Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Поль Яна: " В Лабиринтах Города " - читать онлайн

Сохранить .
В лабиринтах города Яна Викторовна Поль
        Светлана Казакова

        Спустя двадцать лет таинственный культ вновь приносит кровавые жертвы. Темная магия паутиной опутала Город и выбрала себе преемников. Максим Рахманов лишился дара ещё в детстве. Он и представить себе не мог, что окажется избранником древнего Зла, а Магический Надзор посчитает его главным подозреваемым в жестоких убийствах. Снять обвинения и разобраться в хитросплетениях прошлого ему поможет давняя подруга Алиса Крапивина.

        В лабиринтах города
        Светлана Казакова, Яна Поль

        ПРОЛОГ

        Мария Горностай в спешке собирала сумку. Час назад она позвонила матери и сообщила, что скоро приедет. Она старалась разговаривать спокойно и непринужденно, чтобы не выдать волнения. На самом деле, она была очень напугана. Маша схватилась за голову и постаралась отогнать ужасные воспоминания.
        Ещё утром она и предположить не могла, что незапланированный визит к отцу, обернется так. Занятия в Университете Магии закончились раньше обычного. Впереди маячили выходные, и провести их с отцом, по которому она жутко скучала, казалось заманчивой идеей.
        Несколько тонированных автомобилей у подъездной дорожки к дому не вызвали подозрений. Александр Горностай - влиятельный маг, и к нему постоянно наведывались гости. Лишь переступив порог дома, Маша заподозрила неладное. Неестественная тишина, опущенные жалюзи и задернутые шторы на окнах. Она обошла весь дом, но никого не обнаружила. Только в кухне, где невыносимо воняло серой, на столе стояли бокалы с недопитым вином. Дверь, ведущая в подвал, оказалась приоткрыта. Прислушавшись, Мария различила голоса.
        Внезапно ей стало страшно. Сердце пропустило удар, а в горле пересохло. Крутая лестница уводила в темноту подвала. Запах серы стал невыносимым, и девушка зажала рукавом нос. То, что она приняла за разговоры, оказалось, странным завыванием, похожим на пение. Темноту разгоняли горящие свечи у подножия лестницы. Они тянулись змейкой вдоль стен. Маша замерла у громоздящихся друг на друге коробок и выглянула из-за укрытия.
        Тело, распростертое на полу, вокруг фигуры в длинных балахонах. Рваные завывания, кровь и мечущиеся тени. Воспоминания представляли собой смазанные картинки, от которых волосы поднимались дыбом.
        Ящик комода громко захлопнулся, прерывая поток слишком ярких образов. Она не помнила, как покинула дом и вернулась в общежитие. Мария делила комнату с двумя соседками, и они тоже отправились на выходные домой. Её не оставляло странное чувство, и она не понимала, что делать дальше. Обратиться в Магический Надзор? К инквизиторам? Поговорить с отцом? От этих мыслей сделалось дурно.
        Она вышла из общежития и почти бегом бросилась к своей машине, расталкивая неторопливых прохожих. Маша с трудом отыскала в сумочке ключи. Пальцы не слушались, и связка выскочила из рук, угодив прямо в сливную решетку.
        - Проклятье! - она закусила губу и посмотрела в зияющие щели.
        В нескольких метрах притормозило такси, и мужчина в сером плаще наклонился к опущенному окну, о чем-то расспрашивая водителя. Недолго думая, Мария устремилась к машине, поудобнее перехватив сумку с вещами.
        На глазах у опешившего гражданина, она открыла дверь, забралась на заднее сидение и назвала адрес. А чтобы у таксиста не осталось сомнений насчет внезапной пассажирки, протянула крупную купюру.
        Господин в плаще открыл рот, потом закрыл. Затем махнул рукой, повернулся и, бормоча под нос, что-то о несносной молодежи, отправился ловить другое такси.
        Водитель - симпатичный молодой человек - повернулся и с интересом уставился на нее. В любой другой момент она, возможно, отметила бы его обаятельную мальчишескую улыбку и хитрый прищур зеленых глаз.
        - Так мы едем или нет? - нетерпеливо поинтересовалась Маша. Нервы сдавали.
        - Разумеется.
        В теплом салоне, она позволила себе немного расслабиться. Тихое пение радио, мерный шум работающего двигателя, проплывающие за окном яркие ночные огни. Мария и не заметила, как задремала.
        - Где мне остановиться?
        Голос таксиста заставил её открыть глаза и подскочить на сидении. Маша не сразу вспомнила, где она и куда едет. Справа показалась знакомая вывеска аптеки, а значит, до дома матери осталось пройти несколько кварталов.
        - Можно прямо здесь, спасибо.
        Ей хотелось прогуляться и привести мысли в порядок. Она вышла из машины и отметила, что водитель внимательно наблюдает за ней. Только когда Маша завернула за угол, машина тронулась с места.
        Многочисленные магазины были давно закрыты. Улица казалась пустынной, фонари горели через один. По спине пробежал липкий холодок страха, как тогда, когда она спускалась в подвал. Поправив на плече ремень сумки, Маша ускорила шаг. Но резко остановилась. Чего-то не хватало. Сумочка, в которой лежали телефон и прочие мелочи, исчезла. Осталась в такси.
        - Сегодня самый ужасный день в моей жизни, - от досады она топнула ногой.
        - Так и есть!
        Раздавшийся за спиной голос заставил вскрикнуть. Она повернулась и едва не врезалась в высокого мужчину. Капюшон темно-синей толстовки, надвинутый на глаза, не позволял разглядеть лица. Мария и пикнуть не успела, как незнакомец сгреб ее в охапку.
        Резкий запах хлороформа оказался последним, что она запомнила.

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ПОГОНЕ ЗА ВОСПОМИНАНИЯМИ.

        Прошлое, Будущее - не всё ли равно, лишь бы мы оба жили, ведь то, что придёт вслед за нами, всё равно придёт - завтра или через десять тысяч лет.
        Рэй Брэдбери

        ГЛАВА 1

        Светало. Яркие огни рекламных баннеров, вывесок и фонарей гасли, рассеивая мерцание в мгновениях наступающего утра. Машин на дорогах прибавилось. Несмотря на ранний час, люди спешили по своим делам. Этот город не засыпал никогда, но особенно прекрасен был в тёмное время суток.
        Макс сжимал в руке мобильник и мысленно ругал себя за нерешительность. Почему он вспомнил про день рождения Алисы именно сегодня? Ему стоило немалого труда, чтобы узнать о том, что она вернулась в город, найти номер, по которому ей можно позвонить, и вот сейчас он боролся с собой, разрываясь между желанием поговорить с ней и порывом разорвать треклятый листочек с цифрами.
        До боли знакомый голос подействовал так, будто его окунули в ледяную воду. Максим нажал отбой. Выругался и кинул телефон на сидение.
        - Слабак! Идиот! Пора бы уже забыть о ней! - каждое восклицание сопровождалось ударом по рулю.
        С Алисой Крапивиной он дружил с детства. Первая любовь самое сильное чувство, которое остается на всю жизнь. Они не виделись почти три года.
        Максим списал странный порыв на усталость и постарался больше об этом не думать. Как обычно, он оставил машину на парковке и отправился домой. Усталость взяла верх. Максим жил один, что неудивительно, ведь в семье магов Рахмановых он слыл белой вороной.
        Ему исполнилось пять, когда несчастье постучалось в двери фамильного поместья. Обстоятельства и работа вынудили родителей уехать в другой город, и им пришлось оставить маленького сына на попечение тёти. Агата была сестрой отца. Макс ничего не помнил о том дне, только то, что ему рассказывали. Убийцы проникли в дом и жестоко расправились с молодой ведьмой. Перед смертью её лишили сил. Максим прятался в шкафу, где его и нашли родные. Агате удалось укрыть племянника с помощью защитной магии.
        После случившегося стало ясно, что ему не удастся оправиться. Помимо шока и потери памяти, он утратил магические способности. Никто не знал, что произошло на самом деле. На светлом будущем мага поставили жирный крест.
        Максим, как мог, крутился в мире людей. Школа, институт, а вместо скучной офисной карьеры работа в такси. Совмещал приятное с полезным. Рахманов любил свободу, ночь и скорость. Он старался общаться с теми, кто не имел никаких дел с магами. Ведь каждый второй считал своим долгом выказать сочувствие и вспомнить о прошлых событиях. В такие моменты Максу хотелось ударить собеседника. Но иногда он все-таки посещал приёмы некоторых влиятельных господ из магического сообщества. Чаще по настоянию отца, чем по собственному желанию.
        В квартире царила тишина. Скромная обстановка, непримечательный интерьер. Практично и удобно. Максиму нравилась его холостая и беззаботная жизнь. Кто знает, была бы она у него, если бы не трагичные события? Он принял душ и лег спать. Но отдохнуть удалось всего несколько часов.
        Сквозь крепкий сон Рахманов не сразу услышал настойчивую трель мобильного телефона. Только когда мелодия заиграла вновь, Макс открыл глаза и, щурясь, уставился на дисплей.
        - Максим! - резкий голос Аркадия Фогля, подействовал лучше бодрящего кофе. - Демоны тебя раздери, почему ты не отвечаешь на звонки?!
        - И я рад слышать тебя, дядя.
        - Не передергивай! Опять всю ночь колесил по городу, а теперь дрыхнешь? Ты даже не представляешь, во что вляпался! Я говорил, что твоя идиотская работа не доведет до добра!
        Макс только открыл рот, чтобы попросить родственника не начинать старую песню, как вдруг до него дошёл смысл остальной тирады.
        - О чём ты, дядя?
        - Все вопросы потом! Я жду тебя у себя через полчаса, и только попробуй опоздать!
        Максим откинулся на подушки и выключил телефон. Остатки сна, как рукой сняло. Непонятное чувство тревоги разрасталось с каждой секундой. Дядя не имел привычки звонить просто так и кричать в трубку. Он вообще не имел привычки ему звонить, даже просто за тем, чтобы поздравить с днём рождения. Фогль никогда не скрывал пренебрежительного отношения к племяннику.
        - Мальчишка позорное клеймо на нашей семье! - распылялся он, когда ребенком Максим случайно услышал разговор взрослых.
        Аркадий приходился старшим братом его матери. Человек своеобразный и сложный. Макс нередко размышлял о том, каково приходится работникам Магического Надзора под началом его дядюшки. Им оставалось только посочувствовать. Но, несмотря на несносный характер, Фогля уважали. Он занял высокий пост после гибели Ярослава Чарныша - человека, основавшего МН. Дядя бросил немало сил на поиски его убийц, но все попытки найти их не увенчались успехом.
        Максим поднялся и вновь направился в душ, чтобы взбодриться. Не мешало и перекусить, но он не стал искушать судьбу. Ему хотелось скорее со всем покончить. До очередной рабочей смены оставалось несколько часов, и Максим надеялся успеть вовремя.
        Он вышел из дома и направился в сторону парковки. В воздухе пахло весной. На деревьях распускались первые зеленые листочки, вовсю пели птицы, пригревало солнце. Природа просыпалась после долгого сна, сбрасывая тяжелые оковы зимы. Макс любил это время года. Наслаждаясь хорошей погодой, немного отвлекся. Ему совершенно не хотелось ехать в офис Магического Надзора. Сев за руль, он поправил зеркало дальнего вида и заметил что-то подозрительное позади себя, на пассажирском сидении. Макс потянулся за находкой. Он сразу догадался, кому принадлежит забытая сумка. И как он не заметил её раньше?
        Максим хорошо запомнил последнюю пассажирку. Симпатичная юная брюнетка. Ведьма. Кулон на её шее являлся магическим амулетом. Рахманов всегда замечал подобные вещи. И лицо девушки показалось ему знакомым. Возможно, он мог видеть ее на одном из праздников, куда родственникам удавалось его вытащить.
        Кожаная сумочка известного бренда явно принадлежала светской особе. Вряд ли простая студентка Университета Магии могла позволить себе такую вещь. Как и дорогой мобильник последней модели, который сразу оказался у Максима в руке. Также нашлась пара визиток, несколько купюр и прочие женские безделушки: помада, зеркальце, бумажные платки. Звук в телефоне был отключен, и вереница пропущенных вызовов впечатляла.
        Макс задумался, что находку стоит вернуть владелице, и уже забыл о звонке дяди. Наверняка тот взбесится, если он не явится вовремя. Не в первый раз.
        Среди непринятых звонков в мобильнике девушки значились контакты матери и отца. Максим собрался позвонить по одному из них, чтобы договориться о передаче сумки, как сенсорный экран на мгновение завис, и несколько свернутых окон открылись одно за другим. Его взору предстали странные фотографии. Снимки были слишком тёмными, и он не сразу понял, что на них запечатлено. Только, когда пригляделся повнимательнее, замер на месте, не зная, что и думать.
        Увлеченный просмотром фотографий Макс и не заметил, что на стоянке появился кто-то еще. Когда приближающиеся шаги раздались совсем рядом, он машинально забросил сумку в салон, повернулся и незаметно убрал мобильник в карман куртки.
        Прямо напротив оказалась до омерзения знакомая ухмыляющаяся рожа.
        - Максим Рахманов? - официальный тон и язвительные ноты в голосе совершенно не сочетались. - Олег Крылов. Магический Надзор. Меня прислал ваш дядя.
        Крылова Максим знал со школьной скамьи. Они никогда не считались друзьями. С первого дня в школе Олег не упускал возможности напомнить Максиму о том, что он лишен сил, и всячески опустить. Колкие замечания, обидные слова и подзатыльники. Так могло бы продолжаться до самого выпускного. Но Макс повзрослел и научился отстаивать свою честь не только словом, но и кулаками. Крылов же надолго застрял в теле несуразного, угловатого подростка. Хилый, болезненный, но всё с такой же непомерной гордыней. Он больше не пытался унизить Рахманова открыто и чаще действовал исподтишка, опасаясь получить сдачи.
        Максим не ожидал увидеть его вновь. После школы их пути не пересекались. Олег изменился. Судя по всему, ему пришлось немало над собой поработать. Координация, мышечная масса. Очки в проволочной оправе уступили место линзам. Только высокомерия ему было по-прежнему не занимать.
        - Я могу поинтересоваться? В чём дело и что происходит? - сквозь зубы процедил Максим.
        - Сегодня ночью убили Марию Горностай. Ты последний, с кем ее видели.

        ГЛАВА 2

        Алисе снился странный сон. Она стояла посреди погружённой во тьму улицы. В лицо дул ветер, ни одно из окон поблизости не горело, а где-то вдалеке слышались голоса. Негромкие, вкрадчивые, похожие на шипение змей. Когда же она открыла глаза, комнату заливал утренний свет, а телефон разрывался от звона похлеще будильника. Стараясь не думать о том, сколько часов она успела проспать за эту ночь, Алиса выскользнула из кровати и побежала к телефону.
        Спустя минуту она с недоумением положила трубку. Ложиться спать оказалось уже слишком поздно, и Крапивина поплелась в ванную комнату. Кто бы ни был неизвестный позвонивший, говорить с ней он не пожелал.
        Умывшись и почистив зубы, Алиса почувствовала себя почти хорошо, однако невыспавшийся организм требовал кофеина, и желательно в больших количествах. Мысль о том, что у неё сегодня день рождения, промелькнула по дороге на кухню. Никогда она не любила свой персональный праздник, потому и не отмечала его. Впрочем, как-то в студенческие годы ей устраивали вечеринку-сюрприз, позаимствовав эту идею из западных фильмов, и тот вечер Алисе понравился. Но это скорее исключение, нежели правило.
        Что же касается её дней рождения в детстве, то одно из них запомнилось. Её пятилетие. Яркий и безоблачный день начался с того, что Алиса проснулась и возле кровати обнаружила огромную коробку, полную самых разных подарков от родителей, которые тогда ещё не ссорились каждый день. Любопытно, поздравят ли они её сегодня, спустя двадцать лет.
        Родители развелись, когда Алисе едва исполнилось восемь. С тех пор она была переходящим багажом, который они небрежно пересылали друг другу. Мать уехала в Европу, отец остался в России, а сама Алиса, едва расставшись со школой, поселилась в съёмной комнатке, которую оплачивала самостоятельно заработанными в ближайшей кофейне деньгами. Труд официантки оказался нелёгким, зато давал иллюзии независимости. До тех пор, пока ей не напомнили о заключённой ещё в детстве помолвке - последнем, что родители решили и предприняли сообща.
        Вспомнилось, как в день окончания Университета Магии она, опаздывая, вбежала в зал, где проводилось вручение дипломов. В глаза сразу бросились пустые кресла, которые она забронировала для родственников. Они не приехали - ни отец, ни мать, ни сводная сестра, единственная дочь второй отцовской супруги.
        Нажав на кнопку кофемашины, Алиса напомнила себе о том, что всё уже в прошлом. Она выросла и вполне способна обходиться без родительской поддержки, которой ей когда-то так не хватало. Позади остался не только университет, но и жизнь в столице. Теперь, вернувшись в родной город, она смогла позволить себе арендовать не просто маленькую комнату, а целую квартиру. Не пентхаус, конечно, но весьма комфортабельную и с вполне адекватными хозяевами, которые не утруждают себя регулярными проверками и не считают суеверно, что, будучи ведьмой, она непременно притащит в квартиру чёрного кота, круглосуточно будет держать зажжёнными свечи, а в довершение наведёт порчу на соседей.
        Чуть позже, включив телевизор, Алиса не сомневалась в том, что сведения об убийстве Марии Горностай уже просочились в прессу. От журналистов, к сожалению, ничего нельзя утаить, и весьма часто они сообщают горячие новости, не дожидаясь официального заявления от полиции или, если говорить об их случае, от МН. Обычно это только мешает следствию.
        Нынешней ночью Алиса была среди специалистов Магического Надзора, которые выехали по анонимному звонку человека, нашедшего тело Маши, дочери одного из крупнейших бизнесменов и влиятельных магов города. Если поначалу они решили, что девушка стала жертвой несчастного случая, то по прибытии на место пришлось распрощаться с версией. Несомненно, это убийство.
        Первая выдвинутая ими версия - ограбление. Они не нашли ни сумочку Марии, ни её мобильный телефон. Но на девушке остались дорогие украшения, что несколько выпадало из общей картины. Если её ограбили, а потом убили, то почему не сняли драгоценности? Уступив место оперативно прибывшим криминалистам, и получив разрешение уехать, Алиса не переставала думать об этом, и, чем дольше она размышляла, тем более маловероятной ей казалась версия об ограблении.
        Снова зазвонил телефон, на этот раз мобильный.
        - Доброе утро!
        - Привет, Олег, - ответила Алиса, услышав голос своего напарника.
        - С днём рождения тебя!
        - Ты что, залез в моё личное дело?! - возмутилась она, но в ответ раздался громкий заразительный смех.
        - Нет, ты как-то сама проболталась. Забыла уже? Какие планы?
        - За исключением работы, никаких.
        - А как насчёт ужина?
        - Олег...
        - Только не говори «нет» сразу! Считай, что такой ответ запрещён! Как в детской игре «Да и нет не говорить, чёрное и белое не называть»!
        Алиса невольно улыбнулась. Олег то ли продолжал свои неизменные шутки, то ли, в самом деле, собирался пригласить её на свидание. Похоже, его ничуть не волновал тот факт, что служебные романы там, где они работали, обычно не одобрялись.
        - Я подумаю, - сказала Алиса.
        - Отлично! - обрадовался Олег. - Кстати, я даже приготовил тебе подарок. Увидимся в морге.
        - Умеешь ты быть романтичным!
        Алиса попрощалась с Олегом, допила кофе и торопливо продолжила собираться. Перед глазами, будто застывший кадр киноплёнки, всё ещё стояла увиденная ночью картина. Безжизненное тело молодой и довольно красивой девушки, восковое лицо с застывшим на нём выражением пережитого перед смертью ужаса, пятна крови на асфальте. Особенно отчётливо почему-то врезалась в память небольшая татуировка на руке Марии. Что-то с татуировкой не так, что-то она ей напоминала, но что? Алиса так и не смогла понять, и это тревожило её, напоминая царапину, которую то и дело задеваешь.
        Выходя из дома, она подумала, что родственникам Маши наверняка уже сообщили о случившемся. Обычно эту задачу брали на себя рядовые сотрудники МН, но, учитывая, каким важным в городе человеком был Горностай, к нему, должно быть, заехал сам Аркадий Фогль, её непосредственный начальник. Вспомнив о нём, она чертыхнулась, бросила взгляд на часы и побежала к ожидающей на стоянке машине.
        Три месяца назад.
        - Значит, тебя зовут Крапивина Алиса? - лениво перелистывая её документы, спросил сидящий за столом человек. Он ей сразу не понравился. Дело даже не во внешности, хотя немолодого лысеющего блондина, на животе которого едва сходились пуговицы пиджака, трудно назвать красавцем. Самым неприятным оказался его взгляд. Создавалось впечатление, что мысленно он уже поставил ей оценку, и отнюдь не высокую.
        - Крапивина Алиса Александровна, - ответила она, усердно борясь с желанием засунуть руки в карманы новых, увы, не слишком удобных строгих брюк и напомнить собеседнику о том, что на «ты» они ещё не переходили.
        - Мы здесь привыкли обходиться без отчества, особенно, в разговорах с...
        - Женщинами? - подсказала Алиса и тут же прикусила язык.
        - Молодыми сотрудниками, - буркнул Аркадий Фогль и снова посмотрел на бумаги, будто искал, к чему прицепиться.
        Она постаралась заставить себя не нервничать из-за этого. И оформление документов, и послужной список, и рекомендации - всё в полном порядке.
        - Любопытно, чем руководствовался твой прежний начальник, отправляя тебя на оперативные задания, да ещё и настаивая на том, чтобы ты делала это и впредь, - пробормотал он. - У нас... хм... представительницы прекрасного пола обычно занимаются канцелярской работой.
        - Ну, с написанием отчётов я вполне справлялась, а, что касается постоянной работы с бумагами, это не для меня, - твердо произнесла Алиса.
        - Что ж, я посмотрю, кого смогу выделить тебе в напарники, - кисло отозвался Фогль. Его пухлые пальцы стиснули папку с документами. - Можешь идти. Собственного кабинета у тебя пока не будет. Сотрудники покажут, где есть свободный стол.
        Алиса развернулась и направилась к выходу из кабинета. Мысль «Кажется, я легко отделалась» мелькнула и пропала. Когда она положила ладонь на дверную ручку, за спиной послышался голос нового начальника.
        - Ты носишь юбки?
        - Не на работе.
        В коридоре Алиса снова оказалась под прицелом множества взглядов. Впрочем, надо заметить, что почти все они были сочувствующими. Наверняка мало кто из работников испытывал симпатию к начальнику, и теперь она их понимала. Однако никто не поторопился показать ей свободный стол в одном из просторных общих отделов для специалистов. Пришлось отправиться на его поиски самостоятельно.
        Проходя мимо одного из кабинетов, Алиса едва успела отпрыгнуть, когда дверь распахнулась, и оттуда вышел мужчина лет тридцати. Надо отдать ему должное - он тут же извинился. Его взгляд тоже был изучающим, но ничем не походил на тот, которым несколько минут назад сверлил её Фогль. Кроме того, незнакомец оказался на редкость хорош собой. Внимательные синие глаза, тёмные волосы чуть длиннее, чем обычно носят в его возрасте, располагающая белозубая улыбка.
        - Вы ведь новенькая? - спросил он. - Кажется, нас пока не представили. Дарий Княжевич.
        - Алиса Крапивина.
        - Вам уже нашли напарника?
        - Пока нет. Обещали этим заняться. Надеюсь, скоро подберут.
        Собеседник проследил её опасливый взгляд в сторону кабинета начальника.
        - Постараюсь посодействовать в этом вопросе. А пока можете пройти вон в тот зал. Там точно есть свободный стол возле окна, самое лучшее место, можете мне поверить.
        - Спасибо, - растроганно пробормотала Алиса и, сразу же двинувшись в указанном направлении, толкнула прозрачную дверь. Без узкого ободка помолвочного кольца рука выглядела непривычно, но можно было не сомневаться, что вскоре к этому придётся привыкнуть. Как и к тому, что теперь её место здесь.
        Так начался первый рабочий день в городе, из которого она когда-то уехала, а теперь вернулась. Новый этап в её жизни. Впереди ожидала неизвестность, а также подкарауливали трудности, которые предстояло преодолеть.

        ГЛАВА 3

        Благодаря Крылову он приехал намного раньше и почти час дожидался родственника. Макс пребывал не в лучшем настроении. Причиной тому послужил разговор, свидетелем которого он невольно стал.
        Олег усадил Рахманова в служебную машину и всю дорогу делал вид, что не замечает его. Затем он кому-то позвонил, доложил, что опоздает, и пообещал всё рассказать при встрече. Максим пропустил болтовню мага мимо ушей, но, когда Крылов обратился к невидимому собеседнику по имени, замер. Алиса.
        - Ты подумала насчёт ужина?
        Максим не верил в совпадения. Реальность отошла на второй план. Он вспомнил свой утренний порыв и то, что произошло несколько лет назад.
        Три года назад.
        Конец августа принёс с собой дожди. Погода портилась с каждым днем. Первые крупные капли упали на лобовое стекло, размывая огни города. Он включил дворники и продолжил равнодушно наблюдать за людьми и потоком автомобилей.
        Макс бросил взгляд на часы. Обычно подруга никогда не опаздывала. Но, едва он успел об этом подумать, открылась дверь. Алиса села в машину и оставила на его щеке легкий поцелуй.
        - Спасибо, что приехал. - На её губах мелькнула виноватая улыбка.
        - Ты же попросила. - Он внимательно посмотрел на подругу. - Что-то случилось?
        - Нет... то есть, да. - Алиса опустила взгляд и принялась теребить рукав свитера. Она всегда делала так, когда нервничала. - Может, заедем куда-нибудь, выпьем кофе?
        Максим озадаченно кивнул, но не стал лезть с расспросами. Как только Алиса захочет, расскажет все сама. Хотя такая таинственность была ей несвойственна. В любом случае, если бы произошло что-то серьезное, она бы уже давно сообщила.
        Они остановились у одного из кафе. Дождь усилился, и до дверей пришлось бежать. Не так давно они отмечали здесь её выпускной. Университет Магии остался позади, и наступало время для новых свершений. Алиса всегда мечтала работать в Магическом Надзоре. Максим не раз отмечал её горящий азартом взгляд, когда она говорила об оперативной работе и о том, как хочет помогать людям. Хоть он и считал, что это не безопасно, но старался поддерживать подругу. Макс искренне радовался ее успехам и достижениям в университете.
        Ему, конечно же, не светило ничего подобного. Жизнь обычного человека не подразумевает сверхъестественного. Его ждала только скучная офисная работа, домохозяйка-жена и выводок непоседливых детишек. Последние несколько лет мать постоянно твердила, что ему пора жениться и браться за ум. Максим же не мог представить худшего кошмара.
        Алиса была одной из немногих ведьм, с кем он поддерживал отношения, не считая семьи. Они знали друг друга с детства, жили по соседству и дружили. До того как родители Алисы развелись, они оставались среди тех, кто продолжал поддерживать отношения с его семьёй.
        Когда-то, будучи подростками, Макс и Алиса почти перешли рубеж дружеских отношений, что подпитывалось множеством сомнений, которые, в конечном итоге, привели к решению оставить всё, как есть, и снова стать друзьями. Но Максим даже себе боялся признаться, что воспринимает это вовсе не так легко и беззаботно, как он изображал. Впереди у них была вся жизнь, и, возможно, всё ещё могло измениться.
        Они заняли дальний столик у окна и заказали кофе. Вокруг вкусно и пряно пахло кардамоном и корицей, а терпкость кофейных зёрен стремилась перещеголять невесомый флер свежезаваренной мяты. Когда принесли заказ, Алиса потянулась к чашке, обхватила её ладонями и, вдохнув насыщенный запах, зажмурилась от удовольствия. Наблюдая за ней, Макс невольно улыбнулся. Порой он забывал, насколько она мила и обворожительна. Округлое лицо, выразительные карие глаза и ямочки на щеках. Он видел подругу слишком часто и в очень разных ситуациях. От её улыбки на душе становилось теплее.
        - Мои родители договорились о помолвке.
        Максим не сразу понял, о чём только что сказала Алиса. Осторожно поставил кружку на стол и облизал губы. Он догадывался, что рано или поздно это произойдёт, но всё равно оказался не готов.
        В магическом мире, где издавна на первое место ставилось могущество, браки по любви были редким исключением. Это стало одной из причин того, что в их отношениях пришлось поставить точку. Они оба знали, что, если не сделать этого, то потом будет намного сложнее.
        - И кто он? - Макс старался говорить ровно, но получалось плохо.
        Алиса пожала плечами.
        - Понятия не имею. Завтра я уезжаю. Отец договорился и насчёт работы. Меня берут на стажировку в Магический Надзор.
        Максим ощутил, как внутри всё сжалось. Наступило время тех самых перемен, которых он так боялся. Дверь в надежду на то, что всё может быть иначе, захлопнулась, окончательно разделив их и оставив по разные стороны.
        Тот вечер был последним из тех, что они провели вместе.
        * * *
        - Я бы спросил, есть ли у твоих подчиненных мозг, но, учитывая мое положение, это не лучшая идея. Так что я просто сижу и хренею, пока эти гении сыскного дела отрабатывают свою зарплату, - выпалил Максим, когда на пороге кабинета появился Аркадий Фогль.
        Дядя обратил на его реплику не больше внимания, чем на жужжание комара. Папка с бумагами шлёпнулась на стол, и Максим потянулся за документами.
        Фотографии с места преступления - не самое приятное зрелище. Перелистывая одно фото за другим, Макс становился всё мрачнее. Конечно, это она - ночная пассажирка. Милое лицо превратилось в алебастровую маску с пустыми остекленевшими глазами. Следы насилия отсутствовали. Ни синяков, ни ссадин, одежда не порвана. На последних снимках фотограф сделал акцент на правой руке несчастной.
        Чуть выше браслета на бледной коже темнела угольно-чёрная татуировка. Небольшой круг с вписанными в него символами. Приглядевшись получше, Максим постарался припомнить, видел ли наколку, когда девушка ехала в такси. Татуировки - это индивидуальность, за которую невольно цепляется взгляд. Тем более, если они на виду.
        Рисунок казался странным. Для чего молодой особе набивать подобные знаки? Хотя кто поймёт нынешнюю избалованную молодежь.
        Крылов успел поведать об убитой. Фамилия Горностай была на слуху у многих. Однажды Максиму довелось побывать на праздничном приёме, который устраивал Александр Горностай. Вот почему лицо девушки показалось таким знакомым. Он видел её раньше.
        Максим поднял взгляд на родственника. Дядя сел в кресло, расстегнул пиджак и сложил руки на животе. Он походил на нахохлившегося воробья. Тёмные круги под глазами, растрепанные волосы.
        - У нас есть свидетель, который видел, как Мария садилась в твоё такси.
        - Думаешь, я убил её?!
        - Неважно, о чём я думаю. Ты понимаешь, что будет, если узнает твоя мать? Её хватит удар! А моя репутация?
        Максиму стоило больших усилий удержать язык за зубами. Главу Магического Надзора больше всего волновала собственная шкура и место под солнцем, чем всё остальное. Едва ли он заботился о душевном спокойствии сестры.
        - Я всегда знал, что ты пойдёшь по кривой дорожке!
        Макс устало прикрыл глаза. Выпады Фогля перестали его задевать. Он давно смирился с тем, что не такой, как все. Максим знал, что бывает с магами, которых лишают сил. Они перестают существовать как личности. Живые призраки в застенках инквизиторской темницы. Он же был слишком мал, когда всё случилось. Ведь невозможно потерять то, что не успел по-настоящему обрести.
        Но для его родителей случившееся стало куда большим ударом. Чета Рахмановых лишилась положения, многие из друзей предпочли отвернуться. Едва Максиму исполнилось четырнадцать, отец ушел от них с матерью. А через полгода стало известно, что молодая супруга родила ему дочь. Поначалу Макс злился, но со временем недопонимания закончились. Карьера Рахманова-старшего пошла в гору, и он всё же продолжал поддерживать отношения с сыном. Максим часто бывал на праздниках в доме отца и души не чаял в младшей сестрёнке Виктории. Личная жизнь матери тоже не стояла на месте. Постепенно всё начало налаживаться. Сегодня прошлое казалось кошмарным сном, о котором никто из них старался не вспоминать. Только дядя до сих пор не мог смириться. Аркадий считал племянника цирковым уродцем. Будь его воля, он выкинул бы Максима на улицу ещё тогда, двадцать лет назад, и едва ли после этого Фогля стала бы мучить совесть.
        Макс бросил папку на стол и поднялся.
        - Я не желаю выслушивать твоё недовольство. Если это всё, то я пойду. Тебе нечего мне предъявить. Иначе я бы уже давно сидел за решёткой.
        - Сядь!
        Нехотя, но Максим всё же подчинился. Вдруг дверь в кабинет открылась, и на пороге возник Олег, который явно нервничал под взглядом начальника.
        - Вы нашли её мобильный телефон? - перекинулся на подчинённого Фогль.
        Крылов замялся, переступил с ноги на ногу.
        - Нет. Судя по всему, его выключили. Мы продолжаем искать, - заверил Олег. Очевидно, ему хотелось выслужиться перед начальством. Наверняка бывший одноклассник надеялся на продвижение по службе.
        Максим ощутил, как карман куртки, в котором лежал мобильник, оттянулся. Но мысленно все же облегчённо выдохнул. На дядю работают сонные мухи. Пока эти олухи соизволили пробить телефон, он успел выспаться, найти сумку и проверить её содержимое.
        Работникам МН не хватало дисциплины и оперативности. Похоже, единственное, что им можно доверить, так это снимать с деревьев котов и переводить пожилых ведьм через дорогу, а не расследовать убийства.
        - Сообщай мне обо всём каждый час!
        Олег кивнул и скрылся за дверью.
        Макс понятия не имел, что заставило его скрыть важные улики. Даже в эти минуты, сидя в кресле перед Фоглем, он продолжал молчать о своей находке. Обнаруженные в телефоне фото до сих пор стояли перед глазами.
        - А ты... - Аркадий поднялся из-за стола, приблизился и навис над ним, скрестив руки на груди. - Ты отправляешься домой и не высовываешь оттуда носа, пока ситуация не прояснится.
        Уже покидая кабинет, Максим понимал, что найти хоть малейшую зацепку специалистам МН будет не так просто. Разве что он вернётся и отдаст телефон.
        Незнакомое чувство поселилось где-то в груди и неприятно давило. Странные воспоминания пробуждали давно забытые детские страхи. Они мелькали урывками и утекали мутной водой сквозь пальцы, не оставляя после себя ничего, кроме смятения.

        ГЛАВА 4

        В машине Алиса включила радио и дождалась, пока начнутся новости, но об убийстве в них не сказали ни слова. Неужели известие ещё не дошло до охочих на сенсации журналистов? Хорошо, если так. Вот только это наверняка ненадолго. Совсем скоро все печатные издания, телерадиокомпании и новостные сайты начнут охоту за подробностями, а, если не выведают их, придумают что-нибудь сами.
        Если, конечно, Горностай не найдёт способ заставить их заткнуться.
        Алисе пока довольно редко приходилось принимать участие в расследовании убийств, потому она не могла назвать себя профессионалом в таких вопросах. Даже у Олега опыта побольше, чем у неё. В тех убийствах, которые ей обычно приходилось расследовать, фигурировали совсем другие люди, не слишком похожие на представителей так называемой золотой молодёжи.
        Впрочем, и у самой Алисы никогда не было ничего общего с убитой девушкой. Она старалась добиваться всего самостоятельно и никогда не принадлежала к высшему обществу магического мира. В университете стремилась к тому, чтобы как можно лучше выполнять то, что от неё требуется, но никогда не считала себя карьеристкой и не ставила цели подняться как можно выше по иерархической лестнице.
        Выяснилось, что перед смертью Машу лишили силы ведьмы. Это можно было определить и без специальных исследований и приборов. Подсказал амулет, который оставался на её теле. Золотой кулон больше не являлся накопителем магии и дополнительным источником силы. Теперь он выглядел обычной побрякушкой - красивой, но совершенно бесполезной.
        Лишать магических способностей могли только инквизиторы, причём в качестве высшей меры наказания. Перед тем, как отправить преступников на процедуру, их обязывали снимать амулеты. Лишь в этом случае они сохраняли свойство концентрировать в себе магию и в ряде случаев могли бы использоваться снова, однако здесь было множество нюансов. Как и магические предметы, амулеты считались своенравными вещицами, которые могли не принять нового хозяина и даже навредить ему. Именно поэтому их чаще всего просто сохраняли на память, но никогда не использовали заново.
        После лишения магических способностей человек словно превращался в погасшую свечу. Терял энергию, здоровье, интерес к жизни. Весьма часто всё заканчивалось смертью, а учитывая, что такие маги обычно находились в инквизиторской темнице, это никого не удивляло.
        Алиса лично знала только одного человека, который лишился магических способностей другим путём. Максим Рахманов, её друг детства. Он не любил об этом говорить, а она не настаивала, зная лишь то, что ему приходится нелегко.
        Возможно, именно это их и сблизило. Он, как и она сама, чувствовал себя одиноким и чужим в собственной семье, и вся его постоянная ирония была лишь призмой, сквозь которую Рахманов смотрел на мир. Маской для прикрытия.
        Несмотря на это, он оставался оптимистом. Некоторым Макс казался чересчур легкомысленным, несерьёзным, болтливым. Он любил всех смешить и сам, казалось, всегда улыбался.
        Прежде у него и вовсе не имелось никаких серьёзных планов на жизнь. Алиса не знала, изменилось ли что-нибудь сейчас. Они давно не общались, и после возвращения в город она до сих пор не позвонила ему, за что корила себя. Как и остальные, Максим знал, при каких обстоятельствах она покинула город. Не хотелось отвечать на вопросы старых знакомых о том, что произошло, поэтому Алиса, как могла, избегала встреч с ними.
        Впрочем, почти не виделась она и с отцом, лишь однажды после возвращения встретилась с ним в кафе. Ни один из родителей уже давно не казался ей самым близким человеком. У них своя жизнь, у неё своя, и обратного пути не существовало.
        Но, как бы Алиса ни старалась убежать и спрятаться от собственного прошлого, оно продолжало незримо находиться рядом и повсюду её сопровождать. По широким улицам и узеньким переулкам этого города она когда-то спешила в школу со слишком большим для неё рюкзаком, хлопавшим по спине. Замирала на светофорах, когда горел красный свет, и торопливо перебегала вместе со всеми на зелёный, чувствуя себя песчинкой в бескрайнем людском потоке. Приникала к трамвайным окошкам, наблюдая за жизнью родного города, волновалась из-за оценок в дневнике, пыталась представить будущее, которое тогда казалось ярким, таинственным и непременно счастливым. Здесь она разбивала коленки, забиралась на старые узловатые деревья, сидела с книгой на лавочках в сквере, впервые напилась и впервые влюбилась.
        Будучи старшеклассницей и позже, в студенческие годы, Алиса увлекалась исторической реконструкцией. Вместе с другими, кого это захватило так же сильно, она выкраивала время на то, чтобы ездить на всевозможные фестивали в другие города, шила старинные платья из грубоватой, но полностью натуральной ткани, даже косметические средства вроде крема для лица и рук предпочитала не покупать в магазинах, а делать самостоятельно по старым рецептам. Воссоздавать быт и традиции давно ушедших эпох было интересно, и временами она жалела о том, что невозможно попасть в те времена, чтобы лично увидеть всё то, что реконструкторы пытались представить, отразить и продемонстрировать всем, кто этим интересовался.
        Сейчас и это в прошлом. Бывшие соратники, повзрослели, обзавелись семьями и хлопотами, не оставляющими времени для прежних увлечений. Впрочем, на смену им пришло новое поколение. Иногда Алису, как прежде, тянуло съездить на какой-нибудь фестиваль, полюбоваться на турнир, примерить длинное платье со шнуровкой и пояском вместо «молний» и пуговиц, пройтись босиком по траве. Но теперь на первом месте работа.
        Ей нередко задавали вопрос, почему она выбрала именно Магический Надзор, а не что-нибудь другое. В конце концов, как бы ни относилась Алиса к Фоглю, он был в чём-то прав, и женщин в этой сфере, в самом деле, немного. Не всем хотелось постоянно сталкиваться не только с убийствами ведьм, но и с мошенническими выходками, кражами ценных артефактов, последствиями вызовов демонов, а также различными преступлениями, совершёнными с использованием магии.
        Будто угадав, что она размышляет о работе, снова позвонил Олег. Алиса потянулась за наушниками гарнитуры, не переставая следить за дорогой. Машин на улице становилось всё больше.
        - Прости, Алиса. Я немного задержусь, - сообщил Крылов.
        - Ничего не случилось? - поинтересовалась Алиса.
        - Ну, как сказать... - загадочно протянул он. - Скоро всё равно узнаешь. Ты подумала насчёт ужина?
        - Пока нет, - отозвалась она. Да, похоже, лучше не надеяться на то, что Олег отвлечётся на рабочие вопросы и забудет о своей идее пригласить её поужинать, а заодно отметить день рождения. Не забудет.
        - До вечера ещё есть время. Можешь сама выбрать ресторан. Любой.
        - А если там не будет свободных столиков?
        - Для нас будет.
        - Даже так? - хмыкнула Алиса, мысленно взвешивая все «за» и «против». Может ли она просто по-дружески поужинать с коллегой? - Хорошо, я подумаю.
        Она первая положила трубку, немного прибавила скорость и выключила радио, на котором новости сменила утренняя передача с песнями по заявкам. Однажды Макс дозвонился на радио, поздравил Алису в такой передаче и заказал её любимую песню. От воспоминания об этом ей вдруг захотелось его увидеть.
        В здании морга Алисе, как обычно, стало не по себе. Длинные коридоры, белые стены, моргание неоновых ламп заставляли чувствовать себя неуютно и желать как можно скорее покинуть это место. Даже в полицейском участке, куда ей время от времени тоже приходилось заглядывать, атмосфера была куда более располагающей. Оно и понятно, ведь, находясь в таком месте даже по рабочей причине, нельзя не поддаться неосознанному ощущению того, что однажды можно оказаться здесь в совершенно другом качестве. Она прибавила шаг и перевела дыхание лишь возле кабинета, где обитал Григорий Полетаев. Он проработал тут уже лет десять и, будучи магом, сотрудничал с МН, а порой и с Инквизицией.
        - Быстро же ты явилась, - хмыкнул он, когда Алиса, постучала и вошла в кабинет.
        - А что, у тебя пока никаких новостей? - спросила она.
        - У меня есть и другая работа, кроме Марии Горностай, - заявил он с недовольным видом и поправил сползающие с круглого носа очки.
        - Боюсь, эта на данный момент самая важная, - заметила Алиса. - Фогль так распорядился. Олег тоже скоро приедет.
        - Ох, и любите же вы на меня давить, - вздохнул Григорий. - Как будто всё должно делаться на скорую руку. Слышала фразу «Торопись медленно»?
        Алиса не ответила, зная, что с Полетаевым лучше в дискуссию не вступать. Этот любитель философии мог заговорить любого, а у неё совсем нет времени слушать его сентенции. К тому же, вот-вот должен был появиться Крылов, которому бы не понравилось, что она ведёт отвлечённые беседы вместо того, чтобы заниматься делом.
        - Ладно, - заключил Григорий, убедившись, что она не намерена поддерживать отвлечённые разговоры. Его руки легли на крышку стола и похлопали по ней. - На вскрытии присутствовать будешь?
        Алиса покачала головой, ощущая, как в животе скрутился тугой узел. Полетаев скептически усмехнулся. Она внезапно разозлилась. Уже давно пришлось убедиться, что работники морга очень любят затягивать начинающих служителей закона на вскрытия, а затем удовлетворённо наблюдать за их реакцией. Это она пережила на себе в первый год работы.
        - А предварительно ничего не можешь сказать? - поинтересовалась Алиса. - Может, что-то заметил? Любые детали могут оказаться важными.
        - Пожалуй, нет. Разве что татуировка... Впервые с таким сталкиваюсь, - задумчиво протянул он.
        - Что не так с татуировкой? - насторожившись, отозвалась она. По коже пробежали мурашки, хотя в кабинете было довольно тепло. Алиса тут же вспомнила, что ей самой татуировка о чём-то напоминала и не давала покоя всё то время, что она размышляла об этом убийстве.
        - Она появилась на теле после убийства.
        Алиса не успела ничего ответить - дверь открылась, и вошёл Олег Крылов.

        ГЛАВА 5

        Он сделал несколько глотков кофе и поморщился. Напиток показался горьким. Олег отставил стакан и бросил взгляд на экран телефона. Время приближалось к полудню. День не задался. Еще ночью, по дороге на место преступления, Крылов уже знал - ничего хорошего ожидать не стоит. Чутьё никогда его не подводило. Не подвело и на этот раз.
        Александр Горностай являлся уважаемым и влиятельным человеком, и убийство его дочери всколыхнуло общественность. Вокруг царило форменное безумие: сотрудники МН стояли на ушах, Фогль рвал и метал, а телефоны разрывались от звонков.
        Когда Олег узнал, кто видел Марию последним, едва не лишился дара речи. Кто бы мог подумать, что спустя столько лет он столкнётся с прошлым, да ещё и при таких обстоятельствах.
        Оглядываясь назад, он понимал, что, пожалуй, был несправедлив к Рахманову. Переходный возраст, юношеский максимализм - обычное дело, когда ты подросток. Но с тех пор утекло много воды. Олег давно забыл обо всём, но не Максим. Он смотрел на Крылова с нескрываемым презрением. Маг предпочёл просто выполнять свой долг и не обращать на племянника Фогля внимания. Он не думал, что Максим может быть причастен к убийству. Скорее всего, Рахманов оказался в неподходящее время в неподходящем месте.
        Было немного любопытно, как сложилась жизнь Максима за то время, что они не виделись. Наверное, довольно обыкновенно, учитывая, что парень ещё в детстве лишился магических способностей. Единичный случай, который так и остался загадкой для всех, включая работников Магического Надзора.
        Что же касалось самого Крылова, то он всегда мечтал работать в МН. С малых лет грезил о том, что будет расследовать магические преступления и отправлять негодяев в инквизиторские темницы. Но его жизнь могла сложиться совсем иначе.
        Семья Крыловых входила в элиту магического сообщества. Олег и его старший брат Алексей росли среди тех, кто почитал традиции и законы сверхъестественного мира. Отец держал сыновей в ежовых рукавицах. Он строил большие планы на их блестящее будущее, и никто не имел права ему перечить. Едва Алексею исполнилось пятнадцать, Крылов-старший нашёл для него подходящую невесту, организовал помолвку и отправил сына в Англию. Похожая судьба ждала и Олега, но после его шестого дня рождения всё изменилось. Отца не стало. Подвело сердце. Мать недолго оставалась вдовой и вскоре вышла замуж. Отчима не особо заботила судьба пасынков.
        Олегу повезло. Отныне своей жизнью он вправе распоряжаться сам. И это только усугубило отношения с Алексеем. В детские годы они хорошо ладили, но, чем старше становились, тем выше росла стена недопонимания и размолвок между ними. Разные интересы и взгляды. Брат не желал мириться с тем, что за него всё решили. Он вполне мог бы оставить нелюбимую женщину, надоедливую работу и вернуться, но не делал этого. Алексей был одним из тех, кто боялся перемен, но не переставал сетовать на злодейку судьбу. Олег давно оборвал связи с братом. Они встречались лишь на семейных праздниках, и их общение не выходило за рамки сухого приветствия.
        После Университета Магии Олега сразу взяли на стажировку в Магический Надзор. Мечты сбывались. Он неплохо продвигался по службе. У любимой работы оказался только один минус - полное отсутствие личной жизни. Отчим пытался уговорить его на помолвку, но Олег не желал связывать себя столь крепким узами. Во всяком случае, пока. К тому же, совсем недавно удача снова улыбнулась ему.
        Три месяца назад он познакомился с Алисой Крапивиной. Олег сразу обратил на нее внимание. Алиса понравилась ему. Весёлая, умная, целеустремленная. Крылов очень удивился, когда узнал, что она не помолвлена.
        Обычно молодые ведьмы не стремятся попасть в Магический Надзор. А если такие и находятся, то они не задерживаются надолго. У Алисы имелись неплохие рекомендации от прежнего начальства и желание работать дальше. Она буквально рвалась в бой. Это не могло не восхищать. Недовольство выражал только Фогль.
        Олег давно изучил своего начальника. Тем, кто не нравился Аркадию, приходилось нелегко. Особенно женщинам, а уж если они не были длинноногими эффектными блондинками - вдвойне нелегко. Глава МН мог быть еще той занозой в заднице.
        В тот день Олега вызвал к себе Дарий Княжевич.
        - Я нашёл тебе напарника. Вернее, напарницу. - Дарий протянул ему папку с личным делом Крапивиной. - Весьма милая особа, к тому же, не помолвлена, - лукаво прищурился маг.
        Дарий слыл одним из тех немногих, кто всегда старался помочь молодым специалистам, и Алиса не стала исключением. Когда Олег проходил стажировку, он не раз помогал и ему. Княжевич часто брал неопытного Крылова на задания. Олег многому у него научился.
        - Ты что, свахой заделался? - усмехнулся Крылов, изучая бумаги.
        - Просто намекнул, - пожал плечами Дарий. - Ты же понимаешь, если Фогль сам назначит ей напарника, она здесь долго не протянет. Не хотелось бы терять молодые таланты.
        Несмотря на то, что Крылов считал себя одиночкой, он всё же принял предложение Княжевича и ни разу не пожалел о своем решении.
        Они сразу нашли общий язык и поладили. Месяц назад Олег попытался сделать первый шаг и позвал Алису на свидание. Она отвечала взаимностью на его улыбки, но держала дистанцию. Крылов не стал спешить, полагая, что ей нужно время. Сегодня он вновь решил попытать счастья. К тому же, подвернулся подходящий повод - её день рождения. Олег пригласил напарницу на ужин, но уже сомневался, что затея выгорит. Как бы им не пришлось ночевать на работе.
        Аркадий всё ещё вел беседу с племянником за закрытыми дверьми. Когда он заглядывал к нему в последний раз, эти двое ругались. Как бы там ни было, Олег понимал чувства своего начальника. Причастность Рахманова могла здорово подпортить репутацию Фогля.
        Крылов немного отвлёкся, погрузившись в размышления, и, когда вновь посмотрел на часы, то понял, что совсем опоздал. Алиса наверняка уже дожидалась его в морге. Олег захватил со стола ключи, телефон и поспешил покинуть офис. Ему понадобилось десять минут, чтобы добраться до морга.
        В этом месте у него по спине пробегали мурашки, а здешний воздух просто угнетал. С наружи, на улице, он состоит из смеси выхлопных газов, пыли, цветочной пыльцы, чужих духов, молотого кофе из ближайшей забегаловки, пончиков и хот-догов, но тут, в морге, все тщательно вычищено санитарами. Формалин убивает все живое, и в нем нет ничего кроме метилового спирта, формальдегида и воды.
        У Олега разболелась голова. Он огляделся. Кабинет Полетаева оставался всё таким же: холодным и неприветливым.
        - Извините за опоздание, - бросил Олег, едва перешагнув через порог. Желание как можно скорее убраться отсюда возрастало с каждой минутой.
        Алиса выглядела удивленной, она едва взглянула на него и обратилась к патологоанатому:
        - То есть, как это после смерти?
        - О чём речь? - вклинился в разговор Олег.
        Крапивина повернулась к нему:
        - Полетаев утверждает, что татуировка появилась уже после убийства.
        Крылов в недоумении уставился на Григория.
        - Такое возможно?
        - Полагаю, что это своеобразное магическое клеймо, - патологоанатом развёл руками. - Всё станет ясно после вскрытия. Так что, или оставайтесь, или не мешайте мне работать.
        Олег непроизвольно напрягся и заметил, как Алиса побледнела.
        - Мы вернёмся через пару часов, так что поторопись, - он мягко подтолкнул напарницу к выходу, - пожалуйста. Иначе Фогль будет вне себя.
        Григорий что-то пробормотал, но он уже не слушал. Олегу хватило проблем ещё с утра, когда все компьютеры в техническом отделе зависли. Из-за неполадок они не смогли вовремя отследить телефон убитой, чем немало разозлили начальника.
        Когда двери морга остались позади, и они оказались на улице, Крылов глубоко вдохнул. Алиса всё еще выглядела задумчивой.
        Неожиданно он вспомнил о подарке для нее. Спохватившись, Олег достал из внутреннего кармана пиджака маленькую темно-синюю коробочку, перевязанную лентой такого же оттенка.
        Янтарный браслет приглянулся Алисе, когда они расследовали ограбление ломбарда, откуда похитили магические артефакты. Он заметил, как она разглядывала вещицу, и решил сделать ей сюрприз.
        - Чуть не забыл. - Он улыбнулся и протянул подарок. - Это для тебя.

        ГЛАВА 6

        Алиса смотрела на подарок, который протягивал ей Олег. На его широкой ладони янтарный браслет казался совсем маленьким. Она сразу же узнала изящное украшение, которое так понравилось ей однажды. Искусная старинная работа талантливого мастера. Кусочки янтаря подобранные один к одному, напоминали застывшие капельки солнца.
        К своим двадцати пяти годам Алиса была не слишком искушена в вопросах романтики и флирта. Она никогда не считала себя красавицей, и толпы ухажёров вокруг неё не вертелось. Однако то, что Крылов не только запомнил, что именно ей приглянулось, но и потрудился приобрести это, чтобы вручить в дар, несомненно, говорило о его внимательности и твёрдом намерении всё же уговорить её согласиться на ужин. От этой мысли почему-то стало не по себе. Что, если он потребует от неё чёткого ответа на вопрос об изменении статуса их отношений, и в случае отказа она потеряет напарника?
        Олег терпеливо ждал, когда она возьмёт подарок. Алиса улыбнулась и протянула руку. Примерить браслет она решила сразу же.
        - Помочь застегнуть? - спросил Крылов.
        - Нет, я сама. Спасибо! Ты... я не ожидала.
        - У меня хорошая память, - хмыкнул он.
        - Что там за новости у Фогля? - полюбопытствовала Алиса, отчасти для того, чтобы сменить тему.
        - Кажется, у него появился подозреваемый, но...
        - Но? - поторопила она его с ответом.
        - Честно говоря, я сомневаюсь, что это сделал он. К тому же, эта посмертная татуировка... И тот факт, что девушку лишили способностей. Как бы он смог? Тут придётся поломать голову, - Олег принялся размышлять вслух.
        - Татуировка и мне покоя не даёт, - заметила Алиса. - Что-то напоминает. Похоже, нам потребуется специалист по ритуальным убийствам.
        - Он их совершает? - попытался пошутить Крылов. - Ну, если специалист. Тебе такие уже попадались?
        - Он их расследует и хорошо в них разбирается. Должен, во всяком случае. И нет, я с ритуальными убийствами ещё не сталкивалась.
        - Всё когда-нибудь бывает в первый раз.
        - Ага, - рассеянно отозвалась она.
        Мысли продолжали вертеться вокруг случившегося. Алиса зажмурилась, глядя на солнце, и вдруг с необычайной ясностью осознала, что этого весеннего утра Маша Горностай уже не увидит. Как и привычных городских улиц. Она не дождётся лета, не будет улыбаться друзьям и с замиранием сердца вертеться перед зеркалом в примерочной, покупая свадебное платье. Никогда.
        - Что с тобой? - с тревогой спросил напарник, заглядывая ей в лицо. Алиса поняла, что на несколько секунд застыла на месте, не слышала его слов и не отвечала. - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Я в порядке, - буркнула она. Взгляд скользнул по браслету на запястье. - Поехали на работу, а то Фогль снова ворчать будет.
        - Так как насчёт ужина? - снова напомнил Олег и удержал её за руку.
        - Хорошо, - быстро ответила она. Это всего лишь ужин. Ничего серьёзного и романтического, просто скромное празднование дня рождения с человеком, которому ей приходится доверять свою жизнь.
        В машине Алиса снова включила радио, чтобы проверить, не появилось ли чего нового в новостях. Ничего. Похоже, пока информацию никто не слил, слухи и домыслы вокруг этого дела ещё не закрутились. Но скоро непременно начнётся суматоха. Аркадию придётся устраивать пресс-конференцию и немало постараться, чтобы не допустить утечки важных данных.
        Её любопытство по поводу задержанного человека становилось всё сильнее. Крылов не назвал имени, но его намёков хватило, чтобы заподозрить неладное. Пока ей оставалось лишь гадать, кем тот мог оказаться.

        Алиса неплохо справлялась с работой, и прежний начальник был доволен ею куда больше, чем Фогль. Но каждый раз, когда ей предстояло кого-то арестовать, она в глубине души боялась, что это окажется человек, не совершавший преступления. Что из-за её действий пострадает невиновный. Такого с ней ещё не случалось, но вполне могло произойти.
        Автомобиль Олега двигался следом за ней. Он выглядел куда новее, дороже и привлекательнее, чем её собственный. Ещё одно напоминание о том, что Крылов произошёл из семьи, всегда дорожившей своим высоким статусом. Его будущее могло быть совсем другим, если бы он так не рвался работать в Магическом Надзоре. Да и невесту ему наверняка бы нашли подходящую, но Крылов продолжал упорствовать. Впрочем, пару раз он всё же сходил на свидания, устроенные родственниками, вот только ему это совершенно не понравилось. А ещё Олег ничего не знал о том, что когда-то и на её пальце красовалось кольцо.
        В кабинет Аркадия Фогля они вошли вместе. Вид у того был не самый счастливый. Очевидно, прорыва в деле так и не наступило.
        - Ты допрашиваешь Горностая и других членов семьи, а ты - последнего, кто видел живой девушку, - произнёс он, ткнув толстым пальцем сначала в Олега, потом в Алису. - Я общаюсь с прессой. Откроем горячую линию для тех, кто мог случайно что-то увидеть. Один такой у нас уже есть. Заметил, как наша жертва садилась в такси, и на водителя мы уже вышли, - кисло добавил он.
        Алиса и Крылов переглянулись.
        - Что сказал Полетаев? - спросил Фогль.
        Она вдохнула поглубже и подробно пересказала сведения, полученные в морге.
        * * *
        Домой Рахманов вернулся ближе к вечеру. Фогль больше часа решал, кого отправить с ним в качестве надзирателя. Максим пытался возражать и говорил, что нянька ему не нужна, но дядя не желал ничего слушать. Аркадий велел ни с кем не встречаться и ждать, пока не приедет маг, занимающийся расследованием. О работе пришлось забыть и наврать начальнику с три короба.
        Молодой мальчишка-стажёр всю дорогу сверлил его взглядом. Худой с вытянутым лицом, усеянным россыпью веснушек. Он напоминал восьмиклассника с фигурой пятнадцатилетней барышни - ноги-спички и полное отсутствие мышечной массы.
        - Как твое имя? - вежливо поинтересовался Макс, за что тот наградил его еще одним хмурым взором.
        - Владислав, - коротко обронил он и больше не сказал ни единого слова.
        Рахманов гадал, какими талантами обладает юноша. Возможно, в его арсенале имелось что-то из боевой магии. У него был слишком воинственный настрой. А внешность, как правило, обманчива. За невзрачной оболочкой может таиться могущественная сила.
        Максим бросил куртку в прихожей и прошёл на кухню. Желудок сводило от голода. Как назло, в холодильнике не нашлось ничего, кроме пива и засохшего куска сыра. Макс достал две бутылки и протянул одну молодому магу, который замер на пороге.
        - Я на службе, - пробубнил он, убирая руки за спину.
        Максим пожал плечами, оставил пиво на столе и прошёл в зал. Он решил больше не обращать внимания на стажёра.
        Телефон девушки всё ещё лежал во внутреннем кармане куртки, и Максим не переставал думать о тех странных фотографиях. Ему до сих пор не представилось возможности достать мобильник и хорошенько рассмотреть снимки.
        Рахманов опустился в кресло и устало вздохнул. Несколько долгих минут он смотрел в одну точку, перебирая в памяти события минувшего вечера. Он частенько выезжал не в свою смену, просто, чтобы развеяться, и вчерашняя ночь как раз оказалась одной из таких. Девушка свалилась как снег на голову, и всё обернулось слишком круто.
        Макс поставил бутылку на подлокотник и не заметил, как стал проваливаться в сон. Темнота затягивала постепенно, словно топкое болото. Медленно, на самое дно. Туда, где её власть была безграничной. Из мрака стали появляться образы. Поначалу невзрачные, они становились всё более отчётливыми и пугающе яркими. И знакомыми.
        Он стоял посреди длинного извилистого коридора. Свет под потолком на миг погас и снова вспыхнул. Откуда-то снизу слышалась бранная речь, и что-то с грохотом упало на пол. Он повернулся и увидел перепуганную тетю Агату. Она подошла к нему, подхватила на руки и побежала по коридору к дальней комнате.
        - Веди себя тихо, - прошептала она, касаясь губами его уха, и провела длинными пальцами по растрёпанным волосам. - Все будет хорошо. Ярослав поможет нам, он уже в пути.
        Агата открыла дверь, и они оказались в тёмной спальне. Значительную часть комнаты занимал большой шкаф у стены. Тётя распахнула створки и отодвинула вешалки с одеждой.
        - Помнишь, как мы играли в прятки, Максим?
        Он кивнул, и Агата быстро поцеловала его в лоб. Шаги и голоса стали громче.
        - Сиди здесь.
        Максим цеплялся за воротник ее рубашки и ничего не понимал. Агата усадила его возле коробок, вернула на место вещи и закрыла дверцу.
        Снова обступила непроглядная темнота. Он слышал собственное учащённое сердцебиение и прерывистое дыхание. Образы не давали покоя. Они мелькали перед глазами ослепительными вспышками и растворялись столь же быстро, как и возникали.
        Пронзительный телефонный звонок вырвал его из забытья, и Максим подскочил на кресле. За окном давно сгустилась ночь. Влад сидел на диване и увлечённо читал журнал из тех, что нашёл на столе. Он хмуро посмотрел исподлобья.
        - Ответить-то я могу? - едко поинтересовался Максим и взял трубку.
        - Какого черта, Макс? Где тебя носит? - раздался голос Сергея - лучшего друга. Его речь перебивали громкая музыка и шум работающего двигателя.
        Рахманов рассеяно потёр лоб и взглянул на электронные часы. Он совсем забыл про вечернее ралли.
        - Возникли проблемы, - сонно промямлил он.
        - Что-то серьёзное? Я могу помочь? - обеспокоенно поинтересовался Сергей.
        - Нет, ничего такого. Не бери в голову.
        Сергей не знал, что Максим отчасти принадлежит к магическому миру, и посвящать друга в свалившиеся проблемы он не собирался.
        - Значит, сегодня мне отдуваться одному? Спасибо, удружил, - в голосе собеседника не прозвучало ни тени разочарования. Ведь это означало, что все лавры сегодня достанутся ему.
        Они оба состояли в клубе стритрейсеров и частенько участвовали в соревнованиях. Незаконные заезды на запредельной скорости по ночному городу. Что может быть лучше? Только опьяняющий вкус победы. Азарт, опасность и бешеный адреналин. Без ложной скромности стоило отметить, что Макс был одним из лучших в своей команде, если не самым лучшим.
        Максим усмехнулся:
        - Прости, старик.
        Рахманов положил трубку и откинулся в кресле. Он чувствовал себя разбитым и опустошённым. Сон не принес отдыха, стало только хуже.
        Вдруг раздался звонок в двери. Пронзительная трель отозвалась гулом в ушах.
        - Наконец-то! - Влад резво поднялся и отбросил журнал.
        Макс недовольно вздохнул. Он не желал никого видеть и, тем более, говорить с подчинёнными дяди. Будь его воля, он вышвырнул бы Влада при первой возможности.
        Максим не спешил открывать, чем вызвал недовольство молодого мага. Он допил пиво и только после направился в прихожую. Щёлкнул замок. Рахманов лениво потянул дверь.
        На пороге стояла Алиса Крапивина

        ГЛАВА 7

        После доклада Фогль веселее не стал. Новость о том, что татуировка появилась уже после смерти, заставила его нахмуриться и задуматься. Убедившись, что подчинённые получили и правильно поняли инструкции, начальник отпустил их небрежным взмахом руки.
        Олег выглядел не слишком довольным тем, что их с Алисой отправили на разные объекты. То ли, в самом деле, успел привыкнуть к тому, что они почти всегда и везде вместе, то ли подозревал, что, воспользовавшись случаем, она увильнёт от совместного ужина. Надо заметить, такая мысль промелькнула и у неё самой, но отказываться поздно.
        «Ничего серьёзного, всего лишь ужин с коллегой», - напомнила она себе. От этой мысли стало спокойнее. К тому же, Алиса не собиралась выбирать ресторан с дорогими блюдами и романтической атмосферой. Она предпочла бы что-нибудь попроще, да и оделась совсем не для роскошных мест - в джинсы и простую трикотажную майку с клетчатой рубашкой. Никакого праздничного макияжа она тоже не сделала, так что абсолютно ничем не напоминала нарядную именинницу.
        На работе её, кстати, тоже никто, кроме Олега, не поздравил. Аркадий Фогль был слишком погружён в свои мысли и тревоги в связи с расследуемым ими делом, но даже в ином случае она бы очень удивилась, если б ему вздумалось высказать ей свои поздравления. Не такой человек её начальник, чтобы узнавать подробности о подчинённых из личных дел, да ещё и запоминать их. Впрочем, Алису это ничуть не расстроило. Она и сама пока не слишком сблизилась с коллективом за прошедшие три месяца, а, учитывая, что часть сотрудников МН почти постоянно находилась в командировках, с некоторыми даже познакомиться не успела.
        Пожелав удачи Олегу, Алиса отправилась по адресу, который ей дал Фогль. Только в машине, остановившись на первом светофоре, она вспомнила, что начальник не назвал имени человека, с которым ей предстояло побеседовать. Странно. Обычно такая забывчивость была ему несвойственна. Видимо, и правда, не на шутку взволновало его дело с убийством дочери Александра Горностая. Поразмыслив, Алиса решила не звонить Фоглю для того, чтобы уточнить имя и фамилию свидетеля - или всё же подозреваемого? - к которому она направлялась. Тем более, ехать недалеко, и при встрече этот человек наверняка представится.
        Алиса снова включила радио. Новости там, правда, уже закончились, а вот музыка попалась хорошая. Едва раздались первые ноты песни, она вспомнила, что её исполняет любимая группа Максима.
        Странно как-то получается - столько времени не видела Рахманова, не разговаривала с ним, а возникает ощущение, как будто он всегда рядом. Слишком многое о нём напоминает. То музыка на радио заставляет мысленно вернуться в те дни, которые они провели вместе, то она проезжает мимо мест, где раньше не раз бывала с ним, то в редкие моменты, когда у неё находится время на кулинарные подвиги, вспоминается, какие именно из её коронных блюд предпочитал Макс. Как будто они никогда и не расставались.
        А ведь, скорее всего, у её друга детства, а одно время и больше, чем просто друга, своя жизнь. Должно быть, насыщенная, полная новых знакомств, интересных занятий и красивых молодых особ. Девушкам он всегда нравился, и нередко Алиса его из-за этого поддразнивала. Максим обычно отвечал, что она, очевидно, ревнует. Было ли так на самом деле? Хотелось ли ей, пусть даже в глубине души, быть единственной в его жизни? Быть той, кого он не сможет выкинуть из своей памяти, вычеркнуть из сердца...
        Алиса тряхнула головой и решительно выключила радио. Музыка смолкла. Но слова песни продолжали звучать в мыслях, и перед глазами оставался образ Макса. Того, как он смеялся и подпевал, отстукивая ритм по рулю широкими ладонями. Наверное, он и сейчас ведёт себя так же.
        Она остановила машину возле подъезда старой, но, похоже, недавно выкрашенной пятиэтажки, ещё раз сверилась с адресом, чтобы уточнить номер квартиры, а спустя несколько минут уже поднималась по ступенькам. В подъезде пахло пылью и краской. Алиса остановилась возле нужной двери и нажала на кнопку звонка.
        Открыли ей далеко не сразу. Она уже собиралась позвонить ещё раз, когда за дверью прозвучали шаги, и появился обитатель квартиры. В первое мгновение Алиса едва не решила, будто ей только кажется, что она видит перед собой именно этого человека. Что это не более чем отголосок её недавних воспоминаний. Но удивлённое выражение на его лице не оставляло сомнений, что он изумлён не меньше чем она.
        Дверь открыл Максим Рахманов. Он почти не изменился. Те же зелёные глаза, загорелая кожа, даже футболка на нём знакомая, купленная в качестве сувенира на рок-концерте. Разве что волосы стали немного короче прежнего. Перед ней стоял её друг, и именно его, судя по всему, ей предстояло допросить.
        Они оба не успели ничего произнести. Подошёл Влад. Видимо Фогль отправил его приглядеть за Максом.
        - А, Крапивина! - произнёс парень. - Заходи, гостем будешь! Я, с твоего позволения, сваливаю.
        * * *
        Максим проводил стажёра взглядом и, только когда его шаги стихли на лестнице, вновь посмотрел на Алису. Рахманов потёр глаза и зажмурился. Может, он ещё спит?
        Минувший день оказался слишком богатым на события. И вот прошлое постучалось в его двери. Он припомнил свой утренний порыв, разговор Крылова по телефону с некой Алисой. Судьба будто играла с ним.
        - Ну, здравствуй, - произнёс Максим после долгой паузы. Он отступил, приглашая Алису войти.
        - Привет. - Она шагнула через порог.
        Максим не представлял, как вести себя и что делать.
        - Судя по удивлению на твоем лице, ты не знала, кого тебе предстоит допросить?
        Она покачала головой.
        - Фогль сегодня крайне растерян.
        - Ну, теперь ты понимаешь, почему, - усмехнулся Макс.
        Он знал, насколько все серьёзно, но не мог отрицать, что нервозность дяди его забавляет. Аркадий всегда говорил, что от Макса одни проблемы. На самом деле, Рахманов рос примерным ребёнком. Он не был задирой, никогда не разбивал окон в школе. Разве что дёргал девчонок за косички и иногда отстаивал свою честь в драке с мальчишками. Учился средне, в старших классах стал заниматься боксом. Дядя не присутствовал в его жизни и точно не решал проблем, если таковые возникали. Но на каждом семейном празднике, где собиралось их многочисленная родня, тыкал в Максима пальцем.
        Теперь же, когда неприятности действительно возникли, Фогль прикусил язык и стал думать над тем, как их решить. Конечно, в первую очередь его заботило собственное благополучие, а вовсе не судьба племянника. Но, как ни крути, они оказались в одной упряжке. Если Максима обвинят в убийстве, Аркадий может потерять свой пост и лишиться положения в обществе.
        На миг Макс задумался о том, что, если всё обернётся именно так, его самого ждёт суд. Скорее всего, он понесёт наказание, за то, чего не совершал. Только кого этим удивишь? Такое случается сплошь и рядом. Но он не маг. Он уже лишился способностей, а значит, ему светит пожизненный срок в темнице инквизиторов, о которой он слышал столько сказок. Воображение рисовало тёмные подземелья, освещённые факелами, каменные стены с черепами в нишах, затянутые паутиной и многовековой пылью. И крики заточённых там безумцев, которым суждено провести остаток жизни за решётками из крепкого металла с антимагической защитой: в полном одиночестве, наедине с воспоминаниями. Страшная участь.
        Максим покачал головой, прогоняя слишком яркие образы.
        - Где твой напарник? Крылов, кажется, - он приподнял брови, наблюдая за девушкой.
        Алиса тоже нервничала: топталась у порога, заправляла волосы за уши и старалась не смотреть на него. Макс хорошо знал её привычки и то, как она обычно ведёт себя, когда чувствует неловкость. Крапивина совсем не изменилась за прошедшие годы.
        - У него другое задание.
        Только сейчас Рахманов с удивлением заметил, что на её пальце нет никакого кольца. Он слышал, что Алиса вернулась в город, и потому хотел позвонить. Повёл себя, как пятнадцатилетний мальчишка, и бросил трубку. Макс давно считал, что его близкая подруга либо всё ещё пребывает в статусе помолвленной ведьмы, либо вышла замуж и счастлива в браке. Он желал ей счастья. Теперь же Максим был несколько обескуражен. Мало того, что она вот так появилась у него на пороге, а теперь ещё и это. Он так и не узнал, с кем её родители тогда устроили помолвку. Их пути разошлись несколько лет назад, и Макс не питал ложных иллюзий. Просто жил дальше. До этого дня.
        Свадьба расстроилась? Жених бросил её, а может, она сама ушла от него? Вопросы сменяли друг друга со скоростью света, но Максим не осмелился произнести их вслух.
        Они так и стояли в прихожей. Их словно разделяла бездонная пропасть - один шаг навстречу, и можно сорваться вниз.
        - Не желаешь прогуляться? - Максу очень хотелось проветриться и привести мысли в порядок. Находиться сейчас в четырёх стенах казалось сущей пыткой.
        И этот сон. Он не шёл из головы.
        Максим никогда не запоминал свои сновидения и не мог сказать, что его хоть раз мучили кошмары. Лицо тёти Агаты до сих пор стояло перед глазами. Так отчётливо и ярко он видел её только на семейных снимках. Агата была очень привлекательной женщиной. Высокая, стройная, с длинными тёмными волосами и выразительными чертами лица.
        «Настоящая красавица, - часто вспоминала его мать. - Они с Ярославом выглядели замечательной парой». К слову, Ярослав Чарныш был под стать своей невесте. Кроме того, все пророчили ему большое будущее, и он оправдал эти надежды. Скоропостижная смерть возлюбленной больно ударила по нему, но он нашёл в себе силы жить дальше. В магическом сообществе Ярослава навсегда запомнили как человека, основавшего Магический Надзор. Он так и не женился, делом всей его жизни стала работа и поиски убийц Агаты. Многие до сих пор поговаривали, будто его убили за то, что он слишком много узнал о той злополучной ночи.
        Странно, что Максим вспомнил об этом спустя столько лет.
        - Не возражаю. - Алиса попыталась улыбнуться.
        - Отлично. - Макс захватил куртку и направился к дверям. - Заодно можно и перекусить, - добавил он. За минувший час голод только усилился, а в холодильнике повесилась мышь. Посидеть в кафе и обсудить всё за ужином показалось заманчивой перспективой. - Да, и с днём рождения.

        ГЛАВА 8

        Вечерело. Солнце неумолимо клонилось к западу, окрашивая редкие облака в насыщенные лиловые оттенки. Погода портилась. Ветер трепал ветви деревьев, на которых едва распустились молодые листочки.
        Олег остановил машину у особняка и долго вглядывался в окна. В комнатах горел свет. Он не раз бывал в этом доме и близко знал Александра. Их семьи дружили, а отчим долго уговаривал Олега жениться на старшей дочери Горностая Анастасии. Настя была милой и привлекательной девушкой, но тогда он проходил стажировку в МН, и на романтику не оставалось времени. С тех пор ничего не поменялось. Теперь смыслом всей его жизни стала работа. Порой он спал по несколько часов в стуки, ел на ходу, а иногда даже забывал бриться.
        Пронзительно зазвонил телефон, и Олег встрепенулся. Номер был скрыт, и у него неприятно засосало под ложечкой.
        - Слушаю.
        - Олег Крылов?
        - Да, - сухо ответил он.
        - Наш общий знакомый желает встретиться и обсудить произошедшее. Мы можем рассчитывать на вашу помощь?
        - Да, конечно, - мрачно отозвался Крылов.
        - Тогда я свяжусь с вами позднее и сообщу адрес. - И собеседник отключился.
        Олег выругался, сжал телефон, едва удержался от порыва выбросить его в окно. Он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, а затем решил, что разберётся с этим позднее.
        Крылов выбрался из машины и направился к дому. На улице почти стемнело, и он бросил взгляд на часы. Столик в ресторане заказан на десять вечера, но у Олега еще оставалась пара часов, чтобы поговорить с Александром и его семьёй, доложить обо всём Фоглю, а после подумать и об ужине с Алисой.
        Он коротко позвонил, и дверь сразу открыли. На пороге стояла растрёпанная и заплаканная Настя.
        - Олег? - она удивлённо моргнула. - Что ты... в смысле...
        - Я занимаюсь делом твоей сестры. Разрешишь войти?
        - Да-да, конечно, прости. - Девушка отступила, пропуская его. - Родители в гостиной.
        В особняке стояла непривычная тишина, и Олег невольно передёрнул плечами. Он бывал здесь по праздникам, когда царила атмосфера веселья и торжества. Александр всегда собирал под своей крышей родных и близких друзей, тех, кто так или иначе поддерживал его и вёл общие дела. Горностай славился как гостеприимный хозяин, а его блестящая репутация и среди обычных людей, и в магическом мире только играла ему на руку. И вот в его дом пожаловала незваная гостья - Смерть. Расправила свой черный балахон и накрыла тенью обитель Горностаев, поселила горе и опустошение в сердцах близких той, кого забрала в свои чертоги.
        Олег вошёл в гостиную, и Александр поднялся ему навстречу. Он всегда был улыбчив и открыт, теперь же его лицо омрачилось и вытянулось, под глазами залегли чёрные круги. Крылову показалось, что за минувшие сутки пышущий здоровьем и энергией мужчина постарел на несколько лет.
        - Здравствуй, Олег!
        Они обменялись рукопожатиями.
        - Соболезную вам, Александр.
        Он кивнул и указал на кресло.
        - Присаживайся.
        В дверях появилась женщина, в которой Олег с трудом узнал мать Марии и Анастасии. Невысокая и худощавая, она походила на привидение. На бледном, как выцветшее полотно, лице выделялись только красные от невысыхающих слёз глаза. Валентина и Александр жили порознь. Много лет назад их развод наделал достаточно шуму в магическом сообществе. Отношения между бывшими супругами оставляли желать лучшего, и, похоже, что со смертью дочери ничего не поменялось. Едва ведьма вошла, Крылов буквально кожей ощутил напряжение и заметил колкий взгляд, который она послала Александру.
        - Вы принесли какие-нибудь вести, Олег? Уже вышли на след убийцы? - накинулась она на него с вопросами, не переставая вытирать с лица слёзы и теребить в руках платок.
        - Пока ещё нет, Валентина. Но мы делаем всё, что в наших силах. Уверяю вас.
        - Чем вы там вообще занимаетесь в своем Магическом Надзоре?! - сорвалась на крик женщина.
        - Успокойся! - прикрикнул на неё бывший супруг.
        - Ты! Это всё из-за тебя! - Валентина с воплями бросилась к нему, но Александр ловко перехватил её руки и усадил в кресло.
        - Успокойся! - повторил он. - Настя!
        Девушка вбежала в гостиную со стаканом воды и протянула его всхлипывающей матери. Опустилась рядом с ней, принялась поглаживать по плечу и что-то шептать.
        - Прости за это. - Горностай повернулся к Олегу. - Она не в себе.
        - Вам не за что извиняться. Я всё понимаю, и у меня есть к вам несколько вопросов. - Олег достал блокнот и ручку. - Скажите, когда вы разговаривали с дочерью в последний раз?
        Александр нахмурился.
        - Она обещала приехать на выходные. Мы собирались провести их вместе. Но она отчего-то передумала в самый последний момент, ничего мне не сказала и позвонила матери. - Маг бросил короткий взгляд на всхлипывающую Валентину.
        - И вы не знаете, почему она передумала?
        Горностай покачал головой, отрывисто вздохнул и закрыл лицо ладонями. Крылов сделал несколько пометок и снова обратился с вопросами:
        - Александр у вас есть враги? Кто-то кто желал бы вам зла? Конкуренты по бизнесу? Может, вы с кем-то поругались, и вам угрожали?
        - Нет, ничего такого.
        - Нужно проверить все версии. Подумайте, если что вспомните, обязательно позвоните мне.

        Хозяин дома неопределённо кивнул.
        - Ещё нужны имена всех, с кем Мария общалась в последние дни. К сожалению, мы так и не нашли её мобильный. А также имена сокурсников и друзей.
        Вдруг зазвонил телефон, и Александр отвлёкся.
        - Извини, я должен ответить. Настя предоставит тебе всё необходимое. - С этими словами маг поднялся и вышел.
        * * *
        В тишине комнаты тиканье часов казалось почти оглушающим. Настя сидела на краю старого кресла, которое однажды уговорила отца купить на выставке антиквариата. Сейчас оно стояло в спальне, прежде принадлежавшей ей. В свою городскую квартиру она не стала его забирать. Как, впрочем, и другие вещи. Например, красивую фарфоровую куклу, из-за которой они с сестрой когда-то чуть не подрались. Как старшая она уже собиралась уступить дорогую игрушку, но Маша вдруг великодушно сделала это сама.
        Насте пока не верилось, что младшей сестры нет в живых. Всё случившееся казалось страшным сном, который вот-вот должен был прекратиться, но почему-то никак не заканчивался. Иногда она злилась, временами начинала отчаянно плакать, постепенно приходя к пониманию того, что теперь всё пойдёт по-другому. Не станет реальностью ни один из тех жизненных планов, которые строила Маша, и мечты её так и не сбудутся. Чего стоит вся их магия, если она бессильна перед той безжалостной силой, что так рано и несправедливо унесла её жизнь?
        Увы, задать этот вопрос некому. Отец гневался и печалился из-за произошедшего, мать превратилась в бледную тень себя самой, друзья звонили и неуклюже выпаливали соболезнования. А для других людей трагедия их семьи стала лишь поводом для жадного любопытства и неумолкающих сплетен. Отвратительно, но ничего не поделаешь. Представители их семейства всегда были на виду, и теперь ей больше всего хотелось спрятаться куда-нибудь, стать незаметной, затеряться в толпе вместе со своим горьким, как слёзы, горем.
        Но пока это невозможно. Вот и сейчас отец позвал её в гостиную, чтобы ответить на вопросы Олега. Крылова Настя знала давно. Когда-то она даже позволяла себе мечтать о том, что они, в самом деле, станут мужем и женой. Впрочем, этого так и не случилось, а все тогдашние разговоры отошли в прошлое и быльём поросли. Насколько она знала, этот симпатичный молодой человек так и не связал себя узами брака, чересчур увлёкшись своей службой в Магическом Надзоре. Должно быть, ему там по-настоящему нравилось.
        Сама Настя официально нигде не работала и считалась, что называется, свободным художником. Причём, художником в прямом смысле. Она с детства увлекалась рисованием и с большим интересом изучала искусство разных времён. Особенно её привлекали работы импрессионистов, погружающие созерцателя в мир ярких и чистых красок. Неудивительно, что она пыталась им подражать, рисуя пейзажи. А вот создавать портреты ей не очень нравилось. Она, конечно, периодически бралась за них, но всё же переносить на холст чудеса природы гораздо приятнее.
        Взяв с журнального столика блокнот и ручку, Настя торопливо набросала список людей, с которыми общалась сестра. Получилось довольно много имён. Маша была открытым и жизнерадостным человеком, поэтому вокруг неё всегда крутилось множество знакомых, приятелей и приятельниц. Далеко не все из них становились друзьями, но желающих поболтать с ней, сходить в кино или на прогулку всегда находилось предостаточно. Разумеется, попадались также парни, которые не отказались бы и от близких отношений, но никто из кандидатов так и не добился желаемого.
        - Боюсь, это не все, - сказала Настя, протянув Олегу листок.
        - Ничего, мы выясним.
        Настя пытливо взглянула на него. Хотелось верить, что Крылов отыщет виновника в смерти сестры и сможет его наказать. Известно, что многие преступления так и остаются нераскрытыми. В МН наверняка работают наиболее талантливые маги, но даже они не всесильны. К тому же, Машу это не вернёт. Как бы то ни было, требуется сделать всё, что можно. Пока остаётся хоть мизерный шанс на поимку убийцы, необходимо помогать тем, кто задействован в расследовании.
        - Где ты находилась... - начал Олег, но она перебила его.
        - В другом городе, - со вздохом произнесла Настя. То, что она была так далеко от сестры, до конца жизни будет терзать её. - Я уезжала в столицу на помолвку одноклассницы. Так всё шумно праздновалось... В общем, пришлось задержаться на несколько дней. Я пыталась вернуться раньше, подруга не отпускала. Когда мне сообщили, сразу же села на самолёт.
        - Заранее купила билет? - поинтересовался собеседник.
        - Нет. Папа прислал частный. У него их два, - зачем-то уточнила она. Каждый раз, когда речь заходила о богатстве и положении их семьи, Настя чувствовала себя неловко. Ей нередко завидовали, но она осознавала, что всё это совсем не гарантирует счастья. Сначала долгий и тяжёлый для всех развод родителей, а теперь - то, что случилось с сестрой. Будто их прокляли.
        Крылов внезапно придвинулся чуть ближе и накрыл ладонью её руку. Его кожа оказалась тёплой, почти горячей. Настя смущённо взглянула на него, но отстранилась, как только вернулся отец.

        ГЛАВА 9

        Как бы ни была богата фантазия писателей и сценаристов, жизнь всегда превосходит её. Никогда нельзя произносить «Так не бывает!», потому что у судьбы всегда найдется способ показать, что бывает, и не только так. А насколько ироничной она окажется в своих шутках, никогда не узнаешь заранее.
        Вот и сейчас Алиса с каждой секундой чувствовала себя всё более странно. Оставалось лишь, подобно её тёзке, воскликнуть: «Всё чудесатее и чудесатее!». Только поблизости не наблюдалось никаких белых кроликов. Всё было пугающе реалистично и невероятно одновременно. Да, она совсем недавно размышляла о новой встрече с Максимом Рахмановым, но даже в самых безумных фантазиях не могла представить, что это случится при подобных обстоятельствах.
        Наверняка друг детства ощущал себя не менее неловко. Разумеется, раньше они никогда не предполагали, что однажды окажутся по разные стороны баррикад, и он будет подозреваемым (или всё же свидетелем?), а она станет его допрашивать. По правде говоря, это даже в чём-то против правил. Но, скорее всего, Фогль был не в курсе их прежних отношений, иначе не отправил бы её сюда. Пока Алиса ещё не решила, выгодно ли ей его неведение или нет.
        Тем временем, Влад покинул квартиру, а Макс предложил прогуляться, на что она сразу же согласилась. В молчании они спустились по лестнице, вышли из подъезда. Алиса смотрела на носки своей обуви. Она всегда предпочитала удобные разношенные кеды всем остальным моделям, не изменила своих привычек и в настоящее время. Но почему-то сейчас смутилась, что пришлось появиться перед Рахмановым такой - в вытертых джинсах и простой майке, в кедах, с небрежно уложенными волосами. Странно. Рядом с Олегом у неё таких мыслей обычно не возникало.
        Вспомнив о напарнике, Алиса споткнулась, и Максиму пришлось ухватить её за локоть. Пока мобильный телефон молчал. Возможно, у Крылова возникли какие-то затруднения в беседе с семьёй убитой девушки, потому он напрочь позабыл об ужине, который сам же и запланировал. Хорошо бы. Сейчас она совершенно не в том настроении, чтобы как ни в чём ни бывало поглощать деликатесы и улыбаться Олегу, которому, надо заметить, нельзя отказать в проницательности. Он сразу поймёт, что с ней что-то не так. Поймёт и сделает свои выводы.
        Нельзя этого допускать.
        Алиса не сразу расслышала, что Макс что-то ей говорит.
        - Как тебе вон то кафе? - повторил он, когда она переспросила. - Зайдём? Там кофе вкусный.
        - Ладно, - согласилась Алиса.
        Едва перешагнув порог оформленного в матросских сине-белых цветах кафе, Максим повёл её в зал, где располагались отдельные кабинеты, отгороженные от остального пространства раздвижными дверями. В кабинетике оказалось тесновато, но уютно. Меню предусмотрительно лежало на столе. Над пёстрой страницей с описанием напитков они склонились одновременно, умудрившись столкнуться лбами. Потирая ушибленное место, Алиса бросила быстрый взгляд на Макса и заметила, что он смеётся. Невольно она тоже улыбнулась. Это немного сгладило неловкость и заставило вдруг по-настоящему почувствовать, что с ней здесь сейчас не чужой человек, даже не «знакомый незнакомец», а тот, кого она знает уже много лет.
        Пусть даже они давно не виделись, ничто не заставит её усомниться в нём и поверить, что Рахманов может быть как-то замешан в убийстве.
        - Капучино без сахара с корицей и горьким шоколадом? - когда в кабинет заглянула официантка, скорее утвердительно, нежели вопросительно, произнёс Максим. Алиса кивнула, и на его лице появилась довольная улыбка. - А мне чёрный с сахаром.
        - Что-нибудь ещё? - поинтересовалась девушка в накрахмаленном белоснежном фартучке.
        - Макароны, - мечтательно протянул он.
        - Вы хотели сказать, пасту? - уточнила она. - С чем? С морепродуктами или...
        - С курицей, - вступила в разговор Алиса. - С томатами и сыром. Две порции.
        - И хлеб! - крикнул вдогонку работнице кафе Макс.
        Алиса хихикнула. Больше никто из её знакомых не ел макаронные изделия с хлебом. Как, впрочем, и пельмени.
        - Ты, наверное, хочешь, чтобы я начал рассказывать, как вляпался в это дело? - прищурив глаза, спросил Рахманов, когда они снова остались наедине.
        - Сначала поешь, - ответила она.
        - Правильно, дракон должен быть сытым, - глубокомысленно проговорил он. Это снова заставило её улыбнуться. Вспомнилось сразу, как однажды для фестиваля она сшила платье, в котором предстояло изображать сидящую в высокой башне принцессу. Тогда Максим и заявил, что согласен побыть драконом, который её туда утащил. Как же, казалось, давно всё было!
        Мобильник внезапно ожил. Алиса вздрогнула и торопливо нажала кнопку ответа. Звонил Олег Крылов.
        - Прости, - покаянно произнёс он. - Мне придётся задержаться. А наш ужин...
        - Можно перенести, - быстро сказала она.
        - Ты на допросе? - осведомился напарник. Судя по голосу, ему не очень нравилось, что их отправили куда-то не вместе. - Всё нормально?
        - Всё в порядке, - ответила Алиса и, закончив разговор, выключила звук на телефоне. - Просто расскажи всё, что ты знаешь об этом деле, - обратилась она к Максу. - Даже то, что, на первый взгляд, кажется несущественной деталью.
        * * *
        Ужин получился превосходным. И дело даже не в еде, хотя Рахманов был зверски голоден. Еще утром он и представить не мог, что этот вечер проведёт с Алисой.
        Пока они ели, Макс не переставал думать. Ему хотелось столько спросить у неё. Как она жила всё это время, что делала, почему вернулась? Но он продолжал пережёвывать пищу и украдкой наблюдать за подругой. Алиса осталась прежней. Казалось, ещё вчера они вот так же сидели в кафе, и она сообщила ему о своей помолвке. Не верилось, что прошло целых три года.
        Макс и сам не сильно изменился. Повеса без планов на будущее, недомаг, не принадлежащий ни к одному из миров, и без пяти минут уголовник. Последнее внесло в его обыкновенную жизнь толику разнообразия. При других обстоятельствах он бы пошутил по этому поводу, но всё оборачивалось слишком скверно. Едва минули сутки, а на него почти повесили самое громкое убийство за последние несколько лет.
        Он понимал, что, стоит ему начать говорить, и эта странная, но приятная атмосфера растворится, как дым. Их связывало слишком многое. Когда удивление от столь неожиданной встречи и стечения обстоятельств начало спадать, можно было с уверенностью сказать, что между ними всё по-прежнему.
        Но ничего другого не оставалось. Они здесь только потому, что «дорогой» дядюшка отправил Алису допросить его. Если бы кто-то сказал Максиму, что они встретятся вновь при таких обстоятельствах, он бы ни за что не поверил.
        - Она словно с неба свалилась. - Максим откинулся на спинку стула и принялся постукивать пальцами по столу. - Спешила.
        Он тяжело вздохнул. Всё это бессмысленно. Макс постоянно прокручивал в памяти прошлый вечер. Ничего, за то стоило бы зацепиться. Ничего, кроме...
        Рахманов достал телефон, положил на стол и перехватил ошеломленный взгляд подруги. Но едва она протянула руку, как он накрыл его ладонью. Быстро разобрал устройство, вытащил сим-карту, разломил на две части и затем заменил на свою. Только после протянул мобильный Алисе.
        - Посмотри последние фотографии.
        Будь перед ним кто-то другой, он никогда бы не выложил все карты на стол. Макс знал, что может довериться Алисе. Она была склонна к сомнительным авантюрам не меньше чем он, а, возможно, и больше. В них горел один огонь.
        Неожиданно виски сдавило от боли. Максим поморщился. Он почему-то подумал о сне, который внезапно стал перекликаться с воспоминаниями.
        Тихий плач матери и её объятья. Она пыталась увести его и постоянно причитала: «Не смотри, сынок. Не смотри». Но он повернул голову. Двое незнакомых мужчин покидали их дом с носилками. Плотная ткань съехала, и он увидел бледную руку Агаты с угольно-черным рисунком на запястье.
        Татуировка. Неужели он сходит с ума? Макс потёр переносицу и словно очнулся. Что, чёрт возьми, с ним происходит?
        Алиса всё еще рассматривала фотографии, приоткрыв от изумления рот.
        - Нужно немедленно показать это Фоглю!
        - Нет! Тогда он точно закроет меня в самом тёмном из подземелий.
        Пусть он и не убивал Марию, но скрыл улики. К тому же, подлинность этих фотографий ещё нужно доказать. Ясно, что на них запечатлён какой-то ритуал, но что это? Кто те люди? Быть может, странные снимки вообще не связаны с убийством. Кто знает, как сегодня развлекаются студенты в стенах Университета Магии. Закрытые клубы, кружки. А уж о любви молодого поколения снимать всё подряд и делиться с друзьями в интернете, нечего и говорить. Всё слишком неоднозначно.
        Они смотрели друг на друга, и Макс понимал, что Алиса думает о том же. Он видел это по её лицу. Она взвешивала все «за» и «против».
        - И что мы будем делать?
        Рахманов ждал этого вопроса.
        - Проведем своё расследование, - безмятежно улыбнулся он.
        - Максим, я серьезно!
        - Я тоже.
        - Но это неправильно! Что я скажу Фоглю?
        - Придумай что-нибудь.
        Крапивина закусила губу и снова уставилась в телефон, нахмурив брови.
        - Нужно выяснить, где были сделаны эти фотографии, - наконец произнесла она. Быстро вытащила из мобильного Марии сим-карту и вернула ему, затем стремительно поднялась из-за стола.
        - Допрос окончен.
        Максим замер в недоумении. Он не ожидал, что Алиса поведёт себя так. Внезапно из его милой подруги она превратилась в совершенно незнакомую женщину. Макс ухватил её за руку.
        - Стой. То есть, как окончен? Я...
        Она перебила его:
        - Я сама всё решу. Фогль ничего не узнает о телефоне. Тебе лучше держаться от этого подальше, Максим.
        Алиса вырвалась из его хватки и покинула кабинку. Рахманов едва успел оставить деньги за ужин и ринуться за ней, но Крапивиной и след простыл. Он стоял посреди тротуара и беспомощно оглядывался по сторонам. Она словно испарилась. Максим выругался и пнул мусорную урну. Прохожие обернулись ему вслед.
        Заморосил дождь. Первый этой весной. Где-то вдалеке раздался гром. Головная боль снова напомнила о себе. Макс поднял воротник куртки и зашагал прочь.
        К чёрту! Всё, чего ему хотелось, это хорошенько выспаться. Об остальном он подумает завтра и, если придётся, сам отправится в офис дяди и найдёт там Алису.

        ГЛАВА 10

        Двадцать три года назад.
        В зимнем саду не было ни души. Агата случайно забрела в оранжерею и решила остаться. На рождественском приёме у Воронича собрался весь цвет магического сообщества. Она не любила подобные сборища и пришла с большой неохотой. Отказывать столь уважаемому человеку как Александр считалось дурным тоном.
        Приглашение предназначалось для двоих, но, так как спутника у Агаты не оказалось, ей пришлось взять с собой лучшую подругу Снежану. Та была на седьмом небе от счастья и готовилась к приёму все две недели, словно её пригласили на ужин к самой королеве Англии. Она выбирала платье, решала, какую сделает прическу, и не переставала твердить о том, что обязательно встретит на празднике свою судьбу. С самого детства Снежана мечтала выйти замуж за мага с громкой фамилией и жить припеваючи. Её семья почти не выходила в свет и потому устроить помолвку для дочери не могла. В подобном деле важную роль всегда играли связи и именитые родственники. Но, когда не было ни того ни другого, приходилось нелегко.
        Впрочем, Агата так не считала. Она бы не отказалась сменить фамилию на менее известную и не заботиться о том, что каждый её шаг будут обсуждать за спиной. К тому же, это избавило бы от встреч с предполагаемыми женихами, которым она постоянно отказывала. Хорошо хоть, что Рахмановы гордились умной и рассудительной не по годам дочерью, никогда не давили и позволяли выбирать самой. Не будь родители настолько понимающими, ей пришлось бы гораздо хуже.
        Снежана постоянно закатывала глаза к потолку, театрально вздыхала и называла Агату дурой. Подруга была готова не задумываясь поменяться с ней местами, чтобы удачно выскочить замуж, как только представится такая возможность. Их дружба завязалась в школе. Оглядываясь назад, Агата не переставала удивляться, как они смогли подружиться. Полные противоположности, но те, как известно, притягиваются.
        Весь вечер Рахманова чувствовала себя неуютно. Порой ей казалось, что вокруг неё клубок змей - настоящих ядовитых гадюк. Она с удовольствием осталась бы дома и скоротала вечер за интересной книгой. Но вместо этого приходилось фальшиво улыбаться, делать вид, что ей интересны последние сплетни и новости. Одна пожилая ведьма, заметив что на её пальце нет кольца, сокрушённо покачала головой. Старуха заявила, что в её время Агата уже считалась бы старой девой и оставшуюся жизнь провела в одиночестве в компании с десятью кошками.
        Снежана, напротив, была как рыба в воде. Она пыталась пообщаться с каждым, её заливистый смех слышался отовсюду. Агате это порядком надоело, она оставила подругу наслаждаться праздником и решила отдохнуть от толпы и шумного веселья.
        В саду едва ощущался запах мокрой земли и приятно благоухали розы. Белые, как снег за окном. Волшебство. Или же у Александра хорошие садовники. Крупные бутоны с шелковистыми лепестками и коварные острые шипы, которые притаились за зелёными листьями. Агата протянула руку, но тут же отдёрнула и прижала палец к губам. Поморщилась от солоноватого привкуса крови.
        - Осторожнее, - раздался чей-то незнакомый приятный голос.
        Рахманова повернулась. Рядом стоял высокий привлекательный мужчина. Он тепло улыбался и пристально смотрел на неё. Агата смутилась.
        - Позволите?
        Она поколебалась, но все таки протянула ему руку. Незнакомец накрыл её ладонь своей, и Агата ощутила тепло исцеляющей магии. Каждое движение мага было уверенным. Она обратила внимание на его перстень-талисман и длинные пальцы. Он мог быть прекрасным музыкантом или превосходным любовником. На какой-то краткий миг Агата представила, как он прикасается к её лицу, губам, шее... К щекам прилила краска. В горле пересохло, бросило в жар. Она устыдилась собственных мыслей, которые нахлынули столь неожиданно. Самое настоящее наваждение.
        От царапины не осталось и следа, а он всё ещё не отпускал её руку.
        - Спасибо, - с трудом пробормотала она. - Вы целитель? - вопрос прозвучал увереннее.
        - Немного.
        Она опустила глаза. Рахманова неожиданно почувствовала себя юной школьницей, рядом с привлекательным старшеклассником. Подобного с ней прежде не случалось. У него оказалась ошеломительная энергетика. От одного его взгляда подкашивались ноги, а от запаха дорого парфюма с нотками миндаля и табака, хотелось растечься лужицей по садовой дорожке.
        - Простите, - вдруг спохватился мужчина, - я не представился. Меня зовут Ярослав.
        - Агата!
        Рахманова вздрогнула и испугано отшатнулась от Ярослава, услышав возглас подруги. Снежана вбежала в сад со стороны улицы, придерживая подол длинного голубого платья и стягивая с плеч теплую накидку. На её щеках алел румянец, а волосы выбились из причёски, и редкие снежинки стремительно таяли в светлых локонах.
        - Извините, - кивнула она Ярославу, едва удостоив его взглядом.
        Странно, это было на неё непохоже. Подруга постоянно строила глазки привлекательным магам, если у тех не имелось обручального кольца. Хотя, иногда даже это её не останавливало.
        - Я тебя обыскалась. Что ты здесь делаешь? Пойдем, я хочу представить тебя кое-кому.
        Всё встало на свои места. Похоже, что Снежана уже с кем-то познакомилась, потому теперь больше ни на кого не обращала внимания. Агате был знаком этот взгляд и азарт. Обычно ничем хорошим это не заканчивалось. Снежана обожала танцы на граблях и ничему не училась.
        Рахманова растерялась. Она смотрела то на подругу, то на Ярослава, который с интересом наблюдал за ними.
        - Я вам помешала? - хлопая ресницами, поинтересовалась Снежана и лукаво улыбнулась.

        Ярослав первый нашёлся с ответом:
        - Надеюсь, мы еще увидимся, Агата? - её имя он произнес осторожно, словно прислушиваясь к тому, как оно звучит.
        Она успела только кивнуть, как Снежана потащила её за собой.
        - Он тебе понравится. Такой милый, обходительный.
        Началось. Сколько раз Агата слышала подобные слова. Если бы ей постоянно давали за них по монете, она имела бы солидный счёт в банке. И ей никогда не нравились те, по кому томно вздыхала подруга.
        Это уже превращалось в закономерность. Снежана знакомилась с новым ухажёром, а после непродолжительного романа всё заканчивалось. Когда такое происходило, она месяц или немного больше оплакивала потерю, естественно, докучая лучшей подруге, а после всё повторялось. О том, чтобы учиться на собственных ошибках, и речи не шло. Советами подруга тоже пренебрегала, считая, что однажды её тактика окажется выгодной.
        Они вошли в зал, когда Воронич закончил свою праздничную речь, и гости дружно поддержали его аплодисментами. Вокруг звенели бокалы, звучали голоса и смех, играла музыка. Снежана пробиралась сквозь толпу, и Агата едва поспевала за ней.
        - Виктор! - подруга окликнула мужчину, что стоял к ним спиной.
        Маг общался с друзьями и повернулся не сразу. Он оказался во вкусе Снежаны. Невысокий подтянутый мужчина со светлыми волосами. Серые глаза, широкий нос и волевой подбородок. Немного смазлив.
        - Знакомься. Виктор Крылов. Витя, а это Агата Рахманова.
        Агате доводилось видеть его раньше, но знакомы они не были.
        - Рахманова? - Он приподнял брови. - Дмитрий ваш брат? Он не говорил, что у него есть столь обворожительная сестра. - Виктор прикоснулся губами к её руке.
        От этого жеста ей стало не по себе. По спине пробежал неприятный холодок. Она снова подумала о змеях. Холодных, скользких тварях, способных на всё. Рахманова натянуто улыбнулась.
        Агата всегда остро чувствовала людей. Мама не уставала повторять, что это особый талант. Но настоящим даром эмпата обладала её прабабушка. Ведьма видела окружающих насквозь, читала души, как по раскрытой книге. Она умела успокаивать лишь одним прикосновением и так же легко разжигала в сердцах окружающих огонь ненависти. Агате досталась жалкая крупица этих возможностей.
        Безусловно, Крылов был привлекателен, учтив. Но за этой маской скрывалось нечто отталкивающее, тёмное и опасное. Он представил своих друзей, что стояли рядом, но Агата даже не взглянула в их сторону, как и не запомнила имён. Ей не нравилась эта компания. Снежана продолжала безмятежно улыбаться. Она буквально заглядывала Виктору в рот и ловила каждое слово. Похоже, её ничуть не смущало наличие кольца на его пальце.
        - А где ваша жена, Виктор? Я хотела бы познакомиться и с ней, - невинно улыбнулась Рахманова.
        Снежана поменялась в лице и послала ей убийственный взгляд. Теперь она будет обижаться несколько дней. Агата знала ее как облупленную. Крылов же остался невозмутим и сделал вид, что проглотил шпильку. Но в серых глазах отразилось нечто, от чего Агате захотелось оказаться как можно дальше.
        - Она в Лондоне. Мне же приходится работать, чтобы не разориться, исполняя её капризы. Вы, девушки, полны сюрпризов.
        Дальше разговор не клеился. Снежана пыталась занять Крылова разговорами и не переставала кокетничать. На подругу она больше не обращала внимания. Один из друзей Виктора осмелился пригласить Агату на танец и тут же получил отказ.
        Рахманова вдруг вспомнила о Ярославе. Рядом с ним становилось спокойно и безмятежно, а весь остальной мир казался декорацией, чем-то незначительным. Эта встреча в оранжерее точно запомнится ей надолго. Ещё никогда случайные знакомства не вызывали у неё такого интереса. Кто он? Почему они не встречались раньше?
        Тем вечером она обошла весь дом и даже задержалась дольше, чем планировала. Но Ярослава так и не встретила.

        ГЛАВА 11

        Алиса злилась. На Фогля, который отправил её на этот допрос, даже не удосужившись сообщить имя человека, с которым ей предстояло поговорить. На Олега, потому что ему досталось другое задание. На Максима и его нелепое детское желание поиграть в детектива. А больше всего на саму себя.
        Ей не следовало соглашаться на эту беседу, идти с Рахмановым в кафе и пытаться его разговорить. Нужно было сразу отказаться, а затем попросить Аркадия назначить на эту роль кого-нибудь ещё, благо, в МН достаточно специалистов и неплохих знатоков своего дела. Но, будь на её месте другой работник Магического Надзора, Макс не сказал бы тому о телефоне. Иначе сделал бы это раньше, когда разговаривал с Фоглем. Тот ещё упрямец!
        Едва не пропустив сменившийся сигнал светофора, Алиса нажала на тормоза и поморщилась, когда машина остановилась слишком резко. Ремень безопасности неприятно впился в плечо. Пешеходов почти не было, как и транспорта, потому она никому не помешала, и всё же это показалось плохим знаком.
        Свернув на тихую улочку, Алиса остановилась и вытащила из сумки телефон Марии Горностай. Жаль, что не успела остановить Максима, когда он сломал сим-карту, но, к счастью, все контакты, а также сообщения сохранились в памяти самого аппарата. Правда, сложно сказать, способны ли они помочь в расследовании. У девушки, судя по всему, было множество знакомых, и все они не только часто ей звонили, но и присылали огромное количество смс, которые она, видимо, поленилась стереть. Для того, чтобы перечитать их все, потребовалось бы несколько часов.
        Современный гламурный мобильник хорошо обеспеченной, уверенной в себе и весьма общительной молодой особы. Снова промелькнула мысль о том будущем, которого у Маши никогда не будет. Алиса сжала зубы и попыталась заставить себя не думать об этом. Жалость к жертвам преступлений - признак человечности, однако сейчас она ничем не поможет. Самое главное - найти убийцу и наказать его по закону. Это то, что необходимо сделать как можно быстрее. Пока не стало поздно.
        На первый взгляд, всё обстояло вполне нормально. Всё, кроме фотографий. Тех самых, которые так насторожили Рахманова.
        Мог ли он увидеть что-нибудь ещё и скрыть от неё? Раскаивался ли в том, что решил довериться ей? Как им следовало бы действовать по закону?
        Но закон они уже нарушили, причём, она сделала это буквально несколько минут назад. Поступком, когда он сначала утаил телефон, а затем раскрылся перед ней, Рахманов сделал её своей соучастницей. К тому же, Алиса пообещала другу детства, что не сдаст его Аркадию Фоглю, а это означало решение пойти против начальника. И против Олега. Но кто скажет, правильно ли она поступила?
        Нельзя сказать, что Магический Надзор в своих порядках повторял уставы обычной полиции, но всё же у них было немало общего. Как и в уголовном праве, убийство считалось одним из самых страшных преступлений. Мага, который переступил черту, ожидали не только суд и пожизненное заключение, но и лишение сил. Этим занимались инквизиторы. Алиса ни разу не присутствовала при подобной процедуре, но видела её результат.

        Алиса оживила в памяти кое-что ещё - случившееся с дочерью Горностая. Её не только убили, но и лишили того, что отличало магов и ведьм от других людей. Мог ли это сделать инквизитор? К примеру, один из тех, кто недоволен смягчением режима наказаний. Ей приходилось слышать, будто некоторые из представителей Инквизиции выражали протесты и даже пытались запретить работу МН, поскольку хотели по-прежнему единолично вершить правосудие в магическом мире.
        Вытащив из сумки пухлый блокнот, Алиса открыла его и, на мгновение задумавшись, начала писать на чистой странице, которую расчертила на два столбца. Один из них она озаглавила «Убийца - маг?», а второй «Убийца - инквизитор?». Вопрос, способен ли маг лишить сил другого, никогда не поднимался, и всё же едва ли кто-то мог подтвердить, что такой вероятности совсем нет. Возможно, какие-то запрещённые заклинания предназначались для этого. Или же существовали специальные ритуалы, о чём свидетельствовала и появившаяся после смерти татуировка.
        Магическое клеймо. Знак потусторонней силы.
        Безжалостно вырвал лист из блокнота и скомкав его, Крапивина сделала несколько пометок, которые собиралась проверить: «Культы и сделки с демонами», «Продажа души или способностей».
        * * *
        Когда Крылов вышел из дома Горностаев, начался дождь. Пока добежал до машины, успел изрядно промокнуть. Поминая демонов и проклиная сумасшедший день, Олег включил обогреватель и взъерошил волосы.
        Крупные капли отскакивали от лобового стекла и барабанили по крыше. Тусклый свет от приборной панели едва разгонял темноту в салоне. Изредка мимо проезжали автомобили. Обдумать всё, что узнал у родственников Маши, Олег не успел. Зазвонил телефон. Рука дрогнула, когда Крылов принял вызов.
        - Он желает вас видеть. Через полчаса. Там же, где и всегда, - деловым тоном доложил уже знакомый голос и отключился.
        Олег чертыхнулся, забросил мобильный на заднее сидение и повернул ключ в замке зажигания. Он с такой силой сжал руль, что побелели костяшки пальцев.
        Минуту он раздумывал над тем, чтобы послать всё к чертовой бабушке и поехать в офис МН, а после отправиться домой. Но маг не мог проигнорировать назначенную встречу. Мистер «Х» - как саркастично называл его про себя Олег - не терпел возражений.
        До условленного места он добрался вовремя. Ливень почти стих, но успел разогнать горожан. Лишь редкие прохожие спешили мимо, подняв воротники и раскрыв зонты. Олег оставил машину ниже по улице и, озираясь по сторонам, направился к перекрёстку, где находилось кафе. Он взглянул на часы. Оставалось полчаса до закрытия.
        Колокольчик над дверью пронзительно звякнул. В помещении пахло свежезаваренным кофе, приглушённо играла музыка. Знакомое гнетущее чувство начало разливаться в груди. Липкое, оно неуклюжими мазками ползло вверх по хребту. Скулило и кляло, словно в агонии. Сбитые с толку мысли цеплялись одна за другую. Он передёрнул плечами, надеясь сбросить дурное наваждение. Не вышло.
        Мистер «Х» сидел в углу, откинувшись на спинку дивана, и на его лицо падала тень. На столе на резной подставке стояла дымящаяся чашка с зеленым чаем.
        В кафе не было ни одного посетителя. Только за дальним столиком сидели трое мужчин в чёрных костюмах - личная охрана Мистера «Х». Они не походили на обычных телохранителей, зато в совершенстве владели боевой магией. Однажды Олегу довелось увидеть талант одного из них. Даже в рядах МН никто не обладал и крупицей такого дара. Дьявольская мощь.
        - Присаживайся.
        Тихий и вкрадчивый голос, от которого Крылову вновь стало не по себе. Он ненавидел себя за эти чувства, но ничего не мог с собой поделать.
        Едва он сел, как подошла официантка. Она любезно улыбнулась, но было видно, что эта улыбка даётся ей с трудом. Олег в полной мере понимал ее. В присутствии Мистера «Х» люди чувствовали себя не в своей тарелке. Крылов не стал делать заказ, и девушка удалилась. Наверняка она испытала облегчение, что ей какое-то время не придется подходить к их столику. Олег сам желал бы оказаться как можно дальше отсюда.
        - Ты напряжён. Тяжёлый день?
        Олег промолчал и исподлобья посмотрел на собеседника, а тот продолжал:
        - Знаешь, зачем я тебя позвал?
        - Догадываюсь.
        - У вас есть подозреваемый?
        - Да, - нехотя произнес Крылов. - Рахманов.
        Мистер «Х» подался вперед и положил локти на стол.
        - Какая ирония судьбы, не находишь? - он хищно усмехнулся.
        - Чего ты хочешь? Чтобы мы обвинили его во всём?
        Конечно. Ведь не просто так он настоял на встрече. Когда требовалось замести следы за их кровавым культом, они оказывались в этом кафе. Олег раз за разом выслушивал длинные речи и выполнял всё, что ему говорили. Порой он содрогался от отвращения к самому себе, от того что похож на человека, сидящего напротив, больше, чем думает.
        - Нет. Он очень интересен. Исключительный случай. Ты можешь себе представить, каково это - родиться магом, но жить как простой человек?
        Олег молчал, а Мистер «Х» сделал несколько глотков чая. Он и не ждал от него ответа, просто размышлял вслух. Но вот Крылов хотел получить ответы на свои вопросы:
        - Вы никогда не работали так грязно. Разве Горностай не один из вас? Она же его дочь... - он осёкся, напоровшись на ледяной взор собеседника.
        - Не забывайся, мальчишка! - Его выдержка канула в Лету, но он быстро совладал с накатившими эмоциями и заговорил уже спокойнее: - Девчонка увидела то, чего не должна была увидеть. Я не мог так рисковать. Александр, конечно, расстроен, но он понимает, насколько важно то, чем мы занимаемся. В конце концов, каждый из нас должен чем-то пожертвовать.
        После этих слов он выразительно посмотрел на Крылова. Но Олег сделал вид, что не заметил этого. После таких встреч его одолевали терзания, и он отчаянно боролся с внутренними демонами. Маг был готов поклясться, что иногда по ночам они перешёптываются над его кроватью. И дурман дьявольской трели то и дело тащит к нему невзгоды. Искушает и щекочет оголённые нервы тонким пером.
        - Её телефон. Она могла что-то снять или сказать друзьям. Мой человек не нашёл его.
        - Мы тоже не нашли, - пробормотал Олег.
        Мистер «Х» кивнул и допил остывший чай.
        - Делай что хочешь, но следы не должны указывать на нас. Ты понял меня?
        - Да, - процедил он сквозь зубы.

        ГЛАВА 12

        Последняя лекция в Университете Магии закончилась больше часа назад. Агата потеряла счёт времени, проверяя домашнее задание первокурсников. Листая тетрадь за тетрадью, Рахманова делала заметки на полях и разочарованно качала головой. Как оказалось, предмет «Магия в искусстве» был далеко не самым любимым у студентов.
        На должность преподавателя она устроилась в новом учебном году по просьбе пожилого профессора. Отказать наставнику Агата не смогла. К тому же, искусство являлось смыслом её жизни. Выбрав своей специализацией магию созидания, Рахманова была одной из лучших выпускниц на курсе.
        Созидание и есть само искусство. Великие мастера прошлого и настоящего - художники, скульпторы - могли силой мысли сотворить настоящий шедевр. Такие работы несли в себе часть души того, кто их создал. Искру своего создателя. Они завораживали зрителя, вызывали восхищение. Сама Рахманова пока не могла похвастаться большими достижениями, но старалась изо всех сил. С самого детства она занималась живописью, а совсем недавно открыла для себя фотографию.
        Снежана называла её картины мазней и ничего не смыслила в искусстве, но вот сниматься той сразу понравилось. Она была прирожденной моделью, и они часто выезжали на природу, чтобы сделать новые снимки.
        Снежана! Агата подскочила на стуле и, щурясь, уставилась на часы. Проклятье! До встречи с подругой оставалось меньше получаса. Этим вечером Крылов пригласил их на закрытый приём. Точнее пригласил Снежану, и она слёзно умоляла Агату пойти, утверждая, что этот вечер очень важен.
        - Виктор называет меня своей Богиней. Представляешь?
        - Он женат, Снежана, - в который раз повторила Агата, - и я слышала, у него есть сын, а скоро родится еще один ребенок.
        - Да хватит тебе! - огрызнулась она. - Его жены здесь нет. Судя по всему, она бестолковая дура, раз осталась в Лондоне. Я бы от такого мужчины ни на шаг не отошла.
        Больше Агата не начинала разговор. Снежана не желала внять голосу разума и остановиться пока не поздно. Агата согласилась пойти только потому, что переживала за подругу. Крылов вызывал у неё неоднозначные чувства. С одной стороны, он был уважаемым человеком среди магов, но с другой... С ним что-то не так. Интуиция никогда не обманывала её. Агата надеялась, что, пообщавшись с ним поближе, поймёт природу своих опасений.
        Собрав сумку, Рахманова закрыла аудиторию и со всех ног бросилась к выходу. Времени оставалось всё меньше, а ей ещё нужно привести себя в порядок. В конце концов, не являться же на прием к Виктору в строгой белой блузке и чёрной юбке?
        Агата сдала ключи дремавшему на вахте охраннику и, на ходу застёгивая пальто, случайно задела дверью мужчину.
        - Простите! - воскликнула она, но, стоило ей поднять взгляд, как к щекам прилила краска. Напротив стоял Ярослав. Он растирал ушибленное плечо и приветливо улыбался.
        После приема у Воронича прошло больше месяца, и Агата уже не надеялась вновь встретиться с этим загадочным мужчиной. Ей стало казаться, что та встреча в саду была плодом разыгравшегося воображения. Но вот он вновь стоит перед ней - реальный и такой привлекательный.
        Вдруг на секунду ей подумалось, что было бы неплохо написать его портрет. Запечатлеть каждую чёрточку аристократичного лица, подчеркнуть глубину взгляда и обаятельную улыбку.
        - Добрый вечер, Агата.
        - Добрый вечер, - эхом отозвалась она и совершенно растерялась.
        Почему он так действует на неё? Рахманова постоянно искала в мужчинах недостатки. Родители отчаялись найти для нее жениха. Она смотрела на кандидатов свысока: один недостаточно умён, второй некрасив, другой походил на крота из сказки про Дюймовочку. Ярослав оказался не похож ни на кого из них. У него словно не было недостатков. Это что, пресловутая любовь с первого взгляда? Смешно. Но как тогда объяснить учащённое сердцебиение, вспотевшие ладони и то, что весь месяц она не переставала думать о нём? Он даже снился ей. Может, она задремала за проверкой тетрадей? Агата убрала руки за спину и незаметно ущипнула себя, чтобы убедиться, что происходящее реально.
        - Очень рад вновь встретить вас. Вы работаете здесь?
        Рахманова кивнула.
        - Преподаю магию в искусстве.
        - Созидание? Никогда не понимал эту специализацию. Может, вы расскажите мне о ней? Например, завтра за ужином?
        Агата едва устояла на ногах. Он приглашал её на свидание!
        - Вы ведь свободны завтра? - уточнил Ярослав.
        - Да, конечно. - В горле пересохло от волнения.
        Он снова лучезарно улыбнулся, назвал адрес ресторана, поцеловал на прощание её руку и скрылся за дверьми Университета.
        Словно в тумане, Рахманова добралась до дому. Она чувствовала себя окрылённой и не переставала прокручивать в мыслях эту встречу. Не глядя, Агата вытащила из шкафа первое попавшееся платье, собрала незамысловатую прическу и слегка подкрасилась. Пришлось взять такси. Дом, где Виктор собирал гостей, оказался за городом. Она успела почти вовремя. Подруга встречала её на пороге и была крайне возмущена.
        - Ты опоздала!
        - Прости. Засиделась на работе. - Она с подозрением покосилась на тёмную атласную накидку поверх платья Снежаны. - Чей это дом?
        Рахманова не успела рассмотреть особняк снаружи, но внутри всё выглядело мрачно. Мореное дерево, натёртый до блеска паркет. Тёмные тяжелые портьеры на каждом окне, много зеркал. Впечатляюще, но Агата любила свет. Она бы не смогла жить здесь, где всё напоминало апартаменты графа Дракулы.
        - Один из друзей Виктора любезно предоставил его для сегодняшнего мероприятия, - деловито доложила подруга и повела её в гостиную.
        Гости уже собрались, но ни с кем из них она раньше не встречалась. Все были облачены в такие же чёрные накидки. Они бросали на неё косые взгляды, а затем демонстративно отворачивались. Агата даже бровью не повела.
        Она шла за подругой и осматривалась вокруг. В зале практически отсутствовала мебель, только в центре стоял стол, покрытый алой тканью. Кругом горели свечи. На полу вязью переплетались странные символы и надписи, а на стенах висели гобелены с уродливыми изображениями. Рахманова долго присматривалась, прежде чем узнала рисунки майя. Удивиться она не успела, так как к ним подошёл Виктор. Без лишних церемоний он взял её под руку и отвёл в сторону.
        - Вы здесь только потому, что Снежана очень настаивала. Я не надеюсь, будто вы к нам присоединитесь. Так что, после этой ночи советую держать рот на замке. Вы поняли меня? - В голосе мага слышалась неприкрытая угроза.
        Он сжал её запястье, и в его глазах отразилось нечто зловещее, хищное. Мерзкий змей. Скользкий питон, который всё сильнее и сильнее закручивался вокруг своей жертвы, чтобы проглотить её. Агата почувствовала, как по спине стекает пот, а сердце глухо бьётся о грудную клетку. Но Рахманова держалась из последних сил. Она не собиралась показывать этому человеку свой страх и улыбнулась.
        - Прекрасно поняла, - процедила она сквозь зубы и вырвалась из его хватки.
        - Чудесно. - Он протянул ей атласную накидку. - Наденьте и старайтесь не привлекать к себе внимания.
        Рахманова взяла плащ и невинно поинтересовалась:
        - Когда будут подавать напитки?
        - Это не банкет! - отрезал Крылов и, больше ничего не сказав, исчез среди гостей.
        Она стала искать Снежану, но та словно сквозь землю провалилась. Агата набросила накидку и завязала тесёмки. Ткань приятно холодила кожу. Разговоры вокруг стали стихать, и собравшиеся обступили стол в центре зала. Ей пришлось потесниться и встать у зашторенного окна. Агата заглянула за портьеру и обнаружила, что ставни наглухо забиты досками. Что же это за место такое? Куда вляпалась неугомонная подруга? Вот уж кто-кто, а Снежана умела находить приключения.
        Кусая губы, Агата повернулась и увидела её рядом с Виктором. Они стояли возле стола. Крылов сдёрнул с него ткань и поставил на каменную столешницу дымящийся кубок. Рахманова ахнула. Это оказался церковный алтарь.
        - Посвящённые и свидетели!
        Агата ощутила на себе пристальный взгляд Виктора.
        - Сегодня очень важный день для нашего общества. Мы станем свидетелями того, как всемогущая Иш Таб* обретёт плоть и кровь. - Крылов положил руки на плечи Снежаны.
        Рахманова с трудом пыталась унять дрожь. Не нужно было обладать особой проницательностью, чтобы понять, что происходит.
        Раньше это назвали бы шабашем.
        Когда ведьмы и маги собирались вместе, они возносили дары природе, стихийным духам. Иногда на таких сборищах вызывали и демонов. Но мало кто осмеливался связываться с древними забытыми божествами. И всё же в истории магического мира известны случаи, когда создавались целые культы в честь языческих богов. Им приносили кровавые жертвы, чтобы получить силы и тайные знания.
        Она не сводила взгляда с уродливого изображения повешенной вниз головой женщины на одном из гобеленов. Гул в голове становился громче. Агата перестала различать слова Виктора и не видела, что происходило у алтаря. От запаха курительных трав, ладана и серы начала кружиться голова. Она дышала через рот, чтобы справиться с тошнотой, подкативший к горлу. Хотелось оказаться на улице, сделать глоток морозного воздуха и убраться как можно дальше отсюда. Перед глазами всё плыло, потемнело в миг.
        И темнота та была бессмысленной и пустой, как если бы из тряпичной куклы вынули всю солому, а затем напичкали ею же вновь. Но бессмысленность не означает простоту. Все те, кто осмелились сейчас заглянуть под её одеяло, должны были в ужасе податься назад. Но они знали, куда пришли. Все кроме самой Агаты.
        Темное покрывало, накинутое на поприще злодеяний, живо и преисполнено мести, оно движется и дышит, не оглядываясь на прошлое и не видя грядущего, оно пожирает настоящее.
        Казалось, будто тесёмки накидки с каждой секундой туже затягиваются на шее. Задыхаясь, она ослабила узел и направилась к выходу, задев кого-то плечом.
        В прихожей Агата прислонилась к стене и попыталась отдышаться.
        - Агата? Ты уходишь?
        Она вздрогнула и уронила накидку. Рядом стояла Снежана и смотрела на неё как ни в чём не бывало.
        - Ты что, совсем лишилась рассудка? - вспылила Рахманова. - Ты хоть представляешь, что будет, если прознают инквизиторы?
        - Виктор говорил, что ты не поймёшь, - спокойно произнесла Снежана, поджав губы и окинув её холодным взглядом. - Ты просто завидуешь, вот и всё. Завидуешь, потому что выбрали меня, а не тебя.
        Агата моргнула и приоткрыла рот от изумления. Затем покачала головой и сдёрнула с вешалки пальто. У неё не осталось сил на препирания. Ей требовалось поскорее добраться до дома, завалиться на кровать, укрыться одеялом и забыть о том, что увидела здесь. Подумать обо всём и решить, что делать, лучше на свежую голову.
        - Когда поймёшь, с кем связалась, тогда и поговорим, - обронила она и, не глядя на подругу, пошла к двери.

        На улице ей стало намного лучше. Лёгкий морозец хватал за щёки. Агата спустилась с крыльца и направилась вниз по улице. Вокруг стояла тишина. В соседних домах не горел свет. Они оказались заброшенными.
        Стоило вызвать такси, но назад возвращаться не хотелось, и она решила, что поймает попутку, как только доберется до главной дороги. Однако лабиринты узких аллей всё никак не заканчивались. Над головой арками изгибались ветви деревьев. Под ногами хрустел снег, из-под которого проглядывала прошлогодняя листва.
        Запахнув пальто, Агата ускорила шаг, но вдруг остановилась и прислушалась. Кто-то шёл следом за ней. Шаги тяжёлые, быстрые. Вместо того чтобы поспешить прочь, она повернулась и так замерла.
        - Что вы здесь делаете? - В этот раз он не улыбался. Ярослав был собран, напряжён и встревожен.
        - Я... я... Вы что, следили за мной?
        - Не за вами. К машине! Быстро!
        Он почти потащил её за собой через улицу. Агата едва переставляла ноги, голова всё ещё кружилась. Он открыл дверь, и она без колебаний забралась в тёплый салон автомобиля. В нос ударил запах табака и кофе.
        Интересно, какие ещё сюрпризы принесёт вечер? Но у неё уже не осталось сил удивляться.
        Ярослав сел за руль и завёл мотор.
        - Так что вы здесь делали?
        - Н-н-ничего... - Рахманова облизала пересохшие губы и сжала кулаки, чтобы немного унять дрожь.
        Он смерил ее тяжёлым взглядом, а затем произнёс:
        - Я отвезу вас домой.
        Агата кивнула и откинулась на сидении. Через несколько мгновений усталость взяла верх, и она провалилась в сон.
        

        [*] ИШ ТАБ - у индейцев майя богиня жертвоприношений, так же ассоциировавшаяся с плодородием и лунным затмением. В Дрезденском кодексе изображена повесившейся.

        ГЛАВА 13

        Из этого кошмара невозможно было выбраться. Происходящее сливалось в одну сплошную картину, похожую на огромное кривое зеркало: правда искажалась в нём и приобретала пугающие подробности. Пустой дом с заколоченными окнами и запертыми дверьми. В одной из комнат находился тот самый алтарь. На каменной плите стоял кубок, из которого вытекала кровь. Она залила постамент и собралась лужицей у подножия. Агата подняла взгляд и увидела перед собой Снежану с тёмными, как ночь, глазами. Подруга больше не являлась собой. Ее место заняло всепоглощающее Зло, а по венам текла отвратительная чернеющая скверна, проступающая сквозь бледную кожу.
        Рахманова открыла глаза и перевернулась на спину, лихорадочно прокручивая в голове минувший вечер. Она лежала на широкой кровати с чистыми простынями и под тёплым покрывалом. На ней оставалось всё то же платье, в котором она отправилась на приём к Крылову. Агата вздрогнула, вцепившись пальцами в плед. Подумать только, она была на шабаше! Вспомнилось, как покидала тот проклятый дом, как торопливо шла по улице и встретила...
        Ярослав! Маг был не на шутку встревожен. Он усадил её в свою машину, а после она уснула.
        Агата села на кровати и осмотрелась. Плотные шторы на окнах оказались не задернуты, и тусклый свет ночника медленно таял в утренних сумерках. Обстановка в комнате была строгой, но стильной, выдержанной в светло-серых тонах. Пахло миндалем и сигаретами. Она сразу догадалась, что Ярослав привёз ее к себе. Сердце вдруг учащённо забилось, и Рахманова провела рукой по волосам. Причёска давно растрепалась. Кое-как пригладив ее, Агата спустила ноги с кровати.
        На краю, свернувшись клубком, спала белая кошка. Она мерно посапывала и мурчала. Агата не удержалась и дотронулась до пушистой шкурки. Кошка отреагировала мгновенно: распахнула зелёные глазищи и недовольно уставилась на нее. Затем, нервно взмахнув хвостом, спрыгнула на пол и побежала к приоткрытой двери. Рахманова поспешила следом.
        Квартира оказалась просторной. Всё те же строгие тона, минимум мебели. На её взгляд, здесь не хватало женской руки. С кухни доносился аромат жареного бекона и кофе. Агата сглотнула и двинулась на запахи, кутаясь в плед.
        Ярослав сидел за накрытым столом у окна и читал книгу. Кошка крутилась внизу и тёрлась о его ноги.
        - Доброе утро, - не отрываясь от книги, произнёс он.
        Она молчала, не в силах отвести от мага взгляд. Он был невероятно привлекательным. Волосы, ещё влажные после утреннего душа, топорщились ёжиком. Белая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами и закатанными до локтей рукавами. Чёрные брюки с идеально выглаженными стрелками. Она бесстыдно разглядывала его лицо: немного резкие благородные черты, лёгкие морщинки в уголках глаз. Щетина только добавляла шарма.
        - Кофе? - он отложил книгу и вопросительно посмотрел на нее.
        Агата кивнула и опустилась на стул, чувствуя себя как никогда глупо. Ярослав поставил перед ней дымящуюся чашку, которую она тут же обхватила ладонями.
        - Спасибо. - Рахманова потупила взгляд и добавила: - За гостеприимство.
        Маг вновь сел, и кошка запрыгнула ему на колени. Пушистая нахалка старалась всем своим видом показать, что именно ей принадлежит внимание мужчины. Ярослав рассеяно почесал её за ушами.
        - Я не знал, где вы живёте, и потому привез к себе. Надеюсь, вы не подумали ничего плохого?
        Агата отпила кофе и едва не поперхнулась.
        - Что вы, конечно, нет, - она запнулась, не зная как лучше подобрать слова.
        Всё происходящее казалось чем-то нереальным. Ещё вчера он приглашал её на ужин, а сегодня она проснулась в его кровати, и вот они завтракают, пытаясь перебороть взаимное чувство неловкости. Снежана уже давно выдумала бы кучу подробностей и расписала в красках их помолвку и свадьбу.
        Мысли о подруге заставили вернуться к событиям минувшего вечера. То, что Ярослав появился так внезапно, оказалось настоящим чудом. Рахманова исподлобья посмотрела на мага. Что он там делал? Агата внутренне сжалась. Он мог быть одним из шайки Крылова. Но, если бы он хотел ей навредить, она бы уже не сидела здесь. Немного успокоившись, Рахманова сделала глоток кофе.
        Тишина стала давить, и Ярослав, вздохнув, произнес:
        - Агата, я бы хотел задать вам несколько вопросов. Они касаются вчерашнего вечера. - Он подвинул к ней тарелку с беконом и положил локти на стол.
        - Что вы хотите знать? - Рахманова уставилась в чашку, стараясь не выдать своего напряжения.
        - Что вы делали в том доме?
        - Меня пригласила подруга, - она даже не солгала и посмотрела ему в глаза. - А что там делали вы? Я не видела вас среди гостей.
        * * *
        Ярослав смотрел на Агату и старался думать только о деле. Увы, получалось плохо. Она выглядела так, словно только что пробудилась от страшного сна и с трудом могла поверить в окружающую её реальность. Собственно, так оно и было. Вот только сон происходил на самом деле, и его собеседница пока ещё не догадывалась, насколько страшное и отвратительное то место, где ей вчера довелось побывать. Ему хотелось защитить её, спрятать, уберечь от любой опасности, которая могла подстерегать.
        Чувство было новым, незнакомым. Нельзя сказать, что раньше Ярослав полностью обходился без личной жизни, но на первом месте всегда оставалась работа, а молодые женщины становились просто приятным дополнением. Он не ценил эти отношения и с лёгкостью прерывал их, ничуть не жалея. Даже расторжение помолвки, много лет назад заключённой родственниками, его не расстроило. Когда невеста влюбилась в другого мага, Чарныш не стал чинить им препятствий, хотя некоторые посчитали, что он повёл себя неправильно.
        В тот вечер, предлагая Агате встретиться снова, он и не подозревал, что она начнёт занимать так много места в его мыслях. Это предвещало неизбежный конфликт чувств и разума, которого он прежде так ловко и старательно избегал. Может быть, ещё не поздно остановиться?
        «Это просто работа», - подумал Ярослав и сам себе не поверил.
        - Меня не приглашали, - произнёс он вслух. - Но мы сейчас говорим о вас, а не обо мне. С какой целью ваша подруга отправилась туда?
        - Ей понравился мужчина, - несколько смущённо ответила Агата. - Она очень... увлекающийся человек, - проявив деликатность, добавила собеседница. - Я побоялась, что она может влипнуть в какую-нибудь нехорошую историю.
        - Что и случилось, - хмыкнул Чарныш. - Видимо, у вас неплохо развита интуиция. Предсказаниями не занимаетесь?
        - Нет, и не собираюсь! - фыркнула она.
        - Да вы ешьте, - кивнул на остывающий завтрак Ярослав. - Это ведь не допрос. Всего лишь дружеский завтрак.
        Ему показалось или при слове «дружеский» она вдруг бросила на него быстрый взгляд и тут же посмотрела в сторону?
        - Мне бы хотелось узнать, что вы там увидели. Нечто странное или подозрительное? Почему вы так поспешно ушли?
        Агата прислушалась к его совету насчёт завтрака и некоторое время молчала. Пока его нечаянная гостья ела, Чарныш любовался ею. Не мог удержаться от того, чтобы не разглядывать. С плеча то и дело сползает плед, в который она закуталась, словно от холода, локон тёмных волос падает на лицо - так и хочется поправить, чтобы не мешал. Девушка подняла на него глаза.
        - Не могу есть, когда на меня так смотрят.
        - Я всего лишь жду, когда вы ответите на вопросы.
        - Вам-то хорошо, а я как подумаю, что Снежана осталась там, с ними... - Агата отодвинула тарелку и сцепила дрожащие пальцы в замок.
        - Послушайте меня! - Ярослав невольно повысил голос. - Ваша подруга - взрослый человек. Даже если она не знала, на что идёт, могла бы включить мозги вовремя.
        Это прозвучало грубо, но подействовало. Девушка отпила немного кофе, выдохнула и, не глядя на него, принялась рассказывать. В наблюдательности ей, как отметил Чарныш, нельзя было отказать.

        ГЛАВА 14

        Ночь прошла почти без сна. Максим крутился с боку на бок, не переставая думать. Обвинения дяди, встреча с Крыловым и Алисой. Лишь под утро ему удалось ненадолго задремать, но, как назло, зазвонил телефон. Поборов желание разбить треклятую трубку об стену, он ответил.
        - Дружище! - Судя по голосу, Сергей пребывал в отличном расположении духа. - Ты пропустил лучший заезд за последнее время.
        Рахманов покосился на часы. Семь тридцать. Обычно в это время они возвращались с гонок. Максим подавил вздох разочарования. Гонки, друзья, девушки, готовые на всё. Так было до вчерашнего дня, а, когда порог его квартиры переступила Алиса, всё и вовсе перевернулось с ног на голову.
        - Макс? - обеспокоенно позвал Сергей, не дождавшись ответа.
        - Да, прости. - Он потёр глаза, пытаясь сбросить последние остатки сна.
        - Ты говорил, что у тебя проблемы. Точно не нужна помощь?
        - Нет... семейные неурядицы, - с заминкой солгал Рахманов. - Как всё утрясётся, я дам знать.
        - Надеюсь, ты не забыл о дрэг рэйсинге* с Волковым и его шайкой?
        Проклятье! Еще пару дней назад он буквально рвался в бой и считал минуты до того, когда сможет утереть нос этому выскочке, а теперь совсем позабыл обо всём. Удивительно, как из-за круговерти с убийством, допросами и неожиданными встречами он ещё помнил собственное имя.
        - Нет. Я буду, как и договаривались.
        - Отлично, - тут же повеселел друг. - Тогда до встречи.
        Какое-то время Максим просто лежал, уставившись в потолок. Его жизнь всегда была странной. Существовать на грани двух миров, балансировать по краю. Когда он только начал привыкать к размеренной жизни, проблемы с ноги распахнули двери в его тихую гавань, сея хаос. Максим ненавидел эту двойственность, разрывающую на части. Ему хотелось жить нормально. Магом или человеком - неважно. Но будучи ни тем, ни другим, оставалось только бессильно сжимать кулаки и уповать на судьбу.
        Он всё еще видел лицо Алисы, когда она забрала телефон и сбежала от него. Решительная, сосредоточенная на расследовании, она вела себя как настоящий профессионал. Макс не мог отрицать, что подруга изменилась, и с его стороны было опрометчиво вот так выложить перед ней все карты. Но, с другой стороны, он даже не представлял, как поступил бы иначе. Он привык доверять ей, всегда. И этот раз не должен стать исключением. За ночь она могла всё обдумать и остыть. Наверняка он разозлил её своим поступком. Рахманов в который раз пожалел о собственной глупости, но теперь уже ничего не поделаешь.
        Им нужно поговорить!
        Максим поспешно собрался, захватил ключи от машины, телефон и покинул квартиру.
        Погода не собиралась налаживаться. Грузные тучи налились тёмно-синим и грозились обрушить на головы горожан ливень. В воздухе пахло дорожной пылью и земляными испарениями.
        Забравшись в автомобиль, Макс завел двигатель и включил печку. Впервые за несколько лет ему захотелось закурить. Он никогда не злоупотреблял этой вредной привычкой, но именно в тот миг ощутил острую потребность в никотине. Рахманов нашел припрятанную в бардачке пачку сигарет, вытащил одну и с наслаждением сделал несколько затяжек.
        Дорога до здания МН заняла менее получаса. Макс припарковался за углом, откуда хорошо просматривался главный вход. Он не спешил заходить и наделся, что успеет перехватить Алису по пути на работу. Максим отлучился только чтобы купить кофе и пару пончиков, а затем снова вернулся в машину.
        Когда с завтраком было почти покончено, а терпение стало подходить к концу, он заметил Алису. Она оставила машину кварталом выше и теперь спешила через улицу, зябко пряча руки в карманах куртки.
        Рахманов уже собрался выйти навстречу, как увидел Олега. Крылов приблизился к Алисе и по-свойски поцеловал в щёку. Максим с такой силой сжал стакан, что обжёгся расплескавшимся кофе. Зарычав от боли, выругался и уставился на мило беседующую пару. Он был готов отдать всё, чтобы хоть краем уха услышать, о чём они говорят.
        Вдруг Алиса вытащила из кармана куртки мобильник Марии и сунула его в руки Крылова. Безмятежное выражение на лице мага сменилось подозрительностью. Она накрыла его руки ладонями и стала о чём-то просить. Только теперь Максим рассмотрел её усталое лицо: тёмные круги под глазами, непослушные волосы, стянутые в хвост и та же одежда, что и вчера. Похоже, не один он мучился от бессонницы ночью. Но, как бы там ни было, это не значило, что она может посвящать Крылова. Рахманов почувствовал себя преданным. Доверие, о котором он размышлял еще утром, разбилось на сотни осколков, безжалостно раня.Когда они разошлись, Максим незамедлительно выбрался из автомобиля и нагнал Алису у самых дверей. Он схватил её за руку выше локтя и, развернув к себе, раздражённо прорычал:
        - Какого чёрта ты творишь?
        * * *
        Размеренное тиканье часов казалось особенно громким в безмолвной тишине комнаты. На стенах плясали тени от раскачивающихся за окном веток деревьев. Временами ей чудилось, будто они вот-вот начнут стучать в стекло и звать за собой куда-то, где перестанут действовать все земные законы. Алиса некоторое время боролась с бессонницей, затем поняла, что это бессмысленно, поднялась и приготовила кофе. Чёрного, крепкого, горького. Включив настольную лампу, она села за стол, водрузила на него большую кружку-термос, подаренную Олегом на восьмое марта, и снова открыла блокнот с заметками. Какая-то мысль досадливо маячила на периферии сознания, но то и дело ускользала при попытке ухватиться за неё.
        - Что-то я упустила, - сказала вслух Алиса. - Нечто важное. Но что?
        Она снова прокрутила в голове разговор с Максимом, стараясь предельно абстрагироваться от того факта, что этот человек когда-то был ей очень близок и дорог. Любопытно, знал ли Фогль? Если да, то почему он позволил взять это дело и, более того, по какой причине сам отправил её на допрос Рахманова? Этим ведь и Олег мог бы заняться. К тому же, в столь важном расследовании, каким оказалось убийство Марии Горностай, начальник мог бы и расширить команду, выделив им в помощь ещё нескольких специалистов, однако этого он тоже пока не сделал.
        Неизвестно, считал ли Аркадий Фогль Максима подозреваемым, но у Алисы имелись на этот счёт большие сомнения. Даже если допустить, что Макс за прошедшее время успел так измениться, что стал способен на убийство, он бы не сумел лишить девушку магии. Однажды то же самое произошло с ним, и, если бы он знал больше про обстоятельства того случая, возможно, мог бы сейчас стать ценным свидетелем. Может ли быть так, что в убийстве девушки замешаны те же самые люди, что и тогда? Но ведь прошло столько лет...
        Алиса поняла, что в одиночестве ей с этим не разобраться. Необходимо с кем-то посоветоваться. А кто ещё заинтересован в том, чтобы распутать все ниточки этого дела? Олег Крылов, конечно! Она едва не потянулась за телефоном, но посмотрела, который час и с сожалением отложила разговор до утра.
        * * *
        На следующий день Алиса позвонила Олегу по дороге на работу, пока машина стояла в утренней пробке. Он ничуть не возражал против того, чтобы встретиться рядом с офисом и немного побеседовать до того, как они туда войдут. Некоторые вопросы следовало бы обсудить без зоркого взгляда коллег.
        - Что у тебя случилось? - поинтересовался Крылов.
        - В смысле?
        - Выглядишь не очень хорошо, если говорить начистоту. Плохо спала? Неужели наш несостоявшийся ужин настолько тебя расстроил?
        - И не надейся! - хмыкнула Алиса и, посерьёзнев, извлекла мобильный телефон, который вчера ей отдал Максим. - Мне нужно, чтобы ты взглянул на это и сказал, что думаешь. Больше никого пока посвящать не нужно.
        Она сжала ладони собеседника похолодевшими пальцами и почувствовала, что его руки слегка держат.
        - Это то, о чём я думаю? - хрипло произнёс Олег. - Правда? Но откуда...
        - Потом, всё потом, - выдохнула Алиса, нервно оглядываясь по сторонам. Ей показалось, что за ними кто-то наблюдает. Ощущение невидимого взгляда было таким сильным, что становилось не по себе.
        - Ладно, - очевидно, смекнул что-то напарник. - Я пойду первым. До встречи!
        «Прямо как любовники, которые встречаются тайно», - подумала Алиса, провожая Крылова взглядом. Когда он скрылся за дверью, она снова осмотрелась и двинулась следом за ним. Но войти не успела - кто-то остановил её, резко дёрнув назад.
        - Ты?!
        - А ты кого ожидала увидеть? - отозвался Макс. - Что за демон тебя дёрнул отдать мобильник этому типу? Разве можно ему доверять?
        - А почему нельзя? - произнесла Алиса и устало провела свободной рукой по лицу. - Давай отойдём, а то на нас уже люди смотрят. Ещё не хватало, чтобы Фогль увидел.
        Рахманов не стал возражать и повёл её за собой. Его машина стояла за углом. Максим открыл дверцу, кивком предложил ей сесть и сам занял место водителя.
        - Так это ты за нами следил, - констатировала Алиса, оценив удачно выбранный угол наблюдения. И почему этот парень не работает в Магическом Надзоре? Впрочем, понятно, почему...
        - Я хотел с тобой поговорить, а ты меня опередила и... Не верю я Крылову! - Макс с силой ударил ребром ладони по рулю.
        - Пока у тебя нет никаких оснований, чтобы ему не доверять, - заметила она. - И у меня нет. Мы напарники, и я не имею права что-либо от него прятать.
        - Ты так уверена, что он от тебя ничего не скрывает?
        Алиса вздохнула и посмотрела собеседнику в глаза. Если бы кто-нибудь предупредил, что будет так сложно, согласилась бы она взяться за это дело или всеми силами постаралась бы переложить его на более опытных коллег? Но, как говорится, назвался груздем - полезай в кузов. Раз решила доказать Фоглю, что молодая женщина может расследовать магические преступления наравне с мужчинами, то нечего теперь пытаться сбежать от ответственности. А ещё от человека, который пытливо вглядывался ей в лицо, будто силился прочитать в её молчании ответ на какой-то важный вопрос.
        

        [*] ДРЭ РЭЙСИНГ - разновидность стритрейсинга - соревнования на скорость между двумя или четырьмя участниками.

        ГЛАВА 15

        Олег сидел за рабочим столом, подперев голову руками. Прямо перед ним лежал телефон. Та самая улика, которая не должна была попасть в руки его коллег и, тем более, к Алисе. Мистер «Х» дал чётко понять, что будет с теми, кто копнёт слишком глубоко.
        Откуда она вообще его достала? Осенило мгновенно. Рахманов! Наверняка всё это время мобильный находился у него. Олег сжал кулаки. Следовало обыскать его с самого начала, но Фогль не позволил бы им обращаться с племянником как с преступником. Как бы старательно глава МН ни играл на публику, он не считал Максима виновным. Важный свидетель, но уж точно не убийца.
        Алиса хотела, чтобы он сказал, что думает. Ему было, что сказать! На снимках всего лишь очередной обряд - смесь сатанизма и язычества. Всё в порядке, волноваться не о чем. Маг мысленно застонал и запустил пальцы в волосы. Это дело должно зайти в тупик, как и многие другие. Для того Крылов и работал в МН.
        За последние сутки Олег всё чаще задавал себе один-единственный вопрос. Как его любимая работа стала приносить лишь вред? Всю жизнь он мечтал помогать людям, быть частью чего-то важного. А что в итоге? Он не сильно отличался от тех, кого отправлял в инквизиторские темницы.
        От размышлений его отвлёк Влад. Стажёр подвел к нему закованного в наручники мага и усадил на стул. Олег сразу узнал парня. Подозреваемый по прошлому делу - Андрей Бобров. Высокий и жилистый, во всём чёрном, с подведёнными глазами и проколотыми ушами. По мнению обычных людей, именно так и выглядят сатанисты.
        - Отведи его к Дарию. У меня других дел по горло, - махнул рукой Крылов, едва взглянув на него.
        - Княжевич уехал на срочный вызов, а дело по ограблению ломбарда вели вы с Крапивиной, - не собирался уступать Владислав.
        Именно что вели! От той истории остался только янтарный браслет, который он накануне подарил Алисе, а ещё выговор от Фогля. Прошло больше месяца, но им так и не удалось найти доказательства, чтобы вынести обвинения. Украли немало, а сейф, защищённый не одним заклинанием, превратили в горстку металлической стружки.
        Подозреваемых было двое: Мартин Шталь и сидящий напротив Андрей. На Шталя заявил сам хозяин ломбарда. Якобы тот угрожал, что, если старик не продаст ему безделушки, то горько пожалеет. Боброва же вычислили по магическому следу. Он использовал колдовство, обратное силе созидания. Такими возможностями обладали немногие, и все находились под контролем в МН. Подобным фокусам не обучали в Университете Магии. Удивительный феномен, когда сила подчинялась владельцу с точностью до наоборот. Многие просветлённые умы называли это расстройством психики. Маги, выбравшие своей специализацией созидание, в один прекрасный день могли разрушить целую многоэтажку, не приложив особых усилий.
        В их городе лишь четверо обращали в прах всё, до чего дотрагивались. У троих железное алиби, а вот Андрей словно в воду канул.
        - Где вы его поймали?
        - На вокзале. Он почти сел на поезд. - Влад запустил руку во внутренний карман плаща и достал прозрачный пакет с уликами. - Это было при нем.
        Олег прищурился, разглядывая через полиэтилен камешки с рунами и крис* с деревянной рукояткой, украшенной резным растительным орнаментом.
        - Артефакты из сейфа?
        Стажёр пожал плечами: мол, сам разбирайся и, развернувшись, пошёл прочь. Крылов проводил его мрачным взглядом и недовольно посмотрел на ушлого воришку.
        Последние несколько лет парень был головной болью всего МН. Бобров не гнушался использовать свои таланты. То, что он до сих пор не коротает дни в темнице под надзором инквизиторов, заслуга тугого кошелька и влияния его родителей. Чета Бобровых вряд ли представляла, какие из этого цветочка полезут ягодки, когда баловала его и ни в чем не отказывала.
        Надо же ему попасться именно сейчас! Гадёныш довольно скалился, чем еще больше разозлил его. Крылов набрал в грудь побольше воздуха. Сюсюкаться с парнем не было ни желания, ни сил. Он отодвинул телефон на другой край стола и произнёс без всяких предисловий:
        - Шталь сдал тебя с потрохами.
        На самом деле, Мартин даже не стал с ним разговаривать, только бросил, чтобы приходили с ордером, подписанным лично главой МН, и доказательствами. Шталь являлся одним из тех, кого называют охотниками за артефактами, причём, он охотился за самыми лучшими - настоящими сокровищами мира. Птица высокого полета. В магическом сообществе многие знали, чем занимается этот человек, но предпочитали молчать. Хитрый и изворотливый маг умел выходить сухим из воды. Шталь жертвовал немалые деньги на благотворительность и не раз привлекался к расследованиям МН как внештатный специалист. Поговаривали, что в прошлом Мартин и Княжевич были закадычными друзьями, но однажды между ними пробежала чёрная кошка.
        Фогль как-то назвал Шталя необходимым злом. На миг Олег задумался, что, возможно, он и сам такой же. Кто знает, что бы было, если Мистера «Х» и его фанатиков раскрыли? Они способны пойти по головам, если придётся. Нет, он не желал даже думать об этом. Крылов покосился на телефон, как вдруг в его голову пришла безумная идея.
        - Вы блефуете, - промямлил Бобров с плохо скрываемым страхом. Он мёртвой хваткой вцепился в цепь от наручников, точно собирался ее разорвать. Будь это обычный металл, с его способностями не пришлось бы даже напрягаться.
        - Мартин ясно дал понять, что ты предлагал поделить украденное поровну. Но он не согласился, и ты пошёл на дело сам.
        Крылов припомнил длиннющий список, предоставленный хозяином ломбарда. Старик напоминал Олегу лепрекона, жадного до золота.
        - Неправда!
        - Тогда расскажи, как всё произошло. Мартин нанял тебя? Сколько он заплатил? Это вы украли из сейфа? - Олег помахал перед его лицом пакетом с кинжалом и рунами. Наверняка если он сейчас заглянет в перечень украденного, то найдёт там наименования и этих предметов.
        Бобров скрестил руки на груди, насколько позволяли оковы, и уставился прямо перед собой, так ничего и не ответив.
        Олег победоносно улыбнулся.
        - Деньги отца в этот раз не помогут. Ты связался не с тем человеком. Камера в инквизиторской темнице давно дожидается тебя. Проведёшь там пару лет, послушаешь крики осуждённых посмертно психов и, быть может, выйдешь за примерное поведение. Если только, не согласишься мне помочь и заодно себе, - последние слова Олег произнёс, понизив голос.
        Андрей заинтересованно посмотрел на него.
        - Я освобожу тебя. Скажем, что стажёр облажался с замком, а ты уничтожишь мой стол и всё, что на нём лежит. Нет артефактов - нет доказательств. Я обо всём напишу в отчёте. Самое большее, что грозит - пара недель в изоляторе и штраф. Тебе не привыкать.
        - Зачем вам это? - недоверчиво прищурился парень и подался вперед.
        От телефона нужно избавиться и как можно скорее. Бобров оказался как нельзя кстати. Олег не мог подвергать Крапивину опасности. Неизвестно, что она ещё успела узнать. Если понадобится, эти люди уберут её со своей дороги с такой же лёгкостью, как и остальных.
        - Тебя не касается. Думай быстрее, у нас мало времени, и второй раз я предлагать не буду.
        Крылов не сомневался, что Андрей согласится, и потому долго ждать не пришлось.
        - Хорошо, - маг облизал губы.
        - Здесь произойдёт переполох, и будет не лишним, если ты попытаешься удрать.
        Андрей кивнул, и Олег едва заметно провёл пальцами по воздуху. Магический замок тихо щёлкнул, и Бобров, перехватив цепь, вцепился пальцами в стол. Магия вырвалась из-под контроля, но, когда остальные находящиеся в здании МН поняли, в чём дело, было уже поздно. По столешнице змеёй проползла трещина, края опалились, словно от невидимого пламени, а через миг стол осыпался пеплом вместе с тем, что на нём находилось. Компьютер, стационарный телефон, стопка бумаг, папки с делами и, что самое главное, мобильник и артефакты.
        Крылов вскочил на ноги, перевернув стул и изображая крайнее потрясение, а Бобров, не теряя времени, ломанулся к выходу.
        - Не дайте ему уйти! - прокричал Олег, уставившись на то, что осталось от его рабочего места.
        

        [*]КРИС - кинжал с характерной ассиметричной формой клинка. Считается мощным сакральным объектом.

        ГЛАВА 16

        Шестое чувство, интуиция, не важно. Когда Рахманов увидел, как Алиса отдает телефон Крылову, какое-то нехорошее предчувствие заворочалось внутри. Дело даже не в личной неприязни к Олегу. Он привык прислушиваться к себе и в повседневной жизни. Всегда знал, как лучше поступить, и редко ошибался. Жаль, что Максим ничего не заподозрил, когда в его такси села Мария, и вообще не остался тем вечером дома. Может, тогда всё сложилось бы иначе?
        - Что он может от меня скрывать? - возмутилась Алиса. - Послушай себя, Максим, ты говоришь какие-то глупости!
        Он посмотрел на подругу, не зная как выразить словами опасение, что тугим клубком сворачивались в солнечном сплетении. От бессилия Рахманов потянулся к пачке сигарет и, приоткрыв окно, жадно закурил. Крапивина наградила его ещё одним возмущенным взглядом. Макс поспешно сделал несколько затяжек и выбросил сигарету.
        С ним творилось что-то странное. Даже этой ночью он не спал не потому, что сильно устал, и в голову лезли всякие мысли, а потому, что боялся. Он ещё помнил тот странный сон перед тем, как Алиса появилась на пороге его квартиры. Страх, что он вновь окажется в том тёмном душном шкафу и услышит сквозь сизый туман воспоминаний до смерти перепуганный голос тёти Агаты, просто лишал возможности мыслить здраво.
        Подсознание играло с ним в какую-то жестокую игру, и он не понимал, что происходит. Почему спустя столько лет прошлая травма даёт о себе знать? Диссоциированная избирательная амнезия - таким был приговор врачей. После той роковой ночи родители таскали его по психологам и целителям занимающихся гипнозом, ведьмам, практикующим Вуду и другие запретные практики. Все они повторяли одно и то же: воспоминания вернутся, когда придёт время или не вернутся вообще.
        Потеря памяти защитила его неокрепшую психику от кошмаров, которые наверняка преследовали бы и взрослого, пережившего подобное потрясение. Сколько Максим помнил себя, ему всегда были чужды детские страхи: темнота, монстры под кроватью. Даже байки у костра в летнем лагере казались нелепыми россказнями. А теперь он боялся закрыть глаза. Прошлое нешуточно пугало его, несмотря на то, что ему всегда хотелось узнать правду.
        Всё началось после того, как он увидел снимки в кабинете Фогля. Татуировка. Какая-то частица его разума уже давно поняла это, просто он никак не желал собрать воедино все кусочки мозаики. Сон поднял из глубин подсознания и то странное видение, когда они с Алисой сидели в кафе: татуировка на бледной руке Агаты. Или не татуировка? Клеймо! Точно так же заклеймили и Марию.
        Как и в прошлый раз, снова разболелась голова. Максим надавил пальцами на переносицу и зажмурился, ожидая, пока цветные круги перестанут расплываться перед глазами. Алиса молчала, сложив руки на груди, и смотрела прямо перед собой. Разговор не клеился.
        Дождь хлынул внезапно, забарабанил по крыше и застелил пеленой лобовое стекло. Спешащие на работу и по своим делам прохожие, спрятались под зонтики, кто-то забегал в магазины и соседние здания, чтобы переждать стихию и не вымокнуть до нитки.
        Он покосился на подругу, обдумывая, стоит ли поделиться с ней мыслями. Ведь наверняка она снова побежит к Крылову. Впрочем, неважно, что она сделает. Держать в себе это безумие он больше не мог и должен был всё рассказать. Алиса единственная кому он доверял в этом деле. А то, как она поступит дальше, решать только ей!
        - Плевать на Крылова, - вдруг выпалил Макс. - Пусть развлекается с телефоном. У меня есть другая информация. Думаю, куда более важная.
        - Вот как? - Крапивина изогнула бровь, а в голосе послышались скептические нотки.
        - Татуировка. Были и другие жертвы с такими же знаками. Одна точно!
        - Но...
        - Не спрашивай, я сам ни в чём не уверен. Просто... знаю. Ты ведь можешь поднять старые дела в архиве и всё проверить?
        Сомнения, что это могли быть не потерянные воспоминания, а игра воображения, закрадывались, но Максим отметал их в сторону.
        Алиса задумчиво теребила замок куртки и кусала губу. Рахманов наблюдал за ней. Они не виделись столько лет, а теперь вынуждены заниматься всем этим вместо того, чтобы побыть вдвоём. Как раньше, сходить в кино или на прогулку, просто быть вместе и болтать о всяких глупостях. Ему столько хотелось спросить у неё. И опять было не время и не место. Всё играло против них и только отдаляло друг от друга.
        Наконец Алиса кивнула:
        - Хорошо. Я посмотрю, что смогу найти. - Она потянулась к ручке двери. - А теперь мне пора, работа ждёт.
        - Только пообещай мне кое-что, - поспешно произнёс Макс, и она замерла, не поворачиваясь.
        - Пока ничего не говори Крылову.
        Крапивина замешкалась, и он сжал её пальцы, пытаясь поймать взгляд.
        - Пообещай!
        Она кивнула, вырвала руку из его хватки и пулей вылетела из машины под проливной дождь.
        * * *
        Ливень начался совсем не весенний - сильный и холодный. До того, как Алиса вбежала в здание, она успела промокнуть так, словно провела под дождём не меньше часа. С волос стекала вода, а прилипшую к телу одежду - хоть выжимай. Хорошо, что она завела привычку хранить в отведённом ей шкафчике сменную. Можно переодеться.
        В офисе МН было шумно. Все суматошно носились туда-сюда, выкрикивая что-то на бегу. Алиса вслушалась и, махнув рукой на мокрую одежду, помчалась за остальными. Наткнувшись на Олега, резко остановилась. Он обхватил её за плечи и тут же отдёрнул ладони, словно обжёгся.
        - Сейчас не самый подходящий сезон для купания, - заметил напарник, попытавшись подшутить.
        - Это правда? - кивнув на остальных, спросила Алиса. - То, что они говорят.
        - Ага, - опустив голову, отозвался Крылов. - Чистая правда. Виноват - не уследил!
        - Почему ты не допрашивал его в другом месте?!
        - А смысл? - Олег пожал плечами.
        - Только не говори, что он уничтожил абсолютно всё...
        - Почти.
        - И телефон...
        «Скажи, что это не так! Скажи, что успел спрятать его в сейф, отдать Фоглю, закопать в цветочный горшок! Скажи немедленно!».
        Напарник, несколько долгих секунд помолчав, развёл руками.
        - Прости. Я не успел его куда-нибудь спрятать. На допрос привели так неожиданно, что...
        - Демоны! - перебивая его, воскликнула Алиса.
        - Тише. Призовёшь ещё. Я что-нибудь придумаю.
        - Что здесь можно придумать?! Мы потеряли улику!
        Она взмахнула руками и вдруг почувствовала, как холод от пропитавшей одежду воды проникает под кожу - медленно, но коварно и неотвратимо.
        - Да ты вся дрожишь! - Олег тоже это заметил. - Срочно переодевайся! Я сделаю кофе!
        - И коньяка туда налей! - крикнула ему вслед Алиса.
        Натягивая джинсы и вытирая волосы маленьким полотенцем для рук, она думала о словах Макса. Он сказал, что не доверяет Крылову. Сказал, что она должна посмотреть старые дела в архиве Магического Надзора. Что он имел в виду? Какие новые детали о случившемся мог знать и откуда?
        Рахманов выглядел таким одиноким, когда сидел в машине с дурацкой сигаретой. Как будто весь мир вдруг отвернулся от него, и первой это сделала она, когда отдала телефон Олегу. Казалось, Максим увидел в её поступке предательство.
        Как же это непросто: с одной стороны напарник, которому ей приходится доверять собственную жизнь, а с другой - человек, никогда не уходящий в прошлое настолько, чтобы не оставаться частью её жизни. Почему они не могут объединиться и работать в одной команде? А ещё есть Аркадий Фогль, который требует раскрытия преступления, однако почему-то доверил расследование не самым опытным работникам.
        Из-за произошедшего основная работа застопорилась, все озаботились вопросом поимки преступника и продолжали безудержно суетиться, потому Алису никто не остановил. Позабыв про Олега и кофе с коньяком, она незамеченной прошла в архив, где хранилось огромное количество бумажных документов, сложенных в толстые папки. Обводя взглядом ряды полок, подумала, что это глупая затея - на то, чтобы изучить их все, придётся потратить как минимум неделю, и то если отсюда не выходить. Впрочем, нераскрытые дела должны стоять отдельно. Отчего она решила, что нужно искать именно там, Алиса не могла сказать. Возможно, сработала интуиция. Она решительно прошла к нужному ряду и протянула руку к полке.
        Спустя примерно три с половиной часа Алиса вышла из помещения архива и направилась к кабинету Дария Княжевича.

        ГЛАВА 17

        В офисе все стояли на ушах. Фогль пришёл уже после случившегося. Обвёл подчинённых мрачным взглядом и рявкнул так, что Олег невольно втянул голову в плечи.
        - Авдеев! Крылов! Ко мне в кабинет!
        Влад с несчастным видом поплёлся следом за шефом, а Олег отхлебнул из чашки чай, приготовленный для Алисы. Он покосился на бутылку с коньяком, припрятанную коллегами на верхней полке шкафчика, и прикрыл дверцу. Заначка предназначалась для особых случаев: отметить закрытие какого-нибудь сложного дела или, напротив, успокоить нервы после тяжёлого неудачного дня. Ему сейчас не помешало бы расслабиться. Утро выдалось не из лёгких. Подавив разочарованный вздох, он направился на ковёр к Фоглю.

        Даже из-за закрытой двери было слышно, как начальник отчитывает ни в чем не повинного стажёра, а тот пытается оправдываться. Едва Крылов вошёл, как Аркадий накинулся на него.
        - А ты куда смотрел? Мало того, что улики, так ещё и бесценные артефакты! - Начальник выдохнул, ослабил воротник рубашки и вытер платком мокрый лоб. - Вы меня в могилу сведете. Сначала проблемы с Максимом, а теперь это!
        Олег молчал. За годы службы он уже успел выучить, как правильно вести себя, когда начальник не в духе. Влад стоял, опустив голову, и рассматривал свои ботинки. Он тоже прекрасно знал, как пережить бурю - прикинуться ветошью. Фогль всегда распылялся с пол-оборота и так же легко успокаивался. Главное - не подливать масла в бушующее пламя.
        - Отчёты мне на стол! Сегодня же! - он взглянул на Авдеева и добавил: - Свободен!
        Парень ретировался со скоростью света. Олег же приготовился к продолжению, но Фогль резко сменил тему:
        - Что по убийству Марии Горностай?
        - Нам мало удалось выяснить. Никаких магических следов, зацепок, как и свидетелей. В отчёте о вскрытии ничего нового. Разве что эта татуировка... - Олег прикусил язык.
        - Так выясните, что это за чертовщина такая! Если нужно, обратитесь к специалисту по символике. Мне что, самому за вас работать!? - Лицо главы МН покрылось красными пятнами. - Иди! К концу дня отчитаешься, и Крапивиной передай, чтобы зашла!
        Крылов покинул кабинет, ловя на себе взгляды коллег. Обсуждать его «провал» и шептаться за спиной теперь будут долго. Не обращая на них внимания, Олег вернулся к тому, от чего его отвлёк Фогль. Пришлось вновь делать кофе. Он надеялся, что найдёт Алису на рабочем месте, но её там не оказалось. Не могла же она всё ещё переодеваться?
        Оставив кружку на столе напарницы, Олег отправился на поиски. Он обошёл весь офис, спустился и поднялся по лестнице, недоумевая, где она может быть. На телефон Крапивина также не отвечала.
        Спустя полчаса Крылов сидел за соседним столом, созерцая то, что осталось от его рабочего места. Впервые за несколько лет он не знал, что делать и как быть. Он загнал себя в угол, чтобы грязные дела человека из его прошлого не всплыли наружу. Ему пришлось подставить себя и Влада, и неизвестно, что будет дальше. Мистер «Х» мог бы и помочь. Этот человек обладал большими силами и связями, только вот всегда предпочитал наблюдать. Но всё зашло слишком далеко.
        Олег резко поднялся, на ходу захватил куртку и набрал по памяти телефон, который ему когда-то продиктовали на экстренный случай. Он как раз настал!

        Два года назад.
        Было невыносимо жарко. Как в Аду. Складывалось впечатление, что на плечи взгромоздили железное ярмо, раскаленное до предела. Оно не грело, а обжигало. Крупные бисерины пота стекали по лицу. Губы пересохли и потрескались. Олег провёл по ним языком и почувствовал вкус запекшейся крови.
        Он силился припомнить, что произошло, но сознание постоянно ускользало. Только боль помогала не отключиться совсем. Она приходила с каждым вздохом: острая, пронзительная, в области груди. Сломаны рёбра?
        В обед поступил срочный вызов. Ничего необычного, кто-то вновь развлекался с магией призыва. Такое происходило чуть ли не каждый день. Съехавшие с катушек или отчаявшиеся маги вызывали демонов в надежде, что те исполнят их сокровенные желания, помогут решить проблемы. Только вот все они забывали, что твари из потустороннего мира коварны и хитры, а ещё - способны убить, едва нерадивый маг или ведьма закончит ритуал или зазевается. Бывало всякое.
        Ему стоило дождаться Княжевича и не лезть в самое пекло в одиночку, но он понадеялся, что справится сам до приезда старших коллег.
        Заброшенная пятиэтажка на окраине города напоминала декорации к фильму ужасов: выбитые окна, зияющие тёмными провалами, обгоревшие после пожара и изрисованные граффити стены. Обитель бездомных и наркоманов или ещё кого похуже. Отличное место для призыва какой-нибудь проклятой твари.
        Во всей округе ни души, только тоненький магический след тянулся к зданию. Кто бы здесь ни был, он разогнал всех. Хорошо, что среди обитающего в этих развалинах сброда нашёлся тот, кто сообщил куда следует.
        Олег быстро вычислил нужный этаж и поднялся по полуразрушенной лестнице. Он заранее приготовился отразить внезапный удар и потому растерялся от увиденной картины.
        На ободранном полу, прямо в центре криво нарисованной пентаграммы сидел мужчина. Сложив ноги по-турецки, он раскачивался из стороны в сторону и напевал себе под нос какие-то фривольные мотивы. Олег опешил и во все глаза уставился на полоумного. В воздухе еще витали отголоски заклинаний, и далеко не простых. Но угрозы не было. Человек использовал запрещённую магию, а после развеял! Точно больной.
        Безумец вскинул голову, и Олег попятился. Чёрные сальные волосы незнакомца торчали во все стороны, глаза лихорадочно блестели. На вид не больше тридцати. Он широко улыбнулся, демонстрируя отсутствие пары нижних зубов, и, не поднимаясь, протянул вперёд руки:
        - Я вас ждал и готов добровольно сдаться! Я во всём сознаюсь! - ненормальный закивал головой, как китайский болванчик.
        Олег не сумел и рта раскрыть. Мужчина вдруг дёрнулся, как от удара невидимого хлыста, и завыл, изо рта хлынула кровь. Всё произошло в считанные секунды. Направленный удар боевого заклинания был стремительнее молнии. Крылов не успел даже повернуться, как что-то тяжёлое обрушилось ему на затылок, а после всё померкло.
        Эти воспоминания дались с большим трудом. Дышать было всё так же невыносимо больно. Когда агония немного поутихла, и вернулось зрение, Олег смог рассмотреть тёмную комнату, высокие потолки и зашторенные окна. Он лежал на кровати. Его лихорадило.
        Кто-то вошёл. В полумраке Крылов не сразу рассмотрел человека перед собой. Когда это всё же удалось, он понял, что точно умер и попал в Ад. Таким он этого человека и запомнил. Светловолосый, с тяжёлыми чертами лица и искрой безумия в глазах. Всегда отстранённый и холодный, словно ледяная глыба. Он был строг к себе и окружающим, к своей тихой покладистой жене, к своим сыновьям. Когда-то Олег называл его отцом. А потом тот умер от остановки сердца.
        Призрак отца напротив презрительно усмехнулся, как будто прочитал всего его мысли. Может, так оно и было? Кто знает, на что способны призраки. Олег сглотнул, болезненно морщась. В горле саднило, невыносимо хотелось пить. Казалось, жар только усилился. Он моргнул, надеясь, что наваждение растает, но ничего не изменилось.
        Отец наклонился к тумбе, на которой стояли чашки и причудливых форм бутыльки. Смочил марлю в каком-то растворе и небрежно, словно боясь испачкаться, положил примочку Олегу на лоб.
        - Крепко же тебе досталось, - констатировал Призрак. - Мои парни не сразу признали тебя.
        Олег судорожно вздохнул. От резкого лекарственного запаха перед глазами всё снова поплыло.
        - Спи, - голос Призрака донесся издалека, - после поговорим.
        После наступило только через несколько дней. Жар спал. Лихорадка, вызванная незнакомым заклятием, почти прошла, а лекарю удалось срастить ребра. Остались лишь слабость и головокружение.
        Виктор пришёл с подносом, на котором дымились куриный бульон и чай, пахнущий разнотравьем.
        - Ничего другого тебе пока нельзя, - отец насмешливо покосился на него.
        - С чего такая забота? - Олег с остервенением вгрызся в кусок хлеба и взял ложку.
        - Ты мой сын, - пожал плечами Виктор.

        Удивительно, но он не постарел ни на день. Олег задумался, что они скорее выглядят как братья, но не как отец и сын.
        - Ты обо мне двадцать лет не вспоминал! Ни о ком из нас! - он отхлебнул чаю и с грохотом опустил кружку на поднос.
        - И всё оставалось бы по-прежнему, если б не этот идиот!
        - Кто он? Тот мужчина? Вы убили его?
        Он был совершенно точно безумен и говорил, что хочет сдаться.
        - Один из тех, с кем мне не повезло сотрудничать. Он сам позвонил в МН.
        - Как это понимать?
        - Так и понимать! Он хотел, чтобы его взяли с поличным. Рассчитывал, что будет в безопасности в инквизиторской темнице.
        - В безопасности от... тебя? - прошептал Крылов, наблюдая за отцом.
        Тот кивнул и улыбнулся, от чего у Олега похолодели руки. Или это от лихорадки?
        - Чем ты занимаешься? Где мы и кто все эти люди? Что это за место?
        - Слишком много вопросов, - Виктор поднялся и направился к двери. - Я отвечу, но сначала подумай, хочешь ли ты знать ответы? В противном случае, дороги назад уже не будет.
        * * *
        Олег сидел в кафе и допивал вторую чашку кофе. Отец не приехал. Он даже не стал его слушать, просто положил трубку.
        Злость буквально закипала внутри. Крылов проклинал тот день, когда их пути пересеклись, когда он впервые задал ему вопрос, и любопытство пересилило здравый смысл. Стоило бежать без оглядки ещё тогда, едва он пришел в себя. Но он остался. Почему? Ответа не находилось. Может, так он хотел быть ближе к человеку, который приходился ему отцом? Стать кем-то значимым в его глазах?
        Тогда ему рассказали если не всё, то очень многое. Связываться с ними Крылов не пожелал, но поклялся, что будет хранить тайну. О помощи и содействии они не договаривались. Но однажды Виктор обратился к нему, когда культу не удалось замести следы. И Олег не заметил, как стал мальчиком на побегушках.
        Перезвон колокольчика над дверью отвлёк его от мрачных размышлений и о необходимости думать, о том, как быть дальше. Крылов поднял голову и встретился взглядом с Настей.
        На ней был прозрачный дождевик и чёрное платье до колен. Русые волосы заплетены в тугую косу и перетянуты шёлковой траурной лентой. Девушка моргнула, словно не поверила глазам, и чуть ли не бегом бросилась к его столику.
        - Само провиденье привело меня сюда. Олег! Я звонила тебе, почему ты не отвечал?! - она была слишком перевозбуждена и тараторила.
        Крылов достал телефон и покосился на дисплей. Пропущенных действительно много.
        - Прости, - пробормотал он, убирая мобильный. - Что-то случилось?
        - Да! То есть... не знаю, - Настя замялась, неуверенно глядя на него. - Я должна тебе кое-что показать.
        Он устало потёр глаза. Обед давно прошел, ему нужно возвращаться на работу. Странно, но Алиса не звонила.
        - Это срочно?
        - Да! - прикрикнула на него девушка. - Это касается моей сестры!
        Олег встрепенулся, серьезно посмотрел на неё и вздохнул.
        - Хорошо, поехали. Расскажешь по дороге. Моя машина за углом.
        * * *
        После утреннего дождя по дорогам разлились целые озера. Крылов ехал медленно, боясь пропустить поворот, и постоянно поглядывал на навигатор.
        - Отец давно не живёт с нами, - Настя говорила тихо и теребила в руках очередной бумажный платок. - Раньше мы часто гостили в его доме, он брал нас на каникулы в разные страны, уделял каждую свободную минуту. Но за последние несколько лет он изменился. Не знаю, как это объяснить... Он мог не звонить неделями, просил не приезжать к нему без предупреждения. Ссылался на проблемы на работе, говорил, что ночи напролёт проводит в офисе. Стал угрюм, неразговорчив.
        Олег молчал почти всю дорогу, слушая Настин сбивчивый рассказ.
        - Мать убивается, я места себе не нахожу, а он... - Настя запнулась, пытаясь подобрать слова, - как будто в каменного истукана превратился! Она была его любимой дочерью, понимаешь?
        - Каждый по-разному справляется со своим горем, - мрачно ответил Крылов.
        Еще неизвестно, чем всё могло закончиться для Александра. Он явно считал себя виновным, но ничего не мог поделать, потому что слишком крепко связан с культом. Виктору и его приспешникам Горностай обязан почти всем, что имеет.
        Олег остановился у особняка, на который указала спутница, и покосился на тёмные окна.
        - Где твой отец?
        - На работе, улаживает какие-то дела, - она вздохнула и поджала губы. - Скоро поедет к матери. Она никого не хочет видеть, заперлась в своей комнате и не выходит оттуда.
        Настя засуетилась, полезла в сумку и выудила связку ключей. Олегу вдруг стало не по себе, когда они поднялись на крыльцо. Она собиралась что-то показать ему.
        Приверженцы культа не просто так вели уединённую жизнь. Кто-то вообще предпочитал инсценировать свою гибель и из-за кулис наслаждаться властью и возможностями, которые давала им запретная магия.
        - Не знаю, что заставило меня приехать сюда. - Настя открыла замок и тихо всхлипнула. - Ты ведь поможешь мне? Выяснишь, что всё это значит? Правда? Отец... он не мог. Тут что-то другое. Не знаю, что, но...
        Она подняла на него большие серые глаза, в которых стояли слезы, и вдруг сжала его руку. Олег с трудом проглотил ком в горле. Она знает! Он высвободился из её хватки. Пальцы на руках стали ледяными, и не хотелось, чтобы девушка это ощутила.
        - Конечно. Я сделаю всё, что в моих силах.
        На губах Насти появилась мимолётная, полная надежды улыбка. Она смахнула слёзы и потянула его за собой.
        - Пойдём.
        Они прошли через кухню и остановились перед дверью, ведущей вниз. Настя щёлкнула выключателем и стала спускаться по лестнице. Олег молча направился за ней.
        Это место он уже видел. На снимках в телефоне. Крылов замер на ступеньках, глядя вниз. Именно отсюда Мария и сделала те фото.
        Он и так догадывался, что произошло, а теперь всё встало на места. Маша приехала к отцу раньше времени и застала ритуал. Она испугалась и сбежала. Оно и понятно, не каждый день удаётся увидеть представление одного из кровавых культов. Что было дальше, уже ни для кого не тайна. Девушка собрала вещи, сказала, что едет к матери, и по иронии судьбы села в такси к Рахманову. А вездесущий Виктор спустил с поводка своего убийцу - цепного пса культа. Занавес.
        - Олег!
        Крылов моргнул. Настя стояла внизу и держала в руке край ковра. Он медленно спустился, чувствуя, как деревенеют ноги, и подошёл ближе. Его взгляд был прикован к пентаграмме, выжженной на каменном полу. Точная копия клейма на запястье Марии.
        - Ты понимаешь, что это значит? - Настин голос дрожал.
        Олег не ответил. В голове со скоростью звука сменялись картинки одна страшнее другой. Настя будет настаивать на дальнейшем расследовании. У других специалистов не останется и сомнений. Они распутают клубок, надавят на Горностая. Если только Виктор не убьёт Настю раньше!
        - Олег?
        - Прости, но это ради твоего же блага. - Он шагнул к ней, переступив рисунок пентаграммы, и отпустил лёгкое парализующие заклинание.
        На лице молодой ведьмы промелькнуло непонимание, а в глазах вспыхнул огонек страха. Так и не издав ни единого звука, она покачнулась и стала терять опору. Олег легко подхватил ее и, прижав к себе, направился к выходу.

        ГЛАВА 18

        По дороге из архива ей никто не встретился. Алисе не хотелось никого видеть, ни с кем разговаривать. Требовалось переварить то, что она узнала. Оставалась надежда, что разговор с Дарием прольёт свет хотя бы на толику тайн и поможет расставить всё по полочкам, но почему-то Крапивина сомневалась. Если бы всё обстояло так просто, это дело не оказалось бы в числе нераскрытых магических преступлений.
        Вспомнилось лицо Максима. От этих мыслей её вдруг затопило отчаянной нежностью и жалостью к тому маленькому мальчику, которым он был в тот день, когда лишился своих способностей к магии. Стал изгоем в магическом мире, чужаком в собственной семье. Да и она сама, если так посмотреть, оставила его, когда покидала город. Тогда думала, что навсегда, но вот вернулась. Возможно, так написано в книге судеб, но Алиса не относилась к числу фаталистов и считала, что человек сам творит свою судьбу и может взять её в руки, обуздать и изменить. Она не сомневалась в этом даже тогда, когда её собственная жизнь разваливалась на осколки. Даже сейчас.
        Княжевич сидел в кабинете. То ли его не коснулась всеобщая суета, то ли ему удалось под каким-то предлогом её избежать, но это было на руку. Поговорить с ним требовалось наедине.
        - Ты занят? - поинтересовалась Алиса, стоя на пороге и переминаясь с ноги на ногу.
        Дарий поднял на неё взгляд, оторвавшись от разложенных на столе бумаг. Кипа папок с документами громоздилась на самом краю, рискуя вот-вот обрушиться на пол. Как-то чересчур много их было. А не изучал ли он тоже старые дела? Но для чего?
        - Для тебя - свободен, - отозвался Княжевич.
        Алиса почувствовала, что невольно краснеет. Ей казалось, будто за время работы в МН она совершенно отучилась смущаться от мужского внимания (и невнимания тоже), однако этому мужчине как-то удавалось производить на окружающих женщин, включая её саму, именно такой эффект. Пожалуй, при других обстоятельствах она бы даже могла в него влюбиться. В настоящем же куда проще не подпускать людей близко, чтобы оставить душу в неприкосновенности, и пока удавалось. Почти.
        - А ты не участвуешь в этом? - махнув рукой в сторону коридора, спросила Алиса.
        - Там и без меня энтузиастов много, - поморщился Дарий. - Уверен, Крылову уже по первое число досталось от Фогля. Тебе за компанию пока нет?
        - Я его ещё не видела, - призналась она. - В смысле, начальника. Надеюсь, отойдёт к тому моменту, как появлюсь перед ним, - с надеждой добавила Алиса, но сразу же в этом засомневалась.
        - Присаживайся. - Княжевич кивнул на стул для посетителей. - Будем надеяться, что здесь Аркадий тебя искать не станет. Если что, можешь спрятаться под стол.
        - Спасибо. - Алиса не сдержала насмешливое фырканье и села на предложенный стул, подбирая слова.
        - Так о чём ты хотела поговорить?
        Собеседник практически сразу перешёл к делу, чем застал её врасплох. Вспомнилось всё, что она слышала о нём. Станет ли Дарий обсуждать то, о чём ему наверняка больно и неприятно вспоминать даже спустя много лет? Поверит ли, что это не пустое любопытство с её стороны? Захочет ли помочь Максиму, которого даже не знает?
        Набрав в грудь воздуха, Алиса решительно ответила:
        - Ярослав Чарныш и Агата Рахманова.
        По тому, как Княжевич вздрогнул, можно было не сомневаться - эти имена ему хорошо знакомы. Но она ведь и так об этом знала. Вот только пока без подробностей.
        - Почему ты о них вспомнила? - спросил Дарий. Он уже взял себя в руки, но больше не улыбался, и голос звучал напряжённо. - Мне казалось, ты даже не знаешь, кто эти люди.
        - Знаю. - Алиса встретила его взгляд. - Было бы странно работать в Магическом Надзоре и не быть в курсе, кто именно основал эту организацию. Ярослав Чарныш. Первый маг, который не побоялся выступить наперекор инквизиторам, а затем и договорился с ними. Раньше только Инквизиция решала все вопросы, связанные с магическими преступлениями, а теперь этим занимаемся мы.
        - Именно так, - согласился Княжевич. - Но ты ведь не историю возникновения МН хотела обсудить. Правда?

        Алиса опустила глаза. Всё, что имелось в той папке, она самым тщательным образом изучила, и всё же этого оказалось недостаточно. Слишком мало материалов.
        - Агата Рахманова была убита, но то дело так и осталось нераскрытым. Кто-то считал, что это убийство с целью ограбления, однако в той истории оказалось немало странностей. Например, то, что перед смертью Агату лишили способностей к магии. Она умерла обычным человеком, не ведьмой. А ещё есть свидетель случившегося, который до сих пор ничего не помнит о том дне.
        - Кажется, ты много об этом знаешь, - заметил Дарий.
        - Мало. Но хочу узнать больше. С Марией Горностай произошло то же самое, и я не понимаю, почему Фогль не обратил внимания на очевидное совпадение. Он ведь знал Ярослава, да и Агату тоже. А тот свидетель... - Алиса запнулась. - Им стал маленький мальчик, племянник Агаты Рахмановой. То, что сделали с ней, зацепило и его, потому с тех пор он тоже не является магом, которым родился.
        - Как ты его нашла? - поинтересовался Княжевич, приподняв брови.
        - Да что его искать! Он - тот самый таксист, который подвозил Марию Горностой тем вечером, когда она была убита. Первый подозреваемый. Но он этого не делал! Он не мог её убить!
        - Вижу, ты с ним хорошо знакома.
        Алиса сжала кулаки. Дарий не знал Макса и, разумеется, не имел оснований тому доверять. Но она знала и теперь уже ничуть не сомневалась. То, что он видел Марию Горностай последним, ещё не делает его виновником в преступлении. Рахманов - тоже пострадавшая сторона. Его лишили способностей к магии, отбросили на обочину магического мира, заставили мучиться из-за потери памяти. Если понадобится, она будет оправдывать его не только сейчас, но и на суде, даже перед инквизиторами.
        - Да, - сказала Алиса. - Я с ним знакома. Он - мой друг, и я намерена не только докопаться до правды, но и защитить его.
        - Похвальное рвение, - пробормотал Дарий. - Я ему уже немного завидую. Но понимаешь ли ты, с чем тебе предстоит столкнуться?
        Она вспомнила фотографии на безвозвратно утраченном теперь мобильном телефоне жертвы и кивнула.
        - Ярослав Чарныш решил, что сам будет расследовать убийство Агаты. Ради этого он пожертвовал многим, и всё же то дело так и не раскрыли, - произнёс собеседник. - Наверняка за ним стояли влиятельные люди, которым он перешёл дорогу.
        Алиса вспомнила то, о чём ей успели рассказать коллеги. Родители Княжевича погибли. Когда-то именно Ярослав Чарныш заменил ему их, став для осиротевшего мальчишки приёмным отцом и наставником. Должно быть, у Дария никогда не было никаких сомнений в том, кем он станет в будущем. Специалист МН из него, в самом деле, получился замечательный. Умный, справедливый, осознающий свою ответственность.
        - А ещё - татуировка, - напомнила Алиса. - У обеих девушек появились абсолютно одинаковые знаки, уже после смерти. Преступник словно оставил на них клеймо.
        - Ты права. А твой друг... Он, в самом деле, совершенно ничего не помнит? - уточнил Княжевич.
        - Он говорит, что иногда в памяти появляются какие-то смутные картины, но сомневается, что им можно верить. Вот если бы вернуть ему все-все воспоминания о том дне! Может, существует какой-то магический предмет для этого? - с надеждой предположила она и тяжело вздохнула, откинувшись на спинку стула.
        - Магический предмет... - задумчиво повторил Дарий. - Пожалуй, я не имею права об этом говорить, но если уж на то пошло... Есть один человек - охотник за артефактами. С ним не так-то просто договориться, да и инквизиторская темница по нему давно уже плачет. Но, если кто и способен отыскать такую штуку, то только он.
        - Кто это? - обрадовалась известию Алиса. - Как его найти? Я попробую с ним договориться!
        Мысленно она уже представляла себе, как отреагирует на эту новость Максим. Придётся очень постараться, чтобы уговорить его.
        - Он то и дело меняет телефоны и адреса, много путешествует. Оно и понятно, - сообщил Княжевич без особого энтузиазма. Охотники за артефактами ему всегда были неприятны, и о причине Алиса тоже слышала немало сплетен, которых по всей организации ходило великое множество.
        - Пожалуйста! - взмолилась она.
        - Хорошо. Правда, сомневаюсь, что он пойдёт на контакт. Это человек, знаешь ли, своеобразный.
        - Как все маги, - улыбнулась Алиса.
        - К счастью, не все.
        Через несколько минут она покинула кабинет Дария с листком бумаги, на котором был записан номер телефона. Имя загадочного охотника за артефактами Алиса слышала и прежде, но никогда его не встречала. Очень уж мастерски он обеспечивал себе алиби и скрывался от подозрений сотрудников МН, которые пытались, но так и не смогли предъявить ему обвинения.
        А звали его Мартин Шталь.

        ГЛАВА 19

        Максим не ждал, что Крапивина позвонит. Её голос звучал взволнованно, и она попросила его приехать как можно скорее.
        Рахманов остановил автомобиль на том же месте, где и утром, когда увидел Алису с Крыловым. Весь день прошёл как в тумане. Постоянно названивал Фогль, интересовался, где он находится, что делает. Максим чувствовал себя проблемным подростком, которому приходилось отчитываться за каждый шаг перед взрослым. На его вопросы дядя, конечно же, не отвечал. Просто молча отключался, чтобы потом перезвонить вновь. За эти два дня они говорили больше, чем за прошедшие два года.
        Алиса вышла из здания МН через пару минут. Кутаясь в куртку, девушка посмотрела по сторонам и уверенно устремилась к его машине. Она забралась в салон, и Макс нетерпеливо посмотрел на нее.
        - Как продвигается расследование?
        - Почему ты сразу не рассказал о своей тёте? - одновременно с ним задала свой вопрос Алиса.
        Максим вздрогнул и они переглянулись. Рахманов сжал руль так, что от напряжения заныли пальцы. Значит, он не сошёл с ума! Видения оказались не плодом его разыгравшегося воображения. Это были воспоминания. Ему показалось, что огромный груз упал с плеч. Только теперь что-то нехорошее и тяжёлое затесалось где-то в груди под сердцем. Притаилось, ожидая подходящего случая, чтобы ударить как можно больнее.
        - Я не был уверен, - облизав пересохшие губы, пробормотал Макс. - Крылов уже в курсе? - Он сжал челюсти и уставился прямо перед собой. Мимо мелькали фары проезжающих машин.
        - Нет! - обиженно возмутилась Крапивина, а затем добавила: - Я его не видела. - Она вздохнула и отвернулась к окну.
        Опять эта тишина, которая за последние дни возникала каждый раз, когда они пытались говорить.
        - Что тебе удалось узнать? - поспешно задал вопрос Максим, желая развеять тягостное молчание.
        - На самом деле, ничего такого, - она снова вздохнула. - Агату убили так же, как и Марию. Но дело закрыто. Вернее, его вёл Ярослав Чарныш. - Алиса выразительно посмотрела на него, а Рахманов кивнул. - Ты помнишь его?
        - Смутно, - глухо отозвался он. - В нашей семье не вспоминают о той трагедии. Лишь раз я слышал, как отец обвинял Ярослава. Кричал на него, говорил, что это его вина.
        Макс потряс головой, прогоняя нахлынувшие образы, и заметил в руках Алисы помятый листок, который она нервно теребила.
        - Что там у тебя? - он приподнял брови.
        Крапивина сильнее скомкала несчастную бумагу, затем расправила ее на коленке, и Максим разглядел номер телефона и имя.
        - Кто такой Шталь?
        - Один маг... - Алиса прокашлялась и взглянула на него. - Он специалист... в некотором роде.
        - И чем он нам поможет? - нетерпеливо перебил подругу Рахманов.
        - Не нам, а тебе. - Она снова смяла записку. - Поможет вернуть твои воспоминания.
        Некоторое время он смотрел на неё в упор, не веря своим ушам. Если всё было так просто, то те маги и ведьмы, по которым его таскали родители, давно бы помогли.
        - Это бесполезно.
        - Но ведь ты уже стал вспоминать! - Алиса повернулась к нему. - Шталь разбирается в этом куда лучше всех остальных. Он всю жизнь посвятил артефактам. Мы полагаем, что у него найдётся то, что тебе поможет.
        - Мы? - Максим мгновенно напрягся.
        - Я посоветовалась со старшим коллегой. Ему можно доверять! - заявила она поспешно, но уверенно.

        Рахманов раздражённо выдохнул. Обращаться к кому-то снова совершенно не хотелось. Он терпеть не мог всех этих лекарей, целителей и прочих шарлатанов. За много лет научился безошибочно определять жуликов и всех остальных, кто пытался нажиться на чужом горе. Они не помогали. Ему просто нельзя помочь.
        - Ты уже звонила ему? - Макс кивнул на клочок бумаги.
        - Нет, - она покачала головой и прикусила губу. - Хотела сначала поговорить с тобой.
        Рахманов снисходительно улыбнулся. Такая забота не могла не льстить ему. Да и в поведении Алисы что-то изменилось. С утра она была настроена куда решительнее. Он бы ничуть не удивился, если б она схватила его за шкирку и насильно оттащила к коллекционеру древнего хлама. Наверняка этот Шталь такой же, как и его безделушки, - старый хрыч, из которого песок давно сыплется. Чем он может помочь? Максим искренне недоумевал. Хорошо, что Крапивина не звонила тому. Сегодня он не хотел встречаться со снобом из магического сообщества.
        Телефон отозвался звонкой трелью напоминания, и мелодия развеяла вновь повисшую тишину в салоне. Максим специально поставил её, чтобы не забыть о заезде. Он не мог пропустить и сегодняшнюю гонку. Ему просто необходимо развеяться. Им обоим.
        - Тогда отложим на потом. Твой рабочий день закончен?
        - Да, но... - подруга замялась, недоуменно глядя на него.
        - Отлично. - Максим повернул ключ в замке зажигания. - Пристегнись.
        * * *
        Из-за того, что произошло в офисе Магического Надзора, работа практически встала. Фогль бесновался и цербером бросался на каждого, кто шёл на риск переступить порог его кабинета. Алисы в числе смельчаков не было, к тому же, после разговора с Дарием она предпочла не показываться на глаза коллегам. О многом предстояло подумать. Странно, что Олег тоже куда-то подевался. Сбежал под шумок, что ли? Или решил исправить свою ошибку и поймать скрывшегося мага?
        Об этом Алиса тоже решила подумать позже. Перед глазами стояли строчки из старого дела, которое ей всё же удалось отыскать в архиве. Масштаб трагедии - убитая молодая женщина, разрушенная жизнь Максима, а ещё судьба Ярослава, который наверняка был замечательным человеком. Княжевич, наверное, похож на него. Должно быть, он до сих пор сильно переживает из-за того, что случилось с его опекуном и наставником.

        Как могло так получиться, что даже Чарныш с его опытом и связями не сумел отыскать виновников? Или он всё-таки нашёл их, и именно из-за этого его убили? А Фогль? С одной стороны, он полон решимость арестовать убийц Марии Горностай, а, с другой, отправил расследовать дело не самых опытных сотрудников. Может быть, начальнику кто-то пригрозил?
        Алиса поняла, что такими темпами наверняка додумается до общемирового заговора, организованной преступности в магическом сообществе и прочих малореальных вещей. Нужно отталкиваться от фактов. От улик, которые представляли собой фотографии в исчезнувшем мобильном телефоне.
        После работы Алиса позвонила Максу и назначила ему встречу. Рахманов приехал вовремя. Как она и ожидала, он без особого энтузиазма отнёсся к идее встретиться с Мартином Шталем, но Крапивина была не намерена отступать. Если есть хоть малейший шанс вернуть другу детства память, необходимо этим воспользоваться. Любопытно только, что может попросить взамен охотник за артефактами.
        Когда Максим после громкого сигнала в телефоне вдруг велел ей пристегнуться и, прибавив скорость, свернул в неожиданном направлении, Алиса не испугалась. Лишь удивилась. Она привыкла доверять ему прежде, и сейчас, несмотря на прошедшее в долгой разлуке время, не сомневалась в том, что Рахманов не желает ей зла. Да, порой он чересчур вспыльчивый, упрямый, ершистый, но он хороший человек. Возможно, один из лучших, кого ей довелось встретить в своей жизни.
        - Куда мы едем? - решила поинтересоваться Алиса спустя несколько минут.
        - Не скажу, - хмыкнул Макс, не отрываясь от дороги. - Это сюрприз. Но тебе понравится.
        - Ну, если ты так уверен... Я могу позвонить магу сама - завтра, например. Надеюсь, он согласится с нами встретиться.
        - Давай больше не будем сегодня об этом говорить, - неожиданно серьёзно попросил Рахманов.
        Алиса решила, что, пожалуй, он прав. Им обоим, в самом деле, нужно немного отдохнуть. Выключить непрерывный поток мыслей, похожий на взбесившее радио, и на что-нибудь отвлечься. Только сегодня. Завтра она позвонит Шталю, скажет Крылову всё, что думает о его безответственности, и работа вновь станет первостепенной основой её существования.
        Тем временем, они выехали за пределы города и, обогнав несколько рейсовых автобусов, свернули на просёлочную дорогу. Здесь зима ещё неохотно сдавала свои позиции, да и грязи после недавнего ливня куда больше, чем в городе. Алиса перевела глаза с пока не слишком живописного вида из окна на лицо Максима. Тот, поймав её взгляд, улыбнулся. Ей вдруг захотелось протянуть руку и коснуться его локтя, но тут на дорогу выскочило какое-то животное. Рахманов резко нажал на тормоз. Будь дорога получше, такого бы наверняка не случилось, но автомобиль, до сего момента полностью послушный воле хозяина, вильнул в сторону и остановился в считанных сантиметрах от ствола поваленного дерева.
        Максим с тревогой взглянул на Алису.
        - Ты как?
        - Нормально, - отозвалась она, поморщившись. Ремень безопасности впился в плечи, а теперь никак не желал расстёгиваться. - А ты?
        - Как так могло получиться? - скорее с недоумением, нежели со злостью, ответил он. - Никогда такого не было, сколько езжу. Ты разглядела, что это за зверь?
        - Нет. - Алиса, наконец-то справившись с ремнём, пожала плечами и потянулась, разминая затёкшие мышцы. - Что с машиной? Она ведь не...
        - Не заводится! - Макс сделал несколько попыток, но колёса накрепко увязли в грязи. - Надо кому-нибудь позвонить. Чёрт!
        Последнее восклицание адресовалось мобильному телефону.
        - Здесь нет связи! - сообщил Рахманов.
        Алиса, опустив стекло со своей стороны, настороженно оглядывалась по сторонам. Ей не нравилась эта тишина вокруг. Даже ветер не шумел.
        - Да, Тотошка, кажется, мы уже не в Канзасе, - пробормотала она, нахмурившись.
        - В чём дело? - теперь, кажется, и Максим заметил что-то странное. Несмотря на отсутствие магических способностей и свойственного многим магам чутья на опасность, некоторое шестое чувство у него всё же оставалось. - Боюсь, нам придётся возвращаться на шоссе и звонить уже оттуда.
        - Не выходи! - Алиса едва успела удержать его, когда Макс потянулся к дверце. Торопливо подняв стекло, она до боли сжала кулаки, отчаянно надеясь, что ошибается. Им ведь не должно так не повезти, правда? Только не сейчас! Но интуиция подсказывала, что догадка верна, а, значит, нужно обдумать план действий до того, как начнутся новые неприятности. В том, что они начнутся, Крапивина уже почти не сомневалась.
        - Оглянись вокруг - ничего необычного не замечаешь?

        ГЛАВА 20

        Всё произошло слишком быстро. Машина просто перестала его слушаться. Никогда прежде такого не случалось. Он не чувствовал управления, а на глаза легла странная пелена. Впереди что-то мелькнуло, и Максиму показалось, что он отключился. Лишь миг. Единственное что он успел: вдавить педаль тормоза в пол.
        Рахманов свернул на эту дорогу, чтобы сократить путь. Он всегда ездил по ней до пригорода, где они собирались с друзьями. Что же, видимо сегодняшний заезд вновь пройдёт без него. От досады он ударил кулаком по рулю, и взглянул на Алису. В свете приборной панели она казалась еще бледнее и была не на шутку перепугана.
        Выдохнув, Максим посмотрел по сторонам. Что он должен заметить? Посыпанная гравием дорога осталась позади. Их каким-то немыслимым образом развернуло в сторону, и машина замерла перед стволом дерева.
        В лобовое стекло упирались вывороченные корни. Словно белые длинные змеи, они вились по земле, переплетались. На миг Рахманову почудилось, что они шевелятся. Он зажмурился и повернулся назад. Единственный фонарь тускло мерцал, а над ним мельтешили странные тени. Мотыльки, слетевшиеся на огонек. Только эти «мотыльки» оказались размером с упитанного голубя. Тут же тишину разорвал душераздирающий вой, переходящий в лающий смех. Звук холодом обжёг вены, словно в кровь впрыснули жидкий азот. Мурашки пробежали по позвоночнику, а волосы на руках и затылке встали дыбом. Алиса смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых читался страх.
        Пусть он не маг, но уж точно не неуч. Нижний мир оказался почти таким же, каким его описывают в книгах. Пустота. Всеобъемлющая, затягивающая. Обитель демонов. Владения самой смерти. Время здесь замерло. Тут оно было чем-то материальным. Густые зыбучие пески, увязнув в которых, назад уже не вернёшься.
        - Думаешь, оставаться в машине разумно? - он с беспокойством взглянул на подругу.
        - Это не должно продлиться долго, - в голосе Крапивиной звучало плохо скрываемое сомнение. - Я надеюсь...
        У кроны поваленного дерева что-то шевельнулось. Алиса вздрогнула, проследив за его взглядом. Значит, точно не показалось! Он запустил руку под сидение и достал пневматический пистолет. Щёлкнув предохранителем, Максим перезарядил оружие и открыл дверь.
        - Идём, здесь мы как на ладони. - Он выбрался наружу. Под ногами противно хлюпала грязь. Чёрная маслянистая жижа. Рахманов очень надеялся, что это все-таки грязь. Пахло мускусом, разрытой землей и чем-то металлическим. Максим поморщился. В животе свернулся тугой узел, а к горлу подступила тошнота. - Кстати, есть идеи, кто мог так постараться? - он оглянулся на Крапивину. Она покачала головой, зажимая рукавом нос, и, обойдя машину, встала рядом с ним.
        - Не так я надеялся провести вечер. - Рахманов подал ей руку и Алиса, сжав его ладонь, неуверенно улыбнулась.
        - Пойдём, - она направилась к дороге.
        Тени, чем бы они ни были, всё так же метались над фонарём и, кажется, совсем не обращали на них внимания. Максим напряжённо следил за ними.
        - И часто преступники, которых вы ловите, устраивают подобное?
        Алиса снова покачала головой. Она шла впереди, и Макс не мог видеть её лица, но услышал приглушённый всхлип. Её пальцы стали совсем холодными.
        - Алиса, - тихо позвал Максим и остановился, потянув спутницу за руку. Он чувствовал, как её била мелкая дрожь. Она остановилась, а в следующий миг порывисто обняла его, пряча лицо у него на груди.
        Рахманов крепче прижал её к себе и погладил по волосам.
        - Тише, - он постарался придать голосу большей уверенности. - Мы обязательно выберемся. Ты же сама сказала, что это не продлится долго.
        Алиса шмыгнула носом, отстранилась и вяло улыбнулась.
        - Максим, - выдохнула она вдруг, глядя ему за спину. - Смотри!
        Он повернулся и замер, не в силах пошевелится. Прямо на них спускалась одна из тех теней. Приближаясь, она увеличивалась, растягивалась. Чёрные рваные края развевались по воздуху.
        Максим оттолкнул Алису и, закрывая её собой, вскинул руку с пистолетом. Выстрелы оглушительным эхом отозвались в неестественной тишине. Пули прошли насквозь и не причинили потусторонней твари вреда. Бесформенная фигура в балахоне опустилась на землю. Из-под капюшона светились глаза-угольки.
        Рахманов отбросил бесполезный пистолет и попятился, увлекая за собой Алису. Та мёртвой хваткой вцепилась в его куртку и тяжело дышала. Он во все глаза смотрел на сущность перед собой, ощущая, как сердце бешено колотится где-то в горле.
        Тварь с визгом ринулась на них. Капюшон слетел с её головы, обнажая оскаленный череп, обтянутый посеревшей кожей. В лицо ударил запах разложения, и Макс едва не согнулся пополам от тошноты. Горящие глазницы пылали, сущность смотрела прямо на него. Она замахнулась, острые металлические когти блеснули в полумраке, и вдруг замерла. Содрогнулась, будто налетела на преграду. Страшные кинжалы когтей проскрежетали по невидимому стеклу.
        - Не могу... убить, - рваный, шелестящий шепот.
        Демон словно оправдывался перед кем-то. Дёрнулся и снова ринулся вперед. Алиса судорожно всхлипнула за его спиной. Демон завис всего в шаге и вновь заревел:
        - Не могу! Он принадлежит Ей!
        Он взвился, заревел, как если бы отказ выполнять поручение призвавшего его причиняло невыносимую боль. Если это существо вообще способно испытывать нечто подобное. Чёрный балахон хлопал, как парусник на ветру, и вдруг вспыхнул подобно фитилю. Рыжие языки пламени лизали мёртвую кожу, превращая в пепел. Ещё одна вспышка и их несостоявшийся убийца рассыпался в прах.
        * * *
        Силясь перебороть страх, Алиса всячески ругала себя. Хороша же она, если, оказавшись в такой ситуации, воспользовалась удобным случаем и спряталась за спину мужчины! А ещё служит в Магическом Надзоре!
        То, что это Нижний мир, она поняла практически сразу. Много слышала прежде. И не только слышала... Просто надеялась, что вернуться сюда ей больше никогда не придётся. Но, как говорится, не всегда человеческие надежды сбываются, а она, как ни крути, даже с магией всего лишь человек.
        Забыть, забыть, забыть! Не думать сейчас! Для того, чтобы снова всё вспомнить и мысленно пережить, как это уже не раз бывало, у неё ещё будет время.
        Если выживет.
        - Что с ней? - ошалело спросил Максим, глядя на горстку серой пыли, что осталась от потусторонней твари.
        Это был демон-охотник. Призывая его, маг заключал с ним сделку. Платой служила человеческая кровь, иногда в жертву приносили животных и птиц.
        - Она не сумела выполнить то, ради чего её к нам подослали, - отозвалась Алиса, отчаянно желая вновь стать той, кем привыкла себя считать. Деловитой, невозмутимой и даже почти опытной сотрудницей конторы под аббревиатурой МН. - Вернее, по какой-то причине не смогла этого сделать.
        Демон повёл себя очень странно. Как бы невероятно это ни звучало, но бестия испугалась! Крапивина тяжело вздохнула. Одной загадкой больше, одной меньше. Какая теперь разница.
        - Не смогла убить меня? - уточнил Рахманов.
        - Ага. - Алиса положила ладонь на его плечо, почувствовала сдерживаемую дрожь под плотной тканью одежды. Макс явно впервые оказался здесь. Но, в отличие от неё самой, не стушевался. С ним можно разделить опасности. Если бы ещё магия к нему вернулась...
        Кстати, о магии. Алиса ощутила, как покалывает ладони. От ведьминского амулета, который она носила с детства, волнами расходились круги горячей энергии, призванной укрепить свою обладательницу. Та пульсировала в такт биению сердца, наполняла силой, звала сделать что-нибудь. Но перенести их из этого мира обратно в привычный даже магия была не способна.
        Оставалось только ждать.
        Максим повернулся к ней, обхватил её руки, переплетая их пальцы. Должно быть, он чувствовал то же, что и она, и отголосок его утраченных способностей откликался на зов. Магия искала созвучие в том, кто находился рядом. Ещё и поэтому браки в магическом мире предпочитали заключать между собой. Мезальянсы, разумеется, случались, но не слишком часто.
        Её жених был сильным магом. Его ничуть не смущала перспектива жениться на девушке, которую он до того почти совсем не знал. Законы мира, в котором они жили, требовали соблюдения традиций, подчинения воле старших и преследования выгоды не столько собственной, сколько целого рода. Тогда она тоже согласилась. У неё, казалось, не имелось другого выбора.
        А затем привыкла. Почти. Не жаловалась. Прятала синяки на запястьях под одеждой с длинными рукавами. Использовала тонкости косметической бытовой магии, чтобы скрыть следы бессонных ночей, искусанных до крови губ и пролитых слёз. Делала вид, что поддерживает его бесконечные эксперименты для увеличения силы, возможностей, власти. А о том, хочет ли она отправиться вслед за ним в Нижний мир, её никто даже не спросил.
        Но обо всём этом она никогда не расскажет Максиму Рахманову. Никому не расскажет. Человека, с которым она была помолвлена, не стало в результате несчастного случая - официальная версия, о которой она поведает, если друг детства однажды спросит. О том, что жениха разорвали демоны, известно лишь ей одной. Как и о тех обстоятельствах, при которых это произошло.
        Спустя недолгое время небо над ними посветлело, а лес наполнился звуками, которых не слышалось прежде. Алиса подняла голову от плеча Макса и посмотрела вверх, смаргивая слёзы. Ещё никогда прежде она так не радовалась пению птиц.
        - Как там зовут этого типа? - спросил Рахманов. - Штоль? Штиль?
        - Шталь, - отозвалась она с улыбкой. - Его зовут Мартин Шталь. А что?
        - Я согласен с ним увидеться. Хочу всё вспомнить. Если какая-то магическая штука поможет с этим, я готов.
        - Договорились. Главное теперь, чтобы он согласился пойти навстречу. Судя по словам коллеги, уговорить его будет не так-то просто. К тому же, он может заломить высокую цену. С другим нарушителем законов подействовали бы обычные угрозы ареста, но тут, боюсь, всё сложнее.
        - Мы справимся, - ответил Максим. В его голосе прозвучала уверенность. - Я кое-что накопил.
        - Никогда не приходилось покупать добытые незаконным путём артефакты, - призналась Алиса.
        - Всё когда-нибудь бывает впервые.

        ЧАСТЬ ВТОРАЯ. В ПОГОНЕ ЗА ПРАВДОЙ

        ГЛАВА 1

        За ночь ненастье оставило город в покое, и утренние лучи солнца затейливо прыгали по лужам. В воздухе еще чувствовалась прохлада, но день обещал быть погожим, по-настоящему весенним.
        Прошлым вечером Максим отвёз Алису домой. Они почти не говорили, и это убивало его. Он видел, как она испугалась, когда они оказались за чертой потустороннего мира. В её глазах читался безотчётный страх. Разве готовые ко всему оперативники МН не должны встречать подобную опасность во всеоружии? Что-то здесь было не так. Рахманов попытался начать разговор с подругой, но она отвечала с большой неохотой, а то и вовсе отмалчивалась.
        Он ожидал, что после их злоключения его всю дорогу будут преследовать кошмары, и ещё долго не удастся уснуть. Обтянутый истлевшей кожей череп той твари Рахманов запомнил очень хорошо. Как и запах, который буквально впитался в одежду и волосы. Максим простоял под душем больше получаса в надежде смыть с себя остатки пребывания в нижнем мире.
        Едва Макс коснулся головой подушки, провалился в сон. Он падал куда-то. Летел вниз с ошеломляющей скоростью сквозь пласты зелёного света, а перед внутренним взором мельтешили чьи-то размытые образы, доносились приглушённые голоса. Ещё он видел девушку... или женщину. Светловолосая, стройная как берёзка. Лёгкое белое платье на бретельках совсем не скрывало великолепного тела. Максим никак не мог разглядеть её лица. Она бежала впереди, и, как бы он ни пытался нагнать её, ничего не получалось. Затем декорации резко поменялись. Рахманов видел светлую фигуру впереди, слегка смазанную, как неудачный снимок. Над ней, замерев в воздухе, нависла та демоническая тварь. Её трёхпалые когти тускло мерцали, и она будто что-то нашёптывала прекрасной незнакомке. Когда женщина стремительно обернулась, Макс проснулся от настойчивого звонка Крапивиной.
        Он понятия не имел, как у неё получилось условиться о встрече со Шталем. И, если говорить откровенно, даже знать не желал. Ему хотелось как можно скорее поговорить с этим стариком, заплатить нужную сумму, забрать безделушку и свалить восвояси.
        Он заехал за Алисой, и весь путь они снова провели в молчании. Любитель антиквариата жил в высокой новостройке в элитном районе города. Сооружение из стекла и бетона напоминало ледяную иглу, упирающуюся прямо в ясное небо. Лифт поднял их на самый верхний этаж. Они вышли в просторный холл, и Алиса незамедлительно направилась к нужной двери. Та распахнулась сама по себе, открыв коридор с дорогим паркетом из тёмного дерева, но почти без мебели.
        В стиле минимализма оказалась обставлена и сама квартира-студия. По правде говоря, она больше походила на пустующее помещение, нежели на чьё-то жильё. У панорамного окна спиной к ним стоял мужчина.
        - Мартин?
        Хозяин дома медленно повернулся, а Максим в недоумении покосился на подругу. Этот тип едва ли старше их. Высокий, жилистый. Улыбка на его лице была самоуверенной и хитрой.
        Рахманов нахмурился. С чего он вообще решил, что охотник за артефактами столетний старик?

        Мартин приблизился, глядя на Крапивину. Его глаза светились лукавством. Максима он, кажется, не замечал совсем.
        - Доброе утро, Алиса. - Шталь разглядывал девушку, будто одну из его дорогостоящих безделушек, и только после повернулся к Максиму. - Мартин Шталь, - маг потянул руку.
        - Максим Рахманов, - он ответил крепким рукопожатием.
        - Рахманов, значит. - Шталь кивнул, как будто делая пометку в невидимом блокноте. - Я слышал о тебе.
        - Не могу сказать того же о вас. - Максим убрал руки в карманы куртки и сделал вид, что любуется интерьером.
        Хозяин дома промолчал и снисходительно усмехнулся.
        - Спасибо, что согласились встретиться с нами, - подала голос Алиса, внимательно наблюдая за ними.
        - Благодарите не меня, а своего коллегу, - охотник за артефактами даже не старался скрыть недовольство в голосе.
        - Дария? - удивленно моргнула Крапивина. - Он рассказал вам о нашей проблеме?
        - Мой старый друг не вдавался в подробности. - Шталь указал на диван. - Присаживайтесь. Я не прочь услышать их от вас. - Маг вальяжно расположился в кресле и сложил пальцы домиком.
        Алиса поспешила присесть, а Максим даже не пошевелился. Подруга послала ему убийственный взгляд, на что он лишь закатил глаза.
        - Произошло убийство, - Крапивина прокашлялась и продолжила: - Наверное, вы слышали?..
        - Младшая дочка Горностая, да, - ухмылка Шталя слегка поблекла.
        - Убийство перекликается с событиями двадцатилетней давности. Тогда при схожих обстоятельствах была убита Агата Рахманова.
        Мартин взглянул на Максима, слегка изогнув брови.
        - Я слышал, её убили при попытке ограбления, - произнёс он бесцветным голосом, но его плечи заметно напряглись.
        - Это официальная версия, - вставила Алиса. - Ярослав Чарныш сам вёл расследование.
        - Но, судя по всему, его поиски не увенчались успехом, - скользкая улыбочка вновь заиграла на губах мага. - Чего вы хотите от меня?
        - В ночь убийства Максим был с Агатой. Только он ничего не помнит. Мы думаем, что, если получится вернуть его воспоминания, то удастся выйти на преступников. Быть может... - она запнулась, закусив нижнюю губу, - есть какой-нибудь артефакт? Дарий сказал, что вы хорошо в этом разбираетесь.
        - Вам в МН стоит меньше думать и больше работать. - Мартин выпрямился в кресле и подался вперёд. - Княжевич много на себя берёт. Так ему и передай.
        - Так вы не поможете нам? - расстроено выдохнула Крапивина.
        - Помогу, - нехотя отозвался он после длительного молчания. - Возможно... Просто мне не нравится, что он заранее в этом уверен.
        - Мы хорошо заплатим, - заверила его Алиса.
        - Деньги меня не интересуют, - произнёс Шталь, недвусмысленно уставившись на девушку.
        Максим сжал кулак, с трудом удерживая себя, чтобы не дать зарвавшемуся жеманному клоуну по морде. Вместо этого он взял Алису за руку и потянул за собой.
        - Вставай, мы уходим.
        Она едва не запнулась о низкий журнальный столик, всё ещё ошарашенная поведением мага. Рахманов обхватил её за плечи и подтолкнул к выходу.
        - Что ты помнишь? - раздался звенящий грозный голос за спиной.
        Максим обернулся против воли. Как будто кто-то потянул за невидимый поводок. Маг стоял напротив, сложив руки на груди.
        - Что последнее ты помнишь о той ночи, Максим? - вновь повторил он.
        - На самом деле... почти ничего. Воспоминания обрывочны, - Макс выдохнул, покачав головой.
        Мартин действовал ему на нервы. Он играл с ними, как сытый кот с мышью. Тем не менее, казалось, охотник за артефактами заинтригован не меньше. Неуловимая тень интереса отразилась на его лице.
        - Но они возвращаются, верно?
        Рахманов сдержано кивнул.
        - Пойдём со мной, - безапелляционно заявил Шталь, и обратился к Алисе: - Это может занять некоторое время. Будет лучше, если ты прогуляешься или отправишься на работу. Слышал, Фогль зверствует, если его сотрудники опаздывают. - Маг делано взглянул на свои наручные часы и цокнул языком.
        - Я должна остаться!
        Мартин улыбнулся, словно перед ним была маленькая капризная девочка, а не сотрудница МН.
        - Видишь ли, дорогая, - он смахнул невидимую пылинку с её плеча, - я не могу посвящать работников Магического Надзора в свои дела. Вы - как клещи на заднице. Так что, если хочешь, чтобы я помог Рахманову, топай по своим делам. Я верну его через пару часов... правда не обещаю, что в целости.
        Крапивина едва не задохнулась от возмущения, но ответить ничего не успела - зазвонил её мобильный. Максим поймал беспомощный взгляд подруги.
        - Долг зовет. - Шталь взмахнул рукой, и входная дверь распахнулась.
        * * *
        Алиса раздражённо потопала к двери. Она злилась на Мартина. Как и Макс, представляла этого человека по-другому - старше, серьёзнее, что ли. Неужели Дарий с ним, в самом деле, общается? Что у них может быть общего?
        Злило также то, что в мужской привлекательности Шталю нельзя отказать. Да, не красавец, но что-то в его облике цепляло и западало в память. То ли глубокий голос с саркастичными нотками, то ли взгляд внимательных глаз.
        Оказавшись на улице, Алиса проверила телефон. Олег! Как и следовало ожидать! Интересно, куда он запропастился? Убегал от гнева начальства, что ли?
        Алиса перезвонила, но напарник не отвечал. Чертыхнувшись, она набрала номер Княжевича. Тот ответил сразу.
        - Алиса? Как ты? Вы нашли Мартина Шталя?
        - Да, нашли, - она запнулась, не зная, стоит ли благодарить коллегу за такое «полезное знакомство». - Правда, пока ничего не ясно. Но шанс, кажется, есть.
        - Отлично, - Дарий, казалось, с облегчением выдохнул.
        - Не знаешь, Олег на месте? Не могу до него дозвониться. Ему сильно досталось от Фогля?
        - Да, он здесь. Кое-что случилось. Это касается вашего дела.
        - Что такое?
        - Пропала Анастасия Горностай. Никто не знает, где она. Обеспокоенные родители подали в розыск.
        - Их можно понять, - пробормотала Алиса. Сначала одну дочь убили, затем исчезла вторая. - Есть какие-то зацепки?
        - Насколько мне известно, ничего конкретного.
        - Я еду.
        Как назло, город уже стоял в пробках. Алиса нервничала, пару раз едва не столкнулась с другими автомобилями, а также впервые в жизни пожалела о том, что не имеет права применять магию в такой ситуации. Когда она уже направлялась к офису Магического Надзора, Олег позвонил снова. Интересовался, где она пропадает. На бегу выпалив, что скоро будет, Алиса вбежала в здание и остановилась в коридоре.
        - Ты что, стометровку бегала?
        Напарник выглядел как-то странно. Отводил взгляд, не желая смотреть ей в глаза. Да и одет был не так аккуратно, как обычно, словно собирался на работу второпях. Прежде такой привычки за ним не водилось. Его костюмы всегда казались образцом безупречности, так что Алисе нередко становилось стыдно за свою полуспортивную одежду, в которой она сама ходила на работу.
        - Почти, - отозвалась она, поправляя растрепавшиеся волосы.
        - Так торопилась поскорее попасть на работу? Кстати, Фогль интересовался, где ты. Я тебя прикрыл.
        - Спасибо, - Алиса заставила себя улыбнуться. Вспомнилось вдруг, как Олег приглашал её на ужин, который так и не состоялся. - Что там произошло с Анастасией?
        - Если бы знать, - Крылов развёл руками. - Возможно, она просто куда-то уехала и не желает никого видеть. У неё депрессия после того, что случилось с сестрой.
        - Ну да, сейчас принято всё сваливать на депрессию. Хорошо бы так и оказалось. Но почему-то у меня скверное предчувствие.
        - Этим делом тоже будем заниматься мы.
        - Фогль так решил?
        - Сам Горностай тоже на этом настаивал, - сообщил напарник. Его ответ заставил её удивлённо приподнять брови. Почему отцу Марии и Анастасии так важно оказалось, чтобы именно они вели расследование?

        ГЛАВА 2

        Как только за Крапивиной захлопнулась дверь, Мартин перестал улыбаться. Маска наигранного дружелюбия канула в Лету, и Максим увидел истинное лицо охотника за реликвиями: отчужденное, надменное. Он повернулся и произнес бесцветным голосом:
        - Я не собираюсь с тобой нянькаться. Ты будешь делать всё, что велено. Иначе можем попрощаться прямо здесь.
        Рахманов с трудом поборол нахлынувшее желание выйти вон следом за Алисой. Пришлось переступить через гордость и сдержанно кивнуть. Как бы там ни было, он чётко решил, что должен всё вспомнить. И если для этого придётся пару часов находиться в обществе самодовольного сноба, что ж, так тому и быть.
        За хозяином дома Максим проследовал в соседнюю комнату. Ему показалось, что это гардеробная: узкая, с искусственным освещением и зеркалами во всю стену. Но маг снова применил тот же фокус, что и с входной дверью, и одно из зеркал прикрылось, пропуская их в тёмное помещение. Шталь вошел первым и хлопнул в ладоши. Рахманов зажмурился от вспышки яркого света, а, когда открыл глаза, не смог сдержать удивлённого вздоха. Они будто переместились из квартиры на склад какого-то музея.
        Все пространство занимали ящики и коробки. Большие и маленькие, они громоздились друг на друге. На каждом значился какой-то номер и записи на разных языках. Чаще всего встречалась латынь. Кроме того на коробках стояли различные вазы, фигуры и статуэтки, всевозможные шкатулки, ларцы. Резные столики, тумбы, витиеватые причудливые подсвечники и изогнутые светильники. На стенах картины. Под потолком сверкали хрустальные люстры. Залюбовавшись игрой света на сверкающих камнях, Максим увидел лестницу, ведущую на второй ярус, где на полках стояли книги. Очень много книг. Настоящая сокровищница Смауга.
        Рахманов оглянулся назад. Дверь, через которую они прошли, закрылась. С этой стороны, тоже располагалось зеркало. Интересно, Шталь не боялся, что его могут ограбить? Ведь здесь не имелось ни сигнализации, ни даже камер видеонаблюдения. Но, поймав насмешливый взгляд мага, Максим сообразил, что всё это глупости. Зачем нужны какие-то примитивные приспособления, когда есть заклятия?
        Рахманов то и дело отмечал довольную улыбку Шталя. Наверняка этот позер гордился своей коллекцией награбленного богатства. Он напоминал ребенка, который не прочь похвастать новой дорогой игрушкой перед сверстниками.
        Лавируя между ящиками и столами, Мартин остановился у сейфа, а Максим продолжал осматриваться. Его внимания привлекло одно из полотен. Он не сразу разглядел, что на нем изображено и когда подошел ближе, замер напротив.
        Рисунок казался смазанным. Будто художник пытался показать увиденное через мутное стекло с грязными разводами. Светлая женская фигура. Хрупкая, но в тоже время в ней чувствовалась некая сила... потусторонняя. Лица было не различить. Она стояла, обхватив себя руками, а над ней парило нечто. Уродливая личина в развевающемся балахоне. Эта тварь уж точно оказалась ему знакома. Он до сих пор слышал протяжный, скрипучий вопль. Похожая бестия едва не убила их с Алисой прошлой ночью. А женщина... это её он видел во сне!
        Максиму ещё не доводилось испытывать такой оглушающей заторможенности. Он смотрел на картину, раскрыв рот.
        - Воплощение, - голос Шталя прозвучал как будто издалека.
        - Что? - Макс в недоумении покосился на мага.
        - Мазня называется «Воплощение».
        - Чьё? - Рахманов чувствовал себя полным кретином. Он потёр лоб и зажмурился.
        - Демоницы, надо полагать, - Мартин неоднозначно пожал плечами, подбирая комбинацию на замке сейфа. - Но мне кажется, художник просто страдал шизофренией. Картина ничего не стоит. Даже не знаю, зачем храню её.
        Максим снова уставился на странное произведение искусства.
        - Этот демон... - ему совсем не хотелось вести отвлечённых бесед со Шталем, но любопытство перетянуло чашу весов. - Он из нижнего мира?
        Рассказывать Мартину о ночной прогулке по потусторонней изнанке он не собирался. Но тот мог поведать что-нибудь интересное об этих тварях. Алиса отказывалась с ним разговаривать, а он не решался расспрашивать. Слишком сильно она испугалась, и Макс не хотел лишний раз ей об этом напоминать.
        - Все демоны из нижнего мира, - поучительно-издевательским тоном отозвался маг. - Конкретно этот - демон-охотник. Если верить преданиям, охотники верные стражи своей королевы.
        - Какой ещё королевы?.. - Максим наблюдал, как маг извлёк из сейфа тёмную лакированную шкатулку и поставил на резную мраморную столешницу.
        - У неё много имен. Даже такой неуч, как ты, должен был их слышать, - Шталь будто нарочно растягивал слова и время. Максиму казалось, что он старался просто придать происходящему лишней театральности. - Геката. Кали. Хель. Лилит... В разных культурах разные обличия, лишь суть остаётся неизменна. Отчего такой интерес?
        - Да так... - неопределённо бросил Рахманов и подошёл к столу.
        Мартин открыл шкатулку. Внутри на бардовом бархате лежал круглый деревянный медальон шириной с ладонь. На нём был вырезан лик с раззявленным ртом, распахнутыми глазами и витыми рогами, напоминающими ветви с мелкими листочками. На краях виднелись следы гари. Украшение явно побывало в огне и то ли его успели спасти, то ли магическую безделушку не так просто уничтожить.
        Пока Макс разглядывал странный артефакт, Шталь успел вытащить пару кинжалов разной длины и разложить перед ним. Один с рукояткой из белой кости, другой - будто вырезанный из цельного куска чёрного стекла.
        - Для чего это? - Рахманов уставился на клинки.
        - Любой обряд требует жертвы, - со знанием дела изрёк Мартин. - Нужна будет твоя кровь. Выбирай, - он сделал приглашающий жест в сторону оружия. - Они должны усилить эффект действия артефакта. Проведи лезвием по ладони и сожми медальон в кулаке.
        - И всё?
        - А ты чего ожидал? - в тон ему спросил Шталь. - Танцев с бубнами, плясок у костра и оргий с девственницами?
        - Вроде того, - невнятно пробубнил Макс.
        - Тогда спешу тебя расстроить, - привычно усмехнулся маг. - Всё куда проще. Если твои воспоминания заблокированы, артефакт впитает остаточную магию. В теории... Я не видел, как он работает. Но, если верить различным источникам, будет именно так.
        - Заблокированы? - Максима не волновало, что маг не знает, как работает магическая побрякушка, куда больше его занимало то, что он сказал до этого. - То есть, ты хочешь сказать...
        - Да, кто-то заставил тебя забыть о том, что произошло, - на лицо Мартина легла тень. Он перестал играть роль шута и говорил серьезно. - Скорее всего, чтобы защитить. Есть у меня одно предположение.
        - Не поделишься? - Максим озадаченно смотрел на охотника за артефактами.
        Шталь моргнул и впился в него колючим взглядом.
        - Нет.
        Кто мог так поступить? Почему маги, по которым таскали его родные, не смогли увидеть, что его амнезия признак постороннего вмешательства?
        Рахманов стиснул зубы, борясь с новой волной раздражения. Он потянулся к левому кинжалу, с костяной рукояткой. На его взгляд, между ними не было никакой разницы.
        - Зачем ты помогаешь? - вопрос сам собой сорвался с языка. Любопытство наступало на глотку гордости. Он не рассчитывал получить ответ.
        - Я же сказал, - нетерпеливо огрызнулся Мартин. - У меня есть предположение. Люблю отгадывать загадки. Это увлекательно.
        Макс так и стоял с клинком в руке, недоверчиво глядя на мага. Тот недовольно вздохнул.
        - Ты известен в магическом обществе, Максим. Нравится тебе это или нет. Трагедия, случившаяся с твоей тетей, окружена тайной. Лишь одному человеку, возможно, оказалось известно, что произошло на самом деле... и почему.
        - Ярослав, - тут даже не приходилось гадать.
        Как ни странно, но Максим ничего не помнил об основателе МН. Даже глядя на старые снимки, не узнавал его. А ведь тот был женихом Агаты. Тётя много времени проводила с племянником, и наверняка рядом всегда находился Чарныш. Все считали это последствиями травмы. С воспоминаниями о той роковой ночи ушли и другие: празднование его пятого дня рождения, новогодний приём, который устраивали в их доме. Об этом напоминали только фотографии да рассказы родных. Но для него они остались тёмными пятнами, а с недавнего времени - размытыми образами.
        - Чарныш хранил много скелетов в своем шкафу, - без выражения продолжил Шталь. - Даже близкие почти ничего не знали о том, чем он занимался. - Маг облокотился на столешницу, пытливо глядя на него. - Наверное, поэтому его воспитанник зацепился за соломинку и прислал милую Алису ко мне.
        - Княжевич? - Максим удивлённо уставился на Мартина, и тот кивнул.
        - Похоже, узнав, что удалось накопать Крапивиной, мой старый друг увидел проблеск света в тёмном царстве тайн. Кажется, расследование приняло неожиданный поворот для многих.
        - И для тебя тоже, - это был не вопрос. Максим продолжал внимательно смотреть на собеседника. - Ты слишком много знаешь... обо всём.
        - Такая у меня работа, - он расплылся в самодовольной улыбке и кивнул на шкатулку. - Действуй. Я не собираюсь возиться с тобой целый день.
        Максим прижал лезвие к ладони, но в последний миг замер. У него ещё оставались вопросы.
        - Почему я стал видеть сны... о прошлом? Вспоминать об этом только сейчас?
        - Любые заклинания имеют свой срок годности. Даже самая крепкая дамба со временем может пойти трещинами, а если вдруг произойдёт наводнение, она и вовсе рухнет. То, что случилось, видимо, пробудило твои воспоминания, но не до конца. Так что, если хочешь поскорее всё узнать, вперёд!
        Рахманов раздражённо выдохнул и с размаху провёл острым клинком по руке. Кровь хлынула из раны, заливая белую мраморную столешницу. Максим закусил щёку и схватил медальон. Пальцы мелко дрожали. Дерево впитало кровь, словно губка. Лик ожил, ощерившись в страшном оскале.
        - Работает, - удивлённо и вместе с тем восхищённо выдохнул Шталь. - Он отведал крови.
        Макс моргнул. Медальон засиял, и выжженные ветви-рога вытянулись, отделяясь от рисунка. Он попытался бросить артефакт, но ветки впились в кожу, жаля и проникая глубже в рану. Максим зарычал. Перед глазами потемнело. Боль была жуткой, всеобъемлющей, дикой, сжигающей. Она не унималась ни на секунду, а в следующий миг реальный мир растворился в чернильной темноте.

        ГЛАВА 3

        Утреннее солнце било в окна, свежий ветер надувал занавески, как паруса. Сама погода, казалось, подталкивала к тому, чтобы отбросить в сторону все тяжкие заботы и наслаждаться жизнью на полную катушку. Однако привычные тревоги то и дело напоминали о себе, не позволяя Ярославу полностью расслабиться. Да ещё и это... знакомство с родителями! Вроде бы, ничего такого экстраординарного, а заставляло чувствовать себя мальчишкой, которого впервые пригласили в дом любимой девочки.
        Агата была очень настойчива, когда просила Ярослава нанести визит и познакомиться с её семьёй. Якобы родственникам очень любопытно, с кем она проводит всё свободное время. Поначалу она скрывала от них своё общение с мужчиной, а затем, как это обычно бывает, кто-то увидел их вместе и незамедлительно доложил родным. Учитывая нравы магического сообщества, в котором почти все помолвлены с детства, удивляться особо нечему. Скорее заслуживал удивления тот факт, что у Рахмановой наречённого не имелось, но о причине Чарныш её пока не спрашивал. Хотя, чего скрывать, радовался, конечно. Если бы у девушки наличествовал жених, ситуация бы осложнилась ещё больше.
        Прикрыв форточку, Ярослав подошёл к зеркалу и придирчиво оглядел своё отражение. Ради такого случая он выбрал залежавшийся в шкафу парадный костюм и не без удовлетворения отметил, что сидел тот по-прежнему хорошо. Белая рубашка подчёркивала загорелую кожу и тёмные волосы. Такие же, как и у самой Агаты. Они очень хорошо смотрелись рядом и даже казались похожими. Чарныш от кого-то слышал, что обычно так выглядели пары, предназначенные друг другу не выгодной помолвкой, а некой иной силой, но прежде относился к таким утверждениям с некоторым скепсисом. Сейчас он был готов поверить во что угодно, в любые приметы, лишь бы они означали, что всё у них двоих будет хорошо.
        По дороге Ярослав в очередной раз думал о том дне, что свёл их с Агатой. О тоненькой ниточке между удачей и несчастьем, которое могло случиться с девушкой, если бы она оказалась хотя бы вполовину такой же легкомысленной, как её подруга. Но у Рахмановой хватило здравого смысла распознать злой умысел тех, кто пригласил их в свой дом.
        Однако дело так и осталось нераскрытым. Замешанные в нём люди входили в элиту магического сообщества, держали на примете ещё более могущественных покровителей и так просто в руки не давались. К тому же, пока у Чарныша и его последователей имелось не так уж много полномочий. Если бы удалось перетянуть на свою сторону инквизиторов! Ради настолько серьёзного дела Ярослав мог пойти даже на сделку с давними врагами магов.
        Но у Инквизиции с ним нашёлся ещё один камень преткновения. Приюты для детей, замеченных в нарушении закона об использовании магии в раннем возрасте и нанёсших какой-либо ущерб. Таких оказалось много, и приюты никогда не пустовали. Чарныш лично бывал в одном из них, и впечатления остались самые тягостные. Он не сомневался в том, что приюты должны быть закрыты, а дети - возвращены в семьи. Но, если раньше Ярослава этот вопрос заботил лишь с точки зрения справедливости и морали, то сейчас, после встречи с Агатой, он смотрел и с другой стороны. Поскольку твёрдо знал, что его собственные дети не должны были пополнить число воспитанников инквизиторских приютов.
        Агата вышла встретить его на улицу к назначенному времени. Ярослав увидел её, въезжая во дворик, и сердце у него сжалось, будто от близкого приближения чего-то плохого, причём, ощущение усиливалось с каждой минутой, роняя свинцово-серую тень на безоблачную атмосферу дня. Обычно Чарныш не прислушивался к подобным знакам, но теперь ему вдруг стало не по себе.
        Ярослав вышел из машины, не забыв прихватить два пышных букета, которые купил по дороге. Один предназначался Агате, второй - её маме. От продавца цветов пришлось выслушать целую лекцию на тему того, какой цветок что означает.
        - Ты такая красивая! - чистосердечно произнёс он, стараясь отогнать подальше дурное предчувствие.
        - Скажешь тоже! - фыркнула Агата, но заметив, как ещё ярче заблестели её тёмные глаза, Ярослав догадался, что комплимент оказался ей приятен. - Давай скорее, мамин фирменный пирог уже на столе! Максимка, домой! - крикнула она, и Чарныш увидел, как к ней подбежал маленький мальчик со смешным хохолком светлых волос на макушке.
        - А это у нас кто? - присев на корточки, поинтересовался Ярослав. Мальчонка серьёзно смотрел на него зелёными глазами. - Давай знакомиться!
        - Это у нас племянник, - ответила за него Агата. - Максим Рахманов. Главный мужчина в моей жизни.
        - Так, значит, место уже занято? - рассмеялся Чарныш. - Что же ты раньше-то не предупредила? Разбила мне сердце!
        - Вот такая я коварная! - тоже развеселилась Агата, подхватывая ребёнка на руки. Ярослав невольно залюбовался ею. Захотелось сохранить миг в памяти, удержать, не позволить исчезнуть. - Ну как, готов к знакомству с моими родными? Ещё не поздно сбежать! - добавила она, кивнув в сторону машины.
        - Пусть другие сбегают! - парировал Чарныш и проследовал в подъезд за Агатой.
        * * *
        Аппетитный запах пирога был слышен уже в коридоре. Мама встречала их на пороге, поправляя причёску и радушно улыбаясь. Новость о том, что Агата с кем-то встречается, стала для Людмилы Рахмановой настоящим событием. К этому обеду она готовилась несколько дней, поставив на уши всю семью. Агате делалось не по себе при мыслях о том, что будет, когда они с Ярославом решат пожениться.
        Максим со всех ног бросился в объятья бабушки. Поцеловав внука, она отправила мальчика в гостиную, где за накрытым столом сидели его родители и дедушка. Впрочем, Юрий Рахманов решил встретить гостя лично и вышел к ним, когда Агата уже представила Ярослава матери. Людмила пришла в восторг от цветов и поспешила поставить их в воду.
        Мужчины пожали руки, после чего прошли в общую гостиную. Как оказалось, Ярослав уже был знаком с её братом Дмитрием. Они коротко поприветствовали друг друга. Людмила принесла последние закуски, приглашая всех рассаживаться по местам.
        Разговор за столом протекал непринуждённо: обсуждали погоду, многочисленные сплетни и слухи магического сообщества. Агата с улыбкой наблюдала за родными и Ярославом, отмечая, что он вполне вписывается в их семью. Чарныш держался на равных даже с суровым Юрием, в присутствии которого многие терялись. Профессор магических наук Рахманов-старший слыл человеком строгих нравов, а заслужить его уважение у многих получалось далеко не всегда.
        - Я слышал, вы расследуете преступления, Ярослав, - в голосе её отца слышалось неодобрение. - Разве Инквизиция плохо справляется со своими обязанностями?
        На миг повисла тишина, нарушаемая лишь звоном столовых приборов.
        Агата прекрасно знала, чем занимается Ярослав. Мало кто в магическом обществе брал на себя смелость выступать посредником между магами и инквизиторами. Чаще всего из-за того, что «охотники на ведьм» на корню пресекали подобное, предпочитая оставаться единственными, кто следит за порядком в их мире. Чарныш же каким-то немыслимым образом сумел найти с ними компромисс и собрать вокруг себя последователей из числа талантливых магов, разделявших его идеи.
        К Ярославу и его людям обращались с различными просьбами: от поиска украденных артефактов до расследования кровавых убийств. Над последним делом Чарныш работал уже более полугода, но пока безуспешно. В Городе пропадали молодые ведьмы. Инквизиторы только разводили руками, а убитые горем родственники пропавших шли за помощью к Ярославу.
        Ему удалось выяснить, что к исчезновениям причастен Культ, а его участники не последние маги в городе, и их имена у всех на слуху. Ярослав следил за Крыловом и его шайкой постоянно: на приёме, где Агата встретилась с ним впервые, у того злосчастного дома. Даже в Университете Магии у него имелся свой информатор. Но вот раздобыть доказательства оказалось не так-то просто.
        Желая помочь, Агата хотела выступить свидетелем и всё рассказать инквизиторам о той ночи, но Чарныш запретил. Инквизиция могла счесть её соучастницей шабаша, и неизвестно, чем бы это закончилось. Крылов птица высокого полета. Одних свидетельств мало. Его нужно поймать за руку и как можно скорее, пока не появились новые жертвы.
        - Зачастую инквизиторы слишком предвзяты. Их методы действенны, но на дворе давно не средние века, и пора задуматься о переменах.
        - Интересно, - задумчиво протянул Юрий, и Агата отметила, что он выглядит заинтересованным. - И что вы предлагаете?
        Ярослав улыбнулся.
        - Я уже давно собрал группу магов, которые могут работать не хуже, а то и лучше, чем Инквизиция. Но мне бы хотелось, чтобы магический надзор осуществлялся совместно. Две организации вполне смогли бы сотрудничать, объединив силы.
        Снова эта тишина. На лицах семейства Рахмановых можно было прочесть всё: потрясение, недоверие, даже возмущение.
        - Мне нравится такой подход, - кивнул Юрий, чем немало удивил всех родственников. - Предлагаю выпить за это!
        * * *
        Агата стояла у окна и держала на руках кошку. Пушистая бестия блаженно мурчала и тёрлась о ее подбородок. Рахманова улыбалась своим мыслям, наблюдая за тем, как садится солнце. День прошёл замечательно. Обед, знакомство с родными и, главное, одобрение отца. Она не сомневалась, что Чарныш понравится ему, но всё равно немного нервничала. Теперь же места для волнения не осталось.
        Ярослав привёз ее к себе, но неожиданно сорвался на поступивший вызов. Агата уже успела привыкнуть к его необычной работе.
        С той злополучной ночи прошло почти полтора месяца. Со Снежаной она больше не виделась. Подруга не отвечала на звонки, дома никто не открывал двери, и на работе она не появлялась. Так в списке пропавших появилось еще одно имя. Каждый раз она с содрогание ждала вестей, опасаясь, что подругу найдут где-нибудь в подворотне без признаков жизни, как и остальных до неё.
        Чарныш вернулся ближе к полуночи, когда Агата уснула прямо на диване в гостиной. Весь вечер её терзала непонятная тревога, словно должно случиться что-то плохое.
        Рахманова подскочила, едва заслышав, как открывается замок, и бросилась к дверям. Ярослав переступил через порог и устало улыбнулся ей. Выглядел он неважно. Белая рубашка перепачкана сажей и засохшей кровью, рукава закатаны, а на загорелой коже виднелись глубокие длинные царапины. Ещё несколько алели на правой щеке.
        - Что случилось? - поражённо воскликнула Рахманова, осматривая его руки.
        - У меня плохие новости. - Ярослав мягко отстранился и сжал ее ладони. - Снежана, она...
        - Мертва?.. - выдохнула Агата, глядя в глаза жениха. Внутри вдруг образовалась непонятная пустота. Она моргнула, но слёз не было. Рано или поздно она ждала услышать это.
        - Нет, её нашли сегодня вечером. Она никого не признаёт, не может вспомнить даже своё имя и... она полностью выжжена. Снежана больше не ведьма.
        Сердце забилось быстрее. Новость о том, что подруга жива, разлилась в груди теплом.
        - Это сделали инквизиторы?
        Кто еще способен на подобное?
        Чарныш покачал головой.
        - Виктор, - она стиснула кулаки. - Это всё он, верно?
        - Мы заставим его заплатить, обещаю тебе.
        - Я хочу увидеть ее! - уверенно заявила Агата, готовая отправлять немедленно и неважно куда: хоть в логово к культистам, хоть к самим демонам.
        - Мы отвезли ее в лечебницу при Инквизиции. Она не в себе, ей требуется помощь. Сегодня нас не пропустят к ней, а завтра я постараюсь договориться.
        Она вздохнула и с неохотой кивнула. Ярослав привлёк ее к себе, и Рахманова спрятала лицо у него на груди. Вдыхая привычный запах сигар и миндаля, Агата растворялась в ощущение покоя, которое дарил только этот мужчина. Сегодня можно ничего не опасаться, а после они со всем разберутся.

        ГЛАВА 4

        Стараясь незаметно покинуть офис МН через аварийный выход, Олег чувствовал себя преступником. Впрочем, отныне он таковым и являлся. Его жизнь - словно то зеркало, накренилось и с высоты рухнуло в пропасть, разлетевшись на мириады осколков.
        Ненависть к самому себе каленым железом сжигала изнутри, заставляя сжимать зубы и кулаки. Но Крылов сдерживался, как мог. Хватило того, что утром он разбил руки в кровь, когда пытался выместить всю свою злость на ни в чём неповинной стене. Пришлось потратить несколько часов на заклятия исцеления, которые никогда не давались ему легко. Чужая специализация лишила части сил, и Крылов чувствовал себя как выжатый лимон.
        Исчезновение Насти не на шутку перепугало Горностая-старшего. Теперь он куда больше походил на скорбящего родителя и, не находя себе места, метался по отделу требуя найти его дочь.
        Олег лично отправил нескольких магов побеседовать с друзьями девушки и узнать, где ее видели в последний раз. Он не опасался за себя, потому что накануне сумел замести все следы и побывал в кафе, где встретил Настю перед тем, как... Там он тоже позаботился о том, чтобы ничто не указывало на него.
        Алиса же несколько часов разговаривала с четой Горностаев за закрытыми дверьми. Но терпение Олега подходило к концу, как и желание, продолжать изображать бурную деятельность. У него еще оставались дела.
        Не успел он сесть в машину и завести двигатель, как зазвонил телефон. Номер как всегда оказался скрыт.
        - Как дела на работе? - прозвучал вопрос с того конца провода, едва Олег поднес трубку к уху.
        - Тебе и правда, интересно?
        - Конечно, если это касается меня.
        - Можешь ничего не опасаться, - он постарался произнести это как можно увереннее.
        - Что ж, славно, - бесцветным голосом отозвался Мистер «Х». - До меня тут дошли слухи об исчезновении Анастасии.
        - Слухи преувеличены. Скорее всего, она просто решила побыть в одиночестве. Стресс, депрессия - типичные проблемы современной молодежи.
        Виктор молчал.
        - И почему тебя это так беспокоит?
        - Она дочь одного из моих людей.
        Олег не сдержал нервного смешка:
        - В прошлый раз тебя это не особо заботило.
        - Не забывайся, мальчишка! - впервые бесстрастность собеседника окрасило раздражение. - Найдите её! Я не намерен долго терпеть претензии Горностая!
        Череда прерывистых гудков сменилась звенящей тишиной.
        Крылов сжал телефон и так резко вывернул руль, что чудом не протаранил бок серебристой «тойоты». Визг тормозов, оглушительный сигнал. Олег невидящим взглядом уставился вперед и не особо вслушиваясь в брань водителя, который бешено жестикулировал и даже выскочил из машины, ударил по газам.
        Виктор испытывал неудобства. Едва смирившийся со смертью дочери, Горностай получает еще один неожиданный удар. Не надо обладать дедукцией Шерлока Холмса, чтобы понять, к кому маг пошел предъявлять претензии. Все это может закончиться тем, что Александр не выдержит, сдаст культ и всех его участников.
        Олег не предполагал такого, когда в состоянии аффекта заварил эту кашу. Может вот он - выход? Шанс навсегда покончить с шабашем и замолить свои грехи? Нужно только надавить на Горностая и заставить все рассказать. Тогда никто не пострадает: ни Алиса, ни Настя. Свое же наказание он готов принять, каким бы оно ни было.
        С такими мыслями Олег остановился у небольшого супермаркета. В этой отдаленной части города, он мог не опасаться, что кто-то заметит его, но для подстраховки использовал легкие отводящие заклятия.
        Менее чем за полчаса Крылов купил все необходимое: средства личной гигиены, несколько футболок и спортивный костюм (как он надеялся, подходящего размера), фрукты, свежую питьевую воду. Из ближайшего ресторанчика взял еду на вынос и горячее кофе. Последнее было ему жизненно необходимо. Из-за использования магии, недосыпа, силы стремительно оставляли его.
        Крепкий напиток с привкусом корицы помог немного взбодриться и прояснить мысли. Наверное, только благодаря этому, приближаясь к машине, Олег впервые почувствовал неладное.
        Неприятное скользкое чувство. Словно клубок склизких змей скрутился где-то внизу живота. Он несколько раз обернулся, засматриваясь на прохожих, проверяя ауры и магические следы. Ничего необычного. На него подозрительно косились, но маг не обращал внимания. Либо невидимый преследователь умел хорошо скрываться, либо у него разыгралась не шуточная паранойя.
        Сев в автомобиль, Олег защелкнул все замки и снова «просканировал» местность вторым зрением. По долгу службы Крылову не раз приходилось следить за преступниками, их потенциальными жертвами. Но вот самому быть объектом слежки, еще не доводилось.
        Он надавил на виски, пытаясь сконцентрироваться и снова заметить преследователя. Бесполезно. Выдохнул, чувствуя, как постепенно отпускает свои щупальца непонятная тревога. Неужели разыгралось воображение? В самом деле, только паранойи ему сейчас и не хватало!
        Выждав несколько минут, Олег завел машину. Пришлось сделать не маленький крюк, чтобы скинуть «хвост», если таковой все же был.
        К заброшенной пятиэтажке он подъехал, когда уже стало смеркаться. На улице ощутимо похолодало, дул ветер. Небо на западе полыхало кроваво-алым заревом.
        Захватив покупки, Олег некоторое время хмуро смотрел на старую постройку с темными провалами окон. Два года назад, в этом забытом богом здании всё и началось. Провиденье, судьба или что там еще? Теперь это уже не играло никакой роли. Это было единственное место, где он мог спрятать Настю.
        Стены с грязными разводами, усеянные оспинами обвалившейся штукатурки. Полумрак и сырость. Где-то внизу пищали крысы, звуки его шагов гулким эхом отзывались в пространстве.
        Ему повезло найти более менее приличную комнату на самом верхнем этаже. Ободранные обои, треснутый паркет, плесень в углу - текла крыша. Из двух окон уцелело лишь одно, второе было затянуто целлофаном. За стенкой даже имелся туалет и старая чугунная ванна, только вот водопровод давно не работал. Хотя для того, кто обладает магией это вовсе не такая уж и большая проблема.
        Олег защитил помещение несколькими хитрыми ловушками. Кроме него никто не мог ни зайти, ни выйти. На окна он так же предусмотрительно поставил защитные и звуконепроницаемые пологи.
        Настя сидела в углу на подушках и одеяле, привалившись плечом к стене. На запястьях сдерживающие магию наручники. Она дремала, но едва под ногами Олега заскрипели половицы, встрепенулась и схватила подушку, выставив перед собой словно щит.
        Щурясь, девушка встретила его взгляд и на ее лицо легла тень злости. Импровизированный щит тут же полетел в Олега. Он едва успел пригнуться и, сделав несколько шагов вперед, оставил пакеты у стены.
        - Это ты убил мою сестру?!.. - с ненавистью выкрикнула Настя, сжимая кулаки. Браслеты наручников тихо звякнули.
        Признаться, Крылов ожидал куда более бурной реакции. Когда он привез ее сюда, она все еще была без сознания. Дожидаться пока Анастасия придет в чувства, у Олега не было времени. Позаботившись обо всем, ему пришлось оставить ее.
        - Нет, - откашлявшись, произнес он.
        - Тогда что происходит? - девушка подогнула ноги, продолжая смотреть на него снизу вверх.
        - Это ради твоей же безопасности.
        - Безопасности? Ты себя вообще слышишь? Ненормальный кретин, демоны тебя побери! - она резко вскочила и бросилась к двери.
        Крылов ловко перехватил ее и прижал к себе, не позволяя вырваться.
        - Я знаю, как это звучит и на что это похоже, но поверь мне!
        Настя дернулась, но он только сильнее стиснул ее, при этом стараясь не причинить боли. Она тяжело дышала.
        Они так и стояли посреди комнаты. Тишина давила.
        - Отпусти, - прошипела Настя.
        Крылов отступил на шаг. Девушка покачнулась. Она была слаба и напугана.
        - Лучше присядь, - Олег мягко взял ее под руку, - я принес поесть и...
        - Не прикасайся ко мне, - ведьма отдернула руку и, вернувшись на место, плюхнулась на подушки, старательно отводя взгляд.
        Он вздохнул, отошел и принялся доставать пакеты с едой. Высокий стакан с кофе давно остыл, но благодаря легкому заклятию он вновь стал горячим. Олег открыл крышку и по комнате мгновенно распространился терпкий насыщенный аромат.
        Крылов протянул стакан Анастасии. Она продолжала хмуриться, и он какое-то время просто стоял с протянутой рукой. Наконец девушка соизволила взять питьё. Уговаривать поесть её так же не пришлось.
        - Это все отец, да? - наконец спросила девушка, отодвинув тарелку с недоеденной котлетой.
        Олег помедлил с ответом:
        - Он связался с опасными людьми. Если бы они узнали, что ты нашла их логово, то... - Крылов покачал головой.
        - Значит, Маша тоже нашла?
        Он кивнул.
        - Ты с ними заодно?
        - Нет... это сложно объяснить
        - Ты их покрываешь! - пришла она к выводу. - Почему?
        Олег не стал отвечать. Он разложил покупки на подоконнике, ощущая на себе пристальный взгляд Анастасии.
        - Ты что, будешь держать меня здесь как Калибан Миранду?[*] - с какой-то тоской и обреченностью поинтересовалась Настя.
        Крылов повернулся и вопросительно взглянул на девушку.
        - Не читал «Коллекционера»? - она выдохнула и опустила голову. - Забудь.
        В углу что-то пискнуло и зашевелилось. Настя тихо вскрикнула.
        - Они здесь повсюду.
        Олег бросил легкую магическую паутину и через миг все затихло.
        - Больше они не потревожат.
        Она посмотрела на него исподлобья и демонстративно отвернулась.
        - Сегодня я останусь здесь, - Олег опустился у стены напротив.
        - Мне все равно, - Настя подложила под голову подушку.
        Он какое-то время внимательно наблюдал за своей пленницей, прислушиваясь. Уснула она почти сразу, дыхание выровнялось. Крылов так и сидел, глядя в окно, где мельтешили тени, блестели далекие огни города и слушал, как в щели старого здания задувает сквозняк.
        

        [*] Настя ссылается на роман Д.Фаулза «Коллекционер».

        ГЛАВА 5

        Олег сорвался и куда-то убежал так быстро, что Алиса даже не успела как следует с ним поговорить. Ей очень не понравилось, как он выглядел. Только из-за расследования или по ещё какой-то неизвестной причине?
        Алиса огорчённо села за свой рабочий стол и задумалась. Не так давно бытие казалась упорядоченным и понятным, а сейчас происходило что-то странное. В её жизнь вернулся Максим, ожили демоны прошлого, а у напарника появились какие-то секреты.
        Ещё расследование... Разговор с четой Горностаев ничего не дал. Валентина не переставала плакать. Потерять еще и вторую дочь для нее оказалось бы непоправимым ударом. Таким, от которого она бы уже не оправилась.
        Почему отец Марии и Анастасии настоял на том, чтобы это дело вели именно Крылов и Крапивина? Они ведь совсем не такие опытные специалисты, как тот же Княжевич, например. Впрочем, он тоже достаточно молод, а большинство коллег и вовсе годятся ей в отцы. Если Алиса с Олегом всё провалят, дело так и останется нераскрытым.
        Но что, если этого от них и ждали?
        Алиса сидела, глядя в одну точку и осмысливая догадку, которая казалась нелепой и невероятной, но всё же, всё же...
        Сейчас, когда мобильный телефон Маши Горностай был уничтожен, у них не осталось никаких улик, за которые можно зацепиться. Очень уж не вовремя грабитель ломбарда потренировал свою силу на рабочем столе Олега. Или, наоборот, вовремя...
        Алиса схватилась за голову. Что делать? С кем посоветоваться? Не с Фоглем же. Снова с Дарием? Он, как и Макс, лично связан с той давней историей и заинтересован в том, чтобы нашёлся также тот, по чьей вине погибли Агата Рахманова и Ярослав Чарныш. Но у него наверняка хватает и собственных дел...
        Может, когда к Максиму вернётся память, что-нибудь прояснится? Алисе очень не хотелось оставлять его наедине с Мартином Шталем, но иного выхода не имелось. Родители друга детства перепробовали всё, и ничто не помогло. Это последний шанс. Даже если он связан с человеком, которому она ни капли не доверяла.
        Сидеть на одном месте было невыносимо, да и рабочий день уже подходил к концу. Алиса машинально перебрала бумаги на столе, хотя там и без того царил идеальный порядок. Хотелось чем-то заняться, чтобы не думать, не чувствовать горечи от всего происходящего, однако не получалось.
        Выйдя на улицу, она поплотнее запахнула куртку и поспешила к машине. Отчаянно хотелось позвонить Максу, но Алиса боялась помешать. Оставалось надеяться, что он сам свяжется с ней.
        Домой не тянуло. Немного помедлив, Алиса свернула в сторону знакомой улицы. Вернее, даже не улицы, а переулка - безлюдного, мрачноватого, в самый раз под её настроение. Здесь находился бар, куда обычно наведывались маги, но её коллег среди них не наблюдалось. Она и сама открыла место не так давно.
        В тёмном зальчике бармен, не спрашивая о заказе, приготовил для неё коктейль. Молодой человек тоже принадлежал к числу городских магов и порой наверняка пользовался своими способностями для того, чтобы угадывать, чего хотят клиенты. Такое вообще-то не одобрялось служителями закона, но сейчас Алисе было не того, чтобы заниматься этим вопросом. К тому же, коктейль оказался хорош. Не сладкий и не горький, а что-то между, с едва уловимым медовым послевкусием и лёгким запахом корицы.
        Через некоторое время мысли потихоньку начали упорядочиваться, в голове прояснилось. Алиса уже собиралась спросить у бармена название чудодейственного коктейля, когда к стойке подошёл паренёк. Высокий, в чёрной байкерской куртке с кучей заклёпок.
        - Слышал, тебя Магический Надзор ищет, - вполголоса сказал ему бармен. - Будь осторожнее. Даже здесь.
        - Разве они сюда ходят? - отозвался тот. - Сомневаюсь. К тому же, один из них сам подбил меня нарушить закон.
        - Как это?
        Они наклонились друг к другу и заговорили ещё тише. Алисе приходилось изо всех сил напрягать слух, чтобы расслышать их разговор, но теперь до неё долетали только отдельные слова. Промелькнула мысль о том, известно ли бармену о месте её работы? Она приходила сюда довольно редко, да и выглядела обычно. Ни формы, ни значков на одежде.
        Алиса пришла к выводу, что парень и оказался тем, по чьей вине они потеряли телефон и другие вещи со стола Олега. Вот только что за слова, будто об этом попросил сотрудник МН? Кто из них?
        Она осторожно придвинулась чуть ближе, делая вид, что полностью увлечена своим коктейлем, который, к счастью, ещё не кончился. Парень в куртке явно от души бахвалился своими подвигами. Алиса поморщилась - терпеть не могла подобных хвастунов.
        Когда бармен назвал собеседника Андрюхой, сомнений почти не осталось. Андрей Бобров. Его допрашивал напарник, потому лично они прежде не встречались, но имя было на слуху, особенно, сейчас, после произошедшего.
        - Да ты шутишь, - недоверчиво произнёс бармен. - Сам Олег Крылов сказал тебе разрушить его стол и сваливать? Зачем ему надо?
        - Мне и самому хотелось бы узнать, но он держал язык за зубами.
        Она ведь ослышалась, правда? Не мог Олег такого сделать, не мог! Но ведь только он находился рядом с подозреваемым, когда всё случилось... Напарник так гордился тем, что ему выделили этот кабинет! Как он мог сам захотеть, чтобы по тому будто ураган прошёл?
        Алиса сделала глубокий вдох, приготовилась импровизировать и, развернувшись на крутящемся стуле, посмотрела прямо на парня. Тот покосился на неё. Она перевела взгляд на бармена.
        - Я хочу ещё коктейль, - сказала Алиса.
        - Но вы ведь ещё не допили, - возразил тот.
        - Всё равно хочу, - настаивала она, добавив в голос капризных ноток. - Думаешь, у меня денег нет? Да у меня их...
        Она завалилась на бок и начала падать прямо на Боброва. Тому ничего не оставалось, как подхватить её. Алиса захлопала ресницами и обняла его рукой за шею, изображая пьяную всего с одну коктейля дамочку.
        - Какие тут симпатичные мальчики ходят... - протянула она, не обращая внимания на попытки Андрея освободиться. Бармен наблюдал за ними с широкой ухмылкой. Должно быть, он, в самом деле, не знал, кто она. - Может, уединимся где-нибудь? М?
        - Эээ... - пробормотал парень. - Мне сейчас некогда. Давай в другой раз.
        - Тогда хоть до машины меня доведи.
        - Я могу вызвать такси, - быстро вставил реплику бармен.
        - Не нааадо. На свежем воздухе мне быстро станет лучше. Сколько я должна за коктейль?
        - За счёт заведения.
        - Благодарю.
        Алиса спрыгнула со стула, послала бармену воздушный поцелуй и направилась к выходу, увлекая за собой Андрея Боброва. Тот, похоже, решил отвязаться от неё на улице и покорно тащился следом. От него приторно пахло каким-то модным мужским парфюмом. Когда за ними хлопнула дверь, Алиса повернулась и завела руку парня ему за спину. Щёлкнули наручники.
        - А вот теперь поговорим.

        ГЛАВА 6

        - Вот, - Мартин протянул ему виски со льдом, - полегчает.
        Максим молча взял стакан, но пить не стал. Голова и без того напоминала чугунный котёл. Мысли разбегались, перед глазами мельтешили мушки.
        Очнувшись, Рахманов обнаружил, что сидит в кресле в гостиной. Он смутно помнил, как дошёл сюда, зато всё еще чувствовал отголоски раздирающей боли. Раненая рука пульсировала. Макс с удивлением заметил, что ладонь на совесть туго перетянута бинтом. Он ослабил повязку, ощутив запах какой-то лекарственной мази, от которой защекотало в носу и запершило в горле.
        - Можешь не благодарить, - без тени улыбки произнёс охотник за артефактами. Маг вальяжно расположился на диване, закинув ногу на ногу, и внимательно следил за ним. - Что-нибудь вспомнил?
        Максим выпрямился, помассировал затёкшую шею и только тогда понял, что за окном давно сгустилась ночь. Рассеянно выдохнув, зажмурился. Ощущение потерянного времени прошло не сразу. Всякие магические штучки и фокусы Рахманову всегда были чужды и выводили из равновесия.
        На деле же он не смог вспомнить ничего существенного. Какие-то разговоры, множество незнакомых лиц и опять разговоры. Отставив нетронутый виски, Максим снова закрыл глаза, надавил на переносицу. В мыслях калейдоскопом завертелись странные видения. Они мелькали на границе сознания, дразня и не позволяя себя рассмотреть. Что-то странное, далёкое. Как сон, который рассеивается с первым утренними лучами.
        Снова тот темный шкаф и тишина. Сильный запах озона, прожжённого заклинаниями. Внутри странное чувство пустоты, доселе не знакомое, а может просто забытое?.. Будто бы кто-то силой отобрал нечто важное, разорвал в клочья и растоптал. Превратил в ничто, причинил невыносимую боль, обрёк на бесцельное существование в рутине серых однообразных дней. До этого вокруг сияли яркие всполохи, удивительные краски жизни. Тогда они казались такими привычными, а без них стало невыносимо пусто, тоскливо.
        Так вот, как себя чувствуют маги, лишившиеся дара!
        Максим помнил, что тогда увидел маму. Именно она отыскала его. Заплаканная, взяла на руки, прижала к груди. Почти неуловимое дуновение призрачного ветра, разогнало этот лживый мираж, показывая, что было на самом деле.
        Вместо матери он увидел Ярослава. Это он нашёл его в том шкафу. Бледный, осунувшийся, с покрасневшими глазами. Хмурый, челюсти плотно сжаты.
        - Прости, малыш. Я опоздал. Но я достану их! Они за все заплатят!
        Он берет его за руку, что шепчет. Странные слова, какая-то околесица. Голос Ярослава то и дело срывается.
        Страшно. Горестно. Пусто...
        - Все пройдет, обещаю.
        После Чарныш ведёт его вниз, передаёт матери и отцу, а сам уходит, не говоря ни слова. Во дворе дома множество людей, мигают огни патрульных машин и скорой помощи. А потом снова вернулась боль и поглотила все воспоминания, оставив лишь догорающий костёр и ветер, развевающий пепел.
        Мягкий, приглушённый свет в гостиной действовал успокаивающе. Рахманов почесал ладонь, чувствуя неприятное жжение под повязкой.
        - Мне пора, - Макс неуклюже поднялся, его шатало.
        - Уже уходишь? - насмешливый, издевательский тон. - И даже не поблагодаришь?
        - Что тебе нужно?
        - Информация, - его улыбка больше походила на пиратский стяг. - Я хочу знать, что ты вспомнил. Сядь!
        Максим нехотя опустился в кресло, но не спешил делиться откровениями.
        - Ну? - нетерпеливо поинтересовался Шталь.
        - На самом деле, ничего существенного.
        Он пересказал ему что увидел: все неясные образы, слова Ярослава. Мартин слушал внимательно, не перебивал. Это чем-то напоминало Максиму беседу в кабинете психотерапевта.
        - А что было до того? - спросил маг, когда Рахманов замолчал. Шталь как будто подрастерял все дурацкие ухмылки, ужимки и стал похож на нормального человека. - Ты помнишь, как убили Агату?
        В один миг уши как будто заложило ватой, затылок заныл, а руку прошило болью до самого локтя.
        - Вспоминай, Максим! - голос Мартина эхом звучал в голове.
        Глаза заволокло темнотой. Он видел... видел сквозь щель в шкафу. Темные фигуры в длинных накидках, а перед ними его тётя. Вокруг всё трещит от заклятий. Воздух наэлектризован, в нём тяжелым грузом зависло ожидание незримой беды: разрушительной и всепоглощающей, неистовой в своей силе.
        - Хотела поиграть со мной, Агата? - незнакомый голос. - Думала, инквизиторы и твой дружок остановят меня?
        Стук каблуков по паркету.
        - Передавай привет Снежане.
        - Тебе это с рук не сойдёт, Виктор!
        Ослепительная вспышка света. Кутерьма, крики, голоса... Выжигающая дотла магия.
        - Она назвала имя... - выдохнул Макс, прогоняя наваждение. - Виктор.
        Рахманов потянулся к бокалу с виски и одним глотком осушил его. Поморщился, взглянул на мага.
        - Ты знаешь кто это?
        - Нет.
        Шталь превосходно владел собой. Если он и мог что-то знать, то никак не выдал себя.
        - Что ж, тебе действительно пора, Максим, - охотник за артефактами стремительно поднялся. - Милая Алиса, наверное, заждалась. Рад был познакомиться.
        - Что тебе известно? - Максим встал. Задерживаться он не собирался, но и уходить, не выяснив всё до конца, тоже.
        - Не понимаю о чем ты, - оскалился Мартин. Входная дверь, повинуясь силе мага, привычно открылась сама собой.
        Нестерпимо захотелось отвесить несколько тумаков этому жеманному чистоплюю и отбить всякую охоту ехидно улыбаться. Кулаки так и чесались. Но вместо этого, он просто направился к двери. Вышел, даже не обернувшись, чувствуя тяжёлый взгляд, направленный в спину.
        На улице дышалось легко. Похоже, днём прошел небольшой дождь. Лужи местами подсохли, но всё еще пахло сырой землей и пылью. Автомобилей на дороге почти не было. Максим ехал медленно, пытаясь дозвониться Алисе. Крапивина взяла трубку только с третьего раза, её голос звучал взволнованно. Она попросила его подъехать к офису МН.
        - Вам доплачивают за сверхурочные? - Максим взглянул на часы, когда Крапивина села в машину. Половина первого ночи. Алиса, кажется, не услышала его. - Что-то случилось?
        - Да... нет, - она мотнула головой, сконфуженно улыбнулась. - Обычные рабочие неурядицы. Не обращай внимания. Как всё прошло? - девушка повернулась к нему, заметила повязку и взяла за руку. - В чем дело?
        - Ничего серьёзного, пришлось пожертвовать немного крови для... ритуала, - Рахманов поморщился, припоминая деревянный медальон со страшным ликом, который буквально ожил, забираясь прямо под кожу, и стал тянуть кровь вместе... с магией. Конечно! Так вот как всё сработало. Эта штука, чем бы она ни была, высосала всю остаточную магию, которую когда-то применил к нему Ярослав, и воспоминания вернулись. Больше их ничто не сдерживало.
        Максим вздохнул, завёл двигатель. Рассказ занял весь путь до её дома. Он старался не упустить ни одной важной детали. Голова опять начала болеть, а рана под повязкой пульсировать.
        Остановившись под единственным работающим фонарем, они вышли из машины и прошли по пустынной улице.
        - Виктор, - задумчиво произнесла Алиса, поднимаясь по лестнице и доставая связку ключей. - Не представляю, кто это может быть.
        - Зато Шталь очень даже представляет. Ему что-то известно.
        - Можно было бы воспользоваться полномочиями и допросить его, но... Княжевич! Вот кто поможет. Завтра же с утра пойду к нему! В чем дело?
        Максим убрал руки в карманы куртки. Он наблюдал за ней с улыбкой. За тем, как она возится с замком, рассуждает, поправляет непослушные волосы. Алиса, которую он знал почти всю жизнь, а не та холодная незнакомка, какой она была тем вечером в кафе.
        Его Алиса!
        Любовь всегда маскируется под нечто другое, пока её корни не достигнут дна души, и недуг уже будет не излечить. До этого мига еще можно сохранять блаженное легкомыслие, но рано или поздно (скорее, поздно) станет понятно, в какую западню вы угодили. Уж Максим мог сказать об этом наверняка. Когда Алиса уехала, пелена упала с глаз. Каким же он был глупцом, что ничего не сделал! Просто отпустил, веря в то, что ему, недомагу, не место рядом с ней.
        Больше такой ошибки он не совершит. Не теперь, когда судьба подарила второй шанс. И плевать, что всё катится к демонам! Неизвестно, что их ожидает завтра, и это время совсем не хотелось тратить на разгадывание загадок.
        - Мы только и говорим обо всём этом безумии. Всего пару дней прошло, а такое чувство, что намного больше. Но я так и не сказал тебе главного...
        Алиса смотрела на него и, кажется, не дышала. У него у самого сердце билось где-то в горле.
        - Я скучал, Алиса.
        - Максим, я...
        Он не дал ей договорить. Стремительно шагнул вперед, наклонился, обхватил ладонями её лицо и поцеловал.
        Она ответила сразу же.

        ГЛАВА 7

        Они с Ярославом выехали за город, едва рассвело. Резиденция за высоким забором, издалека напоминала дом с привидениями из старых баек. Особняк, построенный в конце восемнадцатого века, всегда был окружён множеством слухов и леденящих кровь историй. Здесь находился не только штаб инквизиторов, но и темницы где отбывали свое наказание те, кто преступил закон.
        Агата и представить не могла, что настанет тот день, когда она посетит это место по доброй воле. Мурашки бежали по телу, а ледяной пот скатывался по спине. Не будь рядом Ярослава, она бежала бы отсюда, не разбирая дороги. Но Чарныш уверенно сжимал её руку, и это придавало сил.
        Их пропустили без лишних разговоров. Правда пришлось расписаться в нескольких толстых журналах на входе и сдать дежурному магический амулет. Рахманова помедлила, но, заметив, как жених уверенно кивнул, сняла тонкую цепочку с шеи и опустила изумрудный кулон в протянутую пластиковую коробочку. На мгновение показалась, что она лишилась части себя. Приложив руки к груди, Агата растеряно взглянула на Ярослава. Мужчина мягко приобнял и повёл через тёмный холл к винтовой лестнице.
        - Больничное крыло на втором этаже, - пояснил он вполголоса.
        Рахманова машинально кивнула, настороженно осматриваясь по сторонам. Под ногами скрипели половицы. Пахло пылью, лакированным деревом и шалфеем. Внутри особняк выглядел куда просторнее, чем могло показаться снаружи. Высокие потолки, витражные окна через которые проникало много света. Утреннее солнце заливало холл, играя бликами на многоярусной позолоченной люстре и зеркалах. Здесь было много зеркал: больших и маленьких, в тяжелых деревянных рамах, тонких металлических оправах. Они висели на стенах, стояли на полу.
        - Согласно некоторым старым суевериям, рядом с зеркалами сила магов слабеет, - прозвучал позади незнакомый голос. - Зеркала отражают зло. Ведь всем известно, как Персей победил Медузу Горгону.
        - Магия ни добро и ни зло, как и зеркало, она может стать щитом или разящим клинком, - запальчиво произнесла Рахманова и, повернувшись, увидела мужчину в тёмном костюме.
        На хмуром лице незнакомца появилась благосклонная улыбка.
        - Вы, должно быть, Агата, - он поцеловал её руку. - Теперь я понимаю, почему Ярослав выбрал вас.
        Чувствуя, как краснеет до корней волос, она опустила взгляд. Чарныш откашлялся.
        - Агата, познакомься, это Искандер. Помощник и правая рука Верховного инквизитора.
        - Очень приятно, - Рахманова расправила плечи, стараясь скрыть неловкость. Надо же, сам главный помощник!
        Среднего роста, темноволосый, с аккуратно подстриженной бородкой. Он держался уверенно, как и подобает человеку его положения. Но, несмотря на дружелюбную улыбку, в карих глазах отражался хищный огонь инквизиторских костров. С ним стоило оставаться настороже.
        Искандер кивнул ей и обратился к Ярославу.
        - Крылов чист. Мы ничего не нашли и только разозлили его.
        Агата ощутила, как жених напрягся. Гримаса злости исказила его красивое лицо.
        - И кто из нас дилетант? Я дал вам наводку, назвал место, где проходил шабаш, и что?! Вы всё проморгали?!
        - Не забывайся! Я хорошо отношусь к тебе, Ярослав. Но пока ты не предъявишь нам неоспоримые доказательства вины Крылова, мы больше и пальцем не пошевелим.
        Бессилие, злоба - вот что она чувствовала и прекрасно представляла, каково было Ярославу. Он бросал слишком много сил на то, чтобы вывести шабаш и его участников на свет, чтобы помочь тем, кто обратился к нему, и доказать инквизиторам, что они слепы. Крылов знал, кто ведёт на него охоту, и с удовольствием играл в кошки мышки: водил за нос, заметал следы.
        - А как же Снежана? Разве она вам ничего не сказала? - не выдержала Агата и тут же прикусила язык.
        - Она не в состоянии говорить, впрочем, сами сейчас увидите, - Искандер указал в сторону лестницы. - Но что, по-вашему, она должна была рассказать? Вам что-то известно, Агата?
        Она мотнула головой, судорожно вцепившись в руку жениха. Он ведь просил её не упоминать о том, что ей довелось увидеть.
        - Просто я подумала... Простите, я очень волнуюсь за подругу и говорю глупости.
        - Понимаю, - помощник Верховного инквизитора больше не улыбался. - Пойдёмте, я провожу вас.
        Наверх они поднялись в полном молчании. На этаже стоял запах лекарств, как в настоящей больнице. Обстановка здесь была совсем другой: белый кафель на полу и стенах, яркие лампы под потолком. За столом дежурного сидела худощавая женщина средних лет в белом халате, чепчике и смешных очках в роговой оправе.
        Агате вдруг захотелось узнать, что находится на других этажах. Но вот о том, какая здесь темница, даже думать не хотелось.
        - Как у нас дела, Мария Васильевна? - сухо поинтересовался Искандер, взяв со стола какую-то папку и пролистав ее. - Как вчерашняя пациентка?
        Женщина подозрительно покосилась на нее и Ярослава, но всё же проговорила:
        - Без изменений, к сожалению.
        Инквизитор вернул документы на место.
        - Мы навестим больную. Если что-то понадобится, я дам знать.
        Мария Васильевна явно не обрадовалась посетителям, о чем красноречиво говорил её испепеляющий взгляд поверх очков, сползших на кончик носа.
        Искандер прошел в конец коридора и толкнул крайнюю дверь, пропуская их вперед. Чарныш обнял её за плечи, благодаря чему Агата ощутила прилив уверенности и тепла.
        В палате царил полумрак, запах лекарств здесь ощущался сильнее, как и аромат шалфея. У стены стояли три кушетки, но занята была лишь одна. Рахманова замерла, позабыв, как дышать. На кровати лежала незнакомка, лишь бледная тень, что некогда была прекрасной молодой ведьмой. Одеяло сбилось в кучу, длинная сорочка задралась выше колен. Руки и ноги девушки были привязаны ремнями к постели. Так сдерживали буйнопомешанных в психиатрических лечебницах. Агата хотела возмутиться, сказать Искандеру всё, что думает об их методах, как вдруг Снежана повернула голову.
        Будто надломанная кукла-марионетка, она приподнялась над кроватью на невидимых нитях. Вены на её руках, лице и висках вздулись, почернели. Бледная кожа казалась совсем тонкой, высохшей. Былая девичья красота ушла безвозвратно. Лучшая подруга походила на старуху. Некогда блестящие волосы потускнели, в прядях белела седина.
        - Что с ней? - Рахманова с трудом узнала свой тихий голос.
        - Вашу подругу использовали как сосуд, - равнодушно произнес инквизитор.
        - Сосуд?
        - Её телом владела могущественная сущность, - Ярослав старался говорить как можно мягче. - Это она выпила её магию и жизненные силы.
        По венам словно пустили жидкий азот. Вспомнился вечер в том чертовом доме и страшные изображения повесившейся женщины. Крылов и его приближённые поклоняются очень древней силе, у которой множество воплощений. Агата пыталась расспрашивать Ярослава, но тот всё время уходил от разговора.
        Внезапно ею овладела злость, она высвободилась из объятий жениха и подошла к лежащей девушке. Снежана смотрела в поток пустыми бесцветными глазами и время от времени дёргалась, но путы держали крепко. Рахманова присела на край кровати и провела рукой по жестким, спутавшимся в колтуны волосам подруги. По щеке скатилась горячая слеза, и Агата, смахнув ее, отвернулась не в силах больше смотреть на то, что стало с девушкой, которую она знала всю жизнь.
        - Я хочу уйти, - не глядя на мужчин обронила она и вышла из палаты. Никто не стал её удерживать.
        Спустившись вниз, Рахманова без труда нашла обратную дорогу и попросила на выходе свой амулет. Ярослав нагнал её уже на крыльце. На улице стало немного легче. Подставив лицо под прохладный ветерок, Агата пыталась прийти в себя. Но навязчивые мысли лезли в голову, взывая к недавним воспоминаниям. Теперь образ Снежаны будет преследовать её в кошмарах до конца жизни, как и чувство вины за то, что она никак не сумела помочь.
        - Нам не стоило приезжать, - Чарныш попытался обнять ее, но Агата уперлась ладонями ему в грудь.
        - Нет! Мне нужно было увидеть её, - она заглянула жениху в глаза. - Я могу всё ему рассказать о том, что видела! Прошу, Ярослав.
        Он сжался, словно пружина. Посмотрел холодно и строго произнес:
        - Если ты скажешь им хоть слово, то уже не уйдёшь отсюда. Я ничего не смогу для тебя сделать, понимаешь? Оглянись вокруг, Агата. Это место - тюрьма. Пусть на первый взгляд так не кажется.
        Она понимала. Что-то незримое витало в воздухе, тяжёлое, грозящее обрушиться на любого. Они не встретили здесь никого, кроме охранника на входе, дежурной медсестры и Искандера, и чувство неправильности происходящего не отпускало.
        - Здесь всегда так пусто? - чтобы немного отвлечься, поинтересовалась Рахманова.
        - Нет, сегодня они ждали гостей.
        - А Искандер? Ты давно его знаешь?
        - Достаточно.
        - Он помогает тебе?
        - Скажем так, он единственный кто соглашается работать с магами.
        Рахманова подалась вперед и обняла любимого. Ощутив его тепло и ответные объятья, немного упокоилась.
        - Поехали домой, - он поцеловал её в висок.
        * * *
        В почтовом ящике обнаружилось приглашение на званый ужин. Подобные спонтанные мероприятия всегда были нормой среди магической элиты, которая развлекалась, как могла. Ответить отказом не считалось дурным тоном, другое дело, если ты не посетишь праздник, на который тебя пригласили месяц назад или больше. К такому следовало готовиться загодя и отложить все насущные дела.
        Агата вскрыла конверт со знакомыми вензелями на обороте. Ужин устраивал Воронич - старый лис, любитель широких жестов, сплетен и шумных сборищ.
        - Мы можем никуда не идти, - предложил Ярослав, наблюдая за ней.
        - Но ведь мы должны, - она бросила пригласительные на стол. - К тому же, там может появиться Виктор.
        Чарныш тяжело вздохнул, сжал пальцами переносицу.
        - Агата, я не хочу, чтобы ты подвергла свою жизнь опасности. Я сам найду способ справиться с ним, заставить заплатить за всё, что он сделал! Но ты должна пообещать мне, что будешь держаться в стороне.
        Рахманова молчала, закусив губу и опустив глаза.
        - Агата? - он подошёл и склонился над ней. Она почувствовала себя маленькой нашкодившей девочкой.
        - Обещаю, - на выходе произнесла она и обвила его шею руками. Рахманова старалась не смотреть на любимого, так как совсем не умела скрывать эмоций. Незаметно скрестив пальцы, бросила мимолетный взгляд в зеркало, висевшее над комодом.
        Агата знала, что может положиться на Ярослава, довериться, но сидеть, сложа руки, было выше её сил.
        * * *
        Как и следовало ожидать, вечер протекал в привычном русле: гости выпивали, общались, обсуждая новые слухи. За последнее время, Агата привыкла к такому. Ярославу приходилось часто присутствовать на подобных сборищах, и он постоянно брал её с собой. Первое время Рахманова испытывала неловкость из-за того, что является объектом сплетен. Некоторые, не стесняясь, шушукались прямо на её глазах. Но теперь все улеглось, и её персона в качестве невесты Чарныша перестала будоражить общественность.
        Они немного опоздали на ужин, но, как оказалось, ждали не только их. Пришлось немного пройтись по залу, поприветствовать знакомых и непременно справиться об их делах. Крылова среди гостей не оказалось. Либо он опаздывал, либо не собирался приходить вовсе.
        - Я уже устала улыбаться, - тихо пожаловалась Рахманова, когда они отошли к столику с закусками.
        Ярослав молчал и просто смотрел на нее.
        - В чем дело? - она изогнула брови и стянула с тарелки креветку.
        - Ни в чём. Просто я любуюсь, самой красивой девушкой в этом зале.
        Агата почувствовала что краснеет. Она до сих пор не могла привыкнуть к подобным комплиментам от него. Каждый раз они звучали словно впервые. Рахманова вдруг вспомнила, что они познакомились в этом доме, в оранжерее и ей захотелось спуститься туда. Но попросить Ярослава прогуляться до сада она не успела, к ним подошёл сам Александр.
        - Как всегда, рад видеть вас в своём доме, - Воронич галантно поцеловал её руку и обратился к Чарнышу. - Я хотел поговорить с тобой, Ярослав. Пройдём в мой кабинет.
        - Конечно, Александр. Я сейчас подойду.
        Воронич сдержано кивнул и, заложив руки за спину, исчез среди гостей. Со стороны он напоминал пингвина: как фигурой, так и походкой. Ярослав повернулся к ней.
        - Ты простишь меня? - он легко коснулся губами её щеки.
        - Разумеется, - она постаралась скрыть лёгкое разочарование. Прогулку до оранжереи придётся отложить до следующего раза.
        Чарныш оставил ее одну, и Агата решила скоротать время за поеданием оставшихся креветок. Общаться ни с кем не хотелось. Рахманова надеялась, что встретит здесь Виктора и ей удастся высказать ему всё и даже более того. Собираясь на ужин, она несколько часов просидела в ванной, пытаясь зачаровать карманное зеркальце, благодаря которому и хотела заполучить признание
        Эта идея пришла ей в голову после утренней встречи с Искандером. Разговор о зеркалах, доказательствах... Благодаря своим достижением в магии созидания, она могла похвастаться несколькими хитростями. Всего-то и требовалось, просто открыть пудреницу, и зачарованная вещь сработает на манер диктофона. Можно было попытать просто достать записывающее устройство, но она не хотела вызывать подозрений у Ярослава. Да и пудреница не привлечёт лишнего внимания.
        Только все её хлопоты прошли даром. Главный злодей не явился на банкет. Но, стоило лишь подумать об этом, как поджарая фигура Крылова показалась на входе. Агата едва не подавилась последней креветкой и вовремя схватила бокал у проходившего мимо разносчика.
        Виктор появился позднее всех в окружении своей свиты. Он прошёл к гостям, отдельно приветствуя своих знакомых.
        Кажется, удача улыбнулась ей. Впервые за последнее время. Убедившись, что Ярослава нет поблизости, Агата уверенно направилась к магу. Она задела его плечом и нарочно облила шампанским. Пятно тут же растеклось по белоснежной рубашке Виктора. На мгновение в зале даже стало тихо.
        - Я такая неловкая, - без тени раскаяния произнесла Рахманова.
        - Действительно, - холодно отчеканил Крылов, наградив ее презрительным взглядом, - вам стоит быть осмотрительнее.
        Он достал из кармана платок, и, извинившись перед своими собеседниками, направился в сторону уборных. Теперь на неё косилась добрая половина гостей. Но Рахманова не растерялась, пожала плечами и пошла к противоположному коридору. Убедившись, что на неё перестали поглядывать, она оставила бокал на столике и юркнула следом за магом, едва не зацепив официанта, на этот раз случайно.
        Нащупав в сумочке пудреницу, Агата открыла её и, спрятав за спину, ворвалась в уборную. Виктор стоял у раковины и пытался замыть пятно. Он мазнул по ней равнодушным взглядом и снова вернулся к своему занятию.
        - Кажется, вы ошиблись дверью.
        - Не думаю, - зло произнесла Рахманова.
        Крылов паскудно усмехнулся, вытер руки бумажным полотенцем и медленно повернулся.
        - Вы чего-то хотите, Агата?
        - Я хочу, чтобы ты признался в своих преступлениях и понёс заслуженное наказание!
        - Преступлениях? - издевательски хохотнул маг. - Вы, верно, перебрали с шампанским, Агата.
        - Не играй со мной, Виктор! Я намерена выступить свидетелем и всё рассказать инквизиторам! Ты заплатишь за то, что сделал со Снежаной!
        По лицу Крылова скользнула тень, отчего у неё затряслись поджилки. Прижавшись спиной к двери, она вдруг осознала всю глупость своей затеи. Нервно сглотнув, она вскинула голову. Нет, он не тронет её, ведь в доме полно народу.
        - Сколько экспрессии. Браво! - он приблизился на несколько шагов. - А твой суженый, знает, что ты здесь? Наверное, нет, ведь он привык осторожничать. Вы оба уже стоите у меня поперёк горла!
        Она и пикнуть не успела, как Виктор схватил её за руку и дёрнул. Сумочка упала на пол, но Агата продолжала сжимать пудреницу. Маг отобрал её, не прилагая никаких усилий. Покрутил в руках, рассматривая. Одобрительно хмыкнул.
        - Талантливо, но очень ненадёжно! - стекло треснуло, стоило ему сжать кулак. Он бросил зеркало на пол и наступил на него. - Остерегайся меня, Агата. Так просто я этого не оставлю.
        Крылов оттолкнул её и вышел, хлопнув дверью. Рахманова судорожно всхлипнула и закрыла лицо руками.

        ГЛАВА 8

        Алиса торопливо шагала к зданию МН, то и дело поглядывая на часы. Избежать опоздания всё-таки не удалось. Стоило большого труда убедить Максима не провожать её до дверей. Не хотелось, чтобы они столкнулись с Олегом. Да и саму её, если говорить начистоту, страшила предстоящая встреча с напарником.
        Вчера вечером, уже почти ночью, она доставила воришку в Магический Надзор. Ей очень повезло - дежурил Княжевич. Ему она и передала Андрея с рук на руки. Тот упорно отказывался отвечать на вопросы даже после того, как его припугнули. Однако Алиса помнила, что парень сказал бармену про случившееся в кабинете Крылова, и не знала, верить ли ей в это. Не выдержав, она решила посоветоваться с Дарием и задержалась в офисе после того, как Боброва заперли под замок. Коллега внимательно выслушал её сбивчивый рассказ и нахмурился.
        - Что скажешь? - поторопила его Алиса.
        - Знаешь, я не хотел тебе говорить, но иногда я замечал за Олегом нечто... хммм... странное, - ответил Дарий.
        - Странное?
        - Именно. Я списывал это на его происхождение. Ты же знаешь, маги из привилегированных семей все несколько...
        - Рафинированные? - подсказала она.
        - Ну да. Обычно они брезгуют грязной работой - такой, как наша. Думают, что смогут только красоваться и хвастаться своей должностью.
        - Но Олег не такой! - заступилась Алиса за напарника.
        - Не совсем такой, - поправил Княжевич. - Однако и в нём есть что-то такое... Как будто он боится.
        - Но чего ему бояться?
        - Хороший вопрос.
        Алиса вздохнула.
        - Как думаешь, мог Бобров всё это придумать?
        - Мог-то мог, но по какой причине? Ты ведь сказала, он не знал, что ты из МН.
        - Ага. Практически работа под прикрытием, - невесело хмыкнула она. - Голова просто трещит.
        - Тебе нужно отдохнуть, - Дарий отобрал у неё чашку с недопитым горьким кофе на донышке. - Утро вечера мудренее. Всё обязательно будет хорошо.
        - Твоими бы устами...
        Это было вчера, а затем появился Макс, который после встречи с Мартином Шталем выглядел не слишком-то хорошо, но твёрдо был намерен до конца поддерживать её в расследовании и не только. Ему кое-что удалось вспомнить. Кроме того, Рахманов назвал новое имя - Виктор.
        Но всё это на какое-то время отошло на второй план, потому что в эту ночь они так и не расстались. Алиса и не подозревала, насколько же сильно она, на самом деле, скучала по этому человеку. Почему они потеряли столько времени? Почему она не нашла в себе смелости отказаться от договорной помолвки, сказать «нет» родителям, которые совершенно не думали о ней, её желаниях и планах на жизнь? Исправить прошлое было невозможно, но теперь - и она твёрдо это решила - их с Максимом ничто не разлучит.
        Теперь насущной проблемой стало не попадаться на глаза Фоглю, которых не любил опозданий, и постараться избегать Крылова хотя бы какое-то время. До тех пор, пока она не решит, как действовать. Но всё с самого начала пошло не так.
        Когда Алиса попыталась мышкой прошмыгнуть мимо кабинета начальника, дверь открылась, и оттуда вышел Мартин Шталь собственной персоной. Если до этого она изображала домашнего серого грызуна, то сейчас застыла на месте подобно сурикату. Уж кого-кого, а этого типа здесь увидеть совершенно не ожидала!
        - Доброе утро! Опаздываешь, - произнёс Мартин, явно от души наслаждаясь возникшей ситуацией.
        - А ты что тут делаешь? - выпалила она в ответ.
        - Пришёл предложить свои услуги. Помогать правосудию - мой гражданский и магический долг, верно? Так что, с этого дня, детка, мы с тобой будем работать вместе.
        - Да что за... - Алиса рассерженно повернулась к двери, намереваясь побеседовать с Фоглем и спросить, что происходит, но тут он появился сам. Очень довольный.
        - Вы уже познакомились? Мартин Шталь - наш новый внештатный консультант. Он будет заниматься делом Горностаев и прикрепляется к тебе.
        - Чем? - прохрипела Алиса. От всего происходящего даже голос пропал. - Кнопками?
        - Суперклеем, - шепнул прямо в ухо Мартин, который оказался за её спиной.
        - Введи его в курс дела, - приказал начальник. - Кстати, где шляется Крылов? Я лишу его премии. И тебя заодно. Выяснилось, что в последний раз Анастасию Горностай видели в кафе «Магнолия», так что езжайте туда немедленно.
        Когда Фогль удалился, Алиса рассерженно повернулась к Шталю.
        - Зачем ты сюда явился? И с какой радости тебя приняли с распростёртыми объятиями? Может, ты сам и убил, а теперь хочешь быть ближе к следствию, чтобы узнать, много ли мы сумели накопать.
        - Хорошая версия, но увы. У меня есть алиби. Меня вообще не было в городе в тот день.
        - Это ещё надо проверить! В любом случае, я не понимаю, зачем тебе это надо. И прекрати со мной фамильярничать!
        - Как скажешь, детка.
        Будь Алиса мультяшным персонажем, от неё сейчас наверняка бы повалил пар, символизирующий высшую степень закипания. Но пришлось сдержаться. Кроме того, на них уже начали заинтересованно поглядывать проходящие мимо сотрудники.
        - Возможно, то, что ты ищешь, совсем рядом, - внезапно став серьёзным, проговорил Мартин. - Очень, очень близко. Надо лишь довериться своей интуиции.
        - А ты, конечно, специалист во всём, - огрызнулась Алиса. - И в расследованиях, и в психологии. Ладно, пошли.
        - Куда?
        - В кафе «Магнолия».
        - Мы не возьмём с собой твоего напарника?
        - Сами справимся, - отозвалась она, бросив взгляд на экран мобильного телефона. Олег не звонил. Успел ли он узнать об аресте Боброва?
        Машина не завелась с первого раза, светофоры работали с перебоями, а другие автолюбители словно взбесились. А ещё рядом сидел Мартин Шталь, и это... нервировало. Мягко говоря. Его присутствие было ощутимым, Алиса будто чувствовала его близость кожей, даже не прикасаясь. Запах каких-то пряных прав и горького кофе, обтянутый рукавом дорогого пиджака локоть, насмешливый взгляд.
        Да откуда он такой взялся?!
        Нет, лучше не думать про него. Думать про Макса. Его улыбка этим утром, солнце в зелёных глазах, вкус мятной зубной пасты на губах... Надежда на то, что однажды их совместные завтраки станут постоянными. И не только завтраки.
        - Расслабься ты уже, - посоветовал Мартин. От него её состояние не укрылось. - Или тебе помочь?
        - Например, выйдя из машины?
        - Могу сделать массаж.
        - Нет, спасибо! - буркнула она, переключая скорости.
        - Никто ещё не жаловался.
        - У вас с Дарием нет абсолютно ничего общего! - подумала она вслух.
        - Это ты так считаешь, - парировал собеседник. - И снова ошибаешься. Общего у нас намного больше, чем у тебя с твоим напарником.
        - Что... Что ты знаешь про Олега? - Алиса скосила глаза на Шталя и едва успела притормозить, чтобы пропустить пешеходов на переходе. Это оказалась молодая семья с коляской и только что купленным мороженым. - Почему ты о нём говорил?
        - Так просто, к слову пришлось, - Мартин улыбнулся. Она не сомневалась, что за его словами что-то стоит, но что? Сложно угадать, ещё сложнее выяснить правду.
        - Хорошо, - выдохнула Алиса. Пусть Шталь весьма неприятный тип, а также нарушитель закона, которого ещё не поймали за руку, он всё же помог им. Благодаря нему Максим кое-что вспомнил, что очень важно для расследования и не только. Так что, пожалуй, придётся потерпеть компанию Мартина, его фамильярность и странные намёки. - Мир?
        - Предлагаешь свою дружбу?
        - А ты рассчитывал на большее?
        - Ну, я предупредил, что ты многого лишилась, отказавшись от массажа.
        Так, за пикировками, они и добрались до кафе. То являлось самым обычным и, к сожалению, весьма популярным. Едва ли здесь знали в лицо всех посетителей. Анастасию Горностай запомнили, потому что она выглядела довольно ярко и не сливалась с толпой. Но необходимо узнать, с кем она была.
        - С мужчиной, - уверенно заявил официант, дежуривший в тот день. - Я помню её. Они ушли почти сразу.
        - Как он выглядел?
        - Подтянутый, хорошо одетый. Ну, знаете, немного безлико, однако представительно. Я ещё подумал, что он похож на агента ФБР из фильмов, - добавил парень.
        - На агента ФБР... - задумчиво повторила Алиса. В памяти всплыл один разговор из прошлого, когда они с напарником ещё только притирались друг к другу. Промелькнувшая следом мысль ей очень не понравилась.
        - Что, у нас есть зацепки? - осведомился Мартин Шталь, который с важным видом крутился рядом.
        Не слушая его, Алиса вытащила из кармана телефон, отыскала в меню папку с фотографиями. Руки неприятно дрожали. Казалось, всё происходит в страшном сне, который никак не желает подходить к концу.
        - Посмотрите сюда! - Алиса показала собеседнику фотографию, на которой они с Олегом сидели на лавочке в парке и, дурачась, ели сахарную вату. - Это он?
        - Похож, только это розовое ему почти всё лицо загораживает, - отозвался тот.
        - А здесь? - Алиса нажала на кнопку, открывающее следующее фото. Там Крылов уже доел и смотрел прямо в камеру.
        - Ага, тут видно. Он! Так вы его знаете?
        - Можете быть свободны, только, пожалуйста, не говорите никому о нашей беседе, - попросила она и, когда официант недовольно отошёл, даже не села, а тяжело рухнула за ближайший столик.
        - На тебе лица нет, - занявший место напротив Мартин протянул к ней руки. Алиса отшатнулась. - Не дёргайся!
        Его ладони были тёплыми. Почти такими же, как и у Рахманова. Если закрыть глаза, можно даже представить, будто это он. Здесь, рядом. Но, подняв ресницы, она столкнулась не с его, а с другим взглядом.
        - Возвращаемся? - спросил Шталь, и она кивнула в ответ. Здесь они едва ли что-нибудь ещё узнают. Теперь нужно найти Олега.

        ГЛАВА 9

        Настроение было отличным. Даже погода, кажется, начала налаживаться.
        Максим сидел в любимом кафе у самого окна, пил кофе и жмурился от настойчивых солнечных лучей. Наблюдал за редкими сонными прохожими, спешащими на работу и по другим делам. Обычным, не связанным со сверхъестественным. Макс даже позавидовал им. Позавидовал самому себе и той жизни, что была у него всего пару дней назад. Нет! Он тряхнул головой. В той жизни с ним не было Алисы, а значит не о чем жалеть. Теперь всё будет иначе. Осталось только выпутаться из всего происходящего и зажить по-новому.
        Рахманов глотнул кофе. Терпкий напиток немного горчил на языке.
        Только чтобы все скорее закончилось, нужно было действовать. Алиса обещала поговорить с Княжевичем и выяснить хоть что-то о таинственном Викторе.
        «- Тебе это с рук не сойдёт, Виктор!» - Голос Агаты он слышал так ясно, будто она стояла рядом.
        Мартин явно что-то знал. Кулаки так и чесались, а желание съездить по его холёной физиономии только крепло. И почему дядюшка ещё не запер этого жулика в самой темной из инквизиторских темниц? Таким как Шталь там самое место!
        Но Рахманов решил, что не станет больше связываться с ушлым магом. Они сумеют сами во всём разобраться.
        «- Передавай привет Снежане».
        Чашка звякнула о блюдце, черные капли расплескались по белоснежной скатерти.
        Снежана! Конечно, было же ещё одно имя! Как он упустил это? Наверное, имя убийцы Агаты напрочь вытеснило все последующие слова, которые удалось урвать из расплывчатых воспоминаний.

        Рахманов поспешно набрал номер Алисы и несколько минут слушал долгие гудки. Она не отвечала.
        - Вам принести что-нибудь ещё? - миловидная официантка взглянула с укором и принялась убирать разлитый кофе.
        - Нет, спасибо, - Максим поднялся, положил на стол несколько купюр. - Извините.
        Ехать в МН было нельзя. Нечего лишний раз мозолить глаза Фоглю и его подчиненным. Пусть его пока и не пытались упрятать за решетку, искушать судьбу не хотелось. Успеется ещё.
        Кто мог знать что-то о Снежане? Таинственный Виктор говорил так, будто Агате она была не безразлична.

        Можно было поговорить с дядей, но Макс уже решил, что сам в осиное гнездо не полезет. Мама? Она точно могла рассказать о многом, но заставлять её нервничать совсем не хотелось. Отца тоже не следовало впутывать.
        Идея пришла неожиданно и показалась на редкость удачной.
        Чтобы разобраться в тайнах прошлого, нужно заглянуть в это самое прошлое...
        Домой он добрался меньше чем за полчаса. Квартира встретила его тишиной и холодным полумраком. Максим почувствовал себя неуютно, пожалуй, впервые за все время, что жил здесь. Отдёрнул темные шторы, запуская солнечный свет. Стало немного легче.
        Старую деревянную шкатулку, довольно тяжёлую он достал с верхней полки шкафа очень осторожно. Откинув крышку, вынул связку ключей и подбросил их на ладони. Улыбнулся. План нравился ему все больше и больше, и внутри с каждой минутой крепла уверенность, что он на правильном пути.
        Ещё в шкатулке нашлось кольцо. Небольшой перстень из червонного золота с обсидиановым камнем, когда-то принадлежавший деду. Фамильная реликвия, магический талисман, который так и остался без владельца. Покрутив его в руках и наблюдая как лучи солнца играют на необработанных гранях черного кристалла, Максим сунул кольцо в карман, сам до конца не понимая, для чего оно ему.
        Едва он собрался уходить, как наведалась квартирная хозяйка. Женщина бальзаковского возраста, пышнотелая, с вызывающим макияжем, в махровом халате и с сигаретой. Алефтина Аристарховна была ведьмой, и лет ей куда больше, чем могло показаться.
        - Пакость какая, - она брезгливо сморщила нос и приподняла коврик у порога. - Ты, Максимка, совсем за порядком не следишь.
        Рахманов удивленно моргнул. На его взгляд половик выглядел обыкновенно, разве что пыльный слегка.
        - Ох, совсем позабыла, - Алефтина Аристарховна сокрушенно вздохнула и бросила заклинание.
        Обыденный мир затрещал по швам, открывая то, что простым людям видеть не полагается. Ничего не изменилось. Разве что с коврика капала черная маслянистая жижа. Он наклонился, принюхиваясь. Знакомый запах: мускус и металл. Дух старого кладбища. Да, они с Алисой были на изнанке демонического мира, но той ночью он точно не приносил с собой грязь на ботинках. Как бы ни сетовала домоправительница, чистоту Максим поддерживал. Значит, кто-то приходил без приглашения, кто-то благодаря кому они оказались в опасности?
        За ним следили. И от этой мысли сделалось неуютно. Холод костлявыми пальцами коснулся затылка. Максим передернул плечами.
        - Алефтина Аристарховна, а вы не видели никого подозрительного?
        - Намедни ошивался тут один, - с готовностью кивнула она. - Высокий, худющий. Лица я не разглядела.
        Очень информативно. Но разбираться было некогда. Еще успеется.
        - Спасибо, - он поднялся, потеснив женщину, закрыл дверь. - Извините, но мне нужно идти.
        - Будь осторожнее, дорогой, - вдогонку крикнула Алнфтина Аристарховна. - Беда за тобой хвостом ходит. Глядишь, вот-вот догонит.
        Энтузиазму мигом поубавилось. Алису нужно было предупредить, но пока она на работе, ей ничего не грозит.
        Он только проверит свои догадки, много времени это не займет.
        Выйдя из подъезда, Рахманов нос к носу столкнулся с Сергеем.
        - На ловца и зверь бежит, - улыбнулся друг. - Куда ты пропал? На звонки не отвечаешь, на работе тебя не видели.
        Максим пожал товарищу руку.
        - Послушай, сейчас, правда, не лучшее время...
        - Всё-таки у тебя какие-то проблемы, - уверенно заявил он и прищурился.
        Максим потупил взгляд, сунув руки в карманы. Неудобно даже как-то. Лучший друг все-таки.
        - Ты за рулем?
        - Да, оставил машину на углу.
        - Тогда прокатимся, - уверенно кивнул Максим. Раз уж Сергей объявился, то, наверное, и к лучшему. Отправляться одному, по правде говоря, не хотелось совсем. А на вопросы он уж как-нибудь ответит. Так и быть.
        Почти всю дорогу они молчали. Если друг и удивился, когда Макс назвал адрес, то виду не подал. Спортивная иномарка - гордость Сергея - двигалась легко и почти бесшумно, даже когда они свернули с трассы на посыпанную гравием дорогу.
        Коттеджный посёлок разросся с тех пор, как Максим был тут в последний раз. Новенькие особняки, один другого краше, высоченные заборы: автоматические и простые кованые ворота, словно неприступная преграда перед средневековым замком.
        По его просьбе Сергей остановился в самом конце улицы, напротив неприметного двухэтажного дома. На фоне остальных он выделялся заросшим палисадником, увитыми плющом стенами и какой-то обречённостью.
        - Слышал, дома тут принадлежат магам, - в полголоса проговорил Сергей.
        - Так и есть.
        - Не похоже, чтобы тут кто-то жил, - друг кивнул на мрачный особняк.
        - Тут никто и не живет, - вздохнул Рахманов, доставая из кармана куртки ключи, - уже как много лет. Это дом моей семьи.
        Отец пытался продать его, но слухи о случившемся в этих стенах разлетелись стремительно. Никто не желал приобретать недвижимость с подобной историей. Некоторые потенциальные покупатели даже утверждали что здесь плохая энергетика, что над домом проклятие и по округе бродит призрак, а кто-то и вовсе поговаривал о портале, через который лезут демоны. Ничего из этого тут конечно не было. Дом проверяли инквизиторы и другие специалисты, но переубедить впечатлительных людей не удалось. Особняк так и остался молчаливым свидетелем давней трагедии и извечным напоминанием.
        - Ты что же, дружище, - удивленно выдохнул Сергей, - маг?
        - Нет... то есть... всё довольно сложно объяснить, - он выбрался из машины. - Пойдём, мне бы хотелось быстрее со всем покончить.
        У дверей пришлось повозиться. Замки открылась, но ручку как будто заклинило.
        - Проржавела, наверное. - Сергей навалился на дверь плечом.
        - Нет, - Рахманов поморщился. Он надеялся, что обойдётся без этого. - У тебя ножа не найдётся?
        Друг полез в карман и молча протянул ему складной нож-бабочку. Макс кивнул и, щёлкнув лезвием, порезал палец, а после приложил к косяку. Пусть он и не маг, но кровь, как известно, не вода. Старые защитные чары куда действеннее сигнализации. Кровь впиталась в мореное дерево, истошно заскрипели старые петли. Свет по ту сторону порога вспыхнул сам собой, приветствуя хозяина.
        - Ну, теперь ты точно должен мне все рассказать, - Сергей снова перешел на благоговейный шёпот.
        - Как только во всем разберусь, то непременно.
        В доме пахло пылью. Повсюду стояла мебель укрытая чехлами. Они прошли через холл и остановились у лестницы. Ничего не изменилось. Таким Максим и запомнил это место. А еще он помнил, как отец перевез сюда тётины вещи. Оставил их в той самой комнате.
        Подниматься наверх было тяжело. Максиму казалось, что к ногам привязали гири. Немного отвлекало сопение товарища за спиной и шаги. Хорошо, что он взял его с собой.
        Перешагнуть порог комнаты тоже оказалось непросто. Толкнув дверь, Рахманов долго вглядывался в полумрак.
        Напольные вешалки и много одежды. Коробки, книги, снова коробки. Ковёр на полу. Раньше его не было. Постелили, чтобы скрыть выжженный на паркете след. Тот самый символ, что и на запястье погибшей Марии, что был и у Агаты.
        - В чем дело? - все-таки осмелился подать голос Сергей.
        - Мою тётю убили здесь, - мрачно отозвался Максим, - а я прятался в том шкафу.
        Мрачным исполином он стоял у дальней стены.
        - Прости, - с трудом выговорил друг.
        - Это было давно, - Макс все же вошел.
        - Так зачем мы здесь?
        - Нужно кое-что найти, - он потянулся к ближайшей коробке. - Старые фотографии, или может записи, где бы упоминался некий Виктор и... Снежана.
        Сергей выслушав, только кивнул и, не задавая лишних вопросов (за что Макс был ему премного благодарен), принялся за поиски.
        Максим пересмотрел несколько пухлых альбомов, фото в которых, сожалению, не были подписаны. Стояли только сиротливые даты. На фотографиях он разглядывал родителей, бабушку и дедушку, других родственников, были также и карточки с памятных приемов. Он даже узнал Воронича, выглядевшего немного моложе, нежели чем теперь. Вот незнакомый мужчина рядом с отцом. Похоже они ровесники. Максим собрался отложить фотографию, но что-то остановило. Черты лица неизвестного господина, были смутно знакомы. Нет, он раньше с ним не встречался, но... Он свернул её и убрал в карман.
        Записей и дневников Агата, похоже, не вела. Вывернув несколько коробок Максим так и не нашел ничего полезного. А вот Сергей, занявший единственное в комнате кресло заметно притих. И когда Рахманов повернулся, протянул ему фотографию. Он вытащил её из выпускного альбома. С черно-белого снимка улыбались две красивые девушки, в парадных мантиях Университета Магии. Агата и...
        - Переверни, - откашлялся друг.
        Имена и дата.
        ...Снежана.
        Привлекательная блондинка с кукольным личиком, большими глазами и ослепительной улыбкой. Неужели та самая Снежана?
        - Это моя крёстная, - глухо отозвался Сергей.

        ГЛАВА 10

        - Ты уверена, что хочешь сама этим заниматься? - поинтересовался Мартин уже в машине. Он говорил совсем иначе, собранно, деловито, исчезли ленивые саркастичные нотки, так раздражавшие её с первой встречи. - Предъявлять обвинения собственному напарнику - почти то же самое, что беседовать за чашечкой чая с любовницей мужа.
        - У меня нет мужа, - бросила Алиса и в очередной раз переключила скорость. Хотелось поскорее добраться до офиса МН. До Олега, который не отвечал на звонки, но находился там, как она узнала, набрав номер Дария и попросив его осторожно проверить, на месте ли Крылов.
        - Но был жених, - заметил Шталь.
        - Откуда ты знаешь? - Алиса бросила на него колючий взгляд. И почему этот тип к ней привязался, что у него за интерес?
        - Я многое знаю, - отозвался собеседник. - Работа такая. К тому же, однажды нас даже представили друг другу.
        - Передавай ему привет, если встретишь в аду, - холодно бросила она.
        - Всенепременно, - усмехнулся Мартин. - А знаешь, я рад, что всё так обернулось. Он тебя не заслуживал.
        - Комплимент?
        - Констатация факта. Я редко говорю кому-либо комплименты. Такое не в моих правилах.
        Алиса приоткрыла окно, впуская в салон автомобиля прохладный весенний воздух. Тот сразу же растрепал её волосы. Она уже собиралась отнять от руля одну руку, чтобы смахнуть упавшую на лицо тёмную прядь, но не успела - это сделал Шталь, причём, так, что девушка едва почувствовала быстрое прикосновение.
        - Спасибо, - буркнула Алиса и снова прибавила скорость, пользуясь тем, что время ежедневных городских пробок ещё не наступило.
        - К твоим услугам.
        Когда машина остановилась возле привычного здания, куда она каждый день приезжала на работу, дыхание перехватило. Сердце, казалось, стало тяжёлым, как кирпич, а пальцы непослушными. Усилием воли Алиса заставила себя выйти и зашагать ко входу, не обращая внимания на сопровождающего.
        - Ты не ответила! - Мартин догнал её, тронул за плечо, заставляя остановиться и развернуться к нему. - Уверена, что хочешь и сможешь лично заняться тем, что планируешь?
        - Это моё дело, - твёрдо проговорила в ответ Алиса. - Его поручили мне. А ещё в нём замешены два человека, которые мне небезразличны.
        - Тогда вперёд, - прищурив глаза, произнёс Шталь и двинулся к двери, за которой находился офис Магического Надзора.
        В коридоре всё было как всегда. Никто даже внимания на них не обратил. Алиса сделала глубокий вдох и направилась туда, где рассчитывала найти Олега Крылова. После инцидента с Бобровым он перебрался в дальний из кабинетов, который давно использовали как кладовку. Тесный, без окна, но в целом очень даже уютный после генеральной уборки.
        Он как раз пил кофе и, судя по всему, очень нервничал.
        - Алиса? - Крылов вскинул на неё взгляд и с недоумением перевёл его на вошедшего следом за ней. - А он тут откуда?
        - Фогль тебе не сказал? - ответила она, стараясь, чтобы голос звучал как обычно. - Мартин Шталь. Он предложил свои услуги, чтобы помочь следствию.
        - С какой стати? - Олег реагировал почти так же, как она сама, и, если б не показания парня из кафе, Алису это заставило бы улыбнуться. - Думаю, начальник прокололся, когда дал своё согласие.
        - Нет, ты прокололся, - перебил его Мартин и, сделав шаг вперёд, схватил Крылова за воротник рубашки. - Признавайся! Где Анастасия Горностай?
        Наблюдавшая за происходящим Алиса не успела возразить, когда у Олега вдруг зазвонил телефон, лежащий на краю стола. Шталь не позволил Крылову дотянуться до мобильника, лишь кивнул на него Алисе. Она подошла, нажала на зелёную кнопку, а затем, чуть помедлив, на «громкую связь». Звонили со скрытого номера.
        - Отвечай, - прошипел на ухо Олегу Мартин.
        Глаза напарника бегали, на лбу выступила испарина и он судорожно сглотнул. Крылов даже не отпирался, не пытался возражать. Захотелось от души стукнуть его чем-нибудь тяжелым.
        - С-слушаю, - немного запнувшись, но стараясь говорить бодро ответил Олег.
        - Думал, что тебе удастся скрыть её от меня? - голос тихий, вкрадчивый с нотками превосходства. Захотелось зажать уши, залезть под стол, и раскапризничиться словно маленькая девочка, только чтобы её не отдавали плохому дяде. Алиса мотнула головой, прогоняя лезущие в голову глупости.
        - Я не понимаю о чем ты, - ровный тон Олега окончательно развеял странные ощущения от слов невидимого собеседника.
        Интересно, кто он? Ничего, ещё будет время выяснить!
        - Не играй со мной, мальчишка! - хлёстко, зло. - Мои люди следили за тобой! Я буду ждать тебя на месте через час и только попробуй что-нибудь выкинуть. Ты еще пожалеешь, что не умер тогда!
        Щелчок. Тишина. На том конце провода отключились.
        - Мы поедем вместе, - сказала, наконец Алиса. Последние слова незнакомца, сказанные с неприятными, какими-то скользкими интонациями, всё ещё звучали у неё в ушах. Наверное, так разговаривали бы змеи, если б умели говорить.
        - Ты... скажешь начальнику? - спросил Крылов. Шталь всё ещё держал его, но тот и не думал вырываться. Сейчас Олег напоминал воздушный шарик, из которого вышел почти весь газ, и отмахнуться от невольной жалости у Алисы не получалось. Она никогда не отвечала взаимностью на ухаживания напарника, но чужим человеком он для неё не являлся. Даже сейчас, когда они оказались по разные стороны баррикад.
        - Нет, - покачала головой Алиса. - Пока не скажу. Думаю, нам лучше взять с собой Дария.
        Оставив Мартина с Крыловым, она отправилась на поиски Княжевича, но выяснилось, что тот буквально пару минут назад уехал на очередной вызов.
        - Придётся отправляться без него, - сообщила Алиса, вернувшись. Бросила неуверенный взгляд на невозмутимое лицо Шталя. - Ты с нами?
        - А как же? Давай, парень, поднимайся и топай, - поторопил он Олега. - И, смотри у меня, без глупостей!
        «Всё должно быть не так, - думала Алиса, снова заводя машину. - Совсем не так. Мы с Крыловым могли бы найти какие-то зацепки, выйти на след, арестовать убийцу. А сейчас он сам оказался сообщником. Теперь под удар попала и вторая дочь Горностая. Как так могло выйти? Была ли я в силах это предотвратить?».
        - Не казни себя, - точно прочитав её мысли, сказал Мартин. - Ничего уже не изменить. Нужно смотреть в будущее.
        - Да ты, как я погляжу, оптимист, - фыркнула она. - С чего бы? Кажется, ситуация не располагает.
        - Сдаётся мне, до по-настоящему серьёзной ситуации нам ещё далеко.
        - Осторожно, накаркаешь!
        - Суеверная ведьма? Что-то новенькое! - Мартин рассмеялся и принялся изучать телефон Олега, который с понурым видом сидел рядом. Алиса подумала, не надеть ли на него наручники, и решила не надевать. Судя по всему, вырываться он не собирался, даже нужный адрес назвал сквозь зубы, но не более. Алиса сразу внесла его в навигатор, которым пользовалась нечасто.
        Дорога заняла не слишком много времени. В машине воцарилось молчание, которое даже Шталь отчего-то не нарушал. Алиса включила радио, и окутанное тишиной пространство заполнила негромкая музыка. Передавали концерт по заявкам. Счастливые беззаботные люди дозванивались на радио, передавали пожелания близким и признавались в любви.
        Алиса взглянула в зеркальце на Шталя и Крылова, ещё раз пожалев о том, что с ними нет Княжевича. Из всех своих коллег она больше всего доверяла ему. К тому же, его тоже задевала старая история, лишившая Максима тёти и магии.
        Внезапно Алиса поймала себя на мысли о том, а усыновил бы Ярослав Чарныш Дария в том случае, если б Агата осталась жива. Ведь тогда у них появились бы свои дети... Нет, лучше об этом не думать! Мартин прав - от лишних размышлений и долгих рефлексий легче не станет. Ни ей, ни Княжевичу с Рахмановым, ни тем, кого уже не вернуть.
        - Заброшенное здание, - медленно произнёс Шталь, когда они достигли места назначения. - Ну да. Как и следовало предполагать.
        Алиса тоже посмотрела туда, куда был направлен его взгляд. Давно опустевший дом, отданный на откуп ветрам и бродягам, наводил на мысли о режиссёрах, которые бы обеими руками ухватились за столь удачное место для съёмок фильмов ужасов. Когда-то в детстве она заблудилась и случайно заглянула в такое место, а затем её ещё долго преследовали ночные кошмары, в которых лестницы обрывались пустотой, под ногами скрипели гнилые доски пола, а к лицу прилипала густая паутина.
        - Идём, - велел Олегу Мартин, вытаскивая того из машины.
        Алиса вошла в покосившуюся дверь следом за ними и поморщилась от забивающего нос запаха сырости, пыли и мусора. Похоже, снести эту развалюху следовало ещё много лет назад. Как и другие такие же, которые можно встретить не только на окраине, но и в центре города.
        - Наконец-то! - раздался вдруг звонкий и очень знакомый голос. - Вы приехали. Я уже заждался...
        - А ты здесь откуда? - Алиса изумлённо уставилась на вышедшего к ним навстречу Влада. Тощий веснушчатый стажёр, похожий на Буратино. В последнее время он постоянно крутился поблизости, и она почти не обращала на него внимания.
        - Сейчас узнаешь.
        Паренёк приблизился ещё на несколько шагов, продолжая широко улыбаться. К тому моменту, когда Алиса почуяла что-то странное, стало уже поздно. Помещение вокруг них наполнил низкий гул, от которого болели барабанные перепонки, а в глазах стремительно темнело. Она услышала стук - из рук Шталя выпал мобильный телефон Крылова. Их удивлённые лица были последним, что она увидела перед тем, как провалилась в темноту.

        ГЛАВА 11

        Крепкий чай с бергамотом горчил. Или не в чае дело?.. Максим снова взглянул на женщину, сидящую напротив.
        Давно не молода. Хотя, сколько ей? Должно быть немного за сорок, но выглядит куда старше. Полностью седые волосы, забранные в пучок. Лицо морщинистое, будто печёное яблоко и усталые глаза, уже не такие живые и ясные как на фотографии. Застёгнутая на все пуговицы рубашка под горло и тёмная юбка в пол. Снежана улыбалась, только улыбка выходила безрадостной. Не ведьма. Но ведь была ею! И от осознания этого в груди что-то сжималось. У них куда больше общего, чем могло показаться. Теперь Рахманов не сомневался, что он на правильном пути.
        Они с Сергеем без промедления отправились к его крёстной. По дороге Максим гадал, какой выйдет эта встреча, но даже не представлял чего ожидать. Ему не терпелось задать вопросы, много вопросов...
        - Поразительно, - вместо приветствия произнесла женщина, когда открыла дверь. Удивленной она не выглядела. - Ты очень на неё похож.
        Больше Снежана ничего не сказала и, впустив их, ушла заваривать чай. По словам друга, она жила затворницей, гостей не любила, да и причуд у неё хватало. В последнем Макс убедился, едва переступив порог.
        Квартирка в старом районе города была просторной, но производила очень странное впечатление. Аромат свежей выпечки смешивался с неприятным запахом старости... тлена. А ещё воска, канифоли и чего-то незнакомого.
        На стенах чёрные обои с разводами. И только приглядевшись, Максим понял, что не разводы это вовсе, а символы - стёртые и нарисованные заново, как мелом по школьной доске. Дубовый лакированный паркет. В прихожей стоял антикварный трельяж, но зеркала были предусмотрительно закрыты, как и прочие отражающие поверхности в квартире. Ни телевизора, ни телефона, даже простое радио отсутствовало. Из мебели только неудобный на вид диван и пара кресел под чёрными чехлами. А ещё столики, расставленные в хаотичном порядке по всей комнате, будто в выставочном зале.
        На них сидели куклы. Все совершенно разные и все как одна жуткие.
        Тряпичные, фарфоровые, простые пластиковые, глиняные и даже соломенные. С глазами нарисованными, стеклянными, а то и вовсе пуговицами. Разноцветные одёжки, но какие-то невзрачные: платьица, сарафаны, шляпки, кокошники и косынки. Куклы в башмачках и босые. Большие, маленькие, средние, и ни у одной не было рта.
        - Они меня защищают, - пояснила Снежана, глядя на фарфоровую куклу. Некогда белое лицо отливало желтизной, румянец с пухлых щёк давно стерся, а правый стеклянный глаз косил. Рот старательно затерли, скорее всего, наждачной бумагой. - Молчаливые стражницы. Она их не любит.
        - Кто? - несмотря на горячий чай, внутри всё похолодело. Теперь ужас внушали не куклы, а смысл, что они несли в себе.
        - Та, кто забрала мои силы... и твои.
        Притихший Сергей сидел на углу дивана, пил чай и жевал пирог с черникой. Максиму же кусок в горло не лез. Он достал фотографию где Снежана и Агата жизнерадостно улыбались. Молодые красивые выпускницы Университета Магии.
        - Расскажите, что с вами случилось.
        Женщина взяла снимок. Её высохшие руки, покрытые пигментными пятнами, мелко задрожали, а глаза заблестели.
        - Мы были лучшими подругами, - Снежана тепло улыбнулась. - Дружили с самого детства. Я из простой семьи, ни чета вашей, и потому попасть в высшее магическое общество мне не светило. Агата всюду брала меня с собой. Сама она не любила все эти приёмы, званые вечера. Не стесняясь, называла окружающих напыщенными снобами.
        Максим усмехнулся. Мнение Агаты он полностью разделял.
        - Я же теряла голову. С замиранием сердца ждала очередной праздник, чтобы блеснуть новым нарядом. Но моей главной мечтой было удачно выйти замуж. Боги, какой же глупой я была, - Снежана судорожно вздохнула, взяла чайничек, но тот дрогнул в её руках. Сергей вовремя пришел на помощь, забрал заварник и подлил крёстной чаю.
        - Спасибо, дорогой, - кивнула она.
        Рахманов нетерпеливо ёрзал в кресле и старался отделаться от ощущения, что за ним наблюдают десятки глаз. Демоновы куклы! В такой обстановке можно запросто свихнуться. Радовало, что за окном день и солнце. Оказаться ночью среди этого карнавала уродства ему отчаянно не хотелось. Всю оставшуюся жизнь кошмары мучить будут.
        - Я познакомилась с ним на рождественском приёме, - продолжила рассказ Снежана, и Максиму показалось, что он что-то прослушал. - Обходительный, с безупречными манерами и воспитанием. Надо ли говорить, что влюбилась я тогда без памяти? Меня даже не смущало то, что он был женат и уже растил сына.
        Снова пауза и тишина, в которой звон чайного сервиза казался просто оглушительным.
        - Только потом я поняла, что под красивой обёрткой скрывалась гнилая душа человека... Вернее, человек без души! Он давно продал её ради исполнения своих низменных желаний.
        Продажа души? Сделки с демонами? Как же мало Максим знал о подобном. Он успел пожалеть, что вот так поспешно сорвался сюда. Стоило дождаться Алису. Она бы точно знала, какие вопросы задавать и как себя вести.
        - Агата предупреждала меня, но я не слушала. Виктор воспользовался мной, как и многими другими девушками...
        - Как вы сказали? - перебил Максим, едва не подпрыгнув на месте. - Виктор?
        Снежана взглянула с укоризной:
        - Да, Виктор Крылов!
        Хорошо, что Рахманов успел поставить чашку на блюдце. И все же Судьба та ещё су... нехорошая женщина, которая не устаёт преподносить всякого рода неприятные сюрпризы.
        - Это... это он? - Максим вытащил ещё один снимок, где был запечатлён отец и... Конечно! Олег похож на него. Такой же широкий лоб, идентичный разрез глаз и нос с горбинкой.
        - Он, - Снежана едва взглянула на снимок, поджав бледные губы.
        Олег продолжает дело отца? Теперь всё стало очевиднее некуда! Рахманов с трудом подавил желание отправиться в МН и всё рассказать Алисе и «любимому» дядюшке. Нет! Торопиться нельзя. Кроме того, он не выяснил главное!
        - Так что же случилось?
        - Виктор принес меня ей в дар. Обещал что я стану богиней, порочил прекрасное будущее и говорил, что весь мир будет лежать у моих ног. Поначалу и правда ощущала себя всемогущей, эйфория опьяняла, а потом она стала пить меня, мою магию... День за днём силы оставляли меня.
        - Вы были одержимы? - не зная, что и думать, предположил Максим.
        - Можно и так сказать, - Снежана взяла фарфоровую куклу с косым глазом, посадила её на колени и поправила шляпку.
        - Кто это был? Демон?
        - Зло.
        Макс мог поклясться, что проклятущая кукла моргнула.
        - Она известна тысячу лет в разных культурах и под разными именами. Но все они синонимы воплощенного Зла.
        Некстати вспомнился странный полусон-полуявь и размытая тень женщины, а еще картина в сокровищнице Шталя. И тот демон в нижнем мире...
        - Ей приносят жертвы, а в обмен она исполняет желания, дарует блага. В культе всегда много последователей и все они богаты и знамениты.
        Щелкнула неприятная догадка, что Горностай может быть одним из этих культистов. Он обеспечен, имеет влияние. Принёс юную дочь в жертву?.. Вполне возможно.
        - Как вы выжили?
        - Ярослав. - Она сложила руки на коленях, взгляд блуждал по комнате. За окном уже смеркалось. - Он дважды спас мою жизнь. В ту ночь, когда нашёл и привез в инквизиторскую лечебницу, а позже, когда придумал всё это.
        После гибели Агаты Чарныш сговорился с первым помощником Верховного инквизитора. Лишь они и медсестра из лечебницы знали, что Снежана выжила, смогла оправиться, пусть и не до конца. Лишившись магии, былой красоты, она стремительно старела. Сменив имя на созвучное с прежним - Жанна, ей удалось зажить заново. Пусть и не так, как она когда-то мечтала.
        - Только мы сами можем разрушить себя - никто больше, - она говорила очень тихо, - Я сама во всем виновата.
        Возможно. И всё же виноватым Рахманов считал Виктора и того кто продолжает это гнусное дело. Макс уже представил, как будет выбивать из Олега всю правду, а потом доберётся и до тех, кто с ним заодно. Но прежде чем уйти Максим должен был спросить ещё об одном.
        - Вы знали, что вновь происходят убийства?
        Снежана неопределенно качнула головой.
        - Ей всегда мало. У людей она забирает души, у таких, как мы, - магию. С ней нельзя тягаться, но можно попробовать защититься, - она обеими руками вцепилась в куклу и принялась раскачаться из стороны в сторону.
        Рахманов понял, что больше ничего не добьется.
        - Мне пора, - и стремительно поднялся, не желая больше терять время.
        Сергей не спешил вставать и обеспокоенно смотрел на родственницу. Максим с трудом представлял, каково ему. Одно дело удивляться странностям крёстной и совсем другое знать, чем они вызваны.
        - Иди, я останусь с ней.
        Макс кивнул и вдруг спохватился. Они приехали сюда на машине Сергея.
        - Одолжишь тачку?
        Друг без лишних слов бросил ему ключи.
        - Спасибо.
        - Будь осторожен. Не нравится мне всё это.
        Максиму это не нравилось ещё больше. Услышанное не желало укладываться в голове. Ему было просто необходимо всё рассказать Алисе. Вместе они решат, как быть.
        Начала болеть голова. Как в тумане он добрался до машины, сел за руль и только когда завел мотор, заметил рядом на сидении куклу. Сердце пропустило удар. Ладони мигом вспотели. Она сидела, завалившись на правый бок, шляпка съехала назад, а в стеклянных глазах отражались огни проезжающих мимо автомобилей.
        Мелькнула сиюминутная мысль выбросить её в окно. Мелькнула и исчезла. Прикасаться к ней он точно не станет. Просто вернёт Сергею вместе с машиной. А пока стоило поторапливаться...

        ГЛАВА 12

        Разыгралась метель. Эта зима выдалась самой суровой на его памяти. Колючий снег летел в лицо, видимость с каждым шагом становилось всё хуже, и казалось, будто лето никогда не наступит, точно его и вовсе не существует на этой планете.
        Старый городской парк, укрытый пышным белоснежным одеялом, хранил неестественное молчание. Тихо, даже ветра не слышно. Только хруст снега. Тёплое дыхание с каждым выдохом обращалось в пар.
        После убийства Агаты Виктор исчез. Ярослав знал, что он не мог уйти далеко, чувствовал нутром, но все попытки отыскать врага ни к чему не приводили. Чарныш пытался поймать тень. Тогда неожиданно вмешался Искандер. Первый помощник Верховного инквизитора и раньше помогал, но в тот миг выказал небывалую поддержку. Вместе им удалось захватить многих из культа. Некогда влиятельные, богатые, успешные маги скулили под пытками и выдавали все тайны. Единственное, чего никто не знал: куда подевался их лидер.
        За несколько недель Ярослав и Искандер провели настоящую охоту на ведьм, которая так и не получила широкой огласки. Многих магов отпустили, поставив на особый инквизиторский учёт, а кто-то навсегда остался в тюремных казематах.
        Теперь вершить суд над провинившимися и замешанными в преступлениях магами имели право не только инквизиторы, как прежде, но и организация, на создании которой Чарныш настаивал много лет. Её назвали Магический Надзор. Ярослав добился своего! Годы упорной работы не прошли даром. Он исполнил свою давнюю мечту, только это уже не радовало его так, как раньше.
        Без Агаты всё не то, чтобы окончательно потеряло смысл, но утратило краски, стало чёрно-белым и беспросветно-мрачным, как фильм в стиле нуар. Наверное, его жизнь так и оказалась бы погребена под этим бесцветным, как зимняя ночь, покровом, если бы не случайное совпадение. А может, это было провиденьем?..
        Как первый глава Магического Надзора, Ярослав лично занимался закрытием приютов для детей-магов, существовавших под эгидой Инквизиции. На протяжении нескольких лет Чарныш всецело отдавался работе, помогал другим, чтобы заглушить боль, хоть немного забыться. В одном из последних приютов, он обнаружил на чердаке ребенка. Десятилетнего мальчика с яркими синими глазами и упрямо сжатыми губами, который прятался от всех, пока остальные воспитанники приюта радостно бросались в объятия родителей. Его звали Дарий Княжевич, и ему некуда было идти. За то время, что он пробыл в этом ужасном месте, из-за какой-то провинности под надзором инквизиторов, вся его семья погибла от рук охотников за артефактами.
        Чарныш стал опекуном такого же одинокого, как и он сам, Дария и ни на мгновение об этом не пожалел. Но Ярослав помнил про ещё одного мальчика, немногим младше. Племянника Агаты, который прятался в шкафу, когда её убивали. Максима Рахманова. Того, что остался в живых, но из подающего надежды маленького мага превратился в обычного человека. Он позаботился о том, чтобы воспоминания Максима в дальнейшем не отравляли его жизнь. Постарался запечатать все ужасные события той ночи и надеялся, что мальчик будет в безопасности. Кроме того у него были родители - заботливые и любящие. Разве не это самое важное?
        Ярославу же не давало покоя желание найти Виктора, отплатить за Агату, положить конец цепи злодеяний, которая могла оборваться лишь со смертью Крылова. Свести счёты! Месть - это яркий факел из обиды и гнева, который потушат лишь слезы и кровь врага.
        И, кажется, провиденье вновь сыграло в его пользу.
        Чарныш постарался продумать всё заранее. Даже завещание написал. Согласно тому всё его имущество переходило к Дарию.
        - Это плохая затея, - Искандер хмуро смотрел на него. - Я иду с тобой.
        - Нет. - Ярослав опустил руку на плечо друга. - Если со мной что-то случится, ты будешь нужен Дарию, и вот ещё что... - он обогнул стол, вытащил из верхнего ящика скоросшиватель с документами. - Тут завещание, другие нужные бумаги и письмо. В случае чего, отдашь его мальчику.
        Все мысли и воспоминания, нахлынувшие неожиданно казались такими громкими в этой неестественной тишине зимней ночи. Совесть тоже проснулась, на пару с сожалением. Домой он так и не заехал. Струсил. Не знал, как посмотреть в глаза воспитаннику. Но твердо решил, что расскажет ему обо всём после. Этой ночью всё решится. Уже совсем скоро.
        Об этом старом парке ему поведал один из последователей Виктора, которого они засадили за решетку. За минувшие годы он совершенно точно спятил, о чём говорило коматозное состояние, в котором пребывал бывший маг. Но буквально на прошлой неделе заключённый начал проявлять небывалую активность: кричать, биться головой о стены и нападать на надзирателей. Сумасшедший повторял, что ему нужно явиться на шабаш. Шабаш, который вновь соберётся.
        Он слышал зов. К такому выводу пришел Искандер, осмотрев заключенного прикованного ремнями к кушетке. Гнусная чёрная магия, некогда связавшая его с культом теперь тянула назад.
        Ситуация сразу показалась подозрительной, но не проверить её стало бы величайшей ошибкой. Даже внутренне Ярослав ощущал нечто... может, сегодня он, наконец, отомстит?
        Метель стихла. Резко, точно была записана на плёнку, и кто-то нажал на кнопку. Холодный воздух стал прозрачным как стекло. Остановившись посреди белого безмолвия, Чарныш смотрел на чёрные ветки деревьев, почти заметённую узкую тропу между сугробов, погребённую под снегом лавочку, но видел совсем другое.
        Яркое апрельское солнце. Отражение безоблачного синего неба в огромной луже. Агату в жёлтом, как цыплёнок, плаще. И себя самого, легко подхватывающего её на руки. Они были так счастливы, что не замечали недовольных, завистливых взглядов прохожих.
        Многое можно оставить позади, однако оно не исчезнет бесследно, оборачиваясь жалящими иглами раскаяния вместо бархатистого песка надежды. Ему вдруг показалось, будто чья-то рука легко коснулась плеча. Ярослав обернулся, но никого увидел. Просто мокрый ком снега упал с дерева.
        Шабаш этой ночью не собрался, но Виктор был здесь. Он явно ожидал кого-то. Крылов сидел на мраморном бортике фонтана, расчищенном от снега, а рядом с ним стоял ритуальный кубок. Несмотря на холод, одет маг был легко: черная шелковая рубашка и брюки. Он улыбался, глядя как Ярослав идет навстречу по заснеженной аллее. Тишина над ними была подобна горькому року, она смотрела на них и торжественно скалила зубы.
        - Ты пришел один. Очень самонадеянно и так на тебя похоже. Агата была такой же...
        Гнев вскипятил кровь. Но Ярослав сдержался. Сжал кулаки, собирая всю доступную магию.
        - Ты тоже здесь один.
        Крылов продолжал улыбаться. Он склонил голову и провел пальцами по ободку ритуальной чаши. Злой предмет, проклятый.
        - Ошибаешься, друг мой, - в его безумном взгляде стояло слепое торжество, - Со мной она. Тебе не победить.
        Снег вокруг кубка почернел, превратился в пепел. Густое облако пара поднялось вверх, а внутри что-то забурлило. Нечто напоминающее смолу, пузырясь, выплеснулось из чаши и потекло в пустой фонтан, постепенно заполняя его. От серной вони скручивало внутренности. Ярослав сглотнул вязкую горькую слюну и шагнул в сторону.
        - Ведь мы могли бы стать союзниками, - Виктор поднялся. Он держался непринужденно, будто вышел на вечернюю прогулку. - Ещё не поздно, Ярослав.
        Чарныш почти не слышал его. Небольшими шагами, он двигался по кругу, наблюдая, как заполняется фонтан. Черная отвратительная скверна бурлила, чавкала и поднималась, обретая форму... стройное тело, высокая грудь, длинные ноги. Она подняла беспалую руку, будто любуясь, как вытягивается кисть. И вот уже противная жижа стекала с пальцев, больше напоминающих когти.
        - Ты верно дар речи потерял, - хохотнул Крылов. - Стоит только пожелать, и она исполнит все! Приклонись и попроси. Чего ты хочешь? - он шагнул к нему, оказавшись совсем близко. Опьяненный силой безумец. - Хочешь вновь увидеть свою ненаглядную Агату?
        Заранее подготовленное заклятие и пентаграмма легли на снег легко. Вспыхнула изумрудная зелень и плотная силовая волна ударила прямо по Виктору. Снег взметнулся маленьким бураном. Мага подбросило в воздух, и с высоты откинуло назад. Падение смягчил сугроб.
        - Не смей произносить её имя! - тихо прорычал Чарныш.
        В фонтане что-то ухнуло, будто туда кинули новогоднюю хлопушку. Тварь, чем бы она ни была, набирала силу.
        - Глупец! - Виктор сел, слизывая кровь с губы. - Что ты можешь мне противопоставить?
        - Ничего, - Ярослав опустил руки. - Поэтому избавь меня от своей пустой болтовни и покончи со всем поскорее.
        В его «арсенале» осталось одно единственное заклятие. Последнее. На его подготовку ушли месяцы, а еще он потратил годы на изучение сущности, что сейчас хлюпала позади. Со столь сильным существом не совладать. С ним не договориться и его не приручить. Её можно задобрить, убивать для неё, как это делал Виктор и получать в дар блага... Если подобное вообще можно назвать благом.
        Ярослав перевернул сотни книг в поисках решения. Но не нашел ничего вразумительного. «Только тот, кого она выберет, сможет её и остановить». Говорилось в старой затертой книге, найденной в инквизиторской библиотеке. Что это значит, и каким образом подобная тварь могла кого-то выбрать, он так и не разобрался. Понятно только, что ему Лилит не победить, а вот того кто ей служит... может получиться. Но не силой. Хитростью. Самопожертвованием.
        До последнего Ярослав пытался не думать об этом. Еще надеялся. Но видно так надо. Что ж, пускай. Он только об одном жалел. Что не заехал домой и не попрощался с Дарием.
        - Издеваешься? - Виктор поднялся, слегка прихрамывая, подошел почти вплотную.
        - Я готов умереть и не стану сопротивляться, - для пущей убедительности он сунул руки в карманы стеганого пальто и нащупал в левом медную монетку.
        - В чем подвох?
        В тот миг Ярослав увидел, как жалко выглядел маг. Растрепанный, после угодившего в него заклятия, какой-то дерганый будто наркоман, сидящий на игле. Жалкий, но с непомерной гордыней. Вот на этом Чарныш и собирался сыграть. Как один из семи смертных грехов - гордыня рано или поздно выступит палачом.
        - Ты спросил, чего я хочу. Вот и ответ. Она ведь чувствует мое желание, верно? Пусть не медлит, - он сжал кулак, и монета ребром впилась в ладонь.
        Чарныш не повернулся, просто опустил голову. Запахло каленым железом, падалью и кровью. Снег зашипел, когда черная горячая «смола» выплеснулась из фонтана. Дыхнуло жаром.
        Виктор смотрел на него, нервно кусая нижнюю губу. Неверное, он даже не замечал этого. Не на такой исход он рассчитывал, но теперь уже не мог ничего поделать.
        Она стояла прямо позади. Ярослав чувствовал ее присутствие, от чего волосы на затылке шевелились. Тварь словно принюхивалась к добыче, готовясь вонзить зубы и когти в живую плоть.
        - Что? - Чарныш позволил себе последнюю ехидную усмешку. Надеялся, что она вышла таковой и что зубы стучат вовсе не от страха. - Не так ты себе всё представлял?
        Крылов отвел полный обожания взор от черной фигуры и уставился на него.
        - Ты видно совсем свихнулся. Впрочем, не важно. Я и так обещал ей тебя, - он пожал плечами. Сумасшедший, как есть сумасшедший. - Развлекусь после. Закончу с тобой и приду за сопляком, которого ты взял под свое крыло, - издевательский смех. - Бедный сиротка. Я скормлю его падальщикам из нижнего мира, вот будет потеха. Но ты уже этого не увидишь.
        Ярослав сжал зубы, выдохнул. Нельзя было ничего испортить.
        - Хочу попросить об одном... последнее желание, - пот градом стекал по спине. Он почти не чувствовал ног: толи от холода, ботинки из тонкой кожи были не для подобной погоды, а может от близости смерти?
        - Передай это Дарию.
        Монетка со звоном взмыла в воздух. Виктор поймал её машинально. Растерялся.
        - Если, конечно, сможешь.
        Последнее заклятие. Добровольная жертва. За подобную магию, при других обстоятельствах, ему бы светило пожизненное заключение в самой темной камере под надзором инквизиторов. А в темные времена его и вовсе бы сожгли на костре. Он нарушил все свои убеждения, преступил через закон.
        Заклинание, связывающее две жизни. Как пуповина, связывающая мать и дитя. Он не мог привязать Виктора к себе, потому что у него не было ничего, что принадлежало бы Крылову: ни крови, ни волоса, ни одной личной вещи. Но Ярослав мог добровольно привязать себя к нему. Он запечатал всю магию в одной маленькой монетке, самой простой, даже не артефакте. Достаточно лишь касания и что произойдет с одним, тоже станется и с другим.
        Черные когти вонзились в спину и прошли насквозь. Кажется, Ярослав закричал, а может это был довольный вой демона, отведавшего крови? И больно не было... только холодно. Странно. Или он просто как-то неправильно представлял себе смерть?
        Последнее что он увидел, перекошенное от гнева, бессилия и злобы, лицо Виктора. Его шелковая рубашка потемнела от пятна крови, которое разрасталось на груди. Он что-то кричал, но Ярослав не слышал. Уши будто залило воском. Только рваный стук сердца. Сколько осталось?
        Удар. Два. Три...
        Под довольное сытое рычание твари за спиной мелькнула последняя мысль: он отомстил.
        Четыре. Пять...
        Всё закончилось и горечь, скопившаяся в сердце, постепенно растворялась, уходила с последними вздохами...
        Конец.

        ГЛАВА 13

        Смеркалось, когда Максим подъехал к офису Магического Надзора. Бросив машину у главного входа, он пулей взлетел по крутой лестнице и задержался только у пропускного пункта. Дежурный сонный маг проверил его документы, внёс данные в пухлый журнал учёта. При этом он не переставал подозрительно коситься.
        Алиса не отвечала на телефонные звонки, из-за чего Рахманов был порядком раздражен и взвинчен. И то, что её не оказалось на рабочем месте только всё усугубило. В офисе все походили на сонных мух, большинство магов ушли домой. Кабинет дяди так же пустовал. Нет, он не собирался раскрывать ему все карты, но поспрашивать про Олега было бы не лишним.
        Выругавшись сквозь зубы, Макс решил подождать хоть кого-то в коридоре и, повернувшись, едва не задел плечом мужчину.
        - Я могу чем-то помочь?
        Рахманов промолчал, а незнакомец продолжил:
        - Меня зовут Дарий, а ты, наверное, Максим, - он протянул руку.
        Макс удивленно приподнял брови и ответил на рукопожатие.
        - Вы воспитанник Ярослава, - слова вырвались непроизвольно. Правду говорят: язык мой - враг мой.
        В светлых глазах Княжевича мелькнуло нечто неуловимое, но почти сразу погасло. Он закрылся, сложив руки на груди.
        - Прошу прощения, мне не стоило...
        - Всё в порядке, - вполне искренне улыбнулся маг. - Сложись всё иначе, мы могли стать родственниками.

        Максим усмехнулся. Под таким углом он не смотрел на эту ситуацию.
        - Я ищу Алису.
        - Насколько я знаю, они с Олегом расследуют новую зацепку по делу. Шталь тоже с ними, его пригласили как внештатного консультанта. Слышал, ему удалось тебе помочь.
        Рахманов неопределенно кивнул. Непонятная тревога скользким клубком свернулась где-то в животе. Его Алиса в компании предполагаемого убийцы и ушлого жулика.
        Высказать всё, что думает, Максим не успел. В конце коридора показалась знакомая высокая фигура. Помяни чёрта... Вор в законе, похоже, вполне комфортно ощущал себя в стенах блюстителей магического правопорядка. Только когда Шталь приблизился, стало ясно, что слово «комфортно» несколько не соответствует действительности.
        Мартин не твердо стоял на ногах и прижимал к рассечённому виску шелковый платок. Левый глаз заплыл и налился синевой, нижняя губа разбита и кровоточила.
        - Что произошло? - Княжевич первым пришел в себя.
        - Недоразумение, - он попытался привычно оскалиться и зашипел от боли.
        Снова это предчувствие и глухая ноющая боль под ребрами.
        - Где Алиса?!
        Только ощутив сильную руку Дария на плече, Максим понял, что едва не кинулся на мага. Ему отчаянно захотелось поставить жеманному клоуну второй синяк для симметрии.
        - Мартин, сейчас не лучшее время для твоих игр.
        Шталь отнял платок от лица и, брезгливо скривившись, прошептал: «зануды».
        - Нас заманили в ловушку. Я, честно признаться, расслабился, думал, всё окажется проще простого, но в итоге... - он слизал с губы кровь и сплюнул на вычищенный до блеска пол. - Этот ваш стажёр... Влад, кажется, не промах. Сильный малый.
        - Влад? - недоверчиво переспросил Княжевич.
        - Ага, у вас под носом целый рассадник преступников и вместо того, чтобы сидеть за решеткой они ещё тут и работают.
        - А Олег? - не выдержал Макс. - Это ведь он стоит за убийством и похищением. Он продолжает дело отца! Виктор Крылов убил Агату и возглавлял культ... демоны знают какой.
        Ругаясь в полголоса, Рахманов достал из кармана фото, уже изрядно помятое.
        - Блестящая дедукция. Сам догадался? - ехидно осклабился Мартин и выхватил фотографию.
        - Виктор... - Дарий запустил пятерню в волосы. - Неужели Виктор Крылов? Я знал лишь имя. Ярослав позаботился, чтобы все документы исчезли из архивов.
        - Ещё один Шерлок Холмс, - Шталь вернул Максиму снимок. - Да вам всем тут доплачивать надо, плюс выдавать премиальные в двойном размере. Теперь же с вашего позволения, я внесу несколько поправок в твою теорию, Максим. - Маг снова развернул платок и демонстративно приложил его ко лбу. - У Олега конечно рыльце в пушку, но он никого не убивал. А вот его отец вполне себе жив и здравствует, и до сих пор возглавляет культ. И это не просто кружок школьников-сатанистов. Они приносят жертвы Матери всех демонов.
        - Невозможно... - покачал головой Княжевич.
        - Ты о Лилит? Или о Викторе? Поверь, он жив.
        - Откуда такая осведомленность? - прорычал Максим, шагнув вперед. Он стиснул кулаки, потому что руки позорно тряслись. Они стоят здесь, разводят пустые разговоры, а Алиса... Демоны, он даже не знает что с ней! - Почему ты раньше обо всём не рассказал? И где Алиса, чёрт тебя дери?!
        - «Мог забыть», «не вспомнил», «запамятовал» - три кита успешной дипломатии, - довольно усмехнулся Шталь и развел руками. - Такая уж у меня работа. А вот где твоя зазноба и её нерадивый напарничек, я выясню сразу после того, как Дарий меня подлатает. Подсобишь, дружище? Голова всё равно, что котёл с прокисшим зельем, - он моргнул, - и в глазах двоится. Не могу сосредоточиться.
        Княжевич недобро прищурился, всем видом давая понять, что лечить охотника за артефактами последнее, чем он хотел бы заняться. Максим полностью разделял его позицию. Хотелось схватить Мартина за грудки и вытрясти все до последнего слова, а после спустить с лестницы перед этим хорошенько пересчитав кости.
        Дарий провёл их в свой кабинет и указал «пациенту» на стул. Максим остался стоять в дверях, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Он собирался в любой миг броситься на поиски Алисы. Противно было ощущать свою беспомощность. Что он может, против тех, кто состоит в культе? Ровным счётом ничего! Он даже не способен добиться правды от человека напротив, и всё что остаётся - ждать. И ещё более мучительно осознавать, что каждая секунда может стать последней.
        - А выпить у тебя не найдется? - осматриваясь, полюбопытствовал Шталь, явно получая удовольствие от игры на чужих нервах. Играл он, надо сказать, виртуозно. Рахманов вновь ощутил прилив раздражения. До знакомства с этим человеком он прежде не замечал за собой ничего такого.
        - Нет! - невозмутимость Княжевича начинала трещать по швам. Он облокотился о стол и навис над Шталем, разглядывая раны.
        Максиму уже доводилось наблюдать за работой целителей. Очень сложная, невидимая глазу магия, требующая полной отдачи. Любая ошибка может стоить пациенту жизни. Маги долгие годы учатся непростому ремеслу, после еще дольше оттачивают свои способности. К сожалению, они не могут бороться со смертельными болезнями, чумой или корью, но вот залечить ссадину, срастить пару костей, избавить от мигрени - вполне.
        Судя по табличке на двери, целителем Княжевич не был. Освоить несколько специализаций не так-то просто. Чаще можно владеть лишь одной, а вторую знать в теории. Но вот практиковать несколько - нужно иметь настоящий талант, особенно когда дело касается такой сложной магии как исцеление.
        Спустя пять минут Шталь выглядел намного лучше, а вот Дарий казался уставшим. Во время «сеанса» Мартин рассказал всё: начиная с утренней разведки в «Магнолии», заканчивая поездкой к заброшенной многоэтажке на окраине, где их уже поджидал Влад.
        Рахманов припомнил юношу, которого дядя приставил к нему в первый же день. Как-то с трудом верилось, что тот угловатый доходяга мог убить Марию и напасть на троих магов.
        - Почему он забрал Алису и Олега, а тебя оставил?
        - Я им не нужен, - пожал плечами Шталь, вглядываясь в зеркало над умывальником.
        - Может ты сам из того культа и пытаешься заманить в ловушку и нас? - Максим оглянулся на Дария в поисках поддержки, но только мотнул головой. Похоже, он доверял этому продажному жулику.

        Мартин же смерил его насмешливым взглядом.
        - Я не самый порядочный человек, но сделки с демонами - низко даже для меня.
        Рахманов только фыркнул. По его мнению, вор продался бы самому Люциферу, предложи тот какую-нибудь ценную безделушку, еще одну жемчужину для его сокровищницы.
        - Так вы хотите узнать, куда их забрали, или будем дальше подозревать меня во всех сметных грехах?
        Княжевич без лишних слов разложил на столе карту города и Мартин, приблизившись, достал из кармана куртки бархатный кисет. Эти двое, похоже, не первый раз работали вместе. Внутри мешочка оказался не табак, а белый переливающийся перламутром песок. Высыпав его на карту, он пустил голову и что-то прошептал. Песчинки ожили и закружились в хаотичном танце.
        - Следящее заклинание, - снисходительно пояснил Шталь, заметив заинтересованность Максима. - Успел бросить его, прежде чем стажер вырубил меня. Правда, его могли давно развеять, но остаточный след...
        - Ведет сюда, - Дарий ткнул пальцем в точку, вокруг которой кольцом сомкнулся почерневший песок.
        Максим пригляделся к отметке.
        - Старая церковь?
        Культ, поклоняющийся демонице, обитает в доме Бога? Не то чтобы Максим был верующим, просто все происходящее начинало напоминать какой-то триллер с напрочь провальным сюжетом.
        - Ты с нами? - Дарий взглянул на Шталя.
        - Думаешь, что я пропущу всё веселье? - маг хлопнул его по спине. - Будет как в старые добрые времена.
        Княжевич закатил глаза.
        Что там было в старые времена, Максиму даже знать не хотелось. Странно, что такой человек как Дарий мог иметь нечто общее с охотником за артефактами.
        - Если вы наговорились, - Рахманов направился к двери, - то моя машина внизу.

        ГЛАВА 14

        Алиса пришла в себя с ощущением головной боли и полной дезориентации. Попыталась пошевелиться и застонала сквозь зубы от невозможности это сделать. Все мышцы тут же заныли от вынужденной неподвижности.
        Её связали и не просто так, а привязали к Олегу. Спиной к спине - просто какая-то пародия на работу с напарником! Крапивина не могла его видеть, но чувствовала знакомый запах - Крылов предпочитал не менять марку туалетной воды и иногда злоупотреблял ею, за что над ним порой посмеивались на работе. На руки им обоим надели сдерживающие магию браслеты. Интересно, их тоже Олег поставлял?
        Оглядевшись, Алиса увидела, что находится в небольшом пустом помещении с блеклыми серыми стенами, наглухо закрытой дверью и тусклой лампочкой на потолке, которая, казалось, вот-вот перегорит.
        - Очнулась? - спросил Крылов. Голос его прозвучал так же невыразительно, каким выглядело всё окружающее. Словно он уже был частью этого и потерял всякую надежду на спасение.
        - Да, - буркнула она. - А ты давно... Ты пытался отвязаться?
        - Что толку? Всё равно наручники сами не расстегнутся. Эти... люди нас так просто отсюда не выпустят.
        - Ты их лучше знаешь.
        Пессимист. И предатель! Как она могла работать с ним, общаться, принимать ухаживания и ничего не замечать?..
        - Алиса, я... Ты должна мне верить. Мы на одной стороне.
        - Сказал Робину Гуду шериф Ноттингемский. Ты хоть понимаешь, что они сделали? С Максом, с его тётей, с Машей Горностай...
        - Я пытался им помешать... И Настя... Она не должна была стать следующей жертвой.
        - Настя? Что ты хочешь сказать? Они до неё уже добрались?
        Собеседник молчал. Алиса поморщилась. Во рту было горько, головная боль накатывалась волнами и отступала, чтобы через несколько секунд вернуться снова.
        - Я не сдамся! Слышишь? - сказала Крапивина. - Только не сейчас!
        - Ты его любишь?
        - Нашёл время! Что они собираются с нами сделать? Лишить магии, закинуть в Нижний мир к демонам?
        - Не знаю.
        - Будь ты им действительно нужен, они бы не оставили тебя здесь со мной. Ты был бы с ними. Так что, выходит, они считают тебя всего лишь расходным материалом?
        - Всё к тому и шло.
        - Благородный, тоже мне. Кто у них главный? Хотя бы это ты знаешь?
        - Мой отец.
        - Что? - Алиса думала, что её ничего не сможет удивить, однако... - Разве он не умер?
        - Нет.
        - А как со всем этим связан Влад?
        - Я понятия не имел, что он тоже замешан.
        - Мда, похоже, информацией тебя не баловали. И что же тебя подтолкнуло помогать им? Только родственные чувства или пообещали что-то ещё?
        - Я сожалею...
        - Тогда сделай что-нибудь, чтобы выбраться отсюда и исполнить свой долг! - почти прокричала она. - Ты пока ещё работаешь в Магическом Надзоре! Ясно тебе?!
        Как только она договорила эти слова, в замке заскрежетал ключ.
        * * *
        Правда всегда горит в огне. Её клеймят железом, сдирают с неё кожу, обнажая тугие алые мышцы, и бросают в алчущее жерло бурлящего потока жизни. Она уродлива, далека от нерушимой утопии, за призраком которой человечество неустанно охотится. Правда опускает на колени, калечит и опустошает души всех: тех, кто её узнает и тех, кто отчаянно пытался подменять её сладкой пилюлей - ложью.
        Такого стыда Олегу ещё не доводилось испытывать. Хотелось провалиться сквозь землю и глубже, в адское пекло. Голос Алисы, каждый сердитый вздох резали больнее ножа. Невыносимой была сама мысль о том, что она считает его предателем.
        Но Олег не собирался оправдываться, молить о прощении. Все что он мог это вытащить их отсюда, а после понести заслуженное наказание. Алиса права, он ещё работает в МН!
        Крылов растёр запястья в кровь. Да, это не с Бобровым в бирюльки играть. Никто не собирался ослаблять оковы, да и таланта как у молодого мага - расщеплять всё на молекулы - у него не было.
        Он так и не вычислил, куда их притащили. Ясно, что здание старое, сырость расползлась по углам вместе с пылью. Узкое помещенье с массивной деревянной дверью напоминало келью. От каменного пола тянуло могильным холодом. Скверное место.
        Когда дверь распахнулась, Олег почувствовал, как Алиса напряглась. Подобралась, прижавшись к его спине. Не испугалась, напротив готова была показать врагу, что не сдастся, не ударит в грязь лицом, пусть и скована по рукам и ногам. За эти качества она ему и нравилась. С самого первого дня его влекло к бойкой, храброй ведьмочке, так радеющей за справедливость всегда и во всём. Пусть у них нет совместного будущего, но он не даст её в обиду!
        В келью вошел отец в компании Влада и ещё одного культиста. Олег успел разглядеть за дверью длинный пустой коридор.
        - Где Настя? Что ты собираешься делать?
        Виктор стоял напротив и смотрел снисходительно.
        Из-за тусклого света и раскачивающейся лампочки все виделось каким-то зловещим. Или оно и было таким? Нехорошее чувство точило душу, съедало изнутри.
        - Всё что потребуется, мальчик мой.
        - Значит... - Алиса заёрзала, повернула голову, чтобы лучше рассмотреть возвышающегося над ними Виктора. - Значит, это вы стоите за культом и за убийствами двадцатилетней давности?
        - И это наследие Ярослава, - разочарованно цокнул языком Крылов-старший. - Мой старый друг возлагал такие надежды на МН, а сегодня там работают удивительные бездари.
        - Вы убили Агату Рахманову, - Алиса уже не спрашивала.
        - Я много кого убил и ещё убью. Но я не такой уж и злой тиран и всегда предлагаю выбор, прежде чем переходить к радикальным мерам. Просто подчинитесь и получите всё что захотите.
        Олег раздраженно выдохнул, а Крапивина продолжала распутывать нить событий и будто бы не слышала последних слов Виктора.
        - Ярослав Чарныш пропал без вести, но и вас считали погибшим...
        - Да-да, ему удалось меня обмануть, только вот мне помогли последователи, а Ярославу никто не помог.
        Олег затылком ощущал нарастающее негодование напарницы, она продолжала ёрзать, сердито сдувала с лица растрепанные волосы.
        - Раз уж прошлое поражение вас ничему не научило, будьте уверены, в этот раз вы получите по заслугам.
        Нехорошая улыбка отца не укрылась от внимания Крылова-младшего. Виктор наклонился, и грубо схватил Алису за подбородок.
        - Прошлое, дорогая моя, - это банка с червями. Закроешь её недостаточно плотно - они расползутся в разные стороны. Закроешь туго - задохнуться. И в первом и во втором случае от содержимого банки не будет пользы. Если человек не может использовать всё, что у него под рукой, то виноват в этом лишь он сам. А я беру эту банку и отправляюсь на рыбалку. И ты - всего лишь мелкая рыбёшка, которую нужно словить, чтобы скормить добыче покрупнее.
        Молчание повисло в узкой келье неподъёмным грузом, грозящим раздавить присутствующих.
        - Это бесполезно, отец, - приглушенный голос Влада, прозвучал как нечто далекое и недосягаемое. - Они оба упрямы и слишком принципиальны, - стажёр выдавил ехидную ухмылку, которая предназначалась исключительно для Олега.
        Хорошо, что Крылов сидел на полу, не то точно упал бы. Почудилось, что его с головой окунули в прорубь. Удивление и возмущение залилось в горло ледяной водой, обжигая всё внутри похлеще, чем жидкое пламя и оставляя только пустоту.
        - Владислав, порой ты ведешь себя как обиженный мальчишка, - беззлобно пожурил младшего сына Виктор. - Я всё же надеюсь, что Олег будет благоразумен и примет сторону своей семьи. - Он отошёл от Алисы и опустился напротив него. - Я всегда жалел о своем уходе из семьи, Олег. Но виноват в этом был только Чарныш, он почти убил меня. Я же всегда хотел, чтобы мы были вместе. После того случая, когда ты умирал я подумал что это шанс. Но ты постоянно борешься со мной.
        Если бы не наручники, то он с удовольствием зарядил бы ему хук справа.
        Глаза предательски щипало. Не то от обиды, не то от злости. Смешанные чувства, как шакалы вгрызались в плоть и рвали на куски, глумливо смеялись над маленьким обиженным мальчиком, что остался глубоко внутри. Для того мальчика светлый образ отца в одночасье стал чем-то грязным настолько, что ни одно исцеляющее заклинание не в силах вернуть этого человека на истинный путь. А был ли он на нём когда-нибудь?
        Теперь у него есть еще и сводный брат, такой же испорченный скверной и отравляющей черной магией, вытравить которую вряд ли удастся. Мурашки в страхе разбегались по спине. Влад столько лет находился рядом, тихий, незаметный мальчишка-стажер. Глядя на него, Олег испытал невероятное облегчение, что не вырос таким же.
        - Что ж, видимо я ошибся. Мой сын слаб, - поднимаясь, заключил Виктор.
        Он мотнул головой и в упор посмотрел на отца.
        - Ты не ошибся, - Олег дернулся, и вздрогнула притихшая за спиной Крапивина. - Мне не хочется умирать на жертвенном алтаре. Будь ты с самого начала более открыт со мной, я бы не пытался ставить палки в колеса. Семья для меня не пустой звук.
        Крылов-старший замер, недоверчиво посмотрел сверху вниз из-под нахмуренных густых бровей. Молчал он долго, предупреждающе поднял руку, когда Влад попытался что-то возразить.
        - Рад это слышать, сынок, - Виктор махнул второму культисту, что всё это время тенью маячил у открытой двери. - Тогда убей свою подругу и приходи к алтарю внизу. Я не стану на тебя давить, но мой верный помощник проследит за всем. Если не справишься, он убьёт вас обоих. Пойдем, Владислав, у нас ещё много дел перед ночным шабашем.
        И они ушли. Только стажёр обернулся напоследок. На худом вытянутом лице застыла маска презрения и недоверия. Олег же равнодушно смотрел им в след, пока не закрылась дверь в конце коридора.
        Культист ловко освободил его оков и бросил к ногам клинок с волнистым лезвием. Крылов повел затекшими плечами, осмотрел растёртые запястья. Пальцы мелко дрожали. Сзади послышалась возня. Алиса кое-как отползла к стене и глядела на него, как лисёнок, угодивший в силки охотника.
        - Семья, значит... - зло выплюнула она.
        Олег опустил взгляд, и клинок взмыл в воздух. Сам он поднялся не без труда, ноги тоже затекли. Подручный Виктора стоял всего в шаге.
        - Если я больше знал о делах отца, сдал бы его инквизиторам сразу, - щит получился слабым, но силы удара, когда культист попытался броситься на него, хватило чтобы отшвырнуть его в угол. - А моя семья это МН и ты.
        Оставшиеся силы ушли на наручники Крапивиной. Железки звякнули о каменный пол. Растерянная и испуганная ведьма замерла в нерешительности.
        - Беги, я его задержу!
        И Крылов направил клинок в сторону оклемавшегося культиста.

        ГЛАВА 15

        - Откуда она у тебя? - Шталь с интересом рассматривал куклу. Ту самую, с косым стеклянным глазом, облезлой краской на пухлых щеках и затёртым ртом. Он даже заботливо расправил её спутанные волосы и отдернул платьице.
        - Ты что, в куклы играешь? - не отрывая взгляда от дороги, съязвил Максим.
        - И чего я жду от необразованного невежды? - Мартин будто обращался к кукле, - Она зачарованная. Взгляни, - маг передал игрушку Княжевичу, расположившемуся на заднем сидении.
        Рахманов почти ничего не слышал, только шум двигателя, и изредка косился на навигатор, чтобы не прозевать очередной поворот.
        - Мартин прав. Это сильный оберег. Безмолвный страж - так их называли. Фигурки из дерева, соломы, глиняные или вот такая игрушка. Очень давно подобные вещи создавали для детей, чтобы до них не добралось зло. Демон задумавший покуситься на невинную душу просто не увидит обладателя такой защиты.
        - Будто лекцию в Университете Магии читаешь, - проворчал Шталь и забрал жуткий оберег обратно. - А еще они чрезвычайно редки... в наше время. Так, где ты её нашел?
        - Она... сама, - абсурд, даже слов подходящих не находилось. - В квартире Снежаны их больше десятка, все такие же страшные.
        - Что ты сказал? - Дарий подался вперед.
        - Куклы говорю... - Максим прикусил язык, мигом осознав, что до этого и словом не обмолвился, как узнал обо всем.
        Пришлось рассказывать все с самого начала: как он побывал в старом семейном особняке, как выяснилось, что Снежана жива и всю жизнь провела в затворничестве, пересказал и историю её спасения.
        - Все-таки Ярослав был хорош, - уважительно хмыкнул Шталь, глядя на мелькающие за окном ночные огни.

        Весь оставшийся путь в салоне автомобиля царило молчание. Всем было о чем подумать, а Максим жалел о том, что в его машине остался пистолет. Не весь, какая защита от магии, но лучше чем ничего.
        - Тормози здесь, - подал голос Дарий.
        Рахманов послушно съехал на обочину. Навигатор, упрямо твердивший, что до места назначения осталось пятьсот метров, вдруг пронзительно пискнул и потух. Встречных машин не было, и за ними тоже давно никто не ехал.
        С неба стали срываться снежинки. Сначала редкие, затем все гуще и гуще. Вот так и весна. Несмотря на тепло в салоне, Максим поежился. Творилось что-то неладное.
        - Виктор далеко зашёл со своей магией, - присвистнул охотник за артефактами и открыл дверцу, выбираясь наружу.
        Его примеру последовал Княжевич. Макс тоже не стал медлить.
        Снег только усиливался, ровным ковром укрывая сырую землю. Дарий замер, будто пытался разглядеть что-то за деревьями, обступившими дорогу, уводящую под гору.
        - Пойдём здесь и выйдем прямо к церкви.
        Блуждать по ночному лесу в снег было не лучшей идей. Но с дороги их могли заметить.
        - Ты уверен, что нам хватит сил противостоять Виктору и его демонскому отродью? - покачиваясь на носках, полюбопытствовал Шталь.
        - Я уже известил Фогля, нам нужно только вытащить пленников. С культом пусть разбирается инквизиция. Пойдёмте.
        Максим заметил тень недовольства, скользнувшую по лицу охотника за артефактами.
        - Она твоя, может пригодиться, - Мартин протянул ему уродливую куклу.
        - Что? Предлагаешь взять в логово культа игрушку?
        - Как хочешь, - Шталь пожал плечами, швырнул ее обратно на сидение и хлопнул дверью машины.
        Примерно через полчаса из-за деревьев мелькнул силуэт церкви. Пурга разыгралась не на шутку, на зависть всем январским холодам. Только благодаря магии Мартина, пологом защищающей от пронизывающего ветра и снега, скорая и бесславная смерть не настигла их на середине пути.
        Часовня впереди казалась какой-то нереальной. Она походила на чертоги прошлого, столь же небрежно опрокинутые на задворках сознания, вытесненные или, быть может, намеренно позабытые, опустошённые временем и погребенные под ворохом лет. Предчувствие дурного теперь ощущалось куда отчетливее.
        За церковью находилось небольшое кладбище, окруженное приземистым забором. Высоченные тополя вдали, на ветках которых едва набухли первые почки, издалека напоминали многопалых тварей, сбежавших из пекла. Максим моргнул, в попытке унять разыгравшееся воображение.
        В часовне кто-то был. Тусклый свет упорно пробивался сквозь заколоченные досками стрельчатые окна. По округе разносился запах серы, гнилой смрадной нитью, вплетающийся в морозную ночную свежесть.

        Максим шагнул было вперед, но Дарий резко осадил его, схватив за плечо.
        - Не спеши.
        - Правильно, я пойду. Поищу заднюю дверь. И я могу сделать так, чтобы меня не заметили. - Шталь взглянул на Дария и тот нехотя кивнул.
        Через пару минут Мартина уже почти не было видно, пурга и магия сделали свое дело.
        И чего он так рвется в логово культистов? Какая ему выгода от всего? В самаритянские наклонности охотника за артефактами не верилось совершено.
        - Ты ему веришь?
        Максим выдохнул, и горячий воздух мигом обратился в густой пар.
        - Инквизиторы говорят, что доверие плохой фундамент для сотрудничества, оно рассыпается как песок.
        Мудрые ребята эти инквизиторы. Но они сотрудничали с МН и вряд ли их работа строилась на доверии.
        - Мы пойдём следом, только дай собрать магию. Силы еще не восстановились после того как я исцелил его.
        Максим заскрипел зубами. Будь у него дар, он бы не стоял в тени, полностью полагаясь на других.
        От злости по телу будто электрический разряд прошел. Рахманов замер, прислушался, сунул руку во внутренний карман куртки и достал кольцо, которое зачем-то прихватил из шкатулки. Фамильный перстень нагрелся, а в глубине черного камня едва вспыхивал и гас красный огонек. Может это от магии поблизости? Дарий был слишком сосредоточен, и Макс не стал его отвлекать, просто надел кольцо на указательный палец левой руки и сжал кулак.
        * * *
        Он никогда не любил устраивать грандиозных выступлений на публику. Предпочитал находиться в тени, раз за разом подбрасывая в толпу мелочи, ради которой люди раздирали друг другу глотки. Он жил не для великой цели, а ради себя, ради собственного эгоизма, который, впрочем, был достаточно силен для подведения к действию, но достаточно слаб для большой игры. В них играли другие, те с кем Мартину не посчастливилось встретиться однажды на пути.
        Ремесло охотника за артефактами трудное и подчас чрезвычайно опасное. Никогда не знаешь, что ждёт тебя в очередной дыре, какие ловушки оставили для незваных гостей предусмотрительные, но давно почившие маги. И всё же живые куда опаснее мертвых, особенно если эти живые - конкуренты.
        Вдвойне неприятно схлопотать от такого врага какое-нибудь изощренное проклятие в спину, а потом долгие годы мучиться в надежде снять порчу, точащую тебя изнутри как прожорливый червяк.
        Удачно, что Дарий вспомнил о старом друге. Рахманов появившийся на его пороге, - бесценный подарок судьбы, а уж дело в котором он замешан давно не давало покоя пытливому уму Шталя. Если все собранные слухи, догадки правдивы, то у Виктора есть кое-что, ради чего Мартин готов поступиться некоторыми своими принципами.
        Для человека без магии, Максим Рахманов был смел. Стоило отдать ему должное. Смелость - это обратная сторона гордости, или безумия, кто знает. Себя Мартин никогда не относил к героям, скорее уж амплуа антагониста ему куда ближе и роднее. Свои шаги он всегда просчитывал, но и не раз полагался на удачу. Фортуна - ветреная особа: сегодня она твое верная спутница, а завтра уже идет под ручку с твоим врагом.
        Прямо за церковью обнаружилась небольшая пристройка. Пришлось отвести глаза двум магам, стоявшим за углом. Они бурно обсуждали предстоящее полночное жертвоприношение.
        Мартин машинально взглянул на наручные часы. Одиннадцать. Отлично. Значит, пленники живы, фанатики заняты приготовлениями, а главная реликвия - лакомый кусочек - скорее всего, охраняется, но для него не такая это уж и проблема. Скоро сюда нагрянет Фогль и Инквизиция, поднимется шумиха и обстряпать дело - пара пустяков.
        Тяжелая дверь оказалась приоткрытой, Шталь тенью скользнул внутрь. В замкнутом пространстве серой воняло нестерпимо. Мартин уткнулся носом в рукав и простоял так какое-то время, осматриваясь.
        Пристройка оказалась сараем. Сваленные в углу лопаты, метлы, давно вышедшие из обихода, какие-то доски, строительный хлам, садовая тележка подпирала дверь в главное помещение. Раньше за этим местом ухаживали... до того как тут обосновался Культ. Ещё на подъезде Мартин отметил брошенные недостроенные дома, заросшие прошлогодним бурьяном и мусором дачные участки. Неподалеку от кладбищенского забора валялась поржавевшая облезлая табличка, гласившая об опасности утечки газа. Как удобно. И все же люди не задерживались подолгу в месте, где поселилось зло.
        Едва не повалив старый садовый инвентарь, Шталь с грацией танцора ушел в сторону, магией бесшумно сдвинул тележку и, щелкнув пальцами, отварил дверь. Можно было не опасаться, что кто-то почувствует постороннее колдовство. Потусторонняя сила, разлитая в воздухе буквально вгрызалась в загривок и сосала жизненные соки всех, кто находился под крышей.
        За спиной загрохотало. Мартин развернулся, с диким желанием придушить увязавшихся следом Макса и Дария и опешил, столкнувшись нос к носу с Александром Горностаем. Шум поглотило заклинание Александра, которое он выбросил в последний миг, не позволив ему вспорхнуть птицей и поставить на уши весь демонский притон. Но завалив весь старый хлам, маг напоролся ногой на ржавые вилы, что боком были приткнуты на поеденных термитами строительных лесах.
        - Вот ведь не повезло, - болезненно усмехнулся он и тяжело осел на пол. Зубцы вил распороли ему бедро и аккурат вошли под колено.
        - Что вы здесь делаете? - Шталь замер в нерешительности.
        - Ты ведь Мартин, верно?
        Они уже встречались раньше. Как обычно светские приемы, ничего выдающегося. Удивительно, что Горностай запомнил его. Люди такого статуса, редко интересуются кем-то вне круга «по интересам». Но не стоит забывать, как он получил свой достаток и власть, и как жалко выглядит теперь. Чем выше взлетишь, тем больнее будет падать. Банально, но жизненно.
        - Настя... моя дочь у них. Я... Магический Надзор. Ты работаешь на них, верно? Помоги мне, прошу. Виктор меня убьет.
        - Какая трогательная отцовская забота, - не скрывая цинизма, подметил Мартин. - Где же всё это было, когда убили вашу младшую дочь?
        Александра перекосило от бессильной злобы.
        - Я... знал, что рано или поздно мне придется заплатить. Мне довелось увидеть зло своими глазами. С ним невозможно бороться, понимаешь? - и разочарованно махнул окровавленной рукой.
        - Что же изменилось сейчас? - Шаль продолжал придерживать дверь, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. - Совесть замучила?
        Ответом послужил взгляд мага, полный мольбы, ненависти к самому себе, и горького раскаяния.
        Девчонка или кубок, исполняющий желания? От дочери Горностая нет никакого толка. Разве что после Александр будет в неоплатном долгу перед ним. Но что взять с того, кого ждет инквизиторская темница? С артефактом у него был бы шанс решить свои проблемы. Цена? Велика. Демоны - твари, не поддающиеся дрессировке. Они сломают тебя куда быстрее, чем твоя алчная и насквозь продажная душонка пожелает вечной жизни и бассейн с золотом, да развратными девицами. А после и опомниться не успеешь, как жертвоприношения станут неотъемлемой частью твоей жизни. Мартин поморщился. Он и так по локоть заляпал свои руки в чужой крови. Есть ли ему, что терять? Убивать ради себя - это иное, а вот по желанию какой-то образины...
        Мартин несколько долгих мгновений подержал ладонь над увечьем собеседника, после чего стянул с шеи шарф.
        - Всё, что могу. За остальным к хирургу или магу-целителю. Перевяжите, не то истечёте кровью.
        Трясущимися руками Александр кое-как наложил жгут выше раны.
        - Так ты поможешь мне? Настя - всё, что у меня осталось. Я не могу её потерять.
        Мартин с трудом сдержал едкие словечки, рвущиеся с языка, и произнёс:
        - Постараюсь. Скоро здесь будет Инквизиция и МН, и, если вы не решили идти к ним с повинной, то лучше убирайтесь как можно дальше от этого места. - Приоткрыв двери, Шталь переступил порог, но, задержавшись, бросил напоследок. - Я привык получать щедрую награду за свою работу, так что очень надеюсь на взаимовыгодное сотрудничество.

        ГЛАВА 16

        Внутри церкви царило запустение. Оно сплело тонкий пыльный кружев и расстелило его по заколоченным окнам, протянуло вдоль стен.
        - Замри! - прошипел Дарий, когда впереди послышались чьи-то шаги. Максим вжался в угол, почти перестав дышать.
        Мимо прошел Виктор и стажер Влад. Последний остановился на расстоянии вытянутой руки. Узкий коридор не оставлял шанса для маневра. Рахманов зажал ладонью нос и рот, чтобы никак себя не выдать. Княжевич утверждал, что невидимое заклинание продержится достаточно долго, главное не шуметь. Они уже успели благополучно осмотреться внизу, прошмыгнуть мимо компании культистов, готовящихся к чему-то грандиозному, но никого так и не нашли, Мартина тоже было ни видать.
        - В чем дело, сын? - окликнул стажера Крылов-старший.
        У Макса глаза на лоб полезли, таким же ошарашенным выглядел и Дарий, притаившийся напротив.
        Юный Крылов будто принюхивался к чему-то, как ищейка, затем посмотрел назад.
        - Сомневаюсь, что у братца духу хватит, - желчью сочилось каждое слово.
        - Если не хватит, то они оба покойники, - Виктор снисходительно сжал его плечо.
        Рахманов ощутил, как всё похолодело внутри. Сжалось в липкий скользкий комок и подступило к горлу.
        - Прости, мне не стоило отпускать Шталя, - виновато склонил голову стажер.
        - Забудь, у этого типа за душой немало грешков. Он не представляет угрозы, да и кто поверит вору? Фогль чванлив, трусоват и будет сидеть до последнего. После шабаша мы уйдем отсюда, а сейчас у нас много дел.
        Едва они отошли, как Максим побежал прямо по коридору. Предчувствие скорой беды неистово сосало под ложечкой. Если они опоздали, то он уже никогда себе этого не простит.
        Путь преградила большая, обитая деревом и железом дверь. Дарий вскрыл замок мановением руки. Вероятно, пытаясь открыть её с той стороны, Алиса едва не упала, когда та легко поддалась. Максим успел подхватить подругу. Крапивина дернулась, в попытке вырваться, а когда подняла взгляд, с облегчением выдохнула и порывисто обняла его.
        - Там Олег! Ему нужна помощь!
        Но Княжевич уже бросился на выручку, туда, где были слышны звуки борьбы.
        - За всем стоит Виктор Крылов! Это он убил Агату, Ярослава и...
        - Тише-тише, - Максим обхватил ладонями её лицо, заглянул в глаза, - мы всё знаем.
        - Как вы нас нашли?
        - Мартин помог.
        Алиса спрятала лицо у него на груди. Она вся дрожала, и Макс крепко стиснул её в объятьях. Легкость заполнила душу, поселила в сердце надежду, что теперь-то всё обязательно будет хорошо, несмотря ни на что. Но мимолётно вспыхнувшее чувство разбилось на сотни осколков, застревающих внутри шрапнелью.
        Дарий вернулся, с трудом придерживая раненого Олега. Рахманов помог усадить мага на пол у стены. Кровавое пятно на животе выглядело удручающе. Белая ткань рубашки стремительно багровела.
        - Олег... - перепуганная и растерянная Алиса опустилась подле напарника. Слезы градом катились по её щекам.
        - Прости меня, Алиса, - с трудом выговорил Крылов, и тонкая струйка крови потекла по подбородку. Он прикрыл глаза, тяжело выдохнул.
        - Нет-нет-нет, Олег, пожалуйста.
        - Я останусь с ним, закрою магией эту дверь и дождусь подкрепления, а вы уходите отсюда.
        Но едва Дарий договорил, рука Олега безвольно повисла, а голова упала на грудь. Крапивина разрыдалась ещё сильнее, начала тормошить его, трясти за плечи, упрашивая открыть глаза.
        Максиму не без труда удалось оттащить её в сторону, прижать к себе и терпеть, пока девушка молотила его кулаками и кричала. Силы быстро оставили и без того измученную Алису и она безвольной куклой повисла на его руках, продолжая тихо всхлипывать.
        Княжевич наклонился к Крылову, проверил пульс и покачал головой.
        Смерть носит уродливую маску, и никогда не таится на виду. Она обитает в тихой заводи, ибо стоит ей шагнуть в толпу, как горестным и сиюминутным будет её триумф.
        Рахманова терзали противоречивые чувства. Всего несколько часов назад, он готов был призвать напарника подруги к ответу за предательство... а теперь. Олег защитил её ценой собственной жизни. И судя по тому, как Алиса убивалась, она не считала его виноватым.
        - Нам пора уходить, - Дарий накрыл тело Крылова своей курткой и метнулся назад к двери. - Я пойду вперед. Заклинание невидимости больше не действует, поэтому будьте осторожны.
        - Настя, - вытирая нос рукавом, всхлипнул Алиса, - она где-то здесь.
        - Я её поищу, - твердо заявил Княжевич.
        - Нет, ты не справишься один.
        - Шталь поможет мне, а вы двое идите к машине и ждите нас, - и добавил твердо: - Это приказ, Крапивина!

        Алиса насупилась, повернулась к Максиму, в поисках поддержки. Но он думал только о том, как бы защитить её. Дарий был прав, и как бы Рахманову не хотелось ему помочь, без магии он ни на что не годился.
        - Мы пойдем к машине, - Макс уверенно взял Алису за руку, - а вы поспешите.
        Маг ушел, а подруга наградила его недовольным взглядом. А затем смиренно выдохнула, опустила голову, стараясь не смотреть на мертвого напарника.
        - Пойдем, дядя скоро будет здесь и о нём позаботятся, - он легко поцеловал её в висок.
        Он прошли назад по тому же коридору и спустились вниз по узкой каменной лестнице с отбитыми ступеньками. Зал, в котором они с Дарием видели культистов, оказался наглухо закрыт и входная дверь тоже.
        - Подозрительная тишина, тебе не кажется?
        Максим растеряно осмотрелся. Знакомое чувство, как в тот раз, когда они попали в нижний мир, заныло в животе.
        - Давай через то окно, там невысоко.
        Алиса кивнула, но Рахманов так и не сумел сдвинуться с места.
        Шёпот такой тихий и незнакомые слова. Странный язык, певучий и женский высокий голос.
        Он звал. Максим скорее почувствовал это, нежели услышал.
        Кольцо на пальце словно ожило, раскалилось и впилось в кожу. Боль прострелила до самого плеча, горячей кочергой врезалась в затылок, и дыхание из груди вырвалось с диким криком.
        Мир перестал существовать в одночасье.
        * * *
        - Максим, Максим, что с тобой?! - Алиса в полной растерянности смотрела на стоящего рядом Рахманова. Он всё ещё был с ней, но уже находился где-то далеко и продолжал ускользать всё дальше. - Макс!
        Что делать? Бежать на поиски Дария и Мартина? Ведь не факт, что они успели далеко уйти. Но оставлять Максима одного не хотелось. Казалось, будто, если она уйдёт, то непременно потеряет его.
        Как уже потеряла Олега...
        «Соберись! - зло сказала себе Крапивина, смахивая слёзы. - Ведьма ты или кто?!». Тем временем, её спутник уже успел соскользнуть на пол, теряя сознание. Его глаза закрылись, кожа побелела, и лишь негромкое дыхание выдавало то, что он ещё жив.
        Но что могло случиться?.. Почему так неожиданно? Почему сейчас?
        Опустившись перед Рахмановым на колени, Алиса взяла его за руки и тут же отдёрнула ладонь, которую точно что-то обожгло. Кольцо! Кажется, раньше она его у Макса не видела. От нагревшегося металла исходила магия. Сильная - с такой ей раньше сталкиваться не приходилось.
        Крапивина и сама не знала, что её подтолкнуло, только она вновь обхватила его руку и, не обращая внимания на боль, покрепче сжала пальцы вокруг ободка кольца. А затем ощутила, что куда-то падает. Летит вниз, как её знаменитая книжная тёзка в кроличью нору.
        Вслед за Максимом.

        ГЛАВА 17

        Глухие древесные кроны смыкались над головой подобно хищным зубьям стальной решетки. Воздух был наполнен напряженной тишиной кладбищенской ночи. Тишиной вязкой, тягучей, такой, что сковывает движения и заливается в горло.
        Почва под ногами мягкая и неустойчивая, как болотная топь - один неверный шаг и пиши пропало. Максим не без опаски потоптался на месте, с отвращением наблюдая, как липнет к подошвам ботинок эта смолянистая черная грязь, источающая зловоние.
        Он в нижнем мире. Снова.
        Только теперь это не проделки стажёра-предателя, а нечто другое. Макс не понимал, но чувствовал. Некую силу, настолько могучую, заставляющую все внутренности сжиматься и дрожать от страха.
        Рахманов опасливо заозирался, памятуя о прошлой встрече с одним из местных обитателей. Но ни крылатых, ни визжащих тварей поблизости не наблюдалось. Максим прошел от одного узловатого ствола дерева к другому и замер, уловив периферийным зрением какое-то движение. Грязь под ногами премерзко чавкала и хлюпала, и кто бы за ним тут не следил, передвигался этот кто-то совершенно бесшумно.
        Пройдя немного вперед Максим замер как вкопанный. В нескольких шагах от него, под одним из искореженных деревьев валялась та самая кукла-оберег, будь она неладна. Она лежала на боку, шляпка сползла и болталась на одних завязках, волосы разметались по черной жиже, но удивительно: на самой игрушке не было ни пятнышка.
        Пока Макс изумленно глазел на чёртову куклу, что-то - или, вернее, кто-то - совершенно бездумным образом просочился сквозь него, оставляя за собой пренеприятнейшее чувство морозящей прохлады. Он отпрянул, кажется, моргнул и в следующий миг увидел перед собой мужчину. Тот держал оберег в руках и задумчиво его рассматривал.
        Человек, которого он совсем не помнил и видел лишь на старых снимках. Напротив стоял Ярослав Чарныш.
        - Моя магия. Ты принес её сюда? - Ярослав поднял голову и внимательно посмотрел на него.
        - Я не приносил, она осталась там... в машине, - Макс рассеянно обернулся. Понятие «там» несколько расплылось вместе с границами двух миров. Шталь назвав его неучем, был чертовски прав. Знай Максим чуть больше, чувствовал бы себя намного увереннее, а не заикался, как юродивый детина.
        Чарныш был высок, выше Рахманова на целую голову. Крепко сложен и подтянут. Только вот выглядел каким-то помятым... потерянным. На светлой рубашке под стёганым длинным пальто запеклось большое бурое пятно крови.
        - Вы... вы призрак или видение?
        - Скорее воспоминание, - прозвучал не очень уверенный ответ. - Моя душа ей не досталась, а вот моя магия... Она жадна до чужой магии, как ты наверняка успел понять. Ты ведь Максим. Я прав? - Ярослав чуть склонил голову. - У тебя глаза Агаты. Ваше семейное сходство. - В голосе мага слышалась неподдельное тепло и грусть. - Ты повзрослел. Должно быть, много лет прошло. Мои чары спали?
        - Да.
        - Потому-то ты здесь. Видно, у меня ничего не вышло и культ по-прежнему существует.
        - Где здесь? Что это за место?
        - Её владения, - Чарныш неожиданно шагнул к нему. - Тебя ведь не убили?
        - Н-нет... - Рахманов на миг даже засомневался. Похлопал себя по карманам куртки, взъерошил волосы на макушке. Они с Крапивиной пытались сбежать... потом этот странный голос. Голос ли?.. Зов. А дальше провал.
        Алиса! Она осталась там совсем одна.
        - Как выбраться отсюда?
        Ярослав качнул головой, но вдруг замер. На сером бескровном лице отразилось некоторое изумление.
        - Она выбрала тебя... - пробубнил он себе под нос, но в окружающей тишине расслышать не составило никакого труда. - Ещё в ту ночь отметила, лишила магии, но не убила. - Чарныш приблизился вплотную, сунул ему в руки оберег. - Не поддавайся! Только избранный эфенди* Зло одолеет, если душой и помыслами чист.
        - Что это значит? Не понимаю.
        - Она идёт!
        Ветер дыхнул в лицо тленом. Собеседник просто растаял в воздухе. Испарилась и злосчастная кукла, но ободок кольца при этом слегка нагрелся.
        - Максим?
        - Алиса? - Рахманов обернулся и увидел растерянную подругу, стоящую между деревьев. Он подбежал к ней и заключил в объятья. - Как ты здесь оказалась?
        - Пошла за тобой, - она прижалась к его плечу.
        - Нам надо выбираться.
        Крапивина невидящим взором смотрела куда-то вдаль, потом запрокинула голову и взглянула на него.
        - Поцелуй меня, Максим.
        - Что?
        - Мне так страшно, - дрожащим голосом призналась она и провела губами по его щеке. - Так холодно. Я не могу потерять ещё и тебя. - В глазах подруги отражался какой-то странный нездоровый блеск.
        - Ты... не...
        Алиса сама поцеловала его. Настойчиво, требовательно, жадно. И что-то неправильное было в этом поцелуе, вульгарное, отталкивающее. Максим отстранился через силу, когда в легких совсем перестало хватать воздуха. Покачнулся, ощутив легкое дурманящее головокружение, и сглотнул вязкую горькую слюну.
        - Ты не Алиса, - он отступил, выставив вперед руки.
        Некто напротив улыбнулась, и Крапивиной совершенно не шла эта вызывающая порочная полуулыбка. Она тряхнула волосами, темные локоны упали на плечи и грудь. Посмотрела игриво, слегка насмешливо. Но вот только в зеркале души отражалась такая всепоглощающая пустота, что невольно хотелось развернуться и бежать со всех ног как можно дальше.
        - Я могу стать, кем пожелаешь. Мы будем вместе вечность и даже больше. Проси о чем хочешь, Максим, - её голос шелестел так убаюкивающе-мягко. Внутри поднималась волна блаженства. Хотелось слушать и слушать, закрыть глаза и поддаться...
        - Максим, не слушай её!
        Рахманов вздрогнул, очнувшись. Чуть поодаль стояла Алиса.
        Его Алиса!
        Нечто претворявшееся ею неестественно извернулось, издало шипение и Крапивина замера как вкопанная. Грязь под её ногами зашевелилась и поползла, вытягиваясь в длинных блестящих змей. На манер веревок они оплели лодыжки, обмотались вокруг туловища и рук и подобрались к самой шее. Алиса попыталась пошевелиться, но змеи-веревки затянулись сильнее.
        Макс кинулся было на помощь, но лже-подруга преградила путь. Глаза её сделались полностью чёрными, без намека на белок и радужку. Вкупе с кривой улыбкой и развевающимися волосами это производило неизгладимое впечатление.
        - Отпусти её!
        - Пойдем со мной, и всё что пожелаешь, будет исполнено, - демоница протянула руку ладонью вверх.
        - Макс, нет! - Закричала Алиса и черная змея сжала ей гордо, выдавив хрип.
        - Пойдём, - призыв, как сладкая песнь, вытесняющая из головы мысли.
        Внезапно всё вокруг окутала белесая пелена: липкая, холодная, тянучая. И он словно Одиссей, забывший залепить уши воском, вёл свой корабль прямо на скалы, на верную гибель. И какой-то частью своей души Максим радовался этому и даже протянул руку, чтобы вложить в раскрытую ладонь влекущей его Сирены.
        Тепло от кольца переросло в настоящий жар, и внезапная боль отрезвила затуманенный рассудок. Растаяла белая мгла.
        Власть - вот чего жаждала эта проклятая Тьма. И ради этой власти она обрекала на жестокие муки тех, кого считала лишь пешками в своей запутанной и злой игре.
        Он не пешка!
        - Нет!
        Рахманов сжал кулак и из раскаленного кольца снопом посыпались искры, соприкоснувшись с черной маслянистой грязью под ногами, вспыхнули огнем. Демоница заверещала, метнулась в сторону, а Максим, воспользовавшись этим, побежал к Алисе. Пламя золотым драконом разогнало могильный сумрак вокруг и упало защитным кольцом не позволив разъярённой демонице приблизиться.
        Крапивина смотрела на него широко раскрытыми глазами, боясь даже шевельнуться. Недолго думая, он дрожащей рукой схватился за веревку-змею. Та зашипела неистово и стала рассыпаться горящими лоскутами. Завоняло горелым мясом... гнилым горелым мясом.
        Рахманов подхватил Алису, не позволив ей упасть. Она вцепилась в него мертвой хваткой.
        - Здесь твоя магия, - хрипло выпалила Крапивина, и закашлялась. - В этом месте, - Алиса осмотрелась по сторонам, - и не только твоя. Кольцо-талисман черпает её.
        Может кольцо что-то и делало, но Максим совершенно точно не имел к этому никакого отношения. Камень в оправе из черного давно стал красным с глубокими темными прожилками, и он пульсировал. Прислушавшись Рахманов понял, что фамильная реликвия отзывается на каждый удар его сердца.
        - Чувствуешь? - Алиса стиснула его локоть.
        Макс неопределенно мотнул головой.
        - Ты можешь вытащить нас отсюда?
        - Мои силы тут не работают, - выдохнула она. - Но ты же не маг и не человек, ты... ты... можешь взять силу отсюда - она по праву твоя, и использовать против неё.
        - И как, по-твоему, можно победить демона?
        Крапивина стушевалась, пожевала губу. Она всегда так делала, когда очень нервничала, а ещё хмурила лоб.
        - Царь Соломон заключил демонов в медный кувшин, - и добавила, пожав плечами: - Есть такая легенда.
        - И где нам взять кувшин?
        - Подойдёт любой зачарованный предмет... Надеюсь.
        Рахманов беспомощно осмотрелся. Откуда тут взяться чему-то? И осекся. Под стволом дерева, оказавшегося с ними в огненном круге, сидела, словно дожидаясь своего часа вездесущая кукла. Но в этот раз вместо затаенного страха и отвращения к оберегу Макс испытал невероятное облегчение.
        - Как та кукла, например?
        Алиса округлила глаза.
        - Откуда она здесь?
        - Долгая история, - он взял игрушку, так же прилежно, как до этого Мартин. Расправил задравшееся платье и спутанные локоны.
        За линией огня бесновалось демонское отродье. Она сбросила чужую личину и превратилась в бесплотную тень, пытавшуюся прорваться через преграду.
        - Что нужно делать?
        Ответить Крапивина не успела. Огонь вспыхнул, взвился вверх и потух. От смрада горящего капища скрутило желудок, а желчь загорчила в горле. Сорвавшийся ветер заскрипел высохшими ветвями деревьев и протяжно завыл где-то в вышине.
        Удар, пришедшийся в грудь, был настолько сильным, что Макс услышал, как хрустнуло ребро (или даже не одно), а затем игла боли прошила спину. Врезавшись в дерево, он сполз на землю и зажмурился, перед глазами мельтешили точки и красные круги. Кажется, кричала Алиса.
        Мелькнула мысль, что оберег из куклы так себе защита. Он всё ещё сжимал её в руке и успел прижать к себе, когда тварь, теперь больше напоминавшая гигантскую черную кошку, сиганула к нему.
        Время остановилось. Оно текло по жилам, секундами и минутами, очерчивая строгий лик циферблата, и требовалось действовать прежде, чем оно утонуло бы в здешнем болоте, погребая под собою последние клочки надежды на спасение.
        Демоница так и замерла в прыжке, застыли и брызги черной грязи. Дышать стало совсем невыносимо, будто в воздух выпустили отравляющий газ. Оберег превратился в сгусток сияющего белого света, а из кольца, подобно щупальцам, хлынули огненно-красные нити. Они оплели сияющий шар. Бестия страшно заверещала. Это был жуткий ледяной гул, который скребет по костям, как лязг железа, только такое железо не выковать ни в одной кузне. Почти ослепленный и оглушенный этим зрелищем, Рахманов мало что мог различить.
        - Максим!
        Он отполз в сторону, столкнувшись с Алисой, обнял её и они едва успели отвернуться, прежде чем все вокруг затопил невероятно яркий свет. Словно взорвалась сверхновая и погибла, сгорев дотла.
        Когда все стихло, Макс, превозмогая боль, поднялся и помог Алисе.
        Обгоревшая кукла валялась неподалеку и выглядела она еще более жутко, чем до этого. Вместо стеклянных глаз зияли черные пустоты, а на месте затертого рта скалилась пасть полная острых мелких зубов. Грязь вокруг нее запузырилась, будто в кипящем котле.
        - Что Царь Соломон сделал с кувшином?
        - Выбросил в озеро, - неуверенно отозвалась Крапивина, - а потом его нашли Вавилонские жрецы.
        - Будем надеяться, что здесь её никто не найдёт, - выдохнул Макс, наблюдая, как черная булькающая жижа затягивает куклу в свой плен.

        

        [*] форма вежливого обращения к мужчине в Турции.

        ГЛАВА 18

        Дарий ничуть не жалел о том, что отпустил Алису. Ей и так тяжело пришлось. Сначала обнаружить, что напарник её предал, затем понять, что тот всё же на её стороне, и сразу после потерять его. Пережить такое и более опытному сотруднику МН было бы нелегко. Учитывая, что чувства Олега к ней были не только дружескими, что ни для кого из офиса не являлось секретом.
        Шаги Мартина Княжевич услышал не сразу. Тот двигался медленно, остерегаясь. Странно, что не ушёл. Не то, чтобы Дарий был в этом уверен, однако подозревал, что подобный вариант возможен. Уж кто-кто, а Шталь не из тех, кто первым, рискуя жизнью, бросается на амбразуру. Расчётливость у него в крови. И разумный эгоизм, помогающий выживать там, где другой бы сломался.
        Воспоминания о том, как они познакомились, никогда не уходили, и Княжевич не сомневался, что Мартин тоже помнил то место и те дни так, словно всё было вчера.
        - Дарий Княжевич!
        Он выходит из строя. Видит себя в зеркальной стене. Взъерошенные тёмно-русые волосы, насупленные брови, синие глаза (незаметно, что заплаканные). Сжимает руки в кулаки. Вздёргивает голову и смотрит в глаза человеку за столом.
        - Слышал о специализациях? - спрашивает человек. У него большие пухлые руки, в которых он вертит карандаш. - Кем хочешь стать?
        - Боевым магом, - отвечает Дарий.
        Человек кривит губы.
        - Все вы тут... боевые.
        Для измерения ступени магии нужно взять пробу крови. Обычно в таких случаях говорят, что это будет не больно, но сейчас никто ничего подобного не произносит. Приходится убеждать в этом себя самостоятельно. «Как комарик укусит - и всё», - мамины слова. Но сейчас не надо думать о маме, нельзя.
        Его руку просовывают в какой-то небольшой аппарат, через секунду Дарий чувствует укол в подушечку пальца и зажмуривается. Больно, но хотя бы быстро. Возвращаясь в строй, он украдкой засовывает палец в рот.
        Сразу после него вызывают следующего.
        - Мартин Шталь!
        Тишина.
        - Мартин Шталь!
        Тот шагает вперёд медленно, с видом наследного принца, выходящего к придворным. Во всяком случае, именно такими они представляются по сказкам. Надменный взгляд, светлые кудри, безупречная осанка. Глядя на него, Дарий тоже невольно выпрямляется. Да и не только он.
        Начальная школа здесь почти ничем не отличается от той, в которую он уже начал ходить. Такие же парты на два человека, перепачканная белым мелом доска, гладкий пол, на котором можно кататься, как на льду. Только на окнах решётки, и это делает класс похожим на тюрьму, которую Дарий видел в кино.
        Учителей не очень много. Они показывают, как писать буквы и складывать их в слова, как слагать и вычитать цифры. Всё это Дарий уже знает, поэтому и зевает на уроках. Зато рисование ему нравится. Пока они, склонившись над альбомами, водят карандашами по белым листам бумаги, учительница читает им вслух что-нибудь интересное.
        Дарий понемногу привыкает. Дни наполнены уроками, беготнёй по коридорам и всевозможными шалостями в те минуты, когда за ними не следят. Кормят здесь тоже неплохо, даже дают добавку.
        По ночам гораздо хуже. Поскрипывает пол, ветки, проникая за решётки, царапают стёкла, завывает ветер. За всеми этими звуками мерещится что-то другое. Оно прячется совсем рядом и терпеливо ждёт, когда поймает его. Как будто они играют в прятки, и то, что скрывается в темноте, уже знает, где он спрятался.
        А ещё есть Мартин Шталь. Им досталась одна кровать, так что он спит прямо над Дарием. Когда сосед сверху ворочается во сне, кровать начинает скрипеть, а временами даже качается. Иногда Мартин делает это специально. Будь его воля, он бы, наверное, попрыгал на кровати, но это невозможно, потому что так он треснется о потолок. Дарий, конечно, ничуть не возражает против того, чтобы Мартин разбил свою кудрявую голову. Ему, если уж совсем по-честному, тоже хочется спать на верхнем ярусе, но все места уже заняты, и меняться им не позволяют.
        И, даже если бы разрешили, то кто бы захотел делить кровать с Мартином?
        Однажды вечером Дарий не выдерживает, встаёт, забирается на середину лестницы, хватает Мартина за ноги и стаскивает с кровати. Тот дёргается и пытается удержаться, но цепляется за одеяло, и оно падает с ним. Вернее, они падают вместе - Мартин, Дарий и одеяло, которое смягчает столкновение с полом. Они путаются в собственных руках и ногах и, не обращая внимания на уже набитые при падении синяки, начинают драться. Кто-то из соседей по комнате кричит, кто-то бежит за воспитателем, остальные окружают их и подбадривают, как зрители на боксёрском ринге.
        Только это не слишком похоже на спортивное соревнование и куда больше напоминает бой без правил.

        После драки Мартина переселяют в другую комнату. Спустя недели две между ними воцаряется шаткий мир. Дарию кажется, что это ненадолго.
        Время здесь идёт слишком медленно. Примерно так же, как тогда, когда болеешь. Наступает зима, которая кажется бесконечной. Холодно даже в комнате, одеяло не спасает. Часто по ночам снег с грохотом падает с крыши, заставляя просыпаться, смотреть в темноту, прислушиваться к звукам, а затем зажмуривать глаза и снова пытаться заснуть.
        Дарий знает, почему он здесь, хотя не может понять всего до конца. Иногда пытается, но не получается. Почему эти люди считают, будто смогут воспитать его и остальных правильнее родителей? Вот уж глупость несусветная. Разве где-то может быть лучше, чем дома?
        Конечно, он и сам провинился. Позволял себе то, что разрешают только взрослым. Не рассчитывал свои силы, как будто что-то щекотало его изнутри и подстрекало. Сказали, что это магия просыпается. Но разве он уже недостаточно наказан за это? Когда же можно будет вернуться домой? Сколько ещё ждать?
        Появление Ярослава положило конец пребыванию в приюте для детей с магическими способностями. Одному из тех, что работали под ведомством Инквизиции. Так у Дария появилась новая семья - человек, который стал для него путеводной звездой, ориентиром во мраке, тем, на кого хотелось равняться.
        Мартину повезло меньше. Самые близкие его родственники, хоть и были живы, от него отказались. Публично заявили, что отрекаются от сына. Однако имущество их он всё же получил, оказавшись единственным наследником. Позже - когда уже оканчивал школу.
        А в Университете Магии Княжевич и Шталь встретились снова. И неожиданно даже для самих себя стали друзьями. Но затем их пути разошлись снова - когда один, как и мечтал, поступил на работу в Магический Надзор, а второй выбрал скользкую дорожку охотника за артефактами.
        Наверняка в фильме из этого сделали бы сентиментальную историю, но фантазия у жизни куда богаче, нежели у сценаристов.
        Голос Мартина отвлёк от воспоминаний.
        - Где остальные? - поинтересовался он.
        - Крылов погиб. Крапивина и Рахманов... Я велел им спасаться.
        - А сам решил рискнуть жизнью? Ожидаемо, - хмыкнул Шталь, отряхивая руки. - Демоны, ненавижу практиковать целительство...
        - Ты что, пытался кого-то вылечить? - удивлённо приподнял брови Дарий.
        - Да встретил тут Горностая. Он малость поранился. Искал свою дочь. Ту, что, возможно, ещё не встретилась с сестрой. Жалкое зрелище.
        - Нам нужно её вытащить! - Княжевич огляделся, хмурясь и стараясь отделаться от странной тревожащей мысли о том, что уже может быть поздно. - Ты со мной?
        - Дай подумать... - Мартин спрятал руки в карманы. - Жить мне ещё не надоело, но как-то не по душе тот факт, что кто-то в этом городе хуже меня.
        * * *
        - Все двери законопачены, я уже проверил тут каждый угол. Эта тоже не поддаётся, - побитое термитами и временем дерево с зазорами в два пальца выглядело непроницаемой преградой. По его скромным прикидкам и тому, как зудел затылок, там как раз творилась какая-то х... магия. А ещё серой воняло, и стояла зловещая тишина. Не так Шталь представлял себе шабаш.
        - Вместе у нас получится её снести, - Княжевич приложил руку к двери.
        - А дальше что? Попросим их принять нас в свой клуб?
        - Каждая секунда промедления, может стоить Анастасии жизни!
        К демонам всё!
        - Прикрывай!
        Куда проще крушить и ломать, чем созидать и исцелять. Старое прогнившее дерево, не выдержало магического натиска с обеих сторон и разлетелось в щепки. Но вместо сопротивления их встретила пустота, в которой застыло само время.
        Часовню культ облюбовал давно. Простая и незатейливая, и никаких зодческих изысков в её фасаде не было и в помине. Парочка уцелевших острых пентаклей, нервюрные своды над тремя узкими нефами, скоромные витражи, своей красотой и сложностью рисунка явно далекие от кафедральных. Ничего здесь не напоминало о воскресных службах, исповедях и прочей церковной суете, даже символы веры отсутствовали. Вот и главное помещение предприимчивые сатанисты благоустроили на свой вкус. В центре - алтарь, укрытый кроваво-красным атласом. Гобелены разных эпох и от разных культур, восхваляющие ту, у кого бесчисленное множество имен и обличий. Память услужливо подкинула образ с картины, что давно хранится у него: дева в белом одеянии - мать всех демонов.
        Фигуры в черных балахонах застыли, напоминая декорации в кукольном театре. Сейчас выйдет мастер-кукловод, потянет за ниточки, и фигуры оживут. Мартин помахал рукой перед лицом мага, стоявшего рядом. Глаза стеклянные, зрачок расширен. Он толкнул бедолагу в плечо, но то не шелохнулся. Будто каменное изваяние.
        - Видел когда-нибудь подобное?
        В ответ послышался тихий всхлип, и Дарий опрометью рванул к алтарю. Настя, как показалось сначала, вовсе не превратилась в восковое изваяние, а тихо лежала, пригвождённая к каменной плите.
        - Всё в порядке, мы поможем, - защитник сирых и убогих - вот кем всегда был Княжевич, таким и остался. О себе старый друг думал в последнюю очередь, если вообще думал. Даже люди к нему тянулись, вот как Анастасия. Повисла у него на шее и принялась рыдать в голос, заливая слезами рубашку.
        Мартин смахнул с рукава пальто невидимую пылинку и приблизился. Пока Дарий успокаивал даму в беде, он осматривал каждого из присутствующих культистов. Прошел мимо Влада и остановился рядом с тем, кто стоял на коленях у подножья алтаря, а напротив него, на ступеньку повыше - кубок, на поверхности которого клубилась белёсая дымка.
        - Виктор, полагаю, - Мартин бесцеремонно сдернул капюшон с Крылова-старшего. - какое неприятное знакомство.
        - Ты можешь рассказать, что здесь произошло? - мягко обратился Дарий к несостоявшейся жертве.
        - Сначала Олег... потом появился этот вот, - кивок в сторону стажёра Авдеева, - приволок сюда, а вот он, - девица вперила полный праведного гнева взор в Виктора, - главный у них. Сказа... сказал, что скоро я встречусь с сестрой, - и снова рыдания.
        Шталь опустился рядом с Крыловым. Заветный артефакт стоял так близко. Стоило лишь протянуть руку.
        - Мне знаком этот взгляд, - подал голос Княжевич. - Даже не думай. Кубок заберут инквизиторы.
        Мартин расщедрился на самую широкую улыбку, какая только была в его арсенале.
        - Если бы я собирался продать душу, боюсь, демонский таможенный контроль она бы не прошла, - маг склонил голову к плечу и добавил задумчивее: - Разве что карму перед этим можно почистить.
        - Мартин, - угрожающе прорычал Дарий, и девушка испуганно икнула.
        - А ты думаешь, почему я ввязался во все это? По доброте душевной? Кубок - мой гонорар. Так что извини, дружище. Я уже несколько раз все обдумал и решил. Себе можешь оставить благодарности её папаши.
        Лучше уж надорваться, наплевав на все и сдохнуть богатым старцем-властолюбцем в собственной золотой ванне, чем упустить драгоценную возможность избавиться от всех проблем одним махом.
        Вопль и взметнувшийся столб пламени заставили магов сбавить обороты. Один из культистов, что стоял ближе к стене, просто самовоспламенился. Красно-рыжие языки пламени сожрали бедолагу в считанные минуты, заполнив зал тошнотворным сладковатым запахом горелой плоти. Едва затих его крик, как ещё двое занялись пламенем.
        - Демоны! - выругался Княжевич.
        - Ты как всегда прав, дружище, - Мартин брезгливо схватил Виктора за подбородок. Его глаза в отличие от соратников, были полностью черными. - Их что-то держит, вернее кто-то. И держит не просто так, все они связаны. Она забирает их силы, питается ими. Этих вон уже до капли выпила.
        - Связь нам не разорвать, - Дарий оставил Анастасию и подошёл к Владу.
        - Невелика потеря, - пожал плечами Шталь, доставая из кармана платок, чтобы вытереть руку.
        - Хочешь закончить так же, как они? - вдруг вызверился он.
        - Тебе всё равно не понять, - спокойно отмахнулся Мартин.
        - Что бы ты там не задумал, есть множество других путей!
        - Нет других путей, Дарий! Думаешь, я не проверял, не искал? Одна мысль о демонской твари вызывает у меня отвращение, но...
        Шталь махнул рукой, расправил платок и повернулся к артефакту, но даже шагу ступить не сумел. Виктор внезапно ожил, схватился руками за горло и захрипел. В кубке булькнуло, чавкнуло, и чёрная смола потекла через край. Мартин успел вовремя отступить, но не сводил взгляда с Крылова. На лбу у того появлялся знакомый символ - круг с затейливо вписанными в него знаками. Её клеймо.
        - Проклятый мальчишка! - взревел не своим голосом глава культа.
        Дарий кинулся к нему, повалил на пол и скрутил руки за спиной.
        - Виктор Крылов, от имени Магического Надзора и Инквизиции, вы заключены под стражу до выяснения обстоятельств и вынесения приговора.
        Загорелись ещё двое и под их обезумевшие, полные агонии вопли раздался звук, от которого у Мартина все внутри оборвалось. Кубок, переполненный черной болотной жижей (на деле ему совершенно не хотелось знать, что то была за дрянь), с характерным хрустом раскололся на части.
        - Это всё он! Он! Мальчишка Рахманов, - Виктор попытался вырваться, но Дарий сильнее припечатал его к полу. - И ты-ы-ы. Я знаю тебя. Я скормил твоего опекуна Госпоже. Он умолял меня о пощаде, плакал, чтобы я пощадил и тебя. Нужно было раньше прийти за тобой.
        Немного ошарашенный самоликвидацией ценнейшего артефакта, Мартин не сразу заметил, что Княжевич выбивает из Виктора последний дух. В ушах стоял звон, вопли уцелевших и пришедших в себя культистов. У каждого на лбу алело клеймо. Похоже, теперь им придется учиться жить без магии или наложить на себя руки, если будет совсем невмоготу.
        - Эй-эй-эй! Оставь его! - Шталь с трудом оттащил друга от распластанного на полу в луже собственной крови Виктора. - Всё кончено!
        - Что здесь происходит? - В зал ворвался Фогль с несколькими боевыми магами и инквизиторами. Последние тут же кинулись к выжившим участникам шабаша.
        - Аркадий! - не без издёвки воскликнул Шталь. - Вы как раз вовремя.
        - Нужно найти Максима и Алису! - Дарий вырвался из его захвата и, перешагивая через обгоревшие тела, направился к дверям.
        Мартин же сунув руки в карманы, с досадой взглянул на черепки - всё, что осталось от артефакта, затем на
        Настю, которую взяли в оборот сотрудники МН.
        Больше ему здесь ловить нечего.
        * * *
        Дарий на мгновение остановился, прислушиваясь. Хотелось поскорее покинуть сие негостеприимное место. Он надеялся, что Крапивина и Рахманов уже успели это сделать, но что-то подсказывало - эта парочка стоит за представлением, развернувшимся у алтаря и припадком Виктора Крылова.
        Сбитые костяшки ещё саднили, но злость прошла, схлынула как вода во время отлива. Осталось только чувство удовлетворения и удивительной свободы. Груз, висевший на его плечах с юности, после исчезновения Ярослава больше не тяготил. Страшной тайне пришел конец, загадки разгаданы, а злодеи получат по заслугам. Он за этим проследит со всей тщательностью.
        Крапивина и Рахманов нашлись неподалеку от того места где он их и оставил. Они ничком лежали на полу. Дышали. Но не шевелились. На телах обоих не было ни ран, ни следов крови.
        Сцепив зубы, Княжевич протянул руку, коснулся холодной кожи на шее Алисы. Пульс бился так, словно она пробежала марафон. Спустя несколько секунд ресницы девушки дрогнули, она пошевелилась и приподнялась на руках, неверяще глядя ему в глаза.
        - Всё закончилось? - с надеждой спросила она.
        - Закончилось, - ответил Дарий, ощущая невероятное облегчение. - Там Фогль подоспел. В кои-то веки почти вовремя.
        На её губах промелькнула улыбка, тут же сменившаяся мгновенным испугом.
        - Макс!
        - Да жив он, жив, - успокоил её Княжевич. - Тоже в отключке. Что с вами произошло?
        - Ты не поверишь!
        - Сейчас меня уже, кажется, ничем не удивить.
        Крапивина пересказала все, чему стала свидетельницей, взахлёб - так, словно сама до конца не могла осознать, с какой мрачной силой им довелось схлестнуться. Дарий успокаивающе коснулся её руки, привлёк к себе. Она доверчиво опустила голову ему на плечо.
        - Больше никто не завладеет этой тёмной магией, - поглаживая Алису по волосам, заверил он.
        Княжевич поморщился, припомнив неприятный инцидент со Шталем. Но артефакт уничтожен, и потому можно было спать спокойно. Загребущие руки его давнего друга уже не доберутся до этого проклятого кубка. А после ему предстоит непростой разговор с Мартином о том, во что он вляпался на этот раз, если был готов поступиться всеми своими принципами.
        Рахманов пришёл в себя спустя десять минут, показавшихся целой вечностью. Медленно и с таким видом, точно у него одновременно разболелись все зубы. Видно, тяжко ему пришлось.
        - Эй, я уже ревную, - проворчал он, и Алиса тут же бросилась к нему.
        - Не самое подходящее место, - хмыкнул Княжевич, поднимаясь на ноги. - Нам ещё придётся писать обо всём этом отчёты. Но сегодня можно и отдохнуть.
        - А я бы не отказался выпить, - добавил незаметно подкравшийся Мартин Шталь.

        ГЛАВА 19

        Два месяца спустя.
        - И вот здесь тоже подпиши, - дядя сунул ему под нос ещё одну бумажку. - Вот и отлично. Не забудь, что вечерние занятия в Университете Магии проходят в понедельник, четверг и пятницу.
        Максим закатил глаза. Язык чесался съязвить: «А не поздновато ли мне поступать в местный Хогвартс?»
        Дотошность Фогля в последнее время начинала выводить его из себя. Дядю словно подменили, он носился с ним как с писаной торбой. Поучал, наставлял, постоянно выпытывал что-то о его состоянии и не беспокоят ли вновь обретенные способности. Словно все эти годы не считал изгоем и белой вороной в семье.
        - Маг без специализации с огромным потенциалом. Тебе ещё многому предстоит научиться, мой мальчик, - не уставал причитать Аркадий, чем злил только сильнее.
        - Теперь-то я могу идти?
        - Конечно-конечно, Максим, - закивал дядюшка, убирая документы в папку-скоросшиватель.
        Покинув кабинет начальника Магического Надзора Рахманов облегченно выдохнул. Проходя через офис, Макс ощущал пристальное внимание окружающих. Слухи о произошедшем два месяца назад разлетелись по Городу стаей испуганных птиц и с тех пор обросли домыслами и немыслимыми сплетнями. В прессе полоскали имя семьи Крыловых, основателя МН, из-за нехватки сведений строили безумные теории. И сенсация! Возвращение дара Максима. Стоит упомянуть, что дядюшка поучил премию за раскрытие культа и поимку всех его членов.
        Но от Рахманова также не укрылось, что многие стали сторониться его, поглядывать с опаской. Словно он бомба замедленного действия: неизвестно, рванёт ли, а если рванёт, то когда и что тогда будет?
        Признаться, он и сам ещё не мог свыкнуться с вновь обретенным даром. О нём напоминало только кольцо с пульсирующим красно-чёрным камнем и нечто могучее, поднимающееся изнутри, разбавляющее кровь огнём. К счастью, ничего непоправимого это за собой не влекло, ведь он не истеричная девица и не подросток в период полового созревания. И, тем не менее, некоторые считали его опасным.
        В коридоре Макс столкнулся с явно припозднившемся на работу Княжевичем.
        - Дай угадаю: Фогль продолжает играть в заботливого дядюшку? - по-доброму усмехнулся Дарий и протянул руку.
        - Угадал, - нахмурился Рахманов, ответив на рукопожатие.
        - Нравится или нет, но отныне к тебе будут проявлять повышенный интерес.
        Слова Дария настроения не улучшили.
        - Я привык быть не таким, как все, - почти всю жизнь Макс учился жить без магии и избегать общества, считающего его изгоем. Теперь же, влившись в это общество, он ходил по тонкому лезвию и в любой миг мог стать изгоем с припиской «опасный».
        - Может, зайдёшь? - Княжевич распахнул дверь в свой кабинет.
        Рахманов принял предложение с удовольствием и даже не стал отказываться от кофе. Он давно собирался поговорить с Дарием о том, что случилось в нижнем мире. Про Ярослава Максим не рассказывал никому, кроме Алисы, и чувствовал за собой вину, что не поделился этим с тем, кому Чарныш приходился семьёй.
        Княжевич выслушал его с непроницаемым лицом.
        - Магия отзывается на магию. Ты увидел фантом, потому что некогда тебя касалась его сила, и кукла как оберег тоже привязалась не просто так.
        Заметив его недоумение, маг снисходительно улыбнулся:
        - Это все равно, что высыпать на стол металлическую стружку и провести над ней магнитом.
        - Хочешь сказать, что я как магнит?
        - Ты быстро учишься.
        Рахманов задумчиво покрутил кольцо на пальце, выдохнул и сел ровнее.
        - Ну, а кольцо? Я ведь мог и не взять его с собой в тот день.
        - Тогда тебе бы пришлось несколько сложнее. Считай это удачным стечением обстоятельств, провиденьем, если хочешь. Видишь ли, амулет пропускает магическую энергию, помогает направить её в нужное русло, но не более. Ты бы все равно получил то, что по праву твоё, когда оказался в том месте. Ты впитал магию подобно губке. Пусть нам до конца и не понять всего что произошло. Таких прецедентов ещё не случалось.
        Макси почесал бровь.
        - То существо... демоница. Она затянула меня в свои владения, совсем не опасаясь, что я могу применить силы.
        - Для демонов мы все одинаковые. Они играют на наших страхах, желаниях, маленьких слабостях. Ты же устоял против её напора и обратил дарованную вновь магию против. Мало кто сумел бы так же.
        Об этом ему уже говорила и Алиса.
        - Кстати, - резко сменил тему маг и вытащил из ящика стола знакомый конверт с приглашением, - доставили вчера. Благодарю за приглашение и поздравляю.
        - Будем рады тебя видеть, - Рахманов поднялся и протянул руку, прощаясь.
        После беседы с Княжевичем Максим почувствовал некоторое облегчение и расстался с муками совести из-за недосказанности.
        Лето выдалось прохладным и дождливым, но предстоящий день обещал быть погожим. Сладко пахло цветущими азалиями - раскинувшимися на клумбе у здания МН, - и недавно скошенной травой. Где-то в глубине вьющихся кустов стрекотали цикады, мягко шелестела листва, потревоженная теплым ветерком.
        Идиллию разрушила трель телефонного звонка. Максим выудил мобильный из кармана и принял вызов.
        - Слушай, дружище, - раздался на том конце провода голос Сергея, - я, конечно, понимаю, что ты теперь крутой маг и все дела, но я тебя тут уже битый час дожидаюсь.
        - Прости, задержался у дяди. Скоро приеду.
        Сергей ждал его в кафе, расположившемся тремя кварталами выше. До места встречи Рахманов доехал за пять минут.
        Друг как оказалось, не скучал, вовсю флиртуя с официанткой, которая подливала ему кофе. Девушка кокетливо улыбалась и строила в ответ глазки.
        Макс не стал ничего заказывать, и несколько расстроенная официантка удалилась, забрав грязные тарелки.
        - Ты как всегда умеешь испортить всю малину, - проворчал Сергей, провожая её взглядом.
        - Что мешает тебе взять её номер телефона?
        - А ничего не мешает! - с мальчишеским задором выпалил друг. - Но для начала интересно узнать, о чём столь важном ты хотел поговорить?
        - Я хотел попросить тебя быть моим свидетелем, - не стал ходить вокруг да около Рахманов.
        Собеседник успел вовремя глотнуть кофе, но всё равно закашлялся, и удивление сменилось радостью на его лице.
        - Спрашиваешь ещё! - он перегнулся через стол и похлопал Максима по плечу.
        Они немного посидели, обсуждая предстоящее торжество и недавние события.
        - Я так и не сказал спасибо, - Сергей поставил на блюдце пустую чашку, - крёстная чувствует себя намного лучше, чем прежде. Говорит, в этом твоя заслуга.
        После исчезновения демонской силы Снежана больше не жила затворницей. Магический Надзор взял её под свою опеку, а ещё она выступила с показаниями против Виктора Крылова и Влада. Именно стажер убил Марию той ночью, когда она вышла из его такси. Хладнокровно, без сожаления и промедления отдал в жертву потусторонней твари. Теперь же они все сами лишись дара. Зуб за зуб. В миг опасности, бестия вытянула до капли силы своих прислужников, чтобы защититься, но это её не спасло.
        Моей заслуги в этом не больше, чем всех остальных.
        Не будь там Алисы, он бы ни за что не справился, как и без Дария с Мартином. Последнему не стоит об этом говорить. Нечего тешить и без того раздутое самомнение охотника за артефактами. А ещё Олега. Он заплатил самую высокую цену - как за свои ошибки, так и за ошибки отца. Прощаться с Олегом тяжелее всего пришлось его матери и старшему брату Алексею, вернувшемуся в Город с семьей. О Викторе и его сыне они даже слышать ничего не захотели.
        Алиса рассказала, что Крылов-старший долго не проживет. Ярослав убил его, пожертвовав собой, а демоница вернула своего верного слугу, но когда не стало её самой и магии, Виктор начал сгорать подобно свече на сквозняке. Ещё пара месяцев и от него останется высушенная мумия. Поделом.
        Попрощавшись с другом, Рахманов поспешил в Университет Магии на самое первое в его жизни занятие.
        Этот день обещал быть долгим.
        * * *
        - Тебе очень идет, дорогая, - мама промокнула платочком влажные глаза.
        Людмила Сергеевна прилетела в страну первым же рейсом, как только узнала об их с Максимом свадьбе.
        Им удалось поразить всех (хотя, казалось бы, куда еще больше, после всего случившегося) заявив сразу о свадьбе, а не о помолвке, как это обычно принято. Было решено пригласить только самых близких, и не устраивать пышное торжество, созвав весь свет магического общества. Это им тоже долго будут припоминать. Но Алисе было все равно. Ей в свадебном салоне-то, уже становилось неловко, а как она себя чувствовала бы перед толпой незнакомых людей и представить страшно.
        Незнакомка по ту сторону зеркала ничем не напоминала обычную Алису Крапивину. Она смотрела на женщину с королевской осанкой, в платье, подчеркивающем каждый изгиб фигуры. Белоснежный тяжелый шелк и кружево, ничего лишнего. Юбка как русалочий хвост, расходилась от колен и шлейфом стелилась по земле.
        Мама была права, ей и правда шло платье. Просто удивительно шло.
        - Примерьте эти туфли, - девушка-консультант подала белые лодочки на невысокой шпильке.
        - Ты настоящая красавица, - снова рассыпалась в комплиментах мама.
        Алиса неуверенно улыбнулась. За последнюю неделю она провела с родительницей больше времени, чем за всю жизнь и казалось бы, должна злиться на нее. Но все детские обиды, словно смыло волной отлива. Последние события научили Крапивину главному: нужно наслаждаться каждой минутой рядом с родными и близкими, ведь следующее мгновение может стать последним.
        Людмила Сергеевна подошла и стянула с ее волос резинку. Тяжелые каштановые локоны рассыпались по обнаженным плечам. Алиса не удержалась и обернувшись обняла мать.
        - Спасибо что приехала.
        - Разве я могла иначе? - всхлипнула она. - Мне так совестно, что я оставила тебя, и не была на твоей помолвке тогда и... ох, прости.
        - Все хорошо, - Алиса погладила маму по плечу и вновь повернулась к зеркалу.
        С распущенными волосами действительно лучше. Где-то здесь она видела диадему, которая отлично впишется в образ.
        Консультант уже сама обо всем догадалась (вот что значит профессионал) и принесла украшение. Подошло идеально. Камни переливались в солнечном свете, льющемся в панорамное окно примерочной.
        - Рахманову очень с тобой повезло.
        - Это мне с ним повезло, мам, - и улыбнулась своим мыслям.
        Разве могла она представить, что возвращаясь в Город все сложиться именно так? Говорят продуманность и отсутствие спонтанности - враг романтики. Что же, нельзя было не согласиться. Спонтанности в их жизни в последнее время было предостаточно, как романтики. Отныне хотелось рутины и покоя, чтоб все как у людей.
        Платье было решено немного подшить. Швея в салоне подобрала подол иголочками, расправила складки и пообещала подобрать фату из органзы и кружева к следующей примерке.
        Мама, заручившись поддержкой родителей Максима, взяла на себя всю подготовку к торжеству и не желала слышать никаких возражений. Впрочем, отбивалась Алиса вяло и вскоре смиренно приняла помощь. Сказать по правде она не представляла, как справилась бы сама. Она была очень далека от всего этого. Лучше уж раскрыть ещё один культ и спуститься в нижний мир к демонам, чем решить, как рассадить гостей за праздничным столом.
        - Это моя вина, что ты выросла такой серьезной, - покачала как-то головой Людмила Сергеевна.
        Возможно, и все же Алиса не представляла, что может быть какой-то другой, отказаться от работы в Магическом Надзоре и посвятить свою жизнь светским раутам. Она поежилась, уж очень ярко увидела себя среди рафинированных барышень в салоне красоты изнывающих от скуки и перемывающих косточки оппоненткам. Мама, выйдя замуж во второй раз и переехав в Европу, влилась как раз в такую жизнь. Но ей нравилось.
        - Не переживай, - она накрыла её руку своей, - в этом моя суть.
        - Главное чтобы ты была счастлива, - снова прослезилась Людмила Сергеевна.
        - Я счастлива
        Совершенно точно!
        - Кстати, - спохватилась мама, когда они покинули свадебный салон. - Я разговаривала с Джорджем, и мы хотим, чтобы вы с Максимом приехали к нам в гости поле свадьбы. Свадебное путешествие - наш подарок и извинения, что Джордж не смог приехать.
        - Мам, не стоило...
        - Глупости. Вам нужно отдохнуть, после всех тех ужасов. Я читала газеты, Алиса. Это же кошмар! Мы еще поговорим об этом, ты не должна подвергать свою жизнь такой опасности!
        Алиса закатила глаза.
        - Всё в порядке, мам, правда. Пресса приукрашивает события, поверь мне. Работа у них такая. А моя работа помогать людям. Кстати, - Крапивина взглянула на часы и засуетилась, - мне нужно встретиться кое с кем, так что увидимся вечером и обсудим свадебное меню, как ты и хотела.
        Людмила Сергеевна нахмурилась, поправила яркую крепчающую шляпку и кивнула.
        - До вечера, моя дорогая.
        Поцеловав мать в пухлую щеку, и усадив её в такси, направилась к своей машине.
        * * *
        - Доброе утро! - Настя Горностай натянуто улыбнулась и протянула Алисе руку. - Как поживаете?
        - Хорошо, но разве мы не перешли на «ты»? - Крапивина заняла место напротив, и расторопная официантка тут же положила перед ней меню кофейни. - Хотела отдать лично.
        Она протянула девушке конверт с приглашением на свадьбу.
        - Поздравляю! - Настя погладила гладкую бумагу. - А я навещала отца в темнице. Кажется, он действительно раскаивается. И очень благодарен за то, что инквизиторы не лишили его магии.
        - Благодарить нужно не меня, - вздохнула Алиса. - Я даже в суде не выступала - всё взял на себя Дарий. Только составила отчёт.
        - Ты никогда не жалела о том, что выбрала эту работу?
        - Нет. Теперь уже совершенно точно нет.
        Крапивина сказала это с уверенностью, которую ощущала так, словно родилась с этим знанием. Она знала, что находится на своём месте. И что рядом с ней тот, кто был, есть и всегда будет по-настоящему её человеком. Может быть, он не идеален, но для неё лучший. Как и работа, порой имеющая ненормированный рабочий день.
        Расследование сложного дела закончилось. Негодяи получили по заслугам, к Максу возвратился магический дар. Вот только многих из тех, кто пострадал в этой истории, уже не вернуть.
        Мария Горностай... Агата Рахманова... Ярослав Чарныш...
        И Олег Крылов, навестить которого Алиса отправилась сразу же после встречи с Настей. Маленькое уединённое кладбище, печальные каменные ангелы, склонившие головы над могильными плитами. И имя на одной из них, которое она никогда не забудет.
        * * *
        - И куда ты меня везёшь? - с улыбкой поинтересовалась Крапивина.
        Макс забрал её прямо из офиса МН и пытался ни чем не выдать себя, до тех пор, пока они не свернули на трассу, ведущую из города.
        - Если я скажу, это перестанет быть сюрпризом.
        На самом деле он придумал всё это, пока скучал на занятии в Университете магии. Монотонный голос седовласого старика-профессора нагонял непередаваемую тоску. Рахманов изо всех сил старался не зевать и держать спину прямо, но получалось из рук вон плохо.
        - Вы меня не слушаете, молодой человек, - проскрипел над ухом уважаемый профессор.
        Максим вздрогнул, прогоняя одолевшую дрёму, и ощутил разом стыд, недоумение и раздражение. Перстень раскалился, будто его сунули в кузнечный горн. Стакан с водой, что стоял на краю стола, дзынькнул, в стороны разлетелись брызги и осколки.
        - Вот об этом я и говорил, - старик возвёл к потолку указательный палец, насупил лохматые брови. - Самоконтролю вам ещё учиться и учиться.
        И снова пустился в долгие и нудные объяснения. Рахманов старался слушать внимательнее и иногда записывать конспект, дабы в следующий раз нечаянно не взорвать профессора, когда тот попытается его разбудить. Но спустя минут двадцать почти абстрагировался от гипнотизирующего голоса и стал думать, как лучше провести вечер. В последние дни Алиса пропадала на работе, да и он сам крутился, как белка в колесе. Вот уже и стаканы взрывает. Нет, им совершенно точно требовался отдых.
        - Профессор Орлов очень уважаемый маг, - назидательно сообщила Крапивина, когда Макс рассказал ей о прошедшем занятии, чтобы как-то отвлечь. - Немного нудный, но очень хороший. Тебе повезло, что он взялся за твоё обучение.
        Рахманов ненамеренно скривился, чем только повеселил невесту.
        Ему нравилась обретенная сила, но вот хлопоты и то, как вели себя окружающие, заставляло порой жалеть о том, что нельзя вернуть этот дар туда, откуда он взялся. Поэтому приходилось учиться, стиснув зубы.
        За город выехали ещё засветло. Летом световой день длинный, так что Макс надеялся, что они успеют полюбоваться закатом. Алиса больше не мучила расспросами, видно, решив довериться ему полностью, и только улыбалась.
        Небольшое озеро - отличное место для пикника и отдыха. Они бывали здесь еще до её помолвки и отъезда. Много с тех пор воды утекло. Будто в прошлой жизни происходило.
        Немного проехав по ухабистой дороге, он остановил машину. Впереди за деревьями виднелась искрящаяся в лучах закатного солнца озерная гладь. Легкий ветерок шелестел листвой, приносил с собой запах сорных летних трав и вечерней прохлады.
        - Я захватил корзинку для пикника и пледы.
        - Ты основательно подготовился!
        Крапивина чмокнула его в щеку и, выскочив из машины, сладко потянулась на свежем воздухе. Максим достал из багажника вещи, приобнял невесту за плечи, и они неспешно направились к берегу.
        За беззаботными разговорами, смехом и уплетанием еды (есть хотелось зверски!) время пролетело незаметно. Когда совсем стемнело, Макс закутал Алису в свою куртку. Они сидели, обнявшись, и слушали стрекотание кузнечиков, плеск воды, уханье совы, притаившейся где-то на дереве неподалёку.
        Спокойствие проникало в лёгкие с каждым вдохом. Вечер, в самом деле, удался на славу.
        - Знаешь, что? - она прижалась спиной к его груди и откинула голову на плечо. - Я счастлива!
        Максим коснулся губами её виска и замер, зачарованный мгновением и бесценностью каждой последующей секунды.

        ЭПИЛОГ

        Фамильный особняк Рахмановых, который так и не удалось продать, стал их домом. Местом куда хотелось возвращаться снова и снова. После свадебного путешествия они первым делом занялись ремонтом старого особняка, в щелях которого давно завывали сквозняки, прохудились полы и перекрытия. Перебрали вещи, половина из которых без сожаления отправилась на мусорную свалку, и купили новую мебель.
        Тяжелый груз из воспоминаний давно остался позади: чтимые, но отныне не причиняющие той терзающей боли. Так призраки прошлого становятся ангелами-хранителями настоящего.
        - Папа, папа!
        Маленькая непоседа едва не сбила его с ног, когда он открыл дверь. Максим подхватил её на руки и закружил. Звонкий смех дочери оказался настоящей наградой в конце тяжёлого рабочего дня.
        - Ты хорошо сегодня себя вела?
        - Я помогла маме с ужином, а ещё мы читали «Историю магии», - со всей важностью доложила малышка.
        - Это очень серьёзная книга, - кивнул Макс, картинно нахмурив брови.
        - Дядя Дарий сказал, что я должна прочитать её всю, а ещё другие книжки, чтобы поступить в Университет Магии.
        - Ну, дядя Дарий знает, о чём говорит, - согласился он.
        - А ещё, а ещё, - она нетерпеливо заерзала у него на руках, - я теперь тоже могу колдовать!
        - Вот как?
        - У меня всамделишно получается. Смотри!
        Девочка зажмурилась, смешно сморщив лоб и носик. Обычно эта игра всегда заканчивалась тем, что Максим немного помогал ей, и на гостиную мог обрушиться дождь из конфет или мыльных пузырей. Всё это вызывало неподдельную детскую радость, но дочка не оставляла попыток сотворить подобное самостоятельно.
        Рахманов приготовился вновь подыграть, но что-то произошло. Магия отозвалась на магию, в груди разлилось тепло, и прямо перед ними на пол упал Тимми - любимый плюшевый мишка дочери.
        - Видишь-видишь?
        Она захлопала в ладоши, а Максиму только и оставалось, что хлопать глазами.
        - Кажется, у кого проснулись способности, - к ним вышла Алиса, поддерживая заметно округлившийся живот.
        Он отпустил дочку, рассеяно поднял медвежонка.
        - Я теперь тоже умею творить магию!
        - Ты молодец, - Максим поцеловал её в макушку и отдал медведя. - Иди поиграй, а мы с мамой поговорим.
        Девчушка крайне довольная собой, размахивая игрушкой, вприпрыжку убежала в гостиную.
        - Княжевич снова загрузил работой? - Алиса потянулась за поцелуем. Он мягко коснулся её губ своими, зарываясь пальцами в густые каштановые волосы. Один вдох на двоих, и чувство имя которому - любовь.
        Максим нехотя отстранился.
        - Работы и правда много, но я не жалуюсь.
        - Кто бы мог подумать: Максим Рахманов - специалист Магического Надзора.
        - Ну, кто-то же должен следить там за порядком в твоё отсутствие.
        - Я беременна, но не беспомощна. Могу помогать с бумажной работой, в конце концов.
        Максим недоверчиво посмотрел на жену. Где бумажная работа и где неугомонная Алиса Рахманова, всегда первая рвущаяся в бой ведьма. Видимо, незабвенная супруга подумала о том же и расхохоталась под его взором.
        - Нас пригласили на Осенний бал к Вороничам в этот четверг, - прекратив смеяться, жена кивнула на тумбочку у двери, где лежал конверт с приглашением.
        - Отвертеться, судя по всему, мне не удастся.
        За прошедшие годы стоило уже привыкнуть к череде бесконечных приёмов и тому, что семью Рахмановых в магическом обществе не обсуждал только ленивый. Но Максим так и не сумел перебороть себя и всякий раз находил уйму причин, чтобы остаться в стороне. Иногда выручала работа в МН, но зачастую приходилось натягивать дружелюбную улыбку и вести светские беседы в обществе, в котором он до сих пор чувствовал себя не в своей тарелке.
        - Нет! - безапелляционно отрезала она. - Кстати я слышала, что Шталь вернулся в город, можем пригласить его к нам на обед.
        - По этому ушлому жулику решётка плачет. У меня даже местечко для него найдется.
        - Не будь занудой! - она скорчила ему рожицу. - Ужин на столе, - и добавила: - И думаю, нашей малышке пора обзавестись магическим амулетом.
        Рахманов кивнул, поцеловал любимую в висок и направился наверх.
        Амулет на этот случай они подготовили еще до рождения дочери.
        Время пришло.
        * * *
        Медведь как важный магический трофей теперь наравне со всеми восседал за столом. Ему даже досталась целая тарелка с ватрушками.
        Когда с едой было окончено, Максим достал небольшую бархатную коробочку, положил её на стол и усадил дочку к себе на колени.
        - У нас с мамой есть для тебя подарок.
        Глаза ребёнка горели восторгом и неподдельным интересом. На щеках проступил румянец, и она принялась теребить кончик светло-русой косички.
        Макс открыл коробочку. Внутри на атласной подушечке покоился кулон - магический амулет - на тонкой золотой цепочке.
        - Он принадлежал твоей тете Агате, теперь он твой.
        - Меня ведь назвали в её честь?
        - Верно, - кивнула Алиса, - тебя назвали в её честь. Она была очень хорошей, честной и отважной.
        - Я буду такой же, как она! - с твёрдой уверенностью заявила малышка.
        - Непременно будешь, Агата, - Максим застегнул цепочку на шее дочери и поцеловал её в щеку.
        Она замерла, дотронулась до камня. Изумруд замерцал под маленькими детскими пальчиками - магия признала свою новую хозяйку, отвечая на каждый удар сердца, каждый вдох. Не было даже сомнений, что может быть как-то иначе.
        Совершенно счастливая, Агата обняла сначала его, потом Алису и с разрешения умчалась к себе в комнату, не забыв прихватить Тимми и одну ватрушку. Таскать еду в комнату ей запрещалось, но этим вечером запреты не действовали.
        - У нас чудесная дочь, - приблизившись, Алиса положила руки ему на плечи.
        - А скоро родится ещё и сын.
        - Надо подумать над именем.
        - Сдаётся мне, тут всё очевидно.
        Максим загадочно улыбнулся и поцеловал жену.

        БОНУСНАЯ ГЛАВА

        Узнав новость, Дарий сначала удивлённо приподнял брови, а затем надолго и всерьёз задумался. Какая-то шутка, розыгрыш? Но приглашение лежало на краешке стола, поблескивая золотыми буквами. Княжевич снова взял его в руки, открыл конверт и повторно перечитал карточку, будто существовала вероятность, что за несколько минут в отпечатанном на ней тексте что-то могло измениться. Но нет, всё оставалось по-прежнему.
        Мартин Шталь женится?..
        В юности он всегда утверждал, будто никогда и ни за что не свяжет себя узами брака - возможно, это было связано с историей его собственных родителей, которые официально отказались от угодившего в инквизиторский приют сына, посчитав его позором для семьи. Но с тех пор многое изменилось. И они сами тоже уже никогда не станут прежними.
        Тот Мартин жил одним днём. Открыто насмехался над принятыми в магическом сообществе правилами и традициями, умел подбивать других на рискованные авантюры и обводить соперников вокруг пальца, соблазнял девушек прямо в аудиториях Университета Магии. Он никогда не демонстрировал собственной боли, когда напоминали о себе демоны прошлого, но всё же - Дарий точно это знал - не мог её не чувствовать. Теперешний же взвешивал всё на невидимых весах и едва ли стал бы что-то делать без выгоды для себя самого. Значит, эта помолвка представляла для него какой-то интерес, как и та история с демонским кубком. Была тут какая-то связь. Княжевич был готов собственную душу заложить - Мартин во что-то впутался и теперь искал всевозможные пути.
        Взглянув ещё раз на упомянутое в приглашении имя невесты бывшего друга, Дарий усмехнулся. Кто бы сомневался? Инна Розенберг, единственная дочь высокопоставленного человека.
        Правда, она вчерашняя школьница, но кого это смущало в среде магов? Никто ведь не требовал, чтобы они со Шталем поженились прямо сейчас. Достаточно было и церемонии помолвки, которая означала, что с этого дня судьбы этих двоих связаны крепкими узами.
        Взаимная любовь также не являлась обязательным условием.
        Договорные помолвки и следующие за ними браки заключались в магическом сообществе с давних пор. Сильные маги, неразбавленная кровь, выгодное сотрудничество в сфере бизнеса. Иногда судьба решалась в раннем детстве - будущий жених ещё сидел на горшке, когда родители, заблаговременно подсуетившись, рассмотрев все подходящие кандидатуры и отсеяв неподходящие, выбирали ему невесту.
        Но за Мартина никто вопрос женитьбы не решал. В этом Княжевич не сомневался. Собственно как и за него самого. Вздохнув, он потянулся к телефону, но тут же передумал звонить.
        Пожалуй, на помолвку всё же стоило бы пойти. Приглядеться к окружению Розенберга. Да и Фогль там наверняка будет - начальник просто обожал подобные мероприятия, ведь на них всегда хорошо кормили.

        Фотографию Инны Розенберг Дарий отыскал во всемирной сети. Красивая девушка. Уверенный, даже несколько вызывающий взгляд, женственная фигура, тёмные волосы и такие же глаза. Юная ведьма, с детских лет не знающая ни в чём отказа. Вот только в её жизни тоже не всё было так уж безоблачно - как выяснилось, Розенберг с женой состояли в разводе.
        Закрыв вкладку в обозревателе, Княжевич принялся за работу.
        День помолвки наступил неожиданно быстро. Празднество назначили на вечернее время. Дарий облачился в заранее купленный новый костюм с белой рубашкой. Глядя на своё зеркальное отражение, подумал, что неплохо было бы подстричься, но тут же об этом забыл. Он не придавал большого значения собственной внешности, хотя многие отчего-то считали иначе.
        Возле особняка, принадлежащего Карлу Розенбергу, едва нашлось место для того, чтобы припарковать машину. Слишком уж много гостей собралось. Весь цвет магического сообщества, не иначе.
        В толпе приглашённых Княжевич не сразу увидел виновника торжества. Шталь в смокинге с галстуком-бабочкой обнаружился вовсе не рядом с невестой, как можно было ожидать. Он играл в покер с мужчиной, в котором Дарий узнал одного из уже попадавшихся на горячем охотников за артефактами.
        - Какие люди, - не меняя выражения лица, произнёс Мартин. - Присоединишься?
        - Нет, спасибо. Тебя уже можно поздравлять?
        - Рано, я ещё кольцо не надел.
        - А где невеста?
        - Понятия не имею.
        И в этом весь Мартин Шталь. Княжевич, оставив его за карточным столом, нашёл Инну в окружении гостей. Девушка в красном вечернем платье, больше открывавшем, чем прятавшем, оживлённо рассказывала о своей учёбе в Университете Магии и демонстрировала всем желающим фотографии однокурсников и соседок по комнате в общежитии.
        Странно, что она вообще предпочитала там обитать, учитывая, что Розенбергу ничего не стоило снять дочери квартиру, если она не желала жить с ним.
        Из вежливости Дарий тоже глянул на экран планшетного компьютера. И... замер, жадно всматриваясь в запечатлённую камерой девушку, которая на фото сидела на узкой кровати рядом с Инной.
        Хмурое и вместе с тем беззащитно-трогательное выражение лица. Сползший с худенького плеча ворот футболки, которая больше подошла бы предпочитающему тяжёлый рок парню, чем представительнице прекрасного пола. Никакого, даже лёгкого, макияжа. Светлые глаза - почти такие же, как у него самого. Волнами струящиеся по плечам волосы.
        Щелчок, и фотография сменилась на другую. Вероники там уже не было. Княжевич развернулся и зашагал куда глаза глядят, так и не поздравив невесту. Кажется, она его даже не заметила. Ей вполне хватало других гостей, да и, честно говоря, Дарий очень сомневался в том, что его пожелания прозвучали бы искренне.
        Ведь едва ли кто-то в этом мире знал Мартина Шталя лучше него.
        Тот уже закончил игру и, судя по довольному виду, победил. В его бокале плескался бурбон - Княжевич ничуть не удивился бы, если б узнал, что напиток доставили прямиком из Нового Орлеана. Приказав официанту наполнить второй бокал, Мартин протянул его Дарию.
        - Как тебе здесь, нравится?
        - Обычный приём, - пожал плечами Княжевич.
        - Хочешь, можем внести небольшой переполох? Как раньше.
        - Как раньше уже не будет.
        - Точно. Я и забыл, что ты теперь из правильных. Магический Надзор, все дела.
        Дарий поморщился. Собеседник саркастически усмехнулся.
        - Это всё и есть то, к чему ты стремился?
        - Нет, - усмехнулся Шталь. - Не совсем. Но это мой трамплин к тому, чего я хочу.
        - Надеюсь, не мирового господства? Слишком банально для тебя. Или ты женишься, потому что...
        - Увы, к тихому семейному счастью меня тоже не тянет. Если вдруг заявлю, что влюблён, проверь, точно ли это я. Может, подменили кем-нибудь.
        - А она?
        - Её чувствами я не интересовался. Как-то всё недосуг было. Однако я правая рука её отца, так что с чего бы ей возражать?
        - Все девушки в её возрасте мечтают о любви. Даже если не отдают себе в этом отчёта и не признаются другим. И даже если с детства знают о том, что их могут выдать замуж, не особо интересуясь согласием невесты и её суженого.
        - Хочешь читать лекции - иди в Университет Магии, - буркнул Мартин и залпом допил содержимое своего бокала, после чего поставил тот на поднос как раз проходившего мимо официанта. - А меня от них уволь. Надумал подрывать устои магического сообщества? Или завидно стало? Поговори с Фоглем, может, он и для тебя кого-нибудь подыщет.
        Княжевич сделал вид, будто не расслышал его слова, но перед внутренним взором тут же появилось лицо девушки с фотографии. Вероника Солнцева... Она была связана с одним из его прежних рабочих заданий.
        Сейчас она уже стала студенткой. Хотелось бы верить, что ей удалось влиться в круг магов и ведьм, несмотря на то, что Вероника выросла среди людей, и её способности проявились не сразу. Интересно, она уже выбрала специализацию?
        И сохранила ли его визитную карточку?..
        - При чём тут вообще Фогль? - всё-таки решил осведомиться Дарий.
        - А я не рассказывал? Это он познакомил меня с Розенбергом. Всё получилось случайно.
        - Вот как? Любопытно.
        В это время послышались голоса - звали жениха. Шталь, не оглядываясь, зашагал в самый центр роскошно оформленного зала. Княжевич последовал за ним, оставаясь на некотором расстоянии.
        Он видел, как Мартин, натянув на лицо свойственную ему кривоватую улыбочку, надевал кольцо на безымянный палец Инны Розенберг. Как позволил ей проделать то же действие с его правой рукой. Как наклонился к её лицу, одаривая девушку коротким поцелуем в губы.
        Гости зааплодировали. Зазвенел дорогой хрусталь бокалов. За будущее счастье молодых пили шампанское.

        Спустя некоторое время Дарий вышел на просторный балкон, вдохнул свежий воздух. Остро и терпко пахло какими-то цветами. Должно быть, такими, которые распускаются только ночью.
        Вспомнилось, как однажды они с Мартином так же стояли на балконе в их выпускной вечер. Обучение в Университете Магии осталось позади. Тогда Княжевич уже совершенно точно знал, чем он хочет заниматься дальше. Несмотря на его молодости и отсутствие рекомендаций. Только МН являлось тем местом, где он с детства мечтал работать.
        В память о Ярославе и не только.
        - Глупости, - закурив, проговорил тогда Шталь. - Ты ещё можешь передумать. Давай вместе займёмся поиском всяких редких магических штучек, хочешь?
        - Охотники за артефактами убили моих родителей, - ответил Дарий, чувствуя, как в нём закипает кровь. - Когда-нибудь я их найду и... Работа в Магическом Надзоре поможет наказать тех нелюдей по закону.
        - А чем тебя незаконное наказание не устраивает? Я бы мог помочь. Заодно бы и от конкурентов избавился.
        - Это. Не. Смешно, - раздельно произнося каждое слово, отозвался Княжевич и уже развернулся, собираясь уйти, когда собеседник тронул его за плечо.
        - Ты ведь понимаешь, что теперь мы будем по разные стороны? Прямо как раньше. Нас поселили в одну комнату, и первое время мы друг друга ненавидели.
        - Я помню.
        - И хочешь к этому вернуться?
        - Ты сделал свой выбор, я - свой.
        - Что-то мне подсказывает, что иногда перемирия всё-таки будут случаться.
        Чёртов Мартин Шталь оказался прав. Им пришлось действовать сообща в той недавней истории с Горностаем, Алисой и Максимом. И, возможно, это не последнее их пересечение - магический мир не так уж и широк, как может показаться.
        Дарий облокотился на гладкие деревянные перила и сцепил пальцы в замок. Голова немного кружилась - от выпитого спиртного. Хотелось, как в юности, совершить какое-нибудь безумство. Спрыгнуть с балкона. Исполнить прилипшую ещё со студенческих лет неприличную песенку, выхватив микрофон у приглашённого в особняк певца, который в эту минуту сладкоголосо распевал что-то о любви, рифмуя «розы» и «слёзы».
        Разыскать Веронику Солнцеву.
        - Тебе с нами так скучно? - послышался за спиной голос со знакомой насмешливой интонацией.
        - Скорее душно, - не оборачиваясь, бросил Княжевич.
        - Несмотря на кондиционер? - хмыкнул Мартин, подходя ближе и тоже располагаясь возле перил. - Как поживает чета Рахмановых? Производят на свет продолжателей рода?
        - Вскоре ты сможешь взять с них пример.
        - Нет уж, спасибо. В таких делах спешка ни к чему. А если учесть, что маги живут дольше обычных людей, в запасе у меня ещё уйма времени.
        - Ты прав, - согласился Дарий. - Твои маленькие копии - большой риск. Уверен, они добавят мне работы.
        - А ты не отлынивай! - расхохотался Шталь. На его пальце блеснуло помолвочное кольцо. - Спасибо, что пришёл сегодня.
        Не найдя, что ответить, Княжевич уставился на собеседника, размышляя, не ослышался ли.
        - Ты - единственный, кого я действительно рад здесь видеть. Единственный настоящий гость с моей стороны. Всех остальных приглашал Розенберг.
        - Странно, что здесь нет подружек невесты из Университета Магии.
        - Наверное, он попросту запретил дочери звать тех, кто не может похвастаться родословной. А, может, она пока скрывает от них, что помолвлена по отцовской воле. Играет в независимость.
        - Оттого и живёт в общежитии?
        - Пожалуй, что так.
        Дарий помолчал, вспоминая себя в юные годы. Собственную свободу и беззаботность, ощущение, что все радости мира встретят вчерашних студентов в будущем. Куда и почему это яркое чувство так быстро улетучилось, почему не задержалось, не осталось с ними, когда они повзрослели?..
        Но сейчас интуиция подсказывала специалисту Магического Надзора, что к ним обоим приближается что-то, чего они в то время - вчерашние дети, лишённые обоих родителей, их тепла и поддержки - и представить себе не могли.
        Встречи. Приключения. Любовь. Совсем скоро. Близко. Осталось лишь дождаться.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к