Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Время выбирать Александра Викторовна Первухина
        #
        Александра Викторовна Первухина
        Время выбирать
        Пролог.
        Боль. Боль и слабость. Нельзя дышать, нельзя думать. Только чувствовать. Уж лучше бы и это было нельзя. Тяжело навалились темнота и жара. Пустота. Пустота внутри и снаружи. Хочется кричать, но нечем. Сейчас бы раствориться в небытии, отдаться блаженному ничто. Существо начало расслабляться, теряя свое "я". Но что-то мешало. Что-то настойчиво звало назад. Заставляло бороться. Гнев? Нет. Существо больше не испытывало гнева. Боль? Любовь? Что? И вдруг из ниоткуда пришел ответ. Гордость! Ты не смеешь уподобиться слабым смертным! Не смеешь сдаться и умереть! И существо напряглось, заставляя себя дышать. Через боль и слабость. Дышать, жить, бороться! Прошла еще одна вечность боли, затем еще одна, и существо вспомнило, как его зовут.
        Дира ничем не показала, что пришла в себя. Даже сердцебиение ее осталось прежним. Она напряженно пыталась определить, что с ней. Болело все тело, но серьезных повреждений вроде бы не было. Сосредоточившись, девочка попыталась провести диагностику своего организма, но силы не было. Совсем. Энергии было так мало, что ее едва хватало для поддержания тела в живых, а для того, чтобы восстановить потраченную силу, организму ее явно было недостаточно. Замкнутый круг! Для того чтобы восстановить магическую энергию, недостаточно магической энергии! Ужас окатил ее удушающей волной. Она помнила рассказы отца о том, как он возвращался, потратив весь запас энергии, так что не мог восстановиться, а довести запас энергии до уровня, когда организм сможет ее сам вырабатывать, вбирая силу из окружающей среды, не удалось из-за поднятых щитов. Но с тех пор он уже нашел способ всегда оставлять в щитах щель, для того чтобы подпитываться в таких ситуациях. И она прекрасно помнила, что ее в первую очередь научили этому. Так почему же она не чувствует даже слабого притока силы, который со временем должен восстановить ее
запасы и позволить организму снова вырабатывать так нужную ей энергию? Что происходит? Дира потянулась сознанием вовне - настолько далеко, насколько это было возможно при таком истощении и не почувствовала вокруг вибрации силы! Паника накатила с новой силой. Это был не ее родной мир! Ее выбросило неизвестно куда! С трудом, заставив себя успокоиться, Дира попыталась проанализировать ситуацию. Она не знает, в каком мире она находится. У нее не осталось магической энергии, совсем не осталось. И нет возможности ее восстановить. Это в минусе. В плюсе - ее наверняка будут искать. Все, что ей нужно - продержаться до прихода спасателей. Всего лишь! Дира заставила себя расслабиться, и провалилась в сон. Нужно же как-то восстанавливаться!
        Второе пробуждение было менее болезненным. Болела только голова. Но зато болела очень сильно. Рядом раздавались голоса.
        - Лейтенант! Он так и не пришел в себя. У него диагностировано сильное сотрясение мозга, и, судя по травмам мягких частей тела, он упал с достаточно большой высоты. Личность так и не установили?
        - Нет! Ничего. Словно он появился из воздуха. Ладно, как только он придет в себя, позвоните мне.
        Удаляющиеся шаги, и все стихло. Дира озадачено несколько раз прокрутила в памяти весь диалог, пытаясь решить, где она ошиблась. Разговор проходил возле ее кровати, значит, логично предположить, что говорили о ней, но почему 'он'? И как она научилась понимать местный язык? В отчаянии она попыталась вспомнить все, что ей известно о заклинаниях перехода. Идеальная память Странницы позволила ей восстановить все, что ей говорили с самого пробуждения ее сознания еще до рождения, но сведений не прибавилось. Только головная боль усилилась. И начали появляться мысли, что родители, возможно, все-таки были правы. Отмахнувшись от лишних воспоминаний, Дира попыталась определить причину, побудившую людей говорить о ней в мужском роде. Осторожно обшарив ближайшее пространство и убедившись, что рядом никого нет, девочка открыла глаза и впервые посмотрела вокруг. Она лежала в большой белой комнате. Ряд незанятых кроватей, говорил о том, что это помещение предназначено для нескольких существ. К ее руке тянулась трубочка с прозрачным раствором, сосредоточившись, можно было определить, что это что-то укрепляющее.
Дира перевела взгляд на то, что скрывало одеяло. Так, судя по всему, возраст ее тела остался прежним - лет четырнадцать. Она осторожно откинула одеяло и коротко выругалась. Тело принадлежало, несомненно, мальчику! Великолепно! Неизвестно сколько времени провести в теле с совершенно другой физиологией! Кажется, теперь она лучше понимала ярость Дениэла, вынужденного пробыть шесть месяцев женщиной. И что прикажете теперь делать? Кто-то приближался. Дира быстро привела кровать в прежнее состояние и закрыла глаза. К ее кровати подошла женщина средних лет, по крайней мере, существо ощущало себя именно женщиной средних лет, и куцые способности Диры не могли определить, насколько это ощущение верно. Думала женщина громко. В ее сознании крутилась одна и та же картина. Хрупкий черноволосый мальчик, красивый, но такой изможденный, словно его несколько недель держали впроголодь. Женщина знала, что его нашли на улице обнаженным и без сознания. А еще она почему-то считала, что мальчик похож на Диму. Кто такой Дима, Дира выяснять не стала, но про себя отметила это имя. Выловить из сознания женщины что-нибудь о мире,
где она оказалось, почти не удалось. Только несколько образов грязных улиц. Высоких, неопрятных домов. Сплошной поток каких-то повозок. Место, где Дира находилась, называлось больница. Вот и все. Девочке захотелось рычать от отчаяния, но она справилась с собой. Сейчас было не время выражать свое неудовольствие происходящим, нужно было приспосабливаться, чтобы выжить в этом чужом непонятном мире. Почувствовав, что рядом с кроватью остановился еще кто-то, кого женщина почтительно называла про себя доктором, Дира решила, что с местными жителями пора познакомиться поближе и открыла глаза. Над ней возвышался высокий мужчина, внешне похожий на людей из ее мира, и озабочено разглядывал ее. Увидев, что она открыла глаза, человек улыбнулся, а неопрятная толстая женщина в белом халате ахнула.
        - Ну-с, молодой человек, вы наконец-то пришли в себя. Как вас зовут? - голос врача звучал профессионально, в нем была мягкость, участие и искренняя радость от того, что пациент открыл глаза. Дира задумалась, она ни на секунду не поверила в искренность этого человека, слишком явно ощущалось его отстраненное любопытство. И оно могло стать серьезной проблемой, если ей не удастся убедить врача в полной заурядности своего случая. Лишнее внимание к своей персоне ей сейчас ни к чему. Дира решила рискнуть
        - Дима. - Голос звучал тихо и неуверенно. Девочка поморщилась про себя, но затем решила, что так даже лучше.
        Так она не выйдет из образа едва живого подростка.
        - Как ты оказался на улице Дима? - голос врача оставался ровным, но Дира почувствовала вспышку интереса, когда он задал этот вопрос. Проклятье! И что теперь ей отвечать? Дира сосредоточенно копалась в сознании врача, тратя последние крохи силы, она пыталась найти ответ, который бы устроил любопытного доктора, но только вспотела от напряжения. Однако когда она уже признала свое поражение, врач сам пришел ей на помощь, предложив подходящий ответ на свой вопрос. В его сознании мелькнула мысль, что при таком сотрясении мозга возможна потеря памяти. Дира с облегчением ухватилась за это объяснение, и, жалобно глядя на людей, полными слез глазами прошептала:
        - Я не помню. - А затем отчаянно крикнула, пытаясь встать с кровати, - не помню!!
        Врач и медсестра бросились успокаивать мальчика, бившегося в истерике, а Дира отстранено наблюдала за ними, планируя свое поведение на ближайшие несколько дней.
        Илир шагнул из портала на скалу у берега моря - Древнее место для переговоров. На плечах непривычной тяжестью лежал боевой плащ, волосы искрились от магической энергии, а в душе поднималась паника. Он никогда не умел разговаривать с людьми - не то что с Первыми народами, а сейчас ему предстояло убедить Повелителей четырех народов не начинать войну против людей. Глубоко вздохнув, он сосредоточился на том, что Дениэлу и остальным приходится еще хуже. Эта мысль не утешила, но напомнила об остальных проблемах. Хватит! Из глубины души поднялось ледяное бешенство. Пусть он по сравнению с почти бессмертными Владыками просто несмышленый ребенок - он Древний! И они будут его слушать! И будут повиноваться! Илир тряхнул головой и с бесстрастным лицом направился к самой вершине скалы, где на плоской площадке, специально расчищенной для этого собрания, был установлен каменный стол с пятью стульями вокруг. Четыре стула были заняты, точнее три стула и большой толстый мат, на котором возлежал дракон. При появлении странника Представители первых народов поднялись. Соблюдение ритуала неожиданно успокоило Илира, и
он, больше не сомневаясь в своих способностях, шагнул к своему стулу, возвышающемуся во главе стола.
        Могучие повелители первых народов встали, приветствуя Странника ночи. Невысокий хрупкий юноша с серебряными волосами и бесстрастным бледным лицом молча шагнул к своему стулу и с бескостной грацией змеи опустился на него. Рука в черной перчатке поднялась в древнем жесте приветствия и повернулась ладонью вниз, приглашая всех сесть. Тэмирэн, король Дивного народа, вздохнул с облегчением. Странники по-прежнему помнят и хранят древние обычаи. Повелительница драконов Рира напряглась и неуверенно завозилась на своем мате. Она была слишком молода по меркам своего народа, но не это расстраивало ее, а то, какой Странник откликнулся на их призыв. Этот Серебряноволосый не так давно создал ее, и она плохо представляла себе, как теперь к нему относиться. Первый в клане Оролон оскалил свои акульи зубы и встопорщил чешую на голове. Он не собирался позволять приказывать Повелителям моря! Великий ветер народа Тьмы просто глядел на Странника горящими алыми глазами. Он ждал много тысячелетий, но больше ждать не собирался. Илир с холодным вниманием оглядел собравшихся на скале повелителей Первых народов и бесстрастно
произнес ритуальную фразу:
        - Странник ночи слышит вас.
        Первым заговорил Тэмирэн
        - Древнейший, люди рубят леса и уничтожают животных. Даже Тэренхилл пострадал от их жадности!
        На лице Странника не дрогнул не единый мускул, он был похож на каменное изваяние, и только глаза выдавали в нем жизнь. Повелительница драконов неуверенно хлопнула крыльями, но все же решилась заговорить.
        - В нас стреляют Древнейший! Люди не дают нам охотиться!
        - Они плавают над нашими городами, - Оролон не желал соблюдать даже видимость вежливости. - Мы не позволим! Море наш мир!
        - Мы будем убивать! - полный яростного предвкушения голос представителя Народа Тьмы заставил всех, кроме Странника, вздрогнуть. Взгляды повелителей скрестились на молчаливом юноше, который разглядывал их с отстраненным любопытством исследователя. Все они, кроме недавно родившейся Риры, знали этот изучающий взгляд. Странники никогда не демонстрировали чувств на таких собраниях, и никто не ожидал, что этот станет исключением. Илир обвел собравшихся холодным взглядом и бесстрастно заговорил:
        - Король Тэмирэн, вы не должны требовать от людей разумности, они такими никогда не были, но необходимо, чтобы они узнали, кто истинный хозяин Тэренхилла. Просто покажитесь им. Народ людей всегда почитал вас.
        Король склонил голову, благодаря за совет, и отмечая про себя, что он разумен. Люди всегда питали необъяснимое почтение к его народу. Этим действительно стоило воспользоваться. Он улыбнулся про себя, отмечая, что этот Странник прошел проверку - к его словам действительно стоит прислушиваться! На бледных губах юноши появилась холодная улыбка.
        - Благодарю вас за высокую оценку моих способностей, Король Тэмирэн.
        И недооценивать его тоже не стоит! - Запоздало напомнил себе Тэмирэн
        - Повелительница Рира, люди боятся драконов. Ваши полеты над их поселениями воспринимаются ими как агрессия. Южные степи полны дичи и безлюдны до самых Туманных гор. А те угодья, на которых вы сейчас охотитесь, люди считают своей территорией.
        Рира молча смотрела на говорившего. Ее предупреждали, что Странники говорят мало и никогда не дают прямых советов. Они всегда просто перечисляют факты, оставляя за собеседником право решать, что с этими фактами делать. То, что Странник напрямую упомянул о влиянии дивного народа на людей, уже само по себе было удивительно. Но она, тем не менее, поняла, что он хотел сказать ей, и невольно порадовалась тому, что он никак не упомянул о том, что своей жизнью она обязана ему.
        - Оролон, - голос Древнего заледенел, хотя казалось, что больше уже некуда. - Моря - не ваш мир. Ваш мир - это дно океанов и других водоемов с соленой водой.
        Короткое бесстрастное высказывание заставило всех поежиться. Повелитель моря спросил себя, не совершил ли он ошибку, выразив неуважение этому мальчишке-Страннику. Черные глаза смотрели на него со спокойным вниманием, но в их глубине таилась угроза.
        - Великий ветер, убивать можно не только других, но и вас тоже. Вас несколько десятков тысяч, людей только в стране у ваших гор несколько сотен тысяч, и они будут убивать демонов, как вас уже называют в человеческих поселениях. Демонов будут убивать все. Даже враги помирятся.
        После этих слов воцарилось тяжелое молчание. Не смотря на показную браваду, представители Первых народов собрались на скале мира, прежде всего, потому что боялись. Боялись людей, которые за череду веков, прошедших с того момента как первые народы последний раз их видели, из беспомощных немногочисленных существ превратились в серьезную угрозу. И теперь они ждали, что Странник ночи поможет им выжить.
        - Я направил послания всем королям этого континента. Через двадцать дней я буду говорить перед ними.
        Из груди повелителей вырвался дружный вздох облегчения. Древний поможет.
        Илир молча смотрел на этих существ, ожидавших от него чуда, и в его душе разгоралась ярость. Если бы этот мир не был колыбелью их расы, он бы просто ушел, позволив этим высокомерным недоумкам самим расхлебывать последствия своих действий. Но в этом мире он не имел на это права.
        Кетрин искала. Миры, в которых не было своей магии. В них было тяжело и непривычно. Слишком много смертные придумывали всяких приспособлений для того, чтобы компенсировать свою не способность к магии. Грязный воздух, города, напоминающие огромные муравейники, странные приборы для самых простых нужд. И не малейшего упоминания об охотниках. Мир за миром Кетрин проникала в тайные хранилища информации, слушала разговоры путешественников в барах, сканировала память и подсознание тысяч людей, которые могли знать хоть что-то. В какой-то момент она стала называть людьми всех смертных, уж очень все они были похожи друг на друга. Поистине, боги никогда не отличались хорошим воображением! Ничего. Миры, где люди еще не научились покидать атмосферу, миры, освоившие только свою солнечную систему, миры, где путешествовали по всей галактике. Нигде ни малейшего признака охотников за Странниками.
        Этот мир ничем не отличался от сотен предыдущих. Переместившись в него, Кетрин поморщилась, заранее зная о том, что увидит. Она приняла вид невзрачной девушки с волосами неопределенного цвета и глазами, прятавшимися за толстыми стеклами старомодных очков. Смешаться с толпой не составило никакого труда. Заклинание наделило ее знанием местного языка, и теперь она вслушивалась в разговоры окружающих, пытаясь выделить из праздной болтовни и деловых разговоров полезную информацию. Безуспешно. Едва не рыча от ярости, она уже собралась просканировать ближайшие сознания, когда из открытых дверей бара донесся вопль ужаса. Кетрин прислушалась и, используя возможности организма Странника, выделила из множества звуков нужный. И тут же поблагодарила себя за сообразительность. Обычно на слух более тонкий, чем у обитателей мира, в котором она в данный момент прибывала, Кетрин ставила блокировку, чтобы не отвлекаться по пустякам, но на этот раз только приглушила чувствительность уха.
        - Срочное сообщение! Срочное сообщение! - верещал местный прибор по передаче информации. - На наши корабли в районе третьего квадрата было совершено нападение! Нападающие проигнорировали заверение наших космонавтов о мирном характере их экспедиции и потребовали признать их господство. В ответ на отказ сделать это экспедиция была уничтожена! Царь Мортон объявил, что наша планета находится в состоянии войны…
        Кетрин больше не слушала. Вот оно! Быстро переместившись в какое-то пустое помещение, она сосредоточилась, разыскивая сознание этого самого Мортона. Уж кто точно знает, что произошло, так это он. Через несколько часов она уже была уверенна, что не ошиблась. На корабли напали невероятно сильные существа, которыми руководил внешне непохожий на них человек, проявивший невероятную жестокость. Из его высказываний эксперты сделали вывод, что инопланетянин не считает своих противников равными себе. Он требовал повиновения, как чего-то само собой разумеющегося. После отказа, уничтожив всех ученых и команду, он не удосужился проверить, есть ли на корабле пишущая аппаратура, и просто бросил его дрейфовать в космосе. Все признаки налицо. Кетрин задумчиво посмотрела на свои руки без привычных перчаток. Царь напуган. Он уверен, что при их вооружении с захватчиками его подданным не справиться. Собственно, он абсолютно прав. Но не это важно. Важно то, что теперь она знает, где можно найти охотников. Но как их изучить поподробнее? Желательно не раскрывая пока, кто она такая. Задачка. А если? Кетрин зашипела от
удовольствия. Какая простая идея! Война - это обязательно потери. И пленные. Если охотники не возьмут этот мир одним ударом, она сможет изучать своих врагов сколько захочет, не вызывая никаких подозрений. Все спишут на местных. Так теперь ей осталось придумать, как продлить войну. Судя по воинственным крикам на улице, местные жители восприняли перспективу стать рабами без энтузиазма. Проблем с солдатами не будет. А вот оружие… Судя по ощущениям этого Мортона отставание значительное. Придется что-то делать. Проклятье! Был бы этот мир наделен собственной магией, проблем бы не было, но здесь попытка использовать ее силу будет напоминать попытку включить ночью сирену на полную громкость и с тем же результатом, между прочим. А в оружии технического происхождения она совершенно не разбирается. Придется учиться и срочно! Оставалось радоваться тому, что у Странников ограничений умственных способностей никогда не было, а количество информации, способное поместиться в их мозгу, было ничем неограниченно. Как никак бессмертные, а память идеальная. Будь все по-другому, через сотню другую тысяч лет все Странники
просто рехнулись бы. Значит, прежде всего, ей нужна информация. Где смертные могут хранить данные о своем вооружении? Ну что ж, стоит заглянуть в секретные архивы.
        Через несколько дней Кетрин решила, что знает об оружии и физических законах, используемых при его изготовлении, а также уровне производства царства достаточно и начала обобщать информацию, пытаясь найти оптимальный выход. Во время накопления данных она выяснила, что в этом мире существует приспособление, компенсирующее ограниченные умственные возможности его обитателей - компьютер. Правда, работать напрямую с ним было не очень удобно. Компьютер был неразумен, и управление напрямую сознанием, а не через специально предназначенные для этого приспособления, оказалось затруднено, но это Кетрин не остановило. Скоро она пришла к выводу, что наиболее эффективными против огромных кораблей охотников будут маленькие верткие истребители, несущие принципиально новый вид оружия и не нуждающиеся в корабле-носителе. Еще одним плюсом такого решения было то, что местная промышленность могла выпускать их без особых трудностей. Оставалось решить, как сделать оружие опасным для врага и в то же время доступным для быстрого производства на существующих заводах. На решение этой проблемы понадобилось еще несколько дней.
К этому времени на дальних подступах к системе разведчики обнаружили вражеский корабль, который пока не приближался к системе, но служил постоянным напоминанием об угрозе вторжения.
        Эдморт Тор, ответственный за производство военной техники и по совместительству профессор физических наук, безнадежно смотрел в окно. Все ученые в один голос твердили, что справиться с агрессором невозможно. Зато словно из ниоткуда появилось невероятно количество людей, утверждающих, что изобретенное ими оружие разнесет захватчиков в пух и прах. Для очистки совести он выслушивал их и приказал вышвырнуть вместе с их бредовыми прожектами. И вот опять какая-то девица заявила, что знает, как уничтожить инопланетян. Эдморт вяло перевел взгляд на открывшуюся дверь и увидел то, что ожидал. Невзрачная девица с лихорадочно блестящими глазами безумца молча подошла к его столу и плюхнула на него какие-то чертежи и расчеты. Тор лениво взял верхний лист и принялся читать. Сначала он не понял. Затем не поверил. Просто и доходчиво в коротком вступлении разъяснялась новая военная доктрина. Просто великолепно! И эта туда же! Отбросив первый лист, он перевел взгляд на чертежи и замер. Потом схватил чертеж и принялся его внимательно рассматривать, шевеля губами. На плотном листе бумаги был изображен тот самый
истребитель, которым эта девица предлагала воевать с захватчиками, и к его безмерному удивлению чертеж оказался весьма толковым, несмотря на некоторую неуверенность линий, а идея была великолепна и главное выполнима! Эдморт торопливо переворошил листы, нашел параметры предлагаемых орудий и едва не подпрыгнул от восторга, забыв о посетительнице. Это действительно могло сработать! Один из первых людей в правительстве молча сгреб листы со стола и выскочил из своего кабинета, даже не удосужившись закрыть за собой дверь. Глядя на его быстро удаляющуюся спину, Кетрин улыбнулась. Как все просто: даже почти не пришлось воздействовать на его разум, хватило только слегка подправленных эмоций.
        Царь Мортон был в ярости. Никто не мог предложить ничего стоящего, зато бегать кругами и кричать, что они все погибли - это - пожалуйста! Когда в его кабинет ворвался Ответственный за производство военной техники, Мортон даже не поднял головы.
        - Ваше царское величество! Ваше царское величество! Посмотрите вот на это! - Эдмонт сунул ему под нос какой-то чертеж.
        - Что это? - у царя не было никакого желания разбирать эти проклятые космосом каракули.
        - Это чертеж космического истребителя, способного стартовать из атмосферы, и для передвижения в космосе использующего двигатель, работающий на энергии, выделяющейся при взаимодействии космических излучений с антиматерией. И это еще не все! Его броня поглощает любую кинетическую энергию. Снаряды, использованные для уничтожения корабля экспедиции, будут ему не страшны! А вот чертеж оружия, использующего для поражения противника излучение арта. - На одном дыхании выпалил Эдморт.
        - Арта? Вы с ума сошли? Этим излучением при возведении зданий строительный раствор размягчают! - царь едва сдерживался, чтобы не приказать ему убираться вон. А Эдморт продолжал говорить, не обращая внимания на настроение своего повелителя.
        - Но это излучение действует по-другому. При определенном изменении настройки оно может, оказывается, разрушать связи между молекулами! Любыми! Никакая броня не устоит! А защитные поля, рассчитанные на снаряды, его просто не замечают!
        Мортон потрясенно замер. Это могло стать спасением его народа!
        - Кто из ученых создал это?
        Эдморт замялся
        - Это не ученые, девушка принесла. Я просчитал - это действительно возможно.
        - Так бери эту девушку, и пусть она объясняет принцип работы своего изобретения твоим умникам! Чтобы через несколько недель я увидел действующий образец!
        Когда за Эдмортом закрылась дверь, царь повернулся к начальнику своей службы безопасности, незаметно сидевшему в углу.
        - Проверь эту девушку.
        - Вы считаете, что это тайный инопланетный агент, засланный с целью подорвать нашу обороноспособность?
        - У нас нечего подрывать. Я хочу знать, можно ли ей доверять в боевых условиях, или это одна из кабинетных умников.
        Дениэл материализовался в новом мире и поспешно создал вокруг себя шар защитного поля, одновременно направляя притяжение планеты в обратную сторону, чтобы ничто не мешало ему висеть в атмосфере. Он предусмотрительно появился на такой высоте, где невооруженным глазом его было невозможно увидеть. И, судя по всему, он сосредоточился, отправляя сознание в ментальный поиск, вооруженных оптикой глаз здесь не предвидится. На редкость отсталая планета. Ну что ж, пора начинать. Дениэл терпеливо начал просеивать сознания всех живущих в этом мире, пытаясь найти один единственный разум, принадлежащий его дочери. Через несколько часов он уже удивлялся не отсталости этого мира, а вообще его существованию! Местные жители воевали вот уже четыре столетия и, кажется, не собирались останавливаться. Дениэл считывал сознание за сознанием, с трудом удерживаясь от яростного шипения. Местные Боги изволили воевать! Причем создавалось впечатление, что они уже и сами забыли, из-за чего все началось. Однако это не мешало им периодически появляться в материальном мире и отправлять своих поклонников на очередную битву. Из-за
огромных потерь с обеих сторон в настоящий момент на войну уже отправляли подростков, едва вышедших из детского возраста.
        Дениэл поморщился. В этой мешанине походов, стычек и массовых убийств искать дочь крайне затруднительно, да еще и постоянные появления богов вызывают такие искажения магических полей, что жреца от солдата отличить невозможно! Уж лучше бы в этом мире совсем не было магии, тогда можно было бы использовать свою и не отвлекаться на помехи! Определенно, что-то необходимо предпринять. Странник вдруг улыбнулся ледяной улыбкой и снял защитные поля. Если боги мешают ему, значит, здесь не будет этих богов. В конце концов ситуация подпадает под определение 'Злоупотребление властью', а значит он имеет право внести в нее свои коррективы.
        Риа переместилась в первый из выбранных ею миров и очень удивилась, услышав чей-то испуганный крик. Так. Оказывается, она появилась прямо на какой-то церемонии местных жителей, и теперь эти самые местные жители вопили благим матом, показывая на нее пальцами, а разукрашенный субъект, восседавший на отдаленном подобии трона, уже натравливал на нее своих телохранителям.
        - Все-таки стоило ввести в заклинание требование о том, чтобы место переноса было безлюдным! - проворчала Риа раздраженно, глядя на приближающихся молодцов с железяками и палками, иначе назвать эти произведения местных оружейников было сложно. - Не забыть бы только в следующий раз!
        Она сосредоточилась, проникая в сознание местного царька, чтобы избавить себя от необходимости убивать этих идиотов, и вдруг ошарашено замерла. Этот здоровенный детина прибывал на грани самоубийства от отчаяния. Ничего себе! Это что же, из-за какой-то дурацкой церемонии он так убивается? Ситуация требовала немедленного прояснения. И поэтому, не обращая внимания на окруживших ее телохранителей, Риа с искренним любопытством поинтересовалась:
        - Ты чего так убиваешься? Подумаешь, появилась не вовремя! Тоже мне трагедия!
        Ответ заставил ее окончательно поверить в то, что этот мир населен сумасшедшими:
        - Ты пришла за душой моего сына! Я не отдам тебе ее!
        - Чего? - Риа от удивления не справилась с собой и продемонстрировала окружающим свои эмоции с открытым ртом, уставившись на этого странного человека. - Какого сына?
        Вместо того чтобы объяснить, что происходит, абориген вдруг радостно улыбнулся:
        - Так ты не посланница Обраниса? Ты не пришла, чтобы утащить душу моего сына на вечные муки за то, что он нарушил запрет твоего господина?
        Риа отчаявшись понять, что происходит, из объяснения этого умственно отсталого, прибегла к привычному способу и просто просканировала окружающее пространство, чтобы разобраться в происходящем. Однако она только еще больше запуталась, не обнаружив поблизости ни одного мертвеца, и попробовала еще раз получить информацию от аборигена
        - А разве здесь можно забрать душу в посмертие у живого человека?
        Ответом ей было потрясенное молчание. И только после этого она обратила внимание на то, что стоит рядом с каким-то ящиком, в котором лежит мальчик лет десяти на вид. Определенно живой, по ее ощущениям. Однако, видимо, местные жители не обладали ментальными способностями и не чувствовали ауру, а по другим признакам детеныш мертвее мертвого. 'Кстати', - Риа внимательно присмотрелась к детенышу, - 'а с чего это он так выглядит? Внешних повреждений нет. Внутренних тоже. Магии рядом с ним не чувствуется. Та-ак, а это что? Яд растительного происхождения, кажется. Замедляет сердцебиение и дыхание. В малых дозах это вещество дает полное ощущение смерти, в больших - убивает. Интересно, а что будет, если немного поменять его состав? Кетрин как-то говорила, что если изменить последовательность сцепления молекул вещества, то вещество изменит свои характеристики. Попробовать что ли?' Риа легким импульсом уничтожила несколько молекул и заменила их теми, которые тут же создала сама. 'Оп! Кажется, у нее получилось противоядие!' - Детеныш застонал и открыл глаза. - 'Хм. Получилось! Проклятье! А это что?' Туземцы
вокруг нее с восхищенными рожами валялись на земле и бормотали какую-то ерунду о посланнице Богов. Риа ошарашено замерла. 'Нет. Вот это наглость!' - вертелось у нее в голове - 'Им помогаешь, а они вместо благодарности тебя же чьим-то слугой обзывают! Устроить бойню что ли? Да ладно. Обижаться на убогих вроде бы не принято. Хотя интересно, кто из них додумался до такого любопытного способа избавиться от ребенка. Изобретательно, нечего сказать'.
        Леда разглядывала безжизненную пустыню, тянущуюся от горизонта до горизонта. 'Интересно, и где же здесь обитают разумные существа? Под камнями? Н-да. Искать Диру в этом мире будет несложно, скорее всего, она окажется единственным живым существом на планете, если, конечно, еще жива. Не похоже чтобы здесь было много воды и пищи, да и магической энергии тоже. А кстати, кто такое страшилище додумался создать? - Сознание Странницы обшарило мир и не нашло ничего живого. - Интересно, а почему все-таки этот мир числится среди обитаемых? Где обитатели? Или хотя бы следы их присутствия? Даже в воде не было ничего живого! Так, а на нематериальном плане этого мира что-нибудь есть? О-ох! Вот это да!' На Леду обрушилась такая тоска, что она едва не потеряла сознание. С трудом справившись с собой, Странница поставила ментальный барьер. Ситуация становилась все более непонятной. 'Ладно, если есть тоска, значит, ее кто-то испытывает. - Леда решительно тряхнула головой. - И это явно не человек, судя по интенсивности излучения. Бог? Только бога в депрессии для полного счастья ей и не хватало! Ну и где это несчастное
создание? Ага, вот оно! Или он, или она… Что это он делает? Сущность местного бога переливалась какими-то нездоровыми тошнотворными пятнами. Заболел что ли? Но боги не могут болеть! Только с ума сходят. Иногда'.
        - Ты кто? - мысль сильная, но совершенно простая. На всякий случай.
        - Т-ты хто-о?
        'Он что издевается? Ну ладно'. - Леда пришла в ярость, и, уже не сдерживаясь, обрушила на это существо всю свою силу, оформив ее в короткий полыхнувший ледяной яростью ответ:
        - Страж!
        Бог заскулил от силы удара и вдруг совершенно другим голосом спросил:
        - Вы пришли, чтобы убить меня?
        - Может, сначала ответишь кто ты?
        - Я - Бог этого мира. Так что не тяните, убивайте.
        Леда растерялась. Стремление к самоубийству? У Бога? Хм. Сначала нужно выяснить, что же все-таки произошло.
        - Расскажи, почему погиб этот мир?
        - По моей вине, Странница. Я…
        Бог смешался и опять начал погружаться в свое странное состояние. Ну, уж нет! Леда грубо пробила его ментальные щиты и принялась ворошить воспоминания. Через несколько мгновений она уже знала о случившимся. Планета относилась к мирам почти лишенным магии, и местный Бог появлялся здесь довольно редко, предоставляя своим творениям самим выбирать свой путь. Вот они и выбрали! Неожиданно ни с того ни с сего просто самоуничтожились. Бог в своем очередном странствии по Вселенной почувствовал неладное. Вернулся, но поздно. Оказалось, что его мир неожиданно превратился в мертвую пустыню. И Бог, вместо того, чтобы разобраться в том, что произошло, почему-то решил признать себя виновным в случившемся кризисе. Дальнейшие его действия вызвали у Леда рычание. Вместо того, чтобы попытаться все исправить, этот придурок сымитировал физиологическую реакцию своих творений на местный наркотик и вот уже несколько лет прибывал в невменяемом состоянии. Страннице захотелось прихлопнуть это ходячее недоразумение на месте. Но что-то мешало ей сделать это немедленно. Не мысль, а едва слышный отголосок мысли бился где-то на
грани ее восприятия. Что это такое? Леда потянулась сознанием за пределы мира, пытаясь определить, что не давало ей покоя, и вдруг едва заметное давление не ее внешний ментальный щит сменилось четким ощущением жизни. Выругавшись, Странница встряхнула местного бога так, что едва его не развоплотила, благо он и не пытался защититься.
        - Придурок, твои создания медленно умирают в каких-то штуках в межзвездной ночи, пока ты тут рефлексуешь!
        Бог замер, а затем издал такой ментальный вопль радости, что она едва не оглохла.
        - Где они, Странница? Я их почему-то не чувствую!
        - Меньше пить надо, придурок! Они спят! Я сейчас доставлю их сюда, а ты изволь восстановить среду обитания и присматривай за ними некоторое время!
        - Я и города восстановлю! И заводы! Я же все знания, открытые в этом мире, помню!
        Оставив Бога восторженно бормотать о каких-то пустяках, Леда переместилась к месту расположения этих странных предметов и принялась перебрасывать людей назад в их мир.
        Глава 1.
        В детдоме его не любили. Ни дети, ни учителя, ни воспитатели. Слишком странным он был, мальчик, потерявший память. Когда его привезли из больницы, всех детей предупредили, чтобы они его особо не задевали. И, естественно, получилось наоборот. Но Дмитрий Зорин не реагировал на подначки и насмешки. Он вообще замечал других детей только тогда, когда это было необходимо ему самому. Может, воспитатели и прониклись бы к нему сочувствием, но его нелюдимый угрюмый характер сводил на нет все их попытки расположить мальчика к себе. Да они не очень-то и пытались. Учителя же. Учителям не на что было жаловаться. Дима учился прекрасно, несмотря на потерю памяти, наверстывая упущенное, сумасшедшими темпами. Только вот учиться он предпочитал самостоятельно. Перечитал все книги в школьной библиотеке, да и не только их. Но попытки проверить его знания на уроках воспринимал в штыки. Нет, он отвечал, когда его спрашивали, и всегда отвечал правильно, только вот своей скуки на уроках скрыть не мог. И учителя злились, старались поймать его на ошибках и дружно его не любили. Впрочем, всеобщая нелюбовь Диму совершенно не
задевала. Насмешки он игнорировал, воду в постели или зубную пасту в ботинках не замечал, придирки воспитателей и учителей, которые со временем сменились периодическими наказаниями за дело и просто так, воспринимал как мелкое неудобство. В конце концов, к этому привыкли. Однако, среди всех странностей нового воспитанника была одна, которая не на шутку беспокоила директора детского дома. Несмотря на всеобщую нелюбовь подростка, тем не менее, не били. Не били не только сверстники, но и старшие мальчишки. Как удалось хрупкому пацану, выглядевшему моложе своих лет и такому изможденному, что не понятно где душа держится, избежать побоев было не ясно, и это тревожило заслуженного педагога. Возможно, если бы он узнал о том, что в первую же неделю пребывания новенького в детском доме к нему подошли местные хулиганы во главе с грозой всего детдома Толиком Белым и попытались поучить его жизни, то он беспокоился бы еще больше. Но он не знал. Как не знал и того, что после этой попытки Толик со своими дружками целый месяц вел себя тише воды ниже травы, пока каждое движение не перестало причинять им мучительную
боль. Драки как таковой не было. Тощий парнишка просто избил их. Избил умело, не оставляя синяков, но заставив их скулить от боли и унижения. И ему этого не забыли.
        Дима. Это имя стало уже привычным и больше не царапало слух своим звучанием. Как стали привычными спальни на двенадцать человек, где нельзя уединиться, безвкусная и малопитательная еда, нудные уроки непонятного назначения. Никакого смысла закреплять пройденный материал он не видел. И тоска. Тоска по ушедшему, казалось, безвозвратно. В детском доме ему обрезали волосы. Он не сопротивлялся. В них не было силы. Больше не было. Те крохи, которые удавалось получить из местной пищи, шли на то, чтобы оставаться в живых, даже на слабую магию их не хватало. А уж о том, чтобы пополнить запас силы настолько, чтобы организм сам смог вырабатывать магическую энергию! Об этом не стоило и мечтать. Хорошо еще базовые щиты держатся вне зависимости от наличия или отсутствия силы. Отца эта их особенность едва не угробила, а его, наоборот, спасла. В этом мире все равно пополнить запас из внешней среды невозможно, а если бы он не мог приглушить свое восприятие, то наверняка сошел бы с ума. Повышенная чувствительности к запахам, звукам и прочим проявлениям внешнего мира - это ведь не магия, а особенность физиологии.
Хотя и такой уровень приемлемым не назовешь. Вот и приходится прятаться в укромный уголок и погружаться в легкий транс, благо на эту мелочь энергии ему пока хватает, и отдыхать от окружающих его людей. Успокаиваться. А то ведь и сорваться можно.
        Одно только плохо - транс замедляет реакцию и отключает все чувства, кроме чувства опасности, почти полностью. Вот поэтому когда стал падать на него старый бетонный блок, среагировал Дима с опозданием. Ярость плеснула в душе холодной волной. - 'Дурак! О чем он только думал, выбирая это место, чтобы спрятаться? Хотя понятно о чем. Сюда никто не ходит. Вот он и повадился здесь ото всех отдыхать. А о том не подумал, что выследить его здесь - пара пустяков, и доброжелателей, готовых столкнуть ему на голову многотонный блок, более чем достаточно. Благо эти самые блоки только деревянные подпорки и удерживают. Выбить их проще простого. Потому, между прочим, и никто сюда не ходит, что держатся они последние пять лет на честном слове и неумелом крепеже, проведенном за отсутствием денег местным плотником, который о том, что делает, имел самое приблизительное представление. Вот и летит на него теперь махина, принадлежащая какой-то фирме, давно канувшей в лету и так и не заплатившей детдомовской администрации за аренду куска земли на заднем дворе, где рабочие, безалаберно проигнорировав все требования
безопасности, сгрузили тяжелые строительные блоки весьма неустойчивой кучей. С самого верха летит, между прочим'.
        Толик рассчитал все верно. Когда он узнал, что Димка повадился ходить к старым блокам, он понял, что это его шанс. Нахального сопляка следовало наказать, причем наказать так, чтобы больше никто не осмелился с ним спорить. И чтобы разговоры и смешки за спиной, появившиеся, после того как этот урод их отделал, наконец, стихли. Но ввязываться в драку еще раз не хотелось. Он еще помнил тошнотворную боль и беспомощность и не хотел испытать их вновь. Да и для устрашения остальных просто избить наглеца недостаточно. Его нужно убить! И не просто убить, а так, чтобы все в детдоме поняли, кто это сделал, а доказать ничего было бы нельзя. Толику уже исполнилось семнадцать, и садиться в тюрьму он не хотел. Успел уже наслушаться рассказов старших товарищей, которые побывали в местах не столь отдаленных. Он давно ломал голову, как отправить мальчишку на тот свет, не подставившись самому. И вот сопляк сам подкинул ему шанс! Толик не отличался большим умом, однако, звериной хитрости ему было не занимать. Подпилить крепь да толкнуть посильнее, что может быть проще? Нет, один он, конечно, не справился бы. Но ему и
не нужно было справляться в одиночку. Серега с Вовкой всегда готовы были помочь ему в любом задуманном им предприятии. Втроем столкнуть блок - раз плюнуть!
        На то, чтобы все подготовить, понадобилось три дня, и вот сейчас блок грохнется прямо на голову этому уроду, и ему крышка! Но… Толик так и замер с открытым ртом. Пацан, до этого неподвижно сидевший скрестив ноги и пялясь в одну точку, вдруг прямо из этой позы метнулся в сторону и почти сумел увернуться! Почти! Многотонная плита придавила ему левую ногу. Сначала Толик не понял, какой подарок преподнесла ему судьба. А когда понял, радостно ухмыльнулся и начал спускаться. Его дружки последовали за ним, без труда поняв намерение вожака отплатить сопляку за все их унижения и бросить его здесь умирать. Все равно ведь не выживет когда ноги в кашу. Но когда они, подхватив по дороге подвернувшиеся палки, подошли к придавленному пацану, неожиданно выяснилось, что обрадовались они рано. Он и не думал загибаться от боли и не орал благим матом не от шока, как самоуверенно предположил Толик, вычитав однажды в каком-то журнале про мотоциклы, что придавленный человек не может кричать. Парень смотрел на них холодными черными глазами и улыбался.
        Дима метнулся в сторону, уже понимая, что не успеет. Тяжелый блок с хрустом приземлился на левую ногу, и он поблагодарил всех богов разом за то, что заклинание, изменив его внешность, чтобы он особо не выделялся из толпы, не затронуло его физические способности. Иначе вместо ноги у него была бы мешанина из костей и мяса, а так только перелом голени, открытый правда, но это не страшно, регенерация у него осталась прежняя. 'Дня за четыре заживет. Если ему дадут их прожить. Та-ак Толик с дружками. Следовало ожидать. Эти договариваться не будут. Только вот зачем они спустились, они же об его способностях не знают? Сколько сил он тратил на то, чтобы врачи при медосмотрах его странности не обнаружили, страшно вспомнить! Но до сих пор никто ничего не заметил. Да они же идут над беспомощным поиздеваться! Сволочи! Им убить мало, унизить надо! - Ярость захлестнула сознание. Руки сами сделали то, чему его учили с рождения. - Схватить двух мордоворотов, неосмотрительно подошедших слишком близко за ноги и дернуть, как следует. Не ожидали. В прошлый раз он с ними дрался не в полную силу. Криком зашлись. Еще бы.
Больно! Как предусмотрительно с их стороны прихватить палки! Они конечно для метания не удобны да здесь не далеко. Ох, перестарался! Палка разлетелась в щепки, а Толика отбросило метра на три и пригвоздило к земле обломками. Умный он все-таки, первый понял к чему все идет, и попытался удрать. Умный. Был. Так, а этих и того проще успокоить. Кости у местных хрупкие. Ломаются легко. Два удара в висок и можно спокойно заняться своей ногой'. Ярость ушла так же неожиданно, как и накатила. Дима смотрел на дело своих рук и ругался последними словами. Теперь из детдома нужно было уходить. В детдоме его не любят, а три трупа, причем все убиты с особой жестокостью, - вполне достаточное основание для того, чтобы загнать его в колонию на приличный срок. В то, что это была самооборона, никто не поверит. Не захотят поверить. А возраст ему как раз установили четырнадцать лет. 'Ладно, в конце концов, выжить можно везде, но создавать себе лишние препятствия глупо'. - Дима попробовал приподнять плиту. - 'Тяжелая!!' С большим трудом, используя палку, предупредительно притащенную одним из молодых садистов как рычаг, ему
удалось на миг освободить ногу, и он поспешил откатиться в сторону, пока плита снова не грохнулась на него всем весом. И вовремя. Толстый брус сломался с противным треском в тот миг, когда он до конца выдернул из-под плиты ногу, и многотонная махина со всего размаху рухнула на то место, где только что была его нога, глубоко уйдя в мягкую землю. Так. Он внимательно осмотрел повреждение. Открытый перелом, ничего страшного. Идти, конечно, будет неудобно, но можно. Не раздумывая, Дима подтянул к себе поближе один из трупов, оторвал от его штанов несколько широких полос материи и принялся приматывать к ноге щепку от сломавшегося бруса, предварительно составив кости. Скорее всего, совсем точно у него не получилось, но это было неважно, через несколько месяцев все равно кость сама выправит дефект, а до этого момента можно и похромать, не смертельно. Покончив с перевязкой, Дима осторожно поднялся на ноги, проверяя, насколько уверенно, он сможет опираться на поврежденную конечность. Ногу дергало болью, но идти это особо не мешало. Довольный Дима кивнул сам себе и направился к дыре в ограде, проделанной им
несколько недель назад для свободного доступа во внешний мир. 'Пока не найдут трупы у него есть немного времени, и им нужно распорядиться с головой. Прежде всего, нужно найти место, где можно будет отлежаться несколько дней, пока кость не срастется, а затем придется искать новый способ выжить в этом мире до прихода помощи. Если она еще придет'. - Последняя мысль заставила его вздрогнуть. - 'Нет! Его найдут! Его…' - Губы свела горькая гримаса. - 'Я уже и думаю о себе как о парне!' - Дира закрыла глаза, пытаясь успокоиться. - 'Сейчас не до истерики - нужно убраться отсюда подальше. Хм. А вот куда? Ходить по улицам в окровавленных разорванных штанах с примотанной к ним деревяшкой - это значит наверняка привлечь к себе нежелательное внимание. Нужно пробираться по закоулкам и свалкам. Стоп! Свалка! Старые заброшенные дома. Притон бездомных и наркоманов. Там, конечно, будут искать, но не сразу. Считается, что она страдает амнезией, а администрация детдома уверена в том, что за пределы учреждения Дима не выходил. То, что надо!' Дира свернула в грязный переулок и осторожно захромала к возможному убежищу.
'Черт!' - Это местное ругательство ей особенно нравилось.- 'На счет недалеко - это она погорячилась'. Со здоровыми ногами, конечно, не далеко. Часа четыре ходу. Но со сломанной ногой, необходимостью прятаться от случайных прохожих и проклятой жарой, способной свести в могилу и здорового, ей пришлось добираться до заброшенных домов весь день. Да тут еще в голову лезли тревожные мысли. Уж очень легко она потеряла контроль над собой. Раньше с ней такого не бывало. Да и не должно было быть. Что-то здесь не так. Внезапно навалилась усталость. Сегодня она еще ни разу не поела, а энергии потратила столько, что на ногах бы удержаться. 'Черт! Поскорее бы добраться до этих проклятых развалин и отоспаться, как следует'. - Словно в ответ на ее пожелание, из сгустившихся сумерек вынырнули покосившиеся остовы бывших многоэтажек. - 'Наконец-то!' Отупевшая от жары и усталости, Дира доковыляла до первого попавшегося дома и ввалилась внутрь. Ох. Лучше бы она этого не делала. Картина, открывшаяся перед ней, наглядно иллюстрировала местную поговорку: 'из огня да в полымя'.
        На грязном полу корчился парень, связанный по рукам и ногам, а над ним стояли трое с автоматами. Один из них повернулся на шум и, увидев грязного усталого подростка, не задумываясь, вскинул оружие. Дира метнулась в сторону, уходя от выстрела, и закатилась за кучу досок, ночью служивших местным обитателям постелью. Ситуация становилась критической. Одна, со сломанной ногой, против трех бандитов с автоматами, она долго не продержится. А они явно не выпустят ее отсюда живой. Им свидетели убийства ни к чему. То, что связанного парня собираются убить, сомнений не вызывало. Иначе на кой черт тащить его в эту дыру и кидаться с оружием на каждого, кто их здесь увидит. Проклиная все на свете, Дира тратя последние крохи энергии, дотянулась до сознания одного из убийц. Он оказался гораздо ближе, чем она предполагала. Отчаянно она пыталась найти хоть какое-нибудь оружие. Безуспешно! Вот убийца показался из-за досок, за которыми она пряталась, и почти в упор навел на нее свой автомат, в его сознании с холодным равнодушием крутился приказ: 'никаких свидетелей!'. Черт! Дира молча следила за тем, как его палец
напрягся на курке, и за мгновение до выстрела метнулась в сторону. Она понимала, что обречена, но сдаваться без боя просто не умела. Пуля щелкнула по тому месту, где секунду назад была ее голова. Нога взорвалась болью. Какого? Бандит так и не понял, отчего обреченный подросток вдруг яростно ухмыльнулся. Кусок железной арматуры, брошенный с нечеловеческой силой, вошел ему в глаз и достал до мозга. Его товарищи только увидели, как он вдруг пошатнулся и начал заваливаться навзничь. И одновременно с этим мальчишка-бездомный рванулся вперед. Он не собирался убегать. Когда бандиты поняли, что беспризорник тянется к автомату, было уже поздно. Дира действовала на пределе своих возможностей. Как только убийца начал падать после ее точного броска, она метнулась к нему и еще в падении сумела подхватить его оружие. Как с ним обращаться она знала только приблизительно, но логически предположила, что в данный момент оно полностью готово к стрельбе. Если это не так - она умрет. На размышления не было времени. Бандиты уже опомнились и, матерясь, вскидывали свои автоматы. Направив оружие в их сторону, она нажала
курок. Короткая очередь вспорола бетон под ногами бандитов, не задев ни одного из них. Они тут же бросились в укрытие. Черт! Как нужно целиться Дира представляла слабо, если только… Но на то чтобы корректировать огонь при помощи магии не было сил. Или были? Дира с удивление обнаружила, что энергии прибавилось. Спрятавшись за трупом бандита, она попыталась вспомнить, когда это произошло. В памяти всплыло ощущения контакта с сознанием убитого. 'Она умудрилась не разорвать его в момент смерти! Хм. Отвратительное самочувствие теперь было понятно. Однако в месте с незабываемыми ощущениями агонии в нее вливалась и жизненная сила убитого! Прокрутив этот эпизод в памяти еще раз, теперь она в этом не сомневалась! Мир лишен магии, а населяющие его существа, оказывается, имеют довольно много энергии! Чего только не встретишь во Вселенной!' - Дира ухмыльнулась и потянулась к сознанию следующего бандита. На этот раз все получилось еще легче. Подтолкнуть убийцу к тому, чтобы он выглянул из-за стены, за которой прятался, было делом одной секунды, скорректировать выстрел так, чтобы убить наверняка, тоже. Поток
энергии от этого бандита оказался даже сильнее. Знать бы еще, от чего это зависит. Когда его товарищ упал с прострелянной головой, третий убийца вскочил и бросился к выходу, стреляя на ходу. Его Дира срезала короткой очередью и задохнулась от боли пополам с энергией. Бандит корчился на полу, пытаясь засунуть внутренности в распоротый выстрелами живот, и вместе с кровью и болью из него хлестала энергия. Дира сосредоточилась на ментальном канале, связывающем их сознания, стараясь не упустить ни капли вытекающей из смертного силы и не обращая внимания на боль. Когда поток иссяк, и на нее обрушилась жгучая боль, сменившаяся темнотой, она поняла, что бандит мертв. 'Интересно. Оказывается, люди отдают свою силу только тогда, когда смертельно ранены, и чем им хуже, тем больше энергии выделяется. Хм. Неплохой способ пополнить запас, вот только безнаказанно убивать в этом мире сложно. Хотя и не невозможно'. - Дира оторвалась от своих размышлений, услышав отчаянный вопль. - 'Это еще что?! Ах да. Несостоявшаяся жертва очнулась и визжит так, словно будто его медленно режут на части. Что это с ним?' Дира повернула
голову и принялась рассматривать корчащегося и вопящего парня. Через несколько мгновений она пришла к выводу, что, по всей видимости, он ранен. После короткой борьбы с собой она подползла к нему, стараясь поменьше задевать сломанную ногу, и, аккуратно пережав ему сонную артерию, погрузила его в беспамятство. Теперь, когда он не мешал своими воплями, можно было осмотреть его на предмет всевозможных повреждений. Впрочем, долго искать не пришлось. Правая штанина на бедре набухла от крови. Так. Дира вздохнула: кажется, ее выстрелы задели, не того, в кого она целилась. Ну что ж, будет только справедливо, если она его немного подлатает. Бесцеремонно сдернув с парня ремень, она перетянула ему бедро, походя, отметив, что пуля задела бедренную артерию, и принялась осматриваться в поисках куска чего-нибудь, чем можно было бы его перевязать, не отправив на тот свет от заражения крови. В конце концов, рубаха бандита, погибшего от пули в голову, показалась ей вполне подходящей, да и лежал он ближе других, что на фоне ее собственных повреждений тоже было совсем не маловажно. Сорвав с него рубаху, Дира разорвала ее
на полосы и замотала несостоявшейся жертве бедро, стараясь как можно туже завязывать узлы. Покончив с перевязкой, она решила, что пора заняться собой. Нога ныла немилосердно, и, хотя энергии впервые за последние месяцы хватало на то, чтобы не чувствовать постоянную слабость и головную боль от истощения, настроение все равно было паршивым.
        Денис Ножов по кличке Нож был уверен, что найдет своего брата мертвым. Когда час назад ему сообщили, что Вовку затолкали в машину люди Черта, он тут же сорвался с места, и со всеми, кого смог достать по телефону, помчался на его поиски. Однако шестерка Черта, выловленный у принадлежащей ему заправки, не знал, куда увезли его брата, найти кого-нибудь более осведомленного не удалось, и только после того, как прикормленный полицейский сообщил ему о том, что в районе трущоб слышны выстрелы, он понял, что опоздал. Теперь он приехал в этот гадюшник с единственной целью - забрать тело брата и уже прикидывал, как бы отомстить этому отморозку Черту. Войдя вместе со своими пацанами в первый же дом, он увидел ожидаемую картину. Тело брата на залитом кровь полу. Денис сжал зубы и молча поклялся, что уничтожит Черта, чего бы ему этого не стоило. Ярость застилала глаза красным туманом, и только когда Костя как-то странно икнул, он обратил внимание на то, что кроме тела брата на полу валялось еще три трупа. Так это еще что за новости? Денис внимательно осмотрелся по сторонам, запоздало испугавшись, что они
попали в ловушку. Однако никого живого поблизости не наблюдалось, и он торопливо подошел к брату, и нагнулся над ним для того, чтобы удостовериться… Брат неожиданно подскочил, как ошпаренный, и завопил благим матом. Бандиты шарахнулись от неожиданности, а усталый мальчишеский голос ворчливо произнес:
        - Ну, чего орешь? Жить будешь, бегать тоже.
        Денис хмыкнул, оценив юмор невидимого парня, и, быстро осмотрев вырывающегося Вовчика, согласился с его диагнозом. В конце концов, до того как стать на скользкий путь криминала, как любят выражаться с высоких трибун, он был врачом, и не плохим. Так что определить серьезность ранения мог без труда. Вот только обезболивающего, кроме невесть как завалявшейся в кармане дозы героина, у него не было. Черт! Садить брата на наркотики он не хотел, но и слушать его вопли…
        - Сонную артерию ему пережми, помогает, - буркнул невидимый советчик.
        Денис воспользовался советом, а потом решил, что не грех будет и на советчика посмотреть. 'Судя по голосу, ему лет четырнадцать. Интересно, откуда он столько знает о медицине. Жгут вон наложил, рану перевязал. К тому же, может, он видел, что произошло? А то брата расспрашивать сейчас бессмысленно, младшенький весь в мать - такой же истеричный. Только время зря потратишь'. - С такими мыслями Денис обошел кучу досок и понял, почему его подчиненные ведут себя так тихо. Картина действительно была занимательная. На полу сидел подросток и с неподдельным интересом рассматривал свою ногу. Нога была сломана, кость торчала из раны, но, казалось, это мальчишку мало волнует. С задумчивым видом он вглядывался в рану и бормотал себе под нос:
        - Черт знает что такое! С этими прыжками я, кажется, перестарался. Ну, вот что теперь прикажешь делать? Я ведь точно помню, что здесь еще один кусок был! Без него кость нормально не сходится. Куда он делся, хотелось бы мне знать? Кажется, мне предстоит хромать не один месяц. Мило, ничего не скажешь.
        - Тебе помочь? - поинтересовался Денис.
        - Нет спасибо. Сам разберусь. Как только найду недостающий кусок кости.
        Денис хмыкнул. - 'Уж не накушался ли мальчик наркоты? Хотя, какое ему дело, лишь бы рассказал, что здесь произошло'.
        - Кто их всех убил?
        - Я. Не мешай.
        'Нормально. Накушался он явно крепко, крышу у него снесло далеко'. - Решив больше не тратить время на придурочного наркомана, Денис кивнул своим людям и отправился к брату. Тот опять начал приходить в себя. Может хоть он все-таки сможет внятно объяснить, что здесь произошло. К сожалению, Денис ошибся. Сначала его брат снова заорал благим матом, что ему больно, а когда Денис пригрозил дать ему по морде, если он сейчас же не скажет, что произошло, выдал:
        - Да он их всех убил!
        'Как хочешь, так и понимай. А тут еще наркоман этот из-за досок вылез. Быстро, однако, он справился. Ногу обмотал какой-то тряпкой и, опираясь на палку, довольно шустро ковыляет в сторону давно выбитой двери'.
        - Костя, останови его. - Негромко приказал Денис, кое-что требовало проверки.
        Костя с готовностью двинулся следом за парнишкой, доставая нож. Он прекрасно знал, что если шеф говорит таким тоном, то останавливать надо жестко. Он так и не понял, что произошло. Вот он схватил подростка за плечо, собираясь развернуть его к себе лицом и занося нож, а в следующую секунду ножа у него в руке не оказалось. Нож упирался ему в бок, а мальчишка без труда удерживал его одной рукой за горло.
        - Не дергайся. - Услышал он холодное шипение, - с той стороны у тебя печень, если ты этого не знаешь.
        Костя знал. И что бывает, когда двадцатисантиметровый нож вгоняют в печень, тоже знал. Поэтому стоял и не дергался. Почему-то он сразу поверил, что этот колебаться не будет. Денис наблюдал за действиями парня и улыбался про себя. Кажется, он не ошибся.
        Дира быстро просчитывала ситуацию. Теперь, когда она выяснила, что может восстановить силу, у нее появилась надежда. Но убивать в тех количествах, в каких ей потребуется, живя на улице, непросто. Слишком большой шанс попасться. А в сознании этого бандита отчетливо читалось его основное занятие - поставлять наемных убийц. Это подходила ей как нельзя лучше. Оставались две проблемы. Заинтересовать бандита своей кандидатурой и не оказаться одноразовым исполнителем. С первой проблемой она справилась прекрасно. Теперь стоит поговорить.
        - Что тебе надо?
        - Никто не причинит тебе вреда. Опусти нож. - Интонации, уверенные успокаивающие. А парень - профессионал.
        - Воздержусь. Итак, зачем эта проверка?
        Денис с невольным уважением посмотрел на пацана, уверенно удерживающего амбала в два раз больше себя. Парень явно не промах. Быстро его раскусил. Из него выйдет толк. Он уже сейчас сойдет за хорошего убийцу, а если его немного подучить…
        - Я хотел убедиться, что ты не соврал.
        - Убедился?
        - Да. Отпусти Костю. У меня к тебе предложение.
        Пацан остро глянул на него своими черными холодными глазами и вдруг улыбнулся.
        - Догадываюсь какое. Но все же скажи сам.
        - Как ты смотришь на то чтобы стать убийцей?
        - Почему нет?
        Денис ухмыльнулся довольный. Он давно уже вынашивал идею подготовить подростка-убийцу, но, к сожалению, подходящий материал никак не попадался. И вот теперь такой подарок!
        - Может, теперь позволишь осмотреть твою ногу? Не хотелось бы, чтобы ты стал калекой.
        Парень отпустил Костю и спокойно посмотрел ему в глаза.
        - Потом. Если я не ошибаюсь, сюда едет полиция.
        Денис прислушался и ничего не услышал. Ладно, скорее всего, так оно и есть. Бесконечно игнорировать перестрелку полицейские не будут, сколько им не плати. Пора сваливать. Пацаны все поняли и без объяснений подхватили Вовку на руки и поволокли к машине. Денис хотел, было помочь своему новому подчиненному, но тот и сам справился на удивление хорошо. Интересно, он, что совсем боли не чувствует? Для наркомана слишком здраво рассуждает. Ладно, потом разберемся.
        Глава 2.
        Александр Туров был зол и поэтому неразговорчив. Он и в хорошем расположении духа не отличался общительностью, а уж когда злился, молчал как мертвец на собственных похоронах. Нужно признать, что на этот раз он имел все причины злиться. Денис выдернул его из отпуска, чтобы показать свое новое приобретение. Мальчишку-киллера. Придурок. Дети не должны убивать. Сколько раз он ему говорил. Однако тот продолжал носиться со своей безумной идеей. И вот теперь видимо нашел кого-то, по его мнению, подходящего. Как будто врач может в этом разбираться! В свои двадцать шесть Александр многое повидал, успел повоевать и был свято уверен в том, что каждый должен заниматься тем, чему его учили. Убийца убивать, врач лечить. Только вот Денис этого никак понимать не хотел. Ладно, посмотрим, кого он там нашел. Александр удобно устроился на скамейке у остановки и приготовился ждать. Через несколько минут появился объект. Лейтенант полиции, припомнил Александр, сунул нос не туда и попытался шантажировать не того человека. Ну, что ж ошибки в таком деле не прощают. Лейтенант шел к остановке, уворачиваясь от спешащих по
своим делам прохожих. Навстречу ему по тротуару мчался очередной тинэйджер на скейдборде. Парень, если это был парень, нацепил черную бандану и куртку на два размера больше, изукрашенную самыми немыслимыми картинками. Все это было кричащих расцветок и невероятно вызывающе. Парень явно недавно стал осваивать средство своего передвижения. Держался он на нем еще неуверенно и постоянно сталкивался с прохожими, вызывая громкую ругань последних. Александр поморщился. Таких парней он не любил. Он уже почти ожидал, что тот, поравнявшись с жертвой, попытается по киношному ударить ее ножом во время якобы случайного столкновения. Но к его удивлению, парень просто проехал мимо, по-прежнему нелепо размахивая руками и налетая на прохожих. Кажется, хваленый убийца Дениса просто струсил. Александр поднялся, уже представляя, как и что он скажет своему нанимателю, лучший убийца в стране мог себе позволить и не такое, когда несостоявшаяся жертва вдруг споткнулась и начала оседать на землю. Даже на расстоянии профессионал определил, что он мертв. Живые так не падают. А из мальчишки может и будет толк. Надо бы узнать, как
он это проделал.
        Дира сразу почувствовала, когда он вошел в комнату. От невысокого парня несло таким холодом, что даже при ее нынешних слабых возможностях она его ощутила. Убийца. Она подняла голову и встретилась взглядом с мертвыми серыми почти бесцветными глазами и позволила на секунду своей сущности отразиться в ее глазах. Парень заинтересованно склонил голову. Оценил. Что дальше?
        - Почему так вызывающе?
        Хм. Вопрос сразу по существу.
        - Легче остаться незамеченным. Свидетели без яркой одежды меня не узнают. А пешком я не мог - еще хромаю.
        Александр склонил голову, выслушав ответ. А мальчишка разбирается в человеческой психологии.
        - Чем ты его?
        - Иглой для иглоукалывания. Яд из цианидов.
        Дира смотрела на медленно улыбающегося убийцу и знала, что он уже согласился ее учить. Александр повернулся к Денису.
        - Где он живет?
        - Пока на одной из наших квартир, но ты понимаешь…
        - Будет жить у меня.
        - Но…
        - Если он не справиться с обучением, я сам решу проблему.
        Александр повернулся к мальчишке, чтобы узнать, как тот прореагирует на угрозу, и невольно удивился. Парень улыбался, и эта улыбка менее впечатлительного человека заставила бы поседеть. Красивое лицо вдруг стало холодным, неуловимо чуждым, и откровенно хищным. Ощущение мелькнуло и пропало. Александр отметил эту странную реакцию, решив разобраться с ней при случае подробнее. А пока нужно было увезти мальчишку к себе домой и посмотреть, на что он окажется способен. Он кивнул парню на дверь и молча вышел. Только спустившись на несколько пролетов он вдруг сообразил, что его новый подопечный может его и не понять. Но, услышав за спиной легкие неровные шаги, убедился, что в парне не ошибся. К машине они спустились вместе. Парнишка действительно заметно прихрамывал, однако это не мешало ему поспевать за своим старшим спутником. Забравшись в салон дорогого внедорожника, мальчик устроился на первом сидении и замер как изваяние, ожидая, когда Александр займет свое место. Это уже начинало беспокоить убийцу. Он неплохо знал, как должен вести себя четырнадцатилетний подросток в критической ситуации, и
абсолютное спокойствие его нового подопечного наводило его на мысль о серьезных психических расстройствах. Ребенок не должен так реагировать. Ему пришло в голову, что неплохо бы познакомиться, если уж он взялся его учить. Александр протянул руку и коротко бросил:
        - Меня зовут Александр.
        - Дима. - Рукопожатие парня оказалось уверенным и сильным. Необычно сильным, для его возраста и комплекции.
        - Мы едем ко мне домой. Там займемся твоим обучением. Кстати, почему ты выбрал метод, предусматривающий близкий контакт с жертвой?
        - Я не умею пользоваться огнестрельным оружием.
        Александр кивнул. Это все объясняло. Самообладание Димы начинало вызывать у него уважение.
        - Почему ты согласился учить меня? - вопрос застал его врасплох.
        - Потому что ты все равно будешь убивать, и уж лучше, если так, чем на улице появится еще один маньяк.
        Мальчик недоверчиво склонил голову. Черт! Александр поспешил одернуть себя. Проецирование собственных реакций на другого человека верный путь в могилу. У каждого человека свое восприятие и способ выражения эмоций. Словно задавшись целью удивлять его, парень поспешил подтвердить его первое впечатление о себе.
        - И все?
        - Еще мне за это неплохо заплатят.
        - Понятно. - В голосе парнишки сквозило удовлетворение. - Не доверяю альтруистам.
        Александр невольно хмыкнул. Вот так-так. А этот Дима далеко не прост. Он свернул на подъездную дорожку к своему дому и насмешливо покосился на попутчика.
        - Приехали. Не боишься…?
        - Нет. Убить меня можно было гораздо проще.
        Убийца поперхнулся. Этот парнишка, казалось, читал его мысли. И он не врал. Он действительно не боялся. Уж все признаки испытываемого страха Александр знал прекрасно. Их не было и в помине. Загнав машину в гараж, он прошел в дом, и молча показал на прикрытую дверь в конце коридора.
        - Это твоя комната. Располагайся. Где твои вещи?
        - У меня их нет.
        - Что тебе понадобиться?
        - Зубная щетка и белье.
        - К вечеру привезу.
        Кивнув, Дима скрылся за дверью. Александр покачал головой, а он-то беспокоился, что новый жилец не даст ему покоя своей болтовней. Куда там! Парень еще больший молчун, чем он сам. Прихватив с собой досье на своего ученика, он отправился на кухню. Стоило приготовить что-нибудь съедобное. Пытаясь поджарить яичницу, Александр изучал прошлое Димы. На этот раз Денис его разочаровал. Большая часть информации была выяснена у самого Димы. Откуда он, узнать так и не удалось. Сообщение о тройном убийстве подтверждалось полицейской сводкой. Причин своего поступка парень так и не объяснил. Вот и все. Возник из ниоткуда. Прожил два месяца в детдоме. Убил трех человек. Сбежал. И никакого волнения, когда решалась его судьба. Такое ощущение, что ему все равно, жить или умереть. Если это действительно так, то дело плохо. На первом же задании сам загнется и дело завалит. Александр устало покачал головой и подозрительно посмотрел на яичницу, приставшую к сковородке. Ладно, съедят, никуда не денутся. Дима появился как раз в тот момент, когда Туров открыл рот для того, чтобы позвать его к столу. Глянул на яичницу,
хмыкнул и вежливо так поинтересовался.
        - А мяса сырого у вас нет?
        - Можно на 'ты'. Есть в холодильнике.
        Парень кивнул, вытащил из морозилки кусок вырезки и положил себе на тарелку. Александр нахмурился. Дурацких шуток он не любил. Однако Дима и не думал шутить. Посолив мясо, он с аппетитом принялся, есть его сырым. 'Та-ак,' - Александр хмуро наблюдал за действиями своего подопечного, - 'а крыша у парня едет капитально. Кем он себя вообразил? Может, с ним и возиться не стоит?' Словно почувствовав его взгляд, Дима поднял глаза, и криво улыбнулся.
        - Привычка чтоб ее. Вкусно, между прочим.
        Пожав плечами, Александр взялся за свою яичницу. В конце концов, каких только традиций не существует в мире, откуда ему знать, может быть, сырое мясо где-то действительно считается деликатесом. С едой разделались быстро, и парнишка самым естественным движением подхватил со стола посуду и отнес ее в мойку. Его поведение постоянно ставило Турова в тупик. Пообещав себе разобраться с этим позже, Александр встал из-за стола и направился к двери в подвал. На пороге он остановился и оглянулся через плечо:
        - Начнем тренировку?
        Дима с готовностью кивнул и последовал за ним в подвал, где убийца хранил все свое огнестрельное оружие кроме своего любимого глока, с которым не расставался ни в спальне, ни в ванной. Когда Александр зажег свет и открыл тяжелую бронированную дверь, Дима сначала замер в восхищении. Коллекция оружия произвела на него впечатление. А затем принялся с любопытством разглядывать развешанные на стенах орудия убийства, избегая, однако, прикасаться к ним. Александр отметил очередную странность своего ученика, уже привычно пообещал себе разобраться с этим позже, взял с полки пистолет Макарова и молча протянул Дмитрию.
        - Вот. Сначала освоишь его.
        Глава 3.
        Илир устало шагал по залам королевского дворца Вирты. Ему удалось собрать всех более или менее значимых правителей континента на переговоры, и теперь он должен был каким-то образом убедить их не охотиться на представителей Первых народов. Нелегкая задача. Странник беззвучно вздохнул и толкнул резную дверь. Встреча была тайной и неофициальной, поэтому слуг из этой части дворца удалили заблаговременно. Люди, сидящие за столом, подняли головы. Пять пар глаз впились в него с холодным подозрением. Почти одновременно в них мелькнуло разочарование, и Илир коротко выругался про себя. Люди как всегда ожидали чего-то впечатляющего. Фигура, закутанная с ног до головы в черный плащ, прозаически вошедшая в дверь не соответствовала их представлениям о могучем маге. Наместник Единого бога на земле даже позволил себе фыркнуть. Ну что ж, придется исправить ситуацию. Илир беззвучно скользнул вперед, сбрасывая с себя все человеческое. Миг, и люди испуганно отшатнулись. Странник глянул на себя их глазами и холодно улыбнулся. Невысокая фигура клочком абсолютного мрака перетекла к столу. Бескостная завораживающая
грация змеи в сочетании с холодным ветром силы и ужаса, летящим перед Древним безмолвным предупреждением, произвели должное впечатление. Илир опустился в свободное кресло и склонил голову, скрывая лицо от настороженных взглядов правителей людей. В комнате воцарилось молчание. Странник не спешил его прерывать, заставляя людей нервничать и переглядываться. Наконец кроль Вирты не выдержал.
        - Каждый из нас получил ваше послание, и последние события убедили нас, что это не шутка и не попытка заманить кого-нибудь из нас в ловушку. Мы собрались здесь по вашему слову и слушаем Вас.
        Наместник сердито покосился на говорившего, но промолчал. В отличие от многих служителей Единого бога фанатиком он не был и прекрасно понимал, к чему приведет война с внезапно появившимися из небытия демонами.
        - Они не демоны, Наместник. - Шипящий холодный голос Древнего заставил всех вздрогнуть от неожиданности. - Они просто первые.
        - Как Вы докажете то, что они не демоны? - в голосе жреца не было вызова, только усталое любопытство.
        Странник склонил голову.
        - Я видел демонов. Я сражался с ними, защищая Первые народы и этот мир.
        - И зачем же тебе это понадобилось? - пьяный голос Короля Дэла резанул слух Илира, и ему пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не испепелить своего бывшего мучителя на месте. Остальные правители неодобрительно покосились на своего собрата, явившегося на столь важную встречу в непотребном состоянии.
        - Это и мой мир. - Голос Древнего звучал по-прежнему невыразительно. Казалось, он не заметил состояния собеседника. - И, в отличие от вас, я предпочитаю, чтобы он оставался по возможности не загаженным.
        - Вот и пусть эти выродки убираются туда, откуда пришли! - пьяному Дэлу море было по колено. Король Вирты громко вздохнул, собираясь высказать все, что он думает о поведении своего венценосного собрата, но его опередил Древний.
        - Я не люблю говорить. Просто покажу.
        И людей затянул водоворот воспоминаний, принадлежавших не им. Снова открывался провал под воздействием магических амулетов. Снова рвалось пространство под ударами чудовищных сил, и один за другим уходили в последнее странствие воины в черных одеждах. Снова Первые народы один за другим погружались в многовековой сон, потому что мир некому стало защищать. Все окончилось так же внезапно, как и началось. Миг, и люди снова сидят в удобных креслах вокруг массивного стола и смотрят в глаза Страннику. В глаза, светящиеся холодным зеленым огнем.
        - И все равно не верю! - король Дэл встал и, покачиваясь, направился к выходу. - На своей земле я буду творить все что захочу, и никто меня не остановит!
        - Ты сам так решил. - Голос Древнего ледяным ветром прошелестел по комнате. - Так не жалуйся, когда твоя земля перестанет быть твоей!
        Дэл сначала ошеломлено замер, не в силах осознать смысла сказанного, а когда до его затуманенного алкоголем мозга, наконец, дошла угроза Древнего, с ревом бросился на Странника, расставив руки, словно собираясь сжать его в объятьях. Из глотки короля вместе с неразборчивым ревом вырывалось только одно слово:
        - Убью!!!!
        Древний даже не повернул головы. Крик внезапно прервался, и король Таркана замер на середине движения, как статуя. Наместник вскочил, остальные правители попятились вместе со стульями. Видеть магию воочию им еще не приходилось. Илир устало глядел на перепуганных людей из тени капюшона и пытался решить, как же ему убедить этих суеверных невежественных представителей рода человеческого не преследовать тех, кого они считают порождением тьмы. Хотя, возможно, то, что он позволил навязать себе их правила переговоров, - ошибка. Может быть, ему стоит выбить их из колеи? Странник лукаво улыбнулся. Стоит попробовать.
        Правители смотрели на фигуру в черном с едва скрываемым страхом. Только что на их глазах он превратил человека в статую! Внезапно все почувствовали собственную беззащитность перед этим таинственным существом, способным уничтожить их без всяких усилий. Древний словно почувствовал их страх. Он устало откинулся на спинку кресла, и Наместник скрежетнул зубами, видя такое неприкрытое высокомерие нелюдя. Но следующие слова пришельца заставили всех недоуменно переглянуться
        - Нил, как хозяин этого дворца, не могли бы вы распорядиться, чтобы на окнах задернули шторы? Солнечный свет вызывает у меня головную боль.
        Король Вирты от удивления открыл рот. Такой просьбы, а главное такой вежливости от своего грозного гостя он не ожидал. Древний, казалось, понял причину его замешательства по-своему.
        - Ах, да. Вы же отослали по моей просьбе всех слуг. Прошу прощения!
        И мановением руки сдвинул тяжелые бархатные портьеры на огромных окнах, заливающих комнату солнечным светом. В помещении воцарился полумрак и Древний с вздохом удовлетворения откинул капюшон своего плаща.
        - Так то лучше! Теперь можно спокойно поговорить.
        Паша Западной Империи громко икнул от неожиданности. Он отказывался верить своим глазам! Перед ним непринужденно сидел тот самый мальчишка-преступник, которого он два года назад едва не выиграл у короля Дэла в кости.
        - Это шутка?! - в голосе его смешались в равной пропорции удивление и негодование.
        - Ни в коем случае! - Древний улыбнулся уголками губ и поправил диадему, удерживающую его роскошную серебряную гриву в подобии порядка. - Вы не обознались, Великий Паша, это действительно я.
        - Но как?
        - Шутки мироздания. - Странник склонил голову, и в его черных глазах засветились веселые искорки. - Думаю, для всеобщего удобства мне стоит представиться. Меня зовут Илир. - И сумасшедший Страж уважительно кивнул королю Алвера. - Кстати, рад познакомиться со своим родственником, которого мне, по счастью, не нужно стыдиться.
        Стиэл, король Алвера, непонимающе уставился на не нормального посланника тьмы. Это его заявление уже ни в какие ворота не лезло! Стиэл всегда был очень набожным человеком, и вот теперь это создание Дэвола объявляет его своим родичем! Илир слегка поморщился.
        - Стиэл, помилуйте! Какие демоны! Мы с вами родственники через вашего племянника Дениэла. Он, между прочим, мой спутник жизни.
        - Что? - король поперхнулся от неожиданности. - Дениэл жив?
        - Да что с ним случиться? - беззаботно улыбнулся Илир, умело демонстрируя полную уверенность в благополучном исходе предприятия своего тио. - Носится по мирам, ищет нашу дочь.
        - Вашу дочь?
        - Да. Полгода назад у вас появилась внучатая племянница. Настоящее наказание - вся в отца!
        - В которого? - машинально спросил Стиэл, отчаянно пытаясь собраться с мыслями.
        Древний рассмеялся. Словно хрустальный колокольчик зазвенел в комнате.
        - Да вы правы. Это еще предстоит определить. Но, скорее всего, в Дениэла. Я менее склонен к авантюрам.
        Люди удивленно смотрели на развеселившегося Древнего. Сейчас он больше не казался неведомой угрозой, способной раскатать дворец по камешку.
        - Могу и по камешку. - С улыбкой произнес Илир. Правители дружно вздрогнули, но Странник не дал им опомниться. - Давайте оставим вопрос о происхождении Первых народов открытым, и подумаем о возможном сотрудничестве с ними к взаимной выгоде.
        - Не может быть никакого сотрудничества с пособниками Дэвола! - рассерженно подскочил с места Наместник, позабыв, что подобная несдержанность вполне может стоить ему жизни, если Странник сочтет себя оскорбленным его выходкой.
        - Великие Боги! Вам не надоело? - Илир уставился на жреца своими черными глазами, в которых уже разгорались зеленые огоньки гнева. - Поясняю еще раз. Дэвол - ваше собственное создание! Из-за выходки ваших предков мне приходится теперь разгребать эту кучу проблем и носить шрамы, которых могло бы и не быть. Между прочим, за вами должок. И как вы думаете, что с вами будет, если я вздумаю его взыскать?
        Люди в страхе попятились от Странника, начинающего боевую трансформацию. Наместник забормотал извинения, совсем не желая превратиться в статую самого себя. Илир глубоко вздохнул и на мгновение прикрыл глаза, заставляя себя успокоиться. Когда он снова посмотрел на людей, в них не осталось ни следа зелени. Нил, король Вирты, решив отвлечь внимание Странника от Наместника, вежливо поинтересовался у него:
        - И какую же выгоду я могу извлечь из соседства с этими порождениями бездны?
        - С орками? - Илир усмехнулся, - при всех своих воинственных выходках они довольно мирный народ, если, конечно, не сбрасывать всякую дрянь им на голову.
        - Что?
        - Ваши моряки выбрасывают с кораблей мусор прямо на их подводные города. Согласитесь, не слишком вежливо.
        Нил ошарашено хмыкнул. Вот так, так. Оказывается, все началось с мусора.
        - Ну, а выгода. Помнится кораллы с больших глубин, жемчуг и прочие дары моря ценятся на континенте очень дорого? Да и от штормов вы теряете довольно много кораблей?
        - Да. Но причем здесь орки?
        - Они владеют морской магией и вполне способны обеспечить вашим кораблям благополучное плавание с попутным ветром, отсутствием штормов и прочих неприятностей.
        - И они просто так это сделают? Не верю!
        - Естественно не просто так. - Древний усмехнулся. - Первые народы не страдают альтруизмом, но орки традиционно терпеть не могут драконов. Антагонисты, что с них возьмешь? Однако им нужны металлы, закаленные Повелителями огня. За их доставку и возможность не общаться с драконами они готовы платить. Да и сладкое они всегда покупали с удовольствием.
        - Сладкое?
        - Сахар, мед. Да что угодно!
        Нил склонил голову и задумался. В этот момент в разговор вмешался Великий Паша.
        - А какую выгоду я получу от соседства с этими отродьями Дэвола, которые уже вырезали четыре табуна моих лучших коней?
        - Народ Тьмы? Боюсь никакой. - Илир пожал плечами. - Они обожают убивать, с ними даже Баэр не всегда справляется.
        - Так может сменить им правителя? - Паша поджал губы. - Небольшой переворот - и моя западная граница в безопасности.
        - При чем здесь Великий ветер? - поднял брови Илир. - Он и сам с удовольствием уничтожает все, что движется.
        Паша растеряно замер.
        - А кто такой тогда этот Баэр?
        - Их Бог.
        - Что? - Наместник подскочил на своем стуле. - Они еще и еретики?
        - Великая Вселенная! Это-то здесь при чем?
        Наместник смешался и замолчал, а Древний продолжал, как ни в чем не бывало.
        - Гарантировать, что Народ Тьмы совсем не будет убивать, я не могу, но постараюсь ограничить их разрушительную деятельность по возможности неразумными и наименее ценными существами. К сожалению, чем труднее поймать добычу, тем она для них привлекательнее.
        Паша пожевал губами и вдруг хитро покосился на Странника.
        - Вот бы мои стражники так действовали! Разбойников стало бы гораздо меньше.
        - Вы согласны пустить на свою землю Народ Тьмы?
        - Да я самого Дэвола пущу, если он избавит меня от этих проклятых душегубов! - Паша, забывшись, вскочил и заметался по комнате. - У меня казна тысячи мер золота недополучает из-за грабежа на дорогах! А тут еще в городах целые шайки народ грабят, и, что характерно, налоги с награбленного никто платить и не думает! Сплошной убыток! А стража, вместо того чтобы их ловить, кажется, сама их боится!
        Люди молча смотрели на своего собрата, не зная, как реагировать на такое заявление. У всех были проблемы с разбойниками, но… По комнате пронесся шипящий смех Древнего.
        - Уважаемый Паша, Народ Тьмы с удовольствием избавит вас от этой проблемы. Только, если у вас принято судить преступников, прежде чем их казнить, советую выносить приговор заочно. Живыми Народ Тьмы вам их вряд ли доставит.
        Паша запнулся и подозрительно уставился на Странника.
        - А они не начнут резать всех подряд?
        - Нет. У них считается позором охотиться за одним, а убить другого. Признак слабости и трусости.
        - Тогда пусть охотятся. Я своего начальника стражи предупрежу. Он все им про разбойников расскажет.
        - И погибнет куча невинных людей.
        - Что?
        - Вы же сами сказали, что стража разбойников боится.
        Паша непонимающе воззрился на Древнего, а за тем глаза его округлились.
        - И как…?
        - Пусть сами ищут того, кто, например, ограбил тот или иной караван. Чем сложнее, тем им интереснее, и все довольны.
        Великий Паша вдруг ухмыльнулся и выпалил:
        - А жаль, что я тогда проиграл! - и тут же испуганно прикрыл рот ладонью. Неизвестно, как могучий маг прореагирует на напоминание о своем унижении. Он же не знает что…
        - Спасибо за комплимент. - Прошелестел голос Илира. И Паша вздохнул с облегчением.
        - А что ты посоветуешь мне? - С интересом спросил Стиэл, незаметно для себя переходя со Странником на 'ты'.
        - Дивный народ всегда славился своими знаниями и дружбой с природой. Думаю, договоритесь. - Илир с удовольствием отметил вольность короля Стиэла и решил про себя, что с церемониями пора заканчивать.
        Стиэл коротко хмыкнул. А парень не промах, отметил он про себя, начинает с самых сложных проблем и не пытается вмешиваться туда, где считает, что люди сами справятся. Чтоб значит, не обвинили в давлении на правителей и лишних дров не наломали. Интересно все-таки, неужели у него действительно есть внучатая племянница? Нил, наконец, оторвался от своих размышлении и кивнул головой.
        - Может сработать. А насчет народа Тьмы я немного подожду.
        Илир улыбнулся уголками губ.
        - Кстати, Драконы всегда славились своей работой с металлами и камнем.
        - А не съедят? - ехидно поинтересовался Наместник.
        - Только если сильно оголодают. Человеческое мясо одно из самых невкусных.
        Наместник поперхнулся и потрясенно посмотрел на Древнего
        - Ты говоришь так, словно знаешь не понаслышке!
        - Сам не пробовал, но оборотни, помнится, долго плевались.
        - Так, а они что от нас потребуют? - подозрительно спросил Нил.
        - Ничего. Просто не лезьте в Туманные горы. Мы терпеть не можем незванных гостей.
        Люди молча рассматривали его, что-то прикидывая про себя. Илир позволил себе расслабиться. Кажется, он все-таки смог их убедить. И тут в самый неподходящий момент появилась Лэла.
        - Странник! Это просто невозможно терпеть! Выкормыши Баэра залезли в мой заповедный лес и перерезали половину священных животных!!!
        Люди испуганно уставились на появившуюся из ниоткуда невысокую хрупкую женщину в блестящих одеждах. Ее огромные голубые глаза потемнели от гнева. Она яростно размахивала жезлом невероятной красоты и решительно наступала на Древнего.
        - Да сделай же что-нибудь!!! А то я сравняю эти проклятые горы с землей!!!
        - Вселенная! Когда эти проклятые придурки успели? - устало вздохнул Илир. - Вроде я недавно был у них, все было спокойно. Насколько это для них возможно, конечно.
        - Не знаю, когда они успели!
        - Ладно, Лэла я отправлюсь к ним, как только разберусь с людьми. Не могла бы ты нас покинуть? Совершенно незачем шокировать смертных.
        Богиня ответить не успела. Наместник, терпение которого подвергалось нешуточным испытаниям на протяжении всего совета, не выдержал, и завопил:
        - Прекрати издеваться над нашей верой, еретик!! Как ты смеешь!!!
        Лэла удивленно повернулась к Наместнику и принялась разглядывать его своими добрыми голубыми глазами.
        - Что расстроило тебя, человек?
        - Изыди! Тебя не существует!! Есть только Единый Бог и покорные слуги его!!
        Менее уверенные в этом правители втянули головы в плечи, ожидая неминуемого гнева богини, но, вместо того чтобы прийти в ярость, Лэла рассмеялась:
        - Хорошо, если тебе так удобнее. Я уйду. Встретимся в твоем посмертии. - С этими словами она просто растворилась в воздухе. Наместник замер с открытым ртом.
        - Не волнуйся. - В голосе Илира звучал едва сдерживаемый смех. - Она не злопамятна. Все равно получишь только то, что заслужил.
        К его удивлению люди ответили на его замечание неуверенными смешками. Потом король Стиэл вежливо поинтересовался
        - Что ты собираешься делать с королем Дэлом? В виде статуи он, конечно, довольно привлекателен на свой манер, но что нам предпринять по этому поводу? Уведомить принца Нерена о том, что он стал королем, или подождать, пока его папочка оттает?
        - Оттает. Дня через два.
        Стиэл понимающе кивнул головой.
        - Приятно знать, что некоторые человеческие черты вам не чужды.
        Илир молча усмехнулся. Ага, они, оказывается, боялись, что он совсем не похож на них, и интриговать в его присутствии им не удастся. Не хотели терять власть, как это все-таки по-человечески! Но следующий вопрос выбил его из колеи:
        - Ты бы не мог передать Дениэлу, что он и его дочь - всегда желанные гости в моем дворце. - Если бы он так явно не ощущал эмоции короля Стиэла, Илир решил бы что тот пытается таким образом обзавестись сильным союзником, однако, на этот раз не только расчет стоял за приглашение короля, и это удивило Странника.
        - Хорошо. - Он склонил голову. - Я передам.
        Стиэл вскинул на Древнего взгляд, тревожно пытаясь разглядеть, понял ли тот, что в действительности стоит за этим предложением. Но, увидев в глазах Илира понимание, успокоился.
        Правители заерзали, не зная как прервать совет хотя бы на несколько минут. Древний не выказывал ни какого желания двигаться с места, а у них уже ныли от напряжения и неподвижного сидения все мышцы. Илир улыбнулся и вдруг поднялся с кресла.
        - Прошу меня простить. К сожалению, появились срочные дела. Если вы не против, я вернусь через два дня за ответом.
        Рядом с ним в воздухе заклубилась тьма портала, Древний спокойно шагнул в него и исчез. Правителей не обманула вежливость Странника. Они прекрасно понимали, что Древний гораздо сильнее, но его поведение успокоило их. Странник ясно давал понять, что их отношения не будут отношениями раба и господина. Большего они и не ожидали. Совет развеял их худшие подозрения. По крайней мере, эти новые существа не претендуют на безраздельную власть над миром. К тому же, оказалось, что таинственный Древний в родстве с людьми. Это уже обнадеживало…
        Илир улыбнулся, слушая их мысли. Он не ошибся. Больше всего люди боятся неизвестного, а все остальное - это уже повод найти свою выгоду.
        Глава 4.
        Когда Эдморт ввалился в свой кабинет, девушка по-прежнему неподвижно сидела на стуле и, казалось, не проявляла к происходящему никакого интереса.
        Кетрин ничем не показала, что заметила появление хозяина кабинета, спокойно ожидая его действий.
        - Пройдемте со мной лисса! Я познакомлю вас с нашими учеными, и вы объясните им свои разработки!
        - Меня зовут Кетрин.
        - Какое необычное имя. Лисса Кетрин следуйте за мной!
        Кетрин молча отправилась вслед за Эдмортом, прикидывая вероятность ареста с последующим допросом и свои действия в этом случае. Читать мысли этого чиновника ей почему-то не хотелось. А она привыкла доверять своей интуиции.
        Помещение, в которое ее привели, камеру для допроса ничем не напоминало. По огромному светлому залу были расставлены всевозможные приборы, между которыми носились чем-то озабоченные люди в белых халатах, на них никто не обращал внимания. Эдморт повел себя странно. Не пытаясь обратиться к кому-нибудь из людей в белых халатах, он схватил какую-то ручку и повернул ее до упора. По помещению разнесся противный вой, перемежающийся пронзительным визгом. Все ученые как по команде оставили работу и яростно уставились на вошедших.
        - Это опять вы?!! - взревел басом тщедушный старикашка, потрясая какой-то папкой. - Убирайтесь!!! У нас нет ничего нового!!!
        - Зато у меня есть. - Невозмутимо заявил Эдморт. - Идите сюда и посмотрите на эти чертежи.
        Ученые оказались рядом с ним почти мгновенно. Кетрин с удивлением смотрела, как ее разработку ожесточенно делят по листкам и яростно обсуждают. В конце концов, мужчина средних лет, завладевший чертежом двигателя, уставился на нее с каким-то подозрительным выражением лица.
        - Ваш истребитель, лиса, должен взлетать при перегрузке в 16 пунктов?
        Кетрин молча кивнула.
        - И кто же на нем полетит? Проглоти вас сверхновая!!! Пилот же просто превратится в фарш!!
        Странница удивленно вскинула бровь. Неужели она что-то пропустила? Заметив ее недоумение, ученый фыркнул
        - Человек просто не выдерживает перегрузку больше 5 пунктов! - и замер, устремив на нее обвиняющий взгляд
        Если он ожидал, что девица, обвиненная им в незнании элементарных законов физики, растеряется или попытается с ним спорить, то он ошибся. Кетрин поморщилась и кивнула.
        - Кажется, я действительно об этом забыла. У вас нет компьютера?
        Ученый, несколько выбитый из колеи такой реакцией, кивнул в сторону огромного, во всю стену терминала. Все присутствующие повернулись к ней, ожидая, что же будет дальше. А дальше начались настоящие чудеса. Девушка подошла к компьютеру и вдруг улыбнулась:
        - Тебя-то мне и надо.
        В ответ компьютер, вместо того чтобы произнести запрограммированную фразу и потребовать пароль завопил:
        - Опять ты! Проглоти тебя сверхновая!!
        - Не ори, - девушка совершенно не удивилась приветствию компьютера. - Лучше дай-ка мне всю информацию по биологии и антропологии. Я, кажется, здорово села в лужу.
        - Я, между прочим, предупреждал. Ладно, подключайся, только на прямую. Не знаю, как ты это делаешь, но так гораздо быстрее!
        Кетрин усмехнулась и прикрыла глаза. В помещении воцарилось потрясенное молчание. Эдморт уже открыл рот, чтобы спросить, что здесь происходит, когда на экране компьютера возникли черные линии, формируя чертеж какого-то устройства. Девушка открыла глаза и улыбнулась.
        - Это должно сработать.
        Ученые сгрудились вокруг экрана и, не обращая на нее внимания, принялись его разглядывать. В конце концов, они повернулись к Кетрин, и старик подозрительно спросил:
        - Как вам это удалось, лисса?
        - Это так важно, лисар? Лучше скажите, это сработает?
        - Да. Это может сработать. Но вам придется остаться здесь и помочь нам довести ваше изобретение до ума. С вашими умственными способностями, думаю, мы управимся дня за два.
        - Конечно, я помогу, чем смогу.
        Старик одобрительно кивнул и повернулся к Эдморту.
        - Мы постараемся управиться поскорее. А теперь убирайтесь и не мешайте работать.
        Ответственный за производство военной техники покорно кивнул и покинул помещение. Кетрин насторожилась и внимательно пригляделась к старику, отмечая его ауру силы, в конце концов, она удовлетворенно усмехнулась про себя. Если память ее не подводит, и в секретные архивы Царской службы безопасности не вкралась ошибка, то ей предстоит работать с Тромом Коэ, величайшим из живущих ученых этой планеты. Тем лучше. Времени остается мало, а ей не хотелось бы упускать этот шанс.
        Через несколько часов Кетрин была уже уверена в том, что не ошиблась. Ученые погрузились в расчеты, каждый по своему профилю. Время, от времени они перебрасывались вопросами, что-то уточняя и корректируя. Тром царил над этой суетой, внося предложения, когда остальные заходили в тупик, и подбадривая своих учеников. Ее он изругал в пух и прах за крайне несистематические знания и предложил использовать ее умственные способности при обобщении всех выводов в общую картину. Компьютер, которому больше не приходилось скрывать свои новые наклонности, разругался со всеми, то и дело, посылая ученых в сверхновую и едко комментируя их умственные способности. Как ни странно, люди воспринимали это спокойно и с удовольствием переругивались с обнаглевшей машиной. Однако все это не мешало им решать поставленную перед ними задачу. На главном экране уже светилась готовая модель истребителя, и теперь решался вопрос о наиболее быстром их производстве. Кетрин предложила использовать заводы для производства маленьких исследовательских кораблей. Благо их производили в немереных количествах. Местные отличались невероятной
любознательностью. Идея была одобрена, и после жаркого спора Эдморта вызвали по внутренней связи и поставили перед фактом. Выслушали вопли о необходимости разработать новую технологию по производству брони и оружия, сбросились расчеты этой самой технологии ему на терминал и потребовали образец через два, дня желательно действующий. Кетрин невольно нахмурилась. Слишком большая нагрузка на промышленность. Смогут ли люди создать истребитель за два дня, даже используя большинство материалов и запчастей, предназначенных для исследовательских кораблей? Тром усмехнулся, видя ее замешательство, и пояснил, что теперь вся промышленность работает на оборону. Никому не хочется оказаться в рабстве у каких-то инопланетян с гипертрофированным представлением о собственной значимости. Кетрин понимающе кивнула и задала вопрос, давно не дающий ей покоя:
        - Почему у нас нет военных космических кораблей?
        Профессор горько усмехнулся.
        - Отец нашего Царя под давлением партии 'Мирных' решил, что с инопланетными братьями по разуму воевать мы никогда не будем. Только мирно сосуществовать.
        - Что? - Кетрин слегка опешила. - А у этих самых братьев по разуму выяснили, как они относятся к перспективе мирного сосуществования? А то вдруг они против?
        Тром тихо рассмеялся.
        - Приятно разговаривать с человеком, не теряющим здравого смысла при упоминании космоса. А то у нас в столице все помешались на идее ни в коем случае не перенести в космос наши пороки.
        Кетрин фыркнула.
        - Теперь пороки могут принести к нам.
        - Вы правы, лисса.
        - Обращайтесь ко мне на 'ты', если можно.
        - Конечно, лисса. Ты не считаешь, что нам пора сделать небольшой перерыв? - Тром покосился на учеников, увлеченно разрабатывающих наиболее оптимальный корпус для корабля-носителя при вылетах на дальние расстояния. Не смотря на все попытки этого избежать, корабли-матки все-таки оказались необходимы. - Они, полагаю, справятся и без нас.
        Кетрин кивнула.
        - Вот и хорошо. Я вызову транспорт и тебя доставят домой.
        Проклятье! Вот об этом Кетрин не подумала. Документы, перед тем как обратиться к Эдморту она сделала безукоризненные, а об жилье совершенно забыла. Тром понял ее замешательство по-своему:
        - Ты, наверное, приехала в столицу из глубинки? У тебя нет здесь места, где можно остановиться?
        Кетрин поспешно подтвердила его предположение.
        - Да. Я сразу пошла на прием и…
        - Тогда можем просто погулять, пока они не закончат предварительные расчеты.
        - Это было бы неплохо.
        - Вот и прекрасно! Заодно покажу тебе местные достопримечательности. А затем можешь поселиться у меня дома.
        - Не хотелось бы вас стеснять…
        - Не стеснишь. Дом большой и кроме меня и домработницы там никто не живет.
        Ученый замолчал, ожидая следующего вопроса, который всегда задавали ему незнакомые люди, узнав, что он живет один, но девушка только понимающе кивнула. Усмехнувшись, Тром молча направился к выходу, Кетрин последовала за ним. Они прошли через комплекс зданий, принадлежащих ведомству по производству военной техники, и подошли к воротам. Картина, открывшаяся им, вызвала у Кетрин полное недоумение. Перед редкой цепочкой людей в форме бесновалась толпа с плакатами, исписанными какими-то лозунгами.
        - Что это? - невольно вырвалось у нее. Тром устало усмехнулся:
        - Это, моя дорогая лиса, реакция нашего общества на угрозу. Одни просто боятся и готовы даже на рабство, только бы выжить, а другие от страха готовы разорвать кого угодно.
        - Это глупо.
        - Страх не бывает разумен, лисса. Слишком долго мы изживали в себе воинственность. Собственно наше учреждение давно стало местом ссылки.
        Кетрин молча смотрела на сходящую с ума от страха толпу за воротами и пыталась отстраниться от собственной ярости. Пока одни выбивались из сил, стараясь спасти жизнь себе и другим, эти требовали только собственной безопасности и готовы были ради призрачного шанса выжить в рабстве на любое унижение. Какой-то демагог влез на перевернутый ящик и кричал о том, что Царь затеял войну только затем, чтобы удержать свою власть. А рядом бесновался другой, убеждая всех кто готов был его слушать в том, что вокруг полно агентов инопланетян и призывая толпу убивать их на месте. Служба безопасности только блокировала ворота, не пытаясь вмешиваться. Когда толпа увидела Кетрин и Трома, в них полетели камни и бутылки. Одни обвиняли их в развязывании войны, другие в пособничестве врагу. Тром молча смотрел на беснующихся людей и болезненно морщился. Кетрин понимающе коснулась его плеча.
        - При непосредственной опасности всегда всплывает всякая дрянь.
        - Ты права, девочка. Ты права. Но как все-таки отвратительно…
        Тром оборвал себя, обнаружив, что впервые так фамильярно обратился к почти незнакомой девушке. Но Кетрин уже отвлеклась на что-то происходящее на улице. Там кого-то били, обвинив в пособничестве врагу, и служба безопасности уже прорывалась к месту действия, но толпа мешала добраться до парнишки с абсолютно белыми волосами, которого уже свалили и пинали ногами. Кетрин вдруг выдохнула короткое ругательство и одним прыжком взлетела на ворота. Выпрямилась, ловя равновесие, и мощным толчком отправила свое тело вперед. Тром ошеломленно смотрел, как невысокая, тощая девчонка играючи перемахнула десяток метров над головами разгоряченных людей и приземлилась на плечи избивающих мальчика подонков. Короткими ударами она раскидала дерущихся и наклонилась над ребенком. Над улицей воцарилась потрясенная тишина. Такого людям не доводилось видеть даже в развлекательных постановках, а девушка молча помогла парню подняться и насмешливо вскинула бровь, рассматривая своего спасенного. Вокруг них быстро пустело пространство. Люди пятились, не сводя глаз с необычной пары. Парень вдруг коротко поклонился.
        - Благодарю вас, Странница.
        - Тебе что, не терпится на тот свет? - холодно поинтересовалась Кетрин. - Знаешь же, что здесь ты можешь обладать только тем же, что и они.
        - Я знаю, что здесь я не обладаю силой. Но не мог же я оставить их одних.
        - Дурак!
        - Возможно. Но я могу тебе помочь.
        Кетрин хмыкнула и, схватив его за руку, потащила через поспешно отступающих людей к воротам. Захлопнув створку, она обернулась к Трому.
        - Позвольте представить вам моего коллегу…
        - Тау. - Поспешно вставил подросток.
        - Именно. Он нам сможет здорово помочь.
        Тром молча посмотрел на избитого подростка и коротко кивнул. Кетрин усмехнулась и понимающе взглянула на старого ученого. Но промолчала. А в следующий момент им подогнали наземную машину, и им стало не до разговоров на неудобные темы. Они отправились смотреть достопримечательности. От предложения отвести мальчика в лазарет Кетрин весело отказалась. Тром сидел на первом сидении и не мог отделаться от мысли, что сзади идет серьезный деловой разговор.
        - Ты что не мог помогать, не приобретая материального тела, ведь знаешь же, что в мире лишенном магии ты не будешь ничем отличаться от смертного!
        - Я не брошу их. Я слышал об этих захватчиках. Они убивают миры. Я не хотел привлечь их внимание магией, общаясь с тобой на большом расстоянии, и поэтому решил предложить свои услуги при близком контакте.
        - Ладно. Дело прошлое. Хотя тебя запросто могли убить, и выброс энергии был бы гораздо сильнее.
        - Знаю. Я не ожидал такой ненависти. Спасибо за помощь моему миру. Позволь мне помочь тебе спасти его.
        - Хорошо. Ты лучше знаешь материалы и природные процессы этого мира.
        - Сделаю все, что смогу.
        Тром невольно покосился на зеркало заднего вида и с удивлением увидел, что его пассажиры даже не смотрят друг на друга. Неужели у него начался старческий маразм. Сейчас это было бы очень некстати. Ученый вдохнул и выбросил антинаучные бредни из головы.
        Глава 5.
        Дениэл приземлился у какого-то храма, посвященного одному из враждующих богов, как раз в тот момент, когда бог соизволил создать себе материальное тело, чтобы обратиться к очередным бедолагам, которых он собрался отправить на смерть. Появление невысокого юноши в черном прошло незамеченным. Но Странник не собирался долго здесь задерживаться. Он снял внешние щиты, выпуская свою силу на волю, и шагнул вперед. Смертные шарахнулись в сторону, и Бог молча воззрился на пришельца. Когда затянутая в черную кожу рука откинула капюшон плаща, и волосы рассыпались по плечам черным облаком, он понял, что Странники все-таки не легенда, как он считал до сих пор.
        - Ты нарушил равновесие мироздания. - Шипящий голос Странника заполнил пространство.
        Бог, не раздумывая, бросился вперед. Он знал, что последует за этими словами, и не собирался ждать, когда Странник нападет на него. Бог был уверен в своих силах и не сомневался в том, что победит дерзкого Стража. Разве не выигрывал он битву за битвой вот уже на протяжении четырехсот лет? Этот Странник просто не мог стать для него серьезной угрозой! Но пришелиц лишь усмехнулся, не выказывая даже тени страха, и меч с тихим свистом покинул ножны, засияв холодным светом далеких звезд. Бог не даром воевал несколько столетий, его булава отстала только на мгновение, но Странник, казалось, только этого и ждал. Свистнул клинок, рассекая оружие противника, и Бог попятился, с ужасом глядя на нелепый обрубок, оставшийся у него в руках. Странник бесстрастно шагнул вперед, занося меч для последнего удара.
        - Пощади!! - голос Бога сорвался. Холодные черные глаза заглянули, казалось, ему в душу, и в них не было сострадания - только бесконечное презрение.
        - А ты их щадил? - Странник кивнул в сторону замерших в страхе смертных. Бог непонимающе вскинул на него глаза.
        - Смертных? Но они же ничто.
        - Боги, но вы же ничто. - Насмешливо протянул Странник, нанося удар, и голова Бога покатилась по траве под ноги верующим.
        Смертные застонали от ужаса. Но Странник не обратил на них никакого внимания.
        - Ты слышишь меня. - Произнес он утвердительно. - Лучше появись сам, иначе я найду тебя, и твоя смерть будет нелегкой.
        Свистнул ветер, и на поляне встал еще один Бог. Коротко взглянул на своего обезглавленного врага и побледнел, но поклонился Страннику как равному.
        - Что скажешь? - прошипел Дениэл, не сводя с него взгляда наливающихся зеленым огнем глаз.
        - Я виноват. - Ответил Бог, стараясь, чтобы его голос не дрожал. Он тоже слышал рассказы других богов и не верил им, считая просто страшными сказками. И вот существо из легенды стоит перед ним и требует ответа. Странник насмешливо поднял бровь.
        - Твое имя.
        - Рур. - Горько усмехнулся бог. - Когда ты убьешь меня, позаботься о смертных. Я их защитить не смог.
        - Даже так? И что ты не поделил с ним? - Странник кивнул на убитого Бога.
        - Власть. - Коротко бросил Рур. - Он не хотел иметь в этом мире соперника. Моих верующих он просто вырезал до единого человека.
        Он знал, что ему Страж не поверит, и не надеялся на пощаду, но, может быть, узнав о том, что его последователи не виновны в войне, Странник сохранит им жизнь и обеспечит посмертие…
        - Я не смог с ним справиться.
        - Я заметил. - Усмехнулся Странник. - Ты ведь не Бог войны?
        - Нет.
        - Так приводи этот мир в порядок. Я что ли за тебя отдуваться должен?
        Рур неверяще уставился на Странника. Неужели его пощадят?
        - Естественно, я же не дурак, убивать и правых и виноватых. К тому же, ты не соврал.
        И увидев искренне изумление Бога, усмехнулся.
        - Ты еще недостаточно могущественен для того, чтобы скрывать от меня свои мысли. Вот через несколько миллионов лет мы с тобой потягаемся на равных.
        Бог хмыкнул.
        - Ну да. Только ты станешь еще сильнее.
        Странник рассмеялся. Рассмеялся по-настоящему и спрятал меч в ножны.
        - Я задержусь в этом мире на некоторое время. Ты знаешь смертных, принадлежащих к твоему миру. Сможешь обнаружить рожденного в ином мире?
        - Да. Но только если ты согласишься одолжить мне свою силу, я не так силен, чтобы охватить своим сознанием весь мир.
        Сознание Странника ворвалось в него безумным штормом, и он испугался, что потеряет себя в этом водовороте силы. Но Страж подхватил его и, осторожно поддерживая, позволил освоиться с новыми возможностями, прежде чем потянул его за собой, расширяя свое сознание до невероятной величины и охватывая им весь мир. Рур добросовестно ощупывал каждое создание и чувствовал, что они все принадлежат этому миру. В конце концов, никого не осталось. Бог открыл глаза, с трудом приходя в себя, и с ужасом осознавая, как мало осталось смертных в его мире. Странник коротко вздохнул.
        - Ее здесь нет. Спасибо. Без тебя я провозился бы несколько месяцев, вчитываясь в каждое сознание и пытаясь определить, кому оно принадлежит.
        - Не за что Странник. Ты мне тоже помог. Теперь я знаю, откуда начинать восстановление своего мира.
        Дениэл усмехнулся, глядя на очень молодого Бога, так остро осознающего свой долг перед миром, и коротко кивнул. Он не жалел, что пощадил его. Из Рура обещал вырасти великий Бог. Со временем.
        Александр молча смотрел на своего ученика. Сегодня у него будет экзамен. Александр заскрипел зубами, он был уверен в том, что еще рано. Парень прекрасно стрелял, но это далеко не главное умение, необходимое убийце, и Туров не мог поручиться, что у Димы все получится. Хотя ни за что не высказал бы свои сомнения вслух. Парень спокойно смотрел на своего наставника, как обычно, не выказывая никаких чувств.
        - Есть заказ. Для тебя.
        Дима молча поднял бровь. Александр усмехнулся, по сравнению со своим учеником, он сам был очень разговорчивым человеком.
        - Чиновник. Любит молоденьких девочек. Охрана поставлена профессионально. Охраняет госконтора. Вот вся информация.
        Туров протянул парню папку с несколькими листками, густо исписанными от руки. Мальчик молча взял ее и погрузился в чтение. Александр терпеливо ждал, через час парень поднял голову и усмехнулся:
        - Выбраться из элитного поселка будет сложно. До трассы далеко.
        - Я подброшу.
        - Тогда я пошел готовиться. Грим, я полагаю, ты привез?
        - Привез.
        Парень поднялся и, подхватив сумку, на которую кивнул наставник, ушел в свою комнату. Александр уселся в кресло и принялся терпеливо ждать. Диме предстояла сложная задача, и Туров приготовился к тому, что в первый раз мальчика постигнет неудача, и ему придется помочь своему ученику правильно изменить внешность.
        Тихо хлопнула дверь, и в комнату вошла невысокая хрупкая девушка лет тринадцати. Коротко глянув на Александра, она подхватила со столика приготовленный тонкий стилет и точным движением вогнала в высоко поднятый на затылке хвост густых черных волос. Коротко тряхнув головой, спрятала маленькую, под ее руку, рукоятку в смоляных прядях. Только когда девушка знакомо приподняла бровь, до убийцы дошло, что это его ученик. Он не смог скрыть изумления: даже зная, что это парень, ему не удавалось заметить ни малейшей искусственности в его движениях или мимики.
        - Почему в волосы? - коротко спросил Александр, стараясь не показывать, насколько он удивлен.
        - Будут обыскивать.
        Убийца кивнул и усмехнулся:
        - Когда начнем?
        - Сейчас.
        Туров пожал плечами и отправился в гараж.
        Когда он высадил парня у школы, которую давно облюбовал продажный чиновник для вылавливания молоденьких дурочек, у него под ложечкой засосало от предчувствия. 'Слишком рано. Погибнет парень. Черт возьми, по-глупому погибнет. Его же не учили еще действовать в здании против многочисленной охраны. Проклятье, если бы не цена контракта, не предусматривающая отказа! Зря он тогда согласился на это условие. Уж не такое и безвыходное у него тогда было положение, чтобы влезать в такую кабалу. А теперь поздно. Нарушить контракт - значит, поставить себя вне закона. Криминального закона, черт бы его побрал! А нарушившие этот закон долго не живут. Даже лучший убийца страны долго не продержится, если на него ополчатся и его прежние друзья, и спецслужбы далеко не маленького государства. Но как же не хочется терять такого многообещающего ученика! Да и привязался он к нему…' - последняя мысль заставила Александра вздрогнуть. Он поспешно прогнал ее и сосредоточился на операции.
        Мальчик уверенно шел по тротуару, словно каждый день проходил здесь и знал на асфальте каждую трещину. Высокие каблучки задорно цокали по дорожному покрытию, волосы гордо реяли за плечами. 'Черт, да в него можно просто влюбиться! Как у него это получается - выглядеть настолько женственным? Полно, а нормальный ли он?' - Александр поспешно выбросил из головы посторонние мысли и вовремя. К тротуару подкатила черная иномарка, короткий испуганный визг, и девушку втащили в салон. Туров усмехнулся. Вот ведь актер. Может, у него и получится! Медленно трогая машину с места, убийца улыбался.
        Вот уже час он ждал парня у задней стены ограды шикарной дачи и начинал по-настоящему беспокоиться. Слишком долго. Вдруг тишину разорвали короткие очереди автоматов. Александр выругался. Кажется, ученика он все-таки потерял. Стрельба не умолкала. К ней добавились крики боли и ужаса. Кричали явно мужчины, а вот это уже было странным. Убийца напрягся, собираясь вмешаться и попытаться вытащить своего ученика из переделки, когда послышался короткий треск ограды, и сверху, каким-то чудом избежав колючей проволоки, спрыгнул Дима. Спокойно подойдя к машине, он коротко глянул на себя в зеркальце заднего вида и поправил выбившуюся прядь волос, которые, казалось, стали еще гуще.
        - Ну что, поехали?
        - Ты в порядке?
        - Я? - Дима удивленно взглянул на своего напарника. - Конечно. Задание выполнено.
        И тут парень вытворил такое, что, несмотря на свой шестилетний опыт убийцы, Александр побледнел. Дмитрий небрежно достал из маленькой, изящной, дамской сумочки человеческое сердце и спокойно показал ему.
        - Посмотри, какое интересное устройство. - Тонкие пальцы с любопытством теребили искусственный клапан.
        - Убери, - выдавил из себя Туров. - Мы уезжаем.
        Парень бросил сердце на газон и вытер руки носовым платком. Его, казалось, немного удивила реакция учителя, но он не показал вида. Спокойно занял свое место в салоне, и устало прикрыл глаза.
        - Если надумаешь убрать исполнителя, разбудишь.
        Александра передернуло. Сам того не подозревая, парень оскорбил его до глубины души. Он никогда не соглашался на такие задания, считая их чем-то сравни тем, что выполняют падальщики, уничтожающие трупы. Но Дима не мог этого знать, и, значит, действительно считал, что он может его убрать. Его ученик вызывал у Александра противоречивые чувства. Но сейчас было не время и не место в них разбираться. Он уверенно вел машину, соблюдая все правила вождения, чтобы не привлечь к себе ни малейшего внимания, а мальчик спокойно спал на заднем сидении и улыбался во сне. Он так и не проснулся, когда они подъехали к дому. Александр усмехнулся его беспечности, тоже мне убийца! Откуда только такая доверчивость? Александр вышел из машины и, открыв дверь, вытащил своего напарника из салона, без труда подняв его на руки. В шею что-то кольнуло. Туров осторожно скосил глаза и замер. Стилет упирался ему точно в сонную артерию. Дима молча смотрел на него своими чуждыми черными глазами, в которых не было и отблеска сознания, только хищная сосредоточенность. Миг, и в них зажглось понимание, парень каким-то змеиным движением
выскользнул у него из рук и, не убирая стилета, встал рядом, но вне досягаемости Александра.
        - Приехали. - Спокойно пояснил Туров. Старясь не показывать, как он напряжен. От его странного ученика можно было ожидать всего что угодно. Дима улыбнулся, и стилет исчез под одеждой.
        - Извини, рефлекс.
        Вот так. А он-то собирался учить парня всему, что должен знать убийца, кроме использования оружия. Да этот мальчишка сам кого хочешь научит! Дима тем временем уже скрылся в доме. Александр усмехнулся, все-таки парнишка иногда демонстрирует вполне адекватные реакции. Например, стесняется. Хотя, странный он все же. За те три месяца, которые он прожил у Александра в доме, свою комнату он покидал только для тренировок. И, самое интересное, он не боялся хозяина дома, как можно было бы предположить из его поведения. Просто его мало интересовало все, что не касалось тренировок, книг и телевизора. Читал он много и бессистемно. Часами смотрел телевизор и совершенно не желал покидать комфортабельный дом ради общения со сверстниками или взрослыми.
        Противно заверещал сотовый телефон и Александр чертыхнулся:
        - Слушаю.
        - Надо поговорить.
        - Еду.
        Ну, вот. Денис решил высказать претензии заказчика к выполнению работы. Туров подхватил ключи и вышел.
        Денис так и лучился нехорошим весельем. Александр молча прошел в комнату, привычно отдав пистолет охраннику, и присел на стул.
        - Ну?
        - Я счастлив сообщить тебе, что заказчик очень доволен проведенной операцией, особенно ему понравилась девочка, которая ее осуществила. Так понравилась, что он выразил желание получить ее.
        - Это мальчик.
        - Заказчик в курсе. Его это не волнует. В общем, так. Я могу отказать на том основании, что мальчик постоянно работает с тобой в паре, тогда не будет никаких вопросов, твоя репутация говорит сама за себя. Или я должен буду согласиться на его условия. Решай. В качестве компенсации можешь получить гонорар мальчишки. В конце концов, он ведь несовершеннолетний и по закону распоряжаться своими деньгами пока не может.
        Александр сидел неподвижно, ничем не выдавая своей ярости. Ублюдок все рассчитал верно. Откажись он работать в паре, и Диму заберут. Бандит явно рассчитывает на то, что Александр взбесится и пошлет его с его постоянным партнерством куда подальше. Ведь всем известно, что он работает только в одиночку, а здесь напарник, да еще и мальчишка, которому едва исполнилось четырнадцать! Естественно, Денис почти не сомневается в ответе и уже облизывается, думая о тех деньгах, которые он получит от богатого извращенца за Диму. Конечно, парень опасен, но методика отработана. Посадят его на наркотик, и он через месяц согласится на что угодно ради очередной дозы. Туров видел таких ребят и не хотел, чтобы на его совести была жизнь, загубленная таким способом! Александр про себя выругался последними словами. С другой стороны, постоянно общаться с сумасшедшим подростком, но сохранить возможность спокойно спать по ночам, не представляя, что в данный момент делают с мальчишкой, к которому он, что греха таить, уже успел сильно привязаться. Очень уж хорошо этот черноволосый херувим с ангельским личиком и душой демона
его понимает. Даже слишком хорошо! Черт!
        - Ладно, я согласен работать с ним в паре. - Денис с трудом скрыл разочарование за вежливой улыбкой. Мразь! Поморщился про себя Александр. Он видел, как бандит переживает потерю денег и борется с собой, чтобы не поддаться искушению просто не отказаться от своих слов и не забрать парня силой. Туров улыбнулся своей фирменной улыбкой, которая заставляла бледнеть и более сильных людей, чем Нож, и с удовлетворением отметил, что страх перед ним пересилил жадность. Так-то лучше! Он никому не позволит манипулировать собой! Денис, словно поняв его настроение, кисло улыбнулся и протянул ему небольшую папку с бумагами.
        - Тогда, если ты не возражаешь, парень будет жить у тебя. А теперь вот возьми отчет полиции о том, что произошло на даче.
        Александр взял папку и, не прощаясь, вышел. Он давно жалел о том, что в свое время сделал глупость, согласившись работать на этого бандита постоянно, да еще приняв условие, что при определенной величине гонора отказаться от выполнения заказа он не может. Конечно, тогда он влетел в серьезный переплет. Но все-таки это была самая большая его ошибка, исправить которую будет не так-то просто. Несмотря на все свои отвратительные качества, Нож имеет достаточный вес в криминальных кругах для того, чтобы доставить ему очень серьезные неприятности. Особенно, если криминальный закон будет на его стороне. Александра боятся многие бандиты. А значит, все они с удовольствием поучаствуют в его травле. Нужно быть предельно осторожным. Туров поморщился. Это были проблемы отдаленного будущего, и вместо того чтобы думать о них, лучше бы он, наконец, решил каким образом ему с большей вероятностью удастся объяснить Диме то, что тот стал практически его рабом, и при этом не спровоцировать его на нападение. При его феноменальной недоверчивости вряд ли парень поверит в то, что Александр действовал из лучших побуждений,
пытаясь его спасти. Чтобы отвлечься от невеселых мыслей Александр открыл папку с осмотром места происшествия и принялся читать.
        Дира сидела перед зеркалом и расчесывала отросшие волосы. Как возмутился наставник, когда она отказалась стричься! Дира улыбнулась. Волосы потрескивали от энергии и ложились на плечи красивой волной. Жизнь наконец-то начинала налаживаться. Девушка с удовольствием потянулась и поправила еще раз прическу. В памяти всплыло недавнее убийство. Попасть к жертве оказалось совсем несложно. Правда неожиданная задержка чиновника по государственным делам заставила ее поволноваться. А затем все было даже легче, чем она предполагала. Разыграть испуг, подманить поближе, вогнать стилет в живот с таким расчетом, чтоб спасти не спасли, а умирать извращенцу пришлось бы долго. А охрана ее даже не потревожила. Здоровый Странник, которого не изматывает боль во всем теле и слабость от полного отсутствия энергии способен справиться с двенадцатью мордоворотами играючи, какая бы подготовка у них не была. Правда, эти были профессионалами, и за ними пришлось здорово побегать. Затем она вернулась к жертве, и для надежности вырезала ему сердце. Кстати, странное приспособление - этот искусственный клапан, нужно будет больше о
нем узнать. Ну а настроение еще поднимало и новое открытие, которое она сделала совершенно случайно, от нечего делать, покопавшись в сознании своей жертвы и сопоставив полученную информацию с данными из его досье. Наконец-то ей удалось выяснить - от чего зависит количество энергии, выделяемое человеком в момент смерти. Оказывается, люди тоже могут забирать друг у друга энергию, правда, неосознанно, но главное - они тоже тянут энергию в момент боли и беспомощности жертвы. Дира тихо рассмеялась. Так что осталось найти побольше садистов, убить их, как следует, помучив перед смертью, и проблема недостатка энергии будет решена. Жизнь прекрасна, господа! И все из-за привычки Дениса указывать самую разнообразную информацию о жертве. Например, склонность мучить своих любовниц…
        Хлопнула входная дверь, сигнализируя о том, что вернулся Александр. Ощущение его присутствия было на этот раз странным. Что-то случилось. Дира бесшумно поднялась и вышла из комнаты. Так и есть. Александр молча смотрел перед собой, сидя в своем любимом кресле. Скулы побелели от едва сдерживаемого гнева. Дира коснулась его плеча и тут же отпрыгнула в сторону. Черт! Она совсем забыла о его профессии! Это Странники мгновенно отличают врага от друга, а люди такой способностью не обладают. Александр опустил занесенную для удара руку, и устало усмехнулся:
        - Ты, как всегда, вовремя. Нужно поговорить.
        - Что случилось?
        - С чего ты взял, что что-то случилось? Впрочем, ты прав, случилось. Нас подставили.
        - От меня пытаются избавиться?
        - Пытались. Я согласился на то, чтобы работать с тобой в паре.
        - А иначе?
        - Тебя бы попытались убрать. Продать заказчику в качестве…
        Дима молча кивнул, чуть сжав губы. Александр мог бы поклясться в том, что парень понял все, что он не успел ему рассказать. Мальчик медленно прошелся по комнате. И встал перед ним.
        - Теперь ты владеешь моей жизнью.
        - Да. Если я еще смогу удрать, тебе это вряд ли удастся. Без документов, несовершеннолетнему, с броской внешностью и профессиональными сыщиками на хвосте.
        - Не так сложно, как ты думаешь. Но ты прав. Глупо искать себе лишние проблемы. И так, что ты собираешься со мной делать?
        - Ничего. Работаем вместе и все.
        - Хорошо. Тогда не буду мешать. - Парень развернулся и ушел в свою комнату.
        'Вот так. А он-то беспокоился о том, как Дима воспримет перспективу зависимости от него'. - Александр усмехнулся. - 'А ведь не факт, что в случае его отказа работать в паре Денису удалось бы скрутить этого пацана. Есть в нем что-то хищное, беспощадное'. Он вспомнил отчет и невольно вздрогнул. - 'Тринадцать трупов, люди убиты голыми руками или подручными средствами вроде хрустальной вазочки, вогнанной в горло одного из охранников. И как ему только удалось вбить толстый хрусталь под кадык, не разбив при этом. Умирал мужик долго. И остальные не легче. Откуда у него такая жестокость? При этом в повседневной жизни никаких отклонений в психики он не проявляет. Черт знает что! Ладно. Разбираться он будет с проблемами по мере их поступления. А пока нужно обеспечить Диме хотя бы видимость свободы, чтобы не начал чудить. Слишком уж Дмитрий непредсказуем. Так что не стоит рисковать'. Он коротко постучал и вошел в комнату своего…напарника.
        - Я подумал, что тебе понадобятся деньги. Не все же тебе сидеть в этой комнате.
        Дима молча поднял на него глаза, а потом весело усмехнулся.
        - Хочешь, чтобы я начал развлекаться со сверстниками.
        - Так заметно?
        - Ага. Но ты прав. Если я не перестану, вести себя как затворник то, в один прекрасный момент я могу провалить задание из-за незнания элементарных мелочей.
        Александр хмыкнул и протянул ему ключи.
        - Это ключи от квартиры. Она принадлежит мне, но я там почти не бываю. Денис настаивает на том, чтобы ты жил у меня, но отлучаться тебе никто не запрещал.
        Дима широко раскрытыми глазами непонимающе смотрел на него несколько мгновений, а затем рассмеялся. По-настоящему весело, заливисто. Сквозь смех кое-как поблагодарил его, взял деньги и ключи и демонстративно важно вышел на улицу. Александр покачал головой. Он наверно никогда не поймет своего напарника. То он ведет себя как взрослый опытный человек, то резвится как ребенок. Но актер он замечательный, тут сказать нечего. Ладно, теперь у него появится возможность понаблюдать за ним, в, так сказать, естественной обстановке.
        Глава 6.
        Профессор Тром молча наблюдал за тем, как Кетрин и Тау с задумчивым видом разглядывают первый образец истребителя, доставленный на экспериментальную площадку. Молодые люди настолько увлеклись, что не обращали внимания на остальных ученых, сгрудившихся вокруг машины. Профессор улыбнулся, вспоминая, как два дня назад он прореагировал на известие о том, что, кроме сумасбродной девицы, ему будет помогать еще и неизвестный подросток.
        Тогда, остановив машину перед Дворцом фонтанов, он собирался серьезно поговорить с Кетрин, но она, увидев знаменитые фонтаны, забыла обо всем. Тром и сам восхищался причудливыми статуями, окутанными радужной дымкой искрящейся воды, но подобной реакции он не ожидал. Девушка вышла из машины, поднялась на смотровую площадку и застыла как зачарованная, не сводя глаз с каскадов и скульптур. На вопросы и возмущенные возгласы профессора она просто не обратила никакого внимания. И, когда сзади раздался тихий смешок, Тром, разъяренный до крайности, развернулся, чтобы высказать все что он думает о невоспитанных юнцах, позволяющих себе подобное неуважение к людям гораздо старше их, но, встретившись взглядом с грустными глазами Тау, промолчал.
        - Не сердитесь, профессор. - В голосе мальчика звучала невысказанная просьба понять. - Она всегда так реагирует на красоту. Для них это как наркотик для наркомана.
        - Что? Но это невозможно!
        - Возможно. Не сердитесь. Через несколько минут она выслушает все ваши претензии по поводу моего присутствия и ответит на все ваши вопросы.
        Трому стало неловко от того, как легко этот ребенок угадал его намерения. Он постарался придать своему лицу непроницаемое выражение и произнес:
        - Вообще-то, я хотел в ее присутствии проэкзаменовать Вас, молодой человек, по поводу ваших знаний по предмету наших исследований.
        Тау улыбнулся и кивнул:
        - Я весь внимание, профессор.
        Так Тром выяснил, что имеет дело еще с одним уникумом, и в тот же день устроил их в своем огромном доме.
        Профессор вздохнул, вспомнив взгляд, брошенный Тау на портрет Этрель, и его странное 'простите'. Все-таки они очень необычные молодые люди…
        От воспоминаний его отвлек возмущенный вопль Кетрин. Тром прислушался к невнятным восклицаниям девушки, адресованным Тау, и удивленно приподнял брови. Оказалось, что фокусирующая линза на оружие имеет сверхпроводимость. Профессор с трудом представлял себе как это возможно, но уже смирился с тем, что за несколько дней, проведенных с ним, ученики превзошли своего учителя. В возникшей проблеме почему-то Кетрин обвиняла не разработчиков, а Тау, требуя ответить, почему он не предупредил ее об этом свойстве кристалита. В ответ мальчишка возмущенно возражал, указывая на искусственное происхождение материала. Тром воздохнул. 'Причем здесь это? Наверно, причем-то, если они об этом говорят. И когда они прекратят скрывать свои секреты? Как будто так сложно догадаться о том, что они не из этого мира'. - Профессор улыбнулся. - 'Тоже мне, конспираторы! Он вычислил их еще в тот момент, когда компьютер стал проявлять признаки личности, но не собирался никому об этом говорить. Его ученики по-прежнему считали, что внезапная сварливость компьютера вызвана новой программой, втихаря установленной Кетрин'.
        Александр поморщился. Дима взялся за осваивание новых отношений с неожиданным азартом. За последнюю неделю он не ночевал дома ни разу. В квартире, ключи от которой он так необдуманно ему отдал, перебывали девушки самых разных слоев общества, и парень, казалось, не собирался останавливаться, при этом ночные бодрствования совершенно не мешали ему тренироваться днем. По мере наблюдения Александр выяснил еще одну странность своего напарника. Он терпеть не мог ярких солнечных дней. При ясной солнечной погоде он становился вялым, раздражительным, впадал в депрессию и не желал покидать свою комнату. Однако в ненастные пасмурные дни Дима просто преображался. Казалось, он получает искреннее удовольствие от промозглого ветра и дождя и действительно не понимает, от чего морщится Александр, обнаружив его в гостиной мокрого как мышь со счастливой улыбкой на лице. Но еще больше Турова беспокоило его странное отношение к людям. Дима словно не воспринимал окружающих в качестве одушевленных существ, для него они были предметами, с которыми можно обращаться как угодно в зависимости от своего настроения. С одной
стороны, это обеспечивало отсутствие угрызений совести после очередного заказа. Александру совершенно не хотелось потерять напарника только из-за того, что в один далеко не прекрасный день тот решит, что убивать плохо и сделает какую-нибудь глупость. Но, с другой стороны, полное равнодушие мальчишки к окружающим его людям наводило на тревожные мысли о его душевном здоровье. Хотя Туров вынужден был признать, что сам он является приятным исключением. Его Дима замечал и даже старался в меру своих способностей оградить от отрицательных эмоций, на свой манер, конечно, но все-таки.
        И вот теперь Туров с интересом наблюдал за очередной вылазкой Дмитрия. Первое время парень не доверял доброй воле своего бывшего наставника и проверял, нет ли слежки, но Александр предполагал что-то подобное и наблюдать за ним начал только через месяц его постоянных отлучек. В первую же ночь он с удивлением выяснил, что Дима пристрастился к опере, и посещает ее постоянно. По крайней мере, кассирша его уже узнает и приветствует как старого знакомого.
        Дира с удовольствием откинулась в кресле оперного театра и приготовилась наслаждаться музыкой Верди. В голове лениво роились воспоминания о самом интересном месяце, проведенном в этом мире. Общаться со сверстниками оказалось несколько обременительно, но это с лихвой окупалось новыми знаниями и впечатлениями. Охота на девушек оказалась довольно занимательной и не слишком трудной. Она выяснила, что ее внешность в этом мире считается привлекательной, а таинственность и ощущение угрозы, исходящее от нее, вызывали у противоположного пола интерес определенного толка. Оставалось подыграть и следить за тем, чтобы не переломать очередной пассии кости. Впрочем, девушки и вечеринки были скорее необходимостью, чем удовольствием. Познание мира требует жертв. А вот классическая музыка стала для нее настоящим открытием. Она никогда не думала, что смертные могут создать что-нибудь столь прекрасное! Заиграли вступление, и Дира все отдалась музыке, забыв обо всем.
        Выйдя из оперного театра, Дира бросила взгляд на часы, и выругалась. 'Черт возьми! Через двадцать минут свидание с очередной жертвой ее обаяния, а до места встречи минут тридцать на автобусе! Придется ловить машину!' - Дира поморщилась и направилась к стоянке такси, про себя она иногда задумывалась, как бы прореагировали ее подружки, обнаружив чье сознание, скрывается в так понравившемся им теле. И как всегда, вспомнив об этом, не смогла сдержать насмешливого фырканья. Но организм подростка требовал своего, и Дира не видела необходимости сдерживаться, поэтому не забивала себе голову моральными нормами этого мира, а предпочитала наслаждаться. На этот раз девушка, обратившая на себя ее внимание, была на удивление религиозна, и предстояло получить совершенно новый опыт общения с человеком. Такие ей еще не попадались. На ее счастье, на стоянке оказалось несколько свободных машин, и уже через несколько минут она мчалась к месту встречи.
        Выскочив из такси возле неприметного здания, у которого Нина назначила ей свидание, Дира сразу же увидела девушку в группе каких-то личностей, толкавшихся у обшарпанного подъезда с самым идиотским выражением лица и полной мешаниной в сознании. Пожав плечами, она подошла к подружке и легко поцеловала ее в щеку.
        - Извини, что опоздал.
        - На все Его воля. Пойдем, все уж собрались.
        - Все?
        - Да. Сегодня учитель будет проповедовать. Тебе понравится.
        Дира вскинул брови. Вот это свидание! Такого у нее еще не было! Остальные окружили их и заговорили наперебой. Какой-то прыщеватый подросток в очках, в конце концов, заставил всех замолчать и выдал такое, что Дира чуть не рассмеялась в слух.
        - Мы счастливы приветствовать Вас в нашей скромной обители. Поверьте, здесь Вы не найдете непонимания или осуждения. Я вижу, что Вам не чужды поиски истины и могу заверить Вас, что мы сделаем все, чтобы помочь Вам ее обрести!
        Дальше началось что-то несусветное! Диру провели в какой-то обшарпанный зал и усадили на стул. Нина села рядом, не переставая трещать о том, какой чудесный у них учитель, его помощники, все верующие, и как он, несомненно, будет осчастливлен своим пребыванием здесь. Дира морщилась и терпела. Познание мира требует жертв. Но если выяснится, что местный бог так оболванивает свои создания, ему точно не поздоровится! В помещении погас свет, и Дира напряглась, готовая к любой неожиданности. Внезапно мощный прожектор осветил деревянный помост, который она давно заметила в дальнем углу зала, но так и не поняла, для чего он предназначен. Девушка нахмурилась, она не понимала происходящего, и ей это не нравилось. То, что началось дальше, привело ее в состояние близкое к замешательству. На импровизированную сцену выскочил невысокий мужичок с микрофоном, поприветствовал их и понес несусветный бред о Боге и его посланнике на земле. Только через десять минут до Диры дошло, что этот самый мужичок и есть посланник Бога на земле, устами которого глаголет святой дух. Это нечем не обоснованное заявление было встречено
радостными воплями, включили бьющую по ушам бравурную музыку и все, дружно повскакав с мест, завопили какие-то плохо рифмованные тексты относительно религиозного содержания. Дира помаленьку начинала звереть от происходящего. Нина вопила вместе со всеми, впадая в экстаз и не обращая внимания на побелевшие от гнева скулы своего кавалера. Неожиданный звонок мобильного телефона отвлек Диру и помешал ей запустить чем-нибудь тяжелым в беснующегося гуру. По неприятному стечению обстоятельств как раз в этот момент музыка начала стихать, чтобы дать возможность 'священнику' услышать хотя бы самого себя, и звонок привлек всеобщее внимание. Гуру неодобрительно воззрился на Диру и с мягким упреком произнес:
        - Молодой человек, пожалуйста, отключите телефон. Приходя на богослужение, все мирское надо оставлять за порогом!
        Но Дира уже поднесла телефон к уху.
        - Какого черта тебе нужно, Александр?
        - Ты где? - в голосе Турова звучало недоумение. Ему было прекрасно слышно какое-то религиозное бормотание рядом с напарником, и он прибывал в естественном недоумении, куда того занесло на этот раз в его поисках приключений на собственную задницу.
        - Я в какой-то секте. Не спрашивай названия, я его все равно не помню.
        - И что ты там делаешь? - спросил с подозрением Александр.
        - Слушаю.
        - Ладно. Тут Денис подбросил нам небольшую работенку. Возьмешься?
        - Возьмусь, куда я денусь.
        - Тогда подъезжай к Универмагу - передам всю информацию.
        Дира улыбнулась и отключила телефон. Холодно посмотрела на сектантов и презрительно поморщилась. Больше она сюда под страхом смерти не придет. Гуру шагнул к ней, бормоча что-то о всеобщем счастье, но она молча развернулась и пошла к выходу, собираясь поскорее покинуть это сумасшедший дом. Но, как оказалось, она немного опоздала со своим решением.
        Дверь слетела с петель, и в комнату ворвались люди в черных масках, потрясая автоматами. Всех сектантов положили лицом вниз и принялись обыскивать на предмет наркотиков и психотропных средств. Дира, ругаясь про себя, позволила обшарить свои карманы и затолкать себя вместе с остальными в машину. 'Черт побери этих полоумных! Александр ждет ее с информацией на следующую жертву, а она едет в участок, потому что у этих придурков прямо в зале хранилось столько галюциногенов, что ими можно было всех наркоманов города обеспечить дня на два!'
        Их выгрузили у районного отделения, загнали в какой-то грязный закуток и по одному начали заводить в кабинет оперативника. До Диры очередь дошла неожиданно быстро. Когда ее небрежно втолкнули в небольшую обшарпанную комнату, где, наверное, с момента постройки не делали ремонт, Странница непроизвольно напряглась. Все происходящее ей совершенно не нравилось. Невысокий молодой парень с каштановыми волосами и холодными голубыми глазами смотрел на нее очень недружелюбно. Слишком недружелюбно, чтобы можно было объяснить это просто профессиональной неприязнью к преступникам. В этом явно было замешано что-то личное.
        Молодой опер молча разглядывал спокойно сидящего перед ним подростка в дорогом костюме и морщился от отвращения. Сектантов он терпеть не мог! Парень встретил его полный презрения взгляд и ответил насмешливой улыбкой.
        - Я не имею никакого отношения к этим придуркам. Моя новая девушка додумалась пригласить меня на свидание в этой секте.
        - Ну, да и про наркотики ты ни сном, не духом! - Андрей уже наслушался сегодня таких заявлений и слушать еще одно у него не было никакого желания.
        Дира быстро анализировала ситуацию, пытаясь найти способ быстро покинуть это заведение. Сил на прямое внушение у нее не было, да и опыта взятия под полный контроль незнакомого хрупкого человеческого сознания - тоже. Она осторожно проникла в разум оперативника и попыталась определить, что заставит его отправить ее на все четыре стороны. Ничего! Идеалист! Черт бы его проглотил. Кристально честен и беззаветно предан делу. Вот ведь не повезло. Полицейский продолжал что-то говорить, но Дира не слушала его, погружаясь все глубже в чужое сознание. Наконец ей улыбнулась удача. А парень-то гомофоб! Она чуть не рассмеялась от облегчения. Способ найден!
        Андрей сначала не обратил внимания на странные ощущения, внезапно прокатившиеся по телу. Но чем дольше он разговаривал с этим черноволосым сектантом, тем сильнее они становились. В конце концов, он не выдержал и замолчал, прислушиваясь к себе. Что-то было не так. Парень поднял голову и искоса глянул на него из-под свободно рассыпавшихся длинных волос.
        - Что-то случилось? - бархатный сумрачный голос прокатился мурашками вдоль его позвоночника. Андрей помотал головой, стараясь избавиться от наваждения.
        - Нет, все в порядке.
        Губы парня изогнулись в чувственной улыбке, и тихий обволакивающий смех прошелестел по кабинету. Андрей непроизвольно вздрогнул. Тело среагировало на этот смех настолько недвусмысленно, что скрывать от себя правду стало уже не возможно. От ужаса у него задрожали руки. Боже! Неужели он один из этих отвратительных ублюдков?! Словно почувствовав его испуг, парень посмотрел ему прямо в глаза и провел языком по нижней губе. Андрей чуть не застонал от наслаждения, смешанного с отвращением. И вдруг увидел в глазах сектанта понимание того, что происходит! 'Боже! Он догадался!' - Мысли заметались в ужасе. - 'Что делать? Как избавиться от всего этого?' Решение пришло внезапно. Андрей ощутил облегчение и даже слегка улыбнулся.
        - Ладно, верю! - он с деланной насмешкой посмотрел на Дмитрия, - свободен! Только больше мне на глаза не попадайся!
        Парень встрепенулся и с видимым облегчением выскочил из кабинета. Андрей проводил его взглядом, и устало вздохнул: ведь придет же в голову такое. Явно переработал с этими лунатиками, самому чертовщина мерещится!
        Дира улыбнулась, вспомнив испуг, мелькнувший в глазах опера. Оказалось, совсем несложно воздействовать на его сознание! Потратила немного сил на активизацию 'Песни страсти' и, пожалуйста, чуть не соблазнила полицейского. Никогда не думала, что человек может так остро отреагировать на определенные свойства ее организма! Значит, старшие были правы насчет способности Странника соблазнить любое разумное существо! А это, между прочим, интересная находка! Но бедного парня даже жалко. Бедолага теперь еще долго будет сомневаться в своей повой ориентации и, не подозревая о том, что стал жертвой ее стремления поскорее покинуть здание полиции. Дира хмыкнула и скорым шагом направилась к стоянке такси. Ей нужно было торопиться, чтобы успеть добраться до Универмага вовремя. Нехорошо заставлять напарника ждать. На ее счастье сговорчивый таксист попался ей на удивление быстро, уже через десять минут она вышла из машины возле здания магазина и принялась оглядываться в поисках внедорожника Александра.
        Александр раздражено взглянул на часы. Судя по всему, Дима добирался с другого конца города пешком. Ну, он ему устроит! В окно его машины коротко постучали, и на переднее сидение скользнул его напарник. Александр повернулся к нему, чтобы высказать все, что он о нем думает, и замер. Что-то было не так. Он привычно проанализировал свои ощущения и ошарашено отпрянул. К парню тянуло, как к самой соблазнительной красавице. Причем мысли возникали такие, что в пору было покраснеть. Дима недоуменно уставился на наставника, явно озадаченный его реакцией на свое появление. Но через мгновение в глазах его мелькнуло понимание, и желание мгновенно исчезло. Туров глубоко вздохнул, отметив очередную странность своего напарника, и, как ни в чем не бывало, протянул ему папку с новым заданием.
        Глава 7.
        Леда была готова разорвать на части все, что ей попадется в этом безумном мире! Если первый мир показался ей неприятным, то этот был просто отвратительным! Начать с того, что здесь поклонялись всем богам разом, причем одновременно, в одном храме. Жрецы перекрикивали друг друга, произнося пророчества, толпы паломников со всего мира тащились по дорогам к холму посреди степи, где стояло святилище. С Богами тоже была полная невнятица. Они откликались на молитвы, как попало, и каждый утверждал, что именно он и есть верховный Бог этого мира. При этом показываться ей на глаза ни один не желал. Леда попыталась сосредоточиться и просканировать обитателей этого мира. Куда там. В энергетических полях царил полный бардак! Помехи от многочисленных богов, амулетов, ими созданных и разбросанных где попало, да еще и попытки местных жрецов докричаться до своих покровителей глушили все остальное. Леда раздраженно переместилась в густой лес подальше от храма и начала погружаться в глубокий транс в последней надежде узнать хоть что-нибудь о Дире. Тщетно. В такой каше сканировать можно было только сознания в радиусе
двадцати километров от места, где находилась Леда. Проклятье! Избыток магии, оказывается, бывает хуже ее полного отсутствия! В этом мире ее было столько, что даже аура Странницы запросто могла в ней потеряться! Промучившись несколько часов и не выудив ничего интересного, Леда вышла из транса и открыла глаза. Так, а это еще что за явление? Перед ней на корточках сидел невысокий парень с красными волосами и глазами. Сидел и с интересом рассматривал ее. Странно, как это он смог ее обнаружить, а она его присутствие не почувствовала? Увидев, что его заметили, парень поднялся и отвесил ей замысловатый поклон.
        - Позвольте приветствовать вас, Странница, в нашем прекрасном мире и представиться. Меня зовут Руон. Просто Руон.
        - Кто ты?
        - Всего лишь несчастный поклонник вашей несравненной красоты!
        - Что? - Леда окончательно перестала понимать, что происходит. По всем ее ощущениям, перед ней сидел Бог, и не слабый заштатный божок, каких в этом мире оказалось на удивление много, а именно Бог сильный и достаточно древний. Однако вместо того чтобы вести себя так, как и должен вести себя Бог, неожиданно обнаруживший в своем мире Странника, он говорил ей комплименты.
        Наученная горьким опытом, она потянулась сознанием к его ауре, на тот случай, если и этот представитель божественного пантеона тоже увлекается имитированием опьянения или чего похуже. Но нет, Бог был абсолютно нормален, если не считать восхищения, с которым он на нее взирал. Леда пожала плечами. Это не ее проблема. Ей нужно найти Диру как можно скорее. А так как избыток местной магии глушит вибрацию сознания странника, то придется обшарить весь этот мир, перемещаясь прыжками в сорок километров и сканируя сознания смертных. Приняв решение, она переместилась на новое место и провалилась в глубокий транс.
        - Я прошу прощения за назойливость…
        Леда резко распахнула глаза и встретилась взглядом с красными глазами местного бога. 'Как его там? Руон. Так. Это было уже подозрительно'. - Странница попыталась проникнуть в сознание прилипчивого бога, но натолкнулась на неожиданно сильный щит. Оскалившись, Леда потянулась за мечом, но, почувствовав ее желание немедленно его прибить, Бог исчез, оставив на месте своего пребывания букет ярко-алых местных цветов. 'Да что, в конце концов, происходит?' - Странница глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. - 'Проклятье на этот сумасшедший мир!' Она осторожно коснулась цветов кончиком меча. Ничего не изменилось. Цветы как цветы. Пожав плечами, Странница переместилась снова.
        Риа с улыбкой вспоминала первый мир, который она посетила. Диры там не оказалось, но зато она узнала много нового об организме смертных. Вылеченный сын местного царька стал первым в очереди болящих, которая выстроилась к ней после ее первого чуда. И ей понадобилось немало усилий для того, чтобы отвадить смертных от привычки бежать к ней из-за каждого чиха. А потом пришлось проявить всю свою изобретательность, чтобы исчезнуть из того мира никем не замеченной. Особенно Богом, который его создал. Теперь она пыталась решить, как можно спокойно просканировать новый мир, обладающий довольно развитой технологией так, чтобы не привлечь к себе внимания. Местная аппаратура улавливала магическое излучение и идентифицировала его как разновидность помех, близких к помехам, выдаваемым в эфир каким-нибудь военным сооружением. И местные крайне воинственные смертные спешили заслать в этот регион диверсантов, шпионов и прочую пакость, а то и шарахнуть чем-нибудь с воздуха. Искать ребенка спокойно было просто невозможно. Она уже и так вызвала парочку пограничных конфликтов! А в этом мире войны и без этого не
прекращались ни на минуту. И соответственно энергия смертей зашкаливала за все возможные пороги поиска. Проще говоря, постоянный фон огромного количества смертей в этом мире, практически лишенном природной магии, играл роль перенасыщения магической энергией в мире магическом, сбивая ее восприятие и не позволяя охватить сознанием всех созданий в нем обитающих. Вдобавок Странница опасалась, что местные жители вполне могут объединиться против нее, если, в конце концов, выяснят, что излучение, провоцирующее все конфликты, обладает одними и теми же параметрами. А искать Диру на фоне глобальной войны против нее самой будет еще сложнее. Экспериментальным методом Риа выяснила уровень поискового излучения, который не может засечь местная аппаратура слежения, и теперь раздумывала, как ей перемещаться в этом мире, не привлекая к себе внимания. Порталы, к сожалению, местные тоже обнаруживали. Риа вздохнула, огляделась в очередном городе, который попался на ее пути. В зоне ее ощущений, ограниченных необходимостью скрывать свое присутствие от местных жителей, ауры Диры не наблюдалось. 'Проклятье! За два месяца
третий город! Она так до конца года не обойдет все здешние поселения! А тут еще границы! И что прикажете делать?' - Внезапно она остановилась, приглядываясь к странному объявлению, пришпиленному к стене здания местного правителя. - 'Требуется младший медперсонал в Общество помощи жертвам войны. Та-ак'. Риа молча развернулась и направилась по адресу, указанному в объявлении.
        В невзрачном обветшалом здании ее встретил усталый человек в белом халате. В его глазах застыла такая горечь, что Риа поежилась.
        - Вы набираете младший медперсонал?
        - Да. - Человек посмотрел на нее более внимательно. - Нам действительно нужны люди. Сейчас в мире восемь локальных конфликтов, и помощь местному населению никто не оказывает. Воющим сторонам не до того, остальных они туда не допускают.
        - Кроме вашего Общества. - Утвердительно произнесла Риа.
        - Да. Но у нас не хватает людей и медикаментов. Подумайте, прежде чем согласиться. Вы молоды. А многие страны декларируют нашу неприкосновенность только на словах, а на деле… - врач осекся и махнул рукой.
        Риа молча смотрела на смертного, и в душе у нее разгоралось уважение. Этот человек, не имея ни силы, ни власти, пытался помочь совершенно чужим ему людям и рисковал ради этого жизнью. В том, что он был с ней абсолютно искренен, она не сомневалась, его сознание не лгало.
        - Я согласна работать у вас.
        Врач пристально посмотрел на нее, словно пытаясь угадать, о чем она думает, и устало кивнул.
        - Считайте, что вы зачислены в штат. Завтра вылетаем в Жаран.
        Риа молча развернулась и вышла. Ей еще нужно было обойти весь город, чтобы убедиться в том, что Диры тут действительно нет.
        Дениэла тряхнуло и едва не вывернуло наизнанку. 'Это еще что за новости?! Как же это он умудрился переместиться именно в то место, где уже находится что-то массивное! Кстати, что?' - Открыв глаза и оглядевшись, он обнаружил себя в богато обставленной комнате с круглым окном. - 'Круглым? Странно'. Он подошел поближе и удивленно приподнял бровь: за окном была межзвездная ночь. Хм. Что тут происходит, хотелось бы ему знать? Из-под роскошной кровати доносился какой-то скулеж, одним молниеносным движением Дениэл оказался рядом с ней и извлек прятавшегося под ней субъекта, увешанного какими-то побрякушками. Особь, кажется, мужского пола верещала и отбивалась, не переставая уверять, что все погибнут. Дениэл насторожился: если все, кто бы они ни были, погибнут до того, как он найдет свою дочь, она может погибнуть вместе с ними. Грубо ворвавшись в сознание существа, он принялся выяснять, что происходит. Картина не радовала. Агрессия соседнего мира заставила смертных экстренно погрузиться на корабли и покинуть свою планету, точнее то, что от нее осталось. И теперь мирные транспорты из последних сил уходили
подальше от готовой взорваться планеты, а боевые истребители противника сбивали их один за другим как в тире. Корабли прикрытия не оказывали им практически никакого существенного сопротивления из-за отсутствия единого командования. Причина отсутствия этого самого командования заставила Дениэла зашипеть. Главнокомандующим была та самая слюнявая развалина, которую он держал за шиворот. 'Проклятье! Если сбит транспорт, на котором находится Дира…Сканировать нет времени!' - Дениэл яростно выругался. - 'Где бог, отвечающий за этот мир?!' Ответ на его мысль пришел почти мгновенно. Бог был здесь рядом со своими созданиями, но ничего не мог поделать. В мирах, где нет магии, Бог не мог воздействовать на людей и любых живых существ, только на то, что никогда живым не было. И теперь бог упрашивал Странника вмешаться и помочь. Он что, издевается? Транспорты разбросаны на огромном расстоянии, прикрыть их защитным полем просто не получится. Тут ожил передатчик, и чей-то голос на грани отчаяния закричал:
        - Господин главнокомандующий, эскадрилья Волта смогла отразить очередной налет Гвирров, но их слишком мало нужно подкрепление!
        Дениэл уставился на передатчик и в следующее мгновение довольно оскалился. А это идея! Переворошив сознание главнокомандующего, он выяснил, как должны воевать смертные в космосе и, недолго думая, набросил на себя иллюзию, превращаясь в точную копию этого слизняка. Теперь ему оставалось пробраться на командный мостик и попытаться собрать транспорты и корабли поддержки в одном месте, чтобы было возможно прикрыть их защитным полем, а затем уже спокойно проверить, здесь ли дочь.
        Странник ворвался на мостик и выругался про себя. В огромном помещении, заставленном всевозможными агрегатами, назначение которых даже с помощью памяти Главнокомандующего Дениэл понимал с трудом, царила паника. Теперь становилось понятно, почему никто из заместителей не взял командование на себя. Старый дурак подбирал себе штаб, руководствуясь принципом подобное к подобному. И весь высший командный состав представлял собой кучку трусов и паникеров. Остальные же офицеры были настолько молоды, что у Странника не оставалось сомнений в том, что попали они сюда прямо со школьной скамьи. Дениэл оглядел бардак, царивший в помещении, и громко рявкнул:
        - Прекратить! Ты! - его указательный палец уперся в оператора связи, по его мнению, наиболее вменяемого. - Обзор того, что там происходит. Быстро!
        Офицер поперхнулся, но справился с собой и начал докладывать дрожащим голосом:
        - Мы потеряли до пятидесяти процентов транспортов и семьдесят процентов кораблей сопровождения. Оставшиеся рассеяны в радиусе одного светового года. Вот. - Он беспомощным жестом указал на карту, где зеленые огоньки светились беспорядочными группками и передвигались, явно не согласовывая свои действия между собой.
        Вдруг щелкнул передатчик и усталый злой голос прокаркал:
        - Центр! Мать вашу! Какие будут указания? И где этот проклятый Волт?!
        Дениэл нахмурился и принялся штудировать воспоминания Главнокомандующего, пытаясь выяснить причину, почему говоривший не связался с Волтом на прямую. Через мгновение он знал ответ, и ему захотелось зарычать. Мало того, что в штабе нет ни одного офицера, опытом которого он мог бы воспользоваться, благо читать мысли гораздо легче, чем внушать или управлять поведением, так еще и вся связь завязана на флагман!
        - Центр, вы там не уснули? - в голосе зазвенела ненависть. Дениэл шагнул к передатчику.
        - Назовите себя.
        - Эскадрилья Мирта!
        Дениэл развернулся к офицеру, докладывавшему ему обстановку.
        - Где они?
        Пальцы офицер быстро забегали по клавишам, и через мгновение одна группа огоньков засветилась желтым. Они были совсем рядом с преследователями и прикрывали большую группу транспортов. Больше в этом районе не было боевых кораблей. Проклятье!
        - Где ближайшие наши корабли прикрытия?
        Офицер опять защелкал по клавишам. Слишком далеко! А если? Дениэл нахмурился: недалеко от этого места находится пылевой поток. По крайней мере, из воспоминаний Главнокомандующего следовало, что этот значок на карте обозначает именно пылевой поток. В голове Странника мелькнула безумная идея.
        - Мирт, выдвигайтесь в квадрат три девять и ждите помощь!
        - Вы сумасшедший! - голос Мирта сорвался, - нас же прижмут к облаку пыли и разнесут на куски!
        - Делайте что приказано! - Дениэл говорил холодно и на удивление спокойно. - В пылевом потоке они нас не достанут.
        Мирт потрясенно замолчал, а потом как-то странно хохотнул.
        - Ну что ж, сделаю!
        Дениэл обернулся к оператору.
        - Приказ всем кораблям прорываться к пылевому потоку!
        Офицер молча повернулся к мониторам и принялся вызывать на связь капитанов, оставшихся в живых. Вдруг один из увешанных орденами штабных взвизгнул:
        - Что вы делаете! Мы же погибнем!
        - Молчать! - голос Дениэла потерял всякое сходство с голосом главнокомандующего, и люди съежились под его яростным взглядом. - Операторам: всем следить за экранами и координировать отступление в заданный квадрат. Если из-за вашей паники погибнет хоть один корабль, я вас сам пристрелю!!
        Офицеры подавленно повиновались, но в глазах молодых операторов Дениэл заметил что-то похожее не уважение.
        Он мысленно позвал местного бога и коротко поинтересовался:
        - Сможешь замкнуть поток в кольцо?
        - Смогу! - в ментальном голосе бога звучала радость. - Я все сделаю! Спасибо тебе, Странник!
        - Рано благодаришь. Лучше сделай!
        Дениэл переключил внимание на то, что происходило на экранах. Проклятье! После того, как он отдал команду прорываться к определенному месту, кораблей гибло меньше, но они все равно гибли! Странник сосредоточился, пытаясь найти решения, и вдруг ощутил, что может одновременно охватить сознанием все происходящее на экранах, анализ ситуации был уже делом привычным. Через несколько мгновений Дениэл отчетливо представлял всю картину происходящего и видел, по крайней мере, три варианта развития ситуации. И тогда он начал отдавать приказания. Он корректировал передвижения своих кораблей, учитывал перемещения противника, прогнозировал атаки и пути отхода. От всего этого начинала болеть голова, но он продолжал работать, выводя корабли к пылевому потоку. Вот большая группа вражеских истребителей прижала к астероидному рою несколько транспортов и один отчаянно огрызающийся сторожевик. Волт оказался ближе всех. Приказ обойти астероиды и атаковать с фланга, а двум кораблям расстреливать крупные камни и провести через образовавшийся коридор транспорты, используя энергетическое оружие. Мирт едва справляется с
превосходящими силами противника. Отправить часть сторожевиков Герта на помощь и приказать использовать тяжелые торпеды, о погибающем мире можно больше не заботиться. Транспорты сбились с курса, вышел из строя компьютер ведущего с картой пространства. Подключить их к базе данных ближайшего сторожевика, нагрузка на связь больше, но другого выхода нет. Проклятье! Еще три корабля взорваны. Да что же за оружие они используют?! Нет знаний. Голова болит все сильнее. Даже для него это непомерная нагрузка. Дениэл заставил себя сосредоточиться и забыть о том, сколько кораблей уже погибло. Нужно спасать оставшиеся транспорты пока есть шанс, что на одном из них находится Дира. Странник прикинул радиус распространения кораблей и вдруг улыбнулся, заставив офицеров вздрогнуть от неожиданности. Теперь он сможет поднять защитное поле вокруг них. На пределе своих возможностей, но сможет. Дениэл молча опустился в кресло и сосредоточился, проваливаясь в транс.
        Когда Главнокомандующий вдруг закрыл глаза, штабные офицеры начали переглядываться. Но то, что случилось дальше, привело их не грань помешательства. Вдруг тело командующего на мгновение расплылось, и в следующий момент перед ними уже сидит незнакомый черноволосый юноша. А корабли один за другим начали сообщать о том, что огонь противника до них не доходит, разбиваясь о невидимую стену. Начальник штаба сориентировался первым и, коротко кивнув нескольким своим приближенным, отошел в угол. Оттуда они наблюдали, как корабли собираются возле пылевого потока, не обращая больше внимания на истребители противника. Тех из них, что оказались в сфере защитного поля, расстреляли без жалости, а до остальных все равно было не добраться. Это командиры эскадрилий выяснили быстро. Все ждали, что же последует дальше. После всего, что случилось, беженцев не удивило бы и явление Господа бога, но, когда пылевой поток вдруг свернулся в шар, полностью отрезав или уничтожив преследователей, из тысяч глоток вырвался возглас потрясения. Дениэл снял защиту и, не открывая глаз, устало откинулся в кресле. Все, теперь можно
отдохнуть и приступать к сканированию. Какое-то движение заставило его открыть глаза и повернуть голову. Оператор связи держал под прицелом личного оружия штабное начальство. Дениэл понимающе усмехнулся.
        - А про то, как вы из пылевого потока выбираться будете, вы, конечно, не подумали. Так спешили убрать свидетелей своей трусости.
        - Ты - нелюдь! - оскалился начальник штаба.
        - Вне всяких сомнений. И у меня пропадает желание вам помогать.
        Молодые офицеры молча смотрели на него, и в их глазах светилось отчаяние. Только почувствовав их боль, Дениэл обратил внимание на то, что они все держат своих начальников на прицеле, прикрывая его от возможного выстрела.
        - Извините. - Его голос прозвучал неожиданно мягко. - Я доведу вас до ближайшей планеты пригодной для жизни и только после этого уйду.
        Вздох облегчения пронесся по мостику, и Дениэл невольно улыбнулся. И сосредоточился, сканируя оставшиеся транспорты. Через несколько минут он уже не улыбался. Диры здесь не было. Среди выживших не было, но отсутствие энергетического следа странника, потерявшего тело, тоже не ощущалось. Собственно, можно было уходить, но Бог умолял помочь ему доставить свои создания в безопасное место, а лидера, способного возглавить беженцев, среди них не было. Проклятье! Не хочется, а придется задержаться. Эти детеныши пытались его защитить, и у него перед ними долг. А благородный человек всегда платит долги, какими бы они не были.
        Глава 8.
        Дира ругалась последними словами, перелистывая пухлое досье на очередную мишень. 'Интересно, хоть один человек, обладающий властью, нормален? Один обожал пытать, другой предпочитал молоденьких девочек, а этот, для разнообразия, мальчиков! Черт знает, что такое! Вокруг одни извращенцы! Ладно'. - Дира усмехнулась. - 'Объект собирается на открытие принадлежащего ему нового спортивного клуба. Неофициально принадлежащего, разумеется. В программу открытия заведения входит торжественная церемония первого набора всех желающих во всевозможные спортивные секции, которые будут в нем работать. То, что надо!'
        Через полчаса Дима присоединился к толпе мальчишек, ожидающих возможности записаться в новый спортивный клуб. Желающих было много, так как в честь открытия первый набор устроители объявили особым и собирались на целый год сделать занятия для тех, кто записался в день открытия, бесплатными.
        Объект прибыл с внушительной охраной и по-хозяйски вошел в клуб до его официального открытия. Через пять минут вокруг было не протолкнуться от журналистов. Дира поморщилась и изменила вибрацию своей ауры, не позволяя чьему-либо вниманию останавливаться на своей персоне, а тем более рассмотреть себя и запомнить. Ждать оставалось уже недолго. Вот большие резные двери раскрылись, и администратор пригласил всех внутрь. Там уже была установлена трибуна и столы для того, чтобы записать всех желающих посещать клуб. Объект поднялся на трибуну и постучал по ней кулаком.
        - Господа! Мы собрались здесь, чтобы отпраздновать открытие нового спортивного клуба, где наша молодежь сможет совершенствовать свое тело и закалять здоровье! Это поистине радостное событие, так как молодежь - наше будущее, и забота о ней - наша первейшая обязанность!
        Дира не прислушивалась к выступлению, она сосредоточилась на том, чтобы, оставшись незаметной для всех, привлечь внимание объекта. Это оказалось не так-то просто, но опыт с полицейским ей очень помог. В конце концов, объект заметил ее и больше не отводил от нее глаз до окончания выступления. То, что надо. А теперь ей пора к столу, где миловидные спортивные девушки записывают в секции нового клуба восторженных мальчишек. Естественно, первому от трибуны. Дира улыбнулась про себя. Как все упрощается, когда достаточно энергии хотя бы для небольших чар! Она успела заметить, что была единственным подростком с длинными волосами в очереди и хмыкнула. Люди так предсказуемы и постоянно стремятся причислить себя к какой-нибудь определенной стае и продемонстрировать это окружающим. Тем лучше, у объекта появится повод обратиться именно к нему. И точно. Почувствовав присутствие за спиной, Дира приготовилась, усиливая воздействие.
        - Не часто встретишь юношей с подобной внешностью в наших клубах. Молодой человек, почему вы решили посетить наш клуб?
        - О! - в голосе Димы прозвучало удивление вперемешку с восхищением от того, что с ним заговорил в прошлом выдающийся спортсмен, а теперь удачливый бизнесмен. - Я с братом поспорил. - Так, а теперь подкинуть объекту повод пригласить его к себе. - Он кубки чемпионов собирает, ну копии. А я сказал, что сам буду их зарабатывать.
        - Похвально, молодой человек! Очень похвально! Если вас так интересуют кубки, то, скорее всего, вы их завоюете. Я, помнится, в молодости так же к этому относился.
        - Правда?
        - Да. Вы уже записались?
        - Нет. Скоро моя очередь. А это правда, что вы выиграли олимпиаду и так всех поразили, что кубок отливали по специальному эскизу? Что он непохож на все остальные, когда-либо вручавшиеся за победу во всемирных соревнованиях по боевым единоборствам?
        Объект улыбнулся жадному любопытству и восхищению, прозвучавшим в голосе подростка и величественно кивнул.
        - Правда. Между прочим, этот кубок хранится в этом клубе, в почетном кабинете, выделенном мне администрацией.
        - Здорово!
        - Если хочешь, то после того как запишешься, можешь подняться на второй этаж, и я тебе с удовольствием покажу его.
        - Правда, можно? - голос мальчика дрожал от восторга.
        - Правда.
        - Я обязательно приду! Вот только запишусь в клуб!
        Дира восторженно посмотрела вслед объекту и усмехнулась про себя. Подсечка! Осталось навестить старого извращенца в кабинете, и дело сделано. Сохраняя внешнее спокойствие, она продиктовала эффектной блондинке за столом свои данные, точнее данные парнишки, паспорт которого одолжила здесь же в толпе. Внешность была отдаленно похожа, а вибрация ауры все равно не давала человеку сосредоточиться на ее облике. Девушка аккуратно записывала. Ручка стремительно летала над дорогой бумагой. Пять минут, и дело было сделано. Пора. Дира поднялась по покрытой ковром лестнице мимо ухмыляющихся охранников и, робко постучав, вошла в кабинет.
        Петр Васильевич Усольцев в нетерпении метался по кабинету. Парнишка заставил его потерять голову от желания. Красивый необычной экзотической красотой с пышными черными волосами, он был соблазнителен как чертенок. А аура неосознанной чувственности, окружающая его, заставляла Петра Васильевича нервно облизывать губы. Только бы мальчишка клюнул на историю с кубком. Он распустил ее год назад в ходе какой-то рекламной компании и уже почти забыл о ней. И вот надо же, как она пригодилась. В дверь робко постучали, и Усольцеву пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы нормальным голосом сказать 'Войдите!'. Черт! Это мальчишка сводит его с ума! Вот он осторожно и нерешительно перешагнул порог, робко улыбнулся своему кумиру. Петр Васильевич приосанился.
        - А, молодой человек! Проходите, проходите! - величавым жестом он показал на длинный стенд, уставленный всевозможными наградами. - Вот любуйтесь.
        Мальчик словно завороженный подошел к стенду, а Усольцев прикрыл за ним дверь, как бы невзначай защелкнув замок. Все. Попался голубчик! Стены здесь звуконепроницаемые - делались по его специальному заказу. Лаской или таской… Боль внезапно плеснула огненным шаром в затылке и разлилась по всему телу, он открыл рот, чтобы закричать и не смог издать ни звука. Медленно Петр Васильевич повалился на дорогой ковер, так и не почувствовав, как сильные руки подхватили его, не давая упасть на пол со всего маху. Перед глазами бывшего спортсмена возникло лицо парнишки, и он захрипел от ужаса. Парень улыбался ледяной жестокой улыбкой, и в глазах его застыла холодная пустота.
        - Ну, ну, Петр Васильевич, это всего лишь смерть, не надо так пугаться.
        Мальчишка легко присел рядом с ним на корточки, и Усольцев понял, что ошибся, в глазах его убийцы была не пустота. Они светились каким-то болезненным наслаждением, и это пугало еще больше. Он отчаянно попытался встать, и боль стала нестерпимой.
        - Хотите знать, что с вами? - голос его мучителя оставался спокойным и даже вежливым. - Могу объяснить.
        В поле зрения Усольцева появилась рука с зажатым в ней тонким стилетом.
        - Один укол в болевой центр у вас в мозгу, и вы парализованы со всеми вытекающими последствиями. Кстати боль будет усиливаться, пока через полчаса вы не умрете от болевого шока. Моя собственная находка.
        Парень небрежно слизнул с лезвия стилета кровь.
        - Наслаждайтесь, Петр Васильевич. Человек всегда должен быть готов узнать новое.
        Может, убийца говорил что-то еще, но Усольцев его не слышал. Боль заслонила все. Это продолжалось вечность за вечностью и вдруг прекратилось. На него обрушились темнота и тишина, а затем пришло что-то еще более страшное, чем боль, чем все, что он когда-либо видел в жизни…
        Дира улыбнулась: еще немного энергии, еще одно задание. Пора уходить. Придав лицу испуганно-растерянное выражение, она прошла мимо охраны и смешалась с толпой внизу. Охранники только похохотали вслед очередной жертве своего хозяина. Спроси их, как выглядел мальчишка, только что прошедший мимо них, и они под страхом смерти не смогли бы его вспомнить.
        В зале царила суета и неразбериха. Администрация давала интервью многочисленным журналистам, зеваки толкались у столов, стремясь записаться на бесплатное посещение клуба, ничто не говорило об опасности, но Дира ощутила холодок угрозы. Что-то было не так. И это что-то было не связанно с людьми. Странница напряглась, внимательно ощупывая пространство, и вдруг набатом на нее обрушилось ощущение присутствия нечисти. 'Демоны здесь?' - Дира замерла на месте, оглядываясь по сторонам. 'Откуда взяться демонам в мире, лишенном магии?' - Вертелось у нее в голове. Но все-таки они здесь были и приближались к ней. Вот очередная съемочная группа отошла в сторону, и перед ней выросли двое, только выглядевшие людьми. 'Черт! Она ошиблась, это не демоны! Но что это такое? Две фигуры под два метра ростом с когтями и клыками, да еще и рогами, словно сошли с обложки фантастического романа. Какого беса они здесь делают?' - В следующий миг ей стало не до размышлений. Один из этих уродов открыл пасть и, издав пронзительный вой, бросился вперед. Черт! Дира метнулась в сторону, уходя от столкновения, и каким-то краем
сознания отметила, что люди не обращают на происходящее никакого внимания. Профессионально работают! Она подхватила с одного из столов тяжелую вазу, выполненную в виде кубка чемпионов, и со всего размаха влепила в физиономию нападавшего. Никакого эффекта! Он даже не пошатнулся, только тряхнул головой и тут же попытался достать ее своей когтистой лапой. Дира увернулась и налетела на второго, который, не задумываясь, вцепился ей клыками в руку. Черт! Она попыталась стряхнуть его, а первый нападающий уже тянулся к ее горлу. Отчаянно рванувшись, она уклонилась, и покатилась по полу, таща повисшего на ее руке агрессора за собой. Попыталась встать и вдруг ощутила, что слабеет. Проклятые твари, оказывается, были способны вытягивать энергию! Нужно было как можно быстрее прервать контакт! Дира в слепую ударила ногой снова навалившуюся на нее тварь и попыталась оторвать другую от своей руки. Зубы пробороздили по кости и, отчаянно зашипев, Дира смогла вырвать руку из пасти нападавшего, оставив тому на память кусок своего мяса. Когти скользнули по спине, оставив болезненные полосы, тут же начавшие сочиться
кровью. Черт! Собрав все свои силы, она ударила кулаком в шею, стараясь сломать нападающему позвоночник. Использовать магию было бессмысленно. На боевые заклинания энергии все равно не было, а все остальное могло только разозлить нападающих еще больше. Сила Древнего не подвела, голова откинулась назад и безвольно свесилась на плечо, однако тварь это не остановило. Она умудрилась ухватить Диру за талию, и теперь всем весом пыталась прижать ее к полу, одновременно примериваясь клыками к горлу. Проклятье! Вторая уже умудрилась вцепиться в ногу и увлеченно тянула энергию! Странница извернулась и, вспомнив, что все демонические создания уязвимы только в определенных точках, вогнала руку в грудину, надеясь достать до сердца. Кости царапнули кожу, пальцы схватили пустоту. Демоны, или кто они там были, внутри оказались совершенно пустые! Они не могли существовать! Но они существовали и медленно убивали ее! Дира выдернула руку и в отчаянии вогнала кулак в пасть, примеривающуюся к ее горлу. Зубы с хрустом вдавило в глотку, и тварь забилась в агонии, рассыпаясь на молекулы. Черт знает что! Зубы, опасные для
своего владельца? Кто тут сходит с ума: она или окружающий мир? Но долго раздумывать было некогда. Дира извернулась, оторвала вторую тварь от своей ноги и с размаху ударила ее по зубам. Все! Странница вздохнула с облегчением и… По ушам ударил отчаянный визг. Проклятье! Заклинание, отводившее людям глаза, исчезло вместе с создателями, и теперь на окровавленного парня, стоящего на коленях посредине зала, с ужасом таращились несколько десятков человек. Черт! Журналисты! Дира попыталась изменить частоту вибрации ауры, но сил не хватило. К ней уже бежала охрана. Ну что ж, прорываться - так прорываться. Походя разбив все камеры в пределах досягаемости, она выскочила на улицу и метнулась в ближайшую подворотню. Бежать было тяжело, болела прокушенная нога, дергало руку, спину нестерпимо жгло. Ее шатало из стороны в сторону от недостатка энергии. Проклятье! Неожиданный удар бросил ее на мостовую. Что?… Какой-то законопослушный гражданин попытался задержать преступника, отчаянно удирающего от матерящейся охраны, бегущей за ним вперемешку с подоспевшей полицией. Ярость плеснула ледяной волной. Ментальный контакт
смел сознание человека, и удар стилета прикончил уже слюнявого идиота. Энергии от этой быстрой смерти хватило только чтобы встать и, доковыляв до стены, накинуть простенькое маскирующее заклинание. Дира прижалась всем телом к выщербленной кирпичной кладке, отчаянно пытаясь восстановить дыхание. Какая жалость, что добровольный помощник правопорядка не оказался каким-нибудь маньяком-садистом! Энергии было настолько мало, что Дира с трудом дождалась, пока погоня пройдет мимо. Когда шаги преследователей затихли вдали, она тяжело оттолкнулась от стены и, держась безлюдных переулков, заковыляла к оставленному в двух кварталах от клуба недавно купленному мотоциклу. В конце концов, никогда не знаешь, что может пригодиться. Она собиралась бросить мотоцикл на видном месте с набором улик, недвусмысленно свидетельствующих о том, что к убийству Усольцева причастен его давний конкурент, это был неплохой способ на какое-то время сбить полицию со следа. Но теперь Дира вынуждена была использовать его для того, чтобы добраться до дома. Состояние странницы становилось все хуже и хуже. Ее уже начинало знобить. Верный
признак серьезного перерасхода энергии. К тому же проклятье раны сильно кровоточили, а она была сейчас не в том состоянии, чтобы позволить себе терять кровь. Однако остановить кровотечение было нечем. Стиснув зубы Дира пробиралась по задворкам, ругаясь про себя последними словами. Что это за создания? Почему они здесь появились? Как они вообще могут существовать? На эти вопросы у нее не было ответов, и злость поднималась в душе, грозя затопить куцые остатки рассудка. Она прекрасно понимала, что, если на нее в таком состоянии напорется погоня, она просто не сможет сопротивляться! И все из-за этих тварей, чтоб им провалиться!
        Грязные подворотни никак не вязались с проходящим в десятке метров от них одним из главных проспектов города, на который выходили извилистые переулки, но Странница уже привыкла к этой особенности человеческих городов. Сейчас ее интересовало только ее выживание, и ей было все равно, почему она может прятаться в безлюдных переулках рядом с главным проспектом. Главное, что это было возможно. Ага, а это что? В своем нынешнем состоянии она была не способна читать мысли людей, но картина, открывшаяся ей за углом очередной полуразвалившейся лачуги, была достаточно красноречива! Пьяная неопрятная баба с наслаждением колотила существо неопределенного пола и возраста, свернувшееся в клубок у ее ног и только поскуливающее от самых сильных ударов. Это было то, что ей нужно! Дира подошла к человеческой женщине и, не доверяя своему телу, ударила стилетом в спину под ребра. Баба всхлипнула и осела, глядя перед собой выпученными глазами. На ментальный контакт ушли последние силы, но поток энергии, хлынувший из сознания умирающей женщины, с лихвой окупил затраты. Дира, прикрыв глаза, наблюдала за тем, как из ее
тела постепенно уходит боль истощения. Слабость осталась, но теперь можно было двигаться, не опасаясь свалиться без сознания на первом же углу. И даже можно было потратить немного силы на то, чтобы отвлечь внимание прохожих от своей персоны. Прекрасно! Дира открыла глаза и встретилась взглядом с испуганной замызганной девчонкой, она смотрела на нее как затравленный зверек и даже не пыталась удрать. Что ж, оставлять лишних свидетелей в ее ситуации крайне нежелательно. Короткий рывок за подбородок, и второе тело мягко опустилось на грязную мостовую рядом с первым. Все, теперь можно убираться отсюда подальше! Дира выпрямилась, и, спокойно переступив через трупы на асфальте, поспешила к своему мотоциклу, надеясь, что за время ее отсутствия на него никто не позарился, и она найдет его там же, где и оставила. Резкое движение отозвалось болью во всем теле. Дира поморщилась, сдерживая проклятья. Как только она доберется до дома, непременно нужно будет обработать раны и хорошенько поесть. А затем разобраться в произошедшем. Только новых напастей, нечеловеческого происхождения, ей сейчас и не хватало!
        Илир медленно шел по коридору королевского дворца Вирты и заранее готовил себя к встрече с людьми. Ох. Как они ему надоели! Тяжело вздохнув, он толкнул дверь и чуть не сбился с шага от удивления. В комнате царил полумрак, и пятеро правителей сидели на своих местах, одетые против обычая, во все темное. Король Нил улыбнулся и как радушный хозяин поднялся на встречу.
        - Располагайся, Древнейший. Я надеюсь, тебе будет здесь удобно.
        Илир улыбнулся под капюшоном и молча прошел к свободному креслу. Великий Паша озабоченно нахмурился.
        - Мы оскорбили тебя, Древнейший? Ты не открываешь лица.
        Странник про себя помянул недобрым словом его наблюдательность. Ну и что прикажешь теперь делать? Ведь лицо не откроешь - оскорбятся, а откроешь… ладно. Рука в черной перчатке легким движением окинула капюшон на спину, и Древний тряхнул головой, освобождая волосы. Вопль ярости разорвал тишину комнаты. Король Дэл вскочил с места и с диким рыком:
        - Ты-ы-ы, - схватился за меч. То есть попытался схватиться, по условиям приглашения все правители были безоружны, но это его не остановило. Король налитыми кровью глазами обвел комнату и внезапно увидел канделябр со свечами. Не раздумывая, он дотянулся до него и с натужным хеканьем запустил тяжелым канделябром в голову Илира. Остальные правители, до этого момента насмешливо наблюдающие за представлением, повскакали с мест. Одно дело, выставить безродного выскочку, который не насчитывает и двадцати поколений венценосных предков, в глупом виде, а совсем другое - разозлить могущественного мага. Но Илир ожидал чего-то подобного и поэтому на новую выходку Дэла ответил усталым вздохом человека, которому все надоело, но из-за досадного стечения обстоятельств приходится заниматься неприятным делом. Канделябр завис в воздухе, остановленный силой Древнего и опустился на место.
        - Может, все-таки начнем? - в голосе Илира не было ни следа эмоций.
        Стиэл откашлялся и неодобрительно глянул на своего венценосного собрата.
        - Успокойтесь, Дэл! Ведите себя так, как подобает королю, а не наемнику в таверне!
        Илир поморщился. 'Не те слова выбрал король, чтобы образумить своего собрата. Совсем не те! Слишком болезненно реагировал Дэл на намеки о своих предках. Полно, а не те ли? Илир молча наблюдал, как Дэл вопит и брызжет слюной, вылетая за дверь. Вот и начались интриги. Можно себя поздравить! Короли пытаются избавиться от безродного выскочки с помощью Древнего мага, который лично терпеть его не может. Впрочем, от Дэла все равно пришлось бы избавляться. К сожалению, он слишком мало походил на своих собратьев - королей. Например, у него при всей его хитрости не было рассудочной расчетливости, которой отличались все остальные короли и даже Наместник Единого бога. Ну что ж, остается сделать вид, что они его переиграли'. Илир позволил на своем лице на миг отразиться холодному отвращению и перевел взгляд на Великого Пашу
        - Итак, что вы решили?
        - Я с удовольствием воспользуюсь помощью народа тьмы! - Паша задумчиво посмотрел перед собой. - Заодно и на страже сэкономлю.
        - Ну, совсем отказываться от стражи я бы тебе не советовал. - В голосе Илира не было никаких эмоций, но все вдруг поняли, что он говорит очень серьезно. - Попытка заставить представителя Народа Тьмы разогнать драку приведет к тому, что все ее участники окажутся мертвыми или покалеченными. Да и патрулировать города ты их вряд ли заставишь.
        Паша понимающе кивнул.
        - На то, что ты перечислил, хватит и третьей части от нынешней численности стражи.
        Илир улыбнулся и кивнул. Так, а остальные? Он с интересом посмотрел на собравшихся правителей. Слово взял Стиэл и весело произнес:
        - Мы пока со столь смелыми экспериментами подождем, но, если ты поможешь нам договориться с первыми народами по вопросам, которые мы обсуждали в прошлый раз, мы были бы тебе очень благодарны!
        Илир кивнул. 'Наконец-то хоть что-то можно из головы выбросить. Теперь вопрос о походе во имя веры можно не заботиться: если они и будут воевать с Первыми народами, то только из-за выгоды, а это не страшно. В таких войнах крайне редко противника вырезают до последнего человека. Так, а теперь, что скажет Наместник Единого Бога на земле? Но к его удивлению жрец прибывал в тягостной задумчивости и на происходящее в комнате просто не реагировал. 'Что это с ним?' - Ответ на этот вопрос он получил самым неожиданным способом. Наместник вскочил и уставился на него пронзительным взором фанатика, которым никогда не был. Илир напрягся. - 'Это еще что такое?'
        - Эта богиня действительно существует? Или это твои нечестивые выходки?!
        'Оп! Вот так-так. Оказывается, у этого человека действительно есть какая-то вера, кроме выгоды. Только этого ему для полного счастья сейчас не хватало! Наместник, переживающий кризис веры. Мило!' - Илир внимательно посмотрел в горящие глаза жреца и, не найдя там ни намека на фальшь, устало покачал головой. - 'Снова проблема! И когда это, наконец, закончится?'
        - Лэла - настоящая богиня. - Он говорил осторожно, стараясь не спровоцировать Наместника на необдуманные действия. - Она редко требует поклонения. Она не тщеславна.
        - Ты осторожно намекаешь на то, что я могу сохранить свое место и культ своего бога, не опасаясь последствий, даже если богиня существует и призовет меня после смерти к ответу? - в голосе Наместника звенел сарказм. - Но сейчас меня интересует несколько другой вопрос. Она действительно существует? А если да, то почему не вмешивается?
        - Во что она, по-вашему, должна вмешиваться, Наместник? Она заботится обо всем мире. Какие доказательства ее существования вы хотите увидеть?
        - Почему она не потребовала прекратить поклоняться другому богу в ее мире?
        - Единого бога просто не существует, Наместник. Таким образом, он не может быть ей соперником. А кому смертные молятся? Да какая разница. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не шалило.
        Наместник замер с открытым ртом. Такой жесткой отповеди он не ожидал. Он помнил, что его жрецы всегда старались убедить прихожан в существовании своего Бога и необходимости ему поклоняться, и от последователя других Богов подсознательно ожидал того же.
        - Да не поклоняюсь я никаким Богам! - Илир раздраженно зашипел. - Поймите, Наместник, я - Страж! Проклятье! В мои обязанности входит наблюдать за Богами и осаживать их, если они зарвутся. Как, по-вашему, я могу поклоняться кому-либо из них? А что до ваших жрецов, то они преследуют прозаические цели, убеждая прихожан молиться. Догадываетесь, какие?
        Наместник потрясенно молчал. Оказывается, истинным Богам не обязательно поклоняться. Они и так заняты по макушку, чтобы еще просьбы смертных выслушивать. В комнате колокольчиком зазвенел смех Древнего.
        - Ну не надо кидаться из крайности в крайность. В каждом мире свои Боги, и у каждого из них свои привычки.
        - А Лэла не требует поклонения? Но как доказать что она есть?
        - А зачем вам это?
        - Молодой человек! - наместник раздраженно посмотрел на него как на нерадивого слугу. - У нас рождаемость падает сумасшедшими темпами! Жрецы низвели женщин до роли живой собственности мужчин, но, как выяснилось, заботиться об этой своей собственности мужчины не умеют! Я читал хроники, написанные во времена становления первых царств! Тогда каждая третья женщина не умирала при родах! Дети выживали не в половине случаев, как сейчас у аристократов, а практически в девяносто случаях из ста! Население сократилось с того времени в двадцать раз! Проклятье! Мы вымираем! А вы тут дурацкие вопросы задаете!
        Наместник запнулся, внезапно поняв, кого он так яростно отчитывал. У него засосало под ложечкой. Вот сейчас маг разгневается…
        - Хорошо, что вы сами понимаете эту проблему. - В голосе Илира не была ни следа гнева. - А я пытался придумать, как убедить вас в том, что необходимо изменить некоторые ваши воззрения.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Дело не в том, каким богам вы поклоняетесь. Вся проблема именно в неспособности мужчин позаботиться о своей собственности, как вы выразились. Дайте женщинам возможность самим о себе заботиться. Поверьте, они прекрасно знают, что для них лучше. Ну, а что касается смертности при родах. Обратитесь к Дивному народу. По традиции все, что связанно с природой, - в их ведении. Создайте при храмах школы, где женщин научат, как заботиться о себе, а некоторых - как помогать другим. Ну, а дальше постепенно меняйте отношение к ним. В конце концов, все еще можно исправить.
        Илир устало прикрыл глаза. Такие пространные разговоры последние время вызывали у него стойкое раздражение. Кажется, он действительно становится Древним.
        - И, кстати, прекратите преследовать еретиков в королевстве Таркана.
        Наместник поморщился.
        - Местный Первосвященник совсем выжил из ума и объявил, что с ним разговаривал Единый Бог. А из-за поддержки, которую оказывает ему король Дэл, я не могу просто убрать его в какой-нибудь отдаленный храм и забыть о нем.
        - А вы не могли бы публично осудить его действия? Потому что сейчас в королевстве Таркана все уверены, что он действует с вашего благословения.
        - Что? Конечно. Но что вам это даст?
        - Возможность сменить власть в этом королевстве. К сожалению ни король Дэл ни его наследник не способны править! - ледяной тон Илира заставил всех правителей вздрогнуть и вдруг ощутить собственную уязвимость.
        Странник понимающе улыбнулся людям и тем же ледяным шипением уточнил:
        - Мы вмешиваемся в дела людей, только тогда когда они всерьез задевают наши интересы, а это бывает не часто. К счастью.
        И люди невольно согласились с ним, что такое положение вещей действительно к счастью. А Древний сказав все, что хотел, слегка склонил голову, изобразив поклон, и исчез, не удосужившись даже попрощаться. 'Вот так. Чтобы не забывали, кто все-таки обладает здесь истинной силой'. - Илир морщился от отвращения, напоминая об этом таким грубым образом, но, к сожалению, по-другому они не понимали. Усталость навалилась с новой силой. Усилия, потребовавшиеся на то, чтобы убедить Первые народы сотрудничать с людьми, были просто невероятными. Никогда Илир не думал, что столько проблем может быть в одном мире. - 'Вот теперь еще с рождаемостью. Конечно, дальше разговоров об обучении дело вряд ли пойдет, так что придется опять изыскивать способ воздействия на этих упрямых смертных. А тут еще королевство Таркана. Король Дэл становится серьезной бедой для своего народа. Нужно что-то делать. Но ни в коем случае не идти на поводу у этих смертных. Этих смертных!' - Илир усмехнулся, - 'не прошло и двух лет после инициации, а он уже думает как Древний. Дениэл был прав: стоит на мгновение потерять над собой контроль, и
начинаешь вести себя как Странник древности. Дениэл… Имя ударило болезненными воспоминаниями. Где ты, тио? Вот уже полгода никаких вестей. Все Странники ушли в поиск и не отвечают на призыв. Но Дениэл'. - Илир вздрогнул. - 'Если с ним или их дочерью что-нибудь случится… Не думай об этом!' - приказал себе Илир. - 'Иначе свихнешься от страха. У тебя и своих проблем выше крыши. Нужно каким-то образом урегулировать отношения между смертными и Первыми народами. Убрать Дэла, избежав ловушки, подстроенной другими правителями Древнему, неопытному в политике и имеющему зуб на мешающего им соперника. Нет. Уничтожать короля и его наследника и оставлять страну без законного правителя он не будет. Незачем давать остальным правителям повод захватить богатое государство и поделить его между собой. Это лишние проблемы. Но как-то этот клубок распутать надо. Вот только бы знать как?' Илир тряхнул поводьями, и оборотень послушно перешел на галоп. - 'Скорее всего, не стоило добираться до дома верхом, когда есть порталы, но он хотел побыть один. По возвращении его ждала проблема новых Древних, которые никак не желали
учиться, а вели себя как безалаберные дети. Дети… А это может стать ответом на вопрос, почему они никак не хотят понять серьезность происходящего. Первые ученики Кетрин попадали в замок уже взрослыми если не физически то психически, а эти…' - Размышления Илира были прерваны самым грубым образом. В энергетических полях замка трепыхалась срочная просьба о помощи. Последнее время он завел себе привычку всегда поддерживать с ними связь на всякий случай. На этот раз от орков. 'Интересно, что такое могло случиться, с чем не в состоянии справиться это воинственное племя? Придется разбираться'. - Илир вздохнул и открыл портал в замок.
        Глава 9.
        Дениэл был на последней стадии бешенства. Он уже устал ругаться с местным Богом и шипел в слух, не заботясь о том, что подумают об этом окружающее его смертные.
        - Проклятье, я нашел вам пригодный мир! Преобразуй его, как тебе надо, и отправляй туда это скопище ненормальных представителей вида смертных! Я совершенно не нужен, чтобы их туда доставить!
        - Вы не правы, Странник! - Бог по-прежнему возражал вежливо, но это не мешало ему упрямо стоять на своем. - У них нет лидера, чтобы возглавить их. Я в лидеры не гожусь. - Бог с несчастным видом пожал плечами. - Я всего лишь Бог, который в этой части вселенной в материальном теле ничем не отличается от смертного. Даже чужой облик, создавая себе тело, я принять не смогу.
        - Проклятье на это сумасшедшее мироздание! По безумному капризу которого во всех измерениях, допускающих существование материального, есть эта идиотская зона! Но это не повод. Прежний лидер тоже был смертным, и это не мешало ему командовать, так что ты подойдешь!
        - Вы не учитываете психологию смертных. Доверять кому попало они не будут, а на то, чтобы заслуживать их доверие, нет времени. Командование требуется немедленно. И я не уверен, что любой смертный справится с этой задачей.
        - Он прав.
        Какого?!… Дениэл перевел взгляд на смертных, жмущихся у пультов, и с удивлением обнаружил, что тот самый офицер, который попытался защитить его от своего собственного начальства, теперь бесстрашно вмешался в его разговор с Богом. Стоп. А как он, интересно, слышит Бога? На святого этот детеныш не похож. Странник только собрался поинтересоваться, в чем дело, когда рядом раздалось довольное хмыканье.
        - Я спроецировал на мостик свой образ. Так что они слышали весь наш спор без купюр.
        Дениэл едва удержался от рычания. 'Это что, попытка им манипулировать? Ну, он ему сейчас устроит! Хотя, что это?' От смертных веяло отчаянием и робкой надеждой. Он углубился в их сознания и едва не выругался. 'Все было, так как говорил Бог этого мира. Бывшего мира. Только чудо могло их спасти, и способным сделать это чудо они считали его, Дениэла. Вот так. Можно их бросить на произвол судьбы и отправиться на поиски дочери. Это был бы наиболее правильный выход из положения. Об этом кричат все инстинкты Странника, но тогда смертные неминуемо погибнут. Им нужен лидер. И, к сожалению, они не относятся к жителям магических миров, где существование Бога - непреложная истина. А доказать Бог ничего не сможет: как только он станет материальным, он сам станет смертным. Проклятая зона. Вот уж, действительно, злая шутка мироздания. Мир создать здесь при помощи магии можно. Но стоит ему ожить, как никакая магия не станет в нем действовать. Магия есть, и в то же время ее нет. Кошмар для Бога. Ну что ж, свои долги нужно возвращать. Какими бы они ни были… Значит, ему придется здесь задержаться, как бы не хотелось
ему уйти. Благородный человек всегда платит свои долги'.
        - Ладно. Будь, по-вашему. Но я совершенно ничего не знаю о том, что нужно смертным, для того, чтобы добраться до безопасного мира!
        - То же самое можно сказать о любом предводителе. - Теперь, когда согласие было получено, смертные расслабились и даже позволяли себе осторожно шутить. - Ваше дело - отдать приказ, а уж специалисты придумают, как его выполнить или уведомят вас о том, что его выполнить невозможно.
        'Мило!' - Дениэл хмуро покосился на разговорчивого смертного. - 'Ладно, приступаем к раздаче указаний'.
        - Тогда проинформируй меня, от чего может умереть смертный в межзвездной ночи.
        - Межзвездной ночи?
        - Да, там, где мы в настоящий момент находимся. - Дениэл старался не выказывать своего раздражения. В конце концов, смертный не виноват, что в каждом мире у одной и той же вещи могут быть совершенно разные названия.
        - А, вы имеете в виду в космосе! - Парень облегченно выдохнул и тут же затараторил. - Ну, прежде всего, от отсутствия воздуха, если выйдет из строя система рециркуляции. Затем от голода и жажды, если накроются синтезаторы, от разгерметизации, от…
        - Ясно. Легче перечислить, от чего они умереть не могут. Тогда свяжитесь со всеми выжившими и выясните степень повреждений кораблей. Этих с позволения сказать офицеров заприте в карцер. Надеюсь, он здесь имеется. - И, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. - А мы с вашим создателем займемся расчетом оптимального пути к безопасному миру. И, кстати, как тебя зовут?
        - Карин, сэр.
        - Кто?
        - Карин…
        - Нет, второе слово.
        - Да это просто вежливое обращение к вышестоящему офицеру в армии! - Бог счел нужным просветить необразованного Стража, за что и заработал беззвучный оскал и обещание отделать его как следует, когда у Странника появится на это время. Но после того, как Дениэл согласился помочь его народу, Бог был готов вытерпеть любую трепку.
        Дениэл склонился над звездной картой и молча ткнул пальцем в звезду, расположенную в шестистах тысячах световых лет от их места нахождения.
        - Как насчет этого мира?
        Бог схватился за голову.
        - Мы туда на поврежденных кораблях просто не долетим! К тому же, как ты себе представлял мою попытку создать из этой голой скалы приемлемый для проживания мир при отсутствии с ним необходимой магической связи?
        Дениэл поморщился, вот об этом он не подумал! Так и что теперь делать с этими смертными? Он молча посмотрел на Бога, который в растерянности теребил иллюзорную бороду. От него явно толку будет чуть. Странник задумчиво рассматривал карту и пытался угадать, какой мир можно использовать в качестве пристанища для смертных. Подходящих не попадалось. То они были слишком близко к агрессорам, то уже кем-то заняты. 'Интересно, почему в этой части вселенной так мало миров? Хотя в зоне безмагии их всегда было не густо. Но как теперь быть с несколькими миллионами смертных, запертыми в ненадежных кораблях, летящих в межзвездной ночи? А если…?'
        - Эй ты! Хватит бороду рвать. Где-нибудь поблизости есть миры, брошенные своим Богом?
        - Есть. - Бог еще не понимал, к чему клонит Странник. Миры, брошенные своими Богами, представляли собой обычно жалкое зрелище и были почти не пригодны для жизни.
        - Тогда туда мы и отправимся. Полагаю, я смогу немного подправить неудачную поделку какого-нибудь бездаря. - Странник оскалился. - Какой из них ближайший?
        - Вот этот. - Бог неуверенно указал на карте точку недалеко от пылевого потока, в котором укрылись беженцы. - Но он уже очень давно покинут.
        - Ничего, разберемся. Корабли до него долетят?
        - Не знаю. Смотря, какие у них повреждения.
        Дениэл понимающе кивнул и повернулся к Карину.
        - Ну, как дела на кораблях?
        - Плохо сэр. Большинство из кораблей сопровождения могут передвигаться только на досветовой скорости. Некоторые транспорты тоже повреждены. На остальных система жизни обеспечения работает с перегрузкой. Беженцев набивали в корабли как… В общем, за соблюдением норм безопасной эксплуатации корабельных систем никто не следил.
        - Понятно. А если со сторожевиков перебросить команды на транспорты. Жизнеобеспечение продержится?
        - Очень недолго.
        - Ладно. Приказ по кораблям всем сторожевикам, которые не могут развивать сверхсветовую скорость, переправить команду на неповрежденные транспорты. Транспортам и неповрежденным сторожевикам двигаться в квадрат семь двенадцать к звезде Эррола. - И коротко бросил Богу. - Убирай пылевое облако!
        - Есть, сэр. - Офицер кротко козырнул и склонился над передатчиком.
        - Сделано! - коротко отрапортовал Бог, и пылевой поток принял свою первоначальную форму. Дениэл молча кивнул и погрузился в свои размышления. Он не ожидал ничего хорошего от этого перелета. 'Слишком много поврежденных кораблей. Слишком много раненных. Обязательно что-нибудь выйдет из строя. Но лучше, если это случится поближе к миру, который станет их новой родиной. Кстати, надо проверить, что там натворил Божок-создатель, если, в конце концов, умудрился бросить свое детище на произвол судьбы'. - Но он не успел заняться этой проблемой. Один из санитарных корабль сообщил, что заканчиваются медикаменты, и раненых скоро нечем будет лечить.
        Дениэл устало закрыл глаза: вот уже четыре часа он решал вопросы, о которых имел самое общее представление. Но от него, как от главнокомандующего, ждали, что он все поймет и найдет самый подходящий выход из положения. Больше всего неприятностей ему доставил визит на корабли, перевозившие раненых. Перед глазами снова встали каюты и коридоры корабля, забитые корчащимися от боли смертными, и ему стало не по себе. Все-таки к массовому уничтожению в магических мирах прибегали редко. Но здесь! Искалеченные дети, женщины, молча корчащиеся от боли, чтобы не пугать ребятишек. Солдаты, обожженные близкими попаданиями. И врачи, молча снующие между ними. Усталые до отупения, но все еще пытающиеся спасти хоть чью-то жизнь. И таких кораблей было сорок! Сорок огромных транспортов, забитых под завязку. Медицинские синтезаторы не справлялись с таким объемом лекарств и инструментов. Один за другим они выходили из строя, а чинить их было некому и некогда. Дениэл распорядился доставить с флагмана запасные синтезаторы, рассчитанные на использование в крупных больницах. Никто даже не спросил, как они там оказались, чем
их подпитывать и почему главнокомандующий, отдавая такой приказ, побледнел как звезды. Врачи смотрели на него как на спасителя. И Страннику стало неловко перед смертными. Это был первый случай, когда он почувствовал себя среди них неуверенно, но, как оказалось, не последний. Он никогда не думал, что люди способны на такие подвиги. В магических мирах всегда ждали помощи от богов. Здесь же пытались сделать все сами, чего бы это им не стоило. Когда он вернулся с инспекции санитарных кораблей, его вызвал Мирт и сообщил, что из его эскадрильи шестьдесят процентов кораблей непригодны к переходу на сверхсветовых скоростях, безапелляционно потребовал снять с них уцелевшие вооружение и системы жизнеобеспечения и установить их на транспортах. Дениэл похвалил его за находчивость и получил крайне нецензурный ответ. Карин извиняющимся тоном пояснил, что Мирт терпеть не может главнокомандующего и любую похвалу от него воспринимает как оскорбление. Странник только поморщился. Он уже почти сутки не замолкал больше чем на минуту, и его уже трясло от необходимости изъясняться в слух.
        Леда прибывала в тягостном недоумении. Вот уже месяц она перемещалась по этому безумному миру в безрезультатных поисках Диры. Однако не это вызывало у нее стойкое желание кого-нибудь прихлопнуть, а местный сумасшедший бог, который повадился следовать за ней. Сначала она не обращала на него внимания, но он не отставал, проявляя странную настойчивость. После того как перед ней появились цветы, она уже успела запутаться в какой-то полупрозрачной ткани, появившейся из ниоткуда и накрывшей ее с головой. Она грешным делом приняла это за нападение и только после того как испепелила большую ее часть, узнала в оставшемся куске драгоценный местный шелк. Безумно дорогой и столь же непрактичный. Зачем Богу понадобилось нападать на нее с таким бесполезным оружием оставалось загадкой. Как и не поддавалось объяснению его стремление оказываться в пределах ее видимости каждый раз, как она выходила из глубокого транса. Дождавшись, когда она его заметит, Руон исчезал, оставив на память о себе что-нибудь непонятное. Например, один раз это были местные драгоценности в количестве восьмисот штук. Чего он пытался
добиться такими странными средствами, оставалось для нее тайной. Сколько она не пыталась обнаружить в появляющихся вещах ловушку, ей это не удавалось. Она даже несколько раз просканировала сознания жрецов разных богов, пытаясь выяснить, что значит этот местный обычай. Но и жрецы о таком поведении своих богов даже не подозревали. Сначала эти подношения ее несказанно злили, но теперь осталась только полная растерянность и стойкое желание выяснить, что все-таки происходит?!
        Очередной перенос отправил ее на главную площадь какого-то города, но это ее не смутило: Леда невозмутимо устроилась в метре над мостовой, и погрузилась в транс. Местные жители прореагировали на ее появление совершенно спокойно. В этом мире, переполненном богами, люди привыкли и к не такому. Так что смертные аккуратно обходили появившееся неизвестно откуда сверхъестественное существо и понижали голос, стараясь не мешать ей в ее действиях, чем бы она ни занималась. Леда сосредоточенно обшарила все сознания, до каких смогла дотянуться в этой перенасыщенной магией атмосфере, и открыла глаза, ожидая обнаружить перед своим носом уже изрядно надоевшую ей физиономию местного бога. К ее удивлению, Руона в пределах видимости не наблюдалось, предметов непонятного назначения тоже. Леда нахмурилась. Любые изменения она привыкла считать, прежде всего, угрозой. Тем более что она последнее время не предпринимала никаких действий, чтобы избавиться от этого Бога. Значит, это сделал кто-то другой. И ей хотелось бы знать причину подобного поступка. Вдруг этот кто-то следующей жертвой наметил ее? Оглянувшись для
верности по сторонам и не увидев Руона, Леда опустилась на землю и попыталась найти что-нибудь, что могло бы навести ее на след пропавшего бога. Довольно скоро она обнаружила в переулке валяющийся кувшин из бесценного хрусталя, вокруг него расплывалось в грязи лучшее вино этого мира. Так. Это ей уже не нравилось. Если бы у Руона просто наступило просветление, он не стал бы ронять такую вещь в грязь. Уж что-что, а его трепетное отношение к красоте она уже успела заметить. Значит, кто-то его заставил бросить эту вещь в грязи и спешно покинуть город. Это уже напоминало нападение, а Леда всегда подозрительно относилась к нападениям, случившимся в непосредственной близости от нее, априори полагая, что напасть хотели на нее. Странница нахмурилась и начала планировать мероприятия по выяснению ситуации. Было совершенно ясно, что, прежде всего, ей необходимо узнать, богом чего является Руон, а затем уже начинать его поиски. В зависимости от того, чему покровительствует Руон, ей придется планировать свои действия. Простая логика: бога огня не стоит искать на дне океана, когда он путешествует по своей воле, а
вот для того, чтобы лишить его силы, океан - самое подходящее место. Однако такую информацию можно было выяснить только в храме. Остальные смертные не всегда были в курсе, какой именно бог им покровительствует в данный момент, а уж о том, как они выглядят… Леда переместилась в храм и, бесцеремонно разогнав толпу, поймала за шиворот первого попавшегося жреца. Тот заверещал и принялся грозить всевозможными карами своего бога грешнице, осмелившейся поднять на него руку, но Странница только оскалилась, продемонстрировав отросшие клыки, и служитель бога был готов к сотрудничеству.
        - Невысокий бог с красными глазами и волосами. Имя Руон. Чему он покровительствует?
        - Госпожа! Я не знаю, госпожа! Только настоятель храма знает всех Богов!
        - Хорошо, веди к настоятелю!
        Жрец склонился в земном поклоне и послушно засеменил в глубь храма. Леда быстрым шагом последовала за ним, небрежно отмахиваясь от стражи, пытающейся ее остановить. В самом сердце храма находились покои настоятеля храма, где не бывал никто кроме первосвященников богов, которых допускали только по предварительной записи, и поэтому стражники у огромных серебряных дверей замерли в полной растерянности, завидев какого-то младшего жреца, осмелившегося проникнуть на этот уровень да еще в сопровождении мирянина. Но они были лучшими солдатами, каких только можно купить за деньги, и в недоумении прибывали недолго. Жрец не успел преодолеть еще и половины коридора, а стража уже схватилась за магическое оружие, способное остановить даже младших богов, не то что смертных, но ожидаемого эффекта оружие на посетителей не произвело. То есть жрец, завидев хищные пики, направленные в его сторону, повалился ничком на пол и остался лежать неподвижно, но мирянин только пожал плечами и, перешагнув через своего сопровождающего, спокойно продолжил путь, не обращая никакого внимания на то, что по пикам пробежали первые
искры, знаменующие готовность к магическому удару.
        - Мне нужен настоятель. - От холодного безжизненного голоса стражники невольно вздрогнули и тут же занесли посетителя в разряд сверхъестественных существ. У людей таких голосов не бывает. Это они знали доподлинно или думали, что знают. Настоятель наверняка почувствовал посетителя и через серебряные двери, так как на удивление резво для его возраста и комплекции выскочил в коридор и склонился в земном поклоне.
        - Я счастлив приветствовать Странника в нашем недостойном мире. Позволено ли мне будет узнать, какой из его покровителей вызвал ваш праведный гнев?
        Стражники замерли как изваяния, боясь даже дышать. О Странниках ходили только невнятные легенды, за пересказ которых вслух боги имели привычку карать на месте. Но и того, что передавалось шепотом по углам, хватило для того, чтобы ужас стал почти невыносимым. Убийца Богов! Не больше, не меньше! В храме! И наверняка зол, как Повелитель смерти при виде богини исцеления! Стражники ожидали эффектных молний, после которых от настоятеля останется только кучка пепла, но, к их немалому разочарованию и удивлению, Странник только холодно прошипел:
        - Бог по имени Руон. Чем он повелевает?
        - Руон повелевает смертью и посмертием, Странник!
        Настоятеля трясло от едва сдерживаемого страха. Он не осмеливался поднять глаза на фигуру в черном, застывшую посреди коридора, каждое мгновение ожидая магического удара, который превратит его в прах.
        - С кем он враждует?
        - Да со всеми! - Настоятель, обнаружив, что сию секунду его не испепелят, обрел свою знаменитую уверенность. - Он же пришлый бог. Его здесь никто не любит. А победить и изгнать никак не удается, уж больно он силен. Да только, при всей своей силе, чудной он. За верховную власть бороться отказывается, а тут еще взял и создал общее посмертие для всех людей, а не только для своих почитателей. Где же это видано? Раньше оно как было? Какому богу человек поклоняется, тот ему и посмертие определяет, а тут… У других богов, конечно, сразу паломников поубавилось. Так что ненавидят его, почитай, все боги, сколько их ни на есть.
        - А кто из них может с ним справиться в бою?
        - Так никто… Если бы могли, давно бы уже изгнали.
        - А если застать врасплох?
        - Так он, почитай, всегда на стороже…
        - Отвечай на вопрос! - по коридору метнулся ледяной ветер, вдавив стражников в стены коридора, и осмелевший жрец съежился от страха.
        - Только Богиня исцеления Тринала! Она сильнее всех остальных его ненавидит! И силу собрала огромную! Трех богов полностью развоплотила!
        Леда нахмурилась под своим капюшоном. 'Странная картина: бог смерти заботится о смертных, а богиня исцеления его за это ненавидит. Парадокс. Не долго думая, она устремилась ментальным щупом к сознанию наместника и брезгливо поморщилась. Ничего себе богиня! Да за такое отношение к смертным развоплащали на месте! Стоп! Да они тут все как на подбор! Конкуренция! Да как еще им хоть кто-то молится! Хотя и молятся только из страха перед наказанием. Ну что ж, займемся перевоспитанием, заодно и выясним, кто попытался убрать ее с пути, используя местного изгоя. И почему они решили, что она попадет в ловушку? Нужно все-таки выяснить причину его странного поведения! Кажется, разгадка этой головоломки кроется именно в нем!'
        Леда переместилась в мир посмертия, созданный Руоном. То, что творилось там, привело ее в полное замешательство. Множество божков и богов сновали туда сюда, хватая души и растаскивая их по своим маленьким мирам помертия. 'Проклятье! Да это какая-то эпидемия! Хоть один бог может здесь вести себя, как полагается богу?! Сумасшествие!' - Леда сняла маскирующие щиты, и ее сила рванулась на волю, сметая мелких божков, как мусор. Даже довольно крупные боги поспешили ретироваться от греха подальше. 'Что им здесь всем понадобилось? Крупные боги не унижались до отлавливания душ. Интересно, что им тогда здесь нужно?' - Леда промчалась по посмертному миру, пытаясь определить, что же такого здесь спрятано, что стоит риска незваным ввалиться в чужое творение? Через несколько мгновений она уже стояла перед запечатанным смертельным заклятьем порталом. Хм. Смертельным, для местных божков. Короткий импульс концентрированной силы уничтожения. Такой удар мог развоплотить бога, не то что его заклинание. Но магия бога смерти сопротивлялась. Недолго. Но все-таки это вызывало в душе Странницы прилив несвойственного ей
уважения к богу, не каждый из высших богов способен противостоять силе Странника, а тут простое заклинание… С коротким треском разрядов защита рассыпалась, открыв портал в маленький карман мира посмертия. Пространство было пронизано странными токами силы. Леда растерянно остановилась. Это не напоминало ничего из ранее виденного ею. Казалось, сила искрится, разливаясь вокруг, смешиваясь с ее аурой, но не вызывая отторжения, как сила любого другого бога. Что здесь все-таки происходит? Такая концентрация силы свойственна только… Ах ты, проклятье! Ментальный поиск в этой мешанине положительных токов ничего бы не дал, но вот поиск постороннего излучения… Леда сосредоточилась, выявляя место, где сходятся и теряются потоки силы, и через мгновение метнулась к ускользающему пятну. Короткий импульс силы, и вот уже в ее телекинетическом захвате забилась сущность бога. Молодого. Слишком молодого, чтобы обрести материальное или хотя бы энергетическое тело. Бога, которому еще предстояло воссоздать свою личность. Ребенка. Леда неверяще посмотрела на пойманное существо. Если дети Странников были редкостью, то дети
Богов вообще считались легендой. Теоретически, можно было вызвать из небытия совершенно нового бога. То есть не воскресить полностью развоплощенного, а именно вызвать нового. Но это было под силу только Серебряным странникам, да и они даже на памяти Кетрин такое не проделывали. 'И вот вам, пожалуйста. Откуда он здесь? Кстати, он ли? Нет, очно он. Половая принадлежность у богов почему-то неизменна и формируется в первую очередь… Если провести аналогию со смертными, то перед ней был грудной младенец в люльке. Причем младенец, за которым охотились все остальные боги этого мира. Странная ситуация!' - Леда ожидала всего, чего угодно, но только не этого. Загадок прибавилось. А вот разгадок не наблюдалось совсем. Энергия бога пошла волнами, окрашиваясь в темные, почти черные цвета. Ох! Леда едва ли не испуганно посмотрела на него. Ребенку явно не нравилось ее излучение. Впрочем, это было как раз неудивительно. Полярность силы у Странника совершенно другая. От нее веет холодом и агрессией. Естественно, ему это не нравится. Осторожно поместив сущность новорожденного бога в самый большой поток силы, Леда
покинула этот карман мира и для надежности запечатала портал своим собственным заклинанием. Энергия потекла по магическим линиям портала, сливаясь в плотный узел и сверху, спрессовывая ее, вминая в саму ткань портала, легло заклятье запрета. Даже другой Древний не смог бы разбить это заклинание, пока жива Странница, создавшая его, и только другой Древний смог бы сделать это после ее смерти. Новорожденный бог был в безопасности, и теперь предстояло найти хозяина этого мира и задать ему кое-какие вопросы.
        Дира закатила мотоцикл в гараж и бесшумно прокралась в свою комнату. Объяснять Александру, откуда у нее рваные раны от укусов, не входило в ее планы. Предстояло выяснить, что это за странные создания завелись в этом мире, и посвящать в суть проблемы смертного, было, по меньшей мере, неблагоразумно. Шипя сквозь зубы от боли, Дира выкидывала все из ящиков стола до тех пор, пока не нашла аптечку. Вот что значит почти не пользоваться лекарствами! Теперь, кажется, ей придется делать это почаще. Нужно было восстановить силы как можно быстрее. Следующей встречи с этими тварями она может и не пережить. Отбросив в сторону обезболивающее и прочую дребедень Дира, наконец, наткнулась на эластичный бинт. То, что надо! Кровь она остановила еще по дороге. Позаимствованной энергии на это хватило, но оставлять раны открытыми было бы неосторожно. Зачем лишние повреждения? Кстати, их желательно бы зашить. Иглы, предназначенной смертными для этой операции, в аптечке не оказалось, и пришлось воспользоваться обычной швейной. Особой разницы между ними Дира все равно не заметила. Очень аккуратно, насколько это было
возможно, заштопала дыру чуть выше запястья. Черт! Шрам будит кошмарный! Пока регенерация не возьмет свое и не сгладит очередной след, оставленный на ее теле жизнью. Ждать этого не долго. Оставалось только надеяться, что Александр не заметит этого украшения. Хорошо, что у людей зимой принято носить вещи с длинными рукавами. Дира хмыкнула: что ж придется сменить гардероб. Закрепив повязку поверх шва, она занялась раной на ноге. Там дело было гораздо хуже, простой перевязкой ограничиться вряд ли удастся. Дира выругалась, помянув всех предков проклятых тварей и отношения, в которых они друг с другом состояли. У нее опять, черт ее возьми, пострадала левая нога! Клыки твари разорвали сухожилье, и, если она не ошибалась, пострадали хрящи на коленном суставе. Повреждения не то, чтобы опасные, но до крайности неудобные. Некоторое время нога будет плохо слушаться и доставлять множество хлопот, придется постоянно подпитывать ее энергией, чтобы нормально передвигаться. Дира зафиксировала колено эластичным бинтом и повернулась к зеркалу, ей теперь предстояло выяснить, что там со спиной. Однако она зря
волновалась. Царапины на спине можно было просто проигнорировать. Кровь остановилась, и ладно. Сами зарастут. Все равно она до них не дотянется в своем нынешнем состоянии. Набросив на плечи рубашку, Дира устало прикрыла глаза и попыталась отстраниться от боли. Но она была настолько вымотана морально и физически, что ей это удалось только со второй попытки. Осторожно опустившись в кресло, стараясь не потревожить свои раны, Дира принялась шаг за шагом восстанавливать в памяти произошедшие события, чтобы на досуге проанализировать информацию повнимательнее. Она прекрасно понимала, что от того, выяснит ли она природу напавших на нее тварей, зависит ее жизнь. Кстати о внимании, Дира нахмурилась: в доме было чересчур тихо, и это настораживало. За последние месяцы она неплохо изучила своего напарника и не могла настолько ошибиться на счет стереотипов поведения Александра. Насколько она знала его привычки: сейчас напарник должен был быть дома, но, чтобы не демонстрировать своего присутствия и беспокойства, которое он ощущает за нее, он, конечно, не вышел бы ее встречать. Однако прошло достаточно времени для
того, чтобы Туров мог, не показывая своих чувств, поинтересоваться, чем это занимается его напарник, и почему не торопится отчитаться о проделанной работе. Дира нахмурилась, у нее в душе начало подниматься беспокойство пополам с холодным гневом. Всегда, когда он не прикрывал ее на заданиях, Александр к ее возвращению с акции был дома. Но сейчас она его в непосредственной близости не ощущала, и это выглядело по меньшей мере странным. Наемный убийца - это не тот человек, который изменит привычное поведение без веской на то причины. Дира бесшумно вышла в коридор и осторожно огляделась. В обстановке дома ничего не изменилось, но ощущение угрозы отчетливо давило на сознание. Дира беззвучно выдохнула воздух сквозь стиснутые зубы, кажется, ей самой стоит запомнить на будущее, дома - это еще не значит в безопасности. А она даже и не заметила, что у нее тоже появились стереотипы. Нужно с этим бороться, пока не поздно, а то можно и уйти в последнее странствие гораздо раньше срока! Дира заковыристо выругалась и прикрыла глаза. Если бы что-то случилось, то где бы ее напарник оставил для нее сообщение? Причем так,
чтобы никто из присутствующих при этом ничего не заподозрил? Разгадка пришла почти сразу - на дом не было нападения, значит, присутствует другая угроза, а единственная угроза, которую бы Александр постеснялся немедленно уничтожить - это Нож. Дира быстро, насколько ей позволяла раненная нога, метнулась в комнату Турова. Конечно, посещать чужое убежище невежливо, но в свете последних событий… Она толкнула дверь, и та бесшумно открылась. Дира стиснула зубы. Александр изменил привычке закрывать дверь на замок. Ее предположения подтверждались. В комнате царил образцовый порядок. Все вещи стояли на своих привычных местах. Кроме… Дира одним движением переместилась к журнальному столику и подхватила с него небрежно брошенную папку с заданием. - 'Так, что тут у нас? Объект - некто Ворсов Валентин Григорьевич. Бандит средней руки. Вроде, ничего страшного. Александру не составит труда ликвидировать его… Что?!! Дира оскалилась в холодной ярости. Денис! Ах ты, ублюдок!! Понравилось, что все заказы выполняются практически в день поступления! Дира еще раз прочитала приписку, сделанную неразборчивым подчерком бывшего
врача. 'Задание должно быть выполнено сегодня. Если вы не хотите этим заниматься, пусть ваш напарник сделает это после того, как закончит с предыдущим'. Вот так. Совсем обнаглел, а она, кажется, оказала им с напарником медвежью услугу, стремясь поскорее набрать достаточно энергии для того, чтобы восстановить свои магические способности. Если бы она не повадилась убивать в тот же день, как получала задание, сейчас Александр бы не попал в неприятную ситуацию. Ну, со странным отсутствием напарника, слава богу, разобрались. Теперь можно успокоиться и отдохнуть до его возвращения, хотя, странно, зачем ему понадобились такие сложности, чтобы предупредить ее? Дира уже собралась положить папку на место, когда ей в глаза бросилась предыстория заказа, и она неверяще уставилась на машинописную строчку внизу страницы, бесстрастно сообщающую о том, что заказчик, перед тем как обратиться к Денису, во всеуслышание пообещал прибегнуть к помощи наемного убийцы и пригрозил, что объект погибнет не позднее сегодняшнего вечера. 'Он что издевается?!!! Это же просто ловушка!!! Проклятье, вот почему Александр поехал сам,
пока она отсутствовала. В своей своеобразной манере он заботился о ней, хотя, кажется, и сам не осознавал этого. И со свойственной ему самоуверенностью решив, что у него больше шансов уцелеть, взял на себя исполнение явной подставы, а папку не уничтожил, чтобы предупредить ее в случае своей смерти о намерениях Дениса избавиться от них обоих. Как будто она сама этого не знает! Люди! Так, вопрос известного местного писателя: 'Что делать? . Можно, конечно, остаться дома и подождать, чем все закончится, тем более что состояние ее здоровья оставляет желать много лучшего, а адреса этого убежища Нож не знает, но…' - Дира горько усмехнулась. - 'Она успела привыкнуть к Александру, и надо сказать, что уживались они под одной крышей на удивление хорошо. К тому же он рисковал жизнью и ради нее тоже, да и после его смерти проблем значительно прибавится. Хотя, кого она пытается убедить? Смертный просто стал ей дорог, а почему, один черт знает'. Дира подвигала ногой, проверяя, насколько она затруднит ее передвижения. Кажется, не очень. Быстро спустившись в арсенал, расположенный в подвале, она впервые выбрала себе
огнестрельное оружие. Пара автоматов узи, австрийский глок и по две запасных обоймы к ним. Или хватит с избытком или ее не спасет все, что есть в арсенале. Стянув с себя грязную изорванную одежду, она натянула кожаную униформу рокеров, недавно приобретенную ей по случаю и брошенную зачем-то среди автоматов и пистолетов и, подхватив зеркальный шлем, поднялась в гараж. Черт! Еще бы знать, успеет она вовремя или уже поздно! Дира коротко выругалась, проклиная странную шутку мироздания, благодаря которой все живые существа, рожденные в мирах, лишенных магии, не обладали никакими магическими способностями. И кто только придумал такое название! В самих мирах как раз магия и присутствовала, иначе они бы просто не смогли существовать, а вот все живое в них не обладает магией, и почти никакая магия на них не действует. Даже Боги этих миров, обретая материальное тело, теряли свою силу! Только Странники могли колдовать в этих мирах, и только их сила, чуждая всему мирозданию, действовала на их обитателей. Пока, естественно, она у них была. Дира скрипнула зубами и выбросила из головы всякую ерунду. Нужно
торопиться. Проклятье! Этот ублюдок еще и живет на другом конце города! Она открыла ворота гаража и выкатила мотоцикл на дорожку. Дверь автоматически захлопнулась за спиной, а Дира уже мчалась на скорости в сто километров в час к неприметной пятиэтажке, в которой должен был выполнить заказ ее напарник.
        Эта бешеная гонка поставила на уши весь город. Мотоцикл летел по главным улицам и извилистым переулкам с одинаково сумасшедшей скоростью. Несколько раз постовые пытались остановить его, но быстро теряли в узких улочках старого города. Дира спешила. Чутье Странницы кричало о том, что времени почти совсем не осталось, и поэтому она не обращала внимания на опасность, выжимая из своего мотоцикла все, что только можно.
        Остановившись метров пятьсот не доезжая до нужного здания, она сосредоточилась, тратя последние крохи силы. Александр был в здании и, судя по всему, умирал. 'Черт! На уловки у нее не оставалось времени! Придется прорываться в лоб. Ох, как не хочется! Не в ее состоянии вытворять подобное, но другого выхода просто нет. Можно, конечно, все бросить, развернуться и уехать. Однако почему-то она уже не считала это приемлемым выходом. Ладно'. - Дира поставила мотоцикл на опору и, не снимая шлема, направилась к подъезду, у которого отиралась парочка шкафоподобных мальчиков. Они лениво наблюдали, как к ним подходит невысокий щуплый подросток в прикиде байкера, перебрасываясь шуточками. Дилетанты! Они не заметили, когда в руке у подростка оказался пистолет с глушителем. А потом было уже поздно. Дира коротким импульсом установила ментальную связь с сознаниями охранников и двумя выстрелами отправила их на тот свет. Люди даже не вскрикнули, падая на грязный асфальт. Дира довольно оскалилась: не зря Александр ее натаскивал! И скользнула к подъезду. 'А вот силы могло бы быть и побольше. Ну почему ей не повезло
нарваться на парочку садистов, а не тупых исполнителей? Вот, ведь, закон подлости! Внешними камерами здание оборудовано не было. Уже хорошо'. - Дира бесшумно приоткрыла тяжелую железную дверь, отмычки тоже пригодились, не пришлось тратить силы на то, чтобы открыть сложный замок с помощью магии. Иногда привычка таскать с собой кучу всяких приспособлений, оказывается, действительно может быть полезной. А она-то считала, что у Александра паранойя. Нет, и паранойя тоже, конечно, однако удобно. На площадке никого не было, а вот на лестнице слышались голоса. Дира сосредоточилась, по данным, отраженным в папке заказа, объект живет на пятом этаже, там же находится и его офис. Ну, офис - это громко сказано. Так, пара квартир, но все это отделено от остальной площадки тяжелой железной дверью. Ладно, с проблемами она будет разбираться по мере их поступления. Сейчас у нее на очереди были охранники. Дира бесшумно поднялась на два пролета и ясно ощутила притаившихся на лестнице людей. Они уже были в курсе, что их товарищи мертвы, и теперь ждали гостей. Хм. По их пониманию, убийца должен был подняться снизу. Ага,
сейчас! Дира хитро улыбнулась и подошла к расположенному на площадке окну. Как и во всех подобных домах, чей-то маразм расположил его таким образом, что площадка лестницы приходилась как раз на его верхнюю треть. Между плитой и стеклом было достаточно места, чтобы хрупкий подросток мог протиснуться. Дира бесшумно оттолкнулась от пола и, не обращая внимания на противную боль в ноге, подпрыгнула и повисла, ухватившись за край плиты одной рукой. Резко подтянувшись, она по плечи высунулась на верхнюю площадку. Двое не менее габаритных, чем те, кого она успокоила внизу, парней азартно целились в лестничный марш. Вот и прекрасно. Лучшего подарка они ей сделать просто не могли. Выстрел отбросил ближайшего к ней бандита на его товарища, и, пока оставшийся в живых пытался выбраться из-под туши напарника, второй выстрел пробил ему переносицу. Все. Дира выбралась на площадку и придирчиво оглядела руку, по которой густой струйкой текла кровь. Рана снова открылась. Усилием воли остановив кровотечение, Странница бесшумно взбежала на пятый этаж. Чутье ее не подвело, больше охранников на лестнице не было, а вот
железная дверь, которая должна была отгораживать владения объекта от собственности простых смертных, была приоткрыта. Дира замерла. Несомненно, ловушка. Черт! Она сосредоточилась, пытаясь определить, где Александр и чуть не зарычала от ярости, когда на нее хлынули его ощущения. Он был здесь, и жить ему оставалось не больше часа. У него было пробито легкое, и из сквозной раны на грудь и спину текла кровь. Стиснув зубы, Дира отстранилась от ощущений своего напарника и шагнула в приоткрытую дверь, готовясь встретить пятерых профессионалов, которые явно не принадлежали к заштатной банде объекта. Не тот уровень. А вот кто они и что им надо еще предстояло выяснить.
        Глава 10.
        Пронзительный звонок заставил Кетрин подскочить с кровати и броситься к компьютеру. Если этот поганец таким образом мстит ей за вчерашний проигрыш в споре о гравикомпенсаторах, она его на помойку выкинет! Однако, только глянув на уровень срочности вызова, она тут же забыла о своих предположениях. Дело было действительно серьезное, если местные ученые, просто боготворившие хозяина дома, осмелились поднять его среди ночи. Шлепнув по клавише связи, Кетрин опустилась в кресло, ожидая, когда будет установлена связь с институтом. Экран засветился почти сразу, и на нее потрясенно уставился молодой ассистент профессора Трома. Парень беззвучно раскрыл и закрыл рот, не отрывая глаз от экрана.
        - Очень информативно! - Кетрин терпеть не могла, когда ее будили раньше, чем она сама решала проснуться. - Может быть, вы все-таки сообщите, в чем дело, или вы позвонили сюда для собственного развлечения?
        От такого предположения ассистент покрылся красными пятнами, по-прежнему глядя перед собой как зачарованный. Да что это с ним? Кетрин нахмурилась, собираясь потребовать немедленного отчета о состоянии здоровья коллеги и причинах его звонка, когда в комнату ввалился заспанный взъерошенный Тау. Надо сказать, что бога просто очаровали новые ощущения, и он пользовался любой возможностью, чтобы их испытать. Так что в его облике не было ничего необычного, если не считать ехидной улыбочки, с которой он разглядывал Кетрин. Какого?!… Они что, сговорились? ! Странница уже собралась устроить веселую жизнь обоим придуркам, но не успела. В комнату вошел профессор Тром и вежливо прокашлялся.
        - Кетрин, девочка, не могла бы ты одеться?
        И из-за этого весь сыр-бор? Кетрин хмуро посмотрела на полоумных смертных и, коротким рывком сдернув с окна портьеру, завернулась в нее.
        - Так лучше? - и, не дожидаясь ответа, потребовала, - долго ты еще будешь изображать статую? Что произошло, поглоти тебе сверхновая?
        Ассистент тяжело сглотнул и выпалил:
        - Вторжение! Патрульные корабли засекли, что большой корабль агрессоров начал движение в сторону нашей планеты!
        Проклятье! Кетрин, не слушая больше сбивчивых пояснений человека, метнулась из дома. Тау почти не отстал от нее и в личный мобиль профессора они ввалились почти одновременно. Эти твари нагрянули раньше, чем они ожидали, и теперь нужно было срочно решать, что они в состоянии им противопоставить.
        Кетрин гнала машину с сумасшедшей скоростью, игнорируя все правила управления наземным транспортом, и не переставала анализировать ситуацию, прикидывая, как можно остановить противника имеющимися у них пятью экспериментальными истребителями, вооруженными только одним видом оружия. Охрана на воротах молча распахнула створки, как только машина показалась в зоне видимости, и Странница, не снижая скорости, промчалась по территории учреждения. Затормозив мобиль у крыльца административного здания, Кетрин и Тау выскочили еще до того, как машина окончательно остановилась, и бегом бросились в кабинет Ответственного за производство военной техники. Там уже собрались все ученые, входившие в этот проект, и военные во главе с Царем, который по совместительству в этом мире был еще и главнокомандующим вооруженных сил. Растрепанная парочка заставила многих из них вздрогнуть и попятиться, однако Кетрин не обратила на это никакого внимания.
        - Всю информацию по вторжению! Компьютер, в ускоренном режиме!
        Против обыкновения, компьютер не спорил. Люди уже с привычным удивлением наблюдали, как лисса Кетрин подошла к компьютеру и замерла с закрытыми глазами на несколько мгновений. Странница считала всю необходимую ей информацию, а затем устало опустилась в свободное кресло и выжидательно посмотрела на военных. Тау, поняв, что означает этот взгляд, глухо выругался, потом заметил Царя, покраснел и пробормотал извинения.
        - У нас нет информации о том, каким вооружением обладает этот корабль, - заговорил царь Мортон, пристально глядя на растерянных ученых. - И у нас нет ничего, кроме ваших истребителей, чтобы остановить его. Ваши соображения, господа?
        Слово взял профессор Тоо:
        - Возможно, при надлежащем управлении наши небольшие корабли и смогут задержать его, но… э размеры этого корабля вряд ли позволят нанести ему какие-нибудь серьезные повреждения…
        - Чушь!
        - Что? - ученый оскорблено уставился на посмевшую прервать его девицу.
        - Я говорю чушь! - Кетрин вскочила и заходила по кабинету, не обращая внимания на волочившуюся за ней портьеру. - Если стремиться только задержать вторжение, то не стоит и начинать. Истребители должны уничтожить этот корабль. Любой ценой!
        - Что вы предлагаете, лисса? - сухо поинтересовался Царь, неодобрительно разглядывая полураздетую девицу и проклиная свое скоропалительное решение воспользоваться ее предложением. Но девушка не обратила никакого внимания на его тон.
        - У нас еще есть немного времени. Нужны последние снимки этого корабля! И как можно быстрее!
        Обречено пожав плечами, Мортон кивнул одному из сопровождавших его военных, и тот молча выложил на стол компьютерный диск. Кетрин подхватила его раньше, чем он коснулся поверхности стола, и вставила в приемный терминал. По экрану компьютера поползли параметры, а затем возникла трехмерное изображение агрессора.
        - Что скажешь? - Кетрин развернулась к Тау, заворожено рассматривающему вражеский корабль.
        - Он предназначен для захвата миров в одиночку. Однако его форма очень странная.
        - Да?
        - Посмотри! Они что, собираются заводить такую махину в атмосферу?
        - Но тогда у него должен быть необычайно прочный каркас и броня, способная сопротивляться давлению атмосферы. Зачем им это?
        - Может быть, чтобы выкачать энергию из мира, необходимо использовать приспособление, не помещающееся в более компактных кораблях?
        - Зачем сразу тащить такое оборудование на военном корабле, когда можно сначала захватить планету, а затем уже делать с ней все что им заблагорассудится? Нет. Здесь что-то не так. Может, защитные поля требуют обтекаемых форм? Тогда у нас преимущество. Излучение нового оружия эти поля не блокируют. Их параметры нам известны. Вот бы еще выяснить, где корабль может быть уязвим.
        - Двигатели?
        - Нет. Вряд ли. Они рассчитаны на условия открытого космоса. Там всевозможных излучений не перечесть, да и сами двигатели излучают, будь здоров. Еще не известно, как они друг на друга будут влиять.
        - Погоди, а это что за утолщение на броне?
        - Как раз между двигателями и мостиком. А, судя по данным наблюдения, двигатели излучают какую-то гадость. Значит, она опасна для самих агрессоров? Перегородка массивная. Даже слишком.
        - Предлагаешь ее пробить?
        - Нет, поглоти тебя сверхновая! Посмотри, какая длина у этого корабля! Они стараются обезопасить мостик! То есть, если ты не понял, командный состав!
        - А остальные?
        - Остальные не столь важны либо не подвержены излучению!
        Кетрин застыла на середине шага и выругалась:
        - Мутаген!
        - Что?
        - Мутаген! Для групп захвата он уже не опасен, их давно уже подвергли его воздействию, а вот команда не желает менять свой биологический код! Значит, корпус корабля из металлов диориновой группы!
        - Ну и что? Я тебя не понимаю!
        - Тау, ты - законченный дурак! Вспомни, почему опасна сверхпроводимость у фокусирующих кристаллов?
        Тау замер с открытым ртом, а затем рассмеялся.
        - Ну конечно! При сверхпроводимости излучение разбивает на спектры, и часть материалов может оказаться не подверженной его воздействию! Ты хочешь сместить спектр некоторых орудий, чтобы они не пробивали диорин?
        - Именно! Их по два на каждом истребителе: одно пробьет корпус, а другое устроит в корабле маленькую преисподнюю.
        - Но внутренние перегородки?
        - Они из других материалов. Наверняка. Диорины тоже необходимо изолировать от органики. Но только они экранируют воздействие энергии Странника.
        - Точно. Тогда осталось только поменять фокусировку.
        Царь Мортон молча наблюдал за размахивающей руками парочкой. Ученые слушали их, раскрыв рты и понимая одно слово из пяти, а военным было глубоко плевать на то, как оружие будет действовать, главное, чтобы оно отправило в преисподнюю захватчика и как можно скорее. Мортон хмыкнул и бесстрастно поинтересовался:
        - И как долго вы будете настраивать оружие?
        - Успеем, хоть и в притык. - Не поворачивая головы, ответила Кетрин и поправила на плече портьеру, служившую ей одеждой. Она совершенно не обратила внимания на то, кто же задал ей этот вопрос, продолжая доказывать, что опытный пилот атмосферного истребителя сможет справиться и с космическим, если, конечно, он не полный идиот и предлагая отправить кандидатов на тренажеры, благо их сделали штук десять для скорейшей доработки образцов.
        Военные, естественно, требовали детального описания методов ведения боя в космических условиях и упрекали всех, кого можно, в непрофессионализме. Профессор Тром тихо вошел в кабинет и кивнул царю. Мортон улыбнулся своему бывшему наставнику.
        - Как вы думаете, им удастся? - тихо спросил он, кивая на Кетрин с Тау, что-то высчитывающих в другом конце стола, не забывая при этом растолковывать одновременно военным и ученым, что они должны делать.
        - Если им это не удастся, то и никому другому тоже.
        - Вы так уверены в них, профессор?
        - Да. Они справятся. Но хотел бы я знать, о чем они говорят!
        Мортон холодно взглянул на Кетрин, в сотый раз поправляющую свое немыслимое одеяние. Он был уверен, что узнает, кто же все-таки они такие, как только нападение будет отбито. Или, он усмехнулся про себя, выяснит все на том свете.
        Дира шагнула в приоткрытую дверь и замерла под дулами трех автоматов. Окинув комнату быстрым взглядом, она убедилась, что не ошиблась. Александр был прикован наручниками к стулу, под ним уже натекла приличная лужа крови. Рядом с ним стоял человек с пистолетом, но его внимание было приковано к вошедшему подростку, а не к умирающему. Трое боевиков с автоматами грамотно взяли парня в кольцо, каждый со своей позиции, так, чтобы никто, кроме вошедшего, на линии огня не оказался. Пятый развалился в кресле рядом с трупом объекта и, насмешливо ухмыляясь, рассматривал добычу. Дира усилием воли подавила подымающийся из подсознания ледяной гнев и спокойно взглянула в ответ, позволяя своей сущности на мгновение отразиться у нее в глазах.
        - Так вот какой ты, Дмитрий Зорин. Брось пистолет и сними куртку. Если, конечно, ты не хочешь умереть.
        Дира молча повиновалась. Увидев под курткой два автомата, говоривший рассмеялся.
        - Какой грозный убийца! Аккуратно положи все свое оружие на пол и осторожно толкни в мою сторону.
        Дира выполнила распоряжение и молча посмотрела на болтуна, безошибочно угадав в нем старшего. Человек впервые встретился с ней взглядом и тут же невольно отвел глаза. Этот хрупкий подросток пугал его до полусмерти, не смотря на то, что его люди держали маленького ублюдка под прицелом. Казалось, он заглянул в глаза хищника, бесстрастно и безжалостно выслеживающего очередную жертву. Чтобы избавиться от этого ощущения, капитан госбезопасности, повидавший на своем веку не мало убийц и давно уже не вздрагивающий, когда приходилось стрелять в человека, вынужден был отвернуться. Его захлестнула ненависть. Сейчас эти ледяные черные глаза станут испуганными, в них появиться отчаяние. Не может не появиться. Капитан ухмыльнулся своим мыслям и издевательски продолжил:
        - Какой предсказуемый мальчик! Стоило только захватить твоего дружка, и ты уже примчался в ловушку! Денис оказался прав. Ты удивлен? - человек оскорбительно рассмеялся. - Какая наивность! Естественно, ваш хозяин подчинялся нам с самого начала, и мы в курсе всех ваших похождений. И отпечатки пальцев, и фальшивые паспорта - нам все известно.
        - Что ты хочешь?
        В голосе мальчишки не было и следа эмоций. На капитана он смотрел, как на неодушевленный предмет, и даже не давал себе труда скрывать свое к нему отношение.
        - А ты не догадался? Какое разочарование! Денис говорил, что ты умен. Ну ладно, так уж и быть, объясню. Выхода у тебя два: умереть или служить мне. Конкретно мне. Должен заметить, что это очень щедрое предложение. После того, как я стану незаменимым для устранения ненужных нам людей, мой статус, а, следовательно, и твое благосостояние значительно возрастут. - Человек не смог долго выдерживать светский тон беседы и снова сорвался на привычную для себя речь. - Ты меня понял? Или будешь выполнять все мои приказы, или тебя расстреляют по приговору суда, а может и без него при попытке к бегству. Сам понимаешь, судить тебя слишком хлопотно. И не косись на парней с автоматами, они - профессионалы. Да и куда тебе бежать!? Все службы, отвечающие за безопасность страны, сегодня получили твое полное досье. Твое и твоего дружка. Так что бежать тебе некуда. Передать всю информацию о вас в Организацию всемирной безопасности - дело нескольких минут, сам понимаешь.
        Дира молчала. Человек давно уже выболтал больше, чем подозревал. Может, он и передал дело во все инстанции, но вряд ли указал там место, где они с Александром скрываются, и о Денисе наверняка не сказал ни слова. Он явно хочет получить личную выгоду, используя ее в качестве киллера, и, значит, существует почти стопроцентная вероятность, что его родная кантора и не подозревает об этой его операции. Что это ей дает? Многое. Может быть, он и подстраховался на случай, если она захочет удрать из города, однако, в самом городе ей немногое угрожает. Проверять всех полиция все равно не будет. И Денис только его козырь, а значит…
        Капитан не успел открыть рот, чтобы потребовать ответа у застывшего как истукан парня. Мальчишка просто исчез из виду. И одновременно с этим начал падать один из автоматчиков. Он еще не успел коснуться пола, как очередь хлестнула по месту, где только что стоял убийца. Поздно! Слишком поздно!! В грохоте стрельбы одиночный выстрел прозвучал на удивление тихо, и лейтенант Кузнецов упал с пробитой головой, так и не успев выполнить своего задания - пристрелить пленника. А мальчишка уже метнулся вперед, сбивая с ног опешивших автоматчиков. Миг, и он поднялся на ноги. Пара секунд, и четыре опытных профессионала мертвы, капитан ощутил, как ужас липкими пальцами хватает его за горло. Но опыт взял свое, и рука с пистолетом поднялась раньше, чем он об этом подумал. И опять опоздал. Боль плеснула в правой руке, резко переместилась в грудь и заворочалась там ядовитым пауком. Человек замер, ожидая, что вот сейчас на него обрушится безмолвие смерти, и обжигающая разрывающая на части боль уйдет навсегда.
        - Не торопитесь, господин капитан. Умирать вы будете долго и задумчиво - это я вам обещаю. - Прозвучал холодный мальчишеский голос.
        И начался кошмар.
        Александр с трудом разлепил неподъемные веки и не поверил своим глазам. Неужели у него начался предсмертный бред? Четыре трупа в изломанных позах валялись на полу, в кресле корчился их командир, а живой и невредимый Дима, ворча что-то себе под нос, пытался отстегнуть наручники, которыми безопасники приковали его к стулу. Нужно его предупредить! Александр напрягся, он воевал, повидал много ранений и прекрасно знал, что обречен при любом раскладе, но тащить за собой на тот свет Диму он не собирался.
        - Уходи! - из последних сил прохрипел он. - Уходи, они из спецслужб.
        Дима даже не поднял голову. 'Черт, да неужели он не понимает, что сейчас здесь будет не протолкнуться от групп захвата! Что спасать его все равно уже поздно! Зачем же он жертвует собой ради навязанного ему напарника, который вот уже несколько месяцев бесцеремонно распоряжается его жизнью?' - Наручники с тихим звоном упали на пол, парнишка с неожиданной силой подхватил его на руки и аккуратно уложил на диван. В душе Александра вскипела дикая ярость. Он не собирался тащить на тот свет парня, которого хотел спасти! Словно почувствовав его состояние, Дима устало произнес, не прекращая чуткими пальцами обследовать сквозную рану в груди:
        - Они действовали на свой страх и риск. Успокойся. Никто сюда не приедет.
        А затем сделал невероятное: наклонился и поцеловал его в губы. Туров попытался вырваться, но тонкие руки мальчишки обладали нечеловеческой силой. Ему даже не удалось пошевелиться, а затем больше и не хотелось. Боль ушла, и вместе с ней ушли слабость и тревога. Все тело окутала пронзительная истома. Так хорошо ему никогда не было, даже когда после позорного увольнения из армии он увлекся на короткое время наркотиками, таких ощущений он не испытывал. Наверное, вот это и называется нирвана, мелькнула вялая мысль и тут же исчезла. Какая разница, как это назвать, главное, чтобы это не прекращалось! Никогда!
        Дира прервала контакт и без сил опустилась на краешек дивана. Энергии почти не осталось. Даже всю силу смерти этого отвратительного человека пришлось пустить на лечение, хорошо еще, что в этом мире запас энергии в живых существах гораздо больше, чем в ее родном. Там бы смерти пятерых ни за что не хватило бы на исцеление смертельной раны. Александр со стоном открыл глаза и уставился на нее. Выражение его глаз заставило ее насторожиться. 'Сейчас что-то будет! Вселенная, как не вовремя!' - Человек попытался сесть. - 'Нет, поистине он ее в гроб загонит!
        Дира протянула руку и рывком помогла ему выпрямиться. Александр пристально посмотрел на ее руку у себя на плече и попытался отодвинуться. Так. Придется выяснять, что на этот раз его насторожило. Параноик!
        - Что? - в ее голосе даже ей самой померещилось подозрительное любопытство. Напарник внимательно посмотрел ей в глаза и как-то преувеличено вежливо поинтересовался:
        - Это было обязательно?
        - Что?
        - Целовать.
        - Да. Не тратить же энергию попусту. У меня ее не так много.
        - Интересно. Хотелось бы услышать подробнее.
        - Сейчас?! - 'нет, он явно рехнулся. Причем здесь поцелуи? Как удобнее было, так она и сделала'. - Дира раздраженно поморщилась. Все-таки стоило признать, что людей она не понимает.
        - Ладно, - неожиданно покладисто согласился он. - Уходим.
        Дира хмыкнула и поднялась с дивана. 'Оп! А вот так резко этого делать не стоило!' - Ее повело в сторону, и только невероятное усилие воли позволило ей не свалиться на пол. - 'Черт! Энергетическое истощение во всей, мать его, красе. Сколько же она ему отдала? Ладно, потом, все потом. Нужно убираться от сюда и подальше!' Александр с трудом встал на ноги и вежливо поинтересовался:
        - Куда теперь?
        - Вниз. Там мой мотоцикл.
        Человек согласно моргнул, кивать в таком состоянии было чревато и похромал к двери. Она с неимоверным трудом последовала за ним. Спуск она почти не запомнила. Все тело ныло от энергетического истощения, раны снова открылись, и перчатка на руке набухла от крови. Сознание прибывало в каком-то заторможенном состоянии, позволяющем передвигать ноги и только. В себя ее привел резкий толчок. Сфокусировав взгляд, она обнаружила, что споткнулась об один из трупов у подъезда. Вдали слышались завывания полицейской сирены. Кто-то вызвал полицию. Видимо, автоматные очереди услышали в соседних домах. Этого следовало ожидать. Нужно было торопиться. Кое-как дохромав до мотоцикла, Дира устроилась в седле и включила зажигание. Александр молча устроился сзади, всей тяжестью навалившись ей на спину. Плохо дело. Мотоцикл сорвался с места и помчался прочь от неприметной пятиэтажки и приближающихся сирен полиции. Только едва не врезавшись на полном ходу в дерево в каком-то извилистом переулке, в который она не помнила, как свернула, Странница поняла, что просто засыпает за рулем. 'Черт! Еще этого не хватало! А Александр
сейчас управлять этой железякой тем более не способен!' - Коротко выругавшись, она хрипло поинтересовалась, включая подбородком встроенную в шлем рацию:
        - Эй, напарник! Ты в сознании?
        Ответ пришел с двухсекундной задержкой.
        - Да.
        - Тогда говори со мной. Или я усну за рулем.
        - Хорошо. - Александр как-то странно фыркнул, из-за помех в рации было не возможно понять, засмеялся или закашлялся. 'Чертова техника!' - Дира скрипнула зубами. - 'Нет, телепатия все равно гораздо надежнее этих штук, которые нужно втыкать в шлем!' - Тогда объясни мне свое сегодняшнее поведение.
        - А что объяснять? Ты спасаешь меня - я спасаю тебя. Все правильно.
        - Это я понял. Но вот зачем было лезть к своему напарнику с поцелуями?
        Дались ему эти поцелуи! Дира ловко проскочила в небольшой просвет, в правом крайнем ряду, не обращая внимания на отчаянные сигналы и ругань водителей.
        - Что ты к ним привязался! Лечу, как могу.
        - Кстати это второй вопрос. Никогда не слышал, чтобы кого-нибудь вылечили от смертельного ранения одним поцелуем.
        'Нет, это надо же'. - Дира невольно зашипела от раздражения. - 'Ну и дур-рак! Одним поцелуем! А тяжелое энергетическое истощение не хочешь!'
        - Не поцелуем! Черт возьми! Я заставил твой организм регенерировать поврежденные ткани! А для этого нужна энергия. Много. А у меня ее кот наплакал. Вот и пришлось искать место, где нервные окончания ближе всего подходят к поверхности кожи, и где их больше всего. Я не виноват, что у вас такие места там, где расположены органы чувств. А почему поцелуй? Так это элементарно, дорогой напарник! Глаза у тебя чересчур уязвимы, не думаю, что ты захотел бы жить слепым, а уши, черт их забери, неудобны! Так что, удовлетворен?
        Несколько секунд царило потрясенное молчание. Александр переваривал сумбурную речь напарника, а затем тихо рассмеялся.
        - Понятно. А энергия твоя использует нервные волокна в качестве каналов?
        - Да. Если бы ее было много, то можно и через кожу, но тогда значительная часть просто бы впиталась в мышцы и кровь. Вы вообще чем-то напоминаете аккумуляторы.
        - Ясно. А лечение всегда сопровождается такими ощущениями?
        - Какими?
        Александр растерянно замолчал: и как объяснить, что он почувствовал, этому невероятному существу? То, что Дима - не человек, он больше не сомневался. Может, измотанный мальчишка и не заметил своей оговорки, но Турова когда-то специально учили обращать на такое внимание. Все-таки, подготовка разведчика-диверсанта - штука полезная.
        - Ощущения удовольствия, - несколько неуверенно произнес он. Дима хмыкнул.
        - А, это! Просто нужно было блокировать на время лечения боль, вот и все.
        - Больше так не делай!
        - Что?! Почему? - искреннее удивление в голосе напарника заставило Александра усмехнуться.
        - Потому что на это дело легко подсесть как на наркотик.
        - Да? Не знал. Ладно, буду осторожней.
        Дима заложил лихой вираж и остановил мотоцикл перед воротами гараж. 'Ничего себе! А он, оказывается, умудрился не заметить, как они доехали!' - С трудом, доковыляв до крыльца, Александр прислонился к двери и апатично наблюдал за тем, как Дима заводит мотоцикл в гараж. Черный свитер был весь покрыт какими-то пятнами, едва заметными на темной шерсти. А парень-то весь в крови! Мысль ударила как плетью. Черт!
        - Ты ранен?
        - Ничего серьезного. Отосплюсь, и все будет в порядке.
        - Нам нельзя здесь оставаться! - в голосе Александра появилось отчаяние.
        Мальчишка устало повернулся к нему. И вдруг на Турова обрушилось воспоминание. 'Оперативники, поджидавшие его на пути отхода уже после того, как он выполнил задание. Выстрел. Наручники, приковывающие его к стулу, словно он еще мог убежать. Издевательская вежливость капитана, объясняющего, что они хотят от Димы. Стоп, а вот это он уже помнить не мог!' - Он же к этому времени потерял сознание. Однако помнил. И помнил, что предпринял капитан для того, чтобы не дать им убежать, и что он действовал на свой страх и риск. - 'Так, тогда действительно убегать пока рано. Сейчас при попытке покинуть город их будет ждать обязательная проверка. И даже если они доберутся до другого города, зарегистрироваться им там не удастся, да и зачем. Счета, скорее всего, заморожены. Наличных денег, конечно, много, но не настолько, чтобы долго прятаться или покинуть страну, а работать в чужом городе не в пример труднее. Значит, оставаться здесь - лучший выход. Благо, боясь, что придется делиться, капитан информацию о Денисе, скорее всего, скрыл, иначе бы с убийцами 'договорились' через его голову, а значит выйти на них
теперь очень сложно'. - Из размышлений его вывел легкий толчок. Оказывается, Дима уже успел довести его до его спальни. Александр хмыкнул, и услышал рядом усталый вздох.
        - Все.
        Мальчик даже не заметил, что произнес это вслух. С трудом, опираясь друг на друга, они доковыляли до постели и рухнули на нее, не заботясь о том, что их одежда покрыта кровью и грязью. Через мгновение они уже спали.
        Глава 11.
        Кетрин молча смотрела на экран, где разворачивался космический бой. 'Последние двенадцать часов они все работали, как проклятые; и вот теперь все зависело от пятерых лучших пилотов. От того смогут ли они остановить громадный корабль, неуклонно приближающийся к этому миру. От того, не ошиблась ли она в своих предположениях. Проклятье! Оказывается, наблюдать бывает еще хуже, чем участвовать! Впрочем, она никогда не любила ждать. Вот корабли вышли на дистанцию огня, и тут же один из них превратился в шар быстро разлетающихся обломков. Они недооценили мощность оружия этого проклятого корабля! Дело плохо! Рядом послышался судорожный вздох Тау. Неужели проиграли? Однако пилоты все-таки были профессионалами. Как только стало ясно, что броня от прямого попадания не защищает, они тут же рассыпались и принялись атаковать корабль в кажущемся беспорядке. Только вот на удивление слаженно. Невероятно! Действительно, лучшие из лучших. Но и им пробить броню огрызающегося непрерывным огнем корабля, а затем попасть в уже пробитую дыру было не просто. Вот еще один истребитель превратился в облако обломков, а
вражеская громадина продолжала упрямо двигаться к планете. Но неожиданно пилоты изменили тактику!' - Когда они пошли в атаку плотным строем, Кетрин выругалась сквозь зубы, прощаясь со своей затеей. Однако люди знали что делали. Вот первый истребитель, продолжая остервенело всаживать в корабли импульс за импульсом, резко ушел вверх, и орудия противника дернулись за ним. Только на мгновение, но и этого оказалось достаточно. Два других истребителя выстрелили почти одновременно и в одну точку. В следующую секунду они разлетелись под ответным ударом орудий вражеского корабля, но свое они дело сделали. Громадный корабль неожиданно замер, а затем мелко завибрировал. Несколько мгновений носовые орудия еще пытались стрелять, но потом замолчали и они. Кетрин представила, что сейчас творилось внутри диоринового корпуса вражеского корабля, и невольно поморщилась. Излучение практически не рассеивалось до тех пор, пока его поддерживала энергия распада поглощаемых им материалов и органики. А диорин отбрасывал его от себя, меняя траекторию движения сгустка. При скорости, близкой к световой, такие рикошеты должны были
выпотрошить корабль за секунды. Если излучение полного спектра просто пробивало сквозные дыры в корпусе, то это уничтожило все, что было внутри. Пункт наблюдения огласили радостные крики. Корабли противника не подавал признаков жизни, кто-то уже отдавал приказ транспортникам отбуксировать его для изучения на верфи института космологии, хотя Кетрин сомневалась, что там осталось что изучать. А единственный уцелевший истребитель неподвижно висел в пространстве. 'Проклятье! Этот смертный не заслуживал, чтобы о нем забыли!' - Кетрин и сама удивилась своей ярости. - 'Парень был героем, но он всего лишь смертный. Всего лишь?' Странница усмехнулась. За последнее время она научилась уважать смертных, хоть сами они не всегда себя уважали. Она осторожно потянулась сознанием к хрупкой искорке разума, затерянного в просторах космоса. - 'После нескольких сильных взрывов своих двигателей охотники вряд ли заметят тонкую ниточку магического внимания практически того же спектра, а если и заметят - пусть. Все равно не удастся обойтись без вмешательства Странников. В космической войне, оказывается, редко бывают пленные,
да и смертные все равно долго не продержатся, даже с ее помощью. Так что рано или поздно свое присутствие придется обнаружить. Так почему бы не сейчас? Есть!' Сознание пилота было затуманено болью, однако не настолько, чтобы он не заметил осторожного проникновения чужака. Ужас накрыл Кетрин удушающей волной. Человек принял ее за захватчика. Аккуратно отстранившись от его эмоций, она сформировала у него в мозгу простенькую мысль:
        - Я друг. Не бойся. До дома доберешься?
        - Нет. - Человек по-прежнему был напряжен и подозрителен, однако, соизволил ответить. - Я не могу пошевелиться!
        Кетрин выругалась про себя. Ну конечно, на одном из кораблей был отключен предохранитель. Нагрузки при резком рывке оказались чрезмерными, и у человека повредило позвоночный столб. Так, она сосредоточилась на нервных каналах позвоночника, пытаясь определить степень повреждения. Ага! Вот. Смещение диска в шейном отделе. Зажат нерв, отсюда и паралич. Не страшно. Это она может исправить и на таком расстоянии. Осторожно, стараясь не порвать зажатый нерв, она сдвинула диск позвоночника в прежнее положение, аккуратно блокируя боль, чтобы человек не потерял сознания. Сейчас это было бы несколько не вовремя. С коротким щелчком смещенный диск встал на место. Кажется, у нее получилось.
        - А теперь можешь?
        - Да. - В сознании пилота боролись недоверие и удивление. Руки свободно двигались по панели управления.
        - Тогда возвращайся. Тоже мне, путешественник!
        И пока человек раздумывал над ответом, прервала контакт. Все теперь можно заняться насущными делами, а именно, приведением Тау в нормальное состояние. - 'Ну что за хлипкие боги пошли?! Чуть что, сразу в истерику. Как же, люди по его вине погибли! И за что ей такое наказание?!' Молча, подхватив бога под руку, она поволокла его из центра наблюдения, пока он не ляпнул что-нибудь или не сотворил чего похуже. Тау не сопротивлялся, когда она втолкнула его в пустой кабинет, только всхлипывал.
        - Возьми себя в руки! Они что, первые, кто погиб по твоей вине? - хлестнул ее ментальный голос.
        - Остальных я не знал. Понимаешь, они были абстракцией. Просто смертными. А эти…
        - Понимаю.
        - Как я завидую Странникам. Мудрые, могучие всегда уверенные в себе и своих решениях. Благородные.
        Кетрин горько рассмеялась.
        - Ты не знаешь, о чем говоришь, детеныш.
        - Что?
        - Что слышал. Могучие - это да. Силы много, ума считай и не надо. Древние никогда не утруждали себя размышлениями, беспечные любопытные дети. Вот и все. Пойти куда-нибудь увидеть или услышать что-нибудь новое - это, пожалуйста, а вот разбираться в природе нового явления уже лень. Первое и единственное побуждение 'хочу'. Хочу, а что там дальше - это уже не важно. В одно прекрасное мгновение один из этих инфантильных всемогущих вмешался в устройство мироздания, и в результате мы оказались в роли регулятора равновесия Вселенной. Благородство и мудрость… Их придумали те, кто оказывался во власти Странников, чтобы не признаваться в собственном бессилии. Всегда легче поверить в то, что те другие погибли по справедливости, а не из-за каприза всесильного недоросля. Иначе страшно.
        Тау потрясенно слушал холодный резкий голос у себя в голове и не мог поверить в то, что слышал.
        - Ты все это помнишь? - робко спросил он.
        - Да, - последовал бесстрастный ответ. - Хотя о нашей роли в мироздании я узнала уже сама, отправив свое сознание в момент, когда это случилось. Так что я теперь точно знаю, что в материальных мирах мы играем роль регулятора равновесия и если будем от нее уклоняться, это приведет к катастрофе. Материальные миры погибнут точно, все остальные с очень большой долей вероятности. Так уж устроено Мироздание, что стенки, отделяющие его от вечной пустоты, поддерживаются сознаниями разумных существ, а стоит исчезнуть одному измерению, другие последуют за ним. Вот так. А Древние об этом подумать не удосужились. Что там говорить, они чуть сами себя не уничтожили из-за собственной безалаберности, а книги писали только в случае крайней необходимости.
        - Значит, надежды нет?
        - Есть. Так уж получилось, что новых Странников я воспитала несколько по-другому. За тысячу лет одиночества и не до такого дойдешь. Тем более, при инициации знания не передаются, приходится все додумывать самой.
        Тау устало вздохнул. - 'Ничего себе откровения!' Однако почему-то он безоговорочно верил в то, что слышал. Может быть, потому, что привык доверять Кетрин. 'Вот так развенчиваются древние легенды. Из справедливых судей в капризных детей!' А Кетрин, глядя на погрузившегося в размышления Бога, тоже вспоминала и морщилась от этих воспоминаний. - 'Поистине первая попытка - самая неудачная! Ведь, все эта катавасия в мирах, лишенных магии, длится не первое столетие, и только у одного ее соплеменника хватило ума предупредить перед уходом в нематериальные миры об опасности. Нет, все-таки, она правильно сделала, что скрыла от остальных, кем были их предки. Хотя никого из молодых уже не назовешь инфантильным. Знать им пока обо всем все равно не следует. Потом, когда повзрослеют и привыкнут к своей роли в мироздании. Когда им не придет в голову взбунтоваться и отказаться от ответственности, в том числе и за себя самих, как это подчас проделывали остальные разумные существа. Пустота на всю оставшуюся вечность - это слишком, по крайней мере, для нее. Может, когда-нибудь мироздание и восстановится, в случае,
если его по неосторожности угробят Странники, но когда еще это случится? Да и случится ли вообще? Огромный шар, плывущий в изначальной пустоте. Миллионы вселенных, миллионы измерений в каждой из них, и такое хрупкое равновесие, чтоб его!' Она не любила вспоминать, но сейчас это было необходимо. 'Хотя странно, что она так разоткровенничалась. Вообще-то ей такое не свойственно. Ладно. По крайней мере, Тау отвлекся от своей вины в смерти знакомых ему смертных и принялся обдумывать новую информацию. Теперь его можно оставить и одного, не опасаясь, что он сотворит какую-нибудь глупость. Пора встречать героя сражения и расспросить его как следует. У них появилось время на то, чтобы встретить агрессоров во всеоружии, но без новых данных об их кораблях и его могло не хватить'.
        Кетрин вошла в информационный центр как раз в тот момент, когда профессор Тром доказывал неизбежность новой атаки. Да этот смертный на удивление хорошо понимает этих охотников. Странница не просто предполагала, что новая атака не заставит себя ждать, а была на сто процентов в этом уверена. Проклятье, еще бы узнать, кто создал этих сумасшедших уродов!
        Усталость укутала ее удушающим одеялом. Не хотелось шевелиться, думать, а тем более, вспоминать. Риа считала, что ее сложно чем-либо удивить, но бойня, какую в этом мире называли войной, выбила ее из колеи. В районе военных действий, конечно, можно было спокойно сканировать сознания существ, здесь обитающих. Здесь уже не обращали внимания на предательское излучение, но зато боль умирающих и раненых превращала каждый сеанс в пытку, а тут еще ей приходилось постоянно находиться в госпитале, куда стаскивали всех раненых, до каких успевали добраться. Щиты она снимала только перед сканированием, и все равно успевала ощутить прелесть операций без наркоза и агонии умирающих. Проклятье. Да еще отношение военных к медикам, самоотверженно спасающим их же жизни, вызывало желание устроить здесь небольшой апокалипсис. Громкие голоса в приемной заставили ее отвлечься от размышлений. В них отчетливо звучало отчаяние. Вселенная! Ну, что опять могло случиться?! Быстро миновав обшарпанный коридор здания, служившего им больницей, она вошла в комнату, где уже собрались все остальные участники миссии. Доктор Эрон
безнадежно посмотрел на вновь вошедшую и снова опустил голову. Риа нахмурилась, если ее начальник не удосужился сделать ей ни одного замечания, то дело очень плохо.
        - Что случилось?
        - Они отказались пропустить наш транспорт с медикаментами и потребовали оставить это здание, как стратегически важное. - Молодой хирург в отчаянии выругался.
        Так. Риа заставила себя успокоиться. Местные военные постоянно приводили ее в ярость. Они упорно считали, что врачи Общества помощи жертвам войны обязаны их лечить и при этом не стеснялись презирать и всячески унижать своих спасителей, препятствовать их работе, а затем искренне возмущались, когда их лечили кое-как. Что ж, кажется, пришло время кое-что изменить в этом мире! Если смертные помешались на войне, это еще не повод его гробить, а вот подправить немного этот мир не мешало бы. Местный бог явно пренебрегает своими обязанностями. Ну да ладно.
        - Не стоит пока переезжать. - Ее голос ледяным лезвием вошел в гомон расстроенных врачей и заставил их всех удивленно замолчать. - Я поговорю с командующим.
        Со всех сторон зазвучали возражения, но она не обратила на них никакого внимания. Пришло время перемен, хотят они того или нет.
        Она без труда прошла мимо постов в штаб командования фронтом и резко толкнула толстую дубовую дверь, из-за которой доносились приглушенные голоса. Караульные, только сейчас обнаружившие постороннего, попытались ее задержать, но безуспешно. Переступив через потерявших сознание солдат, она шагнула в зал, где собралось все высшее командование армией.
        - Кто это такая? - взревел главнокомандующий, вскакивая из стола и багровея и без того красной физиономией.
        Риа холодно взглянула на него и бесстрастно произнесла:
        - Врач из общества защиты жертв войны.
        - Во-он! - человек аж задохнулся от негодования. - Будут здесь еще всякие попрошайки шляться!
        - Хорошо. Мы уйдем. Совсем уйдем, господин главнокомандующий. И больше никто из нас здесь не появиться. Лечить раненых будете своими силами.
        - Что?
        - Хотя, насколько я знаю, вот уже столетие никто кроме нас медицинскую помощь не оказывает ни в военное, ни в мирное время. Так что ваши потери минимум удвоятся. И как к перспективе остаться без лечения отнесутся ваши солдаты? - Риа насмешливо склонила голову, глядя на задыхающегося от ярости человека.
        - Если вы это сделаете, вас больше не пустят в зону конфликта!!!
        - Пустят. Еще как пустят. - Холодно ответила Странница. - Во всех остальных странах с медициной происходит тоже самое, что и у вас. И, если вы не заботитесь о своих солдатах, другие вполне могут оказаться умнее, особенно, наглядно изучив, к чему приводит такое пренебрежение.
        - Вас расстреляют за саботаж!
        - Ну, если вы считаете, что сможете потом самостоятельно остановить эпидемии. Пожалуйста!
        - Эпидемии?!!
        - Неужели вы думаете, что столетиями излечивая болезни, мы не научились их вызывать?
        Генерал покрылся красными пятнами и с молчаливой ненавистью уставился на невысокую тощую девицу, бесстрашно бросающую ему вызов. И что нашло на этих блаженных? Обычно они только жаловались и не разу не осмелились даже возразить, не то что угрожать. Риа наблюдала за ним с холодным презрением. Таких людей она терпеть не могла!
        - Значит, вы не заботитесь о своих солдатах, генерал? - неожиданно подал голос невысокий человек до сих пор, молча наблюдавший за их спором.
        Риа тут же внимательно взглянула на него, ощущая скрытую силу этого человека. И, не дожидаясь пока генерал придумает, что сказать, ответила сама:
        - Он не пропускает транспорт с медикаментами, а потом снова нас будут обвинять в низком качестве медицинской помощи.
        - Вот как? Что ж, может быть. Однако откуда нам знать, что там только медикаменты?
        - А что еще? Подозреваете нас в шпионаже? Зачем?
        - Ну, вы же не будете отрицать, что всякий раз как начинается война, вы оказываетесь рядом. Откуда же вам становиться известно о готовящемся вторжении?
        - Из отчетов наших медиков, находящихся на территории воющих стран, естественно.
        Человек улыбнулся, явно считая, что загнал ее в ловушку, и Риа не отказала себе в удовольствии разочаровать его:
        - Любой более или менее опытный врач по тому, какие травмы и расстройства стали преобладать в той или иной армии, может предсказать, что готовится, вторжение или просто учения. Не говоря уже о том, что любой психолог определит по поведению солдат и командиров, что происходит, так же безошибочно, как вы, читая подробный отчет разведки. Хотя ваши разведчики последнее время чересчур часто ошибаются.
        - Вот как. - Человек вскинул голову и заставил ее встретиться с ним глазами. Холодный взгляд безжалостного убийцы мог бы напугать кого угодно, но Риа после своих родственников без страха смотрела даже в глаза смерти. Спокойно выдержав его взгляд, она насмешливо подняла бровь.
        - Именно так. К тому же, вы в курсе, что ваш народ вымирает?
        - Я знаю. Я сам когда-то принадлежал к тем, кто не может себе много позволить.
        - Ах, ну да. - Риа задумчиво кивнула. - Переворот год назад. Я удивлена, что вы это осознаете, господин президент.
        - Да? И что же вас удивляет?
        - Зачем вам понадобилось затевать вторжение.
        - Вы путаете, милая барышня. Напасть хотели как раз на нас.
        - Странно, по нашим отчетам вторжение не готовилось. Неужели они так быстро научились конспирации, не зная, что надо прятать?
        Президент понял, что над ним надсмехаются. Первым побуждением было приказать выкинуть дерзкую докторицу вон, но, если бы он действовал по первому побуждению, он не занимал бы теперь свой пост. В словах девицы было много интересного. Он и добивался власти, чтобы остановить эти проклятые войны, которые стоили жизни всей его семье, но просто так поверить он тоже не мог. Однако если врачи откажутся лечить, войну он наверняка проиграет. С другой стороны, этих врачей так никогда и не уличили в шпионаже. Несмотря на множество обвинений, он не помнил, чтобы было предъявлено хоть одно не сфабрикованное доказательство. Да, дилемма. А может быть, стоит свалить решение на судьбу?
        - Если вы сможете договориться о прекращении огня, я обдумаю ваши слова. - Вот так. Теперь ему оставалось только наблюдать реакцию девушки и делать выводы. Что же она выберет? Может, она действительно шпион и сейчас выдаст себя. Президент настороженно наблюдал, отслеживая малейшие признаки эмоций на бесстрастном лице докторши.
        - Вы дадите мне статус посла? - В голосе Риа ничего не выдавало ее радости.
        - Да.
        - Хорошо. А пока отмените приказ о переносе больницы и доставьте необходимые медикаменты.
        - А вы не останавливаетесь на полпути! - девушка все больше нравилась президенту. Не так много людей могли выдерживать его взгляд, да еще и продолжать стоять на своем.
        - Никогда.
        Риа развернулась и вышла из кабинета. Теперь ей предстояло убедить другую сторону в необходимости прекратить военные действия. Она не заблуждалась в отношении президента и прекрасно понимала, что этот хитрый человек хочет ее проверить и использовать, но в эту игру могут играть и двое. Главное, создать прецедент. А потом уже можно и закрепить успех. Она прекрасно помнила откровения своего единственного приятеля среди врачей миссии. Однажды после тяжелой смены они вышли подышать свежим воздухом, и молодой доктор не выдержал. Он говорил и говорил, рассказывая об ужасах, которые ему довелось увидеть. О том, как ему приходилось входить в мертвые города, заваленные трупами только потому, что люди не знали элементарных правил гигиены. О том, как гибли или оставались калеками раненые из-за того, что их товарищи не знали, как правильно оказывать первую помощь… И доктор, перечисляя все ужасы войны, высказал одну мысль, которая заинтересовала Риа. Если бы в мире существовала организация, способная призвать правителей к порядку, одновременно находящаяся вне политики, войнам пришел бы конец. Странница не
обратила внимания на мечты врача о пришествии каких-нибудь инопланетян, которые наведут порядок на его родине, а сосредоточилась на идее, которая была высказана доктором вскользь, как совершенно бредовая. 'Вот бы Общество помощи жертвам войны, вместо того, чтобы исправлять последствия, научилось предотвращать их наступление!
        И с тех пор она планировала и ждала подходящего случая. Подходящего случая для того, чтобы ввести на политический небосклон этого мира новую силу, способную его изменить. Теперь же осталось только закончить начатое. Пусть уговорить врагов сесть за стол переговоров будет не легко, начало уже положено. Люди обнаружили, что врачи способны не только вылечить их, но и убить при необходимости. Обнаружили свою зависимость от того, будет ли им оказана медицинская помощь. В штабе ее слышали не только старшие офицеры, но и охранники, стенографисты и прочие мелкие чины, на которых генералы со своих заоблачных высот просто не обращают внимания и которые вполне способны понять происходящее и, самое главное, пересказать то, что услышали своим товарищам. Так что начало положено. И чем скорее она подтвердит силу врачей, тем лучше. Риа нахмурилась. Нужно было подготовить подходящий момент для вывода Общества на ведущие роли, и она, кажется, знала, что это будет за момент.
        Александр плыл в теплом мареве с удовольствием, погружаясь в него все глубже и глубже. 'Как хорошо! И ничего не болит. Так, а почему у него должно что-то болеть? Память отказалась давать ответ на этот вопрос'. - Александр почувствовал беспокойство. Когда что-то в его организме отказывало, это обычно означало серьезные неприятности в прошлом или будущем. - 'Интересно, что случилось на этот раз?' Сделав усилие, Туров вынырнул из окутавшей его истомы и открыл глаза. Тут же навалились неприятные ощущения. Все тело онемело, слабость давила на него многотонной плитой. Черт! Что же все-таки произошло?! Память как обычно вернулась резким скачком. Мгновение назад он ничего не помнил, и вот уже перед глазами замелькали картины недавнего прошлого. 'Да-а, а парень работает еще лучше, чем он предполагал. Только вот под конец почему-то расклеился. А кстати, как он там?' - Александр напрягся и невероятным усилием заставил себя сесть. В груди стрельнула жгучая молния боли, напоминая о недавнем ранении. Он непроизвольно потянулся рукой к ране и с привычным удивлением нащупал на ее месте шрам. С Димой он удивлялся
в последнее время исключительно по привычке. Усмехнувшись, он скосил глаза на своего соседа по кровати. Хороши же были они вчера, если уснули там, где упали, не удосужившись даже раздеться! Но зрелище, открывшееся его глазам, мигом стерло улыбку с его губ. Дима лежал у стены, свернувшись в позе эмбриона, голова бессильно откинулась назад, открыв белое горло. Волосы, еще вчера живые и блестящие, лежали на подушке безжизненными прядями. Белая кожа натянулась на скулах и приобрела мертвенный серый цвет, под глазами залегли черные тени. Дыхание мальчика заставило его встревожено склониться к нему. В груди Димы что-то угрожающе клокотало, каждый вздох давался парнишке с видимым трудом. Черт!! Александр не раз видел умирающих, выглядевших лучше его напарника! Осторожно он убрал с влажного лба слипшиеся черные пряди и удивился болезненному жару, обжегшему его кожу. Что делать?! Их ищут, и везти Диму в больницу равносильно явке с повинной в ближайшее отделение полиции! Вдруг ресницы мальчика затрепетали, и он с видимым трудом открыл глаза. Александр невольно отшатнулся. Из глазниц напарника на него глянула
сама темнота! И голод. Безумный нечеловеческий голод. Бескровные потрескавшиеся губы изогнулись в подобии его обычной полуулыбки, и Дима почти беззвучно прошептал:
        - Не дергайся. Я для тебя не опасен.
        - Как ты?
        - Хреново.
        Мальчик с усилием оторвал голову от подушки, и Александр поспешил помочь ему сесть. Ему внезапно стало стыдно за свое относительное здоровье, и он отвел глаза. Дима тяжело навалился на него, стараясь удержать вертикальное положение, и тихо зашипел. Туров скрипнул зубами от злости на собственную беспомощность. Парнишка замер, собираясь с силами, и попытался встать. Стоило ему только качнуться вперед, как он потерял равновесие, и только крепкие руки напарника не дали ему растянуться на полу. Дима замер на мгновение и вдруг как-то беспомощно всхлипнул и бессильно закрыл глаза. Александр с беспокойством смотрел на своего напарника. Он никогда не видел его в таком состоянии, даже преодолевая самые серьезные препятствия, Дима не утрачивал самообладания. Что же случилось на этот раз? Явно не слабость стала причиной его отчаяния.
        - Что случилось, Дима? Как мне помочь тебе?
        - Что? - в едва слышном шепоте было такое удивление, что Александр невольно вздрогнул. Что же так удивило его напарника?
        - Чем я могу тебе помочь? - во второй раз повторил он.
        - Почему?
        - Что почему?
        - Почему ты хочешь помочь мне?
        Туров замер потрясенный. Нет, ничего себе! Парнишка спас ему жизнь и в то же время, оказывается, был свято уверен, что помощи от спасенного не получит! Черт! Где же он жил?! Ладно, сейчас не время.
        - Просто скажи, что может тебе помочь?
        - Смерть.
        - Что?… - Александр видел, с каким трудом дается напарнику этот разговор, но не мог сдержать удивленного восклицания. Мальчик, видимо, поняв его недоумение, растянул губы в бледной улыбке:
        - Чтобы я жил, несколько человек должны умереть, а я не могу даже встать, не то что убить.
        - Кого надо убить?
        В бездонных глазах Димы мелькнуло изумление. Он хотел что-то сказать, но зашелся в приступе раздирающего кашля. На губах запузырилась кровь. Черт!! Александр не знал, что делать, беспомощно наблюдая, как корчится и задыхается его напарник.
        - Дьявол!! Кого надо убить!!
        - В город… - выдавил Дима между приступами кашля, - в трущобы…
        Туров молча подхватил его на руки и, не обращая внимания на подкатывающую слабость, поковылял в гараж.
        Через полчаса он уже тормозил в самых отвратительных трущобах, какие только можно было найти в городе. Дима, безвольно откинувшись на переднем сидении, не подавал признаков жизни. Александр протянул руку и попытался нащупать на шее мальчика пульс, старательно отгоняя от себя мысли, что рядом с ним сидит покойник. К его удивлению парнишка открыл глаза, как только рука Турова коснулась его кожи. Человек невольно вздрогнул. В напарнике оставалось все меньше и меньше человеческого, от него все явственнее тянуло чуждостью и холодом смерти. Бледные губы шевельнулись, и едва слышный шепот разорвал напряженную тишину салона:
        - Видишь где-нибудь сволочь или садиста?
        Александр ошарашено уставился на своего напарника, но промолчал, понимая, что сейчас не время задавать вопросы. Внимательно оглядев улицу, он заметил троицу скинхедов, с надменным видом подпирающих стену полуразрушенного дома.
        - Эти подойдут? - спросил он, осторожно разворачивая Диму в нужном направлении.
        - Да. Справишься с ними?
        - Да.
        Туров вышел из машины и быстрым шагом направился к намеченным жертвам. Бритые мальчики даже не соизволили обернуться на звук приближающихся шагов, настолько они были уверены в собственной неуязвимости. И поэтому, когда самый здоровый из них вдруг придушенно хрюкнул и свалился на заплеванный асфальт, только недоуменно уставились на невысокого жилистого мужика, с такой легкостью вырубившего парня в два раз крупнее себя. Александр не дал им времени опомниться, два коротких удара в висок и челюсть упокоили новых фашистов, и они мешками свалились рядом со своим товарищем. Туров на несколько мгновений замер, борясь с головокружением, сзади раздались неуверенные спотыкающиеся шаги, и рядом с ним к стене привалился Дима, тяжело переводя дыхание.
        - Затащи их в дом и свяжи…
        Александр недоуменно пожал плечами и наклонился к бесчувственным телам. На то, чтобы затащить парней в грязное помещение и связать их же поясами, ушло несколько минут. Когда, наконец, последний скинхэд был стянут по рукам и ногам, Туров тяжело сел прямо на него и попытался отдышаться. Дима, стоявший совершенно неподвижно все время, пока он их упаковывал, вдруг очнулся и проявил интерес к происходящему. С трудом доковыляв до бесчувственных тел, он рухнул перед ними на колени и замер, склонив голову и закрыв глаза. Александр с удивлением наблюдал за происходящим. Через несколько секунд рука Димы потянулась к левому рукаву и извлекла откуда-то из его складок тонкий стилет. И в тот момент, когда парень со стоном открыл глаза, Дима всадил свое оружие в затылок скинхэда. Человек захрипел, выгнувшись дугой, и забился в судорогах. Туров с ужасом наблюдал, как мальчик склонился к самому лицу умирающего, а затем впился в посиневшие губы долгим поцелуем.
        - Что ты делаешь? - процедил он, преодолевая отвращение. Дима оторвался от своего занятия и устало вздохнул:
        - Противно. Но что поделаешь? Сил на прямой контакт у меня уже не было.
        - Что?!
        - Да так, мысли вслух.
        Александр замер. Ничего себе! Только что он загибался от неизвестной болезни и вот уже как ни в чем ни бывало улыбается, стоя на коленях над мертвым человеком. Что, черт возьми, происходит?!! Мальчишка словно прочитал его мысли.
        - Тебе лучше уйти. Дальше я сам справлюсь. Незачем тебе видеть то, что здесь произойдет.
        - Ну, уж нет. Досмотрю представление до конца!
        - Что с тобой?
        - Что ты делаешь, черт возьми? Зачем все это?
        - Единственный способ восстановить потраченные на твое лечение силы! - в голосе Димы звучала едва сдерживаемая ярость. - А ты думаешь, что я так развлекаюсь?
        Резко отвернувшись от напарника, парень наклонился над следующей жертвой.
        - Извини, мальчик, но тебе придется умирать подольше. Сам виноват. Не нужно было так упиваться чужой болью.
        Он аккуратно выдернул стилет из мертвого тела и вытер лезвие об одежду покойника. Парень, к которому обратился Дима, завопил, извиваясь на грязном полу. Александр молча наблюдал, как сноровисто его напарник пытает хрипящего от невыносимой боли скинхеда. Первым же ударом он повредил жертве голосовые связки, и теперь несчастный мог только натужно сипеть. Зрелище вызывало омерзение. И в особенности его воротило от нескрываемого удовольствия, с каким Дима все это проделывал. Боже! Кто он, черт побери, такой?!! Парень поднес окровавленное лезвие к губам и с наслаждением слизнул с него кровь. Александр отвернулся, чтобы не видеть происходящего. Он был убийцей и не раз лишал людей жизни, но не так! А за его спиной скулил последний из мальчишек. Внезапно наступившая тишина заставила его резко обернуться. Дима сидел, опустив голову. Краем сознания Туров отметил, что шевелюра напарника стала еще роскошнее, но бешенство, завладевшее им, не позволило ему обратить на это внимание. С коротким рыком он шагнул к своему напарнику, собираясь высказать все, что он думает о малолетнем садисте, и тут мальчишка поднял
голову и взглянул ему в глаза. Александра словно ударили поддых. В бездонных черных глубинах плескалась безумная боль!
        - Что? - непроизвольно вырвалось у него. - Почему?
        На бледных губах Димы появилась горькая улыбка.
        - Чтобы получить крохи энергии я вынужден проходить через то же, что и они. - Он кивнул на изуродованные трупы. - Но иначе нельзя. Загибаюсь от энергетического истощения. Что это за прелесть, ты видел.
        Туров молча смотрел на него, не смея поверить в то, что открылось его глазам. Его напарник спас его вчера, прекрасно зная, что на следующий день придется пройти через ад, чтобы восстановить силы. Невероятно!
        - А зачем ты его целовал?
        - Затем же зачем и тебя! - Дима вдруг ухмыльнулся, - просто сил на то, чтобы вытянуть энергию без физического контакта, у меня уже не было.
        - И что теперь?
        - Поедем домой. Но сначала заедем в магазин. Тебе нужно много еды ля того, чтобы восстановить то, что твой организм потратил на лечение раны… - вдруг мальчик осекся и как-то странно посмотрел на него.
        - Ты чего?
        - Если ты против моего присутствия в твоем доме, я уйду.
        Это было последней каплей! Александр разразился тирадой, в которой пристойными были только предлоги, и не умолкал до тех пор, пока напарник не поставил перед ним тарелку с чем-то горячим и аппетитно пахнущим. Он и не знал, что так зверски голоден.
        Риа усмехнулась, все складывалось как в пошлой мелодраме, рассказанной пьяным менестрелем. Неизвестная болезнь поразила людей, и президент, явившийся проинспектировать свои войска, свалился вместе со всем своим штабом без всякой надежды на выздоровление. Хотя из всей ситуации везением было только то, что президенты враждующих стран приехали на линию фронта почти одновременно. Впрочем, здесь это было в порядке вещей. Никто не хотел давать противнику преимущество, даже если это преимущество заключалось только в присутствии лидера, теоретически способного вдохновить солдат на атаку. Все остальное было запланировано и блестяще исполнено ей самой. Заразить людей, даже приблизительно не знающих о правилах гигиены и не подозревающих о возможности биологической атаки, удалось на удивление легко. Риа заранее позаботилась о том, чтобы болезнь выглядела совершенно неизвестной в этом мире, и у врачей не оказалось от нее лекарства. Вдобавок ко всему, симптомы были настолько угрожающими, что могли довести до истерики даже бывалых солдат. Что, собственно, и требовалось. Теперь оставалось последнее, но самое
сложное - добраться до карантинной зоны с большим трудом устроенной врачами, работающими по ту сторону фронта, и убедить их помочь ей. Риа беззвучно скользнула между едва заметными тонкими лесками, закрепленными на пусках сигнальных устройств, и шагнула в сторону видневшегося на горизонте здания, используемого противником как госпиталь. Последний рубеж вражеской армии был пройден. Ей потребовалось на это около шести часов, но она надеялась, что результат будет стоить затраченных на него усилий. Риа решительно зашагала по утрамбованной военной техникой дороге, про себя отмечая, что восстанавливать природный баланс этой местности придется не одно десятилетие. Дело было гораздо хуже, чем она представляла вначале. Мир медленно умирал в постоянных войнах, а люди даже не удосуживались оглянуться вокруг и задуматься о том, что скоро им просто негде будет жить. Солдаты, попавшиеся ей на встречу, равнодушно покосились на ее белый халат и прошли мимо, не пытаясь ее задержать. Риа презрительно хмыкнула по поводу уровня подготовки этих вояк и ускорила шаг. Нужно было торопиться.
        Здание вынырнуло из темноты неожиданно, но Риа узнала о том, что она приближается к нужному месту, задолго до этого. Запах болезни и смерти указывал ей дорогу уже несколько километров. Она безошибочно повернулась к крылу здания, отданному под госпиталь, и поморщилась. Здесь умирали люди. Умирали тяжело и долго. Бесшумной тенью Риа скользнула в дверь, приоткрытую в беспомощной надежде хоть немного проветрить помещения госпиталя, и взбежала по скрипучей лестнице на второй этаж. Палата президента, конечно, охранялась, но телохранители не успели даже увидеть агрессора, не то, что оказать ему сопротивление. Риа презрительно оскалилась, и, вежливо постучав, зашла в палату. Здесь обстановка выгодно отличалась от того, что она видела внизу, но даже дорогие шелковые простыни на широкой мягкой кровати ничем не могли помочь метавшемуся в бреду первому лицу государства. Медсестра, сидевшая в изголовье кровати, испуганно вскрикнула, увидев чужого, но Риа даже не обратила на нее внимания. Ей нужен был только человек в кровати. Осторожно положив руку ему на лоб, она коротким импульсом энергии привела его в
чувство и весело усмехнулась, увидев ужас в его глазах. Вот теперь можно и поговорить. Риа невозмутимо повернулась к неподвижно замершей у стены медсестре и коротко бросила:
        - Позови сюда вашего старшего врача. Быстро! - девушка мелко закивала и бегом бросилась к двери. В том, что кроме врача она приведет еще и солдат, Риа не сомневалась. Но это ее совершенно не волновало. Она удобно устроилась на освободившемся стуле и спокойно произнесла:
        - Вот теперь можно и поговорить без свидетелей.
        - Что вам нужно? - прохрипел президент, безуспешно пытаясь подняться на постели. - Даже если вам удастся меня убить, живой вы отсюда не выйдете!
        - Помилуйте! Зачем мне вас убивать? Я пришла кое-что предложить.
        - Что такого вы можете предложить человеку в моем положении?
        - Ну, например, исцеление. - Президент замер. В его глазах начала разгораться робкая надежда.
        - Не может быть! Болезнь совершенно неизлечима! - но чувствовалось, что человек очень надеется, что она ему возразит, и Риа не заставила себя ждать.
        - Излечима. - И повернулась к ворвавшимся в палату солдатам. - Сядьте пока в угол и не мешайте нам. - Солдаты повиновались, заворожено глядя на странную девушку, сопротивляться ее приказу они были совершенно не способны. - А вы, - старший врач мисси вздрогнул, когда бесстрастные глаза пришелицы уперлись в него. - Идите сюда и подтвердите вашему пациенту мои слова.
        - Я не понимаю… - потерянно промямлил он, и Риа поняла, что с ним у нее проблем не будет.
        - У меня при себе лекарство от этой болезни. Вы исследуете его и введете своему пациенту.
        - Что вы хотите взамен? - надтреснутый голос президента заставил всех обернуться к нему. Риа улыбнулась
        - Сущую мелочь. Ваше присутствие на мирных переговорах.
        - Жед никогда не согласится на мирные переговоры! - человек закашлялся и тяжело обвалился на спину.
        - Он уже согласился. - Странница насмешливо смотрела на него сверху вниз, не испытывая и капли сострадания к человеку, который ради своих амбиций угробил уже столько народу, что хватило бы заселить небольшую страну. Президент снова закашлялся.
        - Хорошо, я прибуду на переговоры, как только ваше лекарство справится с моей болезнью.
        - Прекрасно! - Риа оскалилась, продемонстрировав нечеловеческие клыки. - Кстати, не забудьте распорядиться ввести лекарство и другим заболевшим. Его довольно легко изготовить.
        И, не обращая внимания на отшатнувшихся в ужасе людей, вышла из палаты. На стуле, где она сидела, остался маленький листок дефицитной белой бумаги с рецептом лекарства. Врач дрожащими руками взял листок и тихо охнул.
        - Что там? - с трудом прошептал президент. Врач громко сглотнул пересохшим горлом и протянул ему листок. Президент тяжело повернул голову и замер. Четким каллиграфическим подчерком под рецептом было выведено: 'Многие болезни легко не только вылечить, но и вызвать'
        Глава 12.
        Дениэл устало смотрел на экран. Перед ним в межзвездной ночи безмолвно плыл мир, которому предстояло стать домом для его подопечных. И этот мир ему не нравился. Слишком уж он был красивый и аккуратный. По опыту Странник знал, что такая красота бывает только у самых опасных хищников. Проклятье! И ведь другой мир искать уже поздно! Люди, сгрудившиеся у других экранов, радостно перешептывались, не решаясь громко высказывать свой восторг от того, что долгое опасное путешествие, наконец, закончилось, в тот момент, когда их предводитель хмурится. 'Как ему все это надоело!' - Дениэл резко развернулся и ушел в свою каюту. Последнее время он с трудом сдерживался, чтобы кого-нибудь не убить, а местный Бог с пеной у рта доказывал ему, что им восхищаются все его творения от мала до велика! - 'Шутник! Мать его! Но что все-таки делать с этим миром. Делать придется самому. Пока Бог сможет настроиться на новый мир и научится им управлять, все смертные благополучно загнутся от старости. Нужно будет переместиться на поверхность и все рассмотреть на месте. Хотя его чувства отчаянно сигнализировали о том, что внизу
опасность. Вселенная! А как там будут жить смертные?!' - Из невеселых размышлений его вывел тихий робкий стук в дверь. - 'Кого еще там принесло?!'
        - Войдите!
        Панель беззвучно скользнула в сторону, и в открывшийся проем нерешительно шагнул Карин. Дениэл усмехнулся. 'Вот и дождались! На протяжении последних недель путешествия он улавливал у этого человека все прогрессирующее чувство вины. И теперь, кажется, он узнает, в чем дело'. - Парень неуверенно топтался на пороге, не решаясь заговорить. - 'Так он до вечера будет маяться!'
        - Выкладывай! Ты своим чувством вины меня уже достал!
        - Вы знаете?!! - Карин был готов убежать.
        - Его трудно не заметить. Я все-таки телепат.
        - Это из-за меня вы стали нам помогать. - Человек судорожно сглотнул и уставился в пол. - А я не только хотел вас защитить, но и отомстить этим ублюдкам, которые довели наш мир до уничтожения! Вы слишком хорошо обо мне подумали!
        - Это вряд ли. - 'Вселенная, и откуда берутся такие вот деточки?!! Ведь страдал из-за того, что якобы ввел его в заблуждение!' - Дениэл молча склонил голову, указывая бедолаге на стул, и тяжело вздохнул. - 'Опять говорить! Как ему это надоело!'
        - Я все знал с самого начала. И на мое решение это не повлияло. Теперь ты успокоишься?
        Парень подавленно кивнул. 'Ну, вот и прекрасно! Теперь можно его не навязчиво выпроводить и, наконец, отдохнуть'. - Однако он поторопился с выводами. Карин еще не закончил. Его следующие слова заставили Дениэла насторожиться:
        - Никогда не думал, что окажусь свидетелем гибели своей цивилизации.
        - И многие считают так же, как ты? - в голосе Дениэла не было и следа эмоций, но для тех, кто его хорошо знал, это уже само по себе было тревожным признаком, однако Карин, занятый своими переживаниями, ничего не заметил.
        - Многие. Собственно, все, кто хоть немного разбирается в социологии. Без знаний мы быстро скатимся к варварству.
        - Ну, если дело только в знаниях, то можешь забыть о конце цивилизации. Все ваши научные достижения находятся в личном компьютере главнокомандующего.
        - Великолепно! - Карин в восторге уставился на своего собеседника и тут же снова сник. - Ничего не получится. Без материальной базы мы не сможем ими воспользоваться.
        - Материальной базы?
        - Заводов и тому подобного. - Смертный давно уже привык к тому, что, в одних аспектах проявляющий невероятную мудрость, пришелец в других вопросах оказывался совершеннейшим ребенком. Вспомнить только, как он спас корабли, защитив их невидимой стеной, и одновременно пребывал в полной растерянности по поводу того, как обеспечить безопасность пассажирам на транспортах!
        - Это не проблема.
        Карин поежился от ледяного тона Дениэла и поспешил откланяться. В душе он уносил надежду. Сам того не подозревая, смертный давно уже считал пришельца непогрешимым.
        Дениэл переместился на какое-то плато и, сняв все щиты, стал обследовать окружающий его чужой мир. Все было спокойно. Но инстинкты Странника кричали об опасности. Что здесь все-таки происходит? С тихим ментальным шорохом упали базовые щиты, и сущность Древнего рванулась во все стороны, окутывая планету тонкой магической пленкой. Дениэл настороженно отслеживал даже самую маленькую угрозу, готовясь в любой момент закрыться боевой защитой. Но в мире не было ни намека на опасность. Странник вздохнул и вернулся на корабль. Людей нужно было как можно быстрее переместить на поверхности планеты, благо воздух подходил для дыхания без дополнительных изменений. С неизвестной угрозой можно будет разобраться позже.
        Когда он шагнул на мостик, на него выжидательно уставились офицеры: как во плоти, так и с экранов. Дениэл обвел их недовольным взглядом и коротко бросил:
        - Можно высаживаться.
        Ответом ему был многоголосый рев радости. Странник с трудом заставил себя успокоиться и принялся рассматривать помещение мостика. За время его отсутствия тут все успело разительно измениться. Серый унылые стены оказались расцвечены какими-то самодельными украшениями, придающими, по мнению людей, мостику праздничный вид и вызывающими головную боль у Древнего. Пока Дениэл рассматривал новое чудачество смертных, люди вокруг него развили бурную деятельность, и уже через полчаса первые сторожевики, способные войти в атмосферу припланетелись в новом мире. Торопиться у смертных были веские причины, многие их корабли могли развалиться в любой момент. Странник поморщился.
        - Детей и раненых спускать в последнюю очередь!
        Карин вскинул на него удивленные глаза и, встретившись с холодным бесстрастным взглядом Древнего, молча кивнул. А военные, вооружившись ручными излучателями, уже обследовали плато, на котором должен был быть построен первый в этом мире город. Дениэл внимательно изучал информацию, поступающую с поверхности. На первый взгляд, все было в порядке, но что-то продолжало его беспокоить. Вот люди осторожно приблизились к границе леса. Опять ничего. В пещерах тоже ничего живого. Пора давать приказ о высадке строительных бригад. Но Дениэл медлил. В конце концов, пересилив себя, он кивнул Карину, и тот принялся отдавать приказания по дальней связи. Все больше кораблей спускались на поверхность нового мира. Странник вздохнул и направился к челноку. Он без труда мог переместиться на планету собственными силами, но раскрывать свое инкогнито не хотел. Большинство смертных до сих пор не догадывались о том, что их предводитель - не человек, и Дениэл хотел, чтобы так все и оставалось.
        Однако его руководство не понадобилось. Люди и сами прекрасно знали, что им нужно делать. Военные устанавливали линию обороны и монтировали мощные прожекторы. На вершине скалы собирали небольшую энергостанцию, работающую на солнечном излучении. Дениэл одобрительно кивнул. Все было правильно. Генераторов кораблей надолго не хватит, а синтезаторы должны на чем-то работать, да и прожекторы линии защиты тоже. Строители между тем уже возводили ангары и казармы для временного проживания. Ученые развернули походные лаборатории и теперь увлеченно изучали все, что попадало им в руки. Не забывая громко оповещать окружающих о своих открытиях. Все были при месте, все занимались своим делом, но попутно создавали такой раздражающий шумовой фон, что более впечатлительный представитель народа Древних уже давно развеял бы их в пыль, чтобы обеспечить себе спокойствие. К сожалению, этого делать было нельзя. Смертные были не виноваты в своей шумности: их такими создали, но и терпеть их сверх необходимого Дениэл все-таки был не обязан. Странник молча развернулся и отправился искать местечко потише. Вся эта суета
вызывала у него сильную головную боль. Когда лагерь скрылся из вида, он вздохнул с облегчением и впервые за несколько месяцев позволил себе расслабиться. Вот уж поистине: никто не ценит то, что имеет! Он с ностальгией вспоминал окутанный вечным туманом Черный замок, тишину его сумрачных коридоров. 'Интересно, люди специально строят корабли из проводящих резонирующих металлов, или способности к пыткам Странников заложены у них в подсознании?' - Дениэл невольно скривился, - 'день за днем находиться в сооружении, которое усиливает каждую неэкранированную мысль в десятки раз! Оживший кошмар! Даже в базарный день на главной площади столицы какого-нибудь западного государства его родного мира было тише и спокойнее, чем на флагмане во время этого проклятого путешествия!' Чувство опасности хлестнуло по нервам, заставив его в немыслимом пируэте отскочить от внезапно повалившегося дерева! Странник развернулся к нападавшему и замер в некотором удивлении, на него с перекошенным от дикого гнева лицом надвигался Мирт! Интересно, что происходит? Дениэл ловко увернулся от очередного выстрела из излучателя и молча
двинулся на сошедшего с ума смертного. В его сознании ледяной волной поднималась долго сдерживаемая ярость. Все случилось почти одновременно. Древний поднял руку, чтобы превратить надоедливого человека в горстку праха. Воздух заискрился, и странный полупрозрачный гуманоид повис на нем, отчаянно вопя что-то невразумительное. Смертный невольно попятился. А Дениэл резким движением стряхнул с себя Бога и холодно уставился на него.
        - Не убивай его! - Бог торопливо выбирался из кустов, куда его забросил толчок Странника. Образ, созданный им для удобства общения, был достаточно плотным, чтобы создавать неудобства при попытке пройти сквозь твердые предметы. - Ты же сам хотел поставить его во главе людей!
        - Он сумасшедший. - Голос Древнего потерял всякое сходство с человеческим и острым лезвием полоснул по присутствующим.
        - Он просто ненавидит Главнокомандующего!
        Дениэл слегка приподнял бровь, предлагая Богу объяснить свое заявление, и тот поспешно заговорил:
        - Вся его семья погибла во время бегства, и, в отличие от многих других, он точно знает, что это Главнокомандующий спровоцировал войну.
        Странник холодно склонил голову в легком поклоне и поднял бесстрастные глаза на смертного, с потерянным видом наблюдающего за происходящим.
        - Как ты уже догадался, я не тот, кому ты хотел отомстить. Тот человек мертв.
        - Кто это? - дрожащим голосом спросил Мирт, не сводя глаз со светящегося силуэта.
        - Ваш Бог.
        Человек снова взревел и выстрелил. Магическая проекция Бога не была рассчитана на боевое излучение ручного оружия и растаяла в воздухе. Мирт с открытым ртом уставился на то место, где она только что была. Он все больше уверялся в том, что просто сошел с ума. Иначе объяснить происходящее человек не мог. Рядом раздался насмешливый шелестящий голос того, кто выдавал себя за главнокомандующего.
        - Я разве сказал, что он здесь в материальном теле?
        - Нет. - Машинально ответил Мирт, с трудом отводя взгляд от пустого места, оставшегося на месте, где только что было вполне материальное тело и поворачиваясь к тому кого, он еще мгновение назад считал Главнокомандующим.
        - И зачем тогда ты в него стрелял? - в голосе этого странного существа звучало искреннее любопытство. Мирт поежился, слышать этот нечеловеческий пугающий голос из уст того, кто, несомненно, выглядел, как человек, было жутко. Но это не помешало ему ответить с присущей ему дерзостью:
        - Если он Бог, то как он мог допустить все произошедшее?!! Почему он не вмешался?!
        - У Богов в этой зоне мироздания ограниченные возможности. Они не могут воздействовать на живых существ. - Прозвучал спокойный ответ, и 'главнокомандующий' иронично приподнял бровь. - Между прочим, он здорово вам помог. Если бы не он, меня бы здесь не было.
        Мирт невольно вздрогнул. Дениэл улыбнулся про себя. Нет, все-таки они не ошиблись, выбирая этого смертного в качестве будущего вождя для беженцев. Даже сходя с ума от ненависти, он сначала дождался, пока корабли доберутся до безопасного мира, а уж потом кинулся мстить тому, кто их туда привел. 'Так, что это с ним?' - Странник ощутил беспросветное отчаяние и опустошение, поднимающиеся из глубины души смертного. - 'Проклятье! Да он же держался на одной ненависти и сейчас на грани самоубийства! Пора вмешиваться!'
        - Кстати, не стоит так обращаться с Богом, который заведует твоим посмертием. Это может закончиться десятком тысячелетий в каком-нибудь неприятном месте.
        - А разве посмертная жизнь существует? - голос человека дрожал.
        - Естественно. А куда интересно девалась бы ваша душа после смерти? Ты что, никогда не слушал ваших жрецов?
        - У нас уже несколько столетий атеизм.
        Дениэл ошарашено уставился на человека. Поистине, смертные всегда будут удивлять нас, ибо неистощима их глупость, и стремление придумать что-нибудь новое!
        - Тогда можешь поверить мне на слово. И прекрати доставать вашего Бога, а то после смерти встретиться с семьей тебе будет проблематично.
        - А я смогу встретиться? - голос Мирта прерывался от переполнявших его страха и надежды.
        - Если захочешь. Некоторые не хотят.
        Мирт внезапно рухнул на землю и разрыдался. Дениэл удивленно посмотрел на него и прислушался, пытаясь понять, что случилось на этот раз. Из неразборчивых восклицаний человека Странник разобрал, что смертный, оказывается, считал, будто потерял близких навсегда. Покачав головой, Древний аккуратно обошел захлебывающегося в рыданиях человека и бесшумно направился обратно в лагерь. Люди не переставали его удивлять.
        Чем ближе он подходил к месту строительства, тем громче становились странные звуки. Люди явно волновались и не по поводу неправильно закрепленного прожектора. Создавалось впечатление, что кого-то лихорадочно разыскивали. Причем в поисках участвовали все поголовно. Интересно, что там у них происходит на этот раз? Дениэл беззвучно остановился за деревьями и принялся рассматривать суету на строительной площадке. Люди метались как угорелые, и только военные дисциплинированно обшаривали все доступное пространство, разбив его на квадраты. Странник решил выяснить, что происходит, и шагнул на открытое место, намериваясь перехватить кого-нибудь из мельтешащих вокруг людей и потребовать объяснений. Копаться в сознании смертных без острой на то необходимости ему не хотелось. Однако он не успел привести в исполнение свой план. Как только он показался из-за деревьев, кто-то отчаянно заорал:
        - Главнокомандующий!!!!
        Как по мановению волшебной палочки суета прекратилась, и все уставились на него. Дениэл устало вздохнул. Ну вот, а он-то надеялся, что его никто не заметил.
        - И что здесь происходит? - сухо поинтересовался он.
        - Господин главнокомандующий! Прошу вас не удаляться от лагеря и находиться в поле зрения ваших телохранителей! - выпалил подскочивший к нему молодой офицер.
        - Что? - Странник ошеломленно уставился на человека. Такого он не ожидал. Ему очень хотелось спросить, кто такие эти телохранители, но выходить из образа было нельзя, поэтому он лишь устало кивнул и поинтересовался.
        - Линию защиты закончили?
        - Да, сэр! Казармы тоже.
        - Хорошо. - Дениэл начинал успокаиваться, тревога, не дававшая ему покоя весь день, отступала.
        Он позволил проводить себя в выделенную ему комнатку в одной из казарм, и устало опустился на жесткую кровать. Солнце скрывалось за горизонтом, он почти физически ощущал, как его лучи перестают на него давить, однако темнота, против обыкновения, не принесла ему облегчения. Чувствовал он себя отвратительно. И даже мысль о том, что вскоре люди устроятся на новом месте, и он сможет отправиться дальше на поиски дочери, не доставляла радости. Он беспокоился. И скучал. По Илиру и спутникам. По холодным туманам Черного замка. Но все-таки в первую очередь по Илиру. Как он там справляется со всеми проблемами, которые на него свалили? Он ведь не боец. Проклятье! Если он не прекратит изводить себя, то рано или поздно сорвется! Хватит! Дениэл закрыл глаза и погрузил себя в сон, по-прежнему не забывая чутко обследовать окрестности. Как бы там не было, об этом нужно было позаботиться в первую очередь.
        Илир прибывал на грани. На грани между яростью и ужасом. Ужас был вполне объясним. Когда за тобой с остервенением несется махина размером с небольшой остров и пастью, в которой без труда поместится парочка домов, сложно испытывать какие-нибудь другие эмоции. А ярость: нарезать круги вокруг подводного города, изо всех сил улепетывая от обычной, в общем-то, твари на глазах у воинственных орков было слишком уж унизительно! Но приходилось. Проклятая гадина не поддавалась боевой магии, а выходить на нее с мечом было, мягко говоря, глупо. Может, кто-нибудь из его более воинственных сородичей пришел бы в восторг от такой задачки, а он чувствовал только раздражение из-за напрасно потерянного времени. Тварь не принадлежала к роду демонов, более того, была обычным ардром, только увеличенным и слегка измененным. Однако это не мешало ей упорно гонять его, и противопоставить ее яростным попыткам съесть маленькое существо, так больно укусившее ее, Илиру было нечего. Перенестись отсюда он не мог. Нет. Мог, конечно. Но тогда, наверняка, орки ему больше ни за что не подчинились бы. Они презирали трусов. А понятие
разумной осторожности у этого народа отсутствовало напрочь. Илир сердито фыркнул и тут же поплатился за это, наглотавшись соленой воды. Это окончательно привело его в бешенство, и Странник использовал свое любимое заклинание. Оно вообще не относилось к боевой магией, но сейчас это не имело для него никакого значения. Сознание привычно придало чистой энергии нужную форму, а затем слегка подправило результат. Мгновение, и сгусток силы ударил прямо в оскаленную пасть ардра. Тварь остановилась, а затем вода вокруг нее вскипела! Илир отплыл подальше и уже спокойно наблюдал, как огромная туша корчится от нестерпимой боли. Он не рассчитал силу заклинания, и, вместо того чтобы мгновенно закаменеть, ардр превращался в статую постепенно. Живые клетки трансформировались в гранит неравномерно, и изменения еще не успели добраться до мозга. Но вот по огромному телу пробежала последняя судорога, и огромный кусок гранита, принявший форму ардра, устремился на расположенный на подводном плато город. Илир коротко выругался про себя и сильным телекинетическим толчком отбросил его в сторону ближайшего ущелья. Как только
тварь исчезла в глубине, Странник переместился в Замок, походя, испарив пропитавшую его одежду и волосы воду. Оказавшись в свое комнате, Илир с усталым вздохом налил себе крови, молча поблагодарив изобретательность Кетрин, придумавшую заклинание, позволявшее держать ее свежей столько, сколько понадобится. Он не настолько еще преуспел в заклинаниях, чтобы в своем нынешнем состоянии создать кровь самостоятельно. Откинувшись в кресле, Илир пообещал себе, что, как только немного отдохнет, вызовет Баэра и устроит ему капитальную головомойку. Этот сумасшедший бог обожал создавать всяких ненормальных тварей для своей любимой коллекции и прославился тем, что постоянно терял свои экспонаты. Илир не сомневался, что превращенный им в статую монстр еще совсем недавно был гордостью коллекции этого полоумного бессмертного. Однако ему не суждено было привести свой план в исполнение. Внезапно каменный потолок с противным скрежетом начал проседать, на Илира посыпалась каменная крошка вперемешку с пылью совсем уж неизвестного происхождения. Опять! Странник выдохнул короткое заклинание, возвращая потолок в
первоначальное положение, и в премерзком расположении духа переместился в классную комнату, по иронии мироздания находившуюся точно над его спальней. Так и есть! Три одинаково виноватых физиономии маячили в самом дальнем углу. Горе-ученики что-то старательно прятали. Илир молча смотрел на этих ребят, которые должны были стать будущим его народа, и задавал себе один единственный вопрос: 'Где они ошиблись? В том, что они ошиблись, сомнений уже не было. Почти год занятий и практически никаких результатов. Да Риа и Леда после такого срока обучения уже принимали участие в битве с Дэволом! А эти?
        Даже его брат вел себя так, словно в игрушки играл, а не учился пользоваться силами, способными смести с лица мира и его самого и большинство живых существ в придачу!' И что с этим делать, Илир просто не представлял. Наказания и увещевания не действовали. Никак. Эти недоросли считали свои способности признаком избранности и не желали себя утруждать серьезной работой. Странник прикрыл глаза, чтобы не видеть свое самое большое разочарование, и погрузил себя в легкий транс, вытаскивая из памяти мельчайшие детали своего обучения и обучения Дениэла и детально анализируя их в поисках приемлемого решения вставшей перед ним проблемы. Вот когда он поблагодарил своего спутника за то, что тот не стеснялся снимать перед ним все щиты и раскрывать свои самые глубинные воспоминания и переживания. Привычно подавив вспышку тоски по Дениэлу, он начал сопоставлять поведение старших Странников и нынешних учеников. И вдруг вспышкой нестерпимого света мелькнуло озарение. Ответ был прост. Но как же ему не хотелось признавать его! Первые Странники были взрослыми пусть не физически, а только по своим умственным
параметрам, но взрослыми. Взрослыми, осознающими угрозу смерти, постоянно исходившей от людей, от неизвестного врага, да и от своего учителя, недвусмысленно дающего понять, что все в их руках: и их жизнь, и их смерть. И то, что ему теперь предстояло сделать, вызывало у него почти физическую боль, но выбора не было. После появления этих таинственных охотников за странниками, после того как почти все боеспособные Древние покинули свой родной мир, дети должны были повзрослеть как можно скорее, хотя бы потому, что неизвестно, вернуться ли путешественники живыми, и сколько их вернется. Илир загнал в глубину сознания свою боль и жалость к детям, которых насильно должен выдернуть в мир взрослых, тоску по своему спутнику и тревогу за свою дочь, сейчас это было не важно. Потом он позволит себе корчиться от боли и отчаяния, но пока он должен выполнить задачу наилучшим образом. Бесстрастно он разглядывал провинившихся учеников, молча жавшихся в углу. Что ж, пора. Илир беззвучно пересек комнату и опустился на стул с высокой спинкой, стоящий у окна, и прикрыл глаза. Тонкая рука в черной перчатке небрежным жестом
приказала провинившимся приблизиться. Дети нерешительно подошли и остановились перед ним, переминаясь с ноги на ногу. Странник холодно глянул на них и вдруг улыбнулся, продемонстрировав внезапно выросшие клыки. В глубине души он ненавидел себя за этот спектакль, но не видел другого способа переломить ситуацию.
        - Думаю, вам известно, что все Древние становились Мастерами? - его голос не выдавал никаких чувств, но он с неудовольствием заметил, как ученики переглянулись с нескрываемой гордостью. Что ж, придется их разочаровать. - Не потому, конечно, что они все были такими одаренными. - Едкая ирония, презрение, насмешка. Все чтобы заставить детей задуматься и испугаться. А теперь последний штрих. - Просто те, кто не могли стать мастером, не выживали на выпускном экзамене. Надеюсь, вы все знаете, что было с Дениэлом?
        Две черноволосые и одна серебряная голова склонились в согласном кивке. В глазах мальчишек был страх. Илир заставил себя доиграть спектакль до конца. С усталой горечью он отметил про себя что, кажется, научился врать правдой не хуже Кетрин.
        - У вас осталось чуть больше полугода на то, чтобы освоить все, что должен знать Мастер, иначе… - не окончив фразы, Илир молча указал ученикам на дверь, приказывая им удалиться. Он устало смотрел вслед покорно покидающим комнату мальчишкам и пытался заставить себя не слышать их полных страха и отчаяния мыслей. Внезапно Тилир остановился в дверях и оглянулся на неподвижно сидевшего в кресле брата. Илиру понадобилась вся его выдержка, чтобы не закричать. В глазах ребенка светилась боль от предательства самого близкого ему существа. Мальчик хотел что-то сказать, но передумал и торопливо выскочил за дверь. Странник со стоном закрыл глаза, и даже осознание того, что в противном случае эти дети вполне могут оказаться навечно запертыми в абсолютной пустоте, не могло принести ему облегчение. Такой жестокости нет прощения, и ничто не может оправдать безысходное отчаяние в глазах детей.
        - Ну да. Конечно, гораздо лучше, когда такое выражение появляется у других детей, после того как порезвились юные негодяи.
        - Тэр! Ты уже научился читать наши мысли? - в голосе Илира недоумение причудливо смешивалось с горечью от произошедшего и радостью видеть своего друга.
        - Нет, не научился. Просто догадаться, о чем ты думаешь, не составляет никакого труда.
        - И ты считаешь, что я поступил правильно?
        - Именно. Поведение этой троицы начинало меня серьезно беспокоить. Если бы ты с ними сегодня не поговорил, мне пришлось бы обратить твое внимание на происходящее.
        - Даже так. Ладно, не будем об этом. Лучше расскажи, как твои дела?
        - Прекрасно. После того, как мне надоело сидеть в своей комнате и представлять, какие ужасы могут случиться с Кетрин, я просто взял и отправился к людям в поселок.
        - И как там?
        - Теперь все в пределах нормы. Наладил управление, заставил их принять новые законы, так что теперь в случае чего выживут даже без нашей помощи.
        - Это хорошо. Не хотелось бы ставить их на место как наших юных учеников.
        - Что с тобой?
        Илир горько улыбнулся.
        - Да так, ничего особенного. Снова накатило. Одно и тоже. Как там Дира? Что сейчас происходит с Дениэлом?
        - Брось! Все будет хорошо! Древние не проигрывали никогда и нигде!
        - Ты прав. А теперь извини, мне надо решить, что делать с королевством Таркана.
        Тэр дружески кивнул ему и вышел. Илир смотрел ему вслед и устало качал головой, он не знал, хорошо это или нет, что спутники не знают правды о прежних Древних? Наверно, все-таки хорошо. Иначе Ваулен, Скирн и Терн не ожидали бы так спокойно возвращения Дениэла, а Тэр давно извелся бы от тревоги за Кетрин. Может, ему все же не стоило слушать рассказ Кетрин, и тогда он тоже не беспокоился бы за своего тио. Хотя, он понимал, зачем она это сделала. Никто не мог гарантировать, что она вернется из этого странствия, а значит, хоть один Странник должен знать правду о своих предках. И кто, как не он? Ведь теперь он воспитывает детей и должен избежать в их воспитании ошибок прошлого. Странник грустно улыбнулся, приятно все же, когда в тебя так верят, но, с другой стороны, такой ответственности он не пожелал бы и врагу. У него самое простое задание - сохранить их мир в относительном порядке, пока остальные не вернутся, и то он готов уже рычать от количества неразрешимых проблем, а уж каково приходится остальным в совершенно незнакомых мирах, он боялся даже думать.
        Глава 13.
        Леда прибывала в состоянии раздражения. Пропавший бог никак не хотел находиться, а остальные боги вели себя как буйно помешанные. Причем смертные явно начали брать с них пример и уже затеяли парочку войн. Одно только утешало. В процессе поисков ей удалось поймать какого-то божка, претендующего на первенство, и при помощи его сознания прочесать этот мир на предмет какого-нибудь чуждого ему существа. Теперь она с уверенностью могла сказать, что, кроме Руона и его детеныша, чужих в этом сумасшедшем мире нет. Божок, правда, такого обращения не выдержал и развоплотился, но ее это не интересовало. Так что осталось выяснить, куда делся этот странный бог, кто приложил к его исчезновению руку, и зачем этот кто-то все это затеял, а потом можно отправляться в третий, последний мир на поиски неугомонной дочери Дениэла. Однако странная тайна исчезновения бога и охота остальных повелителей этого мира за его ребенком здорово беспокоила ее. Слишком все было запутано и непонятно, а значит, потенциально опасно. И вот теперь, вместо того чтобы заниматься поисками соплеменницы, она методично обследовала личные
пространства местных богов с целью выяснить, что за интриги здесь плетутся, и, главное, против кого они направлены. Пока ей не везло, а терпение никогда не было в числе ее добродетелей, даже в бытность ее смертной. Внезапно сознание Леды уловило едва заметный знакомый импульс. Так! Или она сходит с ума, или это Руон. Странница немедленно переместилась в тот квадрат, где, предположительно, должен был находиться потерявшийся бог, и, к своему удивлению, ничего не нашла. Она висела в паре сотен метров над каким-то морем. Под ней с глухим рокотом переваливались волны, и до горизонта нигде не наблюдалось ничего даже относительно живого. Леда насторожилась. В совпадения она не верила, и, поскольку на нее никто не нападал, вариант с ловушкой тоже не подходил, значит, где-то здесь действительно спрятан Руон. Осталось только найти его. Сосредоточившись, она принялась обследовать окружающее пространство, ища признаки магического воздействия на ткани мира или отпечатки в информационном поле. Через несколько минут она смогла с удовлетворением констатировать, что не ошиблась. Портал в личный мир какого-то бога был
настолько хорошо замаскирован, что только при тщательном поиске можно было обнаружить слабые признаки перехода. Кто-то явно хотел спрятать вход в свое убежище, а значит, стоило там поискать что-нибудь интересное. Коротким направленным импульсом Леда вскрыла портал и переместилась в пространство, скрывающееся за ним. Так. Волны боли кругами расходились от магического столба, к которому был прикручен энергетическими путами Руон. Рядом с ним находилось несколько богов, и, судя по их восторженным мыслям, они от души тянули из него силу. Леда оскалилась. Стервятники ей никогда не нравились, а садисты тем более. Однако оставался вопрос, кто же все-таки скрутил бога смерти. Ни один из окружающих его ничтожеств не был способен на такое. Ладно, решать проблемы следует по мере их поступления. Странница шагнула вперед, одновременно вытаскивая из ножен Ортор. Боги, почувствовав опасность, стали оборачиваться. Когда они увидели медленно надвигающуюся на них Странницу с обнаженным мечом, пространство огласили истеричные вопли ужаса. Боги метались в панике. Леда предусмотрительно лишила их возможности сбежать,
надежно блокировав портал, и теперь неторопливо выбирала первую жертву. Вот один из них опрометчиво приблизился к ней на длину клинка, Ортор свистнул, разрывая насыщенное магической энергией пространство, и две половинки того, что мгновение назад было Богом, покатилось под ноги остальным. Только тут боги поняли, какой подарок преподнесли Страннице, создав для себя материальные тела! Но менять форму было поздно. Леда вихрем вломилась в плотно сбившуюся толпу Богов и начала методично уничтожать этих бессмертных стервятников. Никто из них не мог оказать ей настоящего сопротивления, и через несколько мгновений все было кончено. Спрятав меч в ножны, Странница подошла к Руону, собираясь, как следует порасспросить бога, доставившего ей столько проблем, но быстро отказалась от своих намерений. Бог смерти был без сознания от тяжелого энергетического истощения. Леда впервые видела Бога, у которого почти не осталось сил поддерживать форму. Его нужно было срочно спасать, если, конечно, она хотела получить ответы на свои вопросы. В развоплощенном состоянии он говорить точно не сможет. Коротко ругнувшись Леда
начала перекачивать свою энергию умирающему Богу. Ей пришлось провозиться несколько минут, прежде чем Руон начал подавать первые признаки жизни. Странница раздраженно оскалилась и увеличила поток силы. В конце концов, Бог со стоном открыл глаза и обвел окружающее пространство осмысленным взглядом. Но Леда так и не успела задать ему свои вопросы, из внезапно появившейся складки магического пространства появилась хозяйка этого убежища. Триана была красива. Совершенная безукоризненная красота сочеталась в ней с нарочитой добротой и состраданием, и Странница тут же испытала стойкое желание оторвать ей голову. Богиня надменно рассматривала хрупкую Леду с высоты своего немалого роста и самоуверенно улыбалась.
        - Как мило, что ты присоединилась к нам, Странница. - В голосе Богини звенела насмешка превосходства. Даже не проникая в ее сознание можно было с определенностью сказать, что Триана привыкла оценивать окружающих по внешности, и невысокая, изящная Леда с непопулярными в этом мире черными глазами и волосами не произвела на нее впечатления сильной противницы.
        - Какого демона тебе надо? - Странница бесстрастно рассматривала стоящую перед ней красавицу.
        - Ну-ну, повежливее с той, кто превосходит тебя во всем! - Триана покровительственно улыбнулась удивленной такой наглостью Леде. - Ты здесь, чтобы отдать мне свою силу. Я - самая подходящая правительница для этого мира, и, когда я обрету силы Стража и Бога смерти, никто не посмеет мне возразить!
        - Надо же. - Странница холодно усмехнулась. - В этом мире все боги с дефектами. Вот ведь незадача!
        Против ожидания, Триана поняла насмешку и яростно завизжала:
        - Болтай что хочешь! Тебя ослабили лечение этого влюбленного в тебя ничтожества и битва с моими подданными! Ты не способна сражаться! Я без труда одолею тебя!!!
        Леда несколько мгновений удивленно рассматривала дикую истерику богини, а затем холодно усмехнулась, показав клыки, и шагнула вперед. Триана, против ожиданий, оказалась довольно сильным бойцом. Достаточно сильным, чтобы при помощи своих подхалимов одолеть Бога смерти, но против раздраженной Странницы она не продержалась и нескольких минут. Покончив с несостоявшейся верховной Богиней, Леда, не долго думая, снесла мечом верхушку столба, к которому был прикован Руон, и с удовлетворением наблюдала, как едва живой бог растянулся у ее ног.
        - Тебе не кажется, что пора кое-что объяснить?
        - Да что тут объяснять! - Руон закашлялся и с трудом сел. - Эта полоумная хотела вытянуть из меня силу, чтобы захватить верховную власть…
        - Ну не только твою.
        - Что?!
        - У тебя одаренный сын.
        - Ты знаешь… - Бог с неподдельным ужасом поднял на нее глаза. - Он…
        - Жив. Ты ведь устроил всю эту неразбериху, чтобы спасти его.
        - Я…
        - Не стоит врать. Ты даже позволил себя захватить, только для того, чтобы я уничтожила твоих противников и дала тебе возможность вырастить своего ребенка, не опасаясь, что какая-нибудь сволочь выпьет его силу, мечтая обрести могущество, которое по легендам сила новорожденного бога дает тому, кто сможет ее заполучить.
        - Когда ты догадалась?
        - Окончательно я подтвердила свои подозрения, познакомившись поближе с Трианой.
        - И что ты теперь намерена делать?
        - За каким демоном ты приперся сюда?
        - Мой мир погиб по воле мироздания. Моя жена тоже. Я потерял очень много сил и смог добраться только до этого мира. А потом. - Руон пожал плечами. - Чтобы уйти, мне хотя бы на мгновение нужно было снять защиту с сына.
        - Можешь не продолжать. Переместить живым ты бы его уже не успел. Мне пора покидать этот мир. Как насчет того, чтобы пойти вместе со мной?
        Руон потрясенно уставился на Странницу и тихо выдохнул:
        - О таком я даже не смел мечтать!
        - Ладно, забираем твоего детеныша и отправляемся дальше. По дороге ты все-таки разъяснишь мне причины своего странного поведения. Привлечь мое внимание к проблеме можно было и менее хлопотным способом.
        Коротко сосредоточившись, Леда переместила их в мир Руона и коротким импульсом открыла запечатанный портал. Пока Руон возился со своим ребенком, Странница дотянулась до Бога из безжизненного мира. Бывшего безжизненного. Она с удивлением отметила, что этот бог не бросал слов на ветер и уже во всю благоустраивал свой мир. Его смертные начали обживать его новое творение. Выслушав ее просьбу, он с восторгом согласился принять в свое посмертие еще несколько миллионов душ. Леда довольно кивнула сама себе и начала то, что собиралась сделать вот уже несколько десятков дней. Когда Руон появился из портала со своим сыном, плотно окутанным бесчисленными слоями силы, Странница усмехнулась и переместилась вместе с ними в последний мир из ее списка. И, как только последние отзвуки заклинания перемещения между мирами растаяли в энергетических полях оставленного ими мира, дремавшая до срока всесокрушающая мощь Последнего проклятья вырвалась на свободу. Боевая форма заклинания, так редко применявшаяся на практике, что Кетрин даже сомневалась в ее эффективности, начала крушить обреченный мир, разрушающая сила
распирала каменный шар, плывущий в межзвездной ночи изнутри, до тех пор, пока огромной силы взрыв не швырнул планету на ее звезду. Ни боги, ни смертные не успели ничего понять. Энергия Странницы уничтожила их всех, развоплотив богов и перебросив души смертных в их новое пристанище. Посмертие, выбранное для них Ледой было достаточно комфортным, даже для грешников, и, самое главное, почти независимым даже от Бога, создавшего его. Недаром на нем никак не сказался запой творца. А что до Богов… Может в следующем воплощении от них будет больше толка?
        Кетрин молча рассматривала сидящего перед ней царя и ругалась про себя, вспоминая все бранные слова, которые она когда-либо слышала. 'Нет, это надо же! Вместо того, чтобы разбираться в недоработках своего проекта, она вынуждена торчать в этом кабинете и созерцать кислую физиономию Его Величества, который вот уже битый час перекладывает какие-то бумаги и обращает на нее внимания не больше, чем на династический портрет над камином! И за каким демоном он тогда ее вызвал?! Ну, наконец-то!' - Кетрин улыбнулась про себя, с каждым разом изображать человеческие эмоции становилось все легче. Сейчас, глядя на нее, никто бы не усомнился бы в том, что перед ним ученый, которого оторвали от важного исследования, и который этим очень недоволен - 'И все-таки, зачем царь ее вызвал? Кажется, грядет допрос с пристрастием…' Мортон поднял на нее взгляд и вдруг поинтересовался:
        - Может быть, уважаемая лиса, вы скажете нам, кто вы собственно такая?
        И всего-то! Кетрин уже открыла рот, чтобы ответить, но царь поднял руку, прерывая ее:
        - Только не надо Нам рассказывать о вашем провинциальном происхождении! Вашу историю проверили и, конечно же, не нашли на вашей якобы родине никаких упоминаний о девочке по имени Кетрин или любой другой, подходящей под ваше описание. Итак, я повторяю свой вопрос, кто вы, поглоти вас сверхновая такая?! Вы появились из ниоткуда, предложили совершенно новый способ борьбы с захватчиками, смогли наделить главный компьютер самостоятельной личностью и связаться без технического устройства с человеком, находящимся в глубоком космосе. На вашем месте я бы постарался ответить как можно убедительнее!
        - Зачем? Вы и так обо всем догадались.
        - Так. - Мортон энергично потер лицо узкими ладонями. - Значит я прав, и вы инопланетянка?
        - Да.
        - Но зачем весь этот спектакль? Почему вы не сказали об этом сразу?
        - А вы бы поверили в мои благие намерения или провозились бы парочку месяцев, пытаясь догадаться не шпион ли я?
        - А что изменилось теперь?
        - А теперь вы наглядно убедились в моей лояльности.
        - Я все равно не верю в ваш альтруизм!
        - Естественно. Я не настолько сумасшедшая, чтобы из таких побуждений совать голову в петлю. Ваши противники угрожают и моей планете тоже.
        - Ну вот. Теперь верю. А Тау тоже с вашей планеты?
        - Нет. Он местный.
        - Ладно, оставим. И что ты теперь собираешься делать?
        - Ну, этот вопрос уместней задать вам. Хотя если вас это интересует… стало совершенно ясно, что мы слишком мало знаем о противнике. Нужно, не дожидаясь очередного нападения, постараться захватить кого-нибудь из неизмененных. Для этого придется сделать, как минимум, два совершенно новых истребителя, приспособленных для перевозки пленных, и как следует покопаться в мозгах пленника.
        - Понятно. И почему вам понадобилась использовать мою планету в качестве ширмы?
        - Потому что они о нас не знают. А вы все равно уже оказались в поле их зрения.
        - Вы противоречите сами себе, лисса. Вы только что упоминали о том, что наш враг угрожает и вашей планете тоже.
        - Да угрожает. Объяснять подробности я не буду. Нет совершенно никакой гарантии, что вы не попадете в руки наших противников и не снабдите их лишней информацией.
        - И при этом вы рассчитываете, что я вам поверю?
        Кетрин рассмеялась, больше не утруждая себе сохранением даже видимости человечности. Смертный непроизвольно шарахнулся от нее и с трудом удержался от крика.
        - Зачем мне тебе врать, человек?
        Мортон тяжело сглотнул, во все глаза глядя на это страшное существо и остро осознавая, что охрана слишком далеко.
        - Я не собираюсь убивать тебя. - Кетрин глубоко вздохнула и снова спрятала свою сущность за безупречными щитами. - Я не опасна для твоего народа, человек. Если удастся, я помогу справиться тебе с угрозой и обезопасить твой мир до того времени, пока вы не сможете противостоять этим тварям на равных, но, прежде всего, я должна узнать, что они из себя представляют, и как с ними бороться.
        Мортон молча смотрел на девушку, отчаянно желая поверить в то, что она ему говорит, потому что в противном случае у его народа не было ни единого шанса. Ученые так и не смогли определить, каким образом этой странной парочке удается строить предположения о противнике на таких незначительных фактах, что даже компьютер их не может правильно интерпретировать, а спроектированные ими корабли до сих пор были единственной надеждой на победу. Однако и слепо доверять инопланетянам, преследующим какие-то свои цели, было чистым безумием. Кетрин молча наблюдала за колебаниями царя. В ответе она была уверена почти на сто процентов. Управлять смертными не всегда просто, но, когда дела касается последней надежды, люди на удивление предсказуемы. Ее предположение полностью подтвердились, когда Его Величество с трудом заставил себя посмотреть ей в глаза и устало произнес:
        - Полагаю, у меня нет другого выхода, как вручить судьбу своего народа в ваши руки. Будем надеяться, что я не подписал всем нам смертный приговор.
        - Ну, вы могли бы схватить меня и выпытать все, что я знаю.
        - Вы изволите смеяться лисса? - Мортон криво усмехнулся. - Знаете, все аналитики, которым представляли информацию о вас, в один голос утверждают ваше нечеловеческое происхождение и наличие сверхспособностей, позволяющих вам, по крайней мере, перемещаться в космосе без корабля и воздействовать на окружающих таким образом, что люди, в зависимости от вашего желания, или не замечают вас или умирают по вашему приказу. Так что не думаю, что такая авантюра увенчалась бы хоть минимальным успехом.
        - Надо же, а космос здесь причем?
        - При том, лисса, что на нашей планете межсистемный корабль спрятать невозможно.
        - Ну, не так уж и невозможно. Однако, вы правы, корабль мне не нужен. Может, теперь поговорим о том, как мы собираемся захватить пленника?
        - Мы?
        - Именно мы! Итак, вы даете согласие на этот проект?
        - Предоставьте необходимые документы, я подумаю. Свободны!
        Кетрин спокойно поклонилась и вышла. Если смертному было так необходимо оставить последнее слово за собой, кто она такая, чтобы мешать ему в этом? Каждый утешается по-своему. Пусть человек остается при своих иллюзиях. Ей это только на руку. Пока никто не знает о том, кто на самом деле приказывает у нее гораздо меньше проблем. А то, что она может добиться нужного решения, не вызывало сомнения, и, главное, Царь смертных это осознавал. Странница уверенно прошла по длинным полутемным коридорам официальной резиденции его Величества царя Мортона, не обращая ни малейшего внимания на мельтешащих вокруг людей, и легким толчком распахнула огромные двустворчатые двери. Ветер бросил ей в лицо мокрый снег вперемешку с холодным дождем, мгновенно намочив ее с ног до головы. Кетрин остановилась на широченном мраморном крыльце и глубоко вдохнула сырой промозглый воздух. Погода стояла просто великолепная! Хотя с этим утверждением наверняка не согласился бы ни один из коренных обитателей планеты, но до этого ей не было никакого дела. Она подняла голову, подставляя лицо мелким ледяным брызгам дождя, посмотрела на
затянутое черно-багровыми тучами небо и улыбнулась. Настроение зашкаливало за отметку отлично, и она ничего не могла с этим поделать. Быстро сбежав по скользким ступенькам, Странница скользнула на переднее сидение своего мобиля и завела мотор. Нужно было приготовить нужные бумажки как можно скорее, если она хоть что-нибудь понимала, очень скоро переоборудованные истребители им понадобятся. Охотники - не дураки и наверняка вышлют разведчика, чтобы выяснить причины и обстоятельства гибели корабля. С их техникой, основанной на магической энергии, считать картину боя с информационных слоев пространства в месте происшествия не составит труда, тем более что местные прятать такие следы совершенно не умеют. Но, самое главное, что для такой работы тупые боевики не годятся, а это значит, что охотник будет знать достаточно, чтобы считаться ценной добычей. Кетрин оскалилась в предвкушающей усмешке. Наконец она сможет дать себе волю! Хоть она и считала себя склонной скорее к науке, чем к войне, все же в первую очередь она была Странником, и иногда природа брала свое!
        Настроение Диры можно было охарактеризовать, одним словом: Отвратительное! Она вынуждена была отправиться в город, и это сильно ее раздражало. Странница устало вздохнула про себя. Проблемы были, мягко говоря, неприятными. Начать с того, что все счета Александра оказались замороженными. В этом не было ничего удивительного, Денис наверняка скрупулезно перечислил капитану, какие суммы и куда он переводил, а дальше отследить переводы было делом техники, тем более для служб госбезопасности, которые понятие банковской тайны до сих пор воспринимали только как доброе пожелание. Одно хорошо: патологическая подозрительность напарника обеспечила их безопасным убежищем. Дом, где они теперь жили, вообще официально принадлежал какому-то чиновнику средней руки, а те хоромы, о которых было известно Денису, стали только вложением денег, не более того. Дира поражалась, какую деятельность развил Александр в те два дня, пока она отсыпалась. Он успел выяснить, что к счетам не подойти, что все посты дорожно-постовой службы получили ориентировку на все имеющиеся у них паспорта (вот и верь потом, что все мастера подделок
не находятся на учете спецслужб!), и покинуть город или передвигаться в нем на своем транспорте стало опасно. Нет, Дира конечно могла стать незаметной, но на это тратилось слишком много энергии, и к тому же она не могла сделать невидимым Александра, а без этого все теряло смысл. Одинокий подросток, путешествующий или пытающийся снять квартиру, неминуемо привлек бы внимание и не только правоохранительных органов. Зачем усложнять себе жизнь? А вот наблюдения за его официальной жилплощадью не установлено и это радует. Значит, дело обстоит так, как она и предполагала, считав сознание капитана. О Денисе спецслужбам тоже не известно, то есть о его связи с Александром, конечно. В общем, они оказались в крайне неприятной ситуации. Убраться из города с той наличностью, которая была у них в данный момент, конечно, можно, но вот что им делать дальше? Делать новые документы бессмысленно. Нет денег, да и о них станет известно спецслужбам быстрее, чем они попадут в руки к своим хозяевам. К тому же у госбезопасности оказались отпечатки пальцев Александра. Его личное дело не уничтожили, а о своих
разведчиках-диверсантах Родина желала знать все. Так что устроиться в другом городе было бы затруднительно, да и кем бы они смогли там работать? Без документов их в лучшем случае взяли бы грузчиками, если, конечно, перед этим не арестовали за бродяжничество, а попытка устроиться, так сказать, по специальности привела бы к тому, что их использовали бы в качестве одноразовых ликвидаторов. Бежать за границу без денег тоже было бессмысленно. Необходимо было заработать как можно больше наличности, а уж потом тихо исчезнуть, желательно оставив после себя уверенность у всех заинтересованных лиц в своей трагической гибели. А до этого сидеть тише воды ниже травы, ездить на такси и общественном транспорте, не ввязываться ни в какие неприятности, то есть всеми способами не привлекать к себе внимания. Дира покосилась на водителя такси, который, что-то насвистывая, маневрировал в очередной пробке. 'Черт возьми! Вместо того чтобы сидеть в своей комнате и читать книгу, она вынуждена тащиться в город! И ничего не поделаешь. Магическая энергия ей необходима. Так что приходится отправляться на охоту в эту
отвратительную погоду!' - Дира поправила капюшон своей куртки, стараясь скрыться от вездесущих солнечных лучей, и безнадежно выругалась про себя. Снова навалилась тоска по дому. Странница с горечью осознавала, что именно ее безрассудство и стало причиной обрушившихся на нее бед. 'Она не знала, простят ли когда-нибудь родители свою глупую дочь, не знала, увидит ли она их вообще или до конца вечности будет прозябать в этом отвратительном мире…' - Дира поспешно отогнала от себя последнюю мысль. - 'В конце концов, ее будут искать хотя бы только потому, что живых Стражей осталось слишком мало, и пускай ее накажут, она согласна вытерпеть все, только бы вернуться и иметь возможность извиниться перед родителями'. - Странница горько усмехнулась. - 'Оказывается при определенных обстоятельствах можно очень быстро повзрослеть. Свое поведение до перемещения в этот мир теперь виделось ей совершенно в другом свете. Жаль только, что слишком поздно'. Дира очнулась от своих размышлений, когда такси затормозило у обочины. 'Ага, приехали'. Расплатившись с таксистом, она пешком направилась к ближайшим трущобам, стараясь
перебороть подступающее к горлу отвращение. То, что предстояло ей сделать, вызывало бурный протест организма. Нет, ей было глубоко плевать на то, каким образом умрут несколько местных ублюдков, но вот необходимость копаться в этот момент в их сознании, делить ощущения агонии и непроизвольные воспоминания о том, что они успели натворить в своей жизни, было тяжело. И еще ее стало беспокоить ощущение какого-то болезненного наслаждения, появляющееся у нее, когда она тянула из своих жертв их силу и боль. Этого не должно было быть. Но это было. Дира вздохнула. Что бы она ни думала, сейчас ей необходима магическая энергия, и точка. Осталось только найти подходящую жертву. Она шла по загаженным улицам и с неудовольствием констатировала, что садистов всех мастей в трущобах обитало сколько угодно, но ни один из них не имел достаточно энергии для того, чтобы разом решить проблему подпитки, а собирать силу по каплям Дира не хотела. Не из человеколюбия, а чтобы не привлекать внимание к большому количеству изуродованных трупов. Если их окажется слишком, много полиция заинтересуется, даже если это трупы отбросов
общества. На нее косились оборванцы всех мастей, и Странница задумалась, а не пора ли отводить окружающим глаза, но, вспомнив, сколько энергии тратится на изменение частоты вибрации ауры, отказалась от этой мысли. Как назло, ничего подходящего не попадалось. Время приближалось к полудню, а она еще не нашла ни одного садиста, пригодного для пополнения своих сил. Настроение окончательно испортилось. Мысли снова возвращались к проблеме избегания контактов с местными спецслужбами. Было совершенно ясно, что следует подстраховаться и найти для себя и Александра еще одно тайное убежище, однако, это желание относилось к категории благих, и, как его исполнить, Дира совершенно не представляла.
        'Стоп! А это что?' - Странница насторожилась, разглядывая довольно дорогую машину с тонированными стеклами, стоящую в самом дальнем уголке запущенного парка. - 'Кажется, ей все-таки повезло. Причем жертва была так любезна, что сама выбрала наиболее безлюдное место, где им никто не помешает'. Дира беззвучно скользнула вперед и кровожадно усмехнулась, безошибочно уловив едва слышные стоны сильной боли. Дверца автомобиля поддалась легко, и вот уже Странница внутри салона. Машина наверняка когда-то проектировалась как маршрутное такси или что-то в этом роде. Как бы там не было, в ней вполне хватало места для двоих: прикованного наручникам к поручню под потолком подростка и тучного господина, сладострастно причмокивающего рядом. Дире хватило одного взгляда, чтобы понять, что тут происходит. Странница довольно оскалилась и легонько стукнула толстяка по затылку. Когда он мешком свалился ей под ноги, Дира брезгливо поморщилась и аккуратно связала его, не обращая никакого внимания на умирающего мальчишку, стонущего в углу. Едва живой детеныш был ей совершенно не интересен. Достав стилет, она выжидательно
уставилась на приходившего в себя садиста, выбирая момент для удара. Вот, наконец, жертва застонала и открыла глаза, Странница коротким точным движением вогнала лезвие стилета в затылок толстяка. Человек выгнулся и захрипел, Дира сосредоточилась, входя в его сознание, и начала впитывать силу, морщась от видений, возникающих в ее сознании. 'Поистине, нет хуже твари, чем насильник! Такой гадости она давно не наблюдала. Поскорей бы уж он отправился навстречу своему посмертию, а то терпеть его воспоминания становилось просто невыносимо!' Вот, наконец, последние капли энергии вытекли из умирающего тела, и Странница с вздохом облегчения прервала контакт. 'Этой силы ей хватит минимум на неделю, даже если придется использовать магию! Великолепно! А пока пора позаботиться о невольном свидетеле, если он, конечно, уже не окочурился'. - Дира повернула голову к подвешенному подростку и встретилась взглядом с испуганными голубыми глазами! От удивления Странница крепко выругалась и принялась рассматривать совершенно здорового, хоть и изрядно перепуганного, мальчишку. 'И как это прикажешь понимать? Она его точно не
лечила! Он что, способен к регенерации на уровне здорового Древнего?!' - Быстро прикоснувшись к его сознанию, она не увидела ничего, что свидетельствовало бы о нечеловеческом происхождении парня. Просканировав его организм, Дира с удивлением констатировала отсутствие каких-либо способностей к самоисцелению. И, однако, он совершенно здоров, хотя всего несколько минут назад был едва жив от болевого шока и потери крови. Странница вздохнула. - 'Ладно, сейчас не время разбираться в происходящем. Нужно избавиться от свидетеля и возвращаться к Александру, а разбираться с этой загадкой природы можно будет и позже в более спокойной обстановке'. Вдруг на нее накатила волна страха и мольбы. Детеныш не ждал, что его пощадят, и умолял бога даровать ему быструю безболезненную смерть. Дира замерла на середине движения, вот это уже было не просто странно, это было угрожающе. 'У нее в этом мире не было сил, чтобы бессознательно прочитать чьи-то мысли, для контакта с чужим сознанием здесь требовались значительные усилия, и все-таки она слышала этого детеныша так, как если бы она была совершенно здорова, и энергия
свободно текла по ее жилам! Проклятье!' - Дира сосредоточилась, погружаясь в себя, выискивая причину этой странной связи. - 'Все было совершенно так же, как должно было быть при сильном дефиците магической энергии. Стоп!' Странница ошеломленно замерла. - 'Ничего себе! Вот это она влетела! Вот что значит использовать способ пополнения энергии, практически ничего не зная о нем! Она оказалась повязана с этим детенышем! Повязана жизнью! Вот дьявол!' Дира разъяренно зашипела, не обращая никакого внимания на испуганно съежившегося пацана. - 'Черт, ее же предупреждали, что разделенная смерть связывает, да так, что смертный эту связь разорвать не в силах! Но она не обратила внимания на это предупреждение, самоуверенно считая, что уж она никогда не окажется в ситуации, когда ей придется тянуть силу у живого существа. И вот, пожалуйста! Этот местный упырь, чтобы забрать энергию, бессознательно установил канал со своей жертвой, и, когда она начала его убивать сила хлынула не только к ней, но и к почти умершему подростку, установив уже между ними неразрывную связь, закрепленную смертью этого чертового садиста! И
теперь она не может позволить этому детенышу умереть! Не сейчас, когда она сама почти не отличается от человека, и противостоять тому, что мальчишка, умирая, вытянет из нее всю энергию до последней капли, она не сможет, и, значит, отправится вслед за ним! И что теперь с ним делать? Тащить домой она его не может. Александр и так уже ей не доверяет. Дело закончится еще одним допросом, и неизвестно, поверит ли он ей, и не окажется ли, что таким образом она даст ему оружие против себя? Смертные всегда боятся неизвестного, а того, что она уже продемонстрировала, достаточно, чтобы вызвать отвращение, и незачем вводить напарника в искушение избавиться от нее, отвинтив голову совершенно беспомощному мальчишке. Но вот куда его тогда девать?' Дира сосредоточилась. - 'Древние никогда ничего не забывают, но не обратить внимания на какую-нибудь мелочь вполне способны. Так это не подойдет. Это тоже'. Странница перебирала варианты, краем глаза наблюдая за своим спутником. Подумав об этом, она невольно поморщилась. 'Не спутником, а только жалким подобием! Проклятье, да этого парнишку скорее можно назвать ее сиамским
близнецом, и никакой духовной или ментальной близости, только общая энергия! Черт!' - Дира оборвала свои размышления и попыталась снова сосредоточиться на решении проблемы. Вдруг в ее голове всплыло воспоминание ее недавней жертвы. 'Домик, специально оборудованный, чтобы держать там подростков, предназначенных для его развлечения. И, если бы не случайность, толстяк ни в коем случае не стал бы резать мальчишку в машине. Чем-то детеныш его разозлил. Но не это главное. О доме никто не знает, и у мертвеца, оказывается, нет родственников, чтобы перерывать все в поисках какого-никакого наследства. Вот и решение!' - Дира молча обыскала толстяка и вытащила из кармана ключи от дома. Ключи от наручников валялись на одном из сидений. Не обращая внимания на испуганное сопротивление подростка, она разомкнула браслеты и за шиворот выволокла мальчишку из салона. Захлопнув дверь, она быстрым шагом направилась к ближайшей станции электричек, по-прежнему не отпуская детеныша от себя. Когда они вышли на людный проспект, парень сделал попытку вырваться. Дира незаметно ткнула его напряженным пальцем в бок, и только ее
рука не позволила ему согнуться от боли.
        - Не дергайся! - прошипела она, - или прикончу на месте.
        Парнишка испуганно затих и покорно поплелся за ней к вокзалу. Дира толкнула большую стеклянную дверь и оказалась в прохладном полумраке зала ожидания, невольно у нее вырвался вздох облегчения, хоть на какое-то время скрыться от солнца было невыразимо приятно. В середине рабочего дня зал был практически пуст, и Дира без проблем купила в кассе два билета на пригородную электричку. На ее счастье, она отправлялась всего через десять минут, долгое ожидание никогда не было для нее привлекательным, а когда вдобавок рядом находился эмоционально неустойчивый подросток, готовый сорваться в любую секунду, становилось еще и опасным. Дира осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, вышла на перрон, по-прежнему не отпуская от себя так некстати свалившегося на нее спутника. Солнце ударило по ней яростным светом, заставив на мгновение зажмуриться. Проклятье! Оставалось надеяться, что электричка не опоздает. Подросток, покорно плелся рядом, кажется, смирившись со своей судьбой. Это уже радовало, Дире совсем не хотелось калечить парня за неповиновение, а потом тратить силы на его лечение. Слишком уж глупо и
нерационально это выглядело бы. На перроне не было ни души, и Дира позволила себе немного расслабиться. Она осторожно принялась рассматривать свое новое приобретение, про себя отмечая, что внешность детеныша вполне привлекательная, если, конечно, его как следует отмыть. 'Вот еще проблема! В своем нынешнем виде парнишка больше всего напоминает беспризорника, и в компании с аккуратно одетым подростком будет слишком привлекать внимание'. - Дира задумалась. Из сложившейся ситуации она видела два выхода: либо стать столь же грязным замызганным созданием, либо привести своего невольного попутчика в порядок. Немного подумав, она выбрала второе решение. Стянув с себя куртку, она протянула ее подростку и коротко бросила:
        - Одень и застегни. - Мальчик молча повиновался. Такая покорность начала беспокоить Диру: если детеныш сойдет с ума, ей придется несладко. Находиться в постоянном контакте с сумасшедшим - удовольствие меленькое. Окинув мальчика коротким взглядом и убедившись, что теперь, когда его замызганной рубашки не видно, он стал выглядеть вполне прилично, она осторожно коснулась его сознания и тут же отстранилась. 'Такой безнадежности и отчаяния ей еще видеть не доводилось! С этим придется что-то делать и как можно быстрее! Но чуть позже…' - электричка подошла точно по расписанию, и Дира поторопилась затащить в нее мальчишку. Вагон был почти пустой, и Странница без проблем посадила его к окну, устроившись со стороны прохода. На всякий случай и только после того как поезд тронулся, позволила себе облегченно перевести дух, кажется, все было в порядке. Осталось доставить этого недоросля в выбранное убежище, и можно было спокойно возвращаться к напарнику. В следующий момент она на собственном опыте убедилась в мудрости некоторых поговорок смертных. Вот уж действительно не говори гоп… По вагону, отчаянно матерясь
и слегка покачиваясь, двигалась компания представителей молодежи из тех, которых лучше обходить стороной и не встречать в темном проулке. Оглядев немногочисленных пассажиров, очередные крутые выбрали себе жертву и целеустремленно направились к ней. И было бы поистине удивительно, если бы их жертвой не оказались два невысоких хрупких подростка. Один, из которых вдобавок щеголял длинными волосами, а другой старательно кутался в легкую не по сезону куртку, пытаясь скрыть под ней лохмотья, в которые превратилась его рубашка. Подвыпившая компания заняла сидение напротив них. И Дира непроизвольно поморщилась. От этих крутых несло перегаром так, что ей с ее тонким обонянием впору было зажимать нос, к тому же, они не преминули поделиться с окружающими своими наблюдениями.
        - Эй, вы пидоры! - заорал самый маленький из них. - А ну-ка пошли отсюда! В этом вагоне вы больше не едете!
        Дира устало подумала, что сегодня проблемы имеют привычку размножаться почкованием и делением, и молча поднялась, потянув детеныша за собой. Она собиралась убраться от пьяных идиотов куда подальше, но, кажется, у этого ненормального были свои соображения по поводу того, зачем она встает. Парень побледнел как мел и замер словно загипнотизированный. Черт! Дира повернулась к нему, пытаясь придумать, как привести парня в чувство, но было уже поздно:
        - Ты что, не понял?!! - взвизгнул заводила и со всего размаха ударил парня кулаком по лицу. Точнее попытался ударить. Кулак врезался в подставленную хрупкую ладонь Странницы и застрял. Дира легонько сжала руку, и крутой тонко заскулил от боли. Остальные с матом начали подниматься, собираясь примерно наказать дурака, посмевшего им противостоять. Дира почувствовала, что в ее душе начинает подыматься холодная ярость. Вскинув голову, она в упор посмотрела на хулиганов, позволив на мгновение отразиться в глазах своей сущности убийцы. Этого оказалось достаточно, чтобы подростки отступили. Чувство самосохранения у них было прекрасным, и теперь оно говорило им, чтобы они убирались по добру по здорову. Парни замолчали и как по команде торопливо направились к выходу из вагона. Дира, проводив их взглядом, молча опустилась на свое место и внимательно взглянула на своего попутчика. Мальчишку била сильная дрожь. Это было уже совсем плохо. В таком состоянии он мог начать неосознанно подпитываться у нее. К счастью, следующая остановка была их, и Странница поторопилась выволочь парня из вагона.
        Домик оказался на окраине какого-то ветеранского садоводства, совершенно пустого в зимнее время, и никто не видел, как Дира со своим попутчиком скрылись за высоким забором. Втолкнув парня в просторные сени, Странница закрыла дверь на замок и принялась обследовать помещения. Как она и предполагала, изнутри дом скорее напоминал крепость. В двух комнатах, предназначенных для содержания пленников, не было и намека на окна, а попасть в них можно было только через небольшой предбанник, причем одна дверь не открывалась, пока не закрывалась другая. Прекрасно! Быстро осмотрев кухню и комнату, которую умерший садист предназначал для своего проживания, Дира закрыла парнишку в одной из комнат для пленных и занялась приготовлением еды. Парня следовало накормить и как следует расспросить.
        Глава 14.
        Олег сидел на кровати в каком-то доме и старался справиться со слезами. 'Ну, за что на него обрушился этот кошмар?!! Что он такого сделал!!!? Еще месяц назад он был любимым единственным ребенком обеспеченных родителей, учился в престижной школе и собирался отмечать свой пятнадцатый день рождения, и вдруг все рухнуло! Отец с матерью погибли в автокатастрофе, не оставив завещания, а любимый дядя, вдруг оказавшийся его опекуном, принялся медленно, но верно сводить его в могилу'. - Вспомнив, что ему пришлось выдержать во время дядюшкиных вечеринок, Олег невольно вздрогнул. - 'Когда ему удалось сбежать из дома, он решил, что самое страшное позади. Дурак! Он не имел никакого представления о действительности! Всю жизнь его оберегали ото всего, что могло причинить ему боль, и неделя скитаний по улице показалась ему годом, а затем… Дверь бесшумно открылась, и на пороге появился его спаситель. Или все-таки палач? Мальчишка примерно его возраста, с такой пугающей легкостью расправившийся с его мучителем, сейчас входил в комнату, держа в руках поднос с тарелкой, на которой дымилась горячая яичница'. На
мгновение у Олега мелькнула мысль попытаться удрать, пока дверь открыта, но он тут же отбросил ее. 'С этим ему не справиться никогда'.
        - Это точно. - Бесстрастно произнес вошедший, словно прочитав его мысли, и Олега затрясло от страха. - Не бойся, убивать я тебя не собираюсь. Кстати, меня зовут Дима, а тебя?
        - Олег.
        - Понятно. Тебя кто-нибудь искать будет?
        Олег уже открыл рот, собираясь заверить своего похитителя в том, что любящие родственники перевернут небо и землю в его поисках, когда Дима холодно улыбнулся:
        - И не пытайся врать.
        От того, как это было сказано, Олег вздрогнул и правдиво ответил:
        - Меня никто не будет искать. Если только дядя. Он мой опекун и…
        - Понятно. Ладно, ешь. - И поставил поднос ему на колени! Олег налетел на яичницу, даже не вспомнив, что когда-то считал ее просто несъедобной и отказывался не только пробовать, но и даже смотреть на нее.
        Дима опустился на стул у стены и молча наблюдал за ним. Насытившись, мальчишка опустил поднос на прикроватный столик и принялся тревожно оглядываться. Комната напоминала камеру. Кровать, небольшой столик, стул и закуток с умывальником. Вот и все. Страх вернулся с новой силой
        - Не бойся. - Внезапно заговорил Дима. - Это ненадолго. Скоро я приведу эту комнату в порядок, и здесь будет вполне комфортно. И даже сделаю твои апартаменты двухкомнатными. - Дима кивнул на едва заметную под штукатуркой дверь. - Так уж получилось, что я не могу тебя отпустить, но и за свою жизнь можешь не опасаться. А пока отдыхай.
        Олег молча смотрел, как его тюремщик поднимается, прихватив с собой куртку, и уходит, запирая за собой дверь. Внезапно на него накатила такая тоска, что он упал на колени и отчаянно безнадежно завыл, подняв голову к потрескавшемуся потолку. 'За что?! Господи, за что?!' - Вдруг где-то в самой глубине его существа трепыхнулось что-то теплое, разгоняя охватившую его безнадежность. - 'Я здесь. Я с тобой. Ничего не бойся'. Олег испуганно замер, а потом позволил этому неведомому нечто успокоить и усыпить себя. Он не знал, что в этот момент за дверью Дима холодно улыбнулся, выяснив, что и о возможности тянуть энергию у связанного с ним таким образом смертного учителя не соврали. Жаль, конечно, что это возможно только… впрочем, соблазнять все-таки лучше, чем убивать. И никаких побочных последствий в виде боли и воспоминаний жертвы. Плохо только, что у одного много не заберешь, мальчик оказался слишком положительным, (да и если бы это было не так, где бы он восстанавливал свои запасы?) и единственным, кто способен отдать ему энергию не в предсмертной агонии. Ну что ж, немного все равно лучше, чем ничего.
Хоть не убивать каждую неделю для поддержания сил, а магию он применяет не так уж и часто.
        Дира вышла из электрички и почти бегом направилась к автобусной остановке. Даже солнечный день не мог испортить ей настроение. Теперь ей не придется убивать так часто, и это было просто чудесно! Ее насторожила тишина. Нет, улица по-прежнему гудела и шумела на разные лады, дело было в другом. Островок ментальной тишины. Такой знакомый, до боли знакомый. Едва зажившие шрамы снова заныли. Рядом были те самые твари, встреча с которыми едва не стоила ей жизни в спортивном комплексе. Не поворачивая головы, Дира быстро окинула взглядом узкую улочку и видневшийся между домами главный проспект. Так и есть, люди идут мимо, не замечая ее. Странница отступила к стене, внимательно следя за окружающим пространством. Твари, почувствовав, что их заметили, сняли личины. Два прохожих внезапно превратились в рогатых, клыкастых уродов и метнулись к замершему у стены мальчишке. 'Черт возьми!
        - Дира яростно оскалилась, наблюдая за своими противниками. - 'Второй раз они нападают на нее, а она до сих пор не знает, почему? Почему они охотятся за магической энергией в мире, где ее почти нет? Почему так странно устроены? И кто они вообще такие? Ответить на эти вопросы можно было, только попытавшись их просканировать, но ее почему-то не прельщала перспектива копаться в сознании неизвестной твари, рискуя нарваться на какую-нибудь ловушку!' Твари, как и в прошлый раз, напали одновременно. С двух сторон, метя клыками в шею. Странница кувырком ушла с линии атаки и, собрав все силы, пнула ближайшую в колено, выбивая сустав. Она не обольщалась на счет того, что сможет серьезно повредить этому уроду, но хотя бы на несколько мгновений он будет ограничен в передвижениях, а мгновение в такой схватке - это очень много! Тварь с воем покатилась по асфальту, позволив Дире вскочить и попытаться нанести второму уроду удар в единственное их уязвимое место, но она промахнулась и попала в скулу. Тварь только встряхнула головой и даже не замедлила бега. Миг, и они врезались в стену ближайшего дома. Странница
успела сунуть руку под челюсть противника, не позволяя ему опустить голову и вцепиться в нее клыками, на когти, полосующие ей плечи, она не обращала никакого внимания. Если выживет, само зарастет, а если нет, то и говорить не о чем! В левую ногу вцепились острые клыки, и Дира яростно дернулась, пытаясь вырваться. Проклятье! Собрав последние силы, Странница смогла поднять вторую руку и завести ее за затылок твари. Резкий рывок, и урод с воем упал на асфальт, его голова безвольно болталась на сломанной шее. 'Быстрее!!' - Дира наклонилась, одним рывком оторвала от себя вторую тварь и со всего размаха впечатала кулак в ее оскаленную пасть. Отбросив в сторону подыхающего монстра, она метнулась ко второму, упорно пытающемуся добраться до нее, и, прижав его к земле, грубо ворвалась в его сознание или в то, что ему его заменяло. Увиденное застало ее врасплох. - 'Тварь не была живым существом! Это оказалось ничем иным, как магическим приспособлением для собирания магической энергии. И это приспособление создал местный Бог! Дира поторопилась прервать контакт, чтобы не привлечь внимания создателя,
целенаправленно уничтожающего свой мир, и коротким ударом отправила вторую тварь вслед за первой. Больше всего ее обеспокоила вторая программа, заложенная в эту гадость. Набрав достаточно энергии смертных, они трансформировались и начинали тянуть энергию творения! Ни больше, ни меньше! Если бы не четкое ощущение божественного в этих тварях, Дира заподозрила бы в происходящем охотников за Древними. Но нет, этих создал Бог, и он желал вытянуть из этого мира магию, при помощи которой его создали. Задача, для бога практически непосильная, однако, при помощи дополнительных сил, выкаченных из смертных, выполнимая'. Дира замысловато выругалась. - 'Из этого мира надо убираться как можно быстрее. Ее мало волновало, что этот спятивший бог собирается делать со своим миром, но находиться в нем в момент апокалипсиса ей не хотелось. Так и погибнуть можно! Ладно, хватит!' Дира тряхнула головой. - 'Прежде всего, нужно убираться отсюда поскорее, а то Александр скоро решит, что она попала в руки полицейских. Целый день не пойми где шатается!' Осмотрев свою многострадальную ногу, благо улица словно вымерла, и никто ей в
этом не мешал, Дира похромала к остановке, очень надеясь на то, что на черных джинсах кровь не заметна, и предусмотрительно сунув содранные кулаки в карманы куртки.
        Александр бесцельно слонялся по дому, ожидая возвращения своего напарника. Дима задерживался, и это уже начинало его беспокоить. 'Если парнишка попался в руки полиции, дело плохо. Впрочем, дело и так плохо. Денис, ублюдок, воспользовался их безвыходным положением и поставил такие условия, что хоть самому в петлю лезь!' - Александр резко тряхнул головой, отгоняя подобные мысли, и снова принялся метаться по комнате. - 'Где носит этого юного придурка?! Мало того, что он упрямо отказывается объяснять кто он, черт побери, такой и как здесь оказался, так и еще трепет ему нервы, шатаясь неизвестно где. Тут ему в голову пришла еще одна неприятная мысль. Дима вполне уже мог вернуться незамеченным и сейчас сидеть в своей комнате, даже не предполагая, что его напарник может о нем беспокоиться!' Александр горько усмехнулся. - 'Дожил! Умудрился привязаться к диковатому подростку, который и мысли не допускает о том, что они больше, чем просто случайные напарники!' Хмыкнув, он направился к комнате Димы, намереваясь проверить свое предположение. Дверь оказалась не заперта, и Александр, коротко постучав, вошел. И
отпрянул. Прямо на него смотрел Дима. Нет, не Дима. Александр усмехнулся: нервы, разведчик? Нет, тут же ответил он себе, не нервы, а неожиданность. Ну, никак не мог он себе представить, что его напарник рисует, да еще так мастерски. Прямо напротив двери на мольберте стоял портрет. На нем был изображен парень немного постарше Димы, и Александр отметил про себя, что встречаться с таким на узкой дорожке лучше не стоит. Парень был очень похож на Диму, но так же как, волк похож на собаку. Нужно было отдать должное искусству художника, юноша на портрете выглядел живым… и угрожающим. Глаза казались осколками черного льда, в них не отражалось ничего человеческого. Холодные, бесстрастные, проникающие в душу - в них не было ни малейшей слабости. Бесцветные губы кривились в едва заметной жестокой усмешке. Черные длинные волосы словно развивал невидимые ветер. 'Ох. Вот это воображение у его напарника! Такого ночью увидишь, поседеешь. Хищник, и не дает себе труда это скрывать'. - Александр отвел глаза от портрета и наткнулся взглядом на изображение второго юноши. Насколько первый вызывал страх, настолько этот
казался живым воплощением радости. Серебро волос в милом беспорядке разметалось по плечам и груди, черные глаза лучатся теплотой и пониманием, а в уголках губ прячется веселая усмешка. 'Ничего себе! Да тут целая галерея!' - Александр не смог побороть своего любопытства и осторожно шагнул вглубь комнаты. Снова портреты. На этот раз трех девушек. Самой старшей на вид лет двадцать, и в первую очередь привлекают внимание невероятно древние глаза, дико смотрящиеся на молодом лице. В них светится бесконечная мудрость и ни капли сострадания, страшные глаза. Вторая… Вторая убийца. Очень хороший убийца. Александр не мог ошибиться. Все признаки, которые он привык замечать в зеркале, были любовно выписаны на портрете. А третья. Третья была еще совсем девчонкой, но и она смотрела на мир с холодным любопытством. 'Н-да. У мальчика, несомненно, талант, только вот странных людей он изображает. Кажется, и не людей даже'. - Александр уже собрался уйти, когда в самом дальнем углу заметил еще один холст, уложенный изображением вниз. Любопытство заставило его подойти к нему и осторожно перевернуть. О господи! На картине
была изображена спальня. Огромная кровать, занимала весь передний план, а на ней… Двое. Парни с первых портретов. Черноволосый с хищной грацией расположился на черных подушках поверх одеяла и с нежностью смотрел на доверчиво спящего у него на плече серебряноволосого. И боль. От картины просто тянуло болью. Да что это такое?! Александр поспешно положил полотно на прежнее место. Какой-то странный звук заставил его обернуться. В дверях стоял Дима и молча смотрел на него. Туров тихо выругался про себя и набрал в грудь побольше воздуха, собираясь объяснить свое здесь пребывание, но не успел.
        - Меня искал?
        - Да. - Иногда догадливость напарника все-таки удивляла Александра. - Что с тобой? - в следующий миг поинтересовался он, заметив кровь на джинсах парня.
        - Так, небольшие проблемы. - Уклончиво ответил Димы и вдруг усмехнулся. - Разглядываешь мои художества?
        - Да. Кто они? - Александр ожидал, что напарник по обыкновению промолчит, но тот вдруг как-то безнадежно вздохнул и ответил.
        - Моя семья.
        Вот так. Туров растерянно переводил взгляд с портретов на Диму. Теперь понятной становилась та боль, веющая от картины в углу. Семья, которую, скорее всего, он потерял. Александр немного помолчал, собираясь с мыслями.
        - У нас новый заказ.
        - Кто?
        - Черт.
        - Плохо дело. Что-нибудь о нем известно? - Дима дохромал до кресла и устало упал в него.
        - Известно все. Да только это нам не поможет. Он когда-то был моим инструктором и не заметно, чтобы он с того времени потерял сноровку.
        - У каждого человека есть слабое место.
        - Верно, но на то, чтобы его найти, у нас всего три месяца.
        - Проклятье! - Дима вскочил, точнее, попытался. Левая нога вдруг подогнулась, и только молниеносная реакция не позволила ему грохнуться на пол.
        - С тобой точно все в порядке? - Александр вдруг вспомнил странную привычку напарника скрывать свою слабость. Коротко выругавшись, он в два шага преодолел разделяющее их расстояние и взял Диму за плечо. Парнишка дернулся, стараясь вырваться, и Туров, уже предполагая, что увидит, заставил его снять куртку. Черт! Если плотная кожа казалась просто разрезанной в нескольких местах, рубашка под ней превратилась в окровавленные клочья. На плечах виднелись глубокие раны. - Где тебя так угораздило?! - Александр, стараясь не причинить напарнику лишней боли, осматривал повреждения.
        - Да так. Сцепился с одними. - Уклончиво ответил Дима.
        Что ж, этого следовало ожидать. Информацию напарник всегда выдавал крошечными порциями, и на сегодня лимит был уже исчерпан. Ладно. Сейчас главное - привести его в порядок.
        - Раздевайся, буду тебя латать!
        - Я сам! - Мальчишка попытался вырваться, и Александр не рискнул удерживать его силой. Еще раны откроются! Заковыристо выругался, поминая упрямство напарника, его глупость, самоуверенность и красочно расписывая его будущее, если он и дальше будет себя так вести. Дима потрясенно хлопал глазами, явно не понимая, чем вызвана такая вспышка его старшего товарища. Видимо, решив не связываться с новой загадкой, он покорно принялся раздеваться. Александр молча наблюдал за ним. Дождавшись, когда Дима полностью разденется и уляжется на кровать поверх предусмотрительно постеленного, покрывала, Туров достал из шкафа аптечку и принялся выкладывать рядом с напарником все необходимое. Мальчишка тихо лежал, глядя в потолок.
        - Зачем?
        - Что зачем?
        - Зачем ты со мной возишься? Я и сам мог о себе позаботиться. - На это можно было ответить по-разному. Но на Александра внезапно напал приступ откровенности.
        - Не знаю. А ты зачем меня спасал?
        - Не знаю. - Откровенно пожал плечами Дима и тут же сморщился от боли.
        - Не двигайся. - Прикрикнул на него Александр и принялся обрабатывать раны, снова начавшие кровоточить.
        Глава 14.
        Полковник Белошников сидел в своем просторном кабинете и злился. В первую очередь, он злился на своего подчиненного, капитана Верина, который оказался настолько неуклюжим, что позволил себя убить, и теперь полковнику предстояло решать возникшие в связи с этим проблемы. Когда Верин предложил ему абсолютно покорного убийцу для решения деликатных проблем, Белошников не раздумывая, согласился. Такой человек был ему, безусловно, необходим, так необходим, что он даже сквозь пальцы посмотрел на очевидное желание капитан урвать себе кусок пирога. 'И вот, пожалуйста! Досье убийц не полное. А капитан мертв. Где искать его убийц, неизвестно. Это только кажется, что найти человека, когда известна его внешность и паспортные данные, несложно, а попробуйте отыскать в многомиллионном мегополисе двоих, собаку съевших на конспирации! В том, что они ее съели, полковник не сомневался. По крайней мере, один из них проходил подготовку по программе разведчиков-диверсантов и даже успел выполнить несколько заданий. Так что, ожидать от них ошибок глупо. Обычные зачистки ничего не дадут. Наверняка, они сейчас живут
абсолютно легально и не в каком-нибудь клоповнике, куда полиция давно уже дорожку протоптала, а в вполне приличной квартире, записанной на совершенно левых людей, и об этой квартире даже их наниматель не подозревает. Так что, если бы капитан и не скрыл личность этого самого нанимателя, все равно искать в этом направлении было бы бесполезно. А найти их надо! И желательно найти их раньше, чем до них доберется полиция. Ведь неизвестно, что успел Верин рассказать им перед смертью. И если они заговорят на допросах… Может быть, официально им никто и не поверит. А вот неофициально… Полковника Белошиникова вполне могут перевести в разряд деликатных проблем. А как их решают, он знал не понаслышке, сам этим занимался'. - Полковник сердито посмотрел на папки, лежащие у него на столе. - 'Правду говорят, беда не приходит одна. Какой-то молодой опер наткнулся на решенную им проблему и принялся копать. И, как назло, парень оказался прыткий и неподкупный. Запугать его тоже не получилось, попробуй запугать разведчика-диверсанта! Стоп!' Белошников задумчиво постучал ручкой по столу. - 'А если натравить их друг на
друга. Хуже не будет, а лучше вполне возможно! Подготовка у них примерно одинаковая. Осталось только найти повод столкнуть их лбами'. Полковник взял специально заказанный отчет о том, кого и когда арестовывал упрямый опер. Пытался безуспешно найти повод для увольнения. - 'Вот ведь и на работе просто безупречен. Хотя, стоп. А это что?' Белошников внимательно прочитал еще раз сообщение об аресте каких-то сектантов. - 'Так и есть! Дмитрий Зорин. Одно из имен мальчишки, которого собирался вербовать капитан Верин. Отличается особой жестокостью, часто пытает свои жертвы. Вот! То, что надо! И как ты безупречный полицейский отнесешься к известию о том, что без необходимой проверки выпустил опасного убийцу? Нет профессионального несоответствия, никакого. Никто не обязан проверять всех задержанных на предмет, а не являются ли они убийцами, которые через несколько дней будут объявлены в розыск, но вот советь его здорово помучает. А, судя по его психологическому портрету, в таких обстоятельствах он ринется восстанавливать справедливость. Сам. То, что ему и надо!' Белошников довольно улыбнулся и снял трубку
служебного телефона. Пусть об этом правдолюбцу сообщит его собственное начальство. Незачем вызывать у него подозрения.
        Тилир присел на кровать и бездумно уставился на черную стену своей комнаты. 'Его предали! Предали жестоко и расчетливо! Сначала поманили безграничным могуществом и свободой, а затем хладнокровно объяснили, что за этот подарок он заплатит своей жизнь в совсем недалеком будущем!' - Тилир потер горящие глаза и горько усмехнулся. 'Вот даже плакать теперь у него не получается. Не умеют Древние плакать. И любить они, кажется, тоже не умеют, иначе его собственный брат не отправил бы его на верную мучительную смерть. Зато Древние умеют ненавидеть, и очень изобретательны в выборе способов мести. А Илиру есть, за что мстить своему брату. Слишком много он пережил, выполняя волю матери и спасая ему жизнь…' - У юного Древнего вырвался безнадежный вздох. - 'А он-то поверил, что все его мытарства наконец-то закончены. Жаль только, что с ним погибнут Нейл с Алешем. Хотя, у его друзей все-таки есть шанс. В отличие от него, боевые искусства даются им без особых усилий'. Короткий импульс энергии сообщил ему, что его товарищи желают его видеть. Легки на помине. Тилир вздохнул и снял со своей комнаты защиту от
перемещений. В тот же момент рядом с кроватью материализовались Нейл с Алешем и молча опустились в походя созданные кресла. Илир был не совсем прав, считая, что его ученикам не дается никакая магия. Кое-что они все-таки сумели освоить. Но этого было явно недостаточно, чтобы пройти испытание, и все трое это прекрасно понимали. Первым не выдержал Алеш.
        - Это просто глупо! Зачем нужно следовать старым традициям, когда все, кто их когда-то установил, уже давным-давно мертвы. И даже память о них исчезла из этого мира! - Нейл с Тилиром поморщились. Алеш, когда волновался, вспоминал свои человеческие привычки и начинал говорить вслух. Серебряноволосый Странник приподнял уголки губ в горькой усмешке.
        - Не переживай, Алеш, у тебя и Нейла есть шанс выжить. Эта ловушка предназначена исключительно для меня. - Коснулась сознания Черноволосых странников его мысль.
        - Но зачем? - Нейл задумчиво рассматривал своего друга. - Чем ты мог настолько досадить своему брату, если он захотел убить тебя таким образом?
        - Я просто жил, когда должен был умереть и позволить ему уйти вслед за мной.
        - Ты говоришь…? - глаза Алеша стали ледяными.
        - Да, я говорю именно об этом.
        - Но он всегда мог умереть сам.
        - И не выполнил бы последнее обещание, данное нашей матери позаботиться обо мне.
        - Ты ошибаешься, Тилир. Странники не бывают иррациональными по определению. А то, что ты предполагаешь, абсолютно лишено логики. Он ведь не мог знать, жив ты или умер. - Нейл слегка склонил голову, подчеркивая свою мысль. - У этой ситуации должно быть другое объяснение. Скорее всего, Илир знает что-то, о чем мы с вами пока еще не догадываемся. И нам лучше постараться узнать его секрет как можно скорее, если мы хотим выжить в этой переделке. А пока, думаю, нам стоит начать подготовку к испытанию, которое нас ожидает в недалеком будущем.
        - Верно! - Алеш задумчиво прищурил глаза. - Вот только к чему нам нужно готовиться?
        - Думаю, что он нам достаточно прозрачно намекнул на это. Испытание Дениэла…
        Алеш понимающе кивнул и тут же беззвучно оскалился, демонстрируя подступающую ярость. Из них троих он был единственным, подверженным приступам знаменитой ярости Древних. Хотя пока ему удавалось не сорваться.
        - Но это смертный приговор Тилиру! - в голосе Алеша заклокотало рычание. - Он - не воин!
        - Значит, нам придется сделать его воином! - Нейл хмуро посмотрел на разбушевавшегося друга, в его взгляде отразилась ледяная решимость. - У нас нет другого выбора.
        Если бы Илир видел в этот момент своих учеников, он бы остался доволен. Дети взрослели на удивление быстро. Но недоверчивый Нейл позаботился поставить вокруг комнаты Тилира защиту от прослушивания, и поэтому наставник не знал, что воспитательный эксперимент уже можно и прекратить.
        Дира злилась. - 'Черт знает, что такое! Она устала приводить свои волосы хотя бы в относительное подобие порядка! Мало того, что без магии от слюны этих проклятых тварей и собственной крови их никакими способами не отмоешь, так теперь и расчесать проблема! Раны на плечах не опасны для жизни, но вот поднять руки не дают. Что хочешь, то и делай! А стоит только не расчесывать волосы хотя бы несколько дней, как они тут же начинают терять накопленную в них энергию!' Дира злобно уставилась на расческу, зажатую в бессильно опущенной руке. - 'Если бы плечи только болели! Но дело обстояло гораздо хуже, раны ограничивали подвижность рук. Дира просто не могла поднять руку даже на уровень плеча! И как в таком случае она должна выполнять очередной заказ и приводить себя в порядок?! Странница поклялась, что если только она вырвется из этого проклятого мира, она выследит сумасшедшего бога, создавшего этих чертовых тварей, и прикончит самым неприятным способом, какой только подскажет ей воображение!' С протяжным треском разлетелась расческа, и в ладони Диры остались бесполезные осколки, это стало последней
каплей! С яростным воплем она запустила тем, что еще мгновение назад было расческой, в стену, и вцепилась изо всех сил в тумбочку трюмо, стараясь не сорваться. Она прекрасно понимала, что это будет катастрофой, но не могла взять под контроль рвущееся на волю бешенство. Слишком многое произошло в этот день, слишком много проблем и разочарований. Это был ее первый приступ знаменитой ярости Древних, когда только спутники способны успокоить разбушевавшегося Странника, но от этого было нелегче. Спутников рядом не было, а это значило, что, когда она успокоится, в округе значительно прибавится трупов. Дира отчаянно заставляла себя сдерживаться, но почти физически ощущала, как все больше погружается в безумие бешенства. Шум. 'Кто это?' - Поднять голову и посмотреть в зеркало стоило неимоверных усилий, чтобы сфокусировать взгляд и вспомнить, кого же она видит, потребовалась вечность. - 'Он что-то говорит. Что? Что ему надо?'
        - Что с тобой? - донесся до нее сквозь рев крови в ушах голос напарника. 'Зачем он спрашивает? Он что, не видит? Не понимает?' Озарение на мгновение смыло подступающее бешенство. - 'Человек действительно не знает, что происходит, и не понимает, чем это может ему грозить!' Разжать сведенные судорогой челюсти было неимоверно трудно, а произнести несколько членораздельных слов, просто физически больно, но все-таки она смогла прохрипеть:
        - Уходи немедленно и как можно дальше!
        - И не подумаю, пока ты не объяснишь мне, что происходит!
        'Идиот! Он же погибнет!' - Дира с такой силой сжала тумбочку, что крышка пошла трещинами. Бешенство было готово поглотить ее с головой. Мир окутала темнота, пронизанная багровыми всполохами ярости. Все силы уходили на то, чтобы не погрузиться в нее совсем, не раствориться в ней. Дира дрожала, как в лихорадке. И когда казалось, что она уже не сможет удержаться и сейчас начнет убивать все, что движется, ярость внезапно пошла на убыль. Странница вцепилась в ощущение, успокаивающее ее, и постаралась расслабиться. Медленно, но верно она возвращалась. Это было настоящим счастьем! Осторожно мышца за мышцей она заставила свое тело расслабиться и отдаться во власть таких приятных ощущений, вырвавших ее из пучины бешенства. Только через несколько минут она смогла заставить себя открыть глаза и поднять голову. То, что она увидела, повергло Диру в шок! Александр стоял у нее за спиной и осторожно расчесывал ей волосы! 'Да как это у него получилось?!! В том состоянии, в каком она пребывала несколько минут назад, прикосновение к волосам наверняка должно было спровоцировать взрыв бешенства! Если только… Если
только к ее волосам прикасался не ее спутник. Но этого не может быть! Однако это было'. Дире захотелось зарычать от удивления, но она одернула себя. - 'Не хватало еще, чтобы ее спутник подумал, будто она все еще прибывает во власти бешенства! Ее спутник!' Странница прикрыла глаза, обдумывая ситуацию и с удивлением ощущая, что перспектива оказаться связанной на целую вечность с этим представителем человеческого рода не вызывает у нее отвращения. Александр больше походил на Странника, чем на человека. Нет, не внешностью, а… Дира попыталась подобрать в человеческом языке подходящее слово. - 'Мировосприятием! Именно! Ее спутник воспринимал окружающий мир так же, как и она, конечно, с поправкой на воспитание и социальную среду, в которой он вырос!' Странница мечтательно прикрыла глаза, теперь он понимала своего отца. 'Спутник - это словно второе 'я'. Существо, которое понимает и принимает ее такой, какая она есть. Перед которым ей не нужно претворяться, от которого нет никакой необходимости что-либо скрывать, вторая часть ее души. И тем невероятнее то, что ее спутником оказался человек! Люди не хищники,
они не понимают… хотя…!' - Дира задумчиво прищурилась. - 'Александр, как раз хищник, до Странников ему, конечно, далеко, однако, всему свое время. Но как он рискнул ее успокоить?'
        - Почему?
        Человек вздрогнул от ее хриплого голоса, и их глаза встретились в зеркале. Словно угадав ее мысли, он усмехнулся.
        - Понятия не имею. Мне показалось, что это единственный способ тебе успокоить.
        - Ты рисковал.
        - Я знаю. С тобой я к этому привык.
        Александр продолжал аккуратно расчесывать перепутанные пряди, и Дира не выдержала. Дождавшись, когда его рука опуститься вниз, она перехватила ее своей и, наклонившись, поднесла к губам - Спасибо тебе, тио!
        Человек испуганно отшатнулся.
        - Ты что, с ума сошел?!
        - Нет, просто благодарю тебя так, как у нас принято благодарить за то, что ты сделал.
        - Да что я такого сделал? - в голосе Александра звучало недоумение.
        - Успокоил меня. Мы иногда впадаем в бешенство и тогда начинаем убивать всех вокруг. Мне повезло, что ты оказался рядом.
        Александр усмехнулся:
        - Ну, по крайней мере, я теперь знаю, что ты доверяешь мне немного больше чем остальным.
        - Что?
        - Только мне ты позволяешь видеть свою нечеловеческую природу.
        - Тебя это не коробит?
        - Нет. Я уже привык. Даже интересно, что ты выкинешь в следующий раз.
        - Ничего не выкину. Пойду дело нашего объекта читать.
        - Хорошо, пошли.
        Дира пожала плечами, наблюдая, как Александр выходит из ее комнаты. - 'Вот тебе и раз. Она опасалась, как бы он ее не убил, а он, оказывается, стал ее спутником! Интересно, как это возможно при полном отсутствии у нее энергии? Хотя, кажется, отец установил контакт со своими спутниками, тоже не в самом лучшем состоянии. Черт знает, что такое! Н-да, и как ей об этом ему рассказать? Или не стоит? Ладно, потом'. Странница поднялась, стараясь не потревожить раны, и отправилась за своим спутником в комнату, играющую у них роль гостиной.
        Александр сидел на диване и, вытянув ноги, внимательно читал толстый отчет. Дира спокойно подошла и с довольным вздохом устроилась рядом, непринужденно опершись подбородком на его плечо. Затем немного передвинулась, устраиваясь так, чтобы ей удобнее было читать досье их будущей жертвы, и погрузилась в изучение чужой жизни. Чтение действительно было занимательным. Туров покосился на нее и ничего не сказал по поводу ее поведения. 'Вот и хорошо. Если уж по грубой шутке мироздания он оказался ее спутником, нужно приучить его вести себя соответственно'. - Отказывать себе в удовольствии полного контакта со своим спутником Дира не собиралась. - 'Однако и объект им достался! Разведчик-диверсант с почти десятилетним стажем. Причем, ничто не говорит о том, что он потерял квалификацию. Везде передвигается с охраной, которую сам же и натаскивает. Дом больше напоминает хорошо укрепленный бункер. Может быть, она и сможет в него прорваться, но совсем без потерь у нее это не получится, а раны ей не нужны, и так почти всю энергию она тратит на выживание, накопить ничего не удается. Ладно, что там дальше? Слабостей
никаких. Пороков нет, если не считать пороком страсть убивать. Подозрителен и осторожен. Никогда не ездит дважды по одному и тому же маршруту. Н-да, придется повозиться! Так, сынок: копия - папенька. Здесь нечего ловить. Вот дьявол! Они что же бронежилеты и в сортире не снимают?! Стоп! А это что?' Дира подпрыгнула, забыв о том, кто находится рядом, и со всего размаха врезалась макушкой в подбородок Александру.
        - Ох! Извини. Я, кажется, знаю, что нужно делать!
        - Н-да, и что? - Скепсис в голосе спутника заставил Диру беззвучно оскалиться и ответить как можно более скучающим тоном.
        - Он ненавидит свою вторую жену и всю ее семью!
        - Ну да, я знаю. Она из семьи олигархов, когда они разводились, ее папенька здорово его унизил.
        - Вот. И у него от нее сын!
        - Ну и что? Он и знать его не желает. Только порадуется, если мы его прикончим.
        - Верно. - Дира повозилась, устраивая поудобнее больные плечи. - А теперь посмотри сюда! Объект очень болезненно относится к своей репутации первого бандита страны и ненавидит всех, имеющих отклонения от нормы. Особенно, сексуальные отклонения.
        - И что ты предлагаешь?
        - Ты говорил, что знаешь его. Как, по-твоему, он прореагирует на то, что его сын стал геем, и об этом вот-вот узнают другие авторитеты?
        Александр на мгновение замер ошеломленный, а затем рассмеялся.
        - Ринется спасать репутацию. Скорей всего, постарается убить своего младшего, но сделает это собственноручно. Такое он не доверит никому. Он патологически подозрителен. А значит, мы точно будем знать, где его искать.
        - Но он поверит в то, что его сын извращенец? - на Диру внезапно напали сомнения. - 'Не может же отец настолько плохо знать своего сына?'
        - Он будет только рад поверить. - Усмехнулся Александр. - Он их обоих ненавидит, и этим все сказано. Но вот только как мы убедим его в этом?
        - Да просто! - Дира довольно оскалилась. Она не видела необходимости скрывать свои чувства от спутника. - Мальчишка - меломан. Предпочитает классическую музыку и оперу. Познакомиться с ним будет несложно, даже охрана ничего не заподозрит, а дальше…
        Дира неопределенно хмыкнула. Александр задумчиво кивал, обдумывая подброшенную ей идею.
        Глава 15.
        - Да как мы можем вам доверять, если всего каких-то два года назад вы уже нарушали перемирие!
        - Мы нарушили!? А как насчет маневров у самой нашей границы?!!
        Риа молча сидела в углу и наблюдала, как лидеры двух враждующих сторон вот уж четвертый час высказывали друг другу все возможные претензии. И конца этому не было видно. Уговорить противоборствующие стороны начать переговоры оказалось не так уж и сложно, но вот дальше дело не шло.
        - Да ты вообще захватил власть незаконным путем, Жед!! - взвыл прибывший на переговоры президент воюющего с ними государства, и Риа поняла, что ей пора вмешиваться в эту пародию на переговоры, пока все чего она успела добиться, не пошло прахом.
        - Оба хороши! - ледяной презрительный шепот заставил разгоряченных людей замолчать, а хирурга Эона, присутствующего на переговорах в качестве наблюдателя от Общества, зябко поежится. - Вместо того чтобы искать виновных, лучше подумайте, как прекратить войну, иначе скоро воевать будет уже просто некому!
        - Вы, конечно, правы. - Покровительственно усмехнулся президент Жед. - Но не все так просто. Например, военные действия нанесли моей стране значительный ущерб, и кто его будет возмещать?
        - Раз обе стороны виноваты, значит, вместе и восстанавливать будете. Заодно решите проблему безработицы. А мы, так уж и быть, проследим за тем, чтобы ни одна из сторон не уклонялась от взятых на себя обязательств. - Риа едва сдерживала желание зарычать на людей, до смерти надоевших ей своими мелкими дрязгами и не способными увидеть ничего дальше собственного носа!
        - Это, конечно, выход, но с вымиранием народа так просто не справишься.
        - А никто и не собирается. Если господа президенты не против, Общество защиты жертв войны откроет пока только по одной больнице в столице каждого из государств и начнет набирать людей на курсы подготовки врачей и медсестер. Наши врачи разработали ряд мер по предотвращению эпидемий, кстати, они позволят занять еще некоторое количество людей.
        - И какую же роль вы отводите для своего Общества в новом политическом раскладе? - ехидно поинтересовался Жед
        - Наблюдателя, арбитра и неотложки.
        - Не слишком ли много вы берете на себя?
        - В самый раз. Не забывайте: в наших рука здоровье ваших людей, а, следовательно, благосостояние вас самих!
        'Ох. Не стоило этого говорить!' - Но Риа уже устала убеждать и уговаривать. Президенты с одинаковой яростью уставились на нее.
        - А это уже шантаж, милая барышня!!
        - Пусть так. Если по-другому вас не убедить. Мы даем вам безопасность от неожиданного нападения соседей, возможность поправить вашу экономику и увеличить население ваших стран, а вы изображаете здесь несгибаемых вождей!
        - Ну, может быть, вы и правы… однако кто поручится, что вы выполните свои обязательства?
        - А вы полагаете, что, нарушив свое слово, Общество сможет существовать как прежде?
        Споры разгорелись с новой силой. Но теперь, в основном, решали, кто и что будет восстанавливать, и где следует открыть первую больницу. Риа не сомневалась, что стороны при первой же возможности попытаются нарушить договоренность, но она кое-что предусмотрела на этот случай. Кивнув Эону, она направилась к выходу. Как только тяжелые дубовые двери закрылись за ними, Риа повернулась к человеку, которого вполне могла бы назвать другом, если бы была способна представить себе дружбу с человеком.
        - Где находится штаб квартира Общества?
        - Недалеко отсюда, в горах Торона. Риа, как ты собираешься выполнять свои обещания? Совет Общества никогда не согласится на это!
        - Посмотрим.
        Риа молча взяла его под руку и, прочитав в его сознании координаты, переместилась в названное место. Штаб-квартира поражала воображение своим великолепием. Риа поморщилась про себя. - 'Н-да. Люди, живущие в такой роскоши, точно не согласятся что-либо менять. И возникает закономерный вопрос: откуда они все это взяли? Ей не стоило никакого труда проникнуть в сознание членов Совета, и она тут же поняла, что зря потратит время, убеждая их в необходимости что-либо изменить. Они и так не плохо устроились, а до остальных им нет никакого дела. Значит, необходимо заменить их'. Короткий импульс разрушения, и все живые существа в огромном дворце, кроме Странницы и молодого полевого хирурга перестали существовать. - 'Так, а теперь подправить базы данных. Готово!'
        - Так, теперь ты и есть руководитель Общества. Приказывай!
        - Что? Что ты сделала? - Эон растерянно оглядывался по сторонам. - Где мы?
        - Какое это имеет значение? Ты знаешь, что нужно делать. Теперь ты можешь это сделать, так действуй!
        - Но я не знаю! - в голосе Эона зазвучала паника.
        - Да? И о чем же тогда ты обожал так страстно рассуждать по вечерам? Или боишься претворять свои идеи в жизнь?
        - Нет, не боюсь. Но для того, чтобы их, как ты говоришь, претворить в жизнь, нужно сначала исполнить твою программу минимум. Вот это меня пугает!
        - Поверь, я постаралась минимизировать потери, насколько это возможно. Но контингент разведки обоих государств придется заменить почти полностью, иначе они постараются убрать тебя. И очень может быть, что это у них получится.
        Эон глубоко вздохнул и закрыл глаза. Риа улыбнулась, она была уверена, что выиграет этот спор. Все-таки, она неплохо разбирается в людях. Парня так захватила перспектива будущей власти, которую он использует во благо людей, что он даже не поинтересовался, как они тут оказались, и довольно легко смирился с перспективой уничтожить некоторых для счастья многих. Все, дело сделано. Мягким толчком она внедрила в память врача всю необходимую информацию и переместилась назад, не дожидаясь, пока он выйдет из транса. Президенты уже успели прийти к взаимовыгодному соглашению, и теперь сидели у камина, потягивая какую-то алкогольную бурду, которую так любили местные жители. Может, их стоило оставить один на один с самого начала? Появление Риа застало их врасплох. Странница усмехнулась, продемонстрировав клыки, и приняла свой истинный облик. Смертные вжались в спинки кресел, стараясь оказаться как можно дальше от чудовища, в которое превратилась совершенно обычная с виду докторица.
        - Я очень надеюсь, что, вернувшись сюда через несколько лет, я с удовольствием констатирую наметившийся прогресс и порадуюсь демографическому взрыву в ваших странах. Иначе я буду точно знать, с кого спрашивать, и спрятаться от меня вам не удастся.
        Риа открыла портал и, еще раз окинув взглядом притихших президентов, шагнула в клубящуюся тьму. Ну вот, теперь они из кожи вон вылезут, выполняя договоренность, а ментальные картинки жестоких пыток и нарастающие болевые ощущения, появляющиеся каждый раз, как они задумают нарушить соглашение и взяться за старое, послужат хорошим напоминанием и гарантом их благовоспитанности. А через несколько лет она действительно наведается сюда. Этот мир что-то зацепил в ней. Нет не так. Не мир, а вполне конкретные его обитатели. Ладно, пора. И Риа произнесла заклинание переноса в следующий мир.
        Андрей Беспамятов стоял навытяжку в кабинете своего непосредственного начальства и потрясенно разглядывал фотографию, лежащую на столе. Начальство брызгало слюной и грозило карами небесными, но все это проходило мимо, не касаясь сознания Андрея. Он не мог отвести глаз от мальчишки на фотографии. Того самого мальчишки, которого он из-за своих комплексов выпустил без надлежащей проверки. Мальчишки, который оказался одним из самых жестоких убийц в стране! Осознание того, что его ошибка стоила жизни нескольким десяткам людей, заставляло Андрея в бессильной ярости стискивать кулаки. 'Как он мог?!' - вертелась в голове одна и та же мысль. - 'Дурак, идиот! Пошел на поводу у своих страхов, и вот результат!'
        - Ты отстранен!!! - Андрей смог только молча кивнуть и выскочил из кабинета. Все правильно. После того, как стало известно о его вопиющей некомпетентности, ничего другого он и не ожидал. Андрей в ярости выматерился и с разворота впечатал кулак в стену. Боль, стрельнувшая от запястья до локтя, немного уменьшила бушующую в нем ярость. Но он никак не мог успокоиться. Зайдя к себе в кабинет, Андрей достал из кармана куртки свое удостоверение и молча закрыл его в сейф. Коллеги наблюдали за ним кто с жалостью, кто с едва скрываемым злорадством. Их взгляды жгли его как кислота. Стараясь ни на кого не смотреть, он вышел из кабинета и почти бегом спустился на первый этаж. На его счастье, в вестибюле никого не было. Андрей вышел на улицу и остановился, не зная, что ему делать дальше. Идти домой не было никакого желания, в неуютной однокомнатной квартирке, выделенной ему государством по программе помощи воспитанникам детских домов, его никто не ждал. Друзей он себе так и не завел. С тех пор, как Сашка куда-то исчез, Андрей подсознательно избегал близких отношений. Не хотел снова испытать бессильную ярость от
того, что самый близкий человек предал его. В конце концов, Беспамятов пожал плечами и побрел по улице, надеясь, что куда-нибудь она его все равно выведет.
        Улица не подвела. Не прошло и часа, как Андрей оказался возле здания Оперы, оглядевшись по сторонам, он пришел к выводу, что это место ничуть не хуже любого другого и собрался уже подойти к кассам, когда краем глаза заметил что-то неуловимо знакомое. В следующий миг он, позабыв обо всем, бросился вслед за мелькнувшим силуэтом длинноволосого подростка. Не узнать роскошную гриву Дмитрия Зорина было просто невозможно. В душе Андрея поднималось бешенство пополам с ликованием. 'Попался! Попался, чертов выродок! Теперь ему не уйти!' - Беспамятов порадовался, что, уходя из отдела, забыл сдать оружие. - 'Теперь его рассеянность даст ему возможность исправить совершенную ошибку! Никуда этот ублюдок от него не денется!' Андрей заметил, как Зорин свернул в безлюдный проулок, и поспешил следом, упускать шанс задержать убийцу, не подвергая опасности мирных граждан, он не собирался. Но он рано обрадовался. Свернув вслед за Зориным за угол, он увидел пустой проулок. Мальчишка словно растворился в воздухе. Андрей настороженно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, где можно спрятаться на прямом как стрела,
окруженном высоченными стенами участке улицы. Вокруг не было не одного укрытия, где мог бы затаиться человек. Беспамятов яростно выругался. Неужели ему уже мерещится? В следующий момент затылок обожгло болью. 'Попался, как дурак!' - мелькнула последняя мысль и наступила темнота.
        Глава 16
        Его разбудили вопли и выстрелы. Дениэл подскочил с жесткой кровати, на которой уснул всего час назад, и вылетел на улицу. 'Он так и знал, что с этим миром что-то не так. И, кажется, его худшие предположения стали сбываться! В лагере царил настоящий ад. Темноту местной ночи пронизывали лучи прожекторов, метались люди, взвизгивали ручные излучатели, утробно ревели стационары, и над всем этим звенел пронзительный, пробирающий до костей вой тревожных сирен'. - Дениэл вгляделся во тьму и чуть не выругался в слух. С того места, где днем находился лес, на лагерь накатывал вал каких-то кошмарных животных. 'Откуда?!' - Странник сосредоточился, снимая щиты и осторожно прощупывая нападающих, одновременно пытаясь отстраниться от дикой смеси страха, ярости и непонимания, излучаемой людьми. Через несколько мгновений он проник в сознание нескольких тварей и принялся анализировать их строение, определяя, откуда они все-таки взялись и куда, кстати, делся лес. Так. Странник коротко выругался. - 'Это надо же было так лопухнуться! Провели, как младенца! Их атаковал лес! Точнее, растения с наступлением темноты
трансформирующиеся в животных. Зачем неизвестному богу, создавшему этот мир, понадобилось это энергоемкое и трудновыполнимое извращение, оставалось только гадать. Но факт оставался фактом: под действием солнечного света структура животных тканей полностью менялась на атомарном уровне, и каждая клетка превращалась в свой аналог в растительном мире. Менялась даже форма! Идиотизм!' Дениэл раздумывал не больше мгновения, решая судьбу этого порождения больной психики создателя.
        Заклинание огненной стены покатилось по земле, сметая все, что оказалось у него на пути. Через секунду огненный вал исчез за горизонтом, оставив после себя только спекшуюся от чудовищного жара в непрошибаемую корку почву. 'Так-то оно лучше!' - Странник довольно кивнул и приготовился вместе со всеми удивляться странному происшествию, но не тут-то было! Люди смотрели на него с восторгом и благоговением! Миг, и они разразились радостными криками и, размахивая оружием, стали обступать его со всех сторон. Странник попятился, насторожено разглядывая сошедших с ума смертных. Не то чтобы он не мог справиться со всеми ними, если им придет в голову напасть на него, но он не хотел нарушать обещание, данное местному богу. Почему-то ему казалось что, угробив значительную часть смертных, которых его просили спасти, он поступит несколько неправильно. Однако люди и не думали нападать. Они благодарили его за помощь! Дениэл насторожился. Люди мира, практически лишенного магии, слишком просто и быстро пришли к правильному выводу о происходящем, и это было более чем подозрительно! Но он не успел проникнуть в
чье-нибудь сознание и выяснить этот вопрос, из расступившейся толпы вышел улыбающийся Мирт и ехидно произнес:
        - Я им немного рассказал о том, что произошло в лесу. Спасибо за то, что подтвердил мои слова!
        - Ты рисковал. Тебя могли счесть сумасшедшим. - Дениэл больше не пытался подражать главнокомандующему, и его бесстрастный холодный голос заставил многих поежиться. Но дерзкий смертный лишь усмехнулся.
        - А я запись нашего разговора показал!
        Вот проклятье! Этот смертный его здорово удивил своей изобретательностью и непредсказуемостью, если уж на то пошло. Чего он никак не ожидал, так его стремления заснять свою расправу над главнокомандующим, которого он считал виновным во всем произошедшем. Хотя мог бы уже перестать удивляться выходкам смертных. Ладно. Пора выяснить, что он задумал.
        - И что дальше?
        - Дальше мы собираемся выполнять ранее принятую программу действий. В конце концов, какая разница, кто нам помогает? Главное - помогает! Ну, и еще я не хотел, чтобы этот шакал главнокомандующий даже посмертно получил лавры спасителя своего народа!
        Так теперь понятно. Все-таки месть. Но месть в прагматичном, рассудочном ее варианте. И на том спасибо! Дениэл насмешливо посмотрел на смертного.
        - Ну, что ж ты своего добился. Теперь можно отправляться спать. Нам больше ничего не угрожает. Завтра начнем строительство города. Теперь, когда мне не нужно скрывать свои способности, с ним мы управимся быстро.
        - И храма! - вдруг прозвучал крик из задних рядов. Дениэл повернулся в ту сторону, пытаясь рассмотреть говорившего, но не смог выделить его из множества смертных, окруживших его со всех сторон. Словно поняв его удивление, Мирт, несколько стесняясь с непривычки, пояснил:
        - Ну, если Бог все-таки есть, то и храм должен у него быть. Все, как положено!
        Смелое заявление! Особенно для цивилизации, вот уже век проповедующей полный атеизм. Что ж, если они хотят храм, они его получат. Создать его не так уж сложно. Энергии у него в избытке.
        - Храм, так храм! - Дениэл спокойно оглядел толпящихся вокруг него людей, - а теперь расходитесь спать, завтра нам предстоит тяжелый день.
        Он ожидал, что смертные послушают, если не его, так свой собственный здравый смысл, но жестоко ошибся. Люди по-прежнему толпились вокруг него, о чем-то переговариваясь и выжидающе поглядывая на Мирта, который был у них явным предводителем. Так, что, интересно, они еще задумали? Дениэл насторожился, заранее предполагая какую-нибудь пакость. Мирт его не разочаровал:
        - Знаете, не знаю вашего настоящего имени. Людям хочется увидеть ваш истинный облик!
        Что ж, они сами попросили! Странник оскалился, продемонстрировав внезапно выросшие клыки, и резко снял личину. Толпа в едином порыве шарахнулась назад, освобождая проход, и Дениэл резко развернувшись, отправился к своему месту ночлега. За его спиной царила потрясенная тишина. Одно дело - знать о том, что под видом главнокомандующего скрывается пришелец, а совсем другое - увидеть это своими собственными глазами! Довольный произведенным эффектом Странник усмехнулся и закрыл дверь выделенного ему помещения.
        Люди молча смотрели ему вслед. Как только дверь за их странным спасителем закрылась, все взгляды, как по команде, повернулись к Мирту. Бывший командир эскадрильи весело оскалился.
        - Как видите, я был прав.
        Люди согласно заворчали. А Волт хмуро буркнул:
        - Убедить остальных будет не просто!
        - Проще, чем ты думаешь. Подозреваю, что на флагмане все в курсе происходящего, да еще могут порассказать такого, что нам и не снилось!
        - Может, ты и прав. Только мне кажется тревожным признаком то, что он не назвал нам своего имени. - Задумчиво произнес Лирт. - Как бы он не исчез так же внезапно, как и появился. Без его специфических способностей нам здесь придется туго.
        - Что? Каких способностей? - раздалось со всех сторон.
        - Многое из того, что мы сейчас используем, он просто создал. - Пояснил растерянным согражданам Мирт.
        - А ведь и правда. - Удивленно протянул один из врачей, спустившихся вместе с первопроходцами на планету. - Те синтезаторы, рассчитанные на крупные больницы, просто не поместились бы на флагманском корабле в таком количестве и уж тем более не смогли бы долго работать от корабельных источников энергии.
        В толпе тревожно загомонили. Такой оборот событий выбил людей из колеи. Если бы не явно продемонстрированная лояльность пришельца, многие заподозрили бы его во враждебных намерениях, но даже самым оптимистически настроенным не понравилась такая зависимость от одного существа, которое вдобавок, кажется, не пришло в восторг от того, что его инкогнито раскрыли. На Мирта стали бросать обвиняющие взгляды, многие уже сжимали кулаки. И тут неожиданно для всех в их сознании зазвенел насмешливый голос:
        - Меня зовут Дениэл, если это кому-нибудь интересно. Кстати я - телепат и довольно сильный.
        Сначала люди непонимающе уставились друг на друга, пытаясь решить, не мерещится ли им, но тут на помощь Мирту пришел Бог. Материализовав свою проекцию рядом с будущим вождем, он насмешливо посмотрел на свои создания и кротко пояснил:
        - Вам не мерещится. Просто Странник таким экстравагантным способом дает нам понять, что наши прения под открытым небом мешают ему спать, несмотря на относительно хорошую звукоизоляцию его спальни. Может, перенесем разборки на завтра. Клятвенно обещаю ответить на все ваши вопросы, пока Странник будет восстанавливать нашу цивилизацию. При вашей посильной помощи, естественно.
        Перечить собственному Богу в открытую никто не решился, и люди постепенно разошлись спать. Дениэл усмехнулся, довольный результатом своего экспромта. Теперь можно и отдохнуть. Завтра ему никто не будет мешать как можно быстрее завершить работу и отправиться по своим делам.
        Илир переместился во дворец Наместника Единого Бога на земле, вызвав своим появлением небольшую истерику у младших жрецов, вылившуюся в попытку облить его соком священного дерева с целью изгнать из святого места прислужника Дэвола. Походя, отразив эту атаку, Странник пронесся по залам дворца и, расшвыряв стражу, ворвался в покои Наместника. Здесь его ожидало некоторое потрясение. Самый святой человек в мире был в стельку пьян. Он, покачиваясь, сидел за огромным столом из баснословно дорого черного дуба и жаловался на судьбу своему псу. Перемежая свои излияния горькими всхлипами и проклятьями. Илир вздохнул, помянув про себя недобрым словом склонность людей принимать все возможные дурманящие средства в устрашающих количествах, и коротким импульсом энергии расщепил на безопасные составляющие все, что Наместник успел в себя влить. Человек икнул и уставился на него совершенно трезвым взглядом.
        - Прошу прощения Странник, но я наверняка больше не смогу быть вам полезен. После того, как я публично осудил действия Первосвященника Таркана, все первосвященники собрались на совет и постановили отлучить меня от должности, как одержимого Дэволом. На основании показаний этого психа, короля Дэла. Так что вы напрасно потратили время, прибыв сюда. Скоро за мной явится стража, чтобы заточить меня в отдаленном монастыре на вечное покаяние. Королям тоже пригрозили покаянием, в случае если они посмеют контактировать с нелюдью. - Закончив свой монолог, Наставник устало откинулся на спинку кресла, и на Странника повеяло безнадежностью, охватившей человека.
        Илир молча поднял руку и откинул капюшон плаща на спину. Человек с удивлением наблюдал за его действиями, не пытаясь, однако, выяснить, что происходит. Странник растянул губы в жестокой усмешке.
        - Вы окончательно сдались или еще способны бороться?
        - Бороться? Как? - Человек покачал головой. - Люди суеверны. Можно победить церковь, сломить власть королей, но нельзя перебороть человеческое невежество и страх.
        - А зачем перебарывать? - Илир насмешливо зашипел. - Как раз невежество черни и сыграет нам на руку. Приведите себя в порядок. Скоро нам предстоит главное сражение за веру ваших прихожан.
        Не сказав больше ни слова, Странник растворился в воздухе, оставив ничего не понимающего человека гадать, что же он задумал.
        На главной площади столицы королевства Таркана шумела толпа. Люди стояли так плотно, что казались единым целым. Богатые и бедные, знатные и простолюдины толпились здесь в ожидании зрелища. Кровавого зрелища. Люди не сводили глаз с дощатого помоста в центре площади и помпезной трибуны, установленной рядом. На помосте, прикованный цепями к политому смолой столбу, стоял очередной еретик, приговоренный церковным судом к смерти, а на трибуне сидели разодетые в яркие кричащие шелка правители королевства во главе с королем Дэлом и наследным принцем. Все ждали полдня. Времени, когда по поверью, следовало казнить людей замаравших себя ересью. Ждали жадно. Предвкушая крики и муки будущей жертвы. И вот, наконец, удар гонга разнесся над площадью, возвестив о том, что солнце взошло в зенит. Толпа выдохнула, как один человек, когда на помост к приговоренному поднялся первосвященник королевства Таркана и приготовился зачитать обвинение. Еретик принадлежал к знатной семье, и ему оказали подобную честь всилу древности рода и заслуг его предков. Первосвященник обвел площадь горящим взглядом и принялся хорошо
поставленным голосом перечислять прегрешения приговоренного к смерти. Его не слушали. Люди жаждали зрелища, а то, что натворил этот несчастный, их, интересовало мало. Главное, что он виновен. Главное, что нелюди не доберутся сюда, а как этого добьются король и первосвященник, людей не волновало. Первосвященник закончил читать приговор и кивнул стоящему рядом палачу. Человек в черном глухом капюшоне деловито взял предусмотрительно заранее зажженный факел и шагнул к приговоренному, с презрением наблюдавшему за происходящим, словно и не его вовсе собирались сейчас сжечь. Политые смолой поленья занялись сразу, и над толпой прокатился вздох предвкушения. Человек у столба молча смотрел поверх голов своих палачей, его губы двигались в беззвучной молитве. Вдруг, откуда ни возьмись, появились темные тучи и в считанные мгновения затянули собой все небо. Пламя, поднимающееся вокруг приговоренного, внезапно застыло, а затем просто исчезло. Люди стали удивленно переглядываться, не понимая, что происходит. Послышались испуганные возгласы. Тучи продолжали двигаться, пока не сложились в огромное мужское лицо, гневно
взирающее на смертных, копошащихся внизу. Жрецы, как один, схватились за амулеты, призванные рассеивать любую магию, но их усилия оказались напрасными. Лицо и не думало исчезать, а амулеты вдруг налились зловещим, багровым светом. Первосвященник, раскрыв рот, смотрел на странную метаморфозу, произошедшую с безотказным оружием против магии. Люди, потрясенно наблюдавшие за происходящим, мало помалу начали понимать, что творится что-то неординарное. И тогда громом прогремел разъяренный бас:
        - Вы!!! Как вы посмели нарушить МОЮ волю?!!! Как осмелились ослушаться того, кто является моими устами в этом мире?!!!! Как осмелились поднять на него руку!!!!! Ты! - глаза лица сфокусировались на застывшем первосвященнике. - Как ты посмел предать того, кому клялся служить всей своей жизнью?!!
        Первосвященник рухнул на колени и жалко затрясся всем телом. Членораздельно говорить он был уже не в состоянии. Брови Бога сдвинулись в гневе, и из его глаз к коленопреклоненной фигуре метнулись две ветвистые молнии. Толпа выдохнула в ужасе, когда внезапно налетевший ветер унес пепел оставшийся от жреца, но никто не осмелился даже шевельнуться. Люди покорно ждали приговора Бога. А Бог уже в упор рассматривал короля, застывшего в нелепой позе на своем походном троне.
        - Самозванец!!! - взревел Единый Бог, и ветер, поднявшийся от его крика, едва не сбил толпу с ног. - Как ты посмел править, не имея на это данного мною права?!!! В твоих жилах нет ни капли королевской крови!!!
        Снова полыхнули молнии, и трибуна исчезла в ослепительной вспышке. Жрецы как по команде рухнули ниц, ожидая, что сейчас и они станут жертвами божественного гнева. То, что это не происки еретиков, уже никто не сомневался, ибо сотворить такое не в силах человеческих! И когда уже в душах столпившихся на площади смертных не осталось ни капли надежды, послышался цокот копыт, и из какого-то неприметно проулка появился всадник в развевающемся плаще наместника. Когда конь ступил на площадь перед ним, словно по волшебству, освободился проход к месту казни. Человек едва ли не галопом подскакал к помосту с застывшим на нем приговоренным и, спрыгнув с коня, приклонил колени перед разгневанным божеством, взирающим на него с небес.
        - Я твой избранник, Господи, молю тебя пощади этих людей! - разнесся над площадью его чистый сильный голос. - Они не повинны в происшедшем, преступный Первосвященник ввел их в заблуждение!
        Брови Бога разошлись от переносицы. И голос, когда он заговорил, уже не напоминал рокот грома:
        - Это ты, мой верный слуга? Ты просишь за них?
        - Я молю о милосердии, Господи! Эти люди ни в чем не виноваты! Те, кто вызвали своим самоуправством твой гнев, уже понесли кару! Пощади их и назови того, кто будет править ими!
        - Хорошо же! Твои помыслы чисты, и ты не лжешь мне! Имя их нового правителя Арзегар Хэт! - тучи снова стали просто тучами, а Наместник Единого Бога на земле поднялся с колен и окинул толпящихся вокруг людей властным взглядом.
        - Воля Единого бога должна быть исполнена! Есть ли в городе человек с таким именем?
        В затемненном кабинете королевской резиденции сидели трое. Новый король, еще не пришедший в себя после стремительной коронации, с трудом сдерживался, чтобы не обругать своих непрошеных благодетелей последними словами. Те словно чувствовали его состояние и поэтому постоянно подливали в его бокал дорогое западное вино. При этом один из подельников упрямо не открывал лица. В конце концов, не выдержав затянувшегося молчания, Король Хэт грохнул кулаком по столу и раздраженно рявкнул:
        - Может, кто-нибудь мне объяснит, что тут происходит?!!
        - Вы же сами просили прекратить охоту за еретиками? - прошелестел шепот из-под черного капюшона.
        - Так это ваши проделки? Ты ведь из Древних? - Хэт задохнулся от возмущения. - Я не просил делать меня королем!!
        - Более подходящей кандидатуры не оказалось. Как никак, вы по отцу принадлежите к Прерванной династии.
        - Я никогда не желал быть аристократом!
        - Вы - не аристократ, вы - король. И хватит об этом!
        Наместник тихо рассмеялся.
        - Клянусь Богом! Я никогда не думал, что вы настолько сильны! Об амулетах, защищающих от магии, я знаю не понаслышке, и никогда до сих пор они не подводили. Если уж не нейтрализовывали магию, то уж мешали ее применению всегда!
        - А почему вы решили, что это была магия? - склонил голову к плечу Древний.
        - Ну, как же. Вы ведь имели в виду это представление, когда говорили о том, что вам надо подготовиться.
        - Вы правы. Но это - не магия. Амулеты, сделанные Дэволом, обнаружили бы любую магию, даже мою, так что я просто попросил Баэра устроить на площади небольшой спектакль.
        - Что?!! Так я разговаривал с настоящим богом?!! - Наместник подскочил в кресле и с возмущенным ужасом уставился на Древнего. - Почему вы меня не предупредили?!!
        - А зачем? - Древний с удовольствием отхлебнул вина из своего бокала, - так вы играли естественнее.
        Хэт, глядя на перекошенную физиономию Наместника, не выдержал, и расхохотался. Уж очень комично выглядел могущественный жрец с открытым ртом и сведенными к переносице глазами. Через мгновение к его хохоту присоединился хрустальный смех Древнего. Он легко тряхнул головой, сбрасывая капюшон на спину, и провел рукой по волосам, убирая их с лица. Хэт подавился смехом. На него спокойно смотрел Илир. Вот так. Наместник, правильно поняв причину его замешательства, улыбнулся:
        - Для нас всех было большим потрясением появление Древних. Но у ваших венценосных собратьев было время привыкнуть.
        - Да-а. И что теперь мне делать? - Хэт передернул плечами во внезапном ознобе. - Страна разваливается на куски. А тут еще соседи, которые наверняка мою коронацию не признают.
        - Признают. - Холод, сосредоточенный в этом единственном слове, мог проморозить до дна Восточный океан. Наместник и Хэт невольно поежились, услышав каким тоном, произнес это Илир. - Поддержку церкви вы уже получили. Содействие и невмешательство королей я вам обеспечу. Остальное будет зависеть от вас.
        - Приятная перспектива!
        - Уж какая есть. - И Древний растворился в воздухе.
        Хэт вопросительно посмотрел на жреца, и тот устало покачал головой:
        - Это его обычная манера прерывать надоевший разговор. Мы уже привыкли. Должен заметить, что при всей своей непредсказуемости Древний не давал еще повода заподозрить его в отсутствии здравомыслия, и если он считает, что вы достойны стать королем, то мне остается только предложить вам обсудить вопрос о назначении нового Первосвященника и о том, какую помощь может оказать вам церковь в восстановлении страны, ввергнутой в хаос кровавым узурпатором.
        Хэт, слушая наместника, поморщился. Он всегда терпеть не мог придворных интриг, и вот он оказался в них по уши. Первым его порывом было отказаться и послать их со всеми этими проблемами к Дэволу, но… Он сам не знал, что его остановило. Может быть, воспоминание о том, как он выходил к воротам встречать подводы с телами своих людей, зарезанных, как скот, на потеху придворных хлыщей. Или глаза женщин, горевших на кострах. Может быть… Бывший капитан королевской гвардии тряхнул головой, отгоняя посторонние мысли, и заставил себя сосредоточиться на словах жреца.
        Илир сидел у недавно созданного окна и наблюдал за тренировкой мальчишек. 'Хотя мальчишками их уже назвать было сложно. Повзрослели все трое на удивление быстро, и теперь два черноволосых юноши отрабатывали приемы боя на сколанах, во всю используя боевые плащи, а Тилир с завистью наблюдал за их успехами. Ему так никогда не суметь, и он это прекрасно понимает. Понимает и беспокоится. Все-таки он здорово напугал своих подопечных во время того памятного разговора. Нет-нет, да и проглянет под маской холодного безразличия страх в их глазах. И боятся, что самое смешное, они не отсутствующих воинов, а его, Илира. И не понимают, что ему самому выть хочется, видя этот страх. Не понимают и ненавидят. Хватит!' - Одернул себя Илир. - 'Нашел время жалеть себя! Проблем опять столько, что впору раздвоиться. Люди с первыми народами притихли. Так теперь нечисть куролесить начала. Нужно заканчивать обучение детенышей и устраивать им выпускное испытание. А какое испытание им устроишь? Не отправлять же их в земли людей, как в свое время Кетрин отправила Дениэла. Сейчас это будет просто убийство. Ну ладно Нейл с
Алешем, им можно дать задание уничтожить мелких демонов, а как быть с Тилиром? Он ведь не воин. Илир помнил, как разозлился Дениэл, когда узнал, что он сам отправился спасать Диру из очередной передряги, в которую его дочь влетела со свойственным ей легкомыслием. И у него на это были веские причины. То, что для черноволосых Странников - просто проблема для серебряного - серьезная угроза. Может быть, поговорить с Шантарой? Смертная девушка стала для молодых Странников неплохой наставницей в области творения. Однако его она в последнее время сторонилась'. Дверь бесшумно открылась, и в комнату вошли спутники Дениэла. Глядя на них, Илир ощутил ставший уже привычным укол боли. 'Где ты, тио?' Скирн словно почувствовал его состояние. Виновато улыбнувшись, он прошел через комнату и пристроился на подлокотнике его кресла. Ваулен и Терн тоже заняли свои привычные места и выжидательно уставились на него.
        - Ну, что скажете?
        - Парни стараются. - Фыркнул Ваулен. - Нейла и Алеша уже сейчас можно посвящать в мастера.
        - Знаю. - Вздохнул Илир. - Но вот что мне делать с Тилиром, я просто не представляю.
        - А что тут представлять! - Скирн издал пронзительный смешок. - Помнишь, сколько сил ты потратил, пока создал живое существо, наделенное магией? Вот пусть он сделает то же самое!
        - А что, может получиться. - Медленно улыбнулся Илир. - Вряд ли брат сочтет такое испытание легким. Да, так и сделаю.
        - Ну вот, с этим разобрались! - Скирн непринужденно потерся носом о макушку Древнего. - А теперь рассказывай, что нового ты вычитал в тех книгах, которые презентовал тебе наместник в благодарность за то, что ты спас его шкуру.
        - Да ничего особенного. Это книги Древних. И в них много разных спорных утверждений. Например, о том, что со временем спутник обретает силу, почти равную силе Странника, с которым он связан. Хотя по вам, ребята, этого пока не скажешь.
        - Ничего себе! - Терн потрясенно замер. - Значит, со временем мы обретем магическую силу?
        - Да. И не только вы.
        - Просто великолепно! - Ваулен хитро посмотрел на Илира снизу вверх. - Давай, ты нам потом обо всем расскажешь. А сейчас, может быть, стоит объявить юным недорослям, что близится единственное и последнее в их жизни испытание, и понаблюдать за их поведением?
        Глава 17
        Тилир наблюдал, как Нейл и Алеш тренируются уже с боевым оружием, и в отчаянии кусал губы. У него не было никаких шансов выдержать испытание, придуманное для него Илиром. И они все это прекрасно понимали. Пусть и старались Черные научить его сражаться, у него не было нужных способностей. И ничто не могло этого изменить. Юноша устало прикрыл глаза, заставляя себя успокоиться. Не было никакой необходимости переживать о том, что он никак не мог исправить. Оставалось только надеяться, что испытание начнется нескоро, и у него будет время еще не много побыть со своими друзьями. Может быть, Старшие и не соврали, и у него действительно будет посмертие, но вот с Нейлом и Алешем он все равно расстанется. Растворится ли он в небытие или уйдет в свое последнее странствие, друзей он потеряет. Тилир вздохнул и заставил себя сосредоточиться на бое, в конце концов, у Черных есть чему поучиться, а подобные мысли ничего, кроме расстройства, не приносят.
        Когда на тренировочной площадке появился Илир, все трое невольно вздрогнули. Как ни старались они это скрыть даже от самих себя, но Этот представитель их народа внушал им ужас. На лице Старшего не дрогнул ни один мускул, когда он обвел своих учеников холодным жестким взглядом.
        - Завтра вам предстоит испытание. Нейл, Алеш, вы свободны. Тилир, задержись.
        Черных как ветром сдуло, а Тилир остался стоять, обречено глядя на брата. В его душе поднималось отчаяние. 'Он не готов. Да и не будет никогда готов. Он не сможет выжить. И брат это прекрасно понимает. И наслаждается его страхом'. - Незаметно для него страх сменился гневом. Не рассуждающим слепым гневом, который заполнил его до краев и выплеснулся на существо, которое он считал когда-то самым близким и дорогим. Тилир яростно оскалился и прошипел в бесстрастное лицо брата:
        - Ну, теперь ты доволен?! Скоро ты избавишься от меня! Отомстишь за все годы унижении, которые ты вынужден был терпеть из-за меня. Ты наслаждался моими попытками выжить? Тебе понравился мой страх? Только не надейся, что я буду молить тебя о пощаде! Я не буду дожидаться испытания, чтобы ты мог доставить себе удовольствие, наблюдая мое унижение! Я просто уничтожу себя! Благо, теперь я знаю, как это сделать…
        Тилир захлебнулся от переполнявших его чувств и с ненавистью посмотрел на брата. Он ожидал, что тот придет в ярость. Ударит его или даже убьет. Но чего он никак не ожидал, так это того, что Илир вдруг шагнет вперед и крепко обнимет его, прижав его голову к своей груди.
        - Я скорее умру сам, чем позволю умереть тебе, тио.
        - Но… - Тилир был настолько растерян, что по старой привычке заговорил в слух. И к его удивлению, брат ответил ему также.
        - Вообще-то, я хотел тебе сказать, что твоим заданием будет создание живого существа, наделенного магической силой. С чего ты вообще взял, что тебе предстоит сражаться?
        - Черные сказали, что других испытаний просто быть не может.
        - Черные?
        - Ну да. Нейл и Алеш - Черные. Я - Серебряный, или Белый, если поссоримся.
        Брат откинул голову назад и рассмеялся.
        - Ох уж эти люди! Что-нибудь да переиначат! Но Серебряные странники никогда не сражались, мы - творцы, а не воины, брат. Так что, не переживай. Ловить демонов я тебя не отправлю. И извини, что вынужден был быть с вами жестоким. Просто я не видел другого способа заставить вас повзрослеть и понять, что сила - это далеко не игрушки, а огромная ответственность.
        И исчез! Тилир потряс головой, приходя в себя. - 'Неужели ему это не привиделось? Ну, если это так, то после того, как станет мастером, он непременно припомнит братцу эти кошмарные месяцы! Но это потом. А сейчас ему нужно решить подкинутую Илиром головоломку. Живых существ он создавал не раз. Они с Нейлом и Алешем завели привычку оживлять все самые удачные творения Шантары, из-за чего она вела с ними непримиримую войну, которая, однако, не приносила пока видимых результатов. Противостоять магии Странников у смертной девушки не получалось, однако попыток она не оставляла. Но вот наделить магией существо изначально ей не обладающее… нужно непременно поговорить с Шантарой! Она хоть и человек, а в искусстве творения разбирается получше него! Да, и непременно нужно предупредить Нейла с Алешем о том, что смерть им не грозит'.
        Тилир раскрыл свое сознание, стараясь определить, где находятся его друзья, и с удивлением обнаружил, что ни того, ни другого в Замке нет. А дальше его не пустил Илир, мягко блокировав его сообщение. 'Вот ведь сволочь!'- Тилир возмущенно фыркнул и, еще раз пообещав себе разобраться с обнаглевшим братцем, переместился к Шантаре.
        Илир смотрел ему в след и улыбался. Его брат еще сам не знает, насколько он повзрослел за эти месяцы.
        Нейл и Алеш переместились во двор дома, принадлежащего родителям Алеша, стараясь не привлечь к себе лишнего внимания. Им совершенно не хотелось общаться с посторонними. И, оглядывая просторное подворье, огороженное высоким забором, они надеялись, что им удалось остаться незамеченными.
        - Господи! - внезапно раздалось испуганное восклицание у них за спиной. Странники резко обернулись, заранее зная, кого они увидят. На пороге дома стояла Итта, мать Алеша, и испуганно смотрела на двух Древних, возникших из ниоткуда у нее во дворе. Невольно Странники потянулись к ее сознанию, чтобы успокоить женщину и внезапно ощутили странную смесь страха, благоговения и надежды. Надежды на то, что ей сообщат хоть что-нибудь о сыне и мальчике, которого она в глубине души давно уже считала своим ребенком. Ведь она уже так давно ничего не слышала… Нейл тихо зашипел. Только теперь он начал понимать, насколько жестокими и неблагодарными были они с Алешем. Короткий ментальный толчок сообщил ему, что Алеш на этот раз с ним абсолютно согласен. Не сговариваясь, они одновременно откинули капюшоны и шагнули к человеческой женщине, которая была им дороже всего на свете.
        - Прости меня, матушка! - эти слова вырвались у них одновременно и также одновременно они склонили головы в поклоне, признавая свою вину и прося прощение за свою ошибку.
        Итта ахнула, и бросилась вперед, собираясь обнять их, но в последний момент растерянно остановилась. Она с легким испугом смотрела на своих мальчиков и не узнавала их. Год назад их, двенадцатилетних мальчишек, забрали в Черный замок, и вот теперь перед ней стоят два существа, от которых тянет холодной чуждостью. Существа, которых уже не назовешь мальчишками. Они выглядят лет на пятнадцать и держатся как благородные господа, а не простые горожане. Словно почувствовав ее замешательство, Алеш заговорил:
        - Матушка. Это действительно мы. - Его голос звучал глухо и неуверенно. 'Словно он отвык говорить вслух'.- Подумала Итта и вздохнула.
        - Как вы переменились, мальчики! Проходите в дом. Я сейчас разогрею обед.
        Странники молча вошли в знакомую комнату и присели у стола. Старшие братья и сестры смотрели на Алеша испуганно и недоверчиво. Нейл почувствовал, как больно другу от этих взглядов, и молча коснулся рукой его плеча, предлагая свое сочувствие. Алеш благодарно чуть прикрыл глаза. В комнату вошла мать и, сердито посмотрев на своих приемных детей, резко сказала:
        - У вас, что дел нет? Идите, погуляйте!
        Подростки неохотно покинули комнату. Итта устало опустилась на лавку и положила руки на стол.
        - Я уже и не надеялась вас увидеть.
        - Прости нас.
        - Вы изменились.
        - Мы теперь не люди, мама. Можно, я прикрою ставни? - не дождавшись ответа, Алеш шагнул к окну и захлопнул ставни, погрузив комнату в полумрак. - Нам тяжело находиться на солнце. Как вы здесь живете?
        - Все хорошо. Правда, твоему отцу не нравятся некоторые нововведения Древних. Он до сих пор не может смириться с тем, что здесь женщина - не его собственность, имеет право учиться и сама решает свою судьбу.
        - Да уж. Почему ты не ушла от него?
        - Куда? Да и боялась я. - Странники вскинулись как по команде, в их глазах засветилась, разгораясь, яростная зелень. Итта ласково улыбнулась и успокаивающе покачала головой. - За вас, мальчики, я боялась. Вдруг вы бы вернулись, а меня нет?
        - Матушка. Я найду тебя везде, где бы ты ни находилась! - Алеш накрыл ее руки своей ладонью, затянутой в черную кожу перчатки. - Если хочешь, мы заберем тебя с собой в Черный замок.
        Нейл зашипел, предупреждая друга о том, что сейчас забирать Итту в Замок небезопасно для нее. Их собственная судьба висела на волоске. Алеш понимающе глянул на него и упрямо наклонил голову. Нейл пожал плечами, сдаваясь. Он и сам был бы не прочь избавить женщину, заменившую ему мать, от необходимости жить с остальными членами этого семейства. Итта наблюдала за ними с грустной улыбкой.
        - Вряд ли я смогу жить с вами, мальчики. Вы уже с трудом даже притворяетесь людьми.
        Странники одновременно склонили головы в поклоне, признавая ее мудрость и наблюдательность.
        - Спасибо за комплимент! - рассмеялась Итта и вдруг замерла с открытым ртом, потрясенно глядя на своих мальчишек. Их лица оставались бесстрастными, но уголки губ поднялись в торжествующей полуулыбке.
        - Все-таки кровь Древних ты унаследовал от матери! - довольно прошипел Нейл.
        - Кажется, ты прав. Матушка, вот вы как раз и сможете с нами жить! - и вдруг поморщился. Нейл понимающе глянул на него и поспешил накинуть капюшон. Отца своего друга он терпеть не мог! Раздались тяжелые шаги, в комнату ввалился крупный высокий мужчина и с порога проревел:
        - Ты что совсем рехнулась, женщина?! Как ты посмела выгнать моих детей на улицу!!
        Алеш стиснул зубы, тоже накидывая капюшон и поворачиваясь к отцу. Человек испуганно попятился. В полумраке он не разглядел закутанные в черное фигуры, но прекрасно видел светящиеся в темноте зеленые глаза.
        - Она это сделала по моей просьбе. - Холодным ветром прошелестел шипящий тихий голос Странника, и мужчина громко сглотнул, зачарованно глядя на внезапно засветившийся у потолка магический шар. Его руки мелко задрожали. Две фигуры с вкрадчивой хищной грацией змеи пересекли комнату и замерли перед ним. Они не делали никаких угрожающих движений, но от них отчетливо тянуло холодной безжалостной угрозой
        - Ты невежлив, человек. - Коротко прошипел один из них. И, видимо, посчитав, что сказанного достаточно, Странники повернулись к Итте, все еще неподвижно сидящей за столом, и коротко поклонились. - Мы придем завтра.
        Женщина только кивнула, заворожено глядя на них. Миг, и в комнате остались только люди.
        Нейл и Алеш переместились в свои комнаты. Каждому из них было о чем подумать. К тому же, к последнему решающему испытанию необходимо готовиться в одиночестве.
        Дира злилась. В этом отвратительном мире это стало уже ее привычным состоянием. 'Ну, скажите на милость, как Странник должен относиться к перспективе месяц общаться с человеком в голове, у которого если и заблудилась какая-нибудь мысль, то исключительно по ошибке! Начать с того, что ей снова пришлось гримироваться под девчонку. Не то чтобы это было трудно, но будило неприятные воспоминания. Вдобавок ко всему, если познакомиться с объектом оказалось нетрудно, то вот общаться… Если бы этот представитель позолоченной молодежи распинался о собственной значимости еще хотя бы минуту, она бы не выдержала и скрутила ему голову, охрана там или не охрана! Вдобавок ко всему, теперь в неприметной даче на окраине города было уже два узника! К Олегу добавился этот полоумный опер! Между прочим, он упорно молчит о причине, заставившей его выслеживать Диру. Тоже мне, конспиратор!! Даже ежику ясно, откуда уши растут. Тем более что по всем каналам дикторы рассказывают о том, какой он, оказывается, коррумпированный и жестокий. А дальше выяснить, что к чему, оказалось на удивление просто. Этот мир, конечно, просто
невыносим, но вот некоторые его особенности позволяют неприметно собирать информацию практически на любую тему. Пришлось потратить немного энергии и подключиться к компьютеру госбезопасности, а дальше - дело техники. Кстати, с этим Белошниковым еще будут проблемы, или она совершенно не разбирается в людях!' - Дира устало покачала головой. - 'Как же мало она еще знает даже о своих собственных способностях. Ее невежество может обратиться серьезной бедой для нее и ее спутников'. Воспоминание о спутниках снова заставило ее в ярости сжать зубы. 'Черт побери! Слишком медленно она накапливает энергию! Слишком много тратит на выживание! А умирать теперь ей никак нельзя! Странник обязан заботиться о своих спутниках, даже если один из них н о чем не догадывается, а другой ненавидит ее лютой ненавистью!' - В памяти снова всплыли события недельной давности. - 'Она возвращалась из Оперы, где вместо того, чтобы наслаждаться музыкой, выслушивала самовосхваления этого безмозглого идиота, вообразившего себя знатоком классической музыки, и восторженно заглядывала ему в рот. Она как раз направлялась к автобусной
остановке, когда ее накрыла волна ненависти. Едва не потеряв сознание от боли, вызванной этим посылом, она смогла определить, откуда он исходит и, заманив самозваного охотника в безлюдное место, погрузила его в беспамятство. По интенсивности эмоций она уже поняла, что за ней идет ее спутник, но каково же было ее удивление, когда вместо Александра она в лежащем на асфальте человеке узнала опера, который ее опрашивал после того, как ее забрали вместе с теми полоумными сектантами! Рядом валялся табельный пистолет. Кажется, человек тоже ждал, когда вокруг не будет лишних свидетелей. Разбираться, что к чему, не было времени, да и место не являлось подходящим для задушевных бесед с несостоявшимся убийцей. Ей пришлось угнать машину, чтобы доставить его на дачу, и вытурить Олега из одной комнаты его апартаментов. Вполне комфортных, надо сказать. Сколько ей сил стоило стаскать в дом удобную мебель и оргтехнику, не привлекая ничьего внимания. Ужас! И, как назло, ее предположение о том, что он тоже ее спутник, подтвердилось! Связь была в наличии! Ей захотелось выть. Спутник ненавидел ее за то, что она убийца.
Ненавидел, не подозревая о том, что она ощущает его ненависть, и только торопливо поднятые щиты не позволяют ей корчиться от боли, которую эта ненависть вызывает. На это тратились бесценные крохи энергии, но по-другому она не могла'.
        Дира тоскливо посмотрела в окно. Погода на улице была подстать ее настроению. На небе ни облачка. Солнечный безветренный день зимой был гораздо мучительней, чем летом. Летом, по крайней мере, не было снега, блеск которого резал глаза и вызывал головную боль! Хлопнула входная дверь, Дира ощутила, что Александр вернулся домой в хорошем настроении, и решила не показываться из комнаты, чтобы не демонстрировать собственную хандру. Однако у напарника были другие планы. В ее дверь коротко постучали, и на пороге появился ухмыляющийся Александр.
        - Депрессия от общения с золотой молодежью?
        Дира беззвучно оскалилась. Сегодня она была не настроена шутить. Но напарник, казалось, не заметил ее состояния.
        - У меня для тебя подарок! Ты проделал титаническую работу, и я решил тебя вознаградить за терпение! Сегодня вечером мы отправляемся на экскурсию за город, в древнюю крепость. Говорят, ее построили еще до того как заложили Кремль. Там сыро и мрачно. Тебе понравится!
        Дира с интересом посмотрела на своего напарника. В крепости она не была, но слышала о ней во время своих вылазок в город. Ее извечное любопытство пересилило хандру.
        - Когда надо отправляться?
        - Я знал, что тебе понравится! Отправляемся в пять. Как раз стемнеет. А пока пошли в гостиную посмотрим телевизор. Мне в магазине в довесок к продуктам вручили какую-то кассету с очередным кассовым фильмом. Не знаю, о чем он, но продавцы в один голос утверждали, что очень интересный.
        - В довесок? - даже для нее самой ее голос звучал как-то уж слишком подозрительно. Александр понимающе посмотрел на нее и ухмыльнулся.
        - Ты наверняка забыл, но сейчас канун праздников, и подарки дарят чуть ли не в каждом магазине. Рекламная акция.
        Дира сморщилась от отвращения. - 'Она опять выпускает из виду важные вещи. Черт побери, так и погореть можно. Ладно. Если этот фильм сейчас модный, то стоит его посмотреть хотя бы для того, чтобы не попасть впросак с объектом, если тому вздумается заговорить о нем. Устраиваясь на диване в гостиной, она еще не знала, что ее ожидает. Фильм был про волшебников. Добрых и злых. Но, Великая Вселенная! Как же там все переврали!' Дира сначала просто шипела от раздражения, стараясь не мешать напарнику наслаждаться фильмом. Но, в конце концов, она не выдержала.
        Александр вздрогнул, когда рядом колокольчиком зазвенел смех Димы. Парнишка сидел, по недавно появившейся у него привычке опершись подбородком ему на плечо, и внимательно смотрел очередное фэнтези. И вот, когда на экране разразилась очередная битва волшебников, напарник не выдержал и расхохотался в голос. Туров покосился на развеселившегося пацана, не понимая, что его так рассмешило. Дима же никак не мог справиться со смехом, даже уткнувшись носом ему в плечо, он продолжал смеяться. В конце концов, он немного успокоился и сияющими глазами посмотрел на Александра.
        - Действительно хорошая комедия!
        Туров замер с открытым ртом. По счастью, рот он открыл мысленно, не хватало еще демонстрировать Диме такое отсутствие выдержки! - 'Комедия?! Нет, его напарник никогда не перестанет его удивлять! Где тут он увидел комедию?' Словно почувствовав его растерянность, Дима весело прищурился.
        - Ну, случайно сделать все настолько нелепо просто не возможно!
        - И что ты увидел здесь нелепого? - Александр постарался, чтобы его голос прозвучал слегка заинтересованно, но ни в коем случае не обалдело.
        - Да хотя бы то, как эти маги летают! За каким чертом, скажи на милость, они наклоняются вперед? Чтобы лучше видеть, что находится под ними, что ли? Летать удобно или расположив тело полностью горизонтально земле или полностью вертикально, но никак не под углом в пятнадцать градусов! А молнии из глаз?!! Нет, почему не из ушей в таком случае? Тоже было бы очень эффектно! Молнии, между прочим, это сгустки чистой силы, и восстанавливать каждый раз глаза, после того, как пришло в голову метнуть парочку - занятие неблагодарное и долгое, кстати!
        - Правда? - Александр был доволен тем, что напарник все-таки проговорился и сообщил ему еще немного информации о своем прошлом. Словно почувствовав его удовлетворение, Дима осекся и замолчал. Туров выругался про себя. Парень стал слишком чувствителен к его настроениям. Иногда Александру казалось, что напарник читает его мысли.
        - Читаю. - Просто проговорил Дима и отвернулся. - Ты - мой спутник, и я слышу тебя, как себя.
        - Что?! - от мысли, что кто-то посторонний копается в самых сокровенных его воспоминаниях, Александра затрясло. Дима вздрогнул как от боли.
        - Не надо!
        - Что? - Туров с недоумением смотрел на сжавшегося как от боли напарника. - Тебе больно?
        - Да. У меня не хватает сил отгородиться от тебя. Твои отвращение и злость ранят.
        Александр замер в ужасе. - 'Ничего себе. Вот это дар! Загибаться от боли каждый раз, когда кто-нибудь испытает по поводу тебя отрицательные эмоции!' Видимо Дима услышал его. Его насмешливая улыбка была явным тому доказательством.
        - Ну не кто-нибудь, а только спутник. И только если у меня совсем нет сил. Так что не надо меня жалеть!
        - Слушай, а что такое спутник?
        - М-м-м. Не знаю, как тебе это объяснить. - Дима свернулся клубком, уложив голову ему на колени. - Ты не маг и поэтому не понимаешь, что такое полное единение с кем-нибудь. В общем, мы стали единым целым. Нет, не волнуйся, свою личность ты не потеряешь, и под мою власть не попадешь. Скорее уж наоборот. Только ты можешь меня успокоить, когда я опять приду в ярость, ну, и так, по мелочи.
        - Хм. А ты случаем не разыгрываешь меня, напарник?
        - А ты разве не чувствуешь, что нет?
        Александр чувствовал. Он ощущал в своем сознании чье-то присутствие. Но это присутствие было настолько дружественным, что не вызывало отторжения. Он не один, понял вдруг бывший детдомовец. И никогда больше не будет один. Рядом с ним теперь есть существо, которое примет его таким, какой он есть. И поймет его лучше, чем он сам способен себя понять.
        - Да. - Прошелестело у него в сознании. - Мы вместе на целую вечность, что бы ни случилось.
        И он поверил. Может быть, впервые в жизни полностью доверился другому человеку.
        - Нет, не человеку. - Поправил его Дима, - ты поверил Страннику.
        Александр усмехнулся. Ну, вот теперь он, по крайней мере, знает, как этот народ называет себя, хотя, что ему это дает?
        Андрей терпеливо ждал. Уж чему-чему, а ждать его научили. Бывший разведчик-диверсант мог выжидать удобный момент неделями, готовясь нанести единственный смертельный удар. В том, что он его нанесет, он не сомневался. После того, как он очнулся в этой комнате, прошла неделя. Неделю он не видел своего тюремщика. Он до сих пор со стыдом вспоминал, как прокололся. После того, как его вызвали к начальнику и продемонстрировали материалы, подтверждающие то, что он выпустил из-за своих дурацких комплексов жестокого наемного убийцу, он словно сошел с ума. Его отстранили от работы, и он принялся самостоятельно выслеживать этого ублюдка. И выследил. Словно какой-то внутренний голос подсказал ему, где это чудовище в человеческом обличии окажется в следующий раз. Выследить он его выследил, а вот прикончить не смог. Андрей так и не понял, чем этот изверг его вырубил, но пришел в себя уже в этой тюрьме, а его несостоявшаяся жертва спокойно сидел у зеркала и расчесывал волосы, словно ничего не случилось! Сначала Андрей подумал, что причина беспечности киллера в том, что он прикован к кровати, но нет, он был
совершенно свободен. Чем и не преминул воспользоваться. В физическом плане мальчишка ему не противник, это он заметил сразу. Его бросок был безупречен. Руки сомкнулись на тонком горле убийцы, а вот что случилось потом, он так и не понял. Андрей повалил мальчишку на пол и пережал ему трахею. Он ожидал, что его противник попытается вырваться. Предвкушал, как в этих бесстрастных черных глазах появится ужас смерти. Но убийца остался совершенно спокоен. Тонкие изящные пальцы легли на его кисти и слегка сдавили. Слегка, но он не смог сопротивляться их безжалостной силе. Осторожно, аккуратно мальчишка разомкнул его захват и неуловимым движением сбросил с себя на ворох мягких подушек, в беспорядке раскиданных на кровати, мужчину, который, как минимум, в два раза был тяжелее его самого. Когда у бывшего разведчика перестали мелькать перед глазами красные круги, он увидел склонившегося над ним убийцу. Он ожидал увидеть злорадство или ярость в его глазах, а увидел искреннее беспокойство.
        - Я ничего не повредил тебе, тио? - озабоченно спросил он и, выслушав отборный мат, которым ему ответил Андрей, улыбнулся. - Слава Вселенной!
        То, что началось потом, Андрей вспоминать не любил. За одной из двух дверей имевшихся в его комнате, оказывается, находилась еще одна роскошно обставленная камера, где содержался еще один узник этого свихнувшегося маньяка. Невысокий худой парнишка по имени Олег. Только он об этом узнал позже, когда выламывал дверь и вытаскивал пацана из петли, а в тот момент мальчишка отпустил его и просто вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. А через несколько мгновений Андрей услышал характерные звуки, которые заставили его скривиться от отвращения. Он всегда считал, что спать с кем-то в присутствии третьего по меньше мере пошло.
        Поэтому он сидел на кровати, поедал деликатесы, найденные им во время обследования свой камеры в здоровенном холодильнике, который громоздился в углу возле окна, и морщился при особо громких стонах в соседней комнате. Каково же было его удивление, когда, после кратковременного затишья, из-за тонкой стенки раздались неразборчивые рыдания, а затем грохот упавшего стула и характерный хрип задыхающегося человека! Андрей сам не помнил, как вышиб дверь и оборвал самодельную веревку, на которой пытался повеситься Олег. Из неразборчивых рыданий парнишки он понял, что тот просто не способен сопротивляться своему мучителю и поэтому считает себя уродом, недостойным жить. Кое-как успокоив ребенка, Андрей поклялся себе, что за это точно убьет этого ублюдка. Он прекрасно помнил неодолимую силу его пальцев и не сомневался, что хрупкий подросток с насильником справиться был просто не в состоянии. И вот теперь он ждал. Ждал, когда у него появится шанс исполнить свою клятву. Такое чудовище не имеет право жить! Скрипнула, открываясь, дверь, и Андрей сорвался с места, вкладывая в свой удар всю накопившуюся в нем
ненависть. Ярость заставила забыть его о том, чему его учили. К его удивлению, убийца не попытался уклониться от его ударов. Он стоял неподвижно, пока Андрей колошматил его по чему ни попадя, а когда бывший разведчик стал выдыхаться, просто подхватил его на руки и, не обращая внимания на его сопротивление, уложил его в постель. Андрей, видя свое поражение, яростно выругался и попытался плюнуть в лицо этому извергу. К его удивлению, ему это удалось. Мальчишка невозмутимо утерся и протянул к нему руку. Андрей приготовился к удару, но, прежде чем рука успела его коснуться, сзади раздался отчаянный крик:
        - Не бей его! Это я во всем виноват! - рука замерла. Убийца обернулся на крик, и его брови взлетели вверх. Несколько мгновений он рассматривал выломанную дверь и растрепанного парнишку, застывшего в проеме с отчаянной решимостью на лице, потом снова повернулся к Андрею и устало поинтересовался:
        - Может кто-нибудь объяснит мне, что тут, черт возьми, происходит?
        Андрей яростно оскалился.
        - А то ты сам не знаешь? Довел парнишку до петли своими извращениями, а теперь святую невинность из себя изображаешь!
        - До петли?! - к удивлению опера убийца побелел как полотно. - Олег, почему ты решил сделать такую глупость?
        Мальчишка потупился и промолчал, а Андрей яростно выкрикнул:
        - Изнасиловал его и еще спрашиваешь?!!
        - Что? - убийца ошарашено уставился на взбешенного опера. - С чего тебе в голову пришла такая глупость?!!
        Андрей в свою очередь удивлено замолчал, и в наступившей тишине раздался неуверенный голос Олега:
        - Он ко мне не прикасался. Андрей, честное слово, он меня не трогал! Просто я… Я ничего не могу с собой поделать. Я, наверно, ненормальный. Когда он приходит в комнату я…
        - Понятно. - Убийца устало вздохнул. - Это мое упущение. Надо было с тобой раньше поговорить. Ты совершенно нормальный, Олег. Просто я могу воздействовать на людей, пробуждая в них желание ко мне. Вон господин оперуполномоченный может тебе это подтвердить. На себе испытал.
        Андрей почувствовал, как краска заливает его щеки. Будь проклят этот извращенец! Словно услышав, его убийца поморщился.
        - Меня зовут Дима, кстати. И я тоже совершенно нормальный.
        - Тогда зачем… - Олег не договорил, не зная как сформулировать вопрос, чтобы не обидеть его и не спровоцировать на какую-нибудь пакость.
        - Потому что мне нужна энергия. - Невесело усмехнулся Дима. Андрей даже скривился от того, как явно убийца давил на жалость. Еще какую-то ерунду придумал. Хоть бы врать научился. Дима покосился на него, словно опять прочитал его мысли и продолжал. - Так уж получилось, что мы с тобой связаны, Олег. Связаны разделенной смертью. И поэтому я могу брать у тебя силу, немного, конечно, иначе ты сам умрешь, но и это позволяет мне реже убивать.
        - Что?! - этого Андрей уже вынести не мог. - Ты хоть сам-то понимаешь, какую чушь городишь?!
        - Это не чушь. - В голосе убийцы не осталось и следа жизни, только холодная смертоносная пустота. Люди невольно отшатнулись от него. Это заставило Диму поморщиться. - Я убиваю, чтобы пополнить запас энергии. Верите вы в это или нет, ваше дело. Только не надо делать глупостей. Вам ничего здесь не грозит. Кстати, поборник справедливости. - Он развернулся к Андрею. - Советую тебе сегодня посмотреть телевизор.
        С этими словами убийца развернулся и вышел из камеры. Никто из людей не попытался вырваться. Они уже знали, что с этим существом, кто бы он ни был, они не справятся.
        Александр молча рассматривал разукрашенную физиономию своего напарника. Синяки уже начали бледнеть, и, если бы он не знал, что утром их не было, решил бы, что следам побоев, по крайней мере, несколько дней.
        - И где тебя угораздило?
        - Спутник приложил. - Спокойно пожал плечами Дима. Александр молча склонил голову, предлагая напарнику объяснить свое заявление. Мальчик вздохнул и пояснил:
        - Я тут недавно еще одним спутником обзавелся. - Подумал и добавил. - К сожалению.
        'Как хочешь, так и понимай! После просмотра кассеты исчез куда-то на несколько часов, вернулся с разукрашенной рожей и сообщает, что у него, к сожалению теперь два спутника. Нет, положительно, с ним можно сойти с ума!' - Туров недовольно хмыкнул и, подхватив сумку, вышел за дверь. Дима глянул мельком на часы и последовал за ним. Он действительно хотел увидеть древнюю крепость.
        Добираться до нее на специальном автобусе, который каждый час курсировал по маршруту: главная площадь - крепость, пришлось больше двух с половиной часов. За это время синяки у Димы окончательно исчезли, и Александр невольно позавидовал его способности быстро исцеляться. Впрочем, он почти сразу забыл о ней, несколько оторопело рассматривая толпу туристов, среди которых, расхваливая свои товары, сновали лоточники. Из разговоров возбужденных личностей в карнавальных костюмах вскоре выяснилось, что именно сегодня какой-то очередной слет любителей старины. Александр поморщился. - 'И надо же было так неудачно выбрать день! Напарник точно в этой толчее озвереет. Кстати, а где он?'
        Дима обнаружился рядом с каким-то ободранным типом, предлагающим всем и каждому гитару за бутылку. Туров с некоторой растерянностью наблюдал, как Дима отсчитал требуемую сумму и, бережно приняв из грязных потрескавшихся пальцев пьяницы гитару, направляется в его сторону. Когда он поравнялся с Александром, Туров не выдержал и поинтересовался:
        - И зачем тебе это? - Дима приподнял уголки губ в довольной улыбке.
        - Эта гитара стоит несколько тысяч в долларах. Посмотри. - Он указал на простенькое клеймо возле грифа. - Ей больше ста лет, и делал ее мастер.
        Туров удивленно посмотрел на своего напарника, но промолчал. Он уже привык к разностороннему и бессистемному образованию Димы.
        Вместе с группой туристов они пошатались по мрачным залам крепости. Довольно скоро им обоим это надоело. Экскурсовод нагонял тоску, занудно пересказывая древние легенды, а люди несказанно раздражали своим наигранным восхищением и неумолкающей болтовней. Александр уже собрался предложить напарнику вернуться, когда Дима заметил небольшую дверь с табличкой 'Осторожно! Лестница на башню находится в аварийном состоянии!'. Не долго думая, он нырнул под низкую притолоку и начал подниматься наверх. Чертыхнувшись Александр, последовал за напарником, поминутно ожидая, что ветхая конструкция рассыплется под их весом. К его удивлению, лестница оказалась во вполне приличном состоянии, и они оба без приключений поднялись на смотровую площадку башни. С нее открывался мрачный величественный вид на долину, если, конечно, не смотреть в ту сторону, где разбили лагерь любители старины. Рядом послышался судорожный вздох, и Александр с удивлением понял, что Дима восторженно смотрит, не отрываясь, на мрачный зимний лес, от которого в сторону башни стелились по земле языки холодного тумана. Полная луна довершала пейзаж
из фильма ужасов. И на это его напарник смотрел с едва сдерживаемой болью! Туров открыл рот, чтобы спросить его, в чем дело, но не успел. На него навалились эмоции Димы. Тоска по дому, неосторожно разбуженная окружающим великолепием. Горечь утраты. Усталая безнадежность. Это место напомнило мальчику дом. Александр поежился. 'Не хотел бы он жить в таком месте! С другой стороны ко всему можно привыкнуть. Хотя…' - За своими сумбурными размышлениями он не заметил, как его напарник взобрался на парапет. Туров дернулся, но тут же успокоился. Дима не собирался прыгать вниз. Просто он решил, что сидеть на парапете, опираясь спиной на один из полуразрушенных зубцов и свесив ногу со стены на манер древних трубадуров, будет очень удобно! Александр глазам своим не поверил, когда его напарник достал гитару и тихонько тронул струны. Он-то считал, что его ничем уже не удивит этот сумасшедший подросток. Однако он ошибся.
        Гитара пела мрачно и грозно, и, то взлетая до невероятных высот то, опускаясь до едва слышного рокота, ей вторил голос певца. Александр не понимал слов, но вот в том, что песня как нельзя лучше дополняет мрачную картину залитого лунным светом зимнего леса, не возникало никаких сомнений. И как будто этого было мало, словно подпевая его напарнику, где-то завыл волк. Ему ответил клекот соколов, привезенных на завтрашнюю охоту любителями старины. Все это слилось в невероятный величественный концерт. Александр стоял, не двигаясь, и слушал, как поет его напарник. В какой-то миг ему показалось, что глаза мальчика отливают волчьей зеленью в лунном свете.
        А гитара продолжала стонать вместе с внезапно поднявшимся ветром, вызывая самые сокровенные и страшные воспоминания. И снова вставали призраки прошлого, о которых он уже давно забыл. Падали, рушась в пламени, дома, и кричали дети, заживо сгорая в подорванном автобусе. По ошибке подорванном. Но ему было от этого не легче. Ведь это его руки устанавливали взрывчатку. Это он лежал там, вцепившись зубами в землю, чтобы не выть вместе с ними. И друг Андрей, раненный своими же снарядами, потому что какой-то ублюдок перепутал координаты. Долгий путь по вражеской территории с раненым товарищем на спине. Их преследовали, и по всем правилам он должен был его добить и уходить один. Он нарушил инструкции и вынес его к своим. А потом избил до полусмерти командира, забросившего их по заведомо ложным разведанным в самое пекло…
        Внезапно над башней установилась звенящая тишина, и Александр глубоко вздохнул, выныривая из своих воспоминаний. Дима сидел неподвижно, уронив голову на гитару, и его волосы трепал налетавший ветер. А внизу толпились потрясенные люди. Александр коротко выругался, представив, чем им это грозит, и тронул напарника за плечо.
        - Пора уходить. - Дима, не сопротивляясь, встал и последовал за ним вниз. В залах башни никого не было, и они беспрепятственно выбрались на улицу. На них никто и не смотрел, глаза людей, собравшихся у Древней крепости, были обращены к башне, темной громадой поднимающейся к полной луне.
        Риа материализовалась в последнем мире из тех, что она должна была обследовать, и закувыркалась в воздухе, отброшенная мощным ударом. Боевая трансформация скрутила тело мгновенной судорогой, и вот уже крылья захлопали за спиной, стараясь поймать ветер этого негостеприимного мира. Странница попыталась обнаружить, кто же на нее напал, и тут же получила сильный ментальный удар. Крепко выругавшись, она материализовала сколан и хлыст и зависла в воздухе, готовая к новому нападению. И оно последовало! Десятка два демонов высшего уровня налетели на нее со всех сторон, пытаясь достать ее короткими обоюдноострыми клинками. Риа зашипела сквозь зубы. Их было слишком много, и они не давали ей ни мгновения передышки. Она не успевала составить заклинание переноса. Искать здесь Диру было бессмысленно. Этот мир принадлежал к тем немногим мирам, где обитали высшие демоны. Странник, лишенный силы, не выжил бы здесь и мгновения. Демоны налетали со всех сторон, особенно старательно они пытались порвать ей крылья и лишить ее возможности держаться в воздухе. Риа яростно отбивалась. Лезвия сколана светились от собранной
в них энергии. Вот один из демонов зазевался, и зазубренное лезвие скола вошло ему в бок чуть пониже ребер. Демон с воем схватился за древко, стараясь вырвать оружие из раны. Но это были уже рефлекторные действия умирающего. Риа крутнула скол и рванула его на себя, одновременно отбивая вторым лезвием сразу три меча. Демон с воем полетел вниз, разбрызгивая кровь из распоротого живота. Вот еще один подошел слишком близко, и лезвие сколана располосовало ему руку. Риа задохнулась от боли в спине и, не глядя, нанесла удар хлыстом назад. Короткий вой показал ей, что она не промахнулась. Ее оружие позволяло держать противников на расстоянии, но их было слишком много. С шипением в плечо впилась пропущенная магической защитой молния, и рука с сколаном бессильно повисла. Всего на мгновение, но и этого оказалось достаточно, чтобы ее достали еще дважды. Хлыст снес какому-то демону крыло, и тот молча рухнул вниз, не в силах даже закричать от сумасшедшей боли. Но Риа не спешила радоваться победе. Противники все прибывали. Она смогла на мгновение заглянуть в просвет между плотно обступившими ее демонами и увидела,
что небо черно от приближающихся врагов. Нужно было убираться отсюда поскорее. Но как? Странница отчаянно отбивалась от наседавших демонов. Сколан и хлыст были сплошь залиты черной кровью, однако, и она начала уставать. Слишком поспешно регенерированное плечо плохо слушалось, рука начала неметь. А ей все еще не удавалось остановиться хотя бы на мгновение! Сколан снова метнулся вперед. Короткое движение кистью, и насажанный на лезвие, как жук на булавку, демон летит вниз. Что-то ударило ее по ногам. Проклятье, еще и снизу! Хлыст описал идеальный круг. Остро заточенный кончик развалил надвое головы трех особо предприимчивых демонов, но этого было мало! Риа понимала, что она недостаточно опытна, чтобы сражаться одновременно со столькими противниками, почти не уступающим богам магией и сталью. Она из последних сил отбивалась, выжидая момент, чтобы ускользнуть. Отчаянным усилием она сбросила повисшего на руке с хлыстом самоубийцу, уже понимая, что не успевает, и почувствовала, как грудь обожгло прямым попаданием огненного пульсара. Задохнувшись от безумной боли в сожженных легких, Странница вогнала скол в
очередного противника, тянувшегося к ее горлу, и тут же поняла, что совершила ошибку. Скол попал в кость и застрял намертво. Нескольких мгновений хватило, чтобы на нее обрушилось еще с десяток ударов мечей и заклинаний! Вдруг кто-то вцепился ей в спину, сковывая движения. Риа поняла, что это конец. Но, к ее удивлению, никто не спешил испепелять ее, словно опасаясь задеть того, кто повис у нее на спине. Думать было некогда. Воспользовавшись заминкой противников, Риа беззвучно выдохнула заклинание переноса, одновременно создавая вокруг себя 'облако смерти'. Демон, вцепившийся ей в спину, заскулил от боли, но Странница не обратила на это внимание. Мгновение, и она рухнула на горячий песок пустынного острова. Над ней было оранжевое небо мира вечных войн.
        Глава 18.
        Леда переместилась в последний мир из своего списка. Волна безумной боли накатила на нее, грозя смять сознание и выбросить ее в небытие. Уже плохо соображая, что делает, Странница, поставила поля абсолютной защиты, накрыв ими себя и двух богов, которых она притащила в этот мир, и провалилась в беспамятство.
        Голова была тяжелой и вязкой. С трудом разлепив веки, Леда встретилась с двумя парами встревоженных красных глаз. Руон осторожно прикоснулся тыльной стороной руки к ее виску
        - С Вами все в порядке, Странница?
        - Нормально. - Хриплый голос показался ей самой совершенно незнакомым. - Твой сын впервые принял материальную форму?
        - Да. Когда нас ударила волна боли, он обрел тело.
        - Поздравляю. - Проворчала Леда, раздраженная гордостью и счастьем, звучащими в голосе грозного Бога и попыталась сесть. Ей удалось это только со второй попытки. Шипя от боли во всем теле, она огляделась и растерянно хмыкнула. - Странно.
        Руон аккуратно опустился на землю рядом с ней, стараясь не прикоснуться к растрепанным черным волосам Странницы. Леда покосилась на него и снова переключила внимания на то, что творилось вокруг небольшого пятачка, изолированного от окружающей среды непробиваемыми полями защиты. А посмотреть там было на что. Вокруг в зоне видимости тянулась мертвая равнина, по которой бродили животные. В этом не было бы ничего удивительного, если бы не одно обстоятельство. Животные разлагались на ходу. Куски мяса отваливались от костей и падали на землю. Птицы теряли в полете перья и не только. Растения гнили на корню. Леда нахмурилась. Картина не радовала. Мало того, просто не могла существовать. Однако Странница была достаточно опытной, чтобы отличить реальность от морока. И здесь, без сомнения, была реальность. Но вот только эта реальность противоречила всем законам мироздания! Нужно было разобраться, что происходит? Леда села в позу сосредоточения, и погрузилась в глубокий транс, не обращая никакого внимания на двух богов, испуганно наблюдающих за ее манипуляциями. Аккуратно, медленно она чуть приспустила щиты
вокруг своего сознания и потянулась вовне. На нее тут же обрушилась волна тошнотворной боли. Постаравшись отстраниться от нее, Странница начала обследовать окружающий мир. Через несколько мгновений она прервала контакт и, тяжело дыша, откинулась на спину.
        - Что там? - тревожно спросил ее Руон, укачивая ревущего благим матом сына.
        - Этот мир умирает. - Леда сглотнула, стараясь побороть тошноту. - Точнее, он разлагается заживо. И я не могу понять, что тут произошло. Гниение затягивает все, что сюда попадает. Если бы не защита…
        - А местный бог? - спросил Руон, ежась от открывшейся ему картины. Если бы он попал сюда без Странницы, то наверняка уже превратился бы в подобие тех несчастных животных.
        - Разлагается вместе со своим миром. У меня такое ощущение, что все началось именно с него.
        - И что нам делать?
        - Убираться отсюда как можно скорее. Этот мир тянет жизнь из всего, что сюда попадает. Я попытаюсь вернуться домой. - Леда задумчиво оглядывалась по сторонам.
        Руон сжался, не замечая, что изо всех сил прижимает к себе сына. Словно почувствовав его ужас, Странница удивленно взглянула на него.
        - Ты чего дергаешься?
        - Ты оставишь нас здесь? - Леда несколько мгновений рассматривала его, а затем с усталым вздохом констатировала. - Все-таки ты - сумасшедший бог!
        - Но ты сказала…
        - А что, ты можешь мне помочь с возвращением? - голос Странницы просто сочился сарказмом. - Или мне все-таки придется все делать самой?
        - Прости. - Руон опустил голову. - Просто…
        - Ладно. Я в курсе, что ты никому не доверяешь.
        - Откуда? Я, вроде, ничего такого не говорил! И читать меня сквозь мои щиты ты тоже не могла!
        Леда растерянно посмотрела на разгневанного бога и вдруг ухмыльнулась
        - Поглоти меня Бездна! Интересно, как это возможно?
        - Что? - в голосе Руона сквозило подозрение.
        - Кажется, ты стал моим спутником. Только этого мне и не хватало!
        - Но это невозможно!
        - Я тоже так считала. - Леда легкомысленно пожала плечами. - Зато теперь понятны все твои чудачества. Когда устанавливается связь, спутники вытворяют и не такое. Ладно, перемещаемся!
        Странница снова приняла позу сосредоточения, собирая всю оставшуюся у нее энергию и направляя ее на заклинание перемещения. Руон с тревогой наблюдал за ней. Если у нее не получится… Белая вспышка на миг ослепила его, и он рефлекторно крепче прижал к себе сына. На него опустилась тьма. Но это была уже тьма другого мира.
        Дениэл отдыхал от смертных, забравшись на скалу подальше от лагеря. 'Вот уж поистине, знал бы он, с чем связывается, сбежал бы от них, как благородная девица от пьяных грузчиков! Начать с того, что его подняли с восходом местного солнца и потребовали к появлению Бога создать для него подходящий храм. Вроде бы, ничего сложного. Однако, это только на первый взгляд! Мнения по поводу внешнего вида храма высказывали все, кому не лень. И, что характерно, ни разу не пришли к согласию даже по поводу какой-нибудь мелочи! В конце концов, эти горе-архитекторы, за сотню лет атеизма давно и прочно забывшие о том, как должен выглядеть Божий дом, приняли, по их мнению, мудрое решение. Если храм строится для Бога, вот пусть Господь и решает, каким он хочет видеть это строение! Не долго думая, вызвали своего Творца и предъявили на его суд около десятка проектов. Бог никогда в жизни не читал чертежей. Как-то получалось без них обходиться при сотворении мира! Растерялся и ткнул пальцем в первый попавшийся проект. Дениэл покладисто создал изображенное на нем здание и потом минут двадцать с удовольствием наблюдал
суету, поднявшуюся среди смертных. Очень уж колоритным получилось строение! Бог, так тот вообще сбежал, куда подальше, чтобы не обидеть своих почитателей неприлично громким хохотом'. - Древний растянулся на камнях во всю длину и прикрыл глаза. - 'Жаль, не было времени заставить этих смертных самих исправлять собственные ошибки. Пришлось снова вмешаться и превратить бред пьяного архитектора в вполне прекрасное и величественное обиталище Бога. Благо, на таком уровне красоту создавать он умеет, а уж чувствует ее всяко получше этих пустоголовых смертных!'
        Дениэл глубоко вздохнул, заставляя себя успокоиться и, прищурившись, посмотрел в ту сторону, где устремлялись к небу сияющие шпили нового храма. Там во всю шел допрос. Причем допрос очень необычного свойства. Смертные досконально выспрашивали у своего Творца, что и как было, кто такой этот Дениэл и так далее и тому подобное. Расспрашивали они его вот уже несколько часов, причем не поленились для полноты картины связаться с флагманом, выслушать пару десятков баек от молодых офицеров о невероятных способностях и наклонностях двух интересующих их личностей и теперь выясняли, насколько все это соответствует действительности, а насколько является плодом больного воображения участников. При этом все ответы Бога досконально конспектировались. Как никак, допрашивающим предстояло рассказать обо всем остальным, и в то, что их слушатели будут менее дотошны, чем они сами, как-то не особенно верилось. Но, похоже, Бог не возражал против общения со своим творением. Более того, насколько Дениэл чуял с такого расстояния его эмоции, он прибывал на вершине блаженства. Хотя в том, что боги странные создания, Странник
уже успел убедиться, подобное отношение к долгим разговорам вызывало у него удивление пополам с растерянностью.
        Где-то рядом взвыли резаки, и Дениэл сердито зашипел. 'Ох уж эти смертные! Ничего не могут сделать с первого раза! Ну, посадил он им лес, даже зверей создал, и что?
        Выяснилось, что план застройки уже перекроили в третий раз, и кусок леса размером в пару километров, оказался не там, где ему надлежало быть! Теперь смертные его упоенно выкорчевывают. Попросить его просто убрать часть своего творения ума ни у кого не хватило, а сам он напрашиваться на лишнюю работу не собирался. Ему хватило возни с жилым сектором и заводами! Пусть делают, что хотят! Самое главное, раненых и гражданских уже разместили в удобных безопасных помещениях, а наскоро собранные заводы во всю штампуют необходимую поселенцам технику. Осталось, правда, еще восполнить библиотеку, чтобы смертные не потеряли теоретическую часть знаний, но с этим и Бог прекрасно справиться!' Дениэл устало улыбнулся. - 'Скоро он отправиться дальше. И может быть, ему повезет. Не 'может быть'! Ему должно повезти! Если с Дирой что-нибудь случится…' Разряд излучателя прошипел у него над головой. - 'Ну, что на сей-то раз?!' Странник открыл глаза и вопросительно посмотрел на толпившихся неподалеку военных. - 'Что, интересно, они там делают? Хм. Монтируют тяжелый излучатель, причем быстро монтируют. Торопятся. И в кого
они собрались стрелять, если не секрет? Вокруг кроме него на километр ни одного живого существа! Ствол излучателя нацелился прямо ему в голову! Нет, эти смертные совсем обнаглели!
        Раздраженно зашипев, Дениэл расправил крылья и спикировал со скалы в овраг. - 'Однако смертных его бегство не успокоило! Они полезли за ним! Замучили его эти сумасшедшие! Ну что им теперь-то надо?!' Странник раздраженно проник в сознание своих подопечных и выругался! Теперь, когда он смотрел на себя их глазами, он понял причину нападения. - 'Ну, действительно, как еще себя вести смертным, когда на скале сравнительно недалеко от лагеря расположился на отдых семнадцатиметровый змей, да еще и с крыльями? Определенно, в этот раз он слишком увлекся изменениями. Конечно, не так уж часто ему выпадает минутка, чтобы потренироваться в этой новой для него области магии, но все же…' Дениэл вздохнул и принял свой человеческий облик.
        - На кого охотимся? - вежливо поинтересовался он у преследователей. Люди замерли, в растерянности переглядываясь. Такого они явно не ожидали. Пришлось просветить, чтобы больше дурью не маялись. - Пока я здесь, ни одна опасная тварь к лагерю не подойдет.
        Оставив смертных приходить в себя от удивления, Странник переместился в лагерь и вежливо поинтересовался у Бога, нужен ли он еще для обустройства быта его смертных или может быть свободен, так как дальше они справятся и своими силами. Бог клятвенно заверил его, что дальше справится сам. Дениэл ухмыльнулся. Ну что ж, никто его за язык не тянул. Пусть теперь корабли самостоятельно ремонтируют! Сосредоточившись, он активировал заклинание переноса и отправился в последний из нужных ему миров. Он уже не видел, как Бог выскочил из храма и в отчаянии попытался схватиться за голову, забыв, что он здесь не в материальном теле. Странник, как всегда, понял все по-своему! Несчастный творец всего лишь имел в виду, что сегодня они уже смогут закончить без помощи Древнего!
        Дира бесшумно открыла дверь и вошла к своему спутнику. Картина, представшая перед ее глазами, заставила ее оскалиться от отвращения. Ну почему у людей все неприятные известия принято заливать безумным количеством всевозможных веществ, ядовитых для организма смертных?!! Проще говоря, Андрей был пьян в стельку, и строй бутылок на столе однозначно указывал на то, что пьет он, по крайней мере, третьи сутки. Дира устало покачала головой, - 'может быть, не стоило оборудовать в его комнате бар? А заодно и предлагать ему ознакомиться с новостями, передаваемыми по телевизору? Но, с другой стороны, кто же знал, что человек так болезненно отреагирует на беззастенчивую ложь о нем?' Странница хмуро оглядела храпящего под столом спутника, - 'нет, она никогда не поймет смертных! Но, как бы там ни было, сейчас стоит позаботиться о его физическом здоровье. Такое количество алкоголя бесследно для организма не проходит'. Дира осторожно подняла Андрея на руки и перенесла на кровать. Устроив своего спутника поудобнее, Странница осторожно сняла щиты, блокировавшие ментальную связь между ними, в любой момент ожидая
вспышки боли, вызванной его ненавистью к ней. К ее удивлению, ненависти не было. Аккуратно, малыми порциями она передавала ему свою энергию, исправляя все последствия неразумного потребления горячительных напитков. Через несколько секунд она прервала связь, довольно улыбнувшись, теперь ее тио даже головной боли не получит! Оставив Андрея досыпать, Дира аккуратно приоткрыла дверь в соседнюю комнату, удивляясь про себя тому, что Олег никак не прореагировал на шум.
        То, что открылось ее глазам, заставило ее насторожиться. Олег неподвижно сидел на кровати, опустив голову, и от него расходились волны беспросветного отчаяния. Уже предполагая, что случилось что-то серьезное, Дира подошла к детенышу и осторожно тронула его за плечо.
        - Что случилось, Олег? - и тут же поняла причину его отчаяния. В руках мальчишка держал пластмассовую фигурку дельфина, треснувшую по всей длине. Она уже знала, что эта фигурка - единственное, что осталось у Олега от умерших родителей. Что ж, к счастью, проблема поддавалась решению. Ласково обняв ребенка за плечи, она накрыла своей ладонью судорожно стиснутые пальцы мальчика и направила на фигурку тонкую струйку магической энергии. Несколько мгновений, и Дира убрала ладонь. Олег потрясенно разглядывал совершенно целого дельфина, а затем перевел удивленный взгляд на нее.
        - Почему?
        - Я знаю, каково это, когда близкие далеко, и даже памяти о них не остается.
        - Правда? - Олег недоверчиво покосился на нее, в глубине души он считал, что суровый подросток, спасший его от маньяка и притащивший в эту комфортабельную тюрьму, просто не способен на такие чувства. Дира грустно улыбнулась.
        - Правда. - Она спокойно посмотрела на него и вдруг тихо добавила. - У каждого есть в душе место, где он хранит память о самых дорогих ему существах, и если там пусто, вот тогда действительно можно сказать что встретил чудовище.
        Олег зачарованно смотрел на нее, не в состоянии поверить в то, что услышал, а затем разрыдался. Дира молча прижала к себе мальчика, давая ему возможность выплакаться и ругая себя за пренебрежение этим детенышем. Она по-прежнему плохо разбиралась в психологии людей и умудрилась не заметить, как ребенок дошел до предела. 'Одного тревожного сигнала с попыткой самоубийства ей оказалось мало! А ведь еще немного, и нервный срыв Олегу был бы обеспечен, и это в лучшем случае! Проклятье, Андрей выбрал самый не подходящий момент, чтобы удариться в запой! Как раз тогда, когда детеныш наконец-то смог полностью осознать все произошедшее с ним в последнее время и по-настоящему испугаться, рядом с ним не оказалось никого, кто мог бы его успокоить'.
        Дира осторожно коснулась сознания мальчика, морщась от картин, которые всплывали у него в памяти. 'Да уж, его дядюшка вполне подходил ей в качестве жертвы. Надо будет иметь это ввиду, на всякий случай'. Она аккуратно успокаивала Олега, притупляя его страх и отчаяние, отодвигая воспоминания подальше в прошлое, заставляя их стать менее отчетливыми и болезненными. Вот так-то лучше.
        Мальчик, утомленный слезами, уснул у нее на коленях. Дира осторожно отвела волосы со лба ребенка и грустно усмехнулась. Смертные хотя бы могут выплакать свои страхи, а вот ей это не доступно. А, с другой стороны, слабость для нее просто гибельна, если она позволит себе вспоминать и переживать прошедшие события, то слишком велика вероятность, что помощи она просто не дождется, погибнет из-за какой-нибудь пропущенной мелочи. Сама по себе смерть ее, конечно, не пугала, но вот невыполненный долг - это уже серьезно.
        - Не знал, что ты способен на такую заботливость. - Андрей стоял на пороге комнаты и удивленно рассматривал открывшуюся перед ним картину. Дира холодно посмотрела на своего спутника и осторожно переложила Олега на кровать. Мальчик даже не проснулся, только что-то пробормотал во сне, когда она укрыла его одеялом. Молча пройдя мимо Андрея, она вышла из комнаты Олега и, убедившись, что он последовал за ней, плотно прикрыла дверь.
        - Ты многого обо мне не знаешь.
        - Я уже заметил. Как можно заботиться об одном ребенке и убивать других людей?
        - А почему бы и нет? - Дира насмешливо пожала плечами. - Я - не чудовище и способен почувствовать чужую боль, но это не значит, что я обязан сопереживать всем. А те, кого я убил, поверь, в полной мере заслуживали того, что я с ними сделал.
        - Ты не вправе их судить!
        - А почему не я? - Дира заинтересованно посмотрела на возмущенного до глубины души Андрея и докончила. - У каждого в мироздании своя роль. Моя - судить, выносить приговор и приводить его в исполнение. Может быть, со временем это и изменится, а пока почему бы и нет?
        Андрей смотрел на своего тюремщика, до глубины души потрясенный его самомнением. В следующее мгновение он принял решение. Одним броском преодолев разделяющее их расстояние, человек захлестнул на шее Димы самодельную удавку и, не давая тому опомниться, свободным концом веревки связал ему руки. К его удивлению Дима не попытался вырваться, а с интересом посмотрел на него и вежливо поинтересовался:
        - И зачем все это?
        - Я собираюсь убраться отсюда. - Андрей заставил себя говорить спокойно, ничем не выдавая своего волнения. - Скажи мне, как открывается дверь.
        - При помощи телекинеза. - Дима насмешливо улыбнулся. - Коснись сознанием одного конца щеколды, и она поднимется.
        Андрей задохнулся от ярости. Даже находясь в его полной власти, этот чертов мальчишка позволял себе надсмехаться над ним! Дима смотрел спокойно и как-то отрешенно. Казалось, его совершенно не волновало то, что взбешенный человек может с ним сделать. Андрей стиснул зубы и резко произнес:
        - А я ведь могу тебя убить!
        - Лучше отпусти. - Дима спокойно смотрел на него своими черными глазами. - Я не причиню вам с Олегом вреда, и я не хочу тебя заставлять.
        - Можно подумать, ты на это способен! - Андрей презрительно хмыкнул, удивляясь самоуверенности малолетнего убийцы, и в следующий миг утонул в его огромных глазах. Его закружил водоворот воспоминаний, и он на мгновение зажмурился. А когда открыл глаза, не поверил тому, что увидел. На него смотрела девушка. Невысокая, хрупкая, как хрустальная статуэтка, и в ее огромных черных глазах было удивление вперемешку с детской обидой.
        - Мне больно! - тихий нежный голос серебряным колокольчиком прозвенел в комнате. Андрей замер. Больно. Почему? И в следующий миг роскошные волосы, окутывающие девушку словно экзотический плащ, шевельнулись, открывая бледное горло, в которое безжалостно впивалась грубая петля. Андрей задохнулся от гнева. И как только у неизвестного негодяя рука поднялась на такое чудо?!!! Он осторожно отвел шикарную гриву назад, и аккуратно, стараясь не причинить красавице боли, принялся развязывать удавку. Петля поддалась на удивление легко, и он поспешил отбросить ее в сторону. Девушка склонила голову ему на плечо, и он задохнулся от восторга.
        - Спасибо тебе. - Нежно прошептала красавица и подняла на него свои чудесные глаза. Андрей на мгновение зажмурился, не в силах поверить в то, что его мечта вдруг стала реальностью, а когда открыл глаза, на него спокойно смотрел Дима.
        - Спасибо тебе. - Тихо повторил он, и Андрей внезапно осознал, что случилось. Задыхаясь от ярости он смотрел на невозмутимого убийцу и не находил слов для того, чтобы выразить свою ненависть. К его удивлению, мальчишка как-то странно поежился под его взглядом и произнес, не глядя на него:
        - Я не знал, что это причинит тебе такую боль. Прости меня. - И прежде чем Андрей успел ему ответить, торопливо выскочил из комнаты, не забыв впрочем, закрыть за собой дверь. Человек молча смотрел ему вслед, спрашивая себя, что же все-таки произошло. Злость как-то незаметно испарилась, оставив только недоумение.
        Кетрин замерла среди межзвездной ночи. Ничем она не выдавала своего существования. Корабль был полностью обесточен, и ни капли энергии не просачивалось в окружающее пространство. Она ждала. Ждала уже третий день. Ждала свою жертву, полагаясь только на свое ощущение пространства. Не используя магию и приборы, только чувства. И вот наконец-то они сообщали ей, что жертва появилась! Охотник на одноместном корабле приближался осторожно. Еще не выйдя из прыжка, он обследовал место произошедшей битвы, и только не обнаружив ничего подозрительного, завершил перемещение. Странница только этого и ждала. Удар магической энергии парализовал и охотника и его корабль. Кетрин не собиралась давать жертве ни единого шанса ускользнуть даже в смерть. Поэтому прежде всего блокировала его мысленную деятельность, вогнав охотника в состояние комы. Поймать же небольшой легкий кораблик в магический захват было делом одной секунды. Скрываться больше не было смысла. Странница просто переместила оба корабля на орбиту и запросила командный центр
        - Это проект один, разрешите посадку. Подготовьте изолированную камеру для пленника.
        - Вас понял. Посадку разрешаю. Камера уже смонтирована.
        Кетрин довольно оскалила зубы и резко бросила корабль вниз. Ей самой перегрузки не мешали, а пленник надежно защищен магическим коконом. Затормозив у самой полосы, она аккуратно опустила корабль на огнеупорное покрытие посадочного поля космопорта. К ней уже бежали встревоженный техники и взвод наземных войск быстрого реагирования, на случай непредвиденных осложнений. Странница усмехнулась и выбралась из оплавленной кабины. Все-таки материалы людей очень непрочные! Отмахнувшись от техников, она спокойно подошла ко второму кораблю, и, прежде чем вскрыть его люк, обследовала запертое там существо, на случай если оно не приспособлено к местным условиям и прикажет долго жить из-за каких-нибудь особенностей среды. 'Так и есть! Поглоти тебя сверхновая!' - Кетрин с трудом удержалась от того, чтобы не зашипеть в слух. - 'Воздух этого мира совершенно не подходил пленнику для дыхания и вызывал мгновенный отек легких, а чуть попозже необратимую остановку сердца. М-да. И как же теперь его транспортировать? Ну, допустим, до камеры она его доставит в коконе, а дальше? Хотя таиться уже не имеет смысла'. Кетрин
оглянулась на столпившихся вокруг людей и пожала плечами. Пугать, так пугать! Главный конструктор подошел к ней и неловко прокашлялся.
        - Лисса, у нас проблема! Мы не сможем вскрыть броню корабля пришельцев, не повредив содержимого!
        Кетрин усмехнулась.
        - Это не проблема! Готовьте камеру.
        И шагнула к застывшему, неловко накренившись на посадочной площадке кораблю пленника. Когти Странницы легко вскрыли броню люка, миг, и Кетрин уже внутри. Люди потрясенно наблюдали за происходящим. Фыркнув от отвращения, Странница отстегнула страховочные ремни и вытащила безжизненное тело пилота наружу, не забывая поддерживать вокруг него магическое поле, исключающее его контакт с внешней средой. Оглядев собравшихся вокруг смертных, приветливо кивнула доктору Трому, и язвительно поинтересовалась:
        - Ну, показывайте, где вы установили камеру для пришельца, или мне самой по всему космопорту ее разыскивать?
        - Следуйте за мной, лисса. - Торопливо шагнул вперед главный конструктор. - Возле камеры вас ожидает Его Величество царь Мортон и члены правительства.
        Лицо Кетрин осталось бесстрастным, но внутри она скривилась, как от кислого. Только интриг смертных ей до полного счастья и не хватало! Быстрым шагом направляясь за семенившим впереди смертным, она прокручивала в голове ощущения, вызванные контактом с разумом охотника, и все больше тревожилась. Что-то было не так. И она не могла понять, что именно. В этой ситуации вмешательство людей было крайне нежелательно. А у нее за спиной ученые во главе с доктором Тромом, вооружившись противогазами, штурмовали практически не поврежденный вражеский корабль. Дожидаться, пока чужая атмосфера выветрится, никто не собирался. Впрочем, противогазы понадобились не только ученым, газ, которым дышал пленник, оказался довольно ядовит даже в концентрации один к ста.
        Камеру устроили в подвале служебного здания космопорта, и возле массивного люка, отделяющего ее от основного помещения, Кетрин поджидали высокие чины из правительства во главе с царем. Тау, устроившийся в дальнем от людей углу, с интересом рассматривал все это сборище высокопоставленных смертных, не проявляя к ним, впрочем, и тени почтения. Странница кивнула ему на ходу и быстрым шагом направилась к люку камеры. Кто-то из важных чиновников попробовал возмутиться таким пренебрежением, но царь резко оборвал его. Доктор Тром уже успел сообщить ему о том, что атмосфера в корабле совершенно не совпадает с атмосферой планеты, и он понимал, что у Кетрин есть причины торопиться.
        Странница положила пленника на пол камеры и плотно задраила люк. Теперь люди могли наблюдать за ней только через монитор, установленный на противоположной стене помещения. Создав нужную атмосферу и, походя, перестроив свои дыхательные органы, Кетрин вывела охотника из комы, продолжая по-прежнему блокировать его двигательные центры. Еще не хватало, чтобы пленник начал бегать по камере, мешая считыванию! Странница представила, что сейчас чувствуют люди, наблюдающие за ее действиями. Они не способны понять, что происходит, и видят только внешнюю сторону. Пришельца, очень похожего на человека, неподвижно распростертого на полу, и женщину, сидящую рядом скрестив ноги. В следующий момент, выбросив лишние мысли из сознания, Кетрин погрузилась в глубокий транс, читая не только осознанную и неосознанную память пришельца, но и то, что он помнил на генетическом уровне. Медленно воспоминания складывались в единую картину. И эта картина вызвала у Кетрин непроизвольную боевую трансформацию! Странница стиснула клыки, не давая вырваться яростному рычанию. Перед ней было не просто зло или разрушение. А безумное
разрушение, созданное не без помощи Древних. - 'Прокляты будьте предки, не сумевшие предотвратить трагедию, которая через тысячи лет после вашей смерти грозит уничтожить все мироздание! Тысячу раз прокляты за то, что в своей беспечности вы породили такую угрозу Вселенной! Века и века назад один из бесшабашных Странников, повинуясь своему очередному капризу, уничтожил богиню. И тем породил Безумного бога. Неизвестно, кем развоплощенной Богине приходился этот Бог. Известно одно: он начал мстить. Мстить, безжалостно уничтожая миры, словно напрашиваясь на то, чтобы на него открыли охоту. И, в конце концов, после того, как погиб один из молодых Странников, Древние вышли на охоту за ним. И уничтожили. А потом поняли, что натворили. Безумный бог знал, что делал, когда шел на смерть. Оказалось, что он создал смертных и сделал их орудием своей мести. Эти смертные были способны только воевать. Они не воспринимали других разумных существ, как равных себе, и уничтожали их везде, где только могли. В лучшем случае, обращали в рабство, что тоже можно было считать медленной формой смерти. Рабы вымирали за одно два
поколения. И они уничтожали миры! Безумный бог использовал энергию погибшего Странника, для того, чтобы обучить их использовать магическую силу в технике, и они научились. А еще он вложил в них стремление расширять свои владения. Создав, в конце концов, идеальных захватчиков, которым ничего не могли противопоставить смертные в зоне безмагии, и почти не могли сопротивляться жители магических миров. И последним штрихом в его творении стала его смерть. Безумный Бог не развоплотился. Он использовал всю энергию свое смерти, всю, до последней капли, чтобы неразрывно связать существование своего творение с существованием мироздания. Безумный бог уже никогда не возродится, он исчез без следа, а его творение теперь невозможно полностью уничтожить, не уничтожив мироздание. И об этом он позаботился уведомить этих смертных, еще раз подтвердив им, что они избранные. И теперь эти выродки распространялись, как саранча, по своей Вселенной'. - Кетрин с шипением втянула в себя воздух, пытаясь успокоиться. - 'Будьте вы прокляты, предки! Этих ублюдков невозможно уничтожить, а они уничтожают разум в своем измерении!
Причем сами находятся в таком же резонансе с мирозданием, как и Древние. Ни те, ни другие не смогут удержать мироздание от самоуничтожения, если разрушатся стены между измерениями. Стены, которые поддерживаются разумом, но только не разумом охотников или Древних!' Кетрин сжала кулаки, не обращая внимания на то, что когти полосуют кожу на ладонях. 'В сознании этой твари слишком много информации, чтобы вытянуть ее за один раз. Да и неудобно работать в мире, лишенном магии! А знать нужно все! Хотя и того, что она узнала, более чем достаточно, чтобы вмешаться. И чтобы понять, что битва будет трудной. Безумный бог нарушил все законы творения, с самого начала дав смертным огромные знания и возможности их применения. А безалаберность Древних добавила им тысячи лет форы для того, чтобы научиться всем этим пользоваться!! - Приняв решение, Кетрин поднялась на ноги и позвала свой меч.
        Люди с ужасом наблюдали, как девушка сначала превратилась в чудовище с кожистыми крыльями и серебристой кожей, затем это существо зарычало, демонстрируя острые клыки за черными губами, и, достав из неоткуда меч, одним движением снесло голову пленнику! Подхватив ее когтистой лапой, монстр просто растворился в воздухе! Мортон сжал кулаки в бессильной ярости. - 'Инопланетянка обманула его! Обманула, как последнего идиота!' Он, едва сдерживаясь дрожащей рукой, показал на потрясенного Тау, застывшего в своем углу.
        - Схватить его! Глаз с него не спускать! Я должен знать об этом существе все!!
        Охрана профессионально заломила юноше руки, но он и не сопротивлялся, раздавленный предательством Странницы. Мортон наблюдал, как бледного подростка выволакивают из комнаты, и понимал, что это просто жест отчаяния с его стороны. И ничего допрос не даст, даже если мальчишка посвящен во все планы Кетрин и расскажет о них без утайки, предпринимать что-либо уже поздно. Корабль-разведчик летел к их планете всего несколько дней, и доктор Тром уже сообщил ему, что то оборудование и оружие, которые ученые нашли в захваченном корабле, превосходят их собственные на порядок. За такое короткое время даже уже разработанные корабли построить нереально, а уж создать что-то новое…
        Глава 19.
        Дира была в кое-то веки в хорошем расположении духа. - 'Неприятное дело подходило к концу. Сколько нервов ей стоило общение с этим недорослем, страшно вспомнить! Но теперь, наконец, все закончено! Фотографии удались. Хотя пока она сумела наладить фотоаппарат так, чтобы он работал в автоматическом режиме, с нее семь потов сошло! Определенно, общение с техникой сложнее пистолета ей противопоказано! Но теперь она с чистой совестью может выбросить упрямый агрегат куда подальше!' Дира ухмыльнулась и потянулась за отверткой. - 'Жизнь прекрасна, господа! Задурить этого недоросля оказалось несложно, тот и не заметил, что перед тем как сфотографироваться она предусмотрительно расстегнула блузку и сняла бюстгальтер. Впрочем, он бы не заметил и взвод репортеров! Кажется, с ним она все-таки перестаралась: даже Александр, подобравший ее у метро, скривился и потребовал прекратить полоскать ему мозги. Но это уже частности! Завтра утром им заступать на вахту у дома младшего сына Черта, и ждать появления разъяренного папаши. Все-таки люди до изумления предсказуемы!' - Дира нахмурилась. Она внезапно вспомнила, что
Александр давно должен был уже вернуться. Получив фотографии и сочувственно посмотрев на своего напарника, Туров заявил, что подбрасывать снимки папаше будет он сам. 'И смог таки убедить ее не лезть в это дело! Хотя он прав. Скрыто подбираться к объекту она не умеет. А уж прокрасться под камерами слежения по пересеченной местности к воротам и повесить на них конверт с фотографиями… где-нибудь да проколется. Она, к сожалению, не в форме. Но где его носит, черт возьми?! Знает ведь, что на таком расстоянии она его практически не слышит! Бездна поглоти эти сумасшедшие расстояния и отсутствие магии в атмосфере! Даже до собственного спутника докричаться не получается!!' - Дира сердито затянула последнюю гайку и собралась уже спускаться с крыши, когда по улице прошуршали шины знакомого внедорожника. Теперь им пользовались только в исключительных случаях, однако, отличать его по звуку она еще не разучилась. Машина остановилась на подъездной дорожке, и из нее вышел Александр, явно чем-то озабоченный. 'Неужели что-то случилось?' - Дира начала спускаться вниз, и тут же напарник развернулся, выхватывая пистолет.
Странница весело зашипела, повиснув на карнизе в нелепой позе. Александр некоторое время вглядывался, пытаясь различить хоть что-нибудь в темноте. Затем осторожно уточнил:
        - Дима, это ты?
        - Я. Кто же еще? - Дира спрыгнула с крыши и направилась к напарнику, засовывая в карман старых штанов фигурную отвертку.
        - Что ты там делал? - Александр спрятал пистолет и сердито покосился на ее безмятежную физиономию.
        - Антенну устанавливал. Старая не ловит англоязычные программы. - Не объяснять же своему тио, что, кроме антенны, она установила еще кое-что. Просто так, на всякий случай.
        - Ночью?!
        - А что? Какая разница?
        Александр только вздохнул, но Дира уловила в его сознании отголоски его мыслей и весело хмыкнула.
        - Так я же в темноте вижу лучше, чем днем. Отнес конверт?
        - Отнес. Завтра на охоту.
        Дира прикрыла глаза, отстраняясь от напарника, чтобы он не услышал ее беспокойства. 'Их искали. И Белошников явно не собирался останавливаться. Но теперь уходить было еще более затруднительно, чем раньше, из-за балласта в виде двух смертных, от которых теперь зависит ее жизнь. Черт! Вот это значит, не везет! Нужно проработать легенду досконально. Деньги Александр забирает в этот раз наличными, и стоит красиво уйти со сцены сразу поле расчета. Да так, чтобы никто не мог определить, чьих же рук это дело. Нужно будет подобрать парочку подходящих трупов, а о документах она позаботилась. Пришлось потратить магическую энергию на подделку этих дурацких клочков бумаги, но зато, возможно, им удастся беспрепятственно покинуть город'. - Дира устало улыбнулась и вошла в комнату вслед за Александром. - 'Ну, хоть с одним спутником ей повезло'.
        На следующий день Александр занял место на чердаке дома выходившего фасадом как раз на окна квартиры младшего сына Черта и, установив снайперскую винтовку, принялся терпеливо ждать. Не прошло и десяти минут, как на противоположном конце улицы появилась знакомая хрупкая фигурка в куртке не по сезону. Дима до сих пор поражал его своей нечувствительностью к холоду. Даже в сорокаградусный мороз он не считал нужным одевать что-нибудь теплее демисезонной куртки.
        Александр с волнением наблюдал, как напарник уверенно идет мимо охраны у подъезда, едва удостоив шкафоподобных мальчиков взглядом, в квартиру своего ухажера. При этой мысли Туров невольно скривился. 'Бедолага, что ему пришлось вынести за эти недели! Так и хочется пристрелить этого ублюдка Дениса! Спокойно!' - одернул он себя, - 'не увлекайся'.
        Дима поднялся на этаж и уверенно надавил кнопку звонка, заставляя себя успокоиться и сосредоточиться на роли, которую он играл. Дверь открыл еще один охранник и, окинув его внимательным взглядом, молча пропустил в квартиру. 'Да-а, охрана у внука олигарха поставлена куда как хуже, чем у бандитского авторитета! Его даже не обыскали! Ну и что, что девчонка знакомая, ну и что, что ее давно проверили и перепроверили, ложную биографию подкинуть в базы данных не так уж и трудно!' - Дима изобразил на губах заискивающую улыбку и прошел в гостиную. Парень сидел в удобном дорогом кресле и при виде Димы даже не соизволил встать. Хам, и этим все сказано. Странник уверенно приблизился к нему и осторожно поцеловал в щеку 'Черт, чем только не приходится заниматься! От человека разило какой-то синтетической дрянью, которая начисто отбивала обоняние!'
        - Здравствуй, дорогой! - промурлыкал Дима самым обольстительным голосом, на который был способен без активации 'песни страсти', слишком часто пользоваться ей он не собирался ни в коем случае, пока не разберется, как эта его способность взаимодействует с установлением связи спутников. Его сильно беспокоило то, что оба человека, которые попали под действие этой его силы, в конечном счете, стали его спутниками. А оказаться на целую вечность связанным с этим надутым идиотом… не приведи Вселенная!!
        - Привет! - парень небрежно обнял его за талию и попытался усадить к себе на колени. Дима ловко увернулся, проклиная про себя все на свете, на подобное он не рассчитывал! Этот представитель золотой молодежи, кажется, вознамерился сходу затащить его в постель! Осторожно держась вне досигаемости своего ухажера, Дима осторожно поинтересовался.
        - Ты сегодня собираешься в Оперу?
        - Чуть попозже, Дина! - парень хищно усмехнулся. - А пока будь умницей, иди сюда!
        'Так, и как это все понимать?' - Дима настороженно посмотрел на человека в кресле. - 'Неужели он его недооценил? Кажется, так оно и есть, гены папочки дают о себе знать. Мальчик намеревается самоутвердиться за счет своей случайной знакомой. Ну что за семейка! Ни одного нормального, одни выродки!!' Дима, делая вид, что не замечает неприкрытой угрозы в словах своего ухажера, непринужденно подошел к окну и восхищенно ахнул:
        - Какой замечательный вид!!! - и тут же, как бы невзначай, отдернул шторы.
        Теперь комната была у Александра как на ладони, и он приник к оптическому прицелу, стараясь не пропустить ни единой мелочи. В этот раз он страховал напарника и не хотел, чтобы с тем хоть что-то случилось. Он и сам не заметил, как благополучие парнишки стало важнее для него, чем свое собственное. Наверное, они действительно спутники, как говорит Дима. Что бы это ни значило! В гостиной между тем напарник ловко уворачивался от попыток своего ухажера затащить его в постель. Александр стиснул зубы от едва сдерживаемой ярости. Он прекрасно понимал, что если бы на месте Димы была обыкновенная девчонка, итог этого свидания был бы для нее весьма печален. Да и напарник уже достаточно натерпелся от этого богатого придурка, кажется, тот уже перешел к открытым угрозам. Ну где же Черт, в конце концов?!
        Словно в ответ на его безмолвный вопрос, к подъезду подкатили два хорошо знакомых ему джипа, и из них выбралась пара мужиков в дорогих костюмах. Их сразу же окружили телохранители, и не оставляя предполагаемому киллеру ни единого шанса, грамотно проводили до подъезда. Затем недолгая заминка, и телохранители вернулись к машинам, оставив своих подопечных на ответственность местной охраны. Александр напрягся. 'Сейчас начнется! Вот охранник сынка вышел в коридор. Так. Двухсекундная задержка: телохранитель видит знакомую физиономию и открывает дверь. Хоть и редко, но отец наведывается к сыну, чтобы позлить бывшую жену. Мальчик напрягся, вскочил и замер с открытым ртом, пялясь на отца. Не ожидал визита. Прекрасно! Судя по всему, охранник уже нейтрализован. Правильно, а то еще вмешается в самый неподходящий момент. В конце концов, Черт никогда не оставлял за спиной того, кто мог на него напасть. Отец с ненавистью смотрит на сына. На Диму никто не обращает внимания. Благо, на фотографиях напарник позаботился, чтобы его лицо невозможно было разглядеть'. Черт потянулся за пистолетом, но опоздал. Дима
действовал быстро и жестоко. Одним движением он преодолел расстояние, отделяющее его от бандита. Хрустнули кости, сминаемые такими хрупкими на вид пальчиками, и руки бывшего диверсанта бессильно повисли. Мальчишка замер, с ужасом глядя на отца. Окровавленные осколки костей торчали из-под кожи, невольно притягивая взгляд.
        Но Черт недаром считался самым опасным авторитетом в городе. Не обращая внимания на чудовищную боль в руках, он попытался ударить убийцу ногой в живот, но Дима ловко увернулся и коротко полоснул его по горлу накладными ногтями. 'Ничего себе! Он что, под них лезвия вклеил, что ли?! Наверняка'. - Александр ошарашено наблюдал, как корчится на полу бандит, из горла которого фонтаном хлещет кровь. Его старший сын метнулся на помощь отцу и умер, получив в глаз шпильку для волос. Туров невольно поежился. Он настолько привык к своему напарнику, что уже не замечал его жутковатых привычек, и теперь наблюдая со стороны, как он с хищной бескостной грацией змеи подходит к сжавшемуся в углу последнему оставшемуся в живых человеку, не мог не порадоваться, что ледяная безжалостная улыбка предназначена не ему. Парнишка что-то бормотал сквозь слезы, но Дима явно не собирался обращать на это никакого внимания. На бесстрастном лице улыбка, совершенно не отражавшаяся в глазах, выглядела жутким оскалом, и жертва поняла ее правильно. Пронзительно вскрикнув, парень попытался проскочить мимо убийце к двери. Короткий почти
незаметный взмах руки, и последний свидетель рухнул на невероятно дорогой ковер, заливая его своей кровью. Дима бросил взгляд в окно и кивнул. Александр кивнул в ответ, хотя и понимал, что напарник его видеть не может. Теперь его очередь. Дима свою работу выполнил, а Туров должен обеспечить отход.
        Выждав три минуты, чтобы Дима успел спуститься на первый этаж, Александр поймал в прицел первого из телохранителей и нажал на курок. Глушитель погасил звук выстрела, и оставшимся в живых охранникам понадобилась пара секунд, чтобы сориентироваться и понять, что происходит. Но этих секунд у них не было. Александр продолжал стрелять. По выстрелу в секунду.
        Когда Дима вышел из подъезда, на асфальте лежали пять трупов, а Туров уже разбирал винтовку. Напарник спокойно обошел тела и быстрым шагом направился к ближайшей подворотне. Когда оставшиеся в живых охранники выскочили на улицу, его уже не было в пределах видимости. Александр поспешил вслед за ним.
        'О-ой! Больно! И жарко! И песок… вот песок хуже всего остального. Забивается в раны, сволочь! Какая-то тяжесть на спине, судя по запаху, демон'. - Риа завозилась, стряхивая с себя неожиданного попутчика. Демон и не сопротивлялся. Мягкий шлепок и пронзительный визг. Странница даже не соизволила оглянуться на звук. Ей было не до того, нужно было срочно найти место, желательно в тени, и начинать восстанавливаться. 'А это, между прочим, было не так уж легко. Раны-то нанесены мечами демонов. Пока регенерируешь, семь потов сойдет! Хорошо еще, что магия в мире присутствует, хоть и в незначительном объеме, плохо, что вместе с магией присутствует страшная жара, яркое солнце и прочие прелести'. - Затуманенный взгляд Риа наткнулся в этом сияющем клочке приисподней на темное пятно и попытался сфокусироваться. Через несколько мгновений ей это удалось. 'Скала. А в скале пещера. Просторная даже. То, что надо!' - Странница собрала последние силы и поползла в том направлении, где сквозь потоки раскаленного воздуха темнел вход в так необходимое ей убежище. Ползти было больно. Песок лез куда надо и не надо и был
настолько горячим, что вызывал ассоциации со сковородой. Каждое движение давалось с невероятным трудом. Из открывшихся ран снова начала сочиться кровь. Риа потеряла счет времени, но вот, наконец, гостеприимные своды пещеры сомкнулись у нее над головой, и она без сил растянулась на прохладных камнях. Последним осознанным усилием она погрузила себя в глубокий транс накопления энергии.
        Просыпаться не хотелось. Совсем не хотелось. Риа с удовольствием бы повалялась еще немного, но что-то не давало ей покоя. И это что-то было болью и слабостью, которые, причудливо перемешавшись с беспросветным отчаянием, засели где-то в глубине ее сознания, не давая расслабиться. Промучившись с бесполезными попытками блокировать явно чужие эмоции несколько минут, Странница потеряла терпение и выбралась из пещеры, попутно поворачивая вспять боевую трансформацию. Кто бы ни был ее беспокойный сосед, опасности он явно не представлял.
        Пляж по-прежнему был до отвращения жаркий и солнечный, но Риа заставила себя вернуться по своим следам к месту падения, судя по ее ощущениям, мешавшее ей существо находилось именно там. Долго искать не пришлось: на том месте, где она приземлилась, бессильно распластав на песке остатки крыльев, лежал тот самый демон, который чуть не угробил ее, вцепившись ей в спину. Вид у демона был жалкий. Спина и то, что пониже представляло собой сплошную рану, от крыльев остались лохмотья. 'Н-да. Облако смерти разъедает все, что Странник не воспринимает как свое. Как он еще жив-то остался?' - Риа подошла ближе и удивленно зашипела. - 'Раны гноились. Так сколько же она провалялась в трансе?!! Не меньше пары дней. И как только этот демон умудрился выжить с такими повреждениями?! Но сейчас он явно умирал. Голова бессильно зарылась в песок, словно он все-таки пытался куда-то ползти. Дыхания почти не было. И это обстоятельство почему-то вызывало у нее серьезный протест подсознания. Демон должен жить!' Риа задумчиво констатировала, что, вероятно, сходит с ума, но все-таки решила выполнить каприз своего расшалившегося
подсознания. В конце концов, убить его можно будет и потом. Подхватив демона подмышки, Странница поволокла его в океан. Раны гноились, и, если она еще не забыла, то, чему научилась в больнице Общества, соленая вода неплохо дезинфицирует… Вибрирующий вой. Волна безумной боли обрушилась на нее. Что?! Риа действовала инстинктивно. Щиты растворились, как сахар под дождем, и страшная жгучая боль, грозившая убить демона еще вернее, чем удар меча, покинула его, затопив сознание странницы. Не обращая на нее внимания, Риа бегом вытащила демона на берег и осторожно уложила на живот. 'Вот так. Влипла! Такое сопереживание не возможно без устойчивой эмоциональной связи. И не просто связи…' - Риа на миг закрыла глаза, словно пытаясь отгородиться от открывающейся перспективы и начала вливать в своего спутника энергию, попутно залечивая самые сильные повреждения и отчаянно надеясь, что действует правильно. Лечить демонов она не умела. Вот убивать. Но у нее получилось. Странник не может повредить своему спутнику, чтобы не случилось. И Риа на собственном опыте убедилась в этом. Через какой-нибудь час демон открыл глаза
и уставился на нее вполне осмысленно, а затем попытался убить. Блокировав неуклюжую попытку добраться до своего горла, Странница вежливо поинтересовалась:
        - Ты кто?
        В ответ раздалось только кровожадное рычание. 'М-да. И как теперь ей быть?!' - Риа осторожно пробралась в сознание своего спутника и подтолкнула его к обратной трансформации. Через мгновение рычание сменилось испуганным криком. 'Что-о?! Перед ней на песке беспомощно лежала девчонка лет четырнадцати на вид. Смуглая, как жительница Западной Империи, но с янтарными глазами, острыми белыми клыками и резкими, словно выточенными из мрамора, чертами лица, с головой, выдающими в ней демона. Вот так попала! И что теперь с ней делать?!' - Девчонка смотрела на нее с таким ужасом, что, как подозревала Риа, только ее щиты не давали ей почувствовать боль от таких эмоций. Ладно, попробуем еще раз.
        - Меня зовут Риа. Как тебя называют сородичи?
        На этот раз демонесса соизволила ответить. Глуховатый слегка рычащий голос неуверенно произнес:
        - Альсон би Стиэн тэн Эльерен.
        Риа с трудом скрыла свое изумление. Если она еще не забыла все, чему ее учили в Черном Замке слоги 'Эль' и 'Аль' могли присутствовать в имени только правящей династии! Девчонка была принцессой демонов. Не больше и не меньше! Не удивительно, что никто из демонов не попытался убить ее, когда на нее напала Альсон. Одно дело угробить вместе с нахальным Странником одного солдата, а совсем другое - дочь правителя!
        - Теперь ты убьешь меня, да? - девчонка отчаянно пыталась скрыть свои эмоции, но Риа отчетливо чувствовала ее страх. Н-да, ситуация!
        - Нет, я не убью тебя, принцесса. - Устало вздохнула Странница и поспешила добавить. - И не буду требовать за тебя выкуп. Тебе надо восстановиться. Чем питаются высшие демоны?
        - А ты не знаешь?
        - Как-то не интересовалась. Ну, так как? Чем мне тебя кормить?
        - Эмоциями. Отрицательными эмоциями. Страхом, раздражением, ненавистью, отчаянием!
        - Ну что ж, хорошо!
        Риа подхватила взвизгнувшую девчонку на руки и переместилась в ближайшее знакомое ей место боевых действий. Благо, этот так недавно покинутый ею мир ими просто изобиловал. Хм. Кажется, она немного промахнулась. Вокруг явно была больничная палата. Но Альсон, видимо, было все равно, вывернувшись у нее из рук, демонесса застыла в странной позе, раскинув руки и закрыв глаза. В то же мгновение стоны и крики раненых затихли, как по волшебству. Проклятье! Да она же здесь всех угробит!
        - Прекрати немедленно! Здесь все-таки больница, а не филиал морга!
        - Но я хочу есть! И им это совершенно не вредит! Они все равно энергию эмоций не усваивают! - Альсон возмущенно уставилась на Риа сияющими янтарным светом глазами. Странница обвела палату внимательным взглядом, одновременно прощупывая ее на ментальном уровне. И вынуждена была признать, что Альсон права. Люди чувствовали себя лучше. Притуплялась боль, уходили страх и отчаяние. 'Ничего себе! Оказывается, демоны просто незаменимы в качестве помощников целителей! Вот так открытие!'
        - Вы снова почтили нас своим присутствием, уважаемая инопланетянка? Что на сей раз привлекло ваше высочайшее внимание?
        Риа стремительно развернулась и оказалась нос к носу с президентом Жедом, за его спиной толпились встревоженные врачи. Странница ничем не выдала своего раздражения
        - Моей подруге нужно восстановить силы.
        - И чем она намерена их восстанавливать? Надеюсь, не раненными?
        - Вы угадали. - Такой стремительной реакции она не ожидала. Наигранная вежливость вмиг слетела с президента, оскалившись не хуже самой Риа, он прошипел:
        - Посмей только! Я тебя своими руками придушу, кем бы ты ни была! Мой народ не будет для тебя скотом на бойне, пока я жив! Быстро же ты забыла свою ложь о том, что заботишься о нас!
        Риа не выдержала и рассмеялась. Смех хрустальным колокольчиком прозвенел в палате и заставил людей содрогнуться. Врачи, еще в самом начале тирады президента метнувшиеся к своим подопечным, начали удивленно оборачиваться.
        - Поразительно! А ведь Вы искренны, господин президент! Не волнуйтесь, людей мы не едим. Альсон нужны только их отрицательные эмоции и ощущения, без которых раненные вполне могут обойтись.
        - Но это невозможно! - у одного из врачей не выдержали нервы, но Риа не успела ответить, вмешалась Альсон.
        - Я хочу домой!
        - Извини, но это не возможно!
        - Почему? Ты сама сказала, что не собираешься брать за меня выкуп! Отправь меня домой! Я же чувствую, как ты злишься из-за меня!
        - Прекрати немедленно! Вот наказание! Я не могу отправить тебя домой, как бы мне этого не хотелось…
        Договорить Риа не успела, Альсон разревелась и выскочила из палаты, хлопнув дверью. Странница несколько мгновений смотрела на закрытую дверь, пытаясь понять, что все-таки происходит. Ничего путного в голову не приходило. Сзади раздался ехидный смешок
        - Приятно знать, что и вы не всеведущи! - довольно протянул Жед. Риа развернулась к нему, собираясь… - Девочка просто расстроилась, узнав, что она вам не нужна.
        - Что? - Проклятье на этих демонов! Странница мгновенно переместилась к Альсон, успев еще заметить самодовольную улыбку президента. Люди!
        Альсон она нашла под чудом уцелевшим в последней войне деревцем. Демонесса сидела, обхватив себя руками, и тихо плакала, как обычный человек, только вот слезы прожигали длинные дорожки в гальке у ее ног. 'Ну что ты будешь делать с этими подростками!' Риа бесшумно приблизилась и обняла свою спутницу за плечи
        - Что случилось, тио?
        - Меня все ненавидят! - донеслось до нее между всхлипами. - Все!
        - И даже твои родители? - еще не закончив фразу, Риа поняла, что сморозила глупость. Боль была едва ли не сильнее, чем после купания с ободранной спиной в соленой воде.
        - Да, - прошептала Альсон. - Да ненавидят! Я ведь не воин! И почти не умею сражаться! А я старшая. Наследница. Ты знаешь наши обычаи… Знаешь, что из-за меня наш род может потерять трон. А теперь представь, что у меня есть младший брат, который уже сейчас поражает учителей своим мастерством! Но он младший! Когда придет время мне проходить испытание, он еще не достигнет совершеннолетия и не сможет участвовать! Они все были бы просто счастливы, если бы я умерла.
        Риа сидела сцепив зубы и подняв щиты, чтобы до ее тио не доносилась ее бешенная ярость. Она действительно знала обычаи высших демонов. В день совершеннолетия наследник главы любого клана должен сразиться со всеми претендентами на его место. Сразиться и победить. Иначе удачливый претендент займет его место в роли наследника клана, пока не проиграет такой же бой. Да и главе клана каждый вправе бросить вызов. Кроме четко определенных случаев. Болезни, ранения, вынашивания наследника или ведения боевых действий, то есть случаев, когда шансы заведомо неравны, или поединок может поставить под угрозу существование клана. На практике вызовы бросают не так уж и часто. Во главе каждого клана стоят лучшие воины, и все об это прекрасно знают, но вот поединки с наследниками иногда длятся неделями. И если Альсон не способна постоять за себя, она проиграет, и ее брату придется завоевывать место наследника, как одному из претендентов, но чтобы доказать, что член проигравшей семьи достоин занять престол, ему придется победить всех воинов клана победителей. Проклятье, но это не повод уничтожать собственную дочь!
Одно слово - демоны! Риа устало вздохнула и потерлась носом о макушку рыдающей у нее на груди девочки.
        - Ну, мне-то совсем не надо, чтобы ты умерла, тио.
        - Врешь, ты тоже меня ненавидишь! Я чувствую! - всхлипнула Альсон. Странница весело хмыкнула
        - Ты чувствуешь мою злость, но недостаточно опытна, чтобы понять, на кого она направлена, тио. Я злюсь на сложившуюся ситуацию. Ты - мой спутник, я обязана защищать и оберегать тебя, а я так мало знаю о твоем народе, что невольно причиняю тебе боль.
        - Я не хочу, чтобы ты заботилась обо мне только потому, что обязана! Я по горло сыта такой заботой!
        Риа поморщилась и вместо ответа сняла все щиты, отделяющие ее сознание от сознания ее спутницы. На нее хлынуло одиночество и боль отчаявшегося подростка. Без труда настроившись на ее эмоции, Странница окружила их своей заботой и насмешливой уверенностью, что все будет хорошо, что бы не случилось. 'Все в порядке, тио. Мы вместе на целую вечность. Ты больше никогда не будешь одна. Я способна защитить тебя от любой угрозы'. Альсон всхлипнула и прижалась к ней всем телом, словно стремясь спрятаться.
        - Твои родители сильно рассердятся на то, что ты связалась со мной?
        - У меня нет родителей. А остальные… Узы спутников священны. Никто не посмеет тебя обидеть! Ты согласна отправиться со мной?
        - Да.
        Вокруг них закружилось облако магической энергии. Начался переход.
        Глава 20.
        Алеш и Нейл стояли на площадке для тренировок и со старательно подавляемым страхом ждали, когда Илир скажет, какое испытание им предстоит. Мастер не торопился, с холодным вниманием разглядывая стоявших перед ним юношей. В конце концов, его ментальный голос зазвучал в их сознании.
        - От орков поступила просьба о помощи. В королевстве Вирта завелся какой-то демон. Уничтожьте его. - Холодный сырой воздух сомкнулся на том месте, где он стоял.
        Юноши потрясенно переглянулись. Уничтожить демона, неизвестного вида, да еще в человеческих землях! Как он там вообще оказался. Демоны ведь питаются магической энергией, а у людей ее отродясь не было! И почему просьбу передали орки? Нейл устало вздохнул.
        - Мы сможем узнать ответы на все вопросы, только отправившись туда. Будем надеяться, что Илиру невыгодно отправить нас на верную смерть.
        - Ты прав. Отправляемся. И да поможет Вселенная Тилиру! - Нейл устало склонил голову, соглашаясь. О своем друге им так и не удалось ничего узнать, оставалось надеяться, что он еще жив.
        Алеш привычным движением открыл портал, и оба Странника шагнули в заклубившуюся тьму. Они чувствовали себя не в своей тарелке потому, что в этот раз из привычного снаряжения у них остались только мечи, и юноши не были уверены в том, что им этого хватит. Хоть их и учили, что эти мечи способны развоплотить бога, но они не очень-то доверяли в последнее время словам Старших, как между собой парни повадились называть Мастеров Древних.
        Портал перебросил их в условленное место, которое по совместительству оказалось рабочим кабинетом короля Вирты. Человек, сидевший за столом, вздрогнул от неожиданности, когда перед ним материализовались две фигуры с головы до ног закутанные в черное, и невольно поднялся. Король Нил уже примерно знал, чего ему следует ожидать, но все равно каждое появление Древних пугало его.
        Нейл и Алеш молча стояли перед человеком, ожидая, когда он заговорит, и попутно разглядывая комнату, обставленную с элегантной роскошью, которая у привыкших к мрачным краскам Черного замка Странников вызывала стойкое ощущение ярмарочного балагана.
        - Я рад, что вы откликнулись на наш зов, Древнейшие. - Нил старался определить, кто скрывается под глубокими капюшонами плащей, но не преуспел в этом. Две фигуры одинаково неподвижно застыли перед ним, и, кажется, даже не дышали. Человек перевел дух и продолжил, стараясь, чтобы его растерянность не бросалась в глаза собеседникам. - У нас в городе беда. Кто-то охотится на людей по ночам. На улицах находят разодранные трупы припозднившихся прохожих. Стража не может ничего сделать, а орки, которым показали останки одной из жертв, утверждают, что на него напало потустороннее существо.
        Алеш коротко выругался про себя. Орки вряд ли ошиблись, среди них есть достаточно опытные маги, они вполне способны точно определить природу нападавшего. Дело становиться серьезным. Нейл молча согласился с ним и тут же заговорил вслух:
        - Нужно осмотреть место происшествия. Последний труп уже убрали?
        - Нет, Древнейший. Орки сказали, что не нужно ничего трогать. Последнего пострадавшего нашли прямо возле дворца сегодня утром.
        - Тогда идем.
        Странники повернулись и молча покинули кабинет, королю ничего не оставалось, как последовать за ними. Еще не хватало, чтобы эти порождения тьмы шастали по всему его дворцу без сопровождения. Еще случится что-нибудь! За королем увязались охрана и свита. Так что к месту преступления подошла уже небольшая толпа.
        Странники, не обращая внимания на насторожившихся гвардейцев, охранявших место от любопытных зевак, подошли к разорванному на части трупу и принялись спокойно его изучать, игнорируя отвратительный запах и мух, круживших над лужами крови, подсыхающими на брусчатке дворцовой площади.
        Нейл внимательно рассматривал рваные раны, пытаясь определить, какой из огромного количества мелких демонов поработал именно в этом случае. От размышлений его отвлек Алеш молча протянувший ему оторванную голову жертвы. Со стороны людей послышались возгласы отвращения, но Странники не обратили на них никакого внимания, с одинаковым бешенством они разглядывали выражение экстаза, застывшее на лице убитого. 'Вампиры, поглоти их бездна!' - мелькнула у них раздраженная мысль, - 'вот что, значит, не везет!'
        - Древнейшие, вы знаете, кто это сделал? - не выдержал затянувшегося молчания король Нил.
        - Вампиры. - Прошипел Нейл, продолжая разглядывать оторванную голову. - Один из немногих видов нечисти, не питающийся магической энергией.
        - И вы знаете, как с ним справиться? - король старательно скрывал звучащую в его голосе надежду.
        - Это несложно.
        Алеш вопросительно склонил голову. Нейл говорил уверенно, и его эта уверенность удивила. 'Конечно, уже почти стемнело, и скоро вампиры выйдут на охоту, но искать взбесившихся тварей по всему городу все-таки непросто. К тому же вампиры относятся к разряду нечисти, почти не видимой для органов чувств Странников. Нет, если они попадутся в поле зрения Древних, тогда никаких проблем не будет, но вот почуять вампиров Странники способны только на расстоянии, не превышающем сто метров. Ну, не настолько же они сумасшедшие, чтобы подходить так близко к своим потенциальным убийцам?! Словно специально стараясь опровергнуть его размышления, со стороны дворца отчетливо потянуло эманациями вампиров. Проклятье! Такое сильное излучение возможно, только в одном случае: если они уже пролили кровь, но ведь всей этой гадостью несет из-под земли! Что тут вообще происходит?!' - Не сговариваясь, Странники выхватили мечи, и люди шарахнулись от наливающихся холодным огнем лезвий. Короткое заклинание раздвинуло землю, обнажив спрятанные под толщей камня и глины катакомбы. Придворные дружно ахнули, а гвардейцы потянулись за
своим бесполезным оружием. Мрачные коридоры были наполнены с трудом выбирающимися из камня стен лысыми изможденными тварями, на белых физиономиях которых в глубоких глазницах адским огнем горели кроваво-красные глаза. Ужасное зрелище завораживало, не давало отвести взгляд, притягивало. Холодный бесстрастный голос Алеша расколол на куски охватившее людей наваждение
        - Интересно, кто этот мудрец, додумавшийся построить фундамент дворца из камней-кровососов.
        - И за что он так ненавидел правящую династию? - задумчиво добавил Нейл.
        - Что? - король Нил с трудом оторвался от ужасного зрелища и непонимающе уставился на Странников.
        - Поинтересуйтесь на досуге, кто строил этот дворец, и за что этот кто-то так ненавидел ваших предков. - С этими словами Алеш вытянул вперед руку, фокусируя энергию на ладони, и обрушил на катакомбы вал огня, чуть замешкавшись, Нейл присоединился к его атаке. Через мгновение коридоры напоминали преисподнюю, как ее любят изображать жрецы. Твари с визгом метались, охваченные пламенем, постепенно распадаясь на части. Люди с ужасом и омерзением наблюдали за их агонией. Постепенно вопли стали стихать, и Странники погасили магический огонь. И в тот же момент установившуюся тишину нарушил отчаянный крик. Кричал ребенок. Алеш яростно оглянулся, заставив людей отшатнуться при виде его горящих зеленью глаз. В сгустившейся темноте под парадной лестницей Королевского дворца в какой-то сотне метров от них копошилось несколько тварей. Странники метнулись в их сторону, не обращая внимания на разлетевшихся у них из-под ног людей. В конце концов, ушибы - это не смертельно.
        Нейл коротким выпадом разрубил ближайшую к нему тварь пополам, краем глаза заметив, как Алеш смахнул второму вампиру голову своим мечом, и наклонился над лежащим на камнях подростком. Дело было плохо. Не задумываясь, Странник положил руку на относительно целое плечо мальчика, принимая на себя боль, терзавшую его изломанное изодранное тело, рядом склонился Алеш, внимательно рассматривая мешанину из крови костей и одежды, в которую превратились грудь и живот мальчика.
        - Боже! - раздался рядом возглас короля Нила. - Элит! Древнейшие, молю вас помогите моему племяннику!
        - Стараемся. - Ворчливо отозвался Алеш, продолжая изучать внутренности подростка. - Нейл ты не помнишь, где должна находиться вот эта кость? - он кивнул на торчащий из раны под углом девяносто градусов осколок ребра.
        - Понятия не имею! Я не изучал человеческую анатомию.
        - Хм. Я тоже. Рискнем или позовем учителя?
        - Лучше не рисковать.
        Нейл сосредоточился, пытаясь дотянуться до Илира. Серебряный странник ответил мгновенно, словно ждал зова. Миг, и перед потрясенными людьми появился еще один Древний. Спокойно отодвинув короля в сторону, он нагнулся над его племянником, одобрительно кивнул, оценив по достоинству, как ученики поддерживают в этом изломанном теле жизнь, и, сняв перчатки, осторожно положил руки на грудь подростка. От них тут же начало исходить серебристое свечение, под которым кости и мышцы задвигались, возвращаясь на предназначенные им природой места, кожа нарастала сама по себе, закрывая зияющие раны, несколько мгновений, и перед испуганными людьми лежал совершенно здоровый подросток, только почему-то безмятежно спящий на залитых кровью камнях.
        - Он будет жить? - тихо, словно боясь потревожить сон своего племянника, спросил король Нил.
        - Он проснется совершенно здоровым.
        Илир выпрямился и, кивнув Алешу с Нейлом, шагнул в завихрившийся перед ним портал. Юноши не заставили себя долго упрашивать и торопливо последовали за ним. Все-таки люди - очень шумные существа.
        Оказавшись во дворе своего замка, Илир улыбнулся юным странникам и спокойно произнес:
        - Вы прошли испытание. Тилир ждет вас в своей комнате.
        - Подожди… - Алеш запнулся, не зная как заговорить о своей матери со Старшим, но тот и не стал ждать, пока он соберется с мыслями.
        - Твоя мать ждет тебя в твоих комнатах. Тебе предстоит научить ее всему, что она должна знать.
        И переместился, поглоти его бездна! Алеш зашипел от ярости. До каких пор этот ненормальный будет распоряжаться их жизнью?!
        - Больше не будет. - Мягко прошелестел в их сознании голос Тилира. - Мы теперь Мастера и сами должны решать свою судьбу. И отвечать за последствия таких решений тоже.
        Дира свернула в пустынный переулок и принялась торопливо приводить себя в порядок. Хорошо еще, что молодежная мода в этом году позволяла без труда превращаться в девушку и наоборот. Стер косметику, снял накладную грудь, и никто уже ни ничего не заподозрит, в кожаных куртках и джинсах ходят все поголовно без различия пола. Сзади раздались шаги. Дира повернула голову и улыбнулась своему спутнику. И замерла, почувствовав знакомое присутствие. 'Нет. Этого не может быть!' Странница поспешно начала укреплять свои щиты. Пристально оглядываясь. Почувствовав ее беспокойство, насторожился и Александр. Но ничего подозрительного вокруг не наблюдалось, если не считать громких голосов, доносившихся с места преступления. Выругав себя за излишнюю впечатлительность, Дира быстрым шагом направилась к автобусной остановке, краем глаза наблюдая за своим спутником, с задумчивым видом направляющимся в ту же сторону. Но далеко им уйти не дали. Свернув за угол, Дира нос к носу столкнулась с компанией молодежи, и тут же все ее чувства, предупреждающие ее об опасности, взвыли дурным голосом. 'Перед ней были твари! Причем
твари, замаскировавшиеся под людей! Черт!!' - Дира резко развернулась и с проклятьем остановилась. - 'Путь к отступлению перекрывали еще две твари, которые уже ненавязчиво оттирали Александра в сторону!' Не раздумывая, Странница метнулась вперед и всем телом врезалась в них, отшвырнув подальше от своего спутника, и вместе с ним отступила в просвет между домами. 'Проклятье!' - Дира яростно оглянулась по сторонам. - 'Перед ней был тупик! А позади уже выли раззадоренные твари в количестве семи штук!' Странница тихо выругалась и посмотрела на Александра. Тот уже умудрился достать пистолет и теперь целился в приближающихся уродов. Как будто это могло помочь! Дира зашипела от отчаяния и торопливо произнесла:
        - Александр это бесполезно. Пули на них не подействуют. Пожалуйста, не ввязывайся. Это мой бой.
        - Черта с два! - в голосе напарника звенела упрямая ярость. Только этого ей еще и не хватало!
        - Тио, ты просто не попадешь в них! Прошу тебя, не усложняй мне задачу! - торопливо взмолилась Дира, позволив ему услышать ее отчаяние.
        Твари сбросили личины и рванулись вперед. Странница шагнула им навстречу, стараясь не обращать внимания на потрясенный возглас Турова. Первую из них она встретила кулаком в горло. Захлебнувшись воем, тварь рухнула ей под ноги, и Дира каблуком вогнала ей клыки в глотку, одновременно уворачиваясь от двух следующих. Ее лоб встретился с переносицей одной из них, она отчаянно попыталась не пропустить тварей мимо себя. Шесть - это слишком много! Они почти ничем не уступали истощенному страннику, и Дире приходилось из последних сил напрягаться, просто, чтобы не пропустить их к Александру. Он тоже забрал немало жизней и вполне мог стать их добычей! Клыки разорвали ей плечо, колено врезалось в подбирающуюся к ее ногам тварь, заставив ее откатиться с хриплым визгом. Слишком много! Ей бы немного сил! Извернувшись, она, уже не заботясь о своей безопасности, вцепилась в пытавшуюся проскочить мимо нее, тварь и рывком дернула ее на себя. От удара зазвенело в ушах, и на глаза потекла кровь с рассаженного о клыки лба, но главное: второй урод был уничтожен!
        Когти сжали ее горло, перед глазами поплыли разноцветные круги, из последних сил Дира стряхнула с себя вцепившихся в нее тварей и яростно бросилась на противников. Не давая им опомниться, Странница нанесла несколько ударов, заставляя тварей сосредоточиться на ней. Клыки впились ей в ногу, когти рвали грудь и живот, не обращая внимания на раны, Дира схватила одну из тварей за разбитое горло, и рывком вогнала ее голову в пасть ее товарки. С пронзительным воем обе свалились на залитый кровью асфальт и забились в агонии. В этот момент ноги Странницы подкосились, и тут же оставшиеся уроды навалились на нее со всех сторон. Бок пронзила молния боли, и Дира отчетливо почувствовала, как утекает из ее израненного тела энергия, но ничего не могла с этим поделать! Руки были заняты. На левой повисла тварь, каким-то образом умудрившаяся перекусить ей кость, а правая была прижата ее телом к земле. Ноги придавила тварь, вцепившаяся ей в бок. Но мысли Странницы были заняты другим.- 'Две! Всего две твари! Где третья?!!' Запредельным усилием вывернув шею, она увидела третью тварь, несущуюся на ничего не
подозревающего Александра. На такой скорости он просто не мог рассмотреть, что происходит! Взревев от ярости, Дира вырвала руку из пасти жевавшего ее урода и, не обращая внимания на боль, вогнала кулак в окровавленный оскал. Встала, волоча за собой вцепившуюся ей в бок тварь, и метнула стилет. Не то чтобы он мог причинить этому порождению болезненного разума какой-нибудь вред, единственное, чего Дира добивалась, это отвлечь тварь от ее добычи. И это сработало! Монстр с воем развернулся, вырывая из затылка тонкое лезвие. Этой секундой задержки хватило ей, чтобы оторвать от себя присосавшегося энергетического вампира и расправиться с ним. Сил не оставалось совсем. Навстречу последней твари она даже не смогла шагнуть, просто упала в ту сторону, нанеся в падении удар неповрежденной рукой, стараясь попасть в морду урода. Это ей почти удалось, и они вместе рухнули на перепаханный когтями асфальт. Неимоверным усилием Дира отвела голову у почти сразу же оказавшейся сверху твари от своего горла, но сбросить ее никак не удавалось. Мышцы ныли от запредельного напряжения. Проклятье! Выстрел прозвучал прямо у нее
над ухом, и пуля вогнала верхнюю челюсть твари ей в глотку. Все! Дира отпустила бившегося в агонии урода и бессильно растянулась на асфальте. Мысли застилал кровавый туман. Сознание уплывало в пустоту небытия.
        Дениэл переместился в последний мир из своего списка, и тут же его щиты завибрировали от магической атаки. Коротким импульсом отбросив смертоносное заклинание туда, откуда оно прилетело, Странник осторожно ощупал окружающее пространство, пытаясь определить, кто на него напал. Вокруг не было никого, кто мог бы нанести такой удар. Дениэл насторожился, если противник способен спрятаться от него, это не заурядный демон, а кое-кто поопаснее. Тело скрутила мгновенная судорога боевой трансформации, он не собирался рисковать своей жизнью, пренебрегая элементарными предосторожностями. Словно в ответ на его преображение откуда-то с нематериальных слоев пространства ударило еще одно заклинание. 'Так!' - Дениэл яростно оскалился, сам того не желая, его противник выдал себя с головой. В каждом мире своим личным пространством может обладать только бог, создавший этот мир или хотя бы владеющий его частью, и только этот карман пространства-времени способен скрыть кого бы то ни было от магического поиска Древнего. Коротким импульсом Дениэл перехватил поток магической энергии и, пройдя по нему как по веревке, с
удовольствием почувствовал, что не ошибся в своих предположениях. Поток упирался в замаскированный вход в личное пространство бога, что и требовалось доказать. Странник резко ударил в защиту на входе импульсом чистого разрушения, про себя отметив, что опыт сражения с Дэволом наконец-то ему пригодился. Защита не выдержала такого обращения и рассыпалась мутными каплями уничтоженного волшебства. Странник спокойно шагнул в открывшийся за ней проход, неторопливо вытаскивая из ножен меч.
        Личное пространство Бога встретило его странной пустотой, и, если бы речь шла о жилище смертного, а не об обиталище бога, к нему больше всего подошло бы определение запущенное. Дениэл насторожился, ситуация никак не желала укладываться в привычные рамки. Он осторожно обследовал окружающее пространство и с удивлением понял, что хозяин уже очень долго отсутствовал или, по крайней мере, не использовал здесь свою силу. И, как легкий аромат духов, вокруг витал запах чужого присутствия. Присутствия, несомненно, враждебного и какого-то испорченного.
        Дениэл принюхался, пытаясь определить, откуда исходит этот чужой запах, и вдруг улыбнулся, показав удлинившиеся клыки. Местный божок прятался в небольшом ответвлении от основного пространства, предусмотрительно замаскировав вход в него довольно мощным амулетом, излучение от которого практически полностью глушило вибрацию портала. Древний метнулся к затаившемуся противнику прямо сквозь магическую игрушку, призванную его остановить. Амулет разлетелся сияющими искрами, и меч, кровожадно свистнув, впился в материальное тело местного божка, мгновенно развоплотив его.
        Дениэл небрежным движением вогнал меч в ножны и с удивлением заметил, что все еще находится в компании бога. Он насмешливо посмотрел на испуганного бога, безуспешно пытающегося освободиться от магических оков, надежно притягивающих его руки и ноги к куску скалы, торчавшему посредине пространственного закутка, и поинтересовался:
        - Как тебя угораздило проиграть недоумку, притащившему в личное пространство бога материальный предмет из его мира? И почему ты не воспользовался его энергией? - бог потрясенно моргнул, не веря, что это страшное существо разговаривает с ним вполне членораздельно, и неуверенно выдавил:
        - Это из его мира, он через скалу тянул из меня силу.
        - Ах, вот как! - Дениэл внимательно присмотрелся к куску камня, к которому был прикован бог и убедился, что местный творец не соврал, скала сочилась энергией, чуждой этому миру. Это становилось уже интересным. Странник осторожно разрушил оковы, стараясь не задеть своей силой истощенного бога, не хватало еще угробить потенциальный источник информации только потому, что ослабленный пытками и потерей сумасшедшего количества энергии божок загнется от шока при соприкосновении с его сутью. Бог мешком свалился ему под ноги и остался лежать, слабо постанывая. Дениэла такой поворот событий не устраивал. Ему была необходима информация, а бог в настоящий момент был положительно неспособен членораздельно отвечать на вопросы. Однако поделать он ничего не мог, оставалось ждать, когда энергия творца восстановится до приемлемого уровня. Странник сердито оскалился и вернулся в материальный мир, оставив бога приходить в себя в одиночестве. В следующий момент он забыл про него, ощутив мощный поток энергии странника. Дира была здесь, и она умирала! Дениэл скользнул вдоль потока силы, отыскивая точку, откуда он
исходит, и метнулся туда, не заботясь о том, что его может кто-нибудь заметить. Дира умирала, и ничто больше не имело значения!
        Александр с ужасом почувствовал отчаяние своего напарника, и тут все началось. Только теперь Туров понял, почему от пистолета не будет никакого толку. И Дима, и нападающие двигались с невероятной запредельной скоростью. Он их просто не видел, только иногда на краю восприятия мелькали смазанные силуэты, но он не мог разобрать, кому эти силуэты принадлежат. Все продолжалось не более двух секунд. Александр не лез вперед, стараясь не мешать напарнику. То, что помочь ему он точно не сможет, не вызывало никаких сомнений. Момент, когда все закончилось, он пропустил. Мгновение назад ничего не было. Миг, и вдруг на асфальте извивается Дима, стараясь отвести пасть какой-то твари от своего горла! Решение пришло в ту же секунду, пистолет дернулся в руке, и пасть провалилась внутрь глотки. В то же мгновение на него обрушились мучительная боль и слабость. Александр пошатнулся от неожиданности и вдруг понял, что разделяет ощущения со своим напарником. Туров отчаянно затряс головой, стараясь прийти в себя. Бесполезно! Тошнотворная слабость накатывала волнами, тело раздирала боль от десятка ран. И вдруг все
кончилось. Александр открыл глаза и встретился взглядом с Димой. Напарник с трудом разлепил бескровные губы:
        - Уходи.
        Туров яростно оскалился. Этот придурок опять за свое! Он стремительно наклонился над Димой, торопливо стягивая с себя рубашку и мучительно соображая, из чего еще можно сделать жгут, чтобы остановить кровь, хлещущую из ран напарника. У него над ухом раздался шипящий вздох, и вдруг как по команде кровь остановилась сама по себе. Александр встревожено вскинул голову, боясь увидеть самое страшное. Но нет. Его напарник дышал. Безвольно распластавшись на асфальте и до крови закусив губу, Дима сумел остановить кровотечение. А по переулку звучали приближающиеся шаги. Туров выругался от беспомощности. Спрятаться негде. Осторожно подхватив Диму на руки, он оттащил его в глубь тупика и приготовил пистолет. Однако он не понадобился. Мимо прошли, переговариваясь, двое подростков. Дождавшись, пока они скроются из виду, Александр снова осторожно поднял напарника на руки и торопливо направился к выходу из тупика, раздумывая, сможет ли он незаметно угнать раздолбанные 'Жигули', неприкаянно торчавшие в переулке. Идти с такой ношей на остановку было чистым безумием. Ему повезло. Машину из-за ее древности владелец
даже не ставил на сигнализацию. Завести же машину без ключа не представляло для него проблемы. Осторожно уложив израненного напарника на заднее сидение, Александр погнал машину к дому, молясь, чтобы по дороге эта рухлядь не рассыпалась.
        Он ехал по переполненным улицам мегаполиса и время от времени косился в зеркальце заднего вида. Состояние Димы вызывало у него серьезное беспокойство. Раны мальчишки были более чем серьезные. Если бы не объявленный розыск, он отвез бы его в больницу, но сейчас это было бы для напарника смертным приговором. Белошников не позволил бы ему выжить. Оставалось надеяться на его нечеловеческую живучесть. Но эти соображения успокаивали мало, когда он видел восковую бледность Димы, вот уже полчаса не приходившего в себя. Только едва заметное дыхание не позволяло принять его за мертвеца, и Александр боялся, что оно в любой момент может прерваться. Видит Бог, с такими ранами он сам давно бы уже был на том свете.
        Этот страх не оставлял его ни на минуту во время бешенной гонки, когда старая машина скрипя и дребезжа выдавала восемьдесят километров в час. И только после того как 'Жигули' одолели последнюю горку, Туров вздохнул с облегчением и тут же грязно выругался. С горки прекрасно просматривался их дом. Точнее то, что от него осталось! Вокруг дымящихся развалин суетились пожарные и полиция. Проклятье! Какая же тварь их выследила?! На заднем сидении застонал Дима. Александр торопливо обернулся к нему.
        - Ты как?
        - Хреново. Что с домом?
        - Дому конец. Откуда ты знаешь?
        - Эти твари охотились за мной целенаправленно. Видимо, кто-то из них попался в одну из моих ловушек.
        Александр только хмыкнул. - 'Ничего себе вытворяет чудеса его напарничек! А он и не знал, что дома есть не только его ловушки! Но что теперь делать?! Диме нужна медицинская помощь! Он каким-то образом остановил кровь, но все же…'
        - Садоводство, Пионер. Третья улица, участок семнадцать. - Раздался с заднего сидения слабый прерывающийся голос Димы. 'Проклятье! Да он же совсем ослаб!' - Александр с остервенением выкрутил руль, развернул задребезжавший всеми шестеренками автомобиль и помчался в обратную сторону.
        До садоводства он доехал минут за десять, еще пять он потратил на то, чтобы найти нужный дом. Ему они показались часами. Наконец он подрулил к железным воротам стоящего на отшибе домика. 'Странно. Зачем на даче такой забор?' - Мельком удивился убийца и вышел из машины, чтобы открыть створки. Все же хорошо, что он после одного случая не расстается с отмычками, иначе через эту ограду с раненным можно было бы только перелететь! Загнав машину во двор, Туров подхватил напарника на руки и внес его в домик. Оглядев единственную комнату, сморщился. Мебель представлена покосившимся столом и продавленным диваном, на который он тут же со всеми предосторожностями уложил Диму. 'Так'. - Александр оглядывал помещение. - 'Черт возьми, да здесь нет даже кружки, чтобы раненого напоить! Стоп! А это что? Вылинявшие занавески скрывали две двери со странными засовами. Щеколды качались, как на качелях. И, если он еще не забыл все, чему его учили, должны были закрываться при хлопке дверью, а даже самое легкое прикосновение к противоположной их части возвращало их в исходное положение. Интересно, кого же таким образом
закрывают?' Осторожно, ожидая любого подвоха, он поднял щеколду на ближайшей двери и, держа пистолет наготове, шагнул внутрь.
        - Что-то рано в этот раз ты заявился. - Сварливо проскрипел недовольный голос из темного угла шикарно обставленной комнатки. Александр поднял пистолет, стараясь разглядеть говорившего. И, словно почувствовав его интерес, человек шагнул в полосу света, льющегося из открытой двери.
        - Андрей?!! - вот уж кого он здесь не ожидал застать, так своего прежнего напарника и друга еще с детдомовских времен.
        - Сашка?!! Черт! Нужно сматываться, пока он не вернулся! - Андрей в два шага преодолел расстояние до неприметной дверки в стене и коротко стукнул, дверь тут же распахнулась. Александр не знал, что и думать. За дверью оказалась точно такая же комната. Из нее выскользнул худой невысокий подросток и с каким-то непонятным испугом принялся оглядываться.
        - Ребята, вы что здесь делаете?
        - Да один ублюдок нас здесь, как в зоопарке, держит, только посетителей не водит - сам любуется.
        - Что?! - Александр затряс головой. Интересно, зачем его напарник притащил его сюда. Ладно, с этим он потом разберется сейчас главное… - Аптечка здесь где-нибудь есть? У меня напарник ранен!
        Андрей коротко выругался и откуда-то из шкафа вытащил полевую аптечку и еще ворох каких-то лекарств.
        - Что ж ты раньше молчал! Здесь, как в Греции, все есть! Пошли скорее!
        Александр посторонился, пропуская друга вперед. Андрей всегда лучше него разбирался в оказании помощи раненым. Но он не успел сделать и шага, как из комнаты, где лежал Дима, раздалось яростное проклятье и такая ругань, что Туров сам не помнил, как оказался рядом с Андреем.
        - Что?! - его голос прерывался от волнения. 'Неужели его напарник умер. Нет, только не это!'
        - Это и есть твой напарник? - каким-то неестественно спокойным голосом спросил Андрей.
        - Да. Что с ним?
        - Ничего! Это и есть тот ублюдок, который нас здесь держал!
        Ах. Вот в чем дело. Александр молча забрал у друга аптечку и, вытащив шприц с обезболивающим, аккуратно сделал укол. И принялся осторожно снимать с напарника изодранную одежду. Раны оказались еще серьезней, чем он думал. В укусах кое-где белели кости, разорванные мышцы свисали лохмотьями. Черт! Даже если он выживет, то останется инвалидом!
        - Что ты с ним возишься?! Он - убийца!
        - Да иди ты идейный! Он мне жизнь спас и не раз! А что до того, кто он, так я и сам убийца!
        Александр яростно выругался, пытаясь аккуратно приподнять Диму, чтобы перебинтовать. Напарник глухо застонал и с трудом открыл глаза. Его взгляд некоторое время блуждал по помещению, а затем сфокусировался на убийце.
        - Вам нужно уходить, тио. - Прерывистый шепот заставил сердце Александра сжаться в недобром предчувствии. - Они ищут только меня, вы сможете скрыться и выжить.
        - Я тебя не брошу. Успокойся, здесь они нас не найдут.
        - Твари чуют меня и будут искать, пока не найдут. - Дима тяжело закашлялся. - Создавший их видит во мне угрозу и сделает все, чтобы меня уничтожить. Там под столом тайник, в нем паспорта и маски сам делал.
        Александр с трудом сдержал проклятье. Дима, как всегда, в своем репертуаре. Пытается защитить его любой ценой! Знать бы еще, что это за маски такие. Ладно, сейчас не время его расспрашивать. Он осторожно приподнял напарника и поднес к его губам чашку с водой.
        - Выпей. - Дима покорно сделал несколько глотков и едва заметно улыбнулся бескровными губами.
        - Это уже становиться традицией, тио. Жаль, что мы были вместе так недолго.
        Андрей презрительно фыркнул за его спиной. И с ненавистью выпалил:
        - Какие нежности!
        Александр едва удержал выгнувшееся в судороге тело напарника. Дима прерывисто застонал сквозь стиснутые зубы, откинув голову назад. Туров прижал своего спутника к себе, и тот уткнулся ему в грудь, с трудом переводя дыхания.
        - Не надо, тио. - Это была мольба, и Александр вдруг как-то сразу понял, что обращена она к Андрею. 'Черт! Так его друг и был вторым спутником Димы! Вот это да!' - Он потрясенно посмотрел на презрительно морщившегося Андрея и яростно выкрикнул:
        - Андрей, прекрати!
        - Что? Ты о чем?
        - Прекрати твою мать! Он чувствует твои эмоции! Ты же его угробишь!
        - Что за чушь? Сашка, и ты туда же? Он и тебе успел мозги запудрить! Он просто маньяк-садист!
        Ответом ему был хриплый стон. Дима снова потерял сознание. И тут же Александр вмазал ему по физиономии, а в углу прерывисто вскрикнул тот худенький мальчишка, которого вызвал Андрей. Андрей тут же развернулся к нему и тревожно спросил:
        - Олег? Ты чего?
        Мальчик с трудом поднял голову.
        - Я слабею вместе с ним. Он не соврал.
        Александр осторожно проверил пульс у Димы и яростно потребовал.
        - Прекрати мне это! Если он умрет из-за твоих выходок, я тебя сам убью, друзья мы там или нет!
        - Не буду. - Андрей мрачно посмотрел на него исподлобья. - Этот ублюдок как-то связан с Олегом.
        Туров только пожал плечами и снова склонился над напарником. Тому явно стало хуже. На лбу выступила испарина, дыхание стало прерывистым, при каждом вздохе в груди что-то хрипело. 'Проклятье! Дима умирает у него на руках, и он ничего не может с этим поделать! В душе поднималось отчаяние. Не уходи', - молча просил он, - 'не смей уходить!' Словно услышав его, Дима с трудом открыл глаза. В них уже не был ничего человеческого.
        - Прости, тио. - Бескровные губы шевельнулись, пытаясь сложиться в улыбку. - Я уже почти мертв. Уходи. Забирай этого и уходи.
        - Успокойся, ты зря тратишь силы.
        В углу тихо всхлипнул Олег. Дима с трудом повернул к нему голову и едва заметно улыбнулся.
        - Не нужно так бояться, маленький человек. Смерть - это еще не конец, поверь мне. - Мальчик поднял на него испуганные глаза и тихо неуверенно произнес:
        - Это правда, или ты просто хочешь меня успокоить?
        - И то и другое. - Дима на мгновение прикрыл глаза. - Не бойся, я дождусь тебя за порогом и прослежу, чтобы твое посмертие тебе понравилось.
        - О чем ты говоришь, черт возьми? - не выдержал Андрей. - Что это еще за бред?! Почему Олег должен умереть?
        - Мы связаны - Александр с тревогой наблюдал, как его напарник теряет последние силы, пытаясь успокоить подростка и тихо выругался, когда еще и Андрей полез с вопросами.
        - Оставьте его в покое!
        - Ничего, тио это уже не важно. - Дима с трудом улыбнулся ему. - Я уже все равно, что мертв. Забирай Андрея, и уходите. Вам не зачем жертвовать собой из-за нас.
        - Ну, это позволь мне самому решать! - На Александра вдруг накатила холодная злость. - Я не позволю тебе умереть!
        Дима бессильно прикрыл глаза, словно снова проваливаясь в беспамятство, и вдруг резко поднял голову.
        - Они уже здесь. Много. Слишком много, а с ними люди. - Мальчик попытался встать, и Александр силой удержал его. Неужели у него начались галлюцинации? Только этого не хватало!
        - Сдавайтесь! Дом окружен! Андрей Беспамятов, Александр Туров, Дмитрий Зорин! Мы знаем, что вы там! Выходите с поднятыми руками! Вы арестованы за убийства!
        Александр устало поднял взгляд на Андрея и вдруг горько усмехнулся.
        - И стоило прогибаться пред всяким дерьмом, чтобы все равно оказаться с нами в одной лодке?
        - Пошел ты! - сквозь зубы процедил Андрей. - Если бы не твой напарничек я бы здесь не оказался!
        - Не будь наивным! - Александр поморщился, идеализм друга иногда вызывал у него стойкое желание пристрелить его. Впрочем, скоро пристрелят их всех. При попытке к бегству, естественно. Черт, как же не повезло! Он подошел к окну и осторожно выглянул наружу. И ничего не увидел, стена надежно перекрывала обзор. Ну, что ж значит, захват станет для них неожиданностью. Он устало вернулся к дивану и осторожно присел на краешек. Дима едва заметно улыбнулся ему белыми губами. Он даже не поднял головы, когда Андрей яростно выругавшись, шагнул к двери. Дурак, до сих пор верит в справедливость и честных начальников. Впрочем, теперь это не имеет значения. Вдруг Андрей шарахнулся назад с неразборчивым восклицанием, не сводя взгляда с чего-то во дворе, а затем в комнату, отодвинув его, шагнул… Александр не поверил своим глазам! Шагнул парень с портрета!
        Дира уже уходила. Жаль, что из-за нее ее спутники прожили так недолго. Жаль. Боль, терзающая тело уже казалась чем-то далеким и нереальным. Скоро для нее и ее спутников начнется последнее странствие. Когда в ее сознание ворвалась сила Странника, она сначала не поверила, но все же с трудом открыла глаза, чтобы убедиться в том, что ей это показалось, и встретилась взглядом с Дениэлом.
        - Отец!
        Дениэл приподнял уголки губ в насмешливой улыбке.
        - Кажется, я вовремя, - и с запредельно плавной бескостной грацией скользнул к дивану. Дира молча следила за ним глазами, впитывая каждое его движение. Как же она соскучилась по Странникам! Отец осторожно отодвинул от нее Александра, непроизвольно пытавшегося защитить своего напарника от странного пришельца, и молча обнял ее, одновременно снимая все щиты. Поток силы, чувств и воспоминаний едва не захлестнул ее с головой. Дениэл поддерживал ее, не давая захлебнуться энергией, умело помогая залечить раны и восстановить все ее способности. Дира с благодарность позволила ему это, и, как только у нее хватило энергии, сняла щиты. Дениэл должен был знать, что она поняла свою ошибку и раскаивается в своей глупости. Она видела сквозь радужную дымку, окутавшую их, потрясенные лица людей и не могла сдержать насмешливого шипения. В конце концов, Дира почувствовала, что энергии у нее достаточно, и сейчас же отец разорвал контакт и встал. Дениэл разглядывал людей с неподдельным интересом, и Дира попробовала посмотреть на них его глазами. Хм. Получилась забавная картина. Ее спутники были похожи между собой
настолько, что это вызывало оторопь. Оба невысокие, худощавые, если бы не волосы, каштановые у Андрея и пепельные у Александра, их можно было бы принять за братьев. И Олег… Аура, которого отчетливо отливала цветами Странников. Ничего себе! Но больше всего Диру рассмешило одинаковое выражение потрясения и неверия на трех физиономиях. Первым затянувшуюся тишину нарушил Александр.
        - Это твой отец? - в голосе его звучала полная растерянность. 'Н-да. Может быть, следовало рассказать ему побольше?' - Дира довольно потянулась на диване, радуясь, что у нее впервые за долгое время ничего не болит, и магической энергии больше чем достаточно для комфортного существования
        - Ага. А что? - Человек смешался.
        - Ну, просто он кажется твоим ровесником.
        - А мы и так почти ровесники. - Насмешливо прошелестел голос Дениэла.
        Дира встала с продавленного скрипучего дивана и одним скользящим движением оказалась возле Александра. Мгновенная трансформация, и тонкие руки властно обняли убийцу за шею, Странница впилась в его губы долгим поцелуем. Ее спутник жизни сначала потрясенно отшатнулся, но она не позволила ему вырваться, а в следующий момент его руки оказались у нее на талии, и он ответил на ее поцелуй. Дира сняла все щиты, позволяя своему сознанию полностью слиться с сознанием своего спутника, деля с ним отчаяние и страх последних часов, отвечая на его незаданные вопросы и позволяя ему увидеть ее любовь и уверенность в том, что впереди у них вечность. Александр молча впитывал новые ощущения, не в силах поверить в то, что все это с ним происходит наяву, и его напарник действительно оказался девушкой, и не просто девушкой, а девушкой, о которой он мечтал, пока жизнь не отучила его от этого вредного занятия.
        Андрей потрясенно смотрел, как парнишка, так долго державший его в плену, умудрившись выздороветь в одно мгновение, скользнул к Александру и впился в его губы долгим поцелуем. К его удивлению, Туров не попытался вырваться, а, наоборот, с удовольствием ответил на поцелуй. Его передернуло от отвращения. Но в следующий миг он не смог сдержать потрясенного возгласа, когда Александр обнял парнишку за талию, под одеждой отчетливо проступили женские формы! А в следующую секунду на него обрушилось ощущение любви, радости и спокойной уверенности в том, что теперь его защитят от всего, что может ему угрожать.
        - Дира. - прошелестело у него в сознании и в следующую секунду он осознал, что то видение, из-за которого он снова разозлился на Диму вовсе не было мороком, просто парнишка на несколько мгновений показал ему свой истинный облик. И вместе с осознанием этого факта пришла боль. Перед ним была единственная девушка, которую он был способен полюбить, и она уже принадлежала другому. И самое страшное, что этим другим был его единственный друг, так что ему не оставалось ничего другого как отойти в сторону и оттуда наблюдать за чужим счастьем, не смея даже застонать от переполнявшей его боли. Потому что у него никогда рядом не будет человека, способного принять его полностью и разделить с ним все… Андрей заставил себя отвернуться от счастливой пары, с горечью понимая, что только он сам виноват в случившемся. Он из-за своих глупых предрассудков оттолкнул от себя Диру, и теперь ему не осталось ничего иного, как молча сожалеть об упущенных возможностях. Боль разъедала его душу как кислота, и, когда Александр нежно убрал со щеки девушки выбившуюся из ее шикарной гривы прядку, он перестал дышать… Вдруг, к его
удивлению, Дира выскользнула из объятий Турова и тихо зашипела от боли. Ее взгляд зашарил по комнате, пока не наткнулся на него, и огромные черные глаза потрясенно расширились.
        - Отец, ты это видишь? - в голосе Диры смешались изумление и недоверие.
        - Вижу. - Парень, назвавшийся ее отцом, был абсолютно спокоен. Андрей невольно поморщился. Его не покидало ощущение, что он совершенно к ней равнодушен.
        - Но как это может быть? Два спутника жизни?! - Девушка яростно оскалилась, и Андрей забеспокоился, он не знал, чем вызвана эта вспышка ярости, но ему от нее стало не по себе. Словно почувствовав его состояние, Дира тут же успокоилась и коротко бросила. - Объясни.
        - Спутников жизни может быть от одного до трех, как и обычных спутников. Хотя одновременно больше одного бывает редко.
        - Ты хочешь сказать… - Дира замолчала, а затем несколько растерянно произнесла - И как я им это объяснять буду?
        Андрей удивленно смотрел на нее, пытаясь понять, что все-таки происходит, а Александр недоверчиво переводил взгляд с одного на другого. Затем он не выдержал и нерешительно спросил
        - Дира, я тебя правильно понял? Мы с Андреем твои спутники жизни?
        - Да.
        - И спутники жизни у вас это то же самое, что у нас супруги?
        - Не совсем то же. - Дира мрачно покосилась на него, словно ожидая неприятностей. - Но близко. Только вот как вы отнесетесь к этой перспективе? У вас, людей, странные представления о супружеской жизни. - Андрей все еще не мог понять, на что она намекает, когда Александр тихо рассмеялся и решительно произнес. - Лично я не имею ничего против этого, никогда не был ревнив, а ревновать к Андрею я вообще не способен!
        В следующий миг Андрея очутился в кольце тонких, но таких сильных рук, и его губы встретились с губами Диры. 'И как ты только мог подумать, что я могу причинить тебе боль?!' - коснулась его сознания чужая мысль. - 'Мы вместе на целую вечность, сколько бы это ни было!' И Андрей впервые почувствовал себя в безопасности, а когда Александр подошел к ним и обнял их обоих, он уж был твердо уверен, что все что с ним происходит - правильно.
        Дениэл вдруг удивленно зашипел и резко развернулся к своей дочери, застывшей в объятиях своих спутников жизни.
        - Дочь, что ты умудрилась сделать с этим детенышем?
        - М-м-м, не знаю. А что? - Дира лениво вывернулась из рук своих спутников и соизволила повернуть к нему голову.
        - Я ощущаю его, как твоего брата.
        Дира растерянно посмотрела на Олега. Потом легкомысленно пожала плечами
        - Значит, у меня есть брат. - Холодное недовольство отца заставило ее посерьезнеть. - Я действительно не знаю!
        Дениэл устало склонил голову. Дети! И как ему прикажешь объяснять этот курьез Илиру? Дира растерянно зашипела.
        - Я действительно не нарочно! - спутники как один шагнули вперед, стремясь оказаться между ней и Дениэлом. Дениэл устало удивился про себя такой странной реакции на свое поведение и тут же вскинул голову, прислушиваясь к возне смертных снаружи. Если его не обманывал слух, они все-таки собрались на штурм дома. Впрочем, странно было бы ожидать, что неожиданное превращение нескольких оперативников в пыль надолго остановит человека, отчаянно боящегося за свою шкуру. Белошников был готов на все, и это следовало учитывать. В следующий момент в домик ворвались спецназовцы.
        Стоять!!! Не двигаться!! - надрывался чей-то простуженный голос. Дениэл с интересом разглядывал направленные на него автоматные стволы. С таким оружием он еще не сталкивался. А в том, что это оружие, можно было не сомневаться, стоило только посмотреть, как смертные его держат. Дира отреагировала на вторжение с великолепным спокойствием, существа, полностью уверенного в своей неуязвимости, а вот ее спутники заметно напряглись. Дениэл забеспокоился, не хватало еще, чтобы люди пострадали из-за какой-нибудь случайности. Внезапно его внимание привлек Олег. Мальчик сжался в своем углу и даже зажмурился, чтобы не видеть окруживших его людей с автоматами. Странник беззвучно оскалился про себя. И этому пугливому детенышу предстоит стать его сыном и воином! Нечего сказать, более неподходящей кандидатуры его дочь не могла выбрать при всем своем желании! Словно почувствовав на себе его взгляд, Олег открыл глаза, и Дениэл поразился плескавшемуся в них отчаянию. Он осторожно коснулся сознания мальчика и с удивлением обнаружил, что этот ненормальный детеныш уверен в том, что его обязательно бросят здесь, как ни
на что не годного, и он умрет в одиночестве, потому что никому из них он просто не нужен. Дениэл задумчиво повернулся к Дире и коротким импульсом передал ей все что он думает о ее неспособности позаботиться о детеныше, вверенном ее опеке. Дочь склонила голову, признавая справедливость его упрека.
        Ближайший спецназовец попытался ткнуть ее автоматом, но Дира неуловимым движением уклонилась и переместилась так, чтобы иметь возможность прикрыть своих спутников от случайного выстрела, если вдруг окажется, что магический щит не способен удержать пули. Вероятность такого развития событий была бесконечно мала, но Странница не хотела рисковать. Дениэл одобрительно прикрыл глаза, его дочь наконец-то стала взрослой, и это ему нравилось.
        - Шагай во двор!! - прокричал тот же простуженный голос, и Дениэл, бросив на напрягшихся смертных насмешливый взгляд, непринужденно шагнул к двери, не дожидаясь, пока люди расступятся, открывая ему проход. Смертные шарахнулись в стороны, и странник беспрепятственно вышел во двор, вслед за ним шли спутники его дочери и Олег. Дира держалась последней.
        Во дворе было людно, вдоль забора выстроились бойцы группы захвата, а у ворот толпились журналисты, наперебой пытаясь взять интервью у горделиво приосанившегося перед камерами, Белошникова. Когда из дома показались задержанные, все внимание журналистов тут же переключилось на них. Дениэл поморщился от ярких вспышек и покосился на Диру, которая, не обращая внимания на происходящее вокруг нее, пыталась разобраться в том, что произошло с Олегом.
        Она внимательно просканировала его. И едва не выругалась, отец был прав, физически этот детеныш был практически полной ее копией. Хорошо хоть сознание не было задето. Так что, по крайней мере, приобретение еще одного спутника ей не грозит. Но как, черт возьми, это могло произойти?! Связи спутников подразумевает не только физическое, но и психическое слияние. Спутники делят между собой все. Эмоции переживания воспоминания. А здесь личность детеныша совершенно не задета, а вот все остальное… В сознании зазвенел ледяной голос отца.
        - Вы связаны каналом силы. Твоя сила попадает к нему в чистом виде, не трансформируясь под воздействием твоей физической оболочки. А это очень сильный мутаген. Только вот почему он превратился в Странника?
        Дира только фыркнула от потрясения. Интересно, а почему она этого не знает? И тут же заблокировалась, чтобы не слушать ответа Дениэла. Лишний вопрос. В ее положении совсем лишний. Тут Дира наконец огляделась по сторонам и пришла к выводу что им пора уходить. Дениэл молча согласился с ней и мысленно предложил дочери обеспечить безопасность своих спутников и Олега, пока он активирует заклинание перехода. Дира, не тратя время на ответ, подняла Щиты силы, окружая их непроницаемой стеной энергии. В этот момент Дениэл коротко выдохнул, и портал переноса открылся прямо вокруг них. Он тоже не хотел рисковать.
        Мгновенная вспышка темноты, и потрясенные люди увидели на месте опасных преступников только утоптанный снег, защелкали камеры репортеров, спецназовцы принялись обшаривать территорию в поисках сбежавших неизвестным образом арестованных, и только Белошников стоял, молча глядя перед собой. Он хорошо запомнил, каким взглядом наградил его Зорин на прощанье, и был уверен, что они еще встретятся.
        Глава 21.
        Они материализовались в огромном мрачном зале, и Дениэл едва успел поймать Олега. Парнишка чуть не спалил всех выбросом чистой энергии. Что ж, по крайней мере, вопрос об инициации решен. Бывший человек в ней явно не нуждается. Дира успокаивала своих спутников. Парни не увлекались фантастикой, и все окружающее их воспринимали как собственный болезненный бред. И если Александр, привыкший к странностям своего напарника, вскоре пришел к выводу, что наука дала ответы еще далеко не на все вопросы, Андрей верить в реальность происходящего вокруг него отказывался наотрез. Все время, порываясь ущипнуть себя или любым другим способом привести в чувство. В конце концов, Дира махнула на него рукой. Тем более что на сцене появилось новое действующее лицо. По специально сотворенной для учеников лестнице спускался Илир. Дениэл отвлекся от Олега и шагнул ему навстречу.
        - Здравствуй, тио. Прости что так долго. - Илир удивленно оглядел разношерстную компанию, задержал взгляд на своей дочери, убедился, что с ней все в порядке, и облегченно вздохнул.
        - Я беспокоился.
        Дениэл и Дира одновременно склонили головы, принося свои извинения. Илир улыбнулся, отметив, насколько теперь дочь напоминает своего отца. Затем приподнял бровь, ожидая, когда ему объяснят, что здесь делают остальные. Дениэл хмыкнул.
        - У нашей дочери два спутника и, кажется, теперь есть брат.
        - Дениэл, как тебе не стыдно! При таком спутнике жизни ходишь на сторону!
        Странники, как по команде, обернулись к говорившему. Дениэл оскалился, но Скирн, словно не замечая настроения своего спутника, продолжал ухмыляться, стоя в проеме двери, ведущей на тренировочную площадку. Он открыл рот, чтобы добавить еще один едкий комментарий, но не успел. Сильный удар в спину заставил его пробежать несколько шагов, и, если бы Дениэл одним броском, преодолевший разделяющее их расстояние, не успел подхватить его на руки, он наверняка растянулся бы на полу во весь рост. Ваулен удовлетворенно посмотрел на дело своих рук и улыбнулся
        - Здравствуй, тио. - Терн толкнул его в бок, и хмыкнул.
        - Я тоже рад тебя видеть.
        Дениэл привычно открыл сознание, позволяя спутникам узнать, как он скучал по ним и беспокоился об их благополучии, затем поставил возмущенного Скирна на ноги и развернулся к остальным.
        - Илир, где ученики?
        - Они стали мастерами.
        - Пригласи их, у меня возникли проблемы…
        - У меня тоже. - Раздалось раздраженное шипение из самого темного угла зала. - Кто-нибудь из вас знает, как обращаться с ребенком?
        Словно для того чтобы подчеркнуть важность вопроса раздался пронзительный крик младенца. Леда, уже успевшая выйти на свет, мрачно обернулась и с обреченным вздохом воззрилась на красноволосого красноглазого мужчину, отчаянно пытающегося успокоить вопящего благим матом детеныша.
        - У тебя ребенок? - удивленно спросил Илир, не в силах скрыть своего потрясения. Уж от бывшей наемной убийцы он такого ожидал в последнюю очередь.
        - Нет. Ребенок у моего спутника!
        - Н-да, у тебя странный вкус спутник-бог - это уже чересчур оригинально! - Дениэл покачал головой.
        - А как тогда быть со мной? - Вежливо поинтересовалась Риа, гася заклинание переноса и выуживая из-за своей спины упирающегося высшего демона. Странники молча переглянулись и пожали плечами. В конце концов, каждый выбирает на свой собственный вкус.
        По залу пронесся ветер от очередного портала, и Кетрин спокойно оглядела собравшихся, держа за волосы голову охотника, погруженную в стабилизирующее магическое поле. Люди невольно попятились от возникшего из ниоткуда чудовища, а демон пронзительно взвизгнул, заставив Кетрин обернуться на звук. Дениэл устало вздохнул, и бесстрастно поинтересовался:
        - Учитель, не могли бы Вы убрать боевую трансформацию, пока нам не пришлось успокаивать истерики наших новых спутников?
        Кетрин молча приняла свой обычный вид и переместилась в свою лабораторию, предварительно дав понять Странникам, что там необходимо их присутствие. Дира пожала плечами и повернулась к спутникам своего отца.
        - Устройте их в наших покоях, - коротко бросила она и переместилась вслед за остальными.
        Скирн усмехнулся, глядя на растерянных существ, сгрудившихся по середине огромного зала.
        - Ну, девочки и мальчики не стоит удивляться. Древние терпеть не могут долго разговаривать, объяснять… в общем, общаться. Я - Скирн. Это Ваулен и Терн. Мы все трое имеем несчастье быть спутниками Дениэла. Кстати, Ваулен предупреди Тэра, что Кетрин вернулась. Он уже второй месяц места себе не находит. - Ваулен коротко кивнул и вышел. Скирн проводил его взглядом и как ни в чем не бывало продолжил. - Не волнуйтесь, сейчас я покажу вам ваши комнаты. Отвечу на все ваши вопросы и постараюсь решить все ваши проблемы. Так. - Он повернулся к Богу, безуспешно пытающемуся успокоить хныкающего сына - полагаю, детенышу нужны пеленки и молоко, если уж он в материальном теле?
        И вдруг издал пронзительный вопль. На крик из коридора выглянула дородная женщина, чем-то неуловимо его напоминающая. Увидев ее, Скирн довольно оскалился и прокричал:
        - Скана! У нас грудной младенец! Сделай что-нибудь!
        Женщина покачала головой, окинула парня недовольным взглядом и быстро подошла к Богу:
        - Пойдем. У меня семеро детей, так что соски и пеленки достать не проблема. А потом я провожу тебя в покои Леды.
        Руон покорно последовал за ней. Он слишком устал от последних событий, чтобы устраивать бесполезные споры. Скирн довольно кивнул и повернулся к людям.
        - Ну, вас обоих, естественно, в покои Диры. - Андрей открыл было рот, чтобы возразить, но Александр незаметно толкнул его в спину и, как он думал, неслышно для остальных прошептал:
        - Заткнись дурак! - Скирн вежливо сделал вид, что ничего не слышал. Подмигнул Терну и повел обоих парней по лестнице в башню. Олег дернулся за ними, но Терн осторожно придержал его за рукав.
        - Я покажу тебе, где ты будешь жить. Твое место в комнатах учеников. Благо, сейчас там никого нет.
        Олег покорно кивнул, и Спутник забеспокоился. Ни один нормальный Странник не позволит собой командовать. Такое поведение может стать серьезной проблемой. Но, решив, что для выяснения причин такой странной покладистости Странника еще будет время, он повернулся к затравлено озирающейся демонессе.
        - Пойдем. Сначала я провожу тебя в покои Риа, а затем займусь Странником.
        Пока спутники решали проблемы с размещением новых жильцов, в лаборатории Кетрин собрались все мастера и, соединив свои сознания, делились теперь всей информацией, полученной за прошедший год. Ситуация вызывала беспокойство. Нужно было решать, как поступить. Вмешаться или позволить событиям идти своим чередом. Хотя идея не вмешиваться всерьез не рассматривалась. Основные вопросы были вызваны проблемой, каким образом вмешаться? И здесь решающим было слово старших мастеров. Да и обнаруженные странности не давали покоя. Впрочем, с этим разобрались быстро.
        - На счет спутников не удивляйтесь. Спутником может стать любое существо, если у него аура совпадает по вибрации с нашей. По счастью, это всегда подразумевает взаимопонимание и взаимную склонность. Думаю, вы уже заметили, что при взаимной склонности может произойти изменение частоты вибрации ауры у потенциального спутника. Хотя, когда вы находите свою вторую половину души, то и аура у нее, чаще всего, очень похожа на вашу, а то, к какому биологическому виду относится это существо, никакого значения не имеет. Главное, что оно разумное. - Ментальный голос Кетрин звучал спокойно и размеренно. - Что же до наших предков, то, полагаю, вы уже догадываетесь, почему им нужны были спутники.
        - Одиночество. - Тихо произнес Дениэл. - Они искали спутников, чтобы скрасить свое одиночество. А для нас они становятся самыми близкими друзьями, но чаще спутниками жизни. Как ни странно, мы способны испытывать теплые чувства к себе подобным, даже не будучи связанными с ними подобием аур и разделением сознания.
        Кетрин молча склонила голову, соглашаясь с этим выводом. Что и говорить, она была несказанно рада, когда выяснила, что прежняя обособленность Странников от себе подобных не является чем-то неизменным. Но теперь ей предстояло рассказать о том, что она узнала об охотниках, и она едва сдержала раздраженное шипение. К ее удивлению, известие о том, что им предстоит война, причем война за выживание, не вызвало ожидаемого гнева со стороны мастеров. Леда выразила общую мысль, равнодушно пожав плечами.
        - По крайней мере, в ближайшие несколько сотен тысяч лет нам будет, чем заняться. А то я уже начинала бояться, что умру со скуки. К тому же, это наша ошибка, нам ее и исправлять. Благородный человек всегда платит свои долги, какими бы они не были.
        - Тогда нам осталось решить. Ввязываться в бой за эту планету или пока себя не афишировать.
        - По-моему, стоит защитить этот мир. - Дениэл приподнял уголки губ в задумчивой улыбке. - Можно поставить барьер вокруг него и сделать вид, что это наша родная планета.
        Странники довольно зашипели. Идея понравилась. Пока охотники будут уверены, что нашли их планету можно не опасаться, что они начнут ее поиски. Кетрин задумчиво кивнула.
        - Думаю, стоит поставить гравитационный барьер. Из тех, которые при попытке их пересечь устанавливают для объекта гравитацию прямо пропорциональную скорости и массе объекта. Коэффициент увеличения нужно будет определить на месте.
        - Н-да - Риа задумчиво оглядела присутствующих. - Но вот вопрос, почему охотники, или как они сами себя называют Граны, тоже не стали Странниками? Откуда эти странные мутации?
        - Думаю, такая возможность есть только у тех существ, которые потенциально могут стать нашими спутниками. - Кетрин нахмурилась, - то есть уже имеют некоторое сходство со Странниками. Но, думаю, стоит заняться изучением этого феномена. Да и вообще, если мы хотим противостоять Гранам на равных, необходимо многое изучить и понять.
        - И не только. - Леда обвела всех присутствующих бесстрастным взглядом. - Нужно решить, что нам делать с богами. Они могут стать проблемой. Особенно, в мирах зоны безмагии. И угораздило же наш мир расположиться как раз на ее границе!
        - Верно. - Дениэл усмехнулся. - Может быть, стоит распределить, кто и чем займется?
        Кетрин довольно оскалилась про себя. Из мальчика, определенно, получится неплохой лидер. Хотя воспитать его было труднее всех. Раньше она с такой проблемой не сталкивалась. Древние были одиночками, но в предстоящей войне им понадобиться вождь. Хотя бы для ведения боевых действий.
        - Думаю, мне стоит заняться наукой. - Кетрин задумчиво улыбнулась. - А что предпочитаешь ты, Риа?
        - Целительство. В войне всегда есть раненные, которых нужно лечить. - Странники согласно склонили головы. Кетрин перевела взгляд на Леду.
        - Займусь богами и демонами. Совсем распоясались.
        Дира хмуро посмотрела на родителей.
        - Разведкой территорий и контактами со смертными. Пригодится.
        Кетрин задумчиво кивнула, одобряя выбор девочки, и меланхолично произнесла:
        - Дениэлу придется взять на себя общее руководство, а Илир пригодится ему в качестве дипломата. Младшие, думаю, справятся с обучением новичков. - И, ощутив всеобщее согласие, закончила. - Детали уточним по ходу событий. Сейчас у нас для этого недостаточно опыта. Кстати, Дира, понадобится, я полагаю, и разведка в местах боевых действий. Поговори со своими спутниками. Они, кажется, знают, что это такое.
        Странники бесстрастно согласились с ней, и Дениэл предложил всем отдохнуть перед серьезной работой. Завтра мастерам предстояло отправиться в мир Бога Тау для возведения гравитационного барьера. Алеш удивленно возразил, что Дира даже не мастер, и тут же получил равнодушный совет проверить свои способности читать ауру. Покраснев, молодой мастер торопливо покинул совещание, проклиная себя за невнимательность. Не заметить ледяные отблески мастерства на ауре мог только полный идиот. Кетрин покачала головой.
        - Молодые еще слишком чувствительны к своим мелким промахам.
        - На то они и молодые. - В голосе Илира звучала теплая улыбка. - Кстати, Дениэл, нет совершенно никакой необходимости рычать на детей.
        Странник насмешливо оскалился в ответ и, преодолев одним прыжком разделяющее их расстояние, подхватил его на руки. Они переместились в покои Дениэла под возмущенные возгласы Илира. Остальные Странники последовали их примеру. В конце концов, каждого из них ждали спутники.
        Илир вырвался, наконец, из железной хватки Дениэла и сердито оскалился.
        - Обязательно было вытворять такое?
        - Прости, тио. Я страшно по тебе соскучился. - Дениэл ласково коснулся растрепанной гривы своего спутника жизни. - Клянусь, все это время я больше всего переживал за тебя.
        Илир понимающе улыбнулся и уткнулся носом в его плечо.
        - Я тоже беспокоился за вас.
        Его фигура вдруг на мгновение потеряла четкие очертания, и в следующий миг Дениэл с довольной улыбкой разглядывал потрясенной лицо красивой серебряноволосой девушки. Илир почувствовал его удовольствие и из любопытства снял щиты, предлагая своему спутнику сделать то же самое. Дениэл не заставил себя ждать. Их тоска и радость встречи смешались в единый сумасшедший коктейль. Главное, что они были вместе, и их дети чувствуют себя нормально. Илир купался в ощущениях Дениэла до тех пор, пока не удосужился взглянуть на себя его глазами. Увидев себя в женском облике, он с шипением отскочил в сторону и принялся оглядывать себя в торопливо созданное зеркало.
        - Это опять твои проделки?!! - возмущенно повернулся он к Дениэлу.
        - Ну что ты, тио. Просто ты, наконец, освоил трансформацию. - Дениэл говорил совершенно спокойно, но уголки губ подрагивали в довольной улыбке. Илир подозрительно покосился на веселящегося спутника, одновременно пытаясь найти в его сознании фальшь, и с неудовольствием убеждаясь, что его тио, как обычно, с ним абсолютно искренен. Почувствовав его сомнения, Дениэл беспечно предложил:
        - А ты проверь. Попытайся вернуться в свой прежний облик.
        - Хорошо. - Илир хитро прищурился. - Но только утром.
        Дениэл, пытаясь осознать его последнее заявление, проворонил молниеносный бросок своего тио. Впрочем, он особо и не сопротивлялся.
        Кетрин бесшумно вошла в свою спальню, уже зная, кого она там увидит. Тэр замер у окна, нервно перебирая в тонких длинных пальцах истинного аристократа цепочку с подаренным год назад медальоном. Молча шагнув к своему тио, Странница обняла его, осторожно прижимая к себе. Тэр вздохнул и уткнулся носом ей в макушку.
        - Как я счастлив, что ты вернулась!
        - Я всегда буду возвращаться к тебе, тио, даже из последнего путешествия я вернусь, чтобы быть с тобой.
        Сдавленно хмыкнув, Тэр потерся щекой о ее волосы.
        - Меня не перестает поражать ваша сдержанность на людях и открытость наедине.
        - Я веду себя так, как ты этого хочешь тио. Если тебе для спокойствия требуются внешние проявления привязанности, значит, я их демонстрирую.
        - Никак не могу привыкнуть к этому.
        - Просто поверь. Как бы я себя ни вела, я выбрала тебя на целую вечность, и это все-таки что-то да значит.
        Тэр улыбнулся и, склонив голову, заглянул в бесстрастные черные глаза Кетрин.
        - Верю. Может быть, со временем…
        Странница улыбнулась и опустилась в небрежно созданное кресло. Тэр привычно устроился на подлокотнике
        - Тяжело было?
        В ответ Странница открыла свое сознание, впервые позволяя своему спутнику заглянуть в самое сокровенное ее души. Тэр сначала отшатнулся от неожиданности, но затем, преодолев страх и неуверенность, погрузился в пучину непривычных чувств и непонятных образов. Впрочем, очень даже понятных. Оказалось он может их читать, опираясь на ощущения и мировосприятие Кетрин. Новый мир захлестнул его с головой. Странница улыбнулась. Теперь они действительно вместе.
        Дира переместилась в свои покои и тут же столкнулась нос к носу со своими спутниками. Александр внимательно глянул на нее, пытаясь угадать, что же произошло с ней среди других Странников, а Андрей, молча, с отсутствующим видом сидел в кресле, явно давая понять, что все это его никак не касается. Дира вздохнула. Вот еще проблема. Как прикажете обращаться со спутником, который упорно считает все происходящее своим бредом? Спокойно подошла к нему и одним гибким движением опустилась на колени перед его креслом, положив руки на подлокотники.
        - Что злит тебя, тио?
        - А как ты думаешь? За каким чертом ты втянула нас во все это?
        - Это от меня не зависело, Тио. Прости, но нам предстоит провести вместе вечность, и, если ты откажешься верить в реальность всего происходящего, - это станет пыткой для нас обоих.
        - Только не говори, что чувствуешь эмоции. Если бы ты была эмпатом, то не убивала бы направо и налево.
        Дира устало прикрыла глаза. - 'Невозможно! Он просто не хочет слышать то, что она ему говорит! Н-да, самая неприятная из особенностей человеческого мышления!' Александр насмешливо фыркнул, уловив ее последнюю мысль. Ладно, пойдем другим путем.
        - Эта комната - твоя. Она тебе нравится, или желаешь внести в нее какие-нибудь изменения?
        - А что, если я пожелаю, ты побежишь за новой мебелью?
        Нет, определенно, он просто невыносим!
        - Зачем бежать? Итак, что ты желаешь поменять?
        - Цвет. Слишком мрачный. Если можно, светлые пастельные тона. - Вот пожелал так пожелал! Дира скривилась от отвращения. Про себя. Внешне ее неприятие такой расцветки никак не проявилось. Она на миг прикрыла глаза, подбирая приемлемую гамму, и начала изменения. Увидев результат своих трудов, она тихо зашипела от отвращения, но, почувствовав тщательно скрываемое восхищение своего спутника, воздержалась от комментариев и переделок.
        Александр подошел к ней сзади и обнял за плечи.
        - Не переживай. Он всегда был упрямым. - Андрей сделал вид, что не слышит его.
        - Знаю. - Дира вздохнула. - С тобой-то все в порядке?
        - Ага. Если не считать некоторой растерянности и здоровых опасений.
        - Опять! Параноик. Здесь никто не причинит тебе вреда. Даже если ты что-нибудь натворишь, отвечать буду я.
        - Так что теперь у меня нет никаких прав?
        - У тебя теперь столько прав, сколько ты захочешь. А то, что я отвечаю за твои проступки, прежде всего, защищает твои интересы. Ты можешь и не стать воином, и, следовательно, наши разборки для тебя слишком опасны. Пока, по крайней мере. А я не имею права подвергать своего спутника опасности.
        - Наверно, я никогда не привыкну к такому.
        Дира вздохнула. И собралась опять говорить вслух. На что только не пойдешь ради своего спутника! Но, к ее удивлению, этого не потребовалось. Александр усмехнулся и потерся носом о ее макушку.
        - Ладно тебе. Я все понимаю. Хоть это мне и не нравится, не привык я быть гражданином второго сорта. - Дира возмущенно зашипела. Уж ей эти человеческие аналогии! Александр, словно поняв в чем дело, ехидно добавил. - Это я, конечно, образно.
        Дира весело оскалилась и вдруг приняла рискованное решение. Конечно, таким образом можно окончательно все испортить, но ведь можно и исправить… 'Песня страсти' откликнулась на удивление легко, словно ее спутники попадали с ней в резонанс. Андрей потрясенно повернул голову в их сторону, но не успел ничего спросить, мягкий ментальный толчок опрокинула его на кровать. Александр растянулся рядом, глянув на нее снизу вверх, и усмехнулся, а затем точным ударом подбил ей коленки. Странница упала вперед, успев извернуться в воздухе и приземлиться на кровать, а не на своих спутников.
        - Осторожней, тио. Я не хочу случайно повредить вам.
        Александр только мученически застонал. 'Кажется, вечность будет очень длинной, если со мной будут обращаться, как с драгоценной хрупкой вазой'. - Мелькнуло в сознании Диры. Странница улыбнулась. Ее тио определенно не знает, о чем говорит.
        Леда устало рухнула на кровать и прошипела заклинание тишины. Мало того, что у нее спутник-Бог, так еще и отец-одиночка! А детеныш орет по поводу и без оного в самое неподходящее время. И по злой шутке мироздания, в атмосфере магии у юного Бога даже в материальном теле есть определенные способности, чем он беззастенчиво и пользуется, за каких-нибудь полчаса уничтожая очередное заклинание тишины и поднимая все крыло на уши. Вселенная! Его папенька уже замучился его баюкать, походя, научился менять пеленки с помощью магии и узнал состав питательной смеси для младенцев. А она вот уже четвертый час борется со жгучим желанием уничтожить его к такой-то матери, и только соображение, что Руону это вряд ли понравится, удерживает ее от этого шага. Тишину расколол очередной пронзительный вопль. Что ж, можно констатировать прогресс. На этот раз детеныш управился за десять минут. Леда молча поднялась с кровати и пошла выяснять, почему отец не успокоит это наказанье Вселенной.
        Картина, которую она застала в спальне своего спутника, заставила ее беззвучно зашипеть от ярости. Руон, вымотанный до предела, спал, сидя за столом и уронив голову на скрещенные руки, а в колыбели заходился криком его сын. Выругав себя за пренебрежение к спутнику, она осторожно, чтобы не разбудить, подняла его на руки и уложила в кровать. Пусть отдохнет. Так, а теперь вторая проблема. Леда остановилась возле колыбели и в задумчивости посмотрела на кричащего детеныша. Ладно, остается надеяться, что ему она не повредит. Леда аккуратно извлекла его из колыбели и унесла в свою комнату. К ее безмерному удивлению, как только ребенок оказался у нее на руках, он замолчал. Леда остановилась. Детеныш снова захныкал. Ну что ж, придется проходить с ним всю ночь. Благо, спать ей необязательно. Введя себя в легкий восстанавливающий транс, чтобы возместить потерянную энергию Леда зашагала по комнате из угла в угол, осторожно прижимая к себе юного Бога.
        Риа устало материализовалась в своих покоях и наткнулась на испуганный взгляд Альсон. 'Проклятье! Девочка смертельно напугана!' - Странница молча обняла свою спутницу и открыла сознание, предлагая ей самой убедиться в том, что ей ничего не грозит. Альсон тихо вздохнула и прижалась к ней так, словно от этого зависела ее жизнь. Риа улыбнулась и отвела вцепившиеся в ее плащ руки.
        - Все в порядке, тио. А теперь отдыхать.
        - Они не заставят тебя отказаться от своего обещания?
        - Нет. - Твердый быстрый ответ, казалось, успокоил демонессу, и она позволила уложить себя в постель.
        Странница осторожно навела на свою спутницу магический сон и опустилась в кресло рядом с кроватью. Судя по всему, спать ей сегодня особо не придется. Долго держать демона под магическим сном нельзя, а без магии кошмары будут со стопроцентной вероятностью.
        Тилир шагнул в ученические покои, которые теперь занимал его новый родственник, с опаской. По своему опыту он знал, что до тех пор, пока Древний не научится управлять своей силой, он представляет серьезную угрозу для окружающих. Но его опасения были напрасны. Олег и не думал колдовать. Он сидел на кровати и дрожал мелкой дрожью. Почувствовав постороннее присутствие, мальчик вскинул голову и, увидев Тилира, отшатнулся.
        - Не бойся. Можно сказать, я твой новый родственник и не причиню тебе вреда. - Странник усмехнулся, хотя ситуация была просто бредовая. Чтобы Серебряный странник убеждал черноволосого в том, что он не представляет для него угрозы…
        Олег молча смотрел на него, не зная, что ожидать от этого странного существа и боясь неосторожным словом нарушить хрупкую атмосферу доброжелательности, воцарившуюся в комнате. Тилир улыбнулся, поняв его затруднение.
        - Не злись на своих новых родственников, Олег. Черноволосые странники отличаются одной странной особенностью. От себе подобных, и только от них, они ожидают несгибаемой силы и стойкости. Всем остальным можно показывать слабость, а вот им нет. Так что не нужно воспринимать их поведение как пренебрежение или, упаси Вселенная, неприязнь.
        - Хорошо. Только расскажи мне, что здесь происходит. Иначе я с ума сойду от неизвестности!
        - А вот этого не надо! Безумный маг - это настоящее бедствие!
        Тилир небрежно сотворил стол, и хитро улыбнувшись, принялся щелкать пальцами. После каждого щелчка на столе появлялось очередное блюдо. Олег заворожено наблюдал за ним.
        - Ну вот, теперь можно и поговорить. - Довольно протянул Странник. - Совместим приятное с полезным.
        - А это полезное меня не угробит? - подозрительно спросил Олег.
        - Ну что ты! Когда это разговор мог отправить в последнее путешествие Странника?
        Глава 22.
        Александр проснулся с тяжелой головой и стойкой уверенностью, что ему приснился самый экзотический сон из всех, которые он когда-либо видел. Но стоило ему открыть глаза, как он обнаружил свою ошибку. Это был не сон. Он лежал на роскошной кровати, зарывшись в атласные подушки, и вокруг него по-прежнему было мрачное великолепие спальни Диры.
        - Проснулся, наконец. Вся семья собирается внизу на завтрак, так что поторопись. - Андрей мрачно глядел на него, сидя в изящном кресле, обитом черным шелком.
        Александр выбрался из кровати и, стараясь не смотреть на друга, стал поспешно одеваться. Вниз они спустились вместе и растеряно остановились на последней ступеньке мраморной лестницы. В зале за накрытым столом сидел только Илир. Странник поднял голову и улыбнулся
        - Присоединяйтесь.
        Он дождался, пока они расселись, и ментальным толчком отправил к ним тарелки с какими-то экзотическими блюдами.
        - Заверяю вас, эта еда для вас совершенно безопасна.
        Люди благодарно кивнули и набросились на еду. Странник молча наблюдал за ними, изредка прихлебывая из своего бокала. Наконец, когда тишина начала давить смертным на нервы, он вежливо заметил.
        - Я ощущаю твое беспокойство, Андрей. Что тебя тревожит. Кроме того, естественно, что ты не контролируешь свою связь с Дирой, и поневоле участвуешь во всех ее похождениях.
        Андрей поперхнулся от неожиданности. А затем резко ответил:
        - Не ваше дело! И прекратите копаться у меня в голове!
        - С удовольствием, как только ты научишься ставить щиты. Сейчас я просто не могу не слышать тебя. Ты слишком громко думаешь. - Илир улыбнулся. - Помнится, Дира в детстве была такой же. Полтора года назад у нас тут было веселое время.
        - Полтора года назад? - вежливо переспросил Александр, стараясь отвлечь Странника от своего друга, пока дело не дошло до скандала.
        - Ну да, когда она родилась.
        - Что?!! - люди не могли поверить своим ушам. Дире всего полтора года! Александр почувствовал, что неудержимо краснеет под спокойным взглядом ее отца. Андрей неуверенно заерзал на стуле, вспомнив о том, что произошло ночью, и невольно спрашивая себя, как к подобному отнесется это странное существо, в реальность которого он так до конца и не поверил. Тот, словно поняв их переживания, вежливо продолжил.
        - По своему развитию она, конечно, уже давно не ребенок. Это особенность всех детей, наделенных магией с рождения, так что не стоит себя обвинять в совращении малолетних.
        Александр покраснел еще больше, внезапно поняв, что отец Диры в курсе всего произошедшего этой ночью. А Андрей вообще жалел, что не обладает способностью бесследно исчезать. Илир улыбнулся их реакции и продолжил, как ни в чем, не бывало.
        - Не стоит переживать. И отвечаю на ваш невысказанный вопрос. Черноволосые странники отправились объявлять войну. Так что мы можем спокойно позавтракать и побеседовать. Черноволосые - не любители общения.
        Странник вдруг повернулся к дверям, и Олег, нерешительно застывший у входа в зал, вздрогнул под его взглядом.
        - Здравствуй, Олег. - Илир ничем не выдал того, что заметил реакцию своего сына, и спокойно указал на пустое кресло рядом с собой.
        Парню не осталось ничего другого как поздороваться и присоединиться к сидящим за столом. Илир улыбнулся и протянул ему бокал с красным жидкостью. Олег поднес его ко рту, но выпить не успел. Телекинетический удар выбил бокал у него из рук, и тот просто растворился в воздухе. Только что появившийся в зале Тилир хмуро посмотрел на брата.
        - Ты в своем уме? Ты чем его поишь? Он, между прочим, во многом еще человек!
        Илир задумчиво посмотрел на Олега.
        - Извини, не подумал. Тогда пока только вино и ничего больше!
        Перед парнем появился новый бокал, тот хмуро взял его и подозрительно посмотрел на странников
        - И что все это должно значить?
        - Со временем узнаешь! - Тилир улыбнулся, - абсолютная осведомленность - первая причина скуки.
        - Хватит развлекаться! После завтрака поможешь мне создать для нас блуждающий замок.
        - Неужели Дениэл наконец-то согласился переехать?
        - В связи с увеличением семьи.
        Илир улыбнулся людям, которые уже больше не были людьми, и покачал головой. Поистине семья выросла.
        Царь Мортон безнадежно откинулся в кресле, глядя через панорамное окно на площадь перед дворцом. Там бесновалась испуганная толпа. Разведывательные корабли засекли приближение противника. И не было никакой возможности остановить атаку. Доктор Тром тихо вздохнул, глядя на своего бывшего ученика. А ведь они почти поверили в то, что у них есть надежда спастись. Но судьбе было суждено поманить их призраком спасения, а затем грубо разочаровать. Однако у него осталось одно последнее дело.
        - Мортон, освободи Тау. Ты уже убедился, что он ничего не знал. Не надо в такой момент…
        - Понимаю, учитель. Я уже распорядился перед твоим приходом, чтобы его привели сюда. Если найдется хотя бы один вменяемый охранник.
        Словно в ответ на его слова в дверь тихо постучали.
        - Войдите.
        В кабинет прошел гвардеец, ведя за собой измученного Тау. Мортон кивнул и взмахом руки отпустил охранника. Тау удивленно посмотрел на него, а затем перевел взгляд на доктора Трома.
        - Она не вернулась?
        - Нет. - Устало вздохнул Тром. - Боюсь, мой мальчик, у нас больше не осталось надежды. Мортон, не мог бы ты своим словом утвердить мою просьбу об усыновлении этого мальчика?
        - Конечно. Если он согласен.
        Тау потрясенно перевел взгляд с одного на другого, не веря своим ушам. Неужели… И вдруг улыбнулся.
        - Конечно, я согласен!
        Бесстрастный голос механического секретаря проскрипел:
        - Зафиксировано.
        - Ну, вот и все.
        - Нет, не все! - Тау тихо рассмеялся. - Странники никогда не нарушают свое слово! Они пришли!
        - Что?! - Мортон потрясенно посмотрел на мальчика, гадая, не сошел ли он с ума. Но тут он перевел взгляд в окно и неверяще протер глаза. В воздухе прямо над притихшей в ужасе толпой зависли семь фигур, с ног до головы закутанные в развивающиеся черные одежды. Доктор Тром стремительно шагнул к пульту управления и резко нажал кнопку разблокировки окна. Огромное стекло скользнуло в стену, и в кабинет ворвался холодный ветер. Мортон сам не заметил, как оказался у окна. Он заставил себя спокойно встать в оконном проеме.
        - Кто вы? - его голос разнесся над притихшей площадью и отразился от стен зданий.
        Одна из фигур повернулась к нему и одним движение откинула назад капюшон. На Мортона смотрела, улыбаясь уголками губ, лисса Кетрин!
        - Здравствуйте, Ваше Величество. Что вас так удивляет?
        - Почему вы вернулись?
        - Чтобы спасти вас. Благородный человек всегда платит свои долги, а некоторым представителям этого мира я должна.
        - Не верится, что вы помогаете нам только из-за этого?
        - Нет, конечно. Нам это тоже необходимо.
        - Вот теперь я спокоен.
        Над площадью зашелестел шипящий смех пришельцев. Вот один из них поднял руку.
        - Они рядом. Пора начинать.
        Фигуры заскользили в воздухе, меняя свое положение до тех пор, пока не образовали семилучевую звезду. Капюшоны упали на спину, и волосы пришельцев заискрились в прозрачном воздухе. Из рук поднятых ладонями вверх вырвались столбы света и, соединившись в один, устремились в небо. Пространство вокруг них налилось тьмой, меркло солнце, пронзительно завыл ветер.
        - Убирайтесь из этого мира, Граны! - загрохотало в сознании смертных. Люди закричали от ужаса. Мортон испугался, что сейчас его подданные в панике побегут, кто куда, и передавят друг друга. Но именно в этот момент свет погас, и снова в воздухе были только семь фигур в черном. В кабинет Мортона без приглашения вбежал офицер и радостно прокричал
        - Корабли противника полностью уничтожены! - люди на площади взорвались радостными криками.
        - Вокруг вашей солнечной системы теперь барьер. Вы тоже не сможете его преодолеть, - прошелестел, разрывая радостный шум, голос Кетрин. - Он простоит лет двести. У вас будет время подготовиться. - И вдруг усмехнулась, глядя на царя. - Не все так плохо. Вы сможете связаться с нами через Тау.
        Миг, и пришельцы растворились в воздухе. Мортон повернулся к Тау и насмешливо произнес:
        - Может быть, теперь ты расскажешь, кто ты такой?
        - Вообще-то, по Вашему слову, ваш подданный.
        - Хватит!
        - Ладно. Я - Бог этого мира, а Кетрин принадлежит к роду Странников, Стражей Богов.
        - Что?!!
        Эпилог.
        В Черном замке атмосфера ожидания разлетелась на куски. Выбор сделан. В зале собрались все Странники и их спутники. Впервые за все его существование на совет были допущены не мастера. И это привело уже к нескольким казусам. Андрей, узнав о том, что они сделали, ехидно поинтересовался у мастеров, каким образом они в количестве пятнадцати человек собираются воевать с целым народом. Дениэл укоризненно посмотрел почему-то на свою дочь и вежливо пояснил:
        - В открытую - никак. За нас ближайшие несколько тысяч лет будут воевать смертные из тех миров, которые находятся н далеко от зоны, где распоряжаются Граны.
        - Как благородно!
        - Именно. Без нас они обречены. А пока они будут воевать, мы займемся изучением противника и методов борьбы с ним, ну и, конечно, наращиванием своей численности. - И, недоуменно глядя на покрасневших спутников Диры, пояснил: - путем инициации.
        Не желая дальше говорить вслух, ментальным импульсом предложил объединить сознания. Люди дернулись, пытаясь вырваться из засасывающего их водоворота силы и знаний. Казалось, они вот-вот потеряются в нем. Но, когда сил сопротивляться уже не осталось, они почувствовали, как кто-то бережно поддерживает их в этой круговерти. Дира, как и остальные мастера, оберегала своих спутников от опасности сойти с ума или потеряться в более мощных сознаниях Странников. Олег с удивлением почувствовал прикосновение чужого у себя в голове и запаниковал.
        - Тише, тио - прошелестел голос Тилира. - это всего лишь я.
        Остальные спутники, более опытные в общении со Странниками, были абсолютно спокойны. И вот, наконец, все сознания сидящих за столом слились, обмениваясь информацией, отвечая на незаданные вопросы и совместно анализирую все произошедшее. Но, не смотря на почти полное слияние, личность каждого участника была надежно защищена. Странники бережно поддерживали свои щиты и одновременно защищали своих спутников, внимательно прислушиваясь к их мнению. Они выбирали свой путь, и это касалось не только Стражей. Наконец, все уяснили для себя ситуацию и выразили свое мнение о ней. Дениэл тихо зашипел и оборвал контакт. Снова за столом сидело пятнадцать существ, но теперь никто больше не испытывал страха или ненависти. Кетрин улыбнулась.
        - Выбор сделан. Мы принимаем на себя обязательства своих предков, и отныне наш долг защищать смертных от последствий нашей ошибки до тех пор, пока им будет угрожать уничтожение со стороны Гранов, ибо благородный человек всегда платит по своим счетам.
        - Да будет так! - прошелестело над столом, и странники склонили головы. Спутники последовали их примеру.
        Выбор сделан!
        ПЕРВУХИНА АЛЕКСАНДРА ВИКТОРОВНАASDFGH [email protected]
        notes
        Notes

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к