Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Пономаренко Сергей: " Формула Бессмертия " - читать онлайн

Сохранить .
Формула бессмертия Сергей Анатольевич Пономаренко

        Оксана Козлова, молодой частный детектив, захотела помочь девушке-студентке найти ее исчезнувшую подругу. Неожиданно для себя Оксана впуталась в очень странную и загадочную историю: в ее городе пропадают актрисы, сыгравшие роли жертв в новом фильме ужасов. Оксана начинает собственное расследование и, благодаря азарту и настойчивости, выходит на след убийцы. Но она еще не знает, что сама рискует стать жертвой маньяка…

        Сергей Пономаренко
        Формула бессмертия

        Пролог
        Пять лет тому назад

        Он стоял перед окном и смотрел, как дождевые капли барабанят и растекаются по стеклу. Совсем как его мысли - бесформенные и бессодержательные. Апатия безраздельно владела им, требуя бездействия и отрешенности. От голода возникли спазмы в желудке - он не ел с самого утра, да и вчерашний ужин был чрезвычайно легкий.
        В эту ночь ему приснился сон: внутри него находятся песочные часы, из них каждую миллисекунду истекает песок, заставляя изменяться внешне, и с последней песчинкой он рассыплется, превратится в прах. Он хочет перевернуть эти часы и заставить время течь по-новому, но не может! Хорошо, что это только сон, однако он оставил тяжелый осадок на весь день.
        Он резко встал и решительно стряхнул с себя обволакивающую лень. Пора обустраиваться! Квартира в запущенном состоянии, надо навести в ней порядок. Можно будет по Интернету заказать уборку на дом. Раздался нетерпеливый долгий звонок в дверь.
        «Это не ко мне! Никому не известен мой новый адрес. Со мной тут лишь покой и одиночество - благоприятная среда для размышлений. Никто и ничто не должен помешать моим планам».
        Звонок настойчиво трезвонил, раздражая и нервируя.
        «Это пришли к прежнему постояльцу. Придется открыть и пояснить».
        На пороге стоял небритый мужчина в майке, потертых спортивных брюках и тапочках на босу ногу.
        - Вано где?! - нетерпеливо спросил он, вытягивая шею, словно жираф, и пытаясь заглянуть дальше в коридор. - Мне дрель нужна!
        - Если Вано тот, кто жил здесь раньше, то он съехал.
        - Ты купил квартиру или снимаешь, как Вано?
        - Снимаю.
        - Я сосед из квартиры напротив. Вот сволота Вано! Взял у меня дрель на время и улизнул вместе с ней.
        - Можете поискать ее, наверное, она лежит в каком-то ящике шкафа. Я еще не раскладывал свои вещи.
        - Поищу, - проворчал мужчина, словно делая этим одолжение, и решительно зашел в коридор. - Меня Федей кличут.
        Дрель обнаружилась почти сразу, в шкафу для верхней одежды, стоящем в коридоре.
        - Вот она, родимая! - обрадовался Федя. - Если тебе что надо будет - обращайся. Вижу, ты мужик толковый. Я в нашем ЖЭКе работаю столяром.
        - Давно ты в этом доме живешь?
        - Считай с рождения. - Федор хохотнул. - Тебе дом наш обшарпанный понравился?
        - Наоборот. Квартиру снял, а после узнал, что вроде плохая история в ней произошла. Толком не знаю, что именно. Вроде тут убили кого?
        - Петрович просил не рассказывать - жильцов не отпугивать. Но раз ты все равно в курсе и по виду крепкий мужик, в обморок падать не будешь. С квартиры не сбежишь?
        - Куда я денусь - за полгода вперед заплатил.
        - В конце семидесятых жил тут художник, я тогда совсем пацаном был, но его помню. Очень высокий и худой, нос крючком, волосы у него длинные были, до плеч. Тихо жил. Бабы к нему часто ходили, типа натурщиц. Были они его любовницы или в самом деле ему позировали, хрен поймешь, меня тогда это не интересовало. Мы жили, как сейчас, - двери в двери, сам понимаешь, по-соседски, то ему что-то понадобится, то отцу. В общем, несколько раз я у него в квартире в то время побывал. Кругом картины, все стены ими увешаны, мольберт - словом, из обстановки, кроме картин, ничего не запомнилось. Хотя нет, диван у него был, сложенный «книжкой», и круглый стол.
        Вдруг милиция приехала, тогда масок-шоу не было, и его по-тихому арестовали. Помню, вывели его на улицу в наручниках, сам он бледный, а глаза горят. Суд над ним был закрытый, больше он в квартиру не вернулся, а через год там поселился Петрович с семьей. У отца был дружок в милиции, он все и рассказал.
        Убивал художник своих натурщиц, мертвые тела хранил у себя. Что-то с ними делал, чтобы тела не разлагались и не воняли. И еще - рисовал он их мертвыми, словно они ему это запрещали делать, когда были живыми!
        Когда милиция пришла к нему, все трое мертвых сидели наряженные и раскрашенные за столом. За такие художества ему «вышку» дали. Больше мы о нем никогда не слышали.
        На первых порах Петрович, когда узнал, чья квартира ему досталась, норовил ее поменять, но не удалось. Так и прожил в этой квартире с семьей три десятка лет, на пенсию вышел. Сейчас сдает - в село перебрался, поближе к земле.
        - Картины художника, вещи - куда все делось?
        - Петрович как заселился, так сразу заявил, что ничего от убийцы ему не нужно. Во двор его вещи вытащил и спалил. Еще штраф пожарным ему пришлось заплатить, тогда с этим было строго.
        - Все так и сжег?
        - Не все. Жена у Петровича, баба Маня, ушлая. Кое-какие картины приберегла, супругу сказала, что они денег стоят, нечего их в дым пускать.
        - И что, продала их?
        - Не знаю. У Петровича был сынок, Гришей звали, мой одногодок, дружили мы с ним сильно. Однажды, когда родителей не было дома, он меня к себе позвал, открыл подпол - на кухне люк в подвал имеется - и предложил туда полезть. Страшно нам было - художник баб свежевал как раз в этом подвале. Мы для храбрости даже потихоньку сливянки Петровича хлебнули и полезли. И увидели там картин десятка два, а может, и больше. Жутко нам стало - больше туда не лазили. Потом мы подросли, в армию пошли.
        - Причина, по которой художник убил женщин, известна?
        - Без причины, - недоуменно пожал плечами Федор, - может, нравилось ему мучить их перед смертью? Рассказывали, что он словно зверь грыз их связанными, кусал, а в конце душил.
        - Художник был психически больной?
        - Психиатрическую экспертизу он прошел, раз вышку дали, иначе попал бы в психушку, - резонно заметил Федор. - Слушай, соседушка, выпить у тебя есть? Напомнил ты мне о дружке покойном, Гришке, он с афганской так и не вернулся. Надо бы его помянуть!
        - К сожалению, нет. Но в следующий раз обязательно помянем.
        - Смотри, заметано! - сказал Федор, выходя из квартиры, и тут же спохватился: - А ты к чему про картины художника спросил?
        - Просто так.
        - Не забудь - с тебя пузырь!
        Как только за Федором закрылись двери, он приступил к поискам.
        «Раз квартира на первом этаже, мог быть вход в подвал - как же я сразу не догадался?! Молодец соседушка, помог!»
        Собственно, причина, по которой он снял эту квартиру, была связана с одним из самых загадочных серийных маньяков времен развитого социализма. Это уголовное дело было засекречено, и узнал он о нем совсем недавно.
        Художник Инвар Бразкаускас, на протяжении сорока пяти лет не замеченный ни в чем предосудительном, пользующийся уважением коллег и на работе в киностудии, в течение года по непонятной причине умертвил трех девушек, которых заманил домой под предлогом написать их портрет. В этом он их не обманул - картины написал, только на них они были изображены мертвыми. Во время следствия выяснилось, что он был некромантом, и, поскольку это было необычно и не вписывалось в советскую жизнь, суд прошел в закрытом режиме, а все судебные материалы засекретили. На следствии художник детальным образом рассказал, как умертвил девушек, самолично провел их бальзамирование. Вскрылось, что это не единственные его жертвы, были еще две девушки, а может, и больше, о которых он умолчал, - на них он «совершенствовался» в процессе бальзамирования, внеся в традиционный процесс, используемый в моргах, свои новшества. Это позволило ему сохранять мертвые тела от разложения на протяжении очень длительного времени.
        Мотивом, подтолкнувшим его к этим убийствам, он назвал желание узнать, в какой части человеческого тела скрывается душа и в какой момент она покидает его. Рассказал он и о голосах, будто бы звучавших в его голове и подтолкнувших к этим действиям. Следствие выяснило, что он вступал с мертвыми телами в половые сношения, совершал некрофильные действия. Несмотря на явные психические отклонения, судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым, заранее спланировавшим убийства. В квартире художника обнаружилось огромное количество эзотерической литературы, и даже имелась версия, что он входил в тайную деструктивную секту, но таковую не выявили.
        Художника расстреляли, а его уголовное дело обозначили грифом «совершенно секретно». Стало о нем известно только в конце 90-х годов, но тогда общество взволновали резонансные дела таких серийных убийц, как Чикатило, Оноприенко, Ткач, так что это прошло почти незамеченным.
        Подпол по звуку он определил быстро, но добраться до люка было не просто. Ему пришлось сдвинуть стол-тумбу, мойку на кухне, отодрать от пола плинтус и линолеум. Волнуясь, он поднял крышку люка и посветил в непроглядную тьму мобилкой, которая помогла осветить лишь первую ступеньку металлической лестницы.
        Из темноты потянуло сыростью и неприятным затхлым запахом. Он на мгновение заколебался - более разумно было бы перенести посещение подвала на завтра, предварительно раздобыв мощный фонарь. Но его охватило нетерпение, и он ступил на железную лестницу.
        «Что ощущал художник, спускаясь в подвал, где его ожидали трясущиеся от страха несчастные жертвы? Испытывал ли он к ним хоть малую толику жалости или им двигало только желание исследователя и похоти? Что буду чувствовать я?»
        Он стал не спеша спускаться вниз, в мрак подвала, таящий в себе неизвестность и ужас прошлого. Какое же оно будет, будущее?

        Часть 1

        Глава 1

        Городская электричка, грозно гремя и сверкая огнями, выкатилась из мрака, словно сказочное чудовище, на станцию Киев-Волынский. Это была последняя электричка, из нее вышли всего несколько человек, поспешивших к металлической лестнице с неудобно высокими ступенями. Лестница вела на воздушный переход, вознесшийся над железнодорожным полотном и украшенный разноцветными лампочками, будто рождественская елка. Не успела электричка вновь умчаться в темноту, как перрон опустел. На нем осталась в одиночестве невысокая миловидная брюнетка с короткой стрижкой, одетая в розовый жакет и белую коротенькую юбочку, открывающую обозрению стройные ножки, казавшиеся еще длиннее из-за босоножек на высокой платформе.
        Вероника огляделась вокруг в надежде увидеть кого-нибудь из знакомых, однако спутника в общежитие не оказалось. «Нет так нет! Не впервой!» - оптимистично подбодрила она себя. Вероника не была трусихой, но мысль о том, что ей предстоит идти в одиночестве и темноте, заставила девушку занервничать.
        Присев на скамеечку под навесом, Вероника не спеша переобулась, сменив босоножки на легкие тапочки, - в них удобнее идти по неровной дороге. Дойдя до окончания перрона, она привычно легко соскочила вниз, на щебневый откос. Этой дорогой она возвращалась неоднократно, хотя не любила ее и по возможности избегала, особенно в позднее время. Свет разноцветных огней с воздушного перехода сюда едва доставал, и Вероника вытащила из сумочки фонарик в пластиковом цилиндрическом корпусе, включила его.
        Со станции был удобный, но более длинный путь. Для этого требовалось с перрона перейти по воздушному переходу и, совершив долгий пеший круг, потратить на это минут сорок пять. Особенно не улыбалось подниматься-спускаться с тяжелым пакетом продуктов по крутым ступеням воздушного перехода. Проживающие в общежитии предпочитали более короткий, хотя не совсем безопасный в позднее время путь.
        Чем дальше Вероника уходила от освещенной части станции, тем она больше нервничала, испуганно вглядываясь в коварную темноту и чувствуя, как ее сердечко стучит все сильнее. «Не паникуй, еще немного - и я дома!» - подбадривала Вероника себя.
        Она любила светлые веселые цвета и краски, а ночной мрак и темные тона вызывали у нее настороженность и неприязнь. Знакомая местность в темноте приобрела чуждый, даже враждебный вид, и в голову начали лезть услышанные когда-то страшные рассказы. И это были не страшилки-фантазии, которые в детстве с наступлением темноты рассказывали друг другу дети, собравшись в кружок. Реально бояться ей было чего.
        За два года, которые Вероника прожила в этом общежитии, на этой дороге было два случая грабежа. Но что с нее взять - с собой денег почти нет, как и ценных вещей. Она то и дело направляла фонарик в сторону зловещей посадки, где могло притаиться в засаде Зло. Слабенький луч фонарика не имел силы проникнуть в сгустившийся среди деревьев мрак ночи, и тревога внутри нее все больше нарастала. И лишь когда девушка ушла с тропинки и стала переходить через железнодорожные пути, она чуть расслабилась.
        На станции Киев-Волынский сходятся различные направления Юго-Западной железной дороги, их причудливые «узоры» у Вероники ассоциировались с раскинувшейся паутиной, огромной и коварной. Двигаться через множественные переплетения рельсов и шпал было нелегко и небезопасно, особенно у автоматических стрелок, где существовал риск предательского зажима ноги между рельсами при неожиданном переключении. Когда опасность имеет реальное лицо, она не так страшна, как та, которую рисует наше воображение. Вероника невольно чертыхнулась, споткнувшись о рельс, и в свете фонарика заметила темное пятно на правой тапочке. Коварный, всюду подстерегающий мазут - как ни стараешься, все равно в него вляпаешься!
        Перейдя железнодорожное полотно, Вероника оказалась в зоне защитных лесных насаждений, довольно редких, вклинившихся между железнодорожными путями. Тут шла узенькая тропинка. Страх, до этого сжимавший ее сердечко, стал понемногу отпускать, и она почувствовала облегчение - до общежития осталось немного, самая небезопасная часть пути была позади. Эта тропинка ничем не отличалась от предыдущей, но девушке показалось, что по ней легче и быстрее идти.
        Вероника свернула влево и вышла к мрачной громаде грузового состава, занявшего железнодорожный путь, через который ей надо было перейти. Вагоны-зерновозы шли вперемежку с цистернами. Девушка тяжело вздохнула - состав казался бесконечным!
        С работы она возвращалась уставшей, но не столько физически, сколько морально. Бывают же такие дни, когда в кофейню, где она работает, словно магнитом притягивает всяких придурков. Комфортнее и безопаснее добираться с работы двумя маршрутками, но зарплату опять задержали, и она «включила» жесточайший режим экономии. Вероника горько вздохнула - тяжело жить в большом городе без поддержки извне. На кого ей рассчитывать, если не на себя?
        Отец оставил семью пять лет тому назад, отправившись на заработки. Затем дошли слухи, что он нашел себе другую женщину и живет с ней. Так это или нет, точно неизвестно. Может, отец уже и не жив - крепко он любил закладывать за воротник. Мама, прождав безуспешно три года, нашла себе «гражданского» мужа, тоже не сахар, и от него родила. Теперь у нее в голове только пеленки и как бы побыстрее выпихнуть из дому младшенькую Светку - на следующий год сестренка оканчивает школу и горит желанием приехать сюда, к Веронике. Думает, тут молочные реки с кисельными берегами! Но все равно это неизмеримо лучше, чем жить в селе с отчимом! Приезжай, Светка, вдвоем будет веселей!
        Веронике шел двадцать второй год, она была из небольшого села на Хмельнитчине. Занимаясь в школьном драмкружке, участвуя в районных мероприятиях по художественной самодеятельности, она мечтала поступить в театральный институт и стать артисткой. Три с половиной года тому назад девушка почти без денег приехала покорять Киев. В институт не прошла по конкурсу, много чего ей пришлось хлебнуть, о чем она не хотела вспоминать, но в большом городе прижилась и от мечты не отказалась. Нашла любительскую экспериментальную театральную студию и стала принимать участие в ее постановках. Мини-спектакли ставили где придется, по большей части просто на улицах, в скверах. В последнее время их стали приглашать на выступления в кафе, ресторанах. Приработок небольшой, но главное в том, что она шла к своей мечте, пусть и медленными шажками. По выходным дням Вероника бегала по кастингам, пару раз снялась в рекламе. В начале лета даже получила эпизодическую роль в художественном фильме.
        Ей вспомнились дни съемок. Она - артистка в составе съемочной группы! Камера, софиты, гримеры, в любой момент кофе из термоса, бутерброды, завораживающее действо на съемочной площадке. Роль маленькая, но со словами - артистка-парижанка с трагической судьбой. Главного героя, дворянина, играл молодой актер, уже снявшийся во многих фильмах, - Илья Мельниченко. Он не задирал нос от «звездной болезни», как главный злодей фильма - Артемий Демьянович. Пожилой, а все норовит ущипнуть, невзначай облапить, да еще ехидничает, пытаясь смутить. Не на ту напал! Режиссер - грубиян, но только по делу. У него особых нареканий к ее игре не было, не заставлял делать десятки дублей, как, например, Ленку. Не говоря уже о том, какими словами он ее ругал! Своего режиссер добился - Ленка рыдала настоящими слезами в горошину и выглядела реально несчастной. А как же иначе, ведь по сценарию ей надо было вытерпеть такой ужас! Три съемочных дня длилось счастье Вероники, затем наступили серые будни, полученные деньги за съемку быстро закончились, пришли безденежье и невыносимая тоска. А тут еще и Федор!
        Грузовой состав никак не заканчивался, а тонкая подошва тапочек не спасала от болевых ощущений при хождении по крупному щебню. Ее мучило искушение проскользнуть под сцепкой между вагонами, но это так опасно! Раз с Федором рискнула и с тех пор зареклась. Только они отошли на шаг от вагона, как состав дернулся и начал двигаться. Если бы хоть на секунду замешкались, то оказались бы под колесами!
        Вероника «стояла на кофе» в крупном торговом центре и заканчивала работу в десять часов вечера. Работала она через день. Она не была трусихой, но всякий раз, когда возвращалась в темноте по безлюдной местности, среди рельсов и шпал, идя по мрачной зеленой посадке, имевшей в ночное время угрожающий вид, ее сердечко билось, как у птички в силках. В такие моменты она давала себе клятвенное обещание добираться в общежитие на маршрутке, а не по железной дороге.
        «А чего мне бояться! - вспомнились ей слова бесшабашной Ленки, подружки по жизни и общежитию, воспользовавшейся старым анекдотом про Красную Шапочку. - Дорогу я знаю, и секс я люблю».
        Мысли ее автоматически переключились на Федора. Она не испытывала к нему безумной, всепоглощающей любви, но уже свыклась с мыслью, что он есть рядом, и хотелось бы, чтобы на всю жизнь! Вероника мечтала иметь семью, детей, собственную квартиру, а не мыкаться по общежитиям, договариваясь с комендантами.
        Федор жил вдвоем с мамой в двухкомнатной квартире на Борщаговке, работал рабочим сцены в театре, постоянно жаловался на безденежье, и Веронике часто приходилось самой оплачивать их походы в кафе, киношки и дискотеки. Ленка предупреждала, что у них нет будущего, но Вероника надеялась на лучшее.
        Показалось окончание состава, за которым был оборудован переход - уложенная плитами дорожка - и даже имелся фонарь, который освещал ее. Когда-то на этом месте, переходя железнодорожные пути, погиб человек. Вероника облегченно вздохнула, ускорила шаг, и тут из темноты на свет фонаря выступил человек в темной одежде.
        Она резко остановилась, застыв в ужасе, - лицо незнакомца скрывала зловещая маска с нарисованной улыбкой, растянутой почти до ушей, со свисающим кровавым языком! Узкие прорези глаз, закрытый третий глаз, словно бородавка на лбу. Такая маска была ей знакома по съемкам фильма, только тут у нее другой цвет - темно-зеленый. До незнакомца в маске было не больше десятка шагов!
        У Вероники перехватило дыхание, задрожали ноги, но всего на доли секунды. Еще полностью не осознав ситуацию, она развернулась на сто восемьдесят градусов и бросилась наутек. Уже на бегу Вероника поняла, что бежит в сторону перрона, в это время безлюдного, где на помощь нечего рассчитывать!
        Приближающийся шум шагов позади не оставлял сомнений, что незнакомец в маске ее преследует, и если резким стартом она получила фору, то сейчас, несмотря на ее усилия, расстояние между ними сокращалось, потому что сумочка, фонарик, пакет с продуктами в руках невольно замедляют ее бег.
        Она решительно отбросила пакет с продуктами - половина зарплаты за день! Прижав сумочку к груди, она несколько вырвалась вперед. Но в конце пути ее ждет лишь пустынный перрон!
        В памяти всплыли сцены с киношным злодеем в красной маске, что он проделывал со своими жертвами! Какой сценарий задумал ее преследователь?
        Резко остановившись, Вероника метнулась к сцепке между вагонами-зерновозами и ужом проскользнула между ними. Слыша тяжелое дыхание преследователя прямо за спиной, она даже не заметила, как очутилась на другой стороне пути! С Федором она долго примерялась, как пролезть, чтобы не запачкаться, и было ей крайне неудобно и страшно. А тут - за мгновение!
        Отбежав на десяток шагов от железнодорожных путей и оказавшись в посадке, Вероника рискнула на ходу обернуться - позади было тихо. Преследователь отстал? Он побоялся последовать за ней между колесами товарняка?
        Вероника остановилась, задыхаясь от волнения и сумасшедшего бега, сердце бешено барабанило в груди. До общежития осталось метров триста, но снова надо идти по темной посадке - хорошо, что фонарик не выбросила! В памяти всплыли кадры из триллера «Крик»: жертве удалось вырваться от злодея, но тот вдруг невероятным образом возник у нее за спиной, и, чтобы спастись, ей не хватило совсем немного.
        - Согреемся, девчонка?! - раздался у нее за спиной грубый мужской голос, и темнота сгустилась, обретя контуры огромной темной фигуры, возникшей рядом. Ее запястье обхватило железным обручем, сердце упало глубоко вниз, голова закружилась, перед глазами заплясали белые точки, и, зашатавшись, она потеряла сознание. Последнее, что она поняла - упасть ей не дали…

        Глава 2

        Стройная темноволосая девушка с прической «паж», рваной челкой над зелеными глазами, изящными чертами лица вышла с покупками из магазина и направилась к припаркованному красному «Форд Фиеста».
        Звали ее Оксана Козлова. Открыв автомобиль пультом, она поставила пакеты в багажник, села за руль, положив сумочку рядом, на свободное «штурманское» сиденье. И тут в ее боковое окошко постучали. Симпатичный парень лет двадцати пяти с растерянным и взволнованным видом крутил в руках вчетверо сложенную карту. Нажав на кнопку, Оксана опустила стекло.
        - Прошу прощения, вы не могли бы мне помочь? - умоляющим голосом произнес парень. - Мне надо проехать на проспект Свободы. - Парень развернул в руках карту, как транспарант. - А я не могу определиться на карте, где сейчас нахожусь.
        - Хорошо. - Оксана вышла из салона и склонилась над картой, которую расстелил на капоте ее автомобиля парень.
        - Кружу по городу и совсем запутался. Я из Смелы Черкасской области, в Киеве первый раз. Взял старую карту, а у вас многие улицы переименовали.
        - Вы находитесь на Подоле, вот в этом месте. - Оксана показала на карте. - А вам надо…
        - Во-ор! - раздался рядом женский крик, и, повернувшись, Оксана увидела, что дверь ее автомобиля с противоположной стороны открыта. Возле нее присел низкорослый паренек в голубенькой курточке с капюшоном, не по погоде накинутом на голову. В его руках она увидела свою сумочку, в которую отчаянно вцепилась темноволосая девушка. Ситуация мгновенно стала понятной.
        Парень с картой, попытавшийся заступить ей дорогу, тут же отлетел в сторону, приземлившись в паре метрах на пятую точку. Оксана рванулась, как в спринте, обежав автомобиль. Парень в капюшоне отпустил сумочку, в которую мертвой хваткой вцепилась брюнетка, и, пользуясь тем, что поток автомобилей застыл на красном свете светофора, быстро перебежал на другую сторону улицы.
        - Огромное спасибо! - Оксана приняла сумочку из рук девушки. - Если бы не вы, то я осталась бы не только без денег, но и без прав и документов на автомобиль, а это значительно серьезнее.
        - Все нормально! - Девушка махнула рукой в сторону убежавшего парня. - Я увидела, как этот сморчок присел у двери вашего автомобиля, когда вы разговаривали с другим. Хорошо, что я успела. Еще секунда - и тот накивал бы вам пятами, только его и видели.
        - Вы храбрая, не побоялись задержать его! - оценила поступок Оксана и кивнула на поток людей, снующих по узкому подольскому тротуару. - Вон сколько ходит мужчин, молодых здоровых парней, многие из них увидели то, что и вы, но не вмешались. Идемте, я угощу вас кофе с десертом.
        - Спасибо, что вы… - засмущалась девушка.
        - Будем знакомиться, я - Оксана.
        - Вероника.
        - Прекрасное имя. Наше знакомство и недавнее приключение надо отметить хотя бы кофе. Рядом есть уютная кофейня. Пойдемте, Вероника. Это много времени не займет, а затем я вас отвезу, куда вам потребуется, ведь я ваша должница.
        - Если бы я знала, куда мне надо, - горько вздохнула Вероника.
        - Об этом мы поговорим за чашкой кофе. Возможно, я в свою очередь смогу чем-нибудь помочь, - решительно заявила Оксана. Она обратила внимание, что девушка, еще недавно так смело проявившая себя, сейчас имела встревоженный и несколько растерянный вид.
        Они расположились в уютном кафе, и Вероника рассказала ей, что уже три дня, как пропала ее подруга и соседка по общежитию - Лена. В общежитии не ночует, на работу не приходит, Вероника очень беспокоится о ней, хотя недавно они сильно поссорились. Она даже ездила в больницу скорой помощи, но та туда не поступала. В Киеве очень много больниц, и она еще не все их обзвонила. Вероника слышала, что нужно подождать трое суток после пропажи человека и только после этого обратиться в милицию.[1 - События романа охватывают время до переименования милиции в полицию. (Здесь и далее примеч. автора, если не указано иное.)]
        Оксана про себя отметила, что, рассказывая и непроизвольно жестикулируя, девушка держит ладони открытыми, на языке жестов это означает, что она искренне хочет убедить в своей правоте.
        - Если возникло подозрение, что человек пропал или с ним могло что-нибудь произойти нехорошее, надо немедленно обратиться в милицию, вне зависимости от того, сколько времени прошло! - энергично пояснила Оксана. - Я в недавнем прошлом работала в милиции, в Черниговской области, но и тут имею связи. - Оксана подозвала официантку и рассчиталась за кофе и пирожные.
        - Поехали! - скомандовала она, поднимаясь.
        - Куда?
        - В райотдел, к моим знакомым из УГРО. Подашь заявление о пропаже подруги, - сказала Оксана и, спохватившись, добавила: - Сейчас напишешь заявление, я тебе помогу его сформулировать. Подожди, я принесу папку с бумагой из автомобиля.
        Оксана Козлова после окончания юридического факультета Киевского университета уехала домой, в небольшой городок Черниговской области. Она стала работать в милиции, в следственном отделе района, затем перешла на работу помощником судьи. У нее возник любовный роман с сослуживцем - Романом, который был женат, имел двоих детей. Рано или поздно все тайное становится явным, и, когда об их связи стало известно, его жена устроила скандал прямо на работе. Любовная пара оказалась перед выбором: или - или.
        Сослуживец выбрал семью, Оксана с разбитым сердцем уволилась и переехала по приглашению тяжело болевшей тетки, сестры матери, в Киев. Здесь она устроилась работать помощником адвоката, ведущего криминальные дела, и надеялась, что со временем сама станет адвокатом. Запутанное, полное загадочных и даже мистических событий[2 - Об этих событиях рассказывается в романе С. Пономаренко «Темный ритуал».] уголовное дело миллионера Дмитрия Погодина, обвиняемого в убийстве компаньона, вынудило адвоката и Оксану провести собственное расследование, которое привело к оправданию Погодина. Но успех в деле был омрачен драматическими событиями - адвоката убили, и Оксана осталась без работы. Следователь прокуратуры Петр Якимчук, который вел дело Погодина, предлагал ей вновь вернуться в милицию, даже нашел для нее две должности на выбор - помощника секретаря по связям с общественностью и оперуполномоченного УГРО, с перспективой в дальнейшем забрать к себе в прокуратуру. Однако Оксана ушла работать в частное детективное агентство, которое недавно организовал ее бывший однокурсник Олег Логвиненко.
        Районное отделение милиции, куда они приехали, располагалось возле озера Вырлыця.[3 - Автор специально указал место, где райотдел милиции никогда не находился, так как все события и персонажи в романе вымышленные.] Оксана с Вероникой подошли к вертушке. В стеклянной будке сидел краснощекий дежурный в форме капитана. Увидев их, он сразу заулыбался.
        - Оксана Николаевна, ясное солнышко! Какими судьбами ты решила навестить нас?
        - Привет, Володя. Хочу подбросить вам работу. Прими у этой девушки заявление о пропаже подруги.
        Капитан скривился:
        - Ксюша, вечно ты с проблемами, нет чтобы просто по-дружески зайти в гости.
        - В гости, Володя, ходят вечерами домой, а у тебя, говорят, жена ревнивая. Ты девушку не обижай, а я забегу на минутку к сыскарям. Кто есть на месте?
        - Леха и Бакуменко. Кто из них тебе интереснее? Или ты к Петрище?
        - Разберусь на месте. Сколько раз я тебе говорила, что мне не нравится, когда меня называют Ксюшей? Я же не называю тебя Вольдемар!
        - А что, было бы прикольно. Очень интимно! - загорелся капитан.
        - Особенно при твоем шефе, - хмыкнула Оксана.
        - Он этого не догонит, - весело ей подмигнул капитан. - Но при случае попробуй.
        Не ответив ему, Оксана обратилась к притихшей Веронике:
        - Капитан примет у тебя заявление и оформит его. В общем, не бойся его, он хороший, хотя и ловелас. И не попадись на его соловьиные трели, о его жене я сказала правду.
        Оксана поднялась на второй этаж, где располагался уголовный розыск. Прошла быстрым шагом мимо кабинета начальника УГРО, подполковника Петрище, миновала еще пару дверей и вошла в следующую комнату. За столом у окна сидел мужчина лет сорока, с поеденным оспинками лицом. Это был капитан Анисим Леонидович Бакуменко. Оксана знала, что оперативники между собой называли его Аныся, но при капитане это прозвище никто не осмеливался произносить, так как Бакуменко, услышав его, сразу зверел. Капитан что-то сосредоточенно писал и не оторвался от дела, даже когда вошла Оксана. Три стола скучали без своих хозяев, и только в самом углу находился еще один оперативник, самый молодой, белобрысый, с рыжими бровями - Алексей Козуб по прозвищу Леха-Моторчик. Он бодро щелкал по клавиатуре компьютера и сразу подскочил, увидев Оксану.
        - Операм - пламенный физкульт-привет! - громко поздоровалась Оксана.
        - Лучше пламенный поцелуй! - предложил Леха.
        - Пожалуйста, вот тебе воздушный! - согласилась Оксана.
        - Ты по делу? - сухо поинтересовался капитан, собрал бумаги в папку и встал, готовясь уйти.
        - Девушка пропала, ее подруга принесла заявление.
        - Это к начальству - кому распишет, - пожал плечами капитан. - Я к Петрище.
        - Так, может, немного подождете, я за заявлением сбегаю к дежурному и вы подмахнете у подполковника?
        - Махать и подмахивать - это к товарищу лейтенанту. - Аныся кивнул на Моторчика и вышел из комнаты. Оксана намек поняла, но пропустила мимо ушей и принялась за Леху.
        - Надо девушке помочь!
        - Она тебе кто?
        - Какая тебе разница? Ты мне друг?
        - Спекулируешь на чувствах. Обещаю, если заявление попадет ко мне…
        - Надо, чтобы попало.
        - Кто его знает, кому Петрище направит это заявление.
        - Пойдем к дежурному, возьмешь заявление, и я с тобой схожу к грозному Петрище.
        - Подставляешь ты меня, - вздохнул Леха, поднимаясь.
        Дежурный капитан вначале заартачился, говоря, что это не по процедуре, но под напором Оксаны сдался и милостиво произнес:
        - Ладно, берите. Начальника РОВД сейчас нет на месте, а подполковник Петрище де-юре его заместитель, так что будем считать, что формальности соблюдены. - Слащаво улыбнувшись, капитан подмигнул Оксане.
        С начальником районного УГРО подполковником Петрище Оксана познакомилась, когда находилась на перепутье и, делая выбор, склонялась к мысли о возвращении в милицию. Предложенная Якимчуком работа в пресс-службе районного отделения милиции ее не вдохновила, но зато заинтересовало предложение пойти оперуполномоченным уголовного розыска. Вот тогда она и познакомилась со своим будущим начальством.
        Пока они поднимались по лестнице на второй этаж, в памяти у Оксаны промелькнули детали той встречи.

        Начальник районного уголовного розыска, он же заместитель начальника райотдела, сорокадвухлетний подполковник Петрище Владимир Ильич встретил ее в своем кабинете весьма приветливо. До этого она видела его только мельком. В дорогом темном костюме, белоснежной рубашке и со вкусом подобранном галстуке, худощавый, подтянутый, легкий в движениях, свидетельствующих о том, что мужчина дружен со спортом, с налетом седины на висках, коротким ежиком, открывающим выпуклый лоб с небольшой залысиной, и проникновенным взглядом темных глаз, он производил очень приятное впечатление.
        - Я ознакомился с вашим личным делом, - произнес подполковник, четко, словно диктор, выговаривая каждое слово. - Думаю, с вашим аналитическим складом ума и энергией вы хорошо проявите себя в уголовном розыске. Петр Николаевич вас превосходно охарактеризовал. Пока осмотритесь, а я подумаю, в каком качестве вас лучше использовать. - Интонация последнего предложения Оксане крайне не понравилась.
        «Он уже и с Якимчуком обо мне перетер. Что это, требовательность к подбору кадров или его интерес ко мне значительно шире рабочих отношений? На первый взгляд он не похож на ярого фаната своего дела, скорее, он любит брать от жизни как можно больше и вкуснее».
        - Вы играете в большой теннис? Впрочем, что я спрашиваю, с вашей фигурой видно, что вы любите спорт.
        Оксана незаметно сжала кулачок. «Заявка на интим? Видимо, уже знает, при каких обстоятельствах я уволилась из милиции».
        - Я не играю в большой теннис, - сказала Оксана и подумала: «Пару месяцев ходила на корты и вроде неплохо получалось. Рома, исчезни из моей памяти!» - Во время службы в милиции я получала на областных соревнованиях призовые места по рукопашному бою среди женщин. Это отображено в моем личном деле.
        - Большой теннис - это и спорт, и философия, и всегда хорошее настроение!
        «Кавказ - это всесоюзная и кузница, и здравница, и житница», - вспомнила Оксана фразу из культовой кинокомедии.
        - Об этом у нас еще будет время и возможность поговорить. А сейчас познакомлю вас с вашим будущим непосредственным руководителем. - Подполковник набрал по телефону и коротко сказал в трубку: - Вадим, зайди ко мне!
        Через минуту двери открылись и в кабинет не спеша, как-то косолапо зашел рыхлый полный мужчина с одутловатым лицом, большими пролысинами и редкими рыжими волосами, которые почти не скрывали розовый череп.
        - Майор Притула Вадим Петрович, - представил его подполковник. - А это твоя будущая оперативница, я тебе о ней уже говорил. Сильно не нагружай, первую неделю дай осмотреться, привыкнуть. Пусть постепенно осваивает специфику работы отделения. Знаю тебя, сам тянешь и другим не даешь поблажки, поэтому предупредил! - В мягком голосе подполковника прозвучали жесткие нотки.
        - Слушаюсь, Владимир Ильич!
        Оксана, поймав на себе взгляд Притулы, невольно сравнила его со взглядом быка, увидевшего красную материю. Она поняла его состояние - вроде сотрудника добавили для облегчения работы, но сразу намекнули, что он на особом положении - не запрягай! «Ничего, разрулим!» - твердо решила для себя Оксана.
        Однако уже на следующий день она встретила своего однокурсника, открывшего детективное агентство, и приняла от него предложение работать.

        Они подошли к двери начальника районного УГРО, и Леха осторожно постучал. Оксана, не дожидаясь ответа, сразу открыла ее и вошла. Леха последовал за ней.
        - Разрешите, Владимир Ильич?
        Бакуменко, устроившийся за приставным столиком у стола начальника и, видимо, что-то вполголоса рассказывавший собеседнику, резко оборвал фразу. Он недовольно посмотрел на вошедших. Петрище, который сидел с каменным лицом, увидев девушку, расплылся в улыбке.
        - Заходи, Оксана! Судя по «хвостику» позади тебя, - Петрище кивнул на Леху, - ты ко мне по делу, а не с визитом вежливости?
        - Моя близкая подруга пришла с заявлением о пропаже человека. У меня личная просьба, пожалуйста, распишите это заявление на лейтенанта Козуба.
        - Лейтенант Козуб у нас большой специалист по розыску пропавших или он недостаточно загружен? - Петрище с интересом посмотрел на Леху, который, теребя в руках исписанный лист бумаги, невольно сжался под его взглядом. - Дай, я гляну на заявление.
        Леха на деревянных ногах подошел к столу начальника и положил перед ним лист бумаги. Пока Петрище читал, в кабинете стояла напряженная тишина. Оксана для себя сделала вывод: она правильно поступила, что не стала работать у Петрище. Во-первых, он еще тот самодур, придерживающийся принципа: «я - начальник, ты - дурак!» Во-вторых, ей не стоило идти с заявлением к Петрище. Оно бы и так попало к Козубу, самому молодому сотруднику УГРО, как обычно заведено, но только завтра.
        Прочитав, Петрище, не задумываясь, наложил резолюцию и передал заявление Бакуменко.
        - Разберись и прими самые необходимые меры по розыску этой девушки! - Затем Петрище обратился непосредственно к Оксане: - Все, что зависит от нас, будет сделано! Капитан Бакуменко - один из самых опытных розыскников, а вот лейтенант Козуб только делает первые шаги на нашем нелегком поприще. А тебе, Оксана, советую держать с нами тесную связь, еще не раз придешь к нам за помощью. Да и просто так заходи. Может, одумаешься и пойдешь к нам работать? Пока возраст позволяет.
        Оксана все поняла. Петрище наглядно показал, что ей следует поддерживать с ним отношения, так как у него возможностей больше, чем у простых оперов. В отделении ходили упорные слухи, что он в скором времени пойдет на повышение, но пока неизвестно куда.
        - Спасибо, Владимир Ильич, - поблагодарила Оксана, когда виза уже стояла на заявлении. - Обязательно буду держать с вами связь. До свидания! - И они с Лехой вышли из кабинета.
        - Видишь, как все повернулось? - хмуро произнес Леха, устраиваясь на своем месте. - Спешка знаешь, где нужна?
        - Будем исходить из того, что есть. Выпиши Веронике пропуск. Я хочу, чтобы она побеседовала с Бакуменко. Интуиция мне подсказывает, что дело у нее непростое.
        - Интуиция мне тоже подсказывает - кое-что и на какое место! Подставляешь ты меня! - пробурчал Леха, но позвонил по телефону, заказал пропуск для Вероники.
        Вскоре девушка, робко постучав в двери, зашла в кабинет. Все так же бурча, Леха угостил их чаем, пока они дожидались капитана.
        Как только Бакуменко вернулся, Оксана, отставив в сторону чашку с недопитым чаем, решительно направилась к нему.
        - Товарищ подполковник сказал, что вы примете самые неотложные меры по розыску.
        - Все, что требуется, сделаем, - недовольно произнес Бакуменко. - Свяжемся с больницами, моргами.
        - Может, опросите заявительницу, ведь она как раз здесь? - Оксана указала на девушку, застенчиво сидевшую у стола Лехи.
        - В этом есть необходимость? Может, пропавшая уже дома, чаи гоняет! - вскинулся капитан, затем вспомнил указание Петрище, обмяк и согласился.
        Оксана посадила бледную Веронику к столу капитана.
        - Ваша фамилия, имя, отчество?
        - Вероника Шкиль… Викторовна, - запинаясь, ответила девушка.
        - Где прописаны?
        - В Хмельницкой области, село Бовкуны.
        - Ваш фактический адрес проживания в Киеве?
        - Улица Мира, 19, общежитие.
        - В чем суть вашего заявления?
        - У меня пропала подруга - Лена Рогошко, Ивановна. Мы вместе живем в общежитии, в одной комнате.
        - Когда пропала, при каких обстоятельствах?
        - Три дня тому назад.
        - Точнее - дата, время, обстоятельства?
        - 27 июля Лена не пришла ночевать в общежитие, ее мобильный вне связи. За несколько дней до этого мы с ней поссорились, не разговаривали, делали вид, что друг друга не замечаем. Но когда Лена не пришла ночевать в общежитие, я встревожилась. Позвонила к ней на работу, узнала, что она и туда не приходила.
        - Причина вашей ссоры?
        - Я не хотела бы… - Вероника заколебалась. - Это сугубо личное и к исчезновению…
        - Как раз может иметь самое непосредственное отношение! - резко прервал ее Бакуменко.
        - Я приревновала своего парня к Лене…
        - Имя, отчество, фамилия парня, где живет?
        - Федор… Федор Дроботенко, где живет, знаю наглядно. Возле конечной остановки «третьего» трамвая, в девятиэтажке.
        - Основания у вас были?
        Вероника тяжко вздохнула.
        «Были, еще какие! Когда я находилась на работе, Нюра из соседней комнаты увидела, как Федор выходил из нашей комнаты. Ленка в этот день была выходная. Нюра рассказала мне об этом на следующий день. Федор поклялся, что перепутал мои смены, был у Лены недолго - они пили кофе, и между ними ничего не было. Со слов дежурной, в тот день Федор пробыл в общежитии пару часов - за это время можно было выпить ведро кофе! Боже, о чем я думаю?! Возможно, жизнь Лены в опасности, а я об ЭТОМ думаю!»
        - Они не подтвердились.
        - Пропавшую гражданку Рогошко давно знаете?
        - Она моя землячка, из соседнего села. Познакомились на районном конкурсе самодеятельности, когда учились в школе. Обе мечтали стать артистками… Вместе приехали в Киев, вместе живем. Она работает официанткой в кафе «Глория», я - в кофейне, находящейся в ТРЦ «Дарница».
        - Через какое время после вашей ссоры гражданка Рогошко пропала?
        - Через два дня. Я вначале подумала, что она осталась у знакомых ночевать, чтобы со мной не встречаться. Может, позлить хотела… - Вероника виновато опустила голову. - Мы с ней сильно повздорили, впервые за все время, что знаем друг друга.
        Вероника вспомнила, как рассердилась Лена, услышав ее обвинения.
        «Да, я не выставила его сразу вон - моя вина! Но он у тебя кобель и никогда на тебе не женится. Протри розовые очки! Ему все равно, с кем трахаться - с тобой, со мной, с другой! Тебя я успокою - с ним я не трахалась!»
        - У меня сразу появилось плохое предчувствие, поэтому утром позвонила к ней на работу.
        - Расскажите о характере гражданки Рогошко.
        - Она бесшабашная! Даже в жизни постоянно играет роль. Сегодня - спокойная, рассудительная, завтра - ветреная до сумасшествия. Бывало, утром, проснувшись, говорит: «Сегодня я буду Анной Карениной, но на рельсы ложиться не стану». Я ее спрашиваю: «А Вронский кто?» Она смеется: «В кафе выбор Вронских невелик!»
        - У нее есть постоянный кавалер?
        - Нет, она быстро расстается. Как и Ассоль, она ожидает своего Грэя, не под алыми парусами, конечно, а на чем-то более современном и дорогом. Раньше девчонки мечтали о принцах, сейчас - об олигархах и их детях. Я пыталась опустить ее на землю - кафе, где она работает, - обычная забегаловка, там быстрее окажется сказочный принц, чем кто-то из олигархов.
        - Были до этого случаи, чтобы она не ночевала в общежитии?
        - Редко, но она всегда предупреждала меня, что не будет ночевать, и сообщала, где будет находиться.
        - Может, сейчас она не позвонила, потому что вы в ссоре?
        - То, что она не вышла на работу, показывает, что у нее что-то произошло. В Киеве новую работу не просто найти.
        - Может, она вернулась к родителям? Поменяла карточку в мобильном телефоне, взяла новый номер. Вы не пробовали связаться с общими знакомыми и выяснить вероятность этого?
        - Исключено. Отца нет. Отчим к ней приставал, а мама в пьяном угаре уже ничего не соображает.
        - Предыдущие ее ночевки вне общежития были связаны с мужчинами?
        Вероника задумалась, прежде чем ответить:
        - Было и такое, но не всегда.
        - Вы ее фото принесли?
        - Вот, пожалуйста. Она подготовила для кастингов фотосессию. - Вероника достала из сумочки небольшую стопку фотографий. На ней позировала красивая улыбающаяся блондинка с длинными волосами, то распущенными до плеч, то собранными в ракушку. На каждом снимке она была в новом наряде.
        - Платья и костюмы собирала, где только могла, кое-что даже брала из театрального реквизита. Конечно, не за спасибо, - пояснила Вероника.
        - Ваше заявление принято и будет сегодня включено в единую систему реестра без вести пропавших. Вы свободны! - сухо произнес Бакуменко. - Если что-то станет известно о вашей знакомой, мы вам сообщим. Если же она вернется, то вы обязаны поставить нас в известность. Вам все понятно?
        - Вполне.
        - Вы свободны!
        «Как глупо звучит, словно от этих слов зависит, свободен человек или нет? - подумала Оксана. - Бывает, что внутренняя несвобода более давит, чем внешняя».
        - Дайте ваш пропуск, я его подпишу.
        Однако Вероника продолжала сидеть на стуле. Душевные переживания, отразившиеся на ее лице, свидетельствовали о том, что она хочет что-то еще рассказать, но колеблется.
        - У меня полно дел, - напомнил Бакуменко, искоса посмотрев в сторону Оксаны. - Если вы хотите дополнить свое заявление - говорите.
        - Я очень волнуюсь о судьбе Лены, - сбивчиво заговорила Вероника. - У меня предчувствие, что ее жизнь в опасности. Надо принять безотлагательные меры, пока не поздно… - И совсем тихо закончила: - Я на это надеюсь.
        Бакуменко насторожился:
        - Если вы что-то скрываете и от этого зависит жизнь вашей подруги, говорите! Иначе, утаив эти сведения, вы не оставите ей шансов.
        - Я ничего не утаила, что касается Лены. Неделю тому назад, когда я возвращалась домой, на меня напали - едва удалось убежать. Нападавший был в маске. Мы с Леной участвовали в съемках фильма «Красная маска», он только что вышел на экраны. Мы играли роль жертв убийцы в красной маске. Такая же «смеющаяся» маска была на лице напавшего, только темно-зеленого цвета. Огромный ужасный рот, застывший в зловещей улыбке! - Веронику передернуло от воспоминаний.
        - Может, вас хотели разыграть? Вы фильм «Фантомас» смотрели? Там главный злодей в зеленой маске. В свое время этот фильм породил «фантомасоманию», подростки изготовляли подобные маски и пугали знакомых и незнакомых. И не обходилось без криминала.
        - Это совершенно другая маска, чем в «Фантомасе»! - Вероника решительно покачала головой. - Я на нее насмотрелась во время съемок фильма и спутать не могла! Это маска монстра, и он реально охотился на меня! Если бы я не рискнула пролезть под колесами стоявшего поезда, он бы меня догнал. И тогда… даже не знаю, что было бы!
        Девушка вздрогнула, представив себе это. На какое-то время она отключилась от окружающей действительности под впечатлением от нахлынувших воспоминаний. Бегство, безумный страх, подтолкнувший ее пролезть под колесной парой грузового состава, лесопосадка вдоль железнодорожных путей…
        - Согреемся, девчонка? - раздался у нее за спиной грубый мужской голос. Перед глазами все закружилось, и она потеряла сознание.
        Очнулась, лежа на скамейке возле общежития, во рту сильно пекло. Сосед по этажу, Федя, испуганно тряс ее и одновременно пытался влить ей в рот водку. Вероника закашлялась, выплюнула водку и села. Рядом столпились постоянные собутыльники Федора - Тимоха, Василь и Остап.
        - Ты чего такая испуганная? - Федор виновато передернул широкими плечами. - Я только пошутил, а ты сразу брык с копыт!
        Узнав о нападении на нее, ребята бросились на поиски, но безрезультатно.
        - На следующий день я позвонила режиссеру Семену Кротенко и рассказала про нападение незнакомца в маске - такой, как в фильме. Тот сказал, что это ерунда. Я поменяла маршрут, по которому добираюсь домой, на более безопасный.
        - У вас все? Оставьте номера телефонов: ваш, общежития.
        - Общежития зачем?
        - На всякий случай, если до вас не дозвонимся напрямую.
        - Мобильный телефон всегда со мной, я с ним не расстаюсь.
        Оксана провела Веронику к выходу из комнаты.
        - Созвонимся. Я здесь немного задержусь.
        - Спасибо, Оксана.
        - Будем надеяться, что с твоей подружкой ничего плохого не произошло и она вскоре сыщется.
        Оксана вернулась в комнату к Бакуменко, присела на стул и молча уставилась на него.
        - Ты хочешь, чтобы я как фокусник вытащил из кармана пропавшую девушку? - ехидно поинтересовался капитан. - В последние годы в Украине пропадает ежегодно порядка трех тысяч человек, из которых бесследно исчезает каждый шестой. Если в «бурные» 90-е бесследно исчезали в год десятки, то с начала второго тысячелетия счет пошел на многие сотни. При исчезновении человека всегда рассматривается четыре версии: убийство, несчастный случай или самоубийство, скрывается от родни и знакомых, миграция. Какая из них тебе больше нравится?
        - Намек поняла и исчезаю. Вижу, что поиск девушки в надежных руках.
        Попрощавшись с Бакуменко и Лехой Козубом, Оксана вышла из райотдела. Сев за руль авто, она задумалась. В рассказе Вероники присутствовала некая театральность: злодей в ужасной маске гонится за жертвой, как будто воссоздавая эпизод из нового триллера. В реальной жизни все выглядит иначе - злодеи не носят маски, так им проще подобраться к ничего не подозревающей жертве. Маньяк Оноприенко не внушал подозрений своим жертвам, они спокойно шли с ним в безлюдные места. А тут злодей устроил демонстративную погоню. Это можно было бы принять за розыгрыш, если бы после этого нападения не исчезла ее подруга. Судя из того, что рассказала о ней Вероника, Лена Рогошко - ветреная, легкомысленная особа, которая вполне могла попасть в неприятную ситуацию. Возможно, она в самом деле нашла состоятельного кавалера с «алыми парусами» и тот, уговорив, отвез ее куда-нибудь на веселое времяпровождение. Надо будет попросить Веронику, чтобы она проверила вещи Лены - остались ли ее документы?
        Внезапно Оксана спохватилась.
        - Розыск пропавшей ведет капитан Бакуменко, и я к нему не имею ни малейшего отношения, - сказала она, словно бы кодируя себя. - Максимум, что я сделаю, это через пару дней созвонюсь с Бакуменко и Вероникой, поинтересуюсь, как обстоят дела. И ничего больше!
        Оксана понимала, что на этом этапе розыска Бакуменко лишь отошлет запросы с приметами пропавшей Рогошко по больницам, моргам, райотделам. Она включила зажигание, завела двигатель и тронулась с места. Внутренний голос тихо напомнил, что в этой истории много странностей. Чтобы отвлечься от навязчивых мыслей, Оксана включила музыку, и тут ожил ее мобильный мелодией «Tu Es Foutu».
        - Где ты пропадаешь? - услышала она голос Олега, директора детективного агентства. - Немедленно приезжай, для тебя есть задание!

        Глава 3

        Работа частного детективного агентства далека от того, что показывают в фильмах и пишут в книгах, так как расследованием уголовных преступлений занимаются правоохранительные органы. В основном это сбор информации как о юридических, так и физических лицах, поиск без вести пропавших людей и имущества, вычисление ненадежных и некредитоспособных партнеров. На Украине эта деятельность имеет свою особенность, так как еще нет законодательной базы.[4 - События романа охватывают период, когда Верховная Рада Украины еще не приняла законопроект № 3726 «Про приватну детективну (розшукову) діяльність» от 19 апреля 2016.]
        Первое время Оксане было сложно привыкать к специфике новой работы, то и дело приходилось искать обходные пути для получения маломальской информации. Порой она с ностальгией вспоминала о работе в органах МВД, когда была «вооружена» статьями законов и грозным удостоверением.
        Детективное агентство «Меркурий» расположилось на Левом берегу Днепра, в Старой Дарнице, в обычном жилом доме на первом этаже, в переделанной под офис двухкомнатной квартире. Это была собственность директора агентства, Олега Логвиненко, в которой тот жил и работал. Бывшая гостиная служила кабинетом для сотрудников, которых было аж два - Оксана и Николай Петровича Гончаренко, следователь на пенсии. В этой же комнате, кроме их столов, имелся небольшой диванчик для посетителей.
        Гончаренко было сорок семь лет, на его шарообразной голове присутствовал лишь небольшой венчик редких седых волос, выглядел он гораздо старше своих лет, на широком добродушном лице постоянно присутствовала улыбка. При знакомстве с ним Оксана невольно подумала: «В моей жизни встречалось столько Николаев Петровичей, что уже думаешь, что в большинство Петь изначально заложено генетическим кодом для своих сыновей выбрать имя Николай и наоборот».
        Оксана своим ключом открыла двери офиса. В их комнате никого не было, и она прошла в смежную комнату, служившую директору кабинетом, а ночами - спальней. Олег Логвиненко был на пять лет старше Оксаны, после армии прослужил в «Соколе» и уже оттуда поступил в университет. Ширина плеч и мощное телосложение, скрадывающее его высокий рост, бульдожий «боксерский» подбородок, громкий сиплый голос делали его внешне похожим на «братков», которых показывают в фильмах о бандитах 90-х.
        Логвиненко сосредоточенно и увлеченно работал за компьютером, и Оксана, стремительно ворвавшись в кабинет, успела взглянуть на экран, прежде чем он открыл другое «окно».
        - Поймала игромана! - торжествующе заявила она. - Пора тебя штрафовать - вроде на работе ты есть и одновременно нет.
        - Мне так легче думается.
        - О чем?!
        - Не доставай.
        - Кто в прошлый раз торжественно клялся?
        - Не сбивай с мысли! У нас появился солидный клиент, и ты завтра летишь в Турцию, будешь жить в пятизвездочном отеле.
        - О! У нас новые направления деятельности? Теперь я буду девицей эскорт-сервиса?
        - Размечталась! Скромнее надо быть! - Олег взглядом обмерил фигуру Оксаны. - Впрочем, об этом стоит подумать.
        - А если серьезно?
        - Надо проследить за дочкой нашего клиента. Она завтра вроде как с подружкой летит в Турцию отдыхать по путевке. Клиента насторожило, что в последнее время у дочери резко возросли расходы.
        - Папик боится разориться?
        - Клиент узнал, что его дочь заложила свой автомобиль, чтобы получить кредит. С его слов, она довольно скромная и раньше вполне вписывалась в бюджет, который он ей выделяет.
        - Наркотики, игромания? - Оксана кивнула на экран компьютера.
        - Клиент предполагает, что у нее появился «друг», который тянет с нее деньги. Тебе надо выяснить, кто он и какова его цель. Клиент думает, что дочь до самолета будет шифроваться, а может, и дольше. Полетишь вместе с ней, не спускай с девчонки глаз, но делай это незаметно.
        - Сколько ей лет?
        - Двадцать, учится в КНЭУ, на социолога.[5 - Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана, «социология в сфере экономики».]
        - Взрослая девочка. Может, она тайком собирает себе на квартиру, чтобы сбежать от папика?
        - Квартира у нее есть, вот только до замужества ей не разрешают там жить.
        - «Вот только» оно и есть. Хорошо, слетаю на море. Мое задание вычислить «деньгососа» у объекта наблюдения, передать данные тебе для дальнейшей раскрутки и помахать ручкой морю?
        - Пока так. По ходу будем вносить коррективы. Получишь командировочные и на текущие расходы. Билета пока нет, но клиент пообещал сам подсуетиться и тебя отправить именно этим рейсом. Номер в гостинице, где будет жить объект, я тебе забронировал. Будешь его оплачивать посуточно. Как поступить с полученными расходными, ты знаешь?
        - Экономика должна быть экономной, а масло - масляным! Понапрасну не тратить и скрупулезно отчитаться за каждый цент.
        - Все верно усвоила. Вы на правильном пути, товарищ!
        - Где информация об объекте, ее фотографии?
        - Здесь необходимые тебе сведения. - Олег протянул ей флешку. - Иди, ознакомься.
        Как только Оксана стала работать в детективном агентстве, Олег посвятил ее в специфику и основу основ - держать в тайне имя клиентов и их поручения, так как в подавляющем большинстве они крайне заинтересованы в строгой конфиденциальности. Поэтому даже в офисе они не называли имен, заменяя их словом «клиент», «объект». Она не сомневалась, что встреча Олега с клиентом произошла не в их офисе, а где-то на нейтральной территории.
        Кристина была младшей дочерью Константина Вениаминовича Лукомского, занимающегося строительным бизнесом. У нее был брат, Александр, старше ее на пять лет. Во время учебы в университете молодой человек женился на англичанке и теперь жил в Лондоне, работая в юридической фирме тестя.
        Кристина, не в пример брату, учась в школе и в университете, звезд с неба не хватала и в дальнейшем не собиралась продолжать образование за границей. Занималась художественной гимнастикой, особенных «высот» не достигла и сразу бросила, как только поступила в университет. Большая любительница дискотек и веселого времяпровождения. После поступления в университет отец подарил ей Nissan Rogue, который она через полгода благополучно разбила. В ее крови обнаружили алкоголь в изрядных количествах, и она была лишена прав на год, чему Лукомский был только рад. Отец отремонтировал автомобиль и, учитывая, что дочь оказалась без прав, в целях ее же безопасности прикрепил к ней служебную машину с водителем. Однако Кристина расценила это как слежку и вмешательство в ее личную жизнь, а потому пользовалась автомобилем нечасто, предпочитая такси.
        На снимках светловолосая Кристина выглядела красавицей с прекрасной, вполне сформировавшейся фигурой и дерзко-манящим взглядом. Судя по представленным ее отцом фотографиям, она была любительницей путешествовать по всему миру, и нынешний отдых в Турции был для нее вроде обычной прогулки за город. Собственно, то, что Кристина собралась в Турцию, и насторожило ее отца. Обычно дочь старалась каждый раз посещать за границей новые места, а курорты Турции были для нее пройденным еще в школьные годы этапом. А тут отдых в банальном пятизвездочном турецком отеле (Оксана вздохнула). Кристина собралась туда с новой подружкой, с которой недавно познакомилась в ночном клубе. Кроме имени Ириша, ничего об этой подружке не известно, и клиент предполагает, что Кристина «темнит», что-то скрывает.
        Ознакомившись с информацией, Оксана направилась к Олегу.
        - Почему там ничего не сказано о матери девушки? Кто она и какие отношения у нее с дочерью?
        - Их отношения? Ксюша, тебя нанимают не в качестве Макаренко или доктора Комаровского! Клиент ясно сформулировал задачу для нас: ни больше, ни меньше! - взвился Олег, но, остыв, пояснил: - Я тоже поинтересовался, но клиент меня обрезал, заявил, что это нас не касается. И чтобы мы не совали нос, куда не просят, иначе он обратится в другое агентство. А это очень жирный «гусь», и потерять его нам будет непростительно. Когда бы еще ты поехала на Средиземное море, где все оплачено?
        - Я еду работать, а это, как говорят в Одессе, большая разница.
        - Работник, не забудь взять с собой купальник - объект на море будет ходить, а ты должна стать ее тенью.
        - Само собой, я и в море за ней полезу, не переживай! Но если ты меня еще раз назовешь Ксюшей…
        - Виноват, уже вспомнил о твоем болезненном пунктике относительно имени.
        - Хорошо, что вспомнил.
        Раздался звонок его мобильного, и Оксана, соблюдая установленный порядок, вышла в другую комнату. Вскоре ее вновь позвал Олег.
        - Звонил клиент. На этот и следующий рейс все билеты проданы.
        - Что из этого следует?
        - Тебя посадят без билета - в самолете есть места для представителей службы безопасности в полете. Этот вопрос уже согласован во всех инстанциях, а их оказалось немало - рейс международный.
        - Деньги правят балом. Впрочем, мне все равно, каким образом я окажусь рядом с объектом.
        - Отправление в 13.00. Я за тобой заеду в полдень и отвезу в аэропорт.
        - Если других поручений нет, я поеду домой готовиться к поездке. Подготовлю тетю - она будет не в восторге от моего отъезда.
        - Езжай! - махнул рукой Олег. - Купи тете конфет, подсласти новость.
        - У нее диабет и 99 других заболеваний, главное из которых - желание поговорить.
        Сев в автомобиль, Оксана сделала небольшой крюк, поехала на правый берег Днепра, не через вечно забитый Южный мост, а через Дарницкий. Выехала на Надднепрянское шоссе, где ей в глаза бросился красочный новый билборд - некто в длиннополом сюртуке и смеющейся красной маске держит в руках веревочную петлю, словно собирается приступить к повешению.
        Чуть поодаль очень красивая женщина с рыжими локонами в пышном старинном платье, на лице которой читается тревога, - узнаваемая, примелькавшаяся в фильмах актриса, но Оксана не была любительницей кино, поэтому имя не вспомнила. Рядом с ней молодой мужчина с мужественным лицом, его талию опоясывал широкий кожаный пояс с засунутыми за него двумя длинноствольными пистолями. Внизу надпись: «Смотрите новый триллер “Красная маска”».
        «В этом фильме играли эпизодические роли Вероника и ее пропавшая подруга Лена», - мелькнуло у Оксаны.
        Билборд остался позади, и она сделала правый поворот на Железнодорожное шоссе, довольно узкую улочку для такого громкого названия, а затем свернула в еще более узкую.
        Квартира тети находилась на улице Михаила Соловцова. Тетя прожила здесь почти всю жизнь, часто в разговоре вставляла: «у нас на Черной горе», «помню, когда на Черной горе», «начиная с Черной горы» и другие подобные фразы. Когда Оксана стала жить у тети, ее заинтересовало название этой местности, которую и горой назвать очень сложно - небольшая возвышенность. Тетя тут же рассказала ей несколько ужасных историй, будто бы связанных с этой местностью, и подытожила:
        - О Лысой горе, где ведьмы собираются, слышала? Она здесь неподалеку, но то, что там происходило, не идет ни в какое сравнение с тем, что творится на Черной горе! Поэтому на работе не задерживайся, возвращайся до темна.
        Хитросплетение прилегающих кривых, узких улочек, часто заканчивающихся тупиком, и то, что здесь вечерами словно вымирала жизнь, заставили Оксану поверить в страшные сказки тети, пока она не удосужилась прочитать во всезнающей Википедии, что название этой местности было связано с черноземным слоем почвы.
        Тетя любила читать, фантазия у нее хорошо работала, и Оксана порой не могла отличить, где та фантазирует, а где говорит правду, независимо от того, касалось ли это ее здоровья или событий жизни. Иногда тетя «вспоминала» такое, что Оксана не выдерживала и «ловила» ее.
        - Тетя, как у вас мог быть любовный роман с военнопленным немцем, оказавшимся испанцем, если вы 46-го года рождения, а немцев репатриировали на родину в 50-м году?
        Тетя была бездетная, но муж у нее когда-то был, однако время, которое она с ним прожила, варьировалось от ее настроения, как и его образ: то он представал ревнивым Отелло, то романтическим Ромео, а то просто подлецом, которого увела лучшая подруга-сволочь.
        За ужином тетя неожиданно спокойно восприняла известие, что Оксана на недельку отправится в командировку.
        - Через пару деньков в Киев приедет моя школьная подруга, она сейчас живет в небольшом городишке на Волыни. Ты не будешь возражать, если она поживет в твоей комнате в твое отсутствие?
        - Тетя, могли бы и не спрашивать. Конечно, без проблем!
        - Мы с ней были очень дружны в школе. И после нее, пока она не вышла замуж и не уехала… Или уехала по распределению и там вышла замуж? Уже не помню. Зато какие у нас с ней были приключения…
        И тетя пустилась в воспоминания. Оксана ее слушала вполуха, размышляя о завтрашней поездке и непростом задании.

        Глава 4

        Утро для Оксаны началось со звонка Вероники.
        - Здравствуйте! - услышала она несмелый голос девушки. - Извините, что вас беспокою.
        - Рассказывай, что стряслось. - Оксана понимала, что просто так девушка не стала бы ей звонить. - Хотя сомневаюсь, что смогу чем-нибудь помочь, - уезжаю в командировку.
        - Я получила письмо от Лены.
        - Это хорошо. Твоя подруга жива и здорова и дала о себе знать. Куда она уехала?
        - Мы не могли бы с вами встретиться?
        - Это проблематично, через несколько часов мне надо быть в аэропорту. Что тебя беспокоит?
        - Я хотела бы показать вам это письмо.
        - Если там что-то не так, покажи его Бакуменко, оперативнику, которому поручен поиск твоей подруги.
        - Боюсь, что он не захочет понять, насколько это серьезно.
        - Хорошо, но у меня мало времени. Где ты находишься?
        - В центре, на Крещатике.
        - Встречаемся через полчаса на Лыбедской площади у «Океан-Плаза». Успеешь доехать?
        - Мне добираться на метро десять минут.
        - До встречи.
        Подъезжая, она заметила Веронику, стоявшую возле подземного перехода, но там уже скопились автомобили, и Оксана, просигналив девушке, проехала вперед, где нашла место для парковки. Выйдя из машины и увидев спешащую к ней Веронику, Оксана махнула рукой в сторону открытой площадки кафе. Быстрым шагом подошла к окошку и взяла два эспрессо.
        - Умираю, так хочу кофе, - пояснила она и протянула стаканчик с ароматным напитком подошедшей Веронике. Они устроились за столиком.
        - У меня мало времени, - напомнила Оксана, изучающе глядя на сидящую напротив девушку. Несмотря на то что Вероника несколько запыхалась от быстрой ходьбы, внешне она казалась более спокойной, чем вчера. И лишь когда девушка заговорила, по интонации ее голоса стало понятно, что она на грани истерики.
        - Извините, что отрываю вас… - начала девушка, но Оксана прервала ее прелюдии:
        - Покажи письмо!
        Вероника вынула из сумочки конверт, один край которого был надорван. Оксана внимательно оглядела его. Почтовый штамп отправления был киевский, вместо обратного адреса было написано: «Главпочтамт, до востребования».
        Внутри оказался лист бумаги, меньше чем на треть исписанный от руки, и фотография.
        «Привет, Вера! Как говорится, мечты идиотов сбываются! Так случилось и со мной - я встретила ЕГО! О нем я мечтала и теперь получила - заверните в целлофан! У него есть все - молодость, независимость, деньги. Вчера у меня началась новая жизнь, и другой мне не надо! Пересмотри мои шмотки, если что понравится, забери себе. Я отказываюсь от всего, что может напоминать о моем прошлом. Хотела было с тобой встретиться, но ты тоже в прошлом! Может, когда-нибудь и встретимся, но в будущем!
        Прощай, Верунчик, поцелуй за меня Федю!»
        Слово «Твоя» перечеркнуто и исправлено: «Не твоя. Лена».
        Оксана посмотрела на фото - светловолосая Лена сидит на стуле, свет падает на нее, деля ее фигуру на две части: светлую и темную. Ничего удивительного Оксана не увидела ни в письме, ни в фотографии. Судя по тому, что рассказывала о ней Вероника, Лена эксцентричная особа, на что указывал и стиль ее послания.
        - Что здесь не так?
        - Фотография не имеет надписи с обратной стороны, а это пунктик у Лены. Я вам покажу фотографии, которые мне дарила Лена, и все они исписаны пожеланиями. При всей своей взбалмошности она обязательно пришла бы за паспортом или кого-нибудь прислала. Смотрю на фотографию, вроде она, но ощущаю, что с ней что-то не так. Вчера вечером ходила к женщине-экстрасенсу, живет такая недалеко от общежития. Она принимала участие в телевизионном шоу «Экстрасенсы».
        Оксана нервно вздохнула - у нее было собственное мнение относительно этого шоу, от которого была без ума ее тетя.
        - И что сказала медиум?
        - На фотографии мертвая девушка! - дрожащим голосом произнесла Вероника. - И я поняла, что меня насторожила… искусственность позы Лены! Она в любой миг вела себя как модель, а тут сидит на стуле будто деревянная! И взгляд… Не ее это взгляд! Он как нарисованный.
        - Я в жизни твою подругу не видела, и мне трудно судить. Хорошо, отвези письмо и фотографию Бакуменко, пусть он отправит ее на экспертизу. Минутку! - Оксана сфотографировала на айфон со всех концов конверт, письмо и фотографию.
        - Вы когда приедете?
        - Мне трудно сказать, но думаю, что буду отсутствовать не менее недели.
        Вероника тяжело вздохнула.
        - Да не переживай ты так! - подбодрила ее Оксана. - Бакуменко - опытный оперативник и все сделает как надо. Хочешь, я ему перезвоню?
        - Окажите любезность.
        Оксана несколько раз набрала Бакуменко, но у того был занят телефон.
        - Прошу прощения, Вероника, но мне пора. До Бакуменко я дозвонюсь уже из дома.
        - Понимаю. Мне тоже надо на работу, - кивнула девушка, поднимаясь из-за столика. На ее лице мелькнула грустная улыбка. - Счастливой вам дороги!
        - Увидимся! - пообещала Оксана и быстрым шагом направилась к автомобилю.
        Кофе ее взбодрило, во рту было приятное послевкусие. Встреча с Вероникой не заняла много времени, и пока она была в своем графике. Предположение Вероники, что на фотографии изображена мертвая подруга, показалось Оксане нелепым.
        Она выехала на бульвар Дружбы Народов, в это время забитый транспортом, и тут ощутила, что руль ведет вправо. У нее появилось плохое предчувствие. Остановившись, Оксана вышла из машины и увидела, что правое переднее колесо спустило.
        - Этого мне не хватало! - тяжело вздохнула она. Предстоящая процедура, кроме того, что занимала массу времени, была еще чревата неожиданностями. В прошлый раз, когда ей пришлось в аналогичной ситуации менять колесо, она неправильно установила домкрат, не на специальную «пятку», и погнула порог. Пришлось отгонять авто на СТО на рихтовку и покраску.
        Оксана открыла багажник, достала домкрат и, не переставая вздыхать, наклонилась, на ощупь пытаясь отыскать злополучную «пятку».
        - Вам помочь? - услышала она за спиной и обернулась.
        Высокий мужчина лет тридцати пяти в «поляроидах», белых льняных брюках и светлой тенниске с улыбкой смотрел на нее.
        - У вас есть желание и вы это умеете? - недоверчиво поинтересовалась она.
        - К счастью, умею, и, к сожалению, не раз приходилось.
        - Если вы так настаиваете, - облегченно вздохнула Оксана и выпрямилась, оставив домкрат в покое на земле.
        Мужчина снял очки, положил в сумочку, которую вручил ей. Колесо он поменял быстро и умело. Спущенное положил на место «запаски» в багажник.
        - Вот и все! - скромно сказал он и посмотрел на грязные от проделанной работы руки.
        Оксана дала ему влажные салфетки и вернула сумочку.
        - Огромное спасибо. Могу подвезти, если вам недалеко, к метро. - И пояснила ситуацию: - Через несколько часов самолет, а то бы угостила кофе.
        - Метро мне подходит, - согласился мужчина и представился: - Антон.
        По дороге перебросившись несколькими фразами, Оксана на прощание дала Антону свою визитку.
        - Ого, частный детектив! - Антон с любопытством глянул на Оксану.
        - По приезде с меня кофе за выполненную работу, - решилась Оксана.
        - С меня пирожные за приятное знакомство! - рассмеялся Антон и вышел из машины. Хотя Оксана была противником уличных знакомств, мужчина ей понравился своим бескорыстием и обходительностью.
        Приехав домой, Оксана закрутилась как белка в колесе, между тетей, придумавшей ей кучу поручений, и собственными сборами. Когда Олег заехал за Оксаной на полтора часа раньше оговоренного времени, она еще не полностью собралась. Он стал ее торопить, стоя над душой, и она, занервничав, не успела взять все, что запланировала. В результате Оксана выехала из дому с наполовину пустым чемоданом, оставив дома большинство вещей из составленного вчера вечером списка.
        Терминал «D» аэропорта «Борисполь» встретил их обычной сутолокой продолжавшегося летнего сезона. Оставив автомобиль на парковке второго этажа, они прошли в зал и устроились за столиком у барной стойки третьего этажа. Оксана мысленно прикидывала, сколько необходимых вещей она оставила дома из-за спешки.
        - Зачем надо было так рано приезжать? - недовольно поинтересовалась она.
        - Я должен показать тебе объект, поэтому мы приехали до ее приезда.
        - Судя по тому, что я о ней прочла, она появится на пределе опоздания. Неужели ты думаешь, что я не узнаю ее в зале ожидания?
        - Не брюзжи, тебе это не к лицу. Лучше выбери себе десерт, может, он поднимет настроение.
        - И со временем испортит фигуру, - вздохнула Оксана, но от сладкого и капучино не отказалась.
        Как она и предполагала, Кристина появилась за несколько минут до окончания регистрации. Ее сопровождал крепкий мужчина лет сорока в темном костюме, с двумя чемоданами на колесиках. Оксана почувствовала уколы зависти. «Она набрала вечерних нарядов и будет щеголять каждый вечер в новом, а у меня всего один из-за дуралея Олега и его спешки».
        Девушка была в коротеньких салатовых шортиках, розовой просвечивающейся блузке и в солнцезащитных очках на пол-лица. На голове у нее была соломенная шляпа с огромными полями, скрывающими волосы. Узнать ее в самом деле было трудно.
        Кристина двигалась решительным, быстрым шагом, не оглядываясь на сопровождающего, ее движения были резкими и повелительными - она не сомневалась, что весь мир принадлежит только ей. Когда она прошла регистрацию, а ее вещи отправились по ленте в багажное отделение, Олег поднялся и скомандовал:
        - Пошли! Она девочка непредсказуемая, у ее отца опасение, что у нее могут оказаться билеты на другой рейс и совсем в иную страну.
        Олег подошел к молодому человеку в темном костюме с бейджиком, стоявшему у стойки, где девушка с необычайно белозубой улыбкой, в голубой форме проводила регистрацию. Наклонившись, он что-то тихо сказал ему, и тот, согласно кивнув, в свою очередь что-то пояснил девушке, с удивлением и застывшей улыбкой взглянувшей на Оксану.
        - На этом будем прощаться. - Олег легко подхватил ее чемодан и отправил на транспортер, идущий через рамку. - Постоянно держи меня в курсе событий. Завидую я тебе - через несколько часов будешь купаться в море.
        - Еще не поздно поменяться местами! В моем чемодане найдешь для себя много полезных вещей.
        - Трусики от открытого купальника будут служить мне плавками?!
        На прощание Оксана подставила Олегу щечку для поцелуя и едва почувствовала прикосновение его губ.
        Вскоре Оксана оказалась в зале ожидания рейса, выбрала себе место, где находилась вне прямой видимости Кристины, и стала наблюдать за ней, стараясь заранее не привлечь ее внимание. Та со скучающим видом стояла у стеклянной стены и смотрела на взлетное поле, где произвел посадку аэробус. Судя по всему, никого она не ожидает здесь встретить и версия о подружке - неправда. Если только они не договорились встретиться уже в Турции или та прилетит другим рейсом.
        В «боинге» у Оксаны оказалось место впереди, у самой кабины пилотов, а у Кристины - в середине салона. Первое время Оксана чувствовала себя неловко, ее мучило тревожное чувство и казалось, что за ее спиной должно произойти что-то, связанное с Кристиной, но затем она успокоилась.
        «Это не автобус и не поезд - отсюда не выйдешь во время движения, разве что с парашютом».
        Когда самолет вышел из облаков и полетел над серо-зелеными горами, появилось ощущение, что он летит на уровне их вершин. Оксана, поглощенная дивным зрелищем, забыла обо всем на свете. А затем появилось море - огромное, необычайной голубизны и красоты, и Оксана почувствовала непреодолимое желание в нем искупаться. Ею вдруг овладели спокойствие и расслабленность, словно в самом деле она летела на отдых, а не выполнять задание. Появилась стюардесса и на двух языках пригласила пассажиров занять свои места и пристегнуть ремни.
        Самолет пошел на резкое снижение, и внизу, с высоты кажущийся игрушечным, возник расположенный прямо на побережье город, нагло вклинивающийся современными постройками в бирюзовые воды. Самолет проскочил посадочную полосу и пошел на разворот - Оксана ощутила, как внутри у нее похолодело, а в салоне сразу установилась мертвая тишина. «Боинг» и во второй раз прошел мимо полосы, и только в третий, когда, казалось, даже в воздухе салона стало витать нервное напряжение, он совершил мягкую посадку. Пассажиры салона дружно захлопали в ладоши, стали громко и радостно разговаривать, ведь впереди их ожидал чудесный отдых.
        Оксана специально заняла место на таможенно-паспортный досмотр впереди Кристины, причем как можно дальше от нее. Получив штемпель-марку в паспорт, она вышла в зал, ошеломивший ее своими размерами и количеством находящихся здесь людей. Возле входа, на автобусной стоянке, их должен был ожидать трансфер, чтобы доставить в фешенебельный отель Lara Beach Hotel, где были забронированы места. Проще и незаметнее было бы подождать Кристину возле самого автобуса, но Оксана решила не рисковать и не выпускать девушку из поля зрения. Она отошла в сторонку и стала наблюдать.
        Кристина появилась с тележкой, на которой находились два чемодана, но пошла не к выходу из здания, к автобусной остановке, а вглубь его. Шла так же энергично и уверенно, как и в аэропорту «Борисполь», что свидетельствовало о заранее подготовленном плане. Внутри у Оксаны заныло, показалось, что девушка сейчас выкинет нечто непредвиденное. И предчувствие не подвело ее - Кристина направилась к авиакассам!
        В голове у Оксаны защелкала неувядаемая кинофраза: «Все пропало, шеф!» Не было сомнений, что Анталья выбрана для отвода глаз родителей и она намерена полететь совсем в другое место. Возможно, в Европу, где действовала шенгенская виза, которой у Оксаны нет, а у Кристины наверняка имеется. Это грозит полным провалом - не выполнила поручение клиента со всеми вытекающими последствиями.
        «Что делать? Взять ее за белы ручки и сказать: “Нельзя этого, девочка, делать, иначе пожалуюсь папе”? А она в ответ позовет полицейских или небрежно сообщит, что ей “фиолетово” на реакцию папы?» Надо что-то быстро предпринимать, так как Кристина уже возле касс!
        Оксана ускорила шаг, чуть не перейдя на легкий бег, и успела занять место за ее спиной, превратившись в слух, - если не сможет помешать девушке, по крайней мере будет знать, куда та направилась.
        Кристина не обернулась - какое ей дело, кто и что у нее позади, если она - пуп земли! На английском языке она заказала в кассе билет на ближайший рейс до Стамбула, и Оксана облегченно вздохнула. Получив билет, девушка тем же быстрым шагом отошла и стала удаляться, чтобы через несколько секунд затеряться в толпе. И снова Оксана оказалась перед дилеммой: последовать за ней, не выпуская из виду, или купить билет на тот же рейс, но при этом дать ей затеряться?
        Оксана решила рискнуть, выбрав второй вариант. На корявом английском она растолковала кассирше, что ей нужно, и рассталась с восьмьюдесятью евро. Отойдя от кассы, она не нашла Кристину и засомневалась, правильно ли поступила.
        До регистрации на рейс на Стамбул оставалось мало времени, и Оксана с тяжелым сердцем направилась в другой терминал, который обслуживал внутренние рейсы.
        «Если девчонка меня провела, что я скажу Олегу? ГЛАВНОЕ, ЧТО ОН СКАЖЕТ ЗАКАЗЧИКУ?! Клиент не зря волновался в связи с этой ее поездкой, а я так бездарно упустила девчонку! А если с ней что-нибудь случится?» - Рука Оксаны потянулась к мобильному: судя по исходящим сигналам, роуминг уже заработал.
        «Позвонить Олегу и посоветоваться? И чем он, находясь за тысячи километров, сможет мне помочь?»
        Блуждающий взгляд Оксаны остановился на чемодане, который тянула за собой темноволосая девушка в легких бриджах и открытой майке. Он явно был ей знаком! Но ведь у Кристины было два чемодана, и она светловолосая на фотографии! Ей вспомнилась огромная соломенная шляпа девушки, под которой прятались волосы. Уже не говоря о том, что она могла воспользоваться париком. Проще было ее обогнать и вглядеться в лицо, но этим она точно привлечет внимание. У Оксаны радостно заколотилось сердце, но и сомнения не отпускали - походка у девушки стала другой, не было того напора я-все-знаю.
        Девушка встала в очередь на регистрацию рейса на Стамбул, Оксана пропустила двух человек впереди себя и только тогда заняла очередь. Девушка чуть повернулась, и у Оксаны не осталось сомнений: это была Кристина! Она отправилась в это путешествие не из желания отдохнуть, развлечься и искупаться в море - у нее была тайна, вынудившая ее изменить цвет волос и расстаться с одним из чемоданов. Даже макияж был другой, поменявший ее облик. Вылетая из Киева, она своей яркой внешностью привлекала к себе внимание, а сейчас преследовала противоположную цель - ничем не выделяться. Не похоже, чтобы она летела на встречу с любимым человеком, скорее наоборот.
        В зале ожидания отлета Оксана перезвонила Олегу и в двух словах пояснила ситуацию.
        - Молодец, ты все правильно делаешь! - похвалил он. - Действуй по ситуации и держи меня в курсе событий.
        - Очень ценные инструкции! Что я буду делать в Стамбуле, где жить, каким образом следить за Кристиной? Одно дело - находиться с ней в одной гостинице, другое - в незнакомом городе! - Оксана услышала, что пассажиров пригласили на посадку, и, не получив ответа, закончила разговор.
        Неудачи продолжали преследовать Оксану - она чуть не получила шок, когда поняла, что ее место в самолете оказалось рядом с Кристиной! В этом не было ничего удивительного, так как она покупала билет сразу за ней. И вот теперь «засветилась».
        Кристина скользнула взглядом по Оксане, и та с облегчением поняла, что она не узнала в ней недавнюю спутницу по рейсу из Киева. Девушка открыла карту города, и Оксана, скосив взгляд, прочитала название: «Стамбул».
        «Выигрывает тот, кто при ухудшении ситуации не сожалеет о произошедшем, а старается использовать ее наилучшим образом» - это чьи-то слова или она сама их только что придумала? И она решилась, раз уж все равно «засвечена».
        - Прошу прощения, увидела у вас карту Стамбула на русском - вы ее с собой привезли или здесь купили?
        - В аэропорту. - Кристина отвела взгляд от карты и на этот раз более внимательно посмотрела на смущенно улыбающуюся Оксану.
        - А я не догадалась. Лечу в незнакомый город, не знаю куда и даже карты не имею.
        - Чего же вы так необдуманно?
        - Отдыхала в Белеке. - Оксана еще в Киеве специально проштудировала курортные местности вокруг Антальи. У нее замерло сердце при мысли, что Кристина сейчас ее разоблачит и напомнит, что они летели в одном самолете. - Надоело на одном месте сидеть, думаю, побывать в Турции и не увидеть Стамбул? Вот и решилась - полетела наобум.
        - Что-то по вашему загару не заметно отдыха на море, - иронично заметила Кристина.
        - Так я в гостинице все три дня и пробыла, лишь раз сходила на море - мне на солнце врачи не рекомендуют быть. Есть проблемы со здоровьем.
        - Зачем на море надо было ехать? Вы же из Украины - заметно по выговору. Поехали бы в Карпаты.
        - В Карпатах я была, в Турции - нет. Подружки уши прожужжали, что я, рыжая? Вот в Стамбул поеду, по экскурсиям похожу, на их знаменитый рынок схожу - больше толку, чем в гостинице от солнца прятаться. Море - хорошо, да я плавать не умею и спокойно к нему отношусь. А вы откуда, если не секрет?
        - Из Киева, - помедлив, ответила Кристина.
        - А я из Полтавы, но в Киеве часто бываю. Работаю в агрофирме, и директор часто отправляет меня с поручениями, - на ходу сочиняла себе биографию Оксана. - Меня звать Оксана, а вас?
        - Виолетта, - снова помедлив с ответом, произнесла Кристина.
        «Зачем ей свое имя скрывать? Что-то с ней не то».
        - Очень приятно. Вы в Стамбуле уже бывали или как я - в первый раз?
        - Была несколько раз.
        - Вот здорово! Может, подскажете, где недорогая гостиница для жилья и куда мне сходить, что посмотреть?
        - Недорогую не знаю. Я останавливалась в Hilton Istanbul Bosphorus. Чудесный вид на пролив Босфор, это возле площади Таксим.
        - Завидую вам. Сейчас вы тоже будете там жить?
        - Нет, меня встречают… - И тут Кристина осеклась, сообразив, что сказала лишнее.
        - Тяжело мне будет в городе без знания языка, к тому же я ничего в нем не знаю. - Оксана тяжко, непритворно вздохнула.
        - С общением проблем не будет, а карту я вам дарю. - Кристина сложила карту и протянула ей.
        - А как же вы?
        - Обойдусь. В Стамбуле я ориентируюсь. Да и другую карту купить не проблема.
        - Мне неудобно. - Оксана была тронута поступком девушки. «Видимо, девчонка она неплохая, когда находится не в ореоле папы-миллионера».
        Разговор у них перешел на другие темы, Кристина оказалась остроумной собеседницей. Оксану не покидало ощущение, что девушку при ее, казалось бы, внешнем спокойствии что-то беспокоит и поэтому она так охотно поддерживает разговор, чтобы заглушить внутреннюю тревогу. Вскоре они перешли на «ты». Во время разговора Оксана неоднократно замечала, что у Кристины вдруг появлялся отсутствующий взгляд, сигнализирующий о том, что ее мысли далеко отсюда. Или она начинала ее внимательно изучать, и тогда Оксана ощущала себя неуютно - вдруг та ее вспомнила?
        Час полета до Стамбула для них незаметно пролетел, и, когда стюардесса попросила пристегнуть ремни, Кристина решительно заявила:
        - Пожалуй, нам вдвоем провести тут время будет веселей, чем каждой в отдельности. Так что гостиницей я займусь сама.
        - Надеюсь, не «Хилтон»?
        - Нет, но в приличную.
        На «вертушке» багаж Кристины показался первым, и она, забрав чемодан, достала айфон и на ходу сказала Оксане:
        - Я тебя подожду на выходе из аэропорта. У таксистов разузнаю о гостинице.
        Оксана застыла в неведении: вдруг Кристина ее раскусила и ее предложение было для отвода глаз, и теперь она решила от нее избавиться? «Что делать? Бросить багаж и побежать за ней следом? Обратно вернуться сюда будет проблематично, да и как потом объяснить свой поступок Кристине, если она не думала убегать?»
        На «вертушке» показался ее чемодан, и, подхватив его, Оксана чуть ли не бегом выскочила из багажного отделения в общий зал. Он был гораздо меньше и скромнее, чем в Анталье, но такой же многолюдный. Пока добиралась до выхода, в голове стучала мысль: «Расслабилась и прошляпила, растяпа! Девчонка обвела вокруг пальца!»
        Оказавшись за прозрачными дверьми, вне помещения, наполненного прохладным кондиционированным воздухом, Оксана сразу очутилась в объятиях дурманящего зноя. Ощущение было такое, словно ее накрыли невидимым ватным одеялом, а может, даже несколькими. Кристину она заметила не сразу, та стояла метрах в двадцати, у синего микроавтобуса, в окружении трех темноволосых мужчин. У Оксаны отлегло от сердца - девушка не думала от нее убегать и, видимо, разговаривала с таксистами. И тут она обратила внимание, что жестикуляция у Кристины уж чересчур нервная. Девушка обернулась в ее сторону, и Оксана не то увидела, не то почувствовала ее взгляд - умоляющий о помощи. Двое мужчин подхватили Кристину, в одно мгновение запихнули в микроавтобус и скрылись вместе с ней. Третий сел за руль и завел машину - послышался характерный звук работающего дизельного двигателя.
        Оксана, бросив чемодан, рванулась к ним, но микроавтобус, словно издеваясь, отъехал, когда она была уже совсем рядом, и ей оставалось лишь в сердцах стукнуть кулачком по его уплывающему синему боку. Микроавтобус набрал скорость и выехал со стоянки на оживленную трассу, вдоль которой росли экзотические пальмы.
        В груди у Оксаны не хватало воздуха, словно она только что изо всех сил пробежала дистанцию. «Что делать?» Она оглянулась. Возле ее брошенного чемодана стоял пожилой турок, что-то быстро и энергично говорил ей, а жест, когда он пальцем постучал себе по голове, не нуждался в переводе.
        Оксана кинулась к нему:
        - У меня украли подругу! Только что! Что делать?! Где тут полиция?!
        Турок пожал плечами. Видимо, из всего ею сказанного он понял только «полиция» и, не оборачиваясь, сразу отошел. В голове у Оксаны отрезвляюще прозвучало: «Успокойся, а затем принимай решение! Секунды не имеют значения, а решение должно быть правильным!» Присев на чемодан, она мысленно посчитала до десяти, пытаясь прийти в себя, но этого оказалось мало, пришлось продолжить счет.
        Зазвонил телефон - это был Олег.
        - Я тебе нашел турка в Стамбуле. Мой приятель Остап, который раньше занимался «кожей», мотался за ней в Турцию, посоветовал своего бывшего компаньона, из местных. Турка зовут Мустафа, он тебе поможет во всех вопросах. Он с тобой встретится в аэропорту, я ему сбросил по «Вайберу» твое фото. Ты меня слышишь?
        - Олег, катастрофа! Кристину похитили у меня из-под носа! - Оксана сумела взять себя в руки и все толково рассказала, начиная с их разговора в самолете.
        - Надо обратиться в полицию. Ты номер автомобиля запомнила?
        - Ты забыл, что у меня фотографическая память? И номер, и их внешность, хотя они между собой очень похожи, я каждого из них узнаю.
        - Дождись Мустафу, он знаток местных условий, и послушай, что он посоветует. Потом позвонишь мне, и мы решим, как поступить.
        Оксана закончила разговор. «Олег молодец! Не начал с обвинений в происшедшем - свою вину я и так понимаю, - а сразу перешел к тому, что надо сделать. Без помощи местной полиции не обойтись».
        - Здравствуйте, ханум! Вас зовут Оксана? - Перед ней, улыбаясь, стоял седой кучерявый турок лет под шестьдесят. Он был в легком светлом льняном костюме.
        - Вы - Мустафа?
        Турок склонил голову в знак подтверждения и театрально прижал обе руки к груди.
        - К вашим услугам, ханум.
        - Называйте меня просто Оксана. - И она подробно рассказала ему о похищении Кристины, но на него это не произвело особого впечатления.
        - Стамбул - непростой город. В нем есть районы, где с наступлением темноты одиноким туристам, не только женщинам, не стоит появляться. Но то, что вашу знакомую украли прямо здесь, говорит, что это было заранее спланировано.
        - Надо немедленно сообщить в полицию!
        - Прошу вас уточнить, кого именно похитили. Судя по всему, вы ее хорошо знаете?
        Оксана в общих чертах, не вдаваясь в детали, рассказала, с какой целью приехала и кто отец Кристины. В конце высказала предположение, что Кристину сюда заманили, чтобы получить выкуп у ее отца, и, возможно, в скором времени они выйдут с ним на связь. И показала фотографию Кристины на своем айфоне.
        Турок отрицательно покачал головой и зацокал языком:
        - Если за нее будут просить выкуп, то сейчас никак нельзя в полицию.
        - Почему?!
        - Потому что тогда выкуп сразу просить не будут, а выждут время. Она девушка очень красивая, поработает месяца три или шесть в лупанарии…
        - Где это?
        - У вас это называется публичный дом, у нас - genelev, то есть «общий дом». Час работы обычной проститутки приносит двадцать евро, а с такой яркой внешностью и с учетом, что «свеженькая», в разы будет больше. На первых порах по двести-пятьсот евро за ночь будет, умножь на три месяца - какая сумма выходит?
        Оксане стало дурно, закружилась голова, как только она представила, что бедную Кристину ожидает в ближайшее время.
        - Когда интерес на нее понизится, они свяжутся с ее родителями. К тому времени они уже отчаются увидеть ее живой и потеряют доверие к полиции. На них выйдет переговорщик, и они ему заплатят, потому что будут уверены, что иначе не увидят дочь.
        - Может, все-таки по горячим следам в полицию обратиться?
        - Хотя у нас мусульманская страна, публичные дома официально разрешены, проститутки получают лицензию, регулярно проходят медосмотры и платят налоги государству. Конечно, без вмешательства и контроля криминала не обходится, как и без «крышевания» полицией. Коррупции у нас, как и у вас, предостаточно. Взятки - «рушвет», кумовство - «аркадашлык» чрезвычайно распространены. Поэтому после нашего заявления о похищении, пока начнутся реальные действия полиции, эту девушку могут переправить в глухое село где-то в горах и содержать там, пока не утихнет шум.
        - По крайней мере она там не будет подвергаться насилию, - пробормотала Оксана.
        - Заблуждаешься, ханум, там тоже имеются мужчины, готовые заплатить за удовольствие.
        - Какой тогда выход?
        - Информация о «новенькой» очень быстро распространится, а у меня, слава Аллаху, есть возможность ее получить. И знакомых в полиции я тоже имею. Вот тогда полицию и подключим.
        - Ужасно! Она же все это время будет… - Оксана умолкла, не в силах продолжить.
        - Это наиболее реальный путь вернуть ее в скором времени, но если желаете, можем сейчас обратиться в полицию, и тогда шансы вернуть ее значительно уменьшатся. Раньше проституцией разрешалось заниматься только в районах Аксарай и Лалели, теперь же этот бизнес распространился по всему городу. В любой дешевой гостинице обязательно есть свои проститутки, а в специализированных заведениях genelev - для состоятельных клиентов.
        Оксана тут же перезвонила Олегу и обрисовала ситуацию.
        - Твое мнение?
        - Остап ручался за порядочность этого турка и рекомендовал прислушаться к его советам. Турция, как и наша страна, давно желает войти в Евросоюз, но с коррупцией у нее большие проблемы. Хотя полицию они немного почистили, но опасность утечки информации существует. Я думаю, что надо к его совету прислушаться.
        - Ты представляешь себе, что ожидает Кристину, пока мы не выйдем на ее след?
        - Каждый пожинает то, что посеял. Что было бы с ней, если бы ты не оказалась рядом и не подняла тревогу? С разрешения ее отца удалось взломать пароли на ее компьютере - для этого я пригласил знакомого хакера. Меня заинтересовала ее переписка с неким Алексом - попробуем по его электронному адресу установить его личность и местонахождение. Он ее шантажировал какими-то фотографиями и для передачи денег пригласил в Турцию, в гостиницу на побережье. Для этого она купила путевку, но, видимо, в последний момент он сообщил ей, что встретится с ней в Стамбуле. Все указывает на то, что ее похищение было спланировано.
        - Мустафа сразу это предположил - в людном месте такое спонтанно не делают. - Оксана вспомнила, с какой надеждой Кристина смотрела на нее, надеясь, что она подойдет и поможет ей. У нее заныло сердце. - Она не соглашалась сесть в микроавтобус, и они запихнули ее силой.
        - Будем надеяться, что Мустафа вскоре узнает, где прячут девушку. Если будут новости, сообщи немедленно!
        - Само собой!

        Глава 5

        Прошло четыре дня с момента похищения Кристины, но пока ничего о ее судьбе не удалось узнать. По рекомендации Мустафы Оксана поселилась в районе площади Султанахмет, в отеле рядом с собором Святой Софии. Каждое утро они встречались в расположенной неподалеку кофейне, возле рынка Араста, выпивали по чашечке круто заваренного кофе. Прощаясь, Мустафа расставлял перед собой руки открытыми ладонями к себе, поднимал глаза к небу и говорил, что сегодня Аллах обязательно поможет в их поисках. По договоренности он должен был сразу сообщить ей новости по мобильной связи, если, конечно, что-то обнаружит. День, казалось, тянулся бесконечно, а известий от Мустафы не было, и только в девять вечера они вновь встречались в той же кофейне, где он успокаивал ее афоризмами турецких мудрецов и призывал сохранять спокойствие. Но какое может быть спокойствие, если Оксану все время преследовали мысли о том, что сейчас может происходить с беззащитной Кристиной?
        На следующий день после похищения позвонил Олег и передал телефон отцу девушки.
        - Слушай, ты! - Голос мужчины охрип от бешенства. - Если с моей доченькой что-нибудь случится, я тебя живьем зарою!
        Оксана молчала, не зная, что ответить, но не из-за того, что испугалась угрозы, хотя с его возможностями это не были пустые слова. Она физически ощутила, что чувствует этот человек, и, что бы она ни говорила, как бы ни успокаивала, ему нужна дочь, а не ее оправдания или объяснения.
        - Согласно договору она должна была только следить, а не выполнять функции телохранителя! Так что ее вины в происшедшем нет! - послышался голос Олега, вставшего на ее защиту, и в этот момент связь прервалась.
        Через два часа он позвонил, сообщив, что с отцом Кристины достигнуто взаимопонимание, так что пусть она спокойно занимается поисками.
        От предложения Оксаны принимать непосредственное участие в поисках Мустафа наотрез отказался.
        - Твое присутствие будет только мешать. Мне придется общаться с различными людьми, и как я объясню им, почему ты, чужестранка, находишься рядом? В некоторые места вообще нет входа женщинам, хотя бы в те же лупанарии.
        - Что же мне делать все это время?
        - Знакомься с городом или, если хочешь, отправляйся на Мраморное море, искупайся.
        Оксану передернуло.
        - Сейчас мне только моря не хватает.
        Хотя совет познакомиться со Стамбулом Оксана восприняла не с экскурсионно-туристической целью, а чтобы в нем более свободно ориентироваться. Мустафа ее предостерег:
        - Не выходи из гостиницы без паспорта и лучше сделай его ксерокопию - так надежнее. Это тебе поможет, если возникнут вопросы с полицией. Визитка гостиницы всегда должна быть с тобой - покажешь таксисту, и он из любого уголка города доставит сюда. Не пользуйся общественным транспортом в вечернее время. Постарайся постоянно находиться в людных местах и в случае опасности лучше обратись к турчанке, чем к мужчине. В случае приставаний или преследования поднимай как можно больше шума, чтобы привлечь к себе внимание. Женщина, бурно и громко отказывающая мужчине, здесь даст повод к осмеянию последнего, и потому излишний шум способен заметно остудить его пыл. Для подобных случаев Мустафа научил ее нескольким турецким фразам: «Айып!» («Позор!»), «Дефол!» («Убирайся!»), «Бырак бени» («Оставь меня в покое») или «Бени рахатсыз эдиёрсун» («Ты беспокоишь меня»).
        И Оксана изучала Стамбул. Вначале, пользуясь своей фотографической памятью, запомнила подаренную Кристиной карту, а затем уже непосредственно знакомилась с живописными улицами и площадями. Живя в старинной части города, возле огромной базилики-музея Святой Софии, насчитывающей более чем полторы тысячи лет, она избегала туда зайти, как и в расположенную через площадь знаменитую Голубую мечеть.
        «Я здесь не для того, чтобы ходить по музеям и экскурсиям». Она спокойно проходила мимо дворца Топкапы, бывшей резиденции султанов-османов, где простая славянская девушка Настя, известная как Роксолана, сделала головокружительное восхождение. На улицах встречала множество туристов из разных стран, восхищавшихся достопримечательностями города и чувствующих себя вполне безопасно.
        Мустафа пояснил, что в Турции, и в частности в Стамбуле, весьма безопасно, если правильно себя вести и не «перегибать палку». В 2008 году итальянка Джузеппина решила доказать всему миру, что все люди добрые и не причинят зла путешественнику.
        Вооружившись своей художественной концепцией, она нарядилась в свадебное платье и проехалась автостопом по Ближнему Востоку. В турецком городе Гебзе, в окрестностях Стамбула, она была убита. Доказательство провалилось. Поэтому лучше избегать крайностей.
        Каждое утро Оксаны начиналось с мыслей о Кристине, которые не покидали ее ни днем, ни ночью. Ее мучило желание самой включиться в поиски девушки, хотя она и понимала их неэффективность без знания языка.
        В Стамбуле условно различают европейскую и азиатскую части, разделенные проливом Босфор, и основная часть публичных домов издавна расположена на европейской части, в районе Бейоглу, на улицах Кадем и Зюрафа. Но это не означало, что Кристина могла находиться именно там, с таким же успехом она могла оказаться в публичном доме в районах Аксарай и Лалели или даже в цыганском Сулукуле.
        Оксану мучило острое желание побывать в тех местах, хотя она понимала, что это ничего не даст для поисков Кристины. В некоторые турецкие публичные дома был запрещен доступ не только женщинам, но даже европейцам, разве что в сопровождении турок. Со слов Мустафы, это объяснялось тем, что основной контингент подобных «увеселительных» заведений составляли не представительницы стран Восточной Европы, а сами турчанки, буквально проданные своими семьями или экс-супругами за реальные или предполагаемые нарушения морали и просто за безнравственные действия. И это были не самые страшные наказания за подобные проступки, так как в пределах больших городов действовали тайные религиозные суды - «темные трибуналы», следящие за соблюдением традиционной исламской этики и беспощадно наказывающие нарушителей.
        Номер микроавтобуса, который запомнила Оксана, помог установить его владельца и несколько продвинуться в розыске. Но Мустафа по-прежнему считал, что еще преждевременно обращаться в полицию.
        - В чем мы можем обвинить хозяина автомобиля?
        - Как в чем? - возмутилась Оксана. - В похищении человека! Во всем мире это считается очень серьезным преступлением, и думаю, что Турция в этом смысле не исключение! А я - свидетель!
        - Сколько, ханум, ты насчитала похитителей? Троих? Свидетельства троих турок, что они к этому непричастны, против одной «европейки»? Как думаешь, к чьим словам полиция прислушается?
        - Подключим наше посольство.
        - Это долгая песня, ханум. К тому времени, как дипломатические каналы заработают эффективно, девушка может исчезнуть. Бесследно! Недавно двое турок были обвинены в том, что они живьем закопали нелегально работавшую у них проститутку, попытавшуюся убежать. Они получили тюремный срок: один - три, другой - шесть лет. А в чем обвинят этих похитителей, уважаемая ханум, если девушку не найдут?
        «Нет тела - нет дела!» - вспомнила Оксана давнюю поговорку, которая в ходу не у одного поколения следователей. И она согласилась с доводами Мустафы.
        Втайне от Мустафы Оксана каждый день переезжала через двухуровневый Галатский мост, выходила на станции Каракёй, недалеко от Галатской башни, остроконечной вершиной устремившейся в небо.
        Эта часть города располагалась на холмах и была плотно застроена, поэтому выглядела как огромная гора. Кругом высились огромные мечети, вились узенькие улочки, застроенные старинными домами с увитыми плющом подъездами. Улицы здесь вели то вверх, то вниз. Оксана спускалась в портовую часть, однажды даже посетила Рыбный рынок, где от обилия всевозможных морских чудищ и специфического запаха ее чуть не стошнило.
        «Генел эвлер» она видела только издали, они ничем не отличались от соседних зданий, разве что тем, что в темное время суток обильно освещались «красными фонарями». Возле них имелись кабинки уличного туалета и душа - чтобы мужчины могли заранее подготовиться к удовольствию. Уличные торговцы продавали на лотках сладости - нечто похожее на пончики, залитые медом. Мустафа рассказывал, что это в давние времена считалось у прибывших моряков, основных завсегдатаев «генел эвлер», средством, повышающим потенцию, и с тех пор носит название «шлюшкина радость».
        На этот раз она отправилась пешком по чрезвычайно красивой улице Истикляль, которая своей вычурной архитектурой больше напоминала старинную Европу. Она шла не спеша, невольно завороженная необычным видом старых домов. Улица была пешеходная, по ней лишь двигался допотопного вида бело-красный ретро-трамвай. Раздалась мелодия ее телефона - это был Олег.
        - Я в Борисполе, через три часа встретимся. Есть новости, при встрече расскажу.
        - Не томи! Лучше бы ты мне об этом не говорил, а то устроил сейчас пытку любопытством!
        - Вычислили Алекса, который заманил Кристину в Турцию. Как и предполагали, это шантаж. Он познакомился с Кристиной в ночном клубе, накачал ее психотропами и сделал фотосессию в обнаженном виде, причем не одну… Шантажировал тем, что опубликует ее снимки в Интернете, а особенно пикантные снимки отправит по почте ей домой. Кристина не первая, кого он отправил таким образом в Турцию. С родителями он взял на понт, потому что не знал о ее отце-миллионере, а у нее хватило ума не показать себя девушкой денежной. Алекс выставил ей сумму в десять тысяч евро, посчитав ее для нее неподъемной. Она выплатила ему пять, сказав, что оставшуюся сумму выплатит при наличии гарантий, что все снимки уничтожены и нет копий.
        - Это практически невозможно в наше время, - заметила Оксана.
        - Алекс пообещал девушке дать расписку, в которой признается в шантаже в случае обнародования снимков, и тогда она сможет предоставить ее в правоохранительные органы. Понятное дело, он не собирался давать расписку, как и ехать в Турцию. Его цель - продать Кристину и получить за нее пять тысяч долларов.
        - Он предоставил контакты в Турции тех, кто ее выкрал?
        - Только электронные адреса и номера мобильных телефонов. Он поддерживал связь с неким Ахмедом, с которым случайно познакомился на отдыхе в Турции. Там тоже была история - Алекс влип в серьезные финансовые проблемы в казино. Ахмед ему помог выпутаться, а взамен получил заграничный паспорт и девушку, с которой тот приехал на отдых. В общем, Алекс - сволочь порядочная и уже находится в СИЗО, его накрыли на следующей жертве. Дома у него обнаружили картотеку из двух десятков девушек, которых он отправил таким образом на «заработки».
        - Можно будет пробить номера местных телефонов! - оживилась Оксана.
        - Для этого я и еду. Остальное расскажу при встрече - уже объявили посадку на самолет.
        Известия от Олега Оксану обрадовали: наметился след и теперь они уже будут тут вдвоем. Она перезвонила Мустафе, сообщила новости и перенесла обычную встречу на десять вечера - по ее расчетам, Олег к этому времени приедет в гостиницу.
        Этим вечером Оксана задержалась в Бейоглу дольше обычного, отправившись в обратный путь по своему излюбленному маршруту - мимо церкви Святой Троицы с двумя стройными колокольнями, к площади Таксим, где немного времени посидела на скамейке возле причудливого фонтана в малюсеньком парке Гези - небольшом островке зелени среди зданий из камня и стекла. В центре огромной площади в окружении аккуратных газонов высился внушительный монумент Свободы, который олицетворяла скульптурная группа во главе с национальным героем Турции Ататюрком. Площадь была всегда многолюдной, а к вечеру количество отдыхающих значительно возросло. Возвращалась она по улице Истикляль, освещенной множеством разноцветных огней, что было главным убранством открывшихся ночных увеселительных заведений.
        Внезапно ее словно током ударило - возле входа в ночной клуб, расположившийся в старинном двухэтажном доме, она увидела горбоносого мужчину! Того самого, с которым разговаривала Кристина перед похищением. Горбоносый находился совсем рядом, всего в пяти шагах. Видимо, он почувствовал ее взгляд и резко обернулся. На мгновение его глаза сощурились, словно он прицелился в нее через оптику ружья, но тут же расплылся в улыбке и сделал несколько шагов ей навстречу. Оксана в замешательстве остановилась. «Что делать? Как себя с ним вести?»
        - Наташа, хочешь красиво отдохнуть? Музыка, напитки - все за мой счет! - довольно чисто произнес на русском горбоносый.
        - Я не «наташа»! - резко произнесла Оксана. Она знала, что «наташами» турки называют проституток славянского происхождения.
        - Скажешь, как тебя называть, - согласно кивнул турок. - Пошли, не бойся, там весело!
        Предложение было заманчивое - а вдруг горбоносый своими разговорами наведет на след Кристины? Вывеска ночного клуба выглядела солидно, было не похоже, чтобы это был скрытый бордель, - за несколько дней Оксана научилась в этом разбираться. С ней тот номер, что они провели с Кристиной, не пройдет - она умеет за себя постоять, да и помнит совет Мустафы, что нужно как можно больше шума создать, привлечь к себе внимание окружающих.
        - Идем! - решилась Оксана и представилась нелюбимой формой своего имени: - Меня звать Ксюша!
        - Молодец, Ксюша, не пожалеешь! - обрадовался горбоносый.
        «Надеюсь!» С холодком в груди она прошла в открывшиеся перед ней двери, откуда доносилась музыка. Ее опасения были напрасными - небольшой зал был полон народа, мягкое освещение все время меняло цвет - от лимонного до голубого. На сцене - классический ансамбль из четырех парней в возрасте немного за тридцать, три гитары и ударная установка с дополнительными барабанами, которые занимали треть сцены. Из каждого била сумасшедшая энергетика, и они двигались, словно ртуть, завораживая чудесными голосами и музыкой. Никто из них не был статистом, каждый привлекал внимание своим выходом, и глаза разбегались - за кем наблюдать? Но когда пошел барабанный проигрыш, ударник просто покорил - в его руках палочки крутились с невероятной быстротой, словно пропеллеры. Он извивался, как уж, успевая стукнуть по всем многочисленным барабанам. При этом два продолговатых бочонка метра в полтора высотой стояли в стороне, но он добирался и до них, вскакивая и вихрем проносясь, чтобы снова вернуться на место.
        У горбоносого оказался забронированным небольшой столик в углу, на возвышенности, откуда было хорошо видно сцену и в то же время из-за направленности колонок в другую сторону можно было разговаривать, лишь немного повысив голос. Оксана сделала для себя вывод: горбоносого тут знают и это хорошо - можно будет через персонал клуба получить о нем информацию; и второе - видимо, у него тут назначена встреча, но в таком случае зачем он ее сюда пригласил?
        - Как тебя зовут? - наклонившись через столик, громко, перекрыв музыку, спросила Оксана.
        - Ахмед, - больше догадалась она по движению губ, чем услышала.
        «Неужели это тот самый загадочный Ахмед, с которым непосредственно вел дела Алекс? Это удача!» Но Оксана всегда настороженно относилась к необычайному везению, не без оснований считая, что порой за ним кроется коварная ловушка. Вновь холодок пробежал у нее в груди, предостерегая об опасности. На первый взгляд, она тут в безопасности - слишком много народу. Но если вдруг ей тут станет плохо, кто обратит внимание, что к выходу потащат в невменяемом состоянии перебравшую алкоголь туристку? Она решила поостеречься и ничего не пить. Кто знает, может, бармен - человек Ахмеда?
        К их столику подошла высокая женщина в вечернем блестящем фиолетовом платье, обтягивающем фигуру, с необычайно роскошными темными волосами, уложенными в красивую прическу. На ее лице не читалось эмоций, как и во взгляде черных, словно антрацит, глаз, который она вскользь бросила на Оксану, и та интуитивно ощутила опасность. Впрочем, как по-иному может относиться женщина, придя на встречу и увидев, что ее место занято другой? Оксана почувствовала себя неловко.
        Ахмед встал, улыбаясь, произнес несколько фраз на турецком. Женщина молча выслушала его, повернулась и скрылась в толпе танцующих.
        - Мне, право, неудобно, - громко покаялась Оксана Ахмеду, вернувшемуся на место, - у вас тут было назначено свидание, а я ему помешала. Мы можем встретиться с вами в другой раз. Верните ее!
        - В этом нет необходимости, - усмехнулся Ахмед. - Мне гораздо интереснее общаться с тобой, Ксюша.
        И снова, словно Афродита из морской пены, из толпы танцующих показалась та женщина, в руках она несла два бокала с напитками. Она поставила их перед ними на столик и снова исчезла.
        - Тебе - мохито с мартини, - сделал рокировку бокалов Ахмед. - Мне - чистый джин.
        По уму было бы поменять бокалы - вдруг эта черноглазая что-нибудь подсыпала в мохито, но пить крепкий джин Оксане тоже не улыбалось. Она спохватилась: «Не слишком ли я самоуверенна? Никто не знает, где я и с кем».
        - Я выйду, попудрю носик. - Поднявшись, Оксана произнесла избитую фразу из американских фильмов.
        - Пойдешь в уборную? Это у выхода направо. Тебе что-нибудь еще заказать?
        - Спасибо, пока ничего.
        Туалеты в Турции - это отдельная песня, довольно грустная, но здесь он был еще более-менее, разделялся на две кабинки для мужчин (ВАY) и женщин (BAYAN). Кабинка была очень маленькая, Оксана закрыла за собой тонкую дверь, оценив, что человек снаружи при желании может услышать ее разговор. Поэтому решила говорить кратко и тихо, что было непросто - громкая музыка доносилась и сюда. Она набрала номер Мустафы:
        - Приезжай, я в клубе на Истикляль. Вывеску я не заметила, но он в двадцати шагах от клуба «Babylon». - Она запомнила надпись белыми неоновыми буквами на кроваво- красном фоне. - Мне не звони и не подходи, наблюдай со стороны… - Оксане послышался шум за дверью, и она громко закончила: - Дорогой, сегодня я буду поздно!
        Выйдя из кабинки, Оксана увидела у дверей ту самую женщину в фиолетовом платье. Выходит, она не покинула ночной клуб. И почему она оказалась у дверей туалета: выполняет поручение Ахмеда или самостоятельно решила проследить за возможной соперницей? Случайность, что она вдруг захотела «пи-пи», Оксана сразу отмела в сторону. Знает ли она русский и что она успела услышать?
        - Извините, вы не знаете, сколько сейчас времени? - выпалила Оксана первое, что ей пришло в голову. Но та, словно глухонемая, никак не отреагировала на вопрос и молча скрылась в кабинке. Возвращаясь за столик, Оксана подумала, что задала Мустафе непростую задачу - на Истикляль ночные клубы на каждом шагу, знает ли он, где находится «Babylon», вряд ли являющийся знаменитым. Она допустила непростительную ошибку, не удосужившись посмотреть на название клуба, когда входила внутрь.
        Ахмед встретил ее за столиком с улыбкой, и его бокал был наполовину пуст. Он начал задавать ей один за другим вопросы. Откуда она приехала? С какой целью? Приехала в Стамбул сама или с кем-то? Чем занимается по жизни? Замужем? Имеет ли бойфренда? Кто у нее родители? В ответах Оксана придерживалась той легенды, которую рассказала Кристине. Приехала сама, но уже тут познакомилась с отдыхающим парнем из Полтавы, который пытается за ней ухаживать. Этого парня Оксана специально придумала на всякий случай, если подруге Ахмеда удалось что-нибудь услышать из ее разговора. Оксана посчитала, что достаточно рассказала о себе, и сама перешла к расспросам.
        - Ахмед, ты мне столько вопросов задал! Можно подумать, что ты хочешь взять меня на работу или замуж.
        - Для того чтобы жениться, я тебя мало знаю, а вот чтобы взять на работу - все может быть. Сколько ты у себя получаешь денег за месяц? Назови цифру, только в долларах или в евро, чтобы мне было понятно.
        Оксана представила себе, что ответила бы девушка, роль которой она играет. Наверное, слегка прибавила бы к реальной зарплате.
        - Триста пятьдесят долларов или четыреста, - выпалила Оксана, делая вид, что и сама испугалась названной сумме.
        Ахмед сочувственно покачал головой.
        - Это очень мало. Ты целый год копила деньги, чтобы приехать сюда, и, наверное, не можешь позволить себе зайти в приличное кафе, питаешься где подешевле?
        - Это мое дело!
        - У нас ты бы получала в несколько раз больше.
        - Где это - «у вас»? Чем ты занимаешься, Ахмед?
        - У меня свой бизнес. Здесь мне уже надоело, пойдем в другой клуб. Тут очень много ночных клубов, и они не похожи друг на друга. Многие «ваши», приехав в Стамбул, дальше Истикляль никуда не ходят. Тут жизнь, тут весело! Пойдем, я познакомлю тебя с ночной жизнью Стамбула.
        Оксана задумалась - прошло больше часа, как она звонила Мустафе, успел ли он сюда приехать?
        - С удовольствием. Рядом находится «Babylon», очень хотела бы посетить его.
        - Хороший вкус! Это один из старейших и популярных рок-клубов. В него надо заранее покупать билеты, но для меня это не проблема. Идем! - Ахмед поднялся. - Ты коктейль даже не попробовала?
        - Я не употребляю алкоголь - вот такой у меня организм, - выкрутилась Оксана. - Дури и без него достаточно.
        Как и пообещал Ахмед, для них не стало проблемой попасть в этот клуб, несмотря на то, что перед входом толпились желающие, у которых этой возможности не было. Зато неподалеку, прямо на улице, играл неплохой фольклорный ансамбль, собравший толпу зрителей, которые тут же и танцевали. Истикляль предстала перед Оксаной в новом, ночном обличье, сверкая огнями и гремя музыкой, наполняя все вокруг праздником, изгоняя мысли о чем-то плохом. Ее так и подмывало оглядеться по сторонам в поисках Мустафы, но она боялась привлечь этим внимание Ахмеда. Судя по услышанной характеристике клуба, Мустафа должен был знать его и находиться где-то рядом.
        Клуб «Babylon» был на порядок выше предыдущего, начиная от стоящей у входа службы безопасности и до внутреннего интерьера зала, который хотя и был больше, но не для такого количества танцующих здесь людей. Со сцены по стенам полутемного зала метались разноцветные лучи прожекторов, но главным была живая музыка, которая властвовала тут. Играл и пел, видимо, очень популярный ансамбль, так как в перерыве между песнями слышались крики и визг фанаток. В отличие от посетителей предыдущего клуба большинство из тех, кто находился в зале, были туристами. Слышалась многонациональная речь собравшихся тут, казалось бы, со всего мира людей. Ахмед и Оксана протолкались к одному из баров, где он взял себе джин, а ей апельсиновый сок. Его она пила безбоязненно - вертлявый бармен прямо перед ней наполнил ее фужер. Оксана понимала, что Ахмед не зря так опекает ее, - этот вечер должен был чем-то закончиться и, по-видимому, не так хорошо, как хотелось бы ей. Впрочем, чего ожидать от торговца «живым товаром», поставщика проституток? Наверное, он действует по своему плану и в какой-то момент она должна оказаться в
западне, запутаться, словно муха в паутине. Безопаснее для нее было бы прервать встречу, договориться о следующей, ведь она уже имеет ниточку, которая ведет к нему, - предыдущий клуб, где Ахмеда хорошо знают.
        - Ночь только начинается, как и наше знакомство с ночным Стамбулом. Идем дальше, Ксюша! - снова предложил сменить место Ахмед.
        - Я сегодня целый день провела на ногах, а здесь довольно интересно, - насторожившись, ответила Оксана.
        - Много шума, сюда люди ходят танцевать, а не разговаривать. А мне хочется с тобой общаться, ведь я о тебе ничего не знаю.
        - Мне казалось, что я уже рассказала о себе, причем довольно много. О тебе я тоже ничего не знаю.
        - Спрашивай - мне нечего утаивать.
        - Где ты так хорошо выучил русский язык? - поинтересовалась она, хотя на самом деле ей хотелось спросить напрямик: «Где ты прячешь Кристину?»
        - Во время учебы в России. - Ахмед скривился. - Я устал перекрикивать этот шум.
        - Не шум, а музыку. Хорошо, пойдем, если здесь недалеко. А пока я снова попудрю носик. - Оксана посчитала, что времени прошло сверхдостаточно и Мустафа должен быть где-то рядом, обеспечивая ей прикрытие. Она зашла в туалет, который здесь был значительно больше, на несколько кабин, но в нем толклись перед зеркалом туристки. Она подошла к окну и, прикрывая рукой айфон, перезвонила. Мустафа ответил сразу.
        - Я в компании с одним из похитителей Кристины.
        - Мне удалось вас сфотографировать, когда вы входили в этот клуб, без вспышки, чтобы не привлечь внимание. К сожалению, он как раз повернулся и лицо плохо вышло.
        - Хорошо, сейчас мы перейдем в следующий клуб, я задержусь на выходе, который хорошо освещен, а вы попробуйте сфотографировать его еще раз. Олег приехал?
        - Да, он поселился в той же гостинице, что и ты. Я ему звонил и рассказал, где ты находишься.
        - Очень хорошо! После следующего клуба буду с Ахмедом прощаться.
        - Будь осторожна! В случае чего поднимай как можно больше шума и обращайся за помощью к женщинам-турчанкам - это более действенно. И я буду рядом - при необходимости вызову полицию.
        Выходя из клуба, Оксана как бы случайно уронила сумочку, затем, задержав Ахмеда, со смехом указала на рекламу находившегося напротив бутика по продаже нижнего белья. Людей на улице заметно прибавилось, и Оксана, глядя на сплошной людской поток, заволновалась. В такой толчее Мустафа мог легко потерять их.
        Пока они шли к клубу, Ахмед рассказывал историю Истикляль, название которой переводилось как улица Независимости, а раньше называлась Главный проспект (Cadde-i Kebir) или на французский манер Grande Rue de Pera. Вдруг он увлек ее в одну из улочек и остановился перед старинным пятиэтажным домом. Здесь не было таблички с названием, но на втором этаже находился ночной стриптиз-клуб. Посетители занимали места возле подиума с шестом, на котором выступали девушки, поочередно сменяя друг друга, или сидели за столиками, что и выбрал Ахмед.
        Зал был полупустой, с приглушенным светом, практически освещалось только место, где выступали обнаженные девушки. Неожиданно Оксана вновь увидела ту самую женщину в фиолетовом платье, она сидела за столиком с толстым круглолицым турком и курила кальян.
        - Мне здесь не нравится, - заявила Оксана, осмотревшись, - я устала и хочу уйти!
        - Хорошо, - сразу согласился Ахмед, - я вызову тебе такси, но надо будет перейти на другую улицу - тут кругом пешеходная зона.
        - Не надо такси, моя гостиница недалеко, я прекрасно дойду пешком.
        - Как хочешь, я тебя проведу.
        - На улице полно людей, так что я сама справлюсь.
        - Это только на Истикляль, а дальше в это время улицы пустынные, и одной идти небезопасно.
        - Хорошо, - кивнула Оксана, зная, что ее будет сопровождать и страховать Мустафа.
        - Мне надо тут встретиться с одним человеком, и потом мы сразу уйдем. А ты, чтобы не скучать, пока попробуй наши сладости. - Ахмед сделал заказ официанту, затем встал и пошел на выход из зала. Оксана колебалась. Может, сразу уйти и встретиться у входа с Мустафой? Но тогда она лишится возможности договориться о следующей встрече с Ахмедом, и это удлинит поиски Кристины.
        Женщина в фиолетовом платье поднялась, смеясь, что-то сказала сидящему рядом турку и похлопала его по лоснящейся щеке. Проходя мимо столика Оксаны, она вдруг остановилась и села на место Ахмеда.
        - Что, подруга, вляпалась? - криво улыбнулась она.
        - Вы это о чем?
        - Конечная остановка: всем выйти из метро! Ахмед узнал тебя, это ты бежала за микроавтобусом в аэропорту.
        У Оксаны внутри похолодело.
        - Он специально заманил тебя сюда - станешь его питомицей и будешь ублажать этих. - Улыбаясь, женщина помахала рукой толстому турку, с которым только что рассталась.
        - Ты знаешь, где Кристина? Девушка, которую похитили в аэропорту?
        - Знаю, но ты подумай о себе, иначе встретишься с ней не при тех обстоятельствах, на которые рассчитывала.
        - Что мне мешает встать и уйти отсюда, пока Ахмед не пришел?
        - Он внизу, ждет своих бандитов, которые займутся тобой. Так что ты отсюда не выйдешь.
        - Зачем ты мне все это рассказываешь? Ты же с ним заодно?
        - Я сама по себе и не знаю, есть ли я на самом деле, - с горечью произнесла женщина. - Глядя на тебя, вспомнила себя, как хотела спасти подругу и сама оказалась у них. Хошча калын,[6 - Приятно оставаться (турецк.).] подруга, скоро у нас будет много времени для общения!
        - Подожди, здесь есть еще выход?
        - Есть, через кухню. - Женщина указала на дверь, в которую заходили и выходили официанты. - Надо пройти по коридору, выйти в глухой двор, там есть лестница на террасу, по ней перейти и спуститься в другой двор - он проходной, и ты выйдешь на другую улицу. А там уж как тебе повезет! - Женщина ей кивнула и вернулась за столик к турку.
        «Она хочет мне помочь или это путь в ловушку?» - лихорадочно думала Оксана, и направилась к центральному выходу, набирая на айфоне номер Мустафы. В случае чего он ей поможет. Однако телефон турка находился вне связи! Как может отсутствовать мобильная связь в центре Стамбула?!
        Оксана прошла мимо охранника, который на нее никак не отреагировал, и это ее успокоило. Но когда вышла на площадку второго этажа, готовясь спуститься, она услышала внизу оживленный разговор на турецком и узнала голос Ахмеда. Если права та женщина, то Ахмед ее отсюда не выпустит! И как понять, что случилось со связью у Мустафы? Если бы она знала наверняка, что Мустафа ожидает у входа, то попыталась бы прорваться на улицу, но такой уверенности у нее не было. Он мог потерять ее в толпе, и к тому же это странное молчание телефона.
        Оксана не хотела думать о том, что с ним могло произойти что-нибудь плохое. Она вернулась в зал и, стараясь держать себя в руках, направилась к двери, ведущей в служебные помещения.
        За ней оказался длинный коридор, по обе стороны которого были двери. Из открытых нараспашку двустворчатых дверей доносился гул голосов. Оксана поняла, что это кухня. В этот момент навстречу ей вышел официант с полным подносом и, удивленно глядя на девушку, преградил ей дорогу и стал что-то энергично говорить на турецком.
        - I don’t understand! Еxсuse me![7 - Я не понимаю! Простите меня! (англ.)] - Оксана прошмыгнула между его подносом и стенкой, так что ему пришлось посторониться, чтобы не опрокинуть блюда.
        Теперь она двигалась очень быстро, чуть не бежала, за спиной лишь услышала возмущенный вопль турка, но не обернулась. Вот и двери в конце коридора. За ней была ведущая вниз лестница с площадками-переходами в глухой двор-колодец, выглядевший весьма мрачно в темноте, словно пасть зловещего чудовища. «Это ловушка и я окажусь в западне?» От страха у нее сжалось сердце, но выбирать не приходилось.
        Быстро спустившись, она заметила, что с одной стороны дома не примыкают вплотную друг к другу, как казалось сверху. Между ними имелась кирпичная стена высотой метра в два с половиной, на верх которой вела стационарная металлическая лестница с перилами. Значит, женщина в фиолетовом платье не обманула ее. Поднявшись наверх, Оксана вышла на террасу, соединенную с соседним домом. Добежав до ее края, она увидела лестницу, спускающуюся в следующий двор. Свет, падающий из окон дома, который находился напротив, лишь слегка рассеивал темноту.
        Оказавшись внизу, Оксана не сразу обнаружила арку, что вела на улицу, откуда доносился шум проезжающих автомобилей. Перед тем как выйти из двора, она набрала Мустафу, но его телефон по-прежнему находился вне связи. Ничего, сейчас выйдет, остановит такси и уже в гостинице вместе с Олегом будет разбираться в этой ситуации.
        «Ахмед видел меня в аэропорту, когда я пыталась помешать похищению, но что он может узнать обо мне? Кристина могла рассказать только то, что я случайная попутчица. Так что для Ахмеда я лишь обычная туристка».
        В конце арки она увидела узорчатые ворота, которые были наполовину открыты. Светя фарами, проехало такси. Показался прохожий, который остановился у арки. Оксана ускорила шаг, и в этот момент проезжающий автомобиль осветил прохожего: Ахмед!
        Оксана остановилась, но тут ее с двух сторон подхватили сильные руки, лишив движений, и поволокли к нему.
        - Еще раз здравствуй, «наташа»! - зловеще ухмыльнулся Ахмед.
        На лицо девушки легла повязка со сладковатым запахом, и она отправилась в беспамятство.

        Глава 6

        Оксана пришла в себя оттого, что ей на лицо лили воду. Она лежала на кровати, занимавшей бoльшую часть маленькой комнатки, в которой не было окна.
        «Это подвальное помещение?» - была ее первая мысль.
        Над ней высился здоровенный мордатый мужчина с бутылкой, наполовину наполненной водой.
        - Очухалась? Пошли, Ахмед хочет побеседовать с тобой! - Говорил он на чистом русском языке и явно не был турком. Недавние события промелькнули у Оксаны в голове с молниеносной быстротой.
        - Голова болит. - Оксана присела на кровати, пытаясь собраться с мыслями.
        - Пошли, шалава! - Мужчина грубо схватил ее за руку и сдернул с кровати, так что она упала на пол.
        Поднявшись, Оксана едва сдержалась, чтобы не показать верзиле, что кое-что понимает в рукопашном бое, к тому же он стоял совершенно открытым для атаки, но пока решила осмотреться, понять, куда попала и какие планы у Ахмеда относительно нее. Конвоируемая верзилой, она вышла в коридор, затем они поднялись по лестнице, что подтвердило догадку Оксаны о подвальном помещении.
        Наверху был совсем другой, более приятный интерьер: красочные ковры, светильники на стенах. Богатая обстановка и играющая совсем рядом музыка говорили о том, что это какое-то увеселительное заведение. Верзила завел ее в огромную комнату, где за небольшим изящным столиком из красного дерева с инкрустациями сидел Ахмед и с наслаждением курил кальян. На столике лежала раскрытая сумка Оксаны и рядом ее содержимое: копия паспорта, косметика, кошелек, карта Стамбула. Рядом с ним стояла та самая женщина в фиолетовом, только сейчас на ней было темное короткое коктейльное платье. Она ехидно улыбалась.
        «Вот сучка! Как я ей поверила?! Надо было прорываться на улицу, там были люди, и они могли бы мне помочь. Да и в самом стрип-клубе они побоялись бы захватить меня - слишком много свидетелей. Оттого эта змея и выманила меня в безлюдный двор».
        - Ты кто такая? Что здесь делаешь? - спросил Ахмед, оторвавшись от своего занятия и отложив мундштук.
        - Оксана Козлова с Украины, приехала отдыхать. - И недоуменно пожала плечами, мол, «что тебе еще сказать?».
        - Кристину Лукомскую откуда знаешь?
        - Кого?
        - Не строй из себя дурочку, ты с ней была в аэропорту!
        - А, ту девушку! Случайно познакомились, когда летели вместе сюда.
        - Что же ты за нее так печешься?
        - Это как?
        - Ты же со мной пошла, потому что хотела выведать о ней! В полицию ты заявила?
        - О чем?
        - О том, что увидела в аэропорту!
        - Нет.
        Двери открылись, в комнату вошел курчавый темноволосый парень в красной летней ковбойке, с накачанными мускулистыми руками. Оксана сразу узнала его - он был в той троице, похитившей Кристину. Он стал что-то быстро говорить по-турецки, но Ахмед его прервал:
        - Говори по-русски, пусть она послушает. - И указал на Оксану.
        Курчавый послушно кивнул и повторил:
        - Его зовут Мустафа Шимшек, держит два ларька с текстилем на Гранд-базаре. Возможно, сливает информацию в полицию, но пока от этого отказывается. В его фотоаппарате есть фото тебя и этой. - Он кивнул на Оксану. - Она его наняла, чтобы он вынюхал, где находится та девка. Клянется, что ни он, ни эта в полицию не обращались.
        Оксана вздрогнула - плохие предчувствия в отношении Мустафы ее не подвели. Где-то он прокололся и теперь здесь. Видимо, его пытали, раз он рассказал. Хорошо, что пока им неизвестно о приезде Олега, но сможет ли он им чем-нибудь помочь, не зная, где они находятся?
        - Продолжай работать с ним, не верю, что они сами по себе. Узнай, с кем из полиции он поддерживает отношения. Это важно!
        - Что с ним после делать?
        - Рыба в Мраморном море голодная, покорми ее! Но пока не узнаешь его контакты в полиции, не спеши с ним кончать.
        - Он у меня не заговорит - запоет! - пообещал курчавый и, развернувшись, вышел.
        Ахмед вновь обратился к Оксане:
        - Буду с тобой откровенен. У тебя два пути: или остаться работать у меня и в каком-то будущем, не близком, получить свободу и деньги - бесплатно у меня не работают, - или отправиться на прогулку в один конец - в море. Что тебе больше нравится?
        - Время на обдумывание предложения у меня есть?
        - Его очень мало, - покачал головой Ахмед и приказал охраннику-верзиле: - Отведи ее обратно, и пусть она увидится со своим любителем сыщиком, но недолго.
        - Постой, - задержала ее «змея», до этого молча стоявшая рядом с Ахмедом. - Кому ты все время звонила в Украину?
        - Любимому человеку. Я скучаю - он скучает.
        - Пусть она звонила туда, что из этого? Мы же здесь находимся, Настя! - с недовольной миной произнес Ахмед и рукой дал знак охраннику, чтобы они ушли.
        «Эту сучку еще и Настя зовут, как легендарную Роксолану!» - мысленно возмутилась Оксана.
        Несмотря на безвыходность положения и перспективу стать проституткой в турецком борделе или утопленницей, Оксана испытывала необычайное спокойствие. Она будет бороться за жизнь и свободу до конца. Как молитву она про себя твердила: «Безвыходных положений не бывает - всегда есть выход, только его надо найти». В голове теснились фантастические варианты побега, она сразу их не отбрасывала, спокойно обдумывала.
        Охранник с Оксаной вернулись в подвал и направились к самой дальней комнате в его конце. Когда они зашли внутрь, Оксана увидела абсолютно голого Мустафу с черной повязкой на глазах, который, склонив голову на грудь, сидел на стуле. Его руки были сзади скованы наручниками, а ноги привязаны к ножкам стула. Голова безвольно свисала, он был без сознания. Его лицо было превращено в кровавую маску, следы побоев и ожогов виднелись по всему телу. Кучерявый изверг стоял рядом с ним, в его руках угрожающе шипела горевшая синим огнем паяльная лампа. Он со злобой посмотрел на вошедших, недовольный, что его отвлекли. Оксана содрогнулась от увиденного, представив, что Мустафе пришлось испытать! А ведь он до сих пор молчит о приезде Олега!
        Лицо кучерявого просияло.
        - Ахмед хочет, чтобы я занялся этой?
        - Она будет у нас работать, - пояснил сопровождавший ее верзила. - Ее внешность стоит денег. Ахмед разрешил, чтобы они пообщались. Он хочет, чтобы она увидела, что ее ожидает из-за непослушания.
        - Хорошая кобылка. - Кучерявый с жадностью посмотрел на нее. - Надо бы ее объездить, а то она еще свой норов клиентам покажет.
        - Может, и надо будет, но это когда Ахмед прикажет.
        - Я бы на ней поскакал далеко-далеко! - мечтательно произнес кучерявый, взял ведро, стоявшее чуть в сторонке, заглянул в него и перевернул, показав этим, что вода закончилась. - Надо идти наверх за водой. Попробую по-другому. - Кучерявый нанес Мустафе по лицу несколько хлестких пощечин - у того голова замоталась из стороны в сторону, он что-то забормотал, но в сознание не пришел.
        Заиграла мелодия мобильного у верзилы.
        - Слушаю, Ахмед. Этот в отключке. Хорошо, сейчас иду. - Он повернулся к кучерявому и пояснил: - Ахмед зовет. Ее на место отправлю и к нему пойду.
        - Мог бы и здесь оставить, от нее не убыло бы. - Кучерявый повернулся к Оксане: - Хотела бы ты со мной… - Он сделал руками характерное движение и противно рассмеялся. Оксана проигнорировала его.
        Охранник отвел ее в ту же комнатушку и молча ушел, закрыв за собой дверь на ключ. Оставшись одна, Оксана ощутила, как внутри нее понемногу усиливается чувство беспомощности: похоже, она не может рассчитывать на помощь извне. И во всем виновата она сама. Выйдя из первого клуба, она должна была попрощаться с Ахмедом и договориться о следующей встрече, а затем, обсудив все с Олегом, прийти более подготовленной. А теперь хоть бейся головой о стену - ей ничего не удастся сделать! Или удастся? Главное - не паниковать и искать выход, а он обязательно должен быть!
        Щелкнул, открываясь, замок, и в комнату вошел улыбающийся кучерявый.
        - Заждалась, «наташа»? Вот и я… - Он стал к ней приближаться.
        Оксана ударила его ногой, целясь в пах, но он, уйдя в сторону, лишь ухмыльнулся. Вытянув руки, кучерявый приблизился. Оксана испуганно сжалась и тут же нанесла удар открытой ладонью в кончик его носа, ощутив при этом, как тот хрустнул. От болезненного шокирующего удара голова турка запрокинулась, открыв шею. До того, как он непроизвольно схватился за покалеченный нос, она успела нанести удар костяшками пальцев ему в кадык. Турок страшно захрипел и повалился на пол. Оксана, помня наставления тренера по рукопашному бою, наклонилась над ним, занеся руку для добивания, но это не понадобилось - турок катался на полу, задыхаясь и хрипя, из искривленного носа текла густая темно-красная кровь. Если он и придет в себя, это будет не скоро. Она быстро ощупала его карманы, но мобильного телефона не нашла.
        Мысли Оксаны проносились с молниеносной скоростью. «Мустафе здесь не помогу, а вот если благополучно выберусь отсюда, то спасу его».
        Она выглянула в коридор и, убедившись, что там никого нет, сняла туфли и побежала к лестнице, ведущей наверх. Теперь предстояло самое сложное, поскольку она не имела понятия о расположении комнат и не знала, где находится выход. Она рассчитывала попасть в общий зал, двигаясь на звуки доносящейся музыки, а уже там действовать по ситуации.
        Поднявшись по лестнице, Оксана оказалась в коридоре. Девушка надела туфли и замерла в раздумьях - что дальше? Если идти на звуки музыки, то ей придется пройти мимо комнаты Ахмеда, куда ее водили. Если в противоположную, то неизвестно, куда она попадет и есть ли там выход. Оксана решила следовать первоначальному плану. Она двигалась бесшумно, чему помог толстый шерстяной ковер на полу.
        Вот и комната Ахмеда, за ней небольшой коридорчик и двери, откуда слышится громкая музыка и голоса - веселье в полном разгаре. Осталось пройти всего метров пять.
        Внезапно открылась дверь и из комнаты вышла вероломная Настя. Увидев Оксану, она зло сощурилась и не стала закрывать двери за собой.
        - Далеко собралась, подруга? Ахмед!
        Оксана быстро сделала два шага, сближаясь с ней. У Насти испуганно округлились глаза, она открыла рот, собираясь крикнуть, и тут же, получив шокирующий удар ребром ладони под ухо, беззвучно упала на пол. Но из комнаты уже показался верзила. Оксана рванулась вперед, пробежала мимо него, но он успел сзади схватить ее за талию. Она нанесла удар каблуком по подъему его стопы, попыталась достать его локтем, но безрезультатно - он словно не чувствовал боли. Затем верзила перехватил ее очень грамотно, показав, что это ему не в новинку, и она уже никак не могла достать его. Верзила поволок ее в комнату к Ахмеду, который с невозмутимым видом все так же сидел за столиком. Оксана перестала дергаться, и верзила отпустил ее, но продолжал маячить за спиной.
        - Как я и думал, ты не простая девочка. Но и мы, как у вас говорят, не лыком шиты.
        - У нас так не говорят!
        - Девочка, неужели ты не поняла, что отсюда тебе никуда не деться? Ты не захотела по-хорошему, теперь выбор за мной!
        В комнату вошла Настя, держась за шею и морщась от боли. Ахмед молча кивнул верзиле, и тот сзади схватил Оксану за шею и сдавил двумя руками. Она не успела выставить подбородок, как учил тренер, против этого удушающего приема. У нее закружилось перед глазами, появились белые мухи, тело ослабло, потеряло способность сопротивляться. Сознание ускользало от нее, но она увидела, как к ней, зло ухмыляясь, приблизилась Настя. Она держала в руке шприц с бордовой жидкостью, а потом сделала ей укол в вену.
        «Теперь все!» - поняла Оксана, откуда-то послышался звон, и она впала в беспамятство. Цветные картинки сменяли друг друга, и она очутилась посреди моря в шлюпке с тигром. «Но ведь это не со мной происходило, об этом я читала, и тигр не настоящий», - попыталась она успокоить себя. Тигр, видимо услышав ее мысли, стал к ней приближаться, и из его разинутой пасти ужасно завоняло.

        Часть 2

        Глава 7

        Когда Оксана проснулась, за окном было светло. В соседней комнате закашлялась тетя. Было слышно, как она, кряхтя, поднялась и, громко шлепая тапочками без задников, направилась в уборную. Оксане не верилось, что недавние события на самом деле произошли с ней, а не были кошмарным сном. Хотя она только вчера прилетела из Турции, они казались далекими и нереальными. Воспоминания вновь нахлынули на нее.
        Каково же было ее удивление, когда она, придя в себя от действия введенных наркотиков, обнаружила, что находится в больничной палате, и увидела рядом Олега. Он ей рассказал, почему все благополучно закончилось.
        Когда Олег выезжал в Турцию, то благодаря связям Лукомского, отца Кристины, заручился поддержкой консульской службы в Стамбуле. Приехав в гостиницу, он позвонил Мустафе, который рассказал о рискованной затее Оксаны и прислал по «Вайберу» фотографию, на которой она была с Ахмедом. Когда пропала связь с Мустафой и Оксаной, Олег забеспокоился, обратился в полицию и показал фото Ахмеда. Того сразу опознали - он оказался известным сутенером. Но прореагировали они на призывы о помощи довольно вяло. Тогда Олег связался с Лукомским, объяснил ситуацию и сообщил, что известен похититель Кристины. Несмотря на ночь, Лукомский поднял на ноги консула, и тот по своим каналам «нажал» на полицию. В итоге полиция провела операцию в известном им борделе Ахмеда, где наряду с зарегистрированными проститутками нашли тех, кого удерживали там незаконно, а среди них и Кристину. Оксана, когда ее нашли, находилась под воздействием сильного наркотика, по-видимому, они хотели ее в скором времени «посадить на иглу» и подавить волю. Мустафу тоже спасли, и его жизнь находится вне опасности.
        Через два дня после того, как в полиции были оформлены свидетельские показания против Ахмеда и его подручных, Оксана, Кристина и Олег отправились в Украину. Оксана опять сидела в самолете рядом с Кристиной, пыталась с ней поговорить, но девушка после всего, что перенесла в турецком борделе, находилась словно в ступоре и не желала общаться, хотя ей и сообщили, благодаря кому ее оттуда вызволили. Оксана, понимая состояние девушки, не обиделась. Из аэропорта Олег привез Оксану домой на такси и, несмотря на ее возражения, отправил после пережитых ею приключений в двухнедельный отпуск.
        И вот, проснувшись утром, Оксана задумалась - впереди полмесяца ничегонеделания. Куда-то выезжать далеко на отдых Оксана не хотела - турецкими впечатлениями была сыта по горло. Ей вспомнилось море, которое она видела из иллюминатора самолета по прилете в Анталью, - голубое, ласковое, и в котором так и не довелось искупаться, новый купальник оказался невостребованным. И она решила поехать на море, пусть не далеко - Одесса тоже подойдет. Лето скоро заканчивается, а ей удалось лишь пару раз выбраться на пляж Днепра. И она быстро набросала план своего отпуска. Сегодня сходит в кино, театр, одним словом, развлечется, а потом по Интернету закажет себе номер на несколько дней в Одессе, куда завтра утром выедет на своем автомобиле. А уже на обратном пути из Одессы навестит родителей, по которым соскучилась. Идея побывать в Одессе ей понравилась, и, бодро соскочив с кровати, она занялась утренней разминкой.
        - Оксаночка, а ты сегодня на работу не идешь, что так заспалась? - раздался голос тети, а затем в комнате появилась и она сама.
        - Иду, но с опозданием, вчера Олега об этом предупредила. - Оксана схитрила, зная, что иначе тетя загрузит ее заданиями и вечером вместо спектакля ей придется слушать бесконечные сетования по поводу прошлой жизни и болезнях. Тетя была прекрасным человеком, но почему-то считала, что свободное время Оксаны всецело принадлежит ей.
        - Вечером нас навестит моя приятельница, надо ее угостить чем-нибудь вкусненьким. Я ей много о тебе рассказывала, она хочет с тобой познакомиться. Представляешь себе, она умеет гадать на кофейной гуще! Я очень хочу, чтобы она тебе погадала на твоего будущего мужа.
        - Тетя, сейчас схожу в магазин и куплю вам тортик. После работы я могу задержаться, так что чаевничайте без меня. В гадания я не верю и считаю, что таким образом человек искушает свою судьбу. Предскажут что-то негативное, человек будет невольно об этом думать, а мысли, как известно, имеют свойство материализовываться.
        - Почему сразу плохое? Вот ты сама себя настраиваешь, поэтому никого себе не завела, а ведь живешь здесь уже год.
        - Некогда, тетя, работа все время занимает!
        - Ты слишком отдаешься работе! А тебе пора подумать о создании семьи!
        - Хорошо, буду думать!
        Тетя пустилась в разглагольствования о том, что Оксане уже не так мало лет и пора не только думать о муже и семье, а и прилагать к этому усилия. Ей бы присмотреться к Олегу - киевлянин, свой бизнес имеет, вместе работают. Эту тему Оксана крайне не любила - она что, сама этого не знает? Но за кого попало она замуж не пойдет, а тот единственный ей пока не встретился. Олег - ее хороший товарищ, но не более того. Сетования тети заставили Оксану быстро одеться и пойти в магазин за продуктами и тортиком. Вернувшись, она наскоро позавтракала и поспешно вышла из дома.
        Особой цели, чем себя занять и куда пойти, у нее не было. Просто ушла, чтобы не слушать тетины нравоучения. Оксана села за руль своего «Форда Фиесты» и задумалась. В театр было рано идти, зато в кинотеатр будет в самый раз. Идти одной было не совсем комфортно, но за год пребывания в Киеве она не обзавелась подругой. Все, с кем она поддерживала дружеские отношения, были мужчинами, впрочем, так было и в Чернигове. Эту особенность в окружении племянницы подметила тетя и резонно заявила: «С таким талантом и до сих пор быть одинокой - это преступление!»
        В университете у нее были две закадычные подруги, но сейчас Людмила находилась в Ровненской области, а Надюша - в Хмельницкой. С ними она продолжала поддерживать связь. Они, как и Оксана, после окончания универа пошли работать в милицию, где и продолжали трудиться в местных отделениях. Надюша за это время даже успела выйти замуж.
        Ближе всего был кинотеатр «Слава» на улице Бастионной, туда она и направилась. Решила, что если реклама на кинофильм ее не заинтересует, то поедет погулять в находящийся поблизости Ботанический сад и там сходит на выставку роз.
        На фасаде здания кремового цвета с двумя псевдоколоннами главного входа она увидела уже знакомую ей рекламу фильма «Красная маска». К триллерам она была равнодушна, но, вспомнив Веронику, вместе с подругой Леной сыгравшую эпизодическую роль в этом фильме, решила на него сходить. К тому же сеанс начинался через несколько минут. Афиша ей напомнила и об обещании связаться с Вероникой по возвращении из командировки.
        В этом кинотеатре Оксана была впервые, хотя за время учебы в университете она с подружками любила ходить в кино и театры больше, чем на дискотеки. Маленький уютный зал располагал к отдыху и был почти заполнен зрителями, несмотря на дневное время. Рядом с ней пристроилась парочка, раздражающе хрустевшая попкорном, но когда начался фильм, Оксана отрешилась от всего.
        Фильм особого впечатления на нее не произвел, хотя был достаточно динамичным и удерживал ее внимание на протяжении всего показа.
        В титрах сообщалось, что фильм снят по мотивам исторического романа «Смеющаяся маска Арлекина». Несмотря на некий исторический антураж, костюмы персонажей, да и сам фильм выглядели фантасмагорией, чем-то напомнив ей «Сонную лощину»,[8 - Фильм «Сонная лощина» (США, Германия) режиссера Тима Бертона вышел на экраны в 1999 году.] хотя здесь вместо мифического безголового всадника с мечом был вполне реальный маньяк, похищавший и душивший юных актрис. Душитель ночами выезжал в черном экипаже на поиски жертв, которых он заранее заманивал любовными записками в удобное для него местечко. Оксана догадалась, что «парижские» улочки снимали во Львове.
        Время действия - Великая французская революция. Главный герой фильма, молодой повеса Шарль де Виржи, влюблен в польскую княгиню Розалию Любомирскую, которая готовит побег королевы, и он один из основных участников этого плана. Накануне побега королевы он помог человеку в черном отбиться от полицейских шпиков и получил ранение. Очнувшись в незнакомом доме, он понял, что спас ужасного убийцу по прозвищу Красная маска. Шарлю удается сбежать, и он узнает, что из-за него побег королевы сорвался, заговорщики, в том числе и его возлюбленная, арестованы и их скоро казнят. Шарль договаривается с комиссаром полиции, что если он поймает Красную маску, то Розалию Любомирскую освободят. Ему отводят на поиски всего три дня. Шарль догадывается, что убийца - это, возможно, кто-то из его знакомых. Он идет буквально по пятам убийцы, оставляющего после себя бездыханные тела актрис. Когда казалось, что все нити обрезаны и отведенный срок вот-вот закончится, Шарль находит в кармане задушенной жертвы записку от убийцы. Почерк кажется очень знакомым. Он сличает записку с имеющимися у него записями и выясняет, что почерк
принадлежит его дядюшке. Шарль врывается в дом дядюшки, непревзойденного мастера фехтования, сражается с ним и побеждает - сбрасывает с моста в Сену с торчащим кинжалом в груди. С доказательством - «красной маской» убийцы - он едет к комиссару и узнает, что Розалию уже отвели на эшафот. Они вместе спешат на место казни и успевают в последнюю секунду, когда Розалия лежит под ножом гильотины. Освобожденная княгиня бросается в объятия героя, и они страстно целуются.
        Камера возвращается к месту, где произошел поединок Шарля со злодеем, показывает темные, неприглядные воды реки, где расплывается кровавое пятно, и кажется, что злодей навсегда покинул грешную землю. Но вдруг из воды, у самого берега, появляется голова злодея. Оставляя за собой кровавый след, он ползком выбирается под опору моста, где свалены горы мусора, и на них неподвижно застывает. Тем самым оставляя зрителя в неведении, что хотел режиссер и сценарист этим показать: отвратительную смерть убийцы на куче вонючего мусора или то, что злодей в маске Арлекина не умер и намечается продолжение фильма?
        Оксане не понравилось, что сюжет претендовал на голливудские триллеры-страшилки, но и близко не дотягивал по уровню исполнения. Неясен был мотив убийцы, охотящегося за жертвами, - у него была крайняя неприязнь к молодым актрисам, вызванная психическими отклонениями или чем-то иным?
        Вероника и пропавшая Лена играли всего в нескольких эпизодах, заканчивающихся для них трагически. Но со своими ролями девушки справились, на взгляд Оксаны, хорошо. Особенно запомнилась Лена, как она молила, просила убийцу в маске о пощаде и как тот над ней измывался. У душителя в фильме была еще одна жертва-актриса - наивная, угловатая девушка, которая поплатилась жизнью за излишнее любопытство.
        Имя главного женского персонажа фильма Оксане показалось знакомым, она напрягла память и вспомнила. Бывшая однокурсница Людмила, описывая ей небольшой город Млинов, откуда она родом, рассказала о старинной усадьбе и появляющемся там на протяжении двухсот лет привидении «дамы в белом» - Розалии Любомирской. По легенде, в первый раз она появилась там перед глазами ее матери, владелицы имения, в день своей смерти, хотя была казнена за тысячу километров от этих мест - в Париже.
        Оксана предположила, что Любомирская, реальная историческая особа, была специально введена в сюжет фильма, чтобы придать ему достоверность и привлечь внимание зрителя, хотя на самом деле реальная история не имела счастливого конца - княгиню казнили. Все остальные персонажи и события были не иначе как выдумкой сценариста. Оксана вспомнила Веронику, ее печальный вид, когда они расстались на Лыбедской, и сердце защемило - ведь она не выполнила ее просьбу, не дозвонилась до Бакуменко.
        Оксана набрала номер Вероники, чтобы узнать, как обстоят дела с поисками, но ее телефон оказался вне зоны связи. Когда и через полчаса девушка не появилась на связи, Оксана позвонила Бакуменко.
        - Здравствуйте, Анисим Леонидович. Козлова вас беспокоит.
        - Давно тебя не было слышно, Козлова. Что на этот раз тебе надо?
        - Все то же - как обстоят дела с поисками Елены Рогошко? Что-нибудь удалось выяснить о ней?
        - Новостей нет. Ищем.
        - Вы больше не связывались с Вероникой?
        - Зачем? У нас была договоренность, что она мне сообщит, если Рогошко вернется или ей станет что-нибудь о ней известно.
        - Вероника накануне моего отъезда получила странное письмо с фотографией пропавшей Рогошко. Она собиралась подойти к вам с этим письмом, так как у нее имелись сомнения.
        - Пару раз она звонила, но у меня был цейтнот, и я не смог с ней встретиться. Пусть сегодня придет часам к шести вечера, найду для нее время.
        - Я пыталась дозвониться к Веронике, но ее телефон все время вне связи, - с тревогой в голосе пояснила Оксана.
        - Что с того? Может, она едет в метро или поехала к родственникам в село, где мобильная связь не работает, - нервно отозвался Бакуменко. - Меня разрывают на части, у нас тут труп с насильственной смертью образовался, так что все силы брошены на розыск убийцы. Со следующей недели займусь поисками пропавшей вплотную.
        - Если не возражаете, я сама сегодня свяжусь с Вероникой. А затем вас проинформирую о том, что узнала.
        - Сделай мне любезность, информатор! От меня что тебе надо?
        - Вы не могли бы дать мне ее контакты: рабочий телефон и общежития?
        - Ладно… - Ей было слышно в трубку, как он по старинке листает записную книжку. - Записывай!
        Закончив разговор, Оксана перезвонила Веронике на работу, и там ей сообщили, что девушка без предупреждения пять дней не показывалась в кофейне, поэтому ее уволили, а на ее место взяли другого человека.
        - Как уволили? - поразилась Оксана. - Вы даже не пробовали узнать, что с ней? Может, она заболела, лежит в больнице?
        - Это ее проблемы. Она работала по временному трудовому соглашению без предоставления трудовой книжки и, как работник, нас больше не устраивает. Если свяжетесь с ней, передайте, чтобы пришла получить расчет за отработанное время. Огромная просьба - больше по вопросу Вероники Шкиль нас не беспокоить!
        Предчувствие, что с девушкой могло произойти что-то плохое, овладело Оксаной. Выйдя из автомобиля, она подошла к афише фильма. Внизу мелкими красными буквами было написано, что фильм был участником недавнего кинофестиваля в Одессе, и Оксана вспомнила, что он закончился буквально перед ее поездкой в Турцию. Напавший на Веронику был в такой же маске, как зловещий персонаж в фильме, однако другого цвета - темно-зеленого. Оксана на айфоне вошла в Интернет и отыскала анонс кинофестиваля. В кинофестивале могли участвовать лишь те фильмы, которые еще не вышли на большой экран.
        Получалось, что кто-то, находясь в Одессе, посмотрел этот конкурсный фильм и затем срочно приехал в Киев, изготовил точно такую маску, разузнал, где проживают актрисы, игравшие в фильме жертв, и устроил на них охоту. Тут же внутренний голос ехидно поинтересовался: «Почему ты пытаешься связать два события - нападение на Веронику и исчезновение ее подруги? Они, возможно, произошли независимо друг от друга и никак не связаны между собой. Надо исходить из известных фактов, помня, что нападению подверглась Вероника, а что случилось с пропавшей Рогошко, пока неизвестно». Однако интуиция подсказывала, что связь все-таки существует, ее лишь пока не видно.
        Для чего надо было нападать на девушку в копии киношной маски? Почему она другого цвета? Какую он преследовал цель - разыграть, напугать, ограбить или удовлетворить сексуальные потребности?
        Не исключено, что это был кто-то из съемочной группы, ведь в таком случае у него была возможность изготовить маску заранее, еще во время съемок.
        Оксана набрала номер общежития и, когда ей ответила дежурная, вежливо попросила позвать к телефону Веронику Шкиль.
        - У нас такая не проживает! - буркнула дежурная и дала отбой. Снова дозвониться оказалось не просто, так как номер телефона все время был занят. Дозвонившись, Оксана пошла ва-банк, хотя понимала, что если обман раскроется, то это будет грозить ей крупными неприятностями.
        - Милиция, уголовный розыск. - Оксана благоразумно не назвала свою фамилию, мало ли кто мог сюда звонить. - Вы сказали, что гражданка Шкиль у вас не проживает, а у нас записано, что она как раз живет у вас!
        - Раньше жила, - дежурная, услышав слово «милиция», изменила тон. - У нее и девушки, соседки по комнате, имеется задолженность по оплате за проживание, о чем их предупреждали. А так как они не появляются, комендант приказала освободить комнату от их вещей и снести в каптерку.
        - Ее соседка - Елена Рогошко?
        - Именно она.
        - Когда гражданка Шкиль перестала приходить в общежитие?
        - Точно я не знаю, - замялась дежурная. - Мы работаем сутки-трое, на предыдущей моей смене ее уже не было. - Дежурная понизила голос: - Вам лучше с комендантом об этом поговорить.
        - Позовите ее к телефону!
        - Она отсутствует, уехала на обед. Вы лучше к ней прямо перезвоните, только не говорите, что я дала вам номер. Ее зовут Валентина Федоровна.
        Оксана записала номер телефона коменданта, закончила разговор с дежурной и задумалась.
        У нее уже не было сомнений, что с девушками произошла беда. Вначале неизвестный в маске пытался напасть на Веронику, но та убежала. Затем исчезла Лена, а вслед за ней и Вероника. Обе девушки не местные, перебивались временной работой, и их исчезновение прошло незамеченным. Не вышли на работу? Не появляются в общежитии? Не беда, на их место найдутся другие, с этим в большом городе проблем нет. Со слов Вероники понятно, что и родные не скоро бросились бы их искать.
        Выходит, если бы Вероника не пришла с заявлением о пропаже Лены Рогошко, то их исчезновение в ближайшее время вообще никого не обеспокоило бы.
        Но разве такое может быть?! Ведь они два года жили здесь - не на Луне же! Наверное, имеют знакомых, друзей. У Вероники есть бойфренд, из-за которого она поссорилась с Рогошко, он-то должен заволноваться и выяснить, что с ней и куда пропала. По всему выходило, что телефонным разговором с комендантом не обойтись, надо ехать в общежитие.
        Зазвонил телефон, и высветился незнакомый номер. «Может, Вероника поменяла номер?» - предположила Оксана, но ошиблась.
        - Здравствуйте, Оксана. Это Антон. Как вы съездили?
        «Какой Антон? Ах да!» - Оксана вспомнила мужчину, который помог ей поменять колесо.
        - Неплохо.
        - Как у вас сегодня со временем?
        - К сожалению, сегодня я занята. Давайте я разберусь и сама вам перезвоню.
        - Хорошо, буду ждать. Всего вам хорошего!
        В общежитие Оксана поехала на своем «форде», забив в навигатор адрес. Пришлось ехать через весь город, то и дело застревая в «пробках», изнывая в «тянучках» и страдая от духоты раскаленного солнцем дня, - кондиционером она принципиально не пользовалась. Городские власти и дорожно-ремонтные фирмы в преддверии осени вдруг загорелись желанием срочно отремонтировать дорожное покрытие, создав коллапс автомобильного движения в часы пик. В этом не было ничего плохого, но Оксана даже за тот небольшой отрезок времени, который прожила в Киеве, заметила, что из года в год ремонтируют одни и те же центральные дороги, которые и без того выглядели прилично по сравнению с периферией, забытой на десятилетия. Уже в потоке медленно движущихся автомобилей Оксана пожалела, что не воспользовалась метро или электричкой, - было бы быстрее и заодно она осмотрелась бы на месте. Но «синдром автомобилиста» уже прочно въелся в нее, и, несмотря на проблемы с движением и парковкой, она упрямо ездила на работу своей машиной. Большая окружная дорога ее тоже не порадовала: такая же загруженность и «тянучка» через узкий мост над
железной дорогой. Наконец, подчиняясь казенному женскому голосу навигатора, Оксана развернулась и, проехав в обратном направлении, вскоре оказалась в хитросплетениях частного сектора. Она миновала какие-то склады за бетонным забором и небольшое старое кладбище с ржавыми крестами.
        «Мрачное местечко, а ночью к тому же совершенно пустынное. Как раз для беспечных девчонок, которые поздно возвращаются», - подытожила для себя Оксана.
        Облупленное четырехэтажное здание общежития из красного кирпича находилось по соседству с каким-то предприятием, скрытым за мощным забором, и типовой проходной; с другой стороны виднелась замусоренная зеленая посадка, неухоженность которой бросалась в глаза даже на расстоянии. Подъезд к общежитию преграждали вбитые в землю ржавые трубы, видимо оставшиеся с доисторических времен, и Оксана припарковалась на пятачке перед проходной предприятия, где перед воротами дремала фура, пока водитель оформлял документы на въезд.
        Закрыв автомобиль, Оксана не спеша подошла к общежитию, поднялась по полуразвалившимся ступенькам на крыльцо и зашла внутрь. На вахте в деревянной будочке с турникетом сидела крупная женщина в бордовой кофте и вязала. Вахтерша окинула Оксану неприязненным взглядом и грубо поинтересовалась:
        - Чего тебе надо?
        - Шоколаду! - не удержалась Оксана.
        - Чего?
        - Комендант мне ваш нужен!
        - Зачем?
        - Час тому назад я говорила с вами по телефону! Вам напомнить?
        Женщина опешила, вероятно вспомнив, что Оксана представилась по телефону «милицией». Вахтерша вмиг преобразилась, словно у нее сейчас произошла встреча с инопланетянином. Затем как-то боком выбралась из будочки, и у Оксаны екнуло сердце, что та потребует удостоверение. У нее имелось удостоверение частного детектива, но оно только внешне было похоже на милицейское. И хотя на фотографии она была в форме, внимательному человеку достаточно было прочитать содержание. А уж опытный взгляд определил бы его суть и на расстоянии. Оксана надеялась, что вахтерша не будет такой дотошной. Ее предположение оправдалось: дежурная, прожившая большую часть жизни в Советском Союзе, испытывала страх перед правоохранительными органами на генетическом уровне и не стала требовать удостоверение.
        - Валентины Федоровны нет в кабинете - обедают, - сообщила она.
        - Телефон у нее есть?
        Женщина кивнула.
        - Звоните, срочно вызывайте - у меня времени в обрез!
        Дежурная снова молча кивнула, как будто ее словарный запас на сегодня исчерпался, вернулась в будку, достала мобильный телефон и стала что-то тихо говорить. В это время взревел двигатель фуры, готовящейся въехать на территорию предприятия, и, как Оксана ни напрягала слух, услышать не получилось.
        - Сейчас они будут, - сказала вахтерша, вновь обретя голос и спокойствие, - наверное, разговор с комендантом подействовал на нее благотворно.
        - Пропали две девушки, которые проживали здесь, Лена Рогошко и Вероника Шкиль. Что вы можете о них рассказать?
        - Много их тут ходит, наштукатурятся и хвостом крутят, - хмыкнула дежурная.
        - Все меня не интересуют, а конкретные фамилии я вам назвала. Что вы можете о них рассказать? Кто к ним приходил, с кем они дружили?
        - Вера более степенная, всегда здоровалась. Парень к ней приходил постоянный. Ничего плохого о ней сказать не могу.
        - Какой парень - имя, фамилия? Когда в последний раз приходил?
        - Сейчас посмотрю. У нас порядок, в журнал записываем всех чужих, кто приходит. - Дежурная стала быстро перелистывать журнал. - Нашла! Дроботенко, звать - Федор. Аккурат неделю тому назад был здесь, 30 июля.
        Оксана прикинула - в этот день Вероника написала заявление о пропаже подруги. Выходит, вечером к ней пришел ее бойфренд.
        - А после этого он не приходил?
        - Записи в журнале нет, значит, не был. Я дежурю сутки и двое выходных, так что о том, что было не на моей смене, сказать ничего не могу.
        - Когда вы Веронику Шкиль видели в последний раз?
        - Не припомню. Тут за день их лица так примелькаются, что точно и не скажешь, кого и когда видел.
        - Что вы скажете о Лене Рогошко?
        - Вертихвостка! Из себя строит принцессу, парням головы морочит, а сама - село селом!
        - У нее имелся постоянный парень?
        - У Ленки постоянный ухажер? Насмешили, ей-богу! Она их меняла по нескольку штук за раз. Хотите знать…
        Входные двери открылись, и вошла невысокая женщина лет пятидесяти, в элегантном сером костюме, явно купленном не на рынке, вся такая холеная, рыжеволосая, с аккуратно подколотыми буклями. Вахтерша замолкла, сорвалась с места и вытянулась, словно взяла сторожевую стойку. У вошедшей была очень бледная кожа, мелкие резкие черты и властное выражение лица.
        - Вас ожидают, Валентина Федоровна, - доложила дежурная, показывая взглядом на Оксану, что можно было двояко понять: «вот вам целый сотрудник УГРО» или «познакомьтесь, Валентина Федоровна».
        - Пройдемте ко мне в кабинет. - Не останавливаясь, комендант прошла мимо Оксаны, затем через турникет, лишь скользнув взглядом по дежурной, и у той заметно перехватило дыхание.
        «Похоже, Валентина Федоровна здесь всех держит в ежовых рукавицах». Манера, с какой держалась комендант, показывала, что она в своей вотчине, а тут ей и черт не страшен, не то что какой-то сотрудник УГРО. Если еще она выяснит, что сотрудник «липовый», то без крупного скандала не обойтись. Оксана пожалела, что заранее не заручилась поддержкой следователя Якимчука, с которым у нее были дружеские отношения. Выходит, действовать надо решительно, чтобы управительнице общежития было не до ее удостоверения.
        Кабинетом служила комната метров на пятнадцать, обставленная светлой современной мебелью, с множеством цветов и растений в изящных горшках. Оксане она почему-то напомнила приемную нотариуса. Валентина Федоровна взяла со столика кувшин с водой и, демонстративно повернувшись спиной к Оксане, стала поливать цветы, стоящие на подоконнике.
        - Слушаю вас, говорите, - сказала комендант, не отрываясь от своего занятия.
        - Я не привыкла разговаривать со спиной и с тем, что ниже ее, - холодно и жестко произнесла Оксана. - У вас в общежитии произошло ЧП - пропали две девушки. Я приехала к вам, чтобы получить как можно больше информации. Поэтому слушать буду я, а не наоборот.
        Комендант повернулась к ней со снисходительной улыбкой на лице.
        - В общежитии ЧП нет! Усвойте это для себя. Девицы совершеннолетние и чересчур загуляли, но это не моя забота. Они не внесли плату за предстоящий месяц и согласно договору найма жилья потеряли право на проживание в общежитии. Их вещи в присутствии комиссии из трех человек переписаны и сданы в комнату хранения. Как только они появятся здесь, то получат свои вещи, а дальше это уже их головная боль.
        - Девушки пропали, и неизвестно, что с ними, - чуть мягче произнесла Оксана, решив не накалять обстановку. - Возможно, они нуждаются в помощи, и время играет против них.
        - Сплошные «возможно», а я в вверенном мне общежитии руководствуюсь имеющимися конкретными инструкциями и пунктами договора найма жилья. Вовремя не оплатили - прощайте! Остальное меня не касается. Вы УГРО - вам и флаг в руки: ищите и обрящете! Если есть вопросы, задавайте и прощайте, у меня время не резиновое!
        - Когда в последний раз Вероника Шкиль ночевала в общежитии?
        - До первого числа они должны были внести авансом оплату за свое проживание на следующий месяц, чего не сделали и не предупредили о задержке платежа. Об этом девушки были заранее предупреждены, но Шкиль и Рогошко в общежитии больше не появлялись, поэтому шестого, вчера утром, я создала комиссию, которая в составе трех человек описала их вещи и перенесла в кладовку на хранение. С какого времени Шкиль перестала ночевать в общежитии, я не знаю. Дежурные тоже вряд ли смогут вам в этом помочь.
        - Что вы можете рассказать об этих девушках?
        - Ничего конкретного. У меня около сотни таких «душечек» тут живет - в душу им не лезу, в «грязном белье» не копаюсь. Для меня главное, чтобы поддерживали порядок в своей комнате и общественных местах, режим дня не нарушали, после одиннадцати посторонних у себя не принимали.
        - Ну и как, они соответствовали вашим требованиям? - Внутри Оксаны нарастала неприязнь к комендантше с замашками самодура.
        - Других не держим, в ином случае расстаемся. Пару раз у меня был серьезный разговор с Рогошко - она меня поняла и притихла. Со Шкиль вообще проблем не было. Ваше любопытство удовлетворено?
        - Я хотела бы взглянуть на вещи, которые остались после девушек.
        - У вас есть постановление суда?
        - Хотя бы взглянуть на акт, который вы составили. Ведь там должен быть перечень.
        - Мне надо посоветоваться с юристом, вправе ли я вам его показывать.
        - Договор найма жилья с девушками тоже тайна? Или его у вас нет?
        - Есть. Любопытствуйте! - Комендант подошла к шкафу, открыла створки и быстро нашла нужные папки. Оксана бегло прочитала их.
        - Девушки жили у вас более двух лет, а этот договор оформлен на три месяца и не зарегистрирован в налоговой. Я так понимаю, налог с полученных денег вы не платили - обкрадывали государство?
        - Не понимаю, о чем вы говорите, - ехидно улыбнулась комендант. - Время платежа единого налога еще не подошло, так что успеем и зарегистрировать, и заплатить. А кто и сколько тут жил - это еще доказать надо! А теперь прощайте!
        Оксана поняла, что комендант заняла трудно пробиваемую позицию и дальнейшие усилия будут напрасны. Вот только непонятно, почему комендант так отнеслась к ее вполне понятной просьбе ознакомиться с вещами пропавших девушек? И рассказывать о них ничего не захотела, хотя за два года жизни в общежитии им приходилось неоднократно общаться. Возможно, что эта позиция вызвана не только властной натурой коменданта, но и какими-то обстоятельствами, о которых она хотела бы умолчать? Надо будет опросить всех дежурных общежития.
        - Вы разрешите пройтись по общежитию? Я хочу опросить соседей пропавших девушек.
        - Этого я не могу вам позволить. Подобные расспросы создадут нервозную обстановку среди проживающих в общежитии.
        - Вы препятствуете розыску пропавших девушек?
        - Нет, я придерживаюсь имеющихся правил и инструкций. - Тут комендант с подозрением уставилась на Оксану. - А вот вы даже не представились.
        - Мои данные у дежурной. До свидания! - Оксана поспешила выйти из кабинета, пока комендант не развила тему относительно ее личности и документов.
        На выходе Оксана задержалась.
        - Пожалуйста, вспомните, когда в последний раз вы видели в общежитии Веронику Шкиль и Лену Рогошко? - спросила она у дежурной.
        Та заерзала на месте и с тревогой глянула в сторону кабинета комендантши.
        - Трудно сказать. Лица проживающих примелькались, да и не слежу я за ними специально. Другое дело, когда сюда приходит кто-нибудь чужой.
        - Когда у вас была предыдущая смена?
        - Трое суток тому назад. Я сегодня заступила.
        - Выходит, пятого? А перед этим второго?
        - Верно. Вспомнила - их точно за эти смены не видела! Они же должники за проживание, а у нас со сроками платежей очень строго.
        - Вероника заявила в милицию, что на нее было совершено нападение по пути с работы. Что вы об этом слышали?
        - Вроде что-то такое говорили, но толком ничего не знаю.
        Открылись двери кабинета коменданта, и Оксана поспешила выйти из общежития.
        На пятачке был припаркован еще один легковой автомобиль - на вид новенький «инфинити» бирюзового цвета, с трехлитровым двигателем и тонированными стеклами салона. Не иначе на нем приехала на работу сама комендант.
        - Неплохие заработки у коменданта, - вслух констатировала Оксана. - Может, и мне податься в управдомы, чтобы кататься на авто за сорок тысяч баксов? Хотя, возможно, это подарок любящего мужа.
        Сев в автомобиль, Оксана задумалась.
        «Вероника подала заявление о пропаже Лены Рогошко 30 июля. 31-го утром, в день отъезда в Турцию, мы встретились, а уже 1 августа Вероника не вышла на работу. Выходит, что-то произошло 31-го, вероятнее всего, когда она возвращалась с работы. Но ведь Веронику недавнее нападение крайне напугало, и она зареклась возвращаться той дорогой. Или в ее похищении участвовал человек, которого она знает и доверяет. Надо узнать о ее ближнем окружении, с кем она общалась.
        Выходит, я включилась в поиски девушек? Да, так и есть! Если о Кристине побеспокоился папа-миллионер, то судьба этих пропавших девушек, судя по всему, никого не волнует. Не следует слишком надеяться, что Бакуменко начнет серьезный розыск, ведь формальные действия он уже провел. Если, конечно, вдруг не обнаружится тело одной из этих девушек. - Оксана вздрогнула, по спине пробежал холодок. - Не дай Боже! А если исчезновение девушек все же связано с вышедшим фильмом? Надо найти третью актрису, игравшую роль жертвы душителя, и предупредить ее о возможной опасности».
        Оксана перезвонила Бакуменко и сообщила ему о результатах своего посещения общежития, подытожив:
        - Похоже, на следующий день после написания заявления пропала и сама Вероника Шкиль.
        - Откуда ты это знаешь? Может, ей надоела городская жизнь и она вернулась в отчий дом к родным. Или бойфренд сделал ей предложение и они укатили на отдых. К тому же у меня нет заявления об исчезновении гражданки Шкиль!
        - Нет? Значит, будет - я его напишу!
        - Когда напишешь, тогда и поговорим. Извини, дел по горло и выше! - И Бакуменко отключился.
        Оксана только вздохнула, понимая, что портить отношения с ним не стоит. Если она ввязалась в расследование, то его помощь обязательно понадобится. Даже чтобы собрать скудную информацию в общежитии, ей пришлось представиться оперуполномоченным УГРО. Проводимый детективным агентством розыск более эффективен по сравнению с тем, что ведут официальные органы, если есть солидный денежный клиент, имеется возможность покупать информацию. В данной ситуации нет ни клиента, ни финансовых возможностей, зато есть желание помочь этим девушкам!
        Оксана заметила, как к общежитию направляется быстрым шагом кучерявая девушка. Выйдя из автомобиля, она поспешила ей наперерез. Поняв, что не успевает, Оксана крикнула, стараясь привлечь внимание девушки:
        - Добрый день! Вы не могли бы уделить мне минутку?
        Девушка остановилась, обернулась, тряхнула кудряшками и сделала недовольную мину.
        - Я очень спешу…
        - Вы живете в этом общежитии?
        - Да, а что?
        - Вы знаете Лену Рогошко, Веронику Шкиль?
        Девушка настороженно посмотрела на нее:
        - Вы из милиции?
        - Нет, я из частного сыскного агентства. Эти девушки пропали несколько дней тому назад, и мы ведем их розыск. - Для убедительности Оксана достала свое удостоверение, но девушка даже не взглянула в него и несколько оттаяла.
        - Я живу на их этаже. Особенно не дружили, а так, разговаривали о том о сем на общей кухне, пока борщи варили. Больше с Вероникой общалась, а Ленка - гордячка, высокого о себе мнения.
        Оксана обрадовалась: это была удача!
        - Когда вы в последний раз кого-нибудь из них видели?
        - Веронику, наверное, неделю тому назад. Она была очень расстроена из-за того, что Лена не пришла ночевать в общежитие, и считала, что причиной стала их ссора.
        - Ее молодого человека зовут Федор Дроботенко, не так ли?
        - Верно, Федя часто захаживал в общежитие.
        - Вы не знаете, как с ним можно связаться?
        Девушка застыла в нерешительности и даже прикусила губу.
        - Надеюсь, он может подсказать, где искать Веронику, - добавила Оксана.
        - Понимаете, отношения у Вероники и Феди не были серьезными, потому что он, - девушка замялась, - очень ветреный! Она в него влюблена, а он смотрит на других. И не только смотрит…
        - Он к вам тоже приставал?
        - Было дело, но я его отшила. У меня есть его номер мобильного телефона, но прошу вас, когда Вера найдется, не рассказывайте ей об этом.
        «Хорошо бы, чтобы она нашлась. Относительно того, что «сразу отшила», не особенно верится, раз у нее номер телефона имеется. Похоже, Федя еще тот ловелас».
        - Не волнуйтесь, никто ничего не узнает. И пожалуйста, оставьте свой номер телефона - может, потребуется ваша помощь. Попасть к вам в общежитие очень тяжело, словно на секретный объект.
        Девушка продиктовала номера телефонов и представилась Таней. Затем попрощалась и поспешила в общежитие. Оксана решила вначале собрать информацию о Дроботенко, а лишь затем пойти на контакт с ним. Если он имеет отношение к исчезновению девушек, то может испугаться и податься в бега.
        Оксана перезвонила следователю Якимчуку.
        - О-о! Пропавшая! - обрадовался Якимчук, услышав ее голос. - Каков хлеб у частных сыскарей, с маслом или уже намазываете его черной икрой?
        - В основном с горчинкой, Петр Николаевич. Как ваше «ничего»?
        - Как и раньше - работы невпроворот, но для тебя всегда найдется время.
        - Ловлю на слове, Петр Николаевич. Помогите собрать информацию об одном человеке по имени и номеру мобильного телефона.
        - Ого-го, Ксана! Это называется использовать дружеские отношения в коммерческих целях.
        - Коммерции здесь и близко нет. - И Оксана в двух словах обрисовала ситуацию с исчезновением двух девушек.
        Якимчук молча ее выслушал, а затем откровенно заявил:
        - И какого хрена ты лезешь в это дело? Хочешь, я позвоню Петрище? Он вставит пистон Бакуменко, и тот завертится, как карась на сковородке!
        - Не хочу, Петр Николаевич. У меня тут неделя свободная от работы в агентстве образовалась, я хочу сама в это дело вникнуть. К тому же карасей жарят уже почищенными и выпотрошенными, так что на сковородке они прыгать не смогут. Ну, если у меня не пойдет, то обращусь за «пистоном» к вам.
        - Как хочешь. Работала бы у Петрище, официально занималась бы этим делом и необходимую информацию получала бы без моей помощи.
        - Вы мне отказываете, Петр Николаевич?
        - Ты ко мне что, сватаешься? Попробуй, не откажу! Хорошо, решу с телефончиком, если только номер на контракте. А если нет? По имени и фамилии знаешь, сколько этих Дроботенко? Тебе известен его год рождения, откуда он?
        - Ему около тридцати лет, - неуверенно произнесла Оксана, ругая себя, что не расспросила более подробно о парне.
        - Вот именно - «около»! - выдохнул Якимчук.
        Поболтав ни о чем еще минут пять, Оксана попрощалась с ним.
        Вторая линия поисков, которую Оксана наметила, касалась съемочной группы фильма «Красная маска». Ведь нападавший на Веронику не зря выбрал маску, подобную той, что была в фильме. Она прогуглила все, что касалось этого кинофильма. Режиссером-постановщиком и одновременно главным продюсером был Семен Кротенко, оператором - Никита Трофименко, сценаристом - Вениамин Алмазов.
        Исполнители главных ролей были актеры малоизвестные, а вся киногруппа оказалась довольно многочисленной. И Оксана решила, что, пока она не вышла на Дроботенко, ей следует пообщаться с руководством съемочной группы, собрать о них информацию через Интернет.
        Семен Кротенко был режиссером средней руки, названия его фильмов ей ни о чем не говорили. Оператор Трофименко имел более солидный послужной список. Но самым известным был сценарист и писатель Вениамин Алмазов. Издано более трех десятков его детективных романов, многие из них экранизированы по его сценариям. Он был лауреатом многих литературных и кинопремий. А поиск в «Фейсбуке» помог даже узнать его номер мобильного телефона, поэтому Оксана решила начать знакомство с него.
        После долго играющей музыки Алмазов наконец ответил, недовольно рявкнув:
        - Алле!
        Судя по его интонации, Оксана предположила, что в адрес потревожившего его неизвестного лица он добавил про себя несколько нелитературных выражений. Из Википедии она знала, что Алмазову пятьдесят один год и что он был дважды женат.
        - Здравствуйте, Вениамин Игнатьевич! Вас беспокоят из газеты. - Оксана назвала известное ежедневное издание, посчитав, что журналисту будет проще встретиться с известным писателем, чем частному детективу. - Хотим у вас взять интервью.
        - На следующей неделе позвони - сейчас у меня цейтнот! Сроки сдачи сценария поджимают, да и новый роман на выходе, хоть разорвись на части!
        И снова Оксана решила идти ва-банк.
        - Прошу прощения, Вениамин Игнатьевич, это интервью необходимо нам как можно скорее. Пропали две актрисы, игравшие роли жертв в недавнем фильме «Красная маска», снятом по вашему сценарию. Перед этим одна из них заявила в милицию, сообщив, что за ней охотился неизвестный в маске, точно такой же, как в фильме. Это будет статья-бомба! События фильма нашли свое продолжение в реальной жизни! Это прекрасная реклама для вашего фильма!
        Алмазов затих, и Оксана замерла в ожидании услышать его реакцию. Пауза значительно затянулась. Дольше, чем может позволить себе занятой человек, у которого все «горит». Он послал бы ее ко всем чертям и бросил трубку.
        - Хорошо, только я никуда не буду ехать - приезжайте вы ко мне. - И он продиктовал адрес.
        Писатель жил за городом, в Лесной Буче. Оксана, пробив маршрут по навигатору, поняла, что ей удобнее выехать на Окружную дорогу, а затем свернуть в направлении Гостомеля.

        Глава 8

        Как только Оксана свернула с Большой окружной дороги, с обеих сторон потянулся чудесный сосновый лес, и нервное напряжение, которое овладело ею в ожидании предстоящей встречи, постепенно отпустило. Лесной пейзаж напомнил ей родные места и то, что давно не навещала родителей. Она дала себе обещание, что, независимо от того, как будут складываться обстоятельства, в течение этой недели найдет время, чтобы съездить к родителям хотя бы на денек.
        В Буче наряду с частным сектором имелся целый район новых, красочно оформленных многоэтажных домов с подъездными путями и стоянками. Алмазов жил на самой окраине городка, в двухэтажном доме желтого цвета, который выглядывал из-за кирпичного забора и был похож на дворец. Выйдя из автомобиля, Оксана подошла к металлической двери в ограде, украшенной коваными розами. Она заметила глазок камеры наблюдения и нажала на звонок.
        - Кто там? - раздался женский голос из переговорного устройства.
        - Журналистка Козлова, я договорилась с Вениамином Игнатьевичем об интервью.
        Двери щелкнули и автоматически открылись. За ними оказалась ведущая к дому аккуратная дорожка, покрытая темно-коричневым песчаником. С обеих сторон дорожки росли шикарные кусты самшита, а за ними виднелся идеальный травяной газон, который как раз подстригал мужчина средних лет, неопрятного вида, в рубашке с пятнами пота под мышками. Увидев ее, он выключил электрокосилку и улыбнулся, показав страшные, пораженные кариесом желтые зубы. «Неужели это Алмазов?» Но затем, вспомнив фотографию писателя из Википедии, успокоилась.
        Оксана не успела дойти до дома, вход в который над ступеньками украшали две псевдоколонны, как парадные двери открылись и на пороге появилась блондинка лет тридцати пяти, в розовых бриджах, обтягивающих ее идеальную фигуру. «90 ? 60 ? 90», - отметила про себя Оксана, прежде чем поздороваться. Внешность у нее, учитывая длинный нос, была средненькая и значительно проигрывала фигуре. В свою очередь блондинка тоже окинула оценивающим взглядом прибывшую «журналистку» с головы до ног и только после этого сказала:
        - Вениамин Игнатьевич примет вас в кабинете. Следуйте за мной!
        Внутри дома, как и снаружи, царил идеальный порядок, мебель и все находящиеся тут вещи были подобраны со вкусом и были очень дорогими. Писатель явно не бедствовал, и у Оксаны появилось чувство, что она находится в музее или выставочном павильоне, - не ощущалось, что тут живут люди, разве что бестелесные духи. Следуя за блондинкой, Оксана ломала себе голову - кто ее провожатая? Жена, любовница, горничная, домоуправительница? Ей подходили все эти ипостаси. Из Википедии Оксане было известно, что писатель был два раза женат, но там не говорилось о нынешнем семейном положении Алмазова и кто были его жены, есть ли дети.
        Кабинет Алмазова находился на втором этаже, и они поднялись по лакированной деревянной лестнице с необычными, украшенными резьбой балясинами и китайскими дракончиками на концах перил. Блондинка подвела ее к двери и, постучав, предложила войти, сама же осталась в коридоре.
        Алмазов оказался крупным мужчиной с длинными седыми волосами до плеч. Он сидел с ноутбуком за огромным двухтумбовым столом в кожаном кресле с высокой спинкой. Оксана знала, что ему пятьдесят один год, но выглядел он достаточно моложаво. Он был одет в светлую, расстегнутую до половины груди тенниску, из-под которой на всеобщее обозрение выбивалась рыжевато-седая растительность. Не обращая внимания на вошедшую, он энергично стучал по клавишам компьютера. Оксана остановилась у двери, понимая, что писатель полностью погружен в творческий процесс, и не зная, как себя вести.
        - Здравствуйте, Вениамин Игнатьевич! - наконец решилась она.
        - И тебе не хворать! - не отрываясь от ноутбука, громко прорычал Алмазов. - Присаживайся и молчи!
        И время остановилось. Оксана устроилась на стуле возле стеклянного книжного шкафа, развлекаясь разглядыванием корешков книг. Вдруг Алмазов перестал набирать текст, закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
        «Еще заснет!» И Оксана напомнила о себе натужным искусственным покашливанием. Алмазов открыл глаза и окинул ее холодным пытливым взглядом, от которого ей стало почему-то не по себе. Возможно, вот так рассматривают под микроскопом некий примитивный организм. Ей стало ясно, что из мира фантазий он снова вернулся в реальный мир.
        - У тебя пятнадцать минут времени. И заруби себе на носу - не думай сдавать свою писанину в номер без моего редактирования. Ефим Трофимович по-прежнему у вас главный редактор?
        - Да, - кивнула Оксана, не имея об этом понятия.
        - Что тебя интересует? Начни с главного, всякое наполнение ты найдешь в моих прежних интервью. Надеюсь, ты их читала?
        - Конечно, читала!
        - Задавай вопросы кратко и самую суть.
        - Две девушки, игравшие роль жертв в фильме, пропали. Их звали…
        - Я их не помню. - Алмазов открыл ящик стола, и внезапно в его руке оказался пистолет «форт», ствол которого был направлен на Оксану. В следующее мгновение сухо щелкнул взведенный затвор, и она отметила, что пистолет писатель держал твердо, его рука не дрожала. Похоже, Алмазов не шутил!
        - Теперь выкладывай, кто ты и какова цель твоего визита ко мне! Ты не журналистка, редактора газеты зовут Михаил Олегович, поэтому не выкручивайся и не парь мне мозги!
        Оксана мысленно выругала себя - вот это прокол! За спиной у нее открылись двери, и, скосив взгляд, она увидела ту самую блондинку.
        - Ты кого привела, Вета? Почему не проверила удостоверение? - грозно прикрикнул на нее писатель. - Это подстава - пришла сюда что-то разнюхивать!
        - Ты же сам… - попыталась оправдаться блондинка, но писатель прервал ее: - Вызывай милицию, пусть там выяснят, что ей здесь было нужно!
        - Не надо никого вызывать, я сейчас все объясню и предъявлю удостоверение детективного агентства, чтобы не было сомнений.
        - У тебя тридцать секунд. И не делай резких движений - я хорошо стреляю!
        Судя по тому, как Алмазов управлялся с пистолетом, Оксана не сомневалась, что он не преувеличивает. Она не спеша достала документы из сумочки и передала блондинистой Вете, а та, прочитав, кивнула.
        - Она говорит правду: частный детектив Оксана Козлова. - И Вета положила удостоверение на стол перед писателем. Тот, прочитав, сверил фотографию и только тогда спрятал пистолет обратно в стол, но, как обратила внимание Оксана, не закрыл ящик.
        «Интересно, кого так боится популярный писатель? Он вроде не бизнесмен, хотя по обстановке в доме видно, что деньги у него есть».
        - Зачем ломала комедию, представившись журналисткой?!
        - Чтобы иметь возможность встретиться с вами. Вряд ли вы согласились бы на встречу, если бы знали правду.
        - Логично. Что тебе до этих девушек?
        - Наше агентство вместе с милицией занимается их поисками. Имя нашего клиента, естественно, не могу сообщить.
        - Ты думаешь, что я прячу их у себя в доме? - презрительно скривил губы писатель.
        - Нет, я хотела пообщаться с вами. Дело в том, что перед исчезновением Вероники Шкиль на нее напал незнакомец в маске, очень похожей на ту, что была у злодея в фильме, только темно-зеленого цвета. Поэтому не исключено, что нападавший имел какое-то отношение к съемочной группе фильма, хотя это не факт. Так же, как и то, что нападение и пропажа девушек связаны между собой.
        - В романе, на основе которого создан сценарий фильма, маска имеет темно-зеленый цвет. Книга вышла на год раньше фильма. Но режиссер и продюсеры фильма настояли, чтобы цвет маски был красный, - так он больше воздействует на воображение зрителя.
        - Во время съемок не происходили какие-либо странные события, связанные с этими девушками?
        - Я этих девушек не помню, тем более как их звали. К тому же я присутствовал на съемочной площадке считаные разы. Тебе лучше пообщаться с Сеней.
        - Режиссером Кротенко? Как с ним можно связаться?
        Алмазов достал пухлую визитницу в кожаном переплете и достал из нее визитку.
        - Здесь найдешь номер его мобильного. Если захочешь поговорить лично, то найдешь его в яхт-клубе в Гидропарке. Он в теплое время живет прямо на своей яхте.
        - Хотелось бы встретиться и с другими членами съемочной группы.
        - Все выяснишь у Сени и больше мне не мешай! Вета, проводи детектива на выход!
        - Спасибо, Вениамин Игнатьевич. Если в следующий раз…
        - Будет видно! - прервал ее Алмазов. - Прощай, детектив Козлова!
        - Идемте! - мягко произнесла Вета и открыла двери кабинета, приглашая выйти. Когда они шли через комнаты на выход, она сочувственно произнесла:
        - Не обижайтесь, Оксана. Вениамин, как и все творческие люди, очень импульсивный.
        - И в мыслях такого не было! Это я виновата. Вета, мне показалось, что ваш муж, - Оксана сделала паузу, ожидая, что блондинка ее поправит, но та молчала, - чего-то очень опасается. Ему кто-то угрожает?
        - Вениамин очень скрытный и не всем делится. Я заметила, что в последнее время он стал очень нервный. Причину не знаю, возможно, это связано с большим объемом работы. Он весьма востребован и везде хочет успеть, поэтому работает на износ. Ему нужен отдых, смена впечатлений, а он никак не может найти для этого время.
        - Вета, вы не могли бы дать свой номер телефона? Я понимаю, что снова встретиться с Вениамином Игнатьевичем будет сложно, но надеюсь, что вы сможете в чем-то помочь.
        - Охотно. Обращайтесь. Мое полное имя - Елизавета, Лиза. Ветой меня зовут с легкой руки Алмазова. - И она продиктовала номер телефона, а Оксана оставила ей свою визитку.
        Странный садовник встретил ее уже у дорожки, снова показав свои ужасные зубы в улыбке.
        Выйдя за пределы усадьбы Алмазова, она не спешила садиться в автомобиль. Окружающая природа манила, все тут дышало спокойствием и тишиной. Алмазов выбрал чудесное место для жилья. Оксана решила немного пройтись, анализируя встречу c писателем, которой в целом осталась довольна. Она узнала, как связаться с режиссером Кротенко, и выяснила, что цвет маски напавшего на Веронику был не случайно изменен на темно-зеленый, - так она выглядит в романе. Внутренний голос возразил ей: почему она пытается настойчиво связать два события - исчезновение девушек и нападение на Веронику? Исчезновение каждой из них может иметь свою причину и необязательно связано с похищением.
        Оксана вернулась к автомобилю и окинула взглядом высокий кирпичный забор, опоясывающий дом Алмазова. У нее мелькнула мысль - лучшего места для удержания похищенных девушек трудно представить. Но зачем это надо Алмазову? Для удовлетворения тайных эротоманских фантазий? Он производит впечатление вполне нормального человека, и, судя по всему, его финансовое состояние позволило бы воплотить их без похищения. А его нервозность и даже боязнь могут иметь множество причин. Хотя бы то, что он человек состоятельный и живет в уединенном месте, где ему приходится рассчитывать только на себя.
        Поездку к Кротенко Оксана наметила на следующий день - утром в воскресенье. Она рассудила, что выходной день наиболее подходит для того, чтобы застать режиссера дома и спокойно переговорить с ним. Вряд ли это получится на съемочной площадке, да и вообще, где его искать во время работы? Она не знала, как отреагирует Кротенко на ее звонок по телефону и просьбу о встрече. К тому же было лучше застать режиссера врасплох и посмотреть на его реакцию относительно пропавших девушек.
        Всезнающая «вики» выдала скудную информацию о Семене Кротенко. Ему тридцать девять лет, режиссер и актер, работает в жанре драмы и короткометражки, в его активе как режиссера-постановщика кроме «Красной маски» еще две картины-полнометражки, названия которых ничего ей не говорили и имели довольно низкий рейтинг - 3.2. Из краткой аннотации она узнала, что это киноповести о любви и молодых людях, которые пытаются найти себя в жизни. В качестве второго режиссера он принял участие в съемках еще двух мелодрам.
        На обратном пути дорога оказалась не такой загруженной, и звонок от Якимчука застал ее, когда она въехала в город.
        - То, что ты просила, я выяснил. Будешь записывать?
        - Говорите, я запомню.
        - Федор Алексеевич Дроботенко, 1985 года рождения, киевлянин, работает рабочим сцены в театре имени Леси Украинки, живет на Борщаговке. - И он продиктовал адрес. - С тебя шоколадка за проделанную работу.
        - Огромное спасибо, Петр Николаевич!
        - Дальше развлекайся сама, у меня полно работы. Но если что, обращайся, хотя, как по мне, ты не тем занимаешься и зря тратишь время.
        - Я так не думаю!
        Закончив разговор, Оксана посмотрела на часы - было около пяти часов вечера. Дроботенко еще можно застать на работе, и она поехала прямо к театру. На улице Пушкинской ей не повезло с парковкой, и пришлось свернуть на Богдана Хмельницкого, где возникла та же проблема, и она едва смогла втиснуться между авто на тротуаре возле антикварного магазина. Спустившись вниз, она вышла к служебному входу со стороны Пушкинской. Небольшой вестибюль, вход в служебные помещения «стерегла» пожилая женщина, со строгим видом сидевшая за столом. С противоположной стороны имелись стеклянные двери, ведущие в кафе. Оксана махнула перед ее глазами раскрытым удостоверением, сработавшим и на этот раз, - у женщины округлились глаза. Наклонившись к ней, Оксана конфиденциальным тоном сказала:
        - Мне надо встретиться с рабочим сцены Дроботенко. Он сейчас на работе?
        - Да, он недавно пришел, - видимо, участвует в вечернем спектакле. - Женщина окликнула полного молодого парня, только что вышедшего из кафе и что-то дожевывающего на ходу. - Леня, позови Федю Дроботенко. К нему пришли.
        - Где мне его искать? Или мне здесь больше делать нечего? - огрызнулся парень, не собираясь останавливаться.
        - Проведите меня, - сказала Оксана, обращаясь к парню, и вопросительно посмотрела на вахтершу. Та согласно кивнула. - А я там поспрашиваю.
        Парень окинул ее насмешливым взглядом.
        - Хорошо, пошли.
        Когда они прошли через анфиладу нескольких комнат, он поинтересовался:
        - Как это наша мегера пропустила тебя? Может, ты ее родственница?
        - Ага, по мужу, - ответила Оксана.
        - А Федя у вас друг семьи? - насмешливо произнес парень и категорически заявил: - Искать его с тобой я не буду! Он может быть где угодно: лясы точить в костюмерной, бухать со слесарями в мастерской или под сценой - на спектакле будет задействован поворотный круг. А если он на колосниках, то найти его там совсем амба!
        - Может, позвонить ему на мобильный?
        - Номер есть? Звони!
        - Я наберу, а ты объясни, куда ему подойти. - Оксана пожалела, что ушла с «вахты» - там было бы проще встретиться. Рассчитывала на эффект неожиданности, который, как известно, часто приносит успех. Правда, в чем? Она тыкается, будто слепой котенок, и ей до сих пор ничего не удалось узнать. Было ли похищение девушек или что-то другое? Что с ними произошло? Где они находятся? Причина исчезновения у них одна или у каждой своя? Пока она может исходить только из того, что девушек нет, и искать этому причину.
        - Федя, дуй в репетиционный зал, тебя здесь ожидает таинственная прелестница, по телефону которой я говорю. Твоя фанатка! Пальчики оближешь!
        Оксана решила не прерывать тираду своего провожатого. Ей было не слышно, что отвечал Федя, разве что догадывалась по блеску глаз толстяка.
        - Сейчас прибежит. И почему его так девчата любят?
        - За то, что у него нет избыточного веса!
        Вскоре в зал торопливо вошел темноволосый коренастый парень в синей спецовке. Он был приятной внешности, с буйной шевелюрой, но по росту значительно ниже Оксаны. Быстро смерив ее взглядом с головы до ног, он остался доволен осмотром и подошел к ней развязной походкой.
        - Приветик! Ты, что ли, меня ждешь?
        Оксана, чтобы сразу расставить все по местам, сунула ему под нос раскрытое удостоверение.
        - Здравствуйте, гражданин Дроботенко. Где бы мы могли с вами спокойно поговорить?
        На лице у Дроботенко не дрогнул ни один мускул, и он спокойно произнес:
        - Можно взглянуть поближе? Фамилию не разберу.
        Чудодейственная корочка не помогла, и Оксана, не выпуская из рук удостоверение, позволила ему прочитать.
        - Частный детектив Козлова? - с невозмутимым видом прокомментировал он. - Вы же не милиция?
        - Наше агентство проводит розыск параллельно с правоохранительными органами. Они к вам тоже придут, - выдала Оксана желаемое за действительное. - И могут не прийти, если вы будете со мной максимально откровенны.
        - А что мне скрывать? - ухмыльнулся парень.
        - Пропали Вероника Шкиль и Елена Рогошко.
        - А я тут при чем?
        - Вы же встречались с Вероникой?
        - Было дело. Так что, с ней одной? Тут знаете сколько театралок ходит, которые желают попасть на спектакль на шару?
        - У вас не было с ней серьезных отношений?
        - Нет! Ну несколько раз с ней того… вы понимаете, но это несерьезно. Она прицепилась ко мне, потому что я киевлянин, а ей надоело жить в общаге. А мне надоела ее ревность. Да и жениться я пока не собираюсь. Вот поступлю в театральный институт, сменю работу на творческую, тогда и буду думать.
        - В общежитии мне сказали, что вы с ней встречаетесь уже длительное время, да и она считала вас своим парнем.
        - Мало ли, что она думала! В общагу к ней захаживал. Зарплата у нее курам на смех, а театр она любила - я ей бесплатные контрамарки давал.
        - Почему вы говорите о ней в прошедшем времени?
        - Потому что я разорвал с ней отношения. Она приревновала меня к своей подружке, было бы к кому!
        - И когда это произошло? Вероника… Гражданка Шкиль, подавая заявление в милицию о пропаже гражданки Рогошко, считала, что у вас серьезные отношения.
        - Это ее фантазии! Я вам могу назвать не одну девчонку, которая имеет на меня «виды»!
        - И вы не имеете ни малейшего представления о том, где они могут быть и что с ними произошло?
        - Абсолютно!
        - Когда вы узнали об их исчезновении и от кого?
        - О Ленке мне сказала Вера, а о ней - дежурная в общежитии.
        - Шкиль вам рассказывала о нападении на нее незнакомца в маске?
        - Ага. После этого она перестала ездить электричкой, перешла на маршрутку - так безопаснее.
        - Кто бы это мог быть? Она не высказывала предположений?
        - Никаких, но перепугалась очень сильно.
        - Когда в последний раз вы виделись со Шкиль?
        - Вроде как тридцать первого прошлого месяца.
        - При каких обстоятельствах?
        - Она пришла ко мне в театр, я ее провел на 2-й ярус, уже на второе отделение. После спектакля она сама поехала в общежитие.
        - Вы с ней не поехали? Почему?
        - Я договорился о встрече с другой. Вера приперлась, не предупредив меня. А я уже окончательно решил с ней больше не встречаться.
        - Вы ей об этом сказали?
        - Нет. Решил в другой раз, не на ночь глядя. Сказал, что обещал маме быть дома пораньше, и Вера, похоже, поверила.
        Оксане стоящий перед ней смазливый парень был отвратителен. Она удивлялась наивности Вероники, которая не понимала, с кем встречается. Судя по всему, девушка пропала по дороге из театра в общежитие и этот субъект был последним, кто ее видел. Логика подсказывала ей, что если бы он был причастен к ее исчезновению, то попытался бы умолчать о последней встрече или представить ее по-другому. Но было известно много случаев, когда преступники специально делали алогичные поступки. Признавшись в этой встрече, он, наверное, имеет «железное» алиби на время ее исчезновения, а это где-то с десяти до двенадцати вечера, если Вероника сразу направилась в общежитие. А куда еще она могла пойти?
        - Вам известен круг знакомых Вероники?
        - Это в основном девушки из общежития. Соня, Лида, Света, Таня - фамилий не знаю. Они живут рядом с ней на этаже.
        - На работе она ни с кем не дружила?
        - Там напряженные отношения.
        - С кем вы встречались в тот день, когда расстались с Вероникой?
        - Даже так? Вы не следователь, а частный детектив, поэтому я могу не отвечать.
        - Ваше право. Боюсь, что встречи со следователем вам не избежать.
        - А я не боюсь. Всего хорошего, я на работе, и скоро начнется спектакль. Хотя, может, вы хотите его посмотреть? «Очень женатый таксист» - прекрасная комедия с Додиком Бабаевым в главной роли. Я могу организовать вам место.
        - Спасибо, обойдусь.
        Уже выходя из театра, Оксана подумала, что утром планировала сходить на какой-нибудь «легкий» спектакль, а тут представилась такая возможность - и она не воспользовалась. По дороге домой она заехала в книжный магазин и купила роман Алмазова «Смеющаяся маска Арлекина».
        Уже подъезжая к дому, она вспомнила, что обещала позвонить Антону. Мимолетное, ни к чему не обязывающее знакомство перед поездкой в Турцию оставило хорошее впечатление о парне: помог ей, не был навязчивым, да и с кофе была ее инициатива.
        «Уже год я живу здесь, веду себя, словно монахиня или фанатичка работы. Рома остался в прошлом, и за это время я от него полностью «излечилась». Я не собираюсь вешаться кому-либо на шею, но о личной жизни надо подумать. Почему бы и не встретиться с Антоном? Вдруг это мое? Судьба любит преподносить неожиданные сюрпризы».
        Оксана позвонила Антону и договорилась встретиться с ним завтра вечером на Подоле, возле памятника философу Сковороде. Место она выбрала исходя из того, что там всегда можно найти, где припарковать автомобиль, да и кофеен полно.
        Тетя встретила ее с воодушевлением и оказалась дома не одна - в гостях у нее была женщина лет шестидесяти, в строгом сером костюме и с пронзительным умным взглядом. Они расположились в гостиной и чаевничали, на столе стоял уже разрезанный торт, который Оксана купила утром. Оксана вспомнила утренний разговор, что к тете должна была прийти приятельница, умеющая гадать.
        - Оксаночка, присаживайся. Знакомься - Лидия Петровна.
        - Здрасте! Очень приятно. - Оксана повернулась к тете: - Спасибо, но не буду мешать вашему общению. Да и у меня есть неотложные дела.
        - Вот она всегда так - спрячется у себя в комнате и сидит молча за компьютером, будь он неладен! Людям нужно живое общение, а не с машиной! Поэтому и засиделась в девках!
        - Тетя!
        - Что, тетя? Неприятно, но - правда! Скоро тридцатник, а ты о семье не думаешь. А ведь для женщины это самое главное!
        - Сейчас время другое. Женщины карьеру строят, как и мужчины, рожают в тридцать пять, и все нормально.
        - В тридцать пять! - схватилась за голову тетя.
        - Извините, но мне в самом деле надо поработать, - обратилась Оксана к женщине.
        - Присядьте, хоть тортик попробуйте, - мягко произнесла гостья.
        - Он на фигуре отражается, а мне еще замуж идти.
        - Во-во! - обрадовалась тетя. - Лидия Петровна погадает тебе на кофейной гуще лучше, чем на картах. В позапрошлом году нагадала мне с ногой - вот я ее и потянула, два месяца мучилась, ходила с палочкой.
        - Тетя, давайте в следующий раз!
        - Нет, сегодня! Мне же интересно, на кого тебя оставлю, а до следующего раза, может, не доживу!
        - Тьфу, тьфу! Что вы говорите, тетя?
        - Как есть, так и говорю. Плохо себя чувствую.
        - Хорошо, гадайте на кофе, и я пойду к себе, - капитулировала Оксана, зная упрямство тети. - Но торт на ночь есть не буду.
        - Иди на кухню и свари себе кофе, - скомандовала тетя. - После придешь к нам, да не забудь блюдце.
        Оксана для ускорения процесса не стала варить в джезве на плите, а, закипятив воду в электрочайнике, налила ее в чашку с молотым кофе и прикрыла блюдцем. Предстоящее гадание было очередной причудой тети, с чем Оксане то и дело приходилось сталкиваться. Выждав пару минут, она поспешила в комнату, чтобы побыстрее закончить с этим делом.
        - Что я должна сделать?
        - Присесть за стол и не спеша, с удовольствием выпить кофе. Этот напиток не терпит торопливости, - пояснила Лидия Петровна. - Затем левой рукой взболтаешь гущу по часовой стрелке и поставишь чашку верх дном на блюдце, как бы наискосок. А после уже я тебе растолкую.
        - Почему именно левой рукой?
        - Чтобы узнать, что у тебя на сердце.
        Когда Оксана все это выполнила, Лидия Петровна посмотрела на узоры, оставленные кофейной гущей, и нахмурила брови.
        - Вижу «глаз» - это предупреждение о том, чтобы ты была осторожна в делах. Узор чересчур темный, говорящий о том, что на тебя давит бремя проблем, а так как он расположен дальше от ручки, свидетельствует, что дела чужие и ты уж слишком близко к себе их подпускаешь, а это грозит опасностью. Твое сердце было «ранено» любовью, и поэтому ты пытаешься забыться в работе.
        «Очень много слов и ничего конкретного. В гадании важно напустить «туману», и уже тот, кому гадали, сам все домысливает. На людей с больным воображением это сильно воздействует, но у меня здоровая психика», - подумала Оксана, а вслух сказала:
        - Спасибо, Лидия Петровна, было очень интересно.
        - А где же про любовь? Когда у Оксаночки появится суженый? - разочарованно произнесла тетя.
        - По-видимому, не скоро. Ваша племянница слишком отдается своей работе, и это может уже в самом ближайшем времени создать у нее большие проблемы.
        - Я ей тоже говорю, что надо подумать о себе, а не отдаваться работе. - Тетя сделала паузу, задумавшись, и добавила: - Уж лучше мужчине.
        Но Оксана уже скрылась в своей комнате и засела за чтение романа. Авторы в предисловии сообщали, что роман написан на основе найденного реального дневника дворянина Шарля де Виржи. Подобное чтиво было не в ее вкусе - она предпочитала специальную литературу и поэтому «пробегала» страницы, вылавливая лишь необходимую, на ее взгляд, информацию. Чтение подобным образом позволило ей одолеть триста страниц за каких-то два часа. К этому времени приятельница тети ушла и в квартире установилась полная тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов и иногда сонным бормотанием тети.
        Содержание романа и фильма совпали не во всем, и, кроме того, появились новые важные персонажи. Молодой дворянин Шарль де Виржи был безответно влюблен в княгиню Розалию Любомирскую-Ходкевич, которая была замужем и даже имела детей. Из-за любви к княгине Шарль участвует в подготовке побега сына королевы, но, как и в фильме, случайно спасает убийцу-душителя, которого прозвали в Париже Арлекином из-за смеющейся маски и огромной бородавки на лбу. Шарль попадается полиции в тайном казино, а так как в революционной Франции, находящейся в состоянии войны, действовали очень жесткие законы, ему грозит смерть на гильотине. Спасая свою жизнь, он выдает заговорщиков и просит не трогать Розалию Любомирскую, но ее казнят вместе со всеми, в том числе и дядю Шарля, которого в фильме сделали главным злодеем-душителем. Потрясенный Шарль готов убить себя, но его отговаривает от этого рокового шага знакомый барон де Леруа. Барон раскрывает ему свою тайну: на самом деле он легендарный алхимик Николя Фламель, в руки которого попал секрет бессмертия. Но чтобы продлить свою жизнь, надо забрать во время магического
ритуала жизнь у других. Именно он и есть тот самый неуловимый душитель Арлекин, которому требуется каждые семь лет забирать жизнь семи человек. При этом он предпочитает юных актрис. Во время ритуала он надевает маску не Арлекина, а грозной богини Кали, за бородавку приняли третий, закрытый глаз, принадлежащий прошлому, куда возврата нет.
        Фламель уже несколько столетий путешествует по всему миру, время от времени продлевая себе жизнь. Алхимик предложил Шарлю стать его компаньоном, приобщиться не только к бессмертию, но и к вечной молодости. Шарля мучает искушение вечной жизни, но он не поддается ему и убивает Фламеля. В его руки попадает магическая книга, где изложен обряд бессмертия и секрет специального напитка, а также магические атрибуты - маска богини Кали и кольцо с черным камнем. К мысли о бессмертии Шарль возвращается через много лет. Будучи уже немолодым, он покидает свое имение и уезжает в Париж. На этой неопределенности в дальнейшей судьбе главного героя роман заканчивается. Фантастичность некоторых персонажей и событий позволили Оксане усомниться, что в романе описывались реальные события. Было ли это на совести автора записок Шарля де Виржи или авторов современного романа, Оксане оставалось только догадываться.
        Оксана решила «пробить» по Википедии основных персонажей романа. Особенно тщательно она «порылась» в Интернете, отыскивая подробности биографии Розалии Любомирской-Ходкевич, благо публикаций о ней было предостаточно, и надеясь выйти на Шарля де Виржи, являющегося автором записок, послуживших основой для романа и фильма. Розалия детство и отрочество провела в Чернобыле, имении родителей, и была довольно легкомысленной особой. Выйдя замуж за богатого и родовитого шляхтича Александра Любомирского, она через несколько лет вместе с мужем оказывается при дворе французского короля Людовика XVI. Став фрейлиной королевы Марии-Антуанетты, войдя во вкус, она наслаждается веселой и развращенной придворной жизнью, отказывается вернуться с мужем в Польшу. Остается в Париже, где заводит себе любовника. В Польшу ей все же приходится вернуться, где она рожает мужу двоих детей. Однако когда у нее появляется новое романтическое увлечение, она бросает все и уезжает с новым любовником в Париж. Как оказалось, это был путь в один конец. И это был не Шарль де Виржи, а известный польский дипломат Тадеуш Мостовецкий. Когда
перед ее любовником встает выбор: любимая или карьера, тот отдает предпочтение последней и уезжает в Польшу. Розалия в течение четырех лет живет в Париже, где бушуют революционные события и быть аристократом смертельно опасно для жизни. Она занимается тайной подготовкой освобождения королевы и ее сына. Розалия живет во дворце, любезно предоставленном ей в пользование новым любовником, и это снова не де Виржи. Когда Розалию арестовывают, ее муж через посольство в Польше хлопочет о ее освобождении, но ее казнят.
        Оксане так и не удалось найти хотя бы упоминание о де Виржи. Зато Николя Фламель, почти мифическая особа, оказался реальным человеком, родившимся в 1330 году. Будучи владельцем небольшой книжной лавки, он приобрел древний папирус на арамейском языке, известный как «Книга Иудея Авраама». На протяжении нескольких десятилетий он пытался разгадать его «тайный смысл», для чего под видом паломника путешествовал по Испании, налаживая контакты с еврейскими общинами. Возвратившись, он неожиданно чрезвычайно разбогател, стал владельцем десятков доходных домов и меценатом. Вскоре возник миф, что он узнал секрет философского камня, научился превращать свинец в золото и обрел вечную жизнь.
        Официально считается, что он умер в 1418 году. Однако миф говорит, что он инсценировал свою смерть, дабы скрыться от всевидящего ока Святой инквизиции, проявившей к нему пристальное внимание из-за непривычно долгой для Средневековья жизни и огромных богатств. Почти все свое наследство он оставил небольшой церквушке Сен-Жак-ля-Бушери, которая ежегодно поминала его вплоть до начала Великой Французской революции.
        - И зачем мне эта история Розалии Любомирской, Шарля де Виржи и мифического Николя Фламеля? - задалась вопросом Оксана. - Даже если речь идет о событиях, реально происходивших более двухсот лет тому назад, все это не имеет отношения к нашей жизни. И тем более не поможет розыску Вероники Шкиль и Лены Рогошко. Пора ложиться спать.
        Одно дело - дать себе установку, другое - ее выполнить. Оксана долго крутилась без сна, события дня то и дело всплывали в ее памяти. У нее появилось ощущение, что ее активность в поисках девушек объясняется лишь желанием достигнуть самоуспокоения.
        Уже впав в полудремоту, она услышала шум за окном, как будто кто-то скреб чем-то железным по оконному стеклу. Только вселившись в частный дом тети, она удивлялась, почему у той нет предохранительных решеток на окнах. Этот звук напомнил ей, как отец вырезал стеклорезом стекло подходящего размера. Оксана быстро села в постели и с некоторым страхом посмотрела в сторону окна. Там стояла густая темнота, а серп луны завис так высоко, что почти не разбавлял ее своим светом. Оксана прошлепала босиком к окну и настороженно всмотрелась в него - оно было целым. Но она точно слышала шум именно из-за этого окна. Оксана, накинув на ночную рубашку платок, прошлепала в коридор, открыла входную дверь и вышла на крыльцо. И ужаснулась мысли: «Зачем я это делаю?» Подчиняясь голосу разума, она остановилась.
        Всматриваясь в темноту, она несмело крикнула:
        - Эй, тут кто-то есть?
        Она услышала тяжелое прерывистое дыхание. Так дышат при тяжелой физической работе или когда готовятся совершить что-то ужасное.
        - Кто здесь?
        В ответ - тишина и шумное дыхание, которое стало двоиться, троиться, словно ее молчаливо окружала группа людей. Оксана рванулась в дом, захлопнула за собой дверь. Пробежав по коридору, она влетела в свою комнату и бросилась в постель. Темнота в комнате, казалось, сгустилась еще больше, а серповидная луна больше не заглядывала в окно. Тут она вновь услышала тяжелое дыхание. Этот человек находился здесь и был совсем рядом!
        Оксана застыла, не зная, что делать. Ее била дрожь от осознания собственного бессилия перед неведомой опасностью. Она почувствовала, что у нее немеют руки и ноги и что она не в силах ими двигать, а дыхание уже было совсем близко, у самого ее уха. Она ощутила, как что-то мокрое и липкое коснулось ее лица. Не выдержав, она что есть силы закричала.
        В то же мгновение Оксана открыла глаза. Сердце в груди барабанило от приснившегося кошмара, ее окружала темнота, но это был сон, и только сон! Надо успокоиться!
        Внезапно она снова услышала громкое дыхание, от которого у нее сжалось сердце, и увидела белый клубок, едва видимый в темноте. «Собака? Откуда тут собака?»
        Скрипнула дверь, и послышался голос тети:
        - Оксаночка, что случилось? Почему ты так страшно закричала?
        - Тетя, откуда здесь собака?
        - Извините, Оксана, - послышался голос Лидии Петровны. - Это моя Жулька. Без нее я никуда. Вечером она гуляла во дворе, а на ночь я ее впустила в дом. Приняла любезное приглашение Тамары Игоревны переночевать у вас.
        - Вы меня тоже простите - кошмарный сон приснился, - повинилась Оксана, гладя белый клубок, радостно лизнувший ее в руку.
        - Ложимся спать! - подвела итог тетя. - Надеюсь, ты нас больше не разбудишь?

        Глава 9

        Рано утром Оксану разбудил звонок Якимчука.
        - Спишь? - в голосе следователя она уловила нотки зависти.
        - Сплю! Могу долго - на работу не надо идти.
        - С заявлением о пропаже подруги в РОВД приходила темненькая? Ты ее хорошо разглядела?
        - Хорошо. - У Оксаны сжалось сердце от плохого предчувствия. - Что случилось?
        - У нас труп брюнетки, лет двадцати с небольшим и без документов. Не хочешь на него взглянуть - может, это та, которую ты ищешь?
        - Желания смотреть на труп нет никакого, но есть необходимость. Причина смерти известна?
        - Тело выловили в озере, у нее на шее следы от удавки. Эксперт скажет подробнее после вскрытия.
        - Куда ехать? На Оранжерейную?
        - Догадливая. Жду там.
        Оксана начала быстро и лихорадочно одеваться. После тревожной ночи она чувствовала себя совершенно разбитой и уставшей. Наскоро умывшись и сделав легкий макияж, Оксана поехала в городской морг. Она не позавтракала, да и какой перед ожидаемым ее зрелищем может быть аппетит?
        Подъехала к расположенному на Сырце двухэтажному дому кремового цвета в глубине двора, затерявшемуся среди таких же низких зданий, но более угрюмого вида. Вначале ей на глаза попался указатель на синем фоне «Регистрация», а затем вывеска на центральном входе - «Главное бюро судебно-медицинской экспертизы. Морг № 1». Тут же стоял и курил Якимчук - маленького роста мужчина с резкими, властными движениями. Оксана знала, что среди своих у него прозвище - «Жеглов», на которое он не обижается и даже гордится. А заработал он его давно, когда только пришел молодым работать в районное УГРО. Кто-то из сотрудников подтрунил над ним из-за роста, на что тот ответил: «Жеглов тоже не был великаном, а банду «Черная кошка» накрыл». С тех пор это прозвище к нему и приклеилось.
        - Не спеши, дай докурю. Ненавижу морги летом, внутри такое амбре! - Следователь глубоко затянулся. - Что и говорить, ведь зданию полсотни лет, оно давно нуждается в реконструкции.
        - Тут не спешат, - грустно улыбнулась Оксана.
        - Что-то ты поникшая. Может, и зря я тебя вызвал. Твоя исчезла неделю тому назад, а эта - свежак. Предварительно установлено, что смерть наступила не более 12 часов тому назад. Пока вскрытие не делали.
        - Может, ее вначале удерживали и лишь потом избавились как от свидетеля? - пожала плечами Оксана.
        - Все может быть. - Якимчук бросил окурок в урну. - Пошли!
        Они двинулись по длинному коридору, а затем вошли в прозекторскую - комнату для вскрытий. Это было просторное светлое помещение, где сосредоточенно работали над телами, лежащими на гранитных столах, двое прозекторов. На вошедших они не обратили никакого внимания. Оксана была здесь не первый раз, но старалась не смотреть, что они делают. Хотя на нервы она не жаловалась, почувствовала, как у нее участилось сердцебиение.
        На стене, выложенной голубым кафелем, имелась надпись большими буквами на немецком. Она невольно вспомнила ее перевод: «Вот место, где смерть охотно помогает жизни».
        Якимчук подошел к каталкам, словно выстроившимся в очередь к секционным столам, и у той, что стояла посередине, откинул простыню с лежащего под ней тела. Это была полностью обнаженная молодая девушка со спутанными крашеными черными волосами. У нее был сизый цвет кожи и лиловые трупные пятна, проступившие на лице и груди, полуоткрытый, слегка искривленный рот, открытые глаза с застывшими бледно-серыми зрачками. Оксана внимательно вгляделась в черты ее лица - смерть часто искажает внешность, особенно насильственная.
        - Это не Вероника Шкиль, - уверенно произнесла Оксана. Ей было жаль мертвую девушку, но она невольно почувствовала облегчение, что это не Вероника.
        - Как говорится, будем искать. - Якимчук поправил простыню. - Теперь головная боль - надо установить ее личность, если только родственники или друзья не откликнутся в ближайшее время.
        - Желаю вам успеха и найти того, кто это с ней сделал. - Оксана кивнула на тело мертвой девушки.
        - Тебя провести на выход?
        - Не заблужусь.
        - Давай! А я пойду договариваться с «харонами», чтобы мою приняли вне очереди.
        Покинув морг, Оксана сразу направилась к режиссеру Кротенко, надеясь, что ранним утром в выходной день он у себя на яхте и пока никуда не отчалил из яхт-клуба. Улицы города были непривычно свободны от будничных пробок и тянучек. «Фиеста» бодренько добралась до Подола, проскочила Набережно-Крещатицкую, свернула на мост Патона, переехала через Днепр, ласкающий взгляд аквамариновым цветом вод в лучах утреннего солнца. На Левом берегу развернулась и поехала вдоль реки по Днепровской набережной.
        В заливе Берковщина разместились несколько яхт-клубов с пристанями, пирсами и выстроившимися вдоль них рядами всевозможных яхт с доминирующим белым цветом. Выйдя из автомобиля у перегораживающего проезд шлагбаума, Оксана растерялась, поняв, что найти яхту Кротенко будет не просто. Это подтвердил и охранник, отвечая на ее расспросы.
        - Тут находится три яхт-клуба. Какой вам надо? Это городской крейсерский яхт-клуб. Дальше расположена «Ривьера». За ней - «Нептун».
        Оксана пожала плечами:
        - Яхту Семена Кротенко, режиссера, вы не знаете?
        Теперь пришел черед охранника пожать плечами.
        - Режиссера? Не слышал. Да я всех и не знаю. Какая у него яхта?
        Оксана поняла, что без звонка к Кротенко ей не обойтись, и, отойдя в сторонку, набрала номер его телефона. Ответ ей не пришлось долго ждать.
        - Здравствуйте, Семен Кондратьевич. Меня зовут Оксана Козлова, я частный детектив. Мы не могли бы сейчас с вами встретиться?
        - Мне Веня о вас рассказал, как вы вчера к нему проникли. Встретиться можно, но у меня свои планы.
        - Я не займу много времени и сейчас нахожусь на Днепровской набережной, возле яхт-клуба. Как мне вас найти?
        - Подходите к клубу «Нептун», там охранник проводит вас к моей яхте. Заварной кофе пьете?
        - С огромным удовольствием.
        - Относительно удовольствия - сахар сами положите по вкусу.
        На то, чтобы добраться до яхт-клуба «Нептун», Оксана потратила с четверть часа. Этот яхт-клуб по сравнению с предыдущими оказался самым маленьким: имел всего четыре пирса, возле которых были пришвартованы три яхты, одна из которых собиралась как раз отчалить.
        Навстречу Оксане вышел охранник, услышав фамилию Кротенко, кивнул ей и сразу провел к самой крайней яхте, белоснежной, с синей полосой по корпусу, пришвартованной кормой к пирсу.
        Из каюты на корму вышел загоревший чуть ли не до черноты мужчина лет тридцати пяти, в кремовых шортах до колен и белой майке-сеточке, позволявшей рассмотреть его жилистое, мускулистое тело. Он носил симпатичную бородку, зато голова была выбрита и блестела под лучами солнца. Увидев Оксану, мужчина улыбнулся и приветливо помахал рукой, как старой знакомой. Он наклонился и перебросил с яхты на пирс трап. Когда Оксана ступила на трап, Кротенко протянул ей руку, помогая пройти на корму.
        - Семен! - представился он. - Я рад приветствовать вас на борту «Бегущей по волнам»!
        - Вы поклонник произведений Александра Грина?
        - В детстве и юношестве был фанатом его творчества. Мечтал путешествовать по морям и побывать, конечно, не в Зурбагане, а в чем-то подобном. Повзрослев, я вынашивал идею фикс совершить кругосветное путешествие.
        - Какие проблемы, когда у вас такая чудесная яхта?
        - О, их предостаточно! Но не буду держать вас на пляжной палубе, приглашаю к себе в кают-компанию. Единственная просьба - на яхте тиковое покрытие, попрошу снять обувь.
        Оксана наклонилась, сняла босоножки и с удовольствием прошлась босиком по теплой палубе. В самом деле, яхта находилась в идеальном состоянии. Вслед за Кротенко она спустилась в просторную каюту, вдоль стен которой стояли мягкие диванчики, а посреди - круглый стол-тумба.
        - Тип яхты «Принцесса-42», длина - 13,5 метров, два двигателя мощностью - 435 лошадиных сил, две каюты, два санузла, - с восторгом перечислял Кротенко, словно целью Оксаны была именно эта информация.
        - Вы живете здесь круглый год?
        - С ранней весны, как только спускаю яхту на воду, до поздней осени. У меня был выбор - купить квартиру в Киеве или яхту. Выбор я сделал и не жалею. На зимний период перебираюсь на съемную квартиру. Минутку, я сейчас принесу кофе - заварил его буквально за минуту до вашего прихода.
        - Вы очень любезны. - Оксана с любопытством рассматривала обстановку. Здесь ощущался комфорт во всем. Семен очень быстро вернулся с подносом, на котором стояли две чашечки с кофе, распространяя одуряющий, соблазнительный аромат. Оксана пригубила напиток - вкус полностью соответствовал запаху.
        - Веня мне сказал, что пропали две девочки, снимавшиеся у нас, и вы проводите расследование.
        - Наше агентство проводит розыск пропавших девушек, а не расследование. Что вы можете рассказать об этих девушках?
        - Как актрисы, они сыроваты, но неплохо справились с ролью. Но вы, наверное, хотели бы услышать от меня не об их профессиональных качествах?
        - С кем из съемочной группы эти девушки больше всего общались?
        - Практически со всей группой, а это более трех десятков человек. Больше, конечно, с актерами, с которыми они были задействованы в эпизодах. Это в первую очередь Барсуков Артемий, снимавшийся в роли злодея-душителя. Операторы, осветители, помреж Рита, костюмерша, гример-визажист, монтажеры-декораторы. И я, безусловно.
        - В вашем фильме показаны три жертвы душителя. Две девушки, игравшие их, пропали. Необходимо срочно связаться с актрисой, игравшую роль третьей жертвы, и предупредить ее, если версия, что ведется охота на этих актрис, не беспочвенна. Вы знаете, как ее найти?
        - Это Ирочка Рябинина, и, смею заверить, с ней все в порядке. Вчера после съемок она напросилась, чтобы я подвез ее домой.
        - И все же следует ее предупредить. Вы дадите мне номер ее телефона?
        - Минутку, посмотрю. - Просмотрев контакты в айфоне, режиссер огорченно развел руками: - У меня его нет. Связь с актерами поддерживает помреж, то бишь Рита, у нее должен быть. Я свяжусь с ней, а затем перезвоню вам.
        - Может, на съемках происходили какие-то неординарные события, пусть не связанные с этими девушками?
        - Их у нас масса, в основном они связаны с техническими вопросами и человеческим фактором - кто-то опоздал, кто-то заболел. Вам все перечислить?
        - Думаю, такое происходит довольно часто, но я имею в виду что-то необычное.
        - Я подумаю, может, что-нибудь и вспомню. Как вы отнесетесь к бокалу хорошего французского вина? Привез бутылочку после фестиваля в Ницце.
        - Спасибо, я за рулем.
        - Не страшно, это всего лишь сухое вино, а мы тем временем прокатимся с ветерком. На Днепре есть чудесные места! Я вас свожу к затопленной церкви возле Ржищева - смотрится впечатляюще!
        У Оксаны аж перехватило дыхание, так захотелось прокатиться на моторном чуде, но она пересилила себя.
        - Возможно, в другой раз. - И мысленно с грустью добавила: «Если он еще будет». И вновь сосредоточилась на цели встречи: - Как эти девушки попали к вам на съемки в фильм?
        - Как обычно - через кастинг. Есть постоянная пополняемая база актеров, с которой работает директор по кастингу. У нас эти функции выполняет мой помреж Рита. Она их пригласила или они сами пришли, это уже вопрос к ней. Не желаете себя попробовать в кино? У вас фотогеничная внешность, может получиться. Надеюсь, вас камера не испугает?
        - Не всем быть киноактерами… - начала Оксана.
        - Кто-то должен быть и частным детективом! - быстро закончил Кротенко.
        - И не только… Возможно, мне понадобится переговорить с членами съемочной группы, хотя бы с Ритой. Как это сделать?
        - Съемочная группа - это нечто временное: съемки закончились, и они разлетелись, как стаи птиц, кто куда. С Ритой проще, у нас с ней постоянный контакт, а у нее данные на всех остальных. Хотя… - Кротенко на мгновение задумался. - Есть возможность встретиться с большинством съемочной группы. Завтра Алмазов устраивает у себя банкет по случаю выхода на большой экран «Красной маски» и туда приглашены все члены киногруппы. Он разослал всем приглашения - этим тоже занималась Рита. Приходите!
        - Думаю, мне туда будет не просто попасть.
        - Возьмите. - В руках Кротенко появился прямоугольный листочек с таким же изображением, как на афише фильма. - Я вас приглашаю!
        - Спасибо.
        - Я, Никита и Веня являемся продюсерами и спонсорами фильма, имеем на него равные права, как и на завтрашнее мероприятие. Так что не бойтесь Вени, приходите.
        - Спасибо, обязательно приду. Не буду вас больше задерживать! - Оксана поднялась.
        - Рад знакомству с таким очаровательным детективом. Жаль, что отказались от прогулки по Днепру. Передумаете - звоните, буду рад вас увидеть.
        - Возьмите, может, что вспомните или узнаете про этих девушек. - И Оксана протянула Кротенко свою визитку.
        Режиссер проводил ее до трапа и помог перейти на берег. Не успела она отойти, как он уже стал готовить яхту к отплытию.
        У Оксаны от встречи сложилось двоякое впечатление. Семен Кротенко встретил ее радушно и, казалось, был готов во всем помочь. Даже пригласил на банкет и произвел впечатление открытого, доброжелательного человека. И, похоже, даже приударял за ней. С другой стороны, у Семена были все возможности без труда похитить девушек - кто бы отказался от прогулки на чудесной моторной яхте в компании режиссера? И совсем несложно заехать на яхте в безлюдное место, где они оказывались полностью в его власти. С какой целью? Маньяки, охотящиеся на женщин, в обычной жизни не имеют у них успеха, а Кротенко явно не страдает отсутствием интереса к нему противоположного пола. Разве только у него имеются какие-то психические отклонения, а это по внешности человека не определишь.
        Оксана спохватилась - почему она уверена, что похищения имеют сексуальный характер? Ведь возможна другая причина? Как бы то ни было, чем больше времени пройдет с их исчезновения, тем неутешительнее предположения о постигшей их участи.
        Вернувшись к своему автомобилю, Оксана раздумывала, что ей дальше предпринять? Пока не за что ухватиться, и она не знала, в какую сторону ей двигаться. Продолжить опрашивать членов киносъемочной группы? Более внимательно присмотреться к Дроботенко? Вернуться в общежитие и «покопаться» там? И почему она до сих пор не была на работе у Вероники и Лены? Возможно, там ей удастся узнать что-либо полезное для розыска девушек?
        Место работы Вероники находилось на Левом берегу Днепра, на Дарницкой площади. До станции пригородных электричек было не близко, но можно дойти пешком, поэтому девушка отдавала предпочтение именно этому виду транспорта. Кофейня была небольшой, на четыре столика. За стойкой с кофейной машиной стояла улыбчивая шатенка лет двадцати пяти, на груди у нее была табличка «Виктория». Сейчас она строила глазки двум парням, которые весело болтали с ней, попивая кофе. Шатенка с неохотой оторвалась от беседы, когда подошла Оксана и заказала латте. Парни, допив кофе, попрощались с шатенкой и вышли из кофейни. Улыбка сползла с лица девушки, словно загар зимой.
        Пока шатенка колдовала с напитком, Оксана принялась расспрашивать ее:
        - Здесь работает Вероника, что-то я ее не вижу в последнее время. На ее смене я забыла на столике библиотечную книгу, может, она у нее сохранилась? Как с ней можно связаться?
        - Никак - она уволилась.
        По интонации Оксана поняла, что шатенка не расположена к беседе, и решила подойти с другой стороны.
        - Относительно книги я придумала.
        - Я так и поняла. Что-нибудь еще будете заказывать? - Шатенка поставила перед Оксаной приготовленный напиток, всем своим видом говоря: «Получила - отвали». Оксана решила не ходить вокруг да около. Достала удостоверение, издали показала шатенке, надеясь на чудодейственную силу своей фотографии в форме.
        - Вероника Шкиль исчезла неделю тому назад и не увольнялась.
        - Эти вопросы не ко мне, а к руководству.
        - Им тоже зададим, а пока я разговариваю с вами, Виктория. Были ли у Вероники отношения с кем-нибудь из посетителей?
        - Мне это неизвестно. Когда я работаю, она выходная и наоборот. Несколько раз она забегала на мою смену, как и я - на ее. Отношения у нас были чисто по работе.
        - Когда она приходила сюда, была одна или с кем-то? С кем-нибудь тут встречалась?
        - Одна, больше ничего не могу сказать. Извините, мне надо работать.
        Подошли две девушки, заказали себе капучино. Результат встречи был нулевой.
        Лена Рогошко до исчезновения работала официанткой в пивном ресторане «Шизгара» на Подоле. Внутри было достаточно многолюдно, хотя по интерьеру он напоминал дешевую забегаловку. Длинное, узкое, как кишка, помещение, столики стоят очень тесно; обслуживая, официантка вынуждена чуть ли не прижиматься с подносом к стульям посетителей, особенно когда кто-нибудь шел навстречу. Взглянув на взмыленную официантку, Оксана поняла, что с ней бесполезно разговаривать, и направилась к бармену, который не только готовил алкогольные напитки, но и вел кассу зала.
        В качестве прелюдии к разговору она показала бармену, парню лет тридцати с бегающими глазами, свое удостоверение. Заметила, как у того напряглось лицо и он нервно поправил волосы, и без того идеально зачесанные на пробор. Ее фото в форме произвело на него должное впечатление.
        - Мы расследуем исчезновение Елены Рогошко, которая у вас работала.
        Услышав это, бармен сразу обмяк и успокоился.
        - Работала, и что из того? - Он пренебрежительно скривился.
        - Напрягись и вспомни, с кем из посетителей она общалась в последние смены перед исчезновением! - жестко произнесла Оксана. Ей приходилось общаться с подобным контингентом, и она знала, как надо себя вести. У бармена снова забегали глазки - тон разговора с ним она выбрала верно. Он на минуту задумался.
        - Все было, как всегда: она носила закуску, выпивку, рассчитывала. Разве что ее часто звал к своему столику Бесараб, он был с большой компанией.
        - Кто такой Бесараб?
        - Почем я знаю? Ходит к нам постоянно, видно, что при деньгах. Вроде имеет торговые точки на Житнем рынке. Подбивал клинья к Ленке, но он не ее полета птица. Она нацелилась на дичь покрупнее, чем рыночный торгаш, водила его за нос, назначала встречи и не приходила. Придумывала отговорки, за его спиной смеялась, какой он дуралей.
        Оксана напряглась - тут мог быть мотив. Бесараб, узнав о насмешках Рогошко, мог ей отомстить.
        - Бесараб продолжает появляться у вас?
        - Дня два тому был. Спрашивал о Ленке, хотел узнать ее домашний адрес.
        - Узнал адрес?
        - Вроде да.
        Это мог быть и специальный ход Бесараба, чтобы отвести от себя подозрения.
        - Как найти Бесараба?
        - Кто его знает.
        - А если очень хорошо подумать?!
        - На кой ляд мне Бесараб? На Житнем рынке его наверняка знают, там спрашивайте.
        - К Елене на работу приходила ее подруга, Вероника, черненькая такая?
        - Не замечал. Вряд ли, на работе у нее на подруг времени не было.
        - На Бесараба находилось?
        - Это солидный постоянный клиент.
        Вроде что-то у нее появилось, хотя и весьма иллюзорный след. Интерес Бесараба касался только Рогошко, Веронику он вообще мог не знать. Опять же, пока нет ничего указывающего, что исчезновения девушек связаны между собой.
        Если только не принять версию, что охотятся сугубо на актрис фильма «Красная маска». Несмотря на то что прошло достаточно много времени после исчезновения девушек, Оксана надеялась, что они живы. Возможно, их насильно удерживают.
        За день Оксана вымоталась физически и морально, особого желания на встречу с Антоном у нее не было, но она решила ее не переносить - неизвестно, как сложится у нее завтрашний день с поисками девушек. Припарковав автомобиль недалеко от находящегося на ремонте Гостиного двора, она направилась в парк.
        Антон уже был там, он держал в руке шикарную белую розу на длинном стебле. Парень предложил немного проехать на его автомобиле в чудный новый ресторанчик «Che» на Парковой аллее, где замечательная кухня и танцпол.
        - Предлагаю не менять план относительно кофе и никуда не ехать, - улыбнулась Оксана. По ее инициативе они зашли в скромное кафе «Академия Трапезная», где было полно студентов, но свободный столик нашелся. Антон рассказал, что закончил исторический факультет Киевского университета, но работает менеджером в коммерческой торговой фирме. Однако история продолжает быть его хобби - он собирает старинные книги, монеты. Возможно, в будущем соберется и напишет исторический роман.
        - Как раз вчера вечером я прочитала исторический роман - «Смеющаяся маска Арлекина». Вы его не читали?
        - Бог миловал! - рассмеялся Антон. - Судя по названию, это из современных, псевдоисторических.
        - В предисловии сказано, что роман основан на основе реальных фактов.
        - Написать могут все, что хотят. На досуге поинтересуюсь им.
        - Любопытно будет узнать ваше мнение о нем как профессионала.
        - Вы мне льстите, я им так и не стал.
        Вскоре Оксана, сославшись на тетю, решила попрощаться, и Антон заметно огорчился.
        - Может, Оксана, завтра увидимся и вы будете более свободны?
        - К сожалению, завтра я тоже занята. Меня пригласили на вечеринку, устраиваемую в честь выхода фильма по роману, о котором я вам рассказывала.
        - Выходит, вы не только частный детектив, раз вас туда пригласили.
        - Это всего лишь дело случая.
        Оксана пообещала встретиться с Антоном в скором времени, заметив при этом, что пока не знает, когда именно. Домой она ехала в хорошем настроении.
        «Антон в общем-то ничего. Можно будет с ним еще встретиться».

        Глава 10

        На следующее утро Оксана съездила на Житний рынок на Подоле и без труда нашла торговые точки Бесараба, личности здесь известной. На самом деле его звали Раду Шаптефраць, а из-за его молдавского происхождения и труднопроизносимой фамилии к нему прилепилось прозвище Бесараб, на которое он охотно откликался. Вот только с ним ей не удалось встретиться - со слов продавца, Бесараб вчера улетел в Турцию на десять дней отдыха. Оксане сразу вспомнились ее недавние невеселые турецкие приключения. Опрос продавца с целью создания психологического портрета Бесараба ничего не дал. Она лишь узнала, что когда он трезвый, то ужасный скупердяй, а в целом - любитель весело гульнуть и очень любит женщин. Вот и сейчас он укатил с очередной пассией, но как ее зовут и какая она внешне, никто не может сказать. Сам он разведен, бывшая жена осталась в Молдавии. Бесараб имеет квартиру где-то на Виноградаре, но толком адрес никто не знает.
        Исходя из того, что Бесараб настойчиво интересовался Леной Рогошко, когда она уже несколько дней как пропала, то последняя никак не могла быть его спутницей в этой поездке. Однако странно как-то: вечером спрашивает о Рогошко, а через день улетает на отдых с другой. Подозрения подозрениями, но Оксане оставалось только дожидаться его возвращения. А пока она занялась приготовлениями на вечерний банкет у Алмазова. Отправилась в ближайший салон красоты и полностью отдалась в руки мастеров.
        Звонок Кротенко застал ее в салоне, когда ей делали маникюр.
        - Салют, Оксанка! - весело поздоровался режиссер и продолжил, как давний знакомый: - Напоминаю, сегодня вечеринка у Алмазова. За тобой заехать?
        «Лучше быть автономной и не зависеть ни от кого, - быстро решила она. - Да и зачем ему знать, где я живу».
        - Спасибо, еще не знаю, откуда я буду ехать, так что доберусь на своей.
        - Тебе решать. Вечеринка будет в стиле Хэллоуина.
        - Вроде сейчас август, а не ноябрь.
        - Мы люди кино и привыкли снимать июльскую жару в январе, а метель в июне. Призрачно все и не зависит от календаря.
        - Хорошо, пусть будет так. В чем мне идти?
        - Не имеет значения. Я тебя предупредил, чтобы ты была готова к неожиданностям. Разница между жизнью и кино лишь в том, что в кино смена декораций происходит несколько быстрее.
        - Вы меня заинтриговали.
        - Итак, до встречи!
        Лишь когда услышала в трубке гудки, Оксана спохватилась: «Сказал ли Кротенко Алмазову, что пригласил меня? Или это будет взаимный обмен неожиданностями?»
        К усадьбе Алмазова Оксана подкатила в полдевятого вечера, на полчаса позже, чем было указано в приглашении. Возле ворот стояло с полтора десятка легковых автомобилей разных марок и один микроавтобус. Оксана припарковала автомобиль рядом с минивэном «рено» и подошла к калитке в воротах. Ее опоздание произошло не по ее воле, а из-за пробок на дороге, и она искренне жалела, что не рассчитала время. В этот раз ей не пришлось даже нажимать на звонок, двери при ее приближении открылись. За ними оказался палач в красной пелерине и такой же маске, вот только вместо топора в его руках болталось с десяток всевозможных масок. Оксана протянула ему приглашение и взамен получила ажурную полумаску, прикрывающую лицо возле глаз.
        - Добро пожаловать, Прекрасная Незнакомка! - глухо пророкотал палач.
        Оксана, повинуясь его жестам, надела полумаску и направилась к дому, возле которого на газоне был поставлен огромный шатер, где находился импровизированный бар с двумя барменами в костюмах Арлекина и Пьеро. В шатре стояли несколько столиков без стульев. Прибывшие гости во всевозможных масках с фужерами в руках живо общались между собой, и было заметно, что, несмотря на скрытые лица, они прекрасно ориентировались, кто есть кто. Повсюду слышались смех, обрывки оживленных разговоров. Оксана почувствовала себя неприкаянно и одиноко в этом сборище масок и не знала, как себя вести. Она могла лишь рассчитывать, что Кротенко не будет прятаться под маской и наблюдать за ней исподтишка.
        Оксана подошла к столу около барной стойки и выбрала среди представленного многообразия напитков фужер с белым сухим вином. У барной стойки застыл в ожидании готовящегося коктейля «Злой клоун», он был в открытой майке-сеточке, выставив на всеобщее обозрение чудовищно мускулистое тело, не иначе как фаната бодибилдинга. Скользнув взглядом по Оксане, одетой в открытое вечернее синее платье, он призывно махнул ей рукой, но она быстро отошла от барной стойки. Для начала она хотела отыскать уже знакомых ей жену Алмазова Вету или Кротенко, лучше бы второго, а затем определиться относительно общения с другими участниками вечеринки.
        Зазвучала музыка, и Оксана застыла в изумлении - ведь это была симфония! Слушать серьезную музыку и наблюдать вокруг себя ожившие маски из сказок, фильмов, мультипликатов и знаковых литературных произведений было по меньшей мере удивительно. «Крик» разгуливал в компании со «Шреком» и «Гаем Фоксом». «Фантомас» что-то энергично объяснял «Бабе Яге». «Бэтмен» шел в обнимку с девушкой в белом костюме, лицо которой скрывалось за маской Смерти - голого черепа.
        Жалобно в унисон стонали скрипки и флейта, рассказывая этим персонажам некую музыкальную историю, которая, впрочем, была им до лампочки! Подобное несоответствие вызвало у Оксаны ощущение, что она оказалась в другой реальности. В помощь скрипкам нежно и призывно зазвучали арфы.
        - Заскучали, Прекрасная Незнакомка? - прозвучал сзади глухой голос.
        Оксана резко обернулась, перед ней стоял «Дарт Вейдер» в светлом льняном костюме.
        - Разве можно скучать под музыку? - Голос был незнаком Оксане, но его вполне могла искажать плотная маска. По комплекции это вполне мог быть режиссер Кротенко. - Это «Фантастическая симфония» Берлиоза. Вы ее слушали раньше?
        - К сожалению, не приходилось. К своему стыду признаюсь, на увлечение музыкой, тем более классикой, не остается времени. Фамилия Берлиоз у меня ассоциируется с председателем МАССОЛИТа в романе Михаила Булгакова.
        - Ха-ха! Вы почти попали в точку. Имеется версия, что Булгаков не случайно назвал так своего персонажа в романе «Мастер и Маргарита», а именно под впечатлением от «Фантастической симфонии» Берлиоза, а не «Фауста» Гуно.
        В грациозном переплетении звуков флейты, гобоя и кларнета под прозрачный аккомпанемент струнных явственно и неожиданно зазвучали ритмы вальса!
        - Эта симфония повествует о трагической истории любви и смерти. Неразделенная любовь вынуждает молодого любовника отравиться наркотиком. Находясь в наркотическом угаре, он галлюцинирует, музыкальные образы приобретают реальные черты. Образ любимой женщины мерещится ему везде, вернее, он сам следует за ним. Сами понимаете, написать так о любви может только несчастливо влюбленный человек, как и было с Берлиозом.
        - Спасибо, что просветили. Любовь делает чудеса, - Оксана горько усмехнулась, - особенно когда она несчастная.
        - Симфония состоит из пяти частей, - продолжил «Дарт Вейдер». - Первая - «Мечтания. Страсти». Как далеко мы уходим в своих мечтах и как далеки они от жизни в своем воплощении? Что было бы, если бы они все реализовывались? Поверьте - ничего хорошего.
        - Возможно, вы и правы, - согласилась Оксана.
        - Вторая - «Бал». Музыкант видит, любуется возлюбленной на балу, она вроде рядом и в то же время недостижима. Их разделяет невидимая стена, и он ничего не предпринимает, чтобы ее разрушить, - лишь созерцает и страдает.
        - Вы на его месте поступили бы иначе? - иронично улыбнулась Оксана.
        - Безусловно! Все достается в борьбе - даже любовь. В третьей части, «Сцена в полях», музыкант ведет себя, как лох, - находит и теряет любимую. Четвертая - «Шествие на казнь». Ему кажется, что он убил ту, которую любил, что он приговорен к смерти, его ведут на казнь.
        - Я вчера прочитала роман Алмазова, послуживший основой для фильма «Красная маска». Там тоже главный герой мучается из-за того, что подвел любимую под казнь. Видимо, это не случайность, если Алмазов выбрал именно эту музыкальную композицию для вечера?
        Однако «Дарт Вейдер» словно не слышал вопроса:
        - Пятая часть - «Сон в ночь шабаша». Сборище колдунов и ведьм, вакханалия торжества нечистой силы, дьявольская оргия и среди них - она, его любимая. И она - другая, такая же, как и они! Здесь не совсем понятно, у меня возникли вопросы к Берлиозу - что он хотел этим показать? Проявление второго, истинного, «я» его любимой или ужас смерти, которая, если не уничтожает, то трансформирует наше «я»? В любом случае это зрелищно как в музыкальных, так и визуальных образах.
        - Теперь мне понятно, почему участники вечеринки облачены в маски, среди которых есть довольно жуткие. Вызывает недоумение лишь наличие мультяшных масок. Проблема с реквизитом?
        - Отнюдь. Бывает, Зло маскируется под невинным выражением лица. Кому, как не вам, об этом знать?!
        - Бывает… Семен, вы же знаете, что я здесь не ради того, чтобы развлечься, а по работе. Вы обещали познакомить меня с членами съемочной группы и начать с вашей помощницы - Риты и актрисы, сыгравшей третью жертву в фильме.
        - Охотно, - кивнул «Дарт Вейдер». - Ожидайте меня, я скоро вернусь с Ритой и Рябининой. Они где-то здесь, совсем недавно я их обеих видел! - И он скрылся в толпе масок, которая стала значительно многолюднее.
        Оксана отметила про себя, что вечеринка устроена с размахом, тут присутствует не менее полсотни человек, и все в масках. Семен говорил, что в группе было человек тридцать, значит, тут много, подобно ей, приглашенных. Освещением на вечеринке служили разноцветные гирлянды, развешанные на кустах, деревьях и просто протянутые высоко над головой. Они давали немного света, и все вокруг пребывало в полутьме, а за пределами освещенного места и вовсе погружалось в постепенно сгущающийся мрак.
        Ожидание затянулось, и Оксана, невольно вслушиваясь в звучащую музыку, даже немного отвлеклась. Когда за мрачным нисходящим унисоном виолончелей и контрабасов последовало оглушительное звучание оркестра с усиленной группой медных и ударных инструментов, она не сомневалась, что близится к завершению четвертая часть симфонии - «Шествие на казнь». Вдруг какофонию звуков сменил солирующий кларнет. В его звучании было что-то печальное и нежное, передающее нарастающую тревогу.
        Неожиданно его перекрыл мощный удар всего оркестра - словно удар палача, за которым последовали три глухих ниспадающих звука струнных. В воображении Оксаны эти звуки ассоциировались со стуком отрубленной головы героини романа Розалии Любомирской, упавшей и подскакивающей на деревянном помосте, - и ей стало жутко. И тут же возникла неистовая дробь барабана и литавр, а затем - рев духовых инструментов.
        Внезапно мрачная музыка стихла и вместо нее раздался голос Алмазова:
        - Друзья, я рад приветствовать вас на нашей вечеринке, посвященной фильму «Красная маска». От имени продюсеров я благодарю всех, кто работал над созданием картины, и, как говорится, большому кораблю - большое плавание! Ура, друзья!
        Раздался дружный рев присутствующих, разгоряченных обилием алкогольных напитков.
        - Веселитесь, радуйтесь жизни! Жизнь скоротечна. Розы исчезают, едва успев раскрыть свои бутоны. На каждое наслаждение отпущено не больше времени, чем нужно, чтобы успеть ощутить его. Умножим же эти наслаждения настолько, чтобы наша жизнь была сплошным ощущением их!
        На смену выступлению Алмазова пришла зажигательная англоязычная песня, неизвестная Оксане. Тут же начались танцы, и появившаяся у Оксаны напряженность в ожидании чего-то нехорошего покинула ее. Она отошла немного в сторонку, чтобы не мешать танцующим. Семен-«Дарт Вейдер» все не возвращался, и она не знала, как поступить - продолжать его тут ждать или подойти к бару за новым бокалом вина, чтобы расслабиться. Ей вспомнилось, что пятая, последняя, часть симфонии повествует о шабаше. Глядя на весело скачущие, пляшущие кто во что горазд маски, Оксана не могла отделаться от ощущения, что симфония Берлиоза продолжает властвовать здесь, несмотря на современные обличья вокруг.
        - Наконец-то я тебя нашел! - сквозь музыку прорвался голос режиссера. На нем была маска Чучела[9 - Персонаж сказочной повести А. Волкова «Волшебник Изумрудного города».] с зашитым ртом, выглядевшая в бликах мерцающего света скорее страшной, чем веселой. И одет он был в голубую тенниску и джинсы, а не в льняной костюм. - Как тебе здесь?
        - Заскучала, слишком долго вас не было. Маска Дарта Вейдера вам больше шла! Вы Риту и Рябинину нашли?
        - Ты это о чем? Какой «Дарт Вейдер»?
        - Мы с вами разговаривали, когда на вас была маска Дарта Вейдера из звездных войн.
        - Это был не я. Я недавно приехал и только сейчас тебя нашел.
        - Значит, меня разыграли - я его приняла за вас, и он меня в этом не стал разубеждать.
        - Тут много приколистов, так что это только цветочки.
        - Бог с ним! Вы обещали познакомить меня с Ритой - у меня есть к ней несколько вопросов. И Рябинину надо предупредить о грозящей ей опасности!
        - Будем вместе их искать. Рябинина здесь, я ее видел, а Риту - нет. Утром пытался ей дозвониться, но ее номер был вне связи. Знать бы только, в какой маске Рита. Если в такой, - Семен указал на пляшущую девушку в маске Зеленой бабы Яги, полностью скрывающей лицо, - то вряд ли найдем, если она сама не откликнется.
        - «Дарт Вейдер» сказал, что видел ее тут.
        - Если он ее узнал, то я подавно! При условии, конечно, что это не очередной прикол.
        Прежде чем перейти к поискам помрежа, они подошли к бару. Оксана взяла бокал сухого белого вина, а Семен - фирменный коктейль «Красная маска», изобретенный специально для этого вечера. Он и Оксану попытался уговорить попробовать этот коктейль, но вид красноватой жидкости, похожей на кровь, был ей неприятен.
        Все усилия Кротенко отыскать помрежа оказались напрасными, из знакомых, кого ему удалось опознать даже в маске, никто ее не видел. Он даже воспользовался микрофоном и в паузе между музыкальными хитами объявил, что ожидает ее возле бара, но и тогда она не появилась. Выходило так, что, кроме «Дарта Вейдера», ее никто на вечеринке не видел, но и самого «звездного воина» Оксана здесь больше не встретила.
        Кротенко познакомил ее с главным оператором фильма и, как оказалось, одним из триумвирата продюсеров, Никитой Трофименко - высоким, как каланча, и худым, как вобла, мужчиной лет сорока, с длинными волосами, стянутыми в пучок на затылке. Маска вампира ему чрезвычайно шла, особенно в сочетании с фужером красного фирменного коктейля. Вел он себя обстоятельно и важно, как человек, знающий себе цену. Кротенко представил его как одного из лучших операторов отечественной киноиндустрии. Помощник оператора Володя, его ровесник, оказавшийся неподалеку, был ему полной противоположностью - среднего роста, очень подвижный, услужливый. На нем была полумаска летучей мыши. Кротенко представил Оксану нескольким актерам, которые отделались от нее своими номерами телефонов, обещанием дать исчерпывающую информацию, но только не сегодня и не завтра. Да и сама Оксана понимала, что сейчас не лучшее время и место для вопросов.
        Третья «жертва» из фильма, Ирочка Рябинина, наконец отыскалась, вернее, она сама нашла Кротенко и сразу повисла у него на шее. Она была совсем не похожа на сыгранный ею киношный персонаж. В фильме Рябинина казалась очень юной, робкой, наивной, а в жизни она вполне выглядела на свои двадцать пять, была пьяной и чрезвычайно развязной. Ирочка, взяв в «замок» шею режиссера, проигнорировала Оксану, пытавшуюся поговорить с ней, рассказать об исчезновении девушек и предостеречь о возможной опасности. Своим поведением Ирочка явно старалась показать, что ее и режиссера связывают не только отношения по работе, а и личные.
        «Если это так, то почему Кротенко сказал, что у него нет ее номера телефона?»
        Режиссеру столь откровенная навязчивость не понравилась, и он попробовал поставить девушку на место, но вскоре понял, что, учитывая ее состояние, это бесполезно. Похоже, он опасался, что Рябинина заведется и наговорит лишнего. Ему пришлось в очередной раз выпить с Ирочкой на брудершафт и чуть ли не силой вырваться из ее объятий, пообещав, что через десять минут он вернется.
        Пятидесятидвухлетний актер Артемий Демьянович Барсуков, как и следовало ожидать, был в красной маске своего персонажа - «дяди-душителя» и темном сюртуке, взятых, видимо, из театрального реквизита. Уже изрядно выпивший, он, узнав об исчезновении девушек, на дальнейшие расспросы Оксаны отвечал громогласным хохотом, а потом сообщил, что сам их похитил, задушил и закопал у себя в саду на дачном участке.
        Ближе к полуночи веселье разгоралось все сильнее, градус в крови присутствующих повышался, многие поснимали маски, а некоторые - не только их. Собственно, гостей на вечеринке можно было разделить на пьяных и очень пьяных. И только единицы, подобно Оксане, сохраняли трезвость мысли. Как обычно бывает на подобных мероприятиях, гости разделились на группки по интересам, а те - на парочки. Режиссер Кротенко продолжал опекать Оксану, по-прежнему оставаясь ее гидом, хотя к нему то и дело приставали, пытаясь увлечь в свои компании, а то и просто выпить на брудершафт. Количество выпитого уже чувствовалось в его движениях - мужчину слегка пошатывало. Оксана, выпив на протяжении всего вечера два фужера вина, чувствовала себя вполне нормально и решила, что пора возвращаться домой. Поговорить с кем-нибудь из киногруппы в данной обстановке было невозможно.
        Внезапно с громким треском взлетели ракеты фейерверка, рассыпавшись разноцветным дождем. Одна, другая, третья. Раздались бурные аплодисменты и радостные крики.
        И тут она увидела метрах в тридцати от нее, в стороне от веселящихся гостей, одинокую фигуру, наблюдающую за происходящим. Благодаря свету от ракет Оксана хорошо рассмотрела ее и вздрогнула от неожиданности - на человеке был темный сюртук и смеющаяся маска, подобная той, что была в фильме, но только темно-зеленого цвета, со свешивающимся красным языком - маска богини Кали! Когда ракета долетела до земли и погасла, фигура незнакомца скрылась в полутьме.
        - Пойдемте! - Оксана рванулась вперед, но Кротенко ее удержал.
        - Ксюша, почему ты все время со мной на «вы»? - Язык у него слегка заплетался. - Давай выпьем и поцелуемся - на брудершафт! Я тебе совсем не нравлюсь?
        Оксана повернулась к режиссеру, отвлекшись на мгновение, а когда вновь посмотрела в сторону человека в зеленой маске, его уже не было - как будто он растворился. Вверх взлетели еще несколько ракет, но она его больше не увидела. Оксана почувствовала раздражение и с неприязнью взглянула на режиссера, продолжавшего крепко держать ее за руки и пытавшегося привлечь к себе.
        - В таком виде вы мне не нравитесь! И пить я больше не буду - мне нужно ехать домой!
        - Зачем? У Алмазова шесть спален! Шесть! Выбирай любую!
        - Я предпочитаю вернуться домой. Присутствующему тут народу для ночлега потребуется больше, чем шесть спален.
        - Я сомневаюсь, что кто-то будет спать. Гулять будут до утра и, кто знает, до какого дня.
        Оксана не знала, как отделаться от пьяного режиссера, все настойчивее пристающего к ней, и при этом соблюсти правила хорошего тона. Ведь ей еще придется неоднократно общаться с ним, а только что замеченная фигура в маске богини Кали подсказывала, что нужно искать среди этой киношной братии.
        И тут она увидела Ирочку Рябинину, еще больше опьяневшую. Девушка сняла блузку и, оставшись в полупрозрачном лифчике и коротенькой юбочке, демонстрировала танец живота, что у нее получалось довольно здорово. Зрителями были трое мужчин среднего возраста, подбадривающих ее хлопками в ладоши, среди которых она узнала полноватого актера Барсукова. Он был в темном сюртуке, но уже без своей красной маски. И хотя он был одет точно так же, как тот, в зеленой маске, Оксана не сомневалась, что это разные люди, имевшие разное телосложение.
        Оксана, дав обнять себя за талию, продолжала говорить с режиссером и незаметно подвела его к Ирочке, как раз закончившей свое выступление и пожинавшей аплодисменты. Расчет оказался верным, Ирочка вновь мертвой хваткой вцепилась в режиссера, «отбив» у соперницы. Воспользовавшись тем, что они стали выяснять отношения, Оксана ретировалась. Сделав круг, она так и не нашла ни обладателя темно-зеленой маски, ни «Дарта Вейдера». Проведенный здесь вечер ничего не прояснил, а наоборот, вызвал новые сомнения и вопросы.
        Оксана направилась к дому, у колонн которого беседовали двое мужчин и женщина, в которой она узнала жену Алмазова. Подойдя поближе, она увидела, что один из мужчин - ассистент оператора Володя, а второй был ей незнаком.
        - Вета, большое спасибо, - сказала Оксана, - был чудесный вечер, но мне пора возвращаться домой.
        - Куда вы поедете на ночь глядя? Переночуйте у нас.
        - Спасибо, но завтра у меня много дел с утра, и я привыкла ночевать дома.
        - Боитесь повторить судьбу Дездемоны? Судя по времени возвращения, скандала все равно не миновать! - хихикнул незнакомый мужчина.
        - Ося, перестань! Это не твое дело! - одернула его Вета. - Извините, Оксана, он выпил лишнего.
        - Что?! Я, Осип Финкиштейн, говорю все, что думаю! И мне есть что сказать! - заявил мужчина, гордо выпрямившись, хотя нетвердо стоял на ногах.
        - Прощайте! - Оксана повернулась и пошла на выход.
        Вета ее догнала:
        - Я вас проведу. Извините, Ося, когда трезвый, очень культурный и вежливый. А тут на него нашло! Он пишет музыку, по его мнению, гениальную, но, кроме него, никто так не считает.
        - Теперь понятно - нереализованные амбиции. Я на него не в обиде.
        - Предупреждала Вениамина - люди творческие пьют без меры, а потом ведут себя безумно. Лучше бы сняли для вечеринки ресторан - к этому времени уже все разъехались бы по домам. А тут покоя мне не будет - боюсь, как бы чего не вышло. А сколько предстоит на завтра уборки! - горько вздохнула Вета.
        - За весь вечер я так и не увидела вашего мужа. Или он скрывался под маской, чтобы его невозможно было узнать?
        - Веня - мой гражданский муж, надеюсь, мы в ближайшем будущем узаконим наши отношения. Днем он выезжал на запланированную с кем-то встречу и значительно припоздал на начало вечеринки. Когда приехал, то не захотел надеть маску Кощея Бессмертного с короной на голове. Сказал, что облик бессмертного старца ему не нравится и что если уже быть бессмертным, то не в столь преклонном возрасте.
        - Разве маски на этой вечеринке не его идея?
        - Не знаю, я в это не вникала.
        За воротами усадьбы Алмазова стояла густая темень, и Оксане пришлось включить фонарик-карандаш, который она постоянно носила в сумке. Из-за ограды доносилась музыка, смешиваясь с властвующим здесь покоем. Пройдя десяток шагов, она услышала, как калитка позади нее, тихо щелкнув, открылась. Вышедший человек растворился в темноте, ничем не выдавая своего присутствия, и в этом была странность, заставившая Оксану насторожиться. И еще ей показалось, что за ней наблюдают. Она физически ощутила сверлящий ее недобрый взгляд, отчего почувствовала себя беззащитной и словно раздетой.
        - Эй, кто там? - крикнула она, повернувшись в ту сторону, где, по ее предположению, мог находиться неизвестный. К собственному неудовольствию, она услышала в своем голосе неприкрытый страх.
        Слабенький, узкий луч фонарика пронзал тьму метра на два, не больше. Даже в Турции, находясь во власти торговцев людьми, она не испытывала такого страха. Это был липкий, лишающий сил к сопротивлению страх. Там угроза имела конкретное лицо, а люди - понятные намерения. Здесь же она не видела и не знала противника, не могла просчитать его действия. Оксана сожалела, что не взяла с собой зарегистрированную «травматику», хотя знала, что придется возвращаться ночью. Усвоенные приемы самообороны - это, разумеется, хорошо, но оружие надежнее. Пистолет «браунинг», несмотря на небольшие размеры, показался ей тяжеловатым для дамской сумочки, к тому же до сих пор в нем не было необходимости.
        Оксана пересилила желание в панике броситься к своему автомобилю, находящемуся в трех десятках шагов от нее, и, наоборот, стала передвигаться очень медленно, превратившись в слух, который в данной ситуации был ей лучшим помощником. Она то и дело обводила вокруг себя лучом фонарика, не давая незнакомцу приблизиться незаметно. И страх постепенно отступил, ее мысли и движения стали четкими. Теперь она была в состоянии просчитать возможные действия неизвестного, ничем не проявлявшего своего присутствия.
        Уже подойдя к автомобилю, Оксана услышала, как калитка захлопнулась. Неизвестный вновь вернулся в усадьбу, оставив свои намерения? Какова же была его цель? Напугать? Напасть не решился, почувствовав, что она к этому готова? А может, это кто-то из перебравших лишнего гостей и ему вовсе не было до нее дела? Постоял, пришел в себя и вернулся назад? Или этим он лишь отвлек ее внимание?
        Не расслабляясь, все так же настороженно Оксана села в автомобиль и сразу заблокировала двери. Завела мотор, включила фары, дальний свет, тут же спугнувшие темень, и ничего угрожающего не увидела. Уже полностью успокоившись, она направила автомобиль в обратный путь.

        Глава 11

        Утром бессонная ночь дала себя знать, и Оксана провалялась в постели почти до полудня, лишь раз по настоянию тети встала, чтобы позавтракать. Она понимала, что тут причина не только в позднем возвращении с вечеринки, но и в недавней поездке в Турцию, измотавшей ее морально и физически. Собственно, поэтому она и получила небольшой отпуск. Правда, вместо отдыха она умудрилась сразу ввязаться в новое расследование.
        Звонок мобильного телефона заставил ее подняться, несмотря на продолжавший стоять в голове туман. Прозвучавший в трубке голос следователя не предвещал ничего хорошего, и она сразу поняла, что он звонит по делу. На этот раз Якимчук начал без предисловий:
        - Мы выяснили личность неизвестной.
        - Я рада за вас.
        - Это Маргарита Львовна Новикова, 29 лет, не замужем, проживала на съемной квартире на Виноградаре. Тебе интересно?
        - Фамилия и имя мне ничего не говорят.
        - Она была помощником режиссера фильма. Две актрисы, снимавшиеся в нем, исчезли, и ты ими интересуешься.
        - Рита! - догадавшись наконец, невольно вскрикнула Оксана, и сон как рукой сняло.
        - Рита - сокращенная форма имени Маргарита.
        - Причину ее смерти вскрытие установило?
        - Подтвердило, что это было удушение. Уже мертвой она оказалась в реке.
        - Ужасно! Вчера я была на вечеринке, где была вся киногруппа фильма, пыталась разыскать ее там. А она, значит, двое суток лежала неопознанная в морге. И я ее уже видела!
        - Очень хорошо, что ты была на вечеринке у киношников! - оживился Якимчук. - Расскажешь, что там происходило, кого ты видела?
        - Что-то не так? - насторожилась Оксана.
        - После вечеринки недосчитались писателя Алмазова и актрисы Рябининой. Исчезли они вдвоем или каждый по себе - пока неизвестно.
        - Алмазов был хозяином вечеринки, но я его там не видела, хотя голос слышала. Рябинину видела и слышала - она была в хлам пьяная. Преследовала режиссера Кротенко, и тот от нее шарахался, как от огня. Я ее предупреждала, чтобы была осторожной!
        - С кем еще Рябинина общалась?
        - Имен не знаю - только в лицо. Кто сообщил, что Алмазов и актриса исчезли?
        - Сожительница Алмазова, Елизавета Ветрова. Думаю, что писатель с актрисой могли куда-нибудь деться на время, как говорится, по пьяной лавочке. И скоро они объявятся.
        - Что ж, это вполне в духе людей творческих, и не только. Петр Николаевич, не кажется ли вам, что исчезновение актрис и убийство помрежа связаны между собой?
        - Поэтому я и позвонил тебе. Пока утверждать рано, но я допускаю вероятность этого. Так что если это подтвердится, путаться у меня под ногами я тебе не позволю!
        - Если вы, с вашим талантом и опытом, займетесь поиском девушек, я буду только рада. - Про себя Оксана добавила: «Хочется верить, что их не постигла участь Риты, помрежа фильма».
        - Ты хитрая лисичка! - рассмеялся польщенный следователь. - Не забудь забежать ко мне на кофе - для тебя держу натуральный бразильский.
        - Неужели вы из-за меня изменили растворимому? Обязательно зайду!
        Закончив разговор, Оксана задумалась. Несмотря на оптимистический тон следователя, она почувствовала его глубокую озабоченность и тревогу. Ведь если появится связующее звено пропажи уже трех актрис, писателя-сценариста и смерти помрежа, это будет серия, которая наверняка получит самый широкий резонанс у общественности, и Генеральная прокуратура возьмет дело под жесткий контроль. И самое страшное - неизвестный преступник может продолжить свое ужасное дело. Вот только где его искать?
        Среди состава киносъемочной группы? Очень возможно, с учетом показавшейся на вечеринке маски богини Кали. Но, может, это был посторонний, который попал туда по приглашению, как и она? Прочитал роман Алмазова и, возомнив себя неизвестно кем, открыл охоту на актрис этого фильма, и не только на них.
        Что его к этому побуждает? Если в книге мотивом для преступлений служит желание продлить себе жизнь до бесконечности, то в фильме это звучит не столь явственно. В романе убийца забирает жизни у жертв во время тайного ритуала. И, кроме ритуального жертвоприношения, в романе преступник использует чудодейственный эликсир и магические атрибуты: перстень и магическую маску богини Кали. Даже если предположить, что какой-то психически больной серьезно воспринял эту писанину, то он должен был понять: для обретения бессмертия ему потребуется много чего, а не просто душить свои жертвы.
        Это то же самое, как воспользоваться рецептом молодости и красоты из сказки «Конек-горбунок» - искупаться в кипящем молоке без помощи волшебного конька-горбунка. По всему выходит, что убийца не псих, а только рядится под него. Старается привлечь внимание к мистико-эзотерическому содержанию книги и фильма, скрыв свои истинные мотивы. Знать бы их, тогда и убийцу вычислить не составит особого труда!
        Однако существует вероятность, что убийство Риты не связано с исчезновениями девушек-актрис и писателя. Возможно, каждое из этих событий произошло отдельно от других и только совпало по времени. Впрочем, вероятны любые комбинации.
        Исчезновение писателя-сценариста Алмазова вообще не вписывается в общую картину, связанную с мистикой романа и фильма, хотя он и является автором этих произведений. Оксана спохватилась: «Ведь Алмазов написал роман не сам, и я ничего не знаю о его соавторе, Николае Чудове!»
        Википедия ей не помогла, и, только прогуглив Интернет, Оксана нашла два рассказа Николая Чудова, выставленные на сайте «проза. ру». Выходит, маститый литературный метр написал роман в соавторстве с начинающим писателем? Вспомнив свое знакомство с Алмазовым, его напыщенность и снобизм, она с трудом представляла себе, как тот на это пошел. Разве только в том случае, если роман был верхом совершенства и мог претендовать на литературные лавры. Однако этого не произошло и не могло произойти - если это понятно Оксане, рядовой читательнице, то не могло ввести в заблуждение и проевшего на этом зубы Алмазова. На взгляд Оксаны, роман был посредственным, ничем особенно не выделяющимся. Путешествие по Интернету это подтвердило и показало, что книга не произвела особенного ажиотажа. А ее единственный тираж в 5000 экземпляров был слишком мал, и продюсеры, рискнувшие снять фильм по этому роману, очень рисковали. На производство фильма было потрачено во много раз больше, чем на издание книги.
        Заинтересовавшись Николаем Чудовым, Оксана позвонила режиссеру Кротенко.
        - Добрый день, Семен.
        - Его трудно назвать добрым. Вы же знаете, что случилось с Ритой? Следователь, который вызвал меня на опознание, сказал, что знаком с вами.
        - Это очень печально, и тем тревожнее становится за судьбу исчезнувших девушек. Ведь и Рябинина пропала…
        - К счастью, что касается Иры, то это ложная тревога. Не далее как полчаса тому назад она позвонила мне по мобильному. После того как ты уехала, у меня с ней произошла небольшая ссора и Вета отвела ее спать в дом. Посреди ночи Вета спохватилась, что Ирины нет на месте. Как только рассвело, обыскали вокруг дома, нигде ее не нашли и не на шутку встревожились. Сообщение об исчезновении Алмазова и тех девушек-актрис накалило обстановку еще больше. Мобильный Рябининой был вне связи. Сама Ира рассказала, что ночью ушла из дому, долго шла, заблудилась. Повезло, что ее путешествие произошло без особых приключений - ей удалось остановить попутку и доехать домой. Она отключила телефон и долго спала. Так что все в порядке.
        - Может, и Алмазов найдется таким же образом?
        - Мы на это надеемся.
        - На вчерашнем мероприятии был Николай Чудов?
        - Не знаю, с ним не знаком. Он вроде был соавтором Вени, но его я никогда не видел. Поинтересуйся у Веты.
        - С кем жила Рита? Она местная?
        - Нет, из Винницкой области. Она снимала квартиру, у нее был бойфренд, Виктор, фамилии не знаю. Мне надо связаться с родителями Риты, но никак не могу на это настроиться! До сих пор не верится, что она мертва. Пару лет тому я с Ритой заезжал к ним - они нас сердечно встретили, по- видимому, приняли меня за ее жениха. А теперь Риту убили и мне надо им об этом сообщить.
        - При встрече с Алмазовым мне показалось, что он сильно нервничает и чего-то опасается. У него были какие-то неприятности?
        - Не знаю, не слышал. Извини, Оксана, но у меня от всех этих новостей голова идет кругом.
        По голосу Кротенко Оксана поняла, что он очень переживает из-за гибели Риты и не настроен на продолжение разговора. Она решила, что имеющиеся у нее вопросы лучше задать ему позже, при более благоприятных обстоятельствах. Оксана набрала номер сожительницы писателя.
        - Здравствуйте, Вета. Понимаю, что мой звонок некстати. Вы можете сейчас говорить?
        - Да, вполне, - ответила женщина, но голос у нее был крайне подавленным.
        - Хотелось вас поддержать. Вы знаете, что пропавшая Рябинина нашлась?
        - Недавно Сеня сообщил.
        - Может, Вениамин Игнатьевич также найдется?
        - Хотелось бы, но меня мучают плохие предчувствия.
        - При той, к сожалению, единственной встрече мне показалось, что он чего-то или кого опасается. Я права?
        - В последнее время он был очень нервным, но мне неизвестно, чем это было вызвано.
        - Я хотела бы встретиться с Николаем Чудовым. Вы мне в этом поможете?
        После долгой паузы Вета ответила:
        - К сожалению, это не в моих силах. Я с ним не знакома, и у меня нет его контактов.
        - Удивительно. Чудов - соавтор Вениамина Игнатьевича по роману «Смеющаяся маска Арлекина», они должны были как-то общаться.
        - К своему творческому процессу Веня меня не допускал, никогда не давал читать рукописи, а только уже вышедшие книги. - В голосе Веты звучала обида. - Как-то он даже сказал, что не полностью отредактированная автором рукопись это все равно что показаться перед читателями в нижнем белье. На мое замечание, что я видела его не только в белье, но и без него, раздраженно заявил, что это выше моего понимания. Чудов к нам ни разу не приходил, возможно, они встречались в городе, общались по электронной почте, созванивались, но об этом мне ничего не известно.
        - Может, кто-то из ваших общих знакомых знает Чудова?
        - Этого я не знаю.
        - Спасибо, Вета. Еще раз простите за беспокойство.
        Персона Николая Чудова становилась все более загадочной и интересной. Ни режиссер фильма, ни сожительница писателя с ним не были знакомы, и Алмазов общался с ним на нейтральной территории, больше никого к нему не допуская. С одной стороны, это объяснимо - Чудов, как начинающий писатель, был незначителен рядом с Алмазовым. Тем не менее тот взял его соавтором, и в этом был некий парадокс.
        Оксана снова перезвонила Якимчуку и рассказала о странном соавторе Алмазова, упомянув о том, что ей при встрече показалось, что писатель чего-то очень боится. Следователь этим заинтересовался, огорчился, что она не знает года рождения Чудова, но пообещал в скором времени найти его.
        Основания огорчаться были и у нее - расследование исчезновения девушек находилось в тупике и не было ни одной ниточки, за которую можно было ухватиться.
        Заиграла мелодия на мобильном телефоне, и это оказался Кротенко.
        - Сообщил ее родителям, завтра они будут здесь. Заберут тело Риты, чтобы похоронить на родине, - сообщил он жалобным голосом. - На душе скверно, чувствую себя паршиво. Ксана, давай нарежемся!
        - Я же почти не пью, - Оксана улыбнулась непосредственности режиссера - откуда он взял, что она может согласиться на такое предложение? Ничего подобного ей никто никогда не предлагал.
        - Я тебе предлагаю не пить, а нарезаться! Это совсем другое, это даже не набухаться.
        - Я плохая компания для этого.
        - Хоть посиди рядом, пока я не отключусь.
        - Больше некому? Ирочка Рябинина, думаю, не откажется.
        - Я тебе по-дружески, а ты!.. - гневно воскликнул Семен и, не найдя слов, умолк.
        Оксана почувствовала, что перегнула палку с Рябининой.
        - Хорошо, сейчас приеду.
        Вопросов к Кротенко у нее было много, а если он выпьет, то, может, сболтнет для нее что-нибудь интересное. Напиваться с ним у нее не было намерений.
        На этот раз идеальный порядок на яхте был нарушен, в кают-компании царил легкий бедлам, да и сам Кротенко, с помятым лицом и воспаленными глазами, производил тягостное впечатление. По нему было заметно, что «нарезaться» он начал задолго до ее приезда. На столике стояла наполовину опустошенная квадратная бутылка дорогущего «Джонни Уокер Грин Лейбл» и два специальных стакана для виски. Из закуски были только нарезанный лимон на пластиковой тарелке и оливки в родной жестяной банке.
        - Виски будешь пить со льдом или с минералкой? - нетвердо вымолвил он.
        - Я буду только вино. - И Оксана вытащила из сумки специально купленную бутылку белого вина.
        Она захватила ее не только из-за того, чтобы не пить крепкие напитки, но и чтобы обезопасить себя. Ведь Кротенко с таким же успехом мог быть тем психом, которого она пытается вычислить. У него для этого имелись все возможности. К тому же он чересчур настойчиво приглашал ее напиться. Как она убедилась на вечеринке, он не страдал отсутствием приятелей и приятельниц для этого. Для чего она ему нужна? Он вполне мог разыгрывать комедию перед ней, имея свои тайные цели.
        - Не возражаю, пей вино. - Семен мотнул головой и, сев за стол, налил себе в стакан на два пальца чистого виски. - Льда все равно нет, а минералка - бэ-ээ! - И он, состроив гримасу отвращения, протянул ей пустой стакан. Оксана плеснула себе немного вина, чокнулась с ним, слегка пригубила и сразу приступила к вопросам:
        - Как-то странно… Писатель уровня Алмазова пишет роман в соавторстве с каким-то Чудовым, о котором ничего не известно. Зачем это надо было Алмазову?
        - О-о! Ответ я знаю, - пьяно ухмыльнулся Семен. - Веня сам рассказал. Чудик, то бишь Чудов, принес Алмазову старую рукопись и этим заинтересовал его, поставив условие об их соавторстве.
        - Рукопись могла быть подделкой, написанной самим Чудовым. Я книгу прочитала - она отнюдь не супер.
        - События, о которых рассказывалось в рукописи, по утверждению Чудова, произошли на самом деле. Он даже предоставил Алмазову доказательства, и тот у него стал ручной, словно барашек на поводке. Или собака.
        - Какие доказательства?
        - Не знаю. - Семен широко развел руками. - Но Алмазов им поверил.
        - Возможно, рукопись в самом деле старинная. Что из того? Роман получился, извините за прямоту, средней паршивости. - Оксана специально провоцировала режиссера, чтобы посмотреть его реакцию.
        - Алмазов увлекается эзотерикой, верит во всякую эту чушь, одно время он даже устроил вроде кружка оккультистов и они вызывали духов из загробного мира. Меня не приглашали, знали, как я к этому отношусь, и остерегались, что могу «мессу» превратить в фарс.
        - Он верит в рецепт вечной жизни?
        - Не знаю, во что он поверил, но оказался под впечатлением от этой рукописи.
        - В романе говорится: чтобы продлить свою жизнь, надо забрать жизнь у других. Неужели Алмазов мог пойти на такое?
        - Не думаю. Он из тех, кто витает в грезах и не готов к тому, чтобы что-то совершить в реальной жизни. Поэтому он и стал писателем, чтобы в кресле, без всякого для себя риска переживать опасные приключения своих героев. Тяга к адреналину у него есть, но только когда исключена опасность для его драгоценного здоровья.
        - Уже случалось, чтобы он исчезал на время из дому?
        - И да, и нет. Первая жена у Вени была очень ревнивая и постоянно устраивала сцены, поэтому он с ней развелся. У них сын, сейчас ему лет двенадцать. Она подцепила американца из посольства и благополучно укатила в США вместе с ним и сыном. Подозреваю, что их связь началась еще до развода с Веней. Здесь она работала переводчицей в агентстве, и, надо отдать ей должное, первые публикации Алмазова за рубежом появились благодаря ее стараниям. Он сильно переживал после ее отъезда, но, как мне кажется, больше из-за меркантильных соображений, чем из-за любви к ней или даже к сыну. Вениамин - законченный эгоист, возомнивший себя центром Вселенной, вокруг которого вертятся все остальные. Он быстро женился во второй раз и так же быстро развелся. Долгое время он жил сам, периодически меняя женщин, пока не появилась Вета. Они живут вместе года четыре или пять. Я рассказываю так подробно, чтобы стало понятно следующее: время от времени Алмазов срывался из дому и уезжал, как он рассказывал, в творческую командировку, в поисках вдохновения. Вета этому не препятствовала, поскольку знала, что с «вдохновением» тот
обязательно расстанется, а она ему нужна постоянно. Алмазов занимается исключительно творчеством, взвалив все вопросы по хозяйству, повседневной жизни на нее. Без Веты он как без рук, но после двух разводов все никак не решится узаконить с ней отношения. Да и в «творческую» командировку он последний раз ездил, наверное, больше года тому назад.
        - Может, и сейчас он в «командировке»?
        - Исключено. Он всегда предупреждал Вету заранее, а тут не звонит, мобильный вне связи. Да и как и куда он мог поехать ночью без своего автомобиля? Ведь тот остался в гараже.
        - Кроме меня ночью еще кто-нибудь выезжал после вечеринки?
        - Шесть автомобилей. С их хозяевами Вета уже созвонилась, они отрицают, что подвозили Веню.
        - Как давно вы знакомы с Алмазовым?
        - Больше десяти лет. Я тогда только начинал, после института Карпенко-Карого, а он уже был достаточно известным писателем, но как сценарист делал первые шаги. Возможно, это нас сблизило.
        Во время разговора Кротенко щедро угощался виски. Оксана же только делала вид, что отпивает вино.
        - И вы не знаете, как и где Алмазов познакомился с Чудовым?
        Режиссер отрицательно мотнул головой и сделал большой глоток. Неожиданно поперхнулся, закашлялся, выпучив глаза. Когда пришел в норму, с сияющим видом, словно сделал чрезвычайно важное открытие, воскликнул:
        - Знаю! Рита их познакомила!
        Информация была чрезвычайно интересной, но Рита уже не могла ничего рассказать. «Не это ли обстоятельство заставило Риту навсегда замолчать?» И фигура загадочного Чудова стала еще более зловещей.
        - Неужели, кроме Риты, никто больше не знал Чудова? Ведь она тоже как-то на него вышла? Может, что-нибудь о нем рассказывала, а вы забыли?
        - Может, и забыл, - согласно кивнул режиссер, вновь наливая виски в опустевший стакан. - В последнее время Веня писал роман про ведьму, которую сожгли в Бортничах.
        - Про ведьму? - Оксана вспомнила, что один из рассказов Чудова назывался «Ведьма».
        - По его словам, на основе реальной истории. Эту ведьму живьем сожгли местные жители в 1918 году. Вместе с замком, где она жила. В наше время на его месте построили такой же Черный замок. Алмазов по образованию историк, и его интересуют подобные истории. - Тут режиссер хлопнул себя по лбу. - Вспомнил, с чего все началось!
        - Что именно?
        - Его роман, фильм! Несколько лет тому назад мы - я, Веня, Никита - поехали в Чернобыльскую зону. Был заказ от серьезного телеканала на фантастический триллер, вот и возникла идея снять его там, используя апокалипсическую натуру. Веня подвернул ногу, и мы завезли его в больницу в Чернобыле. Пока врач мудрил над его ногой, он увидел плиту с барельефом профиля девушки. Это его заинтересовало. Он узнал, что больница расположена в старинном флигеле, оставшемся от имения Ходкевичей, а барельеф девушки - профиль Розалии Любомирской, урожденной Ходкевич, казненной в Париже якобинцами. История увлекла его, и он начал собирать информацию, тем более что заказ на триллер сорвался. Потом возник Чудов с рукописью.
        - Загадочная эта фигура, Чудов. Никто его не видел, не знает. Словно призрак, а не человек, или тень. Ему бы после издания романа и его экранизации во всеуслышание заявить о себе как писателе, а он затаился.
        - Попробуй узнать в издательстве. Раз он был соавтором, значит, должен был заключить договор.
        - Как я не догадалась? - хлопнула себя по голове Оксана. - Теперь скажи, кто из нас пьяный?
        - Ты на меня намекаешь? Я трезв, как стеклышко, - пью виски, а оно на меня не действует, после того как увидел Риту в морге. Мы с Ритой давно знакомы, работали уже лет семь… - Он что-то мысленно прикинул и уточнил: - Нет, шесть. А кажется, что знал ее вечность.
        - Все это ужасно. Надеюсь, что ее убийца не уйдет от наказания.
        - Знал бы, кто он, задушил бы собственными руками!
        - Ладно, пойду. Спасибо за подсказку с издательством.
        Неожиданно Кротенко быстро поднялся и встал, закрывая ей выход.
        - Ты обещала провести это время со мной! - Несмотря на то, что движения мужчины были четкими, язык у него заплетался. - Сейчас я организую нам прогулку по Днепру!
        - Спасибо, Семен, но у меня другие планы. - Оксана попыталась пройти мимо него, но он ее обнял и ткнулся было ей в губы. Она резко высвободилась и оттолкнула его от себя.
        - Ты мне очень нравишься! - продолжал Кротенко, решив не отступать от своих намерений.
        - А ты мне в таком состоянии - нет!
        - Что ты строишь из себя недотрогу! - Семен ринулся к ней, пытаясь снова обнять.
        Оксана, перехватив правую руку, бросила его через бедро. Семен с грохотом, сметая все со стола, опрокинулся спиной на пол, между диванчиком и столиком. Оксана быстро направилась к выходу из каюты и, выйдя на палубу, остановилась. Позади нее было тихо, и она, соблюдая осторожность, вернулась назад. Семен неподвижно лежал в том же положении, в каком она его оставила.
        «Он потерял сознание?» - Оксана наклонилась над ним, и в то же мгновение Семен ожил, схватил ее и потянул на себя. От неожиданности Оксана потеряла равновесие и упала на него. Узкое, тесное пространство между столиком и диванчиком мешало ей использовать какой-либо из заученных приемов. Лицо Оксаны оказалось прямо над его улыбающимся лицом. Он крепко прижимал ее к себе, лишая возможности двигаться.
        - Отпусти!
        - Зачем? Так хорошо, и ты уже никуда не спешишь.
        - Немедленно отпусти!
        - Или что будет? Ты меня арестуешь? Ты - частный детектив, и у тебя нет для этого полномочий.
        Семен сложил губы, словно ожидал, что она его поцелует. Из его рта несло алкоголем, и внутри Оксаны поднялась буря. Она резко наклонилась и, прежде чем он догадался о ее намерениях, зубами впилась в его щеку. Семен завопил, отпустил и грубо оттолкнул ее от себя. Воспользовавшись моментом, Оксана поднялась. Семен, сидя на полу, растирал укушенную щеку, на которой отпечатались зубы.
        - Что на тебя нашло? - обиженно поинтересовался он и медленно поднялся, стараясь держаться от девушки на расстоянии.
        - А на тебя - что? - Оксана повернулась и направилась к выходу.
        Семен лишь молча проводил ее взглядом.
        Подобной выходки от режиссера Оксана не ожидала. Еще на вечеринке у Алмазова она догадалась, что Кротенко неровно дышит к ней, но то, что он применит для этого силу, было уже слишком!
        В издательство Оксана решила пока не ехать - понимала, что там вряд ли захотят пойти навстречу частному детективу и открыть данные своего автора. Поэтому она снова позвонила Якимчуку.
        - Петр Николаевич, попробуйте выйти на Чудова через издательство, которое напечатало роман.
        Следователь обиженно засопел.
        - Ты за кого меня принимаешь - первоклашку? Я первым делом так и сделал. В издательстве имеется совместный договор на роман с Чудовым Николаем Ивановичем и Алмазовым Вениамином Игнатьевичем, и в нем есть пункт, что все взаимоотношения с издательством и расчеты осуществляет от имени сторон Алмазов. Вот только в договоре подпись Чудова есть, а паспортные данные и его домашний адрес - отсутствуют. Девица-бухгалтер, у которой этот договор хранится, помнит, что Чудов обещал поднести паспорт позже, - с собой у него документа не оказалось, но он так больше и не пришел. Она неоднократно напоминала об этом Алмазову, а тот лишь отделывался обещаниями. Имею весьма условный словесный портрет этого Чудова, составленный с помощью работников издательства, которые его видели, - все-таки больше года прошло. Вот только для одних он показался высоким брюнетом, для других - шатеном среднего роста, а определить по их описаниям возраст вообще было проблематично: ему давали от сорока до шестидесяти пяти лет. В Киеве нашлось аж 357 Чудовых Николаев Ивановичей, входящих в эту возрастную категорию.
        - Но не тысяча, - оптимистически заявила Оксана. - Сомневаюсь, что он пенсионер, верхнюю планку можно понизить до пятидесяти.
        - А ты уверена, что он прописан в Киеве, а не в пригороде? Или что он не приезжий?
        - Выходит, вы не будете его искать?
        - По каким признакам определить, что он тот, который нам нужен?
        - Есть же люди, видевшие его.
        - Дать им фотографии этих 357 Чудовых и пусть выбирают? Ты же не новичок в нашем деле, представляешь себе, сколько людей придется задействовать на реализацию этой затеи? И для чего? Есть какие-нибудь конкретные доказательства, что этот Чудов имеет отношение к убийству или похищениям?
        - Только косвенные, - вздохнула Оксана.
        - Вернее, твои догадки. А у меня есть версия, которая основывается не на песке. Вскрытие показало, что Рита Новикова была беременна, одиннадцать недель. Со слов ее бойфренда, Виктора Голубицкого, они расстались две недели тому назад. Чувствуешь зацепку - девица беременна и расстается с любовником?
        - Может, она была беременна не от него?
        - Молодец, возможно. Взяли образцы и отправили на генетическую экспертизу - это процесс долгий. Алиби у парня хлипкое, так что осталось только дождаться результатов экспертизы.
        - Из этого следует, что вы определились с кандидатом на убийцу и уже не считаете, что похищение тех девушек и убийство Новиковой между собой связаны.
        - Факты - упрямая вещь, а сейчас они имеются и говорят об этом. Пока отрабатываем эту версию, так как она более вероятная, но могут появиться и другие. Что касается Чудова, то готов предоставить тебе список - можешь пройтись по нему.
        - Спасибо, пришлите на электронный почтовый адрес, а вдруг пригодится.
        Поздно вечером позвонил Антон и поинтересовался, как прошла вечеринка.
        - Было очень интересно, вот только после нее пропали люди.
        - Как это?
        - Как раз это и неизвестно.
        - А я начал читать роман, который вы посоветовали.
        - И каково мнение профессионала?
        - Пока ничего не могу сказать конкретно, но уже вижу, что он больше художественный и условно исторический.
        Поболтав еще немного, они попрощались. Оксана в очередной раз пообещала, что они встретятся, но предупредила, что она по-прежнему не знает, когда у нее появится для этого время.

        Глава 12

        Скрипнули, открываясь, двери, и во мраке зажглись два желтых кошачьих глаза, которые по мере приближения к ней увеличивались в размерах.
        «Откуда здесь кошка? Неужели тетя завела?» - подумала Оксана. Черная кошка, почти сливающаяся с темнотой, запрыгнула на постель и, убаюкивающе мурлыча, устроилась у нее на груди, приблизив мордочку к ее лицу. Оксана вытащила руку из-под одеяла, чтобы погладить кошку, но та внезапно грозно зарычала, норовя впиться ей в шею.
        От испуга Оксана проснулась, сердце тревожно стучало в груди, никак не могло успокоиться из-за пережитого страха. За окном стояла непроглядная тьма - власть ночи продолжалась. Сон покинул Оксану, и она знала, что он уже не вернется, сколько бы времени она ни лежала с закрытыми глазами. Она встала, набросила на плечи платок - в комнате было прохладно - и села за ноутбук. Невольно подумала: «Что в таких случаях делали наши предки, когда еще не изобрели Интернет, а электричество было только в больших городах?» Зажигали лучину или керосиновую лампу и при колеблющемся свете читали припасенную для такого случая книгу? Хотелось бы знать свою родословную, а она знает только до уровня дедушек и бабушек, родившихся в середине двадцатого столетия. А кем были ее предки, каков их социальный статус хотя бы в начале прошлого века, не имеет ни малейшего понятия.
        Вспомнила слова Кротенко о том, что Алмазов пишет новую книгу о ведьме, которую сожгли в селе Бортничи. Задала поиск на эту тему в разных интерпретациях, но получила лишь информацию о казнях, происходивших в Западной Европе и Америке, и то последние относились к началу девятнадцатого века. Как это происходило в Украине, в Интернете ничего не нашла. Расширила поиск с учетом того, что тогда часть Украины находилась под властью Речи Посполитой, а другая - в составе Российской империи, и поиск дал результаты. Казни ведьм происходили в Украине в обеих ее частях, но не так массово, как в Европе, и закончились в середине восемнадцатого столетия. Однако были одинокие случаи расправ над ведьмами и после, но уже как самосуд, а не по решению суда. Видимо, тот случай, который решил описать Алмазов, скорее всего, был вызван эксцессами гражданской войны. Оксана поняла, что Интернет ей больше не поможет. Дальше в этом направлении нужно искать в библиотеках или у краеведов.
        «И почему я прицепилась к ведьме из Бортничей, ведь после ее смерти прошло почти сто лет? И что это может дать для моего расследования пропажи девушек?» - Здравый смысл подсказывал, что она зря тратит время на поиски в этом направлении, однако интуиция настаивала на их продолжении. - «Неспроста реальные происшествия переплетаются с событиями из романа Алмазова. Пусть это хоть иллюзорная ниточка, но за нее стоит потянуть».
        За поисками в Интернете она не заметила, как на смену ночи пришло утро, и с ним начались поручения тети. Поэтому сразу после завтрака Оксана заявила, что отправляется на работу. На самом деле, сев в автомобиль, она перезвонила Вете.
        - Здравствуйте. Простите, что тревожу вас, хотела узнать - Вениамин Игнатьевич не выходил на связь?
        - Нет, Оксаночка, ни от него, ни о нем нет никаких известий. Я чувствую, что мои нервы на исходе. Эту ночь я не сомкнула глаз - все казалось, что откроется дверь и зайдет Веня. Больницы, морги уже обзвонили - слава Богу, Вени там нет. Но его молчание очень тревожит. Мы живем вместе уже четыре с половиной года, и за это время ничего подобного не случалось. Он человек творческий, ему нужна смена «картинок», я это понимаю, но почему он так долго молчит? - Голос у Веты был взволнованный, чувствовалось, что она извелась в ожидании известий от гражданского мужа.
        - Причины могут быть разные, постарайтесь успокоиться. Было очень много случаев, когда человек исчезал надолго, потом возвращался, а причина оказывалась до смешного прозаической.
        - Лишь бы он вернулся скорее, - тяжело вздохнула Вета.
        - Мне известно, что Вениамин Игнатьевич работал над новым романом. Я могла бы на него взглянуть? - И для убедительности Оксана добавила: - Вдруг это поможет в поисках вашего мужа.
        - Увы, Оксана, это невозможно. Вениамин работает на компьютере, вход в который защищен паролем, мне неизвестным.
        - Жаль, знакомых хакеров у меня нет, - вздохнула Оксана и попрощалась.
        Зато через Интернет она довольно быстро нашла краеведа Киевщины Овсиенко Никодима Павловича, согласившегося встретиться с ней в Бортничах.
        В час пик движение по Южному мосту в сторону правого берега оказалось затрудненным и почти свободным - в левую, поэтому Оксана быстро переехала мост, прокатила по проспекту Бажана до Харьковской площади и, сделав правый поворот, вскоре въехала в Бортничи, бывший поселок, ныне входящий в состав Дарницкого района Киева. На первом светофоре повернула влево, остановилась у торгового ряда павильонов, где ее должен был ожидать краевед. Здесь было довольно оживленно, и Оксана вышла из автомобиля, «нацелившись» выпить чашечку эспрессо в расположенном рядом магазинчике.
        - Здравствуйте, вы меня ожидаете? - Ей навстречу шагнул невысокий худощавый седой мужчина лет шестидесяти.
        - Никодим Павлович?
        - Он самый.
        - Как вы относитесь к кофе?
        - Спасибо, не пью - сердечко пошаливает.
        - Тогда прошу в автомобиль. - Оксана с сожалением вдохнула ароматный запах кофе, доносящийся из открытых дверей.
        - Итак, я вас слушаю - что вас интересует? - Краевед пытливо взглянул на нее.
        - Я узнала, что во время гражданской войны в Бортничах сожгли ведьму. Вам что-нибудь об этом известно?
        - Очень интересно, откуда вы об этом случае знаете? О нем сами жители села того времени старались не распространяться, не рассказывать чужим. Мой покойный дед, будучи в ту пору подростком, был непосредственным участником тех событий.
        - Случайно. Один писатель мимолетно упомянул о нем в разговоре.
        - Алмазов?
        - Верно. Выходит, это он у вас о нем узнал?
        - Нет. Он встречался со мной, чтобы уточнить некоторые бытовые детали того времени, спрашивал, как выглядело тогда село и его жители. Эту историю он знал досконально, даже, думаю, значительно лучше, чем я.
        - Почему вы так думаете?
        - Судя по его вопросам.
        - Расскаж?те, в чем суть этой истории и что именно заинтересовало Алмазова?
        - Как понятно из названия села, в незапамятные времена его первые жители занимались бортничеством, а лишь потом перешли на земледелие. В 1911 году Бортничи было совсем небольшим селом и леса вокруг еще хватало. Киевский богач Харлампий Кутовой купил себе большой лесной участок, примыкающий почти к самому селу, и начал там строительство. Вначале жители села были довольны таким соседством - богач пожертвовал на нужды села значительные суммы, но затем, когда увидели, что возводится рядом с ними, в лесной чаще, встревожились. Мрачный, окруженный глухим каменным забором дом богача жители села окрестили Черным замком, когда его достроили в 1913 году. Вся прислуга в том замке была не местная и практически не покидала его. Мало кому из селян удалось побывать в замке, и отсюда поползли страшные рассказы, что там делается. Из них следовало, что богач Харлампий и его жена Анастасия, к тому времени перезрелая красавица, занимались колдовством. Вскоре после окончания строительства Харлампий умер, замок и его богатства унаследовала Анастасия, уехавшая за границу. В Черном замке находилась немногочисленная
прислуга, и селяне успокоились. Началась Первая мировая война, и где-то в конце 1915 года Анастасия вернулась в замок и поменяла в нем прислугу. Из замка она редко выезжала, но зато к ней часто приезжали закрытые экипажи, и бывало, что даже летом из труб дома валил черный дым. Вновь поползли слухи о том, что она занимается колдовством, и атмосфера в селе стала все больше накаляться. После падения царизма правительство пообещало селянам землю, и начались самозахваты и передел помещичьей земли. Неизвестно, что конкретно послужило тому причиной, но селяне направили делегацию к барыне-колдунье Анастасии и потребовали, чтобы она покинула замок. Их ультиматум прозвучал приблизительно так: «Забирай что хочешь и дуй отсюда немедленно подобру-поздорову, иначе худо будет!» Анастасия делегацию приказала выпороть и отправить из замка без портов. Это вызвало гнев селян, они пошли штурмовать замок и подожгли его. Анастасия со своими немногочисленными слугами отстреливалась до последнего, так и не сдавшись. Найденные обугленные тела были захоронены тут же, на территории разрушенного и разграбленного замка, без
отпевания. Но на этом история не закончилась. Через какое-то время стали пропадать дети селян, которые активно вели себя при штурме замка, и появился слух, что ведьму убили не до конца, надо было осиновый кол ей вбить в грудь. Тела погибших вновь выкопали, среди них оказались два женских, но кто знает - барыни или ее прислуги? Всем мертвым отрубили головы, вбили осиновые колья в грудь, затем по-новому сожгли, а пепел вывезли аж до Днепра и бросили в воду. Но дети продолжали пропадать. Селяне решили, что ведьма после смерти стала вурдалаком, и верили в это, пока не удалось разведать берлогу Анастасии - она со своими прислужниками пряталась в подземном ходе, который начинался в подвале. Схватив ее, напуганные жители провели весь комплекс известных казней колдунов, чтобы она не смогла ожить после смерти. Отрубили голову, вбили в сердце осиновый кол, тело сожгли, а пепел развеяли. Вот такая история произошла здесь.
        - Вроде на том самом месте построили Черный замок уже в наше время?
        - К сожалению, сейчас нельзя установить, где стоял тот Черный замок и какой он имел вид, - уже не осталось никого из очевидцев тех событий, а я в свое время как-то упустил возможность расспросить об этом деда. Из его рассказов запомнилось только то, что над воротами в черной стене, опоясывающей замок, находились две химеры. В начале 2000-х годов на месте бывшего Дома быта построили Черный замок по подобию тамплиеровских. Мы можем проехать метров триста, и вы воочию увидите его.
        - Давайте так и сделаем.
        В самом деле, после крутого поворота дороги, с левой стороны, за торговым комплексом «АТБ» виднелось темно-серое здание, напоминавшее средневековый замок-крепость. Оксана на перекрестке завернула к нему. Они вышли из автомобиля, и краевед продолжил рассказ:
        - В первое время весь этот комплекс был черного цвета, сюда съезжалось много иномарок. Висели черно-красные знамена, ночами горели факелы на банях, и было непонятно, чем тут занимаются. После возмущенных требований местных жителей, проверок, пристального внимания прессы замок «отмыли» и он стал серый. Рядом построили церковь. Больше нет знамен, ночами не горят факелы, убрали ряд статуй и сбили некоторые надписи. Дело в том, что наряду с известными тамплиеровскими лозунгами тут были и выдержки из сатанинской библии Антона Шандора Ла-Вея.[10 - Книга Сатаны «Дьявольская диатриба».]
        Если раньше местные жители называли его «Замком Сатаны», а некоторые СМИ сообщали, что его владелец имеет фамилию Сатановский, то сейчас это развлекательный комплекс, который официально носит название «Мистик Шато» и принадлежит двум частным компаниям.
        - Отлично! Давайте что-нибудь выпьем здесь - я умираю от жажды кофе.
        - Я разве что минеральную или сок, - согласился краевед. - Попробуем попасть внутрь - там очень любопытно.
        Они подошли к решетчатым металлическим воротам, которые давали хороший обзор двора, но оказались закрытыми. Оксана увидела приземистое мрачное сооружение с колоннами и широкими лестницами - копию средневековых крепостей с картинок.
        - Для предприятия, которое должно приносить доход своим владельцам, этот комплекс очень странно работает - очень редко и неизвестно когда, - огорченно заявил краевед. - Раза два здесь проводились дискотеки, была как-то выставка художника, очень короткое время он работал как ресторан, но в основном закрыт. Я там был несколько раз, на первом этаже и в подвале, хотя людская молва приписывает ему два этажа наверху и три внизу.
        Оксане пришлось удовлетворить любопытство чтением таблички возле ворот: «Не мне, Господи, не мне, а ради вящей славы твоей».
        Краевед, наблюдая за ней, пояснил:
        - Это лозунг тамплиеров. В оригинале на латыни он звучит так: «Non nobis Domine». Возле входа в центральное здание с обеих сторон имеются таблички: «Благословенны сильные, ибо они будут вершить судьбы мира. Прокляты слабые, ибо наследство им рабство!» и «Благословенны победители, ибо победа - основа права. Прокляты покорившиеся, ибо будут они вассалами навек!».
        - А тот первый замок тоже относился к тамплиерским?
        Краевед усмехнулся:
        - На этот счет ничего не сохранилось, но, вспоминая рассказы деда, думаю, что вряд ли. Этот замок тоже нельзя назвать в чистом виде тамплиерским, хотя тут отчасти присутствует их атрибутика. Внутри есть зал, где имеется фигура старика, перед которым склонились две женщины. Люди почему-то ассоциируют его с сатаной. Что на самом деле символизирует фигура старика, мне неизвестно.
        Раздалась мелодия мобильного телефона, и краеведу пришлось прервать рассказ. Звонил Семен Кротенко.
        Услышав его голос, Оксана напряглась и отошла в сторонку.
        - Извини, вчера я был не совсем в адеквате - так на меня подействовала смерть Риты. Признаюсь, одно время нас связывали не только рабочие и дружеские отношения.
        - Конечно, это был повод, чтобы попытаться затянуть меня в койку - так называется спальное место на яхте?
        - Это была глупость с моей стороны, но звоню я тебе не только из-за этого - нашелся Алмазов!
        Оксану поразило не столько сообщение о том, что нашелся писатель, сколько то, что Кротенко в первый раз за все время назвал его по фамилии, а не как обычно - Веня.
        - Где же он был все это время?
        - Думаю, что это будет очень сложно узнать. Он - мертв! Этой ночью врезался в дерево на арендованной машине.
        - Где это произошло? - машинально спросила Оксана, пораженная известием.
        - За Бортничами, не доезжая поворота на Гнедин.
        Оксана вздрогнула. «Бортничи - это совпадение или у него что-то связано с этой местностью, кроме нового романа?»
        - Мне позвонила Вета, ее вызвали на опознание в центральный морг, она боится идти и попросила меня пойти с ней. Позавчера Рита, сегодня Алмазов… Ужасно!
        - В котором часу опознание? Я хочу присутствовать на опознании.
        - В два часа.
        - Успеваю, встретимся возле входа.
        Закончив разговор, Оксана повернулась к краеведу, и по выражению ее лица тот догадался, что экскурсия закончена.
        - Будет у вас желание - приезжайте, возможно, тогда вам удастся попасть внутрь этого замка, - предложил краевед.
        - Спасибо! Куда вас подвезти?
        - О нет! У меня тут поблизости дела, так что не беспокойтесь.
        Оксана узнала у краеведа дорогу на Гнедин - все время по главной до поворота с указателем названия села. Времени у нее было достаточно, чтобы съездить на место аварии. Как только домa микрорайона закончились, дорога резко пошла на подъем и с обеих сторон потянулся густой лес. Далеко ехать ей не пришлось, километров через пять она заметила перед поворотом с правой стороны место аварии - помятую траву, изломанные кусты, треснутый, почерневший, со следами недавнего пожара ствол дерева - виновника гибели Алмазова. Тут же валялись куски пластикового бампера автомобиля. Свернув и остановившись на обочине, Оксана вышла и не спеша прошла к месту аварии.
        У нее сразу возникли вопросы: куда мог ехать Алмазов? почему он оказался в арендованном автомобиле? Дорога тут неширокая, но достаточная для четырех полос, а интенсивность движения даже в дневное время была слабой. Причиной аварии могло быть то, что кто-то выехал ему в лоб со встречной полосы и, уклоняясь от удара, Алмазов ушел на обочину. В таком случае Алмазов должен был резко затормозить, и тогда остались бы следы на асфальте, а этого нет. Его ослепили фары встречного автомобиля, он растерялся и потерял ориентацию? Хаотическое движение автомобиля тоже оставило бы следы. По всему выходит, что он специально направил свой автомобиль в дерево? Решил свести счеты с жизнью, но зачем так сложно - специально брать в аренду автомобиль, имея собственный?
        Оксане вспомнилось нервное состояние Алмазова при их встрече, как он выхватил пистолет, - а ведь перед ним была на вид слабая и безоружная женщина. Она решила не ломать голову над этим, - наверное, у следственной группы возникли те же вопросы, и у них было больше возможностей, чтобы найти на них ответы.
        К моргу Оксана приехала раньше режиссера и с полчаса прогуливалась у входа. Кротенко привез Вету на своем джипе «сузуки». У женщины была заметна синева под глазами от бессонной ночи, и вела она себя заторможенно, видимо перебрав с успокоительными таблетками. Следователем, который вел расследование гибели Алмазова, оказался все тот же Якимчук. Он недовольно посмотрел на Оксану:
        - Куда ни повернусь, везде натыкаюсь на тебя. Каким ты здесь боком? Не родственница, не сослуживица, шапочно знакомая!
        - Могла бы те же вопросы задать вам. Кроме вас, в прокуратуре нет следователей?
        - Дело случая. У нас как в рулетке - смотря кому что выпадет на дежурстве. - Якимчук улыбнулся. - Разговаривал с твоим шефом - Олегом. Он уверен, что ты греешься на солнышке на морях, а ты тут развила деятельность. Я тебя ему сдал, и он обрадовался - твои рабочие будни начнутся очень скоро.
        - Не стыдно вам ябедничать?
        - Не сгущай краски. Идем с нами, раз уж ты здесь.
        На каталке под простыней оказалось полностью почерневшее тело, без носа, ушей, с искаженными чертами лица. На вопрос Якимчука, узнает ли она своего гражданского мужа, Алмазова Вениамина Игнатьевича, Вета отрицательно замотала головой и зарыдала, уткнувшись в грудь Кротенко. Режиссер тоже пожал плечами.
        - Вроде он… А может, и не он: от лица ничего не осталось.
        - Однозначно опознать тело вы не можете? - полувопросительно-полуутвердительно произнес Якимчук. - Так и запишем в протоколе опознания.
        Попрощавшись, режиссер отвел совсем сникшую Вету в автомобиль, а Якимчук и Оксана устроились в кабинете судебного патологоанатома, на спиртовке заварив себе натуральный кофе хозяина кабинета.
        - Где находился Алмазов после своего исчезновения, неизвестно, - сказал Якимчук. - То ли он сам, то ли по его документам вчера в аэропорту Борисполь, ориентировочно в 14 часов, был арендован автомобиль марки «сеат». В разбитом арендованном автомобиле за это время зарегистрирован пробег в 46 километров. Где он колесил - неизвестно. Во время аварии возник пожар, ты сама видела, тело сильно обгорело, как и автомобиль. Сумочку с документами нашли рядом с авто - могла вылететь из машины во время столкновения с деревом, а могли и подбросить.
        - Предполагаете, что это инсценировка несчастного случая, чтобы скрыть убийство?
        - Не исключено, слишком много «белых пятен».
        - Неужели в аэропорту не запомнили внешность того, кто арендовал автомобиль? Я видела, как они скучают за стойкой, - очереди к ним нет.
        - Как раз в тот день у них был ажиотаж. По фотографии вроде опознают Алмазова, но неуверенно.
        Двери кабинета открылись, и вошел высокий, худой мужчина в салатовом хирургическом костюме и шапочке.
        - Кто тут хозяйничает без спроса?
        - Уже пожалел две ложки кофе! - улыбнулся Якимчук.
        - Четыре, - уточнила Оксана.
        - Моя коллега из конкурирующей организации, - представил ее Якимчук. - Мастер путаться под ногами и создавать проблемы.
        - Это когда же? - обиделась Оксана.
        - Я вижу прекрасную девушку, а все остальное по барабану, за исключением ее имени, - галантно произнес патологоанатом и поцеловал Оксане руку. Затем он тоже заварил себе кофе.
        - Рассказывай! - поторопил его Якимчук.
        - Не гони лошадей, заключение получишь завтра!
        - Хорошо, завтра увижу, а пока хотел бы услышать твои мысли относительно покойника.
        - Истинную причину смерти установить сложно - труп очень сильно обгорел, больше, чем что-либо в машине. Похоже, ему в этом помогли.
        - Облили бензином… - начал Якимчук.
        - Горючей смесью, - поправил его патологоанатом.
        - Спрашивается, для чего это было нужно?
        - Кем, вы говорите, был покойник? - Наслаждаясь кофе, патологоанатом блаженно улыбался.
        - Писателем, и довольно известным.
        - Не бедствовал?
        - Скорее очень состоятельный, - вставила Оксана, вспомнив дом Алмазова и обстановку в нем.
        - У покойника в очень плохом состоянии зубы - у стоматолога он лет двадцать не был. Некоторые сгнили и остались только корешки. У состоятельного человека могут быть такие зубы?
        - Выходит, кого-то подставили вместо Алмазова, чтобы решили, что он умер. Для чего? - вырвалось у Оксаны.
        Якимчук недовольно посмотрел на нее.
        - Кому-то хочется уверить всех в смерти Алмазова. С какой целью? - стал размышлять вслух следователь. - Чтобы прекратились его поиски? А тем временем хотят от него чего-то добиться… Что их интересует: деньги, вклады, кубышка? Собственно, тело лже-Алмазова им ничего не дает. Не скажу, чтобы Алмазова так активно искали, чтобы злоумышленникам это сильно мешало. Деньги по вкладам им проще было бы получить, когда Алмазов был живой, а не мертвый, - в последнем случае вклады блокируются, пока наследники не вступят в свои права. Возможно, имеется кубышка с деньгами или драгоценностями, которую Алмазов где-то спрятал, поскольку не доверяет банковской системе, и о которой не хочет рассказать злодеям. Возможно, но маловероятно. Что же тогда?
        - Алмазов нужен похитителям живой, и они хотят убедить писателя в том, что его уже не будут искать, так как он «мертвый»… Ему известны какие-то специальные знания, для передачи которых потребуется много времени… - Оксана ощутила радостное возбуждение от возникшей у нее версии, много объясняющей.
        - Что же это за знания такие у писателя? - насмешливо поинтересовался Якимчук. - Другое дело, если бы речь шла об ученом. А тут еще к тому же фантаст. Прочитал аннотацию на его последнюю книгу - выдумка чистой воды, - убежденно добавил следователь. - Высосано из пальца!
        - В написанной Алмазовым книге и в фильме по его сценарию акцент делается на том, что они созданы на основе реальных событий. Со слов режиссера Кротенко, книгу Алмазов написал, используя старую рукопись, которую предоставил ему его соавтор - Николай Чудов. Возможно, в рукописи есть нечто ценное, о чем узнал Алмазов. Необходимо разыскать Чудова.
        - Снова ты за свое, Оксана! Лже-Алмазову помогли умереть, правда, обставили несчастный случай уж очень неуклюже. Поэтому искать Чудова и Алмазова необходимо, только очень мало зацепок. Относительно тайного знания в романе или рукописи - это просто смешно! Там что, в иносказательной форме зашифрованы указания о древнем кладе?
        - Почему именно о кладе? Алмазов увлекался эзотерикой, в его романе упоминается о древнем секрете эликсира и обряде, позволяющем продлить жизнь. Если предположить, пусть это и выдумка, что есть человек, поверивший в это серьезно и желающий заполучить эти тайные знания? Мы же не знаем, что было в рукописи, на основании которой был написан роман. - Интуиция подсказывала ей, что она на верном пути и пазлы начали складываться.
        - А если это правда?[11 - Фраза Велюрова, персонажа кинофильма «Покровские ворота», исполнении Леонида Броневого.] - сымитировал голос Леонида Броневого патологоанатом, и мужчины весело заржали.
        Оксана расстроенно посмотрела на них и почувствовала, что в их глазах она выглядит дурочкой.
        - Я не утверждаю, что есть вечная жизнь, а лишь то, что, возможно, есть человек, который в это поверил, и у него психические отклонения.
        - Богу - Богово, писателю - писательское, а следователю - реальные факты и доказательства. - Якимчук иронично улыбнулся. - Оксана, у нас фантазии не проходят, мы занимаемся серьезными делами и очень ценим время. Поэтому вынужден покинуть вас. - Следователь поднялся.
        - Спиритус виниус на дорожку - не-а? - заволновался патологоанатом, понимая, что компания разваливается.
        - В следующий раз, сегодня не получится, - развел руками следователь.
        - В следующий раз… - передразнил его патологоанатом. - Ты, Петя, просто так к нам не заходишь, а всегда по работе и с новым «клиентом». Ладно, не хочешь - не надо! Мне тоже есть чем заняться. У меня не только твой «клиент». В день двойную-тройную норму делаем - неспокойно стало в городе!
        Во дворе морга Оксана и Якимчук расстались, каждый направился к своему автомобилю. На прощание следователь напутствовал ее:
        - Ксана, ты не обижайся, но преступления против личности происходят просто и без фантазий. Если не бытовуха, то корыстные намерения. Ревность, месть, психи - это эксклюзив. Я же понимаю, к чему ты ведешь. Хочешь подтолкнуть меня объединить пропавших девчонок, Риту Новикову, лже-Алмазова в одно дело.
        - Пока явной связи между ними нет, но… - начала Оксана, однако следователь прервал ее:
        - Когда возникнет «но», тогда и поговорим!
        Оксана решила поехать домой и еще раз, но более внимательно прочитать роман Алмазова. Может, она что-то упустила между строк? Якимчук, конечно, прав относительно фантастичности ее версии, но если в ней что-то есть? И она не легковерная фантазерка. Ведь когда она столкнулась с мистикой, которой буквально были напичканы события жизни Дмитрия Погодина,[12 - Имеется в виду расследование, описанное в романе С. Пономаренко «Темный ритуал».] ей удалось вскрыть реальное Зло. И она при этом не пошла консультироваться к шаманам и оккультистам.
        Дома Оксану ожидал сюрприз.
        - Не ждала? - улыбаясь, спросил Олег, ее шеф.
        - Здесь - нет, хотя после разговора с Якимчуком не удивлена. Он тебе нажаловался на меня?
        - Какие жалобы? Он не понимает, да и я тоже, почему ты прицепилась к поискам пропавших девчонок. Они приезжие, нашли себе кавалеров и укатили на отдых. Сколько таких случаев было и будет!
        - Здесь другое. - И Оксана рассказала все недавние события, вплоть до возникшей у нее версии. - Что ты на этот счет думаешь?
        - Ты обидишься, если я отвечу честно.
        - Понятно.
        - Поэтому просто скажу - в агентстве полно работы и ты нужна. Завтра, прямо с утреца, ожидаю тебя там.
        - Ты мне дал две недели.
        - Отзываю в связи с производственной необходимостью, имею право.
        - Олег, ты извини, но завтра я не выйду. Я чувствую свою вину. Если бы я более серьезно отнеслась к словам Вероники, реально помогла ей, она бы не пропала. Боюсь, что с ней и Леной произошло непоправимое, как и с Ритой. И это могут быть не последние жертвы.
        - Ты хочешь сказать, что в городе действует маньяк?
        - Боюсь, что да!
        - Расскажи об этом Якимчуку. Это его дело - вести подобные расследования.
        - На Якимчука нападет нервный тик, если он услышит от меня слово «серийный убийца». Я пыталась его к этому подвести, но он упрямится и не хочет в это верить. Ты знаешь его характер! Пока не всплывут реальные тела и эксперты не заявят о едином почерке убийцы, он не будет этим заниматься. Вероника и Лена бесследно исчезли, маньяк - пока так его назовем - был уверен, что их длительное время никто не спохватится, поскольку девушки из неблагополучных семей и тут у них никого нет. Предполагаю, что в качестве других жертв он искал бы подобных им. Убийство Риты не вписывается в эту картину, поэтому, думаю, его вынудили к этому непредвиденные обстоятельства. Возможно, она что-то узнала или заподозрила. Выходит, маньяк был в составе киносъемочной группы или весьма близок к ней. А еще странный соавтор Алмазова - Николай Чудов, которого никто не знал. Со слов Кротенко, его привела к писателю помреж Рита Новикова. С ее смертью и исчезновением Алмазова усложняется возможность выйти на него. Якимчук же верит в то, что убийцей может быть ее бойфренд, так как Новикова беременна, а они незадолго до ее гибели
расстались.
        - При чем тогда Алмазов или тот, кого убили вместо него?
        - Маньяк, как и любой убийца, имеет мотив. Только у психа он может быть абстрактный - голоса в голове или другие побудительные мотивы, порой фантастические. А если предположить, что кто-то - психически нездоровый - вбил себе в голову, что с помощью убийств он сможет продлить до бесконечности жизнь? Поэтому я допускаю тесную связь сюжета романа, фильма с мотивами убийства и исчезновением девушек и Алмазова.
        - Это лишь твои умозрительные версии, ничем не подкрепленные. Риту могли убить совсем по иной причине, а что с девушками, живы ли они, пока неизвестно.
        - Видишь, в тебе заговорил бывший работник правоохранительных органов. Нет тела - нет дела! Олег, я прошу тебя, дай мне разобраться в этом деле. Или тебе сразу написать заявление об уходе?
        - Ксана, не дави на меня! И без ультиматумов! Хорошо, даю тебе неделю отдыха до конца, и, заметь, не под твоим нажимом, а после того, как выслушал твои доводы. В них есть своя логика.
        - Спасибо, Олежек! - расчувствовалась Оксана.
        После его ухода, сказав тете, что ей предстоит очень важная работа и она просит не отвлекать ее, Оксана закрылась в комнате и приступила к чтению романа. Читала лишь те части, где, по ее мнению, могла найти что-то спрятанное между строк. Закончила чтение глубокой ночью, разочарованная, что ничего не обнаружила. Хотела набрать номер Антона, но, взглянув на часы, легла спать.

        Глава 13

        Утром Оксана созвонилась с Кротенко и попросила дать список съемочной группы. Режиссер пожаловался, что очень занят, в ближайшие дни должен отправиться на съемки, а у него почти ничего не готово. Отсутствие Риты, тянувшей на себе всю организационную работу, очень для него чувствительно, и он еще не нашел ей замену.
        - Ты хочешь с каждым из них побеседовать? - нервно поинтересовался он. - Поехали со мной на съемки в Млинов, там будет большинство из той киносъемочной группы. Мне некогда составлять список!
        - Не может быть, чтобы у вас его не было!
        - Есть, но у Риты в компьютере.
        - В чем тогда проблема? У вас нет доступа к нему?
        - Хорошо, когда буду в нашем «продакшн», найду его и перешлю тебе. Не обещаю, что это будет быстро.
        - Когда сможете, главное, чтобы не забыли.
        Оксана занялась домашними делами, приготовлением обеда, когда ей позвонил Якимчук.
        - Олег тебя напряг? Ты у него в офисе?
        - Пока на свободе. Олег меня понял и одобрил, не то что некоторые.
        Якимчук сделал вид, будто не понял, кто эти «некоторые».
        - Мне позвонила сожительница Алмазова. Она напугана - ночью в доме кто-то был, не исключено, что и сейчас там находится. Ночь она провела, закрывшись в спальне, а утром покинула дом и напросилась побыть у соседей.
        - Любопытно! В доме имеются ценности и ночью за ними пришли?
        - Я сейчас еду к ней.
        - Это можно понять как приглашение составить компанию?
        - Если у тебя есть время и желание.
        - Желание есть, и огромное. Спасибо, Петр Николаевич! Бегу, лечу!
        Оксана наскоро объяснила тете, что ей надо уехать по неотложным и важным делам. Когда она подъехала, автомобиль следователя уже стоял у ворот дома Алмазова. Калитка оказалась открытой, и она прошла к дому. Это был ее третий визит сюда, и каждый раз она испытывала разные чувства. Накануне первой встречи с известным писателем у нее от волнения замирало сердце, на вечеринку она шла с радостным любопытством, а сейчас ощущала тревогу. Оксана позвонила в дверь, и ей открыл мужчина с приятным лицом, которого она сразу вспомнила, - помощник оператора Володя.
        - Здравствуйте. Пройдемте в гостиную.
        В комнате кроме Якимчука и Веты оказался длинный, худой Никита Трофименко, оператор.
        - Наш главный специалист по эзотерике, - представил ее Якимчук не без доли иронии.
        - Мы знакомы, - напомнила ему Вета.
        - Ах да, вчера на опознании, - будто бы вспомнив, спохватился следователь.
        - И гораздо раньше. - Трофименко встал, церемонно поцеловал руку Оксане и усадил ее в свое кресло, а сам пересел на стул.
        Оксана, оказавшись в центре внимания, почувствовала себя «свадебным генералом».
        - Ты долго ехала. Мы обошли весь дом и никого не обнаружили. Даже если кто-нибудь и приходил ночью, то уже ушел. Замки целые, следов отмычек нет, да и замки очень солидные - так просто не откроешь. Однако следы постороннего посещения хозяйка дома все-таки заметила. Видимо, воспользовались ключами Алмазова. Вопрос - с какой целью приходили? Ничего не пропало. - При этом следователь в упор посмотрел на Вету, и та подтвердила:
        - Все на месте, и нет следов, чтобы что-то искали. Знали, зачем приходили.
        - Взяли и ушли, - резюмировал Якимчук и продолжил рассуждать: - Что бы это могло быть: ценности, деньги или что-нибудь иное?
        - Не знаю. Вениамин крупные суммы денег дома не держит, все на банковском счете. Особых ценностей тоже нет. К тому же все цело.
        - Учитывая, что проникновение произошло ночью, он - или они - слишком хорошо ориентировались в большом незнакомом доме. Вы шум слышали?
        - Я долго не могла уснуть и выпила таблетку снотворного. Она уже начала действовать, я была как пьяная, когда услышала… Шаги! Признаться, до меня это дошло не сразу. А когда поняла, бросилась к двери, удостоверилась, что она закрыта. Меня всю трясло от страха!
        - Вы всегда закрываете двери спальни ночами?
        - Всегда, когда одна в доме.
        - Как вы думаете, куда направлялся ночной гость?
        - Моя спальня, как и Вениамина, расположена на первом этаже. Он шел к лестнице, которая ведет на второй этаж. Мне показалось, или это было в самом деле, что он задержался у моей двери! Я чуть не умерла от ужаса, решив, что он будет взламывать двери, но он пошел дальше.
        - У вас добротные дубовые двери, взломать их непросто. Что было дальше?
        - Я простояла всю ночь у двери, едва не околев от холода, пока не догадалась закутаться в одеяло. Когда рассвело, я позвонила Никите - он наш ближайший сосед - и попросила его прийти.
        - Мне пришлось перелезть через забор, и это было непросто, - добавил Трофименко.
        - У вас же дистанционно открываются ворота, калитка, двери в доме? - удивился Якимчук.
        - Пульты управления находятся в столовой на первом этаже и в кабинете Вениамина на втором. Когда Никита позвонил в дверь, я решилась выйти из комнаты и отправилась к нему домой.
        - Вы в дом не входили? - Якимчук обратился к оператору.
        - Вета не дала мне этого сделать. Я позвонил Володе, вызвал его на подмогу. Затем Вета позвонила вам.
        - А позвонить в полицию «101» ночью, когда неизвестный был еще в доме, вы не догадались? - раздраженно поинтересовался следователь.
        - Я боялась своим голосом привлечь его. Сейчас понимаю, что это было глупо, - жалобно повинилась Вета.
        - Тело мужчины, которое вам было вчера предъявлено для опознания…
        - О Господи! - воскликнула Вета.
        - …не является телом вашего мужа. Вы оказались правы.
        - Слава Богу! - обрадовалась Вета.
        - Если бы вы ночью догадались позвонить в полицию, возможно, удалось бы задержать ночного визитера и узнать у него, где и что с вашим мужем.
        - Какая я дура! В следующий раз я так и сделаю!
        - Боюсь, что тот, кто приходил ночью, ушел отсюда не с пустыми руками, так что следующего визита не будет, - подытожил следователь и недвусмысленно посмотрел на ручные часы, тем самым показывая, что свою миссию он выполнил.
        - Раз уж я здесь, вы позволите мне пройтись по дому? - осведомилась Оксана у Веты.
        - Пожалуйста, - недоуменно пожала плечами Вета. - Конечно, я все вам покажу.
        - Личность сгоревшего мужчины в автомобиле вы не установили? - спросила Оксана у собравшегося уходить следователя.
        - Пока нет.
        - У меня есть на этот счет некоторые соображения.
        - Я спешу! Позже расскажешь, - отмахнулся от нее Якимчук и вышел из комнаты. Вслед за ним ушли оператор и его помощник.
        - Далеко Трофименко от вас живет?
        - Рядом, меньше чем за сто метров.
        - Его помощник, Володя, словно тень Трофименко. А он где живет?
        - На Южной Борщаговке, если добираться автомобилем, то недалеко. Идемте, совершим экскурсию по дому.
        - Если можно, начнем с подвала, - попросила Оксана.
        В подвале было чисто и не очень загромождено, как обычно бывает в подобных местах. Находившиеся тут вещи были аккуратно разложены. Оксана обошла подвал по периметру и даже простучала некоторые стены, но ничего похожего на скрытое тайное помещение не обнаружила. Вета с недоумением наблюдала за странными для нее манипуляциями, молчала. На первом этаже находилась огромная гостиная, столовая, кухня, две спальни хозяев, санузел с ванной-джакузи и кладовка. На втором этаже - четыре гостевые спальни, кабинет Алмазова, комната со спортивными тренажерами и бильярдная. В кабинете Оксана задержалась, внимательно все осмотрев. Кроме двух акварельных пейзажей на стене висел портрет хмурого мужчины в сюртуке и цилиндре.
        - Кто это? - поинтересовалась Оксана.
        - Герой романа Вениамина - Шарль де Виржи.
        - Неужели он так выглядел?
        - Это копия старинного портрета - по крайней мере, так мне сказал Вениамин.
        - Откуда этот портрет?
        - Вениамин его приобрел, вот только не знаю, где и при каких обстоятельствах.
        - Неужели это в самом деле шевалье Шарль де Виржи? - Оксана всмотрелась в черты мужчины, изображенного на портрете. На вид ему было лет сорок, но вполне возможно, что и меньше, - серая одежда и угрюмое выражение лица могли старить. Продолговатое лицо, длинные волосы, тонкий нос с горбинкой и чересчур бледный цвет кожи, считавшийся в те времена признаком аристократичности. Оно будило какие-то ассоциации, но они, появившись на мгновение, тут же исчезли.
        - Вениамин был в этом полностью уверен, - твердо сказала Вета.
        - Вы не могли бы посмотреть в столе Вениамина Игнатьевича рукопись, послужившую сюжетом для романа?
        - Вениамин жив и, возможно, в ближайшее время вернется домой. Он будет крайне недоволен, узнав, что я или кто-то другой рылся в его бумагах.
        - Судя по ночному происшествию, ключи Алмазова находятся в чужих руках, как и он сам. Не исключено, что в документах можно найти след, который подскажет, где его искать.
        Вета заколебалась и после небольшой паузы все же решилась:
        - Хорошо, давайте вместе посмотрим.
        Их поиски довольно быстро закончились, так как бумаг у Алмазова оказалось чрезвычайно мало. Не было и рукописи, лишь пожелтевшие листки очень старого дневника, судя по датам - первой четверти двадцатого столетия. Видимо, Алмазов хранил всю свою информацию в электронном виде. Разочаровавшись результатами поисков, Оксана напоследок сфотографировала на гаджет портрет де Виржи и листки найденного дневника.
        Уже прощаясь, Оксана спросила:
        - Помнится, когда я пришла в первый раз, газоны подстригал какой-то мужчина. Вы не скажете, откуда он, где живет?
        - Зачем он вам? - Вета удивленно пожала плечами. - Его нанял Вениамин, и я о нем ничего не знаю. Поработал, получил деньги и ушел.
        - У него был неопрятный вид…
        - В этом фишка Вениамина. Он часто нанимал на работу бродяг, не столько из-за дешевизны их услуг, сколько для последующей беседы. Он обязательно расспрашивал их. Его, как писателя, интересовали жизненные истории. Ведь интерес читателя вызывают именно трагические истории, и лишь в конце он желает, чтобы они счастливо заканчивались. К сожалению, в жизни, в большинстве случаев, все наоборот.
        Приехав домой и увидев, что к тете пришла ее подруга, Оксана закрылась в своей комнате и, перебросив сфотографированный дневник в компьютер, стала читать.

        Моя любимая Яринка! Умом понимаю, твоя душа навсегда покинула бренное тело и землю, вознесшись на небеса, но я по-прежнему ощущаю твое присутствие рядом со мной и днем, и ночью. Возле твоей фотографии в серебряной рамочке я зажег свечу. Тепло от нее - это твое тепло, к несчастью утраченное мною.
        Почему ты не дождалась меня, а решила все сделать сама, отправившись в злополучный Млинов? Возможно, тогда сложилось бы все по-иному? Ведь через какие опасности и невзгоды мы прошли, находясь в самом горниле гражданской войны, и нас уберегло то, что мы были вместе.
        В нынешнее время начался новый виток борьбы с религиозными пережитками, и я не смог заказать в церкви панихиду за упокой твоей светлой души. Владимирский собор превращен в Музей антирелигиозной пропаганды, взорван красавец Никольский собор,[13 - Никольский военный собор XVII в., главный храм Киево-Пустынно-Николаевского монастыря, разрушен в 1934 году.] где мы с тобой венчались в 1919 году, его уничтожили подобно другим монастырям и многим церквям. На месте варварски разрушенного Михайловского Златоверхого[14 - Михайловский Златоверхий монастырь (XII в.) взорван в 1937 году, вновь отстроен в середине 90-х XX в.] с его неповторимыми фресками строят правительственный квартал. Как могла подняться рука на это чудо из чудес?!
        Вот так обстоят дела в любимом тобою городе, над которым давно сгустились мрачные тучи, несмотря на победные марши, доносящиеся из раструбов уличных громкоговорителей. Уповаю на то, что тебе в небесных чертогах много лучше, чем мне на земле.
        Выйдя из заточения в Лукьяновском замке, я был сражен известием о твоей смерти, погрузившей меня в глубокую депрессию. Мысли о смерти преследовали меня - да, я хотел умереть! И тут я вспомнил о твоем желании закончить незавершенный роман твоего брата о приключениях шевалье Шарля де Виржи, вашего далекого предка. И я засел за него! Ты поражена, что я через много лет взялся за перо, хотя, как помнишь, зарекся это делать? Я тоже не менее тебя этим удивлен, и на это есть свои причины. Начну все по порядку.
        Друзья, узнав, что я освобожден, настояли и помогли мне вернуться на работу в библиотеку университета. И вот я подхожу к тому, что со мной вновь произошло, как много лет тому назад. Прошлое не исчезает, оно всегда с нами, лишь ждет удобного момента, чтобы заявить о себе. Не знаю, возможно, это совпадение, но, работая в архиве университета, я нашел лист с утвержденными темами научных работ, среди которых увидел свою, так и не законченную - «Ведьмачество и оборотничество в украинских землях в ХVII -XVIII ст.». В памяти всплыли воспоминания об удивительных и невероятных событиях тех лет. К сожалению, я только историк и не могу в полной мере вникнуть и правильно истолковать современные теории об относительности времени и его свойствах. В моем дилетантском понимании этого существует зыбкая грань между прошлым и будущим, которую не дает преодолеть лишь недостаточное развитие науки. Помнишь, я тебе рассказывал, как на непродолжительное время внезапно оказался в одиннадцатом веке? Ты мне не поверила, посчитала моей фантазией, но это в самом деле со мной произошло. Возможно, я попал в «нору времени», о
которой упоминается в работе Эйнштейна, хотя она оказывается достижима и без достижения скорости света, ибо имеет совсем другую природу. Я не физик и не буду строить догадки, наивные из-за моего невежества в этом вопросе. К чему я так долго и витиевато веду? К тому, во что мне самому трудно поверить, чтобы поведать тебе дальнейшее! Вот, кажется, набрался храбрости.
        Той ночью меня озарили необычные видения, подобные тем, которые появились, когда я узнал историю казака Данилы и его несчастной возлюбленной Христины. И это был, как и тогда, не сон, и я был непосредственным свидетелем происходящего. Ты готова услышать то, к чему я никак не могу подойти? Для меня это все равно что нырнуть в воду с высокого дерева или скалы!
        На этот раз эти видения касались вашего предка - Шарля де Виржи! Ты поражена? Я тоже! Помнишь, рукопись де Виржи обрывалась на том, что он решил уехать на время из Чернобыля, оставив там семью, и отправиться в Париж?
        Так мне стало известно, что с ним в дальнейшем произошло. Я бродил с де Виржи улочками Парижа, спускался с ним в катакомбы, где до сих пор лежит мумифицированное тело Фламеля в его ужасной лаборатории, а рядом - тело замученной им несчастной Жанны. Сколько раз де Виржи готовился, надев маску, отправиться на охоту, чтобы, отняв чужую жизнь и глотнув из маленького пузырька эликсир, безгранично продлить свою, и лишь в последний миг передумывал. Но однажды он переступил через этот барьер и довел ужасную затею до конца… Его жертвой стала молоденькая помощница модистки, совсем девочка. Мне пришлось за всем этим наблюдать, трясясь от ужаса и омерзения, вызванных его поступком, и не имея возможности вмешаться и остановить его. Вот так чудовище-убийца Арлекин, умерший от его руки, снова получил новую жизнь, уже после своей смерти!
        На следующее утро после этих ужасных событий де Виржи заметил в зеркале, что у него разгладились морщины на лбу, загорелся взгляд, в последнее время казавшийся потухшим, тело наполнилось энергией, отнятой у несчастной девочки. Изменения в организме так обрадовали его, что он даже не удосужился предать земле останки несчастной девушки и оставил их в катакомбах. Вскоре он отправился на новую охоту, и все повторилось опять! Я молил Бога избавить меня от этих видений, мучил себя бессонницей или оглушал лошадиной дозой снотворного, однако кошмарные сны с неумолимой жестокостью вновь настигали меня.
        После третьей жертвы де Виржи, казалось, одумался. Несмотря на то что его лицо стало гладким и помолодело, он пошел к священнику и исповедался, и тот наложил на него суровую епитимью. Однако ночью, испугавшись, он вернулся к дому священника и заколол его кинжалом. Затем он вернулся в Чернобыль, где проводил дни и ночи в молитвах и покаянии. Жена и дети были в отчаянии, не понимая, что с ним происходит. И вот однажды ночью он вышел из дома и направился к болоту - их, как ты помнишь, в Полесье в изобилии. Скинув плащ и шляпу, он приготовился нырнуть в зловонную бездну. Но перед тем задумался и провел в размышлениях час, другой. Затем, оставив плащ и шляпу у болота, ушел в противоположную от дома сторону. На этом, казалось, мои мучения закончились, и несколько ночей я провел спокойно, но потом вновь возник де Виржи! Он ни капли не изменился, зато его младший сын был уже глубоким немощным стариком, без посторонней помощи не покидавшим кресла. Де Виржи приехал в свой дом под чужим именем с рекомендательным письмом к своему внуку, представительному мужчине в зрелом возрасте. Когда он случайно оказался
возле своего портрета, у его сына, безучастно сидевшего в кресле, вдруг оживился взгляд и он стал что-то неразборчиво говорить, однако окружающие не поняли старика. Вскоре, видимо устав, он стих. Шарля разместили на ночь в гостевой. Когда в доме все уснули, он проник в свою бывшую комнату и открыл потайную каморку, ту, которую мы с тобой обнаружили. Он оставил там темно-зеленую маску, перстень с камнем, небольшой флакон и рукопись. Затем он вышел из дома и, стоя на крыльце, произнес вслух:
        - Всегда надо завершать начатое, как бы поздно для этого ни было! - И зашагал по той же тропинке, что вела к болоту.
        В этот раз он не раздумывал и, сразу кинувшись в вонючую трясину, скрылся в ней, словно спрятавшись от чего-то более страшного. Лишь пару раз поднялись пузыри на поверхность, и все успокоилось - как будто ничего не произошло. От него не осталось никаких следов.
        Роман, как ты и хотела, я закончил, но хочу тебя успокоить, Яринка, - о своих видениях я не написал ни слова. Как и хотел Дмитрий, я показал в финале романа, что Шарль де Виржи сумел перебороть своих демонов и не пошел путем чудовищного Фламеля. Он осознал, что человеческая жизнь - главная драгоценность, на которую нельзя покуситься из прихоти или корыстных желаний. Однако роману придется очень долго дожидаться встречи с читателями - он не отвечает духу и требованиям нынешнего времени.
        На этом удивительные события не покинули меня. Три дня тому назад, когда я, спеша на работу, вошел в университет, меня окликнули:
        - Василий Иванович Хома! Какая приятная неожиданность!
        Насмешливый голос я сразу узнал, и он не сулил мне ничего хорошего…

        Закончив чтение, Оксана задумалась. Похоже, что человек, писавший это, имеет проблемы с психикой: общается в дневнике с умершей женой, верит, что путешествует во сне в прошлое: становится свидетелем убийств, совершенных Шарлем де Виржи ради продления жизни. Верит, что де Виржи это удалось, раз тот, не изменившись внешне, вернулся в свой дом, когда внуки уже стали стариками. На первый взгляд, это ничего не дает для поиска пропавших девушек.
        «Какое отношение эта фантастическая история из прошлого может иметь к реальному исчезновению девушек в наше время? Зло всегда реально и имеет конкретный адрес».
        Интуиция подсказывала Оксане, что что-то прошло мимо ее внимания. Невольно в ее памяти промелькнули детали двух встреч с Вероникой, и ее осенило: «Фотография! Как я упустила это из виду?»
        Оксана открыла папку с фотографиями в айфоне. Перед ней замелькали фотографии из поездки в Турцию. Величественные дворцы, стройные минареты с полумесяцами, богато украшенные мечети, оживленные улицы, площади с обязательными, не похожими друг на друга фонтанами, знакомые лица. А вот и фотография светловолосой девушки, сидящей на стуле у окна. На первый взгляд, в ней нет ничего особенного.
        «Присланное фото подруги скорее напугало Веронику, чем успокоило, а экстрасенс подтвердила плохие предчувствия девушки».
        Особого доверия к экстрасенсам у Оксаны не было, и все же она перезвонила Якимчуку.
        - Я хотела бы провести экспертизу фотографии пропавшей девушки. Вы мне поможете?
        - Козлова, вечно ты со своими заданиями. Манипулируешь мною, пользуясь моей слабостью к тебе, - недовольно забубнил следователь. - Хорошо, я созвонюсь с частным экспертом, Вадимом Николаевичем. Сама отвезешь ему фотографию.
        - Спасибо, Петр Николаевич, вы моя палочка-выручалочка.
        - Договоришься, Козлова! Ты своими словами меня на грешные мысли наводишь.
        Вскоре следователь перезвонил и рассказал, куда ей надо ехать и к кому обратиться.
        Частный независимый экспертный центр находился на Сырце в двухэтажном белоснежном здании, обшитом сайдингом. Вадим Николаевич принял Оксану сразу. Это был мужчина лет пятидесяти, с внешностью профессора вуза - круглое холеное лицо, высокие залысины и почти полностью седые волосы. Он ее встретил в белом халате, подобно врачу, и сразу завел в лабораторную комнату, заставленную множеством приборов. Присев за стол, на котором находился мощный микроскоп, он указал ей на стул напротив и нетерпеливым тоном крайне занятого человека, которого оторвали от важной работы, произнес:
        - Ну-с, показывайте фотографию.
        Оксана вытащила из сумочки айфон, нашла на нем фотографию и протянула эксперту. Тот быстро перебросил фотографию на компьютер.
        - Что вы хотите о ней узнать?
        - Все, что вы можете о ней рассказать.
        Эксперт стал внимательно изучать изображение на экране, словно картину, выделяя и увеличивая то один, то другой участок. Оксана молча наблюдала за ним - теперь он имел сосредоточенный вид отрешенного от окружающего мира человека.
        - Занятно, - произнес Вадим Николаевич. - Снимок любительский, с использованием примитивной пленочной «мыльницы». Неправильно выбрана экспозиция для такого освещения, но, возможно, это было сделано не от неумелости фотографа, а специально. Со снимком не работали в «фотошопе», однако довольно умело использовали ретушь. У фотографируемой девушки заметна искусственность ее положения.
        Оксана затаила дыхание, а эксперт продолжил голосом лектора:
        - С возникновением фотографии, в начале девятнадцатого столетия, первые снимки были очень дорогими, и это понятно, учитывая применяемые материалы и их количество. Если сопоставить цены с нынешним курсом, то фото в то время стоило порядка нынешних двухсот долларов. Поэтому фотографировались в крайних случаях, и отнюдь не в радостных, - так возникла мода на посмертную съемку. Мертвых фотографировали в позах, будто они еще живые, используя для этого всевозможные приспособления, незаметные на фотографии. Часто мертвых фотографировали в окружении живых людей, и порой было трудно отличить, кто из них мертвец. В наше время мертвых фотографируют разве только в гробу, и даже имеется мнение, что сфотографироваться рядом с мертвецом - это к несчастью. На фотографии, которую вы мне дали, с уверенностью восемьдесят против двадцати изображена мертвая девушка, данное положение ей придают приспособления. Невооруженным глазом их не заметишь, но при увеличении деталей изображения это заметно. Зрачки ее глаз подрисованы на фотографии, поэтому понадобилась ретушь.
        - Вы можете официально это подтвердить для возбуждения уголовного дела?
        - Заключение дам, но то, о котором сказал вам: 80 на 20 %. Есть определенная доля вероятности, что девушка жива и находится в одурманенном состоянии, поэтому ее зафиксировали с помощью приспособлений.
        - В таком случае уголовное дело могут не возбудить. Требуется доказать, что девушку на фотографии удерживают силой, - задумчиво произнесла Оксана.
        - Вы правы. У вас еще есть ко мне вопросы?
        Попрощавшись, Оксана поехала домой, где ее встретила тетя с горящими от возбуждения глазами, как обычно бывало, когда она собиралась рассказать очередную страшилку.
        - Оксаночка, тебя вечно нет дома, а в городе происходят такие ужасы! - Тетя театрально закатила глаза, словно собиралась упасть в обморок.
        - Кто-то что-то о чем-то сказал? - машинально спросила Оксана, думая о том, как бы побыстрее проскользнуть к себе в комнату и при этом не обидеть тетю.
        - Об этом в газете написано! - строго пояснила тетя, считая еще с советских времен, что там может быть только правда. - В городе появился маньяк, который под впечатлением просмотренного фильма похищает и убивает молодых девушек!
        Оксана, уже взявшись за ручку двери, застыла на месте, а затем резко обернулась:
        - Тетя, можете дать мне прочитать эту статью?
        Довольная тетя протянула ей заранее приготовленную газету, одновременно рассказывая, что она по этому поводу думает, но Оксана, едва увидев заголовок «Охота на актрис», не слушала ее.
        Взяв газету, она быстро пробежала взглядом статью. В ней говорилось, что в основе фильма «Красная маска» лежит легенда об алхимике Фламеле, который узнал чудовищный рецепт вечной жизни. Появившийся на экранах фильм «Красная маска» дал толчок к странным событиям. Две актрисы, снявшиеся в нем в роли жертв, бесследно исчезли, но перед этим одна из них подала в милицию заявление о нападении на нее человека в страшной смеющейся маске. Автор сценария фильма, известный писатель Алмазов, тоже внезапно исчез, а помощник режиссера N была обнаружена задушенной. Окончание статьи было неоднозначным: в нем выдвигалась версия, что к этому, возможно, причастен психически больной человек, а возможно, кто-то пытается реанимировать эти чудовищные ритуалы, которые могут оказаться совсем не плодом больной фантазии. Редакция газеты решила провести журналистское расследование этих странных событий с привлечением известных экстрасенсов. Под статьей была подпись: Денис Ложечников.
        - Я вот думаю, что этот маньяк-душитель до сих пор жив и, посмотрев фильм про себя, ужасно рассердился! - в сознание Оксаны пробился голос тети. - Решил отомстить всем, кто причастен к этому фильму. - И она добавила зловещим голосом: - Так что еще будут жертвы!
        - Чем же ему фильм не угодил?
        - Рассказал о его тайне - теперь все будут о ней знать! - убежденно воскликнула тетя.
        - Какую тайну, тетя?
        - То, что он живет вечно и каким образом ему это удается!
        - Фильм совсем о другом, и главным там является история любви двух молодых людей. Главный герой спасает любимую от гильотины, хотя на самом деле ее казнили.
        - Мне надо обязательно посмотреть этот фильм! - явно заинтересованная, заявила тетя.
        - Хорошо, тетя. Я вас подвезу в кинотеатр «Слава», там идет этот фильм.
        - Я пойду с Лидой, она тоже хочет посмотреть эту картину.
        - Разумно, в компании будет веселее, фильм довольно мрачный.
        Оксана зашла в свою комнату. Ее удивила реакция тети.
        - Надо же - тетя собралась в кино! - Оксана вспомнила, что совсем недавно тетя ругала современные фильмы за их бездуховность и скудость мысли и с ностальгией вспоминала старые, ровесники ее молодости. Она говорила, что двадцать лет не была в кино и не будет больше. А тут прочитала газету - и уже идет на фильм. Что значит женское любопытство!
        Тут Оксану осенило.
        «А ведь статья, похоже, заказная! Журналист, написавший ее, хорошо знаком с темой, в статье есть все, что привлечет внимание читателей и будущих зрителей, - таинственные происшествия из прошлого, имеющие продолжение в наше время. Даже тетю, не уходившую от дома дальше, чем до ближайшего магазина, как проняло и заинтересовало! И насколько своевременны эти события для успешного проката фильма! А если это не совпадение, если эти события были заранее спланированы?» Оксана почувствовала возбуждение от возникшей у нее версии.
        За Вероникой по дороге в общежитие «охотился» некто в маске, у которого на самом деле была цель не напасть, а напугать ее. Наверное, он рассчитывал, что она сразу обратится в милицию, но девушка сделала это только после исчезновения подруги. А может, «нападение» и «исчезновение» подружек - это хорошо оплаченная договоренность с продюсерами фильма и Вероника сыграла перед ней порученную ей роль? И сейчас новоиспеченные актрисы где-то отдыхают, ожидая, пока пройдет оговоренное время и они смогут вернуться? То же самое и с «похищением» Алмазова. Ночью домой приходил именно он, а не кто-то другой, просто ему что-то понадобилось. Вуаля - и все вернутся на свои места! Или не все?
        «А как же насильственная смерть помрежа Риты? - задала себе вопрос Оксана и тут же ответила: - Исчезновение актрис и писателя Алмазова - это одни события, и смерть Риты с ними не связана. Ведь Якимчук, опытный следователь, расследуя ее, больше склоняется, что она произошла на основе бытовых отношений. Рита была беременна, а у ее парня не было желания узаконить с ней отношения. Неужели из-за этого так просто убить человека, а в этом случае - двух, ее и неродившегося ребенка?
        Что-то я себе напридумывала, - тут же спохватилась она. - А если показать фото Якимчуку и рассказать результат экспертизы? Впрочем, маловероятно, чтобы Якимчук принял мои доводы и эту фотографию для расследования».
        Ночью Оксане приснился портрет Шарля де Виржи, который оказался в ее комнате. Удивленная, она подошла к портрету, и тот вдруг начал расти, пока не приобрел размеры в человеческий рост, и это оказалось зеркало. Она увидела свое отражение рядом с де Виржи.
        Испуганно отступила в сторону, чтобы скрыться от страшного соседства, но де Виржи вышел из зазеркалья и оказался рядом с ней в комнате. От охватившего ее ужаса Оксана проснулась.
        Напряжение не отпускало ее. Казалось, в темноте комнаты кто-то прячется. Она быстро включила ночник и облегченно вздохнула - страхи были напрасными. И тут что-то хрустнуло за окном - там кто-то был!
        Выключив свет, она с замиранием сердца приблизилась к окну. До нее донеслись едва слышные удаляющиеся шаги. Росшая под окном вишня и ночной полумрак затрудняли обзор, но на мгновение она увидела темный силуэт, мелькнувший в лунном свете.
        Зачем кому-то потребовалось перелезть через забор и подобраться к ее окну, ведь калитку на ночь закрывают на замок? За ней наблюдают? Для чего?

        Глава 14

        Ранним утром Оксана проснулась от тягостного ощущения, и на нее нахлынули воспоминания о ночном происшествии. В самом деле кто-то прятался ночью под ее окном, наблюдая за ней, или ей со сна показалось?
        Заиграла мелодия мобильного, голосом Ин-Грид выгнав из нее остатки сна. Кому это не терпится, ведь за окном только рассвело?
        Это оказалась испуганная Вета.
        - Он снова был у меня!
        - Кто?
        - Назвался Вениамином, моим мужем, но я ему не открыла дверь!
        - Может, это действительно был Алмазов?
        - Голос и манера говорить очень похожи, как у Вениамина. Не знаю, почему я не открыла дверь. Возможно, оттого что его появление в ночь было неожиданным…
        - Вы с ним разговаривали?
        - Он потребовал, чтобы я забрала из милиции заявление о его исчезновении. Мне кажется, он боится ответственности из-за происшедшей аварии, в которой погиб человек.
        - Что вы собираетесь делать? Заявить в милицию?
        - Не знаю. Может, мне забрать заявление об исчезновении Вениамина, как он и требует?
        - Вы уверены, что это был ваш муж?
        - Не уверена, хотя… - Вета замолкла.
        - Видите, вы сомневаетесь. Советую подать заявление о ночном проникновении и несколько дней пожить у знакомых, если боитесь.
        - Ужасно боюсь, но дом не брошу. Вы же понимаете, если узнают, что хозяев в нем нет, то его сразу обнесут. У нас в поселке кражи не редкость.
        - Заведите собаку, пригласите пожить с вами знакомых, но заявление в милицию подайте. Позвоните следователю, думаю, он вам посоветует то же самое. Возможно, устроят засаду, ведь неспроста ночами кто-то шастает у вас в доме.
        - Хорошо, я подумаю. А вы не хотите погостить у меня? Пожалуйста, я очень вас прошу!
        - Это проблематично. Тетя болезненно воспринимает, когда я не ночую дома, и мне приходится считаться с ее мнением.
        - Я буду вам так благодарна! Одной очень страшно!
        - И все же, почему вы сомневаетесь, что тот, кто приходил к вам ночью, не был вашим мужем?
        - Не знаю. По всему вроде бы Вениамин, а самой страшно открыть дверь. Это вывело его из себя - он стал мне угрожать, а я еще больше испугалась.
        - В газете появилась статья об исчезновении людей, связанных с фильмом «Красная маска». К вам приезжали журналисты, заходили в кабинет вашего мужа?
        - Журналисты были, но дальше гостиной они не заходили. В кабинет я зашла вместе с вами - все эти дни в нем даже не убирала.
        - Я вам позже перезвоню и сообщу, смогу ли я сегодня вечером приехать.
        - Постарайтесь, чтобы получилось! - умоляющим голосом попросила Вета.
        - Подумаю, как это сделать незаметно, не исключено, что за вашим домом ведется наблюдение.
        Оксана поехала в красный университетский корпус имени Т. Г. Шевченко, хотя понимала, что для ее расследования это бесполезно. Припарковав автомобиль на Владимирской, возле университетского парка, она направилась в ректорат. Узнав, что ее интересуют преподаватели, работавшие в университете в тридцатые годы, ее направили в музей университета.
        Оксана созвонилась с распорядительницей музея, и та встретила ее в вестибюле «красного корпуса». Симпатичная темноволосая женщина представилась просто - Люба, и они поднялись на третий этаж, прошли в левое крыло здания. Оксана, к своему стыду, несмотря на то, что проучилась здесь пять лет, никогда не была в музее.
        Они шли по знакомым ей коридорам университета, мимо больших и светлых аудиторий, и Оксана внимательно, с надеждой всматривалась в лица идущих навстречу студентов, преподавателей, словно ожидая увидеть знакомых, но напрасно. Семь лет после окончания - это не маленький промежуток времени, и нынешние студенты, когда она оканчивала вуз, еще учились в школе. Мысленно пообещала себе на обратном пути зайти в деканат юридического, где, без сомнений, встретит своих недавних преподавателей. Люба открыла дверь в торцовой полукруглой стене, и они вошли в большой, светлый зал с высоким потолком. Вдоль стен с обеих сторон стояли экспозиционные стеклянные столы с витринами, а посреди зала имелся надстроенный второй этаж, на который вела изящная лестница.
        - Давно, еще в середине девятнадцатого века, здесь находилась католическая церковь университета, с тех пор это помещение многократно меняло свое функциональное назначение. Музей университета был основан в 1966 году, но сюда он перебрался в 1978. Вам прочитать обзорную экскурсию? Или у вас есть конкретные вопросы?
        - Мне хотелось бы узнать о Василии Ивановиче Хоме, бывшем университетском преподавателе в 30-е годы.
        - Хома Василий Иванович? Эта фамилия мне не попадалась при изучении архивных материалов. Боюсь, что, если даже найдем его фамилию в списках преподавателей, информация о нем на этом и закончится. Вы же понимаете, 30-е годы не только далеки по времени - они стали трагическими для многих людей. Те, на кого тогда навесили ярлык «враг народа», бесследно исчезли, а их имена стали крамолой, и от них постарались избавиться.
        - Очень жаль! - горько вздохнула Оксана, осознавая, что сейчас оборвалась ниточка расследования, на которую она очень рассчитывала. - Понимая, сколько времени с тех пор утекло, я все же задам глупый вопрос: есть ли в живых кто-нибудь из тех, кто работал здесь в те годы, не позже тридцать седьмого?
        - В тридцать седьмом? Даже если кто и был в те годы студентом, не говоря о преподавателе, то ему сейчас должно быть за девяносто, - с сомнением в голосе сказала Люба и задумалась. - Впрочем, я, кажется, знаю, кто вам может помочь. Илья Варфоломеевич Бортников. Если не он, то никто вам не поможет. Он долгие годы был заведующим научной библиотекой университета, по старинке любил называть себя архивариусом. Помешан на истории университета, и хотя ему под девяносто, имеет прекрасную память.
        - Отлично! Как с ним связаться?
        - У меня есть его домашний телефон - мобильных телефонов он не признает. Живет недалеко, на Никольско-Ботанической, и, несмотря на возраст, живет один. Каждый день идет в парк играть в шахматы. Так что застанете его дома или в парке.
        Получив номер телефона, Оксана тут же позвонила, но ответа не дождалась и решила попытать счастье в парке. Посещение университета, ее alma mater, всколыхнули ностальгические воспоминания о студенческих годах, друзьях, преподавателях, и она еле удержалась, чтобы не зайти на родную кафедру уголовного права и криминологии, где защищала диплом. Но все же решила вначале найти старика Бортникова, а уже потом вернуться в университет в поисках знакомых лиц.
        Выйдя из университета, Оксана перешла на противоположную сторону и направилась в парк, где на центральной аллее-площади расположен памятник Кобзарю - Тарасу Григорьевичу Шевченко, возле которого играла веселая духовая музыка, - подрабатывали уличные музыканты. Свернув направо, она увидела ажурную шатровую палатку с чугунными столбами, под которой уже много десятилетий ведутся шахматные бои. Основной контингент тут составляют пенсионеры, хотя хватает людей и других возрастов. Играют здесь также в нарды, карты, домино, но все же доминируют шахматы. Оксане это место было памятно: после вечерних занятий, уже в сумерках, студенты частенько заходили в освобожденный от пенсионеров павильон и пили тут пиво, вино, вели словесные баталии.
        Людей тут было много, Оксана переходила от одной доски с шахматами к следующей, пытаясь вычислить Бортникова по возрасту. Хотя седых и лысых тут полно, но не все же выглядят на девяносто! При беглом осмотре ей не удалось вычислить ни одной подходящей кандидатуры, поэтому она решила все же спросить. Выбрала бодрого седоватого мужчину с властным крикливым голосом, выдававшим в нем здешнего старожила, который только что победно завершил шахматную партию. Подошла в тот момент, когда ему налили в стопку из металлической фляжки.
        - Простите, вы, случайно, не знаете Бортникова Илью Варфоломеевича?
        Мужчина недовольно посмотрел на нее - ее расспросы были явно некстати.
        - А тебе чего? Ты что, из милиции?
        - Нет, я из университета. - Оксана указала на красное здание. - Я не знаю его в лицо, а у меня поручение к нему. Домой звонила - не отвечает, подумала, что он здесь.
        - Правильно подумала, только он отошел. Жди, скоро дед будет! - Опрокинув стопку, он смачно крякнул и, не закусив, начал расставлять фигуры на доске для следующей партии.
        Оксана присела на свободную скамейку недалеко от «старожила». От ничегонеделания и теплого воздуха ее стало клонить в сон.
        - Глянь! Вон идет Варфоломеевич! - ворвался в ее полудремоту голос «старожила».
        Бортников выглядел значительно моложе своих лет. Одетый в старенькую клетчатую тенниску, коротковатые серые брюки и сандалии на босу ногу, он шел довольно бодрой походкой, держа под мышкой шахматную доску. И только когда приблизился, на лице и шее стали заметны старческие пигментные пятна и глубокие морщины, а глаза казались запавшими.
        - Здравствуйте, Илья Варфоломеевич!
        Бортников остановился и близоруко прищурился, глядя на нее.
        - Мое вам почтение! Мы с вами знакомы?
        - Меня зовут Оксана Козлова, я детектив частного агентства.
        - Ого, женщина-детектив!
        - До этого я работала в милиции.
        - Что же привело вас ко мне?
        - Давайте присядем, и я вам расскажу. Мне хотелось бы, чтобы вы вспомнили кое-кого из прошлого.
        - Звучит интригующе.
        Они сели у свободного столика, и Бортников быстро раскрыл доску и стал расставлять фигуры.
        - Вы в шахматы играете?
        - Очень слабо, знаю только, как фигуры ходят.
        - И все же давайте сыграем, это помогает мне думать и активизировать память. Предлагаю гандикап - буду играть без туры. Вы какими фигурами предпочитаете играть - белыми или черными?
        - Мне это все равно не поможет.
        - У вас занижена самооценка, и это плохо. Ваш ход белыми! Итак, кто вас интересует?
        Оксана пошла пешкой через одну клеточку от ферзя.
        - Хома Василий Иванович, он работал в университете в конце 30-х годов прошлого века.
        Бортников посмотрел на нее с уважительным любопытством, словно она только что провела молниеносный блиц и поставила его в затруднительное положение.
        - Разрешите полюбопытствовать, в связи с чем вам это потребовалось?
        - Мне очень сложно на это ответить, так как я сама точно не знаю, - призналась Оксана. - Мне попались страницы из дневника Василия Хомы, датируемые этим временем, и их содержание меня поразило.
        - Что же там было удивительного?
        - Василий Хома видел странные сны, словно путешествовал в прошлое.
        - И это вас поразило? Василий Иванович Хома был медиумистом! Да, я его прекрасно помню, хотя тогда был подростком.
        - Что такое медиумист?
        - Посредник между потусторонним миром и живыми! Но, в отличие от медиумов, он мог видеть прошлые события без посредства духов. Василий Хома имел уникальные способности, и я поражен не тем, что вы интересуетесь им, а тем, что за это время никто о нем не вспомнил!
        - Вы хотите сказать, что те события, которые Хома видел в снах, могли в самом деле произойти?
        - Безусловно! - утверждающе воскликнул старик.
        Оксана решила не спорить и не выказывать свой скептицизм.
        - Расскажите мне об этом человеке.
        - Василий Хома появился в университете в начале 30-х годов и три года, не привлекая к себе внимания, работал истопником. Он сблизился с моим отцом и стал бывать у нас в гостях. Он был среднего роста, с очень бледным лицом и небольшой бородкой. Очень интеллигентный и начитанный человек. Именно благодаря усилиям моего отца, узнавшего о его прошлом, Василия Ивановича взяли на работу в университетскую библиотеку, а затем даже дали часы для лекций - он преподавал античную историю и философию. Студенты ходили на его лекции толпой.
        - О каком прошлом Хомы идет речь?
        - Василий Хома работал преподавателем в университете в 1918 году. Участвовал в бою под Крутами, где погиб его ближайший друг. Чтобы выжить, при Скоропадском работал в анатомическом театре, проще говоря, в морге. Во время Директории был мобилизован и в 20-м году вместе с войсками поляков и Петлюры оказался в Киеве. Когда началось отступление, он вынужден был остаться, так как серьезно заболел пневмонией. Приютила и спрятала его сестра погибшего товарища, которая стала ему женой. Я так подробно о нем знаю, потому что слышал его разговоры с отцом, когда вечерами они чаевничали.
        - Вы сказали, что он был уникальным человеком. В чем это проявлялось?
        - Имейте терпение. - Бортников, казалось, был недоволен тем, что его прервали. Несомненно, он и сам увлекся этими воспоминаниями. - Василий Хома с женой длительное время после гражданской войны были вынуждены ездить по всей Украине, боясь попасться под всевидящее око ВЧК, а затем НКВД.
        - Его жену звали Яринка?
        - Точно так, Яринка Кожушко-Девиржи.
        - Де Виржи? - удивленно переспросила Оксана.
        - Эту аристократическую часть своей фамилии она отбросила, стала просто Кожушко, а затем взяла фамилию мужа.
        - В их ситуации это был умный шаг.
        - В сороковом, когда Василий Иванович первый раз находился под арестом, его жену убили при загадочных обстоятельствах.
        - Что за обстоятельства?
        - Неизвестно, что ее заставило поехать в Млинов, что в Западной Украине, где нашли ее тело.
        - Убийцу поймали?
        - Нет, и это надломило Василия, ему не мил стал белый свет. Его освободили, сняв все обвинения, и он восстановился на работу в университетскую библиотеку, преподавать ему больше не доверили. Хотя по уму ему следовало после освобождения уехать куда-нибудь подальше. Он прекрасно понимал, что рано или поздно за ним придут снова, что и произошло в конце сорокового года.
        - В дневнике Хома упоминает о том, что в самом университете произошла неприятная для него встреча. Это она в дальнейшем привела к его аресту?
        - Еще до первого ареста он как-то сказал отцу, что Яринка встретила земляка из Нежина, его давнего недруга. После развала СССР у нас рассекретили часть архивов КГБ-НКВД, касающихся репрессий. Я этим воспользовался, чтобы узнать о его судьбе и ряда работников университета, арестованных в те годы. Нашел оба уголовных дела Василия Хомы-Кожушко, расстрелянного в начале 1941 года. Когда я ознакомился с протоколами допросов первого уголовного дела, у меня создалось впечатление, что следователь очень хорошо знал Василия. Это подтолкнуло меня к изучению личности самого следователя. Я нашел и его уголовное дело, датируемое 1944 годом. Оказалось, что этот следователь, - старик озабоченно потер лоб, - его фамилия выскочила из памяти… Хорошо, что она есть в моих записях. Так вот, этот следователь исчез в конце 39-го года, после ареста наркома Ежова и начала чистки его кадров, затеянной Берией. Тогда многие «орлята Ежова» подались в бега, включая наркома внутренних дел УССР Успенского, но не многим удалось долго скрываться. Всплыл этот следователь снова в Киеве, уже во время оккупации, в качестве шарфюрера СС,
работающего на «Аненербе».[15 - «Аненербе» - организация, существовавшая в Германии в 1935 -1945 годах, созданная для изучения традиций, истории и наследия германской расы. (Примеч. ред.)] Вы знаете, что это за организация и чем она занималась?
        - Читала про нее.
        - Это была сверхсекретная организация, и в нее было непросто попасть немцу, не говоря о представителе другой расы. Видимо, он чем-то очень заинтересовал эту организацию. При отступлении немцев из Киева он здесь остался, - как следовало из его показаний, для диверсионно-разведывательной работы. Но вы же понимаете, где «Аненербе» и где диверсионная работа? Вероятно, перед ним стояла совсем другая задача. Часть протоколов допросов бывшего следователя выделена в отдельное производство и до сих пор находится под грифом «секретно».
        - Если он занимался шпионажем, то это происходило под эгидой совершенно других органов, и тогда понятно, почему стоит этот гриф, - предположила Оксана.
        - Вовсе нет. Думаю, что из него выбили показания о шпионской деятельности, а за ним грехов и так немало водилось. Кстати, дезертировал он, если смотреть по датам, за несколько месяцев до того, как немцы отступили, и они сами его разыскивали - в деле был приказ на немецком языке по киевской комендатуре на его розыск за дезертирство.
        - Он почувствовал, что пахнет жареным, и решил заранее найти себе убежище?
        - Дело в том, что он нашел то, зачем охотился все эти годы!
        - Вы знаете, что именно?
        - Догадываюсь. Это было спрятано Хомой в библиотеке, и об этом знали трое: мой отец, его друг и я - случайно подслушал. Мой отец ушел на фронт, где погиб, а мы успели уехать из Киева до того, как немцы вошли в город. Тот товарищ, Владимир Сидоренко, остался в оккупации и бесследно исчез. Видимо, через него бывшему следователю стало известно о тайнике.
        - Почему вы так думаете?
        - Как только мы вернулись, я вспомнил о тайнике. Университет был заминирован немцами и ужасно разрушен, но книгохранилище, где находился тайник, уцелело.
        - Что же в нем хранилось?
        - Вы знаете, что такое мальчишечье любопытство? Отец поощрял мои походы к нему в библиотеку и часто отправлял с поручением в книгохранилище. Он хотел, чтобы я пошел по его стопам, так и получилось. Поэтому, едва успев узнать о тайнике, я выбрал удобный момент и ознакомился с его содержимым. Помню, сильно разочаровался. Там оказались перстень из белого материала с черным камнем, исписанные листы - как я понял, описание магического обряда, переведенное с какого-то древнего языка, и от руки написанное художественное произведение. Я прочитал из него пару страниц, но оно меня не заинтересовало, и все вернул на место. После возвращения в Киев, когда у меня появилась возможность попасть в университетское книгохранилище, тайник оказался пустым.
        Оксана с удивлением мысленно констатировала, что содержимое тайника соответствовало тем магическим предметам, которые упоминались в романе Алмазова в качестве необходимых для ритуала, продлевающего жизнь. Василь Хома был психически больной человек, верующий в эту чушь? Допустим, но как быть со следователем, который оказался сотрудником «Аненербе», охотившимся за этими магическими предметами? Или они не были полной чушью?
        - Если эти вещи представляли ценность, тот же Владимир Сидоренко мог взять их из тайника и скрыться с ними.
        - Обнаружив пропажу, я тоже так подумал, но затем у соседей Владимира выяснил, что как-то вечером он вышел из квартиры в сопровождении мужчины в кожаном плаще. Описание внешности совпало… - Тут старик радостно воскликнул: - Вспомнил, как звали того следователя - Аверкий Валерьянович Гаврилюк! С тех пор Сидоренко никто не видел, а вскоре Гаврилюк дезертировал. Поэтому я пришел к такому выводу.
        - Что-нибудь о Василии Хоме можете добавить?
        - Столько лет прошло… - задумчиво произнес старик. - Может, что и вспомню.
        - Дед, ты будешь играть или нет? - подал голос «старожил». Его вопрос прозвучал в ультимативной форме.
        - Извините, я вас отвлекаю от игры, - спохватилась Оксана.
        - Но партию-то мы с вами должны доиграть! - категорически заявил старик и махнул «старожилу» рукой - мол, уже скоро. Развязка наступила через два хода.
        - Мат! - гордо объявил старик и, попрощавшись с Оксаной, направился к «старожилу», который нетерпеливо ерзал возле доски с расставленными фигурами. Оксана на прощание вручила ему свою визитку и попросила перезвонить, если он что-нибудь вспомнит.
        Оксана подъехала на Золотоворотскую, в архив СБУ, и сделала запрос на уголовные дела Василя Хомы и Аверкия Гаврилюка, жертвы и его палача. Молодой человек в сером костюме, принявший от нее заявление с ее контактами, пояснил, что материалы она получит не скоро, так как очередь желающих узнать о своих репрессированных родственниках большая, а в день они успевают обработать 20 -30 заказов. Оксана не стала ничего объяснять, а снова позвонила Якимчуку, и тот, вздохнув, пообещал посодействовать в ускорении хода ее заявки.
        «Эксперт сделал свое заключение, интересно, что на этот счет скажет экстрасенс?» - подумала Оксана. От Якимчука она узнала, что иногда, не афишируя, его «контора» обращается за помощью к некой Галине Петровой. В первый раз Петрова пришла к ним сама, когда их управление буквально била лихорадка из-за похищения дочери народного депутата. Она сказала, что обладает важной информацией, которая поможет найти похищенную девочку. Когда у нее поинтересовались, откуда она у нее, та просто ответила - «снизошло свыше!». Естественно, даже не опросив женщину, ее отправили восвояси. О ее визите стало известно народному депутату, который навел о ней справки, и он буквально заставил оперов внимательно выслушать ее и серьезно отнестись к ее словам. И в самом деле, подсказки Петровой помогли выйти на след преступников и спасти девушку. Даже помещение, где содержалась девушка, полностью соответствовало описанию, которое она дала. Это породило эйфорию: казалось, что с помощью ее уникальных способностей удастся полностью покончить с «глухарями». Однако на нее «снисходило» не всегда и не по заказу. В большинстве случаев
она с сожалением говорила: «Я ничего не вижу. Передо мной и имяреком темная стена. Я ничем не могу помочь!» Поэтому обращались к ней все реже и реже, в основном в экстренных случаях, когда уже полностью оказывались в тупике.
        Оксана вначале созвонилась с ней, сразу призналась, что получила телефон у Якимчука из следственного управления, и та согласилась ее принять. Экстрасенс Галина Петрова жила на Соломинке, в обычной девятиэтажке, на самом верхнем этаже. В парадном не было очереди к ее дверям, как ожидала Оксана, и в двухкомнатной квартире она оказалась совершенно одна. Галине было лет сорок пять, и она имела вполне городской вид, ничем не примечательный, - крупная женщина с энергичным, выразительным лицом, какое бывает у классных руководителей в школе, привыкших командовать.
        - Возьмите тапочки, туфли поставьте на их место. Проходите в комнату. Чай будете?
        - Спасибо, но я недавно кофе пила.
        - То кофе, а это чай! - назидательно сказала Галина. - На травах заварила.
        В комнате была обычная обстановка, мебель не новая, не дорогая, и никаких магических атрибутов, выдававших занятие хозяйки. На столе уже стояли две большие чашки в цветочках на блюдечках, заварной чайник, хрустальная ваза с печеньем и конфетами.
        Галина сразу разлила чай по чашкам.
        - Я слушаю. Какая проблема привела вас ко мне?
        - Вы не могли бы определить, живой ли человек изображен на фотографии?
        - Это не сложно - показывайте.
        Оксана дала ей заранее приготовленные фотографии нескольких своих подруг и среди них - Лены Рогошко. Галина внимательно и быстро просмотрела все фотографии и протянула две отобранные.
        - К сожалению, эта девушка мертва, - указала она на фото Рогошко, - а у этой девушки большие проблемы со здоровьем, она перенесла сложную операцию, надеюсь, у нее будет все хорошо. - Эта была фотография однокурсницы Богданы, о которой Оксана уже год не имела известий.
        - А вы не могли бы определить, где может находиться тело девушки?
        - Для этого надо наладить контакт с духами мертвых, а это не так просто. Дух умершего не является копией его живого, ему не подвластны эмоции, какие-либо чувства, он не отвечает на прямые вопросы. Можем попробовать провести спиритический сеанс, но не гарантирую скорый положительный результат. Один шанс из десяти.
        Пробыв у Петровой еще четверть часа и поняв, что та больше ничем не может помочь, Оксана ушла. Сев в машину, она набрала номер Богданы и узнала, что та в самом деле недавно перенесла тяжелую операцию, но уже понемногу приходит в себя.
        Неожиданно позвонила тетя, делавшая это в крайних случаях. Сославшись на плохое самочувствие, она попросила ее срочно приехать. Обеспокоенная Оксана помчалась домой. Бледная тетя лежала на кровати, обложившись подушками, и охала. На тумбочке возле нее выстроились пузырьки с лекарствами, которых было втрое больше обычного. В комнате витал запах валерьянки.
        Оксана предложила немедленно вызвать скорую, но тетя воспротивилась, сказав, что уже консультировалась с врачом и что вызов скорой помощи понадобится в том случае, если ей станет хуже. О том, чтобы оставить тетю в таком состоянии без присмотра, не могло быть и речи.
        Оксана перезвонила жене Алмазова.
        - Вета, извините, но я не могу сегодня к вам приехать - так складываются обстоятельства. - Оксана решила не распространяться относительно помешавшей ей причины. - Может, вы договоритесь с кем-нибудь другим?
        - Ой, как жаль! - разволновалась Вета. - Я так рассчитывала на вашу помощь.
        - Свяжитесь со следователем Якимчуком, он пришлет к вам оперативника, и, поверьте, от него будет больше толку. У меня даже оружия нет! - О том, что у нее имеется зарегистрированный травматический пистолет, Оксана умолчала.
        Еще минут пять Вета упрашивала, а когда поняла, что это бесполезно, горько вздохнула и отключилась.
        Если бы жизни и здоровью Веты что-нибудь угрожало, то незнакомец, который появлялся этими ночами в ее доме, обязательно попытался бы предпринять что-нибудь подобное. И тогда понадобилась бы помощь не Оксаны, а оперативников. В данном случае появление этого некто по ночам вызывает больше вопросов относительно исчезновения и судьбы самого Алмазова. И здесь, опять же, дело касается правоохранительных органов, а не ее.
        Собственно, Оксана не имеет к Вете никакого отношения, и даже странно, что она к ней обратилась. Размышляя подобным образом, Оксана успокоила свою совесть: она отказывает человеку, который просит ее о помощи, не из-за прихоти, а потому что вынуждена сделать это по причине плохого самочувствия тети - самого близкого здесь для нее человека. Похозяйничав на кухне и выяснив, что тете пока ничего не нужно, Оксана зашла к себе в комнату и, присев за компьютер, задумалась.
        Расследуя дело о пропавших девушках, она продолжает топтаться на месте, тем самым подтверждая слова Бакуменко: пока нет найденных тел - тут Оксана непроизвольно вздрогнула, - нет и другой информации. Эксперт по присланной фотографии Лены с большой долей вероятности предположил, что та на снимке мертвая; возможно, такая же судьба постигла и Веронику. За эти дни Оксана существенно не продвинулась ни на шаг в своих поисках, и на этом можно со спокойной душой их прекратить - сделала все, что смогла.
        Впрочем, что она сделала?
        Определила круг лиц, с которыми общались пропавшие девушки, причем далеко не полный. Побывала в общежитии, посмотрела фильм с их участием и углубилась в очень давние события. Только зачем?
        Сожженная заживо за колдовство ведьма в Бортничах в 1919 году, расстрелянный в 41-м году историк Василь Хома, обладавший уникальной способностью медиумиста, - почему они присутствуют в ее расследовании? И зачем ей знать о магических предметах, за которыми, возможно, охотилось «Аненербе»? К чему эти ее псевдоисторические поиски? Или она уже готова поверить, что события, описанные в романе «Смеющаяся маска Арлекина», в самом деле произошли? Стоп, полный назад!
        Если посмотреть правде в глаза, ее расследование - фикция, она бросается в поисках из стороны в сторону, безуспешно пытаясь хоть за что-то ухватиться. У нее нет плана расследования, кроме туманных версий исчезновения девушек.
        Горестные размышления Оксаны были прерваны приходом приятельницы тети, уже знакомой ей Лидии Петровны. Гадалка с довольным видом посмотрела на Оксану, открывшую ей двери:
        - Молодец, что послушалась и никуда не ушла этим вечером, - карты не обманывают! То, что происходит с людьми, зависит не от капризов судьбы или рока, а от наших поступков.
        И тут выяснилась причина внезапного недомогания тети. Погадав утром на картах, Лидия Петровна предупредила приятельницу, чтобы Оксана никуда этим вечером не уходила, - для нее сегодня крайне неблагоприятный день. Поэтому тетя выбрала самый простой и верный способ удержать Оксану дома - она «заболела».
        Поняв, что разоблачена, тетя ни капельки не смутилась и тем более не почувствовала за собой вины.
        - Я за тебя в ответе перед сестрой! - сказала она. - Если бы я просто попросила тебя остаться дома, ты бы меня послушалась?
        - Возможно, - неопределенно ответила Оксана, слабо в это веря. - Хорошо, что все выяснилось и вы, тетя, этим вечером не одни. Значит, я могу пойти, куда мне нужно.
        - Никуда ты не пойдешь! - категорически заявила тетя. - Или мне позвонить сестре, твоей маме? - Это был удар ниже пояса.
        За все время пребывания у тети это был единственный раз ее вмешательства в планы Оксаны, и она решила не обострять ситуацию, тем более что Вета уже предупреждена и не ждет ее. К тому же тетя вполне могла выполнить свою угрозу, и тогда начались бы звонки от мамы, которая будет слезливым голосом укорять Оксану в том, что она заставляет тетю волноваться и переживать. Вместе с тем Оксане стало понятно, что это первый «звоночек» и не исключено, что продолжение будет.
        Мысль о том, чтобы «снять квартиру и жить независимо», уже приходила Оксане в голову, но ей было жаль больную тетю, которая в самом деле нуждалась в помощи. Мысленно кляня шарлатанку, своим пророчеством подложившую ей свинью, Оксана села вместе с тетей и ее подругой пить мировую - чай с принесенными сладостями.
        Лидия Петровна внимательно посмотрела на Оксану, со скучающим видом сидевшую за столом, и сказала:
        - Зря вы обижаетесь, этой ночью вы избежали огромной опасности. Поверьте мне!
        - Разве можно говорить о вероятности события, которое так и не произошло? - иронично улыбнулась Оксана. - Этого уже никто не узнает.
        - Оксаночка, Лидия Петровна очень многим людям помогла избежать неприятностей, сумев заглянуть в их будущее, - назидательным тоном произнесла тетя.
        - Точно так, как мне? - еще шире улыбнулась Оксана. - Может, вы и с мертвыми умеете общаться?
        - О том, чего ты сегодня избежала, со временем узнаешь сама. А потусторонний мир лучше не тревожить вопросами - так спокойнее будет нам, живым.
        Поздним вечером, ложась спать, Оксана вспомнила о следах под окном, плотно закрыла шторы, чтобы не было видно, что происходит в ее комнате.

        Глава 15

        Проснувшись ранним утром, Оксана заставила себя сразу встать, чтобы отправиться на пробежку, которую, к своему стыду, она делала от случая к случаю, хотя неоднократно давала себе слово заниматься этим регулярно.
        «Корова!» - мысленно ругала себя Оксана, облачаясь в спортивную форму, хотя ее пятьдесят восемь кило при росте метр шестьдесят девять были неизменными уже несколько лет. Воткнув в уши наушники, она вышла из дому во двор и направилась к калитке. И тут, скользнув взглядом по своей родимой «фиесточке», стоявшей у ворот, она остолбенела. Прямо на капоте огромными буквами было выцарапано: «Сука!» И это было только начало - все четыре колеса, нещадно изрезанные ножом, были спущены! Минут пять Оксана была в шоке от увиденного, потом задумалась: кому она так насолила? И лишь чуть позже задалась вопросом: что делать?
        Характер полученных ее автомобилем увечий говорил о том, что это было не простое хулиганство, а месть! Ей было сложно предположить, чтобы ее работа в частной охранной фирме могла кого-нибудь подтолкнуть к подобному вандализму. Выходило, что это могло быть связано только с ее расследованием пропавших девушек. А значит, она кому-то наступила на больную мозоль и находится на верном пути.
        - Только знать бы, на каком? - с сомнением произнесла она. - Выходит, мои хаотические движения заставили преступника проявить себя, только я не знаю, какие именно и кто он…
        Вскоре ее мысли снова вернулись к автомобилю. Нанесенный ущерб пробьет заметную брешь в ее бюджете, не говоря о том, что потребуется немало времени и усилий, чтобы все это восстановить. Кто-то очень хочет, чтобы она прекратила свое расследование. Если бы он знал, что еще вчера вечером она была готова прекратить свои поиски, то после сегодняшнего сюрприза она пойдет дальше!
        Оксана созвонилась с Олегом и, сообщив, что ее постигло, сказала, что ей требуется помощь. Вскоре Олег приехал, и первыми его словами было заявление:
        - Я же предупреждал тебя, что, кроме неприятностей, ты ничего своим расследованием не добьешься.
        - Ты считаешь это неприятностью? А для меня это прорыв в расследовании! Выходит, я близко подобралась к преступнику, и он это знает! Теперь - благодаря ему - знаю это и я!
        Они съездили в магазин и купили резину. Затем Олег, поставив «фиесту» на домкрат, стал мотаться на шиномонтаж, чтобы по очереди смонтировать для нее колеса. Затем уже Оксана, по совету Олега, отогнала «фиесту» к его знакомым на СТО. Надпись на капоте она заклеила бумагой, чтобы та не бросалась в глаза.
        В дороге ей позвонил Кротенко и попросил встретиться с ним, предложив поужинать у него на яхте, но Оксана отказалась:
        - Спасибо, я уже ученая, знаю, чем может закончиться ужин с тобой.
        - То была глупость. Обещаю тебе…
        - Нет, нет и еще раз нет!
        - Давай встретимся в ресторане, на твой выбор!
        - Хорошо, в кафе-кондитерской на Печерске через час.
        - Идет! До встречи!
        Когда после СТО Оксана на общественном транспорте добралась до кафе, Семен уже был там. Он задумчиво смотрел в окно, потягивая коктейль через соломинку. Оксана вдруг поймала себя на том, что Семен кого-то напоминает ей, и попыталась вспомнить, но тщетно.
        - Привет! - Оксана присела за столик напротив него и кивнула на его стакан. - Неужели молочный, без алкоголя?
        - Я его очень люблю, а напиваюсь, как в прошлый раз, очень редко.
        - Ну, с твоей статистикой я не знакома, да и желания нет, - пожала плечами Оксана. - Зачем ты хотел меня видеть?
        - У тебя сложилось обо мне превратное мнение, и я хочу доказать обратное.
        - Это важно для тебя?
        - Для меня - да. В моей жизни было много женщин, и в основном им было от меня что-то нужно. Сниматься в кино, деньги…
        - Ты настроился на исповедь?
        - Мне скоро стукнет сорок лет, а это для мужчины - час пик, время переосмысления своей жизни.
        - Не умею исповедовать и отпускать грехи.
        - Я вырос в детском доме, это тебе что-нибудь говорит?
        - Наверное, было сложно в жизни.
        - Ты даже представить себе этого не можешь! Ни кола, ни двора, никакой поддержки! Все время борьба за существование и право на жизнь! В двадцать пять лет я влюбился, а она выбрала моего товарища, только из-за того, что он киевлянин и карьера для него как на ладони!
        - Первая любовь обычно несчастливая, даже когда она разделенная и люди смогли пожениться. Лет шесть тому назад в США разработали программу, которая с точностью до девяноста процентов может рассчитать, будете ли вы счастливы с этим человеком. Проверили на Ромео и Джульетте, использовав их данные из пьесы. Программа выдала результат, что у них уже через семь лет начались бы нелады в семье, которые могли привести к разводу.
        - Но ведь есть десять процентов, что машина ошиблась? Да и невозможно просчитать все подводные камни, которые могли бы встретиться в жизни! Это как в игре в рулетку - возможность выиграть математически мизерная, но ведь кто-то выигрывает. Так что, несмотря на девяносто процентов против, Ромео и Джульетта могли прожить вместе счастливую жизнь.
        - Извини, если задам тебе нескромный вопрос. Почему ты оказался в детском доме? Кто твои родители?
        Семен дернулся, словно его ударило током.
        - Я их не знаю, считай, что меня нашли в капусте.
        - Хорошо, проехали.
        - Через два дня мы едем на съемки нового фильма по сценарию Алмазова. Хочу пригласить тебя в нем сняться.
        Предложение режиссера рассмешило Оксану.
        - Надеюсь, не в роли жертвы?
        Режиссер взял долгую паузу, прежде чем ответить.
        - Не совсем. Предлагаю сыграть глухонемую служанку, которая хочет предупредить приехавшего гостя о грозящей опасности. Из-за этого она сама подвергается смертельному риску.
        Оксана некоторое время молчала, как бы переваривая услышанное.
        - Заманчивое предложение! - наконец сказала она, не скрывая иронии. - Но считаю, что отечественный кинематограф вполне обойдется без моего очень скромного таланта.
        - У тебя будет возможность переговорить со многими, кто участвовал в съемках «Красной маски». Это тебя по-прежнему интересует? Я не тороплю тебя - ты можешь решить это в течение полутора суток.
        - Семен, неужели ты в самом деле считаешь, что я могу принять такое предложение?
        - У тебя есть время. Может, тебя смущает сама роль?
        - Я даже в детстве не мечтала о карьере актрисы, так что вряд ли изменю решение.
        - Неужели тебе никогда не хотелось почувствовать себя другой? Прожить хоть небольшой кусочек иной жизни? - Семен смотрел на нее настороженно, без улыбки, и тут Оксана поняла, кого он напоминает ей. По спине побежали мурашки.
        - Меня вполне устраивает собственная. - Оксана подняла свой мобильный и без предупреждения сделала снимок. Семен застыл от удивления.
        - Что это было? - растерянно спросил он.
        - Ты снимаешь кино, я - эмоции. У тебя было глуповатое выражение лица - для моей коллекции пойдет.
        - Хорошо, хоть в этом качестве я буду для тебя полезен.
        - Не обижайся, я подумаю о твоем предложении. Только вот странно: ты приглашаешь меня без кинопробы, наобум… А вдруг я не подойду?
        - Насчет этого не волнуйся, у тебя все получится. Спасибо, что откликнулась на мою просьбу и приехала. Был рад повидать тебя, но, к сожалению, я должен уехать - очень много работы перед отъездом.
        - Я тебя не держу.
        - Ты мне очень нравишься, ты - настоящая! Я счастлив, что познакомился с тобой. - Грустно кивнув, Семен пошел на выход.
        Оксана проводила его взглядом. В дверях он обернулся и, махнув ей рукой, скрылся.
        У Оксаны осталось двоякое впечатление от этой встречи. С одной стороны, ей были приятны слова Семена, хотя его предложение о съемках она не восприняла серьезно. С другой - его странное сходство… Или это ей только показалось?
        Оксана перезвонила Олегу и попросила приехать, выручить ее, «безлошадную». Затем позвонила Вете и поинтересовалась, как прошла ночь. Были ли гости?
        - Были, и это точно Алмазов! У меня ночевал Ника, он его тоже видел.
        - Вы с Алмазовым общались?
        - Нет, он убежал и даже потерял свою зажигалку, с которой не расстается.
        - Кто зажигалку трогал?
        - Только я, она у меня.
        - Извините, а кто такой Ника?
        - Вы его знаете. Это Никита Трофименко, оператор. Мы его называем Ника, и он не возражает. Ника - в древнегреческой мифологии богиня победы.
        - Я хочу навестить вас. Вы примете меня?
        - Приезжайте, Оксаночка. Я буду рада!
        Когда приехал Олег, Оксана вкратце рассказала о предложении режиссера и этим чрезвычайно развеселила его. Затем поделилась своими размышлениями.
        - Как думаешь, зачем Алмазову вначале нужно было сбежать из дому, а затем каждую ночь наведываться туда?
        - «Есть многое в природе, друг Горацио, Что и не снилось нашим мудрецам»![16 - У. Шекспир. Гамлет. Перевод М. Вронченко.]
        - Не знала, что ты фанат Шекспира.
        - У тебя есть другая версия?
        Вета радушно их встретила, сразу предложив кофе. Она больше не напоминала испуганную женщину, которая вчера просила Оксану переночевать у нее.
        - Вы не могли бы проводить нас в кабинет? - попросила Оксана, решив вначале заняться делом.
        - Конечно. Только, пожалуйста, ничего там не переставляйте - у меня предчувствие, что Веня скоро вернется. А он не любит, когда трогают его вещи.
        В кабинете Оксана сразу подошла к портрету Шарля де Виржи и сверила с фото на своем мобильном. Затем протянула его Олегу и кивнула на портрет:
        - Как, по-твоему, похож?
        - Не брат-близнец, но сходство, несомненно, есть.
        Вета сразу заинтересовалась:
        - Неужели он вам кого-то напоминает?
        - Да, одного человека, - уклончиво произнесла Оксана, решив пока об этом не распространяться.
        - Странно, я ведь вам говорила, что это копия портрета, написанного в первой четверти девятнадцатого столетия. Совпадение или, возможно, это прямой потомок этого господина? - Вета кивнула на портрет.
        - Все может быть, при встрече с ним полюбопытствую.
        - Веню это очень заинтересует, - убежденно произнесла Вета, словно Алмазов уже вернулся и сейчас работает у себя в кабинете.
        - Да, конечно. Расскажите, почему вы уверены, что ночью был Алмазов, если он уклонился от общения с вами?
        - Мы его увидели, правда, со спины, он спускался по лестнице. Ника его окликнул, но он только поспешил спуститься и выронил зажигалку.
        - Если он ею очень дорожит, то вернется ночью за ней. Сложилась очень странная ситуация: Алмазов ночами тайком пробирается в свой дом аки злодей - по-другому не скажешь. Если он кого-то боится и скрывается, то зачем ночами возвращается домой? Допустим, он забыл в спешке что-то, для него очень важное, и вернулся ночью. Но это могло быть один раз, а ведь уже пошла третья ночь! Что его тянет сюда? Ведь он должен был с вами пообщаться - не вас же он опасается?
        - Так он и пытался, в позапрошлую ночь. Я вам об этом рассказывала, но я тогда испугалась.
        - Что ему помешало пообщаться с вами в эту ночь?
        - Наверное, присутствие в доме Никиты. Он мог его не узнать и принять за постороннего, чужого мужчину?
        - Возможно, если у Алмазова есть серьезные основания опасаться. Зажигалка у вас?
        - Она здесь. - Вета подошла к письменному столу и, открыв ящик, вытащила зажигалку прямоугольной формы с матовой поверхностью - ничего особенного и даже очень простенькая на вид.
        Оксана достала заранее приготовленный полиэтиленовый пакетик и раскрыла его.
        - Вы разрешите взять ее с собой?
        Вета заколебалась, глядя на Оксану.
        - Вы сказали, что, кроме вас, никто не касался зажигалки, так?
        - Только я.
        - В лаборатории снимут отпечатки на зажигалке и, исключив ваши, мы будем знать, кто ею пользовался, - только Алмазов или еще кто-нибудь. Не исключено, что кто-то пытается убедить вас, что с Алмазовым все в порядке.
        Вета, вздохнув, положила зажигалку в пакет. Оксана ощутила ее тяжесть, несопоставимую с размерами.
        - Надеюсь, если сегодня Веня о ней спохватится и вернется, то он не будет меня сильно ругать.
        - Чем эта зажигалка так дорога вашему мужу?
        Вета округлила глаза, глядя на Оксану.
        - Это же Zippo! Ее корпус из чистого серебра, она работает при любом ветре. Она стоит около пятисот долларов - Веня очень гордился ею.
        Оксана с уважением посмотрела на серебряную безделушку в пакете, по стоимости сопоставимую с «резиной» на четыре колеса, которую она сегодня приобрела для своего авто.
        - У вас есть какие-нибудь объяснения по поводу поведения вашего мужа? Зачем ему понадобилось арендовать автомобиль, если у него есть свой? Почему он приходит в дом ночью?
        - Вениамин делает много, на первый взгляд, странных, алогичных поступков, но потом оказывается, что в них есть своя логика и цель. Несколько лет тому назад, еще до нашего знакомства, он ушел из дому, отключил свой мобильный телефон, с ним не было никаких контактов на протяжении многих месяцев. Как он рассказал мне, у него была цель пожить в таких же условиях, как главный герой его нового романа. По сюжету романа герой, скрываясь от преследователей, которые хотят убить его, оказывается в чужом городе почти без гроша в кармане. Вениамин долго ходил по городу, пока не нашел женщину, которую попотчевал выдуманной жалостливой историей и обольстил.
        - А он Казанова еще тот, - улыбнулась Оксана.
        - Скорее, он хороший психолог. Веня считает, что о женщине можно многое узнать по глазам, походке, как она держит себя. Вначале он создал психологический портрет той женщины для себя, а потом нашел ее.
        - И каков этот портрет?
        - Сорок - сорок пять лет, кольцо на левой руке, по одежде видно, что любит себя, а главное - в глазах тоска и ожидание. С его слов, он попал на девяносто пять процентов - не учел наличие ребенка, причем довольно взрослого, - у нее был мальчик шестнадцати лет, а ей - сорок семь. У нее он прожил почти два месяца, разыгрывая из себя беглеца, и она поверила его сказке. Но однажды, когда все перипетии сюжета ему стали ясны и понятны, он ушел, не попрощавшись, и больше с ней не виделся.
        - Жаль ее. Могу только представить себе, что подумала влюбленная женщина о его исчезновении.
        - Веня поступил жестоко, он словно маленький мальчик, отрывающий крылышки у бабочек для своей коллекции.
        На обратном пути Олег завез Оксану в райотдел, и они попрощались. У оперов она устроила чаепитие с принесенными пирожными, а затем «нагрузила» Леху-Моторчика просьбой сделать дактилоскопическую экспертизу отпечатков с привезенной зажигалки.
        Возвращалась она домой уже поздним вечером на общественном транспорте. Доехав на метро до остановки «Выдубичи», Оксана прошла мимо торговых рядов и поднялась по лестнице на железнодорожный перрон городской электрички, откуда перешла на узенькую улицу с громким названием «Железнодорожное шоссе». Несмотря на позднее время, проезжая часть была забита автотранспортом, медленно двигавшимся бесконечной змеей со светящимися фарами. С этой стороны Черная гора имела крутой склон и в самом деле хоть немного выглядела горой. Наверх вела узкая изгибающаяся бетонная лестница с бесконечным количеством ступенек.
        Утром и в часы пик люди сновали по ней вверх-вниз, словно муравьи, а в это время она была пустынна и темна. Домой она могла добраться и другой дорогой, но эта была самой короткой, а ей не терпелось прийти побыстрее, тем более что тетя уже несколько раз звонила, настойчиво интересуясь, когда она уже придет?
        Оксана стала бодро подниматься, регулируя дыхание и ощущая приятную нагрузку на мышцы, - это тебе не бесконечные круги «наматывать» по ровной поверхности, здесь усилия возрастали во много раз. На верхней площадке, перед последним пролетом лестницы, стоял мужчина в светлой курточке, выделяющейся на фоне полумрака. Повернувшись спиной к ступенькам, он громко и нервно разговаривал по мобильному телефону, выясняя отношения.
        - Я тебя люблю - неужели не ясно? - слегка картавя, вопрошал он. - И никто другой мне не нужен, кроме тебя! Какие ты еще хочешь доказательства?
        Проходя мимо него, Оксана мысленно улыбнулась: «Не исключено, что у его девушки на этот счет другое мнение. И если требуются доказательства, то…»
        Вдруг ужасная боль огнем обдала шею, парализовала дыхание. Казалось, у нее остановилось сердце, и, задыхаясь, она безвольно опрокинулась на спину…
        Придя в себя, Оксана ощутила, что ее руки и ноги крепко стянуты, а рот залеплен липкой лентой. Она, подобно тюку, находится на плече у незнакомца, судя по светлой курточке, того самого, который делал вид, что разговаривал по мобильному телефону, и тем самым отвлек ее внимание и усыпил бдительность. Незнакомец, тяжело дыша, уже поднялся с ней по лестнице и подошел к припаркованному автомобилю. Здесь было не намного светлее, чем на лестнице. Оксана, все еще чувствуя боль в мышцах от перенесенного удара электрическим током шокера, стала извиваться, пытаясь издавать хоть какие-то звуки. Незнакомец, с трудом удерживая ее одной рукой, другой открыл багажник.
        - Эй, что ты делаешь? А ну, отпусти ее! - послышался грозный мужской голос.
        Оксана что есть силы дернулась, ногами коснулась крышки багажника, что усилило ее рывок, и незнакомец не смог удержать свою ношу. Упав на асфальт, она не почувствовала боли - настолько сильным было нервное напряжение. Незнакомец склонился над ней, чтобы поднять, и Оксана вблизи увидела отвратительную маску с огромным улыбающимся ртом, красным языком и закрытым глазом на лбу - это была та самая маска, которую она заметила во время вечеринки у Алмазова в отблесках фейерверка!
        Оксана дернулась и снова вырвалась из рук страшилы, пытавшегося запихнуть ее в багажник. До нее донесся приближающийся топот ног, и она продолжила, как могла в своем состоянии, сопротивляться. Незнакомец в маске бросил ее, запрыгнул в автомобиль и, не зажигая фар и габаритных огней, тронулся с места.
        Через мгновение Оксана услышала голоса рядом, и ей помогли освободиться от пут.
        - Что с тобой произошло? Куда это он тебя волок? Ты его знаешь? - засыпали вопросами ее спасители - двое мужчин лет пятидесяти, коренастые, с пивными животиками. У одного было лицо в веснушках, а другой носил рыжевато-седые усы.
        - Хотела бы с ним познакомиться, да он быстро укатил! - Оксана постепенно приходила в себя и только сейчас ощутила страх, у нее непроизвольно стали дрожать руки. - Спасибо, если бы не вы, то даже не знаю, что со мной могло быть! - поблагодарила Оксана. - Думаю, вы спасли мне жизнь!
        - Он что, негритос? - поинтересовался усатый. - Морда у него вся черная была. Не различить в темноте.
        - Нет, у него на лице была маска. Отвратительная, темно-зеленая, - пояснила Оксана.
        - Повезло тебе, девчонка, что мы оказались поблизости. Тут место глухое!
        - Я знаю, живу здесь больше года. - Оксана увидела на асфальте свою сумочку и, подняв ее, раскрыла. - Возьмите, выпьете за мое здоровье пива! - И она протянула деньги.
        - Мы что, за деньги? - недовольно взвился веснушчатый.
        - Обижаешь! - грозно протянул с усами. - Раз ты тут живешь, мы тебя проведем, чтобы с тобой снова ничего не случилось.
        Мужчины провели Оксану до самого дома и пошли себе дальше, отказавшись зайти на чай. При всей благодарности к своим спасителям Оксану это вполне устроило - можно было утаить ночное приключение от тети.
        - Где это ты так задержалась? - встретила ее взволнованная тетя. - Я переживаю, валерьянку пью, а ты даже не позвонила! Видишь, твоей машине колеса порезали - права была Лидия в своих предсказаниях.
        «Если бы я поехала к Вете, то колеса у моей машины были бы целыми, - мысленно парировала Оксана, и тут ее озарило: - А может быть, благодаря тому, что не поехала, ушла от большей беды, чем порезанные колеса?»
        - Тетя, не волнуйтесь, все хорошо. Вот только спать очень хочется.
        Но в эту ночь Оксана долго не могла уснуть: то ей слышались посторонние звуки, то казалось, что за окном мелькают какие-то тени. В целях безопасности она поставила на подоконник различные предметы: глиняный кувшин, графин, горшок с алоэ, которые, если бы открыли окно, попадали бы, создав шум. Зло, казавшееся далеким, было рядом с ней и уже наметило ее своей жертвой.

        Глава 16

        Оксана обвела взглядом кабинет Олега: современный ремонт, кругом идеальный порядок, из мебели - стол и шкаф, удобные кресла для посетителей. В этом весь Олег - у него все рассчитано по времени, на каждый заказ составлен график и план, хотя понятно, что работа внесет свои коррективы и все изменится процентов на пятьдесят. Она посмотрела на Олега - его молчание затянулось и, похоже, он нервничает.
        «Из-за моего рассказа о вчерашнем ночном нападении? Сейчас я не работаю, и в случае чего ему не надо выплачивать страховку. Или он переживает из-за меня? Как-то не задумывалась о его отношении ко мне - может, я ему нравлюсь как женщина? Из нас бы получилась чудесная пара, спаянная не только постелью, но и общей работой. А мне он нравится? Не знаю, не думала. Как человек, руководитель - да».
        - Ну, ты и вляпалась, Козлова! - Когда Олег называл ее по фамилии, как в университетские годы, это означало, что он сердится. - Ты хоть знаешь куда?!
        - Очень хочу это знать, чтобы разобраться в происходящем.
        - Вчера ты могла оказаться в руках преступника, и неизвестно, что тебя ожидало! Бросай ты все это и возвращайся на работу. Кроме неприятностей, ты в этом деле ничего не получишь.
        - Я не хочу говорить избитых фраз вроде той, что не в материальных благах счастье. Тебе не кажется, что вокруг нас происходит что-то не то, а мы стараемся этого не замечать? Что ожидало бы Кристину, если бы у нее не было заботливого папы-миллионера, который послал детектива следить за ней? Девушка исчезла бы в турецком борделе, и, даже если в будущем ей удалось бы вырваться оттуда, она вернулась бы психически сломленным человеком. Что произошло с Вероникой и Леной? Они пропали, и до этого никому нет дела. Близкие родственники, исходя из их отношений, не скоро спохватятся, да и что они смогут сделать? Милиция найдет их только в том случае, если они сами где-то проявятся или будут обнаружены их тела. Думаю, что преступник, который похитил девушек, рассчитывал, что их исчезновение пройдет незамеченным. Он был уверен, что на исчезновение Лены никто не обратит внимания, и это свидетельствует о том, что он знал о возникшем конфликте между ней и Вероникой и совсем не ожидал, что последняя обратится с заявлением о пропаже подруги, с которой находилась в ссоре. А за этими похищениями последуют и другие,
если они уже не произошли.
        - Ты хочешь сказать, что есть преступник, который охотится и будет охотиться за молодыми девушками, приехавшими сюда в поисках счастья? С какой целью?
        - Не знаю, но это как-то связано со злополучным фильмом «Красная маска».
        - Ты предполагаешь, что психически больной субъект, который, то ли насмотревшись, то ли начитавшись, открыл сезон охоты на молодых актрис?
        - Нет, это вполне психически дееспособный человек, который имеет определенную цель и похищает девушек, как мне кажется, не для удовлетворения каких-то низменных потребностей. Если верить тому, что было в романе, а затем в фильме, то он делает это для ритуальных убийств.
        - И ты считаешь, что у него с головой все в порядке?
        - Я ничего не считаю, пока не выйду на него. А там, думаю, найдется, кому сделать квалифицированное заключение.
        - Как я понимаю, у тебя нет никакой зацепки?
        - К сожалению… Но я думаю, что преступник имеет какое-то отношение к киносъемочной группе, может, не непосредственное, а через кого-то. И у него есть возможность получать информацию обо всем, что там творится, и оставаться в тени.
        - Человек-тень?
        - А почему бы и нет?
        - Классика детективного расследования в литературе: имеется группа подозреваемых лиц, непосредственно общавшихся с жертвой, и на основании этого проводится расследование - проверка алиби. Но в жизни часто происходит по-иному. - Олег включил электрочайник, достал банку с молотым кофе и две чашки. Оксана покачала головой и убрала одну чашку. - Преступник может быть незнаком со своей будущей жертвой, выбрав ее по одному ему известному признаку, или она на свою беду оказалась не в тот час и не в том месте. Преступник может даже не попасть в круг подозреваемых, поскольку не имеет мотивов для преступления. Посыльный, принесший букет цветов, или степенный дворник-семьянин из дома напротив.
        - В нашем случае преступник достаточно много знает о своих жертвах: о размолвке подруг, о том, как они добираются в общежитие. По всей видимости, он следил за ними, как и за мной, - согласилась Оксана. - Он тщательно готовится к преступлению и, думаю, не допускает экспромтов. Как правило, такие люди-тени готовят преступление долго, учитывая каждую мелочь, и действуют чрезвычайно хладнокровно. Что следует ожидать от него теперь - он затаится или снова будут убийства?
        - Сложно предугадать. В ФБР разделяют серийных убийц по способу убийства на два типа: организованные несоциальные и дезорганизованные асоциальные. Организованные убийцы характеризуются способностью контролировать свои желания, у них есть четкий план по выслеживанию и обольщению жертвы. - Олег говорил, словно читал лекцию. - Если план дает сбой, то убийца способен отложить его реализацию. Соответственно, интеллект организованного убийцы нормален или даже выше среднего, часто они имеют высшее образование. Дезорганизованные не способны контролировать свои эмоции и совершают убийства в приступе ярости, в состоянии аффекта, часто они убивают в буквальном смысле «первого попавшегося» человека. Их интеллект обычно снижен, вплоть до умственной отсталости, или же у них имеется психическое заболевание. Организованный убийца старается не оставлять на месте преступления улик, старается избавиться от трупа.
        Судя по действиям этого преступника, он относится к типу организованных убийц, то есть с виду он совершенно нормальный человек, может даже иметь семью, и распознать его будет чрезвычайно трудно. Свои злодеяния он готовит очень скрупулезно, крайне осмотрителен, не делает необдуманных поступков, тщательно прячет тела жертв.
        - А убийство помрежа Риты? Ее тело он даже не пытался спрятать, - заметила Оксана. Она залила кипятком кофе и накрыла его чашку блюдцем. - И я все же надеюсь, что девушки еще живы.
        Олег отрицательно покачал головой.
        - Маловероятно. Убийство Новиковой, если это один и тот же преступник, он совершил в связи с непредвиденными обстоятельствами, требующими немедленных действий. Возможно, Рите стало известно нечто компрометирующее его, и он, опасаясь огласки, заставил ее замолчать навечно. То, что он не стал прятать ее тело, тоже понятно. Рита востребована на работе, у нее много друзей и коллег, и многие из них очень скоро спохватились бы. Предположим, ему известно, что она беременна, есть определенные трения с бойфрендом, - и вот уже нашлась прекрасная кандидатура на роль убийцы. В этом случае он даже заинтересован, чтобы тело его жертвы нашли как можно скорее.
        - В логике тебе не откажешь. Дай мне пять минут, я позвоню Якимчуку.
        Оксана набрала номер следователя.
        - Добрый день, Петр Николаевич.
        - Чем теперь я должен тебе помочь?
        - Соскучилась по вашему голосу и заодно хотела узнать, как идет расследование в отношении убийства Новиковой?
        - Считай, что убийца найден. Провожу его допросы, готовлю материалы в суд.
        - Это ее бойфренд, Голубицкий?
        - Совершенно верно.
        - Какие против него улики?
        - Прямых нет, но есть косвенные, достаточные, чтобы получить постановление о его задержании и произвести в квартире обыск. Его алиби оказалось дутым, и он пытался обмануть следствие - это раз. Генетический экспресс-анализ показал, что ребенок убитой от него, - это два. Он отрицал, что Новикова сообщила ему о своей беременности, и утверждал, что они достаточно давно разошлись и каждый жил своей жизнью, а значит, женщина беременна не от него. С ним мы работаем.
        - Генетический экспресс-анализ для суда не явится убедительным, там возможна довольно большая вероятность ошибки.
        - Через пару дней у меня уже будут результаты полного анализа ДНК по 33 локусам, а там вероятность отцовства будет 99,9 %. Так что, когда его повезут в суд определять меру задержания, у меня уже все будет.
        - В чем его алиби оказалось ложным?
        - Он заявил, что давно не виделся с потерпевшей и на время предполагаемого убийства находился за пределами города в командировке. На самом деле имеются показания соседей, что в тот день он приезжал на квартиру к ней и долгое время находился там. Позже он изменил показания, рассказал, что накануне Рита позвонила ему и попросила, чтобы он срочно приехал. Он так и сделал, зашел в квартиру, там громко играл музыкальный центр, где автоматически ставились диски. Все указывало на то, что она куда-то ненадолго вышла, и он остался там. Ждал, несколько раз звонил по телефону на ее номер, но тот все время находился вне связи. Он знал, что, находясь на съемках, она отключает телефон, и, разозленный, уехал уже затемно. Когда стало известно о ее гибели, он испугался, что может оказаться подозреваемым, и умолчал о том, что приезжал к ней.
        - Может, так и было, как он рассказывает?
        - Любишь ты, Оксана, вставить свои пять копеек! - раздраженно произнес Якимчук. - Следствие не закончено, когда его материалы направят в суд, тогда и поговорим на эту тему.
        Закончив разговор, Оксана несколько растерянно посмотрела на Олега.
        - Ты как в воду глядел. Если Голубицкий не виновен, как он утверждает, то его подставил преступник, который очень хорошо знал Риту. Ведь не могла же она рассказывать о своей беременности всем подряд?
        - Это человек, которому она чрезвычайно доверяла и находилась в дружеских отношениях. - Олег приступил к кофе, смакуя и жмурясь от удовольствия.
        - Похоже, у меня есть кандидатура на подозреваемого, - сказала Оксана.
        - Кто это?
        - Режиссер Семен Кротенко. Они давно вместе работают, и думаю, что от него у Риты не было секретов. Общаясь с ним, я узнала, что он очень любит женщин. И он сам признался, что у него с Ритой раньше были интимные отношения. Может, Рита была беременна от него?
        - Он что, приставал к тебе?
        - Это к делу не относится. Ты ревнуешь?
        - С чего ты взяла?
        - Подумала. Жаль, что ошиблась, мне было бы приятно.
        - Может, тебя на свидание в кино пригласить, не забыв прихватить попкорн?
        - Романтично, я подумаю.
        - Козлова, я зашиваюсь на работе из-за твоего отсутствия, а ты занимаешься хрен знает чем и еще меня дразнишь!
        - Прости, Олег.
        - Как договорились - две недели отпуска, опрометчиво данные мною, заканчиваются и ты немедленно возвращаешься на работу. Лады, Оксана?
        - По рукам!
        Олег замялся:
        - Постоянно держи меня в курсе своего расследования. Ты девочка увлекающаяся, можешь случайно влезть куда не следует.
        Оксана понимающе кивнула:
        - Не волнуйся, прежде чем куда-то ступить, я смотрю себе под ноги.
        - Ага! Почему же ты, такая осмотрительная, чуть вчера вечером не вляпалась?
        - Олежек, наш разговор пошел по второму кругу. Обещаю быть вдвойне осторожной. Согласна, вчера прошляпила, зато это доказывает, что я настолько близко подобралась к нему, что он занервничал. Иначе бы он вчера не проявился.
        - Мне непонятна твоя радость. Вчера вечером тебя спас случай. В следующий раз все может закончиться намного трагичнее.
        - Меня не так просто взять.
        - Уже забыла турецкий подвал? Тогда ты тоже напортачила, и если бы не случайность… Короче, помни: случайность - барышня капризная…
        - Олежек, хватит каркать. Я ушла, а ты себя хорошо веди. - Оксана чмокнула его в щеку и вышла из кабинета.
        Оказавшись на улице, Оксана грустно направилась в сторону метро. Отсутствие верной «фиесточки» было очень ощутимо, даже если не принимать во внимание вчерашнее нападение. Наверное, так в прошлом переживали кавалеристы, вынужденные в силу обстоятельств стать пешими. Автомобиль в большом городе - это не всегда выигрыш во времени, и часто, учитывая большие расстояния и пробки, преимущество имеет передвижение на метро. Однако, несмотря на «пробки» и «тянучки», автомобилист свыкается со своим верным «железным конем» и без него чувствует явный дискомфорт. Оксана наметила себе в планах встретиться со стариком Бортниковым и журналистом Ложечниковым, написавшим статью о фильме «Красная маска».
        Позвонив в редакцию газеты, она узнала, что журналиста нет на месте, но получила номер его мобильного телефона. Затем позвонила Бортникову, чтобы договориться о встрече, но тот не снял трубку, видимо, уже был в университетском парке. Пока Оксана шла к станции метро, мобильный журналиста снова оказался на связи, и она договорилась с ним о встрече на Печерске, в кафе «Красный мак».
        Когда Оксана зашла в кафе, журналист уже был там. Денис Ложечников, долговязый худющий парень, как раз приканчивал пирожное, запивая его американо, и, когда Оксана предложила повторить, он с удовольствием согласился.
        - Если честно, то в первый раз вижу женщину - частного детектива, в кино - не в счет. Что тебя интересует?
        - Статья о фильме «Красная маска» была заказная?
        - Зачем тебе это?
        - Мне кажется, что мы с тобой играем в теннис: я - вопрос, ты в ответ - вопрос! Может, договоримся по очереди делать «подачи»?
        - Тема была занятная и для читателя интересная. Удовлетворена?
        - Вот ты так просто взял с потолка материалы и решил написать статью? Неужели ваш редактор сразу же пропустил ее, понимая, что она имеет рекламный характер для вышедшего фильма?
        - Все, что способствует интересу читателя к нашей газете, одобряется главным редактором.
        - По содержанию статьи понятно, что ты явно в теме. Кто тебе дал информацию?
        - Тебе не кажется, что теперь моя очередь подавать?
        - Хорошо, что тебя интересует?
        - Я уже задал вопрос.
        - Детективное агентство, где я работаю, занимается розыском пропавших девушек, Шкиль и Рогошко. В статье говорится, что газета начала свое расследование всех этих событий. Может, поделишься информацией, что удалось накопать?
        - Милостыню подают на паперти церкви, так что это не к нам, - ехидно улыбнулся Денис.
        - Неужели ты не понимаешь, что за всем этим скрываются серьезные преступления? Ведь речь идет о человеческих жизнях!
        - Тогда этим должна заниматься прокуратура, а не детективное агентство.
        - Предлагаю обмен. Ты рассказываешь, кто заказчик статьи и кто дал по ней информацию, а я тебе сообщаю то, о чем ты не знаешь. Вероника Шкиль перед своим исчезновением получила письмо и фотографию от Лены Рогошко. Очень любопытное фото и заключение эксперта по нему.
        - Надеюсь, ты это серьезно?
        - Серьезнее не бывает. В качестве бонуса - вот это фото. - Оксана нашла в айфоне фотографию и показала журналисту. - На первый взгляд, в нем все в порядке, но не для эксперта-криминалиста.
        У Дениса загорелись глаза, похоже, он заглотнул «наживку».
        - Что не так?
        - Вначале ответь на мои вопросы, а затем я переброшу фото и расскажу подробности.
        - Заказчик статьи - Алмазов, он хорошо знает меня, я был автором нескольких статей о нем и его книгах. Он написал на мой электронный адрес и сбросил файл с информацией. Кроме этого, посоветовал за более детальной информацией обратиться к режиссеру Кротенко. Сбросил мне аванс со своей карточки.
        - Когда это было?
        - Позавчера ночью.
        - Но ведь Алмазов на то время исчез и находится неизвестно где!
        - Я знаю. Свое «исчезновение» в послании Алмазов никак не объясняет - «так нужно, для пользы дела». Судя по поднявшемуся ажиотажу вокруг фильма и его романа, это в самом деле удачный рекламный ход.
        - Выходит, ты лично с Алмазовым не общался?
        - Нет, мне было достаточно его письма и полученного аванса.
        - И это тебе не показалось странным?
        - У Алмазова странностей хоть отбавляй. Более странным было бы то, если бы он обратился ко мне в обычном порядке. Тем более в письме были на этот счет инструкции.
        - Какие?
        - О письме никому не говорить.
        - Ты покажешь мне его?
        - Достаточно того, что я тебе рассказал. Надеюсь, ты это не будешь афишировать?
        - Насколько будет возможно, ведь девушка на фото, которое я тебе показала, скорее всего, мертва. Тут речь идет об убийстве, а может, даже о серии скрытых убийств.
        - Давай выкладывай, что тебе обо всем этом известно, а я покажу письмо! - У Дениса даже пропал аппетит, и он отставил тарелку с недоеденным пирожным.
        - Пока топчусь на месте, но рассчитываю узнать в ближайшее время, - сказала Оксана, решив не делиться с пронырливым журналистом ходом своего расследования.
        Результатами она не могла похвастаться, но материалов собрала достаточно, чтобы журналист смог написать статью в своем духе. Внутренний голос подсказывал ей, что подобная газетная статья могла бы заставить преступника как-то проявить себя, но пока решила не спешить, а все хорошенько обдумать.
        Тем более что подобная статья могла получить общественный резонанс и заставить правоохранительные органы более серьезно заняться поисками пропавших девушек. Оксана представила себе, как отреагирует на эту статью Якимчук. Его реакция наверняка будет чрезвычайно бурной и, возможно, разрушит их деловые и личные отношения. Поэтому она решила повременить с этим.
        Денис дал ей прочитать на своем мобильном телефоне текст письма, в котором она, кроме того, что он уже рассказал, ничего интересного для себя не почерпнула.
        - Деньги, которые поступили тебе за статью, - ты уверен, что они со счета Алмазова?
        - Вполне, я сразу сверил с номером его счета по предыдущим поступлениям - они совпали.
        - Ты связывался с Кротенко при написании статьи?
        - Да, но только по телефону. Он все время был занят, однако ответил на мои вопросы.
        - Он не удивился, что ты готовишь статью?
        - Нет, я даже подумал, что Алмазов предупредил его на этот счет.
        Попрощавшись с журналистом, Оксана не спеша прогулялась по центру города - так ей было проще размышлять. С одной стороны, потерянная зажигалка, заказ на статью, перевод денег со счета писателя, эксцентричность его поведения, подмеченная журналистом, говорили о том, что Алмазов ведет какую-то странную игру. С другой, можно допустить, что за всем этим стоит кто-то неизвестный и пытается показать, что с Алмазовым ничего не случилось.
        Уже начало смеркаться, но номер домашнего телефона Ильи Варфоломеевича продолжал молчать, и Оксана отправилась в сторону университетского парка.
        Парковые шахматные баталии продолжались, несмотря на надвигающиеся сумерки, все столики были заняты. Седой «старожил» сразу заметил Оксану и, кивнув ей как старой знакомой, продолжил играть, щелкнув по кнопке шахматных часов. Оксана обвела взглядом сражающихся, но Бортникова нигде не было. Когда «старожил» закончил партию и пожал руку удрученному противнику, Оксана подошла к нему.
        - Вы не знаете, где можно найти Илью Варфоломеевича?
        - Сегодня он не приходил. Зато вчера дед был примой-балериной по популярности. После тебя к нему присосался какой-то хлыщ, и вскоре они вместе ушли.
        Сердце Оксаны сжалось от плохого предчувствия.
        - Как этот человек выглядел?
        - Обыкновенно - две руки, две ноги. Голова вроде тоже была, - пожал плечами «старожил», готовясь к шахматной партии с новым соискателем.
        Оксана поняла, что ничего от него не добьется, и достала из сумочки бумажку с написанным номером домашнего телефона и адресом. Новые попытки дозвониться Бортникову успеха не имели: или его не было дома, или в силу каких-то причин он не мог подойти. Оксана подумала, что Никольско-Ботаническая должна быть недалеко, раз старик шел пешком в парк, и решила пойти к нему домой, а там, если что, узнать у соседей. Илья Варфоломеевич был довольно преклонного возраста, поэтому с ним могло произойти что угодно и в любой час.
        Оксана в айфоне открыла спутниковую карту и увидела, что Никольско-Ботаническая расположена между улицей Толстого и Тарасовской. Перейдя Владимирскую, Оксана прошла вдоль красной стены университета до входа в Ботанический сад; здесь улица Толстого резко спускалась вниз. Она пошла вдоль металлической решетки, ограждающей ботанический сад, любуясь то и дело попадающимися на глаза старинными домами. Позвонила тетя, и за разговором с ней Оксана пропустила поворот на Тарасовскую, опомнилась, лишь когда подошла к Паньковской. Пройдя несколько кварталов, она вышла на пересечение, где на угловом доме, возле арки, прочитала две таблички: «Никольско-Ботаническая, 10/14» и «Историко-мемориальный музей М. С. Грушевского».
        Оксана прошла через арку и на возвышенности, укрепленной каменной стеной, увидела красивое трехэтажное светло-бежевое здание, окруженное решетчатой железной оградой. Пилястры, украшавшие здание, и декор высоких окон были выделены цветом. Наверх вела крутая лестница с ажурными металлическими перилами. Оксана подумала, что уже больше года живет в Киеве, но почему-то никуда не ходит, не знакомится с этим большим старинным городом с более чем полуторатысячелетней историей. Когда она училась в университете, из-за загруженности учебой почти не имела свободного времени и мечтала когда-нибудь пройтись по всем музеям города, но это так и осталось мечтой. Вот и сейчас у нее снова нет на это времени, и, вздохнув, Оксана вышла через двор на Никольско-Ботаническую, сразу поразившую ее тишиной и спокойствием, столь непривычными для центральной части огромного мегаполиса. Улица удивила ее не только названием, но и архитектурой застройки начала прошлого века. Впрочем, были тут и более современные здания, хотя все же преобладали пятиэтажки пятидесятых годов. Ориентироваться здесь было просто, практически на всех
зданиях имелись номера. Искомый «№ 3» оказался тесно сжатым соседними, значительно бoльшими зданиями. Доминирующий массивный «№ 5» из порыжевшего кирпича поражал своим старинным фасадом, обилием архитектурных деталей и нависающими эркерами, которые произвели на Оксану незабываемое впечатление. Ей так захотелось иметь свою квартиру в таком доме!
        Пятиэтажный дом, где жил Бортников, был более скромным, аккуратным, безо всяких наружных украшений. Несмотря на недавний ремонт и покраску фасада, было видно, что его возраст давно перевалил через столетие. Она окинула взглядом огромные балконы, которых было всего пять на пятнадцать квартир, и единственное парадное, выходившее на улицу.
        Судя по номеру, квартира Бортникова находилась во втором парадном.
        Оксана прошла через арку во двор, который оказался огражденным «пятачком» с несколькими металлическими гаражами и по уровню был значительно ниже улицы. С этой стороны дом не скрывал своего возраста; видимо, со дня рождения его тут не ремонтировали, и вид у него был мрачный и безотрадный. Контраст между привлекательной свежестью фасада и угрюмой тыльной частью дома был разительный! Даже окна с этой стороны имели неприглядный вид. Только теперь Оксана обратила внимание, что солнце уже закатилось за горизонт и наступили сумерки. В этом безлюдном и мрачном месте ей невольно вспомнилось недавнее нападение на нее, и она почувствовала нарастающую тревогу. Ожидая увидеть дверь, ведущую во второе парадное, она растерялась, наткнувшись на вход в полуподвальное помещение с вывеской атлетического клуба. Она дошла до торца здания и только тут обнаружила узкий проход, который вел, казалось, в приямок, накрытый крышей. Подойдя ближе, она увидела металлические двери. Спустившись на три ступеньки, Оксана нажала на кнопку домофона с номером квартиры Бортникова. Ей никто не ответил. Значит, либо хозяина квартиры нет
дома, либо он не желает видеть незваных гостей. Оксана набрала на мобильном номер домашнего телефона Бортникова, но и он продолжал молчать. Оксана вышла из приямка, решив по окнам определить квартиру старика. И тут во двор зашла дородная дама с двумя внушительными пакетами и направилась к подъезду. Оксана сразу пристроилась сзади, чтобы войти в подъезд вслед за ней. Дама с недовольным видом обернулась и остановилась.
        - Вы к кому? - прокурорским тоном спросила она.
        - К Бортникову Илье Варфоломеевичу, - бойко ответила Оксана и предложила: - Давайте помогу вам поднести пакеты.
        У дамы сразу поменялось выражение лица, и, доброжелательно кивнув, она вручила ей один из пакетов. Она жила на третьем этаже, а Бортников, как выяснилось, на четвертом. Широкая парадная лестница свидетельствовала о том, что в давние времена жильцами дома был отнюдь не простой люд.
        - Чудесный старик! - с жаром расхваливала дама своего соседа. - У него прекрасные манеры, таким не научишься в наше время. Несмотря на возраст, живет один - и в такой большой квартире! Его иногда навещает внучка с мужем, но, по-моему, у них отношения отнюдь не благожелательные.
        - Скажите, если я не застану Илью Варфоломеевича дома, где его можно искать? Знаю, что он мобильным телефоном не пользуется.
        - Только в парке Шевченко - он там каждый день и в любую погоду. Спасибо, милочка, вы мне очень помогли!
        Расставшись с дамой, Оксана поднялась на этаж выше, не зная, зачем туда идет. Бортников не отвечал ни по телефону, ни по домофону, так почему она думает, что он ей откроет? Со слов «старожила» с шахматной площадки и соседки, Бортников, кроме парка, больше никуда не ходил. Его молчание наводило на весьма нехорошие предположения, но она гнала их прочь. Оксана решила, что если Бортников не откроет дверь, а скорее всего так и будет, то она обратится к даме и попросит ее связаться с внучкой старика - вдруг ему стало плохо и требуется помощь? Возможно, у нее имеются ключи от его квартиры.
        Большие деревянные двери чуть ли не в полтора человеческого роста, видимо не менявшиеся со времени строительства дома, выглядели загадочно и мрачно. Остановившись перед ними, Оксана сделала глубокий вдох и нажала на дверной звонок, глухо отозвавшийся длинной трелью в глубине квартиры. Ответом ей была тишина. Чуда не произошло - ей не открыли, Бортникова внутри не было. Оставалось выполнить свой план: спуститься на этаж ниже и обратиться к даме с просьбой позвонить внучке старика. Но тут скорее интуитивно, чем осознанно, она повернула ручку двери - и та поддалась! Двери были не заперты!
        Не раздумывая, Оксана приоткрыла их и проскользнула внутрь, где ее встретили тишина и темнота. Перед ней открылся длинный коридор, глубину которого скрывала непроглядная тьма, пугающая неизвестностью. В предчувствии опасности у нее похолодело в груди. На площадке выше послышался шум открываемого замка, и она быстро закрыла за собой двери, полностью погрузившись во мрак.
        Оксана замерла, ощущая лишь тревожное и частое биение собственного сердца, словно норовившего бежать из этого места, внезапно ставшего враждебным. Ей стало чудиться, что к ней в густой темноте бесшумно приближается неведомый враг, постепенно принимая реальные очертания и при этом скрывая свое истинное лицо под темно-зеленой маской, которую она увидела во время салюта на вечеринке у Алмазова. За дверьми по лестнице застучали каблучки торопливо спускающейся особы. Несмотря на страх, ледяной коркой покрывший ей спину, она выждала несколько бесконечных минут, пока шаги не удалились, и лишь тогда зажгла на мобильном телефоне фонарик, тревожно метнувший лучик света вперед. В коридоре она была одна, и это ее успокоило, дало возможность овладеть собой.
        «Чего это я запаниковала? Вспомнила детство и страшилок в темноте?» - с иронией подумала она о своих страхах. Нашла на стенке выключатель и зажгла свет. Теперь она была спокойна и готова к неожиданностям. Осмотрелась.
        У входа - вешалка, на которой висели старенькие плащ, пальто и фетровая шляпа. Внизу, на подставке, аккуратно разложена обувь, которой пользовался хозяин квартиры.
        - Илья Варфоломеевич! - вначале вполголоса, словно боясь потревожить, позвала Оксана, а затем повторила в полный голос. Однако это не спугнуло стоявшую тут тишину.
        Оксана прошла по коридору, приблизилась к дверям с левой стороны, открыла их и, посветив внутри, нашла выключатель и зажгла верхний свет. Комната была загромождена всевозможными вещами, которыми, судя по всему, давно не пользовались, и высокими, до потолка, открытыми полками шкафов, заставленными книгами. Тут же стояла деревянная стремянка, которой можно было воспользоваться, чтобы добраться к верхним полкам. Комната производила впечатление склада-библиотеки.
        Оксана снова вышла в коридор. Справа был вход в просторную кухню, наполовину облицованную кафелем. Она открыла дверь в следующую комнату, пустив вперед, как разведчика, узкий луч фонарика, должного предупредить о возможной опасности. Убедившись, что внутри никого нет, она и здесь включила верхний свет. Эта комната служила гостиной. Дух современности и прошлого соперничали здесь. Старинный круглый стол, на котором стоял кнопочный радиотелефон с базой, изящная резная тумбочка, на которой пристроилась плоская панель телевизора двадцать первого века. Старинный буфет с хрусталем и вереницей слоников за стеклом и совсем не к месту микроволновая печь и вполне современный пылесос, словно только что приготовленный к работе. Кругом идеальный порядок - видимо, это был конек Бортникова.
        Оставалась лишь самая дальняя по коридору дверь. Несмотря на внешнее спокойствие, Оксана почувствовала, как вновь зачастило сердце. Задержавшись перед этой дверью, она глубоко вздохнула, словно готовясь нырнуть, и открыла их. Темноту пронизал тонкий луч фонарика, обследуя пространство. Эта комната была поменьше первых двух. У окна - старый двухтумбовый письменный стол, на котором аккуратно сложенная стопка из нескольких книг, допотопный письменный набор, где рядом с современной шариковой ручкой соседствовала наливная ручка с открытым золотым пером, явно старинная. Стул с высокой спинкой, а дальше - книжная этажерка и покрытая узорчатым покрывалом полуторная кровать. На ней и обнаружился Бортников.
        Старик лежал одетый, словно прилег отдохнуть, положив ладонь на левую часть груди, над сердцем; ноги были опущены на пол. Из широко открытого рта выглядывали сизый кончик языка и редкие желтые зубы - видимо, он боролся с удушьем, перед тем как умереть. Картина, на первый взгляд, была ясная: сердечный приступ в столь преклонном возрасте и беспомощность что-либо сделать из-за одиночества, которые привели к печальному исходу. Но Оксану не отпускала мысль о том, что еще вчера Бортников был бодр и энергичен, а самое главное - что это за молодой человек, с которым он ушел, бросив друзей, шахматы, и, как оказалось, навсегда? Случайное совпадение или за всем этим стоит чей-то хорошо скрытый злой умысел? К тому же вчера на нее тоже было совершено нападение! Нет ли тут связи - ее встреча и беседа со стариком, а затем его смерть и нападение на нее?
        Оксана набрала номер телефона следователя Якимчука и коротко обрисовала ситуацию.
        - Ожидай на месте и ничего не трогай! Я сейчас со следственной группой приеду. Вечно ты мне подбрасываешь сюрпризы! - И Якимчук отключился.
        «Конечно, я тут буду сиднем сидеть, сложив ручки на коленках. Однако надо поспешить - Петр Николаевич не заставит себя долго ждать». Оксана отправилась на кухню, чтобы выяснить, были ли у старика гости. Но на кухне было чисто, в ведре мусора не оказалось, стаканы, чашки, другая посуда - все было вымыто и стояло в определенном месте - в навесном шкафчике над мойкой. Она снова быстро прошлась по комнатам, бегло осмотрела их и, не заметив ничего интересного для себя, вернулась в спальню, которая, судя по письменному столу, служила Бортникову еще и кабинетом. В полупустых ящиках стола ничего интересного не обнаружилось. Стопка книг на столе состояла из трудов античных историков - Тацита, Тита Ливия, Полибия, и она перешла к изучению книжной этажерки.
        Здесь тоже в большинстве своем оказались труды по истории и философии, хотя также имелись книги, посвященные анализу известных шахматных партий и стратегии игры, - все, что входило в круг интересов Бортникова. Книги на полках стояли в два ряда, и Оксана, спеша посмотреть дальний ряд, книги первого ряда не вынимала, а лишь поворачивала набок, оставляя на месте. Потянувшись за дальней книгой, она не удержала ее, и несколько увесистых томов с шумом обрушились один за другим на пол подобно горной лавине.
        - Вот корова! - невольно воскликнула Оксана, ругая себя за неловкость, и наклонилась, собираясь вернуть книги на место. И тут от неожиданности она на мгновение застыла. Под броской обложкой «А. З. Капенгут. Индийская защита» оказался альбом со старыми фотографиями.
        «Сюрприз! Что же тут должно быть такого, что надо было прятать под чужой обложкой? Выходит, старик знал что-то важное и, возможно, связанное с этими фотографиями. Чем дальше в лес, тем меньше я верю в естественную смерть Ильи Варфоломеевича!»
        Раздался звонок домофона, сообщив, что следователь с группой уже приехали. Вполне отдавая себе отчет, что она делает и какие возможны последствия, Оксана засунула книгу с фотографиями к себе в сумку. Затем пошла открывать двери.
        - Ничего тут не трогала? - сверля ее взглядом, с порога спросил Петр Николаевич.
        - Только прошла по комнатам. Особенного ничего не увидела, - пожала плечами Оксана.
        Пока эксперты с оперативником осматривали труп, следователь уединился с Оксаной на кухне.
        - Толком и не спеша расскажи, почему ты оказалась здесь и откуда знаешь хозяина квартиры?
        Оксана, ничего не утаивая, рассказала, как и почему вышла на Бортникова. Когда она стала пересказывать их разговор, следователь поморщился и прервал ее:
        - Эти подробности меня не интересуют.
        Задав еще пару вопросов, он выпроводил ее из квартиры.
        - Все, ты свободна, теперь мы поработаем, а заодно проверим твои фантазии.
        - Петр Николаевич, какие фантазии? Вроде все так, но двери ведь были открыты! Они закрываются только на ключ, замка с защелкой нет, поэтому некто, побывавший в гостях у Бортникова, не смог их за собой закрыть. Все учел, а этого не предусмотрел.
        - Бортникову могло стать плохо, когда он поднимался по лестнице, соседей не оказалось дома, и старик на всякий случай оставил двери открытыми, возможно, хотел вызвать к себе скорую помощь.
        - Телефон в гостиной, а хозяин в спальне.
        - Не смог дозвониться и прилег, как ему показалось, на минутку. Все, Оксана, не морочь мне голову. Мы люди взрослые, сами разберемся! А тебе вокруг мерещатся убийства, похищения! Не волнуйся, о результатах сообщу позже!
        Выйдя из дома, она, понимая, что уже поздно, все же направилась в университетский парк, где надеялась застать «старожила». Однако, как ни спешила, на месте шахматистов расположилась большая студенческая компания с пивом. Ребята что-то весело обсуждали, то и дело сотрясаясь взрывами смеха.
        Как ни пыталась Оксана проанализировать недавние события бесстрастно, только учитывая факты, внутренний голос буквально кричал: «Ты что, не видишь? Ты наступила ему на хвост, и он, извиваясь подобно гадюке, кусает куда ни попадя. Поэтому Бортников стал его жертвой и чуть не стала ты сама!»
        «Кто он? - вступила в диалог с самой собой Оксана. - Что ты о нем знаешь? Он работает чисто, не оставляя ни следов, ни своих жертв. Вот только с Ритой произошла промашка, и если бы удалось узнать, чем это было вызвано, то можно было бы выйти на него. Получается, что он всегда за моей спиной, словно тень, только я его не вижу.
        Его испугал мой разговор с Бортниковым, вот только чем? Не просто же так бедный старик был обречен и не дожил до следующего дня. Что мне такого сказал или мог сказать Илья Варфоломеевич, из-за чего его приговорили к смерти? Ведь все, о чем он рассказывал, относилось к прошлым событиям, отдаленным многими десятилетиями».
        Оксана мысленно прокручивала свой разговор с Бортниковым, надеясь найти зацепку.
        «Медиумист Василь Хома, работавший в Киевском университете до революции и в 30-е годы до ареста, репрессированный, прячущий в библиотеке тайник с перстнем и старинной рукописью. Следователь, знавший Хому с давних времен и, возможно, охотившийся за тайником, а впоследствии работавший на «Аненербе». Сидоренко, знавший о тайнике, исчезнувший бесследно во время оккупации. Похоже, эти две личности представляют особый интерес. Надо изучить последний путь Василя Хомы, из протоколов допросов выяснить фамилию следователя, который вел это дело».
        И тут же она возразила себе: «Следователь Аверкий Валерьянович Гаврилюк повешен - что тебе с этого? Василь Хома расстрелян, Владимир Сидоренко, наверное, сгинул во время оккупации - тогда жизнь человеческая ничего не стоила, сотнями хватали первых попавшихся во время облавы. Единственное, что пробудило твой интерес к этим давно умершим личностям, это странная смерть Бортникова. Но ведь ты сама не уверена, что его смерть была насильственной, а не от преклонных лет и нажитых болезней! И какое это может иметь отношение к пропавшим девушкам? Ты мечешься, как слепой котенок.
        Как связать в одно целое исчезновение двух девушек, смерть бывшего архивариуса, помрежа, странное поведение известного писателя и события почти столетней давности: сожжение в Бортничах ведьмы, тайник в университетской библиотеке, за которым вроде как охотилась таинственная организация «Аненербе»? Каким образом со всем этим связана фантастическая история о мифическом старце Николя Фламеле, продлевающем себе жизнь за счет жизней других людей, из дневника дворянина Шарля де Виржи? Как разыскать таинственного соавтора Алмазова - Чудова?
        И к чему ты так близко подошла, сама того не подозревая, раз этот сверхосторожный преступник решился на твое похищение? Насколько сильно ты ему мешаешь и на что он способен пойти относительно тебя? Во всяком случае следует быть крайне осторожной!»
        Но, как оказалось, о своей безопасности думала не только она - с ней созвонился Олег и, встретив ее, отвез домой.
        Дома, закрывшись в комнате, зашторив окна и чувствуя угрызения совести из-за предпринятого ею похищения, Оксана приступила к изучению альбома Бортникова. Фотографий было немного - с десяток. Мальчик в матроске и бескозырке в окружении двух бородатых мужчин, на обратной стороне ручкой написано: 1935 год. Оксана не сразу догадалась, что мальчик - это сам Илья Бортников. На следующей фотографии была запечатлена юная светловолосая улыбающаяся девушка с дерзким взглядом, в длинном колоколообразном платье, с осиной талией, замысловатой прической под шляпкой сложной конструкции. Здесь тоже был проставлен год: Яринка,1916 год. На другом фото был молодой черноволосый мужчина лет двадцати пяти, в мундире учебного ведомства, с торжествующе-гордым взглядом. На обороте написано: «Адьюнкт университета Св. Владимира, Василий Иванович Хома, 1918 год».
        - Вот ты какой, Василий Хома! - произнесла Оксана, вглядываясь в фотографию. Затем вернулась к первой и в одном из бородатых мужчин узнала Василя Хому, только уже с совершенно другим взглядом, который она никак не могла охарактеризовать.
        «Печальный? Нет. Угрюмый? Тоже нет. Уставший? Похоже. Но не от работы, а от жизни».

        Глава 17

        Утром Оксана вновь пересмотрела фотографии из альбома Бортникова. На них были запечатлены четверо разных мужчин в разные жизненные периоды, но лишь одна из них подписана Василем Хомой. На трех снимках была одна и та же женщина, сфотографированная в 1916, 1918, 1935 годах. Вчера она повела себя глупо, когда осмелилась вынести их из квартиры, и теперь не знала, что с ними делать, - любопытно, да и только. Если Якимчуку станет известно об этом, у нее будут крупные неприятности. Поэтому, отложив фотографии, Оксана решила заняться поисками Чудова.
        Проверка по списку, состоящему более чем из трехсот человек, носящих фамилию Чудова, заняла бы очень много времени.
        «Отфильтровать список проблематично, ведь о Чудове фактически ничего не известно. Нет не только описания внешности разыскиваемого, но даже его возраст в очень широком диапазоне». Оксана оставила в списке только тех, кто не старше пятидесяти лет, сразу отсеяв треть, но и после этого список выглядел внушительным. Она прикинула, что если в день объезжать с десяток человек, то на это потребуется почти месяц, да и то в идеальном случае. А это уйма времени, которого у нее нет. К тому же не факт, что Чудов может оказаться тем самым преступником.
        Не меньше подозрений внушает Алмазов, учитывая его исчезновение, труп в арендованной машине, который чуть не приняли за него самого, и странные посещения своего дома по ночам. Испугался ответственности за аварию, в которой погиб человек, и поэтому скрывается? Ночью возвращается в дом за необходимыми ему вещами? И как долго он думает скрываться? Он же не ребенок, понимает, что своими действиями только ухудшает положение, вместо того чтобы нанять хорошего адвоката и отделаться легким испугом.
        Оксана набрала Якимчука.
        - Мое почтение, Петр Николаевич! Как ваше ничего?
        - Судя по твоему игривому голосу, тебе опять что-то понадобилось от меня.
        - Обижаете, неужели вы думаете, что я настолько меркантильна?
        - Конечно нет! Ты просто захотела узнать, как у меня дела, с какой ноги я встал утром, и лишь потом что-то попросить. Я не прав?
        - Если не вдаваться в детали, где-то так.
        - Про дела и ноги упускаем, что тебя еще интересует?
        - Вы установили личность погибшего в арендованном Алмазовым автомобиле?
        - Пока нет.
        - Мне кажется, что это тот человек, которого я видела во время первого посещения усадьбы Алмазова. Он занимался стрижкой газонов и выглядел крайне запущенно, как бомж. Я поинтересовалась у Веты относительно этого человека. С ее слов, Алмазов нанимал подобных людей для различных работ, но не из-за дешевизны оплаты их труда, а чтобы узнать истории из их жизни. Вроде они ему были интересны и он использовал их при написании своих литературных произведений.
        - Спасибо, любопытно.
        - Установили причину аварии этого автомобиля?
        - Технически он был исправен, отрезок дороги там прямой, видимость хорошая. Возможной причиной могло быть ослепление водителя фарами встречного автомобиля, и тогда либо он потерял ориентацию, либо в салоне произошло что-то такое, что вынудило автомобиль выехать за обочину.
        - Предполагаете, что между водителем и пассажиром была борьба, которая привела к неуправляемости автомобиля?
        - Это маловероятно, как и внезапное нездоровье водителя, - тогда автомобиль стал бы вилять, а следы показывают, что он ехал прямо, да и следы торможения отсутствуют.
        - Выходит, машину специально направили в дерево?
        - Возможно. Судя по деформации передка автомобиля, удар о дерево был не очень сильный. Экспертиза предполагает, что был внешний источник возгорания, об этом говорит состояние пробки с бензобака, которая была выкручена, а не вылетела от взрыва.
        - Значит, тот мужчина не случайно оказался в автомобиле, а должен был специально имитировать смерть Алмазова?
        - Пока рано делать какие-либо выводы. Почему ты этим интересуешься? Думаешь, Алмазов мог быть причастен к исчезновению тех девушек?
        - Пока я очень далека, чтобы делать хоть какие-то выводы. А старшие товарищи не хотят обратить свое внимание на это дело.
        - Ты имеешь в виду меня? Хорошо, давай порассуждаем вместе. Предположим, что есть некий преступник, который похищает и убивает девушек.
        - Я надеюсь, что девушки живы, или хотя бы одна, - неуверенно произнесла Оксана.
        - Мы не знаем его намерений, - возможно, и живы. Два случая, а их может и больше быть, - это уже серия. Где его искать?
        - Он должен был как-то контактировать с этими девушками, с их окружением.
        - Ты в этом уверена? А я - нет. Пока лишь понятно, что он выбирает для себя объект нападения из тех, кого не кинутся немедленно искать. Он может быть знаком с кем-то из окружения этих девушек, то есть связан с ними не напрямую.
        - Надо будет вскрыть все связи девушек в общежитии, - согласилась Оксана.
        - Сколько у них в общежитии может оказаться знакомых за два года? Минимум треть общежития.
        - Верно, - приуныла Оксана, вспомнив свою жизнь в общежитии и как там разрастался круг знакомых.
        - А у тех есть свои знакомые. Кроме того, имеется круг знакомых, связанных с художественной самодеятельностью, съемками фильма, работой. И вообще шапочные знакомства. А это уже геометрическая прогрессия, и тебе придется поднимать связи многих сотен людей. Поинтересуйся, как искали наиболее известных маньяков-серийщиков - Оноприенко, Чикатило, Ткача, и ты узнаешь, что в их поисках принимали участие тысячи людей. Так, например, в поиске Оноприенко участвовали до сотни тысяч человек! Их розыск продолжался на протяжении ряда лет, а Сергей Ткач оставался безнаказанным четверть века! И, несмотря на то, что по их розыску была задействована целая армия, все они попались случайно.
        Ткач так обнаглел от своей безнаказанности, что совершил последнее преступление рядом со своим домом, и его сумели опознать. На Оноприенко донесли соседи, а Чикатило попал на железнодорожной станции под проверку документов, а затем, на следующий день, рядом обнаружили труп девушки. А если бы этот труп не обнаружили на протяжении длительного времени, как это случалось раньше?
        - Что из этого следует?
        - Как ни прискорбно это говорить, но пока тела девушек не будут обнаружены, не станет понятен характер интереса преступника к ним, метод умерщвления и другие следы, которые могут послужить для составления психологического портрета преступника, его розыск обречен на неудачу. К тому же смею заметить, что ты можешь заниматься розыском пропавших девушек, если не совершено преступление против личности, в ином случае это уже выходит за рамки функций частного детективного агентства.
        - Мне сложить ручки и спокойно спать, зная, что преступник, возможно, ищет себе новую жертву? Почему вы не займетесь этим, раз это входит в вашу сферу деятельности?
        - К сожалению, мы строим лишь догадки, не имеющие реальных фактов для возбуждения уголовного дела. С таким же успехом пропавшие девушки в это время могут быть где-то на отдыхе.
        - Если бы! - с горечью воскликнула Оксана. - У меня нет ни грамма сомнений, что с ними произошло что-то ужасное! Вы это понимаете?
        - Пока преступник не проявит себя, совершив новое преступление и наследив, его поиск безнадежен. Поэтому возбуждение уголовного дела в данном случае - формальность, которая ничего не сдвинет с места, а я готов тебе оказывать в этом деле свою помощь неофициально. Выявить преступника не так просто - у него на лбу нет печати убийцы. Упомянутые Чикатило, Оноприенко, Ткач ранее попадали в поле зрения правоохранительных органов, но были отпущены. «Сито» правоохранителей оказалось дырявым. Возможно, и ты уже общалась с преступником, причастным к исчезновениям девушек, но не смогла его заподозрить.
        - А вам не кажется, что убийство помрежа Новиковой - это как раз тот след, который может вывести на преступника? Что-то вынудило его запаниковать и срочно расправиться с ней. И этот след ведет в киногруппу и к близким ей людям - Алмазову и его загадочному соавтору Чудову.
        - Убийца Новиковой находится в камере, и его мотив известен - избавился от беременной любовницы, - жестко произнес Якимчук. - Так что не путай, это различные преступления с разными главными действующими лицами.
        Оксана поняла по интонации следователя, что того не переубедишь, и, не возражая, попрощалась с ним.
        После разговора с Якимчуком она сразу направилась на шахматную площадку в университетском парке. «Старожил», закончив шахматную баталию, в кругу двух друзей распивал бутылочку «белой», закусывая бутербродами и солеными корнишонами. Смачно, с хрустом надкусив огурчик, он благожелательно приветствовал ее.
        - Навестила нашего деда? Чего он сегодня проволынил?
        - Вас можно отвлечь на пару минут? - попросила Оксана.
        «Старожил» по интонации ее голоса понял, что что-то не так, сразу встал и отошел вместе с ней в сторонку.
        - Что случилось? - коротко спросил он.
        - Илья Варфоломеевич, если и будет играть в шахматы, то только на небесах, - он умер.
        - Царство ему небесное! - перекрестился «старожил». - Инфаркт?
        - Возможно, но также не исключены и другие причины, поэтому все, что вы сейчас вспомните, очень важно. Опишите в деталях, как тот человек подошел к Илье Варфоломеевичу. Что вы можете сказать о его внешности, поведении, манере держаться? Может, заметили какие-нибудь особенности, странности.
        - Длинные темные волосы, чуть ли не до плеч, борода, на голове бейсболка, темные очки. Светлый льняной костюм. После того, как ты распрощалась с дедом, мы сыграли с ним партейку, и тут этот подходит. Хотя нет, я еще сходил в расположенный рядом сортир, пардон, туалет, прихожу, а дед уже в сторонке с ним разговаривает.
        - Как себя вел Бортников - он был испуган, раздражен?
        - Кто?
        - Илья Варфоломеевич, его фамилия Бортников.
        - А-а, не знал. Мы его за глаза «дедом» звали, а так - Варфоломеевич. Жалко его! - Мужчина тяжело вздохнул. - Нет, Варфоломеевич скорее был в радостном возбуждении, когда подошел к нам и сказал, что вынужден отлучиться.
        - Зачем, не сказал?
        - Нет. У деда весь день был расписан по часам, он заранее знал, когда его навестит родня, и встречал их у себя дома. Я был у него в гостях несколько раз, гоняли чаи, играли в шахматы, он рассказывал о всех зданиях на улице, когда построены, кто там жил из знаменитостей. Во время оккупации Киева наши бомбили город и разнесли вдребезги дом, где жила девочка, которая ему очень нравилась. Сорок два человека погибли, все похоронены на Лукьяновке, а бомба, попавшая в соседний дом, не взорвалась.
        - Это очень интересно, но меня интересует тот человек, с которым ушел Бортников.
        Мужчина пожал плечами.
        - Не знаю, что о нем сказать… Обыкновенный, ничем не отличался, да я и не присматривался.
        Оксана записала данные «старожила» и оставила ему свою визитку. Тот пообещал, что если что-нибудь вспомнит, то обязательно позвонит ей.
        Деятельная натура Оксаны требовала действий, но до сих пор расследование все время оказывалось в тупике. И хотя покушение на нее, загадочная смерть Бортникова подсказывали, что она очень близко подошла к преступнику, ей никак не удавалось ухватиться за ниточку, чтобы впоследствии распутать этот клубок. Полученная информация все время отправляла ее в прошлое, к событиям, которые можно счесть фантастическими. Перед ней словно выстраивалось математическое уравнение со многими неизвестными или, вернее, задачка из формальной логики.
        Возможно, то, что она топчется на месте как слепая, объясняется тем, что она изначально приняла утверждение, что события, изложенные в дневнике де Виржи, а в дальнейшем в романе Алмазова, - выдуманные? А если согласиться, что они - хотя бы частично - происходили в действительности? Тогда имеется набор магических предметов, каким-то образом попавших к Василю Хоме и спрятанных им в библиотеке. Реальность этих предметов подтверждал Бортников, он сам видел их и даже держал в руках. И естественно, что за этими предметами охотилось «Аненербе» в лице бывшего следователя Аверкия Гаврилюка, хотя их мог взять из тайника и Владимир Сидоренко. Эти предметы, или часть их, попала в руки нелюди, по-другому его не назовешь, который ими воспользовался для продления своей жизни, отбирая жизнь у других. Обладают ли эти магические предметы таким свойством - не главное. Есть преступник, который в это верит, и он начал охоту, выбрав в качестве жертв девушек, чье исчезновение длительное время может оставаться незамеченным. Информацию о них он мог получить, как общаясь с ними, так и через знакомых. Неизвестно, что собой
представляет этот ритуал, но то, что ему надо не просто убить, а произвести определенные действия, причем в уединенном месте, не вызывает сомнений. Тот факт, что напавший на нее попытался осуществить похищение, показывает, что он решил и ее использовать в ритуале. Ведь избавиться от нее на ступеньках было значительно проще, чем тащить на плечах до автомобиля.
        Оксана перезвонила на мобильный Татьяне, с которой познакомилась возле общежития. Узнала, что в общежитии три человека имеют автомобили: двое из них - старенькие «Жигули» и один - такую же старую иномарку. Владельцы этих автомобилей - люди семейные, живут в общежитии давно, и о них Татьяна почти ничего не знает, потому что они ее не интересовали.
        Бывший бойфренд Вероники, Федор Дроботенко, не имеет автомобиля, и, вспомнив встречу с ним, Оксана сделала вывод, что тот слишком примитивен, чтобы быть столь хитроумным преступником. Но внешность и поведение бывают обманчивыми, и поэтому, не вычеркивая из списка подозреваемых, она подвинула его во второй «эшелон». Туда же отправился и сластолюбец Бесараб, который вроде как отдыхал на теплых морях, когда на нее было совершено нападение. Но это еще надо проверить. А пока она решила заняться проверкой более перспективных версий.
        Это в первую очередь режиссер Кротенко. Человек состоятельный, у него была возможность задурить ничего не подозревающим девушкам голову и отвезти их на безлюдный остров на Днепре, которых там множество. И эта непонятная схожесть с копией старинного портрета де Виржи! Случайность? Или он является его прямым потомком и в результате генетической чехарды эта схожесть проявилась в нем через двести лет?
        Далее следует писатель Алмазов с его странным исчезновением и не менее странным поведением.
        Затем идет оператор Трофименко и вся киносъемочная группа - с некоторыми из киношников она пересеклась на вечеринке у Алмазова. Оксана почувствовала возбуждение, подобное тому, которое охватывает гончих, взявших след.
        «Это наиболее перспективное направление для поисков, плохо только, что киногруппа уезжает на съемки. Впрочем, кто мне мешает поехать с ними? Ведь Кротенко пригласил на съемки. Мне будет проще общаться со всеми, если я буду равноправным членом киногруппы». Однако внутренний голос возразил: «Откуда ты знаешь, что преступник будет там? Не окажешься ли ты в положении Остапа Бендера, погнавшегося за большим количеством стульев и прозевавшего единственный стул, но с драгоценностями? Не кажется ли тебе странным предложение сняться в фильме без пробы, кастинга? Может, он имеет на тебя другие виды, и не только любовные? Если Кротенко тот, кого ты ищешь, то, возможно, он заманивает тебя, чтобы там расправиться, раз ты ему мешаешь». Однако Оксана заглушила внутренний голос категорическим «Я так решила!», и тот обиженно умолк. «Надо придумать какое-нибудь прозвище преступнику, которого ищу. А то он до сих пор для меня что-то аморфное, расплывчатое. А если его назвать Тень? Годится! Ему подходит - он где-то рядом, как тень, а я его не вижу».
        Чуть позже Оксана созвонилась с Кротенко и сообщила, что готова выехать с ними и принять участие в съемках фильма.
        - А как фильм будет называться?
        - Пока этого никто не знает, думаем над этим. Рабочее название - «Графиня “Вишенка”».
        - Хоть со сценарием я ознакомлюсь?
        - Только с той частью, которая требуется тебе для съемок.
        - Сколько времени займут съемки?
        - Для тех эпизодов, что в Млинове, дня три, ну и в зависимости от погоды.
        - Когда выезжаем? Что от меня требуется?
        - Отъезд послезавтра, если ничего не помешает, - все время что-то возникает и препятствует. Уж не темные ли силы распоясались? Киногруппа будет ехать в автобусе, я предлагаю тебе место у себя в автомобиле.
        - Спасибо, я лучше со всеми или на своей, если успею забрать из покраски.
        - Приезжай сегодня до семи вечера в Выставочный центр, павильон 37. Там у меня офис, наша заведующая реквизитом снимет с тебя мерку и подберет костюмы для съемок, так что это лучше сделать сегодня.
        - Хорошо, постараюсь.
        Оксана перезвонила на СТО и узнала, что ее автомобиль уже готов. Взяв такси, она поехала за автомобилем, с удовольствием увидев, что он сверкает как новенький и никаких следов прошлого варварства на нем не заметно.
        Первым делом Оксана позвонила Олегу:
        - Я снова на «коне», так что можешь не беспокоиться и не провожать меня вечерами домой. Автомобиль как куколка!
        - Мне было приятно отвозить тебя домой, это почти как после свидания.
        - У меня для тебя новость - буду сниматься в фильме, послезавтра уезжаю на съемки.
        - Шутишь?
        - Серьезно. Съемки будут в Млинове и продлятся три дня.
        - Что ты задумала?!
        - Стать знаменитой киноактрисой. Извини, позже позвоню.
        Уже в автомобиле Оксана вспомнила, что тут недалеко живет экстрасенс Петрова, к которой она недавно обращалась с фотографией. И тут у нее возникла идея. Созвонилась с Петровой, узнала, что та приболела, не ведет прием, но ее сможет принять.
        За прошедшее время экстрасенс Петрова сильно изменилась, выглядела изможденной и уставшей, с набрякшими мешками под глазами. Если в их первую встречу она излучала море энергии, то сейчас ковыляла по комнате, как старуха. Оксана в мыслях пожалела, что потревожила больного человека, понимая, что в таком состоянии та не сможет ей помочь. Экстрасенс пригласила ее в уже знакомую гостиную, на столе стоял заварочный чайник с синими цветочками, из-под крышки которого поднимался пар, в хрустальной вазе лежали печенье и конфеты. Хозяйка сразу разлила ароматный напиток по чашкам.
        - Галина, где это вы так простудились?
        - Это не простуда. Такое со мной периодически случается, особенно когда приходится работать с тяжелобольными - расходую много энергии. Восстанавливаться приходится неделями. - Экстрасенс мягко улыбнулась. - Скажи, что в этот раз привело тебя ко мне?
        Оксана замешкалась, с жалостью глядя на больную женщину.
        - Хотела, чтобы вы посмотрели несколько фотографий, может, что-нибудь скажете о них? Но если вы себя плохо чувствуете…
        - Раз пришла, покажи.
        Оксана разложила на столе принесенные фотографии.
        - Все эти люди мертвы, - сказала экстрасенс, едва глянув на них.
        «Об этом и я догадалась, зная, что этим фото без малого сто лет».
        Экстрасенс подняла фотографию Василя Хомы.
        - Его душа мается, что-то не дает ей покинуть этот мир и успокоиться.
        - Это как? - не поняла Оксана.
        - Безусловно, ты слышала о призраках. Это духи умерших людей, которые могут видимо или невидимо проявляться в местах их смерти, обычно насильственной. Очень много людей погибает насильственной смертью, но лишь единицы не покидают этот мир и присутствуют в нем в виде призраков. Почему так происходит, доподлинно неизвестно, однако существует гипотеза, что их задерживает в нашем мире нечто, что не дает им покоя, пока не реализуется. И это нечто в истории, сопровождающей каждого призрака, - свое.
        - Вы хотите сказать, что дух этого человека присутствует здесь, только невидим?
        - Проявления духов умерших в нашем мире могут быть от едва заметных, например засвечивание фотопленки, до признаков полтергейста. Фотография или портрет, написанный художником с натуры, продолжает нести информацию о человеке и после его смерти, вернее сказать, некоторых событий. То же касается и зеркала, которым человек пользовался на протяжении длительного времени. При всем скептицизме науки к зазеркалью этот феномен существует, и поверье, что после смерти человека надо накрыть черной материей все зеркала, основывается не на причудах, а на выработанном временем опыте. Вы когда-нибудь ходили на рассвете по траве, когда она еще в росе?
        - Много раз, когда проводила лето у бабушки.
        - Помните, что на траве остаются четкие следы вашего движения? Так и в нашем мире - мы оставляем свои «следы», только они невидимые и их трудно отличить от «следов» других людей. С давних времен известен феномен зеркала. Оно не только отражает, но и сохраняет информацию, может заметно влиять на людей. Не рекомендуется держать в спальнях открытые старинные зеркала - есть много историй, как люди, пренебрегшие этим, мучаются от ночных кошмаров или видений, которые возникают в глубине зеркал. И фотографии имеют свойства зеркал, хотя кажется, что их «отражение» застыло. Поэтому нельзя ставить фотографии умершего человека, пусть даже горячо любимого, рядом с кроватью. Умершие - это уже не люди, а элементалы, которым чужды чувства живых - любовь, дружба, ненависть.
        - Вы хотите сказать, что эти фотографии несут какую-то информацию?
        - Безусловно. С ними, если у вас есть желание, можно поработать, - подтвердила экстрасенс, заинтересованно разглядывая фотографии.
        - Почему же вы не смогли сказать ничего конкретного по фотографии, которую я показала вам в прошлую встречу?
        - То было фото уже мертвой девушки, и оно само «мертво», а это снимки еще живых людей, с их эмоциями, историей.
        - Давайте попробуем. Что для этого требуется?
        - Ваша помощь. Кто-нибудь на этих фото хоть немного вам знаком?
        - Трудно назвать это знакомством. - Оксана взяла фото и пожала плечами. - Я знаю, что его звали Василь Хома, он был адъюнктом в Киевском университете еще до революции, ну и несколько страниц из его биографии. - Она вспомнила прочитанную страницу из дневника. - У него была любимая, трагически погибшая при неизвестных мне обстоятельствах. Судя по всему, это она, Яринка! - Она указала на фотографию юной девушки.
        - Это немало! - обрадовалась экстрасенс. Усталость, казалось, покинула ее, она снова была бодрой, глаза смотрели живо и заинтересованно. Видимо, предстоящее действо увлекало ее. - Вы можете выступить в качестве индуктора, через вас будет идти информация с этих фото. Как я понимаю, вы мне сказали не все из того, что узнали об этом человеке?
        - Я окажусь главным действующим лицом? Я вас не разочарую, если скажу, что не особенно в это верю?
        - Это плохо, вера всегда нужна.
        - Хорошо, я готова. Может, начнем?
        - Какая вы быстрая! Не все так просто, как вы думаете. Это будет научный эксперимент, хотя и не официальный, - имеется запрет на подобные опыты, после того как в середине 90-х в двух случаях из тридцати семи проведенных они закончились трагически. Это чуть больше пяти процентов. Поэтому подумайте, прежде чем соглашаться.
        - Даже так? Я далеко не трусиха, но не хотела бы стать лабораторным кроликом. Вы можете рассказать об этом более подробно?
        - О зеркалах Козырева вы что-нибудь слышали?
        - Ничего.
        - Известный ученый, астрофизик Николай Козырев, разработал основы «причинной механики», провел ряд экспериментов с установкой, которая называется «зеркала Козырева», способные при зеркальном отображении хода времени, как псевдоскаляр, изменять знак на противоположный. Другими словами, время в них идет в противоположном направлении! Установка представляла собой особым образом вогнутые полированные алюминиевые листы. При жизни его работы подвергли остракизму, объявив псевдонаучными. Второй раз к опытам Козырева вернулись в середине 90-х годов, немного усовершенствовав установку. В некоторых случаях участники испытывали ощущение своего присутствия в прошлом, рассказывали о нем такие детали, которые могли быть известны только профессиональным историкам. Но тут произошли один за другим два трагических случая, и дальнейшие эксперименты запретили.
        - Что с ними произошло?
        - По медицинскому заключению, испытуемые впали в кому, из которой так и не вышли. По мнению тех, с которыми они работали, - а это были не просто испытуемые, а руководители данного проекта, - они решили там остаться.
        - Разве это возможно?
        - Не знаю. Уже в наше время группа молодых ученых-исследователей решила продолжить опыты, в свою очередь, внеся нечто новое в «зеркала Козырева». Эти эксперименты пока проводятся тайно, так как по-прежнему имеется угроза для испытуемого. Рассчитываю на вашу порядочность и надеюсь, что вы не предадите гласности услышанное здесь, даже если не согласитесь на эксперимент.
        - Я согласна и буду молчать, - решительно произнесла Оксана, - но, быть может, начнем с фотографии девушек, которых я разыскиваю?
        - К сожалению, предыдущие эксперименты показали, что имеющаяся установка пока не может выбирать конкретный временной период, а работает в интервале тридцатых-сороковых годов. При этом вхождение в прошлое не всегда удается, пятьдесят на пятьдесят. Я это испытала на себе, так что знаю не с чужих слов.
        - Хорошо, я согласна. Что дальше?
        - Теперь я должна получить согласие своих коллег. Когда вы готовы участвовать в эксперименте?
        - Да хоть сегодня, послезавтра я уезжаю в командировку и не знаю, когда вернусь.
        - Сейчас я свяжусь с коллегами. Еще раз прошу вас сохранить в тайне все, что вы увидите и узнаете, иначе сорвете исследования в этом направлении.
        - Не беспокойтесь, я не из болтливых.
        Галина ушла в другую комнату и отсутствовала довольно долго. Когда вернулась, ее лицо было в красных пятнах, видно, разговор у нее был бурный.
        - Эксперимент можно провести сегодня - у нас все готово.
        - Куда надо ехать?
        - Я поеду с вами, буду показывать дорогу. Вы же приехали на машине?
        - Да, она стоит внизу у вашего подъезда.
        Следуя указаниям Галины, они приехали на Сырец, автомобиль оставили на стоянке у областной больницы. Выйдя из автомобиля, они вошли в Сырецкий парк, прошли через аллею, где как раз проводилась продовольственная ярмарка.
        Темные тучи, водившие хоровод с самого утра, вдруг опрокинулись мелким колючим дождиком, и сразу стало сыро и тоскливо вокруг. Потемнело, как бы предупреждая, что это пролог, а настоящий дождь еще впереди.
        У Оксаны как-то улетучилось настроение от предстоящего мероприятия. «Чем оно поможет мне в поисках пропавших девушек? Ничем! Зачем мне это?» Но Оксана продолжала идти рядом с Галиной, недоумевая, почему они пришли в парк. Эксперимент будет проводиться прямо здесь? Тут и скамеек не видно поблизости. Отказаться от фантастической затеи Оксане было неудобно - ее спутница обязательно сочтет, что она испугалась.
        Вдруг Галина резко свернула и, шагая прямо по пожелтевшей траве, направилась к темному заброшенному продолговатому зданию с остатками плитки на фасаде, грустно смотревшему на мир пустыми глазницами огромных окон. А ведь еще в годы учебы Оксаны это был работающий 25-метровый бассейн «Дельфин». Она несколько раз плавала в нем, помнила голубизну воды, слегка отдающую хлоркой. Сейчас, подходя к зданию, разрушенному временем и людским вандализмом, она невольно поддалась ностальгическим воспоминаниям о годах учебы.
        Галина, то и дело оглядываясь по сторонам, прошла внутрь пустого здания, где царила разруха. Они спустились в полуподвал с противоположной стороны от бассейна, где вместо воды было полно строительного мусора. Подойдя к поржавевшей железной двери, закрытой снаружи на навесной замок, Галина набрала на мобильном телефоне номер и коротко сказала:
        - Мы здесь!
        Навесной замок оказался фикцией. Им открыл изнутри молодой парень с темной взъерошенной шевелюрой, пропустив в полутемный тамбур, куда через полуоткрытые двери с противоположной стороны проникал слабый свет. Галина быстрым уверенным шагом проследовала за ним, Оксана старалась не отставать от нее. Следующее помещение в прошлом служило техническим залом, обслуживающим бассейн. О бывших когда-то тут насосах напоминали лишь мощные бетонные основания с торчащими ржавыми креплениями.
        В помещении находились два стола с компьютерами и приборами неизвестного Оксане назначения, за которыми сидели двое. Но ее внимание сразу привлекла вторая половина зала, где находилось нечто похожее на ракушку, высотой чуть больше полутора метров, с блестящей полированной металлической поверхностью.
        - Это ваша «машина времени»? - не скрывая иронии, поинтересовалась Оксана.
        - Почти, - сдержанно произнес седоватый мужчина, который вышел из-за стола и направился им навстречу. - УЗКМ-4. - И тут же расшифровал: - Установка «Зеркала Козырева», модернизированная, четвертая модель. Меня зовут Лев Казимирович, я руководитель проекта.
        Оксана едва удержалась от улыбки - говорит важно, словно они находятся в научно-исследовательском институте, а не в подвале заброшенного бассейна.
        Взъерошенный парень назвался Вадимом и представил третьего из их группы - Мирона, тоже молодого, не больше тридцати, сидевшего в наушниках и уставившегося в монитор. Он никак не прореагировал на вошедших.
        - Судя по номеру «четыре», предыдущие модели не оправдали ваших ожиданий? - поинтересовалась Оксана.
        - Мы постоянно их совершенствуем, но они еще пока далеки от того, к чему мы стремимся, - пояснил Лев Казимирович. - Имеет значение угол вогнутости зеркал, их покрытие и много других факторов.
        - У меня ощущение, что я оказалась участницей шоу-передачи розыгрышей… Путешествие во времени - неужели вы это серьезно?
        - Сама идея о перемещении во времени не нова, впервые она пришла в голову ученым, и лишь потом ее подхватили и узурпировали писатели-фантасты. Над учеными, занимавшимися подобными изысканиями, «серьезные» ученые насмехались, пока не стали накапливаться конкретные факты. Кстати, специальная теория относительности доказывает эту возможность. На фотографии 1941 года в толпе людей[17 - Предположительно на этом фото запечатлено открытие провинциального моста (South Fork Bridge), который был построен взамен смытого наводнением. Эта фотография на протяжении многих лет вызывает споры.] очень хорошо виден темноволосый парень в одежде и с прической начала двадцать первого века, но самое главное - портативная фотокамера и темные очки, которые совсем не соответствуют тому времени. Проведенные экспертизы показали, что это не фотошоп. Тогда что? Выходит, человек из близкого нам времени материально переместился в прошлое? Известны случаи, когда вдруг появляется человек - кажется, из ниоткуда - и начинает рассказывать удивительные вещи о том, что он непонятным образом переместился во времени в будущее или
прошлое. Часто это связано с поражением молнией, но не каждый человек, переживший удар молнии, путешествует во времени, пока известны лишь единичные случаи. Удел такого переместившегося человека весьма печален: в средние века его признавали колдуном и сжигали, в новое время, до середины двадцатого века, он гарантированно оказывался в психиатрической больнице, а в наше время выступал в виде объекта для экспериментов для ученых, что негативно отражалось на его психике.
        Известен случай, происшедший в 1944 году в Германии, когда некий Ганс Гуннер утверждал, что якобы переместился из 2086 года.
        «Аненербе» заинтересовалась этой особой, забрала из психиатрической больницы, и больше о его судьбе ничего не известно. Возможно, предпринятая в 1944 году массовая переброска средств и людей в Южную Америку, устройство тайной базы в Антарктике были связаны с тем, что Гуннеру поверили и начали подготовку к новому времени, смирившись с крушением Третьего рейха.
        Наша установка дает возможность переместить в прошлое не физическое тело, а некое астральное. Впрочем, механизм всего этого нам и самим до конца не ясен.
        - Как известно, критерий истины - практика. Давайте приступим, - нетерпеливо сказала Оксана, глянув на часы.
        - Нам понятно, что нужно вам, а теперь выслушайте, что требуется нам. Необходимо, чтобы вы написали подробный отчет об увиденном. Любая незначительная деталь может оказаться для нас полезной. Нам требуется точно определить время, где вы находились, и идентифицировать события и лица, которых вы увидите. У нас уже есть больше десятка отчетов о том, что увидели участники экспериментов по перемещению во времени, но, к сожалению, ни один из них мы не можем подтвердить историческими документами.
        - Хорошо, ничего от вас не скрою. Извините, может, приступим? У меня не так много времени.
        Льва Казимировича от ее слов передернуло, но он сдержался.
        - Перед этим нам надо произвести ряд медицинских исследований, проверить ваше состояние здоровья на данный момент. Прошу, присядьте сюда.
        Лев Казимирович устроился рядом с ней. Вадим принес коробку с пробирками, и Лев Казимирович довольно ловко взял пробы крови из пальца. Затем он померил хромированным тонометром давление и пульс. Судя по выражению его лица, результатами он остался доволен. А Оксана, наоборот, почувствовала волнение и тревогу.
        «Что это я так доверчиво поддалась доморощенным кулибиным? Кто знает, насколько эти эксперименты опасны? Галина рассказала о двух неудачных случаях, а может, их больше?»
        - Вадим, готовь девушку, - приказал Лев Казимирович.
        - А если во время эксперимента что-то пойдет не так? - осторожно поинтересовалась Оксана.
        - На ноги прицепим батарею - и в Днепр. Не впервой! - с серьезным видом пояснил взъерошенный Вадим, посмотрев на Оксану, и рассмеялся: - Это шутка!
        Он завел Оксану внутрь «ракушки», где посредине овального помещения, окруженного со всех сторон вогнутыми металлическими зеркалами, множившими ее изображение, находилось кожаное кресло. Оксана утонула в огромном и очень удобном кресле, оказавшись в полусидячем положении. Вадим надел ей на голову кожаный шлем с наушниками, наподобие тех, что раньше были у летчиков, но с кучей проводов, ведущих к металлическому ящику, похожему на процессор стационарного компьютера. На левую руку он надел датчик с тонким змеистым проводом. Ее руки и ноги он пристегнул ремешками к креслу, словно опасался, что она убежит, и Оксана почувствовала себя беззащитной, зависимой от воли совсем незнакомых людей. Усиливающаяся тревога вот-вот грозила перерасти в панику. Тем временем Вадим установил на имеющихся на кресле кронштейнах перед ее лицом плоский экран телевизора. Закончив, он наклонился и щелкнул тумблером на металлическом ящике. Послышался звук метронома, ставшего громко и методично отсчитывать время. Экран ожил, и на нем появились отсканированные снимки из фотоальбома Бортникова.
        - У меня все готово! - громко сообщил Вадим и, подмигнув Оксане, оставил ее одну.
        Непривычная обстановка, неизвестность и напряженное ожидание усилили ее волнение. Яркий верхний свет погас, на мгновение погрузив все вокруг в полную темноту, и тут же загорелись небольшие софиты сверху зеркал, дав мягкий, обволакивающий свет.
        Послышался голос Льва Казимировича, усиленный через динамик:
        - Не напрягайтесь, с вами ничего необычного происходить не будет. Вы находитесь в удобной, комфортной для вас позе, и не надо напрягаться - я это вижу! Не беспокойтесь, ничего плохого не случится!
        - Вам только кажется, что я напряжена!
        - Что бы я вам ни говорил, не возражайте мне ни в словах, ни в мыслях, а следуйте моим указаниям.
        - Хорошо.
        - Смотрите на экран не отрываясь и подчиняйтесь только моим словам! Больше никто и ничто для вас не существуют!
        Фотографии на экране стали идти бегущей строкой, исчезая на одном конце и возникая снова, все больше ускоряясь, пока она не перестала различать изображения. Глаза заболели от этого мелькания.
        - Можете закрыть глаза, - раздался сочувственный голос, и она, опустив веки, тут же ощутила облегчение.
        - Раз! - Звучащий голос, казалось, существовал сам по себе, и она даже не могла точно сказать, доходит ли он до нее через уши или просто возникает в голове. Слова звучали громко, четко, с возникающими между ними паузами. - Ваше тело расслаблено, вам комфортно и очень спокойно.
        - Два! Вы ощущаете, как по телу разливается тепло.
        - Три. Ваше дыхание спокойно, все мысли покинули ваc, вы слышите только мой голос.
        - Четыре… - Постепенно сознание Оксаны перестало воспринимать смысл слов экстрасенса, она словно парила в облаках, не ощущая своего тела. Все вокруг нее было белоснежным и ярким. Вдруг она резко, аж перехватило дыхание, устремилась на сумасшедшей скорости вниз…

        Глава 18

        Вспышка яркого цвета…
        По проезжей части, дребезжа, полз желто-красный трамвай в один вагон, его обогнал непривычного вида грузовик - «полуторка» и, заскрипев тормозами, резко остановился, повинуясь сигналу регулировщика - поднятой вверх белой палки, чтобы пропустить пешеходов. Регулировщик, серьезный молодой парень, в белой фуражке, рубахе, подпоясанной портупеей, и синих штанах, стоял на специальном круглом возвышении, на перекрестке, напротив Оперного театра - вычурно украшенного здания в стиле ренессанса. Среди пешеходов, спешно переходящих улицу, выделялась красивая женщина за тридцать лет с аккуратно уложенными длинными волосами. Она была одета в светлую блузку под шею и длинную, почти до щиколоток, зеленую юбку. На голове у нее была небольшая аккуратная шляпка. Она шла спокойной уверенной походкой. Ее обогнала стайка весело разговаривающих на ходу девушек в светлых, почти одинаковых платьях с рукавами-«фонариками»; все они были с короткими стрижками и отличались друг от друга разве что фигурами. Вдруг женщина вскрикнула, заметив кого-то или что-то, и ускорила шаг. На ее лице появилось растерянно-радостное
замешательство.
        - Андре! - крикнула она в спину высокому плечистому мужчине в парусиновом костюме и в кепке, упругая походка которого выдавала в нем бывшего военного.
        Мужчина, словно не слыша, не меняя темпа ходьбы, продолжал идти. Женщина, явно удивленная, остановилась, оторопело глядя ему вслед. Мужчина вдруг уронил газету, которую держал в руках, что вынудило его остановиться и позволило обернуться. Он быстро «прострелил» взглядом пространство вокруг, не упустив и эту женщину. Затем он резко свернул и зашел в угловое здание - ресторан «Лейпциг». Приблизившись к ресторану, женщина на мгновение замешкалась перед входом, видимо раздумывая, но потом все-таки зашла внутрь.
        Днем ресторан был почти пустой, лишь несколько столиков, покрытых белыми скатертями, были заняты посетителями. Мужчина сидел в сторонке от занятых столов. Зайдя внутрь, женщина потеряла уверенность и по мере приближения к столику мужчины все больше замедляла шаг. Мужчина внимательно наблюдал за ней и, встретив ее взгляд, радушно улыбнулся.
        - Дама, пожалуйста, составьте мне компанию, а то в одиночку только волки в лесу воют, - слегка приподнявшись, громко сказал он.
        Женщина вздрогнула, видимо, слова мужчины ее задели, и резко остановилась, чтобы развернуться и уйти, но, поймав его приглашающий взгляд, подошла к столику и присела на краешек стула.
        - Как это понимать, Андре? - тихо спросила она.
        - Так надо - Андрея Кожушко больше нет, - так же тихо ответил мужчина. - Мы с тобой только сейчас познакомились, так что изволь принять мои ухаживания и не привлекай к нам внимания.
        К ним подошел официант.
        - Что заказывать будете?
        - Водочки граммов этак триста. - Мужчина, задумавшись, сделал паузу и обратился к спутнице по столу: - Что пить изволите, мадам?
        Заметив на ее лице гримасу неудовольствия и опережая ее ответ, быстро сказал:
        - Даме - бокал сладкого вина. Закусить нам селедочки, огурчиков соленых, картошечки. Из мясного что у вас есть?
        - Котлеты говяжьи.
        - Неси!
        Когда официант отошел, женщина с неудовольствием спросила:
        - Что за цирк, Андре?
        - Теперь меня зовут Макар Суконников, работаю бухгалтером. Время поменялось - изменились и мы. Ты этого не заметила, Яринка?
        - Я осталась прежней.
        - Прости великодушно, но я в это не поверю. Оглянись вокруг - неужели не замечаешь изменений? Помнишь, как тут, в кондитерской «Маркиз», мы с тобой пили кофе с пирожными? Как здесь все сияло, голубой потолок над головой, необычные светильники, а сейчас - забегаловка, которую «товарищи» называют рестораном. Крещатик, символ нашего старинного города, «товарищи» назвали улицей какого-то Воровского[18 - Крещатик в 1919 году переименовали в улицу Воровского, обратно название вернули в 1937 году.] - имя-то какое - воровское! Только недавно вернули родное название! Прорезную - улицей Свердлова, а он здесь хоть раз бывал? Владимирская носит имя Короленко. Неужели для увековечивания памяти писателя в городе не нашлось менее символических улиц? Отель «Прага», помнишь чудный ресторан на его крыше? Теперь гостиница «Красный Киев» - от одного названия Ильинский,[19 - Первый владелец здания, вначале там располагались меблированные комнаты.] наверное, в гробу перевернулся.
        - Поменять названия - это не значит поменять суть. Внутри я осталась той же. А ты, Андрей, поменял только имя или все остальное тоже?
        - Прежним я уже никогда не буду, уже не помню, каким я был. - Андрей улыбнулся и мягко добавил: - А ты, Яринка, все так же прекрасна! Словно и не прошло два десятка лет после последней нашей встречи. По-прежнему молода и красива, как и в семнадцать лет.
        Яринка засмущалась и покраснела. Комплимент ей понравился.
        - Не говори глупости, Андре. На следующий год мне будет сорок! - Она протянула руку и положила на его, ощутив тепло. - А у тебя уже седина на висках и совсем другой взгляд. Как у тебя сложилась жизнь, Андрей?
        - Служил у Деникина, затем из Крыма, перед тем как его захватили красные, уплыл в Турцию, оттуда в Европу. Несколько лет скитался - никому мы там не нужны без средств, работал шофером в Берлине. Вернулся обратно с чужими документами, работал в немецкой компании во время НЭПа, которая взяла в концессию добычу марганца. Лицензию компании ликвидировали, их специалисты вернулись в фатерлянд, а я остался. Теперь я снова в Киеве, работаю бухгалтером, снимаю угол на Совках. Веду себя ниже травы, тише воды, по-прежнему один. А у тебя как сложилось, кузина? Дима с тобой здесь? Ты замужем?
        - Дмитрий погиб под Крутами, он туда отправился со студентами-добровольцами.[20 - Об этих событиях рассказывается в романе «Ключ к бессмертию».] Я вышла замуж за его товарища - Василия Хому. Он тоже был под Крутами, после помог найти могилу брата возле села Печки. Тоже воевал, вернулся в Киев вместе с поляками, здесь заболел воспалением легких и остался, когда те отступали.
        - Служил у петлюровцев?
        - В армии Украинской Народной республики. Отец служил в секретариате иностранных дел УНР, при отступлении вместе с мамой оказался за границей, с тех пор не имею о них известий и не знаю, живы ли. Мы с Василием много колесили по Украине, только пять лет, как вернулись сюда. Вначале он работал истопником в университете, где раньше был адъюнктом на историко-философском факультете, но с недавних пор его там устроили библиотекарем и даже дали читать курс лекций по античной истории. Сейчас университет называется Киевским институтом народного образования - готовит учителей. А я обучаю грамоте на ускоренных курсах при начальной школе.
        - Как-то заходил в ваш дом, там сейчас сплошные коммунальные квартиры, и не нашел вас.
        - Благодаря прежней работе мужа истопником у нас есть комнатушка в коммуналке недалеко от университета, и это служебное жилье. Мой отец был достаточно известным человеком в УНР, поэтому я ношу фамилию мужа, хотя и это не панацея для спасения. Если узнают о его прошлой службе, то… сам понимаешь.
        - Ездил в Чернобыль - теперь в вашем доме больница. Ты давно была в родовом имении?
        - Последний раз в середине восемнадцатого года. Дом был полностью разграблен, осталось всего несколько безделушек.
        - Жаль, что прошлое больше не вернется. Помнишь, я к вам заезжал, когда хотел пробраться на Дон к генералу Краснову? Дима дал мне прочитать написанный им роман про Шарля де Виржи, вашего предка. Как тот узнал от Николя Фламеля секрет бессмертия и не воспользовался им. - Андрей ей подмигнул левым глазом. - Или воспользовался?
        - То были фантазии Димы.
        - Странно, тогда вы оба чуть ли не с пеной у рта доказывали, что все это происходило на самом деле, и показали рукопись де Виржи, где он собственноручно все это описал.
        - Мы были слишком молоды и верили в чудеса… - Взор Ярины остановился на газете, лежащей на столе, и зрачки ее расширились. Тут подошел официант с полным подносом и принялся выставлять блюда на стол.
        - Пожалуйте, водочка охлажденная, огурчики нежинские, капустка хрустящая. Горячее чуть позже поднесу. А барышне, то бишь подруге, - вино! - И официант удалился.
        Ярина подхватилась со стула.
        - Прости, Андрей, мне надо идти. Давай на днях встретимся, я познакомлю тебя со своим мужем.
        - Макар, - поправил ее мужчина. - Запомни, Яринка, меня теперь зовут Макар Суконников. Бывший боец Красной Армии, во время наступления на Варшаву вынужденно отступивший вместе с воинской частью в Венгрию, где она была интернирована. Оттуда был долгий путь на родину, в Страну Советов. Встретиться можно - вот мой адрес. - Он быстро набросал его на оторванном от газеты клочке. - Если спешишь, не смею больше задерживать.
        Яринка быстрым шагом направилась к выходу. Официант проводил ее насмешливым взглядом и сказал другому официанту:
        - Сорвалась барышня у того ухаря. Вроде не пьяный, мог увидеть по ее повадкам, что она из «бывших».
        - А что, «бывшие» не так подмахивают? Ты лучше делом займись, вон котлеты уже готовы!
        Яринка торопливо шла по Владимирской к университету, ее взгляд блуждал по встречающимся зданиям, прошлое то и дело вставало в памяти. Вдруг она заметила идущего ей навстречу мужчину в форме ОГПУ - зеленой фуражке с синим околышем, зеленой рубахе с синими петлицами и синих бриджах, подпоясанных портупеей. Его лицо ей было знакомо, и сердце сжалось от плохого предчувствия - встреча не сулила ей ничего хорошего. Но судьба была благосклонна к ней - огэпэушник, занятый своими мыслями, прошел мимо, не обратив на нее внимания.
        «Аверкий Гаврилюк?! Почему он здесь? Что ему нужно? Ведь он работал в аппарате ОГПУ в Харькове». Мысли лихорадочно заметались в ее голове, и она, развернувшись, пошла за ним следом. К ее удивлению, он прямым ходом прошел внутрь ресторана «Лейпциг», и у Ярины тревожно забилось сердце, хотя она понимала, что прямой угрозы для ее кузена Андрея вроде бы нет. Выждав немного, она зашла внутрь ресторана, но, едва приоткрыв двери в зал, к своему удивлению и ужасу, увидела, что Аверкий сидит за столом Андрея и о чем-то с ним беседует. Она мгновенно вышла, от волнения у нее перехватило дыхание.
        «Андрея подозревают? Почему Аверкий сел именно за его столик?»
        Она договорилась встретиться с мужем, поэтому направлялась к университету. Но сейчас, встревоженная судьбой кузена, Ярина решила не идти на встречу и дождаться выхода из ресторана Гаврилюка или кузена. Если же они выйдут вместе, то это будет означать самое худшее - арест Андрея. В последнее время участились аресты лиц, которые противостояли новой власти во время гражданской войны, и лиц дворянской крови. Ожидать ей пришлось более часа, но, к ее радости, Гаврилюк вышел из ресторана в одиночестве. Он подозрительно осмотрелся по сторонам и пошел вниз по Прорезной, ныне Свердлова.
        Яринка решила, что встреча Аверкия и Андрея прошла благополучно для кузена. Подробности она сможет узнать позже, когда вместе с Василием придет к тому в гости, и поспешила к мужу на встречу. По дороге остановилась у киоска и купила газету, такую же, как увидела у Андрея. Возле входа мужа не оказалось, и только через полчаса поисков она нашла его во дворе на угольном складе - Василий помогал разгружать уголь. Увидев ее, он закончил работу, отошел в сторону, привел себя в порядок, помыл руки из навесного рукомойника и вытер их полотняным полотенцем.
        - Извини, любовь моя, не дождался и решил немного помочь, а заодно размяться. Ведь не так давно это было моей обязанностью. - Василий взял руку жены и нежно поцеловал. - Я очень беспокоился, когда ты не пришла. Надеюсь, у тебя ничего не случилось?
        - Две неожиданные встречи. Одна приятная - с Андреем, моим кузеном по отцу, у них было имение под Харьковом. Андрей воевал у Деникина, потом скитался за границей и теперь здесь, под чужим именем. Он оставил мне свой адрес. И крайне неприятная: я едва не столкнулась с твоим недругом Аверкием Гаврилюком. Он в Киеве. Я очень перепугалась, когда увидела, что он подсел в ресторане за столик Андрея, но, слава Богу, вроде все обошлось. Гаврилюк ушел, оставив Андрея в покое.
        - Расскажи более подробно об этой встрече, - попросил Василий, внутренне напрягшись, но внешне этого не показав.
        Выслушав жену, он обеспокоенно сказал:
        - Боюсь, это не случайность. У твоего кузена, похоже, очень доверительные отношения с Аверкием. А ведь ты знаешь, что я для него смертельный враг! Отсюда делай вывод - стоит ли нам встречаться с Андреем?
        - Андре - мой кузен, я знаю его с детства! Он ничего плохого не сделает, что касается меня или тебя. Поверь мне!
        - Хорошо, - коротко согласился Василий. - К сожалению, бывает, что время и обстоятельства меняют людей.
        - Но не в этом случае!
        - Маловероятно, чтобы чекист Аверкий случайно оказался за столиком твоего кузена.
        Яринка решила перевести тему разговора и достала купленную газету.
        - Посмотри, тут есть кое-что интересное - об археологических раскопках в селе Бортничи.
        - В Бортничах? - оживился Василь и, взяв газету, быстро пробежал глазами небольшую статью.
        В ней говорилось, что археологами были произведены раскопки, обнаружен фундамент старинных построек и подземных сооружений и бытовых предметов, относящихся к XVI -XVII векам, которые в значительной мере были варварски повреждены более современной постройкой, прозванной местными жителями «Черным замком», сожженным в годы гражданской войны. Под этим замком были обнаружены подземная алхимическая лаборатория и тайник со старинной рукописью, возраст которой устанавливается. Судя по имеющимся в рукописи рисункам, это магический трактат, предположительно написанный на санскрите.
        - Ты думаешь, что это тот самый трактат?
        - Не сомневаюсь.
        - Теперь, когда рукопись в руках ученых, вряд ли кто-нибудь решится повторить чудовищные опыты Николя Фламеля.
        - Будем надеяться, что этот трактат используют исключительно в научных целях. Вот только… - Яринка, выглядевшая сейчас печально-растерянной, замялась.
        - Что тебя беспокоит?
        - Твои слова относительно Андре… В детстве его родители вместе с ним часто приезжали к нам в имение. Он был чудесный мальчик, хороший друг… Затем он поступил в кадетскую школу, стал юнкером, незадолго до выпуска приезжал к нам - выглядел совсем взрослым, и я чувствовала себя рядом с ним маленькой девчонкой, хотя у нас лишь год разница. Мы с ним ходили на бал в зал Купеческого собрания, и это были самые чудесные воспоминания! Потом встретились уже в 17-м году. Он возвратился с фронта, остановился у нас на неделю, пытаясь разобраться в той непростой обстановке. Отец и Дима горячо поддержали создание Украинской Народной республики, папа принимал в этом самое активное участие, Дима по мере сил - в студенческой среде. Андре особенно с ними не спорил, вначале у него была цель отправиться на Дон, в армию генерала Краснова, но затем он передумал, решив, что пока не разобрался в ситуации, и заявил, что вернется в отцовское имение… Мы тогда не знали об ужасной смерти его родителей, не знали, что их дом разграблен и сожжен…
        - Это все печально, - произнес Василь, заметив, что пауза затянулась. - Раздел земли помещиков часто сопровождался человеческими жертвами.
        - С тех пор прошло больше двадцати лет, Андрею пришлось много пережить и вернуться сюда под чужим именем. Наверное, мне в самом деле трудно понять, какой он сейчас… - сказала Ярина и решительно добавила: - Когда мы встретились, у него была газета, и эта заметка была обведена синим карандашом, поэтому привлекла мое внимание… Теперь начинаю думать, что эта заметка была обведена им не случайно. Да и его встреча с чекистом Гаврилюком вряд ли была случайной. Андрей читал роман моего брата и знал, что он основан на записках нашего предка де Виржи. Тогда он очень заинтересовался, много расспрашивал. Вот и сегодня при нашей встрече он вспомнил о записях де Виржи.
        - Очень любопытно. Думаю, нам надо будет обязательно встретиться с твоим кузеном.

        И вдруг все исчезло - как если бы шел фильм и выключили телевизор. Ее окружала пугающая темнота небытия.
        «Я умерла?»
        - Оксана! Вы меня слышите? - прорвался в ее сознание встревоженный голос. Оксана открыла глаза и увидела склонившегося над ней седого мужчину, и она не сразу поняла, кто он, где находится и что с ней происходит.
        - Я прервал эксперимент, чтобы узнать, как ваше самочувствие. - Она вспомнила, что этого мужчину зовут Лев Казимирович. - Вы побывали там?
        - Да, и чувствую себя нормально. Я хочу, чтобы вы продолжили.
        - Вы в этом уверены?
        - Вполне.
        Лев Казимирович довольно кивнул и вышел из сферической камеры. Вскоре возник его голос, счет, и она снова словно куда-то провалилась.

        Яринка нетерпеливо прохаживалась вокруг недавно поставленного памятника Тарасу Шевченко - когда-то на этом постаменте стоял бронзовый памятник царю Николаю I. Она то и дело поглядывала в сторону красного фасада университета. Время изменило не только названия, но и сам город. В этом Университетском скверике, которому дали несуразное название - Красный парк, прошлое постоянно напоминало о себе, когда взгляд останавливался на сохранившихся античных статуях, со временем утративших свой белоснежный облик. Картинки тех дней, невольно всплывавшие в памяти, теперь казались нереальными, словно просмотренным фильмом в синематографе. И тут она увидела у портика главного входа мужчину в круглых очках, торопливо спускающегося по ступенькам. Было заметно, что мужчина слегка прихрамывает на левую ногу, а портфель в правой руке настолько тяжелый, что его и без того хилую фигуру перекособочило.
        Яринка решительно направилась ему навстречу и, преградив путь, заставила остановиться.
        - Здравствуйте, Владимир Феликсович!
        Мужчина удивленно посмотрел на женщину, щуря глаза за круглыми стеклами очков и, видимо, пытаясь вспомнить ее.
        - Здравствуйте! Прошу прощения, мы с вами знакомы?
        - С вами должен был встретиться мой муж - Василий Хома, но он, к сожалению, нездоров.
        - Как я могу к вам обращаться?
        - Ирина.[21 - Ирина - одна из форм имени Ярина.]
        - Товарищ Ирина, если вы собираетесь нести тот же вздор, что и ваш муж, то прошу оставить меня в покое! - нервно произнес мужчина и попытался обойти женщину.
        - Скажите, Владимир Феликсович, как много лиц могли ознакомиться с найденной вами рукописью?
        Мужчина с недоумением взглянул на нее:
        - Это моя находка, о которой я лишь доложил на ученом совете. Кроме меня и моего товарища ее видели, наверное, с полдесятка моих коллег, но никто не раскрывал и детально не знакомился с рукописью.
        - Этот манускрипт представляет собой книгу в темном кожаном переплете, размером приблизительно 15 на 20 см, толщиной 5 см. На каждой странице имеется изображение растения, а на первой странице с текстом - изображение «солнечного дерева» и египетского креста - анкха! - на одном дыхании быстро произнесла Ярина, увидев, как у ее собеседника от удивления округлились глаза и отвисла челюсть. И тут она окончательно добила его: - Текст был написан на санскрите с помощью его отображения в зеркале.
        - Что вы еще знаете об этом манускрипте? - умоляющим голосом произнес Владимир Феликсович.
        - Довольно много. Так вы будете со мной беседовать?
        - Конечно! - воскликнул Владимир Феликсович. - Где вам будет угодно.
        - Там дальше есть скамейки, давайте присядем.
        Они молча, думая каждый о своем, нашли свободную скамейку возле небольшого прудика в форме тарелки, диаметром метра три, по берегам которого расположились скульптуры двух полуобнаженных наяд. После довольно продолжительной паузы Яринка заговорила первой:
        - Этот магический трактат переписан с более древнего и переведен на санскрит алхимиком Николя Фламелем. Во время Великой Французской революции он попал в руки моего предка, Шарля де Виржи, и длительный период находился в тайнике. О его существовании стало известно в наше время, и за ним началась охота. Трактат оказался у некой Анастасии, жившей в селе Бортничи и занимавшейся черной магией. С помощью профессора истории, знатока арамейских языков и санскрита, ей удалось перевести бoльшую часть рукописи. В 18-м году ее убили местные жители, дом-замок, где вы нашли тайник с этой рукописью, разрушили. О найденной рукописи узнали и те, кто в ней крайне заинтересован, причем отнюдь не с благородной целью. В трактате описываются чудовищные ритуалы черной магии, и нужно сделать все, чтобы он не попал в руки тех людей, ибо они, поверьте мне, ни перед чем не остановятся. Поэтому, пока трактат у вас, ваша жизнь под угрозой!
        - На заглавной странице изображено «солнечное дерево», что является символом «великого делания» и означает процесс получения философского камня, и коптский крест анкх, знак вечной жизни. Какие же тайны хранит в себе этот трактат? - поинтересовался историк, не осознавая опасности, которую представляет его находка.
        - Я не специалист по черной магии, - ушла от ответа Яринка. - Думаю, и вам об этом лучше не знать. Разумнее было бы уничтожить этот трактат - от него может быть много зла.
        - Вы что! - возмутился историк. - Это же древний артефакт, весточка из прошлого! Рукопись принадлежит народу и должна быть изучена специалистами.
        - Для вашей безопасности будет лучше, если вы хотя бы объявите, что трактат уничтожен или похищен. Впрочем, думаю, те, кто его ищет, вряд ли в это поверят. Надеюсь, вы не храните трактат у себя дома?
        - К сожалению, я не владею санскритом, а мой товарищ его знает. Трактат сейчас у него, и он уехал домой, ведь наша археологическая экспедиция приостановила работу - скоро начнется сезон дождей.
        - Куда именно он уехал?
        - В Млинов.
        Яринка невольно вскрикнула.
        - Что с вами, товарищ Ирина? - поразился историк.
        - Вспомнила о погибшем брате, он туда поехал, когда собирал материал для своего романа, в самом начале войны с германцами. Как давно это было…
        - О чем писал ваш брат? Он был писателем?
        - Сейчас это не важно. Кто-нибудь еще знает, что трактат находится у вашего товарища?
        - Нет, собственно, никто и не интересовался. Сами понимаете, найденный магический трактат в наше новое время нонсенс. Сейчас борьба идет не только с религией, но и с языческими пережитками, к которым относится магия.
        - Очень хорошо, Владимир Феликсович! - обрадовалась Яринка. - Поезжайте к своему другу, но только никому не говорите об этом. Для вас будет безопаснее находиться в Млинове, чем здесь. Вы можете взять отпуск?
        - Это несколько проблематично, - заколебался историк.
        - Подумайте, как это сделать! - решительно и резко произнесла Яринка. - Речь идет не только о вашей жизни. Ведь если трактат попадет в руки этих негодяев, то пострадают и другие люди!
        - Может, вы преувеличиваете опасность? Какое зло может принести старинный трактат?
        - В нем описываются ужасные магические ритуалы, для проведения которых требуются человеческие жертвоприношения!
        - Неужели кто-то может серьезно отнестись к этому в наше время? - недоуменно пожал плечами историк.
        - Может, и даже очень. Снова поезжайте в село Бортничи и попробуйте разговорить местных жителей. Они, возможно, расскажут вам о ведьме Анастасии, которая и спрятала этот трактат. Она похищала молоденьких девушек из этого села для своих изуверских ритуалов, за что местные жители сожгли ее.
        - Ну, это единичный случай. Сумасшедших людей хватало во все времена, - скептически произнес историк.
        - Вы читали рассказ Александра Богданова «Праздник бессмертия»?
        - Того самого известного революционера Богданова,[22 - А. Богданов (настоящая фамилия Малиновский) (1873 -1928) - ученый, революционер, врач, писатель, директор первого в мире Института переливания крови.] что написал романы про Марс? Кажется, «Красная звезда», «Инженер…»[23 - «Инженер Мэнни».] - не помню, а рассказ, который вы упомянули, не читал.
        - В этом рассказе описывается далекое будущее Земли, жители которой давно построили коммунистический рай на своей «отдельно взятой планете» и открыли чудодейственный иммунитет, благодаря которому раз и навсегда была решена проблема старения. Однако в итоге земляне приходят к выводу: нужно вернуть все на круги своя - к смерти как естественному завершению жизни. Главный герой рассказа, изобретатель физиологического иммунитета, проживший более тысячи лет, кончает жизнь самоубийством - сжигает себя на костре.
        - Весьма любопытно… Но позвольте, как известно из газет, Богданов проводил эксперименты по переливанию крови, что должно было помочь продлить жизнь. К сожалению, он и умер во время такого эксперимента, который провел над самим собой.
        - Вы сами понимаете, что конечная цель - продлить жизнь избранным, верхушке революционного пролетариата. А теперь представьте себе, что существует готовый рецепт, который позволяет претворить это на самом деле, но для этого надо забрать жизнь других. В старинном магическом трактате есть описание чудовищного ритуала. Как думаете, это кого-то остановит, если нужно будет забрать жизнь нескольких «винтиков» ради бессмертия лидеров, готовящих мировую революцию?
        Историк поменялся в лице, побледнел.
        - Вы считаете, что этим интересуются… - Он поднял глаза к небу.
        - Слава Богу, пока этим трактатом интересуются лишь частным образом и информация о нем не распространилась, иначе у меня не было бы возможности с вами встретиться.
        - Вот почему на заглавной странице рукописи изображен крест анкх - символ вечной жизни, - немного успокоившись, задумчиво произнес историк. - Неужели возможна вечная жизнь и в этом трактате содержится соответствующий рецепт?
        - Достаточно того, что в трактате имеются вполне определенные описания и есть те, кто в это верит. А вера, как вам известно, позволяет одинаково творить чудеса и чудовищные преступления. Времени для раздумий у вас нет.
        Историк какое-то время молча сидел, морща лоб, затем сказал:
        - Несмотря на то что все это выглядит фантастично, я вам верю. Я сейчас вернусь в университет, на кафедру. Думаю, у меня получится взять две недели для творческой командировки - скажу, что мне надо поработать с найденными археологическими экспонатами в спокойной обстановке, и отправлюсь к своему приятелю. Вдвоем подумаем, как нам поступить в дальнейшем.
        - Хорошо. Когда вы сможете выехать? Это надо сделать как можно скорее!
        - Сегодня вечером, железной дорогой до Дубно, а там останется два десятка верст - что-нибудь придумаю.
        - Во сколько поезд?
        - В восемь вечера.
        - Я приду проводить вас, чтобы убедиться в вашем отъезде. Как зовут вашего приятеля?
        - Александр Прокопенко, он заведует местной библиотекой, которая разместилась в бывшем господском доме.
        - Надеюсь, что у вас все получится, - сказала Ярина и добавила: - Пусть Господь бережет вас!
        - Вообще-то, я атеист, - пожал плечами историк и, попрощавшись, направился в университет.
        Яринка еще какое-то время посидела на скамейке, а затем, выйдя из парка, перешла улицу Владимирскую и, двигаясь вдоль университетской ограды, вышла на улицу Толстого. Внезапно рядом взвизгнули тормоза и рядом резко остановился синий легковой автомобиль с брезентовой крышей салона, прозванный за шипящий звук работающего двигателя «примусом».[24 - НАМИ-1 - первый легковой автомобиль, созданный в СССР. Был разработан в 1925 году Научным автомоторным институтом (НАМИ) на базе дипломного проекта молодого инженера К. А. Шарапова.] С левой стороны от водителя открылась дверь, и с подножки быстро соскочил сержант в форме НКВД. Обойдя автомобиль спереди, он быстро подошел к Яринке, у которой от плохого предчувствия замерло сердце.
        - Ярина Николаевна Хома? - казенным голосом произнес сержант, вопрос которого прозвучал скорее как утверждение.
        - Да, это я, - твердо произнесла Яринка, уже зная, что за этим последует.
        - Попрошу в автомобиль! - скомандовал сержант, окинув женщину цепким взглядом и открыв задние двери с правой стороны.
        Она не сомневалась, что в случае отказа он грубо сгребет ее в охапку и засунет в машину, поэтому спокойно, с достоинством села на заднее сиденье. Страха не было, а только ожидание - Ярина не сомневалась, что сегодня встретится с Василем, хотя и не при тех обстоятельствах, как ей бы хотелось. Она сказала неправду историку: ее муж не заболел - он был арестован, и в их доме произвели обыск. А теперь и она последовала вслед за супругом. К тому, что произошло сейчас, она была готова, но не думала, что это произойдет так быстро.
        Автомобиль проехал по улице Короленко, спустился вниз по Свердлова, выехал на Крещатик и вскоре поднялся по улице 25-го Октября[25 - Ныне Аллея героев Небесной сотни.] до бывшего здания Института благородных девиц.
        За бело-желтым трехэтажным дворцом, расположенным высоко на холме, еще недавно радующим взор красивыми строгими линиями архитектуры в стиле позднего Классицизма и оригинальным полукруглым ризалитом в его центральной части, после того как оттуда выехал советский кожевенный институт, укрепилась дурная слава. Потомственные киевляне помнили, что недобрая молва ходила об этом месте еще с тех пор, когда там находилась усадьба генерала Беликова, увлекающегося спиритизмом и магией. Ныне же здесь располагался НКВД УССР, пугающий таинственностью того, что там происходило. Ходили слухи, что в здании комиссариата, в стенах внутренней тюрьмы, расположенной в обширных подвалах, происходят расстрелы заключенных, и, чтобы не было слышно выстрелов, во дворе здания ежедневно натужно работают моторы автопарка чекистов.
        Как бы внешне спокойно ни держалась Яринка, внутри у нее все заледенело от страха, когда она вошла в зловещее здание. Ей пришлось оставить сумочку на проходной у дежурного, который спросил у сопровождающего ее сержанта:
        - Ей пропуск выписывать?
        - Если понадобится, выпишешь позже, - ответил тот, и на лице дежурного появилась гнусная ухмылка.
        И тогда у Яринки исчезла последняя слабая надежда, она окончательно поняла, что арестована.
        Они поднялись на третий этаж. По дороге им попадались работники ведомства, как в форме, так и в штатском. Под конвоем провели едва держащегося на ногах военного без знаков различия, с синяками и кровоподтеками на лице. У Яринки сжалось сердце: «Как там Василь?»
        Сержант завел ее в просторный кабинет, где вполоборота к двери, возвышаясь над массивным столом, сидел огромный толстый чекист с «прямоугольниками» в петлицах.
        - Товарищ старший лейтенант госбезопасности, гражданка Хома доставлена по вашему приказу!
        Верзила слегка повернул голову и недовольно махнул рукой, требуя, чтобы сержант умолк, и тот еще больше вытянулся «в струнку». Так прошло минут десять, пока хозяин кабинета односложно отвечал по телефону и в основном слушал. Все это время сержант и Яринка молча стояли. Наконец верзила закончил разговор, повесил трубку и повернулся лицом к вошедшим.
        - Подожди в коридоре! - приказал он сержанту, и тот, громко щелкнув каблуками, вышел из кабинета. Верзила вперил взгляд свиных глазок в Яринку, а затем на его круглом мясистом лице появилась приятная светлая улыбка, отчего оно вдруг стало знакомым.
        - Илько! - Яринка пошатнулась и, чтобы не упасть, схватилась за спинку стула.
        - Да присядь ты, в ногах правды нет! - громыхнул верзила, поднявшись из-за стола, словно собирался помочь ей.
        Яринка опустилась на стул и счастливо улыбнулась. В памяти промелькнули воспоминания о Черном замке, предателе инвалиде, ведьме Анастасии, завлекшей их в смертельную ловушку, Илько, бывшего тогда помощником следователя угрозыска и спасшего их.[26 - Об этих событиях рассказывается в романе С. Пономаренко «Ключ к бессмертию».]
        - Илько, ты так за это время… - она запнулась и дипломатично закончила: - Возмужал.
        - Раскабанел! - рассмеялся Илько, и тут же его лицо стало суровым, а Яринка вновь вспомнила, где она находится, и подумала, что с тех пор прошло два десятка лет, а люди меняются и не за столь длительное время.
        - Василий у нас. Я его дело смотрел, разговаривал с ним - невиновен он.
        У Яринки отлегло на душе, и она от радости заплакала.
        - Спасибо, Илько, спасибо! Век будем помнить!
        Илько все так же хмуро продолжил:
        - Скажу честно, месяц тому у нас с тобой об этом даже разговора не могло быть. Обстоятельства поменялись, старая «метла» ушла,[27 - После «падения» Ежова нарком Успенский А. И., зная, что вызов в Москву, «на повышение», означает арест, сымитировал самоубийство. Впоследствии был арестован и в 1940 г. расстрелян. В аппарате комиссариата была проведена «чистка» его людей.] а следователь Гаврилюк был из его команды прихлебателей. Теперь ищут и его.
        - Аверкий Гаврилюк?
        - Тот самый, он «разрабатывал» Василия и вел следствие. Тебе он знаком?
        - Он земляк и недруг Василия еще с Нежина. Отбил у него невесту.
        - Катерину? Я ее знал, хорошая была женщина, хозяйственная. Отравилась, когда пришли арестовывать ее мужа. У них остался сын двенадцати лет.
        - Когда Василия отпустят? Я могу его сейчас увидеть?
        - Отпустим недели через две - надо соблюсти все формальности. Увидеть его ты до освобождения не сможешь - все по той же причине, - пока он находится под следствием. Я же не хочу оказаться на его месте, поэтому выполним все необходимые процедуры!
        - Может, вызовешь его на допрос, когда я тут буду? - несмело предложила она.
        - Заодно и протокол твоего допроса в дело подсуну? - зловеще улыбнулся Илько. - Есть вопросы и к тебе, гражданка Ярина Николаевна Кожушко-Девиржи, потомственная дворянка, дочь помощника министра иностранных дел УНР в 1917 -1919 годах.
        От его слов и внезапной перемены в лице Яринка сжалась. Сердце полетело куда-то вниз. Перед ней на стол легла фотография.
        - Ты этого человека знаешь?
        Яринка почувствовала, что летит в пропасть, но не могла не сказать правду.
        - Да, это мой двоюродный брат по отцу - Андрей Иванович Кожушко.
        - Как давно вы виделись? - Яринка физически ощущала безжалостный взгляд следователя, прежний Илько в нем исчез.
        - Месяца два тому назад, случайно встретились на Владимирской, прощу прощения, Короленко. Андрей пригласил меня в ресторан, с полчаса поговорили, он оставил свой адрес, и мы разошлись.
        - Больше не виделись?
        - Нет. Мы с Василем хотели зайти к нему, но через неделю Василя арестовали. И мне стало не до того, чтобы ходить в гости.
        - Его адрес можете назвать?
        - Могу, у меня хорошая память. - И Яринка назвала адрес, а Илько сверил с какой-то бумажкой, которую достал из ящика стола.
        - Что он тебе рассказал?
        - Где служил, как вернулся обратно и как работал в германской компании.
        - Пояснил, почему вернулся?
        - Тоска по Родине, к тому же он не нашел себя за границей. Ни жены, ни детей.
        - Он не говорил, что является германским шпионом?
        - Что-о?! - От неожиданности Яринка аж подскочила на стуле. - Андрей не может быть предателем! Да, он заблуждался, воевал у Деникина, но тогда была гражданская война. Ведь ты тоже служил в уголовном розыске при гетмане Скоропадском!
        - Ого, как заговорила! - рассмеялся Илько. - Уголовный розыск - это не действующая армия, преступников нужно при любой власти ловить. Твой двоюродный брат - германский шпион! Есть масса доказательств этого.
        Яринка вдруг вспомнила.
        - Я видела, что после моего ухода Андрей встретился с Аверкием Гаврилюком! Как такое могло быть - ваш работник и германский шпион?
        - Это очень интересно! - оживился Илько и более детально расспросил ее о той встрече.
        - Ты меня арестуешь?
        - Пользуйся тем, что я верю тебе! Но ты должна немедленно уехать из Киева, не ожидая освобождения Василия, - это для вашей общей безопасности. Через полгода вернешься, к тому времени все закончится.
        - Что именно? Андрей арестован?
        - Ушел, двух наших завалил - опытный волк! Взяли его связника - у нас выполнял задание «Аненербе». Случаем не упоминал это название в разговоре?
        - Нет, а что это такое?
        - Назвал бы ее организацией клоунов, которые рыскают по библиотекам в поисках мифических текстов, если бы она не находилась под крылом Гиммлера. Ладно, иди и не тяни с отъездом. Я не всесильный и не хочу менять кабинет на карцер, а это у нас случается запросто. Давай пропуск!
        - Мне его не выписали.
        Илько вызвал сопровождавшего ее сержанта и стал распекать его. Тот молча стоял, виновато наклонив голову. Затем сержант сбегал вниз и принес выписанный пропуск. Яринка покинула зловещее здание в радостном возбуждении - скоро и Василь выберется из мрачных здешних подвалов. Жаль только, что она не сможет встретить его из-за поспешного отъезда.
        И куда ей уехать? За эти годы они побывали во многих местах, имеют знакомых, которые с радостью примут ее. Надо будет оставить Василю записку, иносказательно указав место, куда она уедет. Тут ее осенила идея, и Яринка стала поспешно собираться - времени оставалось совсем мало!
        Вокзал встретил ее как старый знакомый, ведь за это время она его видела во многих ипостасях. В далеком детстве он казался ей некой диковинной продолговатой зубчатой крепостью с тремя башнями, которые почему-то ассоциировались у нее с трехголовым сказочным драконом. В годы мировой войны вокзал стал временным убежищем для раненых и превратился в длинный барак, один вид которого навевал скорбные мысли. Затем, с началом гражданской войны и вакханалии, разыгравшейся от постоянной смены власти, постепенно стал напоминать клоаку, где ночевали нищие, бродяги, мешочники и разные «темные» личности, связанные с преступным миром. Ныне, заново отстроенный, с огромными стеклами над главным входом, он выглядел празднично и радушно.
        Историк, ожидавший ее у входа, увидев, что она вышла из трамвая с фанерным чемоданом, очень удивился.
        - Вы тоже куда-то едете, товарищ Ирина?
        - Вместе с вами, Владимир Феликсович. Вы не против моей компании?
        - Это так неожиданно… - растерянно произнес историк. - Разве я имею право вам запретить?
        Билеты оказались только в мягкий вагон, что существенно отразилось на бюджете как историка, так и Яринки. Однако у них появилась возможность находиться в купе без соседей и спокойно вести разговор.
        Яринка протянула коренастому проводнику свой билет на входе в вагон, и тот, взглянув на нее, оторопел:
        - Батюшки! Никак вы, барышня Ярина Николаевна!
        Яринка посмотрела на него со страхом и удивлением - ничего хорошего эта неожиданная встреча не сулила.
        - Не узнаете меня? Я Никодим, служил конюхом в вашем имении.
        - Никодим? - Яринка, силясь вспомнить этого человека, на которого тогда, десятилетия назад, никогда особенно не обращала внимания, была озабочена совсем другим. В голове билась мысль: «К добру ли эта неожиданная встреча?»
        - Теперь тоже езжу, только на «железном коне». Проходите, Ярина Николаевна, я к вам позже зайду, когда чай буду разносить. Приятно было вас увидеть!
        Яринка находилась в нервном неведении, ожидая знакомого из прошлого, которое в нынешнее время лучше и безопаснее оставить в забвении. Ее состояние передалось и попутчику, который в полном молчании нервно ерзал на полке. Однако появление проводника Никодима разрядило обстановку - у него были самые лучшие воспоминания о том времени и добром барине Николае Дмитриевиче, который очень хорошо относился к нему и дарил серебряный рубль к любому празднику. Узнав, что они едут в Дубно и не знают, как добраться до Млинова, Никодим пообещал подсобить:
        - У меня там знакомый возница, Лакизюк Ефим Иванович, - он вас свезет и недорого возьмет. Сам он из Млинова, мать его там живет, так что если есть какие еще вопросы, он вам поможет. Надежный человек!
        На этом проводник оставил их одних и пошел заниматься своей работой.
        Попивая круто заваренный чай из стакана в металлическом подстаканнике, Владимир Феликсович сел на своего любимого «конька» - историю.
        - Чудно, мы будем в старинном городе Дубно! О нем впервые стало известно из Ипатьевской летописи, когда братья осудили за ослепление Василька, Давида Игоревича, лишив его Волынского стола. Мы увидим Дубенский замок, который никто не мог взять ни штурмом, ни осадой! - горячо, скороговоркой произнес историк. - Сколько там чудесных мест: старинные церкви, дворцы князей Острожских и Любомирских…
        - Прошу прощения, Владимир Феликсович, смею напомнить, что у нас несколько другая цель поездки - нужно решить, как поступить, чтобы магический трактат не попал в чужие руки. Нам необходимо обсудить, как быстрее добраться до Млинова, к вашему другу.
        - Вы хотите сказать, что мы немедленно покинем Дубно, как только приедем? - разочарованно воскликнул историк. - И прекратите называть меня по имени-отчеству, словно я какой буржуй. Володя я!

        И снова вспышка, затем темнота. На этот раз Оксана, открыв глаза, быстрее пришла в себя, хотя в голове продолжал стоять туман. Как только она с помощью Вадима сняла шлем, датчики и покинула «улитку», ее уже ожидала чашка с ароматным, только что заваренным черным кофе. Оксана присела на стул, с удовольствием смакуя крепкий кофе, который возвратил ей ясность мысли. Ее окружили, с нетерпением ожидая рассказ о том, что она ощутила и увидела, - сомнений в том, что погружение в прошлое произошло, ни у кого не было.
        Оксана, не вдаваясь в подробности и не называя имен, вкратце рассказала об увиденном.
        - Судя по всему, вы попали в 1939 -1940 год, - прокомментировал Лев Казимирович, - после недавнего присоединения западных областей Украины, которые входили в Польшу.
        - Возможно, я в истории не сильна. Извините, но мне хотелось бы уехать - нужно отдохнуть.
        - Поезжайте. Большая к вам просьба - напишите обо всем, что увидели, но более детально, в виде отчета, - для нас это важно.
        - Хорошо. Можно я завтра приду и повторим эксперимент?
        Лев Казимирович задумался.
        - Приходите к 17.00, найдем для вас время. Относительно отчета не забудьте.
        Оксана одна вышла из бассейна, снаружи уже было темно, лишь редкие фонари освещали ближайшие к улице аллеи парка. Она направилась к автомобилю. Прошлое чужих людей, увиденное ею, подействовало угнетающе. Она не только увидела картинки, но и, несмотря на внешнее спокойствие Яринки, прочувствовала нервное состояние женщины, волнующейся о судьбе мужа. Оксане невольно вспомнился Роман, их отношения, казавшиеся ей настоящей любовью, которая бывает раз в жизни, а на самом деле не выдержавшие испытания и в итоге оказавшиеся любовной интрижкой. Бывает ли настоящая любовь?
        «Нет, я его любила по-настоящему, раз до сих пор вспоминаю, а он… Пусть это останется на его совести».
        Ей было грустно и захотелось поплакать, просто так, без причины, чтобы облегчить душу. Грустное меланхолическое настроение овладело ею, и, чтобы не поддаться ему, Оксана решила нарушить свое одиночество, за которое она уже год ожесточенно цепляется. Можно позвонить Олегу, своему шефу, с которым у нее было много общего по работе. Но как раз это ее и пугало - а вдруг у них ничего не получится, и как после этого встречаться, вместе работать в дальнейшем? Лучше встретиться с нейтральным человеком, с которым она может спокойно распрощаться, зная, что он никогда больше не появится в ее жизни. Режиссер Семен Кротенко нравился ей, но он входил в список подозреваемых. Лучше Антон, который случайно возник из ниоткуда и может спокойно затем туда отправиться. Она набрала номер его мобильного:
        - Как у вас со временем? Хочу предложить вам прогулку.
        - Где вы? Я сейчас приеду за вами. Поужинаем в ресторане?
        - Давайте лучше встретимся на Владимирской горке. Уже поздно есть, а я девушка на выданье - нужно думать о фигуре.
        - По-моему, лишние калории на вас никак не отразятся.
        - Знаете, я больше года как вернулась в Киев, но ни разу просто так не гуляла по городу. Все куда-то бегу, озабоченная тем, что что-то должна сделать. А хочется просто почувствовать себя самой собой.
        - Вас услышал - через полчаса буду на месте.
        Встретившись, они гуляли по полупустым аллеям парка. Фонари дарили им призрачный свет позднего вечера. Они приблизились к ротонде на чугунных узорчатых столбах.
        - Я ощущаю атмосферу старинного парка. Вот в этой беседке сто лет тому назад играл духовой оркестр, а по аллеям гуляли дамы в длинных, по щиколотку, платьях под руку с мужьями, возлюбленными, одетыми в длиннополые сюртуки.
        - Удивительно, но я тоже это представил себе, - сказал Антон. - Вы стихи любите?
        - Когда-то даже сочиняла. Очень нравилось творчество Ахматовой, Ахмадулиной, Лины Костенко.
        - Может, что-то прочтете из своего?
        - Вряд ли вспомню, хотя…
        И Оксана стала читать стихи. Антон, как оказалось, тоже увлекался сочинительством стихов и новелл. За разговорами пробежал вечер, Антон хотел проводить Оксану домой, но она мягко возразила:
        - Я тоже за рулем, на своем автомобиле. Вы хотите сопровождать меня в качестве эскорта?
        - Почему бы нет?
        - В следующий раз воспользуюсь вашей любезностью, когда буду без автомобиля. До свидания!
        - Надеюсь, до скорого!

        Глава 19

        Ночью Оксане приснилось, что с ее автомобиля снимают колеса люди в остроконечных черных капюшонах, полностью скрывающих их лица.
        - Кто вы? - испуганно крикнула она, боясь к ним приблизиться.
        - Тени! - Один из них повернулся к ней и приподнял капюшон, под которым оказалась лишь непроглядная тьма, и она проснулась.
        В тревоге приблизившись к окну, она посмотрела во двор. После варварства, учиненного над ее автомобилем, она уговорила тетю на ночь оставлять наружное освещение у дома. В тусклом желтоватом свете она увидела мирно дремавшую «фиесточку», с которой, похоже, все было в порядке. И все же Оксана, набросив поверх ночной сорочки курточку, вышла во двор.
        Свежий воздух приближающейся осени сразу дал о себе знать, и она поежилась. Оксана подошла к автомобилю и тут спиной почувствовала взгляд, обдавший ее ледяным холодом.
        - Кто здесь? - крикнула она, отступая к двери.
        Послышался звук двигателя грузового автомобиля. Фары проезжающей по улице машины осветили двор, и она увидела на стене дома соседей гигантскую тень притаившегося человека с неприродной формы головой. Она мгновенно сделала спринтерский рывок к двери и, закрыв ее на засов, прислушалась. Грузовик проехал, и во дворе восстановилась тишина. Вернувшись в комнату, Оксана прилегла и, к удивлению, вскоре заснула. В этот раз без сновидений.
        Утром, пока она готовила завтрак тете и себе, убиралась по хозяйству, у нее из головы не выходили вчерашние удивительные видения, посетившие ее в подпольной лаборатории. Что это было - странные игры разума? Они ощутимо дополняли информацию, которую ей удалось собрать, и хотелось верить, что она в самом деле побывала в прошлом. Ведь многое, о чем она узнала во время этого необычного сеанса, ранее было неизвестно. Она не была любительницей истории, но другие названия улиц, трамвай, медленно ползущий по Владимирской и Крещатику, подсказывали, что так и было. Заглянув в Интернет, она убедилась, что улица Владимирская в самом деле называлась Короленко, а Крещатик - улицей Воровского. Да и другие детали ее видений подтвердились. Тем не менее Оксана понимала, что, получив сведения о Василии Хоме и его жене Яринке, имевших отношение к магическому трактату, она ни на шаг не приблизилась в расследовании пропажи девушек из общежития.
        Во время завтрака к ним неожиданно явился следователь Якимчук, с порога наговоривший кучу комплиментов тете и не заставивший себя упрашивать составить компанию за столом. После завтрака Оксана завела его к себе в комнату.
        - Что случилось? Не думаю, что вы приехали сюда, чтобы отведать домашних котлет.
        - По ним я тоже соскучился. Утром - бутерброд с колбасой, вечером - бутерброд с сыром, а на обед что придется.
        - А если серьезно?
        - За эти дни были сняты значительные суммы со счетов Алмазова. Он установил себе дневной лимит, поэтому каждый день снимает в разных банкоматах. Если бы это был Алмазов, то он мог зайти в банк и снять всю требуемую сумму. Что-то с его исчезновением не то. Он объявлен в розыск из-за ДТП с летальным исходом, но пока поиски безрезультатны.
        - Боясь ответственности за ДТП, гибель человека, Алмазов не идет в банк, а снимает деньги в банкоматах, ведь ему же есть-пить надо.
        - И сколько он так думает скрываться? Он же бросил все: шикарный дом, кафе, наконец, писательскую деятельность, - а это немало! С его достатком было бы проще нанять хороших адвокатов, тем более что потерпевшая сторона уже установлена. Это Григорьев Виктор Иванович, который вот уже полтора десятка лет скатывается все ниже и ниже: хронический алкоголик, не имеет ни жены, ни детей, ни крыши над головой. Каким образом он оказался с Алмазовым в одном автомобиле, - непонятно. Нашли только ранние фотографии Григорьева, когда он вел более-менее пристойную жизнь, и на них жена Алмазова опознала его как работника, нанятого ее мужем. Странные появления Алмазова у себя ночью и не менее странное поведение его жены. Она что-то недоговаривает.
        - Как я поняла, у вас есть ко мне конкретное предложение?
        - Я установил наружку за женой Алмазова, но интересно знать, что творится внутри дома, особенно ночью. Не хочешь нанести неожиданный визит этой Вете и остаться ночевать у нее, ведь она тебе недавно предлагала?
        - Это интересно, но я готовлюсь к новой карьере. Завтра утром выезжаю на съемки фильма в Ровенскую область. Исполню мечту детства - стану киноартисткой.
        Якимчук от удивления выпучил глаза и приоткрыл рот.
        - Разыгрываешь?
        - Режиссер сказал, что у меня талант актрисы, только надо его развить.
        - Какой режиссер?
        - Кротенко.
        - Так ты мне не поможешь?
        - Сейчас узнаю, во сколько завтра выезжаем. - И Оксана, посмеиваясь, набрала номер Кротенко.
        - Здравствуй, Семен. Это актриса Козлова. Откуда и во сколько завтра отправляется автобус?
        - Я уже ничего не понимаю и не знаю! - раздался в трубке раздраженный голос режиссера. - Словно нахожусь в заколдованном круге, из которого невозможно вырваться.
        - Что случилось?
        - Рябинина куда-то запропастилась!
        - Причина?
        - Откуда мне знать, какие тараканы шалят у нее в голове! Может, очередное романтическое увлечение, и она уехала, ничего не сказав, мне назло.
        - В милицию написали заявление?
        - Если каждый раз, когда она исчезает, писать заявление, то я в милицию ходил бы, как в дом родной! Помнишь, куда она исчезла, когда Алмазов пропал? Я думаю, что она это специально подстроила, чтобы мне насолить.
        - Что собираешься делать?
        - Искать другую актрису на ее роль. Не знаю, сколько на это потребуется времени. Она режет меня без ножа!
        - Все же в милицию…
        - Извини, буду искать. О новой дате отъезда сообщу чуть позже.
        Закончив разговор, Оксана повернулась к Якимчуку и сообщила:
        - Актриса Рябинина пропала.
        - Опять? Может, у нее амплуа такое, чтобы ее все время искали?
        - Хочется верить, что это ложная тревога. Вот только боюсь, что она пополнила список пропавших жертв, снимавшихся в фильме… - Оксана умолкла.
        - Не паникуй раньше времени! Так ты мне поможешь?
        - Карьера актрисы откладывается. В чем конкретно вы видите мое задание?
        - Нанеси ей неожиданный визит вечером и присмотрись. Может, что-нибудь и заметишь.
        - Ага, пойди туда - неизвестно куда, найди то - неизвестно что. Все предельно ясно и понятно.
        - Не капризничай, ты же не новичок.
        - Ладно. Хорошо, что я до вечера буду свободна.
        В пять часов вечера Оксана была возле заброшенного здания бассейна «Дельфин». Спустившись вниз, она набрала номер мобильного Вадима, и тот открыл ей двери. Внутри оказались все те же знакомые лица, отсутствовала лишь экстрасенс Галина, которой по-прежнему нездоровилось. Лев Казимирович сухо поинтересовался, принесла ли она отчет? Получив его, он заметно оттаял. От Оксаны не укрылось, что окружающие ее люди немного нервничают, и она тихонько поинтересовалась насчет этого у Вадима.
        - Надо менять место дислокации, - так же тихо пояснил он.
        - Что случилось?
        - Наши эксперименты требуют много энергии, поэтому мы находим места, где проходят силовые кабели, чтобы подключиться к ним. Через какое-то время становятся заметны неоправданные потери на электролинии и, соответственно, начинают искать их причину. Как только нам становится известно об этом, мы переезжаем на другое место. Оно уже подготовлено, но я пока не знаю, где именно, - всем этим «дирижирует» Лев Казимирович.
        Вадим проводил Оксану в «ракушку». Ощущение, что она давно знакома со всем, что сопутствует путешествию во времени, избавило ее от волнения. Надев шлем, датчики, Оксана спокойно закрыла глаза…

        Четырехколесная бричка, запряженная одной лошадью, в сумерках въехала в упорядоченный парк с удивительным сочетанием деревьев и кустов разных видов: лиственниц, барбариса, миндаля, орехов. По пути стали попадаться античные скульптуры, некоторые из них несли следы вандализма - не хватало разных частей тела, а от одной остались лишь ноги на пьедестале. Из березовой аллеи они въехали на аллею, полностью засаженную тополями, которая вела к виднеющемуся в конце ее огромному зданию с портиком из четырех колонн перед главным входом. Но бричка, не доезжая, свернула в сторону, дорога пошла вниз.
        - Слава Іiсусу, доїхали ми! - Кучер, маленький, худощавый, восседающий на козлах, повернулся к пассажирам, Яринке и историку: - Колишні пани, будинок, де зараз бібліотека, називали Філософським.
        - Скажите, что находится в главном дворце? - поинтересовался историк.
        - Нічого! Пан Мечислав[28 - Мечислав Ходкевич-младший.] навіть не встиг закінчити ремонт палацу, тільки-но поміняв покрівлю на даху, як прийшли сюди совєти. Але ще й до того, на час ремонту, всі цінності звідси він перевіз до Варшави, в нього там є великий палац. Ось він, пся крев, і гайнув звідси до Варшави, що зараз під німцем. І своєчасно - панам Ледуховським[29 - Александр и Август Ледуховские, имевшие имения соответственно в с. Смордве и с. Острижец.] пощастило - вони потрапили до буцегарні.[30 - Буцегарня - тюрьма.]
        Философский домик оказался двухэтажным зданием с четырьмя окнами на каждом этаже, одной стороной выходящий прямо на огромный пруд, а противоположной - на местечко Млинов, в домиках которого уже стал появляться свет. Кучер остановил бричку перед дверьми.
        - Ось бібліотека! - произнес кучер таким тоном, как будто хотел объявить: «Вот тут начинается дорога в преисподнюю!»
        - Огромная благодарность вам, Ефим Иванович, за то, что нас сюда доставили, - тепло улыбнулась Яринка, а историк протянул заранее оговоренную сумму за проезд. - А как вы доберетесь назад? Уже поздно, а дорога не близкая.
        - Я тутешній, це зараз в Дубно мешкаю. Тут батьківська хата, мати і молодша сестра живуть. Якщо вам щось знадобиться, запитайте, де мешкає родина Лакизюкiв. Містечко у нас невелике, всі всіх знають. - Он махнул рукой в сторону пруда: - На тому боці ставу, біля сільради з червоним прапором, хай йому грець, знаходиться батьківська хата - вона третя праворуч…
        Владимир Феликсович и Яринка сошли с брички, забрали вещи и подошли к двери. После дороги, сопровождавшейся скрипом коляски на рессорах, их вдруг оглушила густая тишина, которую нарушила, всхрапнув, уставшая лошадь.
        Кучер не спешил уезжать.
        - Зачекаю, якщо не вiдкриють, то візьму до себе на ночівлю, - пояснил он.
        Историк постучал в массивные дубовые двери большим деревянным молотком, висевшим рядом.
        И снова тишина. Ярину невольно охватило волнение: а если их не примут?
        Однако вскоре послышался звук поворачивающегося в замке ключа и сонный голос:
        - Кто здесь?
        - Свои, Сашко! Открывай! - весело, с явным облегчением крикнул историк.
        Открыл мужчина с тройным канделябром в руке, в котором горела одна свеча. Внешне он был копией Владимира Феликсовича, только моложе. Да и прическа у него была другая: длинные волосы до плеч, заложенные за уши, как у творческих людей - поэтов, художников, писателей.
        - Володя? - удивился длинноволосый, увидев приятеля и его спутницу. - Как ты здесь оказался? - спросил он, почесав свободной рукой за ухом.
        - Но-о! - скомандовал кучер застоявшейся лошади, убедившись, что у приезжих все в порядке, и крикнул напоследок: - Бувайте, панове-товаришi!
        - Тебе в дверях начать рассказывать или ты нас впустишь? - едко поинтересовался историк.
        - Пожалуйста, проходите! - засуетился длинноволосый, пропуская гостей в темную прихожую и торопливо закрывая за ними дверь на ключ.
        - Позволь представить тебе виновницу нашей поездки сюда - Ирину Николаевну Хому.
        - Можно просто Ирина, - добавила Яринка.
        - Александр Прокопенко. Саша. - Мужчина слегка наклонил голову. - Заведующий сим книжным хозяйством и одновременно библиотекарь в одном лице. Обещали дать помощника, но пока я сам. Свезли сюда книги со всех ближайших усадеб, и я должен с ними разобраться. Те, которые несут пролетарскую направленность в духе социалистического реализма, отправить на полки, чуждые - сжечь, имеющие историческую или иную ценность - в запасник. Скажuте мне, какие книги могли быть в личных библиотеках у здешних богатеев? В духе социалистического реализма?
        - Я читал, что у бывшего хозяина этого имения была великолепная библиотека, которой и цены нет! - с завистью сказал Владимир.
        - Та, которая досталась ему от его деда? Была да сплыла - успел увезти ее в Варшаву! Дед его, мой тезка, Александр Ходкевич, был наполовину ученый, наполовину алхимик. Искал, как свет взвесить. Занимался как раз в этом домике бог знает чем. Завтра покажу остальное, что тут имеется, - дворцы, музыкальный павильон с красноречивым названием - Темплум. Да и построен он в духе зданий тамплиеров.
        - Мы вообще-то с дороги! - напомнил Владимир.
        - Да-да! - спохватился Александр и пояснил: - Библиотека-читальня на первом этаже, а мои покои - на втором. Сейчас я посвечу вам, зайду вперед!
        В следующем помещении, довольно просторном, в полумраке угадывались столы и высокие стеллажи.
        - Разрешите! - Александр взял чемодан у Яринки, и они, пройдя в конец комнаты, подошли к деревянной лестнице.
        Александр стал боком подниматься по узким ступеням, освещая дорогу незваным гостям. На втором этаже обжитой оказалась всего одна комната, но очень большая, служившая нынешнему временному хозяину кабинетом, спальней и кухней.
        Вскоре на старинном овальном столе с резными ножками была разложена нехитрая снедь: половинка буханки хлеба, несколько очищенных луковиц, немного нарезанного тонкими ломтиками сала, сваренные вкрутую яйца. На примусе в кастрюле закипала вода для чая.
        - Мой брат перед гражданской войной начал писать роман, в котором одним из главных персонажей стала Розалия Любомирская-Ходкевич. К сожалению, он не успел закончить. - Яринка не спешила перейти к цели их поездки и пока присматривалась к Александру. - Наш предок Шарль де Виржи был в нее влюблен. Ее казнили по приговору революционного трибунала за то, что она готовила побег малолетнего сына короля. Наш предок чувствовал вину за ее гибель, поэтому впоследствии перекупил поместье в Чернобыле, где она родилась, и там жил с семьей. Поместье стало нашим родовым имением и продолжало быть таковым до самой революции. Брат переписывался с потомками рода Ходкевичей, в частности, с владелицей здешнего имения - княгиней Софией Ходкевич, мечтал приехать сюда и лично познакомиться.
        - К сожалению, княгиню Софию и ее дочь постигла страшная участь. В 19-м году на имение напала банда дезертиров. По одним сведениям, княгиня с дочерью бежали через подземный ход, а затем зачем-то вернулись. Думаю, более верна вторая версия - их застали врасплох и они не успели воспользоваться подземным ходом, который проходит под дном пруда. Бандиты, вдоволь поиздевавшись над беззащитными женщинами, убили их.
        - Какой ужас! - воскликнула побледневшая Яринка.
        - Господский дом-дворец вы видели - за эти годы его привели в порядок, но война, особенно ожесточенные бои в 16-м году, оставила свои следы. Впрочем, я хотел сказать не об этом. В малом дворце, по-местному «официне», уже на протяжении более ста лет происходят удивительные вещи. А начались они, когда тогдашней владелице имения, Марии Людвике Ходкевич, явился безголовый призрак с женской головой в руках, - в нем она узнала свою дочь Розалию.
        - Ту самую?
        - Впоследствии стало известно, что именно в тот день, когда явился призрак, ее дочь была гильотинирована в Париже.
        - Как могло выдержать материнское сердце такое! - в ужасе воскликнула Яринка.
        - Княгиня Ходкевич на следующий день уехала из имения и больше сюда не возвращалась. Зато призрак Розалии появлялся здесь неоднократно - многие его видели.
        - Удивительно, что она облюбовала для своих визитов именно это поместье, а не в Чернобыле, где родилась и долго жила. В Чернобыле моим предком была облицована одна из комнат плитками с ее изображением.
        - Может, это происходило из-за вашего предка? Вы говорили, что в ее смерти была и его доля вины, - вставил Владимир.
        - Об этом уже никто не узнает, - качая головой, грустно произнесла Яринка.
        - Все же позвольте узнать, какова цель вашего приезда? - не выдержал Александр. - Мне, конечно, радостно вновь увидеть друга и такую прелестную его спутницу, как вы, Ирина, но думаю, что приехали вы отнюдь не из праздного интереса к этим местам.
        - Вы правы. - Яринка решила сама все объяснить. - Все дело в магическом трактате, который был обнаружен в тайнике среди руин Черного замка. Раньше этот трактат хранился в нашем чернобыльском поместье и принадлежал предку - Шарлю де Виржи. Моя девичья фамилия - Кожушко-Девиржи. Затем его похитила хозяйка Черного замка в Бортничах, о котором я упоминала, для проведения ритуалов черной магии. Во время этих ритуалов проводились человеческие жертвоприношения!
        - Неужели такое возможно? - поразился Александр, а Владимир лишь молча пожал плечами.
        - В 18-м году я чуть не убедилась в этом лично, и если бы помощь не пришла своевременно… - Голос Яринки прервался, перед ее мысленным взором, словно в кино, промелькнули те ужасные события.
        - Допустим, что так и было! - воскликнул Александр, выскочил из-за стола и стал нервно ходить взад-вперед. - Я уже начал переводить текст рукописи, там и в самом деле описываются приемы черной магии. Ну и что с того? У нас чисто научный интерес, а цель - узнать его содержание, попытаться определить время и место написания. Уже сейчас могу предположить, что трактат создавали далеко от наших мест и очень-очень давно. Кому он может понадобиться?
        - В трактате описываются ритуалы, связанные с тайным культом богини Кали, и он является копией, переведенной с более древнего языка на санскрит. Страшен не сам трактат, а люди, которые хотят использовать его содержание.
        - Вы знаете этих людей?
        - Догадываюсь о некоторых.
        - Почему не подключите милицию? НКВД?
        - Если содержание трактата станет известно властям, то ситуация только усугубится. Неужели вы этого не понимаете?
        У Яринки разболелась голова, она встала и подошла к окну, за которым в свете луны, словно черное стекло, блестела вода в пруду. Она руками сжала виски, пытаясь ослабить боль. Яринка смутно слышала, как Владимир горячо доказывал своему другу, что она права. Все-таки проведенное в поездке время, заполненное разговорами, принесло свои плоды. Глядя на воду, она вспомнила, как в детстве боялась купаться в Припяти, потому что верила, что там обитают коварные русалки.
        Вдруг сонную тишину, окутавшую окрестности, нарушил далекий звук мотора автомобиля, который по мере приближения становился все громче и трескучее. Владимир и Александр, услышав его, прекратили спор.
        - Наверное, в сельсовет приехали, это с другой стороны пруда, а сюда доносится шум мотора, - предположил Александр.
        - Да нет, похоже, что едут в эти края, - возразил Володя.
        - Ночью? Все дома помещика Ходкевича закрыты, и в них ничего нет, новая власть пока не решила, как с ними поступить. Село находится по другую сторону речки Иквы, и в библиотеку сюда приходят только в том случае, когда надо провести политическое мероприятие.
        Шум автомобиля, нарастая с каждой секундой, слышался уже совсем близко. Наконец машина подъехала к дому и мотор затих. Вслед за этим донесся чей-то голос:
        - Он здесь. Вон видите свет в окне на втором этаже?
        Мертвенно побледнев, Яринка сказала:
        - Похоже, мы опоздали.
        Снизу послышался стук в двери и грубый голос, который она сразу узнала:
        - Открывай! Милиция!
        Александр дрожащей рукой зажег свечу, намереваясь спуститься вниз.
        - Это бандиты! - уверенно сказала Яринка. - Надо немедленно уходить и захватить с собой трактат!
        - Как? Куда? - растерянно произнес Володя.
        - Через воду, - Яринка показала рукой на пруд, - а затем пешком на Дубно.
        - Лезть в воду в ноябре, а потом пройти двадцать километров в темноте, мокрой одежде? - воскликнул Володя. - Увольте меня от этого!
        Стук снизу не прекращался ни на секунду. Послышались угрозы.
        - Пообещайте мне, что с книгой ничего не случится! Что вы ее не уничтожите! - произнес Александр, уже овладевший собой после первоначального приступа страха.
        - Обещаю, что книга останется в целости и сохранности! - твердо сказала Яринка.
        Снизу донеслись глухие тяжелые удары, видимо, приехавшие пытались вышибить двери.
        - Идемте вниз! - Александр стремительно вышел из комнаты, спеша спуститься по лестнице. На первом этаже он метнулся к стеллажам и вернулся с пакетом, завернутым в клеенку.
        - Возьмите! - протянул он пакет Яринке. - Помните, что вы обещали!
        - А вы? - Сжимая пакет в руках, она оглянулась на Владимира, но тот согласно кивнул, как бы говоря: «Держите книгу у себя».
        - Я останусь. Надеюсь, что это недоразумение и ваше приключение будет напрасным. Вам не придется плыть - подземный ход, о котором я рассказывал, начинается отсюда. - Он заволновался. - Но я по нему до конца не проходил, не знаю, в каком он состоянии и нет ли проблем с выходом наружу. Двадцать лет прошло, как им последний раз пользовались.
        Александр легко сдвинул один шкаф, под которым оказалась крышка люка, и открыл его. Снизу пахнуло сыростью и чем-то неприятным.
        - Лезьте быстро вниз! Я поставлю шкаф на место, открою окно - пусть думают, что вы в самом деле решили выбраться отсюда вплавь.
        Яринка первой спустилась по покрытой плесенью черной деревянной лестнице, надсадно скрипевшей под ее небольшим весом. Она уходила глубоко вниз, и Яринка, прикинув, отметила про себя: «Метра четыре будет, а то и пять». Когда стал спускаться историк, тоже не отличавшийся габаритами, прогнившая перекладина лестницы неожиданно сломалась и он, не удержавшись, рухнул вниз.
        Наверху захлопнулась крышка люка, и все погрузилось в непроглядную тьму. Яринка на ощупь приблизилась к упавшему мужчине, который едва слышно постанывал от боли.
        - Что с вами?
        - Нога… Я не могу на нее встать, не могу идти.
        - Я вам буду помогать.
        - Нет, уходите!
        - Я вас не брошу! - Яринка протянула руку, дотронулась до историка. - Опирайтесь на мое плечо и не беспокойтесь - я сильная!
        Ход был очень узким, сырым, под ногами хлюпала вода. Тесно прижавшись друг к другу, они двигались боком и крайне медленно - иначе не получалось. Когда они немного отошли, до них донесся глухой щелчок, отдаленно похожий на выстрел, а вслед за ним раздался вой, который едва ли мог издавать человек. Яринка почувствовала, как у нее сжалось сердце, - она поняла, что с Александром происходит нечто ужасное. Он пожертвовал собой, рассчитывая, что «гости» не знают о подземном туннеле, вход в который надо было скрыть снаружи.
        Их опасное путешествие продолжалось неизмеримо долго, несколько часов. Яринка, словно слепая, ощупывала рукой стену, делала небольшой шаг и останавливалась, давая возможность Владимиру опереться на нее всей тяжестью тела и тоже сделать шаг. Вряд ли подземный ход превышал несколько сот метров, но к его концу у обоих почти не осталось сил. Ближе к выходу они ощутили приток свежего воздуха; эта часть подземного хода была пологой, но на их беду оказалась затопленной. Им пришлось брести по пояс в ледяной воде, трясясь от холода и изнемогая от усталости. Выйдя на берег, они без сил растянулись на траве, но мокрая одежда и жгучий холод, вызвавший озноб, не дали им сидеть на месте.
        - Идите, я подожду вас здесь, - стуча зубами, сказал историк.
        Яринка поняла, что он прав. Сама она быстрее найдет помощь и вернется сюда, чем если они продолжат идти вдвоем.
        - Выкрутите одежду, - посоветовала Яринка и, шатаясь от усталости, пошла в село.
        Сделав с десяток шагов, она стала за деревом, сбросила с себя мокрую одежду и выкрутила ее. Обнаженное тело морозило, трясло, как при падучей. Когда она вновь натянула на себя мокрые вещи, теплее не стало, но двигаться было легче. Она блуждала огородами, брела по узким улочкам, тревожа собак, пока не вышла к центру, где увидела дом с поникшим красным флагом над коньком крыши - сельсовет. Стоя спиной к пруду, Яринка отсчитала третью с правой стороны хату, укрытую дранкой и соломой.
        Подойдя к забору, она открыла калитку и зашла внутрь. Только сделала пару шагов к дому, как к ней с яростным лаем бросился мохнатый пес. Едва успев отскочить назад, женщина прижалась спиной к калитке. Пес заходился в лае, но приблизиться к ней не мог - мешала веревка, привязанная к ошейнику. Наконец двери в домике отворились, вышла женщина в длинной, до пят, белеющей в полумраке рубашке.
        - Якого дідька! Цить, Лютий! Кого це серед ночі приперло?
        - Великодушно простите! Ефим Иванович тут живет?
        - Ночує тут. - Женщина повернулась и крикнула внутрь дома: - Юхиме! Виходь, це до тебе!
        Через полчаса Яринка уже переоделась в сухую одежду хозяйки дома, для нее великоватую, и пила горячий чай, почти кипяток, с медом. Ефим Иванович сидел напротив и внимательно слушал рассказ Яринки.
        - Напевно, це якісь бандюги приблудилися, - кивнул ей кучер. - Вранці місцева влада прокинеться і розбереться.
        На ее просьбу немедленно пойти и помочь замерзающему историку Ефим Иванович порекомендовал повременить. В темноте они вряд ли его отыщут, да и ей надо хоть немного отдохнуть, вон едва на ногах держится, а в помощь себе он утром найдет кого позвать. Сколько она его ни уговаривала, тот твердо стоял на своем.
        - У меня к вам еще просьба, Ефим Иванович. Возможно, я здесь задержусь, вы не могли бы передать через нашего общего знакомого, проводника поезда, моему мужу пакет?
        - Чому ж не передати? Зроблю це. А що в ньому?
        - Книга. Мой муж ученый, он ее очень ждет. - Она сняла перстень с черным камнем. - И это тоже.
        Яринка написала адрес и передала пакет, нетерпеливо ожидая, когда они пойдут на помощь историку. Вскоре небо стало светлеть. Послышался шум подъехавшего автомобиля, фары на мгновение осветили комнату. Яринка быстро подошла к окну. Хотя забор был высокий, доски в нем чередовались с достаточно большими просветами, и было видно, что автомобиль остановился рядом с их домом. Через двери выйти было уже поздно - ее сразу заметят. Она быстро вернулась к кучеру, глядевшему на нее с тревогой.
        - Ефим Иванович, это бандиты, хотя они могут быть одеты в милицейскую форму.
        - То теж бандити.
        - Мне надо бежать. Как мне отсюда выйти, чтобы меня не заметили?
        - Гайда через вікно!
        Спустившись из окна с тыльной стороны дома, Яринка пригнулась и огородами снова вышла к пруду, а затем, идя берегом, неожиданно для себя вышла за пределы села. Уже начало светать, поплыли густые клубы утреннего тумана. Она услышала позади шаги - ее преследовали! Она побежала, но уже через несколько шагов за что-то зацепилась и упала - ужасная боль пронзила ногу. Превозмогая ее, она с трудом поднялась, но ступить на ногу было больно. Стиснув зубы, она сделала шаг, чуть не упала и присела прямо на землю, решив затаиться в тумане.
        - Яринка! - услышала она знакомый голос, обрадовалась, сдвинулась с места, и под рукой у нее предательски хрустнула сухая ветка. «Андрей? Здесь? Почему?» Ей вспомнилась встреча кузена с огэпэушником Аверкием Гаврилюком. «Андрей с ним? Может, он имеет отношение к аресту Василя?»
        Шаги стали приближаться, и Яринка, превозмогая нестерпимую боль, двинулась в сторону пруда. Туман стал рассеиваться, до пруда оставалось шагов десять. Она оглянулась, две фигуры преследователей вырисовались метрах в тридцати от нее, но двигались они значительно быстрее. Закусив губу до крови, отчаянно хромая, Яринка побежала, вот уже осталась всего пара шагов до воды!
        Раздался выстрел, и Яринка, споткнувшись, упала лицом в землю. Андрей Кожушко в костюме и шляпе первым подбежал к ней.
        Наклонившись, он окинул ее профессиональным взглядом и увидел расплывающуюся лужу крови: пуля вошла в затылок, смерть наступила мгновенно.
        - Идиот! Что ты наделал! - гневно обернулся он к Аверкию Гаврилюку, облаченному в форму НКВД и сжимавшему в руке револьвер.
        - А что ты хотел? Она плавает, как нерпа! - И посоветовал: - Лучше обыщи ее, книга должна быть у нее.
        - Сволочь! Быдло! Ненавижу! - Андрей в гневе стал выпрямляться, его рука нырнула в карман пиджака, но Аверкий оказался проворнее. Пуля, выпущенная из его револьвера, попала Андрею в лоб, и он упал рядом с кузиной.
        Аверкий наклонился над Яринкой и обыскал ее мертвое тело. Со стороны, где они оставили автомобиль и шофера, послышались выстрелы и сразу стихли. В глазах Аверкия полыхнула ненависть - он понял, что это означает.
        - Достали и здесь, черти!
        У мертвой Яринки магического трактата не оказалось.
        «Выбросила или спрятала? Одежда на ней сухая, деревенская». Он посмотрел в сторону хат за огородами и зло сощурился. «Позже разберемся!»
        Времени у него не было. Он быстро стянул с мертвого Андрея пиджак, рубашку и штаны, тело затащил в воду, проследив, чтобы оно скрылось под водой. У хат слышались громкие голоса, раздавались команды - его поиски начались. Подхватив одежду в охапку, он побежал в сторону темного леса, до которого было совсем недалеко.

        Оксана очнулась в «ракушке». Промелькнувшие перед ней события прошлого потрясли ее. Жаль было Яринку, так и не увидевшую Василя, но сберегшую, как она и обещала историку, магический трактат, который сумела переслать мужу. Оксана не понимала, зачем было прятать, беречь трактат, который забирал человеческие жизни. Почему его не уничтожили? Разве его условная историческая ценность сопоставима с человеческой?
        Вадим, на этот раз лихорадочно спеша, освободил ее от шлема и датчиков.
        - Сейчас должна подъехать машина, и мы грузимся - переезжаем! Казимирович просил, чтобы вы подготовили отчет и передали нам через Галину.

        Глава 20

        Оксана подъехала к воротам усадьбы Алмазова и остановилась. Особенного желания встречаться с Ветой у нее не было, но просьбу Якимчука игнорировать не стоило. После звонка по домофону ей пришлось очень долго ожидать, глядя на светящуюся камеру наблюдения.
        «Неужели ее нет дома? Уже довольно поздно, чтобы ходить за покупками по супермаркетам». Наконец, щелкнув, двери открылись. Зайдя во двор, Оксана увидела спешащую к ней от дома Вету.
        - Вот решила вас навестить. Чаем угостите? - весело произнесла Оксана. По лицу Веты она видела, что та совсем не рада незваной гостье и, вероятно, имеет другие планы на этот вечер.
        - Конечно угощу и к чаю найду сладенькое, - нарочито бодрым голосом сказала Вета. Она провела ее в гостиную, и Оксане в глаза бросился чемодан у двери.
        - Собираетесь на отдых? - кивнула на чемодан Оксана.
        - На какой отдых я могу поехать, если непонятно, что с Веней. Да и на кого я брошу дом? - спокойно ответила Вета, но при этом смотрела в сторону. Оксане показалось, что сидящая перед ней женщина боится ее. С чего бы это? Ведь раньше она относилась к ней с симпатией и даже просила о помощи.
        - Вам до сих пор неизвестно, где Алмазов и почему скрывается?
        - После того раза, о котором вы знаете, он больше не появлялся здесь: ни ночью, ни днем. Почему скрывается, догадываюсь - боится, что его обвинят в смерти человека, который был с ним в автомобиле.
        - Вы знаете, кто это был?
        - Алмазов нанял его для работы в саду и на газоне. Вроде бы это вы подсказали следователю? - Вета посмотрела на Оксану и снова отвела взгляд, словно боялась, что та прочитает ее мысли.
        - Лишь высказала предположение, - ответила Оксана. - Мельком видела его, когда приезжала к вам в первый раз. Это подтвердилось?
        - Я не сразу узнала его по фотографии, которую дал следователь, - на ней он выглядел вполне прилично. Не знаю его фамилии, как и того, где Вениамин подобрал его.
        - Он у вас не один день работал, где-то жил, вы же должны были пересекаться?
        - Эти работники так быстро менялись, а для меня они все на одно лицо. Почему вы им интересуетесь?
        - Просто пришлось к слову.
        - Что вас занесло в наш дремучий край?
        - Такой уж дремучий - скорее сказочный! - рассмеялась Оксана. - У вас тут красиво, чистый воздух, светлый сосновый лес - курорт.
        - Если честно, мне надоело тут. Сижу в доме, словно сторожевая собака в будке на цепи, дальше магазина не могу никуда уйти. Раньше хоть с Веней парой слов могла перекинуться, а сейчас не с кем. Да и все теперь самой надо делать по дому и вокруг него. Постричь одни газоны - на целый день работы хватит.
        - Так уж не с кем словом перекинуться? А Никита, оператор? Вроде вы с ним дружите. Да и его помощник, по-моему, тут часто бывает.
        - Володька? Да, они с Никитой не разлей вода, всюду вместе. Вот на съемки собираются. Должны были сегодня, но у них там что-то разладилось, позже уедут.
        - Слышала, у них актриса пропала - Рябинина.
        - Ирка? Снова? Найдется, как и в прошлый раз. У нее в голове одни амуры, да и замуж хочется.
        - Вторые сутки ее нет.
        - Может, вы сюда приехали ее искать? - зло прищурилась Вета. - Откуда начнете? С подвала?
        - С какой стати? У меня встреча назначена на Большой окружной. Чтобы там не торчать, я вот решила к вам заехать. Как только мне позвонят, покину вас.
        - Хотелось бы в это верить, - нервно произнесла Вета. - Следователь ваш каверзные вопросики задает… В чем он меня подозревает? Скажите!
        - У него спрашивайте, я его с того времени, как к вам приезжала, не видела.
        Вета глубоко вздохнула и уже без агрессии спокойно сказала:
        - Простите меня, Оксана, - нервы! Измучилась я от вопросов-допросов, словно преступница! Вениамин где-то шляется, а мне отдувайся за него.
        - Не волнуйтесь, я вас понимаю и сочувствую.
        - Давайте выпьем по маленькой, - загорелась Вета. - Что вы хотите: коньяк, виски, мартини, ликер «Бейлис»?
        - Я за рулем - нельзя.
        - Ну, хоть пригубите, не пить же мне в одиночестве.
        - Тогда мартини.
        Вета начала колдовать возле бара, а у Оксаны зазвонил мобильный телефон. Это был Антон.
        - Смею напомнить о своем существовании. Может, сегодня встретимся? Вот так, без предварительной договоренности, экспромтом, как вчера. Можете бросить все и встретиться со мной?
        - Извините, Антон. Сегодня я не смогу, очень занята.
        - Похоже, что ваша жизнь состоит из постоянных заданий. Хорошо, буду ждать. - По голосу Оксана поняла, что Антон обиделся.
        - Вчерашний вечер был чудесный. Я давно не отдыхала душой.
        - Я рассчитывал на сегодняшнее продолжение.
        - К сожалению, не получается.
        - Тогда когда?
        - Не знаю. Я позже сама вам позвоню. Обещаю!
        - Хорошо, буду ждать.
        Оксана закончила разговор, а тем временем Вета подкатила тележку передвижного бара, на котором кроме бутылок была тарелка с нарезанными дольками лимона и блестящее металлическое ведерко со льдом. Хозяйка дома ловко наполнила стакан с толстым дном мартини. Оксана бросила в него несколько кубиков льда. Для себя Вета выбрала коньяк, наполнив на треть пузатый бокал. Только она устроилась напротив гостьи, как у нее зазвонил мобильный телефон. Взглянув на номер, она сказала:
        - Я сейчас вернусь, портниха звонит. - Выходя из комнаты, она плотно закрыла двери.
        «Что это за портниха, если с ней надо секретничать?» - насторожилась Оксана. Выждав немного, она осторожно открыла двери, но в коридоре было пусто - видно, Вета для разговора уединилась в какой-то комнате. Оксана вошла в коридор, прошлась вдоль дверей, но нигде не было слышно голоса Веты. «Неужели она поднялась на второй этаж?» Этот звонок чрезвычайно заинтересовал Оксану, и она стала осторожно подниматься по лестнице на второй этаж. В этот момент наверху открылась дверь кабинета Алмазова и оттуда показалась Вета с расстроенным выражением лица. Увидев Оксану, она зло сощурила глаза.
        - Извините, Вета, в вашем огромном доме я совсем потерялась - не могу найти туалетную комнату, - быстро сказала Оксана, хотя понимала, что ее объяснение звучит малоубедительно.
        - На втором этаже есть туалет, но также он есть и на первом - гостевой. Идемте, проведу вас. - Вета взяла себя в руки, хотя было видно, что недавний телефонный разговор расстроил ее.
        В сопровождении Веты Оксана прошла в просторную туалетную комнату, где была даже душевая кабина. Здесь Оксана перезвонила Якимчуку и рассказала ему о приготовленном чемодане и недавнем странном телефонном звонке к Вете, предположив:
        - Может, это звонил Алмазов?
        - Спасибо, пробью номер. Побудь у нее как можно дольше - не исключено, что она ждет гостя. Хотелось бы узнать, кто он.
        Оксана вернулась в комнату. Вета, нахмурившись, сидела в кресле и не спеша, мелкими глоточками пила коньяк. Увидев Оксану, она подняла бокал:
        - Присоединяйтесь!
        - С удовольствием! - Оксана подхватила свой стакан и сделала глоток. - Ко мне только что звонили, предупредили, что задерживаются, - едут из другого города и возникли дорожные проблемы. Не страшно, если я еще немного злоупотреблю вашим гостеприимством?
        - Вы мне не мешаете, наоборот, я рада, что вы меня навестили, - холодно улыбнулась Вета. - Оставайтесь здесь, сколько вам нужно. Вы мне очень нравитесь, Оксана.
        - Вы мне тоже очень симпатичны.
        Внезапно у Оксаны закружилась голова, словно она оказалась на быстро вращающейся карусели. Она привстала, но ее занесло, и она, не сумев попасть на стул, со всей силы приземлилась на пятую точку. Лицо Веты расплылось, да и вся ее фигура потеряла четкие очертания. Оксана боролась с головокружением и подступающей тошнотой, пыталась встать; ей удалось подняться, но снова занесло, на этот раз на передвижной бар, и, опрокинув его, она бессильно растянулась на полу. Через мгновение сознание покинуло ее.
        Дальше началась фантасмагория: некто в темно-зеленой маске с огромным ртом до самых ушей и свисающим красным языком тянул за собой Веронику, которая упиралась и молила о помощи. Они поднялись на вершину ступенчатой пирамиды инков. Незнакомец в маске стал пристраивать Веронику на находящийся посередине жертвенный камень в форме сердца. Невидимая стена не давала Оксане приблизиться, чтобы помочь девушке. Возникла невыносимая сверлящая боль в мозгу. Ощущая свое бессилие и боль, Оксана закричала что есть силы, пытаясь позвать людей на помощь, но изо рта вырвались лишь хрипы. Затем наступила темнота.
        Она очнулась на полу в незнакомом месте. Чуть поодаль лежала ее сумочка, из которой доносился виброзвонок мобильного телефона. В ногах стоял стул, рядом - перевернутый столик на колесах, кругом валялись бутылки с разнообразными алкогольными напитками. Голову распирало от боли, было трудно сосредоточиться. Оксана помнила о просьбе Якимчука, о том, что была в подвале бассейна «Дельфин», и о том, что собиралась и даже поехала в направлении загородного дома Алмазова, но что случилось потом, вспомнить не могла. Хваленая память подвела ее, словно на ней стерли последние события. Присмотревшись, она сообразила, что это в самом деле гостиная в доме Алмазова. Только почему она не помнит, как сюда вошла и что с ней тут произошло?
        Вновь завибрировал мобильный в сумочке, и на этот раз она ответила. Послышался встревоженный голос Якимчука:
        - Почему не отвечаешь? Что у тебя происходит?
        - Сижу на полу, болит голова.
        - Ты что, пьяная?
        - Не знаю, ничего не понимаю. Не помню, как попала к Алмазовым в дом!
        - Ты в самом деле пьяная? Ты мне оттуда уже звонила часа полтора назад, и, как я понял, все было нормально. Обещалась перезвонить. Уже четверть часа, как я не могу дозвониться к тебе - не отвечаешь!
        - Я с тобой… пардон, вами, разговаривала по телефону? Не помню, ничего не помню, и голова раскалывается!
        - Где хозяйка?
        - Я одна в комнате, и кругом на полу бутылки… Может, мы с ней подрались?
        - Пойди посмотри, где она. Ты мне говорила, что заметила у нее подготовленный чемодан. Неужели сбежала?
        - Минутку, сейчас поищу ее.
        - Будь осторожна! Постой! Я дам команду, чтобы «наружка» вошла в дом. Открой им двери.
        - Хорошо, иду. Где же пульт? - Голова продолжала болеть, мысли у нее путались.
        Уже выйдя из дому, Оксана вспомнила, что дистанционно двери открываются из столовой на первом этаже и из кабинета Алмазова на втором. За дверьми оказался худощавый низкорослый молодой парень лет тридцати, в солнцезащитных очках и легкой курточке.
        - Привет! Я Богдан! - компанейски сказал он и быстро направился в сторону дома, небрежно бросив на ходу: - Кофе угостишь?
        - Есть только какао, - раздраженно ответила Оксана, поведение оперативника ей не понравилось.
        - Не откажусь.
        Зайдя в дом, оперативник вытащил пистолет и жестом показал, чтобы Оксана держалась подальше от него, а сам начал обследовать первый этаж. Там никого не оказалось и ничего подозрительного не было. Чуть дольше, изучая беспорядок и внимательно осматривая все вокруг, он задержался в гостиной, где Вета принимала Оксану. Неслышно поднявшись по деревянной лестнице, оперативник таким же образом стал обследовать комнаты на втором этаже. Оксана шла за ним. Войдя в следующую за кабинетом Алмазова дверь, он резко остановился, и Оксана, еще до конца не пришедшая в себя, налетела на него. И лишь затем увидела Вету, с выпученными глазами и вывалившимся языком. И сразу все поняла…
        В этой комнате, оборудованной под спортивный зал, имелось несколько тренажеров и стояла шведская стенка. К ней и прислонилась Вета, слегка подогнув ноги. И только подойдя ближе, Оксана увидела, что Вета повисла на поясе от халата, который сдавил ей шею. Оперативник подошел к ней, пальцем проверил пульс на шейной артерии и покачал головой, показав, что женщина мертва.
        Оперативник сам отправился осматривать оставшиеся помещения, а Оксана, стараясь ничего не нарушить, обследовала тренажерный зал, а затем вновь подошла к Вете. Головная боль не давала ей возможности сосредоточиться, а великолепная фотографическая память, которая была ее фишкой, на этот раз подвела, и недавние события словно бы стерлись из нее.
        «Что между нами произошло, почему я оказалась в беспамятстве на полу, а ты в петле? Ты сама это сделала или кто-то решил избавиться от тебя?»
        Положение тела, способ повешения, на первый взгляд, указывали на самоубийство, но об этом даст заключение судмедэксперт. Есть определенный процент самоубийств, когда не оставляют посмертную записку. В основном это связано с сильными душевными эмоциями или психическими заболеваниями. Вета не производила впечатления человека с нарушенной психикой, хотя после исчезновения гражданского мужа находилась в повышенном нервном состоянии.
        «Если принять версию самоубийство, то что могло подтолкнуть ее к этому? Вета рассердилась, толкнула меня, я упала, и она, подумав, что случайно убила меня, наложила на себя руки? Суицид из-за страха перед тюрьмой?»
        Даже те немногие встречи с Ветой подсказывали Оксане, что для этой женщины подобная ситуация невозможна. Да, Вета в последнее время нервничала, но вряд ли полезла бы в петлю. Скорее всего, тут все же убийство.
        Вернулся оперативник, и, судя по его хмурому виду, ни с чем.
        - Я позвонил Якимчуку, он скоро приедет со следственной группой.
        Он подошел к повешенной и, глядя на нее, поинтересовался:
        - Думаете, самоубийство?
        - Предполагаю, что ей помогли.
        - Мы дежурили у входа - никто, кроме вас, сюда не входил.
        - Мог перелезть через забор.
        - Тогда мы это узнаем - вокруг дома понатыкано столько инфракрасных видеокамер!
        - Мне плохо, я поеду домой.
        - Позвоните Якимчуку, думаю, что он не обрадуется. Лучше подождите его.
        Оксана отправилась в гостевую спальню и, не раздеваясь, прилегла на кровать. Сон мгновенно сморил ее.
        - Эй-эй! Вставай, разоспалась!
        Оксана открыла глаза и увидела Якимчука, а рядом с ним пожилого мужчину в костюме и медицинских перчатках. Голова у нее продолжала болеть, но боль уже была терпимая, да и чувствовала она себя значительно лучше.
        - Знакомься, Николай Петрович, - представил мужчину следователь. - Он судебный медик, труп он уже осмотрел, теперь посмотрит тебя, разберется, что это у тебя за провал в памяти. Или она уже восстановилась?
        - Нет, не помню, - сказала Оксана, присев на кровати.
        - Уж у кого-кого, но чтобы у тебя были проблемы с памятью! - удивился Якимчук.
        - И на старуху бывает проруха, - снисходительно произнес судебный медик.
        - В ее-то юном возрасте! - не согласился Якимчук.
        - Это вопрос времени и культуры питания, - заметил судебный медик и обратился к Оксане: - Давайте осмотрю вас.
        - В перчатках, в которых трогали труп? Спасибо, не надо.
        - Это другие перчатки. Для вас надел праздничные.
        - Сегодня не праздник, поэтому с осмотром повременим. - И Оксана сменила тему: - Как вы думаете, она покончила с собой или это убийство?
        - Если вы имеете в виду женщину в соседней комнате… - Судебный медик вопросительно посмотрел на Якимчука.
        - Но не себя же! - разозлилась Оксана.
        - Предварительно могу сказать, что смерть женщины произошла от асфикции, одиночная странгуляционная борозда ровная, восходящая к узлу, незамкнутая, бледно-желтого цвета, что указывает на повешение. Насильственных следов не видно, а остальное покажет вскрытие.
        - И все же?
        - Пока этого достаточно. Давайте я все-таки проведу осмотр вашей головы. Потеря памяти иногда бывает из-за травмы головы.
        - У меня сильно болела голова, да и сейчас боль еще не прошла.
        Судебный медик осмотрел голову Оксаны на предмет внешних повреждений.
        - Ничего нет, как я и думал.
        - Тогда что со мной произошло?
        - Вы алкоголь сегодня вечером употребляли?
        - Не помню. Скорее всего, нет - я за рулем.
        - Скорее всего, да. Кратковременная потеря памяти бывает при соединении алкоголя с клофелином или подобными лекарствами. Я взял на анализ алкоголь из раскрытых бутылок. Судя по валяющимся на полу двум фужерам и запаху, из одного пили коньяк, из второго - мартини.
        - Если и пила, то мартини.
        - Вот обо всем этом мы узнаем завтра после анализа. А пока, голубушка, давайте из пальчика возьмем кровь на анализ. И за руль вам сегодня нельзя, ибо клофелин - коварное средство. А память уже завтра начнет восстанавливаться, может, не сразу, по частям.
        - Петр Николаевич! - В комнату вошел оперативник из следственной группы. - У нас находка! В подвале!
        - Что нашли?
        - Идемте, увидите!
        Оксана, несмотря на слабость, увязалась за ними. Проходя через комнаты, она увидела, что Якимчук приехал с усиленной следственной группой и сейчас его опера производили тщательный обыск во всем доме.
        В той части подвала, где находился угольный склад, под углем была обнаружена яма, закрытая досками. В ней оказался изъеденный кусок плотного черного полиэтилена. Когда его убрали, то под ним вырисовалось нечто похожее на кашу серо-черного цвета, с торчащими ветвями, и только темный, будто облезший череп дал понять, что некогда это было телом человека. Оксану стало подташнивать от увиденного, а также от резкого, словно от нашатыря, запаха. Зато эксперт даже наклонился, чтобы принюхаться.
        - Тело засыпали негашеной известью, - уверенно заявил он. - Если бы прошло чуть больше времени, тут ничего не осталось бы.
        - Кто бы это мог быть? - спросила Оксана, думая о пропавших девушках. - Хотя бы знать, мужчина или женщина?
        - Более вероятно, что это человек довольно крупной комплекции, - уклончиво сказал эксперт.
        - Похоже, что хозяин этого дома никуда не исчезал и находился здесь все это время, - кивнул Якимчук. Затем посмотрел на бледную Оксану и скомандовал: - Тебе пора домой - завтра увидимся!
        По распоряжению Якимчука, несмотря на возражения Оксаны, за руль ее автомобиля сел уже знакомый ей оперативник Богдан и доставил домой.
        - Вам-то хорошо, вы дома! А мне еще пилить через весь город. Где тут транспорт найдешь? - огорченно заявил оперативник, отказался от кофе и ушел в ночь.
        Оксана же, едва коснувшись подушки, провалилась в глубокий сон.

        Глава 21

        - Николай Петрович, утром ко мне вернулась память. Ваш эксперт оказался прав. - Оксана находилась в кабинете у следователя Якимчука. - После того, как я сделала глоток мартини, вскоре потеряла сознание.
        - В бутылке с мартини обнаружена лошадиная доза клофелина - концентрация в несколько раз превышает смертельную дозу. Тебе повезло, что ты лишь немного отпила, иначе все закончилось бы намного печальнее.
        - Судя по всему, Вета на это и рассчитывала, но для чего?
        - Твое появление было некстати, ты увидела приготовленный к отъезду чемодан. Возможно, они засекли наружное наблюдение, а тут еще ты пришла к ней - ей известно о наших хороших отношениях.
        - Рабочих, - уточнила Оксана. - Результаты вскрытия уже есть?
        - Какая ты быстрая, - покачал головой следователь и торжествующе объявил: - Есть! Твои предположения?
        - У нее заговорила совесть, и, раскаиваясь в убийстве мужа, она свела счеты с жизнью. Или ей помогли умереть?
        - Убийство. Ее усыпили эфиром, а затем подвесили. Все обставлено так грубо, что не возникло никаких сомнений - убийца спешил убраться из дому.
        - Камеры видеонаблюдения?
        - Были отключены, вероятно, самой жертвой - она его ждала, это был хорошо знакомый ей человек. Предполагаю, что любовник.
        - Почему?
        - После исчезновения Алмазова камеры в позднее вечернее время постоянно отключались. С чего бы одинокой беззащитной женщине делать это в ночные, самые опасные, часы? А утром снова включала. Днем боялась, а ночью - нет?
        - Выяснили, кто ей звонил?
        - Судя по всему, звонивший находился не так далеко от ее дома. Предположительно сидел в автомобиле. Вот только согласно объяснению хозяина телефона, его старенький «Нокиа» был похищен месяц тому назад. Поскольку такой телефон в нынешнее время стоит копейки, о пропаже хозяин не заявил, купил себе покруче. А заменить симку проблем нет. Мы все же проверили алиби бывшего хозяина этого телефона, Овчарова Валерия Степановича. Имя тебе неизвестно?
        - Впервые слышу.
        - С алиби у него все в порядке.
        - Кто бы мог быть ее любовником?
        - Установим. Прошерстим ее окружение, узнаем, с кем она общалась. Начнем с соседей. Первый подозреваемый - ее сосед Трофименко, который вместе с ней утверждал, что Алмазов жив и ночью приходил в дом.
        - Оператор?
        - Для следствия не так важна его специальность, главное - есть ли у него алиби.
        - То, что найденное тело - это Алмазов, уже точно установлено?
        - Ты Алмазова видела, а также то, что от него осталось. Сможешь опознать?
        Оксана отрицательно покачала головой. Вспомнила ужасное зрелище и особенно запах - и ее тут же стало подташнивать. Она быстро сделала глоток из стоявшей перед ней чашки с круто заваренным кофе - горечь напитка помогла справиться с позывами.
        - Поэтому, пока не пройдет генетическая экспертиза, утверждать это нельзя. А материал нужно взять у близких родственников, ребенка, например, а он по ту сторону океана.
        - Непонятно, для чего Вете понадобилось убивать мужа?
        - Ее уже не спросишь, надо найти убийцу.
        - Зачем ей нужно было устраивать спектакль с появлением Алмазова по ночам? Не проще было бы не привлекать к себе внимания?
        - Им надо было убедить окружающих в том, что Алмазов жив и скрывается, потому что боится ответственности за гибель человека во время ДТП. И логично выглядело то, что он начал снимать со своих карточных счетов деньги, причем довольно немалые. Пока мы не знаем причины, по какой они убили Алмазова, а может, это была смерть по неосторожности. Хотя вряд ли. Они решили скрыть смерть Алмазова, уговорив садовника, по комплекции и возрасту похожего на покойного, взять напрокат автомобиль и организовать ДТП. Они понимали, что хотя тело садовника сгорело полностью, его вряд ли примут за тело Алмазова, однако при небрежном проведении экспертизы такая вероятность существовала. В любом случае им требовалось время, чтобы снять крупные суммы со счетов Алмазова, у которого имелся дневной лимит на снятие наличных. Их дальнейшие планы нам уже известны: у Веты оказался купленный билет на рейс в Боготу. Сейчас мы проверяем список пассажиров на этот и другие рейсы в Колумбию, а также в другие страны, где есть с нами безвизовый режим. Хотя существует вероятность того, что убийца с самого начала решил избавиться от нее,
как ниточки, которая приведет к нему.
        - Выходит, смерть Веты была заранее спланирована?
        - Возможно, она запаниковала, увидев тебя, и тогда он решил избавиться от нее. Но, скорее всего, он замыслил это с самого начала и тщательно все продумал, поэтому будет непросто к нему подобраться. Он находится где-то рядом, и не исключено, что на минувшую ночь у него заготовлено алиби.
        - В том, что вы разберетесь, у меня нет никаких сомнений. А как продвигается расследование смерти Новиковой?
        Якимчук скривился, словно съел что-то кислое:
        - Пока убийца не установлен. Голубицкого выпустили - генетический анализ показал, что она была беременна не от него. Оказывается, охлаждение его отношений с Новиковой произошло по вполне реальной причине - он стал встречаться с некой Фирсовой Еленой. Судья выпустил его под подписку о невыезде.
        - А я уезжаю на съемки фильма. Утром звонил режиссер, сообщил, что выезд завтра, если, конечно, опять что-нибудь не помешает, - у киношников это запросто. Решила поменять амплуа частного детектива и стать киноактрисой.
        - Куда же ты едешь?
        - В Млинов, есть такой городок в Ровенской области.
        - Ведь режиссер - Кротенко?
        - Он самый. Что-то не так?
        - Очень хорошо! - обрадовался следователь. - Присмотрись там к нему.
        - Вы его подозреваете?
        - Кротенко длительное время работал с Новиковой и даже был с ней в близких отношениях. Может, она забеременела от него?
        - С его слов, он давно прекратил эти отношения, поэтому и появился у нее другой.
        - Сказать можно что угодно. Как у тебя продвигаются поиски исчезнувших девушек?
        - Пока совсем ничего, хожу по кругу. Не знаю, что с ними и кто к этому имеет отношение.
        - Совсем ничего? - разочарованно протянул следователь.
        - Нахожусь в той точке, с которой начала, есть лишь предположение, что их похищение…
        И тут следователь резко прервал ее:
        - Ты уверена, что это похищение? У тебя есть хоть какие-то факты, доказывающие твою версию?
        - С чего бы две молодые красивые девушки внезапно уехали куда-нибудь, никому ничего не сообщив, бросив работу и вещи в общежитии? - так же резко ответила ему Оксана. - Прошло больше двух недель со дня их исчезновения.
        - Странности есть, - согласно кивнул следователь. - И какие у тебя предположения?
        - Что это каким-то образом связано с романом и фильмом про убийцу в маске.
        - Опять ты за свое! С исчезновением Алмазова стало ясно, что его убили и решили обнулить его счета на кругленькую сумму, - и никакой мистики, связи с тем, что он писал. А ведь он автор книги и сценария! И даже если девушек действительно похитили, то это был сексуальный маньяк или психопат. Возможно, он в самом деле посмотрел фильм и по какой-то причине нацелился на них. Но пока мы ничего об этом не знаем.
        - Фильм посмотрели многие тысячи зрителей - будем искать среди них? Иголку в стоге сена? Есть зацепка - перед исчезновением Вероники на нее напал человек в «смеющейся» маске. На вечере у Алмазова я видела человека в точно такой же маске - он был там! Выходит, он из числа гостей - членов киногруппы, приглашенных на ту вечеринку.
        - Необязательно. Его мог привести с собой кто-нибудь из приглашенных, или он перелез через забор.
        - А камеры видеонаблюдения?
        - Они могли быть отключены.
        - Тогда, значит, у него был сообщник или сообщница, в какой-то мере посвященные в его планы, - выпалила Оксана.
        - Теперь ты понимаешь, почему я вдруг заинтересовался твоими результатами поисков? Не исключено, что похищение девушек (цель пока неизвестна) и убийство жены Алмазова между собой связаны, - она была не только соучастницей убийства собственного мужа, но через своего любовника имела опосредованное отношение к их исчезновению. Она могла помочь своему любовнику попасть на вечеринку - гости были в масках и некоторые оставались в них до самого конца.
        - Выходит, вы тоже подключились к поиску пропавших девушек?
        - Нет, я расследую конкретные убийства, и эти девушки могут «всплыть» в ходе расследований. Вот что я попрошу тебя, Оксана: напиши мне, какие шаги ты предпринимала, какие версии выдвигала и проверяла. А там уже решим, как дальше действовать.
        - До отъезда я вряд ли успею, - уклончиво сказала Оксана. Что она может написать - о легендах, видениях прошлого через «зеркала Козырева»? Якимчук поднимет ее на смех!
        - А ты постарайся.
        Выйдя на улицу, Оксана направилась к своему автомобилю. Утром ей позвонил режиссер Кротенко, сообщил о дате отъезда и попросил, чтобы она пришла к ним в павильон, - ее платье готово, надо примерить.
        Раздался звонок ее мобильного, и в трубке послышался голос Антона:
        - Как вчерашнее задание, успешно завершено?
        - Более-менее.
        - Не дождался вашего звонка… Сегодня вечером встретимся?
        - Извините, необходимо снова уехать.
        - Ответственное секретное задание?
        - Я вас, наверное, рассмешу: я еду на съемки художественного фильма. Роль эпизодическая, но не массовка.
        - Чем больше я вас узнаю, тем больше вы поражаете меня обилием талантов.
        - Не помню, чтобы у нас речь шла хоть о каком-то.
        - Раз это не секретное задание, то хотя бы можно узнать, где будут проходить съемки?
        - В Млинове, Ровенской области.
        - Как долго вы там будете?
        - Не знаю, думаю, недолго. Дня три-четыре.
        - Хотите я к вам приеду? Послезавтра пятница, рано выеду и еще днем буду у вас.
        - Не надо, я же там не на отдыхе.
        - Значит, договорились. Накануне перезвоню и узнаю, где вас можно будет найти.
        «А почему бы и нет? - подумала Оксана, завершив разговор. - Не думаю, чтобы я там была постоянно занята, а так романтическое приключение. Возлюбленный мчится за сотни километров, чтобы подарить цветы. - И тут же себя приземлила: - У меня с ним нет никаких отношений, да и виделись мы с ним всего раз, если не считать, когда он менял колесо на моей машине. А я уже придумала себе неизвестно что».
        По дороге на студию Оксана заехала в архив СБУ и поинтересовалась ранее сделанным запросом.
        Все тот же молодой человек в сером костюме, с непроницаемым лицом, выдал ей несколько серых папок с инвентарными номерами, предупредив, что выносить ничего нельзя. Если потребуется что-нибудь скопировать, то тут имеется ксерокс.
        Оксана устроилась в читальном зале наподобие библиотечного, где кроме нее работали с документами двое пожилых мужчин, полностью углубившись в свое занятие.
        Василий Хома был повторно арестован в начале 1941 года по анонимному доносу, в котором перечисляли его «грехи»: участие в армии УНР в 1919 -1920 гг., работа на разведку панской Польши, а после ее оккупации - на абвер. Судя по записям, на допросах Хома держался мужественно, отвергал обвинения в шпионаже. Голословные обвинения анонима ничего не доказывали, и, возможно, он отделался бы небольшим сроком лагерей, если бы арестованный преподаватель из университета не указал на него как на сообщника в его «шпионской» деятельности. На заседании «тройки», состоявшемся в бывшем Институте благородных девиц, он был признан виновным в шпионаже в пользу Германии и в тот же день расстрелян в подвале этого здания.
        Против Гаврилюка Аверкия Валерьяновича было возбуждено дело по обвинению его в шпионаже, предательстве Родины, службе в рядах СС. Из протоколов его допросов было ясно, что следователь спешил и особенно не вдавался в детали. Гаврилюк был завербован резидентом немецкой разведки Андреем Ивановичем Кожушко в начале 30-х годов и выполнял его задания по сбору секретных данных, пользуясь своим положением офицера госбезопасности. В 1940 году, будучи разоблаченным, он находился в бегах. Потом, «вдруг раскаявшись», самолично ликвидировал резидента Кожушко, что впоследствии просил учесть на суде. Боясь справедливого наказания за предательство, пересек границу и оказался в Польше. В «Аненербе» он занимался лишь поиском исторических артефактов. Затем дезертировал и оттуда, пристал к банде уголовников и бывших полицаев, думал явиться с повинной, но не успел - был арестован. Из дальнейшего постановления военного суда следовало, что Гаврилюк А. В., как предатель и шпион, был приговорен к смертной казни через повешение, что было приведено в исполнение в январе 1946 года на площади Калинина в Киеве.
        Оксана задумалась: «Даже сейчас, через столько лет, возникает вопрос, почему Гаврилюка приняли в сверхсекретную организацию Гиммлера - «Аненербе»? Чем он мог привлечь к себе особое внимание? А вот следователь, который вел допрос Гаврилюка, не обратил на это внимание. Гаврилюк рассказал о ликвидации Кожушко, но не упомянул о старинном трактате, за которым он продолжал охотиться, даже зная, что разоблачен и по его пятам идут его бывшие сотрудники по госбезопасности. Теперь, зная специфику деятельности «Аненербе», можно предположить, почему магический трактат заинтересовал их. Как только трактат попал в руки Гаврилюка, он сразу дезертировал и скрылся. Рассчитывал использовать древнюю рукопись в собственных целях? Но почему он не попытался купить себе жизнь, имея на руках столь ценный артефакт?»
        Оксана записала фамилию следователя, который вел дело Гаврилюка: Свириденко Назар Остапович. В материалах дела также находились справки: «О направлении Ивана Аверкиевича Николаева (1929 г. р.) в детский дом закрытого типа для детей осужденных, в село Утюжаны Винницкой области»; «Ордер на арест Катерины Дмитриевны Николаевой и свидетельство о ее смерти от отравления, датируемая 1939 годом». В письменном объяснении директор детдома в Утюжанах сообщал, что в ноябре 1942 года Ивана Николаева забрал из этого заведения его отец, Аверкий Гаврилюк. Никаких других материалов, касающихся дальнейшей судьбы сына Гаврилюка, не было.
        Полученная информация ей ничем не помогла, и она поехала на встречу с режиссером. Кротенко на месте не оказалось. Оксаной занялась полноватая костюмерша Зина, которая попросила, чтобы она примерила одно из подготовленных платьев.
        - Вы прекрасно выглядите в нем! - удовлетворенно сказала она, оглядев Оксану со всех сторон. Затем попросила примерить еще пару платьев и тоже осталась довольна.
        - У вас великолепная фигура, - заявила Зина и вздохнула. - Завидую вам. У вас особая диета?
        Зина оказалась очень словоохотливой и угостила растворимым кофе с булочками с корицей собственного приготовления. Оксана согласилась составить ей компанию, решив воспользоваться болтливостью Зины, чтобы узнать побольше о членах киногруппы, которые были заняты на съемках «Красной маски».
        Зина строчила, как пулемет, но, к сожалению, ничего интересного Оксана пока не находила в ее словах. Особенно много дифирамбов она посвятила режиссеру:
        - Сеня молодец, такой умный, воспитанный! Бывает, что выйдет из себя, когда на площадке актеры не понимают его указаний, но все в культурной форме, без матов. А ведь у него, чтобы вы знали, было очень тяжелое детство, он воспитывался в детском доме и всего добился сам, своим трудом и головой! Можете себе представить, что ему пришлось пережить в Утюжанах!
        - Где? - невольно вскрикнула Оксана, услышав знакомое название села.
        - В Утюжанах находился детский дом, в котором воспитывался Семен, - пояснила Зина.
        «Что это, очередное совпадение? Иван, сын Гаврилюка, находился там, а затем, через много десятилетий, через него прошел и Семен Кротенко? Конечно, это может быть только совпадением!»
        - А как он оказался в детском доме? Кто его родители?
        - Неизвестно, - с важным видом заявила Зина. - Загадочная история. Я думаю, что его из благополучной семьи выкрали цыгане, заставляли заниматься попрошайничеством…
        - Это он вам рассказал?
        - Семен ничего не помнит о том периоде, его первые воспоминания начинаются с пяти лет, когда он уже был в детском доме. Когда он вырос и стал интересоваться, как попал туда, ему объяснили, что его нашли на вокзале в Виннице в весьма неприглядном виде. Милиция не смогла найти родителей, а потому неизвестно, как он попал на вокзал. Было лишь понятно, что ребенок пережил сильный стресс.
        В ожидании Кротенко Оксана воспользовалась свободным компьютером и вошла в Интернет. Узнала, что в Утюжанах детский дом располагался в бывшем помещичьем поместье, старинном доме, где одновременно воспитывалось порядка полутора сотен детей. В начале 30-х годов это была школа-приют закрытого типа для детей репрессированных родителей, с середины 50-х годов - обычный детский дом-интернат. В начале 2000-х годов, в связи с аварийностью здания, он был закрыт, а дети распределены по другим интернатам.
        «Плохо, что туда нельзя позвонить. Но, по всей видимости, это ложный след - слишком уж явное совпадение. Вряд ли между сыном Гаврилюка и Кротенко могла быть родственная связь». Но тот факт, что Гаврилюк и Кротенко прошли через один и тот же детский дом, пусть и через большой промежуток времени, не давал ей покоя, и она все время думала об этой непонятной связи.
        Когда приехал Кротенко, Оксане не удалось с ним переговорить с глазу на глаз, так как его разрывали со всех сторон вопросами, касающимися завтрашнего отъезда. К тому же Семен пребывал в состоянии между крайней удрученностью и такой же степени злостью. Зина, тоже пообщавшись с ним, вскоре пояснила Оксане:
        - Семен рвет и мечет из-за того, что Рябинина так и не появилась и ему пришлось спешно договариваться с другой актрисой, Любой Фроловой. Она вместе в Рябининой проходила кастинг, и он изначально хотел остановиться на Любе, но Рябинина уговорила взять ее.
        - Фролова вроде снималась в предыдущем фильме - «Красной маске»?
        - В главной роли. И здесь она тоже будет «главной». А Рябинина осталась в минусе - в ее актерском активе это была бы первая главная роль.
        - Тогда почему Кротенко переживает, если изначально хотел видеть в главной роли Фролову?
        - Очень даже чего! Фролова востребована и успела подписать контракт на участие в многосерийке в роли второго плана. После Млинова Семен планировал сразу поехать с киногруппой на съемки во Львов, а Фролова связана обязательствами и не может, потому что освободится только через десять дней. Весь график съемок у Семена нарушен. Если по-новому проводить кастинг, то это займет много времени. Так что Семен оказался в заколдованном круге.
        - Как я поняла, Рябинину не очень любят как актрису, но она пользуется особым вниманием Кротенко и…
        - Ира Рябинина - великолепная актриса, но имеет вздорный характер и очень увлекающаяся. Ходили слухи, что у него с ней был роман, после того как он расстался с Ритой Новиковой. Возможно, и был, но крайне краткосрочный. - Зина насмешливо посмотрела на Оксану. - Вычисляете конкуренток?
        Оксана вспыхнула, но сдержалась.
        - У меня с Кротенко нет никаких отношений. И не будет. Он пригласил - я согласилась.
        - На моей памяти это первый случай, когда он приглашает сниматься без кастинга.
        - Всегда что-то происходит впервые. Что касается Рябининой - неужели никто не допускает, что с ней могло что-то случиться? Ведь две девушки из прошлого фильма пропали и их до сих пор ищут.
        - У Рябининой уже был срыв, когда она посреди съемок укатила отдыхать с очередным ухажером-толстосумом. Тогда срочно изменили сценарий, да и роль у нее была далеко не главная.
        - С кем живет Рябинина?
        - Сама, снимает квартиру. Вроде она из Черкасс.
        Оксана не стала дожидаться, когда приедет Кротенко, и, уточнив время и место отъезда, поехала домой. По дороге она мысленно взвешивала все «за» и «против» относительно того, отправиться ей автобусом или своим ходом. Понимала, что в автобусе у нее будет время познакомиться и пообщаться со всеми, но в итоге решила ехать на своей машине - так она будет независима в своих действиях. Млинов, как она узнала из Интернета, был совсем маленьким местечком, и при желании срочно уехать оттуда в Киев возникнут проблемы - надо будет ехать через Дубно или Ровно. Ей вспомнилось путешествие в прошлое, парк и дворец Ходкевичей - насколько совпадет то, что она увидит, с тем, где побывала столь необычным способом?
        Вечером Оксана созвонилась с Кротенко и сообщила, что поедет своим ходом и независимо от них. Узнала, что надо ехать не в Млинов, а в Дубно, где киногруппа будет жить в гостинице с одноименным названием.
        - О Рябининой ничего не слышно? - не удержалась Оксана.
        - Не напоминай мне о ней! - раздраженно бросил он.
        - Не думаешь, что с ней могло произойти то же самое, что и с пропавшими девушками, Леной и Вероникой? Ведь она играла в «Красной маске» роль третьей жертвы!
        - Не думаю! Зная характер и наклонности Иры, могу предположить, что она влезла в очередную авантюру. То она связалась с темной личностью, в надежде, что ей составят протекцию в журнал «Плейбой», то собралась выйти замуж за миллионера, который оказался женатым, то чуть не уехала в Голливуд, поверив очередным обещаниям. Она подвела меня капитально!
        - И все же стоило бы пройтись по ее контактам и выяснить, почему она проигнорировала возможность сыграть главную роль, которой очень добивалась?
        - Ты и это знаешь? Где-то есть телефон ее матери - сообщу ей, пусть она займется поисками, напишет заявление в милицию. Что бы с Ирой ни произошло, это последствия ее неуравновешенного характера и желания получить все и сразу, не прилагая особых усилий.
        - Мне кажется, что с твоей стороны это жестоко по отношению к ней. Ведь…
        Кротенко ее прервал:
        - Ты хотела список членов киногруппы «Красная маска» - я его подготовил и отметил тех, кто в новом фильме не принимает участия. Сообщи адрес своей электронной почты, я тебе сейчас пришлю.
        Оксана быстро продиктовала адрес.
        - Все, выслал тебе. Извини, но у меня еще полно дел. До встречи в Дубно. Мы предполагаем быть там к часу дня, а в три уже начнутся съемки.
        Оксана нетерпеливо прошлась по списку: всего тридцать два актера, из них двадцать один - мужчины. Однако в съемках нового фильма примут участие только двенадцать, из них пять будут в Млинове: Илья Мельниченко, сыгравший Шарля де Виржи, Артемий Барсуков, исполнивший роль дяди-злодея, а также Володя Мельник - маркиз, готовивший похищение сына королевы, Денис Шестов - следователь ревтрибунала, Павел Воловик - офицер нацгвардии. Женские персонажи Оксана не рассматривала, так как человек, напавший на нее ночью, мог быть только мужчиной. Она просмотрела личные страницы этих актеров в соцсетях, изучив фильмографию, краткие биографии, роли, навыки, которыми они профессионально владеют. Все они имели опыт верховой езды, фехтования, занимались единоборствами. Самым возрастным был Артемий Барсуков - 52 года, самым молодым - Павел Воловик, которому исполнился всего 21 год.
        Ознакомившись с данными этих актеров, Оксана решила пока оставить без внимания других и заняться ими, когда вернется в Киев. Однако ничего такого, что бы зацепило ее взгляд, не нашла. Затем она перешла к мужчинам, которые осуществляли съемку и техническую поддержку фильма. Их тоже набралось изрядное количество - 21 человек, из них одиннадцать, не считая самого режиссера, поедут на съемки в Млинов. Кроме оператора Никиты Трофименко был второй оператор - Анатолий Лещенко, помощники оператора - Володя Черныш, с которым она уже была знакома, а также Борис Клейман и Иван Топорков, директор картины - Cергей Зубков, художник по костюмам - Роман Лундин, композитор Осип Финкиштейн, монтажная группа реквизиторского цеха: Петр Степанков, Олесь Шкиряк, Женя Стоянов. Почему композитор ездит на съемки, для Оксаны было крайне удивительно, она считала, что музыку сочиняют в тиши кабинетов, сидя за пианино. У них оказались странички в соцсетях, но блуждание по ним тоже ничего не дало. И тут ее осенило - Зина их всех знает и выдаст информации больше, чем Интернет. Созвонилась с Зиной, и та с радостью согласилась
составить ей компанию в предстоящей поездке.

        Глава 22

        В Интернете Оксана нашла исчерпывающую информацию о том, как добраться в Дубно, при этом выяснив, что ей придется потратить на дорогу порядка четырех часов. Поэтому она не спеша выехала в восемь утра, зная, что у киношников, отправлявшихся на автобусе, сбор был назначен на семь часов. Затем она заехала за Зиной на Чоколовку. У той оказалось две огромные сумки вещей.
        - Раз уж еду с тобой на персональном автомобиле, то решила не ограничивать себя, - призналась костюмерша.
        До Житомира дорога порадовала их великолепным покрытием, и сто пятьдесят километров они проскочили за час с четвертью. Зина постоянно стрекотала - много слов и ни о чем. Оксана не спешила с расспросами, желая выйти на интересующую тему как бы невзначай. Ну, какая женщина откажется, чтобы не перетереть косточки общим знакомым? И Оксана дождалась - Зина «зацепилась» за Илью Мельниченко, пожаловавшись:
        - Красавец мужчина, мечта женщин, а что творится в его личной жизни - сплошной туман. Непонятно, то ли его женщины не интересуют, то ли он очень тщательно скрывает свои отношения с ними. Ни одной мне известной интрижки. К нему на шею вешаются красавицы, а он сбегает от них.
        - Может, он ищет ту единственную? И, конечно, она вешаться ему на шею не будет.
        - Актер живет эмоциями, без них он не актер. Это помогает ему поддерживать профессиональную форму. Инженер после работы идет домой, ноги - в тазик с горчицей, рядом жена в переднике с тарелкой борща, а актер постоянно на тусовках, на виду. Интрижки с коллегами по работе, любовные треугольники - это в норме.
        - Мне сразу расхотелось стать актрисой или женой актера, - улыбнулась Оксана. - Меня больше прельщает по вечерам инженер с ногами в тазике с горчицей.
        - Ксана, не лукавь! - рассмеялась Зина. - А Семен Кротенко, наш шеф? Не сомневаюсь, что он положил на тебя глаз и ты вроде не против.
        - Ошибаешься. Он сильно переживает после гибели Риты Новиковой, видимо, у них были не только деловые отношения.
        - Было да сплыло. Последние два года у них только общие дела. Они были близкими товарищами. Тем более Рита в последнее время увлеклась серьезно.
        - Виктором? - невольно вырвалось у Оксаны.
        - Ты его знаешь? - удивилась Зина. - Витя был ей не пара, и они в последнее время очень редко общались. Как муж и жена, когда надоели друг другу, живут вместе по привычке. Витя слишком покладистый, а Рита - норовистая кобылка, которую надо было уметь запрячь, а он не смог. У Риты месяца два тому появился близкий друг, которому это удалось.
        У Оксаны перехватило дыхание, и она снизила скорость, да и дорога стала хуже.
        - Новый знакомый?
        - Она его знала и раньше, но чувства между ними возникли недавно.
        - Она тебе об этом сама рассказала?
        - Однажды я его мельком увидела, когда он высадил ее из автомобиля у входа на выставку, где мы с ней встретились. Пока дошли до павильона, немного пообщались, она была вся такая окрыленная, как бывают влюбленные. Помню, я удивилась, почему он не заехал через служебный заезд, не подвез ее до самого павильона? Она ответила, что он очень спешил, а я думаю, что они по какой-то причине не хотели афишировать свои отношения.
        - Его имя она, конечно, не назвала?
        - Кажется, Антин, или вроде того. Он вышел из авто, обошел, галантно открыл ей дверь, на прощание поцеловал ручку.
        - Как он выглядел? Наверное, красавец?
        - Я его мимолетно увидела, их заслонил подъехавший микроавтобус, а потом он уже сел в автомобиль и уехал. Симпатичный, высокий блондин.
        - Автомобиль крутой?
        - Не разбираюсь я в тачках, но думаю, что не дешевая, серого цвета.
        Дальше дорога стала несколько хуже, но была вполне терпимой. Оксана старалась держать скорость не более ста километров, прикинув, что в любом случае приедет значительно раньше оговоренного часа встречи. Оксана мысленно поставила себе плюс - Якимчук обрадуется новому свидетелю и у него появится возможность копнуть глубже.
        - Узнала, что с нами едет композитор, - продолжила она разговор. - Он что, прямо на съемочной площадке сочиняет музыку?
        - Ося очень любит тусоваться, а выезд на съемки - это повод вырваться из дому. У него ревнивая жена, которая старается контролировать каждый его шаг, а он любит веселое времяпровождение. При случае напивается, но никогда не теряет над собой контроль. Не в пример Барсукову.
        - А тот что?
        - Барсук, когда напивается, пристает ко всем женщинам. На съемках предыдущего фильма были две молоденькие девушки, так он им проходу не давал.
        - Он женатый?
        - Барсук разведенный, раза два как минимум. Держит зуб на всех женщин из-за бывших жен - они вроде понаставляли ему рогов до развода. Помешан на молоденьких, чем моложе, тем сильнее у него текут слюнки, а самому уже за пятьдесят. Как-то раз сказал мне, старый хрыч, что «лолиты» помогают ему продлить молодость.
        - Я посмотрела фильм «Красная маска», мне он очень понравился. Особенно актер, который играл маркиза, главу заговорщиков.
        - Вольдемар Мельник - ловелас, ни одну новую юбку не пропустит. Не сомневайся, на тебя он сразу обратит внимание, а там как хочешь - поддавайся его обаянию или игнорируй.
        - Он женат?
        - Официально - да, фактически - нет. Его жена уехала на съемки в соседнюю страну и там нашла себе любовь. Не разводятся, так как не могут прийти к консенсусу относительно раздела имущества - квартиры и загородного дома. Она общается с ним по «Вайберу», так как боится приехать и решить с ним этот вопрос. Сказала своей закадычной подружке, что он совсем не такой, каким его видят окружающие. Ему убить человека, что муху раздавить. Но Лора и сама не подарок - скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты. А ее близкая подруга - Ирочка Рябинина!
        - Такие страсти слышу о тех, с кем придется общаться, что стало не по себе. А что можешь сказать о Никите Трофименко?
        - О, это семьянин, который заслуживает высшей степени похвалы.
        - Извини, но мне показалось, что у него с Ветой, женой Алмазова, особые отношения. Знаю, что о покойных - или ничего, или хорошо, но как-то вырвалось.
        - Никита очень дружил с Алмазовым, поэтому они и построились рядом. А Вета - вещь в себе. Откуда она появилась в жизни Алмазова, я не знаю. До него было много их, а эта задержалась дольше всех. Не думаю, чтобы Алмазов когда-нибудь расписался с ней.
        - Володя Черныш, ассистент Трофименко, по-моему, тоже очень с ним дружен.
        - Я бы не спешила называть это дружбой. Будущее Володи как оператора очень зависит от Никиты, и тот этим пользуется. Володя, учитывая возраст, слишком поздно ступил на эту стезю, но, может, у него что-нибудь и получится.
        - Володя женат?
        - Был, но очень давно. Он слишком увлекающийся, сейчас горит желанием стать полноценным оператором, но завтра может увлечься другим. За ним это замечалось - в кино он пришел из геологии. Тебя все холостяки интересуют?
        - Хотелось бы знать побольше о людях, с которыми придется общаться, хоть и недолго.
        - Холостяки, которые не познали счастья брака и развода, это Павел Воловик и Иван Топорков. Паша для тебя слишком молод, а вот Ваня, второй ассистент оператора, как раз подойдет по возрасту. Пьет в меру, не курит, обходителен, вежлив, начитан.
        - С такими-то талантами - почему же на него никто до сих пор не позарился?
        - Красотой не вышел. Ему тридцать лет, в детстве перенес тяжелую форму ветрянки, и у него все лицо усеяно оспинами.
        - Он киевлянин?
        - Нет, приезжий из Черниговской области. Снимает квартиру. Для тебя актуален квартирный вопрос?
        - Не скажу, что очень, но живу с родной тетей.
        - Тогда тебе стоит обратить внимание, если не считать Семена, на второго оператора - Анатолия Лещенко и на директора картины, а попросту администратора, Сергея Зубкова. Оба состоятельные и живут отдельно. У Зубкова даже загородный дом по Бориспольской трассе в селе Гора, скромный, не такой, как у Алмазова, но все есть для жизни. У Лещенко трехкомнатная квартира на Троещине, конечно, не фонтан, но тоже неплохо. Зато дача есть в Киевской области - достался ему родительский дом после их смерти.
        - У тебя прекрасные задатки свахи. Пока меня интересует только информация о людях.
        - Мужчинах, - невинно улыбнувшись, поправила Зина.
        - Именно о них, - согласилась Оксана.
        После Новоград-Волынского дорога стала еще хуже, особенно Оксану «порадовали» Корец и Гоша. Доехав до Ровно, Оксана и Зина позавтракали в придорожном кафе. Город им понравился чистотой улиц и малоэтажностью зданий. Пользуясь голосовым навигатором, Оксана проехала по Киевской улице, въехала на Дубенскую и вскоре выехала из города. Дальше на дороге стали чаще попадаться ямы, и Оксана еще больше снизила скорость. Стараясь быть более внимательной на трассе, она вполуха слушала щебетанье Зины, которая теперь перешла к характеристике женской половины киногруппы, давая язвительные и уничижительные оценки. Повезло только Любе Фроловой, в которой Зина не обнаружила заметных изъянов и которая на примерке всегда дарила ей шоколадку. К тому же Люба никогда не отказывала ей в контрамарках на спектакли в театре.
        В Дубно они приехали раньше автобуса и, оставив машину у гостиницы «Дубно», решили немного прогуляться по городу. Территория около гостиницы, да и само здание радовали глаз. А фонтан и расположенные рядом скамеечки просто притягивали к себе. Но энергичная Зина уже остановила какого-то местного мужчину и, расспросив его, потянула Оксану за собой.
        - Тут рядом замок находится - пойдем посмотрим. Я люблю блуждать по историческим местам, слушать душещипательные и ужасные истории!
        - Давай дождемся автобуса, а уже потом сходим куда-нибудь на экскурсию. - Оксана внимательно всматривалась в окружающую обстановку, но тут ничего не напоминало о том, что она видела во время путешествия в прошлое.
        - Наивная! У нас только и есть времени, что осталось до приезда автобуса! - вскричала Зина. - Семен в работе зверь, и свободного времени у нас будет ровно столько, чтобы вечером упасть на кровать и проспать отведенные им восемь часов, а потом снова работа - и так до отъезда. Думаешь, ты сюда приехала на экскурсию? Ошибаешься! Тебя ждет работа, по количеству затраченных калорий равная работе в каменоломне!
        До знаменитого Дубенского замка, расположенного на мысе над рекой Иква, было чуть меньше километра. Перейдя широкий оборонительный ров по перекинутому деревянному мосту, они прошли через внушительные ворота с надвратной башней. Зина тут же нашла земляка - долговязого симпатичного Пашу из Киева, который в замке был уже второй раз. Он рассказал, что Дубенский замок уникален в своем роде - ни разу не был взят приступом за четыреста лет существования. Во дворе замка оказались симпатичные газоны, скамеечки для отдыха. Паша предложил пройтись по залам дворцов князей Любомирских и Острожских, но когда он проговорился об имеющемся тут подземелье, которое описал Гоголь в повести «Тарас Бульба», Зина категорически заявила:
        - Веди вниз!
        Подземелье замка произвело на них впечатление уже на входе, где выстроились в пешем строю фигуры польских крылатых гусар, так называемая гусария. Многочисленные мрачные переходы создавали атмосферу далекого прошлого. Но больше всего их поразила комната пыток с множеством специальных для этого приспособлений и скелетами в кандалах. Ее предваряла комната допросов, со всеми подходящими атрибутами и даже муляжом крысы на столе рядом с чернильницей. На Зину все это подействовало угнетающе, и она быстро попросилась на выход, поближе к дневному свету и солнышку.
        Однако продолжить экскурсию у них не получилось: Оксана обнаружила у себя пропущенные телефонные вызовы от Кротенко и сразу набрала его.
        - Где вы ходите? - Режиссер был краток и грозен. - Все уже разошлись по номерам, скоро будет съемка.
        - Недалеко, минут через десять будем.
        - В вестибюле вас будет ждать Ваня Топорков, я на него временно возложил обязанности моего помощника. Полyчите у него ключи и узнаете о ваших дальнейших действиях.
        Прощаясь с Пашей, Зина не преминула взять у него на всякий случай номер мобильного телефона, и девушки поспешили в гостиницу. У входа стояли два автобуса, на одном приехала киногруппа, а второй, специализированный, доставил сюда аппаратуру и реквизит.
        Лицо встретившего их Ивана Топоркова было покрыто оспинками, но этот изъян особенно не портил его, а придавал несколько своеобразный вид.
        - У вас меньше часа времени на размещение и отдых, - сообщил Топорков. - Затем обед и выезд в Млинов на съемки.
        - Успеем, Ваня. Не переживай! - Зина взяла у него ключи от двухместного номера.
        Увидев номер с двумя простенькими деревянными кроватями, шкафом для одежды и стареньким телевизором, Зина вынесла короткое резюме:
        - Совок! Сеня, как всегда, пожлобился на нормальные номера, себе небось взял люкс.
        - Нормально, всего пару ночей тут надо провести. - Оксана была менее категорична.
        Для одежды, которую захватила с собой Зина, одного шкафчика оказалось мало, даже притом, что гардероб Оксаны уместился на двух вешалках. Они быстро, по очереди, приняли душ и едва успели переодеться, как позвонил Топорков, сзывая всех на обед в ресторан.
        В ресторане Зина, торопливо поглощая еду, продолжала рассказывать Оксане о киногруппе, расположившейся по разным столикам. Оксана с трудом узнавала в них, без грима и сценических костюмов, персонажей кинофильма «Красная маска». В жизни они выглядели совсем иначе, особенно ее поразила Люба Фролова, сыгравшая роскошную и своенравную красавицу Розалию Любомирскую. У нее оказалась вполне заурядная внешность, да и вела она себя весьма скромно.
        Для поездки в Млинов Оксана и Зина пересели в автобус. Зина вкратце представила Оксану, добавив, что ее предстоящая роль - дебютная в кино. Особого внимания к себе Оксана не почувствовала, как это бывает, когда новый человек попадает в незнакомую компанию, где все знают друг друга. Собственно, ей это и требовалось, чтобы присмотреться к каждому из них.
        И лишь Барсуков, плотоядно улыбаясь, проявил к ней интерес:
        - Дорогуша, прошу ко мне! Я буду тебе хорошим наставником.
        «Маркиз» Вольдемар Мельник, ехидно улыбаясь, наклонился и что-то тихо сказал сидевшему рядом с ним оператору Анатолию Лещенко. Тот глянул на Оксану, пробирающуюся по проходу, скривился в гримасе и пожал плечами.
        - Сами с усами! - агрессивно заявила Барсукову Зина, взявшая шефство над Оксаной, и попросила пересесть Володю Черныша, ассистента оператора, чтобы они с Оксаной могли сесть рядом. Тот понимающе кивнул и пересел к Денису Шестову, который в предыдущем фильме исполнил роль фанатика-следователя, а теперь сосредоточенно играл на гаджете.
        Всю дорогу до Млинова Зина тарахтела без умолку, но ничего нового из этой болтовни Оксана не почерпнула. Сама она смотрела в окошко, вспоминая недавнее путешествие в прошлое: Философский домик, библиотекаря Александра Прокопенко, отважную Яринку, историка Владимира Феликсовича, трагические события в Млинове, произошедшие более семидесяти лет тому назад.
        Когда автобусы въехали в парк, сердце Оксаны невольно забилось сильнее - она узнала аллеи, хотя они несколько изменились: деревья стали выше, разрослись, исчезли многочисленные статуи. Они проехали мимо поворота, ведущего вниз, к Философскому домику, и подъехали к флигелю, который, как помнила Оксана, библиотекарь называл «официной». Выйдя из автобуса, Оксана окинула взглядом стоявший поодаль бывший главный дворец, но не узнала его - он сильно изменился. Из здания вышла группа молодежи и с любопытством уставилась на приехавшие автобусы и многочисленную киногруппу.
        - Что-то не так? - послышался ироничный мужской голос, и, обернувшись, Оксана увидела красавца Вольдемара. - Смотришь на него с каким-то страхом, словно оттуда должно вылезти чудовище.
        - В Интернете видела старинный снимок дворца - совсем не похож.
        - Молодец, любознательная. На фото ты видела дворец, а это вновь отстроенное после войны здание техникума. Поэтому съемка будет только в малом дворце, который с тех времен остался без изменений. Сейчас там музей, но Сеня утряс вопрос о съемках с местной властью. Меня, кстати, зовут Вольдемар.
        - Очень приятно.
        Но тут его позвали, и он отошел. Для непосвященного казалось, что вокруг происходит какая-то беспорядочная кутерьма, но Оксана, оказавшись в роли наблюдателя, вскоре поняла, что началась работа. И каждый знает, чем следует заниматься, за исключением ее самой. Тут дошла очередь и до нее. К ней подскочил взъерошенный Топорков:
        - Хорошо, что нашел вас!
        «Как будто я пряталась, а не стояла у всех на виду».
        - Вот вам сценарий - изучайте. Потом проведем с вами одну репетицию, а завтра будет съемка.
        Оксана получила несколько листочков с текстом и отошла в сторонку. Тем временем во флигеле и возле него готовили съемочные площадки, суетилась монтажная группа. Она спустилась к имеющему крайне неухоженный вид Философскому домику, который сиротливо стоял у пруда и смотрел на белый свет давно не мытыми окнами. Здесь оказалась старенькая, дряхлая деревянная скамеечка, и Оксана, заколебавшись, постелила платок и присела. Полученный сценарий имел три эпизода: в первом она должна поднести письмо старой графине, сделать перед ней книксен, протянуть поднос с письмом и костяным ножиком; во втором - выйти из темного коридора прямо перед Варенькой, ее играет Люба Фролова, и, жестами предупредив ее об опасности, показать, чтобы та уезжала отсюда; в третьем эпизоде она идет по парку, останавливается у пруда, смотрит на воду и, внезапно обернувшись, видит опасность: от страха у нее расширяются зрачки. Последний эпизод отмечен буквами КП.[31 - Крупный план.]
        Вроде все просто, за исключением второго эпизода - как ей, «немой», дать понять об опасности, чтобы это было понятно и зрителю? Она снова поднялась к съемочной площадке, где уже ставили свет, настраивали камеры.
        - Где ты ходишь? - К ней подошел Денис Шестов. - Мне Сеня сказал, чтобы я посмотрел, что ты приготовила.
        - Что именно?
        - У тебя в руках что?
        - Та часть сценария, которую…
        - Вот и показывай по сценарию, - раздраженно прервал ее Шестов.
        - Но там еще участвуют актеры.
        - Представь, что они есть! - Шестов посмотрел на нее и смилостивился: - Ладно, я буду говорить текст за них.
        Через час Оксана чувствовала себя взмыленной лошадью, а ведь они репетировали только первый эпизод, который казался ей проще простого.
        - Теперь переходим к третьему. - Шестов решил нарушить последовательность, отдав предпочтение более сложному. - Пошли вниз, к пруду.
        Этот эпизод у Оксаны пошел легче, точнее, его первая часть, так как она уже стала понимать, что от нее требуется. Вот только Шестов был недоволен ее проявлением ужаса на лице, хотя ей казалось, что она делает все натурально: закатывает глаза, расширяет зрачки.
        - Не то, не то! - то и дело недовольно хмурился Шестов. - Давай сначала! На тебя будет наезжать камера - крупный план!
        Оксана прошла по ненавистному ею маршруту к обрывистому берегу над прудом, просчитала про себя две секунды и обернулась.
        Шестов, который до этого стоял метрах в пяти от нее, вдруг оказался у нее за спиной и, скривившись в ужасной гримасе, замахнулся огромным булыжником, готовясь размозжить ей голову. Парализованная страхом, Оксана замерла на месте.
        - Оксана! Тебя зовут! - послышался крик Зины, и булыжник завис на полпути до головы Оксаны.
        - Молодец, сейчас у тебя получилось, - как ни в чем не бывало произнес Шестов. Отбросив булыжник в сторону, он повернулся к ней спиной и стал подниматься наверх. Оксана несколько мгновений не могла прийти в себя от происшедшего, пока к ней не спустилась Зина.
        - Что у вас тут происходит?
        - Мы репетировали. - Оксану еще била мелкая дрожь, она не могла забыть выражение лица Шестова - в нем читались звериная ярость, желание убивать.
        - Ну да. Денис сам предложил Сене порепетировать с тобой, хотя тот собирался поручить это Ване, - тот хоть и оператор, но заканчивал актерский. А потом он понял, что из-за внешности может стать актером узкого амплуа. Да и предложений ни в кино, ни в театре не было, вот он подался в операторы. Но с театром не распрощался - есть у него несколько ролей. Я видела, как он играет, - полностью перевоплощается! Он участвовал в кастинге на роль дяди Шарля де Виржи, это было чудо, казалось, он прямо на глазах, без грима «постарел», но Сеня отдал предпочтение Барсукову. Разболталась я, идем, Сеня зовет!
        Оксана, поднимаясь вслед за Зиной, размышляла, что сейчас было? Шестов использовал метод из системы Станиславского, чтобы по-настоящему испугать ее, или хотел убить, представив происшедшее как несчастный случай? Ведь в том месте, где они репетировали, было небезопасно: сделай Оксана неосторожный шаг - и она могла упасть с обрыва на камни, служившие для укрепления берега. Неужели Денис Шестов - тот самый человек-тень, которого она ищет? Чем она так насолила ему, что он готов воспользоваться любым случаем, чтобы от нее избавиться?
        Подходя к группе актеров, которая собралась возле Кротенко, она почувствовала не только страх, но и уверенность, что именно среди членов этой съемочной группы прячется зловещий убийца Тень. И она - его следующая цель! Это может быть любой из них, а Шестов лишь преподал ей урок актерского мастерства, как надо вживаться в роль. А заодно невольно напомнил, чтобы она была осторожна.
        Кротенко отпустил актеров и обратился к Оксане:
        - Как ты? Осваиваешься?
        - Да, спасибо. Шестов со мной репетировал, мне кажется, чему-то научил.
        - Шестов сейчас занят на съемках, я найду тебе другого учителя. - Кротенко оглянулся и позвал: - Рома, иди сюда!
        Художник-постановщик Лундин, высокий, худой, астенического телосложения, обладал звучным, сочным басом, не вяжущимся с его внешностью.
        - Рома, помоги девушке освоиться с ролью.
        - Сеня, я не актер!
        - Возьми любого актера, кто не задействован в ближайшее время, и - вперед!
        Выбор Лундина остановился на Насте, у которой была роль третьего плана, и она очень толково помогла Оксане с ее ролью и без изуверского приема Шестова. Настя вначале сама показала жесты глухонемой, затем отвела Оксану внутрь флигеля, и та стала отрабатывать их перед огромным, в человеческий рост, зеркалом.
        - Все движения должны быть естественными, свободными, незаученными. Этого можно добиться только большим количеством повторений. Представь, что ты немая и тебе крайне важно сообщить о грозящей опасности. Руки должны сами двигаться, ведь ты, когда разговариваешь, не думаешь о языке?
        Съемки затянулись до сумерек, и лишь потом съемочная группа, погрузившись в автобусы, отправилась на отдых в Дубно. Ужинали, когда за окном ресторана стемнело, и Семен в который раз напомнил, что на время съемок действует сухой закон и нарушители будут строго наказаны материально, так как на этот случай имеется пункт в договоре, подписанный актерами.
        - А я ничего не подписывала, - сообщила Оксана Зине.
        - Это понятно, ты ведь на особом положении, - подмигнула ей Зина.
        После ужина Зина собралась продолжить экскурсию по городу и созвонилась с Павлом, с которым они познакомились накануне. Оксана, сославшись на усталость, осталась в номере - постоянная болтовня Зины стала утомлять ее, сбивала с мысли, а ей надо было обмозговать полученную сегодня информацию. Зина особо не настаивала и, принарядившись, вышла из номера, оставив после себя сладковатый шлейф итальянских духов «Черрути».
        Оксана стала составлять список подозреваемых.
        Пальму первенства продолжал удерживать режиссер Семен Кротенко: необычайная схожесть с портретом Шарля де Виржи и тот же детдом, через который прошел сын Аверкия Гаврилюка, вряд ли могли быть простым совпадением. На второе место, благодаря необычной репетиции, неожиданно вышел Денис Шестов. Третьим был оператор Никита Трофименко, но только из-за своего соседства с Вениамином Алмазовым. Несмотря на положительную характеристику Зины, он мог быть тайным любовником Веты и в любое время проникать к ней в дом ночью. Далее при отборе она стала учитывать не степень значимости ее подозрений, а лишь их наличие. Нынешний ассистент оператора Иван Топорков попал в список благодаря изъянам на своем лице - возможно, из-за них он питал особое пристрастие к маскам, а отсюда, с учетом возможных сердечных травм от женщин, могла развиться болезненная фобия. Барсуков, главный злодей «Красной маски», тоже вызывал подозрения, особенно из-за своей слабости к юным девушкам. Однако Оксана помнила, что человек, показавшийся в маске Кали на вечеринке, имел более стройную фигуру. Да и трудно представить полноватого Барсукова,
мужчину в годах, любовником Веты. Или их отношения были основаны лишь на желании заполучить деньги Алмазова? А маску Кали он мог специально кому-нибудь подсунуть на вечеринке. И Оксана оставила его в списке.
        Володя Черныш, ассистент оператора, подозрителен уже потому, что благодаря Трофименко имел возможность часто появляться в доме Алмазова и общаться с Ветой. Внешне смазлив, подходящий возраст - вполне мог ее увлечь. Актер-любовник Вольдемар Мельник крайне агрессивен, если его бывшая жена уверена в том, что он мог расправиться с ней. Но, может, это всего лишь фантазии Зины или женская обида, оттого что он не обратил на нее внимания. Сергей Зубков, с которым она пока не пересекалась, подозрителен тем, что проживает в частном доме, а значит, у него имелась возможность завлечь туда девушек и сделать с ними все, что угодно. Впрочем, по этой самой причине стоит внести в список и Бориса Клеймана, который живет один и имеет дачу. Хотя одиночество не всегда сопутствует портрету серийного убийцы - Чикатило был примерным семьянином, имел двоих детей… Задумавшись, Оксана отметила, что ни один из находящихся под подозрением не был близок к пропавшим девушкам, иначе Зина бы это заметила.
        «Список велик! - Оксана тяжело вздохнула. - Каждый из них может быть Тенью, но на то она и тень, чтобы всегда находиться рядом и при этом не привлекать к себе внимания. - Она вспомнила о странном бойфренде, появившемся у Риты незадолго до ее убийства. - Рита сказала, что знала его давно. Вполне вероятно, что это и есть таинственный соавтор Алмазова - Николай Чудов. Через Риту он мог быть хорошо информирован о том, что делается на съемочной площадке, и узнать о девушках-актрисах. После их исчезновения Рита могла что-то заподозрить, и он избавился от нее. Затем пришел черед Алмазова, поскольку писатель тоже мог вывести на него. За Алмазовым последовала Вета - его соучастница в убийстве писателя. Что о нем известно? Ничего, кроме имени Антин. Возможно, он из западной части Украины, так как более распространена другая форма этого имени - Антон».
        Оксана подскочила, словно ощутила удар электрическим током.
        - Антон!
        «Сразу после встречи с Вероникой у меня спустило колесо. Если предположить, что Тень, выбрав следующей жертвой Веронику, следил за ней, то наша встреча могла заинтересовать его. Тень решил узнать обо мне и для этого проколол колесо? Ехал следом и появился как спаситель, рассчитывая на знакомство. То, что я оказалась частным детективом, его озадачило. Встречаясь с Ритой, он узнал от нее, а та у Кротенко, что я занимаюсь поисками пропавших девушек. Поэтому он поспешно избавился от Риты и стал следить за мной. Когда я вышла, сама того не зная, на что-то важное, он решил избавиться от меня. Первая попытка не удалась. Он настаивал на встрече, выискивая возможность расправиться со мной, а мне все было некогда. Вторая попытка убить меня была сделана Ветой, которая сознательно добавила в мартини смертельную дозу клофелина. А затем он убил ее, забрал деньги. Антон - Тень?!»
        Оксану охватила нервная дрожь - неужели она вышла на след Тени? Она взяла себя в руки, успокоилась - и стройная логическая цепочка распалась. В конце концов, она строится на догадках и предположении, что устные портреты Антина и Антона похожи, но нет доказательства, что это один и тот же человек, тем более Тень. Эта версия притянута за уши!
        Пришла Зина, восторженная и радостная после свидания с Павлом. Горя желанием поделиться подробностями этой встречи, она принялась рассказывать о ней, но Оксану волновало совсем другое, и она слушала, думая о своем.

        Глава 23

        На следующий день Оксана репетировала под руководством Артемия Барсукова, давшего ей несколько дельных советов, но раздражавшего своими пошлыми шуточками и намеками. Перед обедом Кротенко принял «работу» Оксаны, прогнал по три раза каждый эпизод, сделал ряд замечаний, но в целом остался доволен.
        - После обеда на съемочную площадку.
        Затем они сели в автобус и отправились на обед в само местечко Млинов. Кафе «Сапфир» порадовало интерьером и зелеными натяжными потолками. Во время обеда Оксана исподтишка рассматривала членов киносъемочной группы, входивших в ее список подозреваемых.
        «Кто из них Тень? Или его здесь нет? Неужели подозрения в отношения Антона верны?»
        Зазвонил мобильный телефон, и это оказался Антон.
        «Легок на помине!» - Оксана взяла себя в руки, стараясь не выдать волнение голосом.
        - Приветик! Как проходят съемки?
        - Нормально, потихоньку учусь.
        - С нетерпением жду нашей встречи. Прочитал о Млинове - прикольное местечко. Завтра утром отправлюсь к вам!
        - Наверное, это будет последний день съемок. Может, не стоит ехать?
        «Если Антон - Тень, то, наверное, что-то задумал, раз так рвется на встречу. А по виду о нем этого не скажешь».
        - Уже настроился - не ломайте мечту. - Поболтав еще минуты две, Оксана попрощалась.
        - Твой бойфренд? - поинтересовалась Зина.
        - Знакомый, - ответила Оксана, подумав: «Она видела Антина, друга Риты, пусть и мельком, но память у нее цепкая». - Завтра он приедет, и я вас познакомлю.
        - Супер! Люблю знакомиться! У тебя точно ничего с ним нет?
        Все предыдущие репетиции показались Оксане детской игрой, когда она вышла на съемочную площадку и встала перед камерой. До нее вдруг дошло, что ее увидят десятки, а может, сотни тысяч зрителей, и она оробела. Впрочем, ей довольно быстро удалось справиться с волнением и не обращать внимания на камеры, да и не до них было. Семен оказался настоящим извергом, он словно специально издевался над ней. Не так подошла, не так взглянула, не так протянула поднос, здесь выпрямиться, там наклониться. С Оксаны сошло семь потов, прежде чем он смилостивился:
        - Что-то похоже. - И тут же ошарашил: - А теперь снимаем. Камере приготовиться!
        Оксане захотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым - выходит, она старалась впустую и надо начинать заново! Как ни странно, второй эпизод прошел у нее более гладко. Когда съемки закончились, Оксана почувствовала себя необычайно уставшей и, желая побыть в одиночестве, спустилась вниз, к Философскому домику, чтобы посидеть на облюбованной скамейке. Увидев, что скамья занята, Оксана замедлила шаг, раздумывая, повернуть назад или пойти вдоль берега в поисках другого места? Впрочем, вряд ли там можно найти еще одну скамейку. Подойдя ближе, она узнала в расположившемся на ее месте Илью Мельниченко. Тот ей дружелюбно улыбнулся и жестом пригласил присесть рядом.
        - Отстрелялась?
        - Еще один эпизод.
        - У тебя, как для непрофессиональной актрисы, получается довольно прилично. Есть способности, надо развивать.
        - Уже поздно что-то менять в жизни - скоро тридцатник.
        - Ты это зря, главное - найти свое призвание, а возраст не помеха.
        - Мне кажется, что я уже нашла себя.
        - Чем же ты занимаешься?
        «Тень, безусловно, знает, кто я, - подумала Оксана, - как знает и то, что я здесь не ради съемок в фильме. Надо идти ва-банк. Илья не вошел в мой список подозреваемых, а зря, ведь Зина говорила, что у него есть странности в отношениях с женщинами».
        - Работаю частным детективом, а до этого была следователем.
        - Ого! - уважительно замотал головой Илья. - Интересная жизнь - погони, перестрелки.
        - Это в кино. В жизни работа с документами и свидетелями, необходимость копаться в грязном белье.
        - Ты меня озадачила. Твоя работа тебе нравится, и ты ее не думаешь менять, а нынешние съемки для тебя лишь незначительный штрих в жизни. Почему же ты сюда приехала? Или ты поняла, что это не твое, уже на съемочной площадке?
        - И да, и нет. Я занимаюсь поиском девушек, которые играли в предыдущем фильме. Их звали Вероника и Лена, вы их помните?
        - Перестань мне выкать. Конечно, этих девчонок помню и знаю, что они пропали. Ты думаешь, кто-то из нас к этому причастен?
        - Не исключено. Признаюсь, у меня уже сложилась картина, что с ними произошло и кто к этому может быть причастен, не хватает лишь некоторых деталей.
        - Ты так откровенна.
        - Мой розыск подходит к концу, а потом я передам материалы следователю, поскольку дальнейшая работа не в моей компетенции.
        - Поздравляю. - Илья посмотрел на гладь пруда. - Какое чарующее место!
        - Жаль только, что тут происходило много трагедий. Последняя хозяйка замка вместе с дочерью умерли ужасной смертью от рук бандитов. А позже, в сороковом, тут погибла мужественная женщина, спасая от преступников старинный трактат.
        - Вижу, ты не только расследованием занималась, но также историей.
        - Порой в прошлом можно найти следы, которые приведут к преступнику в настоящем.
        - Илья! Мельниченко! - послышался голос Топоркова, усиленный через мегафон. - Вернитесь на съемочную площадку!
        - Мне пора, а тебе - успехов! - Илья вскочил и, минуя дорогу, легко взбежал на крутой склон.
        «Правильно я поступила или нет? Увидим. Безусловно, он поделится полученной от меня информацией, и вскоре она распространится, пусть и не так быстро, как через Зину».
        Третий эпизод, в котором участвовала Оксана, должны были снимать на обрывистом берегу Иквы, где и подготовили площадку для съемок.
        - Ты идешь на берег, тебя сопровождают два оператора, они проводят съемку с плеча. Ты идешь, их не замечаешь, останавливаешься на самом краю обрыва, пауза, а затем быстро оборачиваешься. Поняла? - напутствовал Оксану Ваня Топорков, пока Кротенко что-то обговаривал с Трофименко. Режиссер повернулся и подал знак Топоркову. Тот стал говорить в мегафон:
        - Внимание, приготовиться к съемке! Абби сингер![32 - Abby Singer (сленг) - предпоследний кадр съемочного дня. Назван в честь помощника режиссера, который всегда предупреждал команду о том, что снимается предпоследний кадр сцены.] Свет?
        - Готов свет!
        - Камера?
        - Есть готовность!
        - Пошла хлопушка!
        Юлечка вышла перед камерой, произнесла номер кадра и щелкнула хлопушкой, но Оксана уже не слышала ее. Обреченная на вечную тишину, она медленно пошла к реке, любуясь окружающей природой.
        Подошла к обрыву, посмотрела на угасающий красный закат и, медленно обернувшись, внезапно увидела своего недруга! Тот торжествовал - она здесь одна, полностью в его власти! Ужас пронзил немую девушку, она открыла рот, безмолвно и безнадежно прося о помощи.
        - Снято! - прозвучала команда, и все вокруг наполнилось звуками, словно Оксана и в самом деле эти несколько минут была глухой.
        - Молодец! - похвалил ее Кротенко. - Но дубль еще сделаем.
        Вдруг в стороне послышались возбужденные голоса, шум и женский пронзительный крик. Все смешалось. Оксана стояла, не зная, как себя вести - побежать со всеми или остаться на месте. Вскоре все выяснилось.
        Между Вольдемаром Мельником и Володей Чернышом возникла размолвка, дошедшая до потасовки, в итоге Черныш упал с высокого берега и повредил ногу. Черныша на руках подняли наверх и отнесли к автомобилю Кротенко, и Топорков повез его в больницу.
        - Всё, разобрались! - громко произнес Кротенко. - Солнце ушло, возвращаемся во дворец - съемка последней сцены.
        Оксана испытывала гордость - сцену с ней сняли с одного дубля. Кино - это интересно!
        - Молодец! - обняла ее подошедшая Зина. - Заканчивай детективную деятельность - и к нам!
        Оксана поняла, что слух о ней разнесся значительно быстрее, чем она рассчитывала. Илья вроде не похож на болтуна, но ведь Зине она не говорила, что работает частным детективом, каждый раз ловко уходя от ее вопросов.
        За ужином Кротенко объявил, что на следующий день будут снимать три оставшихся эпизода - локация во дворце Любомирских в Дубно. Выезд в Киев послезавтра днем.
        - Вечером праздничный банкет? - сразу поинтересовался Барсуков.
        - Будет видно, - уклончиво ответил Кротенко, но многозначительно добавил: - Не исключено!
        - Завтра оторвемся! - заулыбалась Зина.
        - А что с Володей? - поинтересовалась юная Юля, сидевшая за их столиком.
        - Ничего страшного, сильный ушиб. Он у себя в номере.
        После ужина Зина пошла на разведку - узнать причину размолвки между Чернышом и Мельником, но вернулась разочарованная: оба молчали. Мужчины жили в одном номере, после происшедшего им предложили переселиться в другие номера, но они сами не захотели.
        - Мельник - псих, заводится с полуоборота! - констатировала Зина.
        «Не только он», - подумала Оксана, вспомнив перекошенное лицо Дениса Шестова, кинувшегося на нее с булыжником в руке.
        Зина, как и в предыдущий вечер, отправилась на свидание с новым знакомым - Павлом. Для проформы предложила Оксане пойти с ней и, услышав отказ, просияла. Уже уходя, не выдержала, рассказала - на вчерашнем свидании Павел настойчиво расспрашивал об Оксане.
        - Мне он неинтересен! - пожала плечами Оксана, и Зина, улыбаясь, покинула номер, оставив подругу наедине с тяжелыми мыслями.
        Только Оксана собралась предаться размышлениям, как вдруг в двери номера постучали. Это оказался Семен Кротенко. Сейчас он совсем не был похож на того властного и грозного руководителя, каким был на съемочной площадке.
        - Как твои впечатления? - поинтересовался он, усевшись на стул у стола.
        Оксана, в облегающих спортивных брюках и легкой майке, сидела по-турецки на кровати.
        - Было интересно.
        - Видишь, я не ошибся в тебе. Кстати, могу предложить в этом же фильме еще одну роль.
        - Это как?
        - Тебя загримируют, состарят - роль эпизодическая.
        - Ты же знаешь, что я поехала не ради того, чтобы засветиться в фильме.
        - Одно другому не мешает. К слову, ты что-нибудь интересное тут узнала?
        - А как же! Пока репетировала роль, познакомилась с системой Станиславского.
        - Я не об этом. Пропавшие девушки, а теперь и Рябинина… Сейчас я думаю, что ее постигла та же участь, что и тех девушек.
        - Какая участь?
        Кротенко растерянно улыбнулся и пожал плечами.
        - Утром я созвонился с родителями Иры и сообщил о ее исчезновении. По приезде договорился встретиться с ними в Киеве, они сами отнесут заявление в райотдел.
        - Лучше поздно, чем никогда.
        - Давай прогуляемся по городу, мне тут рассказали про парочку интересных мест, где можно весело провести время.
        - Извини, сегодня я очень устала и хочу побыть сама.
        - Не стоит замыкаться и отгораживаться от других - по себе знаю. Иногда просто хочется выть на луну, словно собака, или напиться вдрызг.
        - Как ты попал в детдом в Утюжанах? Кто твои родители? - Оксана в упор посмотрела на режиссера и увидела, что ее слова смутили мужчину, у него забегали глаза.
        Тут зазвонил ее мобильный телефон - это оказался Олег.
        - Я волнуюсь, ты не звонишь, не сообщаешь о себе, - начал он.
        - Извини, Олежек, я позже тебе позвоню.
        Кротенко вновь обрел спокойствие и теперь иронично улыбался.
        - Извини, я не знал, что ты занята. Приятного вечера. Предложение о новой роли остается в силе. Спокойной ночи! - И он поспешно удалился из номера. Оксане было непонятно, почему он так быстро ретировался - то ли из-за того, что не хотел говорить о родителях, то ли обиделся, потому что она отказалась от его предложения прогуляться.
        Оксана связалась с Олегом и коротко доложила обстановку, не забыв сообщить о подозрениях в отношении нового знакомого - Антона.
        - Ни в коем случае не встречайся с ним одна! - встревожился Олег, услышав, что тот завтра должен приехать.
        - У меня с собой травматика. И ты знаешь, что я умею постоять за себя.
        - Во сколько он приедет? Я завтра тоже приеду к тебе, но только не смогу рано - утром очень важная встреча.
        - Олежек, занимайся своими делами, я тут сама разберусь. Буду предельно осторожна и все время на людях.
        - Благоразумие и ты - это, увы, противоположные полюса, - вздохнул Олег. - Сразу после утренней встречи я тебе позвоню.
        - Все будет тип-топ! - с нарочитым оптимизмом заверила шефа Оксана.

        Глава 24

        Утром Оксана проснулась от шума в номере - Зина собиралась на съемку.
        - Моя работа закончилась - могу не спешить вставать? - поинтересовалась Оксана.
        - Везет тебе, валяйся хоть до обеда! - И Зина пожаловалась: - Павел снова о тебе расспрашивал - запал он на тебя.
        - В Киев сегодня поедешь со мной?
        - Сегодня? Не-ет! Чтобы я упустила сегодняшнюю пирушку в ресторане? Есть традиция: после окончания первой съемки - банкет, и Семен, даже при его экономности, ее не нарушит, иначе нас ждет неудача в последующих съемках. Будет очень весело! Может, останешься?
        - У меня другие планы.
        - Ах да, у тебя же встреча, - согласилась Зина и предложила: - Если тебе скучно ехать одной, захвати Вовку Черныша с больной ногой - он собирался утром уехать через БлаБлаКар.
        - Почему бы и нет? Номер телефона у тебя есть - позвони ему.
        Зина набрала номер и передала трубку Оксане.
        - Володя, я буду сегодня ехать в Киев. Составишь мне компанию?
        - Спасибо за предложение, но я уже договорился, с минуты на минуту за мной должны заехать.
        - Если передумаешь, предложение в силе.
        Перед тем как уйти из номера, Зина напомнила:
        - Не забудь о своем обещании познакомить меня с твоим приятелем!
        - Тебе Паши мало? - рассмеялась Оксана. - Не волнуйся, не забуду!
        Спать не хотелось, и Оксана, надев спортивные брюки и легкие кроссовки, вышла из гостиницы на пробежку. По пути она встретила ребят из монтажной группы, которые помогали Чернышу, скачущему на одной ноге, добраться до темно-зеленой «ауди», припаркованной недалеко от входа.
        Добежав до замка, Оксана увидела там киносъемочный автобус, повернула в обратную сторону, добежала до начала улицы, минуя исторические Луцкие ворота - ничем не примечательную старинную башню, - и вернулась к гостинице. Приняв душ, она стала сушить волосы и тут заметила в мобильном телефоне пропущенный вызов - Антона. Набрала его.
        - Извините, Ксана, запарка на работе - не смог выехать. Боюсь, что освобожусь только под вечер.
        - Тогда ваша поездка теряет смысл. Встретимся уже в Киеве.
        - Если мне удастся управиться пораньше, то я позвоню вам и приеду.
        - Смотрите, как у вас будет складываться.
        - Хочу увидеть вас, погулять вместе по парку у дворца Ходкевичей.
        «Его желание выманить меня в малолюдное место настораживает. Неужели мои подозрения верны?»
        - В парке лучше гулять днем, вечернего освещения там нет, так что по приезде лучше повторим вылазку на Владимирскую горку.
        Созвонившись с Олегом, она сообщила, что встреча с Антоном отменяется.
        - Отлично! - тот вздохнул с облегчением. - А я уже настроился ехать к тебе.
        Оксана отправилась пешком в замок, чтобы посмотреть, как идет съемка. Суматошная жизнь киношников ей понравилась, и она не жалела, что приехала сюда. Из головы не выходила версия об Антоне-Антине. Она обдумывала, как в Киеве организовать встречу Антона и Зины.
        Зина, узнав о планах Оксаны остаться на банкет, обрадовалась и тут же поделилась:
        - Мои отношения с Пашей переходят на следующую стадию развития. Завтра он возвращается в Киев и предложил, чтобы я поехала с ним. Так что не обессудь, подруга, составить тебе компанию не получится.
        Съемка закончилась под вечер, когда уже стемнело; технические работники сворачивали съемочную площадку, грузили аппаратуру, реквизит в автобус с красноречивой надписью «Киносъемочная». Актеры пешком потянулись к гостинице, оживленно переговариваясь в предвкушении праздничного ужина.
        У Оксаны зазвонил мобильный телефон, высветившийся номер и мужской голос были ей незнакомы.
        - У меня есть для вас информация. - Пауза. - О пропавших актрисах.
        - Кто вы?
        - Это не имеет значения. Важно, что я знаю.
        - Что вам мешает сообщить информацию по телефону?
        - При встрече узнаете. Не бойтесь - встретимся в людном месте, в ресторане «Астория» на улице Грушевского, в 19.30, без опозданий!
        - Как я вас узнаю?
        - Я сам к вам подойду. - И незнакомец дал отбой.
        Все это было крайне подозрительно. Оксана посмотрела на часы - до встречи оставалось 30 минут, а ей еще надо дойти до гостиницы и подготовиться. Не пойти на встречу? Может, это ловушка? А может, кратчайший путь выйти на Тень!
        В гостинице у портье она узнала, что ресторан «Астория» - очень популярное и многолюдное место. Пешком, не спеша, к нему пятнадцать минут ходу.
        «Опасность будет ожидать меня по пути к ресторану? Уже темно, и улицы в это время малолюдны».
        Поднявшись в номер, Оксана переоделась в платье, поверх которого надела легкую курточку, и положила в карман травматический «браунинг». Однако, несмотря на небольшие размеры, он был тяжелым и заметно оттягивал карман. Оксана переложила его в сумочку, повесив ее на правое плечо.
        «Не буду ее закрывать!» - решила она и потренировалась, несколько раз выхватив пистолет из сумочки и добившись того, чтобы движение получалось быстро и легко.
        Оксана посмотрела на часы - до встречи оставалось десять минут, и она решила ехать. Выйдя из гостиницы, прошла на стоянку, открыла автомобиль и села за руль, положив на соседнее сиденье сумочку.
        Только вставила ключ в замок зажигания, как в салонном зеркале увидела отражение отвратительной темно-зеленой маски богини Кали, с растянутой зловещей улыбкой до ушей и свисающим красным языком. Рука потянулась к сумочке, но ее шею обожгло, невероятная боль скрутила тело, сжав тисками сердце и не давая возможности вдохнуть. В следующее мгновение она ощутила укол шмеля в шею. Боль отступила, ее сознание затуманилось, и она поплыла среди облаков в неведомые дали…

        Глава 25

        Вначале она снова почувствовала головную боль и тяжесть в теле, и только затем к ней вернулось сознание. Оксана открыла глаза - вокруг полумрак, она лежит на чем-то упругом. Она приподнялась и поняла, что на правой руке и ноге у нее металлические браслеты, от них тянутся тонкие цепи, заканчивающиеся у каменной стены.
        «Меня приковали?» В свете тусклой лампочки, горевшей метрах в четырех от нее, она увидела стоящий у стены столик, за которым расположилась компания из трех девушек. Перед ними стоит какая-то посуда и даже ваза с букетом цветов. Вот только девушки странные, неподвижно застывшие в стоп-кадре.
        Оксана судорожно сглотнула, у нее перехватило дыхание - она узнала всех троих!
        Вероника склонилась над чайной чашкой, словно собралась ее поднять и начать пить. Лена сидит прямо, улыбается, позируя невидимому фотографу. Ира Рябинина сидит вполоборота к винтовой лестнице, застыв в ожидании того, кто должен спуститься. Все они - мертвы!
        За столом оставался свободным один стул, и Оксана поняла, для кого он предназначен. Ее стал бить озноб, панический страх заставил дергать за цепи в иллюзорной надежде от них освободиться, но ее усилия были напрасны.
        Оксане с трудом удалось справиться с паникой. Она старалась не смотреть в сторону «чаевничавшей» компании, но ее взгляд то и дело тянулся туда. Вспомнилось ее заточение в Стамбуле.
        «Не терять надежду и бороться до конца! Пока жива - не все потеряно!»
        Успокоившись, Оксана изучила свои оковы, обследовала замочки и поняла, что не сможет от них освободиться. Она могла отойти от своего ложа, надувного матраса, не дальше метра - на длину цепи. Для отправления естественной нужды рядом стояло ведро.
        Оксана обдумывала свое похищение. Как Тень попал внутрь ее автомобиля? Вряд ли он профессиональный взломщик. Неужели ему помогла Зина? Только ее соседка могла незаметно взять ключи, которые лежали в тумбочке, открыть машину, а затем положить их на место. Болтушка Зина - сообщница Тени?
        Вверху со скрипом открылся люк, и по винтовой лестнице кто-то стал спускаться. Оксана напряглась в ожидании встречи с Тенью. «Кого я увижу?»
        Отвратительная смеющаяся маска вместо лица - Тень решил держать интригу до самого конца.
        - Здравствуй, Оксана.
        «Голос из-за глухой маски неузнаваем. Почему он в маске? Ведь я в его власти и не выйду отсюда ни живой, ни даже мертвой?»
        - И тебе не хворать. - Оксана старалась не показать страха, хотя Тень все для этого сделал: подземелье, компания мертвых, ужасная маска.
        - Спасибо, у меня с этим проблем нет. Освоилась?
        - Что тебе нужно от меня?!
        - Ты и сама знаешь, - противно захихикал Тень и указал на свободный стул возле мертвых девушек. - Зачем ты влезла в это дело? Любопытство наказуемо!
        - Меня уже ищут!
        - Допускаю, но не знают где. - Голос ровный, добродушный. Тень торжествовал победу!
        - Ты достаточно наследил, так что это вопрос времени, - уверенно произнесла Оксана, удивившись своему тону. - Ты это знаешь и поэтому боишься показать мне свое лицо.
        - Эта маска и есть мое лицо - настоящее! - рассмеялся Тень.
        - Как ты попал внутрь моего автомобиля?
        - Это несложно - помог Интернет. У тебя старенькая машина, 2002 года выпуска, в ней механические стеклоподъемники. Достаточно было немного отжать двери, чтобы получилась щель, и через нее просунуть проволочку с крючком и, зацепив кнопку на двери, поднять ее вверх. Тонировка стекол не дала тебе заметить меня на заднем сиденье.
        - Зачем тебе все это? Даже если у тебя есть тот старинный трактат, неужели думаешь, что сможешь стать бессмертным?
        - Трактат у меня, и я не сомневаюсь, что все получится. Три предыдущих поколения приложили достаточно усилий, чтобы я оказался близок к этому.
        - Ты сумасшедший!
        - Ошибаешься, я - нормальный! Только псих не воспользовался бы тем, что есть у меня.
        - Как этот трактат попал к тебе?
        Тень присел на стул и обвел довольным взглядом мертвых девушек за столом.
        - Какая красота! Теперь они своей красотой соревнуются со временем, но вечность им не доступна, а мне - да! Их три, скоро будет четыре, а затем - семь! И моя жизнь продлится на десятки лет!
        - Ты псих - убил столько людей!
        - Хочешь узнать мою историю?
        - Псих! - раздраженно выкрикнула Оксана, надеясь вывести из себя Тень, чтобы он приблизился к ней.
        - Мой прадед, Аверкий Гаврилюк, узнал об этом магическом трактате от резидента немецкой разведки Андрея Кожушко. Ему удалось добыть трактат, и он решил, что рецепт вечной жизни сгодится ему самому. И он оставил шефов из «Аненербе» с носом! Трактат он спрятал, посвятив в тайны только сына.
        - Ивана Николаева! - невольно вырвалось у Оксаны.
        - Ты далеко зашла, я вовремя тебя остановил, - сказал Тень и продолжил: - Его сын, мой дед, связался с уголовным миром, долгое время провел в лагерях, стал паханом. О трактате, уже по традиции, рассказал своему сыну, когда тот подрос, - Николаю Чудову. Последний потратил десятилетия, чтобы расшифровать трактат, и даже сумел изготовить эликсир бессмертия, но на большее его не хватило. Он оказался не готов этим воспользоваться. Три года тому назад он перенес обширный инфаркт, и его еле-еле спасли врачи. Он понял, что может умереть, а тайна бессмертия, которую он сохранял, мучила его, требовала с кем-то поделиться. Он был ученым до мозга костей.
        - И он выбрал тебя?
        - Он был одинок, давно разведен, но имел еще одну тайну - в институте у него случился кратковременный роман с молоденькой студенткой, и та не стала делать аборт, родила сына…
        - Которого сдала в детдом в Утюжанах?
        - Вначале был дом малютки, а потом детдом. У той студентки, горе-матери, был параллельно роман с иностранным студентом. Она порвала отношения с Чудовым на ранней стадии беременности, ничего ему не сообщив, а позже оставила ребенка в роддоме и уехала с мужем-иностранцем к тому на родину. Лишь через несколько лет, когда в ней наконец-то проснулись материнские чувства, она в письме сообщила Чудову о сыне. Тот предпринял поиски и в итоге нашел меня, но у него не было на руках никаких документов, подтверждающих наше родство, и ему не удалось забрать меня из детдома. Время от времени он навещал меня, привозил вкусненькое, игрушки, что сразу становилось добычей моих старших товарищей.
        Когда мне было двенадцать лет, ему удалось добиться моего усыновления и забрать к себе. Но тогда он был женат, и у меня не сложились с ними отношения. Я ненавидел его жену - она отвечала мне тем же. Я ненавидел Чудова за годы, проведенные в детдоме. В семнадцать я сбежал из дому - отправился путешествовать… Наши отношения возобновились через десятилетия - он продолжал чувствовать вину передо мной.
        - Из твоего рассказа следует, что особой вины его нет. Зато мама - кукушка!
        - После инфаркта он решился рассказать мне обо всем, взяв слово, что я тоже буду хранить тайну и не воспользуюсь этим.
        - Свое слово ты не сдержал.
        - Только идиот решил бы этим не воспользоваться! А я не идиот!
        - Ага, нормальный! Твой отец, Николай Чудов, был соавтором Алмазова?
        - Наполовину - он, наполовину - я. Он хотел, чтобы засветился я, а мне показалось это лишним. Не стоило давать роман Алмазову, это было ошибкой, но я нуждался в деньгах. В результате Алмазов все так повернул, что оставил меня и Чудова с носом.
        - Откуда взялась рукопись романа?
        - В тайнике Аверкия Гаврилюка. Ее автор - Дмитрий Кожушко-Девиржи, редактор - Василий Хома.
        - Поэтому ты расправился с Алмазовым?
        - Веня был чрезвычайно жадным на деньги. Когда я понял, что Алмазов нас прокатил - он так хитро состряпал договор, что за роман мы получили копейки, а за фильм совсем ничего, - я решил действовать сам. Благо его гражданская жена Вета ко мне неровно дышала и понимала, что он на ней никогда не женится, а выставить на улицу может в любой момент. Этим я и воспользовался - постарался, чтобы Алмазов застукал меня с Ветой ночью, во время вечеринки. Так Вета стала соучастницей его убийства. Нам надо было выиграть время, чтобы снять деньги с его счетов, поэтому мы и затеяли всю эту карусель, пытаясь создать иллюзию, что Алмазов жив.
        - Довольно неуклюже.
        - Все сошло бы с рук, если бы ты не стала путаться под ногами. Вета смертельно испугалась тебя, нервы у нее оказались ни к черту, и я от нее избавился.
        - Когда я зашла к ней в гости…
        - Она еще раньше заметила, что за домом ведут наблюдение, и я понял, что тянуть больше нельзя.
        - А Риту Новикову убил из-за того, что она знала, кто на самом деле соавтор Алмазова?
        - Иногда знание может привести к беде. Я не думал, что так скоро начнутся поиски пропавших девушек, поэтому в ее смерти отчасти виновата ты.
        - Ты все подробно рассказал, осталось лишь со словами «Маски сброшены!» показать свое настоящее лицо.
        - Оно перед тобой, - рассмеялся Тень.
        - Хватит юлить, Семен, я догадалась, что это ты!
        - Холодно! - сказал Тень. - С небес рассмотришь, кто под какой маской скрывается.
        - На вечеринке Дарт Вейдер - это был ты?
        - Мне захотелось пообщаться с тобой анонимно, чтобы разобраться, что ты за человек. Если честно, вначале ты показалась мне примитивной, я недооценил тебя.
        - Зачем старика Бортникова убил?
        - Он был знаком с моим отцом, в ходе беседы могло всплыть его имя. По этой же причине я срочно решил избавиться и от тебя, но, увы, не получилось. Этот стул тебя давно дожидается. И в этот раз вместо ненадежного эфира я ввел тебе наркотик.
        - Это твоя берлога?
        - Непростое это место - у него своя история. Когда я решил воспользоваться тайной отца, возник вопрос о том, где проводить ритуалы бессмертия. Нужно было найти надежное место - не использовать же для этого лесную посадку? Здесь, в этом подвале, художник Бразкаускас, псих-некромант, душил своих натурщиц, а затем рисовал с них картины - так он возбуждался. - Тень громко крикнул: - Прекрасный звуконепроницаемый подвал! Наверху ничего не слышно! Тут есть кое-что из его картин, правда не с мертвыми натурщицами - те приобщены в качестве улик к уголовному делу. А это уже мое искусство, - Тень указал на мертвых девушек. - Они будут напоминать мне, с чего началось мое бессмертие. Они стали первыми - и ты будешь с ними. Впрочем, я с тобой заговорился!
        Тень отошел к противоположной стене, достал из-под лестницы брезентовый мешок и отправился в темную часть подвала. Вскоре послышался скрип, и он появился с каталкой, которую применяют в операционных для транспортировки больных. Поставил ее рядом со столом, за которым сидели мертвые девушки. Достал из мешка прорезиненную материю и накрыл ею каталку. Затем вытащил несессер, положил его на стол - в нем оказались хирургические инструменты. Все его движения были неспешными и выверенными. Чем он собирается заняться, Оксана понимала без слов.
        - Ты псих! - Она почувствовала, как ее охватывают леденящий ужас и паника. А потом их вытеснили злость и желание жить. Теперь она наблюдала за его действиями, дрожа от нетерпения вступить с ним в схватку, как только он приблизится.
        Тень вытащил блестящий металлический щуп, длиной сантиметров шестьдесят, с эбонитовой ручкой, от которой шел шнур, пока смотанный в кольцо. Из керамического чайника, стоявшего на столе, налил в чашку воду, достал из кармана пузырек и вытряхнул из него несколько таблеток. Раздавил их, а затем бросил в чашку и тщательно все размешал.
        - Приятно было с тобой общаться, но пора и честь знать. У тебя есть два способа умереть. Первый - спокойно, не мучаясь, во сне. - Он показал на чашку с растворенными таблетками. - И второй, очень болезненный, - от поражения электрическим током. С шокером ты познакомилась, а эта штука гораздо мучительнее.
        Оксане вспомнилось, как однажды она побывала на мясокомбинате, где подобным образом, с помощью электродов, глушили телят. Затем за заднюю ногу подвешивали на карусельную установку, и рабочий перерезал горло, а дальше отрезали у дергающего тела уши, и так по ходу разбиралась вся туша. Ее обездвиженное тело тоже начнут потрошить, чтобы пополнить компанию чаевничающих девушек. Хотя еще раньше проведут магический обряд - из книги известно, что для него жертва должна быть живой.
        - Хорошо, пусть будет сон, - кивнула Оксана, напряженно ожидая, когда тот приблизится.
        Но Тень разгадал ее намерения, подключил электрод к сети и, угрожая им, заставил ее отступить. Затем поставил чашку на пол, чтобы она могла дотянуться. Оксана взяла чашку и выплеснула содержимое на пол.
        - Твой выбор!
        Тень, делая выпады электродом, словно шпагой, стал приближаться. Оксана забралась на матрас и отступила к стене - дальше было некуда. Тень, торжествуя, ткнул в нее электродом, но в это самое мгновение Оксана резко рванулась вперед. От удара тока ее тело в воздухе скрутило, но оно уже не принадлежало ей. Двигаясь по инерции, она соприкоснулась с Тенью, замкнув цепь. От чудовищного удара тока Тень выпустил электрод и опрокинулся на спину.
        Оксана пришла в себя первой, подмяла его, стала наносить удары кулаком по голове. Он пытался блокировать их, но Оксана была более опытной и подготовленной, и вскоре Тень затих. Оксана нащупала в его кармане ключ, нетерпеливо сняла браслет с ноги. Вдруг Тень ожил, перевернулся и, быстро откатившись в сторону, поднялся. Оксана рванулась к нему, но цепь на руке задержала ее, и ему удалось уклониться от удара. Тут он споткнулся и со всей силы налетел на винтовую лестницу. Тень взвыл от боли и, сильно хромая, стал подниматься по лестнице.
        - Подохнешь здесь без воды и еды! - зло крикнул он. - Мертвечину будешь жрать!
        Пока Оксана освободила руку, Тень выбрался наверх и захлопнул за собой люк. Какое-то время были слышны его шаги, а потом все стихло. Люк ее усилиям не поддался. Погас свет, и наступила полная тьма.
        Она сумела выиграть для себя время, но положение было безвыходным. Тень выждет немного, прежде чем снова спустится в подвал. Сколько - неделю, две, месяц? Раньше Оксана спокойно относилась к темноте, но сейчас она ее пугала, особенно при мысли, что она находится в компании мертвецов. Одно дело - мертвые в морге, которых ты видишь, а потом уходишь. Другое - быть рядом с ними, вслушиваться в глубокую тишину, которая вдруг оказывается нетишиной: какие-то шорохи, шуршание.
        «Крысы? Не может быть - следы их зубов обязательно остались бы на телах девушек. Тогда что?»
        Первые несколько часов Оксана пыталась делать физические упражнения, но затем оставила это. «Человек без воды может протянуть не больше четырех суток. Есть много примеров, опровергающих это. Экстремал Голтис находился больше двух недель на «сухой» голодовке, доказывая, что раньше «ломается» то, что у нас в голове, а не сам организм. Но он к этому подошел после упорных тренировок, а как мне быть?» Размышления привели ее к грустному выводу: даже если она через две недели останется жива, то сопротивляться Тени больше не сможет. Лучше тогда смерть!
        В чайничке на столе оказалось немного воды, с неполную чашку, а жажда уже стала мучить ее. Она сделала небольшой глоток, решив ее экономить. Как распределить воду во времени, не имея часов?
        Оксана легла на матрас, вспомнив о том, что при длительном голодании нужно экономить жизненную энергию и не делать лишних движений.
        И время остановилось, хотя на самом деле оно шло независимо от ее ощущений! Оксану мучило острое чувство голода, ведь в последний раз она легко поужинала в Дубно, а утром отказалась от завтрака. Сколько времени прошло с того момента, как ее похитил Тень? Сутки? Двое? Двенадцать часов? Безусловно, ее ищут, но как они выйдут на Тень, если даже она до сих пор не знает, кто он? В ее памяти всплывали лица подозреваемых, информация о них, но ни о ком из них она не могла однозначно сказать, что это Тень. Вскоре чувство голода и жажды вытеснили из нее все остальное.
        Ее мучили болезненные спазмы в желудке, затем желание есть исчезло, пришли отупение и безразличие к пище. Однако жажда не покидала ее ни на мгновение! Во рту пересохло, при сглатывании было так больно, словно по горлу проводили наждаком.
        И появились голоса - с ней разговаривали мертвецы! Вероника, жалевшая, что втянула ее в эту ужасную историю; Лена, насмехавшаяся над ней и ее бестолковым расследованием, которое привело в подвал; Ирочка Рябинина, обвинявшая ее во всех грехах и ругавшаяся матом. Оксана видела в темноте, как они чаевничают и прячут воду от нее, потому что она - бездарь! Только Вероника ее жалела, но ничего не могла сделать.
        Оксана из последних сил поднялась по винтовой лестнице и стала колотить в люк. Люк скрипнул и открылся, яркий свет ослепил ее, послышались голоса. «Я умерла или это снова галлюцинация?» - И Оксана потеряла сознание.

        Глава 26

        Очнулась Оксана в больнице. Ее спас жилец квартиры сверху, у которого случилась авария с водопроводом. Поняв, что он затопил квартиру снизу, где никого не оказалось, он перезвонил хозяину, и тот срочно приехал, открыл своими ключами. На кухне, обсуждая нанесенный ущерб, они услышали, как из подпола раздается стук. Вначале ужасно испугались, вспомнив историю про художника-маньяка, но все же открыли люк.
        Бледная, истощенная Оксана в первое мгновение показалась им больше похожей на привидение, чем на живого человека. Вызвали скорую, милицию, и ее отвезли в Александровскую больницу. Вскоре туда приехал Олег, а затем следователь Якимчук. От них Оксана узнала, что в заточении у Тени она провела четверо суток. Еще сутки она вряд ли смогла бы выдержать.
        Со слов хозяина, эту квартиру на протяжении трех с половиной лет арендовал Крутов Николай Васильевич - такой он предъявил паспорт при заселении. Платил вовремя, от соседей нареканий не было, ни с кем близко не общался. Якимчук «пробил» паспорт - тот оказался украденным вместе с сумочкой из автомобиля приблизительно в то время, когда была арендована квартира. Описание внешности жильца хозяином квартиры и соседями тоже не помогло - они запомнили буйную шевелюру, бороду и круглогодично затемненные очки. Сделанный с их слов фоторобот, лишенный парика и бороды, было сложно связать с внешностью конкретного члена киносъемочной группы или кого-то другого. По находящимся в квартире вещам было понятно, что похититель тут не жил.
        Не удалось пока выяснить и то, на чем похититель привез Оксану в Киев: на своем или ее автомобиле, потому что «фиесту» до сих пор не нашли. Банкет, в котором участвовала киносъемочная группа, закончился в полночь. Обратно в Киев автобус выехал в 11 утра, после завтрака. Так что существовала вероятность, что похититель мог отвезти ее на своем автомобиле и успеть вернуться назад. Под подозрением оказались режиссер Кротенко, оператор Трофименко и актер Илья Мельниченко, приехавшие на съемки на своем авто. Но с таким же успехом похититель мог воспользоваться автомобилем Оксаны и оставить его в Дубно или рядом, а дальше добраться на такси. Под самым большим подозрением оказался и новый знакомый Оксаны - Антон Чередниченко. Он ушел с работы в районе трех часов дня, так что мог за это время доехать до Дубно, а не находиться дома, как утверждал. Он несколько раз звонил в течение дня Оксане, в том числе и после того, когда ее похитили. Возможно, этим трюком он хотел показать свою непричастность к ее похищению. Но и реальных доказательств против него не было. Его не задержали лишь потому, что Зина
сомневалась в том, что именно с ним она видела Риту.
        Проверить алиби всех участников банкета было проблематично, особенно учитывая тот факт, что после банкета они разошлись по номерам. Отдельно жили Семен Кротенко, Никита Трофименко, Илья Мельниченко и Иван Топорков. После отъезда Володи Черныша его сосед Вольдемар Мельник ночевал в номере один. Не было алиби и у Дениса Шестова - его сосед Артемий Барсуков был мертвецки пьян и чуть не проспал отъезд автобуса, так что его еле разбудили. Проверили алиби и Володи Черныша. Водитель зеленого «ауди» подтвердил, что отвез того в Киев, а согласно записи хирурга в медкарточке, на следующий день у больного диагностировали разрыв мениска коленного сустава, и в таком состоянии он вряд ли мог свободно передвигаться или ездить за рулем.
        Воспользоваться откровениями похитителя, с которыми тот поделился с Оксаной, тоже не получилось. Воспитанниками детдома были Кротенко и Трофименко, оттуда началась их дружба, однако никто их не усыновлял.
        Нашли Николая Ивановича Чудова, кандидата исторических наук, разведенного, бездетного, скончавшегося в прошлом году от сердечного приступа, но он тоже никого официально не усыновлял. Его друзья, знавшие его многие десятилетия, не могли вспомнить, чтобы он когда-нибудь рассказывал о своем внебрачном сыне. Выходило, что похититель, уверенный в том, что Оксана в скором времени умрет, до самого конца осторожничал, смешивая реальную информацию с вымышленной.
        - Ничего, просеем через сито, - заявил оптимистически настроенный Якимчук. - Никуда он не денется.
        Оксану выписали из больницы лишь на третий день, да и то после ее настойчивых просьб. О выписке она специально никого не предупредила, решив пройтись пешком по городу.
        Погода была не для прогулок, с утра прошел дождь, было свежо, и ощущалось приближение осени, хотя на календаре еще не закончился август. Оксана не спеша спускалась по серпантину с крутого Кловского холма, на котором располагалась старинная Александровская больница. Она старалась не вспоминать о недавних событиях, но мысли о них по- прежнему не давали ей покоя. Теперь этим занимались следственные органы - найдены тела пропавших и возбуждены уголовные дела.
        Вдруг рядом с ней резко остановился длинный черный джип, и она испуганно отскочила в сторону - страх, поселившийся в ней в подвале маньяка, все еще держал ее в своей власти. Все эти ночи Оксана спала с включенным верхним светом, благо в двухместной палате она лежала одна. В сновидениях к ней приходили кошмары - Тень, мертвые девушки. Хуже всего было в первый день ее пребывания в больнице - все время казалось, что она грезит и к ней вот-вот вернется сознание, а потом вновь окажется в кошмарном подвале, обреченная на ужасную смерть.
        - Ксана, далеко собралась? - из опустившего окошка раздался веселый голос Олега.
        «Как это я не узнала его авто?»
        - Садись быстрее, есть хорошие новости.
        - Поймали Тень? - с надеждой спросила Оксана. Она рассказала Олегу о прозвище, которым нарекла таинственного убийцу.
        - Пока нет, но уже скоро.
        Оксана устроилась рядом с Олегом, и он направил машину к церкви, а затем, развернувшись, поехал обратно.
        - Нашли твой автомобиль, он в Млинове. Участковый подсуетился.
        - Выходит, Тень отвез меня в Киев на своем автомобиле?
        - Неверно. Тебя отвез на твоем и ночью снова вернулся в Млинов. Якимчук проверил все записи с камер по дороге на Киев и обнаружил сносное фото твоего похитителя. У него на голове была бейсболка, козырек скрывал пол-лица. Это тебе ничего не говорит?
        У Оксаны заныло сердце - вот он, след!
        - Кротенко на съемках ходил в синей бейсболке. Он ее получил, когда участвовал в регате в Хорватии. Он - Тень?!
        - Якимчук уже провел обыск у него на яхте и обнаружил травматику - «браунинг», зарегистрированный на твое имя. Еще требуются доказательства?
        - Тень ушел от ответа, когда я назвала его Кротенко, и мне показалось, что он при этом довольно хихикнул. Кротенко задержали?
        - Пока нет, он в розыске. Ты довольна?
        - Кошмар закончится, когда Тень предстанет перед судом и мы будем на сто процентов уверены, что это именно он.
        - Ты сомневаешься?
        - Сейчас - да. Кротенко был у меня подозреваемым номер один. Тень очень хитрый, но уж слишком многое указывает на Кротенко. Даже портрет де Виржи словно списан с него. Неужели Тень в этом просчитался? Я общалась с Тенью на вечеринке, он был в маске Дарта Вейдера - это чрезвычайно умный и начитанный человек, не похожий на Кротенко. Тот спортсмен и вряд ли увлекается классической музыкой.
        - Может, он скрывал свое увлечение?
        - Позвони Якимчуку, пусть он даст задание еще раз обследовать яхту, поискать там музыкальные записи классической музыки.
        Олег отвез Оксану в свой офис. Они пили кофе и размышляли над прошедшими событиями. Там их застал звонок Якимчука.
        - Что за хрень вы придумали? Оперa обшарили всю яхту и никаких записей классики не обнаружили. Для чего это вам надо было?
        - Чтобы убедиться кое в чем, - ответила Оксана, взяв на себя переговоры со следователем.
        - В чем?
        - В том, что бессмысленно искать Кротенко. Он наверняка мертв, и, зная Тень, тело его надежно спрятано.
        - Тень? Ты о чем?
        - Так я назвала убийцу, который все время был рядом, а мы его не замечали.
        - Может, ты знаешь, кто он?
        - Предполагаю, но, чтобы это проверить, потребуется ваша помощь.
        - Как всегда, - вздохнул следователь. - Говори, что нужно?
        В дверь позвонили, и хозяин квартиры, тяжело опираясь на палку, проковылял к вешалке, надел ветровку, взял в руку сумку и открыл дверь.
        - Привет! - Оксана, одетая в светлую курточку, вошла в прихожую.
        - Здравствуй, Оксана, - растерянно произнес Володя, - а я думал, что это таксист. Еду ложиться в институт ортопедии - необходимо оперировать мениск.
        - Пока он не приехал, можем перекинуться парой слов? Конечно, не в коридоре.
        - Проходи, - недоуменно пожал плечами Володя.
        Оксана быстро прошла в комнату, окинула взглядом обстановку.
        - Вот так ты и живешь. У тебя двушка?
        - У тебя ко мне дело? Извини, как только приедет такси, я сразу уеду.
        - Долго тебя не задержу.
        Володя тяжело опустился на стул.
        - Слушаю тебя.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Если еду на операцию, то каким может быть самочувствие?
        - В чем суть твоей ссоры с Мельником?
        - Оксана, ты приезжаешь ко мне, когда я сижу, как на сковородке, в ожидании поездки в больницу, чтобы задать глупые вопросы? Извини, но это тебя не касается.
        - Ты ведь знаешь, что я разыскивала девушек, которые снимались в фильме «Красная маска»?
        - Да, ужасная история. Я слышал, что ты попала в руки маньяка и чудом спаслась. Девушек нашли, но мертвыми.
        - Убийца сумел скрыться.
        - Ты - частный детектив, и это уже дело следователей, прокуратуры, не знаю еще кого.
        - Юридически так, но я не успокоюсь, пока не найду Тень.
        - Кого?
        - Я так прозвала этого убийцу.
        - Хорошо, занимайся этим. - Володя взял мобильный и стал набирать номер. - Что-то такси долго не едет.
        - Оно не приедет - я отпустила таксиста. Он искал твое парадное и попал на меня. Извини, я отменила вызов.
        - Что ты себе позволяешь! У меня на завтра назначена операция!
        - Приедешь в больницу чуть позже, я отвезу тебя на своей машине. Так что у тебя произошло с Вольдемаром Мельником?
        - Почему бы тебе не узнать у него?
        - Я так и сделала. Он сказал, что ты без причины оскорбил его и, когда он тебе ответил, ты первый толкнул его, а он дал сдачи. Удивился, что вроде не сильно, чтобы ты свалился вниз.
        - У этого инцидента была предыстория, и началась она, когда мы поселились вместе в одном номере. Но почему это тебя интересует?
        - То, что случилось с тобой и Мельником, лишь убедило меня, что мои догадки верны.
        - Ты о чем?
        - На следующий день, утром, ты не захотел ехать со мной в Киев и воспользовался попутной машиной. Когда тебе помогали спускаться по лестнице, я как раз вышла на пробежку. Ты хромал на левую ногу, а сейчас - на правую. Чтобы проверить свои подозрения, я сегодня ранним утром съездила в травмпункт в Млинове, куда тебя привезли со съемок. Там в журнале записано: легкий ушиб левого колена. Я запись сфотографировала на мобильный. Хочешь посмотреть?
        - Осмотр делал врач, а запись в журнал делала медсестра, молоденькая девчушка, которая, наверное, что-то перепутала. То, что поврежден мениск, показал рентген. Хочешь посмотреть?
        - Верю и даже знаю, где ты получил травму, - в подвале, когда убегал от меня. Ты налетел на лестницу, больно ударившись коленом.
        - Что ты такое говоришь! Ты меня подозреваешь?!
        - Это был ты. - Оксана подошла к проигрывателю, возле которого лежало несколько пластинок. - Любитель винила и классической музыки. Помнишь, мы беседовали с тобой и ты был в маске Дарта Вейдера?
        - Что с того? Да, на вечеринке я не стал разубеждать тебя, что перед тобой не Семен Кротенко. Правая или левая нога - это все твои домыслы и невнимательность медсестры. Но факт, что у меня серьезно травмирована нога, неоспорим, и это подтвердят многие из тех, кто видел, как и когда это произошло. На тебя напали в Млинове, когда я давно был в Киеве. Водитель, который отвез меня по БлаБлаКару, подтвердит. С такой травмой ноги я никак не мог доехать до Млинова и снова вернуться в Киев - тебе любой ортопед скажет.
        - Тяжести тебе ведь тоже нельзя поднимать? - улыбнулась Оксана и, вынув из кармана пистолет, направила на Черныша.
        - Ну да, против инвалида еще и пушку наставила, - усмехнулся мужчина, продолжая сохранять спокойствие.
        - Вставай! Будем знакомиться с твоей квартирой!
        - Санкция на обыск имеется? - даже не пошевелился Черныш. - У меня нога болит, любое движение болезненно.
        - Хорошо, отдыхай, я сама посмотрю.
        Еще раз окинув взглядом комнату, Оксана поняла, что то, что она ищет, здесь не спрячешь. Выйдя в коридор, осмотрелась и зашла во вторую комнату. Заглянула под кровать, открыла плательный шкаф, сдвинула вешалки с одеждой - ничего. Снова вышла в коридор, заглянула в ванную, туалет. Тут ее внимание привлекла узкая дверца в кладовку, открыла ее - на вешалке тесно друг к другу висела старая одежда. Там тоже ничего не было. Она прошла на кухню, открыла морозильную камеру почти двухметрового холодильника и, хотя ожидала увидеть нечто, вскрикнула - в ней находилось разрубленное на части тело, из-под ноги выглядывало словно припорошенное инеем замерзшее лицо Семена Кротенко с пустыми глазницами.
        Она резко обернулась, но опоздала на долю секунды - ударом палки Черныш выбил из ее руки пистолет. Уходя от следующего удара, Оксана спиной ушла в кладовку, и это ее спасло. Черныш наклонился и поднял пистолет, пока Оксана выбиралась из тесного помещения.
        Тень приставил ствол пистолета к ее голове и, улыбаясь, нажал на спусковой крючок. Сухо щелкнул боек - патронов в пистолете не оказалось. Оксана, пользуясь замешательством Тени, нанесла удар пяткой по его больной коленной чашечке. Тот взвыл от боли, уронил палку и пистолет и, обхватив обеими руками колено, упал на пол.
        Оксана громко произнесла:
        - Все, заходите! - И, пройдя по коридору, открыла входную дверь.
        На пороге показались Якимчук с оперативной группой и Олег. Черныша-Тень, продолжавшего корчиться от боли, подняли и вернули в комнату, посадили на стул. Вызвали понятых - соседей, и начался обыск.
        - Молодец, хорошо сработала, - похвалил Якимчук.
        - Только очень рискованно! - укоризненно покачал головой Олег.
        Якимчук обратился к Чернышу, на которого надели наручники. Тот сидел со спокойным видом, словно происходящее не имело к нему никакого отношения.
        - Ваши фамилия, имя, отчество?
        Черныш рассмеялся:
        - Вы вторглись ко мне в квартиру, надели на меня наручники и теперь интересуетесь моим именем? Черныш Владимир Геннадьевич.
        - Назовите ваше настоящее имя! Черныш Владимир Геннадьевич умер шесть лет тому назад, и вы присвоили его имя и фамилию!
        - Может, вы подозреваете меня и в его смерти?
        - Он умер от рака легких. Ваше имя!
        - Пупкин Иван Иванович, и у меня амнезия.
        - Излечим вашу амнезию! Вы подозреваетесь в похищениях и убийстве четырех человек и еще в одном покушении на убийство. Вам светит пожизненное заключение!
        - О, это будет слишком долго! - ехидно улыбнулся псевдо-Черныш.
        В комнату заглянул оперативник:
        - Эксперт обследовал труп и просит вас подойти, Петр Николаевич.
        Следователь обратился к Олегу:
        - Побудь с этим! - Он кивнул на задержанного. - Неизвестно, какие сюрпризы он еще припас. - И покинул комнату.
        - Олег, дай мне поговорить с ним наедине, - попросила Оксана.
        - У тебя секреты от меня?
        - Не обижайся, так мне будет проще разговорить его.
        Олег пожал плечами.
        - Хорошо, я буду за дверью. Если что, зови!
        - Все будет хорошо!
        Когда за Олегом закрылась дверь, Оксана подсела к задержанному.
        - Я вас с трудом узнала, Владимир Феликсович Сидоренко. Вы поправились, возмужали. Неудивительно - за столько-то лет!
        Мужчина посмотрел на нее с недоумением, смешанным со страхом:
        - Не понимаю, о чем ты говоришь?
        - Яринка и ее муж, Василь Хома, верили вам, а вы оказались негодяем!
        Мужчина зло сощурился.
        - Не знаю, о чем ты, но мы еще встретимся! Пусть через двадцать, тридцать лет! Ты будешь другая, а я…
        Дверь открылась, зашли два оперативника.
        - Встать, задержанный!
        - Я не могу - нога!
        - Ничего, мы поможем! - Подхватив мужчину с двух сторон, они вывели его из комнаты.
        - О чем ты с ним шепталась? - поинтересовался вошедший Олег.
        - О бессмертии. Бывает, оно может оказать плохую услугу в пожизненном заточении.
        - Опять ты о магии и колдовстве. Он псих, это сразу видно!
        - Я пошутила, Олежек. Сейчас я домой, а завтра с утра - на работу. Примешь меня?
        - Куда я без тебя? Я вот тут подумал о том, что ты постоянно попадаешь в нехорошие истории… Почему бы нам не пожить вместе? Присмотримся друг к другу.
        - Ты делаешь мне предложение, Олежек?
        - Да, я долго об этом думал и…
        - Олежек, об этом не думают, а чувствуют! Требуется еще любовь - как же без нее?
        - У нас общее дело, интересы…
        - Еще наговоримся на эту тему! До встречи!
        Спускаясь по лестнице, Оксана корила себя, что не распознала в помощнике режиссера историка Владимира Феликсовича Сидоренко, хотя видела его в своем путешествии в прошлое. Она была как слепая!

        Псевдо-Черныша поместили временно в КПЗ до избрания ему судьей меры содержания. Он сидел на жесткой лавке, с хмурым видом углубившись в давние воспоминания.
        «Замерзая, с больной ногой, я сидел на берегу пруда, ощущая ледяное дыхание близкой смерти. Меня обуял страх, я хотел жить. Любой ценой жить! Опираясь на палку, сумел выбраться в село Млинов и попал на допрос к «энкаведистам». От них узнал о гибели Ирины и Александра.
        Вернувшись в университет, я стал задумываться о быстротечности жизни. Как это несправедливо и жестоко! Василь Хома рассказал мне, что Ирина сумела передать ему трактат и он не знает, как поступить. С трудом удалось убедить его не уничтожать трактат. Я стал брать уроки санскрита у «бывшего», работавшего в университете, обращаясь к нему за помощью в переводе. Арест Василя Хомы и то, что Варфоломей Бортников ушел на фронт, казалось, сделали меня единственным хозяином трактата. Но это оказалось не так. Илья, сын Бортникова, про тайник узнал и все время крутился возле него. Во время оккупации ко мне пришел эсэсовец, стал угрожать и требовать магический трактат. И снова меня обуяли страх и жажда жизни любой ценой! Эсэсовец оказался местного розлива, Аверкий Гаврилюк, с ним удалось поладить - он сам был не прочь приобщиться к бессмертию. Мы стали компаньонами, он нашел для меня и своего сына безопасную квартиру, помогал продуктами. Поняв, что война идет к не такому концу, как он рассчитывал, Гаврилюк дезертировал. Аверкий был нетерпелив в ожидании эликсира бессмертия и проведения магического ритуала.
Если бы он знал, что для этого потребуется долгих восемь лет! Его арестовали и казнили. Спрятавшись в толпе, я видел, как тронулся грузовик под виселицей, на нем было двое: Аверкий и немец в эсэсовской форме. На протяжении долгих минут они «танцевали» в воздухе, а затем, успокоившись, вытянулись в струнку. Их не снимали несколько дней, под висельниками бегала ребятня и бросала в них камни. Впоследствии сын Аверкия связался со шпаной, и больше наши пути не пересекались.
        Мои попытки «охоты» и проведения магического ритуала не всегда были удачными. Первыми жертвами стали молоденькие девушки-ткачихи с фабрики, я тогда жил в Иваново. Вначале, забирая жизнь, я переживал, мучился, а потом для меня это стало вроде развлечения. В 1953 году мне исполнилось тридцать восемь лет, с тех пор я все такой же. Перелистывая календарь, я не меняюсь. Вот только страдаю от постоянного безденежья и жгуче завидую богачу Николя Фламелю, сотни лет путешествовавшему в свое удовольствие. Шарль де Виржи, вступив на путь бессмертия, тоже был не бедным, однако жилка у него оказалась тонкая, аристократическая! Если бы мне в придачу к бессмертию удалось заполучить богатство! Расходы все время держали меня на грани фола. Каждые десять-пятнадцать лет мне требовались новые документы, биография, а это стоило не дешево! Я перепробовал массу специальностей и понял, что честно заработать невозможно!
        С документами геолога Черныша решил попробовать себя в кино, в качестве оператора. Познакомился с Никитой Трофименко. Ему я понравился услужливостью и старательностью, был у него мальчиком на побегушках. Через Трофименко познакомился с Алмазовым, и у меня возник план - написать бестселлер и заработать на этом! Как я был наивен!
        Рукопись про Шарля де Виржи отнес к Алмазову мой приятель, историк Николай Чудов. Я боялся, что моей нынешней биографией заинтересуются дотошные журналисты и меня разоблачат. В моем положении слава не нужна, а только деньги! Однако денег за роман получил очень мало, хотя Алмазов и книгу написал, и фильм снял в качестве сценариста и продюсера! Вот тогда, горя ненавистью к Алмазову, я обратил внимание на его сожительницу, которая ответила мне взаимностью.
        Вета к тому времени лишилась иллюзии стать женой известного писателя. Алмазов ее использовал, а сам заводил любовные интрижки, не скрывая от нее своих увлечений. Она понимала, что годы идут и в один прекрасный день ее место займет более молодая содержанка-наложница. У меня возник план обнулить счета Алмазова, на которых находилась крупная сумма, пользуясь тем, что Вета знала пароли. Для этого требовалось время, но Алмазов сразу всполошился, как только она сняла первую сумму, - ему пришло сообщение по банкингу. Это произошло накануне банкета. Разразился страшный скандал, Алмазов хотел ее выгнать, но потом разрешил остаться до утра, а затем с вещами убраться вон. Но до утра Алмазов не дожил - Вета отравила его клофелином, дав смертельную дозу. Мы спрятали его тело, а во время банкета, когда шло веселье, включили имевшуюся запись голоса Алмазова. Нам требовалось время, чтобы снять оставшиеся деньги со счетов, поэтому мы всячески поддерживали иллюзию, что Алмазов жив. В противном случае родственники писателя слетелись бы на его наследство, словно коршуны. Мы переодели садовника-пьяницу в костюм
Алмазова, приказали ему арендовать в аэропорту машину, а потом инсценировали ДТП, понимая, что при экспертизе вскроется, что это не тело писателя. Вета нервничала, ей казалось, что ее подозревают. Мне пришлось изображать Алмазова, когда у нее ночью был мой шеф Трофименко. Вета еле-еле смогла его удержать, чтобы тот не догнал меня.
        Уже перед выходом фильма «Красная маска» на большой экран было понятно, что особого интереса он не вызовет. У Алмазова возникла идея привлечь внимание зрителя к фильму инсценировкой нападения на актрису, игравшую жертву в фильме, и выбор пал на Веронику Шкиль. Алмазов поручил реализовать свою идею креативной и деятельной помрежу Рите, но сохранить это в тайне даже от компаньонов-инвесторов. Рита, моя бывшая любовница, неизвестно по какой причине попросила меня сыграть эту роль, передала маску из фильма. Если бы она знала, кому поручает это дело! Я взял на охоту свою маску! По договоренности я должен был лишь показаться перед девушкой в темноте, испугать, но не преследовать. Но во мне взыграла кровь, проявился охотничий азарт. Если бы тогда я ее догнал, то вряд ли смог бы остановиться… Уже дома я решил, что обе девушки подходят для меня как объекты для ритуала, который требовалось провести вновь. Их никто не станет искать.
        У каждого человека есть хобби, появилось оно и у меня. Проанализировав, как были пойманы серийные убийцы, я пришел к выводу - если бы не нашли тела их жертв, то они были бы неуловимыми! Избавляться от тел непросто, а в моем случае все усложняется из-за необходимости провести магический ритуал с еще живым объектом. Изолированное здание привлекает пристальное внимание, другое дело квартира. Я снял бывшую квартиру маньяка-художника, зная, что в ней был подвал, где он расправлялся со своими жертвами. Узнав о методе пластинации[33 - Техника пластинации, позволяющая сохранять живые организмы, изобретена немецким анатомом Гюнтером фон Хагенсом в 1977 году. Пропагандируя этот метод, д-р Хагенс проводит выставки из мертвых тел и их частей, считая, что его творения имеют художественную ценность.] и увидев в Интернете выставку «Body Worlds», я загорелся испробовать его на практике. Метод не трудоемок, из тел убирают жир и воду, заменяют пластиком. Так я стал таксидермистом человеческих тел. Теперь тела жертв находились в надежном месте. Я считал, что даже если обнаружат эту квартиру, то не смогут выйти на
меня - она снята на чужое имя, в ней я всегда появлялся загримированным.
        С Леной и Вероникой проблем не было. Каждая из них сама согласилась прийти ко мне в квартиру! Простота вскружила мне голову - дичь сама является к охотнику! Не было проблем и с Ирой Рябининой - она ничего не заподозрила, когда я попросил ее прийти на съемную квартиру, чтобы обговорить сценарий.
        Мои планы поломала девчонка! Как только я почувствовал исходящую от этой чертовки опасность, мне надо было сразу избавиться от нее, а я загорелся желанием заполучить ее, не столько для ритуала, как для пластинации. Теперь я здесь, а она жива и здорова! Когда мне не удалось похитить ее возле дома, я ночами приходил и смотрел на нее через окно, рисуя в воображении, как с ней поступлю. И ведь была у меня возможность убить ее, когда она лежала в отключке от клофелина в доме Алмазова! А еще я допустил непоправимую ошибку, когда она оказалась в моей власти, закованная в цепи, - был слишком самонадеянным!
        Из-за нее мне пришлось срочно подчищать за собой. Чтобы мое имя не оказалось среди подозреваемых, я убрал Риту, знавшую о моем нападении на Веронику, и моего приятеля - Николая Чудова. Потом я избавился от Ильи Бортникова, который мог опознать меня. И наконец, убил Семена Кротенко, надеясь, что его «исчезновение» и подброшенная на яхту травматика сделают его главным подозреваемым. «Старинный» портрет Шарля де Виржи на самом деле был розыгрышем над Алмазовым, который задумал и исполнил Семен Кротенко. Зная, что писатель верит в оккультизм и находится под впечатлением истории Шарля де Виржи, он заказал портрет этого дворянина и сам для него позировал. Довольный Алмазов, купив портрет за баснословную сумму, повесил его в кабинете, а Кротенко ожидал подходящего случая, чтобы раскрыть обман и вдоволь посмеяться над доверчивым писателем».
        Тень нервно ерзал на жесткой скамейке, вспоминая допущенные ошибки. Он понимал, что за серию убийств получит пожизненное наказание. Для бессмертного это не страшно - через двадцать лет он подаст прошение о помиловании, если откажут - повторит снова через десять. Разве можно отказать тому, кто гнил тридцать лет в тюрьме? Если только не знать, что он - бессмертный!
        «Эта девчонка все знает, но кто ей поверит? Единственным доказательством может служить магический манускрипт, но его не найдут - он в надежном месте! Плохо лишь то, что мне не удалось провести ритуал в полном объеме, довести его до конца, - вместо семи жертв только трое. Как это отразится на мне, на сколько лет хватит запаса жизни? Хорошо, что трактат и магические атрибуты для ритуала надежно спрятаны и ждут меня. Девчонка разными путями пыталась узнать у меня их местонахождение, пока не поняла - бесполезно добиваться этого от человека, приобщенного к Вечности». - И он застыл, погрузившись в тяжелые раздумья.

        Эпилог
        Через полтора года

        Оксана набрала номер следователя:
        - Петр Николаевич, как ваше ничего?
        - Когда ты звонишь, знаю, что после «ничего» следует очередная просьба. Давай, грузи без предисловий!
        - У меня приятная новость - я выхожу замуж, в субботу роспись. Приглашаю вас во Дворец бракосочетания на 12 часов, можно без смокинга.
        - В смокинге мы ходим только на работе. Кто этот счастливчик? Нет, молчи, я сам угадаю - твой бывший главный подозреваемый?
        - Угадали - Антон.
        - Как к этому отнесся Олег? Он вроде неровно дышал к тебе.
        - С работы не уволил. Он у нас свидетель.
        - Поздравляю. Только вернулся из Житомирского СИЗО, хочешь новость?
        - Приятную?
        - С какой стороны посмотреть. Полгода прошло после суда над тем нелюдем-убийцей, которого ты прозвала Тенью - настоящее имя он так и не назвал, - а он уже отправился в ад. Рассказали, что он очень страшно умирал, гнил живьем. И поделом ему!
        - Жил он как тень и исчез, словно тень.
        - В субботу буду. А сейчас извини, цейтнот на работе, непростое дело расследую.
        - Расскажете?
        - После твоего медового месяца.
        notes

        Примечания

        1

        События романа охватывают время до переименования милиции в полицию. (Здесь и далее примеч. автора, если не указано иное.)

        2

        Об этих событиях рассказывается в романе С. Пономаренко «Темный ритуал».

        3

        Автор специально указал место, где райотдел милиции никогда не находился, так как все события и персонажи в романе вымышленные.

        4

        События романа охватывают период, когда Верховная Рада Украины еще не приняла законопроект № 3726 «Про приватну детективну (розшукову) діяльність» от 19 апреля 2016.

        5

        Киевский национальный экономический университет имени Вадима Гетьмана, «социология в сфере экономики».

        6

        Приятно оставаться (турецк.).

        7

        Я не понимаю! Простите меня! (англ.)

        8

        Фильм «Сонная лощина» (США, Германия) режиссера Тима Бертона вышел на экраны в 1999 году.

        9

        Персонаж сказочной повести А. Волкова «Волшебник Изумрудного города».

        10

        Книга Сатаны «Дьявольская диатриба».

        11

        Фраза Велюрова, персонажа кинофильма «Покровские ворота», исполнении Леонида Броневого.

        12

        Имеется в виду расследование, описанное в романе С. Пономаренко «Темный ритуал».

        13

        Никольский военный собор XVII в., главный храм Киево-Пустынно-Николаевского монастыря, разрушен в 1934 году.

        14

        Михайловский Златоверхий монастырь (XII в.) взорван в 1937 году, вновь отстроен в середине 90-х XX в.

        15

        «Аненербе» - организация, существовавшая в Германии в 1935 -1945 годах, созданная для изучения традиций, истории и наследия германской расы. (Примеч. ред.)

        16

        У. Шекспир. Гамлет. Перевод М. Вронченко.

        17

        Предположительно на этом фото запечатлено открытие провинциального моста (South Fork Bridge), который был построен взамен смытого наводнением. Эта фотография на протяжении многих лет вызывает споры.

        18

        Крещатик в 1919 году переименовали в улицу Воровского, обратно название вернули в 1937 году.

        19

        Первый владелец здания, вначале там располагались меблированные комнаты.

        20

        Об этих событиях рассказывается в романе «Ключ к бессмертию».

        21

        Ирина - одна из форм имени Ярина.

        22

        А. Богданов (настоящая фамилия Малиновский) (1873 -1928) - ученый, революционер, врач, писатель, директор первого в мире Института переливания крови.

        23

        «Инженер Мэнни».

        24

        НАМИ-1 - первый легковой автомобиль, созданный в СССР. Был разработан в 1925 году Научным автомоторным институтом (НАМИ) на базе дипломного проекта молодого инженера К. А. Шарапова.

        25

        Ныне Аллея героев Небесной сотни.

        26

        Об этих событиях рассказывается в романе С. Пономаренко «Ключ к бессмертию».

        27

        После «падения» Ежова нарком Успенский А. И., зная, что вызов в Москву, «на повышение», означает арест, сымитировал самоубийство. Впоследствии был арестован и в 1940 г. расстрелян. В аппарате комиссариата была проведена «чистка» его людей.

        28

        Мечислав Ходкевич-младший.

        29

        Александр и Август Ледуховские, имевшие имения соответственно в с. Смордве и с. Острижец.

        30

        Буцегарня - тюрьма.

        31

        Крупный план.

        32

        Abby Singer (сленг) - предпоследний кадр съемочного дня. Назван в честь помощника режиссера, который всегда предупреждал команду о том, что снимается предпоследний кадр сцены.

        33

        Техника пластинации, позволяющая сохранять живые организмы, изобретена немецким анатомом Гюнтером фон Хагенсом в 1977 году. Пропагандируя этот метод, д-р Хагенс проводит выставки из мертвых тел и их частей, считая, что его творения имеют художественную ценность.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к