. Нет, этого не может быть, это просто минутная слабость овладела им или вообще какая-нибудь посторонняя мысль!
        - Пойдем, герцог, - сказал Павел. - Пойдем, отдохнем, хватит на сегодня потрясений.
        Глава девятая

1
        Столько воителей не собиралось в Муралийском замке еще никогда. Герцог Хортон собрал всех своих вассалов, а те, в свою очередь, привели своих вассалов, не оставив на хозяйстве вообще никого, здесь были все, вплоть до самого последнего безземельного воителя. Это было беспрецедентно, Хортон сознательно нарушил устоявшиеся правила, чтобы вассалы уяснили, что случившееся здесь не укладывается ни в какие законы и традиции. Каждые два-три тысячелетия случается, что граф бросает вызов герцогу и занимает его место, но никогда раньше не бывало, чтобы графу помогал в бою потрясатель вселенной.
        Только теперь Павел осознал, какой мегазвездой он стал. Старые бароны с неподвижными, будто каменными лицами смотрели на него с плохо скрываемым ужасом. Поле боя, на котором Павел и Хортон уничтожили Хина, говорило само за себя, оно не нуждалось в комментариях. Обширная территория, перемолотая и перепаханная судорогами земли невероятной силы, а внутри нее, чуть в стороне от центра - небольшой островок, не только перепаханный, а как будто обработанный бороной, да не обычной бороной из суковатой ветки, а мифической золотой бороной, которой обладал какой-то персонаж холопских сказок. И повсюду разбросаны серые перья, они окружают каждую воронку, не оставляя сомнений в том, как с этим полем произошло то, что произошло. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы поставить себя на место покойного герцога и наглядно представить себе, что бывает с теми, кто пытается противостоять потрясателю вселенной. Особенно поражало воителей, что Хортон, даже выпив очередную холопскую душу, сильно страдал от истощения магических сил и выглядел сущим ходячим мертвецом, а у Павла никаких признаков истощения не было.
Дескать, прихлопнул герцога одним пальцем, как комара, и не устал совсем, надо будет - еще десяток прихлопну. Но не объяснять же им, что бой был скоротечным, что почти все это время Павел просидел в укрытии, а единственный удар, что он нанес, достиг цели лишь по чистой случайности. Не допусти Хин роковую оплошность, лежать бы сейчас на этом поле не Хину, а Павлу.
        Павел чувствовал себя странно и нелепо. К какой бы компании он ни приближался, все разговоры стихали, бароны и воители смотрели на потрясателя вселенной и ждали то ли распоряжений, то ли пророчеств. Лишь обрывки разговоров достигали ушей Павла, и Павел не знал, как реагировать на то, что он услышал в этих обрывках. Воители думают, что Павел - величайший маг во всей империи, что он пророк, что он даст им новые законы и настанет счастливая жизнь с медовыми реками и кисельными берегами. Допустим, он действительно великий маг и действительно может поделиться с ними кое-какими знаниями. Но давать новые законы… Он уже пытался говорить о любви и доброте, к чему это привело? Хортон использовал эти слова как новый вид психотропной магии, причем ему даже не пришлось сильно извращать их суть. Так, сместил кое-какие акценты…
        Павел нашел Хортона в кабинете. Новоявленный герцог расхаживал по комнате из угла в угол, что-то бормоча себе под нос. Увидев Павла, он улыбнулся и заявил:
        - Речь готовлю. Тебе тоже придется выступить перед воителями. Скажи им что-нибудь про доброту и не слишком старайся все разъяснить, они все равно ничего не поймут. Это будет такой ритуал - потрясатель вселенной выступил перед вассалами и наполнил их сердца гордостью, что они лично его слушали. Еще скажи им, что новые заклинания, которые ты открыл, ты передашь самым близким вассалам.
        - А у меня будут вассалы? - спросил Павел. - Ты все-таки решил мне отдать Муралийский замок?
        Хортон снова улыбнулся, на этот раз весьма ехидно.
        - Ты мыслишь слишком мелко для потрясателя вселенной, - заявил он. - Мы все твои вассалы, и я в том числе. Я не говорю об этом вслух, но считается, что ты как бы послан абстрактным творцом, чтобы улучшить устройство нашего общества, дать новый толчок развитию, новое понимание справедливости, ну и так далее. Только не надо явно говорить об этом, тогда вассалы начнут задавать конкретные вопросы, а как отвечать на них, я еще не решил. Лучше, когда все это будет как бы подразумеваться.
        - Пророка из меня делаешь, - констатировал Павел. - Только ты не учитываешь, что пророки обычно плохо кончают. И их ближайшие сподвижники - тоже.
        - А куда нам с тобой деваться? - ответил Хортон вопросом на вопрос. - Дней через сто нам придется держать ответ перед императором, и это будет непросто. Одно дело, когда разбирается дело обычного узурпатора, и совсем другое дело - когда этому узурпатору тысячи воителей поклоняются сильнее, чем самому императору. В такой ситуации проще договориться с наглым выскочкой, чем уничтожать его.
        - Раньше ты не говорил, что придется держать ответ перед императором, - заметил Павел.
        - Проблемы надо решать по мере поступления. Раньше главной проблемой был Хин, теперь - император.
        - А что это за император такой? - спросил Павел. - Он вообще человек? Имя у него есть?
        - Наверное, есть, - пожал плечами Хортон. - Только его никто не знает. Человек ли он - наверное, да. То есть раньше был. Когда достигаешь такой магической мощи, как у него, уже непонятно, можно ли считать тебя человеком. Магия - она ведь не только боевая, с ее помощью можно менять собственную природу. Любой воитель умеет залечивать раны, сильный маг может оживлять мертвых, ты вот, например, петуха оживил, но это лишь самые простые проявления магии. Я могу обходиться без пищи, если вдруг потребуется, подпитывать свое тело только волшебством. Это неудобно, слишком много сил уходит на поддержание жизни, но возможно в экстренной ситуации. А для императора обходиться без пищи - сущая ерунда. Он сильнее любого другого воителя, про него рассказывают много странных вещей, хотя толком никто ничего не знает. Достоверно известно только то, что он живет на горе Губерт, это единственная гора во всей империи с тех пор, как великие маги сровняли землю, чтобы придать ей максимальное плодородие. Говорят, у императора нет замка, он в нем не нуждается. Если бы Хин остался жив, он мог бы рассказать точнее, он посещал
гору Губерт, когда император присваивал ему герцогский титул. Я-то императора никогда лично не видел, я о нем знаю только по легендам и слухам, а им не всегда можно доверять. Говорят, что император силой магии может мгновенно переноситься на большие расстояния, видеть происходящее в любом месте империи, менять течение времени и направлять судьбы туда, куда ему хочется. Только я не думаю, что его сила ничем не ограничена, потому что это приводит к логическому парадоксу. Сможет ли всесильный маг сотворить камень, который сам не сможет поднять?
        Павел усмехнулся.
        - Я знаю этот парадокс, - сказал он. - Его можно разрешить сотней разных способов.
        - Сотней? - удивился Хортон. - Мне известны только двенадцать. Но это неважно, важно другое - для императора мы с тобой как назойливые комары, которые пока не кусают, а пищат в отдалении. Можно прихлопнуть, но лень протягивать руку. Когда император узнает, что мы с тобой свергли Хина, возможно, он решит, что руку пора протянуть. Но если он увидит, что комаров уже не два, а две тысячи, он поймет, что переловить всех - слишком утомительное дело. И тогда он задумается, как решить эту проблему с минимальными усилиями, и у нас появятся шансы немного оттянуть перерождение. Однако пойдем к народу, они уже заждались. Пора им узнать потрясателя вселенной поближе.
        - А тебя не смущает, что ты их обманываешь? - спросил Павел. - Ты создаешь красивую легенду, но мы-то с тобой знаем, что было на самом деле.
        - Ну и что? - удивился Хортон. - Думаешь, это будет первая красивая легенда, не полностью основанная на реальных событиях? Я думаю, реальных легенд вообще не бывает, легенда на то и легенда, чтобы быть красивой, а реальность не красива, она обычна. И еще об одном нельзя забывать - когда легенда захватывает души людей, она сама становится реальностью. Пойдем, Павел, будем творить реальность.

2
        Вся площадь перед парадным крыльцом Муралийского замка была заполнена воителями, Иф не смог сосчитать их, он досчитал до девяноста девяти и понял, что не знает, как называется следующее число. Никогда еще Иф не видел столько воителей в одном месте.
        Это были вассалы Хортона и вассалы его вассалов. Все воители Муралийского Острога собрались вместе, они все знали друг друга, они разбились на тесные группки вокруг своих баронов, но эти группки не были замкнуты, время от времени то один, то другой воитель переходил от одной компании к другой, один лишь Иф был здесь чужим.
        На него косились с любопытством, без враждебности, но с небольшой опаской. Его все знали, и это неудивительно: основной помощник герцога в боевых операциях - личность неизбежно известная. Раньше его боялись, ему оказывали почести почти как герцогу, потому что каждый барон и граф знал: если перед тобой стоит барон Иф - жди в гости герцога. А теперь воители недоумевали, почему герцог Хортон сохранил жизнь ближайшему сподвижнику своего поверженного врага. Вряд ли они уже успели задуматься над этим достаточно глубоко, вряд ли в их умах уже родилось слово
«предательство», но это лишь вопрос времени.
        Иф понимал, что назвавшие его предателем будут правы. Он действительно предал сюзерена, действительно перешел на сторону врага. Будь этим врагом не потрясатель вселенной, а обычный воитель, восставший против принятого порядка вещей, поступок Ифа заслуживал бы презрения. Но потрясатель вселенной не может быть врагом, разве что по недомыслию. Скоро все эти люди поймут это - и тогда…
        На крыльцо замка вышел Хортон, за ним следовал Павел. Все разговоры стихли, наступила тишина, и в этой тишине Хортон громогласно провозгласил:
        - Возлюбленные вассалы мои!
        Иф улыбнулся. Он видел, как на лицах суровых воителей появляется плохо скрытое недоумение. Почему лорд сказал не «верные», а «возлюбленные»? Ничего, скоро они поймут.
        Хортон тем временем продолжал:
        - Я собрал вас здесь в связи с уникальным, исключительным событием. Случилось то, что никогда еще не случалось за всю историю империи. В нашу вселенную явился потрясатель. Многие из вас полагают, что пророчество о потрясателе вселенной - просто красивая сказка, придуманная рабами и холопами. Некоторые из вас знакомы с трудами знаменитых философов, которые подвергали легенду о потрясателе критическому анализу и делали вывод о неистинности данного пророчества. Не скрою, до последнего времени я сам разделял такое мнение, лишь совсем недавно я поверил в потрясателя вселенной и примкнул к нему. Не скрою, это едва не стоило мне жизни. Вы видели, что потрясатель сделал с покойным лордом Хином. Если бы я помедлил еще немного, моя участь была бы решена так же.
        Хортон сделал короткую паузу, перевел дыхание и продолжил:
        - Воитель по имени Павел, которому предписано судьбой потрясти вселенную, не родился в нашем мире, а явился извне в ритуале призвания демона. Я лично проводил этот ритуал, и я счастлив, что именно мне довелось сделать первый шаг, направивший вселенную на путь потрясений. Не скрою, я не сразу понял, кого именно мне довелось призвать из-за грани миров. Поначалу я относился к демону Павлу неподобающе, однако я не успел совершить непоправимого. Как бы то ни было, я принес извинения, и потрясатель вселенной принял их.
        Хортон бросил взгляд на Павла, ожидая подтверждения, потрясатель мрачно кивнул. Иф отметил, что потрясатель необычно мрачен для такого торжественного момента. Неужели его смущают воздаваемые ему почести?
        - Лорд Павел принес в наш мир необычную магию, - продолжал Хортон. - Вы видели поле, посреди которого лежит мертвое тело сэра Хина. Каждый из вас смог оценить мощь и необычность примененной потрясателем боевой магии. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что каждый из вас представил себя на месте покойного и оценил свои шансы против потрясателя вселенной. Я подтверждаю эти оценки. Лорд Павел - сильнейший воитель империи, а если кто-то из вас несогласен с этим, пусть бросит ему вызов здесь и сейчас!
        Дураков не нашлось. Воители стояли и молчали, некоторые бросали быстрые взгляды друг на друга, некоторые не отрывали взгляда от Хортона, произносящего историческую речь. Вызов никто не бросил.
        - Прекрасно, - заявил Хортон. - Я рад, что вы обладаете достойным здравомыслием. Потому что исход поединка с потрясателем вселенной предрешен. Три воителя бросали ему вызов: Трей, Иф и Хин, и только один из них - барон Иф жив и стоит среди вас.
        Иф почувствовал, как краснеет под сотнями взглядов. В памяти вдруг всплыло забытое слово «сто», именно так называется число, которое идет после девяноста девяти.
        - Потрясатель вселенной пощадил барона Ифа, - продолжал Хортон. - Потому что лорду Павлу открылось, что барон Иф сражается с ним не из недостойных побуждений, а по недомыслию, что, будучи пощажен, барон Иф встанет на сторону потрясателя вселенной и будет преданно служить ему, не щадя собственной души. Я правильно говорю, барон Иф?
        Иф машинально ответил:
        - Так точно, ваша светлость.
        И лишь произнеся эти слова, подумал, что на самом деле все было не совсем так. Иф не собирался ни с кем сражаться, лорд Павел (почему лорд, кстати?) сам напал на него, скрытно, из засады, без всякого вызова. Их бой не был честным, а когда Иф потерпел поражение, Павел не оборвал нить его судьбы милосердным ударом, а долго мучил и пытал, заставляя предать лорда Хина. Но это все мелкие детали, в главном Хортон, несомненно, прав. Иф действительно встал на сторону потрясателя и действительно служит ему, не щадя собственной души. Тот, кто щадит собственную душу, никогда не предаст повелителя ради чего бы то ни было. А Иф предал лорда Хина.

3
        Хортон оказался великолепным оратором. Павел стоял справа и чуть позади от него, смотрел на толпу и видел, как в глазах воителей медленно, но верно разгорался огонь веры. Речь Хортона завораживала, Павел понимал, что он лжет в каждой второй фразе и рождает новую легенду, причудливо смешивая правду и ложь. Наверное, так обычно и рождаются легенды, и неважно, о чем конкретно они повествуют - о подвиге героев-панфиловцев или о демоне, явившемся из иных измерений, чтобы потрясти вселенную. В какой-то момент Павел начал чувствовать, что сам верит в то, о чем говорит Хортон. И не просто верит, но гордится собственной причастностью к великим событиям и даже немного завидует воителям, стоящим внизу, - в отличие от него, они не знают, что в реальности все происходило не так красиво, как рассказывает Хортон. И когда Хортон сказал, что сейчас передаст слово потрясателю вселенной, это застало Павла врасплох.
        Он смотрел на толпу, а толпа смотрела на него сотнями глаз и ждала продолжения спектакля. А Павел не знал, о чем говорить. Единственное, что он знал точно - что ему ни за что не произнести такую складную речь, какую только что произнес Хортон. Однако что-то говорить надо.
        Павел откашлялся и начал немного смущенно:
        - Я даже не знаю, с чего начать. Мне так многое нужно сказать вам, но я уверен, что большую часть моих слов вы не поймете правильно. Вы совсем другие, чем я, мой родной мир отличается от вашего куда сильнее, чем показалось мне поначалу, когда я только попал к вам. Многое простое и понятное вам удивительно мне, а другие вещи, простые для меня, удивительны вам. Хортон считает, что мои знания потрясут вашу вселенную, возможно, он прав, я не берусь судить об этом с уверенностью. Но пока такой исход кажется мне вполне вероятным.
        Павел помолчал. На площади перед замком стояла мертвая тишина, воители терпеливо ждали. Странно, что не было слышно пения птиц, не иначе кто-то отпугнул их простым заклинанием, чтобы не мешали слушать историческую речь потрясателя вселенной. А в легенде, которая опишет сегодняшнюю речь, наверняка будет сказано, что птицы молчали, внимая речи потрясателя.
        - Смотрите, - сказал Павел и протянул руку вперед и немного вверх.

«Зиг хайль», - промелькнула в голове непрошеная дурацкая мысль.
        Заклинание Павла опустилось на грядки и поля ближайшего холопского участка. Тысячи, а может, и миллионы разных насекомых поднялись в воздух, образовали рой, и этот рой завис в воздухе метрах в двухстах от толпы воителей. А теперь преобразование биологической ткани… сделано. И финальный аккорд - обычный банальный файрбол.
        Файрбол ударил в облако преобразованных насекомых, и оно вспыхнуло ослепительным шаром термобарического взрыва. Ударная волна прошла по полю и площади, пригибая растения, поднимая пыль и теряя свою силу с каждым пройденным метром. Когда она достигла толпы, она всего лишь ударила по ушам воителей оглушительным хлопком, перешедшим в раскатистый рев. Хотя и это было весьма впечатляюще.
        - Вы видели, как легко я сделал то, что сделал, - сказал Павел. - Если ты знаешь, как вмешиваться в тонкие пласты ткани бытия, не нужно тратить много магической силы, не нужно тратить десятилетия на упорные тренировки. Заклинание, что я показал, доступно каждому из вас. И не только оно. Но сейчас я буду говорить не о заклинаниях.
        Павел почувствовал, что в горле у него пересохло. Жаль, что в этом мире нет традиции выставлять докладчику графин с водой и стакан. Но что уж тут поделаешь…
        - Я буду говорить вот о чем, - продолжал Павел. - Каждому из вас знакомы правила обращения с заклинаниями. Каждое заклинание принадлежит сюзерену, который держит в руках нити жизней и судеб своих вассалов. Все это правильно и оправданно в тех условиях, в которых вы живете, но попробуйте задуматься: а что, если можно жить по-другому? Когда сюзерену нет нужды опасаться, что вассал превзойдет его в магической силе. Когда вассалу нет нужды заискивать перед сюзереном, опасаясь попасть под зачистку. Когда два человека могут свободно беседовать, не задумываясь о том, какое положение в обществе занимает каждый из них. Когда люди прежде всего люди, а лишь потом вассалы и сюзерены. Я знаю, вам это кажется нелепым, но такой мир возможен, это мир, из которого прибыл я.

«Я тоже впадаю в демагогию, - подумал Павел. - Не говорю откровенной лжи, но умалчиваю о тысячах различных нюансов, без упоминания которых мои слова не сильно отличаются от лжи. Наверное, это общая судьба всех пророков».
        - Есть простой способ жить так, как я говорю, - продолжал Павел. - Это очень просто, надо всего лишь возлюбить своего ближнего. Не так возлюбить, как вы привыкли, я не призываю долбить друг друга в анус или куда придется, это ваше личное дело, не имеющее к любви прямого отношения. Я говорю о такой любви, когда ты желаешь счастья и благополучия тем, кого любишь, когда твое счастье невозможно, когда несчастен твой ближний. Я говорю о том, что каждый должен любить каждого. Не тратить силы и нервы на выяснение отношений - кто кого сильнее и круче, не придавать значения мелким обидам. Если твой ближний ударил тебя - не спеши мстить, возможно, он сделал это нечаянно. Найдутся те, кто станет злоупотреблять добротой окружающих, но их не будет много, я вас уверяю. Потому что жить в любви и доброте не только полезно, но и приятно. Попробуйте, и убедитесь сами. Достаточно всего лишь сказать вассалу не «повелеваю», а «прошу», не ругать за нечаянную ошибку и не забывать хвалить за хорошо сделанное дело. Не копить заклинания в тайной книге, а делиться ими с сюзереном и своими… Я знаю, в вашем мире нет
нормальных семей, поэтому мне трудно описать простыми словами то, к чему я призываю. Но представьте себе, что вы связаны узами более тесными, чем узы, привязывающие вассала к сюзерену, и что эти узы симметричны, что они не предполагают возвышения одного и унижения другого.
        - Мы знаем, что это за узы, - вмешался Хортон. - Все, кто идет за потрясателем вселенной, связаны этими узами. Пока нас немного, но мы распространим слово потрясателя по вселенной, и она будет потрясена. И последние станут первыми, и этими первыми станем мы. Судьба предоставила нам великую честь - сопровождать первые шаги потрясателя, и я призываю вас не посрамить эту честь. Я должен признаться: я тоже вел себя недостойно, копил недозволенную магию, относился к вам без должного уважения, считал вас пылью под своими ногами. Но теперь слово потрясателя дало всходы в моей душе, и каждый из вас стал дорог мне, как дорог каждый любимый человек.
        Хортон сделал паузу, и Павел воспользовался ею.
        - Знаете, в чем главная проблема вашего мира? - спросил он. - Вы не делитесь знаниями, вы копите заклинания и относитесь к ним как к величайшей ценности. Ваши знания о мире отрывочны и разрозненны, вы разучились постигать тайны вселенной. Великие маги прошлого оставили достойный багаж знаний, но вы не преумножаете его, а растрачиваете. Ваш мир погряз в мракобесии, но я верю, что любовь и доброта все изменят. Они позволят вам делиться знаниями, не боясь, что ваш ближний обратит их против вас. Я знаю, в это трудно поверить, но я сделаю так, что вы мне поверите. Я буду учить вас магии, и на мои уроки сможет прийти каждый, кто согласен жить по законам доброты. То, что я только что показал, станет доступно каждому, идущему по пути добра. И тогда мы увидим, сможет ли добро защитить себя.
        Хортон склонился к уху Павла и прошептал тихо-тихо, чтобы никто не услышал:
        - Ты гений.

4
        - Интересно, - сказал Пан. - Гляжу на этого демона и не могу поверить, насколько он стал силен. Я ведь видел его вскоре после призвания, ничего особенного в нем тогда не было. Раб как раб.
        - Не ты один его видел, - заметила Изольда. - Мы все его видели, когда Людвиг сражался с Хайроном. А Людвиг, по-моему, присутствовал при его призвании. Правда, Людвиг?
        Людвиг кивнул.
        - Ты непочтительно обращаешься к сюзерену, - заметила Техана. - Путь доброты не должен отменять правил вежливости. Не так ли, ваше высокоблагородие?
        Людвиг едва сдержался, чтобы не скривить губы в гримасе отвращения. Уже не в первый раз Техана подкалывает его подобным образом, и не упрекнешь ее ни в чем, формально она не нарушает правил вежливости.
        - Я не так хорошо знаю путь добра, как лорд Павел, - сказал Людвиг. - Но мне кажется, что вежливость состоит не в формальном произнесении подобающих слов, а в добром отношении к собеседнику. По-моему, добро проявляется в том числе и в том, чтобы не унижать своих ближних, тыкая пальцем в каждую допущенную ошибку. Доброта
        - это умение прощать. Я напал на потрясателя вселенной, я не бросал ему вызова, а просто сжег файрболом то место, где, как я думал, он прятался. Но он был в другом месте, он подошел ко мне сзади, незамеченный, он мог убить меня, но всего лишь оглушил. А потом, когда я пришел в себя, он простил меня. Он произнес тогда много добрых слов, я не запоминал их и не смогу теперь повторить, но тогда он, пожалуй, впервые заговорил о доброте. И потом, когда он узнал, что раб Ивернес предал его, он не стал наказывать этого раба.
        - Разве доброта распространяется на рабов? - удивился Пан.
        Людвиг пожал плечами.
        - Не знаю, - сказал он. - Никогда об этом не задумывался. Думаю, обычно нет, потрясатель сделал исключение для Ивернеса, потому что тот помогал ему, когда они оба были рабами. Потрясатель назвал это правило каким-то необычным словом, я не вспомню его сейчас.
        Неожиданно подал голос обычно молчаливый Устин.
        - Твои разговоры с потрясателем надо записывать, - сказал он. - В будущем это станет важной частью легенды о пророке доброты.
        Пан рассмеялся.
        - Ты неподражаем, Устин, - сказал он. - Я и не знал, что ты знаешь, что такое сарказм.
        - Я знаю, что такое сарказм, - спокойно ответил Устин. - Но в тех словах, что я только что произнес, нет сарказма. Я сказал только то, что думаю. А вот о чем думаешь ты, пытаясь направить гнев повелителя на тех, кого он любит, - я не понимаю. То есть я догадываюсь, но эта догадка не из тех, которые стоит произносить вслух.
        - Вот это да! - воскликнул Пан с деланым изумлением. - Молчун Устин научился произносить длинные речи. Воистину потрясатель вселенной сотворил чудо! А почему ты думаешь, что его высокоблагородие тебя любит? Насколько мне известно, он любит только двух людей - герцога Хортона и рабыню Бригитту, причем герцога любит пассивно, а рабыню - активно. Только говорят, что лорд Павел отобрал у него эту рабыню, и теперь наш повелитель любит только герцога. А-а-а-а!!!
        Первый файрбол ударил Пана в шею, рядом с ухом, а второй влетел прямо в разинутый рот и оборвал крик. Пан упал на землю, он уже не мог кричать, но корчился от боли, даже не корчился, а катался из стороны в сторону. Людвиг перевел взгляд на свои руки и с удивлением понял, что оба файрбола метнул он.
        - Если повелитель позволит, я добью его, - сказал Устин.
        Людвиг рассеянно кивнул. Устин трижды ударил Пана ногой в голову. Первые два удара прошли вскользь - Пан настолько быстро метался, что Устину трудно было попасть. А третий удар пришелся точно в висок, поверженный воитель дернулся в последний раз и затих.
        - Покойный сэр Пан допустил большую ошибку, - спокойно сказал Устин. - Он решил, что доброта и вседозволенность - одно и то же. Он оскорбил повелителя, сознательно и неспровоцированно. Таких вассалов положено зачищать по любым законам, я не думаю, что закон доброты должен стать исключением.
        К их компании приблизился сэр Ксоук, ожидавший присвоения баронского звания после гибели Трея.
        - А вот и доброта в действии! - провозгласил он с улыбкой на лице. - Нет-нет, Людвиг, я не собираюсь тебя оскорбить, не делай такое лицо. И не думай, что я тебя осуждаю, сэр Пан никогда мне не нравился, цинизм - хорошее качество для воителя, но не в такой степени. Меня просто восхитило, как вы с Устином интерпретировали высокие слова двух повелителей. Потрясение вселенной начинается!
        В следующую секунду улыбка исчезла с лица Ксоука, это произошло мгновенно, как будто ее стерли заклинанием.
        - Извини, - сказал он совершенно серьезно. - Я действительно не хотел тебя обидеть, я думал, ты посмеешься вместе со мной. А это правда, что ты сражался с лордом Павлом?
        Людвиг мрачно вздохнул.
        - Правда, - сказал он. - Я хотел убить его файрболом, а он подошел сзади и ударил меня кулаком, как холопа. И то, что рабыня лорда Хортона, которую я люблю, беременна от него - тоже правда. И то, что он ее изнасиловал, будучи рабом, а я не отомстил - тоже правда. И то, что я очнулся после его удара и не стал продолжать бой, потому что струсил, - тоже правда. Все это правда.
        Внутри души Людвига родилось странное облегчение. Он привык что-то изображать из себя, скрывать свои слабые стороны, выпячивать сильные, он стыдился признаваться в собственных слабостях, никому не говорил о них, даже Бригитте. А почему, собственно, никому не говорил? Можно подумать, окружающие слепы и ничего не замечают.
        - Есть еще много правды, - продолжал Людвиг. - Я слаб и труслив - правда. Титул барона предоставлен мне лордом Хортоном, потому что он любит меня как наложницу - правда. Я провел два боя и оба проиграл - правда. Так получилось, что из всех вас я один считаюсь бароном, но ты, Ксоук, и ты, Устин, достойны этого титула куда больше меня. Это тоже правда. Я никогда не умел повелевать, никогда не получал удовольствия от управления чужими судьбами. Я не знаю, как мне жить дальше.
        Изольда приблизилась к Людвигу и осторожно погладила его плечо.
        - Зато я знаю, - сказала она. - Раньше я не решалась сказать тебе это, но сейчас подходящий момент. Я люблю тебя, Людвиг, давно уже люблю, и с радостью стану матерью твоего сына или дочери. Раньше я не знала, чем ты меня привлекаешь, а теперь поняла - ты всегда был добр, просто не знал, что это такое, и скрывал это.
        Она вдруг лукаво улыбнулась и добавила:
        - Ну, то есть я имела в виду, что предложила бы это своему повелителю, если бы это было дозволено мне правилами этикета.
        Ксоук расхохотался и хлопнул Людвига по плечу.
        - Соглашайся, - сказал он. - Иметь в замке постоянную спутницу - само по себе редкость, а если она красивая и умная, да еще магией хорошо владеет… Чего тут раздумывать?
        - Он размышляет, как согласиться и не уронить честь воителя, - подала голос Техана.
        - А чего тут размышлять? - удивился Ксоук. - Какая еще честь воителя? Нет больше никакой чести, все эти глупости остались в прошлом. Наступает новая эра - эра торжествующего добра.

5
        - Сегодня я буду учить вас бою, - начал потрясатель вселенной свою речь и неожиданно осекся. После паузы он продолжил: - Я знал, что все запущено, но не ожидал, что настолько. Запомните новое слово - «война», в вашем языке его раньше не было. Я буду учить вас войне.
        Лорд Павел задумчиво оглядел притихшую аудиторию.
        - Вы привыкли сражаться поодиночке, - сказал он. - В вашем мире любая война - сражение двух воителей, а помощники могут привлекаться только для решения вспомогательных задач. Провести разведку, помочь в зачистке рабов и холопов… Ну, есть еще сказка про то, как пять баронов напали на графа, но это не то. Вы привыкли считать, что повелителю незачем привлекать вас непосредственно к бою, что повелитель много сильнее всех вассалов, вместе взятых. Но это неверно, повелитель сильнее любого вассала, но тысяча тысяч муравьев, атакующих сообща, съедят любое мифическое чудовище. Раньше в вашей истории не бывало войн, в которых сотни воителей выступали единой армией… кстати, еще одно новое слово в вашем языке. Раньше любое сражение было зачисткой воителя-неудачника либо вызовом, который бросал сильный вассал ослабевшему сюзерену. Раньше у воителей не могло быть общих интересов, но теперь такой интерес появился. Грядет битва за добро, и это будет особая битва, раньше в вашей истории не бывало ничего подобного.
        Это заявление было неожиданным. С кем собрался сражаться лорд Павел, уже поразивший герцога Хина? Неужели…
        - Империя нуждается в новом порядке, - заявил потрясатель вселенной. - Я пришел в мир, где люди подобны диким зверям, где каждый сам за себя, где никто не имеет понятия об общих интересах. Но я дам вам это понятие. А чтобы было яснее, мы начнем с того, к чему вы привыкли - с боевой магии. Главное, что вы должны уяснить, - тысяча слабых воителей, да что там тысяча, сто слабых воителей способны сокрушить самого могучего мага. Если будут действовать сообща и не будут бояться пожертвовать жизнью ради общего дела. И если они будут знать, как правильно действовать сообща.
        Иф оглядел окружающих его воителей. Что-то не похоже, что многие не будут бояться пожертвовать жизнью. Здесь есть принявшие доброту всем сердцем, барон Людвиг например. Еще, наверное, наберется десяток простых воителей, реально вставших на путь доброты, но это все. Остальные в этой толпе ждут, когда потрясатель вселенной откроет неведомые тайны боевой магии, ради этого они готовы заявить все, что угодно.
        Между тем лорд Павел продолжал свою речь:
        - Я начну с простого примера. Допустим, армия добра приближается к месту, где, вероятно, укрылся противник. Причем противник этот много сильнее каждого отдельного воина добра. Каковы должны быть действия армии? Кто может предположить?
        Воители молчали. Во-первых, никто не осмелился обратиться к лорду без явного дозволения, а во-вторых, задача, поставленная потрясателем вселенной, выглядела весьма странно.
        - Ты! - Лорд Павел ткнул пальцем в какого-то юного воителя. - Как бы ты действовал на месте предводителя армии?
        Воитель смутился, его щеки заметно покраснели. Несколько секунд он молчал, а затем сказал:
        - Прошу лорда простить меня, но я не понимаю, почему противник укрылся.
        Лорд Павел сдавленно крякнул и всплеснул руками, то ли удивленно, то ли возмущенно.
        - Ну как же! - воскликнул он. - Если враг не прячется, он будет уничтожен очень быстро и с минимальными потерями. Хорошо, давайте рассмотрим вначале такой пример. Допустим, мы все - армия, мы приближаемся к противнику, который очень силен, сильнее даже, чем был покойный герцог Хин. Он не прячется, он стоит и ждет, когда мы подойдем поближе. Как мы должны действовать?
        Взгляд вопрошаемого воителя просветлел.
        - Я понял! - воскликнул он. - Мой повелитель хочет свергнуть императора!
        Потрясатель вселенной досадливо сморщился.
        - Допустим, - сказал он. - Допустим, только ради примера, что наш противник - император. Он стоит и ждет, когда мы приблизимся на дистанцию файрбола. Каковы должны быть наши действия? Какой строй мы должны держать?
        Воитель смущенно развел руками.
        - Не знаю, - сказал он. - По-моему, лорд Хортон и вы, лорд Павел, должны выступить вперед и нанести первый удар. Но мне кажется, что этот ответ неправильный.
        - Это хорошо, что тебе так кажется, - констатировал лорд Павел. - Кто думает иначе?
        Неожиданно для самого себя Иф поднял руку.
        - Барон Иф! - воскликнул Павел. - Давайте послушаем, что нам скажет барон Иф.
        - Я тоже не уверен, что мой ответ правильный, - начал барон Иф. - Но мне кажется, что мы должны воспользоваться заклинанием, которое вы, лорд Павел, применили против моего бывшего повелителя. Нагнать ворон, заколдовать их…
        Лорд Павел расплылся в улыбке.
        - Отлично! - сказал он. - Этот ответ не полон, но идея правильная. Часть воителей армии должна применять ударные заклинания, действующие с большого расстояния. Например, направить на врага взрывающихся ворон. Но не обязательно применять именно это заклинание, можно просто метать файрболы, эффект будет ненамного меньше. Скажи мне, Иф, с какого расстояния ты сможешь попасть файрболом в человека?
        - Со ста шагов, - гордо ответил Иф. И добавил, чтобы эти слова не звучали неумеренной похвальбой: - Если он не будет уворачиваться.
        - Прекрасно, - сказал лорд Павел. - А как далеко ты сможешь забросить файрбол, если не будешь целиться?
        - А зачем? - удивился Иф. - Ну, наверное, шагов на пятьсот, если не больше.
        - А теперь представь себе, что половина нашей армии начнет метать файрболы на максимальную дальность, примерно в ту сторону, где находится противник. Что при этом произойдет?
        Иф пожал плечами.
        - Да ничего особенного, - сказал он. - В цель не попадет ни один. Они будут падать вокруг, это может напутать противника, но не более того.
        - Напугать противника - тоже очень важно, - заявил лорд Павел. - Противник не сможет спокойно колдовать, он будет следить за падающими файрболами, пытаться уворачиваться от тех, что падают близко к нему… Нужно обладать очень крепкими нервами, чтобы продолжать бой в таких условиях. Кроме того, вокруг него начнет гореть трава, это затруднит его перемещения. И еще ему будет очень плохо видно, что происходит вокруг. Под прикрытием навесного огня другие воители вплотную приблизятся к противнику и атакуют его с короткой дистанции, почти в упор. Конечно, враг успеет нанести несколько ответных ударов, поэтому каждый воитель, вступая в бой, должен быть готов к перерождению. Но если бой организован правильно, больших жертв не будет. В каждой сотне будет один-два воителя, которым их товарищи в начале боя передадут часть своей силы, эти воители будут накачаны магией до предела, они будут наступать под прикрытием щита, в моем мире это называется «танки». Если каждый будет точно выполнять то, что ему положено, армия способна сокрушить любого врага с минимальными потерями.

6
        Юный воитель с говорящим именем Лоох неспешной трусцой бежал между грядок, неумело изображая маскировку в складках местности. Маскировка в данном случае не имела смысла, эту территорию противник мог просматривать только магическим зрением, да и то вряд ли.
        Командный пункт Павла размещался рядом с хижиной одной из сотен холопских семей, временно отселенных из зоны боевых действий. Эта конкретная хижина отличалась от других тем, что рядом с ней росло необычно высокое дерево, служащее ориентиром.
        Увидев командующего, Лоох ускорил бег, вид командира придал ему сил и заставил изображать повышенное рвение. Подбежав, он бодро отрапортовал:
        - Барон Иф докладывает, что разведка обнаружила противника в расчетном районе. Барон Топ докладывает о готовности к началу артподготовки.
        - Пусть начинает, - кивнул Павел. - Действуем по основному плану.
        Лоох развернулся и направился было бежать обратно, но Павел его остановил:
        - Куда собрался? Оставайся здесь, передашь мой приказ, когда будет нужно.
        В полной тишине над деревьями взмыли огненные шары, лишь через пару секунд ушей Павла достигло характерное шипение, переходящее в свист. Оно было намного громче, чем ожидал Павел, шум был почти такой же, как когда ты сам пускаешь файрбол. Но сейчас стреляют не прямо здесь, а в полукилометре, если не дальше. Впрочем, артиллерийская канонада и должна быть громкой, даже если вместо грохочущих орудий работают мягко шипящие огненные шары, отправляемые в полет без всяких устройств, одной лишь силой магии.
        Павел осторожно пробрался вперед, к заранее облюбованной наблюдательной позиции между двумя большими кустами. С этой позиции поле боя было видно как на ладони.
        Артподготовка впечатляла. Один воитель, мечущий файрболы по навесной траектории, примерно соответствует миномету небольшого калибра, а пятьдесят минометов - это не батарея и даже не дивизион, это целый артиллерийский полк. На Земле, правда, таких полков не бывает, но здесь приходится пользоваться тем, что есть. Файрбол большого калибра, который мог бы выступить в роли гаубицы, здесь пока не придумали. Может, заняться как-нибудь на досуге…
        Первый взвод барона Людвига и второй взвод барона Ксоука выполняли предписанный маневр довольно четко. Строй, конечно, сразу сломался, но направление наступления выдерживалось правильно. А вот и первая ошибка Людвига - не учитывает особенности местности, поперся прямо через вершину низкого холма, а надо было обойти слева, растянуться в цепь, а потом…
        - Лоох! - позвал Павел. - Беги к барону Людвигу… хотя нет, уже не беги.
        Павел вовремя сообразил, что к тому времени, когда посыльный достигнет боевых порядков наступающей пехоты, приказ станет неактуальным - либо допущенная оплошность не помешает выполнить боевую задачу, либо первый взвод перестанет существовать.
        Справа в зенит отправился файрбол необычного желто-зеленого цвета. Ксоук докладывает, что занял позицию для атаки, пехота готова, а танки накачаны энергией. Подождем теперь Людвига…
        Ага, он уже и сам понял, какую ошибку допустил. Вот он бежит вдоль цепи, криками и жестами отгоняет бойцов назад, на обратный скат высоты. А где танк-то…
        А, вот он. Сэр Устин принял коленопреклоненную позу, сгруппировался и напитывается энергией, которую передают ему боевые товарищи. Павлу показалось, что он смутно ощущает характерные изменения магической субстанции. Хотя нет, это он сам себя убеждает в этом, на самом деле ничего ощутить невозможно, падающие файрболы сильно портят магическое зрение, это как дымовая завеса для обычных глаз.
        Слева в небо взмыл второй зеленый файрбол. Все готово к атаке.
        Павел макнул руки в лохань с водой, затем в миску с солью и выстрелил в небо файрбол. Земные химики знают, что некоторые виды солей окрашивают пламя в зеленый цвет, оказывается, в этом мире магическое пламя ведет себя точно так же.
        Атака! Две цепи по двадцать воителей в каждой двинулись вперед короткими перебежками. Как ни странно, они ухитрились не сломать строй сразу, бойцы наступали не бестолковой толпой, как ожидал Павел, а вполне различимым треугольником, хотя этот треугольник был далеко не равносторонним, как ожидалось. Впереди атакующая цепь, образующая одну сторону треугольника, сзади, в третьей вершине, - тесная группа резерва, там же командир взвода. Молодцы воители - держат строй, криво, но держат.
        Артподготовка стихла. Дым, густо заволокший поле боя, понемногу рассеивался. Павел вглядывался в него, но никак не мог разглядеть противника. Бинокль бы сюда… Павел специально не стал заранее фиксировать образ неприятеля - в реальном бою такой возможности не будет.
        Противник огрызнулся - по земле пробежали концентрические судорожные волны. В следующую секунду с разных направлений примерно в одно место ударило три… нет, четыре файрбола. Причем это было совсем не то место, где Павел стал бы искать прячущегося врага. Но наблюдателям с поля боя видно лучше.
        Наступающие цепи залегли. Снова зашипела и засвистела артиллерия. Пять пристрелочных залпов по десять зарядов в каждом, а затем непрерывный огонь, который, однако, продлился совсем недолго. Потому что в небо ударила зеленая струя сплошного файрбола, окрашенного солью. Противник сдался.
        Павел выпрямился во весь рост и направился к противнику, более не скрываясь. Артиллерия замолчала, пехота вылезла из укрытий, сразу стало видно, что взвод Людвига приблизился к цели намного ближе, чем казалось с командного пункта. Как бы не оказалось у них потерь от дружественного огня…
        Через пару минут Павел и Хортон обнимались и дружески хлопали друг друга по плечам. Хортон выглядел сильно истощенным, он заметно пошатывался, его руки тряслись.
        - Ну как? - спросил Павел. - Поверил теперь?
        Хортон ответил не сразу. Он переводил взгляд то на Павла, то на стоящего в стороне Людвига, на лице которого расплывалась до ушей торжествующая улыбка.
        - Поверил - не то слово, - ответил, наконец, Хортон. - Я чуть не обгадился. Изнутри это намного страшнее, чем когда смотришь со стороны. Я вообще не мог колдовать, только щит держал, на это все силы ушли. Попробовал один раз применить атакующее заклинание, еле жив остался. А когда подавал сигнал «я сдаюсь», думал, вообще мне конец пришел. Щит пришлось ослабить, одно точное попадание - и все, конец. Больше я врага изображать не буду, хватит с меня.
        - Как думаешь, сможем мы одолеть императора? - спросил Павел.
        Хортон ответил уверенно и без колебаний:
        - Сможем. Только надо собирать не сто воителей, а триста-пятьсот, тогда точно одолеем. Против такой армии никто не устоит. До сих пор не могу поверить, как вы меня уделали. И ведь никакой серьезной магии не применяли, что обидно, одни только файрболы, даже не сплошные, только обычные! А если твою магию задействовать…
        - Обязательно задействуем, - сказал Павел. - Отбери десяток воителей, которым доверяешь, я их обучу. Людвиг, Устин, еще Изольда, наверное… Но только чтобы это были нормальные люди, серьезно принимающие путь добра, не так, как Пан.
        Неожиданно подал голос Людвиг. Он спросил:
        - Лорд Павел, вы не гневаетесь, что я убил сэра Пана? Я ведь нарушил вашу заповедь…
        - Ничего ты не нарушил, - заявил Павел. - Нельзя творить добро безрассудно, не думая о последствиях. Если человек не принимает путь добра не потому, что не понял, а потому, что сознательно отверг - для тебя он больше не человек. Он как ядовитая змея или кусачий комар, убей его и больше не думай об этом. Единственное, что мне не понравилось в твоем поступке, - ты убил его слишком жестоко. Это может плохо сказаться на твоей душе.
        - Простите, повелитель, - склонил голову Людвиг. - Я запомню ваши слова.
        - А я запишу, - подала голос Изольда. - Я начала писать книгу, составленную из слов, лично изреченных потрясателем вселенной. Лорд Хортон обещал выделить рабов-переписчиков, они размножат эту книгу, тогда каждый воитель, даже не видевший вас лично, сможет ознакомиться с вашей мудростью. Кстати, лорд Павел, если мне будет позволено, я хотела бы спросить кое-что, многие воители обсуждают этот вопрос и не пришли к единому мнению…
        - Спрашивай, - сказал Павел.
        - Правда ли, что потрясение вселенной - воля абстрактного творца? - спросила Изольда. - Правда ли, что слова о добре продиктованы вам творцом вселенной?
        Павел нахмурился. Он и раньше замечал аналогию с деяниями одного земного пророка, но это уже будет перебор. Так, глядишь, воители начнут друг другу обрезания делать…
        - Нет, - сказал Павел. - Все мои мысли придуманы лично мной. Я не знаю точно, существует ли творец вселенной как личность, и склоняюсь к тому, что его нет. По-любому, он никогда со мной не разговаривал, и вообще я не слышу никаких странных голосов. Я душевно здоров, а моя воля достаточно сильна, чтобы я диктовал ее сам, не прячась за всякие абстрактные сущности. Запиши это обязательно в свою книгу, чтобы не было никаких сомнений.

7
        - Я должен признаться, Павел, - сказал Хортон, - до сегодняшнего дня я не верил в твою миссию.
        Павел странно хмыкнул.
        - А я до сих пор в нее не верю, - сказал он. - Я просто делаю то, что считаю нужным, а то, что получается, смущает меня еще больше, чем тебя. Например, слухи эти насчет того, что мне творец лично диктует, цитатник вот уже собирать начали… Не удивлюсь, если они начнут мне поклоняться, как… нет, не начнут, слова
«божество» в вашем языке нет. И лучше, чтобы оно подольше не появлялось. Кстати, Хортон, каков нынче мой статус? Все называют меня лордом, а преемником Хина считаешься ты. Я, видимо, теперь граф Муралийский?
        Хортон рассмеялся. Как нелепо сочетается невероятная мощь демона, магическая и психическая, со столь же невероятной скромностью!
        - Для них ты император, - сказал Хортон. - Верховный владыка всех известных земель, населенных воителями, рабами и холопами. То, что ты находишься здесь, а не на горе Губерт, - это только временно.
        Павел удивленно приподнял брови.
        - А ты не врешь? - спросил он. - Знаешь, Хортон, я много думал над тем, что ты мне говорил и как это ты мне говорил. И мне кажется, что ты с самого начала меня обманывал. Для тебя я был инструментом, чтобы одолеть Хина и спасти твою жизнь, а теперь… Следующий логичный шаг в твоем положении - сместить императора и самому занять его место. Но ты почему-то продвигаешь на его место меня. И еще. Ни за что не поверю, что ты реально принял путь добра. Я помню, что ты говорил Ифу, когда мы его вербовали, это была полная ахинея, ты издевался над ним, хорошо, что он тогда не понял этого. Ты проповедуешь добро не потому, что в него веришь, а потому, что это удобный способ захватить верховную власть. Так ведь?
        Хортон не знал, что ответить на этот вопрос. С одной стороны, демон прав. Хортон действительно не принимал его слова всерьез, в них было важно только одно - что потрясатель вселенной изрекает что-то философское и глубокомысленное, что воители идут за ним не только потому, что он силен, а во имя каких-то идей, высоких, красивых и светлых. Это повышает преданность вассалов и снижает количество предательств в единицу времени. Если бы демон не имел за душой никакой собственной философии, Хортону пришлось бы выдумать что-нибудь самому. Это, конечно, было бы не добро, а что-то более осмысленное, но…
        - Так было раньше, - сказал Хортон. - Сегодня, когда я постоял под дождем файрболов, все изменилось. А может, все изменилось раньше, а этот учебный бой просто стал поводом. Понимаешь, Павел, когда сотни воителей верят во что-то одно, это что-то становится реальностью. Тебе поверили, за тобой идут, тебе начали поклоняться, это признак того, что ты говоришь правильные вещи. Я много думаю о пути добра и с каждым разом нахожу в нем все больше хорошего. Жить так, чтобы не бояться прогневать повелителя, чтобы сюзерен и вассал были друзьями… Я многое отдал бы, чтобы это стало реальностью. Но я в это не верю. Людвиг убил Пана во имя добра, думаешь, это последний случай?
        Павел вздохнул.
        - Мне это тоже не нравится, - сказал он. - Но я не знаю, как это изменить. Пан был мерзавцем, я его помню еще по зачистке Хайрона. Убивать его, конечно, не следовало, особенно файрболом, да еще таким слабым… Но не наказывать же Людвига за это!
        - Вот именно, - сказал Хортон. - Высокие слова - хорошая вещь, но когда приходит время применять их в реальном деле, получается, что это не так просто, как казалось. Либо ты делаешь то, что считаешь нужным, и сам нарушаешь свои заповеди, либо начинаешь творить глупости во имя великих целей. Я не верю, что ты продолжишь свои проповеди, когда окажешься на горе Губерт. Не в твоих силах серьезно изменить этот мир, ты потрясешь его, перевернешь, последние станут первыми, но пройдет лет двести-триста, и все вернется назад, просто появится красивая легенда о том, как демон сместил императора. Или легенда о том, как император поразил зловредного демона и его гадкого приспешника по имени Хортон.
        - Тогда почему ты меня поддерживаешь? - спросил Павел. - Только потому, что быть герцогом лучше, чем графом?
        - А что, этого мало? - улыбнулся Хортон. - Нет, я шучу, это не главное. Кроме герцогского титула я получил от тебя кое-что, что гораздо важнее. По крайней мере, для меня важнее. Я всегда был странным воителем, познание привлекало меня не меньше, чем уважение вассалов. С ранней юности я мечтал, как однажды открою неведомое заклинание, и оно позволит мне обрести великую силу стать если не императором, так хотя бы герцогом.
        - Хакер, - хмыкнул Павел. - Хакнуть мир хотел.
        - Я понимаю, что говорю банальные вещи с твоей точки зрения, - сказал Хортон. - Но в нашем языке нет особого слова для мечты, что была у меня. Для вас, демонов, это нормальное поведение, я для нас, воителей, - извращение. Меня не понимали, надо мной смеялись, но я оказался силен в традиционной магии и неплохо управлялся с доверенным мне уделом. Хин сделал меня графом, думаю, он рассчитывал получить прибыль от моих достижений, если я все-таки исполню свою мечту. И, знаешь, иногда мне кажется, что мы зря убили его. То есть разумом я понимаю, что другого пути не было, но…
        Павел улыбнулся, добро и ласково.
        - Это добро проникает в твою душу, - сказал он. - Любая философская идея подобна заразе… впрочем, у вас не бывает заразных болезней.
        - У хорошего воителя - не бывает, - уточнил Хортон. - Главное - не допускать перенаселения и следить, чтобы вассалы, искусные в магии исцеления и профилактики, не забывали свое дело. А вообще, эпидемии случаются; вот когда я был совсем молодым, как Людвиг, был один случай у графа Ксомеха…
        - Неважно, - отмахнулся Павел. - Главное - что ты постепенно становишься добрым. Раньше я не думал, что это возможно.

8
        Армия потрясателя вселенной приближалась к Гусиному Пику. Никогда в истории империи в путь одновременно не отправлялось без малого сто воителей. И это лишь зачаток будущей армии, ядро, вокруг которого сформируется воинство добра. Войско, которому предначертано изменить судьбу всей вселенной, исполняя волю потрясателя.
        Путь занял три дня. Воители не спешили, никто не пользовался заклинаниями, снимающими усталость. Эта магия потребляет слишком много внутренних сил, в долгой дороге от нее больше вреда, чем пользы. Можно, конечно, восполнять силы, высасывая души встречных холопов, но сто воителей, идущих по стране форсированным маршем, оставят за собой такой след перерождений, какой оставляет не всякая зачистка. Кроме того, этому заклинанию традиционно обучают только баронов.
        Лорд Павел потребовал, чтобы воители шли не беспорядочной толпой, а в особом порядке, который он назвал походным строем. Впереди небольшой дозор, еще два дозора по бокам, основные силы движутся друг за другом, колонной, при этом меняться местами не разрешается, а если приспичило отлить на грядку - жди привала, который объявляется всей армии одновременно. Движение в походном строю получалось медленнее, чем обычно, но зато, как сказал потрясатель, в случае внезапного нападения армия сможет дать отпор.
        На второй день пути так и случилось. Внезапно справа в небо взвился файрбол. Людвиг не успел полностью осознать это, как его рот сам собой открылся и выкрикнул команду:
        - Вспышка справа!
        В считаные секунды взвод перестроился в боевой порядок - два десятка выстроились в цепь, которая неторопливо двинулась навстречу неведомой угрозе, в центре цепи сэр Устин накачивался энергией. Третий десяток во главе с командиром остался на месте
        - в резерве. Сзади (теперь уже справа) слышались отрывистые команды барона Топа, командующего артиллерией.
        А потом, спустя пять томительных минут, лорд Павел приблизился к Людвигу, критически оглядел построение взвода и сказал:
        - Отбой. Вы молодцы, ребята. Людвиг, я очень доволен тобой, я не рассчитывал, что ты так хорошо и так быстро обучишь своих бойцов. Думаю, тебе можно доверить роту.
        Смысл последнего слова Людвиг понял по контексту, но на всякий случай решил уточнить:
        - Рота - это сотня?
        Лорд Павел кивнул.
        - Справишься? - спросил он.
        - Постараюсь, - ответил Людвиг, несколько смутившись.
        - Он справится! - воскликнула Техана. - Воители с радостью повинуются первому спутнику повелителя, на которого падает тень потрясателя вселенной.
        Лорд Павел досадливо поморщился.
        - Вот только льстить не надо, - сказал он. - Мы-то с тобой понимаем, что не имеет значения, кто был первым спутником потрясателя, а кто вторым. Людвиг, кстати, был не первым.
        - А кто был первым? - спросила Техана.
        - Это неважно, - отрезал лорд Павел. - Это знание ничем тебе не поможет. И тем более тебе не поможет глупое пресмыкательство передо мной. Жаль, что ты до сих пор не поняла главные принципы пути добра. Боюсь, ты уже никогда не поймешь их.
        - Но я стараюсь! - воскликнула Техана. - Я всем сердцем стремлюсь к добру…
        - Ты стремишься к самоутверждению, - перебил ее лорд Павел. - А когда решишь, что самоутвердилась достаточно, - начнешь стремиться к власти. Всем сердцем, да.
        Техана промолчала. Она склонила голову, закусила губу, на ее лице отчетливо читалась обида. Людвиг подумал, что ее стоило бы отправить на перерождение вслед за ее любимым Паном, всем окружающим стало бы легче. А потом Людвиг подумал, что вряд ли сможет сделать это, потому что такой поступок будет недобрым. Правильным, целесообразным, но недобрым, а значит, он посеет смятение в душе того, кто его совершит, и потому лучше мириться с близким присутствием злой и неумной воительницы, чем подвергать опасности собственную душу.
        - Лорд Павел, - обратился Людвиг к повелителю, - я правильно понял, что тревога была учебной?
        Потрясатель вселенной кивнул.
        - Тогда вы позволите задать вам отвлеченный вопрос? - спросил Людвиг. - Вопрос философского характера.
        - Спрашивай.
        Людвиг помолчал, стараясь точно сформулировать то, что он хотел узнать. Это было непросто.
        - Я подумал, - начал Людвиг, - что убийство другого человека почти всегда противоречит пути добра. Бывают, конечно, исключения, но они редки и лишь подтверждают общее правило. Это так?
        Лорд Павел снова кивнул. Он смотрел на Людвига со спокойным доброжелательным интересом.
        - Тогда как могут делать зачистки те, кто следует пути добра? - спросил Людвиг. - Мне кажется, что любая зачистка будет недобрым поступком.
        - Тебе правильно кажется, - согласился с ним лорд Павел. - Так и есть, любое убийство - недобрый поступок, их надо избегать. Один пророк в моем мире так и говорил: «Не убий». Впрочем, не он один так говорил, почти все пророки так говорили.
        - Но тогда как же делать зачистку? - спросил Людвиг. - Если всякое убийство губит душу…
        - Не всякое убийство губит душу, - уточнил лорд Павел. - Мне ничуть не жаль сэра Стефана, которого я утопил в яме с помоями. Или сэра Пана, которого ты убил за глупые речи. А вот сэра Хина чуть-чуть жаль, иногда мне кажется, что он мог стать моим другом, как Хортон.
        И в этот момент Людвиг все понял. Головоломка сложилась, мир снова стал прост и понятен.
        - Я понял! - воскликнул Людвиг. - Нельзя убивать тех, кто может стать твоим другом, чтобы потом не пришлось раскаиваться. А если ты абсолютно уверен, что делаешь правильное дело, твоей душе ничего не грозит. Спасибо, повелитель, вы разъяснили то, чего я не понимал. Нельзя делать зачистку без веских причин, но зачистка, выполненная по всем правилам, не мешает душе сохранять доброту.
        Лорд Павел улыбнулся как-то грустно и растерянно.
        - Хорошо тебе, понял… - пробормотал он себе под нос. И добавил, уже нормальным голосом: - Ты только подумай вот над чем. Начиная зачистку, ты должен считать, что все взвесил и предусмотрел, должен быть уверен, что все делаешь правильно. Но что, если ты все же ошибаешься?

9
        Десять дней назад Иф полагал огромной толпу воителей, собравшуюся перед Муралийским замком. Теперь он понимал, что это была просто небольшая кучка людей по сравнению с тем, что сейчас происходило перед замком, ранее принадлежавшим герцогу Хину.
        Здесь собрались все воители, ранее бывшие вассалами Хина. Может, и не совсем все, но большая часть - это уж точно. Здесь были все, кого Иф знал лично, в том числе и все девять графов (десятым графом раньше был Хортон, он не считается). На зов потрясателя вселенной явился даже граф Гмохиур, самый почтенный и уважаемый вассал Хина, считавшийся самым вероятным его преемником. На самом деле, лучше бы не приходил, потому что с ним у Ифа возникла проблема.
        - Привет, Иф! - поприветствовал его лорд Павел, когда Иф подошел к повелителю и поклонился, вежливо, но без подобострастия, именно так, как должен кланяться вассал, исповедующий путь добра, сюзерену, тоже исповедующему этот путь. - Как дела? Уже принял командование ротой?
        - Не совсем, - ответил Иф. - Возникла проблема, кто-то назначил в мою роту командиром взвода графа Гмохиура…
        - Не кто-то, а я, - перебил его лорд Павел. - Про Гмохиура говорят, что он очень силен в боевой магии и весьма умен. Думаю, он вполне сможет возглавить взвод. На учениях я хочу поставить его взвод на направление главного удара, думаю, он справится.
        - Я не сомневаюсь, что он справится, - сказал Иф. - Но он отказался подчиняться моим приказам.
        - Почему? - удивился лорд Павел. - Ах, да… Ты - барон, а он граф, в этом все дело, верно?
        - Верно, - кивнул Иф.
        - Об этом я не подумал, - сказал лорд Павел несколько смущенно. - А что теперь делать? Роту я не могу ему доверить, я его еще не видел в деле, да и тренироваться ему придется дольше, чем тебе. Ладно, пусть убирается в свой удел, не хочет помочь потрясателю вселенной - его дело, я не буду его наказывать за это. Но и на бонусы от победы пусть потом не рассчитывает. А тебе что нужно? - обратился лорд Павел к кому-то, кто стоял за плечом Ифа.
        Иф обернулся и обнаружил, что рядом с ним стоит граф Гмохиур, который как раз в этот момент совершал низкий поклон, куда более низкий, чем тот, которым Иф поприветствовал потрясателя.
        - Граф Гмохиур к вашим услугам, - представился он. - Счастлив сообщить, что герцог Хортон подтвердил мой титул и полномочия. Разрешите задать вопрос?
        - Задавайте, - сказал лорд Павел.
        Сэр Гмохиур хмыкнул польщенно, но вместе с тем озадаченно. Иф тоже был озадачен - почему повелитель употребил в отношении графа форму особо вежливого обращения к равному или высшему? Какая-то шутка? Не может быть, чтобы он всерьез считал сэра Гмохиура равным себе!
        - Рад, что вы признали мой статус, - сказал граф. - Это избавит нас от долгого выяснения отношений. Еще больше меня радует то, что вы отказываетесь от притязаний на титул верховного владыки.
        Лорд Павел бросил на Ифа растерянный взгляд.
        - Что он несет? - спросил повелитель, обращаюсь к Ифу. - Я вроде ни от чего пока не отказывался.
        - Вы обратились к нему слишком вежливо, - пояснил Иф. - Он решил, что вы признаете его главенство.
        Лорд Павел улыбнулся странной кривой улыбкой, в его глазах мелькнули шальные искорки.
        - А, вот в чем дело, - сказал он. - Благодарю вас, граф. Вы вовремя напомнили мне, что армия добра - в первую очередь армия, и только во вторую очередь - армия добра. А в армии нельзя обращаться к подчиненным вежливо, они считают вежливость слабостью. Так вот, граф, иди к лесным мифическим зверям и доставь им извращенное удовольствие. В моей армии такие, как ты, не нужны.
        Вместо ответа граф сложил пальцы в жесте создания файрбола. В следующую секунду потрясатель вселенной атаковал его. Лорд Павел не воспользовался магией, а просто избил графа руками и ногами. Первым ударом ноги он разрушил угрожающее сплетение пальцев, а три следующих удара повергли сэра Гмохиура наземь.
        - Страна дураков, - мрачно изрек лорд Павел. - Ну что мне с ним делать? Повесить, что ли…
        - Повесить? - переспросил Иф. - Как повесить, где? А это отличная идея, мой повелитель! Связать руки, укрыть магическим коконом, чтобы не мог колдовать, и повесить на высоком дереве, чтобы все видели, что бывает с теми, кто оскорбляет потрясателя вселенной. Повелитель, ваша мысль гениальна! Я никогда раньше не думал об этом, но ритуальное унижение может дать такой же эффект, как зачистка. В самом деле, зачем делаются зачистки? Чтобы худшие не занимали места, достойные лучших, а средние чтобы боялись оказаться среди худших. Но если худший не отправляется в перерождение, а просто подвергается унижению, средние тоже будут бояться стать худшими…
        Лорд Павел печально вздохнул.
        - Рота баянистов, - заявил он, в очередной раз употребив непонятное слово. - Вы, воители, как дети, те тоже каждый день открывают для себя что-то новое. И каждый из них думает, что открыл это первым во всей вселенной.
        - Прошу повелителя простить меня, - смущенно произнес Иф. - Я говорил опрометчиво, не подумав, что повелитель прошел по пути добра гораздо дальше меня…
        - Убери его с глаз моих, - потребовал Павел. - Пусть убирается в свой удел, и чтобы я его больше не видел. Хотя нет, лучше позови Хортона, пусть герцог прикажет ему это от своего имени. А то этот дурак решит, что подчиняться приказам того, кто не кроет тебя по матери, оскорбительно, права начнет качать… А мне только междоусобных потасовок тут не хватало.
        - Вы желаете устроить состязания сильнейших бойцов? - уточнил Иф. - Это тоже хорошая идея, по-моему, это позволит…
        - Пошел вон! - рявкнул потрясатель вселенной. - Выполняй приказ, боец! Бегом!
        Иф понимал, что слово «бегом» в приказе повелителя вовсе не означает, что искать лорда Хортона надо именно бегом. Это просто фигура речи, способ продемонстрировать важность и срочность отдаваемого приказа. Но Иф не решился нарушить отданный приказ, он все-таки побежал. Повелитель в гневе, кто знает, что придет ему в голову в следующую минуту? Барон Людвиг в гневе убил файрболом сэра Пана, а лорд Павел одобрил этот поступок, так что доброта отнюдь не мешает повелителю проявить свой гнев. А его гнев будет куда страшнее, чем гнев сэра Людвига, о котором говорят, что он слаб и не слишком умен… Хотя, с другой стороны, лорд Павел назначил его командиром второй роты…
        Иф оглянулся. Лорд Павел смотрел в другую сторону, он разговаривал с каким-то незнакомым воителем - то ли выслушивал доклад, то ли что-то приказывал. Иф решил, что можно перейти на шаг. Должное рвение в выполнении приказа уже продемонстрировано.

10
        Павел был в бешенстве. Он и раньше понимал, что нелегко будет превратить разношерстную толпу неуправляемых воителей в единую армию, но только сейчас ему в полной мере открылось, как это тяжело. Человеческая память избирательна, все плохое забывается, сейчас Павел вспоминал свои лейтенантские два года с теплотой, почти с ностальгией, но если покопаться в памяти как следует, всплывают вещи, которые раньше так хотелось забыть. Тупые командиры, еще более тупые солдаты, дурацкие приказы, нелепая суета, нелепые проблемы, возникающие на пустом месте, постоянное нервное напряжение, которое так хорошо снимается стаканом водки. А здесь водки нет, есть, правда, какие-то непонятные наркотики, но употреблять их не принято, даже неудобно спрашивать у подчиненных, как это делается. А снять стресс не помешало бы.
        Раньше Павлу казалось, что его армия будет состоять из нормальных людей. Воители будут служить не за страх, а за совесть, простые и банальные слова о доброте и взаимном уважении хорошо подействовали на их души, эти люди воспринимают Павла как пророка и подчиняются ему, на первый взгляд, беспрекословно. Но это только на первый взгляд. Потому что голова каждого человека забита тараканами, и воители не являются исключением. Особенно воители старой закалки. В бессмертии есть свои минусы - когда живешь триста-пятьсот лет подряд, трудно изменить старым привычкам, открыть душу чему-то принципиально новому. Хортон, правда, сохранил эту способность, но Хортон - особый случай, другие графы не зря считают его яйцеголовым чудаком. Нет, не зря Хортон сказал, что с Хином договариваться нельзя, а нужно сразу мочить. Тогда Павел не был в этом уверен, просто доверился Хортону как более опытному, а сейчас уже очевидно, что Хортон принял это решение не зря.
        Павел всегда считал, что быть пророком легко и приятно. Что бы ты ни сказал, все воспринимается как божественное откровение, любая твоя прихоть с радостью исполняется, любое желание возводится в ранг закона. Так все и есть, с одной только оговоркой, - подданные воспринимают твои слова в меру своего понимания и напрочь перевирают почти всё. Интересно, армия пророка Мухаммеда была таким же сборищем неуправляемых дебилов? Может, Иисус потому и взошел на крест, что не в силах был по сто раз объяснять своим ученикам, что конкретно он имел в виду, когда говорил «не ругайтесь, порождения ехиднины»? Хорошо было Будде, ему было куда уйти, горы большие. Но здесь некуда уходить, в этом мире правила куда жестче - либо пророк идет до конца, либо сходит с дистанции. Во втором случае путь добра, скорее всего, все равно восторжествует, но мертвому пророку от этого не легче.
        Большой ошибкой было ожидать, что все графы подобны Хортону. Поговорив минуту с Гмохиуром, Павел убедился в этом на сто процентов. Хорошо еще, что он стоял так близко, удалось достать его в рукопашной, а то получил бы файрболом в морду - и родилась бы легенда о потрясателе вселенной, принесшем себя в жертву добру. Надо при случае потренироваться в заклинаниях, восстанавливающих здоровье. Хотя, с другой стороны, когда представится такой случай? До решающей схватки на горе Губерт - точно не представится. Лучше, наверное, телохранителей к себе приставить. Устина, например… Хотя нет, Устин - лучший танк всего герцогства, он будет незаменим на острие атаки.
        В очередной раз шевельнулась предательская мысль - а поможет ли она вообще, эта атака? Хортон считает, что император выйдет на честный бой и тогда воители сомнут его массой, закидают файрболами по навесной траектории, а когда он придет в смятение - окружат и уничтожат. А чтобы противник не улетел, особая рота, возглавляемая лично Хортоном, накроет небо сплошной завесой вихрей и смерчей. План боя выглядит неплохо, и если император действительно не способен выйти за привычные рамки - его ждет быстрый конец.
        Но что, если император не бросится сразу прихлопнуть наглого раба, возомнившего себя почти богом? Что, если император проведет адекватную разведку и поймет до начала боя, с чем именно столкнулся? Павел задал этот вопрос Хортону, тот ответил на него философски - пусть победит сильнейший и умнейший, это естественный отбор. Это будет как бы экзамен для императора, выдержит - останется править еще сколько-то тысяч лет, а Павла с Хортоном ждет посмертная слава и хорошее перерождение. Как ни странно, Хортон действительно верит в реинкарнацию после смерти. Когда Павел прямо спросил его об этом, Хортон печально посмотрел на него, как на идиота, и сказал:
        - Если перерождения нет, то зачем жить правильно? Даже если перерождения нет на самом деле, в него все равно надо верить. Потому что воитель, не верящий в бесконечную цепь жизней, неизбежно впадет в уныние и отчаяние. Я не понимаю, как ты можешь жить, веря в то, что после смерти тебя не ждет ничего. Наверное, ты просто слишком молод.
        Как бы то ни было, местные представления о загробной жизни куда приятнее, чем вечные муки в адском посмертии. Хотя современные христиане вроде уже отходят от веры в рай и ад, у них теперь есть модное слово - «спасение», а от чего спасаешься
        - как бы неважно, главное - спастись.
        Впрочем, бог с ней, с религией. Даже если отвлечься от религиозной составляющей вопроса, Хортон все равно прав. Они уже зашли намного дальше, чем Павел рассчитывал поначалу. От суперприза отделяет только один шаг, возможно, сделать его не удастся, но, по крайней мере, они попытаются. Как пел Мик Джеггер, «we can't say we never tried». Забавно было бы послушать потом легенду о своих подвигах. Жаль, что загробной жизни все-таки нет.
        Однако с графами надо что-то делать. Приходится признать, что идея поставить их в ударные роты под начало баронов была идиотской. А доверять им роты - еще более идиотская идея, эти старые пни вряд ли быстро освоят науку побеждать. Может, определить их к Хортону, облака разгонять? Пусть машут своими конечностями, главное, чтобы вреда не было. Только не воспримет ли тот же Гмохиур как оскорбление, если его вассалы будут подчиняться, например, Ифу?
        - Лоох! - позвал Павел ординарца. - Я отменяю свой предыдущий приказ насчет графа Гмохиура. Распорядись, чтобы его доставили ко мне как можно быстрее. И проследи, чтобы во время нашего разговора рядом было несколько сильных бойцов, лучше всего танков, из числа лично преданных.
        Гмохиур прибыл гораздо быстрее, чем рассчитывал Павел, всего-то через четверть часа. На его физиономии растекся желтый синяк, еще не сведенный окончательно заклинанием исцеления. Однако смотрел побитый граф вполне лояльно.
        - Гмохиур! - обратился к нему Павел. - Ты позволил себе дерзость, за которую понес наказание. Впредь я желаю, чтобы ты не допускал подобных поступков. Это понятно?
        - Понятно, мой повелитель, - ответил Гмохиур.
        Как ни странно, он выглядел вполне удовлетворенным. С его точки зрения Павел вел себя так, как положено себя вести высокоранговому воителю.
        - Ты поступаешь в распоряжение герцога Хортона, - распорядился Павел. - Возьми десяток, нет, два десятка своих воителей, каких считаешь нужным. Остальных передай графу Ифу, пусть войдут в его роту. Это касается только предстоящего боя, в дальнейшем твои вассалы будут снова подчиняться тебе. Все понятно?
        - Если бы мне было позволено уточнить, я бы поинтересовался у повелителя, правильно ли я расслышал титул сэра Ифа, - сказал Гмохиур.
        - Иф станет графом до заката, - сказал Павел. - А также Людвиг и Ксоук. Им придется командовать другими баронами, и если их титулы будут равны, это приведет к недоразумениям. Уделы для них я определю после победы.
        - Лорд Павел, вы - великий воитель, - заявил Гмохиур. - Мне искренне жаль, что наша первая встреча состоялась в минуту растерянности, я знаю, такие минуты бывают у каждого воителя, даже самого великого. Я сделал неверные выводы и смиренно прошу повелителя принять извинения.
        - Извинения приняты, - кивнул Павел. - А распоряжения отданы, иди и выполняй их.
        Глава десятая

1
        Гора Губерт поднялась над горизонтом на шестой день похода. Вначале она выглядела крошечной неровностью на ровной линии горизонта, казалось, это просто обман зрения. Но Павел знал, что пройдет еще четыре-пять дней, и эта гора займет полнеба, и под ее сенью состоится последняя битва в походе добра. Битва, которая войдет в легенды независимо от исхода.
        Армия добра насчитывала чуть менее восьмисот человек. Поначалу Павел считал, что это слишком много, что таким количеством бойцов трудно управлять и на поле боя они будут скорее мешать друг другу, чем помогать. Но большие учения показали, что воители сражаются не так плохо, как он ожидал поначалу. К сожалению, на учениях были жертвы - граф Гмохиур, изображавший императора, отбил первую атаку, забрав жизни семи воителей, в том числе одного танка, не Устина, а совсем другого воителя, из роты графа Ксоука. А потом Гмохиур спокойно сдался, не ожидая второй атаки, которая, без сомнения, стала бы для него последней. Причем последней не только в бою, но и в жизни - воочию увидев первую кровь, воители озверели, вряд ли они стали бы брать Гмохиура живым.
        После боя Гмохиур зашел на командный пункт, выразил Павлу восхищение и неожиданно сам попросился командиром взвода к Ксоуку.
        - Я был не прав, - сказал он. - Я не сразу понял, что толпа крыс может завалить могучего кабана, если крысами управляет мудрый вождь. Лорд Павел, вы - истинный потрясатель вселенной. Мне не хватило мудрости признать это сразу, но теперь я ясно вижу свою ошибку. Мир перевернулся, больше нет правил и законов, понятие чести более не действует. Отныне сила воителя не играет большой роли, куда важнее умение управлять подчиненным войском. А в этом умении я намного слабее сэра Ксоука, но я хотел бы повысить свое мастерство. Раньше я думал, что честь воителя не позволит пойти этим путем, но я был не прав, чести больше нет, отныне есть лишь мастерство и дисциплина.
        - Приятно слышать от тебя такие слова, - ответил Павел, - но коней на переправе не меняют. Мы вернемся к этому разговору после битвы, а пока оставайся на своем месте, под началом герцога Хортона.
        Услышав пословицу про коней, Гмохиур неожиданно просветлел лицом, как будто услышал изысканный комплимент. Только потом Павел сообразил, что раз слово «конь» присутствует в языке воителей, оно что-то означает, и, скорее всего, это какое-то мифическое существо, сравнение с которым весьма почетно.
        Между тем армия добра двигалась к цели. Обеспечить это движение оказалось куда сложнее, чем предполагал Павел, выступая в поход. Он совсем упустил из виду, что должность зама по тылу в земных армиях предусмотрена не зря. Двигаясь походной колонной, восемьсот воителей производили эффект, сходный с пролетом стаи саранчи средних размеров. Как выяснилось на второй день похода, холопы, имевшие несчастье оказаться на пути армии, чисто технически неспособны накормить всех воителей. На военном совете Хортон предложил употреблять в пищу не результаты труда холопов, а самих холопов, дескать, цель оправдывает средства. Павел не сразу понял, что Хортон пошутил, а графы почти все приняли слова герцога за чистую монету и стали высказывать аргументы типа «тогда придется тратить столько магической силы для предотвращения эпидемий, что лучше поголодать». В который раз Павел убедился, что у местных воителей сложились весьма специфические представления о добре.
        В конечном итоге решили развернуть армию в четыре колонны, идущие параллельными курсами, каждая со своими дозорами, головными и боковыми. В принципе, от дозоров можно пока отказаться, но лучше оставить походный порядок без изменений - пусть бойцы привыкают. Надо продумать систему гонцов, поддерживающих связь между командирами колонн, и еще систему продразверстки, чтобы не тратить слишком много времени на отбирание еды у холопов. Как же тяжело приходится земным военачальникам, восемьсот человек - это усиленный батальон, даже не полк, а каково командующему армией управлять десятками тысяч людей? Впрочем, в земных армиях все эти технологии давно отлажены, не приходится каждый день изобретать велосипед.
        Хорошо еще, что с боевой подготовкой все в порядке. Каждый день четыре часа посвящались взводным и ротным учениям, воители учились военному делу с большим энтузиазмом, и результаты были выше всяких похвал. Ни один герцог не устоит против такой силы, но император - к сожалению, не герцог, это нечто совсем другое, совершенно непостижимое.
        Жаль, что герцога Хина пришлось прикончить. Из всех знакомых Павла (если скоротечный бой можно назвать знакомством) только он один был лично знаком с императором, все остальные знали верховного правителя вселенной лишь по легендам. А эти легенды никак не могут быть правдой, слишком много в них противоречий и явных преувеличений. Если сложить все мифы об императоре воедино, вырисовывается то ли полубог, то ли Кощей Бессмертный - совершенно нереальное существо, которое так далеко ушло по пути высокой магии, что почти утратило человеческую природу. Например, все сходятся на том, что император не имеет личного удела, у него нет ни рабов, ни холопов, снабжающих его едой и всем прочим, необходимым для жизни. Он просто обитает на горе, а иногда, раз в триста лет, спускается вниз, и чаще всего это приводит к тому, что один из герцогов отправляется в перерождение, а один из графов становится герцогом. Но как император получает информацию, кого следует зачистить, а кого продвинуть? Ни одна легенда не говорит об этом ничего определенного, считается само собой разумеющимся, что император и так все знает, на
то он и император. С другой стороны, он проводит зачистки точно так же, как и любой другой воитель, с помощью обычной боевой магии. Просто его магия сильнее.
        Чем выше поднималась над горизонтом гора Губерт, тем сильнее Павла одолевали сомнения. До решающего сражения оставались считаные дни, а он все еще не представлял в полной мере, с чем связался и на что идет. Так было и раньше, но раньше ситуацию контролировал Хортон, а теперь он говорит, что понимает не больше Павла, и не похоже, что он врет. Хорошо быть фаталистом, как Хортон: дескать, хорошее перерождение мы себе обеспечили, а большего и не надо. Но Павел не готов рассматривать героическую смерть как достойное завершение похода. Может, не стоило так сразу выступать в поход? Выслать сначала посольство какое-нибудь… Хотя о чем можно договариваться со сверхъестественным существом, всезнающим и всесильным? А если оно не всезнающее и не всесильное, то зачем с ним договариваться, если можно уничтожить?
        Очень странное и неприятное чувство - вроде бы нет явных причин менять уже принятое решение, но никак не удается отделаться от ощущения, что оно ошибочно, что нужно было делать все по-другому. А когда начинаешь думать, как это - по-другому, понимаешь, что лучше не получится, и, в конце концов, приходишь к выводу, что правильного решения нет. Как же это достало… Скорее бы уж эта гора чертова…

2
        Он открыл глаза. Сторожевое заклинание прервало медитацию - кто-то приближался к священной горе. Судя по текущей напряженности силовых линий, этот кто-то еще далеко, есть еще время привести себя в порядок и подготовиться к встрече.
        Эфемерная жизненная сила, равномерно разлитая по всему телу, да и не только по телу, сконцентрировалась в области неподвижного сердца, оно вздрогнуло, сократилось, и кровь побежала по жилам, вначале неторопливо, но все быстрее и быстрее. Чувствовать пульс странно, он всегда долго привыкал к этому, выходя из спячки. Особенно сильно это напрягало в первые два-три тысячелетия, потом он привык.
        Первую минуту кровеносная система работает вхолостую, затем приходит время сделать первый вдох. Это больно - воздух буквально разрывает слежавшуюся легочную ткань. Впрочем, боль - не проблема, это чувство легко отключить усилием воли. Куда хуже с пульсом или, скажем, с икотой, не дай создатель, опять начнется…
        Промелькнувшее в мыслях слово из древней эпохи заставило его улыбнуться. Слово
«создатель» давно ушло из обыденного языка, сохранившись лишь в заповеднике философских текстов. А было время, когда все поминали создателя через слово…
        Он сел. Прислушался к ощущениям тела - все нормально. Теперь утренний туалет, неприятная процедура, но необходимая. То есть не совсем необходимая, при желании можно заменить ее магией, но оно того не стоит. Как ни прочищай желудок - родниковой водой или магией, - тошнит одинаково.
        Сторожевая нить вздрогнула еще раз. И еще раз. И снова, и снова, много-много раз. То ли в заклинании проявился скрытый дефект, незамеченный за долгие века эксплуатации, то ли на гору Губерт взбирается целая толпа. Кажется, ожидается что-то необычное, а не очередной граф, чудом победивший сюзерена, опьяневший и ошалевший от собственной удачи. Поначалу подобные персонажи веселили его, но за тысячи лет все приедается. Правильно говорили древние - ничто не ново под звездами.
        Пожалуй, стоит собрать дополнительные силы. Это займет некоторое время, но бывают ситуации, когда осторожность не помешает. Он помнил, что такие ситуации бывают, но очень смутно, в последний раз это случилось очень давно, даже не сказать, сколько тысячелетий назад, он давно уже перестал следить за временем.
        Он почувствовал странное воодушевление, казалось бы, давно утраченное чувство. Без новостей жить скучно, это и не жизнь, а так, череда прыжков из прошлого в будущее в поисках разнообразия. Раньше он время от времени пробуждался по собственной воле, выходил в большой мир, любил женщин, а иногда и мужчин, искал приключений и находил их. Иногда он вмешивался в большую политику, смещал и казнил графов и герцогов, но потом он засыпал снова, а когда пробуждался, - видел, что все вернулось на крути своя, а подвиги, им совершенные, превратились в легенды, а то и сказки, густо сдобренные моралью, но начисто лишенные сходства с оригинальными событиями. Иногда он тратил год или десятилетие, а потом выносил в большой мир философский трактат, который, как казалось ему, способен изменить путь бытия, направить течение жизни в новое русло, придать новые краски серой ткани бытия. Но так никогда не получалось, он засыпал, пробуждался и узнавал, что его труд или всеми забыт, или искажен до неузнаваемости многочисленными толкователями. Раньше он гневался из-за того, что так происходит, но прошло время, и он научился
принимать путь бытия как должное. Любой предмет имеет массу, и весь мир имеет массу, и эта масса огромна, и какой бы беспредельной ни была твоя сила, тебе никогда не сдвинуть мир с места. Ты можешь лишь оттолкнуть от мира себя, что он и сделал давным-давно.
        Он воззвал к создателю. Странно, но уже не одна сотня поколений верит в то, что создатель - просто абстрактный философский символ, не несущий практического смысла. И хорошо, что они верят в это, он давно убедился, что великие заклинания не следует раздавать кому попало. Впрочем, какое это заклинание? Это молитва, причем не просто психотропное бормотание себе под нос, а настоящая молитва, обращение к почти неисчерпаемому источнику силы, разумному, понимающему и доброму. Жаль, что последнее слово давно забыто.
        Создатель отозвался. Как он и ожидал, решение состояло в мгновенном перемещении в ту точку пространства, где он сможет все увидеть своими глазами и не будет при этом подвергаться смертельной опасности.
        Ему показалось, что это галлюцинация. Все поле зрения было заполнено людьми, их было не менее трех сотен, причем рабов почти не было видно, почти все люди были воителями. И это была не просто толпа, в их действиях и перемещениях угадывался неуловимый порядок, как будто ими всеми управляет чья-то единая воля.
        Рядом с ним стояла женщина, очень молодая, очень красивая и, кажется, беременная. Создатель принес его к ней, стало быть, именно она ответит на все вопросы.
        - Ты кто? - обратился он к ней.
        При звуке его голоса она вздрогнула. И не только от неожиданности - он давно знал, что большинство людей считают его голос слишком низким, слишком хриплым и очень пугающим.
        - Бригитта, - ответила женщина. - А… а ты кто?
        Он рассмеялся, и от его смеха она вздрогнула еще раз.
        - Меня не интересует твое имя, - сказал он. - Кто все эти люди?
        Она растерянно оглянулась по сторонам, как будто раздумывала, не позвать ли на помощь. Это было забавно, в самом деле, кто сможет помочь ей, если он захочет причинить ей зло?
        - Ты не ответила на вопрос, - сказал он.
        В ее глазах мелькнуло неясное отчаянное упрямство.
        - Ты тоже не ответил на мой вопрос, - заявила она. - Кто ты такой, чтобы меня спрашивать? И как ты оказался здесь, если ты не знаешь, кто все эти люди?
        Он улыбнулся. Ему была симпатична эта отчаянная наглость, он уже забыл, что люди иногда бывают такими.
        - Я здесь живу, - спокойно сказал он. - Теперь ты будешь отвечать на мои вопросы?
        Она долго смотрела ему в глаза спокойным изучающим взглядом. Странное дело, она совсем не боялась его. Он терпеливо ждал, чутье подсказывало ему, что грубая сила не поможет добиться ответа от этой странной девчонки.
        - А ты совсем другой, чем все думают, - сказала она наконец. - Ты… добрый?
        Еще один привет из далекого прошлого, давно забытое слово всплыло в живой речи.
        - Откуда ты знаешь это слово? - удивился он.
        И тут его осенило.
        - Я все понял, - сказал он. - Какой-то очередной философ откопал в древних книгах безнадежно устаревшее понятие и решил, что оно позволит переделать мир под себя. Он даже убедил какого-то герцога… Хина, например… Правильно?
        Девушка вздрогнула, и он понял, что угадал.
        - Этот философ убедил Хина, чтобы тот пришел ко мне и попросил изменить законы, - продолжал он. - Но зачем Хин привел сюда такую толпу народа?
        - А ты действительно изменишь законы во имя добра? - спросила девушка. - Ты действительно добрый?
        Он покачал головой.
        - Я уже проходил через это, - сказал он. - Доброта - это иллюзия. Пожалуй, мы поговорим об этом в другой обстановке. Не знаю, почему я не хочу тебя наказывать, считай это моей прихотью. И уж к доброте это не имеет никакого отношения, - он улыбнулся, как ему показалось, ласково.
        Но ей так не показалось. Она испуганно отшатнулась и заорала во весь голос:
        - Здесь император! Вот он, рядом со мной! Бейте его!

3
        Небольшое ровное поле у подножия горы, выбранное для последней ночевки перед концом похода, озарилось мертвенным зеленым светом. Множество сигнальных файрболов взмыли в небо, воители спешно занимали места в строю, подразделения выстраивались в боевой порядок, только в центре строя происходило что-то непонятное. Зенитчики Хортона рассредоточились как-то слишком широко, причем не равномерно, а кольцом, в центре кольца стояли какие-то люди, а что они делали - Павел не понимал, остроты зрения не хватало. Как бы то ни было, налицо непорядок, причем серьезный непорядок, требующий личного вмешательства командира.
        - Лоох, собирай связистов и за мной! - скомандовал Павел. - Я буду у Хортона.
        Павел побежал неторопливой трусцой, но сразу же перешел на шаг. В военное время полковники не бегают, потому что бегущий полковник вызывает панику. А предводитель армии добра - это не полковник, это как минимум генерал, пусть даже вся армия не превосходит обычный усиленный батальон.
        - Лорд Павел! Лорд Павел идет! - с разных сторон послышались невнятные крики.
        Странное дело, никто не озаботился подойти к командиру и доложить обстановку, надо будет потом позаниматься с личным составом, что-то они распустились. Понятно, что тяготы и лишения военной службы им непривычны, но для здорового человека шесть дней поголодать, да еще с поддержкой магии - сущая ерунда, а не повод забывать о дисциплине. Хотя нет, не все распустились, вот Хортон бежит навстречу, но почему у него глаза такие шальные? Неужели…
        - Там император, - выдохнул Хортон, приблизившись к Павлу. - Рядом с Бригиттой.
        Павел досадливо крякнул. Значит, не сказки это были, что император может мгновенно перемещаться с места на место. Павел не верил в это, но предусмотрел план и на такой случай, каждый в войске добра знал, что, оказавшись на месте Бригитты, он обязан вызвать огонь на себя. А оказавшись не на месте Бригитты - обеспечить этот огонь, не думая о том, что лично убиваешь собственных товарищей. Потери от дружественного огня - обычное дело на войне, и вообще, во имя добра много зла не бывает.
        - Бригитта испугалась? - спросил Павел.
        Хортон злобно пошипел сквозь зубы нечто неразборчивое.
        - Нет, она не испугалась, - сказал он. - А я испугался, можешь начинать меня наказывать. Я запретил стрелять в нее, я знаю, что нарушил приказ, но…
        - Все нормально, - оборвал его Павел. - Насколько твое решение было оправданно, мы обсудим потом, а пока что… Я правильно вижу, что император ни на кого не нападает?
        - Правильно, - подтвердил Хортон. - Он с ней просто разговаривал, а теперь стоит и озирается. Кажется, наша суета его забавляет.
        К ним приблизился начальник артиллерии барон Топ. Или уже граф? Надо при случае уточнить у Хортона…
        - Мой повелитель, - сказал он, обращаясь непонятно к кому, то ли к Павлу, то ли к Хортону. - Я жду распоряжений.
        - Быть в готовности, - распорядился Павел. - Как только я подам сигнал - атаковать немедленно, всеми силами, не считаясь с потерями. Со мной тоже не считаться.
        - Не понял, - сказал Топ.
        - Не прекращать огонь, даже если я буду в зоне поражения, - объяснил Павел. - Император хочет поговорить, я с ним поговорю. Если мы не договоримся, он должен быть уничтожен любой ценой. Мой преемник - Хортон, приказываю подчиняться ему так же, как мне.
        - Павел, ты сдурел, - подал голос Хортон.
        - Да иди ты… - Павел вовремя оборвал фразу. С герцогом-гомосексуалистом надо аккуратнее выражаться, а то воспримет слова буквально…
        Павел глубоко вдохнул, собираясь с мыслями, и начал говорить:
        - А почему сдурел? И почему ты, вообще, возмущаешься? Это же в твоих интересах, ты с самого начала об этом мечтал. Император Хортон - чем не титул? А я войду в легенды, твои бойцы будут мне поклоняться, это у нас, пророков, традиция такая - приносить себя в жертву ради всякой херни.
        - Ты расстроен, - сказал Хортон. - Соберись, а то точно погибнешь.
        Топ растерянно переводил взгляд с Павла на Хортона и обратно.
        - Что стоишь? - рявкнул Павел. - Бегом к своим, строй бойцов, рассчитывай прицелы! Раз-два, пошел! Хортон, разгони связистов по ротам, пусть передадут то, что я только что сказал. А потом строй своих, и чтобы следили за небом во все глаза, чтобы ни один комар без пропуска не пролетел!
        - Без какого пропуска? - не понял Хортон.
        - Ерунда, - отмахнулся Павел. - Все, я пошел. Пожелай мне удачи.
        - Удачи, - сказал Хортон ему вслед.
        Интонация у него была какая-то странная, Павел не понял ее смысла.
        Кольцо воителей-зевак при приближении Павла расступилось. Прежде чем вступить внутрь круга, Павел задержался.
        - Командир взвода, ко мне! - негромко скомандовал он. Немного подождал и повторил, уже во весь голос: - Командир взвода, ко мне, я сказал!
        На этот вопль отозвались сразу два воителя - один слева, другой справа.
        - Оба ко мне! - крикнул им Павел.
        Они приблизились.
        - Передайте герцогу Хортону, что я недоволен вами, - заявил Павел. - Мне стыдно, что в армии добра бойцами командуют такие дураки. Где строй? Эта толпа - это, по-вашему, строй? Кто будет прикрывать небо?
        Распекаемые воители смотрели на Павла как на идиота. Неужели никто из них не решится возразить вслух? А, нет, один таки решился.
        - Лорд Павел, какой сейчас может быть строй? - спросил он. - Император прямо здесь, среди нас, зачем прикрывать небо? От кого?
        - Передай Хортону, что ты отстранен от должности и разжалован, - сказал Павел, строго глядя ему в глаза. - Когда-нибудь ты поймешь, что дисциплину важно сохранять не тогда, когда все хорошо, а тогда, когда армия балансирует на грани поражения. А пока ты не понял этого - ты не командир. Я все сказал, действуйте, оба.
        Павел вошел в круг. Император с интересом смотрел на него, кажется, он слышал все слова Павла. А что, вполне возможно, если он умеет телепортироваться, то подслушать разговор для него - наверняка плевое дело. А вот Павел даже лицо его рассмотреть как следует не может. Хотя нет, уже может… Брр, живой мертвец какой-то, тощий, всклокоченный, на Ивана Грозного похож, только маленький и без посоха.
        - Бригитта, иди отсюда, - сказал Павел, приблизившись к ней и к императору. - Незачем подвергать опасности моего ребенка. Пошла прочь, быстро!
        - Стой, - сказал император.
        Его голос был басовитым и хриплым, таким голосом только черных властелинов озвучивать.
        - Останься с нами, - повелел император Бригитте. - И впредь выполняй только то, что говорю я. А ты, - император уставился на Павла, - я правильно понял, что ты собрался занять мое место?
        - Это зависит от того, как мы с тобой договоримся, - сказал Павел. - Хотя…

4
        Лорд Павел обошел Хортона и пошел прочь, туда, где его ждет гибель. Хортон был уверен, что только что разговаривал с потрясателем вселенной в последний раз. В ходе этого разговора Павел не видел, что связисты тесной группкой столпились за его плечом, так что Хортону не пришлось повторять приказ потрясателя. Он просто сказал им:
        - Слышали? Выполняйте. Бегом!
        И повернулся к Топу.
        - Действуй, как говорил повелитель, - повелел Хортон. - Подготовь углы обстрела и все прочее, ты лучше знаешь, что делать.
        Топ смотрел на герцога с плохо скрываемым отвращением. Хортон понимал его чувства. Он еще не решил, как поведет себя в ближайшие минуты, но не исключал, что запятнает свой жизненный путь предательством. Впрочем, что сейчас можно назвать предательством? Иногда жизнь складывается так, что кого-то приходится предавать по-любому, а кто Хортону дороже: любимая женщина, собственноручно призванный демон или император, служить которому - долг любого воителя? Он не готов так сразу ответить на этот вопрос, да и неподходящее сейчас время копаться в собственных чувствах. Копайся, не копайся, все равно получится так, как получится.
        Хортон не стал ничего говорить Топу, он просто обошел его и направился к своим бойцам. Он видел, как Павел на минуту остановился, подозвал к себе двух баронов, что-то сказал им, после чего в толпе зенитчиков началось какое-то неясное движение. Кажется, они рассредоточиваются и принимают боевое построение. Да, действительно. Интересно, какими словами потрясатель сумел их воодушевить?
        Внимание Хортона привлекла суета в задних рядах боевого построения. Граф Гмохиур ругается с бароном Бойтом, да не просто ругается, а как бы магия в дело не пошла. Ого! Хортон рассмеялся, смех вышел истерическим, но это нормально в такой ситуации. Гмохиур учится быстрее, чем большинство молодых, вот уже усвоил, что на короткой дистанции удар кулаком в подбородок ничем не хуже боевого заклинания.
        - Отставить! - выкрикнул Хортон еще одно слово из тех, которыми демон обогатил человеческий язык за последние дни. - Гмохиур, в чем дело?
        - Кажется, я ненароком оскорбил повелителя, - ответил Гмохиур, слегка поклонившись. - Если так, прошу меня простить. Причина того, что я ударил этого недоноска, заключается в том, что он посмел выразить сомнение в пути добра. Дескать, сдаваться пора.
        Закончив эту речь, Гмохиур внимательно уставился в глаза Хортона, ожидая реакции. Хортон отвел взгляд и сказал:
        - Пора или не пора сдаваться - станет ясно в ближайшие минуты. Лорд Павел, прежде чем выйти к императору, приказал действовать по основному плану. Наша задача - прикрывать небо на случай, если противник взлетит.
        - Это его собственные слова? - уточнил Гмохиур.
        - Его собственные, - кивнул Хортон. - Если не веришь мне - спроси Топа или любого из связистов, они все были свидетелями. Еще лорд Павел сказал, что передает командование мне. Это он тоже сказал при свидетелях.
        - Я проверю это после боя, - серьезно сказал Гмохиур. - И если окажется, что ты солгал, один из нас отправится в новое воплощение.
        - Хорошо, - кивнул Хортон. - Но я прошу не выяснять этот вопрос до конца боя, на это нет времени.
        Там, где Павел вел переговоры с императором, что-то ухнуло, негромко, но гулко, и кто-то заорал изо всех сил прямо над ухом:
        - Воздух!
        Хортон повернулся на первый звук и увидел, что какое-то тело, похожее на человеческое, беспорядочно кувыркается в воздухе, метрах в пяти над землей. Кажется, это был не Павел.
        - Огонь! - закричал Хортон, а его пальцы уже складывались в жест сплошного файрбола. - Первому взводу упреждение два корпуса, второму прицельный огонь, третий в резерве!
        И ударил сплошным файрболом с упреждением в два корпуса.
        Воздух наполнился мерзким свистящим шипением. Пылающие плети сплошных файрболов протянулись над полем боя, летящее тело пропало из поля зрения - струи огня ослепляли и не позволяли ничего разглядеть. А что сейчас творится с другой стороны поля, куда опадают файрболы, не нашедшие цели… Вроде там не было никаких подразделений, хотя кто его знает… Сейчас-то там уж точно никого нет.
        Кто-то промахнулся, огненная плеть стегнула по земле, оставляя за собой дымный шлейф пылающей травы.
        - Кто ниже берет?! - заорал Хортон. - Руки-ноги пообрываю!
        Неприцельная плеть немедленно погасла. Хортон критически оглядел поле боя и дал следующую команду:
        - Зенитчики, отбой! Пехота, вторая рота, вперед, первая в оцепление! Связист, сигналь!
        Связист просигналил. Вторая рота ринулась в слабо дымящееся опустевшее пространство. Хортон разглядел Людвига, тот бежал в авангарде, его прикрывали сразу трое бойцов-танков, но все равно это очень большой риск. Надо потом разъяснить ему, где место командира в наступлении. Если, конечно, будет это
«потом».
        - Какая тварь промахнулась?! - прорычал Гмохиур. - Казнить подонка со всей жестокостью! Сейчас я разберусь…
        - Отставить, - сказал Хортон. - Не суетись, потом разберешься. Не нужно ничего делать, стоим, ждем. Сейчас бойцы выяснят, что с потрясателем…
        - И с этим, - добавил Гмохиур. - Я так и не понял, сбили мы его или нет.
        - Я тоже не понял, - вздохнул Хортон. - Лучше бы сбили.
        Слева взлетели сигнальные файрболы - три вертикально в небо и еще три по крутой дуге влево вперед, где на небольшой площадке на краю скалы угадывалась похожая на человека фигура.
        - Топ! - закричал Хортон. - По противнику навесным огнем всеми силами - бей! Ребята, прикрываем небо, поправка - три пальца выше, отставить, пять пальцев! Поехали!
        Огненные шары, зловеще шипя, взлетели в небо. Первый залп артиллеристов прошел с большим недолетом, очевидно, скала была дальше, чем казалось. А вот залп зенитчиков не прорезал огненными струями воздух над скалой, а ударил точно в цель. Площадка утонула в огне, вниз покатились камни, потревоженные взрывами.
        - Первый взвод - поправка семь пальцев! - крикнул Хортон. - Остальные - прицел не менять, сожжем гада на месте!
        Артиллеристы поправили прицел, теперь скала не просто окуталась пламенем, она сияла ярче, чем солнце. Ни одна животворная магия не способна выдержать такой губительный натиск.
        - Отбой! - скомандовал Хортон. - Пехота, третья рота - оцепить скалу снизу! Связисты, что со второй ротой? Где лорд Павел?
        - Пока не знаю, - отозвался Лоох. - Сигнала пока не было.
        - Как не было? - возмутился Хортон. - Поубиваю всех к бесам, холопами сделаю! Беги туда и выясни все лично! Бегом, пошел, сгною тварь!

5
        - Пока оставайся с нами, - повелел он девушке. - И впредь выполняй только то, что говорю я. А ты, - он уставился на вышедшего к нему воителя, - я правильно понял, что ты собрался занять мое место?
        - Это зависит от того, как мы с тобой договоримся, - ответил тот. - Хотя…
        Он почувствовал, что предводитель дураков начал колдовать. Надо же быть таким идиотом! Ему в детстве сказки не рассказывали? Император неуязвим, это всем известно. На всякий случай он усилил щит, посмотрим, как изменится лицо наглеца, когда тот убедится в собственном бессилии. Сегодняшнее приключение обещает стать воистину забавным, спасибо создателю за великолепное развлечение. А что этот наглец колдует, кстати? Похоже на судороги земли и чуть-чуть на «место на линии», но почему он выстраивает силовой кокон в виде конуса? Если бы острие конуса было направлено вверх, все было бы понятно, но он строит конус вверх воронкой, а острием вниз. Как будто собрался глубокую яму проделать. Думает, что противник провалится? А сам-то на ногах устоит?
        В следующее мгновение земля под ногами вздрогнула, и неведомая сила бросила его вверх, он ничего не успел понять. Только успел бросить взгляд вниз и увидеть, что магическая воронка извергла целую груду земли, а затем все поле зрения заполнилось дымом и пылью.
        Он накрылся силовым коконом и остановил падение. Ну, сейчас ты у меня получишь, маг-самоучка… Надо только прокашляться и прочистить глаза.
        Мелкие капельки расплавленного стекла больно стегнули по лицу. И по руке, и по другой руке. Ерунда, конечно, если этот дурак думает, что мелкие ожоги причинят императору вред… Как он, интересно, добивается такого эффекта…
        Пыль опала, и он воочию увидел, как противник добивается такого эффекта. Точнее, не противник добивается, а его товарищи. Сколько же здесь файрболов…
        Подсознание отреагировало быстрее, чем сознание успело осмыслить происходящее. В следующую секунду он стоял на нависшем над пропастью уступе скалы и глядел вниз, на неширокую долину, в которой бушевало маленькое море огня. Нет, не в которой, а над которой - воители лупят файрболами не в землю, а в воздух - в то примерно место, где только что висел он. Интересно, сколько секунд продержался бы щит в таком пламени?
        Внезапно он понял, что ему страшно. Впервые за многие тысячи лет он испытал давно забытое чувство, и это было даже приятно, как будто встретил старого друга. Он привык, что жизнь скучна, он мечтал о потрясениях, и вот потрясение осуществилось. А не тот ли это потрясатель вселенной, о котором почтенный Ихвор прорицал, когда они накурились дурман-травы в трактире, как же он назывался-то?.. Может, действительно, пророчества великих магов обретают собственную силу и перестают быть просто словами? Или создатель решил претворить в жизнь мечты своего возлюбленного раба?
        Тем временем огонь внизу погас, он не успел причинить большого ущерба, лишь трава кое-где дымилась. Похоже, большая часть колдовского пламени ударила в скальную стену и чуть-чуть нагрела ее. И в толпе дураков почти никто не пострадал, даже жалко как-то. Впрочем, это еще надо подумать, кто здесь больший дурак. Такое изящное заклинание, как вышло, что он не знает о нем? Или в нижнем мире наконец-то завелся великий маг?
        В небо взвилась стайка файрболов необычного зеленого цвета. Три файрбола приближались прямо к нему, он отклонил их в сторону, для этого хватило совсем небольшого магического усилия. А потом началось нечто чудовищное.
        Он никогда не слышал, какие звуки издают три сотни одновременно выпускаемых файрболов. Он никогда не видел, каким прекрасным цветком они распускаются в твоем поле зрения, когда их выстреливают в тебя. Он никогда не пытался рассчитать, сколько десятков файрболов способен поглотить его щит. Зачем это, если противнику не успеть выпустить более пяти-семи файрболов подряд? Все дело в том, что он никогда не сражался с сотнями врагов одновременно. Потому что ни один воитель в здравом уме никогда не сможет представить себе, что сотни воителей придут к одной цели и станут сражаться, как единое многорукое и многоголовое существо. Что там говорила эта женщина? Путь добра? Забавно. Много раз философы пытались увести народ этим путем, и всегда это приводило к рекам крови и более ни к чему. Но никогда еще путь добра не приводил на священную гору.
        Все эти мысли он обдумывал, сидя на ложе, на котором провел большую часть немыслимо долгих тысячелетий, отпущенных ему создателем. Он ушел со скального уступа, не желая испытывать собственный щит на прочность. Уже второй раз подряд он выходит из боя, даже не просто выходит, а убегает, это непорядок. Острые ощущения
        - вещь хорошая, но все хорошо в меру. Пора завязывать с этим идиотским поединком, когда с одной стороны один воитель, а с другой - многие сотни. Посмотрим, как этот парень покажет себя в поединке один на один.
        Создатель, помоги, прошу тебя! Ага, спасибо. И еще раз. Замечательно. Ну что, предводитель дураков? Как ты теперь запоешь?
        Предводитель дураков совсем не выказывал страха. Он с любопытством оглядел внутренности пещеры и спросил с искренним интересом:
        - Так это здесь, значит, живет владыка мира?
        Провел пальцем по пыльному саркофагу, взглянул с неодобрением на испачканный палец и сказал:
        - Я-то думал, будет дворец какой-нибудь… Бедный Хортон, как он обломается.
        Ну вот, наконец-то упомянуто знакомое имя.
        - Хортон? - переспросил он. - Тот самый граф, из которого Хин пытался воспитать великого мага?
        Гость (или пленник?) улыбнулся и сказал:
        - Ну почему же пытался? Воспитал великого мага, да еще какого! Хортон призвал демона, а потом мы с ним вместе полили водой Хина и чуть было не полили водой тебя.
        - Полили водой? - не понял он. - Что ты имеешь в виду?
        - Это мой демонский язык, - сказал предводитель дураков. - У вас действует какая-то хитрая магия, она переводит слова с языка, на котором говорит говорящий, на язык, на котором говорит слушающий. Но не все слова эта магия понимает правильно. Ругательства она не понимает, жаргон всякий, слово «замочили», например.
        Что ж, теперь кое-что стало ясно. Демон, значит. Да какой сильный… Хин, помнится, неслабый был воитель, летал даже лучше, чем он, пожалуй. Все упрашивал научить мгновенным перемещениям. Как же, нашел дурака.
        - С какой целью ты пришел сюда? - спросил он.
        Демон улыбнулся.
        - Ну вот, пошел конструктивный разговор, - заявил он. - Ты молодец, что не стал волшебными палочками размахивать, приятно поговорить с таким императором.
        Очень хотелось спросить, что за волшебные палочки имеет в виду демон, неужто он умеет делать переносные вещественные усилители магии? Но не стоит менять тему разговора, сначала демон должен ответить на поставленный вопрос.
        - Ты и сам понимаешь, зачем я пришел сюда, - сказал демон. - Если получится - победить тебя и занять твое место. Но сейчас я даже рад, что это не получается. Ты ведь всегда здесь живешь, я правильно понял? Дворца у тебя нет?
        - Вопросы здесь задаю я, - заявил он.
        Демон огорченно покачал головой.
        - А вот этого не надо, - сказал он. - Я думал, мы переговоры ведем, а мы, оказывается, яйцами меряемся. Ты, наверное, забыл, у меня внизу восемьсот фанатиков, преданных мне до конца. Они твою гору в стекло закатают, будешь тут сидеть, как муха в янтаре.

6
        Павлу было очень страшно. Но это был не тот страх, который парализует и лишает сил, это был совсем другой страх, наполняющий кровь адреналином, обостряющий чувства и убирающий боль, именно это он ощущал, когда Хортон заставил его сражаться с Людвигом, Людвиг сжег его руку до костей, а боли не было. И страха смерти тоже не было, Павел умер уже давно, когда заклинание Хортона, прорвавшееся через барьер миров, направило джип Павла в доверху заполненный бензовоз. Наверное, самурай в последнем бою чувствует нечто подобное, типа, я уже мертв, постараемся, чтобы следующая смерть стала не менее славной.
        Похожий страх Павел испытывал, когда проходил трудные места в компьютерных стрелялках. Ты понимаешь, что в худшем случае тебе грозит просто пройти это место еще раз, но все равно сталкиваться с почти непобедимым монстром очень страшно. А этот монстр почти непобедим, он оказался куда сильнее, чем они с Хортоном рассчитывали. Телепортацией владеет… Все планы летят к чертям, ничего с ним не сделать, его даже измором не возьмешь, сидит в своей пещере, как вурдалак чертов…
        Император смотрел в глаза Павлу, и Павел не понимал, что выражают эти глубоко запавшие глаза в густой сеточке морщин. Почему он так долго молчит? И почему так странно ведет себя магическое поле в этой пещере? Он что-то колдует или здесь всегда так?
        - Интересное ты существо, - произнес, наконец, император. - Даже жалко убивать, тебя не убивать надо, а изучать.
        - Давай, - согласился Павел. - Только изучать меня надо не здесь, а на свежем воздухе, в удобном кресле под навесом и после сытного обеда. Пойдем в Муралийский замок? Там хорошо.
        - Ты умеешь мгновенно перемещаться? - удивился император.
        Павел покачал головой.
        - Нет, - сказал он. - Очень жаль, но нет. Но ты-то умеешь мгновенно перемещаться! Давай, перенесемся в Муралийский замок, пообедаем, я сыграю тебе на лютне, я неплохо играю, так все говорят. А потом обсудим все вопросы. На главный вопрос могу сразу ответить - я на твою власть больше не претендую. В гробу я видел такую власть.
        - Ты думаешь, я тебя отпущу? - спросил император. - Просто так возьму и отпущу?
        Павел улыбнулся, и эта улыбка далась ему непросто.
        - А куда тебе деваться? - спросил он. - Не отпустишь - не удовлетворишь свое любопытство. Тебе ведь очень интересно. Откуда я взялся, как сумел повести за собой всех этих воителей, потом, у меня магия есть интересная, Хина-то я сам победил, Хортон мне только чуть-чуть помог, отвлекающий удар нанес. Или, может, хочешь сразиться?
        Павел взглянул магическим взором вниз, внутрь горы, и понял сразу две вещи. Во-первых, на этой горе магия работает гораздо лучше, чем везде, взгляд Павла без всякого усилия просветил гору сверху донизу. А во-вторых, там, внизу, есть самое настоящее месторождение урана. Или не урана, а тория, хрен редьки не слаще. А если учесть, насколько хорошо здесь работает магия и насколько легко даже в обычном месте менять химический состав вещества… Чуть-чуть подправить изотопный состав… И еще чуть-чуть… Черт, быстро-то как! Надо какой-нибудь предохранитель соорудить… И привязать его к магической нити, типа, правило мертвой руки: рука разожмется - все взорвется. Ага, кажется, сделано. Проверить бы…
        - Ты закончил свое плетение? - спросил император. - Если бы я захотел тебя убить, ты был бы мертв уже секунд десять назад.
        - Но я не мертв, - пожал плечами Павел. - А теперь убивать меня уже поздно. Не советую.
        - Почему?
        - Потому что тогда вся гора взлетит на воздух.
        Император расхохотался.
        - Я никогда не встречал наглецов, равных тебе, - сказал он. - Это восхитительно, я получаю истинное наслаждение от беседы с тобой. Но делу время, а потехе час. Если ты считаешь, что можешь быть мне полезен - обоснуй четко и ясно, как и в чем. Иначе не взыщи, я начну тебя наказывать.
        - Хорошо, - сказал Павел. - Как ты уже знаешь, я пришел сюда из иного мира. В моем родном мире нет магии, поэтому нашим ученым пришлось искать другие пути. И они нашли их, они глубоко проникли в тайны материи, и эти знания можно применить здесь, объединив с магией. Одно такое заклинание ты на себе уже почувствовал, и это не самое сильное заклинание. Хочешь знать, как я убил Хина? Я наложил чары на ворон, чтобы они взрывались при столкновении с препятствием, и другим заклинанием натравил этих ворон на летящего Хина. Я могу обучить тебя этим заклинаниям, и не только этим. Но это не главное. Страна, которой ты думаешь, что управляешь, погрязла в мракобесии. Люди подобны муравьям в муравейнике, холопы трудятся, воители властвуют, рабы их услаждают. Но человек - не муравей, у человека есть разум, душа и чувство прекрасного. В твоей стране совсем нет искусства, вообще никакого, только музыка, да и то примитивная донельзя.
        В глазах императора промелькнуло нечто похожее на понимание.
        - Раньше в моей стране было искусство, - сказал он. - Но оно быстро вырождается, какая-то тысяча лет - и все сводится к убийствам и совокуплениям.
        - Лучше так, чем никак, - заявил Павел. - Но главное даже не это. Главное то, что твои подданные забыли, как любить друг друга, не трахаться, а именно любить. А я вернул им это чувство, и они пошли за мной. Думаешь, как я сумел собрать восемьсот воителей в одном месте? Думаешь, они служат мне из страха? Ничего подобного! Они верят мне и идут за мной, и если я погибну, мое дело все равно будет жить, я навсегда войду в легенды твоей страны, пройдут какие-то триста лет, и ты поймешь, что память обо мне проще узаконить, чем искоренить. В моей родной вселенной был один потрясатель, я даже верил в него какое-то время… Ты еще не понял, что я и есть тот самый потрясатель вселенной, о котором говорилось в древнем пророчестве. Это пророчество хорошо пришлось к месту, возможно, раньше в нем не было истинной силы, но теперь она есть, потому что силу дает только вера. Люди верят в меня, силой их веры я потряс вселенную, и она никогда не станет такой, как была. И тебе придется принять это. Либо ты примешь путь любви и добра, либо твоя страна отвергнет тебя.
        - Ты очень самонадеян, - сказал император. - Когда я был молод, люди любили играть в игры с картами, это такие листочки бумаги, с одной стороны они все одинаковые, а с другой стороны…
        - Я знаю, что такое карты, - перебил его Павел. - В моем мире в них тоже играют.
        - Хорошо, - продолжил император. - Так вот, раньше люди в моей стране играли в карты, было много разных правил игры, и были такие правила, что в игре выигрывает тот, кто лучше обманывает соперников. Делает вид, что у него в руках хорошие карты, а на самом деле плохие, или наоборот…
        - Думаешь, я блефую? - спросил Павел. - Ну, так проверь. Это очень легко, просто убей или оглуши меня. Заодно я узнаю, что такое перерождение.
        - Ду ду ду ду ду! - внезапно крикнул император.
        Павел расхохотался.
        - Ты меня обижаешь! - воскликнул он. - Защитой от этого заклинания владеет любой граф, меня Хортон за пять минут ей научил. Лучше попробуй что-нибудь поумнее.
        Произнеся эти слова, Павел немедленно пожалел о сказанном. А если император действительно попробует что-нибудь поумнее? Павел уже был беспомощным зомби, марионеткой в чужих руках, и лучше умереть, чем испытать это еще раз.
        Павел снял магическую руку с предохранителя. Говорят, в последние мгновения перед глазами проносится вся жизнь. Врут, наверное, Павел ничего подобного не испытал.

7
        Бригитта сидела на земле и тихо скулила. Боль в обожженной ноге разрывала душу напополам и не давала сосредоточиться, еще этот мерзкий запах прожженной ткани и паленого мяса… И еще очень противно ныло в низу живота, а там ребеночек….
        - Тихо, тихо, милая, не плачь, сейчас все пройдет, - кто-то ласково поглаживал ее руку, и действительно, боль понемногу отступала.
        Голос этого кого-то был смутно знаком, Бригитта повернула голову и увидела, что это Людвиг. Она повернулась к нему, она хотела обнять его, но боль не позволила ей это сделать, она вскрикнула и упала бы на бок, если бы Людвиг не поддержал ее.
        - Спокойно, спокойно, - говорил он, поглаживая ее по голове и спине. - Не делай резких движений, не мешай мне, сейчас все пройдет.
        В поле зрения Бригитты появились женские ноги, длинные, стройные и мускулистые. Сверху донесся голос Изольды:
        - Людвиг, позволь мне, у меня это лучше получится. Оставь ее, не касайся ее магией, ты мне мешаешь.
        Боль усилилась, Бригитта почувствовала, как по ноге потек гной.
        - Потерпи, девочка, - сказала Изольда. - Минут через пять все пройдет.
        Теперь Бригитта завыла в полный голос. Она не выдержит эти пять минут!
        - Придется потерпеть, - заявила Изольда. - Лучше мучиться пять минут, чем целый день. Сейчас все пройдет.
        Живот скрутило, Бригитта забилась в судорогах, а затем бессильно обвисла на руках Людвига.
        - Ребенок, - прохрипела она.
        Людвиг грубо выругался и закричал:
        - Медики, ко мне!
        Через минуту Бригитта была окружена целой толпой. Магическое пространство вокруг нее было густо пронизано силовыми линиями. И не только вокруг нее - магические нити, искажающие реальность, проникали внутрь ее тела, что-то перестраивали…
        - Осторожнее, - услышала она голос Людвига. - Это ребенок лорда Павла, не испортите ни в коем случае.
        А потом кошмар прекратился, как-то резко и неожиданно, практически в одно мгновение. Бригитта села, затем встала, отряхнулась и огляделась по сторонам.
        - Где Павел? - спросила она.
        Ответом ей было молчание.
        - Значит, все напрасно? - задала она риторический вопрос. - Все было зря?
        Ей ответил лорд Хортон, оказывается, он тоже был в толпе, окружившей ее.
        - Не совсем, - ответил он. - Вернее даже, совсем не. Император скрылся в неизвестном направлении, захватив с собой лорда Павла. Вероятно, они внутри горы. Не исключено, что лорд Павел прямо сейчас ведет переговоры с императором. Я склоняюсь к тому, чтобы подождать до завтрашнего утра, и если не будет никаких новостей, начать штурм горы. Пожалуй, разведку можно отправить уже сейчас. Лоох, Ифа ко мне, срочно!
        Кто-то громко кашлянул. Бригитта повернула голову и увидела, что это сэр Гмохиур, он тоже был здесь. Кажется, нежданно-негаданно она оказалась на военном совете.
        - Не хочу подвергать сомнению слова командира, - начал Гмохиур, - но я бы посоветовал начать штурм как можно раньше, как только вернется разведка. Мы-то знаем, сколь благородна душа лорда Хортона, но не все воители знают его сиятельство лично. Кое-кто может подумать, что его сиятельство сознательно оставил лорда Павла на смерть, чтобы самому занять место верховного правителя вселенной.
        Лорд Хортон сдавленно крякнул, покраснел, а затем вдруг рассмеялся.
        - Я знаю, в это трудно поверить, - сказал он, - но я даже не думал о том, о чем сказал сэр Гмохиур. Тем не менее я благодарен почтенному графу и воспользуюсь его советом. Но разведку все-таки надо провести, негоже лезть очертя голову в логово мифического дракона, оно может и полыхнуть.
        - С разрешения повелителя я хотел бы возглавить разведку лично, - сказал сэр Гмохиур. - У меня есть опасения, что почтенный сэр Иф излишне задержится.
        - А у меня есть опасения, что почтенный сэр Гмохиур преувеличивает свое умение разведчика, - отрезал лорд Хортон. - Сэр Иф - лучший разведчик армии, покойный герцог Хин не зря держал его при себе столько лет.
        Земля содрогнулась и начала мелко трястись. Непонятно откуда донесся низкий басовитый гул на самом пределе слышимости, от этого гула душа наполнялась безотчетным страхом и уходила в пятки. Это было похоже на судороги земли, но очень сильные и очень далекие.
        Неожиданно подал голос Людвиг.
        - Однажды я читал легенду об огнедышащей горе, - сказал он. - Там упоминалось, что выброс пламени начинается с примерно таких судорог. Там, правда, не говорилось, что это была гора Губерт, но…
        - Не накликай беду, - сказала Изольда.
        Но было уже поздно.
        Земля содрогнулась еще раз, и в небе над невидимой отсюда вершиной горы Губерт вспух огромный клуб дыма. Он не разбухал и не расползался, а поднимался все выше и выше, как гигантский гриб, и вокруг его ножки плясали молнии. А потом Бригитта увидела, как вниз по склону катится волна сжатого воздуха, как ураганный ветер вырывает с корнями чахлые деревца и разбрасывает камни. Сами собой в памяти всплыли слова древнего пророчества. Время разбрасывать камни… Вспомнить бы еще, к чему это пророчество относилось…
        - Все в укрытия! - закричал лорд Хортон. - Рассредоточиться и укрыться, сейчас эта волна придет сюда!
        Людвиг аккуратной подсечкой повалил Бригитту наземь и улегся сверху, прикрывая ее своим телом. Рядом устроилась Изольда, они обнялись, все трое, и Бригитте стало тепло и уютно. А еще уютнее стало, когда с другого бока подобрался лорд Хортон. И когда ураганная волна ударила в их тела, Бригитта почти ничего не ощутила, ее друзья приняли удар на себя. Да, у нее есть друзья, не просто повелители, но и друзья, те, кто любят ее настолько, что готовы стать живым щитом на пути убийственной стихии. Понятно, что они любят не столько ее, сколько ребенка в ее чреве, что этим жестом они воздают последние почести демону, перевернувшему мир…
        И в этот момент Бригитта наконец-то поняла, что демон никогда не вернется. Он исполнил свое предназначение, исполнил пророчество, потряс и перевернул мир и ушел, заплатив собственной жизнью за право других людей любить и быть любимыми. За право быть добрыми и пользоваться добротой своих ближних.
        - Он погиб, - произнесла Бригитта мертвым голосом и разрыдалась.
        - Они погибли оба, - уточнил лорд Хортон столь же мертвым голосом.
        Он не заплакал, воители редко плачут, а император не должен плакать никогда. Так положено.

8
        Они собрались у парадного входа в Муралийский замок. Девять герцогов и тридцать один граф сидели за длинным столом, составленным из семи обычных столов. В замке не нашлось помещения, где поместилось бы это огромное сооружение, поэтому церемонию пришлось провести за пределами стен. Это вышло даже лучше, церемония должна получиться куда более зрелищной. Особенно впечатляет идеально круглый разрыв в свинцово-серых облаках, который держат три десятка воителей, искусных в погодной магии. Со стороны кажется, будто само солнце одобряет нового императора.
        Хортон отошел от окна и подошел к зеркалу. Поправил парадный плащ, поднял взгляд выше и уткнулся в печальный и тоскливый взгляд маленьких серых глаз, которые раньше были тусклыми и невыразительными. Но не теперь.
        Хортон добился всего, чего хотел. Он рискнул сойти с пути, предначертанного судьбой, и ему посчастливилось выбрать в лабиринте возможностей единственно верный путь. Он выиграл главный приз, поднялся на вершину социальной пирамиды, исполнил все свои юношеские мечты и даже больше того. А ведь, начиная это дело, он не рассчитывал ни на что, кроме мелкого и ничего не значащего удовлетворения от нового научного открытия. Тогда он не знал, что магическая наука - не просто хороший способ развлечь себя, но и великая сила. Но покойный лорд Павел открыл ему глаза на это, да и не только на это.
        Все было хорошо, но Хортон не чувствовал никакой радости. В его сердце поселилась тоска, тихая и неизъяснимая, не мешающая размышлять и принимать решения, но не позволяющая наслаждаться завоеванной победой. Потому что победу завоевал не он. Лорд Павел пошел на смерть ради будущего всей страны и в том числе ради Хортона. Когда Хортон закрывал глаза, перед его внутренним взором вставал демон, произносящий свои последние слова: «У нас, пророков, есть традиция приносить себя в жертву ради всякой херни». Потрясатель вселенной пошел на смерть просто и обыденно, ничуть не рисуясь, по дороге он задержался на минуту и отчитал двух баронов за паникерство. А потом подошел к бывшему императору и принял смерть.

«Я войду в легенды, вы будете поклоняться мне», - говорил лорд Павел. Непонятно, правда, что он имел в виду, говоря о поклонении. Может, надо изготовить статую потрясателя вселенной и обязать каждого проходящего мимо отбивать поклон? Помнится, Людвиг говорил, что его новая подруга Изольда записывает в одну книгу все высказывания потрясателя. Когда официальная часть вечера закончится, надо не забыть подойти к ней и потребовать эту книгу себе. Лично подойти, не через посредника, такие жесты хорошо запоминаются и повышают уважение к сюзерену. Или даже не потребовать, а попросить. Дескать, по жизни я повелитель, но в том, что касается памяти лорда Павла, мы все равны… Интересный тезис, кстати, надо обдумать.
        Хортон решительно отвернулся от зеркала и вышел в коридор. Его шаги гулко отдавались в тишине замковых коридоров. Он шел, высоко подняв голову и следя, чтобы шаги были равномерными. Весь его облик должен внушать почтение, а немного печали во взоре - даже хорошо, пусть все видят, как он печалится о покойном лорде. Тем более что это правда.
        Император вошел в круг света, в то же самое мгновение сотни воителей, плотным строем окружившие церемониальный стол, выбросили вверх разноцветные файрболы. Серый сумрачный день озарился ярким неестественным светом. Это было символично и очень красиво.
        Император Хортон прошел к почетному месту во главе стола, и все время, пока он шел, герцоги и графы стояли, согнувшись в поклоне. Но не все - граф Гмохиур, граф Иф, граф Людвиг, граф Ксоук и граф Топ не кланялись повелителю, они приветствовали его улыбкой и взмахом руки. Эти воители делом заслужили право обращаться к императору как к равному, без их помощи Хортон никогда не достиг бы вершины. Понятно, впрочем, что если бы они не помогли Хортону, так помог бы кто-нибудь другой, но это ничуть не умаляет их заслуг.
        - Возлюбленные вассалы мои! - провозгласил Хортон, и ответом ему стал громогласный галдеж со всех сторон - вассалы приветствовали и одобряли повелителя мира.
        Вынужденная пауза затягивалась. Крики не стихали, кто-то снова начал метать файрболы. Герцоги пугливо озирались, они, конечно, знали, что новый император пользуется большой популярностью, но такого они не ожидали. Да и сам Хортон не ожидал.
        - Братья и сестры! - крикнул Хортон.
        Новая волна радостных воплей. Сейчас он может говорить все, что угодно, никто ничего не услышит, им все равно, что он говорит, они наслаждаются самим фактом, что вот так просто стоят и смотрят на величайшего воителя вселенной. Да, на величайшего, с тех пор как погиб лорд Павел.
        - Тихо! - рявкнул Хортон.
        Крики не смолкают. Хортон бросил взгляд через плечо, через мгновение рядом с ним стоял непонятно откуда взявшийся ординарец Лоох.
        - Пройдись вдоль строя, - повелел император. - Скажи каждому командиру, чтобы утихомирили своих подчиненных. Я очень ценю знаки признательности, но надо и меру знать.
        Лоох отправился вдоль строя, а Хортон сел в кресло. Может, оно и лучше, что официальную речь не удалось произнести, эта речь Хортону не нравилась, слишком много в ней напыщенных и неискренних слов. Понятно, что по-другому торжественные речи не говорятся, но все равно произносить ее было бы неприятно.
        Высокие воители заняли свои места за столом. На их лицах отражалось явное облегчение - стоять согнувшись под палящим солнцем не очень комфортно.
        Приветственные крики постепенно стихали. Кажется, уже можно говорить.
        - Первое, что я хочу сказать, вступив в новое звание, - начал Хортон, - я хочу сказать о том, кто изменил путь судьбы не только для себя лично и не только для меня, но и для всего мира. Я говорю о лорде Павле, о потрясателе вселенной, о великом демоне, которого мне посчастливилось призвать. Я призываю почтить память величайшего воителя, отдавшего жизнь во имя любви и добра. Память о лорде Павле всегда будет жить в наших сердцах. Восславим величайшего воителя вселенной и пожелаем ему лучшего перерождения!
        Толпа отозвалась неразборчивым гомоном, уже не ликующим, а умеренно печальным. Интересно, кстати, какого перерождения достоин лорд Павел? Трудно представить себе, что одиннадцать дней назад где-то зачат младенец, которому суждено стать таким же великим, как лорд Павел, и даже более. Надо будет потом распорядиться проверить всех детей, подходящих по возрасту. Впрочем, сам лорд Павел в перерождение не верил, а во что он верил, Хортон так толком и не успел выяснить, не до того было.
        - Волею лорда Павла я принял высший титул обитаемой вселенной, - провозгласил Хортон. - Лорд Павел лично заявил, что передает верховную власть мне, и этому есть свидетель. Граф Топ, я прошу тебя засвидетельствовать слова лорда Павла.
        Граф Топ поднялся и серьезно произнес:
        - Свидетельствую, что лорд Хортон говорит правду, только правду и ничего, кроме правды. Я лично видел и слышал, как лорд Павел уполномочил лорда Хортона верховной властью. Он так и сказал, дословно: «Мой преемник - Хортон, приказываю подчиняться ему так же, как мне».
        Произнеся эти слова, граф Топ сел на место. Хортон немного опасался, что Топ засвидетельствует не только эти слова, но и те, что лорд Павел произнес чуть раньше и чуть позже, но Топу хватило ума не осквернять уши воителей излишними подробностями. Каждый воитель знает, что в горячке боя с языка срывается много лишнего. И особенно обидно, когда это лишнее - истинная правда.
        Ну что ж, осталось совсем немного - подтвердить титулы девяти герцогов, назначить Гмохиура десятым герцогом, провозгласить Муралийский замок новой столицей империи, и можно будет начинать кушать. А Флетчер пусть раздает коноплю, ради такого дня можно отступить от обычных правил и употребить наркотик не тихо и незаметно, а открыто, на глазах у всех. Лорд Павел, помнится, говорил, что совместное употребление наркотиков сближает.

9
        - Ты заинтриговал меня, - сказал он. - Это последнее заклинание, ты его сам изобрел?
        Демон озадаченно озирался по сторонам. Он, кажется, реально поверил, что сейчас умрет, и никак не может понять, что смерть отступила.
        - Где мы? - спросил демон.
        - Какая разница? - ответил он вопросом на вопрос. - Ты заинтриговал меня, и я вытащил тебя из зоны поражения. Ты удивляешь меня уже третий раз подряд. Ты сам изобрел это заклинание?
        - Сам, - кивнул демон. - И еще много чего изобрету, если мы с тобой не поубиваем друг друга. Я уже пытался объяснить тебе, в моем мире известно много тайн бытия. Надо только сообразить, как приложить к ним магию, и можно такое наворотить… Растения невероятной урожайности, неведомые звери с заданными свойствами, чтобы радовать глаз и тренировать боевые искусства, да и обычные искусства тоже можно развивать. Я очень ценен для вашего мира, я как прививка для дерева. Знаешь, что это такое?
        Он пожал плечами.
        - Никогда не интересовался этими холопскими штучками, - сказал он. - Это неважно, можешь не продолжать убеждать меня, ты уже убедил. Ты - великий маг, первый за незнамо сколько тысячелетий, ты ценен для меня и для всего мира. Я больше не собираюсь тебя убивать. Я и не собирался, собственно, зря ты мою гору разворотил, как мне теперь с создателем общаться?
        - С каким создателем? - удивился демон. - Мне казалось, что в вашем мире опиум для народа как-то мимо прошел.
        Он поморщился.
        - Постарайся говорить просто и понятно, - сказал он. - Мне не доставляет удовольствия разбираться в твоих непереводимых выражениях. Но смысл этого выражения я понял. Ты удивлен, что наш мир имеет реального создателя, я правильно понял?
        Демон кивнул.
        - Что ж, теперь тебе это ведомо, - сказал он. - На горе Губерт я мог обращаться к создателю напрямую, теперь это невозможно. Лет сто-двести придется жить так, самому по себе. В чем-то это даже забавно.
        - Не вижу ничего забавного, - заявил демон. - Что это за гадкая пустыня? Где ты вообще такое противное место нашел? Мне казалось, в вашем мире все благоустроено.
        - Ты прав, - кивнул он. - В нашем мире все благоустроено. Мы находимся за пределами обитаемой вселенной. Я не хочу появляться в ее пределах, пока не разберусь с тобой.
        - Но здесь нечего есть и пить! - воскликнул демон. - У меня уже голова болит от жары!
        - И это говорит потрясатель вселенной! - хихикнул он. - Начни с себя, научись обходиться без животного начала, поднимись на следующую ступень бытия. Если ты всерьез решил занять мое место, без этих навыков тебе не обойтись.
        - Мне казалось, что боги живут в большем комфорте, - заметил демон. - Дворец какой-нибудь, гурии…
        - Обойдешься, - отрезал он. - Или лучше давай так: обучишь меня тому заклинанию, которым взорвал гору, - сделаю тебе источник с водой.
        - А за второе заклинание дашь пожрать? - ехидно спросил демон. - Нет уж, на такое я не готов. Либо ты относишься ко мне по-человечески, либо хрен тебе, а не великая магия.
        Он расхохотался. Этот гениальный дурачок такой забавный!
        - По-человечески - это ты очень хорошо сказал, очень точно, - произнес он, отсмеявшись. - Ты забываешь, что я не человек. И ты перестанешь быть человеком, могущество, которого ты жаждешь, несовместимо с человеческой сущностью. Ты в любом случае убедишься в этом, только лучше раньше, чем позже, не так больно будет. Я ведь тебе добра желаю, дурачок.
        Дурачок хихикнул и сказал:
        - Надо же, кто-то знает, что такое добро. А я-то думал, что сам изобрел эту философскую концепцию.
        - Все новое - хорошо забытое старое, - процитировал он древнюю цитату. - Однако не будем терять времени. Учи меня своей магии, я внимательно слушаю.
        Демон упрямо покачал головой.
        - Мы не договорились, - заявил демон. - И не договоримся никогда, если ты будешь упорствовать. Во-первых, я хочу жить нормальной человеческой жизнью, а не как живой мертвец. Переместись к какому-нибудь мелкому воителю, потребуй, чтобы он нас с тобой содержал и никому о нас не рассказывал, это совсем не сложно.
        - А во-вторых? - спросил он.
        - Во-вторых, я хочу знать, что происходит в большом мире. Как дела у Хортона, как поживает Людвиг, что с Бригиттой. Она, между прочим, моим ребенком беременна.
        - Твои желания глупы и мелочны, - заявил он. - Однако я выполню их, если ты упорно настаиваешь на своем. Но не забудь, что я предупреждал тебя - чем раньше ты порвешь с человеческой сущностью, тем лучше. Прямо сейчас мы переместимся туда, где ты сможешь жить, как человек, но второе твое желание станет твоей первой наградой. Научишь меня взрывать горы - получишь награду. Согласен?
        Демон молчал. Он решил форсировать процесс.
        - Соглашайся, - сказал он. - У тебя все равно нет другого выбора. Я просто оставлю тебя здесь, и ты умрешь.
        - А если не умру? - ухмыльнулся демон. - Если перенесусь куда-нибудь неведомым заклинанием? Изобрету прямо сейчас заклинание и перенесусь?
        Он тоже ухмыльнулся.
        - Я свяжу тебя, - сказал он. - Не веревкой свяжу, магией. Я буду сидеть рядом с тобой и связывать все новыми и новыми плетениями. Ты не сможешь убирать их с такой же скоростью, с какой я буду их накладывать, в таких делах сила не важна, и ум тоже не важен, тут важен опыт, а опыта-то у тебя нет. Соглашайся.
        Демон помолчал, а затем произнес нечто непонятное.
        - Как-то у нас все через задницу получается, - сказал демон. - По правилам, ты должен меня искушать всячески, обещать царства земные, горы золотые и реки молочные, а ты, наоборот, призываешь поститься и молиться. Может, это я нынче аццкий сотона, а ты белый и пушистый?
        - Ничего не понимаю в твоих словах, - ответил он, - но по интонации чувствую, что ты согласен. Ты ведь согласен?
        - Согласен, - кивнул демон. - Ты прав, мне некуда деваться. Полетели, буду учить тебя физике.

10
        - Красиво, - сказал император. - Меня, помнится, так же приветствовали, только размах был поменьше. Файрболы вверх не кидали, просто копьями трясли. Дикие были времена, тогда во всем мире только десять магов умели с файрболами обращаться, они и стали первыми герцогами. Хорошо было тогда, казалось, пришел мир и покой на вечные времена. Никто не думал, что уже через тысячу лет холопы будут друг у друга на головах сидеть, размножаются гады, как кролики. Посмотрим, что у Хортона получится, может, и есть в твоей всеобщей любви здравое зерно. Нет, ну ты погляди, какая дисциплина! Смотрю и завидую. Я такого так и не добился никогда. Впрочем, и не пытался особо, сразу решил, что это недостижимая цель.
        - Недостижимых целей не бывает, - заявил Павел. - Как и непознаваемых тайн и неспасаемых душ. А все, что нужно людям - любовь. Так говорил один философ в нашем мире.
        - Философы - они чего только не говорят, - заметил император. - Если взять тысячу разных философов, хоть один обязательно угадает истину, чисто случайно. Гляди, как Хортон разумно выступает, а этот Топ действительно свидетельствует или все подстроено?
        Павел попытался вспомнить, что он тогда сказал Хортону в присутствии Топа. Вроде про преемника он говорил как раз в тот раз. Но перед этим он так обложил Хортона… Да и потом добавил неслабо…
        - Все так и было, - сказал Павел. - Только я говорил больше и в основном ругался.
        Император засмеялся.
        - Так оно и бывает, - сказал он. - Сейчас рождается легенда, а легенда - на то и легенда, чтобы быть красивой, а не правдивой. Ох, какой молодец, я думал, он не рискнет Гмохиуру герцога дать. Только это все равно ненадолго, лет двести пройдет, вся эта красота забудется, соберет герцог Гмохиур свою армию, да и пойдет войной на новую столицу империи. Не знаю, почему тебе зачистки не нравятся, это честнее и правильнее, чем когда армии на боле битвы сходятся. Мы в древней истории все это уже проходили, не магией, правда, сражались, а мечами да копьями…
        - Счастье мимолетно и скоротечно, - сказал Павел. - А в долгосрочной перспективе - вообще недостижимо. Все тщетно, всегда получается, что хотели как лучше, а получилось как всегда. Я все это знаю, но как жить с этим знанием? Вообще ничего не трогать и ничего не менять?
        Император пожал плечами.
        - Ты задаешь вопросы, на которые нет ответов, - сказал он. - Вообще-то все не так плохо, я думал, герцоги сразу перегрызутся, а тут, глядишь, лет на сто воцарится тишь да благодать. Может, эта твоя доброта и сумеет принести в мир маленькую долю счастья.
        И тут Павлу пришла в голову неожиданная мысль.
        - Знаешь что, - сказал он, - а ты сможешь сделать меня видимым, и чтобы я спустился вниз, как бы по невидимой лестнице, но не отсюда, а как бы прямо с неба?
        Император уловил мысль с полуслова.
        - В древнего бога хочешь поиграть? Давай попробуем, в этом что-то есть. Приготовься. Три, два, один, поехали!
        Только что Павел сидел на плоской крыше замка - и вот он уже висит в воздухе, а неведомая магия поддерживает его и не дает упасть. Шаг вперед… Да, точно, невидимая лестница, все, как просил. Какой же сильный маг этот император, какое ловкое плетение! Павлу в нем и за год не разобраться… Впрочем, императору в ядерной физике разбираться не проще.
        Почему никто не смотрит вверх? Упущен момент, бездарно упущен. Рабы расставляют жратву на столе, зеваки расходятся. Торжественный ужин - это тоже хорошо, но лучше было бы явиться чуть раньше, пока основная часть церемонии не закончилась. Интересно, кстати, можно ли назвать происходящее коронацией? Надо было сказать Хортону, чтобы сделал какую-нибудь корону, это хороший, годный символ, проверенный временем и опытом. Черт, вот подстава будет, если никто так и не заметит, как потрясатель спускается с неба. Какой романтический момент утерян! Только не начать идиотски ржать, а то все впечатление испортится. Хотя нет, не испортится, такое впечатление ничем не испортишь, Хортон хорошо поработал, мастерски поработал, настоящий политолог.
        Граф Людвиг вдруг широко раскрыл рот и заверещал что-то неразборчивое, направив в Павла блестящий от жира палец. Заметил-таки. Поприветствуем старого знакомого, улыбаемся и машем.
        Забавно, что и Людвиг, и Хортон, и Иф будут искренне считать себя друзьями потрясателя вселенной. Людвиг забудет, как получил в морду, Иф забудет, как его пытками склонили к предательству, да и Хортон забудет унижение, которому Павел подверг его в последнем разговоре. Это легенда, а от легенды отсекается все, что мешает ее морали. Это естественный процесс, не будем ему препятствовать.
        А вот и Хортон увидел того, кого только что называл лордом. Жаль, что в этом мире видеокамеру не изобрели, вот бы заснять эту морду! Немая сцена, как говорил Н. В. Гоголь, засадить бы в это рыло кирпичом, но нельзя, потому что не соответствует роли. Улыбаемся и машем, вот какая роль нынче положена потрясателю вселенной. Жаль, что одиннадцать дней прошло с битвы на горе Губерт, а не три, хотя, впрочем, какая разница? Будет число одиннадцать священным, всего делов-то.
        Павел подошел к Хортону, тот вскочил как ошпаренный. Павел ласково улыбнулся, обнял нового императора и похлопал по спине. Не сильно обнял, так, чисто символически, а то кто знает, что этому пидору в голову взбредет, ха-ха.
        - Рад видеть тебя во славе, Хортон, - сказал Павел. - Я одобряю все, сказанное за этим столом, и подтверждаю справедливость всех слов. Я подтверждаю слова графа Топа, он передал мою речь четко и без искажений. Кое-что он упустил, но это даже хорошо, потому что не все слова, произнесенные в горячке боя, следует повторять потом. Ты будешь хорошим, годным императором, я одобряю твое правление. И еще, - Павел возвысил голос, - я хочу поблагодарить всех, кто здесь собрался. Если бы не ваша вера в любовь и доброту, если бы не ваша самоотверженность, эра добра никогда бы не наступила. Спасибо вам, ребята.
        Павел низко поклонился, а потом еще раз, и еще раз, на все три стороны. На четвертую сторону он не стал кланяться, там стояли только рабы.
        Хортон осторожно прикоснулся к руке Павла, Павел хихикнул - проверяет, жив ли.
        - Помнишь, Хортон, мы с тобой спорили про перерождение? - спросил Павел. - Я еще говорил, что в моем мире один пророк попал живьем на небо и стал почти как абстрактный творец?
        Конечно, Хортон не помнил этого, потому что Павел никогда не рассказывал ему про Иисуса Христа во всех подробностях. Но не будем забывать, что сейчас рождается легенда, а легенда никогда не бывает правдивой. К тому же пройдет день-два, и Хортон вспомнит все нужные подробности, а что не вспомнит - придумает. И да будет так.
        - Моя судьба оказалась такой же, - провозгласил Павел. - Я все еще жив, но я более не принадлежу миру людей. Если ты, Хортон, будешь править миром достойно и качественно, твое перерождение приведет тебя в мои чертоги. А если нет - я снова спущусь с неба и исправлю твои ошибки. Но лучше бы, чтобы их не было.
        Павел сделал паузу. Вроде все главное сказано, пора переходить к завершающей части.
        - Я прошу прощения у всех, кого обидел, по недомыслию или сознательно, - сказал Павел. - Прости меня, Хортон, за те злые слова, что ты услышал от меня в последнем бою.
        - Было бы за что извиняться, - пробормотал Хортон, тихо, едва слышно.
        Это забавно, оказывается, совесть императора не совсем еще атрофировалась. Ничего, этот недостаток быстро исправится, так всегда бывает с хорошими правителями. А Хортон наверняка станет хорошим правителем.
        - Людвиг, прости, что я оскорблял тебя и однажды ударил, - продолжал Павел. - Бригитта… ее здесь нет, но передайте ей, что я прошу прощения за то грубое обращение… В общем, она поймет, за что. И все другие, кого я обидел, сам того не помня, я прошу вас простить меня. А теперь я ухожу. Будьте добры и не забывайте любить друг друга, помните, что любовь - свет, а ненависть - тьма. Пусть любовь и добро озаряют ваш путь, и пусть этот путь приведет вас к достойному перерождению. Прощайте.
        Павел развернулся и сделал первый шаг по лестнице в небо, послушно подставившей под его ногу первую ступеньку. Сами собой в памяти всплыли бессмертные строки
«There's a lady who's sure, all that glitters is gold», и Павел подумал, а не делает ли он ту же ошибку, что эта леди, о которой так красиво пели «Лед Зеппелин». Но пусть даже и так, он сделал все, что в его силах, чтобы принести в этот мир хоть немного порядка и счастья. Если бог существует, если это он направил Павла в этот мир, он должен быть доволен. Будем на это надеяться.
        Благодарности
        Спасибо Алексею Вязовскому, Вадиму Пономареву, Kamel и QWERTYk с lib.ru, mat333, odyssey sys, anton y k, baxtep и wilduser с livejournal.com, чьи комментарии помогли улучшить текст романа и избавиться от многочисленных ляпов.
        Особое спасибо AjiTae, Kamel, Azon и LIL с lib.ru, наглядно продемонстрировавшим автору, как много читателей фантастики искренне наслаждаются собственной духовной ограниченностью.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к