Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Демон Артем Дмитриевич Петров
        Огромную доску в два человеческих роста украшали выведенные аккуратным почерком символы вперемешку с химическими формулами. По широкой кафедре, ведя мелом длинную линию, подчеркивая важное, шествовал преподаватель. Запомнив весь материал наизусть за годы практики, он обращал свой взгляд на присутствующих студентов.
        - …таким образом, - громким, заполняющим всю аудиторию голосом, продолжил мужчина, - сочетание символа и алхимической смеси сможет создать барьер, способный остановить демона низшего и даже среднего класса.
        - Профессор Хэммет, неужели изучать подобное столь необходимо? - речь прервал один из студентов на последней скамье, обращавший больше внимания на привлекательную молодую эльфийку спереди, чем на доску. - Большую часть реагентов все равно нигде не найти…
        Артем Петров
        Демон
        Глава 1
        Англия. Оксфордшир. Оксфордский университет. 1 неделя сентября. 4 день. 1885 год.
        Огромную доску в два человеческих роста украшали выведенные аккуратным почерком символы вперемешку с химическими формулами. По широкой кафедре, ведя мелом длинную линию, подчеркивая важное, шествовал преподаватель. Запомнив весь материал наизусть за годы практики, он обращал свой взгляд на присутствующих студентов.
        - …таким образом, - громким, заполняющим всю аудиторию голосом, продолжил мужчина, - сочетание символа и алхимической смеси сможет создать барьер, способный остановить демона низшего и даже среднего класса.
        - Профессор Хэммет, неужели изучать подобное столь необходимо? - речь прервал один из студентов на последней скамье, обращавший больше внимания на привлекательную молодую эльфийку спереди, чем на доску. - Большую часть реагентов все равно нигде не найти…
        Отложив мел, преподаватель поднял взгляд наверх.
        - Напротив, - его узкие губы слегка тронула улыбка, - сейчас, благодаря развитию химии, как науки, можно получить почти все компоненты на дому.
        - Да, но только в городе… Неужели в нем нас не смогут защитить от демонов?
        Подойдя к столу, профессор оперся на него рукой, с энтузиазмом втягиваясь в дискуссию:
        - И здесь я с вами поспорю. Не хочу ставить под сомнение способности наших… кхм… крестоносцев, что доблестно защищают нас от разной нечисти, но в случае большого нашествия даже такая могущественная организация не в силах спасти всех. Однако! - прежде чем особо впечатлительные студенты успели испугаться, Хэммет поднял указательный палец вверх. - Даже самый последний констебль проходит курс теоретической демонологии, как и мы с вами. Как и те, кто связал с химией всю свою жизнь. Правда, все зависит от того, как они запомнили пройденное…. кхм… - кашлянув в кулак, сглаживая неловкость, он продолжил: - Суть в том, что города действительно более чем подготовлены к вторжениям. И, хоть я и не знаю, куда занесет вас жизнь, не приведи небеса вам столкнуться с демонами… но в этом случае эти знания помогут вам остаться в живых.
        Произнесенная речь убедила студента в том, что курс можно спокойно пропустить мимо ушей, поэтому он продолжил любоваться светлыми локонами эльфийки. Профессор сразу подметил, с кем будет вести долгую беседу по окончанию семестра…
        - Профессор, - в разговор вклинилась студентка на второй скамье, - говорят, вы своими глазами видели Семнадцатое нашествие…
        - Не только видел, мисс Кейси, - усмехнулся Хэммет. - Пережил!
        Фраза прозвучала не без гордости.
        Эту студентку он знал через коллег. Очень способная, успела себя зарекомендовать, известна четверти корпуса Оксфорда уж точно. Почему тогда с чужих слов? Просто никакого участия в общественной деятельности университета профессор не принимал, и принимать принципиально не желал.
        - И вам в этом помогла теоретическая демонология?
        - Несомненно, - совершенно честно ответил профессор. - Но об этом я расскажу в другой раз… А сейчас вернемся к лекции. Новый параграф: «Низшие демоны». Подзаголовок: «Как вести себя в случае нападения».
        Лекция закончилась ближе к вечеру. В свои тридцать пять профессор вполне мог себе позволить работать и с дюжиной групп, но в Оксфорде просто не было столько учеников, а уже имеющихся распределяли к разным преподавателям.
        Открыв большое окно аудитории, выходящее на уютный двор университета с аккуратным газоном, Хэммет закурил сигару. Из всех возможных роскошей преподаватель демонологии оказался падок только на эту. Приобретая далеко недешевую марку, вызывая смех старших должностей учебного заведения, которых удивляли его приоритеты. При скромном быте курить такие сигары…
        Спичка зажглась в опытных руках только со второго раза. Дурной знак…
        - Ах, вот вы где… - раздался позади голос другого профессора, того, кто заведовал кафедрой. - Я же говорил, что он еще здесь.
        - Профессор Гамильтон? - Хэммет обернулся, но тушить сигару не спешил.
        Рядом с седовласым, худым, как трость, начальством стоял гость, которого можно охарактеризовать, как «уважаемый, но лично лучше не встречаться». Ростом под два метра, широкоплечий, без единого волоска на голове и лице. Черный мундир с погонами сержанта украшала эмблема в виде белого креста на груди. Бычья шея плохо сочеталась с аристократическим подбородком и чуть поджатыми губами. Но положение исправляли мужественные скулы, между которыми находился слегка заостренный нос средних размеров. А под высоким лбом прятались глубоко посаженные глаза цвета меди.
        - Прошу прощения, что отвлекаю, но этот джентельмен… - начал было Гамильтон.
        - Сэр Уильям, - гость убрал руки за спину, выпрямившись по всем правилам военной выучки.
        - Да, сэр Уильям… - поспешно поправился профессор, пригладив правый густой ус. - Ему нужно ваше содействие по одному важному вопросу. Оставлю вас наедине.
        Плохо скрывая спешку, пожилой мужчина вынырнул из кабинета, словно боялся оказаться соучастником чего-то неприятного.
        - Чем я могу вам помочь? - Хэммет потушил сигару в пепельнице, и подошел ближе к гостю.
        Без лишних слов тот достал маленькое помятое письмо. Скептически оценив курьерские навыки гостя, профессор достал из нагрудного кармана своего повседневного коричневого сюртука пенсне.
        Красная печать также имела символ креста. Геральдику нужно соблюдать.
        - По приказу главнокомандующего силами рыцарского ордена Крестоносцев сэра Джеймса Ноттингемского, профессору Михаилу Хэммету, преподавателю Оксфордского Университета кафедры Демонологии, Магии и существ неантропологического происхождения, явиться в город Шербур, провинции Нормандия, государства Франция, для консультации, - Хэммет зачитал вслух написанное каллиграфическим подчерком письмо. - Консультации?
        Ситуация просто поражала… Сам главнокомандующий отправил личную просьбу. Оформленную, как это свойственно у крестоносцев, как приказ. Потому что каждый знал, какие последствия может устроить организация объединенных рыцарских орденов тем, кто откажет.
        - Мы столкнулись со странной формой порчи, - коротко объяснил сэр Уильям.
        - Но… постойте, - профессор смущенно улыбнулся под суровым взглядом сержанта. - Разве я преподаю что-то, чего нет в ваших библиотеках? Ваши же клирики предоставляли университету бесценные книги, по которым и удалось составить наши алгоритмы обучения, и преподаем так уже больше века…
        - Моим приказом было доставить послание, - отвязался собеседник от лишних вопросов.
        - Странно… почему это приказали сделать сержанту… - озадаченно глядя на письмо, пробурчал Михаил.
        Крестоносец слегка прищурился, но обошелся без резкостей:
        - Вторая часть приказа состояла в том, что я любой ценой должен доставить вас на корабль, что отплывает по Темзе в полночь.
        - Ох… - профессор сразу уяснил для себя всю ситуацию. - Тогда, если позволите, я забегу к себе домой, соберу вещи и…
        - Не берите с собой много вещей. Во Франции вы пробудете не больше двух часов. После чего вас доставят обратно. Жду вас на пирсе в назначенное время. Корабль найдете сами. У ордена здесь лишь одно судно, - отчеканив, сэр Уильям уверенным шагом покинул аудиторию.
        Про два часа не иначе, как велел упомянуть командир. Чтобы успокоить. Но если в чем-то не может разобраться сам орден, двумя часами не обойтись…
        Франция. Западная Нормандия. Шербур. 1 неделя сентября. 6 день. 1885 год.
        После Темзы корабль ордена попал в Северное море и двинулся через проливы Па-Де-Кале и Ла-Манш. Весь путь прошел спокойно, без происшествий. Если не считать того, что моряки ордена косо смотрели на профессора. То ли им не нравилось, что вся цель поездки заключалась в профессоре, не стоящего, по их мнению, внимания. То ли просто было не по душе присутствие гражданского на военном судне…
        Хоть и его сложно назвать военным. Небольшого размера клипер, да еще без пушек. Разумеется, в трюме имелся арсенал, но это не в счет.
        Другими словами, разведывательный корабль. Паровой двигатель не использовался из тех соображений, что его поломка может дорого обойтись. Зато с магом стихии Ветра судно двигалось вперед, не боясь внезапного штиля. И гораздо быстрее, чем могла позволить любая современная паровая машина.
        Что, конечно, временно. Прогресс уже не остановить, хотя, некоторые все еще пытаются.
        Для магов же, что обучались долгие годы в монастырях Китая, поддувать ветром в паруса становится все менее и менее почетно. А более современный двигатель окончательно прикончит эту профессию…
        Хэммет встал с постели рано утром, решив подышать свежим воздухом и полюбоваться видами. Но последнего не получилось - густой туман застилал все вокруг.
        Поэтому о чьем-то приближении можно было догадаться только по скрипу досок палубы.
        - Удивительно, что вы не страдает морской болезнью…
        - Это не первое мое путешествие. Раньше действительно приходилось нелегко, - обернувшись к подошедшему сэру Уильяму, Михаил пригладил растрепавшиеся от ветра пепельно-светлые волосы, прежде чем вновь надеть котелок.
        Несмотря на прохладу и высокую влажность, профессор не боялся простудиться. От этого убережет предусмотрительно захваченный в поездку черный сак.
        - Редкость, - пожал широкими плечами воин. - Обычно с гражданскими всегда больше возни…
        Он уже облачился в боевое обмундирование. Белый пластинчатый нагрудник с красным крестом, железные перчатки, а также обитые металлом сапоги.
        С изобретением огнестрельного оружия и пушек ордену, как организации, что не только борется с нечистью и демонами, но и выполняет миротворческие миссии, пришлось выкручиваться. И нашелся вот такой компромисс между ставшими историей тяжелыми доспехами и их полным отсутствием. Гномы за огромную плату поделились парой секретов изготовления прочных нагрудников, а маги помогли ее улучшить. Выжали из идеи все, что можно, создав достаточно практичную броню, хоть и достаточно дорогую для массового производства. Но ресурсы ордена казались, порой, неисчерпаемыми.
        - Уверен, что мне есть чем удивить вас, - с достоинством ответил Хэммет.
        Как и многие другие солдаты ордена, сэр Уильям был заносчив и не слишком приветлив. В их кодексе этот раздел прописан весьма нечетко.
        Поэтому он совершенно не чурался игнорировать правила элементарной вежливости, особенно в отношении профессора.
        Грозный вид же вид сразу отбивал желание ссориться. За его спиной в ножнах висел тяжелый двуручный меч. По сравнению с ним револьвер на поясе не производил никакого впечатления.
        Уильяму достаточно дотянуться острием клинка до противника, и все будет кончено в мгновение ока.
        - Вы кое-что должны знать, - не найдя, что еще ответить на слова профессора, собеседник сменил тему. - Я не уполномочен говорить подобное, но ответственность за вашу жизнь лежит на мне. Поэтому, чтобы не было глупых вопросов… в городе объявлено военное положение, идет эвакуация населения.
        Это не стало новостью. Моряки тайком упомянули, что демоническое нашествие началось в сельской местности. А теперь, значит, захлестнуло город.
        Воспоминания о пережитом давным-давно на секунду захватили профессора.
        - Держитесь за мной и…
        - Я вас понял, - как можно тактичнее перебил его Хэммет, отогнав докучливые мысли. - От меня не будет неприятностей.
        Удовлетворенный ответом, крестоносец кивнул и отправился к рулевому. Крики чаек говорили о том, что они уже приближались к берегу Франции.
        Через полчаса туман рассеялся, и порт Шербура предстал во всей красе. Ужасающей, стоило признать…
        Над городом то тут, то там взвивались вверх столбы черного дыма. Постепенно и до корабля дошла удушливая гарь. С отголосками горелой плоти.
        Слишком знакомый запах.
        Михаил на всякий случай проверил наличие револьвера в нагрудном кармане. Путешествия без него никогда не обходились. Хотя, как говорили многие, стрелял профессор довольно паршиво… Тем не менее, оружие придавало хоть какое-то чувство защищенности. Особенно перед предстоящим.
        По мере приближения вонь стала настолько невыносимой, что не только Хэммет, но и матросы закрывали рот и нос. Сержант же мужественно терпел, подставив лицо неприятному ветру. Тот, по неблагоприятному стечению обстоятельств, дул как раз в их сторону. А маг Воздуха на верхней палубе ничего не собирался с этим делать, притворяясь, что занимается подачей ветра в паруса.
        Стоило кораблю пристать к берегу, как сэр Уильям тут же велел Михаилу идти следом. Тот даже не успел захватить свои вещи. Саквояж со скромными пожитками остался в каюте.
        Шербур показывал военное положение во всей красе. Толпы людей стояли в очереди на отплывающие из порта корабли. На улицах постоянно встречались вооруженные патрули крестоносцев, пресекающие панику и мародерство.
        Последнее же им самим было несвойственно, в отличие от регулярных армий. Жалованье даже рядовому платили весьма неплохое, к тому же существовал свод строгих правил. Воровство - это, увольнение с позором и лишением всех привилегий. В прежние времена перед этим отрубали руку…
        Перед шедшим впереди сэром Уильямом солдаты ордена расступались, некоторые отдавали честь. Броня у каждого один в один. На лицах никаких бород и длинных волос, разве что кто-то носил усы. И по правилам голову им покрывать не требовалось, кроме, разве что, каких-нибудь особых торжеств.
        Ибо после изобретения более мощных патронов для огнестрельного оружия, шлемы канули в лету. Гномы придумали прочную броню, но это не спасало от черепно-мозговых травм, часто несовместимых с жизнью. А демоны на шлемы изначально не обращали никакого внимания. Металлический головной убор либо становился кастрюлей для приготовления жаркого, либо улетал вместе с оторванной головой внутри.
        - Простите, сэр Уильям, нам еще далеко? - через десять минут ходьбы осторожно поинтересовался Хэммет.
        За короткую прогулку впечатлений накопилось столько, что хватит на целый исторический роман. Гражданские эльфы, которые и являлись основным населением Франции и Италии, подвергались тщательным обыскам без объяснения причин. Крестоносцы искали следы демонической порчи, не иначе. Отовсюду раздавались редкие всполохи выстрелов. То и дело приходилось быть свидетелем полевого суда и его последствий.
        Местную полицию и прочую власть упразднили. Мародеров расстреливали на месте, с другими преступниками закон военного времени поступал не мягче.
        Главной же местной достопримечательностью стали горящие кучи тел посреди улиц. Профессор не мог разглядеть, но, кажется, демонов среди них не было. Значит, остались лишь пораженные порчей жители. Обычно перед точкой невозвращения проходит один час. Потом жертва, даже если сохранит рассудок, обречена.
        Учитывая длинные очереди в палатки целителей, строго охраняемых крестоносцами, шансов выжить у многих просто не было.
        - Простите, профессор, у сэра Джеймса есть более важные дела, чем встречать вас у причала, - с изрядной долей издевки ответил воин, останавливаясь, чтобы пропустить растянувшуюся шеренгу солдат на перекрестке улиц. - Он в городской ратуше в центре города.
        Новость не обрадовали, город был немалых размеров. Профессор задавался вопросов, сколько же привезли сюда крестоносцев?
        Судя по длинной колонне солдат, перегородившей путь, очень много. В одной из повозок везли тяжелое вооружение - пулемет Гатлинга. Прогресс все-таки интересная штука. Позволяет крестоносцам получать в свои руки все более и более эффективные способы для шинковки местного населения…
        - Мне любопытно… - воспользовался паузой Михаил. - Как ордену удалось скрыть блокаду целого города? Такое же нельзя сделать за один день… и беженцы…
        - Ваше любопытство неуместно, - отрезал сэр Уильям.
        - Я лишь хочу прояснить момент касательно того, стоит ли мне умолчать о моем визите сюда по прибытии обратно в Оксфорд?
        - Несомненно.
        Хэммет заметил на лице спутника досаду. Похоже, Уильям действительно забыл сказать об этом заранее, несмотря на твердый наказ командиров.
        Колонна прошла мимо, и профессор с сержантом двинулись дальше. Чем ближе был центр города, тем больше на улицах порядка. У штаба крестоносцев, которым стало красивое здание ратуши, стояли деревянные, обитые железными шипами укрепления. Пара пушек у входа, и еще несколько торчали из окон. И это только то, что видно с парадного фасада, который украшали белые флаги с красными крестами. Повсюду сновали солдаты, вооруженные саблями и ружьями. Некоторые предпочитали два револьвера, кто-то - две сабли, а кто-то - двуручный меч, как сопровождавший профессора сэр Уильям.
        Приближаясь к зданию, Хэммет остановился, чтобы пропустить знаменосца со штандартом Тевтонского Ордена. Похоже, сюда отправили далеко не самый последний полк. В вопросах истребления демонов и нежити тевтонцы, конечно, уступали испанцами, но в вопросах боевых качеств соперничали с тамплиерами.
        - …Похоже, вы меня не поняли, - у двери стоял джентльмен во фраке с густой седеющей бородой и цилиндром на голове. - Мне действительно необходимо увидеться с сэром Джеймсом. Это крайне важно для…
        - У меня приказ, сэр, сожалею, - безразличным голосом ответил один из двух крестоносцев, охранявших укрепленные наспех двустворчатые двери.
        - Это возмутительно, - взмахнув дорогой тростью из африканского дерева, он развернулся и увидел профессора.
        Охранники лишь кивнули сэру Уильяму, и тот уже прошел внутрь. Но Хэммет задержался, узнав возмущенного джентльмена. Самый известный промышленник Великобритании, Исаак Лотиан Белл. Его фото часто мелькало в газетах, и профессор просто не мог упустить момента для знакомства:
        - Сэр Белл, профессор Хэммет, преподаватель демонологии в Оксфорде, - быстро представился Михаил, и они обменялись рукопожатиями.
        - А, так это за вами послали тот корабль, на который меня отказались взять, - довольно дружелюбно, без показной холодной вежливости, отозвался Исаак. - Я просто возмущен. Корабли приходят и отходят, до сих пор половина верфи пустует, потому что транспорта не хватает для эвакуации жителей! И мне не только запрещают разгрузить мой корабль! Но и даже причалить ему не дают, чтобы я смог покинуть это место. Больше никогда не буду иметь дело с этим пройдохой эльфом… Мне теперь придется стоять в очереди вместе с остальными! Но что это даст?! Всех беженцев отправляют в город Кан! На карантин!
        - Возмутительно, - высказал свое мнение профессор, не обращая внимания на лишние уши вокруг.
        - Возмутительно! И я о том же!
        - Профессор, сэр Джеймсу требуется ваше незамедлительное присутствие, - устав ждать, раздраженно поторопил сэр Уильям.
        - Что ж, рад знакомству, сэр. Я попробую замолвить за вас словечко! - напоследок сказал Хэммет, удаляясь вслед за крестоносцем.
        - Хмпф… Ну, попробуйте, - металлург вяло махнул рукой.
        Внутри ратуши повсюду кипела работа. Туда-сюда сновали сержанты, капралы, капитаны и другой офицерский состав. Большой зал на втором этаже переоборудовали в комнату для совещаний. А на широком столе расстелили подробную карту города, где было множество дополнительных пометок. Красным цветом, скорее всего, обводили опасные районы.
        Стоящий во главе стола сэр Джеймс координировал действия крестоносцев:
        - Юго-запад?
        - Высокий уровень заражения, район блокирован, - каркающим голосом доложил стоящий неподалеку капитан. - Я отдал приказ стрелять на поражение.
        - На поражение? - поднял бровь главнокомандующий, опираясь руками о стол - А что насчет тех, кто здоров?
        - Их там нет.
        - Правда?
        Капитан не выдержал пристального взгляда Ноттингемского:
        - Не могу знать, сэр.
        - Разберитесь, капитан Патрик.
        - Будет сделано, сэр, - крестоносец вприпрыжку помчался из зала, едва не сбив Хэммета по дороге.
        - А, профессор, наконец-то! - поприветствовал сэр Джеймс вошедших. - У вас есть приказы. Разойтись.
        Остальные командиры покинули помещение, оставив их наедине.
        Главнокомандующий орденом выглядел так, что представить кого-то другого в этой роли проблематично. Англичанин, причем из аристократического рода, что буквально читалось на лице с благородными чертами. Коротко стриженные темные волосы были аккуратно причесаны. А зеленые глаза пристально изучали каждую попадающуюся мелочь с огромной тщательностью.
        Но, пожалуй, самой выдающейся частью являлись доспехи. Крепкие пластины золотого цвета защищали все тело, а за спиной спадал белый плащ. Разумеется, с красным крестом. Как гласит легенда, эти доспехи передавались из поколения в поколение каждому новому главнокомандующему. Кроме превосходных, даже по современным меркам, защитных свойств, они обладали магическим свойством подстраиваться под конституцию своего владельца. Какая потребовалась сила и мощь, чтобы создать такой артефакт, страшно представить…
        - Сэр, по вашему приказу профессор Михаил Хэммет прибыл в ваше распоряжение! - громко доложил сопровождавший крестоносец, отдав честь.
        - Благодарю вас, сэр Уильям, - кивнул ему главнокомандующий, позволив остаться. - Рад вас видеть, профессор. Мы как-то уже встречались…
        Рукопожатие в латной перчатке, да еще с недюжинной силой, оставило несколько пальцев онемевшими от боли, но вежливая улыбка все равно не исчезла с лица Хэммета:
        - Прошу прощения, боюсь, здесь память меня подводит…
        Профессор немного лукавил. Он догадывался, где это могло произойти. Тогда Ноттингемский не занимал такой высокий пост.
        - Я был на вашей лекции в Лондоне семь лет назад. К сожалению, у меня тогда было мало времени, и мы не смогли нормально пообщаться…
        - Ахх… Точно, я вас помню, - кивнул Михаил.
        Выездная лекция в Лондоне имела успех. Во второй половине он делился впечатлениями о пережитом во время Семнадцатого нашествия демонов. А сэр Джеймс тогда был в образе простого джентльмена, интересующегося демонологией. И даже не состоял тогда в ордене. Неизвестно, какие силы привели сорокалетнего человека, о котором никто не слышал, к посту главнокомандующего всего за два года. Самый молодой в истории со времен объединения орденов в одну организацию. Больше ничего и не скажешь.
        - В таком случае, перейдем сразу к делу, - Ноттингемский предложил пройти в небольшую комнату рядом с залом.
        Из нее вытащили всю мебель, лишь приделали к полу невесть откуда взявшийся металлический стул. На нем сидел привязанный к спинке цепями мертвый эльф. Вернее, то, что от него осталось.
        - Что за… - профессор вздрогнул, когда дверь распахнулась, определенно не ожидая такого.
        Сэр Уильям же просто отвел взгляд. Наверняка, и не такого насмотрелся за свою карьеру.
        - Вот с чем мы имеем дело, - сэр Джеймс обошел труп, остановившись позади. - Это началось в деревнях. Небольшой отряд, прибывший для разведки, был уничтожен. Что-то странное поражает одних лишь эльфов. Появляется беспричинная агрессия. Потом они гниют заживо, никакие лечебные процедуры не помогают…
        - Но я же видел палатки…
        - Это для вида, мистер Хэммет, - заранее ответил на вопрос главнокомандующий. - Лекарства от этой порчи нет.
        - Почему вы уверены, что это порча?
        - Тогда, в Симбирске, после Семнадцатого нашествия, изучая то, что осталось от той деревни, мы обнаружили странные демонические следы, которых раньше никогда не встречали. И, по сумбурным рассказам выживших, нам удалось установить, что подобная порча также нигде не встречалась. По крайней мере, если сравнивать по тем летописям и книгам, что у нас есть…
        - Но я все равно не понимаю…
        - Отряд, который сражался тогда с демонами, сейчас в Африке. Вы же самый близкий свидетель, что у нас есть, к тому же специалист. Нам нужно ваше заключение. Это то, с чем вы столкнулись в Симбирске?
        Профессор подошел ближе к телу. Раз зараза касается только эльфов, он не боялся трогать осторожно подгнившую кожу рукой в кожаной перчатке. Левое длинное остроконечное ухо было кем-то отгрызено, это точно. Глазные яблоки были затянуты красной пеленой.
        - Когда он умер?
        - Около трех часов назад, - также внимательно оглядывая труп, ответил сэр Джеймс.
        - Очень сильное разложение… А демоническая порча поддерживает в зараженном жизнь. Это странно.
        - Мы тоже так подумали, но ни одна некромантская чума не способна на подобное.
        - Дело в том, что в Симбирске… - профессор сглотнул от нахлынувших воспоминаний, - все было не так. Тогда пришли могущественные демоны, как в Третьем нашествии. Но что-то их остановило… К тому же люди от порчи не умирали, а сами превращались в демонов. Вот в чем была особенность.
        - А разве это не похоже на превращение? - задумчиво спросил Ноттингемский - Посудите сами. У них нечеловеческий облик. Они бросаются на всех подряд. Вполне похожи на низших…
        - Низшие не гниют, и у них красная кожа, потому что изменяется пигментация, а не потому что они покрыты сочащейся из ран гнилой кровью… К тому же, вы сказали, что только эльфы подвержены этому недугу. В Симбирске жило два гнома. Они превратились в демонов точно так же, как и простые люди.
        - Интересно, - не стал спорить сэр Джеймс - Какой бы вы сделали вывод?
        - Я? Хм… - задумался Михаил. - Рискну предположить, что это магическая порча. Создали ли ее некроманты, алхимики или просто маги…. Не могу сказать, тут нужен специалист в этой области.
        - И она поражает лишь эльфов, потому что они наиболее к восприимчивы к магии, - развил теорию главнокомандующий. - Благодарю вас, вы нам очень помогли.
        - Разрешите задать вопрос, сэр Джеймс? - поспешив скорее покинуть комнату с жутким трупом, спросил профессор.
        И, получив положительный кивок, продолжил:
        - Почему вы не связались со мной дистанционно?
        - Я обрубил всю возможную связь, - не стал скрывать Ноттингемский - Об этом инциденте никто не должен знать. Вы тоже подпишите бумагу о неразглашении. На этом все. Вы свободны. Счастливого пути…
        По дороге на корабль профессор обдумал последние слова главнокомандующего. Нападения демонов - это одно. А магическая диверсия совсем другое. Особенно в напряженной политической обстановке в Европе. Недавно отгремело несколько кровопролитных войн - лидеры наций опять вспомнили старые обиды. Пожар едва не охватил весь Старый Свет, но благодаря своевременному вмешательству крестоносцев удалось прийти к мирному соглашению. Но как долго продлится мир, если страны продолжают точить когти, тратя огромные деньги на развитие военной промышленности? Металлурги вроде мистера Белла, а также оружейники, особенно немецкие, весьма неплохо наживаются на всем этом…
        И тут профессор вспомнил о забытом обещании, хлопнув себя по лбу. Похоже, слишком сильно отвлек вид изуродованного тела. Хорошо, что сэр Исаак уже удалился…
        - Вы отправитесь в Оксфорд или останетесь здесь? - из простого любопытства спросил Михаил, чтобы отвлечься от неприятных видов, которые только и мог подарить этот бедствующий город.
        - Моя миссия завершена, - коротко ответил сэр Уильям. - Поэтому я остаюсь здесь.
        - Вы не слишком этому рады, - заметил профессор.
        - Да? Ну, значит, на то есть причины…
        Они уже приближались к порту, когда прогремел громкий взрыв. Мощная волна пламени сметала все на своем пути, поглощая несчастных беженцев без следа.
        - В сторону! - крестоносец оттащил Михаила за угол здания, упав вместе с ним на землю, закрыв голову.
        Им повезло - волна остановилась практически рядом с ними. Все вокруг заволокло непроглядным черным дымом. Профессор не успел ничего сообразить, как начал задыхаться. Казалось, что из этой тьмы нет выхода, поэтому показавшееся солнце было просто каким-то чудом…
        - Что это такое было?! - раздавались повсюду чьи-то крики.
        - Врача сюда!
        Но Михаил прокашлялся от дыма самостоятельно и сел на брусчатую дорогу. Сэр Уильям уже пришел в себя - его выносливости только позавидовать.
        Дым продолжал распространяться по городу, но в гораздо более терпимой концентрации.
        - Воду! Воду, пока дальше огонь не пошел!
        - Да потух твой огонь! - крикнул горожанин своему более беспокойному товарищу.
        - Что вообще произошло… - поднялся на ноги Хэммет, и у него тут же закружилась голова, заставляя прислониться к стене.
        Врач ордена, проверявший зрачки сэра Уильяма, который вскоре от него отмахнулся, ответил:
        - Один рыцарь сказал, что в порт без разрешения пристал корабль без экипажа. Может, это он взорвался?
        - Это было колдовское пламя, Богом клянусь… - сплюнув на землю, ответил крестоносец, - а, значит, все в порту сгорели, как спички…
        От этих слов профессор еще больше побледнел, чем вызвал еще большее беспокойство врача.
        - Что здесь такое твориться, а?! - прорвался сквозь толпу тот самый командир, который ранее отдавал приказы стрелять на поражение. - Уильям, смирно! И доложи, что там, черт возьми, произошло?!
        Крикливый капитан Патрик был низкого роста, полноватый, из-за чего латный нагрудник, который явно подгоняли под нестандартные габариты, выглядел крайне смешно. А маленькие усики с большими широко раскрытыми глазами только дополняли смешной образ, вызывающий умиление. Такому не крестоносцем быть, а почтмейстером…
        Крестоносец подчинился приказу командира и отдал честь, приблизив руку к покрытому копотью лицу:
        - Не могу знать, что точно произошло. Сэр, капитан, я сопровождал профессора Хэммета по приказу главнокомандующего сэра Джеймса на корабль. При подходе к порту прогремел взрыв. Это был колдовской огонь. После взрыва мне удалось вывести профессора и…
        - И что?! - перебил его сэр Патрик. - Мне тебе медаль дать? В такой ситуации сопровождение гражданских - второстепенная задача! Ты должен был собрать отряд!
        - Сэр, - попытался объясниться Уильям. - Там нечем дышать. А все люди, что там были, уже мертвы…
        - Простите, капитан, - попытался аккуратно встрять в беседу Михаил, чтобы сгладить положение, но разбушевавшегося офицера было уже не остановить.
        - Я не просил гражданского открывать рот, когда идет военный разговор. Замолчите! - и рука зачем-то угрожающе легла на саблю на поясе. - Так, - он обратился к своим солдатам позади. - Мы идем туда! И сами во всем разберемся…
        Когда небольшой отряд удалился, сэр Уильям процедил ему вслед:
        - Чтоб ты там задохнулся, жирный придурок…
        Хэммет удивленно поднял брови, услышав такое:
        - Как-то это…
        - Что? Не по-христиански? Мне плевать… он никудышный командир, и все это прекрасно знают. Купил себе должность до реформ семьдесят первого года и думает, что может все. А за четырнадцать лет дальше капитана никуда не ушел, зато понизить его обещали много-много раз.
        - Хм… Тогда вопросов больше не имею, - решил прекратить этот разговор профессор, в первую очередь для блага крестоносца.
        Ибо ушей вокруг слишком много…
        Но что делать дальше? Скромные пожитки, что были на корабле, сгорели дотла. Хотя бы в бумажнике имелись деньги…
        - Можно ли отсюда выбраться другим способом? - сменил тему Михаил.
        - Каким? - усмехнулся сэр Уильям. - В городе военное положение. Можете, конечно, пойти пешком сами, вас никто не держит. Только вряд ли прорветесь через зараженных. Даже на лошади.
        Теперь профессор окончательно понял, в каком положении оказался. Но нужно сохранять хладнокровие. Безумия и паники в Шербуре и так хватает…
        Франция. Западная Нормандия. Шербур. 1 неделя сентября. 6 день. 1885 год.
        Найти пристанище оказалось не так просто. Все горожане прятались в домах, опасаясь пускать чужих. Пропаганда крестоносцев сделала свое дело…
        А единственная работающая гостиница была в квартале от городской ратуши. Хозяин отдавал номера по заоблачным ценам, но с нажимом сэра Уильяма удалось выбить комнату совершенно бесплатно. Не лучшего качества, даже по менее утонченным человеческим меркам, но выбирать не приходится.
        Профессор предпочел бы остаться рядом с крестоносцами, но его спутник сразу предупредил, что как только Патрик вернется, то тут же его прогонит. А сэр Джеймс слишком занят, чтобы заниматься этим вопросом.
        Можно сказать, его бросили на произвол судьбы. Но что поделать? Орден уже давно расставил свои приоритеты.
        Кроме Михаила в незащищенной гостинице рискнули остаться от силы пять других постояльцев. Оставалось надеяться на защищенный периметр вокруг города.
        Оставшуюся часть времени пришлось провести за очисткой одежды от копоти. Заодно стоило проверить револьвер. Шестизарядный американский Кольт «Миротворец» был заряжен только на пять патронов, чтобы избежать случайного выстрела. Остальные пули остались на сгоревшем корабле вместе с остальными вещами в саквояже. А у солдат вряд ли найдется подходящий калибр…
        Заснуть после пережитого, да еще в такой обстановке, было непосильной задачей. К тому же непривычно спать в одежде. Но в случае проблем бежать придется в чем попало.
        Взгляд Хэммета все время обращался к вычищенному оружию, что лежало на тумбочке, освещаемое лунным светом, проникающему сквозь пелену дыма, уже давно ставшего невыносимым.
        Выстрелы вдалеке все еще грохотали. Кажется, он даже слышал канонаду… А вот залп дробовика в фойе трехэтажной гостиницы невозможно спутать ни с чем.
        Вскочив и накинув сак, профессор схватил револьвер и проверил щеколду. Дверь слабая, деревянная, ее легко выбить ногой. Но его номер соединялся с соседним, пустым. И так было дальше до середины этажа. Хозяин гостиницы выстрелил еще раз, прежде чем страшные крики разнеслись по коридорам.
        Замерев у двери, держа оружие дулом вверх, Михаил прикрыл глаза, вслушиваясь в каждое движение. Сердце билось ровно благодаря замедленному тихому дыханию. А потом, казалось, и вовсе замерло, когда кто-то забежал сюда, на третий этаж. Теперь на втором кто-то закричал - они добрались до постояльцев…
        Шаги нападавших замедлились. Неизвестные остановились. Их было двое. Издавали странные звуки, напоминавшие урчание и то, как принюхиваются собаки.
        Кляня свою глупость, Хэммет запоздало пытался взвести курок. Иначе, если сюда ворвутся, у него уже не будет такой возможности. Как на зло его дверь была первой.
        Тихий… Слабый щелчок. Проклятье, его все равно услышали! В дверь начали ломиться, и профессор стремглав помчался к противоположной двери. Задвижку удалось закрыть в последний момент, прежде чем окровавленные зараженные эльфы добрались до него. Но их оказалось больше… Еще двое ворвались в номер через парадную дверь, вынуждая Хэммета выстрелить. Пуля попала одному из них в тазовую кость, второй же повременил с нападением.
        Это позволило Михаилу добраться до третьей комнаты. Здесь двери уже были покрепче. Но, как оказалось, у тварей еще остался хоть какой-то разум. Его обогнали, ворвавшись в следующий номер, и теперь ломились во все три двери. Но, к счастью, окно выходило на крышу здания пониже. Осталось лишь допрыгнуть…
        Открыв ставни, профессор забрался на подоконник. Из-за адреналина, циркулировавшего в крови, все вокруг «плыло», казалось каким-то несуществующим, сюрреалистичным. Как в таком состоянии прыгать?!
        Но зараженные эльфы оказались услугу, проломив дверь. Без времени на раздумья, профессор прыгнул с криком вперед… и остался висеть на карнизе, пытаясь подтянуться.
        - Огонь! - скомандовал кто-то внизу.
        И тварь, что вылезла следом на подоконник, улетела обратно в комнату с противным визгом.
        - Профессор! - внизу раздался голос сэр Уильяма. - Это вы?!
        - А, что, похож?! - крикнул в ответ Михаил, пытаясь подтянуться.
        Давно он себе говорил, что не стоило пренебрегать физкультурой. Хорошо, что еще живот себе не отрастил… Стоило посмотреть вниз, как голова вновь закружилась. Проклятье, слишком высоко падать. А пальцы, уже готовы подвести…
        - Зачистить оба здания! - командовал сержант. - Быстрее, чего копаетесь?!
        Сам же сэр Уильям остался внизу, чтобы, в случае чего, попытаться поймать висящего на карнизе Хэммета. Только вот для обоих это обойдется переломами. В лучшем случае…
        С большим трудом, но профессору удалось закинуть одну руку повыше. Потом вторую. А дальше уже просто никак.
        Но, если говорить о боях, то тут крестоносцы показали себя во всей красе. Стрельба закончилась быстро, и вот уже двое солдат затащили несчастного на крышу.
        - Спасибо, господа, уж простите, что я без шляпы… - от нервов профессора иногда пробивало на шутки.
        Крестоносцы, немного, но посмеялись. Скорее, из вежливости.
        За головным убором же профессор возвращаться не планировал. Пускай там работают люди ордена, нечего им мешать.
        - Вы не ранены? - для проформы поинтересовался сэр Уильям, когда они спустились вниз.
        - К счастью, нет… меня спасла планировка этой замечательной гостиницы, - профессор огляделся. - А где все патрули?
        - Сэр Джеймс отбыл с большей частью своих войск. Они должны были рассредоточиться, и не дать зараженным проникнуть сюда… но, кажется, что-то пошло не так.
        Если что-то пошло не так у крестоносцев на поле боя, то какие шансы выжить у небольшого отряда, охранявшего город, и мирных жителей?
        - Почему главнокомандующий так поступил? - угрюмо спросил один из солдат. - Мы в первые секунды потеряли половину людей… нас всех здесь просто вырежут…
        Все сказано с толикой безразличия. Никакой лишней паники. Моральная тренировка у ордена что надо.
        - Корабли с подкреплением уже близко, должны быть здесь к утру, - сообщил обнадеживающую новость сэр Уильям.
        - Сэр, сержант! - прибежал запыхавшийся крестоносец. - Капитан Патрик вызывает вас к себе!
        - Только этого не хватало…
        Профессор пошел следом за солдатами. Какой у него был выбор? Выжить в темных переулках города нереально. Кто-то погасил все лампы. Благо, у воинов ордена имелись переносные, керосиновые.
        У ратуши собралось достаточно народу. Но крестоносцев среди них оказалось мало. Британские солдаты? Откуда они здесь?
        - …то есть, вы точно не знаете, куда направился сэр Джеймс? - воцарившуюся тишину нарушал только тихий голос, звучавший с большой долей аристократизма и достоинства.
        - Никак нет, ваше Королевское Высочество, - раздался смиренный тоненький голосок капитана Патрика.
        Перед высоким чином вся спесь с покупающего звания крестоносца оказалась сбита. Что вызвало ухмылку на лице сэра Уильяма.
        Им удалось протиснуться сквозь сомкнутые ряды британцев, которые настороженно следили за каждым шагом, а за два метра до командиров просто преградили проход.
        Солдаты одно, а вот королевская фигура - это совсем другое дело. Что здесь забыл принц Артур, его Королевское Высочество герцог Коннаутский и Страхарнский? Дипломатическая миссия? Как он вообще оказался в Шербуре?
        - В таком случае, я отправляюсь на его поиски. Орден не будет мне в этом препятствовать? - принц Артур смахнул пыль с красного мундира, на груди которого имелось приличное количество орденов.
        - Никак нет, ваше Королевское Высочество!
        - В таком случае, защищайте город до моего возвращения. Отряд, стройся!
        Тут профессор не выдержал и выкрикнул из толпы:
        - А как же защита Шербура?! Что станет с горожанами?
        Сэр Уильям с силой дернул его за плечо, но крик успел привлечь внимание.
        Герцог не стал приказывать солдатам привести Хэммета, а пришел сам, двигаясь через расступающихся солдат. Благодаря шлему с плюмажем, он казался гораздо выше своего роста.
        - Вы не похожи на местного, сэр…
        - Профессор Хэммет, - торопливо представился тот - Я немец, но являюсь британским подданным. Боже, храни королеву…
        - Что ж, тогда вы, как подданный моей матери должны понимать, что я не играю здесь в игры. И моя миссия гораздо важнее, чем защита города. Я бы сам с удовольствием поставил солдат на баррикады и возглавил оборону. Но обстоятельства выше меня.
        - Да, я понимаю, - чуть склонил голову Михаил. - Прошу прощения, ваше Королевское Высочество.
        Кивнув и ничего не сказав больше, принц Артур жестом указал войскам отправляться вперед.
        Стоило последнему солдату исчезнуть за горизонт, как капитан Патрик накинулся на профессора, взяв его за грудки:
        - Что ты о себе возомнил, профессоришка?! - пока он тряс Михаила, сэр Уильям аккуратно старался их разнять. - Так опозорить меня перед самим принцем!
        Наконец, крестоносец отцепился. Поправляя сак, Хэммет не мог не сделать замечание:
        - Сэр Патрик, ваша репутация ничуть не пострадала. За мои слова вы не отвечаете…
        - Ах, ты!.. - в этот раз капитана удалось с трудом сдержать сэру Уильяму и еще одному солдату.
        Все-таки в припадках ярости силе коротышке было не занимать.
        - Убирайся с глаз моих! Солдаты! Мы идем за сэром Джеймсом!
        От удивления от него убрали руки.
        - Но… - пытался возразить сержант.
        - Мы тут все умрем! Нам надо соединиться с основными силами, тогда у нас будет шанс выжить…
        Достав платок, сэр Патрик вытер испарину с низкого лба и отправился в ратушу.
        - Еще без шляпы… перед принцем… - перейдя в тихое бешенство, приговаривал он по дороге.
        Тут профессор не выдержал и устало закатил глаза. Пожалуй, из всего, что случилось за день, сэр Патрик был худшим событием.
        - Я, конечно, знал, что он сумасшедший карлик, но… - покачал головой сэр Уильям.
        - Не оскорбляйте карликов, - посмотрел на него Хэммет. - Каждый их представитель умеет в разы больше, чем ваш командир.
        - Я все равно недолюбливаю карликов. И обычных, и тех, кто служит в ордене. Но вы его хорошо взбесили, благодарю, - усмехнулся крестоносец. - Что будете делать дальше?
        - Ха… Я тут ничего не решаю, к моему глубокому прискорбию. Попытаюсь набиться в чей-нибудь дом, пока вы не ушли.
        - Лучше пойдемте с нами. Вы ведь вооружены? Я слышал выстрелы из гостиницы…
        - Вы правы, - Михаил показал револьвер.
        - Договоримся, - пообещал сэр Уильям.
        Разумеется, крики сэра Патрика были слышны далеко за ратушей. Но последний аргумент, что сэр Джеймс сам позвал профессора, лично с ним знаком и вряд ли ему понравится, что капитан бросил его на произвол судьбы, подействовал просто замечательно.
        Итак, отряд, состоящий из сорока человек, покинул Шербур. По дороге профессор видел, как приоткрывались ставни на окнах, с каким презрением эльфы и другие провожали взглядом уходящих крестоносцев, прекрасно зная, что без них город окончательно падет и ждать спасения больше не откуда.
        Но командиру на это просто плевать. Он чуть ли не прямо заявил, что его шкура дороже жизней всех горожан и членов отряда вместе взятых. Прискорбно, что такие люди умудряются занимать высокие посты.
        За городом дорога, вопреки ожиданиям, была спокойной. За исключением встречающихся разбитых повозок, трупов лошадей и эльфов, которые уже давно начали смердеть, заставляя солдат ускорить шаг. А сворачивать с намеченного пути в темную глушь… да даже на раскинувшуюся равнину довольно страшно. Казалось, что именно там, в траве, притаились зараженные.
        - Чертовы эльфы… - выругался крестоносец, когда отряд вновь остановился по приказу сэра Патрика.
        До них доносились разные звуки. Чаще всего крики. Напряжение усиливало то, что ветер будто издевался над ними, заставляя деревья раскачиваться и трещать ветками. У трети солдат, выглядевших, как новички, точно уже сдавали нервы.
        - О чем вы? - профессор тоже чувствовал себя не лучшим образом, но старался не поддаваться панике.
        Разговор помогал хоть немного отвлечься…
        - Прежде, чем у эльфов развилась хоть какая-то цивилизация, они вроде как были едины с природой, - начал объяснять свою точку зрения сэр Уильям.
        - Некоторые до сих пор едины. Где-нибудь в Южной Америке…
        - Не суть важно. Главное, что прятаться они тогда умели в лесах. И цивилизация вряд ли могла забрать у них эту интересную способность…
        - Вперед! - скомандовал капитан, заставляя некоторых крестоносцев вжать голову в плечи в ожидании бури.
        Уж слишком громко он кричал, привлекая внимание любого, кто находится неподалеку, но еще не заметил освещенную лампами точку на дороге.
        - Если зараженные мыслят инстинктами, то вполне возможно, сейчас они прячутся вокруг нас, - пожал плечами Хэммет.
        Один из солдат рядом услышал их разговор и пошел быстрее, не желая больше знать о том, что опасность таится в любой точке пространства вокруг.
        - Вот, и я о том же. Ненавижу чертовых эльфов, - сэр Уильям сделал главный вывод.
        Профессор усмехнулся про себя. Удивительные порой люди служат в ордене, представляющий из себя оплот нравственности и чистоты. Конечно, ничего идеального в мире нет, но высказывание прилюдно такой точки зрения… И это после того, как совместные исследования церквей и ордена достоверно доказали, по крайней мере, по их словам, достовернее ничего нет, что все, кроме демонов, созданы божественной рукой. Поэтому все жители планеты равны между собой, вне зависимости от расы. Хотя, конечно, этой теории всего лишь двадцать с чем-то лет, и она не слишком прижилась в умах поколения, но… Эльфы и карлики были признаны равным с людьми народом много веков назад. Но ничего в мире не меняется, какие законы не придумывай.
        - Так!.. - сэр Патрик остановился и вытер лоб платком.
        Похоже, капитан привык больше к сидячей работе…
        - Впереди деревня. Десять человек разведают что там, а потом устроим привал. И двинемся дальше, как рассветет… Нечего больше в темноте шататься.
        - С таким успехом мы могли бы и в городе остаться… Прошли от силы десять миль, - хмыкнул сэр Уильям так, чтобы услышал только Хэммет.
        - Сержант! - окликнул его командир - Апчхи! Сюда!.. Теперь и простуду тут со всеми вами подхватил…
        Вскоре отряд занял оборонительную позицию в деревушке, состоявшей из пяти больших красивых домов. Еще со времен великой Римской Империи эльфы славились своей технологией строительства. Вот и сейчас, пусть и устаревший по европейским меркам, стиль барокко радовал глаз.
        В пару жилищ вообще было страшно заходить - внутри все заляпано кровью, не говоря о трупах. Крестоносцы их выволокли и подожгли на «главной» площади поселения. Сэр Патрик же расположился в самом ухоженном доме на втором этаже, заперев дверь.
        - Спать ушел, - сразу заключил сержант. - Вдобавок, свои больные ноги жалеет…
        Расставив по приказу капитана солдат вокруг деревни, сэр Уильям отошел на небольшое расстояние, достав бинокль из походного рюкзака. Впереди располагался успокаивающий вид на равнину, справа прямо у деревушки лежала густая лесная чаща.
        После взрыва в порту, карантинных мер в городе, не упоминая уж о нападении на гостиницу, все было как-то слишком тихо. Может, на самом деле прорвалось не так уж и много зараженных? Просто в беззащитном городе резню не так-то и сложно устроить… Все равно, что выйти на дорогу ночью.
        Что, кстати, они и сделали, вместо того, чтобы занять удобную позицию, держа отлично простреливаемое пространство на мушке. Но, наверняка, капитан Патрик смог бы найти любое оправдание, чтобы сбежать из города. Например, что у них мало патронов… Как же древние крестоносцы воевали без ружей, пользуясь лишь луком со стрелами? А то и вообще без них.
        - Вы действительно не слишком жалуете своего командира… Он об этом знает? - полюбопытствовал профессор, старавшийся держаться к единственному знакомому крестоносцу поближе.
        - Знает ли? - усмехнулся сержант. - Разумеется. Много раз грозил наказать по кодексу, но не смог найти конкретно за что. От корки до корки пролистал всю книгу. В итоге пожаловался начальству, что я плохо руковожу подчиненными…
        - Я этого не заметил, - посмотрел в сторону деревни Михаил.
        - Я тоже, - оторвался от бинокля крестоносец. - К сожалению, не только по его мнению, но согласно мнению начальства повыше, раз я не состою в братских или хоть немного дружеских отношениях с членами своего отряда, то я не понимаю принципов ордена и прочий бред…
        - Могу вас только посочувствовать.
        Странно, что сэр Уильям так спокойно всем этим делится с тем, кого знает не больше двух дней.
        - Постойте… Там какое-то движение… - наблюдая за окраиной леса, крестоносец схватился за рукоять двуручного меча, что висел на спине.
        Профессор пригляделся, но никого не увидел.
        - Я пойду, проверю, оставайтесь здесь… - решил сэр Уильям, закидывая рюкзак на спину. - МакКалистер, я на разведку! - крикнул он ближайшему солдату.
        - Разрешите пойти с вами? - осторожно попросился Хэммет.
        - Это опасно… - начал было крестоносец.
        - Не более опасно, чем здесь, - оглянулся в сторону деревеньки Михаил. - Сэр Патрик легко может записать меня в список жертв зараженных эльфов…
        Ответом ему стал смешок:
        - Ха… Ну как хотите. Но вытаскивать из передряги я вас больше не буду.
        - Иногда я могу позаботиться о себе сам…
        Лиственный лес Нормандии гостеприимно впустил разведчиков в свою обитель. Если бы не чувство опасности, профессор позволил бы себе остановиться и полюбоваться видами.
        Пару раз попавшиеся на глаза мелкие зверьки, казалось, совсем ничего не бояться. Скорее всего, просто не понимают, что происходит. Поэтому ни Хэммет, ни сэр Уильям даже не думали расслабляться. Научно доказано, что даже собаки, как весьма чувствительные окружающему миру животные, не реагируют на некоторые типы магии и даже на пару существ, что создают некроманты. Что уж говорить о неизвестной болезни, что поразила Шербур и его окрестности.
        В этот момент Михаил даже немного сожалел, что это не Восемнадцатое нашествие. В таком случае не возникают вопросы, что делать дальше…
        Разведка закончилась так же быстро, как и началась. Перед ними внизу расстилался овраг, заросший деревьями. Прыгать отсюда высоковато, разве что кто-то мог привязать веревку. Но кто-то должен был ее и отвязать, потому что ничего похожего вокруг не наблюдалось.
        - Тьфу! Показалось… - разочарованно шаркнул железным сапогом крестоносец.
        - Зато мы выяснили, что с этой стороны на нас никто не нападет, - пожал плечами профессор.
        - Это и так было ясно, стоит посмотреть на карту, - для сержанта это оказалось слабым утешением. - Возвращаемся…
        На середине пути со стороны деревушки послышались выстрелы. Сначала одиночные, затем целая канонада.
        - Проклятье! - выругался крестоносец, прибавив ходу.
        Они почти вышли из чащи, как Михаил посмотрел направо и тут же упал на землю. Уильям оказался не дурак и последовал примеру.
        Мимо них впереди пронеслось двое зараженных, присоединяясь к десяткам… Нет, сотням эльфов, штурмовавших деревушку. Выстрелы винтовок быстро сменились лязгом сабель.
        Больше все Хэммет опасался, что сержант безрассудно кинется в битву, из которой не выйдет победителем.
        Но тот лежал и, стиснув зубы, наблюдал за побоищем.
        - Я… - сказал он неуверенно, словно спрашивал разрешение, - я должен быть с ними…
        Михаил посмотрел на собрата по несчастью. Разумеется, по кодексу дезертирство является наибольшим позором. Вот только его составители жили веке в одиннадцатом. Времена, как и правила ведения боя, изменились. А догмы обновлять никто не планировал.
        - Идите обратно, - наконец, начал собираться с духом крестоносец. - Залезьте на дерево и сидите тихо. Закончив, они расползутся по окрестностям, поэтому вам не убежать… А так будет шанс.
        Да, вариантов получше не предвидится. Но перспектива остаться один на один с напастью пугала.
        - Ваша смерть ничего не изменит…
        - А то я не знаю! - рыкнул сержант, заставив Михаила чуть отстраниться от неожиданности. - Думаешь, соблюдать эти идиотские правила легко?! Я не боюсь смерти за правое дело, но вот это… - он указал на разворачивающуюся бойню, - это просто бессмысленно.
        Профессор просто слушал его, даже не думая возмущаться насчет перехода на «ты». Ситуация напряженная, у любого могут сдать нервы… Хэммет не представлял, как сам бы поступил в такой ситуации.
        - Я ничем не лучше остальных. Патрик уже бежал, сверкая пятками, если еще этого не сделал… Но дело совсем в другом.
        Казалось, он искал себе оправдание.
        - Если мы уйдем вместе, это не будет предательством и дезертирством, - решил помочь определиться с решением профессор.
        Уводить с пути истинного человека ордена - подсудное дело. Но ему не хотелось видеть, как тот просто пойдет на смерть.
        А тем временем крестоносцы все больше сдавали позиции под оравой тварей, занимая оборону в домах. Нет никакой возможности туда пробиться.
        - Да? - с горечью саркастично закивал головой сержант. - А что это будет?
        - Вы спасете гражданского. Это тоже своего рода благодетель…
        Похоже, что аргументы подействовали. Уильям кивнул, но в следующую секунду их все же заметили несколько зараженных и кинулись в атаку.
        - Бегите, я прямо за вами! - громко шепнул крестоносец, вскакивая и выхватывая меч.
        Один мощный взмах отрубил верхнюю часть тела окровавленного эльфа наискось. Другой попытался наброситься, высоко прыгнув, но напоролся на удар латкой перчаткой.
        Хэммет же подчинился приказу и побежал к оврагу с револьвером в руке. Четыре патрона не изменят ситуацию. Да драка врукопашную закончится быстро. Что, впрочем, не помешало профессору подобрать первую попавшуюся крепкую ветку.
        Уже у самого края его нагнал крестоносец. Весь нагрудник заляпан кровью, а на щеке небольшое рассечение. Следом осторожно двигалась целая ватага эльфов. Печальный опыт погибших от руки сержанта хоть чему-то их научил, поэтому сейчас беглецов медленно окружали, все больше заставляя отступать к краю оврага.
        - Оставьте себе один патрон, - хмуро заключил сэр Уильям.
        Профессор на секунду оглянулся, чтобы еще раз увидеть, насколько высоко падать:
        - Самоубийство же грех…
        - Мне доложили, что вы неверующий, - ответил лишь крестоносец и, выхватив свой револьвер с пояса, открыл огонь по врагам.
        Профессор, взяв оружие двумя руками, присоединился следом. Но одна пуля попала в дерево, а вторая хоть пробила противника.
        Свои же патроны сержант потратил быстро и приготовился к битве, замахнувшись мечом, едва не задев профессора.
        - Сэр Уильям…
        - Что?
        - Простите… - Хэммет неуклюже толкнул крестоносца.
        И тот упал вниз в овраг. Михаил успел с отчаянным криком спрыгнуть следом, прежде чем твари смогли ухватить пальцами сак.
        После небольшого падения он покатился сквозь колючие кусты, врезаясьв небольшие деревья, отбивая ребра и почки. Казалось, весь мир вокруг состоит из зелени и солнечных бликов рассветного солнца.
        В конце концов, профессор влетел во что-то большое и твердое, больно ударившись о лбом о железо. Это оказался нагрудник сэра Уильяма, который теперь приходил в себя после полета. Вся бритая голова оказалась в царапинах от веток кустов.
        - Что это такое было?! - крестоносец рассерженно оттолкнул в сторону приходящего в себя Хэммета. - Вы же немцы, вроде, не склонны к сумасбродству!
        - Я наполовину немец, сержант… - чуть засмеявшись, ответил Михаил, поднимаясь на ноги.
        Револьвер лежал неподалеку, но в первую очередь внимание привлекло то, что ни один зараженный не последовал за ними.
        - Похоже, они боятся высоты… - заключил профессор, глядя наверх, пытаясь разглядеть сквозь густую листву деревьев хоть одного врага.
        - Нам же лучше, - вонзив лезвие двуручного меча в землю, выпрямился крестоносец, слегка стерев кровь с головы латной перчаткой, - но это все-таки была дурацкая идея.
        - Видимо, я слишком хочу жить… - не стал скрывать Хэммет, оставшись в жилете и рубашке после того как скинул порвавшийся при падении сак.
        - Еще один такой фокус, и ваша жизнь закончится сей момент, - без злобы пригрозил сэр Уильям. - Ладно, давайте выдвигаться. Может, нам и удастся дойти до сэра Джеймса. Хотя, я бы на это не надеялся…
        Путь через лесную рощу вывел их на небольшую поляну, около окраины которой что-то блестело. Это оказалась рукоятка сабли, торчащая из травы. А рядом в небольшой ямке лежало тело солдата.
        - Английский мундир. Тот, что был на людях принца Артура, - крестоносец вытащил тело на свет и присел рядом, чтобы разглядеть получше.
        Профессор ненадолго отвернулся от пробежавших по спине мурашек:
        - Как его убили?
        - Проще сказать, чем его только не убивали…
        Грудную клетку прострелили несколько раз, половина лица обожжена, а горло перерезано. Умер он недавно, над телом еще даже не начали виться мухи.
        - Похоже, убийца все еще поблизости. И это непохоже на зараженных, - сэр Уильям закрыл рукой обожженные глаза мертвеца.
        Внутри мундира оказались простреленные документы и фото солдата с семьей.
        - Рядовой Гарнер, - крестоносец с трудом смог прочитать подпорченную фамилию, после чего положил все обратно в нагрудный карман.
        - Как он вообще здесь оказался? - огляделся вокруг Хэммет.
        Других следов на траве не видно, хотя из профессора плохой следопыт.
        - Меня волнует не этот вопрос. Какого черта здесь делает солдат принца, когда он направился совсем в другую сторону?
        Тем временем рука крестоносца шарила по брюкам в поисках улик. Внутри нашлась смятая записка. Пустая, но с инициалами…
        - Вам что-нибудь говорит И.Л.Б? - передавая бумажку, поинтересовался сэр Уильям.
        - И.Л.Б… И.Л.Б… - тут профессора осенило. - Исаак Лотиан Белл.
        - Тот промышленник?
        - Или кто-то из эльфов, - задумался Хэммет. - Они тоже часто подписываются тремя инициалами.
        - Ладно, решим эту загадку позже. Сейчас главное выжить.
        Больше здесь нечего делать. Трофейную саблю Михаил не захватил и не сожалел. Скорее сам себя зарежет, чем кого-нибудь из врагов.
        Овраг впереди сужался, заканчиваясь возвышенностью, на которую можно забраться. А за ней открылся вид на выжженный дотла лес.
        - Это не просто огонь… - сразу определил опытный глаз крестоносца, - это то же самое магическое пламя.
        - Что и в порту?
        - Их несколько видов, но любое из них оставляет такие последствия. Не берусь судить.
        Перебравшись через возвышенность, оба беглеца почувствовали себя не лучшим образом. Будто холодное пламя пытается выжечь изнутри, оставив пустую оболочку. Но самое странное, что они чувствовали лишь хилые попытки этого процесса, будто все самое худшее ждет их впереди.
        - Нужно вернуться… - откашлявшись, решил профессор.
        - Куда…
        Но через пять шагов все просто закончилось, будто они перешагнули определенную границу.
        - Что это было, Уильям? - упал на одно колено побледневший Хэммет.
        - Если это то, что я думаю, мы все равно вскоре будем мертвы, поднимайтесь, - сержант насильно поднял спутника.
        - Надеюсь, что…
        Михаил не договорил. Опередив спутника на пару шагов вперед, он провалился сквозь землю.
        - Профессор! - сэр Уильям попытался его поймать, но его рука прошла сквозь землю. - Иллюзия…
        Глубоко вдохнув, он осторожно спрыгнул вниз.
        Они оказались в неглубокой каменной яме, из которой вниз под землю вел свежевырытый проход.
        - Так и кости можно переломать… - Хэммет не сильно пострадал при падении, и теперь просто отряхивал жилет - Что это за место? Его кто-то очень сильно хотел спрятать…
        - Да, а теперь мы здесь. Надо выбираться отсюда, вниз я не пойду.
        - Почему? - искренне удивился профессор.
        Он тоже не слишком сильно горел желанием, но все-таки…
        - Мы имеем дело с некромантами, вот почему. Там наверху был барьер Черепов. Он положил много собратьев ордена в свое время… А теперь еще и иллюзия. Все сходится. Они распространили болезнь среди эльфов. А когда те умрут, воскресить их, собрать армию и ударить по нам с новой силой!
        - Тогда мы должны попробовать их остановить!
        - Не глупите…
        - Мы можем бездарно погибнуть, если пойдем дальше, а здесь есть шанс…
        - На что?! - рявкнул крестоносец. - На то, что я искуплю здесь свое предательство?! Вы сами верите в то, что говорите?
        - Нет, не верю… - признался профессор, но его взгляд говорил о том, что своего решения он не изменил. - Хотите еще раз идти через барьер?
        Уильям колебался долго, но последний довод оказался крайне убедителен.
        - Я даже не хочу знать, что с вами сделало Семнадцатое нашествие… - пробурчал сержант и первым отправился в проход.
        Пожалуй, профессора Оксфорда, увидев, куда направлялся Хэммет, точно посчитали бы безумцем и постарались потихоньку уволить из университета, побоявшись, что он сможет заразить своим безрассудством учеников. Но сейчас их здесь не было, поэтому никто не мог подавить разыгравшееся любопытство… когда нечего уже нечего терять, по-другому бывало редко.
        Туннель был сделан искусственно, устройством, которое даже гномы не используют во время добычи ресурсов в шахтах. И сделан, похоже, совсем недавно. На стенах и потолке все еще были кусочки свежего гравия.
        Довольно странно через пару метров земли наткнуться на твердую каменную породу… Это место точно выбрано не зря.
        Путь впереди освещали наспех установленные факелы. Похоже, их ставили по мере того, как рыли туннель. Который закончился большой ямой, ведущей в странное помещение.
        - Аккуратно… - предупредил сэр Уильям, прыгая вниз.
        Железные сапоги громко лязгнули о каменный пол. Михаил же свесился с краю, опасаясь сразу сигать с такой высоты.
        - Что это за место? - крестоносец внимательно оглядывал ровные каменные стены.
        Внимание Хэммета же приковало то, что никакого устройства для бурения здесь не было. Из большой пустой комнаты шла узкая лестница и больше ничего. Чем же проделало такой проход сквозь толщу камня?
        - Это совсем не похоже на древнюю гробницу, - умолчав про замеченный факт, заключил профессор.
        Бетонные стены, пол и потолок. Интересная конструкция для древних народов.
        - Это больше похоже на… Не знаю, замок. Но кто будет строить замок под землей? И даже если это просто сеть пещер, то кто будет так искусно заниматься стенами? - сержант терялся в догадках о происходящем.
        - Полагаю, есть только один способ узнать правду… - Михаил медленно направился к лестнице.
        Через несколько пролетов мужчины увидели плохо освещенную комнату, в которой находилось несколько фигур. Поэтому им пришлось спрятаться по бокам прохода, ведущего внутрь, приготовив оружие.
        - …время на исходе. Найдите здесь что-нибудь или нам придется пробивать проход дальше, - произнес глухой раскатистый голос.
        - Здесь ничего нет! - продолжается шебуршаться в чем-то, раздался другой, визгливый.
        - Ищите тщательнее! У нас не так много времени! Я ухожу. Мне нужно обеспечить себе алиби…
        Внутри поднялись странные вихри, но Хэммет сразу узнал, что это такое. Телепортация. И решил все же осторожно выглянуть.
        - Да нет здесь ничего… - продолжала копаться в камнях и пыли визгливая фигура в темной куртке с накинутым на голову капюшоном.
        Вторая же просто молчала и бродила туда-сюда, внимательно вглядываясь в окружение. Повсюду стояли столы и стулья, сделанные из странного материала, который смог сохраниться за столько времени, пока в это место вновь не ступила нога человека.
        - Придется ломать столы. Может, что-то внутри, - первый незнакомец кинулся на предмет интерьера, обстукивая, будто стремился найти что-то в тонкой площадке стола - Хотя, нет, один точно возьму себе… Он мне нравится.
        - Пошевеливайся, - спокойным голос ответил напарник, и, казалось, нашел что-то на полу.
        Но тут он обратил свой взгляд на выглянувшего Михаила. Хотя глаза были скрыты капюшоном, профессору показалось, что его пронзило насквозь.
        Визгливый сразу всполошился. Похоже, напарник передал мысленный сигнал.
        - Как они прошли через барьер?!
        Тут сэр Уильям не стал больше скрываться и вышел навстречу, филигранно взмахнув мечом, разрубив один из столов легким движением.
        - Крестоносец! Я предупрежу остальных!
        Напарник кивнул и приготовился к бою, выхватив переливающийся зеленым светом кинжал из-за пояса.
        С боевым криком сержант кинулся на исчезающего в вихре телепорта врага, но путь ему моментально преградила вторая фигура. Профессор попытался прицелиться из револьвера, но широкая спина сэра Уильяма не давала такой возможности.
        Держась лишь в сантиметре от острия громадного меча, противник ловко ускользал от взмахов, рассекающих с громким свистом воздух. Казалось, он решил испытать выносливость крестоносца, потому что не имел возможности атаковать в ответ с коротким лезвием. Но при этом опытный воин не давал даже возможности подлезть под клинок, чтобы подобраться ближе.
        Последний взмах едва не лишил фигуру головы и лишь смахнул назад капюшон, открывая истинное лицо врага. Бледную кожу украшала черная, с зелеными вкраплениями татуировка в виде черепа, точно совпадая по контуру с физиономией со впалыми глазами.
        Теперь противники, пристально глядя друг на друга, двигались по расчищенной площадке по кругу, выбирая момент для нападения. Хэммет же продолжал целиться и, наконец, решился выстрелить.
        Пуля попала в подставленный вовремя кинжал. И этот момент показался крестоносцу наиболее подходящим для атаки. Но некромант оказался не так прост и показывал чудеса ловкости.
        Кинжал полетел в сторону профессора, пробив сгиб локтя насквозь. А в грудь сержанта ударил красный луч прямо из глаз врага. Что, впрочем, заставило его схватиться за них от боли.
        Казалось, сэру Уильяму ничего не стоит добить безоружного врага, но в следующую секунду он просто выронил меч из рук, тяжело дыша.
        Некромант пришел в себя первым. Удары по колену и руке обезвредили крестоносца окончательно, а последний апперкот просто-напросто свалил высокого мужчину с ног.
        Хэммет не издал ни звука, когда в его плоть глубоко вошло лезвие кинжала. Зачарованное неприятными чарами, оно выжигало плоть изнутри, но вместе с тем останавливало кровотечение. Поэтому с громким стоном демонологу все же удалось его вытащить без опаски. В глазах во время процесса стояла кровавая пелена, все вокруг дрожало и даже искрилось. Наконец все закончилось, хотя и сильно замутило.
        Теперь на левую руку можно даже не рассчитывать… Казалось, что после такой раны можно и бежать куда глаза глядят, потому что против такого врага у профессора совсем не было шансов. Но вместо этого он стиснул здоровой рукой рукоять револьвера с последним патроном и направился прямо на врага, пока тот, склонившись над сэром Уильямом, сжал его шею и с размаху бил кулаком.
        Но некромант слишком сильно переоценил свое заклинание. Ослабленный сержант смог перекинуть противника через себя и подняться на ноги сплевывая кровь. А в следующую секунду сокрушительный удар железной перчатки выбил татуированному несколько зубов вместе с нижней челюстью, которая теперь уродливо торчала в правую сторону.
        Крестоносца же унесло в сторону, пока глухой вой прокатился по стенам пещеры. Враг успел заметить надвигающегося профессора, пытавшегося прицелиться на ходу. Прыжок. И Хэммет моментально оказался обезоружен. К тому же некромант перебросил его на один из столов, который сломался под приложенным весом, добавляя приятных ощущений.
        Дальше у демонолога вновь потемнело в глазах. Вроде сэр Уильям попытался напасть сзади, но противник пригнулся и, показывая чудеса гибкости, подарил сильную оплеуху с помощью кожаного сапога с разворота. Но следующая атака оказалась ошибкой. Татуированный, несмотря на вывихнутую челюсть, уже не мог принимать осмысленные решения под напором адреналина. Голова крестоносца оказалась гораздо крепче, чем его собственная, когда он попытался ударить лбом противника.
        Мгновения заминки хватило, чтобы сержант, к которому постепенно возвращались силы, смог повалить противника. Профессор понял, что сейчас его шанс и нужно собраться…
        Враг, тем временем, выхватил из-за пояса маленький запасной ножик, напоминающий иглу и воткнул ее в незащищенное плечо, проворачивая со всей доступной силой. Но тот стойко терпел боль, в то время как железная перчатка все крепче сжималась на горле некроманта.
        За это время Хэммет успел доползти, забрать лежавшее на полу оружие и оказаться рядом с врагом, прижав дуло револьвера к его лицу.
        Выстрел раздался в ту же секунду, игла вонзилась еще и в бедро крестоносца, но тот так и не отпустил врага. Некромант обмяк с неаккуратным следом от пули рядом с носом и правым глазом.
        - Сволочь гнилая… - выругался сэр Уильям, падая на спину рядом с трупом.
        - Давайте я помогу… - приходя в себя, предложил помощь профессор.
        - Руки!
        И вместо этого сержант сам, стиснув зубы, вытащил нож.
        - Тогда нужно перевязать раны…
        - Сами заживут. О своей руке думайте, - вновь отмахнулся от помощи крестоносец.
        Да нечего было не о ней думать. Плохо слушалась, зато прижигать не нужно.
        - Он сказал, что предупредит остальных. Значит, скоро их будет целая орава… - предположил профессор, постепенно приходя в себя после грязной драки.
        - Вряд ли… - хрипло ответил сэр Уильям. - Они знают, что против наших клериков у них нет и полшанса. Значит, сворачивают операцию и убегают.
        - Хоть в чем-то повезло…
        Тут взгляд Михаила зацепился за блестящий уголок, что торчал из-под разбитого стола. Крестоносец в это время сидел к нему спиной, поэтому не заметил, как демонолог вытащил из-под стола небольшую, с ладонь, металлическую пластинку, на которой имелись странные символы и вполне себе понятные числа.
        Пока сержант не обернулся, удалось спрятать находку во внутренний тайный карман жилета. Но тут сэр Уильям обернулся, увидев профессора в странной позе.
        - Что вы делаете?
        - Сигару?
        Благо в том же кармане Хэммет прятал две запасных сигары, сейчас как нельзя пришедшихся к месту.
        - Давайте, что уж теперь…
        Казалось, строгие запреты должны быть у крестоносца на первом месте, но после пережитого его вполне можно понять. Тем более, не так уж строго, особенно сейчас, все это соблюдалось. Каждый главнокомандующий со временем понимал, что солдатам нужно расслабляться и выпускать пар время от времени. И никакие медитации и размышления не заменят хорошей сигары.
        Дав сначала прикурить спичкой сержанту, профессор устроился рядом, пытаясь зажечь другую для себя. Получилось с третьего раза… И дело не в больной руке.
        - Плохой знак…
        - Это у вас примета такая? - с удовольствием выпустив дым, усмехнулся сэр Уильям.
        - Обычно, всегда работает. Как раз перед вашим визитом произошло тоже самое. Только со второго раза все сработало…
        - Ха-ха! Значит, нас ждет что-то еще похуже этого, не так ли?
        - Определенно, - пожав плечами, чуть улыбнулся Хэммет.
        - Утешили. Хотя, давно некромантских тварей бить не приходилось. Пускай еще приходят… Уже все равно как-то, что произойдет дальше.
        Жаль, что Михаил не мог разделить его безразличие. Когда от сигар ничего не осталось, он первым поднялся на ноги.
        - Нужно уходить, нужно залечить ваши раны…
        - Ой, отстань, - казалось, крестоносца разморило после всего. - Куда мы пойдем? Навстречу поганым эльфам? Не проще переждать здесь, пока все уляжется?
        - Вы протянете от силы день, особенно, если есть инфекция. Пойдемте…
        Крестоносец упирался первое время, но все же сдался. И оказался гораздо тяжелее, чем предполагалось. Хотя, и ожидания были весьма высоки…
        - Мой меч…
        - Выдадут новый. С ним мы точно не уйдем, а драться вы все равно не сможете, - справедливо рассудил профессор.
        Впрочем, как и он сам. Даже, наверное, не поднимет.
        Забраться наверх в туннель для обоих стало невероятно трудной задачей, стоившей огромного количества усилий. Оба мужчины шли с трудом, приваливаясь то и дело к стенам.
        - Второй подъем мы не осилим… - хрипя, оценил сэр Уильям.
        - Отдохнем и осилим! - упрямо твердил профессор, с которого сошло уже семь потов.
        Казалось, стоило попросить сержанта снять броню или сделать это самому, но как бы не спровоцировать конфликт. Оружие оружием, а доспехи у ордена считаются священной реликвией для каждого. Да и по сравнению с массивным крестоносцем не такие уж они сами по себе тяжелые.
        Сложно понять, развеялась ли иллюзия после смерти некроманта. Но Хэммет все равно решил проверить, что происходит наверху.
        - Никуда не уходите… - оставив спутника у стены, получив от него недовольную гримасу в ответ, Михаил приценился к достаточно высокой стене.
        Подъем ожидаемо оказался крайне болезненным. Но приходилось терпеть. Стоит дать слабину и неприятного полета вниз не избежать.
        Стоило выбраться на половину, как в затылок уперлось дуло ружья, заставляя обмякнуть.
        - Еще один…
        - Да с чего ты взял? Это не остроухий вообще.
        - Да какая разница?
        Щелкнул затвор винтовки, от которого внутри профессора все сжалось, будто на месте пары внутренних органов резко образовался вакуум.
        - Отставить!
        Ну, хоть кто-то здравомыслящий…
        - Это гражданский… - и, похоже, командир отряда все-таки заглянул в яму. - Сэр Уильям?! Врача сюда!
        Через час оба товарища по несчастью находились в медпункте ордена. Крестоносцы восстановили контроль над Шербуром. Несчастные безумные эльфы все еще бегали по окрестностям, но первые поколения уже умерли от гниения. Какой бы не была подобная магическая порча, но она оказалась крайне недолговечной. Что, впрочем, и нужно некромантам. Быстрая массовая смерть - хорошее прибавление к армии мертвецов в будущем.
        Пока лекари-госпитальеры занимались их ранами, произошло несколько неприятных визитов… Сначала пришла жена сэра Патрика с дочерью.
        Стоило ее взгляду упасть на сэра Уильяма, как она оттолкнула врача в сторону и начала щедро раздавать пощечины.
        - Сволочь! Мразь! Предатель!
        Крестоносец совершенно не сопротивлялся, лишь уткнулся в пол безразличным взглядом.
        - Мне все рассказал МакКалистер! Ты бросил их! Он один там чудом выжил!
        - Мадам… Мадам! - подоспевший на помощь профессор пытался оттащить за локти бьющуюся в истерике и рыданиях женщину, пока ее дочь с хмурым взглядом молча наблюдала за происходящим.
        - Он уже хотел уйти на покой! Ему перебили ноги бандиты еще год назад, и уже тогда он понял, что не справляется! А что ты сделал?! Что ты сделал, чтобы спасти его и свой отряд, подонок?!
        Наконец, она вырвалась и, грубо взяв дочь за руку, покинула палатку. Проводив ее взглядом, Хэммет попытался что-то сказать:
        - Я…
        - Молчите…
        Госпитальер не успел вновь приступить к своему занятию, как пожаловал с визитом полковник ордена. Наверняка, один из командующих этой операцией.
        - Мне доложили, что вы видели некромантов… Это правда, сержант?
        Несмотря на раны, сэр Уильям стойко поднялся на ноги и отдал честь:
        - Так точно, полковник Сандерс. Трое некромантов вели поиски неустановленного предмета под землей, недалеко от того места, где нашли нас с профессором.
        - Мы все обыскали. Никаких следов некромантов…
        - Он читал заклинания, сэр! Там должны были остаться следы.
        - Ничего там нет! - отрезал полковник.
        - А кинжал? - вспомнил Михаил.
        - И кинжала никакого не было и в помине. Похоже, вы мне оба морочите голову.
        Хмуро оглядев присутствующих и пригладив короткостриженые волосы, Сандерс вынес свой вердикт:
        - Вы, профессор, отправитесь первым же кораблем отсюда. Сэр Джеймс приносит вам свои искренние извинения за произошедшее. А что насчет вас, сержант… Хотя, нет, вы и звания рядового недостойны… Орден заводит дело против вас, так что будьте честны в следующий раз в своих показаниях.
        С этим полковник покинул их. Уже заранее забирая все то, что было дорого крестоносцу…
        Глава 2
        Англия. Оксфордшир. Дом профессора Хэммета. 1 неделя октября. 7 день. 1885 год.
        После увиденного и пережитого Михаил чувствовал, что ему требуется отдых. Вернее, время подумать. Хорошо подумать обо всем.
        А работа в университете не даст полностью развернуться. Но попросить отпуск оказалось просто. Обычно Оксфорд не отпускал преподавателей в начале семестра, но здесь случай особый.
        Стоило Хэммету прийти в университет на следующий день после своего прибытия домой, притворно подрагивая рукой, как профессор Гамильтон тут же начал писать бумагу о предоставлении отпуска на два месяца. Можно выжать и больше, но Михаил был уверен, что ему хватит отпущенного времени.
        Снимая частный дом на неплохую зарплату профессора демонологии, профессор не содержал слуг. Принимал пищу он в гостинице неподалеку, а уборкой, в основном, занимался сам. Потому что ни одна служанка, кроме самых дорогих и опытных, не может расположить все вещи, как нравится ему после наведения порядка. Да даже самые лучшие не всегда справляются, так что одному даже лучше.
        Одиночество - тоже интересная жизнь, если жить с умом, не тоскуя и не мечтая о чем-то запредельном. Никто не вмешивается со своими проблемами, не волнуется о твоих, не навязывается и не бросает. И это замечательно. В нуждающихся Хэммет видел лишь зависимых людей, которые, скорее всего, даже не осознают, как много могут сделать сами. Но иногда появляются моменты, когда и одиноким требуется помощь. По-настоящему. В том, с чем не справиться одному. И речь идет не о прочистке дымохода в зимнюю пору, когда из-за этого нельзя зажечь камин…
        Выйдя на застекленную веранду на заднем дворе, Михаил потянулся и поправил ворот домашней рубашки. День начался неплохо, но вдалеке уже начали собираться тучи. Значит, прогулка по парку точно отменяется. Но всегда есть книги. Вообще, в этом мире столько информации, что осилить за одну невозможно. А люди как-то умудряются быть несчастными и страдать от скуки и рутины в столь интересном мире. Впрочем, все зависит от желания.
        Посмотрев направо, профессор увидел соседку, поливавшую цветы рядом с низким железным решетчатым забором, отделявшим два участка. На короткий кивок она мило улыбнулась, показывая два отсутствующих передних зуба, что столь типично для немалого возраста. Милая старушка. И печет печенье гораздо лучше, чем некоторые кондитеры.
        Тут на другом конце дома раздался стук в дверь. Пройдя через кухню и гостиную, Михаил даже не собирался сначала спрашивать, кто пришел. Какая разница, он все равно примет любого.
        На пороге оказалась та самая студентка-активистка по фамилии Кейси.
        - Здравствуйте, - она смущенно улыбнулась, поправив сумку с учебниками на плече.
        - Здравствуйте, мисс Кейси, - незамедлительно ответил Хэммет, - Что вас привело ко мне?
        После чего спохватился и отошел в сторону, предлагая войти.
        - Я нужен в университете? - проводя девушку в гостиную, позволив ей сесть в одно из кресел перед горящим камином, поинтересовался профессор.
        - Нет, нет, я сама пришла.
        - Могу я предложить чаю?
        - Не стоит, - все еще смущаясь, отказалась Кейси.
        Малозаметно пожав плечами, мужчина сел во второе кресло. Студентка быстро огляделась, задержав взгляд на большой библиотеке в другом конце гостиной. Профессор тоже посмотрел в эту сторону. Да, там большая коллекция. Не только редкие трактаты по демонологии, но и по другим наукам, в том числе магии и технологии. Нужно быть подкованным в разных областях.
        - Так зачем вы хотели меня видеть, мисс Кейси?
        - Называйте меня просто Сара, - улыбнулась девушка, поправив локон, упавший на лицо. - Говорят, что во Франции произошло нечто ужасное, вот я и решила проведать вас. Но только сейчас смогла выбраться со всей этой университетской работой и учебой…
        Да, пресса все еще молчала под давлением Ордена. Но беженцев уже давно начали отпускать, а они все не смогут сдержать язык за зубами. Так что тревожные слухи будут продолжать расти, пока окончательно не опубликуют правду. Ну… или ее отголоски.
        - Да все в порядке, - махнул рукой Хэммет. - Всего лишь пару недель пришлось не рассчитывать на левую руку.
        - Но почему вы отказались от услуг госпитальеров?
        Михаил усмехнулся. Хороший вопрос, на самом деле.
        - Плохие воспоминания, - на лице проскользнула грусть. - Во время Семнадцатого нашествия из-за этих жрецов остались шрамы, да и больно было… потому что они пытались лечить то, чего не стоило.
        - Это вторая причина, почему я пришла, - призналась Кейси.
        - Любопытно… - профессор откинулся на кресле, прижав ладони друг к дружке.
        - Стоило кому-то промолвиться в Оксфорде, что вы его пережили… я в нетерпении ждала встречи с вами и…
        - Ну… вам стоило всего лишь подойти ко мне сразу. Для меня это не такая больная тема.
        Девушка виновата пожала плечами.
        - Так о чем конкретно вы хотели услышать?
        - Я была там, - выпалила Сара - Тогда, в России. В той деревушке…
        - Но ведь…
        - Мне было всего два года, да. Но кое-что, какие-то обрывки… например, смерть родителей, я помню.
        - Сочувствую вам, - избегая небольшой неловкости, что почувствовал Хэммет при разговоре, он решил поворошить угли в камине, - в таком возрасте пережить такое…
        - Да и…
        Девушка запнулась, стоило ему приблизить свое лицо ближе к огню. После чего вжалась в кресло.
        - Сара?
        - Амм… простите, что-то мне… я… я зайду в другой раз.
        Она сорвалась с места и покинула дом, громко хлопнув дверью, оставляя Михаила в полном недоумении.
        Что ж бывает, но он пропустил ланч.
        Выйдя из дома, профессор обнаружил у порога небольшой конверт с запиской внутри:
        «Ресторан гостиницы. Завтра. Десять утра».
        Как пунктуально. Чей почерк, профессор не знал, но догадывался по раздраженным росчеркам и не слишком аккуратной каллиграфии.
        Рука надавила на грудь, давая почувствовать находку из странного места, что лежала в кармане. Стоит держать это при себе, как и револьвер.
        Англия. Оксфордшир. 2 неделя октября. 1 день. 1885 год.
        Встреча в людном месте - это успокаивало. В последнее время Михаилу казалось, что за домом кто-то наблюдает. Но будь это некроманты… они бы давно сделали свой ход. Что им стоит вломиться в дом профессора под видом грабителей? Или послать пару громил? Вокруг тихий город, один констебль на несколько кварталов. В Лондоне, где находится штаб-квартира крестоносцев, это требовало бы более тщательного подхода.
        Тут два варианта. Либо кто-то что-то знает, но чего-то ждет, либо никто ничего не знает. О находке знает только Уильям, и то вряд ли придал этому факту большое значение. У него и так проблем много…
        И, похоже, он их все уже решил. Хотя бы частично.
        Стоило Хэммету, войти, как он увидел в дальнем углу этот взгляд. Пристальный, словно готовится нанести финальный удар самому злобному демону.
        Михаил даже замер от неожиданности, но все же собрался и направился навстречу.
        Да, сэр Уильям сильно изменился с их последней встречи. Лицо покрывала густая щетина, постепенно переходящая в бороду. Да и волосы не отставали, и теперь мужчину сложно назвать лысым. Затравленный взгляд на осунувшемся лице добавлял картине несколько жирных мазков. Не меньше, чем старый поношенный костюм, свойственный скорее рабочим на крупных предприятиях, чем джентльменам среднего класса.
        Но вот фуражка, лежавшая на столе по левую руку старого знакомого, выглядела вполне прилично. Ясно, что новая.
        Крестоносец не стал дожидаться профессора, и уже заказал себе завтрак. Ковыряясь вилкой в яичнице, он жестом предложил сесть напротив.
        - Рад вас видеть, - поздоровался Хэммет, сняв шляпу, оглядевшись в поисках официанта. - Я хотел вам написать, но не смог найти вашего адреса…
        Это было нормально для крестоносцев. Постоянные переезды отменяли постоянную расквартировку, поэтому те всегда жили в казармах. Одна из причин, почему далеко не у всех борцов с нечистью все гладко с личной жизнью.
        Даже не поздоровавшись в ответ, сэр Уильям фыркнул и, закончив мучить яичницу, перешел к бекону. В это время уже явился чертов официант, сглаживая небольшую неловкость.
        Может, беседовать во время трапезы в Ордене не учат?
        - Что ж… рад, что вы пребываете в добром здравии.
        - Добром? - все-таки подал голос собеседник, с громким звоном отбросив вилку, привлекая внимание немногочисленных посетителей. - Да вы мне теперь по гроб жизни обязаны…
        - Безусловно, - немного испуганно ответил профессор, - без вас я бы давно сгинул во Франции и…
        - Нет, это лишь цветочки, - возразил сэр Уильям. - Я все видел. Вы ушли оттуда не с пустыми руками. И мои командиры были крайне заинтересованы в этой вещи. Дело дошло даже до пыток…
        - Я… я не знаю, что сказать. Мне очень жаль, - Михаил опустил глаза. - Но незачем было скрывать правду. Я думал, эта вещь ничего не значит. И отдал бы ее при первой возможности.
        - Я бы открыл правду… если бы был уверен, что мои мучители действительно принадлежали к крестоносцам.
        А вот уже интересный поворот.
        - То есть… кто-то проник в вашу камеру под видом тюремщиков и спрашивал вас об этой вещи? - подвел итог профессор, крепко задумавшись.
        - Самую суть ухватили, - усмехнулся сэр Уильям, откинувшись на стуле, - но мою жалобу никто не рассматривал. Меня судили за дезертирство, так что пара шрамов кнута совершенно никого не волновали.
        - Но… вы ведь остались в должности? Вы же все сделали правильно…
        - Ну, да… только жена придурка Патрика подняла свои связи. В том плане, что она близкая подруга жены полковника Сандерса. Так что меня ждал самый справедливый суд, что видел этот свет.
        Хэммет виновато признался:
        - Мне стоило прийти на ваше слушание и сказать, что там произошло. Если бы я только знал…
        - Слушание закрытое, вас бы не допустили. Только если сразу вызвали бы как свидетеля. Но из-за полковника Сандерса этого не произошло, - мужчина почесал густую щетину, да еще так, что это услышали все остальные.
        И тут неожиданно он ударил по столу рукой:
        - Чертова сволочь…
        - И каков был приговор? - спросил профессор.
        Именно в этот момент принесли заказ. Официант смерил недовольным взглядом сэра Уильяма, но тот ответил десятикратной неприязнью. После чего тот решил быстро ретироваться.
        - Исключение из Ордена с лишением привилегий и позорным клеймом, - бывший крестоносец отдернул край перчатки на левой руке, показывая кусок черной магической татуировки.
        Такую не смыть, не стереть. И даже если вырежешь с куском плоти, останется жуткий шрам, но клеймо все равно останется видно. Хорошо еще, что сделали на руке. Некоторым наносили прямо на лицо, что приравнивало провинившихся к самым опасным преступникам. Такие долго не жили. Раньше их вообще прилюдно забивала насмерть толпа.
        - Похоже, я продолжаю семейную традицию… - добавил он после.
        - О чем вы?
        Но сэр Уильям махнул рукой, не желая дальше развивать эту тему, поэтому профессор не стал настаивать:
        - Давайте уточним кое-что, - решил он. - Неизвестные вас пытали, но ничего не добились. Но сейчас вы пришли ко мне… зачем?
        - Затем, чтобы предупредить, - ответил бывший крестоносец так, словно собеседник сморозил несусветную чушь. - Если они дошли до того, чтобы проникнуть в святая святых Ордена, то что им стоит узнать о вас? Мой совет - отдайте то, что вы там взяли, и дело в с концом.
        - Или меня просто убьет, потому что я много знаю. Да и вас тоже.
        - Я никого не боюсь, пусть приходят. В камере я был беспомощен, но не теперь, - самоуверенно заявил разжалованный сержант.
        - Это не выход.
        - А что тогда выход? Пойдете к сэру Джеймсу? Я замолчал о вас, поэтому суд не знал, что вы вообще там делали и как оказались рядом со мной. Да и МакКаллистер, тот парень, что выжил в той заварухе… его вновь вызовут для дачи показаний, и тогда вас вновь упомянут. А это грозит разбирательством, последствия которого я не могу даже предположить.
        - Я обращусь к главнокомандующему напрямую. Мы были знакомы и раньше, - возразил профессор.
        - То было во Франции, он вас ждал. Теперь же вы не проберетесь через его помощников. Они даже не подумают о вас ему доложить. А письменный запрос затеряется где-нибудь в нашем разветвленном бюрократическом аппарате у писцов…
        Это все весьма плохо. Похоже, вариант с крестоносцами отпадает. Но нельзя же просто сдаваться. Все еще далеко не кончено.
        - Есть еще один способ, - скептическое выражение лица сэра Уильяма так и подмывало просто так взять и уйти «по-французски», не попрощавшись.
        Или по-английски. Хэммет в любом случае был немцем, так что известные распри между двумя державами, а скорее, между эльфами и людьми, его как-то совсем не волновали.
        - Нужно доказать, что эта вещь ничего не стоит. Раз ничего не стоит - нечего некромантам за ней и охотиться. Дайте мне пару дней.
        - Пару дней?
        - Да. Пару дней, - договорившись обо всем, Михаил смог приняться за долгожданный завтрак.
        Англия. Оксфордшир. Кузница. 2 неделя октября. 2 день. 1885 год.
        Вывеску на небольшом здании, расположенном прямо на границе города, красили только сегодня. Хозяин определенно следил за своим заведением и хотел, чтобы возможные клиенты замечали ее издалека. Ведь до окраины надо еще дойти, а городские власти, несмотря на все ухищрения, не разрешали строить кузницу в данной области. Пришлось идти на компромисс, потому что в Лондоне конкуренция просто бешеная, а в других провинциях дела обстоят не лучше.
        Открыв крепкую стальную дверь с неподдающимся обычному взлому гномскому замку, представляющему из себя тяжелую железную конструкцию, занимавшую едва ли не половину двери, профессор оказался внутри кирпичного здания. Внутри было жарко, несмотря на то, что сама кузница находилась через одно помещение.
        Сняв шляпу, Хэммет достал из кармана платок и вытер испарину, проступившую на лбу. Помощника за прилавком не было, так что пришлось позвонить в небольшой замок. Лишь на пятый раз удары молота о металл стихли. Что-то с громким звоном упало.
        - Негодный мальчишка! Я тебе велел смотреть за прилавком! Где ты?!
        В комнату вошел разъяренный гном. Меньше полутора метров роста, но широкоплечий, с огромными мускулистыми ручищами. Рыжая борода, явно компенсировавшая полное отсутствие волос на голове, была привязана веревкой к телу. Поверх рабочего серого халата висел пояс со множеством мелких инструментов.
        - А, это ты, ученый… - фыркнул, немного раздобрев, хозяин магазина, - Чего хочешь?
        Многие гномы уже давно забыли как грубый язык, так и грубые манеры. Но из некоторых их не выбьешь даже после десятков и десятков поколений. Впрочем, такое позволяли себе только по-настоящему хорошие мастера. Остальные рисковали обанкротиться.
        - Рад видеть тебя, Ангус, - вежливо ответил Михаил, вытаскивая свой револьвер из внутреннего кармана пиджака. - Побывал тут в заварушке месяц назад, что-то барахлить стал. Думал, в ближайшее время не потребуется, вот и тянул…
        - Всегда держи оружие наготове! В любое время может понадобиться жеж!
        Жадно выхватив револьвер, Ангус положил его на прилавок, начав с упоением ковыряться, ворча:
        - Американцы… ничего не могут сделать нормально… порох мы изобрели, первые ружья мы изобрели, динамит мы изобрели… а они только все портят.
        Ну, вообще насчет пороха и ружей неизвестно. Китайцы до сих пор спорят с гималайскими гномами - кто первый додумался до такой штуки. Но скорее всего имеет место воровство.
        А вот динамит точно изобретен Альфредом Нобелем, это доказано. И все же гномы усердно пытаются доказать, что это не так.
        - Что ты с ним делал такое, ученый?
        Не став поправлять его, профессор рассеянно пожал плечами:
        - Стрелял…
        - Ага… стрелял… да так, что барабан едва не отвалился.
        - Ну, простите…
        - Ладно, все готово, - поковырявшись в течении тридцати секунд мелкими инструментами, хозяин кузницы прокрутил щелкающий барабан револьвера по руке и отдал оружие Михаилу.
        - Спасибо, сколько с меня?
        - Бесплатно. Я рад хоть ненадолго выйти из кузницы, охладиться… а то увлекаюсь работой, ну не могу оторваться!
        Охладиться? Профессору стало жутко от того, какая температура может стоять у самого горнила.
        - Трудоголизм… понимаю. Да, - изобразив, что собирается уходить, Михаил тут же вернулся, - еще кое-что. Ты не знаешь в Оксфорде или Лондоне человека, который занимается… экспертизой необычных вещей.
        - Коллекционер что ле? - поднял густую бровь гном.
        - Нет… скорее человек, который может сказать, что…
        - А чего сразу человек? - возмутился Ангус. - Что, кроме людей, вас англичан никто по жизни не устраивает?!
        - Я немец…
        - А какая разница? Знаешь, почему мне не дали открыть лавку в центре города?
        - Ты рассказывал…
        - …мол, говорят, дым им мешает, задыхаться они будут, будто я перед их чайной-перечайной мэрией ее строить собрался!
        - Но ведь…
        - Все дело в том, что я гном! Гном! Не человек, а гном! Сколько живет в мире людей, а сколько гномов? Вы господствующий вид, вам все можно…
        - Ангус, давай, продолжим дискуссию в следующий раз. Мне просто нужен тот, кто занимается изучает любые редкие вещи. У тебя есть на примете такой… - профессор осекся, - субъект?
        - Су… кто? Ладно, знаю такого. Здесь в Оксфорде живет.
        Гном быстро написал корявым подчерком на первой попавшейся бумажке адрес и имя:
        - Завтра к нему зайди, сегодня он занят.
        - Непременно. Благодарю!
        На выходе из лавки Михаил услышал новый крик:
        - Где ты, мелкий выродок?!
        Воздух… как же хорошо после этой жаркой печки. Как еще чернила на бумаге не расплылись от нее….
        Михаил задумался. Сэр Уильям согласился дать ему пару дней. Как раз все успеется…
        Англия. Оксфордшир. Магазин «Редкости Вандокса». 2 неделя октября. 3 день. 1885 год.
        Профессор не знал, откуда замкнутый гном-трудоголик знает человека из совершенно другой сферы деятельности, не связанной с ремеслом кузнеца и вообще оружием.
        Может, удастся найти ответ и на эту загадку?
        У этого магазина вывеска оказалась совсем неприметной, справа от двери, скрытая ветками рябины. Будто хозяин очень не любил гостей…
        Стук в дверь не помог, да и та оказалась не заперта. Но внутри не было никакого прилавка, обычная домашняя прихожая. В следующей комнате располагалась гостиная со множеством разных вещей. От простого хлама до весьма ценных для коллекционеров экспонатов. И все просто так выставлено напоказ. Но, несмотря на беспорядок, все в комнате смотрелось органично, будто на своем месте.
        Особенно привлекали внимания чучела зверей и магических существ, например, давно вымерших огромных пауков, и даже маленькое ходячее дерево, имевшее два с половиной метров росту. Кубки, глиняные тарелки, гномьи таблички, эльфийские свитки и луки… от такого многообразия кружилась голова. Ангус точно дал правильный адрес.
        Дверь в кабинет удалось найти не сразу, да и то пришлось отодвигать чучело белого медведя. Без этого Михаилу просто не удавалось пролезть.
        За резным дубовым столом, блестящим от лака, сидел полноватый старик в смокинге. Точнее спал, закинув голову вверх. Седые, вьющиеся во все стороны кудрявые волосы обрамляли лысую макушку. На начисто выбритом подбородке виднелось несколько темно-коричневых бородавок.
        От стука о косяк двери хозяин также не проснулся. Михаил уже подумывал, стоит ли вообще его будить. Но откладывать больше нельзя, обещание уже дано.
        - Мистер Вандокс?
        Старик всхрапнул и резко подскочил, услышав чужой голос:
        - Да, сэр Генри Клод Вандокс, я… - наконец, он окончательно проснулся. - Кто вы такой? Грабитель?
        Маленькие глазки так и бегали вокруг, будто не в силах зафиксироваться на одном предмете хотя бы на секунду.
        - Нет, сэр. Меня зовут Михаил Хэммет. Я профессор демонологии, - мужчина почтительно склонил голову в знак приветствия.
        - Я не занимаюсь демонами!
        А фальшивое чучело адской гончей говорит об обратном. Почему фальшивое? Крестоносцы избавляются от всех трупов. Даже от них можно случайно подхватить порчу.
        - Я сейчас не по этому делу. Мне в руки попалась одна вещь, и мне бы хотелось знать, что это.
        Профессор вытащил тонкую пластину и аккуратно положил ее на лакированный стол. Взяв лупу, Вандокс внимательно оглядел каждый миллиметр.
        - Бедняга… он ведь умер, да?
        - Кто умер?
        Отложив вещи обратно на стол, старик задумчиво поднял глаза на потолок:
        - Как же звали этого господина… он заходил семнадцать лет назад.
        - Семнадцать… - тихо повторил профессор. - Этого не может быть, простите. Я нашел эту вещь месяц назад, глубоко под землей. Никто до этого попасть туда не мог.
        - Да? Ну, значит, копия… - будто потеряв интерес, быстро ответил Вандокс.
        - Кто был тот человек?
        - Он никогда не называл своего имени. А лицо его не помню… он приходил сюда еще раз, два года назад. Просил осмотреть какую-то безделушку. Я не смог ему помочь, как и вам.
        - Куда он отправился, вы знаете? - Михаил искал хоть какую-нибудь зацепку.
        - В Россию…
        - Куда именно?
        Но старик, как оказалось, заснул. Но от прикосновения к плечу вновь вскочил:
        - А? Что?
        - Куда именно?
        - Что куда именно?
        - Куда именно в Россию уехал тот человек?
        - Ах, этот человек… в Симбирск… обмолвился случайно. У него там своя церковь. Профессор… эээ… как вас там?
        Но Хэммет не слушал, а просто смотрел куда-то в сторону. А потом просто вышел из магазина, забыв попрощаться. Достав сигару из внутреннего кармана, он забыл ее зажечь и по привычке просто выдыхал несуществующий дым…
        Дом Хэммета.
        На улице уже давно наступил вечер. Фонари освещали путь. Но рядом с домом их не было, поэтому лишь подойдя ближе, профессор понял, что что-то не так. Дверь была приоткрыта. Михаил достаточно щепетильно относился к своей собственности, и всегда возвращался домой, если казалось, что забыл запереть дверь. Кто-то вломился. Позвать констебля? Нет, стоит проверить.
        Вытащив револьвер, профессор аккуратно вошел внутрь, зная, как громко скрипит половица. За дверью никого, в прихожей тоже. Но в гостиной горел свет. Одна свеча…
        Она освещала одинокую фигуру, стоявшую в центре.
        - Профессор, это я.
        - Сэр Уильям? - услышав знакомый голос, Хэммет расслабился.
        - Просто Уильям. Кто-то вломился в ваш дом.
        - Я это вижу…
        С помощью спичек он зажег больше свечей. Все вокруг перевернуто, книги вытащены с полок. Искали тайники в доме. Как же по-варварски.
        - Я проходил мимо, увидел приоткрытую дверь. Думал, что там кто-то есть…
        - Но у вас даже оружия нет, - заметил Михаил.
        - И что с того? - взгляд бывшего крестоносца посуровел. - Я так зол, что смогу хоть огра одолеть голыми руками. Или вы думаете, что я проник в ваш дом?
        Не похоже. Инструментов у Уильяма при себе вроде нет, а замок цел.
        - Нет… сначала думал, что так. Но теперь нет. У вас нет мотива.
        - У меня нет мотива. Вот именно. Что вам удалось выяснить?
        Какой быстрый переход.
        - Есть небольшая зацепка. Связанная с Россией, - не стал скрывать Хэммет, - и раз все так серьезно, то оставаться в Англии не следует вдвойне.
        Но Михаилу не было страшно. Это досадное недоразумение, которое надо поскорее развеять, чтобы от него отстали. Но чем дальше в лес, тем меньше это кажется простым недоразумением…
        Разжалованный сержант скрестил руки на груди, о чем-то напряженно думая, пока профессор пытался навести хоть какой-то порядок.
        - Я поеду с вами… меня ничего не держит в Оксфорде. Но мне нужно оружие. Дело обещает быть опасным.
        - Странно, что вы не отговариваете меня. Даже стыдно после этого отговаривать вас.
        - В этом нет смысла, вы уже все решили. К тому же, судя по вашему досье, это не первое путешествие…
        - Далеко не первое, - лишь прошептал в ответ Хэммет.
        Англия. Оксфордшир. Кузница. 2 неделя октября. 4 день. 1885 год.
        Михаилу надоело наводить порядок уже через пятнадцать минут. Пускай наемные служанки разбираются со всем этим делом. Все равно в ближайшее время его не будет в Англии. А университет… он оставит записку, ничего страшного не случится. К тому же демонологию преподают не только там. Места в мире полно. Но жизнь, к сожалению, одна…
        Раз нельзя обратиться за помощью к крестоносцам, значит, и к властям доверия нет. Некроманты - тайная сила, распространенная по всему миру. Разрозненная, но нельзя их недооценивать.
        Больше некому было пытать Уильяма, да и вламываться в дом к Хэммету. Но при этом боялись нападать на него в открытую. Опасались все провалить. Так что обыск дома был последней надеждой. В следующий раз удар нанесут незамедлительно. Нужно выиграть время.
        - Вам когда-нибудь говорили, что вы настолько спокойный, что это даже пугает? - спросил бывшей крестоносец, идущий немного позади Михаила.
        Под тем же старым костюмом скрывался синий мундир неизвестного профессору покроя. Несмотря на любопытство, он решил пока не задавать вопрос. Крестоносец ему навязался, и, по сути, нет причин ему отказывать. Его разжаловали, практически лишили средств к существованию. С этой меткой на руке никакой нормальной работы не найти. Настоящее христианское милосердие в действии…
        Но им дальше предстоит работать вместе, а, значит, нужно построить доверительные отношения. А то, что Уильям явно затеял все это, чтобы вернуть расположение ордена или даже стать героем, может усложнить дело. Сейчас профессор понимал, что тот акт дезертирства теперь совсем не играет на руку. Было ли дело в нем, либо в самом разжалованном сержанте? Но хотелось бы верить в лучшее…
        - Да, говорили. Но в сложной ситуации радовались моему спокойствию.
        - Тогда в Шербуре не услышал от вас ни одной жалобы, ни отчаяния, не видел страха в ваших глазах. Вы же не военный человек. Все-таки дело в нашествии?
        - Да, думаю, в нем, - пожал плечами Хэммет, - если хотите подробностей, можете почитать мои диссертации.
        - А если вкратце? - усмехнулся Уильям.
        - Вкратце… говорят, что для того, чтобы поссориться с человеком, нужно начать говорить с ним о религии или политике. А в моем отношении еще и о нашествии демонов.
        - Ладно, у всех свои секреты, - не стал настаивать солдат, - хотя, я вижу, что вас так и подмывает о чем-то меня спросить.
        - Уверен, это подождет…
        На подходе к кузнице на середину улицы выбежал человек в ободранном зеленом мундире без рукавов. Голова с вырванными клоками волос перевязана, как и нога. А на руках запекшаяся кровь. Также недоставало некоторых зубов.
        Бегая туда-сюда, сумасшедший что-то нечленораздельно орал.
        - Что это за язык? - Уильям остановился, не желая вмешиваться.
        Как и остальные прохожие.
        - Это… русский, - прислушавшись как следует, ответил профессор, отведя взгляд в сторону.
        - И что он говорит?
        - Про наступление, про Русь, Наполеона… бред сумасшедшего. Откуда он вообще взялся? Не слышал, чтобы в Оксфорде имелась психушка…
        - Наполеона? - фыркнув, уцепился за другую тему бывший крестоносец, - Чертов коротышка-эльф, до сих пор не оставляет Европу в покое…
        Да, и это при том, что средний рост эльфа превышает человеческий. Для них великий полководец вообще был карликом. Что не мешало ему поставить на колени большую часть Европы, убедив даже орден крестоносцев в своей великой миссии по объединению земель.
        Помешанный направился к Хэммету, протягивая руки, но его уже успел остановить подоспевший констебль. Исхудалый страдалец не мог сопротивляться и вскоре ушел с поникшей головой, ковыляя, подгоняемый представителем закона.
        - Пойдемте, - Михаил направился ко входу в кузницу.
        - Вы нервничаете?
        - Да, - не стал скрывать профессор, - меня всегда угнетали сумасшедшие.
        - Хоть чем-то вас можно пронять…
        Сегодня Ангус не разжигал горнило, и у прилавка можно было дышать. Вместо кузнечной работы гном проверял затвор охотничьей винтовки.
        - Что там за вопли на улице? - вместо приветствия поинтересовался он.
        - В психушке день открытых дверей, - Уильям опередил Хэммета с ответом.
        - С вами, людьми, психушка никогда не закрывается…
        Бывший крестоносец хохотнул и решил ответить такой же колкостью:
        - Да и вам, гномам, стоит выйти из пещер, так сразу теряете адекватность.
        - А мне нравится этот остряк! - рассмеялся Ангус, откладывая ружье и опираясь руками на прилавок. - Завел себе телохранителя? Громадный какой! Ух! Только вот я все равно посильнее буду.
        Солдат оценил вздувшиеся от тяжелой работы мускулы хозяина кузницы и спорить не стал.
        - Ты бы хоть приодел его, рядом с тобой он смотрится как…
        - Ангус, мы пришли за оружием, - вмешался, наконец, Михаил. - Понимаю, что тебе одиноко, но…
        - Одиноко? - фыркнул гном. - Да я только рад, что уехал от этих чертовых родственников с Кордельеров. Что вам нужно?
        - Двуручный меч. И что-нибудь огнестрельное… - он заинтересовался винтовкой, которой занимался Ангус.
        - Не для продажи, - резко сказал гном, убрав ее с прилавка.
        - Господи, не будь таким щепетильным.
        - Работа такая. Пойдемте… и у тебя кровь идет…
        Тут профессор заметил, что и вправду, из-под котелка со лба Уильяма побежала маленькая струйка крови.
        - А, черт… - он снял шляпу и стер кровавую дорожку тыльной стороной ладони, - подрался в одном из пабов.
        «А, может, и не одном…» - подумал про себя профессор, направляясь следом за остальными.
        В большой комнате весели разнообразные образцы оружия. Казалось, что тяжелые мечи нужны, в основном, лишь крестоносцам. Но, судя по количеству различных мечей, алебард, топоров и палиц, жители планеты еще не разучились обращаться с этим оружием. Хотя, учитывая, что каждая подобная вещь - ручная работа, то, скорее всего, это для продажи коллекционерам. И для души. А вот сабли и огнестрельное оружие - основной заработок гнома.
        - Святая… - у Уильяма упала вниз челюсть, - а у тебя есть на это лицензия?
        - Не было бы, не продавал, - недовольно проворчал Ангус. - Тебя орден послал ее проверить?
        - Я не состою больше в ордене…
        - Оно и так понятно. Значит, тебя вышвырнули из него, и теперь решил податься в наемники? Похвально, но, знай, сейчас там неплохая конкуренция. Убийцы, вернее террористы, сейчас в моде.
        Ну да, как можно забыть про разные революционные движения, изготавливающие бомбы и устраивающие неприятности по заказу тех, кто больше заплатит.
        - У нас мирная миссия, - слегка улыбнулся профессор.
        - Я слишком хорошо тебя знаю, ученый, чтобы в это поверить…
        После этих Уильям скептически посмотрел на Хэммета, а после вернулся к выбору оружия. Первые несколько мечей не пришлись по душе, но с третьим он попробовал попрактиковать пару движений.
        - Обычная сталь и алхимический порошок… прочное и легкое оружие, - проведя по лезвию, отметил бывший крестоносец.
        - А ведь эксперт! Да, сейчас это неплохая технология. Но она знаменует скорое окончание эры кузнечного дела, - усевшись на один из ящиков, с толикой грусти сказал гном.
        - С чего бы? Для демонов и нежити нужны клинки. Пули ничего им не делают.
        - Это пока. Еще век назад оружие перезаряжали с минуту, а сейчас дело десяти секунд. Это неизбежно. Вон, против людей используют лишь сабли и штыки. Дальше, скорее всего, останутся лишь ножи. А вот пистолеты и ружья пойдут дальше. Изобретут такую мощь, которая положит твоих демонов.
        Профессор усмехнулся, но не объяснил причины этого.
        Выбранный Уильямом меч обошелся недешево, но Хэммет был уверен, что покупка того стоит. Если тот не перестанет пить и ввязываться в драки.
        А вот из стреляющего он выбрал винтовку Маузер модели тысяча восемьсот семьдесят первого года. Странный выбор, учитывая, что раньше бывший крестоносец пользовался револьвером. Впрочем, так, в большинстве своем, положено офицерам, и это оружие ему больше по душе.
        - Вряд ли нам удастся просто так ходить с этим оружием наперевес, но это лучшее, чем я умею воевать, - сказал солдат, когда они уже шли по улице. Все покупки он нес в руке, завернутые в тряпки от посторонних глаз. - Так что ваше маленькое капиталовложение окупится.
        Профессор не знал, как все сложится, но в военном деле доверял его мнению. В остальном следовало найти более тесный контакт и способ управлять действиями Уильяма, пока он не пустился во все тяжкие.
        Вскоре пришлось оплатить штрафы за драку и разбитое стекло в пабе, а также задолженность за проживание в гостинице. Пока что он был самым дорогим наемником… сразу видно, что большую часть жизни бывший крестоносец провел в казармах, не заботясь о своем материальном благополучии, да и вообще в целом малоприспособленный к другой жизни.
        Придется это исправлять…
        Российская Империя. Симбирск. 1 неделя ноября. 3 день. 1885 год.
        Так как путь обещал быть неблизким, Михаил снял все средства, что были у него на счете в банке. Возможно, не слишком мудрое решение, но нет уверенности, что возвращение в Оксфорд будет скорым.
        С работой опять же никаких проблем - он просто не уведомил никого о своем отъезде. Лишь разобрался с вопросом о доме, а остальном пустил все на самотек. Нет времени препираться с деканом кафедры. Для всех он уехал в Лондон на поезде. А там уже пусть ищут, как хотят.
        Покинуть же столицу Англии оказалось просто, вопреки ожиданиям Уильяма. Ему казалось, что за ними следят постоянно из-за каждого угла.
        Но Хэммет прекрасно понимал причину. Перед самым отплытием круизного корабля в Санкт-Петербург, профессору пришлось вытаскивать бывшего крестоносца из передряги в очередном пабе. Вернее, уже на пороге из отрезвителя в полицейском участке он ждал его с охапкой одежды в руках. И когда тот одевался, увидел жуткие шрамы на спине и груди. Определенно, мучители специально не травмировали лицо Уильяма перед трибуналом. А все остальное можно списать на боевые шрамы, учет которых все равно никто не вел.
        Пытка точно проведена со знанием дела, и выдержке разжалованного сержанта можно только завидовать.
        Только под конец полицейские заметили метку на его руке, так что пришлось уходить поскорее, пока не стало хуже. Представители власти вполне имеют право выносить более строгие приговоры за дебош. Даже взятка не поможет.
        - Я взял вас не для того, чтобы раз за разом вытаскивать из передряги, - на улице профессор начал отчитывать спутника. - Ваш алкоголизм и непотребное поведение просто сводят меня с ума!
        Да, они путешествуют всего ничего, но так дальше продолжаться не может.
        - Ладно, ладно, господи… - Уильям готов был согласиться с чем угодно с похмелья, пока его пальцы то и дело потирали висок, чтобы голова перестала гудеть.
        - Да, найдите лучше утешение в религии, чем в бутылке. Поторопимся, наш корабль отходит… - Хэммет раздраженно толкнул несопротивляющегося солдата в плечо, направляя в сторону порта.
        Как оказалось, бывший крестоносец бывал только в Европе и южных странах за свою военную карьеру. И не слишком хорошо знал географию. Ему хватило обучения одной лишь грамоте.
        Это выяснилось, когда на третий день Уильям заявился в каюту Михаила, спрашивая, почему они еще не прибыли к месту назначения.
        - Россия гораздо дальше. Мы сейчас плывем вдоль Норвегии. Наберитесь терпения, - отвечая, профессор невозмутимо делал пометки в записной книжке, лежа на кровати.
        - Черт… вам-то есть чем заняться, - усмехнулся бывший крестоносец. - Пишите мемуары? О событиях Шербура можно целую книгу написать. Только вот Орден не даст ее опубликовать ни под каким предлогом. Разве что лет через сто, когда события уже перестанут иметь какое-либо значение.
        - Благодарю, мне хватит моих диссертаций, - улыбнулся профессор, откладывая книжку в сторону. - Я размышлял над тем, что тогда произошло…
        - Что-то показалось вам странным? - Уильям сел на стул, перед этим едва не промахнувшись.
        Похоже, опять повысил градус в баре, прежде чем идти к Хэммету.
        - Все, - Михаил сделал пас рукой. - Начиная с нашего прибытия до самого конца.
        - Ну, выкладывайте. Надо чем-то время убить.
        - Так вот. Сэр Исаак говорил, что ему не дают пришвартовать корабль. И через полчаса прибывает неизвестный корабль и происходит взрыв в порту, отрезая все пути отхода.
        - Такое не забывается, - бывшего крестоносца передернуло от воспоминаний, - но это не доказывает, что то судно принадлежало этому промышленнику.
        - Но тот таинственно исчез…
        - В городе был хаос!
        - Но записка с тела мертвого солдата в лесу была с его инициалами, - напомнил профессор.
        - Вы хотите сказать, что он был ответственным за все это? - с открытом скепсисом спросил собеседник.
        - Не берусь судить. Вы не знаете, с кем он встречался?
        - Мне откуда знать?
        - Он говорил про… эльфа. С каким эльфом может встречаться фигура такого уровня?
        Уильям задумался надолго. Михаилу показалось, что ему просто не дождаться ответа. Но неожиданно тот все-таки вспомнил:
        - Солдаты говорили о каком-то крупном торговце по имени Жан… не помню фамилии. Но, по слухам, крайне богат. Марк Красс своего поколения.
        - А это интересно… следует записать, - профессор вернулся к пометкам.
        - Так, значит, он все это организовал, и решил подставить своего компаньона Белла?
        - Не спешите с выводами. Помните принца Артура? Что ему-то делать на территории Франции, да еще в столь опасном месте? К тому же мы видели его мертвого солдата там, где его вообще не могло быть.
        - Допустим, но ведь всякое бывает, - солдат пытался осмыслить вышесказанное, но замутненный алкоголем разум плохо поддавался мыслительной деятельности.
        - Всякое… но у кого хватит власти запустить людей в штаб-квартиру Ордена, да еще в вашу камеру? Орден, конечно, международная организация, но слова королей и принцев для него далеко не последние, - закончив писать, профессор указал острием авторучки в потолок.
        - Ладно, возможно… по мне так тут точно дело нечисто, - согласился Уильям.
        - И тут мы переходим к сэру Джеймсу.
        - А ним-то что не так? Вы всех, что ли, решили подозревать?! Так меня тоже подозревайте, что уж теперь!
        Похоже, эти слова задели бывшего крестоносца весьма сильно.
        - Прошу прощения, что обидел вас, но нужно смотреть на факты.
        - Какие еще факты?!
        - Сэр Джеймс ни с того, ни с сего увел войска из Шербура. Вы не знаете причину этого поступка?
        - Откуда мне знать?! - потихоньку, но все же солдат начал понемногу успокаиваться.
        - Вас же не сразу повязали, может, удалось что-нибудь услышать…
        - Никто ничего не знает. Просто армия вышла, убивая чертовых эльфов, пока те сами не начали дохнуть…
        - И много их не было?
        - Нет! Не то, что когда на нас напали в деревне…
        - Хм… то есть объективной причины для этого приказа не было.
        - Я уже ничего не знаю, - схватился за голову Уильям. - Ну, был приказ, и что? Что еще доказывает причастность сэра Джеймса к преступлениям?
        - Его прошлое. За два года дойти до чина главнокомандующего… нужно иметь незаурядные способности. Любой на этом посту становится самым могущественным человеком в Европе.
        - Только совмещать жизнь главнокомандующего и некроманта очень непросто.
        - Невозможно, - согласился профессор, - поэтому он пока на третьем месте по подозрению.
        - Итого, четыре подозреваемых… здорово. И как нам это поможет? Если узнаем правду, то цена за наши головы вырастет троекратно.
        - Зато будет шанс узнать, каким будет следующим ход врага.
        - Вы проклятый авантюрист… стоило с вами связаться…
        Голова Уильяма была готова взорваться от перегрузки информацией, поэтому он поспешил покинуть каюту.
        Санкт-Петербург встретил путешественников яркими огнями и жутким холодом. Профессор запасся теплой одеждой заранее, а вот упрямый Уильям переоценил свою морозоустойчивость. Благо на торговой площади нашлись продавцы теплых тулупов. А также шапок, в которых любой европеец смотрится просто смешно. Благо никого долго уговаривать не пришлось.
        - Если бы не холод, я бы не поверил, что это Россия, - бывший крестоносец прекратил стучать зубами.
        Но не благодаря теплому тулупу. Русские холода дали ему повод не просыхать ни на секунду. К тому же он просто не мог пройти мимо столь прекрасного напитка, как водка.
        Хэммет же обходился без дополнительного согрева. Он с первого визита знал, что с ноября по апрель такая погода не отпускает северную страну.
        - Этот город строили европейские зодчие, в том числе итальянцы, - в качестве небольшого экскурса пояснил Михаил, пока Уильям озирался по сторонам.
        - Ну, здорово! Эльфы, морозы и русские! Три ненавистных вещи в одной!
        - Насчет первых двух я понимаю, но чем вам русские не угодили? - профессор не сдержал улыбки.
        - Они разбили тевтонский орден на Ледовом побоище. Самом противоречивом сражении в истории!
        Собеседник не стеснялся говорить на всю улицу, благо местные не понимали его британский, лишь оборачивались, чтобы посмотреть на странного громилу. Обычно среди высших слоев общества в России в основном учили немецкий и французский… на благо бывшего крестоносца. Но тот вряд ли это знал перед тем, как начать высказывать свое мнение.
        - Для русских оно очень даже однозначно. Они правили свои летописи только с приходом к власти Романовых. В то время как ваш орден этим грешит постоянно… - не преминул слегка поддеть спутника Хэммет.
        - Да я вас!.. - Уильям высунул руки без перчаток из карманов, и тут же поспешил вернуть их обратно из-за нового порыва ветра. - Ничего подобного!
        - О, я прекрасно знаю, что чума в средневековье появилась не из-за антисанитарии и истребления кошек.
        - У вас нет доказательств, - фыркнул Уильям, передумав душить профессора.
        - Действительно…
        Беседа прервалась тем, что на повороте из-за угла дома вышел белый медведь. Михаил аккуратно выбросил руку в сторону, не давая солдату сделать что-нибудь неразумное.
        Но тот и не собирался, а просто замер, пытаясь понять, что может медведь делать в крупном городе.
        Секундой позже вышел его хозяин в дорогой шубе и теплом цилиндре с ушами, который не преминул чуть приподнять в знак приветствия. После чего пошел вместе со своим питомцем дальше.
        - Я был уверен, что это все байки…
        - Отчего же? Были целые научные статьи и трактаты, посвященные этим животным, - профессор также проводил зверя с белоснежной шкурой взглядом.
        Но большинство из этих трудов состояли из стереотипов чуть более, чем полностью. К примеру, Наполеон потерял всю свою огромную, опытную армию не из-за морозов и неудачного стратегического манерва, а из-за русских верхом на медведях, что любили пить водку и играть на национальном инструменте под названием «балалайка», звуками которых вселяли страх в эльфийские сердца, являясь лучшим психологическим оружием всех времен. И люди, написавшие этот бред, получали научные степени и преподавали в лучших университетах Европы. Стыд и позор…
        Нет, все эти атрибуты, разумеется. Были. В таких морозах и метелях на конях проехать крайне сложно, медведи подходили гораздо лучше, поэтому использовались лишь в разведке. А в боях крайне редко - эти животные достаточно миролюбивы. Не как слоны, конечно, но русским удалось их хорошо приручить, и те становятся преданны, как собаки. - У нас одного рядового медведь задрал… хоронили по частям, - вспомнил Уильям и еще больше побледнел, хотя куда уж больше…
        В Симбирск солдат и профессор прибыли на поезде, совершив не одну пересадку. И большую часть дороги бывший крестоносец жаловался на некомфортабельное промерзшее купе, русские дороги и частые остановки из-за них. То впереди заметет, то с поездом что-то не так. В результате чего путь занял массу времени, и оба жалели, что до конечной цели их путешествия. Не ходят корабли.
        С каждой остановкой была перспектива застрять надолго посреди снега, вдали от цивилизации.
        Но, наконец, конечная. Даже Хэммет выдохнул с облегчением, когда поезд остановился. Только никакой станции не было. Пришлось прыгать прямо в снег. Но хотя бы сугробы оказались неглубокими.
        - Черт! - выругался после приземления нагруженный донельзя Уильям.
        У профессора при себе был лишь небольшой чемодан.
        Вокруг них была бескрайняя ледяная равнина, вдалеке от которой виднелся город. Оказалось, железнодорожные пути к нему окончательно засыпало, так что быстрее дойти окольной тропой пешком, прежде чем их откопают. Кроме путешественников с поезда сошли оставшиеся двое пассажиров. В Симбирск вообще мало кто ездил.
        - Вот, скажите… - через некоторое время, заскучав по дороге, поинтересовался бывший крестоносец, - мы ведь пришли сюда по зацепке какого-то сумасшедшего старика. Но вы так и не сказали, что или кого мы ищем.
        - Мы ищем хозяина церкви в этом городе, который бывал в Англии. У меня есть здесь хороший друг, у которого мы остановимся, и который хорошо знает окрестности.
        - Что-то я сомневаюсь, что он православные. Православные редко покидают Россию, посещают только восточную Европу. Например, захолустье, под названием Сербия, - солдат поправил тесемки объемного рюкзака.
        При этом он нес на себе винтовку и меч в специальных чехлах, привязав их к телу поверх тулупа. Несмотря на пьянство, Уильям обладал немалой силищей.
        - Я тоже так подумал, - отметил профессор. - Если окажется католиком, вам там проще будет внедриться.
        Все члены ордена были католиками, туда не брали протестантов, православных, мусульман и других. Можно сменить вероисповедание, как вариант. В остальном суровые догмы не допускали исключений. И пусть сейчас такой религиозной искренности, как в средневековье, мало от кого дождешься, своим основным принципам крестоносцы никогда не изменяли.
        Именно поэтому Британская Империя долго была обособлена от их влияния, как только отреклась от католицизма при Генрихе Восьмом. Но в конце восемнадцатого века в связи с потерей Америки, как своей колонии, и угрозы лишиться остальных, они пошли на некоторые уступки, и уже в двадцатых годах девятнадцатого века в Лондоне появилась штаб-квартира тевтонского ордена, имевшая право свободно набирать рекрутов, заодно обращая их в свою веру.
        - Ха… я даже «Отче наш» сейчас не расскажу, а вы меня внедриться просите, - фыркнул Уильям.
        - А разве вы не молились по утрам и на ночь, когда служили ордену?
        - Молился, и что? Это не значит, что я хоть что-то запоминал, бессвязно пробалтывая весь текст.
        Михаил не сдержал дружеского смеха, который через секунду поддержал и солдат.
        - Да вы не меньший атеист, чем я, - заметил профессор.
        - Ничего подобного! - возмутился собеседник. - Просто у каждого своя вера, не более.
        Ну да, кому как не бывшему представителю организации, занимающейся религиозной экспансией на протяжении веков, говорить об этом.
        - Кстати, а откуда просочились сведения о моих религиозных взглядах? Я публично о них никогда не заявлял.
        - У ордена есть записи о вас. Вы ведь пережили нашествие. Впрочем, как и об остальных, кто был в той же ситуации. Ну и перед самым заданием быстро раскопали о вас побольше сведений. Все-таки вам с главнокомандующим встречаться, а его охранка свое дело знает. Вот и мне кое-что подглядеть перед отправкой удалось.
        Профессор знал, что он числится в записях о Семнадцатом нашествии. И про подробные характеристики знал. Но вот то, что его проверяли - это нонсенс. Неужели у крестоносцев нет доверия никому, кроме своих?
        - Интересно, - задумался Хэммет. - И что же там такого выяснили?
        - Церковь вы не посещаете, - начал вспоминать бывший крестоносец. - Да и вообще официально не относиться себя ни к одному из религиозных течений. Ваше окружение коротко и осторожно расспросили, так что раз так написано, то работа была проделана тщательная.
        - Что ж, я впечатлен, и даже льстит, что я привлек такое внимание, - хмыкнул Михаил.
        До города, казавшегося столь близким, путь занял не меньше часа из-за петляющей неудобной дороги. Но главное, что все-таки добрались.
        Захолустье еще то. Пять-семь каменных зданий, лишь два из которых можно назвать большими, а остальное представляло из себя скопления деревянных домов и изб. Мимо сновали закутанные в шубы и теплые шапки люди, нередко в сопровождении ручных медведей. Благо к их присутствию Уильям немного привык.
        Целью путешественников был большой, ухоженный каменный дом на окраине города.
        Стук в крепкую дубовую дверь ничего не дал.
        - Он в курсе, что мы приедем? - засомневался бывший крестоносец.
        - Я написал ему письмо еще в Лондоне. Впрочем, почта могла и запоздать…
        Но тут дверь со скрипом открылась, и на пороге показалась молодая девушка.
        - Илья Николаевич, они приехали! - по-русски звонко крикнула она, после чего обратилась к мужчинам. - Здравствуйте, проходите скорее, - выполнив свой долг, она быстро удалилась.
        Как только они вошли, по лестнице со второго этажа спустился немолодой джентльмен с густой бородой средней длины и практически лысой головой. Будучи среднего роста, он приходился профессору по шею, а Уильяму и того меньше.
        - Миша! - радостно воскликнул хозяин дома, крепко обнимая гостя.
        - Будет, будет тебе, Илья… - усмехнулся Хэммет, похлопав старого знакомого по плечу, а после представил своего спутника. - Это сэр Уильям. Мой друг, - после чего он перешел на английский, - Это Илья Николаевич Ульянов. Он инспектор народных училищ в Симбирской губернии. Мы с ним познакомились время Семнадцатого нашествия.
        Бывший крестоносец кивнул в знак приветствия, слегка поклонившись.
        - Брось, Миша, я знаю, английский, - вставил свои пять копеек хозяин дома.
        - Рад, что ты успел его выучить, - улыбнулся Михаил.
        Тут хозяин дома спохватился:
        - Что мы здесь стоим? Пройдемте скорее в обеденный зал. Никита! - громко позвал он другого слугу.
        Вскоре в ним вышел крепкий детина с упитанными щеками.
        - Прими у гостей вещи, и вели готовить баню.
        Тот молча выполнил все приказания.
        - А тут, случаем, не рабство? - шепнул Уильям на ухо Михаилу.
        - Нет-нет, - быстро ответил тот. - Крепостное право отменили в тысяча восемьсот шестьдесят первом году.
        - Россия вообще не поспевает за Европой… - покачал головой озадаченный солдат.
        Он был рад, наконец, избавиться от тулупа, в котором провел столько времени. Внимание Ильи сразу привлек скрывавшийся под ним синий мундир крестоносца, но пока он ничего не сказал.
        Пока они раздевались, на стол уже успели накрыть. Стоило Уильяму увидеть водку в графине, как его щеки порозовели еще до его непосредственного приема.
        - Сколько же мы не виделись, Миша? - попытался вспомнить хозяин дома, когда они расселись. - Девять лет?
        - Двенадцать, - назвал точно пунктуальный профессор. - А как поживает твоя семья?
        - Ну, жена Мария отдыхает наверху и присоединится позже. Старший сын Саша учится в Петербургском университете. Младший Володенька отлично учится в гимназии. Только что-то уж больно он зачитался произведениями одного немецкого экономиста… впрочем, неважно. Анна тоже в Петербурге. Ольга вместе с Дмитрием отправилась погулять. Так что, мы пока одни… у вас очень интересный мундир, - вдруг обратился Ульянов к бывшему крестоносцу, разрезая ножом пожарские котлеты.
        Тот уже успел опрокинуть две стопки и дальше начал налегать на еду, пробуя доселе неизведанные блюда. В поезде кормежка была так себе…
        Но после заданного вопроса вдруг замер и, прожевав, неохотно ответил:
        - Отцовский.
        - Как интересно… ваш отец воевал под Севастополем? Такие мундиры носили элитные кавалеристы ее величества. Те, кто пережил Крым, утверждали, что не видели воинов лучше. Вокруг них ходило много мифов еще десятилетие после войны…
        - Кто знает, - равнодушно пожал плечами Уильям. - Я практически не знал своего отца.
        Профессор решил прийти на выручку и увел неудобный разговор в другую сторону:
        - Кстати, Илья, я лишь недавно услышал, что ты получил право на потомственное дворянство. Поздравляю!
        - Думаю, за это стоит выпить, - предложил хозяин дома.
        Хэммет сам мало употреблял алкоголь, поэтому столь высокоградусный напиток пил маленькими глотками совсем по чуть-чуть. Но даже этого хватило, что его сильно разморило.
        А вот Уильям, казалось, совсем не пьянел, хотя все же расстегнул ворот мундира.
        - Миша, ты ведь приехал сюда не только, чтобы повидать старого друга? - чуть прищурив один глаз, с улыбкой поинтересовался Илья, продолжая разговор.
        - Да, к сожалению, по-другому не бывает, - признал профессор. - Ты же наверняка знаешь всех в округе, ведь так?
        - Возможно, - кивнул хозяин дома. - А если не знаю, так спрошу.
        Прежде чем начать выкладывать всю подноготную, Михаил закурил сигару, которую удалось зажечь с первого раза. Хм… неужели в этот раз все обойдется без лишних проблем?
        Уильям же, слушая разговор в полуха, вольготно развалился на стуле и даже не заметил, как уже с минуту гладит голову белого медведя, что покоившуюся на коленях. Как только бывший крестоносец осознал происходящее, то наполовину протрезвел.
        - Это Гена, - заметив это, представил своего питомца Илья.
        Но вряд ли знание имени чуждого для солдата мохнатого существа изменило ситуацию.
        - Что ж… очень… приятно… - он выдавил из себя некое подобие улыбки.
        - Так вот в чем дело, - совершенно игнорируя проблему Уильяма, продолжил разговор профессор, выпустив дым. - Мы ищем одного человека. Он здесь, в Симбирске. Хозяин церкви. Бывает за границей…
        - Вам нужен Анхель Борджиа, - хозяин дома сразу нашел ответ.
        - Борджиа? - оживился бывший крестоносец. - А он не…
        - Откуда мне знать? - пожал плечами Илья. - Может, он просто однофамилец.
        - Хотелось бы это выяснить…
        В свое время испанская семья по фамилии Борджиа, занимая главные посты в католической церкви, успела наворотить много дел. В том числе открыто манипулируя главнокомандующими ордена крестоносцев. Постепенно их влияние настолько возросло, что они могли спокойной передать пост любому, кто был им выгоден. Но рано или поздно всему приходит конец. И после их правления законы в отношении главнокомандующих еще больше ужесточились.
        Учитывая этот факт, Михаила еще больше удивляло то, как сэр Джеймс смог получить этот пост за столь короткое время…
        - Значит, этот Борджиа… - задумался профессор. - Кто он такой?
        - Явился сюда несколько лет с желанием открыть здесь католическую церковь.
        - И ему просто так это позволили? - усмехнулся бывший крестоносец. - Вроде русские не любят наше религиозное течение…
        - А вы разве не англичанин? - вдруг ответил вопросом на вопрос Илья.
        - Да. И что с того? Я служил в ордене…
        - Ах, вот в чем дело, - улыбнулся хозяин. - Тогда понимаю. Но вы кое-чего не знаете. Например, государство Польское уже давно под нашим влиянием. Естественно, происходит иммиграция наших народов в противоположные страны. И уже давно в Российской Империи наступил цивилизованный век. Те же мусульмане строят у нас свои мечети, в то время, как ваш орден не слишком сильно одобряет это в Европе. Не говоря уже об остальных религиях. И католиков мы очень даже уважаем.
        Уязвленный Уильям замолчал, не желая продолжать этот спор.
        - То есть, в нем нет ничего необычного? - перевел разговор обратно Хэммет.
        - Ну, как тебе сказать, Миша… кроме того, что эта церковь напоминает культ, нет ничего необычного.
        Профессор всегда «ценил» черту Ильи не заострять внимание на самых важных вещах, но сейчас нет времени на лишние претензии:
        - Культ? В чем же это проявляется?
        - Со времен основания церкви у нас было лишь два католика в городе. Сейчас их уже около сотни.
        Уильям, решившись закусить соленым огурцом, поперхнулся, чем вызвал недовольное ворчание медведя.
        - Это серьезное дело, - оценил Михаил. - А что думают власти по этому поводу?
        - Городничему на это наплевать. Я посылал письмо Царю Батюшке, но, боюсь, что оно затеряется где-нибудь в разветвленном бюрократическом аппарате в Петербурге. Поэтому я просто стараюсь поддерживать с Борджиа хорошие отношения. И держать мою семью подальше от этой церкви. Ради нашего же собственного блага.
        - Хорошая позиция. А как вообще происходит заманивание в культ? Может, есть листовки?
        - Нет. Они хорошо шифруются, - покачал головой Ульянов. - Уже перешедшие в другую веру семьи убеждают присоединиться остальных. И так по цепочке. Наш священник, дьякон Гавриил, пытался поговорить с ними. Но после встречи с Борджиа просто собрал свои вещи и уехал. Теперь церковь пустует. До сих пор ждем нового священника…
        - Тут не обошлось без дьявольского вмешательства и святотатства, - заключил бывший крестоносец. - Я могу написать бывшим соратникам из ордена насчет всей этой ереси. Хотя, меня вряд ли станут слушать…
        Профессор бросил взгляд на его руку в перчатке. Даже в спокойной обстановке он с ней не расставался. Только когда был один. Его можно понять…
        - Не будем торопиться, - решил успокоить спутника Хэммета. - Может, там нет ничего такого.
        - Вы же демонолог. Как будто вы не знаете, что это может быть, - недовольно огрызнулся Уильяма.
        - Не знаю, пока не буду уверен на все сто процентов, - возразил профессор.
        - Педант…
        Похоже, солдата окончательно развезло. Но на такое странное оскорбление Михаил ничего не ответил. Ибо выше этого.
        - Если бы все было так просто, - хлопнув еще одну стопку водку, продолжил Илья. - Ваш друг, возможно, прав насчет демонов и дьявольщины.
        - Что же еще? Не тяни, Илья, - чуть ли не взмолился Хэммет.
        Как клещами тянуть приходится…
        - Некоторые из прихожан этой новой церкви неожиданно начали резко стареть. Особенно это заметно на молодых парнях и мужчинах за сорок. Первые резко возмужают, а вторые все больше напоминают стариков.
        - Так здесь надо что-то делать и немедленно! - хлопнул по столу кулаком Уильям, но тут же успокоился из-за громкого рыка Гены.
        - Что я могу сделать? - пожал плечами хозяин дома. - У меня маленькая должность, хоть и при государстве. И помощи ждать неоткуда. У нас такой народ. Терпим и ничего не делаем, пока чаша терпения не переполнится.
        Похоже, у людей, взорвавших предыдущего царя с помощью гномского динамита, чаша терпения точно переполнилась…
        - Это, конечно, все замечательно, - Михаил постучал пальцами по столу в задумчивости. - Но почему людей не волнует столь резкое изменение во внешности у соседей?
        - Потому что они их боятся. Странные вещи те творят, странно себя ведут… точно нельзя было строить церковь на том месте.
        - На каком это месте? - насторожился профессор.
        - В том самом, Миша. Где произошло Семнадцатое нашествие…
        Внутри демонолога все упало после этих слов.
        - Ладно, хватит языками чесать, - потянулся прямо за столом Илья, и громко позвал слугу. - Никита!
        Тот явился сей же момент.
        - Баня готова? - мужчина кивнул. - Ну, и прекрасно. Пойдемте, господа. После долгого путешествия и морозов это вам более чем нужно.
        Хэммет уже не слышал этих слов, а просто машинально встал и отправился за хозяином дома.
        Российская Империя. Симбирск. 1 неделя ноября. 4 день. 1885 год.
        Уильям проснулся без похмелья. Вчерашняя баня действительно помогла. Русские точно знают в них толк.
        В небольшом зеркале возле тумбочки в гостевой комнате стояло небольшое зеркало. Все равно от долгого пьянства бывший крестоносец выглядел не лучшим образом. Опухшее лицо мешками под глазами, украшенное щетиной, давно перешедшей в бороду, смотрелось просто дивно.
        Хорошо, что этого надоедливого медведя рядом не оказалось. А то такое ощущение, что он ему чем-то понравился…
        Взгляд упал на торчащую рукоятку меча, что лежал поверх остальных аккуратно сложенных вещей в углу комнаты. Ведь так и не удалось толком с ним попрактиковаться.
        Солдат с кряхтением покинул теплую кровать. Тело ломило - лег он не самым удобным образом. Кажется, пили они в тот вечер еще долго. Хоть и профессор выглядел, словно на него ушат холодной воды вылили.
        Наскоро одевшись и застегнув пуговицы синего мундира, Уильям подхватил меч в чехле, стараясь нести его так, чтобы не напугать домочадцев. Хоть выйти удалось незаметно через заднюю дверь.
        Снаружи вновь ударил русский безжалостный мороз, но нужно перетерпеть лишь первое время. Так говорили ребята, что бывали в северных странах на заданиях.
        Двор поместья был немалым, но все же бывший крестоносец отправился за его пределы, благо за забором оказалась калитка. А там позади и небольшой лес. Как раз подходящее место…
        Освободив оружие из чехла и ножен, Уильям взмахнул мечом, рассекая воздух, после чего занимая боевую позицию. Пара местных берез все же испытали на себе острие, оставившее несколько рубцов, пока владелец сражался с воображаемыми противниками, вспоминая каждое движение. Руки все помнили, но без долгой практики тело казалось неуклюжим.
        Он даже не заметил, как у ограды оказался профессор, уже одетый и с чашкой кофе в руке.
        После выписанных пируэтов бывший крестоносец окончательно согрелся. Остановившись, он посмотрел на Хэммета, воткнув меч в землю.
        - Значит, мы нашли нужного человека? Удивительно…
        - Думаю, да, - отхлебнув кофе, ответил тот. - По крайней мере, эту зацепку стоит проверить. Может, в этом Борджиа мы обретем союзника.
        - Или злейшего врага, - фыркнул солдат. - И тогда нам помощи точно ждать неоткуда.
        - Если мы отдадим эту вещь некромантам, нас просто убьют. Какие у нас еще могут быть варианты?
        - Никаких… а вас кстати сильно пронял вчерашний разговор.
        - Ну… - протянул собеседник. - Скажем так, эта тема до сих пор для меня болезненна.
        Тут Уильям посмотрел налево. Вдоль ограды к ним направлялся местный. Одет он был достаточно легко, шел без шапки. От безразличной физиономии с черными усами, украшенными седыми кончиками становилось как-то жутко.
        - Вам что-то нужно? - после вопроса профессора неизвестный замер, переводя взгляд с одного присутствующего на другого, словно выбирая.
        После чего спокойно направился к бывшему крестоносцу, словно вопроса не было. Тот вытащил меч из земли, положив его на плечо на всякий случай. Но странный мужик остановился в пяти шагах.
        - Может, ему милостыню нужно? - усмехнулся солдат.
        Словно разделив его веселье, незнакомец странно улыбнулся и выставил ладонь вперед. Только успел Уильям насторожиться, как осколки льда ударили в его лицо, расцарапывая до крови.
        - Тварь!
        Не придумав ничего лучше, профессор размахнулся и швырнул чашку с недопитым кофе прямо в голову нападавшего. Это подействовало: изящный фарфор раскололся на мелкие кусочки, заставляя мужчину обратить внимание на Хэммета. В следующую секунду волна воздуха отбросила его в сторону ограды.
        Но солдат, хоть и наполовину слепой от крови, попадавшей в глаза, успел оправиться и кинулся в контратаку.
        Враг спрятался за ближайшим деревом, но удар острейшим лезвием был такой силы, что срубил тонкую березу, вынуждая покинуть укрытие.
        Новый удар льдом в грудь нисколько не смутил бывшего крестоносца. Напротив, лишь еще больше разозлил. Может, незнакомец что-то и понимал в магии, но вот воин из него оказался никудышный.
        Настолько, что он в отчаянии пытался закрыться рукой от двуручного меча, когда оказался загнанным в угол у ближайшего дерева. И тут же ее лишился, огласив окрестности душераздирающим воплем.
        Следующий удар с пируэтом оказался решающим. Верхняя часть тела нападавшего была срублена наискось от плеча до бока вместе с еще одной березой.
        - Нет! - только и успел крикнуть пришедший в себя Хэммет.
        Такой беспомощности он давно не чувствовал. Повалили с одного удара, и ничего сделать даже нельзя… в порыве ярости он жалел, что оставил револьвер в доме.
        - Что не так? - прикладывая снег к ранам на лице, спросил тяжело дышавший солдат.
        - Мы могли его допросить…
        Тем временем, на подмогу уже бежал Илья с двумя слугами, у которых оказались при себе ружья.
        - Ну, извините, - пожал плечами Уильям, не испытывая никаких угрызений совести.
        Даже поковырял труп лезвием, будто надеялся что-то найти.
        - Как же хорошо, что вы живы… - облегченно выдохнул запыхавшийся хозяин дома. - Давненько у нас такого не было…
        - Да, но что с этим делать? - озадаченно глядя на труп, спросил Михаил. - Это ведь убийство…
        Ульянов подошел поближе и внимательно вгляделся в лицо трупа:
        - Это ж… Матвей… этот, как его… - он посмотрел на слуг, будто ища поддержку, но вспомнил сам. - Хозяин бакалейной. Какого черта…
        - Какого черта он владеет магией?! - задал главный вопрос бывший крестоносец.
        - Он и не владел, - удивленно проморгавшись, ответил Илья.
        - Да? А лицо он мне ножом порезал, да я не сопротивлялся?!
        - Спокойно. Давайте во всем разберемся в доме. А то околеем здесь. Так, - быстро обратился хозяин дома к слугам. - Все прибрать.
        Уже в доме Уильям недовольно ворчал, пока служанка на кухне обрабатывала его раны на лице.
        - Вот, сволочь! - причитал он. - Чуть зрения из-за него не лишился.
        - Илья, у тебя не будет проблем из-за нас? - обеспокоился профессор, прислонившись к стене.
        - Нет. Если что-то вскроется, то весь дом подтвердит, что он напал первым. Я аккуратно скажу о трупе кому нужно, не упоминая ваши имена. Ничего, замнем дело, не страшно, - ободрил их хозяин дома.
        - Он состоял в культе?
        - Боюсь, что да. Его семья была одной из первых.
        - Это просто здорово! - всплеснул руками Уильям, едва не задев хлопочущую служанку. - В этом культе, оказывается, выращивают магов. И вы говорите, что в этом нет ничего не опасного? Да после этого сюда надо созвать испанские ордена. Уж они-то понимают толк в этой магической чехарде!
        Именно испанская инквизиция придумала выслеживать незарегистрированных магов. И в настоящее время они являются наиболее передовыми войсками по борьбе с магами и некромантами.
        - Я, конечно, бил тревогу. Но не думал, что все так серьезно…
        - Культ - это уже серьезное дело, Илья, - покачал головой Михаил.
        Хозяин дома определенно нервничал от увиденного, хоть и старался этого не показывать.
        - Я был более-менее спокоен, не предпринимал серьезных действий, потому что к Борджиа заезжал сам английский принц.
        На кухне возникла пауза, сопровождаемая лишь шипением солдата, пока девушка не закончила свою работу. Теперь его скулы, щеки и лоб украшали неприятного вида полосы. Некоторые оказались, к тому же, достаточно глубокими. Но от того, чтобы позвать доктора и наложить швы, Уильям наотрез отказался.
        - Ставлю бутылку, что это сэр Артур, - заявил солдат.
        Профессор усмехнулся. Вроде бывший крестоносец не верил в его теорию заговора, а теперь сам начинает подгонять обстоятельства под подозреваемых.
        - Как вы догадались? - удивился Ульянов, после чего улыбка с лица Хэммета пропала напрочь.
        - Долгая история… - ответил он за солдата, после чего решил. - Нам нужно наведаться в эту церковь.
        - Ни за что! Я не буду драться с магами!
        - Мы и не будем драться. Это было предупреждение. Борджиа сразу понял, что мы явились по его душу. Но он не знает наших мотивов. Убедим его в том, что мы друзья.
        - Я пошел за вами, чтобы выяснить всю правду. И, может, восстановить свое доброе имя, - злобно посмотрел на профессора Уильма. - Но не за тем, чтобы бездарно умереть от рук фанатиков.
        - Ну, тогда я пойду один, - спокойно решил профессор.
        Подобный жест оказался решающим в склонении бывшего крестоносца на свою сторону. Уже через полмили от дома Ульяновых тот догнал Михаила.
        Но не проронил ни слова на всем пути до самой церкви. Та находилась в паре миль от города, и к ней вела протоленная дорога, хорошо видимая в снегах. Здесь точно ходит много людей каждый день.
        - Может, мы даже успеем к утренней мессе. Сегодня же воскресенье, - Хэммет достал карманные часы из кармана.
        В ответ спутник будто недовольно зарычал.
        Годы стерли все следы демонического нашествия. Теперь простенькое деревянное здание возвышалось вокруг снежных равнин. Стандартная архитектура: большой зал с высокой колокольной башенкой над большими дверьми.
        - Вы нас в могилу сведете… - покачал головой Уильям, прежде чем они вошли внутрь.
        Дверь громко скрипнула, и все присутствующие резко обернулись, будто ждали прихода ангелов в их церковь. Или дьявола… если посмотреть на их недоверчивый, даже, можно сказать, враждебный взгляд.
        - Nunc plaudite (лат. - теперь аплодируйте), - с сарказмом прошептал профессор, чем удивил бывшего крестоносца.
        Единственный, кто обратил внимание на вошедших, но продолжил свое занятие, был священник, проводивший мессу.
        Раз он не прервался, значит, спокойно можно сесть. По крайней мере, Михаил воспользовался моментом и сел на свободную последнюю лавку. Солдат спешно последовал за ним, чувствуя себя крайне неуютно.
        Но вскоре прихожане вновь обратили внимание в сторону алтаря. Снаружи здание выглядело небольшим, но сюда как-то помещалось больше полусотни человек, что сидели на плотных рядах аккуратных деревянных лавок со спинкой. А ведь Илья говорил, что их не меньше сотни. Может, обсчитался?
        - Откуда вы знаете латынь? - прошипел свой вопрос бывший крестоносец.
        - По должности положено, - коротко ответил Хэммет, став внимательно слушать священника.
        Но Уильям нервничал. Тем более без каждодневного вливания алкоголя организму быстро становилось туго. Особенно еще после утреннего нападения…
        Поэтому он начал придираться к мелочам.
        - Я нечасто бываю в церкви, но выбор анафор у него определенно странный…
        - Значит, это, скорее всего, и есть Анхель Борджиа, - равнодушно пожал плечами профессор.
        Его данный факт совершенно не удивлял. Это точно культ, а не простая церковь для католических прихожан.
        Михаил понимал своего спутника. Тяжело находиться рядом с толпой фанатиков, готовой разорвать тебя за секунды. Остается надеяться, что только бакалейщик был тайным магом…
        На протяжении всего обряда они сидели на месте, не двигаясь, внимательно наблюдая за присутствующими.
        В конце священник сделал странный пасс рукой после того, как перекрестил присутствующих. Люди послушно встали со своих мест и начали стройными рядами покидать здание, не сводя своего пристального взгляда.
        - Все, нас отрезали от выхода! Довольны! - быстро прошептал Уильям.
        - Если не напали прямо здесь, значит, с нами хотят поговорить, - уверенно заявил Михаил.
        - Как вы можете быть настолько уверены?!
        - Он идет к нам, чтобы поговорить, улыбайтесь, - натянув улыбку на свое лицо, он резко толкнул бывшего крестоносца локтем в бок.
        Тот тоже попытался что-то изобразить, но вышло невероятно наигранно и глупо.
        А священник, тем временем, уже стоял у их скамьи, глядя на обоих весьма миролюбиво. Скорее, миролюбиво до жути.
        Он был худым, как тростинка, среднего роста. Полностью лысая голова без единого волоска даже как-то красила его уже немалый возраст. Вот только сама черепная коробка, казалось, непропорционально больше остальной головы. Больше достаточно, чтобы добавлять жути.
        - Благослови вас Господь, странники. Двери церкви всегда для вас открыты…
        Хэммет почтительно кивнул в знак приветствия.
        - Вы Анхель Борджиа? - резко ляпнул солдат, отчего получил еще один тычок, но в этот раз дал сдачи, слегка толкнув рукой плечо спутника.
        - Да, это я, - добро усмехнувшись, едва ли не промурлыкал священник. - Весьма рад, что вы отыскали того, кого ищите.
        Пронзительно посмотрев на Уильяма, чтобы тот больше не встревал без надобности, Михаил продолжил беседу, не сводя глаз с Анхеля.
        Скромная ряса, скромное убранство. Нет, если он и собирает подаяния, то точно не для своих материалистических нужд. Такие люди веры всегда в цене, если можно позволить такой небольшой каламбур. Жаль только, что некоторые из них организуют культ.
        - Полагаю, мы отнимаем у вас время. Может, нам следует…
        - Нет, нет, - Борджиа покачал головой и, не ожидая приглашения, сел рядом с Хэмметом. - У меня всегда есть время для ищущей души. Уверен, что вы оба что-то ищите, поэтому пришли сюда. И готов помочь вам всеми силами.
        Уильям был сбит с толку такой доброжелательностью. Но этого мало, что обмануть его бдительность. Несмотря на поведение, от священника просто веяло холодом. Сложно объяснить эти ощущения. Может, виноват мороз, может, еще не прошедшее похмелье. Или боль в царапинах на лице.
        Но факт один. Он пожалел, что не мог сюда взять оружие. С ним гораздо комфортнее.
        - На самом деле, я пришел сюда не в церковь… - изображая смятение, сказал профессор.
        Тонкие брови Борджии взмыли вверх:
        - То есть, вы пришли, как атеист?
        Михаил усмехнулся. Неужели это так заметно?
        - Нет, что вы? Просто дело в том, что в этом месте произошло событие, о котором мне больно вспоминать. Семнадцать лет назад… я слышал, что здесь построили церковь, но… даже не знаю, наверное, глупо было приходить сюда.
        - Нет, сын мой, не глупо, - аккуратно, по-отечески священник положил руку на его запястье. - Я знаю, что здесь произошла ужасная трагедия. Во многом это причина того, почему я выбрал это место. Земля, даже после всех этих лет, до сих пор поражена порчей… - увидев удивленный взгляд профессора, он резко поправился. - Не буквально, конечно. Но все равно оно должно было быть очищено. Теперь это святая земля.
        Улыбнувшись, он убрал ладонь с запястья Михаила, и тот чувствовал странное тепло еще несколько секунд.
        - Да, я понимаю… - кивнул он. - Просто здесь столько воспоминаний…
        - Понимаю. Эти события стали переломными для вас. Возможно, именно они сделали вас тем, кто вы есть.
        - Возможно…
        - Но и вашу душу можно очистить от того, что съедает вас изнутри. Точно так же, как и землю, на которой построена эта церковь…
        Хэммету стало не по себе от слов «душу» и «очистить» в одном предложении. Он не мыслил стереотипы и не считал себя ортодоксом. Просто уста этого священника точно не предназначены для сладких речей, хоть и в них он был мастер. Таким нужно предавать кого-то анафеме. Читать перед огромной толпой речи, поднимая их на священную войну.
        - …у вас кровь идет, - глядя на бывшего крестоносца, Анхель провел пальцем по щеке, изображая предполагаемое место.
        Спохватившись, Уильям достал из кармана не первой свежести платок и аккуратно собрал кровавую дорожку.
        - Кто вас так? Кошка?
        Несмотря на свирепый взгляд, который можно принять за уязвленное самолюбие, солдат коротко ответил:
        - На меня напали…. ни с того ни с сего. Я даже не сделал ничего. Даже не знаю, за что это все…
        - Это ужасно… надеюсь, того, кто это сделал, постигнет кара божья, и да раскается он в своих грехах.
        Уильям лишь слабо усмехнулся. Уже не раскается. Ибо слишком смертельной оказалась кара.
        - Нет, правда! - вдруг Уильяма понесло. - Все несчастья идут по пятам, стоило мне вылететь из ордена. Блестящая карьера разрушена чертовыми бюрократами и командирами, решившими найти козла отпущения! И жизнь продолжает меня наказывать! Как после этого можно верить во что-то хорошее?
        После этой тирады Хэммет никак не отреагировал, даже не посмотрел в его сторону.
        - Жизнь - всегда испытание, сын мой. И только от нас зависит, как мы его пройдем… вы ведь тоже пережили Семнадцатое нашествие?
        Как осторожно задан вопрос…
        - Нет, я тогда еще обучался военному мастерству, - честно ответил разжалованный сержант.
        - Хм… теряюсь в догадках, что могло связать вас вместе. Хотя, нет, знаю. Вы оба потеряли что-то важное из-за того, что произошло в ваших жизнях. И теперь вы ищете способы, как заполнить образовавшуюся внутри пустоту.
        - Похоже, именно это я и искал всю жизнь, - коротко кивнув, согласился профессор. - Но мне не хотелось вас утомлять своими проблемами…
        - Нет, что вы, - вновь добро улыбнулся священник. - Я думаю, что смогу вам помочь… приходите завтра, - тут он посмотрел в сторону двери, ведущей в кельи. - Сестра Катерина!
        Дверь открылась, и им навстречу вышла женщина средних лет в монашеской рясе. Вернее, в ее утепленном аналоге. Все-таки в церкви довольно холодно…
        - Да, отец Борджиа? - спросила она, смиренно опустив взгляд, в ожидании приказа.
        - Как вас зовут, джентльмены?
        Он наверняка догадался, что они из Англии. Все-таки не по-русски разговор идет.
        - Профессор Михаил Хэммет.
        - Уильям Белфорт, - последовал примеру бывший крестоносец, назвав свое настоящее имя.
        - Так, вот, сестра. Проводите их до города.
        - Право, не стоит… - не понимая этого жеста, сказал профессор, дружелюбно улыбнувшись.
        - Нет, все в порядке. Мне все равно нужно в город, - с добротой посмотрев на путешественников, монашка указала рукой в сторону выхода.
        После чего направилась к дверям, не без труда их распахнув. Оказалось, что вся толпа людей, что вышла из церкви, стояла на морозе в ожидании.
        Но стоило Катерине выйти за порог, как тут люди начали расступаться.
        Уильям и Михаил неуверенно последовали за ней. А ведь здесь присутствовали и дети. Что же за сила держит их здесь всех?
        Стоило отойти на несколько сотен метров, как люди начали возвращаться в церковь.
        - Месса еще не закончилась? - удивленно спросил бывший крестоносец.
        - Нет, дело в другом, - ответила монахиня. - Под церковью находится много тайных помещений…
        Спутники резко остановились, удивленно взглянув на нее. Вот так просто в этом признаться?..
        - Прошу вас, пойдемте, он не должен нас заподозрить, - поторопила она их. - Зачем вы прибыли сюда?
        Солдат посмотрел на профессора, но тот молчал.
        - Знаю, что вы меня не знаете. Но кое-что я о вас поняла, - не услышав ничего в ответ, продолжила Катерина.
        - Что же именно? - осторожно поинтересовался Хэммет.
        - Вы не некроманты. Если бы так было, Борджиа бы вас просто уничтожил, и мы бы все исчезли без следа. Вы прибыли сюда недавно, вас всего двое. Никакого серьезного оружия. Значит, вы не профессиональные убийцы или шпионы…
        - Но как… - Уильям вновь на секунду остановился, но после продолжил идти.
        - У нас повсюду глаза и уши в городе. Сейчас на мессе присутствовала лишь треть наших людей. Другая треть в подвальных помещениях. А третья всегда в городе. Следит за всей ситуацией, иногда тайно вламывается в дома, перехватывает письма. Все гораздо серьезнее, чем вы думаете.
        - А утреннее покушение? О нем вы тоже знаете? - не скрывая своего подозрения, задал следующий вопрос Михаил.
        - У нас много фанатичных последователей. Для нас вы угроза, - женщина отвела взгляд карих глаз. - Один попытался взять ситуацию в свои руки. После вашей смерти он бы убил себя…
        - В чем секрет Борджиа, что он так успешно промывает мозги людям?
        - Он заявил им, что он Бог… - коротко ответила монашка.
        От этих слов бывший крестоносец стиснул руки в кулаки:
        - Что это еще за бред?
        - Он предъявил им доказательство силы. Не обычные фокусы, не просто всем известную магию. Хотя, и ее тоже…
        Хэммет цокнул языком. Лучше культа просто не найти. Предъяви настоящую силу, не ту, что люди должны искать внутри себя и для этого поклоняться кому-то, кто просто за ними наблюдает. Предъяви настоящие способности, и все готовы поверить, что ты божество. Но эту иллюзию легко развеять. Например, смертью. Боги бессмертны, а вот проходимцы-жулики нет.
        Нет, он не замышлял убийство. Есть еще много способов доказать подобное.
        - Вы слишком много рассказываете незнакомцам… - сурово заявил солдат.
        - Я рассказываю вам потому, что вы луч надежды, забрезживший во тьме. Извините за столь выразительную форму, но для меня это так, - Катерина внимательно посмотрела на обоих. - И от вашего ответа на мой вопрос: зачем вы здесь - зависит, как сильно я буду вам помогать.
        - Мы можем и солгать… - улыбнулся профессор.
        - Вы умный человек и не станете играть с огнем. Борджиа знает, что вы пришли не ради спасения или исцеления своей души. Сейчас он будет проверять вас по своим каналам. Если ему что-то не понравится, этой ночью вы уже не проснетесь. Но это в случае, если он найдет прямую связь между вами и некромантами. А дальше он будет пытаться переманить вас на свою сторону. И если не получится, то…
        - Не стоит нас недооценивать, - хмыкнул Уильям.
        - Когда вы узнаете больше секретов, вы сами станете законченным параноиком. Но дальше дело за вами. Если вы не пойдете со мной на контакт, то прекращаем этот разговор, и молча идем до Симбирска, где расстаемся, - она гордо вздернула нос.
        - А ты не слишком много себе позволяешь, женщина? - услышав эти слова, профессор недовольно посмотрел на своего спутника.
        - Найдите в своем сердце хоть немного уважения для слуги господней…
        - Ты не слуга господня, ты еретичка, по которой костер плачет…
        - Уильям, хватит, пожалуйста! - Хэммет отстранил бывшего солдата в сторону. - Я готов ответить на ваш вопрос. Но прежде задам свой. Почему вы нам помогаете?
        - Я ненавижу Борджиа. По личным причинам. Хочу, чтобы он сдох мучительной смертью! - ее глаза яростно сверкнули. - Но прежде пусть ответит на мои вопросы. Это все, что я прошу взамен за свою помощь.
        - Меня полностью устраивают условия, - кивнул профессор, игнорируя немые протесты Уильяма. - Мы ищем одну вещь, которая может быть у Анхеля. Хотим выяснить, что это такое…
        - Вы про странную металлическую пластину?
        - Да… - неуверенно протянул профессор, - а откуда у вас такие сведения?
        - Он очень осторожен. О нем мало кто слышал, а еще меньше видел. Последний раз он выезжал в Англию из-за этой штуки, а потом явились вы. Несложно догадаться, что это мог быть единственный след.
        - Вы упомянули некромантов… почему они за ним охотятся? По той же причине?
        - Нет. Он их обманул. Несколько раз, - женщина показала пальцами число «три». - Они хотят его голову. Они не знают, что у него есть эта вещь… полагаю, ее они тоже ищут. Вы в большой опасности. Но если вы еще живы, значит, еще не попали им под прицел.
        - Вы знаете, кто их лидер? - после паузы спросил Хэммет.
        - Нет. Не все члены их культа знают он, что говорить о людях со стороны? Но я поняла вас. Завтра вас пригласят в нашу организацию. Сейчас Борджиа отправил меня объяснить вам это, а также взять слово молчать. Вот как мы поступим. Мы убьем его, и тогда весь культ развеется. Он силен, но у меня есть план…
        - И мы подсадные утки, да?
        - Нет, сила, которой не хватает мне, - поправила его Катерина. - Вы возьмете свое оружие и оставите за домом. Я протащу его в наши помещения. Вы останетесь там на несколько дней, пока вас будут тестировать. Это все. Все остальное я объясню вам при следующей встрече.
        Стоило городу показаться за следующим холмом, как монашка резко развернулась и зашагала в обратном направлении.
        - И мы доверимся ей? Женщине?! - не скрывая своего негодования, заявил Уильям, когда та удалилась подальше.
        - А вы хотите сражаться с полуторой сотней культистов моей друг? - усмехнулся Михаил. - У нас не слишком много вариантов. И не забывайте, некроманты могут сесть нам на хвост в любой момент.
        После чего, поправив шляпу, Хэммет направился дальше в город.
        - Псих ненормальный… - шепотом бросил вслед бывший крестоносец, идя вперед, качая головой, переполняясь возмущением.
        Российская Империя. Симбирск. Церковь Борджиа. 1 неделя ноября. 4 день. 1885 год.
        - Мы не можем ей доверять!
        - Я ей и не доверяю. Просто решил воспользоваться представившейся возможностью.
        - И что? Вы просто так решили согласиться на убийство? Да, он еще тот подонок, но убийство - это мое занятие, а не ваше. Впрочем, конкретно в убийцы не нанимался…
        - Кто сказал, что мы будем его убивать? Просто постараемся вытянуть из него больше информации обо всем, а потом украдем то, что есть у него. А потом у него будут проблемы с некромантами…
        Дебаты продолжались до глубокого вечера. Илья в них не вмешивался, лишь сказал, что будет страховать путешественников, созвав верных людей. Если за ними будет погоня, то город будет готов принять бой с фанатиками. Только мало что хорошего выйдет, раз часть из них есть среди горожан.
        - Теперь я окончательно понял, что вы просто аферист, - бросил под конец разговора Уильям.
        Меч он не хотел прятать в укромном месте до последнего. И, вопреки ожиданиям, не напился вновь перед возможной смертью, предпочтя иметь трезвую голову во время заварушки.
        В этот раз члены культа встретили их чуть теплее. Но все равно вели себя настороженно.
        Борджиа поприветствовал спутников у алтаря. Дальше путь пролегал в келью, в которой оказался под землю люк.
        Помещения под землей напоминали французские катакомбы, только без обилия черепов. Такое сложно построить за несколько лет без масштабного финансирования.
        - Удивлены? - ведя бывшего крестоносца и профессора вместе с Катериной, спросил Анхель.
        - Да, стоит признать, - кивнул Хэммет. - Это потрясающе!
        - Результат упорного труда.
        И больших, больших денег. Неужели приехавший сюда принц Артур, и есть благодетель? То-то несколько лет назад в нескольких городах Англии не хватало финансирования по странным причинам… деньги просто куда-то утекли, от чего начали бастовать рабочие, но скандал быстро замяли. Михаил не знал, почему вспомнил об этом именно сейчас…
        Люди вели здесь настоящую жизнь. Бегали и веселились дети, каждый взрослый занимался каким-нибудь полезным для общины ремеслом. В том числе вдалеке слышался звук кузнечного молота. Они куют оружие?
        - Эти земли были раньше местом распространения демонической заразы, а теперь это храм, который служит одной великой цели, - священник провел их в свой просторный кабинет.
        - Какой же? - стараясь скрыть весь негатив, бушевавший в душе, вежливо спросил солдат.
        - Исправить все недостатки нашего мира. Но нам угрожают. В первую очередь некроманты, которые не могут победить орден, но вот расправиться с нашей небольшой общиной для них очень просто. Поэтому мы пока прячемся. А как только разберемся с ними, то мир примет нас.
        - Вы предлагает вооруженный конфликт? - продолжил задавать вопросы Уильям, когда они сели в кресла в кабинете, а монашка осталась стоять у двери, словно охраняла ее от тех, кто может войти.
        - «Не мир принес я вам, но меч», - процитировал Борджиа. - И разве не этой философией руководствовался орден, приходя на Святую землю во времена крестовых походов? А как насчет России?
        - Это другое.
        - Да, другое. Тогда вы убивали всех, кто не разделял вашу веру. В том числе и невинных. А некроманты невинны? Сколько душ они погубили во время инцидента в Шербуре?
        Возникла напряженная пауза. Но все же Хэммет собрался с мыслями и осторожно спросил:
        - Откуда вам это известно? От принца Артура, что там побывал?
        - Аааа, кто-то вам уже рассказал, что принц почтил нас своим присутствием, - улыбнулся Анхель. - Нет, не от него. А достопочтенный принц приезжал, чтобы встретиться со мной по старому знакомству, не более того. А насчет Шербура… земля слухами полнится. - Вдобавок, были беженцы, которых не эвакуировали, и кто пережил нападения зараженных. Иногда главное задать нужный вопрос, и ответы польются рекой…
        - Значит, вы нас проверили? Всего лишь за день? - удивился профессор.
        - Только общие факты. Но достаточно, чтобы предоставить шанс. Вы две заблудшие души, которым я могу указать путь. Но не все сразу. Сначала вы должна принять жизнь вокруг вас и поверить.
        - В Бога? - уточнил Михаил.
        Уж про его-то атеизм Борджиа точно узнал, можно не сомневаться. На что священник рассмеялся:
        - Нет, у нас немного другие цели. Незачем тратить все время на молитву. Тем более тому, кто не поможет нам в этом пути. Вы должны поверить в меня, а также доказать искренность своих мотивов. Если вы согласны продолжать, то мы распрощаемся до следующей беседы.
        Он уже взял с них согласие. Понял, что разговаривает не с неопределившимися идиотами. Но все равно ведет себя осторожно. Пока не удостоверится в том, что может им доверять полностью.
        - Согласен, - сказал профессор.
        - Согласен, - подтвердил Уильям.
        - Очень хорошо, - кивнул Анхель. - Сестра Катерина, проводите джентльменов в одну из комнат.
        По дороге Хэммет старался запомнить каждый закоулок этого подземелья, что оказалось нелегко. Коридоры петляли, повсюду двери. Как тут не заблудиться? Похоже, их дело серьезно усложнилось.
        - Хорошо, - монашка захлопнула дверь, когда они вошли в просторную комнату с тремя кроватями, - Переходим к плану.
        Помещение освещалось свечами вместо коридорных факелов.
        - Что насчет оружия? - тут же осведомился Уильям. - И нас не подслушивают?
        - Не подслушивают, не бойтесь, у меня все под контролем, - похоже, ему удалось задеть самолюбие женщины. - Оружие под кроватью. Но не вытаскивайте его сейчас. Сегодня вам принесут обед, а потом ужин. Но не ешьте еду. Там то, что притупляет разум, делая вас более сговорчивым. Спрячьте ее где-нибудь, это не будет беспокоить слуг…
        - Это уже серьезно…
        - Борджиа наверняка будет проверять все факты еще несколько дней. Но нужно все сделать сегодня, пока большая часть паствы ушла в город…
        - Но как он так быстро получил сведения о нас? - задал Хэммет давно мучивший его вопрос. - Нет ни одной возможности это сделать…
        - У него много возможностей, и в данной области для меня это тоже потемки, - призналась Катерина.
        - Хорошо, - не стал развивать эту тему профессор. - К чему нам стоит готовиться? Борджиа будет здесь?
        - Да, но он будет в главном зале. А готовиться вам стоит… он маг, причем очень хороший. Вернее, он им раньше не был. Как и я.
        Женщина показала ладонь, и на ней тут же заплясали следы пламени.
        - Не смеши меня, женщина, - захохотал бывший крестоносец, но после осекся, вспомнив, что их могут услышать. - Вы просто незарегистрированные маги, как тот чертов бакалейщик…
        Стоило ему вспомнить, как шрамы на лице опять заболели.
        Катерина же проглотила оскорбление и продолжила:
        - Половина членов культа обладает этой силой. Не слишком ли много для незарегистрированных магов, вам не кажется? Борджиа создал какое-то устройство, которое способно преобразовывать жизненную силу человека в магические способности. При этом любой, подвергшийся этой процедуре стареет лет на десять-двадцать. Сколько вы можете дать мне? Тридцать пять? Сорок лет? Нет, мне всего лишь двадцать пять.
        Профессор еще раз пригляделся. Женщина не была похожа на сумасшедшую. Почему бы не поверить? К тому же это весьма логичное объяснение происходящему.
        - Вы уверены, что он создал эту машину? - уточнил Хэммет.
        - У меня просто даже нет мыслей, где он мог ее найти в обратном случае, - пожала плечами монахиня. - Как бы то ни было, я связалась с ним уже позже, как наемница. У меня раньше было совсем другое ремесло…
        - Я так и знал, что ты не монашка… - самодовольно хмыкнул солдат, плюхнувшись на кровать.
        - Но за что вы его так ненавидите? За то, что он промывает мозги людям? - не давая им разругаться, продолжил беседу Михаил.
        - В общем, о своем прошлом могу сказать, что я забеременела от него, а он решил использовать эту штуку на еще не родившемся ребенке… - она отвела взгляд. - Это вызвало преждевременные схватки, на три месяца раньше срока. Больше я своего сына не видела… и не могу иметь детей.
        Похоже, этот рассказ пронял даже Уильяма, ибо он замолчал, уставившись на свои сапоги.
        - Я вам сочувствую. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы положить этому конец.
        - Прекрасно, - кивнула Катерина, не показывая радости ни в голосе, ни на лице. - После того, как все закончится, вы получите свою вещь. А также сведения о ней.
        - После? Я думал, мы допросим об этом Анхеля, - заметил профессор.
        - Если у него останутся на это силы после моего допроса, - холодно пообещала женщина. - Но вряд ли вы вытянете из него больше, чем об этом знаю я. Профессор Гамильтон, к которому он ездил, не смог дать вразумительного ответа…
        Теперь все сходится. Лжемонашка не обманывала. Но все равно Хэммет не хотел действовать по предложенному плану, а также доходить до смертоубийства. Хоть ей и удалось связать им руки. Но лишь частично. Сведения женщины останутся для них тайной. Придется этим пожертвовать. Связываться с сильным магом слишком опасно.
        - Вот карта подземелья, - она вытащила из-под одежд свиток с подробным планом. - Также здесь отмечены важные места. И где можно наткнуться на кого-нибудь. Борджиа будет в спальне в назначенный час - он живет по расписанию. Ночью я открою вашу дверь. Вам нужно лишь отвлечь внимание. Он убьет вас сразу, поэтому у вас есть шанс. А потом приду я, и мы его схватим.
        - Это просто подстава, - фыркнул солдат. - Я знаю, на что способны маги, особенно, если их разозлить. В тесных помещениях, конечно, шансов побольше, чем на открытой местности. Но на шум драки сбегутся все фанатики…
        - Здесь никого не будет к этому моменту. Уж я позабочусь. Поэтому и приду вам на помощь позже. Если хотите, конечно, можете обратиться в его веру и ничего не делать. Заберу оружие, пока вы будете спать. Только не пытайтесь потом сдать меня. Мое слово значит для Борджии гораздо больше. Приятного дня.
        Большую часть времени до назначенного часа Михаил и Уильям прорабатывали план, а также проверяли оружие.
        Еду, как и полагалось, спрятали в шкафчике. У нее действительно был странный запах. Бывший крестоносец предположил, что это опиум. Ибо как-то приходилось во времена службы перехватывать очень крупную партию, что пытались провести в Англию, используя связи ордена.
        Профессор же сомневался, считая, что это более сильное средство, что готовили из диких трав. Давно забытый рецепт, но весьма действенный. Ибо не слишком похожи фанатики на опиумных наркоманов. Хотя, на первый взгляд и вправду не отличишь.
        Люди, приносившие еду, ничего не говорили. Даже не смотрели на спутников, словно им это запретили. Тем не менее умудрялись вежливо стучаться, прежде чем отпереть замок и войти, на что солдат сказал, что даже жалко убивать таких вежливых людей. Но Хэммет не стал развивать данную тему. Сейчас не время.
        В положенный час замок открылся. Но стоило Михаилу выглянуть в сей момент, как в коридоре никого не оказалось. Женщина умела передвигаться быстро и бесшумно.
        Уильям держал в руках заряженную винтовку, а двуручный меч повесил за спину. Профессор же спрятал револьвер на поясе на всякий случай. Причем зарядил в Миротворца шестой патрон. Если план провалится, придется прорываться с боем.
        - Я видел новичков в бою, видел гражданских во время конфликтов. А вы ведете себя уверенно, как закаленный воин, - бросил перед уходом бывший крестоносец. - Уверен, что вашу биографию ордену нужно было проверять тщательнее.
        - О, дорогой друг, мне на самом деле действительно страшно, - усмехнулся Хэммет. - Что может быть страшнее, чем умереть бездарной смертью от рук этих фанатиков? Или узнать, что все усилия на самом деле напрасны. По мне так второе все же страшнее.
        Уильям скривился. Умел же спутник поднять настроение…
        Весь путь изучен вдоль и поперек за время, проведенное в комнате. Но все равно карта была рядом на всякий случай.
        Их план состоял в том, чтобы пойти в кабинет Борджиа, найти сведения и заполучить то, что они искали. Потом выбраться из церкви, по дороге желательно прихватив пару тулупов, чтобы не околеть. После забрать вторую металлическую пластину из тайника, о котором знал только Хэммет, а затем прыгнуть на поезд, который отходит поздней ночью.
        Бывшему крестоносцу стало интересно, что они будут делать после всей этой заварушки, но порешили на том, что будут действовать по обстоятельствам.
        Путешественникам пришлось остановиться лишь один раз. Двое слуг, что носили им еду, проходили мимо, благо никого не заметили в темном углу, не освещаемом факелами.
        Дверь в кабинет, разумеется, оказалась заперта.
        - Что дальше-то? - с силой подергав ручку, вопросительно уставился Уильям.
        - Как что? Ломайте.
        - Но шум…
        - Будем надеяться, что времени нам хватит…
        Деревянная дверь с железным замком поддалась лишь со второго удара плечом. Но после профессор схватил бывшего крестоносца за ремни, удерживающие ножны меча, не давая по инерции рвануть внутрь. Мало ли, вдруг там окажется ловушка…
        Но Анхель, кажется, стал слишком самоуверен в своей божественности, поэтому обошелся без них.
        Первым делом взгляд Михаила упал на горящий камин. Языки пламени тут же съели нарисованную карту. Все равно выход находился совсем недалеко. А прикрытие Катерины лучше не уничтожать, она этого не заслужила.
        - Все на виду, словно готово для нас… - подозрительно огляделся солдат.
        Искомая пластина, столь идентичная той, что они нашли в окрестностях Шербура, лежала на столе. И тут же оказалась во внутреннем кармане профессора. Это не подделка. Нельзя подделать такой необычный материал, похожий на металл. Пальцы бы сразу почувствовали…
        - Ищем документы, - достав пенсне, скомандовал Хэммет.
        Но мало что нашлось полезного. Сводки о доходах и расходах, поражавшие своими цифрами. Личные записки, письма от инвесторов и друзей, везде незнакомые имена. Кроме одного…
        - Похоже, господин Белл находился в переписке с Борджиа, - Уильям протянул бумагу, что нашел в одном из ящиков столе.
        В коротком письме Исаак выказывал недовольство тем, что его инвестиции не оправдываются. Но ничего конкретного. Хотя, это может означать разрыв отношений, ибо конверт датирован восемьдесят третьим годом.
        - Зато есть письмо от него Жана… по фамилии Гилен.
        - Точно! - вспомнил бывший крестоносец. - Фамилия того богатого эльфийского торговца была Гилен.
        Слова, написанные красивым эльфийским подчерком, мало что проясняли. Все оставалось на уровне догадок. В данном случае связь с некромантами шла в сторону Белла. Катерина сказала, что Анхель обманул их. Может ли письмо от металлурга завуалированной угрозой?
        В тоже время Жан сам вошел в контакт с Борджиа, хотя они раньше не были знакомы. Могло ли это быть простым совпадением, или Гилен использовал предложение финансирования, как предлог, чтобы следить за действиями культа? И приготовить неожиданный удар… но мог ли священник быть так глуп, что доверился возможному некроманту?
        К тому же нельзя забывать о принце Артуре. Его странный визит мог быть лишь окончанием их сотрудничества. Но некроманты просто не могли тогда ударить по церкви, потому что их возможности и ресурсы здесь ограничены, нежели в Европе.
        Не говоря уже об охоте на них ордена. И не говоря уже о войне с так называемыми технологическими некромантами, которые для воскрешения трупов используют технологии, а не магию.
        Вместо ответов они получили больше вопросов. Никаких сведений о пластине не было. По крайней мере, в здешних записях. Больше здесь задерживаться нельзя…
        Путешественники собрали важные письма и направились к выходу. Как наткнулись на Борджиа в сопровождении четырех мужчин с ножами.
        - Я разочарован… - вздохнул священник, держа руки за спиной. - Вы провалили последнюю проверку. Теперь я понял, кто вы. Простые ворюги. Хотя, стоит признать, существуй гильдии воров до сих пор, они бы вами гордились. Провернуть такую операцию…
        Слишком поздно что-то менять. Придется попробовать договориться.
        - Некроманты тоже за нами охотятся. Они что-то искали в древних руинах под Шербуром, - сделал отчаянную попытку профессор.
        - Я знаю, профессор Хэммет. Профессор Гамильтон был единственной зацепкой, что вела ко мне. Я лишь ждал ваших активных действий. Но вдруг бы вы прониклись моей идеей и забыли о затеянном фарсе… как жаль…
        - Думаете, мы могли бы прийти и просто рассказать вам обо всем? Вы бы отдали нас толпе на растерзание, - не унимался Михаил.
        - Неисповедимы пути господни. Я мог разглядеть в вас ценных союзников, но вы поступили по-другому…
        - Анхель, нам нужно лишь убрать некромантов с нашего хвоста. Мы случайно оказались в этом круговороте событий. Нам абсолютно все равно…
        - Профессор… - прервал его Уильям. - Вы один из самых умных людей, что я встречал, но разве вы не видите, что этот еретик уже все решил…
        - Ваш друг, пусть и выразился в грубой форме, но абсолютно прав. Взять их…
        Его паства тут же кинулась на них с ножами. И первый тут же упал с простреленным винтовочным патроном горлом. Второй получил две пули в грудь от профессора.
        - В сторону! - скомандовал бывший крестоносец, выхватывая левой рукой меч.
        Михаил отскочил в сторону и пригнулся. Его спутник умудрялся орудовать тяжелым мечом одной рукой, не желая бросать винтовку. Несколько взмахов, и все закончилось. Ножи врагов оказались слишком коротки, чтобы хоть как-то достичь тела солдата.
        - Неплохо, но ваше сопротивление просто жалко, - усмехнулся Борджиа.
        Вся напускная доброта пропала, оставляя лишь холодного и жесткого человека.
        - Не знаю, что ты о себе возомнил, но тебя можно уничтожить. Ты смертен, - процедил Уильям.
        - Разумеется, как и любой человек, - не стал спорить священник. - Вот только вы не учли, что не меньше сотни владеющих магией преданных соратников отомстит за мою смерть… хотя… к чему это я? Вы мне просто неровня.
        Бывший крестоносец убрал меч и передернул затвор винтовки. Но стоило выстрелить, как перед Анхелем открылся портал.
        - Назад! - воскликнул Хэммет, чувствуя, к чему это ведет.
        Еще один портал открылся справа от солдата, и оттуда вылетела его же пуля, чиркнув по затылку.
        - Черт!
        Михаил никогда не встречал подобной магии. К тому же Борджиа даже не шевельнулся…
        - Мимо, Катерина, - усмехнулся священник, оборачиваясь.
        Позади оказалась монахиня, только уже без одеяния, а в плотной черной облегающей одежде. На поясе кинжалы, а тело опоясывал ремень с метательными ножами. Рыжие, практически красного цвета волосы коротко острожены, но сзади имелся небольшой хвостик.
        Ее карие глаза смотрели холодно, с плохо скрываемой яростью:
        - Простите, господин, я опоздала.
        - Ничего страшного, все равно эти любители ничего бы не смогли мне сделать. Убей их.
        - Может, лучше казнить их публично? - предложила женщина. - Посудите сами, они убили четверых наших верных людей. Они не заслуживают легкой смерти.
        - Да, ты права…
        - Ах, ты тварь… - процедил Уильям.
        Тут мощная волна силы отбросила путешественников назад, впечатав в ближайшую стену. Особенно сильно скривился от боли Уильям, так как за его спиной висел меч.
        - Вы такие дураки, - Анхель начал приближаться. - Катерина хорошо разыграла этот спектакль. Так мы всегда делаем с опасными кандидатами. И вы клюнули на ее удочку.
        Еще несколько мощных волн, и оба потеряли сознание, так и не успев ничего возразить.
        Российская Империя. Симбирск. 1 неделя ноября. 5 день. 1885 год.
        Все рухнуло в один момент. Где была допущена ошибка? В том, что следовало действовать по плану Катерины? Нет, даже если бы они достигли успеха, женщина бы от них избавилась, как от лишних свидетелей. Может, дело в самой затее этого глупого расследования? Ведь неизвестно, точно ли эти пластины ищут некроманты. Но раз профессор Гамильтон сказал, что Борджиа искал нечто подобное, и это нечто отыскалось в его кабинете, это не простое совпадение.
        Тогда следует направить мысли в другое направление. Для начала, стоило остаться в Шербуре, а не идти с крестоносцами. Ведь кто-то смог выжить в незащищенном городе. И теперь не знают о проблемах - для них все кончилось с приходом кораблей ордена…
        - Просыпайтесь, - знакомый голос и толчок носком сапога.
        Но это не Уильям. Он лежит рядом, связанный по рукам и ногам. Перевернувшись на спину, профессор увидел Катерину. Но ничего не сказал, ответив лишь холодным взглядом.
        - Я пришла не для этого, - тут же ответила женщина.
        Больше никакой монашеской рясы. Больше прятать свою истинную натуру не нужно.
        - А для чего?! - резко сев, несмотря на веревки, взревел проснувшийся солдат.
        И тут же получил хлесткую пощечину, от которой повалился назад. Удар у лжемонахини оказался что надо.
        - Сейчас не время для твоего мужланства! И не смей больше орать. Или заткну тебе рот, и буду говорить лишь с Хэмметом. Он, в отличие от тебя, обезьяны, умеет слушать…
        Бывшему крестоносцу пришлось проглотить нанесенные оскорбления, хотя, казалось, его руки способны разорвать крепко затянутые путы.
        - Вы сами виноваты в том, что вляпались в такую ситуацию, - продолжила Катерина, выпрямившись. - Если бы действовали по моему плану, Борджиа был бы мертв. В его кабинете нет ловушек, но стоит кому-то зайти туда без его ведома, он об этом узнает. Даже в глубоком сне. А после его смерти вы могли бы рыться там сколько душе угодно. Но в чем дело? Марать руки не захотели? А по четырем трупам не скажешь. Вернее, пять, если считать несчастного бакалейщика…
        - Что, пришла пристыдить нас? Мы же так сожалеем… - фыркнул Уильям, но был проигнорирован.
        Михаил же молчал, слушал рыжеволосую, медленно, словно червяк, ползком приблизившись к стене, чтобы сесть, оперевшись спиной.
        - Я знала, что вы чертовы авантюристы, но раз так далеко зашли, то принципов у вас немного. А теперь у нас немного вариантов. Вы едва не подорвали мое прикрытие…
        - Я сжег карту, - пожал плечами профессор.
        - Борджиа сам ее нарисовал! Мое дело было соблазнить вас сокровищами в его кабинете. Но вместо этого я рассказала вам свои истинные мотивы. И вы все равно поступили, как идиоты…
        - Какие у нас варианты? - опустив взгляд Хэммет.
        Они связаны, без оружия. Вокруг толпы фанатиков. Хорошо, что их не пытают.
        - Я убедила его совершить публичную казнь. Он уничтожит вас с помощью своего устройства. И это единственный момент, когда можно нанести удар - во время концентрации магической энергии. Я убью его. Остается лишь надеяться, что люди, увидев смерть своего бога, разочаруются и не станут за него мстить…
        Уильям не выдержал и засмеялся:
        - Ну да… не станут. А потом не будут приносить жертвы, чтобы их бог переродился. Это психи с промытыми опиумом мозгами. Они способны на что угодно.
        - Вы предпочитаете просто умереть? Удачи. А я планирую забрать с собой этого ублюдка… - твердо заявила Катерина.
        - Если фанатики не нападут, то вы останетесь без ответов о своем сыне… - задумчиво напомнил Михаил.
        - У меня нет других вариантов. Рано или поздно он догадается о моих истинных мотивах и уничтожит. Если до сих пор не догадался… раньше не хотела так рисковать, но вы убили последнюю надежду на благополучный исход.
        Сохраняя хладнокровие, женщина направилась к выходу:
        - Я говорю это, что мои действия не стали неожиданностью. Может, вам удастся вырваться отсюда…
        Когда хлопнула дверь, Уильям вновь начал беситься, пытаясь разорвать путы. Его щека все еще горела красным от сильного удара.
        - Вот тварь! Тварь! Тварь! - кричал он так, будто надеялся, что она услышит. - Подставила нас! Теперь точно нас погубит…
        - Мы сами виноваты, Уильям, - возразил Хэммет. - Нам предоставят шанс спастись, цените это…
        - Знаете, что, профессор… - бывший крестоносец перевернулся, и посмотрел на собеседника.
        - Что? - невозмутимо спросил тот, подарив ответный взгляд.
        - Не пытайтесь играть в бесстрашного или умного. У вас не получается ни то, ни другое.
        - Хорошо, я глупец и трус.
        И плевать, что ночью насчет ума говорил совсем другие слова.
        - Стало легче? - с ноткой издевки добавил Михаил.
        - Надеюсь, что в аду мы будем мучиться далеко друг от друга…
        - Сомневаюсь, что вы попадете в ад.
        - Почему нет? По всем канонам…
        - Просто примите это на веру, - слегка улыбнулся демонолог. - Даже я, атеист, знаю, что такое вера, как явление.
        На этом разговор закончился. Вскоре за ними пришли. Вновь вернулся этот подозрительный взгляд фанатиков, только к ним прибавилась большая такая щепотка ненависти и неприязни.
        Ноги им развязали, после чего бывший крестоносец не преминул ими подраться. Но несколько ударов грубо выструганных дубин по животу остудили буйный нрав.
        Хэммет же не думал делать глупости, осознавая свое уязвимое положение.
        К их казни все оказалось приготовлено. В большой зале с небольшим возвышением в центре стоял Борджиа, бесшумно молясь с остальными свидетелями торжества. А их оказалось немало, приходилось стоять плотными рядами.
        На потолке располагалось странное устройство, оканчиваясь шпилем прямо над головой священника, в то время как вокруг него по всей площади расползались, словно вены, светящиеся переливающимся красным оттенком полости.
        Уильяма и Михаила со связанными руками, поставили на колени в центре зала. Солдат вновь пытался сопротивляться, но получил дубинкой по почке и упал обратно.
        - Ничего не произойдет… вот увидите, это просто очередная игра, - чуть склонившись ближе, прошептал бывший крестоносец, пока Анхель громко читал свою обличительную речь.
        Но профессор понял, что тот имеет в виду. Однако довериться Катерине - единственный шанс спастись. Хотя, было страшно. Хэммет этого не показывал, но лицо побледнело, а ладони, хоть и не тряслись, вспотели и крепко сжались в кулаки.
        - Последнее желание? - закончив свою речь под радостный рев присутствующих, великодушно предложил Борджиа. - Хотите в чем-нибудь исповедаться?
        - Мне бы водки… - ерничая, оскалился Уильям.
        - К сожалению, у нас круглогодичный пост. Алкоголь отвлекает от самосовершенствования…
        - Самосовершенствования? Или просто пьяной толпой сложнее управлять? - напоследок высказался Михаил.
        - Не говорите глупости. Хотя бы перед смертью… что ж, приступим.
        Прочитав коротенькую молитву и перекрестившись, священник поднял руку вверх.
        Со шпиля ударил яркий свет энергии, что сосредотачивалась в сжатом кулаке Борджиа.
        - Это демоническая энергия… - с твердой уверенностью заявил профессор.
        - Как… - не успел задать вопрос Уильям, который уже приготовился к смерти, закрыв глаза.
        - Вот и причина выбора места…
        Анхель слышал разговор, но никак не отреагировал. Слишком сосредоточен.
        - Но как?.. - вновь произнес те же слова бывший крестоносец.
        Если бы только Хэммет знал. После окончания нашествия часть демонической порчи остается в земле. Но ее сложно преобразовать в столь мощную энергию. Даже простую гончую вызвать нельзя, не говоря уже о распылении людей. Или о пробуждении магических способностей. Откуда взялась эта проклятая машина?..
        Солдат же напряженно искал взглядом Катерину, проклиная ее всеми известными бранными словами. Казалось, в толпе промелькнули высокие кожаные сапоги…
        - Ваш бог - ложь! - вдруг раздался ее голос.
        Священник не успел увернуться, как женщина нашпиговала его спину метательными кинжалами. А острие последнего показалось спереди из насквозь проткнутого кадыка.
        Толпа, дернувшаяся сначала, чтобы растерзать преступницу, резко замерла, не веря своим глазам.
        - У него кровь!
        - Кровь!
        - Не может быть!
        Борджиа упал навзничь, закатив глаза. Энергия, скопившаяся в кулаке, исчезла без следа. Профессор ожидал, что немедленно начнется землетрясение, и их засыплет…
        Ведь ученые уже давно доказали, что закон сохранения энергии существует. Ничто не возникает из ничего. И не пропадает бесследно.
        А что если эта энергия все еще в Анхеле…
        - Двуличная мразь! - священник резко открыл глаза, медленно поднимаясь.
        Путешественники последовали его примеру, и в этот раз никто не думал их останавливать.
        Но женщина среагировала быстрее. Резкий рывок, и лживый пророк вновь оказался повален на возвышении.
        - Сдохни! - с криком наемница вонзила кинжалы в его грудь, потом вытащила один из них, ударив в сердце и проворачивая.
        - Катерина, его сейчас не убить! - поздно предупредил профессор.
        Но женщину уже отбросило в сторону прихожан… На ногах удержались лишь те, кто стоял прямо у стены. Но и им не поздоровилось: Борджиа дал в полной мере прочувствовать то, что ощущали вчера Уильям и Михаил.
        - Его невозможно убить… - больно ударившись головой о кого-то, констатировал профессор.
        Сейчас не до того, что их в любой может разорвать толпа. По сравнению с тем, что может сделать Анхель, впитав в свое тело такую энергию, это цветочки.
        С такими ранами он давно должен скончаться. Но священник обладал отменной живучестью. Даже с ножом в горле умудрялся, пусть хрипло и не слишком понятно, но говорить.
        Казалось, разъяренный лжепророк совсем забыл обо всем вокруг. Его интересовала лишь Катерина, которая продолжала отползать в сторону, пока он надвигался.
        Остальные же фанатики побежали прочь из зала, не разбирая дороги. В том числе, толкая других людей и затаптывая их. Не щадили даже детей.
        А причиной стал меняющийся облик Борджиа. Черты лица заострились, зубы превратились в тонкие иглы, а глаза заволокло непроницаемой черной пеленой. Кожа же покрылась странными нарывами, словно то, что было внутри худощавого тела, съедало плоть изнутри.
        Женщина вытащила из сапога последний кинжал и запустила его прямо в лоб существу. Но оно лишь глухо рыкнуло, и все кинжалы, что остались в теле, расплавились на раз.
        - Уходим! - помогая подняться Хэммету, бывший крестоносец собирался уходить.
        - Мы должны что-то сделать…
        - Вы сами сказали, что его убить невозможно… пусть инквизиция им занимается.
        К сожалению, даже с оружием у них нет шансов, и Михаил это понимал. Дипломатия здесь не пройдет. Если с Анхелем в человеческом обличье не удалось договориться, то сейчас даже пытаться не стоит. Поэтому пришлось предпочесть позорное отступление позорной смерти.
        Катерина же оказалась не так проста. Создав небольшой щит, блокируя атаку Борджиа, она перекатилась в сторону и, нажав выключатель на стене, юркнула в открывшийся тайный проход. Но преследователь не отставал. Даже заблокированная изнутри гранитная плита перестала быть препятствием через секунду, рассыпавшись в труху.
        На середине пути по темному коридору Анхель вдруг остановился, концентрируя энергию в руке. В следующую секунду мощная волна пламени объяла коридор и все его ответвления, не оставляя никаких шансов на выживание…
        Предположение Хэммета, что конфискованное оружие находится в кабинете священника, оказалось верным. К этому времени в катакомбах уже никого не осталось, так что единственной проблемой оказалось найти хоть один злосчастный знакомый коридор.
        - Похоже, Борджиа забрал с собой то, что мы искали… - быстро оглядев кабинет, сказал профессор.
        Зато нашелся пиджак, который сдернули с Михаила перед казнью. Анхель оставил в карманах компрометирующие письма, но пластинку забрал с собой. Похоже, она все-таки представляет из себя немалую ценность. Только вот священник не расскажет - какую именно.
        Тут боковая стенка отъехала в сторону. От неожиданности Хэммет едва не выпустил несколько пуль в темный проход. Но тут же опустил оружие, увидев Катерину. Похоже, ее только слегка потрепало, лишь на лице и руках чуть опалило кожу.
        - Он гонится за тобой? - не заботясь о состоянии женщины, резко спросил Уильям.
        - Какая разница? Он может разнести к черту это место…
        Тут стены затряслись, посыпалась мелкая крошка с потолка.
        - И он, похоже, не преминул этим заняться… - заключил Михаил.
        - Это… взрывы… но почему-то наверху, - заключил бывший крестоносец, имеющий более богатый военный опыт.
        - Наверх, пока не засыпало, - позвала их Катерина, открывая еще один тайный подход, отодвинув в сторону одну из тумбочек в кабинете.
        Тайный выход представлял из себя длинную каменную лестницу с деревянным люком в конце, присыпанном снаружи снегом.
        - Мы же там замерзнем! - вдруг вспомнил профессор.
        Хотя, до этого он от холода не слишком страдал.
        - Лучше это, чем умереть под обвалом! - справедливо возразил солдат.
        - Обыскать! Обыскать все, быстро! - раздался позади визгливый голос.
        Подозрительно знакомый…
        - Не наступайте сюда! - предупредила в конце пути женщина, перешагивая через две ступеньки.
        Стоило им троим выбраться, как она захлопнула люк:
        - Больше нас не побеспокоят…
        В конце пути за ними погнались, однако вскоре послышался громкий вопль и противный визг. Нет, это точно тот некромант из подземелья Шербура! Значит, их вычислили и решили взяться всерьез… или они пришли за Борджиа?
        - Лестница обвалится, стоит наступить на не туда… - пояснила женщина.
        Но ее уже не слушали. Путешественники огляделись вокруг. Они оказались в лесу совсем недалеко от церкви. Точнее от того, что от нее осталось. Здание разнесло в щепки, не осталось даже обломков.
        А все из-за огромной махины, что зависла в воздухе.
        - Это аэростат! - выйдя вперед, восхитился Уильям.
        - Нет, это дирижабль…
        Черт, какая же это огромная штука. Где ее только прятали?
        Но тут их взгляд опустился ниже. Внизу между кровавых ошметков ходили фигуры в черных плащах, оглядывая каждый миллиметр снега. Более-менее целые трупы собирали в большую кучку. А также к ним кидали оторванные руки-ноги, которые еще могут пригодиться. Не брали лишь детские или чересчур маленькие женские.
        Профессор отвел взгляд, не в силах смотреть на эту картину.
        - Началась жатва… - сплюнул Уильям. - Тогда в Шербуре тоже много трупов пропало. Может, это и была их конечная цель… собрать побольше…
        Но долго это отвратительное действо не продолжилось. Деревянный завал над входом в катакомбы вдруг подлетел вверх, разлетаясь обломками прямо на головы некромантам.
        Вместе с этим люк позади путешественников тоже взорвался и, леветируя в воздухе, появился тот визгливый враг в капюшоне. Его фигура была обведена по контуру зеленым светом, который исчез, стоило сапогам с шипами на конце мягко опуститься на снег.
        Без лишних слов бывший крестоносец кинул винтовку Катерине, а сам выхватил двуручный меч.
        Но некромант не слишком ими интересовался. Куда больше внимания действо позади.
        Борджиа медленно поднимался по ступеньками. Роба священника была покрыта грязью и подпалинами. Фигуры в черном приготовились к бою, но стоило противнику вытянуть руки вперед, как те начали взрываться один за другим.
        Их соратники на дирижабле все быстро осознали и начали сбрасывать на Анхеля бочки, напичканные веществом, что взрывалось при падении. Весьма необычный подход…
        Казалось, что это весьма эффективно. Взрывы происходили рядом с существом, причиняя боль, но не серьезный урон. Разве что последний снаряд все-таки оторвал правую руку.
        Тем временем, путешественники не собирались просто так сдаваться без боя. Пока некромант отвлекся, они открыли огонь, но пули с лязгом отлетали от груди врага.
        - Броня! - понял бывший крестоносец и кинулся в атаку.
        Визгливый умудрился остановить двуручный меч рукой. После чего подпрыгнул, с силой отодвигая лезвие в сторону солдата, пока острая кромка не коснулась его лба, оставляя некрасивый косой шрам на лбу. Из глубокой раны потекла кровь. Нокаутированный Уильям упал на снег, попытался подняться, но удар кованным сапогом с шипами вернул его в исходное положение.
        Но Хэммет успел к этому времени прицелиться и попасть последней пулей прямо в глаз некроманту, несмотря на страх от вида поверженного солдата.
        Ранение оказалось сквозным. Но даже после этого Катерина подбежала и ударила противника прикладом разряженной винтовки по голове, чтобы тот затих окончательно…
        - Мертв… - прошептала Катерина. - Должен быть мертв.
        Михаил подошел и аккуратно нащупал пульс на шее бессознательного бывшего крестоносца. Кажется, пока обошлось…
        Они были на волоске. Не зря некромантов считают угрозой мирового уровня.
        Позади вновь раздался взрыв. Только в этот раз громче.
        Борджиа вновь собрал энергию, и мощный импульс ударил наискось по дирижаблю, пробивая насквозь пассажирские места вместе с корпусом. Находящийся внутри водород вспыхнул, вызывая цепную реакцию.
        Под мощную канонаду махина рухнула прямо на священника, который пытался увернуться, поглощая все вокруг пламенем.
        Профессор вспомнил то, что происходило семнадцать лет назад. Все закончилось также. Огнем, пожирающим все вокруг. Понадобятся годы, что земля вновь смогла залечить раны…
        - Хэммет! - вскрикнула женщина, прежде чем восставший из мертвых некромант схватил ее за горло, поднимая в воздух.
        Михаил инстинктивно нажал несколько раз на курок, услышав лишь бесполезные щелчки.
        Тогда он схватил двуручный меч Уильяма и, с трудом удерживая в руках такую тяжесть, кинулся на врага.
        Но тот, удушив Катерину до потери сознания и бросив ее тело на снег, словно специально дал себя проткнуть насквозь.
        Профессор не видел ни глаз, ни лица под капюшоном, но было ясно, что некромант улыбается.
        - Не знаю, какого черта вы здесь забыли… - когда он говорил тихо, голос не был таким визгливым.
        В следующее мгновение пальцы врага загорелись, словно у него выросли зеленые когти. Небольшое движение ими в воздухе, и на боку профессора остались глубокие порезы, из которых хлынула кровь.
        Ослабевшие пальцы отпустили рукоять меча, и Михаил рухнул мешком назад…
        Некромант не стал его добивать, так как его внимание привлекла другая вещь. Взорванный дирижабль, убитые соратники - все это неважно. Главное то, что из пламени вышел еще живой Борджиа. Тело обуглилось, уши сгорели вместе с глазам. Он напоминал скелет, поверх которого налепили глину, призванную изображать мышцы.
        Дрожащие ноги, напоминавшие палки, выдержали еще несколько шагов…
        Некромант побежал вперед, даже не озаботившись вытащить из себя меч. Сделал он это, оказавшись рядом с обугленным существом. Его взгляд сразу привлекла пластинка, которую он сжимал между пальцами. Первый удар отсек голову, а второй руку.
        Внимательно проверив поднятую вещь, фигура в черном увидела вдалеке бегущих на подмогу людей из города. И, бросив меч, растворилась в гаснущем пламени дирижабля.
        Глава 3
        Российская Империя. Симбирск. Дом Ульяновых. 1 неделя декабря. 3 день. 1885 год.
        Хэммет ощущал, будто все тело плотно запаковала в толстые листы металла, продолжая при этом сжимать все жестче и жестче. Потом, оказалось, это ощущается на одном лишь боку. А затем выяснилось, что это только несколько полосок плоти. И рана уже давно зажила, просто тело не привыкло к подобному факту.
        Для него все пролетело в одну секунду. Вот некромант использует свое болезненное заклятье. Бах, профессор очнулся в постели в доме старого друга.
        - Он пришел в себя! - раздалось где-то вдалеке, а на самом деле совсем рядом.
        Над ним возникло сначала лицо Катерины, рыжие волосы которой определенно отросли с момента битвы с некромантами. Следом появился Уильям. Лоб уже не перебинтован, и на нем красовался неприятный шрам от лезвия. Да и сам бывший крестоносец отпустил волосы, что доходили до шеи, и черную бороду, которую все же брил по бокам.
        - Сколько я был без сознания? - первым делом спросил Михаил.
        Голос звучал слабо и хрипло.
        - Месяц, - коротко ответил воин.
        Вот, значит, как. Настоящая кома…
        - Обычно для таких заклятий зовут лекарей крестоносцев, но времени не было, - продолжил он. - Так что обходились силами местного лекаря. Похоже, он настоящий кудесник, раз вы еще живы…
        - Это не самое тяжелое ранение в его жизни. Грех такое не пережить…
        Услышав это, Хэммет попробовал подняться, натягивая на себе одеяло посильнее, скрывая маленький кусок жуткого шрама, что начинался от середины груди и заканчивался внизу живота. Самая жуть заключалась в том, что он был невероятно широк. Удар нанесли не мечом и даже не булавой…
        - Мы все уже видели, нечего стесняться, - усмехнулась женщина.
        Уильям тоже не видел раньше этого увечья, поэтому спросил:
        - Демон?
        - Да, - признался Михаил. - Лекари долго не могли залечить… точнее, делали только хуже, поэтому шрам гораздо больше. Помогла обычная хирургия…
        - Везет вам на светил медицины, похоже…
        После некоторых усилий Хэммет все-таки смог сесть на кровати. Перебинтованные раны вновь закололо, но хотя бы терпимо. Но все равно лицо скривилось в новой гримасе боли.
        - И что же произошло потом? Что с Борджиа?
        - Мертвее некуда… - ответила с досадой Катерина, садясь на ближайший стул, в то время как Уильям остался стоять, лишь отошел на пару шагов от кровати. - И пластинку украл некромант…
        - Замечательно… - после паузы констатировал профессор.
        - Все было бы хорошо, если бы вы следовали плану! Мы бы выяснили все, что нужно, убили его, потом забрали все важные вещи и растворились еще до прибытия некромантов!
        - Эй, женщина! Твой план вообще никуда не годился! - вмешался бывший крестоносец, указав на нее пальцем.
        - Не смей в меня так тыкать, а то лишишься не только пальцев! - она притворно выхватила нож из-под одежд, принявшись с ним поигрывать, ловко вертя в руке и подкидывая.
        И как Илья разрешил ей таскать оружие? Все-таки дома дети…
        - Много думаешь о себе, румынка… - процедил солдат в ответ.
        - Хватит, друзья, - мягко потребовал Хэммет, и это подействовало.
        Спасибо за солидарность больному.
        - Да, Катерина, мы поступили глупо, прошу прощения… это был мой план. Мы, правда, опасались, ввязываться во что-то связанное с убийством…
        - Ну, опасались только вы, - решил «спасти» свою репутацию Уильям.
        - Хорошо, только я… у моего друга боевой дух гораздо сильнее.
        - Ага, только он с ним перегибает… - кивнула женщина и не обратила внимание, как бывший крестоносец сделал грозное лицо. - Ну, хотя бы сказано честно. Но факта это не изменит. Мне теперь не узнать, что он сделал с моим сыном…
        - А больше никто не знает? - с искренним сочувствием спросил Михаил.
        - Из тех, кого я знаю, нет. Ибо те уже давно мертвы. Разве что был один контакт в Египте, с которым я никогда не встречалась… он часто общался с ним, в том числе и по поводу этих пластинок, за которыми вы так рьяно гоняетесь…
        - Ох… - вдруг вспомнил Хэммет. - А ту, что мы спрятали, на месте?
        - На месте, - Уильям показал край пластинки, после чего сунул обратно во внутренний карман синего мундира.
        - Хорошо, что не пропала… так что вы говорили про Египет?
        - Борджиа переписывался с кем-то из Александрия. У меня есть письма, но есть только инициалы… точнее один инициал: Ж.
        - Ж? - поднял бровь профессор, глубоко задумавшись. - Если это окажется Жан, то это очень интересно…
        - Маловероятно, что такой богатый эльф будет переписываться с каким-то псевдосвященником… - фыркнул солдат.
        - У него был настоящий сан, - поправила рыжеволосая.
        - Неважно. Тогда еще хуже, он еретик, по которому плакал костер…
        - А также по всем женщины, эльфы, карлики, гномы и все национальности, кроме англичан тоже плакал костер… кто тебе еще не нравится?
        Но тот в ответ лишь махнул рукой, не желая продолжать бессмысленный разговор.
        - Меня тут посвятили в события насчет Шербура, вашего круга подозреваемых… хоть и весьма сбивчиво. Зачем вы вообще этим занялись?
        - Мне нечего делать, - сразу признался бывший крестоносец.
        Отчасти правда, что тут скрывать…
        - Мы оба просто случайно попали в водоворот событий, - пожал плечами Хэммет и тут же опять взялся за бок.
        Такими телодвижениями пока лучше не заниматься.
        - Но, похоже, некроманты нами не так сильно интересуются, раз не убили…
        - Точнее, тому отродью было, скорее всего, не до нас, - скептически высказался Уильям.
        - Но, раз за нами до сих пор не пришли, то все в порядке… хотя, они понесли нехилые потери в битве с Борджиа.
        - В том числе и финансовые, - поддакнула Катерина. - Такой дирижабль точно стоит немало. И как им вообще удалось незамеченными подобраться?
        На этот вопрос никто не знал ответа, хотя у профессора имелась теория, что им пришлось лететь очень высоко и, скрываясь в облаках.
        - Кстати, вам тут успело прийти письмо… - вспомнил Уильям и указал на тумбочку рядом.
        - Письмо? От кого, интересно?
        - Неужели вам никто не пишет? - поинтересовалась женщина.
        - Обычно, нет… в этом мы с Уильямом похожи, - Михаил дотянулся до письма сам, хотя бывший крестоносец хотел помочь.
        - Тогда присоединяюсь к вашему клубу…
        Письмо оказалось от Сары Кейси. Как же она его нашла?
        - Что там такое?
        - Моя студентка… пишет, что случайно встретилась с Вандоксом?
        - Это тот старикан, который указал на Борджиа? - Катерина слегка наклонилась вперед.
        В ответ Хэммет лишь кивнул и продолжил читать.
        - Он случайно обмолвился, куда мы направились… похоже, поэтому здесь нет конкретного адреса, только город.
        - Это прекрасно. Кому старикан еще не рассказал об этом? - от негодования Уильям начал ходить по комнате, словно загнанный в клетку зверь.
        - А через два дня после их встречи лавку кто-то сжег дотла… Вандокса признали погибшим…
        Значит, вот как. Некроманты добрались до правды… но профессора больше смущало не это. В случайную встречу он, как адепт логики, не верил. Это значит, что студентка следила за ним, не иначе…
        - Потом напишу ответ, - натянув на лицо улыбку, Михаил отложил письмо.
        В дверь постучали, и через секунда в проеме оказалась борода Ильи.
        - Миша! Живой!
        - Да, похоже, на то. Как ты?
        Хозяин дома вошел в комнату:
        - Да с меня не убудет… а вот часть города придется заново восстанавливать. Как дирижабль на горизонте показался, так что все прихожане церкви сразу обезумили. Взялись за оружие, начали стрелять этой… шмагией…. но хоть мужиков поднять удалось побольше, не испугались, отбили. А первый военный корпус Царя Батюшки только через два дня, стало быть, прибыл.
        Катерина благоразумно молчала обо всем этом. Неизвестно, как Уильям объяснил ее присутствие, когда их нашли. Но, раз Илья ее еще не выгнал, значит, все пока нормально.
        - А потом, как с этими разобрались, побежал с мужиками за вами. Еще нескольких окаянных постреляли по дороге. Ну, а как нашли, так наш врач Митрофанов вами и занялся. Говорил, Миша, что помрешь ты. Я ему говорю - у него и хуже бывало…
        - Ладно, ладно, Илья, - усмехнулся профессор. - Спасибо тебе.
        - Тебе еще постельный режим прописан, так что отдыхай.
        - Да долго не получится, Илья. Скоро отправляться нам надо…
        - Куда это? - не понял Уильям.
        - В Египет…
        Египет. Александрия. 3 неделя декабря. 3 день. 1885 год.
        Как ни странно, уговаривать Уильяма и Катерину пришлось недолго. Женщина хотела выяснить, кто этот странный адресат, оставивший лишь свои инициалы. А бывшему крестоносцу все равно было некуда податься, хотя он совсем не одобрял пополнение их компании.
        Перед отъездом профессор успел написать Саре ответное письмо. Он не стал говорить спутникам, что не дочитал часть про то, будто студентка нашла что-то интересное относительно Семнадцатого нашествия. Все равно их мало это заинтересует. А вот Хэммета новость заинтриговала, поэтому в конце письма он оставил туманные намеки, куда собирается отправиться. Девушка неглупа, догадается.
        Расставание с Ильей было теплым. Но почему-то у профессора было предчувствие, будто они видятся в последний раз…
        Уильям не смог обойтись без сувенира в виде нескольких бутылок самогона, который сильно полюбил за прошедший месяц. Однако претензий у Михаила не было. Все-таки, несмотря на свои пагубные пристрастия, мужчина продолжал активно тренироваться. Единственное, запах перегара сильно раздражал. Особенно Катерину. Но той, как оказалось, не привыкать…
        Девушка за время путешествия мало что рассказывала о себе. Сирота, воспитывалась дядей, который пропал, когда ей исполнилось пять. Потом приходилось выживать на улицах, пока двенадцатилетнюю оборванку не подобрали эльфы, промышлявшие заказными убийствами в Румынии. Даже несмотря на принадлежность к человеческому роду, они обучили ее всему, что знали.
        Первый контракт выполнила в пятнадцать. А в восемнадцать заказ сделал Борджиа, с которым она вскоре и осталась. Больше никаких подробностей.
        - А какая у вас история? - спросила она мужчин, когда они плыли на корабле по Черному морю, уже практически перейдя в Средиземное.
        - Я немец. Отец был старшим унтер-офицером и погиб в Датской войне под Дюббелем. Мать была простой гувернанткой и умерла от тифа. Казалось, мне, пятнадцатилетнему парню, хоть и с неплохим образованием, пора идти работать на завод, пока не объявился дальний родственник из Англии со стороны отца, который и приютил меня. А после его смерти я унаследовал дом в Оксфордшире, - без утайки кратко рассказал профессор.
        - А как вас потянуло в Симбирск?
        - Это долгая история… мне тогда было восемнадцать, тянуло на приключения, - Хэммет мечтательно откинул голову, пока морской ветер развевал волосы.
        - И, видимо их нашли, - улыбнулась уголком губ женщина, а потом обратилась к Уильяму, который стоял в стороне на палубе.
        - А как ты докатился до жизни такой, святоша?
        Они обращались друг к другу на ты. Он из неуважения. Она же ради веселья. К тому же рыжеволосая придумала кличку в противовес тому, что солдат регулярно, вне зависимости от общества вокруг, нагло называл ее «женщиной», будто это что-то зазорное.
        - Я не собираюсь трепаться о своем прошлом, - буркнул бывший крестоносец.
        - Тяжелое детство, все ясно… - махнула рукой Катерина.
        Найти корабль до Александрии на юге России оказалось крайне непросто. Пришлось плыть не на пассажирском, а на грузовом, с соответствующими удобствами. Но единственный, кто от этого страдал, был профессор, не привыкший спать где-то, кроме как на удобной кровати. Даже русские поезда обладали большими удобствами.
        Более привычные же к спартанским условиям Уильям и Катерина совсем не жаловались. Разве что бывший крестоносец ворчал, что приходится подрабатывать, чтобы оплачивать питание. Ибо денег с собой у путешественников осталось не так много, потому приходилось экономить. Солдат выполнял всю тяжелую работу, женщина помогала на кухне. А профессор устроился лучше всех - писарем у капитана, который писал свои мемуары. Точнее, предпочитал кому-то диктовать свои сбивчивые мысли.
        Хэммет умирал от скуки, но это лучше, чем таскать тяжелые грузы. Хотя до самого последнего дня он не понимал, как столь скучный человек, как капитан грузового судна, дошел до мысли, что его скучную жизнь нужно запечатлеть для потомков.
        Под конец появилось маниакальное желание залить всю эту писанину чернилами, дабы уберечь будущих читателей. Но крики чаек быстро отбили это желание.
        Впереди было просто прекрасное зрелище. Армада флота Британской империи предстала во всей красе. Несколько десятков тяжелых кораблей, готовых стереть врага, как на суше, так и на берегу. Но внимание, несомненно, приковывали броненосцы. Этих стальных гигантов весьма непросто пробить.
        Прогресс создает все более и более разрушительные машины. Глядя на такое, действительно кажется, что магия уходит в прошлое. Уже скоро будет оружие, способное сравнять с землей целый город. Упоительная мысль для любого генерала и настолько же ужасающая для любого, кто далек от войны…
        Своими массивными фигурами корабли практически перекрыли вид на полуразрушенную крепость Кайт-Бей, над которой, тем не менее, гордо развевались флаги Британской империи. Англичане крайне патриотичны, этого не отнять.
        - А, случаем, не на этой ли операции… - аккуратно решил задать вопрос Хэммет.
        - Да! - рявкнул Уильям. - Да, я был здесь в восемьдесят втором.
        Они втроем стояли на палубе, готовые сойти на берег, как вдруг подошел капитан, представлявший из себя обрюзгшего усталого русского моряка:
        - Не доверяйте чертовым англичанам. Они нам еще за Севастополь не ответили…
        Хорошо, что тот говорил только по-русски, иначе бывший крестоносец вполне мог бы выкинуть что-нибудь эдакое. Вплоть до того, чтобы выкинуть посмелившего ляпнуть такую наглость за борт.
        - Мы обязательно учтем. А вы обязательно опубликуйте свои мемуары, - сказал ему напоследок Хэммет, отчего тот растянулся в улыбке, показывая провалы от частично потерянных после цинги зубов.
        - И как же святые силы крестоносцев оправдали такую агрессию? - усмехнувшись, поинтересовалась Катерина. - Неужели нашли среди несчастных арабов демонов?
        У Уильяма уже не было сил отвечать на эти постоянные шуточки. Или он начал к ним привыкать.
        - Арабы - еретики, вот и все. А в остальном они первые начали, подняв восстание…
        - Против вас-то? Правильно сделали.
        На этом разговор закончился.
        Город за три года более-менее отстроили, но все равно то тут, то там виднелись следы от прошедшей канонады, отверстия от выстрелов из ружей или пистолетов. Некоторые арабы недовольно косились на них, европейцев. Но обстановка, кажется, вполне спокойная.
        - Ну, и с чего мы начнем? - спросила рыжеволосая. - Город-то немаленький?
        Ей было довольно жарко с непривычки. Еще до отхода с корабля пришлось переодеться в обычное платье, чтобы не щеголять оружием перед всеми. Благо то помещалось в небольшую походную сумку.
        Уильяму было не так просто. Приходилось нести оружие под рукой, завернутое в тряпье.
        А профессор просто пользовался обычным саквояжем.
        Со стороны они выглядели как люди низкого достатка. Особенно бывший крестоносец в старом мундире. Да и Хэммет со своими заплатками на боку пиджака не отставал.
        Зато они вряд ли будут целью для грабителей. Те обычно выслеживали более состоятельных джентльменов и под любым предлогом уговаривали свернуть с главной улицы.
        Стоило пройти мимо базара, как женщина отвлеклась на продающиеся побрякушки. Ей почти продали совершенную безделицу, но вовремя подоспел оглянувшийся Хэммет.
        - Хотите сувенир - лучше зайдите в лавку…
        Он прекрасно знал местные особенности по обману состоятельных клиентов. Ирония заключалась в том, что таким же способом Колумб и многие другие европейские исследователи Нового Света обогащались за счет доверчивости коренного населения. А теперь происходит все с точностью до наоборот…
        - Вы, что, бывали в Африке? - спросила Катерина, когда они нагнали Уильяма.
        - Проездом, в Каире, - не стал скрывать Хэммет.
        Гостиницу удалось найти не сразу. Многие были заняты расквартированными британскими войсками. Но в относительно неплохом заведении нашлось аж три комнаты. Только пришлось выложить половину от всех оставшихся денег за съем на несколько дней…
        - Придется работать, - констатировала женщина, когда они разместились в местном ресторане.
        Еда, пожалуй, здесь гораздо лучше комнат. Но чувствуется веяние европейской кухни, ибо практически никаких экзотических блюд не подавали. Все относительно знакомо, только с небольшим египетским колоритом.
        - Если так много есть, придется, - безразлично пожал плечами Уильям, налегая сильнее всех, будто это его не касается.
        - Надо было взять с собой больше денег. Но из Оксфорда сюда их, к сожалению, не привезут, - профессор в это время размышлял над возможностями.
        - В принципе, мне бы найти тех, кто вертит дела в преступном мире, и тогда все будет хорошо, - усмехнулась рыжеволосая.
        - Неф! - с набитым ртом бывший крестоносец ударил по столу, отчего другие посетители удивленно оглянулись.
        Пытаясь прожевать и с трудом проглотив пищу, он с нажимом зашептал:
        - Не смей переступать закон!
        - А, ты, что? Служитель закона? - она приблизилась к нему на опасную дистанцию, глядя прямо в глаза.
        В результате чего солдат не выдержал и, отстранившись, обратился к Михаилу:
        - Профессор, ну хоть вы этой фурии скажите!
        - Спасибо за фурию… - улыбнулась Катерина.
        - Мы рассмотрим все возможности, Уильям, - загадочно ответил Хэммет. - Мне кажется, наше маленькое предприятие гораздо важнее пары местных, крайне неустойчивых законов.
        - Эй, мы строили эти законы своей кровью!
        - Да, и тебе хорошо за это заплатили, не так ли? - женщина притворно закрылась руками от замахнувшегося наполовину обглоданной костью Уильяма.
        - Не ссорьтесь, мы ведь еще толком ничего не решили, - вновь сыграл роль миротворца демонолог. - Тем более, мы еще должны побольше узнать, какова обстановка здесь. А уже потом что-то решать…
        Тем временем, в ресторан вошел коренастый человек, обладающей весьма выделяющейся мускулатурой, которую не могла скрыть свободная льняная рубаха. Будь, конечно, рост побольше метра семьдесят, то выглядел бы внушительнее. А так он выделялся лишь фиолетовой кожей и совсем не похожими на европейские черты лица, но, тем не менее, все равно придававших лицу свой шарм.
        Эту расу называли орками. Коренное население Африки. Первые, с кем столкнулись ведущие мировые державы, колонизируя континент. Какой-то ученый сказал, что на этом континенте жили и зеленые орки, как их собратья на островах мировых океанов. Но под воздействием африканского солнца их кожа поменяла пигментацию.
        Долгое время их использовали как рабов из-за выносливости и превышающей человеческую, хоть и ненамного, силы. Разумеется, не обошлось и без массового вывоза столь подходящих рабов в Северную Америку.
        Теперь же все меняется, но крайне медленно. В США прошла гражданская война, и рабство отменили. Но жить от этого оркам лучше не стало. Да и не все из них смирились с участью граждан второго сорта. Так что, если говорить об отношениях людей, эльфов с орками, то кроме как сильно натянутыми назвать язык не поворачивается.
        Это видно и сейчас. К гостю, у которого за спиной, к тому же, висело двуствольное ружье, которое обычно используется для охоты на слонов, подскочил заведующий местным персоналом. Араб прыгал вокруг него, как кролик, аккуратно касаясь груди орка, слегка надавливая. Вот так он пытается не провоцировать конфликт, но в тоже время не хочет, чтобы еще недавний раб не беспокоил цивилизованных европейских гостей.
        - Вали отсюда, пурпл! - донеслось со стола в углу.
        Хэммет украдкой посмотрел туда и увидел полупьяного солдата английской короны в расстегнутом мундире. Его шпага валялась рядом со стулом, как ненужная вещь, наполовину выглянув из ножен.
        - Позор, - фыркнул Уильям, при этом сам спокойно попивая из бокала местное вино.
        Причем, уже третью за последние двадцать минут…
        Но орк не стал провоцировать конфликт и ушел сам. Хорошо. А то еще одной пьяной драки не хватало.
        Их едва не ссадили с корабля, когда бывший крестоносец тайком напился вместе с матросами, после чего что-то не поделил и завязал драку.
        - Что это тут этот орк вообще забыл? - поддержал он за столом точку зрения гулящего солдата.
        Здесь представителей этой расы было не так много, как в странах к югу, но все равно встречались. В лучшем случае, население было равнодушным. В худшем, устраивало погромы, как карликам.
        Не говоря уже о простых убийствах…
        Впрочем, данный тип точно умел за себя постоять, судя по оружию за спиной.
        - Какая тебе разница? - вместо ответа высказала упрек Катерина.
        Но дальше словесная перепалка не началась. Даже им обоим иногда надоедало это до чертиков.
        - Проще было бы поговорить с местным комендантом, - предложил Михаил. - Только к нему нас вряд ли пустят.
        Он выразительно посмотрел на Уильяма, но тот загнул перчатку на руке, показывая часть позорного клейма:
        - Я не смогу прикинуться солдатом Англии. Я крестоносец, мы сильно отличаемся. Другие слова, другие звания… то, что я был в восемьдесят втором здесь, тоже ничего не значит. Мы мало контактировали с местным корпусом, у меня не осталось знакомых.
        - Ну, это был самый простой путь, - констатировал профессор. - Тогда вся надежда на вас, - взгляд перешел на рыжеволосую.
        - Не беспокойтесь. Вас за собой не потяну. Хоть вы и пытались сделать это со мной раньше. Я не мстительная.
        Да, Борджиа как никто другой об этом знает…
        После трапезы путешественники решили осмотреть город. Уильям изъявил желание сделать это в одиночку, чему никто возражать не стал. Все равно денег у него с собой немного, вдрызг не напьется.
        - Надеюсь, вы понимаете, что как только я все выясню, то мы сразу распрощаемся? - спросила женщина, когда они вместе прошли добрых две длинных улицы.
        - Почему же? Прекрасно понимаю. Тоже самое могу сказать и о нас, - улыбнулся профессор, заглядевшись на одну из вывесок на китайском.
        Уж кого точно увидеть здесь не ожидаешь. Азиаты не так часто забираются в Африку, обычно иммигрируя в США, где считаются хорошими работниками. Похоже, кто-то из англичан решил нанять их для своего маленького предприятия в Александрии…
        - Я до сих пор не могу понять цель вашего путешествия… вы собираете настоящий хлам, который никому не сдался.
        - Он сдался некромантам, - пожал плечами Хэммет. - Да и путешествие к месту, которое сильно на меня повлияло, было… - он сделал паузу, глубоко вздохнув, - необычно.
        Катерина задумалась, а после пожала плечами:
        - Что бы там не происходило, это сделало вас настоящим авантюристом. Только при этом вас тянет на приключения, не свойственные простому оксфордскому профессору.
        Михаил не нашелся, что на это ответить. Отчасти это так. Но с другой стороны… у него просто нет причин делать какой-то иной выбор. Он молод, одинок, а главное боится не так много вещей. К тому же научная жилка в мужчине все же присутствовала, хоть исследованиями заниматься не приходилось. Но любой бы первооткрыватель его понял бы и пожал руку.
        - Простите, пройдемте с нами, - изъясняясь на ломаном английском, к ним подошел араб в форме британского солдата.
        Вместе с ним матрос и даже командир орудия. Тоже арабы.
        - По какому, прошу прощения, праву? - поинтересовался Хэммет, при этом оглядевшись.
        Они шли в последнее время по малолюдной улице, а над городом уже спускался вечер. Становилось прохладно, поэтому путешественники уже хотели вернуться в номер, дабы переодеться во что-нибудь потеплее перед холодной египетской ночью.
        - По праву английской короны, - ответил солдат, едва не сломав язык при слове «корона».
        Катерина нащупала запасной нож, который носила на бедре, а профессор аккуратно потянулся за револьвером, что висел сзади за поясом, прикрытый пиджаком. Неизвестно, как власти отнесутся здесь к ношению оружия, а уж, тем более, к стрельбе. Следует действовать осторожнее…
        - Я немец, уважаемые господа, - намекая на политические проблемы, тянул время Михаил.
        - А я румынка… так что английская корона не имеет над нами никакой власти.
        Такой подход арабов в неопрятной и явно не подходящей по размеру форме сильно смутил. Даже не хотелось узнавать, что они сделали с ее настоящими владельцами…
        Наверняка, руководство записало пропавших солдат в дезертиры и на этом успокоилось. Их все равно армада, а поиски трех человек - лишняя головная боль.
        Наконец, неизвестные собрались с мыслями и достали ножи. Хэммет выхватил револьвер, но один из грабителей самоубийственно рванул вперед. Чтобы уклониться от ножа, профессору пришлось упасть на спину, но и револьвер отлетел на пару шагов дальше. Благо враг не ожидал удара ногой в живот.
        Катерина же не только успела выхватить оружие, но и несколько раз резануть «матроса», прежде чем «командир орудия» заставил отступить, глупо и бессистемно размахивая перед собой лезвием. Определенно, драться они не умели, только угрожать…
        Воспользовавшись заминкой врага, Михаил перевернулся и пополз вперед за оружием. Стоило перехватить рукоятку поудобнее, как нога оказалась в слабых тисках пальцев грабителя. Профессор уже было повернулся и приготовился выстрелить, как раздался громкий хлопок. Враги, увидев кого-то, тут же кинулись наутек, побросав ножи. Удивительно, но даже после выстрела никто не бросился сюда. Ни мирные жители, ни солдаты. Всем просто наплевать. Случись такое в Лондоне, туда бы тут же приехал едва ли не Скотланд-Ярд.
        На другом конце переулка, откуда пришли путешественники, стоял тот самый орк, которого ранее выдворили из «цивилизованного» заведения.
        - Вы в порядке? - подойдя ближе, спросил мужчина с фиолетовой кожей.
        На английском, без тени акцента. Обычно таким африканские представители этой расы похвастаться не могли.
        - Да, благодарю вас, - вежливо ответил профессор, убирая пистолет и отряхивая костюм.
        Рыжеволосая же промолчала, протерев окровавленный нож платком.
        - Вам лучше держаться людных улиц. Европейцев здесь до сих пор не слишком жалуют…
        - А европейцы не жалуют вас. Иронично, - ехидно заметила Катерина.
        На что орк усмехнулся, показав ряд белоснежных зубов. Двустволка вновь была повешена за плечо. Тут Хэммет заметил, что он был без обуви. Действительно, на такую большую ногу не шьет даже самый экстравагантный сапожник. Да и большое расстояние между пальцами создавало свои трудности. Впрочем, отсутствие обуви никогда им не мешало. Говорят, орк может спокойно пройтись по разбитому стеклу…
        - Мои проблемы с кем-либо решаются быстро. Либо мирно, либо нет. Но я предпочитаю мирный способ, ибо пули стоят денег.
        - Поэтому вы н стали стрелять этим негодяем в спину? - Хэммет оглянулся в сторону, где скрылись беглецы.
        - Не только по этому. Если европеец убьет араба - то будут проблемы. Но обычно выкрутится европеец. Если же орк убьет араба, то проблемы будут у каждого представителя моей расы. Также и наоборот. Но белые всегда рады, когда мы друг друга убиваем…
        - Душераздирающая история, - безразлично фыркнула Катерина.
        - На самом деле, я следил за вами, - признался орк. - Еще тогда в ресторане хотел подойти, но… в общем, вы сами видели.
        Похоже, заведующий рестораном боялся, что придется мыть все помещение дочиста. Как некоторые священники заново освящали церкви, стоило на пороге случайно показаться орку… но сейчас такую ортодоксальность нечасто встретишь.
        - Мы можем вам чем-то помочь? - поинтересовался Хэммет.
        - Не вы, она, - он перевел взгляд на Катерину.
        - Может, представитесь для начала? - возмутилась женщина.
        - Мое имя мало что значит. Но если вам так угодно… меня зовут Салим, - орк слегка поклонился, показывая совершенно лысую макушку. - И я работаю на магов. Они хотят с вами поговорить.
        - Это еще о чем?
        - Они не сказали, лишь сообщили, что это в ваших интересах. И это не угроза…
        Катерина еще больше возмутилась, но на этот раз без слов. А Михаил подошел чуть ближе и прошептал:
        - Это наш шанс больше узнать о городе… не думаю, что это ловушка…
        Женщину определенно не устраивал такой вариант. Слепому ясно, что весь сыр-бор из-за ее магических способностей, которые после Симбирска тщательно скрывались. Не хватало еще лишнего внимания ордена крестоносцев.
        - Вы пойдете со мной, - ядовито прошипела рыжеволосая, чувствуя, в какое уязвимое положение попала. - Если это окажется ловушкой, я сначала убью вас, профессор.
        - Идет, - спокойно согласился Хэммет, убежденный в своей правоте.
        - Прошу вас, за мной, - галантно попросил Салим.
        Идти пришлось на другой конец города. В бедный квартал. Вот здесь европейца точно могли прирезать в подворотне. А потом спокойно выкинуть тело в море. А английские солдаты могут сюда приходить сколько угодно, устраивать обыски и другой произвол - это все равно не сломит местных, что живут так уже много поколений. И ничто не заставит их сдвинуться с места или вести себя по-другому.
        Но с вооруженным орком связываться никто не хотел. Даже небольшие банды арабов, провожавшие их злобным взглядом.
        - Он ведет нас в свой квартал, где вас убьют, а меня будут использовать сами знаете по какому назначению… - идя чуть позади, шепнула Катерина.
        - У вас паранойя, - пожал плечами Михаил.
        Остается надеяться, что пока они здесь, Уильям не вляпался в какую-нибудь историю.
        Они повернули на широкую улицу, откуда доносились странные звуки. Оказалось, китаец в темно-желтой робе показывал местным детишкам магические фокусы. Песок, которого, казалось, не так уж и много в городе, по сравнению с пустыней, принимал различные формы. От корабля, бегущих по песчаным волнам до различных животных, а также воинов, сражавшихся за светлое будущее. Маг добивался результата лишь несколькими пассами. Такой уровень контроля над стихией земли встречался достаточно редко, так что путешественники воочию наблюдали настоящие чудеса. Правда, Катерину это не слишком впечатлило. Видимо, ее способности были, пусть и не столь контролируемыми, но зато более универсальными. Женщина не сражалась против армий и замков. А ведь именно этому в первую очередь учат магов в китайских школах.
        Даже маги ветра и воды учатся в первую очередь топить корабли, а уже потом применять свой дар во благо общества.
        Мельком взглянув на подошедших, китаец что-то сказал на местном диалекте, после чего песок осыпался солидной кучей рядом с его ногами в сандалиях. А дети побежали дальше предаваться различным местным забавам перед сном.
        - Мастер Хо, - слегка поклонился орк. - Это те люди, которых вы искали.
        - Очень хорошо, - протянул азиат, показав хоть и ухоженные, но все же кривоватые зубы.
        На хитром лице верхнюю губу обрамляли небольшие усики, которые с легкостью, если не приглядываться, можно перепутать с грязью на лице. Побритая налысо голова была украшена бянь-фа из черных волос. Коса заканчивалась около пояса. Хэммет всегда считал такую прическу крайне неудобной, но этому мудрому восточному народу лучше знать. Хотя, если поднапрячь свои скудные познания по культуре Китая, эта не дань традициям, а обязательное веление династии Цинь…
        Китаец спрятал свои руки в просторных рукавах темно-желтой робы:
        - Очень рад, что вы смогли прийти. Мой учитель желает побеседовать с вами, - он указал в сторону лавки, дверь которой казалась наглухо запертой.
        - Вы имеете ввиду ваш бывший учитель? - хотел поправить Михаил.
        Все-таки «мастер» уже считался закончившим обучение магом. Но молодой мастер Хо лишь таинственно улыбнулся, обнажив лишь верхнюю челюсть. После чего песок рядом с ним вновь взвился воздух, окутывая его тело, а затем улетая куда-то за крыши домов. Азиата тоже на месте не оказалось. Действительно, поразительное владение техниками.
        - Что ж… - отойдя от увиденного, пожал плечами профессор. - Посмотрим, что там.
        - Ну, а я свою работу выполнил. Дальше дело за вами, - заявил Салим, после чего пошел по улице дальше, даже толком не попрощавшись.
        - Благодарим вас! - крикнул ему вслед Михаил.
        - Ох, да этот варвар того не стоит… - хмыкнула женщина.
        После чего возникла долгая пауза. Наконец, Хэммет посмотрел на спутницу.
        - Не слишком-то я хочу туда идти, - скрестила руки Катерина. - Я читала, как приманивали магов во времена Инквизиции…
        - Времена Инквизиции давно прошли. К тому же крестоносцы сейчас никого не убивают…
        Ну, кроме настоящих магов-отступников, натворивших настоящих бед. Впрочем, бедой иногда считались даже несчастные случаи или неудачи на поле битвы. Казалось бы, простое исполнение обязанностей могло обернуться для несчастного эшафотом.
        В конце концов, женщина сдалась и первой потянула за ручку. Повеяло какими-то травами, что заставило ее задержать дыхание, будто это что-то усыпляющее. Но Хэммет вошел внутрь, спокойно дыша воздухом с примесями.
        Дверь позади накрепко закрылась. Дальше путь пролегал не вверх, как должно быть по архитектуре, а вниз, куда-то в подвал.
        Уже у самого конца лестницы их встретила эльфийка в такой же желтой робе, как у мастера Хо. Темные волосы были подстрижены весьма коротко, но все равно не портили милого лица магички. А большие голубые глаза смотрелись более чем уместно.
        - Я рада, что вы почтили нас присутствием. Мастер Нердарион ждет вас.
        Похоже, мода на то, чтобы брать себе колдовские псевдонимы, еще не прошла. Обычно сейчас занимается только высший совет волшебства, и то число имен настолько ограничено, что приходится писать рядом с именем еще и цифру, как Папе Римскому. По слухам, одно из самых популярных имен, Лазарус, унаследовал уже двести шестьдесят восьмой кандидат. Ибо было время, когда маги сменяли друг друга очень часто…
        - Может, вы нам представитесь для начала? - не слишком вежливо потребовала Катерина.
        - Я сюету (от кит. - ученик) Абель, - невозмутимо ответила эльфийка. - Прошу вас, следуйте за мной.
        Они прошли просторную комнату с фонтаном к двери, за которой находилась комната для медитации. Внутри ничего не было, кроме подушек, заменяющих собой стулья… А также в центре комнаты стоял поднос с угощениями и вином. И не только для гостей. Маги уважали алкоголь, но в меру, ибо тот помогал быстрее восстановить силы.
        Почему? Вопрос из той же области, почему они обладают такой мощью. Наука пытается найти ответ на этот вопрос, но пока не получается. Ибо магия до сих пор слишком загадочная штука, чтобы практиковать в ней научный метод.
        - Приветствую вас, присаживайтесь, - указал на подушки сидящий напротив мужчина.
        Загорелая кожа, совершенно лысая голова и коротенькая седая борода не позволяли определить точный возраст. Сильных морщин не наблюдалось, да и черты были весьма моложавы.
        - Благодарю, Абель, - обратился он к эльфийке, когда путешественники сели на подушки. - Позови сюда, пожалуйста, сюету Яна.
        Та лишь поклонилась в ответ и ушла.
        - Вы мастер Нердарион, я правильно полагаю? - поинтересовался профессор.
        - Все верно, профессор Хэммет.
        От этих слов Михаил напрягся, но промолчал. Что знают о них эти маги?
        Адепт земли спокойно показал обгоревшую руку из-под широкого рукава темно-желтой робы, что сливалась со стенами, как хамелеон, и взял ей бокал с вином. И тут же пригубил красный напиток. Будто собираясь показать, что он не отравлен.
        - Тунисское вино… иногда нужно найти правильную бутылку. Все остальное - жуткая кислятина, - начал издалека Нердарион, после чего словно спохватился. - Но я перейду сразу к делу.
        Стакан был залпом осушен и вновь оказался на подносе. Хэммет из вежливости отщипнул немного зеленого винограда с лозы. Все-таки нужно было как-то восстанавливать отсутствие фруктов в течение многих дней. А то так начнется авитаминоз. Или, чего доброго, цинга, если им придется путешествовать дальше по морю.
        - Да, будьте так добры, - поправив полы платья, в котором было неудобно сидеть на подушках, попросила рыжеволосая.
        - Скажите, - ничуть не обидевшись на тон, спросил загорелый мужчина, - вы бы поняли, что я маг, не будь на мне этой робы? И встреться мы в совершенно другом месте…
        - Я не понимаю, к чему этот вопрос…
        - Дело в том, что маги-новички плохо контролируют выбросы своей силы. Она бьет из них, словно мощный водопад… это неопасно для окружающих, но мы, маги, это прекрасно чувствуем. Когда вы открыли в себе эти способности?
        Катерина побледнела. Определенно, такой поворот событий она не ожидала. Возможно, даже сам Борджиа был не в курсе. Хоть и передвигаться по Англии ему точно не возбранялось, ни у кого не возникло лишних вопросов.
        Тут в комнату вернулась сюету Абель вместе Яном, который представлял из себя крепкого мужчину, сильное тело которого не могла скрыть даже роба. Он был шире Хэммета в плечах в полтора раза и был почти равен Уильяму по комплекции, что внушало уважение. Славянские черты лица не позволяли определить точно происхождение. Русский? Или из восточной Европы? Определить сложно. Новый гость ничего не сказал, лишь слегка поклонился путешественникам.
        После чего оба сюету сели по бокам от Нердариона, который, видя молчание женщины, продолжил:
        - Обычно способности проявляются в раннем возрасте. Это крайне сложно скрыть…
        - Простите, а какой вам в этом интерес? - решив помочь Катерине, вежливо встрял в разговор профессор. - И мое имя, надеюсь, вы узнали из моих диссертаций?
        - Вам не о чем… - хотела высказаться эльфийка, но поднятая ладонь мастера заставила замолчать.
        Дисциплина у магов что надо. Не зря за серьезные провинности ученики получают несколько ударов бамбуковыми палками по пяткам.
        - Я понимаю вашу подозрительность, - ответил маг. - Я действительно не имею права спрашивать подобные вещи. Но мы лишь хотим помочь… здесь нет войск крестоносцев, но изредка через Александрию проезжают другие маги, которые тоже могут почувствовать ваши всплески силы. А они у вас… необычны… мы сразу их почувствовали, стоило вам сойти с корабля. Вернее, почувствовал мастер Хо. Он прекрасный сенсорик.
        Так называли магов-разведчиков. Которые не только обладали силой какой-либо стихии, но и прекрасно чувствовали окружающую среду. Худшими сенсориками считались маги огня. Все-таки далеко нечасто удается почувствовать что-то, когда вокруг нет даже маленького костерка.
        - И что же именно вам не понравилось? - воздух вокруг рыжеволосой, казалось, наэлектролизовался.
        - Кроме того, что в ваших всплесках читается владение всеми стихиями, вы также способны обучиться запретной магии смерти. И демоническим заклятьям…
        От этих слов женщина стала совсем бледна, как смерть. И даже предложенное вино исправило ситуацию.
        Адептов этих запретных магий убивали сразу, как только те рождались. Потому что до сих Европа помнила опустошительные чумные эпидемии, насылаемых магами смерти. Сегодняшние некроманты - самоучки. Они знают заклинания, но не владеют этой силой сами по себе. Также требуются катализаторы для самых разрушительных заклятий и оживления нежити. Но все равно они являются одной из главных мировых угроз.
        Как и истинные демонологи. У них нет заклятий, как таковых. Они могут открывать порталы в Солнце, вызывая демонов из их мира. А также насылать демоническую порчу, от которой вряд ли спасет даже клирик крестоносцев.
        Именно такие давным-давно открыли портал, уничтоживший все живое на Земле, как говорят древние легенды. Жизнь восстановилась далеко не сразу. Неизвестно, сколько прошло с тех пор, наука еще не доказала.
        Зато крестоносцы уверены, каждое нашествие демонов было вызвано одним из тайных адептов практической демонологии. И что их главная цель - открыть постоянный портал к Солнцу.
        Хэммет же не разделял эту точку зрения.
        - Профессор? - голос Катерины вывел Михаила из глубокой задумчивости.
        - Простите…
        - Борджиа ни о чем таком не говорил, правда. Вы ведь мне верите? Скажите им.
        Маги перевели взгляд на Хэммета.
        - Я лично видел, что люди в России получали магические способности с помощью какой-то древней машины. Еще древнее, чем египетская культура, по моему скромному мнению.
        - Это… немыслимо, - выдавил из себя Нердарион.
        Абель закрыла рот ладонью, но после вновь приняла исходное положение. Ян же прикрыл глаза, в которых читалась ярость.
        - Машина уничтожена, - заверил профессор. - Некроманты напали на культ, который был организован Анхелем Борджиа, - кажется, это имя магам ничего не сказало, - перебили большую его часть, а взрыв дирижабля оставил от подземных катакомб одни лишь руины.
        - Я слышала похожую историю от одного из моряков, что привез нам травы, - подтвердила сюету.
        Определенно, профессор не знал, что у адептов земли на уме. Но, кажется, они не собираются проявлять агрессию.
        Вообще, маги по жизни редко вмешиваются в политику или какие-то серьезные заварушки. В армиях, конечно, служат. Это быстрый способ добиться высокого карьерного роста. Но, с другой стороны, они стараются держаться в стороне от многих конфликтов, предпочитая познавать мир и способствовать его сохранению. Разумеется, такая новость ставит под сомнение не только мирное существование людей, но и вообще баланс, который с таким трудом удается отстоять.
        Борджиа со своей древней техникой пришел крайне не вовремя. Европейские державы ссорятся друг с другом по любому поводу. За последние годы произошло достаточно войн, и каждая становится все кровавее и кровавее. Рано или поздно грянет мировой конфликт…
        - Хорошо, что машина уничтожена, а глава культа мертв, - заключил мастер. - Сколько еще осталось таких, как вы… я так и не узнал вашего имени.
        - Катерина, - представилась женщина, слегка смягчившись. - Насколько я знаю, все мертвы.
        При этом она все же не выдержала и отвела взгляд. А Михаил не стал выдавать ее. Все равно неизвестно, жив ли сын Катерины. И еще больший вопрос - обладает ли он магическими способностями.
        Впрочем, Нердарион не стал усердствовать и устраивать допрос:
        - Я рад, что вы были с нами откровенны. Теперь моя очередь. Профессор, я знаю ваше имя, потому что был во время Семнадцатого нашествия вместе с прибывшими крестоносцами. Когда вас вынесли из той маленькой деревушки, смертельно раненого, я был там. И именно моя магия, а не магия клириков, спасла вам жизнь. Впоследствии, я интересовался несколько раз вашей судьбой, поэтому знаю о ваших успехах в области демонологии…
        Для Хэммета это было большим открытием. Тогда давным-давно, когда он пришел в сознание, то интересовался, как ему удалось выжить. Но ответа не последовало. Адепт земли предпочел остаться инкогнито.
        - Тогда я должен поблагодарить вас за спасение моей жизни.
        Он слегка поклонился, и маг сделал тоже самое в ответ.
        - А вас, Катерина, мы сможем обучить прятать свою силу. И в остальном готовы помочь вам, как сможем, - пообещал Нердарион.
        Иметь таких мощных союзников в трудную минуту - поразительное везение. Профессор даже усмехнулся про себя. Уильяму придется взять свои слова насчет рыжеволосой назад. Если бы они поехали в Александрию вдвоем, то просто бы плутали по улицам, так толком и не зная, что делать. А некроманты, тем временем, продолжают поиски. И если им удалось выйти на Борджиа, то и на таинственного информатора священника тоже рано или поздно выйдут.
        - У нас есть небольшая проблема… - не стал скрывать их нужду в помощи Михаил. - Мы ищем таинственного информатора Борджиа. У него есть сведения, которые могут заинтересовать и вас.
        Он достал письмо из внутреннего кармана пиджака. Конечно, опасно таскать такие вещи с собой. Но и в гостинице оставлять не стоит. Слухи о воровстве в номерах не позволяют надеяться на сохранность ценных вещей. Впрочем, пластинка, из-за которой весь сыр-бор, мало для кого представляет ценность…
        - Подчерк мне незнаком, - прочитав, мастер показал бумагу своим сюету.
        - Эльфийский. Письмо написано на английском, но все равно видны следы французской каллиграфии, - вставила свои пять копеек Абель.
        - Это Жан Жавер, - подал голос Ян.
        Болгарский акцент вместе с низким басом создавал небольшие трудности в понимании слов. Похоже, именно поэтому ученик практически не говорил.
        - Это еще не доказано, - возразил Нердарион.
        Хэммет напрягся, чтобы вспомнить газетные вырезки. Да, это действительно тот самый Жан, который является четвертым подозреваемым в его списке. Марк Красс своего поколения, как выразился бывший крестоносец.
        Египет. Александрия. 3 неделя декабря. 4 день. 1885 год.
        После случившихся событий Хэммет не смог заснуть всю ночь. Слишком много мыслей крутилось в голове. И не только относительно маленького расследования, но и собственного прошлого. Встретиться еще кого-то, кто присутствовал во время Семнадцатого нашествия… необычно. Теперь к Саре, Илье и Ангусу прибавился еще и Нердарион…
        Да, гном Ангус тоже пережил нашествие вместе с профессором. Тогда оба его брата стали демонами. Но в самый последний момент обстоятельства их разделили, поэтому кузнец не мог знать, что именно маг исцелил тогда смертельную рану…
        Этим утром Михаил вышел к Катерине заспанным, с мешками под глазами. Но все равно движения были легкими и непринужденными, а зевота нисколько не одолевала. Привычка работать в сильно нагруженные дни в Оскфорде до утра давала о себе знать. Однако не стоит злоупотреблять, иначе скоро даже минимального сопротивления врагу не удастся оказать.
        - Уильям так и не вернулся, - констатировала женщина, когда профессор подсел к ней в ресторане за завтраком.
        - Это плохо. Даже на четвереньках, но он возвращается. Нужно его найти.
        - Вы ищите, а я к Нердариону, - пожала плечами рыжеволосая. - Хочу поскорее избавиться от этой… проблемы.
        По-другому назвать ее ситуацию язык не поворачивался.
        - Так даже будет лучше. Заодно я введу его в курс дела, - согласился Хэммет.
        Поиски продлились недолго. После завтрака, когда Катерина уже ушла профессору принесли записку, которую передал какой-то паренек обслуге гостиницы.
        Одев пенсне, мужчина прочитал плохой почерк бывшего крестоносца.
        - Я в тюрьме… в Кайт Бее… ох… - вздохнул после Михаил.
        Только бы не убил никого. Впрочем, оружие осталось в номере, так что не должен. Хотя, такой здоровяк способен и голыми руками прибить и не заметить.
        Сама крепость закрыта для гражданских лиц. Остается надеяться, что удастся договориться с солдатами. Только вот что делать с самим Уильямом. В любом случае потребуют залог, а деньгами путешественники не располагали…
        Помня вчерашнее вероломное нападение грабителей, Хэммет обходил улочки и переулки стороной. Ибо без спутницы ему точно придется тяжко при нападении. Сразу видно, что местные арабы уже не боятся оружия в руках европейца. Даже больше, готовы перекусить глотку врагу зубами. Это менталитет? Или же действия англичан стали для народа последней каплей?
        Профессора пропустили до самого входа в крепость. Похоже, он не единственный посетитель здесь. Многие люди, в основном коренное население, похоже, шли жаловаться местному губернатору на действия солдат и приезжих. А, может, даже на кого-нибудь из квартала орков.
        Но последним совсем не повезло. Ибо солдатам абсолютно все равно и на тех, и на других.
        - Документы, - потребовал заспанный ленивый солдат на входе.
        Когда вокруг столько живой силы, пушки, наверняка есть пара магов внутри крепости - волей неволей почувствуешь себя в полной безопасности. Такого бы в патрули по улицам города отправить…
        - У меня только паспорт, - Михаил вытащил небольшую бумагу, являющуюся единственным удостоверением личности.
        - Далеко же вас занесло, - почесал давно немытую голову солдат, продолжая внимательно изучать одну строчку за другой. - А, да вы английский немец…
        - Именно так.
        - У меня приказ. Никого не пускать. Комендант крепости и губернатор будут очень недовольны… но если вы пожертвуете на военные нужды…
        - Да как вы смеете? - возмутился Хэммет, вырывая обратно свои документы и убирая их в карман. - Я такой же подданный ее величества, как и вы. Мне нужно увидеться с другом в тюрьме…
        - Что ж вы сразу не сказали? В тюрьму у нас можно бесплатно…
        Сначала профессору показалось, что наглец просто-напросто его арестует.
        - Обычно у нас все идут жаловаться кому-нибудь, а посетители в тюрьму заходят редко. Проходите…
        Это замечательно. А если бы оказались деньги? Чистое надувательство.
        Ничего не сказав, Михаил вошел внутрь. Один из солдат указал, где находится тюрьма.
        - Я могу вам чем-то помочь? - с ходу спросил надсмотрщик, сидя за столом, перекусывая яблоком.
        - Мне стало известно, что англичанин по имени Уильям сидит здесь за какую-то провинность.
        - Это заклеймованный-то? - прожевав очередной кусок сочного плода, мужчина проверил список, упираясь не скрываемым расстегнутым мундиром животом в стол.
        На пышных усах остались следы яблока, но это совсем его не смущало. Похоже, высшие чины совсем редко заходят в тюрьмы. И есть причина. В помещениях, несмотря на близость к морю, стоял просто отвратный.
        - Возможно. Хотелось бы его освободить. А если это невозможно, то хотя бы поговорить.
        - У вас пять минут на свидание, - великодушно разрешил надсмотрщик. - Последняя камера справа.
        Кивнув, Хэммет прошел вперед. Кого тут только не было. Арабы, орки, китайцы, даже европейцы. У половины следы побоев. Определенно, такой интернационал не может нормально сосуществовать.
        Уильям, увидев путешественника, тут же припал к решетке.
        - Профессор, наконец-то.
        Выглядел он неважно. Синий мундир оказался надорван на плече, на лице синяки и кровоподтеки, причем парочка совсем свежие.
        - Вы поесть принесли?
        - Простите? - удивился Михаил.
        - Я же в записке ясно сказал, что здесь не кормят…
        - Это вот в этой? - он показал скомканную записку.
        - Аргх! - бывший крестоносец ударил кулаком по решетке. - Сволочь, как так с телеграммами можно обращаться…
        - По голове себе там постучи! - цыкнул на него надсмотрщик, слишком ленивый, чтобы встать и сказать это прямо в лицо.
        - За что вас сюда посадили? Неужели так сложно хотя бы один день вести себя по-человечески? - раздосадованно покачал головой Хэммет, скрестив руки на груди.
        - Я не виноват… - пробурчал солдат.
        - Эй, образованный! - донеслось из глубины камеры. - Забери этого революционера отсюда! Он здесь всех уже достал!
        Обладателем ломаного английского был короткостриженный мужчина средних лет, отличительной чертой которого были железные передние зубы.
        - Видите, даже заключенные, среди которых вам самое место, презирают вас, - заключил профессор.
        - Идите к черту, - бросил Уильям обоим. - В общем, меня взяли за дебоширство, оказание сопротивления…
        - И? - протянул Хэммет, видя, что тот не договаривает.
        - За разжигание бунта…
        - В тюрьме или в городе?
        - И там, и там…
        Михаил закатил глаза, вновь вздохнув. Такое будет непросто исправить. Тем более для того, кто носит клеймо позора. Для местных и даже для орков это пустой звук в большинстве своем, а вот англичане такого не простят. Особенно в стране, которую они захватили недавно, и теперь пытаются удержать. Урок с Соединенными Штатами они усвоили очень даже хорошо.
        - Ему наши законы не нравятся, - вновь включился в дискуссию заключенный с железными зубами. - Так и быть, пощадили идиота…
        - Заткнись, - обернувшись, процедил бывший крестоносец. - Или тебе еще раз урок пропадать?
        Еще в камере находился молодой орк и старик-китаец. Но они молчали, хотя на орке были видны свежие следы побоев. Определенно, заключенные передрались друг с другом, при этом солдат вышел победителем. Что и следовало ожидать.
        - Я попробую что-нибудь сделать, - пообещал Хэммет. - Но это в последний раз. Если не возьметесь за ум, то нам лучше расстаться…
        - Ладно, ладно, - лживо пообещал Уильям. - Только вытащите уже отсюда.
        - Последняя камера справа, - вновь раздался голос надсмотрщика.
        Профессор оглянулся. К ним шел солдат, судя по отличительным чертам, капитан. Начисто вычищенная форма вкупе с четко отточенными движениями позволяла судить о хорошей дисциплинированности. Слегка кивнув Михаилу, наклонив голову, на которой был кивер, гость посмотрел на бывшего крестоносца.
        - Майнкрофт… - выдохнул тот, - так вот куда ты ушел из ордена…
        Хэммет не стал мешать встрече старых знакомых и сделал шаг назад.
        - Да, - протянул Майнкрофт, слегка проведя рукой по тонкому светлому усу. - Но не думал, что ты последуешь за мной.
        - Это случилось не по моей воле…
        - Понимаю, мне уже доложили. Заодно доложили, что ты подговаривал местных к бунту…
        - Не местных. А наших соотечественников. Алкоголь сильно ударил в голову, - солдат понурил голову.
        - Ну, да, - усмехнулся капитан. - Уж у кого здесь меньше прав, так это у наших соотечественников. Ладно, ближе к сути. За такие преступления тебя отправят на каторгу лет на двадцать. А, учитывая, что ты… - он так и не произнес слово «заклейменный», вместо этого вздохнув, - тебя просто повесят.
        - Да, повесить революционера! - воскликнул железнозубый заключенный.
        - А ну молчать там! - рыкнул на арестантов Майнкрофт, и те быстро замолчали, вернувшись на нары.
        Да, англичанина здесь побаивались.
        - Единственное, о чем я тебя попрошу… - Уильям, похоже, уже готовился принять свою судьбу. - Измени имя в моем рапорте. Хватит позора на мою семью.
        - Твоя семья окончательно исчезнет с твоей смертью, - пожал плечами капитан. - Но это неважно. Я дернул за пару ниточек, и теперь ты свободен.
        - Что?..
        - Я даже не знаю, как вас благодарить, - вклинился в беседу профессор, в голове которого уже родились самые экстравагантные варианты, как можно вытащить попавшего в беду Уильяма.
        - Благодарить стоит не вам, а ему, - Майнкрофт подмигнул старому другу. - И не словом, а делом.
        - Да запросто! - с энтузиазмом отозвался бывший крестоносец.
        - Тогда завтра и поговорим, а сейчас меня ждут дела… сержант! - подозвал он надсмотрщика.
        Тот, уже до этого спешно застегнув мундир, быстрым шагом подошел, позвякивая ключами.
        - Открыть дверь, выпустить заключенного.
        - Есть капитан, сэр! - козыркнул усач, открывая дверь, даже не подбирая ключ из множества вариантов на кольце.
        На выходе из крепости Уильям вдохнул свежего воздуха:
        - Не правда ли, запах свободы прекрасен?
        - О да, - без энтузиазма отозвался профессор.
        - А где женщина? Небось, до сих пор дрыхнет?
        - Возможно.
        - А что будем делать дальше? Кстати, надо бы пойти пообедать. Как я говорил, в тюрьме совсем не кормят…
        - Да что вы говорите…
        Наконец, бывший крестоносец почуял, что дело неладное, и замолчал.
        Но через пару секунд не выдержал и попытался задать вопрос:
        - А?..
        Но Хэммет, воспользовавшись неожиданностью, ударил солдата в живот и отвел в небольшую улочку. Тот даже толком не почувствовал удара, но все равно согнулся от удивления. И даже позволил прижать себя к стене.
        Изначально Михаил хотел прижать локтем мужчину за горло, сказывалась разница в росте. Тогда пришлось вытащить пистолет и приставить к шее.
        Глаза преподавателя налились гневом, а сквозь стиснутые зубы с трудом продирались слова:
        - Вы… самый… ненадежный компаньон, с которым мне приходилось путешествовать!
        Проходя мимо, в улочку заглянул пожилой араб небольшого роста. Но, увидев, что разбираются двое белых, благополучно потерял к этому интерес. И все же остался где-то неподалеку. Авось, что-то перепадет с одного или двух трупов.
        Уильям мог с легкостью обезвредить профессора. Тот держал пистолет слишком неудобно. Оттолкнуть, ударить ногой в живот. Потом по лицу. И в конце прижать к стене. Три быстрых движения, которые он сможет совершить даже с похмельного состояния, и все будет кончено. И уже давно стало ясно, что Хэммету бесполезно нажимать на спуск - он всегда заряжал оружие на пять патронов, потому что у Миротворца нет предохранителя.
        Но, тем не менее, бывший крестоносец стоял и не дергался. Позволил высказаться.
        - Такое ощущение, будто мы путешествуем не вместе, а просто мы идем за вами! Я устал потакать пьянству и дебоширству… либо что-то изменится…
        - Либо что? - хмуро спросил Уильям.
        - Либо мы расстанемся. И я лишь пришлю вам письмо, когда путешествие закончится. А, может… - он собрался с духом и высказался более жестко, - может, даже и на письмо не сподоблюсь.
        Последняя угроза, конечно, так себе. Но вот основная серьезно заставила бывшего крестоносца задуматься.
        - Я… я не могу остановить это. Это… слишком сложно.
        Хэммету хотелось ударить его еще раз, но пришлось сдержаться. Вместо этого он отстранился:
        - Я понимаю, что такое - лишиться всего. Для вас служба в ордене…
        - Дело не в ордене… это все было фальшивкой. Пожалуй, сейчас, я такой, какой есть. Не больше, не меньше, - отвернувшись, Уильям отошел на несколько шагов.
        - Простите, я не хотел быть резок…
        - Иногда это лучший способ, - пожал плечами бывший крестоносец. - Пойдемте, нас еще ждут дела.
        Египет. Александрия. 3 неделя декабря. 7 день. 1885 год.
        Это случайное знакомство в тюрьме окупилось для путешественников хорошим источником дохода. Майнкрофт решил использовать Уильяма для решения проблем, которые не могут решить солдаты в униформе. А вот простой, нигде не зарегистрированный европеец вполне подходил для приструнения местных, а также наглых лавочников разных национальностей, не желающих платить налоги в городскую казну или вообще хоть как-то сотрудничать.
        Хоть бывший крестоносец так отрабатывал свое спасение, его друг был далеко не жадным человеком, и платить за каждую операцию неплохое жалование. Наверняка, часть прибыли с каждой удачно совершенной сделки после дружеского визита грубой силы.
        В последние дни, если от солдата и несло перегаром, до чертиков он больше не напивался. Видимо, угроза профессора действительно подействовала. Правда, тот предпочитал думать, что не угрожал, а просто пытался вразумить…
        Таким образом, когда появился постоянный источник дохода, Катерина могла полностью сосредоточиться на обучении у магов. А Хэммет занимался поиском информации по Жан Жаверу вместе сюету Абель и Яном.
        И выяснить удалось мало что, кроме деловых связей. Ни происхождение эльфа, ни еще каких-то нужных сведений не было. Будто тот либо действовал, как невидимка, либо хорошо заметал следы.
        Зато объемы торговли и финансовых операций поражали. Половина ресурсов Африки проходило через его компании. Четверть портов на материке принадлежали только Жаверу. Тоже самое в Европе, Северной Америке и Гималаях. Последнее удивляло больше всего. Если гномы согласились работать с эльфом, то тот либо хорошо умеет убеждать, либо подкупил их чем-то таким, чего нельзя добыть в каменных недрах или обменять на драгоценности. Исаак Белл по сравнению с этим гением просто ничто…
        Маги согласились на это дело лишь по причине того, что Жан связан с тем, кто превращал обычных людей в магов, способных на смертельные запрещенные заклятия. Но профессор позволил себе скрыть тот факт, что самого Борджиа посещал принц Артур. Не хватало еще настроить Нердариона против английской короны. Может, потом и придется сказать, но не сейчас, пока отрабатывается версия с эльфом.
        Но вместе с тем Михаил понимал, что рано или поздно нужно рассказать о конечной цели…
        - Я одного не могу понять, как вы впутались в это, - спросил на четвертый день знакомства Нердарион. - Вы отважный человек, но я все равно не могу понять ваших мотивов.
        Хорошо, что не упомянул Семнадцатое нашествие демонов. А то все как-то любят о нем говорить. Будто это главное событие в жизни профессора… хорошо, главное, но это не значит, будто любая причина его поступков крылась именно в этом. Но Хэммет был слишком образован и воспитан, чтобы высказывать подобные претензии.
        - Я говорил вам, что Борджиа был связан с некромантами… - начал было профессор, но увидел, что Уильям, стоявший в другом углу комнаты в логове магов, сердито покачал головой.
        Он с подозрением относился к их новым знакомым. Слишком сильны установки крестоносцев, что маги - еретики, отринувшие Бога и получившие силу от самого Дьявола. Переубеждать уже не было сил, а маги молчали, привыкнув за столетия к такой неприязни…
        Но если не хочется потерять новых союзников, то придется быть честными, иначе помощи можно не ждать.
        - В Шербуре произошел инцидент. На эльфов наслали чуму некроманты. После Симбирска мы убедились, что они охотятся за этим, - Хэммет показал пластинку, а солдат позади мастера Нердариона прикрыл лицо рукой от негодования.
        - Это же просто кусок железа, - прикоснувшись, удивился маг. - И на ключ не похоже.
        - Это не железо, господин, - из ниоткуда возник мастер Хо.
        Стоило все-таки показать пластинку Ангусу. Он бы точно определил. А теперь предстоят дебаты между двумя мастерами…
        - Отлично, тогда что это?
        Китаец показал верхние зубы и тоже прикоснулся к «артефакту»:
        - Это неизвестный мне металл. Какой-то сплав…
        - Он у вас разбирается в металлургии? - удивился профессор.
        - Нет, - добродушно усмехнулся Нердарион. - Просто у мастера Хо прекрасная интуиция и дар предвидения.
        Правильно, он ведь сенсорик, как можно было забыть.
        - Есть еще кое-что… - Хо прищурил глаза так, что, казалось, просто их закрыл.
        Отовсюду слетелись мелкие песчинки, собираясь в ладони. После чего посыпались вниз на лежащую в ладони Михаила пластинку.
        Даже Уильму стало любопытно, и он подошел ближе.
        Песчинки падали на поверхность, находя маленькие, не ощутимые для пальцев выемки. Оказалось, что добрая половина исписана символами.
        - Ого… - не сдержал удивленного возгласа Хэммет, - это же… цифры.
        - Арабские, - добавил бывший крестоносец.
        - И символы. Английский? - задумчиво потер короткую бороду Нердарион.
        - Латынь? - аляповато пожал плечами мастер Хо.
        - Да не может быть! - фыркнул солдат. - Мы нашли эту штуку в настолько древних руинах, что это просто невозможно. К тому же, смотрите, это просто буквы. Они ничего не значат, какая-то абракадабра…
        - Возможно, но посмотрите, - обратил внимание профессор. - Символы расположены неравномерно. Похоже, на других пластинах написаны другие символы. Жаль, что не удалось рассмотреть ту, что была у Борджии…
        Уильям задумчиво почесал немытую голову:
        - Так все-таки это ключи? Потому что сейчас эти символы, даже с цифрами, мало что значат… прошло много тысяч лет.
        Так и стоя вчетвером в раздумьях, мужчины не заметили, как вернулась Катерина из комнаты медитации, где практиковалась в контроле над своей приобретенной силой.
        - Если примерно прикинуть, то этих пластинок еще три штуки, - пожав плечами, заявила рыжеволосая.
        - Простите? - переспросил Хэммет. - Но почему четыре?
        - Я занималась шифрами с самого детства. Да и вообще паззлы - мой конек. Здесь же все элементарно. Определяем, сколько занимает каждая буква, а потом считаем, сколько их требуется, чтобы заполнить пустые области. А потом получившееся число складываем с имеющимися буквами и делим на число этих имеющихся букв. Получается где-то четыре.
        - У меня всегда было туго с математикой, - насупился Уильям, пытаясь провести в уме те же арифметические операции.
        - В этом что-то есть, - согласился профессор. - Значит, одна у нас, одна у некромантов… надеюсь, третья есть у Жана.
        - Тогда нужен план, - подвел итог Нердарион. - Мастер Хо. Нам нужен твой помощник, Салим.
        - Разумеется, учитель, - смахнув песчинки с пластинки себе в рукав, китаец покинул комнату.
        Уильям не упустил возможность высказаться по этому поводу:
        - Зачем нам этот орк?
        - Он работает как на нас, так и на Жавера. Можно было бы, конечно, придумать другой способ, без привлечения наемников. Но нужно спешить, пока эльф здесь. Что-то его держит здесь, причем слишком долго, - маг пригубил вина с ближайшего подноса, а потом, хлопнув в ладоши, на одном из китайских диалектов громко позвал обоих сюету. - Глупо упускать такую возможность…
        - Значит, обычно он не задерживается дольше, чем на неделю? - уточнил профессор.
        - Именно. По большей части он мало где задерживается больше двух дней.
        Значит, в Шербур эльф приехал по делам и заодно встретиться с Исааком Беллом. Но тот утверждает, что Жан не явился на встречу.
        Данный факт начал укреплять подозрения Хэммета в том, что этот богач мог быть связан с некромантами, а также ответственным за множество смертей в городе. Еще эта перепись с Борджиа… хотя, может, если Жавер и знал о готовящейся атака на французскую землю, то мог просто заманить туда своего конкурента Белла. Поэтому следует быть предельно осторожными. Пожалуй, в этот момент они подобрались в этом небольшом расследовании очень близко. Опасно близко…
        Некроманты подумали, что они просто троица случайных прохожих. Их целью в Симбирске был Борджиа. Но уже после они осознают, что встречают Михаила и Уильяма уже второй раз. А уж после третьего точно объявят охоту. Поэтому еще одного шанса точно не предвидится. Все нужно сделать быстро, потом скрыться. А что делать потом? Прятаться? Или все же обратиться к крестоносцам? Да, это лучший вариант. Но только если главнокомандующий действительно никак не связан с культом Смерти. Очень хотелось бы верить, что нет…
        - Пусть ваш орк сведет меня с местным городским подпольем, - попросила Катерина. - Мне нужно кое-что выяснить, заодно попробую накопать что-нибудь по вашему расследованию.
        - Конечно, - глазом не моргнув, одобрил эту идею мастер, чем вызвал скрытое недовольство Уильяма.
        Но тот все же не стал проявлять характер.
        - Тогда я попробую поговорить с капитаном Майнкрофтом, - пожал плечами. - Относительно этой штуки спрашивать не буду, он не разбирается. А вот относительно Жавера он может подсказать что-нибудь.
        - Раз мы планируем разделиться, то я отправлюсь с Салимом. Вместе мы что-нибудь придумаем, - подвел итог Михаил.
        В комнату, наконец, вошли оба сюету.
        - Абель, - обратился к эльфийке Нердарион, - Я хочу, чтобы ты исследовала эту вещь. Ведь можно, профессор?
        - Разумеется, - разрешил Хэммет. - Нужно узнать побольше об этой штуке.
        - Слушаюсь, мастер, - девушка приняла пластинку, поклонившись.
        Маг кивнул и продолжил:
        - Ян, мне понадобятся твои прекрасные навыки по поиску информации. Помоги Абель и выясни все, что сможешь.
        Сюету молча поклонился в ответ.
        - Тогда у нас у всех есть дело, - закончил профессор. - Думаю, лучше приступить завтра утром и действовать одновременно. На мой взгляд, скорость здесь гораздо важнее, чем скрытность. Ведь если надо, некроманты все равно вычислят нас.
        - Я согласен с вами, - ответил мастер. - Я свяжусь со своими братьями, которым могу полностью доверять. Остается надеяться, что они прибудут вовремя. Если начнется серьезная битва, то нам потребуется любая помощь.
        - Только не сообщайте им детали. Пока не стоит, - на всякий случай упредил ситуацию Хэммет.
        - Разумеется, профессор. Можете на меня рассчитывать.
        Египет. Александрия. 4 неделя декабря. 1 день. 1885 год.
        Хэммет опять практически не спал. Бессонница уже начала доканывать. Такого не происходило даже после Семнадцатого нашествия. Его мучили кошмары всего неделю, но никак не бессонница. Да после Шембура и Симбирска он спал как младенец. Казалось, все дело в ране, нанесенной некромантом. Может, какой-нибудь яд? Но, нет. Нердарион проверил его здоровье на днях, когда вновь закололо в боку. Все обошлось, просто небольшие боли.
        Тогда что происходит? Похоже, все дело в местной атмосфере. Хэммету приходилось раньше бывать в Африке, так что все дело именно в Александрии.
        По ночам было холодно, теплые одеяла не всегда спасали. Сейчас бы хороший камин, но увы… хорошо, что хоть окно застеклено гостеприимным хозяином.
        Да и есть свечи, чтобы почить книгу. Библиотеки в городе не нашлось, поэтому приходилось покупать по тройной цене хоть что-нибудь, с чем можно скоротать время.
        Сегодня в ночном меню был трактат о Первом нашествии демонов, которое произошло очень давно. Сведения ученых варьируются от ста тысяч лет до нескольких миллионов. Упоминания находились в древних пещерах и храмах, выдолбленные в скале.
        Неизвестно, кто жил на Земле до прихода людей и других рас. Но они оставили эти послания, как предупреждение. Что кто-то вновь может открыть портал на Солнце, и оттуда хлынут опустошительные орды демонов.
        В прошлый раз их остановили ангелы, но мало кто верит в их существование. Тем не менее, в христианской религии они играют весьма важную роль. К тому же церковь считает, что люди жили и до апокалипсиса, случившегося за пять тысяч пятьсот лет восемь лет до нашей эры. Кто-то из них открыл портал на Солнце, спровоцировав катастрофу. Ангелы, вмешавшиеся в битву, выиграли эту войну, убив главного демона Каина, одного из его сыновей и изгнали последнего вместе с остальной ордой обратно в Солнце, где самое место грешникам. Это место еще называют адом… и туда попадают души тех, кто вел не праведную жизнь.
        Конечно, Хэммет уже читал этот трактат. Обязательно для знания предмета, хоть и сведения крайне противоречивы. Плохо объяснено появление других рас, в то время как теория Дарвина, хоть и не без огрехов, но как-то больше вписывается в концепцию мировой истории. Впрочем, за это он подвергался едва ли не гонения со стороны не только церкви, но и крестоносцев. К счастью, обошлось, и старик умер своей смертью. Все-таки девятнадцатый век на дворе, время сжиганий за инакомыслие закончилось…
        Михаил отложил книгу. Столько всяких неувязок во всем этом трактате. Каким-то образом сюда приплели легенду о братьях Каине и Авеле. Что первый убил второго, после чего покончил с собой. Так появились первый демон и первый ангел соответственно. После чего трактат обрывался и сразу переходил к событиям апокалипсиса. Да, похоже, точных сведений найти не удастся.
        Как и по поводу того, почему происходят другие нашествия. Никто не может точно сказать, почему открываются новые порталы, и почему выходит так мало демонов. Скорее всего, это попытки вырваться из тюрьмы. Но почему именно на Землю? Почему не куда-нибудь в другое место? Насколько профессор мог судить об этих существах, кислород им для существования совсем не нужен.
        Впрочем, это все лучше оставить для дискуссий высших ученых мужей. Дело самого Хэммета небольшое - учить других, как защитить от тварей.
        Правда, теперь все разбивалось нехилыми приключениями, которые и не думают заканчиваться…
        Михаил уже практически заснул под утро, как в дверь резко постучали. Быстро накинув брюки, мужчина приоткрыл дверь номера. На пороге стоял Салим, а рядом один из управляющих гостиницей. Похоже, пропустить орка без сопровождения недопустимо.
        - Здравствуйте, подождите меня внизу, я сейчас спущусь к вам, - коротко сказал профессор и под кивок гостя закрыл дверь.
        Катерина и Уильям наверняка уже ушли. А если нет, то не стоит их беспокоить. Каждый знает свою часть плана.
        Впрочем, хранить пластинку у магов - не факт, что хорошая затея. Пусть они доказали, что им можно верить, когда решили научить женщину контролировать свои способности, но все равно риск присутствовал. Впрочем, это путешествие - уже риск. И заканчивается он доверием Салиму.
        Наемники, работающие одновременно на нескольких господ - интересное явление. И крайне авантюрное. Как для самого наемника, так и для тех, кто с ним связывается. Если в первых в мире наемниках, древних греках, сомнений почти нет, то среди последующих поколений все чаще и чаще намечались перебежчики. Кроме, разве что, швейцарцев. Но тут уже такой менталитет… впрочем, Хэммет мало знал о наемниках, редко проходилось встречать этих личностей с нулевой моральной лояльностью, в жизни которых главную роль играют деньги. И выживание.
        - Какой у нас план? - поинтересовался Михаил, когда они с Салимом двинулись в путь.
        - Все просто. Я поговорил с самим Жаном. Он очень заинтересован в беседе с вами.
        Это плохо. Что орк наплел эльфу? Впрочем, не стоит поддаваться панике. Все знают, куда он направляется, а именно в поместье Жавера, Марка Красса своего поколения…
        Поместье Жавера.
        При взгляде на нужное здание Хэммет испытывал разочарование. Маленький особняк с огороженной территорией ютился рядом с некрасивыми александрийскими домами. Да, это, конечно, лучше, чем выносить жилище на окраину, но неужели такой богатый эльф боялся задеть местных и не стал выкупать их жилье?
        - Маловат, правда? - прочитав взгляд профессора, улыбнулся Салим, поправляя ремень висящей за спиной двустволки.
        - Признаюсь, да, немного.
        - Внутри он чуть больше. Сам Жан не требователен к большим просторам. Так что оставшуюся часть занимают карлики-счетоводы, которых он возит с собой.
        Это объясняет, как ему удается управлять всеми своими компаниями по добыче ресурсов, а также заводами и фабриками. И даже прессой многих европейских держав.
        Но карлики нечасто работают на кого-то, предпочитая зарабатывать самостоятельно. Значит, он дает им взамен что-то более ценное, чем деньги. Или обещает дать…
        - А как вы с ним познакомились? - как бы невзначай спросил профессор, на что наемник лишь усмехнулся.
        - Скажем так, у меня близкое родство с одним из его ценных работников.
        Михаил понял, что больше нет смысла чего-то добиваться. Может, маги знают больше? Хотя, стоило спросить об этом заранее.
        От этой мысли захотелось хлопнуть себя по лбу.
        Охрана, состоящая из мужчин весьма крепкого вида без разговоров пропустила гостей на территорию. А дверь особняка после стука открыла женщина-орк. Ее кожа была чуть темнее, чем у Салима, зато рост даже выше. Длинные черные волосы были профессионально завиты, в то время как ее собрат был совершенно лысым.
        - Здравствуй, Роза, - улыбнулся наемник.
        Служанка, совершенно забыв про европейский этикет прислуги, обняла его, а после, спохватившись, отстранилась, сложив руки перед собой.
        - Привет, Салим… Профессор Хэммет, господин ожидает вас.
        - Я подожду на кухне, - коротко декларировал орк, удаляясь следом за служанкой.
        Странно, что его не проводили прямо в…
        - Профессор, я вас ждал, - раздалось эхо в зале.
        После чего голос добавил:
        - Поднимайтесь наверх.
        Оглядевшись и, пожав плечами, Михаил начал подниматься. И только сейчас заметил зеркало в половину стены, где отражался главный вход. Оказалось, что стена впереди построена под углом. И только ступив на первую ступеньку, удалось увидеть эльфа, который стоял на втором этаже, облокотившись на перила.
        Поднявшись еще на несколько ступенек, профессор полуобернулся, продолжая подниматься:
        - Приветствую вас, мсье Жавер.
        - Оставьте, я ни разу не француз, - махнул рукой хозяин дома. - Только по имени.
        А это уже интересно.
        - Я корсиканец, - ответил на незаданный вопрос Жан и изящным жестом пригласил подниматься дальше.
        Как и Наполеон…
        Впрочем, это многое объясняет. Многие корсиканцы считали, что Франция не имеет прав на этот остров. Ведь он даже не был завоеван, а передан за долги. К тому же французские эльфы всегда смотрели на корсиканских свысока. Точнее, как на дикарей. И при всей этой глупости причины для этого были. Островные жители гораздо позже отреклись от природы и пришли к благам цивилизации. И, надо признать, без давления здесь не обошлось…
        - Что ж, а я немец, служу ее Величеству английской королеве, - поднявшись до конца, ответил откровенностью на откровенность профессор.
        - Я знаю. Я читал ваши работы, - протянул руку в знак приветствия Жан.
        - Не знал, что вы увлекаетесь демонологией, - слегка улыбнулся Хэммет.
        Признаться, ему немного льстило такое внимание… не сули оно опасность.
        Теперь удалось рассмотреть эльфа получше. Средний рост, прилизанные темные волосы, блестящие в лучах пробивающегося сквозь окна солнца. Лицо без аристократических черт, что подчеркивало низкое происхождение. А также на носу были очки с маленькими круглыми линзами.
        Зато костюм подобран по всем современным пискам моды. Единственной отличительной чертой был красивый бежевый цвет пиджака и штанов, под которым находилась синяя рубашка. Рядом с ним Михаил в сером рванье чувствовал себя нищим. Хотя, так оно и было на самом деле…
        - Я увлекаюсь всем, что может принести прибыль. Пройдемте.
        Собеседник повел гостя по коридору, после чего раскрыл двустворчатые двери. В первую секунду в глаза Хэммета ударил яркий солнечный цвет. Стены вокруг были белыми или даже цвета слоновой кости, что создавало дополнительной эффект. Даже стоило бы сказать, эффект стерильности.
        Внутри был зал, заставленный двумя десятками небольших столов, каждый из которых занимал карлик, имея в своем распоряжении пишущую машинку и арифмометр. Однако последний явно использовался лишь в крайних случаях, ибо многие представители данной расы прекрасно считали в уме.
        Вокруг было много, очень много бумаги. Но при всем этом хаосе, документы явно разложены со знанием дела.
        - Одну минуту, - поднял указательный палец вверх Жан и подошел к одному из ближайших карликов с короткой бородой и коричневом фраке маленького размера.
        Впрочем, назвать их слишком маленькими язык не получится. Бывают даже люди пониже. Метр сорок и метр пятьдесят - их средний рост. Просто данное название давно прицепилось то ли от египтян, то ли от римлян, то ли вообще от крестоносцев, пришедших на Святую Землю нести слово Божье. Как бы то ни было, карлики предпочитают называть друг друга иудеями.
        - Что со слоновой костью? - спросил эльф.
        - Все прекрасно, уже на кораблях, - карлик быстро нашел и протянул нужный документ.
        - Прекрасно… - он подошел к следующему. - Алмазы?
        - Аборигены опять создали трудности в работе шахт, вечерняя поставка сорвана.
        - Ничего страшного… отправьте туда ополчение навести порядок.
        - Конечно, сэр.
        - Пойдемте, профессор, - наконец, позвал Жавер.
        Да, здесь точно кипела жизнь. Хэммет словно очутился на фабрике, судя по непрекращающемуся звуку печатных машинок и арифмометров. Только производили они вовсе не товары, а настоящие деньги. Плюс, по дороге стало заметно, что на каждом столе стоит еще и по телеграфу. Так вот что это был за провод, тянущийся от особняка к ближайшей крыше…
        Когда они почти удалились из зала, в него забежало несколько курьеров, собравших нужные документы и также быстро удалившись.
        Эльф был еще весьма молод, а уже подмял под себя столько… или он на самом деле не молод? Такой успех - только его заслуга или кого-то еще? Такому предпринимателю очень удобно финансировать тайную организацию. Например, некромантов… нужно найти как можно больше свидетельств, если получится.
        Крепость Кайт Бей.
        Поговорить внутри крепости нормально не получалось. Вариантом было бы использовать полуразрушенные помещения крепости, куда никто не заходит и никто восстанавливать не собирается, но до сих пор остается вероятность обрушения. Поэтому приходилось говорить о делах на набережной, вдали от ушей остальных солдат. Да и все равно те слегка косились на потрепанного жизнью Уильяма…
        - Скажи, - начал разговор издалека Майнкрофт, сев на перила набережной, снимая с головы ковир и укладывая на колени. - Ты не пытался, случаем, выжечь свое клеймо?
        Бывший крестоносец фыркнул в ответ:
        - Я что, идиот? Будто я не знаю, что все восстановится, как было.
        Только будет адски больно. Еще в Англии солдат как-то обжег тыльную сторону ладони, где была расположена метка в виде зачеркнутого христианского креста. Зацепил совсем край, а боль была адской. Зажило все, конечно, но приятно мало.
        - Как вариант можно отрубить руку, - пожал плечами капитан.
        Уильям грустно кивнул. Действительно, это поможет против проклятья, которое явно в свое время одолжили у некромантов, только изменив свойства и переименовав. Но лишиться руки, тем более правой, это обречь себя на нищенское существование. Мало кому нужны однорукие рабочие, а уж тем более воины. А вот умственные качества в ордене не слишком сильно развивают, в результате чего солдат будет дважды в пропасти…
        Мимо прошел полковник. Оглядел обоих англичан с ног до головы, недовольно стиснул зубы и пошел дальше. Оказалось, что простой капитан, найдя свою нишу, быстро стал весьма важной фигурой в крепости. Ему поручали решать проблемы неофициально, через него проходило множество сделок с местными, чаще всего совершенно нелегальных. Не говоря уже о том, что лично ему и его людям платили дань хозяева лавок и других заведений за хорошую защиту от всех, кто покушается на их имущество.
        Впрочем, Уильяма это мало волновало. Одно дело, когда связываешься с настоящими преступниками. И совсем другое, когда преступления совершают люди в форме. Но данный тип преступлений обеспечивает какой-никакой порядок. Поэтому бывший крестоносец не собирался строить из себя обиженного святошу. К тому же ему перепадало неплохо от этих дел. Что заставило заткнуться Хэммета… хотя бы на время.
        - Можешь помочь с одним делом по старой дружбе? - перевел тему солдат.
        - Чем смогу, - пригладил ус англичанин.
        - Это правда, что самый богатый эльф планеты окопался здесь?
        - Ты про Жавера? - хмыкнул Майнкрофт. - Да, свил себе здесь гнездышко сразу, как только мы взяли Александрию. Франция не стала впрягаться в это, поэтому он просто выкупил свое право вести здесь дела. Комендант крепости получает от него небольшую долю, а часть от этой доли получает корона. Все идет своим чередом.
        Дальше Уильям слабо представлял как действовать. Самоуверенно заявил вчера, что подергает за ниточки в Кайт Бее, а как именно это сделать… хорошо вопрос.
        - И сидит здесь весьма долго, как я слышал…
        - Да, есть немного. Но комендант доволен. Прибыль потекла рекой с его появлением, - усмехнулся капитан, после чего с небольшим подозрением поинтересовался. - А ты чего им интересуешься? Или интересуется профессор, с которым ты путешествуешь?
        Вот и приплыли… но разум без похмелья работал гораздо лучше.
        - Он свалил из Шербура, когда произошел инцидент, из-за которого меня поперли со службы…
        - Ааааа… и там был профессор тоже? Что ж, это многое объясняет, - задумался англичанин. - Кстати, я так и не выяснил, за что тебя поперли…
        - МакКалистер сдал. Я спасал профессора, а он объявил меня перед полковником Сандерсом дезертиром.
        - Сандерс, пфф… - неприязненно ударил собеседник по собственному ковиру. - Этому дай только повод. А МакКалистер всегда был крысой и стукачем. Небось его в звании повысили после этого…
        - Дали сержанта… - грустно улыбнулся Уильям. - Может, и капитана дадут.
        - А Патрик тоже не выжил?
        Они мало могли поговорить о прошлом в последние дни. Майнкрофт лишь давал поручение, и на этом расставались. Но вот сейчас выдалась минутка предаться воспоминаниям.
        - Нет. Семью его даже жалко немного… такую сволочь в мужья и отцы никто не заслуживает.
        - Ну, хоть тебе его самого не жалко, значит, не все потеряно, - после чего капитан резко вернулся к старой теме. - А Жавер тебе зачем?
        Не зря он прошел в свое время курсы по допросу преступников и еретиков в классе инквизиции. Умеет задавать неожиданные вопросы.
        - Он слинял аккурат перед тем, как все началось. Вернее, еще до первых сведений о заражении. Даже не пытался спасти хоть что-то из своей собственности. Да, он богат, но за ним разве такое было заметно?
        - Нет, этот эльф ни капли своего не упустит. Вижу, к чему ты клонишь. Правда ведь, что это было связано с некромантами?
        - Правда. Удалось даже прикончить одного, - не стал скрывать бывший крестоносец.
        Дальше нужно продолжать гнуть свою линию. Практически ничего нового, чего нельзя выяснить из других источников, он не сказал, так что пока все идет хорошо.
        - Я тебя понял, Уильям. Это весьма темная история…
        Которой Майнкрофт всецело заинтересовался. Он карьерист. Именно поэтому, пройдя службу в ордене, понял, что там даже с его способностями повышением светит нескоро. А вот в английской армии все по-другому. Вон, два года назад ушел в звании рядового, а уже капитан.
        Так что главная цель достигнута. Капитан заинтересован если не в поимке Жавера на горячем, то точно в возможности снять с этой ситуации побольше сливок…
        Трущобы.
        Катерина сменила обычное прогулочное платье на свое рабочее обмундирование. Конечно, в черной коже немного жарко ходить по улицам Египта, да к тому же прикрывая плащом ножи и метательные кинжалы, находившиеся в специальных карманах.
        Туда, куда она направлялась, оружие пригодится. Магию лучше не использовать, чтобы не волновать ленивых Кайт Беевских магов. Нердарион разрешил колдовать лишь в крайнем случае, а потом сразу прятать себя от чужих глаз. Кажется, это уже удалось освоить в полной мере…
        Самое главное, что раздражало… ей самой хотелось поговорить с Жаном, задать вопрос напрямую. Если не он переписывался с Борджией… то пусть все выяснится сразу… ожидание просто убивало.
        Женщина и так потеряла много времени, прислуживая в церкви. А теперь появились еще и эти двое. И маги. Одни задержки. Самой гораздо проще со всем справиться…
        Впрочем, без помощи орка рыжеволосая еще долго тыкалась бы вслепую по узким улочкам, наживая себе одну неприятность за другой.
        Удивительно, но он отправил ее не в общину к своим, а к арабам, державшим в своих руках большую часть всех криминальных делишек.
        Удивительно, как Салим вообще смог завести с ними связи. Эти две группы просто ненавидят друг друга. И подтверждение этому нашлось по дороге. Одного орка зарезали прямо посреди улицы. Преступники скрылись. Местная «полиция», набранная как ополчение из местных, даже не стала ничего расследовать, а просто поволокла куда-то труп. Наверняка, за тем, чтобы сжечь. Даже общине не передадут. Велика честь…
        Скорее даже постараются замять все, чтобы не провоцировать конфликт. А англичанам вообще все равно, кого убивают, лишь бы не других европейцев.
        Впрочем, Катерину подобное тоже мало волновало. Пусть и неприятно созерцать подобное, но изменить всех и заставить жить дружно невозможно. А у нее есть собственная цель, к которой стоит стремиться.
        На входе в нужный квартал сидел на пустой подгнившей бочке маленький смуглый мальчик, поигрывая с небольшим, но достаточно острым на глаз ножичком.
        Сначала он обратился к женщине по-арабски, но та как можно милее улыбнулась, ответив по-английски:
        - Я от Салима. Джарах ждет меня.
        На крышах стало достаточно шумно. Оттуда, как и из окон показались маленькие лица.
        Ей всегда нравились дети, и, неважно, к какой расе они принадлежали. Хотя, от этих детей веяла опасность. Наверное, сироты последней войны, которых забрали себе под крыло местные криминальные авторитеты, используя как разведчиков и курьеров. Рыжеволосая чувствовала с ними родство… потому что во многом их прошлое совпадало.
        - Туда… - указал лезвием ножа мальчик в соседний переулок.
        - Спасибо, - женщина кинула монетку, которую тот ловко поймал.
        Взять бы под крыло, да обучить, получился бы профессионал. Да не судьба…
        Дальше путь пролегал по грязным улочкам. Кого здесь только не было. Похоже, сюда согнали всех, кто лоялен Джараху. А он лишь один из крупных бандитов. Если кто-то бы решил нарисовать местную карту контролируемых территорий, то цветов радуги определенно окажется мало, чтобы показать все многообразие новой английской колонии.
        - Ты куда, женщина? - на ломаном английском спросил бугай, когда Катерина направилась в самое ухоженное на вид здание.
        - К Джараху.
        - Ты неподобающе себя ведешь и неподобающе одета. Иди отсюда, не оскорбляй нас…
        - Какие громкие слова, - фыркнула рыжеволосая, тряхнув головой, вновь мило улыбнувшись. - Сам выучил?
        Вместо ответа, который маленький мозг бородатого детины придумать не смог, он решил ударить наотмашь ладонью. Такой удар мог бы сбить с ног и разбить до крови нос. Но женщина совершила ловкий кувырок назад на руках, тут же начав отряхивать их от грязного песка.
        Остальные жители начали кучковаться, чтобы посмотреть на интересное зрелище.
        Больше ничего не сказав, Катерина скинула плащ, показывая всем оружие. Некоторые пугливые отшатнулись, а бугай достал из-за пояса большой тесак мясников.
        Толпа начала подначивать своего соплеменника, но не спешила помочь. Значит, это тест?
        Конечно, араб кинулся в лобовую атаку… что еще можно ожидать от столь «живого» ума?
        Решив немного поиграть, женщина прокатилась под его ногами, после чего резко ударила верзилу под колено, заставляя присесть. А следующая атака пришлась прямо по затылку. Правда, кого-то слишком часто били по голове, чтобы он сие почувствовал. Взамен пришлось сразу отпрыгивать от тесака.
        Выхватив два метательных ножа, рыжеволосая попыталась остановить этот фарс. Но лезвия, застрявшие выше колена лишь замедлили врага. Очередной выпад оставил небольшую царапину на щеке Катерины. И в следующее мгновение локтевой сустав верзилы оказался порезан. Потом надрез на боку, под коленом. Противник даже не понял, как оказался на коленях с ножом у горла.
        - Бросай, - твердо велела женщина, оттягивая голову араба за длинную бороду назад.
        Тому ничего не оставалось делать, как сдаться.
        Но тут раздался сердитый голос со стороны. Местные тут же затихли и расступились. К ним вышел высокий мужчина с покрытой белой куфией головой. Полы одежды закрывали тело, но и так ясно, что он был вооружен.
        - Вы Джарах? - поинтересовалась Катерина.
        - А ты от Салима? - на очень даже хорошем английском ответил араб. - Он не сказал, что придет женщина…
        Чертов орк… рыжеволосая решила, что при следующей встрече он свое получит.
        - В таком случае, у вас крайне паршивый «охранник»…
        Она отпустила бугая, убрав нож. Тот пополз в сторону, и ему на помощь заодно кинулись, судя по похожим лицам, братья.
        - Эй! - окликнула Катерина. - У тебя есть кое-что мое.
        Из него медленно извлекли метательные кинжалы и отдали женщине.
        - За мной… - не слишком уважительно позвал Джарах, двинувшись к самому ухоженному дому.
        Женщина пошла следом, параллельно поглядывая на остальных жителей бедного квартала. Некоторые отводили глаза, явно побаиваясь.
        Непросто, наверное, управлять всей этой группировкой…
        Разговор состоялся на втором этаже. Сесть, разумеется, никто не предложил. А от угощений она бы и сама отказалась.
        И, разумеется, разговора тет-а-тет ждать не пришлось. В скудно обставленной комнате находилось еще двое то ли охранников, то ли ближайших соратников преступника.
        - Давайте быстро разберемся с делами и разойдемся, - скрестив руки на груди, потребовал араб.
        - Давайте оставим ваш шовинизм, - в ответ нагло предложила Катерина. - Вы обязаны Салиму, так что давайте будем вести себя, как цивилизованные люди.
        Хотя, нужно вспомнить, с кем она говорит… с настоящими бандитами. Но с европейскими все гораздо проще. А здесь нужно пробиваться через местные обычаи.
        Собеседник посмотрел на нее таким взглядом, словно готов насадить женское тело на шампур и поджарить заживо. Но все-таки уступил:
        - Что вы хотите узнать?
        - Хочу узнать побольше о Жане Жавере, - сразу перешла к делу рыжеволосая. - И, желательно, о его темных делах.
        Джарах молчал, казалось, больше вообще ничего не скажет. Но все-таки подал голос:
        - Я мало что могу рассказать, кроме как о ненависти к этому проклятому эльфу. Сам Шайтан живет в сердце этого зверя…
        Поместье Жавера.
        Зал с карликами остался позади. Жан даже не поленился закрыть за профессором дверь. После чего благожелательно улыбнулся, сев в роскошное кожаное кресло зеленого цвета, стоявшее перед дубовым, блестящим от лоска, столом. В остальном кабинет был таким же белым, как и весь остальной дом. Его хозяин в бежевом костюме умудрялся затеряться среди всей этой стерильной чистоты.
        - Как ваш бок, профессор?
        От этих слов Хэммета словно пронзило молнией. Закончив разглядывать голову льва, что висела на стене, он резко обернулся.
        - Вы то и дело за него держитесь, - пояснил ситуацию эльф, снимая очки и убирая те в очечник. - Вас ранили? Или желудок шалит?
        - Желудок, - стараясь скрыть напряжение, ответил Михаил. - Не привык к местной кухне.
        - Понимаю, сам ее не люблю. Может, чаю?
        - Нет, благодарю, - убрав руку от бока, профессор сел напротив Жавера.
        Тот достал элегантный кинжал, просто так лежавший на столе, из ножен, и начал вертеть перед глазами. Зачем все это? Просто руки нечем занять? Или тонкие намеки?
        Встреча изначально была опасной, но нельзя даже предположить, что все может окончиться плохо. А теперь, похоже, эльфу ничего не стоит прирезать неугодного свидетеля. И никто даже не пикнет. Вынесут труп и увезут на телеге из города, чтобы закопать в пустыне. Салим получит свои деньги или исчезнет. Или от него тоже избавятся, как от неблагонадежного.
        Может, это и была изначально ловушка? Орк велел не брать оружие, ибо собирается поручиться за Хэммета. Вот тут-то и собака зарыта…
        - Я хотел встретиться с вами по вопросу о Шербуре. Мои источники утверждают, что вы там побывали…
        Профессору был интересно, что замыслил Жан. Пытается ли тайно выяснить о находке?
        - Да, - кивнул Михаил. - Меня привезли туда в качестве консультанта. Крестоносцы были уверены, что недуг, что постиг эльфов Шербура, имели демоническое происхождение.
        - А что это тогда оказалось?
        Стоит ли говорить про некромантов? Он наверняка уже многое выяснил через собственные источники. Это при условии, что не стоит за всем.
        - Какая-то странная чума, сложно сказать… - после чего профессор постарался перевести тему. - Также я там встретил вашего делового партнера Исаака Белла…
        - Ах, Белл, конечно, - Жавер даже посмеялся. - Неловко получилось. Мое немедленное присутствие потребовалось в другом месте, поэтому встречу пришлось отложить.
        Интересно, в каком другом месте? Командовать некромантами?
        - Похоже, он не получил мое уведомление…
        - Скорее остался им недоволен.
        - Это в духе старого брюзги, - потер бритый начисто подбородок Жавер.
        Отчего профессор вспомнил, что не брился несколько дней, и щетина успешно покрыла половину лица.
        - Вы потерпели сильные убытки от этой чумы? - не к месту поинтересовался он.
        - Как вам сказать… вся моя собственность, что уцелела, конфискована.
        Но вряд ли это нанесло серьезный ущерб денежному состоянию такого богача. Скорее, вызвало небольшой дискомфорт, сравнимый с укусом комара.
        - Прискорбно это слышать…
        - Но нет худа без добра, - вдруг улыбнулся нехороший улыбкой Жавер. - Когда-нибудь крестоносцам придется вернуть все, что у меня забрали. Главное, удалось избавиться от одной небольшой проблемы в Симбирске…
        Внутри у профессора похолодело. Неужели «повезло» вот так тыкнуть пальцем в небо и попасть?
        - Не думал, что у вас есть предприятия в России. Немногие европейские инвесторы вкладываются в предприятия этой страны. Особенно после Крымской и других войн, - изобразил задумчивость Хэммет, стараясь играть роль.
        Почему он не задает вопросов о Шербуре? Похоже, выйти живым из этого здания не удастся…
        - Я часто вижу потенциал там, где остальные его не видят. Но мне отказали вести там дела. Похоже, моя вторая фамилия, Гилен, стала слишком известна остальным.
        Так вот почему письма их церкви были подписаны под другой фамилией. Тип, с которым переписывался Борджиа по поводу пластинки и тот, кто предлагал церкви финансирование - один и тот же человек. Вместо этого финансирование предоставил Белл при поддержке принца Артура. После чего Жавер, недовольный отказом, понимая, что машина уплыла из его рук, организовал инцидент в Шербуре, стремясь уничтожить обоих. Предприниматель был заманен на материк, то же самое, скорее всего, произошло и с наследником английской короны. А заодно и обследовать древнее хранилище и найти пластинку.
        Это в духе прагматичного предпринимателя. Но кто он для некромантов? Лидер? Или просто партнер?
        - Вам нехорошо? - обеспокоенно спросил Жан.
        Михаил заметил, что опять держится за покалывающий бок. Да и в застекленной двери ближайшего шкафа отражалось бледное лицо с мешками под глазами.
        - Пустое, - ответил он. - А что же произошло в Симбирске?
        - Как? Вы не знаете? Я подослал своих людей обезвредить Борджиа, потом уничтожить вас… но, похоже, мои глупые помощники ни на что не способны…
        После последних слов Хэммет потерял сознание…
        - Профессор! - донеслось откуда-то издалека.
        Он медленно разлепил глаза и увидел обеспокоенные лица Жана и его служанки Розы. Также позади раздался голос Салима:
        - С утра он выглядел совершенно здоровым, уверяю вас.
        - О чем мы говорили, когда я отключился? - слабым голосом спросил Михаил.
        Ему помогли сесть обратно в кресло.
        - Мы говорили о Шербуре, о чуме. После чего вы просто уставились в одну точку, а потом упали…
        Служанка дала выпить стакан воды, после которого стало получше.
        - Простите за такой конфуз, - извинился профессор. - А мы ведь закончили?
        - Практически. Но последний вопрос не стоит внимания, - отнекивался Жавер.
        - И все же…
        - Сэр Белл пропал на несколько недель после инцидента. И даже я не мог его найти… может, вы знаете, что произошло?
        Белл пропал? Это интересно.
        - Я могу лишь предположить, что его забрали вместе с остальными беженцами в крепость на карантин.
        - В списках он не значится… но да ладно. Спасибо, что уделили мне время. Салим, подсоби…
        - Нет, нет, я смогу идти сам, - Михаил встал на подрагивающие ноги, но через секунду уже гордо выпрямился и пожал руку эльфу.
        Выходя из кабинета, он продолжал напряженно думать. Последние секунды разговора привиделись. Воспаленный разум придумал себе сказку, навеянную усилившимися подозрениями относительно Жана. Но что если предприниматель тут ни при чем? Да, игра с Борджиа могла быть. Но любого уважающего богача заинтересует подобная машина. А все остальное - просто стечение обстоятельств.
        К тому же, Катерина говорила, что Борджиа ранее именно сотрудничал с некромантами. Значит, отказ от финансирования мог быть оправдан тем, что оно было уже не нужно. Жан хотел примазаться к культу, но не получилось. А вот Белл хотел вернуть как деньги, так и машину. Исчезновение после Шербура говорит о том, что металлург решил залечь на дно…
        Но что с принцем Артуром? Какова его роль? Он либо ни причем, либо связан с Беллом. И также необъяснимо поведение главнокомандующего орденом крестоносцев Джеймса Ноттингемского.
        Впрочем, труп солдата, который нашли Хэммет и Уильям подтверждал, что Артур и Белл связаны, так или иначе…
        Голова вновь закружилась от такого разнообразия мыслей.
        - Наверное, это все у вас из-за машины. У меня тоже от нее голова болит, - сказал идущий рядом Салим, когда они оказались далеко от особняка.
        - К… какой еще машины? - встал как вкопанный Михаил.
        - Я не знаю, стоит у Жавера в подвале. Только он, правда, просил о ней не распространяться…
        - А зачем тогда вы о ней распространяетесь?
        Увидев, что профессор не движется с места, орк повернулся и сделал несколько шагов назад:
        - Скажем так, моя лояльность к нему не слишком высока.
        - Это все?
        - Нет. В подвале дома находятся лишь часть этой штуки. А вот остальная пролегает через полгорода. И в данный момент продолжает расширяться. А еще там неплохая сокровищница эльфа на черный день…
        Может, этот разговор - тоже плод больного воображения? Хэммет даже закрыл глаза, но ничего не изменилось.
        - Вот, значит, почему он сидит здесь так долго… как он скрывает такие работы?
        - Загоняет на них местных. Никто не возвращается, вот и все, - коротко пояснил орк.
        - А вам-то какой в этом всем интерес?
        Наемник улыбнулся и поправил ремень двустволки на плече:
        - Скажем так… - похоже, это его коронная фраза. - Там есть несколько ценных вещей, которые я хотел бы вынести и убежать подальше отсюда.
        Вот и вскрылась сущность истинного наемника, которые часто мало чем отличались от бандитов. Награбить и свалить…
        Михаилу стало ясно, что про истинную цель он не расскажет. Довериться?
        - И какой у вас план? - для проформы спросил профессор.
        - Все просто. Меня там знают. Просто нужны еще люди, чтобы провернуть это дельце. Не силовым методом, не бойтесь…
        - А с чего нам помогать вам грабить Жавера? - это вызвало немного нервный смешок.
        - Скажем так… - орк загадочно отвел взгляд в сторону. - У него есть то, что ищут некроманты. А также и вы…
        - Откуда вам это известно? - резко задал вопрос Хэммет.
        - Нердарион попросил кое-что выяснить по поводу вещи, что исследуют его сюету…
        Вот какой поворот. Значит, маг допустил ошибку… Жан может узнать обо всем в любой момент. Теперь остается надеяться, что жадность Салима окажется сильнее.
        - Хорошо… - уперевшись руками в пояс, профессор покачал головой. - Хотя бы скажите… он связан с некромантами?
        - Этого я не знаю. Половина дел эльфа для меня до сих пор тайна. Но с его возможностями такая вероятность есть.
        Значит, из списка подозреваемых его можно не вычеркивать.
        - В таком случае вернемся к Нердариону и составим план… Уильям и Катерина тоже должны об этом знать.
        - Как вам будет угодно…
        Похоже, наемник не боится, что его кинут. Ведь у него есть козырь. Если Жавер узнает обо всем, то это конец.
        Бывший крестоносец, конечно же, решит убить наемника без лишних разговоров. Да и чтобы тот не болтал. Но наверняка орк смерти не боится. Наверняка, оставил для эльфа парочку возможностей узнать правду. Например, тайный курьер в случае гибели доставит весточку в поместье…
        Хэммет понял, что именно сейчас, а не раньше, ходит по лезвию ножа.
        Крепость Кайт Бей.
        - Я поделюсь с тобой кое-какой информацией, Уильям, - продолжил разговор Майнкрофт. - Только это все конфиденциально…
        - Да какой разговор, - усмехнувшись, ответил солдат. - Можешь мне довериться.
        - Профессор не должен об этом знать.
        - Его вряд ли что-то подобное заинтересует.
        После паузы капитан продолжил:
        - Тогда слушай… командование этот вопрос не волнует, и меня раньше не волновал, пока не начали пропадать мои люди среди орков. С арабами дела ведут другие офицеры, но они тоже говорят о пропаже.
        - Работорговля? - почесал затылок бывший крестоносец.
        - Что ж, эти рабы не всплыли ни на одном известном рынке, поэтому сомневаюсь. Их куда-то угоняют, на какие-то работы. Может, где-то в этом городе нашли шахту, не знаю… но это еще не все.
        Уильям был весь внимание:
        - Даже мои агенты с трудом в этом сознаются, но кто-то поставляет в город много оружия. И это не допотопные мечи для городского бунта… револьверы, винтовки, говорят, даже пушки. Но у меня нет прав устроить облаву - запрещают старшие офицеры. Значит, замешаны в этом.
        - Зачем англичанам рыть себе же могилу? Вооружать местных дикарей…
        - Я знаю, друг, - вздохнул Майнкрофт. - Но сам подумай, кому наименее выгодно здесь наше присутствие?
        До солдата дошло быстро:
        - Жавер…
        - Я о том же. И мне не хочется лишиться этого теплого места, поэтому я тебе помогу. Избавимся от Жавера, не важно как, и твое звание, потерянное в Шербуре, будет отомщено. А, может, тебя и восстановят…
        - Клеймо никто не может стереть, - грустно улыбнулся бывший крестоносец.
        - Все равно не стоит терять надежду. Ладно, пойдем. Навестим пару моих друзей…
        Квартал орков.
        Идти пришлось недалеко. Нужный квартал находился у берега моря. Еще по дороге были видны рыбаки, промышлявшие у берега каким-никаким промыслом. Но у больших городов сложно что поймать, так что это, скорее, от отчаяния. До сих пор оркам предлагали самую грязную, самую низкооплачиваемую работу. Но жить в городе гораздо лучше, чем в пустыне или еще дальше на юге, где происходит настоящая война племен. Легко представить, какая будет бойня, если они получат огнестрельное оружие…
        К счастью, пока европейские государства держат подконтрольные области в ежовых рукавицах, не давая сильно разгуляться. И вот Жавер решил нарушить баланс сил. Нельзя этого допустить. Пусть Майнкрофт действует из меркантильных побуждений, в чем укорять его Уильям не собирался. Но для самого солдата это шанс. Причем, шанс покончить с врагом разом.
        То, что эльф причастен к Шербуру, вполне вероятно. А профессор пускай продолжает наговаривать на главнокомандующего орденом. Улик, пусть и косвенных, более чем достаточно сейчас.
        Учитывая, как беспрепятственно, четко чеканя каждый шаг, вооруженный одним лишь револьвером капитан вошел на территорию орков, его здесь уважали и боялись. Некоторые даже отходили на край улицы, какой бы широкой она не была.
        Но Уильям все равно чувствовал себя незащищенным, даже с винтовкой и двуручным мечом за спиной. Если толпа весьма крепких и, насколько он видел в прошлую свою службу здесь, достаточно агрессивных накинется, то просто разорвут в клочки. А ведь у многих при себе ножи….
        Впрочем, скорее им нужно защищаться от арабов, нежели от англичан. Потому что последним гораздо проще со всем покончить, выставив корабли из армады на исходную, и сравнять квартал из пушек, предварительно оцепив его с суши.
        Но чем дальше они шли, тем более настороженным выглядел Майнкрофт. А орки вокруг всего лишь таскали какие-то ящики без маркировок. Достаточно большие и тяжелые, поэтому справлялись только вдвоем.
        - Соломон! - окликнул капитан одного из местных заправил.
        Грузный низкорослый орк курил самокрутку, наблюдая за работой собратьев, что перетаскивали ящики в подвал соседнего дома.
        - Капитан… - кладя руку на свой объемный живот, который не удавалось спрятать под изношенной льняной рубашкой, заправила кинул самокрутку в песок и раздавил босой ногой, после чего поднялся со скамьи.
        - Соломон, что это такое в ящиках? Кто вам привез?
        - Один господин из Англии. Не называл имени, - коротко и с трудом выговаривал слова собеседник.
        Уильям же огляделся вокруг. Местные «солдаты», если их так можно охарактеризовать, как-то напряженно поглядывали на европейцев. Пришлось даже прикидывать план действий. Выхватить меч, разрубить орка, что подозрительно стоит позади, пополам. Потом выхватить заряженную винтовку и подстрелить дальнего. А дальше придется переходить на ближний бой, надеясь, что у местных нет при себе самопалов или ржавых револьверов. Впрочем, плотная ткань потрепанного мундира способна это выдержать.
        - Хорошо, а с какой целью он доставил эти ящики? И что в них? - скрестил руки на груди англичанин, показывая своим видом, что шутить не стоит.
        Но орк лишь почесал грязную черную бороду, на которой явственно виднелись следы завтрака:
        - Спросите вашего коменданта. Кто еще, кроме него, мог это послать?
        - Да кто угодно… - фыркнул Майнкрофт.
        - Кто имеет доступ к этим территориальным водам, - напомнил Уильям.
        - Да, верно.
        Но тут мимо двух несущих ящик рабочих пробежало двое маленьких фиолетовых детишек. Они прошмыгнули под грузом, но это все равно заставило запнуться одного из носильщиков, отчего ящик упал на угол. Дерево оказалось плохим, и оно раскололось, отчего слетела крышка.
        Всем на обозрение высыпались мечи. Не лучшего качества, но хотя бы не ржавые. Соломон явно притих и потерял все спесь, отводя в сторону карие глаза.
        - Это вам комендант никак не мог прислать… - капитан притянул орка за рубаху, игнорируя неприятный запах. - Сколько было ящиков? Сколько?!
        - Сотня! - признался тот.
        - Это минимум три тысячи мечей! Зачем столько?!
        - Там не только мечи… там еще топоры…
        - В смысле, секиры? - уточнил англичанин.
        - В смысла, да… а еще эти… ну… с утолщением… и шипами…
        - Булавы, значит…
        - Майнкрофт, - бывший крестоносец мягко положил руку на плечо друга. - Лучше их не злить.
        - Если тронут нас, то знают, что с ними случится, - он оттолкнул жертву к ближайшей стене. - Где ваши лидеры?
        - Ушли… - промямлил Соломон.
        - Куда?.. С оружием?
        - Они ушли в туннели, где проклятый эльф держит наших братьев, - сказал один из носильщиков, что пытались собрать оружие обратно.
        - Какого черта…
        Капитан был сбит с толку, но Уильям среагировал быстрее:
        - Показывай, где чертовы туннели. Майнкрофт, пойдем…
        - Куда это ты собрался? Я без подкрепления не пойду…
        - Хочешь, чтобы Жавер добился своего? - возразил солдат. - Нет времени. Нужно остановить бойню!
        - Погоди, Уильям, тут кое-что не сходится…
        - Кого обвинят в нападении на людей эльфа, сам подумай? Орки покажут на какого-то англичанина, если до тебя еще не дошло…
        Наконец, капитан сдался, и Соломон повел их к нужному месту.
        Трущобы.
        - То есть какой-то англичанин просто прислал вам оружие… - выслушав историю Джараха, уточнила Катерина. - Вы вооружились и собираетесь штурмовать туннели Жавера, которые он прорыл под городом…
        - Именно так.
        - Тогда я иду с вами, - она положила руку на рукоять кинжала, выражая готовность. - У меня есть с этим эльфом личные счеты.
        А профессор и остальные… что ж, она попытается выяснить и насчет их вопросов. Если, конечно, получится.
        - В таком случае не путайтесь у нас под ногами, - фыркнул араб. - Салим много сделал для нас, но это не значит, что вы будете здесь на особом положении.
        Рыжеволосая ухмыльнулась в ответ. Вот так угроза.
        Она вообще планировала покинуть эту плохо организованную толпу как можно скорее. Главное найти эльфа, пока тот не сбежал, и выбить все ответы. Пусть он самый богатый предприниматель, но с клинком у горла он не будет ничем отличаться от остальных, и никакие деньги не помогут. Потому что Катерина искала то, что было важнее любых бумажек и золотых слитков…
        Убежище магов.
        Хэммет и Салим вернулись к магам, но другие путешественники еще не вернулись. А пора бы… профессор шел очень медленно, хоть ему и стало получше. А вот Уильяму и Катерине до места назначения всего ничего. Ведь договорились вернуться сразу, как только удастся накопать сведения.
        - Они действительно задерживаются, - согласился Нердарион. - Но мы подождем. Главное, что нам удалось кое-что выяснить по вашей пластине.
        Тут подошла сюету Абель:
        - Нам не удалось установить металл. Это какой-то неизвестный сплав. Магически определить, что это, невозможно. Поэтому мы обратились к Салиму, чтобы он нашел нам независимого эксперта…
        - Это слишком рискованный шаг, - стараясь как можно мягче выразить свою мысль, сказал профессор. - Мы ведь точно не знаем, кто может заинтересоваться подобной вещью…
        - Консультант ничего не вспомнит, - вмешался в разговор орк. - Мне известен рецепт одной дурманящей травы. Наверняка, он лишь только сейчас пришел в себя дома. Не беспокойтесь…
        Хэммет покачал головой, но сдался. В этом разговоре вверх не одержать. Маги все равно действуют, как считают нужным. И он не вправе им приказывать…
        - Хорошо, но что удалось выяснить?
        - Ничего… - опустила глаза Абель.
        - Зато мы знаем, что это не просто какая-то безделушка, - продолжил Нердарион. - Если вы, профессор, говорите, что нашли ее в древнем помещении, значит, некроманты нашли древнюю технологию. И им нужны эти пластины, чтобы заставить ее работать…. возможно, это такая же машина, что была у Борджиа.
        - Борджиа сам не знал, зачем нужна эта пластинка, - возразил Михаил. - Так что то, что есть у некромантов, должно быть гораздо мощнее.
        Но дальше разговора не получилось. Время уже шло к вечеру, когда раздался громогласный пушечный выстрел. Потом еще несколько.
        - Это уже не предупредительные выстрелы, - в комнату вошел молчаливый Ян.
        Еще один залп пришелся совсем недалеко от убежища. А ведь оно далеко не у берега моря…
        Земля слегка дрогнула, а сверху посыпалась штукатурка.
        - Мастер! Мастер! - сверху, едва не наступая на собственную робу, поспешно спустился мастер Хо.
        Китаец явно запыхался, а дрожащие руки говорили отнюдь не о страхе, а о перенапряжении. Такое бывает, если долго использовать магию.
        - Что такое? - взмахнул рукой Нердарион, призывая мага успокоиться. - Что там происходит?
        - Англичане отцепляют районы… - тяжело дыша, согнувшись пополам, начал рассказ китаец. - Кто-то вооружил арабов и орков, теперь все режут друг друга! - в последней фразе он даже сорвался на визг.
        - Ну, здорово, - слишком равнодушно для такой ситуации пожал плечами Салим.
        - Пойдете своим? - просто так спросил профессор.
        - Орки мне не братья, а на арабов я лишь немного работал. Так что нет смысла. По сути, я должен вернуться к Жану, но как-то не хочется… полагаю, сейчас как раз время осуществить мой маленький план, пока не стало поздно.
        - Не до вашего сейчас плана, - несколько пренебрежительно ответил Хэммет.
        - О, правда? - усмехнулся орк. - Англичане победят в этом бою, потому что это стихийный бунт. И заодно вскроют, чем занимался Жавер, если у него нет запасного плана, как уничтожить свои изыскания в такой ситуации.
        Тут хитрый наемник прав, возразить нечего.
        - Ты предлагаешь штурмовать подземелья Жавера? - включился в разговор Нердарион.
        - Думаю, его уже хорошо штурмуют местные. Так что мы придем на готовое…
        Похоже, магу идея понравилась, как бы Михаилу не хотелось верить в это. Вот тебе и адепты земли, хранители мира и порядка.
        - Профессор, - из раздумий его вывели слова сюету Абель, которая отдала ему пластину. - Останьтесь здесь, здесь безопасности, а мы вернемся быстро.
        - Нет, я пойду с вами, - возразил Хэммет, укладывая вещь во внутренний карман пиджака.
        - Чтобы опять отключиться под действием машины? - поднял рыжеватую бровь Салим.
        - В этот раз все будет иначе….
        Подземелья под городом.
        Соломон вел англичан окольными, но более безопасными путями. По дороге было видно, что полученное оружие орками используется не только для освобождения собратьев. Неожиданно вспомнились не только старые распри, но и начались расправы над арабами и европейцами. Не щадили никого, даже женщин и детей… но бывшие крестоносцы за свою жизнь насмотрелись подобных зверств.
        Хотя, на это все-таки нельзя спокойно реагировать…
        - Это уже слишком… - прошипел Майнкрофт. - За эти зверства их с землей надо сравнять. Как и подстрекателей…
        - Нет здесь никаких подстрекателей, - возразил Уильям. - У местных просто лопнуло терпение, а оружие позволило почувствовать себя неуязвимыми…
        - Подожди, они еще арсенал с ружьями не штурмовали…
        Вдобавок к окольным путям, сам путь был неблизким, практически на другой конец города. Это был единственный известный для орков вход в подземелья под городом. Поэтому дойти удалось лишь к вечеру, когда зазвучала канонада.
        - Похоже, дело принимает серьезный оборот, - обеспокоенно заметил капитан. - Слушай, чем мы можем это остановить?
        - Лидеры ведь там, да? - спросил солдат с орка.
        - Да, они сами пошли освобождать наших братьев…
        - Вот, - пояснил тот. - Попросим их поторопиться, а заодно выясним, что там прячет Жавер. Это будет для него сокрушительным ударом.
        Но Майнкрофт лишь покачал головой. На его памяти Уильям никогда не был мастером стратегии.
        - Похоже, тебе от отца достался не только мундир, но и полная безбашенность… - заметил он.
        - Больше никогда не поднимай эту тему, - пригрозил бывший крестоносец, даже не обернувшись, продолжая упрямо идти вперед.
        У самого входа стояла парочка охранников-орков, где-то раздобывших старые револьверы. Хотя, за спиной одного из них висела новенькая винтовка. Труп европейца, брошенный в ближайшей подворотне, красноречиво говорил, что это была его вещь.
        Но при виде Соломона англичан пропустили без лишних разговоров.
        Вход находился в подвале неприметного дома. Внутри же подземелье напоминало обычную шахту. До поры до времени. Скоро появились такие же каменные стены, которые Уильям видел в Симбирске в логове Борджиа. Но Майнкрофту он об этом не сказал, просто отметил про себя.
        - Мы точно здесь заблудимся… - пробурчал тот.
        В таких коридорах действительно можно заплутать. А, учитывая то, что в стачке часть факелов погасла, картина выходила совсем не радужной.
        Вот здесь орки понесли первые серьезные потери. Многие лежали, изрешеченные пулями. Мужчины, пожилые, женщины, подростки - все, кто мог держать оружие, пошли спасать своих родных.
        Вот только цена будет слишком высока для всех.
        Катерина удивилась, когда увидела вход в подземелье. Как оказалось, арабы каким-то образом (наверняка не без помощи Салима, который работает на Жавера) вычислили, где находится ближайший туннель, раздобыли кирки и пропали проход. А потом еще и продолжили расширять. Оружие неизвестный англичанин подвез как раз вовремя. Проход был почти готов, осталось лишь подождать до вечера.
        Правда, оказалось, что мечами и другими полезными предметами обихода завладели не только местные авторитеты и их подчиненные, но и простые жители. Многие тут же направились мстить орками. Началась бойня, которая пока не застигла ближайшие кварталы.
        Катерина лишь могла надеяться, что с Хэмметом все в порядке. А вот по поводу Уильяма ничуть не переживала. Вот уж чья персона совсем не вызывала симпатии…
        - Готово, - потер руки Джарах, оставив торчать меч, на который до этого опирался, в земле.
        - Прекрасно, - кивнула женщина. - И кто пойдет первым?
        - Конечно же, мои люди.
        Ее это устраивало. Пусть арабы гибнут, расчищая проходы. Главное добраться через подземелье до особняка эльфа. Там охрана будет настороже, но ничего сложного. И не такие дерзкие операции приходилось проводить. Румынские остроухие многому научили ее.
        Через полчаса подбежал один из подчиненных Джараха, что-то подробно объясняя на местном диалекте.
        - Наши люди укрепились в одном из залов, можно выдвигаться…
        Подземелья напоминали катакомбы под церковью Борджии. Рыжеволосая провела на ходу ладонью по камню, узнавая тот же материал.
        Сам культ был организован уже после постройки лжехрама. Во время строительства они мотались по всей Европе, собирая сведения, остатки финансов и прочей деятельностью. Тогда Анхель сказал, что построили все местные каменщики. Но теперь ясно, что священник врал. Вряд ли ремесленники из России приехали сюда выполнять следующий заказ.
        Зал, который заняли вооружившиеся ружьями павших врагов арабы, отдаленно напоминал главную обитель церкви, где стоял аппарат для придания последователям магических сил. Только вот самой машины не было. Только коммуникации, что шли по туннелям дальше. В Симбирске они уходили куда-то глубже под землю.
        Похоже, неизвестную технологию еще не завезли. Или, наоборот, эльф почувствовал что-то неладное и выкорчевал машину заранее.
        Как бы то ни было, арабы быстро нашли карту и рассредоточились по туннелям. Пока ни следов угнанных в рабство местных. Может, они копают другие туннели?
        Хэммет то и дело проверял по дороге барабан револьвера, который был заряжен шестым патроном. Нужно готовиться к бою. Он думал, что может, все-таки Уильям и Катерина не пошли никуда, а просто спрятались в спокойном месте и ждут окончания беспорядков.
        Но в тоже время буйный и непредсказуемый характер бывшего крестоносца и загадочная душа лжемонахини могут сыграть решающую роль. Но это лучше, чем найти их изуродованные трупы среди множества жертв погромов.
        Салим будто шестым чувством аккуратно двигался по улочкам, в то время как остальные маги двигались, прикрывая профессора со всех сторон. Ведь в первую очередь их обучают воевать…
        - В этой бывшей мечети - главный вход, - остановившись указал за угол шедший впереди Салим.
        Поочередно аккуратно выглянули Нердарион и Михаил. Частично крыша храма обвалилась. Наверное, пострадала давно, во время вторжения Англии. А потом здание таки не восстановили.
        Жавер же выкупил территорию и продолжил рыть туннели.
        - Сколько там охранников? - спросил маг.
        - Раньше было двое, дальше караулка, в ней трое. Сейчас наверняка пригнали еще резерв. Но у Жавера не так много людей. Может, в других городах и есть собственные армии. Но в Александрии он не хотел привлекать внимание, - орк снял с плеча двуствольное ружье.
        - Не нужно, - возразил мастер, рукой заставляя опустить оружие. - Мы прорвемся туда тихо, не стоит пока привлекать внимания.
        Наемник лишь улыбнулся:
        - Как пожелаете.
        - Хо, - Нердарион обернулся в сторону китайца.
        Тот лишь слегка поклонился и направился за угол. По дороге силы мастера восстановились, руки больше не дрожали. Так что врагам стоит поостеречься.
        За углом вскоре послышались выстрелы вместе со странными звуками и криками. Хэммет вновь выглянул и увидел, как Хо открывает массивную дверь мечети. По крайней мере, одну створку, и то с трудом. Ян тут же кинулся на помощь.
        Внутри в главном зале лежало десять тел без сознания. Но все живые. Униформа гвардейцев Жавера мало чем отличалась от английской, только, опять же, преобладали белые цвета. Похоже, он без них жить не может…
        - Стоит их добить, а то проснутся, - стараясь не уличить себя в кровожадности, предложил Салим.
        - Они долго будут спать… - возразил китаец, заперев главную дверь вместе с сюету на засов.
        Абель, тем временем, коснулась земли, что прекрасно предоставлял полуразрушенный пол.
        - Внизу никого нет. Они сделали ставку на двери мечети.
        Михаилу было интересно, как ей удалось это прочувствовать? Впрочем, маги не делятся своими секретами.
        Дверь в подземелье оказалась, конечно, заперта, но магия Нердариона сделала свое дело. Под аккомпанемент боевого клича дверь слетела с петель. А ведь он всего лишь воспользовался одним из камней, раньше бывших крышей мечети.
        - Куда дальше? - спросил профессор у Салима.
        Стоило войти в подземелье, как вновь заболела голова. Еще два шага и все вокруг поплыло. Пришлось сжать волю в кулак, и ощущения прошли.
        - Машину еще не вывезли… - потер висок орк.
        - И как же мы раньше этого не видели… - задумался сюету Ян.
        На самом деле маги вообще не чувствовали воздействия, что распространялось по местным туннелям.
        - Так… - пытаясь сориентироваться, наемник указал через несколько мгновений указал сначала неверное направление, но потом поправился. - Вот туда. Там склад, где хранятся ценности, а также важные для Жавера вещи. Даже не нужно проникать в его особняк.
        Но все оказалось не так радужно. Местная земля плохо поддавалась адептам магии. Лучше всех получалось у мастера Хо, который вместе с сюету Абель определял, где находятся возможные враги.
        Склад, спрятанный в ответвлении коридора, был закрыт на железную дверь с крепким замком. Однако оказалась не заперта.
        - Проклятье! - неожиданно потерял самообладание Салим, ударив ногой пустой деревянный ящик с такой силой, что погнул доски. - Он увез все… словно знал, что так случится…
        Или организовал весь этот фарс. Хэммет продолжил оглядывать пустое просторное помещение, стараясь найти хоть что-нибудь, что могли забыть рабочие. Тщетно. Эльф ничего не оставил позади.
        - Как он узнал… как он узнал… - раздраженно начал бродить по складу Салим.
        - Вряд ли он хранит деньги в одном месте долгое время, - предположил Михаил.
        - Вы не понимаете! - вышел на сильные эмоции орк. - Это не деньги! Это кровь моего народа! Впрочем, кому я это говорю… делайте теперь, что хотите. Все пропало… - он сел на ближайший ящик, окончательно сникнув.
        Профессор мог только предположить, что здесь были какие-то сокровища, важные для орков. Но при этом с собратьями у наемника совсем не складывается. Данный факт мелькал уже не один раз.
        - Прошло много времени, - Хэммет хоть как-то попытался утешить его. - У Жавера были десятки возможностей для вывоза…
        - Вы не понимаете! - вновь возразил Салим. - Он слишком трепетно ко всему относится. Если он вывез все, что было здесь, то вывез своих бухгалтеров, машину, все. Он словно знал все после вашего прихода…
        После чего он вдруг кинулся на профессора и поднял за грудки в воздух. Нердарион кинулся на помощь, в то время как Хо и сюету были снаружи, готовясь встретить врага.
        Но Михаил поднял ладонь, веля не вмешиваться:
        - Что вы ему сказали?!
        - Ничего! Я не мог знать о вашем плане, Салим!
        - Не могли! Но спугнули его!
        Тут он резко отпустил поднятого в воздух мужчину, отчего тот неудачно приземлился и распластался на полу, отшибив локоть.
        - Роза… тшшшшш… - зашипев, сжимая от ярости кулаки, орк выхватил из-за спины двустволку и помчался прочь.
        Мастер не стал его останавливать, а вместо этого помог подняться профессору:
        - Надо уходить, раз здесь ничего больше нет.
        - Нет, что-то еще не вывезли, - возразил Хэммет. - До сих пор голова кружится. Где-то еще часть машины действует.
        Маг кивнул, и они двинулись дальше.
        Некоторые туннели завалило. Вскоре Уильям понял, как это случилось. На этот район пришлась основная атака как орков, так и арабов. И люди Жавера, что были в белом, понимания, что не смогут сдержать яростную атаку, даже имея при себе ружья. Поэтому быстро заминировали доступные проходы и подорвали. Кое-где накрыв местных, кое-где собственных людей. Из-под некоторых завалов торчали конечности или просто окровавленные тела.
        - Мне напоминает это замок в восточной Европе… - даже слегка содрогнулся от такого зрелища Майнкрофт, двигаясь с офицерским револьвером наперевес.
        Соломон покинул их, вернее сбежал, заслышав выстрелы вдалеке. Но как только англичане добрались до нужного места, то увидели лишь последствия резни. Солдатам в белом распороли животы. Кровь на такой ткани смотрится наиболее жутко. Потеряв товарищей в этом бою, орки лишь подобрали лишнее оружие и двинулись дальше.
        - Спасибо, что напомнил, - хмыкнул Уильям. - Ненавижу проклятых магов-отступников…
        В той миссии они потеряли трех солдат. Слишком много для такой операции. Но бывший крестоносец спас капитана, когда тот был еще простым рядовым. И еще нескольких соратников, за что удостоился звания сержанта. А вот капитан Патрик просто на него наорал за то, что вместо наступления он перегруппировался вместе с остальными. Что дало магу время уничтожить результаты исследований…. что ж, он всегда хотел выслужиться перед начальством в ордене.
        Впрочем, насчет нелюбви к магам солдат немного лукавил. Ибо не только отступники вызывали смешанные чувства. Адепты земли, может, и не плохие люди, но вот их сила… опасна для обычных людей. Они - ходячее оружие. И абсолютно непредсказуемы. Во времена инквизиции был контроль, а сейчас все больше и больше возможностей для отступников…
        - Если лидеры орков уже убиты, то мне не с кем будет договариваться, и нас тоже прирежут за компанию, - перевел тему Майнкрофт.
        - Тогда дойдем до Жавера и допросим его самостоятельно, - предложил Уильям, выглядывая из-за ближайшего угла.
        Впереди был очень длинный, но пустой туннель, освещаемый в конце одиноким факелом.
        - Ведь в твоих руках есть законодательная власть, ведь так? - он с надеждой посмотрел на друга.
        - Я могу взять его под арест… этих туннелей вполне достаточно, если они действительно ведут в его особняк.
        А они точно ведут, раз проложены под солидной частью Александрии. К тому же, поместье эльфа являлось самой неприкосновенной территорией, соперничая с Кайт Беем. Потому что было что скрывать…
        - А она здесь откуда?! - бывший крестоносец вышел из-за угла, увидев промелькнувшую знакомую рыжую шевелюру на другом конце коридора.
        В сопровождении десятка арабов.
        Катерина вместе с Джарахом и охраной наткнулась на солдат Жавера и орков лишь на полпути к поместью. Местные желали расплаты с лидером, который обрек их близких на рабство. Остальные искали своих родных, но чаще находили лишь смерть в туннелях.
        Женщина смотрела на все равнодушно, хоть и на душе становилось все тяжелее. Смотреть на бойню всегда тяжело. Особенно, когда страдают простые люди. Солдат не так жалко. Они знали, на что шли, и обычно готовы к смерти…
        Впереди в туннеле появились еще солдаты. Рыжеволосая отступила назад, позволяя неумелым, но весьма злым арабам разобраться с проблемой. Ее участие обычно заканчивалось перерезанием горла зазевавшегося врага или в метании ножей.
        - Откуда вам известна дорога? - поинтересовалась, наконец, Катерина, увидев, что спутники двигаются уж больно уверенно, ни разу не путаясь в этих коридорах.
        - Один из рабов смог сбежать, - коротко ответил Джарах. - У него потрясающая память - он запомнил все.
        Тут женщина услышала знакомый оклик и сделала шаг назад, посмотрев в туннель. Навстречу вышел Уильям с двуручным мечом наперевес. Только его не хватало… не сейчас…
        - Долго еще до поместья? - спросила рыжеволосая, посмотрев на лидера.
        - Еще немного дальше…
        Остальные тоже приготовили окровавленные мечи, готовясь разобраться с бывшим крестоносцем. Только вот у них даже с такой отвагой нет и шанса. Но у Джараха винтовка в руках, не стоит рисковать.
        Стоило взглянуть наверх, как на глаза попалась металлическая затворка, закрывающая туннель. Такие попадались, когда поместье становилось все ближе. Все-таки какую-то страховку эльф предусмотрел. Но рычаг рядом сломан, поэтому женщина подняла руку. С ладони скользнули струи льда, обхватывая закрывающую переборку. А следующая силовая волна разбила промерзшее дерево в щепки. Туннель закрылся.
        Но реакция арабов была ожидаемой. Именно поэтому женщина специально задала вопрос раньше.
        - Ведьма! - прошипел Джарах, вскидывая винтовку.
        И через мгновение упал с кинжалом во лбу. Скрестив руки, растопырив пальцы, рыжеволосая ударила врагов зелеными молниями.
        Да, она знала о своих способностях к запрещенной магии. Но вот то, что другие маги вполне могут чувствовать чужие способности, если не закрываться, это стало открытием. Борджиа ничего об этом не сказал. Не знал или… это мог быть запасной план на случай предательства. Без него предательницу быстро поймают другие маги и предадут суду ордена крестоносцев.
        К счастью, Катерине повезло.
        Пятеро врагов упали замертво. Магия смерти поразила внутренние органы. Заклинания специально изобретены, чтобы убить мгновенно, но сохранить тело более-менее целым. Тогда можно оживить труп сразу, а не собирать по кусочкам. Но вот как делать зомби, женщина не знала. Да и не слишком желала изучать.
        Двое арабов попытались в страхе убежать. Но огненный шар зажег обоих, как спички. Дураки… расплачиваются за глупость собственного лидера. Впрочем, их религия тоже не терпела магов, считая их еретиками, как и христиане. Только вот методы расправы обычно жестче.
        Так что внезапное открытие застигло местных врасплох. Как и появившиеся из земли длинные острые каменные шипы, пронзившие последних противников насквозь, стоило только топнуть ногой.
        Да, теперь она чувствовала. Поместье недалеко. Как и Жавер…
        Хэммет и Нердарион вышли со склада, наткнувшись на потиравшую сильный ушиб на руке Абель.
        - Что это с Салимом? - недовольно спросил Ян, пытающийся помочь сюету. - Что в него вселилось?
        - Разочарование, - коротко ответил профессор. - Там ничего нет, но машина еще работает. Где-то…
        Хотя, ощущения постепенно сходили на нет. Неужели слишком поздно?
        - Туда! - выскочил из-за угла чересчур активный Хо.
        Даже струхнувший на секунду Нердарион деловито поперхнулся и кивнул.
        Чем дальше они шли по полутемному коридору, тем явственнее шел трупный запах.
        - Черт, здесь нет земли, чтобы сделать нормальную маску, - пробурчала Абель, закрываясь широким рукавом.
        Сложно сказать, как действует это заклинание магов, но Михаил догадывался, что это бы им сильно помогло. Сам же профессор закрывал лицо платком.
        - Кажется, мы не туда идем… - выразил он сомнение.
        Но за следующим поворотом от отвратительного зрелища вырвало эльфийку. Хэммет же ел слишком давно, поэтому подавить позывы не составило труда…
        Множество трупов украшало большой зал, из которого вели как обычные проходы, так и железнодорожные туннели.
        - Последний след ведет сюда, - стараясь не обращать внимание на местный мавзолей, Хо встал напротив заваленного туннеля.
        - Значит, Жавер все вывез… - проговорил сквозь платок Михаил. - И убил всех рабочих.
        - Он все равно слишком богат, чтобы его можно было судить, - возразил Ян, внимательно разглядывая трупы, пытаясь найти хоть что-нибудь полезное, что может стать уликой.
        Но, похоже, любящий стерильность и порядок эльф никогда не сделает такую оплошность.
        - Я что нашла! - привлекла внимание остальных сюету Абель.
        На свободном от трупов участке стоял большой ящик с приоткрытой крышкой.
        - Подожди, давай я помогу, - попытался остановить ее двинувшийся навстречу мастер.
        Но девушка аккуратно сдвинула крышку в сторону…
        Громогласный взрыв сотряс своды зала…
        Профессор не сразу решился открыть глаза. А как открыл, то заметил, что лежит ничком на земле, а рядом мертвый орк с укором смотрит ему в глаза.
        Лицо Хэммета покрылось копотью, как и многострадальный пиджак. Магам же повезло больше. Ян покрыл собственное тело камнем, что имелся на полу. А Нердарион и Хо выставили целую стену, стремясь защитить профессора.
        - Абель! - стоило броне исчезнуть, крикнул сюету.
        От эльфийски ничего не осталось, как от тел рядом. Вместо этого там зияла пустая воронка в полу.
        - Это не похоже на динамит… - ничего лучше из того, что можно сказать, Михаил не придумал, пока поднимался на ноги.
        Адепты земли были по-настоящему подавлены. И даже их можно понять. Не каждый день молодую девушку вот так просто испепеляет.
        - Может, она жива, просто ушла под землю… - выдвинул последнюю безумную теорию Ян, но стоило коснуться края дымящейся воронки, как он сильно обжегся.
        Взрыв даже не оглушил никого, просто раздался громкий хлопот и все… может, машина Жавера производит новый тип оружия?..
        Тут раздались выстрелы в соседнем туннеле. И калибр показался Хэммету очень даже знакомым.
        - Это Уильям!
        Нердарион обернулся, но профессора уже и след простыл.
        - Стой! - рыкнул бывший крестоносец, прежде чем Катерина закрыла металлическую створку прямо перед его носом.
        За ней раздались крики, через небольшое пространство между полом и створкой были видны зеленые и огненные всполохи.
        - Ты не говорил, что твоя подруга - маг, - заметил наблюдательный Майнкрофт, после чего постучал по железке. - Здесь нам не пройти…
        - То, что она маг - ее проблемы. Не мои, - фыркнул в ответ Уильям. - Пошли, найдем другую дорогу.
        - Нет, теперь это наши проблемы. Она тебе не рада, в сопровождение местных, которые очень не любят европейцев. Можешь это объяснить?
        Похоже, от ответа не уйти. Солдат даже придумал правдоподобную версию происходящего, как впереди в туннеле показались орки.
        Капитан тут же что-то сказал на их наречии, но вместо сотрудничество фиолетовые открыли огонь из винтовок.
        Англичане прильнули к бокам туннеля. Стрелки из противников оказались еще те. Одна из пуль лишь чиркнула по плечу бывшего крестоносца, раздирая ткань синего мундира. В то время как ответная стрельба каждую снимала по одному-двоих орков.
        Учитывая достаточно большое расстояние, Майнкрофт стрелял из револьвера, опираясь стволом о выставленную руку, в то время как Уильям просто поливал отряд, успевая лишь передергивать затвор.
        Но патроны кончились с обеих сторон, а на перезарядку нет времени. Достав мечи и булавы, орки кинулись на бывших крестоносцев.
        - Как в старые времена… - усмехнулся капитан, доставая короткую офицерскую саблю, пропуская вперед друга с двуручным мечом.
        Простой план сработал как надо. Солдат начал прорубаться вперед сквозь врагов, в то время как напарник втягивал в бой оставшихся позади фиолетовых, расправляясь с дилетантами одним или двумя замахами.
        Уильям не подпускал никого мощными и быстрыми замахами, в то время как ни один противник не мог дотянуться даже острием клинка до его тела.
        Наконец, одному из последних оставшихся орков это надоело. Он выхватил два трофейных револьвера из-за пояса.
        Бывший крестоносец не придумал ничего лучше, чем пригнуться, выставив вперед меч. Капитан тоже заметил опасность, но первая пуля как раз угодила в ногу, перебив коленную чашечку. Остальные либо ушли в молоко, либо рикошетили от лезвия меча Уильяма. Как только музыка закончилась, фиолетовый оказался разрублен пополам в районе таза.
        - Тварь, а! - выругался Майнкрофт, матерясь на разных языках.
        Он быстро достал ремень и сделал жгут, чтобы не потерять кровь. Бывший крестоносец подошел и оттащил капитана к ближайшей к стене.
        - Да, глупая была идея… - признал Уильям. - Не стоило сюда идти…
        - Перестань… - терпя боль, его друг даже улыбнулся. - Ты ведь не испытываешь мук совести.
        Это было чистой правдой. В своих решениях солдат сомневался крайне редко.
        - Дай сюда мой револьвер и иди. Дальше сам.
        - Уверен?
        - Конечно, нет! Лучше вали, пока я не передумал.
        Сделав, как тот просил, Уильям направился к выходу из злосчастного туннеля, столкнувшись с профессором.
        - А вы тут какими судьбами?
        - Вас ищу, - ответил тот, заглянув за плечо путешественника, увидев раненого капитана. - И Катерину.
        - Я ее тоже ищу, пойдемте…
        Они двинулись вперед по параллельному туннелю, который по счастливому стечению обстоятельств оказался не перекрыт затворкой.
        - Она нас кинула, начала свою игру, - по дороге коротко объяснил Уильям.
        - У нее есть на это право, - напоминая о церкви Борджиа, заметил Хэммет. - И вы тоже, судя по всему, начали….
        - Не было времени искать вас. Мы пытались пресечь бунт.
        - Это было бесполезно… Жавер всех нас переиграл.
        Катерина двигалась тенью по полутемным туннелям, внимая каждому шороху. Но ни одной души вплоть до поместья не было. Даже в подвале, куда вел туннель.
        Аккуратно пройдя вдоль полок с вином, рыжеволосая услышала женский крик наверху и стремглав помчалась наверх.
        Жавер стоял в собственной гостиной с окровавленным ножом в руке перед трупом горничной, которая оказалась орчихой. У нее оказалось перерезано горло.
        Эльф попытался поправить съехавшие на бок очки свободной рукой, но вместо этого испачкал линзу. Белый костюм также испортился после запланированного убийства.
        Никакой охраны, вообще ни души вокруг кроме Жана не было. Тьма уже спустилась на Александрией, и в лунном свете его фигура выглядела наиболее мрачно.
        Но больно уж самонадеянно это все. Катерина не сдержала улыбки, пока бесшумно вытаскивала кинжалы, стоя во тьме. Она боялась сильно повредить врага магией, поэтому решила не рисковать.
        Ножи полетели точно в цель. И должны были вонзиться в плечо и бедро эльфа. Однако тот ловко отбил оба и швырнул окровавленное лезвие в ответ. Женщина не успела увернуться.
        Резкая боль пронзила правую нижнюю часть живота. Ноги подкосились, а ни о каких заклинания не могло быть и речи. Просто невозможно концентрироваться…
        Жан начал медленно приближаться, стремясь закончить начатое. Тут рыжеволосая внимательнее посмотрела в его лица. Да, она видела это лицо раньше!
        Кажется, Жавер тоже заметил что-то знакомое, но не придал значения, вместо этого пнув лакированным ботинком ее в лицо, разбив нос до крови, заставляя упасть.
        Впрочем, завершить быструю расправу не позволили послышавшиеся шаги. Несколько мгновений, и след эльфа пропал. Разве что небольшой отпечаток ботинка вел за дверь.
        Салим, стремглав вбежавший в гостиницу с ружьем наперевес, споткнулся о руку раненой Катерины, отчего через секунду распластался на полу, выронив двустволку.
        Труп Розы вызвал новый порыв ярости. Даже толком его не осмотрев, орк вскочил на ноги и выбил деревянную парадную дверь, открыв огонь во тьму двора поместья. Но вокруг все равно никого не было. Лишь полыхали вокруг дома и раздавались то и дело редкие выстрелы. Сама же резня уже стихла…
        Хэммет и Уильям успели лишь в самый последний момент. Профессор остановился первым, заметив потерявшую от ранения сознание Катерину. Бывший крестоносец лишь слегка врезался в него, но успел вовремя затормозить.
        - Какого черта здесь произошло? - он на всякий случай начал перезаряжать винтовку, недоверчиво косясь в сторону наемника.
        - Какая разница? - возразил Михаил. - Она ранена.
        - Поделом…
        - Уильям!
        - Ладно, ладно. Здесь вообще есть свет?!
        Ставший безразличным ко всем Салим зажег спичками, что достал из кармана брюк, подсвечник, стоявший на ближайшем столике. После чего опустился на колени перед мертвой горничной, закрывая ее глаза ладонью.
        Но Хэммета в этот момент волновали лишь те, кого еще можно спасти. Вот только как оказать помощь человеку с такой раной?
        - Нам нечем перевязать. Нужно найти хоть какие-то медикаменты в доме… - бывший крестоносец направился вглубь гостиной, как сюда прибыли маги.
        Нердарион тут же попросил Михаила отойти и принялся за лечение, ловко вытащив кинжал. Адепты земли могли лечить раненых, даже если пригодной земли для этого было маловато. Ибо даже силы природы пусть и немного, но были им подвластны.
        Профессор отвернулся, когда пальцы мастера слегка проникли в колотую рану. Теперь понятно, как выглядело лечение его жуткого ранения тогда во время Семнадцатого нашествия.
        Хо и помрачневший Ян, в свою очередь, вышли из дома проверить обстановку.
        - Нам нужно уходить, - занимаясь делом, параллельно сказал Нердарион.
        - Согласен, но без Майнкрофта я не уйду, - возразил Уильям.
        - Его подберут англичане. Они уже зачищают туннели. Едва нас не заметили. Так что он в безопасности. Поэтому нам лучше уйти. Иначе придется каждому объяснять, как нас занесло на огромное кладбище…
        - Кладбище? - не понял бывший крестоносец, но ему никто не ответил.
        Слишком уж была здравая идея, чтобы размениваться на лишние объяснения.
        Египет. Александрия. 4 неделя декабря. 2 день. 1885 год.
        Отступать маги предпочитали не в свое убежище, а для верности вообще из Александрии. Поэтому пришлось двигаться в порт через патрулируемые англичанами районы. Бунт закончился, осталось лишь наблюдать за последствиями.
        К тому же объявили комендантский час. Всех случайных прохожих ловили и проверяли. Если находили оружие, то чаще всего сразу расстреливали. Хотя европейцев просто отводили в тюрьму, опасаясь скандалов. Местному коменданту и так придется несладко, раз дошло не просто до кровопролития, а настоящей бойни.
        Нердарион и Хо, кажется, начали оправляться от потери Абель, в то время как Ян до сих пор был мрачен.
        - Мне жаль ее, милая была девушка, - признался Салим, услышав неприятную новость.
        Орк тащил перекинутую через плечо раненую Катерину, которая все еще была без сознания. Мастер смог остановить кровотечение, но на серьезное лечение времени нет.
        Как и похоронить Розу. Впрочем, наемник был уверен, что именно она его предала, поэтому не слишком-то переживал по поводу смерти гувернантки.
        Уильям же отреагировал на все новости молча, будто это его совершенно не касалось. Профессор, в свою очередь, высказал соболезнования за обоих, хотя в душе продолжало бушевать разочарование от неудавшейся затеи.
        Им троим предстоит неприятный разговор. Подобная самодеятельность могла стоить каждому из них жизни. Хорошо еще, что все обошлось…
        К кораблю удалось дойти только рано утром. Все из-за патрулей. Иногда приходилось отсиживаться в опустевших домах, иногда отбивать нападения сошедших с ума от крови местных. Впрочем, стоило лишь пригрозить оружием или магией, как они разбегались.
        В порту было тихо. Здесь можно было вздохнуть свободнее, ибо эту зону полностью контролировали англичане. Даже с комендантским часом здесь было не так строго.
        Конечно, один из капитанов подумал предъявить претензии Салиму, однако одно лишь присутствие адептов земли быстро отбило подобное желание.
        Корабль магов был небольшой, но юркий и маневренный. Никаких паровых двигателей, исключительно паруса. Многие магические организации бойкотировали технологии. Особо радикальные же личности вели бесплотную войну против прогресса.
        - Что насчет мага воздуха? - поинтересовался по дороге Хэммет.
        - Там только матросы, - ответил Нердарион. - Мы привыкли справляться своими силами. К тому же, пока нам некуда торопиться. Вернемся сюда, когда все уляжется. Жавер нескоро осуществит свои злостные планы, ему сильно помешали…
        Вот только кто. Уильям по дороге обмолвился, что оружие арабам и оркам прислал какой-то англичанин. Ноттингемский, как подозреваемый отпадает. Он личность известная в этом городе.
        Остаются Белл и принц Артур. У обоих была такая возможность. Но вот с какой целью все это? Подгадить эльфу? Вполне жизнеспособно. Или сам Жавер мог заметить следы во время восстания? Да, найдут туннели, и что? Максимум, что ему предъявят, так это за незаконные подземные работы. А трупы похищенных? Это все сделали местные. Так что Жана нельзя снимать с подозрения.
        К тому же, надо будет подробнее расспросить о произошедшем Катерину…
        - Смотрите, это корабль тевтонского ордена, - заметил Уильям, указывая в сторону громадного дредноута, который словно участвовал в блокаде порта.
        Впрочем, для их маленького корабля это не страшно, выберутся.
        - Ваши вещи заблаговременно перенесли на корабль, - сообщил мастер Хо, когда все взошли на борт.
        Очевидно маги предполагали такой расклад вещей.
        - Благодарю, - кивнул Хэммет.
        - Да, вот еще кое-что, - вдруг вспомнил китаец, вытаскивая из кармана робы письмо. - Это прислали вам прямо перед всей это суматохой.
        Профессор благодарно принял письмо, вновь кивнув, на что собеседник поклонился.
        Казалось, они были уже готовы отчаливать, но дредноут крестоносцев двинулся дальше, продолжая перекрывать путь.
        - Похоже, придется с ними договариваться, - почесал лысую голову Салим, будто уже прикидывая размеры взятки.
        Очевидно, что он не хотел попасть в тюрьму, как пособник преступлений Жавера. Да и вообще бывший наниматель может сделать из него козла отпущения. Хотя, Уильяму точно не нравилось присутствие наемника на корабле. Но маги точно не позволят прогнать орка.
        - Нет, - возразил бывший крестоносец, скептически осматривая корабль, подметив заодно практически полное отсутствие кораблей в порту. - Боюсь, это за нами.
        Пока они готовились к отплытию, вокруг стало окончательно тихо. Будто сама судьба давала им шанс поскорее покинуть корабль и скрыться.
        Или наоборот насмехалась, потому что именно в этот момент на улицах строились новые баррикады и блокпосты, а крыши аккуратно занимали люди с винтовками. И в броне крестоносцев.
        Пока, наконец, громко марширующий большой отряд не прошел по причалу. Матросы заблаговременно убрали трап, поэтому вперед вышел крестоносец высокого чина. Аккуратно выглянув из-за борта, профессор узнал его. Полковник Сандерс. Тот самый, что отдал под трибунал Уильяма сразу после Шербура.
        - Потяните время, - громким шепотом попросил Хо, скрываясь в от глаз людей ордена.
        Ибо те, увидев магические пассы руками, сразу бы открыли огонь.
        Поэтому к краю подошли Уильям, Хэммет и Нердарион, в то время как Ян помогал четырем матросам и капитану. А Салим отнес бессознательную Катерину в каюту.
        - Мы чем-то можем вам помочь, полковник? - стараясь казаться смелее, чем было на самом деле, с вызовом спросил Михаил.
        Шесть патронов так и оставались в барабане револьвера нетронутыми. Но даже если удастся убить Сандерса, что весьма сложно, ибо кроме брони он носил крепкий шлем, то остальные крестоносцы не разбегутся. Дредноут просто откроет огонь из пушек и разнесет их в щепки.
        Остается надеяться, что у Хо есть план…
        - И вы здесь, - процедил Сандерс, отведя на секунду взгляд, а после громогласно объявил. - Именем главнокомандующего орденом крестоносцев сэра Джеймса Ноттингемского я, полковник Сандерс, главнокомандующий Тевтонским орденом беру под стражу этот корабль и каждого, кто находится на борту. Опустите трап и выходите на сушу.
        - Что будет, если мы откажемся? - продолжил заговаривать в зубы профессор.
        - За неповиновение приказу вы будете уничтожены…
        Вот на любви к протокольным речам можно и сыграть.
        - Прошу прощения, но какие нам предъявлены обвинения?
        Полковник тяжело вздохнул. Определенно, выполнять все правила ордена ему не хотелось. Но просто так открыть стрельбу в достаточно людном месте, когда смотрят простые английские солдаты, которые не слишком-то любят крестоносцев - себе дороже. Да и сам сэр Джеймс вряд ли одобрит подобное. Вот будь он здесь, отдавая приказ «стрелять на поражение», вот тогда другое дело.
        Но объяснять все равно не хотелось, поэтому Сандерс просто махнул рукой. Вперед вышел капитан, который до этого прятал лицо под шлемом. Это оказался Майнкрофт.
        - Какого черта?! - Уильям приблизился к борту, ударив по нему с силой кулаком.
        Капитан английской армии за одну ночь превратился в капитана ордена. И, кажется ясно, каким образом. Единственное, что выдавало в нем прошлого Майнкрофта, так это рука на повязке из-за раненого плеча.
        - Вам предъявлено обвинение в разжигании межнациональной розни, подстрекательстве к бунту, что привело к гибели как среди гражданских, так и среди солдат ее величества Королевы.
        - Это ложь! - продолжал не сдерживаться бывший крестоносец.
        - Молчи, заклейменный, - лишь с презрением бросил старый друг.
        Хэммет начал понимать, что за этим стоит. Полковник не слишком горит желанием выполнять приступный приказ. Единственный свидетель геноцида - это Майнкрофт. Больше никаких доказательств, только косвенные улики. Но этого ордену вполне достаточно. Если сдадутся, то справедливого суда ждать не стоит.
        Ибо среди магов, заклейменного, бывшей преступницы и наемника Михаил имел наиболее презентабельную репутацию в глазах крестоносцев. Что, впрочем, не помешает затащить его под одну гребенку с остальными.
        - Этот приказ отдал лично сэр Джеймс? Я лично знаком с ним, боюсь, это какая-то ошибка.
        - Перестаньте играть в невинность, - не выдержал полковник. - Вас подозревают как в связях с некромантами, так и с демонами… так что перестаньте поясничать.
        От этого абсурда у профессора вырвался смешок.
        Тут он заметил вдалеке, как из-за угла одного из домов вышел человек в дешевом костюме и широкой шляпе. Он был совсем не к месту среди военных, только вот самим крестоносцам было на него либо все равно, либо они его старательно не замечали…
        Но о мистике можно поразмыслить попозже. Сейчас есть проблемы посерьезнее.
        - Вы совершаете ошибку, полковник, - вмешался Нердарион, в то время как Уильям продолжал злобно смотреть на ухмыляющегося Майнкрофта. - Наша магическая школа не простит вам такого вероломства. Никто не простит.
        - Мне это надоело, - махнул рукой в железной перчатке Сандерс. - Подстрелите их и проберитесь на борт…
        Все трое скрылись с глаз стрелков. Но тут поднялся сильный ветер. И только через секунду стало ясно, что это не ветер, а множество песчинок, казалось, со всего города, решились собраться вместе и атаковать порт.
        Полковник обернулся и увидел настоящую песчаную бурю, которая тут же накрыла все вокруг непроницаемой пеленой. Даже если солдаты успели выстрелить, то с трудом попадали даже по кораблю из-за нулевой видимости. Тем, кто находился ниже, было также трудно, как и крестоносцам на крышах. Некоторых из них даже скинуло вниз.
        - Ян! Ян! - кричал где-то Нердарион. - Нужно поддержать Хо! Концентрируйся!
        Он с сюету усиливал шторм. Грянули пушки, но, кажется, попали в причал. Очевидно, думали, что до этого не дойдет, что достаточно лишь демонстрации угрозы, поэтому только сейчас пробовали наводить.
        - Держитесь! - предупредил слабым криком китаец.
        Хэммет схватился за ближайший канат, а Уильям вцепился крепко в проем. Корабль подняло в воздух и понесло в неизвестном направлении. Их крутило и трясло, создавая натуральный вызов для вестибулярного аппарата.
        Трудно сказать, сколько судно парило в небесах, прежде чем плюхнулось в воду, едва при этом не развалившись. Еще даже не придя толком в себя, Матросы кинулись раскрывать спущенные паруса.
        Город остался где-то в километре позади. Но нужно было торопиться. Для английских громадин и дредноута ордена это отнюдь не расстояние…
        Глава 4
        Средиземное море. 1 неделя декабря. 5 день. 1885 год.
        Небольшому беглому кораблю повезло с хорошим попутным ветром, обеспечив солидную фору. Но ситуация все равно не радовала.
        У преследователей огромные паруса и маги ветра. Стоит начаться штилю, как их быстро догонят. Адепты земли остались без магии - разве что удастся достать немного песка со дна океана. В водной же среде они бесполезны.
        Мастер Хо уже который день лежал без сознания, потратив все силы на песчаную бурю. Катерина тоже чувствовала себя не лучшим образом. Нердарион прилагал все усилия, но она успела потерять много крови. К тому же в рану как-то успела попасть инфекция… начался бред и жар.
        Ян после смерти Абель был сам не свой. Все чаще ходил пьяный, в то время как Уильям, наоборот, оставался трезв, как стеклышко. Но по настроению оба сходились.
        Бывший крестоносец не мог поверить, что орден объявил их вне закона ни за что, да к тому же ближайший друг и соратник просто вот так взял и предал за новое звание.
        А вот Салим просто замкнулся в себе, все время о чем-то размышляя.
        На судне царило настоящее уныние. Матросы, старший помощник и капитан прекрасно понимали, что их казнят вместе с остальными, выдвинув обвинение в пособничестве. Это значит, что к семьям теперь не вернуться. Да и вообще придется всю оставшуюся жизнь прятаться от самой могущественной организации в мире.
        В этой атмосфере профессор предпочитал одиночество, лишь изредка прогуливаясь по кораблю. Его разум был занят решением большой головоломки, которая становилась все сложнее и сложнее.
        Маленькое расследование, бывшее простым любопытством, превратилось в настоящую внутреннюю дискуссию с применением всей возможной дедукции.
        Но ни к чему прийти не удалось. Михаил вновь и вновь перечитывал заметки, которые делал в свободное время в небольшой книжке, в которую заодно начал прятать драгоценную для всех пластинку.
        В дверь каюты постучали. Хэммет снял пенсне и, положив на стол, поднялся с кровати, чтобы открыть дверь.
        Нердарион, сделав приветственный кивок, переступил порог и буквально плюхнулся на стол, даже не подобрав толком полы желтой робы, отчего приобрел достаточно комичный вид.
        - У вас есть вино?
        Его руки сильно дрожали. Очередной сеанс лечения для Катерины давал о себе знать.
        - Кажется, осталось немного на донышке, - профессор угостил гостя, после чего вернулся на кровать. - Как она?
        После паузы, отложив деревянную кружку, маг вздохнул:
        - Пока также. Это Африка, к тому же грязный город. Будет непросто вылечить ее…
        - Может, Ян поможет?
        - Ян не разбирается в медицине, - покачал головой собеседник. - Его магия способна лишь разрушать… вот Абель могла помочь…
        Хэммет промолчал. Бездарная смерть эльфийки сильно отразилась на мастере.
        - Главное, что нас пока не догнали, - сменил тему профессор.
        - Это пока, - усмехнулся адепт земли. - Нам остается только затеряться далеко в океане. Но мы не готовы к такому длительному плаванию…
        - Думаю, первое время можно протянуть рыбалкой. А потом дать крен и приплыть к берегам какой-нибудь африканской страны, - предложил Михаил.
        Но Нердарион покачал головой, стерев испарину со лба:
        - Они только этого ждут. Если мы хотим остаться в живых, нужно плыть дальше, в Южную Америку. Подальше от юрисдикции ордена.
        Вариант не самый худший. Далеко не все страны подчинялись доктрине крестоносцев. В некоторых странах даже встречалось усиленное противодействие. Главное, не приплыть к востоку США или Канаде.
        - У всей этой ситуации есть один плюс… - после долгой паузы сказал профессор.
        - Какая же?
        - Я все думал, как объяснить в Оксфорде свое многомесячное отсутствие… теперь, раз я вне закона, вопрос с увольнением тоже решен быстро. Правда, никакого выходного пособия…
        Адепт земли оценил иронию, посмеявшись:
        - Уверен, что тамошние педанты будут в шоке, узнав, что взяли на работу одного из самых опасных преступников.
        Даже говорить не стоило. Кого объявляет в розыск орден, тот приравнивается к демонам. А, значит, заслужить амнистию практически невозможно.
        - Профессора Гамильтона хватит второй инфаркт, не иначе, - поддакнул Хэммет. - А что насчет вас? Что вы будете делать?
        К магам у крестоносцев всегда было предвзятое отношение. Судить их будут еще строже, чем остальных. Ибо орден справедливо опасается той силы, которая таится в каждом ученике китайских магических школ. Мир нахлебался горя во время восстаний магов не меньше, чем во время крестовых походов.
        - Мои учителя, друзья и знакомые не поверят в те обвинения, которые выдвинет сэр Джеймс, - вздохнул Нердарион. - Но высший совет Четырех Стихий будет вынужден объявить нас изгнанниками, пока не выяснятся все обстоятельства.
        Совет был организован по просьбе европейских государств и под давлением главнокомандующего орденом еще в восемнадцатом веке. Это положило конец разрушительным войнам различных школ в Китае, но одновременно связало руки каждому магу, заставляя заполнять сотни документов. К тому же у европейцев появилась возможность давить на школы, как им вздумается. Потому что сместить членов совета и поставить более послушных пешек труда не составляет. Хотя, встречались крайне одаренные дипломаты, способные маневрировать даже в таких адских условиях. В результате чего некоторые войны заканчивались мирными договорами, не переходя в затяжную фазу. Так завершилась Крымская война. И русско-турецкая в семьдесят восьмом году.
        - Значит, будете прятаться на землях Нового света? - предположил профессор.
        - Ну, по крайней мере, мы будем не единственными, кто будет там прятаться. А в лучшем случае удастся хорошо устроиться при дворе какого-нибудь правителя.
        В девятнадцатом веке произошел настоящий революционный бум. Многие страны Латинской Америки одна за другой заявляли о собственной независимости от колонизаторов из Европы. И, как часто этого требовала ситуация, отстаивали ее с помощью кровопролития. Юрисдикция ордена в большинстве новообразованных государств не действует. Поэтому опальные маги чувствую себя там комфортно. Правда, не всегда любят приехавших конкурентов…
        В дверь каюты вновь постучали. Это оказался Уильям:
        - Капитан хочет поговорить с вами, - сказал он магу.
        - Хорошо…
        Профессор отправился следом, чтобы узнать, в чем дело. В каюте капитан в простой, не слишком морской одежде на вид, сидел за столом, на которой лежали карта и секстант.
        - Вы уже определились, в каком порту мы высадимся? - неприязнь хозяина судна была объяснима, но, похоже, дальше будет только хуже. - Поплывем на юг Африки?
        - Боюсь, что в Африке нас схватят и очень быстро, - возразил адепт земли. - Наша единственная надежда - Южная Америка.
        - Вы с ума сошли?! - напрягся капитан. - Это судно может и пригодно для океанов, но экипаж привык плавать только в морях. Мы не осилим такое длинное путешествие!
        В разговор вмешался профессор:
        - Какой у нас есть выбор? За нами гонятся. И наверняка думают, что мы поплывем вдоль берегов Африки. Нас будут ждать!
        - Да нас могут вообще поймать в Гибралтарском проливе! - не унимался моряк, показывая пальцем на небольшой путь между Испанией и Африкой - Вы больны! Все!
        - Полегче! - осадил его стоящий у двери Уильям.
        - Даже если мы выберемся, нам не хватит пищи и воды для столь долгого плавания!
        - Будем ловить рыбу. А насчет воды тоже можно что-нибудь придумать… Например, поторговать с судами по дороге. У нас ведь есть чем? - спросил Хэммет у Нердариона, на что тот кивнул.
        - О да, и тем самым будем выдавать свое местоположение! Или еще лучше - они сразу поймут, с кем имеют дело и заломят такую цену за одну маленькую бочку!..
        - Вы все еще можете уйти с командой на шлюпке, - пожал плечами маг. - Ян кое-что понимает в мореходстве, мы не пропадем.
        - Ну, конечно… - капитан потянулся к стакану воды, но быстро передумал, видимо, подсознательно уже соглашаясь с доводами. - А что делать с вашими ранеными? Мы не можем транжирить на них воду. Лучше выкинуть за борт, и дело с концом…
        - Исключено! - хором сказали Михаил и Нердарион.
        А вот Уильям промолчал, кажется, проникаясь доводами моряка. Но спорить с остальными не собирался.
        Капитан лишь усмехнулся, падая на стул:
        - Как скажите. Но я не смогу остановить своих людей, когда дело дойдет до точки, когда им придется выбирать - спасти собственные жизни или тех, кто, возможно уже не выкарабкается…
        Рассудительный и спокойный маг не выдержал и сделал шаг вперед, но профессор быстро положил руку ему на плечо, пытаясь успокоить. Сейчас не до ссор. Моряк не желал им зла, несмотря на ситуацию. Просто просчитывал ситуацию.
        - Мы все равно рискнем, - решил Хэммет. - У нас есть шансы выбраться отсюда живыми. Всем.
        После этой фразы он покинул каюту. Морской ветер развевал неухоженные волосы. Но, казалось, кислороду не хватало. Слишком тяжелая ситуация…
        Михаил потянулся за сигарами, но случайно залез в другой карман пиджака. Там оказалось письмо от Сары Кейси.
        - Надо же… - прошептал он, удивляясь тому, как совсем забыл про это.
        Чернила слегка расползлись. Издержки доставки, видимо. Но печатка на конверте была цела… впрочем, мало ли?
        В море полетел конверт, а глаза быстро скакали по строчкам, написанным аккуратным подчерком. Но тут профессор напрягся, а как только рука легла на плечо, резко обернулся.
        Это оказался Уильям, а чуть поодаль, оперевшись на борт, стоял Салим.
        - Что-то интересное?
        - Нет, - достаточно резко ответил мужчина и, резко смяв письмо, выкинул его за борт.
        - Да ладно вам, - усмехнулся бывший крестоносец. - У всех есть свои секреты, я понимаю. Но не стоит так реагировать.
        - Не стоит так подкрадываться!
        После чего Хэммет опять облокотился на борт и вздохнул, слегка потирая занывший бок. До сих пор ранение давало о себе знать.
        - Простите. Тяжелая неделя…
        - Это уж точно, - подключился к разговору орк. - Я слышал ваш разговор с капитаном.
        - И? - в голосе Михаила прозвучала нотка безразличия.
        Вряд ли эти двое пришли высказаться в поддержку их с Нердарионом позиции.
        - Отчасти капитан прав. Нам будет сложно в этом путешествии, - Салим не дал высказаться Уильям, который наверняка бы высказал все гораздо грубее. - Я не предлагаю выбросить Хо и Катерину за борт. Просто подойдем ближе к земле, есть несколько портов на пути. После чего спустим их на шлюпке…
        Хэммет усмехнулся. Вот уж нашлись те, кто печется об общем благе. Наемник, у которого нравственные взгляды гораздо ниже. И разжалованный крестоносец, не питающий любви как к женщине, так и к магу-китайцу. Впрочем, в обратной ситуации Катерина тоже бы высказалась о «депортации неугодных» с корабля.
        - А дальше? - профессор повернулся к соратникам. - Что дальше? А если лодку унесет течением? Если не один корабль не подплывет? Если их тут же поймают? Вы, Уильям, точно знаете, что делают крестоносцы…
        - Не приплетайте орден! - резко осадил его собеседник, сделав шаг вперед. - У них будет справедливый суд, если такое случится!
        Тут даже орк не выдержал и прыснул в кулак.
        - Что, есть сомнения?! - резко обернулся Уильям.
        - Да, нет, сомнений нет, - миролюбиво улыбнулся Салим. - Только есть одна проблема. Мы были там. Все. Где была резня. Вы сами обмолвились, что вырезали достаточно бунтовщиков. На нас всех заочно повесят всю кровь, что пролилась в Александрии. И будут правы.
        - Но… - бывший крестоносец не сразу нашелся, что ответить, - все равно вина лежит на Жане. До него тоже доберутся.
        - Жан откупится. Думаете, его первый раз обвиняют в подобном? Конечно, такого масштаба событий не было. Но у него есть деньги, связи. Даже в ордене. Если, конечно, звонкая монета не поможет, то ему есть что предложить вашей организации. Откупится, я более чем уверен…
        Больше аргументов у Уильяма не было. Сдавленно зарычав от бессилия, он отправился в трюм. Видимо, попробовать все-таки выпросить бутылку-другую у квартирмейстера. Правда, тот не лыком шит и просто так транжирить запасы не даст.
        - В любом случае, подумайте над моим предложением, - настоятельно порекомендовал Салим, также удаляясь.
        Но Хэммет не ответил ни взглядом, ни словом. Лишь проверил, не зацепилось ли письмо за бок корабля…
        Средиземное море. 1 неделя декабря. 7 день. 1885 год.
        Последующие дни плавания прошли спокойно, но в таком же депрессивном настроении. Дабы облегчить настроения, даже профессор предлагал помощь матросам. Хотя, не слишком в этом преуспевал. Часто засыпал в ночных дозорах, не умел плести канаты. Пришлось остановиться том, чтобы драить палубу.
        Гибралтарский пролив приближался. И чем меньше оставалось, тем мрачнее становились лица. Через этот маленький по меркам моря «тоннель» проскочить будет не так просто. Некоторые сетовали на то, что надо плыть через Красное море. Вот только в Индийском океане шанс наткнуться на британские фрегаты еще больше, чем здесь - на испанские.
        - У вас хотя бы есть план? - спросил как-то капитан.
        - Попробуем скрыться в Африке. Это единственное, что останется, - пожал плечами Нердарион.
        Раствориться на севере материка сложно. Много европейских колоний. Но, возможно, им повезет, если удастся прорваться вглубь. А там… а там по ситуации. Но прорываться с прикованными к постели спутниками будет сложно. Мастер скорее сам останется, чем бросит Хо.
        На небо спустилась ночь. Облаков практически не было, на небе сияли яркие звезды и луна.
        Если рядом будут появятся корабли, то заметить их будет несложно. Главное, вовремя совершить маневр. Поэтому все стояли на верхней палубе в полном вооружении. Готовые к бою, который может и не состояться. В первую очередь по тому, что залп фрегата разорвет корабль на части. Но какой оставался выбор?
        - Странно… - капитан стоял у руля, крепко вцепившись в ручки.
        - Что такое? - настороженно спросил Уильям.
        - Обычно здесь всегда был патруль. И не один…
        - Капитан! - крикнул один из матросов. - Там остатки фрегата!
        Все прильнули борту. Действительно, не так далеко торчал нос тонущего фрегата. И множество обломков. Кое-где, если постараться, можно разглядеть тела. По крайней мере, с помощью подзорной трубы капитану это удалось.
        - Испанский флот… как минимум час назад его атаковали. Вот только кто?
        Как к этому относиться никто не знал. Неужели европейские державы успели объявить друг другу войну?
        Напряжение нарастало. Впереди появились всполохи пламени. Но еще раньше стали видны столбы дыма.
        - Нужно разворачиваться, там идет война, - покачал головой моряк.
        - Это наш шанс проскочить, - возразил профессор.
        - Вы совсем умом тронулись? - фыркнул Уильям - Вы хоть знаете, что такое морское сражение? Не факт, что нас не примут за врага, что нам удастся славировать между обломками и при этом не загореться…
        - Но ведь канонады не слышно.
        Все посмотрели на Яна, который впервые за долгое время сказал больше, чем одно слово. И правда, ни звуков канонады, ни выстрелов. Ничего, гробовая тишина.
        Спор ничем не закончился. Решили двинуться на свой страх и риск. Правда, капитан пообещал, что тут же повернет, корабль, если что-то пойдет не так.
        Но тут возражать никто не собирался.
        Михаил сжал рукой револьвер в кармане потрепанного пиджака. Впереди развернулось целое кладбище погибших кораблей. Огромная армада, одна или две, понять сложно, медленно, но верно догорала, символизируя собой врата в ад. Флаги на мачтах сгорели, поэтому принадлежность корабль определить сложно даже через подзорную трубу. Половина еще была на плаву, остальные тонули. А некоторые, наверняка уже на дне. Но чем ближе, тем жутче становилось. Не было ни криков о помощи выживших. Раненые не барахтались в воде. Были только трупы, в большинстве своем обгоревшие.
        Уильям подошел поближе к носу корабля. Однако вскоре вернулся на верхнюю палубу.
        - Там корабль ордена, а еще некоторые трупы одеты в нашу броню.
        Эти трупы плавали на деревянных обломках, большинство других наверняка металл, хоть и крайне легкий, но все же утянул под воду.
        Пара матросов не выдержали такого зрелища. Скудный ужин оказался за бортом. Профессор чувствовал себя не лучше, но внешне лишь побледнел. Пугали масштабы катастрофы.
        Да, во время Семнадцатого нашествия погибло много людей, но такую бойню видеть еще не приходилось. Даже Шербур казался небольшим инцидентом. А восстание в Александрии… нет, это где-то на уровне восстания в Александрии.
        - Я не могу понять… - капитан ходил туда-сюда, разглядывая корабли.
        У него единственного из всей команды имелся военный опыт в голландском флоте, хоть по происхождению он швейцарец.
        - Я не вижу вражеских кораблей… будто воевали они лишь с орденом… но я насчитал два корабля… против всей армады им было не устоять…
        Тут даже Уильям спорить не стал, хотя обычно отстаивал силу крестоносцев в любом вопросе.
        - Меня волнует больше другое, - Нердарион отошел от борта. - В каком морском сражении не остается раненых? Все вокруг мертвы…
        - Их могли добить, - предположил Ян.
        - Каждого из них? - Салим держал в руках двустволку наготове. - Такое статистически невозможно. Но уйти на уцелевших кораблях никто не мог, мы бы заметили…
        Разве что по другую сторону новообразовавшегося кладбища.
        - Да и всех подобрать бы тоже не смогли…
        - Там кто-то есть! - крикнул стоявший на носу бывший крестоносец.
        Остальные подошли поближе. Действительно, кто-то на более-менее целом судне махал остатком мачты с испанским флагом. Получалось, разумеется, не слишком хорошо, зато заметно.
        Пару раз корабль беглецов ударялся бортами о другие, но благодаря маневренности вполне удавалось проскакивать.
        - Может, не будем его подбирать? - из соображений экономии предложил капитан.
        - Это наш единственный шанс выяснить, что произошло, - отрезал Хэммет.
        - А не все ли равно? Главное, что нам удастся проскочить. А что здесь прошло… лучше никому не знать.
        Но никто доводы моряка не слушал.
        Вопреки ожиданиям, выжившим оказался ни испанским гвардейцем, но крестоносцем. Это оказалась женщина в покрытом копотью платье. На лице краснели ожоги, которые тут же кинулся лечить Нердарион, когда даму удалось снять с корабля.
        - Спасибо… спасибо… - продолжала причитать спасенная.
        - Что вы так на нее смотрите? - спросил Уильям у профессора, пока они стояли поодаль. - Знакомая?
        Корабль двинулся дальше и вскоре покинул неприятное место. Преследующей армаде же придется потратить время на расчистку, чтобы большие корабли смогли пройти. Или придется поворачивать и делать небольшой крюк, что тоже задержка. Кто бы не оберегал их маленькое судно, беглецы были благодарны.
        - Нужно было хоть припасы посмотреть… - продолжал ходить вокруг, причитая, капитан.
        Мастер твердо велел двигаться дальше. На кораблях может быть опасно, да и вообще все считали, что стоит выбраться.
        Проводив моряка безразличным взглядом, Хэммет все же ответил на вопрос.
        - Этой даме не занимать силы - махать флагом, оставаться на ногах после произошедшего… - пожал он плечами. - Это внушает уважение. Но сейчас мы вряд ли от нее чего добьемся. Придется подождать.
        - Лучше отправить на шлюпке, раз она такая крепкая, - цинично предложил бывший крестоносец.
        - Милосердие и сострадание - ваша самая сильная сторона… - только и сказал профессор, продолжая сжимать в кармане рукоять револьвера.
        С одной ему известной целью…
        - Вы себя в последнее время вообще странно ведете, - заметил Уильям. - То на нервах, то спокойный, как слон. То письма в истерике выкидываете, теперь бедную даму в чем-то подозреваете…
        - Подозреваю?
        - Подозреваете. Я с вами уже не первый месяц, запомнил этот заинтересованный недоверчивый взгляд.
        - В таком случае… - Михаил сделал паузу. - Мне нужно больше высыпаться. Но, к сожалению, бессонница. И дело, знаете ли, не в качке…
        Солдат передумал примерять на профессора собственное мировоззрение. На этом разговор закончился.
        Атлантический океан. 3 неделя декабря. 1 день. 1885 год.
        Стоило покинуть пролив, как настроение команды улучшилось. Появился шанс скрыться от преследования. Несмотря на ужасные последствия прошедшей бойни испанских кораблей, каждый втайне был благодарен неизвестному врагу за такую помощь.
        Но стоило морякам узнать непоколебимое решение Нердариона и Хэммета о долгом путешествии, как все вернулось на круги своя. Пайки урезали до минимума, воду приходилось экономить. Будь здесь хоть один маг воды, он бы мог очистить морскую воду от соляных примесей… но адептам земли такое недоступно.
        Хотя, мастер возлагал надежду на Катерину. С ее универсальной магией можно было научиться подобному. Но женщина все еще оставалась больна. Хоть и наступило некоторое улучшение. Бред спадал, но даже в таком состоянии она была слишком слаба, чтобы сказать больше пары осмысленных фраз.
        Но вот мастер Хо все же очнулся через неделю после мощного перенапряжения. И тут же принялся за активную деятельность на корабле, помогая там, где это получается. Даже после такого энергии у китайца хоть отбавляй. А постоянное оптимистичное настроение так или иначе заражало остальных. Но это пока была еда… а что будет потом…
        Рыбачить приходилось по половине суток, чтобы хоть что-то поймать. Словно злой рок был над их кораблем, отпугивая всю рыбу.
        Спасенная женщина оказалась графиней фон Бранденфорт. Окончательно от шока ей удалось отойти лишь на следующее утро. Дорогое платье пришлось подрезать от обгоревшей ткани, пока не удастся найти замену. Лицо Нердариону удалось спасти. Ожоги оказалось несерьезными, уже через день став совершенно незаметными.
        - Как вы очутились на том корабле? - спросил по-испански капитан.
        Но знал его плохо, поэтому вызвал смех графини.
        - Я говорю на английском, господа, не утруждайте себя.
        Стоит признать, в женщине было достаточно мужества. Не только крепкая, но и хорошо образованная, умеющая правильно оценивать ситуацию. Если ее и мучили воспоминания о произосшедшем, то только в кошмарах.
        Пучок каштановых волос был теперь распущен. На корабле нашлось одно небольшое зеркало, перед которых фон Бранденфорт теперь и сидела, перебирая потрепанные волосы, то и дело разглядывая лицо.
        В каюте не было много народу. Нердарион сидел на кровати, капитан стоял неподалеку, а Хэммет слушал разговор за дверью. Остальных же не слишком интересовала история новой гостьи.
        Уильям рыбачил, Салим работал в трюме, с чем справлялся успешно благодаря превосходящей физической силе. Хо сидел с Катериной, когда Нердариона не было рядом. До этого этим занимался Ян, но маг предпочитал заниматься более созидательными вещами. Какими именно, не говорил, но выполнял работу по кораблю вместе со всеми.
        - Хорошо, - слегка улыбнулся капитан, перейдя на английский. - Так как вы оказались на испанском фрегате?
        - Я встречалась с адмиралом Карлосом Эстенезой, - закончив заниматься волосами, так и не удовлетворившись собственной работой, графине повернулась к остальным. - Он был близким другом нашей семьи.
        - Так там погиб Карлос? - охнул моряк.
        - Вы его знали? - спросил Нердарион.
        - Он был легендой испанского флота. Жаль, был хороший человек… он ведь не выжил? - в его глазах промелькнула последняя надежда.
        - Нет, - грустно отведя взгляд, ответила женщина. - Когда все началось… я даже не знаю, что толком произошло. Я была в его каюте. Солдаты объявили тревогу, он вышел, а потом все как в тумане… помню, что все вокруг начало гореть, я выбежала от страха прямо через огонь, не знаю, как проскочила… а вокруг…
        - Давайте закроем эту тему, - решил капитан. - Вы и так многое пережили, не нужно заново прокручивать это в голове…
        - Вы правы, - она слабо улыбнулась. - Так куда вы направляетесь?
        - А мы… - моряк вспомнил, что никакой официальной легенды у него нет.
        - Мы плывем в Новый свет. У магов там важная встреча с высшими чинами Венесуэлы. Поступило предложение открыть там одну из школ для магически одаренных людей из Южной Америки, - сказал профессор из-за двери.
        Из всех только он, кажется, продумывал, что и кому говорить. Остальные либо слишком заняты собственными делами, либо просто плыли по течению.
        - Это вы, профессор? - пытаясь заглянуть за дверь, спросила фон Бранденфорт.
        Михаил понял, что нарушил все рамки приличия, поэтому вошел в каюту, остановившись у двери. После чего слегка склонил голову в знак приветствия.
        - Я не успела узнать ваше имя… - слегка смущенно заметила дама.
        - Профессор Михаил Хэммет, - он позволил себе легкую улыбку. - Рад знакомству.
        - Взаимно. Насчет уважаемых магов все понятно, а какой у вас интерес в этой поездке?
        - Я люблю путешествовать.
        - А ваши спутники?
        Профессор не сразу ответил. У женщины оказался наметанный глаз. Словно видела каждую из связей, что возникали между людьми.
        - Это мои друзья. К сожалению, случилось несчастье с нашей компаньонкой… на нее напали бандиты, мы не успели тогда…
        Он хотел увести разговор в другую сторону.
        - Я вам сочувствую… так значит вы плывете в Новый свет?
        - Да. И мы можем помочь шлюпкой, сделаем небольшой крюк, подплывем ближе к Испании.
        Нердарион уже хотел было возразить, да и Хэммет с подозрением отнесся к такому предложению. Неужели моряк на старости лет решил поухлестывать за графиней? Хотя, на вид ему не больше сорока…
        Но фон Бранденфорт все решила за них.
        - Нет, меня ничего не ждет в Испании, господа. Я прибыла к Карлосу просить помощи… потому что бежала. Из под венца… теперь у меня нет средств к существованию. Последние сгорели на корабле. Поэтому мне остается лишь попытать счастье в Америке. Потому что в Европе оставаться нельзя - найдут рано или поздно.
        - Хорошо, - кивнул капитан. - Мы поможем вам. Оставайтесь с нами, только есть один момент… - тут Михаил не выдержал и слегка толкнул говорливого в бок, и тот осекся, - оставайтесь, мы будем рады. Только вот у нас проблемы с припасами…
        - Не волнуйтесь, от меня не будет проблем. И я буду помогать на корабле, чем смогу. Все-таки не из белоручек…
        На следующий день профессор собрал в одной комнате Нердариона, Салима и Уильяма. Хо же остался вместе с Катериной. Хэммет отдельно попросил его и Яна не отходить далеко.
        - То, что вчера сказала это дама… - думая, как объяснить свои подозрения, начал мужчина, - ложь, причем очень плохая.
        - Стоило позвать в таком случае капитана, - заметил Уильям.
        - Разумеется, чтобы он выкинул нас с корабля в эмоциональном порыве? - усмехнулся орк. - Я считаю, что профессор прав. Хотя бы частично. Мне пересказали вчерашний разговор… уж больно складно и не складно одновременно звучит ее история.
        - Люди бывают разные, если вас беспокоит ее спокойное состояние. Каждый отходит от шока по-разному. Например, через отрицание, - высказал нейтральную позицию маг.
        - На отрицание это совсем не похоже, - покачал головой Михаил. - Я думаю, она никакая не графиня.
        - А кто тогда? - нахмурился бывший крестоносец.
        - Шпион. Не знаю, чей. Другой державы, самой Испании или ордена.
        - У ордена нет шпионов, только разведчики, - резко возразил солдат.
        - Расскажи эту сказку кому-нибудь другому, - глядя в пол, размял пальцы наемник. - Жавер опасался именно этих шпионов больше, чем других. Поэтому был крайне аккуратен. Он, кстати, думал, что вы, профессор, и есть их шпион…
        - Какая ирония… - заметил Хэммет, - но как бы то ни было, мы в опасности. Из-за нее. Конечно, сейчас она мало может сделать, но проблему нужно решить до приезда в Америку.
        Собеседники взглянули на профессора. Таких слов от него мало кто ожидал. Но все решили сослаться на большие мешки под глазами и бледное осунувшееся лицо. Определенно, Михаил переживал сейчас не лучшие дни. Адепт земли предлагал помощь, н получал вежливый отказ.
        - Вам бы как следует отдохнуть, - покачал головой Уильям.
        - Я не предлагаю убивать ее. Просто высадить в другом месте, не более, - с укором посмотрел на него мужчина. - Как вы подумать такое могли? Я еще не сошел с ума.
        - Простите…
        - Мы будем следить за ней внимательнее, - заявил Салим. - Заметим что-нибудь подозрительное, то не психуем. Действуем осторожно. Остальным нужно подать информацию крайне аккуратно.
        Это имело смысл. С каждым днем моряки все больше проникались характером и талантами новой пассажирки. Графиня не гнушалась самой черной работы, со всеми была мила и приветлива. Маги, профессор и его спутники смотрели на это с опасением. Моряков было на пять человек больше. А запасы воды и провизии продолжали ухудшаться. В то время как мнение о раненой Катерине становилось все более негативным. Дела шли то лучше, то хуже, но без коренных изменений.
        Поэтому в случае бунта, который не сможет остановить капитан, фон Бранденфорт может спокойно перехватить инициативу. Правда, неизвестно с какой цель. Но избавившись от нескольких едоков, моряки точно доплывут до Нового Света, даже пояса туго затягивать не придется.
        А смогут ли беглецы оказать сопротивление? Ведь у матросов тоже имелось оружие, в то время как маги не вооружены, а Катерина ранена. Так что остаются трое против десяти человек. Неизвестно, чью сторону еще займет капитан.
        Если дело дойдет до близкого контакта, то тут шансы уравниваются. Все оголодали и начали худеть. Орк, разумеется, выносливее остальных, но Салим сразу сказал, что не силен в ближнем бою и может уповать лишь на силу.
        Ситуация вырисовывалась крайне неприятная. Хэммет старался не спускать глаз с новой гостьи. Но часто умудрялся ее терять даже на таком маленьком судне… пока в один из дней не обнаружил даму в собственной каюте, читающей его записи в небольшой книжечке.
        - Дворянское воспитание позволяет вам вламываться в чужие комнаты и трогать чужие вещи? - вежливым голосом заявил о себе Михаил, но при этом громко хлопнул дверью.
        Графиня обернулась и аккуратно отложила записи на стол:
        - Почему вы так настороженны по отношению ко мне?
        Вопрос поставил профессора в тупик. Единственное, на что его хватило, так это нахмуриться.
        Она подошла ближе. Ближе, чем нужно.
        - В чем вы подозреваете меня?
        - Например, в том, что вы трогали чужие вещи, - пожал плечами Михаил, с холодом глядя на собеседницу, которая была чуть ниже.
        - Я мало что узнала нового… ваш капитан оказался весьма разговорчивым.
        Стоило догадаться. В капитанской каюте они явно не играют в покер.
        - Боюсь, там были подробности, которых даже он не знает, - заметил Хэммет.
        - Да, вы правы, - женщина положила руку на плечо мужчины, и тот внимательно начал следить за движениями ладони, скользившей по затасканному серому пиджаку. - Я просто не думала, что вы любите играть в детектива.
        - Это не детективное расследование. Эти записи нельзя использовать в суде.
        - Зачем же вы их ведете?
        - Хочу разобраться, - профессору не нравился этот допрос, но просто так грубо выгнать фон Бранденфорт не представляется возможным.
        Еще аукнется им всем…
        - В чем?
        Вопрос за вопросом? Разве он обязан на них отвечать?
        - Кто в ответе за то, что разрушил всю мою жизнь, - он мягко убрал руку женщины подальше.
        Его мало волновала закончившаяся карьера в Оксфорде, потерянный дом и имущество. Это все вещи, вещи бытовые. Некоторые готовы покончить с собой после такого. Но он был выше. Жизнь не заканчивается. Даже в таких обстоятельствах, которые их сейчас окружали.
        Но пусть графиня считает, что все из-за этого. Удобная причина.
        - Я даже разочарована… - женщина направилась к выходу, - вы на секунду показались мне интересным…
        Как понимать подобное заявление - сложно сказать. Но профессор отнесся также настороженно, как и ко всему остальному. Однако никому не рассказал ни о нежданном проникновении, ни об этом странном разговоре.
        На пути их маленького корабля в огромном океане чужие корабли встречались лишь пару раз. Но наметанный глаз капитана при первом взгляде через подзорную трубу вычислил, что это военные корабли. В случае встречи торгового корабля риск был бы оправдан. Но неизвестно, насколько тщательно их ищут. За такое время известия вполне могли дойти и до этих морских просторов. А, значит, тут же схватят и переправят обратно в Европу.
        Стоило кому-то завидеть корабль, как все тут же сбегались на палубу. Однако, узнавая печальные вести, понуро расходились. После второго случая случались даже вспышки ярости, приведшие к конфликту с капитаном. Ситуация медленно, но верно, выходила из-под контроля.
        Хэммет стоял на палубе, держа в зубах сигару, но не раскуривая. Все-таки последняя. К счастью, они направляются в страны, которые порой даже живут производством сигар. Или хотя бы добычей табака.
        Но вот доберутся ли - большой вопрос. А еще больший - что делать дальше? Вряд ли деньги, что у них были, будут в ходу. Впрочем, Нердарион должен что-нибудь придумать, ибо путешествовал во времена молодости по Новому свету…
        Ко всем бедам прибавилось еще и то, что сутки назад корабль вошел в зону густого тумана. Если так продолжится еще несколько дней, то они могут запросто сбиться с курса.
        Еще понюхав сигару напоследок, Михаил убрал ее во внутренний карман пиджака, где хранил уже не только пластинку, но и записную книжку, раз графиня столь легка на шалости с незаконным проникновением.
        Впрочем, никто из спутников не жаловался на подобное. И презрительных взглядов по отношению к ее персоне не прибавилось. Даже наоборот, Уильям, кажется, начал терять бдительность. Профессор случайно застал их за милой беседой за ящиками в трюме. Но не выдал себя. Лишние конфликты не нужны.
        Более сдержанный Салим, в свою очередь, не поддавался на провокации. Вместе с магами они, казалось, оставались оплотом разума, который продолжал угасать на проклятом судне.
        Хэммет уже даже не стеснялся собственных мыслей по поводу того, что пора бы уже произойти чему-нибудь, лишь бы развеять эту атмосферу угнетения. Даже если подобный вариант событий приведет к трагической развязке. Но в любом случае лучше, чем так.
        Он не знал, когда начал ловить себя на подобной мысли. И разделял ли ее кто-нибудь - неизвестно. Но спрашивать - себе дороже.
        Но, в конце концов, судьба решила выполнить просьбу профессора…
        - Корабль!
        Снова все тут же сбежались на палубу. Капитан привычно взял подзорную трубу, вглядываясь вдаль. И без того бледный моряк побледнел еще больше.
        Фон Бранденфорт стояла рядом и, казалось, поняла все первой.
        - Это орден… идет прямо на нас… - мужчина выронил трубу из ослабших рук.
        Вскоре через туман действительно стали видны очертания большого мощного корабля. И то, что он двигался прямо на них, было явственно видно.
        Был дан предупредительный залп, от которого все пригнули головы. И, казалось, выстрел развеял туман. Подул мощный ветер. Оказывается, на небе давно собрались густые тучи.
        - Еще и шторм… - спокойно заметил Салим. - Зато хотя бы в камерах в трюме мы его почти не почувствуем.
        - У нас есть хоть какие-то шансы уйти? - поинтересовался Нердарион у капитана, а тот лишь покачал головой.
        Корабль уже начало сильно качать поднимаемыми ветром волнами. Настолько, что присутствующим приходилось удерживать равновесие.
        - Через шторм! - побежав к носу, мастер Хо решил побыть проблеском надежды.
        - Нас разорвет в клочки! - возразил один из матросов.
        - У нас не будет другого шанса! - поддержала китайца фон Бранденфорт.
        И в этот момент стало ясно, насколько команда пропиталась чарами графини. Моряки тут же кинулись по местам, начали спускать паруса, готовясь войти в штормовую зону.
        Раздался еще один выстрел пушки. На этот раз снаряд плюхнулся в воду в опасной близости от судна.
        - Профессор, вам с магами лучше спрятаться в каюте! - предупредил Салим. - Скоро начнут стрелять уже по нам!
        - Несите всех раненых к нам, - Нердарион отправился вниз, а Ян остался помочь перетаскивать людей.
        Как и профессор. Просто так отсиживаться он тоже не собирался. Все-таки Уильям и Салим, привязав себя веревками, собирались принять бой, если потребуется. Хоть их винтовки и вряд ли достреляют до корабля ордена, а уж, тем более, кого-то заденут.
        Остальные матросы не собирались вооружаться - слишком много работы на корабле, возможно, придется спешно латать дыры.
        А вот графиня куда-то потерялась во всей этой суматохе. Хэммет пытался отследить, куда она могла направиться, но грянула новая волна, поднявшая судно в крутое пике. Ему пришлось хвататься за ближайший косяк двери во внутренние помещения.
        Но такой подъем не шел в никакое сравнение с молниеносным спуском. Водой окатило всех, одного из матросов едва не вынесло за борт.
        В мощном ливне все промокли до нитки за секунды. А теперь еще и ветер заставил продрогнуть до костей. Хорошо еще, что они не плывут по северной Атлантике… там и на айсберг можно напороться.
        Но огромному кораблю крестоносцев такой шторм и волны были нипочем, хоть им тоже пришлось спустить паруса.
        Они заходили с правого бока. Легко могли пойти на таран и раздавить судно. Но, похоже, был приказ брать живьем. Хотя, это совершенно не вписывалось в то, что тяжелая махина открыла огонь из пушек. Один из снарядов снес мачту, остальные попали в воду. Целиться при такой качке весьма непросто…
        Следующая канонада из нижнего ряда оказалась менее точной, задев лишь кончик носа корабля. За то время, что у крестоносцев уйдет на перезарядку, им нужно постараться уйти, пока они окончательно не пристрелялись.
        Хэммет укрылся от очередной волны. К тому с борта вражеского судна открыли огонь из винтовок. Один матрос упал замертво, второй оказался тяжело ранен в ногу. Профессор, ускорившись благодаря пикирующему на волне кораблю, быстро настиг несчастного, а на подъеме затащил в каюты.
        Проклятия сыпались из моряка градом. Даже мог потягаться с собственным обильным кровотечением из пробитой бедренной артерии.
        Нердарион и Хо приняли нового пациента, пока Ян оставался с Катериной. Но на обратном пути Михаил столкнулся с магом, который оказался совершенно в другом месте.
        - Фон Бранденфорт сказала, что приглядит за ней, - и тут Хэммет понял, что мастер ничего не рассказал о возможном заговоре.
        Какой бы ни была причина - это плохо…
        Но войдя в каюту с раненой женщиной, мужчина кроме нее никого не обнаружил. Адепт земли вряд ли мог соврать, даже из вредности. Он уже собрался уходить, как рыжеволосая открыла глаза и поднялась на локтях. Однако в следующую секунду положила руку на рану, закусив губу.
        - Что происходит?..
        Тут раздался очередной грохот. Корабль сильно тряхнуло. В ответ Салим и Уильям начали стрелять. Но скорее для отвлечения внимания, ибо с такой скоростью времени на прицеливание нет.
        - Крестоносцы нас догнали, - держась за косяк, быстро объяснил профессор.
        - Крестоносцы?! - удивленно спросила Катерина.
        Похоже, все недели тяжелой болезни так и не отложились в ее памяти. Возможно, к лучшему.
        - Я потом все расскажу! - пообещал Михаил, едва не ударившись о противоположную стену после нового толчка.
        Как их маленькое судно до сих пор на плаву - загадка.
        Рыжеволосая хотела встать и хоть как-то помочь, но была все еще слаба, поэтому упала на кровать.
        - Лучше останьтесь здесь, туда наружу лучше не ходить, - предупредил профессор, что не мешало ему самому направиться обратно.
        Двигало им не только любопытство, что подавляло приступы страха, возникавшие при очередном залпе судна ордена.
        Капитан стоял за штурвалом и в меру своих возможностей пытался удержать свой корабль на плаву. Но, кажется, крестоносцам уже надоела эта игра. Громадная махина разворачивалась, чтобы пойти на таран. Или попытаться перегородить путь - Михаил точно не знал, ибо был профаном в мореходстве.
        - Эй, сюда! - один матрос попытался помочь другому, ногу которого придавали сваленной мачтой.
        Профессор, которого едва не смыло очередной волной смог, подобраться к ним и попытался поднять тяжелое дерево. Поддалось лишь с третьего раза - моряк смог вытащить ногу.
        А вот спасители едва не отдавили себе пальцы, с трудом удерживая эту штуку. Вода накрыла их неожиданно. Хэммет даже почувствовал на пару секунд, что оказался под водой. Его тело размазало рядом с входом в каюты. Куда делись матросы - он не знал. Да и прийти в себя оказалось непросто, как новая волна втолкнула его в обратно в каюты.
        Их стрелки продолжали огонь несмотря ни на что, пока не израсходовали все патроны. А принести новые, похоже, некому.
        Отплевываясь от воды и подрагивая от холода, что приносил холодный штормовой ветер, мужчина вновь вышел на палубу. Чтобы увидеть последний подарок от бури. За мгновение, как волна заполонила собой все, профессор закрыл глаза…
        Атлантический океан. 3 неделя декабря. 2 день. 1885 год.
        - …не откачаем…
        - Нет, очнулся! - раздался знакомый голос.
        Новый приступ кашля, и настрадавшиеся легкие освободились от последней воды.
        Еще толком не понимая, где он находится, Михаил перевернулся на бок и уткнулся взглядом в шершавые доски палубы.
        - Я говорил, оклемается, - сказал Салим.
        Лица остальных он пока не разглядел, ибо ярко сияло солнце, ослепляя даже через капли воды, оставшихся на ресницах.
        - Неужели мы еще живы?.. - тихим голосом спросил он.
        - Как видите, - ответил Уильям и помог подняться.
        Теперь удалось оглядеться получше. Корабль представлял из себя жалкое зрелище. Матч не осталось, через дыры виднелся трюм. Как только это корыто до сих пор оставалось на плаву?
        Катерина уже была на ногах. Вряд ли он был без сознания слишком долго. Неужели Нердарион позволил… профессор увидел вдалеке мага, он внимательно всматривался вдаль. Хо же стоял на носу и тоже что-то искал взглядом. А вот Яна нигде не было.
        Как и капитана. И большинства матросов.
        Похоже, им совсем не повезло. Или повезло. Оставшимся же в живых грозит медленная смерть от голода и жажды. Без матч корабль далеко не уплывет. На течения можно не надеяться, скорее унесет еще дальше от конечной цели.
        Хэммет быстро осмотрел карманы. Пластинка была на месте, равно как револьвер и промокшая книжка с записями. Похоже, а вот сигара промокла насквозь и развалилась. Стоило все-таки выкурить заранее… эх.
        Впрочем, это меньшая из проблем.
        - Что произошло с кораблем ордена? - оглядевшись, Михаил сел на ближайшую пустую бочку, предварительно поставив в вертикальное положение.
        - Затонул. Волна смыла многих наших, а их корабль просто перевернулся, - хмуро ответил Уильям.
        Похоже, несмотря ни на что, ему было жаль бывших сослуживцев.
        - Волна… ха… - Салим положил на плечо двустволку.
        На его груди имелись свежие раны, наскоро перевязанные бинтами. Но ранения не огнестрельные, просто сильно поцарапало при шторме.
        - К чему такой скептицизм? - скрестила руки на груди Катерина.
        - Если бы вы видели эту волну, то поняли бы меня, - усмехнулся орк. - Профессор, вы видели ее?
        - Видел, но мне не показалось ничего необычное. Это же шторм, тут и не такое бывает…
        - Что ж, тогда я должен поделиться своим мореплавательным опытом. Дело в том, что этой волной наш должно было разметать в щепки. К тому же она появилась совершенно из ниоткуда…
        - Что же вы хотите этим сказать? - насупился бывший крестоносец.
        - Единственное логичное объяснение, и с ним согласен Нердарион… маги воды на корабле ордена что-то сделали не так. В результате чего снесло их, а мы каким-то образом выжили.
        Да, это самое логичное. Но мысли Хэммета вновь возвращались к пропавшей фон Бранденфорт.
        - А графини нигде не видно? - на всякий случай поинтересовался он.
        - Нет, боюсь, ей тоже не повезло, - махнул рукой Салим и отправился к магам.
        - Хо просто дурак, - процедил солдат, беря с борта подсохший синий мундир. - Через шторм… через шторм… могли бы попробовать договориться с орденом.
        - Ну да, это решило бы все проблемы, - саркастически ответила рыжеволосая. - Нас бы просто убили после допросов.
        - Это лучше, чем помирать вот так.
        После чего Уильям тоже их покинул. Женщина же аккуратно села на соседнюю с Михаилом бочку, держась за бок.
        - Как себя чувствуете? - поинтересовался он.
        - Гораздо лучше. Не знаю, что помогло… и Нердарион не знает. Жаль, что так все сложилось. Я бы… может… могла бы помочь. А как ваше ранение? - быстро перевела Катерина тему.
        - Вам не стоит винить себя. - не поддался Хэммет.
        Хотя, может и стоит, но воспитание не позволяло сказать. Уильяма не слишком сильно мучила совесть за самодеятельность. А вот они с Катериной теперь в расчете, ибо тоже провалили все что можно в церкви Борджиа, не добившись ничего.
        Однако факт остается фактом. Жавер может объявить на них охоту совместно с орденом. Отчасти именно беглецы смешали планы эльфа.
        Хотя, здесь, в море, все казалось каким-то далеким и неважным. Толщи воды отделяли от проблем. И от их решений.
        - Впредь такого не повторится, - пообещала рыжеволосая, на что Хэммет лишь слегка улыбнулся.
        Приятно осознавать, что люди учатся на собственных ошибках.
        - Там еще один корабль! - быстро пробежав по палубе, обходя дыры, предупредил всех орк.
        Похоже, разговор откладывается на неопределенный срок.
        Сначала казалось, что это очередной корабль крестоносцев, спешивший на выручку собратьям. Но оказалось, что это не просто корабль, а настоящий броненосец.
        - Это же Коллингвуд! - воскликнул Уильям.
        Профессор подошел ближе к разрушенному борту и вгляделся внимательнее. Он слышал о разработке этого корабля от одного из коллег в университете, что сильно увлекался мореходством. Несколько лет назад броненосец спустили на воду, а вот заступил ли тот на вооружение, Хэммет тогда не дослушал.
        - А что это на нем за флаг? - скрывая глаза от солнца, Катерина вгляделась получше.
        Салим же чудом нашел подзорную трубу капитана, лежавшую недалеко от сломанного руля. Несмотря на треснувшее стекло, приближавшихся гостей удалось хорошо рассмотреть.
        - На корабле нет британского флага! - заявил орк. - Черное полотно, на нем две белых фигуры, больше ничего разглядеть не удалось.
        - Это корабль-призрак… - пробубнил павший духом матрос, пытавшийся навести порядок на корабле, хоть это было невозможно.
        Но хотя бы отвлекало от крайне невеселых мыслей…
        Михаил еще раз бросил взгляд на корабль. Символ казался смутно знакомым. Где-то в какой-то книге про пиратов вычитал подобное.
        Да и моряки во время путешествия травили разнообразные байки. Например, про то, что на Карибах и ближайших к ним водах Атлантики появился пиратский корабль, грабящий все попадавшиеся на пути суда, при этом оставаясь совершенно неуловимым.
        Но это все глупости. Пиратство и каперство отжили свой век. Разумеется, пираты встречались, но жили очень недолго благодаря мощным флотилиям, в первую очередь США в Атлантике.
        Скорее всего, это просто судно, купленное у военных какой-нибудь торговой организацией. Но тут раздался предупредительный выстрел. Все присутствующие, наученные горьким опытом, сразу пригнулись.
        - Готовимся к обороне! - скомандовал Уильям.
        Спорить никто не стал, хоть и шансы на победу почти нулевые.
        - Может, это наемники? - поинтересовался Хэммет у Салима, помогая строить укрытия из кучи хлама на палубе.
        - Мне откуда знать? - несколько удивленно спросил орк.
        Похоже, он не слишком по жизни интересовался жизнью коллег по ремеслу…
        Сначала казалось, что враг просто пойдет на таран, но рулевой за штурвалом кажется был от бога. Броненосец пристал к их кораблю боком, а потом матросы с него притянули полуразрушенный деревянный остов к себе ближе.
        При этом беглецы пытались рассмотреть людей получше. У всех какая-то странная одежда, не похожая на солдатские мундиры. Никакой единой униформы, каждый одевался как хотел. Банданы, шляпы, рубахи или камзолы, кто-то вообще бегал полуголым. Среди моряков бегало много латиноамериканцев, попадались орки.
        Сколько же здесь имелось экипажа? Двести? Триста? Может, и больше.
        Но пока за ними лишь наблюдали, совершенно игнорируя смотрящие на них дула оружия.
        Теперь удалось рассмотреть развевающийся на ветру стяг. Черное полотно, на котором были изображены белым цветом человек и скелет с копьем. Точно, один из пиратских флагов…
        - Вот черт… - прошептал профессор, садясь за ящики, проверяя боезапас револьвера.
        - О чем это вы? - Катерина сидела рядом, уже приготовив в руках метательные ножи.
        - Это точно пираты. Только как им удалось взять такой корабль?..
        Это не маленькая галера с экипажем в тридцать человек, а боевое судно, рассчитанное на огромное количество солдат, работающее на паровом двигателе. Все это не укладывалось в голове…
        - Вы уверены, что это Коллингвуд? - спросил Хэммет у бывшего крестоносца.
        Название было стерто с борта, что вызвало у Уильяма сомнения.
        - Говорят, что до Коллингвуда разрабатывали еще один корабль по заказу ордена…
        Тут тот самый матрос, который говорил про корабль-призрак, выронил отсыревшую винтовку и схватился за голову, весь скукожившись. Все, нервный срыв. Больше не боец.
        - И что с ним случилось? - поинтересовалась рыжеволосая, напрочь игнорируя душевные страдания моряка.
        - Откуда я знаю?! - фыркнул солдат. - Я что, должен знать о всех секретах ордена?
        - Было бы неплохо…
        - Хватит! - шикнул на обоих профессор. - Нас тут на абордаж берут, между прочим.
        Наконец, вверху показалась голова, по видимому, капитана. Лицо разглядеть не удалось, а волосы были прикрыты старомодной треуголкой.
        - Господа, перейду сразу к делу! - он говорил громко, но при этом не надрывал голос. - Соотношение сил абсолютно неравное, не говоря уже о превосходящей огневой мощи…
        - Эх, как поет-то, - усмехнулся Салим.
        - …под давлением этих обстоятельств я делаю вам щедрое предложение. Сдайтесь. Нам нужны лишь ваши ценности, если… - капитан придирчиво оглядел корабль. - Они еще есть…
        Хэммет спрятался глубже за бочки и даже прикрыл лицо руками.
        - Ну, а вы-то чего? - косо посмотрел на него Уильям.
        - Думаю, врет или нет… - откровенно соврал Хэммет.
        - Да, конечно, врет! Что тут и думать!
        Владелец броненосца подождал реакция, а потом вздохнул:
        - Я понимаю, это трудное решение. Давайте примем его вместе при более тесном диалоге. Не советую вам открывать огонь.
        Вниз было спущено пять веревок, по которым капитан вместе с людьми спустился к ним палубу.
        Новые винтовки, револьверы. Определенно, они хорошо пограбили корабли США.
        Хозяин судна оказался мужчиной среднего роста весьма приятной наружности. Короткие волосы были слегка отпущены назад и при этом завязаны в хвост. Старомодная треуголка сопровождалась не менее старомодным камзолом.
        На груди висели два револьвера, а на поясе начищенная до блеска шпага.
        - Позвольте прежде представиться, - мужчина снял шляпу и, сделав ей небольшое па, слегка поклонился. - Капитан Барт Робертс. Капитан этого прекрасного изобретения человечества… старое название мне не понравилось, а новое все никак не придет на ум.
        - Даже оригинальное имя не придумал, - усмехнулся Уильям, но получил толчок от Хэммета. - Эй, вы чего?
        - И почему все так реагируют… - закатил глаза пират, потерев мужественный подбородок. - Особенно вы, англичане, хоть я и сам родом из Уэльса. У меня с вами никогда не получалось нормального диалога. Так что я не против поговорить с кем-нибудь другим.
        - Какие у нас гарантии? - перехватил инициативу орк.
        - Вот это мне уже нравится, - указал на Салима палец Барта в изящной перчатке. - Ваши гарантии - мое слово. А оно стоит очень многого - каждый на моем корабле может это подтвердить.
        - Допустим, мы сдадимся. Что будет дальше?
        - Мы осмотрим ваш корабль, а потом потопим его. Все равно он никуда не поплывет. Разве что заберем шлюпки. На них вы доберетесь до ближайших поселений, когда мы будем проплывать мимо. Вы согласны? Теперешние редкие пираты ничего не знают о кодексе ни о понятиях чести.
        - Знаем мы вашу пиратскую честь. И кодекс ваш ничего не стоит, - прорычал Уильям.
        Но Робертс лишь поднял ладонь, слегка улыбнувшись:
        - Понимаю, вам крайне тяжело признать поражение. И сейчас страх окутал каждого из вас. Но с давних пор… - он слегка осекся. - Я научился на своих ошибках. Поэтому у меня нет смысла гневить лишний раз британскую корону или еще какую-нибудь страну. Поэтому вам лучше согласиться и сдать оружие. Не бойтесь, если у вас золотые зубы - выдирать их не будем. За такой мелочью не охотимся…
        Нердарион, аккуратно передвигаясь за укрытиями, подполз поближе к Уильяму, который, теперь, похоже, являлся командиров их маленького сопротивления.
        - Мне кажется, что этот джентльмен не врет…
        - Джентльмен?! Джентльмен?! - бывший крестоносец резко обернулся в сторону капитана. - Да таким грозит только одно - петля!
        - Заткнитесь! - резко оборвал его профессор, после чего глубоко вздохнул.
        Но не из-за того, что вырвалась грубость. Он собирался с духом.
        После чего поднялся из-за бочки, поднимая руки.
        - Давайте переведем переговоры на вашем корабле, - Хэммет перелез через препятствие, игнорируя солдата, который пытался ухватить его за полы пиджака.
        - Куда?!
        По мере приближения, глаза Барта округлялись. Он сделал взмах ладонью, говоря, что все нормально. После чего подошел к Михаилу практически вплотную и со смехом заключил в объятия.
        - Диего! Значит, и ты тоже здесь!
        Тот пытался отстраниться, но не получилось.
        - Это еще что значит? - озадаченно спросил Салим у остальных.
        Но никто не мог дать ответа.
        Наконец, хозяин броненосца отстранился, при этом оставив руку на плече Хэммета, который смущенно ответил:
        - Боюсь, вы меня с кем-то перепутали…
        - Да быть этого не может! - не поверил Робертс. - Лицо твое, голос твой. Я еще не настолько стар, чтобы перепутать…
        - Профессор? - вопросительно с напряжением позвал Уильям.
        - Господа! - пират обратился к остальным. - Друзья моего лучшего друга - мои друзья тоже. Обойдемся без ссор.
        Он поднял голову вверх и крикнул:
        - Накрывайте на стол! У нас сегодня большой праздник…
        Беглецы не сразу сложили оружие. До последнего не верили в происходящее. Казалось, это все одна большая игра сбрендившего капитана, который посчитал себя великим пиратом из далекого прошлого.
        Корабль, разумеется, оказался велик. И людей на борту действительно много. Среди них даже имелись женщины - это позволялось по пиратскому кодексу.
        Оружие забрали матросы, но не себе, а отнесли в арсенал.
        На пиру даже самый большой скептик Уильям, считавший, что пища отравлена, не выдержал и накинулся на еду со всеми остальными. После долгого голодания в море иначе невозможно.
        Хэммет все же успел поговорить с капитаном наедине, прежде чем присоединился к остальным. После чего Черный Барт сделал свое объявление:
        - Я поговорил с профессором Хэмметом и выяснил, что я ошибся. Но совсем чуть-чуть! Ибо профессор является потомком моего ближайшего друга и соратника. Давно же это было… но для меня эти столетия пролетели, как один миг.
        - Он это серьезно? - спросил Уильям у матроса, что сидел за столом напротив.
        - Более чем, - без улыбки и даже с укором ответил тот.
        Бывший крестоносец понял, что с командой разговаривать бесполезно - все безоговорочно верят в эту бредятину - пускай. Главное, что их не убили, и теперь даже кормят.
        - Слушай, ты можешь хоть раз ничего не портить? - процедила сидевшая рядом Катерина.
        - Кто бы говорил, женщина…
        Рыжеволосая махнула рукой. Бесполезно разговаривать с этим упертым лбом.
        Нердарион и Хо были чуть поодаль. Сейчас их мало что волновало - переживали за судьбу Яна, которая была незавидной. Но все-таки Робертс о них вспомнил:
        - Скажите, господа маги…
        - Земли, - подсказал китаец, оскалив кривые зубы.
        - Да, земли, - поправился Барт, вытирая губы салфеткой.
        Вообще, манеры напоминали больше дворянские, нежели пиратские. Да и вообще матросы старались вести себя также. И никто даже не сквернословил. А вот когда Уильям выругался, запнувшись о порог, посмотрели таким взглядом, будто он начал делать непристойности публично.
        - Вы не теряли кого-нибудь из своей команды? - продолжил капитан. - Мы выловили здесь одного, сейчас он в лазарете…
        Маги восприняли все стойко, без лишних оваций.
        - Если вы нас извините…
        - Разумеется, будьте моими гостями.
        Когда адепты земли удалились, Салим, сидящий по другую сторону от бывшего крестоносца рядом с Катериной, посмотрел в сторону хозяина броненосца и профессора, которого посадили по просьбе первого рядом.
        - Так мило общаются, будто действительно закадычные друзья…
        Уильям стер с щетины, уже давно перешедшей в бороду, остатки трапезы и пригляделся повнимательнее.
        - Кто-нибудь умеет читать по губам?
        - Я так это и не освоила, сноровки не хватает, - призналась рыжеволосая.
        - Может, просто спросить потом? - несколько надменно посмотрел на обоих орк, ставя обоих в неловкое положение из-за собственных необоснованных подозрений.
        Тут, капитан хлопнул в ладоши несколько раз, и в обеденный зал вошли музыканты, начав концерт с симфоний Моцарта. Пират оказался большим ценителем музыки.
        Вдоволь наобщавшись с ним, Хэммет подошел к соратникам:
        - Они выловили не только Яна, но еще и одного крестоносца с останков корабля ордена.
        - Может, я его знал, - пожал плечами Уильям. - Нужно будет пообщаться.
        Он избегал встречаться с профессором взглядом, опасаясь того, что тот может в них прочитать.
        - И что скажете по поводу этого капитана? Он точно в своем уме? - Катерина бросила еще один взгляд в сторону Барта, а пират в свою очередь, заметив это, сделал жест, означающий тост, на что она смогла лишь смущенно улыбнуться.
        - Точно, - с уверенностью заявил Михаил. - Но это долгая история, в другой раз.
        - То есть как в другой раз? - возмутился Уильям. - Этот человек считает себя давно умершим пиратом, за которым еще мой прадед охотился!
        Хэммет вздохнул. Без объяснения, похоже, действительно не уйти.
        - Уильям, вы помните, тогда, еще в Оксфорде, странного человека, оравшего на улице на русском…
        - Это еще тот в зеленом мундире?
        - Да, он. Так вот, я склонен полагать, что это был не сумасшедший.
        Салим задумчиво почесал подбородок.
        - А можно подробнее?
        Профессор рассказал историю, чуть подробнее. Катерина усмехнулась:
        - То есть, он провалился к нам прямиком с двенадцатого года?
        - Именно.
        - Глупости, - фыркнул бывший крестоносец. - Да, в нашем мире существует магия, но ведь всему есть предел, черт побери…
        - Хорошо, тогда остановимся на том, что Барт сумасшедший. Вам от этого легче? - поднял бровь Михаил.
        - Мне лично нет, - сразу ответил орк. - Так что он может быть демоном, ангелом или еще каким существом. Главное, чтобы проблемы закончились, - после чего он выразительно взглянул на солдата. - Или кому-то их все мало?
        Тот не ответил, лишь демонстративно отвернулся.
        Пока выяснение всех обстоятельств решили отложить. На сытый желудок все проблемы казались каким-то далекими и несущественными.
        Но перед сном Уильям все же решил посмотреть на пленного. Капитан не только великодушно разрешил это, но и сам отправился с ними в карцер, что находился в глубинах этого огромного корабля.
        Пленный совсем не производил впечатление. Молодой мужчина худого телосложения в порваном черном мундире тевтонского ордена. Правильные черты лица, эдакого дворянина. Однако, судя по нашивкам, он всего лишь рядовой. Ибо дворяне обычно становились чуть старше гораздо быстрее остальных. В любой организации есть подобные проблемы, и орден не исключение.
        Волосы отсутствовали, а плечо было заботливо перевязано. На вошедших он посмотрел затравленным взглядом.
        - Нет, я его не знаю, - Уильяму хватило одного взгляда.
        - Возможно, стоит его допросить, - пожал плечами Хэммет.
        - Для начала, стоит просто спросить, - Робертс подошел ближе к пленному.
        Тот отшатнулся, вжавшись в стену еще сильнее.
        - Посмешище… - бывший крестоносец скрестил руки на груди, отведя взгляд.
        - Будто ты сам не был зеленым новичком, - проявил сочувствие к несчастному Салим.
        - Меня воспитали улицы, там нет никакой жалости. И любой в ордене должен быть готов умереть…
        - Я не поддерживаю святошу, но он вполне мог стрелять по нам из пушек. Так что пусть радуется, что жив остался, - перебила солдата Катерина.
        Профессор же промолчал. Крестоносцы лишь выполняют приказы офицеров, не более. И не все росли на улицах. И не все такие смелые и храбрые. Порой нельзя требовать от людей большего.
        Желая создать доверительные отношения, Барт сел на кровать рядом с пленным, стараясь смотреть ему в глаза.
        - Как тебя зовут, солдат?
        - Он не солдат, он недостоин им быть, - прорычал Уильям.
        - Вы тоже, - надавил на больную мозоль Хэммет, дабы тот замолчал.
        К счастью помогло. Наверняка теперь бывший крестоносец будет думать, что все против него. Главное, чтобы не начал снова пить от глупой мысли, что никто вокруг не способен понять мысли солдата ордена….
        - Б… Брандон… - с трудом выдавил заключенный.
        Он действительно боялся. Знал, кто пришел по его душу. Пираты еще полбеды. А вот те, в кого еще недавно летели пушечные ядра, точно не простят.
        - Больше ведь никого выловить не удалось? - невпопад спросил профессор.
        - Точно. А вы еще кого-то искали? - поднял бровь хозяин броненосца.
        - Да так… капитана нашего судна, например. Он был хороший человек.
        Хотя, на самом деле, имел в виду графиню фон Бранденфорт…
        - К сожалению, нет, - ответил Барт и вернулся к «допросу». - Итак, Брандон… зачем ваш корабль следовал прямо через шторм?
        Шмыгнув носом, тевтонец все же отодвинулся и начал рассказ:
        - Капитан увидел корабль беглецов… который мы преследовали…точнее, мы плыли за другим кораблем, но потом узнали еще один, который полковник Сандерс объявил в розыск…
        - Это какой другой корабль? - насторожился орк.
        - Ну… тот… на котором плыл эльф в белом. Не знаю, его имени, нам лишь сказали, что мы ищем его…
        Как обычно информации с избытком. Хэммет даже усмехнулся. Наверняка Жавер не такой дурак, и уже переоделся. Хотя, в его окружении он не видел ни одного эльфа. Но это не значит, что подобных не будет на материке.
        - Хмм… - задумался Робертс.
        Однако, Катерина не собиралась больше ждать ответов. Слишком долго шел этот мягкий допрос.
        В мгновение ока женщина оказалась рядом с молодым мужчиной и прижала его к стене, приставив нож к горлу.
        - А мне казалось, мои люди вас обыскали… - пират, ухмыльнувшись, отошел чуть в сторону. - Только не запачкайся матрас. На нем потом другим заключенным спать…
        - Вы его преследовали! Куда направлялся этот корабль?
        - Я… не…
        - Отвечай!
        Михаил вспомнил причину, по которой женщина во все это ввязалась. Из-за потерянного ребенка… возможно, Жан и не тот, кто ей нужен, но больше надежды никакой нет. К сожалению, это делает поведение спутницы совершенно непредсказуемым…
        - Я не знаю! - отчаянно выкрикнул солдат, уже не скрывая слез.
        - Остановите ее, кто-нибудь, - сделав несколько шагов вперед, Хэммет оглянулся в сторону соратников.
        - Пускай, заслужил, - все также безразлично ответил Уильям.
        Салим же промолчал. Похоже, не в первой наблюдать за пытками.
        - Ладно… - в глазах Катерины промелькнул безумный блеск, а губы раскрылись в нехорошей улыбке.
        Продолжая прижимать сидящего на кровати Брандона локтем, она опустила нож, пока лезвие не оказалось между ног.
        - Это уже перебор! - вновь пытался воззвать к гласу рассудка Михаил.
        - Не будьте вы таким рохлей, - ответила женщина и чуть надавила на лезвием, отчего крестоносец заранее вскрикнул, хотя до крови дело так и дошло. - Я спрашиваю последний раз…
        - Барт, останови ее… - попросил профессор у капитана.
        Но тот лишь развел руками:
        - Как думаешь, мне удастся остановить эту фурию, прежде чем парень пострадает?
        Даже не поспоришь.
        И Робертс определенно сказал это с восхищением. Уильям разделял подобное, но ему не понравилось, что уж больно быстро сблизились Хэммет с пиратом.
        - Ладно! Они плыли в сторону Кубы! Это все, что я знаю!
        Последнее уважение к бывшему сослуживцу у бывшего крестоносца окончательно исчезло.
        - Прикончи его.
        Профессор обернулся и укоризненно посмотрел на спутника. Тот ответил холодным взглядом. Но все же Барт вмешался в дело.
        - Думаю, он не врет, миледи, - он подошел ближе, аккуратно кладя руку ей на плечо.
        Рыжеволосая с подозрением обернулась и, дернув плечом, все-таки отпустила несчастного, который от облегчения потерял сознание.
        - Вы так хорошо распознаете ложь? - нахмурившись, спросила она.
        - Ничуть. Просто мы встречали корабль, о котором говорил этот юноша. Его хозяин, эльф в белом, представившийся неким Жаном Гиленом…
        - Это псевдоним Жавера, - напомнил профессор, проверяющий пульс пленного.
        Просто на всякий случай.
        - Точно он! - прошипела Катерина, пряча нож. - Он действительно поплыл на Кубу?
        - Подозреваю, что нет, - покачал головой капитан. - Эти маневры нужны, чтобы запутать крестоносцев. И, насколько мне известно, они все еще действенны…
        Уильям предупредительно закашлял. Порой Михаил не понимал его отношение ко многим вещам - уж слишком порой противоречивы реакции и заявления.
        - Почему вы его отпустили?
        - Он хорошо заплатил. Отдал все золото и другие ценные вещи, что у него было при себе. Там еще были какие-то чудные устройства, но мы не нашли их ценными.
        Профессор уложил потерявшего сознание пленника на койку.
        - То есть он просто так предложил обыскать собственный корабль?
        - Наверное, я все-таки умею убеждать людей, - улыбнулся Робертс.
        Богатого Жавера просто взяли и ограбили пираты. Смех, да и только. Но это значит, там, куда он направился, нет проблем с деньгами. Значит, есть какая-то перевалочная база. Или уже конечный пункт, где можно начать все заново без лишних проблем. Правда, зачем тогда было изначально строить огромную подземную сеть под Александрией, когда можно работать в Америке без лишних хлопот?
        - А зачем вам вообще этот щеголь? - поинтересовался после Барт.
        - У нас личные счеты, - коротко ответил Салим. - Он кое-что должен каждому из нас. Нам повезло, что он поплыл, скрываясь от ордена туда же, куда и мы.
        - Если это можно назвать везением… - пожал плечами Уильям и ушел, так и не объяснив, что конкретно имеет в виду.
        Карибское море. Пиратский броненосец «Диего». 3 неделя октября. 7 день. 1885 год.
        - Ты действительно решил назвать его таким образом? - стоя рядом с Бартом у борта корабля, Хэммет смотрел вниз, наблюдая, как свесившиеся на веревках матросы рисовали поверх закрашенного старого названия новой.
        После вчерашнего допроса Катерина немного успокоилась, к счастью. Нужно было придумать план дальнейших действий, поэтому он и пришел к Робертсу.
        - А почему нет? - оперевшись одним локтем о борт, повернулся пират. - Твой… предок был великим человеком.
        Профессор улыбкой не ответил, лишь задал следующий вопрос.
        - Как тебе удалось вообще отхватить это прекрасное судно?
        - Ну… - чуть замялся капитан. - У меня тогда не было ничего. Я оказался в Мексике, представляешь… в чертовой Мексике. И она уже была независимой. Да почти все страны были независимы. А еще образовалось странное государство под названием США. Представь, как голова идет кругом…
        - Представляю, - неожиданно серьезно сказал Хэммет. - Как тебя приняли местные?
        - Как шута или сумасшедшего. Пришлось… как это называется… не выделяться.
        - А откуда тогда новая одежда? - оглядев с ног до головы костюм Барта, поинтересовался Михаил.
        - Сшита на заказ, - пират подергал камзол за воротник. - Так вот… пришлось работать на разных судах на самой унизительной работе. Но это лучше, чем вообще без моря. И медленно, но верно, мне удалось найти единомышленников. Сначала захватили небольшой корабль, но с пушками. А потом все больше и больше. А броненосец… в общем, пришлось действовать наглостью и хитростью.
        А как иначе? Уильям оказался прав - корабль оказался «реквизирован» у крестоносцев. А они точно не отдали бы по собственному желанию такую дорогую игрушку.
        - Что же бывшие хозяева забыли в этих водах? Явно приплыли не охотиться на пиратов.
        - У них была экспедиция. Были бумаги с личными подписями некого сэр Джеймса…
        - Интересно, - Хэммет повернулся к собеседнику. - Расскажи об этом поподробнее.
        - В восемьдесят четвертом они прибыли к берегам Мексики. Судя по другим документам…
        - А эти документы сохранились?
        - К сожалению, нет. Нам-то они без надобности…
        Справедливо. Но очень жаль.
        - Так вот, - продолжил пират, поправив треуголку, которую чуть отклонило сильным порывом ветра. - Судя по другим документам, они что-то искали. А другая команда плыла по другой стороне материка в сторону Техаса или Калифорнии… не знаю, не плавал там.
        - Но ведь там… - профессор осекся, а после крепко задумался. - Продолжай.
        - Наш корабль был в бухте, скрытый от чужих глаз. Как раз в тот момент на крестоносцев напали люди, орки и огры. В поношенной серой униформе…
        - Это конфедераты, - догадался Михаил, но, видя непонимающие лицо Робертса, пояснил. - Больше двадцати лет назад в США закончилась гражданская война. Не смирившиеся части армии юга, конфедераты, отступили в независимую Мексику.
        И занимались тем, что умели - воевали. А если не получалось наняться к какой-нибудь богатой семье, то грабили и убивали. Вот и крестоносцы испытали весь гнев, что копился у этих солдат за двадцать лет…
        - Они задали горячий бой крестоносцам. Давно не видел, чтобы так яростно кромсали святош. Причем бой быстро перешел врукопашную. Мечи и сабли просто пропитались кровью… - поэтично выразился пират, мечтательно посмотрев в сторону. - Мы наблюдали. А потом сделали предложение лидеру этих солдат. Дали шлюпки, чтобы они захватили корабль и отрезали им все тылы. Им нужно было оружие, а нам новый корабль, ибо старое корыто уже начало гнить.
        - Они выполнили условия сделки?
        - Разумеется, нет. Открыли огонь, стоило показаться. Но и на этот случай мы все предусмотрели. Как отвлекающий маневр погнали с зафиксированным рулем наше старое корыто прямо на таран. Пока они пытались осваивать пушки на броненосце, мы сумели зачистить от них берег, - усмехнулся Робертс. - Это было несложно - крестоносцы сражались до последнего человека и серьезно их потрепали…
        Хэммету оставалось только подивиться находчивости и везению пирату. Они запросто могли навсегда остаться без судна, сообрази остатки солдат Конфедерации бросить тех, кто на берегу и уплыть.
        - А в это время наш морской десант подплыл и забрался по крюкам, которые эти тугодумы не догадались снять. Поэтому зачистить судно не составило труда.
        А пиратствовать на такой громадине, конечно, не так удобно, но мало кто из местных соберется серьезно атаковать ее, разве что пригонит пару-тройку подобных.
        - Эх… я скучаю по каперским временам. Сейчас мир ушел далеко вперед.
        Уильям считал, милости от пирата ждать не стоит. Но Хэммету удалось без труда уговорить его помочь им, после чего бывший крестоносец прикусил язык.
        Но пока никакого плана не имелось. Есть расплывчатая цель - следовать за кораблем Жана Жавера. Но это все.
        Поэтому солдат считал, что милость морского преступника не безгранична. Сейчас на их корабле много золота и драгоценностей. Дележка между членами экипажа произошла. Но насколько он помнил старые истории - долго спокойствия не будет. А, значит, им придется участвовать в абордаже мирных кораблей. А, значит, если их законопослушность была и раньше под большим вопросом, то после убийств ни в чем не повинных людей все сомнения отпадут. Они станут бандитами и преступниками.
        Но кто будет слушать знающего толк в пиратах? Профессор всегда лучше знал, как поступить. До этого времени они оставались живы. Но дальше… дальше все становится только хуже.
        Однажды ночью бывшему крестоносцу удалось застать Барта в одиночестве у носа корабля. Быстро подавив соблазнительные мысли об избавлении от опасной фигуры, что не принесет им ничего, кроме смерти, Уильям медленно подошел ближе.
        - Вот настолько достаточно, - глядя на гладь воды, отчеканил пират.
        Солдат даже не заметил, как остановился. Старые воинские рефлексы все еще действовали, но в данный момент это вызвало новую порцию злости.
        Впрочем, он не слишком-то пытался быть тихим. Шаги в ботинках достаточно громко отдавались по палубе.
        Робертс держал руку на поясе рядом с саблей. Опасается? Уильям не знал, но сам был безоружен, поэтому опасался сам. Ничего не мешает капитану тихо убить его и скинуть за борт, после чего замести следы. И физическая мощь, которая помогала раньше выживать - здесь не поможет.
        - До этого момента я не общался с крестоносцами. Разве что по вопросу капитуляции, - начал пират, и после этих слов солдат стиснул зубы. - Но вы уже не служите в ордене… это еще интереснее.
        Теперь он жалел, что вообще подошел. Хотелось развернуться и уйти, но гордость не позволяла.
        - Мне же не доводилось общаться раньше с пиратами, бандитами и убийцами, - холодно ответил Уильям. - Отвратительные впечатления.
        Барт повернулся к собеседнику лицом:
        - Отмечу воспитание, которое прививают в вашем ордене. Куда нам до вас, великих и славных воинов. Защитников слабых и обездоленных.
        Он хмыкнул, чуть поглаживая эфес сабли:
        - Но, признаюсь, в далеком детстве, читая книги и ратных подвигах крестоносцев, я мечтал, что когда-нибудь смогу стать таким же. Только вот все это, как оказалось, стоит не больше выеденного яйца…
        Зубы бывшего крестоносца заскрежетали так, что, казалось, могут распугать всю имеющуюся в округе рыбу.
        - … все героические поступки, разумеется, были. Но их участники - совершенно другие люди. Которых было мало тогда. И мало сейчас. Или вы считаете, что орден неприкосновенен и кристально чист?
        - Просто есть вещи, которых нельзя касаться…
        - Почему? - резко спросил Робертс. - Потому что это неприятно? Больно? Но без этих чувств не будет никакого результата. Впрочем, я знаю, что вас не учат думать индивидуально. Командиры - отцы и наставники. Они все решат…
        - Неправда, - отрезал бывший крестоносец. - В бою все меняется.
        - Не спорю. В бою я тоже капитан лишь для тех, кто рядом. А вот остальные братья начинают жить самостоятельно.
        После небольшой паузы пират облокотился о борт корабля.
        - Я наблюдал за каждым из вас, в том числе и за профессором. Порой удивительно, как людей с разными целями и взглядами на вещи объединяют общие интересы.
        - У нас нет общих интересов, - уже готовясь прервать разговор в любой момент, отметил Уильям.
        - Тогда зачем вы проделали весь этот путь?
        - Это личное. И не стоит внимания, - бывший крестоносец решил сменить тему. - А зачем пирату помогать нам?
        - Жадность, наверное, - не став настаивать, посмеялся Барт. - Если тот эльф готов отдать столько денег просто так, он невероятно богат…
        - Более чем…
        - Тем более. А вы идете за ним. Поэтому пока наши интересы общие.
        Аккуратно хлопнув Уильяма по плечу, что тот сопроводил недовольным взглядом, капитан направился вперед по палубе, параллельно проведя рукой по длинному дулу носового корабельного орудия.
        - Удивительные люди, эти пираты. Совсем не похожи на головорезов из истории, - заметил Салим, прогуливаясь с Катериной в другую ночь по броненосцу.
        - Да, только вот нашего святошу это не переубедить. И как тебе общение с местными собратьями? - поинтересовалась рыжеволосая.
        - А с чего ты взяла, что мне охота с ними общаться? - с усмешкой отметил орк. - Если мы одной расы, это еще ничего не значит. Я всегда был далек от своих собратьев. Как бы меня не пытались приравнять к ним по цвету кожи.
        На это женщина лишь пожала плечами. Но все-таки наемник соизволил ответить на вопрос:
        - Общался. Интересные ребята. Все бывшие рабы США или их потомки. Я даже не думал, что когда-нибудь доживу до момента, чтобы нас перестали считать рабами. Только их диалекта не понимаю. Да и они отмечают, что я говорю как белый.
        После чего он вспомнил, с кем говорит, но не стал извиняться. А для Катерины это было пустым звуком.
        Они решили прогуляться вместе, выходя из лазарета, где делали перевязки для их уже порядком заживших ран.
        - А ты говорила кому-нибудь, кем являешься? - орк посмотрел вдаль на морскую гладь.
        В руке рыжеволосой заплясали яркие молнии. Пират, прикладывающийся к небольшой фляжке на палубе выше, решил отойти на другую сторону от греха.
        - Спасибо Нердариону. Он позиционирует меня, как свою ученицу. Наверное, взамен той убитой эльфийки.
        Они действительно продолжали заниматься. Правда, мастер объяснял лишь теорию. А вот Хо рисковал, подходя почти вплотную и объясняя как правильно колдовать.
        Ян же, который выжил после крушения, говорил, что его спас кто-то с большими крыльями. Правда, добавлял, что, скорее всего, это просто привиделось. Воды он тогда порядочно наглотался.
        - Надеюсь только, ты не рассказывала ему о том, что делала с тем солдатом? Маг подобного не одобряет, так что осторожнее…
        - Я же не дура в конце концов, - фыркнула женщина.
        Хотя, бросаться сломя голову в поместье Жана не стоило. Теперь единственная призрачная возможность найти сына растаяла. И неизвестно, повезет ли ей так вновь…
        Впрочем, если повезет, то второй шанс упущен не будет.
        - И когда ты планируешь нас покинуть? - спросила она.
        Их разговор быстро перескакивал с одного на другое. Что поделать, так бывает, когда общаются две скрытных личности.
        Правда, Салим для Катерины был большей загадкой. И даже не окольные вопросы отвечал весьма уклончиво.
        - Как только разберусь с Жаном и верну то, что он забрал.
        - А что он забрал?
        - Неважно.
        Вот так всегда и происходило. Хотя Хэммет действительно пытался разговорить орка. Но бесполезно. А, значит, доверять ему нельзя, в любой момент может отойти в сторону, будто это его не касается. Остается верить, что ненависть к эльфу в нем достаточно сильна.
        Разговор остановился. Пожалуй, все темы и взаимные колкости оказались исчерпаны. Все-таки, даже работая в одной упряжке, это не делает никого из них друзьями, пусть профессор и хочет в это верить. Но никто из соратников ему не друг. Даже Уильям. Что говорить о Катерине, а уж тем более о Салиме.
        Но пока все остается как есть. А рыжеволосая устала от вещей без какого-либо постоянства. Тогда, в церкви Борджиа, была спокойная рутина. Но приятная. Да, ее заживо съедала ненависть. И все же жизнь до вторжения профессора и святоши полностью принадлежала женщине. Или, по крайней мере, в этом она старалась убедить себя…
        - Это еще что такое? - в небе промелькнула яркая вспышка, а потом нечто пролетело вперед на огромной скорости.
        Очень, очень высоко.
        - Падающая звезда, наверное… - пожала плечами Катерина.
        Тут из внутренних помещений корабля вышел огр в фуражке моряка, покуривая трубку. Кроме этого, на его теле кроме брюк не было ничего, что могло прикрыть множество шрамов. Громадное существо в два раза превышало орка в плечах и было выше на одну голову. Коренные жители Северной Америки. Каких только глупостей не рассказывали о них в Европе. Ничему нельзя верить.
        - Мои предки называли эту вещь благословением духов. В такие времена духи спускались с небес, чтобы подарить нам силу в бою. Правда, не слишком это помогло моим предкам, - добавил огр с усмешкой.
        - Видела я однажды такое «чудо»… мне тоже не помогло, - фыркнула женщина. - Вряд ли это духи.
        - Не знаю, вы своих добрых духов называете ангелами.
        Тут троица услышала шаги вдалеке. Вглядевшись в темноту палубы, они все-таки разглядели силуэт Хэммета. Тот шел, чуть сгорбившись, держа руки в карманах. По виду чем-то сильно озадаченный.
        - Что-то случилось, профессор?
        Тот ответил не сразу. Даже прошел мимо, а потом развернулся и объявил.
        - Крестоносец сбежал…
        - Что? - у огра едва трубка не вылетела изо рта, после чего он пошел обратно во внутренние помещения корабля будить остальных.
        - Куда? Спрыгнул в океан что ли? - Салим выглянул за борт. - Невелика потеря.
        Наконец, по тревоге поднялся весь корабль. Его обыскали сверху донизу, но ничего не нашли. Робертс, накинув лишь брюки и рубашку, участвовал в поисках.
        - Тщетно, - наконец, сдался пират, когда они остановились в большом зале.
        - Хороши же ваши охранники… - усмехнулся Уильям.
        - Давай тебя туда запихнем и посмотрим, как ты выберешься, - фыркнул один из моряков.
        - Так, без ссор! - пригрозил пальцем капитан. - Пленные сбегают, такое бывает. Но если ему помог кто-то из экипажа, я это обязательно выясню. Но давайте рассуждать логически - что мог предложить этот солдат кому-то из нас, если у нас целый трюм золота и драгоценностей?
        Воцарилось молчание. Но бывший крестоносец нашел, что сказать:
        - Землю или власть не купишь за деньги.
        Но после этого присутствующие пираты засмеялись.
        - А мы, по твоему, в пиратах, чтобы стать адмиралами флота в свое время? - отсмеявшись, решил досадить ему старый матрос.
        - В ваших словах есть резон, - тихо шепнул на ухо солдату Хэммет.
        Но тот не поверил.
        - Профессор… профессор! - после прикосновения Михаил резко вскочил с койки.
        Это оказался Салим. Оказывается, опять вылетело из памяти запереть каюту.
        - Опять кошмары? - орк примостился у ближайшей стены.
        - Кошмары?
        - Вы бледны, вас трясет, а еще вы говорили во сне.
        Хэммет посмотрел на собственные руки. И вправду. Голод побороть удалось, так что других вариантов нет.
        - И о чем я говорил?
        - Про закрытие чего-то там… не расслышал.
        - Бывает, - свернул разговор профессор. - Что случилось? И который час?
        - Раннее утро. Я бы не стал будить вас так рано, не будь нужды.
        Салим бросил взгляд на запертую в этот раз дверь каюты.
        - Я на это очень надеюсь, - протер глаза собеседник.
        - Я проник в каюту нашего бравого капитана и кое-что нашел, - орк вытащил из походной сумки, стоявшей рядом с ногами небольшой корабельный журнал.
        - Вы сделали что? - вскочил профессор. - Совсем сбрендили?! Этот человек опасен. И нам повезло, что нас не прикончил! Меня он еще подумает убивать, а вот вас не пощадит!
        Впрочем, Салим страха в его глазах не увидел, вопреки дрожащему голосу. Поэтому не поверил.
        - Если бы я не подозревал кое-что, не стал бы…
        Но профессор слушать ничего не хотел:
        - Сначала Уильям и Катерина! Теперь вы своевольничаете! Можно хоть раз поставить меня в известность?
        Вместо этого Салим толкнул собеседника рукой, в которой был журнал. От напора Хэммет едва не упал, споткнувшись о кровать, но книгу удержал.
        - Откройте, а потом будете сравнивать меня с этими неудачниками.
        Такого пренебрежения по отношению к спутникам профессор еще не слышал. Но не стал усугублять конфликт.
        В журнале оказались цифры, цифры, цифры. Товары, золото, грабежи, дележки.
        - Читайте в самом конце.
        В записях начал фигурировать некий Гилен. Плата за абордаж… плата за перевозки… плата за убийства. Только кого?
        - И в чем состояли ваши подозрения? - внимательно изучая, поинтересовался Михаил.
        - Чтобы Жан Жавер просто так отдал пирату все золото? И пират принял бы золото, всех пощадив и отпустив? Крестоносец же был допрошен до нас, я это сразу понял. Уж слишком зашуган, всю дурь из него уже успели выбить. Его раны… сомневаюсь, что все они от шторма. Так что… они выяснили, что он знает об эльфе, поэтому поняли, что нечем рисковать.
        - Я должен поговорить с Бартом, - взяв журнал, Хэммет отправился к двери.
        Но орк встал на пути:
        - С ума сошли? У пиратов дружба дружбой, а врагов они не щадят.
        - Он мне не враг.
        - Пока. Но мы все станем врагами и нас выкинут за борт.
        - Все будет в порядке…
        Салиму стало не по себе от такой уверенности в усталых глазах Михаила.
        Но ничего не изменилось ни через день, ни через два. О пленнике больше никто не вспоминал. Шансов выжить в открытом океане без шлюпки все равно не было.
        Броненосец вошел в Карибском море. Другие корабли если и встречались, то пираты снимали флаги и проходили мимо. С грузом золота никто не хотел рисковать ради какой-то мелкой наживы.
        По плану Барт собирался посетить пару портов на Кубе, Гаити, а потом и на материках. Такое золото нужно хорошенько спрятать. А банки только будут рады помочь. Впрочем, экипаж сам решит, как захочет потратить собственную долю.
        А у профессора если и был план, то он ни с кем не делился. Все равно след Жавера оказался потерян. Однако Салим настаивал на еще одном взломе или разрешения аккуратно допрашивать экипаж. Остальные же были пока не в курсе двуличности Робертса, поэтому молчали, предпочитая пока что плыть по течению.
        Однако Нердарион, кажется, сам разгадал все. Но не начинал конфликт. Время и так непростое.
        - Зачем мы тянем время? - наконец, спросил орк, когда остался с Хэмметом наедине.
        Заполняя что-то в своей записной книжке, тот ответил не сразу.
        - Вы положили журнал на место?
        - Да, положил. Но я уверен, что пропажу уже обнаружили до этого…
        - Ничего больше не крали?
        - Нет, - оскорбился наемник.
        - Вот и отлично.
        После паузы Салим вновь настоял на вопросе:
        - Так чего мы ждем?
        - Когда Жавер даст о себе знать.
        - То есть?
        - То есть, я поговорил с нашим капитаном, - Михаил закрыл книжку и убрал в нагрудный карман пиджака, после чего снял пенсне. - Он не испытывает никакой любви к эльфу. Лишь занимался для него грязной работенкой…
        - И вы ему поверили?
        - Да, - даже с некоторым удивлением ответил профессор.
        - Он явно получил этот корабль не тем хитрым путем, - орк склонился над столом. - Наверняка это плата Жавера… а это значит, нас везут прямо в ловушку.
        - Нет.
        - Да с чего вы так уверены?! - взорвался Салим, вскинув на секунду руки. - Ваша доверчивость просто поражает! Вы не знаете этих людей! Не знаете этого капитана!
        - Вы тоже.
        Хэммет говорил спокойно и непринужденно, будто преподавал очередную лекцию по демонологии.
        - Назовите хоть одну причину, по которой ему можно доверять, - сдался, наконец, орк.
        Профессор вновь вытащил книжку и достал небольшое письмо, что скрывалось между страниц:
        - Потому что мое маленькое расследование закончено.
        Салим сел на лавку и вскрыл конверт. Письмо содержало инициалы И.Л.Б, выведенные заранее. А само письмо было написано пером чуть неровным подчерком.
        - Последние ваши действия означают, что перемирие нарушено. Последнее предупреждение не было вами услышано. Александрия стала последней каплей. Наша организация примет все меры. Орден крестоносцев не поможет укрыться от возмездия… ваш И.Л.Б.
        - Исаак Лотиан Белл, - пояснил Михаил.
        - Металлург? - хмыкнул орк, отдавая письмо. - Откуда это у вас?
        - Его дал мне Барт. Оно было у пленника. У Белла много людей в разных организациях. В Шербуре я и Уильям нашли мертвого солдата принца Артура. При нем было такое же письмо, но пустое. Белл был в Шербуре, хотел встретиться с Жаном. Но тот сбежал раньше.
        Салим лишь пожал плечами.
        - Он некромант. Либо тесно связан с ними, - продолжал с нажимом Хэммет. - Он ответственен за Шербур. За нападение на Церковь Борджиа. И наверняка за Александрию. Ведь какой-то британец прислал оружие оркам и арабам.
        - Да, но в письме говорится, что именно для него Александрия стала последней каплей. Что-то не сходится… - потер подбородок наемник.
        - Ведь он смог увезти оборудование. А солдат, которого взяли в плен, должен был тайно передать ему это письмо, если его поймают крестоносцы.
        - Зачем?
        - Вот этого не знаю. Возможно, чтобы запугать.
        - Запугать? - посмеялся орк. - Не того эльфа он собирался запугать. Но допустим, Белл - некромант. Нам-то с этого что?
        - Мы знаем, кто наш враг, - сказал очевидное Михаил.
        - Но мы идем за Жавером, я правильно понимаю? - орк поднял бровь.
        - Да, нам нужно знать, что это было за оборудование. К тому же у него могут быть ответы на другие вопросы…
        Хэммет осекся. А после вскочил и побежал на палубу.
        - Вы куда? - наемник кинулся следом.
        И нашел профессора на носовой части броненосца. Там же стоял Барт. Уильям и Катерина подоспели позже. Нердарион, Хо и Ян стояли на палубе выше.
        Впереди было пять крупных кораблей.
        - Узнаете флаги? - Робертс передал Салиму подзорную трубу.
        Орк пригляделся получше.
        - Это флаги одной из торговых гильдий Жавера.
        - Значит, потопим эти чертовы суденышки… Все по местам!
        Глава 5
        Африка. Мыс Лопес. 2 неделя февраля. 3 день. 1722 год.
        - Значит, потом эти чертовы суденышки… все по местам! - скомандовал Бартеломью Робертс, прозванный «Черным Бартом».
        Заклятый враг был прямо впереди. Адмирал Белфорт был известным любителем вешать пиратов. Он так хотел повесить Черную Бороду, что готов был угробить всю флотилию, лишь бы получить желаемое. Но тому повезло больше - пал в бою.
        Поэтому пират решил, что законник не получит и его в качестве ценного трофея.
        Вот только неясно, что привело такой высокопоставленный британский чин, которому поручено бороться с пиратством в Вест-Индии, к Африке.
        Но вопреки ожиданиям, судно оказалось одно. Один из его солдат - бывший дезертир с этого корабля, поэтому быстро опознал, кому он принадлежит. Жаль, что не удалось выяснить это раньше, до потери одного из кораблей небольшой флотилии Барта.
        Его Фортуна двинулась вперед на всех парусах, а Маленький Рейнджер остался позади в качестве прикрытия и туза в рукаве.
        Солидная часть команды была все еще навеселе. Британцы всегда умеют заявиться в самый неподходящий момент. Будучи валлийцем, Робертс совсем не считал этой напыщенный народ своим, предпочитая жить без родины в сердце. Единственная родина - это море. Куда и должны сбросить его мертвое тело верные матросы…
        Завтрак пришлось заканчивать прямо на корабле - настолько неожиданным оказалось появление британца. Но позаботиться о внешнем виде никогда не поздно. Алые камзол и бриджи определенно привлекали внимание. В особенности врагов, которые выслеживают капитана корабля, в первую очередь. Что поделать, дань моде. Шляпа с красным пером хорошо дополняла костюм, а тяжелая золотая цепь с украшениями нет-нет, да ослепит врага отражением лучей яркого африканского солнца.
        - Британцы думают, что они главные в этом мире! Что каждый должен кланяться им в ноги! - выхватив саблю, двигаясь по палубе, капитан продолжал воодушевлять команду. - Но каждый из них, даже самый высокопоставленный адмирал или пухлый губернатор - всего лишь люди из плоти и крови! А у нас вместо крови морская вода, вместо кожи - паруса, а вместо костей - железо, из которого отлиты наши пушки!
        Команда поддержала его восторженными возгласами и несколькими выстрелами в воздух. Пьяные, что с них взять. Главное, что паруса не пробили.
        - И пусть Белфорт узнает, кто такой свободной пират! Пусть цепной пес его величества падет! И чтобы его потомки всегда несли на себе клеймо позора!
        После чего он прекратил речь и подтащил к себе старшего помощника, от которого сильно несло перегаром.
        - Где Диего?
        - Не могу… знать… - пробулькал тот слова.
        - Ох, здорово… а кто за штурвалом? Неужели Франсуа?
        - Франсуа… да…
        Тут Робертс обернулся и посмотрел в сторону корабля. Так увлекся речью, что не заметил ошибки эльфа Франсуа, прозванного «Непотопляемым». Из-за того, что сменил за свою жизнь около тридцати кораблей и все они погибли. Но такого опытного моряка грех не нанять, пусть за ним и тянется шлейф неудач.
        И, похоже, Непотопляемый решил записать на свой счет еще один корабль.
        - Франсуа! - Барт еле сдерживался, чтобы не выругаться, как самый грязный сквернослов.
        Они стояли прямо на линии огня, а сами не могли достойно ответить. Раздался первый залп, прежде чем пират успел что-то исправить.
        - Ах, они… - только успел выдохнуть он после града снарядов, что ударил в борт, от чего мужчина повалился на палубу.
        Второй залп пришелся выше, дырявя паруса и разрывая экипаж на куски. Снаряды оказались с картечью.
        Не успел Робертс вытащить пистолет, как картечь пробила лоб. Высоко, с правой стороны. Рана оказалась скрыта длинными волосами…
        Великий капитан, гроза торговых и военных судов, вешатель губернаторов упал как подкошенный.
        - Капитан!
        - Убили!
        - Несите парус!
        Корабельный врач бросил лишь беглый взгляд на рану, после чего немедленно констатировал смерть. Боевой дух команды резко упал, пушки ответили слишком поздно, да и весьма косо, отчего адмирал Белфорт потерял лишь двух человек.
        Матросы же собирались первым делом выполнить последний приказ капитана, поэтому быстро и плотно замотали тело в парусину, а после выкинули за борт.
        Как только вода вошла в легкие, Барт очнулся. И понял, что быстро погружается вниз. Вырваться не удавалось, слишком хорошо постарались пираты сопроводить его в последний путь.
        Сабля была у него в руках, но невозможно что-то сделать, кроме как попытаться хоть проткнуть кокон лезвием.
        Стоило коснуться дна, как вдруг вода пропала…
        Последующие дни казались каким-то странным неясным кошмаром. Будто все происходило с кем-то другим. Под самый конец Робертс решил для себя, что это всего лишь предсмертная агония…
        Неизвестно где и когда.
        Робертс очнулся, но увидел вокруг себя лишь яркий свет. Над ним склонился эльф в белоснежном костюме, безупречная ткань которого игриво переливалась в окружении. А рядом стоял мужчина, лица которого не было видно. Но пирату показалось, что за спиной у него крылья…
        Карибское море. Пиратский броненосец «Диего». 3 неделя октября. 7 день. 1885 год.
        Вражеские корабли медленно, но верно приближались. К счастью, броненосцев не наблюдалось, лишь большие деревянные суда. Хоть и вооруженные пушками под завязку.
        - Что-то больно слабый у него флот, - заметил Хэммет.
        - У Гилена здесь не настолько большая сфера влияния, - пояснил Робертс, отдав несколько приказов.
        Глянул залп с носа корабля эльфа, но, скорее, как предупреждение. Снаряд упал рядом в воду.
        - Мы что, собираемся атаковать целую торговую гильдию? - вновь нашел время для высказывания претензий подошедший Уильям. - Мы собираемся поубивать кучу неповинных людей ради того, чтобы добраться до проклятого ушастого!
        - Вам не мешало убивать невинных в Александрии, - кисло напомнила Катерина, глядя на приближающийся флот.
        Ей не хотелось еще раз пережить битву в шторм. Шторма не было, но битва на кораблях, когда нет твердой земли, нервировала.
        - Я… не… - бывший крестоносец не сразу нашелся с ответом.
        Поэтому Барт перехватил ситуацию.
        - Скажите, Уильям, ваша фамилия ведь Белфорт?
        - Эм… да? - солдат не слишком быстро соображал в плане разговоров, когда рядом гремели пушки.
        Остальные же либо готовились к битве, либо сохраняли железное спокойствие. Или, по крайней мере, делали вид.
        Капитан огладил гладко выбритое лицо, скрывая улыбку:
        - У вас в роду были адмиралы?
        - Какое это имеет отношение к ситуации? - огрызнулся Уильям, собираясь в любую секунду покинуть палубу при бомбежке. - Да, были, дальше что?
        - Совершенно ничего, - после чего пират невозмутимо обратился к Хэммету. - Я на главный барбет, хочу, наконец, испытать эту огромную пушку…
        Михаил бросил взгляд на совершенно сконфуженного солдата и двинулся следом.
        - Пошли, наш бой будет при абордаже, - Катерина чуть ободряюще толкнула мужчину в плечо.
        - Я же прикрою магов, - решил Салим, отправляясь на палубу выше.
        Даже несмотря на то, что ему сейчас никто не платил, он предпочитал выполнять свои обязанности.
        Профессор неотступно шел за Робертсом, что продолжал раздавать приказы, а команда продолжала их резво выполнять.
        - Их пушки долго будут прогрызать нашу броню, - отвлекся Барт. - Но не стоит лезть в самое пекло.
        - О, поверь, я уже бывал в пекле.
        - Как и твой… предок, - заметил пират, мягко отталкивая матроса в сторону.
        После чего самостоятельно начал готовить трехсотмиллиметровую пушку к стрельбе. Двое подчиненных лишь зарядили снаряд внутрь.
        - Капитан! - крикнул сверху Нердарион. - Там позади остров! Подведите корабль им за спину, тогда мы сможем что-нибудь сделать!
        - Хорошая идея! Вы слышали его, - поддержал Барт и кивнул ближайшему матросу. Тот побежал наверх в рубку. - И пусть разожгут печи посильнее! Не жалейте угля!
        Им понадобится максимально быстрый ход, чтобы маневрировать.
        Корабли Гилена были больше и массивнее, но неповоротливы даже с магами ветра на борту. К тому же эти маги не смогут устроить им сильную качку своими способностями.
        - А теперь, - поворачивая пушку с помощью вентиля, в предвкушении прошептал Робертс. - Закройте уши!
        Хэммет последовал совету и даже чуть пригнулся. Длинная носовая пушка дала мощный залп. Снаряд пролетел над первым кораблем и врезался в борт второго. Внутри что-то сильно сдетанировало, не оставляя ему шансов. Громадина медленно начала заваливаться на бок. Вода хлынула внутрь через огромную дыру.
        Команда ликовала, глядя на тонущий корабль. Но до победы еще далеко. Другие суда не желали разделить судьбу собрата, поэтому под вызванными магами ветрами начали перестраиваться для обороны, расходясь подальше друг от друга и вставая боком. Но рулевой заметил их маневр гораздо раньше, поэтому начал обходить их с фланга, не давая зажать корабль в полукруге пушек.
        Скорость броненосца превзошла ожидания моряков Гилена, поэтому палубы были весьма оживленны.
        - Обходите их! - глядя в подзорную трубу через прорез барбета, велел Барт.
        После чего отдал ее профессору и достал револьвер.
        - Рано или поздно нас зажмут и попробуют взять на абордаж. Вечно бегать вокруг этого острова мы не сможем…
        - Если этот остров не важен, - начал было Хэммет, но пират велел ему жестом посмотреть в его сторону.
        Остров представлял из себя скалу, обрамленную пляжами и небольшими джунглями, что типично для ландшафта Карибского Бассейна. Только вот скала какая-то нетипичная, очень большая, с башней наверху. И еще испещрена какими-то постройками внутри.
        - Это основная база Гилена?! - поинтересовался Михаил, улучив момент, пока заряжали новый снаряд в пушку.
        Другие орудия тоже дали о себе знать, нанося ощутимый урон ближайшему кораблю, который не успевал за ними развернуться. Поэтому говорить приходилось громко.
        - Нет, просто перевалочная! - ответил после заминки Робертс, целясь в дальний корабль.
        Тратить такой мощный снаряд на ближайший, который и так по ним не может ударить - непозволительная роскошь.
        Хэммет же хотел посоветовать убираться отсюда. Риск не оправдан, эльф мог увезти оборудование и сбежать сам. В результате чего ни Хэммету, ни Катерине, ни Салиму не достанется ничего. Уильям же видел в этой погоне способ восстановить доброе имя перед орденом. А магами двигала мысль о восстановлении баланса, который Жавер определенно нарушил. И не один раз. Кровопролитие в Александрии, вероятная причастность к инциденту в Шербуре… но и смерть ученицы Нердариона могла двигать каждым из них.
        Но потом Михаил передумал. Перевалочная - не перевалочная, но это нанесет удар по Жану. До этого они были лишь пешками в его игре, а теперь смогут нанести эльфу существенный ущерб. Который, возможно, будет стоить всего огромного богатства, нажитого на чужой крови…
        В это время Уильям и Катерина готовились к битве. Бывший крестоносец проверял затвор винтовки, меч же лежал в ножнах неподалеку. Возможно, не понадобится, но если придется, помахать будет где.
        Рыжеволосая же проверяла ножи и застежки, на которых все крепилось. В гущу событий она лезть не собиралась. Но если потребуется, сожжет любое из этих судов дотла. После ранения силы до сих пор не восстановились до конца. Но раз уж Хэммет держится как ни в чем не бывало после того, что с ним сделал тот некромант… ей нечего переживать о небольшой царапине.
        - Это немыслимо… - продолжал ругаться вслух Уильям. - Одно дело - люди Гилена. Но это торговая корпорация, не все там плохие люди.
        - А если бы там все матросы были эльфами? - подняла бровь женщина, бросив короткий взгляд на спутника.
        - Вы все сговорились задавать глупые вопросы?! - зарычал бывший крестоносец, с остервенением заряжая последний патрон.
        - Глупые? Или показывающие твою глупость?
        - Молчи, женщина! У меня нет времени учить тебя уважению…
        - Или молчаливой покорности…
        Солдат еле сдержался, чтобы не отвесить ей сильную пощечину. По счастью, бесполезный спор решила чья-то пуля, чиркнувшая по щеке Катерины.
        - Черт! - она припала к борту.
        Уильям же пригнулся, пытаясь определить, откуда стреляют.
        - Это с корабля! - коротко указал он после того, как еще раз грянули их пушки.
        - Я догадалась, черт побери!
        Вот только расстояние между судами было весьма приличным. Сам бывший крестоносец даже не мог гарантировать, что попадет в сам корабль, что говорить о какой-то прицельной стрельбе, даже еще при качке?
        Тут от выстрела сверху упал за борт один из матросов, пролетев рядом с Катериной. Девушка на секунду вынырнула из укрытия, чтобы попытаться спасти несчастного, но не успела. А тут еще одна пуля чиркнула прямо рядом с рукой.
        - Если корабль подойдет ближе, нас перестреляют как уток! - отметила она.
        С этим солдат спорить не стал…
        Салим после первого же выстрела, достигшего броненосца, велел магам пригнуться. Остальные матросы рядом последовали их примеру.
        - Как близко надо подойти кораблю? - поинтересовался орк, держа свою двустволку наготове.
        - Достаточно близко! - фыркнул Ян. - Ты когда-нибудь пробовал дотянуться до стакана воды на другом конце комнаты?!
        Наемнику не приходилось раньше видеть беспомощных магов, лишенных подвластной стихии. Впрочем, маги огня, если такие имелись у врага, тоже не рискнуть пользоваться своими разрушительными возможностями. А вот если в распоряжении имеются маги воды, то им придется несладко. Если потребуется, они с берега могут наслать такие волны, что даже такой тяжелый корабль сметет.
        Хо отправился куда-то вниз, а Нердарион прикидывал расстояние до острова, аккуратно выглядывая из укрытия. Одиночные пули продолжали свистеть и, порой, были опаснее вражеских снарядов, один из которых все же ударил в заднюю часть корабля и снес дверь одной из кают, не говоря уже о развороченной обстановке внутри.
        - Если рулевой Робертса не подведет, через пару минут мы сможем оказать поддержку! - заверил мастер.
        Салим лишь пожал плечами. Это если не будет мели и прибрежных скал, который в случае чего придется обходить.
        Одно из дальних торговых судов, наконец, смогло занять позицию для стрельбы.
        - Приготовиться! - громко скомандовал Барт, и его приказ эхом разнесся по всему броненосцу.
        Этот залп пушек оказался действительно ощутимым. Корабль затрясло. Хэммет, неудачно схватившись после предупреждения, упал на спину, да еще и ударился затылком о железный пол, что был вокруг барбета. Револьвер отлетел на метр, но профессор, исправляя конфуз, сначала дотянулся до него, а потом уже воспользовался помощью пирата, протянувшего руку.
        - Аккуратнее, здесь тебе не библиотека, - хмыкнул Робертс, а после без предупреждения выстрелил из трехсотмиллиметровой пушки по дальнему судну, мстя за, пусть и не слишком успешный, залп.
        Михаил лишь на секунду улыбнулся, несмотря на боль в затылке. К счастью, ударился не до крови.
        - В библиотеке порой бывает опаснее, - заметил он, пригибаясь при грохоте очередного залпа.
        Дальний корабль выдержал удар мощного снаряда и ответил залпом второго ряда пушек. В этот раз в броне пиратского судна остались серьезные вмятины, которые невозможно починить в полевых условиях.
        К счастью, в этот момент им удалось уйти с линии огня, благодаря активной работе лопатами матросов в котельной. Дым валил из труб с такой силой, что, казалось, способен вскоре создать дымовую завесу. Это бы не помешало…
        Ибо с острова тоже донеслась канонада. Две-три пушки, но когда любой снаряд может потопить корабль - это фатально.
        - Черт, надо убираться подальше от острова! - пытаясь изредка поймать на мушку неизвестного стрелка на приближающемся корабле, процедил Уильям.
        - Куда?! - совершенно искренне поинтересовалась Катерина, ибо знала, что у мужчины вряд ли найдется ответ.
        Но тот нашелся.
        - Надо обогнуть остров и уйти дальше к берегу, возможно, там есть бухта!
        - И дальше что?! Нас просто там зажмут!
        - А это уже проблемы пиратов!
        Теперь она понимала его план. Пиратское гостеприимство не произвело на черствое сердце солдата никакого впечатления.
        Поэтому уже сейчас он воюет, можно сказать, отдельно. По счастью, матросы рядом ничего не услышали…
        Два корабля остались не у дел, но третий продолжал неуклонно приближаться. Но на абордаж их капитан не спешил, предпочитая пойти на таран, намереваясь врезаться в заднюю часть броненосца, а заодно, если получится, расстрелять хотя бы из части пушек. В это время еще несколько пушек в скале дали о себе знать, врезаясь в корпус броненосца. По счастью, его броня оказалась орудиям старого образца не по зубам.
        Хэммету же в подзорную трубу удалось разглядеть неизвестного стрелка, что сидел на прямо высокой мачте корабля. Крепкий старик в синем мундире с винтовкой и, кажется, прикрученной к ней подзорной трубой. Но это лишь частично объясняло такую поразительную меткость.
        Стрелок прерывался только для перезарядки, благо патронов в привязанном к мачте ящике было вдоволь. А в остальное время он практически не целился и бил метко, продолжая снимать пиратов одного за другим, порой простреливая хлипкие укрытия. При этом стоя на обеих ногах, а не стреляя от бедра. Такую поразительную меткость Михаил встречал крайне редко.
        - Кто-нибудь, снесите уже эту проклятую мачту, прошу вас! - вежливо попросил подчиненных Робертс. - И принесите выпить, в горле пересохло!
        Никто не рискнул бежать по открытому пространству под прицельным огнем, да и Барт этого не просил. Квартирмейстер-испанец откуда-то выудил бутылку с вином и метко кинул в сторону барбета, где прятались капитан и профессор. Но прекрасный дорогой напиток не достиг места назначенная - бутылка взорвалась прямо в воздухе.
        - Похоже, что сейчас не время пить… - констатировал Хэммет, сохраняя хладнокровие, несмотря на вальяжное поведение пирата во время неравного боя, складывающегося далеко не в их пользу.
        - Вздор! - хмыкнул Робертс. - Еще раз, проверим его меткость!
        Квартирмейстер усмехнулся и бросил еще одну. На этот раз старик промахнулся. А снаряд, выпущенный из пушки по навесной траектории, упал рядом с мачтой, но даже не заставил ту накрениться.
        Ловко поймав бутылку, Барт достал висящую на поясе фарфоровую кружку. Больше же никто из команды на борту никогда не пил - за это можно с легкостью угодить в море. Ибо по правилам пьяница принесет лишь беды остальной команде…
        - Не предлагаю, оно красное, - будто извинился он и глотнул вожделенного напитка.
        Хэммету действительно не нравилось красное, поэтому он остался не в обиде.
        Барбет же, тем временем, продолжал поворачиваться для нового удара. В этот раз настал черед ближайшего корабля, пусть и закрывавшего их от удара со стороны остальных троих. Столкновение будет неприятным, а абордаж Барт решил проводить только с последним кораблем вдали от пушек острова. Ибо сейчас пираты воевали ради более крупной добычи, нежели какие-то корабли, пусть и такие огромные.
        Ибо даже далекая от мореплавания Катерина поняла, что судна пусты, уже успели скинуть весь груз, поэтому двигались все же немного быстрее, чем беременная черепаха.
        - Уильям! - вдруг позвала она солдата.
        - Чего тебе?! - огрызнулся тот, пытаясь вновь поймать в прицел меткого стрелка.
        - А мундир-то у него на твой похож!
        - Что?! - возмутился бывший крестоносец и попробовал еще раз аккуратно выглянуть.
        Но мало что увидел на мачте. Похоже, у женщины зрение было гораздо острее…
        Робертс приговорил уже вторую кружку дорогого напитка и решил на этом остановиться.
        - Хуан! - окликнул он квартирмейстера. - Продолжаем проверять нашего стрелка!
        Но Барт не заметил, что барбет уже повернулся в сторону корабля таким образом, что при замахе его рука показалась прямо в прорези.
        В результате чего бутылка взорвалась прямо в руке, а осколки впились в ладонь. Шумно выдыхая через ноздри, капитан стойко терпел боль. После чего достал платок и замотал им наскоро ранение.
        - Хорошо, что не правую. Жить можно, - усмехнулся он и не дал Хэммету посмотреть, насколько все серьезно.
        Да и с таким стрелком опасно лишний раз высовываться, если даже небольшая прорезь в барбете ему не препятствие.
        - Никому не вылезать! - скомандовал капитан. - Он только этого и ждет!
        - Какой у нас план? - все же поинтересовался Хэммет, надеясь, что тот у Робертса имелся.
        - Сейчас эти невоспитанные джентльмены в нас врежутся, и все будет кончено! - туго затянув пропитавшийся кровью платок, улыбнулся Барт.
        Михаил же надеялся, что все будет кончено не для них.
        Тем временем, громыхнула задняя тяжелая пушка, уничтожая окончательно дальний корабль. Но это увидели лишь те моряки, что находились позади.
        Остальные же вцепились во все, что можно, готовясь встретить мощный удар вражеского судна, что шло на таран.
        Хэммет удержался с помощью крепкой руки Робертса, а Уильям и Катерина на пару секунд отпали от борта, но тут же поспешили вернуться обратно в укрытие.
        Салим же удержал Нердаориона, вцепившись пальцами в борт до боли. Ян же удержался самостоятельно.
        Протаранившее их судно смяло себе деревянный нос. Да и стрелку с мачты теперь было раздолье. Но ненадолго. Он успел снять еще пять пиратов, однако после громыхнула пушка, заряд которой специально берегли. Мачта, на которой удобно расположился старик, оказалась прострелена насквозь. И рухнула вниз.
        Глаз профессора успел уловить, как стрелок успел спрыгнуть и зацепиться за один из канатов. После чего перерезал его и полетел вниз, прямо на палубу.
        - На абордаж! - крикнул Робертс и еще несколько сотен пиратов вторили ему.
        Если после неудачного тарана, который не причинил броненосцу практически никакого вреда, вражеское судно пыталось улизнуть, ничего не вышло.
        С самодельных пушек на палубе выше вылетели крепкие гарпуны, пробившие борт. Враги начали готовиться к обороне. Но главным преимуществом в виде превосходящей высоты палубы пираты не дали воспользоваться, открыв стрельбу из ружей и револьверов, выигрывая время, пока другие матросы притягивали судно вплотную.
        Два оставшихся корабля позади могли стрелять только по своим, поэтому пытались выйти на линию огня. Что оказалось непросто, ибо с одной стороны броненосец защищал остров, пушки которого тоже не могли стрелять по своему кораблю.
        Оказалось, что на самой палубе не так много людей. Видимо, люди Гилена не ожидали что придется защищать. Очередная ошибка.
        Пираты быстро принесли лестницы, чтобы забраться наверх. Защитники пытались их скинуть даже под градом пуль, но те удачно зацеплялись за корпус.
        Уильям и Катерина полезли сразу за первыми матросами. Тот, что был над бывшим крестоносцем, пал от пули наверху и полетел вниз. Но солдат успел свеситься в сторону, цепляясь одной лишь рукой и ногой. Казалось, лестница упадет от такой нагрузки, но обошлось.
        Салим полез выше на мачту броненосца, чтобы прикрыть союзников и снять тех, кто еще остался на неповрежденных мачтах.
        На корабле Жавера начался пожар, кто-то из пиратов неудачно стрельнул в одну из бочек, где содержалось что-то взрывоопасное. Или случилось что-то еще, но часть палубы охватило пламя.
        Катерина соскочила с лестницы на борт, после чего пробежала вперед прямо по тонкой доске, попутно перерезав горло одному из гиленовских прихвостней, одетых в неброские темно-зеленые мундиры.
        Уильям лишь покачал головой, увидев данную картину, а после выбрался на палубу, тут же выхватывая меч. Работать с винтовкой на таком расстоянии неудобно, поэтому пришлось тут же спрятаться за одного из пиратов, которому и досталась положенная пуля. К счастью, такого низкого трюка никто в горячке не заметил. А стрелявший тут же лишился головы, стоило широкоплечему солдату подскочить и взмахнуть длинным тяжелым мечом. Заодно удалось рубануть спину другого солдата, перебивая позвоночник. Перевести дух не удалось - наскочило двое врагов с саблями, от которых приходилось отскакивать, потому что парировать такой громадиной достаточно сложно. К счастью, его резкий и достаточно быстрых замахов они тоже боялись.
        Салим целился из мощной двустволки очень внимательно, чтобы не задеть своих. Поэтому стрелял раз в десять секунд, тщательно выслеживая цели. Один раз удалось раздробить бок противнику, который собирался напасть сзади на бывшего крестоносца. После чего орк перевел взгляд на верхнюю палубу, где люди Жавера организовали более плотную оборону. Туда удастся прорваться только с потерями. Или нет?..
        С берега взметнулось бесчисленное количество песчинок с пляжа. Это была не та песчаная буря, что вызвал Хо. Чуть меньше. Бесформенная масса превратилось в высокий, узкий, песчаный торнадо, закрутившийся над верхней палубой. Несчастные солдаты ничего не могли сделать, разве что прыгнуть за борт. Иначе их поднимало в воздух и раскидывало в разные стороны, после чего они при приземлении ломали все кости.
        Катерина же пробежала по борту, после чего прыгнула с кинжалами на одного из врагов, вонзая их тому в горло сзади. Оставив их там, стоя на коленях, рыжеволосая раскинула руки в стороны. Ладони охватило пламя, которое начало изрыгать во врагов огненные стрелы. Еще четверо упали замертво с тлеющими ранами. Даже удалось спасти одного пирата от неминуемой гибели. Но после такого представления даже союзники смотрели с благоговейным страхом, не говоря уже о врагах, которые испытали настоящий ужас…
        Солдат на борту все же оказалось больше, чем ожидалось. Дрались все, вплоть до поваров. Ибо сомневались, что пираты оставят их в живых.
        Те моряки Робертса, что прорвались на опустевшую верхнюю палубу, вдруг начали падать один за другим после града выстрелов. Над перилами возникла фигура старика в синем мундире. Он быстро перезарядил два револьвера и продолжил стрельбу, резко уйдя от ответного залпа Салима.
        Орк пожалел о том, что остался на месте, а не соскочил вниз. Под пулями ему пришлось спрыгнуть вниз с большой высоты, к тому же выронив оружие. Приземление тоже вышло неудачным… После кувырка он вскрикнул от боли - нога оказалась если не сломана, то точно вывихнута.
        Уильям пригнулся и, крутанувшись, отрубил противнику с двумя саблями ноги. Тот больше не боец. Душераздирающие крики вокруг чередовались с выстрелами. Палуба была устлана телами с обеих сторон.
        Расправившись с противниками рядом, бывший крестоносец все-таки заметил меткого старика. Тогда еще мундир не показался знакомым - мешали разглядеть лучи солнца.
        Но то, что нужно было с ним покончить, пока он всех не положил, ясно сразу.
        Рванув по лестнице наверх, крестоносец выхватил винтовку, собираясь вступить в стрелковую дуэль. Хоть отчасти и понимал, что вряд ли выйдет победителем. Но боевой раж не давал трезво мыслить.
        Увидев нового врага, старик широко открыл глаза и отклонил прицел револьвера в последний момент. Пуля, готовая войти прямо в лоб солдата, отстрелила мочку уха, сорвав часть отпущенных черных волос.
        - Ах! - только успел вскрикнуть Уильям, зажимая рану рукой.
        После чего сделал шаг назад, чтобы не упасть и, подняв винтовку одной рукой, выстрелил. Старик в синем мундире выронил револьверы и уже мертвый упал через перила…
        Когда Робертс и Хэммет поднялись на палубу корабля, битва уже закончилась. Пираты ставили на колени пленников и добивали раненых, которые все еще думали сопротивляться.
        Катерина протирала окровавленные клинки, прислонившись спиной к уцелевшей мачте. На броненосце над сидящим Салимом хлопотал Нердарион. Ян тоже забрался на вражеский корабль.
        - Умеешь ты найти себе компаньонов, - присвистнул Барт, прекрасно оценивая, кто кого убил.
        - Это вышло случайно, - скромно заметил Михаил и подошел к Уильяму, который стоял над трупом старика.
        После чего оценивающим взглядом сравнил синие мундиры обоих. Идентичны. Глаза же бывшего крестоносца остекленели и смотрели куда-то в сторону, будто он боялся появления слез.
        Кровь текла из изувеченного уха, но стоило попытаться об этом сказать, как он огрызнулся:
        - Я в порядке!
        Профессор даже отшатнулся от такого окрика.
        - Битва еще не окончена! - возвестил капитан. - Займите их пушки, расстреляем из их же орудий оставшиеся корабли!
        Пираты тут же кинулись вниз в трюмы, где располагалось два ряда заряженных пушек, из которых еще не стреляли. Капитаны оставшихся двух судов сделали большую ошибку и кинулись на помощь, дабы отбить абордажную команду. И оказались тут же на траектории залпа.
        А броненосец стрельнул из мощной пушки по навесной траектории еще раз по островной скале, заставляя тамошние пушки замолкнуть окончательно.
        Хэммет же попытался еще что-то сказать, но солдат был непоколебим.
        - Я не хочу об этом говорить. Если кто тронет его тело, разрублю к чертям пополам!
        Пираты, что были вокруг, прекрасно все поняли и не посмели мародерствовать.
        Кажется, пока Уильям выбыл, как боец.
        Отойдя, Михаил столкнулся с Катериной, которая тоже решила собрать парочку трофеев.
        - Может, он и хорошо дерется, но его характер - большая проблема… он угроза, - заметила женщина, но профессор не внял этой паранойе.
        - У нас сейчас есть дела поважнее…
        Он посмотрел в сторону, а потом закрыл уши при грохоте пушек. Мощный залп двух рядов сразил оставшиеся корабли наповал. Пираты торжествующе заорали, стреляя в воздух. Некоторые скандировали имя капитана, но тот не выглядел так, будто это его сильно заботило. Лишние лавры не приносили ни богатства, ни могущества.
        Битва закончилась. Небольшая флотилия Жана оказалась повержена одним единственным броненосцем, который пока не думал отцепляться от захваченного корабля.
        Праздновать победу Барт строго настрого запретил. Битва была еще не окончена. Но передышка была необходима для восстановления сил.
        Воспользовавшись молчанием пушек на острове, пираты отправились на шлюпках к затопленным корабля, чтобы найти какие-нибудь ценности. До ныряний с колоколом, конечно, не дошло, но немного оружия выловить все же удалось. А трофейными боеприпасами можно даже не пытаться стрелять после морской воды. Заодно удалось пострелять тех, кто плыл на остров и тех, кто просто спасался после уничтожения кораблей.
        С пленными Робертс поступал просто. Либо присяга, либо смерть. К счастью, Уильям не присутствовал при этом моменте, когда солдат Гилена построили на палубе захваченного корабля и огласили условия.
        Двое из них оказались чересчур фанатичными и получили пули в лоб. Катерине было все равно, а Нердарион занимался Салимом. Мастер Хо же куда-то пропал, его поиском занялся Ян в составе нескольких моряков.
        Поэтому казнь осталась на совести капитана. Профессор лишь вздрогнул от выстрелов, отведя взгляд. Остальные же пленные быстро согласились на щедрое предложение Робертса.
        После чего началась расчистка палубы от обломков и оценке повреждений захваченного корабля. Решив пока оставить бывшего крестоносца в покое, Хэммет предложил Катерине навестить Салима.
        Орк лежал в каюте с перевязанной ногой.
        - Простое растяжение, - коротко констатировал мастер Нердарион. - Уже завтра должен быть на ногах.
        - Пусть только попадется мне в руки этот старикан, - прорычал орк, чувствуя стыд за свое фиаско.
        - Тогда придется драться с Уильямом, - хмыкнула рыжеволосая. - Который его и прикончил. Лишившись уха…
        - Тогда мне немедленно надо проверить его рану! - заволновался маг и направился к выходу из каюты. - Главное, не вставай и не напрягай слишком ногу.
        - Не бойтесь, никуда не убегу, - все же наемник нашел в себе силы посмеяться над собой и ситуацией.
        Когда Нердарион покинул каюту, Салим пристально взглянул на профессора, чем вызвал недоумение Катерины.
        - Я чего-то не знаю? - поинтересовалась женщина, вставая практически между мужчинами.
        - Нам всем нужно услышать то, что сказал вам Робертс. В первую очередь об Исааке Белле.
        - При чем здесь этот металлург? - попыталась вникнуть в суть дела рыжеволосая.
        - Он некромант, которого мы ищем, - коротко объяснил Хэммет. - И Гилен с ним совсем не ладит. Тут у нас общие интересы…
        - То есть мы пойдем на мировую с этим остроухим, который ножом пырнул?! - вспылила Катерина.
        - Потише, пожалуйста! - вмешался орк. - Если кто посторонний услышит, будут проблемы.
        Михаил даже запахнул приоткрытую дверь каюты посильнее.
        - Если дело дойдет до переговоров, то мы будем вести их с позиции силы, - пожал он плечами. - Вы получите интересующие вас сведения, Салим то, что у него украли. А мы возможного союзника в будущем противостоянии с некромантами…
        - Они же уже получили, что хотели. Не знают, что пластинка у вас, - заметила Катерина.
        - Пока не знают, - покачал головой Хэммет. - Но когда узнают, меня, Уильяма и всех, кто будет рядом, просто сотрут с лица земли. Вы видели сами, что они сделали с церковью Борджиа. Уильям сказал, что они гораздо могущественнее. Ведь целый орден не может с ними справиться на протяжении веков.
        - А какую роль во всем этом играет Робертс? - вновь вернулся к старому спору орк. - Почему он пошел против Гилена?
        - Да, Жан спас Барта в свое время. Но это было давно и теперь уже не актуально. Это все…
        - …что нам нужно знать? - закончил фразу наемник.
        - Именно. Он на нашей стороне.
        - Или на вашей… - пробурчал собеседник, но Хэммет уже направился к выходу.
        Катерина осталась выяснить подробности.
        Ближе к вечеру, когда солнце уже зашло в зенит, пираты вместе с новыми рекрутами навели порядок на захваченном корабле. После всех повреждений он оказался на ходу, что не могло не радовать.
        Пожалуй, это одна из немногих хороших новостей за сегодня…
        Несколько десятков моряков Робертса похоронили в море. Так же пришлось поступить с большим количеством тел людей Жавера.
        Кроме старика в синем мундире, который так и продолжал лежать в трюме, а Уильям сидел рядом и, будто, медитировал. Револьверы лежали в скрещенных руках, а найденная одним из пиратов винтовка с прицелом из подзорной трубы неподалеку.
        Удрученный вид прибавлял бывшему крестоносцу не меньше пяти лет. И в такие моменты Хэммет особенно ощущал к нему жалость.
        - Я так и понял, что это не ваш мундир… с самого начала, - Хэммет сел на пустую бочку вдалеке от солдата.
        Тот сидел на деревянном полу, держа в руках двуручный меч, поэтому подобная мера безопасности была не лишней. Ибо нет уверенности, что спутник не нашел бутылку алкоголя, к которой тяготел даже после того, как насильно завязал.
        - Какой вы проницательный… - хмыкнул Уильям, - но я не украл его. Это… отца.
        - Они были из одного отряда? - уточнил Михаил.
        - Возможно, его я никогда не видел… обо мне заботился друг семьи, который тоже служил в этом отряде, который прошел с честью всю Крымскую войну, а потом оказался в позорной яме…
        Вот и причины ненависти бывшего крестоносца к русским. Как все порой просто. Но озвучить собственные мысли демонолог поостерегся.
        - …их всех предали позору. И отец ушел… не знаю куда. Якобы, чтобы восстановить честь семьи, а, может, спиться в каком-нибудь кабаке на другом конце земного шара…
        Солдат усмехнулся и достал из внутреннего кармана небольшую фляжку. Значит, небольшая заначка все же осталась.
        - Стоит ли повторять его судьбу, если она действительно была такой? - попытался отговорить Хэммет.
        - А я совмещаю, - заметил Уильям и поднял фляжку, как тост, после чего сделал немаленький глоток.
        Михаил знал не понаслышке, что убедить алкоголика не пить практически невозможно. Но сейчас Уильям даже в самой плохой форме стоил нескольких простых солдат. В заслугу ордену можно все же поставить то, что готовить воинов они вполне умеют. Поэтому попытки продолжались.
        - Такими темпами вы и меч скоро поднять не сможете… - заметил Хэммет.
        Ответом стала кривая усмешка.
        - А сослуживец отца был не дурак выпить… - вот и ясно, откуда взялась фляжка. - А стрелял так, как никто из нас не может. Даже один из лучших стрелков Робертса… его он убил одним из первых.
        Молодой мальчонка-пират действительно был одаренным, обращался с винтовкой лучше всех на корабле, потому что война в Южной Америке не оставила другого выбора. Он умел в пулей во лбу. Чистый выстрел, тот даже не мучился.
        - Вы сделали то, что должны были. Он был уже не солдатом, а простым наемником. Который продался Жаверу…
        - Мы этого не знаем! - рявкнул бывший крестоносец, но тут же обуздал свой гнев. - Ну, я спрошу тех, кого в плен взяли… они точно должны знать обо всех деталях… но это все равно не снимет с меня греха за его убийство.
        Тут Хэммет с большим трудом сдержал усмешку. Похоже, двойные стандарты солдата приобретают новую, доселе невиданную форму.
        - Вас это так беспокоит? - поднял бровь профессор.
        - Да, это меня беспокоит, черт возьми! - возмутился он. - Я всегда хотел пойти по стопам отца, но всегда был недостойным этой униформы… а потом их отряд расформировали… а я ношу эти вещи не по праву, да еще и убил одного из братьев отца. За это - смерть…
        - Только не говорите…
        - Нет, я не застрелюсь. Я не дурак, да и не был в этом отряде. Но это не значит, что ко всему этому можно относиться… легко…
        Видя, что Уильям совсем раскис, Михаил начал аккуратнее подбирать слова. А то еще не пристало найти потом еще его труп.
        - Семнадцатое нашествие тоже… изменило меня, - после паузы вздохнул профессор.
        - Да что вы… - хмыкнул бывший крестоносец, но под серьезным взглядом собеседника осекся.
        В этот раз Хэммет молчал долго, будто прокручивал раз за разом пережитые давным-давно события. Солдату даже показалось, что он видит перед собой совершенно другого человека, настолько было непривычно видеть его таким.
        - Тогда по моей вине тоже погибли невинные… у меня были нужные ингредиенты для того, чтобы создать барьеры, но я тогда был зеленым студентом. И все перепутал… многие погибли, в том числе и родители одной из моих студенток.
        - Это та, которая шлет вам письма?
        - Именно, - кивнул Михаил.
        Но Уильям выглядел так, будто не слишком поверил в эту историю. Но все равно подыграл:
        - Значит, поэтому последнее выкинули? Слишком тяжело?
        - Да, достаточно тяжело, - собеседник будто ничего не заметил.
        - Как вас вообще занесло в такую глушь семнадцать лет назад? Я все забываю спросить…
        Бывший крестоносец забыл на время об утрате человека, которого никогда не знал, но при других обстоятельствах обязательно бы выяснил все, что ему известно.
        - У меня всегда была тяга к путешествиям. Особенно в необычные места. Я не из тех людей, кто долго сидит на месте…
        - Это уже точно, - усмехнулся Уильям и тут же кашлянул, не собираясь больше прерывать профессора.
        - … так вот… я тогда учился в Оксфорде, но совсем не на кафедре теоретической демонологии. Мне ее лишь тогда преподавали. Я был на историческом факультете, предложили отправиться в Российскую империю. Вот и вся история. Никто и думал, что в этой, тут уж соглашусь, глуши, могут появиться демоны.
        В этот раз настал черед Уильям молчать долгое время. Машинально он собирался глотнуть из фляжки, но в последний момент передумал и выбросил ее подальше. После чего, поднялся, опираясь на свой меч, глядя на тело убитого старика.
        Хэммет только сейчас заметил, что на поврежденное ухо, скрытое длинными волосами, была наложена повязка Нердарионом. Маг наверняка приложил недюжинные усилия, чтобы убедить солдата позволить себя осмотреть.
        - Пусть прошлое останется прошлым… - решил для себя Уильям. - Будущее нас ждет нерадостное, настоящее приходится проводить с разным сбродом и на грани смерти… поэтому кроме прошлого у нас с вами ничего не осталось.
        Профессор не сдержал улыбки, услышав подобные философские изыскания:
        - Ну что вы. Я более чем уверен, что у меня есть будущее. Предпочитаю быть оптимистом.
        - Вашего оптимизма хватает только на вас? На нас он не распространяется? - поднял брови бывший крестоносец и направился к выходу на палубу.
        Подавив мимолетное желание, Хэммет не стал переубеждать соратника.
        Карибское море. Пиратский Броненосец «Диего» и трофейный корабль «Козетта». 4 неделя октября. 1 день. 1885 год.
        Большую часть оставшегося дня и половину утра пираты готовили захваченный корабль к плаванию. Один из захваченных магов воды после недолгих уговоров согласился вести судно, куда прикажет капитан.
        Уильям похоронил старика лично, сбросив тело в море подальше от кораблей, отплыв на шлюпке. Нердарион хотел было отправиться с ним на всякий случай, но тот категорически отказался. Хэммет даже ждал выстрела, что должен разорвать ночную тишь, ибо в револьверах покойного еще могли остаться пули.
        Поиски же мастера Хо ничего не дали. Его наставник надеялся, что тот заметил что-то необычное на острове и ушел на разведку. Такое с китайцем порой бывало… что объясняло, почему он в ранге мастер до сих пор считается учеником, за которым нужен глаз да глаз.
        Но бывший крестоносец оптимизма не разделял и шепнул паре пиратов-наблюдатель, чтобы искали в воде труп в желтой робе…
        - Мы нанесли Гилену хороший удар, - заявил на встрече в своей каюте Робертс.
        Салим до сих пор не мог нормально ходить, поэтому присутствовали лишь мастер Нердарион, Хэммет и Уильям с Катериной.
        - Но самого остроухого там не было, - обратил внимание солдат.
        - Гилен не дурак, - объяснил Барт. - Он отдал приказ, зная, что скорее всего проиграет. Значит, выигрывал время…
        - Тогда я не понимаю, почему мы медлим, - заметила рыжеволосая. - Мы знаем, что этот остров принадлежит ему…
        - Мадам, - галантно опустил голову капитан. - Вы абсолютно правы, но есть еще кое-что. Мы нашли это в одном из сундуков в воде.
        Пират достал из-под стола карту и расстелил, разгладив ладонями. На большом куске карты Карибского моря было отмечено несколько десятков точек.
        - Корабль, на котором был Гилен, мог высадить его на острове. Либо отплыть сюда, в небольшую бухту, - палец с богато украшенным драгоценностями кольцом остановился на нужной точке.
        - А сюда? - спросил профессор, очертив место чуть повыше.
        - Исключено. Недалеко опорная база крестоносцев. А как заявил наш пленный солдат, орден тоже хочет пообщаться с нашим общим другом.
        - Так почему они не берут штурмом его базу?! - возмутился Уильям.
        - Потому что Гилен платит им столько, чтобы орден в этом секторе надолго занялся переоснащением. Ваш орден был в Александрии, но это не помешало эльфу спокойно строиться прямо под городом, разве нет?
        - Ты растрепала? - после паузы, взъелся на женщину бывший крестоносец.
        Катерина проигнорировала очередное оскорбление. И это подействовало эффективее, чем вступать в новую перепалку.
        - А что вы знаете об этой бухте? - вежливо спросил Нердарион, держа руки в широких рукавах мантии.
        - Много укреплений, стоит туда зайти, как обстрел начнется с двух сторон. Расположена удобно, защита выдержит натиск десятка кораблей, - коротко обрисовал картину капитан.
        Каждый из присутствующих задумался над ситуацией. Воевать в открытом море одно. А вот бухта - это просто самоубийство. Броненосец продержится от силы пару минут, прежде чем будет разнесен на куски.
        - Ты предлагаешь напасть на остров и бухту? - поинтересовался Хэммет.
        - Ну, таков план, - хмыкнул Барт, опираясь руками на стол, стараясь не опираться на изувеченную руку. - По крайней мере, часть плана. Эта бухта на материке охраняется только внутри, снаружи это джунгли. И гористая местность. Видимо, она считается непроходимой, ведь место выбрано не случайно.
        - Кто из нас умеет лазить по горам? - скрестил руки на груди Уильям.
        - Никто, я полагаю, - сделал вывод Нердарион. - Но это не значит, что нельзя избавиться от гор.
        - Сомневаюсь, что они не предусмотрели приход магов земли… - засомневалась Катерина.
        - А как часто орден пользуется услугами магов? - спросил мастер у бывшего крестоносца.
        - Практически никогда. Я до сих пор не понимаю, что вы делали в России во время Семнадцатого нашествия.
        - А кто главный враг Гилена, кроме ордена и, возможно, некромантов?
        - Среди некромантов тоже бывают маги земли, - заметил солдат.
        - У некромантов разве нет способов лучше, чем собирать по всему миру среди своих сектантов тех, кто владеет этой магией? К тому же, станут ли они так подставляться, штурмуя базу Гилена?
        - Им ничего не помешало прилететь в Россию на дирижабле и устроить бойню рядом с Симбирском, - вмешалась рыжеволосая.
        Адепт земли немного сбавил обороты.
        - И если главный некромант Исаак Лотиан Белл, то он наверняка может выяснить с помощью своих связей и денег, где находятся все его убежища.
        - А когда это вы решили, что именно он за всем стоит? - с подозрением поинтересовался Уильям.
        Профессор посмотрел женщине в глаза, но та не случайно проговорилась. А Хэммет надеялся избежать лишних вопросов, даже если придется скрывать важную информацию от друга…
        - Сбежавший солдат имел при себе письмо Белла, - объяснил Барт.
        - И ты это скрывал! - разъярился бывший крестоносец.
        - Мы в открытом море, ты бы поплыл его убивать? - усмехнулся капитан. - Сейчас эта информация не имеет никакого отношения к нашему общему делу. Ваши разборки с некромантами меня не волнуют. Разберемся с Гиленом, я высажу вас, куда хотите, и разойдемся, как в море корабли…
        Гнев солдата был направлен именно на пирата, поэтому Михаил про себя вздохнул с облегчением. Одной проблемой меньше.
        - Давайте вернемся к идее о двух кораблях, иначе Жавер успеет что-то предпринять…
        - Он всегда успеет что-то предпринять, как рассказывал Салим, - заметил Нердарион. - Профессор прав, мы должны действовать стремительно, не давая позволить ему перехватить инициативу.
        - Наконец-то, слова по существу, - одобрил Робертс. - Чтобы взять этот остров, много людей не требуется, поэтому основной упор будем делать на базу на материке. Никто не собирается с этим спорить?
        - Не проще сначала взять остров, а потом взять штурмом бухту? - поинтересовалась Катерина.
        - Слишком большой риск, что уйдет с концами, - возразил капитан. - Огневая мощь также потребуется в бухте. Раз наш многоуважаемый маг предлагает немного поменять тамошний прекрасный ландшафт, то он пойдет со мной.
        - Ян и Салим тоже, - слегка поклонился, принимая предложение, мастер. - Если Хо действительно сбежал на остров, он вам поможет здесь.
        - Я дам вам четверть своей команды. Но им нужен командир. Мои старший помощник и квартирмейстер нужны мне на «Диего».
        - Если ваши солдаты будут слушаться, я смогу ими командовать, - с долей презрение на лиц высказался Уильям.
        - Вот уж не думал, что отдам своих людей под командование адмиральского потомка… - прошептал почти неслышно Барт и продолжил. - Профессор?
        - Я малополезен в бою, поэтому отправлюсь на остров. Даже если это просто опорная база, здесь могут быть какие-то полезные записи.
        - А я прикрою профессора и ваших людей, - вызвалась Катерина.
        Улыбнувшись, Робертс обошел стол и поцеловал женскую руку.
        - Для меня честь принять ваше предложение. И не обращайте внимание на моих людей, которые будут высказываться против. Суеверия нельзя просто так выбить из чужой головы.
        Рыжеволосая мягко освободила ладонь, уже не смущаясь подобной галантности.
        - Боюсь, ваши опасения излишни, капитан. Мне без разницы, что обо мне думают.
        Уильям закатил глаза и отвел взгляд, продолжая держать руки скрещенными.
        - Давайте уже перейдем к делу.
        - Разумеется, - стремглав, ответил Барт. - Раз все решено, готовимся и выступаем через пять часов.
        Именно столько требовалось ко всем приготовлениям. Таким образом, атака должна начаться во второй половине дня. Пока что лишь пара шлюпок направились на остров на разведку. И заодно занять удобную позицию, чтобы следить за другими приближающимися кораблями.
        - Почему вы решили отправиться со мной? - тихо спросил Хэммет у Катерины, когда они оказались наедине на палубе.
        - Эльф не сбежал на материк, он все еще здесь, что-то его держит… я чувствую.
        - Что ж, мы это выясним, - пообещал профессор. - И надеюсь, что все это было не зря…
        - Уверена, что не зря, - твердо кивнула женщина. - В противном случае эльфу точно не жить. Вы действительно планируете переманить его на свою сторону?
        - По крайней мере, пусть не путается под ногами. И расскажет все, что знает о некромантах и об этих странных пластинах.
        - Вы рискуете, таская ее повсюду с собой.
        - Зато чувствую себя увереннее, - чуть улыбнулся Хэммет.
        Остров.
        Устранить все повреждения захваченного корабля до конца не удалось, но хотя бы огневую поддержку он оказать сможет. А вот с маневренностью большие проблемы. Пленный маг ветра вел себя тихо и делал все, что ему говорят. Но даже с ним на хлипких парусах подобраться к острову было непростой задачей. Впрочем, фора и так имелась. Броненосцу нужно успеть добраться до материка.
        С десяток шлюпок причалили к пляжу острова. Первое, что бросилось в глаза, так это отсутствие наблюдателя, которого должен был выставить разведывательный отряд.
        Один из пиратов нашел следы крови на песке, ведущие в джунгли.
        - Вряд ли это дикие звери, - передергивая затвор винтовки, решил Уильям, после чего скомандовал. - Рассредоточиться, звать на помощь только криками. Выстрел привлечет гораздо больше внимания. Смотрите под ноги, в джунглях повсюду могут быть ловушки.
        Если стрельбу не открыли еще на подходе, значит, засада должна быть где-то дальше. Галантно помогая Катерине выбраться из лодки, чуть замочив поизносившиеся ботинки, Хэммет после достал револьвер.
        - Идти через джунгли опасно, - заметила женщина. - Особенно по тропам. Нужно найти другой способ добраться до горы.
        - Может, по песчаной косе? - Михаил махнул рукой с оружием в сторону протянувшегося берега.
        - Возможно. Осталось только убедить нашего чудесного командира в целесообразности…
        Да, пожалуй, самое сложное. Остается надеяться, что Уильям понимает, что переть в лоб - это дополнительный риск. Им еще штурмом брать эту цитадель. А если положат всех людей еще на подходе, то ничего не выйдет. Да и Робертс за подобное по голове не погладит…
        - Святоша, ты прямо в джунгли переть собираешься?! - бесцеремонно спросила рыжеволосая.
        Профессор надеялся на более лаконичный разговор, но теперь про это можно забыть.
        - Имеешь что-то против? - хмыкнул тот в ответ.
        - Можно попробовать дойти по берегу. Так безопаснее.
        - Когда в тебя будут стрелять из джунглей, ты быстро передумаешь…
        - Или мы разделим судьбу разведывательного отряда, - заметил Хэммет.
        - Хотите сдохнуть на берегу - бог вам судья, - не стал настаивать бывший крестоносец. - Берите человек десять, заодно прикроете нас с фланга в случае чего.
        С Катериной вызвалось идти только семеро, остальных пришлось назначить солдату лично. После шоу, устроенного на вражеском корабле, пираты не знали, чего ожидать от столь опасной женщины, способной как спалить дотла, так и перерезать в мгновение ока глотку.
        - А вы с кем пойдете, профессор? - с долей безразличия, одевая поверх мундира патронташ, поинтересовался Уильям.
        - От меня в джунглях толку мало. Не хватало еще вам меня из ловушки вытаскивать.
        - Ну, хотя бы не наберите полные ботинки песка. Наверное, нам придется отсюда спешно отступать, - пожал лишь тот плечами.
        Похоже, в штурм с наскока бывший крестоносец не слишком-то верил. Моряки, судя по всему, тоже. Но приказ капитана и предвкушение хорошей заварушки не давали даже повода помыслить об отступлении.
        Южная Америка. Где-то на берегах Колумбии. Тайная бухта.
        Броненосцу понадобилось несколько часов, чтобы достичь материка. Судно шло на полном ходу, потратив немало угля. Благо запасов было более чем достаточно, в том числе и на обратный путь.
        Неизвестно, знали ли в бухте о поражении целого торгового флота. Да и вообще о преследовании…
        - Скажите, капитан, - стоя на передней палубе рядом с Робертсом, спросил Салим. - Зачем вам все это? У нас-то есть зуб на Гилена. Но вы получили от него богатство. Неужели вы настолько жадны, что рискнуть своей жизнью в этой битве?
        Черный Барт лишь усмехнулся, оглядывая берег через подзорную трубу. После чего огладил рукой усы и сложил ладонями устройство.
        - У меня зуб не на него. Есть у него один компаньон, вы вряд ли его знаете…
        - Я пробыл с эльфом достаточно долго. Как его зовут? - поинтересовался орк.
        - Я не знаю его имени. Я не знаю, откуда он, что делает для Гилена. И какую роль играет в этой истории.
        - Как он выглядит? - настоял на своем вопросе наемник.
        - Я… - пират запнулся и отошел на несколько шагов. - Не помню. Единственное, в чем я уверен, что он существует. А его облик… он размыт в моей памяти.
        Казалось, капитан хотел еще что-то добавить, но промолчал. Салим же не верил в искренность его слов, считая подобное заявление лишь подозрительной отговоркой.
        - За что же вы хотите его убить? И почему не сделали этого ранее? Неужели Хэммет вас как-то переубедил?
        Орк все больше укреплялся в своих мыслях, что Барт играет на две стороны. На свою и чью-то еще. Поэтому доверять не мог ни при каких обстоятельствах.
        К несчастью, равно как и профессор, Нердарион не прислушался к его опасениям. Да и Ян лишь искал возможности отомстить за смерть Абель. А от ослепленных местью поддержки точно не дождешься.
        - Вам недостаточно того, что я на вашей стороне? - улыбнулся пират, уклонившись от вопроса. - Прискорбно. Я думал, уж между нами, людьми схожих профессий, не должно возникнуть трений…
        То, что он назвал орка человеком, наемника совершенно не тронуло. Хотя любой другой представитель расы проникся бы уважением. Если бы был достаточно умен. А вот Салим оказался еще умнее, поэтому обезоружить подобной лестью его невозможно.
        - У нас не схожие профессии. Вы берете, что хотите, а я зарабатываю себе на кусок хлеба.
        - Убивая и калеча других, - пожал плечами Робертс. - Так в чем разница между нами?
        На это орк не нашелся что ответить, поэтому отступил.
        Корабль приблизился к берегу, можно было начинать вылазку. Горы впереди выглядели массивно, хоть и не превышали в высоте полторы сотни метров.
        - Вы сможете с этим что-то делать? - спросил у магов Барт.
        Нердарион еще раз оценил масштаб проблемы.
        - С мастером Хо было бы проще, но мы должны справиться. Потребуется время.
        - Вы не торопитесь. Нам еще надо закрепить плацдарм на берегу.
        После чего капитан приказал развернуть корабль. Теперь, если кто-то вдруг выйдет из бухты, то тут же окажется под ударом трехсотмиллиметровой пушки. А в другую сторону были направлены остальные. Удар с тыла не исключался.
        Переправа заняла совсем немного времени. На каменистом берегу не было никаких следов врага. Даже простого дозора не имелось. Вся оборона, похоже, была сосредоточена внутри. Впрочем, Барт не сомневался, что откуда-то сверху уже заметили, что рядом оказался тяжелый броненосец.
        - Вы планируете сдвинуть всю эту гору? - спросил Салим, положив заряженную двустволку на плечо.
        Маги ощупывали горную породу, что начиналась через десять метров от берега. Чуть прихрамывая, орк подошел ближе, чтобы не пропустить ответ. Все-таки нога, несмотря на все усилия мастера, порой давала о себе знать. Остается надеяться, что это не помешает в бою.
        - Сдвинуть? - усмехнулся Нердарион. - Это вряд ли. Создать проход - вполне. Вот это место вполне подойдет, - он огладил камень и подошел к Робертсу, который закончил командовать десантом. - Капитан, нам нужна карта, чтобы понять, куда мы выйдем.
        - Карту! - крикнул Барт.
        Ее принесли быстро. Орк взглянул лишь на секунду из-за плеча одного из собеседников. У пирата была подробная карта бухты. Несколько причалов, а также огневые точки. Все это слишком настораживало. Либо в команде был тот, кто знал местность, ибо карта нарисована весьма кустарно. Либо Барт знает больше, чем говорит. А второе было постоянно, насколько бы Хэммет не уверял в обратном.
        Времена, конечно, странные. Пират и наемник работают вместе, но друг другу не доверяют. В анналы истории это точно не попадет, и очень зря. Вот смеху будет потомкам…
        - Значит, мы выйдем к одному из причалов, - оценил будущий путь мастер.
        - Там мы будем вне досягаемости от пушек с этой и той стороны, - указал капитан. - А также сможем подойти к главной крепости. Вот здесь.
        - Боюсь, крепостной камень будет для нас непростой задачей. В бою сложно сконцентрироваться для такого процесса, - сухо высказал опасения Ян.
        - Для таких случаев мы привезли немало динамита, - с чувством гордости за свою дальновидность заявил Робертс. - Хватит, чтобы сровнять целую стену с землей.
        - Может, вы даже знаете сколько там солдат? - поднял бровь Салим.
        - Скажем так, было немало. Но солидная часть была на кораблях, - невозмутимо сказал Барт, даже не взглянув на орка. - Чтобы оборонять крепость, много народу не требуется. К счастью, мы зайдем с незащищенной стороны и устроим им сюрприз.
        Подумав немного, наемник решил внести свой вклад в планирование:
        - Не факт, что даже с дырой в стене крепость удастся взять с наскока. Нужно захватить и остальные артиллерийские расчеты. Чтобы в бухту мог зайти корабль. И тогда мы сможем собрать все силы в кулак и ударить по крепости из всего, что имеем.
        - Даже если захватим расчеты, не сможем навести их на крепость. Все рассчитано идеально. А на самой крепости стоят невероятно мощные пушки, которые разнесут корабль в клочья. Придется обходиться своими силами.
        Наемник как следует обдумал полученную информацию:
        - Это приведет к большим жертвам…
        - Порой без них не обойдешься, - с некоторым сожалением заметил капитан. - Вы готовы? - после спросил он магов.
        - Готовы, капитан Робертс, - слегка поклонился Нердарион и коротко кивнул Яну.
        Маги подошли к стене и, сделав несколько пассов, издали странный звук, напоминающий боевой клич. После чего ладони, казалось, продавили тяжелую горную породу.
        Управляя каждой частичкой, адепты земли раздвигали камень, образуя большой туннель, который может пересечь большой отряд солдат.
        Махнув рукой остальным, Барт двинулся следом, ничуть не опасаясь, что туннель может обвалиться. Его поверхность была настолько гладкой и прочной после воздействия магией, что, казалось, даже мощная взрывчатка ничего не сможет поделать с таким монолитом.
        - Капитан, - вдруг обратился к пирату по дороге орк.
        - Да?
        - Если кто-то из нас будет на грани смерти, вы обещаете рассказать всю правду? Просто так. Исходя из законов чести.
        Хотя какая честь может быть у пирата? Хотя, Робертс один из самых лучших представителей этого варварского сообщества.
        - Не знаю, какую правду вы хотите от меня услышать, - совершенно серьезно ответил Барт.
        - Я думаю, вы догадываетесь…
        - Не имею ни малейшего представления.
        После этого наемник прекратил бесполезный разговор. Возможно, придется еще раз поговорить с профессором при встрече.
        Тем временем, перед отрядом открылся другой конец тоннеля…
        Остров.
        Разделяться было изначально плохой идеей. Хэммет чувствовал себя так, будто снова оказался в Шербуре. В любой момент из джунглей могла выбежать толпа зараженных эльфов. Интересно, а у них хватило бы ума, чтобы плыть?..
        - Профессор, - вновь окликнула его Катерина.
        - Простите, задумался… - сглаживая неловкость, мужчина достал пенсне и попытался разглядеть то, что могло напоминать следы на пески.
        Точнее, это были огромные вмятины, ведущие в джунгли.
        - Подождите, - пираты, что шли с ними, резко замерли и ощетинились оружием.
        - Здесь просто что-то тащили, - пожала плечами рыжеволосая, но все же потрогала песчаную кромку следа.
        - Непохоже, - не согласился Михаил. - Смотрите, везде четкие границы. Я, конечно, не эксперт, но это явно чьи-то шаги.
        - Он прав, - сказал один из моряков Робертса, двигаясь в сторону джунглей. - Но это даже не следы огра… - после чего извиняющимся взором посмотрел на одного из пиратов, который и принадлежал этой расе. - Тут кто-то побольше…
        - Мы имеем дело с магией, не забывайте, - хмыкнула женщина. - Мало ли, что мог сотворить здесь Гилен.
        Профессор бы не стал говорить этого пиратам. Не стоит заранее говорить о том, что они могут тут найти. Однако голова не болела, значит, машина либо выключена, либо ее здесь просто нет.
        - Вперед, джентльмены, - отвлекая спутников от ненужных мыслей, Хэммет двинулся вперед.
        И в этот момент в пирата, отошедшего к джунглям, прилетело громадное копье, проткнувшее туловище от середины груди до середины живота, после чего пролетело дальше. Михаил успел в последний момент оттащить Катерину, которой не хватило мгновения, чтобы уклониться самой. После чего опасное оружие вонзилось в песок.
        Длина древка составляла не менее четырех метров. Моряков тут же обуял ужас, отчего они открыли беспорядочную стрельбу по джунглям из винтовок и револьверов.
        - Не стрелять! - гулким голосом скомандовал огр, держа в натяге стрелу с помощью большого лука.
        Когда выстрелы стихли, послышались гулкие шаги от которых, казалось, по земле проходит вибрация. Все сопровождалось треском тропических деревьев.
        Показавшийся силуэт неизвестного существа достигал не менее трех с половиной метров. Несколько пиратов запаниковали и рванули в сторону шлюпок. Это оказалось совершенно правильным решением…
        Навстречу штурмовому отряду вышел громадный человек, плотно запакованный в железные доспехи с ног до головы. Шлем закрывал лицо, а вместо глаз были черные провалы.
        - Нужно бежать! - быстро решил профессор и дернул за руку Катерину.
        Та пыталась сотворить заклинание помощнее, но не успела.
        Огр выпустил стрелу и та попала прямо в глазницу шлема. Однако гигант даже не шелохнулся, а просто медленно двинулся дальше, пока не забрал копье. Последовавший затем размашистый удар раскинул пиратов, вновь начавших стрелять.
        Но Хэммет этого уже не видел. Руководствуясь каким-то внутренним чутьем, он смог увести женщину из-под удара.
        - Надо им помочь! - пыталась она возразить, хоть толком и не знала, как это можно сделать.
        - Сомневаюсь, что магия на них подействует… - рассудил мужчина, слабо представляя, чего пытается добиться, уходя вглубь джунглей.
        Вопли и крики заглушили даже выстрелы. Кто бы ни были эти существа, действовали они с холодной жестокостью…
        Уильям бесстрашно шел впереди отряда пиратов, внимательно вглядываясь в окружающую листву. Здесь он чувствовал себя гораздо увереннее, чем на море или в тесных египетских городских улочках. Не говоря уже о холодной России.
        Как-то в таком окружении пришлось провести целый месяц, выслеживая опасных дезертиров британской армии. Но его отряд их так и не настиг. А вот два других были уничтожены, прежде чем третий добил оставшихся. Или не добил… кто знает.
        - Сержант, - обратился к нему по лишенному званию один из пиратов. - Может, нам лучше рассредоточиться?
        - Подойдем ближе к горе, тогда и рассредоточимся, будем искать вход, - раздраженно ответил бывший крестоносец.
        На половине пути с пляжа раздались сначала выстрелы, которые солдат полностью проигнорировал. А потом и эхо громких воплей…
        - Там что-то мутное происходит… - вновь обеспокоенно сказал пират, - и кажется, не в пользу наших ребят…
        - Они знают, куда мы направились. Скорее всего ранило парочку человек…
        Уильям считал, что нельзя организовать хорошую оборону у пляжа. Там просто небольшой отряд, а вот сейчас они будут вбивать клин в основной фронт.
        Но вопли продолжались, поэтому пришлось послать пять человек на подмогу через джунгли. Бежать же всей толпой напролом - это неразумно.
        Гора была близко, поэтому бывший крестоносец хотел закрепиться, создать плацдарм для дальнейшего штурма. Или хотя бы провести разведку боем.
        Основная тропа вела к большому выходу, на котором даже были выбиты ступени, а также установлен наклонный подъемник для тяжелых грузов.
        У основания сидела странная фигура, размеры которой пугающе увеличивались по мере приближения.
        Оказалось, что лестницу охранял полностью закованный в железо гигант. Пустые глазницы внушали в сердце солдата ужас даже больше, чем размеры громадины.
        Поднявшись со скрежетом на ноги, показав себя во всей красе, враг взялся за длинный двуручный меч и двинулся на пиратов.
        Пара моряков не выдержала и, побросав оружие, побежала прочь, к шлюпкам.
        - Назад, трусы! - рыкнул Уильям, но бесполезно.
        Ничего, Робертс еще покарает их за дезертирство.
        - Хотя бы не ходячие деревья… - пробурчал он, глядя на приближающегося гиганта, выхватывая меч.
        - Сержант, вы с ума сошли! - сказал один из спутников.
        Остальные решали, как быть дальше. Пули бесполезны, сабли тоже. Что же пытается сделать бывший крестоносец с двуручником, мужчины недоумевали.
        Бег высосал из профессора все силы, заставляя вновь корить себя за малодвижный образ жизни. Прямо как в Шербуре. Катерина чувствовала себя немногим лучше.
        Но останавливаться нельзя. Гулкие шаги не отставали. Скорее, догоняли.
        - В сторону! - шестым чувством ощутил опасность Хэммет и прыгнул за ближайшее дерево.
        Женщина же выставила нестабильный щит. Но тут же передумала и спряталась в канаву, увидев, как гигант вновь собирается кидать копье. Острие проткнуло дерево насквозь, вырывая его с корнем. Профессор успел лишь откатиться в сторону в последний момент, иначе оказался бы придавлен.
        Он не знал, как насчет спутницы, а вот его обуял настоящий ужас. Такого не было давно… адреналин разгонял кровь, мозг принимал решения на одних лишь инстинктах.
        Оглянувшись на мгновение, мужчина увидел рядом змею, что приподняла голову и шипела. Однако приближающийся гигант напугал ее больше, и она соизволила уползти, позволяя Михаилу выбраться из передряги.
        У беглецов оказалась небольшая фора, пока враг вытаскивал застрявшее копье. За это время впереди появилось пять фигур, которых сначала Катерина приняла за врагов. В ее руке появился огненный шар, который тут же погас, стоило опознать в силуэтах моряков Барта.
        - Бегите! - выбиваясь из сил, выкрикнул Хэммет, пробегая мимо пиратов.
        Те не сразу увидели, что двигалось следом. Поэтому двоих несчастных гигант нагнал быстро, махнув копьем, рассекая тела пополам с невероятной легкостью.
        Уильям шел навстречу смертельной опасности, как обычно и привык. Стиснув зубы, с ненавидящим взглядом, которого пугались даже соратники. Прокрутив в обеих руках меч, будто доказывая владение воинским искусством, бывший крестоносец приготовился к атаке. Как только гигант замахнулся мечом толщиной с худого человека, в его глазах лишь на мгновение промелькнул страх.
        Уклоняясь от вертикального удара, способного разрубить даже скалу, солдат после кувырка размахнулся мечом. Рука, что потянулась его схватить, оказалась отбита.
        Пираты же, наблюдавшие за всем со стороны, не переставая целиться в гиганта, начали скандировать:
        - Вали его!
        Смелость, с которой Уильям ринулся на превосходящего в десятки раз по мощи противника, воодушевляла.
        Солдат же был предельно сосредоточен. Еще один кувырок, на этот раз под ноги. Потом удар под колено. Казалось, не сработает, но противник все равно со скрежетом, издав странный звук, напоминающий вой, упал на одно колено, воткнув острие меча в землю.
        После чего бывший крестоносец, почувствовав неладное, рванул назад.
        Гигант резко развернулся, выставив вперед оружие. Замешкай Уильям хоть на секунду, тут же бы лишился ног.
        Однако замах оказался чересчур сильным, поэтому правый бок врага оказался открытым. Подобравшись поближе, бывший крестоносец смог разглядеть стыки металлических пластин, спаянных множеством небольших гаек. И один из стыков как раз находился на сочленении руки с мечом и туловища.
        Меткий удар смог раздробить металлические крепления, в результате чего гигант сам испортил себе руку, поспешив ударить вовремя отскочившего противника.
        Хэммет услышал вопль еще одного пирата, после чего оглянулся в сторону преследователя, о чем едва не пожалел. Дерево появилось из ниоткуда, а спасительный маневр оказался слишком запоздалым. Плечо от удара хрустнуло так громко, что сначала профессору показалось, что кость покинула плечевую сумку.
        Рухнув в кусты, он не боялся подхватить какую-нибудь тропическую заразу. Если бы потребовалось, закопался бы даже в ядовитый плющ.
        К счастью, копьеносец сосредоточился на пиратах. Катерина пробовала дать отпор, послав мощную силовую волну, от которой даже рядом стоящие пальмы затрещали. Но враг, казалось, это даже не заметил.
        Другие же навыки, что успела подчерпнуть рыжеволосая у мастера Нердариона, еще бесполезнее.
        Аккуратно подняв голову, профессор увидел, что спутница решила сделать крюк и скрыться с глаз гиганта. Пусть и ценой жизни оставшихся пиратов.
        Михаил вскочил на ноги, после чего спрятался за деревом. Однако женщина побежала дальше, поэтому пришлось перескочить к соседнему. Благо то было потолще.
        - Тихо, это я! - шепнул он, притянув к себе пробежавшую мимо Катерину, которая стала тут же вырываться.
        Копьеносец уже успел расправиться со всеми пиратами, после чего приступил к поискам оставшихся двух беглецов.
        - Наш единственный шанс… - еле слышно прошептал профессор, обняв женщину за животу, - добежать до берега… может, тяжелые пушки подействуют…
        Данный план очень даже выполним. Остается надеяться, что оставшиеся на корабле пираты быстро сообразят, что от них требуется.
        Колумбия.
        Стоило камню окончательно расступиться, как маги отступили за спины Робертса и Салима. Растительности вокруг не было, лишь через небольшое вырубленное поле располагалась высокая крепостная стена. Но ни одной пушки направлено в эту сторону не было.
        - Нужно торопиться, - сразу оценил обстановку Салим. - Если нас заметят, наше положение будет незавидным.
        Ничего не сказав, Барт сделал несколько знаков подчиненным, после чего направился вперед, двигаясь абсолютно уверенно, будто приехал домой.
        Орк на пару секунд заподозрил неладное, но следом моряки повезли на двух больших телегах взрывчатку.
        - Мы заберемся повыше с другой стороны и попробуем прикрыть вас с горы, - сказал Нердарион и кивнул Яну, после чего оба поспешно удалились.
        Наемник почувствовал небольшое облегчение. Не придется следить за их спинами. Здесь даже свою шкуру защитить сложно. Остается надеяться, что у капитана хороший план. Может, он и весьма хорош в море, но вне привычной стихии все может закончиться плачевно.
        К счастью, на этой стене караульных не было. Или же они не считали нужным выглядывать. Ибо справа располагалась высокая неприступная для обычного человека гора. А с другой поляна заканчивалась отвесным обрывом, после которого начинался берег бухты.
        Небольшой клочок земли, куда проникли диверсанты, был практически скрыт от ненужных глаз. Но еще повезло, что никто не услышал скрип колес, что везли опасный груз.
        Основной отряд остался наготове в пещере. Если кого-то снаружи заметят, то останется небольшой элемент неожиданности. Хотя, рассчитывать, что им удастся долго продержаться при такой разнице в высоте, не приходится.
        - Сюда… - тихо велел Робертс, как следует пощупав стену, найдя несколько серьезных трещин.
        Крепость построена больше века назад, определенно был капитальный ремонт, но время неумолимо.
        - Стена достаточно толстая, - прикинул Салим. - Точно ли хватит динамита?
        - Я не собираюсь пробивать в ней дыру, - хмыкнул капитан.
        И не стал объяснять, что конкретно имеет ввиду.
        Когда саперы закончили и протянули шнур вдоль стены подальше, пират сделал еще несколько знаков оставшимся в пещере солдатам.
        Часть из них орк все же смог расшифровать, хоть и с детства в бедных улочках пользовался абсолютно другими.
        После взрыва моряки должны ринуться в атаку. Остается надеяться, что адепты земли успеют добраться до вершины горы с помощью своей магии в срок.
        Взрыв оказался мощным, даже зажатые руками уши смогли оценить канонаду по достоинству. Откуда-то сверху свалился один из солдат врага, до самого конца не выпуская бутылку алкоголя из рук. Его тело со сломанной шеей повалилось на груду камня, что осталась после взрыва. Трещины оказались фатальными. Как и планировал Робертс, образовалась не просто дыра, а часть стены просто-напросто обрушилась.
        К орку не сразу вернулся слух. Да и к остальным тоже, поэтому Робертс продолжал руководить жестами. Первые пираты, что кинулись в атаку, забравшись на груду камней, тут же пали от пуль противника.
        Наемник увидел, как с края обвалившейся стены свесился с винтовкой наперевес один из них. Мощный залп слонобойного ружья оставил об этом умнике лишь воспоминания.
        Униформа у людей Гилена была такой же, как на кораблях. Все та же торговая гильдия, что принадлежала целиком и полностью эльфу. Отряд смельчаков был на верном пути…
        Не ожидая нападения с тыла, солдаты были оттеснены из двора крепости. Те, кто успели сбежать, занимали позиции на стенах и в бойницах. А не успевшие в лучшем случае кричали от боли, зажимая раны. Пираты берегли патроны, поэтому не собирались облегчать их участь.
        Салим, оказавшись внутри, спрятался за каменной колонной, тут же отводя голову от штукатурки, что откололась после нескольких залпов вражеских винтовок.
        Робертс же оказался весьма непрост. Под огнем, прячась за любым доступным укрытием, он добрался до ближайшей стены. После чего забежал вверх по стоявшей рядом телеге и прыгнул вверх, цепляясь за край низко расположенной бойницы. Прихвостен Гилена, что решил высунуться вместе с винтовкой, тут же полетел вниз, стоило капитану хорошенько потянуть за оружие. Внутри же Барт устраивал бойню с помощью шпаги и пары револьверов, существенно ослабляя сопротивление противника.
        Салим же выгадывал нужный момент, ибо с дальней башни вели слишком меткую стрельбу. Остается надеяться, что это не друзья того старика…
        Но выяснить это было не суждено. Сверху прилетел огромный камень, снеся назойливую огневую точку. Маги все-таки пришли на выручку как раз вовремя. Но как бы местные пушки не вычислили их позицию…
        - Да, пушки… - решил для себя орк и побежал вперед к одной из лестниц, которая теперь не простреливалась.
        Наверху оказался пристрелен еще один враг, едва не зацепивший при этом наемника. Дальше пришлось остановиться, спрятавшись за зубцом стены от ударов с тыла. Перезарядка двух стволов занимала слишком долгое время, давно следовало перешить патронташ, что располагался на поясе…
        Сражение шло насмерть. Не в первой было такое видеть, но каждый раз хотелось быть либо подальше, либо на выгодной позиции. Что ж, ничего не поделать, такую уж выбрал работу. Хотя, выбора, по сути, никакого не предоставили.
        Из крепости открылась дверь, ведущая на стену, откуда выскочили еще два молодца, открывших беспорядочную стрельбу. Один, присев, из винтовки. А второй, видимо, офицер, из револьвера. И оба промахнулись. Но Салим все равно завалился на бок, притворяясь мертвым. Выигранных секунд хватило, чтобы сунуть патроны в ружье, и взвести курок.
        Враги не осознали вовремя свою ошибку и оказались нашпигованы крупнокалиберной дробью. Одному даже сорвало часть бока, после чего он умер мгновенно.
        Пираты продолжали наступление и, благодаря успешной диверсии Робертса, оказались внутри. Маги же, тем временем, накрыли камнем не только ворота, не позволяя пробиться подкреплению снаружи крепости, но и обрушили град мелкой щебенки на прибывающих. От некоторых несчастных оставались только окровавленные изуродованные тела.
        Орк увидел, как одну из пушек, напоминавших тех, что располагались на корабле Барта, начали разворачивать в сторону гор. Значит, магов засекли.
        Пираты ворвались уже в следующий двор, отвлекая на себя патрульных на стене. Поэтому наемник сумел подобраться к нескольким из них вплотную и сломать шеи. Но потом вновь пришлось расчехлять двустволку.
        Пушка дала залп. Слишком низко! Салим вздохнул с облегчением. Похоже, артиллеристы не слишком умеют стрелять по горам. Это не стрелять вперед по кораблям в узкой бухте.
        Спешно прорываясь, наемник сбросил одного из врагов вниз, где тот был добит пиратской саблей. Вокруг пушки не было никакого прикрытия, поэтому заряжающего удалось снять с большого расстояния. Наводчик пытался завершить начатое, но орк уже оказался рядом. Несколько ударов фиолетовыми кулаками в лицо поставили точку в этом вопросе.
        Как раз в этот момент на стену поднялся Робертс, элегантный наряд которого весь измазан в крови.
        - О, отлично, - спокойно отметил он работу Салима, после чего начал поворачивать большую пушку в сторону от гор. - Только бы маги случайно по нам не угодили…
        Ничего не ответив, орк принялся помогать, заряжая снаряд, пока пираты продолжали хозяйничать внизу, добивая врагов.
        Как обычно, непринужденное поведение капитана резко менялось, когда дело доходило до боя. У теперешнего союзника были глаза хладнокровного убийцы. На такое наемник успел насмотреться за почти четыре десятка лет жизни. Все-таки, несмотря на все тайны и недомолвки, хорошо иметь такого человека на своей стороне.
        Пушка оказалась направлена на одно из оружейных гнезд в невысоком горном хребте впереди. Как и было сказано ранее, ответить им не смогут. А вот снести любой вошедший корабль - запросто.
        - Огонь! - скомандовал капитан, после чего Салим нажал на спусковой рычаг, прикрыв ухо.
        Снаряд разнес вражескую позицию в щепки. Осталось еще четыре, но как выяснилось позже, две из них планировали захватить сами пираты, чтобы обеспечить прикрытие самому броненосцу, когда тот войдет в бухту. Только заодно придется разнести корабль Гилена, который они и преследовали. Иначе не поместится…
        - Похоже, Хэммет и Катерина ошиблись, раз решили пойти на остров. Все-таки Гилен здесь, - заметил орк, когда подорвали вторую дальнюю пушку.
        Осталось захватить еще небольшую плантацию вне крепости и остальные огневые точки. Но с этим пираты справятся сами. Главное сейчас найти эльфа и разобраться с ним окончательно…
        Остров.
        Катерина чувствовала себя неуютно от прикосновений Хэммета, но понимала, что так будет удобнее прятаться. Дерево-то не слишком широкое. Гигант продолжал патрулировать окрестности. Похоже, запомнил, сколько было беглецов.
        Вдалеке раздавался звон мечей. Или это просто кажется… но Уильям вполне мог оказаться в еще более худшей ситуации, чем они. Если вообще не погиб… впрочем по этому поводу рыжеволосая горевать не собиралась. Порой он вообще был обузой для их маленького отряда, нежели реальной поддержкой.
        - Насчет три… - шепнул Хэммет, внимательно прислушиваясь к шагам.
        После чего жестом очертил путь, где меньше растительности, значит, меньше шанс, что их услышат. К тому же дальше впереди располагались более густые джунгли, через которые обычному человеку прорваться гораздо проще.
        Отсчитав пальцами нужное число, когда гигант явно двинулся в другую сторону, Михаил отпустил женщину, и та кинулась бежать.
        Чтобы увеличить шансы на успех всего рискового предприятия, мужчина рванул чуть левее. Враг, разумеется, их заметил и двинулся следом. Гигантское копье едва не снесло Катерину. Спасло лишь то, что гигант остановился перед броском, позволяя увернуться.
        Берег казался недостижимым, даже когда начал проглядывать сквозь деревья. Следующего броска от гиганта не последовало. Он понимал, что бежать им некуда, только плыть. А кровь на пляже означала, что кто-то все же успел добежать до берега. После чего трупы убрали. Значит, здесь есть еще кто-то, кроме этих громадин…
        Оказавшись на пляже, профессор выхватил револьвер и начал палить в воздух. Все шесть патронов в надежде привлечь внимание на далеком корабле. Остается надеяться, что пираты переполошились еще в первый раз, когда гигант вышел из джунглей.
        - Нам нужно как-то продержаться! - даже не став перезаряжать револьвер, Хэммет крикнул Катерине, глядя на приближающегося противника.
        - Что ты хочешь, чтобы я сделала?! - огрызнулась женщина.
        - Да что-нибудь! Ты же владеешь любой магией!
        Правда еще толком не умеет ими пользоваться, но в смертельных ситуациях даже обычные люди порой совершают невозможное.
        Катерина поняла, что если не сейчас, то конец наступит очень быстро. Сконцентрировавшись, она направилась еще одну силовую волну, на этот раз под ноги гиганту. Тот пошатнулся, неловко переставляя железные ноги, но быстро сгруппировался. И занес над головой копье….
        Уильям уклонился от ответной атаки, а потом ударил мечом снизу вверх, отрубая руку гиганта окончательно. Никакой крови не полилось. Оказалось, что внутри гиганта просто пустая полость. Доселе даже орден не встречался с такой магией, заставлявшей двигаться неживое. Эти учения существовали давным-давно, но были подавлены в зачатках задолго до существования крестоносцев. А уже потом оказались приравнены к демонологии и некромантии.
        Но Уильям никогда не слышал, чтобы какой-то маг-ренегат достиг в этой области каких-то существенных успехов. Зато теперь прекрасно понимал, почему это было изначально запрещено. Зачем нужны армии людей, когда можно такую штуку?
        Враг никак не отреагировал на потерю. Вновь оказавшись на ногах, он развернулся, замахиваясь мечом.
        - Идите в сторону горы! - устав от глупого пиратского созерцания, прикрикнул на подчиненных солдат. - Я сам справлюсь с этой штуковиной!
        Люди и нелюди Робертса не сразу выполнили приказ. А вдруг внутри все гораздо хуже? Тогда это верная гибель…
        Уходя, они все же решили помочь бывшему крестоносцу, стреляя в спину гиганту. Но быстро прекратили, уж слишком была велика вероятность рикошета. Но отвлечь им его на секунду удалось.
        Враг развернулся, чтобы ударить надоедливых мух, после чего Уильям заметил еще один доступный стук пластин на ноге. Только в этот раз он поддался лишь с нескольких мощных ударов. Но безнаказанность закончилась. Поэтому пришлось спешно уходить от ответного замаха, двигаясь около незащищенной стороны противника. Как и ожидалось, стык надломился, и разрубить его не составило труда.
        Гигант упал на живот, выронив из рук огромный меч. Бывший крестоносец рискнул и забрался ему на спину, ища уязвимые места на шее. Но никаких стыков не было, поэтому солдат совершил отчаянную попытку и воткнул врагу лезвие в затылок. И продолжил давить, пока меч не вошел практически по рукоять. Похоже, что именно на голову пожалели пару-тройку слоев металла. Чуть дернувшись, опасный враг с громким скрежетом обмяк.
        Тяжело дыша от напряжения, Уильям упал на железную спину, издав несколько истеричных смешков. Никто из соратников в ордене не поверит в это, если придется рассказать…
        Катерина пробовала все, что приходило на ум. Силовые волны работали плохо, тогда в ход пошло песочные ямы. Но магия земли давалась тяжело, поэтому гигант с копьем практически не застревал.
        Хэммет же, по воде, пытался отвлечь внимание врага от женщины, которая благодаря природной ловкости и реакции, умудрялась не попадать под размашистые удары длинного копье. Один раз рыжеволосой пришлось упасть полностью на песок, а в другой сделать высокое сальто назад.
        После чего Михаил, все же успевший зарядить в револьвер один патрон, как следует прицелился. И попал в другой «глаз» гиганта, в то время как из другого продолжала торчать стрела огра.
        Громадина на секунду замерла, но после медленно развернулась лицом к профессору. Тот уже готов был попрощаться с жизнью, как грянул залп корабельных пушек.
        Чтобы случайно не попасть под раздачу, Хэммет сунул револьвер в карман и нырнул в воду, стараясь заплыть поглубже.
        Катерина же выставила барьер и попыталась уйти по берегу.
        Один снаряд попал гиганту точно в грудь, второй в стык туловища и ноги. Залп во втором ряду оказался ниже, но умудрился снести противнику ноги. Одну напрочь, вторая еще осталась по колено. Выпустив копье, он рухнул на руки, но быстро выпрямился.
        - Хэммет, бежим! - услышал мужчина, когда рискнул показать голову из воды.
        Прячась вот так на мели, он выглядел смешно, но сейчас точно не до смеха…
        Пока перезаряжают пушки, следует убраться подальше, а то мало ли что…
        Однако отсутствие ног не помешало гиганту двигаться на руках. Беглецов, побежавших в сторону по пляжу, гигант тут же отрезал мощным прыжком, заставляя пуститься наутек через джунгли…
        Уильям не спешил следовать за пиратами, ушедшими в скалу. После такого боя нужно хоть немного собраться с мыслями. Вдалеке раздался залп пушек. Похоже, эти твари вышли все-таки на берег. Но как их не заметили в первый раз? Ведь ясно, что больше разведотряд пиратов некому перебить… или есть кому?
        Вдалеке раздался шорох деревьев. А следом громкий топот, но не слишком напоминало обычные шаги гигантов.
        Из джунглей выбежали Катерина и Хэммет. Встав в победоносную позу, закинув двуручный меч себе на плечо, а второй держа опущенную стволом вниз винтовку, он уже думал похвалиться соратникам, но те пробежали мимо.
        Лишь искупавшийся где-то профессор успел крикнуть:
        - Уильям, на руках они бегают еще быстрее!
        Сначала он не понял, к чему это сказано. Но потом пригляделся в заросли и увидел, что следом ползет еще один гигант, лишившийся ног.
        Колумбия.
        Пираты уже полностью обосновались в крепости, взяв несколько десятков пленных. Территория снаружи также оказалась быстро зачищена. Никто не ожидал появления магов земли, которые и решили исход боя.
        Попивая быстро разведенный одним из моряков чай из кружки, позаимствованной из местного сервиза, Робертс наблюдал, как подчиненные заряжают и направляют пушку прямо на корабль Гилена.
        Но приказ о стрельбе отдавать не спешил.
        - Почему хорошо быть пиратом, - заметил капитан, усмехнувшись. - Порой можно сорвать неплохой куш дважды.
        - То есть один раз ограбить эльфа вам было мало? - хмыкнул Салим, опираясь ногой во впадину между зубцами стены.
        - Ограбить этого эльфа можно сотни раз, он не обеднеет. Вам ведь тоже от него что-то надо. Как Хэммету и прекрасной Катерине. Только вот балбес-крестоносец зачем-то с вами ошивается…
        - Он ошивается с профессором, мне нет до него дела, - пожал плечами орк. - А ищу я группу карликов и один артефакт. И не хотелось бы, чтобы кто-то мешал…
        - Ха, да пожалуйста, - проявил акт щедрости Барт. - Если они не будут сопротивляться, мы возьмем их в плен. Только нужно было предупредить заранее, могли кого-нибудь пристрелить…
        - Зная эльфа, могу сказать, что он спрятал их слишком хорошо… мы взяли крепость слишком легко. Здесь не все так просто.
        Здесь пират не стал спорить. Тут подбежал старший помощник. Допив чай, Робертс приготовился слушать доклад.
        - Сахарные плантации захвачены. Огневые точки также на нашей стороне, - отчеканил моряк. - Я отправил людей подать сигнал нашему кораблю.
        - Отлично? Гилена нашли?
        - Нет, его здесь не было.
        - Видите, вы оказались не правы. А говорите, что знаете этого пройдоху эльфа, - чуть усмехнулся пират.
        Тут наемник не нашелся что возразить.
        - А ценности?
        - Ничего нет, но мы нашли в крепости огромную железную дверь. Возможно, это проход в горы.
        Да, все не так просто с этим эльфом.
        - Корабль проверили? - буднично поинтересовался Робертс.
        - Да, наши люди уже его покинули.
        - Отлично, - после чего пират махнул рукой.
        Орк лишь успел прикрыть уши, прежде чем громыхнула пушка. Корабль медленно пошел ко дну. Без мага ветра его в такой штиль все равно не выведешь из бухты.
        После чего без лишних слов Салим отправился к упомянутой железной двери, что располагалась в подвале крепости. Около нее толкалось еще десять пиратов, ища подход.
        - Расступитесь, здесь все равно руками ничего не сделать, - сказал он, разглядывая трехметровый широкий проход, через который наверняка таскали немалые грузы.
        Никакого видимого замка, будто дверь открывалась только изнутри.
        - Нам нужны маги, - сразу решил наемник, после чего несколько моряков отправились на поиски.
        Но Нердарион и Ян пришли быстро, будто чувствуя, что ничего еще не кончено.
        - Сможете что-нибудь сделать? - орк указал на дверь.
        Наверняка не только защитники крепости, но и сам Жавер, не предполагали, что в дело вмешаются адепты земли. Обычно маги участвовали лишь в крупных войнах, а в остальном держались обособленно от любых конфликтов.
        Значит, либо эльф не успел подготовиться, либо думал, что оторвался от всех преследователей. А может все гораздо прозаичнее… ему наплевать на это место. Самый последний вариант - здесь кто-то, кто даже после такого фиаско держал все под контролем. После чего успел вывезти все, что по-настоящему ценно для такого богача.
        Маги лишь поклонились и принялись за дело, ощупывая каменную кромку вокруг двери.
        - Здесь какой-то барьер, никогда не встречался с такой магией, - прошептал мастер.
        - Будет тяжело, займет время, но мы справимся, - сухо процедил Ян.
        Тут в разговор вклинился подошедший капитан:
        - А если попробовать другие стены?
        - Бесполезно, барьер всюду, - покачал головой Нердарион.
        - Значит, он здесь…
        - Кто? - насторожился Салим.
        Но ответа от темнящего Робертса добиться не смог.
        - Крепость наша, у нас есть время, - сказал лишь он.
        - Тогда может, отправите людей на помощь Хэммету? - приступая к работе, посоветовал Ян?
        На что Барт лишь усмехнулся, отправляясь в местную кухню:
        - Профессор заявил, что они справятся своими силами. Я склонен ему верить…
        Остров.
        Уильям неловко свалился со спины поверженного гиганта, убегая от еще живого. Хэммет вернулся и помог ему подняться, отчего оба едва не угодили в лапы ползающего врага.
        Впереди располагалось множество ступенек, ведущих вверх в толщу скалы.
        Не отступающая ни на йоту железяка портила идеально выдолбленный гранит. Но сейчас не время сокрушаться по этому поводу.
        Впереди оказались ворота, которые ни с того, ни с сего были опущены.
        - Какого черта?! - взревел бывший крестоносец. - Я послал этих олухов сюда!
        Все трое обернулись, готовясь к бою. Впрочем, Михаил свое участие рассматривал как минимальное.
        Гигант чуть поотстал, не слишком хорошо ползая по наклонным поверхностям, чуть скатываясь под собственным гигантским весом.
        - Нам нужны еще люди… ладно, с нашего корабля кто-то придет, но Робертс же пришлет помощь, если захватит крепость?! - Катерина ударила мощными порывами ветра, что в этот раз помогло гораздо лучше.
        Профессор промолчал. Ведь сам попросил Робертса не отвлекаться ни в коем случае от бухты. Но сейчас об этом говорить не стоит, иначе может случиться так, что он скорее умрет от руки солдата…
        Дверь позади начала открываться.
        - Наконец-то… - проворчал бывший крестоносец, но тут же удивленно уставился в проход.
        Там стоял мастер Хо, который непринужденно вышел к остальным, улыбаясь, показывая свои кривые зубы.
        После чего китаец воздел руки к небу, ступеньки разверзлись, поглощая гиганта, пока тот не оказался где-то глубоко замурованным.
        - А раньше нельзя было так сделать?! - взревел Уильям, бросаясь на спасителя.
        Лишь вовремя вставший на пути Хэммет смог остановить буйство эмоций, пока не стало хуже.
        - …последняя жестянка ползла усталая, голодная… разверзлась земля, и осталось их нисколько, - чуть пропел адепт земли, приглашая с поклоном спутников внутрь.
        Катерина лишь с восхищением выдохнула:
        - Ты уничтожил их всех?
        Хо лишь потупил взгляд, а после того, как женщина подарила ему поцелуй в щеку, еще и покраснел.
        Только после этого рыжеволосая заметила, что весь левый рукав его робы залит кровью.
        - Он ранен! - она вытащила нож, а Михаил пожертвовал свой мокрый изношенный пиджак.
        Несмотря на явное сопротивление китайца, удалось все-таки распороть рукав робы и обернуть кровоточащую рану обрывками ткани.
        Уильям же отправился внутрь горы, но быстро вернулся, слегка побледнев. Одно дело схватка с опасным противником, когда в крови бурлит адреналин. А другое дело после отхода от этого адреналина посмотреть на гору истерзанных трупов.
        - Все пираты мертвы…
        - Я не успел… - лишь сказал горестно мастер, стойко вынося боль, пока его врачевали, посадив на ступеньку.
        Хэммет не стал допрашивать мага, почему он покинул корабль в достаточно ответственный момент. Сейчас уже не важна. Небольшая инициатива позволила выжить хотя бы им.
        - Робертса это не обрадует… мы потеряли много людей… - сухо заметил профессор, закатав рукава грязной рубашки.
        - Это была вся охрана? - поинтересовался бывший крестоносец.
        Китаец лишь кивнул.
        - Нужно еще раз проверить. Может, эльф оставил здесь что-нибудь важное…
        Бывший крестоносец сомневался, что Жавер был здесь. Пусть и охрана была первоклассной, позавидует даже сама королева с ее гвардейцами в красном.
        Колумбия.
        Маги работали крайне сосредоточенно, но чем дольше продвигался процесс, тем все больше озадаченность на лицах сменялась страхом.
        - Мы должны прекратить, - заявил Нердарион, когда с одной из стен было покончено.
        Показались границы железной двери, но не более, падать та и не планировала.
        - С какой стати? - поинтересовался Робертс, спокойно обедавший рядом с дверью.
        Почувствовав голод, Салим также перекусил куриной ногой, а маги выпили в перерыве немного вина.
        - Чтобы ни было за той дверью, это за гранью нашего понимания, - стараясь сохранять буддистское спокойствие, что получалось с другом, коротко объяснил мастер.
        - Мастер, это единственный способ добраться до убийцы Адель! - рассердился Ян.
        - Я знаю, - отвел взгляд адепт земли.
        Барт же продолжил за столом, специально поставленным в подвал, разрезать кусок мяса. И предупреждения мага его ничуть не смутили:
        - Продолжайте.
        - Но…
        - Мы можем обойтись и без вашей помощи. Если потребуется, будем взрывать эту стену, пока у нас не кончится взрывчатка. Тогда будет долбить кирками новый туннель, пока не попадем внутрь. Разница лишь во времени…
        Пусть никаких угроз и не прозвучало, орк все равно поднялся с ящика, на котором неподвижно просидел в задумчивости все последнее время. Его тоже мучила дилемма. С одной стороны Нердарион редко оказывался не прав, но с другой хотелось попасть внутрь настолько же сильно, как и капитану.
        - Жавер уже наверняка сбежал через другой выход! Он должен быть там. Но мы, может, успеем его догнать. Мы будем осторожны! - продолжал убеждать Ян.
        Рука Барта с вилкой даже застыла на полпути. Молчаливый и нелюдимый маг говорил пламенные речи, совсем не сочетавшиеся с прежним характером. Но лично для пирата никакой дилеммы не было, но и препятствовать дебатам он, как и Салим, не спешил.
        - Надеюсь, ты знаешь, о чем просишь, мой ученик… - лишь подавленно сказал мастер и вернулся к работе.
        - Отлично, хоть ребята отдохнут перед битвой, - тихо заметил капитал, продолжая трапезу.
        - А точно ли придется драться? - подойдя ближе, поинтересовался Салим. - Наверняка наши враги уже давно сбежали.
        Робертс вдруг замолчал, будто придумывал, как сгладить уже сказанные слова.
        - Не уверен. Если там хранятся главные сокровища, то…
        - Вы что-то скрываете, - оперся руками на стол орк.
        И заметил, как рука пирата потянулась к револьверу, а один из матросов, стоящий неподалеку, поднял ружье.
        - Что мы найдем за той дверью? - достаточно громко спросил наемник.
        Однако Барт держался спокойно, если не сказать, высокомерно.
        - Уж точно не смерть, это я гарантирую. Вместе мы справимся.
        - С кем?
        - Я бы сказал с чем… но, надеюсь, до этого не дойдет.
        - Значит, Нердарион прав? - поднял бровь Салим.
        - Нет, не прав, - продолжал спокойно разговор пират. - У вас есть незаконченные дела с Жавером, у меня есть дела кое-с-кем другим. Давайте, не будем мешать друг другу…
        - Я не верю ни одному вашему слову.
        - Не будьте как этот остолоп Уильям, прошу вас, - картинно вскинул руку Барт. - Мы так близки к цели, не нужно все портить…
        - Вы пират, у вас, может, и есть кодекс чести, но доверять вам нельзя. А я наемник… и не собираюсь умирать просто так.
        После они смотрели друг другу в глаза, после чего капитан не выдержал и рассмеялся.
        - Вот оно в чем дело… что ж. Решения очень просты. Не верите мне, верьте профессору. Хотя, нет, ему вы вряд ли доверяете… в таком случае просто развернитесь и возвращайтесь на корабль. Мы приведем вам ваших карликов, если они там будут, в целости и сохранности.
        - Стоп, стоп… - орк еще больше понизил голос. - А причем здесь Хэммет?
        - При том, что я его никогда не предам. Еще вопросы?
        Ответ наемника не устроил, но вряд ли здесь можно добиться еще что-то.
        Оставалось лишь признать поражение и сердито отойти от несговорчивого капитана.
        Тем временем, работа магов подходила к концу. Крайне нехотя, с большими усилиями, но камень ушел в сторону, обнажая края металлических ворот. Пока они просто не упали с таким грохотом, что заложило уши. Поднялся мощный столб пыли, за время которого пираты ощетинились стволами, прячась по укрытиям.
        Салим сразу отвел магов в сторону, прикрывая с двустволкой. Но вопреки ожиданиям, никакого заслона из солдат там не стояло. Даже баррикад не было.
        - Проверить все, - приказал Робертс.
        Но и сам не остался в стороне, двинувшись в середине отряда.
        - Останьтесь здесь, вы истощены, - аккуратно положил Салим руку на плечо Нердариона.
        Впрочем, мастер лишь слабо улыбнулся, выдавая еще больше свою усталость:
        - Мы открыли этот ящик Пандоры. Нужно же узнать, что в нем.
        Ян же ничего не сказал, лишь ускоренным шагом направился внутрь. Орк чувствовал, что такая горячность не доведет молодого ученика до добра.
        Подвал быстро закончился, переходя в глубокие пещеры с высокими потолками. Всюду были факелы, но пираты на всякий случай прихватили еще с собой на каждого, чтобы не потеряться в случае чего.
        - Это природные образования, мастер, - заключил пришедший раньше Ян, обернувшись к адепту земли, не отпуская каменную породу.
        - Остается надеяться, что все опасные переходы укрепили, - оглядел пещеру Салим.
        Один раз как-то давно, в другой стране, он попал в заточение на несколько часов в одной из таких пещер. К счастью, их быстро откопали, никаких фобий к замкнутым пространствам не развелось.
        Чем дальше пролегал путь, тем более разветвленной и запутанной становилась сеть. Пиратам приходилось разделяться, чтобы охватить все развилки.
        - Профессор говорил, что у Борджии тоже были катакомбы, - хмыкнул Ян. - И под Александрией они были. Это как-то уже начинает надоедать…
        - Ты не заметил? - вдруг спросил Нердарион. - Тоже ощущение, что и тогда, под землей… значит, странная машина должна быть здесь.
        Вспомнив обстоятельства смерти Абель, сюету решил предупредить оставшихся пиратов. - Не открывайте никаких ящиков, особенно если те лежат на видном месте. Иначе от вас и пепла не останется…
        Некоторые моряки от этого пригорюнились, но все же вняли предупреждению.
        А ящиков тут было предостаточно. С маркировками торговых гильдий и нет. Французские, немецкие, английские, русские, американские… чего здесь только не было.
        - Это один из спекулятивных складов… - тут же заключил орк.
        - А это еще что такое? - удивился незнакомой вещи Робертс.
        - Жавер скупает много товаров по дешевке, потом либо ждет какого-нибудь кризиса или эмбарго. Или сам устраивает нечто подобное. И продает в десять, а то и в двадцать раз дороже…
        Пират слегка поморщился:
        - Тьфу, вот за что я ненавижу подобных хмырей…
        - Для вас лучше просто взять и отобрать?
        - Да, так хотя бы без лицемерия…
        Наемник про себя отметил, что Барт здесь никогда не был. Они то и дело останавливались, решали, куда двигаться дальше. Изредка пираты, проверившие другие тупики, догоняли и основную группу, после чего направлялись в следующие. И ни одной живой души.
        - Похоже, здесь никого не осталось, - еще раз огляделся Ян. - Тяжело здесь сосредоточиться. Земля не хочет отвечать мне…
        - Что-то нас сдерживает, - заключил Нердарион. - Никогда не встречался с подобным.
        - Если увидите кого-то необычного, стреляйте на поражение… - капитан еще раз проверил боезапас в револьвере.
        Орк вновь с подозрением прищурился, глядя пирату в спину. Что же он скрывает? Кого хочет убить и почему?
        - Враг! - небольшой силуэт промелькнул в глубине пещеры, тут же юркнув в ближайший проход.
        Пираты, которым на нервы действовала обстановка. Открыли беспорядочный огонь.
        - Отставить! - рявкнул Робертс.
        - Вы его ранили… - отметил наметанный глаз орка. - Я разберусь.
        - Мы окопаемся здесь, - кивнув, решил капитан.
        После чего Салим быстро рванул вперед, глядя через прицел двустволки. В этом коридоре было темно, факелы погасли. А своего наемник не имел, поэтому двинулся вперед практически вслепую.
        Остров.
        - Эльф тут? - на всякий случай спросил Уильям.
        Китаец лишь пожал плечами, а потом привалился к ближайшей стене.
        - Он ранен, оставь его, - осадила решившего продолжить допрос солдата Катерина.
        После чего присела рядом с китайцем и еще раз осмотрела рану.
        - Мы вернемся позже.
        Мастер лишь устало кивнул, прикрыв глаза.
        Профессор уже направился дальше по лестнице, будто остальных проблем и вовсе не существовало.
        - Эй, подождите! - возмутился бывший крестоносец, догоняя.
        Вскоре к ним присоединилась и Катерина.
        Внутри скалы лестница разделялась на три коридора, выходящих и большого зала. Напоминало любое горное поместье. Сколько труда вложено в подобную бесполезную роскошь?
        - Профессор, вам ничего это не напоминает? - вдруг остановился солдат.
        Хэммет несколько раздраженно повернулся, не зная, почему они так медлят. Эльф ведь может взять и ускользнуть, если уже не сделал этого.
        - Нет, а должно?
        - Странно, обычно вы наблюдательны, - несколько отстраненным тоном ответил спутник, оглядывая каменные своды. - Такие же стены были в Шербуре, в тех подземельях.
        - Это где вы нашли ту пластинку? - уточнила Катерина, тоже обратив внимание на местный интерьер. - И правда, есть в этом что-то другое… даже наши катакомбы строили из простого кирпича, а здесь… не знаю, что-то чужое, не наше. Слишком… стерильное.
        Впрочем, никто из них не был каменщиком, поэтому не мог прослыть экспертом.
        - Значит, Жавер нашел похожее место, - заключил Хэммет. - Есть повод задать ему еще пару вопросов.
        - Осталось только его найти… - женщина вгляделась в коридоры.
        Профессор же решил довериться интуиции:
        - Давайте попробуем туда, - предложил он.
        Спутники же, пожав плечами, не возражали.
        Через несколько поворотов они оказались около железной двери, которая явно была установлена здесь совсем недавно.
        - Заперта с другой стороны, - аккуратно попробовала дернуть ручку рыжеволосая.
        Оценив примерно, где замок, Уильям попросил разойтись. От первых ударов плечом дверь не содрогнулась. Пришлось остановиться, скрывая боль…
        Мощные пинки же, казалось, делали свое дело, но дверь все равно не поддавалось.
        - Ну, если там ничего не будет, - тяжело дыша, бывший крестоносец ударил еще раз.
        После чего послышался щелчок замка.
        - Ага! - выхватив винтовку, солдат резко открыл дверь.
        Михаил мысленно приготовился к ловушке внутри, но обошлось. Точнее, даже сам солдат расставил руки, вынуждая спутников остановиться.
        Впереди находился резкой черный стол, за которым сидел Гилен. В неизменном белом костюме. С перевязанным лбом.
        Надо же… успел открыть дверь и юркнуть за стол. Бывший крестоносец не спешил, аккуратно заглянув за правый и левый угол, все равно не веря, что не обойдется без ловушек.
        - Господа… - вежливо обратился Жавер, - Прошу вас, не стойте в дверях.
        - Черта с два! - рыкнул солдат. - Знаем мы твои штучки!
        - Я вас умоляю, - покачал головой эльф. - Вы думаете, что пол провалится? Я могу на нем специально попрыгать. Людей в потайных ходах тоже нет, можете не искать. Думаю, нам просто стоит поговорить. Боюсь, вышло недоразумение, нас всех переиграли….
        Выхватив двуручный меч, Уильям направился вперед.
        - Я тебе покажу переиграл!
        - Уильям! - профессор вцепился в руку спутника. - Выслушаем его!
        - Только после того, как получит по наглой эльфийской морде!
        - Какой же вы ксенофоб… - тихо проговорил Жан, но слова потонули в громком споре.
        Который закончился тем, что Катерина дала солдату сильную пощечину, от которой тот даже потерял ориентацию в пространстве.
        - Я задам ему вопросы! У меня на это больше прав, чем у вас обоих!
        Они вспомнили причину ее путешествия, поэтому вынуждены были отступить. Хотя бы потому что опасно стоять на пути у разъяренной женщины, владеющей всеми видами существующей магией.
        Наблюдавший за всем этим Жавер решил подождать и достал из небольшого деревянного ящичка кубинскую сигару. Но рыжеволосая швырнула метательный кинжал, срезая половину, стоило эльфу отвести руку в сторону.
        После чего он хладнокровно полез за следующей.
        - Боитесь, что в них спрятан сюрприз?
        - Я кое-что знаю о таких вещах, - процедила Катерина, подходя ближе к столу.
        - Боюсь, я не сторонник таких методов, - Жан наклонился, посмотрев на Хэммета, придвигая к краю стола ящичек. - Профессор, угощайтесь, я слышал, что вы большой любитель подобной роскоши.
        Михаил не отказался. И даже воспользовался предложенной изящной зажигалкой.
        - Я должен извиниться перед вами, мадам, - вальяжно расположившись в кресле, продолжил эльф. - За тот неприятный инцидент в особняке… как ваша рана?
        - Не ваша забота… - холодно ответила рыжеволосая, прокручивая за спиной очередной метательный нож.
        - Прошу вас… я как нельзя искренен. Дело в том, что я принял вас за убийцу. Подумал, что вы использовали своих спутников, чтобы подобраться ко мне…
        Уильям не сдержал надменного смешка. Гилен был одновременно прав и неправ. Но для солдата скорее прав.
        - И кто же мог послать к вам убийц? - поинтересовался Михаил, выпуская дым, наслаждаясь моментом после долгого воздержания.
        - Кто угодно… а потом я выяснил про вас побольше. Про всех вас, - Жан оглядел присутствующих. - Вы ведь действительно состояли в гильдии, мадам, поймите меня…
        Женщина промолчала. Но бывший крестоносец вдруг понял, о чем речь.
        - Так ты не просто наемник! - сердито рявкнул он. - А как же вся эта слезливая история с эльфами, что тебя подобрали?! С дядей, который тебя воспитывал?!
        - Ее дядя был главой одной из могущественных гильдий давным-давно… - не вовремя рассказал Жан, после чего у Катерины лопнуло терпение.
        - Хватит! Я пришла задать один единственный вопрос. И если ты не ответишь честно, попробуешь что-то утаить, то твоя смерть будет мучительной!
        В руке рыжеволосой заплясали зеленые огоньки, заставившие Уильяма шарахнуться в сторону и взяться за меч поудобнее. Профессор сразу понял, что это некромантия. Когда ей удалось изучить в себе такие способности?
        - Я вижу, Борджиа добился огромных успехов. Гораздо больших, чем мне было известно… ты ведь хочешь спросить о нем?
        Эльф перестал любезничать, раз они оба перешли на «ты».
        - Однажды он явился к тебе с ребенком на руках. Где этот ребенок?!
        Мужчина в белом сначала округлил глаза, а потом не сдержал улыбки:
        - Вот, значит, в чем дело… что ж… здесь мне нечего скрывать. Анхель сначала отказался от моей помощи. Ему не понравилось главное условие - поделиться своими секретами, когда придет время. Тогда он обратился к Исааку Беллу…
        - Это к делу не относится, - вцепившись в стол сильными пальцами так, что тот заскрипел, Катерина напоминала холодную волчицу.
        Хэммет же докуривал сигару, размышляя. Значит, письмо Жавера о предложении финансирования пришло еще раньше, чем Белл стал главным спонсором культа. Очень интересно…
        - …но потом, - спокойно продолжил Гилен. - Он приехал ко мне в Александрию. С ребенком. Сказал, что отдает мне результаты своих трудов. Мы заключили небольшую сделку, после чего он отправился в Англию по моей наводке.
        Михаил едва сдерживался, чтобы не засыпать Жана вопросами. Столько совпадений… быть этого не может.
        - Где мой ребенок?! - наконец, не выдержала женщина.
        - Я не знаю… - тихо сказал эльф, после чего поднял вверх ладонь. - Прошу, не нужно меня калечить. Вы и так едва не убили меня, стреляя из своих пушек… - он аккуратно потрогал повязку на лбу.
        - Как это ты не знаешь?! Он был у тебя!
        - Был… - не стал спорить эльф. - Но он ушел. Сам.
        - Слушай, давай я заставлю его не только говорить, но и петь… - вышел на передний план Уильям. - Устал от этого бреда.
        Катерина остолбенела от такого ответа и не могла толком подобрать слова.
        - Что вы имели ввиду под «ушел»? Ему должно быть не больше года сейчас… - попробовал урегулировать ситуацию Хэммет.
        Жан будто специально выдержал длинную паузу, накаливая напряжение до предела.
        - Может, вы сможете пролить свет на одну тайну… - Жавер самодовольно потер подбородок, и от этого бывшему крестоносцу вновь захотелось его пристукнуть, - почему малыш вдруг взял и вырос за несколько месяцев до молодого мужчины? Его способность к познаванию нового было просто феноменальна. Я даже планировал использовать его во многих проектах, с которыми раньше было…. много непредвиденных проблем.
        Михаил воспользовался паузой и подошел ближе к Катерине:
        - Что с вами делал Борджиа?
        - Да чушь все это, просто оттягивает свой конец, - пробурчал солдат, но профессор жестом остановил его.
        Рыжеволосая отвернулась от эльфа:
        - Анхель обработал меня своей проклятой машиной, когда я была беременна… наверное, в этом и была причина, почему я так и не увидела сына. Борджиа сказал, что он умер, потом я узнала, что он врет…
        - Значит, ему все-таки удалось добиться успеха в своем мероприятии… даже на деньги Белла, хм… - задумчиво произнес Гилен, совершенно отрешаясь от горя женщины.
        Однако Катерина быстро пришла в себя после такой новости:
        - Как он выглядел?
        Жан на секунду задумался, а потом начал рыться в столе, после чего протянул найденную фотографию.
        На черно-белой бумаге был изображен молодой парень в костюме. Похоже, он до последнего момента не знал, что его фотографируют, ибо смотрел куда-то в сторону.
        - Почему вы так нам помогаете? - потянувшись за второй сигарой, поинтересовался Хэммет.
        Уильям же продолжал сомневаться в искренности данной «помощи».
        - Потому что у меня есть другие дела и задачи, мне не нужны лишние конфликты. Вообще, ваше появление было неожиданным и разрушило все мои планы…
        - Планы? Это по убийству сотни, если не меньше, своих рабочих? - подняв бровь, заметил Михаил. - То, что вы проводите странные эксперименты? И много чего еще… такие капиталы нельзя нажить без серьезных преступлений.
        Жан скрестил руки на груди, принимая вызов:
        - Ваше право так считать. Но я ничем не хуже королевы Виктории или сэра Джеймса Ноттингемского. И многих других высших деятелей, которые убивают одним росчерком больше, чем самые отъявленные убийцы…
        - Они спасают тысячи жизни, а ты лишь набиваешь свои карманы, остроухий! - обвинительно указал на него пальцем Уильям.
        - Ваш прекрасный командующий тоже имеет неплохое состояние… а уж о сокровищах королевской династии вообще говорить не приходится…
        Хэммет вновь выступил как миротворец, пока все не дошло до критической точки:
        - Господа, опустим все лишнее. Нам есть еще, что обсудить!
        - Я не буду ничего с ним обсуждать! - рявкнул бывший крестоносец. - Он пытался нас убить и не раз! И именно против таких, как он, орден ведет свою священную войну!
        - Ну, конечно, - улыбнулся Жавер.
        - Так дайте мне с ним поговорить… - Михаил почти вплотную подошел к спутнику, глядя с откровенным нажимом.
        После чего тот с большой неохотой, но все же сдался.
        Катерина тоже развернулась и направилась к выходу:
        - Мне больше не о чем с ним разговаривать…
        Никакой жажды мести, в отличие от мужчины. Рыжеволосая не испытывала. Как и не собиралась лишний раз допытывать то, что эльф вряд ли знает. Ибо понимала, что в такой ситуации ему врать ни к чему. Ничего больше не осталось, кроме чувства вины…
        Оставшись наедине с Жаном, профессор сел в комфортное кресло напротив, зажигая одолженной зажигалкой сигару. Определенно, гораздо удобнее, чем спички, но последние были скорее делом привычки. Да и возиться с заправкой горючим не приходилось. Может, когда-нибудь, когда они будут проще и компактнее…
        - С вами беседовать гораздо приятнее, чем с этими двумя, - можно сказать выдохнул с облегчением эльф. - В вас есть достаточная доля благоразумия…
        - Только доля? - поднял бровь Хэммет.
        - Ни один человек, обладающий благоразумием, не пойдет на такого врага на одном лишь корабле… если только Робертс случайно не взял вас в заложники.
        На это собеседник лишь усмехнулся. Они разговаривали на равных, как тогда, в Александрии. Будто не было подземелий под городом и смертельного морского боя. Однако профессор не расслаблялся, зная, с каким человеком, вернее, эльфом ведет беседу. Пусть тот сейчас в незавидном положении и прекрасно это понимает. Поэтому револьвер с оставшимися патронами был заткнуть за ремень на поясе. А вид мокрой одежды и волос, да и вообще общий жалкий вид со стороны Михаила совершенно не беспокоил. Он-то не ранен, в отличие от Гилена.
        - Робертс был с нами крайне любезен. Даже согласился с нами объединиться. Вот только он хотел достать так и не сказал… точно не вас, иначе бы сделал это еще при своем дерзком ограблении.
        - Все эти безделушки мне все равно были без надобности, - решил замазать свое поражение Жан. - И вы правы, ему нужен не я. И он получил все нужные сведения, поэтому и отправился штурмовать крепость. А я заранее остался на острове.
        Коварство Гилена не знает границ. Вот только Хэммет не понимал, почему эльф так уверен, что выйдет сухим из воды. Катерина, может, и не будем мстить, но вот Уильям и Салим точно не отступят. Да и Нердарион с Яном не смогут простить смерть Абель…
        - О ком? - Михаил все же попробовал добиться правды.
        - Скажем так, если сейчас будет произнесено еще хоть слово, то никакие богатства мира не смогут спасти меня. Робертс же спросил, где искать нашего общего знакомого, я сказал. Но больше ничего.
        - Хорошо, - все-таки пришлось оставить эту тему. - Но на другие вопросы мне все же хотелось бы получить ответы.
        - Помогу чем смогу, - на вид вполне искренне пообещал эльф.
        Демонолог только сейчас заметил, что кончик правого острого уха также оказался перевязан и оно смотрелось отчасти меньше. Но все равно не так страшно, как увечье Уильяма. Не говоря о глубоком шраме на лбу…
        - Начнем оттуда, где началось все безумие. С Шербура.
        - А почему не с Семнадцатого нашествия? - усмехнулся Гилен, но Хэммет не оценил его сарказм.
        Профессор собирался добиться правды, чтобы решить все накопившиеся загадки. Больше задавать вопросы некому. Сэр Джеймс и принц Артур на них точно не ответят, а посадят в тюрьму и потом, скорее всего, на эшафот.
        - В Шербуре вы должны были встретиться с Беллом. По какому поводу? И почему отменили встречу прямо перед нашествием?
        - Я хотел купить у него металлургический завод в северной Ирландии, а потом узнал из достоверных источников, что он мне врет.
        Нет, это эльф врет прямо сейчас. Предприниматель такого калибра заранее узнает, что собирается покупать, прежде чем станет тратить на подобное мероприятие время.
        - Вы ведь знали, что там будет, не так ли? Знали, что Белл в этом может быть замешан, - настаивал Хэммет, стараясь действовать аккуратно. - И чудом спаслись… кто-то предупредил вас.
        - С вами… непросто, - признался Жан, чуть улыбнувшись. - Хорошо, раз мы говорим начистоту, мне тоже хочется узнать пару вещей…
        - Вы не в том положении…
        - Вы разбили мою армаду, смогли пробиться через мою элитную охрану. И теперь я, по сути, ваш пленник. Что измениться от этого?
        - Ничего, - признал Михаил. - Но никакой больше лжи.
        Жавер лишь пожал плечами:
        - Хорошо. По крайней мере, вашей спутнице я не солгал. Но всего вам рассказать не смогу, потому что опасаюсь не только за свою жизнь. Взяв на себя некоторое знание, вы будете в большей опасности, чем были сейчас.
        - Вы знаете, что за нами охотятся некроманты? - поинтересовался Хэммет.
        - Охотятся? Нет, - покачал головой эльф. - Иначе бы они уничтожили вас еще в России. Наблюдают, да, может быть. У них сейчас гораздо больше проблем с орденом и так называемыми «технонекромантами».
        О последних писали английские газеты. Но Михаил считал их уткой. Оживлять мертвых с помощью технологий? Прогресс пока не шагнул настолько далеко…
        - Вы для них - никто, - подытожил эльф.
        - Это вам Белл сказал?
        После этих слов Гилен расхохотался:
        - Белл?! Вы серьезно? - после чего вся веселость с его лица как рукой сняло. - Нет. Если он с ними связан, то не слишком тесно. Может, финансирует их. Понимаете, Белл с его закадычным другом принцем Артуром очень… очень не любят не только меня, но и сэра Джеймса Ноттингемского.
        - Вас понятно за что. А чем им не угодил сэр Джеймс? Он много раз показывал лояльность английской короне, а Белла спасли именно крестоносцы…
        Если только он сам не смог как-то тайно убраться из Шербура. Ведь письмо с его инициалами… в мундире мертвого солдата принца… и этот шпион в рядах крестоносцев, которого захватил Жавер… это объясняет многое.
        Значит, если Белл и замазан, то только в качестве второстепенного лица. А вот принц Артур фигура знаковая. Потенциальный наследник английского престола и, по совместительству может командовать некромантами. Тогда понятно, почему ему сильно не угодил орден. Понятно, почему он присутствовал во Франции со своими солдатами. Все было неспроста.
        Эльф же просто покачал головой:
        - Ноттингемский не является английским патриотом. И не потому что должность обязывает держаться вне симпатий к какому-либо из государств. То, что он делает для Британии много грязной работы, еще не делает его лояльным. Они боятся его. Еще двадцать лет орден не имел такого влияния. Такими темпами он скоро вернет организацию к золотым временам крестовых походов. А то и преумножит величие. Его влияние в Северной Америке растет с катастрофической скоростью…
        - Вы сказали в Северной Америке? - удивился Хэммет.
        - Да, вы разве не знали? Два месяца назад началась экспансия крестоносцев в Новый свет. Точнее, она была и до этого, просто раньше замалчивалось…
        Похоже, прятаться от гнева ордена в Соединенных штатов теперь невозможно. Может, Южная Америка будет вариантом получше? Но кто гарантирует, что через два года туда не придут отряды с нашивками в виде крестов? Нет, нужно покончить с этими голословными обвинениями и очистить их имена.
        - А какова ваша роль во всем этом? - сделав определенные выводы, Михаил продолжил расспросы.
        - Моя? Скромно вести свои дела, не более. Все конфликты - лишь пересечение интересов с другими сильными мира сего, не более…
        Опять расплывчатый ответ, сложно добиться чего-то существенного. Однако профессора беспокоило еще одно. Если кто-то из них связан напрямую с некромантами, а Жавера со счетов скидывать рано, то зачем Беллу нападать на Борджиа? Или тому же Гилену, когда Анхель принес ему «результаты исследований». Остается принц Артур, посещавший церковь по неизвестной причине, которую не знает даже Катерина. А она сказала, что священник предал некромантов. Вероятно, украв или присвоив адскую машину, питавшуюся остатками демонической энергии. После чего принц Артур пригрозил последствиями, поэтому глава церкви и пришел к Гилену. Все начинает обретать смысл. Но, к сожалению, пока это лишь домыслы.
        - Моя очередь, профессор - перевел тему эльф. - Как вы во все это ввязались? Определенно, бывший крестоносец не мог быть ведущим в этом походе. Не тех качеств человек… однако и на вашем месте я бы скорее ожидал кого-нибудь другого…
        Хэммет и сам задавал себе этот вопрос, оглядываясь назад. Может, все дело в страхе перед некромантами. А, может, не отбитая тяга приключений. Ведь он пока молод, способен на большее, чем просто стоять перед доской и рисовать год за годом защитные формулы от демонов.
        - Собственно, из этого вытекает мой следующий вопрос. После Борджиа вы были последней зацепкой.
        Михаил аккуратно достал двумя пальцами из кармана брюк пластинку и показал Жаверу.
        Тот пригляделся, но через мгновение его вновь разобрал громкий смех, согнувший по пополам. В этот раз приступ продолжался гораздо дольше, а эхо отдавалось не только по этой комнате.
        Уильям, стоявший вдалеке вместе с Катериной, сердито обернулся.
        - Надо было ему зубы повыбивать все-таки…
        После чего он все же обратил внимание на рыжеволосую, которая совершенно притихла, сидя у ближайшей стены, прикрыв рукой лицо. Может, плакала, бывший крестоносец проверять не собирался. Но впервые за все время совместных путешествий почувствовал что-то, отдаленно напоминающее жалость. Это при том, что считал ее виноватой в своих бедах, а не кого-либо еще.
        - Послушай… - не слишком удачно начал солдат, то и дело слегка надувая щеки от натуги извилин. - Ну… он же ведь живой…
        Женщина молчала, не издавая ни звука. Уильям уже хотел было отойти, но после передумал и вернулся:
        - Да и ты молода еще, все у тебя впереди…
        Тут рыжеволосая подняла взгляд, в котором читались одновременно как боль, так и горькая ирония.
        - Да что ты? А ты знаешь, что после последних родов я не могу иметь детей? Уверена, что Борджиа и это сделал специально…
        После чего она поднялась и поравнялась с собеседником:
        - Я породила монстра… чудовище, не человека… вряд ли это уже мой ребенок, каким бы он ни был. Поэтому расслабься, мне ни к чему утешения. Тем более, твои.
        Под недовольным взглядом солдата она отправилась проведать мастера Хо.
        Эльф же, закончив смеяться, положил руку на лоб, покашляв от того, что неприятные ощущения начали отдаваться в рану.
        - Как же все на самом деле просто… можно было избежать стольких проблем.
        - Вы знаете, что это?
        - Да, Борджиа спрашивал. Потому что ему посоветовал так мистер Вандакс, к которому я обращался пару лет назад с тем же вопросом.
        Цепочка замкнулась. От неожиданности профессор чуть не выронил заветную пластинку, а попытки ее поймать выглядели неловко:
        - И что он вам сказал?
        - Что их, судя по символам, должно быть четыре. И что это, скорее всего, ключи. Но неизвестно, к чему. И как их применять…
        - Значит, одна из них есть у вас? - все еще не веря в происходящее, сдавленно поинтересовался Хэммет.
        Значит, Гилен обратился к антиквару. Потом Борджиа обратился к антиквару. А когда это сделал сам Михаил, то его отправили по следу Анхеля. Странно… но вспоминая огромный хаос, что творился в голове старика, не удивительно, что именно так все закончилось.
        - Кажется, - пожал плечами эльф, начав рыться в столе. - Я нашел ее, когда купил этот остров. В этом вот помещении…
        - До вас никто о нем не знал? - задумался профессор.
        - Никому до это не пришло в голову делать укрытие в горе. К счастью, большую часть работы за нас сделали неизвестные.
        Жавер вытащил пластинку и отдал собеседнику. Практически идентичны.
        - Значит, вы все-таки успели отобрать у Борджии его ключ? - задал, в свою очередь, вопрос эльф.
        - Нет, эта была найдена мной в Шербуре…
        Тут уже был повод задуматься у Жана. Задумчиво потирая подбородок, он хмыкнул:
        - Забирайте, мне не нужны проблемы еще и с некромантами.
        - Может, вы знаете, где искать последний ключ? - вопрос был задан лишь по слепой надежде.
        - Шутите? Вряд ли. Может, у некромантов. Может, у крестоносцев. Может, черт побери, даже у этих технонекромантов. Может, в коллекциях какого-нибудь другого богача. А, может, где-то глубоко под землей. Борджиа сказал, что нашел свой ключ в России, когда строил свою церковь.
        Только сейчас Михаил вспомнил, что кабинет Анхеля отличался от остальных помещений. Значит, и это были остатки древних построек!
        - Такое ощущение, что вам это совершенно неинтересно…
        - А должно? - усмехнулся эльф, вновь откинувшись на кресле. - Я деловой человек. И работаю только с выгодными инвестициями. Гоняться за мифами - это не мое.
        - Тем не менее, вы занимаетесь странными экспериментами… зачем вам нужны были подземелья под Александрией? И что уничтожило армаду в Гибралтарском проливе? Мы следовали за вами попятам…
        Вопросы для Гилена явно были неудобными, но прямое уклонение вызовет еще больше подозрений.
        - Скажем так, меня прикрывали. Поверьте, вам лучше не знать, кто. Потому что этим знанием делиться опасно. Робертс вам не рассказал и поступил абсолютно правильно. А мои эксперименты… не я один ими занимаюсь. Конкуренция должна быть равномерной, никто не должен резко возвышаться над другими, - эльф поудобнее подпер рукой голову. - Помните Римскую Империю? Тогда моя раса была великой, ее земли простирались вокруг всего Средиземного моря. Но потом она рухнула под собственной тяжестью. Равно как и греческая империя полубогов до нее. А до нее персидская… а до персидской египетская.
        - Значит, вы строите империю? - хмыкнул Хэммет.
        А что? Финансов у самого богатого эльфа в мире была хватит.
        - Нет, зачем? Чтобы вновь набежали вы? Люди-варвары, которые умеют только разрушать…
        - Я, конечно, буду звучать как Уильям, но подобным эльфы тоже любили заниматься, - не остался в стороне Михаил.
        - Не суть важно, - не став продолжать бесполезный спор, отмахнулся Жан. - Я не строю империю. Я лишь объединяю под одной эгидой различные торговые организации и промышленные предприятия. При потере одного из элементов я не обеднею, да и «империя» не рухнет от этого. Всегда найдется замена…
        - То есть вас, такого могущественного эльфа, совершенно не выводит из себя тот факт, что вас одолела кучка людей, который даже не являются ровней?
        - У вас были маги земли, к такому моя защита оказалась не готова, - совершенно равнодушно ответил Жавер. - Это просчет, остается лишь мириться с последствиями.
        - Откуда у вас такие технологии? И что это вообще за технологии? - этот вопрос мучил профессора с момента, когда они прибыли на остров.
        - Будущее, - скромно хмыкнул Жан. - Взятое из прошлого, дабы служить нам.
        - Крестоносцы не пощадят вас, когда узнают, чем вы тут занимаетесь, - Хэммет надеялся, что это не прозвучит как угроза.
        - Когда эти технологии наводнят рынок оружия, им будет не до этого. Они и сами не откажутся от покупки, как бы их догмы не противоречили прогрессу. Раньше люди ордена считали огнестрельное оружие колдовством, пытались тормозить развитие цивилизации. На самом деле причина была банальна - порох сравнял людей, сделал бесполезной их допотопную броню. И крестоносцы начали терять свою власть. Орден тамплиеров едва был не уничтожен. К счастью, подоспело Восьмое вторжение, которое и объединило разобщенные организации…
        Пятнадцатый век, открытие огромного портала во Франции. Михаил никогда не задумывался обо всем этом с такой точки зрения. Его больше интересовали сами демоны, нежели война крестоносцев с ними. Но тогда ордена действительно переживали не самые лучшие времена.
        И из-за этого пострадала часть севера страны. В том числе и местность, где располагался Шербур…
        - Скажите, а вам что-нибудь известно о Тринадцатом нашествии? - перевел тему профессор, несколько озадачив собеседника.
        - Я думал, это больше ваша специальность…
        - Я знаю время, но не точное место. Единственное, что мне известно, это было в Карибском море. Но сведения об этом крайне расплывчаты, словно орден старался что-то скрыть.
        Жавер задумался над интересной теорией, уловив мысль. Все-таки отчасти это касалось и его тоже.
        - На этом острове есть следы демонической порчи, если вы об этом. Но где их только нет в нашем мире…
        Большего Хэммету для подтверждения не требовалось. Некроманты будут искать в местах нашествий. Пусть это и иголка в стоге сена, но с их возможностями это будет просто. А при поддержке одного из подозреваемых в расследовании, которое вел профессор, считай безграничные.
        Александрия была их следующим шагом не случайно. Гилен был помехой в поисках, поэтому с помощью подставы удалось очистить город.
        Именно там было Второе нашествие, аккурат после смерти Александра Македонского, македонца, считавшегося полубогом. Было ли это совпадением? Но в любом случае, нужной пластинки там не было. Все было зря. Но некроманты на этом не остановятся.
        - Ваши подземелья под Александрией тоже не ваша работа?
        - Не моя, - признался Жавер. - Их сделал полководец Македонский. Возможно, что-то искал, а, может, построены для защиты. Это вопрос к археологом, но их я не допустил.
        После этих слов профессор поднялся на ноги и направился к выходу. Забрав с собой обе пластинки, разумеется. А также штук десять сигар из ящичка.
        - Это все? - несколько неуверенно спросил собеседник.
        - Да… - Хэммет обернулся напоследок. - Я советую вам покинуть остров и забыть про него. И не попадайтесь на глазу Салиму и Нердариону…
        - Как щедро с вашей стороны… - усмехнулся напоследок эльф, закуривая новую сигару. - Может, вам одолжить денег на ваше опасное предприятие?
        Но Михаил не обернулся.
        Уильям нахмурился при встрече, продолжая стоять в коридоре:
        - Надеюсь, вы его задушили.
        - Нет, Жан нам не враг. Пока.
        - Не враг?! - обомлел бывший крестоносец. - Он нас едва не прикончил множество раз! Из-за него мне пришлось убить!..
        - Он нам не враг, - резко и с нажимом сказал профессор.
        Не ожидая такого поведения от воспитанного демонолога, солдат в который раз убедился, что в тихом омуте черти водятся.
        Им навстречу с улицы выбежала Катерина:
        - Хо пропал!
        - Опять, наверное, пошел погулять, - равнодушно махнул рукой Уильям.
        - Нет! - громко возразила рыжеволосая. - На его месте только лужа крови, а вокруг мощный магический фон… никогда такого не чувствовала…
        В другой момент профессор бы подумал, что это мелкая расплата Жавера за их небольшой успех. Но после беседы он убедился, что эльф далек от такой мести. Значит, это мог быть тот, о ком боится говорить даже такой богач.
        Только вот почему он не убил их обоих?..
        Колумбия.
        Салим продолжал осторожно продвигаться. В темноте было сложно что-то разглядеть, поэтому он решил положиться на инстинкты. Хотя, можно было просто так идти вперед и палить из двустволки, быстро перезаряжаясь. Но патроны стоит беречь, да и вряд ли при такой тактике можно чего-то добиться.
        Впереди щелкнул затвор револьвера, после чего орк кинулся к ближайшему ящику. Раздались два выстрела с небольшой паузой. Высунув ружье, орк нажал на курок, надеясь, что дробь разлетится по достаточному радиусу.
        Кто-то громко застонал и выронил револьвер. Наемник аккуратно выглянул, а после направился вперед. В конце коридора лежал человек очень невысокого роста. Перепачканный костюм, оборванная цепочка от часов, торчащая из кармана окровавленной жилетки. Покрытое копотью лицо.
        Но Салим все равно узнал его…
        - Абрахам! - ружье упало на землю.
        Все попытки зажать раздробленный дробью бок не принесли успеха, да и мужчина сам отмахнулся. И только сейчас орк на ощупь понял, что несчастный ранен еще в легкое, близко к сердцу. Это сделал один из пиратов Робертса…
        - Не надо… Салим… - прохрипел Абрахам. - Я все равно не жилец…
        - Здесь адепт земли, он поставит тебя на ноги…
        - Уходи из этой пещеры… прошу тебя… - его голос слабел с каждой минутой, пока орк пытался сделать хоть что-то.
        - Где остальные, Абрахам? - не послушался Салим.
        - Он забрал их… вместе с реликвией…
        - Кто? Жавер?
        - Нет… Жавер просто продал нас другому…
        Тут из основной пещеры его кто-то громко позвал. Кажется, Нердарион…
        - Салим!
        - Куда он отправился?
        - Не знаю…
        На этот раз крик раздался настойчивее под грохот оглушительное эхо пушек.
        - Салим!
        Дальше послышались вопли, но орка это не волновало.
        - Мне нужна хоть какая-то подсказка!
        - Тумбстоун… он сказал тумбстоун… - это были последние слова Абрахами, которые он скорее не произнес, а выдохнул.
        Наемник перестал бесполезно хлопотать над безжизненным телом.
        - Салим!!! - на третий раз зов смог привести его в чувство.
        Вытерев слезы окровавленными руками, Салим подхватил ружье и побежал обратно.
        И застал страшную картину. Огненная фигура проткнула пытавшегося защититься Яна мечом в грудь, поднимая в воздух. Сюету захрипел, но долго не промучился, ибо пламя на лезвие быстро выжгло все внутренние органы.
        Орк не сомневался, что это демон. Ничем другим эта прямоходящая тварь с большими рогами, не имеющая лица, быть не могла.
        - Нет… - раздался сбоку пещеры хрип, когда наемник в ярости попытался пристрелить существо.
        Это оказался Робертс. Правая половина тела пирата обгорела, но он стойко терпел боль.
        - Возьми это… - капитан протянул нечто, напоминавшее пистолет.
        Серебряное покрытие, странная форма дула и рукояти.
        - Что это такое?
        - Оно должно изгнать… тварь… - Робертс совсем сник и был не в состоянии что-либо объяснять.
        Наемник понял, что к этой встрече Барт готовился. Вот только демон все равно застал их врасплох.
        Расправившись со всеми остальными, существо развернулось и без лишних слов побежало в сторону наемника.
        Тот побежал навстречу, прыгая вперед, уклоняясь от лезвия меча. И даже на таком расстоянии фиолетовая кожа успела задымиться от мощного пламени.
        Упав, орк быстро перевернулся на спину и нажал на «курок». Небольшой синий сгусток ударил врагу прямо в грудь, проделывая огромную дыру. Попытавшись закрыть ее рукой, демон продолжил молча надвигаться. Вторая дыра тут же появилась в животе, а после и в голове. После чего странное оружие никак больше не реагировало на нажатия спускового крючка.
        Противник упал на колени и начал медленно растворяться, пока от него не осталась горстка пепла.
        Вспоминая молитвы своего племени, которым научила его мать, закрыв глаза, Салим пытался прийти в себя.
        Послышался странный скрежет. Это оказался Нердарион, который появился прямо из скалы, в которую успел себя вмуровать. Но обгоревшая мантия была свидетельством, что он принимал самое деятельное участие в битве.
        - Это был демон… настоящий демон… - прошептал орк, когда маг помог ему подняться.
        Тот лишь грустно кивнул и взглянул на мертвого Яна. После чего поспешил на помощь к Робертсу. Долг лекаря помогал заглушить боль…
        Еще несколько пиратов, побежавших обратно, вернулись с подкреплением, когда уже все закончилось.
        Глава 6
        Южная Америка. Где-то на берегах Колумбии. Тайная бухта. 4 неделя октября. 2 день. 1885 год.
        Остатки поредевшей команды корабля «Козетта» все же смогли справиться с захваченным трофейным кораблем и доплыть до берегов Колумбии.
        Хотя, Хэммет опасался больше за их психическое состояние. Бывалые моряки знали, что такое магия не понаслышке. Но никогда им не приходилось видеть ничего подобного. Пусть ходячие деревья, демоны и прочие нечисть порой действительно реальны и осязаемы, но столкнуться с ними весьма маловероятно. Так что шанс умереть от их руки в тысячу раз меньше, чем когда человека убивает его собственное сердце…
        С этими мыслями, докуривая очередную сигару, прихваченную у Жавера, профессор отметил седые виски у парочки пиратов. Они смотрели не на битву, не на войну, а на настоящую бойню. И бойню устраивала не стихия, которую можно обуздать при должном умении, а то, что невозможно понять и постичь.
        Уильям, к счастью не напившийся, весь путь отлеживался в каюте, а Катерина с потерянным видом стояла на носу корабля, глядя куда-то в морскую даль.
        Сначала Михаил хотел оставить ее одну, но прошла уже ночь, а женщина не накинула даже плаща, подставляя свое тело с обнаженными руками холодным ветрам. Поэтому, совершив запоздалый джентльменский поступок, профессор сходил за ее плащом, а потом накинул на хрупкие плечи.
        Рыжеволосая вздрогнула от неожиданности, а потом поежилась, словно только сейчас почувствовала холод. Усталый подавленный вид вызывал желание обнять и попытаться утешить, но Хэммет все же не решился. Не того склада была эта леди. Железная леди…
        - Благодарю… - прозвучало сухо, скорее, для отмашки.
        - Я понимаю, что вы чувствуете, - неожиданно признался Михаил.
        - Откуда? - Катерина с укором взглянула на профессора. - По вам видно, что вы книжный червь, никогда не были женаты. Ваша жизнь - демонология, приключения, путешествия. Не берусь, но даже не уверена, что вы познали хоть раз женщину…
        - Познал, - ничуть не оскорбленный, ответил собеседник. - Но для того, чтобы понять чужую боль, не обязательно ее разделять или испытывать самому. Порой достаточно просто видеть.
        Женщина не стала спорить. Закутавшись в плащ плотнее, она повернулась лицом к Хэммету и скривила слегка посиневшие губы в кривой усмешке:
        - Хорошо. Вы видите. И как это вам помогает? Как это помогает мне?
        - Мне? - Михаил на мгновение задумался. - Мне помогает осознание того факта, что я еще хоть что-то вижу… и вижу действительно важное. А вам… любому когда-нибудь требуется помощь. Какая бы то ни было. Человек, который может обойтись без нее, безусловно, силен духом. Но даже он может сломаться.
        - Предлагаете мне ринуться вам в объятия и зарыдать на груди? - в глазах женщины действительно промелькнуло желание поступить именно так.
        - Нет. Просто хочу, чтобы вы знали, что не одиноки в своем горе. Тем более, не все потеряно…
        - Нет. Все, - покачала головой Катерина и медленно направилась по палубе прочь.
        Профессор понял, что должен хоть что-то сказать, иначе все может закончиться тем, что морские волны получат сегодня еще одну добычу…
        - Ваш сын может быть жив, - напомнил мужчина.
        - Безусловно. И от того я не могу посмотреть ему в глаза, если даже найду, - все же рыжеволосая остановилась. - Я продала не свою душу и тело, а его. Отдала на эксперименты… просто продала. Не знаю даже за что… словно просто отдала в рабство. Чертовому вивисектору…
        Хэммет именно сейчас понял, почему солидную часть жизни провел один, даже когда можно было завести хотя бы парочку закадычных друзей, чтобы коротать скучные вечера.
        Слишком много проблем с людьми. Преодолевать трудности было в его натуре, но порой проще было их избежать. Вот профессор их и избегал, уже давно расставив жизненные приоритеты.
        Однако сейчас уже поздно что-либо менять. В таком опасном путешествии потребуется любая помощь, поэтому Михаил понял, что можно только принять боль спутников, чтобы помочь, но никак не удаляться от их проблем.
        - Вам не за что винить себя. Никто не знал, что тогда произойдет. А Борджиа был опасным человеком.
        Не лучшие слова для утешения, но профессор старался действовать осторожно.
        - Я очень ценю ваше участие. Правда, - женщина обернулась, одарив собеседника грустным взглядом. - Но сейчас вы не можете ничего изменить. Как и я.
        Моряки поначалу опасались, что Робертс до сих пор ведет бой в бухте. Но броненосец «Диего», охранявший вход в нее, всех успокоил. Пираты здесь выиграли бой.
        Уильям и Михаил пытались убедить Катерину пойти с ними, но девушка наотрез отказалась, заперевшись в своей каюте:
        - Мне нечего там делать.
        - Нам нужно объяснить Нердариону, что произошло с мастером Хо, - напомнил Хэммет. - Вы должны рассказать ему про ауру.
        - Сами расскажете, мне добавить все равно нечего…
        На этом мужчины сдались и отправились на берег сами.
        Крепость определенно пострадала от такого нашествия. Несмотря на кажущуюся неприступность, капитан сумел провернуть хитрую и вероломную операцию. Профессор не скрывал своего восхищения, а бывший крестоносец лишь ворчал, что ему на самом деле повезло. Но все же внутри признавал тактический гений Барта, тут же отметая эту мысль подальше.
        - Как все прошло? - поинтересовался Михаил у первого же матроса, который вышел их встречать. - Капитан ранен, мастер Нердарион сейчас с ним, - произнося имя мага, моряк чуть дернулся. - И еще… его ученик погиб.
        Значит, и Ян тоже. Хэммет вздохнул, после чего взглянул на спутника.
        - Надо с ними поговорить.
        Солдат лишь пожал плечами. Но на середине пути все же добавил:
        - Между нами, профессор… женщина сломлена и больше нам не помощница. Равно как и Салим с Нердарионом. А с пиратами так вообще стоит расстаться поскорее.
        Хэммет задумался, а потом взглянул на собеседника:
        - Вы знаете что-то, чего не знаю я?
        - Нет, просто подумал этой ночью на корабле. То, что вы отпустили эльфа… будет иметь последствия.
        Резонно. Но он был к этому готов. Иначе поступил бы по-другому. Гилен им все же не враг. Его смерть ничего не решит, а то и создаст проблем. Тем более, действительно вышло недоразумение. В другой момент они, может, могли стать хорошими союзниками.
        Однако Михаил не считал себя наивным. С хитрецом-корсиканцем нужно и сейчас держать ухо в остро…
        Нердарион устроил лазарет в одном из уцелевших помещений крепости. Ему помогал корабельный доктор и еще пара моряков, выполнявших рутинные поручения.
        - Ну, насчет вас я не сомневался… - тут же заявил о себе лежавший на кровати Барт.
        Вся грудь перевязана, но капитан уже был бодр и весел, как обычно. Только не вставал.
        - Простите, что не встаю и не снимаю шляпу, - шутливо извинился он.
        - Кто это сделал?
        - Не поверишь, демон! - открыто заявил Робертс.
        Михаил оказался сбит с толку.
        - Демон?
        - Именно. Он оказался прям в пещере…
        - Один? Может, там был портал? - потер подбородок мужчина.
        - Черта с два…
        После чего капитан перешел к другой теме:
        - Как все прошло на острове?
        - Не слишком хорошо, - честно признался Хэммет. - Мастер Нердарион, можно поговорить с вами?
        Маг отвлекся от своего занятия на мгновение, но после закончил с раненым пиратом и отправился следом за профессором и бывшим крестоносцем. С демоном все можно выяснить и позже.
        - Сожалею о вашей утрате, - начал разговор Михаил, опустив глаза. - Но мы вынуждены сообщить вам о пропаже мастера Хо…
        - Он часто пропадает… - напомнил адепт земли, не поняв поначалу все серьезность ситуации.
        - Да, и мы нашли его вновь, а потом он пропал уже окончательно, - пояснил Хэммет, пока Уильям тактично молчал в стороне. - И на месте пропажи осталась лужа крови и лоскуты ткани… мы перерыли весь остров, но не нашли никаких следов… мне очень жаль, мастер. Хо помог нам в той битве. Без него мы бы не справились.
        - Там были громадные железные твари. Это уже не магия, это настоящая ересь, - заявил в своей манере бывший крестоносец.
        Мастер выслушал новость хладнокровно, но все же профессор осторожным жестом посоветовал спутнику помолчать.
        - Благодарю вас за вести, пусть и такие безрадостные… а сейчас я должен вернуться к своим пациентам.
        Похоже, помощь ближнему была единственным, что удерживало мага от срыва, поэтому Михаил кивнул Уильяму, и они отправились дальше в глубины крепости.
        Пираты, что встречались по пути, подсказывали, куда пройти. Все трупы людей Гилена уже давно погрузили на «Диего», а стоило тому выехать из бухты, как тела сбросили в море.
        Именно эти трупы они и видели по пути к крепости. Тогда бывший крестоносец сразу все понял и назвал своих союзников варварами, сплюнув.
        Подземелья под крепостью уходили глубоко в гору, здесь запросто можно было потеряться. К счастью, пираты уже обошли все в поисках ценностей. Но награда оказалась гораздо скромнее, чем ожидалось. Самое ценное успели вывезти. Или, наоборот, даже не завозили.
        В одном из ответвлений нашелся Салим, который стоял и непрерывно бормотал какую-то молитву. Впереди на ящике лежало завернутое в парусину тело либо ребенка, либо карлика. Скорее, второе…
        Услышав шаги позади, орк резко обернулся. Профессор невольно посмотрел на двустволку, приставленную к резному шкафу у каменной стены. Может, стоило повременить с новостями?
        - Я не смогу выполнить все обряды моего народа, - признался наемник. - Но хотя бы молитва должна помочь… я все равно не соблюдаю ни один из заветов уже очень давно…
        Уильям наклонился и, сделав скептическое лицо после краткого осмотра трупа, из-за чего шрам на его лбу показал всю свою уродливость, решил все же уточнить.
        - Это… они-то… ваш народ?
        Салим грустно улыбнулся:
        - Я думал, вы уже догадались. Хотя бы профессор должен был.
        - Я был не уверен, - признался Михаил. - Значит, вы поэтому никогда не называли свою фамилию?
        - Да. Она от отца. А от моей матери орка она не выговариваема для английского, немецкого и французского, - пояснил орк.
        - Это, конечно, трогательная история, - прервал беседу солдат. - Но мы только что вернулись из проклятого пекла…
        - Да… ваша правда. Я со своим горем совсем забыл об этом. Как все прошло? Гилен был там? На острове?
        После паузы Уильям посмотрел на Хэммета, четко говоря этим, что предоставляет ему эту сомнительную честь.
        - Он был там. Мы потеряли мастера Хо. Против нас была магия, которую никто никогда не видел. Но нам удалось добраться до их хозяина…
        - Вы привезли его? - с надеждой спросил наемник.
        Михаил покачал головой.
        - Ну, тогда убили?
        На это профессор ответил молчанием.
        - Вы его отпустили… - догадался Салим, после чего начал медленно надвигаться, сжав пудовые кулаки. - Он был у вас в руках, а вы отпустили его? После всего, что он с нами сделал?! После всего, что мы все пережили?!
        Его голос эхом отдался по сводам пещер, заставляя остальных пиратов, которые и так были на нервах после боев, ощетиниться оружием.
        - Если вы дадите мне высказаться… - тихо начал Хэммет, хоть и понимал, что это бесполезно.
        Продолжая ругаться на разных языках, орк все же не смог сдержать свою ярость и ударил профессора по лицу. Тот упал как подкошенный, лишившись сознания.
        - Хватит! - Уильям вмешался, встав у наемника на пути.
        Оба вступили в силовое противостояние, пытаясь друг друга сдвинуть или повалить, вцепившись в плечи. Бывший крестоносец лишь немного уступал в физической силе орку, который большую часть жизни, в отличие от сородичей, жил не тяжелым рабским трудом. Однако в ближнем бою солдат имел больше опыта. Толчок, несколько ударов и бросок смогли обезвредить взбесившегося Салима.
        - Еще хоть пальцем его тронете…
        - … или что?! - Салим вытер кровь с уголка губ. - Можно сказать, ты одобряешь его решение?! Он его принял сам, не так ли?!
        - Не так ли, - подтвердил Уильям.
        - Так какого черта?! Это была моя месть! Я должен был отомстить! Должен был!
        Очередной удар тяжелым сапогом по лицу заставил орка замолчать.
        - Мне это не нравится, но сделанного не воротишь. Еще раз тронешь его хоть пальцем, убью…
        Потирая подбородок, наемник вновь поднялся, хоть и с трудом.
        - Когда это ты стал его телохранителем? Он не платит тебе не гроша…
        На это бывший крестоносец ничего не ответил. Лишь взял все еще бессознательного Хэммета. Но тот резко очнулся, однако решил не подавать признаков жизни, опасаясь, что Салим вновь решит применить силу.
        Наружу Михаил уже вышел сам, закрывая платком разбитое лицо. Удар действительно оказался весьма силен.
        - Я думаю, все прошло гораздо лучше, чем могло бы быть, - он даже позволил себе улыбку.
        - Да, но насчет демона мы его так и не спросили… - напомнил бывший крестоносец.
        - Я осмотрел туннели. Там не было никаких следов портала. Либо его вызвали в другом месте и перевезли сюда, либо… кто-то просто вытащил его с Солнца.
        - Но для этого нужен портал! - возмутился солдат.
        - Не всегда. Более могущественные демоны могут вызывать тех, кто послабее. Для этого не требуется портал сам по себе…
        Уильям почесал голову. Такой пробел в образовании считался в ордене непростительным. Но дело в том, что с демонами крестоносцы воевали до крайности редко, поэтому сосредотачивались на других аспектах.
        Впрочем, и те аспекты он изучал не слишком усердно, предпочитая действия, нежели бесцельное сидение с книгой.
        - Но первый вариант отпадает сразу. Демоны без подпитки живут недолго в нашем мире. Да и те, кто перевозил, могут хоть обложиться рунами и оберегами, это вряд ли спасет их от распространения порчи, - решил поумничать солдат.
        - Вы совершенно правы. Значит, мы имеем дело с кем-то крайне могущественным, - однако в глазах профессора не промелькнуло и тени страха, скорее еще большее любопытство. - Но не демоном. Ни один демон не может незаметно все это провернуть… по крайней мере из тех демонов, о которых пишут в книгах.
        Уильям задумался, а потом встревоженно посмотрел на собеседника.
        - Не может ли это быть… мы умеем выслеживать сильных демонологов, как так вышло, что один ускользнул?
        - Мир большой, мой друг. А если его прикрывал такой, как Гилен, то даже со всей мощью ордена его будет сложно найти.
        - Но мы должны предупредить сэра Джеймса! Он в любой момент может открыть большой портал! - бывший крестоносец завелся и начал ходить по комнате, напряженно думаю.
        - Сомневаюсь, что сэр Джеймс выслушает нас, особенно если пошлем только письмо. И вряд ли мы сможем до него добраться. Нас схватят раньше.
        Пусть даже с Ноттингемским приходилось беседовать в свое время, главнокомандующий все же вряд ли снизойдет до беседы с преступниками.
        - Но ведь портал!.. - отчаялся Уильям. - Мы обязаны рискнуть!
        - Мы ведь даже не знаем, кого искать, подумайте об этом, - продолжил переубеждать Михаил. - Там был только демон, ничего больше. И кто его видел? Робертс и Салим. Не слишком заслуживающие доверия личности…
        Бывшему крестоносцу пришлось сдаться под давлением аргументов.
        - Но тогда что мы будем делать?
        - Продолжим наше путешествие. Найдем оставшиеся ключи. Я объясню вам суть позже. Сейчас надо убедить как можно больше наших союзников отправиться дальше.
        И это самая сложная часть. Если солдат и так пойдет следом, то вот насчет остальных профессор сильно сомневался.
        - Откуда у тебя это, Робертс? - Салим принялся за допрос пирата, который шел на поправку.
        Кроме него в лазарете присутствовали все остальные, даже профессор, на которого орк пару раз бросил ненавидящий взгляд. С лица Хэммета исчезла опухлость благодаря стараниями мага, но следы побоев все равно остались.
        А Катерина стояла за дверью, лишь слушая разговор, погруженная в собственные мысли.
        Наемник держал в руках то странное устройство, которое помогло одолеть демона в подземельях. Михаил сразу оценил по форме, что это какое-то оружие, напоминающее пистолет. Но такая странная вещь… кто ее создал? Она словно была либо из далекого прошлого, когда ни людей, ни гномов, ни орков, ни кого бы то ни было еще, не было. Либо из будущего.
        Но это уже кивок в сторону произведений Жюля Верна. Профессор не любил подобного рода литературу, предпочитая что-то историческое, приближенное к реальности. Однако современные тенденции грех было упускать.
        - Смени тон, сухопутная крыса, - несмотря на угрожающий рык, капитан нахально улыбался.
        Знал, что он не профессор, за него вступится вся команда. Впрочем, Хэммет и не думал жаловаться на подобное обращение, заявив, что споткнулся в неосвещенной части подземелья. Конечно, проницательный Барт не поверил, но настаивать не стал.
        - Эта штука смогла изгнать, как выяснилось, демона. Они не продаются в магазинах. А Уильям сказал, что ничего такого в ордене крестоносцев никогда не имеется…
        - А откуда опальному сержанту про это знать? - уклоняясь, поднял логичный вопрос Робертс.
        - Иди к черту, пират! - огрызнулся бывший крестоносец, получив от моряков крайне недовольные взгляды.
        Однако капитан чувствовал себя в беспроигрышной позиции, поэтому снисходительно пропустил оскорбление от легко провоцируемого Уильяма мимо ушей.
        - Поймите, - решил зайти с другой стороны Салим. - Мне нужно выследить того, кто похитил о моих братьев. Гилен продал их кому-то… скорее всего тому, за кем вы охотились.
        Профессор этого не видел, но не сомневался, что в ясных глазах орка ничего не было, кроме мольбы. Для него это значило слишком много. Хэммет почти пожалел о своем решении. Но интуиция подсказывала, что живым бы эльф не ушел, а добиться ничего нового не удалось бы.
        После недолгих раздумий Барт все же согласился помочь. Ведь ему нечего было терять, а наемник спас жизни им всем.
        - Я не знаю его имени, - сразу оговорился пират. - Никто не знает. Он меняет их как перчатки. Равно как и внешность, словно актер театра…
        Тут, казалось, что Робертс темнил. Или опасался, что ему не поверят.
        - Этот… человек работал вместе с Гиленом. Помогал ему во многих торговых операциях, превратил его и без того солидную империю в целое государство. То, что на официальных бумагах, не идет ни в какое сравнение с реальным положением вещей. На него работают десятки тысяч людей - это по скромным оценкам. Мне приходилось возить для них многие опасные грузы, ящики было строжайше запрещено открывать. Разные грузы, разные места назначений. Для меня ничего из этого не имело смысла.
        - И когда вы решили разойтись с ними? - поинтересовался Салим.
        - Когда понял, что мой долг за спасение моей жизни уплачен. Они вытащили меня с того света, - Барт почесал проклюнувшуюся на лице щетину. - Да и вскоре им больше не нужен был опытный капитан. А вот чего Гилен не ожидал, так это того, что я вернусь к пиратству и вскоре ограблю его самого, - он засмеялся, но вскоре осекся, положив руку на перебинтованную грудь.
        Поняв, что вряд ли чего можно добиться, орк встал со стула повернулся к стоявшему неподалеку от выхода Михаилу. И, не стесняясь присутствующих, указал на него пальцем:
        - Видите, что вы сделала?! Гилен был единственной зацепкой!
        - Даже Гилен не знал, куда направляется его соратник. Последнее указанное им место - эта крепость, - вступился за него Робертс. - После проще найти ветер, дувший в мои паруса в восемнадцатом веке…
        Однако это наемника не успокоило, хоть он и решил больше не устраивать сцен. Вместо этого просто направился к выходу.
        - Я найду его, чего бы это не стоило. А вы можете заниматься своими дурацкими поисками и интригами, профессор…
        - Благодарю вас за высочайшее дозволение, - холодно ответил Хэммет, шутливо сняв несуществующую шляпу.
        Отношения с Салимом испорчены окончательно, это ожидаемо. Но выбор был сделан. Каким бы ни был личностью Жан, его смерть ничего бы не решила. А в мире и так достаточно бессмысленного насилия. Чего стоила только вся эта бойня. А в Александрии? Нет, это нужно было прекратить.
        - Не принимай близко к сердцу, - посоветовал ему с больничной койки Робертс.
        - Постараюсь, - покачал головой Михаил и тоже пошел к выходу.
        В коридоре его нагнала слушавшая за дверью разговор Катерина.
        - Я отправлюсь с ним.
        - Ваше право, - даже не остановившись, тут же ответил профессор, но скрыть удивления в голосе не удалось. - Но почему?
        - Мой путь окончен. Хватит с меня приключений. Я хочу помочь хоть кому-то сделать что-то достойное… или умереть, пытаясь.
        - У нас тоже достойная цель, - тут Хэммет остановился и повернулся к женщине.
        - Какая? Искать древние ключи к не менее древней головоломке? Какой смысл? Это поможет спастись вам от некромантов и ордена? Нет, просто смиритесь. Я смирилась, и мне стало легче.
        - Вы сдались… - отвел взгляд мужчина и тут же получил хлесткую пощечину.
        Как раз по больной стороне лица, что заставило скривиться.
        - Да, сдалась, - впрочем, спокойно призналась Катерина. - Любите бесполезно биться головой о стену? Так вот, я не такая. Когда мой дядя пропал и я окрепла, то искала его три долгих года по всему миру, начав еще ребенком. Но все следы давно оборвались… здесь ситуация точно такая же. И если дядя еще стоило того, чтобы продолжать, то здесь… я не вижу для себя никаких причин.
        После чего рыжеволосая уже собиралась уйти, но все же остановилась и добавила.
        - Вы авантюрист… вот кто вы. Вам нечего терять в этой жизни, и так было всегда.
        Хэммет осторожно взял женщину за руку, не давая уйти.
        - Неправда, - коротко ответил он.
        Собеседница на секунду остолбенела. Казалось, в этот момент Михаил был сам на себя не похож. Но наваждение быстро исчезло и она, вырвав руку, ушла прочь.
        Казалось, тяжелые разговоры должны закончиться. Но стоило, потирая болевшее лицо, направиться обратно к Робертсу, как на встречу вышел Нердарион. Самообладанию мага стоило только позавидовать. Они брали учеников чаще всего с раннего возраста, как только в тех обнаруживались способности, растили как собственных детей и привязывались к ним, пусть даже сейчас им не запрещено иметь собственную семью. Ибо, как выяснилось, магические способности по наследству передаются нечасто.
        Адепт земли же был одинок, посвятив всю свою жизнь ученикам…
        - Я слышал, что вы собираетесь идти дальше, профессор, - спокойным голосом сказал маг.
        Их специально тренируют сохранять спокойствие, что бы не произошло. Это, можно сказать, первая стадия отбора. Вот только что происходит с самыми импульсивными, Хэммет не хотел думать.
        - Да, именно так, - кивнул Михаил.
        - Тогда желаю вам удачи и Уильяму удачи. Я остаюсь с капитаном Робертсом.
        Профессор промолчал. Это было ожидаемо. В основном. У магов своя, известная лишь им миссия. Но неужели сейчас миссия предполагает то, что он должен остаться с пиратами?
        - Я потерял своих учеников. Дважды, - мастер Нердарион отвел взгляд. - Мне больше не место среди магов, сегодня же я сниму эту робу и буду колдовать только для исцеления ран страждующих.
        - Вы уведомите об этом свою школу? Может, мне стоит передать письмо? - решил проявить участие Михаил.
        - Нет. Для них я должен остаться мертвецом. Учитель, который потерял всех своих учеников до окончания обучения должен умереть. Так было по старым законам. Поэтому мастера Нердариона с этого момента больше не существует. Но я продолжу существовать в другом образе.
        Странная философия, но профессор давно признался себе, что никогда не сможет понять Восток.
        - Вы не рассказывали о том, как потеряли первых учеников, - в сердце Хэммета появилось странное подозрение.
        - Это было во время Семнадцатого нашествия. Я тогда был молод, - магу было тяжело это вспоминать. - Но талантлив. Мне дали двоих, еще детей. И я сразу решил отправиться в путешествие. В самый забытый край, который только можно найти. И там такое… но мне удалось спасти вас. Однако дальше следовать за вами я не могу. Дело вряд ли в вас, но мы маги стараемся держаться подальше от тех, кто приводит к несчастьям.
        Михаил на мгновение почувствовал себя мировым бедствием, которое нужно искоренить. Но это право адепта земли так думать. Настаивать и доказывать свою точку зрения профессор не собирался.
        - В таком случае, желаю и вам удачи. На корабле.
        Будто напомнил, как Нердариону придется сложно, когда вокруг будет вода. Много воды. Впрочем, вряд ли он собирался еще когда использовать разрушительную мощь магии земли.
        Бывший мастер Нердарион поклонился и отправился вслед за Катериной. Видимо, попрощаться и с ней.
        Мексика. Тампико. 2 неделя ноября. 2 день. 1885 год.
        Салим и Катерина ушли сразу, на следующий день, как только орк похоронил карлика. Профессор не вышел попрощаться, посчитав это лишним. Уильям же не побрезговал даже пожать наемнику руку и кивнуть рыжеволосой на прощание.
        Нердарион, как и обещал, сжег собственную робу и переоделся в одежду обычного моряка, став одним из пиратов Робертса. Законы на корабле его устраивали, а присяга состояла всего из нескольких слов.
        После этого началось долгое ожидание, пока капитан поправится окончательно. Это заняло четыре дня, пусть стальной Барт и рвался сразу в бой. Ну, или, по крайней мере, в плавание.
        Но адепт земли хотел убедиться, что в ожогах пирата больше не осталась порчи, которая станет для него смертным приговором.
        В это время профессор проводил в раздумьях или за чтением книг в полуразрушенной библиотеки крепости. А Уильям маялся без дела, то тренируясь с другими пиратами, найдя среди них лишь восемь достойных соперников, следил за новыми рекрутами из людей Гилена. Или даже просто рыбачил на причале, как привык порой делать в далеких походах в ордене.
        В остальное же время моряки растаскивали на части все, что могли найти в бухте. Робертс запретил разбирать последние четыре пушки. Впоследствии, это место планировалось использовать как опорную базу и место для хранения награбленных грузов.
        - Мы действительно никуда не торопимся? - отвлек как-то Хэммета от чтения книг бывший крестоносец.
        - Куда, например? - профессор посмотрел на гостя, держа в одной руке книгу, а другой сняв с глаз пенсне с треснувшей правой линзой.
        - Например, искать ваш последний ключ. И думать, каким образом отобрать другой у некромантов.
        - А что мы можем сейчас сделать? - задал резонный вопрос Михаил. - Такие дела не решаются за пару дней, как во многих романтических новеллах.
        На это солдат мог лишь буркнуть что-то невнятное и уйти. Именно в тот день он подрался со старым помощником Робертса. Оба извалялись в грязи после дождя и разошлись, довольные собой. Барта же совершенно не волновала причина ссоры, он болел то за одного, то за другого бойца из окна, которое вело в медицинскую комнату.
        Как только Нердарион дал добро, капитан надел новые мундир и шляпу. После чего отправился на броненосец. Трофейный корабль оставался в бухте, как запасной.
        - Так куда держать курс? - поинтересовался Робертс, глядя на повешенную в каюте карту Карибского моря.
        - Сюда, - Хэммет подошел к карте и указал на на Мексику.
        А именно на город Тампико.
        - Почему сюда? - поднял брови Уильям, стоя со скрещенными на груди руками.
        - Я говорил с одним человеком из команды Гилена, - пояснил Михаил. - Он слышал новости о том, как расширяется орден в Америке. Он двигается стремительно, прибыли все тамплиеры и половина тевтонского ордена.
        Удивление бывшего крестоносца стало еще больше.
        - Это же… тысячи людей.
        - Они стремительно движутся на запад, - добавил профессор.
        - Кажется, я понял план, - тут же встрял Барт. - Он движутся медленно, в основном по обжитым районам. А вот на западе США до сих пор дикие земли. Там нет обычного порядка во многом, и теперь орден решил, наконец, донести его до туда. Тогда они будут двигаться медленнее. А разведчики, засланные вперед, будут не такой большой проблемой.
        Уильям покачал головой, опустив ее. Видимо, пытался понять смысл этого решения. Но так и не пришел к однозначному выводу.
        - Да, именно поэтому лучше двигаться через Мексику. Орден она не интересует.
        - Может, все-таки объясните, куда мы направляемся? - несколько сердито спросил солдат.
        Ему очень не нравилось быть на обочине планов профессора и узнавать о них последним.
        - Мы отправляемся к месту Третьего демонического нашествия. Около города Тумбстоун.
        Плавание прошло без происшествий. Даже сильного ветра почти не было, а если то и возникал, то дул лишь в паруса.
        Все это время профессор проводил, опять же, за чтением или созерцанием двух имевшихся пластинок, словно пытался разгадать загадку, известную лишь ему.
        Один раз за этим занятием его застал Уильям, вернувшийся с палубы, где помогал остальным морякам. Все-таки со временем он успел пообвыкнуться и больше не обращался к пиратам в пренебрежительно тоне. Но Хэммет не думал высмеивать нечто подобное, скорее молча одобрял.
        - И что нового? - спросил солдат через пять минут такого же молчаливого созерцания.
        - Судя по числу символов, их действительно должно быть лишь четыре. Если, конечно, нет еще четырех ключей, которые образуют свою символьную конъюктуру…
        Бывший крестоносец пропустил слишком умное слово мимо ушей.
        - Значит, еще одна у чертовых некромантов, а последняя в этом… Тумбстоуне? Почему?
        - Это просто ближайшее место, - Хэммет достал свою книжку, где расписывал собственное маленькое расследование.
        Внутри оказалась схематичная карта мира с отмеченными крестиком местами.
        - Там произошло нашествие, не так ли? Это главная причина?
        - Именно. Как я уже говорил тогда, там было Третье. В Шербуре было восьмое. На острове Гилена давным давно - тринадцатое. А в России, рядом с Симбирском - семнадцатое….
        Уильям почесал голову.
        - То есть это нашествия и ключи… связаны… нет, это глупость.
        - Факты говорят сами за себя, мой друг, - улыбнулся профессор. - К чему бы ни были эти ключи, демоны начали за ними охоту задолго до некромантов…
        - Но ведь орден бы… мог догадаться….
        - Что все это имеет какую-то систему и цель? Не хочу умолять их способности, но никто бы до этого не догадался, пока действительно бы что-то не нашлось.
        - Значит, все жертвы из-за этого….
        Для бывшего крестоносца, казалось, перевернулся весь привычный мир. И его можно понять. Еще тогда, беседуя с Гиленом, Хэммет все понял. Сердце бешено колотилось, а руки слегка тряслись от эйфории, что вызвало данное открытие.
        Однако соратник не разделял данного чувства. Точнее, просто сел на стул, закрыв обросшую голову руками.
        - Какого черта мы здесь, Хэммет? Как мы ввязались во все это?
        Профессор тоже порой задумывался над этим вопросом. И понимал, как тяжело Уильяму. Все-таки тот привык больше думать о том, как хорошо выполнить приказ.
        - Мы там, где должны быть. Я так думаю.
        - Нет… ни вы, ни я… не бойцы.
        В первые секунды Михаил пытался понять, что имеет в виду собеседник.
        - Мы не те, кто имеем право вмешиваться и что-то менять в этой жизни… это все не наша игра, - Уильям поднял усталый взгляд.
        - Не наша, - признал собеседник.
        - И вот сейчас мы закончили тем, что пытаемся вмешаться в охоту некромантов и демонов…. а заодно плывем на корабле полоумного пирата, который принял вас за потомка своего друга…
        - Все же выяснилось, что я действительно его потомок, - улыбнулся Хэммет. - По-другому и быть не могло. Но то, что это Робертс, а не какой-то ряженый шут, можно не сомневаться…
        - То есть вы верите в этот весь его бред с порталами через время? Большей глупости в жизни не слышал…
        Профессор лишь усмехнулся, но, казалось, чему-то своему.
        - Мы слишком многого не знаем об этом мире. Каждый год идет открытие за открытием, но природа все равно скрывает от нас слишком много тайн. Наука и магия пытаются найти ответы на многие из вопросов, но порой не преуспевают.
        - Может, тогда Хо не убили, а он просто свалился в одну из этих дырок?
        - Очень даже может быть, - пожал плечами Хэммет. - Всегда есть одна миллиардная, что, даже захотев полететь, мы полетим.
        - Только камнем вниз, - мрачно добавил Уильям.
        Мексика встретила их теплом, несмотря на зиму. Морской город был красив и обладал прекрасной архитектурой. Михаил даже жалел, что они были здесь только проездом. Нужно найти способ перебраться через всю Мексику на юг США.
        - Это точно то место? - Барт спрашивал именно про желания профессора.
        - Да, именно так, - кивнул тот, пожимая пирату руку.
        Уильям уже ушел и стоял внизу с завернутым в тряпицы оружием, не желая прощаться.
        - Ведь пока еще не прорыли канал, который соединит два океана, - добавил Хэммет.
        На это Робертс лишь посмеялся, после чего прощание закончилось. Нердарион, стоявший поодаль, лишь кивнул на прощание.
        - Наконец-то, твердая земля… - недовольно проворчал бывший крестоносец, как только Михаил к нему присоединился.
        - Не любите море?
        - Ненавижу корабли. И пиратов…
        Стоило догадаться. Хотя, без своей всепоглощающей ненависти ко всему и вся солдат был совсем скучен.
        - Предлагаю найти гостиницу и передохнуть с дороги, - предложил Хэммет.
        И, неожиданно торопившийся куда-то Уильям согласился.
        Деньги у них были, причем в весьма солидном количестве. Кое-что награбить Робертсу удалось, и он поделился со всеми, как подобает в пиратском обществе. Ведь путешественники были частью команды в этом налете.
        Приятно было после долгих лишений оказаться в цивилизации, которая закончилась уже после Симбирска. В Александрии, конечно, еще было не все так плохо, есть страны гораздо хуже. И Хэммету приходилось в таких бывать, больше не хотелось.
        Однако, по слухам, на Диком Западе ситуация тоже не самая лучшая. Придется мириться со многими лишениями. Солдату не привыкать, однако Михаил был человек цивилизации, хоть и много путешествовал. Порой это вызвало у Уильяма смех.
        Как-то даже он предупредил, что в случае чего, в джунглях или пустынях придется есть змей и ящериц. От одной только мысли профессора передернуло, отчего спутник засмеялся еще громче.
        Адский холод, умеренный климат, пустыни, Атлантический океан, а теперь тропики. И это меньше чем за год. Приходилось привыкать каждый раз к новому климату. Бывший крестоносец то и дело простужался, а Хэммет обладал железным здоровьем. Хоть и продолжал страдать от боли в раненом некромантом боку. Впрочем, подобные шрамы не шли ни в какое сравнение с той широкой раной, что была у него на груди семнадцать лет назад…
        - Все-таки без них гораздо лучше, - идя вдоль мощеных мостовых, которые изредка пересекали повозки с лошадьми, отметил Уильям. - А что пьют в Мексике?
        Увлечение солдата алкоголем никуда не пропало, просто стало более умеренным. Все-таки, когда нужно, он обладал несгибаемой силой воли. Да и после встречи с огромными железными гигантами определенно требовалась какая-никакая терапия. Поэтому Михаил молча одобрял подобное.
        - Самогон, как в России. Только по другому рецепту…
        - Мм… - бывший крестоносец невольно облизнулся. - Нужно будет попробовать…
        - Почему вы считаете без них лучше? - вернулся к первой теме собеседник.
        Уильям помолчал некоторое время.
        - Орк, конечно, хороший боец и все такое… но уж больно своенравный…
        - Вы тоже своенравный, - заметил профессор, чуть улыбнувшись.
        - Со мной все равно проще. Я хотя бы не бью вас по лицу.
        Они оба посмеялись.
        - Тут вы правы, - согласился Хэммет. - Но любой союзник - это хорошо.
        - До того момента, когда он становится обузой.
        Сам бывший крестоносец знал это, сам едва не стал таким.
        - У нас просто разные дороги. Равно как и с Катериной.
        - А вот она всегда была бесполезной. Ну, помогла немного, но сами бы справились. Зачем мы ее тащили за собой?
        - Разве помощь мага несущественна? - поднял бровь профессор.
        - Может, и существенна. Но она непредсказуема. В Александрии… - начал было целую тираду Уильям.
        - В Александрии вы все были хороши, - напомнил спутник.
        Тому пришлось прикусить язык.
        - Все равно, с темными силами она точно натворит дел… Салиму следует быть с ней осторожнее.
        - И он будет.
        Хэммету показалось, что за ними кто-то наблюдает, поэтому он остановился и огляделся. Соратник озадаченно посмотрел на него и тоже после огляделся.
        - Так вот, - когда оба ничего не нашли, профессор продолжил. - Вдвоем нам придется гораздо труднее. При всех трудностях с нашими друзьями. И им тоже без нас придется не слишком хорошо.
        Уильям что-то проворчал, когда они двинулись дальше, а потом все же решил высказаться:
        - Просто мне кажется после Александрии она преувеличивала свое ранение.
        - О чем это вы? - искренне озадачился Михаил.
        - Сколько Нердарион выхаживал ее, выхаживал… а потом она во время шторма… раз! И очнулась.
        - Вы сомневаетесь в мастере, как во враче?
        Бывший крестоносец не ответил. Однако поднятый вопрос все же озадачил профессора. Катерина не могла притворяться, да и в этом не было смысла. Но вот неожиданное улучшение… хотя, учитывая, какие эксперименты проводили с ее телом, может быть все, что угодно.
        Уже у самой гостиницы Хэммет услышал, что сзади кто-то бежит. Стоило обернуться, как в его объятия рухнула девушка. А бежавший за ней мужчина встал в угрожающую позу.
        Беглянка попросила помощи по-испански, после чего Михаил кивнул Уильяму, который взглядом словно спрашивал разрешение.
        Мексиканец, вопреки стереотипам, без сомбреро, не был вооружен, но пудовые кулаки не оставляли сомнений в серьезности намерений. Борода и длинные отпущенные волосы скрывали небольшие морщины на смуглой коже.
        - Пута… - прошипел абориген.
        - Что он бормочет? - бывший крестоносец вышел вперед, продолжая держать в руке завернутое оружие. Торчащая рукоятка огромного меча мексиканца с горячей головой не испугало.
        - Нелестно высказался о даме, - профессор так и не посмотрел на девушку, которая спрятала лицо на его груди.
        Ее честь солдат точно защищать не собирался, скорее хотел выпустить скопившийся пар. Будь враг англичанином - подобное бы было сложнее. Но сейчас британский дух просто ликовал. К тому же противник явно был равным.
        Однако нападения так и не происходило, мексиканец перевел взгляд ниже и замер. Профессор успел вытащить револьвер и наставить на противника. Холодное оружие еще куда не шло, а вот от пули убежать не получится. Хотя, Хэммет сомневался, что сможет действительно пристрелить его. Даже с такого близкого расстояния. На руку порой находили совсем дурацкие вещи. Стоило практиковать в стрельбе почаще, чем раз в несколько лет…
        Странно, что нигде нет полиции, ни даже аналога констебля. Может, для Мексики подобное явление в пределах нормы?
        Абориген стиснул зубы, а потом, развернувшись, просто пошел прочь. И только тогда Уильям увидел, что за поясом заткнуто два огромных ножа. И даже, когда тот исчез за углом, вытер испарину со лба.
        - Черт, это было близко…
        Одно дело быть готовым к битве, где придется драться всем, в том числе и голыми руками против ножей. И совсем другое вот так кинуться на противника и бездарно погибнуть от нескольких колотых ран.
        - Нам следует быть осторожнее, - заметил Михаил, после чего отстранился от спасенной незнакомки.
        Та все же решилась поднять глаза…
        - Вы?! - удивился Уильям.
        Незнакомка оказалась графиней фон Браденфорт. В дешевом платье, характерном для этой страны, загоревшая европейская кожа, небольшие ссадины на лице. Определенно, ей многое пришлось пережить.
        После недолгой паузы девушка тоже узнала путешественников.
        - Профессор! Сэр Уильям! - после чего вновь радостно бросилась на шею Михаила, отчего тот смутился еще больше. - Боже, как же приятно увидеть хоть одно знакомое лицо!
        Профессор вновь неловко отстранился, после чего, все же галантно взяв даму под руку, повел в сторону гостиницы.
        - Даже не могу представить как вы здесь оказались…
        - Это невероятно долгая история… - выдохнула девушка.
        Было видно, что и без того стройная девушка умудрилась еще больше похудеть. Явно не от хорошей жизни.
        Внутри гостиницы начались сложности. С оружием сюда не пускали, требовалось сдать его в городской ратуше на хранение. Однако, не так хорошо знающий испанский Хэммет смог убедить местных заправил, что у них достаточно денег. И делал он это, в основном, через спутницу, которая по-испански говорила без акцента, что, если бы не европейские точеные черты лица, ее можно было записать в коренные жители.
        Чуть позже они уже сидели в одном местных заведений, так как никаких ресторанов при гостинице не наблюдалось.
        Несмотря на предупреждение Хэммета оголодавшая женщина набросилась на заказанную еду. Уильям же не имел терпения, поэтому сразу спросил:
        - Как вам удалось выжить? Кого вынесет за борт в шторм, тому крышка…
        - Я… - графиня пыталась что-то сказать, но запнулась и продолжила, лишь прожевав еду, - я не помню, что тогда произошло. Очнулась лежащей на обломках. Потом меня подобрал небольшой торговый корабль…
        Хэммет задумался. Ей очень повезло. Они разминулись с Робертсом. Фон Бранденфорт с легкостью могла попасть на пиратский корабль. Тогда бы ее быстро спасли, правда, пираты смогли бы успеть устроить небольшую потеху.
        - Потом… - с хорошей пищей девушка оживала прямо на глазах, - потом тамошний капитан положил на меня глаз. Обещали доставить в Штаты, где я смогу связаться с родственниками в Гамбурге… но вместо этого та свинья, - это слово было произнесено по-немецки, что несколько резануло слух крестоносца, - решила поселить меня в своем домике на берегу… в Мексике, можете себе представить! В жизни не видела такой дыры!
        Михаил бы с этим поспорил, но сделал скидку, что графиня еще не видела настоящую дыру. И он желал, чтобы никогда ей этого не довелось.
        - Он удерживал вас силой? - спокойно осведомился Хэммет.
        В отличие от своих спутников к поданной еде он даже не притронулся.
        - Нет! - фон Бранденфорт, которая хотела выговориться, совсем забыла про графские манеры и совсем не стеснялась других посетителей, которые озирались на громкий разговор. - Он открыл дверь и сказал, что я могу идти! Но все равно вернусь к нему! Свинья… но я не вернулась! Как только не приходилось жить… я даже не знаю, какой сейчас день, сколько прошло времени… может, даже год!
        Хэммет достал свою записную книжку и, одев пенсне, напомнил в том числе и себе:
        - Сейчас ноябрь. Пятнадцатое число.
        Потупив взгляд, девушка замолчала. Проведенное в Мексике время без каких-либо средств к существованию казалось вечностью.
        - Я думала, гораздо больше…
        Уильям отвлекся от еды. В отличие от холодного прагматичного взгляда профессора, он смотрел на графиню с подозрением.
        - А что от вас хотел этот мексикашка?
        Некоторые другие посетители, будучи мексиканцами, обернулись на бывшего крестоносца. Определенно, им часто приходилось слышать это слово от белых людей.
        - Потише, мой друг, мне хотя бы в этой стране хотелось бы обойтись без конфликтов, - прошептал Хэммет.
        - Не бойтесь, они боятся британцев, - улыбнулась девушка, после чего ответила на вопрос солдата. - Мне приходилось выживать по-разному. Прибилась к одной банде, которая грабит богатых чужестранцев. Играла жертву… иначе нельзя, это крайне опасные люди. Он - представитель одной из богатых семей Мексики. Хоть и не является членом семьи, лишь громила по найму.
        Михаил откинулся на стуле, чуть прикрыв глаза. Значит, проблем им не занимать. Многие эти семьи крайне жестоки. Их война порой хуже, чем межплеменная война орков в Африке.
        - Тогда надо поскорее убираться из этого города…
        - Сомневаюсь, что у нас получится это быстро, - вздохнула фон Бранденфорт, к которой вернулся прежний румянец после сытного обеда. - Ворота города закрыты, связь с внешним миром только на кораблях. Но в чем дело, выяснить не удалось. Солдаты главы государства не дают никому выйти.
        Опять осадное положение. Прямо, как в Шербуре? Может, это знак? Кто знает? Но Робертс уплыл сразу, как только высадил их, только чуть пополнил запасы пресной воды. Его пираты отчаянно играли обычных моряков, но наверняка остались какие-то подозрения.
        Причем, графиня уже окончательно уверилась, что ее возьмут с собой. Уильям, вопреки своему обыкновению, кажется против такого поворота не возражал. Лишние спутники ему обычно не нравились. Хотя, смотрел солдат на девушку даже с некоторой заботой. После ее несколько сбивчивой истории все подозрения, видимо, отпали, и их место заняли совсем другие чувства.
        Тут, словно почувствовав возможный накал, графиня отложила тарелку и вилку.
        - Я надеюсь, что вы меня не бросите здесь? - умоляющий взгляд. - Мне не важно куда вы направляетесь, лишь бы подальше.
        - Мы направляемся в Штаты, - спокойно выложил Уильям.
        Хэммет вздохнул. Теперь от девушки точно будет не отвязаться. Впрочем, он и изначально не планировал бросать даму в беде. Тогда какой из него будет джентльмен? Вот Уильям бы бросил, если бы подобное противоречило каким-то его личным принципам. Но крестоносцам вообще не рекомендуется иметь какую-либо личную жизнь, поэтому джентльменской этике их не учат. Их учат лишь убивать.
        Раньше ордену посвящали всю жизнь и лишь уже почти стариками могли уйти и завести семью, если успеют. Сейчас все догмы ослабли, нашли множество лазеек, которые позволяют члена ордена заводить семью, вступать в брак, также иметь собственность и личные сбережения. Поэтому, даже некоторые рядовые были богачами, потомками знатного рода. Раньше все это терялось безвозвратно после вступления в организацию. Лишь за выслугу лет давали, как в Древнем Риме, большую сумму и земельный надел. В данном случае, дом. Но, как и в древней империи, могли дать какую-то лачугу на болоте. Орден крестоносцев тоже не идеален…
        - В Штаты? - выдохнула графиня. - Это же просто замечательно! Я смогу послать оттуда весточку своим родным.
        Михаил не сомневался, что весточку можно послать и из Мексики при наличии денег и времени. Но у нее не было первого, а у них второго, хоть и в последнее время темп путешествия у мужчин оказался весьма нетороплив.
        А тут еще такая ситуация с городом…
        Возможно, придется нанимать новый корабль и идти по береговой линии дальше…
        - Выстрелы? - от размышлений отвлек прислушавшийся к тому что происходит на улице Уильям.
        Музыкант, игравший на гитаре напротив кафе, поспешил скорее ретироваться с улицы. Действительно, что-то происходит.
        Хозяин заведения начал закрывать окна и двери, без перерыва командуя на своем родном языке.
        - Чего он хочет? - не понял бывший крестоносец.
        - Советует нам не высовываться, - раньше фон Бранденфорт перевел Хэммет и начал спокойно забираться под ближайший свободный стол.
        - Ну, вы дае… - не успел хмыкнуть Уильям, как раздался взрыв.
        Теперь под столы начали прятаться все.
        - Долой генерала Диаса!
        - Долой диктатора!
        Именно с этими лозунгами и множеством их вариаций шли вперед как мирные демонстранты, так и скрывающиеся среди них люди с оружием. Видимо, властные структуры решили отступить и организовать оборону от разъяренной толпы где-то в другом месте.
        - Они расшатывают здесь положение… - достаточно громко прошептала графиня, но в таком шуме ее бы никто не услышал, - три местных семьи объединились и решили избавиться от власти президента…
        Вновь раздалась стрельба. Уильяму не нравилось отсиживаться, но еще больше не хотелось получить неприятностей от тех, кто снаружи.
        Хэммет промолчал. Дело становилось все хуже с каждой минутой. Нужно было придумать план, и хороший…
        - Скажите, вы хорошо знаете город? - спросил он у девушки.
        Та кивнула.
        - Отлично. Тогда шанс у нас есть. Мы пойдем в гостиницу и заберем наши вещи.
        - Не стоит выходить днем, - шепнула графиня. - Ночью гораздо больше шансов.
        - К ночи они могут сжечь город дотла, - пессемистично заметил Уильям.
        - Не сожгут, они еще не настолько разошлись. Первые штурмы городской ратуши войска еще смогут подавить, - неожиданно со знанием дела заметил Хэммет.
        - А вы, что, бывали при бунтах?
        - Приходилось один раз, да и Шербуровский вариант научил многому.
        Бывший крестоносец неожиданно с небольшим подозрением посмотрел на профессора, однако ничего не сказал.
        - Я вернусь к ночи. Проверю один путь, - заявил фон Бранденфорт.
        - Но за вами же охотятся! - возмутился солдат.
        - У семей сейчас дела поважнее, чем ловить меня.
        Тут Михаил был согласен. Бунт, пусть и зрел достаточно долго, но при этом произошел достаточно стихийно. Не все солдаты семей оказались в курсе. Что-то здесь еще произошло…
        Однако нельзя не отметить храбрость девушки. Впрочем, после того шторма они все стали чуточку храбрее. Или просто начали терять страх, считая, что все теперь по плечу.
        - Хорошо, мы будем вас ждать, будьте осторожны.
        Графиня кивнула и начала выбираться из-под стола.
        Мексика. Леон. 2 неделя ноября. 2 день. 1885 год.
        Катерина, путешествовавшая не первый раз, думала, что в Южной Америке не будет никаких неведомых ранее трудностей. Однако быстро поняла, что без Салима пришлось бы очень и очень тяжко, даже с магией.
        Природа вокруг, обычаи народов, а также отсутствие цивилизации во многих уголках порой напоминали по уровню развития Африку, хоть и не пришлось побывать вне Александрии.
        Своего дядю рыжеволосая искала в цивилизованных странах, идя по следу, который окончательно оборвался в США. Поэтому ей не хотелось двигаться на север, в страну, где постигло одно из главных разочарований в ее жизни.
        Однако Салим, руководствуясь каким-то своим чутьем, быстро напал на след своих братьев.
        Неизвестный бывший союзник Гилена выбрал самый тривиальный способ перевозки - на повозках. А такой большой караван легко проследить.
        И первое время орк был уверен, что удастся его быстро нагнать, ведь только имел лишь несколько дней форы. Однако даже с оставшимися в крепости лошадьми это оказалось невозможно.
        А через неделю те пали от неизвестной хвори, вынуждая их обоих путешествовать пешком. И именно здесь пригодился опыт наемника в выживании в джунглях Южной Америки.
        - Приходилось здесь бывать? - увидев то, как ловко двигается Салим, обходя опасных животных и другие лестные участки, спросила Катерина.
        - Да, Гилен имеет дела по всему миру, но я был лишь на двух континентах за свою жизнь.
        Женщину, в действительности, не слишком интересовала история спутника, но в дороге было достаточно скучно, да и это был повод отвлечься от множества неприятных мыслей в голове. Ведь вопреки ожиданиям благородная цель помочь орку себя не слишком оправдала. Но это все же лучше, чем скитаться одной в одиночестве без цели. Все закончилось бы самоубийством. Наверняка в бою, ибо другой смерти женщина для себя не видела.
        - Я все равно не понимаю, как ты стал работать на этого человека, - задумалась рыжеволосая. - Я понимаю, что твои… братья, как ты их называешь…
        - Они и есть мои братья. По крови, - несколько резко, но без злобы прервал ее орк.
        Они давно перешли на «ты». Здесь, вокруг не нужно было соблюдать разного рода этикеты, да и наемник с убийцей были выходцами с улиц, привыкшие к простому общению.
        Но после Салим продолжил:
        - Моя мать прислуживала в его доме в Александрии с матерью Розы, с которой мы росли потом вместе.
        Катерина даже не думала удивляться такому повороту. Эльфы живут несколько дольше людей, да и действительно стариками становятся ближе к окончанию жизненного пути.
        - После моего рождения отец вскоре умер… а через пять лет и мать погибла в одном из беспорядков. Тогда Гилен отдал меня на воспитание своим наемникам. С тех пор все вот так… приходилось заниматься многими неприятными вещами.
        Рыжеволосая не прерывала, внимательно слушая, отчасти находя в его истории отголоски своей грустной судьбы. Поэтому все более и более внимательно вслушивалась.
        - Поэтому я искал других работодателей, планируя рано или поздно распрощаться с этим эльфом. Но для этого требовались непросто работодатели, а союзники. Я нашел их в лице магов. Думал, что они действительно смогут на что-то повлиять, хоть и понимал, что империя Гилена невероятно велика, - орк вздохнул.
        - Нердарион, насколько я знаю, не бросает слов на ветер. И сразу скажет, что ничего не выйдет.
        - Он и правда так не сказал. Он сказал, что нужно подождать… и вот мы дождались вас.
        Услышав это, женщина остановилась, замерев.
        - То есть, Нердарион знал, что мы придем?
        Наемник обернулся, чуть усмехнувшись:
        - Совсем нет. Ваш визит для нас был неожиданностью. Но то, что вы копаете под Гилена… мастер увидел в этом какой-то знак. Магов не поймешь в их суждениях, если честно…
        Кивнув, Катерина продолжила путь. Делясь восточной мудростью, опытный маг часто говорил загадкой, учил смотреть на вещи по-другому, если не глубже, то с разных сторон. Помогло ли это? Кто знает, контроль над магическими силами повышался в регулярных тренировках, а не разговорах об умных вещах.
        И вся философия, которую пытался передать Нердарион, никак не помогла справиться со страшными новостями от эльфа, касающиеся ее сына. То, что произошло, чудовищно… возможно, какая-нибудь другая мать порадуется, что ее мальчик хотя бы жив… но рыжеволосая могла лишь пожелать этим женщинам помереть от какой-нибудь страшной хвори с такими глупыми мыслями.
        - Но сейчас нас двое, и мы вообще без союзников. И идем за тем, кого даже Гилен боится…
        - Он просто провел профессора, а Робертс ему подыграл, - нахмурился орк. - Или профессор сам ведет целую игру.
        - Не нужно так о нем…
        - Нужно! - наемник ударил со всей силы ближайшее дерево здоровым кулаком, отчего остались глубокие ссадины от шершавой коры. - Я уверен, что он не так прост! С первого взгляда это увидел. А уж как он спелся с Робертсом, друг с другом на «ты» говорят, лично общаются… не слишком ли это подозрительно?!
        Женщина не сразу нашлась, что ответить. С одной стороны Салим имел полное право злиться. С другой… в теорию заговора верилось с натяжкой. Хэммет, конечно, изворотлив, но вряд ли плохой человек. По крайней мере, ее он ни разу не предал. Тем самым заслужив уважение. Но потом Катерина все равно предала его по своим, одной лишь ей известным причинам…
        Куда не плюнь, везде отвратительные последствия. Пусть и, в основном, в душе женщины.
        - Я склонна верить в то, что видела сама или слышала от доверенных людей, - тихо сказала рыжеволосая, хоть и понимая, какие у нее большие проблемы с доверием. - Вы рассказали про демона. Гилен способен на такое? Сомневаюсь. Да, у него были огромные металлические игрушки, но с демонология это даже для него не по силам, разве не так?
        Орк же был вынужден лишь согласиться.
        - Я лучше попытаюсь сделать хоть что-то… - мрачно ответил он. - Даже если будет бесполезно, даже если потом испепелят на атомы…
        Теперь Катерина была уверена, что они оба идут умирать.
        Постепенно удалось решить проблему с лошадьми, когда путешественники вышли на торговые тракты между государствами. То тут, то там удавалось прибиться к караванам в качестве охраны, да еще подзаработать на этом. Знавший испанский наемник был мастером переговоров в торговых делах. Катерина окончательно убедилась, что без него ее бы просто обманывали минимум на половину суммы. Жители Южной Америки были невероятно хитрыми, а также очень горячими в спорах. Порой казалось, что они просто убьют Салима на месте, если он еще хоть слово скажет. Однако это была лишь манера общения, не более. Даже если после один из этих горячих парней разбил колесо собственной телеги.
        - Раздосадован сделкой, но все в порядке, - усмехнулся наемник.
        Женщина лишь могла пожать плечами на подобное. Она была несколько другого склада. И либо уступила, либо рассорилась, вступив драку, из которой с магией уж точно бы вышла победительницей. Но никто после этого точно не захочет иметь дел с амазонкой…
        Кстати, о них. Народов эльфов было в свое время не меньше, чем у людей. А после их популяцию резко сократилась вследствие междуусобных войн и других причин. В результате чего население Франции и Италии считалось эльфами городскими. А все остальные народы считались, в основном, дикарями. И многие из малочисленных племен ими и являлись, не поддавались колонизации практически никак, жили тысячи лет со своими племенными устоями.
        Одно такое племя и напало на один из караванов в джунглях. Рыжеволосая думала, что им нужны припасы или деньги. Но зачем в лесах эльфам первое или второе? Все оказалось гораздо прозаичнее - ненависть и пересечение их территории. Деревья рядом практически поголовно были срублены - несмотря на любовь к природе, местное племя пыталось остановить торговый путь любой ценой.
        Во время этой атаки выстрелом из лука был убит один из караванщиков. Ответных громких выстрелов храбрые воины племени не боялись. Но вот магия Катерины напугала их до чертиков. Большинство побросало оружие и сбежало. Лишь одна эльфийка не успела и упала на колени перед женщиной, быстро залепетав что-то на своем языке, не рискуя поднимать головы.
        Остальные охранники уже думали развлечься с ней, но Катерина вытащила один из кинжалов, показывая серьезность намерений.
        - Вы сами ходите по их земле, знаете, какие могут быть последствия, - процедила женщина и посмотрела на Салима, чтобы тот перевел. - Зато впредь они могут побояться вас тронуть.
        Орк же, оценив шансы в случае конфликта и то, что его ружье после боя оказалось разряжено, сказал явно что-то другое. Вероятно, воспользовался тем, что магия испугала и караванщиков.
        - Беги, - рыжеволосая мягко направила дрожащую эльфийку прочь, к своим.
        Казалось, конфликт разрешился. Однако на следующее утро Салим и Катерина проснулись в одиночестве. Хорошо, что у караванщиков не хватило еще смелости их обобрать…
        Казалось, что преследуемый ими человек совсем не заботился о своем инкогнито. Расстояние между ними до сих пор оставалось огромным. Но вместе с тем в каждом поселении можно было найти людей, которые видели повозки, полные карликов. Но вот хозяина этой процессии, которые ехал в закрытой карете, почему-то никто никогда не видел. Таинственности добавляло и то, что охраны никакой не было. Братья наемника могли бы поднять бунт… но, похоже, даже имя этого незнакомца вызывает у них дрожь. Поэтому они даже мыслей не допускают о подобном.
        - Вероятнее всего, наш враг тоже маг, - мог только заключить Салим.
        В это время они двигались по направлению к городу Леон. После долгого путешествия требовался небольшой отдых. Да и Катерина думала прикупить новую одежду. Ее старый костюм и так был порядком изношен, а регулярная смена климата тоже не шла на пользу. Черный наряд выцвел, да и кое-где покрылся несмываемой грязью. Не говоря о том, что идя по жаре, приходилось его порезать. Никаких чемоданов с собой женщина не носила, только большую сумку с провизией, которую собирала сама, отчего та напоминала лишь небольшой армейский сухпаек. Однако подобное сочетание, к тому же зрелые плоды в джунглях составляли хороший рацион, которому орк даже завидовал. При всей его врожденной выносливости хрупкая на вид Катерина порой уставала гораздо позже. Хотя, может, все дело в наличии магических способностей или специальных тренировках.
        - Тогда это опасный ренегат, - пожала плечами Катерина, поправляя выцветший ворот легкой рубахи.
        Тропические леса все чаще сменялись каменистыми пустынями. Именно сейчас при подходе к Леону жара продолжила их одолевать с большей силой. Хотелось найти хоть какой-то водоем, дабы освежиться. Ибо во фляжках все еще оставалась вода, но для этих целей ее слишком мало.
        Последний караван расстался с ними три дня назад, направившись в другую сторону. Да и до Леона была рукой подать, поэтому они двинулись вдвоем и пешком. Денег на покупку лошадей не осталось, много уходило на провизию и другие припасы, которые в Мексике были на вес золота вне больших городов.
        Обливаясь потом под палящим солнцем, путешественники шли вперед, надеясь, что скоро все закончится. По крайней мере, если карта не врет.
        - Фух… - орк остановился, сняв двустволку с плеча и уперев приклад в каменистую дорогу, - Ренегат, не ренегат, мало в мире тварей, которых не берет порох…
        - Ага, например, демоны, - хмыкнула женщина.
        Она была уверена, что их ждут не меньшие сюрпризы, чем то, что им пришлось пережить на острове.
        - Хватит об этом, - отрезал Салим. - То был единственный случай, к тому же все обошлось. В следующий раз мы будем готовы…
        Катерина лишь усмехнулась на его самоуверенность. С тех пор, как они все повстречались и присоединились к походу профессора, непредсказуемость ситуации оказалась возведена в абсолют. Может, Нердарион оказался прав, и Хэммет действительно проклят… по крайней мере, наемник с этим точно согласится.
        - Как скажете… - тихо сказала рыжеволосая, прислушавшись.
        А после достала метательные ножи.
        Рядом с их ногами чиркнула пуля. Салим быстро сгруппировался и выстрелил в груду камней, за которыми спрятался возможный враг. Мощный заряд дроби раздробил ее, заставляя отпрыгнуть в сторону чью-то фигуру. Следующий выстрел наемника закончился криком.
        В ответ пошли редкие винтовочные выстрелы. Вслепую, прямо с земли, но из-за высоты небольшого холма, до сих пор вне досягаемости.
        Орк пригнулся, не слишком опасаясь попадания, а Катерина начала обходить противника, пока не запрыгнула на груду камней и не швырнула оба ножа, попав нападавшему в плечо.
        Тот выронил винтовку и окончательно упал на бок. Еще один мощный удар носком сапога по лицу разбил нос до крови.
        Когда Салим подбежал на помощь, перезаряжая ружье, то все уже было кончено. Враг, представлявший из себя мужчину средних лет в черном поношенном мундире, на котором не было живого места. Борода, длинные волосы, все было немытым, запах был не лучшим. А костлявое тело говорило не о лучшем питании в последние дни.
        - Какой-то бродяга… - хмыкнула рыжеволосая.
        Его кожа обгорела на солнце, не додумался даже шляпу одеть.
        - Сколько он, интересно, так жил? - почесал лысую голову, сняв шляпу с широкими полями, Салим.
        - Лучше посмотри на его лицо. Не кажется знакомым?
        Оба пригляделись получше. А потом оглядели мундир получше. Что-то смутно знакомое…
        - Брандон… - было произнесено хором.
        Тот самый пленник из ордена крестоносцев, что был на броненосце Робертса. Как ему вообще удалось выжить? Понятно, что каким-то образом выбрался из камеры и прыгнул в море…
        - Давай воду, - быстро попросила Катерина, садясь рядом, поворачивая голову исхудавшего человека на бок.
        Кровь из носу продолжала течь, это следовало сделать раньше.
        Орк кивнул и достал фляжку. Для начала он смочил водой лицо бывшего противника, дабы тот пришел в себя. А когда это помогло, дал сделать несколько глотков.
        После чего крестоносец с трудом, но пришел в себя, уставившись на своих спасителей пустым взглядом.
        Вместе с наемником Катерина перетащила Брандона к груде камней, после чего первый надел на его голову шляпу. Такой заботы он в своей жизни в последнее время видел далеко не так часто, поэтому до сих пор выглядел настороженным.
        Особенно когда в руках женщины оказалась его ржавая винтовка.
        - Там все равно патронов не осталось, - отведя затвор, хмыкнула Катерина, а после бросила бесполезный хлам к его согнутым в коленях ногам. - Как тебя занесло сюда, страдалец? Мы уже тебя похоронили.
        - И зачем ты пытался нас убить? - сев неподалеку, внес свою лепту Салим.
        Крестоносец сглотнул, что получилось нелегко, чувствуя, что любое неправильное слово, и они завершат начатое.
        - Я… - голос изменился.
        Видимо, содрал горло в своем долгом путешествии.
        - Я… сбежал от вас, а потом… много чего произошло… я ужасно голоден, но дичи здесь почти нет…. меня вело лишь отчаяние, простите меня… просто покончим с этим.
        - Нет, - быстро решила Катерина.
        - Нет? - удивился орк.
        - Мы ему поможем. А потом он ответит на пару наших вопросов, а потом может идти куда вздумается, - пожала плечами женщина. - До Леона должно быть недалеко, дотащим его на себе.
        Наемнику оставалось лишь пожать плечами. Хотя. терпеть ужасный запах было выше его сил. Но и бросать на съедение шакалов беспомощным ему не очень-то нравилось.
        Город хоть и был достаточно большим, но не слишком блистал чистотой и порядком. Да и стражей порядка тут было немного. В основном мужчины и женщины разных рас в серой униформе.
        - Конфедераты… - тут же заключил Салим. - Похоже, Робертс не врал насчет них, что их остатки имеются в Мексике.
        - Но он говорил о них на берегу, - хмыкнула женщина.
        - Они рассеяны по всей стране, с тех пор как их вытеснили с юга.
        Некоторые из этих солдат вели себя вызывающе, да и выглядели не лучше их старого знакомого, вид которого вызывал у конфедератов наибольшее подозрение. Вот только в чем?
        Наверняка смущают остатки черного мундира. Который мог быть в лучшие времена, как серым, так и синим. А, может, вообще напоминает солдата правительственной армии.
        Ведь именно этой армии в городе и не было. Всем заведовали люди в сером, чувствуя себя хозяевами.
        Не зря один глухонемой старик уже перед самым городом делал им знаки не ходить сюда…
        Некоторые из конфедератов были вдрызг пьяны, другие только нагружались. Но у каждого имелись при себе винтовки и револьверы. Особенно пугал один из солдат, который стоял на крыше за пулеметом Гатлинга. Судя по количеству разбитых бутылок местного пойла под ней, праздная жизнь шла в этом городке довольно долго.
        Разумеется, в такой ситуации местным женщинам следовало опасаться за свою честь. И, судя по количеству выстрелов каждую минуту, все готово было взорваться в любой момент.
        Приют удалось найти в местной больнице. Ее не трогали, так как местные медсестры-монахини и один единственный доктор на солидную часть округи лечили конфедератов. Но орк был уверен, что когда остатки дисциплины исчезнут, то «армия» превратится в сброд воюющих друг с другом банд, которым и являлись, по сути. Только уже эти банды начнут разлагаться на более мелкие.
        Изможденным Брандоном тут же занялись, даже деньги платить не пришлось.
        - Не знаю, правда, зачем мы с ним возимся, - только сейчас задумался Салим, когда они вышли в холл больницы. - Помилование перед орденом все равно не получим - его запишут в дезертиры, а нас расстреляют. Хотя, нет, скорее всего, просто повесят.
        Катерина ничего не ответила. Возможно, и правда, зря они потратили как воду, так и силы. Тем более, что крестоносец пытался их угробить.
        - Нам нужно двигаться дальше. Свой самаритянский или какой там… долг мы выполнили. Да и город этот слишком опасен.
        Рыжеволосая и здесь не спорила. Леон действительно опасен. Правительственные войска, которые в других провинциях вдали от Мехико не слишком жаловали. А здесь, скорее всего, их просто прогнали.
        По дороге в больницу попалась городская площадь, усеянная виселицами с трупами солдат. Катерина, увидев степень разложения, заключила, что их убили около недели назад. В ее гильдии делу работников мертвецкой обучали хотя бы на базовом уровне.
        Какую преследовали конфедераты цель, оставалось загадкой. Мило поспрашивать одного из них можно, но рыжеволосой как-то не слишком хотелось. Потом, может, даже придется выжигать себе путь на свободу…
        Но стоило выйти на улицу, для того, чтобы осмотреться получше, как на путешественников со всех сторон наставили десятки стволов.
        - Проклятье… - процедил орк, поднимая руки.
        Ружье висело за спиной, выхватить не удастся. Катерина же подняла руки чуть позже, когда один из офицеров попросил сделать это в третий раз. Она видела его. Два раза на протяжении всего пути по городу. Значит, следил… сволочь.
        С кончиков пальцев едва не срывались всполохи огня от негодования. Не будь рядом Салим, может быть даже выжгла всех к чертям. Ведь ей-то уже нечего терять…
        Дальше все было как в тумане. Подошло двое и начали обрабатывать сильными ударами, дабы исключить любую возможность сопротивления. На шеи повесили толстые веревки и повели за них к виселицам.
        Катерина шла, спотыкаясь, пытаясь сплюнуть кровь, что было проблематично с такой тугой петлей. Орк же шел гордо, с прямой спиной. Явное отличие от своих собратьев в этих местах, которые недавно получили свободу после долгих работ на плантациях…
        У самих виселиц их подвесили, заставляя стоять рядом с дырой на цыпочках. Путешественники оба как один осознали, что приходить сюда - глупая затея. Однако женщина, несмотря на полную апатию, не думала сдаваться так просто. И теперь выжидала момента для атаки. Благо по меньшей мере, половина солдат, взявшая их в засаде, отправилась по своим делам.
        Теперь же наибольшую угрозу представляли пять огров в серых мундирах с боевой раскраской на лице и даже перьями в фуражках. Трое орков и пятнадцать человек, в том числе и женщин, это уже не так страшно. Да и винтовки нормальные только у четверти.
        Также на них глазела толпа: из окон домов вокруг, дверных проемов, а также из-за угла. Особенно любопытны были бедно одетые мальчишки на крышах. На них косился пьяным взглядом один бородатый солдат, поигрывая в руке револьвером. Видимо, собирался использовать каждого в качестве мишени.
        Катерина решила для себя, что если он на это решится, то убийство начнется быстро и неминуемо…
        - Салим! Мальчик мой!
        Катерина, насколько смогла, повернула голову. Слева с другой улицы к ним вышел в сопровождении двух телохранителей старый солдат с облысевшей макушкой. Он улыбался, показывая несколько отсутствующих зубов, да и остальные были порядком подгнившие. Само же выражение лица, кроме как паскудным не назовешь.
        В остальном серая форма облегало тело с широким скелетом и неплохой, несмотря на возраст, мускулатурой. Майорские нашивки доказывали, что этот человек наверняка главенствует над всем этим сбродом.
        - Майор… - слегка улыбнувшись, сверкая подбитым глазом, прохрипел Салим.
        Конфедерат поднялся, слегка подволакивая левую ногу, на основание виселицы.
        - Я думал, после того, что было, ты забудешь Мексику. И будешь вырезать ее с любой карты, которую возьмешь в руки… - он приблизил свое лицо достаточно близко к орковскому, упиваясь ситуацией.
        - А я думал, ты уже сдохнешь, старый козел… - не остался в долгу наемник, чем вызвал хриплый хохот старика. - Или хотя бы не заберешься далеко на юг…
        Теперь Катерина поняла, почему орк слегка занервничал, когда они вошли в город. Но старался не подавать виду, да и вообще молчал как рыба. А теперь это…
        Обезоруженная женщина пыталась развязать узел, связывающий руки позади, без магии, но получалось плохо.
        - Продолжай храбриться, легкой смерти тебе не будет… - после чего майор перешел к Катерине, внимательно ее оглядывая под гогот своих подчиненных. - Я смотрю, ты нашел себе симпатичную подругу. От папаши досталось, он всегда искал среди не «своих»…
        Салим задергался в петле, едва не упав вниз. Ибо крышками виселицы оборудованы не были.
        - Да что ты вообще знаешь!
        Но конфедерат проигнорировал его, решив мягко коснуться щеки рыжеволосой. Та лишь отвела голову в сторону, насколько позволяла веревка. Но это не помогло избежать прикосновения пальцев с грязными, давно не стрижеными ногтями.
        - Я знаю более чем достаточно. Еще тогда, пять лет назад, я увидел знакомые глаза у одного фиолетокожего… и после того, как ты и Гилен обманули меня и моих верных солдат, сразу стало понятно, что яблоко от яблони недалеко падает…
        Орк зарычал сквозь стиснутые зубы и попытался ударить майора хотя бы ногой. Но тут же захрипел, ибо петля была повязана мастерски.
        - Проклятье, целая жизнь прошла, а я так и не пробовал яблок, - с некоторой горестью вздохнул старик и отошел от Катерины, и та могла вдохнуть хоть немного свежего воздуха вместо сильного смрада из его рта.
        - О чем это я… как видишь, старость - не радость… точно! О твоем папаше-карлике.
        Присутствующие солдаты заржали, как кони. Они определенно наслаждались зрелищем этого «судебного» процесса. А майор, как бы его там не звали, смаковал ситуацию, наслаждаясь каждой минутой.
        - Семнадцать лет назад он был здесь, в Мексике, тоже с какими-то мутными людьми. И обманул нас. Не так, как ты, гораздо искуснее. Но пять лет назад за тобой стоял Гилен, а вот ему проиграть не позор, - майор оскалился.
        Наемник же сдался бороться:
        - Чего ты хочешь, Мэрдок?
        - Майор Мэрдок, сэр, - мягко поправил его конфедерат. - Хотя бы на смертном одре соизволь проявить ко мне уважение. Может, я тогда даже заменю повешение на более быструю смерть… прострелю тебе колени и живот из своего ружья, - после чего он тихо посмеялся отвратительным смехом, и ему вторило его стадо.
        Получив удовольствие, старик начал спускаться с лестницы.
        - Убивать прямо сейчас я вас не собираюсь. Это будет слишком просто. Может, даму я, так и быть, пощажу. Не совсем же я зверь, вдруг, ты задурил бедной женщине голову. Хотя, нужно быть сумасшедшей, чтобы с тобой связаться…
        Вскоре большая часть процессии удалилась, осталось пять, к несчастью, трезвых солдат с ружьями. Определенно, майор не хотел упустить свою добычу.
        - Я… я прошу прощения… - тихо прохрипел Салим, также пытаясь развязать руки.
        За что получил тычок прикладом под колено от охранника, что обходил виселицу сзади.
        - Я… не думал, что мое прошлое меня настигнет…
        Катерина же оценивала их скромные шансы. Спалить веревки и… все закончится, нашпигуют обоих пулями. Создавать щиты из подручных материалов получалось не слишком хорошо. Да и стрелять будут с разных сторон, даже мастеру Нердариону или Хо было бы проблематично спастись в такой ситуации.
        Наличие самой страшной силы на планете и невозможность воспользоваться ей в полной мере вызывало ярость не хуже самого факта пленения.
        - Смысл об этом… сейчас говорить? - чуть-чуть ослабила давление на носки Катерина, чтобы хоть немного отдохнуть.
        Горло тут же перетянуло, но женщина задержала дыхание. Солнце клонилось в зенит и слепило, выглядывая из-за крыши дома напротив. Им обоим предстоит тяжелая ночь. Хотя бы в таком положении заснуть не удастся. Однако стоять таким неудобным образом… это задание на выносливость и силу духа. В себе рыжеволосая не сомневалась, да и орк был достаточно вынослив.
        Оставалось лишь развлечь себя разговором, пока в голове прорабатывался план побега. Стоило хотя бы дождаться, пока солдаты устанут и потеряют бдительности. Учитывая, как напивается большая часть солдат, смены караулы ожидать не приходится.
        - Нам тяжело будет выбраться отсюда… даже с магией, - как обычно был реалистом Салим.
        - Выберемся, - со злостью пообещала Катерина. - У меня появилась цель в жизни - сжечь башку этого старого ублюдка и увидеть его черепушку…
        Орк нашел в себе силы посмеяться, что отдалось в отбитых ребрах.
        - Твой отец… - перевела тему Катерина, хоть и понимала, что та наемнику неприятна, - ты же говорил, что…
        - Я знаю… - твердо ответил Салим. - Поэтому у меня появилась еще одна… причина… добраться до братьев… я должен спросить их…. почему солгали… мы выберемся отсюда, обязательно.
        К солдату неподалеку подошло двое собутыльников. Поболтать, а заодно поглазеть на пленников.
        - А тот, которого они тащили, сбежал ведь, - разболтал один из них, вновь приложившись к бутылке.
        - Как это сбежал? Он еле живой был, - спросил караульный.
        А это мы его спросим, когда найдем…
        Салим и Катерина удивленно переглянулись. Речь шла о Брандоне. Неужели он все же притворялся тогда за городом?
        Глава 7
        Мексика. Тампико. 2 неделя ноября. 3 день. 1885 год.
        Буйство толпы никак не затихало. Пахло слишком хорошей координацией для стихийного бунта. Дома богатых, как обычно бывало, не жгли. Крупный банк и еще два помельче были целы. Зато горел порт и бедные кварталы. Словно богатые решили проучить нищих, а не наоборот.
        Впрочем, заведенная толпа была готова уничтожить все, что не было защищено теми, кто являлся для них авторитетом. Совершенно не понимая, что никто потом не вернет им ни дома, ни личные вещи.
        Все это Хэммет узнал у старика-европейца, хорошо говорившего по-немецки. Он ввалился в гостиницу, едва живой, с разбитым камнем лицом. После чего хозяин накрепко запер дверь, пригрозив перед этим двум бешеным подросткам обрезом ружья. Те хотели прорваться внутрь за своей жертвой.
        Теперь оставалось надеяться, что они не вернутся с подмогой или не придут с факелами. Или, чего хуже, динамитом.
        Несколько взрывов уже произошло. Один произошел совсем рядом, едва не выбив стекла.
        Уильям дежурил с винтовкой на третьем этаже, откуда прекрасно просматривалась вся улица.
        А двое сыновей хозяина гостиницы дежурили у заднего хода и смотрели за ставнями закрытых окон.
        Профессор же сидел у лестницы, сжимая револьвер в кармане потрепанного серого пиджака, чтобы в случае чего либо оказать поддержку, либо отступить под защиту бывшего крестоносца.
        Плана не было, оставалось лишь дождаться графиню фон Бранденфорт, которая уже порядком задерживалась. Ведь покинула спутников девушка еще днем, а время уже перевалило за полночь.
        Вопреки своему характеру, солдат ни одного слова не сказал в знак недовольства. Да и вообще вел себя совершенно спокойно, несмотря на ситуацию.
        Такая перемена беспокоила Михаила. Неужели здесь имеет место влюбленность? Вот только, опять же, от Уильяма человеческих чувств и на смертном одре не дождешься. А здесь вот так просто…
        Но Хэммет решил поскорее выкинуть эти мысли из головы. После чего сосредоточиться на анализе слов старика-европейца, которые отлеживался в одном из номеров.
        Толпа шла без каких-либо лозунгов, просто устраивала погром в слепой ярости. Но главное, что настораживало, так это еще недавнее благополучие. Три семьи: Гарсия, Алварес и Браво - контролировали большую часть города, каждая свою территорию. Местный губернатор, назначенный генералом Диасом, правителем Мексики, был тесно повязан со всеми тремя. Не пытался побороть преступность, а, наоборот, разводил еще большую коррупцию.
        Но, похоже, семьям было все мало, жадность порой может принимать совершенно абсурдные границы. К тому же, были слухи, что в других городах тоже вспыхнули бунты. Вряд ли это сговор всех богатых семей, просто пожар распространялся по цепочке. А такой стране как Мексика, при всем ее теперешнем расцвете, будет сложно справиться с ситуацией.
        И все-таки это лучше, чем было плыть на восточный берег США, прямо в лапы к ордену крестоносцев… орден. У Хэммета вновь появилось плохое предчувствие.
        В заднюю дверь постучали. Каким-то неусловленным с присутствующими внутри стуком. Наверняка в качестве доказательства, что не являются участниками беспорядков.
        Один из сыновей хозяина медленно открыл дверь, тут же отскочив назад с небольшим револьвером в руке.
        - Это к нам, - предупредил Хэммет, выйдя навстречу.
        За порогом стояла графиня. А потом позади нее выросла огромная фигура мексиканца, у которого еще накануне был конфликт с девушкой.
        Михаил, уже готовый к любому развитию событий, быстро выхватил револьвер, но графиня остановила его:
        - Не стреляйте, он нам поможет!
        - Поможет? Неизвестно, что он с вами пытался сделать…
        - Это все в прошлом, - входя внутрь, заявила фон Бранденфорт.
        Войдя внутрь, громила бросил на каждого из присутствующих надменный взгляд.
        - Тогда я полагаю, нам лучше немедля отправиться к Уильяму, - решил профессор, нисколько не доверяя новому гостю.
        И даже пропустил его и девушку вперед, дабы убедиться, что мексиканец так и таскает на поясе два мачете. И лезвия обоих были обагрены кровью. Похоже, путь сюда был далеко не так гладок.
        Уильям отреагировал настороженно на появление старого знакомого, но дождался объяснений, не став тыкать сразу ружьем. День и так прошел на нервах, поэтому эмоциональная реакция у всех порядком притупилась.
        - Это Хосе. Он служит семье Гарсия, - представила своего спутника графиня.
        - Что-то быстро вы помирились… - заметил бывший крестоносец.
        Наверняка, как и Михаил подумал о том, что их встреча была одним спектаклем. Но даже если и так, то сейчас это не имеет никакого значения.
        - Нам ни к чему вражда. Особенно сейчас, когда семья Гарсия оказалась в большом проигрыше.
        Это уже было интересно. Выглянув на всякий случай в окно на мгновение, профессор убедился, что толпы на этой улице пока нет. и не предвидится. Но тут раздался еще один взрыв вдалеке.
        Хосе оскалил зубы и что-то громко прорычал.
        - Один из складов семьи Гарсия… - быстро пояснила графиня и перешла к делу. - В городах вспыхивает восстание за восстанием. Все устали от власти генерала Диаза. Семьи договорились ничего не предпринимать, ибо дела шли на лад. Но Альварес и Браво тайно объединились и подняли восстание. Заодно решив избавиться от конкурента…
        - Преступники всегда как пауки в банке. Обязательно друг друга сожрут, - хмыкнул Уильям.
        Пусть мексиканец почти ничего не понимал по-английски, но смысл фразы до него дошел по пренебрежительному тону собеседника. Поэтому его взгляд был невероятно мрачным.
        - Это все, разумеется, прискорбно слышать, - тихо сказал после истории Хэммет. - Но весь этот конфликт далек как от нас, так и от вас. Вы нашли выход из города?
        - Большинство из них под охраной семей. Но есть несколько тайных ходов под землей, которыми пользуются Гарсия для перевозки контрабанды. Они готовы помочь нам…
        - За услугу, все ясно, по-другому дела не делаются, - пробурчал бывший крестоносец.
        И бросил взгляд на окно, в надежде, что толпа рассосалась сама, и им больше не угрожает опасность, поэтому не придется выполнять никаких «поручений».
        Профессор вздохнул, но выбора не было. Самим им никогда не найти эту туннели. Контрабандисты ревностно их маскируют. А попытать счастье и попытаться прорваться… никто из них не горел желанием.
        - Что нужно сделать? - поинтересовался Михаил, снова вздохнув.
        - Для этого дела нужна ваша помощь, сэр Уильям, - улыбнулась графиня.
        - Моя? - удивился тот.
        - Тогда на корабле вы рассказывали, что были сержантом в Ордене.
        После чего она подошла ближе и начала говорить тише, будто опасалась, что кто-то их подслушает:
        - Прошел слух, что в Мексику скоро прибудет корпус ордена крестоносцев.
        - У них есть теперь и разрешение вторгнуться в Мексику?! - удивился Михаил.
        - Вторгнуться? - не понял до сих пор фанатично преданный организации солдат.
        - Проклятье… - задумался профессор. - Что могло бы это значить? В Европе и так хаос, а они решили взять под крыло еще и Новый Свет… значит, у них есть дозволение Папы, не иначе.
        - Еще раз, почему именно вторгнуться? - продолжал тему Уильям. - Орден же ничего не захватывает, а лишь несет порядок…
        На это даже фон Бранденфорт усмехнулась, но промолчала. Вместо этого продолжила объяснять суть поручения:
        - Ввиду этих слухов, семьи решили сидеть тихо, чтобы потом не вызвать гнев ордена.
        - Их бы все равно вытурили из города. Переловили и перевешали… - пожал плечами Уильям.
        - Так было во всех городах, которые вы посещали? - осведомился Хэммет.
        - Нууу… - протянул бывший крестоносец и замолчал.
        - Прошу вас, джентльмены, не перебивайте меня! Времени в обрез! - наконец, показала свой графский характер девушка.
        Мужчины тут же замолчали и полностью обратились вслух.
        - И пока орден не прибыл, Алваресы и Браво решили избавиться от Гарсия, а потом обвинить их в беспорядках перед крестоносцами.
        Уильям хотел было еще возразить. Что-то насчет мудрости и дальновидности ордена.
        Но, кажется, потом еще и вспомнил о том, как несправедливо поступили и с ним в свое время.
        - Но можно успокоить беспорядки… если крестоносцы действительно появятся в городе… например, прибыв сюда только сегодня инкогнито для разведки…
        - Вы предлагаете нам прикинуться членами ордена? - поинтересовался Хэммет.
        - За это же полагается смертная казнь, - ляпнул солдат.
        Им и так грозит расследование и скорая смерть за преступления, которые на них может повесить орден. Еще один грех ничего не решит на небесном суде. Впрочем, в тот Хэммет нисколько не верил.
        - Это поможет остановить кровопролитие. Разве не благородная цель? - аргументировал Михаил, и спутник не нашел ничего, чтобы возразить. - Но многие видели, что мы пришли вместе, - посмотрев на девушку, заметил он. - Если Уильям еще может сыграть солдата, то у меня не хватает военной выправки…
        - Хозяева Хосе предусмотрели этот вариант развития событий. У нас есть обмундирование еще и для клириков. Вы ведь понимаете в демонологии, не так ли? Вот и будете специалистом по демонам.
        План достаточно хорош. Остается надеяться, что семьи хоть как-то контролируют мобилизованную на беспорядки толпу.
        - Откуда у них эти одежды? - поинтересовался профессор.
        Фон Браденфорт перевела вопрос. Хосе лишь неопределенно пожал плечами.
        - Ему это не сообщили.
        - Не имеет значения, - заявил уставший от бездействия Уильям. - Давайте уже перейдем к делу…
        Гостиницу пришлось покидать в спешке, захватив лишь оружие. Следующей остановкой было одно из убежищ Гарсия, где на кроватях лежали заготовленные одеяния. Уильяму пришлось переодеться полностью, а Хэммет обошелся тем, что накинул мантию клирика. Те с течением времени менялись от тяжелых монашеских одеяний до практичных мантий, что можно носить поверх любой другой одежды.
        Оба начали понимать, почему выбрали именно их. Выдать кого-то из местных будет крайне проблематично за представителей ордена. Даже местных иммигрантов - те слишком загорелые, да и их настолько мало, что каждого кто-то да узнает.
        Британец и немец же за свое долгое путешествие успели загореть, но не сильно. Бывший крестоносец успел обгореть еще в Каире, а кожа профессора так и осталась чересчур бледной, что не вязалось с их путем, который они успели пройти.
        - А зачем нам Хосе? - поинтересовался на всякий случай Хэммет.
        - А кто нам поможет добраться до места встречи семей? - хмыкнула графиня. - Они уже в курсе о вашем присутствии, переполошились, пытаются успокоить толпу. Мы проводим вас до безопасного коридора, а дальше вы сами…
        - Просто прекрасно, - начал бурчать в своей манере Уильям. - Почему сразу не нашивки главнокомандующего? Какой из меня капитан?
        Мундир оказался чуть тесноват, на погонах значились лычки капитана. А именно два больших креста на серебряном основании.
        - Вспомните капитана Патрика, и действуйте в точности, как он, - предложил Хэммет, на что бывший крестоносец презрительно фыркнул.
        - Вот еще не хватало!
        - Я не говорю, чтобы один в один. Вы бывали в театре? - поинтересовался Хэммет.
        - Нет.
        - Ох… так я и думал, - сказал одними губами профессор. - Хорошо, просто будьте таким же солдафоном. Если будут проблемы, я возьму слово.
        - Что?! - взбеленился бывший крестоносец, но собеседник его уже не слушал.
        - Определимся с именами. Вы останетесь Уильямом, а я назовусь Генрихом Хоффманом.
        Солдат сложил свой поношенный синий мундир, и начал складывать его в заранее захваченный рюкзак.
        - Почему так? - полюбопытствовала фон Браденфорт.
        - Звучит… - таинственно ответил профессор, после чего обернулся к спутнику. - Вы собираетесь брать рюкзак с собой?
        - Я не собираюсь оставлять эти вещи здесь, - тоном, не терпящим возражений, заявил Уильям.
        Спорить Михаил не стал. Эта дорогая, как память вещь их не слишком затянет.
        - Тогда можно выдвигаться, - кивнула графиня и поманила мужчин за собой пальцами.
        Хосе шел первым, в то время как профессор замыкал их небольшую колонну.
        Атмосфера вокруг была угнетающей. Глубокая ночь. Страдания и смерть вокруг. Слишком уж сильно напоминало Шербур…
        На улицах действительно стали тише. Семьи стали прилагать усилия, чтобы утихомирить толпу. Слух, пущенный Гарсия, бил по слабому месту. Но все могло вспыхнуть с новой силой, ему не будет подтверждений. Именно поэтому они и делали то, что попросили.
        В голове Хэммета мелькнула мысль, что риск может того не стоить. Обман может раскрыться в любой момент.
        Но, с другой стороны, простой клирик и капитан не могут много знать о планах ордена. Остается надеяться, что никто из присутствующих на будущей встрече ни разу не слышал о двух разыскиваемых орденом преступниках.
        Пусть это и место далеко от центров наиболее развитой цивилизации, но не стоит недооценивать силу народной молвы…
        - Здесь мы вас покинем, - остановившись, девушка обернулась к спутникам. - Алварес и Браво обосновались в городской ратуше, и уже ждут вашего визита.
        Даже если Гарсия затеяли всю эту авантюру, чтобы спасти свое положение, без активного участия фон Бранденфорт здесь точно не обошлось. Уж больно ловко их сюда вплели. Определенно, беззащитная на вид графиня оказалась далеко не так проста. Иначе бы не выжила столько времени в чужой стране без каких-либо средств к существованию.
        Не имея на руках других вариантов, Михаил был вынужден согласиться с теперешним течением судьбы. Все равно плыть против течения он умел плохо. Уильям тоже, хоть и имел большую силу и выносливость. Но результат часто будет таким же, просто агония продлится несколько дольше.
        - У меня плохое предчувствие, - приближаясь к ратуше, поделился профессор. - Нас втянули в ситуацию, которая…
        - А разве за последнее время наша жизнь не из этого состоит? - резонно заметил Уильям.
        Их никто не задерживал, не обыскивал, не пытался забрать оружие.
        Ратушу охраняло около двадцати человек. Столько успел насчитать Хэммет. И это только снаружи.
        Внутри прекрасное убранство, подражающее европейским традициям, было разрушено время начала беспорядков.
        Но вот зал, в котором за двумя столами, как в парламентской ассамблеи, сидели главы семей, был нетронут и позволял эстетически насладиться роскошью, по которой Михаил невольно успел заскучать.
        Браво выглядели более неказисто, чем более аристократические Алваресы. Главой последних был утонченный старик с небольшими усиками и парике, который носили в восемнадцатом веке. Явно скрывал давно облысевшую голову. Богатые одежды, впрочем, не скрывали выдающегося живота, приобретенного от жизни в роскоши.
        Вторую семью представлял головорез на вид, практически неотличимый от Хосе. Разве что не носил усов и бороды, что несколько сглаживало бандитский вид, подчеркиваемый простыми одеждами.
        Было ясно, кто был мозгом этой операции, а кто непосредственным исполнителем. Вот только Браво чувствовали себя на коне, и явно думали, что могут здесь главенствовать.
        Нужно использовать эти противоречия.
        - Капитан Уильям, - сходу представился бывший крестоносец, стараясь придать голосу более властный вид.
        Получилось неплохо, сказывалось сержантское прошлое.
        - Клирик Генрих Хоффман, - последовал его примеру профессор.
        Для большей солидности он надел по дороге пенсне. Теперь вкупе с белой мантией с красном крестом он выглядел вполне аутентично для клирика-ученого. Голос же Хэммета был ровным и спокойным. Можно сказать, умиротворяющим.
        Все, как и положено типичному затворнику библиотек.
        - Антонио Алварес. Это Родриго Браво, - представил обоих старик, говоря на английском с большим акцентом.
        Его союзник же, кажется, знал только испанский. И не похоже, что даже умел писать.
        Похоже, что Алварес предпочел бы в союзники Гарсия, да вот только те явно хотели соблюсти порядок любой ценой, а не устраивать бойню.
        - Мы прибыли сюда по заданию ордена, - перехватил разговор Уильям, стараясь действовать наглее. - Проследить за обстановкой до прибытия основных сил…
        - Но ведь генерал Диас не дал своего согласия на появление крестоносцев, - с подозрением заметил старик.
        И тогда инициативу взял профессор:
        - Вы думаете, это не дело времени? США уже дали свое согласие, если потребуется, мы пойдем и с севера. И с юга. И запада. Речь идет о высокой цели. Ваш город совершенно ничего не значит в наших планах, нам нужна лишь временная опорная база. Это могло быть взаимовыгодное сотрудничество, в том числе и с вами, богатыми семьями Мексики. Но вы уже сделали все, чтобы предать наше доверие.
        Речь произвела определенное впечатление. Нетерпеливый Браво спрашивал что-то у Алвареса, но тот сделал неопределенный жест рукой.
        - Прошу прощения, достопочтенный клирик Хоффман. Но мы ведем переговоры с капитаном…
        - Полномочия клирика Хоффмана приравнены к инквизиторским, - пригрозил бывший крестоносец, и угроза оказалась очень даже действенной.
        Старик прикусил язык.
        Полномочия инквизиторов были достаточно широки, и все цивилизованные страны либо с этим соглашалась, либо начинали испытывать колоссальное давление.
        - И все-таки, господин инквизитор, мы должны убедиться, что вы те, за кого себя выдаете…
        - Мы не обязаны перед вами отчитываться! - рыкнул Уильям. - Вы преступники, которые незаконно устроили переворот в городе, и погибли десятки, если уже не сотни людей!
        Сначала Хэммет думал прервать взорвавшегося спутника, но потом понял, что это им на руку. Алварес еще больше побледнел, но сдаваться не собирался.
        - Тем не менее. Гарсия могли устроить провокацию… я всего лишь задам вам пару вопросов. Где было четвертое нашествие? Его ведь подавлял тефтонский Орден…
        - Это просто. Алжир, Африка. Через пару лет после начала колонизации этих земель французами вместе с орденом тамплиеров, - безошибочно отчеканил Михаил.
        - Мы не обязаны перед ними отчитываться, Х…Хоффман, - бегло взглянув на соратника, он вновь злобно посмотрел на мексиканцев.
        - Прошу меня простить. Но последний вопрос. Шестая глава. Тридцать седьмой стих.
        Уильям едва удержался от того, чтобы не почесать голову, что заодно могло испортить прическу прилизанных волос, сделанную фон Брандефорт. С образованием у него было ни к черту.
        - Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете, - после некоторой паузы процитировал профессор. - А вы, похоже. сильно интересуетесь историей ордена и религии.
        - Так и есть. Я предчувствовал, что наша прекрасная страна заинтересует орден.
        И словно для «подтверждения» этих слов вдалеке прогремел еще один взрыв.
        - Однако ваш спутник не знает самые известные стихи…
        - Я вам, что, рядовой, который обязан знать их все наизусть? «Отче наш» прочитаю, а большего для защиты от демонов и прочего сброда не требуется, - Уильям сразу нашелся, как ответить в своей манере.
        - Прошу вас простить мое любопытство, не сочтите его за неучтивость, - слегка склонил голову на мгновение Алварес. - Но этим стихом я заодно хотел напомнить, что не нужно судить нас…
        - Боюсь, все не так просто, сеньор Алварес, - возразил Хэммет. - Все эти жертвы снаружи… вам придется приложить большие усилия, чтобы отмыться. Прекратите это безобразие немедленно. Решение по этому городу зависит напрямую от моего доклада. И если нужно, его сравняют с землей, как нечистивый. Вы, человек, читающий библию, обрекли на смерть столько людей… и ради чего? Ради того, чтобы расправиться с семьей Гарсия?
        - Расправиться с семьей Гарсия? - поднял брови мексиканец.
        И тут Михаил понял, что он и Уильям сели в глубокую лужу. Что бы сейчас не происходило, это либо проделки фон Брандефорт, либо ее тоже подставили. То-то Хосе неожиданно сменил гнев на милость…
        - Так нам доложили мирные жители, - стараясь выглядеть более уверенно, заявил Михаил.
        Тут мексиканцы начали что-то активно обсуждать друг с другом. Потом Браво вскочил со стола, и принялся кричать на «представителей ордена».
        - Что они говорят? - шепнул Уильям.
        - Что нам крышка… - не шибко вслушиваясь в их слова, сделал вывод профессор.
        Наконец, мексиканцы закончили спорить.
        - Семья Гарсия все это и затеяла, - наконец, заключил Алварес. - Мы должны были очистить город от солдат Диаса, как это сделали другие. Все устали от гнета тирана…
        - А что тогда все время взрывается на улицах? - понимая, что земля уходит у них из-под ног, пытался спасти предложение Хэммет.
        - Склады с оружием правительства. Вы же не хотите, чтобы толпа вооружилась?
        Фон Брандефорт провела их. С легкостью. Но зачем?
        Уильям тоже это понял и сжал пудовые кулаки. При следующей встрече эти же руки сомкнутся на ее тонкой шее, можно не сомневаться.
        - Что ж, нас обманули, - Михаил решил попытаться выдать их за пострадавшую сторону. - От лица ордена мы просим прощения за резкие слова. Теперь же мы должны отправиться дальше. Для доклада мы должны встретиться с нашим человеком за городом.
        - Боюсь, мы не можем этого сделать, - холодно ответил Алварес, кажется, разгадав уловку. - Мне кажется, никакие вы не представители ордена. Не думайте, что здесь сидят дураки. Инквизиторы не могут так опростоволоситься…
        Могут, еще как могут. Профессор сам был один раз свидетелем подобного. Но отпираться сейчас бесполезно, ситуация только станет хуже.
        - Вы останетесь здесь, пока не прибудут основные силы крестоносцев. И как только они подтвердят, что…
        Снаружи раздались выстрелы и крики.
        Браво окликнул свою банду и направился наружу. Вместе со стариком осталось шесть человек. Лишь двое вооружены револьверами, равно как и сам Алварес. Перевес явно не на стороне «представителей ордена».
        Похоже, старик быстро понял, что к чему, и решил не оставлять в живых Уильяма и Хэммета.
        Глаза последнего растерянно стреляли из стороны в сторону.
        - Шкаф! - на одних инстинктах крикнул профессор, вытянув руку в кармане мантии и выстрелив пару раз, образовав отверстие в одежде.
        Бывший крестоносец среагировал быстро, кинувшись к толстому дубовому шкафу в зале и повалив тот на пол, образовывая укрытие. И только после заметил, что от пуль соратника Алварес замертво упал лицом на стол, а его телохранитель с револьвером на своего напарника, который тоже собирался выстрелить.
        - Как у вас так получилось?! - удивился бывший крестоносец.
        На его памяти Михаил так стрельбой не блистал.
        Но тот не ответил, боясь поднять голову из-за шкафа.
        Бывший крестоносец вытащил меч и вонзил его глубоко в деревянный пол рядом, чтобы быстро вытащить в случае чего. Аккуратно прицеливаясь, он начал стрелять из винтовки, по палившему по шкафу из револьвера мексиканцу, в то время как его соратники быстро попрятались.
        И со второй пули удалось попасть в живот. Но за оружием потянулся второй, тут же получив пулю в висок.
        Хэммет выстрелил еще два раза в сторону врагов, не высовываясь из укрытия, но, разумеется, ни в кого не попал. Словно желал доказать, что все осталось по прежнему.
        Поняв, что шансов осталось немного, один из противников побежал в сторону окна и выпрыгнул из ратуши, разбив стекло. А двое последних выхватили холодное оружие и кинулись напролом.
        Уильям выпрыгнул первым, отложив винтовку и вытащив двуручный меч из пола. Один первый же мексиканец оказался разрублен выше живота, вместе с оружием. А со вторым пришлось повозиться, уж слишком прыгучим оказался.
        Михаил не вмешивался, опасаясь попасть по спутнику. Да и тот в конце концов справился, обманув бандита, а потом просто воткнув меч ему глубоко в грудь.
        Выстрелы снаружи стихли, послышались шаги десятков ног.
        Заняв укрытие с другой стороны шкафа, путешественники приготовились к бою. Разве что Хэммет изредка следил за тылом.
        Двери едва не слетели с петель, группу вооруженных мексиканцев вел Хосе.
        - Ох, похоже, мы спасены… - понадеялся было наивно Уильям.
        Но подручный семьи Гарсия неожиданно грозно заорал, и вся ватага кинулась вперед в атаку.
        От такого моральный дух упал даже у видавшего войну Уильяма. Когда вперед несется толпа бешеных мексиканцев, половина из который вооружена окровавленными мачете или шпагами, а вторая палит в воздух из ружей, поневоле побежишь прочь или погибнешь в мгновение ока.
        Бывший крестоносец едва успел захватить все свои вещи. Выход из зала остался только один - через окна. Хэммет проскочил в выбитое ранее, а его спутник выбил еще одно.
        - На крышу! - быстро решил профессор, скидывая на ходу мантию клирика, однако все равно забрав ее с собой.
        В два присеста удалось забраться наверх. Сначала на крышу пониже, а потом на здание чуть выше ратуши. После Шербура прошло много времени, и Михаил отметил то, что это положительно сказалось на запущенной ранее физической форме.
        Или это был страх быть зверски зарезанным бешеной толпой…
        - Бежим или отбиваемся? - для проформы поинтересовался солдат.
        - У нас есть выбор?
        Благо Робертс знатно снарядил их патронами. Только вот половина револьверных осталась в новом, уже снова потерянном саквояже профессора.
        Мексиканцы лезли за ними, и с первой парочкой удалось быстро справиться, кинув развернутую мантию вниз и выстрелив пару раз вслепую. Противники упали вниз на остальных, позволяя выиграть время.
        В ответ полетел град пуль, заставляя скрыться. Одно радовало - бандиты совершенно не умели стрелять.
        Уильям же, присев на одно колено, даже не обращал внимания на ответные «плевки», спокойно и методично расстреливая каждого, то и дело выискивая в группе предателя Хосе.
        Хэммету после достаточно долгой перезарядки «Миротворца» удалось ранить еще двоих. Часть врагов оказалась не столь устойчива, и побежала прочь.
        К мексиканцам пришло небольшое подкрепление, начавшее стрелять из окон, заставляя путешественников отступить немного назад.
        - А они упорны! - отметил Уильям.
        - Они убили всех конкурентов, им теперь можно все… - мрачно прокомментировал профессор. - Сзади!
        Бывший крестоносец на автомате выхватил двуручный меч. И тот звякнул о крепкие мачете подкравшегося сзади Хосе.
        Мексиканец пнул противника и приготовился ударить лежачего, Михаил успел вовремя выстрелить. Однако пуля отрикошетила от скрещенных клинков. Остатки свинца отлетели назад, попав во врага, который хотел подкрасться к Хэммету сзади и прирезать.
        Удачное стечение обстоятельств…
        Все присутствующие через секунду отошли от удивления.
        Хосе вновь угрожающе закричал, но получил сильный пинок в низ живота от солдата. Вскоре оба оказались на ногах, и вновь скрестили клинки.
        Хэммет же немного неловко сбросил ударом ноги по лицу очередного желающего выпустить им внутренности. Тот полетел вниз и свернул шею. Однако профессор этого уже не видел.
        Последние пули ушли в молоко, но остатки некогда грозной толпы аборигенов разбежались кто куда.
        Мексиканец же оказался для Уильяма достойным противником. Два мачете рассекали воздух с огромной скоростью. И пусть бывший крестоносец старался не подпускать к себе противника, тот оказался быстрым и изворотливым. Последний удар, что должен был отсечь ему голову, оказался ошибкой, и теперь бок солдата украшала достаточно глубокая рваная рана.
        Уильям едва не выронил меч и с трудом отразил еще несколько ударов. Прежде чем на голову мексиканца сзади опустилось мачете.
        Михаил успел подобрать оружие у одного из мертвых на крыше, и теперь попытался помочь соратнику. Противник, из середины лба которого теперь торчало лезвие, помахал руками, выронив свои клинки, а потом медленно обмякнул, падая на колени.
        Подрагивая, Хэммет попытался вытащить мачете, и от этого зрелища и звуков во время процесса, его стошнило прямо на крышу, согнув пополам. Отпущенное на волю тело Хосе медленно упало с крыши.
        - Профессор, вы же пережили Семнадцатое нашествие, - несмотря на рану, заметил Уильям и чуть улыбнулся, сдирая с себя пропитанный кровью мундир и перевязывая бок бинтами из рюкзака.
        - К этому невозможно привыкнуть… - прохрипел Михаил, посчитав слова бывшего крестоносца издевательством.
        Произошедшая бойня надолго отложится в памяти. Одно дело убивать человека револьвером с большого расстояния. Можно абстрагироваться от воображения, рисующего, как пуля разрывает кожу, плоть и кости. Но… лишать жизни вот так, холодным оружием, лицом к лицу… это для профессора из Оксфорда было уже слишком.
        Тут неподалеку появилось странное зеленое свечение. Тут же появились воспоминания о магии некромантов, уж слишком неестественным для природы был этот огонь.
        - Нам нужно спрятаться… - Хэммет быстро нашел люк в крыше, ведущий в дом.
        Уильям, оглянувшись, спорить не стал и быстро закончил перевязку.
        А уже внутри по-спартански обставленной комнатушки переоделся обратно в родной мундир и начал перезаряжать винтовку.
        - Неужели это то, что я думаю… - настороженно спросил солдат.
        У Михаила опять закололо шрамы, полученные в Симбирске. Либо это последствия битвы, либо он получил возможность предчувствовать опасность.
        - Не исключено, - не стал делать поспешных выводов профессор.
        Он медленно подошел к ближайшему окну и приоткрыл ставню, к счастью, не столь скрипучую.
        Снаружи все было тихо до поры, до времени. Пока не появились существа, от одного вида которых бросало в дрожь.
        Одно дело зараженные эльфы, к которым невольно испытываешь жалость. Или бездушные железные гиганты. Но здесь…
        На свободную улицу за ратушей, вышла небольшая делегация некромантов. Две фигуры в черных робах, поверх которых имелась железная практичная броня. А следом за ними двигались вооруженные саблями скелеты. У каждого имелись редкие элементы одежды, в некоторых местах висели подгнивающие куски плоти. Внутри грудной клетки каждого располагались зеленые кристаллы. Именно их свечение заметил Хэммет. Но горела не только грудь, но и глаза, что выглядело по-настоящему жутко.
        Но не так, как твари в конце этой «делегации». Это были уже люди. Мертвые. Кристаллы были зашиты в грудь, из глазных отверстий вырывалось такое же свечение. Одежды побольше, да и вооружены они были винтовками.
        В нос обоим путешественникам ударил сильный запах бальзамирующей жидкости. С небольшими отличиями, не совсем похожую на ту, что использовалась в моргах. Изобретение некромантов…
        - Что они здесь забыли? - прошептал Уильям.
        - Почем нам знать? - пожал плечами профессор. - Где смерти, там они, разве нет? Может, ищут себе пополнение.
        Говорят, что как только некромантство зарождалось, им приходилось тайно раскапывать могилы, и после проводить тайные эксперименты в далеких убежищах. Сейчас изменился лишь масштаб и способ добычи трупов. Они предпочитали посещать города, страдающие какой-нибудь хворью. Или поля сражений. Любое место, где можно найти хорошую мертвую плоть. Или хотя бы кости…
        - Может, даже, в этой партии есть кто-то из Шербура… - предположил профессор.
        - Не исключено, - пожал плечами бывший крестоносец. - Прошло уже достаточно времени, чтобы эльфы сгнили… кристаллы замедляют процесс как могут, но не настолько. Особенно, если их часто используют в боях…
        От мысли про «износ» ком, подкатывающий к горлу Хэммета, стал сильнее. Но следовало сдерживаться, сейчас требовалось соблюдать тишину.
        Уильям же к виду ходячих мертвецов оказался равнодушен. Не в первой видеть такое.
        - Как, их сложно одолеть? - поинтересовался Михаил.
        Бывший крестоносец неопределенно пожал плечами.
        - Если уметь бить в кристалл, то проблемы составят только мертвяки с плотью А так они гораздо живучее, чем люди. Но динамит и пушки помогают всегда.
        Сейчас бы не помешало кинуть в эту толпу целую связку. Профессор зарекся в следующий раз заиметь что-нибудь подобное как раз для таких ситуаций.
        - Что будем делать дальше? - поинтересовался солдат после ответа.
        Собеседник удивленно взглянул на него:
        - Вы же у нас были крестоносцем…
        - Да, но я никогда не был в такой ситуации, только на штурмах. Поэтому вас и спрашиваю. Вы из нас двоих самый везучий… и мозговитый…
        - Боюсь, моя удача закончилась, - чуть отвел взгляд Хэммет, крепко задумавшись.
        Тем временем, внизу на улице некроманты начали осматривать тела.
        - Вот этого, - в приказном тоне велел один из них, пнув ногой труп Хосе. - Подойдет для первого раза.
        Первого раза? Похоже, учитель и ученик начали жатву.
        Молодой повелитель мертвых вытащил кинжал, напоминавший отчасти скальпель, после чего присел над телом и дрожащими руками поднес лезвие ближе.
        - Чего ты боишься? Ему уже все равно.
        Кинжал резко вошел в грудь, после чего ученик повел им вниз, с легкостью вспарывая грудную клетку. Учитель, тем временем, достал небольшой кристалл и начал шептать какие-то слова. Сталактит резко увеличился в размерах и загорелся зеленым светом. После чего оказался в руках протеже.
        И тот уже с видом бывалого знатока резко засунул его глубоко в грудь Хосе.
        Не прошло и нескольких мгновений, как глаза мертвецы открылись, сияя зеленым светом. Но в этот раз ему зашивать грудь не стали, оставив все как есть.
        - Как же они не подняли огромные армии? Это занимает не больше минуты…. - не понимал Хэммет.
        - Кристаллы непросты в изготовлении. Патрик говорил, их выращивают, - пояснил Уильям. - Говорят, что некие технонекроманты, что конкурируют с этими… они нашли способ обойтись без них. Но мне даже знать про это не хочется…
        Когда мексиканец, уже успевший слегка посинеть лицом, поднялся на ноги, то сразу взглянул в сторону, где его убили. А потом его мертвый взгляд вперился в приоткрытое окно.
        - Не двигайтесь… - одними губами прошептал бывший крестоносец.
        Через секунду Хосе неестественно дернулся и, подобрав собственные мачете, двинулся вслед за «делегацией».
        Ночь и не думала заканчиваться.
        Мексика. Леон. 2 неделя ноября. 3 день. 1885 год.
        Выжидание нужного момента действительно затянулось. Силы Катерины и Салима продолжали стремительно иссякать. Петля с трудом позволяла кислороду поступать внутрь. От побоев подкашивались ноги, что грозило новой порцией удушья.
        Голова женщины кружилась, воспринимать окружающий мир становилось все сложнее. Но отвлечься на что-то приятное не получилось. Этого приятного не существовало уже давно.
        Мысли возвращались к потерянному дяде, Борджиа, сыну… последнее было больнее всего.
        - Может, освободим ее? - послышалось где-то вдалеке. - Жалко, женщина на вид хорошая, связалась с пурплом случайно, наверное…
        - Ты знаешь, что с тобой сделает Мэрдок, если увидит эту жалость… а если попробуешь ее тронуть сзади, он тебе отрежет…
        - Да знаю я, не напоминай! Просто тяжело смотреть на женские слезы…
        Двое конфедератов перед виселицей непринужденно болтали. Когда вокруг болтается в петле десяток тел, поневоле привыкнешь к смерти. А уж бывалые конфедераты в старой, множество раз штопанной форме насмотрелись за десятилетия на подобное. И активно участвовали…
        Услышав про слезы, Катерина резко подняла взгляд. Даже не заметила, как это произошло. Последний раз это было… она даже забыла когда. Даже когда сын был отнят после рождения, рыжеволосая пережила все стойко.
        Но едва не сорвалась, услышав от Жавера страшную правду. Однако все равно не сдержалась. Просто не могла иначе при чертовом эльфе. И Уильяме. И даже профессоре… нет, особенно профессоре.
        В последнюю встречу она сказала ему много лишнего. Если бы была возможность еще раз увидеть его и сказать «прости»…
        Вместо горечи внутри закипала всепоглощающая ненависть. Нельзя умереть здесь. Просто нельзя!
        Салим же стоял спокойно, стараясь все хорошо обдумать, строя вновь и вновь логические цепочки. Но не хватало элементов мозаики. Мэрдок - один из ключей к тайне. Очень хотелось бы поговорить с ним еще раз. А потом вернуться к поискам братьев.
        Орк старался быть оптимистом в таких ситуациях. Хоть и выходка профессора с Гиленом едва не заставила пересмотреть все жизненные приоритеты.
        Хэммет не имел права так поступать. Нельзя решать за всех, особенно когда не имеешь к важному делу никакого отношения.
        Уильям же защищал его. Салим не мог понять… почему? Вновь и вновь мысли крутились по кругу, но объяснения поведению бывшего крестоносца не находилось.
        Может, все на самом деле гораздо проще? Солдат же не блещет умом. Его можно обвести словно ребенка, если сильно захотеть. А Хэммет тот еще хитрец, хоть и пытается казаться наивным оксфордским простачком и книжным червем. Вся эта история с Робертсом… они были одного поля ягоды.
        Да, за время путешествия с Катериной у орка накопилось множество вопросов. И он намеревался получить ответы любой ценой.
        Но для начала нужно договориться с Мэрдоком. Как угодно, но ему это удастся. Остается придумать, что можно предложить жадному старому ублюдку. Может, пара тайничков Гилена и его людей подойдет? Хотя бы для начала. Ведь дело конфедерата, которому он посвятил всю жизнь до конца, определенно недешевое…
        Мысли прервались разговором двух солдат майора. Последние слова заставили стиснуть зубы, после чего орк медленно посмотрел на женщину. И его глаза расширились от ужаса.
        Слезы Катерины напоминали яркий янтарь, который переливается, если поднести тот к свечи. Ее глаза стали такого же света, зрачки пропали, отчего зрелище стало еще жутче.
        Конфедераты увидели, что творится с рыжеволосой, но первые секунд не решались что-либо предпринять. Не считая парочки совсем уж трусливых солдат, решивших, что им не слишком хорошо платят за такую работу.
        - Зовите майора! Убить их! - высказал инициативу седоволосый сержант, указав на виселицы саблей.
        В ответ Катерина издала громкий вопль, оглушив всех остальных. Из ее рта в буквальном смысле вырвалось пламя.
        Путы сгорели сами, равно как и веревка на шее. Да и сама одежда постепенно начала тлеть.
        Из ладоней разъяренной женщины вылетели два сгустка красной энергии, отрезавшие головы двум ближайшим солдатами. Тот конфедерат, что следил за всем на крыше упал, пронзенный огненной линией. Остальные даже не сделали ни одного выстрела и побежали прочь.
        - Катерина! - прохрипел вслед удающейся рыжеволосой Салим, пытаясь вырваться.
        Тут из другого проулка, стоило ей исчезнуть, появилось еще два конфедерата, прибежавших на шум.
        И решили убить орка, просто так. На всякий случай.
        Наемник напряг мышцы шеи и отклонился чуть в сторону, насколько позволяла веревка. Он давно заприметил подгнившие доски столба, на котором крепилась веревка.
        Потом резкий рывок в сторону… в другую…
        Решив не тратить пули, один из конфедератов попытался пронзить живот Салима штыком на винтовке. Но слетел вниз на землю после сильного пинка.
        Снова рывок… и вот доска поддалась, жалобно скрипнув. Пусть и с петлей на шее, но больше орк не испытывал удушья.
        Природная пластичность позволила в мгновение ока перевести руки из-за спины вперед и сдернуть петлю с шеи. Теперь можно было сражаться…
        Взяв оторванный столб, благо силы позволяли, наемник кинулся на противников, размахивая большим куском дерева. Тут же у первого конфедерата оказался повержен, упав с раздробленной ключей. А для второго удар в висок оказался смертельным. Пусть он и успел выстрелить, попав в дерево, которым вооружился орк. Маломощная пуля из револьвера почти пробила столб, грозя пробить следом и легкое Салима, но обошлось.
        О местоположении Катерины в городе можно было легко догадаться по все новым и новым заревам пожаров. А также истошным крикам умирающий конфедератов. Но слышались и детские крики… похоже, под горячую руку попали и мирные жители.
        Размышляя, что делать, орк для начала решил забраться повыше. Бежать безрассудно вперед и вразумлять обезумевшую женщину обладающую такой огромной силой… нет, наемник не хотел для себя такой бездарной смерти. Убраться из города было хорошей идеей. Но торопиться не следовало. У него остались вопросы к Мэрдоку, и без ответов никто больше этот город не покинет.
        Стоило сделать несколько шагов, как сверху раздался тихий свист. Салим резко посмотрел вверх и подготовился отпрыгнуть в сторону. Некоторые убийцы любили обратить внимание своей жертвы, прежде чем всадить в нее пулю.
        Но сверху в темноте, рассеиваемой лишь пламенем свечей в редких открытых окнах, да пожаров, что начались в городе, удалось разглядеть немытое бородатое лицо Брандона.
        - Что ты там делаешь? - громко спросил орк.
        - Прячусь, - коротко ответил крестоносец. - Я убил солдата, что получил этот трофей.
        После чего сбросил вниз двустволку наемника, а также пояс с патронами.
        - Благодарю, - кивнул тот, ловко поймав оружие.
        Теперь уверенности прибавилось.
        - Нам нужно уходить из города, пока есть возможность, - чуть свесившись с пологой крыши, заметил Брандон.
        - Нет, - лишь коротко ответил Салим. - У меня остались незавершенные дела.
        - Слушай, мне, правда, жаль, что творится с твоей подругой, но ты ей уже не поможешь…
        - У меня другие дела… - орк уже собирался уйти, но после резко обернулся. - Ты о чем?
        - Вся эта магия… я видел такое один раз. Это все от демона. Может, она была демоном. Может, была одержимой, что бывает редко. Но факты говорят сами за себя. Все это - демоническая магия.
        Наемник хотел высказать ответные подозрения. Например, уж больно быстро пришел в себя крестоносец. Но здесь не было никаких противоречий. Может, ему нужна была лишь вода и немного еды. Этих людей тренируют переживать любые невзгоды. Хоть и по Уильяму не скажешь, что он образец терпения и смирения, о котором пишут в трактатах.
        Потом насторожило то, что Брандон решил помочь. Но, может, отдает долг за то, что его пощадили. Не все же для целой огромной организации потеряно.
        Поэтому Салим не нашелся, что ответить на это. Сам не знал, как к этому относиться. Встреченный в тайниках Гилена демон не оставил никакого желания связываться с ними в дальнейшем. Жаль, что оружие после первого выстрела пришло в негодность и осталось на память у Робертса.
        - Мне все равно, - наконец, заявил орк. - Я иду за Мэрдоком. Если не удастся спасти Катерину, значит, не удастся. Не будем забегать вперед.
        - Стой! - будто потребовал Брандон, ударив кулаком по крыше. - Ты не знаешь, чем это грозит! Если ты будешь помогать демону, мне придется убить тебя!
        - У тебя есть одна попытка, - не оборачиваясь, заявил вслед Салим, оставляя крестоносца позади.
        Предстояло найти в большом пылающем городе одного старого ублюдка. И лишь потом можно обратить внимание на другие вещи…
        Тампико.
        Ожидание было тягостным. Некроманты закончили свое черное дело и удалились. Но Хосе остался, продолжая то и дело бесцельно бродить вокруг, как приказали хозяева. При этом сильно подволакивая ногу, что порой смотрелось достаточно комично.
        - Он меня раздражает… - наконец, не выдержал Уильям.
        - У некромантов есть связь со своими… творениями? - устроившись поудобнее на полу в темной комнатушке, полюбопытствовать Хэммет.
        - Обычно нет… по крайней мере, Патрик так говорил.
        Снова Патрик. Либо крестоносцы вообще не ходят в библиотеки ордена, либо туда не ходил Уильям. Скорее второе.
        Но хотя бы он слушал ненавистного капитана. Остается надеяться, что покойный дал еще много ценных советов по выживанию при нападении некромантов.
        Стоило предложить по возвращению в Оксфорд организовать новую дисциплину - некромантию. Теоретическую, разумеется. И придумать другое название. Только не банальное «Защита от темных искусств».
        Михаил тряхнул головой, отвлекаясь от глупых мыслей.
        - В таком случае можем его обезвредить по тихому, дать его душе покой, - еще раз аккуратно выглянул он.
        Но бывший крестоносец лишь фыркнул.
        - Этот мексикашка пытался нас убить, еще легко отделался. К тому же, как говорят, его душа уже попала в ад, теперь это просто кусок гниющей плоти, и больше ничего.
        - Хм… сразу стало легче, - не скрывая иронии, хмыкнул профессор. - Но нам нужно выбираться отсюда. Если в город пришли некроманты, какие у него шансы? Шербур не считается, там все было по-другому.
        - Если выпустят такую же болезнь, только действующую на людей, то будет тоже самое, - пожал плечами солдат. - Но в целом без ордена люди вряд ли смогут отбиться. Большей частью из-за страха. К тому же, мексикашки очень суеверны…
        - Как и многие христиане, - заметил Хэммет.
        - Это другое… когда мертвые встают из могил…
        - Я прекрасно знаю священные писания. Но англичане будут бояться точно также. И немцы, - после добавил он, заметив в темноте хмурое выражение лица собеседника. - И любой другой народ.
        - О священных писаниях, - сменил тему Уильям. - Откуда вы так хорошо знаете Библию? Вы, кажется, атеист…
        - Это не мешает мне знать то, во что я не верю. Да и там содержится много интересных мыслей, - сказал в свое оправдание Михаил.
        Бывший крестоносец снова лишь фыркнул, посчитав в очередной раз взгляды спутника чудаковатыми.
        Но развернуться дальнейшему спору помешали вернувшиеся некроманты. На этот раз их было трое. Их главарем оказался старый знакомый визгливый тип.
        - Ни следа? - спросил он.
        - Обыскали несколько кварталов. Далеко уйти не могли. - доложил учитель.
        Ученик же благоразумно молчал.
        - Говорил, что нельзя доверять этой женщине. То, что мы с ней сделали, не всех способно сломать.
        - Она теперь уже почти мертва, это не имеет никакого значения.
        - Имеет! - визгливый некромант вцепился в робу соратника, резко притянув к себе. - Ты знаешь, что со всеми нами сделают в случае провала? Нам нужны эти пластины, и даже если профессор вшил их в себя или закопал на дне самой глубокой морской впадины, мы должны их найти!
        Хэммет и Уильям переглянулись.
        Это была не случайная встреча.
        - О какой женщине он говорит? - заранее зная ответ, прошептал бывший крестоносец.
        - Возможно, о графине… - случайно вырвалось у демонолога.
        - Гилен! - прошипел солдат. - Гилен нас сдал!
        - Мы не можем утверждать наверняка…
        Но Уильям оказался непоколебим.
        - Разумеется! Не можем! Кто еще знает, что у нас две пластины?!
        - Они могли поймать Катерину, - грустно заметил профессор. - Она служила Борджиа, они об этом знали. Рано или поздно что-то такое должно было случиться. Разве не из-за этого мы затеяли путешествие в первую очередь?
        Может, сидеть тише воды и ниже травы было бы лучшим решением. Но рассказ бывшего крестоносца о пытках в застенках темницы доказал, что некроманты не остановятся ни перед чем. И имеют связи в любых организациях.
        А расследование Хэммета зашло в тупик. Кто главный некромант, что затеял все в Шербуре? Гилен выпал из списка подозреваемых. Белл на вторых ролях.
        Все меньше смысла для связи с некромантами у сэра Джеймса. С растущим влиянием ордена на весь мир он сможет добиться любых целей, не прибегая к помощи темных сил.
        Остаются неизвестный бывший компаньон Гилена, а также принц Артур. Но зачем королевскому отпрыску, будущему наследнику Британии… пожалуй, Михаил сам ответил на свой вопрос.
        Все возможно. Каждый подозреваемый, даже вычеркнутый Гилен, имеет возможность. А мотив… мотив всегда один - каждому может быть мало как богатства, так и власти. Некоторые просто не могу остановиться…
        Тем временем, спор между некромантами, наконец, закончился.
        - Обыщите каждый дом. Каждый уголок в доме. Они не могли далеко уйти.
        Путешественники напряглись, напряженно размышляя, что делать дальше.
        Раздав команды, визгливый направился дальше по улице.
        - Начнем отсюда, - указав по «счастливому» стечению обстоятельств именно на дом, где прятались беглецы, учитель двинулся внутрь.
        Зомби и скелеты же остались снаружи, слоняясь без дела или бессмысленно глядя в одну точку. Лишь некоторые после команды занялись поисками в других домах.
        - Они поднимаются! Некроманты не видят в темноте?! - быстро спросил Хэммет, занимая самый темный угол.
        Некромантам было не занимать смелости заниматься поисками лично, при наличии такого-то количества миньонов.
        Похоже, визгливого, а также его хозяина они боятся больше тех, кого разыскивают. Уильям хотел их в этом переубедить.
        - Не видят, если только сами свет не зажгут…
        Например, своей магией.
        К счастью, им повезло. Обернувшись на лестнице на второй этаж, учитель выразительно посмотрел на протеже, и тот зажег в ладони зеленый огонь.
        Профессор спрятался за ширмой, а Уильям чудом залез под стол, отложив винтовку в сторону.
        В нужный момент, когда некроманты вышли в середину комнаты, путешественники вынырнули из своих укрытий.
        Михаил обхватил шею ученика рукой сзади, приставив к виску револьвер. Бывший крестоносец поступил менее изящно. Резко встал, опрокинув стол со спины, и прыгнул на учителя. Тот пустил зеленую стрелу, но промахнулся.
        Закончилось все тем, что некромант оказался пригвожден к стене, а к горлу прижимался огромный клинок двуручного меча, который солдат удерживал двумя руками.
        - Ни звука, - прошипел он. - Позовешь своих кукол, перережу глотку…
        Ученик же явно не ожидал оказаться в такой ситуации и даже обиженно засопел, стараясь подавить страх.
        - Не нужно лишнего насилия, господа. Мы ведь разумные люди, - неожиданно спокойно заговорил некромант.
        Пусть и достаточно тихо из-за приставленного к горлу оружия.
        - Сразу как соловей запел, - процедил Уильям. - Зачем вы нас ищите?
        Мужчина молчал, только бывший крестоносец аккуратно приблизил лезвие, и на шее пленного появилась кровавая полоса.
        - Что вам будет от этого ответа? - на него это будто не подействовало. - Если мы ищем, значит, вы нужны. И мы не остановимся. Вы не те враги, которых нам нужно бояться.
        - Это вы ошибаетесь… - неожиданно весьма уверенно заявил профессор.
        - Нет, это вы ошибаетесь, профессор. Сейчас!
        Стоило учителю резко скомандовать, как его протеже погасил зеленое пламя в руке и выхватил кинжал.
        Глаза путешественников еще не привыкли в темноте, и Михаил успел отскочить назад на одних лишь инстинктах. Ученик вогнал клинок себе в живот, надеясь его длиной зацепить и профессора. И это почти удалось - в пиджаке образовалась новая дырка.
        Уильям же попытался хладнокровно отрубить некроманту голову, но двуручный меч лишь стукнулся о каменную стену. Тогда лезвие начало хаотично разрезать воздух вокруг. Повелители мертвых в черных робах были в темноте практически не видимыми. Но прекрасно выдавали себя магией. Стоило зажечься зеленому огню.
        Нерасторопный ученик хотел было атаковать бывшего крестоносца, но получил пулю в бедро, ближе к тазу. Хэммет не успел подбежать и как следует ударить его по лицу, парень закричал раньше.
        Снаружи раздался знакомый треск костей. Скелеты пришли в движение после столь громких звуков.
        Уильям же, наконец, нашел своего противника и ударил тому по горлу рукоятью меча, выводя из строя. Этого времени хватило, чтобы придвинуть тяжелый шкаф и сбросить его с лестницы, образовав солидное препятствие. Оставалось надеяться, что мертвецы настолько же тупы, насколько выглядят….
        Но то, что они умеют заходить с разных сторон, выяснилось сразу.
        Костю затрещали уже у самого окна. Как следует наступив ученику на лицо подошвой ботинка, Михаил подбежал к ставням, открыв их раньше скелета. Отчего тот сделал несколько шагов назад.
        И продолжил движение под пулями револьвера большому сияющему кристаллу. С такого расстояния по подсвеченной мишени смог попасть даже профессор.
        Твердая зачарованная вещь потребовала аж три выстрела, прежде чем разлететься на части, и бесполезные теперь кости с потухшими глазами на черепе полетели вниз с крыши первого этажа.
        - Уходим! - окликнул спутника Михаил, выбираясь наружу.
        И тут же ринувшись вперед от выстрелов медлительных зомби. Стреляли метко, почти попали. Даже не утруждали себя прицеливанием.
        Солдат еще раз ударил приходящего в себя учителя-некроманта по лицу, а потом резко рубанул мечом вдоль пояса, практически разделив тело в черной робе пополам.
        Враг упал навзничь, но все равно пытался что-то наколдовать в руке. И тут же ее лишился.
        Но времени с ним возиться больше не оставалось.
        С криком Уильям ринулся вперед, выкинув наружу пролезающего в окно очередного скелета.
        Путешественники бежали прочь почти без оглядки, стараясь двигаться по крышам.
        Порой внизу на улицах бежали люди, которые были в ужасе от происходящего. За парочкой гнались другие скелеты и зомби. И не только бывшие люди, но даже мертвые собаки. Еще чего не хватало…
        - Подождите! - окликнул Михаил обогнавшего его, несмотря на все снаряжение, Уильяма.
        Тот не прихватил винтовку, и та осталась в злополучном доме. На это не оставалось времени.
        Запыхавшись от прыжков и подтягиваний в плотно застроенном городе, профессор пытался перевести дух, что получалось с трудом.
        - Дайте мне револьвер, я все равно лучше стреляю! - чтобы не тратить зря время, попросил бывший крестоносец.
        Хэммет без лишних возражений отдал оружие.
        И тут бывший крестоносец без лишних разговоров столкнул его с крыши.
        Леон.
        Если что-то и могло испугать до смерти ветеранов Гражданской войны в США, то точно не простая магия. Они насмотрелись на нее за время бойни в шестьдесят четвертом и шестьдесят пятом.
        Среди иммигрантов на новые земли приплывали и маги в поисках лучшей жизни. Так и оказались поделены между Севером и Югом, когда пришло время выбирать сторону баррикад.
        Когда еще они не стали врагами, Салим наслушался историй от местных солдат о том, как тяжелые пулеметы Гатлинга, самые мощные пушки часто не могли справиться с адептами стихий, которых на стороне Севера таинственным образом оказывалось все больше и больше.
        Геттисберг, можно сказать, решил судьбу Конфедерации. И с тех пор остатки конфедератов ненавидели магов, и все, что с ними связано. Северных за поражение, а южных за то, что это поражение допустили.
        А ведь, как ее потом называли, в последней войне джентльменов обе стороны пытались договориться сократить присутствие магов на поле боя до минимума. Пока Север, проигрывающий войну, не уперся рогом, и все переговоры не закончились.
        Зато стороны сумели договориться об использовании динамита, закопанного в землю, что назвали противопехотными минами. Глупость, да и только…
        И сейчас конфедератам предстояло увидеть то, что им точно будет сниться в кошмарах еще очень долго. Если им удастся выжить, конечно.
        Двигаясь по следу Катерины, иногда обходя горящие наспех выстроенные баррикады или разрушенные здания, орк наблюдал за последствиями сего магического действа. Кроме как массакром это назвать было невозможно.
        Люди лежали на улицах, кто-то стонал раненый. А кто-то умирал. Сожженные, замороженные, дергающие от мощных разрядов молний… это еще цветочки. Хуже были белые, как мел, трупы с запавшими глазами и морщинами по всему телу, словно из них высосали молодость вместе с остатками жизни.
        Некоторые вообще напоминали мумии, которые приходилось видеть пару раз в коллекции Гилена.
        Салим с трудом сохранял самообладание, все его существо твердило, что нужно бежать, и бежать далеко без оглядки.
        Следующая небольшая городская площадь едва не стала последним толчком для трусливого побега. Следующие тела неизвестно кому принадлежали. Их просто разорвало на части. На мелкие, кровавые части. Нельзя было ступить куда-то, чтобы подошвы сапог не окрасились в красное.
        От противоестественного того, что он видел, наемник дрожал. Уверенный, что это будет сниматься ему в самых страшных кошмарах еще долго.
        Но африканская кровь не давала просто так отступить. Его предки боролись со своими страхами, пусть и были суеверны. Но суеверия были основаны на том, чего племена не понимали. А здесь все более чем ясно. Ну, почти.
        Только сложно сказать, они все выпутаются из этой ситуации. Несмотря на одержимость своей целью, Салим все же проникся к Катерине симпатией. Пусть отчасти и основанной на жалости, когда она мельком поделалась своей историей. Показала фотографию сына, который безвозвратно потерян…
        Удивительно, но душу меркантильного орка смогло это затронуть.
        И теперь он чувствовал, что не просто должен, а хочет вмешаться. Хоть как-то помочь. За это должно воздаться свыше. Гилен ускользнул, на то была воля высших сил за его грехи. Теперь пора все исправить…
        Было ощущение, что женщина наслаждалась каждой секундой процесса, перемалывая население города вместе с конфедератами, улицу за улицей, пробуя все новые и новые «рецепты». Хэммет наверняка бы почувствовал себя, как при новом демоническом нашествии. То есть, дома…
        Мысли о профессоре позволили Салиму отвлечься от последствий произошедшей бойни.
        Выжив в самом опасном приключении в своей жизни, демонолог думал, что у него теперь все получится. И что ему все дозволено. Но это далеко не так. У всего есть последствия.
        В первую очередь он остался Уильямом, у которого была совершенно неясная для проницательного наемника мотивация. Вместе, отрядом из четырех человек, они были сильнее. Сейчас и другая часть расколовшегося тандема испытывала сложности, но орк был уверен, что Хэммету досталась еще более незавидная участь, чем ему.
        Очередной всполох пламени вдалеке, впрочем, заставил в этом усомниться.
        Ускорив шаг, Салим на выходе на очередную улицу с трупами столкнулся с двумя конфедератами. Один упал, не выдержав удара о крепкое фиолетовое тело. А второй попытался выстрелить из револьвера, но тут же упал навзничь. Мощный заряд дроби разнес грудную клетку в клочья. А лежачему Салим просто отстрелил голову, приставив дуло к шее.
        Нет времени разбираться, кто из этих серых мундиров имеет надежду на прощение за все совершенные преступления. За столько лет, наверное, уже никто. Майор держал огромную шайку под своим контролем. И, зная какой он человек… что ж, каков поп, такой и приход.
        Следующего конфедерата-одиночку орк не убил, а прижал к стене дома локтем, предварительно обезоружив.
        - Где Мэрдок?
        - В штабе… - прекрасно оценивая свои шансы, прохрипел престарелый солдат.
        - Где штаб? В городской ратуши? У главной площади? Где?! - наемник начал терять терпение.
        - В поместье… в западной части…
        Салим понял, о чем идет речь. Большой дом, который они с Катериной видели, когда тащили Брандона в город.
        Вытащив ржавый револьвер из кобуры старика, наемник оглушил допрашиваемого и двинулся дальше.
        Какие бы цели не преследовала Катерина, она двигалась, к счастью, в совершенно другом направлении. Это сыграло на руку.
        Мэрдок, еще толком не понявший, с какой угрозой столкнулся, бежать не собирался. И, видимо игнорировал все предупреждения от чудом уцелевших солдат.
        Глубокая ночь помогла подобраться ближе к хорошо охраняемому поместью. А потом и стене дома. Пришлось лишь разобраться с парой постовых.
        Волна везения продолжалась, поместье до прихода конфедератов реставрировалось хозяевами. А солдаты в серых мундирах даже не думали убирать леса, по которым орк и вскарабкался наверх, стараясь действовать как можно незаметнее.
        Стоило выдавить хлипкий замок на окне, при этом не создавая шум, и вот он уже был внутри освещенного свечами коридора второго этажа. Босые ноги ступали по ковру совершенно бесшумно.
        Дальше был холл, из которого слышались голоса. Тут открылась дверь одной из спален, откуда вышел офицер конфедератов. И тут же оказался схвачен Салимом, прикрывшим ему рот ладонью. В отчаянной попытке мужчина попытался выхватить один из револьверов на поясе, но орк выхватил второй и приставил его к виску хозяина.
        Тот уронил оружие, чем привлек внимание солдата из спальни напротив.
        Продолжая зажимать крепко рот заложника, наемник прицелился в незваного гостя, согнув руку в локте. Конфедерат замер.
        Немая сцена продолжалась. Голоса становились все громче и звучали отчетливее. Один из них принадлежал Мэрдоку. Похоже, в самый разгар бойни он принимал каких-то высоких гостей. В его голосе слышались незнакомые для уха Салима обходительные нотки.
        - …это всего лишь бунт, не о чем беспокоиться. У меня здесь много людей, мы в полной безопасности.
        Пир во время чумы, по другому не назовешь.
        Майор, хромая, прошел мимо коридора вместе с двумя незнакомцами, одетых в белые пальто. Странное одеяние для этих краев. Зато на них налипло много дорожной грязи, подтверждающей, что к местным они не относятся. Европейцы или американцы, черт их знает…
        Конфедерат напротив бегал глазами из стороны в сторону, думая, что предпринять. Определенно, заложник Салима делал ему подсказки движением зрачков туда-сюда. Поэтому когда локоть ударил в пресс Салима, тот с легкостью устоял, предварительно успев напрячь мышцы.
        После чего орк ударил пленного прикладом и закинул в спальню позади. Второй солдат не успел сделать ничего, только шаг в сторону, как вновь оказался под прицелом.
        Но потом зоркий опытный глаз разглядел, что в револьвер по меньшей мере на четыре пули был разряжен. И решил рискнуть, выхватывая саблю и бросаясь на противника.
        Наемник решил не рисковать со стрельбой и ринулся в контратаку. Против тренированного орка у мужчины в летах шансов выстоять не было даже с саблей наголо. Но все же прежде чем его шея оказалась свернута, он успел полоснуть остро заточенным лезвием по плечу врага. Сквозь разорванную рубаху начала обильно проступать кровь.
        Однако Салим не обращал внимание на этот пустяк, зная пару внутренних приемов, как игнорировать боль. А кровью не истечет, не так глубоко порезало.
        К счастью звук падающих тел не привлек больше ничье внимание. Можно было заняться Мэрдоком вплотную.
        Следовало поторопиться. Крики умирающих слышались все ближе. Катерина движется сюда? Орк не хотел испытывать судьбу.
        Просто так ворваться в комнату, где находился майор со странными гостями, было бы безрассудно. Как многие другие штабы, этот был готов к долгой обороне. Оружие лежало повсюду в холле, в том числе и на втором этаже. Даже нашелся ящик с динамитом. Подойдет для отвлечения внимания.
        Спички лежали вдалеке от самого ящика, поэтому пришлось вырубить по дороге еще одного солдата, решившего подняться по лестнице с первого этажа.
        Наконец, заветная дверь приоткрылась, и через нее орк закинул взрывчатку с подожженным длинным запалом. Изнутри раздались крики и судорожные попытки избавиться от прилетевшего подарка. Это были гости, Мэрдок же действовал хладнокровнее, прекрасно зная, сколько еще времени осталось до взрыва. Верхнюю половину деревянной двери пробил выстрел из обреза, тоже самое произошло и с нижней. Но орк благоразумно не бросался вперед, а занял место сбоку у стены, дождавшись первой реакции.
        И уже после этого ворвался внутрь, сшибая людей в белом и кидаясь на конфедерата, пока тот судорожно перезаряжал обрез. Не хватило лишь секунды, и старик подлетел от мощного удара в челюсть, упав на стол, и скрючился в неестественной позе.
        После чего Салим направил оружие на незнакомцев. Те оказались не такими смелыми, какими выглядели по приходу сюда.
        - Тебе нужен он?
        - Забирай!
        - Мы уходим!
        Жалкие черви, откуда они только взялись? Что-то их пальто напоминают, по странному стечению обстоятельств, мантию. Но в них наемник не разбирался.
        - Уходите через заднюю дверь, - наступив на горящий запал динамита, велел орк. - Это мой вам добрый совет.
        Если не хотят столкнуться с Катериной…
        Снаружи началась стрельба. Приближается…
        Следовало торопиться.
        Когда мужчины исчезли, Салим подошел к Мэрдок и заставил его сесть на стол, после чего вцепился в серый мундир с майорскими погонами крепче. Удар за ударом, достаточно сильные и ощутимые, выбивали остатки гнилых передних зубов. Майор же не терял сознания, был очень крепким. И орк об этом прекрасно знал.
        На разукрашенном синяками окровавленном лице остался тот самый ненавидящий взгляд.
        - Ты… ты сдохнешь за это…
        - Не в этот раз. Тебе повезло, что за тобой пришел я. А не она… ты схватил не ту женщину, майор. И теперь только я встану между ней и тобой.
        Несмотря на возраст, Мэрдок соображал быстро, сразу сложив дважды два. Ибо врать Салиму было не с руки, такие стихийные бунты не перекидываются так резко к штабу, готовому к обороне. Солдаты-ветераны, прошедшие множество битв, не могут проигрывать каким-то мирным жителям или даже подоспевшим с подкреплениями выкуренным президентским войскам. При всех проблемах в дисциплине ситуация не могла стать катастрофической за такое время.
        - Чего ты хочешь, орк? - сплюнув кровь, процедил старик.
        - Уже лучше, - улыбнулся Салим. - Ты рассказывал про моего отца. Расскажи все, что знаешь, а потом ты меня больше не увидишь.
        Что же до Катерины… если не получится образумить ее, то он лишь примет бездарную смерть. Симпатии симпатиями, но у него есть миссия, о которой нельзя забывать. Простой расчет. Хоть и достаточно неприятный. Но вся жизнь, к сожалению, слишком неприятна.
        Мэрдок стиснул от злости остатки зубов и глухо застонал от боли. В этот момент он возненавидел обыгравшего его орка еще больше, чем когда бы то ни было:
        - Я знаю мало… семнадцать лет назад твой отец путешествовал через Мексику со странной компанией. Двумя англичанами, один был седой в синем мундире, второго не запомнил. А также с ними был убийца из гильдии, как мне доложили. Ничего больше сказать про них не могу.
        - Чем же он тебе так насолил? - поинтересовался наемник, чувствуя внутри гордость за отца.
        - Долго рассказывать, но суть в том, что им нужна была информация о пещерах близ Тумбстоуна, а такая у меня имелась. За это странная компания должна была выполнить одну услугу. Твой отец вел переговоры, поклялся всем, а потом просто взял и испарился с остальными.
        - Где этот… Тумбстоун?
        - В США. Там спросишь… не заблудишься…
        - Где эти пещеры?
        - Твой папаша взял карты, а новую по памяти я тебе не рисую, стар стал, слаб на память, - майор оскалился, что выглядело больше жутко, чем насмешливо.
        Салим некоторое время размышлял о том, стоит ли ему верить старому хитрецу….
        Но что изменит точное местоположение пещер? Вряд ли он будет искать в них. Скорее будет опрашивать жителей города и местности вокруг. Может, найдется тот, кто вспомнит хоть что-то., пусть и прошло столько лет…
        Однако сначала нужно вновь напасть на след собратьев.
        - Через город проезжали повозки с карликами? И карета с неизвестным хозяином? - задал он последний вопрос, услышав, что двери в холл оказались выбиты. - Твое время истекает…
        - Твое тоже, - неожиданно разыграл последнюю карту майор. - Иначе бы ты вел себя еще увереннее, мой мальчик… а сейчас ты боишься…
        Салим понял намек. Придется вытаскивать ненавистного врага.
        Стянув его со стола, орк толкнул Мэрдока в сторону выхода. И увидел на столе фотографию сына Катерины. Значит, все-таки вытащили, когда обыскивали, сволочи…
        Угол и немного в середине был заляпан кровью, но в остальном изображение осталось нетронутым.
        Поместье моментально охватило зарево пожара, проникнув в каждый коридор. Салим только и успел оттащить майора от двери в сторону, и у того лишь затлела борода, да загорелся рукав.
        - Нужно прыгать в окно, - решил Салим.
        - Ты видел высоту?! Хочешь меня угробить?! - обозлился старик.
        Тут он оказался прав. Угробить его хотелось. Но и высота, благодаря архитектуре поместья, была немалой.
        Прежде чем орк успел что-то предпринять, стена кабинета, где шел прием, проломилась, по всей ширине, забросав обломками присутствующих.
        На Катерину было страшно смотреть. Нижняя половина лица слева была изуродована странным ожогом, поднимавшимся в паре мест выше скулы. Глаза продолжали сиять золотистым огнем. Волосы превратились в безжизненную солому, потеряв в цвете и красоте. Одежда была практически уничтожена, открывая взору страшные раны на некогда красивом женском теле. Хоть и ничего смертельного, эстетически это выглядело просто ужасно.
        Орк первым выбрался из-под завалов. На страх не было времени. Успел перебояться при первой встрече с настоящим демоном. Теперь же им стала Катерина. Пожалуй, из всех спутников, с которыми приходилось иметь дело, терять именно ее было ужаснее всего.
        - Остановись! Не нужно больше смерти! - целясь лежа из двустволки, крикнул наемник.
        Про себя он вспоминал древнюю молитву племени, и из которого происходила его мать. Она никогда не рассказывала ему ее. Салим лишь слышал ее безмолвными ночами в далеком детстве. И только потом узнал, что мать молилась об отце…
        Которого орк считал умершим. Нельзя было здесь умирать. Но и просто так выстрелить в рыжеволосую мужчина не мог.
        Последней мыслью было показать фотографию, что Салим нашел на столе. Но вряд ли это успокоит разъяренную фурию. Орк прекрасно знал, что чувство вины не способствует успокоению…
        Выжить удалось по счастливой случайности.
        Медленно ступая босыми ногами, женщина издавала странные звуки, то и дело мотая головой в сторону, как в каком припадке. Вокруг нее то и дело вспыхивало пламя, еще больше обжигая кожу.
        Но в последний момент, как только Катерина подняла руку, чтобы убить обоих, ее глаза стали нормальными. Из ладони ворвалось зеленое свечение, и тут же погасло. Последние силы покинули искалеченное тело.
        Салим успел в последний момент подхватить рыжеволосую перед неприятным падением, спасая от удара головой о крупный кусок стены.
        Мэрдок, тем временем, пришел в себя и пополз за оружием.
        - Я бы на твоем месте лежал и не двигался, - не оборачиваясь, укладывая Катерину на уцелевший диван в кабинет, заметил орк.
        Майор послушался и, глухо зарычав, замер.
        - Она ведь всех перебила в округе… ей конец после этого.
        - Что, бросишь все силы, что у тебя были? - с усмешкой спросил наемник.
        Старик лишь сплюнул кровь и улыбнулся:
        - Я похож на идиота? Хочешь спасти это стихийное бедствие, милости прошу! Только унеси ее подальше отсюда, пока я ее не прикончил. У тебя есть проблема посерьезнее…
        Убедившись, что женщина просто без сознания, и все еще жива, Салим медленно обернулся:
        - О чем ты толкуешь?
        Только исчезнувшее плохое предчувствие вернулось. Двукратно.
        - Ко мне приходили представители ордена крестоносцев… - крепкий старик медленно поднимался на ноги, - проверяли, как я выполнил работу по захвату города. Здесь был самый непокорный губернатор во всей Мексике. Им нужна эта проклятая страна. Вся…
        От этой новости у орка все похолодело внутри. К счастью, фиолетовая кожа не умела бледнеть.
        Но нужно было убедиться, поэтому наемник потащил майора в холл, куда должны были побежать представители ордена. Два обгоревших трупа в остатках белых мантий нашлись достаточно быстро, убежать далеко они не успели. Судьба оставшихся конфедератов тоже была незавидной.
        Каких-либо бумаг или других вещей не уцелело. Кроме железных крестов. Но не, что носят на груди. На этих не было цепочки. Прикусив, один, орк убедился, что настоящий, из дорогого металла.
        - В твоих интересах избавиться от тел, - посоветовал Салим.
        - Ха! А вот и нет, мой мальчик! - усмехнулся Мэрдок. - Орден знает, что их послали знает. И скоро узнает, что случилось. Если не от меня, то от других выживших. Думаешь, сможешь заткнуть рот всем?
        Орку оставалось лишь признать поражение. Да и смерть майора ничего не изменит. Нужно выяснить лишь последнее.
        - Ответь на мой вопрос, и мы уйдем. Будешь преследовать, или еще когда увижу серый мундир вдалеке, вернусь и убью.
        На эти угрозы майор вновь посмеялся. Совсем у старика с головой стало неладно после пережитого.
        Но он выполнил обещание и все рассказал…
        Тампико.
        Падение было скоротечным, а приземление весьма неприятным. Хэммет был уверен, что сломал позвоночник, приземлившись на каменную мостовую. Ноги отказывались идти, равно как и спина гнуться. Уильям же куда-то исчез. А вот надвигающиеся скелеты, по одному с каждой стороны улицы, нет.
        Сверху с одной крыши на другую летели зеленые заклинания некромантов, а в ответ раздавались выстрел за выстрелов от бывшего крестоносца. После чего он с боевым кличем с мечом наперевес перепрыгнул к врагам. При этом сбросив вниз профессору разряженный револьвер.
        Кажется, первое впечатление о действиях солдата оказалось ошибочным. Еще при полете он увидел пролетевшее заклинание. Значит, Уильям пытался спасти его от повторения судьбы, что настигла тогда в Симбирске.
        Михаилу хотелось прямо здесь и сейчас извиниться за свои глупые мысли о предательстве. Но враги продолжали наступать, не оставляя на это времени.
        Оставалось четыре патрона. Пальцы судорожно вставляли каждый в барабан револьвера. Скелеты уже успели подойти достаточно близко, отрезая пути к отступлению.
        На одних инстинктах Хэммет подлез под саблю, втыкая дуло между высохшими ребрами. Палец надавил на курок так, будто собирался его сломать. А потом еще раз, и зеленый кристалл разлетелся вдребезги.
        Опадающие кости послужили последней цели. Михаил толкнул останки в сторону второго противника, отступая в сторону другой улицы. Нужно было занять господствующее положение, второй мертвец двигался куда ретивее, то и дело клацая челюстями. Словно знал, как угнетает подобное.
        Уильям же где-то сверху перемещался в ту же сторону, что и профессор. Тот искал путь, как можно подняться и помочь. Потому что один на один в свою победу над еще одним скелетом он не слишком-то верил.
        Спина продолжала болеть, но Хэммет игнорировал боль, стиснув зубы. Умолять преследователя о пощаде бесполезно, невозможно с ним договориться и подкупить. Даже если отрубить руки-ноги, это все равно не остановит мертвеца от одного самого естественного желания - убийства профессора.
        Пока сзади раздавался хруст костей, что постепенно приближался, Михаил пытался перегородить скелету путь любым способом, сваливая на улицу все, что попадалось по пути, в том числе и бочки.
        Стоило оббежать здание, на крыше которого продолжал драться Уильям, как сверху послышался громкий крик. Потом на крышу пониже упало что-то тяжело. И вот уже бывший крестоносец вместе с некромантом упали на улицу. Последнему не повезло, на него упал солдат всей своей массой.
        Впрочем, как оказалось, это не самое худшее. Из груди некроманта торчал двуручный меч, за который Уильям держался обеими руками.
        Противники выглядели не лучшим образом. Потрепанный мундир бывшего крестоносца от заклинания, казалось, не подлежит починке. Но это не шло ни в какое сравнение с новым шрамом на правой скуле, составившем отличную компанию по уродству тому, что был на лбу.
        Хэммет помог спутнику подняться. Некромант все еще был жив. Какую же магию они применяют, чтобы оставаться живыми даже после такого?
        После чего Уильям с хрипом вытащил меч и, несмотря на полуживое состояние, кинулся в сторону надвигающегося скелета. Сначала в сторону отлетела голова а потом и, после нескольких парирований, разрубленное вертикально тело обмякло костьми на земле. Кристалл рассыпался вдребезги после такого удара.
        Бывший крестоносец в пылу битвы уже не помнил себя. И собирался было кинуться на пытавшегося колдовать лежа некроманта, но Михаил успел раньше пустить ему пулю в лоб. А потом, при первых признаках движения, еще одну, последнюю.
        - Мастер! - раздался сзади жалобный крик.
        Ученик все-таки доковылял, несмотря на раны. Определенно, тоже прошел ритуал, делающий некромантов живучими и бледными. Но, кажется, не до конца, чтобы спокойно бегать и прыгать по крышам.
        Солдат уже хотел было с ним разобраться. Но позади появилось несколько человек с ружьями. Несколько залпов, и последний некромант упал навзничь.
        На всякий случай Хэммет прицелился из револьвера двумя руками, шепотом предупредив приходящего в себя Уильяма:
        - У меня больше нет патронов…
        - Ужасно… - хрипло дыша, констатировал тот, перехватывая меч поудобнее.
        Вдалеке в пламени горящего здания профессор увидел фигуру, напоминающую Хосе. И вскоре она исчезла. Может, показалось? Нет, не стоит внимания.
        Больше его сейчас интересовали джентльмены, что, сложив ружья, неотвратимо приближались.
        - Именем королевы Виктории, сложите оружие!
        Путешественники вздрогнули. Солдаты выглядели отнюдь не как воины британской короны. Европейцы, безусловно, говорили на чистейшем английском. Но к чему эта маскировка?
        Хотя, их маскировка в любом случае не выдерживала никакой критики из-за одного маленького момента. Хэммет не слишком хорошо разбирался в оружии, но слишком хорошо запомнил новые винтовки, что были в Шербуре у личной гвардии принца Артура. Вот так встреча.
        - Что-то мне не верится в… - начал было Михаил.
        Но Уильям проигнорировал его слова и, повесив меч за спину, двинулся на встречу.
        - Господа, мы как нельзя призн…
        Не успел он договорить, как один из солдат резко ударил его прикладом по лбу.
        - Брось! - велел второй, прицелившись в профессора.
        Тот не стал искушать судьбу и бросил револьвер. После чего сел на колени, надеясь, что это убережет от агрессии британцев.
        Но эта мысль исчезла, как только подошедший мужчина замахнулся прикладом…
        Мексика. Пустыня. 2 неделя ноября. 3 день. 1885 год.
        Палящее солнце уже давно сожгло кожу путешественников. Их держали крепко связанными по рукам и ногам, не давая даже поднять голову.
        Телега, на которой их везли, казалось, была готова развалиться в любой момент. Хмурые солдаты шли по бокам и сзади. На любые попытки заговорить либо молчали, либо угрожали заткнуть рот.
        - Все же это лучше, чем попасть в лапы некромантов, - констатировал Уильям.
        Видимо, все еще надеялся найти общий язык с похитителями.
        - Вы думаете? - не без иронии поинтересовался Хэммет. - Некроманты хотя бы не будут нас сильно уродовать, им еще пригодятся наши тела, разве нет?
        - Перестаньте, и так тошно… - бывший крестоносец, лежавший спиной к собеседнику, пребывал не в лучшем настроении.
        Профессор же, вопреки ситуации, вел себя достаточно спокойно. Не без страха за свою шкуру, но хотелось выглядеть выше перед этими солдафонами.
        При этом он внимательно вслушивался в окружение. Без сомнения, раньше их конвой был больше на несколько телег. Но после выезда из Тампико они разделились. Может, заметали следы, может, путешественники были не единственным их грузом.
        Неопределенность продолжала давить. Если не убили, значит, для чего-то нужны. И кем являются Михаил и Уильям, им прекрасно известно.
        А, значит, везут их не куда-нибудь, а на допрос. Который они вряд ли покинут живыми. Именно поэтому профессор ответил с иронией на слова спутника.
        - Хватит болтать! - рыкнул в очередной раз охранник.
        - Не приставай к людям. Или они мешают тебе наслаждаться великолепием мексиканской пустыни?
        Уильям резко поднял голову, услышав знакомый голос.
        Ближе к телеге прискакал на лошади никто иной, как Майнкрофт.
        - Ты! - бывший крестоносец дернулся и получил резкий удар прикладом в бок.
        - Оставь его! - приказал старый знакомый, после чего улыбнулся путешественникам. - Давно не виделись, Уильям.
        Вылизанный до блеска англичанин был в дорогом костюме, из расстегнутого пиджака которого торчали две кобуры с револьверами.
        Шляпа с широкими полями отлично защищала голову от солнцу. Хэммет бы не отказался сейчас от такой. А еще лучше была бы палатка, где можно спрятаться от проклятых лучей…
        - Когда это солдаты ордена начали говорить, как настоящие британские солдаты? - поинтересовался профессор, пока солдат рядом пытался вновь и вновь разорвать крепкие путы.
        После чего Майнкрофт жестом велел вознице остановиться.
        - Разобьем здесь лагерь, - он указал далеко в сторону. - Я останусь здесь, с пленниками на солнце.
        Хэммет поднял голову. Солдатам повезло, для них нашлось место в тени большой скалы. А им придется продолжить прекрасное занятие - медленно умирать от обезвоживания.
        Англичанину безропотно подчинялись. Отдав свою лошадь в другие руки, он запрыгнул на телегу, заняв место возницы и поставив ноги неподалеку от Михаила.
        - Теперь мы можем говорить открыто, - с достоинством заявил Майнкрофт.
        - Отлично. Ты мразь, свинья, скотина… - Уильям продолжал список, пока не исчерпал весь ругательный запас.
        - Я тоже рад тебя видеть, дорогой друг.
        Перевернувшись в телеге, профессор еще раз внимательно оглядел дорогой костюм англичанина.
        - Неужели вас разжаловали и опять выгнали из рядов ордена?
        - Да, мне лучше говорить все же с вами, профессор. Несмотря на ваши глупые колкости, вы более разумный человек, - заметил Майнкрофт. - И вы не правы, я даже пошел на повышение. Просто моя работа несколько сложнее, чем мой друг Уильям может даже представить.
        Бывший крестоносец стиснул зубы, но промолчал.
        - Когда была возможность действительно послужить на благо ордена или британской короне, он даже не видел этих возможностей. И так и остался сержантом, то время как я обрастал нужными связями…
        - Из тебя был никудышный капрал, - заметил солдат.
        - Зато шпион просто замечательный, - хмыкнул Хэммет. - Ведь это ваша основная профессия? Только на кого вы работаете на самом деле? На принца Артура или Ноттингемского?
        - Вы и правда опасный человек, профессор, - прищурился шпион. - Откуда вам известно о принце Артуре?
        - Такие ружья я видел лишь у его личной гвардии, - не стал скрывать Михаил. - Благодарю вас за комплимент. Не думал, что меня можно счесть опасным…
        - Это был не комплимент, а сожаление, профессор. Ваша участь весьма незавидна. Если… - он достал две металлических пластинки, что были отобраны у демонолога при обыске, - вы не расскажите мне все, что знаете об этом.
        Михаил очень надеялся, что это не заинтересует Майнкрофта. Но взгляд у него был знающим, значит, тот был в курсе происходящего. Хотя бы немного. Может, это единственная причина, почему они оба еще живы?
        - Если вы работаете на некромантов, нам не о чем говорить, - попробовал сыграть в опасную игру Хэммет.
        - Мы спасли ваши шкуры от некромантов, если вы об этом заб…
        - Кто сказал, что некроманты едины? Боюсь, никто не сможет это подтвердить. Поэтому лучше смерть, чем я скажу еще хоть слово.
        Они смотрели друг другу в глаза. Англичанин искал страх. Но видел в глазах профессора непоколебимую твердость. Уильям же просто смотрел волком.
        - И что вы от меня хотите? - поинтересовался, наконец, Майнкрофт. - Как я смогу вам доказать обратное? И есть ли смысл доказывать? Меня не учили пыткам, но в Мексике я знаю парочку людей, которые очень любят свою работу. Очень…
        - Пустые угрозы, - пожал плечами, насколько позволяли веревки, Михаил. - Мы видели такое, что нам уже все равно. Ничего нового вы предложить не сможете…
        - Насчет вас профессор, не сомневаюсь, наслышан. Но я хорошо знаю своего друга Уильяма. Он крепкий орешек, но и к нему можно найти ключ. К примеру, мне кое-что известно о его отце…
        Тут Хэммет понял, что вляпался. Прямо сейчас переубеждать бывшего крестоносца на глазах шпиона - глупая затея.
        Однако Уильям не пошел так просто на поводу у англичанина. Ненависть оказалась сильнее:
        - Иди к черту со своей правдой…
        - Жаль, что ж, есть и другие методы.
        - Вы говорите о насилии. Неужели это все, что есть в кармане у шпионов? В конце концов, я иду вам на встречу. Просто нам нужны гарантии, - с облегчением продолжил разговор профессор. - Некроманты нам уже стоят поперек горла…
        - Нам тоже, - признался Майнкрофт. - Их деятельность мешает всем большим игрокам.
        В это признание Хэммет был готов поверить. Но нужно было двигаться дальше, нельзя останавливаться на достигнутом.
        - И вы служите одновременно двум из них, не так ли?
        - Назовете это преступлением? Я патриот своей страны. Вы же свою покинули давно, профессор, вам не понять. Да и тебе, Уильям, тоже. Ты всегда жил какими-то своими принципами, не сочетающиеся ни с чьими другими.
        - Назовешь это преступлением? - оскалился бывший крестоносец.
        Шпион усмехнулся. Его действительно забавляла ситуация, что он спокойно сидит здесь в шляпе, пока пленники жарятся под палящим солнцем. Михаилу даже на мгновение хотелось, чтобы откуда прямо сюда перенесся какой-нибудь демон и отгрыз высокомерному англичанину голову. Это было бы прекрасным завершением этого проклятого дня.
        И еще их похититель по-настоящему наслаждался разговором. Дискуссия распаляла Майнкрофта все больше, и профессор надеялся на этом сыграть, хоть и шансов было маловато.
        Все-таки перед ним человек, меняющий организации, а, следовательно, и лица с завидной регулярностью. Поэтому ждать каких-то откровений с его стороны не приходится. Но можно обойтись и намеками.
        - Нет, я должен признать, восхищаюсь тобой, Уильям, - потер подбородок шпион. - Ты живое доказательство того, что против течения можно плыть. Но не нужно. Последнее много раз доказывала сама жизнь.
        Над этими словами Хэммет посмеялся, чем вызвал недоумение у собеседника. Да и у бывшего крестоносца тоже.
        - Вы не согласны? - поднял бровь англичанин.
        - То, что не нужно? Нет. Именно такие, как мы, так или иначе двигаем мир вперед, когда идем против течения. Только так он меняется. Вы, Майнкрофт, даже не знаю в каком звании к вам обращаться… вы плывете по течению, но не выигрываете от этого ничего. Может, для себя что-то, но не для вашего любимого государства.
        Этой прекрасной колониальной державы, начинающей загнивать в своих собственных недостатках, но делая это, как подобает, горделиво и величаво. Еще больше века назад, самое большое число колоний. Сейчас же продолжают постепенно откалываться территории. США стали первым крупным их поражением. Дальше будет хуже. И если Майнкрофт этого не понимает, то никакой он не патриот.
        Патриотизм - добродетель порочных. Жаль, что, скорее всего, не суждено встретиться с Оскаром Уайльдом и побеседовать с ним. Уильяму было бы более чем полезно, поможет пересмотреть его туманные ценности.
        - Вы ошибаетесь, профессор. Иначе бы я сидел на месте, как мой дорогой друг Уильям. Приходится же работать то здесь, то там. И это помогает увидеть всю картину целиком.
        - Думаете, что полковник Сандерс или принц Артур будут с вами откровенничать? - усмехнулся Хэммет.
        То, что он работает не лично с Ноттингемским, можно даже не сомневаться. Глава ордена занят более важными вещами, например, своей ускоренной экспансией в Новый свет.
        - Мне не нужны их откровения, мне просто нужно наблюдать. У ордена много шпионов, чтобы они не говорили о своих прямолинейных решениях проблем.
        Значит, все-таки основная ставка у Майнкрофта на орден, а не на наследника британского престола? Это, конечно, догадки, но нужно хоть на что-то опираться в своих размышлениях.
        - О да, твои наблюдения в Александрии были просто легкой прогулкой, - хмыкнул на его слова слова Уильям. - И наблюдать ты хорошо умеешь, проглядел шпиона Белла в рядах ордена…
        Хэммет мысленно поблагодарил бывшего крестоносца. Чуть не забылся этот небольшой факт. Белл действительно был весьма загадочной личностью. И со счетов его окончательно, несмотря на слова Гилена, сбрасывать нельзя. Вторичная роль в этом запутанном деле тоже может быть весьма и весьма обширна.
        - Ты о Брандоне? Или еще об одном, забыл его имя… неважно, то, что они шпионят, никак не скажется на общем деле.
        Значит, есть какое-то общее дело. Сеть заговора продолжает растягиваться. И, учитывая, что все было напротив Гилена, его выкинули на обочину планов планов больших шишек. И определенно он не собирался так легко сдаваться. Вновь решение оставить его в покое, возможно, сыграет на руку.
        Если и планы ордена эльф не пошатнет, то Беллу и принцу Артуру подгадить сможет.
        Хэммет не испытывал ни к кому из них неприязни, но это не значит, что их действия можно одобрить. Кто-то из них ответственен за Шербур, Симбирск, Александрию, а теперь и Тампико. И вряд ли тайный враг собирается останавливаться на этом.
        Начав такой путь разрушения, остановиться практически невозможно.
        Но то, что Майнкрофт догадался о Брандоне, насторожило Михаила. Неужели шпионская сеть ордена настолько осведомлена о каждом предателе? Или их настолько мало, что они позволяют шпионить отдельным личностям, часто скармливая им ложные сведения? Почему бы и нет. Такой подход практиковался еще с древних времен.
        - Но мы отошли от темы, - перебирая в руках, словно карты, металлические пластины, сменил тему англичанин. - Расскажите, что это за вещи профессор. Некроманты искали вас. А больше ничего ценного у вас при себе не было.
        Означало ли это то, что Ноттингемского или принца Артура можно списывать со счетов? Разумеется, нет. Откуда такой мелкой сошке, как Майнкрофт знать о серьезных секретах, которые эти двое будут ревностно охранять?
        - Или это бесполезный хлам, старая память? Может, вы что-то видели или знаете. Например, из Шербура. И вас стремятся захватить как опасных свидетелей… - рассуждая вслух, шпион неожиданно бросил пластинки куда-то в сторону из телеги.
        Но Хэммет словно был готов к этому, поэтому даже не проводил их взглядом.
        - Что ж… метод Соломона не сработал, - хмыкнул Майнкрофт и вылез из телеги.
        Уильям вновь разозлился и попытался сесть, делая новые попытки выпутаться. И это несмотря на вооруженный отряд вдалеке.
        Но стоило раздаться выстрелу, что пронесся по величественной пустыне, как бывший крестоносец вновь припал на дно телеги. Потом еще один и еще. Солдаты, что явно понесли потери, начали отстреливаться в ответ. Но раз за разом все тщетно.
        Гвардия принца Артура ничего не могла противопоставить стрелкам на дальней дистанции. И им не повезло оказаться на столь открытом пространстве.
        - Проклятье, кто у них там такой меткий? - процедил Уильям, подползая ближе к краю.
        - О чем вы? - не понял поначалу Михаил.
        Но тот продолжал прислушиваться к звукам выстрелом, и лишь потом отметил:
        - Даже лучшие стрелки ордена не умеют стрелять так далеко!
        - Убить их! - раздался голос раненого Майкрофта. - Не дать им получить пленных!
        После чего сам начал стрелять по телеге, борта, которой, к счастью, во многих местах были обиты чугуном. Но долго это «убежище» все равно не продержится.
        - Вылезайте! - скомандовал Уильям копошащемуся профессору.
        - Там нет укрытий!
        - За колеса! Или вам понравился этот гроб?!
        Больше Хэммет спорить не стал и, несмотря на связанные конечности, резво выскочил из телеги. И неловко упал на землю с грацией мешка с картошкой.
        Солдаты, хоть и их численность стремительно уменьшалась, попытались выполнить приказ. Куда пропал Майнкрофт, путешественники не заметили, были слишком занятые тем, чтобы спастись за колесами телеги от пуль.
        Но неизвестные стрелки, пришедшие на помощь, продолжали безнаказанный расстрел. Последние два оставшихся солдата поняли, что ситуация патовая, и попытались сбежать. Незнакомцы же совершенно не чурались стрелять им в спины.
        - Нужно бежать… - заметил профессор.
        - Куда? Мы в чертовой пустыне, на открытом пространстве…
        Тут на горизонте появилась фигура одного из стрелков. По мере приближения, путешественники сделали вывод, что эта фигура достаточно низкого роста, коренастая. Потом стало ясно о принадлежности ее к гномьей расе.
        Однако Хэммет что-то разглядел раньше и радостно улыбнулся.
        Гномом оказался Ангус, невесть как оказавшийся в Мексике.
        Кузнец шел с винтовкой на плече, спокойно и даже вальяжно. Подойдя ближе и оглядев потрепанных путешественников, гном почесал свободной рукой густую бороду и засмеялся.
        - Ну и вид у тебя, ученый. Так и не можешь жить спокойной жизнью?
        Профессор лишь слегка улыбнулся в ответ:
        - К сожалению, не получается…
        Усмехнувшись, Ангус достал нож, отчего Уильям в первые секунды ощутимо напрягся. Но тот лишь разрезал путы, приговаривая:
        - Жену, детей тебе надо, сидеть в своем Оксфорде и носу не показывать. Не годен ты для таких приключений. Ты-то как. святой брат?
        Ироничное высказывания относительно принадлежности ордену разозлила Уильяма, но из благодарности за спасение жизни сдержался. А уж когда спаситель протянул столь долгожданную фляжку с водой, так и вовсе забыл об этом.
        - Ты не один? - спросил очевидное Михаил, сделав лишь один глоток из почти пустой после бывшего крестоносца фляги.
        - С дальними родственниками, долгая история, позже расскажу… - пробурчал гном и, повернувшись, сделал несколько жестов в сторону пустыни.
        Еще несколько фигур поднялись и начали удаляться.
        Уильям еще раз оценил расстояние:
        - Как вам так далеко удается стрелять? - он взглянул на винтовку Ангуса.
        На той был установлен прицел. Но даже линзы из самой продвинутой подзорной трубы не способны на такое.
        И это не говоря о ветре и других факторах.
        Гном же вместо ответа просто бросил солдату винтовку. Тот с трудом поймал ее занемевшими от долгого заключения руками. После чего посмотрел в прицел куда-то в сторону. И правда, увидеть можно было многое. Новое слово в оружейном мастерстве.
        - Дарю, - хмыкнул гном. - Все равно мне сделать эту штуку раз плюнуть, а более никто не поймет, как подобное делается.
        После чего он непринужденно отправился обыскивать тела убитых солдат.
        Хэммет, лишь пожав плечами в ответ на удивленный взгляд Уильяма, отправился искать тело Майнкрофта.
        Шпион лежал с простреленным горлом. Задохнулся. Но и с раной в животе долго бы не протянул. Бывший крестоносец присоединился чуть позже, наигравшись с новым приобретением.
        - Жаль только, что не от моей руки… - только и отметил он.
        - Вам совсем не жаль его, вы ведь когда-то были друзьями? - буднично поинтересовался Хэммет, присаживаясь рядом с телом и начал разжимать пальцы, что еще крепко держали пластинки.
        Неожиданно вопрос заставил солдата задуматься. Но ответ все же был твердым:
        - Был - вот что самое главное.
        Михаил понял, что если их дорожки разойдутся и между ними останется лишь ненависть, Уильям, вероятно, тоже не будет горевать после его смерти. Что ж, это не радовало и не огорчало.
        Пластинками профессор не ограничился, и начал обыскивать пиджак мертвого англичанина. И не прогадал, нашелся его собственный револьвер. Разряженный, но целый. Видимо, понравился шпиону, как трофей.
        Уильям же ушел, не желая наблюдать за актом мародерства, в долгожданную тень под скалой. Хэммет же даже не побрезговал сменить пиджак на поновее, устав от старого, пережившего слишком многое, начиная с Шербура.
        Шляпа с широкими полями также оказалась не лишней.
        Уже собираясь уходить, профессор все же обернулся и решил проверить карманы брюк. В одном оказались американские доллары, и в немалой сумме. А в другой записка.
        Без инициалов или подписи. Просто имена Хэммета и Уильяма. А также фотография, сделанная, видимо, в Александрии. Михаил догадывался, где это могли сделать. Но в то время не обратил внимания.
        Но это не важно. Важно то, что принцу Артуру понадобились преступники, разыскиваемые орденом. Салим и Катерина его не интересовали. Или им уже известно, что они разделились? Тогда за ними могли отправить другой отряд.
        Небольшие следы быстро запекшейся на солнце крови, что покрывала пиджак, ничуть не мешали Михаилу. Последний раз оглядев шпиона, он взял его за руки и потащил в тень.
        - Зачем вы его притащили? - оглядывая новую винтовку и проверяя затвор, проворчал Уильям.
        - Может, захотите его похоронить. По-человечески.
        - Нет, - отрезал собеседник. - Пусть гниет вместе с остальными.
        Ангус же разжился новой винтовкой, с любовь поглаживая резное дерево на прикладе.
        - Остальное родственники соберут. А вот патронов лучше набрать побольше, в этих краях бандитов полно. Да еще дезертиров из армии Диаса. Нападают на кого ни попадя.
        - Может, расскажешь, как здесь оказался? - поинтересовался Хэммет.
        - Потом, не здесь, даже у мертвых есть уши. Пойдем дальше, и там поговорим.
        После чего гном о чем-то вдруг вспомнил:
        - Да! Перед моим отъездом из Англии, опять прибежала та девчушка…
        - Мисс Кейси?
        - Она самая. Не знает уже, куда тебе письма слать. Передала на всякий случай.
        - Как давно это было?
        - В октябре.
        Значит, скорее всего, письмо было после того, что он читал на корабле, отплывшим из Александрии.
        В этот раз оно было гораздо больше.
        Нацепив на нос с трудом уцелевшее в старом пиджаке пенсне, Хэммет пошел в сторону солнца, дабы различить лучше несколько неряшливый подчерк студентки.
        Во рту у него вскоре оказалась последняя сигара, доставшаяся от Гилена. Уильям наблюдал издали за профессором, гном даже дернул его за плечо и жестом спросил, что это он такой сосредоточенный.
        Но бывший крестоносец молчал. И дождался нужной реакции. А именно после зажженной с пятого раза спички Хэммет закурил, а потом просто-напросто сжег письмо.
        Ночь в пустыне, когда вокруг никого и ничего нет, вызывала сильное чувство неуюта у Михаила. Уильям же был более привычен к этому, но все равно большой валун, у которого они разместились, скорее мешал. Солдату то и дело чудилось, что сверху может кто-то перелезть прямо к ним.
        Ангус, явно не раз бывавший в этих местах, был абсолютно спокоен и даже расслаблен.
        В объемном рюкзаке, который может согнуть пополам самого выносливого человека, коренастый гном носил вещи на все случае жизни. В том числе и солидный запас провизии, которой сейчас и наслаждались оголодавшие путешественники.
        Воды же было предостаточно у мертвых солдат принца Артура, и про запас осталось на несколько дней блужданий по пустыне. Благо ближайшее крупное поселение было недалеко. И там, по сведениям гнома, было безопасно.
        Его же дальние родственники если и двигались неподалеку, то их не было видно. Михаил не стал задавать глупых вопрос, и просто шел следом.
        Их только только спасли от королевских гвардейцев. Которых до этого в Тампико оказалось немало. Возможно, целый корпус.
        То, что Майнкрофт больше не явится для отчета, быстро переполошим командование. И, возможно, самого принца.
        А если те успели доложиться, что схватили путешественников, то помилования им больше не видать. Зря Кейси писала письма, так считал профессор. Могут просто взять и арестовать ни за что, ни про что.
        - Так куда ты держишь путь, ученый? - поинтересовался, наконец, Ангус.
        Хэммет оглянулся на Уильяма, ожидая новых возражений. Пусть он и сам выдал чуть ли не весь их план погибшей фон Бранденфорт, в остальных встречах он регулярно одергивал профессора.
        Но сейчас бывший крестоносец был слишком сосредоточен на чем-то своем. Может, все-таки скорбит о старом друге, но никогда в этом не признается, даже самому себе.
        Да и гному, несмотря на высокомерное отношение к другим расам, доверял достаточно. Не первый раз встречались.
        - В Тумбстоун…
        - Опять?! - округлил глаза кузнец, а потом, будто, спохватился. - Ученый, опять ты лезешь туда, куда не просят?
        - А кто меня там не просит? - игнорируя взгляд бывшего крестоносца, поинтересовался Хэммет.
        - Тебя разыскивает орден, а родственники дальних родственников намекнули, что святые высадились в Сан-Франциско. Ну, а то, что они наступают с востока, это всем известно.
        - И какая у них мотивация?
        Ну, кроме увеличения своего влияния. Амбиции Ноттингемского были видны с первого взгляда во время встречи в Шербуре. Было видно, что этот человек не остановится сам, пока не добьется известных лишь ему целей.
        Роль же принца Артура более туманна. Неясно, кому из двух хозяев действительно служил Майнкрофт, его словам сложно доверять. Но, может, наследник королевского престола пытается оградить Англию от бед, что может принести неуемная жажда власти главнокомандующего?
        Впрочем, что об этом говорить? Для обоих путешественники теперь персоны нон грата.
        - По слухам, защита от демонов, - коротко ответил гном.
        Имеет смысл. Семь нашествий демонов произошло на этом континенте. Следы десятого нашли сорок лет назад, и поэтому нашествие в Симбирске стало Семнадцатым, а не Шестнадцатым.
        - Значит, занимают города, вербуют людей, подбивают всех работать на благо ордена, - констатировал Уильям, но уже почему-то без гордости за организацию, которой посвятил большую часть жизни. - Это распыление сил, возможности крестоносцев резко упадут.
        Ему действительно было виднее. Хэммет не стал спорить. Но даже если возможности упадут, орден остается слишком грозной силой, превосходящей по мощи многие армии мира.
        - И вот вы оба буквально лезете в пасть льва, - хмыкнул гном, устраиваясь поудобнее перед костром, разминая огромные ладони до хруста толстых костей.
        В первые секунды Михаил поежился. Уж слишком это напомнило звуки, что издавали скелеты некромантов.
        - А ты нет, Ангус? Ты и твои родственники перестреляли королевских гвардейцев, - чуть улыбнулся профессор.
        - Ха! Пусть докажут! - вид кузнеца был более чем самодовольный. - К тому же у меня с ними личные счеты. Взяли и просто так выкинули меня не только из моей лавки, продав ее какому-то металлургу! Но стоило попробовать решить все по закону, как меня деп… депор… депортировали из страны. Даже вещи и деньги забрать не дали, просто посадили на корабль и выкинули во Франции у проклятых эльфов!
        - Жаль это слышать, - искренне посочувствовал Хэммет.
        - Пустое… - махнул рукой Ангус. - все равно там уже житья не было, в Англии черт знает что творится.
        - Это все равно не повод убивать англичан… - словно недовольный этим фактом, высказался Уильям.
        - Значит, я и мои родственники ошиблись, вас не вязали в Тампико, и вы поехали добровольно. А потом вели с этим щеголем просто-таки задушевную беседу. Просто и у вас, и у него есть странные наклонности, что заключаются в любви быть связанными. Или все было по другому?
        Бывший крестоносец самоустранился из разговора, не собираясь отвечать на колкости гнома.
        - Ты видел нас в Тампико? - поинтересовался профессор.
        - На выходе из города. Подался сюда, потому что не собираюсь возвращаться в Гималаи. Ненавижу холод…
        Бывший крестоносец едва не прыснул от смеха, но сдержался.
        Ходили порой легенды о том, как хорошо гномы переносят температуры, близких к критическим. Чего стоила его кузница, в которой Ангус чувствовал себя вольготно. А тут нелюбовь к холоду.
        - И нечего смеяться, - все же заметил этот жест гном. - Я из этих краев, из теплых. А гималайские тут от жары мрут, как мухи.
        Разумеется, преувеличено. По крайней мере, оставалось надеяться.
        - Так ты приплыл в этот город? И тебя встречала родня? - поинтересовался Хэммет.
        - Именно. Успел уйти до того, как начались волнения и перекрыли выходы из города. Но все равно шли тайным ходом для контрабандистов, любезно предоставленных нам семейством Алварес. Только у них были такие…
        Путешественники почувствовали себя еще более обманутыми, чем раньше. Гарсия наврали им с три короба. Или наврали в первую очередь графине. Неизвестно.
        Остается надеяться, что с приходом некромантов, потом английский войск, а в ближайшем будущем, и ордена крестоносцев, эта семейка интриганов тоже пойдет на дно, и крайне стремительно. Достойная расплата за глупость, что они позволили себе.
        - Хорошо, что прицелы не отобрали, грабители! - продолжил Ангус. - Для этих ничего не понимающих в оружейном деле это было ничего, кроме подзорных труб. Зато все украшения, в том числе и пару семейных реликвий, забрали. Ну и ладно, мы еще себе найдем, горы большие. А эти пусть подавятся. Что ж, нечего об этом сейчас говорить…
        Тут в разговор вклинился бывший крестоносец.:
        - Смотрю на вас обоих, и не понимаю, как вы оба находитесь в дружеских отношениях…
        - Просто я общительный, - фыркнул Ангус. - На ученого не смотри, он слишком любит свою демононогию, а также искать приключение на свою…
        - Вовсе я не люблю последнее, - несколько смущенно заявил Михаил.
        - Так как вы познакомились? - уточнил свой вопрос Уильям.
        Словно дожидался нужного момента, чтобы начать гнуть свою линию. Гном выразительно посмотрел на профессора, а потом вздохнул:
        - В путешествиях мы познакомились, как иначе? Первый раз что ли его шкуру спасаю, а?
        - Третий, если не ошибаюсь, - заметил Хэммет.
        - То-то у вас такие странные отношения, что даже скидки профессору в своей лавке не дал, - заметил солдат.
        - У меня со всеми такие «странные» отношения, - пожал плечами гном. - Дашь скидку одному, значит, рано или поздно придется давать всем.
        А говорят, что только карлики знают толк в торговле.
        - Что дальше будешь делать? Доведешь нас до границы США? - поинтересовался Михаил.
        - Куда ж я денусь, - добродушно усмехнулся гном. - С тобой надо нянчиться, как с маленьким ребенком. Может, и дальше границы пойду, сейчас я в вольном странствии.
        Хэммет усмехнулся и благодарно кивнул.
        Мексиканская пустыня. 3 неделя ноября. 5 день. 1885 год.
        В Леоне оставаться было нельзя. Несмотря на свою подлую натуру, Мэрдок сдержал свое слово. Их отпустили, а если и следили, то вскоре след путешественников окончательно потерялся.
        В разрушенном городе с трудом удалось найти целую повозку, а лошадь пришлось ловить далеко в пустыне. Провизии же оказалось навалом, поэтому Салим не стеснялся набрать столько, сколько уместилось в повозку вместе с Катериной, которая долго не приходила в сознание.
        А когда приходила, орк тут же останавливал лошадь, спрыгивал на землю и бежал на безопасное расстояние с двустволкой наперевес, справедливо опасаясь нового приступа.
        Но женщина если и приходила в себя, то ненадолго, глаз не открывала, с губ срывался шепот, словно в бреду, но слов было не разобрать.
        Но больше всего Салима беспокоила не новая вспышка безумия, а то, что состояние Катерины определить было невозможно. Пульс был ровный, дыхание слабое, хриплое, но стабильное. Но кожа еще бледнее чем раньше, почти как мел. Глаза пустые, остекленевшие, будто женщина если присутствовала здесь телом, то душой находилась где-то очень далеко отсюда, на недосягаемой высоте.
        Ее раны получилось обработать сначала самому, потом это сделал неплохой доктор в небольшой деревушке, куда орк все же рискнул заехать. Его приняли там достаточно холодно, однако немного смягчились, поняв, что он везет раненую.
        Риск, разумеется, был, и немалый. Еще одно поселение с ни в чем не повинными людьми могло быть вырезано. Но другого выбора не было. Наемник не был врачом, да и первую помощь умел оказывать слабо, только перевязки.
        А в этой пустыне, полной антисанитарии, получить гангрену, как раз плюнуть.
        Катерина же и так выглядела не лучшим образом. К бледности прибавилась болезненная худоба, словно разрушительная магия выпила все жизненные соки. Несколько лет жизни такой выброс точно отнял. А выцветшие рыжие волосы со шрамом на лице, разумеется, не испортили красоту столь кардинально, но вряд женщина, если придет в себя, будет с удовольствием смотреться в зеркало.
        Поэтому, когда рыжеволосая пришла в себя и, конечно же, начала расспрашивать Салима о произошедшем, он молчал, отделываясь лишь какими-то общими фразами.
        Злить Катерину было опасно, но и раскрывать тайну произошедшего опасно вдвойне.
        На себя она успела насмотреться, и хоть реакция оказалась достаточно сдержанной, орк понял, дальше все будет только хуже.
        Разговор начистоту состоялся лишь не следующий день. Салим сидел в телеге напротив, положив двустволку на колени. Тишину мексиканской пустыни прерывало лишь редкое ржание лошади, переступающей с одного копыта на другое.
        - Зачем это? - посмотрев на оружие, холодно спросила Катерина.
        - На всякий случай, - ответил орк, внимательно наблюдая за реакцией собеседницы.
        Она слабо помнила, что произошло. Все казалось размытым сном. И теперь предстояли неприятные открытия.
        - Что последнее ты помнишь?
        - Себя на виселице.
        Наемник напряженно думал, стоит ли приукрасить горькую правду или утаить самые кровавые детали. Ведь женщина вряд ли вернется обратно в Леон, чтобы посмотреть на результат своих действий.
        Но сложно вот так просто взять и солгать, когда от тебя ждут ничего, кроме правды. Да и добьется ли этим он хоть чего-то хорошего?
        - Мы освободились, Мэрдок сказал, куда направился наш таинственный незнакомец. Мы направляемся в США…
        - Правду, Салим, - потребовала рыжеволосая усталым голосом.
        Орк тяжко вздохнул и откинулся на телеге поудобнее:
        - После освобождения появился Брандон, что-то он быстро выздоровел. Хотел, чтобы я бросил тебя и бежал из города. Грозил убить в следующий раз. Больше я его не видел…
        - Меня не интересует этот орденский недоносок, - процедила Катерина. - Что произошло в городе? Я помню пожар. Там было много конфедератов, сомневаюсь, что ты просто взял и переубедил своего давнего врага.
        - Ты права, не переубедил… переубедила ты.
        Глаза женщины округлились.
        - Я не представляю, что с тобой случилось. Тебя словно подменили. Я никогда не видел такой разрушительной магии… видел не только некромантию в твоем исполнении, но и нечто другое, страшное… идти по твоим следам было еще страшнее. Теперь ты понимаешь, почему я не расстаюсь с оружием?
        Руки рыжеволосой задрожали, а потом закрыли лицо. Орк почувствовал сильное желание обнять и утешить, но сдержался, не зная, как она на это отреагирует.
        - Но есть еще одна проблема… - продолжил Салим, раз уж они говорят начистоту. - В суматохе были убиты два члена ордена крестоносцев… и выдать это за зверство конфедератов, перебив оставшихся, я бы не смог при всем желании. Поэтому если считаешь, что тебе нужно скрыться, я двинусь дальше в одиночку…
        - Ты меня боишься? - не убирая рук от лица, глухо спросила Катерина, явно сдерживая рвущиеся наружу рыдания.
        - Да…
        - Можешь не бояться. Я больше не чувствую в себе силы. Я потеряла все…
        Она подняла руку и попыталась что-то сотворить, но ничего не вышло.
        - Борджиа был в этом состоянии перед своей смертью. Тогда, если бы его не прикончили некроманты, тоже потерял бы силу… прав был профессор, когда говорил о демонической энергии, что была под церковью… вся моя мощь… все это исходило от демонов и их порчи. И я рада, что рассталась с этим окончательно.
        Воцарилось тягостное молчание. Разговор прошел гораздо лучше, чем представлял орк, но на душе все равно было гадко. Просто невероятно гадко. Но он даже не представлял, где нужно было поступить иначе, чтобы все можно было исправить. Похоже, здесь, как и во многих других случаях, тот момент, когда ничего от одной личности совершенно не зависит.
        - Поэтому, если орден меня настигнет, это будет заслуженная кара, - наконец, продолжила женщина. - Мой сын наверняка такой же, как я, если не хуже. А, может, нет, не знаю… но если так, то его нужно будет уничтожить, пока он не повторил бойню, что я устроила…
        Похоже, к ней начали возвращаться воспоминания, причиняя лишь боль. Наемник решил для себя, что все же стоило применить все свое красноречие. И убедить не искать горькой правды.
        Возможно, профессор смог бы…
        Ах, чертов профессор. Снова он. Но, как ни крути, Хэммет бы смог заговорить женщине в зубы, этого не отнять.
        Пожалуй, сейчас более чем, нежели когда они были на виселице, Салим бы не отказался от помощи Михаила и Уильяма. Но сейчас они были где-то далеко. Поэтому с проблемами приходится вновь сталкиваться один на один. Впрочем, это было для наемника-одиночки не в первой.
        - Если я не смогу выполнить свой долг, обещай, что сделаешь это, если будет такая возможность. Мне, правда, нечем тебе заплатить… - рыжеволосая посмотрела с настоящей мольбой, отчего орк отвел взгляд.
        Тяжело было видеть гордую независимую женщину такой сломленной, готовой пойти на все, лишь бы получить обещание.
        - Я попробую, - мог лишь сказать наемник.
        Но Катерине больше и не требовалось.
        Разговор закончился, после чего Салим медленно тронул телегу вперед, решив проехать еще немного времени до заката.
        Женщина сидела сзади и сосредоточенно молчала. В ее голове роилось множество мыслей совершенно разного толка. Но в одном она уверилась достаточно. Мощь ушла, и от этого стало гораздо легче.
        При ней еще оставались боевые навыки, пусть и в порядком ослабшем теле. Но хоть что-то.
        Всей одежды, равно как и ножей, рыжеволосая лишилась. Салим подобрал из одежды в Леоне лишь мундир совершенно нейтрального цвета, как раз на женскую фигуру. Все из расчета на прохладные мексиканские ночи.
        Но это дело наживное, в остальном цель была проста и понятна.
        - Говоришь, он отправился в США? - спросил про незнакомца Катерина.
        - Именно…
        - Ну так чего мы ждем? Гони, может, успеем проехать больше до заката…
        Салим позволил себе легкую улыбку и тряхнул вожжами, заставляя лошадь двигаться быстрее по разъезженной дороге посреди мексиканской пустыни.
        Граница Мексики и США. 2 неделя декабря. 1 день. 1885 год.
        Обе группы путешественников до самой своей встречи то и дело оглядывались назад, ожидая погони. Или заслона ха каждым новом поворотом в горах. Да даже того, что их просто перестреляют издалека. Уж слишком могущественным людям удалось перейти дорогу. И если раньше Мексика была достаточно тихой гаванью, где можно укрыться, то сейчас с приходом сюда различных сил, что раздирали страну, это место стало настоящей точкой кипения.
        Чем дальше пролегала дорога, тем больше было разрушенных, сожженных поселений. Потоки пострадавших людей просто не знали куда податься. Силы генерала Диаса стремительно таяли, много солдат дезертировало. Дезертиры же сбивались в банды, отбирающее все и у всех. С одной такой пришлось столкнуться Хэммету с соратниками. Но их перестрелял издалека Уильям, используя винтовку с новым прицелом Ангуса.
        Гном же сделал такой же прицел себе, храня оставшиеся линзы, как настоящее сокровище. А в остальном же гном был мастером на все руки, использовал для изготовления простую металлическую трубку, найденную среди повозок, что были уничтоженным несколько дней назад караваном.
        Когда было нечего делать, кузнец смастерил такое же устройство и для револьвера профессора, аккуратно ножом уменьшив линзы и взяв трубку поменьше. Крепеж было подогнать сложнее, но по ночам Ангус мало спал и не знал, чем себя еще занять.
        Поэтому Михаил оказался счастливым обладателем первого в мире револьвера с прицелом. По крайней мере так гордо заявлял кузнец. Разумеется, его друг принял щедрый подарок с благодарностью. По кристаллам в мертвецах было бы очень удобно стрелять, даром, что вырезано удобное перекрестие.
        Вот только поможет это в лучшем случае на средних дистанциях, ибо навыки владения Хэммета все еще оставляли желать лучшего. И несмотря на то, что оба спутника пытались объяснить ему значение ветра при выстреле, и как с этим бороться, результатов получше добиться не удалось.
        Особенно было обидно крестоносцу, который видел, как профессор в приступе эмоций уложил Алвареса и его телохранителя. Услышав эту историю, кузнец расхохотался, и так хлопнул друга по плечу, что тот невольно сделал шаг вперед, едва не споткнувшись.
        - Только не говори, что у тебя опять после руки тряслись! - хмыкнул он после.
        - Они перестали трястись давно, - пожал плечами Хэммет.
        - Ну-ну… - с хитрецой подмигнул гном.
        Такие вещи определенно не нравились бывшему крестоносцу. Дело было не в какой-то ревности или неприятии присутствия гнома. Отнюдь, они достаточно быстро нашли общий язык, разговаривая на военные темы. От оружия до командования большими силами. О разведке и обороне.
        Солдат подивился, что простой кузнец знает столько о военном деле, да ему было чему поучиться.
        Но при этом что-то не давало Уильяму покоя. Он словно проводил в голове свое расследование, только не пользовался записями в книжечку, как поступал для удобства Михаил. Да и не те были у бывшего крестоносца аналитические способности.
        Порой он пытался задавать неудобные для обоих друзей вопросы, вот только получал в лучшем случае какой-нибудь ничего не значащий клочок сведений. А чаще профессор просто отшучивался, а гном так и просто отвечал уклончиво.
        Удалось лишь выяснить то. что оба познакомились в Америке, тоже на границе с Мексикой. И если Михаил назвал точную дату, а именно семьдесят восьмой год, то Ангус сослался на забывчивость. И на то, что не придает подобным вещам большого значения.
        Однако даты многих важных исторических событий кузнец знал на зубок, что еще больше смущало солдата…
        Катерина и Салим же двигались строго на север, никуда не сворачивая, разве что по необходимости. Конфедераты действительно их не преследовали. Да и охотников ордена на горизонте не наблюдалось. Однако не верилось, что убийство последних просто так сойдет с рук.
        Если их поймают, то женщина могла положиться лишь на орка. Без магии постепенно рыжеволосая ощутила себя, как без рук. Но ничего поделать было нельзя.
        У пары бандитов удалось разжиться неплохими кинжалами, но ими много не навоюешь, особенно, если придется столкнуться с настоящими профессионалами.
        Впрочем, Катериной овладело некое равнодушие к ситуации. Это помогало справиться с болью, для которой было много причин. И самой свежей было убийство огромного количества людей. Память возвращалась, и это были неприятные воспоминания.
        К тому же прибавились другие проблемы. Не желая показать свое изуродованное шрамом лицо, будто с щеки содрали кожу, Катерина за время странствий пришила к