Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Польская Мари: " И Магия Впридачу " - читать онлайн

Сохранить .
И магия впридачу Мари У Польская

        Польская Мари У.

        И магия в придачу

        Земля входит в облако магической пыли и сказки оживают. Деревенская ведьма Аня, настоящий принц Эрик и телеведущая Василиса Мудрая вступают в борьбу с самым настоящим Кощеем.

        ***

        ---

        - Нюрка! - на крыльцо обычного деревенского домика выбежала дородная баба в простеньком халатике, туго обтягивающем ее 150 на 150 на 150.
        Крыльцо зло заскрипело и вздохнуло, будто раздумывая сейчас подломиться под этакой тушей или еще погодить. Дом, уже давно обижающийся на своих хозяев по причине их невнимания к нему, сыпанул ссохшейся краской женщине прямо в прическу. Но она от его претензий отмахнулась, как от назойливой мухи, а потом с брезгливостью вытерла руки прямо о разъехавшиеся полы халатика, на секунду явив миру молочную белизну трясущихся на каждом шагу жировых отложений.
        - Опять малину обрывашь? - баба приложила руку ко лбу, вглядываясь в огромный огород. - Аль в клубнике схоронилась? Нюрка!
        - Теть Лен, она на озеро ушла, - из соседской калитки на зов бабы выглянул чумазый постреленок. - Я с батей с рыбалки шел, ее видел!
        - От ведь окаянная! Ремня на нее нету, - завопила она в голос, - совсем девка от рук отбилась! Все в свои журнальчики... енти... парно-графические смотрится! Все принца ищить! А поезд уже через час приходить! Кто заместо нее пойдет рыбу торговать?
        Баба в миг сбросила толстые вязанные носки, в коих она дома ходила, и нацепила тапки, поверх которых были надеты калоши, и побежала по улице к берегу озера, причитая во всю глотку:
        - От ведь позорищща! Родну мать не уважат совсем! Заставлят бегать таку даль!
        От позорного, по мнению семнадцатилетней девушки, и дурно пахнущего семейного бизнеса вошедшая в пору расцвета Нюрка, а в миру просто Анечка Саврасова, всегда старалась спрятаться на озере. В их маленькой деревеньке Сомовке, названной в честь главного героя рыбных промыслов, так делала только она одна. Остальные, за неимением другой работы, с утра до вечера только и делали, что ночью и утром, пока рыбоохрана не видит, таскали из озера сетями рыбу, в обед ее потрошили и вешали в самодельные коптильни, а вечером ту, что уже поспела, несли продавать на станцию, которая была тут буквально километрах в десяти. И хотя сомы сейчас были редкой добычей - всех повыловили, бизнес процветал за счет более мелкой рыбешки.
        Нюрка свою деревню терпеть не могла, затыкая нос и морщась каждый раз, когда начинали говорить о красотах родного края. Так уж случилось, что девушка ненавидела запах рыбы. Ее от него буквально тошнило. И ведь никуда не денешься! У каждого крыльца в деревне стоял разделочный стол с намертво присохшей к нему рыбьей чешуей, позадь дома - обязательная коптильня, а на задках - яма, куда скидывались все отходы производства. Спрятаться от гнилостного запаха можно было только в лесу или на озере... Там-то девушка и бродила часами, наслаждаясь свежим воздухом.
        Мало того, в заветных местах у нее были организованы настоящие схроны с одеждой: маечки, сарафаны, кофты, джинсы... Она предпочитала свой гардероб держать подальше от удушающего и оседающего на всем запаха. А то ведь в город выехать стыдно! Воняет от тебя так, будто только что помоями облили.
        Нюрку красавицей мог бы назвать разве что слепой: тощая, угловатая с серой пепельной паклей на голове, носом расплывшейся картошкой и постоянно щурящимися маленькими глазками водянистого цвета на круглой мордашке. Порося да и только. Только малость недокормленная.
        В урочный час, когда надо было, расталкивая конкурентов, бежать к вагонам дальнего поезда, девушка сидела задумчиво на огромных камнях, которыми был щедро усыпан весь берег озера, болтала босыми ногами, ловя пальчиками набегавшие мелкие волны, и просто мечтательно смотрела в голубую даль.
        Она всегда была мечтательницей. Всяческие фантазии позволяли ей быстрее справляться с той немалой работой, которая каждый день ложилась на ее плечики. Вот, бывало, копает картошку и чудится ей, что еще чуть-чуть и наткнется она на старую лампу, а в ней - джин! Или собирает в лесу грибы и разговаривает с ними, ожидая, что же белые ей ответят, чего насоветуют. А с лягушками так вообще... Стыдно рассказывать... Зато она на собственном опыте убедилась, что врут все бабки, никаких бородавок от них не соскакивает. Так иногда, герпес...
        Вообще-то назвать Нюрку дурочкой язык бы не повернулся. В их небольшой школе на 50 человек, она была лучшей ученицей. Да и эти единые тесты, которые она весь последний месяц ездила писать в район, подтверждают: у Нюречки талант к языкам, математике и биологии. А все из-за природной смекалистости, а также потому, что любит девушка читать. И не просто читать, а все больше иностранные журнальчики на басурманском языке, кои ездит менять в районную библиотеку чуть ли не по нескольку раз в неделю.
        Все началось с принца. Увидела его Нюрка по телевизору. Был он статен, красив и в расшитом золотом мундире. Эрик... Даже имя его понравилось. И вот с тех пор девушка и начала искать все, что могло поведать ей: каков он - ее принц. Она читала светскую хронику, конечно, на английском, учила этикет и рецепты традиционного в стране своего возлюбленного пудинга, ходила взад-вперед по берегу озера, положив на голову камень, чтобы выработать царственную осанку.
        Однажды забравшись на чердак, где в пыли и нагнетаемом крышей мареве, хранились ее распашонки с поблекшим рисунком, она написала принцу письмо. Мол, так и так: зовут Нюркою, живу в Сомовке, но это не мешает мне любить Вас (именно так, как положено, с большой буквы), не надеясь на взаимность. И вот тут она соврала! Целый год девушка встречала почтальона, мучась от безызвестности о судьбе своего письмеца и втайне надеясь на ответ. Но, увы...
        В общем, была Нюрка мечтательницей! До рыбы ли тут. Да и не с ее царственной осанкой ходить мимо вагонов и кричать: "Сом, копченый сом, всего пятьсот рэ"!
        Именно в тот момент, когда Нюрка фыркнула, представив себя с рыбиной в руках, она заметила, как с ясного неба прямо на нее и на озеро будто снег посыпался. Редкий, мелкий, конечно, невидимый, но явно поблескивающий в лучах кланяющегося к закату солнца. Девушка забыла обо всех своих горестях, уставившись на невиданное. Она даже вытянула руку, пытаясь поймать одинокие снежинки. И вроде бы те ложились на ладошку, вызывая легкое покалывание, но этим все и ограничивалось.
        В какой-то момент Нюрочка подумала, что все это ей только чудится. Или она спит, а этот звездопад - волшебная пыльца, как в книжке про Питера Пэна, а значит, она при сильном желании и взлететь сможет. Если бы не голоса, которые вдруг раздались где-то совсем рядом с девушкой, то она наверняка бы заметила, что на какое-то мгновение стала легкой, просто невесомой.
        - Ах, как здесь просторно и безопасно! - радостно верещал тонкий девичий голосок.
        - Конечно, - снисходительно отвечал второй. - Я же тебе говорила! Не могут врать старые предания, рассказывавшие о вольготной жизни на здешних свободных водах!
        - А народ какой здесь непуганый! - первая, судя по голосу, более молодая, продолжала восторженную речь. - Мужики сами лезут, даже сильно стараться не надо, сочиняя завораживающие песни!
        - И отдают все! - вторая расхохоталась, как показалось Нюрке, вульгарно и злобно.
        - Нет... днем плавать не интересно... - вдруг услышала она еще одну девушку, на сей раз явно недовольную.
        - Ну Янька, не сердись... Я же просто предложила прогуляться, - первая с тонким голосом явно оправдывалась.
        - Кто же знал, что днем здесь только эта шастает ... - Нюра поняла, что речь как раз о ней. - А все мужики по ночами выходят.
        "Вот ведь... шалавы...", - подумала Аня. Ей стало обидно, что эти стервы не слишком высокого морального облика смеют так ее унижать. Она нахмурила лоб и попыталась по голосу определить, кто это. Малинкины? Нет. Они не смогли бы так правильно выстроить предложения с их-то тремя классами... Сестры Петровы? Навряд ли... У них голоса грубые, прокуренные. Видимо, просто отдыхающие... Или девчонки из соседнего села. Аня осторожно поднялась, огляделась и осторожно стала подбираться к спрятавшейся за ветвистыми ивами заводи.
        Здесь было неглубоко, и девушки сидели прямо на дне, неплохо спрятавшись за сгибающимися в поклоне и плывущими по волнам ветвями ивы. Были они...
        "Точно шалавы", - у Анечки даже сомнений больше не оставалось.
        Ну не могут простые жительницы озерной глубинки быть столь вызывающе прекрасными. Тонкие черты лица не обезображены ни проблемами, ни тяжким трудом, длинные густые абсолютно прямые волосы распущены, алые губы изогнуты в холодных усмешках, а выставленные на обозрение нагие груди...
        "Утопиться и не жить!" - подумала Аня. Ей стало невыносимо тоскливо и завидно.
        - Хорошая мысль... - вдруг произнесла одна из сидящих в воде подруг. - Вот утопилась бы и к нам присоединилась...
        Она обернулась и в упор посмотрела на Нюрку, обнявшую ивовый ствол, как последнюю опору в жизни.
        - А за прекрасных - спасибо! - кивнула другая.
        - А вот насчет озерной глубинки ты не права! Мы как раз оттуда...
        Нюрка проследила за ее взглядом, метнувшимся в голубую даль, потом внимательнее посмотрела на собеседниц. Те как раз начали кружить на месте и делали это очень плавно и синхронно, как натренированные спортсменки. В какой-то момент в воде мелькнули ласты... Нет, это же... это хвост!
        - Вы - русалки? - Нюрка так испугалась, что забыла, как дышать.
        - Ну что ты, - у самой младшей на вид девушки в глазах заблестели слезки.
        Нюрка хотела было извиниться, но так и не смогла ни вздохнуть, ни пошевелиться.
        - Они - русалки, - меж тем показала пальчиком на подруг обиженная девушка, - а я - мавка! Иди же ко мне, расчешешь мои прекрасные волосы!
        Она начала манить Нюрку тонкой изящной ручкой, а русалки тихо-тихо запели. Их голоса звучали как печальная скрипка, вытягивающая одинокую длинную щемящую душу ноту и грозящая вот-вот сорваться и замереть. Перед глазами девушки от ужаса и нехватки кислорода пошли радужные круги. Только вот они не просто плавали в воздухе, они будто исходили от Анечки.
        - Ведьма! - вдруг завизжали в испуге девушки, прервав странную песню, и нырнули в глубину. Их огромные рыбьи хвосты махнули, и в каждой чешуйке отразилась радуга.
        Сразу же пахнуло неприятным и нелюбимым девушкой запахом свежей рыбы.
        - Нюрка! - окрик матери привел ее в чувство. Она вздрогнула и отвела взгляд от заводи, которая уже вовсю бурлила и исходила паром, выбрасывая на поверхность погибшую в кипятке рыбу. Вода уже кишела белыми брюшками. - Стервозина ты подколодная! И пошто мне такая мука-то! Живо на вокзал!
        Аня спокойно отошла от воды и медленно, изучающе, будто впервые, обозрела все вокруг. Берег озера прятал под камнями мелких тварей, водная гладь клубилась причудливыми туманными призраками, косогор сиял изумрудной, еще не успевшей выгореть на солнце травой, чернеющий вдали лес манил лапами вековых сосен. Девушка вдохнула солоноватый, пахнущий тиной и свежескошенной травой воздух, а потом открыто и смело взглянула на мать.
        - Мама, - спокойно сказала она, прерывая режущий слух визг, - а не пошла бы ты... сама на вокзал.
        Мать замолкла на полуслове, просто не веря своим ушам. Никогда ее дочь не позволяла себе не то что грубить, а даже сопротивляться. Характер у нее... мягкий.
        - Да как... Да как ты смеешь! - голос матери глухой поначалу, зазвенел злостью.
        Она бы и еще что сказала, но взглянув в глаза дочери, замолчала, лишь открывая рот, словно те сомы, которых она глушила, молотя по голове старой поломанной битой. Ее Нюрка, на которую она поглядывала с жалостью, когда думала о возможных дочерних женихах, изменилась. Ее глаза распахнулись и засияли васильковой заманчивостью, волосы заблестели, превратив серые пряди в серебристые, отливающие благородством, черты лица истончились, делая четче полукруги бровей и заметнее ресницы. Без следа исчезли детская несуразность и припухлость, оставив заманчивые округлости бедер и выпирающую грудь, которой в миг стала мала вся одежда.
        - Ну ты... это, - мямлила мать, - иди домой.
        Аня ничего ей не ответила, развернулась и не спеша отправилась к деревне. Девушка была ошарашена. Если для матери ее дерзкое поведение стало сюрпризом, то для нее - шоком. Мало того, что нахамила, так ведь еще и стыда - ни на грамм. Как будто вдруг в единый миг поменялось все мировоззрение. Хорошо это или плохо?
        - И еще вот что, - не оборачиваясь к матери твердо произнесла девушка, - не смей меня называть Нюркой! Я - Анна.
        Мать даже не кивнула. Старое имя, которым она всегда кликала дочь, умерло.
        Внешнее преображение Анны, остававшееся тайной для самой девушки, стало первой деревенской новостью. По возвращению домой не прошло ни единой минуты, чтобы к ним не заглянул кто-нибудь из соседей. И если мать так и ходила по хате пришибленной рыбой, то Аня хмурилась, бегая то за солью, то за хлебом, то за лаврушкой, которые вдруг одновременно закончились во всей деревне.
        Заслышав в очередной раз лай разъяренных собак, девушка не выдержала, обернулась к посетителю и сказала в сердцах:
        - Да что б ты провалился!
        Земля под ногами стоящего у ворот бородатого мужика, который скорее всего, пришел сшибить недостающий на "пол-литра" полтинник, вздохнула, забурлила, словно живая, и засосала любопытствующего под оглушительные визги толпы.
        - Ведьма! - супружница исчезнувшего мужика ткнула в Аню пальцем. Потом она упала на колени, сорвала косынку с головы и, пытаясь утереть так и не показавшиеся слезы, а еще вернее, скрыть от народа их отсутствие, завыла на всю деревню. - За что ты маво мужика сгубила, проклятущая? А-а-а-а! И как же я тепереча буду дни вековать без маво ясна сокола? Да и куда тока милиция смотрит?
        - Ведьма, ведьма! - подхватили мальчишки, весело гогоча и грозя завалить забор, на котором те с любопытством повисли.
        Аня попятилась, злобно стреляя глазами, а потом юркнула в дом и закрыла на все запоры дверь. В панике она привалилась к ней спиной и сползла на пол. Как оказалось, вовремя. Если бы стояла, то, скорее всего, рухнула бы в обморок, потому что именно в этот момент из-за обычной металлической печки высунулся дряхлый мужичок размером с ее любимого плюшевого мишку. Но в отличие от игрушки, был он вполне живой. Мужичок поправил старый рваный зипунишко, выпятил вперед седенькую бородку, торчащую лопатой, и, зыркнув на мать девушки маленькими глазами-бусинками, откашлялся и вышел вперед.
        - Бежать тебе, молодая хозяйка, надобно, - он пригладил непослушные вихры и, не видя возражений, продолжил. - Пожгут хату-то... А я только присмотрелся, обосновался... Тепереча мало охоты мне новое место службы искать.
        Мать, бывшая до этого рыбой, теперь еще и окаменела, а потом грузно, расталкивая своим немалым телом мешающую мебель, рухнула на пол.
        - Ты кто? - едва и смогла выговорить Аня.
        - Дык, - крякнул мужичок, - домовой я. Служба у меня тут.
        - Откуда же ты на мою голову взялся? - Аня схватилась за вышеозначенную часть тела, будучи совершенно уверенной в том, что сошла с ума.
        - Из лесу, вестимо! - домовой теперь пялился на Аню с укоризной. - Леший нас до опушки проводил, говорит, много туточке домов бесхозных, неохозяенных значица. Вот я ваш и выбрал! А ты, девка, беги отседова, а то сожжут ведь!
        - Да куда ж мне бежать? - растерялась Аня.
        - Как это куды? В город!
        - Ага, - девушка шмыгнула носом. Уехать в город она и сама не прочь, но денег-то нет. - Ни жилья, ни работы. Можно было бы в институт поступить, но пять же, на что-то надо жить!
        - Так ты таво... этаво... деньги возьми!
        - Какие деньги! - Аня даже руками замахала, - откуда они у нас?
        - Так из банки же! - хлопнул себя по лбу домовой.
        - Нет у нас тут банков, да и счетов в них тоже нет, - Анечка все удивлялась. Однако, какой грамотный домовой!
        - Да не! - махнул рукой домовой. - Из той банки, что в подполе за огурцами сразу стоить!
        Глаза у девушки округлились! Она еще с секунду осмысливала сказанное, а потом рванула в подпол. Действительно, аккурат за огурцами стояла литровая банка со свернутыми в ней купюрами. Глаза у Анечки аж засветились, причем, в самом прямом смысле слова, действуя не хуже чем фонарик.
        - Вот ведь... мамаша! - бурчала Аня, отсчитывая нужную ей на первое время сумму.
        Остальное она вновь положила в банку, после чего выбралась из погреба. Дом Аня покинула через окно и задний двор, где еще курилась коптильня, и витал такой гадкий и родной запах детства.
        ***
        Внизу огромным голубым шаром висела Земля. Сегодня своего родного города Эдмонт в штате Оклахома астронавт Сэм Уотерс разглядеть не смог из-за низкой облачности, скручивавшейся над поверхностью планеты изумительными завитками. Но сейчас не эта красота забавляла его.
        - Только ты, кэп, мог согласиться на такие глупые исследования!
        Уже во второй раз Сэм был на орбите, то такого маразма делать никогда не приходилось.
        - Что бы ты понимал... - пробурчал командир экипажа Алексей Подколзин. Он не отрывал взгляда от монитора и в то же время вслепую заносил показания в бортовой журнал. Он всегда так делал и ни разу не промахивался мимо нужных строчек. Сэм в свое время попытался научиться у командира такому приемчику, но после пары страниц, которые после опыта пришлось переписать, забросил эту затею.
        - Ну и как тут магия? - Сэм хохотнул.
        - На нуле, - совершенно серьезно ответил капитан, не разделявший ироничности своего коллеги.
        - И как с тобой жена живет, - Сэм сочувствующе покачал головой. - Одни строчки приказов в голове!
        Хотя именно такому исполнительному человеку, как командир, и могли поручить наблюдение за показателями того приборчика, который вызывал у астронавта со звездато-полосатой нашивкой, только приступы веселья. Алексей Подколзин же подходил к измерениям со свойственной ему щепетильность, не особо вдаваясь ни в название, ни в назначение прибора.
        Эти исследования были вставлены в расписание работы экипажа МКС в самый последний момент. Инструктировал капитана лично ректор Института уфологии и паранормальных исследований, профессор Деревянко. Причем, при озвучивании должности оного важного специалиста, Иван даже глазом не моргнул, не то, чтобы высказать сомнение или удивление. Раз надо, значит, надо! И вот уже месяц по три раза в день космонавты измеряли напряженность магического фона со всегда одинаковым результатом - ноль.
        В тот момент, когда Алексей, так и отводивший взгляда от монитора, занес в журнал последнюю циферку, шкала измерения вдруг дернулась до цифры 10 и почти мгновенно пришла в норму. Алексей так и застыл перед экраном компьютера.
        - Эй, ты там заснул? - Сэм увидел реакцию командира и медленно подплыл к его креслу.
        Иван сидел, не отводя взгляда от замершей шкалы. Сэм проследил за ним и усмехнулся:
        - Кэп, ты только не загипнотизируйся, а то вдруг это тактика пришельцев такая... По выводу экипажа станции из строя...
        - Не мели чепухи. Был мгновенный всплеск, - он довольно резко, насколько это можно в невесомости поднялся и поплыл в сторону камеры, в которой и был установлен сам прибор, - нужно изменить настройки. Ты садись и пиши в журнале: "Обнаружена вспышечная активность прибора измерения напряженности магического фона. Считаю необходимым переключить режим работы с волнового диапазона на регистрацию активных частиц".
        - Это значит... - Сэм старательно записал и теперь вчитывался в строки, пытаясь осознать действия командира, - прибор засек... э-э-э...магическую частичку?
        Слово "магическую" Сэм едва смог произнести. Он был убежденным материалистом и во все сверхъестественное, тем более, в магию, не верил. А упоминание ее при космических исследованиях ему казалось абсурдным.
        - Примерно так, - совершенно спокойно кивнул командир.
        Едва все формальности были выполнены, Алексей связался с Центром управления полетами и доложил об обнаруженном явлении. Его выслушали с совершенно спокойными лицами и обещали рассказать о первых итогах профессору Деревянко. Как потом до слез смеялись операторы ЦУПа командир экипажа уже не видел.
        Перенастроенный прибор сначала регистрировал единичные вспышки, но в последующие дни число их стало увеличиваться в геометрической прогрессии. Они буквально атаковали станцию. Сэм сначала подхихикивал над стараниями кэпа, потом изучал всю техническую документацию и руководство по пользованию прибором, старательно выискивая причины столь бурной его реакции. А главное, он пытался понять, что же заставило его сначала просто одиноко попискивать, а потом не переставая гудеть на одной низкой противной ноте. И этот звук сводил его с ума.
        Сэм сделался раздражительным. Едва он появлялся в исследовательском отсеке, как у него подскакивала температура тела, лоб покрывался испариной, а дыхание и пульс учащались. Он срывался по любому поводу, не понимая, как кэп может оставаться таким невозмутимым. В конце концов, после очередной вспышки ярости, он зажал голову руками и просто во весь голос закричал. Ему так захотелось домой, в родной Эдмонт, где жизнь спокойная и размеренная, где бескрайние просторы... и нет этого жуткого звука!
        Командир почувствовал угрозу. Он успел только выставить перед собой руки и зажмуриться от той черноты, которая вспыхнула вокруг Сэма, а затем медленно колыхнулась вместе с ним будто пузырек воды и с оглушающим треском схлопнулась.
        - Сэм? - командир сам не верил своим глазам. От его подчиненного не осталось, как это говорится, даже мокрого места.
        Алексей осторожно проплыл вперед, шаря руками, будто надеясь, что просто не видит астронавта. Но отсек был явно пуст. Тогда командир проверил видеозаписи и в замедленном режиме еще раз просмотрел исчезновение Сэма и...
        - Центр управления полетами вызывает МКС... - размышления были грубо прерваны. - Что у вас там творится?
        - Вы видели? - Алексей с трудом сохранял хладнокровие.
        - Конечно! Где Сэм Уотерс? - взволнованное лицо возникло чуть ли не на всех мониторах.
        Алексей растерянно оглядел отсек и пожал плечами.
        - Я жду подробного рапорта, - голос оператора был... обвиняющим? - Скоро сюда прибудут американские коллеги, - он сбавил тон, - так что... Придумай подходящее объяснение.
        Легко сказать! Что можно придумать, когда астронавт просто исчез?
        - Я думаю, нам нужен эксперт, - произнес командир. - Вы можете вызвать профессора Деревянко? Все-таки исчезновение Сэма Уотерса хоть и косвенно, но связано с эксплуатацией его прибора.
        Оператор уже давал указания помощникам, хотя весь его вид говорил о недоверии.
        - Рапорт должен быть готов через час! - распорядился он и отключился.
        Для всегда спокойного и уверенного в себе Алексея Подколзина мир разбился надвое. С одной стороны его твердая уверенность, что все в этой жизни зависит только от человека, его способностей, его действий. Именно такая позиция помогла командиру добиться таких вершин... или, лучше сказать, высот. С другой... Он же сам регистрировал "магические частички"...
        Алексей в задумчивости взглянул на показания совсем не научного, с его точки зрения, прибора. Да! Именно так он и думал с самого начала, но исполнительность и надежность - синонимы его имени, а потому он не позволял таким мыслям мешать работе. И сейчас не позволит!
        Прибор меж тем все выдавал и выдавал данные. И впервые за последние дни число зарегистрированных частиц в период строго ограниченного временного промежутка стало уменьшаться. Командир схватился за журнал, и его рука уже заносила новые цифры. От понимания он даже вспотел.
        Получается, что исчезновение Сэма произошло на самом пике бомбардировки корабля этими непонятными частицами! Если предположить, что теперь в той же прогрессии частицы будут исчезать... Командир уже отложил в сторону журнал и придвинул клавиатуру. Вычисления заняли не так уж много времени. Скорее всего, станция прошла сквозь обширную полосу магической активности. Если это частицы, то они имеют и скорость, и направление, а значит, что уже очень скоро они будут на Земле, растянувшись полосой... Он приблизительно прикинул, как это может быть. Только вот считать все-таки придется ученым. Если они уже все не просчитали.
        Он с нетерпением ждал сеанса связи. Алексей и не мог объяснить исчезновение Сэма, но эта загадка его уже не мучила. Командир сгорал от любопытства и хотел получить ответ на единственный вопрос: что это за частицы, которые они регистрировали? Изначально, когда профессор Деревянко, именовал их "магическими", Алексей мысленно поморщился от столь сказочного слова, но не воспринял это название как реальное. А теперь? Мир рушился прямо на глазах, с каждой минутой таких размышлений.
        - ЦУП вызывает МКС... - раньше эти слова не являлись неожиданностью. Алексей точно знал, во сколько начинаются сеансы связи, но даже если они и были внеплановыми, никогда не вздрагивал от звуков голоса оператора. А все потому, что был полностью собран и готов к работе. Теперь же, второй раз за день... - Мы ждем вашего рапорта.
        И Алексей начал выкладывать свою версию произошедшего, упоминая и возросшее до максимума число магически активных частиц, и нестабильное психологическое состояние Сэма Уотерса, и...
        - Я думаю, природа его исчезновения - магическая...
        Такого вывода от него не ждал никто. Повисшую над залом ЦУПа тишину нарушили лишь одинокие хлопки.
        - Браво, командир! - из кресла за первым полукруглым столом поднялся профессор Деревянко. - Вы сделали совершенно верные выводы, хотя до сих пор совершенно не верите в возможность существования сверхъестественного!
        - О чем вы говорите, профессор! - соскочил с места представитель НАСА Джеймс Кирк. - Как можно было вообще допускать такие еретические исследования! Мы делает все для развития науки, для прогресса и блага всего человечества. Хочу заметить, вкладывая при этом огромные средства наших налогоплательщиков. И вот приходите вы, заставляете взять на станцию подозрительный прибор... В результате чего исчезает один из наших астронавтов! Это чистой воды провокация! И правительство Соединенных Штатов Америки будет вынуждено заявить ноту протеста...
        - Успокойтесь, коллега, - начальник полетов Виктор Усов тер вызывающе выпирающий лоб. Все, кто его знал, не забывали пошутить, мол, добавил-таки себе наш умник себе лишних мозгов! - То, что произошло на станции, не останется без внимания. Мы создадим комиссию и будем внимательно изучать и видеозаписи, и показания приборов... Сейчас же, я думаю, нужно выслушать профессора Деревянко. Пусть он нам объяснит цель исследований и, возможно, даст объяснения по поводу случившегося.
        -Кх-кх-м, - Профессор откашлялся и обвел просто сияющим от вдохновения взглядом присутствующих. Вот он! Его звездный час! - Итак, господа, о магии...
        Профессор достал откуда-то из-под стола пакетик и вытащил из него маленькие буклетики, потом обошел стол и положил их перед каждым членом этого экстренного совещания.
        - Что это? - возмутился представитель НАСА.
        - Я предлагаю вам на досуге ознакомиться с теорией возникновения магической пыли! - профессор ходил перед столом как в институтской аудитории: медленно, уверенно и с чувством превосходства.
        - Да что вы себе позволяете! - американец явно выходил из себя.
        - Я просто хочу объяснить все то, что произошло и то, что очень скоро произойдет... - профессор не поддавался на его эмоциональность и говорил ровно и спокойно, хотя было заметно, что он торжествует. - Итак... Что вы знаете о магии? Практически ничего, кроме того, что она - вымысел наших фантастов. Между тем, слухов о сверхъестественном, о том, чего человек не может объяснить, предостаточно. Все они имеют очень старинные корни. Вспомните хотя бы наши многочисленные сказки... - Профессор сочувствующе посмотрел на представителя НАСа. - Боюсь, вам, господин Кирк, это будет непонятно. Я же обращу внимание на то, как удивительно мифы и легенды разделили Землю. В Европе и Азии их бесконечное множество. В Америке же - практически нет. Герои сказок Америки - обычные люди и животные, иногда - Боги. А вот у нас кого только нет: русалки и водяные, лешие и кикиморы. Немало всяческих мифических существ в западной Европе, в Азии. Если бы все они были просто выдумками, то что мешало бы придумать такие легенды в Америке! А если нет? Если у нас вся эта нежить, нечисть и нелюдь существовала?
        - Вы сейчас серьезно намерены нам рассказывать о сказках? - Виктор Усов не понимал к чему ведет профессор.
        - Простите, господа, это так... лирическое отступление. Так вот... Машина без бензина это просто груда металла. Дай первобытным людям ее и она станет для них просто предметом поклонения. Магия для определенных существ - тот же бензин. Нет ее - мир обычен. Он таков, каким мы его привыкли видеть. А впусти в наш мир магию - и все изменится. У людей появятся сверх способности, мир станет многогранным, открывая доступ в другие измерения, появятся совершенно новые формы жизни.
        Я предположил, что когда-то давно наша планета сталкивалась с магией. Представьте детский резиновый мячик, катящийся по земле. На пути - небольшая лужа. Мячик задел ее одним боком, замарал его, и покатился дальше. Грязь на мячике будет держаться еще какое-то время, но потом она высохнет или сотрется и мячик вновь будет сух, но не чист. Вот так же мне представляется прошлая встреча Земли с магией. Именно поэтому в одной стороне света тысячи мифов о сверхъестественных существах, а в другой, той, что не заляпалась в грязи, их нет. Именно поэтому отголоски магических задатков встречаются в людях на протяжении всей истории.
        Магия - чистая энергия, пока не изученная нами. Можно допустить, что она концентрируется лишь в каком-то определенном месте пространства, именно минуя его наша планета заряжается или лучше сказать "заражается" ею. Вот тут-то, воодушевленные моей теорией студенты института, где я преподаю, решили создать прибор, который позволял бы улавливать отголоски магии. Исследования шли много лет. Экспедиции побывали во многих местах, которые так или иначе стали известны благодаря сверхъестественным проявлениям. Мои студенты проводили тесты на экстрасенсах. И вот однажды пришло понимание: магическая энергия становится слышной в определенном диапазоне ультразвуковых волн. На этой основе и был разработан прибор. Откровенно говоря, мы просто забавлялись с ним, определяя потенциал того или иного человека, пока один мой знакомый астроном не предложил мне пошарить в космическом пространстве. Совсем недавно он наткнулся на целое пищащее ультразвуком облако пыли, в которое очень скоро войдет Земля. Нам не верили, считая ненормальными... - профессор печально покачал головой, - но все же мне удалось пропихнуть мои
исследования на орбиту. Результат - вот он. И, боюсь, это только начало.
        - В каком смысле начало? - Виктор Усов - мозг человечества - был в растерянности.
        - Как я понял, число частиц, регистрирующихся прибором, снижается. Через облако мы бы так быстро не прошли. Возможно, это лишь небольшой шлейф... Теперь первым делом нужно вычислить территорию, куда упадут частицы и просто проследить за тем, что там будет твориться. Эти результаты могут дать представление о том, что ждет всю Землю.
        - Всю? Или опять лишь край, как вы сказали, замарается? - американец был уязвлен его словами и теперь лихорадочно пытался вспомнить хоть одну легенду, связанную с... - Вспомнил! Чупакабра!
        - Ну да, ну да, - покивал головой профессор, - грязевые потеки на мячике могут и размазаться... Но на сей раз наша планета, опять же по пока непроверенным данным моего друга, полностью войдет в облако магической пыли.
        - И когда вы все перепроверите?
        - Наши ресурсы, увы, ограничены. Так что, с удовольствием приму помощь, - он покосился на представителя НАСА. Эти могут как помочь, так и полностью отодвинуть его от исследований. А потому - темные они лошадки.
        В этот момент сотовый американца зазвонил. Он извинился и как-то виновато поднес телефон к уху. Джеймс Кирк молча слушал то, что ему говорил неведомый собеседник, и лицо его по мере известий все больше вытягивалось. Наконец он шумно сглотнул, ослабил удавку галстука и окинул собравшихся огромными полными ужаса глазами.
        - Это... Сэм Уотерс... Он в Оклахоме...

        ***

        - Братья! - высокий худой, можно было бы даже сказать, изможденный мужчина с седыми до плеч волосами, яркими синими глазами и в серой потертой на рукавах рясе, подвязанной простой бечевкой возопил, обращаясь к толпе таких же как он людей. - Конец света близится! Слуги Антихриста уже среди нас!
        Он невидяще смотрел в зал. Ни на кого... Но вместе с тем всем казалось, что именно к нему вождь и обращается. Голос звучал громко и уверенно. Ему вторил гул, похожий то ли на пение, то ли на общий стон, улетавший куда-то вверх, а потом отражавшийся от высоких потолков и падающий на головы усиленный эхом.
        Братья, которые до сей поры стояли перед своим духовным лидером, внимая каждому его слову, упали на колени и принялись молиться.
        - Время пришло, - тем временем продолжал мужчина, вознеся руки к потолку, - и только мы можем противостоять полчищам демонов и бесов! Они хитры! Они прячутся под личинами обычных людей! Но мы обязаны их найти и очистить лик Земли от слуг Сатаны!
        - Аминь!!! - разнеслось по зале.
        - И ныне я призываю вас: отриньте все сущее, встаньте под знамена истиной веры, возьмите в руки оружие, осененное крестным знамением!
        - Аминь!!! - зал вторил ему все громче и воодушевле ннее.
        - Нас ждет сражение со слугами Антихриста! И тот, кто в истиной вере, победит!
        - Аминь!!!
        - Брат Всеслав! - голос духовного вождя смягчился. - Тебе слово, истинный воин Христа!
        Вперед вышел еще один мужчина в рясе, но в отличие от только что выступавшего, был он невысок и крепок. Грубая серая ткань обтягивала монолиты мышц, квадратное лицо оставалось абсолютно непроницаемым. Казалось, зажигательная речь ничуть его не тронула, если не сказать больше: она ему была безразлична.
        - Мы формируем отряды для охоты на... слуг Сатаны, - четко по-деловому возвестил он, чуть запнувшись перед последними словами. - По десять человек в каждом. Я называю имена, вы подходите ко мне... Тихон, Матвий, Иоанн Преображенский, Савий, Александр Потехин...
        Названные братья поднимались с полу и выходили вперед. Едва набирался десяток, Всеслав назначал командира и отряд покидал зал через низенькую боковую дверцу. Никто из братьев при этом не произносил ни звука, не оглядывался и не сомневался. Уже через полчаса зал опустел.
        - Слава, - голос мужчины выступавшего перед толпой теперь был бесцветным и уставшим, - отрядам нужно раздать четкие рекомендации. Мне погибшие не нужны. Всех привозить на базу... А впрочем... Сам же все понимаешь...
        - Конечно, Костя, ты не переживай. Мои командиры люди умные и далекие от религиозного фанатизма.
        Тот, кого назвали Костей, поморщился:
        - К сожалению, другой дееспособной армии мы за столь короткое время набрать не смогли. Да, еще... Там твои командиры не проколются? Никаких пьянок, ругани и мата! Мои "святоши" вряд ли поймут такое поведение. Воздействовать только силой слова Божия!
        - Обижаешь, Костя! Я целую неделю религиозный ликбез проводил.
        - Вам снотворного хватит?
        - Пока должно... Полоса же небольшая...
        - Не скажи! - Костя пошел прочь из зала, махнув Всеславу, приглашая следовать за собой.
        Мужчины проскользнули в почти незаметную дверцу за импровизированным алтарем, ведущую в задние комнаты храма, в спешке оборудованного в одном из заброшенных цехов бывшего машиностроительного завода. Здесь оставалось все как и при прежних хозяевах: длинный грязный коридор и несколько кабинетов. Один из них был превращен в спальню главы Христианского Ордена "Воины Христа", другой - в настоящий штаб, где стоял лишь огромный стол, заваленный различными бумагами и ноутбук. Электричества здесь не было, так что Всеславу, а в миру просто Славику, приходилось каждый вечер забирать его и заряжать, а утром предоставлять в распоряжение Кости.
        - Вот, - Костя порылся в бумагах и достал карту. - Мой профессор поделился. Он нанес приблизительные границы той территории, на которую осыпалась магическая пыль.
        Всеслав с интересом проследил за движением пальца своего соратника и друга. Он очертил узкую полосу, затронувшую север России и Скандинавию.
        - Пока только здесь. По счастью, полоса не задела ни одного из крупных городов. Начинаясь где-то в лесах под Вологдой, она миновала и Новгород, и Питер, а потом через Финский залив ушла в Финляндию, Швецию и, возможно, задела Норвегию. Хотя утверждать этого я бы не стал. Пока никаких свидетельств о паранормальных явлениях оттуда не поступало.
        - Слушай, Костя, - Всеслав давно хотел спросить друга, но как-то не было возможности, - мы обработаем территорию России. А за рубежом как?
        - Там есть организация, подобная нашей. Так что, не переживай, они начнут работу одновременно с нами. Да и база там солиднее. Нас к себе пустили военные, можно сказать, будем на птичьих правах. А у них свои бункера и полигоны!
        - Ну, раз деньги есть... - Всеслав развел руками.
        - Да... И у нас будут, как только наши власти придут к общему мнению. Пока же они мнутся и не видят, какая угроза нависла над миром.
        - Как же удалось убедить скандинавов? Они ведь тоже сорить деньгами просто так не будут.
        - Слышал я... Олаф проговорился... Там принц в одной из королевских семей сам из магически одаренных. Говорят, наделал шуму с испугу, когда сколданул какую-то гадость. Вот они и засуетились.
        - У нас же как всегда, пока жареный петух не клюнет...
        - Если не поторопимся, то уже скоро это и произойдет. Видел вчерашние новости?
        - Ты про Сомовку что ли? - Всеслав хмыкнул, вспоминая с каким ужасом деревенские бабы рассказывали журналистам, как там мужик под землю ушел. - А ведь в Кремле наверняка думают, что померещилось все с перепою. Всем же известно, как у нас в деревнях пьют...
        - Вы мне эту девчонку найдите! Неизвестно, что она еще выкинуть может с таким-то потенциалом!
        - С Сомовки и начнем! Я сам со своей группой туда пойду.
        - Тогда, - Костя протянул Всеславу руку, - до скорого! Жду вас на базе!
        Всеслав пожал ее и, уже ни в чем не сомневаясь, вышел во двор, где в ряд стояли арендованные на время "похода против нечисти" "Газельки". Все они были белыми, со шторками на окнах. На каждой висела табличка: "Паломники к святым местам". Именно такая надпись обычно ловко отводила взгляды и сотрудников полиции, и мошенников. Внутри помимо десятка "воинов Христа" были ящики с консервами, палатки, переносные газовые плитки, в общем, все необходимое для походной жизни. Отряды были в полной боевой готовности и ждали только Всеслава. Едва он занял свое место рядом с водителем одной из "Газелей", машины тронулись и медленно поползли мимо полуразрушенных корпусов. За ворота они выезжали уже по одной, дабы не привлекать внимания, и следовали своим маршрутом к месту назначения.
        - До Сомовки мы когда доберемся? - спросил Всеслав у водилы.
        - К вечеру должны, - он внимательно смотрел на дорогу, которая здесь изобиловала ямами разных габаритов. - Если, конечно, не случится чего. Дорога-то видишь какая...
        - Тут уж я тебе помочь ничем не могу, - Всеслав оглянулся на притихших братьев. - Разве что молитвой! Да, братья мои?
        - Воистину, брат! - ответил за всех самый богобоязненный в его команде - Лука.
        Мужики в рясах начали подвывать, сбиваясь с общей ноты каждый раз, когда машину подбрасывало на ухабах.
        "Вот ведь идиоты"! - думал Всеслав, не находя других слов, дабы описать тот религиозный экстаз, в который впадали братья каждый раз, когда начинали читать молитвы. Ему, всю жизнь посвятившему службе в армии, да еще не где-нибудь, а в десантных войсках, было сложно понять их одержимость.
        Когда полгода назад его друг Костя начал собирать настоящую армию, способную противостоять ведьмам и колдунам, он тоже тихо посмеивался, часто подозревая друга детства в душевной болезни. Однако отказать ему в просьбе возглавить армию фанатиков не смог. Сначала его удивили огромные финансовые вливания, которые шли не только из-за рубежа, но и от неизвестных отечественных жертвователей. Потом он задумался, когда под базу их ордена "Воинов Христа" выделили закрытые хорошо укрепленные бункеры на территории военной части. Кому как не бывшему офицеру было знать, что без приказа свыше этого бы никто не сделал.
        Но только после знакомства с записями переговоров с МКС, которую подкинул опять все тот же профессор, некогда учивший Костю, отношение к миссии новой армии изменилось в корне. Волей-неволей приходилось верить хотя бы в то, что с космической станции исчез астронавт, появившийся позже в родной Оклахоме. Этот факт хоть и был широко известен, но в прессе его, на удивление, не смаковали, по телевизору самого астронавта не показывали, усердно делая вид, что ничего не произошло и он сейчас на орбите. Но Всеслав сам его видел. Костя взял своего друга с собой, когда все тот же профессор... как его... Деревенский? Нет... Деревянкин? Нет! Деревянко! Сергей Викторович... ездил в штаты на встречу с Сэмом Уотерсом. Астронавта предъявляли узкому кругу людей, знающему о возможном росте магического фона, как самое наглядное доказательство. Но даже после этого правительство России никак не отреагировало на угрозу. А вот американцы подошли к проблеме более масштабно. На основе разработок профессора Деревянко они приступили к выпуску портативных приборов определения излучений магической энергии. Правда, это долгий
процесс, но через полгода они уже должны появиться и у нас, в России. А сколько там было открыто лабораторий по изучению самого явления! Сейчас, наверное, вся Скандинавия заполонена американскими научными экспедициями! У нас же - тишина. Кроме "Воинов Христа", которые так заунывно сейчас возносят молитвы об удачном путешествии, никого вообще не интересует, что же на самом деле творится... Хотя бы в той же Сомовке...
        Инструктировать свой отряд Слава решил после прибытия на место и обустройства лагеря. В этом вопросе он возлагал большие надежды не столько на слова, сколько на собственную силу убеждения, выработанную еще в армии. А потому его новобранцы Христовы должны были, по мысли командира, стоять перед ним навытяжку, ну или хотя бы просто прямо, глядя ему в глаза. Он должен видеть каждого и иметь возможность подойти к тем, кого посчитает не особо благонадежным, для дополнительного воздействия взглядом, выправкой и голосом. Потому как план действий ему самому казался смешным и глупым, как атака на крепость врага без должной разведки и артподготовки.
        Вообще-то предполагалось, что возможную нечисть "Воины Христа" будут просто убивать, для чего всем командирам отрядов и их заместителям из числа особо отличившихся на кратких курсах меткого стрелка, было роздано оружие. Слава успел оценить автоматы, когда их, еще в заводских упаковках, доставили на базу. Такое оружие осечек не даст! Слава старался не думать, кто поставил такое оружие, а самое главное, кто допустил это. Пули в рожках под молитвы и восторженные взгляды "Воинов..." Костя собственноручно окропил святой водой, мол, слуги Антихристовы, упыри и вурдалаки, не уйдут от возмездия.
        Под словом нечисть подразумевались те формы жизни, которых раньше не было средь российских лесов и болот, хотя ни Слава, ни даже сам Костя предположить не могли, с чем они могут столкнуться. Изучали мифы и легенды, настраивали бойцов на встречу с жихарками и кикиморами болотными, абсолютно не веря, что такое возможно. Инструктировали командиров: цельтесь в голову, но не путайте леших и встречных грибников, опасаясь, что именно так и может произойти. И вот теперь на пороге всей операции по зачистке, Славе происходящее все сильнее и сильнее напоминало фарс, грозящий стать кровавым.
        Ведьм и колдунов было решено выявлять, ориентируясь на мнение сельчан, вербуя среди них своих сторонников. Делать это должны были самые набожные из "Воинов..." Им надлежало читать проповеди и беседовать с людьми о спасении души, заодно вычисляя тех, кто душу эту уже продал Дьяволу. Потом в игру вступали остальные. Они все на той же "Газели" под видом врачей должны были приехать в деревню, якобы ставить прививки. Обычным людям в этом случае перепадали бы витаминчики, а вот тех, на кого укажут, надлежало усыпить и увезти на базу.
        Вот такие вот инструкции.
        Лагерь "Воины Христа" разбили на берегу озера. Здесь зарослей было поменьше, а потому все подходы к палаткам хорошо просматривались. Слава сам распределил очередность дежурства и только после построил своих подопечных для обстоятельной беседы. Он медленно прохаживался перед кривым строем, постоянно хмурясь от неправильности происходящего. Ну какие из них воины! А вот сами его солдаты были в полной готовности порадеть за веру и Отечество. Они внимали каждому слову, сопровождая приказы не привычным "Есть!", а своеобразным "Аминь!"
        Первым выпало дежурить молодому еще пареньку Георгию. Сколько ему? Девятнадцать- двадцать? В армию не взяли из-за проблем со зрением, так нет, решил повоевать хотя бы таким вот образом. Всеслав все больше хмурился, надеясь на то, что и эта ночь, и последующие, пройдут спокойно. А Георгий с радостью натянул на шею свисток и вытянулся по стойке смирно у самого костра, там, где указал ему находиться командир.
        - Брат, - Всеслав положил руку парню на плечо, - ты лом что ли проглотил? Не надо тут истуканом стоять и ворон пугать. Сядь вон... Или по лагерю походи! Главное, окрестности не забывай осматривать. И не засни. Если что - свисти!
        Командир еще раз скептически посмотрел на заметно расслабившегося парня и ушел в свою палатку. Ему предстояло нести вахту в самое тяжелое время - перед рассветом.
        Георгий же сначала просто стоял, потом сидел, потом начал ходить вокруг лагеря. Время тянулось медленно, а мысли, плавно перетекавшие в молитвы и наоборот, усыпляли. Давно уже стемнело, поверхность озера сделалась звучной и пугающей, будто стреляя из темноты то всплесками, то шипением, то непонятным треском насекомых.
        Георгий раньше слышал, что вода в короткие летние ночи на удивление тепла и ласкова. Но ему, как и многим жителям большого города, проверить эту истину ни разу не доводилось. А потому он решил воспользоваться моментом, а заодно, ополоснуть лицо, чтобы хоть чуть-чуть взбодриться. Парень разулся, скинув пыльные старые кроссовки, снял носки, зачем-то понюхав их, будто сомневаясь в том, что они грязные, поморщился и затолкал их в обувь. Затем он подвернул джинсы до колена и на ощупь потихоньку вошел в воду, дав ей возможность лизнуть щиколотки.
        Вода была холодной, отчего весь торс покрылся мурашками. Парень передернул плечами и было попятился, как вдруг услышал чей-то смех. Неужели кто-то еще отважился лезть в такую ледяную воду?
        - Кто там? - потихоньку позвал он, боясь разбудить товарищей.
        - Смотри, какой красавчик! - звонко протянул молодой женский голосок.
        Георгий вспомнил о фонарике и начал судорожно шарить по карманам. Наконец потеря нашлась и он направил тоненький луч света в темноту озера. Он скользнул по гребням ласково шуршащих волн и наткнулся на девушку. Та озорно смотрела на Георгия, а потом вдруг подмигнула. Парень почувствовал, что густо покраснел и даже обрадовался, что в темноте этого никто не заметил.
        - Тебя как зовут? - спросила девушка и вдруг оказалась чуть ближе к берегу. Георгий даже удивиться не успел, глядя на ее плавные движения. Казалось, она не плывет, а парит.
        - Гош... Георгий, - тут же поправился парень, вспомнив вдруг, что он не абы кто, а "Воин Христа". - А ты кто такая и что здесь делаешь?
        - Я - Вальсия! - она хихикнула. - Сегодня такая чудная ночь!
        Девушка закинула голову и мечтательно раскинула руки.
        - Ты из деревни? - спросил Георгий. Ему было неловко молчать, а что говорить он не знал. Как-то не получалось у него раньше с девушками. Длинный, тощий, прыщавый. Он и сам себе не нравился.
        - Какой ты догадливый! - девушка рассмеялась и приподнялась над водой.
        Только теперь Георгий заметил, что она без купальника. Его будто ударило полыхающей волной. Он стоял и горел, не в силах отвести взгляда от нагой девичьей груди.
        - Иди ко мне, - плаксиво позвала Вальсия.
        Георгию вдруг показалось, что девушка вот-вот расплачется, а он - такой бесчувственный чурбан! Парень шагнул вперед, постоял минуту, потом шагнул еще, не обратив даже внимания на то, что вода намочила уже подвернутые до колен джинсы.
        - Дай мне руку, - взывала девушка, увлекая Георгия на глубину и отводя в сторону фонарик. Он улыбнулся ей, все еще не веря, что он мог понравиться такой красавице. Вблизи она была еще чудесней: такая сияющая кожа, которая будто светится в темноте, такие огромные глаза, пухлые зовущие губы...
        - Брат Георгий! Ты что там делаешь? - вдруг услышал он окрик командира. - Возвращайся на берег!
        И будто пелена упала с глаз парня. Он вдруг понял, что стоит, едва касаясь цыпочками песка, высоко над водой подняв руку с фонариком.
        - Не уйдеш-ш-ш-шь! - вдруг зашипела девушка, ушла под воду и крепко уцепила Георгия за ноги.
        Он успел только вскрикнуть, как тут же захлебнулся водой. Парень брыкался из последних сил, стараясь распутать ноги, которые вдруг увязли в водорослях... Или это были волосы той девчонки? Легкие уже разрывались от боли, а царившая вокруг темнота только уменьшала его шансы выбраться. Вдруг где-то сверху показался яркий круг света, а за волосы его ухватила командирская длань. От мощного рывка Георгий чуть не остался без волос, зато ноги вдруг оказались свободны и он всплыл на поверхность, судорожно вздохнул и закашлялся.
        - Ты как? - он светил фонариком прямо в лицо парню. Георгий кивнул, мол, все в порядке. Теперь он свободно стоял на твердой земле, хотя ноги и руки его заметно дрожали.
        - Что это было? - спросил командир, отводя луч фонаря туда, где только что барахтался парень.
        - Де-девушка какая-то, - едва смог выговорить он. - К-красивая... Она схватила меня за ноги и хотела утопить... Маньячка...
        - Боюсь, нет, - тихо пробормотал Всеволод. Теперь он тащил за собой Георгия как на прицепе, - быстрее шевелись!
        И тут Георгия осенило:
        - Русалка! - он обернулся, желая в ночной тьме найти подтверждение своим словам. Но озеро безмолвствовало и эта тишина резанула Георгия прямо по сердцу какой-то неизбывной тоской. Захотелось завыть по-волчьи пронзительно и зло. А еще захотелось вернуться, чтобы увидеть ее снова.
        - Ты чего, брат? - командир развернул парнишку к себе лицом и внимательно посмотрел в глаза. - Неужели такая красивая? Она же чуть было не утопила тебя!
        Георгий кивнул головой. Да! Он это понимает! Понимает парень и то, что завтра в таких, как эта Вальсия, его командир начнет стрелять. В голову, на поражение... Он зло зашипел, вырвался из рук Свеслава и побрел на берег.

        ***

        В своей решимости вот так в гордом одиночестве на ночь глядя уйти в город, Аня пребывала долго. Целых полчаса, пока последние огоньки Сомовки не скрылись в ночной тьма. После этого ей стало до слез обидно. Она дошла до опушки леса, опустилась прямо в траву и заревела. Жалобно так, по-детски. Нет, страха никакого не было. Ей было жалко себя, жалко того мужика-соседа, маму, которой теперь придется самой справляться со всем немалым хозяйством.
        - Кхе-кхе, - вдруг раздалось совсем недалеко от нее старческое скрепящее покашливание. - И долго ты тут собралась сырость разводить? Итак от кикимор проходу нет!
        Аня вздрогнула, села и начала осматриваться. Вокруг потрескивали цикады, шелестела листва на невидимых деревьях, пищали комары. Один из кровопийц уселся прямо на щеку, и не раздумывая прихлопнула его, морщась от собственной пощечины. Страх все не приходил, хотя по разумению Ани она сейчас должна была вскочить на ноги и закричать. Странно это...
        - И ничего странного, - прошамкал все тот же голос. - Это я дарю тебе покой. А ведь можно и по-другому...
        Невидимый собеседник хрюкнул. Аня даже представила себе, как он скривился в смешке, прикрывая рот ладошкой. И в тот же миг почувствовала пробежавший по земле холодок, который юркнул ей под блузку и прошелся ледяным поцелуем вдоль позвоночника. Лес изменился. Теперь он шипел и давил своей темной сутью, напоминая про виденного здесь по весне волка, про медведей, нет-нет да выходящих из глухой чащи, про россказни пьяных мужиков о чудищах, заманивающих в глушь, о пропавшем деде Антоне. Липкий страх окутал девушку, задержав дыхание и будто напрочь отшибив способность двигаться.
        "Спокойно, - уговаривала себя Аня. - Я здесь каждую лощинку знаю, каждую опушку..."
        Она попыталась вдохнуть и выдохнуть, ощущая насколько шумно она дышит, насколько сильно пахнет не свободой и ветром, а рыбной гнилью и прокисшим молоком. Ей захотелось слиться с лесом, стать его частью. Девушка закрыла глаза и сосредоточилась на тех звуках и запахах, которые ей больше всего нравились. Вот осторожная, гулкая ночью трель соловья будто вспугнувшая дух прелой травы и грибов, вот маленькие шуршащие шаги ежика, копающегося в прошлогодней хвое сосен, а вот звон мушиных крылышек, пойманных в паутину... Стало так легко, что закружилась голова, а тело будто вздохнуло, сбросив с себя запах деревни и вобрав лесной.
        - Все правильно, молодая хозяйка, все правильно, - услышав снова скрипящий голос, Аня открыла глаза и увидела все вокруг как днем. Нет, не днем, ранним утром, когда ночь уже бледнеет, превращая тени в различные совсем не страшные предметы, но солнце еще не дарит им буйства красок.
        - Кто ты? - она с интересом рассматривала древнего старичка, сидевшего на поваленном во время последней грозы дереве. Был он... странен. Веточки вместо волос, лицо как кора столетнего дуба... А может это и есть кора? Только Аня так подумала, облик старичка начал меняться. Кожа разгладилась, яркие глаза под нависшими бровями-наростами вспыхнули огнем, веточки-волосы ожили и пустили молоденькие пахнущие смолой листочки.
        - Я - леший! - гордо вскинул голову старичок. - Хранитель здешнего леса!
        - Ты расцвел! - Аня все смотрела на процесс преображения.
        - Конечно! Вот погоди, я еще и отростки пущу!
        - Но... как? - это все, конечно, хорошо, но девушка до сих пор не могла понять, что происходит. Русалки, домовые, теперь вот - леший.
        - А ты так и не поняла? - он снисходительно посмотрел на девушку.
        - Что поняла?
        - Магия вернулась! Она для нас как... солнце...
        - Для нас? - Аня оглянулась, думая найти вокруг еще парочку таких вот лешаков.
        - Вот дурында... - леший махнул рукой. - Сама-то ты кто?
        - Я? Я - Аня, из деревни...
        - Аня из деревни, значится! - он хмыкнул. - Вот почему ты с лесом говоришь? А? Почему он слушается тебя? Почему ты, в конце концов, меня видишь, хотя ночь ныне стоит обезлуненная?
        - Наверное, как по волшебству...
        - Вот-вот... По волшебству! А откуда оно? - он посмотрел на притихшую и задумавшуюся девушку. - Вот то-то и оно! Магия проснулась, дала силы всем, кто ее чувствует. И тебе, и мне, и кикиморам вон! Слышишь? Бесятся после долгого сна!
        Аня прислушалась. В лесной чаще что-то ухало, чвакало, дребезжало...
        - Они это, окаянные! Как из болота повылезли, так давай скакать и силушку свою пробовать. Сейчас на второй круг пошли, все выясняют, кто из них талантливее и сильнее.
        - А русалки? - вдруг встрепенулась девушка.
        - Вот и они, горемычные!
        - Почему горемычные?
        - Несчастные они бабы! - вздохнул леший и дернул рукой-корягой, а Ане показалось, что леший готов был смахнуть слезу. - Одинокия-я-я! Им бы мужичков покрепче, да чтоб в узде их держали! А так-то они хозяйственные. Всю рыбку уже на учет поставили, сети продырявили, сомов на откорм взяли. Скоро озеро вновь оживет!
        - А я? - вдруг вспомнила о главном Аня.
        - А что ты? Ты - хозяйка леса, молодая, правда, необученная премудростям, но хозяйка.
        - Ведьма что ли? - обиделась Аня, вспомнив как ее деревенские обзывали.
        - Можно и так сказать. Только бывают ведь ведьмы бытовые, бывают, по части души людской и тела ответственные. А ты - лесная! Лес тебя признал.
        - И что мне теперь?
        - Принять на хозяйствование! Я помогу поначалу, а там - сама разберешься!
        - А жить-то я где буду?
        - Давай, как рассветет, так и задумаемся об этом. А сейчас ложись и спи, я посторожу!
        Леший взмахнул рукой, и под Аней зашевелилась земля. Она сначала было испугалась, вскрикнула, а потом почувствовала, как ложе под ней покрывается густым плотным мхом. Она улыбнулась, благодарственно кивнула лешему и, свернувшись в клубок, улеглась на мягкий лесной ковер.
        Сон молодой ведьмы был неспокоен. Сосед, провалившийся под землю, все грозил ей огромным кулачищей, русалки манили в водную толщу, а еще принц ее укоризненно качал головой, мол, и как ты докатилась до жизни такой. Вот этого Анечка не выдержала и всхлипнула. Оттого и проснулась, ощущая под руками влажную от рос мягкость мха, утренний холод и покой.
        - Вставай, молодая хозяйка, идти пора, дом обживать.
        - И тебе доброго утреца, - буркнула Аня, не желая подниматься. Потом до нее дошло и она в мгновение проснулась. - Какой такой дом?
        - Дак охотничий же! - ничуть не растерялся леший. - Я к нему тропки-дорожки заращу, будет просто загляденье. А еще кикимор посадим, чтоб народ пугали да к твоему дому не подпускали!
        - А кушать я что буду? - как-то печально протянула хозяйка леса, услышав в животе бурчание. Кушать хотелось не по-детски. Убегая из дому, она прихватила пару бутербродов, но ведь это такие мелочи!
        - Погодь, а на кой тебе жихарка? Я ж специально его к тебе отправил. Где он?
        - Это кто? - Аня пыталась сообразить, о ком говорит ее лесной знакомец.
        -Ну домовой, по-вашему...
        - Тот в драном зипуне, который меня из дому выставил?
        - Ах негодник! - леший нахмурился, отчего его глаза прикрылись наростами бровей, а потом он зычно так закричал. - Антипка!
        Лес зашумел, взмахнул ветвями будто притягивая кого. А на опушке вдруг появился домовенок.
        - Звал, батюшка Хранитель? - говоря так, он раз за разом кланялся до самой земли, а сам все отходил в сторону от лешего.
        - Ты пошто молодую хозяйку выгнал, да одну в город отправил? Я что тебе наказывал?
        - Так ить, батюшка, наперед ты говорил найти ее, так ить я нашел, а присматривать за ней указу не было... А я, сам знаешь, больше к дому, а не к душе. А дом-то у нее справный, вот я и решил...
        - Я сказал тебе, хозяйку оберегать!
        - Я ить и оберег, как не оберечь, оттого и выпроводил, значица, штоб не пожгли ее лихие люди.
        - Теперь от нее ни на шаг! - распорядился леший.
        Домовенок стоял с потерянным видом, а потом вдруг бухнулся на колени и взмолился:
        - Хозяйка, смилуйся! - он размазывал слезки по грязным щекам. - Дом никак не гоже бросать, да и за мамкой твоейной я пригляжу. А для лесу негоден я... Помру ведь во цвете лет! Мне деревня нужна, коровка опять же, рыбка вкусная с хвостиком зажаристым...
        Аня смутилась. Не привыкла она, чтобы ползали перед ней на коленях, да умоляли слезно. Девушка умоляюще посмотрела на лешего. Тот только поморщился.
        - Хорошо... Молодой хозяйке мы другого спутника найдем. Фамильяра аль просто животину. Но ты, Антипка, будешь каждое утро доставлять Анне еду: молоко, хлеб, яица, мяска опять же.
        - Дык ведь как же? - выпучил глаза Антипка. - Это ж воровство...
        - Не воровство, - заключил леший, - а взаимопомощь. Тем более, мать родная должна дочери помогать. Она, поди, и не заметит пропажу продуктов. А молодой хозяйке они нужны!
        - Как скажешь, батюшка Хранитель, как скажешь! - он поднялся с колен и снова начал мелко кланяться.
        - Молодая хозяйка поселится в охотничьем домике, там и будем тебя ждать сегодня к обеду, - леший пристально смотрел на домового. - И смотри мне, без обмана!
        Антипка икнул и пропал.
        - Вот ведь шельмец! - вздохнул леший.- Тепла ему домашнего захотелось, рыбки с хвостиком...
        - Да и пусть он там живет, мне будет легче, - вздохнула Аня. - Мы идем?
        - Да-да, - леший закряхтел и стал подниматься с дерева. И такое было ощущение, что он с силой отбирает себя, будто приросшего и корни пустившего. - Ты, девонька, иди себе по тропинке, а я уж там буду ждать тебя...
        Он взмахнул рукой и деревья разошлись, будто приглашая вглубь. Аня взглянула на своего протеже, кивнула головой и не оборачиваясь пошла вперед. Тропинка даже не петляла, прямиком выведя ее к знакомому девушке домику. Здесь она бывала еще с покойным ныне отцом, когда он брал ее с собой по зиме на охоту.
        Деревянное строение - обычный пятистенок - сейчас был заброшен, но добротен. Крепкие стены, высокое крыльцо, не тронутая временем крыша, крытая листами потемневшего и поросшего красным мхом шифера. Внутри - пыль и паутина. Анечка постояла на пороге, посмотрела на будущее жилье и взялась за ведро, одиноко стоявшее в сенках. Позади дома весело журчал ручеек, внушая надежду на будущее. Жить можно... Про блага цивилизации в виде телевизора или компьютера девушка старалась не думать. Пока...
        К обеду Аня уже обмела стены, выскребла деревянный стол и полы, нашла пару плошек, кружку и чугунок. Она сбегала к своему схрону, притащила припрятанные там джинсы, пару маек и сарафан. В рюкзачке, прихваченном из дому, были книжки, журналы, тетрадки, оставшиеся еще со школы и ручка. Аня уселась и составила список необходимых вещей. В него вошли одеяло, плед, постельное белье, тазик, посуда, топор и лопата. Явившемуся Антипке она торжественно вручила бумажку и потребовала доставить все это ей вечером. Домовенок лишь печально вздохнул. Аня развернула принесенную им котомку и набросилась на еду.
        В окно нетерпеливо постучались.
        - Хозяйка, ты дома? - на пеньке у дерева во дворе дома сидел леший.
        - Да, да! - Аня даже молока не допила, выскочила во двор. - Может, ты в гости зайдешь? И еще, как мне тебя звать, Хранитель?
        Леший хмыкнул:
        - Ну вот, сытая девушка совсем другое дело, нежели голодная! - Ане стало стыдно. - Ты не красней, хозяйка. Я в дом войти не смогу, попорчу тебе весь пол и стены! Я ведь передвигаюсь, врастая, а потом отделяясь от дерева. Сама подумай, на что у тебя будет похож твой интерьер после моего визита. И имени у меня нет. Зови просто Лешиком! И выходи давай на занятия. Надо тебе научиться лес слушать и пользоваться его силой.
        - Это как?
        - А вот сейчас и посмотришь. Иди сюда и садись прямо на землю.
        Аня послушалась Хранителя и сделала все, как он велел.
        - А теперь закрой глаза и слушай лес, землю, деревья... И так, пока не научишься слышать.
        Девушка прислушалась: звенят насекомые, шумят кроны, журчит ручей...
        - Не ушами слушай, сердцем, душой...
        Ноги затекли и стали совсем нечувствительны, руки привыкли к земле и будто слились с нею. Общий шум леса дурманил... Вот он выдохнул... Вздохнул... Шумно, как больные люди... Земля запульсировала, словно сердце забилось, еле заметно, еле ощутимо. Ане показалось, что кожа на пальцах ее лопнула, и кровь побежала в землю. Тонкими ручейками, обтекая корни растений, норы и муравейники, червоточины и ямы. Следы... Легкие петляющие хищные, резкие заячьи, мелкие шуршащие мышиные. Кровь... Чужая... Боль, отчаяние, капкан...
        Аня резко поднялась, так, что леший вздрогнул.
        - Я сейчас, - и девушка кинулась в чащу.
        Она четко знала, где истекает кровью животное, и понимала, что может опоздать. Через час она вышла к оврагу. На самом дне его лежал большой черный кот. Даже не так. Огромный! Черный! Кот! Все тело его было будто перетянуто острой прочной проволокой, уже прорезавшей шкуру, откуда и сочилась кровь. Но вот что удивительно, самой проволоки не было!
        - Что это? - шептала Аня, ползая вокруг кота. - Потерпи миленький, я что-нибудь придумаю.
        Кот приподнял голову, отчего невидимая проволока еще глубже впилась в тело. Он жалобно замяукал, заплакал, будто дитя. На глазах у Ани выступили слезы.
        "Что же делать? Что делать"? - думала она. Кот теперь боялся шевелиться, а просто смотрел на нее умоляющими глазами.
        "Проси помощи у Матери-Сырой-Земли", - услышала она шепот.
        Леший?
        "Дура"!
        "Так это ты, пушистик?" - она удивленно взглянула на кота.
        Котяра мученически закатил глаза но совсем не от боли...
        "Так меня еще никто не величал" - мысленный голос звучал иронически.
        " А как?"
        "Какая разница, ты действуй! А то и не узнаешь"!
        - И нечего меня запугивать... - буркнула Аня. Она вновь уселась на землю и попыталась сосредоточиться. Получалось плохо, душило любопытство. - Шантажист лохматый... Мать-Сыра-Земля, говоришь...
        Пальцы вновь почувствовали силу, бьющуюся словно артерия на шее. В какой-то момент Аня изловчилась и в очередной толчок мысленно перекинула часть силы на кота.
        "Правильно действуешь", - голос пострадавшего от магической ловушки был изумленным. Похоже, он сам не верил, что у нее может что-то получиться.
        Аня перекидывала энергию на кота, не зная, что делать дальше, пока вдруг не ощутила невидимую проволоку. Она сверкала, будто огненная, стягивая котяру при малейшем движении его мышц. Девушка увидела вдруг конец этой вязи и попыталась добраться до него пальцами через землю. Сначала у нее ничего не получалось, но потом она умудрилась поймать ниточку и потянуть за собой. Огненная вязь начала медленно уползать в землю, освобождая кота сантиметр за сантиметром.
        - Ёшкин кот! - вдруг услышала она скрипучий голос лешего. - Что же вы делаете, молодая хозяйка!
        Аня открыла глаза. Перед ней раскачивая своей растительной головой сидел леший.
        - Ну вот... - Аня расстроилась, упустив конец нити. - Чего ругаешься и мешаешь?
        - Я? Ругаюсь? Я констатирую факт!
        - И откуда ты, дедушка, понабрался таких словьев? - фыркнула девушка, вновь собираясь с силами, чтобы продолжить освобождение котяры.
        - Я еще и не таких словьев вспомню, если не прекратишь! Ты хоть знаешь, кого на свободу хочешь выпустить?
        - Как кого? Котика, - Аня непонимающе моргнула глазами.
        - Надо же! Котика! Неучь! Свалилась на мою голову, - он ворчливо качал головой. - Это Ёшкин кот! Знаешь, какой он кровожадный? Мы его еле поймать сумели! Старались еще с прошлой старой хозяйкой. Да уж! Думал я, умер он тут за столько-то сотен лет, ан нет! Живехонек! Значит, и его вернувшееся волшебство сподобило к жизни...
        - Ёшкин кот? - Аня с удивлением смотрела на милого котика. - А что в нем такого страшного?
        - Как это что? Как что? - негодовал леший. - Так он же проводник в царство мертвых. За душами приходит и безобразит! Как кто не понравится, он тут как тут. На тебе: сглаз али порча! А уж души-то как любит пить! За нее может любое желание исполнить!
        "Не верь ему, молодая хозяйка, - мурлыкал кот в мыслях у Ани, - не так все! Душу я могу выпить только темную... Ну и желание, само собой, не из приятных. Но куда ж мне, бедному котику деваться. Отслужу тебе, буду верным помощником"!
        - Пообещай мне, что не будешь зла людям делать! - потребовала Аня у кота.
        Тот подумал чуть, прежде чем произнес:
        "Договорились"!
        Аня вновь закрыла глаза.
        - Обманет он тебя, девонька! Хищная тварь, неразумная, темная... - леший пытался вразумить хозяйку. - Старая хозяйка бабка Ягуня столько сил истратила на эту ловушку...
        Но Аня уже решила, что не сможет смотреть, как кот истекает кровью. Она вновь начала стягивать с него огненную нить, пока та вовсе не исчезла. Едва это произошло, хозяйка открыла глаза и уставилась на котяру. Тот еще минуту лежал на земле, потягиваясь не хуже человека и зализывая раны. Потом вскочил на лапы, оказавшись чуть ли не по пояс девушке, зашипел, прыгнул ей под ноги, заставив лешего охнуть, а Аню отшатнуться, а потом начал ластиться к ней совсем как обычная кошка, требующая, чтоб ее почесали за ушком. Хозяйка не удержалась.
        - Спасибо... мур... - кот терся о ноги и буквально плясал вокруг девушки.
        - Пойдем уже домой, что ли? - Аня была не уверена, нужно ли зазывать заповедную зверюгу к себе.
        - Ты иди, я поохочусь и скоро буду. Да не переживай ты так, - он заметил как Аня дернулась, - я свои обещания держу! Разведаю пока, что да как...
        Кот сказал так и в миг провалился сквозь землю. Аня еще постояла, а потом побрела домой. Кот вернулся поздно, когда хозяйка уже соорудила себе из свежескошенного сена матрас, накинула на него одеял, принесенных Антипкой, и улеглась спать.
        - Что узнал? - спросила Аня, когда котяра улегся рядышком с нею и начал умильно мурлыкать.
        - Магия вернулась. Но не везде... Нам, можно сказать, повезло...
        - Как знать... - глаза у девушки слипались. - Слушай Ёшкин кот, а у тебя имя есть?
        - Можешь звать меня Баюн...
        - Баюн... - повторила Аня, а потом подумала, точно ведь, убаюкивает, и заснула. А кот снова пропал, будто его и не было.
        Так и потянулись день за днем. Аня пыталась наладить контакт с лесом, научиться чувствовать в нем каждую травинку и животинку. Ей раскрывались свойства растений и корешков, оттого она их начала собирать и сушить на чердаке. А еще с помощью своего кота ей удалось вернуть соседского мужика. Оказалось, что просидел он два дня в подземной пещере по колено в воде. Может, оно и к лучшему: горло простудил, голос пропал, потому не кричал, когда кот ловко перенес его прямо к ведьме в дом. Только озирался дико и мысленно клялся, что больше в рот ни грамма проклятущей водки не возьмет. С тем Аня и проводила его до деревни.
        А вот на обратном пути она столкнулась с тремя мужчинами очень подозрительного вида: серые хламиды, худые рожи, а взгляд... горящий, пронзительный, непримиримый.
        - Скажите, это Сомовка? - спросил один из них, поедая Аню хищным взглядом.
        Девушка усмехнулась. Она уже успела налюбоваться на свою новую внешность, которую находила чертовски привлекательной. Аня стрельнула глазками, будто засмущавшись, поправила выбившийся из-под бейсболки локон и кивнула головой.
        - А вы сами местная? - недоверчиво спросил второй.
        - Как вы догадались? - девушка откровенно смеялась над мужчинами. - Вот в лес иду, за грибами.
        - А... - протянули они втроем. - Ну удачи вам.
        - Спасибо! - Аня послала им самую милую свою улыбку. И уже отойдя, услышала их шепот.
        - Какие грибы?
        - А где корзинка?
        - Так, может, это та самая... как ее...
        - Анна Саврасова...
        Анечка обернулась. Мужчины пристально смотрели ей в след. Это становилось очень интересным. Она спокойно дошла до опушки, думая только о том, что нужно бы все это обсудить с кем-нибудь. Появившийся прямо рядом с девушкой кот был как нельзя кстати.
        - Слушай, Баюн, ты не мог бы проследить за появившимися около деревни людьми. Странные они какие-то. И еще... Они меня искали!
        - А я уже, хозяйка... - мило мурлыкнул кот и потерся о джинсы.
        - И? - Аню кот своей сообразительностью всегда радовал.
        - Адепты какой-то странной секты "Воины Христа". Охотятся за ведьмами и нечистью. Нечисть убивать будут, а ведьм в клетку сажать.
        - Вот как? - Аня прикусила губку. - Значит, меня - под замок. А ты у нас кто - нечисть?
        Она представила, что эти вот будут охотиться на ее Баюнчика, и сжала кулаки.
        - Хозяйка, - мурлыкал тот, - мне показалось, или ты собралась меня защищать?
        - Даже не сомневайся, я тебя им в обиду не дам!
        Это прозвучало воинственно, и кот от души рассмеялся, издавая урчащие звуки.
        - Ты? Меня? - он поглядывал на Аню снисходительно и весело. - Девочка, да это тебя нужно защищать! Или их! От меня!
        - Баюн, ты мне обещал!
        - Помню, хозяйка! Я их не до смерти мучить буду, так, чуть-чуть...
        - Ехидное животное, - Аня обиделась и пошла к дому.
        Весь вечер она сидела во дворе и просила лес так замаскировать ее домик, чтобы ни один гад не проник. Лес согласно махал ветвями и настороженно пел. Да,да! Он начал петь! Чем больше Аня узнавала его, тем отчетливее слышала ритм жизни леса, сливающийся в одну прекрасную мелодию. Потом девушка поговорила с лешим и предупредила его, чтобы тот даже не вздумал появиться перед людьми. Нет в лесу никакой нечисти!
        А едва на землю легла мгла, хозяйка пошла к озеру. Надо было еще и русалок предупредить. Аня уселась на своем излюбленном камне и опустила босые ноги в воду. Она любила делать так: ноги отдыхали, казалось, получая энергию из воды. Сейчас же все было еще волшебнее. Едва волны лизнули пальцы, по венам пробежала дрожь, будто поднялись пузырьки. И каждый из них принес свою долю информации: на дне целый город русалок, они очищают озеро, они работают целыми днями, они испуганы. Аня позвала их и очень скоро услышала легкий плеск волн.
        - Это ты, ведьма? - девушка была одной из тех, кого Аня увидела в первый раз. Тогда она, кажется, назвалась мавкой.
        - Я - хозяйка леса! - не без гордости ответила Аня.
        - Рады приветствовать тебя, о кипятильник нашей воды!
        - Это я-то - кипятильник! - Аню задела издевка.
        - А кто? Ты вскипятила воду в заводи и погубила много мальков!
        - Я думала, это вы... - неуверенно ответила Аня.
        - Ты даже думать умеешь? - мавка фыркнула.
        - Я же не специально. Испугалась просто...
        - Ладно, - мавка подплыла поближе, а потом вдруг ее хвост разделился, превратившись в две прелестные ножки и она, морщась и охая, прикрывая наготу длинными почти до бедер волосами, вышла на берег и села рядом с Аней.
        - Вот это да! - воскликнула девушка. - Вы умеете ходить?
        - Да, - вздохнула мавка, - только больно очень. Подошвы как будто ножами режет при каждом шаге.
        Аня взмахнула руками:
        - Прямо как в сказке про русалочку!
        - Не знаю, не читала. Для нас - это быль, - мавка махнула рукой. - Чего звала, хозяйка?
        - Предупредить хочу. На берегу, с той стороны от деревни, живут люди в серых рясах. Старайтесь не попадаться им на глаза. Они - охотники на нечисть и ведьм. А мы с вами как раз и относимся, с их точки зрения, именно к этой категории.
        Мавка печально вздохнула и смахнула набежавшую слезу.
        - Поздно, хозяйка, я уже засветилась.
        - Вот как?
        - Парень там один... Такой милый и одинокий, и... он мне понравился. Вот я и подплыла к нему. Сначала просто хотела познакомиться, а потом не удержалась, поманила. А потом пришел их главный и утащил его.
        - Сильно понравился?
        Мавка нервно теребила локоны.
        - Ты не поймешь... - она украдкой взглянула на Аню, -ты вон какая... Красивая! А кроме того, ты человек!
        - А толку-то, - Аня махнула рукой. - Мне вот тоже мужчина нравится, но он - принц! Представляешь! Он не знает о моем существовании и не узнает никогда! Мы оба будем жить себе, радоваться, заниматься своими делами, потом обзаведемся семьями, детьми, состаримся и умрем, может, даже в один день, только вот в разных концах света, не зная друг о друге.
        Мавка притронулась к руке Анечки, успокаивая ее. Пальцы были холодными, но такими нежными и беззащитными.
        - Слушай, а как тебя зовут, - спросила Аня. Ей стало стыдно, что она зовет девушку просто мавкой.
        - Вальсия!
        - А меня Аня! Будем подругами?
        Вальсия радостно кивнула.
        - Вальсия, ты зови меня, если что случится. Я свой дом хорошо прикрыла, его не должны найти. Там еще ручей есть. Вы же можете пробираться по самым узким и маленьким протокам? Приходите, если что...
        - И ты тоже, Аня! - мавка радостно чмокнула свою новую подругу в щечку, а потом, морщась от боли, дошла до воды, махнула хвостом и исчезла в глубине.
        Анечка вздохнула и пошла домой. На душе было так печально и дождливо... Кап, кап... По листьям березок застучал дождик. Девушка покачала головой: не умеет она еще управлять эмоциями. А все из-за принца. Он такой красивый! И еще, судя по взгляду с фотографии, он - сильный. Настоящий мужчина, рядом с которым чувствуешь себя так защищено, так... Аня уже подходила к дому, когда ей захотелось, чтобы его руки обняли ее за плечи, чтобы он оказался вдруг рядом, чтобы... Раздался удар грома, а следом за ним изысканная брань. Изысканная, потому что прозвучала она на чистейшем английском языке. Анечка вздрогнула и обернулась. Прямо перед нею стоял он!

        ***

        День Его Королевского Высочества принца Эрика начался в рабочем кабинете, где он так и уснул над счетами нового ордена "Воины Христа". Сейчас был важен каждый час и принц это понимал. Как ни ожидали в его родной Скандинавии возвращения магии, а все равно оказались не готовы.
        Еще в детстве, которое вспоминается сейчас как сладкая сказка, овеянная холодными северными ветрами и припорошенная снегом, его отец - нынешний король Фредерик, рассказал ему, что все старинные легенды отнюдь не выдумка. Были и войны древних богов асов и ванов, и поединки светлых и темных альвов, и похождения почти забытых героев. Возможно, все происходило далеко не так, как описано в книгах, но очень похоже. Задумчивые фьорды, старые замки, ущелья и запрещенные пещеры до сих пор хранят следы прошлого. И оно может ожить. Отец цитировал старый свиток из своей библиотеки, в котором подробно описывалось время, когда начнутся изменения: звезды выстроятся в ряд, и откроют миру дорогу к богам и демонам. И покарают боги исполинских чудовищ, убивающих мир своими миазмами, и разрушат стены огромных крепостей, царапающих небо, и не простят неверных детей своих, отвернувшихся от истины и света. И вознесутся хтонические чудовища над людьми, будут властвовать и покорять. И в битве Богов и чудовищ падет твердыня, омывшись кровавыми водами великого океана. И наступит всем Рагнарёк.
        Впитывая знания о славном волшебном происхождении всей королевской фамилии, о возможных магических способностях, Эрик не предполагал, насколько это будет непривычно и волнительно. С тех пор, как земли коснулась магическая пыль, он все время ощущал настоящее опьянение от своих новых сил. И эта эйфория мешала действовать разумно.
        Чего стоила хотя бы вчерашняя вылазка на футбольный матч, где Эрик выиграл на тотализаторе приличную сумму. Он поставил на заведомого слабачка, а потом, сидя на трибуне, подталкивал мячик к нужным ему воротам. Конечно, деньги сейчас нужны хотя бы на те же добровольные пожертвования ордену, но действовать так открыто больше нельзя.
        А два дня назад! Эрику от воспоминаний стало стыдно. Он околдовал понравившуюся ему девушку и заставил ее прийти к нему в номер отеля, где инкогнито снимал номер. А ведь при его внешних данных мог бы обойтись и без магии! В том, что он божественно красив, принц не сомневался: тренированная фигура, стать и осанка, светлые, будто слегка посыпанные пеплом волосы до плеч, голубые, но какие-то теплые, совсем не похожие на льдинки, глаза, их миндалинами разрез придавал облику живости, а пухлые губы выглядели до безумия эротично.
        Эрик вспомнил еще и первый свой магический опыт, если можно было так назвать бесславную гибель яхты своего первого помощника и товарища во всех развлечениях еще с университетской скамьи. Тогда он впервые ощутил вспышку могущества. Правда, приписал ее выплеску адреналина. Шли гонки. Его яхта против еще трех... Самая проворная из них как раз и принадлежала другу. При очередном порыве южного изменчивого ветра он сумел почти достать принца. Тогда-то в пылу азарта Эрик и пожелал, чтобы она пошла в пасть к Ёрмунганду. Этот морской змий давно стал любимейшим ругательством в арсенале не только принца, но и вслед за ним всех его товарищей. Каково же было изумление Эрика, когда преследовавшая его яхта будто споткнулась о невидимую преграду. Мачта ее тут же были сорвана ветром, корпус закрутился на месте, а потом, чуть помедлив, пошел ко дну. Благо принц успел сообразить, развернул свою яхту и как раз вовремя подошел к месту трагедии, чтобы вытащить нахлебавшегося уже ледяной воды друга. Но не это поразило Эрика. Он мог поспорить даже с богами, что видел в воде длинный и толстый, размером с хорошее бревно,
сверкающий змеиный хвост.
        С тех пор прошла неделя. И за это время принц ночевал в своей комнате лишь пару раз, стараясь как можно быстрее запустить колесо под названием "Воины Христа". Они, по задумке принца, должны были стать основой порядка нового мироустройства, в котором есть магия.
        Еще раз перепроверив счета и дав распоряжение перевести на них сумму, выигранную вчера на тотализаторе, Эрик спустился к завтраку, который обычно проходил в кругу семьи с малой столовой. Как раз в этот момент и раздался звонок от главы ордена Олафа Якобсона. Такую вольность он мог позволить себе только в том случае, если произошло что-то из рук вон.
        - Ваше высочество, - кричал голос в трубке, - включите телевизор. Новости Эй-би-эн.
        - Что-то случилось? - принц спокойно сел за стол, чувствуя себя неуютно под осуждающими взглядами родителей и брата с сестрой. Разговаривать по телефону во время обедов считалось чуть ли не аморальным.
        - Автомобильный завод на севере! - кричал далекий Олаф. - Там была объявлена забастовка, а один из членов профсоюза во время своей речи выпустил силу.
        - И? - принц поднял свободную руку, будто пытаясь успокоить родственников.
        - Один из цехов в руинах! Но это не все...
        Дальнейшее принц уже слушал на ходу. Он приказал подать машину, схватил со стола аппетитную ватрушку и выбежал из столовой.
        - Ты что-нибудь понимаешь, дорогой? - спросила у мужа мать Эрика.
        - У мальчика сейчас сложный период, - вздохнул отец. Он не хотел пугать супругу и всячески от нее скрывал появление магии и ее проявления как в нем, так и в младшем из сыновей. А вот старший, похоже, силой был обделен. По крайней мере, ничего подозрительного с ним не происходило. - Возможно, влюбился...
        Черный дым был виден издалека. Началось! Принц был мрачен. Это только первая ласточка, так сказать. Вокруг полыхающих руин суетились пожарные и полицейские. Первые искали подходы к пострадавшему цеху, вторые успокаивали зевак и оттесняли их от места происшествия.
        - Докладывайте! - едва принц вылез из салона автомобиля, его окружили офицеры полиции, среди которых были и члены ордена "Воины Христа". Они давно уже работали сообща, находя в таком симбиозе немалую выгоду. Это и понятно. В последнюю неделю преступный мир как будто сошел с ума. Людей грабят чуть ли не под самым носом у стражей порядка, а те даже ничего понять не успевают. Выросло и число аварий. Причем, многие из них происходят по странным причинам. То у совершенно исправных машин вдруг отказывают тормоза или рулевое управление, то водители засыпают на ходу, то асфальт расходится прямо под колесами.
        - Ваше высочество, Томас Трентон арестован. Он не сопротивлялся... Считает себя невиновным. Мы отправили его на полигон, - Олаф Якобсон каким-то чудом всегда умудрялся быть в центре событий.
        - Версия для печати?
        - Произошла утечка газа, отчего цех и взорвался.
        - И руководство согласилось с такой трактовкой? Им же придется возмещать убытки пострадавшим. Кстати, сколько их? - принц понизил голос, взял Олафа под локоток и отвел в сторонку.
        - Двадцать три рабочих получили осколочные ранения. А с руководством я уже поговорил...
        - Опять внушением занялся? Сам должен понимать, насколько это опасно! Пока мы сами не научимся хотя бы контролировать магию, нельзя ее пускать в ход. Забыл того генерала, которому ты умудрился мозг выжечь, пытаясь уговорить отдать нам базу в горах?
        - Я осторожно, - оправдывался глава ордена. - Просто, не видел другого выхода.
        - Сколько у нас уже людей на полигоне?
        - Около пятидесяти. Хотите лично посетить?
        - В другой раз. Завтра координационный совет, вот и проведем его там, - Олаф кивнул. - Есть еще что-то, что я должен знать?
        - В горах неспокойно, много пропавших без вести. Среди местных жителей ходят слухи о появлении турсов. Я отправил туда отряд.
        Этого только не хватало! Принц побледнел от осознания простой мысли - не успевают ни он, ни орден сделать хоть что-нибудь. Если турсы - эти человекоподобные великаны - кровожадны и непобедимы в той же степени, как это преподносится в сказаниях, нужно будет эвакуировать людей.
        Всю обратную дорогу принц разрабатывал план эвакуации и обдумывал проекты организации лагерей для беженцев. Вот ведь, чертов Ёрмунганд! И как объяснять народу, что происходит! Заикнешься о магии - на смех подымут, психушкой грозить начнут! А какой удар по престижу всего королевского дома!
        Машина вдруг подпрыгнула, пролетев по воздуху несколько метров, а потом со всего маху ткнулась капотом в дорогу. Ее повело юзом, заскрипели тормоза, дико закричал водитель... И Эрик оказался в лесу... Темень, запах сосновой хвои, свежести воды, прелой травы... Нелицеприятные высказывания о половой принадлежности Ёрмунганда вырвались сами собой.
        - Твою ж... - был дан исчерпывающий ответ. И принц его понял. В последнее время волей-неволей приходилось изучать русский. А, как известно, обычно иностранцы овладевать им начинают с воспроизведения ругательств.
        Прямо перед принцем стояла девушка. Нет, не так... Не девушка - красавица... Пылающий взгляд огромных глаз, длинные волосы, в которых запутался легкий ветерок, точеные черты лица, темные, будто набухшие бутоны, губы... А голос... Только вот взгляд... Таким смотрят на воскресших покойников.
        - Эрик... - принцу показалось, что девушка сейчас рухнет в обморок.
        - Мы знакомы? - он легко перешел на английский, вполне разумно предположив, что если уж русская девушка и знает иностранный, так именно этот.
        - Да... - она сначала кивнула, а потом отрицательно замахала головой, - то есть, нет...
        - Так да или нет? - Эрик улыбнулся ей своей самой сногсшибательной донжуанской улыбкой. Против такой ни одна девушка устоять просто не может.
        - Простите, Ваше высочество, - голос ее вдруг изменился и стал ироничным и требовательным, осанка приобрела царственную величавость, - а скажите, что вы здесь делаете?
        Принц опешил. Он уже намеревался принять это чудо природы в свои объятия, ощутить на вкус, каковы же эти ее бутоны. Да уж, не случайно русских девушек называют самыми красивыми.
        - А вот это я у вас хотел спросить, уважаемая...
        - Зовите меня Анной, - она смешно сморщила носик, голос опять изменился и стал по-детски озорным, - а лучше Аней.
        - Тогда уж и вы извольте забыть о моих титулах. Просто Эрик, - он снова опробовал на ней улыбочку из арсенала обольстителя женских сердец.
        Аня кивнула.
        - Значит, вы... то есть, ты здесь из-за меня?
        - Возможно... - принц окинул ее долгим изучающим взглядом. Ведьма? Скорее всего. Как жаль, что до сих пор нет этих портативных приборов Деревянко, которые могли бы однозначно определять наличие магического дара. А сам Эрик был еще не настолько силен, чтобы делать это. - О чем ты думала перед моим появлением?
        Аня замялась. Скажи такому правду - стыда не оберешься. И так улыбается слишком профессионально, точно зная, что дама должна пасть перед его красотой на колени и целовать его грязные ботинки. Она скользнула взглядом по обуви. Ну или чистые. Разница-то небольшая. А если солгать? Тогда этот настырный тип начнет сам доискиваться до причин своего появления в среднерусской полосе. И неизвестно еще, чем кончится.
        - Ну так о чем? - перебил он размышления девушки.
        - О тебе, красавчик, и думала, - запричитала Аня, решив прикрыться иронией. - Думаю, как там мой принц? Нашел ли уже себе белого коня? Не жмут ли доспехи?
        - Причем здесь белый конь? - Эрик смотрел на Аню как на сумасшедшую. Даже отступил на шаг.
        - Да как же иначе... касатик... - Аня не нашла в английском замены слову касатик и произнесла его по-русски. - Я - красавица, а ты - принц. Без белого коня и доспехов я тебе своего сердечка не отдам, - она подумала, будто что-то прикидывая про себя, - да и руки, пожалуй, тоже...
        - Сумасшедшая... - буркнул Эрик.
        - Самовлюбленный идиот, - ответила ему Аня.
        - Ага... - он усмехнулся, - однако ты так сильно желала меня видеть, что построила самопроизвольный портал и перетащила меня к себе.
        - Что построила? Портал? - Аня была озадачена.
        - Ты хоть знаешь, что ты - ведьма? - спустя минуту, которую они просто дулись друг на друга, спросил Эрик.
        - Мне леший сказал, - вздохнув ответила Аня. - А еще я - хозяйка леса.
        - И очень сильная, только необученная...
        О том, что еще и опасная для всех окружающих, Эрик предпочел не говорить. Понятно, что эта девчонка перетащила его куда-то в глубь России. Так же понятно, что тем же путем ему не выбраться. Не умеет он еще строить порталов, а самопроизвольные... Они на то и самопроизвольные, что происходят спонтанно, вне зависимости от усилий. Нужно выбираться отсюда и ведьму с собой прихватить. Еще бы хорошо связаться с местным орденом... Эрик похлопал по карманам пиджака и вспомнил, что телефон во время аварии зажимал в руке, а значит, он сейчас где-то в машине или ее обломках. Кстати, а почему машина-то вышла из строя? Покушение очередного талантливого необученного мага?
        - Аня, у тебя есть сотовый телефон?
        Девушка отрицательно покачала головой.
        - Тебе в деревню надо, но это только утром. Пойдем, я постелю, переночуешь, а потом я отведу тебя.
        - Ты что, здесь живешь? - это показалось принцу странным. Он успел разглядеть за спиной ночной знакомицы маленькую деревянную халупу.
        - Теперь да, - пожала плечами Анна. - Меня выгнали из деревни. Я же - ведьма, как ты успел заметить.
        Она развернулась и пошла в дом. Принц еще постоял с минуту, а потом последовал ее примеру. В доме было темно.
        - Проходи, не стесняйся, - вслед за предложением зашуршала трава, мелькнул черный силуэт девушки, потом хлопнула крышка сундука.
        - А... свет есть? - в голосе Эрика было столько надежды.
        - Ты не видишь? - Аня замерла, шорохи прекратились.
        - А ты?
        - Я в темноте хорошо вижу. А электричества здесь нет, - раздался хлопок. Аня ударила себя по лбу, - ну, конечно, где-то была свеча...
        Шуршание и шаги вновь окутали комнату.
        - Вот! - Аня чиркнула спичкой, поднесла язычок пламени к фитилю и вскоре свеча разгорелась, выдавая небольшую комнату и отгороженную от нее кухоньку. Теперь Эрик смог увидеть, что девушка уже перенесла матрас с лежанки на пол, застелила его простынкой и подложила вместо подушки куртку. - Тебе сюда!
        Она указала рукой на лежанку, а сама постелила на лавку одеяло и уселась на него.
        - Извини, царских хором не имею!
        Эрик фыркнул, снял пиджак и повесил его на торчащий у двери гвоздь.
        - Слушай, - он как-то неуверенно покосился на девушку, - а попить у тебя чего-нибудь нет?
        - Ой! - она соскочила со своей постели, - извини! Есть молоко и квас. Да ты, наверное, и кушать хочешь?
        Эрик вспомнил единственную проглоченную утром ватрушку и желудок его глухо буркнул. Аня уже хлопотала, доставая из сенок пластиковую бутылку с молоком, буханку хлеба, шмат сала и коробку с печеньем.
        - У меня больше ничего нет. Я готовлю только для себя и то - чуть-чуть. И все уже съела.
        - Не переживай, - Эрик снисходительно кивнул головой. Получилось это так... величественно, будто он своим указом помиловал опасную преступницу.
        Простой деревенский ужин показался ему самым вкусным, какой он вообще вкушал. Эрик аж жмурился от удовольствия, стараясь не обращать внимания на короткие, будто уворованные, взгляды Ани. Еще бы разобраться в них!
        А Аня была счастлива! Вот он - ее кумир! Только вот что делать с ним? В этом-то весь вопрос. Раньше она бы даже заморачиваться не стала, призналась бы в любви до гроба и бросилась красавчику на шею. А дальше... Аня покраснела от собственных мыслей. Нет уж... Перетопчется. И он... и она.
        - Слушай, Эрик, а что происходит? - вдруг спросила Аня.
        - В каком смысле? - он подозрительно посмотрел на хозяйку.
        - Сказки оживают, ведьмы, лешие, русалки, опять же... И ты, я вижу, прекрасно знаешь, о чем я. Оно и понятно, кому как не верхушке власти знать.
        Эрик замер, не дожевав очередной бутерброд.
        - Это же во всем мире? Да? - Аня не была намерена отступать.
        - Понимаешь, - Эрик отодвинул чашку с едой. - Я сам не все знаю. И не такая уж мы власть... Так... Номинальные правители... Но кое-что я знаю, а потому могу предполагать. Земля очень скоро войдет в облако магической пыли. Что это такое - понятия не имею. Мы предполагали, что это будет что-то типа излучения. То же солнце, но испускающее магическую энергию. А оказалось - пыль. На Землю пока попала лишь небольшая ее часть. Но по тому, что начало происходить, можно сделать вывод, что нас ждет. Магически одаренные люди раньше были как разряженные аккумуляторы, а теперь, по аналогии, будто подзарядились. Вот, например, ты! Ты же не с самого детства была такой, а всего около недели? Так?
        - Да.
        - И я тоже! Но все мы в магии вообще не разбираемся, не умеем пользоваться силой, тем более, ее контролировать. Ты вот меня сюда выдернула, а некоторые людей убивают, заводы взрывают и все - спонтанно, неосознанно.
        - И что делать? - Аня испуганно смотрела на Эрика.
        - Учиться!
        - А остальные... волшебные существа?
        - Они на нашей планете существуют издавна. Я думаю, что в прошлый раз, когда Земля проходила через это магическое облако, или в позапрошлый... Не важно... Они появились из других миров.
        - Это как? - Ане подобная мысль показалась чушью и она даже криво улыбнулась.
        - Ты сумела пробить портал в пределах планеты, а тот, кто умеет магией пользоваться, может пробить портал между мирами. Отсюда все волшебные сущности. Я ведь с детства знал, что нечто подобное должно произойти и готовился, то есть читал легенды. Вот, например, мифы про Валькирий. Они всегда появлялись, спускаясь с неба. Причем это так четко описано, что сомнений почти нет. А альвы? У нас их еще эльфами называют... Они ведь тоже жители некоей небесной страны, по крайней мере, светлые. А Боги? Примеров - куча.
        - Тогда почему они не уходят?
        - Ну, может быть, им у нас нравится... - Эрик широко улыбнулся.
        - А мне нравится магия, - внезапно сказала Аня. - Это же здорово! Только пожелал и у тебя есть все необходимое!
        - Как сказать, - Эрик вновь нахмурился. - По нашим преданиям появление Богов и хтонических чудовищ - предвестие Апокалипсиса или Рагнарёка.
        - Каких чудовищ?
        - Проще говоря, порождений преисподней. Вот, например, лешии...
        - Это ты чудовище, раз так думаешь, - горячо воскликнула Аня. - Мой леший - настоящий Хранитель леса.
        - Неужели? - губы Эрика изогнулись в усмешке, став неприятными и придав лицу жестокости. - Заманивает людей в чащу, заставляет блудить по лесу до изнеможения, а потом оставляет где-нибудь на поживу зверью.
        - И совсем это не так...
        Разговаривать Ане больше не хотелось. Интересно, что скажет Эрик, увидев Ёшкина кота, который, как обычно, где-то шляется, или русалок... Аня вздохнула.
        - Пора спать, - она стянула носки и прямо в одежде улеглась на лавку, - ты тушишь свечу!
        Не дав ничего сказать в ответ, Аня закуталась в одеяло и отвернулась к стенке. Эрик изумленно смотрел на нее. Надо же! Еще ни одна дама не позволяла так себя с ним вести. Он пожал плечами и задул огонек.

        ***

        - О, Господи! - в мягкий как рваный туман утренний сон ворвался истошный вопль. Аня сразу все вспомнила: прогулка, Эрик, ужин... - Йольский Кот! Аня, беги!
        Девушка подскочила, как ужаленная. Посреди комнаты стоял шипящий Баюн, а напротив него растрепанный принц с табуреткой наперевес.
        - Ты чего разорался, - Аня поняла, что ее экстремальная побудка вызвана недопониманием принца. - Это мой котик! Баюн, брось каку... Он не вкусный!
        Аня все же встала, натянула носки и потопала на улицу. Эти несколько шагов по дому она обычно делала на автомате, потому как с самого рождения просыпаться для нее было целым наказанием. Даже если она выспалась, первые минут пять вообще ничего не соображала. Поэтому девушка и не заметила каким торжествующим взглядом проводил ее Баюн и каким несчастным, затравленным - принц. Девушка поплескалась в большой кадушке, причесалась у зеркала в сенках и вошла в дом уже совсем другим человеком.
        Принц и кот так и стояли друг против друга.
        - Отомри... - нерешительно сказала Аня. - Вы чего тут, играете?
        - Какие уж игры? - принц зло смотрел на довольную жизнью девушку. - Ты хоть знаешь, что это за чудовище?
        - Знаю, конечно, - безразлично пожала плечами Аня. - Сам говорил - то ли хроническое, то ли тектоническое. Иди ко мне, мое хроническое чудовище...
        Эти слова Аня произнесла с такой нежностью, что Эрик даже позавидовал зверю. А кот радостно мурлыкнул и начал тереться о ноги хозяйки, обвив всю ее своим огромным хвостом.
        - Ты мой хороший, - Аня трепала его то за ушком, то под мордочкой, ставшей такой умильной, - пойдем я тебя накормлю, а то этот нехороший дядя даже не подумает, что ты кушать хочешь!
        Кот облизнулся, хитро взглянув на принца, отчего тот инстинктивно отшатнулся, и шмыгнул к столу, под которым стояла целая кастрюля. Аня налила в нее молока и покрошила хлеба.
        - Потом еще получишь, когда я чего-нибудь приготовлю. И где шляется этот Антипка!
        - А кто у нас Антипка? - принц уже пришел в себя, уселся на стул и теперь с какой-то жесткой усмешкой смотрел на милую картинку: ведьма молоком подкармливает чудовище, которое питается исключительно мясом, не брезгуя и человечиной.
        - Антипка - это мой домовой. Ну маленькое существо, хозяйничающее в доме. Он приносит мне еду.
        Принц обдумал сказанное и нашел, что местный домовой может соответствовать их биглю. Поняв это, Эрик смотрел на Аню как на сумасшедшую. Кто бы в Скандинавии в трезвом уме начал общаться с этими существами!
        Тут как раз появился Антипка.
        - Добрый день, молодая хозяйка, - он все кланялся и кланялся, будто не замечая посторонних. - Вот от матушки вашей подарочек!
        - А мама твоя тоже... ведьма? - спросил Эрик.
        - Что ты! - Аня махнула рукой и даже, кажется, развеселилась. - Она самая что ни на есть нормальная. Это я - такая...
        - Тогда как она общается с Антипкой? - Эрик вообще уже ничего не понимал.
        - А зачем ей общаться? Она даже и не знает о его существовании. А подарочки от ее имени Антипка собирает! Да кстати!
        Аня вдруг вспомнила что-то, подошла к большому деревянному, обитому металлическими полосами, сундуку, порылась в нем и что-то оттуда достала.
        - Антипка, это тебе!
        - Что это? - только что веселый балагур вдруг помрачнел и голос его дрогнул.
        - Как что? - Аня развернула сверток и вытащила из него маленький, будто кукольный, наряд. - Это новый кафтан! Я сама его сшила из своей старой крутки! Сколько можно ходить в рваном зипуне?
        Глаза Антипки расширились. В них отразились сначала ужас, а потом радость, тоска и... Домовенок дрожащими руками взял новый кафтан, уткнулся в него и расплакался.
        - Ты чего, Антипка? - Аня упала на колени и погладила домового по топорщившимся волосам.
        - Спасибо, молодая хозяйка, - сквозь рыдания еле смог выговорить домовой. - Мне никто ни разу еще не делал подарков!
        Слезы с новой силой брызнули из его глаз.
        - Да ладно тебе, - Ане стало неудобно. Она даже боялась посмотреть на Эрика, - мы тебе еще и сапожки новые справим. Найду хорошего мастера и закажу по твоему размеру. И... хватит уже плакать, давай лучше примеряй!
        Кафтан оказался в самую пору. Антипка повертелся перед зеркалом, которое специально для него держала Аня и остался очень доволен собой. Потом он в миг пропал, а явился уже с полными сумками всяческой снеди.
        - Это тебе, молодая хозяйка...
        - Где ты этого набрал? - Аня изумленно смотрела на банки тушенки, сгущенки, пачки кофе и сухие галеты.
        - Где взял, там еще очень много! - загадочно ответил Антипка. - А тебе кушать надо! Вон совсем худая стала! Как мы тебе жениха искать будем?
        Антипка с подозрением посмотрел на Эрика, но потом отвернулся, посчитав его неинтересным объектом.
        - А зачем его искать, ежели сам заявился! - мурлыкнул кот, чем вызвал очередной ступор Эрика.
        - Этот что ли? - Антипка кивнул на принцу. - Не смеши меня! Нашей хозяйке сильного колдуна надо! Вот, например, Кощеюшка был...
        - Да ну его, Кощея... Только и мыслей, что о силе своей и продолжении рода! А Ягуню нашу так и не смог под венец затащить!
        - Это вы о чем? - Ане было жуть как интересно. - Он же к Василисе сватался?
        - Да какая Василиса! - вздохнул Антипка. - Это он от безысходности и чтобы Яге отомстить!
        - Дурдом, - вынес вердикт Эрик.
        - А ты вообще молчи! - в один голос выкрикнули и Аня, и Антипка, и кот.
        Ане, правда, сразу стало стыдно и она опустила глаза, кот ухмыльнулся, глядя на ее румянец, и мурлыкнул, а Антипка снова смерил его презрительным взглядом.
        - А он в жизни даже лучше, чем на фотографиях, - обратился кот вроде бы к Антипке, кивнув на Эрика. - И к тому же принц!
        - На каких фотографиях? - Антипка заинтересовался разговором. В его мозгах уже шел пересчет имеющихся завидных женихов.
        - Да на тех, что наша молодая хозяйка в шкафу хранит. Из журнальчиков. Она еще смотрит на них и вздыхает!
        - Баюн! - Аня с началом речи замерла, не в силах даже что-либо швырнуть в кота, а теперь покрылась яркими пунцовыми пятнами.
        - А что? Я разве неправду говорю? - обиделся кот.
        Теперь Эрик слушал разговор с живым интересом. Он пристально смотрел на Аню, будто что-то решая про себя.
        - И в каких журнальчиках? - спросил он у кота, глядя все так же на девушку.
        - Какая вам разница, - Аня не знала, куда бы деться от стыда. - И вообще! Не ваше это дело!
        Она резко развернулась и выбежала во двор.
        - Как вам не стыдно, - обратился Эрик к тем самым хроническим чудовищам. - Довели хозяйку...
        - А мы что? - кот сидел, облизывая свои усы. - Она же сама тебе бы ничего не сказала, ни о том, что любит тебя с детства, ни о письме своем, которое писала, ни о мечтах. А как же ты тогда узнаешь?
        Принц хмыкнул, встал и пошел за Анной.
        - Аня! - он стоял на крыльце и кричал девушку. Та же сидела позади дома у ручья и умирала от стыда. Ну вот и как она теперь принцу на глаза явится!
        Именно в этот момент раздались выстрелы. Гулкие, очередями...
        - Что за... - Эрик вновь окинул окрестности, - Аня, беги сюда! Быстро!
        Но его команды уже не понадобилось. Аня выскочила из-за дома и с тревогой уставилась на Эрика.
        - Это на озере! Говорят, там какие-то братья из религиозного ордена лагерем стоят. Видимо, они и стреляют.
        Она уже бежала к тропинке.
        - Стой, Аня, куда тебя черти понесли? Разве можно лезть в самое пекло!
        - Нужно! Я все-таки хозяйка леса! - крикнула она на бегу.
        Что Эрику оставалось делать. Он помчался вслед за Аней, осыпая ее мысленно всяческими нелестными эпитетами.
        Могучие сосны, перемежавшиеся тонкими и робкими, будто ущемленными в своих правах, березками, расступились внезапно, разрешив людям увидеть седое в утреннем тумане озеро. На берегу его стоял крепкий статный мужчина в серой рясе, которая мало соответствовала его позе, говорящей о готовности к стрельбе, и автомату в руках. Он высматривал что-то в глубинах вод. Вот сбоку от него мелькнула девичья головка. Стрелок не задумываясь развернулся и послал в ее направлении короткую очередь.
        - Это же русалки! - воскликнула Аня и вся будто сжалась в комок. Эрику жутко захотелось обнять ее и успокоить. Да, русалки... Но ведь они - нечисть, а значит подлежат уничтожению. - Что же она не уплывает...
        Аня в ужасе наблюдала за расстрелом жительницы озера и не могла понять, почему та упорно пытается подплыть поближе к берегу. И тут девушка увидела у ног мужчины неподвижное тело. Еще одна русалка. Она была без сознания и лежала наполовину в воде, а стрелок удерживал ее, наступив на тонкую изящную ручку ногой, обутой в грубый военный ботинок.
        - Ну же, тварь, - вдруг крикнул стрелок, - плыви сюда, попробуй забрать свою подружку.
        Ответом ему стал едва слышный стон. Мужской...
        - А, - стрелок глянул куда-то себе за спину, - очухался... брат...
        Он говорил с напускной иронией и деланной заботой, и от его тона становилось жутко. Серая мгла береговой линии вдруг качнулась, и Аня увидела еще одного человека в серой хламиде, пытающегося медленно подняться с земли.
        - Брат Всеслав, - его голос дрожал то ли от слабости, то ли от готовых пролиться слез, - прошу... Не трогай ее, отпусти!
        - Ты совсем сбрендил, брат Георгий? Смерти захотелось? Она - нечисть! Русалка!
        - Она не русалка, а мавка! - возразил тот, кого назвали братом Георгием.
        - Час от часу не легче! Ну да Бог ей судья!
        Стрелок опустил дуло автомата к самой голове лежавшей без сознания мавки и в это время Георгий прыгнул, дико истошно закричав:
        - Нет!
        Как он в одном прыжке умудрился преодолеть метра три, для Ани осталось непонятным. А вот брат Всеслав явно ждал такого развития событий. Он дернулся, развернулся и въехал прикладом автомата прямо в челюсть Георгию.
        - Надоел ты мне, брат, - пробормотал мужчина. - Полежи, отдохни!
        Георгий кулем свалился ему под ноги рядом со своей мавкой. Аня не выдержала и закричала. Ее истошный вопль сначала почти человеческий плавно перешел в ультразвук. Эрик зажал руки и согнулся к самой земле. Стрелок сначала изумленно уставился на появившуюся девушку, а затем выпустил автомат и упал на колени, обхватив голову руками. А Аня все кричала, вымещая на нем всю свою боль. Эрик с трудом кувыркнулся, ибо подняться не было сил, и сбил Аню с ног.
        - С ума сошла? - еле прошептал он прямо в лицо девушки, оказавшееся совсем рядом, на земле. Она захлопала глазами, приходя в себя.
        - Что случилось? - голос не повиновался, выдав лишь сиплых хрип. Потом она медленно поднялась и огляделась. - Ах, да...
        С трудом поднявшись, она пошла в направлении скорчившегося стрелка.
        - Сволочь... - шептала она. - Сволочь...
        Стрелок слабо шевелился, из его ушей текла кровь. Георгий так и лежал без сознания, а мавка стонала, не в силах сползти в воду и уплыть. Аня осмотрела ее и поняла почему: плечо Вальсии, давешней знакомицы, было прострелено навылет.
        - Эрик, - позвала Аня, - помоги мне!
        Эрик подошел поближе и понял, что отделался легким испугом. Стрелок явно потерял ориентацию в пространстве. Он пытался сесть, но его все время заваливало на бок. Кровь уже не текла, что радовало, но вот слуха мужчина точно лишился.
        - Надо его доставить в больницу, - хмуро проговорил Эрик.
        - Это будет кому сделать, - отмахнулась Аня. - Сейчас сюда его дружки прибегут и помогут. Ты лучше помоги мне ее до домика донести!
        - Русалку? - глаза Эрика расширились. Он смотрел на Аню как на сумасшедшую.
        - Мавку! - рявкнула девушка.
        - Да какая разница!
        - Слушай, благородный сэр, - Аня встала и прямо посмотрела на Эрика. - Если ты опять скажешь, что она - нечисть, я тебе врежу! И вообще, еще большой вопрос, кто из них двоих нечисть! И если ты думаешь, что это Вальсия, то тебе лучше остаться здесь и ждать прибытия их серой братии. Так как?
        Эрику нравилась Аня. Он даже готов был мириться с ее разношерстной компанией, но эта... мавка... Кроме того, ему нужно было возвращаться домой. Сейчас, когда каждая минута на счету... А Аня... Ясно же, что эти братья - адепты им же созданного ордена "Воины Христа". С их помощью Эрику будет не сложно найти Аню и отправить ее куда и положено - на базу. А уж там и поговорить можно будет.
        - Я остаюсь, - сказал он и вдруг почувствовал себя предателем. Даже в глаза девушке смотреть было невыносимо.
        А к ним уже действительно бежали братья в серых мантиях.
        - Брат Всеслав! Брат Георгий! - разрывали туман их выкрики. - Вы где?
        Аня подбежала к Георгию и принялась его хлопать по щекам. Раз Эрик отказался помочь, то уж он - не откажет. Парень пошевелился и открыл глаза.
        - Ты кто? - спросил он, увидев склонившуюся над ним Анну. - А где?
        Он вспомнил Вальсию, брата Всеслава и в мгновение вскочил на ноги.
        - Что с ней? - он подбежал к неподвижной Вальсии.
        - Потом разберемся, - скомандовала Аня. - Знаешь что, рыцарь, хватай свою принцессу и побежали! Скоро тут твои братья объявятся...
        Георгий понимающе кивнул, поднял Вальсию на руки и понес, вслед за Аней взбираясь на пригорок, за которым начинался лес.
        - Аня... - окликнул девушку Эрик. Голос его прозвучал глухо и виновато.
        Аня остановилась, решая, стоит ли что-то говорить, а потом даже не обернувшись прибавила шагу и скоро скрылась в лесу. Сначала они шли молча, а потом девушка спросила:
        - Что у вас случилось на берегу? - она исподлобья посмотрела на мужчину. - Это не любопытство. Просто я должна знать, что ты нас не выдашь.
        - Мне понравилась Вальсия, - Георгий запнулся и покраснел. Он нес мавку, стараясь не смотреть на нее. И это понятно. Хвоста у Вальсии сейчас не было, зато были в наличии две прелестные ножки. Наготу же прикрывали лишь ее длинные волосы. - С тех пор, как я ее встретил, я каждый вечер приходил на берег озера и ждал ее. А сегодня она приплыла... И вышла... А брат Всеслав, наверное, следил за мной. Он дождался, когда Вальсия сядет на берег, а потом...
        Голос Георгия задрожал. Он сильнее прижал к себе Вальсию, прижавшись щекой к ее волосам. Аня хмыкнула и ничего не сказала. Влюбился в мавку! Подумаешь! Она вот в принца была влюблена... В... предателя! Думать об этом вообще не хотелось. Девушка была рада просто тому, что спокойно отреагировала на его желание остаться на берегу. Если бы не шок от всех произошедших событий, то могла ведь и расплакаться. А так: гордо, равнодушно... Как и полагается! От этой мысли стало горько до слез. Вот теперь-то они и вылились...

        ***

        Это было удивительно. Какая-то ведьма в лесу знала английский язык, и Эрик совершенно не испытывал трудностей в общении с ней. Ее ужасающий кот и мелкий Антипка по примеру хозяйки также говорили на английском. А теперь! Восемь жлобов в серых рясах знали в совокупности лишь несколько фраз: "Хау ду ю ду", "Май нейм из", "Ай донт андестенд ю".
        Именно это и слышал Эрик, пытавшийся объяснить, что же произошло на берегу. Пришлось осваивать пантомиму, изображая русалку, брата Георгия и ведьму. Эрик поймал себя на том, что даже мысленно, про себя, не может называть девушку по имени, будто боясь осквернить его, выдать и запятнать своим предательством.
        Стрелок, который был тут, видимо, главным, хоть и был в сознании, а в себя прийти не мог. Он что-то мычал, качаясь из стороны в сторону, и жутко вращал глазами. Ссохшуюся кровь с лица Всеслава братья стерли, а затем медленно, поддерживая под руки, повели его в лагерь. Туда же пошел и Эрик. Он объяснил, что ему нужен телефон, на что мрачные люди в рясах кивнули, на пальцах показав, что трубка есть в лагере.
        Убедившись, что Всеслав недееспособен, командование на себя взял брат Лука. Едва вся компания добралась до лагеря, он приказал водителю готовиться к дороге.
        - Братья, - обратился он к растерянным мужчинам. - Брату Всеславу нужна помощь. Я отвезу его на базу к Верховному. Этого, - он посмотрел на Эрика, - тоже возьму с собой, но...
        Он кивнул брату Василию и выразительно посмотрел на него - главного в их команде медика. Тот все понял и скрылся в своей палатке.
        Эрик догадался, что речь идет о нем и обрадовался, решив, что сейчас ему будет дан телефон. И действительно, человек в рясе, покинувший сборище, вернулся с трубкой в руках. Эрик открыто улыбнулся, взял сотовый и начал набирать номер Олафа. Но едва раздались гудки, в ягодицу принца, прямо сквозь брюки дорогого костюма, вонзилась игла шприца.
        - Алло... Кто это? - шипела трубка.
        Но ответа уже не последовало. Эрик почувствовал головокружение, потом закрыл глаза и повалился на землю.
        - Вот и ладненько, - проговорил брат Лука, перехватив трубку, выпавшую из рук Эрика. Он нажал отбой и, подумав секунду, положил телефон в глубокий карман рясы. - Нашу миссию сворачивать нельзя. С ними поеду я, а все остальные продолжат работу. Главным остаетесь вы, брат Василий.
        "Медик" кивнул и выкинул использованный шприц прямо на землю.
        - И вот еще что, - Лука чуть подумал, прежде чем протянуть Василию автомат. - Только используй силу этого дьявольского оружия с умом, брат Василий.
        - Может, вам лучше оружие с собой взять, - он принял автомат, но теперь неуверенно вертел его в руках, будто не зная, с какой стороны к нему подступиться.
        - Мы возьмем ружье в дротиками, - это было сказано таким командным тоном, что спорить с Лукой никто не осмелился.
        Дорога была совершенно не похожа на ту, по которой они ехали всего несколько дней назад. Грунтовка от деревни до трассы еще ничего, но вот шоссе выглядело как в фантастическом фильме ужасов о постапокалиптическом будущем. Асфальт дороги был покрыт трещинами. По сторонам ее, на обочинах обелисками чьих-то злых слов лежали груды металла, бывшего когда-то автомобилями, вперемешку с венками, свидетелями слез по погибшим.
        Водитель сбавил скорость, объезжая асфальтовые раны, а Лука нахмурился, стараясь не смотреть по сторонам. Только благодаря осторожности им и удалось избежать аварии. За очередным поворотом трассы асфальт вдруг пропал, будто его здесь никогда и не было. Машина завизжала тормозами и застыла у черной, блестящей в лучах полуденного солнца кромки. А дальше - влажная жижа болота метров на десять, а потом вновь асфальт.
        - Что же это? - водитель растерянно смотрел на то, что осталось от трассы.
        Справа от них в кювете лежал черный джип, спеленатый белой тряпкой со следами кувыркания в грязи.
        - Сиди здесь, - скомандовал Лука, а сам осторожно вылез из кабины и направился к джипу.
        Едва он сошел с дороги, ноги его утонули в мутной вонючей жиже. Лука чертыхнулся, потом спохватился и начал усиленно креститься.
        - Эй, есть тут кто живой! - он наконец добрался до машины. В ответ ему раздался стон. - Сейчас, сейчас! Погоди, мужик!
        Лука засуетился вокруг джипа.
        - Здесь я, - вдруг раздался слабый голос. - Никак не могу открыть эту чертову дверь.
        - Молчи, охальник, только этого хвостатого нам здесь не хватало, - Лука вновь осенил себя крестным знамением.
        - Помоги, друг! - вдруг взмолился пленник машины, - сними ты эту ткань, срежь чем-нибудь!
        Лука внимательно пригляделся. Скатерть? Да еще хорошая камчатая! И тут он сообразил.
        - Это кто же тебе скатертью дорогу нажелал?
        - Да есть у меня одна... дура!
        Лука уже достал кинжал, которые были у всех братьев, и начал снимать скатерть, опутавшую машину.
        - Где есть-то?
        - Недалеко здесь. Километрах в тридцати! Видел поворот на Волчатку? Вот там... Поссорились мы, она и уехала на дачу. А я ездил мириться. Только... - он запнулся и покраснел. - В общем, уехал я, а она мне вдогонку и крикнула, мол, ну и скатертью дорожка. И вот!
        Он в ужасе развел руками.
        - Понятно, - хмыкнул Лука. - Вернее, ничего не понятно. Судя по ее словам, ты сбежал, а с чего?
        Мужик еще сильнее покраснел...
        - Говори уж...
        - Зажали меня там местные мужики, говорят, вали отсюда по-хорошему. И мне стало так страшно...
        - А она? Почему с тобой не поехала?
        - Мужики эти обложили ее дом со всех сторон и не пустили.
        - А ты настаивать не стал? Испугался и сбежал?
        Мужик теперь побледнел и сжал кулаки.
        - Вы не имеете права осуждать меня! - его глаза зло блестели. - Там творится что-то страшное и непонятное. Будто сам воздух давит!
        - Ага, у страха глаза велики! Слушай, а ты не знаешь, есть здесь объездная дорога? По этой, - Лука кивнул в сторону исчезнувшего асфальта, - нам не проехать.
        - Есть, конечно, но по полям. Не доезжая Волчатки, есть дорога на родник. Он - здешняя достопримечательность. А от него можно снова на трассу выехать с той стороны от этой дыры.
        - Это хорошо. Тогда едем в Волчатку. Может, и бабу твою заберем, - в том, что женщина как раз из их контингента, Лука даже не сомневался. - Ты с нами?
        Мужик задергался, не глядя в глаза нечаянным вызволителям из недр машины:
        - Я не могу... Да и спасателей же вызвал, куда я поеду...
        Лука презрительно окинул взглядом дрожащую фигуру мужика. Понятно, испугался. Что же там творится? И где его собратья из другой десятки? По идее этот квадрат - не их забота, но раз уж им все равно ехать мимо...
        Поворот на запасную дорогу был в аккурат возле указателя "Волчатка". Лука еще помедлил, решая, стоит ли заезжать в деревню, так напугавшую водителя джипа, но потом коротко махнул в сторону видневшихся домиков, доставая откуда-то из-под ног деревянный ящичек, в котором хранилось ружье, стрелявшее усыпляющими дротиками.
        Адрес девушки, превратившей шоссе в скатерть, отыскался сразу же. Ее дом стоял на самом краю деревеньки. Только вот подъехать к нему не получилось, дорога была забаррикадирована. Старые диваны, древние стиральные машинки, мешки с песком... Неизвестные революционеры постарались. Из-за завала выглянул коренастый мужичок в спортивном костюме, натянутом прямо на голое тело.
        - Кто такие, чего надо? - хмуро бросил он, поигрывая массивной деревянной палкой, выточенной в виде биты.
        - Родственники мы Альбины Анатольевны. Приглашала она нас в гости, отдохнуть, - буквально промурлыкал Лука, зажмурился от удовольствия и нарочито громко втянул воздух ноздрями, - и впрямь, воздух здесь весьма пользительный!
        Мужик на баррикаде подозрительно осмотрел Луку, обратив внимание на его серую рясу.
        - А сам-то из попов будешь?
        - Да вот послушником был, а потом сбежал, не выдержал их заунывных служб, - легко соврал Лука. Мужик понимающе улыбнулся. Видимо, был такого же мнения. - Так к Альбиночке-то можно?
        Мужик задумался, потом махнул рукой:
        - Ждите здесь, я главного позову, - он скрылся за завалом.
        - Жди здесь, - скомандовал Лука водителю, - а еще лучше, разверни машину, я сейчас.
        Он выпрыгнул из кабины и помчался в обход баррикады к низенькому давно некрашеному заборчику, за которым, по его предположению, и должен был быть дом женщины. Штакетник зиял совсем свежими дырами, так что пробраться к дому оказалось очень просто.
        - Альбина Анатольевна, - Лука начал стучать в низенькие окна, забранные изнутри ставнями. - Нас ваш друг послал!
        - И чего этому трусу надо? - ответил женский голос из-за заграждений.
        - Да он о вас заботился. А так как мы мимо ехали, он и просил к вам заглянуть.
        - И мне вам просто так вот на слово поверить?
        Луке надоело препираться с испуганной женщиной.
        - Можете не верить, тогда мы просто сейчас уедем. Не нравятся мне ваши мужики...
        - А уж мне-то как не нравятся, - теперь голос прозвучал из-за спины Луки. Он и не услышал, как к нему подобрались. Он резко развернулся и увидел перед собой статную даму лет тридцати, вооруженную большим кухонным ножом. - Чего стоишь? Побежали! Они церемониться не будут!
        Лука кивнул и вслед за Альбиной помчался к дороге.
        - И куда вы, гости дорогие, так торопитесь, - дорогу им преградили давешний мужик с баррикады и, судя по всему, тот самый главный, за которым он отправился. Если первый был довольно субтильным и тщедушным, то вот этот громила поигрывал горой мышц и так нехорошо улыбался, что желание с ним спорить забилось в самый дальний уголок подсознания.
        Лука и Альбина застыли, не зная, как прорываться дальше. Машина была - вот она, рукой подать, но эти двое... И в этот момент раздались выстрелы. В спины мужчинам один за другим воткнулись пять дротиков. Сельчане дрогнули, начали барахтаться, пытаясь выдернуть иголки из спин, а потом завалились на землю. Деревня взметнулась криками, к машине уже бежали мужики на ходу заряжая имеющиеся охотничьи ружья.
        - Быстрее! - Альбина от крика водителя, все еще потрясающего ружьем, пулей влетела в салон микроавтобуса. Следом дернулся и Лука, но в этот момент тело мужика, возглавлявшего воинственно настроенных жителей деревни, дернулось. По нему прошла волна крупной дрожи, вскинувшая его на стремительно удлиняющиеся ноги. Лицо начало меняться, превратившись в узкую вытянутую морду, стремительно покрывающуюся серыми короткими волосками. Потом трансформация замерла и тело вновь шлепнулось на пути Луки.
        - Оборотень... - прошептал он. Потом подхватил так до конца и не обернувшегося мужика и втащил в микроавтобус. - Гони!
        Колеса взвизгнули и машина под крики сельчан и звучащие выстрелы дробовиков набрала скорость и очень быстро скрылась из глаз.
        - У-у-х-х... - выдала Альбина. - Едва успели!
        - Ты не хочешь нам ничего рассказать? - Лука вытер выступивший на лбу пот. - Что это?
        - А я откуда знаю? - Альбина резко передернула плечиками. - Неделю назад приехала отдохнуть... Сначала все было как обычно, а потом... По ночам начали выть волки, соседка исчезла... Я искала ее, но... Только пятна крови... А вчера я видела, как парнишка из дома напротив по дороге катался, скулил и покрывался шерстью... Я забаррикадировалась в доме. Он старый, на случай войны в нем предусмотрены внутренние ставни на железных решетках, двери металлические, сама устанавливала, когда только переехала. Ночью эти, - она неприязненно кивнула на лежащего без движений главного оборотня, - ломились в дом, но не смогли проломить мою защиту. А сегодня обложили и моего парня выгнали. Этот трус смотался, едва почувствовал неладное. А я... У меня продуктов было еще на два дня, потом не знаю, чем бы все закончилось. Так что, спасибо вам!
        - Да ладно, - Лука порылся и достал ящик с красным крестом на крышке. - У вас руки все ободраны в кровь, давайте я вам укол поставлю, чтобы заражения не пошло.
        - Это так необходимо? - в глазах девушки взметнулся страх.
        - Кто знает, отчего они такие...
        - Так я знаю! По деревне давно слухи ходили, что Волчатка и основана семьей вервольфов. Тут почти все местные жители - родственники друг другу, кроме меня и моей соседки, она тоже приезжая из города... Была... Только вот почему они вновь оборачиваться начали?
        - И тем не менее, - настаивал Лука. Он уже приготовил шприц.
        - Хорошо, - сдалась девушка и подставила плечо.
        Лука уколол ее, а через пару мгновений поймал бессознательное тело и уложил его в задней части микроавтобуса рядом с Всеславом и иностранцем. А вот с оборотнем дела обстояли неважно. В него попало сразу три дротика. Как видно, этого количества снотворного хватило, чтобы успокоить зверя, только вот надолго ли? А если очнется? Лука достал бывшие в их арсенале наручники и сковал мощные лапы чудовища. Потом он поблагодарил водителя за столь своевременную помощь и взял у него ружье. В обойме его помещалось как раз пять дротиков. От страха водитель все их вогнал в тела деревенских мужиков. Лука заменил обойму и удобно устроился чуть сзади лежавшего у самого входа оборотня, наставив на него ружье и решив стрелять не раздумывая при любом его движении.
        Уже за полночь машина, наконец, добралась до военной части, на территории которой размещалась база "Воинов Христа". У КПП их встретил сам Верховный. Он забрался в кабину, окинул взглядом груду тел, остановившись на оборотне, вздохнул и проводил машину к запрятанным под слоем земли ангарам.
        - Брат Константин, - Лука ожидал объяснений, - что происходит?
        - То, что и предполагалось, - вздохнул Верховный. - Исчадия ада вышли на поверхность. И их очень много...
        В ангаре машину уже ждали. Тела Всеслава, иностранца и Альбины сгрузили на носилки и унесли куда-то в глубь базы. А оборотня заковали в цепи и перенесли в подвалы, где братья ордена смонтировали клетки для нечисти.
        - Брат, Лука, вам нужно отдохнуть, - Верховный проводил его до жилых комнат, расположенных здесь же, в ангаре, - завтра жду вас с отчетом.
        Лука кивнул, потом вспомнил о телефоне:
        - Вот, брат Константин, - он протянул трубку Верховному, - с этого телефона иностранец звонил куда-то за границу.
        Брат Константин кивнул, взял сотовый и ушел.

        ***

        А номер-то Верховному был знаком. Олаф Якобсон... Можно сказать, коллега... Российское подразделение "Воинов Христа" не подчинялось скандинавскому, хотя и являлось его филиалом, если язык бизнеса можно применить к сфере духовной. И кто же тогда этот парень? Шпион, следящий за деятельностью этого самого российского подразделения? Или случайный турист?
        Косте хотелось прямо сейчас, немедленно поговорить с гостем, но тот все еще мило спал в одной из келий. Да и прежде чем вести беседы, неплохо было бы привести в чувство Всеслава. Он ведь не просто ближайший его помощник, он единственный, с кем Костя мог быть совершенно откровенным. С него и нужно начинать. И без собственной магии тут явно не обойтись. Подумав об этом, Верховный мысленно улыбнулся.
        Он почувствовал появившуюся силу внезапно, в один миг. Еще отправляя отряды своих "воинов" на задание, он был уверен, что магический дар его обошел стороной. От этой мысли становилось... обидно. Какие-то селяне, рабочие, простые менеджеры вдруг оказывались магами. А он?
        Костя в глазах его знакомых был уникальным человеком. О нем говорили, что он счастлив. Так ли все было на самом деле, он и сам не знал. Великая сила - самовнушение. Однажды Костя услышал, что счастливым человеком становится тот, у кого все мечты исполняются, вернее, тот, кто желает то, чего имеет. Он видел своих знакомых, яростно мечтающих быть олигархами, или по крайней мере, местными авторитетами, а получающими большой срок или пулю в спину. Он видел алчный блеск их глаз, черное отчаяние от крушения всех надежд, пустые бутылки и опухшие красные рожи. И он перестал желать того, чего у него нет. Скучная работа, маленькая квартирка на окраине, одиночество... Костя стал получать удовольствие от своей тихой достаточной жизни. И тут как вспышка: интересное предложение, новая работа, неординарные задания, и даже мистика... Костя ходил и улыбался, довольный своей судьбой. Он был счастлив, несмотря на заявление его друга, мол, жить в нашем обществе, абсолютно несовершенном, и быть счастливым нельзя. Костя считал, что живет вне общества. Нет денег? Хорошо, не станет толстым и привязанным к жизненным
мелочам... Нет жены? Опять же хорошо, нет контроля и ограничений. Нет друзей? Зато никто не предаст.
        И вдруг в мире появилась магия... Глядя на одаренных, Костя впервые почувствовал зависть. Их привозили на базу десятками, изолировали друг от друга, проводили с ними беседы, психологические тренинги. С ними экспериментировали, начиная с простейших заданий, таких, например, как сдвинуть стакан, стоящий на столе, или угадать, что спрятано в черном ящике. Потом круг заданий расширяли, заставляя записывать каждое появившееся чувство, каждое произнесенное слово. Братья работали сутками, следя за новоявленными магами, их эмоциями и последствиями последних.
        Как раз в очередной рутинный день, когда брата Константина до печенок достал один из привезенных новоявленных магов, случилось чудо. Этот подопытный был фермером. Игорь Стрюков... Он с таким азартом рассказывал о новых коровниках, запущенной линии упаковки и драгоценном навозе, что Костя все время морщился, явно ощущая деревенский "душок". И вроде уже отмыли этого фермера, а все равно воняло.
        Игорь не так давно переехал в деревню, решив делать деньги из дерьма. Коровьего. Вообще-то он уже перепробовал кучу занятий, открывал строительную фирму, пошивочный кооператив, магазин бытовой техники, но неизменно прогорал. А тут дело пошло. За пять лет его небольшое стадо из десяти голов увеличилось в несколько раз, он вложился в современные почти полностью автоматизированные коровники и аренду заливных лугов, установил линию упаковки молока. И все бы ничего, но насела на него инспекторша Роспотребнадзора: дородная баба с розовой кожей и хлипкими тонкими белыми волосенками. Она нашла кучу нарушений, как на ферме, так и в цехе по переработке молока и ездила чуть ли не каждый день, якобы проверить как идет устранение ее замечаний. То ли инспекторша вымогала взятку, то ли строила Игорю глазки, он так и не понял. Баба же неизменно шастала по коровнику, покрякивая от удовольствия выпивала кружку подносимого ей молочка, грозила пальчиком и уезжала. В один из таких приездов Игорь и выдал в сердцах:
        - Чтоб ты лопнула!
        Баба подавилась, забрызгав молоком коричневую блузку, закашлялась, побежала к машине. Но едва она взялась за ручку двери, как под злобным взглядом Игоря начала раздуваться, а потом взорвалась, разметав кровавые ошметки по всему двору.
        - Лопнула... - только и проговорил Игорь, а потом грохнулся в обморок.
        В себя его привел участковый.
        - Эй, Стрюков... - он хлопал его по щекам, - вставай, с тобой следователь поговорить хочет.
        Дальнейшее Игорь помнил плохо. Как в тумане он рассказывал об инспекции, о том, что они с бабой этой делали, потом рыдал, коря себя за ее гибель, и говорил, что это его злой язык заставил инспекторшу лопнуть. Следователь только посоветовал принять валерьянки и выспаться. А еще лучше к психиатру сходить. А потом приехали какие-то мужики в серых рясах... Очнулся Игорь здесь, на базе. Теперь уже он настоятельно советовал Косте сходить к психиатру, напрочь отказываясь верить в свои магические способности.
        Костя терпеливо раз за разом проводил тесты, но - ничего... И тогда Верховный взорвался.
        - Ты, идиот, - кричал он на фермера, - взрываешь людей и считаешь, что это тебе примерещилось? Да ты сгниешь в своей келье, пока сам себе не признаешься в своих сверхспособностях! Может тебе ошметки этой нечастной бабы принести?
        И в этот момент на столе и образовалась груда кровавых тряпочек с засохшими кусками мяса и торчащими из него костями. Фермер успел отвернуться, и его вырвало прямо на чистый кафельный пол.
        - Это не я... - проблеял он, вытирая рот.
        - А кто? - торжествующе взглянул на него Костя.
        - Может, ты? Ты же хотел предъявить мне вот это...
        Костя прислушался к себе и почувствовал слабую пульсацию, словно бы крови, но холодящей и веселящей как пузырьки шампанского. Сердце радостно и предвкушающее подпрыгнуло. На душе стало хорошо и свободно, пропали все страхи и все напряжение последних дней.
        - А ты откуда узнал, что это я? - он иронично улыбнулся и уставился на Игоря.
        - Ну так... - Игорь заерзал на стуле, потом уронил голову на руки, - поймал, гад!
        - Рассказывай!
        - Это... это...
        - Магия... - подсказал Костя.
        - Пусть будет магия, - вздохнул Игорь, - она похожа на зверька во мне. Рычит и щерится, когда я злюсь. Он появился, незадолго до того, как ко мне приехала инспекторша. После ее смерти, зверек испуганно и виновато поскуливал и я решил, мысленно, конечно, посадить его на привязь и надеть ошейник. По крайней мере, я так себе это представляю. И сейчас он на цепи.
        - А может, ты его спустишь? - осторожно начал Костя.
        - Зачем? Чтобы вновь кого-нибудь убить?
        - Магия не только убивает, она и лечить может. Вдруг у твоего зверька получится? А?
        Игорь растерянно пожал плечами:
        - Ну давайте попробуем...
        Это уже было хорошо, настоящий прорыв. "Зверек" Игоря, действительно, мог и раны зализывать и по запаху определять эмоциональное состояние человека, и даже мысли читать.
        Но если фермер представлял свою магию в виде "зверя", скорее всего собаки, то вот Костя - в виде лучащейся звезды. Она то раскалялась, бросая яркие всполохи, то наоборот мерцала холодным светом, то вдруг становилась кроваво красной. Все зависело от эмоций. И теперь нужно было научиться их контролировать, чем Верховный постоянно и занимался.
        В данный момент, сидя у кровати Всеслава, он выпустил на волю жалость. Желание помочь другу обернулось серебристым лучом. Сначала Костя действовал им как фонариком, сканируя повреждения своего помощника, потом словно лазером, выжигающим попавшую в раны грязь и ссохшуюся кровь, а затем - иголкой, сшивающей края ушных перепонок и сосудов.
        "Только бы получилось..." - шептал он, смахивая выступивший на лбу пот безразмерным рукавом серой рясы.
        Костя так и заснул на стуле у постели Всеслава, а едва открыл глаза, столкнулся с ничего не понимающим взглядом друга.
        - Ты как? - Верховный резко выпрямился и поморщился от боли в затекших мышцах.
        - Нормально, - Всеслав пытался определить, что у него болит. В горле пересохло, голова будто пустая, гулкая, уши покалывают при каждом громком звуке, но в целом - все неплохо.
        - Это хорошо, я на тебе испробовал свои новые способности, - Костя улыбнулся.
        - Ты - маг?
        - Ну раз ты все это слышишь, то да! - в голосе прозвучала гордость и... бахвальство? - Расскажи лучше, что у вас там произошло?
        Всеслав помолчал, собираясь с мыслями:
        - Русалку засек, - начал докладывать он. - Брат Георгий сошел с ума, раз влюбился в нее. Он пошел на встречу, а я - за ним. И все было нормально, но появилась эта ведьма, помнишь, ты нас из-за нее в Сомовку и отправил. Она в лесу жила, в деревне вообще не появлялась, поэтому мы ее и найти не могли. Она начала кричать, и... вот - результат!
        - А этот иностранец?
        - Какой иностранец?
        - Ах, да... ты же не слышал... Тот парень, что с ведьмой вышел...
        Всеслав только пожал плечами.
        - Ты как? Сможешь встать? - Костя подставил Всеславу плечо, но тот его оттолкнул.
        - Я и сам могу... - кряхтя он поднялся, постоял, прислушиваясь к ощущениям и сделал несколько шагов. - Нормально!
        - Пойдем, я поговорить с ним хочу, а ты просто послушай, может, чего посоветуешь.
        Эрик проснулся давно и первым делом попытался сориентироваться. Получилось плохо: маленькая комнатка без окошек, кровать, стол, стул. И дверь. Запертая.
        - Эй, - Эрик постучал, - кто-нибудь!
        Ответом ему была тишина и это не радовало. Мало того, что его явно усыпили, так теперь и оставили в полном одиночестве и без необходимых условий. Или то пластиковое ведро в углу как раз под условиями и понимается? Эрик кинул в сторону упомянутого удобства брезгливый взгляд и передернул плечами.
        Пока он размышлял, ходил из угла в угол и сожалел о такой веселой ведьминской компании, которую он просто бросил на произвол серых братьев, дверь, наконец, ожила, явив ему высокого мужчину, явно уставшего, о чем свидетельствовали круги под глазами, и уже знакомого Эрику стрелка в русалок.
        - Здравствуйте, - высокий говорил мягко и успокаивающе, словно перед ним был душевнобольной.
        Эрик обрадовался первому же слову. Судя по акценту, высокий мужчина хорошо говорил по-английски:
        - Добрый день, - принц в момент распрямился, горделиво вздернул голову и убрал из глаз какие-либо эмоции.
        "Вот это выправка", - подумал Костя, оценив царственную осанку гостя.
        - Разрешите представиться, - он остановился прямо напротив Эрика, - брат Константин.
        - Зовите меня Эриком, - принц решил пока не разглашать своего высокого происхождения, - я полагаю, вы относитесь к адептам "Воинов Христа"?
        - Совершенно верно, - Костя ни жестом, ни голосом не выдал своего изумления, хотя... Чему удивляться, если этот иностранец сразу начал звонить Олафу. И имя знакомое. Эрик. А ведь именно так звали того отпрыска королевского семейства, о котором Олаф рассказывал. Неужели перед ним принц?
        - В таком случае я требую дать мне возможность позвонить, - в голосе Эрика было столько льда, что можно было не сомневаться, просто так он свое заточение не забудет.
        - Простите, ваше высочество, мои люди просто вас не узнали, - Костя решил сразу расставить все точки над "и".
        - Вы меня знаете? - голос Эрика потеплел.
        Если у Кости и были сомнения в личности гостя, то теперь они развеялись. Он просто кивнул принцу, достал из глубокого потайного кармана телефон и отдал его Эрику. Тот, не медля ни секунды, набрал Олафа.
        - Ваше высочество? Хвала Всевышнему! - Олаф хоть и старался сдержать эмоции, но его радостный голос был слышен всем.
        - Да, Олаф, это я, - Эрик говорил уже по-деловому скупо, едва заметно кивая то ли своим мыслям, то ли тому, что говорил его собеседник. - Сам не могу понять, как такое случилось. Скорее всего, что-то вроде телепортации.
        Костя внимательно прислушивался к разговору. Теперь-то ему становилось понятно, откуда в лесу взялся принц.
        - Нет, даже не думай! - вдруг резко оборвал собеседника Эрик. - А если меня поймают пограничники? Такой скандал! Я поеду в посольство в Питере, а там уже буду дожидаться тебя с документами. И отчеты не забудь! До встречи!
        Эрик нажал кнопку сброса вызова и развернулся к Косте.
        - Поможете мне до Питера добраться?
        - Да, ваше высочество! - Костя низко склонил голову. Не умел он этого делать, да никогда и не приходилось. Тем более, он ничего не знал о дворцовом этикете. Но вот что-то просто заставило Верховного согнуться в три погибели.
        Со стороны это тоже выглядело странно. Вроде все чинно и манерно: верный слуга ждет приказаний господина... Однако Эрика эта картина покоробила, да и Всеслава задела. Тот хоть и плохо знал английский, этих крупиц хватило, чтобы догадаться о статусе гостя. Но ведь и они с Костей не последние люди. Да и не принято в России склонять головы перед буржуями! Такие мысли пронеслись в голове Всеслава и он довольно громко крякнул. Верховный коротко взглянул на друга. В глазах Верховного промелькнула... Зависть? Смешанная со злостью? Или показалось? Всеслав не был уверен. Взгляд быстро изменился, теперь в нем читалось осуждение.
        - Пойдемте, ваше высочество! У меня как раз есть свободная машина, - Костя уже выпрямился и стоял перед принцем пытаясь понять, что же сейчас было.
        - Не так быстро, - Эрик задумчиво разглядывал Верховного. - Сначала покажите мне все здесь. Раз уж так получилось, посмотрю, как у вас идут дела.
        - Как пожелаете!
        Костя распахнул дверь и придержал ее, подождав пока выйдет принц.
        - Давайте начнем с ситуации в целом, - принц шел не торопясь, придерживая Костю за локоть, утопавший в сером балахоне.
        - Что я могу сказать... Все очень сложно. В ряде районов объявлена чрезвычайная ситуация, что говорит о том, что правительство, наконец, вняло нашим словам. Хотя, скорее, дело не в словах. Число погибших растет с каждым днем. Вместе с пропавшими без вести их сейчас около пятисот человек. Аварии на дорогах, локальные землетрясения, зачастую ограничивающиеся лишь одним домом или деревней, просто смерти безо всяких причин. Виновных мы вычисляем и привозим сюда. У нас уже более пяти десятков магов с той или иной природой силы.
        - Пока мне были известны лишь вербальные маги, - удивился Эрик. - Пользующиеся, так сказать, силой слова.
        - Да, за языком мои соотечественники тоже не могут уследить. Проклятия сыплются из них как из рога изобилия. Мне даже сложно представить, куда маги посылали тех, кто пропал без вести. Вернее... не сложно, - Костя покраснел. - Но у нас появились и случаи использования магии с помощью жестов.
        - Это как? - глаза Эрика расширились, а Костя снова пошел красными пятнами. Ну не демонстрировать же эти жесты принцу!
        - Кроме того, появились разные виды нечисти.
        - Ах, да, - Эрик кивнул. - Я имел возможность наблюдать некоторые из них.
        - У той ведьмы? - заинтересованно спросил Костя.
        - Да. Там полный набор: домовой, Йольский кот, русалки, леший.
        - Йольский кот?
        - Она называла его иначе... - Эрик перешел на русский и произнес по слогам, стараясь правильно воспроизвести все звуки, - Й-ош-кин.
        - Ёшкин кот? Вот это да!
        - Не разделяю вашего оптимизма. Не знаю уж как она его вызвала, но у нас этот ритуал называют как и в Шотландии - тагейрм, - Эрик поморщился, - согласно ему нужно поджаривать черных кошек, тогда Йольский кот появится и исполнит любое твое желание.
        - Неужели она...
        - Я этого не говорил, - как-то резко остановил Костю Эрик. - Она не могла...
        Костя удивленно посмотрел на своего гостя. Влюбился что ли? Принц произнес последние слова так нежно, что поверг Верховного в изумление.
        - Приложу все усилия, чтобы как можно быстрее ее поймать, - заверил он принца.
        Тот сглотнул и кивнул.
        - Вообще-то меня тревожит другая нечисть. Появились оборотни и вурдалаки. Первых недавно целую деревню нашли, а упырь был пока один, да и тот уже мертв.
        - Значит, вампиры и оборотни? - Эрик нахмурился. Только их для полного счастья не хватало. - Покажите, как вы проводите занятия.
        Костя повел гостя в ближайший зал, где как раз занимался Игорь Стрюков.
        - Вот, к примеру, этот маг дрессирует свою силу как собаку...
        Игорь стоял посреди небольшого зала и в упор смотрел на стол в дальнем углу, на котором лежала обыкновенная палка.
        - Апорт! Апорт, говорю, - Игорь злился, указывая на палку, будто действительно дрессировал невидимую собаку. Увидев вошедших, он вздохнул, разводя руками. - Не хочет она меня слушаться, сила эта...
        - Ты действуешь слишком грубо, - Костя не стал представлять принца, сразу перейдя к действиям. - Твоя сила это не собачка и простой голосовой команды мало. Попробуй начать с медитации, сосредоточься, расслабься...
        - Легко сказать, - Игорь выставил руки вперед. Пальцы заметно дрожали. - Вот видите, сил моих немагических больше нет!
        - Отдохни, - согласился Костя, - а потом вновь заниматься.
        - Да все я понимаю, но если бы хоть кто-то помог, подсказал...
        - Нет у нас, Игорь, учителей, так что, только методом проб и ошибок... Давай, через час я зайду к тебе и вместе помедитируем, послушаем себя и пространство!
        Игорь кивнул. Костя обернулся к принцу:
        - Ваше высочество, а на оборотня не хотите полюбоваться? - вдруг предложил Костя.
        - У вас есть экземпляр?
        - Вместе с вами привезли. Идемте...
        Подвал был сырым, пустынным и гулким. Сплошной бетон и металл. У Эрика даже мелькнула мысль, что такие подземелья хорошо в качестве бомбоубежищ использовать. В самой дальней его части за ширмой из брезента, натянутой на гвозди, торчавшие из потолка, стояли в ряд несколько металлических клеток.
        - По особому заказу делали, - в голосе Кости звучала гордость, - с примесью серебра.
        - Зачем? - не понял Эрик.
        - Ну как же, - Костя и не думал, что придется объяснять такие прописные истины. - Серебро же самое верное оружие против нечисти!
        - А... - Эрик был разочарован, - голливудских ужастиков насмотрелись...
        - Но практика подтверждает, что серебро, действительно, сдерживает как нечисть, так и магов. Мы специально экспериментировали. Да и этот... - Костя кивнул на сжавшегося в комок мужика посреди клетки, - не может до прутьев дотронуться.
        А это уже было интересное и с практической точки зрения важное наблюдение. Эрик подошел к клетке и потрогал прутья решетки. И чего, спрашивается, он ждал? Разряда молнии или ожога? Металл как металл. Только холодный очень.
        - Не советую долго за них держаться, - Костя кивнул на сжавшиеся на решетке пальцы принца. - Сначала вы ничего и не почувствуете, зато потом упадок сил и обморок гарантирован!
        - Тоже опытным путем проверяли?
        - А как же! - хмыкнул Костя и принес два стульчика, сиротливо прятавшиеся за волной брезента.
        - Спасибо, - Эрик присел на краешек и внимательно посмотрел на существо за решеткой. - Это и есть оборотень?
        В голосе гостя звучало сомнение. Оно и понятно: мужик, конечно, мощный, рельефный, так сказать, но самый обыкновенный. Он сидел в самой середине клетки на ворохе тряпок, заменявших ему и кровать, и стол, и кресла. Нечесаные волосы торчали ежиком, густая черная щетина закрывала квадратный подбородок, глаза смотрели на пришедших зло и недоверчиво.
        - А что с его одеждой? Вы его били что ли? - Эрик брезгливо поморщился.
        - Нет, зачем же. Он превращаться начал на глазах у моих людей прежде, чем они смогли его усыпить, вот и порвал штаны и рубашку.
        Эрику не сложно было представить, до каких размеров мог увеличиться мужик, если сейчас его штаны буквально болтались на нем.
        - Как проснулся, принял свой человеческий облик и пока больше не превращался, - продолжал Костя.
        - Какие же у вас планы в связи с этим... - Эрик кивнул на оборотня.
        - Думаю, нужно всю деревню уничтожить, - при этих словах оборотень вскочил на ноги и ринулся на Костю. Тот даже дернулся в попытке сбежать, совершенно забыв о решетках.
        - Не смейте их трогать... - зарычал оборотень как от гнева, так и от боли. Руки его задымились, едва коснулись металла решеток.
        - О, да ты у нас полиглот? - Костя усмехался, казалось, он рад тому, что происходит. - А чего тогда молчал столько времени?
        - Не трогайте мою деревню, - на отличном английском произнес оборотень, и голос его прозвучал угрожающе.
        - Какие мы злые, - с кривой ухмылкой продолжал Верховный. - И как тебя зовут?
        Этот простой вопрос поставил плененного оборотня в тупик. Он отошел на шаг от решетки и опустил голову, о чем-то задумавшись. Внезапно весь его облик изменился, мужик распрямился, поправил одежду, легким движением всей пятерни пригладил прическу.
        - Господа, - голос его стал ледяным, - вы не понимаете, с кем связались. Едва станет известно, что вы меня похитили, за вами начнется охота. Хотя, я уверен, она и сейчас уже идет. Но если сейчас меня ищут просто мои родственники, - он сделал упор на этом слове, - то потом за мной придут тренированные и подчиняющиеся только мне бойцы. Я понимаю, что теперь, когда вы знаете, кто я по сущности, у вас нет другого выхода, кроме как держать меня здесь. Но я предлагаю вам компромисс. Вы меня отпускаете, а я навсегда забываю о вашем существовании.
        Эта речь произвела на Костю и Эрика впечатление. Они переглянулись и в недоумении уставились на оборотня.
        - Может, назовете себя, - сумел выдавить Костя. Ему почему-то хотелось пасть на колени перед этим уверенным в себе человеком.
        - Советник Президента Российской Федерации Виктор Данилович Волков, - отчеканил оборотень и чуть склонил голову, - к вашим услугам.
        - И чего ты делал в деревне? - только и произнес Костя.
        - Живу я там, вместе со своей семьей. А сейчас в кратковременном отпуске, - он презрительно смотрел на Костю. - А вы телевизор давно смотрели? Меня уж наверное в розыск объявили.
        Костя достал телефон и набрал номер.
        - Слав, собери мне всю информацию о советнике президента Волкове Викторе Даниловиче. Да... Срочно!
        - И? - оборотень стоял и выжидающе смотрел на Верховного, будучи абсолютно уверенным, что его сейчас отпустят и с почестями проводят наверх.
        - Что ж, уважаемый, вам придется здесь немного пожить. Выпустить вас я не имею права, - развел руками Верховный, про себя отметив, с какой радостью он отказывает этому... советнику.
        Молчавший все это время Эрик сам не знал, как лучше поступить в таком случае, а потому полностью доверился действиям Кости. Они поднялись и направились к выходу.
        - Вы не имеете права! - кричал им вслед оборотень. - Я буду жаловаться! Я достану вас из-под земли и убью!
        - Что будешь дальше делать? - спросил Эрик уже выйдя из подвала.
        - Сам не знаю, - махнул рукой Костя. - Сначала всю информацию соберу, а там видно будет... Может, к каким договоренностям придем. Но, в любом случае, нужно его обследовать. Сюда уже едут медики. Олаф рекомендовал...
        Эрик понимающе кивнул.
        - Мне все понятно. Еще бы на документацию взглянуть и поеду в Питер...
        - Как пожелаете!
        Костя проводил Эрика в кабинет бухгалтера и оставил его наедине с тучной вечно лоснящейся от жира Татьяной Федоровной. Сам же он решил, как и обещал ранее, помочь с медитацией Игорю Стрюкову. Тем более что и самому нужно было просто расслабиться.
        "Иди, иди к нам, хозяин"...
        Сквозь вату медитации, когда и руки и сама голова еще были словно в тумане, а мысли витали где-то в других мирах, Костя услышал голоса. Один чуть грубоватый, мужской и два женских, тонких, красивых как первый луч солнца.
        "Сквозь время взываем к тебе, наш повелитель"...
        Костя резко открыл глаза. Заснул что ли? Или действительно слышал. Он повернулся к Игорю. Вот тот точно заснул.
        - Игорь, да проснись ты, наконец, - Верховный начал трясти свернувшегося клубком Игоря за плечи. - Ты слышал?
        - Что? - тот непонимающе потер глаза, - я что, заснул?
        - Ты слышал что-нибудь во сне? - Косте было не до нотаций в адрес нерадивого ученика.
        - Ты о чем?
        - Песню слышал? Голоса красивые...
        Игорь фыркнул и посмотрел на Костю как на идиота.
        - А... - наконец Игорь хитро улыбнулся, - ты тоже заснул? Девы юные привиделись?
        - Какие девы... - Костя вновь устроился на подстилке, скрестив ноги. - Медитация дубль-два.
        Игорь что-то проворчал себе под нос, но все-таки покорно сел рядом. Едва Костя закрыл глаза, голоса вернулись.
        "Вернись к нам, наш властелин"...
        И музыка такая чарующая, заставляющая тянуться вслед, отыскать тех, кто поет.
        - А теперь слышишь? - Костя решил глаза не открывать, чтобы не потерять вполне ощутимую нить музыки.
        - Ничего я не слышу, брат Константин, - Игорь решительно встал. - И вообще, глупо все это! А мой пес кушать хочет.
        - Да-да, иди, - Костя не хотел отрываться. Ему чудилось, что песня - воздушный змей, который все порывается улететь. Едва дверь за Игорем хлопнула, Верховный вновь погрузился в себя.
        "Сквозь время взываем к тебе, наш повелитель".
        "Верность храним, и терпеливо ждем встречи".
        "Иди, иди к нам, хозяин. Получишь ты мудрость и силу для новой сечи".
        "Плыви, плыви к нам, возьми символ власти, и станешь сильней и выше любого монарха".
        "Прими в наследство весь мир, и он пред тобой преклонится".
        "Вернись к нам, наш властелин, мы будем вечно с тобой".
        "Слушай пение наше и иди на зов смело".
        - Кто вы? - Костя не выдержал. От этого разноголосого пения кружилась голова.
        "Мы - это ты, твои силы и мысли".
        "Мы ждали тебя много столетий".
        "Мы готовы служить тебе, наш господин".
        - Еще раз спрашиваю, кто вы? - в голове у Кости уже крутились различные варианты ответом. Может, ему в ухо вставили приемник и теперь транслируют всякую хрень. Или его загипнотизировали. Или еще один самородок-маг выискался.
        "Наш господин, приди и возьми нас. Мы - символы власти. Мы тебя ждем, наш господин".
        - И куда мне идти? - Костя решил не сопротивляться, сделать вид, что идет, а самому потихоньку выспросить все.
        "Протяни руку и прикоснись к нашим голосам".
        Костя вдруг действительно увидел воздушного змея, самого что ни на есть настоящего. Только вот жуткого, продирающего до самых костей. Черный ромб с большими буквами КБ и маленькой белой короной над ней. В руку Косте ткнулась грубая веревка. Едва он сжал ее, как все вокруг в единый миг изменилось, в ушах засвистел ветер, а твердая опора в виде железобетонного пола ангара исчезла. Секунда, и мужчина понял, что просто висит, держась одной рукой за конец веревки. Он распахнул глаза и - только тьма вокруг. А в следующее мгновение он уже лежал задыхаясь от страха в небольшой пещере, вокруг было тихо и безлюдно, а еще холодно. Ледяной ветер, совсем не свойственный июлю, проникал под серую рясу и обжигал кожу.
        - Эй, символы власти, а где оркестр? Торжественная встреча?
        Костя прислушался к своему дрожащему и многократно отражающемуся от бесконечно высоких потолков и длинных переходов голосу и понял: ответа не будет. Он поднялся на все еще дрожащие ноги и в нерешительности замер. Куда идти? Обычно человек хотя бы знает, откуда он пришел, тогда понятно, как можно вернуться. В его же случае, очевидно, опять произошла телепортация. А раз так: выход можно найти лишь случайно. Да и вообще, зачем понадобилось его сюда закидывать. И что это за розыгрыш такой? Или это диверсия? А он повелся как малолетний ребенок на конфетку.
        Костя от бессилия застонал. Впервые в жизни он пожалел, что не курит. Вот у Славы всегда в кармане есть зажигалка. Телефон! Тот самый, с которого звонил иностранец. Костя порылся в карманах и достал сотовый. Жаль, сети нет! Это в какой же ж... глухомани он оказался? Горы к тому же... И где это в нашей среднерусской полосе горы? Орудуя телефоном как слабым, но все-таки дающим хоть какой-то свет, фонариком, Костя сделал несколько шагов вперед и уперся в каменную склизкую стену. Скользя по ней рукой, он прошел еще метров десять. И вдруг почувствовал, как рельеф под пальцами незаметно изменился. Теперь камень был абсолютно гладким с выступающим на нем рисунком. Верховный присмотрелся и нашел высеченные все те же буквы КБ и корону над ними. Герб? Возможно. Уже хорошо, что он здесь есть! Мужчина долго рассматривал стену с буквами, не понимая, что же делать дальше, пока под ногами что-то не зашевелилось. Змея! Костя хоть и не был кисейной барышней, но пресмыкающиеся вызывали в нем неподдельный ужас. Вот и теперь, он закричал, отскочил в сторону, передергиваясь от отвращения, и со всей силы приложился
плечом к гербу. Только теперь он почувствовал, что буквы не просто высечены из камня, их края заточены будто бритвы.
        - Вот зараза! - прошипел Костя, схватившись за изрезанное и теперь кровоточащее плечо.
        Между тем в пещере произошли изменения. Буквы вдруг вспыхнули, осветив все вокруг. Стены вздрогнули, осыпав Костю пылью и мелкими камнями, и начали медленно расходиться в стороны, открывая проход. Мужчина с опаской посмотрел на ходящие ходуном своды, решая, безопаснее тут остаться или воспользоваться приглашением. В конце концов, он плюнул и шагнул в распахнувшуюся пасть пещеры.
        А она все дрожала, как казалось Косте, даже больше, чем поначалу. Теперь уже все вокруг вибрировало, но стены прохода при этом оставались монолитными и невредимыми. Они не посмели бросить даже маленького камушка на голову Верховного. И вдруг появился свет. Было такое ощущение, будто открыли сразу все ставни, до этого скрывавшие сотни окон. Гул и вибрация стихли. Костя застыл, борясь с накатившим головокружением и резью в глазах, а потом ринулся к ближайшему окну.
        На самом деле, окном это назвать было нельзя. Верховный находился в длинной крытой галерее, с обеих сторон ограниченной каменными колоннами, как он заподозрил, природного происхождения. Внизу шумела горная речка, огибавшая черный, будто монолитный, из единой скалы замок. К нему и вела галерея. Создавалось впечатление, что скалы расступились, забрав с собой все лишнее, что мешало замку стать замком.
        Теперь над этим чудом природы висела тишина. Гробовой ее не позволял назвать лишь далекий шум речки. Было до того жутко, что Костя какое-то время стоял, не решаясь пойти дальше. Наконец он сделал шаг, потом другой. Звуки их утонули в собственном стуке сердца. В конце концов, чего он боится? Да и любопытно взглянуть на замок и разобраться, зачем он здесь... Думая так, мужчина взял себя в руки и смелее зашагал по галерее.
        Она вывела в просторный холл с высокими потолками, темными стенами с высеченными на них картинами, горами валяющихся на полу доспехов, с торчащими из них черепами и огромным каменным креслом у самой дальней стены. Трон? Вот это да! Костя пошел к нему, отмечая, что все в этом замке затянуто вековой паутиной. Повсюду запах плесени и тления. К трону вела ковровая дорожка, которая от времени покрылась проплешинами и дырами. Она плавно ложилась на три ступеньки, возвышавшие трон над всем залом. А у самого его подножия прямо на каменном полу покоились тонкая витая корона с рубинами и золотистыми опалами, массивный перстень с выгравированными буквами КБ и просто огромный меч-двуручник с волнистым лезвием и гардой в виде змеи.
        "Хозяин, ты нашел нас".
        Костя вздрогнул и попятился.
        "Возьми и владей!"
        Так вот они - символы власти! Верховный тяжело опустился на ступени перед троном и провел рукой над короной, будто пытаясь почувствовать ее или боясь прикоснуться. И вдруг он ощутил тепло, манящее, ласковое. Мужчина и сам не понял, в какой момент на его голове оказалась корона, на пальце - перстень, а в его руках меч. Но едва это произошло, мир взорвался.
        Костю будто наполнило что-то невиданное ранее, что было без сомнения его, но долгое время отсутствовало. Так бывает, когда после долгого путешествия домой возвращаются дети. Вроде бы с ними суетно и неспокойно, но так правильно. Ему показалось, что он вырос, стал похож на все эти окружающие горы. По телу заструилась сила, требовавшая выхода. Костя даже щелкнул пальцами, точно зная, что результатом будет маленький язычок пламени. Пришли знания о том, как использовать свои таланты, на языке вертелись заклинания... Только вот пугали результаты.
        В голове вертелись картинки: мгновенно каменели враги, оживали трупы, поднимаясь и вставая в ряды его армии, разверзалась земля, огненные дожди проливались на крыши маленьких домиков... И все это он не просто мог сделать, он это делал. Когда-то давно...Ему бы ужаснуться от одной этой мысли, но Костя воспринял новые знания как должное, твердо веря, что он - совершенно нормальный современный человек, не маньяк, грезящий о власти, не убийца. Ведь не каждый, у кого в руках автомат, начнет стрелять по толпе. Так думал он, чувствуя в себе другого себя.
        Невидимая волна преображения пробежала по залу и унеслась в мир за окнами замка. Тенета и паутина исчезли, картины на стенах, а это были сцены боев, ожили, дорожка перед троном восстановилась, груды доспехов зашевелились, гремя металлом и оружием. Чуть раньше это бы испугало Костю, но теперь он знал, что так и должно быть.
        - Господин, - скелеты в едином порыве преклонились перед ним, - время настало! Повелевай!
        Костя окинул воинов взглядом и поморщился. В глубине души вспыхнул страх и появилась странная мысль о том, что надо бы избавиться от этих самых символов власти. Корона вдруг начала давить на голову, перстень будто накалился, готовый врасти в кожу, а меч стал настолько тяжел, что рука, держащая его, занемела. Бросить его! Но пальцы свело судорогой. Снять корону! Но пошевелиться он уже не мог.
        "Чего ты хочешь?" - мысленно прошептал Костя, обращаясь к той своей половине, которая проснулась в нем.
        "Смирись и прими нового себя", - был ему ответ.
        "Нового себя или тебя?"
        "Это одно и то же. Я это ты! Неужели сам не чувствуешь".
        Костя это подтвердил коротким кивком:
        "Мне не нравится то, что я увидел в твоих мыслях. Смерть, кровь, власть".
        "Потому что ты слаб! Ты боишься идти вперед, предпочитая плыть по течению. Но теперь этому пришел конец! Дай мне свободу действий, и ты увидишь, как все изменится! Да и, кроме того, как ты собираешься выбраться отсюда, если даже представления не имеешь, где этот замок находится. Без меня ты сгниешь здесь заживо. Отступи и дай мне действовать!"
        Костя понимал, что в этих словах есть доля правды, но было так страшно признать это, страшно лишиться того, что уже есть. Ради чего? Власти? А нужна ли она ему, Косте?
        Власть... Сладкое слово, волнующее кровь. Не мечтал ли он о признании, поклонении? Возможно... Но как давно это было, еще в юности, до тех пор, пока он не понял, что, собственно, нечем ему гордиться: ни талантов, ни воли, ни денег. Тогда еще он смирился и перестал мечтать, стараясь задавить в корне все мысли о смысле жизни и о своем предназначении. Так, может, вот он - его шанс.
        И Костя отступил, предоставив действовать тому, кто был его второй частью. Костя...Он вдруг почувствовал отвращение к собственному имени. Неужели так его звали всю жизнь? Константин Юрьевич Башмаков... Теперь он умер, а на свет появился... Констанс... Постоянный... Бесконечный... Бессмертный! Колдун и некромант, прозванный в народе Кощеем!
        Он резко встал со ступенек, повел плечами, будто разминая застоявшиеся суставы и медленно сел на трон.
        - Я рад вас приветствовать, верные мои слуги! Да! Время настало! И теперь мы будем править миром!

        ***

        - Ну как ты, родная? - в голосе Георгия было столько нежности, что Ане стало даже завидно. Вот это любовь!
        Вальсия чуть заметно улыбнулась. Рана ее затягивалась очень быстро и уже на второй день мавка пришла в себя и смогла садиться на постели. Георгий не отходил от нее ни на секунду.
        - Валь, ты уверена, что тебе нужно в озеро? - он сидел на постели и держал в дрожащих руках ее тонкую белую ручку.
        - Мне тяжко долго обходиться без воды. Мы хоть и можем жить на суше, но очень короткое время, - она вздохнула.
        - И нет никакого выхода?
        - Есть, - она смущенно посмотрела на парня. - Если родить ребенка от любимого мужчины.
        - Ты его еще не нашла? - голос Георгия дрогнул. Он даже смотреть на Вальсию боялся, ожидая его ответа.
        - Нашла! - игриво ответила девушка.
        - И?
        - Ну он высок, красив собой, решителен как лев и смел как тигр!
        Георгий вздохнул. Ни одно из определений к нему не подходило. Ростом Бог обидел. Нет, выше, конечно, хрупкой Вальсии, но ниже того же Всеслава. И разве можно назвать рожу в прыщах красивой? А решительность и смелость... Как хотелось бы обладать ими. Но... даже тогда на берегу он так трусил, что чуть в штаны не наделал, как в этом ни печально признаваться. Значит, все, что сказала Вальсия - не про него. Тогда кто? Георгий до боли сжал кулаки и вдруг поймал себя на том, что жутко ревнует. Зубы сами собой скрипнули...
        - Что с тобой? - Вальсия хотела погладить его по волосам, но он отшатнулся. Девушка замерла, а потом отдернула руку как от огня. Ну конечно, как она могла подумать, что нравится Георгию. Он же человек! А она всего лишь мавка. И останется ею, даже если сможет жить на суше. Вальсия закрыла глаза и опустилась на подушку.
        Все это случилось так быстро, что Георгий вообразил худшее: Вальсия потеряла сознание! Мало ли: осложнения, воспаление, другая физиология, а лечат ведь как человека.
        - Валь, любимая, что с тобой, - он склонился над нею, вглядываясь в личико. Теперь оно было как фарфоровое, кукольное, такое ненастоящее, но такое прекрасное. Закрывшиеся так внезапно глаза распахнулись.
        - Что ты сказал?
        - Что с тобою...
        - А до этого? Как ты меня назвал?
        Георгий покраснел как рак.
        - Люб-б-бимая, - даже заикаться начал.
        - Это правда? Ты меня любишь? - Вальсия схватила парня за руку и сжала ее.
        - Люблю, - тихо произнес Георгий.
        - А я тебя люблю, - Вальсия поднесла его руку к губам и поцеловала.
        - Правда? - не поверил Георгий, но ведь... Он хотел было высказать все свои сомнения, но не стал этого делать. Вернее, просто не успел. Вальсия обхватила его за шею и потянулась к нему, как ранний цветочек тянется к солнцу. Георгий обхватил ее за плечи и осторожно, будто боясь сломать, поцеловал.
        - Эх, молодо-зелено, - вздохнул спавший на печи кот, отворачивая довольную морду от целующейся парочки. - Вот бы и хозяйка тоже... замуж бы выскочила, детишек нарожала, да забыла о своем принце. А то только охи да вздохи слушать приходится.
        - А ну цыц, котяра нахальный, - Аня и ухватом бы его хватила, но как раз сейчас вытаскивала из печи котелок с вареной картошкой. Как-то незаметно ее одиночество закончилось и теперь приходилось готовить гораздо чаще и больше, а печки в этой избушке окромя старой истинно русской предусмотрено не было. Аня вспомнила, как готовила в печи в первый раз: перемазалась в саже, обожглась пару раз, уронила на ногу ухват, опрокинула котелок, благо, рядом никого не было. Она улыбнулась:
        - А ну, голубки, пошли уже кушать.
        - Сейчас, любовь моя, подожди, - засуетился Георгий около мавки, - я принесу.
        - Не нужно, любовь моя, я и сама могу уже встать, - Вальсия спустила ноги и, опираясь на подставленную парнем руку, поднялась с лежанки. - Вот видишь, все уже в порядке.
        - Тогда - за стол, - скомандовала Аня.
        Ужин богатым назвать было сложно. К картошечке прилагались лишь свежие огурчики и соленая капусточка. Но все это показалось настолько вкусным, что минут пять за столом слышен был лишь звон вилок.
        - Ань, вот скажи мне, - наконец Георгий отложил вилку и принялся за чай, настоянный на лесных травах, - нам с Вальсией как брак регистрировать? Не в церковь же идти, в самом деле, да и паспорта у нее нет.
        - А вам достаточно будет моего благословения и свидетельства лешего? - другого выхода Аня не видела. - Я со стороны жениха, а леший - со стороны невесты!
        - А это законно будет? - усомнился Георгий. Да уж, крепко в него основы государства вбили!
        - Законов для взаимного проживания человека и представителей нечисти пока не придумали. Как придумают, вы первыми брак оформите! - Заключила Аня и отсалютовала молодым дымящейся кружкой с чаем.
        Именно в этот момент избушку настигла магическая волна, зародившаяся в замке Констанса. Кот мгновенно проснулся, вскочил на лапы, ощетинился и, соскочив на пол, закрутился по комнате. Вальсия вздрогнула и впала в транс, качаясь из стороны в сторону. Она начала петь. Сначала тихо и заунывно, но с каждой секундой все более уверенно и маняще. Ане показалось, что ее накрыл дикий животный ужас, хотя причин к нему она просто не видела. А Георгий попал в плен русалочьей песне и теперь смотрел на девушку не отрываясь, желая только одного: стать с ней единым целым.
        - Что... это? - Аня растерянно смотрела по сторонам, не зная, где искать ответы. - Что-то злое чувствую, ужасное... Эй, Валь!
        Аня кинулась к русалке и залепила ей две звонкие довольно чувствительные пощечины. Вальсия вздрогнула и очнулась.
        - Что случилось? - она в недоумении смотрела на Георгия, сидевшего с пустыми завороженными глазами, и на растерянную Аню.
        - Да кто бы знал... - Аня вновь села на свое место, теперь уже обратив внимание на кота. Тот все еще ощетинившись бегал по комнате. - Эй, Баюнчик!
        - Мя-я-я-яв!
        - Ты, друг мой, явно знаешь, что происходит? Иди сюда, дам тебе картошечки в молочке!
        - Мя-я-я-в!
        Если бы не размеры, то Баюн сейчас был бы вряд ли отличим от обычного кота.
        - Иди ко мне, Баюнчик! - поманила его Аня. Кот, наконец, внял ее просьбам и, подбежав к хозяйке, начал тереться о ее ноги. - Что это, Баюнчик?
        - Кощей, - кот замер и посмотрел на хозяйку, будто ожидая ее реакции.
        - Какой Кощей? Бессмертный что ли? - Аня фыркнула, а потом до нее дошло, что сказал кот. - Так он не был сказкой?
        - Еще как не был! - кот, казалось, приходит в себя. По крайней мере, его язвительность возвращалась прямо с каждым словом. - Так же как и Баба Яга!
        - Это ты на кого сейчас намекаешь, морда усатая? - Аня откинула ногой от себя кота. - Это я что ли Баба Яга? Старуха в ступе и избушке на курьих ножках?
        - Ну и Кощей не такой уж и старикан, гремящий костями, как его сказания описывают, - буркнул кот. - Между прочим, жених Ягуши! Уж так по ней убивался! Так ухаживал! А она его - метлой под зад!
        - И что?
        - Он - сильный колдун. И он пробудился! Вернее, сила его! Много бед он принесет, много несчастий. В его воле всю нечисть объединить! И противопоставить нам будет нечего!
        - Нам? - Аня удивленно посмотрела на кота.
        - А ты что, хочешь на его сторону встать? - теперь пришла очередь удивляться коту.
        - Знаешь, усатый, у меня своя сторона! И это - оставаться в стороне!
        - Не получится, моя леди, - хмыкнул кот. - Ибо не оставит тебя Кощей в покое.
        - Это почему еще? Ладно в Бабу Ягу он был влюблен... Может быть... А я ему на что?
        - Он - сила Смерти, ты - сила Природы, есть еще сила Жизни, - кот выжидающе посмотрел на хозяйку, мол, все еще не доходит до тебя? Потом хмыкнул, мол, тупая же ты, Анечка. - Жизнь борется со Смертью. И победа будет на той стороне, к которой примкнешь ты. Поэтому Кощею ты очень даже будешь нужна!
        - А как же любовь? - голос Анечки дрожал.
        - Любовь... Баба Яга тоже любила Ивана-царевича, даже помогала ему Василису искать, потом благословила на свадебку... А сама все сидела в своей избушке и травки сушила!
        - Это ты опять на что-то намекаешь? - Аня все-таки взялась за ухват. Скорее оттого, что вспомнила принца и представила его с какой-нибудь премудрой принцесской.
        - Да леший с тобой, хозяюшка! Не намекаю вовсе, - Аня посмотрела в его совершенно честные глаза и успокоилась, опустила ухват, - я прямо тебе говорю!
        Аня пошла красными пятнами то ли от злости, то ли от стыда. Вальсия уткнулась в ладони, пытаясь скрыть смех. А Георгий уже встал между котом и ведьмой.
        - Ань, да успокойся ты! - Георгий схватился за ухват и выдернул его из рук хозяйки дома. - Ничего страшного пока не произошло... Может, и не произойдет!
        - Хотелось бы надеяться! - Аня вздохнула и отступила.
        - Ага, как бы не так! - кот опять поглядывал хитро-прехитро.
        - Говори уже, интриган усатый!
        - Если сила пробудилась, значит потомок Кощея нашел символы власти и принял их. Теперь душа его, которая спала в магических вещах, возродилась. Черные колдуны получили сильного предводителя и учителя. А уж он-то спать не будет! И о мире во всем мире мечтать тоже! Он захочет завоевать мир и подчинить себе!
        - Слушай, Баюнчик, но ведь сейчас это сделать не так просто! Армия же есть, президенты, оружие... Человечество так просто не сдастся!
        - Но ведь и Кощей уже не тот, что раньше. Мы сейчас даже не знаем, кто стал его преемником, а вдруг олигарх какой или еще того больше...
        - А мы сможем его узнать? Если вдруг встретим?
        Кот изучающее так посмотрел на Аню, сделал свои выводы и совсем по-человечески безнадежно махнул лапой:
        - Навряд ли... Я его могу почувствовать, мавка вон та же... Мы, как-никак, нечисть, главная, можно сказать, сила его армии. А ты - нет. При нем, правда, должны быть символы власти: кольцо, меч и корона, но он же Кощей! Он такие умеет наводить мороки! Как вспомню, дрожь берет. Один Змей Горыныч чего стоит!
        - Так и Змей был?
        - Это Кощеюшка баловался, для пущего страху!
        - И что же делать?
        - Ну, во-первых, тебе нужно пройти инициализацию! - кот удовлетворенно посмотрел на вытянувшуюся Анину физиономию.
        - Чего-чего?
        - Ты - преемница Бабы Яги, но, так сказать, еще не прошедшая посвящения.
        - И когда я его пройду?
        - Когда найдешь источник знаний, который Ягуша наша для своих потомков оставила.
        - А, поняла, типа символов власти?
        - Можно и так сказать.
        - А что это должно быть? Какие-то предметы?
        - Ох, Анюшка, ты думаешь, Ягуша хоть кому-то сказала? Она умная баба была, хоть и Яга! Тебе самой искать надо.
        - Ну ладно, с этим все понятно, - Аня бессильно опустилась на табурет у стола, - а как найти того, кто владеет силой Жизни?
        - А кто его знает... - кот пожал плечами. - Вот раньше это Василисушка и была. А теперь - никто не знает.
        - Вы слышите? - вдруг вмешалась в диалог кота и ведьмы Вальсия и поднесла пальчик к губам, призывая к молчанию.
        Лесную тишь вдруг разрушил гул мотора и стрекот лопастей.
        - Вертолет! - Аня ринулась во двор. За ней потянулись все остальные.
        Огромная голубая стрекоза падала, описывая хвостом окружность и чудом удерживаясь от заваливания на бок. Вальсия вскрикнула и зажала рот ладошками. Именно в этот момент вертолет качнулся и лег на правый борт, срезая винтами верхушки деревьев. Вертолет захлебнулся и стих, грудой металла устремившись к земле.
        - Сделай же что-нибудь! - Закричал Георгий, ни к кому вроде бы не обращаясь, но все почему-то сразу подумали, что эти слова адресовались Ане. Ну конечно, кто еще среди них ведьма!
        - Да что я могу? - Аня с тоской ожидала неизбежного удара машины о землю, да еще в непосредственной близости от ее избушки. А потом что? Взрыв? Разлетающиеся осколки? И каюк маленькому ведьминому мирку.
        В тот миг, когда все представленное должно было осуществиться, раздался звонкий треск рвущейся материи и в воздух вспорхнули миллионы снежинок.
        - Как красиво! - выдохнула Вальсия. - Это и есть снег?
        - Откуда снег в конце июля? - глубокомысленно протянул Баюн, а потом вдруг снова ощетинился и начал смешно фыркать, дергая усатой мордой и чеша нос лапой.
        Над ним бы и посмеялись. Да только не до того было: кашель и чихание сразили сразу всех.
        - Это же... пух! - понял Георгий.
        - Ага, - подтвердила Аня, - я подумала о подушке для вертолета, но хотела воздушную, а представила пуховую, как дома...
        - Это каких же она размеров? - удивилась Вальсия. Закрыв нос она во все глаза смотрела на завораживающий пухопад.
        Картина представлялась, действительно, потрясающая воображение. С синего ясного неба сплошной стеной падали мягкие белые снежинки. Они ложились на зеленую траву, образуя сугробы, на листья деревьев, заставляя ветви согнуться под тяжестью невесомого пуха.
        - Там же люди! - Георгий последовал примеру Вальсии, заткнул нос и теперь дышал ртом, постоянно кашляя и морщась от попавшего на язык пуха. - Они задохнутся!
        - Очень надеясь, что они не додумались открыть кабину! - Аня лихорадочно соображала, как же теперь уничтожить весь пух.
        - Благо, взрыва не было и огня!
        Аня только на мгновение представила, как все вокруг вспыхивает, и поежилась:
        - Что делать?
        - А это тебе виднее... - кот смотрел на нее со своим вечным ироническим прищуром. Даже не поймешь, то ли издевается, то ли спрашивает.
        - Эх, сюда бы пылесос! - вздохнул Георгий. - Огромный, конечно.
        - А, может, воду? - Вальсия вопросительно посмотрела на Аню.
        - Не умею я вызывать ни пылесосов, ни воды, - буркнула ведьма.
        - Зато я умею... воду... - мавка стояла опустив голову, будто боясь, что новое напоминание о ее природе не понравится этим людям, которые очень быстро стали ее друзьями.
        - А подробнее? - Аня взяла девушку за руку и одобряюще сжала холодные пальчики.
        - Здесь ведь есть ручей... Я могу его попросить и... Только не знаю, чем все закончится...
        - А вот вы где, молодая хозяйка, - на крыльце вдруг появился Антипка. - А беспорядок-то развели... - Он задумался и начал принюхиваться, - домовий дух витает, подушкой моей старой хозяйки тянет... Матушка ваша уж так ее любит... О, горе мне! Это она?
        Аня пожала плечами. А Антипка расстроено закрутился, схватившись руками за голову:
        - Это как же-ть? Матушка ваша слезы будет лить, кручиниться...
        - Антипка, перестань ныть! - рявкнула Аня. - Лучше помоги тут все прибрать и подушку вновь набей, теперь из этого пуха можно будет таких сотню сделать! И про перины не забудь, и про одеяла. Нам они будут нужны!
        - И то верно, - обрадовался Антипка. - Я мигом!
        Он щелкнул пальчиками и пух исчез, а вместо него на земле стали появляться новенькие подушечки, несколько перин и с десяток одеял.
        - Ты теперь завидная невеста, - кот последний раз фыркнул и почесал себя за ухом. - Вон какое приданное!
        Но Аню интересовал вертолет. Освободившись от пуха, он походил на подстреленную охотником дичь. Ведьма подошла к нему и постучала в металл смятой дверцы:
        - Есть там кто живой?
        Раздались гулкие стуки, дверца дернулась, но устояла под напором тех, кто был внутри. Потом раздался звон стекла и из кабины на носу вертолета показался человек в камуфляже.
        - Помогите...
        Он вновь исчез и вскоре появился, таща на себе раненного. Георгий принял его и потащил в дом. Опять постель Ани превратилась в больничную койку. Следом за человеком в камуфляже из вертолета вылезла девушка. Она окинула всю компанию ведьмы изучающим взглядом:
        - Мне нужен телефон и ванная, - она скривилась, увидев, что тонкие шпильки ее зеленых лакированных туфлей утонули в земле.
        - Тогда вам нужно туда, - Аня махнула рукой в чащу леса, - три километра на запад, один - на север, потом еще полчаса по полю. Ванну не обещаю, но вот телефон найдете!
        - Да как вы смеете! - она побелела от злости и стала еще прекраснее: мраморная кожа, черные смоляные волосы, алые губы, темно-карие, почти черные, глаза. Аня с завистью смотрела на волосы девицы, такие длинные, до самой аккуратной, обтянутой кожаными брючками, попы, гладкие и блестящие, будто и не было катастрофы.
        - Это вместо "спасибо"? - ведьма отвернулась и пошла в дом.
        Девица помялась, оставляя в земле дыры от каблуков, а потом нерешительно двинулась за ней. Возле раненного уже суетилась Вальсия, укрывая его новым пуховым одеялом.
        - Как он?
        - Все нормально, Ань, переломов нет. Он ударился головой и потерял сознание. А кровь... Просто кожа рассечена.
        - Я не понял, что случилось, но мне почему-то кажется, что это вас нужно благодарить за наше спасение, - мужчина в камуфляже сидел за столом и внимательно рассматривал свои руки.
        - Да не стоит, - кивнула Аня. - Сами удивились. Хорошо, что все живы. Завтра я выведу вас к деревне, а так уже доберетесь до города.
        - Спасибо!
        Георгий уже растапливал печь, Вальсия чистила картошку, а кот старался делать мирный и совершенно домашний вид, спрятавшись на печи. В общем, идиллия.
        - С вами-то что произошло? - Ане было неудобно в роли хозяйки для совершенно незнакомых, будто из другого мира, людей.
        Мужчина в камуфляже осуждающе взглянул на девицу. Она фыркнула и отвернулась.
        - Сам не понял, - мужчина потер подбородок. - Может, объяснишь?
        Это он уже девице. А та лишь приподняла изогнутую бровь и ледяным голосом ответила:
        - Плохо мне стало... Голова закружилась...
        - Поэтому ты и завизжала как резаная: "Вниз!", - он неприязненно посмотрел на нее, - не думал, что телезвезды такие нервные! А еще меньше ожидал того, что вертолет ее послушается. Вроде все в порядке было, но он ни туда, ни сюда. Так и зависли, а потом падать начали.
        - Понятно... - Аня внимательнее посмотрела на девушку. Недолгого общения с Эриком ей хватило, чтобы понять, что в людях начинает просыпаться магический дар. Значит, и в ней он проснулся. Неожиданно.
        - Мы из Питера, - продолжал мужик. - Летим в ваши края. Она вот свою программу хотела снять, так сказать, новый взгляд на происходящие у вас события. А Вадик, - он кивнул на раненого, - оператор.
        - И какие события у нас происходят? - Аня изумленно посмотрела на девицу.
        - Вы что, телевизор не смотрите? - фыркнула она.
        - Нет! - искренне ответила Аня. - У нас и света нет!
        Глаза девицы округлились настолько, что, казалось, заполнили все лицо.
        - И как же вы живете? - в голосе было столько ужаса. Да уж, цивилизованному человеку этого не понять.
        - Нормально живем! - Аня обиделась. Приехала тут фифа и смотрит на них как на прокаженных.
        - Извините, - девушка вдруг покраснела. Неужели телезвезды на это способны? Она кинула на всех растерянный взгляд и вышла на улицу.
        Аня поспешила за ней. Девушка стояла, задумчиво глядя на вертолет. Она услышала шаги за спиной, но не обернулась.
        - Мне так страшно, - наконец произнесла она, поежившись будто от холода. - Когда у вас объявили чрезвычайное положение, я думала, что все это выдумки, и кто-то просто отмывает деньги. Но... Я чувствовала... Волна ужаса, боли, запах крови и тления. Мне показалось, что я умираю, так сдавило в груди... А потом вертолет... Он был будто живым... Огромный зверь, который урчал, ластился и слушался каждого моего слова. Даже умер, выполняя мой приказ. Но это я сейчас понимаю, а тогда я просто испугалась. И потом, в кабине... Я чувствовала пух, он шептал мне разные истории о странной толстой женщине и о... тебе. Я схожу с ума?
        Она резко повернулась и взглянула на Аню. В глазах стояла мольба, просьба опровергнуть все или объяснить.
        - Ты просто обладаешь магическим даром, - Аня дотронулась до плеча девицы и погладила ее. - Я мало что сама знаю, но, говорят, есть специальные центры для таких, как ты и я. Там учат пользоваться своими силами. Так что, тебе нужно эти центры найти.
        - А ты?
        - Мне и здесь хорошо. Да и, кроме того, кто-то должен присматривать за лесом!
        - Меня зовут Василисой... Василиса Мудрая - это мой телевизионный псевдоним.
        Аня вздрогнула. Может ли такое быть? Совпадение? Случайность? Столько вопросов, а вот ответов пока нет. О ноги потерся кот...
        - Ой, какая прелес... - Василиса не договорила и резко отдернула протянутую было руку. - Кто это?
        - Чувс-с-ствуешь? - скрываться Баюну смысла не было.
        - Он говорит! - вскрикнула Василиса, отступила на шаг и чуть было не упала с крыльца. Аня вцепилась в нее мертвой хваткой.
        - Тише, тише... Он - мой друг...
        - Кто? - это уже в один голос выкрикнули Василиса и Баюн.
        - Я думал, я тебе слуга... - Ане показалось, или голос кошака дрогнул?
        - Он же... темный... то есть, от него пахнет Смертью, - Василиса все еще подозрительно смотрела на Аниного любимца.
        - Это она! Василиса! - вынес вердикт кот и хитро посмотрел на Аню. - И уже прошла инициализацию!
        - Как так? - Аня все еще не понимала.
        - Очень просто. Носитель силы Жизни просыпается вместе с символами власти Кощея. Если бы она была на немагической территории, может, и не почувствовала бы. А так... Пробудилась!
        - Кто пробудилась? - Василиса хлопала глазами. - Объясните, наконец, что происходит!
        - Может, ты расскажешь? - Аня посмотрела на кота. Тот закатил глаза, вздохнул и поведал девице все, что до этого втолковывал Ане. И про Кощея, и про Анечку, и про нее саму, Василису. Она бы и не поверила ни слову, если бы это все ей не втолковывал КОТ!
        - Так что мне делать? - наконец спросила Василиса.
        - Как что? Ехать в город, искать тех, кто сможет тебя хоть чуть-чуть научить пользоваться силой. А остальное - в процессе узнаешь. Кстати, наш Георгий может тебе помочь...
        - А Кощей? Он тоже человек? И его что, нужно будет убить?
        - Не загадывай наперед, Василисушка, - мурлыкнул кот, - время покажет.
        ***
        - Воистину, брат Константин, твое исчезновение ввергло нас в печаль, - первым, кого встретил Верховный, вернувшись на базу, был брат Лука. Его послал на поиски пропавшего Кости Всеслав, которому не терпелось получить новые указания и приступить к действиям.
        - Дела были, - сухо ответил Костя, внутренне напрягшись от собственного имени. Почему оно вызывало такую бурю протеста? Ведь от его прежнего отличается лишь лишними буквами: Констанс-Константин... И в этом "ин" было что-то слабое, неуверенное... Хотя... Пусть называют Константином.
        Лука понимающе кивнул:
        - Брат Всеслав вас разыскивал...
        - Скажи ему, что я вернулся, - коротко, понятно, без лишних эмоций.
        Лука склонил голову и отправился искать своего командира. В Верховном к моменту возвращения на базу не осталось ничего Костиного, разве что память. Внешность вроде бы и не изменилась, но цвет глаз стал более насыщенным, седые волосы приобрели цвет воронова крыла, как было в молодости, морщины разгладились, вернув облику лет двадцать. Не мог Констанс выставить новое лицо напоказ, как и свои символы власти, а потому навел сильный морок, являвший миру все того же высокого изможденного мужчину. Но внутри него бушевал совершенно другой человек. Уверенный, гордый, надменный и жестокий. А потому приходилось держать себя в руках, чтобы ни жестом, ни словом не выдать преображения.
        Получалось с трудом. Того же брата Луку он готов был испепелить на месте. В нем не нравилось все, начиная от слишком пристальных взглядов, рабского подобострастия и любопытства. Каким он еще увидит Всеслава? Констанс вдохнул, медленно выдохнул и пошел было в свою комнату, но, дойдя до лестницы в подвал, он резко передумал.
        Едва увидев его, оборотень втянул воздух, помедлил, будто пробуя его на вкус, и вдруг упал на колени.
        - Господин... - он боялся даже взглянуть на вошедшего, животом своим чувствуя превосходство и покровительство.
        - Встань! - здесь Констансу не было нужды притворяться. Он вплотную подошел к клетке, не решаясь, однако, до нее дотронуться. - Моей армии нужны умные и смелые воины...
        - Только прикажи, господин, - Виктор Данилович так и стоял, склонив голову.
        - Приказываю! - Констанс мысленно сказал оборотню подняться и тот подчинился. - Ты вернешься в свою деревню, соберешь людей, назначишь главного и они должны двинуться на юг на мой зов. Там, в моем замке, собирается армия.
        - А я?
        - Для тебя будет другое задание!
        Верховный раскинул руки. Кончики пальцев его засветились и морок, скрывающий корону, спал. Оборотень замер в священном экстазе и, не в силах отвести взгляда, наблюдал за дальнейшим преображением Господина. А его облик вновь дрогнул, начал изменяться, пока перед зачарованным слугой не возник президент.
        - Как? - только и смог проговорить Виктор.
        - А вот это ты и должен сделать! - даже голос Верховного сейчас было не отличить от президентского. - Как я смогу заменить его без лишнего шума?
        Оборотень кивнул головой.
        - Когда для подмены все будет готово, позвони мне!
        Констанс лишь повел пальцами и оборотень исчез. В подвале теперь только пахло озоном, который на минуту перебил затхлость, а потом растворился в ней без следа. Верховный удовлетворенно кивнул головой и вновь превратился в себя бывшего, поправил серую хламиду, нервно, будто ежась от попавшей за шиворот гусеницы, повел плечами и твердым шагом вышел из подвала. Но до своей комнаты он вновь не дошел. Собственно, а что ему там было делать? План, зародившийся так внезапно, не предполагал времени на отдых. Это слабое Костино тело требовало сна, пищи, покоя, а Констансу все это было не нужно. Будто протестуя против таких мыслей, в животе заурчало.
        - А вот и ты! - с дальнего конца ангара к нему бежал Всеслав.
        "Опасен", - мелькнуло в голове Констанса. Даже искренняя улыбка не сбивала с толку, от Всеслава пахло угрозой. Хотя, пахло - не то слово. Смесь всех чувств: вкус металла, запах крови, слишком резкие звуки голоса и еще одно - жжение в пальцах при прикосновении к нему магией.
        - Ты где пропадал? - Всеслав по-дружески хлопнул Костю по плечу, потом прислушался к урчанию его желудка. - Слушай, брат, а ты давно кушал?
        Констанс поморщился, но не от воспоминаний о впопыхах съеденном еще вчера вечером резиновом на вкус копченом окорочке, а от прикосновения бывшего друга. Слишком близко подошел... Захотелось согнуть его в бараний рог, пригвоздить к полу, чтобы он не смел даже головы поднять! Сила вспыхнула, и Констанс с трудом ее подавил, а вот вспышку ярких алых искр в глазах удержать не удалось. Всеслав отпрянул.
        - Ты чего? - недоуменно проговорил он. - Костя, тебе самому надо учиться вместе со всеми, а то ведь спалишь тут все...
        - Хотелось бы... - пробурчал сквозь зубы Констанс, потом спохватился, - я имею в виду учиться, но столько проблем. Обстановка все хуже и хуже. Мы уже не справляемся. А еще МЧСники! Их самих нужно контролировать!
        Он мельком взглянул на Всеслава и удовлетворился тем, что удалось его успокоить таким объяснением, а заодно перевести разговор в другое русло, а то еще ведь спрашивать начнет: где был, что делал.
        - Это верно, - почесал в затылке Всеслав. - Я думал, после объявления чрезвычайной ситуации легче станет. А все только хуже. Эти спасатели сами все вокруг готовы разрушить. За последние сутки трое спонтанно обрели силу. А уж фантазия у них! Это вам не деревенские мужики, которые и могут, что только послать подальше. Эти же... Я даже записал пару фраз...
        Всеслав порылся в карманах потертых джинсов. К рясе он всегда относился скептически и на базе старался одеваться как ему нравилось.
        - Вот, - он достал смятый листочек, исписанный каракулями. - Я записываю все фразы, которые в устах наших новоявленных магов приводят к катастрофическим последствиям.
        Он пробежал листочек галазами:
        - Ага... Нет, не то... Вот! Спасатель хренов разбирал завалы спиртового завода... Там баба одна колдонула, когда мужа пьянющего тащила домой... А спасатель тоже оказался не дурак выпить. Он нашел в развалинах ящик с коньяком и решил опробовать сей эликсир не отходя, так сказать, от кассы. И только распробовал, приехал начальник и, можно сказать, повязал его на месте преступления. Спасатель с пьяных глаз и одарил его заклинанием. Ангидрит, говорит, тебе в глотку, чтоб глаз завернулся и на попу полез.
        - И что? - Констансу, собственно, было не интересно, но он старался поддерживать разговор, чтобы Всеслав не лез с лишними расспросами, пока они идут в жилой корпус, где и располагалась столовая.
        - Да печально все... - Всеслав вдруг устыдился своего веселья. - То, что осталось от мужика, еще живо было, когда скорая приехала, только хрипело сильно.
        - А с гибелью пенсионерок разобрались?
        - Да тоже наших колдунов дело, - махнул рукой Всеслав. - У меня и проклятие записано... Вот: Роспотреб твою в крестище через коромысло в копейку мать! Владелец ресторана... Ругался-то он на проверяющих, которые периодически требовали с него мзду, так, видимо, достали его, а прилетело их матерям. Они просто срывались с места и бежали к ближайшим "копейкам". В деревнях обошлось парой сердечных ударов и инсультом, там еще старые машины сохранились. А в городе... Почтенные дамы замертво падали после первых же двух-трех километров кросса...
        - Ты когда к своим едешь? - Констанс прервал Всеслава. Выслушивать его откровения больше не было сил.
        - Завтра с утра. Сегодня машина принца этого повезла в Питер.
        - Как он?
        - Да как? - Всеслав пожал плечами. - К нам претензий нет, а вот общая ситуация его не радует. Говорит, языки бы поотрывать всем русским. Он сказал, что посоветует нашему правительству обратиться к народу с просьбой прекратить ругательства и проклятия. Но, сам ведь знаешь, наш русский мат бессмертен, а уж в его нынешнем многообразии...
        - Ты мне ведьму ту найди! - Констанс вновь резко оборвал бывшего друга. - Это твое главное задание!
        - Понял! - Всеслав кивнул головой. Он хотел еще что-то сказать, но тут их окрикнули. Следом за ними из ангара бежал человек в серой рясе.
        - Брат Константин, - он махал руками и явно задыхался, хотя расстояния тут метров сто. - Оборотень... Он сбежал!
        - Разберись, - коротко распорядился Констанс и покинул Всеслава, облегченно вздохнув про себя.
        Вкуса еды Констанс не чувствовал. Очень скоро он вообще сможет обходиться без нее, подпитываясь исключительно магией, но сейчас слабое тело Кости требовало белков, жиров и углеводов. Да и нужно было всем показывать, что он ест, а иначе бы раньше времени возникли различные вопросы. Пока он старательно разжевывал котлету и запивал ее компотом, в голове зрел план действий. Во-первых, нужно встретиться со всеми магами, находящимися здесь на обучении. Наверняка среди них найдутся те, кто с удовольствием пополнит его армию. Во-вторых, нужно узнать, сколько осталось до момента Х, когда Земля полностью войдет в облако магической пыли. Месяц? Год? В-третьих, исходя из этого, надо разработать стратегию поведения в качестве президента. А потом... Демократия эта уже порядком надоела! Нужно взять всю страну в свои руки и править единолично!
        Нужно ли знать людям о магической пыли? Как считал Констанс, это основной вопрос. Может, замять все по-тихому. Ну творятся беспорядки в паре областей, так ведь можно списать на террористов. А когда планета погрузится в магию, тогда просто спустить все на тормозах. Хаос, страх и разруха в стране пошли бы ему на руку. Люди гибнут, заводы стоят, денег нет, голод. И тут появляется он весь в белом и в блестках, но уже не в облике президента, а в своем. И жесткой рукой наводит порядок, возводит себя на трон... Если продумать все мелочи, может получиться.
        Можно, конечно, сейчас раскрыть карты, рассказать о магической пыли, наладить производство этих приборов Деревянко и заранее выделить магически одаренных людей. Но возни! Они и в хаосе выживут, а потом придут сами просить помощи и убежища. Констанс хмыкнул. Значит, решено! О магической пыли - ни слова, информацию строго фильтровать, а излишне умных... Что ж, туда им и дорога!
        Понимал Констанс и простую истину: Верховный не должен пропасть. Он вынужден будет прилежно исполнять свои обязанности, быть внимательным к каждому одаренному, есть в нем темное начало или нет. Первые потом встанут во главе его империи, вторые будут до поры до времени видеть в нем друга и учителя.
        Империя! Да! Это будет великая империя, в которой роль знати будет отводиться черным магам! Он сполна наградит всех, кто пойдет за ним! Народ, как и положено, станет быдлом, животными, необходимыми лишь для того, чтобы обеспечивать безбедную жизнь знати. Мужчины будут пополнять армию, женщины станут рабынями магов. Нужно же думать о генофонде! Магически одаренных отпрысков будет воспитывать государство в нужном идеологическом духе. А светлые маги... Они вымрут как класс. Да и что они смогут к тому времени, как во всем разберутся? А вот с носителем силы Жизни вопрос сложнее... Для начала нужно найти его. Ведьма из Сомовки? Сомнительно, но возможно. Нужно на нее взглянуть! И разыграть из себя доброго дядюшку всем магам. В общем, задач так много, что времени на отдых не будет совсем. А еще этот принц... Жаль, что он уже в Питер уехал. По добру бы его попридержать... Когда есть такой аргумент как член королевской семьи, разговаривать с Западом всегда легче. Из Питера он наверняка еще не влетел, значит, можно его перехватить...

        ***

        Эрик не впервые пересекал границу по поддельному паспорту. Он часто летал к друзьям инкогнито, не желая афишировать своего имени. Поэтому легко принял предложение консула выехать в Скандинавия именно таким образом и в аэропорту Питера особо не волновался. Но его узнали. Такого конфуза с ним не случалось никогда. От растерянности он даже не особо сопротивлялся, не требовал посла, не кричал, что он иностранный подданный. Просто прошел в небольшую комнатку тут же, в аэропорту, и покорно принялся ждать, когда освободится дежурный офицер, как ему сказали. Эрик же был уверен, что полиция и таможенники ждут кого покрупнее, например, работника государственной безопасности. В их сети попался все-таки не обычный иностранец, а член королевской фамилии! Вот это влип!
        От осознания этого, Эрик даже не сразу вспомнил о своей силе. Он о ней в принципе не думал. С "зараженной" пылью территории он выбрался еще четыре дня назад. Сначала изменений в себе принц почти не чувствовал. А затем стал дольше спать, чаще испытывал приступы голода, появилась тяжесть в мыслях, как с похмелья. Мир будто замедлил свое движения, краски стали тусклыми, эмоции вялыми. С уменьшающимся собственным магическим запасом он это не связал, просто потому, что не подумал об этом. А когда понял, не расстроился. Ничего страшного ведь не случилось: еще полдня и он будет дома, снова ощутит эйфорию от собственной силы! Когда же его вежливо проводили в эту комнатку с решетками на окнах, он про себя продлил этот срок еще на неопределенное, но явно не очень большое, время.
        Василиса вернулась в Питер накануне в весьма растрепанных чувствах и таком же виде. Природа это, конечно, хорошо, но только на картинах Шишкина. Она же вспоминала лес с отвращением: комары, которые как истребители, налетают со всех сторон, лесные заросли, в которых она сломала-таки каблук, жара и отсутствие ее любимого швейцарского циркулярного душа. Девушка смаковала свою несчастную судьбу, на целых три дня закинувшую ее в лес, а потом в провонявшую рыбой деревню. Она ходила в салоны красоты, расписывая мастерам все ужасы жизни на природе и требуя особого старания в очистке кожи лица, полировании ногтей и укладке волос. Она делала все, лишь бы не думать о той странной ведьме и разговоре с ней. Ведь едва начинаешь отвлекаться от несчастий, свалившихся на нее, сразу возникают вопросы. Не приснилось ли это все? Что стало причиной гибели вертолета? Что она чувствует сейчас? Правда ли, что существует магическая сила? Неужели она - носитель силы Жизни и что ей теперь с этим делать?
        Сейчас она сидела за своим рабочим столом, отгороженным от других редакций тонкими перегородками, и задумчиво вертела в руках кассеты с записями их путешествия, с огромным котом, который, кстати, отказался разговаривать в камеру, с мавкой, которая вообще-то была похожа на самую обыкновенную девушку, с лешим... Он хоть и двигался, но казался таким искусственным, словно был произведением компьютерной графики конца прошлого века. Засмеют...
        Василиса отложила кассеты в стол и вздохнула. Копии записей она уже не раз смотрела дома. Но как домашнее видео они еще годились, а вот передачу делать из того, что есть, глупо. Мало информации, нет вообще ни одного комментария, да и у кого его брать? Молодой человек, который был у ведьмы, Георгий, кажется, рассказывал о центре "Воины Христа", который давно работает в деревнях, выискивая магов и изолируя их. Вот если бы к ним попасть, тогда и о передаче можно думать. Но это - дело будущего. Главный и так чуть не уволил, когда услышал про разбившийся вертолет! Когда он забудет, тогда можно снова проситься в командировку, а до тех пор... Размышления прервал резкий с рингтоном простого советского звонок телефона.
        - Васька! - голос в трубке ощутимо долбанул по барабанным перепонкам. - Я из аэропорта!
        - Да-да, прости, что не проводила, - простонала Василиса. И как она могла забыть, что сестра сегодня улетает в Германию!
        - Ничего! - радостно возвестила трубка. Василиса даже вздернула бровь от удивления. - Тут принца-шпиона поймали!
        - И откуда такая информация? - недоверчиво спросила Василиса.
        - У меня же тут одноклассник... Он к нам недавно приходил, клинья ко мне подбивал. Ты что, забыла?
        - Ах, да! - Василиса припомнила бугая в черной униформе аэропортовской охраны с квадратной челюстью и ежиком на голове. И этакий жлоб вообразил себе, что их Олеська просто растает от его внимания.
        - Так вот, говорю тебе, это принц! Он по поддельным документам! Васька, это бомба!
        Василиса поморщилась. Ее сестра не была журналистом, но она всегда активно участвовала в поисках убойных сюжетов. Вернее, ей просто везло оказываться в самых нужных местах в самое горячее время.
        - И где принц сейчас?
        - В местной караулке! Тут кого-то из безопасников ждут. Ты приедешь?
        - Да, конечно, спасибо, Лесь!
        - Гонорар пропиваем в "Орландине"!
        - Договорились! Счастливо тебе!
        - Чмоки-чмоки! - сестра с той стороны явно целовала трубку.
        Василиса поднялась, отыскала взглядом оператора Владика, подняла руку и призывно пощелкала пальцами. Оператор понимающе кивнул и скоро уже заглянул к ней.
        - В аэропорт, - скомандовала Василиса. - Я только доложусь главному.
        И опять ее ожидало жгучее разочарование. В аэропорту все тот же знакомый охранник хоть и сделал вид, что не видит камеру, люди в штатском тут же Василису, а главное, оператора с камерой, вычислили и оттеснили к выходу.
        - Что за произвол! - кричала она. - У нас свобода слова! Где ваш главный!
        Мужчины были непробиваемы и молчаливы. Указали лишь на табличку, мол, в здании запрещено снимать без особого разрешения начальства аэропорта. Бежать до его кабинета и умолять о наивысшем соизволении, которого они, а Васька была уверена, не получат, глупо, а потому журналистка оставила оператора на улице, а сама направилась разнюхивать сенсацию.
        Она побродила туда-сюда по залу, пару раз показала язык самому настырному человеку в штатском, который внимательно за ней наблюдал, и в конце концов поняла, что ей здесь ничего не светит. В одиночку...
        - Талка! - она набрала первый же попавшийся номер своей коллеги. - Тут в аэропорту сенсация: арестовали члена королевской семьи Скандинавии! Да ничего не говорят, в том то и дело! Я тут слоняюсь, пытаюсь хоть что-то разнюхать! Ага... Ага... Ты позвони в "Вечорку" и "Молодость"! Жду!
        Следующий номер был однокурсницы из журнала "Осторожно: криминал", потом из "Светских хроник", подружки с радиостанции... Как таковой конкуренции между ними никогда не было, все-таки спицифика СМИ разная. Скорее наоборот, толпой всегда было легче бороться за свои журналистские права. Еще с полчаса Василиса измеряла шагами зал ожидания, следя за дверями комнат, где должен был по идее находиться принц. Наконец, люди в штатском оживились, стали внимательнее рассматривать снующих туда-сюда людей, ее, Василису, и время от времени что-то шептать, поднося руку к голове, видимо, переговариваться. Потом в охраняемые помещения важно прошествовал человек в сером костюме с подозрительно оттопыривающимися фалдами пиджака.
        Его долго не было, а потом из комнат, отведенных полиции, в окружении пяти человек вышел принц. И ведь точно он! Васька видела его в журналах. Стражи молодого человека были все как на подбор: высокие, с каменными лицами и, видимо, такими же мускулами и мозгами. И так одиноко и потерянно выглядел принц. Сердце у Васьки защемило, ей захотелось защитить его, оградить от этих жестоких дяденек.
        Эрик вскинул голову. Он почувствовал будто легкий ветерок, который согревал и ластился. Принц машинально потянулся в сторону одного из охранников, но почувствовав, что воздух, чем дальше от него, несчастного, тем все горячее, отдернул руку. Этот жест был замечен и воспринят как попытка к бегству. К Эрику тотчас кинулись те, что шли сзади, но, закричав в голос, тут же отскочили, закрывая лицо руками. Теперь и до впереди идущих дошло, что случилось что-то из ряда вон. Они не стали кидаться в неизвестность, зато в мгновение вооружились.
        - Стоять! - один из них окрикнул Эрика и навел на него пистолет. - Что с ними?
        Эрик только пожал плечами, беспомощно оглядываясь по сторонам. И тут он увидел Василису. Девушка стояла, прикрыв от страха рот рукой, будто боясь произнести хотя бы звук. Ее огромные глаза сверкали слезинками, а весь вид был таким виноватым, что сомнений не оставалось: это ее магии дело. Эрик чуть заметно ей кивнул, мол, не переживай. Слушая шипение краснорожих, видимо, обварившихся горячим воздухом, страж, он думал, что ему делать. Вступать в открытую конфронтацию было глупо, у них-то пистолеты, но и идти с ними казалось неразумным. Он даже представить боялся: допросы, тюрьма... Когда еще родители стребуют с России вернуть его на родину!
        - Вась, - от созерцания довольно печальной картины девушку отвлек такой знакомый, а в данный момент показавшийся еще и родным, голос Натальи Вороновой, - ты с ним уже говорила?
        - Что? - Василиса не сразу сообразила, о чем речь.
        - Подход, говорю, был?
        Глаза Василисы зажглись. Она окинула взглядом всю журналистскую братию, уже толпившуюся за ее спиной, и не раздумывая кинулась между принцем и оставшимися боеспособными охранниками.
        - Ваше высочество, - она вытащила диктофон, подумала про отсутствующую камеру, и легко перешла на английский, - вам угрожают?
        Эрик не сводил с нее взгляда. Сначала он подумал, что девушка явно не в себе, потом почувствовал ее симпатию, а потом - поддержку. Его в мгновение окружили журналисты, посыпались вопросы, ослепили вспышки фотоаппаратов. Он отвечал скупо, отрицал свою принадлежность к королевской семье и мечтал отделаться от этих стрекоз. Поняв, что из принца больше выжать ничего путнего не удастся, журналисты обратили свое внимание на других участников происшествия. Теперь в их капкане оказались сопровождающие принца.
        - Пора линять, ваше высочество, - услышал Эрик тихий голосок. Опять она! Девушка дергала его за руках пиджака. - Иди за мной и пригнись!
        Она уверенно протискивалась сквозь толпу коллег и зевак, работая локтями и таща за собой принца. Позади уже назревал конфликт, слышались яростные крики, призывающие разойтись, люди в штатском передвигались чуть в стороне, но параллельно им, стараясь перекрыть пути отступления.
        - Стой, стрелять буду, - вдруг услышала Василиса над самым ухом. Не думая ни секунды, она размахнулась и зашвырнула свою сумку прямо в охранника. Тот лишь на секунду растерялся, но этого времени беглецам хватило, чтобы выскочить за вертушку двери.
        Василиса потащила принца к стоянке, где скучала редакционная машина с дремлющим оператором.
        - Владик, гони! - скомандовала она, едва влетела вместе с Эриком в салон.
        - Ты чего натворила? - Владик не спешил, он внимательно рассматривал высыпавших из здания аэропорта людей с пистолетами в руках.
        - Не задавай глупых вопросов! - Василиса уже рычала. - Вот, черт!
        Сотрудники полиции, охранники и люди в штатском разделились и часть их направилась к автостоянке.
        - Пусти меня! - она резко толкнула Владика с водительского места. Тот от неожиданности выпал в приоткрытую дверку.
        - Эй, вы чего?
        - Добирайся на метро!
        - Вот стерва! Ты в своем уме, - Владик дернул заднюю дверь и ввалился на сиденье рядом с принцем.
        Василиса не спорила, просто времени на это уже не было. К ним уже бежали люди. Машина рванула вперед, взвизгнув на выезде со стоянки. Вслед ей раздались выстрелы. Кто-то закричал: "Не стрелять", но было уже поздно. Владик как-то подозрительно крякнул, согнулся и стал заваливаться на бок.
        - Девушка, он ранен! - Эрик поддержал его, а потом уложил на заднее сиденье. Василиса чуть развернулась, все так же гоня по магистрали, и взглянула на Владика. Глаза застилали слезы...
        - Владечка, - голос дрожал, - ты только не умирай!
        - Давайте, я поведу, только скажите куда, - принц понимал, что девушка сейчас не в себе. Мало того, что плачет, еще и судорожно до белизны в пальцах, вцепилась в руль. - Ты слышишь?
        Он повысил голос, придал ему уверенности и властности. Василиса кивнула и остановилась. Выйти оказалось не так просто. Ноги дрожали и если бы не помощь принца, девушка бы просто свалилась на землю. Эрик пересел за руль, а она к Владику.
        - Вперед, на светофоре налево, - безжизненным тоном сказала Василиса. Пальцы ее обхватили голову стонущего оператора. - Держись, Владь, скоро будем в больнице!
        - Горячо! - простонал оператор и потерял сознание.
        Василиса принялась его тормошить, она где-то слышала, что раненому лучше оставаться в сознании. Владик открыл глаза посмотрел на нее и прошептал:
        - Отстань, - а потом зевнул, перевернулся на бок и захрапел.
        - Он... Он спит? - изумлению Василисы не было конца. Морщась и боясь смотреть на рану, она приподняла заляпанный кровью свитер, потом майку с двумя дырками: слева спереди и сзади и ахнула.
        - Что там? - Эрик не отрывал взгляда от дороги.
        - Раны зажили... - неуверенно начала Василиса. - Но как?
        Эрик оценивающе посмотрел на нее в зеркало заднего вида.
        - Ты обладаешь магией, - просто сказал он, ожидая, что сейчас начнется истерический смех.
        - Да знаю я, мне уже доложили, - Василиса махнула рукой. Вот так, бежала от одной мысли о том, что произошло, а пришлось применить магию в жизни, да еще и в экстремальных условиях.
        - Я думаю, - Эрик остановил машину у стоянки такси, - нам нужно поменять машину. На этой мы далеко не уедем, они же сейчас перекроют все улицы.
        Василиса понимала, что принц прав.
        - А он? - она кивнула на Владика.
        - Пусть здесь остается, он же ни в чем не замешан, да и жизни его сейчас также ничего не угрожает...
        - А мы... - она засмущалась, потом исправилась, - ты?
        - Поеду в посольство, пусть другой путь из вашей гостеприимной страны ищут.
        - Так ты правда принц?
        - Меня зовут Эрик, - он улыбнулся, - а вас, леди?
        - Василиса... - девушка смутилась под его откровенным взглядом.
        - Очень приятно познакомиться. Давай, я тебя посажу в такси? Денег, к сожалению, у меня нет, все отобрали...
        - И у меня, - вздохнула Василиса. - Все было в сумке, которую я в охранника запустила. Но...
        Она хитро улыбнулась и пошарила по карманам Владика. Тот недовольно поерзал, но против такого изъятия средств не возразил.
        - Предлагаю ехать вместе, - Василиса критически осмотрела себя в зеркальце автомобиля и не найдя ничего вопиющего вышла на улицу. Эрик последовал ее примеру. - Я завезу тебя в посольство, а потом - домой! Просто я хочу быть уверенной, что ты в порядке.
        Эрик пожал плечами. Деньги Василисины, ей и решать. Усатый таксист безучастно выслушал адрес и тронулся с места. Казалось, он и не взглянул на своих пассажиров, а когда у посольства Василиса вдруг ударила его по спине и закричала: "Гони", вздрогнул так, будто вообще забыл про них.
        - Ты эт чего? - он выполнил приказ девушки, но, завернув за ближайший угол, сбавил скорость и теперь косился на нее.
        - Простите... - Василисе было просто не до выяснения отношений. - Остановите здесь...
        Она вручила таксисту деньги, вытащила Эрика из машины и потянула за собой к метро.
        - Что случилось? - спросил Эрик, когда она, наконец, перестала озираться по сторонам и напоминать параноика с мание преследования.
        - Оцепили посольство. Тебе бы просто не дали туда войти... Видел, сколько там посторонних отиралось.
        - Так это, наверное, посетители...
        - Ага посетители... Все как на подбор атлетически сложенные парни с темных очках с газетками в руках. Не смеши меня...
        Эрик задумался. А ведь, действительно, в посольство обычно приходят самые разные посетители, а тут были только мужчины среднего возраста.
        - И что предлагаешь дальше делать? - Эрик вообще не представлял, как ему теперь быть.
        - Поедем ко мне, отдохнем и поедим, а потом я съезжу к одному знакомому... Говорят, он контрабандой водку в Финляндию возит, может, и тебя туда переправит...
        Идея Эрику не понравилась, все-таки он - принц, а контрабанда - дело вовсе не царское, но другой пока не было.
        Квартира Василисы была предметом ее особой гордости. Студию в новостройке ей купили родители, едва она поступила в универ, но все, что здесь сейчас было, за исключением, пожалуй, мебели, она сделала своими руками. Плафоны и абажуры из ниток она научилась делать еще в школе, цветные витражи - во время учебы в художке, коврики ткать - в путешествии по Средней Азии. Она всегда считала, что богатая фантазия может с лихвой заменить отсутствующие финансы. Поэтому ей всегда льстило изумление людей, которые впервые попадали в ее маленький рай. Вот и сейчас она была жутко довольна реакцией Эрика на дизайн ее квартиры.
        - Да, сама, своими руками, - гордо ответила она на молчаливый вопрос принца.
        У того, видимо, просто не было слов. Девушка между тем разулась и облегченно выдохнула: туфли на высоченной шпильке, конечно, хорошо, но ноги устают зверски.
        - Ванная там, - она махнула рукой на витражную дверь, - подожди, дам тебе полотенце и халат, можешь принять душ.
        Она сама себе удивлялась. Обычно малознакомых людей она в гости не приглашала. А тут... Мало ли что ей наговорила сестра! Никаких свидетельств того, что Эрик - принц, она не видела, не исключено, что его и зовут совсем не так. Можно ли за пару часов их знакомства узнать человека? Она всегда была уверена, что нет. И, тем не менее, не только привела парня домой, но и в душ отправила, а сейчас, готовя по-быстрому яичницу с помидорами, собиралась его кормить!
        "Просто, он мне нравится", - думала она, стоя у плиты. А такое с Василисой произошло впервые. Обычно люди ей категорически не нравились: жадные, корыстные, завистливые твари. Исключение из этого правила - только ее семья. На мужчин Василиса вообще не смотрела. Был в ее жизни печальный опыт общения с одним из представителей этого подвида. Еще в универе понравился ей однокурсник. Они долго встречались, ходили в кино и театры. Только спустя полгода Василиса решилась на поцелуй... На следующий день его в исполнении "заучки", как звали однокурсники девушку, рассматривал на своих сотовых весь универ. После такого позора Василиса вообще перестала считать мужчин людьми и общалась с ними только в меру необходимости. И вот появился Эрик... Кстати, а откуда он про магию узнал? Как-то слишком быстро и четко определил, что в ней проснулась сила.
        Этот же вопрос пришел в голову и Эрику после десяти минут в чудесном циркулярном душе. Странно было встретить девушку с проснувшимся даром здесь, в Питере, на "незараженной" территории. И каким же сильным должен быть ее дар, если она тут еще и колдовать может? Вот, к примеру, он, Эрик, свою силу уже почти не чувствует. Она исчезла на сыром питерском ветру буквально за два дня. Эти размышления подстегнули к активным действиям. Эрик выскочил из душа и облачился в большой клетчатый махровый халат.
        - Скажите мне, Василиса, а откуда вы узнали про свой дар? - спросил он едва появившись в кухне.
        Девушка от неожиданности вздрогнула:
        - Четыре дня назад я была в командировке, - неуверенно начала она. Не понимая, с чего должна тут откровенничать, Василиса все-таки отвечала принцу. - Там со мною все это и случилось. Я почувствовала магическую волну... Анин кот мне сказал, что это из-за Кощея...
        Звучало все это дико. И что может подумать принц?
        - Анин кот? - девушка была готова ко всему, от "ты сумасшедшая", до "не ври мне", но не к такому искреннему интересу.
        - Ведьма там была одна, в лесу... - Ей показалось, что Эрик покраснел. - Ты думаешь, я вру?
        Василиса бросила деревянную лопатку, которой перемешивала яйца, вытерла о полотенечко руки и так быстро подбежала к телевизору, что Эрик не успел даже ничего ей ответить.
        - Вот доказательство! - она взяла диск, вставила его в проигрыватель, пощелкала кнопками и на экране возникла маленькая избушка и огромный черный кот.
        - Йош-кин кот, - по-русски произнес Эрик и печально улыбнулся.
        - Ты его знаешь? - удивилась Василиса.
        - Знаю, - Эрик не отрываясь смотрел на экран, где смущенно улыбаясь и все время поправляя непослушный локон что-то рассказывала Аня.
        - Она рассказывает о силе Смерти, силе Жизни и силе Природы, - Василиса помолчала, будто решая про себя, можно ли Эрику все рассказать. - Аня - носитель силы Природы, Кощей - силы Смерти, а я - силы Жизни.
        Последние слова девушка произнесла почти шепотом, явно смущаясь такого высокого звания.
        - Так кот сказал, - будто оправдывалась она.
        - Ну конечно же! - воскликнул Эрик и ударил себя ладонью по лбу. - У нас они считаются не носителями, а хранителями. Хранители Света, Тьмы и Воды, как символа мощи природы. Только у нас они считались полубожественными сущностями. А оказалось, что обычные люди, наделенные изначальной силой и знаниями о ней. А кто такой Кощей?
        Василиса пожала плечами.
        - Аня тоже пока не знает, но он уже есть!
        Теперь принц смотрел на Василису совсем другим взглядом. Так мог бы разглядывать энтомолог новый вид бабочек. Василиса покраснела и опустила глаза, усиленно рассматривая ею же сплетенный ковер.
        - Василиса, а, может, вы со мною поедете? У нас создан серьезный центр по изучению явления магической пыли. А, кроме того, именно у нас вам будет проще научиться владеть своим даром, - он умоляюще на нее смотрел.
        - Но, Эрик...
        - Соглашайтесь, Василиса, - принц подошел и взял ее за руки. Казалось, еще минута и он бухнется на колени. - А потом, может, и Аня приедет...
        В его голосе было столько нежности, что Василисе показалось, будто на ее голову вылили ведро ледяной воды. Неужели принц, ее, кстати, принц, запал на эту деревенскую девчонку?
        - Да никуда она не приедет, - зло ответила Василиса, - в ее мозгах только ее лес!
        Эрик испуганно заморгал. Не на такую реакцию он надеялся. И что же так вывело из себя Василису? Влюбилась что ли? Мысль была неожиданной и, скорее всего, правильной. Принц выпустил руки девушки и отстранился.
        - Так какие у нас планы? - спросил он, не глядя на Василису.
        Ей стало стыдно за свою несдержанность:
        - Сначала кушаем, а потом вы отдыхаете, а я поеду к своему другу. Через границу вы будете перебираться без меня. Но, если вы оставите адрес вашего центра, то я прилечу туда, как только смогу.
        Вот так вот... Еще пять минут назад Василиса парила над землей от одной мысли об Эрике, а сейчас... От обиды хотелось разрыдаться, но не при нем же это делать? Поэтому она уставила стол тарелками с салатиком, яичницей, колбаской и ушла в душ. Эрик посмотрел на хлопнувшую дверь взглядом побитой собаки. Василиса ему нравилась, но...

        ***

        Георгий сидел на берегу озера и ждал Вальсию. Свою рясу он давно отдал Ане на тряпки, а Антипка притащил ему почти новые джинсы и майку. Где он их взял, Георгий не допытывался, скорее всего сменял на одну из того множества подушек, коими был забит весь чердак Аниного дома. Вальсия теперь каждый день уплывала в глубины озера, но всегда возвращалась назад, к берегу, где ее терпеливо ждал Георгий. Ждал и волновался, прекрасно понимая, что стоит мавке только захотеть и она исчезнет из его жизни навсегда.
        Леший, немного для приличия поворчав, все же возложил свои ветви-руки на головы Вальсии и Георгия, назвав их при этом мужем и женой. Этим церемония и ограничилась. Жили новобрачные пока у Ани, так как Вальсии до наступления беременности необходимо было каждый день оборачиваться мавкой. С другой стороны, о какой беременности можно мечтать, если в единственной комнате Аниного домика помимо них жили еще сама Аня и ехидина-кот. Да еще и Антипка заявлялся регулярно, никого при этом не ставя в известность о времени своего визита. Вот и приходилось молодоженам уходить в лес или на берег озера, чтобы побыть наедине.
        - О, брат Георгий, - услышал вдруг мужчина голос Всеслава. Его слова были сказаны таким издевательским тоном, что надеяться на мирный разговор не приходилось.
        - И вам не хворать, брат Всеслав...
        - Голосок прорезался? - Всеслав остановился, чтобы иметь оперативный простор для действий.
        Георгий всегда был робким неприметным парнем. А чтобы быть еще неприметнее, он с детства сутулился, стесняясь своего высокого роста. Книжки и увлечение компьютерными играми сделали его подслеповатым хиляком. Удивительно, но в школе над ним не издевались и не превращали в мальчика для битья. Скорее всего, потому, что его просто не замечали. Тихий голос, робость и врожденная интеллигентность делали весь его облик несчастным. Таких не бьют, таких жалеют. Георгий ни разу в жизни не матерился и не хамил кому бы то ни было. И казалось, что так будет всегда. Встреча с Вальсией изменила все. Если мужчина не мог постоять за себя любимого, то теперь за его спиной была она! И Георгий готов был на все, только чтобы защитить ее. Голосок прорезался? Он вспомнил эти слова Всеслава и усмехнулся. Да! Прорезался!
        - Ты, брат Всеслав, здесь на прогулке или при исполнении? - Георгий также не испытывал желания подойти ближе. Так они и разговаривали, стоя метрах в пяти друг от друга.
        - Смотри ты, как заговорил! А прикидывался рохлей!
        - Все когда-нибудь меняется, брат Всеслав. Очень надеюсь, что изменились и твои убеждения, - эти слова прозвучали как угроза.
        - Ты палку-то не перегибай, - Всеслав кинул взгляд на чистую гладь озера, - мое терпение не безгранично!
        - Иди ты, - буркнул Георгий, - куда шел...
        - А я к тебе и шел. Говорят, ты сейчас в лесу живешь со своей русалкой?
        - Мавкой!
        - Да какая хрен разница! - Всеслав зло сплюнул. - Слушай сюда, брат! Мне нужна ведьма! Если она не придет сюда завтра в это же время, то твою мавку я, наконец, пристрелю! И сделаю это с большим удовольствием! Ты меня понял!
        - Знаешь что, брат, - Георгий, произнося это слово, подражал Всеславу и произнося его резко и презрительно. - Ты не запугаешь меня! А если только подумаешь сделать плохо моей жене, пожалеешь, что вообще родился!
        - Жене? - вот это поворот...
        - Да, жене! И я не позволю тебе, брат, угрожать мне или ей!
        - И что ты сделаешь? - Всеслав демонстративно взялся за ремень автомата, висевшего за спиной.
        - Убью тебя!
        - Как же, позволь узнать?
        - Перегрызу тебе глотку, - Георгий уже практически рычал. Всеслав подозрительно посмотрел на него и инстинктивно сделал шаг назад. Кто его, бешеного, знает.
        - Передай своей ведьме, что ей нужно учиться владеть силой, иначе она становится угрозой для всего своего леса! Пусть завтра приходит, а иначе мы весь лес переворошим, но ее найдем и увезем силой. А не найдем, то подожжем тут все к чертовой бабушке!
        Сказав это, Всеслав развернулся и, не глядя на Георгия, пошел прочь.
        - Гош, - раздался испуганный голосок, и из воды показалась очаровательная головка.
        - Все в порядке, Валь, - Георгий резко повернулся к ней и бросился в воду. - Пойдем домой?
        Вальсия кивнула и, уцепившись за руку мужа, вышла из воды.
        - Чего он хотел? - она не спеша вытерла волосы и начала натягивать оставленный на берегу сарафан, который опять же подарил ей Антипка.
        - Аню ему нужно... - Георгий задумчиво держал полотенце, прикрывая нагую Вальсию от случайного взгляда.
        - Зачем?
        - Я же рассказывал... - отмахнулся Георгий. - Всех, в ком есть дар, они увозят на базу, говорят, учить будут.
        - А на самом деле?
        - Учить и будут, - неуверенно ответил Георгий. - Наверное... Не знаю я точно...
        - Нужно Ане рассказать, - Вальсия уже натянула калоши, единственную обувь, которую удалось раздобыть. - Пошли скорее.
        Аня, ожидая возвращения молодоженов и мысленно ругая их всеми словами за задержку, в сотый раз подошла к кастрюле с вареной картошкой. Она все остывала и остывала, внушая неприличную мысль сесть и наесться в одиночку, не дожидаясь безответственных друзей. Ладно, решила девушка, вот выслушаю доклад домовенка, которому просто не терпелось порадовать хозяйку, а потом и покушаю.
        - Значица, молодая хозяйка, десять подушек и перину я продал, - Антипка подождал похвалы и заработал поцелуй в щечку. Он зарделся и гордо выпятил грудь. - Принимай по описи: сметана, горох, муки мешок, сахару пара пачек, колбаска домашняя, Самойловы бычка оприходовали...
        Пока он говорил, на столе появлялись продукты. Аня была, конечно, рада такому изобилию, но вот куда девать то, что может просто протухнуть, ума не могла приложить. Опыт подсказывал: ледник надобно было делать...
        - Слушай, Баюнчик... - вдруг спросила она кота, свернувшегося на печи, - а ты в подполе бывал? Там есть что-нибудь интересное?
        - Ну слава тебе леший, - лениво откликнулся кот, - просыпается в тебе настоящая хозяйка! Хорошие-то сразу туда заглядывают! А ты почитай месяц тут живешь, а только сообразила!
        - Слушай, ты, тварь усатая, - Аня уперла руки в бока, - мне твои нотации до лампочки... Я тебя конкретно спросила: был?
        Кот обиженно зашипел, потом по-человечьи безнадежно махнул лапой и пропал.
        - Нет, ты видел? - Аня взглянула на Антипку. - И чего он обиделся?
        - А може просто хотел тебя, неразумную, на правильный путь наставить? - Антипка вздрогнул от хитрого прищура Аниных глаз и тоже пропал.
        - И этот туда же! - вздохнула Аня и неуверенно покосилась на крышку подпола. Так-то оно так... Давно надо было глянуть, что там, под ногами, пошерстить на предмет картошки, например. Но руки до подпола никак не доходили, да и страшновато, честно говоря, было. Она, хоть и ведьма, но девушка.
        - Никто этого только не замечает, - пробурчала она и принялась шарить в шкафу, где лежала свечка.
        Лестница, ведущая в темноту, выглядела настолько неустойчивой, что Аня, одной рукой держа свечу, а другой, вцепившись в половицы как в последнюю надежду, осторожно нащупывала ногами каждую перекладину, проверяя ее на прочность. И все-таки девушка не удержалась, когда самая последняя ступенька хищно треснула.
        - Что б тебе... - Аня спохватилась, и последние слова застряли в горле. Негоже проклинать неизвестно кого. Вдруг пострадает неведомый девушке строитель лестницы, хотя понятно же, что она прохудилась от времени и сырости.
        Свеча, кувыркнувшись вместе с Аней, потухла, оставив после себя слабый запах парафина. И теперь девушка сидела в полной темноте, с тоской глядя на светлеющий где-то над ее головой квадрат люка подпола.
        - И как теперь выбираться? - голос хоть и дрожал, но Аня старалась говорить громко и твердо, чтобы распугать собственные страхи.
        Подпол оказался неприлично большим. Аня охая поднялась и вытянула перед собой руки. В последнее время она научилась неплохо видеть в темноте, но это мало помогало. Здесь чернота была какой-то иной, живой и пугающей. Не обжитой, что ли, совсем не пахнущей человеком. Аня даже усмехнулась про себя: вот дура! Какая картошка? Какие припасы? Кто бы тут хозяйничал и огород садил? Если раньше в охотничий домик кто и забредал, так это чтобы непогоду переждать.
        Между тем, размеры подполья показались девушке странными. Кто бы ни строил ее избушку, ему совсем не было нужды выкапывать такой огромный подвал и обкладывать его... бревнами? Аня явственно увидела бревенчатую кладку на одной из стен подпола. Она тронула дерево и то посыпалось трухой. Старая кладка? Возможно ведь, что охотничий домик построили на том месте, где до него стоял другой. Девушка провела рукой по старому срубу. В полуметре от земли он вдруг оборвался.
        Аня пыталась разглядеть, что же там, но тьма застилала глаза. И тут она вдруг почувствовала, нет, будто вспомнила... Она неуверенно щелкнула пальцами, и на самых их кончиках появился слабый огонек. Он так испугал ее, что она вскрикнула, замахала руками, пытаясь загасить пламя, и только потом сообразила, что оно совершенно не жжет.
        "Ты же ведьма!" - услышала она саму себя, нашептывающую себе же на ухо.
        Аня испуганно оглянулась, будто пытаясь обнаружить рядом с собой еще кого-то, а потом поднесла огонек к самому полу. Под кладкой покоились... куриные ноги! Аня вздрогнула и резко отпрянула. Неужели именно здесь и стояла когда-то избушка ее предшественницы? Еще минуту девушка колебалась между страхом и любопытством. Последнее победило. Аня опустилась на коленки и внимательно присмотрелась к "ногам". Толстые, скрещенные, они уходили куда-то в пол. Сморщенная черная кожа казалась окаменевшей. Черная? Аня поднесла огонек к стене и притронулась к одной из "ног". Пальцы сами чуть надавили, отломили легкий невесомый кусочек и растерли его в руке. Сажа! Понимание пришло очень быстро: это же обугленные бревна! И только в темноте их можно было спутать с курячими! А это значит, здесь стоял дом на сваях либо изначально обгоревших, либо уже после строительства. Аня усмехнулась своим предыдущим мыслям о Бабе Яге.
        "Не вижу логики, - возразил ей ее же второй, так пугающий голос, - по твоему выходит, что если ноги курячьи, то это домик бабы Яги, а если нет - то и нет".
        "Я не права?"
        "А вот это сама думай".
        "Ну вот, всего-то стоило остаться в темноте в полном одиночестве и уже начинаю разговаривать сама с собой. Это шизофрения, - подумала Аня. Голос молчал, не пытаясь опровергнуть утверждение, будто соглашаясь с ним. Девушка улыбнулась, только вот улыбка вышла корявой, грустной что ли. - И что я здесь делаю"?
        Как только Аня решила выбираться из подвала, скрещенные, принятые ею за курячьи, "ноги" вдруг зашевелились. Девушка испуганно отпрянула и хотела было закричать что есть мочи, но застыла не в силах даже шевельнуться. А "ноги" вновь замерли, открыв прямо под собой маленький тайник.
        "Возьми, - вновь услышала Аня свой же голос и недоверчиво покосилась на черную дыру, куда по идее нужно было сунуть руку, - и помни: Природа - мать наша и ты должна следовать ее интересам".
        Эти высокопарные слова рассмешили, особенно про Природу - мать вашу... Аня хрюкнула и тут же ей на голову упала непонятно откуда взявшаяся то ли ветка, то ли деревяшка.
        - Ой, больно, - страх, сковывавший все тело, пропал, а в голову прилетело еще что-то. - Да поняла я...
        Ей послышался разочарованный вздох, а потом "ноги" будто выпнули из тайника небольшую деревянную шкатулку.
        "Возьми, непутевая, - вновь ожил голос, - надеюсь, в твоей голове найдется хоть капля разума правильно воспользоваться ею".
        "Что это?" - Аня даже наплевала на явную булавку в сторону своей разумности.
        "Дары силы Природы".
        "И зачем они мне"?
        Опять послышался вздох и голос замолчал. Окончательно. Аня это поняла, ведь и тьма вдруг стала обычной уже не давящей и страшной, и сверху заскрипели половицы, и послышались голоса ее друзей.
        - Ань, ты здесь? - в проеме люка появилась взлохмаченная шевелюра Георгия.
        - Да, - отозвалась Аня, все еще не решаясь поднять шкатулку.
        - Ты что, свалилась? - парень увидел обломанную ступеньку.
        - Ничего страшного, - Аня не хотела, чтобы он спускался вниз. - Я сейчас, осмотрюсь тут.
        Она присела на корточки и решительно потянулась за шкатулкой. И в тот момент, когда ее руки коснулись теплой гладкой, будто полированной, шкатулки, раздался треск, посыпались искры и девушка будто приклеилась к ней. А шкатулка вдруг оказалась охвачена заревом, которое перекинулась на руки, а потом и на всю Аню. Через секунду все закончилось. Шкатулка исчезла, а ведьма так и осталась сидеть на земле, пытаясь разобраться в том вихре знаний, воспоминаний и эмоций, которые на нее навалились. В себя ее привел испуганный голосок, который принадлежал на сей раз Вальсии:
        - Ань, там такое... Нам надо тебе кое-что рассказать...
        Ведьма тряхнула головой, легко поднялась на ноги и со счастливым смешком вылетела из подвала.
        - Ух ты, - только и присвистнул Георгий, - ты и так можешь?
        - Наша хозяйка теперь многое может, - мурлыкнул довольный Баюн, - поздравляю с инициализацией, Ягуша...
        - Я тебе не Ягуша, - на Аню накатил гнев, который с трудом удалось подавить, - я - Аня!
        - Я вижу... - кот вовремя спрыгнул со своего места на печи как раз в то время, когда куда ударила маленькая молния. Печка вздрогнула, но устояла.
        - Эт-т-то... я? - Анин голос дрожал.
        - А то кто же? Говорю...
        - Не смей! - Аня ухватила за ухо готовящегося опять исчезнуть кота. - Я хоть и прошла, как ты говоришь, инициализацию, но я осталась Аней!
        - Отпусти! - взвыл кот.
        Аня испуганно разжала руку, понимая, что сделала другу больно.
        - Прости, Баюнчик, - она опустилась на колени и принялась дуть на ухо коту. - Я и правда чувствую совсем другие эмоции, чем раньше, но я справлюсь... А что Яга была злючкой?
        - Она была непредсказуемой, как и все силы природы, и неуправляемой... - кот подозрительно посмотрел на Аню, готовясь в миг пропасть, если опять в ее глазах увидит тот алый блеск, что так завораживал в глазах Яги. А потом расслабился, видя лишь васильковую безбрежность Аниных глаз.
        - Ань, - осторожно начал разговор Георгий, - на озере я встретился с бывшим своим начальником, ну тем, который...
        Аня лишь понимающе кивнула.
        - Так вот он хочет с тобой встретиться.
        Аня вновь кивнула.
        - Но это же опасно, - Георгий горячо запротестовал ее покорности, - у них есть оружие, а еще капсулы со снотворным. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как уже уснешь.
        - А еще они лес грозят сжечь, если ты не придешь, - добавила Вальсия.
        - И когда он ждет моего появления?
        - Завтра в полдень... - Георгий виновато переминался с ноги на ногу.
        - Ну что ж, утро вечера мудренее... - вздохнула Аня, - а сейчас кушать! Я вам не прощу, если картошка совсем остынет!

        ***

        Василиса сидела перед монитором и тупо смотрела всего на несколько написанных слов. Она никак не могла сосредоточиться на очередном задании шефа. Нужно-то всего-навсего написать небольшой рекламный текст. Видеоряд уже готов, осталось только пару фраз накидать, а мысли никак не желали слететься в единую стаю, чтобы воспеть столь же крылатые прокладки. Василиса уронила голову на руки и застонала.
        Прошло всего два дня, как она отправила Эрика через море на катере своего друга. Сейчас он, наверное, уже дома и думать забыл про нее. А ведь она его спасла! И чего, спрашивается, не поехала с ним? Звал ведь, сулил отдельную комнату и хорошего учителя магии. Испугалась? Нет! Она никогда ничего не боялась!
        Василиса была твердо убеждена, что самое ценное, что есть у человека это его жизнь. Но вот ее-то как раз она и не боялась потерять. Тот, кто знает, что такое депрессия, ее хорошо поймут. На протяжении нескольких лет она боролась с нею. Началось все еще во времена войны с прыщами. Именно тогда, борясь с очередной россыпью красных бугорков, появившихся вдруг на лбу, под звуки любимой группы "Телевизор" она отчетливо поняла, что жить вообще не за чем.
        "В конце любой сказки обман, человечество куча дерь..."
        Она напевала эти строки про себя и была с ними совершенно согласна. Зачем учиться, потом работать, потом детей рожать? Чтобы умереть и получить кучу земли на кладбище? Зачастую над этими вопросами задумываются гораздо позже, вооружаясь с годами собственным опытом, только подтверждающим истину о бессмысленности жизни. Она же впервые все это поняла в четырнадцать лет. Тогда и заболела этой черной болезнью - депрессией. Каталась на байках с парнями, пробовала курить травку, напивалась вдрызг до рвоты и отвращения к себе, прыгала на тарзанке... А все затем, чтобы почувствовать вкус жизни. На какое-то время ей становилось легче, а потом начинались новые приступы болезни. Тогда Василиса поняла, что депрессия не лечится. Это недуг хронический и он может только на какое-то время отступить. Но прежде он вымотает все силы, подведет к последней черте, за которой - только лезвием по венам. Не единожды, сидя в ванной, Василиса держала его в руках. Останавливала только мысль о родителях. Вот поэтому ванну она до сих пор не любит, даже душ себе установила. А потом начала спасаться от депрессии в работе и
постоянных командировках.
        Каждый раз приходя в себя от очередного приступа, Василиса анализировала собственное поведение и приходила к выводу, что живет не своей жизнью, а потому потерять ее не страшно. Когда так часто смотришь в глаза смерти, перестаешь ее бояться. А раз смерть не страшна, то она ничего не боится.
        Вот и сейчас страха не было. Была обида. Эрик понравился ей, и она впустила его в свою жизнь. Оказала, можно сказать, великую честь. А он... Он явно думал о той ведьме из леса, а не о ней. Аня, конечно, красивая... Блондинка, волосы которой отливают серебром! Но ведь как ее не одень, она и останется блондинкой, а значит тупой! Тупой! Тупой! Василиса повторяла, будто стараясь убедить себя в этой непреложной для многих истине.
        Девушка резко отодвинула клавиатуру и встала. Нужно успокоиться иначе эти мысли вновь кинут ее в омут депрессии. Она пошла на кухню, достала из шкафчика початую бутылку коньяка, плеснула в стоявший там же фужер и залпом выпила, ощутив горячую волну, разлившуюся по всему телу. И именно в этот момент она решила ехать вслед за принцем. Все адреса и телефоны он ей оставил. Нужно только заказать билеты.
        Василиса порылась в сумочке и достала записную книжку. Но едва она протянула руку к телефону, как он задребезжал и огласил квартиру любимой мелодией из "Сумерек".
        There's a Possibility,
        There's a Possibility,
        All that I had was all I'm gon' get.
        Василиса вздрогнула. Как точно песня передала все ее настроение. Она даже не сразу подняла трубку, желая дослушать:
        - Существует вероятность, - прошептала девушка автоматически переводя слова песни, - что все, что у меня было, это все, чего я хотела. Существует вероятность, что всё, чего я хотела, ушло вместе с тобой...
        Она еще секунду держала руку над самой трубкой, будто завораживая ее: пусть это будет он... Номер не знаком...
        - Алло! - ее голос заметно дрожал.
        - Василиса Мудрая?
        - Да, - девушка поняла, что это не принц хотя бы потому, что мужчина говорил на русском.
        - Вас беспокоит советник Президента Виктор Волков...
        - Советник? Какого президента? - Василиса вообще ничего не понимала.
        - Российской Федерации, Василиса... - ей показалось или голос насмехался над ней.
        - И что вам от меня надо?
        - Я звоню по поручению господина Президента. Он хочет дать интервью вашему каналу по проблеме, из-за которой объявлено чрезвычайное положение в северо-западных областях. Ваш редактор сказал, что этой проблемой занимались вы...
        До Василисы начинал доходить смысл слов советника, а был он таков, что ее просто затрясло от предвкушения. Это же ее звездный час! То, о чем мог бы мечтать любой журналист! Это интервью откроет ей дорогу на самые крупные телеканалы! Сердце начало стучать так, что казалось, оно сейчас выскочит из груди.
        - Да, я была в командировке и мне как раз необходим комментарий... - Василиса как ни старалась говорить четким без дрожи голосом, но все-таки запнулась. О чем она говорит! Какой комментарий! Президент не дает комментариев! - Простите... Я, наверное, не о том...
        - Ничего страшного, - мужчина на том конце провода откровенно смеялся. - Я понимаю ваше... изумление.
        Кажется, он хотел сказать состояние. А какое у нее состояние, когда она выпила лишь пятьдесят граммов коньяку? Правильно! Боевое! Она, наконец, овладела своим голосом:
        - Когда? Где?
        - Вот это другой разговор! Затягивать с интервью нет смысла, а потому вам придется выехать сегодня же! Билет на ваше имя забронирован, в аэропорту Москвы я вас встречу! Вылет в три дня.
        Василиса посмотрела на часы. Успеет еще душ принять и прическу уложить!
        - Ваш редактор в курсе, оператор будет наш!
        - Хорошо, - на автомате оттарабанила Василиса, - я буду!
        - Рад это слышать, - собеседник явно улыбался. - Тогда до встречи!
        Василиса положила трубу, секунду еще постояла, пытаясь прийти в себя, а потом запрыгала по комнате, выгребая шкафы, хватая то одну вещь, то другую. Сейчас пойдут любимые стильные джинсы, черная маечка и куртка, а костюм нужно аккуратно сложить. Не в нем же по самолетам шастать. Она даже ни разу не задумалась, к чему такая спешка, почему оператор чужой и при чем здесь ее телеканал. Хотя последнее как раз ее не удивляло. Как и всякий патриот своего СМИ, она полагала, что их канал самый крутой. То есть и оперативный, и правдивый, и независимый.

        ***

        - Она будет уже вечером, господин, - Виктор Волков положил трубку и склонился перед Президентом, вернее, перед его мороком.
        Вся затея с подменой прошла очень легко, можно даже сказать, как по маслу. Вспоминая эту авантюру, Виктор улыбнулся. И масло-то тут сыграло ведущую роль, вернее завод по производству этого пищевого продукта. Посещение его стояло в плане, президент приехал, побродил по цехам, потом уединился с директором в конференц-зале... Усыпить их вместе в двумя охранниками, а вернее заставить замереть и тело и сознание, для господина оказалось пустяковым делом. Потом настоящего президента тихонько вынесли через потайную дверцу в кабинет директора, а там Констанс его... Короче, не осталось ни ножек, ни рожек, ни следов крови. Только серая пыль. Сам же Констанс накинул морок президента и занял его место. Когда все очнулись, то даже не заметили пятиминутного сна.
        Сложности начались позже. Господин хоть и старался не выдать себя и своей неосведомленности, но бывали моменты, когда окружающим поведение президента казалось странным. Но если для всех его сотрудников было заготовлено оправдание: все-таки в части страны введено чрезвычайное положение по причине "активности террористических группировок, главная цель которых посеять панику и раздробить страну", то вот жена оказалась настоящей проблемой. Она будто чувствовала, что Констанс не ее муж. И речь даже не шла о, так сказать, выполнении супружеского долга. Она с первых же минут общения с ним отстранилась и теперь тихо следила за каждым шагом Господина. И с этим нужно было что-то решать.
        - Охрана? - спросил вдруг Констанс прерывая размышления своего советника.
        - Все готово, господин, сегодня последних поменял. Теперь дом охраняют лишь наши люди.
        С самого первого дня подмены Президент жил в загородной резиденции. Там проще было замаскироваться и избежать ненужных вопросов, если бы они возникли. Вот этот дом и взяли под свою охрану оборотни. Ими же заменили телохранителей. На большие изменения в окружении пока решили не идти во избежание ненужной шумихи.
        - Господин, а вы уверены, что это она? - Виктор никак не мог понять, почему Констанс обратил такое пристальное внимание на обычную девчонку.
        - Я не исключаю возможность ошибки, поэтому пока просто пригласил ее на интервью. Иначе она давно бы сидела у меня под замком, - он отвечал будто нехотя, между делом просматривая кучу бумаг. Тут были и документы ордена "Воинов Христа" и отчеты министерств, и его, Виктора, рекомендации. Как Господин умудрялся справляться со всеми делами, он не представлял. Наверное, потому что почти не спал, хотя чисто физически это не отражалось ни на мороке, ни на истинном облике Констанса.
        На Василису Господин обратил внимание после неудачной попытки похитить принца. Это было самое первое задание, данное его команде оборотней. Принц собирался домой, а Констанс вдруг посчитал, что гораздо полезнее будет держать его при себе. То ли в качестве заложника, то ли просто удалив его от мира. Тогда-то он и дал приказ перекрыть все выезды из Питера. Эрика ждали и дождались в аэропорту. Но потом вдруг все пошло не так: настырная журналистка увела пленника прямо из-под носа. Пока они нашли машину, пока выяснили, кому она принадлежит и кто та девица, время ушло, а вместе с ним ушел из рук и принц.
        Констанс просматривал записи видеокамер из аэропорта, когда вдруг увидел Василису. Сначала он просто не поверил своим глазам: она! Та же стать, волосы как вороново крыло, белоснежная кожа и пронзительный взгляд. Василиса, прозванная Премудрой, носительница силы Жизни. Но слишком уж невероятным было ее появление! Хотя можно ли назвать вероятным его, Констанса, воскрешение из небытия? А потом он увидел как она колдует. Пусть без звуков, без театральных взмахов руками, но Констанс точно знал: горячую волну, защитившую принца от физического контакта, поставила она. Она же вывела Эрика из зала и увезла на своей машине, в которой чуть позже обнаружился спящий мужик с явными следами огнестрельного ранения, но уже совершенно зажившего. Это еще один повод подозревать Василису... И если личный контакт подтвердит догадки, то девушка никогда не выйдет из его особняка.
        Убивать ее было неразумно, ведь можно использовать! Слияние двух сил было равноценно победе. Констанс и так не сомневался в полном своем превосходстве. У него на данный момент есть все: положение, информация, власть и деньги. До полного погружения планеты в магическую пыль остался месяц и за это время он все успеет подготовить для будущего царствования. Вряд ли кто сможет хоть что-то ему противопоставить! Пока "Воины Христа" из кожи лезут вон, чтобы на небольшой территории найти всех одаренных, он потихоньку обрабатывает их, находит темные стороны, подманивает кого деньгами, кого властью. Он чувствовал себя дьяволом, собирающим души. А нечисть потихоньку стекается к его замку, чтобы стать основой самой непобедимой армии.
        Но сейчас он не чувствовал себя всемогущим. Приходилось много работать, держать все в своих руках. Вот если бы удалось сделать Василису своей... Он задумался. Сила Жизни не так проста. Ее нужно обмануть, заманить в свои сети, создать иллюзию, за которой спрятать силу Смерти и свои планы.
        - Виктор, - он отодвинул документы в сторону. - Моя главная проблема сейчас - это моя жена. Просто уничтожить я ее не могу, развестись тоже...
        - Я понял, господин, - поклонился Виктор. Губ его коснулась кривая улыбочка. - Она активно занимается благотворительностью, я сообщу прессе, что она направилась в деревню, на которую напали террористы, чтобы поддержать оставшихся в живых местных жителей.
        - И что это за деревня?
        - Волчатка, конечно! Тело подбросим, а ее гибель спишем на замаскировавшегося террориста.
        - Хорошо, действуй!
        Констансу не было жаль этой женщины с огромными испуганными глазами, которая каким-то десятым чувством видела в нем тьму. Надоела! Тем более, теперь ему нужно будет охмурить Василису, а сделать это, имея жену, совсем непросто.
        - И вот еще что, - он остановил уже собравшегося выйти Виктора, - позаботься о романтическом ужине.
        Виктор только склонил голову.
        Василису бил озноб. Она еле смогла успокоиться в самолете, едва передвигалась из-за дрожащих коленок, когда покидала аэровокзал, и теперь, сидя в кожаном кресле "Мерседеса", молчала, чувствуя, что голос ее хрипит и срывается, если она пытается хоть что-то сказать.
        - Как добрались, Василиса? - Виктор была сама любезность. Он сидел вполоборота на переднем сиденье и широко улыбался. Хотя что-то в его манере поведения отталкивало. Василиса вздохнула. Ну, конечно, ему ежедневно приходится встречать и провожать гостей президента толпами и всем улыбаться. Тут уж не до искренности.
        - Спасибо, хорошо, - промолвила она, предварительно откашлявшись.
        - Встреча будет проходить в загородной резиденции, - сообщил Виктор после минутного молчания, так и не дождавшись более расширенного ответа. - По договоренности с редакцией я должен был отвезти вас в гостиницу, но господин президент сможет встретиться с вами лишь поздно вечером, поэтому предлагаю остановиться в гостевом домике его особняка. Там очень удобно...
        Василиса не знала, что ей ответить. Да она была готова на все ради этого интервью! А переночевать в гостях у президентской семьи это же супер! Она представляла, как будет рассказывать знакомым, мол, да заночевала я у президента, жена его зашла спокойной ночи пожелать, ничего особенного... А еще фотки сделает на телефон! Какая там кухня, какая гостиная, ванна, туалет... И себя на фоне всего этого президентского великолепия.
        - Вы не против? - девушка и не заметила, что молчит уже довольно долгое время.
        - Нет, что вы! - она даже попыталась улыбнуться, но вышло это как-то скомкано.
        - Вот и хорошо! - Виктор отвернулся и всю оставшуюся дорогу сидел, уставившись на дорогу, что Василису и успокаивало, и нервировало одновременно. Но с вопросами девушка не решилась к нему лезть.
        Машина тем временем подъехала к высокому зеленому забору в пару человеческих роста, а через секунду медленно двинулась дальше через металлические кованые ворота. Виктор снова обернулся к притихшей Василисе.
        - Господина президента еще нет, так что я вас завезу в ваши апартаменты. Вы сможете принять душ и переодеться. Перед встречей я за вами зайду.
        Василиса лишь шумно глотнула и кивнула головой. Она с интересом оглядывалась по сторонам и то, что видела, ее изумляло. Нет, конечно, здесь было все чисто и красиво, но как-то скучно, без огонька и, что самое поразительное, роскоши. Сам дом высился где-то справа, в нем было этажа три. Ее же проводили в одноэтажное, но довольно раскидистое строение.
        - Правое крыло занимает охрана президента, - рассказывал Виктор, провожая ее в просторный светлый холл, - в левом живут наши гости. Там же будет и ваша комната. Виктория!
        На его крик в холл выбежала высокая стройная женщина в черном платье и белом фартучке.
        - Виктория, познакомься, это наша гостья Василиса. Устрой ее с комфортом.
        - Хорошо, господин советник, - женщина с необыкновенной легкостью коротко присела перед Виктором и улыбнулась. - Я зайду вечером.
        Передав Василису с рук на руки, он удалился, а Виктория повела ее в левое крыло и оставила одну в небольшой двухкомнатной квартирке. И ничего здесь особенного! Васька прошлась по комнатам, оценила обычную гостиничную мебель и чистые пушистые ковры, разочарованно вздохнула и упала на кровать. А она-то думала, тут люстры бриллиантовые!
        До вечера делать было особо нечего и Василиса, приведя себя в порядок, разложив на кровати строгий костюм для встречи, решила выйти во двор. Этого ведь никто ей не запрещал, а любопытство просто не давало усидеть на месте. В холле было пусто, как, впрочем, и во дворе. Аккуратные аллейки вели в разные стороны и утопали в зелени, не давая рассмотреть подробности ландшафта. Василиса выбрала наугад одну из них и тихонько пошла вперед. Потом она сообразила, что идет по направлению к главному дому и свернула в обратную сторону, понимая, что к дому ее вряд ли пустят.
        Воздух здесь был чистым и не таким знойным как в городе, да и вечер уже напоминал о себе прохладой и жужжанием насекомых, которые днем прятались от жары. Девушка удобно устроилась на одной из лавочек, запрокинула голову и закрыла глаза. Хорошо! Волнение, преследовавшее ее все утро, пропало и она, наконец, вздохнула свободно. Подумаешь, президент! Обычный человек, занимающий высокий пост!
        Едва она расслабилась, как услышала далекие мужские голоса. Один явно принадлежал Виктору, а второй... Василиса встала и сошла с тропинки, пробираясь вдоль подстриженных зарослей кустарника. Голоса стали ближе. Вообще-то она не хотела подслушивать, но ей было так интересно все происходящее в доме президента, что девушка не удержалась и подкралась еще ближе.
        - Где она? - это Виктор.
        - В подвале.
        - Все?
        - Нет еще. Если это террорист, то ранение должно быть огнестрельным. Ну не душить же ее он будет.
        - И? - в вопросе было столько равнодушного недоумения, что кровь в жилах Василисы застыла.
        - Ночью. Сейчас на территории посторонние, вдруг услышат.
        - Ты про девку? Не переживай, она все равно не покинет этот дом.
        - И все же я дождусь ночи.
        - Только сразу же вывези тело, чтобы оно здесь не воняло!
        - Понял, шеф!
        Василису вновь начало трясти, коленки не выдержали, и она медленно осела на землю, зажав рот рукой. Уверенные тяжелые шаги, видимо, Виктора, стали удаляться, а вот его собеседник еще остался стоять, переминаясь с ноги на ногу. Василиса осторожно отняла руку, глубоко вдохнула и осторожно выдохнула, пытаясь успокоить сердце. Она выглянула из-за кустов и замерла: с другой стороны на небольшом отдалении от нее стоял мужик в черном камуфляже с красной будто ошпаренной рожей. Девушка узнала его: это же один из тех, кто уводил тогда, в аэропорту, принца. Охранник спокойно курил, время от времени сплевывая на землю, потом он смял окурок пальцами, выбросил в урну и оглядываясь направился к гостевому домику. Василиса осторожно пошла за ним, время от времени выглядывая из-за кустов, чтобы не потерять мужика из виду. А он по-хозяйски взбежал на крыльцо и вошел в здание. Василиса прибавила шагу и осторожно скользнула следом.
        - ... Олег, перестань... - услышала она сдавленный стон из правого крыла.
        - Викуся, ты же знаешь, как меня возбуждает твой фартучек...
        - Не сейчас, милый... - ее голос скорее завлекал, нежели отказывал.
        - Почему? Неужели ты не приласкаешь меня?
        - Только не долго... Наша гостья может вернуться...
        - А она ушла? - мужчина насторожился.
        - Гуляет в парке, - мурлыкнула женщина. - К хозяйскому дому пошла.
        - Ну тогда ладно, - успокоился мужчина. - Идем-ка сюда...
        Василиса слышала, как хлопнула дверь и щелкнул замочек. Тогда девушка медлить не стала и свернула в крыло охраны, ведь если где-то и есть подвал для пленников, то только здесь. Лестницу вниз она обнаружила в самом конце длинного, загибающегося дугой, коридора, симметричного тому, что есть в другом крыле. Сердце стучало пойманной птицей, отдавая пульсацией в голове. Она даже боялась представить, что будет, если ее застанут, как не могла предположить, что делать дальше. Одно она понимала четко: в подвале какая-то женщина, которую хотят убить. Почему она прониклась такой жалостью к несчастной? Куда ее девать, если даже ее удастся спасти? Эти мысли Василиса гнала из головы, как и страх. Она ничего не боится!
        Подвал оказался открытым, а вот тяжелые металлические двери отдельных комнатушек в нем запертыми. Василиса подергала ручки, потом приложилась ухом к каждой из них. Ничего!
        - Эй, ты тут? - осторожно позвала она, но ответа так и не дождалась. Девушка остановилась и прикрыла глаза. Так ей всегда лучше думалось. Внезапно где-то на заднем плане своего сознания она увидела слабый мерцающий огонек. Он тлел в самой ближайшей к ней комнатке. Василиса открыла глаза и решительно направилась к двери. Замки в ней были солидными. Это тебе не офисные, которые можно было открыть ножом.
        Не зная, что ей предпринять, девушка пошла к выходу из подвала, когда вдруг вновь услышала голоса:
        - Вик, если шеф узнает, убьет меня! - все тот же ошпаренный. И похоже было на то, что парочка после праведных трудов направляется именно в подвал.
        Василиса заметалась, пока не увидела у дальней стены большой деревянный ящик с садовым инструментом. С трудом сдвинув его, девушка забилась в самый угол и затихла.
        - Олег, оставь меня с этой стервой наедине, - пропела Виктория.
        - Только не убивай ее, прошу! Да и синяков не оставляй! Ее должны застрелить!
        - Да понятно все, милый! - Виктория уже спускалась в подвал, гремя связкой ключей. - Жди меня наверху!
        - Я не могу, я же на дежурстве сегодня.
        - Тогда иди на пост, я принесу тебе их, - она потрясла ключиками перед его глазами.
        - Хорошо, только без глупостей!
        - Как скажешь!
        Мужик еще что-то хотел сказать вслед женщине, но потом только махнул рукой и пошел прочь, поправляя ремень на брюках и осуждающе качая головой. А Виктория, напевая себе под нос что-то весьма веселое и ободряющее, выбрала ключ, всунула его в замочную скважину и открыла дверь.
        - А вот и я, моя леди, - пропела она. - Ну и кто из нас теперь хозяйка?
        Было слышно, как Виктория пнула что-то. Раздались кашель и стоны. Василисе хоть и было жутковато, но она решила увидеть все своими глазами. Девушка осторожно покинула свое убежище и подкралась к полуоткрытой двери. В комнате, освещаемой голой тусклой лампочкой, на бетонном полу лежала связанная женщина с мешком на голове и корчилась от боли.
        - Дай я взгляну на твое презрительное личико, - Виктория подошла к пленнице, приподняла ее и прислонила к стене, а потом стянула с нее черный полиэтиленовый мешок для мусора. Василиса вздрогнула. Это же жена президента! Только измученная какая-то с черными кругами под глазами от потекшей туши и залепленным скотчем ртом. - Получай, стерва!
        Виктория вновь пнула ее.
        - Это тебе за все унижения, которые я тут вытерпела за последний год! Как же мне хотелось вмазать по твоей холеной морде!
        Теперь она от души залепила пленнице звучную пощечину. Женщина не выдержала и вновь разрыдалась, давясь слезами и мыча в скотч.
        - Вот так-то лучше, - удовлетворенно проговорила Виктория. - Знай, тварь, кто здесь хозяин!
        Она хотела вновь натянуть на женщину мешок, но не успела. Василиса не могла смотреть, как издеваются над связанной женой президента, она взяла первое, что попалось ей под руку, а это была садовая лопата, и со всей силы огрела ею Викторию. Та кулем свалилась рядом с пленницей.
        - Потерпите немного, - Василиса опустилась рядом с женой президента, лихорадочно вспоминая, как же ее зовут. - Вы ведь Марина Владимировна?
        Женщина только кивнула головой и вновь разрыдалась.
        - Тише, не плачьте, - начала успокаивать ее Василиса, зубами пытаясь разорвать скотч на руках пленницы. - А теперь потерпите...
        Она одним движением оторвала клейкую ленту со рта женщины. Та только охнула от резкой боли.
        - Идти сможете?
        Василиса пыталась поднять Марину, но у той совсем затекли ноги и не держали ее.
        - А давайте, мы вас переоденем! - Василиса глазами указала на Викторию. Это же мысль! Если женщин переодеть, а потом на голову Виктории натянуть мешок, то их и не отличить. Марина смотрела скептически, совершенно не желая натягивать на себя одежду недавней своей обидчицы. - Вы не переживайте, нам бы только выйти отсюда и дождаться президента. А там он за вас заступится.
        При упоминании президента Марина вздрогнула, начала трястись и рухнула на колени.
        - Пожалуйста, нет! - она схватила руку Василисы и прижалась к ней.
        - Почему? - девушка уже ничего не понимала.
        - Это не мой Паша! Это другой человек! Поверьте мне! Моего Паши уже наверняка нет в живых. Просто однажды вместо него с работы вернулся другой человек. Двойник наверное... Я чувствовала, поэтому он и приказал меня убить!
        Она вновь разрыдалась. Ситуация осложнялась. Василиса понимала, что в любую минуту сюда могут войти.
        - Марина, срочно переодевайтесь, - и откуда только в голосе Василисы появились такие стальные нотки? - У нас нет времени, иначе нас обеих убьют!
        Марина часто закивала головой и начала расстегивать свою блузку. Василиса кинулась снимать платье с Виктории. Это было чертовски сложно! Раздеть еще ладно, а вот натянуть на бессознательное тело одежду! Видя ее затруднения Марина, натянув платье и повязав фартук, начала помогать Василисе. Размерчик, конечно, чуть не тот, нужен бы побольше, но сообща они напялили на Викторию бордовую Маринину юбку и фирменные итальянские красные туфли.
        - Нужен скотч!
        Василиса вновь кинулась в коридор к деревянному ящику. Кажется, она там его видела. Точно! На их счастье скотч лежал на самом верху. Видимо, тот самый, которым связывали Марину. Вдвоем они быстро замели следы, напялили мешок на Викторию, закрыли двери и осторожно выбрались в холл.
        - Куда дальше, - прошептала Марина.
        - Ко мне в комнату, там можно будет вас в порядок привести и выбрать подходящее время, чтобы сбежать отсюда.
        Они вышли из подвала. Василиса кинула ключи на ближайший журнальный столик у пары огромных кресел, надеясь, что охранники сразу их найдут. Потом женщины быстро миновали холл и успокоились, лишь когда щелкнул язычок замка. Марина обессилено опустилась в ближайшее кресло и расплакалась.
        - Не время киснуть! - Василиса понимала, что нельзя сейчас расслабляться. Если охране будет нужно, они все тут обшарят, даже ее комнату. - Идите в душ и почистите платье. Вблизи вас, конечно, с Викторией не спутают, но вот в темноте - вполне.
        Женщины и впрямь были похожи, особенно если обрезать Маринины волосы и сделать каре как у Виктории. Василиса оглянулась и нашла то, что искала - полный набор канцелярских принадлежностей, в который входили и ножницы. Взяв их, девушка постучалась в ванную комнату к Марине.
        Через полчаса они вышли из гостевого домика. На улице уже темнело, а потому вся территория резиденции была освещена мощными прожекторами.
        - Здесь что, не бывает темно? - удивилась Василиса.
        - Нет, никогда, - вздохнула Марина.
        - Как же нам тогда спрятаться?
        - Никак... - взгляд Марины был жалким, как будто извиняющимся.
        - Какие-нибудь постройки, в которые никто носу не сует?
        - Василиса, о чем вы? Ах да... Вы же не знаете... - Марина поморщилась. - Эти охранники здесь всего несколько дней. Появились вместе с Виктором. Так вот однажды ночью я видела, как они превращаются в волков. Они - оборотни! Понимаешь?
        - Они... кто?
        - Оборотни!
        Считать Марину шизофреничкой у Василисы не было оснований, хотя... Кто может знать, что с человеком случается во время сильного стресса. Тем не менее, девушка почему-то сразу ей поверила. Вот только осознать услышанное было трудно.
        - У них нюх звериный. Как только наша пропажа будет обнаружена, они пустятся по следу и...
        - Понятно, - прервала Марину Василиса. - Что может сбить со следа? Вода! Есть ручьи, речки или пруды?
        - Только бассейн...
        - Не подойдет... Канализация?
        - Центральная. Но ты же не хочешь... - она не договорила, видя яростный блеск Василисиных глаз.
        - У нас не слишком большой выбор.
        - У нас? - Марина остановилась. - Тебе-то что? Ты, как я поняла, приехала интервью брать. Возьмешь и уедешь!
        - В том-то и дело, что они почему-то не хотят меня отсюда выпускать. Об этом тот Виктор говорил.
        Марина как-то иначе взглянула на Василису, Изучающе, пристально, будто решая, что могло понадобиться ее мужу, пусть и подставному, от девушки. Канализационный колодец они нашли довольно быстро, совместными усилиями подняли крышку и спустились в него по лесенке. А вот дальше их ждало разочарование. Колодцы не сообщались между собой. А в тоннель, куда уходили трубы, могла проползти только крыса. Но самое ужасное - вонь. Она вызывала тошноту и спрятаться от нее было некуда.
        - Зато наш запах они не почувствуют, - нашла Василиса выгоду от их общих мучений.
        - Это-то так, но как долго мы будем тут сидеть? - Марина вздохнула. - Через неделю какие-нибудь сантехники наткнутся на наши жутко воняющие тела.
        Они еще с полчаса молчали, обдумывая дальнейшие действия.
        - Вот что, - наконец произнесла Василиса. - Я пойду на разведку. Если меня поймают, скажу -заблудилась. Тебя не видела и не слышала. Не убьют же! Зачем-то ведь я им нужна... А ты сиди и жди. Можешь подремать чуть-чуть. Как только найду выход, приду за тобой.
        Марина согласно кивнула, но глаза ее подозрительно заблестели. Еще минуту она крепилась, а потом расплакалась. Василиса гладила ее по волосам, успокаивала, но и сама понимала, насколько мало у них шансов выбраться из этой ловушки. Сейчас ее еще дневная эйфория от профессионального, так сказать, успеха казалась смешной. Вот он бесплатный сыр... Хотя, как говорил еще дедушка, из любой мышеловки есть выход.

        ***

        Верховный проводил очередное занятие с магами. Он давно разделил их на три группы. В первую - самую многочисленную - отобрал безусловных своих последователей. Жестокость, жадность, беспринципность. Он радовался, видя в них эти качества, выделял их среди других, пресекал недовольство братьев. Были такие гуманисты, протестовавшие, когда он заставил учеников отрабатывать самые простейшие убивающие заклятия на кроликах, закупленных в одном из фермерских хозяйств. Вторая группа - потенциальные его последователи. В них присутствовала жалость, самое мерзкое, с точки зрения Констанса, чувство, ржавчина на клинке. Потому с этой группой он занимался дольше, с ними старался больше говорить о ничтожности человечества, избранности их как новой расы. С ними пару раз он выезжал в деревни, где обнаруживался маг и проводил настоящие спасательные операции. В Антоновке, к примеру, магически одаренного мужика чуть было не спалили в собственной избе его же односельчане. Зачем ученикам было знать, что Верховный сам навел на этих людей заклятие ненависти и подозрительности, можно сказать, превратил их в толпу, жаждущую
крови мага. Они видели другое: люди ненавидели их, желали их смерти. А раз так, почему они должны относиться к неодаренным, как к равным себе.
        Была и еще одна группа. Несколько новоявленных магов обладали добротой и состраданием, они умели думать, сопоставлять факты, делать правильные выводы. Они были самыми опасными. Их Констанс учил простейшим заклинаниям, помогающим создавать защиту или излечивать людей, сетуя на то, что сам мало знает и умеет. Ему верили, считая одним из них.
        Обычно Верховный бывал на базе весь вечер и часть ночи. Он проходил сюда через портал, едва заканчивал рабочий день в Кремле и садился в машину. Тратить время на пробки было не в его стиле. А морок снимался одним движением руки. Под утро Констанс вновь уходил. Сегодня же, помня о Василисе, он решил вернуться ближе к полуночи, но уже часов в десять ему позвонил Виктор и сообщил, что девушка пропала. Как и куда, советник и сам не знал, хотя уверял, что его верные псы уже обшарили территорию. Запах был всюду, но девушки не нашли. Исчезла и жена президента. В подвале оказалась Виктория. Сначала охранники приняли ее за Марину, но вот запах выдал подмену.
        Констанс распорядился без него ничего не предпринимать, потом распустил магов отдыхать и в миг оказался на поляне совсем рядом с гостевым домиком. Последние события выбили его из колеи и морок он так и не накинул. А когда сообразил, остановился в тени деревьев, чтобы исправить оплошность. Первым делом он старательно замаскировал свою силу и собрался уже полностью менять внешность, как в его спину кто-то врезался и вскрикнул. Констанс резко обернулся: перед ним стояла испуганная Василиса. Что отразилось в его глазах, он и сам не мог сказать. То ли радость, то ли ирония, но девушка попятилась, готовая в любой момент дать стрекоча.
        - Тише... - прошипел Констанс, желая ее успокоить, и приложил палец к губам. Девушка восприняла этот жест по своему, кивнула и, неуверенно озираясь по сторонам, также шагнула в тень дерева.
        - Ты кто? - шепотом спросила она. Потом внимательно присмотрелась к незнакомцу. На нем была такая же хламида, как на Георгии, который жил в лесу у ведьмы. Тогда мужчина говорил, что он относился к "Воинам Христа", а там все носили такую одежду. Неужели и этот незнакомец оттуда? - Ты из "Воинов Христа"?
        - Откуда ты знаешь? - Констанс не стал отрицать домыслы девушки.
        - Встречалась с одним таким, - в голосе Василисы прозвучало пренебрежение, но, как рассудил Констанс, это лучше чем страх. Остается лишь завоевать доверие.
        - А ты кто? - интересно, как она ответит на такой вопрос.
        - Васька, - представилась она. - Журналистка. Меня пригласили сюда интервью взять у президента. А ты что здесь делаешь?
        - Наблюдаю, - сказал Констанс первое, что пришло ему в голову.
        - За ними? А ты знаешь, кто они?
        - Если не будешь мешать, то я все выясню, - надо было как-то выкручиваться, и мужчина решил делать вид, что вообще не из этого колхоза.
        - Значит, у вас тоже есть подозрения... - скорее утверждала, чем спрашивала Василиса.
        - Подозрения? А они у тебя есть?
        - Еще бы... Охранники - оборотни, президент - подстава, - вздохнула девушка, потом посмотрела в выпученные глаза мужчины и разозлилась. - И не надо так на меня смотреть! Я не идиотка!
        Констанс даже не знал, что и сказать. Теперь Василису вообще нельзя было отпускать. Но и схватить ее он пока не мог. Она ведь так никогда ему не поверит и не передаст свою силу. Весь план летел к черту! Значит, нужно было срочно придумывать новый.
        - Меня зовут Костя, - представился он. - И я действительно из "Воинов Христа". Нам сообщили, что здесь творится что-то непонятное, вот меня и направили наблюдать.
        - А как ты сюда прошел? - подозрительно спросила Василиса.
        - Порталом...
        - Значит, и уйти также сможешь?
        - А то... - было понятно, куда клонит девушка. Значит, придется ее отсюда забирать, но куда? В замок? Она сразу поймет неладное... На базу? Да, возможно, но тогда нужно будет ее изолировать от других, иначе разболтает. Есть ли другие варианты? Нет. Пока нет.
        - Слушай, Костя, забери нас отсюда, а мы тебе все расскажем, - Василиса вцепилась в широкий руках его балахона.
        - Вас? - значит, Марина с нею. Но где? Констанс оглядел окрестности, но ничего не заметил.
        - Да, со мной жена президента. И она многое может рассказать.
        - Хорошо, веди меня к ней... - нужно было забрать этих двух дам и запереть далеко и надолго. Сейчас избавиться от балласта по имени Марина было нереально.
        Василиса потянула Констанса в сторону главного дома и очень скоро остановилась у металлического люка.
        - Помоги мне, - скомандовала она. Едва крышку чуть сдвинули, девушка нагнула и закричала в темноту, - Марина, быстро вылезай!
        Вот почему их и не нашли. Амбре из канализации перебило все запахи. Из люка тем временем послышалась возня и скоро появилась Марина.
        - Давай, воин, - схватила Констанса за руку Василиса, - переноси нас...
        Мужчина не стал сопротивляться и через мгновение его новые знакомые оказались в огромном ангаре с бетонированным полом. Они повели себя по-разному. Василиса открыв рот начала озираться по сторонам, а Марина опустилась на пол и устало воззрилась в пустоту.
        - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - наконец выдала Василиса.
        - В смысле? - хмыкнул Констанс.
        - А, - отмахнулась девушка, - не понять тебе тонкой девичьей души.
        - Так уж и девичьей? - слова вылетели сами собой.
        - Ты на что намекаешь, морда религиозная? - Василиса вспыхнула от Костиной наглости.
        - Прости, Васька, шутка не удалась, - Констанс постарался улыбнуться самой обаятельной своей улыбкой, - кушать хотите? Или сначала в душ?
        - Опять оскорбить пытаешься? - Василиса уперла руки в бока.
        - Просто констатирую факт, - пожал плечами Констанс и отпрыгнул в сторону, видя летящий в него девичий кулак. - Все-все, сдаюсь... Идем за мной...
        Он повел их в свою комнату, которой не пользовался уже очень долгое время. Зато она была здесь, в ангаре, а значит, контактов с остальными магами пока удастся избежать.
        - Располагайтесь, - он сгреб со стола свои бумаги, которые тут же исчезли из его рук. - Я сейчас принесу ужин.
        Он вышел, подумал немного и наложил на двери запирающее заклятие. На всякий случай. Потом вытащил телефон и набрал номер Виктора.
        - Господин? - услышал он.
        - Я нашел их, - спокойно сказал Констанс. - Они знают про президента, поэтому планы меняются. Я увел их на базу. Буду утром.
        А до этого ему нужно было поговорить со своими гостьями, сделать вид, что внимательно слушает их, особенно про президента, и уговорить молчать об этом. Это было самым сложным. Также нужно оставить их здесь под предлогом учебы. А там... Он хищно улыбнулся. Никуда эта Василиса не денется... Что же касается Марины. Ее судьба решена. Она погибнет в ближайшее же время. Может ведь какой-нибудь маг-недоучка не справиться со своей силой. А таких у него - целая группа!

        ***

        Ане становилось все хуже и хуже. Пока еще занималась мелкими делами, кормила своих постояльцев, прибирала избу, ковырялась в принесенных Антипкой припасах, она как-то справлялась с накатывающими приступами дурноты. Но едва садилась у окошка или на крылечке, будто растворялась в чем-то неведомом, а потому страшном. Мир в момент преображался и переставал быть реальным.
        Когда-то давно она испытывала такое чувство. Однажды Ане дали посмотреть кассету с "гоблинским" переводом ее любимого фильма "Властелин колец". После всех трех серий она впала в ступор. Ей мерещилось, что все, что говорят вокруг нее - лишь "гоблинский" перевод, а настоящие слова так и остаются не сказанными и не услышанными. Весь мир тогда перестал быть реальным, став лишь плохо озвученной картинкой. Приходя в школу, общаясь с друзьями, она усиленно пыталась понять, чего же на самом деле все от нее хотят и в чем подвох тех или иных слов. Тогда-то за ней и закрепилось звание "не от мира сего". Со временем все пришло в норму и забылось. И вот теперь мир вновь стал двоиться на видимый и иллюзорный. А уж какой из них более реален, Ане предстояло разобраться самой.
        К примеру, вот она устроилась на нижней ступеньке высокого крыльца и ничего не делает, то есть, просто отдыхает после утомительной попытки постирать сарафан дедовским способом: с помощью корыта и мыла. И все вокруг видят, что она сидит, сложив стертые до волдырей руки на коленях. Ей же мерещится, что в руках появилась та самая шкатулка, найденная в подполе. Теплая, будто живая, реагирующая на ее прикосновения... Даже не надо открывать крышку, чтобы увидеть то, что покоится в ее недрах. Пушистый клубок ниток... Только не простые это нитки. Кудель тянула сама Яга, вплетая в нити сны и воспоминания своих упаренных в баньке и накормленных, напоенных медовухой гостей, вместе с прядкой их волос. Оттого клубок знает все дороги и тропинки, которые знали они. Или вот каменный, но такой изящный гребень... Аня прикоснулась к нему. Это подарок горных духов. Кинешь его на землю - горы встанут, обломишь зубчик - рассыплются в щебень. А вот морочный порошок... Взять горстку в руку, дунуть на человека и увидишь его реальный облик. Только на всех же дуть не будешь, тут уж чувства должны помочь. Кольца заветные
озерной ведьмой даренные... Кинешь такое через правое плечо - водная гладь образуется. Только кольцо после этого сгинет. Ведьма же и другой навет на них наложила. Оденешь на палец любимого - будут чувства его чистыми, светлыми и глубокими как озерная вода. А потеряешь одно из них - век не видать тебе счастья. Венчальные это кольца... Вот Яга и хранила их пуще ока и даже жажда великая не могла заставить ее выкинуть кольцо. Ждала, что вот одумается царевич Иван, вернется к ней с повинной головой, тогда и кольца сгодятся. Не вернулся... Влюбился в Василису... Аня вздохнула. И вроде бы все это с нею произошло, а вроде и нет. Образы встают, стоит лишь захотеть, но смотрит Аня на них со стороны, отчужденно...
        - Нет, девонька, так не пойдет... - у крыльца кряхтел леший.
        Аня испуганно дернулась, пытаясь спрятать шкатулку, а только той как и не было в ее руках.
        - Ты не хочешь принимать свою сущность, - качал чуть зеленеющими ветками волос леший. - Держишь ее в руках как чужое сокровище, а оно - твое.
        - Я не могу, - вздохнула Аня. - По крайней мере, пока...
        - Вот то-то и оно... Плохо это. Думаешь, времени предостаточно? А его нет! Чувствую я, гроза надвигается...
        Аня подозрительно посмотрела в ясное синее небо. Удивительное нынче лето - жаркое, без единого дождика.
        - И что мне с того? Я - не воин, не боец... Я букашки и то обидеть не могу. А представляешь - Кощей! Он же человек! Что я могу сделать?
        - Эх-хе-хе-юшки... - леший закрыл глаза и застыл. Ну пень-пнем! Минут пять он молчал, погрузившись в свои мысли, потом встрепенулся, обреченно махнул корявой рукой и многозначительно вымолвил, - каждому овош-шу свой срок.
        Аня только передернула плечами как от холода. А вдруг леший прав? Вдруг уже завтра тот... Всеслав, кажется, начнет жечь лес, а что она сделает? Будет терпеливо ждать просветления в его душе или опять закричит, своим ультразвуком взрывая его голову? Или сдаться ему? Может так, действительно, будет лучше. Не убьет же он ее, вдруг и правда учить будет.
        - Глупая ты, зеленая еще, - будто прочитал ее мысли леший. - Сама можь кого угодно взять в обучение. Нужно лишь принять предложенные тебе знания.
        ...Вечер был густым и ароматным. В воздухе разлились дневное томление трав, горячечность земли, парение озера. И все это кружило голову даже такого закаленного воина как Всеслав. До сего момента он просто не замечал окружающей его красоты, как будто ее и не было. А тут вдруг накатило... Это как... Он долго сидел в сумерках на берегу озера, купаясь в поднимающемся тумане, и анализировал открывшуюся ему правду о мире. ... Как будто приподнялся стеклянный купол над ним, пропустив внутрь звуки, запахи и цвета. От них голова шла кругом, притупляя чувство опасности, желание сражаться и побеждать. А это плохо, тем более накануне противостояния с ведьмой. Вдруг Всеславу пришла мысль, что это наваждение ею и наслано, чтобы ослабить его, заставить дрогнуть.
        Не дождется... Если не хватит его умений и военного таланта, пустит в ход новоявленных магов. Часом раньше его небольшой отряд пополнился двумя мужиками, отряженными Костей. Головорезы... Именно так окрестил их Всеслав. И не из-за телосложения. Оно как раз было так себе... Взгляд... Таким смотрят маньяки на своих жертв. В глазах превосходство, презрение и обещание смерти. Если все маги таковы, то безопаснее их было не ловить, а убивать на месте, как нечисть. И эта местная ведьма из того же разряда. Всеслав задумался, а может пульнуть в нее не дротиками? Заманчиво, заманчиво... Может, он и сделал бы так, но недвусмысленный приказ Верховного гласил: взять живой, слишком ценный экземпляр.
        Интересно, напугается ли этот самый экземпляр его обещания сжечь лес? Всеслав оглянулся на темную громаду за спиной. От нее веяло не опасностью, а обещанием защиты и ночного покоя. Невидимые уже в темноте деревья шумели, будто переговаривались, вглядываясь в его суть. Какая она?
        Всеслав и сам не мог бы сказать, чего в нем как в воине больше: желания защищать или стремления завоевывать. Удивительно, но такого вопроса перед ним никогда не стояло. Можно было даже перефразировать известную шутку: командир сказал в морг, значит, в морг. И сейчас идет война... Другая, невидимая для всех, но война. Вот вчера, например, его ребята едва спасли зазевавшегося местного парня. Русалка приворожила, заманила его в камыши и уже притопила. Хорошо, Лука не стал рассуждать и медлить, пальнул пару раз, разнес нечистую голову к чертовой матери, а парня выловил и откачал. А эту Георгиевскую мавку так и не удалось прибить... Всеслав скрипнул зубами. Ну ничего! Вот разберется с ведьмой, тогда и до нее доберется!
        - Всеслав... - за всеми размышлениями он и не заметил подошедшего сзади одного из прибывших магов. - Никак замечтался?
        Он присел на корточки рядом с Всеславом. Как же его зовут?
        - Э-э-э...
        - Валентин Иванович...
        - Да, конечно... Валентин Иванович, что-то случилось?
        - Случилось? - мужчина фыркнул. Он видел Всеслава на базе и никак не мог понять, почему у Верховного такой помощник: слабый, бездарный, а теперь, оказывается, еще и мечтатель. - Ты думаешь, как мы завтра ведьму ловить будем?
        - А чего ее ловить, сама придет! - Всеслав взглянул на мужика и вздрогнул. Глаза мага горели в темноте как два фонарика.
        - Ага, она чё, дура? - Валентин сплюнул себе под ноги. - Нужно ее в ловушку заманить, чтобы даже не мечтала сбежать.
        - И что ты предлагаешь? - Всеслав отвернулся. Маг вызывал в нем дрожь, которую удавалось подавлять лишь силой воли.
        - Так, может, живность озерную в заложники возьмем?
        - Есть предложения, как это сделать? - Всеслав посмотрел на мага со злорадством. Ну-ну! Выскочка! Сам он сколько ни пытался русалок поймать, а все без толку. Только эту мавку и удалось подстрелить, да и то благодаря прыщавому Георгию. И чего только мавка в нем нашла?
        Валентин заметил откровенную усмешку Всеслава и решил поставить этого бездарного вояку на полагающееся ему место. А оно, как сказал бы его дядька, полжизни проведший в зоне, у параши. С такими мыслями Валентин вытянул вперед руки и сосредоточился. Воздух над озером задрожал, запарил, насыщая вечер душным запахом тины, от которого выворачивало наизнанку.

        ***

        -А-а-а-ааа!
        Жуткий крик как острый нож прорезал вечернюю тишину, и она осыпалась грязными комьями страха. Аня даже не успела встать со ступеньки крыльца, как на нее наткнулась Вальсия, выбежавшая из дома. Ее кукольное личико было перекошено от боли и ужаса, а глаза не видели ничего, обращенные куда-то вглубь себя.
        - Эй, Валь... - Аня соскочила и ухватила уже скатывавшуюся с крыльца мавку за хвост... вернее, за подол платья. - Что случилось?
        С таким же вопросом из дома выбежал Георгий. Они с Аней переглянулись, и на немой укор во взгляде ведьмы парень лишь пожал плечами. А Вальсия вздрогнула, очнулась и перевела взгляд на друзей. В нем появилась осмысленность и слезы.
        - Там...там... на озере... - она запиналась и никак не могла облечь в слова волну страданий и страха, которая пронзила ее минуту назад как стрела.
        - Ты толком можешь объяснить? - Аня встряхнула мавку за плечи.
        - Там озеро варится!
        - Как? - Аня прислушалась к себе и, наконец, поняла, о чем речь. И как такая ментальная волна прошла мимо нее? Она больше не раздумывала и бросилась к берегу.
        - Валь, что случилось-то? - теперь к допросу мавки приступил Георгий.
        - Потом, Гош, надо Ане помочь, - мавка отмахнулась от своего возлюбленного, быстро обулась в выделенные ей калоши и помчалась за ведьмой. Парню ничего не оставалось, как последовать за ней.
        От озера валил пар как от хорошей бани. Он почти скрывал стоявших на берегу мужчин. Однако Аня почувствовала их, вернее, его, того, кто пользовался магией. Пользовался легко, без сомнений и угрызений совести, скорее даже, с удовольствием, с улыбкой наблюдая, как вода в озере начинает нагреваться и кипеть. Неповоротливая рыбешка уже плавала вверх брюхом, остальная ушла на глубину, туда, где прятались русалки. Но ничего, думал мужчина, испытывая необъяснимое чувство эйфории, еще чуть-чуть и они почувствуют на собственной шкуре каково это быть куром во щах.
        - Ты чего это, кобель драный, тут делаешь? - он даже вздрогнул от неожиданности. Ждал ведьму, а появление ее пропустил.
        - А, - радостно оскалился маг, - пожаловала госпожа ведьма! Тогда можно и поговорить!
        - Не о чем нам с тобой разговаривать! - Аня, разгоряченная от быстрого бега, говорила прерывисто и лихорадочно пыталась сообразить, что же ей теперь делать. До этого волшебство давалось просто подсознательно, управлять-то им не умеет. А хорошо было бы парализовать этого гада!
        - Как раз-таки есть! - ухмыльнулся маг. - Эй, брат Всеслав, чего застыл! Ампулы-то у тебя.
        Аня перевела взгляд на второго мужчину, который, казалось, просто окаменел. Но едва к нему обратился маг, он вздрогнул, начал шарить по карманам и нерешительно шагнул к девушке. Она инстинктивно сделала шаг назад, запнулась о невидимую каменюку и взмахнула руками.
        - Тише, ведьма, не нужно тут активность разводить, не то я воду нечаянно закипячу. Тогда твоим зверюшкам не поздоровится!
        - Чего вам надо? - Аня смирилась, понимая, что противопоставить-то ей нечего.
        - Ты с нами поедешь, - распорядился маг, а чтобы без сюрпризов, мы тебя просто усыпим. Всеслав?
        Тот сделал еще пару шагов в Анином направлении. В руках его вдруг появился шприц. Девушка бросила тоскливый взгляд на озеро.
        - Хорошо, - согласилась она. - Только перестань озеро мучить.
        - Руку давай! - Всеслав действовал четко и грубо. Его душила злость на Валентина, на то, как тот им командует, на ведьму, которая все это видит. Все свое негодование он и вложил в укол. Аня вздрогнула, но стон подавила, а потом стала оседать на руки Всеслава.
        Тот подхватил ее тело и молча понес в сторону лагеря. Маг усмехнулся, сплюнул на камни побережья, опустил руки и с каким-то сожалением посмотрел на озеро. А может дожарить его до донышка? Пусть твари в собственном соку варятся! Он еще раз окинул взглядом водную гладь, потом махнул рукой и пошел следом. Так что, когда до места короткого разговора с ведьмой добралась Вальсия, здесь уже никого не было.
        - Нет! - выкрикнула она отчаянно. Что же теперь делать? Она перевела дух и вновь хотела броситься в погоню, чтобы хоть как-то помочь Ане.
        - Стой, Валь, не надо, - появившийся следом Георгий схватил мавку за руку и притянул к себе. Она начала судорожно вырываться, пиная парня, куда придется. - Ты ей уже ничем не поможешь.
        - Да как ты только можешь стоять и спокойно смотреть, как они нашу Аню похищают! - Вальсия изо всех сил дернулась, освободилась, наконец, и влепила парню пощечину. - Трус!
        - Я не трус, - вспыхнул Георгий и снова вцепился в Вальсию. - Я просто благоразумен. Сама подумай, что мы можем сделать? Только себя погубим...
        - И правда, - Вальсия как-то резко сникла. - Что ТЫ можешь сделать? Да и хочешь ли? Ты не только трус, но еще и эгоист! Аня спасла нас, а ты...
        - Я о тебе в первую очередь забочусь! - парень стиснул кулаки. - Да им убить нас - раз плюнуть! А ей все равно ничего не будет. Увезут на базу, будут контролировать. Людей они не убивают! Кроме того, это был ее выбор!
        Вальсия, конечно, понимала, что сделать она, и впрямь, мало что может, но вот так отдать Аню... Она опустилась на землю, обхватила коленки руками, уткнулась в них и разревелась. От собственного бессилия, от равнодушия и малодушия Георгия. Она влюбилась в него, видя человека, защитника, надежду и опору. А он... трус и предатель. Вальсия резко встала, скинула платье и зашла в воду. Она была обжигающей. Вальсия зашипела, но, сделав еще пару шагов, успокоилась: на глубине вода уже остыла.
        - Я тебя подожду здесь, - неуверенно окликнул ее Георгий.
        - А вот это напрасно, - как ни было мавке тоскливо, она подарила мужу такую улыбочку, от что кровь стынет. - Я не вернусь... По крайней мере, пока здесь не будет стоять Аня!
        А затем она нырнула, хлестнув воду невидимым уже в сгущающейся тьме плавником. А слезы... Они - вода, а вода - к воде...

        ***

        - Ваше высочество! - Олаф поверил в то, что к нему домой среди ночи заявился Эрик, только после того, как увидел его. Ведь ждал, верил, что все будет хорошо, но не мог себе найти покоя. А сегодня, когда нужно было встречать принца в порту, пришлось срочно выехать в горы.
        - И я рад тебя видеть, Олаф, - Эрик уже успел переодеться и поужинать. А вот отдых решил оставить до лучших времен и для начала встретиться с соратником. - Жажду услышать, что у нас тут происходит.
        - Первая партия приборов Деревянко поступила, и мы начали проверять всех граждан на наличие магических способностей, - Олаф жестом волшебника вытащил откуда-то пачку документов и теперь демонстрировал их принцу. - Партия приборов уже закуплена Германией, Англией Францией. Евросоюз отнесся к угрозе возрождения магии серьезно. Проверяются персоналы всех объектов жизнеобеспечения, особенно атомных станций, железной дороги, аэропортов. Все, в ком есть хоть искра магических способностей, отправляются в наши центры, типа, на повышение квалификации. У кого-то дар проявляется сразу, как они попадают в "зараженную" зону, у кого-то до сих пор спит. В любом случае, обратно пока мы их не отпускаем. На их места принимаются обычные люди. Это позволит избежать катастроф из-за спонтанных вспышек гнева, когда Земля... Ну вы понимаете.
        - Когда? - этот вопрос интересовал Эрика больше остальных.
        - Почти месяц... - Олаф жестом пригласил принца к сервированному столику, примостившемуся в стороне от большого рабочего стола.
        - Мало! - Эрик плюхнулся в жалостно вздохнувшее кожаное кресло и схватился за голову. - Мы не успеем!
        - Но сделаем по максимуму! - Олаф взглянул на стоявшую в ожидании распоряжений служанку. Та быстро подошла, разлила чай по белоснежным кружечкам и подала принцу, затем хозяину.
        - Что американцы?
        - Молчат, будто прислушиваются к тому, что в мире творится.
        - Это плохо! - Эрик устало потер лоб руками. - Их деньги лишними бы не были. И потом... Если Америка и Россия не примет никаких шагов к предотвращению техногенных катастроф, мы все равно не выживем.
        - У тебя что? - Олаф уже слышал то, что можно было сказать по телефону, но основное принц мог сказать только с глазу на глаз.
        - Я нашел двух Хранителей: Света и Воды. Не знаю, правда, как их использовать. В старинных книгах об этом ничего не написано. Раньше, когда мир полностью зависел от природы они могли сдержать какие-то катастрофы, потоп, например, или ураган. Это я понимаю... А сейчас?
        Эрик скептически усмехнулся. Всю дорогу, пока он добирался до дому, он думал как раз над этим. Взвешивал, так сказать, мощь промышленности с его атомной энергетикой и силы двух девчонок. Ну что они смогут? Даже если подучатся... Нет, ушло то время, когда люди полагались лишь на богов. А раз так, то теперь человечество должно полагаться как раз на них с Олафом, на благоразумие правительств, на магию денег, в конце концов. Удалось ведь в кратчайшие сроки запустить выпуск приборов Деревянко. Сейчас нужно провести обследование всего населения и изолировать потенциальных магов. И еще...
        - Олаф, нам нужен большой запас серебра. Брат Константин из России выяснил, что оно сжигает нечисть и лишает силы магов. Нужно подумать над тем, как эти знания использовать. Срочно наладить производство серебряных пуль, например, и браслетов. Чтобы они были в арсенале любого полицейского и военного. Кстати, что с армией?
        - Наша уже проверена, все магически одаренные уволены в запас.
        - Они пристроены? - Эрику вдруг показалось... Только на миг... Что с точки зрения обычного обывателя это выглядит как дискриминация по признаку наличия дара.
        - Они у нас в учебках. Кстати, первой нашей базы уже мало для всех магов. Вторую заселяем, но такими темпами, придется еще одну организовывать. Одаренные едут к нам со всей Европы.
        - За чей счет?
        - Правительства их родных стран оплачивают эту "учебу". Кому же хочется иметь невзорвавшуюся бомбу под боком...
        - Это хорошо. В целом с деньгами проблем нет?
        - Нет, ваше высочество! Нас активно спонсируют не только правительства, но и олигархи. Им не хочется терять то, что они имеют сейчас.
        - Что там в горах? - о том, откуда вернулся Олаф Эрику напомнил чай: душистый с травами явно не фермерского производства.
        - Тишина...
        - Ты как-то недовольно это произнес, - хмыкнул Эрик рассматривая задумавшегося о чем-то соратника. За последние пару недель, что принц отсутствовал, Олаф заметно сдал. Возраст, а его соратнику было уже под пятьдесят, проступил сединой на висках, пожелтевшей кожей и кругами под глазами.
        - Ты понимаешь, там турсы злобствовали... - Олаф даже побелел, вспомнив ошметки, которые они находили на горных тропах после ночевки этих великанов. Очень уж они любили человечину, съедая почти все... Почти... К горлу подкатила тошнота. - Я взял спецотряд охраны дворца. Сам знаешь, какие там головорезы!
        Эрик только кивнул. Как он сам ни тренировался с детства, изучая всевозможные техники боя, а против своих же собственных охранников был бессилен. Почти... По крайней мере, пока даром не обзавелся.
        - Высадились мы около стоянки, напустили сонного газа, думали, разберемся, пока те спят. Ага! Не тут-то было! Они были сонными, но такими свирепыми! Ни пули не помогли, ни гранотометы. Еле уйти успели! - Олаф судорожно сглотнул, вспоминая неудачную вылазку. - А неделю назад они просто исчезли. Местный охотник наблюдал за ними по просьбе старосты горной деревеньки, чтобы тот предупредить мог, когда турсы соберутся нападать. Так вот он говорит, в какой-то момент великаны как по команде встали, вытянув головы и глядя куда-то в даль залива, будто звал кто. А потом как завороженные пошли на восток. Сделали пару десятков шагов и исчезли. Это, конечно, нас устраивает, но напрягает. И другая нечисть вдруг пропала.
        - Понял, - нахмурился Эрик. - Ты думаешь, что они не просто ушли от нас, а направились куда-то в одно определенное место?
        - Вот-вот. А зачем? Зачем кому-то в определенном месте орды нечисти?
        - Армию собирают? - Эрик уже думал о такой возможности, но пока не было никаких доказательств, старался сильно не забивать голову такими вопросами. - Серебра нужно будет больше, чем я предполагал.
        Сотовый завибрировал, выведя Эрика из ступора.
        - Да... - звонил отец. - Что? Какой канал? Любой? Хорошо...
        Он обернулся к Олафу, но тот уже все понял и сделал знак служанке. Она прошла вдоль стены и взяла пульт. Стенка, казавшаяся сплошной, разъехалась в стороны, обнаруживая за собой плазму. Телевизор мигнул и показал президента России.
        " ...Нет никаких оснований для паники, тем более для смехотворных слухов о якобы магическом происхождении беспорядков - вещала голова Павла Мещерского, - террористы уничтожены, в ряде областей введен комендантский час".
        Голову сменила симпатичная ведущая:
        "Также президент встретился с министром здравоохранения и распорядился повысить уровень психиатрической помощи населению".
        - Вот так... - Эрик даже не знал, что сказать.
        - Надо увеличить объем помощи "Воинам Христа", - Олаф ждал одобрения начальства.
        - Да, конечно, - кивнул принц. - Они теперь единственные, кто может хоть что-то сделать для России. Нужно следующую партию приборов Деревянко направить им. Можно чрез наш благотворительный фонд под видом медицинского оборудования. Пусть организуют акцию против рака крови, например, и проверят хотя бы работников атомных станций...
        - К военным они нас не подпустят...
        - Вот ведь чертов Ёрмунганд, - принц ударил кулаком по подлокотнику кресла.
        - Может в помощь Константину отправить кого-нибудь из наших?
        - Хорошая идея! - Эрик обдумал ее и даже просветлел лицом. - Я тоже поеду!
        - Но, ваше высочество!
        - Не надо мне напоминать о моем титуле! - Эрик уже все решил и ему даже стало легче на душе. Он и сам только что осознал, как хотел вернуться обратно. Там ведь Хранители... Там Аня!
        - Я вас не отпущу! - Олаф уже знал, к кому обратиться. Уж отец-то сможет повлиять на отпрыска.
        - Лучше помоги собраться так, чтобы я без связи не оставался, и мага дай потолковее! - Эрик взглянул в хитрющие глаза Олафа. - И не смей говорить моему отцу! Я все равно поеду, а если он узнает, еще и скандал семейный будет.
        - И что же такого там случилось, что вы туда с таким остервенением рветесь?
        Эрик не стал отвечать на провокацию:
        - Завтра заеду на базу, чтобы все было готово! Я должен быть экипирован не хуже Джеймса Бонда!
        - Под своим именем?
        - Ты что?! Да кто меня туда под ним впустит! Так что и паспорт должен быть таким настоящим, чтобы сам Ёрмунганд не заметил!

        ***

        Марина спала беспокойно. Да и нельзя было даже сказать, что она спала. Так... Перепрыгивала из кошмара в кошмар. Сначала жуткий запах канализации вроде бы и смытый, но засевший в памяти, гнал куда-то в большой водопад с явными камнями на дне. Затем видела она себя на вершине пирамиды, знала, что надо спускаться вниз, но медлила, понимая, что первая же ступенька рухнет вниз обвалом рассыпающихся в песок камней. Потом делала шаг вперед, не находила опоры, кричала в долгом полете к земле и попытке раскинуть сломанные крылья. Снился ей ее муж в стеклянной колбе, будто пойманная мошка. Он бился о невидимую преграду и что-то пытался ей сказать. А она вглядывалась в губы... И не для того, чтобы прочитать по ним сообщение с того света. Просто сейчас ей больше всего хотелось прижаться к его губам, как когда-то далеко в молодости, когда любовь накатила на них, студентов, заставляя жаться друг к другу на железной койке в общаге, мечтая, чтобы рассвет не наступал вовсе. Но он был уже не за горами и весь организм Марины понимал это, не желая просыпаться. А потом она успокоилась, вспомнила про крылья, ощутила
на кончиках их острые кинжалы. В диком развороте, совсем как в фильмах про Шаолинь, она размахнулась ими и вспорола гладь стекла.
        - Он убьет тебя сегодня, - услышала она наконец то, что пытался донести до нее муж. - Не выходи из комнаты!
        - Кто? - кричала Марина, уже понимая, что вопрос глупый. Понятно же, что президент.
        - Марина! Марина, проснись!
        Лицо мужа вдруг стало отдаляться, гаснуть, размываться в чертах другого человека. Марина судорожно вдохнула как после погружения в воду и открыла глаза.
        - Кто тебя убьет? - Василиса трясла ее за плечи. - Что ты видела?
        Марина всхлипнула и разрыдалась.
        - Он приходил ко мне... Паша... Сказал, чтобы я не выходила из комнаты...
        Василиса обняла женщину за плечи:
        - Все будет хорошо, Марина. Это всего лишь сон...
        А вот в этом она не была уверена. Да и все последние события просто требовали прислушиваться к собственным чувствам и ощущениям. И к Марининым... Если уж она почувствовала подмену мужа по первому же взгляду...
        - Марин, ты и вправду не ходи сегодня никуда. Скажу, что ты бредишь, мол, нервы и все такое...
        - Ох, Вась, если захотят убить, то и здесь найдут...
        - Да кто, Марин, кто? - Василиса и сама понимала, что глупо сейчас среди тех, кто их спас, приютил, искать врага. А сны... Сны и есть: ложь и самообман. Но что-то в Марине не давало покоя. Она будто светилась фиолетовым загадочным сиянием. - А ведь у тебя тоже есть дар...
        - Какой дар, Вась... - Марина села, согнув колени и обхватив себя руками.
        - Ты думаешь подмена президента, оборотни, портал - это все случайность. Тебя саму не удивляет все происходящее?
        Марина как-то обреченно хмыкнула.
        - Не удивляет... Пугает...
        Она часто видела странные сны. Только сейчас, когда все свершилось, она могла сказать, что они - не плод больного воображения. В первый раз зомби вместо мужа приснился ей с год назад. Потом и оборотни снились. Причем настолько явно, что когда они появились в особняке, она их узнала. Но говорить об этом малознакомой, хотя, без сомнения, спасшей ее девушке не хотелось.
        - Ладно, - Василиса махнула рукой и пошла одеваться. Взяв джинсики, она поморщилась. Хоть и чистые почти, а вонь никуда не делась. А натягивать их придется, больше-то нечего. - Но ты все-таки останься здесь... И не забудь запереть дверь. Я как приду, подам голос. И кушать принесу...
        - Хорошо... - Марина признательно посмотрела на Василису. - Спасибо тебе. Если бы не ты...
        - Да пожалуйста! - девушка подумала и взяла на всякий случай куртку, а потом подошла к двери. - Странно...
        Она толкала ее, но дверь открываться не желала.
        - Нас заперли? - удивленно она обернулась к Марине.
        - З-з-зачем?
        Василиса пожала плечами и вежливо постучала. На стук никто не пришел. Она пустила в ход кулак, потом пятку ноги.
        - Эй вы! - кричала девушка. - Выпустите нас! Будьте людьми! Эй! Воины, мать вашу!
        Удары гулко отражались в бесконечности переходов ангара. Василиса опустилась на пол, прижимаясь спиной к двери, и закрыла глаза. И тут она увидела их - огоньки... Ярко фиолетовый - совсем рядом. Это Марина. Поблизости больше никого, а вот дальше - будто новогодняя елка - переливающаяся россыпь огней: красные, желтые, синие, серые... И все кучками. Серые отдельно. Красные и желтые - вместе. Синие - среди них. И вдруг посреди всего этого салата вспыхнула черная дыра и тотчас погасла. Василиса разочарованно ахнула и открыла глаза.
        - Что случилось? - Марина с интересом смотрела на девушку.
        - Сама не знаю. Я вижу людей как разноцветные огоньки... Ты, например, фиолетовая... в крапинку, - протянула она фразу из любимого мультика. Марина улыбнулась. - Там был кто-то очень черный...
        Василиса не знала, как лучше сформулировать. Только сейчас она поняла, как ей не хватает знаний. Говорил же Эрик, учиться надо. Хотя... Не для этого ли она сейчас здесь? Девушка вскочила на ноги и развернулась к двери: сплошное дерево без каких либо намеков на замок. Только металлическая ручка прикручена. Как же она запирается? Засов снаружи? Или навесной замок? Василиса закрыла глаза, вспоминая дверь такой, какой видела она ее вчера. Вроде бы ничего такого не наблюдалось... И тут девушка заметила черную вязь, которая как паутина опутывала дверь. Насыщенный черный, как у виденной недавно дыры. Кто? Вчерашний брат Константин? Тогда зачем? Она потрясла головой, будто пытаясь сбросить с себя такую идиотскую мысль. Не может быть! Он их спас! Кто-то из живущих здесь магов? Возможно. Если ангар пуст, пройти и навесить заклинание недолго, вот только зачем? Василиса стояла и глазела на плетение, не зная, что с ним делать.
        - Девушки! - в дверь постучали. - Это Костя! Вы готовы к завтраку?
        Василиса отскочила от двери как ошпаренная.
        -Д-да... Только... Дверь заперта...
        - Сейчас мы ее распутаем... - мужчина с той стороны сопел минут десять. Дверь, наконец, распахнулась.
        - Ну и зачем ты это сделал? - Василиса подозрительно посмотрела на чересчур бодрого и радостного Костю.
        - Только ради вашего спокойствия, - настроение у Констанса, действительно, было прекрасным. Только что звонил Всеслав: они поймали ведьму! Так что подозрение маленьких мышек, запертых в ловушке, его не могло испортить. - Вас здесь мало кто знает, мало ли что могло случиться. Но сейчас мы это упущение исправим. Пойдемте, я познакомлю вас со всеми магами!
        Он посторонился, будучи уверенным, что девушки с удовольствием воспользуются его приглашением. Однако они не спешили.
        - Кхе-кхе... Костя... - Марине показалось, что мужчина вздрогнул. - Я плохо себя чувствую, и, пожалуй, останусь здесь.
        - Но вы же голодны? - Констанс старался подавить раздражение. Он только что договорился с одним из "своих" магов насчет малюсенькой ошибки в расчетах с заклинанием.
        - Мне Василиса что-нибудь принесет, - теперь Марина была уверена: во взгляде мужчины сверкали опасные искры.
        - Да зачем же ей себя утруждать. Я распоряжусь...
        - Нет! - рявкнула Марина, потом устыдилась своего нелепого поведения. А вдруг ей все кажется? Тогда такое отношение к их, можно сказать, спасителю просто оскорбительно.
        Констанс не знал, что и сказать. Внутри поднялась черная стена гнева и, боясь, что не сумеет сдержать себя, мужчина просто развернулся и пошел прочь. Василисе тоже было не по себе.
        - Марин, может, зря ты так?
        - Прости, - Марина готова была сквозь землю провалиться. - Сама не знаю, что нашло...
        - Ладно, сиди здесь, я скоро буду! - уже выходя из комнаты, Василиса вдруг повернулась к женщине. - И еще... Закрой дверь и подопри да вот хотя бы столом. В общем, забаррикадируйся! Я как приду подам голос, откроешь. И... не падай духом! Все будет хорошо!
        Василисе самой стало легче от этих слов, и она легко побежала по ангару догонять Костю.
        Пока девушка кушала, Констанс внимательно ее разглядывал и усиленно смешил, вспоминая различные байки про магов и их проклятия. Он давно уже усвоил простую истину смешное страшным не бывает. А потому Василиса должна воспринимать его как балагура и не успевать задумываться над тем, что происходит вокруг. Получалось у него просто замечательно. Девушка искренне смеялась и, казалось, совсем позабыла про вчерашние неприятности. Потому ее вопрос прозвучал как-то внезапно.
        - Кость, а что вы будете делать с президентом, вернее, тем, кто им притворяется? Надо ведь сообщить куда-нибудь, предупредить... Он же, скорее всего, тоже маг, но маг злой, типа черного колдуна.
        Констанс знал, что уж этот-то вопрос обязательно прозвучит.
        - Уже сообщили. Не знаю, поверит ли хоть кто-нибудь в это, но пока - тишина.
        - Это и странно... - девушка мгновенно стала серьезной.
        - Почему?
        - Как тебе сказать... По собственному опыту знаю, поклепа на президента никто терпеть не будет. Тем более в условиях чрезвычайного положения. Терроризм там и все другое. Реакция должна была быть!
        А ведь она права! Констанс сделал себе зарубку: с девушкой нужно быть внимательней, исключать любые мелочи, которые могли бы навести ее на любые неприятные мысли. В свете этого, показывать ей занятия "своей" группы магов нельзя. Только разве что "светлой"...
        - Насчет реакции сложно сказать - слишком мало прошло времени, - он в задумчивости вертел вилку. - Может, еще и прилетит откуда-нибудь.
        Констанс замолчал. Ему нужно было время, чтобы изменить тактику. После короткого разговора с девушкой стало понятно, что заговорить ее не получится. Слишком уж умна... И она не будет довольствоваться простыми ответами, типа, так нужно. Обязательно спросит, кому нужно и зачем. До сих пор никто из магов не проявлял ни любопытства, ни недовольства. Они делали то, что им советовал Констанс без оглядки на технику обучения, его целесообразность и степень сложности. С Василисой такая тактика не пройдет. А она ему нужна сейчас больше, чем кто-либо другой. Правда, есть еще ведьма... А еще эта Марина... Василису нужно изолировать от нее, причем, немедленно и не вызывая подозрений. Констанс мысленно настроился на оборотней и отдал приказ. Сейчас на базе был лишь один из них. Не слишком сообразительный, но он мог бы оказаться полезен... как козел отпущения.
        - Что ж, - мужчина смерил Василису темным задумчивым взглядом, каким смотрят на огород, который надо вскопать, - если ты наелась, пойдем, познакомлю с обитателями нашего ордена. Тебе интересно будет с ними поговорить.
        - Они все маги?
        - Ага! Те самые, про кого я только что рассказывал... Ты же не думаешь, что все эти байки я выдумал?
        - Нет, конечно, и мне, действительно, было бы интересно с ними пообщаться. Но... Там Марина... Я обещала принести ей завтрак.
        - Да-да... - кивнул Костя, - но это идти в ангар... Давай сделаем так: соберем покушать, но по пути зайдем в общий корпус, где маги занимаются.
        - Ну хорошо... - пришлось согласиться Василисе, хотя она вдруг почувствовала неприятный холодок от какого-то странного ощущения неправильности происходящего.
        В общем корпусе, бывшем когда-то солдатской казармой, царило оживление, не сравнить с ангаром, где их разместил Костя. По коридорам сновали люди, они о чем-то спорили, что-то обсуждали. При появлении Кости улыбались и искренне жали ему руку. Он же сразу представлял Василису как еще одного коллегу.
        - Их так много... - девушка с любопытством заглядывала в каждую незапертую комнату.
        - И это еще не все, - улыбался Костя. - Старшая группа на полигоне, отрабатывает заклятия.
        Василиса вспомнила об огоньках. Интересно, а эти маги какого цвета? Он схватила Костю за руку и оттащила к окну.
        - Погоди... - девушка зажмурилась и сосредоточилась.
        - Ты чего делаешь? - Констанс вдруг ощутил угрозу. Неужели она уже научилась видеть ауры живых существ? Он схватил Василису за плечи и встряхнул.
        - Ты чего?! - она распахнула глаза и обиженно уставилась на Костю.
        - Ты как? Здорова?
        Василиса фыркнула:
        - Ну вот, помешал мне... Просто я людей вижу как маленькие разноцветные огоньки. Вот и хотела попробовать. Еще бы понять, какой цвет чего значит...
        - А-а-а... - Костя облегченно выдохнул. - Я-то подумал, что тебе плохо стало, вот и...
        - Да ладно, не бери в голову, потом еще раз попробую, - Василиса махнула рукой. - А сейчас, действительно, нужно идти. Там ведь Марина ждет.
        - Пойдем, - согласился Костя. - Только давай я тебе еще одно место покажу.
        И вновь это леденящее чувство, что соглашаться нельзя.
        - Нет уж, - Василиса прислушалась к себе. - Надо вернуться к Марине.
        - Конечно, - вновь согласился Костя. - Просто по пути я хотел показать, где...
        - У меня такое чувство, - Василиса резко повернулась к мужчине, - что ты всячески пытаешься меня задержать.
        Костя обиженно на нее посмотрел и молча пошел к выходу. Констанс едва сдержался под этой личиной растерянности и обиды. Вот тварь! Он потянулся к оборотню в надежде, что тот успел справиться с Мариной, но почувствовал лишь звериную ярость от невозможности достать законную добычу. Констанс вжал кулаки и развернулся к застывшей Василисе. Она стояла, закрыв глаза. Опять ведь ауры читает! Констанс рыкнул и одним прыжком оказался возле нее. Но девушка уже открыла глаза, издала дикий вопль, который можно было бы сравнить с гиканьем каманчей, и сорвалась с места на отличной спринтерской скорости. Даже десяти сантиметровые каблуки не помешали! Правда, выбежав на улицу, Васька разулась и, ухватив туфли, припустила уже босиком. Констанс едва за ней поспевал, на ходу посылая оборотню команду смыться из ангара.
        Он не успел. Охотничья ярость притупила инстинкт самосохранения. Он бился в забаррикадированную дверь, царапал ее ногтями, водил носом, будто выискивая по запаху слабые места, и выл.
        - Эт-т-то же оборотень... - Василиса стояла посреди ангара, тяжело дышала и не отрываясь смотрела на зверя. Откуда? Они нас выследили?
        - Оборотень? - Костя сам был растерян, Констанс ухмылялся - хорошая возможность отвести от себя всякие подозрения. - У нас на базе не было оборотней... Вот и прилетело, а ты говоришь, тишина... Наверное, когда мы сообщили о президенте, доложили ему, а он уже послал сюда своих слуг.
        - Что делать? - Василиса перешла на шепот, увидев как зверь повел ушами и повернул к ним свою оскаленную морду.
        - Не бойся, - Костя задвинул Василису к себе за спину, - я уже кое-чему научился здесь. Уж со зверем-то смогу сладить.
        Он вскинул руки и мгновенно выстрелил в оборотня большим шипящим огненным шаром.
        - Стой! - Василиса дернула его за руку, но было уже поздно. Шар настиг оборотня и прошил его насквозь.
        - Ты чего? - удивился Костя.
        - Он умер? - в глазах девушки царил ужас.
        - А ты как хотела? - с самодовольной улыбкой ответил Костя.
        - Вот ты и... Надо было его в живых оставить, допросить...
        - Ну извини, не подумал! - Костя обиделся. Констанс удовлетворенно хмыкнул. Вовремя он прибил этого недооборотня. С одной испуганной бабой не сладил!
        Василиса осторожно приблизилась к зверю, который медленно принимал исходный свой человеческий облик.
        - А я его знаю! - удивилась девушка. - Он, действительно, был вчера в доме президента. Олег, кажется...
        Костя пожал плечами, Констанс усмехнулся... В этот момент распахнулась дверь и в коридор выглянула Марина. Она встретилась с Костей глазами и вздрогнула, потом посмотрела на зверя...
        - Вась, он пришел сразу как вы ушли, сначала просто говорил, что завтрак принес, потом сказал, что вы меня звали, а потом начал ломиться и рычать...
        Василиса кивнула головой.
        - Я хотела раньше прийти, но некоторые... - она кинула осуждающий взгляд на Костю.
        - Я же не знал...
        - Только это тебя пока и спасает! Хотя... Слишком все подозрительно: ты здесь хозяин, как я поняла, а о посторонних на базе не знаешь, все утро водил меня и заговаривал зубы... У вас вообще охрана есть?
        - Только общая с военной частью. Мы же заняли часть ее помещений...
        - Дилетанты! - покачала головой Василиса. - Вас тут перебьют, а вы и не проснетесь!
        - Вообще-то ты права, - Костя задумчиво смотрел на девушку, потом будто очнувшись скомандовал. - Вы посидите пока здесь, труп сейчас уберут. А я посоветуюсь с наставниками магов насчет организации охраны. В этом ты, Вась, права.
        Охрана - это то, что сейчас нужно! Но не магов непонятно от кого нужно оберегать, а этих странных девушек охранять, чтобы ненароком не сбежали! Чертова "женушка"! Живуча оказалась...
        "Женушка" же кинулась на шею к Василисе и расплакалась.
        - Марин, ну все же хорошо, - успокаивала ее девушка.
        - Вась, все плохо. - Марине было стыдно. Выглядит как истеричка. Только и делает, что ревет, но остановиться она не могла. А еще этот... - Вась, может быть я выгляжу как параноичка, но этот Костя... У него сейчас был такой же взгляд, как у Паши... то есть, у того, кто Пашей прикидывался... в тот первый день.
        - Какой день? Паша?
        - Ну мой муж... - Марина постаралась взять себя в руки. - У него глаза серые, а в тот день, когда вернулся уже не он, они были, как бы тебе сказать, с черными такими искрами. Как будто чернота заливала зрачок, а он ее старался спрятать. У Кости глаза голубые. Сейчас, когда я выглянула, они тоже заполнялись чернотой, но он быстро справился.
        - Тебе не могло показаться? В ангаре же освещение тусклое...
        Марина печально покачала головой.
        - Нет, Вась. Я даже вздрогнула. А он как увидел, испугался, глаза сразу изменились и стали чисто голубыми.
        В коридоре послышались шаги и Василиса прижала палец к губам, призывая помолчать.
        - Знаешь, как мне понравилось! - весело воскликнула она, взглядом призывая Марину ей подыграть. - Там настоящие маги!
        - Это же здорово! - громко поддержала ее Марина. - А тебя они будут учить?
        - Костя сказал, будут! Наконец-то я научусь, как управлять своей силой!
        - Я тоже хочу! - Марина прислушивалась к возне в коридоре. - Может и у меня сила есть?
        - Ты же недавно на зараженной территории, может еще проснется. У все по-разному.
        - А тебя сам Костя учить будет?
        - Очень надеюсь, он такой умный, такой веселый!
        Они слышали как в коридоре кто-то хмыкнул, потом снова раздались шаги и все стихло.
        - Получилось? - шепотом спросила Марина.
        - Костя не дурак, его одни слова мало убедят.
        - Так что нам делать?
        - Не знаю, - Василиса разложила на столе бутерброды и вытащила бутылку минералки. - Кушай, нам нельзя доставить ему такое удовольствие и умереть с голоду.
        Сама же Василиса расположилась на кровати и задумалась. Может ли Костя быть тем, кто подменил президента? Если некто легко меняет внешность, то почему бы нет! Слишком много совпадений. И этот оборотень, опять же... Любой умный человек, а дурака управлять такой базой не поставили бы, постарался бы захватить оборотня живым. Ведь он сам по себе - доказательство подмены президента. Костя же его убил, причем так быстро, будто только этого и хотел. Вопрос в том, настоящего Костю убили и подменили этим неизвестным, умеющим надевать личины? Или этот неизвестный и есть Костя? Похоже что так. Слишком хорошо сегодняшний Костя знал территорию, порядки, магов по именам называл. Получается, они в самом гнезде темного мага. Василисе вспомнилась черная точка среди разноцветной гирлянды, увиденная ею утром, и то, как она быстро исчезла, будто ее чем прикрыли. Эх, знаний маловато... Вот если бы можно было видеть различные заклятия!
        - И что нам делать? - прервала молчание Марина.
        - Я Косте зачем-то нужна. Точно! Я ведь и президенту понадобилась, ведь нашел меня и вызвал к себе! Зачем? - И Василиса поняла: она же сила Жизни, как уверяла ее ведьма, значит, Костя добивается ее расположения. - Да, мне ничего пока не грозит! А вот тебя он пытается раз за разом убить! Ты ему мешаешь, скорее всего, как еще одно живое доказательство подмены президента. Но убить тебя он пока не может, это вызовет мои подозрения.
        Марина безрадостно усмехнулась.
        - Поэтому тебе нужно быть очень внимательной, очень... Или лучше вообще отсюда убраться. Вот ведь черт! И зачем я ему об охране сказала! Вон как задумался, теперь точно поставит! Ладно! - Василиса решительно поднялась. - Сидя здесь, я ничего не придумаю. Нужно разведать обстановку. Ты, главное, дверь закрой!
        - А если он в тебя обернется?
        - Нужен условный сигнал, и такой, чтобы не привлекал внимание, - Василиса наморщила лоб. - Пусть будут слова: фу, оборотнем до сих пор воняет.
        Марина брезгливо поморщилась.
        - Да уж... Там, наверное, действительно, псиной пахнет... Или кровью...
        - Скорее уж паленой шерстью.
        Марина побледнела и отодвинула так и не съеденный бутерброд.
        - Ладно, я пошла, - Васька подскочила к двери, осторожно выглянула наружу
        а потом замерла, глядя куда-то в темную, не знавшую побелки уже, пожалуй, пару десятков лет, стену.
        Это было как фильм в летнем кинотеатре в парке. Вокруг те же деревья, ветерок играет, звуки посторонние врываются, запахи, а на экране вот оно - чудо - любимый старый фильм. Так и сейчас Марина вдруг увидела: Василиса выходит и только ее шаги стихают где-то снаружи ангара, прямо посреди комнаты вспыхивает серое марево совсем как вчера, когда она из собственного дома бежала. В центре его появляется фигура мужчины в сером балахоне с закрытым капюшоном лицом. Человек поднимает руки и с кончиков пальцев срывается короткая синяя молния. И не спрятаться от нее, ни увернуться. Все. Конец фильма.
        Марина вздрогнула и очнулась. Василиса уже стояла с той стороны двери:
        - Запирайся! - она подмигнула. - Я пошла...
        Дверь закрылась, и женщина услышала удаляющиеся шаги. Еще секунду Марина приходила в себя, а потом рванула вслед за Василисой.

        ***

        Констанс понимал, что времени у него остается очень мало. Кольцо безошибочно признало в Василисе Силу Жизни, только вот не верит ему девушка. Вчера еще ее аура принимала его как друга, а сегодня в ней мелькают пятна подозрительности, отвращения и настороженности. А раз так: придется действовать быстро и жестко. Да и понятно, что ей не место здесь, на базе. Только Марину нужно ликвидировать.
        "Господин, - услышал он зов одного из самых любимых его магов-новобранцев Василия Козлова, - девушка покинула комнату, одна, движется к выходу".
        А вот и его шанс. Если успеть убить Марину до того, как Василиса выйдет из ангара, а потом просто не выпадать из ее поля зрения, все будет хорошо. В миг Констанс накинул морок обычного воина Христа, настроил на комнату выход портала и шагнул вперед, поднимая руки. Это странно, но никого он не обнаружил.
        "Господин, - отыскал его зов мага, - вторая женщина вслед за первой выбежала".
        Констанс только сжал кулаки и вернулся к проходной, что была прямо перед входом в ангар. Он уже успел распорядиться насчет постов по всему периметру, и особенно усиленном здесь, где был въезд на базу. Тем более, что скоро еще и ведьма объявится. Всеслав уже где-то на подъезде. Констанс и сам не заметил, как напряженно он вглядывается в маленькую металлическую дверь в ангар. Будто гипнотизирует в ожидании Василисы. Но ни девушки, ни Марины нет.
        Василиса в это время просто застыла с другой стороны. Незаметно для себя, пока она шла к выходу, перешла на магическое зрение, чтобы просто посмотреть, где кто есть, и увидела ту черную воронку, которую засекла еще утром. Миг - воронка пропала, еще пару секунд - появилась вновь, а потом застыла как раз у нее на пути, но изменила цвет. Теперь она была просто маленьким серовато-красным огоньком. Вот и застыла Василиса перед дверью, боясь подтвердить свои догадки, выйти и обнаружить Костю... Тем более, что девушка увидела и еще один огонек - фиолетовый. Это Марина не усидела в комнате и догоняла ее. Василиса развернулась к ней и приложила палец к губам.
        - Что-то случилось, - спросила она полушепотом.
        Марина кивнула головой:
        - Опять как со сном... Я видела, как ты уходишь, в этот миг в комнате открывается воронка, и маг стреляет в меня молнией.
        - Понятно, - Василису аж передернуло. Так вот куда пропадал... пропадала черная воронка. Осталось только открыть дверь... Она толкнула ее и та со скрежетом распахнулась. - Мы попали...
        Костя стоял и в упор смотрел на нее. И было в его взгляде что-то жуткое, многообещающее... Он победно улыбнулся и шагнул к девушкам. Прятаться теперь глупо - они все поняли... Автоматически Василиса схватилась за дверь, захлопнула ее и задвинула внутренний засов, прекрасно понимая, что пройти в здание для Кости пустяк. А тот уже все решил. Пока Василиса чего не выкинула, надо переправить ее в свой замок. Оттуда уж точно не сбежит!
        "Василий, - он нащупал мага в ангаре, - гони этих козочек наружу. Надоели мне до смерти. Старшую можешь убить, а вот младшую... ну разве что парализовать. И не перепутай! Черненькая мне живой нужна!"
        Девушки, закрыв дверь, бросились внутрь ангара. Огромное помещение: бетонный пол, высокие металлические стены, полукруглый потолок, а вот спрятаться негде. Их комната и несколько других по соседству были в самом дальнем углу. Но из коридора, ведущего к ним, появился толстенький лоснящийся сальной улыбочкой маг. Ну, по крайней мере, такой же как все тут: в серой хламиде. И он как-то предвкушающее потирал руки...
        -Ну идите ко мне, цыпочки!
        - Да пошел ты! - громко крикнула Василиса, двигаясь вдоль стены и стараясь задвинуть Марину к себе за спину.
        - Вась, - женщина подергала ее за рукав куртки. - Там лестница вниз...
        Маг вскинул руки, между ними вдруг будто протянулись зеленые нити. Они разрастались, сплетаясь в сеть.
        - Птички мои, - приговаривал маг, двигаясь медленно на полусогнутых ногах, будто подкрадываясь. Еще миг и сеть полетела в девушек.
        - Вниз! - скомандовала Василиса. И они резко свернули в так вовремя подвернувшийся лестничный пролет. Маг рванул следом.
        Тусклые голые лампочки едва освещали большое полупустое помещение, показавшееся таким зловещим. Гулкие шаги отражались от бетонных стен, какой-то животный ужас вселяли клетки из металлических прутьев, помимо них в подвале стоял табурет и валялся опрокинутый стул. В углу кучей был свален брезент. И ни одного хоть маленького окошка. Василиса и Марина замерли у двери, понимая, что сами загнали себя в угол, а сзади, совсем уже близко пыхтел маг.
        - Рубильник! - Василиса метнулась к стене с большим ржавым от времени ящиком.
        Дверца его скрипнула, обнажив большие вздернутые вверх рукояти. Взявшись за ближайшую к ней девушка выдохнула и решительно потянула рычаг вниз. Он посопротивлялся для приличия и с громким щелчком опустился. Часть лампочек погасла. Воодушевленная Василиса проделала то же самое с остальными рычагами и замерла в полнейшей мгле.
        - Вась... - в нее ткнулись руки Марины.
        - Стой здесь, - Василиса схватила женщину за руки и притянула к стене.
        Теперь они стояли сразу за тяжелой подвальной металлической дверью. Маг замедлил свое движение, но неумолимо полз вперед. Его серый огонек был уже метрах в двух от девушек... В одном... Василиса вдруг ухватилась за край двери и со всей силой, что была в ее хрупких руках, саданула ею по серому огоньку.
        - Ёптить, стервы! Убью! - взревел маг, падая на пол. И тишина...
        С полминуты подруги прислушивались к ней, а потом Василиса, нашарив рычаг рубильника, включила часть лампочек. Маг в неестественной позе лежал прямо поперек прохода.
        - Давай, осторожно... - шепнула Василиса Марине и шагнула к магу первой, готовясь переступить через него. Маг вдруг резко выбросил поджатую руку и схватил Василису за ногу. От неожиданности девушка покачнулась и свалилась на мага, не забывая отбрыкиваться.
        - Ой, бля... - острая коленка Василисы пришлась ему по подбородку, раздался лязг зубов и мужчина взвыл, отпуская трофейную лодыжку.
        Василиса быстро отползла и вскочила на ноги. Маг повторил ее маневр. Его зверский оскал не предвещал ничего хорошего. Девушки заметались по подвалу, отступая к клеткам, а мужчина вновь вскинул руки. На сей раз из его рук появились длинные зеленые плети, которые росли на глазах, свиваясь в кольца и целенаправленно приближаясь к жертвам. Тем, в конце концов, деваться оказалось некуда и они просто забились в угол между стеной и клетками.
        - Василий, ты что-то долго с ними возишься! - в подвале появилось новое действующее лицо.
        Костя! Кто бы сомневался!
        - Они, суки, сопротивляются... - маг не выпускал свои хлысты, рассекая ими воздух уже перед самыми носами девушек.
        - Не угробь мне черненькую! - Костя смотрел на манипуляции мага с чисто исследовательским интересом.
        - Да, господин!
        Щупальце в его руке вдруг ловко, совсем как до этого рука его хозяина, ринулось к торчащей ноге Василисы и обвилось вокруг все той же пострадавшей лодыжки. Ногу пронзило десятком маленьких тонких игл. Василиса дернулась, закричала от боли и обмякла, парализованная впрыснутым ядом. Щупальце вздернуло тело девушки вверх, отчего та повисла вниз головой. Марина зарыдала в голос.
        - Она ваша, Господин!
        Констанс удовлетворенно похлопал мага по плечу, подхватил тело девушки, перекинул его через плечо и исчез в серой дымке, равнодушно кинув напоследок магу:
        - А эта, - он глянул на Марину, - твоя!
        Маг крякнул и расплылся в мерзкой ухмылочке. Портал закрылся, поглотив и Костю и Василису.
        - Пожалуйста... - умоляюще прошептала Марина, понимая, что жалости от мага она не добьется.
        - Иди к папочке, птичка! - маг довольно поманил ее пальцами как какую-то курицу. Марина покосилась на ставшие совсем короткими щупальца и отрицательно помотала головой. - Ты такая аппетитная... Будешь хорошо себя вести, дольше проживешь!
        Марина вжалась в стену и закрыла глаза...

        ***

        Игорь Стрюков в последние несколько дней был в плохом настроении. Его резерв рос, "собака", в виде которой Игорю представлялся его дар, стала полноценной овчаркой и послушно реагировала на все приказы хозяина. Да и Верховный был доволен результатами, определив его пусть не в первую, но и не в последнюю группу. Брат Константин тогда сказал, мол, равняйся на лучших, подави сомнения и станешь великим магом. И Игорь старался... Только вот помимо дара в нем была жива еще и совесть. И она вдруг тоже начала командовать его "собакой". Вернее даже не так. Сама "собака" будто стала совестью.
        Началось все давно, сразу после той памятной медитации, когда Верховный исчез прямо из комнаты и появился только спустя пару часов. Внутренняя "собака", раньше воспринимавшая его как друга, вдруг ощерилась и глухо зарычала. Игорь даже не понял ее реакции и в дальнейшем все силы направлял на то, чтобы сдержать своего "зверя", не дать ему наброситься на наставника. Пришлось выдумывать мысленные ошейник, поводок, намордник. А потом "собака" начала также резко негативно реагировать на многих сильных магов, на приказы Верховного, на случайные слова товарищей.
        А сегодня Игоря отправили в наряд на ворота базы. С ним в паре был Василий - сильный маг из первого отряда. Но его брат Константин почти сразу после заступления на дежурство отправил с особым поручением. Так что Игорь остался один. Правда, Верховный все утро был рядом. Игорь присмирил своего "пса" и тупо снес свою службу, а вернее, стоял у ворот в ожидании отряда Всеслава. От обычного солдата-срочника его сейчас отличали лишь форма одежды и отсутствие оружия. Так брат Константин распорядился, мол, какие из вас маги, если на автомат больше полагаетесь, чем на свои силы. И с ним Игорь был совершенно согласен.
        "Собака" начала вдруг беспокоиться и скулить, когда из двери ангара выглянула испуганная девушка. Высокая, стройная, с четкими, будто вырезанными рукой великого скульптора, правильными чертами лица, черной косой и нереально ровной белой кожей. Любовался бы и любовался! Из-за ее плеча выглядывала женщина постарше, но также довольно привлекательная... Бывают такие женщины, которые даже в самых поганых условиях остаются настоящими дамами: осанка, взгляд, прическа... И что-то такое в глазах, что не позволяет принять их за простых баб.
        Игорь размечтался и даже вздрогнул от звука двери, которую черноволосая девушка так испуганно захлопнула. Его "собака" начала рваться с поводка. Только неимоверным усилием воли ее удалось присмирить. Игоря даже пот прошиб! А Верховный, казалось, ничего не замечает. Он просто замер, превратившись в статую и неотрывно глядя на ангар. Минута, другая, третья... Казалось, даже солнце остановилось. Ждал Верховный, ждал Игорь, все еще не понимая, отчего "собака" начала выть, пытаясь донести до хозяина свои ощущения опасности, беды, непоправимости...
        А потом Верховный сорвался с места и твердым шагом направился в ангар, бросив Игорю четкий приказ:
        - Никуда не отлучаться! Головой отвечаешь!
        Игорь хоть и кивнул, но чисто механически. "Собака" неистовствала. Еще чуть-чуть и сорвется... Вообще-то расслышать то, что происходило в ангаре, было нереально. Вокруг царила обычная тишина, нарушаемая далекими криками занимающихся на полигоне магов, жужжанием мух и многочисленных на базе пчел, стрекотом кузнечиков в высокой траве совсем рядом, за небольшой будкой. И Игорь ничего бы не расслышал, но его "пес" уловил крик. Женский крик... И никакие поводки, никакие ошейники, сплетенные из воли Игоря, удержать "зверя" не могли. Он ринулся в ангар и Игорь следом за ним. За дверью крики стали громче, объемнее. Они отражались от высоких потолков и, казалось, заполняли всю душу, призывая защитить. Игорь даже не задумался, от кого защитить, просто бросился вперед по лестнице, ведущей вниз. Крик вдруг стих и наступила такая обреченная тишина. Неужели опоздал? Собака ворвалась в подвал раньше самого Игоря. Сам он лишь увидел Василия, склонившегося над распластанным телом той женщины, которая была постарше. А вот собака уже унюхала намерения мага, его торжество, звериное желание, расстегнутую ширинку и
желание женщины умереть... И "собака" вцепилась в горло не ожидавшего нападения мага. Тот даже сообразить ничего не успел, как на грудь его толчками полилась алая кровь.
        - Помогите... - прошептала женщина, пытаясь столкнуть с себя оказавшееся таким тяжелым тело.
        - Да-да... - растерялся Игорь. Его "собака" радостно поскуливала и старалась лизнуть женщину в щеку. - Простите...
        Игорю было стыдно. Он старался не смотреть на тело мага, просто оттащил его в сторону.
        - За что? - женщина попыталась подняться, но ноги ее не держали.
        - За все... - тихо ответил Игорь. Он подхватил Марину под руку. - Вам плохо? Вы ранены?
        - Н-н-нет... - она оглядела свое платье, залитое кровью и брезгливо поморщилась. - Это не моя кровь.
        - Что тут произошло? - Игорь оглянулся, будто пытаясь найти еще кого-то. - А где...
        - Он унес Василису через портал... - Марина всхлипнула. Все только что случившееся вдруг навалилось разом и, казалось, не оставило места для четких мыслей.
        - Как вас зовут? - вдруг спросил мужчина. - Меня - Игорем.
        - А я - Марина.
        - Как вы сюда попали?
        Марина будто только того и ждала. Слезы, с трудом сдерживаемые, потекли ручьем.
        -Марина, не переживайте так... Все будет хорошо!
        - Что - хорошо? - Марину била дрожь. - Ничего уже хорошо не будет! Ваш этот Костя - он сам черт!
        Женщина вдруг затихла и схватила Игоря за руку.
        - Помогите мне бежать отсюда! Если не хотите моей смерти - увезите! Он вернется и убьет!
        - Тихо-тихо... - Игорь успокаивающе обнял женщину за плечи. Теперь он и сам думал, что лучше отсюда убраться подобру-поздорову до прихода Верховного. - Идем... Только, Марина, возьмите себя в руки! Нам нужны сейчас все силы, чтобы выбраться.
        Марина послушно закивала головой, размазывая слезы по щекам. Вроде взрослая женщина, а ведет себя как девчонка! Игорь между тем начал стягивать с себя свой серый балахон.
        - Ч-ч-что вы делаете? - Марина дернулась в испуге от него. До Игоря дошло, как все выглядит со стороны.
        - Марина, не пугайтесь! - он застрял, вытянув руку и пытаясь успокоить женщину. - Вот же зараза!
        Мужчина, наконец, извернулся, стянул хламиду. Под ней оказались джинсы и рубашка.
        - Наденьте прямо поверх платья! - протянул он свой балахон Марине. - У вас все платье в крови. В таком виде мы будем привлекать внимание!
        - А в этом - нет? - Марина вдруг улыбнулась. Ей самой стало смешно от ее предположений.
        - Но... ничего другого, простите, нет!
        Марина нерешительно повертела балахон в своих руках, даже поднесла к лицу и понюхала. Потом вздохнула и натянула его на себя. Балахон был ей очень широк и до самого пола. Игорь пожал плечами:
        - Вы и в этом - настоящая красавица.
        - Ага, - буркнула Марина, - просто писанная.
        - Марина, нам пора, - Игорь кивнул на лестницу и взял женщину под руку. Он пустил вперед себя "собаку" и теперь она сначала разнюхивала все в радиусе десяти метров, а потом уже шли они. В ангаре не было никого, да и на улице - тоже. Никого... Лишь все нарастающий гул...
        - Что это? - испуганно спросила Марина, прижимаясь к Игорю. Он удивленно посмотрел на небо.
        - Вертолет! - потом сообразил, что отсутствие стража на воротах любому посетителю покажется странным. То, что это не Верховный, ясно сразу. Тот бесшумно появляется. А вот кто? А вдруг удастся выбраться именно по воздуху? - Марина - в будку!
        Он указал на небольшое строение перед воротами, а сам, расправив одежду, волосы, стал ждать. Марина, хоть и не хотела бросать спасителя, но послушалась, зашла в будку и притаилась у окошка. Вертолет покружил минут пять над базой, а потом приземлился на ровную большую площадку у ангара.
        - Кого это к нам занесло? - тихо у самого себя спросил Игорь, а потом направил своего "пса" на разведку.
        Едва стих ветер от винтов и открылась дверца вертолета, "собака" бросилась обнюхивать прилетевших, потом начала вилять хвостом и даже лизнула руку высокого беловолосого парня, за которым по пятам следовал еще один. Не такой яркий и не такой, видимо, значимый. И где-то Игорь видел этого белобрысого? Память услужливо подкинула странного проверяющего еще в самом начале занятий на базе. И, кажется, он был иностранцем. Игорь решительно пошел вперед, сделав Марине знак рукой не высовываться, но и не волноваться. Девушка напряженно вглядывалась в прилетевшего молодого человека, а услышав явно скандинавский язык и торопливый перевод из уст маленького плешивого сопровождающего, вдруг встрепенулась и выбежала навстречу гостям.
        - Ваше высочество!
        Она боялась одного: в таком виде, да еще в этом балахоне принц ее не узнает. И он не узнал. В первую минуту, затем взглянул внимательнее...
        - Марина Владимировна? - он явно был растерян. - Как вы здесь оказались?
        Марина остановилась, устыдившись своего непротокольного поведения и неподобающего платья, а Игорь, поняв, что она уже сожалеет о своем обнаружении, шагнул вперед и загородил собой Марину от гостя.
        - Марина Владимировна, что случилось? - Эрик аккуратно отодвинул Игоря в сторону и подошел к женщине. - Вы здесь с мужем?
        Едва он произнес это, крепившаяся изо всех сил женщина не выдержала. Она вновь расплакалась.
        - Марина, - по-русски спросил Игорь, - этот человек вас обидел?
        - Нет, Игорь, прошу вас, оставьте нас наедине. Нам нужно поговорить... - Марина и сама была не рада своему поведению. Слезами проблему не решить, но... Это плакала не она - душа...
        Игорь неодобрительно посмотрел на женщину, на приезжего гостя и отошел в сторону. То же самое сделал переводчик. Его услуги пока не требовались.
        - Марина Владимировна, - Эрик старался говорить мягко, как с душевнобольной. Он понимал, что просто так жена русского президента в таком виде на базе ошиваться не будет. - Расскажите все по порядку. Что случилось? В вас проснулся дар?
        - Ваше высочество...
        - Марина Владимировна, - озорно улыбнулся Эрик, - когда вы у нас гостили, мы же договорились - без титулов.
        - Вы помните... - одно это вызвало такое облегчение. Значит перед ней, действительно, Эрик.
        - Еще бы, - он подмигнул. - А еще то пирожное из национальной кухни, которое вам не понравилось, а я его у вас взял и под пальму засунул, чтобы никто на вас осуждающе не смотрел!
        Марина улыбнулась.
        - Так что произошло?
        - Эрик... Меня хотят убить! Только чудом я вот уже несколько дней избегаю гибели...
        Игорь, хоть и развлекал как мог переводчика высокого гостя, но неотрывно следил за Мариной. Сейчас ему и самому было любопытно, откуда она его знает. Не проста эта женщина, ой как не проста... Марина Владимировна... Марина Владимировна... Наверное, из самых верхов... И тут его вдруг озарило: первая леди страны, так сказать! Он аж дернулся от догадки.
        - Что-то случилось? - поинтересовался переводчик.
        - Да так, - Игорь бросил окурок на землю, - обжегся...
        Переводчик осуждающе посмотрел на окурок, на Игоря, пошарил глазами вокруг... Видимо, на предмет урны... И скривил губы. Игоря передернуло! Как же, они , в Европе, все на экологии помешаны. А у нас тут - Рассея-матушка! Сами заплюем - сами расчистим! Это просто Игоря взяла злость... В кои то веки понравилась женщина и та - жена президента! "Собака" обиженно заскулила. Игорь даже подумать не успел, а она вскинулась и потихоньку потрусила к Марине - подслушивать. Пару минут Игорь разбирал понятную через слово английскую речь, а потом плюнул и еще больше расстроился. Куда ему! Ту вон какие иностранцы! И она хороша! Только увидела кого поинтереснее, сразу к нему побежала!
        Тем временем разговор Марины и заморского гостя подошел к концу. Белобрысый сам подошел к Игорю, взял его за руку и, что-то такое говоря, потряс.
        - Его высочество благодарит вас за помощь Марине Владимировне, - нехотя перевел плюгавенький сопровождающий принца. Не мог, видимо, до сих пор простить поруганную экологию. - Он спрашивает, вы с ними полетите?
        - Куда? - не понял Игорь.
        - В Москву, в наше посольство!
        - Да, конечно, - Игорю не столько было страшно здесь оставаться, сколь не хотелось покидать Марину.
        - Тогда, прошу на борт!
        Игорь кивнул и направился к вертолету. И вот тут произошло сразу два события, которые изменили все планы. Послышался вдруг звук мотора у ворот базы, затем требовательный гудок. Игорь вопросительно посмотрел на Эрика. Тот только пожал плечами.
        - Это ведьму должны были привезти, - сказал Игорь.
        - Ведьму? - принц почему-то вдруг заинтересовался.
        - Да, из Сомовки?
        - Сомовки? - Эрик уже знал, о ком речь. Он сам без раздумий шагнул к воротам. Игорь пошел вслед за ним. Вдруг Эрик обернулся и на английском попросил Марину сесть в вертолет и не выходить из него. Игорь зашел в будку, нажал на кнопку и ворота разъехались в стороны, впустив на базу "Газель". Эрик так и стоял посредь дороги, вынуждая машину остановиться.
        - Эт-то что? - выглянул из кабины Всеслав. - С дороги!
        - Верховный распорядился все машины обыскивать, - нашелся Игорь.
        - Зачем? - не понял Всеслав.
        - Приказ, - развел руками Игорь.
        - А этот чудик чего здесь делает? - Всеслав помнил этого белобрысого. Его тогда тоже в Сомове нашли.
        Игорь подошел вплотную к Всеславу, подмигнул ему и шепнул на ухо:
        - Проверяющий оттуда, - и закатил глаза к небу.
        Всеслав посмотрел на небо. Одинокое облачно брело по нему как сытая овца.
        - А! Понятно! Проверяйте!
        Эрик вместе с Игорем открыли дверь и обнаружили на полу лежащую все еще без сознания Аню. Принц как-то потерянно взглянул на Игоря. И такая боль, такая щемящая душу нежность проскользнула в нем, что страж ворот все понял.
        - Брат Константин распорядился ведьму - в ангар!
        Всеслав подал плечами и отошел, наблюдая, как Игорь осторожно берет Аню на руки и отходит в сторону.
        - А вы проезжайте! - распорядился Игорь.
        - А где Верховный-то? - спросил Всеслав.
        - К обеду будет, велел передать, не ждите его, отдыхайте! - и ни словом Игорь не соврал. Именно так при заступлении на вахту ему брат Константин и велел сказать.
        Дверцы машины хлопнули и "Газель" поехала в глубь базы. Эрик кинулся к ведьме, осторожно и как-то ревниво выхватил ее тело из рук Игоря и опустился с ним на травку в стороне от дороги.
        - Ани-а, Ани-а, Й-о-шкин кот! - трепал он ее по щекам. - Да проснись же...
        Это уже по-английски.
        - Может, водички? - спросил Игорь и не дождавшись ответа кинулся в будку. Там была у него бутылка с водой. Он на ходу сорвал крышку и плеснул ведьме в лицо. Она дернулась, резко вздохнула и открыла глаза.
        - А-ни-а, - Эрик стирал
        Брызги с ее лица.
        - Эрик? - ведьма улыбнулась. - А ты мне снишься!
        - А-ни-а, - Эрик радостно обнял ее. Потом встал, все еще не выпуская из рук ведьму. - Нам нужно улетать...
        Вновь на английском заговорил принц, но ведьма, видимо, его поняла. Она кивнула, а потом заозиралась, пытаясь понять, где очутилась. Эрик чуть ли не бегом направился к вертолету, Игорь с переводчиком - за ним.
        - И куда вы это собрались? - раздался сзади насмешливый голос и вслед за ним хлопок закрывшегося портала.
        Картина маслом: "Не ждали" или нет, "Приплыли"... Именно такие мысли вертелись в голове у Игоря. Остальные обернулись, а он не стал. Итак понятно - Верховный.
        - Итак, что здесь творится?
        Констанс медленно надвигался на Эрика и ведьму, совсем не обращая внимания на Игоря и переводчика. Понятно, что они - пешки. А вот этот принц, непонятно откуда свалившийся, хочет похитить ведьму... Хотя... Констанс окинул вертолет усталым взглядом, заметил пялящуюся на все это Марину, усмехнулся... А, может, оно и к лучшему. Одним ударом - всех!
        - Что он делает? - Аня в испуге сжалась на руках у Эрика, который все еще не видел сгущающихся над Констансом черных пластов силы. Они будто окутали его, вдруг изменившись и по воле Верховного обратившись в стену огня. Нет, не в стену - в кольцо. И оно сужалось вокруг вертолета.
        - Запускай двигатель! - кричал Эрик, все еще крепко прижимая Аню к себе.
        - Мы не успеем, - Игорь уже обогнал Эрика и теперь стоял у дверцы, в надежде подхватить их с ведьмой, если те замешкаются.
        - Конечно, не успеете, - грохотал над всем этим хохот Констанса.
        Они успели заскочить в вертолет, но слишком медленно разгонялся мотор, слишком неповоротливо набирали обороты винты. Огонь уже лизал кабину, грозя разнести ее ко всем чертям.
        - Прости... - вдруг тихо сказала Аня и слезла с колен Эрика. В руках у нее появилась шкатулка, а потом одно из двух заветных колец. Не будет мне счастья? Зато он выживет!
        Аня отдалась той скрытой в ней силе природы, бабе Яге, если угодно, второй половине, дремавшей до поры до времени. Волосы ее вдруг засверкали, глаза превратились в провалы, а руки в ветви растений. Она кинула кольцо и зашептала заветные слова. И тот час вокруг малого клочка земли с вертолетом посредине разлилось озеро. Языки огня зашипели, от воды поднялся пар стеной, позволив беглецам пропасть из глаз Констанса, а потом подняться в воздух.

        ***

        Констанс был в ярости. Даже не так, он бушевал, причем в самом прямом смысле слова. Над всей европейской частью России сгустились черные тучи, смерчи, которых тут отродясь не видывали, прошли огнем и ветром, оставляя после себя искореженные машины и чернеющие остовы зданий. "Конец света", - шептали люди, прячась под землей, в подвалах и бомбоубежищах, в метро и горных пещерах. Но и там не находили спасения. Прятаться под личиной президента больше не было смысла. Теперь он в своем истинном обличьи возник вдруг на экранах телевизоров, порушив все законы физики и электротехники. Его речь пугала и призывала повиноваться. А еще встать под его знамена.
        Оставалось три дня до полного поглощения Земли магическим облаком.
        "У вас есть эти три дня, - вещал Констанс, - чтобы определиться, кто ваш настоящий лидер. Что может слабая власть? Она слепа! Она беспомощна перед тем великим чудом, которое надвигается! Я смогу защитить вас и повести в новое будущее. Видите тучи над головами? Даже они повинуются мне! И вы не увидите солнца, пока не признаете мою власть! Вам достаточно лишь произнести клятву верности мне, Констансу Бессмертному! И никто за вас этого решения не примет! Но как только в каждом городе или селе число моих подданных будет подавляющим, тучи разойдутся! Если же вы будете упорствовать, громы небесные обрушатся на вас по истечению трех дней".
        Это сообщение возникало на экранах всех телевизоров страны каждые два часа, повергая людей в ужас и панику. Особенно страшно становилось тогда, когда власти решали просто вырубить свет. Но даже и без электричества в назначенный срок экраны оживали, являя народу облик Констанса. Уже через сутки клятвы верности, звучавшие на разных языках и облаченные в самые различные слова, стали приноситься чуть ли не ежесекундно. Все они были приняты с благосклонностью. Едва человек произносил "клянусь в верности Констансу", а эти слова были основой, в небе загорались черные буквы КБ и тучи становились светлее.
        - Посмотри в окно, - скомандовал Констанс в очередной раз навестив свою пленницу.
        Василиса только раздраженно отвернулась от Констанса, еще сильнее вжавшись в угол своей тюрьмы. Констанс не выдержал. Одним прыжком он оказался возле девушки, схватил ее за плечи, встряхнул и подтащил к маленькому окошку.
        - Смотри, Василиса, видишь вспыхивающие буквы! Это люди приносят клятву верности мне! Мне! Великому Констансу! Скоро я буду править миром! Поэтому подумай хорошенько, на чьей ты стороне!
        Он выпустил девушку из своих рук и она как подрубленное деревце упала на каменный пол.
        - У тебя остались лишь сутки! - напомнил Констанс и вышел, хлопнув дверью, которая в тот же миг будто слилась со стеной, не оставив даже намека на щели.
        Василиса всхлипнула, медленно поднялась, подошла к куче тряпья в углу и вновь уселась на свое место, обхватив колени руками.
        Ее персональный ад начался еще два дня назад, едва она попала в этот замок. Василисе показалось, что она просто сошла с ума. Сначала был этот ужасный тронный зал, наполненный скалящимися мордами нелюдей. Оборотни, вурдалаки, карлики, скелеты... Они внушали ужас. Костя, превратившийся вдруг в Констанса, бросил девушку на каменный пол рядом с троном, выслушал какие-то непонятные доклады и, приказав глаз с нее не спускать, вновь исчез. Обступив Василису, нелюди с интересом за ней наблюдали, некоторые даже тянули свои руки, чтобы потрогать девушку, но их попытки пресекались облаченными в доспехи скелетами, вставшими с двух сторон от Василисы.
        Девушка закрыла глаза. Серых огоньков вокруг было немного. В основном ее окружали черные точки, воронки и сети. Именно так представлялись нелюди ее внутреннему взгляду. И все они были маленькими, не такими огромными, каким видела она Костю, то есть этого ирода Констанса. В этот момент она увидела и саму себя в виде яркого красного цветка, от которого шли солнечные лучи, пронзавшие тьму вокруг. Неужели ведьма была права и она, действительно, обладает силой Жизни. Тогда, может, попробовать, на что эта сила способна? Василиса уселась поудобнее и сосредоточилась на своем внутреннем солнышке. Сначала ей не мешали, видимо, просто не предполагали, что она будет сопротивляться. Затем, когда Василиса приказала солнышку осветить тьму, нелюди завозились, зашипели и зарычали. В общем, выразили свою настороженность. А уж когда лучи внутреннего солнца стали расти и превратились в настоящие алые мечи, бывшие вокруг слуги Констанса бросились на девушку. Скелеты, теперь уже в количестве десятка, сколь долго могли, оттесняли их, пока сами не пали под лучами Василисы. А девушка все сидела и призывала свое солнышко
взорваться настоящим слепящим светом. Нелюди не успели на считанные секунды. Солнце вспыхнуло, будто разрывая телесную оболочку, и превращая всех, кто был в зале, в прах.
        Это была единственная возможность сбежать, но у Василисы не осталось ни капли сил на это. Она открыла глаза, устало огляделась и потеряла сознание. Очнулась уже здесь, в этой каменной дыре с серебряными браслетами на запястьях и с таким же ошейником. Кроме старых рваных тряпок, пластиковой бутылки с водой и железной миски с гречневой кашей здесь больше ничего не было. Девушка напилась воды, а вот кашу не тронула. И не потому, что не было даже ложки, просто еда вызывала отвращение. Появившийся к вечеру Констанс был предельно спокоен. Казалось, его ничуть не волновало устроенное ею побоище в тронном зале. Он лишь, усмехнувшись каким-то своим мыслям, заметил, что ее сила теперь им не грозит. Серебро хорошо впитывает магию, ослабляя дар. Чего хотел Констанс тогда, Василиса так и не поняла. Мужчина пожирал ее глазами, будто сам еще не решил ее дальнейшую судьбу.
        Второй день плена принес ясность. Констанс появился рано утром и долго смотрел на спящую девушку. Потом провел рукой по ее личику и, дождавшись, пока Василиса окончательно проснется, заговорил:
        - Мне нужна твоя сила, - девушка вздрогнулась и отстранилась от Констанса, насколько позволила стена. - У тебя есть два варианта. Первый: ты выходишь за меня замуж и передаешь мне ее в первую брачную ночь. Это должно произойти добровольно и при полном слиянии душ и тел. Мне этот вариант нравится больше. Ты - очень красивая женщина и станешь настоящим украшением короны. А уж заставить тебя желать меня как мужчину, я, думаю, сумею.
        Он вдруг навалился на Василису всем телом, перехватив пытавшиеся оттолкнуть ее руки, и начал целовать глаза, щеки, шею, плечи. Настойчиво и жарко... Так, как никто до этого. Девушка замерла, ощутив вдруг, что не испытывает отвращения от его прикосновений. И этого она испугалась. Сильно, до оледенения всех внутренностей. Констанс в миг отстранился и внимательно посмотрел на нее.
        - А ведь тебе не было неприятно, - ухмыльнулся он.
        - В-в-второй вариант? - девушка едва шевелила пересохшими губами.
        Констанс встал, отряхнул пыль с черной водолазки и аккуратных брючек и отвернулся к маленькому окошку.
        - Второй вариант еще проще. Завтра ночью я проведу ритуал и твоя сила перейдет мне после твоей смерти.
        - Я... умру? -Василиса с трудом выговорила последнее слово.
        - Теперь это зависит только от тебя. Решай, Василиса!
        И он покинул комнату, оставив девушку в смятенных чувствах. Сначала она плакала, потом начала взвешивать все за и против, как любила делать всегда. Только сейчас не было привычного листочка бумаги, где она бы могла записать плюсы и минусы каждого варианта. Особых иллюзий по поводу Констанса у нее не было: тьма она и есть тьма. Зло в чистом виде. Какой будет его империя? Кровью и огнем он выжжет все доброе и светлое. И она будет рядом? Но с другой стороны - смерть, ее смерть и опять те же огонь и кровь. А, может, ее спасут? Кто? Эрик? Та ведьма? Василиса даже чуть ли не рассмеялась, настолько эта мысль была глупой. Кому она нужна?
        Так что? Замуж выйти? Можно было бы оправдать себя тем, что она будет потихоньку воспитывать супруга, смягчать его, отвлекать от его черных дел... Василиса фыркнула. Только дурра может в такое верить. А она - не дура. И обманывать себя не станет. Выйдя замуж за Константа она сделает его сильнее и вновь окажется в тюрьме, может, чуть более благоустроенной. Может быть, ей разрешат тенью бродить по замку. Но вряд ли кто-нибудь станет к ней прислушиваться. Но она будет жива! А нужна ли такая жизнь? Покинуть свою тюрьму она сможет лишь всей душой отдавшись Констансу, приняв его образ мыслей, став первым помощником. Но в таком случае она перестанет быть Человеком!
        Значит, умереть? Сколько раз в своей прежней спокойной питерской жизни она хотела просто умереть. Это было, конечно, в темные дни депрессий, но эти мысли были. И не просто мысли, а искренние желания. Вот они и исполняются! Говорят же, не стучите в эти двери, они могут открыться. Вот и поучила, чего хотела! Значит, нужно просто смириться и принять конец достойно. А вечером второго дня он показал ей вспыхивающие в темном небе черные буквы. Люди слишком слабы! "В конце любой сказки - обман, человечество - куча дерьма", - вновь вспомнила она слова любимой песни. И впервые ощутила, что так оно и есть. Одного дня хватило, чтобы смутить их, заставить служить дьяволу. Но ведь она - не такая! Быть кучей дерьма проще, но это не для нее!
        Ей вообще было странно, почему сила Жизни досталась именно ей. Она никогда не отличалась особой добротой или добропорядочностью. Многие вообще ее считали беспринципной стервой. И работа на телевидении только этому способствовала. Гены? Вряд ли мифическая девушка с таким же как у нее именем действительно существовала. Но даже если это и так... А вдруг силу дали ей только потому, что она всегда была готова к смерти?
        Тогда и выход - вот он! Умереть до проведения ритуала! Куда в этом случае денется сила? Уйдет в пространство или к какому-нибудь другому носителю? Это было бы хорошо, главное - не Констансу! А ведь верно! Если бы он мог забрать силу без ритуала, то не стал бы возиться с ней на базе! Только вот как умереть в четырех каменных стенах?
        Василиса вскочила и начала изучать стены своей тюрьмы. Ей бы хоть маленький крюк или гвоздь! Удавку можно из тряпок сплести! Она обошла всю темницу - и ничего! Окошко без стекла, но с прутьями, однако слишком высоко, а ни стула, ни табурета, ни стола нет.
        Василису трясло, мысли лихорадочно бились в голове. Что-то из одежды может стать орудием убийства? Она осмотрела себя, но фантазии ни на что не хватило. Разве что металлическую пуговицу с джинсов оторвать, заточить о стены край и перерезать вены... Василиса что есть силы дернула себя за пояс. Ноль! Она сняла брюки и начала выдирать пуговицу. Через полчаса усилий у нее это получилось. Девушка вновь одела джинсы, поудобнее устроилась у стены и начала точить край пуговицы. За окном давно висела душная ночь. Работа продолжалась долго. Час за часом Василиса терла о стену пуговицу. От усилий у нее уже болели все пальцы, но она не замечала этого, понимая, что время безвозвратно утекает, и еще неизвестно, что принесет с собой завтрашний день. В какой-то момент непослушные затекшие пальцы неосторожно попали под край пуговицы, и на кончиках выступила кровь.
        Ну вот и все! Василиса крепко взяла пуговицу и уже больше не думая полоснула себя сначала по одному запястью, чуть ниже серебряного браслета, а потом, невзирая на боль и хлынувшую кровь, - по другому. Затем она прислонилась к стене и закрыла глаза. Солнышка не было, внутри себя она видела только пустоту, пульсирующую алой болью.
        - Простите, - прошептала Василиса, чувствуя свою вину перед теми, кто любил ее саму и верил в ее силы... Родители, сестра, подруги... Эрик... Жаль, что ничего с единственным понравившимся ей мужчиной так ничего и не получилось... Констанс... Это его голос... Его голос?
        Василиса попыталась открыть глаза, но у нее ничего не получилось. Зато поселилась тревога. Неужели она не успела? Сразу после этой мысли пришла спасительная темнота.

        ***

        -Чувствовал же, что теряю время, - вздохнул Эрик, едва вертолет оказался вне зоны поражения. Внизу с водой боролся Констанс и ему явно было не до них.
        - И все-таки ты успел вовремя, - впервые за последнюю неделю Марина почувствовала себя в безопасности.
        Она сидела, опустив голову на плечо Игоря и, скорее всего, даже не замечала этого. А вот мужчина обнимал ее за плечи и готов был делать это всегда. Эрик только улыбнулся, увидев в глазах Игоря эту решимость. Он и сам сейчас сделал бы все для маленькой ведьмы, дремавшей рядом с ним. Зато она как-то отстранилась от него, едва выбросила то кольцо, а потом и вовсе заснула. Интересно, чем ее накачали...
        - Но сейчас не время расслабляться, - Эрик вздохнул и уже совершенно серьезно взглянул на Марину. - Нужно спасать то, что еще можно. И, Марина, вы должны нам помочь.
        Она кивнула:
        - Конечно, Эрик, я поговорю со всеми, кто может хоть как-то повлиять на правительство и Думу. Им нужно знать, что происходит.
        - Осталось чуть более трех дней до того, как магия вернется повсеместно. Я поэтому и задержался... Есть специальные приборы, которые могут определить наличие дара. Партия их вчера поступила в российское отделение Красного креста. Завтра группы медиков отправятся с ними по стратегически важным предприятиям, якобы для проверки рабочих на предмет хронических заболеваний крови. Но без особого распоряжения правительства мы не сможем удалить с этих предприятий всех магически одаренных, которых обнаружим. И еще нужно проверить армию, куда также без одобрения министерства обороны не попадешь.
        - Я сделаю все, что смогу... Эрик, а что будет с Василисой?
        Принц помрачнел. Судьба этой девушки, когда-то спасшей его, ему была небезразлична, но вот где ее искать, он даже предположить не мог.
        - У этого мага, Константина, должна быть своя база. Где она, я не знаю. Знаю лишь, что вся нечисть и многие нелюди подчиняются ему и куда-то движутся, будто на его зов. Если бы кого-то из них допросить...
        - Нечисть, говоришь... - вдруг вскинула голову Аня. Она не спала, просто нужно было все осмыслить, вот она и притворилась спящей. А этот разговор ее заинтересовал, тем боле, что у нее была на примете один потенциальный шпик - ее любимый кот. Эрик удивленно на нее посмотрел, а потом понимающе подмигнул.
        - Й-о-шкин кот?
        - Он самый... - Аня улыбнулась. - А еще у нас есть знакомая мавка...
        - Значит, нужно к тебе двигать! - Эрик решительно встал и пошел к кабине пилота, а потом остановился и уточнил, - Сомовка в каком районе?
        - Пошли вместе, так будет надежнее, - Аня поднялась и направилась за Эриком.
        - Марина... Владимировна... - Игорь осторожно развернулся и посмотрел на женщину, лежавшую на его плече.
        Она поморщилась и перебила его:
        - Игорь, называй меня как раньше, Мариной, хорошо?
        - Как скажете...скажешь... Марина, можно, я останусь рядом с тобой? Буду охранять... И если он тебя снова попробует убить...
        - Т-ш-ш-ш! - Марина накрыла его губы рукой. - Не надо каркать, Игорь. И я буду рада, если будешь рядышком. Ты спас меня...
        Игорь только улыбнулся и крепче сжал ее плечи. Нужно ли ему сейчас большего? Нужно, конечно, но всему свое время! А такую женщину он ни разу в своей жизни не встречал! Да уже и не встретит, наверное...
        Вертолет приземлился на берегу озера, пустив по его глади рябь. Аня выскочила первой, не медля скинула шлепки и забрела в воду по колено. Она прислушивалась... Озеро было живым. Маг навредил ему, конечно, но убить не смог. Аня счастливо улыбнулась. В ответ на волну ее удовольствия поверхность ожила, явив счастливую мордашку Вальсии.
        - Анечка! Ты жива! Георгий нашел тебя!
        - Георгий? Он что, бросил тебя?
        Вальсия растерялась:
        - Так, значит, это не он освободил тебя?
        - Нет, Валь, мне Эрик помог...
        - А! Твой любимый принц? - глаза мавки загорелись.
        - Тише! - Аня испуганно оглянулась, ей жутко не хотелось, чтобы кто-то услышал эти слова. Но ее попутчики были далеко. Они только-только покидали вертолет. - Не позорь меня, Валя! Тем более, кончилась вся любовь...
        - Это как? Разве такое возможно?
        Аня только вздохнула:
        - Выкинула я колечко волшебное, а значит, не будет нам счастья.
        - Дура ты Аня, хоть и ведьма! - фыркнула Вальсия, рассерженно чиркнув рукой по водной глади и обдав Аню сотней брызг. - Любовь - сама по себе счастье. Оно или есть, или его нет. А вот все остальное - дело самих влюбленных. Я вот отказалась от любви!
        - Как это? Чего-то ты темнишь... Где Георгий?
        - Нет его! Он не стал тебе помогать и я его выгнала... Пока тебя не найдет... А он не нашел!
        - Валь, да как бы он мне помог? Сама-то понимаешь, что творишь? А ну вылазь, пойдем домой, поговорим...
        - Не могу... - Вальсия потупила глазки.
        - Почему это? - голос Ани не предвещал ничего хорошего.
        - Я беременна... - прошептала мавка. - Теперь если обернусь человеком, обратно мавкой не стану!
        - Не этого ли ты хотела?
        - Так то ж с Георгием... А теперь его нет...
        - Ты сама дуру мне тут не валяй! - скомандовала Аня. - Георгий вернется! Он же любит тебя! И вот скажи на милость, что он скажет, если узнает, что ты его дитя человеческое решила в мавку превратить?
        - Но ведь...
        - Прощайся давай со своими сестрами и чтобы сегодня до заката явилась ко мне! Будешь ребеночка растить и мужа поджидать!
        - Правда? - обрадовалась мавка.
        - Правда! А сейчас скажи-ка ты мне, не чувствуешь ли ты зов Кощея?
        - Нет, - она развела руками. - Сестры чувствуют, но помочь тебе мало чем смогут, замок-то его далеко от воды. В горах он. Вот и все, что знаем.
        - В горах? - удивилась Аня. - Это в которых же? У нас же все больше равнина...
        - Почем мне знать... Не местные мы, ни разу не образованные...
        - ... Подайте люди добрые... - закончила за нее Аня. - Ладно, нам пора, а ты приходи!
        Мавка шлепнула хвостом по воде и пропала.
        - Ну что? - Эрик не стал приближаться к озеру, чтобы не спугнуть хвостатую красавицу.
        - В горах, говорит, замок у него есть. Но вот где точно, не знает... Они же только по водоемам путешествовать могут, а рядом с замком их нет.
        - А кот?
        Аня сосредоточилась и позвала своего любимца. Но ни через минуту, ни через пять он не появился. А вокруг вдруг стало заметно темнеть. Поднялся ветер, появились тучи...
        - Что это? - испуганная Марина прижалась к Игорю.
        - Странно, - Аня отвлеклась от кота и теперь вслушивалась в природу. - Это его рук дело!
        Она вдруг потемнела лицом, будто стала взрослее и выше! Девушка раскинула руки и будто гладила ветер пальцами, локонами волос... Потом осела на землю, будто вросла в нее, а потом пришла в себя.
        - Плохо дело! Кощей начал войну! Нет природе покоя на многие тысячи километров вокруг. Вам надо лететь! Срочно! Я смогу удержать стихию часов на пять, а потом начнутся бури!
        - Но, Аня, - начал было Эрик.
        - Наши пути здесь расходятся! Вы свое дело делайте, я - свое! Как только что-то узнаю про Кощея, сообщу! А сейчас - летите!
        Пока она это говорила, Эрик с замершим лицом слушал, а потом резко шагнул к ней и обнял.
        - Будь осторожна, ведьма! - он вжимал ее в себя, словно хотел поглотить, сделать частью себя. Потом на секунду отстранил, вглядываясь в лицо, скользнул глазами на губы и коротко, но так нежно, поцеловал. - Я буду ждать...
        Так и осталось непонятным, то ли ее саму, то ли вестей. Эрик махнул рукой, и скоро на берегу осталась лишь одна Аня. Она, наконец, отмерла, отошла подальше от вертолета и долго стояла, глядя как он взлетает, уменьшается на глазах и исчезает вдали.
        - Что это было? - спросила она саму себя, а потом, опомнившись вновь подняла руки, сливаясь с природой, заставляя ветер на пути вертолета стихнуть хотя бы на несколько часов.
        Едва вертолет приземлился на территории посольства в Москве, Марина Владимировна начала действовать. Она обзвонила всех бывших друзей мужа по работе в Кремле, в Госдуме, соратников, помощников, отстраненных двойником, встретилась с каждым из них. Ее выслушивали и не верили, жалели, обещали дать телефон хорошего психолога, некоторые даже подозревали в том, что это проверка на лояльность, устроенная ее мужем. Марина вернулась в посольство, где решено было устроить штаб, уставшей и опустошенной. Мужа ее, действительно, давно не было видно, но, по официальной информации, он просто заболел обычной ангиной и лечился дома.
        Эрик пытался поддержать ее, но она даже слушать принца не стала, прошла в выделенную ей комнату и упала на кровать. Ветер за окном завывал с такой силой, что казалось, скоро просто вырвет пластиковую раму. Она бы и уснула, но от этого музыкального сопровождения сон уходил. Тогда она и включила телевизор. Пощелкав по каналам, Марина выбрала какой-то старый фильм, пленявший черно-белыми красками и такими понятными эмоциями двух влюбленных. Внезапно телевизор мигнул и на экране появилось лицо Констанса. Она видела его мельком, когда сидела в вертолете, но запомнила на всю жизнь. Этот мужчина походил на Костю, но был несколько младше. Она дала бы ему сейчас лет сорок. Высокий лоб, черные длинные волосы, зачесанные назад, открывали волевое решительное лицо. Узкие скулы, широкий подбородок... Его можно было бы назвать красивым, если бы не совершенно спокойные равнодушные глаза.
        "У вас есть три дня, - вещал монстр, - и время уже пошло..."
        Признать его власть? Да как он только смеет думать, что люди пойдут у него на поводу! Марина вскочила. Она будто услышала тиканье часов у себя в голове... В этот же момент раздался звонок. Марина нашарила сотовый и взглянула на номер: Савелий Львович - депутат... Она только что с ним разговаривала в кафе на углу, выслушала массу полезных советов по лечению нервной системы и вот он сам...
        - Да, я... - глаза у Марины сначала округлились, а потом она догадалась: он тоже только что просмотрел выступление нового диктатора. - Хорошо... Завтра в десять...
        Потом поспешили отметиться все, с кем Марина сегодня встречалась. Они уже знали об экстренном расширенном заседании Госдумы, назначенном на завтра. Быстрее собраться не получалось: депутаты находились на каникулах, а премьер-министр - в командировке. "Ну хоть что-то сдвинулось с мертвой точки", - думала Марина, когда они с Эриком составляли план ее выступления.
        А ночью началась буря. Смерчи гуляли по Москве, швыряясь шифером и черепицей с крыш, вырванными с корнем деревьями и машинами, рекламными стендами и кирпичами стен. К утру часть столицы лежала в руинах, другая замерла, не веря в происходящее, и лишь мародеры шлялись по улицам, радуясь покинутым магазинам и торговым центрам. Полиция предпринимала все, что можно было, но она и сама была обескровлена: все патрули еще ночью разметало, машин нет, да и толку сейчас от них мало, ведь по улицах не проедешь, многие офицеры просто исчезли, то ли погибли, то ли занялись эвакуацией семей.
        От здания Государственной Думы остались лишь развалины, а вот Кремль выстоял. Из окон посольства его было прекрасно видно, поэтому Марина с Эриком и Игорем решили пойти туда, в надежде, что и уцелевшие депутаты догадаются собраться в Кремле. Они догадались. Правда, нужного кворума не было, но это сейчас мало кого волновало. Премьер-министр прибыл. Он добирался на катере по Москве-реке, так что нелетная погода его не испугала.
        - Значит, все-таки, это правда, - вздохнул Михаил Дмитриевич, работавший премьером уже более двух лет и хорошо знавший Марину. - А Павел... Теперь-то понятно, что его подменили... Эк нас всех обвели вокруг пальца.
        С этим сложно было не согласиться.
        - Ваше высочество, Марина Владимировна, что же нам делать? - такая растерянность была несвойственна для премьера, но из данной ситуации он просто не видел выхода.
        - Сначала нам нужно навести порядок в армии, - Марина выразительно глянула на министра обороны. - Сами понимаете, если среди ракетчиков обнаружатся маги или те, кто даст эту проклятую клятву верности, могут возникнуть большие проблемы.
        Михаил Дмитриевич кивнул:
        - Вам все понятно?
        - Так точно, господин главнокомандующий! - уж кто-кто, а этот хмурый дядька в мундире всегда знал, кто в армии хозяин и кто становится следующим, если погибает предыдущий.
        - Так действуйте и немедленно! Приведите армию в боевую готовность! Немедленно приборы Деревянко доставьте в космические воска, войска стратегического назначения. Не забудьте авиацию, ВДВ... Остальных проверять после них. Всех, у кого обнаружится дар, нужно переправлять в специальные центры. Ими займутся спасатели. В каждом регионе разбить лагеря, обеспечить продовольствием. Не забудьте про тех, кто будет обнаружен на атомных станциях. Как только там пройдут проверки, приборы направить на гидротехнические сооружения и производства военной техники. Каждому министерству сегодня же разработать подробные планы действий. В стране объявляется чрезвычайное положение.
        - Что это? - вдруг прервал премьера один из депутатов и указал в окно. На небе, затянутом тучами, чернели буквы "КБ".
        - Констанс... или Кощей Бессмертный... Кто-то принес клятву в верности, - произнес Эрик.
        - Но разве кто-то в здравом уме... - начала было Марина, а небо вспыхнуло еще двумя буквами, а потом еще...
        - Возможны бунты... - произнес премьер. - Если принесших клятву будет много, а он прикажет...
        - Я дам приказ войскам быть наготове и в случае необходимости брать власть в городах в свои руки, - Министр обороны снова потянулся к телефону. Сотовая связь в Москве с вечера не работала, так что спутниковые телефоны оказались как нельзя кстати.
        - Не слишком ли это жестко? - очнулся очередной депутат.
        - Жестко? - задумался премьер. - Это малое, что мы можем сделать.
        - Господин премьер-министр, - обратился к Михаилу Дмитриевичу Эрик, - я очень просил бы вас связаться с американскими коллегами, описать ситуацию. К сожалению, они также заняли выжидательную позицию и ничего не предпринимают. Постарайтесь их убедить. Сами понимаете, они также обладают большим запасом ядерного и атомного оружия...
        Премьер кивнул.
        - А вы, Эрик, чем займетесь?
        - Попытаюсь найти базу этого КБ. Пока известно очень мало, только лишь то, что она в горах.
        - А дальше? В смысле, если обнаружите?
        Эрик пожал плечами. Реальных планов проникновения на базу или уничтожения этого... Констанса... не было. Принца коробило само слово Кощей. Очень уж оно сказочное что ли, когда говоришь и сам не веришь. Сам же диктатор называет себя Констансом... Что ж, пусть так и будет.

        ***

        Василиса очнулась в больнице. Сил не было ни на что. Она только и смогла тихо выдохнуть, поняв, что идея с самоубийством провалилась. Стало так горько...
        - Тихо-тихо... - по руке, затекшей от капельницы, скользнули длинные уверенные пальцы, удерживая от движений.
        С трудом повернув голову, девушка столкнулась взглядом с темными, почти черными, глазами Констанса.
        - Я понял, каков твой ответ, - сказал он. - Не скажу, что я рад, сама понимаешь...
        Отвечать не хотелось. Холодные голубые кафельные стены кружились, снижаясь к самой Василисе, будто стараясь раздавить ее. Непослушная слеза все-таки выскользнула и проложила дорожку по щеке. Ее тот час поймали крепкие пальцы мучителя. Где-то за гранью сознания открылась дверь.
        - И? - голос Констанса из мягкого и разочарованного превратился в жесткий и повелевающий.
        - Кровопотеря практически возмещена. Теперь ей нужен покой.
        - Будет ей покой!
        Сильные пальцы выдернули иглу, приложили ватку, пахнущую спиртом, к ранке и согнули Василисину руку в локте. Затем вызывающий дрожь во всем теле мужчина поднял ее как пушинку и приказал:
        - Закрой глаза!
        Резкое головокружение... И снова она в своей тюрьме. Только на сей раз вместо тряпья в углу комнатки - надувной матрас, застеленный чистой белой простыней. Крепкие руки аккуратно положили девушку, укрыли теплым пледом, подоткнув его со всех сторон.
        - Спи! - она пыталась слабо воспротивиться, но руки вжали ее в подушку. - Я тебя вылечу!
        Глаза сами собой закрылись, и девушке стало очень тепло и хорошо...
        Констанс и сам не знал, зачем он возится с этой вредной Василисой. Теперь она точно до вечера дотянет, а там... Руки, выпускающие целительные лучи, дрогнули. Мужчина выругался, поправил ток энергии и продолжил делиться силой, уничтожая последствия нехватки крови. Убивать ее не хотелось. Ему в ней нравилось все - настоящая королева, его королева. Слабая дама рядом с ним - позор, а такая как Василиса - настоящая драгоценность. Правда, она пока не понимает этого, но ведь для всего нужно время. А вот его как раз нет!
        Стоп! Но ведь есть и еще одна носительница силы! Если Василису жаль убивать, можно ведь другую найти! От одной этой мысли в груди будто разбилась колба с жидким огнем. Голову окатил жар, руки, простиравшиеся над безжизненным телом, вспыхнули языками пламени.
        - Вот Тьма! - Констанс втянул их в ладони и встряхнул руки.
        Времени оставалось не так много. Уже завтра вся планета погрузится в хаос, а значит нужно будет поднимать свою армию: нечисть и нежить, людишек, присягнувших в верности. Магии будет предостаточно. Осталось сконцентрировать силу хотя бы двух носителей. И ее вполне хватит, чтобы выпустить изначальную Тьму, наградить ею каждого своего воина, подчинить самых строптивых и, наконец, встать во главе сильной империи. Империи Тьмы.
        Если Василисе Констанс сразу же предложил два варианта, то ведьме такой чести не полагалось. Слишком хорошо знал он это племя. Слишком сильно обжегся раньше. Гибель прошлого носителя темных символов власти, тела, в котором Констанс жил пару веков, как раз и стала расплатой за то, что подпустил к себе ведьму очень близко, позволил ей узнать свои секреты... А ведь он верил, что она на его стороне... Как иначе объяснить его минутную слабость! Заманила, охмурила... Он и растекся, позволил не только к себе притронуться, разрешил пальцы ее загребущие в волосы свои окунуть... А потом она вплела их в свой чертов клубок! И людям преподнесла в подарочек. Думала, полюбят они ее, поймут, что ведьма просто хранит границу между мирами живых и умерших, а если и приходит, то только за тем, кому срок вышел, чтобы проводить в мир иной легко и без мучений. Дура! Хоть и ведьма... Все равно ведь сожгли, вместе с избушкой.
        Сейчас самое время отомстить! Констанс решительно поднялся и молча покинул комнату своей будущей, как он уже видел в планах, королевы. Интересно, а клубок еще при ней? Скорее всего да, ведь хранила она его вместе с кольцами, одно из которых использовала против Констанса на базе. А раз так, то даже суетиться не придется, она сама придет к нему. Нужно только ее подтолкнуть.
        Ведьмин клубок был уникальной вещью, мощным пространственным артефактом. Сама ведьма его и придумала. Едва в нить вместе с волосом человека вплетались его воспоминания, клубок мог так сворачивать пространство, что путь от пункта А до пункта Б превращался почти в мгновенный, длинный настолько, насколько быстро мог человек описать дорогу. Обычно же как бывает: едет добрый молодец день, два, утомленный дорогой, потом даже вспомнить ничего кроме пыли не может, и вдруг встречает странный придорожный камень, или трактир, где, наконец, вкусно нажирается и от души надирается, или девицу красную у колодца. Вот эти мгновения и остаются в памяти. А потом снова дорога до очередной запомнившейся картинки. Клубок между ними и пролагает путь своему хозяину: одна вспышка, вторая, третья... И вот она - цель. И бежать за ним по лесам и весям тоже не надо. Это сказочники уже для красоты выдумали. Берет ведьма, ну или человек, иглу, вдевает в ушко нить из клубка и колет свой палец. Пока кровь течет по игле, нужно очень четко назвать то место, в котором ты хочешь оказаться. А как она впитается в нить, тут и начинают
мелькать картинки вплоть до последней - того пункта, до которого хозяину клубка нужно дойти. Потом нить сжигается, а как дым от нее развеивается... вуаля! Он уже там...
        Весь механизм действия клубка ведьма сама рассказала Констансу. Может, хвасталась своими талантами, может, припугнуть хотела... А ведь так и оказалось: смерть Кощея на конце иглы! Сам княжий сын колол палец и о троне Темной империи думал. Не ожидал Констанс такого предательства ведьмы! Считал себя в своем замке в полной безопасности и защиту не активировал. Прямо посреди военного совета появились у трона воины князя с принцем во главе. И даже переговоры вести не стали, слаженно напали со всех сторон и вонзили мечи...
        И вот он шанс - отомстить, а заодно и сильного соперника убрать. Констанс дошел до тронного зала, щелкнул пальцами, породив черный круг мини-портала. Тотчас на обновленную ковровую дорожку выпал огромный черный кот. Лапы его и все тело были опутаны нитями заклинаний, отчего шерсть намагнитилась и встала дыбом. А если учесть, что кот до своего пленения принял неравный бой с целым отрядом оборотней, вид у его шкурки был самый что ни на есть потрепанный.
        Ёшкин кот был уникальным созданием самого Констанса. Созданный начинающим некромантом из первозданной тьмы, с добавлением останков черного замкового кота, он был воплощением зла. Констанс сам ужасался от его проделок, а как познакомился с ведьмой, решил преподнести его ей в подарок. И вот тут пришлось вмешаться в собственное творение, снизить агрессивность, добавить человеческих чувств и способность к речи. Не только отличный подарок, но еще и надежный шпион. Он исправно докладывал обо всем, что происходило в избушке на курьих ножках, но потом вдруг заболел. Стал задумчив, требовал ласки и обижался на невнимание. А еще перестал есть человечину! Констанс даже заподозрил, что кот влюбился в ведьму. И все же, кот был сделан из Тьмы! И нынешний зов нового Констанса не смог проигнорировать. Сил не хватило бороться. Вот он и пришел в замок, где был схвачен оборотнями. Они наряду с Тьмой почувствовали в коте и Свет, а потому напали, но не стали уничтожать, а задержали до появления Констанса. Тот кота и скрутил.
        - Ну что, дружок, - Констас смотрел на кота с деланной заботой, - суть-то никуда не денешь. Думал, ведьма тебя защитит. Ан нет. Да и зачем ты ей сдался! Ты же - порождение Тьмы. А вот я ценю своих слуг, забочусь о них...
        - Что-то ты, Кощей, больно ласков... - еле прохрипел Баюн.
        - А тебе нравится, когда я приказываю? Изволь! - он вдруг почернел лицом, и к коту потянулись от него черные нити подчинения. - Возвращайся к ведьме и приведи ее сюда. И побыстрее. Клубочек-то у нее сохранился поди...
        Констанс хохотнул, взмахнул рукой и кот пропал.
        - Охрану усилить! - распорядился он после исчезновения кота. - У нас скоро будут гости!

        ***

        Георгий не ушел далеко. Когда Вальсия прогнала его, он, убитый горем, добрался до Сомовки, наткнулся на улице на мужика, у которого с месяц назад выспрашивал про ведьму, и остался. Сначала они пили за несчастную любовь, потом за тяжкую долю мужиков, которыми бабы командуют, потом за свободу, за настоящую мужскую дружбу, за соседову свадьбу, за упокой душ какой-то дальней родственницы... Через три дня Георгий понял, что пить больше не может. Он отказался от поднесенной ему с утра бражечки и, как немного отошел от похмелья, решил двигаться в путь. Вот тут-то и началась буря. Сначала небо обложило тяжелыми тучами, затем по деревне прошлись молнии и грянул дождь. Георгий еще подумал, что это хорошо, пусть хоть чуть-чуть сдует вызывавший с утра тошноту тухлый рыбий запах. Но дождь все шел и шел, и прекращаться не собирался. Не пошлепаешь же по грязи! Пришлось Георгию остаться еще на ночь. Устроившись с комфортом в избе своего знакомого, вновь отказавшись от чарки самогона, бывший воин Христа уставился в телевизор. Особого выбора программ здесь не имелось, но от скуки каких только передач не посмотришь.
Петросян на экране вдруг замер в нелепой позе и появился мужик в черной водолазке, поверх которой накинут расстегнутый пиджак. И было в этом мужике что-то такое знакомое... Георгий сначала все мучился, пытаясь его вспомнить, а потом вдруг услышал, о чем тот говорит.
        Уже через полчаса деревня гудела. Несмотря на ветер и хлеставший наотмашь холодный дождь, жители Сомовки как по команде начали ходить друг к другу в гости и пересказывать речь давешнего Констанса. В этот вечер он появлялся в телевизоре еще раза три, а потом началась страшная буря. Деревья стонали от порывов ветра, собаки выли, коровы в ужасе метались по стайкам. Бабки крестились, поминая всуе боженьку, и думали, уж не принести ли клятву этому крепкому на вид мужику, который ничем не хуже президента. Так какая разница! К утру деревня притихла. Прошедший ночью град побил все посадки на огородах и пшеничку на полях. А мужик с телевизора все вещал и вещал... Бабы, чрез слякоть и дождь дошедшие до колодца, набирали воду, стараясь не глядеть друг на друга. Каждая хоть сейчас готова была клясться в верности виртуальному Констансу, но боялась, что соседи не так поймут и осудят. К вечеру, когда начал подниматься уровень воды в озере, сорвало все установленные сети и затопило лодки на берегу, деревенские собрались в хате у старосты.
        - Матвеич, ты жи-ть мудрый мужик! От скажи нам, что за Констанс такой? Мубыть депутат?
        - Да какой такой депутат!? - староста почесал недельную щетину и оглядел сомовцев. - Истинно говорю, колдун он!
        - За что нам напасть-то такая! - заголосила бабка Катерина. - Може за ведьму ту, которую мы выгнали?
        - Да мы туточки и не причем! - встрял коренастый мужичок, лучший рыбак на всю деревню. - Вчерась звонил я сваму внуку, у них та же беда! А сёдне вот телефоны не работают...
        - А по телевизору, пока свет не вырубыли, говорят, спокойствие надо сохранять... МЧС уже заналась...
        - Ну Мотька ты даешь! Думашь, тучи разгонять примчатся?
        - Конец света это! Истино говорю! - староста теперь чесал затылок.
        - А у меня Звездочка-то моя так и не разродилась! Молочка-та нету!
        - И картошки ноне тоже не будет... - бабка Катерина поджала губы. - Градом весь цвет побило!
        - Как жи-ть мы зимовать-то будем?
        - А сети-то, сети! Уволокло же все в озеро!
        - Ты, Матвеич, от чё скажи: а правда, что тучи разойдутся, ежели мы всем миром клятву принесем?
        - Дык откуда мне знать-та? - староста и сам об этом думал, но сказать стеснялся. Верующих в деревне полно, а еще бабы с почты в партию вступили. И как отнесутся к предложению поклясться какому-то мужику, непонятно.
        - Да чего мусолить-то? - рыбак как раз достал из кармана рубахи щепочку табака, засыпал в обрывок газеты, свернул папироску и поплевав на пальцы, принялся ее заклеивать.
        Георгий, второй день прочищавший мозги посредством воздержания от алкоголя, имел свои догадки. Показавшийся ему знакомым мужик, по его мнению, и был тем самым Кощеем, носителем силы Смерти. А раз так: нельзя ему на верность присягать! Сейчас, слушая деревенский, он удивлялся, как же легко их запугать! А где непобедимый русский характер? Где любовь к Родине? Об этом он и решил напомнить, подняв, как в школе, руку. Бабы и мужики посмотрели на него с испугом и затихли.
        - Уважаемые жители Сомовки, - Георгий прокашлялся. Уж слишком его тихий голос хрипел. - Нам послано серьезное испытание! Этот мужик - Кощей Бессмертный! Он, можно сказать, как дьявол. И сейчас он искушает нас! На нем кровь и смерти многих русских людей! Неужели вы так просто покоритесь ему? Неужели нет в вас гордости? Нельзя давать ему клятву!
        - Мабуть бредить? - перебил его кто-то из деревенский. Георгий запнулся и покраснел. Его заминки хватило, чтобы деревенские принялись говорить в один голос:
        - Да хто ж ты такой, чтобы нам указывать?
        - У тя, поди ни картошечки нет, ни помидорчиков не посажено?
        - Тебе, городскому, легко говорить...
        - Он нас оскорбить желает!
        - Не слушайте его, люди добрые! Засланный он к нам! Оттуда! - грязный заскорузлый палец указал куда-то вверх.
        - Точно! - очнулся вдруг давешний собутыльник Георгия, - И как я не дотумкал! Точно, засланный! Он ведь русалочий муж... Да тока она его кинула...
        Теперь на Георгия смотрели как на первейшего виновника всех деревенских бед, а к вечеру, когда самогон уже порядком подогрел даже самых отъявленных трезвенников, его решено было вернуть русалке, чтобы в деревне воду не мутил. А потом выйти всем селом к почте, там площадка побольше и заверить мужика энтого, Констанса, в верности и любви.
        Вот так спеленали Георгия, под гиканье толпы донесли до озера и кинули с обрыва. Чтоб не у берега бултыхался, а там, где сразу глубина начинается. Как мужчина ни сопротивлялся, как ни кричал, а только и успел сделать глубокий вдох и пойти камнем на дно. Хоть бы руки развязали, сволочи... А так... Здесь было метров пять и вся эта толща воды медленно проплыла перед глазами мужчины. А он всматривался в плавные движения водорослей и пытался увидеть в них волосы Вальсии... любимой... Вот так вот бесславно он погиб... Лучше бы сразу шел на базу, может все бы обернулось по-другому... Воздух уже заканчивался... Еще секунда, еще... Вальсия... Как живая... "Любимая", - хотел прошептать Георгий, хлебнул воды и оглушенный болью в легких потерял сознание.
        Вальсия с тяжелым сердцем покидала озеро. Она ведь - мавка, а всем известно, что если мавка забеременеет, то сможет выбрать между мужем и прежней жизнью. Если отец ребенка ей дороже подводного мира, то, выйдя на берег, она навсегда превратится в девушку, выносит и родит малыша. А уж если откажется от мужчины, то все останется по-старому. Она родит мавку и будет и дальше затягивать в воды зазевавшихся прохожих, отнимая у них жизнь.
        О беременности мавка узнала уже после ухода Георгия. Русалки сразу видят это... Вот и ее обрадовали, едва она нырнула в озеро. Вальсия была зла на мужа, а потому сидела в камышах и мстительно думала: не исполнишь обещания, останусь мавкой, затащу тебя в воды глубокие и оставлю там навечно. Но уже через сутки Вальсия заскучала. Как бы ни был мил ей покой подводный, а сердце горело и жгло, и слезы, казалось, озеро засолить могут. Когда на берегу появилась Аня, Вальсия чуть не захлебнулась от радости, а потом всерьез задумалась над словами ведьмы. К вечеру мавка решилась... Она попрощалась с подружками, повинилась перед водяным, дала слово навещать их и вышла на берег. В ночной тьме, под жутким дождем она вернулась в домик ведьмы. Аня обняла ее, отправила в сенки обмыться уже нагретой водой, подобрала платьишко и обычные резиновые шлепки, а потом девушки долго сидели и молча пили чай, думая о своем.
        На следующий день Аня исчезла с утра пораньше. Непогодь грозила наделать страшных бед и ведьма, как могла успокаивала природу, отводила от леса и деревни смерчи, утихомиривала воды озерные. К вечеру она так вымоталась, что уснула на лавке не раздеваясь. Вот тут-то и появился Антипка. Был он всклочен и сурьезен.
        - Расселася! - он обвиняющее ткнул пальчиком в Вальсию. - А тама твово муженька топить идут!
        Домовой хотел разразиться по меньшей мере получасовой отповедью молодой жене, но та его больше не слушала. Как была в платьице и шлепках, так и сиганула она к озеру. И очень вовремя поспела: нырнула вслед за Георгием. Плыть было тяжело. Ноги путались и она никак не могла управлять ими одновременно, как хвостом. Потом попривыкла, но такой легкости, как раньше, уже не чувствовала. И все-таки Вальсия нашла мужа среди водорослей и вытянула на берег, протащив как можно дальше от толпы деревенских, стоящих над обрывом и во все глаза наблюдающих за гладью воды. Чего они ожидали? Что Георгий всплывет? Или что появится русалка и поблагодарит их? Кто разберет эту загадочную душу сельских экспериментаторов.
        Очнулся Георгий уже на берегу, закашлялся и начал отплевываться.
        - Вальсия... - сипел он. - Прости, я не смог спасти Аню...
        - Естественно, - теперь, когда угроза жизни миновала, она надула губки и отвернулась от Георгия, - ейный принц сделал это раньше тебя! Вот это любовь! А ты...
        - Я же не ее люблю, а тебя, - виновато прошептал Георгий.
        - Правда? - стрельнула глазами Вальсия.
        - Истинная... Ты такая красивая...
        Хоть и продрогла Вальсия в тонком, мокром теперь платье, а от этих слов стало жарко.
        - Ты больше не уплывешь от меня? - Георгий перевернулся на бок и взял ее за руку.
        - Нет... - тихо произнесла девушка. - Гош, я беременна...
        Мужчина осмысливал сказанное ею с минуту, потом радостно подскочил, чуть не упал от слабости, но равновесие удержал, поднял Вальсию на руки и уткнулся носом в ее волосы.
        - Любимая... Спасибо! Я так рад!
        - Я тоже, - неуверенно произнесла бывшая мавка. - Просто страшно. Теперь я больше никогда не вернусь в озеро...
        - Зато у тебя будет другая жизнь! Мы поедем в город и ты родишь прекрасного малыша!
        - Гоша, только давай сейчас отсюда уйдем, - она покосилась на стоявших вдалеке деревенских. - Да и Аня нас ждет, переживает, наверно.
        Ведьма уже не спала, она внимательно слушала расхаживающего по столу Антипку. Тот не торопясь описывал сначала Кощея злокозненного, беды, навалившиеся на Сомову, потом героический поступок Георгия, посмевшего пойти против задуренных людей и взывавшего к истиной гордости человеческой. И такими словами он все рассказывал, что не только Георгий зарделся, но и Вальсия, прижавшаяся к мокрому герою, окончательно уверилась в его мужественности и храбрости. "Лучше сказать глупости, - думал Георгий. - Надо было по одному с ними беседовать. А идти против толпы всегда чревато".
        - Разлюбезный господин домовой, - прищурилась вдруг Аня, - а не скажете ли вы, где шляется мой непутевый кот?
        Аня звала его вот уже второй день, но ответом ей была только тишина. И леший понятия не имел, куда ее домашний любимец направился. Антипка, обиженный, что его повествование прервали на полуслове, насупился, а потом, страшно зыркая глазами объявил:
        - Не знаю я, молодая хозяйка... А на кой он тебе сдался?
        - Кощея остановить надо, - Аня не спускала глаз с опечаленной рожицы Антипки. - А где его замок и как туда добраться, не представляю...
        - А вот зря ты на кота свово надеисся!
        Антипка всегда относился к коту с недоверием. Да и давнишняя вражда между домовыми и кошачьими сказывалась. Да и какая может быть дружба? Эти усатые только и умеют шерсть разбрасывать, сметану воровать и гадить в самых неподобающих для того местах. А люди их любят и лелеют! Домовые же и за домом присмотрят, и вещь потерянную найдут и на самое видное место подсунут, и мышей, в крайнем случае, отпугнуть смогут. А не любят их! Боятся и поминают злыми словами! Ну никакой справедливости...
        - Это почему зря? - уставилась на Антипку Аня.
        - Темный он... Вот сама-то как думаешь, ежели ж будет выбирать между тобой и Кощеем, то кого выберет?
        Аня от обиды за усатого друга аж кулаки стиснула.
        - А вот и нет! - уверенно продолжил домовой. - Кощея он выберет, Кощея! Потому как темная суть никогда к свету не потянется!
        - Да как ты можешь... Да ты... знаешь кто? - Аня от злости бегала вокруг стола, стараясь не смотреть на домового. Антипка же вдруг будто очнулся. Он испуганно натянул недавно подаренную хозяйкой кепку на уши, потом крутанулся и пропал.
        Всю ночь Аня места себе не находила. Вальсия и Георгий угомонились за печкой быстро, и в домике повисла гнетущая тишина. Ведьма призывала кота и чувствовала в ответ гнетущую тишину. Так она и уснула прямо за столом, уронив голову на руки. А утром в домике появился потрепанный кот. Аня ахнула, едва умудрилась протереть глаза, и бросилась за примочками и целебным отваром.
        - Ну что ж ты... - она обрабатывала раны, гладя кота и проливая над его шкуркой горькие слезы. - Потерпи, миленький.
        - Ну надо же! - всплеснула руками выглянувшая из-за занавески Вальсия. - Кто ж тебя так, болезный?
        Кот молчал. Обычно он с удовольствием принимал ведьмины ласки. Они были похожи на глоток воды в жажду, и приводили Свет и Тьму внутри кота в равновесие, от чего становилось покойно и уютно. Но сейчас он чувствовал лишь волну огня. Свет и Тьма сражались под его шкуркой. Как она выдерживает только такие страсти!
        - Я уж думала... все... убили тебя или в плену держат, - Аня не понимала, как близка была к истине.
        Кот только вздохнул.
        - А негодник Антипка вообще сказал, что ты теперь Кощею служишь! - Вальсия пылала праведным гневом.
        И вновь девушки были близки к истине.
        - Ну что же ты молчишь? - Аня обняла свое усатое чудо и уткнулась в его шерстку.
        - А чего ты искала-то меня? - будто нехотя спросил кот.
        - Хотела спросить тебя, нельзя ли нам как-нибудь в логово Кощеево проникнуть.
        Кот вздохнул и вновь сосредоточился на внутренней борьбе.
        - Ох, Ягуся, - кот вдруг победно ухмыльнулся, а в глазах его вспыхнули алые искры. - Ты ведьма, али кто?
        - Поясни... - нахмурилась Аня, чувствуя, как что-то совсем простое ускользает от понимания.
        - Ты шкатулку нашей Ягуни нашла?
        - Нашла...
        - А заглядывала в нее?
        - Заглядывала...
        - А клубочек видела?
        - Клу... - Аня наконец просветлела лицом. - Ну и дура же я! Столько дней потеряла! Остались-то всего сутки!
        - Ань... - вопросительно произнесла Вальсия, глядя, как мечется по комнатке ведьма, ищет одежду, собирает котомку, вернее свой маленький рюкзачок.
        - Я иду искать Кощея! - твердо заявила девушка.
        Кот вновь выпал из реальности. Съежившийся как подранная кошка свет вдруг снова ринулся в бой.
        - Баюнчик, а ты не можешь к Эрику меня доставить, или его ко мне? Ты же помнится, не ногами по миру ходишь, вернее, лапами. И других можешь водить...
        Кот лежал, закрыв глаза, и молчал.
        - Понятно, - вздохнула Аня. Кот болеет... Но и времени ждать его выздоровления уже нет. Последний день пошел. - Ладно, не поминайте лихом!
        Она ткнула палец иглой, представив Кощеев замок... Не получилось. Просто потому, что ни разу в нем не была. Тогда представила самого Кощея... Стало противно. Опять ничего не вышло. Тогда она вспомнила о Василисе. Сердце сжалось. Сидит, себе, бедная, прикованная цепями к стене... Страдает... Смерти ждет... Кровь впиталась в нитку и...

        ***

        В следующий раз она очнулась уже ближе к обеду и в первую минуту даже не поняла, где находится. Было так мягко и тепло, как, наверное, на облаках... Но ведь она не на облаках... Василиса резко села, откинув плед, и осмотрелась. Маечка на ней была все та же, ее, родная, а вот вместо джинсов на бедрах болтались широкие шелковые мужские штаны. Это открытие Василису не порадовало, тем более что открытым оставался вопрос, кто их на нее натягивал. Вокруг была все та же тюрьма. Только теперь здесь имелись кресло, столик, заставленный всяческими вкусностями, небольшая ширма, за которой спрятался биотуалет и ведро с водой.
        - Мне решили скрасить последние часы жизни? - спросила Василиса гулкую тишину и, не дожидаясь ответа, придвинула столик, взяла пластиковый стаканчик с молоком и булочку. Боже, как вкусно! Она зажмурила глаза и минут пять наслаждалась жизнью.
        - Я рад, что тебе нравится!
        Ну вот! Очередной кусочек булочки чуть не застрял в горле.
        - Пришел позлорадствовать? - девушка отодвинула от себя столик, но потом пожалела об этом. Констанс одним движением приблизился, и теперь столика между ними не было.
        - Вообще-то я тебя спас!
        - Мне что, спасибо тебе сказать? - Василиса начала раздражаться. - Все готово для ритуала? Да? Тогда выйди, дай мне хоть последние часы жизни на твою рожу не любоваться!
        - Вижу, ты не в настроении разговаривать! - глаза Констанса, нависшего прямо над девушкой, вспыхнули, но алые язычки быстро исчезли в кромешной тьме зрачков. - До завтра!
        Он развернулся и пошел к двери.
        - Стой! - Василиса не понимала, что происходит. - Как до завтра? Ты что, меня убивать передумал?
        - Представь себе! - Констанс развернулся и с самодовольной ухмылкой посмотрел на Василису. - У меня появилась другая не менее привлекательная жертва!
        - А я? - голос прозвучал настолько жалобно, что Василиса сама поморщилась. Будто напрашивается...
        - Ты? - одного взмаха ресниц хватило, чтобы он вернулся и навис над сжавшейся Василисой. - Ты можешь готовиться к свадьбе...
        - Размечтался! - четко произнесла она прямо в лицо своего мучителя и вдруг ощутила, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой.
        - Еще как... - Констанс легко коснулся губами лба, щек, уголка губ Василисы. Его дыхание просто опалило замершую девушку. Между тем рука мужчины скользнула под маечку и коснулась груди. - Из тебя получится послушная жена, моя дорогая.
        Василиса остро чувствовала все его прикосновения, но ответить на них достойным образом не могла. А так хотелось заехать коленкой по причинному месту! От бессилия она готова была расплакаться, но этого сделать также не удалось, только пара слезинок скатилась из глаз и повисла на подбородке.
        Констанс собрал их губами, похлопал Василису по щеке, а потом как ни в чем не бывало пошел к выходу. Взмах рукой - часть монолитной стены явила дверь, она открылась, выпустила мужчину и вновь слилась в единое целое с каменной кладкой. Способность двигаться в один момент вернулась, Василиса схватила простыню и принялась стирать горючие следы поцелуев.
        Мысли в голове прыгали как мячики. Другая жертва... Господи, ведь это она - Аня, та самая ведьма... С одной стороны Василиса радовалась, что жизни ее пока ничего не грозит, но с другой... Попади Аня к Константу, он станет непобедим, одной Василисе с ним не справиться. А уж после ритуала он с ней церемониться не станет, обездвижит и разрешения не спросит. Так что же делать?
        Та же Аня говорила, что Василиса обладает силой Жизни, но ведь при этом она ничего не чувствует. Может лишь людей в виде огоньков видеть. И все! Как вот ей сражаться против знаний и умений этого черта бессмертного! Он же одним взглядом вон чего вытворяет! Василису обуяла злость. Она вскочила с постели, зло отбросила простыню и начала измерять шагами свою комнатку, твердя про себя: "Я тебя убью! Я тебя убью!" В конце концов, никто ведь не мешает принять смиренный вид, нет, даже лучше благодарный и влюбленный. Поцеловать, в конце концов... От одной этой мысли Василиса скривилась. Ну да, придется рискнуть своей честью... Бывает ведь и хуже. Главное, выдержать его прикосновения... А потом... От прямого удара ножом его вряд ли что может спасти. Нужно только найти оружие. Она задумалась... Придется хорошо играть роль жены какое-то время, чтобы он полностью уверился в ее лояльности, разрешил свободно передвигаться по его логову. Тогда-то можно будет найти нож. Или пистолет... Или... В общем, что-нибудь, что может помочь ей. Только свою роль нужно будет сыграть хорошо, иначе не поверит. Да и то верно, с
чего бы это вдруг в ней любовь проснулась?
        Прямо посреди ее метаний по комнате из воздуха вдруг соткалась фигурка ведьмы. В галлюцинации Василиса не верила, а потому просто остановилась подозрительно глядя на Аню.
        - Ты одна? - спросила она тихо.
        - А кого ты еще ждешь? - Аня быстро оглядела комнату, убедившись, что кроме Василисы в ней никого нет.
        - Думала, с тобой этот будет... Кощей который...
        - Со мной? Было бы правильнее предположить, что он с тобой...
        - Вот еще! - Василиса гордо вздернула голову, потом припомнила все свои недавние мысли и тяжко вздохнула. - Ну да, конечно... Он недавно был здесь и намекнул, что в жертву сегодня принесет тебя. Вот я и подумала, что он тебя поймал и ко мне привел.
        - Даже так...
        - Так... Сначала меня хотел, но потом передумал.
        - Рассказывай, - распорядилась Аня.
        Василиса смущенно потупила глаза, но рассказала все с самого начала, а потом с немалым интересом выслушала Анин рассказ о том, что произошло на базе после ее похищения. При упоминании Эрика блаженной улыбки она сдержать не смогла, а увидев молчаливый вопрос Ани, потупила глазки.
        - Ну это... - замялась Василиса. - Рада я, что у Марины все в порядке.
        - Понятно... - Ане, действительно, все стало понятно. Надо же! То-то Эрик встрепенулся, услышав о Василисе! Вот и не верь после этого в силу артефактов. Знала же, что нельзя колечко выбрасывать... Проклятье какое-то висит над хранительницами силы природы. Вот и Ягуня уж как влюблена была в княжьего сына, Кощея ему на блюдечке преподнесла. А он спас Василису, не эту, конечно, другую, предшественницу, и женился на ней. Вот и сейчас, похоже, все будет точно так же. А она размечталась: Эрик, принц ее девичьих грез... До сих пор ведь сердце замирает, едва вспоминает его. А он уж с Василисой шашни разводит.
        - Да что тебе понятно! - в сердцах выпалила Василиса. В груди вновь вспыхнул огонь, как вспомнился интерес принца к этой деревенщине. И что он только в ней нашел?
        - Все! - Аня расстроено отвернулась от Василисы, чтобы только не видеть жлобское превосходство в ее темных до черноты глазах, вздернутой тонкой четко очерченной бровки, вздернутом аккуратном носике.
        - Да, - в Василисе вскипела вдруг злость, - он мне нравится и станет моим парнем! Ты что-то имеешь против? Ну не о тебе же ему мечтать? Ведьма!
        - Сама такая! Думаешь, ты лучше меня? - казалось, что вспышка злости и гнева превратилась в волну и достигла всегда такой благоразумной и спокойной Ани. - Штамп в паспорте с городской пропиской еще не делает тебя лучше меня. Того, что досталось тебе просто по принципу места твоего рождения, я добивалась своим умом и постоянными занятиями. А ты просто избалованная стерва!
        Аня скривила рожицу, стараясь подражать высокомерной Василисе, такой, какой предстала она перед девушкой впервые, едва выбравшись из обрушившегося вертолета, и повысив голос до Василисиного спародировала: "Мне нужно телефон и ванную! А еще асфальт уложите в вашем лесу, а то я попорчу все каблучки на моих туфельках от Дольче и Габбана!"
        - Я ничего не говорила про туфли! - рявкнула Василиса, едва сдерживая себя от желания вцепиться Ане в волосы.
        - За тебя все сказало твое брезгливое личико! - резко, будто выплюнув, сказала Аня и сжала кулаки.
        - Сука! - Василиса взвыла и бросилась на Аню. Та такой реакции не ожидала, ведь несмотря на всю стервозность Василиса все-таки была носительницей силы Жизни, и просто прикрылась руками, не позволяя вцепиться себе в лицо.
        - Браво, дорогая! - раздались редкие хлопки в ладоши. Констанс, прислонившись к стене рядом с появившейся снова открытой дверью, с явным удовольствием следил за женской ссорой. - Хотя меня напрягает, что ты думаешь о другом мужчине!
        На Василису будто ушат воды вылили. Она очнулась, отскочила от Ани и покраснела.
        - А я думал, тебе неприятна будет ее смерть, - протянул ухмыляясь Констанс.
        Василиса повернулась к Ане, окинула ее презрительным взглядом и вдруг незаметно подмигнула. Потом распрямилась и с широкой улыбкой, которую приправила застенчивостью и стыдливостью, направилась к мужчине.
        - Что ты, дорогой, - проворковала она, стараясь не переиграть. - Я бы даже посмотрела на ее гибель! Ты ведь доставишь мне такое удовольствие? В качестве свадебного подарка?
        Констанс на секунду недоверчиво замер, а потом притянул приблизившуюся девушку к себе и склонился к самому ее лицу.
        - Конечно, дорогая, - он заворожено посмотрел на ее губы.
        Василису начал бить озноб только от одной мысли о грядущем поцелуе. Только бы не скривиться... Она выждала еще секунду, а потом со всей силой въехала своей коленкой в самое уязвимое мужское место и вырвалась из тисков его рук. Констанс охнул и скорчился.
        - Бежим! - крикнула она и юркнула в открытую дверь. Ане дополнительного приглашения не понадобилось.
        Девушки выскочили в длинный мрачный коридор, освещаемый только чадящими факелами, и помчались по нему, не зная, что же им делать дальше. А сзади их уже догонял хриплый смех Констанса. Завернув за угол, Аня взмахнула рукой, доставая из появившейся вдруг в руках шкатулки то ли вуаль, то ли прозрачную ткань.
        - Стой, - скомандовала она и накинула ткань на головы себе и Василисе. - Даже не дыши!
        - Невидимками станем? - шепотом спросила Василиса, с трудом успокаивая дыхание.
        - Ага, - кивнула Аня, - главное, чтобы нас не услышали.
        Она потянула Василису к самой стене коридора, в которую девушки чуть ли не вжались, ожидая появления Констанса. Но раньше него с другой стороны примчались скелеты с подобиями мечей наперевес и чуть не врезались в появившегося из-за угла господина.
        - Где они? - спросил он, проходя мимо девушек.
        - Не знаем, господин, мы не видели!
        - Оборотней ко мне! - Констанс удалился, сопровождаемый стражами, а замершая Василиса, выдохнув, чуть слышно застонала.
        - Оборотни! Они нас учуют и никакая невидимость не поможет!
        - Что же нам делать?
        - Может вслед им пойдем?
        - Нет, давай, наоборот...
        Они вернулись к комнате, в которой Василиса провела несколько дней, и прошли мимо нее. Коридор закончился пустынной каменной залой, две стороны которой были открыты всем ветрам, ограждая замок от пропасти высоким парапетом. Вид, открывающийся отсюда, завораживал. Каменистые горы, увенчанные ледяными шапками, уходили в облака. Самого неба не было видно, то ли из-за приближающихся сумерек, то ли вообще так задумано в этом тоскливом месте. Один камень вокруг... Ни травинки, ни деревца. Лишь далеко внизу ощущалась жизнь, благодаря шуму воды в ревущей где-то реке.
        - И как нам отсюда выбраться? - Василиса чуть ли не плакала.
        - У меня же клубок есть... - Аня достала из вновь появившейся шкатулки иглу с нитью, кольнула палец и представила свою избу. - Держись за меня крепче!
        Капелька крови стекла по игле, впиталась в нить, зашипела, задымилась, но ничего не произошло. Они так и стояли на каменной террасе замка Констанса.
        - Что за... Василиса, мы в... - Аня запнулась. Точно ведь деревенщина! Кто же так в приличном обществе изъясняется.
        - В ловушке? - хмыкнула Василиса.
        - Ну это я и хотела сказать.
        - Я поняла, - хихикнула девушка. - И, Ань, прости меня, я такие гадости тебе наговорила. Совсем от страха и отчаяния с ума сошла.
        - Это ты меня прости, я не должна была на тебе срываться.
        - Ты любишь его?
        Аня не ответила. Зачем? И так тоскливо.
        - Что будем делать? - решила изменить она тему разговора.
        - Попробуем своим ходом выйти.
        - А ты знаешь, где выход?
        - Нет, но я постараюсь, чтобы нас не поймали, - Василиса закрыла глаза и мир вокруг расцвел горящими точками. Вернее, не расцвел, а стал черно-серым. Ни одного яркого цвета - только черные и серые точки. И они - рядом.
        - Нам туда! - Василиса указала на один из проходов, начинавшихся на этой террасе. - Там - никого.
        Они юркнули в коридор и вновь побежали. Василиса время от времени закрывала глаза и указывала новое направление. Они то поднимались по каким-то крутым круглым лестницам, то сбегали вниз. Наконец, запыхавшись, остановились в очередном зале.
        - Все, - выдохнула Василиса. - Вот теперь мы в...
        - Догнали? - Аня прислонилась к стене, пытаясь отдышаться.
        - Они - везде. Констанс и еще около десятка человек через минуту будут здесь. И из залы не выйти: там везде огоньки.
        С секунду девушки молчал, пытаясь трезво оценить ситуацию. Потом Аня вздохнула и в руке появилась уже виденная Василисой шкатулка.
        - Мне точно не жить, - печально произнесла ведьма, - а вот ты еще сможешь выбраться.
        Василиса хотела было что-то возразить, но Аня жестом остановила ее.
        - Не спорь... Взяв мою силу, он захочет и твою. И куда ты денешься? А вот здесь есть все, что может тебе помочь. Вуалью умеешь пользоваться, клубок доведет куда надо, гребень от преследователей убережет. Только выйди за пределы замка. Он, видимо, действует как ловушка.
        - Ань, а как же ты? - глаза Василисы подозрительно покраснели.
        - А что я? Сама виновата! Полезла в логово к врагу, не озаботившись даже слабеньким планом действий. Позор! Да ж разве прежняя баба Яга могла себе такое позволить? Нет! Она все просчитывала, была готова к любой гадости. И не просто готова, а способна была предвосхитить ее еще большей. Я - так, избалованное дитя цивилизации, насмотревшееся блокбастеров со счастливым концом.
        - Ты наговариваешь на себя...
        - Спрячь шкатулку и не свети ею.
        - Как спрятать-то?
        - Просто подумай о том, что в карман ее кладешь.
        Еще мгновение - и шкатулка из рук Василисы пропала как раз перед самым появлением в зале Констанса в окружении бугаев.
        - Взять их.
        Казалось, мужчина даже не вспотел, не то чтобы задыхаться от довольно долгой погони. Он остановился прямо перед девушками и с удовлетворенным лицом наблюдал, как оборотни берут их под руки.
        - Просчиталась ты, ведьма, думала, раз - и уведешь Василису! Но я с некоторых пор стал более предусмотрителен. А вот твое поведение, моя королева, меня очень расстроило, - Констанс так близко низко склонился над Василисиным презрительным личиком, что она вынуждена была дышать его дыханием. И удовольствия ей это не проносило. Напротив, казалось, еще чуть-чуть и ее стошнит на будущего супруга.
        Констанс презрительно махнул рукой, и девушек растащили в разные стороны. Аню повели в подвал. Там на цепях ей самое место, а Василису - в ее комнату.
        - А знаешь, дорогая, - прокричал ей вслед Констанс, - я удовлетворю твою просьбу! Дам тебе полюбоваться на ритуал и последние моменты жизни ведьмы. Может, в дальнейшем посговорчивее будешь!

        ***

        Они не успевают. Марина и Эрик это прекрасно понимали. Приборы Деревянко прибыли в столицу в первый же день и тут же были перенаправлены в регионы. Работа по обнаружению магически одаренных людей шла в ускоренном темпе. По стране прошел слух, что новоявленный диктатор распылил радиоактивные вещества, поэтому заставлять людей проходить проверку не приходилось. Едва машины со специальным знаком на борту появлялись на улицах городов и деревень, к ним выстраивались очереди. Сложнее было с наведением порядка. Цены в магазинах взлетели до невиданных высот, тем не менее, с прилавков сметали все съестное, спички, свечки, батарейки, чистую воду. Банки закрылись уже на второй день, заявив о банкротстве. Заводы встали.
        Люди отказывались работать, рыли подвалы, надеясь пережить там смутные времена. Констансу удалось посеять смуту и панику. В городах оказалось столько неуравновешенных фанатиков! Марина только и успевала переезжать с одного стихийного митинга на другой, чтобы хоть как-то успокоить толпы людей. Пару раз ее даже пытались закидать камнями. Полиция применяла уже даже не слезоточивый газ. В ход пошло огнестрельное оружие. Но это мало помогало.
        Лагеря для магически одаренных росли как грибы после дождя вокруг всех крупных городов. Люди, от которых бесились приборы Деревянко, издавая противный писк, тут же изолировались от остальных и направлялись туда. Очень быстро все опасные и стратегически важные производства были проверены, а охрана их усилена.
        Эрик ждал известий от Ани и собирал отряд быстрого магического реагирования, как его обозвали военные. В него попали несколько профессиональных военных, двое из которых были из группы "Альфа", Игорь Стрюков, прибывший в Москву вместе с Мариной и Эриком и еще пара его знакомых магов с базы, способных держать в руках оружие. Все они в последние дня два жили в постоянной готовности в любой момент вступить в схватку с Констансом. Эрик разговаривал с каждым из них. Он не скрывал, насколько опасной может быть их вылазка, можно даже сказать, смертельно опасной. Но решимости выступить против новоявленного олицетворения зла ни у кого не убавилось. Напротив, каждый из его маленького отряда горел желанием показать себя в бою. Сначала Эрик списывал это все на глупость, а потому раз за разом повторял, что шанс победить Констанса у них один к сотне. Но затем махнул рукой. Может в этом и был секрет загадочной русской души?
        - Марина Владимировна, - в большой кабинет в Кремле, где раньше работал ее супруг вошел офицер охраны, - вы просили сообщать...
        Марина отвернулась от окна, за которым все еще дымилась Москва, незаметно смахнула набежавшую слезу и вопросительно посмотрела на офицера.
        - Опять митинг...
        - Идемте, - женщина решительно направилась к выходу. С самого приезда в Москву она лишь однажды заехала домой, проверить все ли в порядке и переодеться. Больше такой возможности не было. Она не раз благодарно вспоминала свою домработницу Ксюшу, которая перед самым выходом хозяйки из дому скептически оглядела ее дизайнерское платье и посоветовала надеть штаны. В джинсах было, действительно, удобнее, особенно в той разрухе, что царила вокруг. Передвигаться по Москве в первое время можно было только на лошади, любезно предоставленной охраной Кремля. Вот и сейчас она направилась прямиком к воротам, где и держали ее Звезду.
        - Марина Владимировна, - остановил ее офицер, - здесь недалеко и близлежащие дороги уже расчистили, так что на машине будет безопаснее и быстрее! Она ждет...
        Женщина согласно кивнула и последовала за ним.
        - Много народу, - спросила она уже в машине.
        - Около тысячи...
        - Чего хотят?
        - Понятно чего... Правды...
        Марина вздохнула. Знать бы еще, поможет сейчас, в последний спокойный день, правда, или только вызовет панику. О магии старались не заговаривать. Без нее сейчас было много проблем. А ведь уже завтра мир изменится раз и навсегда. Хотя... Он уже изменился.
        Все чаще в последние дни на площадях над толпами народа появлялись черные знамена с буквами КБ. Сначала тех, кто размахивал ими, задерживали, потом просто перестали обращать внимание, стараясь, чтобы сама толпа не становилась на сторону констансевцев. Объясняли, успокаивали, укоряли в маловерии и предательстве. Марина, подъезжая к импровизированной трибуне из сваленных обгоревших щитов, устало отметила про себя, что сегодня их не один-два черных флага, как вчера вечером, а уже с десяток. А, может, ну их... Люди иногда как бараны, втемяшится им что в голову... Она махнула рукой, отгоняя недостойную мысль. Ведь не выйди она сейчас, люди разволнуются, в ход опять оружие пойдет... Вчера она не успела, долго пришлось добираться до места митинга, толпа пошла против прикрывшихся щитами стражей порядка, а те начали стрелять. Марину в самую гущу не пустили, а потом она видела, как убирали трупы...
        - Люди! Сограждане! Россияне! - Марина с трудом повысила голос, пришлось даже откашливаться. Вчерашнее перенапряжение на подобных выступлениях сказывалось.
        - Хто это? - спросил какой-то мужичок в ярком оранжевом жилете, тыча пальцем в Марину. В наступившей после первых слов тишине его вопрос слышали все.
        - Да это жена сгинувшего президента, - объяснила ему какая-то дамочка, брезгливо сморщив нос, едва мужичок с интересом повернулся к ней. - Пить меньше надо, товарищ...
        - А ты мне не указуй! Я может в нервном расстройстве! Сутки почти вкалываю, штоб такие фифочки, - он презрительно окинул взглядом интеллигентку, - могли на митинги расхаживать!
        Этот небольшой диалог привел толпу в движение. Смешки, тычки, подзатыльники.
        - Ты не пиарствуй тут, - закричал какой-то парень, - неча нам на менталитет давить! Ты правду расскажи!
        Марине было почти все равно. Вчера она призывала к спокойствию и благоразумию, взывала к патриотическим чувствам и памяти предков. Сегодня ей уже все казалось бесполезным. Да и настроение народа изменилось. Митингующие почти не буянили. Им уже не до политических взглядов было. Срок, указанный Констансом, истекал и все хотели знать, к чему готовиться. Телевидение практически не работало, радио молчало, телефонную связь и интернет хоть и восстанавливали, но дела продвигались слишком медленно. Спасали только газеты и листовки с призывом премьер-министра сплотиться и противостоять врагу. Под врагом понимался Констанс, сильный и опасный диктатор. В последний момент из текста было изъято слово "колдун" и заменено на "диктатор". Пиарщики посчитали его более политкорректным. Может это и так, но тогда возникали вопросы, как же он может появляться на экранах телевизоров вопреки всем законам физики и электротехники, повелевать погодой и вызывать в небе черные туманные буквы. О волшебстве шептались, но чтобы в открытую...
        - Он дал нам три дня, - тихо произнесла Марина, но ее услышали. На площади воцарилась гнетущая тишина. Казалось, люди даже боялись вздохнуть. - Он посчитал, что этого времени хватит, чтобы сломить нас. А вы задумывались, почему всего три дня? Сегодня ночью Земля войдет в облако пыли со странными свойствами. Их называют магическими. Это что-то вроде волшебной пыльцы из сказки по Питера Пэна, как бы это ни по-детски звучало. Что произойдет дальше? В обычных людях проснутся сверх-способности. А в таких как этот Констанс? В злых и жестоких, готовых идти войной на всех людей? Он знает, что уже нынче ночью станет очень сильным. Он собирает армию.
        - А что делаете вы? - выкрикнул кто-то из притихшей толпы.
        - Мы ищем возможность противостоять ему и спасаем страну, то, что еще можно спасти.
        - А куда вы наших родных увозите? - вдруг начала вопить суховатая старушка в серой вязаной кофте, стоявшая намертво вцепившись в локоть мужика, поднимавшего черный флаг. - Моя Галя пошла вчера на работу и не вернулась. Мне только сказали, что болезнь какую-то нашли у нее. А я все больницы вчера обошла, нет ее. Говорят, в моргах ищи! Ироды!
        - И моего соседа след простыл!
        - И у меня сына увезли!
        - Врут они все!
        - Хватай ее!
        Обвинения превратили притихшую толпу в жужжащий улей. Офицер, приехавший с Мариной и стоявший все ее недолгое выступление за спиной, взял женщину под руку и потянул к машине.
        - Марина Владимировна, вам лучше уйти.
        - Постой, - отмахнулась она. - Ваша дочь - москвичка?
        Она обратилась к старушке и толпа вновь притихла.
        - А кем же еще ей быть? Еще мать моя в Москву переехала, и уж скоро сто лет как тут живем!
        Под Москвой было уже три лагеря. Третий открылся сегодня. А если дочь увезли вчера, то она - во втором. Там сегодня как раз должен был быть Эрик. Марина вытащила спутниковый телефон и набрала его номер.
        - Как зовут дочь? - спросила она у старухи, пока шли губки вызова.
        - Галина Митрофанова, - недоверчиво ответила та.
        Марина кивнула головой и подняла руку, призывая к молчанию, и заговорила по-английски.
        - Алло, Эрик?
        - Да, Марина! Что-то от Ани?
        - Нет, пока нет ничего! Ты во втором лагере?
        - Да, проверяю здешних новичков. А что?
        - Мне нужно разыскать одну из них - Галину Митрофанову.
        - Погоди...
        Марина согласно кивнула и окинула ожидающую событий толпу, потом поманила рукой старушку и та медленно и все время подозрительно поглядывая на жену президента начала пробираться к трибуне.
        - Марина...
        - Да, Эрик...
        - Передаю ей трубку...
        - Алло? - удивленный женский голос.
        Марина передала трубку старушке. Та послушала с секунду, всхлипнула и затараторила.
        - Галочка, доченька, ты жива... Как же так... А позвонить... Нормально все... Не переживай... И ты... И ты... Не холодно у вас? А кормят?
        Старушка кивала головой, вытирая трясущейся рукой слезы, потом попрощалась и отдала трубку Марине, причитая:
        - Ой, спасибо, тебе, девонька...
        Потом развернулась к толпе, взмахнула руками и начала рассказывать:
        - Маги там все, не больные они, нет! Кормют хорошо, спят в палатках, много их там...
        И толпа вновь загудела, обсуждая последние новости. Марина поняла, что она здесь больше не нужна, спустилась с трибуны и довольная поехала обратно. Хоть сегодня все обошлось мирно.
        Эрик с парой своих ребят из СОМНа - специального отряда магического назначения - вернулся к вечеру с пополнением. Им стал рыжий вихрастый паренек лет шестнадцати. Кирилл. Его накануне едва выловили у Курского вокзала. В другой раз сдали бы в отдел по делам несовершеннолетних, но приказ был проверять на приборе Деревянко всех поголовно. Вот и его подвели к сканеру, который дико заверещал, стоило уткнуться в грудь мальчишки. Кирилл такому поведению чудо-техники ничуть не удивился, сплюнул на землю и сказал: "А чего вы хотели, не даром же вся мелочь ко мне липнет". Действительно, чтобы опустошить карманы зазевавшихся прохожих ему даже напрягаться не приходилось. Стоило руку поднести, а в пальцах уже сами собой оказывались тяжеленькие десятки, пятаки и прочая монетка. А еще парень был ловок и гибок. В округе не было ни одной забытой растяпами-хозяевами открытой форточки, в которую бы он не пролез. Просто так, из спортивного интереса, да чтоб покушать еще или ванну принять. Особого ущерба он не наносил, но в полицию пару раз попадал. Те журили его, сдавали в приют по причине отсутствия родителей и
документов, но Кирилл всегда сбегал, чтобы вскоре вновь оказаться на вокзале.
        В лагере магов ему было скучно. Применять свои таланты там пока не обучали, регистрировали и по палаткам распределяли. Только какой-то пузатый дядька всем новичкам рассказывал, как родину любить надо, делал строгое лицо, а потом восклицал, мол, а вы готовы грудью на амбразуру! Никто к такому, понятно, был не готов. Да и Кирилл не был. А потом он увидел командира этого маленького отряда, набранного Эриком, Андрея Ивановича! Он был круче любимого актера Пореченкова в том фильме, где он дочку свою спасал! И взгляд его мужественный и героический вскользь прошелся по лицу мальчишки, опалив его романтикой и желанием стоять до конца.
        -Дядь, возьмите меня с собой, - стал канючить он, приставая к Эрику, четко выделив его из общей массы небольшого отряда.
        Из-за языкового барьера, да и не воспринимая всерьез какого-то пацана, Эрик не сразу понял, чего от него добиваются, а когда до него дошло, просто рассмеялся. Не злобно, но весело. Кириллу объяснили, что их отряд идет на верную гибель - черного колдуна ловить, но мальчишка не отступал. Он до последнего увивался вокруг Эрика, пока Игорь Стрюков не дал парню тумака и не поддал еще магического пинка под зад. Кирилл только глазки хитро прищурил. А когда пришла пора уезжать, Эрик не обнаружил ключей от уазика, на котором его отряд и колесил по лагерям магов. Искали долго. Пока кто-то не вспомнил про воришку с вокзалов. А Кирилл только лицо удивленное делал, мол, что с меня взять... Ни разу не грамотный да и вообще не местный... Тогда-то Андрей Иванович и предложил зачислить Кирилла в отряд сыном полка. И ключи сразу нашлись, и довольный пацан заскочил на заднее сиденье машины, не убоявшись злого мага. Тот только вздохнул печально и анекдот рассказал про ворону, птицу гордую, увязавшуюся в стаю к лебедям, собравшимся на юг.
        - И знаешь, она ведь долетела, - скучно рассказывал маг. - Сидит, крылышками даже пошевелить не может, слюна из клюва капает, язык набок. А лебеди окружили ее, восторгаются: "Ворона, ты такая гордая птица, такая смелая птица". Она слушает их, отдышаться не может, а потом отвечает: "Да, я гордая птица, да, я смелая птица, но долбанутая"...
        Над анекдотом не засмеялся никто. Только Кирилл обиженно нахмурился:
        - Я - не ворона!
        - Так ведь и этого чертова колдуна победить - не море перелететь! - Игорь махнул рукой и отвернулся от Кирилла.
        - А я у него корону стащу! - ляпнул мальчишка, вспомнив, как видел Констанса в большом телевизоре на вокзале. В общем, ничего особенного, но на голове у него была настоящая золотая корона!
        - А потом его этой самой короной да по мордасам! - огрызнулся Игорь. - Ты ж больше ничего не умеешь!
        Кирилл надулся и молчал всю дорогу. Зато надо было видеть его сияющую мордашку, когда они въехали в Кремль, где отряд обосновался на ближайшие дни. Он ловко исчез, едва машина остановилась, отправившись смотреть окрестности. И это чуть не сгубило всю его юношескую жажду подвигов.
        Черный огромный потрепанный котяра появился, едва Марина вышла во двор встречать Эрика.
        - Йошкин кот! - радостно завопил Эрик, бросившись к этому чуду то ли мира магии, то ли местной фауны. - Тебя Анечка послала?
        - Ты бы, благородный принц, поосторожнее со словами, - муркнул кот, повергая своими лингвистическими возможностями очередных человечков с отвисшими челюстями. - У нас знаешь, куда посылают? Может возникнуть вопрос, кто ты...
        - Куда? - не понял Эрик, потом, вспомнив самые известные выражения из ненормативной лексики, замялся и покраснел.
        - То-то же. А я к вам, действительно, от хозяйки.
        - А где она сама?
        Кот вздохнул и покачнулся:
        - У Кощея она...
        Эрик побледнел и сжал кулаки.
        - И давно она ушла?
        Кот посмотрел на догорающее солнце на небе, что-то посчитал про себя, сморщился и сообщил:
        - Часа три уж...
        - И ты тянул? Сразу не мог найти меня?
        - Не мог, - нехотя ответил Баюн. - У меня своя война была! Еле душу унес!
        Принц не стал допытываться подробностей:
        - Ты знаешь, как найти Кощея?
        Кот кивнул.
        - А нас сможешь провести?
        Кот окинул любопытствующих беглым взглядом и снова кивнул.
        - Отряд, в ружье! - скомандовал Эрик, и все вокруг пришло в движение. Буквально через пять минут все были в сборе.
        - У вас хоть план какой есть? - вздохнул кот. В прошлый раз княжьи воины хоть морды зверские имели. А эти вояки - одно недоразумение. Двое еще куда ни шло, принц поди в жизни ни одну таракашку не убил, еще двое вообще в то ли серых, то ли грязных от пыли рясах.
        - А у тебя? - осторожно спросил Эрик. Кот закатил глаза. Вот так и знал. Лезут на верную смерть даже не зная, что будет дальше.
        - Ты такой наивный от природы или здешние красоты вкупе с Аниными прелестями так на тебя действуют?
        - На месте разберемся... - неуверенно ответил принц.
        - Ага, - кот сел на задние лапы, а передней повертел у виска, отчего только-только подтянутые челюсти СОМНовцев вновь отвисли. - Там полным-полно нечисти и нежити! Они оборотни чего стоят! Твари блохастые! А еще простые зомби, вурдалаки, орки... Да чего там только нет! И ловушки магические, и умертвия с призраками. Там сам замок вдыхает злобу, а выдыхает смерть!
        Эрик устыдился своей поспешности. Но как можно разработать план, если вообще ничего о сопернике не знаешь? Кот опять вздохнул:
        - Ладно, смотри сюды!
        Он начал лапой очень просто и схематично рисовать на появившемся вдруг посреди асфальта песке схему замка.
        - Аня в подвале. Это точно! Там и ритуал пройдет! Туда лучше подойти снаружи замка. Едва вы появитесь внутри вас тут же поймают. Так что лучше я вас не прямо в замок перенесу, а к его подножью. Здесь просто отвесные скалы, но в горе, на которой замок стоит, много пещер. Если не будете магией баловаться, можете незаметно в подвал проникнуть. Понятно?
        - Понятно? - переспросил Эрик Андрея Ивановича. Тот кивнул и убежал. Скоро он вернулся с колесом свернутой альпинистской веревки и каким-то не то молотком, не то ледорубом.
        - Это все, что удалось достать.
        - Не густо. А в магазины?
        - Ваше высочество, какие магазины! В городе чрезвычайное положение!
        Эрик кивнул.
        - А как нам его убить? Он же не бессмертный, в конце концов?
        - Ты на утку намекаешь, в которой яйцо и так далее по тексту? - хмыкнул кот. Принц пожал плечами. - Нет, не бессмертный. Его можно просто убить кинжалом в сердце, или пулей! Только вот огнестрельное оружие осторожно применяйте. Он щитами очень умело пользуется. У него есть такие зеркальные щиты, которые все ваши пули к вам обратно с такой же скоростью послать может.
        Эрик с Андреем Ивановичем снова переглянулись.
        - А магией?
        - Неужель вы магию освоили? Да еще такими талантливыми оказались! - цокал языком кот фальшиво их расхваливая. - Сам Кощей веками учился! А вы его магией!
        - И не обязательно над нами издеваться, - буркнул Игорь Стрюков. - Мог бы и просто сказать! Не дураки, поняли бы!
        Вам, недураки, остается надеяться только на то, что успеете до ритуала. Если он получит силу моей Анечки, да еще и магический фон вокруг станет сильнее, то тогда сможет призвать в свои ряды и всех живых, кто ему успел поклясться, и всех усопших, вне зависимости от времени их смерти.
        - Вот тебе и американские блокбастеры про живых мертвецов, - прошептала Марина.
        - Какие уж тут фильмы, - вздохнул кот, - ни одной фантазии не хватит представить тот ужас, в который превратится ваша жизнь! Так что, собирай отряд, принц, времени уже больше нет мешкать.
        Все воины СОМНа переглянулись, подтянулись и выстроились перед Эриком. Марина глянула на них, подумала о чем-то своем и встала в ряд самой последней.
        - Марина Владимировна... - нахмурился Эрик.
        - Я здесь не останусь, - прошептала она. - И еще... Это дело чести... Он же моего Пашу...
        Эрик не стал больше спорить, а просто кивнул. Это война и все понимают, куда идут.
        - А где наша гордая и смелая птица? - спросил Игорь, не обнаружив Кирилла.
        - Может и ладно, пусть остается, - Андрей Иванович будто даже обрадовался такой потере бойца.
        - Что нам делать? - спросил Эрик, как только все были готовы.
        - Главное, держитесь за меня... Готовы? На счет три. Раз, два...
        - Меня забыли! - Кирилл появился как рыжий чертик из табакерки, с разбегу врезался в зашипевшего на него Игоря, а потом дотронулся до кота.
        - Три!

        ***

        - Сверим часы, - Андрей Иванович взглянул на руку и нахмурился, видя, что его примеру последовал всего один боец, тот самый, что попал в отряд из спецназа. Остальные растерянно разводили руками. Марина достала мобильник - вернее навороченный айфон, подаренный ей еще мужем. Сети в последние дни не было, но привычка всегда носить его с собой оказалась настолько сильной, что без сотового Марина чувствовала себя голой. - Двадцать один сорок три... У нас не больше двух часов. И, Марина Владимировна, очень надеюсь, что в самый неподходящий момент телефон у вас не зазвонит.
        - Что вы, Андрей Иванович, я звук выключила!
        Командир промолчал, хотя так хотелось отчитать новобранца по всей строгости. Хотя бы за это обращение к нему не по званию, а по имени-отчеству. Право слово, сброд какой-то, а не боевой отряд. Прав был кот! Кстати, этот черный говорящий нахал исчез, едва они оказались на скалистом берегу, с одной стороны которого громыхала, поднимая в воздух миллионы микроскопических брызг горная речка, а с другой начиналась отвесная каменистая стена. И где-то далеко вверху темнел, закрывая полнеба, замок. Уж не в ловушку ли их привел кот? Нужно быть начеку.
        Андрей Иванович, перекрывая своим мощным басом гул руки, поделился своим опасениями с остальными. Они его не поддержали, но пообещали быть осторожнее. Так в сгущающихся сумерках и начался поход в замок Кощеев. Узкая тропинка начиналась прямо под их ногами и серпантином уходила вверх. Было бы глупо ею не воспользоваться, и начать поиски другого более опасного пути.
        Андрей Иванович подгонял свой отряд, заставляя активнее шевелить окорочками. Впереди всех бежал Кирилл. Уже минут через пятнадцать Эрик взглянул в его мелькающую перед самым носом спину и подивился, откуда в щупленьком мальчишке столько энергии. Казалось, он в таком темпе может бежать хоть весь день.
        - Живее, живее, плететесь, как дохлые тараканы. Так мы никогда не успеем к сроку!
        Марина молчала, хотя понимала, что еще чуть-чуть и она просто свалится на эти камни. Маги охали и вскрикивали. Им почему-то всегда попадались под ноги камни, о которые те обязательно сбивали ноги. Один Кирилл бежал легко, умудрялся даже прибавить ходу, чтобы разведать, что там, за очередным поворотом. Никто и не удивился, когда он в очередной раз взмахнул рукой, мол, я сейчас, и растворился в сгущающейся тьме. Андрей Иванович остановил отряд на передышку. Все облегченно вздохнули и опустились на тропу.
        Дальше бежать без фонариков было смертельно опасно: все увереннее ночь опускалась на землю, окутывая мраком и узкую тропу, и обрыв к реке. Теперь нужно было продвигаться осторожно, не торопясь, выслав вперед разведку. Кто это будет Андрей Иванович и не сомневался. Кирилл, конечно. "Долго жить будет"... - подумал мужчина, увидев мальчишку, вынырнувшего из-за поворота.
        - Товарищ командир, - он подсел к Андрею Ивановичу и что начал говорить ему на ухо. Мужчина кивнул и, решительно поднявшись, сам ушел в темноту. Через минуту он вернулся.
        - Там, - он махнул рукой за поворот, - костры. Дальше по ходу скалы уходят и образуют большую площадку, примерно с футбольное поле. Видимо там лагерь каких-то тварей.
        - На что они похожи? - поинтересовался Эрик.
        - А кто его знает. Вроде как йети, но ниже ростом, волосатые и в лохмотьях. Рожи страшные, будто просто вырубленные из камня и неживые, вооружены дубинками, хотя у некоторых, получше одетых и мощнее развитых, я видел пистолеты. Они, наверное, командиры. Численность - около трех десятков.
        - Варианты? - спросил спецназовец.
        - Перестрелять нафиг! - высказался один из магов. Ему просто не терпелось взяться за оружие. Не зря ведь им выдали и пистолеты и автоматы. Андрей Иванович задумался. Прорываться с боем опасно. Местность неизвестная, сколько таких лагерей тут может быть разбросано, тоже непонятно. А стрелять начнут, другие могут налететь с тылу. Нет...
        - Нужно провести полномасштабную разведку и найти вход в пещеры под замком. Кирилл...
        - Я готов, командир! - парень аж сиял от своей значимости.
        - Тебе нужно незаметно пробраться через их лагерь на ту сторону тропы и посмотреть, что там дальше. В идеале найти вход. Держи! - Андрей Иванович протянул мальчишке портативную рацию. - Вот здесь включаешь... Эта кнопка - прием, эта - передача. Давай проверим.
        В тот же момент в руке у командира появилась такая же. Рации включились, послышался легкий треск, а потом Кирилл, к которому улыбка до ушей, казалось, просто приклеилась, проверил и прием и передачу, выключил рацию и довольный засунул ее в карман куртки.
        - Твоя основная задача, Кир, остаться незамеченным. На ту сторону проберешься, разведаешь и сиди там до особых распоряжений. Все понятно?
        - Так точно, командир! - Кирилл вытянулся в струнку.
        Ну хоть кто-то имеет представление об армейской дисциплине! Андрей Иванович был рад и пообещал себе: если выберемся, возьму пацана с собой и воспитаю настоящего офицера. Кирилл помахал всем ручкой и исчез. Потянулись тягостные минуты ожидания. За лагерем врагов они наблюдали постоянно, но там было все спокойно. Рация затрещала спустя полчаса, когда хмурые СОМНовцы уже начали осуждающе поглядывать на командира. Еще бы! Сидят, ничего не делают, а минуты-то утекают.
        - Прием! Да, да, хорошо... Опиши? - ответов из-за постоянного гула воды в реке было не слышно, просто какой-то треск. А вот в голосе Андрея Ивановича проскользнуло изумление. Если его не знать, можно было бы подумать, что и нотки страха присутствовали. Но командир был не из трусливых, поэтому такая мысль никому даже в голову не пришла. - Повтори еще раз!
        Андрей Иванович передал рацию Эрику.
        - Он там каких-то тварей встретил, может, знаешь их?
        - Великаны... - меж тем рассказывал Кирилл и голос у него, надо сказать, дрожал. - Пять штук. Сидят самой площадке перед входом. И это... Тут так воняет... Они едят человечину! Здесь трупы... У них вроде как запас провианта...
        - Турсы... - только и сумел вымолвить побледневший Эрик, выслушав мальчишку. - Вот ведь чертов Ёрмурганд!
        - Сиди, жди распоряжений! - скомандовал Андрей Иванович и отключился. Он медленно обвел взглядом своих воинов и принялся излагать факты. - До входа в пещеры примерно столько же, сколько мы уже прошли. Недалеко. Пятнадцать минут. Кроме этих волосатиков на пути пять великанов. Эрик, их можно победить? Слабые места? Слух? Зрение?
        - Наверное, победить их можно, - вздохнул Эрик, - только вот нам это не по зубам.
        - У нас оружие ведь! - встрял в очередной раз один из магов.
        - Мой отец направлял на них свой отряд, там были даже гранатометы... Погибли все. Наши... В темноте турсы видят очень хорошо, по горам скачут как козлы. Лучше охранников для замка и не найти. Они полуразумны, понимают человеческую речь, по крайней мере, наш древний язык. Очень обидчивы. Говорят, оскорбивших их людей могут преследовать до бесконечности...
        Все задумались.
        - А если их отвлечь? - вдруг спросила Марина. - Увести от пещеры.
        - Как? - пожал плечами Эрик.
        - Обозвать пару раз и убежать...
        - И далеко ты по горам убежишь? Догонят и места мокрого не оставят, станешь очередным завтраком.
        - Слушайте, - встрепенулся вдруг Игорь. - А если их натравить на волосатиков?
        - Как ты себе это представляешь? Русский они вообще могут не понять, да и английский тоже.
        - Эрик, а ты свой древний знаешь?
        - Конечно! Я даже читать на нем могу.
        - Марина, - Игорь повернулся к женщине, - айфон не жалко?
        Потихоньку до всех стала доходить идея Игоря. Отряд встрепенулся, пока Марина и Эрик занимались записью отборных ругательств, Андрей Иванович отозвал Кирилла. Через десять минут мальчишка был уже в расположении отряда. Командир поделился общим планом стравливания великанов и волосатиков, а Марина пыталась объяснить, как включить запись. Кирилл только фыркнул:
        - Я и не такую технику в руках держал, так что не боись!
        Он весело всем отсалютовал и вновь пропал. Командир посмотрел на часы и помрачнел. Время приближалось к одиннадцати.
        - И откуда столько энергии? - вновь удивился Эрик.
        Было ли Кириллу страшно? Нет! Он привык к постоянной опасности быть пойманным, поэтому эту вылазку воспринимал точно так же как побег от очередного полицейского, нимало не задумываясь, что если он попадется, то простыми нотациями не отделается. Мальчишка об этом даже не вспомнил. Он пробрался под самый нос к великанам и врубил айфон на полную мощность. Уж чего там Эрик наговорил, он понять не мог, но видел, как подскочили те, кого называли турсами. Раздался треск костей под их лапами, глаза загорелись красным и теперь были видны в темноте как огоньки фонариков. Хоть и неповоротливы были великаны, но огромны. Мальчишка даже икнул от неожиданности, а потом ринулся обратно, слыша как трясется земля за спиной. Запись он выключил и постарался затеряться в темноте, спрятаться в тени валунов. И ему это удалось. Великаны приближались, но уже значительно медленнее. Они тоже затихли, пытаясь определить, куда же делся их обидчик. От валуна к валуну Кирилл незамеченным подошел к лагерю волосатиков. Те как ни в чем не бывало ходили от шалаша к шалашу, видимо, к великанам они уже привыкли. Кирилл вдруг подумал,
что задание может сорваться. Турсы просто не поверят, что он из волосатиков. Мальчишка спрятался среди камней и начал тыкать кнопки айфона. Если поставить будильник, но не музыкальный, а с треком записи... Так, есть! Пять минут! А теперь пробраться через лагерь и положить айфон рядом с крайним к обрыву шалашом. Сделано!
        Довольный он вернулся к отряду.
        - Ну что? - со всех сторон на него налетели товарищи.
        - Они же бежали сюда, мы слышали, а потом остановились...
        - Пойдем, посмотрим, какой сейчас концерт начнется! - хохотнул мальчишка.
        Они притаились в камнях и стали наблюдать за лагерем. Айфон разрезал тишину ночи речью Эрика настолько громко, что все вздрогнули от неожиданности. И члены отряда Эрика, и сами волосатики. Они начали метаться по лагерю, не понимая, что происходит. Чуть дальше взревели великаны и вновь земля затряслась. Недоумевающие волосатики пытались найти источник звука и никак не могли. А потом в их лагерь ворвались турсы и начали топтать обидчиков. Айфон, наконец, замолчал, волосатики с позором бежали в скалы, прячась от гнева великанов, а те за пять минут разделавшись с врагами, наконец, успокоились, развернулись и направились было на свой пост.
        - Пора, - шепнул Кирилл. - У нас пять минут.
        В полной тишине небольшой отряд один за другим, прижимаясь к скалам пересек разгромленный лагерь.
        - Теперь сюда, - утянул всех к огромным валунам Кирилл.
        Едва они спрятались тишину ночи вновь разрезал противный голос айфона и обидные слова Эрика.
        - Я поставил будильник на повтор через каждые пять минут. И замолчит он только если его случайно раздавят.
        Его слова потонули в нечленораздельных бульканьях и уханьях великанов. Они вновь бежали к лагерю волосатиков, причем настолько яростно, что никакого внимания на группу людей за камнями не обратили.
        - Бежим! - скомандовал Андрей Иванович и все помчались за ним ко входу в пещеры.
        Он был очень небольшим, наполовину заваленным склизкими неимоверно воняющими костями. Марину затошнило и вырвало.
        - Быстрее, - скомандовал Андрей Иванович, - в пещерах вони не будет.
        Игорь подхватил трясущуюся Марину на руки и нырнул в спасительную тьму пещерной пасти вслед за остальными. Проходов здесь было очень много, но командир, не задумываясь выбрал самый просторный и утоптанный. Видимо, им пользовались постоянно. Скорость движения замедлилась. Теперь приходилось идти в полной тишине, ориентируясь на фонарик Андрея Ивановича, возглавлявшего отряд. Проход вилял, но явно поднимался вверх, воздух хоть и был затхлым, радовало то, что запах мертвечины отступил. Марине стало полегче и Игорь отпустил ее, на миг прижав к себе сильнее, чем то было необходимо. Женщина ничего не сказала, но щеки ее вспыхнули. Хорошо хоть этого в кромешной тьме никто не увидел. Она шла, пытаясь унять сердце, начавшее бухать как сумасшедшее, и в какой-то момент просто замерла. Она видела спины впереди идущих мужчин, потом яркую вспышку, огонь, запах паленой плоти. Острая боль скрутила в момент, оголив нервы и женщина почувствовала, как под напором пламени лопается кожа на ее теле... Сзади в нее врезался Игорь.
        - Марина? Все в порядке?
        - Что? - женщина наконец пришла в себя.
        - Ты плачешь?
        Она провела рукой по мокрым щекам...
        - Стойте! - закричала Марина и со всех ног бросилась к командиру. - Там смерть!
        Ее крик прозвучал не хуже выстрела. Ровный строй смешался.
        - Марина? - Андрей Иванович был недоволен. Какая может быть конспирация с такими вояками?
        - Стойте! - Марина как сумасшедшая дергала мужчин за куртки, трогала их лица и плакала, пока не остановилась возле принца. - Эрик, я видела нашу смерть. У меня бывает такое. Прошу, выслушайте!
        - Хорошо, Марина, только давай потише, - улыбнулся принц, стараясь говорить спокойно и миролюбиво.
        - Что?
        - Ты громко кричишь... - прошептал он ей на ухо.
        - Простите... - ей стало стыдно за такой срыв. - Я иногда вижу будущее, которое ведет к смерти. Ну вроде будто предупреждение. У меня было такое уже... И сейчас я увидела впереди вспышку света и огонь будто из огнемета... Горящий шар, который нас сожжет.
        Вот теперь все замерли и затихли, прислушиваясь к пещерам. Ничего!
        - Может, магическая ловушка? - предположил Игорь. - Я о таких слышал. Наш этот Константин первую группу магов такому обучал.
        - А как срабатывает? - поинтересовался Андрей Иванович.
        - Обычно на движение.
        - Вы можете что-нибудь сделать?
        Теперь вперед вышли маги. Игорь долго учился магическому зрению и сейчас эти навыки пригодились.
        - Вон, впереди метрах в десяти, - прошептал один, указывая куда-то в темноту.
        - Ага, как сетка на полу...
        - И что делать? - маги переглянулись. Увидеть - увидели, а как обезвредить, не знают.
        - Что там? - поинтересовался Андрей Иванович.
        - Магическая сеть в два метра длиной, шириной в весь проход. На нее наступишь - и срабатывает ловушка, - рассказал Игорь товарищам.
        - И что нам делать? - спросил Эрик. Эх, жаль, летать не умеют.
        Кирилл уже обследовал стены.
        - Вот здесь я могу пройти, - сказал он, - тут уступы вполне достаточные.
        - А мы?
        - По веревке, конечно. У нас же есть?
        - Да и скобы, и молоток! - Андрей Иванович распаковывал рюкзак.
        - Я вобью скобу повыше, протяну в нее веревку, скину вам концы, получится как тарзанка. Цепляетесь, разбегаетесь, ноги поднимаете и перелетаете. Все понятно?
        Дождавшись неуверенных согласных кивков, Кирилл полез на стену.
        - Не мальчишка, а склад талантов, - выдохнул Игорь.
        - То-то же, - буркнул Кирилл, - а то все ворона-ворона...
        - Я первый, - скомандовал Андрей Иванович, которому Кирилл очень скоро бросил концы веревки. - На той стороне буду ловить, так что не переживайте!
        Переправа много времени не заняла и очень скоро все пошли дальше, но теперь впереди шел Игорь, сканирующий проход на предмет других ловушек. Их, кстати, больше не было. А вот препятствие очень скоро обнаружилось. Стена! Они уперлись в стену.
        - Без пяти двенадцать, - простонал Эрик - Мы опоздали!
        - Но мы правильно шли, - несмело начал Игорь. - Другого пути тут вообще нет.
        - А может стена с секретом? - Марина начала ее осматривать, но ничего не обнаружила. Просто кирпичная кладка. - Наверное, проход недавно заделали, во избежание, так сказать...
        - А если его взорвать? - спросил спецназовец у командира.
        - Шуму много, - Андрей Иванович тем не менее вновь начал рыться в рюкзаке. - Но если другого выхода нет... Предлагаю женщин и детей обратно отправить.
        - К великанам? - Марина побледнела от одной мысли о запахе гнилой человечины. - Нет уж! Это был наш сознательный выбор - идти сюда. Так что, я вас не оставлю. Разве что Кирюша...
        - Вот еще! Я не маленький!
        - Тогда, к бою!

        ***

        Василиса как пойманная мышка металась по своей комнате, не находя выхода. Сначала она рычала и колотила кулаками стены, потом пинала все, что попадалось под ногу, потом схватила низенький столик и начала его методично разбивать об пол. Но учиненный ею погром никого не заинтересовал. Когда стемнело, она забилась в угол кровати и принялась ждать. Василиса боялась, что Констанс исполнит свою угрозу и потащит ее наблюдать за ритуалом. Девушка вообще не понимала никаких форм насилия, а уж убийство! Тем более Ани! Хоть и перебежала ей ведьма дорожку в отношениях с Эриком, но Василиса уже успела подружиться с Аней, приняла ее в свой ближний круг. Да и какие отношения с принцем? Так, одни девичьи мечты. Василиса надеялась, что Констанс исполнит свою угрозу и возьмет ее на ритуал. Тогда до последнего будет хоть какая-то надежда что-либо изменить, освободиться и сбежать, нож ритуальный украсть или воткнуть его в колдунячью спину. При одной этой мысли она сжалась. Нет. Не сможет. Убить человека, отнять его жизнь - не в ее силах.
        Она так и сидела, проигрывая в голове различные варианты событий, когда явился Констанс. Он был облачен в черный длинный плащ, волосы блестящими чернильными волнами падали на плечи из-под довольно массивного, но очень изящного обода короны. Весь его горделивый облик вопил о силе, подобной которой нет. Он не сказал ни слова, но Василиса и так все поняла. Время пришло. Она успела едва приподняться с постели, как ее схватили за руки охранники Констанса и поволокли к выходу. Девушка попыталась выразить свое недовольство, объяснить, что и сама в состоянии идти, но ее не слушали. Констанс возглавлял процессию, за ним шел скелет, который на вытянутых руках нес огромный меч, а уже следом тащили Василису. И все это явно смахивало на положенную церемонию. Уж не решил ли Констанс принести сразу две жертвы? С него станется! От этой мысли девушку так начал бить озноб, что она не сдержала зубной дроби.
        - Неужели так страшно? - не выдержал вдруг Констанс.
        "Вот, гад, даже головы не повернул", - подумала Василиса, но отвечать не стала.
        - Не переживай, мои планы остались прежними.
        "Уже хорошо... Хотя, что хорошего-то? Аню он все равно убьет".
        - Разве нельзя обойтись без убийств? - пробурчала Василиса себе под нос, но Констанс ее услышал. Он остановился, медленно-медленно повернулся к ней и будто насквозь пробуравил тяжелым невидящим взглядом.
        - Уж кто бы говорил, - его губы вдруг изогнулись в презрительной ухмылке. - Ты у нас, значит, против убийств? Какой гуманизм, право! Или лицемерие? Себя-то ты не задумываясь приговорила? А если ты не ценишь собственную жизнь, как можешь ценить жизни других?
        Василиса вдруг осознала, что под руки ее больше никто не держит, а Констанс нависает скалой и снисходительно так смотрит. Стало обидно и ужасно захотелось оправдаться.
        - Я люблю свою жизнь, - пискнула она. - Но была готова отдать ее, лишь бы...
        - Браво! - делано воскликнул Констанс и даже пару раз хлопнул в ладоши. - Какое самопожертвование! Дура ты, вот кто! Твоя сила все равно не останется без носителя. Не ты, так кто-то другой. Результат будет один - она станет моей! Это лишь вопрос времени! Но если раньше я еще оставлял тебе выбор своей собственной судьбы, то теперь - нет! Ты уже принадлежишь мне! Я не только спас тебя, я дал тебе свою кровь! Думаешь, все это пустые слова? Переливание крови само по себе является ритуалом. А если при этом применить магию и произнести заклинание?
        Он не шутил и Василиса вдруг отчетливо это поняла.
        - Хотел поделиться с тобою этой информацией после ритуала, но раз уж ты так ничего и не поняла, - он победно улыбнулся, протянул руку к девушке и холодным тоном приказал, - иди ко мне, дорогая, и поцелуй своего будущего господина.
        Василиса хотела послать его подальше, но не смогла. Напротив, она сделала шаг вперед, и это движение показалось ей таким естественным и правильным. "Нет! Нет! Нет!" - билось в сознании, но тело предало ее, сделав еще один шаг.
        - Умница! - улыбнулся Констанс, сжав в руке ее маленькую дрожащую ладошку. - Идемте, моя королева! Время не ждет!
        И Василиса пошла, поддерживаемая под локоток Констансом. Если раньше, когда ее волокли оборотни, дорога казалась непростой просто оттого, что она пылала гневом, презрением к убийцам и укоряла себя за беспомощность, то теперь каждый шаг был сражением с самой собой. И битву за битвой она проигрывала! Со стороны Василиса выглядела смущенной, но счастливой невестой и лишь глаза, превратившиеся в черные омуты, свидетельствовали о внутренней борьбе. Продвижение процессии замедлилось, но Констанс девушку не торопил, знал, гад, как тяжело дается ей эта дорога.
        - Не сопротивляйся, моя королева, и все станет гораздо легче! - настроение Констанса заметно улучшилось. Он просто наслаждался ее покорностью и беспомощностью.
        "Ты получил мое тело, но душу никогда не получишь, - подумала Василиса. Она хотела сказать это вслух, но не смогла вымолвить ни слова. - Почему так? Неужели во мне не осталось ничего моего? Не всю же кровь он мне заменил! Борись! Борись, тряпка"! Накатила тошнота, вокруг все расплылось, а голову будто охватило тисками. Она начала задыхаться.
        - Моя королева, ты выжжешь себя, - Констанс вдруг остановился, достал из кармана платок и утер Василисе нос. На белоснежной ткани остались капли крови. Потом он махнул рукой и рядом с девушкой появились оборотни. - Продолжим после ритуала. Сейчас у меня нет времени возиться с тобой.
        И Василису в миг отпустило. Она вновь была собой, боль утихла, оставив после себя лишь гулкую тишину и... разочарование от обретенной свободы? Оборотни подхватили ее под руки и потащили дальше, но теперь она не сопротивлялась. Ей было все равно, главное, что в голову не лезут и думать не мешают. А подумать было о чем. Внезапное откровение Констанса и последующее поведение собственного тела не на шутку испугало девушку. Машинально она закрыла глаза и сосредоточилась, но уже не на внешних огоньках, а на своем собственном. Сначала увидеть себя не получалось. А потом где-то внутри девушка увидела чистое серебристое сияние. Вот это красота! Василиса заворожено смотрела, как переливаются перламутром лучи маленького солнышка, ей захотелось опустить в него ладони, согреться в таком желанном тепле. Осторожно, шаг за шагом она приближалась к нему, как вдруг почувствовала какую-то маслянистую, липкую пленку. Пока ее не было заметно, она казалась прозрачной, но едва Василиса коснулась ее поверхности, пленка заворочалась как живая, начала кипеть и плеваться черными ошметками Тьмы. Девушка испугалась и
задергалась, будто попала в паутину. Потом это сравнение навело ее на мысль расслабиться и замереть. Внешне и так казалось, что она без сознания и висит на руках оборотней, а вот ее внутренняя Василиса не собиралась сдаваться без боя. Она затихла, внимательно наблюдая за пленкой, поверхность которой чуть погодя успокоилась, а потом вновь стала прозрачной. Глядя на свое солнышко, Василиса начала звать его, едва водя по воздуху рукой, словно желая ощутить под пальцами мягкую шерстку котенка. В какой-то момент ей показалось, что она уже слышит его завораживающее довольное урчание, а кончики пальцев утопают в теплой шкурке. И вдруг солнышко вспыхнуло, маленький лучик стрельнул в сторону Василисы, пробил пленку и превратился в ее ладонях в котенка. Черная поверхность вновь вспучилась, но прореху затянуть не смогла. Василиса обрадовалась и вновь замерла. Теперь она думала о красивой полянке, представляла свежий ветер и дубы-великаны, мягкую травку, в которой мог бы играть котенок, и запах скошенных трав. Лучи один за другим начали отрываться от солнышка, нанося пленке ощутимые пробоины. Она вновь закипела,
но черные ошметки уже не могли помешать той девственной природной красоте, которая возникала вокруг девушки. Да и Василиса перестала бояться Тьму. Через пробоину она смело шагнула к солнышку, прикоснулась к нему, а потом слилась с ним в единое целое. Она сама стала серебристым сиянием, вспыхнула, опаляя пленку, и радостно рассмеялась, видя как она лопается, шипит, испаряется и пропадает без следа.
        -Ну-ну, моя королева, - Констанс склонялся над Василисой, висящей на оборотнях, и ощутимо шлепал ее по щекам. - Пропустите самое интересное!
        Василиса вздрогнула и открыла глаза.
        - Где я? - так не вязалась окружающая ее давящая тьма с тем сиянием, что она только что видела.
        - В подвале, моя королева. Время ритуала пришло!
        Когда глаза привыкли к полутьме, Василиса увидела алтарь - огромную черную каменную звезду с какими-то высеченными желобами, углублениями и лежащими по ее лучам змеями цепей. От нее веяло таким животным ужасом, что сил отвести взгляда не было.
        - Сюда ее! - скомандовал Констанс, и Василисе на миг показалось, что он говорит о ней. Но верные оборотни, оставив Василису подпирать каменную стену, бросились куда-то в сторону. Проследив за ними взглядом, она увидела Аню. Ведьма висела на связанных руках, не доставая ногами пола, голова безвольно свешивалась на левое плечо. Подол ее и без того короткого сарафана, поднялся и теперь едва прикрывал бедра, отчего довольно красивые ноги, казались еще длиннее, а их нагота вселяла чувство обреченности и беззащитности. Мужики же, казалось, не замечали ее привлекательности. Довольно грубо они вздернули тело Ани так, что веревка, спутывающая руки, соскользнула с огромного железного крюка. Девушка рухнула вниз, но об пол, как предполагала Василиса, не ударилась, пойманная оборотнями. Зато она тихо вскрикнула и пришла в себя.
        -Очнулась, - хмыкнул Констанс, - тем хуже для тебя... На алтарь ее!
        Один из оборотней достал нож и одним движением перерезал веревку на руках Ани, потом мужики дотащили ее до звезды, кинули на каменную поверхность и начали приковывать руки и ноги к металлическим цепям, растягивая девушку так, чтобы она не могла даже пошевелиться. Хотя это было явно лишним, Аня только тихо стонала, не чувствуя ни рук, ни ног. Василиса с трудом сдерживала готовые пролиться слезы. Она не хотела, чтобы Констанс видел, как ей жаль ведьму. Но тот все равно заметил реакцию своей "невесты" и криво ей улыбнулся, потом задумался и кивнул каким-то своим мыслям.
        Он решительно подошел к скелету, аккуратно, будто преисполнившись почтения, взял меч с волнистым лезвием, приложил его ко лбу и что-то зашептал. Наступила гробовая тишина. Василиса закрыла глаза "Господи, пожалуйста, - она даже не заметила, как ее желания переросли в молитву. Это было довольно странно, ведь верующей она себя никогда не считала, но сейчас обращалась именно к Богу, - ты же всемогущ и всезнающ! Помоги нам! Не допусти появления сверхмонстра, жаждущего крови! Спаси Аню! Ну и меня тоже!" В какой-то момент мир опять превратился в сборище черных огоньков. Только вот где-то на заднем плане мелькнули вдруг красные и зеленые огни. И они приближались! От неожиданности Василиса распахнула глаза, с трудом подавив радостный вскрик. Это же... Она боялась поверить. Неужели кто-то спешит им на помощь? Она вновь закрыла глаза, теперь уже все свое внимание сосредоточив именно на разноцветных огнях. Боже! Спасибо! Фиолетовый огонек Марины она узнала бы из тысяч! Она тоже здесь, значит, это действительно их спасатели!
        Василиса открыла глаза, как-то вся распрямилась и сжала кулачки. Теперь нужно не выдать приближение помощи и потянуть время. Констанс же, не обращая внимания на реакцию своей "невесты", подошел с мечом в руках к изголовью алтаря и, перевернув меч лезвием вниз, резко опустил его. Василиса испуганно вскрикнула. На миг ей показалось, что она опоздала. Аня же резко закрыла глаза, видя над головой меч, и теперь лежала недоумевая, почему она еще жива. Оказалось, Констанс вогнал один из символов власти в специальный паз в камне. Меч вошел по самую рукоять и вспыхнул. Свет, сочившийся из огромного по виду драгоценного камня в рукояти меча, прорезал полутьму. Алтарь дрогнул и ожил, выбрасывая в сторону дополнительные каменные лучи, которые появились чуть ниже прежней звезды и являлись ее перевернутым аналогом. Констанс, видя это, начал читать заклинание на каком-то непонятном Василисе языке. "Скорее всего, латинском", - поняла девушка, слыша знакомые отдельные слова. Эх, жаль в универе она отказалась от изучения этого мертвого языка. В медики она не собиралась, отдельные "крылатые" фразы знала и в большем
не нуждалась. Цветные огоньки почему-то остановились совсем недалеко от них. Василиса забеспокоилась, видя, что спасатели не торопятся. Видимо, им нужно время, а вот его уже не было.
        Констанс, судя по нарастанию мощи его голоса, подводил свою речь к логическому концу. По мере звучания фраз на алтаре загорались символы. Последней же вспыхнула корона на голове колдуна, сияя всеми своими камнями. Василиса кусала губы, не зная, что предпринять. Ее уже не держали, оборотни, уложившие Аню на алтарь, отошли в сторону и теперь заворожено наблюдали за всем действом. Так что Василиса оказалась предоставлена сама себе. Она лихорадочно осматривала подвал, оказавшийся огромным каменным мешком, силясь найти хотя бы какую-нибудь палку или нож, или еще что-то, что могло бы помочь против Констанса. И вдруг он на высокой ноте закончил читать заклинание, обернулся к ней и поманил ее.
        Идти к алтарю не хотелось, да, собственно, она вполне могла теперь сопротивляться командам колдуна безо всякого ущерба для самочувствия. Это радовало, причем так сильно, что в первую секунду Василиса хотела запрыгать от счастья. Но затем она сделала шаг вперед, всем своим видом показывая, что делает это не по собственному желанию. Пусть ничего не подозревает! А заодно и время можно потянуть. Еще шаг... Сделать взгляд болезненным, пусть видит ее мучения. Еще шаг... Жаль, не сумеет кровь из носа пустить. Еще шаг...
        Констанс стоял в зловещем сиянии алтаря и символов власти, и взгляд его не предвещал ничего хорошего. Колдун с каждой секундой промедления все больше приходил в ярость. В его протянутой к Василисе ладони вдруг появился кинжал с коротким изогнутым черным лезвием. Пальцы Констанса поглаживали сталь, по которой бежала вязь символов.
        - Это сделаешь ты! - он говорил так спокойно, что его слова казались просто плохой озвучкой фильма и никак не вязались с гневным злым взглядом.
        - Но... - голос Василисы дрогнул. Смысл, наконец, дошел до ее сознания.
        - Я приказываю! - девушка не сразу сообразила, что он усилил свое влияние на нее и сопротивляться сейчас она просто не должна.
        Она вплотную подошла к Констансу, медленно протянула руку и положила ладонь сверху на кинжал. Казалось бы, вот он ее шанс. Схватить и, пока он не заподозрил неладного, воткнуть в грудь. Рука дрогнула, на глазах появились слезы. Колдун понял ее реакцию по-своему.
        - Не сопротивляйся! Ты все равно сделаешь это и тогда уже навсегда останешься моей!
        Он накрыл ее пальцы своими и сжал их вокруг рукояти кинжала так, чтобы девушка могла пронзить грудь ведьмы, опуская лезвие сверху вниз. Потом колдун развернул Василису к себе спиной и толкнул ее к алтарю, крепко придерживая за плечи. Еще шаг... Медленно-медленно Василиса приблизилась к алтарю. Она поймала обреченный и абсолютно спокойный взгляд Ани. Чистый, как вода в роднике. "Ну же, - шептала Василиса, - ребята, спасайте"!
        Секунды тянулись как резиновые, но изменений не происходило. Василису бросало то в жар, то в холод, очертания подвала расплылись, сердце отсчитывало время, то убыстряясь, то замирая. Девушка обхватила кинжал двумя руками, почувствовав как поверх ее ладоней легли руки Констанса. Он руководил ее действиями, подняв кинжал над распростертым телом ведьмы. "У меня нет другого выхода", - поняла Василиса и в тот момент, когда колдун потянул ее руки вниз, изогнулась в невозможную дугу, вцепилась в рукоять и с силой, какая только нашлась в ней, не глядя вогнала оружие туда, где миг назад стоял Констанс. Колдун, не ожидавший такой резкости от "невесты", выпустил ее руки лишь на мгновение...
        - Взять! - захрипел он, сползая на пол и пытаясь выдернуть из правого бока кинжал.
        Василиса попятилась, не видя ничего вокруг. Слезы застилали глаза, а во всем теле дрожью отдавались воспоминания: как летел кинжал, как на пути он вдруг встретил сопротивление плоти, как она поддалась, лопнула, и руки очутились в чем-то горячем и скользком. Девушка поднесла их к глазам... Кровь на них была темно-красной и быстро остывающей, рождающей озноб.
        - Эт-т-то не я-я-я... - прошептала Василиса приближающимся к ней оборотням. Они спорить с ней не стали. Один из мужиков просто вырубил девушку резким ударом в лицо, другие бросились на помощь к колдуну. И в этот момент стены подвала содрогнулись от взрыва.

        ***

        - У них тут и без нас весело! - Игорь, ворвавшийся первым в пролом, застыл, пытаясь сообразить, что происходит в подвале. Алтарь горит, на полу - кровь, в луже ее лежат Констанс и Василиса.
        Андрей Иванович, в отличие от мага, оценил ситуацию с первого взгляда. Он вскинул автомат и дал короткую очередь по начавшим обращаться оборотням, судя по скулежу, кому-то от его щедрот перепало.
        - Кирилл, Игорь, - скомандовал он, - вытаскиваете девушек. Марина, назад! Примешь их, окажешь первую помощь. Эрик, на тебе двери из подвала. К ним может прийти подкрепление, так что лучше их запереть. Остальные, к бою! И не зевать!
        Легко было командовать! До беспорядочно мигающего алтаря всего ничего - метров десять, но сейчас они превратились в поле боя. Кирилл скользнул к стене подвала, решив обойти облетающих ошметками одежды все увеличивающихся в размерах оборотней стороной. Не тут-то было. Одна из огромных серых зверюг парой скачков преградила ему путь.
        - Кирилл, падай! - закричал Игорь, бомбардируя оборотня горящими шарами, как он их называл, фаерболами. Правда, были они маленькими и какими-то дрожащими, неуверенными. Тем не менее, запахло паленой шерстью, волчара взвыл и переключился на Игоря.
        Тот от такого внимания даже попятился, глядя на готовящегося прыгнуть зверя и машинально отыскивая пистолет, который Андрей Иванович заставил взять с собой. Не успел. Морда оскалилась уже в полуметре от него. Растерявшийся маг застыл, не зная, что предпринять. И тут на помощь ему пришла магия в виде его собственного пса. Давненько он не выпускал его, переживая, что в зоне, не затронутой магической пылью, пёс станет слабее и беззащитнее. Но сейчас он сам возник между магом и оборотнем. Волк не мог видеть пса, но почуял его сразу. Шерсть встала дыбом, а из горла вырвалось рычание. Пару секунд зверь щерился, а потом поджал хвост и заскулил, признав свое поражение.
        - Вон отсюда! - скомандовал Игорь.
        Его пёс рыкнул, и оборотень как-то обиженно оборачиваясь начал метаться по подвалу, косясь на Эрика, уже перекрывшего двери наружу, а потом забился в самый темный угол и свернулся там клубком, прикрыв лапой морду. Принц увидел его, но как-то сразу понял, что этот волк больше опасности не представляет. А вот скелет, видимо, не получивший приказа и теперь просто торчавший у стены, кажется, даже чуть покачиваясь, явно напрягал. Эрик подкрался к нему и, накинув ему на шею подвернувшуюся под руку цепь, закинул одно из звеньев на крюк. Скелет начал извиваться, беспорядочно тряся костями конечностей. Эрик, убедившись в прочности крюка, оставил его в покое.
        Кирилл тем временем уже юркнул за алтарь. Как в его руках появились ключи от цепей, было непонятно. Но уже через пару минут он отстегнул Аню и стащил ее в свое укрытие между лучами звезды. Они все еще полыхали, но постепенно все глуше и ленивее.
        - Спасибо... - прошептала Аня, пытаясь размять затекшие руки и ноги. - Посмотри, как там Василиса. И будь осторожен, колдун еще жив.
        - Не боись, подруга! - подмигнул ей Кирилл, выглядывая из-за каменного укрытия. - Ты только сиди здесь, никуда не уходи, нечего под пули лезть.
        Аня кивнула, запрятав свое любопытство подальше и еще сильнее вжавшись в ненавистный алтарь. А вот Кирилл пригнувшись обогнул его и исчез. Василиса лежала, раскинув окровавленные руки, лицо ее было прикрыто спутавшимися черными локонами, из-под которых также сочилась кровь. Колдун скрючился в паре шагов от нее. Признаков жизни он не подавал, странно, почему та, Аня, решила, что он не умер. Мальчишка, осторожно озираясь, пополз к девушке.
        - Надеюсь, ты жива, - пробормотал он про себя. Кирилл подобрался к Василисе и попытался нащупать ее пульс. Под пальцами вроде бы билась жилка. Тогда он откинул волосы с лица девушки и начал осторожно ее тормошить. - Эй, ты меня слышишь? Проснись!
        Никаких изменений. Тогда он подхватил ее за руки и потащил к Ане, стараясь не обращать внимания на ту битву, что развернулась прямо перед его глазами. А посмотреть было на что. Три огромные туши волков уже лежали на полу, еще столько же оборотней теснили маленькую армию его друзей, стараясь разделить их. Они подобрались настолько близко, что автоматы оказались совершенно бесполезными и были брошены на пол. Оборотни били когтями и пытались ухватить кого-нибудь за горло. Друзья уворачивались, стараясь достать зверей кинжалами. Маги беспорядочно кидались слабенькими фаерболами.
        Андрей Иванович понимал, что в ближнем бою только он и, пожалуй, спецназовцы, могут хоть что-то противопоставить оборотням. Остальные способны лишь отвлекать внимание и то на очень короткое время. Если поначалу казалось, что они легко расстреляют зверей, то теперь стало очевидно, что еще не факт, на чьей стороне будет победа. Да и места маловато, не развернуться. Командир решил увести хотя бы самого большого зверя от остальных, чтобы сразиться с ним один на один. Он поднырнул под лапу, несущуюся на него с животной силой, чиркнув оборотня по боку. Тот крутанулся и без подготовки прыгнул на обидчика. Андрей вновь увернулся, получив удар по левому плечу. Когти легко разрезали куртку, и тело оглушило резкой острой болью. Мужчина выругался и отступил. Увести оборотня получилось. Теперь за спиной был лишь алтарь. Волк кинулся снова, щелкнув зубами у самого носа и в этот же момент получив удар в челюсть. Лязгнули клыки, но оборотень лишь тряхнул головой, чуть отпрянув, чтобы снова начать атаку.
        Второй волк был явно слабее, поэтому против двух спецназовцев ему пришлось несладко. Они нападали слаженно, грозя в любой момент вскрыть ему брюхо или перерезать горло. Зверь метался от одного к другому, стараясь не поворачиваться боком и давить массой. Но солдаты справлялись с его норовом. В какой-то момент оборотень понял, что ему грозит поражение и решил прорваться к выглядывающей из пролома Марине. Эта самка могла стать хорошим щитом. Зверь сделал пару шагов назад и приготовился к прыжку, надеясь просто перемахнуть через атакующих его мужчин. Возможно, это бы у него получилось, но один из спецназовцев понял его маневр и встретил волка в воздухе выставленным клинком. Оборотень кулем свалился, чуть не долетев до девушки. Спецназовцы, ударив друг друга по выставленным вверх ладоням, поспешили на помощь магам, сражающимся с третьим оборотнем.
        В этот же момент Андрей Иванович обманным движением перекувыркнувшись через своего волка, упал на его спину и резко перерезал тому горло. Третий оборотень, увидев, что остался один, попятился и заскулил. Это было победой! И именно в этот момент жутко закричала Марина. Она схватила чей-то рюкзак и побежала к голому мужчине, сидевшему в луже крови с автоматом в руках. Второй оборотень! Он не погиб, а обернувшись, взялся за лежавшее в стороне оружие. Целью его была то ли Василиса, то ли утаскивающий ее Кирилл. Марина не успела на какую-то секунду. Это поняли все. Звуки автоматной очереди разрезали тишину. Кирилл только глупо улыбнулся, увидев, как женщина опустила на голову оборотня рюкзак. "Все", - подумал он.
        Андрей Иванович увидел побледневшее в миг лицо пацана, а потом прыгнул, закрывая и его, и Василису. Пули прошили его спину, подрезав в полете. Он рухнул не долетев до Кирилла и Василисы, уже не почувствовав удара об пол.
        - Товарищ командир, - прошептал Кирилл. Он бросил спасаемую девушку и неуклюже подполз к мужчине. - Андрей Иванович...
        Мальчишка замолк. Да и что говорить? Слова уже бесполезны. Уже не расскажешь, не объяснишь... Странно... Этого сурового мужика Кирилл знал всего несколько часов, но за это время он стал очень близким. Таким, как... отец, наверное. Мальчишка судорожно вздохнул и тихо заплакал, ощутив вдруг одиночество и свою ненужность. А ведь командир умер ради него! От этого понимания стало еще горше.
        - Командир! - тело обступили остальные. Они не надеялись на чудо. В таких случаях медицина бессильна, а магия... Может быть когда-нибудь они научатся ею пользоваться и вырывать друзей из лап смерти...
        - Нет! - Марина будто без сил опустилась на колени и уткнулась лицом в грудь Андрея Ивановича. Она разрыдалась горько и обреченно.
        Всхлипывания вдруг были нарушены громкими стуками в дверь. Эрик заблокировал ее основательно, опутав скобы для замка цепью. Но при желании, выломать ее можно.
        - Нужно идти, - Игорь дотронулся до плеча Марины. Она оторвалась от тела командира и теперь уткнулась в грудь Игорю, все еще не в силах справиться с собой.
        - Эй, а этот? - никто и не заметил, как Аня покинула свое убежище и теперь стояла над Констансом, поддерживаемая под руку Эриком.
        - Он жив?
        - Да! Если бы умер, сила покинула бы его.
        - Так, может, его...того... - кто-то из магов осторожно тронул тело колдуна носком ботинка.
        Все напряженно замерли. Одно дело убивать сражаясь. Совсем другое - вот так, хладнокровно.
        - Чувствую, мы пожалеем об этом, - буркнул Эрик, понимая, что никто руку на колдуна сейчас не поднимет. - Тогда берем Василису и командира и уходим.
        - Куда?
        - Туда же, откуда пришли, - пожал Эрик плечами. - Через главный ход нам не пройти!
        Дверь сотрясалась от ударов, которые становились все сильнее. За ней слышалась какая-то возня, крики, команды. Спецназовцы достали из командирского рюкзака, который, кстати, и упокоил второго оборотня, плащ и сгрузили тело на него и первыми юркнули в темноту прохода, по которому чуть раньше и пришли. Эрик взял на руки Василису, продолжающую пребывать в забытье. Аня держалась за кого-то из магов. В подвале оставался только Кирилл, когда в свете почти потухшего алтаря блеснул камень на рукояти торчащего из камня меча.
        - Ты идешь? - Игорь стоял в проломе и ждал его.
        - Да, - тихо ответил Кирилл, не в силах отвести взгляда от сияющего алмаза. - Сейчас, ты иди, я догоню...
        - Только без глупостей! - Игорь окинул взглядом подвал, не нашел в нем ничего угрожающего и исчез.
        Кирилл обошел алтарь и осторожно взялся за теплый эфес. Казалось, руку прошила молния, а все тело наполнилось силой и радостью. Мальчишка потянул меч и легко вытащил его. "Прямо как в сказках про короля Артура, - подумал он, горделиво выпятив подбородок. - Может, здесь есть еще что-то интересное?" Меч будто тянул его в сторону, где лежал колдун. Корона! Изящный золотой обод с вкраплениями драгоценный камней! Он откатился в сторону, потому его и не заметили. Пальцы сами потянулись к такому раритету, но едва он ощутил холодность и гладкость металла, колдун вздрогнул и открыл глаза.
        - Ты кто? - спросил Констанс и попытался перевернуться, но в тот же момент опять скрючился от боли.
        - Какая разница! - дерзко заявил Кирилл, пятясь от алтаря и гремя мечом по каменному полу.
        - А ну стоять! - негромко, но как-то очень веско приказал колдун. - Стража! Ко мне!
        На его приказ заскулил молчавший до сих пор оборотень, забился в силках цепей скелет и с новой силой кто-то начал ломиться в дверь. Колдун что-то зашептал, пристально глядя на Кирилла, отчего мальчишка подскочил, как ужаленный.
        - Ты... - зашипел он, двумя руками выставляя перед собой меч, - не смей!
        Колдун лишь слабо улыбнулся, чуть шевельнул пальцами, и на Кирилла упала сверкающая сеть. Он забился в ней и начал неуклюже заваливаться прямо на выставленное лезвие. Удивительно, но оно мальчишку не тронуло, зато сеть звонко лопнула и пропала. Констанс сверкнул глазами, вновь отправляя в Кирилла какое-то заклятие. На сей раз мальчишка просто увернулся, вскочив с полу, а потом даже не думая замахнулся мечом и опустил лезвие прямо в тело колдуна. И было это настолько странным. Будто меч сам сделал всю работу, по первому же приказу Кирилла. Констанс дернулся, ахнул, закрыл глаза и начал изменяться. Тело стало сухощавым и оттого показалось длинным, волосы поседели, а черты лица заострились. Он будто постарел в одно мгновение. Старик открыл глаза, увидел застывшего мальчишку и произнес едва слышно:
        - Спасибо!
        Глаза его застыли и в ту же секунду замок начал трястись, двигаться, будто уменьшаться. Кирилл, наконец, отмер и плюнув на все побежал к пролому, ставшему заметно меньше. В темноте он пару раз чуть не упал, пока за поворотом не наткнулся на светящего в его сторону фонариком Игоря.
        - Ты где шляешься? - закричал он. - Меня чуть не съели, узнав, что я тебя не дождался. И что там происходит?
        - Он умер, - Кирилл лихорадочно стучал зубами и никак не мог успокоиться.
        - Кто умер?
        - Да этот Кощей Бессмертный, - да уж, рассказывали ему про отходняк, но никогда раньше Кирилл такого не испытывал: дрожь во всем теле, дышать нечем и тошнота комом подошла куда-то к горлу.
        - Бежим, наши там что-то уже придумали, - схватил его за руку Игорь и поволок за собой, боясь снова упустить.
        Их ждали у той самой ловушки, что в прошлый раз они перепрыгивали. Аня сидела на полу, положив шкатулку на колени, и держала в руках клубок.
        - Все в сборе? - она окинула взглядом серьезные сосредоточенные лица. - Тогда возьмитесь за меня.
        Она ткнула палец и представила свою избушку...
        Они вывалились под высоким звездным небом и какое-то мгновение просто лежали, смотря как серебрится под светом луны черная высь. Она будто переливалась перламутром, делая все вокруг неимоверно красивым и сказочным.
        - Что это? - Эрик так и не выпустил Василису из рук, хотя та пришла в себя еще в пещере.
        - Магическая пыль, - устало ответила Аня. Шевелиться вообще не хотелось, даже не смотря на холодную землю, уже успевшую остыть от дневной жары.
        - Закончилось... - Кирилл сел и огляделся. Вокруг притих девственный лес, чернеющий мрачной громадой. Маленькая темная избушка здесь показалась настоящим домиком бабы Яги.
        - Только начинается, - вздохнула Василиса.

        ***

        - Эй, молодая хозяйка! - Антипка сидел на краешке лавки и дергал Аню за выбившийся из косы локон.
        - Уйди, домовое недоразумение, - буркнула ведьма и перевернулась на другой бок.
        - Ох-хо-хо-хонюшки... - Антипка тяжко вздохнул. Теперь из-под покрывала высунулся кончик светлой косы и домовой раздумывал, дернуть за него или погодить, вдруг в ведьме совесть проснется раньше, чем ее тельце.
        - Ну и чего ты ей спать не даеш-ш-шь? - в ногах Аниной кровати возник огромный черный кот. - Она столько пережила, что теперь только крепкий сон может помочь и раны залечить.
        Антипка украдкой взглянул на синие полосы и только начавшие подживать раны на запястьях хозяйки и виновато опустил голову.
        - Вот то-то же, - кот мурлыкнул и свернулся клубком.
        - Да энто... просто... там такое!
        - Там, может, и такое, а у нас все по-простому, - отмахнулся Баюн, лениво закрывая глаза.
        - Так как же-ть... Они ж тоже поди люди... Хоть и дурные!
        - Что там у вас опять случилось, - Аня не выдержала, приподнялась на локтях и сладко зевнула.
        - Ой, горюшко у нас, молодая хозяйка, - запричитал Антипка, схватившись за голову и качая ею из стороны в сторону. - Они как во сне все ходють!
        - Да кто ходит-то? Ты толком можешь рассказать?
        - Дык, сомовцы же! Они же почти все клятву принесли Кощеюшке-то! А теперича плохо им, тьма ушла, а душа осталась выжженной.
        - Сами виноваты! - буркнул кот, недовольно покосившись на проснувшуюся и чересчур активно задвигавшуюся Аню. - Думать надо было, а лучше Георгия нашего слушать!
        - А где он, кстати, сокол-то наш красный? - засуетился Антипка.
        - Уехали они с Вальсией в город, - печально сказала Аня. Уж так тяжко было с ними прощаться. То ли привыкла к ним за месяц, то ли от волнений за их будущее места не находила.
        - Жаль, жаль, а то бы его в народные массы, чтобы усовестил мужиков да баб! Уж как говорит, как говорит! - огорчился домовой. - А что теперь делать, совсем не знаю...
        - Ничего с ними не будет, - уверенно сказал Баюн, - помучаются с недельку, а потом новыми заботами обрастут, да и позабудутся.
        - Главное, чтобы урок усвоили, - вздохнула девушка.
        - Аня, ты - оптимистка! - кот вытянулся и выпустил немалые коготки. - Когда это у нас грабли только один раз наступали. Погодите, вот найдется новый носитель силы Смерти, все повторится. И вот тогда сомовцы, как и другие, кто дал клятву Констансу, станут опасны. А до тех пор о них можно не беспокоиться.
        - Это ты на что намекаешь?
        - Я тебе, дорогуша, прямым текстом говорю! Кощей, ну или как он там себя называет, на то и бессмертный, что сила его не в теле человека, а в символах власти. Об этом ты не подумала?
        Аня помрачнела. А ведь там, в пещере перед самым отправлением домой что-то царапнуло ее душу, что-то, что осталось незамеченным из-за спешки и всеобщего волнения... Они бежали, пока маги не остановились перед ловушкой. Тут-то и выяснилось, что Кирилл отстал. Игорь отправился за ним, а потом замок тряхнуло, и он начал закрываться. Хорошо хоть они были уже за его пределами, хотя страху в пещере натерпелись! Потом вернулся Кирилл. Он-то и сказал, что убил Констанса его же мечом... Меч! Аню передернуло от одного воспоминания о занесенном над нею волнистом лезвии. А ведь меч - один из символов власти. Как он оказался в руках Кирилла? Зачем мальчишка полез к колдуну? Глупые вопросы! Аня печально улыбнулась. Кирилла полюбили все в их маленьком отряде. О его подвигах рассказывали с гордостью. И лишь потом Эрик обмолвился, что Кир - воришка, к рукам которого липнут деньги. Если бы он утащил из подвала меч, это бы все заметили, но ведь есть еще корона и перстень.
        - Баюнчик, а ты не хочешь мне рассказать, где сейчас находятся символы власти? - ласково так попросила ведьма.
        - Как где? Меч и перстень - в замке Кощеевом.
        - А корона? - ответ Ане был уже даже и не нужен.
        - В Москве!
        - Так-так... - Аня соскочила и начала собираться. - Баюн, мне надо в Москву.
        - Конечно, надо! - кот хитро смотрел на ведьму. Али позабыла совсем? Сегодня же похороны вашего командира и ты обещалась быть.
        Аня остановилась и хлопнула себя рукой по лбу. И как она могла забыть? После возвращения домой и отправки всех гостей она наварила себе отваров целебных для поврежденных и перетружденных мышц и связок и просто легла спать. И спала два дня почти не поднимаясь. Сегодня, значит, третий...
        Андрея Ивановича хоронили со всеми воинскими почестями. Премьер-министр подписал приказ о его награждении орденом посмертно, взвод солдат сотряс небо выстрелами, водка притупила горечь. Кирилл насупившись сидел за большим круглым столом. Во-первых, Марина Владимировна, взявшая шефство над мальчишкой, в весьма категоричной форме напомнила, что он несовершеннолетний, а потому поминать командира может только соком. Во-вторых, Кирилл растерялся. Перед ним лежало столько столовых приборов, что он просто не знал, что с ними делать. Его замешательство постепенно переросло в злость. И наконец, он встал из-за стола и выбежал из огромной столовой.
        Почему так быстро все изменилось? Еще три дня назад они были одной командой, сплоченной командой. Кирилл впервые в жизни чувствовал себя нужным хоть кому-то. И он готов был умереть ради всех этих людей. Но умер Андрей Иванович. Марина Владимировна привезла Кирилла в огромный чужой дом, такой богатый и красивый, что мальчишка чувствовал себя в нем как в музее. Ему каждую минуту, проведенную здесь, было стыдно: за корявые руки, за невозможность запомнить названия всех этих чертовых приборов и их назначение, за вспышки ярости, за срывающиеся с губ грубости и даже за плевки на песчаные дорожки парка. Он, правда, старался, хотел, чтобы их команда и дальше оставалась командой, но терпеть больше не мог. Кирилл поднялся в отведенную ему комнату, собрал свой рюкзак и, в последний раз хмуро оглянувшись, вышел на балкон, спустился с него на козырек подъезда, а оттуда на землю. "Подумаешь, - зло думал он, - не жили никогда хорошо и не надо начинать". Быть волком-одиночкой тоже неплохо. По крайней мере, ни за кого отвечать не нужно и ни перед кем отчитываться".
        - Далеко собрался? - раздался вдруг прямо рядом с ним язвительный голос. Кирилл вздрогнул. Опять этот котяра напугал его.
        - Кирилл, - шерстку кота поглаживала Аня, - я хотела поговорить с тобой.
        Мальчишка подозрительно взглянул на нее.
        - Опять воспитывать будете?
        Аня вдруг понимающе улыбнулась.
        - Нет! О другом хотела поговорить. Расскажи-ка мне подробнее, как ты уб... смог победить Констанса, что при этом чувствовал? Мне важна каждая мелочь...
        Кирилл побледнел. Это была та тема, касаться которой ему совершенно не хотелось. И оговорку ведьмы он заметил. Лучше бы так прямо и говорила: убил! Да, он убил! От осознания этого было мерзко, и не помогали никакие увещевания, мол, колдун всех хотел убить, и иначе было нельзя, или ты, или он. Хуже всего было то, что ночами ему снился сверкающий меч, и он говорил с мальчишкой, называл хозяином, звал к себе. А еще корона... И зачем он тогда схватил ее и унес, спрятав в карманах куртки? Она жгла мальчишку огнем... Сначала Кирилл хотел ее сдать знакомым барыгам, но она запретила, сама... От одной подобной мысли она раскалялась, будто требуя к себе внимания и уважения, желая, чтобы ее надели и гордо носили. Кирилл завернул ее в брезент и упрятал в самый дальний угол рюкзака, но она напоминала о себе, лезла в его мысли...
        - Нечего там рассказывать, - буркнул Кирилл и хотел было пойти дальше, но Аня уцепила его за рукав куртки. - Чего еще?
        - Кирилл, а у тебя есть фамилия?
        Похоже, мальчишка вновь обиделся:
        - Я хоть и сирота, но фамилия у меня есть!
        - И какая же, позволь узнать?
        - Басманным меня в приюте назвали... - Кирилл как-то весь сник. Настоящую фамилию мальчишка уже и не мечтал узнать. Эту же дали ему года в три, когда нашли на вокзале и в первый раз отправили в приют.
        - КБ... - прошептала Аня. Кирилл вздрогнул. - Ты прости меня, Кирюш, я интересуюсь не из праздного любопытства. Ты что-то вынес из подвала?
        Мальчишка попятился, потом замер и нехотя кивнул.
        - Корону?
        Еще один кивок.
        - Пойдем куда-нибудь присядем, я хочу тебе рассказать о символах власти, а потом, если захочешь, расскажешь мне о том, что произошло в подвале.
        Они отыскали в небольшом парке при доме скамеечку и просидели там до позднего вечера. Кирилл внимательно слушал ведьму, потом все-таки рассказал о смерти Констанса.
        - Выбор за тобой, - завершила разговор Аня, - ты можешь откликнуться на зов символов власти и стать новым носителем силы Смерти, можешь сопротивляться ему.
        - Я буду сопротивляться! - воскликнул Кирилл, сжав кулаки. Сама мысль о том, что он мог бы стать врагом Андрея Ивановича, если бы он был жив, разрывала сердце. Аня улыбнулась.
        - Если так, тебе нужно отдать корону.
        - Кому? Тебе? Так забирай! - он схватил рюкзак и начал шариться в его внутренностях.
        Аня опешила от такого предложения. Она понимала, что оставлять корону у Кирилла нельзя, но вот куда ее девать? Может и впрямь спрятать ее в лесу? Тогда придется остаться там и охранять ее. Можно было бы носить ее среди других своих сокровищ в шкатулке. Но тогда достать ее будет слишком легко, всего лишь убив ведьму. А если отдать кому-нибудь на хранение? Нет! Слишком большое искушение, слишком велика будет плата. Выхода нет!
        - Я приму у тебя корону, - Анины пальчики дрожали, когда она брала у Кирилла брезентовый сверток. - Я буду хранить ее и оберегать ото всех, от тебя в первую очередь. Так что, Кирюш, тебе лучше в моих владениях не показываться. Очень прошу тебя никому не говорить о короне. Чем меньше о ней знают, тем надежнее будет наш мир.
        Кирилл понимающе кивнул. Вроде бы избавился от такой опасной вещи, но почему же так муторно на душе? Он и сам не заметил, насколько пристально наблюдает за действиями ведьмы, с какой жадностью следит за брезентовым свертком. А вот Аня заметила.
        - Кирилл, - она тронула его руку, отчего мальчишка вздрогнул, будто очнувшись, - тебе непросто придется, приготовься к самой тяжелой борьбе - борьбе с самим собой. Но я верю, что ты справишься!
        Она поднялась со скамейки. Рядом в момент появился кот, и ведьма вместе с ним исчезла.
        - И что, даже с принцем своим не попрощалась? - спросил Антипка, сочувствующе взмахнув руками. - А как же-ть любовь?
        Аня зыркнула на него злыми глазищами и он испуганно замолчал. Настолько поспешно, что ведьме самой стало стыдно.
        - Прости, Антипка, нервы... - махнула она рукой. - А любовь... Какая может быть любовь? Теперь я навсегда привязана к этому лесу.
        Антипка краем уха слышал от кота, что ведьма притащила из столицы какую-то страшную вещь и ночью под пологом темноты и тишины спрятала ее в самой глухой чащобе под магическими замками и смертельными заклятиями. Ни сам кот, ни леший, ни домовой не знали, где именно, да и не хотели знать, понимая, каким тяжким может оказаться груз знаний.
        - А ты не навсегда, молодая хозяйка, хоть на минуточку...
        - Зачем себе душу травить. Минута счастья, а потом сто лет одиночества? Эх, права была озерная ведьма, хранить надо было колечко заветное...
        Аня украдкой смахнула слезу и пошла печку топить. Молоко и хлеб, конечно, хорошо, но еще бы картошечки рассыпчатой, да холодца густого. Глядишь, и полегчает. Стук в дверь оторвал от очень увлекательного занятия - заговора огня на единственной полешке, чтобы горел не переставая, а древесину сильно не ел.
        - Неужели ты думала, что я дам тебе сбежать? - у двери стоял Эрик, поглаживающий смоляную шерсть Баюна. Аня обиженно взглянула на кота.
        - Предатель...
        - Это ты мне? - улыбнулся Эрик.
        - Что вы, ваше высочество, и помимо вас есть тут индивидуумы, чье поведение требует общественного порицания.
        - Это ты о себе? - улыбка Эрика стала еще шире.
        - Да ну вас! - обиженно махнула рукой Аня. - Чего надо?
        - Ты даже не попрощалась...
        - Тогда, прощай... - Аня отвернулась к печи, закусив губу и боясь разрыдаться. За спиной воцарилась тишина, а на ведьму напал страх. Вдруг обидится и уйдет? Но не этого ли она хочет? А что будет, если останется? От такой мысли все тело от кончиков пальцев до последнего волоска окатило огнем.
        - Аня, - Эрик оказался вдруг за спиной девушки, а его руки легли на плечи. - Ты ушла и я испугался, что могу тебя не увидеть и не сказать главного...
        - Т-с-с! - ведьма резко развернулась и прижала свои пальчики к его губам. - Эрик, прошу тебя, не говори ничего! Потом будет больно и мне, и тебе.
        - Трусиха! - он начал целовать ее пальцы, заставляя их дрожать все сильнее.
        - Я не могу покинуть этот лес, - тихо и как-то виновато призналась девушка.
        - Могу я узнать причину?
        Аня покачала головой.
        - Извини... Это не от недоверия к тебе...
        - Я понимаю.
        - И?
        - Ждешь, что развернусь и уйду? - правая бровь его иронично изогнулась.
        - Но ведь...
        - Аня, дай нам шанс, - попросил он, обхватив ее руки своими, и прижав их к груди. - А твой кот нам поможет, правда, хвостатый?
        Кот фыркнул.
        - И надолго я к вам личным транспортом? А платить будете? А премии там... и отпуска...
        Аня и Эрик рассмеялись.
        - Я буду учиться и освою эту чертову телепортацию, не переживай, Баюн... - пообещал принц. - Ну что? Идем завтра на свидание?
        Аня покраснела, вспомнив вдруг про свой внешний вид, про отсутствие нормальной одежды, про то, что Эрик - принц.
        - Трусиха! - прочитал все по ее растерянному лицу Эрик. - Я зайду около шести вечера по вашему времени! До свидания, моя ведьма!
        Он обнял Аню и нежно, осторожно поцеловал.

        Конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к